Алексей: другие произведения.

Чернокрылый Ашикаби

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 6.26*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Перевод англоязычного фанфика по Sekirei
    За авторством - Reon-D-Anibis
    Оригинал: https://www.fanfiction.net/s/10521780/1/BLACK-WINGED-ASHIKABI
    Описание: Минато Сахаши - почти студент Токийского Университета. После успешной сдачи вступительных экзаменов он повстречает трех могущественных женщин... Жизнь его перевернется с ног на голову. Но а что дальше?

  
  
  От недопереводчика, то есть меня:
  Буквально пару слов. Оригинал мне показался немного корявым касательно языковых конструкций, но много чем зацепил... поэтому делая "перевертыш" текста, я местами добавлял кое-что свое. Надеюсь, без потери изначального смысла. Вы спросите, что именно? По большей части это касается различных прилагательных и смысловых окрасок, которые, по моему мнению, разнообразили фанфик, написанный местами сухим языком, и сделали его довольно-таки читабельным по меркам русскоязычных реалий. Решать, конечно же, вам... Но... Также в тексте будут встречаться мои пометки-примечания, которые, возможно, потом уберу... Делал их больше для себя и для некоторых знакомых товарищей. Приятного чтения.
  
  
  Жанрово-ориентационная классификация фика:
  Хентайно-гаремно^2-романтично^3-мелодрамично-релаксационно-развлекательная
  
  
  Глава 1. Предназначение
  
  
  Минато шел по улице в яркий полуденный денек. На нем была белая рубашка, черные джинсы и белые кроссовки.
  Плечи паренька осунулись. Глядя на небо, он вздохнул и прикрыл рукой свои темно-серые глаза от солнца. Ветерок пробежался по его черного цвета волосам с белыми прожилками.
  "Хоть бы я получил высокий балл за тест..." - мысленно взмолился он.
  
  
  ***
  
  
  Застыв на вершине здания компании MBI, две живые фигуры рассматривали достопримечательности города Токио. Сам небоскреб представлял собой по меньшей мере семидесяти восьми этажное строение с торчащей антенной наверху.
  У первой вскользь упомянутой фигуры были каштановые волосы длиной по пояс - и окантованные белой ленточкой. Одна из ее прядей торчала, подобно маленькой "антеннке". Дополняли образ девушки темно-карие глаза и улыбка, способная посоперничать с ангельской. Одежда ее состояла из черного топика с высоким воротничком. Топик выставлял на показ ее с виду находящийся в физическом тонусе живот. Верхняя часть подобной женской одежды, как правило, была сделана таким образом, чтобы подходить большинству размеров женского бюста. Однако, в данном случае присутствовала одна проблемка - и она была не в черной майке... А связана с грудью девушки - как минимум четвертого размера. Ниже на девушке были короткие узкие бриджи, которые едва доставали до колен. Еще в гардеробе данной особы фигурировали черные митенки (в простонародье: перчатки без пальцев) с металлическими запонками над каждой костяшкой пальцев. Внизу - стальные армейские ботинки. На плечах накинут серый хаори (жакет (халат) без пуговиц), у которого со спины можно было разглядеть рисунок символа птицы со знаками инь-янь, а также тремя тамоэ, которые примыкали к сторонам символа.
  - Какой прекрасный денек! - прокомментировала шатенка.
  - Цыц! - проворчал другой голос. - Прекрасная моя задница... Когда я смогу зарубить кого-нибудь, а, Юме-чан?
  Шатенка скосила глаза на ответившую ей и стоящую рядом высокую, одетую в кимоно, женщину со светло-серыми волосами, завязанными в конский хвост, который доставал аж до колен. Ее одежда Д-образно свисала, заканчиваясь короткой юбкой до бедер. На одном из которых (бедер), левом, присутствовал длинный меч, закрепленный с помощью ремешков. Взгляд ее был устремлен на людей внизу.
  - Так, Карасуба! - воскликнула полногрудая шатенка и начала читать нотации. - Нельзя просто так взять и зарубить кого-нибудь без цели!
  - Она права и ты это знаешь, - неожиданно подала голос третья женщина, которая приземлилась позади них.
  Две описанные девушки посмотрели за спину и увидели стоящую в полный рост женщину с серебряной нагинатой, привязанной к спине - черная ручка виднелась за ее правым плечом.
  У нее были темно-синие глаза и темно-фиолетовые волосы, связанные белой ленточкой. Одета - в черное платье средней длины до бедер, которое не могло скрыть ее хорошенькую фигуру. Природа также не обделила девушку колоссального размера бюстом. Также у нее имелась накинутая на плечи хаори, а ниже виднелась привязанная к бедру бутылка саке. Еще ниже - сапоги на каблуке. Рубиновые губы девушки улыбнулись обернувшимся особам.
  - Не сейчас, Юме! - заворчала Карасуба и пригрозила. - Я порежу тебя, если захочу, - и переведя взгляд на приземлившуюся девушку, обратилась уже к ней. - И что это ты здесь делаешь, Казе-чан? Ты все еще обманываешься на счет этого придурка Минаки?
  Вспышка грусти и гнева прошла будто через оружие девушки и мгновенно ушла. И она грустно ответила:
  - Он... уже отвергнул меня.
  Юме вздохнула.
  - Твоя суть даже не реагирует на него, так почему же твое сердце разбито? - фыркнув, резковато спросила Карасуба.
  - Но он все еще нравится мне... - тихо ответила Казехана.
  Карасуба вздохнула и подошла к своей темноволосой подруге:
  - Я знаю, как отвлечься от этого мудака...
  - И каким образом? - спросила ее обладательница серебряной нагинаты.
  Без предупреждения Карасуба взмахнула своим мечом-нодачи и Казехане пришлось чуть отклонить голову в сторону, теряя всего несколько волос.
  - Всего лишь маленький спарринг, - оскалилась Карасуба. - Пока твоя жизнь будет на волоске - это заставит тебя позабыть о своих страданиях!
  И она снова взмахнула своим мечом, но теперь Казехане пришлось извлечь свою нагинату, чтобы заблокировать клинок Карасубы.
  Юме вмешалась в назревающий конфликт, прыгнув и остановив оба оружия девушек своими руками в перчатках.
  Их обоюдного воздействия оказалось достаточно, чтобы разрушить некоторую часть перекрытий, на которых они стояли, а также создать небольшую траншею позади девушки-бойца.
  - Вы двое забыли, что произошло в последний раз, когда вы сражались здесь? - спросила грудастая шатенка серьезным тоном.
  Те отреагировали на это: убрав свое оружие, а Карасуба даже немного засмущалась:
  - Ты это... Юме-чан, - и усмехнулась. - Не боишься получить?
  Юме тоже издала смешок:
  - Ты правда так думаешь? - и с вызовом глянула на Карасубу.
  - Каков наш счет? - обратилась уже Казехана к высокой сероволосой женщине, повернувшись - ее грудь качнулась от этого.-Полагаю, что ты отстала на пять очков.
  Карасуба подобралась и сказала:
  - Не волнуйтесь, как-нибудь изменю эти цифры, будьте к этому готовы... хорошо, Юме-чан, Казе-чан? - и усмехнулась, сверкнув светло-серыми глазами.
  
  
  ***
  
  
  В тот самый момент Минато сидел на скамейке в парке и ел булочку с мясом, запивая чашкой воды. Он определенно получал удовольствие от этого процесса.
  Почувствовав, что его телефон завибрировал, Минато быстро прожевал большую часть булочки и ответил на звонок.
  - Хто? - спросил он, пытаясь проглотить свой обед.
  - Как насчет того, чтобы для начала не говорить с полным ртом? - требовательно его попросил женский голос.
  Минато наконец удалось проглотить, запив приправленным напитком из кружки.
  - Прости мама, - застенчиво хохотнул он. - Ну как поживаешь?
  - Ты хорошо знаешь, зачем я позвонила тебе, - раздраженно ответила мать.
  - А-а, о вступительном экзамене? Ну-у...
  - Не смей юлить, - предупредили его из трубки.
  - Я сдал, - пробормотал Минато.
  - Это хорошо, - мать слегка улыбнулась. - В конце концов, это была твоя вторая попытка вступительного экзамена.
  - Я тут подумал, что и вопросы, в принципе, были не такими уж и сложными...
  - Что ж, тогда подумай вот еще о чем: найди подработку. Я позвоню Юкари и спрошу, когда она приедет, - далее она сделала заминку и продолжила. - Потом перезвоню тебе, а также отправлю вам немного денег, чтобы у вас было от чего отталкиваться.
  (Прим. пер.: Юкари - сестра главного героя, которая поступила в университет)
  - Хорошо, мам, - он улыбнулся. - Тогда... увидимся?
  - Да, пока, Минато.
  И мать сбросила вызов.
  
  
  ***
  
  
  Сахаши Таками, женщина с белыми волосами, спадающими до плеч, и темно-серыми глазами, закрыла трубку после разговора с сыном. В данный момент одета она была в удобный белый костюм с такого же цвета пиджаком поверх него. Имелся также именной значок на ее пиджаке, указывающий на ее принадлежность к фармацевтической индустрии.
  - Все-таки он сдал... - очень довольным тоном сказала она себе.
  - Аха, значит Минато-кун сдал свои тесты? - обрадовался мужской голос в том же помещении.
  Улыбка Таками быстро сошла на нет и мгновенно сменилась хмурым взглядом, когда она повернулась к владельцу голоса.
  - Да.
  Произнесла она холодным тоном.
  - Это хорошо... я не удивлен, учитывая какие у него выдающиеся родители, - с нотками хвастовства прокомментировал мужской голос и безумно расхохотался.
  - Ахахаха!
  Он представлял из себя мужчину в белом костюме и с таким же белым плащом. Также он носил очки, которые поблескивали на свету. Многие считали его бизнесменом-гением, чуть ли не супергероем. Но большинство людей не знали всей правды - не видя дальше своего носа... Он таким точно не был.
  - Ну, у меня есть отличный подарочек для него... - начал было он, но его быстро прервали, саданув рукой по лицу.
  Таками нависла над упавшем мужчиной, грозя кулаком, дрожащим от переполняющего ее гнева.
  - Если ты посмеешь вовлечь его или мою дочь в свой план, Минака, я выбью из тебя все дерьмо до такой степени, что Карасуба и Юме будут гордиться мной! - пообещала она ему с решительным блеском в глазах.
  - Ох... Таками... - проскулил человек, который был известен под именем Минака. И поднялся без всяких отметин на лице. - Поставив себя на место его родителей, я хотел сказать, чтобы мы дали ему что-то в качестве награды за сдачу экзаменов...
  За эти слова он получил еще раз по лицу.
  - Какие такие родители? - спросила Таками, подняв кулак. - Я запомнила, каково это быть матерью-одиночкой в течение последних двадцати лет!
  - Таками-сан, такова твоя судьба... - проскулил Минака, пустив скупую слезу. - О, кстати! - добавил он, как ни в чем не бывало снова оказавшись в стоячем положении и поправляя свои очки. Одно стеклышко очков не отражало попадающий в помещение солнечный свет, и таким образом, можно было разглядеть его левый светло-карий глаз. - Где Карасуба, Юме и Казехана? Я уже просил Беницубасу и Хайхане прийти, но они тоже ничего еще не ответили. А еще Нацуо Ичиноми должен быть здесь с минуты на минуту...
  - Может быть, они уже наконец поняли, какой ты больной ублюдок... - пробормотала Таками.
  - О-о-о, я люблю тебя, Таками-сан... - видно услышав, проговорил он ей чрезмерно сентиментальным тоном.
  И заработал за это еще один удар, но на этот раз в живот.
  
  
  ***
  
  
  Бродя по городу, Минато витал в облаках. Улыбка озаряла его лицо. Он был настолько глубоко погружен в свои мысли, что почти не услышал голос. Точнее крик.
  - Поберегись!
  Закричал приближающийся к нему женский голос.
  Вынырнув из своих мыслей, молодой человек огляделся, желая узнать, откуда это раздалось. Внезапно он всем своим телом ощутил, как на него кто-то приземлился... И он оказался на земле. А его глаза накрылись черной материей, а также двумя мягкими холмиками, которые удачно устроились на его лице.
  Из его уст раздался приглушенный стон.
  - Ай, мне так жаль! - лихорадочно воскликнул кто-то, когда Минато почувствовал, что непонятная тяжесть покинула его бедную моську. - Я, должно быть, просчиталась с расстоянием от крайнего здания...
  И девушка нервно хихикнула.
  Минато наконец открыл глаза и увидел девушку-шатенку. Его лицо покраснело от того, в какой позе сидела она перед ним. Он также заметил, что лицо девушки также слегка запунцевалось. Вероятно, все это из-за того, в каком неловком положении они оказались.
  - С тобой все хорошо? - все же решил уточнить он.
  - Ох... я в полном порядке... - ответила ему девушка с темными волосами. И неожиданно подумала. "Как на сердце-то тепло... Неужели он тот, кто мне предначертан судьбой?"
  - Мой ашикаби-сама... - тяжело дыша, шепотом продолжила она, приблизившись лицом к молодому человеку.
  Через пару секунд рядом с ними приземлилась какая-то женщина с мечом-нагинатой в руках:
  - Юме, ты в порядке?
  - Все превосходно, Казехана... - ответила ей черноволосая девушка, вынырнув из своих мыслей. - Как ты можешь видеть, этот любезный господин прервал мое падение...
  - Был рад помочь... - вставил свое слово Минато и нервозно усмехнулся, меж тем потирая затылок.
  - Спасибо, парень... - произнесла Казехана, поворачиваясь, и встретилась с серыми глазами молодого человека.
  И застыла, уставившись в них. Ее щеки предательски запылали. "Мое сердце ускорилось", - подумала она. - "Не может же он быть моим..."
  - Сзади! - предупредил Минато.
  - Открылась! - широко скалясь, выкрикнула Карасуба и замахнулась своим мечом-нодати на Казехану, которая отбила и блокировала клинок своей нагинатой, пуская ветер по лезвию.
  Той силы, которой владели две женщины, было достаточно, чтобы вызвать сильный порыв ветра, который отправил Юме и Минато в полет на несколько метров. Юме, восстановив равновесие в воздухе, поймала своего будущего ашикаби.
  - Маленькая подлая мерзавка! - проскрипела Казехана.
  - О, да ты что! - Карасуба оскалилась и заявила. - Ты была рассеяна... Использовала свой ветер? Тогда мы обе маленькие подленькие мерзавки, ты так не считаешь, Казехана по прозвищу "Богиня Ветра"?
  - Ну уж точно не такая же, как ты - Карасуба "Смертоносная", - ответила ей Казехана и, использовав свою особую силу - резко отскочила назад. И мгновенным движением убрала свою нагинату за спину и выпрямилась.
  Карасуба же, покрутив свой меч - последовала ее примеру, но уже медленно вложила нодати в ножны.
  Раздался щелчок, и в окружающем пространстве разразилось множество завихрений и порывов ветра.
  - Так и... что это за человечек, Казе-чан? - спросила серебристоволосая секирей.
  Щеки Казеханы вспыхнули, что заставило поднять бровь у Карасубы, заметившей это.
  Поколебавшись, Казехана ответила:
  - Он... мог бы быть моим Ашикаби.
  - Мог бы? - повторила за ней секирей смерти.
  - Я... реагирую на него... - призналась обладательница нагинаты.
  - Как и я! - неожиданно объявила Юме, подходя вместе с ее будущим Ашикаби к двум владеющим оружием секирей.
  - Ой-ёй, Юме-чан...
  Карасуба ухмыльнулась, видя, как та прижималась к молодому человеку.
  Упомянутый выше парень посмотрел на Карасубу и получил в ответ ее "приятную" улыбку.
  Минато ощутил, как холодок пробежался у него по спине. "Что же тут происходит?" - думал он.
  - Я не думала, что ты так просто набросишься на первого встречного... - дразня, обратилась Карасуба к Юме. Лицо последней покраснело и она отчаянно заявила:
  - Это был несчастный случай!
  - Хо, да ну? Тогда почему ты все еще жмешься к нему?
  Сказав последнее, Карасуба неожиданно - прежде всего для самой себя - почувствовала, как биение ее сердца учащалось, когда она встречалась взглядом с этим молодым человеком.
  Возникла неловкая пауза и щеки Карасубы слегка вспыхнули.
  Казехана заметила это и едко усмехнулась:
  - Как-то жарковато сегодня, не так ли, Карасуба? - в тоне ее речи сквозили ехидные нотки.
  Слушая перепалку этих двух женщин, Юме изобразила улыбку, которая могла бы посоперничать с улыбкой ее вечнорадостной сестры-секирей. "Итак... да, я реагирую на него", - подумала Юме, мельком глянув на молодого человека рядом с ней. "Это он... Мой ашикаби-сама..." - и повернувшись к нему, она доброжелательно спросила. - Как тебя зовут?
  - Сахаши Минато... - ответил он. - А тебя ка...?
  Но его прервали поцелуем в губы. Он очень удивился, что его первый поцелуй происходил с такой грудастой темноволосой красоткой.
  В тот же самый момент его глаза расширились, когда он разглядел золотистые крылья с серебряными линиями, возникшие у нее из спины. Они достигали размерами не менее полутора метров.
  - Секирей номер восемь, Юме по прозвищу "Судьбоносная", - заявила девушка, - с моим кулаком я сотру все препятствия на нашем пути... Ныне и навечно!
  Карасуба мгновенно оказалась рядом с новоявленным ашикаби и ухмыльнулась ему в лицо:
  - Ты в самом деле вызываешь у меня реакцию... - раздался смешок. - Теперь, возможно, боги будут смеяться надо мной... Я всегда думала, что ни один жалкий человечек не заставит мое сердце затрепетать...
  Затем она свирепо глянула на Юме и Казехану, пригрозив:
  - Скажите хоть одно чертово слово по поводу всего этого и я прибью вас!
  Юме и Казехана, прекрасно зная характер Карасубы, попросту улыбнулись и кивнули головами. Темноволосая Юме пододвинулась и позволила Карасубе заняться своим черным делом. Та, притянув к себе опешившего Минато, поцеловала его - скользнув своим язычком к нему в рот.
  После того как она насильно навязала ему свою волю, за спиной у нее возникли прозрачные черные крылья с красным свечением.
  Отделившись от его губ, она в очередной раз усмехнулась и произнесла:
  - Секирей номер четыре, Карасуба "Смертоносная". К твоим услугам... - она прислонилась губами к его ушам и зашептала. - Я вырежу всех тех, кто осмелится встать на пути моего ашикаби... Отныне и навсегда.
  Две намедни окрыленных секирей посмотрели на грудастую шелковистую женщину.
  - Давай, Казе-чан, чего ждешь, - начала Карасуба искусительным тоном, подразнивая, - не томи своего избранника в ожидании!
  - Но... я... - Казехана опустила взгляд. - Я не уверена...
  Юме вздохнула и подошла к старшей сестре-секирей, положив ей на плечо руку:
  - Казехана, приглядись к нему... - посоветовала она.
  И Казехана сделала это: снова взглянув в серые глаза Сахаши Минато.
  - Что ты видишь? - спросила ее Юме.
  Казехана изучала парня.
  - Я... - собираясь с мыслями Казехана сделала паузу. - ... вижу молодого человека. Мужчину, который, возможно, надеюсь, сделает все, что в его силах, чтобы защитить то, что для него дорого...
  (Прим. пер.: откуда такие выводы, я так и не понял - высосано из пальца...)
  Она все еще колебалась и с грустным выражением лица отвела взгляд, добавив. - Мужчину... который полюбил бы... меня.
  Карасуба, которая стояла рядом с парнем, подтолкнула его к третьей секирей. Спотыкнувшись, тот сумел поймать равновесие только прямо напротив взволнованной Казеханы.
  - Эм... Казехана-чан... - молодой человек было начал что-то говорить, но чужой пальчик, который расположился у него на губах, заставил его замолчать.
  - Будешь ли ты любить меня? - спросила она.
  Минато решил отдаться зову своего сердца.
  - Буду.
  - Будешь ли ты любить меня, независимо от того, какие поступки я совершила в прошлом?
  (Прим. пер.: ох, сопельки, довольно романтично, а вы как считаете?)
  - Да, даже если ты сделала нечто непростительное.
  Он сделал шаг вперед.
  - Ты будешь любить меня даже больше, чем Юме и Карасубу? - это она уже прошептала, почти касаясь губами его губ.
  Она ощутила, что ее сердце забилось чаще, а температура тела возросла.
  - Даже, если я получу больше секирей, я буду любить вас всех одинаково и безоговорочно.
  Он поклялся. Вот только интересно, откуда на него нашлись все эти клятвы?
  (Прим. пер.: вообще, у меня лично уже возникло пару вопросов... как-то быстро гг адаптируется и принимает все как есть... Авторский произвол жи есть? Впрочем, спешу обрадовать - далее хоть какой-то обоснуй будет:)
  
  
  ***
  
  
  В некотором (не) известном местоположении, женщина с багровыми волосами желала узнать, что же будет дальше.
  
  
  ***
  
  
  - Тогда... пожалуйста, прими меня, как твою секирей! - продолжила Казехана и поцеловала юношу. Ее прозрачные крылья: сероватые с оттенком белого - раскрылись за спиной. Ветер кружился вокруг них в течение нескольких секунд, пока их губы не расстались.
  - Секирей номер три, "Богиня Ветра", Казехана... - представилась она своему ашикаби. - Мои лезвия ветра обезопасят тебя от вреда.
  Она дала обет с нежной улыбкой.
  Минато вернул улыбку повелительнице ветра с нагинатой за спиной. И произнес:
  - Я сделаю все возможное, чтобы исцелить твое сердце...
  
  
  ***
  
  
  Минака стоял рядом с Таками и одним молодым человеком. Сейчас на нем был синеватый бизнес-костюм поверх белой рубашки и красного галстука. Его слух был острым, а светло-карие глаза колюче изучали сотрюдников в помещении.
  В настоящее время вся троица находилась в очень большой комнате с множеством компьютерных экранов - и самым большим в центре, у стены.
  - Сэр, три секирей были окрылены в течение последних шести минут.
  Оператор объявила, постукивая у себя на клавиатуре.
  - Отлично! - произнес белокурый безумец с широкой ухмылкой на лице. - Покажи-ка мне, кому это повезло стать ашикаби!
  В этот же момент в большую компьютерную комнату зашли две женщины. Первая - низенького роста в черном боевом кимоно с одним только правым рукавом. Ее розовые волосы были уложены в спадающий сбоку хвост, который поддерживала клипса в форме ромашки. А глаза - темные с оттенком розового - смотрели с неодобрением. На ней также присутствовали: розовые плотно облегающие брюки и такого же цвета боевые перчатки без пальцев, но с металлическими запонками над каждым пальцем. Она фыркнула и скрестила руки на груди.
  У второй же девушки, которая стояла рядом с низенькой-розововолосой, все тело было покрыто бинтами: от шеи и до пят. Также у нее имелись диковато уложенные светло-серые волосы, которые прикрывали ее левый глаз, оставляя открытым правый - с суженным желтоватым зрачком. Ниже - рваное кимоно цвета индиго, а на руках - серые зубчатые когти, типа перчаток; ее руки повисали всего в нескольких дюймах от земли.
  Заметив их, Минака заговорил:
  - А-а, Беницубаса, Хайхане. Я рад, что вы пришли вовремя.
  И ухмыльнулся, махнув рукой в сторону молодого человека, представляя его этим двум секирей:
  - Это Ичиеми Нацуо, он теперь будет ашикаби дисциплинарной команды.
  - Приветствую вас, я с нетерпением буду работать с вами, - высказался молодой человек и поклонился.
  - Отправляю фотографию недавнего ашикаби и трех секирей! - заявила уже знакомая женщина-оператор.
  Главный экран засветился текущими данными. Увидев эту информацию, Таками стала ловить ртом воздух. На снимке, вместе с данными, был ее сын:
  "Имя: Сахаши Минато,
  Возраст: девятнадцать лет,
  Статус: недавно прошел свой вступительный экзамен в Токийский Университет после неудачной попытки в прошлом году".
  Минака рассмеялся:
  - Так-так, походу судьба приложила к этому свою коварную руку? - он отточенным движением придвинул очки поближе к глазам. - Хмм... и кто же его секирей?
  На экране появилась дополнительная информация:
  "Секирей #03: Казехана,
  Секирей #04: Карасуба,
  Секирей #08: Юме"
  Сразу у несколько женщин в комнате отвисла челюсть.
  - ЧТО-О? - в унисон удивились Таками и Беницубаса.
  "Хм... а вот это уже проблемка", - подумал Минака, задумчиво глядя на экран.
  - Ми-на-ка... - тихо и со льдом в голосе заговорила Таками.
  - Что ж... Таками-сан... Видно, это знамение... - вышеупомянутый мужчина попытался смягчить гнев женщины.
  - Скажи мне, что я сплю!
  Выкрикнула Таками и стала избивать бедного генерального директора.
  В то время пока в помещении раздавались звуки соприкосновения кулака с телом, операторы все еще были заняты получением данных. А служба охраны слишком боялась встать на пути бесноватой беловолосой, избивающей директора. Да и приказа никакого не было...
  Нацуо подошел к нахмуренной малышке с розовыми волосами и ее диковатой серенькой подруге.
  - Приступим? - спросил он дружелюбно.
  - Не сейчас, - пробормотала Беницубаса.
  - Простите? - вежливо уточнил Нацуо.
  - Я сказала нет, - ответила она и указала пальцем на экран. - Я хочу глянуть на него.
  - Что ж, Беницубаса... - начал Минака, подозрительно полностью невредимый, в чистой одежде и в совершенно целых очках. - Я назначил Нацуо-куна, потому что уверен в его действиях.
  Розоволосая раздраженно фыркнула:
  - Мне нужен сильный мужчина - такой же как этот... как его... Минато... способность окрылить таких секирей, как Казехана, Юме-семпай И (!) Карасубу означает, что у него могущественное сердце! Кроме того, - она посмотрела на Нацуо, - я даже не реагирую на него...
  - Может, он гомик... или не интересуется твоей маленькой грудью... - пошутила ее подруга с когтями и подленько захихикала.
  - Я сейчас размажу твое лицо кулаком, Хайхане! - истерично взвизгнула Беницубаса.
  - Достаточно! - прикрикнула Таками, и уже обратилась к Минаке. - Я хочу, чтобы мой сын не участвовал в этом!
  - Сожалею... - пропел Минака. - Это невозможно, Таками-сан. Он уже "подписался", как ты выразилась, на это... И может выйти из игры только, если их уничтожат... иными словами, вперед нога...
  - Только попробуй закончить это предложение, и я убью тебя! - последнюю часть сказанного женщина прорычала, заставив мужчину прикрыть свой чертов рот.
  - Тогда... я умываю руки! - безумно выкрикнул он и побежал прочь из помещения в свой офис.
  
  
  ***
  
  
  Около восьми часов вечера. Минато расположился в своей съемной квартире на полу. Рядом с ним сидела Юме с любящей улыбкой на лице. Карасуба же находилась на стуле и протирала свой клинок ватным шариком. А Казехана положила голову на колени своего ашикаби - тот провел рукой по ее шелковистым волосам.
  Карасуба улыбалась, глядя в лицо своей старшей окрыленной секирей-сестры.
  - Давайте-ка еще раз разложим все по полочкам - правильно ли я все понял... - начал Минато. - Я теперь часть великой битвы, которая состоит из ста восьми сверхсильных девушек-пришельцев...
  - Среди нас есть и мужчины, - вставила свое слово Юме. - Одного я точно знаю.
  Минато улыбнулся, благодаря ее за напоминание и продолжил:
  - А я ашикаби. Человек, которому предначертано судьбой встретить одну или больше из вас...
  Юме кивнула.
  - Далее, мастер игры, Хирото Минака, который по совместительству является генеральным директором и президентом MBI... И он устроил все это ради собственного развлечения?
  - В большей степени так оно и есть, Мин-чан.
  Усмехнулась Карасуба. И убрав клинок в ножны, приблизилась к своему ашикаби и плюхнулась рядом с ним и расслабляющейся Казеханой. И продолжила:
  - А ты гораздо сообразительней, чем кажешься... - она улыбнулась, но затем ее лицо стало серьезным. - Но я не допущу, чтобы мой ашикаби полностью зависел от нас.
  Минато взглянул на смертельно опасную секирей и неожиданно для всех объявил:
  - Конечно, я осознаю это. И не могу позволить вам всем делать для меня слишком многое - не отдавая ничего в замен... Мне тоже нужно прокачать свою задницу и навыки, или по крайней мере как-то поднять свое значение.
  Три секирей были приятно удивлены его заявлением.
  Затем Казехана усмехнулась своему ашикаби и сказала:
  - В таком случае, сегодня вечером я с тобой точно повеселюсь, - и приподнявшись, чмокнула его в щеку. - Уж поверь мне...
  - Минато-сан пропадет в мире боли и наслаждения... - двояко прокомментировала Юме.
  - Что ты имеешь в виду? - подозрительно спросил он, поворачиваясь к шатенке.
  - Как известно, Карасуба не отличается особой нежностью... - ответила ему Юме.
  - А ты одичавшая... - бросила Карасуба ей в ответ.
  - Полагаю, нам придется найти новую квартиру... - огорчил себя и остальных Минато.
  - Это еще почему? - спросила за всех Казехана.
  - Ну, у владельца дома есть правило: никаких женщин... - он печально вздохнул. - Поэтому как только он увидит любую из вас, он тут же выселит меня...
  - Что ж, мне думается, мы все равно успеем развлечься до этого? - спросила Казехана, садясь и прижимаясь своими холмиками к его груди. - Начнем наш... медовый месяц... - добавила она знойным тоном.
  Минато затрепетал от ее искушающей интонации и посчитал это очень заманчивым.
  Встав, Казехана продефилировала в направлении его спальной комнаты. Она так призывно покачивала бедрами, что парень аж сглотнул.
  - Это она не шутит? - не доверчиво спросил он, подозрительно глянув на Карасубу и Юме.
  Ответ Карасубы пришел уже тогда, когда она села прямо на его промежность:
  - Ну... - растягивая слова, начала она, медленно нависая над ним, - зависит от...
  Она прервалась, поцеловав его в щеку. А затем поднявшись, ушла в том же направлении, что и Казехана - соблазнительно покачивая ягодицами.
  Молодой человек не мог оторвать от нее взгляда.
  Он услышал, как Юме хихикнула, тоже встав в полный рост.
  - Мы будем ждать тебя, Отто (муженек).
  И направившись в комнату Минато, вскоре закрыла за собой дверь.
  Минато сидел на месте и, немного мандражируя, делал глубокие вдохи и выдохи.
  "Фух, возьми себя в руки, чувак..." - нервно понапутствовал себя он в голове.
  И затем направился в свою комнату.
  - Ладно, девочки... - быстро продышал он одновременно с открытием двери. - Возможно, нам придется подумать о спальных принадлежностях, так как у меня... всего... одна... кровать, - замедлился он с речью в конце из-за того, что увидел перед собой.
  Он даже не заметил, что дверь закрылась сама собой из-за небольшого ветерка, которому не откуда было взяться в комнате с закрытыми окнами.
  Посреди комнаты находились его три секирей. И у каждой имелась теплая улыбка... ладно, не у всех: Карасуба скалилась - словно хищница, увидевшая добычу.
  - Похоже, ты разглядел что-то интересное, а, Мин-чан? - покрасовалась перед ним Карасуба. Ее левая рука была над головой, а правая расположилась на бедре. Поддавшись вперед, она наклонилась - ее груди закачались, выставляя на показ умеренное количество своей слоеной красоты, а именно - черненький бюстгальтер с кружевными черными трусиками. А ее серые волосы спадали до земли.
  У другой же девушки - Юме - оказался белый лифчик со знаком-секирей на левой чашечке. Ее нижнее белье являло собой кремового цвета плотно облегающие шортики, подчеркивающие ее хорошенькие формы. Юме, заметив взгляд ашикаби на себе, улыбнулась ему.
  У последней девушки - Казеханы - верхнее белье составляло фиолетовый шелковый бюстгальтер, который явно испытывал проблемы с содержанием - еле обхватывая необъятную грудь девушки. Внизу же у нее находились пурпурные V-образные стринги. Казехана чрезвычайно зарумянилась под взглядом своего ашикаби.
  Юме и Карасуба направились к своему избраннику. Обе делали это очень сексуально - покачивая бедрами на каждом шагу; особенно у Юме - с ее изяществом. Они окружили Минато с двух сторон и стали избавляться от его одежды: снимая футболку и ослабляя пряжку ремня. Он не сопротивлялся, подняв руки, чтобы девушки стянули футболку через голову.
  Девушки приятно удивились физической развитостью его верхней части тела. Мускулы Минато были не слишком большими, но и не слишком маленькими.
  (Прим. пер.: я ж говорил, тут Минато-кунчик норм поц)
  "В самый раз... Отличная фигура и кондиции - подходят как для скорости, так и для силы", - подумала Юме, изучая тело ее ашикаби. Она провела рукой по его груди и ниже - по шести выделяющимся кубикам пресса.
  Карасуба тоже залюбовалась телом своего ашакаби. И затем ослабила и стянула его штаны. Она значительно удивилась, в то же момент зацепившись взглядом за не маленький такой "бугорок" в трусах-боксерках Минато.
  - Я непременно наслажусь этим, когда до меня дойдет очередь... - сказала она, облизнув губы.
  Минато сильно возбудился. Он до конца еще не мог поверить в то, что его раздевают две красивые и привлекательные женщины. И в то же самое время еще одна девушка смотрела на него с любовью и вожделением в глазах.
  Он был настолько глубоко погружен в свои мысли, что почти не осознавал, что теперь он оказался лишь в одних синих трусах. Минато лишь отметил, как Юме и Карасуба, стоя перед ним, оглянулись назад.
  - Продолжи, - обратилась Карасуба к Казехане. - Иди и жестко трахни его.
  И ашикаби, и ветряная секирей покраснели от столь грубого высказывания.
  - Потом Юме, - продолжила как ни в чем не бывало Карасуба, - а потом тогда я...
  Смертоносная секирей усмехнулась, видя, как "маленький воин" ее ашикаби с предвкушением задергался.
  
  (Прим. пер.: далее автор сам выделил в тексте, откуда начинается в подробнейших деталях описанные сцены эротики (кха, хент) - так что, если что, я тут не причем:)
  
  Начинается сочное время
  
  Минато подошел к своей секирей и нежно погладил ее лицо.
  - Ты готова, Казехана?
  - Конечно, - ответила она, несмотря на то, что немного нервничала.
  Минато шагнул вперед и притянул секирей в любящие объятия. Затем он посмотрел ей в глаза и наклонился, чтобы пленить ее губы своими второй раз за день.
  Окрыленная секирей застыла, ощутив поцелуй на своих губах - и ее эфемерные крылья раскрылись и засверкали, освещая комнату. Казехана почувствовала необузданную любовь от своего ашикаби. "Он действительно тот", - приняла она наконец очевидное, все больше тая от его поцелуя. Она обняла шею своего возлюбленного и облизнула его губы. Минато чуть приоткрыл рот, позволяя Казехане туда войти своим язычком, чтобы встретиться с его собственным. Они целовались в течение как минимум целой минуты, пока не прервались.
  Казехана потянула Минато к кровати, положив его руку себе на талию.
  - Пошли... - сказала она чувственно и толкнула его в кровать, затем усевшись сверху.
  Они снова стали целоваться. На сей раз их руки бродили по телам друг друга. Казехана впилась ногтями в его спину и почувствовала, как его мышцы напряглись от ее прикосновения. А Минато направил свою руку к ее груди и мягко сжал левый холмик плоти через бюстгальтер, заработав небольшой стон зрелой женщины. Он отметил, как его рука нежно утонула в ее груди.
  "Как же там мягко", - подумал он.
  - Больше... трогай меня, Минато, - она прерывисто задышала, а ее рука опустилась между его ног и осторожно погладила его затвердевшего товарища. - Я сделаю тебе то же самое...
  В то же самое время Карасуба, наблюдая за ними, с каждой секундой возбуждалась все больше и больше.
  - Я определенно сломаю кровать... - произнесла она, и потерлась бедрами друг об друга.
  Юме терпеливо стояла, однако внутри нее быстро разгорался пожар. Она мысленно вздохнула, наблюдая, как ее ашикаби столь близок с ее старшей сестрой-секирей.
  - Ах..! - Казехана застонала, когда Минато сомкнул свои губы на одном из ее раскаленных сосков. Он уже снял ее бюстгальтер несколько секунд назад, в то же время лаская пальчиками ее податливую ложбинку. Казехана изогнула спинку, утопая в его потрясающих прикосновениях, а также удовольствии, которое ей доставлял ее ашикаби. Ее дыхание стало прерывистым от того, как он близок с ней сейчас.
  Казехана повела запястьем - и с легким щелчком ветер срезал нижнее белье возлюбленных, и они оба оказались полностью обнаженными.
  Минато почувствовал сквозняк в комнате и слегка вздрогнул, выпустив сосочек Казеханы с характерным "хлопком".
  - Ты готова? - спросил он ее, проведя своим "товарищем" по ее влажной пещерке.
  Казехана, Юме и Карасуба почти одновременно посмотрели на его "друга". Он был в полной "боевой готовности" и гордо встал по стойке "смирно", имея хорошую длину и щирокий обхват.
  Карасуба первой сказала что-то.
  - Юме-чан, может ты будешь последней? - спросила она Юме, глядя на "мясную палочку" голодными глазами.
  Перехватив взгляд Карасубы, она категорически заявила:
  - Нет, черт возьми!
  - Не портите мне удовольствие... - пробормотала Казехана и вздрогнула, когда корень ее ашикаби проник сквозь ее нижние губки. Она чувствовала, как член Минато медленно стал заходить еще глубже в вагину, пока еще не достиг ее девственной плевы. Спустя пару секунд с молчаливого согласия и кивка ветряной секирей, Минато погрузил своего "друга" чуть глубже и разрушил гимену своей любимой. Казехана вскрикнула. А парень застонал, чувствуя тесноту внутри своей подруги - та будто со всей силы сжала его член. Он остался там, чтобы она могла приспособиться к его размеру. Казехана глубоко вздохнула и обвила руками шею ее возлюбленного.
  - Все в порядке, Минато, - заверила она его с улыбкой, но с капельками слез на глазах. Минато вытер их пальцем, а затем нежно поцеловал ее в лобик.
  А спустя несколько секунд он начал протискиваться в свою секирей с умеренной силой - не слишком сильно и не слишком слабо.
  Казехана начала стонать, чувствуя, что уже почти на пике и вскоре утонет от наслаждения. Минато продолжал наступательные движения, а секирей попискивала от удовольствия.
  - Минато! - вскрикнула Казехана, притянув любимого ближе к себе. - Прошу, продолжай ударяться в мое местечко!
  - Казехана... - часто и тяжело дыша, Минато стал двигаться еще быстрее. - Я вот-вот уже собираюсь... - предупредил он и уже собирался было вытащить из нее... Но остановился, когда Казехана обернула ноги вокруг его талии и притянула Минато поближе к своему лоно.
  - Внутрь... - прошептала она.
  Минато остановился и посмотрел на секирей с шелковистыми волосами. Пот капельками покрывал ее кожу, а большая грудь высоко и низко вздымалась из-за глубокого дыхания. Она прижалась плечам к его торсу.
  - Но что... что если ты забеременеешь? - спросил он с беспокойством в голосе.
  - Прошу... - взмолилась она.
  Минато посмотрел в глаза своей секирей и увидел, что она испугалась.
  - Я не оставлю тебя, - улыбнулся он. - И даже не подумаю...
  Поклялся Минато и снова присунул в ее утробу, заставив женщину застонать и крепко схватиться за простыни. Он наблюдал, как грудь секирей закачалась в движении, и неожиданно схватил губами ее правый сосок и начал сосать из него, что заставило Казехану достигнуть новой высоты наслаждения.
  - Минато... - простонала она, обняв его голову. - Я собираюсь уже...
  - Я тоже, Казехана, - сказал он, глядя ей в глаза.
  Они затянулись в поцелуе, и Минато почувствовал, как его шарики вот-вот заедут за ролики и вспенятся.
  В несколько мощных толчков семя Минато ворвалось в лоно ветряной секирей.
  - Минато! - вскрикнула Казехана от удовольствия, почувствовав, что ее чрево наполняется семенем любимого. Ее тело судорожно дрогнуло в случайных конвульсиях, и она обмякла. Тяжело дыша, секирей погладила спину своего возлюбленного и прошептала. - Спасибо тебе...
  Минато приподнял голову и улыбнулся:
  - Я никогда тебя не оставлю, клянусь...
  И мягко поцеловал ее в губы. Казехана была на седьмом небе от счастья даже от этого простого маленького поцелуя, который она получила от человека, которого всецело любила.
  - Я собираюсь вздремнуть... - произнесла она, чувствуя, как Минато вытащил из нее.
  Приподнявшись, она двинулась к краю кровати. Далее, повернувшись на бок, она уснула с нежной улыбкой на лице.
  Минато улыбнулся от того, что смог сделать свою секирей счастливой. Впрочем, он мог бы сделать женщин счастливыми даже без секса - как он считал.
  Неожиданно, пара рук обернулась вокруг его живота, и он почувствовал, как кто-то положил голову на его левое плечо. Также он ощутил пару обнаженных грудей с твердыми сосочками, которые прижались к его спине.
  - Минато, - обожгло его ухо горячее дыхание Юме, - думаю, теперь моя очередь насладиться тобой.
  Она совсем размокла, потеревшись грудями о спину своего ашикаби.
  Минато попал в ловушку ее женственных чар.
  - Юм-ме? - он глянул на свою секирей с темно-русыми волосами, как тут же попал в плен ее губ, которые сцепились с его. Минато поплыл от этого поцелуя и обнял Юме за талию. Целуя своего ашикаби, та забралась на кровать и оседлала его. Она начала тереться своими влажными трусиками об отвердевший фаллос возлюбленного.
  - Минато.
  С вожделением вздохнула Юме, ускоряя "шлифовку" его "дружка".
  - Юм-ме, - ашикаби застонал под яростным и боевым напором своей секирей.
  В то же самое время Карасуба почти задыхалась от похоти, теребя свою киску через трусики. - Поторопитесь... - выдохнула она и провела рукой по своей левой груди, сжав ее.
  Минато остановил затянувшийся поцелуй из-за потребности в кислороде.
  - Юме-чан...
  - Да, Минато? - вопросила она, разместив маленький поцелуй на его обнаженном торсе.
  - Ты не можешь прилечь? - попросил он. - Я хочу кое-что попробовать.
  Юме подчинилась и легла на кровать.
  Минато смотрел на нее с улыбкой. В тот момент он чувствовал себя самым счастливым мужчиной на планете, ведь у него есть эти три чудесные женщины.
  Далее он приник к Юме, наклонившись и поцеловав ее в уста. Секирей застонала, ощутив губы своего хозяина. Пока она обнимала его, он отпустил ее губы и слегка коснулся своими ее подбородка.
  Юме застонала еще больше от этого соприкосновения и приободрила своего ашикаби, выдохнув:
  - М-м... Минато, это так приятно.
  
  Он продолжил целовать, спускаясь ниже и вот уже достиг ее ключицы. Заметив небольшую испаринку, он слизал ее. Ощутив вкус ее тела, он продолжил свой увлажняющий путь, пока не дошел до грудей. Погрузившись языком между ее холмиков, он жадно отполировал ее соленый меридиан. Затем расстегнул ее лифчик спереди - груди на радостях подпрыгнули, будто пленники, которые выбрались из заточения. Минато уставился на эти необъятные шарики и поочередно легонько коснулся их губами - обведя языком вокруг левого ореола и ущипнув губами правый сосок.
  Юме не смогла сдержать громкого стона удовольствия, так как ее ашикаби заставлял ее тело чувствовать так хорошо, как никогда прежде.
  Минато закончил уделять внимание ее "близняшкам" и продолжил свой путь вниз по телу Юме. Достигнув ее спортивного вида плоского животика, он поцеловал пупочек, заработав за это маленькое хихиканье от девушки. Дойдя до ее нижней линии талии, он осторожно начал стягивать ее шортики, а Юме приподняла ножки, чтобы этот предмет ее гардероба полностью покинул его обладательницу.
  Минато вытаращился на то, насколько мокрой была его секирей в "том месте".
  - Ого... - произнес он и глянул на шорты насквозь пропитанные ее соками.
  Наклонившись еще дальше, он ощутил волнующий, но не совсем приятный - немного сырой запах, исходящий от "мандонетты" девушки. "Что ж, думаю, я смогу привыкнуть к этому...", - подумал Минато, планируя уже нырнуть прямо туда языком.
  Юме тяжело задышала при внезапном вторжении мышцы языка Минато. Она стала извиваться от сладостных грез, проходящих сквозь ее тело. Она прерывисто вздохнула, почувствовав, что язык Минато "щелкнул" ее секиль, что почти отослало ее в райские дали наслаждения.
  Неожиданно, молодого человека оторвали от его "дел", и он встретился лицом к лицу с карими глазами девушки.
  - Возьми меня сейчас, Минато-сама... - секирей-боец умоляющи проговорила.
  Минато поцеловал ее в носик, что заставило ее губки забавно надуться.
  - Хорошо, Юме.
  И он изменил свое положения тела и медленно стал пронзать девушку. Юме застонала - ее ашикаби вошел в нее. Она чуть ли не задохнулась, когда член начал растягивать ее девственную плеву. Она обвилась рукам вокруг шеи Минато, а ногами - вокруг его талии.
  - Я готова, давай... - выдохнула она.
  Минато кивнул и начал проталкивать своего "друга" в ее гимену. Он был застигнут врасплох силой крепких женских бедер девушки, что спровоцировало его резко пронзить ее девственное чрево с одного раза.
  Секирей-боец вскрикнула от боли и на ее прикрытые глаза навернулись слезы. Ощутив, как палец ее ашикаби протер ее глазки, она открыла свое карие самоцветы, чтобы встретиться с серыми глазами Минато. Он обнадеживающе улыбнулся своей секирей и начал входить в нее и выходить - постепенно ускоряя темп. Юме же начала стонать, а спустя пару минут после их соития и вовсе стала подстраиваться бедрами - раскачивая ими в ритме своего любимого.
  Минато едва мог сдержаться от завершения - тем более у него уже был предыдущий раунд с Казеханой. Так же он считал, что точно долго не продержится потом уже с Карасубой...
  Но к его удивлению, он прозанимался любовью с Юме как минимум минут десять. Она была ненасытна, как телочка, дорвавшаяся до бычка. В движении, Минато ухватился ее за подпрыгивающую грудь.
  - Минато, Минато! - наконец Юме застонала от того, как ашикаби полировал ее места.
  - Юме, я сейчас собираюсь... - низким голосом произнес Минато.
  - Внутрь! - воскликнула Юме, а затем яростно подпрыгнула с характерным звуком, желая как можно больше принять в себя его семя.
  Минато прорычал, чувствуя, что его шары вот-вот взбунтуются перед предстоящим освобождением. Он схватил Юме за талию... И завел своего эрегированного товарища в девушку до конца, достав до самой матки, тут же спустив большое количество животворящего семени.
  - Минато! - закричала Юме от съедающей ее страсти и наслаждения. Ее тело дернулось, будто в припадке, и она обессилено упала на своего ашикаби, опустив голову ему на грудь.
  - Это было изумительно... - тяжело дыша и целуя своего ашикаби, прошептала она.
  - Спасибо... Юме, - улыбнулся ей Минато.
  Юме снова поцеловала возлюбленного и, покинув его, легла рядом со спящей Казеханой. Обняв свою старшую сестру-секирей, она отправилась в царство снов.
  Минато улыбнулся, глядя на его двух спящих секирей.
  "Надеюсь, я найду место для нас четверых", - думал он. Тем более после того, что они ему рассказали...
  -Ох, Мин-чан... - начала Карасуба знойным тоном.
  Минато обернулся к сероволосой секирей. Она была также обнажена, как в день своего появления на свет. И она жаждала. Он также заметил, как ее сладостные соки стекали по бедрам.
  - Ты случайно не забыл обо мне? - продолжила она и направилась к своему ашикаби, соблазнительно виляя бедрами, а также грудью, которая, в такт ее шагам, будто подпрыгивала сама собой.
  Минато проглотил комок в горле: то ли от открывшегося вида, то ли от того, что действительно "подзабыл".
  - Да нет, Кара-чан... - он улыбнулся.
  Карасуба усмехнулась своему ашикаби, а затем толкнула его на кровать. И поплыла по нему, пока не достигла его талии - глаза возлюбленных в этот момент были прикованы друг к другу.
  Оторвав свой взгляд, Карасуба посмотрела вниз.
  - Похоже, "маленький Мин-чан" уснул ненадолго? - она непристойно и чуть сердито улыбнулась. - Давай разбудим его, а?
  И чуть подавшись вперед чмокнула головку "мини-мин-чана", заставив Минато вздрогнуть от удовольствия.
  - Может... нам следует подождать минуту или две? - спросил он.
  Карасуба, сделав вид, что задумалась, провела пальцем по члену любимого.
  - Неа.
  Ответила и обняла губами головку.
  Минато застонал, ощутив, как губы секирей окутались вокруг его члена. Он почувствовал еще большее удовольствие, когда ее язык облизнул жидкости, еще оставшиеся от него и Юме.
  "Так это и есть вкус Юме-чан?", - задумалась Карасуба, заглотив еще дальше, сдерживая рвотный рефлекс, и чувствуя, как дружок Минато снова отвердевает. Затем она отстранилась и выпустила его из губ со звуком "чпк".
  - Ну, вот... похоже, теперь он проснулся, - ухмыльнулась Карасуба и проонанировала его.-Времечко для основного блюда...
  И издав смешок, "заглотила" маленького друга.
  - Ых, - простонал Минато, почувствовав, как ротик секирей дошел до самого основания его члена и начал двигаться туда сюда. Сероволосая секирей прогудела что-то, посасывая пенис ее ашикаби, словно продолговатый леденец. Затем отстранилась, тяжело дыша и ловя ртом воздух.
  - Полагаю, ты уже готов... - предположила Карасуба и, приподнявшись, расположилась сверху над пульсирующим ростком и похлопала им об свое бедро.
  Издав тихий вскрик, она присела на него - тот порвал ее плеву и достал до матки.
  Минато был уже готов взорваться внутри нее, но пытался держаться настолько, насколько мог. Он едва мог дышать, когда смертоносная секирей начала скакать на нем, словно какой-то дикий бычок, не видящий ничего кроме красного.
  Карасуба прыгала на своем ашикаби, не теряя времени даром и наслаждаясь каждым мгновением.
  - О-о, вот это да, Мин-чан! - кричала она, катаясь верхом на Минато.
  - Не упади... сбавь темп! - с трудом сосредоточившись, произнес он и схватил Карасубу за ее гибкие ягодицы, пытаясь оказать сопротивление ее дикой скачке. - Карасуба... - проскрипел он.
  - Так ты собираешься уже кончать? - дразнила она, продолжая пружинить на нем, и добавила приказным тоном, ускоряя темп. - Тогда выпусти все... Распыли свое семя внутри меня!
  Она уже была близка к оргазму. И почувствовала, что лысый дружок Мин-чана неудержимо задергался в ее утробе.
  - Карасуба! - рыкнул Минато и обхватил ее ягодицы, погрузив свой член в ее лоно до конца, наполнил своим семенем.
  Смертоносная откинула голову и облегченно застонала, чувствуя, как ашикаби заполняет ее до краев. "Это было несравненно лучше, чем я ожидала... Хотя он и прошел уже через два раунда передо мной...", - думала она, отдыхая на вздымающейся груди ашикаби.
  Они оба были покрыты блеском легкого пота. Карасуба поцеловала любимого, и высунув язык, испустила стон.
  
  Конец влажного времени
  
  - Это было потрясающе, Мин-чан... - она устало усмехнулась. - Я надеюсь повторить, но уже в следующий раз быть первой... - и еще раз коварно издала смешок - да так, что бросило в дрожь спину паренька - та аж покрылась холодным потом.
  - Если я буду в состоянии ходить в следующий раз... - пошутил он и встал, разминая затекшие от напряжения мышцы.
  Карасуба застыла в изумлении, когда Минато поднял ее и положил на правую сторону кровати. А потом та же участь постигла и спящую Юме - только на левую половинку. А сам Минато, прилег в центре, расположив посапывающую Казехану на своей груди. Все устроились с комфортном на своих новых позициях.
  Ашикаби улыбнулся своим секирей и поочередно поцеловал их троих в лобики.
  - Спокойной ночи, мои прекрасные пташки.
  Сказал Минато с усталой улыбкой на лице и натянул покрывало на свое нагое тело.
  - Спокойной ночи, Мин-чан, - зевнула Карасуба, положив голову ему на плечо и закрыв глаза.
  Все четверо продрыхли всю ночь напролет до самого утра.
  
  
  
  Глава 2. Коса, лед, ткани и технологии
  
  
  
  Минато нечленораздельно заворчал, когда утреннее солнце проникло сквозь занавески комнаты. Он было собирался сесть, но посторонний вес на груди помешал ему сделать это. Открыв глаза, первое, что он увидел - это в беспорядке разбросанные пряди волос: светло-серые справа, шатеновые слева, а также шелковистые черные напротив его глаз - на его груди. Он вздохнул, вспомнив, как расслаблялся вчера ночью... по-праздничному. Молодой человек улыбнулся своим секирей:
  - Мне и впрямь повезло стать ашикаби таких прекрасных женщин...
  - А нам очень повезло, что у нас появился настолько любящий ашикаби... - улыбнулась ему в ответ Казехана, приподняв мордашку и еще больше прижавшись своей грудью к его телу. В то же время она заметила, что Карасуба еще спит, также прильнув к их ашикаби.
  Юме, которая тоже уже проснулась, улыбалась одними глазами.
  - Минато-сан, - позвала она нежным голоском.
  Минато немного повернул голову, как его губы оказались захвачены мягкими устами Юме. Ее крылья-секирей засверкали и осветили комнату. Свет погас только тогда, когда она отделила свои губы с маленькой дорожкой слюней.
  - Доброе утро, Юме-чан, - поздоровался он, а затем был расцелован повелительницей ветра - ее крылья также засияли и осветили комнату. - Утречко, Казехана-чан...
  - Доброе, Минато-кун, - улыбнулась Казехана. - Прошлой ночью было потрясающе...
  - О, вы двое собираетесь провести следующий раунд? - спросила проснувшаяся Карасуба, прижимаясь голыми грудями к боку Минато.
  Ашикаби издал стон, чувствуя, как чужая нога потерлась об его уже полутвердого товарища.
  - Может, нам все-таки стоит... ох... съесть сначала завтрак? - предложил он.
  - Только после утренних... упражнений, - по-доброму ухмыльнулась Казехана и, зажав маленького товарища между ножек, потерлась ими об его стержень.
  Юме хихикнула, увидев, как ветряная секирей страстно и похотливо поцеловала ашикаби, осветив помещение еще раз.
  - Сахаши, еп твою!!! - громко закричал какой-то мужик, стуча во входную дверь.
  Казехана резко отстранилась, прервав поцелуй, и нахмурилась, глядя в сторону двери из спальни.
  - Кто это, черт возьми? - также раздраженно, но уже спросила Карасуба.
  - Неужели это владелец квартиры? - спокойно поинтересовалась Юме.
  - Выходи Сахаши, мерзавец, я знаю, что ты там! Думаешь, я не слышал, что было этой ночью!
  Минато вздохнул и нехотя отстранил Казехану, чтобы та могла слезть с него. Встав с кровати, он натянул труселя со штанами и вышел из комнаты.
  - Я скоро вернусь, девочки, - улыбнулся он им на пороге спальни и направился в сторону сотрясающейся входной двери.
  Хозяин квартиры продолжал долбить в дверь до тех пор, пока Минато не открыл ее. Рожа у того оказалась донельзя сердитой.
  - Здрасти, Ходо-сан, - поприветствовал Минато хозяина с вымученной улыбкой.
  Низковатый лысеющий мужик метра пятьдесят с кепкой скрестил руки на груди. На нем была белая майка, которая не могла скрыть его пивное брюшко, а внизу - короткие серые штаны вместе с темного цвета сандалиями. Он недовольно смотрел на своего квартиросъемщика карими глазами.
  - Какой здрасти... Сахаши, - начал выражать недовольство он. - Ты знаешь правила - "Никаких женщин!" ... Короче, собирай свое дерьмо и манатки и вали отсюда! У тебя пять дней и чтоб, бл, духа твоего здесь не бы...
  Он собирался продолжить свою ругань, но тут поймал взглядом трех женщин, показавшихся за спиной Минато.
  На Юме была натянута лишь длинная мужская рубашка, которая доходила и прикрывала все аж до нижней части бедер. На Казехане - лишь ее мелкий бюстгалтер, а внизу - трусы-боксеры Минато. В то время как Карасуба - в своем черном нижнем и верхнем белье.
  - Что это за короткое чучело, Мин-чан? - спросила последняя, слегка нахмурив лицо. "Как посмел этот человечишка занять наше время своей болтовней..." - вместе с тем подумала она.
  Юме зевнула и потянулась, заставив грудь подпрыгнуть - и скрестила руки по бокам.
  - Разве можно по утрам так кричать? - недовольно спросила она, глядя на часы.
  - Это мой уже бывший хозяин квартиры... - стал объяснять Минато, вздыхая. - У нас есть пять дней, чтобы найти новую жилплощадь.
  - Дерьмово, - прокомментировала Карасуба.
  "Нихера се, какие цыпы..." - в то же время думал Ходо.
  Минато недобро сузил глаза, угадав ход его мыслей.
  - Дай мне одну из них... - начал Ходо развратным тоном. - И тогда я позволю тебе остаться, в то время как та будет хорошо меня обслуживать, - добавил он, указывая пальцем на Казехану.
  - Нет.
  Без пауз и сходу ответил ашикаби.
  - Та лан тебе, Сахаши! - попытался его уговорить Ходо. - Я дам тебе месяцы... свободные от аренды, ты просто не можешь сказать "нет"!
  - Я только что это сделал.
  Спокойно ответил Минато. Что происходило у него внутри - осталось за кадром.
  
  - Тогда слушай сюда, сопляк мелкий! (Прим. пер.: в армии не служил, пес, мля :) - стал угрожать Ходо. - Ты либо ведешь эту шалаву в мой офис на счет три, либо уебывашь не без моей помощи сейчас же!
  - А ты попробуй, гнида, - вызывающи бросил ему Минато, защищая своих могущественных возлюбленных. Вопрос только: их или от них.
  - Один... два... тр...
  Но даже до того, как владелец смог закончить на цифре "три" - к его телу преставились два клинка, - нодачи и нагината были направлены прямо в его сердце и пах, в то время как посторонняя девичья рука сжала его горло.
  - Первая ошибка: ты нас разбудил, - начал Минато. - Вторая: ты потребовал сексуальные отношения с одной из моих любимых.
  - Но... - попытался что-то произнести Ходо, но хватка вокруг его шеи усилилась.
  - Третья: ты оскорбил моих девочек, - Минато чуть оглянулся, обратившись уже к ним. - Вы, девчата, должны одеться... Пойдем искать себе новое место жительства.
  Карасуба и Казехана отодвинули свои лезвия от низкорослого мужичка и двинулись обратно в комнату, чтобы привести себя в порядок и одеться.
  - Юме... - успокаивающе обратился к ней Минато.
  Та ослабила хватку и уронила толстячка на землю.
  - Что ж, мы будем ждать... - произнесла она и ушла приводить себя в порядок.
  Минато бросил всего один взгляд на своего бывшего арендодателя, прежде чем захлопнуть дверь.
  
  
  ***
  
  
  - Я все еще думаю, что мы должны избегать поместье Идзумо, - со вздохом произнес Минато.
  (Прим. пер.: аха! Чует сердце паренька, что там развратно не покувыркаться... :)
  Они, четверо, в течение уже долгого времени шли по оживленным улицам города. Карасуба объяснила, что владелица поместья без проблем приютит их, так как является ее знакомой. Минато, сложив два и два, все-таки решил, что они должны хотя бы посмотреть на другие места для сна.
  В данный момент Минато оделся в черную рубашку с синими джинсами и белыми кроссовками - без всяких сумок. Они предупредили бывшего квартиродателя, что, когда вернутся, чтобы забрать вещи - "спросят" с него, если что-нибудь будет потревожено короткими ручонками или украдено. Мужичок поклялся, что он не он, если хоть что-то пропадет.
  Юме же приодела синеватую блузку, которая подчеркивала ее приличный бюст, а также белые шортики до колен вместе с темной обувью.
  (Прим. пер.: бло, это так важно, во что они оделись...)
  - А почему нет, Минато-сан? - спросила она по поводу реплики Минато о поместье и захватила его левую руку, зажав между грудями.
  Казехана, по-видимому, одела повседневное фиолетовое шелковое и обтягивающее платье до бедер, у которого имелся щедрый вырез декольте, а также открытый животик; внизу - черные туфли на плоской подошве. Груди ее в это время, обнимая, душили другую руку Минато.
  И наконец последняя девушка - Карасуба - носила свою одежду, в которой она обычно находилась в дисциплинарном отряде - за вычетом хаори. Она шла рядом с Юме, неся свой меч-нодачи в левой руке.
  Квартет получал взгляды вожделения и ревности. Мужчины ревновали к студентику, окруженному тремя красивыми грудастыми и подтянутыми женщинами, которые к тому же были старше него. А проходящие мимо женщины сгорали от зависти к точеным фигуркам и формам девушек, желая иметь хотя бы часть их красоты и великолепия.
  Карасуба стала настаивать, чтобы они наконец отправились обратно в квартиру Минато, и, собрав вещички, быстренько переехали в поместье Идзумо - без всяких проволочек, сучков и задоринок. Тем более она знает дорогу туда и проведет их.
  Минато в меньшей степени желал в течение нескольких дней бродить и искать подходящее жилье. Но... пока еще колебался.
  - Похоже нет пути, чтобы изменить ее решение, Минато-сан, - вздохнула Юме.
  Минато в ответ улыбнулся.
  - Все в порядке, Юме-сан, - начал он, уже потихоньку принимая доводы Карасубы и домысливая "почему им надо переехать именно туда". - Кроме того, нам нужно место, которое находилось бы на нейтральной территории, тем более: если вдруг встретим других ашикаби и секирей.
  Казехана кивнула:
  - Правильно мыслишь, Минато.
  - До тех пор, пока это дурачье будет думать, что смогут нам что-либо противопоставить, это их проблемы, - заухмылялась Карасуба.
  Минато только вздохнул от слов смертоносной секирей:
  - Карасуба...
  - Пусть знают свое место! - добавила она.
  - Что ж, - улыбнулась Юме, прервав их диалог, - может все-таки уже вернемся и упакуем вещички?
  
  
  ***
  
  
  Сложив последние вещи, Минато протер лоб.
  - Девчата, - позвал он. - Грузовой фургончик должен быть с минуты на минуту.
  (Прим. пер: это сколько манаток должно быть у Минато, чтобы заказывать еще грузовую машину? А секирей-грузчики типо не по феншую? А может быть они и свое барахлишко уже успели к нему перенести? Зага-адка...)
  Юме подкралась к Минато сзади и обняла его, прижавшись своими большими грудями к его спине.
  - Я только что позвонила хозяйке поместья Мие-сан. - произнесла она. - Хотя наше присутствие может привести к беспорядкам, но я пообещала ей, что Карасуба будет держать себя в руках и будет хорошей пай-девочкой.
  - Ахаха, как смешно, тебе лишь бы повеселиться и испортить другим настроение, Юме-чан... - пробурчала Карасуба, не ожидавшая от нее такой подлости.
  - Я же тебе сказала, что не буду спускать с тебя глаз, зная тебя... - прищурилась Юме.
  - Как насчет того, чтобы пойти перекусить? - попытался разрядить обстановку их ашикаби, надеясь избежать ненужных разрушений и неприятностей, которые эти две молодые особы могут доставить особо не напрягаясь.
  Экс-члены дисциплинарного отряда задержались глазами на своем ашикаби всего на несколько секунд, а затем переглянулись между собой.
  - Это еще не конец - решим после, - предупредила смертоносная обладательница меча.
  - Это точно, - равнодушно отозвалась девушка-боец.
  
  
  ***
  
  
  Квартет переселенцев наконец добрался до места назначения. Поместье Идзумо. Постройка выглядела как обычный старый японский особняк где-то в два - два с половиной этажа высотой, у которого стены самого поместья были бледно-серебристых тонов, которые к тому же еще окружены внешним деревянным забором. И чистенькой дорожкой к парадному входу. На первом этаже особняка виднелись два окна и три - на втором. Хотя, похоже, третьего оконного проема на первом этаже просто пока не удавалось разглядеть. Входная дверь была сделана из дерева - светло-бурого цвета с окошком в виде бриллианта - сверху по центру.
  - Это должно быть оно, да? - по-видимому, задал риторический вопрос Минато и начал выносить свои вещички из передвижного грузовичка, ставя их на фасадный газон особняка. - Выглядит довольно неплохо, - добавил он.
  - Забыла упомянуть, что Мия-сан отправилась в магазин и ее не будет до позднего вечера... - с глупой улыбкой сказала Юме.
  - Ну ты как всегда, Юме-чан, - вздохнула Карасуба.
  Минато на это просто издал смешок и направился ко входной двери. Почти студент постучал в дверь и стал ждать несколько минут, пока она наконец не открылась.
  И был встречен очаровательным взглядом.
  - Добро пожаловать в поместье Идзумо, - произнесла немного ошеломленным тоном молодая женщина около двадцати лет.
  Одета - в одну белую рубашку-пижамку с длинными рукавами, которую придерживала всего одна пуговица, которая совсем не могла скрыть ее бюст размера четвертого и плоский спортивный животик, а ниже - белые шелковистые трусики. Еще ниже можно было разглядеть широкие бедра, до которых спадали длинные каштановые волосы.
  - Здрасте, - мужской голос вывел темно-длинноволосую из самосозерцательного состояния.
  Перед ней стоял - Сахаши Минато - с нервной улыбкой на лице, которое немного разрумянилось от вида девушки.
  Молодая девушка посмотрела на студентика и мысленно присвистнула. "А он ничего так". Затем прислонившись к дверной раме, скрестила руки под грудью.
  - Эм... да, так вот, мы прочитали, что в этой гостинице есть свободные места, - начал говорить Минато, вытащив брошюрку из своего заднего кармана и показывая девушке. - Нам было бы интересно поговорить по поводу этого с хозяйкой, когда она вернется.
  Девушка теперь перевела взгляд на других людей, которые пришли с молодым человеком, и тут же про него забыла.
  - Сестра?! - произнесла она в шоке, увидев Казехану и, по-видимому, имея ввиду не кровные узы, а принадлежность к секирей.
  Казехана улыбнулась молодой темноволосой девушке и поздоровалась:
  - Приветик, Узуме.
  Девушка, теперь уже известная под именем Узуме, посмотрела на остальных двух секирей.
   - Неужели они тоже... и он? - обескураженно вопросила она, пытаясь отсортировать обрушившийся на нее ураган невербальной информации.
  - Все правильно, Узу-чан, - ухмыльнулась Карасуба и с гордостью объявила. - Он наш ашикаби.
  Узуме, словно приведение, испустила дух и отошла от двери со словами:
  - Входите. Расскажете внутри, как вы все трое получили ашикаби...
  Затем она снова посмотрела на темноволосого с белыми прожилками парня:
  - Кстати, меня зовут Узуме, секирей номер десять, - и подмигнув, вошла во внутрь поместья первой.
  Минато - нет, нет - да не мог не глянуть в сторону ее покачивающихся бедер.
  - Кто-то уделяет нам мало внимания... - поддразнила его Казехана, заметив вскользь брошенный его взгляд.
  Минато быстро попытался восстановить самообладание.
  - Сначала дамы! - жестом пропуская, твердо произнес он.
  Однако, все же, краски смущения были ясно видны на его лице.
  
  
  ***
  
  
  - На вот, - сказала Узуме, ставя перед студентом чашку с ягодным чаем.
  В данный момент длинноволосая девушка переоделась в другую одежду - к слову, к своему собственному разочарованию. Теперь на ней была темно-розовая блузка с фиолетовыми укороченными рукавами и большой золотой звездой в центре, которая изгибалась благодаря и вопреки ее груди. Низ: облегающие светло-голубые джинсы с темного цвета тапочками. Ее волосы теперь располагались с левой стороны, завязанные в конский хвост.
  - Благодарю, Узуме-сан, - кивнул Минато, делая глоток чая, а затем похвалил. - Мм, вкусно.
  - Спасибо, - сказала жительница поместья с небольшой улыбкой. - О, и зови меня Узумэ-чан... Добавление суффикса "сан" заставляет чувствовать меня старой.
  Минато рассмеялся:
  - Как скажешь.
  Далее новая знакомая секирей присела рядом с четырьмя гостями и спросила:
  - Итак, вы, ребятки, теперь являетесь частью Плана Секирей, да?
  - Так и есть, - ответила за всех Карасуба, протирая хлопчатой тканью свой меч-нодачи.
  - А я также планирую остановить этот глупый план, - неожиданно заявил Минато, привлекая внимание четырех сверхмощных женщин.
  - Ты же понимаешь, как это будет трудно сделать, верно? - приподняла бровь Карасуба.
  - Если это заставит других секирей не сражаться друг с другом, то почему нет? - вздохнул Минато. - Временами мне очень интересно узнать, что творится в умной башке этого Минаки.
  - Он скорее одаренный безумец, нежели гений... - задумчиво прокомментировала Юме.
  - Что ж, ясненько... - задумчиво произнесла Узуме и встала, похлопав по своим шортам, а затем добавила. - Уже поздновато... давайте-ка я вам покажу ваши комнаты.
  - Мы возьмем одну комнату.
  Высказалась Карасуба, вкладывая клинок в ножны.
  - Вы уверены на счет этого? - как-то нерешительно спросила Узуме.
  - А что плохого может случиться? - Карасуба подняла свое оружие. - Кроме разве того, что ты присоединишься к нашей компании?
  - Я тебе сейчас настучу за такие шутки... - заняла темноволосая оборонительную позицию.
  Минато, рассмеявшись, поднялся со своего места со словами:
  - Ладно... Поблагодарю хозяйку, когда она вернется сюда. Но, а до тех пор мне надо переодеться, а затем кое-куда сходить по делам.
  Прежде чем уйти, он раздал каждой своей секирей по поцелую в губы; особенно глубоким поцелуем затянулась Карасуба, никак не хотевшая отпускать Минато.
  - Ты уверен, что не хочешь, чтобы кто-нибудь из нас пошел с тобой? - обеспокоенно спросила она.
  Ашикаби обнял ее за талию и заверил:
  - Все будет в порядке. Да и вам всем нужен отдых - я просто прогуляюсь по парку и тут же вернусь... - и поцеловал Карасубу в лобик.
  (Прим. пер.: ага, ага - знаем-знаем как ты прогуляешься - уже предсказываю парочку сисястых роялей в кустах :)
  Узуме не могла заставить себя не смотреть на удаляющуюся спину ашикаби. "Неужели он мог бы быть..." - думала она.
  - Похоже, кто-то захотел кусочек Мин-чана... - стала подразнивать ее Карасуба.
  Узуме, покраснев как помидорка, убежала в свою комнату.
  - Хо-хо, вот это умора! - рассмеялась Карасуба и вздрогнула, когда чья-то рука шлепнула ее по голове.
  - Ты заходишь слишком далеко, - обругала ее Юме, вернув руку в прежнее положение.
  - Отвали... - заворчала Карасуба, потерев назревающую шишку на голове. - Пойду что ли тоже прогуляюсь.
  
  
  ***
  
  
  Время: поздний вечер; Местоположение: парк.
  "Я одинока" - пробормотала молодая женщина про себя.
  Она сидела на скамейке в парке. Из одежды на ней присутствовал лишь окровавленный медицинский халат, похожий на платье и накинутый на плечи. У нее были темно-бежевого цвета волосы почти до плеч и светло-карамельные карие глаза, которые почти не испытывали эмоций. Наиболее выделяющаяся вещь в ее внешности, за которую мог бы зацепиться случайный взгляд (помимо ее большого бюста минимум размера четвертого) - это татуировка на лбу.
  Татуировка знака секирей.
  - Я полностью безполезна, - добавила она уже вслух. - Никто не захочет такую как я... я никогда не найду своего ашикаби.
  - Ты в порядке? - рядом с ней раздался мужской голос.
  Молодая женщина подняла свой взгляд, в котором отсутствовали эмоции. Перед ней стоял высокий молодой человек с черными волосами с белыми вкраплениями и темно-серыми глазами. На нем была белая рубашка с джинсовой курткой до бедер поверх нее. Он также носил синие джинсы с черными кроссовками. В руках он держал сумку с продуктами.
  Молодой человек опустился на одно колено перед ней и дружелюбно улыбнулся:
  - Ну, таки вот, - вытащив, предложил мясную булочку. - Вы, должно быть, голодны?
  (Прим. пер: соблазняет голодную самку хавчиком - прям как в каменном веке или голодном постапе :)
  Татуированная девушка безучастно посмотрела на него. Не увидев за ним никаких негативных намерений, она взяла булку и молча начала ее кушать. В это время молодой человек присел рядом, но на почтительном расстоянии. Пока они сидели, они сохраняли почти полную тишину. Единственные звуки, которые были слышны - это пережевывание булочки, а также шаги посторонних людей да их безликие разговоры.
  Позже, когда грустная девушка закончила с хлебом, она взглянула на молодого человека:
  - С-спасибо вам, - и опустила голову в знак благодарности.
  - Да не за что, - он по-дружески усмехнулся. - Вы, кажется, потерялись?
  Теперь он изучающе посмотрел на нее, но затем быстро отвернулся, увидев слабо прикрытые груди девушки.
  - Мне некуда идти... - пробормотала она. - Я дефектна.
  Молодой человек поднял бровь в знаке вопроса:
  - Как может такая красавица быть дефектной?
  - Все из-за этого знака... - она жестом указала на свой лоб. - Знак, который подтверждает мою бесполезность... Бракованный номер.
  - Ты же секирей, - мягким тоном подчеркнул парень.
  Женщина кивнула в ответ, не позволяя своему бесстрастному лицу колебаться:
  - Да.
  - Ясненько... - он встал и потянулся.
  Молодая девушка ожидала, что человек уйдет или скажет, что только тратит свое время. Однако этого не произошло.
  - Так... как насчет пойти со мной? - предложил парень.
  Молодая женщина подняла голову, слегка расширив глаза.
  Он протянул ей руку со словами:
  - Я - Сахаши Минато, - и улыбнулся, - рад встречи с тобой!
  Глаза молодой женщины наполнились надеждой и страхом. Он, видимо, нуждался в ней. Возможно, она может быть ему полезной. И она для себя решила, что сделает все возможное, чтобы этот человек не покинул ее.
  - А... Акицу, - произнесла женщина свое имя.
  - Рад познакомиться с тобой, Акицу-сан, - произнес он и снял свою куртку, накинув ей на плечи. - Не слови простуды... - и снова заулыбался.
  - Сожалею, но мы не можем допустить, чтобы эта девушка пошла с тобой... - неожиданно пропел сладкий женский голосок. - Мы отвезем ее в более хорошее местечко.
  Пара заозиралась и увидела двух молодых девушек, которые выглядели на лет семнадцать-девятнадцать.
  У одной из них была довольна хорошенькая фигурка роста около метра шестьдесят, облаченная в "лоли-стайл" одежду. А именно: головной убор, как у горничной и отделанная оборками верхняя часть, доходящая до оголенного и утонченного живота. Низ представлял собой широкую черную юбку. Ее кроваво-рыжие волосы свисали двумя хвостами примерно до бедер. В руках она держала черную двустороннюю косу: у которой одно лезвие было красного цвета и примерно метра длиной, в то время как второе - черное - раза в два меньше первого. Ее темные фиолетовые глаза смотрели на сидящего ашикаби.
  Вторая девушка, стоящая рядом с уже описанной, была почти того же роста, что и первая - возможно даже на четыре-шесть сантиметров пониже. Она имела светлые волосы, связанные в тонкие конские хвостики до колен и зеленые глаза. Одета - в черное костюм-платье с вертикальной желтой линией идущей вниз по центру. Обувь - темно-бежевые туфли. В руках у нее находился хлыст.
  Минато глядел на девушек изучающе.
  - Это еще почему? - спросил он и легонько схватил Акицу за руку.
  - На самом деле, все просто, - сказала светловолосая и взмахнула своим кнутом. - Мой ашикаби хочет ее.
  - О, даже так? А он или она здесь? - спросил Минато, пытаясь потянуть немного время. - Может ты приведешь его и мы с ним потолкуем об этом?
  - Ты ее ашикаби что ли? - наконец подала голос девица с рыже-огненными волосами.
  Минато отрицательно качнул головой:
  - Нет, - но быстро добавил. - Но если она хочет, чтобы я стал им - я соглашусь.
  Неизвестное до этого момента теплое чувство ощутила рыжая секирей, а также Акицу.
  "Он мог бы принять сердцем даже такую сломанную секирей, как она... Мне бы такого мастера-ашикаби..." - подумала рыжеватая.
  - Так она ж не будет крылатой, - заявила светловолосая, взмахнув рукой. - Она бракованный номер. Это означает, что она вообще не в состоянии получить крылья! - затем она угрожающе сделала шаг вперед. - Так что отдай нам ее по-хорошему, а иначе... - и высокомерно усмехнулась.
  Минато встал между вооруженной хлыстом секирей и сидящей Акицу.
  - Не-ет, я так не сделаю, - и он сузил глаза. - Секирей должны добровольно выполнить свое предназначение, найдя его или ее, на кого реагируют.
  - Цк, какая жалость... - цокнула светловолосая и позвала свою подругу с косой. - Йоми, атакуй.
  - Ну-у... - ответила та, не двигаясь.
  - Так, если ты сейчас же не сделаешь это, то Микогами не даст тебе крылья! - пригрозила светловолосая.
  Йоми все-таки нерешительно кивнула, в этот момент глядя в серые глаза черноволосого с белыми прожилками ашикаби.
  - Прошу прости меня, - она чуть согнулась и ринулась к студенту, в то время как ее коса готова была собрать свою кровавую жатву.
  Минато приготовился к неизбежному, но неожиданно услышал потрескивающий звук и одновременно с этим ощутил серьезно понизившуюся температуру окружающей среды. Он вздрогнул от этой внезапной смены непогоды и когда возвратился вниманием в мир, то шокировано увидел, как обоюдоострая коса застыла всего в нескольких сантиметрах от его плеч.
  "Почему она остановилась? - отрешенно подумал он, тут же заметив и ответ.
  Прямо перед ним застыла Акицу с поднятой левой рукой, протянутой к владелице косы. Та была с шеи до пят покрыта льдом.
  - Т-ты-ы м-можешь ис-спольз-зов-вать ле-ед? - простучала зубами Йоми.
  - Ты не нанесешь вреда моему ашикаби.
  Решительным тоном голоса заявила Акитсу.
  - Йоми, идиотка ты тупая! - зарычала светловолосая, сорвавшись на крик. - Как поведет себя Микогами-сама, если ты не получишь эту бракованную секирей?!
  - Если бы ты помогла мне, мы бы уже выиграли! - рявкнула Йоми обратно, забыв о своей пугающе-холодной ситуации. Затем она посмотрела на Минато и почувствовала, как ее сердце забилось быстрее, а сама она покраснела - наконец сделав какие-то правильные выводы. И неожиданно пробормотала. - Этот урод Микогами мне больше не нужен...
  - Что это ты имеешь ввиду? - обескураженно спросила блонди.
  - Я сказала, что мне не нужен этот ублюдок! - заявила Йоми и добавила, смотря с еще более алеющим лицом на Минато. - Мой истинный ашикаби прямо передо мной!
  Минато был потрясен тем, что она сказала... Оказывается реагировала на него. Зачем же она тогда только что кинулась в смертельную для него атаку...
  Он уже предчувствовал, как получит за все это от своих трех уже окрыленных секирей...
  - Акицу освободи ее... - вздохнул он.
  Ледяная секирей посмотрела на своего "ашикаби" и нерешительно кивнула:
  - Как того пожелаешь, Минато-сама.
  Лёд, окружавший Йоми - разбился на части - и та опустилась на землю, в то время как ее оружие упало прямиком к ногам Минато.
  Акицу была на стороже, пока ашикаби помогал ее бывшей противнице. Минато мельком глянул на оружие девицы и было наклонился, чтобы поднять его... Так, на всякий случай. Но кнут хлестанул в метре от него, заставив убрать крохоборные ручонки назад.
  - Не дам! - снова прорычала блонди и требовательно обратилась к рыжей. - Йоми забери свое чертово оружие! Если ты сделаешь это, я попрошу Микагами окрылить тебя... Как ты можешь хотеть такого слабого ашикаби! Черт, у него даже нет ни одной секирей... - и бросила взгляд на Акицу. - А эта вообще брак и утиль.
  После последних слов Акицу прищурилась. Температура окружающей среды быстро упала до такой степени, при которой небольшая находящаяся в зоне похолодания группа могла увидеть свое дыхание.
  - К-какого черта... - выдохнула блонди.
  Йоми просто застыла. Поражаясь той мощи, какой обладала "бракованная" секирей.
  - Ледяная секирей номер семь - Акицу... - выдохнула-представилась повелительница льда.
  - Номер тридцать восемь - Мицуха, - ответила блонди, теперь известная под именем Мицуха, и резко взмахнула своим хлыстом на едва одетую женщину.
  Акицу лишь подняла руку и пробормотала:
  - Пронизывающий холод... - и осколки ледяных шипов вырвались будто из-под земли, направляясь в сторону блонди-секирей.
  Йоми снова застыла неподвижно, пока шипы обошли ее стороной - к намеченной цели.
  Враг продержался недолго.
  - А-а-а-а! - закричала Мицуха от боли, когда несколько ледяных шипов пронзили ее руки и ноги.
  - Заморозь раны, - обеспокоенно приказал Минато обладательнице льда.
  Акицу кивнула, и ледяные шипы распались на ранах, замораживая кровь и препятствуя ее излиянию.
  Раненая секирей лежала на земле с лицом покрытым легким слоем льда.
  - Кажется... ты оказалась сильнее... чем я думала... - произнесла она и потеряла сознание.
  - Сделано, Минато-сама, - сказала Акицу, направляясь к знобящемуся ашикаби.
  Сам же он наконец поднял косу Йоми и проворчал, ощутив ее вес:
  - А она тяжелее, чем я думал... - и не охотно вручил ее обратно рыжей. - На, вот.
  Йоми осторожно взяла острое оружие и сложив лезвия вдоль металлического древка, повесила ее за спину.
  - Спасибо, - сказала она, приблизившись к студенту. - Мой ашикаби...
  (Прим. пер: ... и засадила заточку ему в шею, разрывая дистанцию от хлынувшего от шеи потока... Короче, ая-яй, нельзя быть таким... Доверять нельзя никому! Но спишем на авторский произвол :)
  И улыбнулась, поцеловав его в губы. Что заставило раскрыться и засветиться ее призрачные крылья красного цвета с темно-бордовыми прожилками.
  - С моей косой я принесу смерть тем, кто посмеет навредить моему ашикаби... - поклялась она и добавила. - Секирей сорок три, Йоми. Я буду с тобой ныне и навсегда.
  - Приветствую, Йоми-чан, - улыбнулся он своей новой спутнице.
  Внезапно его голову кто-то ухватил, и он ощутил, как холодные губы коснулись его уст.
  - Даже если я не могу быть окрыленной... - сказала Акицу с печалью в голосе. - Я заморожу всех тех, кто посмеет причинить тебе боль - отныне и навечно.
  - Принимаю, Акицу, - снова улыбнулся он, но теперь уже своим двоим новоявленным секирей. А затем озадаченно глянул в сторону находящегося в бессознательном состоянии обмороженного тела Митсухи и спросил. - А что насчет нее?
  - Нам придется подождать, пока сотрудники MBI не придут и не заберут побежденную секирей - таковы правила... - объяснила Йоми.
  - Да будет так.
  Кивнул Минато.
  
  
  ***
  
  
  Не прошло и получаса, как Минато наконец оказался около поместья Идзумо. Глянул в свой мобильный, который к его удивлению потрескался. Однако удалось частично увидеть время - по крайней мере, за полночь.
  - Девочки должно быть беспокоятся обо мне...
  (Прим. пер.: да, пока ты, пес, ходил налево и хомутал девах :)
  Пробормотал он, находясь перед парадной дверью - да не один - а в компании со своими двумя новыми секирей позади него.
  - А если мои спят, или тоже гуляют, - и затем вздохнул. - И как же тогда мне попасть во внутрь?
  (Прим. пер.: ути, щеночек какой - а за ручку подергать слабо? :)
  
  - Возможно, если бы вы получили ключ, то могли бы входить и выходить без лишних волнений и беспокойства... - раздался позади чужой женский голос.
  Минато и девушки обернулись. И встретились лицом к лицу с женщиной со светло-фиолетовыми волосами, одетую в кимоно - с белым верхом и красным низом. Ее волосы были связаны в высокий хвост, который тянулся до самой спины, и от самого лица обрамляющийся челками. Глаза - темно-фиолетовые. Также в руке она держала боккен (дер. макет меча).
  - Сахаши-сан, я полагаю? - спросив, меж тем продолжила она, старательно не обращая внимания на развратное рваное платье Акицу.
  "Спрошу-ка по этому поводу его завтра" - думала в этот момент женщина.
  - Да, это я, - ответил Минато, выйдя из-за спин своих секирей.
  По какой-то причине он ощущал огромную силу, исходящую от этой женщины. "Быть может даже сильнее, чем Казехана и Карасуба... Наверное, даже Юме не имела бы шансов против нее..." - думал он, глядя на ее боккен.
  - Не волнуйся, - улыбнулась женщина молодому человеку. - Я здесь живу, а также по совместительству являюсь хозяйкой поместья Идзумо, - и она сделала полупоклон. - Я, Асами Мия, рада познакомиться с тобой, - и еще раз почтительно поклонилась молодому человеку.
  - И я рад с вами познакомиться, Мия-сан, - Минато поклонился ей в ответ, а Йоми и Акицу просто кивнули.
  Мия подошла и открыла входную дверь.
  - Дверь кстати была открыта, - сказала она легким тоном и вошла в поместье.
  Минато мысленно признал свою ошибку и, пропуская вперед двух секирей, последовал за ними внутрь.
  - Может, чаю? - спросила хозяйка, держа свой путь на кухню.
  - Нет, спасибо, - устало улыбнулся молодой человек и стал подниматься по лестнице в направлении своей комнаты. Акицу и Йоми молчаливо следовали за ним.
  "Кажется, он будет хорошим ашикаби... если мое зрение меня не подводит..." - подумала Мия, заваривая себе чаю. А затем вспомнила бомжеразвратный прикид Акитсу. - Хотя, возможно, я и ошибаюсь...
  
  
  ***
  
  
  Минато открыл чуть ли не первую попавшуюся дверь в комнату на втором этаже и заглянул во внутрь. И был приятно удивлен, обнаружив ту самую комнату, которую заняли его секирей. Они все спали и на их лицах застыли обеспокоенные выражения; Карасуба еще к тому же хмурилась во сне.
  - Я вернулся, - пробормотал он с улыбкой. - Входите девочки.
  И указал жестом располагаться.
  - Где мы будем спать, Минато-сама? - спросила Акицу, которая вошла после Йоми и закрыла за собой дверь.
  Минато растерянно задумался.
  - Я, пожалуй, займу левую ногу своего ашикаби, - объявила Йоми с усмешкой.
  - Тогда я правую... - пробормотала Акицу.
  Минато виновато посмотрел на двух своих новых секирей и вздохнул. Он не нашел аргументов против их заявлений. Особенно таких - исходящих из уст женщин, обладающих могущественными навыками, способными разделать обычного человека на счет два.
  Ашикаби прошел между трех сопящих секирей и осторожно снял с себя одежду; к своему удивлению, он уже начинает привыкать ко всему этому. Затем он взял из шкафа самое большое одеяло, каким бы удалось накрыть сразу шесть тел. И лег между Юме и Карасубой, осторожно затащив Казехану себе на грудь. Он ощутил теплые чувства, исходящие от бессознательно обнявших его секирей и смог заметить, что их выражения лица изменились к лучшему: с беспокойных на умиротворенные и даже радостные. Минато глянул на двух других - своих новых секирей и потерял дар речи.
  Йоми стояла перед ним в черных трусиках и персикового цвета корсете, бюстгальтер которого еле-еле поддерживал хорошего размера грудь, которая выглядела так, будто сейчас вырвется из заточения, круша ремешки и фютеляжи.
  Акицу же просто отбросила куртку Минато, которую он ей дал еще на улице, и бесстыдно стояла перед ним, сложив руки перед собой.
  Минато похлопал по своим бокам - пока никем незанятым - и двое женщин прилегли к желанным спящим местам. Как только они с комфортом расположились, прижавшись головами к его бедрам, Минато, каким-то образом дотянувшись, поцеловал каждую из них в лобик.
  - Спокойной ночи, девочки... - прошептал он, на ходу засыпая и только краем уха слыша их ответы в виде таких же пожелания ночи спокойствия.
  Неизвестная спящей группе небольшая скрытая камера в темном углу потолка подозрительно блеснула, нацелившись объективом на спящих.
  Особенно на Минато.
  - Интере-есненько, - заговорил женский голос в одном (не) известном месте и, хихикнув, добавил. - Думаю, как-нибудь получится несколько занимательных экспериментиков... Хи...
  И последовал развратный смешок.
  
  
  ***
  
  
  Таками расхаживала взад и вперед по своему кабинету с немного обезумевшим выражением лица. Это было из-за последнего пришедшего обновления статуса ее сына в плане секирей.
  - Кровавая коса Йоми... - пробормотала она, плюхаясь на стул. - Теперь у него целых четыре секирей... - и достала сигаретку, прикурив. - Я должна вытащить его из этого, пока все не скатилось в полнейшее дерьмо... - и выдув большое облако дыма в помещение, добавила, с безумием бормоча. - Я убью Минаку, если хоть что-нибудь случится с моим сыном или дочерью...
  
  
  ***
  
  
  На следующий день.
  Открыв глаза, Минато встретился с парой грудей прямо перед лицом - чуть ли его не касающихся. "Похоже, Казехана спала хорошо..." - подумал он со вздохом и отметил дополнительный вес, ощущаемый на теле.
  Йоми лежала на его правом бочку, в то время как Акицу расположила голову на его бедре - можно было заметить маленькую замороженную дорожку слюней, проходящей в месте касания ее лица и тела Минато. Он провел рукой по макушке ледяной секирей.
  - Утро, Карасуба, - произнес он с небольшой улыбкой, заметив внимание смертоносной.
  - Утречка... - потянулась она, использовав его плечо в качестве подушки. - Значит, ты где-то прихватил парочку секирей, пока отсутствовал... - и с укором указала жестом на двух спящих женщин.
  - Ага, - сказал он, видя, как Акицу спросонья потерлась лицом об его руку от прикосновения. - Прости, что вернулся так поздно... - извинился Минато. - Я не мог просто взять и оставить этих двоих на произвол судьбы и совершить то, чего они, вероятно, не захотят сделать добровольно, - в этот момент он глядел на Йоми, которая улыбалась во сне.
  - Значит ли это, что мы должны делиться тобой с другими? - надулась уже проснувшаяся Казехана и посмотрела на своего ашикаби поверх своих аппетитных холмиков, чуть убирая часть их с его лица.
  - Да, так и будет... - он поцеловал ее в лобик. - Я буду относиться ко всем вам одинаково и буду любить до того дня, пока не умру... - он в очередной раз поклялся себе.
  Неожиданно раздался смех Юмэ и затем слова:
  - Ты не можешь удержать его одна, Казехана.
  - Знаю... - вздохнула ветряная секирей, глядя на двух более молодых новых спутниц ашикаби. - Почему эта "брошенная" с тобой? - спокойно спросила она, без злого умысла - имея в виду Акицу.
  - Я нашел ее в парке, - отозвался Минато, пока Казехана устраивалась поудобнее - сев на его коленях. Он пощекотал ее спинку и продолжил. - Она сидела одна на скамейке в парке в одном окровавленном халате поверх ее плеч...
  - И ты все равно приютил ее? - подняла бровь Карасуба, глядя на Акицу.
  - И это говорит мне женщина, способная убить меня с помощью пальцев? - шутливо перекинул тему Минато.
  Карасуба довольно усмехнулась, выгибая спинку:
  - Точно.
  Далее четверо выслушали рассказ Минато и что с ним произошло прошлой ночью. Они не были особо поражены тем, как Йоми отреагировала на него.
  - Значит, она - секирей стихийного типа, да, - Казахана посмотрела на спящую Акицу и грустно добавила. - Должно быть, ей не сладко пришлось...
  Минато кивнул.
  - Это правда.
  Неожиданно Йоми издала стон и открыла глаза. И протерев их, посмотрела на своего ашикаби и заметила остальных секирей... По-видимому, вчера ночью она либо не обратила на них внимание, либо не разглядела их лица. Теперь же, увидев их в воочию, она быстренько выбралась из теплого и насиженного местечка и попятилась - в страхе широко раскрыв свои фиолетовые глаза, пока не уперлась в стену.
  - Ой ли я таки страшная? - Карасуба оскалилась дрожащей девушке.
  - Ты... тоже Секирей Минато-самы? - боязливо вопросила она.
  Юме кивнула с улыбкой за Карасубу и приблизилась к молодой секирей:
  - Все в порядке, младшая, - стала она успокаивать, положив руку той на плечо. - Мы все здесь за одно... - и дружелюбно улыбнулась.
  Йоми кивнула, но очень нерешительно.
  - И я уверен, что Карасуба будет хорошенькой девочкой, - улыбнулся уже Минато, ощущая всеми фибрами души, как владелица нодачи двояко смотрит на него: вроде и с нежностью, но еще и с угрозой.
  В этот момент затаившаяся Акицу решилась заговорить.
  - Доброе утро, Минато-сама, - произнесла она и неловко уселась.
  А Йоми в то время чувствовала себя такой маленькой и беззащитной по сравнению с остальными старшими сестрами-секирей, которые были много сильнее и опытнее нее...
  
  
  ***
  
  
  Выглянув из общей комнаты в здании MBI, Беницубаса чихнула. Из одежды на ней ничего не было, кроме розовых боксерских шорт, которые подчеркивали ее хорошо сформированную задницу в форме персика и приятные глазу широкие бедра. Затем она вздохнула, расположив руки на своем маленьком бюсте размера первого.
  - Хоть кто-то... - она мечтательно пробормотала. - Страдает так же, как и я...
  Но прервалась, так как посторонний ветерок прошелся по ее розовым волосам.
  Чужое слабое хихиканье привлекло ее внимание. Розоволосая повернулась к источнику голоса и глубоко нахмурилась.
  Перед ней стояла одетая в полотенце, недавно вышедшая из душа - Хайхане, которая использовала еще один полотенчик для своих волос - как головной убор для сушки. То есть в данный момент на ней отсутствовали ее любимое рваное кимоно и столь же неприятного вида бинты и повязки, что делало ее похожей на мумию. Сейчас можно было заметить, что как и ее лицо, кожа данной секирей была столь же бледной, насколько омраченной различными шрамами. Ее второго размера грудь подпрыгнула, когда она плюхнулась на диван. И Хайхане поганьнько выдохнула, глядя на розоволосую и поддразнивая ее по поводу ее недоразвитой груди:
  - Раз доска - два соска...
  - Пошла к черту!!! - заорала розововолосая девушка и запустила в треклятую смеющуюся секирей первым попавшемся под руку предметом.
  
  
  ***
  
  
  Минато упал на землю и тяжело задышал.
  - Давай, Минато-сан, - Юме стояла в расслабленной позе с небольшой улыбкой на лице. Напрягая кулак, она выбросила правую руку вперед, совершив прямой удар, и вернула ее обратно. В то же время ее левая рука была отведена назад, готовая к чему-угодно. А правая нога стояла чуть впереди, а левая приняла основной вес тела и была чуть согнута. В настоящее время она надела белую рубашку и красные спортивные штаны вместе с плоской и удобной темного цвета обувью.
  На Минато приходилась голубая рубаха без рукавов и длинные синие уже потные спортивки. Он ежедневно тренировался со своими секирей уже около трех недель. И пока еще не нашел работу на неполный рабочий день.
  Минато проигнорировал дрожь, которая пробегала по его позвоночнику. "Зачем я подписался на все это?" - мысленно пожаловался он себе и на себя, коря почем зря.
  
  
  ---Отступление в прошлое---
  
  
  Минато, совершив рокировку-многоходовочку, подобно презренному слуге, опустился на колени перед своими пятью секирей, касаясь лбом земли.
  - Пожалуйста, научите меня сражаться бок о бок с вами, - умоляюще он произнес.
  - Хорошо, почему нет, - пожала плечами Карасуба. - Ты говорил, что хочешь поднять свою значимость и вес в наших глазах... только потом не жалуйся.
  - Ты всему научишься в бою с нами... - мягко добавила Казехана.
  - Некоторые ашикаби, доведенные до отчаяния, могут использовать тебя в качестве заложника... - задумчиво сказала Йоми.
  - Да начнем же тогда подготовку! - с огоньком в глазах улыбнулась Юмэ.
  - Огромнейшее спасибо, - улыбнулся Минато своим секирей, поднимаясь с решительным блеском в глазах.
  - Но сначала... - прервала Казехана ашикаби. - Мы хотим поприветствовать Йоми и Акицу в нашем семействе.
  - Йо-чан, - Карасуба посмотрела на секирей, владеющую косой. - Разве ты не хочешь кое-что сказать Мин-чану?
  Начало лав-лайма
  Йоми, словно хищница, с большой улыбкой на лице прыгнула на своего ашикаби и аж "шмякнула" своими губами об его. Силы было достаточно, чтобы они оба: студиозус и сорок третья секирей оказались на земле. Минато просто принял поцелуй, про себя отметив, что она почти на том же уровне по ненасытности, что и Карасуба.
  Йоми уселась верхом на паховой части Минато и стала настойчиво тереться об затвердевающего дружка Минато.
  - У Минато-сана уже такой твердый... - хихикнула Йоми и стянула свой "корсетный" лифчик, оголяя грудь. Ей было все равно, что, возможно, ее груди уступали размерам грудей других секирей ее ашикаби... Она просто хотела порадовать своего любимого.
  Минато, не желая быть единственным, кто получит удовольствие, протянул руку и сжал ее левые холмик, в то же самое время другой рукой ущипнув ее за правый сосок.
  - Минато...
  Простонала Йоми, продолжая тереться о своего ашикаби и чувствуя, как из глубин ее тела поднимается сладостная теплота.
  Однако эта теплота внезапно исчезла....
  - Могу я спросить, чем это вы здесь занимаетесь?! - прервали их кисло-сладким голосом.
  Лайм резко оборвали
  Йоми резко повернула голову к обладательнице голоса, что аж послышался щелчок позвонков... И свирепо посмотрела на женщину с светло-фиолетовыми волосами. Ее гнев достиг своей пиковой степени, перейдя в застилающую глаза ярость, поэтому она полностью проигнорировала силу, излучаемую женщиной перед ней.
  - Кто ты, черт возьми, такая? - прорычала она.
  - Я являюсь хозяйкой поместья Идзумо. То место, в котором ты и твои друзья временно остановились, - ответила хозяйка с "дружелюбной" улыбкой, в которой обещалась кровавая расправа по случаю.
  - А ну ок... - ответила Йоми и будто назло продолжила двигать бедрами по своему ашикаби.
  - А... дайте-ка догадаюсь, Узуме не рассказала вам о правилах в поместье... - начала хозяйка и у находившихся в комнате возникло ощущение, что у нее за плечом появился мираж демонической морды.
  Морда была бледно-фиолетового цвета и с рядом острых зубов. Четыре из которых по углам губ изгибались, делая похожим на страшную улыбку-оскал, из нутра которого вытекали какие-то воздушные миазмы. Довершали страхолюдную картину бледно-бурые рога на лбу и красные светящиеся глаза и было похоже, что из одного из них - левого - слегка вытекала кровь. Еще у демонической маски присутствовали лохматые темные волосы, которые, колебались от фиолетовой ауры вокруг нее.
  - Правило номер один, - меж тем продолжила владелица, подняв вверх указательный палец. - В поместье Идзумо не разрешено сражаться без разрешения...
  - Правило номер два, - к указательному добавился средний палец рядом с ним. - Если вы получили разрешение по первому правилу, то должны быть уверены, что ваши действия не причиняют никому беспокойства.
  И наконец она подняла третий - безымянный палец.
  - Правило номер три... - присутствующим показалось, что голова демона с неодобрением глянула на обнаженную грудь Йоми. - В поместье не разрешается половое сношение в любом виде.
  - В самом деле? - фыркнула Карасуба, особо не впечатленная демонической аурой хозяйки.
  - Таковы правила, - ответила владелица, натянуто улыбнувшись Карасубе. В то же время, каким-то непостижимым образом послышался смех из утробы колеблющейся демонической маски.
  Йоми воздержалась от нарекания, вовремя прикусив язык - и лишь вздохнула. И одарив ее ашикаби последним поцелуем в губы, слезла с него.
  - Где здесь душик? - спросила она, даже особо не потрудившись прикрыть свои обнаженные холмики.
  - Прямо вниз по коридору, дверь в конце, - ответила той Казехана, слегка прищурившись глядя на хозяйку дома.
  - О, спасибо, - поблагодарила Йоми и, выбрав какую-то дополнительную одежду Минато, направилась в ванную, исподлобья глядя на владелицу.
  Минато издал тяжкий вздох и поднялся.
  - Акицу, дорогая, можешь ли ты составить Йоми компанию? - меж тем попросил он ледяную секирей и вручил ее еще один комплект своей запасной одежды вместе с чистыми трусами-боксерками.
  Акицу кивнула, беря одежду и прижимая ее к лицу:
  - Будет сделано, мастер... - и следуя его директивам, вышла, не удостоив хозяйку не единым взглядом.
  - Давайте тогда потренируемся что ли... - произнес Минато, чувствуя себя плохо от того, что ни он, ни его секирей не смогли снять стресс посредством любовных утех. Затем он посмотрел на хозяйку. - После того, как я найду подработку и накоплю денег - мы поищем себе отдельные апартаменты...
  - У нас более чем достаточно места, - предложила Мия.
  - Это так... - признался он. - Но с третьим правилом мои подруги не смогут облегчить себя... - и спокойно добавил. - А также не приятно следовать чужим правилам... - далее он схватил полотенце и сменную одежду, между тем поинтересовавшись. - А у вас есть запасная ванная комната?
  - В поместье есть лишь одно большое помещение для водных процедур.
  Ответила ему хозяйка.
  Минато тяжко выдохнул, бросив собранные манатки обратно:
  - Девушки, которых ты принимаешь, потом принимают душ за место тебя первыми...
  По-видимому, он имел в виду то, что, мол, пропускает остальных дам вперед.
  - Но Минато-кун... - начала было Казехана по поводу несправедливого сексуального ограничения, но он остановил ее.
  - Поскольку это не наш дом, мы будем соблюдать правила... - формулируя свои мысли, начала говорить Минато. - Итак, пожалуйста, идите тоже остыньте и освежитесь, а лучше убедитесь, чтобы девочки не вызвали какого-либо несчастного случая... - и мягко улыбнулся.
  Его секирей, находящиеся в комнате, горестно повздыхали. Но быстро справились с собой - поставив свои потребности чуть ниже потребностей своего любимого ашикаби. Смягчившись, каждая взяла набор своих запасных вещей и, чмокнув Минато в губы, также отправилась в ванную комнату.
  - Я вижу, что вы действительно заботитесь о них, - без эмоций прокомментировала Мия.
  Минато уставился на хозяйку поместья.
  - Ну, по крайней мере, вы не пытаетесь затащить их в постель, как предыдущий хозяин дома, в котором я обитал... - и добавил. - Я просто подожду здесь, пока они не вернутся. Простите, но я в ближайшие недели подумаю о местечке, где бы мы могли устроиться в шестером...
  "А может и больше" - мелькнуло у него в мыслях.
  Мия кивнула и вышла в коридор. Направляясь на первый этаж, она встретила чем-то нахмуренную Узуме в ее обычной пижамной сорочке.
  - Ара, Узуме-сан... - поздоровалась Мия с ней. - Ты так рано проснулась...
  - Да, - ответила она, сложив руки под грудью. - То, что вы там сделали - это не тактично и выглядело не хорошо... - и продолжила обвиняющим тоном. - Вы знаете, кем он и девочки являются. А еще вы осведомлены, что они нуждаются в любви, ласке и заботе, - и в конце своей речи Узумэ припечатала. - И зная обо всем этом, вы по-прежнему мешаете их отношениям!
  - Пока они соблюдают правила: я позволяю им оставаться... - сказала Мия с упертым выражением лица и пошла готовить завтрак для своих постояльцев.
  - Только из-за того, что вы потеряли дорого вам человека... это не означает, что вы имеете право разлучать узы других людей, - сердито произнесла Узуме в спину владелице.
  Мия остановилась, повернув голову к ее темноволосому-арендатору:
  - А что бы ты сделала на моем месте, Узуме-сан?
  - Пф-ф, откуда мне знать... - и добавила с легким румянцем на лице. - Но... я реагирую на него... И когда он уйдет, я уйду вместе с ним!
  Объявив все, что хотела сказать, Узуме тоже направилась в ванную.
  Мия простояла несколько секунд в задумчивом состоянии, а затем продолжила свой путь на кухню.
  - Так-так... значит, Узу-тян тоже реагирует на него? - в одной (не) известной тайной комнате раздался женский голос, обладательница которого глядела на застывший кадр одного из своих мониторов. Помещение было освещено достаточно для того, чтобы увидеть различную электронику и компьютеры вдоль стен и большой матрас, который занимал центральное и основное пространство комнаты.
  Голос принадлежал женщине за двадцать с апельсиново-рыжими волосами и большими круглыми очками поверх ее оранжевого цвета глаз. Несколько ее коротких прядей спадали на лоб девушки и доставали до самого носика. В то время как с другой стороны: волосы шли длинными толстыми косами вниз - к ее бедрам, что можно было бы заметить, если бы она находилась в положении стоя. Но в настоящее время она сидела со скрещенными ногами и каким-то образом надевала белое платье без рукавов, доходящее ей до лодыжек, с пикантными прорезями на бедрах и алмазно-шахматным прорезом, частично оставляющим открытой объемную грудь девушки. Она также носила белые атласные перчатки без пальцев, которые тянулись до самых локтей. Ее соски настойчиво выступали из-под ткани одежды, в то время как девушка уже вовсю постукивала по одной из многих находящихся в комнате клавиатур. Она глянула в монитор еще раз: на ашикаби. И извращенно хмыкнула.
  - Он тот самый, - объявила она легкомысленным тоном и прижала руки к своей груди минимум размера четвертого, добавив. - Плохо только то, что я должна буду разделить его с остальными секирей... - она чуть надулась. - Но что поделать...
  И она в предвкушении облизнула губки.
  
  
  -----Конец отступления-----
  
  
  С того времени Минато имел стойкое ощущение, что все, что с ним случилось, не особо хорошо на нем отразилось, но и не так уж прям плохо.
  - Давай, Минато-сан, сражайся! - Узуме, словно его преданная болельщица, попыталась подбодрить почти студента.
  Снова поднявшись с земли, Минато прокашлялся, будто ему в горло что-то попало. И встал в стойку - с обоими кулаками наготове и слегка приподняв правую ногу. Он балансировал, успокаивая боль в левой ноге, и делая спокойные вдохи и выдохи.
  Юме улыбнулась своему ашикаби. Он порядочно спрогрессировал в течение последних шести часов "тренировки". Да и до этого...
  - Нападай, Минато-сан, - словестно стала увещевать она и жестом пригласила ашикаби к атаке.
  Минато сделал рывок в направлении его секирей и практически успешно провел удар, нацеленный ей в живот. Юме в последний момент поймала его руку в правом локте и чуть отодвинула голову назад. И будучи сильнее здорового взрослого мужчины, Юме бросила своего ашикаби через бедро, перевернув того на землю.
  В это время Йоми сидела во внутреннем дворике, глядя как ее ашикаби уже в который раз в течении дня расположился не по своей воле на земле. Сейчас она была одета в желтую рубашку и короткие черные штаны, которые оголяли ее ножки, выставляя напоказ ее красОты.
  Минато оттолкнулся от земли и встал, чуть покачиваясь. Стряхнув пыль с рубашки, он завздыхал. Страдала одна лишь его мужская гордость.
  - И это ты сдерживаешься? - недоверчиво спросил он.
  Юме легонько кивнула с улыбкой, расслабляя мышцы в ее боевой стойке, и подошла к своему запыхавшемуся господину.
  - Да, - все же сочла нужным ответить она, обнимая того за шею и вдыхая его мускусный запах хорошо проделанной работы. - Ты хорошо пахнешь, Минато-сан... - и она беззлобно хихикнула.
  - Я пахну так, словно провел бой с тремя сверхмощными женщинами и проиграл даже тогда, когда они сдерживались... - пошутил Минато, но вздрогнул, когда его спина "напомнила" ему о тренировках с Карасубой. Он мельком глянул на катану, заключенную в черные ножны и лежащую на коленях Акицу - в то время как сама девушка накинула на плечи джинсовую куртку Минато, почти не прикрывающую ее раскованную грудь. Внизу на ней присутствовали короткие джинсовые брюки.
  А серебрянноволосая секирей в тот момент задумалась о том, как научить ашикаби использовать мечи, точнее с чего лучше начать. Ведь биться с помощью кулаков не тоже самое, что на мечах.
  Зевнув, Карасуба подошла к Минато и Юме. Сейчас на ней был зеленый топ с такого же цвета шортами и сапожками.
  - Давай, Мин-чан, - и она осклабилась, поддразнивая. - Все не так уж и плохо, не так ли?
  - Ты могла на всем серьезе убить меня... - пожаловался он в ответ.
  - Но ты все еще живой! - рассмеялась она, развернувшись. - Ты можешь отдохнуть и принять душ, Мин-чан... - и поколебавшись, добавила странным тоном. - После этого мы снова проверим твою естественную выносливость, природное чутье и рефлексы при экстремальной температуре...
  - Ты же не имеешь в виду то, что Акицу понизит температуру, в то время как Йоми будет раскручивать свою косу на меня...? - боязливо застонал ашикаби, вспомнив одну из тренировок. Тогда его мышцы прочувствовали все на себе и уже сейчас начинают заранее бастовать.
  - Не волнуйся, Минато, - успокоила его подошедшая Казехана, нежно погладив его спину. На ветряной секирей присутствовал лишь серый женственный топик да такого же цвета шортики.
  Мия стояла у кухонного окна, в тишине наблюдая за испытаниями, который ежедневно устраивали секирей своему ашикаби. Глянув на закрытую дверь, хозяйка вздохнула.
  "Может мне действительно следовало бы..?" - подумала она про себя.
  
  
  ***
  
  
  Минато устало со вздохом погрузился в просторную ванну, которая находилась в большом помещении для банных процедур. Своими болевшими мускулами он чувствовал, будто их пытались отсоединить от костей, - и это точно случится, если он продолжит тренироваться в течение остального дня и в том же темпе.
  - Девчата убивают меня больше, чем помогают... - вздохнул он. - Но если я хочу помочь им и другим... - и поднял руку, сжав в кулак. - Мне нужно пройти через ад - вернуться и попробовать снова...
  Он был настолько глубоко и решительно в своих мыслях, что не заметил острожного открытия двери в ванную комнату и мягкие шаркающие звуки, исходящие с потолка.
  
  
  ***
  
  
  Узуме вернулась в поместье после позднего обеда. Добираясь до дома, она задавалась вопросом, как она может незаметно окрылиться без слежки Мио и ее "демонических" чар и всяких страхолюдных миражей. Вздохнув, она вошла в предбанное помещение, которое всегда оставалось открытым. И сняла свой пурпурный пиджачок, под которым находился спортивный лифчик. Затем ослабила волосы со своего бокового хвоста и сбросила обтягивающие штаны для бега. Теперь она осталась в одном лифчике да женских розовеньких боксерочках - оглядев себя в зеркале, она избавилась и от этих элементов своего гардероба. Взяв длинный полотенчик - она обмотала им поверх груди.
  Девушка так и не заметила, что рядом - в соседней корзине - находился чей-то чужой комплект одежды.
  
  
  ***
  
  
  Расслабляясь в горячей ванне и вдыхая непрозрачные пары воды, Минато внезапно почувствовал, как кто-то вошел в прямо ванну - все из-за звука, который свойственен потревоженной воде, а также ряби, соприкасающейся с его расслабленным телом.
  - Кто это еще здесь? - пробормотал он, как неожиданный укол предчувствия ударил его. "Что, если это Мия-сан?" - подумал он и испугался, увидев покрытую паром женственную фигуру.
  - М-мия-сан, не уби... - произнес он, закаляя свои нервы к худшему.
  Глаза Узуме расширились от удивления при распознавании внезапно раздавшегося голоса, и она внутренне возликовала. "Это мой шанс".
  - Попробуй угадать снова, Минато-кун.
  - У-зуме-чан, - сказал он шокировано. - Я-я скоро уже выхожу... - протараторил он последние слова, ища взглядом свое полотенце.
  - Ищешь это? - дразня спросила Узуме, направляясь к обнаженному ашикаби с полотенцем, обернутым вокруг ее тела, и вторым - в ее руках.
  - Узуме... - покраснел Минато, по-видимому, от вида и походки темноволосой девушки, которая подошла к нему качая бедрами.
  - Знаешь, Минато-кун... - произнесла она, присев к нему настолько близко, что груди во всю уперлись и прижались к его левой руке.
  Ашикаби сглотнул. Данная ситуация не была бы проблемой, если бы эта девушка являлась одной из его секирей... И c тех пор, как он остановился в поместье Идзумо - за те несколько недель - он довольно неплохо узнал ее. Да и, - продолжил сумбурно домысливать он, - она тоже секирей, и он все никак не спросил, окрыленная ли она...
  Но независимо от всего этого, к сожалению, быть беде - Минато буквально предчувствовал, что вот-вот появится хозяйка...
  -У-узуме-чан... - попытался было начать Минато, но она приложила палец к его губам, заставляя тем самым замолчать.
  - Позволь сначала мне сказать, - успокаивающе заговорила Узуме.
  Минато кивнул, а темноволосая наконец убрала пальчик.
  - Я тебе нравлюсь, Минато-кун? - спросила она.
  У парня непроизвольно приподнялась бровь от такого вопроса - прямо к его темным с белыми прожилками волосам.
  - Да, нравишься, - ответил он правду. - А я тебе?
  Узуме по-доброму и облегченно рассмеялась, скользнув ему на колени и прижимаясь своим буферами к его груди.
  - Конечно, ты мне нравишься, Минато-кун... - ответила она, наклоняясь еще ближе к студенту. - Мой ашикаби...
  Последнее она прошептала и поцеловала его, вызывая светло-желтые блестящие крылья, которые раскрывались у нее за спиной, придавая комнате теплый свет.
  И затем Минато будто ударили кирпичом по голове. Узуме теперь окрыленная...
  Им - собственной персоной.
  - Своей вуалью я закрою ашикаби ото всех бед и невзгод... Отныне и навсегда.
  Поклялась Узуме.
  Минато улыбнулся его новой секирей в мокром полотенчике и тоже в ответ поклялся:
  - Я сделаю все возможное, чтобы любить тебя и не дать причинить тебе вреда.
  И обнял ее за талию, в то время как она доверчиво положила голову ему на плечо.
  Они застыли и пробыли в такой позе - не пошевелившись - словно боясь спугнуть момент... в течении нескольких умиротворенных минут.
  
  
  ***
  
  
  - Это потрясающе... - красноволосая фигура, спрятавшаяся под потолком, легонько завизжала, вся намокнув.
  На ней было обернуто полотенце столь маленькое, что оставляло огромный простор для фантазии. Она забыла очки в своей тайной комнате, что очень ее печалило, так как ей все время (наверное, по привычке) хотелось протереть их - в данном конкретном случае - от пара.
  - Теперь мне бы найти подходящую идеальную возможность... - пробормотала она, наблюдая, как только что окрыленная секирей положила голову на плечо своего ашикаби.
  Запертая в нише под потолком женщина слишком сильно подалась вперед и неожиданно почувствовала, что точка опоры проваливается под весом ее тела... С хорошей такой скоростью.
  
  
  ***
  
  
  - А-а-а! - закричал чей-то приближающийся женский голос.
  Помимо него, двое в ванной услышали большой всплеск упавшего в воду объекта. Вода окутала пару, мгновенно их намочив. Узуме от напора даже поскользнулась, вскрикнув и падая на колени Минато, но тот успел подхватить ее. Когда они восстановили свое равновесие и ориентацию в пространстве, то увидели...
  - У тебя очень милый видок позади, Мацу.... - захихикала Узуме - в этот момент ее полотенце чуть скользнуло вправо, оголив ее сосочек и показывая его темноватый оттенок ареолы.
  Упомянутые выше плавающие ягодицы опустились ниже, в то время как голова красноволосой женщины показалась из воды прямо напротив Минато.
  - Привет, красавчик... - поздоровалась девушка со знойной улыбкой на лице, держа голову на плаву.
  Ответ Минато застрял в горле из-за всей этой непонятной ситуации: он наслаждался моментом со своей последней окрыленной секирей, как еще одна женщина свалилась буквально с потолка.
  (Прим. пер.: а, классика, еще один свалившийся с неба сисястенький рояльчик :)
  - Меня зовут Мацу, - представилась женщина и поднялась в полный рост из ванны, покрасовавшись перед парнем и давая ему ясный вид на ее неприкрытые соблазнительные прелести.
  - П-привет, Мацу-сан... - отозвался Минато - в очередной раз ему стало сухо во рту.
  - Ай, да ты так дрожишь... - улыбнулась она, выбравшись из воды и спрятав свою обнаженную красоту за его правым плечом, прижимаясь к Минато грудью. - Позволь мне согреть тебя, А-ши-ка-би-са-ма... - произнесла она по слогам и поцеловала его в губы.
  Серые крылья с беленьким свечением тут же осветили все помещение.
  - Секирей номер два "Техноведьма" Мацу, - представилась женщина и устремилась рукой вниз по телу Минато. Достигнув дружественного штаба, она взяла его маленького вояку в плен. - Какой большой малыш... - и пошленько ухмыльнулась, заметив покрасневшее лицо ее ашикаби.
  - В самом деле... - кокетливо произнесла Узуме, скользнув взглядом вниз, где, к ее удивлению, ее ждал шикарный приз в виде полностью экипированного к бою "бойца" ее ашикаби.
  - Я думаю, наш ашикаби нуждается в маленькой... благодарности он нас... Ты так не считаешь, Узу-тян?
  Узуме позволила полотенцу соскользнуть вниз в воду, полностью оголяя ее большую сексуальную грудь. Прижавшись к ашикаби, она укусила того за ушко и тут же выдохнула теплым воздухом со словами:
  - Я тоже так думаю.
  Минато в очередной раз сглотнул. Все закончится либо очень хорошо, либо очень плохо.
  
  Начало взрослого времечка
  
  Узуме страстно поцеловала ашикаби, а Мацу нежно погладила "кое-чего". Минато застонал, чувствую, как Мацу потерлась телом об его левую руку. Взяв инициативу в свои руки, он отделился от губ Узуме и поцеловал уже Мацу, в то же время нащупывая левый холмик первой. Обе девушки эротично пропищали что-то от ласковых прикосновений своего ашикаби.
  - Узуме, хочешь быть первой? - спросила рыжая, ловя ртом воздух из-за того, что ощутила, как один из пальчиков Минато добрался до ее нижних губок.
  Часто и тяжело дыша от мягких поцелуев на ее шее, Узуме кивнула. А затем оседлала Минато, упираясь своей влажной дырочкой об его твердого товарища.
  - Думается мне... кто-то в данный момент нарушает правила, - всецело разрушил ведающую в воздухе любовную страсть приторно-сладкий женский голос.
  
  Время лав-лайма резко прервали... СНОВА
  
  
  Трое посмотрели на будто из воздуха материализовавшуюся хозяйку плюс колеблющийся мираж демона позади нее. На лице женщины застыла жуткая улыбка. А в руках она держала деревянный ковшик.
  "Я же говорил..." - мысленно вздохнул Минато. "Определенно, конец оказался плохим".
  
  
  
  
  Глава 3. Потрясающий зеленый
  
  
  - Помоги мне... - захныкали мягким женским голоском.
  Минато оказался на поляне, сплошь покрытой зеленой травой и окруженной высокими деревьями. Небеса застилала темнота. Ашикаби огляделся вокруг себя, пытаясь понять, где он находится.
  - Где это я? - не преминул задать он назревший вопрос, рассматривая пышное зеленое поле.
  - Помоги мне... братик! - взвыл писклявый женский голос где-то сверху.
  Минато поднял глаза и увидел парящую - словно в невесомости - девочку лет девяти с золотистыми светлыми волосами. На ней присутствовало лишь однотонное белое платье до голени. На ее зеленые радужки навернулись слезы, как бы умоляя, чтобы ее спасли.
  Ашикаби видел, как девочка протянула к нему свои руки и пыталась дотянуться до него. Он ответным движением потянулся ей навстречу и постарался схватить ее, но она неожиданно взорвалась тысячами спор растений.
  - Пожалуйста, спаси меня... - ее голос, будто отовсюду, вторил этой непонятной какофонии природы. - Братик...
  
  ***
  
  Минато резко приподнялся с футона и тяжело задышал. И тем самым разбудил своих девочек от сна.
  - Минато-кун, что случилось? - сонно спросила Узуме, что лежала сейчас позади Акицу, закинув на ту левую ножку.
  - У меня был странный сон... - пробормотал он.
  - ... такой хороший и занимательный, что ты пробудился и решил рассказать нам об этом? - шуточно спросила Йоми со своего спального места на правой ноге ашикаби.
  Минато отрицательно покачал головой.
  - Мне приснилось, что какая-то маленькая девочка пыталась связаться со мной или что-то в этом роде... - стал объяснять он. - У нее были светлые волосы, которые тянулись вниз вдоль по спине, и зеленые глаза, а также белое длинное платье... и она парила надо мной... звала меня. И просила о помощи, - девушки в это время внимательно слушали его рассказ. - Но когда я сам потянулся к ней, девочка внезапно исчезла, рассыпавшись на пыльцу или споры... - ашикаби вздохнул, обращаясь уже к своим секирей. - Как думаете, что это все значит? Мне никогда такие сны не снились...
  - Может быть, это своего рода канал связи, который секирей могут использовать, чтобы найти своих ашикаби... - задумчиво проговорила Мацу.
  Минато посмотрел на свою оранжево-рыжую секирей, как бы предлагая продолжить. И она стала давать объяснения:
  - Некоторые секирей могут вступать в ментальный контакт со своими ашикаби, с которыми им суждено быть. Далее такие секирей либо начинают бесцельно бродить в бессознательном поиске ашикаби, либо ждать такого человека, либо самим настойчиво и конкретно искать.
  Минато кивнул.
  - Теперь я понял.
  - Как-то место во сне выглядело? - спросила уже Казехана.
  - Я находился на травянистом поле, пышущим и наполненным жизнью, но небо было очень темным. Как я думаю, девочка была сильно напугана и заперлась в каком-то месте, где много растительности и нет крыши. Либо же сама крыша, возможно, представляла собой ветвистые деревья, застилающие и скрывающие небо.
  - Ботанический сад? - догадалась Юме. Она вспомнила маленькую девочку, которая подходила под описание ашикаби, когда та шла куда-то вместе с беловолосой женщиной-врачом.
  - Возможно... - задумчиво проговорил Минато. - Что ж, выясним это позже... утром, а сейчас давайте спать, девочки... - постарался успокоить он их, уже закрывая глаза, в то время как секирей прижались к тем частям его тела, которые были свободны и не заняты другими, облепив паренька как пчелки свой медок.
  'Мне нужна более просторная комната...' - последнее, что подумал он, погружаясь в сон.
  
  
  ***
  
  
  - Мне скучно! - завопил женский голос, заставляя людей на улице пораженно оборачиваться и крутить пальцем у виска.
  - Когда ты возьмешь себя в руки... - произнесла другая женщина со вздохом.
  На внешней площадке кафе сидели две женщины. Близнецы, если быть точнее. Одна из них - одета в кафе-униформу, которая представляла собой розовый фартук поверх черной одежды горничной. У нее были светло-карие глаза, а также небольшая грудь - размера второго и темные волосы, у которых несколько прядей спадали вдоль лобика, а сзади - в виде двух длинных треугольной формы хвостов, которые достигали ее талии. Обувь - темные туфли без каблуков.
  Ее близняшка носила ту же форму и имела точно такую же прическу. Одно из отличий по сравнению с первой девушкой - это, пожалуй, бюст - побольше - размера уже третьего - четвертого и синий фартук поверх формы.
  Одна из близнецов - та, которая имела спокойный характер, снова вздохнула и стала читать нотации своему 'двойнику':
  - Хибики, пожалуйста, перестань кричать. Ты отпугиваешь наших клиентов.
  Обе девушки сидели на маленькой скамейке, перекусывая в свой обеденный перерыв.
  - Да знаю, Хикари... - нахмурилась Хибики и забросила кусочек курицы себе в рот, добавив. - Но это реально очень сложно заниматься каким-либо делом без наших MBI-карточек... - и сердито умолкла.
  - Да, - согласилась ее близнец.
  - Когда я найду того мерзавца, что взял наши карты, я поджарю его электричеством до состояния хрустящей корочки... - мечтательно заворчала Хикари.
  - Этого не произойдет, если я заполучу его первым... - снова нахмурилась Хибики и сделала глоток кофе. Затем старшая из близнецов посмотрела и ругнулась. - Похоже, наш перерыв закончился.
  - Разве мы не можем сократить часы работы? - спросила младшая.
  - Было бы не плохо... - ответила старшая, вставая и смахивая крошки еды со своей униформы. - В будущем, наверное...
  И близняшки продолжили свою рабочую смену.
  - А, наконец-то, Хибики. Шуруй за стол пятнадцать, - увидев ее, объявил повар и положил две тарелки с едой на стойку и добавил, ухмыльнувшись. - И не забудь улыбнуться!
  - Ага-ага... - пробормотала она, беря тарелки и направляясь к озвученному столу. Она не обращала внимания на поросячье-игривые взгляды от клиентов-мужчин и ревнивые - от женщин.
  - Вот ваш заказ, сэр... - подойдя к нужному столу, сказала она с вымученной улыбкой.
  Она и ее сестра оставались главной причиной, по которой кафе было заполнено клиентами до верху. Не только потому, что они были близнецами - что уже представляло из себя достаточно редкое явление, но и их фигурами, за которые многие из мужчин-клиентов готовы были умереть - особенно ради той близняшки, у которой грудь - более развита. Младшей приходилось очень трудно - она еле сдерживала себя, чтобы не устроить электрическую экзекуцию тех горе-пикап-парней, которые пытались дешево к ним подкатить или вызвать их с сестрой благосклонность. И это еще не забывая о другой категории посетителей: девушек, также присутствующих в кафе и которые каждый день пытались обвинить сестер-работниц в том, что они, якобы, стараются украсть у них парней благодаря своим формам горничных.
  - Спасибо, - из-за журнала ответил скучающий мужской голос. - Просто поставьте это на стол, - и как бы невзначай спросил, откладывая журнал в сторону. - И это, не можете еще принести мне чашку кофе вместе с вашим номером телефона?
  Мужчина выглядел примерно на тридцать: с черными неопрятными волосами и выцветшей щетиной на лице. Одет - в белую рубашку с длинными темными штанами и строительными ботинками на ногах, которые вальяжно лежали на стуле - напротив него.
  Он встретился своими голубыми глазами со светло-карими. Владелица которых тут же их сузила и заворчала на мужчину:
  - Что, черт возьми, ты здесь делаешь, Сео?
  Мужчина тихо рассмеялся.
  - Я просто проверяю своих маленьких девочек... - и отмахнулся от взгляда, который он получил - обещающего кровавую расправу. - Я также пришел, чтобы принести вам это...
  И усмехнувшись, вытащил из кармана две золотые пластиковые карты со знаками секирей. В центре одной из которых находилась цифра одиннадцать, а на другой - двенадцать.
  Как только глаза секирей увидели эти карты, она мгновенно попыталась схватить их. Только вот мужчина отдернул руку.
  - Ох, ох, ох... - начал дразнить он, размахивая карточками, словно веером. - За это, ты должна будешь сделать мне одолжение... - и усмехнулся, хотя в глубине души был немного потрясен разгневанным лицом Хибики.
  - Наша смена заканчивается через четыре часа. Если тебя здесь не будет... - начала она, но оставив висящую в воздухе угрозу, направилась к своей сестре.
  - Они растут слишком быстро... - вздохнул мужчина, откусывая кусочек от гамбургера. 'Я должен привезти кого-нибудь для Нако', - подумал он и позвал другого работника для еще одного заказа.
  
  
  ***
  
  
  - Так, и что ты хочешь, бомжара? - спросила Хикари, когда она и ее сестра освободились.
  Хикари уже успела одеть розовую футболку с желтой цифрой одиннадцать по центру и белые брюки, которые доходили до нижней части бедер.
  Хибики же приоделась в темно-синюю блузку, которая достаточно свободно облегала ее небольшую грудь, а также темную юбку длиной до колен и туфли карамельного цвета.
  - Э-эй... - оглядев себя, Сео стал защищаться и поднял левую руку, показывая обручальное кольцо. - Я счастлив в женитьбе, а у вас через несколько месяцев появится маленькая сестренка, - добавил он, фыркнув от слов младшей из близнецов по поводу его внешнего вида.
  - Ты одет как последний голодранец... - еще раз не преминула заметить младшая.
  Сео вздохнул от этого уничижения, которое слышал от своих 'дочерей'.
  (п/п: кажется, в этом варианте вселенной этот чел замутил с их мамой, или той, кого они ею нарекли. Словом, пока не понятно... :)
  - Итак, что случилось, Сео? - спросила Хикари.
  - Ну, возникла небольшая проблемка на территории лаборатории пятнадцать... - начал он с улыбкой. - И вы можете поиметь от этого кое-какие ништяки.
  Близнецам, еще до того как он завершил свою речь, сильно не понравилось, где это произошло.
  
  
  ***
  
  
  - Это то место? - спросила женщина с длинным посохом, стянутым ремнями к ее спине. Она была одета в зеленый женский костюм, который хорошо шел ее фигуре, в том числе и бюсту - размера этак второго-третьего. Также у нее имелись серебристого цвета глаза и бледно-светлые волосы, связанные в короткий, длиной до шеи конский хвостик. Обувь у нее представляла собой черные ботинки на плоской подошве.
  - Конечно, это оно, Сола... - ответил подошедшей к ней молодой человек в белом костюме с кружевным кашне и в белых мужских туфлях. Волосы - бледно-шатеновые - доходили до ушей, где обрывались. Его карие глаза смотрели вперед: на большое пространство лесистой и холмистой местности. В них имелся подозрительный блеск, который только подтвердился следующими его словами. - Я хочу эту зеленую девочку...
  (п/п: о, а вот и 132-статья-УК-РФ-кун забежал к нам на огонек :)
  - Будет сделано, Микогами-сама, - сказала Сола.
  - Хорошо, - он властно улыбнулся. - Я взял тебя только потому, что Муцу занят другими поручениями... Поэтому я очень сильно на тебя рассчитываю.
  
  
  ***
  
  
  - О, а вот мы и здесь... - прошептал Минато, выглядывая из-за небольшого холма.
  Он рассчитывал лично убедиться в безопасности зеленой девочки. Особенно после неприятного сообщения, которое он получил.
  
  
  ---Отступление в прошлое---
  
  
  Минато в очередной раз застонал, присев на диван в гостиной. Ему не нравился тот факт, что сон с девочкой напрямую касался его. А также то, что он от чистого сердца действительно хотел помочь этой маленькой секирей.
  - Надеюсь, с ней все будет в порядке, - помолился он неведомым силам и включил телевизор... Чтобы сразу увидеть знакомую рожу... ухмыляющегося директора MBI Хирито Минаки.
  - Привет, Сахаши-кун! - поприветствовал его мужчина, натянув еще больший оскал не лицо.
  - Что за странное шоу... - до конца не понимая, недоуменно прокомментировал Минато, перещелкивая на другой канал... Чтобы на нем тоже увидеть ту же волчью улыбку беловолосого.
  - О, это не просто странное шоу, Сахаши-кун...- начал Минака, безумно скалясь.- У меня есть специальная миссия для тебя и других ашикаби, которая касается маленькой зеленой девочки.
  Последняя часть сказанного вызвала повышенный интерес почти-студента.
  - Что это вы имеете в виду? - произнес Минато и сузил глаза, глядя на мастера игры. И уже особо не удивляясь тому, что разговаривает с человеком... по телевизору. В конце концов, MBI - одна из самых высокотехнологичных корпораций планеты.
  - Все просто на самом деле, - стал пояснять Минака, и изображение его лица на экране передернулось волнами - и предстала картинка какого-то здания, окутанного дикой растительностью, а меж тем голос Минаки на фоне продолжил. - Это лаборатория номер пятнадцать... - камера приблизилась. - Один из моих... друзей был ответственным за ее учреждение, пока не пришел какой-то несанкционированный левый человечек и не попытался проникнуть в лабораторию с целью окрылить знакомую нам всем девочку против ее воли...
  Картинка снова передернулась - и в кадре появилось лицо Минаки, который откинулся назад в кресле, слабо усмехаясь и пытаясь удержать маску безразличия на лице.
  У Минато в то же время возникло острое желание выследить того 'левого' человека и закопать. Его секирей уже успели ему рассказать о том, что встречаются ашикаби-мерзавцы, которые окрыляют секирей, даже если они им не предназначены. Все равно, что насильники - только здесь еще хуже, так как у 'жертв' уже не остается иного выбора, как следовать за их 'псевдоашикаби' и полностью подчиняться их указаниям, словно безвольные куклы с самосознанием и навязанной волей с 'любовью'.
  Инциденты уже встречались...
  - Значит, вы хотите, чтобы именно я спас ее? - спросил Минато. - В чем подвох?
  - Ты действительно умный молодой человек, не так ли? - польстил беловолосый мужчина, усмехнувшись. - Спешу огорчить, ты будешь не единственным, кто будет пробовать вытащить эту маленькую птичку из своей клетки - другие тоже пойдут за ней...
  - Что? - не совладав с эмоциями, выкрикнул Минато, вставая от распирающего его гнева. И догадываясь, откуда эти самые 'другие' об этом узнают.
  - Ве-ерно... - довольно произнес Минака, а его изображение на экране стало расширяться - приближаясь. - Теперь все, что вам нужно сделать, это столкнуться между собой, чтобы получить главную награду...
  После последних произнесенный слов - телефон Минато завибрировал массажным тонном, сигнализируя о пришедшем сообщении. Взяв его, парень прочитал сообщение. Глаза ашикаби еще сильнее сузились и он уставился на смеющегося, как черт, генерального директора.
  - Ну ты и сволочь... Хоть понимаешь, что сделал? - Минато стиснул зубы.
  - Аха, сделал игру более интересной... - ответил Минака с очередной усмешкой и добавил. - Ну, будь здоров!
  И он помахал рукой, прощаясь. И в тот же момент экран вернулся к своей первоначальной телевизионной программе.
  - Это просто так не сойдет тебе с рук, Минака... - зло пообещал себе парень.
  
  
  ---Конец отступления---
  
  
  - Ты в нужном месте Мин-чан, - голос Мацу раздался из его телефона.
  Сейчас рядом с Минато, подобно телохранительницам, находились трое из его секирей. Акицу, Йоми и Узуме. У первой - верхняя часть одежды представляла собой длинное открытое белое и раскованное кимоно с черными краями на рукавах, почти не скрывающий ее аппетитные достоинства; низ - белые велосипедные шортики длиной до бедер. Также у нее присутствовала неформальная крупная цепь вокруг шеи (сама выбирала), часть из которой опускалась между ее грудей и поддерживала кимоно от полного раскрытия - заменяя пуговицы или же пояс.
  Йоми одела ее обычную одежду (кружевной 'лоли-стайл'). Коса висела у нее за плечами.
  Узуме оделась в еще более причудливые одежды, верх которых представлял собой по виду обычные белые ткани, связывающие и прикрывающие ее грудь, а внизу у нее находилась белая юбка до бедер с оголенной частью на левой стороне. Столь же белая ткань покрывала ее голову в виде головного убора. Также - длинные вуали спадали вдоль ее рук.
  Минато был одет неброско, в сравнении со своими спутницами: черная армейская майка с военными штанами, которые были заправлены в жесткие берцы. Также, к новому образу добавлялись: черные перчатки и катана, привязанная к спине - к большому неудовольствию Карасубы.
  - Хорошо, девочки, вы готовы? - спросил Минато своих спутниц.
  - Я готова в любое время, мастер... - ответила Акицу в своей без эмоциональной и холодной манере.
  - Готова, Минато-кун, - усмехнулась Йоми.
  - Готова к хорошему бою, - подмигнула уже Узуме.
  - И я тоже, Мин-чан, - ответила Мацу из наушника, когда ашикаби поместил его в ухо.
  - Хорошо... - он глубоко вздохнул. - Начинаем операцию 'Спасение зеленой принцессы'.
  Остальные только кивнули и бросились к огороженному входу в густую лесистую территорию.
  - Стойте! Вход запрещен! - закричал охранник, увидев стремительно приближающуюся группу.
  - Мы должны сначала пройти этих парней - иначе в последствии они могут стать нам помехой, - произнесла Йоми, бегущая рядом с Минато. - Жалко нельзя их убить... Так бы быстро...
  - Но ты можешь обезвредить и навредить им и без этого, - дала совет Узуме.
  - Да, давайте обойдемся без смертей, - на бегу вздохнул Минато, вспоминая, насколько безумной и кровожадной может быть владеющая косой секирей, когда входит в боевой азарт - проверено в спаррингах между ней и остальными, особенно Карасубой.
  - Остановите их! - раздался другой суровый мужской голос и охранники начали жиденько стрелять в группу.
  Упомянутые вторженцы резко рассредоточились по сторонам и пули частично прошли мимо. А те, которые не прошли - обессиленно ударились в вертящуюся с огромной скоростью ткань Узуме, та, подпрыгнув в воздух, использовала свои непонятные вуали в качестве щита против пуль. Когда снаряды обезвредились, секирей взмахнула обеими руками, и ткани, подобно змеям, набросились на десятки охранников, связывая их не хуже канатных веревок.
  Акицу, словно диверсант с опытом, одним движением оказалась около одного из охранников и, положив руку тому на плечо, мгновенно заморозила человека от шеи до пят.
  Далее она скользнула в сторону, заметив блик полицейской дубинки, нацеленной ей прямо в голову, и ударила ее обладателя ногой в грудную клетку. Мужчина отшатнулся и снова получил, но теперь уже локтем в то же место, почувствовав, как его ребра трескаются, а воздух выбивается из легких. Теряя сознание, он повалился прямо к ногам ледяной секирей.
  Йоми оскалилась, приближаясь к вооруженным людям. Применив качание маятника, она сходу врезалась во врагов, рубя одного стражника за другим. Резко развернувшись, она полоснула набросившегося на нее человека. Мужчина заорал, ощущая, как клинок косы порезал ему спину и мышцы.
  - Камон... дайте мне хороший бой, - она кровожадно облизнула губы и захихикала.
  Не успевая воспользоваться своим оружием, она выставила руку в защите, блокируя кулак великаноподобного охранника, который попытался ее ударить. Тот был сильно удивлен, что такая хрупкая девушка смогла остановить его кулак всего одной своей рукой.
  - И это все? - спросила Иоми скучающим тоном. Ее глаза показывали небольшой намек на жажду кровавой расправы, затем она заусмехалась. - Минато сказал нет смертельным ударам, но он ничего не говорил о... - она одним быстрым движением разрезала мужчине живот и отрубила руку. - ...отрезании некоторых частей... - закончила она свою небольшую садистскую речь и вырубила охранника древком косы. Затем в несколько движений перевязала тому рану и позвала Акицу, чтобы та заморозила разорванную рану и обрубок руки.
  Тем временем Минато столкнулся лицом к лицу с несколькими охранниками. Он глубоко вздохнул, встав в боксерскую стойку и легко подпрыгивая на носочках.
  Мужчины рассмеялись над студентиком, думая, что он ничего из себя не представляет и не продержится долго. Один из них шагнул вперед, хрустя костяшками, а затем разминая рукой шею.
  (п/п: я так понял, что у них либо патроны закончились, либо он столкнулся с безоружными охранниками, либо они решили повы...бываться... Короче, не знаю - много вариантов. Мутновато)
  - Давай покончим с этим, паренек, - произнес охранник самодовольным тоном.
  К его удивлению, когда мужчина замахнулся на парня, тот практически исчез из его поля зрения, резко пригнувшись, а охранник внезапно ощутил удар с разворота локтем в свое солнечное сплетение. Далее задыхающегося мужчину сбили с ног сокрушительным ударом колена в лицо. Минато продолжил движение, уклоняясь от резкого боковой удар другого охранника, который, видя, что промахивается, использовал инерцию в качестве импульса, доворачивая правый локоть к виску молодого человека. Но Минато нырнул под удар и нанес колоссальный по силе удар мужчине под ребра, ломая одно или два из них, а затем провел сушащий удар ногой по бедру, заставляя мужчину встать на колени. После этого охранник увидел темноту, получив удар коленом по затылку. Оставшиеся охранники хлопали глазами от шока: небольших кондиций молодой человек без проблем разобрался с двумя взрослыми мужчинами, словно с детьми.
  (п/п: чтобы не подгорало - спишем на то, что Минато обучался у боевых инопланетных девок, и они его пичкали любовными препаратами на силу, скорость и живучесть... А если серьезно, я только прочитав этот эпизод, вспомнил, что ведь, чем больше секирей у ашикаби, тем сильнее сам он становится во всех смыслах даже без тренировок (нашкипидарен любовными соками и мистикой), а наш герой еще к тому же тренировался... Словом, поначалу мутная необъяснимость силы гг - при ближайшем рассмотрении постепенно перерастает в нечто обыденное и более-менее реалистичное)
  - Окружайте его! - скомандовал один из охранников и пятеро его оставшихся товарищей, смещаясь по сторонам, окружили ашикаби со всех сторон.
  Минато огляделся и ему не понравилась возникшая ситуация. 'Это займет слишком много времени'. И он нехотя схватился за катану правой рукой.
  Охранник, стоявший у него за спиной, заметил его опасное для них движение и тут же бросился к пареньку, но неожиданно ощутил скрытый удар стальными ножнами от катаны в живот. Закашлявшийся мужчина так и не смог понять, что, другим движением, те же самые ножны попали ему прямо в левый висок.
  - Еще четверо, чтобы пройти... - произнес Минато, медленно извлекая свою катану.
  Охранники с напряжением смотрели, как красноватое лезвие полностью извлекалось. Они заметно нервничали, видя, как клинок блестел при лунном свете, освещая едва видный силуэт студента - все охранники благоразумно не совершали опрометчивых действий в очередной попытке остановить его: одно дело получить кулаком в висок, другое - лезвием в живот.
  - Я сейчас просто покалечу вас пятерых... - сказал Минато с холодной улыбкой. - Не хотелось бы, чтобы несколько безрассудных идиотов накормили мой клинок своей бесполезной кровью... - и он встал в стойку, держа катану обоими руками над головой - при этом лезвие указывало вперед - параллельно земле.
  Охранники, по виду никак не отреагировав, молча рассредоточились вокруг Минато и почти одновременно, молча атаковали. Первым упал мужчина с достаточно длинными руками и ногами: с глубокими порезами, достаточными для того, чтобы впоследствии потерять большое количество крови. Второй, размахивая дубинкой, попытался заблокировать клинок парня, однако получилось так, что сам напоролся на выпад клинком в левое плечо и скуля опустился на землю. Остальные трое в отчаянной попытке решили немедленно наброситься на парня. Минато нырнул под первым охранником, вместе с этим попадая рукояткой клинка в череп второму. И оттолкнул тело второго к третьему противнику. Далее, используя обманное движение, он ударил левой ногой прямо в колено первого, по-видимому, ломая его. Последний уже было схватил Минато руками, однако тут же застыл, когда кончик красного клинка остановился всего в нескольких сантиметров от его яремной впадины.
  - Вы либо уходите со своей жизнью, либо в мешках для тел, - сказал Минато с вымораживающим взглядом.
  Находящийся в опасном положении охранник уже собирался что-то ответить, как получил коленом в живот, а затем добивающий удар горлышком рукояти в затылок.
  Минато вздохнул, очищая свой клинок тканью, и вложил его в ножны.
  - Мин-чан! - закричала Мацу в наушнике.
  - Да, Мацу... - ответил Минато, видя, что его трое секирей, разобравшись с врагами, подходят к нему.
  Рыжеволосая продолжила:
  - В диком лесу присутствует пять крупных живых объектов: двое почти рядом с вами, на окраине, два движущихся чуть дальше... и последний - в центре - продолжительное время находится на одном месте.
  - Так... и это означает, что помимо нас есть еще две группы ашикаби и секирей... - задумчиво произнес Минато и зацепился глазами за кое-что впереди. Он увидел большой грузовик у входа в лес; усмехнувшись, он продолжил. - У меня появилась идея как сделать так, чтобы никто другой не последовал за нами... - далее он глянул на своих секирей. - Йоми, Узуме порежьте бензобаки грузовика. Йоми, зажги искру, чтобы взорвать все. Акицу, когда огонь взметнется вверх, заморозь его.
  Трое девушек просто кивнули. И вместе с Минато направились ко входу в лес и грузовику.
  - Вы, девочки, готовы? - спросил он их, и они снова кивнули. - Сейчас!
  Узуме и Йоми ударили по грузовику, целясь в бензобак и вызывая его утечку. Вторая упомянутая секирей потащила одно из мокрых лезвий по земле, чтобы сделать дорожку из бензина. Отойдя на достаточное расстояние, она чиркнула косой об асфальт и через несколько секунд огонь пробрался к бензобаку, а спустя мгновение: грузовик взорвался - вознеся огненное пламя на большую высоту. Жара от пламени было достаточно, чтобы заставить двух девушек-пироманок попятиться назад.
  - Отлично... Акицу, - кивнул Минато стоящей чуть в стороне ледяной секирей.
  Акицу молча сотворила бурю, состоящую из холодных завихрений воздуха, которые заморозили пламя у входа, сделав что-то вроде монолитной стены. Четверо радостно вздохнули и собрались вместе.
  - Хорошо... - Минато вытер выступивший пот с лица - он до конца не верил, что его затея сработает. - Все готовы?
  (п/п: честно говоря, хз - можно ли заморозить так огонь... Но допустим у Акицу лед особый и твердый - магия в конце концов, так что, как я понял, получилась непробиваемая стена изо льда. Для чего все это? Опять же, как мне думается, чтобы их кто-то с тылу не прижал - если кто-то вдруг решит также как гг и его компания войти через парадный вход. Или гг сделал это просто ради каприза... Словом, тоже не совсем понятный, мутноватый моментик...)
  
  
  ***
  
  
  Маленький комар пролетел и приземлился на чью-то руку. Как только насекомое сделало это коварное действие, оно стало обустраиваться поудобнее и прокололо кожу тонким острым хоботком, начав сосать кровь своей жертвы.
  - Блядь!
  Обескураженно произнесла озлобленная 'жертва', приголубив направленным током поганца.
  - Чертовы москиты, - далее добавила Хибики, потерев зудящее место на руке.
  Близнецы пробирались сквозь дремучую гущу растительности и время от времени били во все стороны электричеством, убивая отвратительных насекомых, которые были настолько безрассудны, что пытались использовать близняшек в качестве легкодоступной пищи или закуски. Сестры за день в очередной раз уже успели переодеться: в кожаные топики с кругловатыми вырезами в районе груди, а также короткие брюки - светло-розовые у Хикари и темно-фиолетовые у Хибики; разумеется, оголяющие большую часть бедер.
  (п/п: сам путаю их, да и автор фанфика мало оставил 'якорей' для их узнавания, но стоит отталкиваться от того, что Хикари - это та, у которой грудь большая и характер более тихий и спокойный и, вместе с тем, она старшая по номеру, но младшая по возрасту - во всяком случае, так было в оригинале... Тут, если не ошибаюсь, что-то где-то изменено... Кажется, здесь младшая - теперь старшая, а старшая - теперь младшая. Санта-барбара... Я вас еще не запутал? :)
  Они пробирались сквозь чащу к пока только им ведомому месту. Неожиданно сестры ощутили ударную волну. Близнецы обернулись, а затем синхронно переглянулись.
  - Проклятие! - ругнулась Хибики.
  - Похоже, у нас скоро появится компания... - нахмурилась уже Хикари. - Мы должны двигаться быстрее.
  Младшая кивнула, и они бодро помчались сквозь растительную местность.
  
  
  ***
  
  
  - Микогами-сама... - предупредила Сола, оглянувшись в том направлении, где она почувствовала, что произошел взрыв.
  Прикусив губу, Микогами произнес:
  - Ай, блин, ну почему так... - и начал дальше канючить. - Это не то, что я планировал...
  Еще некоторое время проворчав, он вспомнил, что его телефон вибрировал ранее, предупреждая о входящем сообщении. Достав только сейчас устройство, он чуть ли не задохнулся от его содержимого.
  - Этот сукин сын сказал другим?!
  - А мы говорили вам проверить телефон, когда он пиликал раньше... - напомнила секирей своему ашикаби.
  - Не сейчас, Сола... Мы должны двигаться быстрее! - как только он это произнес, они побежали.
  'Мне следовало с собой взять Муцу...' - думал в тот момент Микогами, уже задницей чуя будущие неприятности.
  
  
  ***
  
  
  В самом центре дремучей и заросшей территории маленькая девятилетняя девочка плавала внутри освещенного зеленым светом овальнообразного растительного кокона-стручка. У нее имелись длинные светлые волосы и глаза такого же цвета. Одета - в длинное однотонное белое платье. Она прижимала колени к груди, обхватив их руками.
  - Пожалуйста... - умоляла она. - Пожалуйста, помоги мне... братик.
  
  
  ***
  
  
  Минато и его секирей остановились на тройной развилке в виде хоженых тропинок.
  - И каким путем пойдем? - спросила Узуме, по-очередно уставившись на них.
  'Братик... этим путем...' - раздался голос девочки в голове ашикаби.
  Минато посмотрел на крайний левый путь.
  - Сюда, - сказал он и на своем примере начал бег по одному из путей - секирей молча пристроились за ним. 'Я уже в пути' - отчётливо подумал он, перепрыгивая через очередной куст. 'Скоро спасу тебя...'
  И блеск непоколебимой решительности возник в его горящих серых глазах.
  - Мин-чан, одна жизненная единица прямо впереди тебя! - предупредила Мацу.
  - Хорошо, - кивнул он, жестикулируя следующим за ним секирей.
  - Хо-хо, значит, у нас появится какая-то компания? - усмехнулась Йоми.
  - Не забывай о защите, молодое лезвие, - раздался голос Карасубы, который исходил из наушника секирей с косой.
  - Ага-ага, - Йоми недовольно закатила глаза.
  - Ой-ёй, наша маленькая сестренка надувается... - поддразнила двигающаяся рядом с ашикаби Узуме.
  - Ничего подобного! - воскликнула Йоми.
  - Тогда почему твое лицо стало таким красным? - спросила секирей вуалей.
  - Я-т откуда знаю... - увертливо ответила раздосадованная Йоми.
  - Минато-сама, поберегитесь, - предупредила Акицу.
  У него едва хватило времени, чтобы избежать движение посоха, нацеленного прямо в его голову. Он сделал перекат и тут же встал с уже извлеченным клинком.
  - О, а ты очень способный ашикаби... - прокомментировала Сола, показываясь и выходя из-за дерева, где выжидала в засаде. И скрестила руки под грудью.
  - А я вот думал, что секирей не могут нападать на людей... - высказался Минато.
  - Это правда... - серебряноглазая секирей согласилась, протянув левую руку за спину.
  Узуме заметила, как длинный посох, который был хитро встроен в одно из деревьев с помощью веревок, влетел той прямо в руку.
  - Секирей номер семьдесят семь, Сола, - представилась она, вставая в одну из стоек бодзюцу. (п/п: б. - искусство боя шестом)
  - Секирей номер сорок три, Сахаши Йоми, - шагнула вперед секирей с косой.
  Минато лишь вопросительно поднял бровь на это.
  - Что? Я собираюсь быть с тобой, пока смерть не разлучит нас! - нахально улыбнулась Йоми, заметив его реакцию.
  - Ладно... - растроганно улыбнулся уже Минато.
  Сола почувствовала легкую зависть.
  - Давай посмотрим, насколько хорошо ты можешь сражаться... Только из-за того, что твой номер ниже моего - не значит, что ты действительно сильнее! - пылко обратилась она к Йоми.
  - Ты права, - согласилась Йоми, и неожиданно приобняла рукой своего ашикаби, добавив. - Но мой ашикаби сейчас со мной...
  И поцеловала Минато, что заставило раскрыться крылья у нее за спиной, осветив небольшое пространство.
  - С моей косой я принесу смерть тем, кто осмелится нанести вред моему ашикаби! -Йоми впилась взглядом превосходства в обладательницу посоха, а затем обратилась к возлюбленному. - Минато-кун иди вперед. Как только я покончу с этой маленькой палкометательницей, я догоню.
  - Ты уверена? - обеспокоенно спросил он, глянув на Солу.
  - Да, все будет хорошо, - усмехнулась она и чмокнула ашикаби в щеку.
  Минато кивнул и отступил.
  - Хорошо, Узуме, Акицу, идемте дальше.
  Двое других секирей кивнули, а затем пожелали Йоми удачи. И через пару мгновений, теперь уже в троем, ринулись далее - к месту назначения.
  - О, нет, вы не можете! - крикнула обладательница посоха, чуть сблизившись с ними, и бросила свое оружие.
  Однако Узуме легко заблокировала его, в то время как Акицу выстрелила снопом ледяных шипов.
  - Ай! - отскочила вражеская секирей, с помощью специального механизма возвращая посох в руки.
  - А не следует ли тебе смотреть за спиной? - усмехнулась Йоми - ее коса была готова собирать свою жатву. - А то тебе придет конец... - предупредила она и хаотично стала вращать своим обоюдоострым оружием. Сола еле блокировала ее режущие удары своим шестом. - Хорошо, теперь-то мы повеселимся! - оскал Йоми расширился. А ее лицо пугало своим кровавым безумием.
  'Да она чертова сумасшедшая...' - думала одетая в зеленое секирей и ощутила легкий испуг, отразившийся неприятной тяжестью в животе.
  
  
  ***
  
  
  - Так это она? - произнес Микогами, встав в задумчивую позу неподалеку от полупрозрачного зеленого кокона с маленькой светловолосой девочкой внутри. - Надеюсь Манацу не ошиблась насчет этой секирей... - вздохнув и оживившись, он пафосно изрек. - Ну что ж! В небе много птиц, и я намерен добавить еще одну в свою клетку... - и стал карабкаться по толстым и колючим лозам в направлении 'жертвы'. - Надо было другую одежду взять с собой... одна из моих лучших... - заканючил он, словно маленький ребенок. - А! Я просто куплю потом себе такой же комплект после того, как я покончу со всем этим, - успокаивал он себя.
  Богатый паренек в тот момент не знал, что зеленые глаза открылись.
  Маленькая секирей, мило зевнув, оглядела пространство своего кокона.
  - Братик... - пробормотала она. - Где ты?
  - Я прямо здесь... - пропел Микогами, привлекая внимание светловолосой девочки. - И я здесь, чтобы спасти тебя...
  Приподнявшись, маленькая девочка отрицательно покачала головой, тем самым заставив свои волосы колыхнуться из стороны в сторону.
  - Ты не он... - сказала он, вместе с тем делая выемку в коконе и закапываясь поглубже. - Ты не братик! - добавила она, пустив слезу.
  - Ой, не будь такой злой... - аж хрюкнул Микогами - сама ситуация его забавила; ухватившись за еще одну лозу, он наконец почти вплотную приблизился к кокону. - Я буду твоим братиком... - сказал он, а его нога чуть не соскользнула с покатой поверхности. - Воу! - издал Микогами звук, посмотрев вниз, а затем стал увещевать молодую секирей. - Слушай, к тебе идет несколько очень плохих людей...
  Маленькая светловолосая девочка пугливо посмотрела на молодого человека.
  - П-Плохих людей? - повторила она за ним со страхом в голосе.
  Он кивнул.
  - Да, очень. И они сделают все, чтобы тебя достать. Они даже попытались сжечь лес, чтобы добраться до тебя...
  Нагнетал парень обстановку, давя на слабости лесной девочки.
  - Не-ет! - закричала в ужасе она, засветившись зеленым сиянием. Деревья и растения повсюду стали мгновенно вырастать до невообразимых размеров, в то время как земля - дрожала.
  - Успокойся! Успокойся! - пару раз крикнул Микогами, пытаясь достучаться до ушедшей в себя девочки и цепляясь за свою жизнь, которая в прямом смысле висела на волоске - он еле держался за лозу. В конце концов, он не выдержал давление на кисти и упал. - А-а-а-а! - стал орать во время падения с довольно большой высоты.
  Но вместо того, чтобы разбиться об землю и еще больше испачкать или порвать свою холеную одежду... Он был пойман парой женских рук.
  - Спасибо, что спасла меня, Сола... - еще не очухавшись, поблагодарил он секирей.
  - Какая к черту Сола? - неожиданно ответил ему раздражительный голос.
  Подняв и сконцентрировав взгляд, он встретился своими карими глазами с почти такими же - но чуть светлее. Он прижался к груди девушки.
  - Спасибо, что спасли мою жизнь... - всплакнув, Микагами еще раз осмотрел ее. - А вы случайно не секирей?
  - Она самая, - ответила Хибики, уже готовая бросить этого назойливого молодого человека. - Я и моя сестра, - и она указала на своего близнеца, которая в этот момент находилась неподалеку и разглядывала окрестности.
  - Тогда, барышни, в качестве награды за спасение меня, позвольте мне быть вашим ашикаби... - начал хитрец, - и когда я получу зеленую девочку, вы сможете вернуться со мной в очень большой и просторный особняк... - хвалился он как испорченный ребенок. - Все, что вам нужно будет сделать, это позволить мне окрылить вас... - улыбнувшись, он сделал губы трубочкой, приближаясь к лицу девушки.
  - Неа, - лаконично ответила Хибики, наконец уронив парня на землю. А затем немного удивилась, как скоро поднялся тот с недовольной и даже злобной гримасой на лице.
  - Что значит нет? - спросил он и, еще больше нахмурившись, сложил руки. - Ты хоть понимаешь, что в самом деле лишаешься лучшей жизни, какой только можешь себе представить!
  Хибики, дразня, съимитировала его позу - со скрещенными руками - правда под грудью. И заворчала:
  - Я не реагирую на тебя! - и угрожающим тоном предупредила. - Так что иди к черту!
  'Так-с проверим-ка маленькую пташку' - в этот момент думала Хикари, запрыгнув в расширенный кокон.
  - Ты неподатливая и знаешь себе цену, да? - меж тем продолжил Микогами, пытаясь склонить на свою сторону младшую из близнецов.
  - Неподатливая?! Цену?! - вскрикнула в ярости близняшка, обволакивая электричеством свое тело.
  Парень с бледно-шатеновыми волосами испуганно сделал шаг назад.
  - Стой-стой... - нервно произнес он, сам сомневаясь. - Тебе не дозволено причинять вред мне...
  - Нам не позволено убивать ашикаби... - поправила она его с усмешкой.
  'Самый худший день - все из-за того, что не взял с собой Муцу' - думал он и потел из-за надвигающейся на него девушки.
  В то же время, рядом.
  - Эй, там... - успокаивающе проворковала Хикари, наконец настигнув внутри растения маленькую секирей. - Как тебя зовут?
  - Ку... Кусано, - дрогнувшим голосом ответила девочка.
  - Все в порядке... - старшая из близнецов осторожно коснулась дрожащую секирей. - Я не причиню тебе вреда.
  - О-обещаешь? - пугливо спросила та.
  Хикари нежно улыбнулась и повернулась спиной к маленькой повелительнице растений, показывая знак секирей у основания шеи. - Я такая же как и ты, секирей, поэтому обещаю.
  
  
  ***
  
  
  - Минато, впереди свет, - объявила Узуме, когда достигла конца кустистого туннеля.
  - Хорошо, - кивнул ашикаби, остановившись у выхода, и обеспокоенно добавил. - Акицу, я хочу, чтобы ты вернулась и убедилась, что с Йоми все в порядке.
  - Но Йоми определенно сильнее Солы... - уверенно высказалась Акицу.
  - Знаю... - вздохнул Минато. - Но это на всякий случай, если та вражеская секирей окажется не одна - особенно, если ее подруги окажутся под одинарными номерами...
  Акицу кивнула, признавая, что доля истины в его словах имелась.
  - Сделаю, Минато-сама... - и подошла к ашикаби, поцеловав того в губы. - С моим льдом, я заморожу всех тех, кто посмеет причинить вред моему ашикаби... - договорив, она слегка улыбнулась и покинула оставшихся двоих существ.
  Минато тревожно глядел в спину ледяной секирей до тех пор, пока она не скрылась из виду.
  - Мин-чан, ты во мне сомневаешься? - спросила Мацу из наушника - ведь она могла с большой вероятностью отслеживать находящихся в определенном районе людей и не только.
  - Это не так, Мацу... - ответил Минато, наклонившись и украдкой бросив быстрый взгляд на местность впереди. - Просто у меня плохое предчувствие на уровне чуть ниже спины...
  Мацу вздохнула.
  - Хорошо, Мин-чан, я тебя поняла... но ты все еще должен мне пару занимательных экспериментиков... - в конце речи она хихикнула.
  - Без проблем, - ответил он и переглянулся с Узуме, кивая. - Ты готова?
  - А ты? - вопросом на вопрос беззаботно ответила она.
  Больше не произнеся ни слова, пара осторожно выскочила на открытое пространство. И едва избежала коварного удара молнии, нацеленной прямо в них.
  - Еще парочка задниц приволоклась?! - грозно заворчала Хибики после того как выстрелила молнией. И с довольным видом глянула на уже поджаренную бессознательную тушку Микогами, и с нотками угрозы обратилась снова к появившейся паре. - Вам лучше стоять и не делать лишних движений.
  - Та-ак, стихийный тип... - пробормотала Узуме, глядя на секирей, одетую в кожаные шмотки, которая медленно направилась к ним. - Минато-кун, позволь мне сделать мою Нориту.
  Минато кивнул, делая к ней пару шагов.
  - Не так быстро! - крикнула одетая в фиолетовое секирей, которая вовремя смекнула, что к чему - и снова выстрелила дугой электричества.
  Минато ухитрился оттолкнуть Узуме - вместе с ней выйдя из зоны поражения молнией.
  - Сначала нам нужно позаботиться об этой секирей, прежде чем мы сможем спасти зелёную девочку... - бросил он очевидное и взглянул на зеленый кокон, находящийся впереди и высоко на крутом склоне.
  - Значит, вы тоже пришли за Кусано, да? - сказала Хикари, приземлившись рядом со своей сестрой-близнецом, держа в руках спящую маленькую девочку. - Извиняйте, но вы не получите ее без боя! - и она уложила спящую секирей на землю, прикрыв большими листами.
  - Ох, какая же она милая.! - зафонтанировала Узуме, увидев сопящую девочку и добавила, выводя близнецов из себя. - Но как вы знаете, ваш ашикаби должен быть довольно странным извращенцем, если хочет окрылить эту беззащитную маленькую девочку... - и она глянула на тельце бессознательного Микогами, лежащее неподалеку, и мысленно определила его как того самого ашикаби-извращенца.
  Хибики угрюмо зажестикулировала, как бы отмахиваясь от сказанных слов - у нее даже возник маленький тик на лице:
  - О, пожалуйста, как будто кто-то вроде этого бесполезного куска мяса может быть нашим ашикаби... - и нахмурилась, добавив. - В настоящий момент, трое находящихся здесь секирей не окрылены - всключая зеленую малышку... Так что, если ваш ашикаби безрассудно попытается окрылить девочку без ее согласия, то... - последние слова были произнесены с неприкрытой угрозой; она и ее сестра-близнец стали собирать электричество вокруг своих тел.
  - Сначала вы должны пройти через нас!!! - громко выкрикнули они в унисон и, переплетя свои руки между собой в какой-то специальной технике, выстрелили колоссальным зарядом направленной электрической энергии.
  
  
  ***
  
  
  Тяжело дыша, Йоми повалилась на землю - коса лежала где-то неподалеку на земле.
  (п/п: вот это я понимаю, нежданчик-поворот)
  Ее платье было разорвано до такой степени, что поясной красный ремешок жалобно торчал, а бюстгальтер из корсета просвечивал сквозь рваный топчик. Она подняла взгляд и сразу же ощутила холодную сталь посоха Солы на своей шее.
  - Сдавайся... - задыхаясь, произнесла та.
  Она также выглядела не хорошо. Небольшие ушибы и косые разрезы на руках и ногах. Одежда - почти полностью разрушена, оставив девушку в одном бледно-розовом лифчике. Брюки порваны до бедер, а левая штанина вообще отсутствовала. Сола заметила, как тело Йоми стало дрожать.
  - Я вижу, что ты боишься потерять своего ашикаби... - начала Сола печальным тоном, добавив. - Но не волнуйся, обещаю, я положу конец тебе безболезненно... - на что Йоми вдруг громко рассмеялась. - Да что не так с тобой?!
  - Это та битва, которую я желала! - пояснила Йоми с маниакальной усмешкой и безумно блестящими глазами, соответствующими ее настроению и эйфории. - Поехали! - крикнула она и, изловчившись, ударила коленом в грудную клетку Солы - отбрасывая девушку.
  Сола быстро восстановила равновесие и решительно ринулась к своей противнице, делая колющий удар своим посохом. Однако Йоми отклонилась на пару шагов в сторону, одновременно приближаясь к вражеской секирей и ударила ту головой прям в лоб. Этот прием на мгновение дезориентировал Солу, та аж бессознательно выпустила оружие из рук - посох упал на землю. Но обладательница косы на этом не остановилась. Кровожадно усмехнувшись, та грубо схватила Солу за волосы и одним движением, выбросив левое колено, разбила нос серебряноволосой секирей; до хруста ломая его.
  - Да ладно и это все?! - мрачно воскликнула Йоми, захихикав и сделав еще парочку ударов коленом в лицо вражеской секирей, и завершила комбинацию ударом с разворота в грудину. Сола отлетела, врезавшись в неподалеку стоящее дерево.
  'Что за... тип секирей она?' - ослабленно думала Сола, скользнув вниз по коре.
  Йоми подняла свою косу и последовала к избитой секирей.
  - Теперь я должна покончить с этим... Мой суженный ждет меня!
  Она снова схватила Солу и сперва ударила ту головой об землю. А затем сорвала с Солы всю оставшуюся порванную верхнюю одежду и следующим движением положила руку на ее знак секирей.
  - Благодаря моему клинку - жизнь моего ашикаби будет спасена... - пробубнила Йоми какую-то мантру.
  Знак на спине Солы засветился - а через несколько секунд погас, навсегда исчезнув с ее шеи.
  - Мико... гами... са... ма... - прошептала проигравшая секирей, а ее глаза потеряли разум и она упала в обморок.
  Йоми обессиленно опустилась на свою пятую точку, пытаясь прогнать через легкие столько воздуха, насколько это вообще возможно.
  - Это было весело... - устало улыбнулась она. - Теперь... нужно добраться до остальных.
  Владелица косы, шатаясь, встала на ноги. И последний раз взглянув на побежденную секирей, уже было повернулась, чтобы уйти, но остановилась как вкопанная, ощутив лезвие, приставленное прямо к ее шеи. Кинжал был длиной около пятнадцати сантиметров и изгибался.
  - Теперь просто так я не могу тебя отпустить... - произнесла женщина, облаченная в темную мантию-робу.
  Йоми мысленно прокляла себя за потерю бдительности. Молниеносным движением она позволила своей косе врезаться в напавшую на нее женщину. Однако одетая в мантию столь же быстро исчезла с линии атаки.
  (п/п: по моим подсчётам, у Йоми уже -2 жизни. Тот эпизод с посохом у шеи, а теперь еще и кинжал. Ну не реалистично: обязательно надо пару пафосных слов сказать, е-мае :)
  - Какого черта? - тяжело дыша, оглянулась Йоми, находясь на стороже. - А она должна быть довольно быстра... - но не договорив, взмахнула лезвием косы в то место, где появилась скрыто одетая женщина. Однако та успела отпрыгнуть, хотя и не без потерь: коса чуть срезала ее темное одеяние, показывая темно-серое верхнее белье. - Типичная убийца, да... - хихикнула Йоми, пряча кашель. - Всегда в спину.
  Она присмотрелась к скрывающей свое лицо врагу - но капюшон плотно облегал ее голову.
  Вышеупомянутая нападавшая выдержала кровожадный взгляд Йоми и провела рукой по груди, ощутив в том месте теплую жидкость. Она вздрогнула от этого ощущения. 'Когда только успела так быстро порезать?' - думала девушка в робе. 'Надо закончить это побыстрее'. И снова исчезла из поля зрения девушки с косой.
  Йоми осталась на своем прежнем месте, экономя силы. Она держа свое оружие, готовая среагировать в любой момент.
  Почти.
  - Попалась! - услышала сорок третья над головой.
  'Вот дерьмо!' - мысленно ругнулась Йоми, которая понимала, что не успевает заблокировать клинок убийцы от режущего удара по спине.
  Владелица косы с нечленораздельным звуком повалилась на землю, выпуская оружие из рук.
  - Черт возьми! - она стиснула зубы, борясь с навалившейся усталостью и болью.
  - Ничего личного... - нейтральным тоном заговорила девушка в мантии с капишоном и вставила кинжал в ножы, подходя к раненной красноволосой. - Прости, что не сможешь провести остаток дней со своим ашикаби... - добавила она, протянув правую руку ко знаку секирей на спине Йоми.
  - Минато-кун... - сжалась Йоми, пытаясь развернуться, но ее грубо приложили об землю.
  - Не усложняй все для себя... - нахмурилась девушка в капюшоне и заметила, что Йоми изо всех сил пытается добраться до своей косы, которая была вне ее досягаемости. Вздохнув, девушка снова вытащила кинжал и мгновенно всадила его в протянутую руку секирей, приколов ту, словно змею, к земле.
  - А-а-а! - заорала Йоми от боли и полу повернула голову в направлении женщины, злобно крикнув. - С-сука!
  - Все-таки видимо ты из тех, кто все усложняет... - произнесла убийца, возвращаясь к своей первоначальной цели. - Своим кинжалом я...
  Но не смогла довершить обряд, так как ей пришлось быстро отскочить в сторону - ледяной клин вонзился в то место, где ранее находилась ее голова.
  Женщина в капюшоне оглянулась, пытаясь понять, откуда пришла атака, и мысленно корила себя, что едва не рассталась с жизнью.
  Практически рядом с ней предстал объект в ледяной ауре, состоящий из спокойно проплывающего и колышевшегося тумана, однако внутри этого образования находилась взбешенная Акицу.
  - Стихийный тип, да... - прокомментировала нападавшая в мантии, потихоньку направившись к кинжалу, но Акицу выстрелила еще одним ледяным шипом, заставив скрытую женщину отскочить и не позволив поднять свое оружие.
  - Ты больше не посмеешь причинить боль моему товарищу... - холодно проговорила Акицу, создавая в руке ледяное копье, а затем представилась. - Брошенная секирей номер семь, Сахаши Акицу.
  'Я не могу сейчас с ней справиться...' - подумала пока еще неизвестная женщина, трезво оценивая свои силы - и неожиданно вздрогнула от боли в ране. 'Какого черта?' Маленькое ранение в ее грудной клетке отдавало болью во всем теле. 'Неужели лезвие косы отравлено?' - в доли секунды догадалась она - в то же время ловко избегая ледяного копья, нацеленного ей в левое плечо. 'Я должна добраться до своего кинжала' - решительно оформив мысль, она нырнула под таранный удар Акицу и резво попыталась схватить свое оружие.
  И преуспела в этом, дернув кинжал из проколотой насквозь руки Йоми.
  - Ай... сука! - откликнулась на это вышеупомянутая и, собрав последние силы, сделала перекат в сторону, держась за серьезно раненую руку.
  - Будь счастлива, что еще жива, - ответила ей на оскорбление женщина в капюшоне, избегая копья, которое чуть не прикололо ее к дереву. Подпрыгнув вверх, убийца зацепилась за толстую ветку и мгновенно оказавшись на ней, расслабленно опустилась на колено.
  - До скорого! - напоследок бросила она и исчезла в тени леса.
  Йоми наконец позволила себе прилечь на землю.
  - Когда... у нас будет своя собственная крыша над головами... - часто и тяжело дыша, она зашептала. - Минато... не выпущу из спальной комнаты... неделю.
  Акицу молча кивнула и частично заморозила раны на теле ее секирей-товарища. И неожиданно сказала:
  - Это было чуткое решение, что Минато-сама послал меня обратно, чтобы помочь тебе...
  Йоми улыбнулась, несмотря на боль.
  - Он любящий муж, верно? - и она улыбнулась, показав зубки.
  - Да, - согласилась ледяная секирей и подняла усталую подругу, а затем взвалила на плечи и двинулась, возвращаясь в направлении их ашикаби. - Он такой...
  
  
  ***
  
  
  - Узуме! - обеспокоенно позвал Минато секирей вуали. Его одежда уже была слегка подпалена, а левая штанина армейских брюк разорвана по колено. Он уже стал потихоньку задыхаться от практически непрерывных ударов молний.
  - Я в порядке! - крикнула Узуме из-под обломков какой-то горной породы. Ее ткани также были немного порваны, а юбка насильно разошлась по краям. Она тяжело дышала, придерживая свою ушибленную правую руку.
  Чуть в стороне раздался голос Хикари с нотками уважения:
  - А эти двое довольно хороши.
  - Да пофиг, - тихо произнесла Хибики и сердито глянула на упавшие деревья, за которыми укрывался ашикаби. - Эти двое достаточно сообразительны, чтобы прятаться за растениями... Как будто прочухали, что мы не хотим поджигать это место.
  - Верно, - старшая секирей согласилась, добавив. - Но мы должны разобраться с этими двумя... - и глянула на пока еще бессознательно лежащего рыжего паренька. - И с ним тоже.
  - Да... - пробормотала Хибики и выстрелила молнией, когда увидела, что Минато высунулся из-за укрытия - видно, чтобы проверить обстановку.
  - Воу! - Минато еле отклонился - дугообразный заряд электричества пролетел прямо над его головой. - Мы так ни к чему и не придем...
  'Минато жестоко прессуют' - подумала Узуме. 'Надо бы их отвлечь'.
  Без колебания она выпрыгнула из-за скалы и выстрелила в одну из сестер своей молниеносной вуалью, при этом крича:
  - Спиральная дрель!
  Вращаясь, вуаль, подобно сверлу, направилась к старшей из близнецов. Та не успела еще осознать атаку, но ее спасла младшая. Заметив направленную на ее сестру ткань, она кинула молнию в направлении ашикаби и отчаянно прыгнула перед сестрой, чтобы принять на себя удар... Острейшая ткань остановилась буквально в миллиметрах от ее шеи.
  Хибики испугалась - застыв и не шевелясь - вражеская вуаль угрожающи близко хлопнула, застыв перед глазами.
  Хикари, видя, что ее близнец в беде, попыталась ей помочь, переместившись влево, но неожиданно почти наткнулась на катану Минато. Она на инстинктах подняла руку, которая заискрилась электричеством, но, осознав свое положение, замерла, еще к тому же почувствовав холодную сталь клинка у своей шеи.
  - Прости... - она услышала извиняющийся голос ашикаби позади себя. - Но это единственное, что остановило бы вас обоих.
  Близнецы распространили все свое внимание на двух врагах, поэтому ни одна из них не заметила, как один вздох выскользнул из губ Микогами.
  - Значит, вы планировали эту совместную атаку, да? - прорычала Хибики, глядя на секирей вуали.
  - Честно говоря, когда Узуме выскочила - это была чистейшая импровизация, - заговорил Минато с тихим смущающимся смехом.
  - И что ты собираешься делать, а? - снова грозно подала голос Хибики.
  Ашикаби вздохнул.
  - Узуме освободи ее и пойди проверь зеленую девочку... - произнес он, пристально наблюдая за Хибики, которая к нему даже не обернулась.
  - Минато-кун? - нахмурилась Узуме и заявила. - Я не могу этого сделать... Как только одна из них освободится, она тут же нападет на тебя.
  - Скорее всего... - ответил он. - Ты, как секирей, обладаешь колоссальной силой - много больше, чем у обычного человека. Но... когда я подам сигнал, ты хватаешь зеленую девочку и бежишь с ней отсюда. И точка.
  - Это обязанность секирей защищать своего ашикаби, - возразила Узуме.
  - Но я учусь сражаться бок о бок с тобой... - сказал он, не замечая, что Хикари как-то странно смотрит на него.
  И как только ее глаза встретились с глазами ашикаби, ее сердце кольнуло. 'Ни за что... этого не может быть, как он...' - думала она.
  - Хикари? - осторожно повернув шею, Хибики, будто что-то почувствовав, позвала свою сестру. Но ее близнец не ответила. - Сестра?
  Хикари тяжело задышала, а ее щеки запылали.
  - Как тебя зовут? - старшая, наконец, заговорила, обратившись к ашикаби. Он ощутил ее неосязаемую близость и желание.
  - Сестра?! - недовольно крикнула Хибики.
  - Сахаши Минато, - вздохнул парень и убрал свой боевой клинок - к большому удивлению Узуме.
  - Минато! - испуганно и злостно завопила секирей вуали.
  - Все в порядке, Узуме-чан, - улыбнулся он ей и обратился к близняшке. - А твое как имя?
  - Секирей номер одиннадцать, Хикари, - и сблизилась на шаг с парнем. - Мой асикаби...
  И затем поцеловала почти-студента - за ее спиной возникли светящиеся крылья - электризовано-синие с желтыми искрами. Далее Хикари шагнула в сторону, а ее сестра, поколебавшись и с недовольным личиком, но все же тоже поцеловала ашикаби - возникли такие же крылья как и у ее близнеца до этого. Когда младшая высвободила губы - все увидели, что ее лицо было красным, как помидор.
  (п/п: ну Минато - словно инкуб: один раз вздохнул - плюс одна девушка, улыбнулся - а вот уже подоспела и вторая... Конечно, немного за уши притянуто и много недоговорок, особенно со второй сестрой - логично было, если бы она поупиралась чуток или было объяснено, что она последовала за старшей, но, как говорится, на все воля автора и не мне судить - придется принять как мутноватую данность... :)
  - Секирей номер двенадцать, Хибики... - взволнованно сказала она.
  - С нашей молнией мы разразим всех тех, кто осмелится нанести вред нашему ашикаби!
  Поклялись близняшки в унисон.
  Минато в очередной раз за день улыбнулся, сейчас уже: своим двум новым секирей.
  - Мне определенно понадобится очень большая квартира, - выдохнул он.
  Неожиданно раздался крик.
  - Не-ет! Бра-атик, помоги!
  Группа обернулась на голос, и их кровь мгновенно вскипела. Микогами пытался под шумок окрылить девочку - к ее осязаемому ужасу.
  - Кусано! - взъярился Минато и побежал на всей скорости, надеясь успеть спасти молодую секирей.
  - Да не бойся ты, - хмыкнул Микогами, обращаясь к маленькой девочке. - Ты... будешь жить... в большом домике.
  Он уже чувствовал волнующий аромат волос маленькой секирей, как неожиданно большая сила оттолкнула его от плачущей девочки. Богатый паренек перевернулся и сразу же увидел приближающийся к его лицу кулак - и погрузился в темноту.
  Тяжело дыша, Минато наконец немного расслабился.
  - Братик! - воскликнула Кусано, запрыгнув на усталого ашикаби - из-за этого они оба очутились на земле.
  - Все в порядке, Кусано, - Минато мягко погладил ее по спине. - Плохой человек ушел.
  Маленькая секирей всмотрелась в своего ашикаби - ее зеленые глаза встретились с серыми Минато. С раскрасневшимся лицом и быстрым движением, она поцеловала его и в тот же момент неоново-зеленые крылья осветили все вокруг. Минато был немного шокирован, когда почувствовал губы девочки и, когда сияние исчезло, едва расслышал ее клятву.
  - С силой природы я защищу своего братика... Секирей номер сто восемь, Кусано. Ку-чан для краткости, - она улыбнулась со слезами счастья на глазах.
  - Я в полной беде, - произнес ашикаби и протер переносицу.
  - А я и не знала, что ты западаешь на детей, Минато, тебе не стыдно? - устало рассмеялась Йоми, когда она и Акицу добрались к маленькой, но уже довольно многочисленной группе.
  Глянув на пришедших девушек, ашикаби сразу заметил плачевное состояние Йоми.
  - Извини, Кусано, но я должен проверить твою старшую сестричку, хорошо? - та кивнула и встала с него, а Минато направился к раненной секирей.
  - Йоми... - он нежно обнял ее, а затем поцеловал Акицу в лобик. - Спасибо, Акицу.
  - Пустяки, Минато-сама, - ответила ледяная секирей с небольшим оттенком персикового цвета на щеках.
  - Мы должны сделать выводы из всего этого... - он улыбнулся и с беспокойным выражением лица обратился уже к своей кроваво-рыжей секирей. - Когда доберемся до дома, нам стоит более тщательно проверить твои раны...
  - Я в порядке, Минато, - устало улыбнулась она. - Просто утомилась.
  Ашикаби кивнул, а Акицу, которая держала в этот момент Йоми, передала ее ему. Владелица косы собиралась спросить ашикаби, что он ощущает сейчас, пока несет ее словно невесту.
  - Ну ты как? - он мягко улыбнулся, избегая причинять неудобства ее ранам.
  - Лучше, - она вздохнула с улыбкой и тут ее взгляд настороженно зацепился за близняшек, стоящих рядом. - Кто это вы двое?
  - Хикари и Хибики, - стал представлять их ашикаби друг другу, привлекая внимание всех. - Это Йоми, Акицу и Узуме... - затем глянул на Кусано и улыбнулся, не обойдя ее стороной. - А это маленькая Ку-чан.
  - Наконец-то все закончилось, - устало изрекла Узуме.
  - Пойдёмте уже домо-ой, - простонала Йоми.
  - А, кстати, пока не забыл, - начал Минато и сделал небольшую паузу, обратившись к новоявленным окрыленным секирей. - Мне очень жаль, но комната, которую я и мои остальные секирей снимаем, слишком мала... Но я надеюсь, что вы, ребятки, устроитесь с комфортом... - и он несколько нервно рассмеялся. - Но не волнуйтесь. Однажды я заработаю достаточное количество денег, и мы сразу же переедем в квартиру, где будет полно места для нас всех.
  Близнецы кивнули. Неожиданно определенный план почти одновременно сформировался у них в головах. Одна с улыбкой в уме, другая с усмешкой - решили помочь своему ашикаби с его домашними хлопотами.
  Но в конце концов. Насколько плохим может быть местечко, где он остановился?
  (п/п: я так понял, тут имеется в виду то, что у близнецов (пока не понятно за что и почему именно у них) появилась безлимит-карточка MBI, так что переехать будет не проблема? Ну-с, позырим в следующей главе :)
  
  
  ***
  
  
  - Минака... что ты скажешь на это! - в ярости закричала Таками и ударила кулаками по столу мастера игры. Ее КПК высветил последний обновленный статус ее сына, который показывал окрыленных близнецов и Кусано.
  Минака не двигался и молчал несколько секунд до того момента, пока не крутанулся на стуле на сто восемьдесят градусов - и не посмотрел на город из окна своего главного офиса, а затем обратился к ней - одной из самых главных помощниц, которая являлась первоклассным специалистом.
  - Скажи мне, Таками-сан... - начал он в излюбленной манере, сверкнув очками и отражая свет солнца. - Как я могу прикоснуться к шахматным фигурам на доски после того, как они уже вовсю зашли за линию фронта?
  - Сейчас не время для таких дурацких вопросов, Минака, - стиснув зубы, проговорила беловолосая. - Я хочу, чтобы мой сын вышел из всего этого!
  - Я же тебе уже говорил, что у него есть целых два разных способа выйти, - напомнил он ей, покривив губами - что женщина не могла видеть. - Давай-ка посмотрим, Таками-сан... - добавил он таким тоном, что больше всего раздражало эту женщину.
  - Если ты не возьмешь это в свои руки, то я сама все попытаюсь исправить... - предупредила Таками и вышла из офиса, громко хлопнув дверью.
  Манака повернулся и посмотрел на дверь с усмешкой. Потянувшись, он нащупал под столом одну из скрытых ниш и достал оттуда папку.
  - Так-так... Сахаши Минато, - он хмыкнул. - Является ашикаби следующих секирей: номер три Казехана, номер четыре Карасуба, номер восемь Юме, номер десять Узуме, номер одиннадцать Хикари, номер двенадцать Хибики, номер сорок три Йоми и сто восемь Кусано. А, еще не надо забывать о 'сломанном' седьмом номере... - Минака усмехнулся. - Ты слишком быстро продвигаешься в игру. И мне это нравится, - в этот момент сквозь его линзы, посторонний наблюдатель мог бы разглядеть глаза. Но там были не радостные и любознательные глаза ребенка, или сумасшедшего, а холодные глаза расчетливого злобного гения, который меж тем продолжил свою речь. - Но иногда нужно знать свое место в игре, Сахаши-кун... - чуть наклонившись, он переплел пальцы. Внезапная идея озарила его голову - послышалось хихиканье, похожее на смех проказничавшей маленькой школоты во дворе. - О, да, это сработает... - и он снова хихикнул, но теперь уже более злобно. - Это определенно сработает...
  Стены кабинета стали отражать разразившиеся звуки хохота.
  
  
  
  
  Глава 4. Фантомно-водяные смерти
  
  
  
  
  
  Молодой человек бежал изо всех сил. Повернув за угол здания, он почти спотыкнулся и в несколько движений завилял, восстанавливая равновесие, но в итоге оказался на земле. Пытаясь подняться, он завопил от страха - призрачное копье пронзило то место, где секунду назад находилась его левая нога.
  'Что за чертовщина?!' - мысленно прокричал он. 'Все, что я хотел, это ночка с горячей цыпочкой, а она оказалась 'какой-то не такой'. Заскулив, он инстинктивно отпрыгнул в сторону - призрачная алебарда едва не приколола его к стене. 'Ладно, ладно, я поначалу всего лишь попытался сблизиться с ней. А эта убийственная магическая девка сразу напала на меня, а потом...'
  Его сумбурная мысленная проповедь была прервана еще одним призрачным копьем, которое ударилось об стену прямо перед его ногами, опрокинув парня в процессе - тот ощутил свое лицо на тротуаре.
  - Дерьмо! - выругался он, поднимаясь с земли и смерившись с неизбежным. - Я испортил свою любимую рубашку.
  - Сраная рубашка должна быть последней из твоих забот, - произнес спокойный женский голос, обладательница которого показалась из тени - уличный свет ярко сиял позади нее, скрывая внешность.
  - Зачем ты делаешь это? - прокричал парень, испуганно отползая подальше от женской фигуры.
  - Ты пытался взять меня против моей воли, хотя я ясно сказала, что ты не тот, кто мне нужен... - ответила девушка, и сразу несколько фантомных копий, дротиков, алебард и других древковых оружий появились вокруг нее - все нацелились на этого человека, а она меж тем продолжила. - Печально, но твоя судьба не подразумевает жизнь в райских гущах...
  И по ее ментальной команде все оружие нашло свои цели в теле парня. Далее, расформировав орудия наказания, женщина вздохнула.
  - Стремно думать даже, что я время свое теряю, дыша одним воздухом с этими безволосыми обезьянами, - заговорила женщина, которая находилась где-то выше расположения убийцы. - А тебе должно быть стыдно, что ты растрачиваешь свои таланты, номер пятьдесят четыре.
  - Как хочу так и избавляюсь от них, девятая, - ответила девушка-убийца, фигура которой по-прежнему скрывалась от лунного света, сияющего позади нее.
  - Может в следующий раз использовать будешь более чистенький метод 'избавления '? - высказалась женщина и взмахнула рукой, призвав огромный поток воды, который собрался в одном месте и стал падать на землю, затопляя переулок и смывая кровь и мертвое тело с улицы.
  Девушка подпрыгнула и очутилась рядом с повелительницей воды, а затем спросила ее:
  - Что ты будешь дальше делать, когда в какой-то момент найдешь своего ашикаби?
  - Я убью его! - прорычала женщина. - Это бесшерстное млекопитающее никогда не прикоснется своими грязными руками к моему телу! Он утонет в бездонной бездне! - после последних слов ее глаза испустили свет цвета голубого океана; далее она спросила у пока не известной девушки с нотками издевательства. - А с тобой что? Поступишь как, когда столкнешься со своим 'мастером'?
  - Я стану его или ее секирей... и буду любима.
  - Любима? - спросила женщина и продолжила еще более издевательским тоном. - Руки твои пока покрыты кровью немногих... Но позже они будут окроплены кровью множества людишек. Не можешь ты утаить терпкий запах привкуса железа от своих рук - уже слишком поздно.
  (п/п: перемена мест слагаемым и анахронизмы в речи этой женщины присутствуют и в английском тексте - это не отсебятина)
  - Я как-нибудь сама об этом позабочусь... - объявила девушка, способная вызывать фантомы, а затем развернулась и стала уходить.
  - А что если я планирую и мастера твоего убить? - холодно спросила повелительница воды. В ответ фантомная алебарда возникла рядом с ее шеей. Но женщина даже не вздрогнула, когда ощутила лезвие, щекочущее ее горло.
  - Тогда я убью тебя до того, как он умрет.
  
  
  ***
  
  
  Вздохнув, Минато провел рукой по волосам Кусано. Упомянутая секирей использовала его колени в качестве подушки.
  - Это уже третье убийство за две недели... - тихо пробормотал он, стараясь не разбудить маленькую напарницу.
  - Как ты думаешь, кто этот сумасшедший убийца? - спросила Узуме.
  В данный момент она сидела слева от ашикаби, положив голову ему на плечо.
  - Может это секирей? - спросил молодой почти-студент.
  (п/п: лето что ль? Когда учеба, а? В англоязычном тексте слово 'graduate', что по идее значит вообще 'выпускник университета'... Словом, пока мне никто не объяснит, что имеется в виду в реалиях того мира - Минато будет почти-студентом, ок? :)
  - Это невозможно, - насупив бровки хмуро проговорила Юме. - Минака однозначно издал закон-табу, согласно которому секирей ни при каких обстоятельствах никогда не должны наносить смертельный ущерб людям.
  - Тогда, получается... появился какой-то безумец, - произнесла Хикари и жестом показала на TV. - Тот парень выглядит так, словно его пытались порезать на части.
  Минато одним движением руки с пультом выключил телевизор.
  - Ладно, думаю, всего этого достаточно для возбуждения дела об убийствах с особой жестокостью убийстве... - и посмотрев на близнецов, перевел тему. - Итак, как сегодня отработали?
  (п/п: женский-эксплуататор-иждивенец)
  Хибики нахмурилась.
  - Какой-то парень пытался приставать... Этот ублюдок думал, что может прикоснуться к тому, что ему не принадлежит, и попытался выдать это как нечто само собою разумеющееся...
  - Наверное, он понес заслуженное наказание... - невозмутимо заметил ашикаби.
  - Малость да, - призналась она.
  Неожиданно находящиеся в комнате почувствовали, как земля снаружи содрогнулась.
  - Они до сих пор.? - скучающим тоном поинтересовалась Узуме.
  - Верно, - кивнула Юме.
  - Пойдем проведаем их, - подключился к односложным репликам Минато.
  
  
  ***
  
  
  - Ну же, Казе-чан, - насмехалась Карасуба, держа свой нодачи в левой руке. - Ты же можешь много лучше?
  - Ты забыла... нам нельзя использовать все силы, - третья напомнила младшей сестре.
  - Мы и не сможем изо всех сил, если не будем использовать Норито, - парировала Карасуба и прыжком сблизилась со старшой сестрой - ее нодачи попытался пронзить грудь женщины, одетой в фиолетовое. - Чья первая кровь... та и проиграла! - оскалилась она.
  Казехана взмахнула нагинатой, и ее оружие столкнулось со своим смерть несущим братцем. Две мечницы давили лезвиями друг на друга - в то время как искры вовсю летели от жестко соприкасающейся стали.
  К счастью, их оружие было изготовлено в их родном мире и обладало потрясающим качеством и прочностью.
  - Не забывайте и обо мне! - вскрикнула Йоми, одновременно с этим размахиваясь двухсторонней косой на своих более опытных и старших сестер.
  Карасуба в очередной раз покривила ртом и мощно вдарила в живот Казахане, чтобы оттолкнуть ее - и вместе с этим ее оружием с огромной силой столкнулось с кроваво-красной косой Йоми - этого было достаточно, чтобы снести младшую далеко к стене.
  - Тебе и тысячи лет не хватит, чтобы справиться со мной, молодое лезвие, - колко заметила Карасуба. И тут же ее инстинкты взорвались от опасности, и она отпрыгнула от шквала ледяных шипов, упавших в то место, где находилась она секунду назад.
  - Я тоже слишком молода, чтобы идти против тебя, сестра Карасуба? - поинтересовалась Акицу, которая стояла на крыше, а из ее рук исходил холодный воздух.
  - Так-с... напала исподтишка. Ну, держись, - владелица нодачи выпрыгнула, сблизившись со 'сломанной' секирей, и взмахнула клинком.
  - Обожди-ка! - крикнула Казехана и послала стремительный поток ветра в четвертую, заставив ту, поменяв свои планы, отскочить назад; бритвенно-острый ветер врезался в крышу.
  Принимая это как шанс поразить Карасубу, Акицу воссоздала холодную дымку - не без помощи чужого ветра.
  - Дерьмо! - ругнулась мечница, когда ее тело окутало толстым слоем льда. Глядя сквозь густой туман, она едва могла разглядеть фигуры ветряной и ледяной секирей - 'сломанная' седьмая поддерживала третью за руку. - Какого черта? - ругнулась она, в то время как Йоми приземлилась рядом с ней и задала вопрос:
  - Думаешь, справишься с ними, Кара-сама?
  - С твоей помощью - точно, - широко оскалилась Карасуба красноволосой обладательнице косы, когда та подошла к ней близко.
  - Не слишком ли мы их, сестра Казехана? - монотонно пробубнила Акицу.
  - Они справяться, - ответила женщина с шелковистыми полосами.
  Глянув еще раз вниз, эти двое бросили огромный размером с дом ледяной шар в направлении секирей, которые владели лишь клинковым оружием.
  Другие две девушки уже были готовы разрезать большое стихийное ядро, но чья-то фигура торопливо бросилась перед ними, остановив шар от взрыва во дворе.
  
  
  ***
  
  
  Юме наблюдала, как ее две старшие сестры объединили свои элементы, чтобы совершить разрушительную атаку.
  - Это уже продолжается слишком долго, - проговорила она холодным голосом и зашагал к четырем спарринговавшимся особам.
  - Я остаюсь здесь, надоели... - произнесла Узуме, а находящиеся рядом с ней подруги-секирей и ашикаби молча кивнули.
  
  
  ***
  
  
  Юме появилась рядом с двумя секирей, обладающими холодным оружием, и молниеносно выбила их оружие из рук. Далее развернувшись к массивному мячу замерзшего воздуха и заведя свою правую руку за спину - что вызвало легкое белое свечение в районе кулака, она жестко пробила ледяное образование над головой.
  Силы удара было достаточно, чтобы мгновенно остановить замороженный элементный шар. А секунды спустя объединенный стихийный мяч стал трескаться и протекать. В мгновение ока трещина быстро расширилась по поверхности шара - и сам он разрушился на миллионы крошечных сверкающих на свету кусочков.
  - А вы не упоминали, что Юме-сан может вырабатывать и использовать фотонную энергию... - то ли шуточно, то ли серьезно прокомментировал Минато.
  - Упс... - Юме улыбнулась, слегка постучав костяшками пальцем по голове.
  - У всех нас есть свои маленькие козыри, Мин-чан, - объяснила Карасуба и подняла свой нодачи с земли, а другим движением вложила его в ножны. В то же время Акицу и Казехана наконец приземлились на землю.
  - Как холодно, - вздрогнула Хикари и встала перед ашикаби, а затем прижалась спиной к его торсу, удостоверившись, что ее задница крепко соприкоснулась с его пахом. - Согрей меня своим телом, Минато-кун... - прошептала она, беря его руки и оборачивая вокруг своей изящной талии.
  - Не сейчас, сестра! - крикнула младшая грудастая близняшка.
  - Ты можешь тоже обнять его, но со спины, понимаешь? - предложила старшая и стала размышлять. - У тебя бюст больше, чем у меня... но у меня более впечатляющая задница...
  Хибики фыркнула и украдкой глянула на остальных своих сестер-секирей - на их дальнейшую реакцию или протесты. Но не увидев их, она быстро подошла к ашикаби и обняла его сзади, прижавшись грудью к его спине.
  - Это... чувствую себя так приятно... - прошептала она и покраснела от ощущения тепла, излучаемого возлюбленным.
  - Я просто не могу дождаться, когда наконец дойдет наша очередь до него... - ненасытно вздохнула Йоми, убирая лезвия косы в древко посоха - а самого его трансформируя в длину, не превышающую метра. Привязав теперь уже небольшую дубинку к левому бедру, она подобралась к троице и чмокнула Минато в губы со словами. - Я собираюсь принять ванну... и приглашаю тебя присоединиться... - и затем подмигнула, отходя и соблазнительно качая бедрами.
  Минато - нет, нет - да не мог не смотреть на упругенькие ягодицы кроваво-рыжей секирей.
  - Думаю, я тоже приму ванну, - объявила Казехана. - Хорошая свежая водичка могла бы остудить мой жар... - и она посмотрела на ашикаби со смесью любви и вожделения, и добавила, вздохнув. - Ах, если бы не эти чертовы правила...
  (п/п: блин, я думал они уже переехали... снова облом-кун)
  - Сестра Йоми говорила, что, когда мы получим свое собственное жилище, мы не покинем спальную комнату даже спустя несколько недель... - произнесла Акицу нейтральным тоном, скорее всего не совсем понимая значения произнесенных слов, а затем спросила. - Значит, если мы снимем другую жилплощадь... не будет ли это более правильным и более лучше для всех нас?
  Карасуба хмыкнула.
  - Это можно устроить... - сказала она, мягко глядя на ашикаби. - Что думаешь, Мин-чан? Сколько времени уже прошло, когда мы последний раз... трахались?
  После последних прямолинейных и грубых озвученных слов - сестры-близнецы несколько покраснели, так как до этого момента уже продолжительное время мечтали о том, когда же они наконец смогут физически сблизиться с их ашикаби.
  - С первой нашей встречи, - ответил он с маленькой улыбкой, вспоминая радостные моменты.
  - И как давно это было, Минато-сан? - застенчиво спросила Хикари.
  - Очень давно, - ответила за него Юме.
  - Это чудо, что тогда твои яички не пострадали... - шутканула в своем стиле владелица нодачи и, поцеловав в щеку ашикаби, направилась в ванную комнату. - Но это может измениться в ближайшее время... - прошептала она себе под нос, мельком глянув на покрасневших близнецов и Узуме.
  - Что за яички? С ними весело играть? - невинно спросила ничего не понимающая Кусано, просыпаясь ото сна в руках Минато.
  Группа неловко умолкла, пытаясь понять, как объяснить 'это' своей младшей сестричке-секирей.
  - Надеюсь, вы не удумали учить малышку взрослому миру, - возникнув будто из неоткуда, спросила Мия с натянутой улыбкой и дрейфующей дьявольской маской за плечами.
  - Не, ничего подобного! - заявил Минато и одновременно с этим стал успокаивать молниеносных близнецов - те пугливо задрожали от ауры, которую выпускала хозяйка. 'Какого черта с аурой этой женщины?' - меж тем подумал Минато.
  - Это хорошо... - хозяйка улыбнулась, а маска исчезла; в результате чего близнецы вздохнули с облегчением.
  - А какого черта тебя касается этот вопрос?! - неожиданно воскликнула Хибики.
  - Сексуальные торжества запрещены на территории поместья Идзумо, - холодно заявила хозяйка.
  - Мы просто прижались к Минато, - спокойно сказала Хикари, и в то же время она размышляла: 'Кто эта женщина? Она испускает чересчур сильную ауру для человека'.
  - То, что вы прильнули к нему - уже намекает на продолжение банкета, - стала защищаться хозяйка; на ее лице мелькнула фальшивая улыбка.
  - Слушайте... - проворчала Хибики, отступив от своего возлюбленного. - Просто потому, что у нас есть мужчина - а у вас нет, не дает вам право нас разлучать.
  - Перестань, Хибики! - одиннадцатая стала увещевать своего младшего близнеца, выйдя из объятий Минато.
  - Не сейчас, сестренка! - шумная близняшка не сводила глаз с женщины со светло-фиолетовыми волосами. - Мне все равно, что вы владеете этим местом, хотя я и благодарна за то, что вы приютили Минато и остальных... Но если вы собираетесь продолжать в том же духе и быть ханжой только потому, что вы одиноки, это не означает, что все остальные должны быть точно такими же! - закончив монолог, она сердито отправилась в дом.
  - Простите вспышки моей сестры... - поклонилась Хикари хозяйке и пошла успокаивать свою младшую - та уже успела перегрузить в доме несколько электроприборов.
  - Что с сестренкой? - спросила Кусано дрогнувшим голосом у своего ашикаби - она явно переживала.
  Парень с черными с белымии прожилаками волосами нежно погладил маленькую напарницу.
  - Все в порядке, Ку-чан, - и улыбнулся светловолосой секирей, которая от этого разрумянилась и тоже заулыбалась, а он меж тем перевел тему. - Ку-чан, не хочешь завтра куда-нибудь сходить?
  Младшая взволнованно мурлыкнула что-то в задумчивости, а затем ее лицо озарила улыбка.
  - Я хочу пойти в аквапарк!
  Минато поднял бровь и повторил за ней:
  - М-м, в аквапарк?
  - Да! - она радостно воскликнула. - Вода хороша для растений и жизни. Значит, это тоже полезно для Ку-чан!
  Минато усмехнулся, прижав к себе младшую.
  - Сначала мы обсудим это с остальными... - увидев ее надутое личико, он рассмеялся и добавил. - А если они скажут 'нет', то мы просто пойдем вдвоем без них, хорошо?
  - В самом деле? - спросила она; надежда наполнила ее живые зеленые глаза.
  - В самом, что ни на есть, - пообещал он и поцеловал ее в лобик. - Теперь иди в ванную, я уверен, что остальные будут очень рады искупаться с тобой вместе, - и подтрепал ее по макушке.
  - Хорошо! - она улыбнулась и побежала в дом Идзумо, широко махая руками и звонко смеясь.
  Когда он вышла из его поля зрения, ашикаби вздохнул, обращаясь к хозяйке:
  - Прошу прощения за вспышку Хибики, - и слегка поклонился. - Она перегнула палку.
  - Все в порядке, - приняла извинения Мия, тем не менее слегка нахмурившись - слова младшей из близнецов глубоко задели ее.
  Минато поклонился снова и отправился в дом, чтобы обсудить тему аквапарка с остальными возлюбленными и напарницами. 'Интересно, а Мацу получиться вытянуть?'
  Он бы никогда не подумал, что секундой ранее маленькая слезинка скатилась с глаз землевладелицы.
  
  
  ***
  
  
  В маленькой комнате раздался булькающий звук. Мужчина находился на стуле. Он был связан с помощью водной стихии. Сфера, состоящая из воды, присутствовала вокруг его головы подобно космическому шлему.
  - Цк, а ты неожиданно живуч для мартышки, - заявила номер девять, а ее голубые глаза слегка потускнели в тени.
  Человек попытался заговорить, но только еще больше стал захлебываться водой.
  - Не важно, - снова подала голос женщина. - Персона твоя скоро присоединиться к остальным, которые позарились своими руками на тело мое... - она подняла левую руку и сжала ее в кулак.
  Человек начал сопротивляться еще больше, чувствуя, как вода пробивается ему в рот, нос и глаза.
  Женщина развела руки в стороны. И в тот же момент голова человека взорвалась и во все стороны пустился поток воды, крови, мозгов и фрагментов черепа. Комната окрасилась частями головы мужчины.
  (п/п: уу, пошла неоправданная чернуха, я тут гаремник перевожу, или ужастик с элементами эротики?)
  Девятая все это время находилась на одном месте - ни одной капли жидкостей не попали на нее. Она развернулась и стала уходить, но неожиданно остановилась спустя несколько шагов. И рукой схватилась за грудь; ее сердце быстро застучало.
  - Это чувство в груди моей... - она нахмурилась. - Когда найду того человека, что посмел заставить мое сердце биться таким безумным образом... Смерть ожидает его.
  
  
  ***
  
  
  - Ва-а-а-у! - возликовала Кусано, осматривая аквапарк.
  Самая молодая секирей 'прайда' Минато оделась в светло-зеленый купальник-комбинизон с шортиками по бедра, украшенный темно-зелеными лозами с цветочками.
  Зеленые глаза маленькой светловолосой девочки сверкали от радости и возбуждения, пока она наблюдала, как многие люди собираются вместе и наслаждаются своего рода тематической вечеринкой в аквапарке.
  Она уже было хотела бежать туда... но пара крепких, но нежных рук схватили и подняли ее.
  - Держись за меня, Ку-чан, - посмеиваясь произнес Минато, посадив девочку себе на плечи - его голова была охвачена ее маленькими ножками. - Мы же не хотим, чтобы ты потерялась, верно? - и улыбнулся.
  Сам молодой ашикаби приодел черные спортивные шорты до колен с белыми полосками и темную рубашку с коротким рукавом.
  - Что за восхитительное местечко, - улыбнулась Юме и с приятным удивлением осмотрела окрестности. Грудастая, кулачного типа секирей в настоящее время была одета в белую блузку, которая плотно охватывала ее выдающуюся часть тела, а также синие короткие шортики. Игнорируя взгляды мимо проходящих мужчин, она повернулась и обратилась к своему возлюбленному. - Куда мы пойдем в первую очередь, Минато-сан?
  - Я думаю, сначала мы должны проведать закуски в баре, - предложила Казехана и воодушевилась. - Оу, и у них наверняка есть хорошие напитки... - последнюю часть предложения она пробормотала.
  Ветром управляющая и нагинатой владеющая секирей стояла по левую сторону от ашикаби - зажав, она душила его левую руку своими аппетитными холмиками. На ней имелось шелковое бикини, которое казалось размера на три ей мало - особенно в районе ее больших грудей. Верх купальника представлял собой ромбообразной формы полоски, от которых отходили веревочки, надежно завязанные вокруг шеи и вокруг середины ее спины. В свою очередь фиолетовая нижняя часть бикини, V-образная формы, обхватывала ее лакомую часть.
  Митато почувствовал, как вокруг его талии обернулась пара рук.
  - Я была бы не прочь помассировать тебе... Минато, ты не против? - начала Йоми знойным голосом, осторожно прижавшись к спине ашикаби и стараясь не беспокоить самую молодую секирей, по-прежнему сидящую у того на шее.
  У Йоми волосы были связаны в двойной хвостик. А одета - в красно-черный полосатый двухкомпонентный купальничек.
  - Хох? - ухмыльнулась Карасуба, оглядывая парк. - А тут довольно оживленненько.
  Четвертая секирей стояла чуть поодаль от основной группы, держа руки на талии. На ней был завязанный веревочками бикини-топ, который имел красную линию по центру, а нижняя часть - V-образные бикини-трусики.
  - Надеюсь, мы отлично повеселимся! - ободряюще произнесла Узуме с широкой улыбкой.
  Данная особа оделась в медово-желтый бикини, верх которого украшен желтенькими кружочками и завязан вокруг шеи и плеч с помощью специальных веревочек. Низ бикини представлял собой тот же дизайн, при этом так же завязан как и верх - только вдоль верхней части бедер.
  (п/п: ну не мое это описывать одежду, не мое! У автора кстати тоже все как-то сухо мне показалось)
  - Температура здесь хорошая и прохладная, - подала голос Акицу.
  'Сломанный' номер приоделась в бледно-голубой топчик, который подчеркивал ее бюст, и синие шортики со снежинками, которые облегали ее словно вторая кожа.
  - Да, тут не так уж и плохо, если не забывать о куче похотливых взглядов, - прокомментировала Хибики; ее бровки агрессивно подергивались под кокетливыми взглядами парней в аквапарке.
  Хикари вздохнула и в очередной раз стала успокаивать свою младшую близняшку, которая всем своим видом паниковала от внимания постороннего люда.
  Сестры-близнецы были одеты соответственно в светло-фиолетовые и темно-фиолетовые комплекты бикини. Топики представляли собой ленточные бюстгальтеры, в то время как низ - обтягивающие бедра бикини-шортики.
  - А т-т-ты уверен, что это безопасно для меня т-тут быть, М-минато-ч-чан? - испуганно пролепетала Мацу, дрожа словно лист на холодном ветру.
  Техноведьма в настоящее время укуталась в белую робу, которая полностью скрывала ее фигуру, кроме разве что выделяющейся формы груди. Капюшон-платок на голове, закрывающий полностью лицо, кроме губ. Оставаясь незаметной, она все равно пряталась за своей младшей серебрянноволосой сестрой. К огромному скрытому смущению четвертой.
  - Я уверен, что все будет хорошо, Мацу-сан, - ашикаби подарил секирей маленькую любящую улыбку.
  - Если т-т-ты т-так говоришь, Мин-чан, - заикаясь проворковала она, а ее щеки запылали.
  - Ар, сними этот сраный халат... - рявкнула Йоми, подкравшись к очкастой секирей, и сдернула с нее робу, обнажив Мацу в своем бикини. - Оу? - секирей смертоносной косы хихикнула. - Пожалуй, из всех твой комплект одежды самый впечатляющий, старшая сестра...
  Мацу прикрыла грудь, что совсем ей не помогло. Вторая секирей была одета в оранжевый купальный топчик, который состоял из треугольной формы чашечек и который оставлял небольшую неприкрытую нижнюю часть бюста - тем самым демонстрируя большое количество оголения. Бикини-трусики тоже имели оранжевый цвет и, в общем, придавали ей крайне своеобразный внешний вид.
  Минато вздохнул от слов своей возлюбленной с косой и наконец посмотрел на свою самую умную секирей. И опустил весело шевеляющуюся Кусано на землю - Юме тут же подхватила ту, прежде чем маленькая не успела убежать, и подошел к находящейся на коленях второй. Осторожно высвободив руку из цепкой хватки Казеханы, Минато притянул к себе и обнял грудасто-очкастую секирей.
  В этот момент Мацу не только почувствовала, что ее сестра, обладательница нодачи, спокойно, без слов отошла, но и ощутила себя в теплых объятиях.
  'Так... так тепло и приятно' - она мысленно вздрогнула и еще больше прильнула к рукам своего возлюбленного.
  - Все хорошо, Мацу-чан, - начал шептать успокаивающе Минато женщине с багровыми волосами. - Мы все здесь... И мы не допустим, чтобы MBI схватила тебя... только через мой труп.
  - Ты не должен умирать ради меня, Мин-чан, - забеспокоилась Мацу, глядя на своего ашикаби. Прежде чем она смогла вымолвить еще хоть одно слово, его губы прижались к ее в чистом и непорочном поцелуе. Этим он выразил свои чувства к ней. В следствии чего - ее беспокойство мгновенно испарилось, что отразилось маленькой улыбкой на лице девушки.
  - Почувствовала себя лучше? - улыбнулся он, не обращая внимания на кошачьи призывы других своих секирей.
  - Д-да, - пробормотала Мацу; ее лицо покраснело, и она прижалась к торсу ашикаби.
  Минато улыбнулся и потянул свою секирей, помогая ей подняться с колен.
  - Что ж, пойдемте хорошенько проведем время, - и он по-доброму усмехнулся.
  
  
  ***
  
  
  Глаза девятой секирей открылись и тут же сузились подобно речке, впадающей в глубокий океан; и она посмотрела в каком-то только ей известном направлении.
  - Чувство это... - прошептала она практически про себя, ощутив, как ее сердце бешено забилось в очередной раз. - Этот глупец осмелился выдать свое присутствие рядом со мной... - она чуть ли не прорычала и оглядела свою одежду. - Конец твой успокоит мое бьющееся сердце, жди меня... бесшерстная обезьянка!
  
  
  ***
  
  
  - Хм-м? - пятьдесят четвертая огляделась вокруг. В настоящее время она стояла у входа в аквапарк.
  У нее имелись темно-бирюзовые глаза и короткие светлые волосы с бледно-голубой ленточкой, замысловато связанной вокруг ее левой пряди волос. Одета - в белую короткую курточку поверх светло-красного платья с белыми полосками ближе к концу юбки. Дополняли образ девушки: желтый пояс; цвета платья перчатки без пальцев, черные чулочки до бедер и бледно-красные лоскутные ботинки со шнурками и белой штафиркой.
  - Так вот где он, м... - тихо пробормотала она. Ее лицо покраснело, а сердце забилось чаще. Девушка заулыбалась мысли о том, что наконец встретит своего ашикаби. Однако эта улыбка вскоре исчезла из-за того, что если она раскроет, что отобрала жизни некоторых людей... 'Я ничем не отличаюсь от этой водяной ведьмы'. Она покачала головой, чтобы избавиться от этих негативных мыслей-эмоций. 'НЕТ! Он должен принять меня! Если он этого не сделает...' - у нее закололо сердце при мысли о том, что ашикаби отвергнет ее. 'Тогда я должна буду умереть' - со всей решительностью она направилась в аквапарк.
  
  
  ***
  
  
  - Ви-и-и-и! - одновременно самая молодая секирей и секирей типа боец завизжали от восторга, когда стали спускаться по одной из водных горок.
  В настоящее время Юме уже успела одеть благопристойные бикини-топ и низ.
  Две секирей шлепнулись в воду, и вот уже Юме показалась из воды, выходя и держа младшую в руках.
  - Еще! Еще! - запищала Ку-чан, что вызвало непродолжительное хихиканье девушки-бойца под номером восемь.
  - Ладно, малышка, - согласилась Юме. - Но сначала нам следует что-нибудь покушать, хорошо?
  - Разве мы должны? - маленькая светловолосая девочка мило надула губки.
  - Конечно, - улыбнулась Юме и стала подкупать малышку. - Если ты это сделаешь, то сможешь посидеть на коленях Минато-самы, хорошо?
  - Хорошо-о-о-о! - пропищала девочка; подкуп полностью сработал.
  
  
  ***
  
  
  - М-м... Прямо там... - простонала Хибики.
  - Ниже... - вздохнула Хикари от удовольствия.
  - Вам двоим повезло, - насупилась Йоми, смотря на близнецов, которые попискивали от того, что их возлюбленный-партнер смазывал их спинки кремом.
  Чуть позади Йоми расположились Казехана и Узуме - обе лежали на животе, некоторое время назад избавившись от топов.
  - Ауф, солнце ощущается так здорово на моей коже, - вздохнула владелица нагинаты, повелевающая ветром. - Минато-кун... ты не мог бы натереть немного этого крема на моей груди... - последние слова были произнесены дразнящим и знойным тоном.
  - Только если ты не возражаешь против того, чтобы посторонние люди во всю рожу пялились на тебя, - черноволосый с белыми прожилками почти-студент вымученно улыбнулся ей.
  Казехана улыбнулась в ответ, прикусив губу.
  - Ты прав, эти большие 'близняшки' только для тебя...
  В то же время Узуме закатила глаза по другому поводу.
  - В самом деле, сестренка? - вздохнула она, поворачиваясь к Акицу. - И как ты только умудрилась сделать снеговика в таком месте?
  Брошенный номер без эмоционально глянула на десятую и ответила нейтрально:
  - Я его сделала, чтобы развлечься.
  Мацу хмурилась, безостановочно что-то печатая на своем ноутбуке.
  - Это нехорошо... - пробормотала она себе под нос.
  Карасуба, лежавшая рядом на шезлонге, глянула на багрововолосую женщину. - Что ты там нашла, Ма-чан?
  - Это касается тех убийств, - ответила та, продолжая печатать на своем портативном компьютере.
  Карасуба на это фыркнула, сдув прядь волос с лица в процессе.
  - В любом случае, что там может быть важного в этих убийствах? - спросила она пренебрежительно. - Это просто человек, убивающий другого человека одним и тем же способом... классика.
  Мацу перестала печатать и посмотрела на свою младшую сестру.
  - А что ты можешь сказать на счет того, что в области вокруг смертей все время присутствовали большие объемы воды на стенах и полу, и создавалось ощущение, что под напором жидкости вся поверхность испещрена выемкам и проколами?
  Карасуба собиралась отмахнуться от этого комментария, но неожиданно задумалась и присела, повернувшись к сестре-секирей. - Продолжай...
  - Похоже, что это могут совершить и люди, однако атаки и убийства слишком точны.
  - То есть ты предполагаешь, что это сделано секирей?
  - Я говорю, что это однозначно секирей, - подтвердила Мацу. - Кто бы это ни был, но тут действует либо пара, либо по две секирей по отдельности.
  Задумавшись, Карасуба что-то мурлыкнула своим мыслям и заговорила:
  - Возможно, две наши сестры довольно смелы раз совершают такие вопиющие преступления... - и она усмехнулась. - Может мне стоит преподать им урок...
  'Вопрос в другом, почему две секирей нарушают закон-табу, а Минака это терпит' - задумалась обладательница нодачи с закрытыми нахмуренными глазами.
  
  
  
  ***
  
  
  Пятьдесят четвертая почувствовала холодок, пробежавший у нее вдоль спины.
  'Почему я чувствую себя уже облажавшейся?'
  Медово-светловолосая девушка сейчас была одета однокомпонентный купальный костюм цвета серой стали с обернутым вокруг талии полотенцем. Она приложила руку между бюстгальтера размера второго-третьего и ощутила, что ее сердце забилось еще быстрее.
  (п/п: там какая-то путаница у автора с размерами грудей и лифаков, поэтому я в основном опираюсь на свой эмпирический опыт и картинки персонажей)
  'Он близко' - она огляделась. 'Я чувствую это'.
  
  
  ***
  
  
  Другая знакомая нам женщина стояла на вершине высокой башни - в нескольких милях от аквапарка.
  - Глупец этот рядом, - проворчала она. Щеки девушки вспыхнули в гневе от ее реакции на ашикаби. 'Жизнь твоя закончится сегодня!'
  
  
  ***
  
  
  Минато выпустил воздух из легких, чувствуя себя полностью расслабленным. В данный момент он лежал на полотенце возле пляжной части парка.
  - Такой расслабон, - улыбнулся он.
  - Определенно... - согласилась Йоми; она лежала слева от него, положив голову ему на левую часть грудной мышцы. - Знаешь... - начала она растягивать слова, водя пальчиком левой руки по его торсу. - Твое тело значительно окрепло в течение этих недель тренировок с сестрами Карой, Юмой и Казе-чан... - рисуя невидимые линии между его кубиков пресса, она продолжила. - Может, мне стоит обучить тебя каким-то 'специальным' упражнениям, а?
  - Соглашусь с ней... - добавила Узуме, которая прилегала к правой стороне тела ашикаби. Ее правая ножка покоилась на его бедре.
  Правда была в том, что он был поистине интимно близок со всеми своими секирей за вычетом Кусано, но он все еще не прошел свой 'любовный путь' даже с шестью более давнишними возлюбленными, с которыми был бесконечно связан.
  И как уже понятно, причина была в том, что как только девочки пытались получить хотя бы кусочек своего любимого - тут же появлялась хозяйка Мия.
  Даже Акитсу на нее дулась - что уж тут говорить.
  Минато усмехнулся.
  - Мы должны получить наше собственное местечко.
  (п/п: это твое 'должны' уже две главы, паря! :)
  - И когда это произойдет, Мин-чан? - спросила Карасуба, приближаясь к любвеобильной троице. Подойдя к ним, она плюхнулась, оседлав бедра ашикаби - Узуме заранее пришлось убрать ножку. - Я чертовски уверена, что ты избегаешь конфликта с Мией, однако следует также удовлетворять свои потребности.
  Ашикаби улыбнулся.
  - Вы десятеро и есть мои потребности.
  Карасуба поначалу вздохнула от эгоистичности ашикаби, но потом все же улыбнулась: она смогла найти кого-то, кто принял ее какой она есть и кто мог бы любить ее для нее. Встав, она отряхнула песочек с попы; убедившись, что ее задок притянул его внимание, она заговорила:
  - Пойду выпью, - и улыбнулась. - Надо убедиться, чтобы Казе-чан не изнасиловала тебя потом публично... - дразнящей походкой с заметно виляющими ягодицами, она пошла к одному из баров, за которым ее старшая сестра упивалась с заметным удовольствием.
  Минато выдавил улыбку... Но она быстро исчезла, когда он почувствовал заметное шевеление и тесноту в трусах.
  - Девочки, я наверное отойду в уборную...
  - Нужна помощь? - спросила Йоми, облизывая губки.
  - Не думаю, что людям понравиться тот факт, что какая-то пара зайдет в мужской туалет, - заметил Минато.
  - Фи, как будто меня это заботит? - оскалилась обладательница смертоносной косы.
  Минато вздохнул и принял меры, чтобы освободиться: пощекотав по разным местам засмеявшуюся от этого Йоми.
  - Так нельзя... - он издал смешок и поцеловал ее в лобик. - Я не хочу, чтобы у нас были неприятности.
  - Ладно... - она смягчилась и встала. - Но серьезно, Минато... Когда мы обзаведемся своим собственным местом, ты не выйдешь из комнаты неделю.
  Узуме тоже засмеялась и привстала.
  - Мы должны, вероятно, выбрать место про запас - в зависимости от того, скольких секирей он еще свяжет... - заметила она и чмокнула его в щеку.
  Минато кивнул и направился посмотреть, где здесь туалет.
  - Какая у него задница... - пробормотала Йоми, провожая возлюбленного взгляом; Узуме вздохнула, соглашаясь с сестрой. Когда же...
  (п/п: двойка самых популярных глаголов фанфа: 'вздохнуть' и 'усмехнуться'. Все 'вздохивают' и усмехаются по сто раз на день - может они так силу культивируют? Хмм... Надо будет попробовать. Впредь, постараюсь как-то видоизменять :)
  
  
  ***
  
  
  Выйдя из уборной комнаты, Минато глубоко вздохнул и наконец почувствовал себя отдохнувшим и довольным. 'Думаю, стоит пойти проветриться' - кивнув своим мыслям, он позволил ногам направить себя в область аквапарка, где меньше всего людей. 'Теперь, когда я подумал об этом; где-то тут поблизости должна быть небольшая кафешка под названием 'Банкет Сусано' - он зарулил за угол и остановился, чтобы собраться со своими текучими мыслями. 'Может стоит принести девочкам что-нибудь перекусить'.
  В этот момент раздался женский крик:
  - Отпусти меня!
  Ашикаби глянул в сторону источника звука и нахмурился.
  - Похоже, некоторые люди ищут себе проблемы, - пробормотал он, направляясь в сторону женского крика.
  
  
  ***
  
  
  Пятьдесят четвертая бродила в поиске, следуя ощущениям в направлении ее ашикаби.
  - Он где-то здесь, - бормотала она себе под нос. Остановившись, она осмотрела окрестности. Данная зона аквапарка была довольно популярной, хотя сейчас мало кто здесь прогуливался.
  - Какая миловидная особа и что забыла в месте подобно этому? - услышала она голос молодого мужчины.
  Пальцы не окрылённой секирей задергались, намереваясь пронзить человека, но тут же решительно остановились. 'Я должна сдерживаться' - подумала в этот момент она. 'Мой ашикаби где-то рядом' - и она повернулась к окликнувшему ее человеку и изобразила улыбку на лице.
  - Я друга жду, договорились встретиться здесь, - ответила она.
  - Да ну? - улыбнулся мужчина. - Не возражаете, если подожду с вами?
  - Это конечно ваше дело... - поколебавшись, произнесла она - уже очень раздраженная присутствием этого человека. - Но лучше не надо.
  На лице молодого мужчины мелькнула улыбка.
  - Я уверен, что смогу стать хорошей компанией, - он попытался снова. - Что если я провожу вас к хорошему бару в конце того участка? - и указал направление, откуда появился. - Я уверен, что ты можешь позвонить своему другу и сказать, что сегодняшний вечер проведешь со мной.
  - Нет, спасибо, - она натянуто вежливо проговорила. - Я буду ждать здесь своего друга.
  Молодой мужчина либо не ощутил тон, которым ему отказали, либо проигнорировал его.
  - Да ладно... пойдем, - он прижался к ней, положив руку на плечо. - Туснем не на долго... какое-то время побудешь со мной, а потом я обязательно отведу тебя к твоему другу.
  - Ну-к отпустил, - угрожающе предупредила она.
  - Я не буду грубым, - не успокоился мужчина.
  - Ну-к. Отпустил.
  Повторила девушка, стиснув зубы.
  - Я всего лишь хочу...
  - Отпусти меня! - уже громко прокричала она, вырываясь из хватки мужчины и ненавистно глядя на него.
  - Так, мля... - молодой мужчины нахмурился, схватив ее за руку. - Мы сейчас пойдем и повеселимся и точка.
  Прежде чем секирей уже хотела рявкнуть и уничтожить этого человека - чья-то посторонняя рука расположилась на плече мужчины. Тот обернулся с негодованием и его глаза встретились со стальными серыми, но было очевидно, что они смотрели будто сквозь него.
  Минато проигнорировал мужчину и сосредоточился на молодой девушке перед ним; он смотрел в ее темно-бирюзовые глаза. По какой-то причине он чувствовал тягу к ней.
  'Это он' - в то же время девушка чуть не задохнулась от нахлынувших эмоций; ее щеки раскраснелись, а сердечко забилось чаще.
  - Эй, дружище, чо те надо? - хмуро произнес мужчина. - Я пытаюсь затащить подругу в хорошее местечко, где можно хорошо набить желудок.
  - Похоже, твоя 'подруга' даже не хочет дышать воздухом рядом с тобой, - заметил Минато, мельком лицезрев взгляды, которые девушка бросала на этого мужчину. - Вы ждете кого-то, мисс? - спросил он у девушки, по-прежнему не отпуская плечо.
  'Я должна придумать что-нибудь быстренько' - подумала она и тут же надулась, посмотрев на Минато. - Мр-р, почему ты пришел так поздно, братец! - она заныла, сложив руки на груди. - Ты не мог просто сказать, что забыл время встречи со мной здесь? Подожди, пока я не скажу Баа-чан о том, что ты пытаешься бросить меня как косточку этому непонятному мужчине!
  - Воу, воу, воу, - возмущаясь, Минато комично замахал руками, поддерживая игру девушки. - Тебе не нужно заходить так далеко... я просто пошутил.
  - А что бы случилось, если бы он просто увел меня, а? - она сердито расположила кулачки на бедрах и слегка наклонилась, нахмурившись; постепенно ее хмурый взгляд сузился и превратился в нечто очень милое.
  Молодой мужчина стоял между ними и его бровь подергивалась от раздражения.
  - Вы, двое, хватит пороть чушь! - громко заговорил он. - Очевидно же, что вы не знаете друг друга! - и он тыкнул в Минато. - Приятель, иди и найди себе другую девушку, чтобы склеить - а эта уже со мной! - он двинулся уже, чтобы схватить секирей, однако резко оказался на параллельно земле. Многие из небольшого количества наблюдающих за конфликтом людей поблизости увидели и вытаращились, когда хрупкая на вид девушка одним движением уложила довольно подкаченного мужчину - причем с такой легкостью!
  Еще не упоминалось, что вышеупомянутый мужчина был даже больше ошеломлен, чем главный герой этой истории?
  Не было?
  Теперь есть - двигаемся дальше.
  Минато поднял бровь, уставившись на стонущего человека, лежащего на земле. 'Ну, как-то все быстро обострилось' - лениво думал он, пока его глаза бродили по молодой девушке, которая в данный момент хмуро возвышалась над сбитым мужчиной.
  - Эм, извините... - но прежде чем он договорил и осознал себя, его уже утащили с места действия. Держа за руку, девушка вместе с ним спешно направилась в безлюдные зоны аквапарка.
  Пятьдесят четвертой удалось вытащить молодого Сахаши в небольшой переулок... И она толкнула его к стене. Ее сердце колотилось в груди до такой степени, что казалось - оно было готово вырваться из грудной клетки. Она избегала всех возможных зрительных контактов с молодым человеком, которого прижала к стенке.
  'Это он! О, создатели, это он!' - она мысленно задыхалась от невероятного тепла, исходящего от этого человека. 'Такая сильная и нежная аура!'.
  - Я... я наконец отыскала тебя, - выдохнула девушка; на ее глаза навернулись слезы, которые скатывались по щекам. - Мой, Ашикаби-сама... - ее плечики стали содрогаться от рыдания. А давление на Минато сильно ослабло, и она прижалась головой к его груди.
  Минато задержал дыхание, обнимая плачущую пока еще чужую женщину. 'Что сделало ее такой несчастной и разбитой?' - жалостливо подумал он, успокаивающе поглаживая по спине девушки.
  Словно прочитав его мысли, она наконец подняла свой взгляд; ее мокрые глазки встретились с неистово серыми.
  - Прости меня, мой Ашикаби, я совершила несколько ужасных поступков.
  - Эй... - Минато вытер слезы с ее глаз. - Все хорошо.
  - Нет, все не так... - девушка покачала головой. - Я... я забирала жизни. Я убила нескольких людей, которые пытались взять меня силой, - она сжала кулаки. - Если вы не примете меня, как вашу секирей, я все пойму. Но, прошу... простите эту птицу! - она всхлипнула, и слезы снова опустились на глаза; она не желала видеть, как молодой человек, на которого она отреагировала, будет смотреть на нее с презрением и ненавистью из-за того, что она забирала жизни его собратов-землян.
  Минато немного растерялся. Убийства, совершенные секирей... Которая к тому же реагирует на него и призналась во всем этом. Ситуация не однозначна. Поначалу, без сомнения, он рассердился. Но быстро подавил первоначальные эмоции. Секирей были созданы, чтобы быть любимыми - это то, о чем поведала ему Юме.
  А Карасуба подтвердила.
  Он мягко улыбнулся, обняв ее за плечи и притянув к себе.
  - Все будет хорошо, моя прекрасная птица. Твоя клетка открыта и тебе позволено расправить крылья, - начал он говорить, приподняв ее подбородок левой рукой. - Ты уже исповедовалась мне, и я вижу, что ты действительно сожалеешь о тех жизнях, может быть, и не о всех... но во всяком случае - о некоторых... - на его лице поселилась успокаивающая улыбка. - Позволишь ли ты мне стать твоим Ашикаби, несмотря на то огромное количество крови, по локоть в которой ты уже утонула? Просто, знай, что у меня уже есть несколько секирей, которые отняли уже несколько... тысяч недостойных человеческих жизней.
  (п/п: ох, сопельки - эх, здесь бы подробней все расписать, а так придется фантазировать для обоснуя :)
  Секирей сглотнула. Услышав это, она не почувствовала себя лучше.
  Минато в очередной раз улыбнулся.
  - Хоть ты и реагируешь на меня... не знаю, будет ли со мной в роли ашикаби с тобой все хорошо, но... Я приму тебя независимо от того, какая тьма у тебя в сердце.
  Слезы заново потекли из темно-бирюзовых глаз пятьдесят четвертой, однако они стали теперь слезами радости.
  - Благодарю вас, мой Ашикаби-сама.
  И на ее лице возникла слабая улыбка.
  - Сахаши Минато, - представился почти студент и с улыбкой поинтересовался. - Могу я узнать имя моей последней подруги?
  - Секирей номер пятьдесят четыре, Курусе, 'Секирей Фантомных Клинков', - представилась она, и приблизилась лицом к Минато. - Как же приятно наконец встретиться с тобой, Минато-сан.
  - И мне приятно с тобой познакомиться, Курусе-чан, - ответил ашикаби, встречаясь с ней губами; оба закрыли глаза от первичного ощущения близости, которое никогда не состарится для любого из них двоих.
  Курузе почувствовала, как ее тело поглотил жар: словно огонь стал облизывать ее кожу. Она также могла ощутить, что ее сила многократно возросла. 'Это... Это чувство' - ее лицо раскраснелось до персикового цвета; призрачные крылья раскрылись у нее за спиной. Эти крылья были полупрозрачного сероватого оттенка и казались воздушными и тонкими, как у фантомов.
  (п/п: вспоминаем в Героях 3 у замка Некрополь Призрачных Драконов - как я понял, примерно такой цвет :)
  Ашикаби и секирей прервались, отделившись губами друг от друга - оба с азартными улыбками на лицах.
  - С моими фантомами позвольте мне защитить тебя от вреда, мой Ашикаби, теперь и навсегда.
  - С моей силой позволь мне защитить тебя по максимуму своих возможностей, - поклялся он в ответ.
  Курузе улыбнулась, прильнув головой к его грудной клетке.
  - Мой Ашикаби... - тихо и все еще не веря прошептала она.
  
  
  ***
  
  
  - А? - Юме задрала голову в сторону и улыбнулась. - Похоже, в нашей пастве появилась еще одна сестра.
  - Фуа-ах... - Казехана радостно выдохнула, выдув еще одну тару с саке - рядом с ней расположилось уже несколько (двадцать) пустых бутылей. - Хм! Минато-кун становится м... все лучше и лучши... - и она миленько застонала.
  
  
  ***
  
  
  - Да ну? - Карасуба задумчиво улыбнулась; сестры-близнецы, которые расположились рядом с ней, загорали на солнышке и по-прежнему полностью игнорировали проходящих мужчин, а также ревнивые взгляды некоторых других женщин.
  - Минато-кун времени зря не теряет... еще одна птичка присоединилась к нашей стае, - то ли радостно, то ли грустно вздохнула Хикари.
  - Черт подери, - угрюмо прошептала Хибики.
  
  
  ***
  
  
  - Ку-ку-ку-ку, Мин-чан, какое же ты ненасытное животное, - рассмеялась Мацу, взломывая базу данных MBI всех секирей и нынешних ашикаби, которые их окрылили.
  - Какого вида животного братик? - невинно поинтересовалась Кусано.
  Техно-ведьма поправила очки на носике - те отразили солнечные лучи.
  - Ну, он, знаешь, маленькая Ку-тян, такой развр... - начала было она, но чье-то полотенце крепко обернулось вокруг ее рта.
  - Мы должны сохранять ее безгрешность и простодушие как можно дольше, сестричка Мацу... - нахмурилась Узуме. Затем повернулась к самой молодой секирей. - Не беспокойся, Ку-чан. Когда ты станешь старше, мы тебе все расскажем, хорошо?
  - Хорошо-о-о! - беззаботно откликнулась она.
  
  
  ***
  
  
  - Минато-сама окрылил еще одну, - заметила Акицу.
  Йоми кивнула, помогая секирей - повелительнице льда в создании еще одного снеговичка. Они привлекали внимание всех детей на районе.
  - Да, он это сделал, - она вздохнула и подумала:
  'Скольких же ты еще осчастливишь, Минато?'
  
  
  ***
  
  
  Секирей номер девять упала на колени, задыхаясь от того ощущения, которое ворвалось в ее тело.
  'Получается, еще одна из моих сестер окрылилась им? - она стиснула зубы, а щеки вспыхнули от гнева и той реакция на ее 'предназначенного' Ашикаби.
  - Да не возложи ты грязную руку свою на тело мое, - прорычала она, глядя в сторону зоны аквапарка, где ощущался Ашикаби. Наконец она встала; ее ноги дрожали и были неустойчивыми от того, что ее тело хотело покончить со всем этим. - Я потрачу время свое... Может быть, я буду терпеливой, когда проломлю его защиту... - она боролась с дрожью в коленках. - Мне следует не сводить глаз с этого человека, и придет время я покончу с жизнью его, - глаза девушки сузились и слегка засветились решительностью и мощью. - Это будет быстро и безболезненно. И это будет единственная милость, которую дарую я тебе.
  - Значит, ты серьезно относишься к своему замыслу, девятая, - позади нее раздался ровный мужской голос.
  Секирей даже не потрудилась обернуться, так как знала, кто стоял позади.
  - Чего добиться хочешь, присутствуя здесь, секирей номер шесть, Хомура? - спросила она, слегка нахмурившись.
  - Не важно, - ответил парень, подходя ближе с женщине. Он имел серебряные волосы, достигающие шеи и с несколькими прядями на лбу. Также у него присутствовала черная маска на нижней половине лица; выше - темные янтарные глаза. Он был одет в черную длинную облегающую кофту с длинными рукавами, открытой настолько, чтобы показать маленькую верхнюю часть его оголенной грудной клетки; на кофту было накинуто черное пальто до голени. Черные брюки и такого же цвета ботинки. Меж тем он продолжил. - Ты действительно хочешь пройти через это? Я видел, как ты реагируешь...
  - За языком своим следи, Хомура, - огрызнулась блондинка. - Мое дело только мое и только! Не касается оно тебя.
  - Да? - он поднял бровь, расположив ладони по бокам, и вызывающи добавил. - А если я вмешаюсь?
  Женщина подняла левую руку - вода стала собираться в ней, закручиваясь подобно маленькому тайфуну из жидкости. - Хотя мы оба с тобой единичные номера, моя сила - выше твоей, - отметила она и стала угрожать. - Беспокоясь о твоих бесхребетных ушах; встанешь на моем пути и будешь уничтожен как и человек тот, - маленький тайфун постепенно рос в размере, принимая форму девушки.
  Хомура наблюдал, как тайфун поглотил фигуру секирей, и повелительница воды удалилась из его поля зрения - он припал на колено.
  'Такая сильная аура', - выдохнул он, встряхнув головой. 'Я же не могу реагировать на человека, не могу же?'
  (п/п: кажется, говоря об ауре - он (а) имел (а) ввиду девятую, а последнее предложение - о нашем гг. Блина, тока трапов (меняющих по бессознательному желанию пол секирей) главному герою тут не хватало... Спешу обрадовать, вроде тута такого не будет :)
  
  
  ***
  
  
  Минато вздохнул и положил голову на одну из опорных балок заднего двора Идзумо. Курусе находилась рядом с ним, зажимая его левую руку между грудей.
  Отдохнувшая группа возвратилась домой. Никто не удивился присутствию Курусе с их Ашикаби, когда он пришел вместе с ней к остальным на пляже... Он объяснил им, заранее попросив разрешения у Секирей Фантомного Оружия, что она являлась одной из тех убийц людей.
  ...
  Курузе в самом деле боялась десяти других секирей, которые были связаны с ее Ашикаби до встречи с ней. Даже Кусано, самая молодая из ее сестер, смотрела на нее тогда с легкой надутостью.
  Она также помнила, как близнецы, дослушав рассказ, выдохнули, а младшая из них вытянула руку и угрожающе обволокла электрическую энергию вокруг своего тела. И пристально уставилась на нее со словами:
  - Если ты навредишь ему, я убью тебя... И меня не волнует, что ты одна из спутниц-секирей Минато-куна.
  Курусе тогда быстро ответила, что она скорее умрет, чем позволит каким-либо образом навредить их общему Ашикаби.
  ...
  Курусе вздохнула, ощущая покой, исходящий от ее избранника, который лежал и отдыхал рядом с ней.
  В то же время Минато...
  
  
  ***
  
  
  Открыл глаза, чувствуя, что его тело потяжелело. Но 'тяжелое' не в том смысле, к которому привыкли.
  'Где это я?' - думал он, испытывая дежавю.
  - Таким образом, ты есть тот, - послышался голос женщины, наполненный презрением и ядом.
  Минато обернулся и увидел силуэт женщины; ее позу - руки скрещены под бюстом. Также он заметил глаза девушки, которые ненавистно сузились и слегка заблестели.
  - Эм... привет, - начал было он.
  - Попридержи язык свой, безволосый обезьян, - нахмурилась женщина. - Не знаю я, твое присутствие почему так сильно беспокоит мое тело, - далее она чуть угрожающе зарычала. - Но твои дни сочтены... Ибо, когда попадешься ты на мои глаза, будешь уничтожен волнами моей силы, - пообещав последнее, она взмахнула руками.
  Минато в тот же момент ощутил, как мир перед его глазами быстро завращался до того момента пока не канул в темноту небытия.
  
  
  ***
  
  
  Глаза Минато открылись и он часто и прерывисто задышал.
  - Минато-сан? - Курузе удивилась сердитому дыханию Ашикаби.
  - Прости, - на его лице мелькнула извиняющаяся улыбка. - Я тебя разбудил?
  Секирей покачала головой из стороны в сторону с небольшой улыбкой.
  - Нет, я уже проснулась, - призналась она.
  Минато улыбнулся и скромно клюнул ее в лобик.
  - Почему бы тебе не пойти в нормальную кроватку поспать? А я пойду проветрюсь.
  - Тебе нужен кто-то, чтобы пойти с тобой? - предложила Курусе, очевидно, беспокоясь за безопасность своего Ашикаби.
  Минато в очередной раз растянул губы в улыбке.
  (п/п: все, ей богу, буду извращаться над 'Minato smiled or sighed' - так что: просто 'улыбаться' или 'вздыхать' он у меня не будет!)
  - Все в порядке, - произнес он и встал, освобождаясь из объятий хрупкой девушки.
  - Ну хорошо, - уступила Курузе. - Тогда... - она чмокнула его в губы. - Спокойной ночи, Минато-сан, - и она направилась непосредственно в дом.
  Минато чуть избавился от воздуха в легких и потянулся.
  - Да уж... - расслабившись, почесал он голову. - Охлаждающая прогулка принесла бы мне пользу, - он кивнул самому себе, прежде чем отравиться в вечерний тур.
  Когда молодой Сахаши покинул поместье, он даже не подозревал, что две женщины присматривали за ним, находясь на крыше / под потолком дома.
  
  
  ***
  Акицу, которая оделась в очередную свою 'боевую одежку', во всю следила за тем, как ее мастер крался вдоль дороги в ближайший парк.
  - Вот поэтому я и должна приглядывать за Минато-сама, - невыразительно заявила она.
  - Именно, - согласилась Юме с редким для нее серьезным выражением на лице. Ее осанка была прямой, а руки скрестились на груди. - Курусе говорила, что есть еще вторая секирей, которая убивала людей, используя водную стихию. Минато-сан может быть под прицелом, если мои подозрения верны.
  Акицу кивнула.
  - Поэтому вы выбрали меня, так как я могу замораживать воду и использовать ее против неприятеля.
  Восьмая качнула головой, соглашаясь.
  - Будь острожна, - предупредила она. - И не забывай, она также будет способна превратить твой лед в воду и использовать его против тебя.
  - Я поняла, сестра Юме, - ответила 'сломанная' перед тем, как стала передвигаться прыжками, следуя за их общим возлюбленным.
  Кулаки Юме крепко сжались до хруста в суставах. 'Минака...' - она мысленно прорычала и добавила также, науськивая себя. 'Не знаю, что дало вам право нарушать собственный же закон-табу, мне в принципе все равно... Но если это причинит вред и боль пускай даже волосу на голове нашего возлюбленного...' Ее правый кулак запылал серебристым свечением.
  
  ***
  
  
  - Он рядом... - Секирей мысленно задохнулась, пока ее тело трясло. - Жизнь твоя закончится моей рукой! - после этого она пошатнулась, едва стоя на ногах, и последовала своему порыву. - Когда срок твой минёт, освобожусь я от этой пытки.
  (п/п: там буква ё! игра слов... не подумайте ничего :)
  
  
  ***
  
  
  Минато словил свежий вечерний воздух, который наполнил его легкие. 'Это то, что мне нужно' - думал он, глядя на вечернее закатное небо; он засматривался полной луной в ночи. 'Я даже не думал, как может быть чудесна луна сегодняшним вечером' - и задумался подходя к фонтану. Сделав это, он постоял около него какое-то время - случайные мысли мелькали в его голове. 'Как же мне так или иначе получить свое местечко и домик над головой?' - и повернулся спиной к фонтану, сев на краешек конструкции. 'Я же даже до сих пор не нашел работу на неполный рабочий день, а учеба не начнется раньше чем через девять месяцев' - он мысленно затосковал, почесывая голову. 'К тому времени весь этот План Секирей должен полностью завершится' - он на это надеялся. Почти-студент просидел еще несколько секунд, прежде чем приказал своим ногам поднять остальную часть организма. Потянувшись, он с облегчением простонал - его тело почти полностью расслабилось и отдохнуло.
  - Что ж, - он наполнил легкие воздухом, тихо пробормотав. - Время возвращаться. Девочки, наверное, задаются вопросом, почему меня нет так долго.
  Он уже собирался сделать шаг, но его рефлексы под непрерывными тренировками сработали вовремя: и он отпрыгнул назад, а направленный поток воды, словно стрела, пронзил область, где он только что находился.
  'Это было направлено прямо в сердце' - думал он, прыжком скрываясь за фонтаном. 'Неужто это то, о чем моя последняя окрыленная секирей Курусе предупреждала?!' - и он задумался, одновременно с этим выглядывая из-за края, надеясь обнаружить напавшего.
  
  ***
  
  
  'Он уклонился от 'Mizu no yajirushi' (Водной стрелы) моей? - шокировано подумала она, наблюдая, как человеческий самец прыгнул за фонтан. 'Не скроешься с глаз моих, ты, трус' - мысленно проворчала она и прыжком оказалась за другим зданием, надеясь устроить хорошую и точную атаку в молодого Сахаши.
  (п/п: ахах, 'Thou shall not hide from my sight, ...' :)
  
  
  ***
  
  
  Акицу пристально следила за своим Ашикаби, одновременно с этим расслабляясь в его теперь еще более мощном аурном излучении, и почти потеряла себя в этом сладостном чувстве, поэтому не успела среагировать на вражеский целенаправленный почти снайперский выстрел из укрытия, состоящий из воды стреловидной формы. 'Она здесь' - подумала она, а ее светло-карие глаза слегка прищурились. Она быстро определила направление, откуда пришла атака и последовала туда.
  
  
  ***
  
  
  Минато пришлось выпрыгнуть из-за статуи фонтана, так как он ощутил атаку, направленную в его шею. 'От дерьмо' - мысленно ругнулся он, когда водная стрела все-таки задела шею, оставив рубец. 'Промахиваясь, стрелок продолжает искать удачную точку для выстрела' - размышлял в этот момент он. 'И похоже, он хочет дать мне быструю смерть' - медленно двигаясь вокруг статуи, неожиданно ему пришлось сигануть с пути стрелы, нацеленной ему в лоб. Мельком глянув на статую, на которую пришелся водный выстрел, он испугался, так как лицезрел дырку в области промежности изваяния. 'Это было слишком близко!'
  
  
  ***
  
  
  - Он не обычный человек, - нахмурилась женщина, приготавливая еще одну водяную стрелу.
  Прежде чем она выпустила жидкий болт, ее вынудили уклониться от небольшого дождя из осколков льда. Приземлившись в нескольких футах от атакованной зоны, она направила свою стрелу из воды в напавшего на нее человека.
  - Я была права, - пробормотала Акицу и быстро перебирая ногами направилась вперед; ее босые ступни издавали характерные ясные звуки, соприкасаясь с поверхностью крыши здания.
  Глаза секирей номер девять сузились.
  - Ты - номер забытый, - предъявила она. - Что привело тебя сюда? Это не касается тебя!
  - Ты собираешься взять жизнь моего Ашикаби-самы, - без цветным голосом высказалась Акицу, поднимая левую руку - ее ладонь нацелилась на повелительницу воды. - Это непростительно, - добавила она, прежде чем стрельнуть залпом ледяных осколков.
  
  
  ***
  
  
  Минато нахмурился, осознав себя в затишье - не под вражеским огнем. 'Пытается выбрать еще одно место для стрельбы?' - и задумался, оглядывая каменное строение фонтана, пронизанное отверстиями. Услышав отчетливые звуки взрыва, он взглянул в том направлении. Когда он пристально присмотрелся, то увидел, что от одного из близко расположенных зданий исходит туман, а также потоки воды. Далее его глаза расширились, когда он заметил, что лед столкнулся с водой, блокируя ее - вода замерзала и разбивалась на маленькие кинжалы, отправляясь обратно - в атакующий водный источник, обладательница которого была вынуждена отскочить - теперь она предстала во всей красе.
  Присмотревшись к фигуре - в самом деле ей оказалась женщина.
  Длинные светлые волосы, волнисто спадающие с плеч. Голубые глаза. Одета - в длинный черный пиджак-плащ с белой блузкой-платьем под ним, которая мало скрывала аппетитные формы ее груди размера этак четвертого. Черное колье на шее; черные чулки, переходящие в высокие темные сапоги.
  
  
  ***
  
  
  Спрыгивая с здания, секирей-повелительница воды нахмурилась - не отрывая взгляда от 'сломанной' секирей. Она слегка повернула голову, чтобы посмотреть, куда приземляется, и прокляла свое движение, так как оказалась прямо у фонтана, где как она знала, все еще скрывался тот человек, которого она собиралась убить. Оглядевшись в поиске своей жертвы, ее глаза нечаянно зацепились за него - он пялился на нее, и они встретились глазами. Ее щеки покраснели от вида молодого человека. А затем глаза девушки сузились, и она повернулась к преследующей ее секирей льда. Подняв руку, она собрала в ней воду и превратила ее в форму копья со словами:
  - 'Mizu no yari' (Водное копье)!
  Акицу глубоко вдохнула и ее щеки наполнились холодным синим оттенком; и затем она резко выдохнула замерзающий туман.
  - 'Kōri no iki' (Ледяное дыхание), - прошептала она; брошенное на встречу туману копье мгновенно заморозилось. Поймав копье теперь уже своего стихийного элемента, она закрутила его и отправила обратно в светловолосую секирей.
  Блондинка стиснула зубы, ловко избегая своего, но уже теперь замороженного оружия. Она случайно приземлилась на примерзшую землю - ноги чуть не разъехались; она заскользила.
  Акицу приземлилась рядом с ее Ашикаби.
  - Ты в порядке, Минато-сама? - спросила она, не сводя глаз с секирей, которая осмелилась напасть на ее мастера.
  - Со мной все хорошо, Акицу, - Минато с облегчением освободился от напряженного воздуха в легких; он обрадовался, что одна из его возлюбленных следила за ним. Улыбнувшись, он продолжил. - Спасибо, что присматривала за мной.
  Ледяная секирей кивнула с небольшим оттенком румянца на лице - ей было приятно.
  - Сестра Юме уведомила меня, что ты можешь стать мишенью.
  - Ее совет бесценен... - согласился почти-студент и глянул на находящуюся в напряжении блондинку. - Ну, привет... - поприветствовал он ее, как ни в чем не бывало - будто его жизни только что не угрожала опасность в лице инопланетной водой управляющей девы.
  Блондинка сердито нахмурилась.
  - Тот ли ты, что дал мне ночные кошмары? - начала она. - Одно присутствие твое заставляет мое сердце биться в ярости.
  - Ты реагируешь на него, - растолковала ей ее симптомы Акицу.
  - Точно не я! - решительно отринула она слова ледяной. - Я, секирей номер девять, Цукиеми, никогда не буду замарана этой человеческой мразью!
  - Эй, слыш... - на лице молодого ашикаби выступила испарина.
  - Сломанная номер семь, Сахаши Акицу, - представилась ледяная секирей со смелыми огоньками в глазах.
  - Я поставила себе задачу сделать то, что считаю достойным моей силы, - заявила блонди и подняла левую руку, формируя поток воды над ней. - И с этой силой избавлюсь я от твоего гнусного присутствия, - закончив с речью, она направила неприветливые кинжалообразные 'гостинцы' в сторону парня с темными волосами с белыми прожилками.
  - Минато-сама, отойди-ка, - произнесла Акицу и мягко оттолкнула его.
  - Как смеешь быть ты на моем пути, сестра? Кому-то такой же сильной как ты, хозяин совсем не нужен, - стала убеждать ее Цукиеми.
  - Он мой мастер и возлюбленный, - твердо заявила ледяная секирей.
  - Каким бы колдовством он ни околдовал твое сознание, я уничтожу его! - и она выбросила руку вперед со словами. - 'Mizu matsuri' (празднество воды)! - по команде, поток воды бросился к паре: больше нацелившись на Ашикаби, нежели на его секирей.
  Находясь на том же месте, Акицу подняла руки - направленный поток воды замерз на расстоянии нескольких метров от нее и Минато, превратившись в стену изо льда. После этого она ответила:
  - Не колдовство. А любовь.
  - Любовь? - стала насмехаться блондинка. - Человек этот не любит тебя, - она аккумулировала еще больше воды вокруг левой и правой руки. - Я раскрою его истинное лицо в глазах твоих, - далее она сформировала водяной щит в левой руке, а трезубец - в правой; при этом она закричала. - 'Umi no āmorī. Toraidento to shīrudo' Арсенал из воды! Трезубец и щит! - и бросилась к стене льда, используя зубцы трезубца словно сверла. - Ха-а!
  Она стала врубаться сквозь замерзшее препятствие.
  - Минато-сама, посторонитесь, - одетая в белое секирей предупредила почти-студента как раз перед тем, как Цукиеми прорвалась сквозь ее стену - та все также бешено вращала сверлящим трезубецем; теперь ее оружие нацелилось прямо в живот 'сломанного' номера.
  - Акицу! - обеспокоенно предостерег Минато.
  Но бледнокожая секирей была готова. Благодаря тренировкам со своими сестрами-секирей, она увеличила свою предельную скорость и в данный момент избежала удара, двигаясь правее. Быстрым движением протянув руку, она схватила древко жидкого оружия - то мгновенно замерзло при контакте. Увидев, что Цукиеми уже нацелилась отпрыгнуть, чтобы самой не превратиться в лед, Акицу хлопнула ладонями об землю, взяв под контроль ледяные осколки вокруг - и позволила им запарить, как при левитации. Далее она запустила их градом ко все еще находящейся в воздухе блондинке.
  Цукиеми подняла свой щит, одновременно увеличивая размер и плотность - она собрала огромное количество воды вокруг себя и смогла заблокировать ледяную атаку.
  - Натренировалась ты хорошо... - нахмурилась светловолосая женщина, приземляясь на ноги, и продолжила. - Может быть ты и действительно нечто большее, чем просто блудница для своего предполагаемого 'мастера'?
  Акицу слегка насупилась.
  - Если честно, я все еще невинна... - встала в защиту она. - Я все еще не спала с Минато-самой с тех пор как живу с ним.
  
  Тсукиеми подняла руки, максимально разведя в стороны.
  - Не важно это! - окружающая жидкость преобразовалась в большого минимум пятнадцатифутового питона. - 'Umi no ribaiasan' - Морской Левиафан! - и послала свою атаку в Минато.
  Увидев это, Ашикаби попытался уклониться от атаки.
  - Да что я тебе сделал-то?! - крикнул он, отпрыгивая с пути водяного змея, который бросился на него, словно живой, широко распахнув челюсти, которые уже приготовились раздавить его. 'Я не собирался делать то, что ты там предъявляла...' - вместе с тем думал он.
  - Поймала! - выкрикнула женщина, когда подхватила молодого человека и уклонилась от водяной атаки.
  Минато в полете смотрел на то место, где находился секунду назад - сейчас там была огромная лужа.
  - Ты в порядке, малыш?
  - Йоми?! - Ашикаби во всю наблюдал за тем, как его владеющая косой возлюбленная приземлилась вместе с ним.
  - Хо, кто также сексуально могла бы выглядеть в костюме горничной, кроме меня? - нахально заявила девушка с кроваво-красными волосами, заработав маленькую улыбку от любимого.
  - Спасибо, Йоми, - он был благодарен за спасение даже больше, чем думал. Но, конечно же, он не ожидал быть спасенным.
  - Нет проблем, - она улыбнулась.
  (п/п: э, голубки, там вроде бой идет :)
  - В лапы этого человека попали уже две из моих сестер? - зарычала Цукиеми.
  - В общей сложности, у Минато-самы уже одиннадцать секирей, - высказалась Акицу; воздух вокруг нее загустился от холода. Хлопнув, она материализовала пяток длинных остриев с небольшими изогнутыми концами.
  - Одиннадцать?! - задохнулась блонди. - Да у него совсем нет границ? - она вызвала воду из руки и послала огромный поток водного элемента в атаку. - Мне должно растопить твой лед своей водой!
  - Как насчет того, чтобы я тебя взамен порезала? 'Kuresento nami' Волна из серпов! - крикнула Йоми, посылая несколько разрезающих воздух лезвий в направлении повелительницы воды; и одновременно с этим она представилась. - Я - Секирей сорок три, Сахаши Йоми, Коса Смерти.
  - Трусливый двухзначный номер! - взревела Цукиеми, перенаправляя свой водный удар с Акицу на обладательницу оружия. - Номер мой много превосходит твой!
  - Да я тебя уничтожу! - Йоми приземлилась на землю и бросился к повелительнице воды. - Это ты трусливая шавка! Тот, кто атаковал Минато с намерением убить! - последнее она прокричала; ей удалось полностью избежать потока воды - она его попросту нарезала. - И к тому же за что?! Потому что ты реагируешь на него?! И как далеко ты могла бы зайти?!
  - Не буду я осквернена зверем, который силой овладел сестрами моими! - она протянула руку. - 'Umi no āmorī: Ken' - Морской арсенал - меч!
  - Я порежу твою поганую глотку! - прорычала Йоми, мощно взмахнув косой; та столкнулась с водным мечом Цукиеми, которой пришлось отбросить кроваво-волосую нападающую от себя, чтобы избежать атаку ледяного оружия Акицу, нацеленного ей в спину.
  
  
  ***
  
  
  - Хай, вижу цель. Сейчас она столкнулась с двумя секирей... - доложил молодой мужчина. Высокий и довольно стройный; черноволосый. На его темно-серых глазах находились прямоугольные окантованные черной оправой очки. Одет - в черный костюм с белой рубашкой под ним и желтым галстуком. Темные волосы доходили до шеи, а спереди - касались носа и подбородка - кончиками как бы пронзая лицо.
  - Хорошо, позаботьтесь о них. Я хочу, чтобы они были уничтожены, а эта секирей окрылилась мной, - плавно приказал другой мужской голос.
  - Будет сделано, - молодой парень кивнул, хотя человек на другой стороне трубки и не мог видеть. - А что делать с Ашикаби?
  - Убей его или ее, если понадобиться. Удачи, Какизаки, - ответили ему, прежде чем линия связи оборвалась.
  Теперь известный как Какизаки выдул воздух из легких и положил телефон в карман своего костюма. И обратился к находившимся рядом девушкам:
  - Идемте... Ши, Сай, Каи.
  -В-вы уверены, что м-мы см-можем их в-вынести? - заикаясь, спросила первая секирей.
  У нее имелись ярко-зеленые глаза и волосы цвета оникса (п/п хз какой это цвет, сама дева - http://sekirei.wikia.com/wiki/Shi), которые были уложены в два пони-хвоста с белой лентой, которая в свою очередь связывала их в челки в районе ушей. И одета в белое кимоно с длинными отделенными от кимоно рукавами поверх ее бюста размера третьего, а также красные хакама-штаны, которые не скрывали ее упругие бедра. Кажется, у нее был застенчивый и чересчур опасно человеколюбивый характер.
  - Ты слишком переживаешь, Ши, - вздохнула Сай, играя с несколькими струнами/лесками между пальцев.
  Вышеупомянутая оделась в черный топик до живота, покрывающий ее небольшой B-бюст, и кожаные спортивные шортики с чулочками. Дополняли картину девушки светло-голубые волосы с торчащей прядью, которая изгибалась назад от макушки. Глаза бледно-голубые и выраженной овальной формы. (п/п: http://sekirei.wikia.com/wiki/Sai)
  - Все, что нам нужно сделать, это подождать, пока они не устанут... Потом мы набросимся на этих двоих и вырубим блондинку, - высказалась третья секирей, Кайя.
  Данная особа имела бледно красные глаза и светлые волосы, обрезанные до шеи - с двумя челками, спускающимися вдоль уголков лба на щеки. Она носила черную рубашку с длинными рукавами с белой курточкой поверх нее и груди размера третьего-четвертого; рукава заворачивались до двуглавой мышцы. Низ - черные брюки, левая штанина которого отсутствовала и на ее месте находился длинный черный сетчатый чулок до нижней части бедра. В руках она держала черный кнут с синим наконечником. (п/п: http://sekirei.wikia.com/wiki/Kaie)
  Очки, одетые на молодом парне, то и дело подергивались, когда он глядел в сторону дерби элементов воды и льда, а также редких воздушных разрезов от клинков.
  - Нам просто необходимо доставить эту секирей Хига-саме, - приказал он троим секирей.
  - Х-хай / Хай! - ответила троица: первый ответ был запинающийся; и затем они оставили молодого человека в одиночестве.
  - Это должно быть сделано за считанные минуты... - стоически пробормотал он себе под нос, направляясь к близко расположенному лимузину.
  
  
  ***
  
  
  Цукиеми проскользнула назад и использовала 'mizu yari', чтобы остановить атаку Акицу. В настоящее время на светловолосой присутствовало несколько ранок и ушибов, которые она получила от двух противоборствующих ей секирей. На ее белой блузке виднелось несколько небольших порезов, которые открывали еще больше ее белоснежной кожи. Ее длинный френч был столь потрепан, что ей пришлось снять его.
  - Почему упорствуете вы? - прорычала она.
  Йоми и Акицу стояли бок о бок. Обе с оружием, направленным в сторону блондинки. Минато находился позади них. Хотя его поза была расслаблена, светловолосая точно могла сказать, что он полностью был готов к защите. Несколько раз ей удавалось пройти через двух защищающих его секирей, но ему каждый раз удавалось уклоняться от ее направленных атак; он даже сумел спасти своих секирей от некоторых ловушек, которые она делала за долю секунды из остатков воды и растаявшего льда по близости - на них оставались лишь царапины и маленькие порезы.
  Йоми и Акицу также уже пришлось рассматривать возможность получения новой одежды после того, как они расправятся со своей своенравной сестрой. У обоих наряды практически разорваны под напористым давлением водной стихии.
  Левая бровь Йоми задергалась от плачевного состояния ее костюма горничной - он фактически был разорван от левого плеча до бедер. Она сорвала с себя остатки, оставив себя лишь в широкой юбке да черном лифчике.
  - Ты уничтожила мой любимый наряд... - слева на ее лбу выступила венка.
  Акицу остановилась - ее длинное ледяное оружие растворилось в воздухе. Рукава ее кимоно и часть одежды на талии измельчена до состояния неприглядных ниток - благодаря чему виднелись черные шортики.
  - Мне... нравилось это одеяние, - грустно отметила она.
  - После того, как надерем задницу этой сучке, мы приобретем новые! - прорычала Йоми, готовя свою косу к жатве.
  - Это вы скоро будете побеждены, - заявила Цукиеми.
  Минато неожиданно заметил серебряный проблеск, направленный к секирей льда.
  - Акицу, быстро наклони голову! - воскликнул он.
  Женщина без каких-либо колебаний пригнула голову - маленькое лезвие пролетело над ней. Она отметила, что леска была привязана к рукоятке метательного орудия.
  - Во дерьмо, ты поднырнула, - нахмурилась Сая, приземлившись в несколько шагах от бившегося квартета. Она покачивала нож в руке, взмахивая по окружности и одновременно с этим глядя на них; тут она представилась. - Секирей номер тридцать один, Сая.
  - Это что такое? Пришла ты помочь мне или сразиться со мной, - осторожно спросила Цукиеми.
  - Ну, можно сказать, мы можем подружиться, - оскалилась другая пока не заметная секирей, и ее хлыст вышел будто из ниоткуда и плотно обернулся вокруг шеи блондинки, которая была застигнута врасплох, пытаясь освободиться от ноши, которая душила ее.
  - Или мы можем стать твоими врагами, если не пойдешь с нами, - продолжила и слегка нахмурилась Кайе, и представилась. - Я, секирей номер шестьдесят два, Кайе.
  Ши приземлилась прямо перед обладательницей косы.
  - С-секирей номер сорок, Ши, я-я прошу прощения... - стала извиняться она, прежде чем лезвия 'выскочили' из ее рукавов. Они были серебристого цвета и были связаны с синим диском. Затем она набросилась на ее противницу-секирей.
  (п/п: где, куда, откуда, что за диск...)
  Йоми ругнулась - она совсем не ожидала еще одной схватки сегодня. 'Ничего не поделаешь! После всего этого мы ВСЕ снимаем стресс! Срать мне, даже если мы пойдем сегодня в отель, чтобы сделать это с Минато!'
  
  
  ***
  
  
  А Минато нахмурился, увидев, что его секирей сдерживают натиск противников. Он срочно придумывал план, чтобы помочь им.
  'Единственное, что у меня есть в качестве оружия - это молниеносный ножичек Йоми, который она отдала мне в качестве подарка' - думал он, наблюдая, как Акицу очень успешно избегает большую часть лезвий противника, а Цукиеми волочилась за секирей, которая владела кнутом.
  - Придется помочь все-таки ей, даже если она планировала убить меня... - пробормотал он и с бешеной скоростью бросился к дуэту.
  
  
  ***
  
  
  - Отпусти меня! - крикнула Цукиеми, сражаясь против душившего ее кнута.
  - Неа, - нахмурилась секирей, владелица вышеупомянутого оружия и потянула за собой блондинку изо всех сил.
  Цукиеми за короткий промежуток времени ощутила, как ее тело полетело назад против ее воли и ударилось о землю.
  - Как насчет того, чтобы ты наоборот пошла с нами? - спросила Кайя, волоча к себе блонди. - Прекрати сопротивляться, - потребовала она.
  - Я прекращу свои попытки вырваться, если освободишь ты мою шею! - вздрогнула Цукиеми, стараясь освободить жесткий шнур с шеи.
  - Так не пойдет... - ответила ей та и сменила тему. - Ты по-любому окрылишься Хига-самой. Хочется тебе этого или нет.
  - Еще один глупец, который берет силой сестер наших, - промолвила тихо блонди, печально закрыв глазки.
  - Не, я отреагировала на него, - с гордостью произнесла обладательница хлыста.
  - Дура ты тогда, - хмыкнули ей в ответ.
  Кайя сердито нахмурилась и притянула светловолосую секирей ближе к себе, волоча ту по земле.
  - Дура - это ты, поскольку у тебя нет Ашикаби... но не волнуйся, ты скоро его получишь.
  - Я отказываюсь использоваться в роли инструмента! - блондинке удалось собрать воду вокруг левой руки и закрутить ее в направлении секирей-кнута, вдарив той по лицу.
  Пойманная врасплох, Кайя получила тяжелый удар водной стихией и ей пришлось ослабить давление на шею блонди.
  Цукиеми воспользовалась предоставленной возможностью и сняла кнут с шеи - тут же отскочив в сторону.
  - Ты за это заплатишь! - прорычала невысокая вражеская светловолосая девушка и слегка вильнула запястьем - на кончике хлыста выскочил алмазный объект. - Думаю, что небольшое избиение заставит тебя сделать это прямо сейчас! - злобно крикнула она, прежде чем ударила хлыстом об землю - показалась приличного размера вмятина, растрескавшаяся по краям словно сетка. - Я буду наслаждаться, избивая тебя! - в конце своей речи девушка ухмыльнулась и подняла кнут, готовясь атаковать.
  - Эй, хлыстушка, лови! - гаркнул Минато, привлекая внимание вышеупомянутой секирей, и бросил в нее ножик.
  Кайя взмахнула кнутом, отбивая нож Ашикаби в его же сторону; и сделала это с немного удивленным выражением лица, так как никогда бы не подумала, что простой слабый человек действительно может быть столь близок, чтобы убить секирей.
  Цукиеми воспользовалась моментом отвлечения противницы и напала на нее, сформировав длинный клинок воды в левой руке.
  - 'Umi no āmorī: Rongusōdo' - Морской Арсенал - Длинный Меч! - объявила она, тут же пригнувшись и пропуская режущий взмах над головой - но ей все-таки удалось порезать в контратаке.
  - Цс-с, - владелица хлыста стиснула зубы и отскочила назад, одновременно с этим качнув своим оружием правой рукой. Она заметила, что Ашикаби каким-то непонятным образом поймал свой нож; она собралась на него напасть, неистово и резко взмахнув хлыстом. Воздух вокруг нее засвистел, подняв свою скорость; а она тем временем выкрикнула. - 'Tenpesutohoippu' - Бушующий хлыст!
  
  
  ***
  
  
  В то же время Акицу успешно избегала выпады другой секирей, которая использовала в качестве оружия - ножи на лесках/струнах. И успешно отбивалась, отправляя в ответ несколько десятков ледяных кинжалов в направлении противницы с бледно-голубыми волосами.
  Сая контролировала лески, блокируя некоторые из ледяных лезвий, но не так успешно - уже была поражена несколькими из них.
  - А ты действительно раздражаешь, ты это знаешь? - нахмурилась она.
  Ледяная секирей промолчала. Вместо этого она мельком глянула в сторону своего Ашикаби, который в этот момент помогал повелительнице воды.
  'Надеюсь, ты знаешь, что делаешь, Минато-сама'.
  - Эй, не игнорируй меня! - тридцать первая вскрикнула от раздражения и отправила десять бритвенных ножей в направлении 'сломанной'.
  Акицу легким поднятием руки - ладонью вперед - мгновенно сделала стену изо льда, блокируя эту атаку.
  - Я что-то уже устала от этого... - пробормотала она и взмахнула обоими руками, проламывая свою же ледяную стену и отправляя осколки в секирей со светло-голубыми волосами; после распространения затвердевшей холодной стихии, она тут же ускорилось в сторону противницы.
  Сая зарычала от того, что в нее стали попадать бесчисленные количества ледяных осколков, которые рвали ее одежду - она попросту не успевала блокировать большую часть из них. Ей даже пришлось закрыть глаза, чтобы лед и туда не попал.
  Эта была ее ошибка.
  В следующий момент она почувствовала, как чья-то ледяная рука сжала ее лицо, а затылок резко врезался в мостовую этого небольшого парка. Она также ощутила, что ее голова утонула в земле на несколько дюймов. Через несколько секунд девушка отдаленно ощутила, что ее тело стало холодным и она стала терять сознание.
  - Лежи здесь, - неприветливо произнесла Акицу с маской равнодушия на лице. - И будь благодарна за то, что я решила не уничтожать тебя, - закончив, она встала и пешочком, именно прогулочным шагом, пошла в сторону другого боя - помочь своей владеющей косой кровавоволосой сестре.
  
  
  ***
  
  
  Йоми заблокировала нападение секирей по имени Ши, не сводя глаза с лезвий и движений 'застенчивой' секирей.
  Ей удалось уклониться от перекрестного пореза 'ножницами', нацеленного ей в шею; данный выпад был остановлен ее защитными действиями.
  Ши не заметила, что ее оружие заблокировалось так быстро - и она тут же пострадала от сильного удара, который нанесла Йоми древком своего оружия. Задыхаясь, девушка сильно согнулась от выпада и затем получила кулаком в нос от красноволосой секирей. Удар оказался столь тяжелым, что сбил ее с ног.
  - Ха! - Йоми ухмыльнулась, крепко сжав кулак. - Почувствуй различие между нами, малышка!
  Темноволосая секирей заскрипела зубами и попыталась встать, используя локти, чтобы поднять хотя бы верхнюю часть тела.
  - К-как больно... - заскулила она.
  - Я собираюсь покромсать твою жалкую задницу, прежде чем прикончу тебя, - прорычали ей в ответ; Йоми согнула пальцы, похрустев костяшками в процессе.
  Ши затрясло от страха.
  - Т-ты п-правда хочешь избить меня т-таким образом? - захныкала она.
  Коса Смерти в ответ оскалилась и позволила лезвиям своего оружия выбраться из древка; далее она его закрутила. Она уже собиралась выполнить свое обещание, но неожиданно остановилась от того, что какая-то девушка отдаленно поблизости прокричала 'ТЫ ДУРАК!'.
  Йоми повернула голову на звук - послышался щелчок хруста от столь резкого поворота головы.
  - Минато... - задохнулась она, оглянувшись как раз в тот момент, как водяная секирей поцеловала ее Ашикаби. - От сучка! - шумно добавила она. - Если она хотела быть окрыленной, что она раньше этого не сделала! - притопнула пару раз ножкой; с каждым ударом пошли трещины. И стала поминать пальцы, будто хотела кое-кого придушить. - Когда я возьмусь за эту мразоту, я собираюсь...
  *ГРОХОТ*
  Йоми повернулась вокруг своей оси уже на этот звук, готовая собирать жатву своей двусторонней косой.
  И увидела Акицу, закатавшую лицо вражеской секирей в дорожное покрытие.
  - Мы должны помочь Минато-саме, - произнесла ледяная.
  - Думаю, у него теперь все под контролем, - подметила Йоми.
  
  
  ***
  
  
  Минато был отброшен атакой Кайи - ветер фактически срезал часть его одежды, наградив мелкими порезами его открытую кожу. Он стиснул зубы, пытаясь заставить поднять себя с земли - спина невероятно напряглась.
  - Ха! Всего лишь человек! - усмехнулась Кайя и вскопала кнутом траншеи, которые окружили ее поблизости случайным образом. - Ты действительно думаешь, что можешь одолеть меня? - она насмехалась.
  - Неа, не совсем, - признался Минато, вставая. - Просто сдерживаю и отвлекаю тебя на достаточное время, пока мои напарницы не закончат.
  Владелица кнута нахмурилась, стягивая к себе свое оружие.
  - Думаю, стоит забить тебя до состояния отбивной... Знаешь, это вполне снимет мой стресс, - договорив, она подняла руку с оружием.
  - 'Mizu matsuri' - Фестиваль воды! - вскрикнула в этот момент Цукиеми, послав мощный поток водной стихии, силы которого было достаточно, чтобы оттолкнуть хрупкую вражескую светловолосую секирей в маленькую кучку листвы вдали от Ашикаби.
  Минато обессиленно задышал, делая глубокие вдохи и выдохи. Тут он услышал приближающиеся к нему шажочки, подняв опущенный взгляд на 'вражескую' блондинку и немного покраснел от текущего оставшегося на ней гардероба.
  - Дурак ты, что помог мне... - девушка хмуро посмотрела на почти-студента. Ее щеки воспылали от гнева, смущения и ее реакции на него.
  - Что ж, - он опасливо чуть отклонился назад. - По крайней мере, ты в дальнейшем сможешь найти того Ашикаби, которого захочешь, - и тяжело выдохнул.
  Цукиеми мгновенно создала водяной меч, острие которого показывало прямо в горло молодого Ашикаби.
  - Не должен ты так шутить, - проворчала она. - Осознал ли ты уже, что я реагирую на твое присутствие... Так почему ты содействовал в помощи мне?
  - Потому что это правильный поступок, - ответил он.
  Цукиеми что-то еще проворчала себе под нос. Прямо перед ее глазами находился человек, который преследовал ее во снах. Все, что ей нужно - это сделать выпад мечом вперед, чтобы окончить свои муки. Но какая-то неведомая сила останавливает руку девушки от взятия его жизни. 'Что же происходит?' - расспрашивала она себя. 'Этот злодей прямо перед моими глазами. И пока еще не испустил дух... а я все колеблюсь? - рука с мечом стала подрагивать; она пробурчала еще что-то и быстро развернулась: ее водяной меч расплескался по земле.
  - Уйди отсюда, поганец... - сквозь зубы прошипела она. - Не хочу видеть лицо твое перед очами моими, - не дожидаясь ответа, она стала удаляться от этого человека. Нечто в ее сердце говорило, что она совершает ошибку. 'Нет ошибки в моем выборе!' - прогремела она мысленно.
  'Трезв ли твой разум?' - бросил ей вызов ее внутренний голос.
  'С ним все в порядке!' - она мысленно прокричала себе. 'Та женщина говорила, что абсолютно ВСЕ мужчины - свиньи, мерзкие и опасные существа, которые заботятся только о своих собственных низменных амбициях!'
  'Эта женщина просто навязала свои убеждения тебе'.
  В глубине своих внутренних баталий она не заметила подозрительного шороха листвы. И не услышала предупреждающего крика и быстрого движения ног. Потом она уже почувствовала, как ее тело сильно оттолкнули в сторону.
  Падая на землю, она зарычала от гнева.
  - Как он смеет трогать мою милость! - она повернула голову и уже собиралась накричать на молодого Сахаши, но вдруг замерла.
  Над ней возвышался Сахаши Минато с распростертыми в стороны руками - волосы прикрывали его глаза. Но остановило гневную речь повелительницы воды другое - это кончик хлыста, который пронзил его левый бок.
  С мерзкой ухмылкой Кайя выдернула кнут из Ашикаби, слегка потянув его тело к себе, что заставило кровь пролиться на землю.
  - Как сказал мой Ашикаби - 'Если я не получу девятую секирей, тогда пусть никто не получит', - прозвучал голос упомянутой выше светловолосой вражеской секирей.
  Но Цукуми не слушала ее, а во все глаза глядела, как черноволосый с белыми прожилками почти-студент как ни в чем не бывало сделал обратно пару шагов к ней.
  - Ты в порядке? - спросил он с беспокойством в голосе, игнорируя боль в боку и вместе с тем подумал. 'Девчатам это не понравится'.
  Цукиеми почувствовала боль в груди. Взгляд раненого молодого человека разбил ее сердце на миллионы кусочков. Ее тело двигалось само по себе, поймав раненого молодого парня в руки.
  - Почему? - прошептала она. - Почему... ты подставил свое тело под удар, который предназначался мне?
  Сахаши истощенно улыбнулся.
  - Тебе же нужно найти... своего Ашикаби, верно? - он осторожно поднял правую руку и погладил ее левую щеку.
  Цукиеми застыла. Прикосновение этого человека было теплым, приветливым и столь утешительным... Она быстро подняла руку, плотнее прижав ладонь.
  - ДУРАК ТЫ! - закричала она с угрожающими покатиться слезами на глазах. - Ты... мой Ашикаби, - прошептала она, наконец признавшись в первую очередь самой себе, и прижалась собственными губами к его.
  Кайя обессиленно ругнулась при виде окрылившейся водяной секирей, крылья которой раскрылись у той за спиной. Они были темно-синими с голубыми прожилками и выглядевшие так, будто сделаны из жидкого элемента.
  - С водой моей я очищу все твои недуги, мой Ашикаби, отныне и навсегда, - прошептала Цукиеми успокаивающе, осторожно опустив Ашикаби на землю и продолжила шепотом. - 'Umi no shikyō no chiyu' - Морское исцеление епископа, - и приложила руку к ране почти-студента, исцеляя ее - та закрылась буквально на глазах до небольшого шрама. - Я займусь этой блудницей, - добавила она, встав и повернувшись к вражеской светловолосой секирей.
  - Значит... ты получила свои крылья? Важное событие... - та расстроенно подняла хлыст, готовая намедни сокрушить недавно окрыленную секирей.
  Цукиеми заносчиво скрестила руки под грудью, прикрыв глаза.
  - Тебе конец! - закричала Кайя, размахнувшись своим оружием в направлении по виду расслабленно стоявшей блондинки.
  Глаза девятой секирей открылись, блеснув.
  - 'Suirei kabe' - Водная стена! - громко выкрикнула она и стена из воды вырвалась из-под земли, блокируя выпад кнута. - Я, секирей номер девять, Цукиеми, - утвердилась женщина. - Ты будешь иметь дело с моей величественностью! - и она протянула левую руку вперед, широко раскрыв пальцы. - 'Suiryuudan' - Водный дракон!
  (п/п: вот не лень было автору копировать эти названия заклов из аниме/манги... Или это из головы?)
  После ее слов вода закружилась и приняла форму большого водного дракона с желто-темно-синими глазами, которые уставились на вражескую секирей, а остальная часть тела водного существа обернулась вокруг дуэта (Цукиеми и Минато) подобно щиту.
  - Поглоти ее, морской змей! - выкрикнула блондинка и водный дракон яростно бросился в направлении Кайи.
  - От дерьмо! - ругнулась вышеупомянутая секирей - ей едва удалось избежать атаки.
  - Ты в моей власти! - произнесла секирей-повелительница воды, передвигая рукой, и по-видимому, контролируя водное существо.
  В свою очередь водный дракон быстро сменил траекторию атаки к новому местоположению светловолосой противнице и широко распахнул пасть, готовый сокрушить ее.
  'Не успеваю!' - мысленно свирепствовала девушка, напрягая и приготавливая свое тело к удару.
  Атака обрушилась на Кайю - та попала под мощные потоки воды и ударилась о землю с силой, достаточной для того, чтобы создать среднего размера вмятую воронку и большой взрыв подобно гейзеру.
  Цукиеми не сводила глаз с врага - даже когда Йоми и Акицу приблизились к ней. Она попросту проигнорировала их, направившись к поверженной секирей.
  Услышав слабый стон, она нахмурилась.
  - Тебе стоит рассматривать тело свое благословленным, пока я не произнесла свою конечную молитву, - она уже собиралась сделать шаг в воронку, чтобы докончить начатое, но остановилась.
  - Цукиеми-сан... - позвал ее Минато со стоном.
  Блонди мгновенно обернулась и быстро оказалась снова около молодого человека, который рисковал жизнью, чтобы спасти ее.
  - Минато! - она преклонилась перед почти-студентом, голова которого в настоящее время покоилась на коленях Йоми.
  - Рад, что... ты в порядке, - он слабо улыбнулся.
  - Прости меня, - прошептала она. - Я причинила тебе ничего, кроме страданий, - и она поклонилась. Она снова ощутила руку Минато на ее щеке и снова она была заключена в объятья тепла, которое исходило от него. 'Как могла я быть такой дурой?' - спросила она у себя. 'Как могла я принять чужую причину для гнева и злости и из-за этого делать такие невыразимые словами вещи?'
  - Не волнуйся, - на лице почти-студента мелькнула еще одна улыбка. - У меня есть несколько других подруг, которые, вероятно, сделали много хуже, чем ты... раскаявшись в этом... - он хмыкнул и обратился уже ко всем остальным. - Что ж... как насчет того, чтобы пойти домой, поспать и обсудить все уже утром, а?
  - Конечно, пошли, Минато-сама, - кивнула Акицу.
  - Никаких проблем, малыш, - улыбнулась Йоми, влюбленно прочесывая пальцами его волосы.
  - Как хочешь, муж мой, - залилась румянцем Цукиеми.
  - Он должен развестись с твоей задницей за все то дерьмо, что ты сделала! - рявкнула на нее Йоми.
  - Язык твой без костей, наложница! - не полезла за словами в карман Цукиеми.
  - Наложница?! - ощетинилась красноволосая.
  - Конечно, - Цукиеми сложила руки, вздернув носик, и заявила. - Я его законная и легальная жена, поэтому главнее тебя и всех остальных восьмерых, которых он привел в свою обитель в качестве младших жен или наложниц.
  - Как насчет того, чтобы я отрезала твои дыньки из плоти на груди и посмотрела, легальны и настоящие ли они!
  - Дамы, пожалуйста... - успел простонать Минато, прежде чем вырубиться от истощения.
  
  
  ***
  
  
  Какизаки находился в большом и просторном офисе, который, по-видимому, принадлежал какой-то важной фигуре. Судя по видам из окна в лице некоторых зданий, данное помещение было довольно престижным и высокого класса. Если бы кто-то пригляделся, то отсюда можно было бы увидеть и Башню MBI.
  - Значит, ты не смог достать для меня секирей воды, Какизаки, - произнес молодой мужчина со своего места за большим столом из дуба с компьютером и несколькими файлами, который аккуратно были разложены на столе. Он сидел спиной к собеседнику, поэтому пока что не удавалось работнику разглядеть его.
  - Простите меня, Хига-сама, - уже знакомый парень глубоко поклонился - ниже талии. Ему самому не нравилось, что его босс потерпел неудачу.
  - Всего лишь небольшая неудача, - равнодушно отмахнулся незнакомец-босс, однако он был разочарован своим сотрудником. - Мне все равно - закрыли эту тему, - он слегка повернулся на винтовом офисном стуле - его лицо затенилось из-за света позади него. - Что с этими тремя? Это было бы досадно, если бы они так скоро вышли из игры.
  - Они восстанавливаются после боя, Хига-сама.
  - Ясно, - он снова развернулся к большому окну. - Убедись, что они будут в полной работоспособности к тому времени, как я отправлю их снова.
  - Как пожелаете, - молодой парень поклонился.
  - Теперь можешь идти, - выпроводил он его и парень ушел - перед выходом еще раз поклонившись.
  
  
  ***
  
  
  Какизаки покинул офис своего босса и, когда двери закрылись за ним, раздраженно выдохнул и проскрежетал зубами.
  - Вы в порядке, Какизаки-сама? - обеспокоенно спросила женщина низким голосом.
  Молодой мужчина глянул на нее - сидящую за маленьким письменным столом и розовым ноутбуком на нем, который был раскрыт. Внешность девушки представляли собой серые волосы, которые обрамляли ее лицо и спадали двумя тонкими прядями до груди. Также она носила очки в форме полумесяца. Помимо этого - длинный светло-фиолетовый наряд, напоминающий корсет с оборками вокруг шеи и под грудью размера четвертого; еще виднелся пояс, завязанный вокруг талии. Присутствовал боковой разрез в ее наряде у бедра. В руках она держала какую-то фиолетовую ленточку.
  Когда ее вопрос достиг ушей Какизаки - тот направился к ней и дал женщине звонкую пощечину: настолько сильную, что сбило ее на пол.
  - В порядке ли я?! - прогремел он. - Благодаря тому, что ты не смогла понять, кто был тот человек, что окрылил секирей, которая должна была принадлежать Хига-саме... я был тем, кому сделали выговор! - и схватил женщину за волосы, подняв ее. Он сразу заметил, что маленький синяк на ее щеке уже стал заживать. - И усугубляя ситуацию, ты даже не можешь взломать систему MBI, чтобы найти его! - он сделал несколько вздохов и с силой оттолкнул женщину к стене, продолжив. - Но сейчас не время наказывать тебя... - и поправил галстук. - Я хочу, чтобы наш шпион нашел и как-то убедил его или ее присоединиться к стороне Хига-самы. Используй обычную тактику. Угрожай лишить жизни, мне все равно. Просто сделай это! Ты должна быть благодарна уже за то, что именно Хига-сама и я нашли тебя в холодном переулке, - и он отошел от плачущей женщины и неожиданно заорал. - И если он не согласиться - убей этого говнюка!
  
  
  ***
  
  
  Цукиеми упрямо стояла перед пятью старшими секирей. Мацу, Казехана, Карасуба и Юме, словно судьи, смотрели на нее.
  - Да ну? Так эта и есть та маленькая сестра, которая решила пойти по нашим стопам, - ухмыльнулась Карасуба, глядя на грудастую блондинку, ее нодачи крепко сжимался ее левой рукой. Сама женщина была в ярости, что ее возлюбленный ранее рассматривался кем-то как цель для убийства. Сначала она подумывала о том, чтобы просто укоротить голову блондинки с того момента, как та зашла внутрь помещения, однако Юме и Минато осторожно ограничили ее клинок. В настоящее время Карасуба сидела слева от Ашикаби.
  - Это она... - кивнула секирей ветра. Казехана сидела справа от Минато, а ее меч- нагината покоился под рукой. Она была искренне опечалена, что одна из ее сестер пролила кровь в таком 'молодом' возрасте, однако, что хорошо, быстро нашла 'путь истинный'.
  - Даже если ты являешься одной из спутниц Минато-самы, я пока что собираюсь пристально за тобою приглядывать, - произнесла Юме, стоящая позади Минато - она скрестила руки на груди и слегка нахмурилась; ее глаза в гневе поблескивали, когда она встречалась взглядом с блондинкой перед ней. В то же время, она мысленно кивнула в знак уважения к этой женщине, контролирующей воду, что та не отводила взгляда.
  - Ты думаешь, что кулаки твои остановят меня, чтобы быть с моим мужем? - вызывающи спросила Цукиеми.
  - Думаю, ее кулаки могут сделать даже больше, чем просто остановить тебя, сестра Цукиеми, - подметила Акицу, которая сидела чуть дальше на маленьком диванчике в окружении близнецов, которые ничего не делали, кроме того, что яро уставились на женщину, которая пыталась убить их общего ашикаби.
  - Послушайте, нам надо бы ее поджарить, - произнесла Хибики, а старшая из близнецов промолчала.
  - Она уже окрылилась Минато-куном, - вздохнула Узуме. - Мы почти ничего не можем с этим поделать.
  - Мы можем принять ее, как вы приняли меня, - вставила свое слово Курусе, глядя на Цукиеми. Она была искренне удивлена тем, что обе - она и блондинка отреагировали на одного и того же молодого человека.
  Цукиеми мысленно подсчитала численность всех находящихся в комнате секирей - их было десять.
  - У меня вопросец, Минато, говорил ты мне, что в прайде твоем одиннадцать из нас, но я только что насчитала десять, включая меня, - она повела головой из стороны в сторону. - А где одиннадцатая?
  Минато немного нервничал по этому вопросу и даже надеялся, что он никогда не поднимется.
  - Ну, видишь ли... - начал было он.
  - Братик? - сонно пробормотала Кусано, которая в этот момент вошла в гостиную дома Идзумо, и потерла глазки, избавляясь ото сна. Она чувствовала, что аура ее Ашикаби усилилась некоторое время назад.
  - Что ребенок здесь забыл? - задала вопрос блонди, не зная, что эта молодая светловолосая девочка как раз таки и есть одиннадцатая секирей Минато.
  Зеленые глаза Кусано глянули на светловолосую женщину. Опустившись чуть ниже, она осознала размер ее бюста и мило надулась из зависти. Затем она закрыла глаза, а Цукиеми в самом деле могла увидеть, что под веками малышки пробежали какие-то искры... вспышки.
  Далее Кусано твердо тыкнула своим указательным пальцем в сторону высокой грудастой блондинки.
  - Братик... только мой!
  Группа секирей немного удивилась смелому заявлению самой молодой из них.
  И Цукиеми не была исключением. Тут она сузила глаза.
  - И кто ты такая, что провозглашаешь мужа моего как твоего? Ты ничто иное, как ребенок перед глазами моими, - и нахмурилась.
  - Секирей номер сто восемь, Кусано - 'Естество природы', - представилась малышка, выпятив верхнюю часть тела вперед.
  Брови Цукиеми стали подергиваться.
  - Ты окрылил ребенка, муж мой?
  Минато избавился от лишнего воздуха в легких и кивнул, ощущая гнев блондинки.
  Но секирей воды быстро подавила свой гнев, пока это не завершилось тем, о чем она в самом деле пожалела бы. Цукиеми сложила руки под бюстом.
  - У меня есть одно условие, муж, - начала она. Когда Минато посмотрел на нее, ее щеки покраснели, и она отвела взгляд в сторону. - М-мы будем... спать... только в двоем... одни... без остальных...
  Эти слова начали цепную реакцию из множества девичьих криков и угроз... Но никто так и не заметил маленькую (п/п: довольную и пакостную) усмешку, как у бесенка, которая мелькнула на мордашке самой молодой секирей.
  
  
  
  Глава 5. Появление ядовитой убийцы (из) теней
  
  
  
  Замаскированная женщина направлялась в сторону больницы. Войдя в здание, она прошла стойку регистрации без лишних взглядов, поскольку знала, куда идти. Добравшись до лифта, она нажала кнопку и подождала, пока мобильный отсек не приедет к ней. Войдя в небольшое замкнутое пространство и вздохнув, она нажала кнопку, которая должна была привести ее к месту назначения. Слышалось лишь равномерное гудение до того момента, пока движущаяся коробка не остановилась - двери лифта распахнулись, позволяя женщине выйти и направиться дальше по коридору. Как и всегда проход был пуст - ни одной из сложных форм жизни поблизости от человека, к месту нахождения которого она шла, а также случайных сотрудников для проверки ее посещения.
  По ходу движения вглядываясь в бледно-серого цвета стены и одинаковое полуцилиндрическое пространство с встречающимися углублениями то тут, то там, - она остановилась около искомой комнаты и дважды постучала в дверь, надеясь, что нужный ей человек не спит.
  - Входи, - раздался нежный голос изнутри.
  Глубоко вздохнув и закрыв глаза, женщина повернула ручку двери и вошла в комнату.
  - Привет, Чихо-чан, - поздоровалась она с маленькой улыбкой на лице. Скинув капюшон, она сняла плащ, показывая и лицо, и остальное, что было под ним.
  Молодая девушка, быть может - уже женщина, которая выглядела на ранние двадцатые годы, имела темно-красные глаза с бледно-серебряными волосами, что были связаны в двойные хвосты, доходящие до лопаток. Ее кожа темно-оливкового цвета, загорелая. Также у нее имелась родинка под правым глазом. На ней остался одет кожаный плотно облегающий черный костюм поверх бюстгальтера с чашечками третьего размера, а внизу облегающий широкие бедра, на одном из которых, левом, висел скрепленный ремешками семидюймовый кинжал с зигзагообразным лезвием. Еще у нее имелись черные перчатки и столь же черные армейские ботинки.
  - Как твои дела сегодня? - спросила она, приблизившись к кровати.
  На которой находилась чуть приподнявшаяся молодая девушка позднего подросткового возраста. У нее были светло-каштановые волосы, доходящие до середины спины, небольшая челка на лбу и большие карие глаза. В настоящее время она была одета в голубой больничный халат. Также к ее телу тянулись несколько электронных приборов. Некоторые из них считывали ее жизненное состояние. Слева от болезненной девушки находилась сумка с лекарствами.
  - У меня все хорошо, Сахан, - улыбнулась она гостье. Однако улыбка вскоре исчезла, и выражение лица стало мрачным. - Прости... - и она опустила взгляд.
  (п/п: автор тот еще паршивец - ее назвал Sahan. Запутал, ирод, совсем... В оригинале такой не нашел, но есть секирей Yahan, которая дальше будет фигурировать - совсем другой персонаж)
  - Отчего ты так думаешь, моя дорогая? - женщина осторожно потянула более младшую девушку к себе, проведя пальцем по ее волосам.
  Чихо опустила голову на грудь этой женщины с красными глазами.
  - Потому что я такая слабая. Я не могу даже покинуть эту комнату больше, чем на полчаса до того, как падаю без сил... - пролепетала девушка, ее голос был приглушен тканью костюма женщины.
  - Не беспокойся об этом, дорогая, - терпеливо сказала Сахан и мягко протерла щеки девушки своей перчаткой. - Ты моя Ашикаби, это моя обязанность Секирей обеспечивать твою безопасность.
  - Но что если... - подала та снова голос. (п/п: если кто не понял, если не ошибаюсь, это та девушка, которая в оригинале была ашикаби Узуми)
  - Ничего не случится, любимая... - начала успокаивающим голосом секирей типа убийцы и мягко чмокнула лобик молодой девушки. - Ты хочешь пить? - получив в ответ маленький кивок, она улыбнулась. - Тогда подожди немного, я сейчас вернусь, - и она легонько и непродолжительно поцеловала в губы девушку, прежде чем осторожно уложить ее на кровать и уйти, чтобы вернуться с питьем для своей ашикаби.
  - Возвращайся скорее, - слабо улыбнулась последняя.
  - Скоро буду, - пообещала секирей, прежде чем закрыть за собой дверь. Сделав это, она застыла на мгновение и спросила:
  - Чего тебе надо, Кочо? (п/п: http://sekirei.wikia.com/wiki/Koch%C5%8D)
  - Привет, Сахан, - поприветствовала ее сероволосая женщина, что находилась неподалеку от секирей-убийцей, прижимая ноутбук к своей груди. - Не выслушаешь требования?
  - Ты имеешь в виду приказ от того змея... - женщина с красными глазами прошипела, после чего резко добавила. - Что еще этот придурок хочет от меня? Достаточно уже того, что он использует состояние здоровья моего ашикаби, чтобы добраться до меня.
  Грудастая женщина с недоумением опустила взгляд со словами:
  - Прости... я...
  - Попридержи свои извинения, сестра, - Сахан подняла руку, чтобы остановить ее, после чего вздохнула. - Так что этот козел хочет? - она прекрасно понимала, что эта секирей страдает - все из-за ее ашикаби-господина. Никогда в жизни она не желала бы злого умысла к своей соплеменнице.
  - Хига хочет, чтобы ты отыскала некоего ашикаби, что окрылил Цукиеми, - сообщила она.
  - Самопровозглашенная 'Богиня воды'? - Сахан подняла бровь.
  - Ее, - кивнула Кочо. - Хига хочет, чтобы ты нашла этого человека и убедила его или ее присоединиться к нему.
  - А если он или она откажется? - поинтересовалась секирей-убийца, сделав шаг по направлению к пришлой женщине в очках, что одевалась как актриса второго плана.
  - Тогда ты должна убить цель, - ответила Кочо.
  
  ***
  
  - Ваоу! - воскликнул Минато, откидываясь назад и приземляясь на большой кровати, подходящей для размещения не менее восьми человек (п/п: да-а, наконец-то мы дождались траходром). Он усмехнулся, прокряхтев, так как еще пару месяцев назад никак не мог даже подумать, что когда-либо сможет лечь на столь большой матрас. Развив мысль, он медленно сел на крою кровати, сглотнув. 'Я... возможно, не смогу должным образом ходить после этого...' - потея, начал рассуждать он в подобном ключе - данное действие происходило под взором его возлюбленных.
  Мацу, Узуме, Йоми, Акицу, Хибики и Хикари стояли перед ним. Их маленький боевитый отрядец решил, что подобной группы будет достаточно, чтобы отправиться снять большой номер в люкс-отеле в северном округе Шинто Тейто. Прайд - в лице инопланетных богинь сил и красоты - буквально приволокли силой почти-студента в гостиницу, после чего расплатились своими карточками IBM, а Мацу в то же время заблокировала доступ на считывание и стерла операции по карточкам.
  - Может побеседуем для начала... - уже-не-школьник, но и не студент горестно промолвил.
  - О нет, нет, нет, нет, нет... - Йоми покачала головой из стороны в сторону. - Наше время лавлайма давно назрело! Эта чертова владелица дома задолбала своим постоянным присутствием! - Йоми в это время был одета в костюм горничной, полностью адаптированный и сделанный на заказ по ее фигуре.
  - Как не прискорбно, но я должна согласиться с Йоми-чан, - поправив очки, кивнула Мацу, одетая в свой белый чонгсам с отделенным рукавами. - Даже когда мы просто обнимаемся, как только я пытаюсь сделать нечто более близкое - небольшое крохотное действие... она тут же появляется и вмешивается.
  - Все потому, что эти твои 'крохотные действия' обычно приводят к тому, что вы обо становитесь голыми, - с отсутствием эмоций на лице пояснила Акицу. На ней была ее обычная белая блузка с синими джинсами.
  - Все так, Мацу-сестренка, - вздохнула Узуме; ей так хотелось особого времени и внимания ашикаби. Секирей, повелевающая тканями, была одета в свою стандартную одежду, если ее можно так назвать.
  - Этой стерве просто горько, потому как у нас есть мужчина, а у нее нет, - заворчала Хибики. Младшая из близнецов была одета в темно-синий облегающий и скрепленный узелками топ с узором в виде цифры '12', а также в белые шорты до бедер с темными босоножками.
  - Хибики, прекрати злословить, - отругала свою младшую близняшку Хикари, на оранжевом облегающем топе которой красовалась цифра '11'. Внизу же - также как и у ее сестры, белые шортики, а также синие ботиночки.
  - Как бы то ни было... - заговорила Мацу, снова поправив очки, одновременно с этим на ее лицо стала наползать извращенная улыбочка, что определенно не ускользнуло от взгляда почти-студента, который сейчас с виду напоминал страдающего мудреца - особенно благодаря белым вкрапинкам в волосах. Тем временем рыжая бестия продолжила. - Для начала давайте избавимся от одежды Мин-тана... А там посмотрим... - и она в нетерпении зашевелила пальчиками, пакостно подхихикнув.
  - М-может все-таки обсудим для начала, а? - Минато усиленно пытался сообразить, как ему выбраться из западни лежбища тигриц. При этом он рефлекторно стал отползать назад.
  Но Техно-ведьму видимо поглотил ее маленький мирок. Ее очки запотели, и таким образом нельзя было разглядеть ее глаза, пока она приближалась к своему Ашикаби. Без малейшего колебания эта Секирей резко набросился набросилась на последнего, при этом издав короткий боевой клич и оседлав бедра 'бедного мудреца'.
  Затылок Минато в то же время столкнулся с мягким матрасом, а его обзор заслонило нечто мягкое и подпрыгивающее в белых одеяниях Мацу. Прежде чем он смог что-то предпринять, он почувствовал, как его брюки насильно стянули, при этом, кажется, сломав ремень, что аж пряжка отлетела куда-то в сторону. От его обуви постепенно тоже кто-то избавился.
  Ашикаби напомнил себе, что, несмотря на то, что Мацу - это мозговой тип Секирей, она при этом физически довольно сильна, чтобы ловким и точным ударом вырубить обыкновенного подкаченного мужчину.
  Глаза рыжей метко увидели заметную выпуклость в красных боксерках почти-студента.
  - Май, май... Мин-тан? - она улыбнулась, оглядываясь на ашикаби, и томно добавила. - Это жесткий диск, который ждет, чтобы его вставили в нужный разъем? - и она хихикнула, медленно снимая очки, и уже глядя на ашикаби без них. После этого Мацу начала сползать чуть назад - пока она пробивалась к своей вожделенной цели - ее груди качались влево и вправо.
  Минато вздрогнул, когда она тыкнула через трусы в его мужественного друга, и при этом он почувствовал прилив давления к голове. И не только к голове.
  
  
  
  ---Цитрусовое времечко-о-о... 18+, уберите роскомнадзор от экранов---
  
  (п/п: многие олицетворения и метафоры специально добавлены для еще большей художественности описываемого)
  
  
  
  - Мне нравится, что он так тверд, несмотря на то, что мы все одеты... В том числе и он еще не гол, какая жалость... - на этот раз Мацу хмыкнула. Сев поудобнее, она потянулась к краю платья и начала поднимать его медленным и дразнящим образом, облачая свою кремовую кожу пред взглядом ашикаби.
  Минато смотрел, как белое платье стало оголять бедра рыжей, тем самым показывая, что на ней было какое-то довольно раскованное белое бежевое нижнее белье с розовыми обвязочками. Взглянув выше, можно было увидеть, как ее обнаженные груди, слегка озорно подпрыгивая, обнажились под действием силы тяжести - наконец платье было снято. В тот момент, когда платье полностью исчезло, девушка качнула головой и отбросила его куда-то в сторону, после чего посмотрела на своего любимого взглядом, в котором читалась и любовь, и вожделение. Оглянувшись на своих сестер, она увидела, что и им тоже было невтерпёж.
  - Ну и что это вы, девочки, ждете? Специального приглашения? Время заняться любо-овью! - конец предложения она воодушевленно будто пропела, после чего сквозь боксерки ашикаби потерлась об его опального воина.
  Йоми была первой, кто очнулась от наваждения. Ухмыльнувшись и увидев, как Мацу освободила часть местечка, она в чувственной манере стала стягивать с себя одежду горничной, но не вниз, а вверх. Разведя бедра в стороны, она подняла юбку, сверкнув красными трусяшками. Видя, как ашикаби обратил на нее свой взгляд, она выставила пальчик и покачала им. После чего все-таки спустила юбочку вниз. Далее она подняла руку и грациозно прошлась ей по своему туловищу, словно вырисовывая узоры. Слегка сжав грудь, она расстегнула оборки верхней одежды горничной и обнажила свой красный бюстгальтер. Помассировав свои холмики и сцепив застежку, она застонала - этим действием она позволила грудям резко подпрыгнуть. Нефритовые пики выбрались из заточения. Затем она стянула остальную одежду через плечи, после чего повернулась вокруг себя, показывая, что на ней еще остались красные стринги.
  - Малыш, тебе нравится то, что ты видишь? - риторически усмехнулась она.
  Следующими избавляться от одежды стали близнецы, что танцевали и двигались в своем неповторимом ритме, будто являясь отражениями друг друга. Они обе повернулись, подняв руки и прошлись ими сквозь волосы, приподняв и заставляя их упасть, после чего близнецы обнялись, крест-накрест проведя руками по плечам, груди и талии друг друга. Затем они скрестили руки на бедрах и движением вверх быстренько стянули свои топики, оголяя заманчивые выпуклости. У Хибики из-за ее размеров был более заметный сис-отскок, чем у младшей Хикари - но и у той тоже все произошло более чем мило, даже скорее - шаловливо. Затем обе девушки повернулись к ашикаби спиной и обе шлепнули по своим нетерпеливым попкам с характерным хлопающим звуком. Затем они почти одновременно подмигнули Минато и, наклонившись, стянули свои брюки, показывая ему свои голодные пещерки. Оба их лобка были специальным образом выбриты, а то что осталось - по форме напоминало узоры в виде молний.
  Минато не мог не уставиться на близняшек, что уже находились в столь пикантных позах на своей одежде. Хикари скрестила руки на груди, отведя взгляд, - но все равно - из-под одной из ее рук аккурат озорно выглядывал левый сосочек светло-кремового розового цвета с еще более светлого оттенком ареолы. Небольшой румянец посетил лицо Хикари после того, как она поняла, что несколько секунд назад сделала для своего ашикаби, и тем не менее, она также чувствовала себя очень хорошо под взглядом любимого. Хибики же в этом время фыркнула, сложив руки под грудью - тем самым приподнимая ее, чтобы еще больше возбудить молодого Сахаши.
  И разумеется - это сработало.
  - Ох, боже ты мой! - Мацу громко вздохнула, почувствовав, что 'деревянный соелдат' Минато стал еще тверже и, кажется, самостоятельно пытался выбрать из казарм. Она продолжила. - Похоже, Мина-тану действительно нравится то, что он видит...
  Тем временем, Узуме улыбнулась, после чего стала стягивать свою блузку через голову, - ее немаленькая грудь в синем бюстгальтере красиво подпрыгнула - что никак не могло ускользнуть от взгляда ее избранника. Медленно ослабив молнию, она позволила рубашке начать свой путь скольжения в мучительно медленной манерой - ей очень понравилось, как серые глаза Сахаши Минато блестя следили за ее рукой.
  - Минато-кун... - прошептала соблазнительным тоном Тканевая Секирей, низко и медленно нагибаясь - тем самым показывая ему еще больше своей красивой оголенности - слабо качнув 'ими', она также начала стягивать джинсовые шортики, из-по которых уже можно было краешком зрения разглядеть V-образные трусики. Стянув до конца шортики, она переступила их и ножкой легонько отодвинула со словами. - Надеюсь, ты готов сегодня сделать всех нас счастливыми... - и она заманчиво заулыбалась.
  Минато лишь утвердительно простонал в ответ, чувствуя, как пальчики Мацу нежно защекотали его 'воина' сквозь боксерки, которые теперь являлись единственным защитным барьером против хищниц.
  - Ладно, Аки-тан... - улыбнувшись, веселым тоном обратилась Мацу к Ледяной Секирей. - Настала твоя очередь показаться Мин-тану во всей своей красе...
  На что Акицу лишь кивнула, не изменившись в лице. И потянула рубашку через голову, обнажая свои шикарные груди перед остальными - до конца сделав это действие, она элегантно встряхнула волосами. Затем, чуть подавшись вперед, она начала снимать шортики - как оказалось, под ними отсутствовал даже след от нижнего белья. Все потрясенно застыли, глянув на ее 'командный штаб'. Ее ложбинка была красиво выбрита - узором по форме напоминающая снежинку. Минато в оцепенении подумал, как это ей удалось сделать столь детализированный дизайн.
  - Вау! - первой отойдя, присвистнула Йоми, при этом наблюдая за реакцией ледяной секирей - та стеснительно отвела глазки в сторону, вдобавок - на ее щеках появился самый яркий оттенок спелой персиковой окраски. А Йоми тем времен щелкнула пальцами со словами. - Я также должна была подумать о чем-то подобном!
  ...
  - Итак, кто будет первой? - задала волнующий вопрос Узуме.
  Некоторое время после этого группа хранила молчание.
  Мацу, что в данный момент начала поглаживать Минато, посмотрел на Акицу и улыбнулась, предложив:
  - Я думаю, мы должны пойти в таком порядке: Аки-тан, Йо-тан, Узу-тан, я, Хика-тан и Хиби-тан... - после небольшой заминки она спросила. - Все согласны?
  Увидев, как девочки закивали, она ухмыльнулась и остановила свои ласки, хищно вцепившись в край боксерок Минато. После чего начала стягивать их. Она - вместе с другими - могла увидеть, насколько притесненными были его боксеры. Когда Мацу наконец удалось сместить их, член выпускника появился во всем своем высоком великолепии перед заседанием кафедры. Мацу аж поперхнулась:
  - Ничего себе, Мин-тан! Он выглядит даже больше, чем в прошлый раз!
  - Да-а, - согласилась Йоми, облизнув губы. - Одна мысль о том, что в наших сестрах находилась такая большая мясная палочка, - и она сглотнула мысленно и наяву.
  Привстав и чуть повернувшись, Мацу наклонилась перед ее Ашикаби и стащила трусики с бедер - что дало Минато хороший вид на ее округлую попку и слегка мокренькую ложбинку. Мацу пребывала в уверенности, даже находясь в возбужденном состоянии, что возлюбленный чувствует ее озабоченный запах. Прежде чем начать совершать непотребства, она до конца повернулась к остальным секирей, а своей пятой точкой к лицу ашикаби - чтобы похвастаться, какой рисунок выбрит у нее. В виде спутника.
  - Ладно, Аки-тан, продолжи... Ты же первая, - улыбнулась Мацу своей контролирующей лед сестренке.
  Ледяная Секирей беззвучно кивнула, направившись к своему хозяину, ее бедра невинно покачивались, в то время как груди слегка подпрыгивали с каждым шагом. Ее лицо снова вспыхнуло, когда она увидела, как ашикаби не сводит с нее глаз с любящей улыбкой. Она все время думала о том, что бы произошло, если бы той ночью он не нашел ее. Эта мысль исчезла, когда она приблизилась к кровати и нежно подползла к нему. Ее личико наклонилось к его торсу, и она стала усыпать его мягкими поцелуями - вместе с тем Акицу ощущала, как мышцы Ашикаби сократились под ее холодными губами.
  Когда она начала целовать его живот, Минато прерывисто задышал, чувствуя, как ее губы прижимались к нему, оставляя льдистый след.
  - Акицу... - он вздрогнул, когда пошла тяжелая артиллерия - большие мягкие груди потерлись об его живот. Через несколько секунд его глаза встретились с глазами цвета карамели.
  - Минато-сама... - прошептала она, и ее голос звучал с небольшим намеком на какую-то непонятную тоску. Прикрыв глаза, она ощутила левую руку ашикаби на своей правой щеке и потянулась к теплу, которое давало успокоение ее холодному телу. Наклонившись и поцеловав своего хозяина, она собиралась передать столько страсти и теплых эмоций, сколько сможет. Далее она почувствовала, как крепкие руки ашикаби обхватили ее спину и нежно обняли - и она ответила тем же самым, прижимаясь своими молочными красотами к его груди.
  ...
  Йоми, что сидела прислонившись к стене, вздохнула и отложила свои веревочные трусики в сторону, показывая, что ее лобок также был выбрит, но с узором в виде... летучей мышки. И начала пальчиками ласкать свои половые губки. Выпустив небольшой стон, она очнулась, когда увидела, что ее сестрички смотрят на нее. Йоми недоуменно задала вопрос:
  - Что такое? - и приподняла одну бровку. - Я просто в ожидании приготавливаю себя... - тут она чуть не задохнулась от блаженства, прижав свой клитор большим пальцем. - Вы хоть знаете, как это заводит наблюдать за тем, как горячее тело вашего мужчины блестит под солнцем от пота после тренировок или после того как он принял душ? - задала она, по-видимому, риторический вопрос. - Как неприлично... - добавила она и застонала, почувствовав, как пальчик под действием ее воли удачно протиснулся сквозь половые складки.
  ...
  Акицу почти таяла, чувствуя, как губы Минато оставляли поцелуи на ее шеи. Ее рука касалась его головы, пальчиками прохаживаясь по волосам; она все сильнее и сильнее прижимала Ашикаби к себе.
  - Минато-сама... - прошептала она, приподняв голову и поцеловав его. Затем, во время поцелуя, приподняла уже свое тело, чувствуя, как жесткий товарищ Ашикаби уперся в нее. Она аж захныкала от того теплого ощущения на ее животе и мягко наконец разорвала поцелуй их губ. Ее рука ласково потянулась вниз и столь же мягко скользнула вдоль фаллоса Ашикаби - тот задергался от ее прикосновения. И Акицу это ощутила...
  - Минато-сама, прошу... - она зашептала ему в уши. - Заставьте меня почувствовать себя любимой, - и в то же время она стала ловить ртом воздух, чувствуя, как его пальчики погладили ее лабии.
  - Ты более чем любима, Акицу... - сказал он успокаивающе, оставив поцелуй ее шее. Он чувствовал, что контролирующая лед любимая приподнялась и осторожно отогнала его шаловливые пальчики. Его глаза попали в карамельный плен, что умолял стать одним целым с их обладательницей. Минато кивнул, взяв в руку свой 'стержень' и погладив им по нижним губам ледяной красавицы.
  Акицу слегка дернулась от подобного псевдовторжения, пытаясь изо всех сил расслабиться. А затем легонько вздрогнула, когда почувствовала, как пенис ее любимого стал проникать сквозь ее девственную плеву. Далее она ощутила, что тот остановился, мысленно поблагодарив его за терпение. Положив руки ему на плечи, она немного приподнялась, пока она не почувствовала, как головка любимого едва касалась ее губ; издав едва слышный вздох, в следующий момент она позволила себе опуститься на всю длину. Болезненно задышав, она почувствовала, как ее девственная плева порвалась и пронзилась беспощадным воином любимого. Она даже вздрогнула от боли. Держа голову почти-студента у ее холмиков, она позволила нескольким слезам просочиться из своих глаз. Акицу также почувствовала, как руки Ашикаби начали нежно успокаивать ее, надеясь заглушить боль. Наконец она вздохнула, почувствовав, что боль утихла, и посмотрела на ашикаби, - маленькая улыбка украсила черты ее лица, когда тот легонько смахнул ее слезы. Дуэт на какое-то время застыл, смотря в глаза друг другу - оба дышали короткими вдохами и выдохами. После нескольких тихих и коротких мгновений Акицу решила начать движение. Медленно двигая бедрами вверх и слегка постанывая, когда вниз.
  Минато продолжил осыпать поцелуями ее ключицу и шею, в то время как ледяная повелительница взял инициативу своими бедрами... Он чувствовал, как ее плотненькие влажные внутренние стенки обволакивают и потирают каждый сантиметр его члена. Он пытался сдерживать стоны, которые угрожали сорваться с его губ, но почти каждый раз он терпел неудачу. Опустив голову на правый холмик любимой, он взял один из затвердивших сосочков в рот и начал посасывать его. Услышав блаженное постанывание Акицу и почувствовав, как она с любовью перебрала его волосы, он продолжил доставлять ей удовольствие от всего сердца. Через некоторое время он ощутил, как ее внутренняя ложа будто приняла форму его 'гостя'. Он нежно схватил ее за ягодицы, делая легкий рывок на себя.
  Акицу почти задохнулась от удовольствия, чувствуя, как ее любимый проник еще глубже в нее и во что-то начал ударяться в ее чреве. Желая снова почувствовать это ощущение, она вслух простонала:
  - Еще... еще разок, - а после испустила вздох экстаза, когда получила то, что просила. Далее она почувствовала, будто ее бедра задрожали и сжались без ее ведома. Она продолжала ощущать, как Ашикаби глубоко проникает внутрь ее тела, и как внутри нее что-то накапливается. - Минато-сама... - снова она застонала. - Что-то... что-то... - попыталась, но не смогла объяснить она словами.
  
  - Просто расслабься и выпусти, Акицу, - прошептал он, увеличивая темп и чувствуя, как девушка все сильнее сжимала его стержень внутри себя. - Просто позволь чувствам сбежать из тебя.
  - Минато-сама... Минато-сам-ма-а, - прижала она голову Минато к своей груди; ее раскачивающиеся бедра задвигались быстрее, в то время как звук сталкивающейся любвеобильной плоти увеличивал свою частоту и громкость.
  - Акицу... - проскрипел он, почувствовав, как его яйца скоро взобьются, а семя было уже готово высвободиться после столь долгого времени воздержания. Тяжело схватив девушку за бедра, он толчком вошел в ее чрево - 'заглянув в спальню принцессы' и покрасив ее интерьер в белый. Одновременно с этим он услышал, как возлюбленная фактически закричала от удовольствия.
  Холодное дыхание было неровным, пока она падала с той высоты наслаждения, на которое успела взобраться. Она чувствовала, что ее лоно было наполнено до краев любовью Ашикаби; также Акицу ощущала приятную усталость. Наклонившись, она приблизилась к лицу Минато и дала долгий и любящий поцелуй. После чего позволила себе маленькую любящую улыбку на лице.
  - Спасибо, Минато сама, - ее глаза медленно закрылись, усталость заставила ее тело расслабиться и упасть подобно ледяной богине войны, наполовину выигравшей, наполовину проигравшей судьбоносный бой.
  Минато поддержал свою возлюбленную руками и оставил легкий поцелуй на ее лобике.
  - Я всегда буду любить тебя, Акицу. Ничто не изменит этого, - улыбнулся он, осторожно подняв ее и уложив в 'кроватку'. Утянув простынь, он прикрыл ее обнаженное благоухающее тело. И при этом Минато улыбнулся тому, как Секирей Льда окуталась поглубже в простынь и с уже закрытыми глазами показала самую теплую улыбку, на которую только была способна.
  Успокаивая дыхание, Минато какое-то время наблюдая за засыпающей секирей.
  - Хорошо, - вслух негромко подготавливал он себя, пробормотав. - У меня еще есть пятеро тигриц, которых нужно удовлетворить и сделать их счастливыми.
  И он улыбнулся, думая, что пока он жив - у него хватит сил на это.
  
  В этот момент Йоми, что обитала неподалеку - даже не сказав и слова - прыгнула на ашикаби, снова обхватив его, но на этот раз в мягкой постели. Она тотчас утвердила свое положение поцелуем на его губах, в то же время поудобнее устраиваясь на его промежности. Ее крылья вспыхнули в реальности, в то время как она захватила его скользкого товарища и движением 'туда-сюда' стала будить его для воинских обязанностей.
  - Ну что ж, малышок, - хихикнула владелица косы, в то же время отделяя свои губы от уже начавшего ловить ртом воздух ашикаби; ее крылья постепенно стали исчезать. - Готов раскачать этот мир?
  - Я был бы рад смочь ходить после всего этого, если можно, пожалуйста, - улыбнулся он, пока Йоми седлала его бедра и начинала тереться киской об его промежность; ее стоны раздавались все чаще и чаще. Она уже готова была покорять вершины, поскольку уже смогла доставить себе часть удовольствия, наблюдая за очередью свой старшей ледяной сестренки.
  - Ох, срань господня, - простонала она, еще чуток ускорив темп. - Неужели я уже собираюсь кончить? - девушка и в самом деле уже дышала с трудом, подходя к пику наслаждения.
  - Вот что бывает, когда не достает терпения, - язвительно прокомментировала Узуме, спокойно и целомудренно ожидающая своей очереди.
  - З-заткни... - ответ Йоми был настойчиво прерван Минато, что чуть приподнялся и безжалостно схватил ртом ее левый сосок, начав покусывать и посасывать его. Стоны девушки усилились еще на один децибел, когда она почувствовала, что его язык скользнул по ее ареоле, будто конькобежец по катку, и слегка прищелкнул соском - в то время как ее правую грудь заласкала его беспощадная рука. Глаза Йоми расширились, когда она почувствовала, как пальчик его другой руки проник в ее нижнее царство, и она неосознанно все-таки выпустила член выпускника из удушающего, чтобы оттянуть мгновения полной капитуляции своих высот. Вместе с тем она неистово задвигала бедрами, чувствуя, как оргазм начинает заполнять все ее естество.
  Минато решил ей немного помочь высвободить любовную радугу, слегка закусив один из ее сосков, а другой - слегка скручивая и оттягивая пальцами одной из рук, в то время как другая его рука зажала меж пальцами клиторианну девушки.
  - Не~~ет... Да! Я... Конча~~аю, - закричала рыжеволосая, а ее тело задрожало в оргазменном наслаждении. Тут она вздрогнула, почувствовав, как пальчик ее возлюбленного оставил ее нижние губки. Возбуждение Йоми усилилось, когда она увидела, как Минато поднес этот промокший палец ко рту и пососал его.
  - Вау! На вкус сладенько, - он слегка улыбнулся, лукаво смотря ей в глаза.
  Йоми игриво снова подтолкнула своего возлюбленного к кровати с широкой улыбкой, наполненной вожделением. Ее рука снова змеей устремилась к его члену, начав того душить вдоль и поперек.
  - Малыш, ты уже снова настолько тверд... - будто пожаловалась она и застонала, прижимая того к своей нетерпеливой ложбинке - ей нравилось это ощущение пульсара около ее киски. Она выпустила гортанный стон, когда почувствовала, как его головка нечаянно скользнула внутрь сквозь ее нижние губки, после чего Йоми слегка дрогнула, когда тот надавил на ее девственную плеву. 'Черт возьми, почему меня так раздражает быть инопланетной женщиной?' - мысленно она бушевала, усиливая давление в своем тазе. 'Вот почему я иногда завидую человеческим женщинам. Их гимены без труда рвутся под не особо интенсивным нажимом, но почему с нами не все так просто?!'
  - Че-ерт! - вскрикнула она, убрав мышечную поддержку бедер и ягодиц и скользнув вниз, чувствуя, как мясная палочка ее любимого тут же пронзила девственную плеву и уткнулась в ее матку. Йоми еще раз коротко вскрикнула от боли - слезы потекли из ее глаз, и она тихо всхлипнула, вместе с тем слегка двинув телом. Затем девушка почувствовала, как нежные, но твердые руки медленно потянули ее вниз и ласково расположили ее голову на мужественной груди.
  - Перетерпи, малышка, все будет хорошо, - черноволосый с белыми прожилками молодой человек постарался утешить боль Секирей Смертоносной Косы, проведя пальцами по ее волосам, и уговорил ее. - Не нужно торопиться.
  Йоми кивнула.
  - У тебя просто чертовски большой... - заметила она, подняв голову, чтобы посмотреть на паренька с обидой в глазах. - Но со временем я привыкну к этому, - вдохнув, она медленно приподнялась, сделав упор руками на кубики пресса партнера, и медленно сделала вертикальное движением бедрами - боль постепенно начала отходить на второй план, заменяясь всепоглощающим удовольствием. - Ты же чувствуешь себя хорошо внутри меня, ведь правда, - шептала она, поднимаясь и опускаясь на всю длину; ей очень понравилось это чувство заполненности своей манденарии.
  - Ох, малыш... - спустя короткое время снова простонала Йоми, увеличивая темп. Одновременно с этим она помогла Минато приподняться в позу сидя, расположив свои руки по его бокам. - Н-не-ет, - тихо сорвалось с ее губ, в то время как ее лицо покраснело. - Позволь мне самой обо всем позаботиться, - попросила она, перестав подпрыгивать и начав перекатываться бедрами. - Просто ляжь и наслаждайся! - умоляюще приказала она, еще больше приподнявшись и сев прямо. Одновременно с этим она стала ласкать свои пылающие жаром груди; Ашикаби принял хищное тактическое решение схватиться за ее попку, периодически пощупывая ту. - Да! - ахнула Йоми, завращав по кругу своим бедрами и чувствуя, как острие ее любовника покалывало ее матку на каждом повороте.
  - Йоми, - со стиснутыми зубами произнес Минато, чувствуя свой приближающийся оргазм.
  Его возлюбленная прижалась к нему всем телом, яростно скрепив поцелуй своими губами с его, и начала еще быстрее двигать бедрами.
  - Я уже почти... - выдохнула она, чуть ли не пропев в стихах. - Забери меня с собой... малыш! Забери! Высвободи свой тяжкий груз... Инсайд ми!
  Минато еще сильнее стиснул зубы, схватившись за ее задницу, и навязал свой темп. Йоми могла только кричать слова ободрения своему возлюбленному Ашикаби, поскольку ее внутренние зоны с легкостью и наслаждением принимали форму его члена.
  - О, великий Творец... О, боже! О, черт! Че~ерт!!! - закричала она, когда белый крем ашикаби стал заполнять ее лоно - всплески заударялись в ее матку, заставляя и Йоми, и ее - чувствовать жар и тепло. - О-ох, - вздрогнула девушка, со всей силой напрягая лоно и бедра - толчки удовольствия привели в шок ее тело, в то время как героик Минато выскользнул из ее заполненный любовными соками пыточной камеры. - Лучшие...й на свете... оргазм...м-м, - успела протянуть, улыбнувшись Йоми, прежде чем упасть на кровать, чуть ли не сразу вырубаясь.
  Минато оставил на щечке рыжей усталую, но нежную улыбку. После чего мягко перенес ее усталое тело к уже отдыхающей и, быть может, видящей седьмой сон Акицу. И не забыл прикрыть Йоми одеяльцем. Увидев красных от нетерпения его еще пока не участвующих в войне на выживание возлюбленных, Минато улыбнулся им со словами:
  - Не волнуйтесь, дамы, - и он пообещал им. - Я продолжу, пока вы не останетесь довольны и удовлетворены...
  И внутренне незаметно вздрогнул. Он теперь уже не был уверен, останется ли он жив после всего этого?
  
  
  ***
  
  Подходя к их общему Ашикаби(ее грудь соблазнительно подпрыгивала в такт шагам), Узуме улыбалась и грациозно покачивала бедрами. Она чувствовала гордость от того, каким взглядом возлюбленный смотрел на нее... и только на нее одну в этот момент.
  - Минато-кун, ты можешь сесть на краешек кровати, пожалуйста? - попросила она с любящей и довольной ухмылкой.
  Минато подчинился, подтолкнув себя к краю кровати, в то время как Узуме уже почти приблизилась к нему. Он наблюдал, как Контролирующая Ткани Секирей присела на его колени, а затем медленно пошлифовала его чувствительную промежность, устраиваясь поудобней и при это обняв его торс. Охи паренька потонули в их продолжительном поцелуе - крылья секирей вспыхнули позади Узуме, а рука парня обернулась вокруг ее талии, притянув девушку поближе. Одновременно с этим Минато чувствовал, как ткань нижнего белья девушки приятно терлась об его член.
  Узуме немного откинулась назад - ее крылья потускнели, в то время как она потянулась себе за спину, чтобы отцепить лифчик. Вскоре аппетитные холмики высвободились из тканной прерии - белье легким движением руки отлетели в сторону. Секирей с еще более искренней любовью заулыбалась своему Ашикаби, обернув его шею своей левой рукой, а пальцами правой - провела по его черным с белыми прожилками волосам.
  С удовольствием Минато позволил Тканной Секирей перебрать его волосы, в то же время мягко присосавшись к темного тона соску левой груди своей избранницы.
  Узуме легонько втянула воздуха, наслаждаясь прикосновениями губ избранника, курсирующих поверх ее груди. Ее сердце дрожало от радости и любви, погружаясь в бесконечную привязанность к своему суженому. Она повела бедрами, убеждаясь, что она вступила в контакт с его снова вставшим по стойке смирно товарищем.
  - Уф-уф-уф-уф-уф, - послышалось извращенное хихиканье Мацу, когда она увидела, насколько твердым снова стал дружок Минато. - У Мин-тана все еще полно энергии, - и она перевела взгляд на близнецов, которых обеих штормило красным, пока они наблюдали за тем, как их возлюбленный занимается любовью с 10-ой. Очки Техноведьмы пребывали словно в тумане, и она с вожделением дышала ртом. Ее пальцы в ожидании своей очереди вздрагивала время от времени.
  - О-он д-довольно с-способный, - заикаясь, вымолвила Хикари, неловко двинув бедрами слева направо.
  - Более чем, - вздохнула Хибики, легонько коснувшись своей груди, и пробормотала себе под нос. - Эй, вы, там... поторапливайтесь.
  Правая рука Минато приблизилась к правой груди Узуме, слегка сжав, прежде чем начать свои ласки. А другая - скользнула по телу девушки, пробираясь к ее бедрам.
  Узуме подсознательно расширила расстояние между своими ногами, позволив Ашикаби получить доступ к ее пока еще одетой женственности. Она ободряюще застонала, когда почувствовала, как его рука поддразнила ее нижние губки сквозь ткань. Издав еще один стон, она слегка качнула головой вправо, чувствуя, как губы Ашикаби взяли в плен ее шею с левой стороны. - Минато-кун, - жалостливо вымолвила она. - Прошу, потрогай еще.
  - Где, Узуме-чан? - спросил он, слегка ущипнув губами ключицу Повелевающей Тканями Секирей.
  Девушка тяжело задышала, ее разум уже находился словно во сне. Без слов, способных сойти с ее губ, она позволила себе начать активные действия. Взяв его дразнящую руку, она потянула ее и направила себе под пояс, чувствуя небольшой мандраж, когда его пальцы коснулись ее клитора, и задохнулась, когда его средний палец прижался к половым губкам. Глаза Узуме прищурились от удовольствия, когда она почувствовала, как тот же палец рывком вошел внутрь.
  - O~ох, Минато, - заворковала она, улыбнувшись, и снова провела рукой по его волосам. Затем она мягко высвободилась и привстала, уже не ощущая пальца возлюбленного внутри себя. Повернувшись к нему спиной, она медленным образом стащила трусики, показывая свою попку с киской.
  Минато не мог не погладить заднюю фигуристую оголенность девушки, пару раз экспериментально сжав полупопия, заставляя тем самым девушку застонать и еще женственней закачать своей задницей. Затем он наблюдал за тем, как Узуме выпрямилась, встав на цыпочки, и отложила нижнее белье. Затем она ослабила свой боковой хвост, позволив волосам растечься по спине.
  Оглянувшись, Узуме улыбнулась и опустилась на Минато - ее левая рука направилась между ее бедер и нацелилась на его член. Нежно схватив того, пальчики столь же нежно помассировали головку, прежде чем взять член обратным хватом. Улыбнувшись, девушка присела еще сильнее, пока не почувствовала, как головка прижалась к ее нижним женственным складочкам. Она толкнула его внутрь, но внезапно вздрогнула, чувствуя, как корень возлюбленного прижался к ее девственной плеве. В течении нескольких секунд она хотела опуститься, но так и не смогла, боясь.
  - M-Минато? - умоляюще попросила она своего Ашикаби, поворачиваясь, чтобы посмотреть на него.
  - Да, Узуме? - тактично переспросил Минато. Он был очень терпелив, пока его возлюбленная пыталась собрать действия воедино.
  - Т-ты можешь... - он сглотнула. - Ты можешь потянуть меня вниз?
  Черноволосый с белыми прожилками почти-студент нежно потер ее бедра со словами:
  - Ты уверена? - получив кивок, он взял ее бедра, опуская те на себя, пока не почувствовал общедевичий барьер. - Я досчитаю до трех, ладно? - предупредил он. Когда девушка снова кивнула, Минато несколько пробных раз прижался к ее гимене. Немного отведя назад, он покрепче сжал бедра любимой. - Раз... два... три! - к концу третьего подсчета он потянул Узуме на себя, одновременно делая толкающее движение своими бедрами, и тем самым разрывая девичью плеву и врезаясь в укромную утробу.
  Узуме издала небольшой крик, сзади обхватив руками одеяла кровати. Маленький всхлип вырвался из ее губ вместе с капельками слез, что скользнули по ее щекам.
  Минато обхватила руками ее живот, потирая его, и несколько раз поцеловал ее спину и плечики.
  - Дай мне знать, когда будешь готова, - сказал он успокаивающе.
  На что Узуме лишь кивнула, прикусив губы, и оперлась спиной на грудь юноши - неуверенно вздрогнув от движения, которое сделала. Вздохнув, она почувствовала, что боль начала утихать. Узуме нашла в себе силы медленно задвигать бедрами, все еще испытывая немного болевых ощущений в чреве, однако туда добавилось и удовольствие. Испытывая более объемное движение, она ощутила, как член Минато потирает и перемещается внутри нее.
  - О~ох... - прощебетала Узуме - ее груди умело замассажировали руки юноши. Затем она слегка ускорила движение бедрами, делая это даже более чувственно, чем нужно - начав 'промалывать' попкой таз Минато. Затем она ощутила, как тот поцеловал ключицу, поэтому она подняла левую руку, чтобы ему стало удобнее.
  - О, Минато-кун, - выдохнула она, поворачивая голову, чтобы поцеловать его, и чуть приподняла ее, чтобы соединиться с губами юноши. Затем она начала толкать себя на него, следя за тем, чтобы ему тоже было хорошо.
  - Узуме, - Минато охнул, сжав ее груди еще сильнее, и почувствовал, как девушка стала ударяться в него в приятном темпе. После чего заметил, что Повелевающая Тканями Секирей остановилась на мгновение. - Узуме? - спросил он.
  Та снова повернулась к нему своим лицом, ухмыльнувшись.
  - Мы находимся так близко... - прошептала она и расположила свои стопы на коленках Минато, разведя ноги таким образом, что непреднамеренно показала остальным троим томящимся секирей их тесную связь. - Я хочу больше чувствовать тебя во мне, Минато, - хныкнула она, немного приподнявшись и ощутив, как его член выскользнул из-под ее жесткой кошачьей хватки.
  Ровно в тот момент, когда головка его члена оказалась у входа, Узуме опустилась на него, слегка ойкнув от удовольствия и снова впуская в свою пещеру желаемого гостя - тот без зазрения совести врезался в ее самый дальний уголок. Ей понравилось это чувство, и она повторила движение, с осторожностью контролируя силу 'опуска' на своего возлюбленного. Она застонала еще больше, сделав экстра углубленное движение слева направо в тот момент, как их плоть встречалась в повторяющемся звуке ритма 'чпорки'. В одно из подобных циклических движений, девушка почувствовала, как одна из рук Минато пустилась во все тяжкие с ее левой грудью, после чего стала спускаться вниз по ее животу. Она дрогнула от блаженства, когда он зажал между своими пальцами ее секиль, покатав его - последнее заставило ее чуть ли не задохнуться от неимоверного наслаждения, особенно когда юноша сделал движение бедрами, будто пронзая девушку изнутри мечом любви. Ашикаби не смог удержать стон - разгоряченная киска секирей сжала его кунис от конца до основания, к тому же ускоряя темп насаживания - скорость стала просто головокружительной, а стоны девушки поднялись еще на несколько децибел, сопровождаясь хриплыми вздохами и выдохами.
  - Минато~о, Минато! - чуть ли не срывая голос, пару раз выкрикнула она имя своего любимого, когда тот начал гонять своим членом внутри нее, подстраиваясь под ее темп. Повернув голову, она затянула юношу в сжигающий душу поцелуй, в этот момент почувствовав, как пылающая семенная жидкость внутри нее подорвалась. Вскрикнув прямо ему в рот, она ощутила обильный поток, хлынувший в ее утробу - ее тело дернулось, будто пребывая в шоковом состоянии. И только тогда она рассоединила их поцелуй, ощущая, как его жизненная эссенция оставляет ее тело, вытекая вниз по бедрам.
  - Ты... в самом деле наполнил меня, - заулыбалась она, приложив руку к своему животу. - Быть может в один из дней наш ребенок будет расти здесь, - мечтательно подумала она вслух.
  Минато поцеловал девушку в шею и нежно обхватил ее руки своими.
  - После всего, у нас будет большая семья, - пообещал он.
  - Это было бы чудесно, - сказала Узуме с усталой улыбкой на лице, закрывая глаза. И стала заваливаться вперед, но почти-студент поймал ее в свои нежные объятия.
  Затем Минато осторожно поднял ее и услышал стон неудовольствия, когда девушка почувствовала, что вскоре покинет его объятия. На что он улыбнулся своей успокаивающей улыбкой и отнес девушку к двум другим Секирей, и заметил, что Акицу в данный момент проснулась, но оставалась там же, где была.
  - Ты хорошенько отдохнула? - тихо поинтересовался он у нее, кладя уже засыпающую Узуме рядом с Йоми.
  Акицу лишь кивнула, легонько улыбнувшись. Она все еще чувствовала едва различимую боль в себе, а также приятную усталость, поэтому снова откинулась на кровать, закрыв глаза и потихоньку возвращаясь в мир грез.
  Минато одарил каждую из трех спящих Секирей поцелуем в щеки, после чего снова пробрался к концу большой кровати. И стал наблюдать за тем, как Мацу хищно направилась в его сторону с улыбкой.
  'И когда это она достала бутыль?' - подумал он, когда увидел в левой руке Техноведьмы флакон сероватого цвета с черными вертикальными узорами в виде полос.
  Мацу улыбнулась, протянув флакон своему Ашикаби со словами:
  - Меня не просто так называют 'Техно-ведьмой', понимаешь? - ухмыльнулась она, и бутыль замерцала, исчезая из ее руки с едва различимым светом. - Я сделала это лишь для подобного случая, Мин-тан, - заявила она, и снова протянула замерцавшую бутыль.
  Минато оглядел бутыль в руке багряноволосой возлюбленной.
  - И что это? - удивленно поднял он бровь.
  - Особый напиток, что я изготовила, - хихикнула секирей, встряхнув содержимое бутыли перед тем как отдать. - Давай же, сделай глоточек, - напутствовала она.
  Ашикаби кивнул, осторожно взяв бутыль из руки своей гениальной спутницы. Сняв крышку, он слегка вдохнул содержимое.
  - Манго? - и поинтересовался, узнав запах. На хитрый кивок секирей он пожал плечами и сделал маленький глоток, и когда ему понравился вкус - сделал еще несколько и остановился лишь после того, как выпил все содержимое. После чего вздохнул ладонью вытерев губы и похвалил. - На вкус потрясающе!
  И в этот момент Мацу напала на его губы, немного удивив почти-студент-сана, она ворвалась в него языком и начала воевать на его территории с его гибким командующим. Девушка застонала от восторга, когда попробовала манговый вкус от напитка, который сама сделала - ее щеки покраснели до розового оттенка в тот момент, когда она разъединила их губы с навесным мостиком из слюней. Облизнув губы, Мацу хихикнула.
  Минато подозрительно уставился на Техноведьму, когда почувствовал, что все его тело стало нагреваться. Поначалу он не обращал на это особого внимания, пока не ощутил, как жар прошел будто сквозь его желудок и начал распространяться по всему телу.
  Коварно посмеиваясь, Мацу завалила Ашикаби на кровать, оседлав его бедра, и слегка потерлась об его тело своим.
  - Ты чувствуешь это, Мин-танчик? - и она снова хихикнула, нежно проведя пальчиками по его груди. - Ты почувствовал тепло, проходящее сквозь все тело? - и она чуть ли не мяукнула, когда ощутила, как член возлюбленного начал оживать. - Видишь ли, Мин-тан... - она страстно задышала, взяв его левую руку и расположив на своей правой груди, сжимая и как бы уговаривая его поласкать ее большую мясистую подушечку. - Я изготовила этот напиток из очень редкого растения, которое срабатывает как афродизиак всякий раз, когда попадает в кровь.
  На что Минато смог разве что кивнуть и издать тихий стон. Его правая рука направилась к ее бедрам, ощущая их гладкость.
  - Как долго это будет длится? - спросил он, когда ему удалось принять положение полусидя. После чего его левая рука переместилась с груди девушки на ее попку, и он мягко сжал одну из половинок. Его правая рука уже направилась к ее левой груди; в то же время он присосался губами к одному из сосков.
  Мацу тяжело задышала, обнимая шею юноши, тихонько постанывая от его умелых прикосновений.
  - Ох, около... достаточное количество... минут, - едва не задыхаясь, ответила она полушепотом, закрывав глаза. Затем отцепила руки и осторожно толкнула юношу на кровать.
  После этого Мацу приподняла свои бедра, позволив члену ашикаби встать свободно и упереться ей в живот. Затем она уперлась на него своей киской, скользнув по всей длине и смазав своим экстрактом. Раздались хлюпающие(пузырящиеся) звуки смешения двух жидкостей, сотканных в одно целое, - подобное очень возбудило Мацу и заставило выделить еще больше своего нектара.
  Минато мог разве что простонать от удовольствия, когда секирей заскользила по его члену, не входя внутрь. В то же время перед его глазами раскачивались аппетитные холмики. Прежде чем он смог утонуть в этих мясистеньких кругляшах, он почувствовал, как его мир перевернулся, и Мацу теперь находилась под ним, слегка улыбаясь.
  - Я люблю тебя, Мин-тан, - заявила она с обожанием в голосе, притянув почти-студента к себе, чтобы скрепить слова любовным поцелуем - ее крылья засияли и покрыли фигуры возлюбленных. Нежно отстранившись и выгнув спинку, Мацу даже удалось взмахнуть крыльями, прежде чем она снова улыбнулась. - Я готова, Мин-тан, - и выдохнула немного воздуха.
  Минато кивнул, взяв в руку своего застывшего воина. Направив вперед, он прижался им к ее царствию.
  Мацу слегка вздрогнула во время того, как Ашикаби вступил в покои ее женственности и надавил на ее гимену. Немного вздохнув, она обернула ногами вокруг талии юноши.
  - M-Мацу? - Минато остановил свою Секирей от силового прессинга. - Просто успокойся, я... - он попытался утешить свою находчивую спутницу, но был обречен на провал, едва попробовав. Мацу спешно приподнялась и поцеловала его, одновременно с этим форсируя атаку сквозь свой вожделеющий барьер.
  И издала приглушенный крик - из ее закрытых глаз просочились слезы. Она почувствовала, как их губы разъединились, и ее навернувшиеся слезы удалились поцелуями юноши. Открыв свои слезящиеся глаза, она увидела, как Минато с беспокойством смотрит на нее.
  - Я в порядке... Мин-тан, - заверила Мацу, двинув бедрами - и этим местом давая ему сообщение, что все в норме. - Сейчас я просто чувствую себя действительно счастливой, - и она легонько хохотнула.
  Минато улыбнулся, мягко поцеловав девушку, и начал медленно делать толкающие движения, выбивая маленькие стоны из Мацу.
  После нескольких секунд медленного 'бурения' Мацу начала подстрекать своего партнера двигаться быстрее.
  - Половчей, Мин-тан, - вымолвила она, потянув своего мужчину к себе и скрещивая руки у него за спиной. - Я хочу почувствовать тебя глубоко внутри себя, - чуть ли не расплакалась она ему в ушко.
  Минато кивнул и стал наращивать темп, с каждым заходом попадая в теплые любовные объятия своей умной Секирей. И в какой-то из моментов охнул, чувствуя, как ее внутренняя мышца пытается выжать его досуха, но ему все-таки удалось вытерпеть подобное в течении нескольких минут.
  Мацу словно находилась вне этого бренного мира, занимаясь любовью с Ашикаби - она не чувствовала почти ничего, кроме всепоглощающего удовольствия, которое приносило ей непревзойденную радость. Она снова и снова пыталась закрепить ноги в замок вокруг его бедер, чувствуя, что приближается к оргазму.
  - Мин-тан, Мин-тан! - пару раз выкрикнула она, улыбаясь от этого чувства быть любимой. - Я собираюсь кончить, я собираюсь кончить!
  - Я тоже! - простонал Минато, снова набирая темп. Его бедра задвигались быстрее, будто выходя на финишную прямую - чувство освобождения перемежалось со все большим напряжением. - Мацу! - выкрикнул он.
  - Минато~о! - раздалось ему в ответ - Мацу ощутила, как он словно взорвался внутри нее, накрыв ее чрево своей спермой и заставляя ее саму кончить. Она стала ощущать в себе человеческие семена жизни, что согревали ее изнутри и не давая ей ничего, кроме удовлетворения. Техноведьма неожиданно почувствовала усталость. - Ах? - ее веки потяжелели.
  'Это должно быть естественно для всех Секирей, когда у них случается первый раз', - подумал Минато, заприметив как Мацу по-кошачьи устало зевнула. Это выглядело очень мило. Медленно вытащив из нее, он постарался ее не беспокоить, не говоря уже о том, чтобы случайно навредить. Вздохнув после того, как он освободился от тугой хватки, он прижал пташку к себе и отнес ее к другим посапывающим Секирей. От его взгляда не ушло то, как Йоми простонала что-то во сне, когда повернула голову, тихо столкнувшись с грудью Узуме, и пробормотала что-то о 'больших мягких подушках'. Это позабавило юношу - маленькая нежная улыбка наползла на его лицо, после чего он повернулся к близнецам, которые с виду испытывали зуд от того, что наконец настала их очередь.
  Близняшки прикипели глазами к лицу своего возлюбленного, а затем перевели взгляд вниз.
  Минато проследил за их взглядом, и его глаза непроизвольно расширились от того, когда он понял, что привлекло внимание Громовых Близнецов. Опустив взгляд, он и сам удивился - его член все еще тяжело пульсировал будто в ритме сердца.
  'Мацу, что же ты сделала?' - мысленно немного испугался он, заметив не совсем естественный фиолетовый цвет своего инквизитора. Пребывая в невеселых думах относительно своего члена, он едва заметил, как близнецы подошли к нему с застенчивыми красками на лицах.
  Хибики, будучи более смелой из них двоих, хотя и ненамного, затянула своего возлюбленного в любовный поцелуй, игривый и чистый, - искрящиеся крылья оживились за ее спиной, и пара вдвоем ощутила, как покалывания электричества прошлись сквозь их тела.
  Раздались легкие стоны после того как их губы разъединились, и юноша почувствовал, как чья-то рука слегка повернула его подбородок, и его губы теперь попали в плен старшей из близнецов - ее крылья также ожили. С прикрытыми глазами он почувствовал, как его тело толкнули на кровать и Хибики сверху прижалась к нему грудью - сосками к его сосцам. Его губы снова затянулись в поцелуй старшенькой, в то время как младшая полизывала его шею, слегка покусывая губами, и тем самым оставляя после себя небольшие засосы.
  Наконец Хикари отпустила губы Ашикаби, едва задышав и слизнув слюну, которой они обменялись. После чего положила голову на его яремную ямку, вместе с тем потерев своей правой рукой его мужественную грудь, ее близняшка сделала тоже самое, но только левой рукой.
  Минато слегка подергивался от того, как иногда близнецы посылали маленькие чрезвычайно не смертельные электрические разряды в его тело в качестве знака любви и ласки. Его руки спустились вниз, вдоль тела, после чего завернули за спины девушек и пальчиками слегка проникли в их лона. Минато отметил, что Хикари была немного более мокрой, в то время как Хибики - более тугенькой.
  Близнецы застонали от рук выпускника, потершись своими грудями об его тело сбоку и оставляя поцелуи с двух сторон его шеи - тело юноши во истину испытывало любовь и наслаждение. Словно одно целое - их руки скользнули по его груди, прошлись по линиям кубиков пресса, после чего... схватили его мясную палочку. Далее близняшки зажмурились от удовольствия, когда почувствовали, как их возлюбленный пару раз куснул их шеи и плечики, оставив характерные следы. Общими усилиями двояняшки стали напампивать член юноши, ощущая теплоту и сырость в своих ладонях.
  Рука Хибики расположилась на верхней половине члена Минато, то и дело потирая кончик большим пальцем. В то время как Хикари нежно поглаживала у основания. И иногда ласкала его яички, ощущая, что у них имелся какой-то вес, несмотря на то, что они уже выпустили заряды до их с сестрой очереди.
  Их действия были приостановлены, когда близняшки выдохнули сладостный воздух, чувствуя пальчики молодого Сахаши, проникающие в их входы. Хибики расширила ноги, предоставив ему больше места и разрешила идти немного глубже, постанывая в знак одобрения, особенно когда почувствовала, как его средний и указательный палец полностью вошли в ее мокренькое лоно. В то же время Хикари прижала его другую руку к своему вожделеющему местечку, шепча на ухо Минато его имя, пока его большой палец нежно массировал ее клитор - Хикари страстно задышала - пару пальчиков наконец проскользнули внутрь. Она обвила руками его шею - ее мысли метались, и она никак не могла сосредоточиться под непрерывным наслаждением, которое ей доставлял черноволосый юноша с белыми прожилками.
  - О, черт! - беззлобно выругалась Хибики, когда ее киска самовольно сдавила пальцы Минато, словно томительно предпринимая какие-то меры по предотвращению оного.
  - Минато, я... - старшая из близнецов прикусила свою нижнюю губу, пытаясь погасить чувство, что возникло и продолжало распространяться в ее животе.
  Юноша продолжал нежно обходиться с ними, давая каждой из сестер-близнецов поцелуй в губы и словно проглатывая их стоны, когда входил пальцами немного глубже.
  - О, дьявол! / Минато! - близняшки то и дело громко кричали, в то время как их жемчужные врата чуть ли не захватывали пальчики их возлюбленного, когда те не успевали выйти.
  Младшенькая уже стала задыхаться от столь ярких ощущений, полузакрытыми глазами глядя на свою сестру.
  - Хочешь пойти первой, Нее-чан? - спросила она у нее.
  Старшая из близнецов сделала глоток воздуха и прикипела взглядом к эрегированному пенису выпускника. Слегка кивнув, она оставила влажный след на щеке Ашикаби и сменила место дислокации, усевшись на его бедра, после чего потерлась своей влажной пещеркой об его твердого дружка. И поглотила некоторую его длину, застонав.
  Из уст Минато тоже послышалось небольшое кряхтение, когда старшая из близнецов перенесла вес супротив него. Затем он почувствовал, как кровать слегка скрипнула, и он увидел, как младшая беспардонно расположилась своими дырочками над его лицом. Ашикаби нынешних одиннадцати Секирей уставился на блестящие нижние губки Хибики. Взяв на себя инициативу, он схватил ее за бедра и потянул на себя, пока не почувствовал волнующий запах ее жаждущей киски. Дав пробный лиз, который заставил пискнуть младшую молниеносную близняшку, Минато улыбнулся, прежде чем лизнуть уже от души - медленно, с толком, с расстановочкой.
  Хибики то и дело попискивала от удовольствия, ощущая, как их общий возлюбленный ласкал ее сочные губки. Она тяжело дышала, стараясь не особо сильно тереться об его лицо. Глянув полуприкрытыми от удовольствия глазами, она увидела, как старшая сестра продолжала щедрыми движениями смазывать член Ашикаби - та постанывала каждый раз - особенно когда ее клитор невзначай потирался о головку Минато. Хибики между тем издала немного более громкий стон, когда почувствовала, как язычок Минато стал словно кротик напористо рыться в ее пещерке, вычерпывая водицу во все стороны.
  - Ох, Мина... то~о.
  Хикари учащенно задышала и зажмурила глазки, и стала поторапливать себя, чувствуя, что пронзительный конец ее любовника уже довольно долго находился у входа в ее дырочку. Она еле смогла остановить себя, чтобы не двинуться слишком быстро. Страстно задышав, Хикари приподнялась, готовая отдать свою непорочность Минато. Она нежно взяла в руку его жесткий стержень и позиционировала себя над ним. Как только к ней пришла уверенность в своей цели, то она резко опустила бедра, слегка застонав, когда ее тугая киска подверглась вторжению. И остановилась, вздрогнув, когда осознала, что высадилась слишком быстро, чувствуя небольшие болевые ощущения от того, как головка любимого вдавилась в ее девственную плеву. Слегка шевельнувшись, она приняла устойчивое положение на корточках, а затем медленно продолжила опускаться, пока не убедилась, что ее женственный барьер достиг максимального предела натяжения.
  Минато остановился на некоторое время, когда Хибики убрала бедра с его лица, давая тем самым ему ясный взгляд на Хикари, которая находилась в нескольких секундах от потери девственности. Юноша охнул, когда старшая из близнецов наконец упала на него, пронзив свою девственную плеву - послышался негромкий крик боли от 11-ой Секирей. Благодаря тому, что Хибики опиралась на четвереньки, ему удалось потереть ее верхние стороны бедра, пытаясь успокоить боль девушки.
  Хикари, разумеется, ощутила прикосновения Ашикаби на своих бедрах и поняла его намерения. Она также почувствовала, как ее сестра обняла ее, нежно похлопав по спине и говоря короткие утешительные слова. Спустя несколько секунд Хикари кивнула своей сестре-близняшке с улыбкой и встретилась глазами с Минато, который тоже ободряюще улыбнулся ей. Вскоре старшая начала двигать бедрами, слегка постанывая, ощущая, как ее тело пронзает удовольствие.
  А Хибики в это время наблюдала за тем, как ее сестра стала наращивать темп, как только привыкла к размеру Минато, испытывая чуть ли не эйфорию. Младшая коварно усмехнулась и двинулась по кровати, обогнув парочку, после чего села позади старшей сестры. Ее руки прошлись под подмышками Хикари и сжали меньшую грудь последней, в то же время Хибики со спины прижалась своей, более объемной грудью.
  Минато заинтересованно поднял бровь, когда заметил, как младшая из Громовых Близнецов начала ласкать и пощупывать груди Хикари.
  - Х-хибики? - с трудом выдохнула Хикари и застонала от двойного удовольствия в своем теле и от ласок своей младшей сестры.
  Хибики лишь улыбнулась, чмокнув и укусив шею сестренки, и потерлась своими грудями о ее спину.
  - Просто расслабься, Ни-чан, - успокаивающе обратилась она к своей младшей грудастенькой близняшке и оставила еще несколько легких укусов.
  Хикари взвизгнула, не ожидав, что сестра окажется способна на столь интимные действия.
  - О-а-остановись, Х-х-хибики! - еле простонала она, в то время как ее бедра начали двигаться словно сами по себе - Хибики начала помогать движению сестры своими силами.
  В этот момент Минато приподнялся, нечаянно толкнув на всю длину в старшую из сестер и поцеловал ее губы, заработав стон от 11-ой, обвившей его шею руками и даже начавшей при этом двигать бедрами в своем собственном темпе. Юноше пришлось снова откинуться назад, при этом он наклонил голову и начал жестоким образом сосать ее левый сосок. В то же время Хибики расположила руку на лице своей сестренки.
  - Хм? - старшая из сестер застонала от удивления, когда ощутила губы близняшки на своих собственных.
  От взгляда Минато подобное не ушло, и он почувствовал, как его кульминационный момент на подходе.
  - Я уже собираюсь... - предупредил он.
  Хибики на некоторое время отпустила язык своей сестренки после посасывания.
  - Ты слышишь, Ни-чан? - обратилась она к сестре. - Минато собирается взорвать свой груз внутри тебя, - и улыбнулась ей, подбадривая сестру двигаться быстрее, ее напряженные сосочки атаковали спину последней, и первая постанывала от этого ощущения.
  - Минато~о!! Хибики~и! - громко вскрикнула она, взяв в плен сначала губы Минато, после чего и губы ее сестры. - Я почти что~о!'
  - Давай, сделай это, Ни-чан. Выплескни ради нашего Ашикаби... И чтобы он наполнил тебя своей любовью, - заявила в ответ Хибики и напористо сжала один из сосков сестрицы, в то время как Минато сделал толкающее движение бедрами.
  - Я... конча~аю! - закричала Хикари, со всей силы лоном сжав член любимого, и ощутила как тот запульсировал, но мир уже стал расплываться перед ее глазами.
  Минато часто и тяжело задышал, держа старшую из близнецов на руках, в то время как младшая обессиленно откинулась назад. В этот момент он оставил маленький поцелуй на лобике старшей.
  - Я думаю, ты заслуживаешь хорошего отдыха, Хикари-чан, - улыбнулся он со словами.
  - Не хочу, - пробормотала та, прижимаясь к груди их общего возлюбленного. - А хочу остаться с тобой.
  Минато позволил легкому смеху сорваться с его губ.
  - После очереди Хибики я обещаю, что мы все будем заслуженно отдыхать.
  - Тебе нужно хороше-енько отдохнуть, - пробормотала Йоми, слегка приподнимая сонную голову, на ее глазах все еще были следы усталости. - Я никогда бы не подумала, что наши вишневые развлечения могут оказаться столь утомительными, - проговорила она, прежде чем зевнуть и плавно - с легкостью пушинки - откинуться головой на большие груди все еще посапывающей Узуме.
  
  
  ***
  
  Минато моргнул и улыбнулся. Он все еще спрашивал себя, как ему так повезло, что его благословили такими любящими и любвеобильными женщинами. Он также задавался вопросом, что скажет его мать по поводу всего этого, и мысленно напомнил себе, что завтра нужно ей позвонить.
  Или послезавтра.
  Сделав заметку в своем сознании, он обратил внимание на сопящую старшую из Громовых близнецов, в том числе и на ее формы, вспоминая происходящее чуть ранее... Он положил ее рядом с Мацу, которая, кажется, уже начала просыпаться, сполусонья притянув к себе секирей электрического элемента.
  Взглянув вниз на своего уже полу-эрогированного друга 'нормального цвета', Минато издал негромкий вздох и мог точно сказать, что эффект от напитка, что дала ему Мацу, уже сходил на нет. 'Все по воле Ками...' - он мысленно послал мольбы воображаемому великому божеству, глядя в потолок.
  Далее он почувствовал, как кровать слегка скрипнула, а потом увидел, как младшая из близнецов, крадучись, словно кошечка в поиске добычи, направлялась к нему. Он протянул к ней руки, тем самым помогая забраться младшенькой на себя.
  Хибики улыбнулась, протягивая левую руку к своему ашикаби только для того, что дотянуться до его члена, и принялась поглаживать гладкую головку, из которой потихоньку стал выходить семенной придаток. Ее улыбка расширилась, когда она услышала неловкое кряхтение Ашикаби. Приблизившись с 'нему', она лизнула кончик, при этом делая движение рукой 'туда-сюда', и обхватила 'его' губками, тут же отпустив
  - Ты приятен на вкус, Минато-кун, - хихикнула она, приблизившись еще немного дальше, пока ее груди не воспарили над 'ним'. Далее получился своего рода сэндвич с мясной палочки посередине - секирей почувствовала тепло на своей груди, которую подпирала руками. Затем она начала елозить по всей 'его' длине своими дынечками, любуясь 'копьем' всякий раз, когда тот выскакивал из ее 'просеки'. Вскоре Хибики поинтересовалась дразнящим голосом:
  - Тебе нравится, когда я так делаю своими сисечками? - и тут же, будто вредничая, сжала грудь руками еще немного сильнее и задвигала ею еще быстрее. Затем она одновременно с этим снова начала лизать 'его' пульсирующий кончик.
  - Ох, Хибики... - простонал он, сопротивляясь импульсному желанию 'выстрелить из пистолета'. - Это так хорошо...
  На что младшенькая рассмеялась, еще сильнее обхватывая свои груди, пока не убедилась, что ее соски контактируют с венами фаллоса ее Ашикаби. Она могла чувствовать, как 'тот' стал подергиваться; она уже предвкушала высвобождение.
  - Кончи ради меня, Минато, - она еще немного ускорилась. - Дай мне свое молочко... - и она застонала, прежде чем по кругу язычком провести по кончику, как бы уговаривая выпустить на гладкие поля посевы.
  Минато прикусил губу, напрягая бедра со словами:
  - Ох, я сейчас... - задержав дыхание, дальше он попытался проскрипеть. - Высвоб...
  Хибики быстренько прервала его, заглотив головку, и начала делать втягивающие движения ртом. И застонала от восторга, когда почувствовала, как его семя бросилось ей в рот, наполняя.
  - Хм-м-м~... - издала она восторженный звук, начав проглатывать жизненную сущность своего возлюбленного. Она оставалась в том же положении несколько секунд, пока не уверилась, что его извержение не подошло к завершению. Выпустив изо рта головку ашикаби с едва слышным поп-звуком - с одного из уголков ее губок свисала небольшая струйка биокрема, и она комично попыталась слизать ее с небольшим румянцем на лице.
  - Ебт... ать... - Минато затрепетал, тяжело хватая ртом воздух от любовно-извращенных действий его секирей, и добавил, похвалив. - Это было слишком удивительно...
  - Ты должен благодарить Казехану за ее уроки, - заулыбалась Хибики, обрадовавшись, что ей удалось получить хорошую реакцию на свои ублажения. - Но это все потом... - она проползла вперед, пока ее лицо не зависло над его. - Пусть мои другие губки вкусят тебя, ладно?
  Минато отреагировал, притянув грудастенькую близняшку к себе и поцеловав, и проигнорировал ее вопрос. Или молча согласился.
  Хибики растаяла под поцелуем, ее глаза закрылись от блаженства и удовольствия - тепло распространилось по ее телу. Она крепко оседлала его бедра, подняв свою норку над его беззащитным хомячком. Цепко схватив мясную палочку, она была благодарна, что та все еще представляла из себя жесткую колбаску, а не маленькую котлетку. Приняв удобную позу, она стала опускать бедра, пока не почувствовала, как кончик не прижался к ее половым губкам, слегка касаясь. Младшая близняшка легонько выдохнула, мысленно настраиваясь, и опустилась на своего возлюбленного, и вслед за этим вздрогнула от боли, когда жестокий товарищ Ашикаби вошел в нее, прижавшись к девственной плеве. Устраиваясь поудобнее, она приготовилась и резко опустилась на 'него'. Оба - и секирей, и ашикаби тяжко застонали, чувствуя себя единым целым - Хибики одновременно чувствовала и боль, и сласть.
  - Ч-черт... - прошипела грудастенькая близняшка, стиснув зубы. - Это больнее, чем я думала, - она едва сдерживала слезы, которые угрожали вырваться из ее закрытых глаз. Она немного вздрогнула, когда почувствовала, как ее ашикаби чуть двинулся и обернулся руками вокруг ее спины, поглаживая ее и успокаивая боль.
  Минато вздохнул, когда секирей расслабилась в его руках. Он посмотрел ей в глаза и обнадеживающе улыбнулся:
  - Ты в порядке?
  - Что за глупый вопрос, - фыркнула Хибики с небольшой улыбкой. - Но теперь мне уже лучше, - и подтвердила это повращав бедрами. - И думаю, что и тебе тоже... - последнее она пролепетала, обнимая Минато за шею. И стала ловить ртом воздух, чувствуя, как возлюбленный потрепал ее ягодицы, после чего сжал их. Она перестала вращать ими и начала чуток подпрыгивать, наслаждаясь тем, как тот помогал ей руками. - Если бы я не знала тебя лучше, то сказала бы, что ты гадкий обольститель, - и она в очередной раз застонала, положив голову ему на плечо.
  - Я был слишком легко раскушен, - хмыкнул молодой ашикаби.
  - О~ох, - младшая из близнецов застонала, когда он осыпал поцелуями ее шею и плечики. Она немного отодвинулась, тем самым давая доступ к ее грудям, и тот понял ее без слов - взяв левый сосочек в рот. - О, да! Продолжай ласкать мои груди! - и она обвила руками его шею, и стала подскакивать немного в увеличенном темпе, а также напористей - наслаждаясь тем, как ее матку будто пытаются расширить. - Ох, малы~ыш! - вскоре захныкала от удовольствия младшенькая близняшка, завращав бедрами и ягодицами с удвоенной силой, отшлифовывая на всю длину горячего напильника своего возлюбленного.
  - Хибики... - тяжело выдохнул Минато, чувствуя, как его 'космонавт уже почти вышел на орбиту'. Его возлюбленная лишь что-то промычала в ответ, задвигав бедрами еще быстрей, будто уговаривая отдать ей семя. - Я уже собираюсь...
  - Сначала кончи, малыш! - проворковала Хибики, прижимаясь грудями к его торсу. - Спусти все для меня! Прямо в киску! - в конце она аж вскрикнула, отчаянно двигаясь, словно от этого зависела ее жизнь.
  Минато наконец почувствовал, как его яички напряглись, что придало ему уверенности в том, что он снова выдаст большое количество живительной жидкости цвета сливок. Он толчками бедер нащупал свой ритм, идя наперекор ритму своей возлюбленной. С почти что ревом он наконец выпустил свое семя в лоно младшей близняшки, заставив ту закричать в экстазе и агонии, поскольку она также подошла к кульминации.
  Двое возлюбленных расцеловались в конце, возвращаясь на землю с высоты своего наслаждения. Минато тяжело дышал, поддерживая грудастенькую близняшку на себе, в то время как она прижималась к нему, словно к последнему оплоту спасения.
  - Это было чудесно, Минато-кун, - первой подала она голос.
  Брюнет с белыми прожилками нежно прошелся рукой по ее волосам и, вздохнув, мягко поцеловал ее в голову, после чего признался:
  - Я просто рад тому, что могу доставить удовольствие всем вам... - после чего осторожно вытащил 'своего сытого воина из женской столовой', при это мысленно радуясь, что тот наконец больше не мог подняться. Заслышав, как младшая из молниеносных близнецов недовольно заворчала, когда он вытащил его, Минато глянул на нее со слабой улыбкой:
  - Давай теперь вздремнем, а?
  - Так уж и быть, я согласна, - кивнула Хибики, зевая в грудь их избранника.
  Дуэт ползком направился к остальным обитательницам-оккупантам огромной кровати - Минато еле смог пробраться к центру меж звездных тел Мацу и Узуме. В тысячный раз вздохнув, он затащил рыженькую и шатенку себе на грудь, а те - как лепестки роз к воде - во сне прижались к нему.
  В это время Йоми спросонья пробормотала что-то невнятное, отдыхая уже на фигуристой попке Узуме, что неожиданно не по своей воле чуток сдвинулась, потревожив грезы первой и заставляя бессознательно устроиться ту поудобней.
  Акицу меж тем мягко вздохнула, повернувшись лицо к возлюбленному, и ее дыхание расслабилось - по-видимому, она провалилась на очередной уровень сладкого сонного бытия.
  Мацу, наверное, поймав волну движений, легонько потянула во сне старшую из близнецов к своей груди, в то время как вышеобозначенная сестрица прильнула к ее рукам.
  Хибики уже засыпая что-то прошептала, положив голову на спину своей старшей близняшке, и нежно поцеловала одно из ее плечиков.
  Минато - удачливый и благословленный небесами молодой человек - каким-то образом сумел растянуть нить своей жизненной судьбы на семерых из них и наконец блаженно расслабился, позволив истощению взять над собою вверх. Вскоре он заснул, грезя о своих возлюбленных и толпе ребятишек.
  
  ***
  
  (п/п: так и помер дед Минато, да рояль остался в хате... Ну а авторский жи произвол - кинул он через забор)
  
  ***
  
  Юме зевнула и потянулась, выходя на задний двор особняка Идзумо и в мыслях интересуясь, как все и что там происходит у их общего возлюбленного и ее младших сестричек.
  - Ара, Юме-сан? - неожиданно окликнула ее Мия, что подметала в пустынном дворе.
  - Доброго дня, Мия-сан, - с небольшим поклоном поздоровалась Секирей. - Как ваши дела сегодня?
  - Все хорошо, - слегка кивнула женщина, продолжая подметать дворик. Остановившись на мгновение, она обратила внимание на кулачного типа секирей и поинтересовалась. - Могу ли я спросить, где Сахаши-сан и другие?
  На что Юме нервно хихикнула.
  - Ну... - начала было она.
  И в этот момент...
  - Мы вернули~ись! - раздался певучий голос Узуме от входной двери, привлекая внимание двух женщин.
  - Бра~атик вернулся! - на этот раз зазвенел колокольный звон-голос Кусано, прошедший сквозь весь особняк Идзумо - та уже бежала к парадным дверям.
  - Ох! - заулыбался Минато, завидев свою самую младшую подругу. - Эй, Ку-чан, ты хорошо себя вела?
  Маленькая блондинистая секирей с улыбкой кивнула, воодушевленно говоря:
  - Угу. Я была хорошей!
  - Отрадно слышать, - улыбнулся он, чмокнув ту в лобик и поднял ее над головой, после чего посадил маленькую секирей к себе на плечи.
  Именно в этот момент Карасуба приземлилась за Узуме и Йоми, обхватив тех руками за плечи и дразнящим голосом спросила двоих:
  - Так, так, и какого это в конечном счете стать женщинами?
  Узуме отвела взгляд в сторону - показался застенчивый румянец на ее лице, пока она терла шею под хитрым взглядом смертоносной.
  Йоми попросту надула губы в ответ, глядя в противоположную сторону и скрестив руки на груди, и при этом помня о присутствии самой младшей секирей поблизости.
  - Это было чудесно, - вздохнула Хикари с легкой улыбкой.
  - Это было потрясающе, - издала легкий нейтральный стон Хибики.
  - Было... жарко, - заявила Акицу.
  - Я думаю, нам следует повторить это в другой раз, - конспиративно захихикала в ладошку Мацу.
  - Не возражаете, если я к этому времени присоединяюсь к вам? - ухмыльнулась Карасуба.
  - Ну, если будешь себя хорошо вести... То может быть, - в свою очередь поддразнил ее Минато, что заставило женщину, владеющую нодачи, опасно, странно и столь же мило надуться.
  - Ар-р, Минато-кунчик, - с крыши по-кошачьи высунула голову Казехана, встретившись глазами со своим возлюбленным, при этом в руке она держала маленькое блюдце для саке - рядом с ней чудесным образом уже стояла бутылка этого алкогольного напитка. - Добро пожаловать домой, - заулыбалась она немного пьяненькой улыбкой и подняла чарочку в приветствии, прежде чем осушить ее одним глотком. - Фуа~х! На вкус ничего так, - и она стала посмеиваться с красным оттенком на щеках. Ее глаза с любовью не отрываясь смотрели на Ашикаби, как будто ощупывая его фигуру целиком. Если быть чуть серьезней, то она могла сказать, что связь между ним и другими секирей стала сильнее. Это заставило ее почувствовать себя гордой и счастливой от того, что она одной из первых отреагировала на него. Она также могла заметить любящий взгляд в глазах ее младших сестер, когда в их поле зрения попадала фигура Минато - они, как и она, знали, что к ним будут относиться хорошо и с любовью.
  - Минато-са~ан, - поприветствовала Юме, прыгнув в объятия ашикаби; она сразу же ощутила теплоту и возросшую силу его ауры, когда прижалась к нему.
  - Э-эй, Юме-чан, - словестно встретил он восьмую секирей и клюнул ту в лобик. Подняв голову он с улыбкой подумал, как это всего выглядело с Кусано на плечах. Далее он поинтересовался. - А где Курузе и Цукиеми?
  - Ой! - хлопнула в ладоши Юме и сообщила. - Они пошли в магазин за продуктами для сегодняшнего ужина.
  - А-а, - понимаю закивал молодой человек.
  - Ара, добрый день, Минато-сан, - наконец поздоровалась с ним владелица дома с небольшим поклоном.
  - Здравствуйте, Мия-сан, - почти-студент отзеркалил ей таким же поклоном, тщательно стараясь не уронить свою самую младшую напарницу. - Как ваши дела?
  - У меня все в порядке, спасибо, - слегка улыбнувшись, ответила женщина с волосами цвета лаванды.
  - Ладно, я собираюсь принять душ, чтобы немного освежиться, - пощекотав маленькую блонди и поцеловав в щеку своего возлюбленного, объявила Йоми и направилась в особняк, в конце добавив. - Увидимся позже, малыш.
  Остальные девушки также поцеловали ашикаби - кто-куда и также пощекотали непрестанно хихикавшую Кусано, прежде чем тоже пойти в душ, оставляя на переднем крыльце Минато наедине с Юме, Карасубой, Кусано и Мией.
  - Минато-сан в самом деле пользуется спросом у дам, - смеющимся голосом произнесла Мия, прикрывая рот левой рукой.
  - Ох, учитывая кто они есть, это может вызвать беспокойство, - произнес он в ответ.
  - Что вы имеете в виду? - поинтересовалась домовладелица.
  - Мия-сан, я знаю, что вы имеете представление о Плане Секирей, - как бы исповедовался он под слегка прищуренными глазами, направленными на него. - И прежде чем вы бы обвинили других, я пришел к своим собственным выводам еще пару месяцев назад.
  Хмурое лицо Мии немного просветлело.
  - Я вижу, - вздохнула он и ее властный доминирующий голос слегка изменился. - Как много вы выяснили?
  - Ку-чан, ты можешь пойти и составить другим девушкам компанию? - доброжелательно спросил Минато у младшенькой секирей.
  - Хорошо, братик! - улыбнулась она, прежде чем была опущена на землю, после чего побежала в особняк.
  Казехана тем временем приземлилась рядом со своим возлюбленным и взглянула на домовладелицу.
  - Ну, ранее, когда-то в прошлом вы работали на MBI, - высказал предположение почти-студент, слегка кивая взрослой женщине. 'Может быть даже в отряде регуляторов/наказующих', - вместе с тем подумал он.
  - Можно и так сказать, да, - согласилась она.
  Минато кивнул.
  - Есть ли возможность, что вы сможете защитить их, если они когда-нибудь столкнутся с другими группами ашикаби или секирей, которые захотят причинить... понимаете о чем я? - спросил он, не желая заканчивать вопрос.
  - Я сделаю все от меня зависящее, - снова кивнула она.
  - Спасибо вам, Мия-сан, - и он слегка поклонился. - А теперь извините, у меня есть несколько вопросов, о которых нужно подумать и которые требуют время, - договорив, он отправился в особняк.
  - Почему ты не рассказала ему все? - задала вопрос Казехана, как только была абсолютно уверена, что ее возлюбленный не мог услышать.
  - Если бы он действительно хотел узнать обо мне, то мог бы просто спросить, - ответила хозяйка, тоже направившись в особняк.
  - Ну, она в самом деле немного... того, стервозная, - пробормотала Карасуба.
  - Карасуба! - сделала Юме выговор своей сестре-жене.
  - Просто говорю, что вижу, - заметила владелица нодачи, пожимая плечами. Затем она подняла свой вложенный в ножны клинок, чтобы заблокировать легкую атаку Секирей Кулака.
  - На заднем дворе, через десять минут, - осклабилась Юме.
  Ухмылка Карасубы словно поделила ее лицо пополам - очевидно в ожидании тренировочного сражения.
  Наконец у нее появилась возможность разбить ничью.
  
  ***
  
  Какая-то женщина шла по улицам Шинто Тейто. В настоящее время она игнорировала похотливые взгляды нескольких мужчин и свирепо-завистливые - женщин старшего возраста. Ее наряд состоял из довольно раскованной верхней части бикини-топа, что оставляло открытым большую часть ее бюста размера четвертого, если не больше. Низ - черные брюки, которые шли от талии, почему-то не скрывая черные кружевные полосы трусиков; еще ниже находились сапожки с низким каблуком. Ее глаза, окрашенные в угольный цвет, были сужены, и, кажется, в них виднелся скучающий взгляд, который дополняла глянцево-черная губная помада на губах. Также у нее имелись столь же черные короткие волосы до шеи с двумя прядями, что спускались до груди. Единственное, что ее отличало от обычной топ-красавицы, так это висящие сбоку в кожаных чехлах клинкообразные перчатки, лезвия которых были не менее семи дюймов длиной.
  За ней по-прежнему следовали трое мужчин, у которых на лицах играли развратные улыбки.
  Женщина попросту игнорировала их взгляды.
  'У этих людей абсолютно нет самообладания...' - подумала она, разочарованно покачав головой. А затем свернула в темный переулок - подальше от свидетелей. Дойдя до тупика, она погладила стену и, элегантно вложив руки в карманы, повернулась к трем мужчинам.
  - Так, и что вам нужно троим? - спросила она скучающим тоном.
  - Ну, мы не могли пройти мимо и не поинтересоваться, куда это направляется такая одинокая девушка в столь поздний час, - заговорил первый мужчина, стараясь казаться лучше, чем он есть на самом деле и пряча подозрительный оскал - на что двое других усмехнулись.
  - Да, - поддержал его второй. - Такая прекрасная леди, как вы, не должна быть одна.
  - Ой ли? - вопросительно подняла она одну из тонких бровей, и, вытащив правую руку из кармана, изысканно расположила ее на пояснице. После чего чуть наклонила тело в сторону - это умышленно заставило ее бюст подпрыгнуть. - И что же вы собираетесь делать теперь? - задала она следующий вопрос.
  Третий мужчина посмотрел на нее сверху вниз, его маслянистые глаза задержались сначала на ее груди, потом на находящимся в тонусе животике, а затем и на изгибах брюк.
  - О, ты знаешь... - он улыбнулся. - Мы хотели составить тебе компанию, и... возможно, хорошо провести время.
  После этого женщина нахмурилась и, скрестив руки на груди, выпрямилась прямо на свои метр девяносто с половиной.
  - Извините, но никто из вас не справится со мной, - и она взмахнула пальцами, указав на них. - А теперь кыш, я не хочу, чтобы вы трое чувствовали себя постыдно после того, как я закончу с вашей троицей.
  - В самом деле? - расхохотался второй крепко выглядящий мужчина с поломанными ушами и заметил. - Нас трое, а ты всего одна...
  - Меня это устраивает, - она облизнула губы, чуть поддавшись вперед и просунув руки в диковинные опасно выглядящие перчатки. - Подходите и сразитесь со мной, если считаете, что вам хватит силенок, - после этого она ухмыльнулась, подняв перед собой руки с когтистыми перчатками - лезвия во всю заблестели от света фонарей.
  - Ой, ой. Чуваки поосторожней, у нее какие-то острые приблуды, - предупредил третий.
  - Да пофиг. Двое из нас просто крепко схватят ее, а один сможет повеселиться, - с безумием в глазах усмехнулся первый. - И так по очереди.
  Он сделал шаг на освещенное фонарями пространство со своим внушительным за два метра ростом. На нем была красная майка и синие джинсы с тканными разрывами и отверстиями в районе колен. Его уверенная походка несла его к теперь уже не кажущейся такой высокой женщине.
  - Послушай, цыпочка, - начал он, остановившись буквально в двух шагах от нее. - Просто отложи свои маленькие ножи, и мы спокойно, мирно отправимся в ближайший отель, хорошо? - и он напряг свою выделяющуюся мускулатуру - особенно в районе шеи и предплечий - они поддались венозностью. Мужчина пытался припугнуть одетую в черное женщину своим телосложением. Далее он по-свойски расположил свою большую руку ей на плече, перенеся часть веса тела и придавливая женщину массой.
  В этот момент женщина начала действовать, легко освободившись от посторонней лапищи, и ударила мужчину прямо в левую щеку - звук чего-то разбившегося раздался в переулке, прежде чем амбалоподобное тело пролетело несколько метров и приземлилось на землю с громким глухим звуком.
  - Как насчет того, чтобы не трогать меня и пожить одним днем дольше, а, - предложила она лежащему на земле в прострации мужчине.
  - Какого черта?! - взвизгнул второй мужчина с поломанными ушами, глядя на своего большого неподвижного друга. - Как ты, бл, это сделала?!
  - Очевидно, я сломала ему челюсть, - беззаботно заявила женщина в бикини, вместе с тем отряхивая перчатки, видя, как те стали немного грязными. - Вот сейчас они уже по чище, хотя... - пробормотала она себе под нос.
  - Ах ты сука! - выкрикнул третий, остервенело бросившись к женщине, он в замахе уже отвел кулак чуть назад, готовый ударить.
  Черноволосая женщина легко уклонилась от этой атаки, сделав маленький шажок в сторону, и вошла в ближнюю дистанцию, ударив левым коленом мужчине в живот, и тем самым заставив его тело согнуться от боли. Затем она потянулась к тыльной части его шеи и слегка проткнула ее своими когтистыми лезвиях, на которых отразился свет его плоти достаточно хорошо, после чего она хлопнула мужчину лицом об стену.
  Тот заскулил от боли, скользнув вниз по стене - его тело упало и вскоре замерло в неуклюжем и жалком положении.
  Женщина смахнула пылинки со своих рук и глянула на последнего пока еще стоящего мужчину, который 'второй'. После чего заточила друг от друга до искр металлические коготки со словами. - Ну? - и на мгновение задумалась. - Ты собираешься сражаться со мной или убежишь? - и показала оскал на лице, сжав и разжав до хруста кулаки, и призналась. - Что бы ты не выбрал, меня, в принципе, не колышет.
  Сглотнув, тот под воздействием голоса разума развернулся и дал деру, крича о страшных женщинах с когтями.
  - Как жалок, - выплюнула она в его сторону, немного издеваясь, и сложила руки под бюстом. Постукивая ножкой в течении нескольких секунд, она не выдержала и вздохнула со словами:
  - Ну и когда ты уберешься отсюда? Не подумай, мне совсем не интересно, но как долго ты планируешь прятаться в тени, - заговорила она будто с воздухом. (п/п: http://sekirei.wikia.com/wiki/Hatae)
  - А мне вот интересно, каким это способом ты меня все время находишь, Хатае, - посмеиваясь, вышла какая-то девушка из тени, одетая в черный плащ, который удачно скрывал фигуру, капюшон на ее лице едва оставлял видным рот да загорелый подбородок.
  - Это называется восприятием, - ответила женщина, теперь известная под именем Хатае. - И что же тебя сюда привело? - задала она вопрос девушке в черном плаще.
  - Прошел слушок, что Хига ищет ашикаби, что окрылил Цукиеми, - ответила та, наблюдая за тем, как слегка раскрылись глаза обладательницы рукавиц с когтями.
  - Ты издеваешься надо мной что ли? - недоверчиво спросила она и, получив отрицательное покачивание головой, усмехнулась. - Подумать только, Повелительница Воды, Цукиеми, окрылилась... И кому же так не повезло?
  Девушка нахмурилась под капюшоном, ответив:
  - Его зовут Минато... Но мне не известная его фамилия.
  - Минато, да, - повторила Хатае, постукивая пальчиками по подбородку. - Думаю, нужно к нему приглядеться, - и она пожала плечами. - Я ведь все еще не нашла своего Ашикаби, - после чего она глянула на закутанную персону.
  На что девушка в капюшоне кивнула.
  - Кажется, что Хига был очень заинтересована в том, чтобы запереть Цукиеми в своей клетке... - далее она чуть ли не зарычала. - Скольких сестер он насильственно окрылил - одному Творцу известно! - после этого она выдохнула, успокаиваясь. - Но из-за того, что у него имеется много секирей, он также шантажировал и подкупил нескольких других Ашикаби, держа тех на поводке. Ходят слухи, что это именно он известен, как Ашикаби Востока. Наряду с Микогами, ашикаби Юга, он уже смог оттяпать себе жирный кусок нашего пирога. Поступил приказ убить Минато, если тот откажется от приглашения 'сотрудничать' вместе с ним, - выделила она слово 'сотрудничать'.
  - Поня-ятно... - Хатае нахмурилась, так как всей душой ненавидела тех, кто силой заставляет ее сестер-секирей стать 'суженными'. - И что из себя представляет этот человек - Минато? - задала она вопрос - ее интерес можно было увидеть не только в том, каким тоном она спросила, но и в ее глазах.
  - Из того, что я собрала... Он живет в Северном Округе Шинто Тейто, в особняке, известным под названием Идзумо Инн, - после этого она скрестила руки под плащом, продолжив. - Стоит еще отметить то, что у него под крылом уже около одиннадцати секирей, а также двенадцатая - сломанная номер семь, Акицу. Об остальных я пока что не смогла получить какой-то конкретной информации, - в конце она вздохнула.
  - Ничего себе... - слегка удивившись произнесла Хатае, после чего прицепила свои когтистые рукавицы на пояс. - Спасибо за информацию, Яхан, - и она, прощаясь, махнула рукой, после чего повернулась и стала уходить. - Надеюсь встретимся с тобой снова, - добавила она, прежде чем завернуть за угол.
  - Хм... - задумалась девушка в плаще и прошептала. - Я совсем забыла упомянуть, что у него также имеется очень сильная аура... - и ее щеки немного покраснели. Она вспомнила, как ей было очень трудно остановить себя от окрыления этим молодым человеком после того, как он окрылил девятую(Цукиеми). 'Может быть и мое время скоро придет...' - на секунду погрузилась она в свои мысли, прежде чем отступить в темноту и исчезнуть из виду.
  Еще одна хорошо скрывающаяся секирей являлась той, кто подслушал разговор этих двоих.
  - Минато, да? - произнесла Сахан, взглянув на часы и видя, что уже около шести вечера. После чего продолжила себе под нос. - Живет в Идзуме Инн, что расположен в Северном районе... - далее она вздохнула. - Надеюсь, ты простишь меня, любовь моя, - взмолилась она, вытащив маленький медальон с миниатюрным изображением себя и Чихо на нем - обе счастливо улыбались друг другу в объятиях. 'Хига...' - мысленно прорычала она. 'Если бы ты не держал Чихо-чан в качестве разменного козыря-заложника, я бы убила тебя сама, - и она покачала головой, убрав медальон обратно в карман плотного кожаного костюма. Затем она посильней закуталась в робу и накинула капюшон на голову, скрывая все, кроме рта. А после - высокими и длинными прыжками двинулась к месту назначения и цели.
  В Идзумо Инн.
  К Сахаши Минато.
  
  ***
  
  - Ты уверена, что этого достаточно, Цукиеми-сан? - спросила Курузе у своей сестры из прайда.
  - Что ли сомневаешься ты во мне, копьепризыватель? - подняла бровь Цукиеми.
  Две девушки в настоящее время шли домой, неся очень большие сумки с продуктами.
  Курузе на секунду задумалась и кивнула, допуская:
  - Думаю, может и сработать.
  Водяная Секирей с издевкой сказала:
  - Держи судьбу в руках своих, сестра, - договорив, блонди поудобнее перехватилась и зафиксировала большую сумку на плече. - Этот пир предназначается для мужа моего. И ты также должна быть благодарна, принимая участие в этом.
  У Курузе пот катился градом, а ее левая бровка обессиленно дернулась.
  - Знаешь, если говорить о том, кто стал бы его главной женой, то это явно будет Казехана, Карасуба, либо же Юме, поскольку они его первые секирей.
  - Вздор! - пришлая повелевающая водой секирей отмахнулась от подобного комментария своей сестры. - Поскольку я была тем, кто утверждал первой, что являюсь женой Минато, тогда и по воле Творца нашего я и являюсь его законной женой, в то время как ты и все остальные - лишь наложницы.
  - Я бы предпочла, чтобы ты выбросила эту чушь из своей головы, Цукиеми, - посоветовала фантомная секирей, сузив глаза. - Минато - наш общий муж, нравится тебе это или нет. И будет любить всех нас, заключив в будущие узы.
  - Есть доля истины в словах твоих, - нахмурилась Цукиеми; они уже приближаясь к Идзумо Инн. - Поговорим об этом позже, - заключила она, но внезапно остановилась, увидев фигуру того, кто направлялся к ним.
  Молодой человек, на вид где-то двадцати лет отроду - у него были серебристые волосы до шеи и с несколькими прядями свисающими на лоб. Одет - в белую рубашку на распашку и черные штаны с темной обувью. Глаза у него был светло-карие. В левой руке он нес вещевую сумку. Парень остановился, увидев двух девушек, что явно направлялись в Идзумо Инн. Они также остановились, когда его заметили.
  - Гм... привет? - он осторожно помахал им рукой, мысленно надеясь, что эти две девушки не превратят его в кашу. Вместе с тем он подумал: 'Смерть от еды... Довольно неловкий путь в мир иной'.
  Цукиеми мгновенно насторожилась, что-то в этом человеке показалось ей знакомым.
  - Ты кажешься мне знакомым, я откуда-то знаю тебя? - стала она его допрашивать.
  - Я просто один из тех лиц, что всем кажется знакомым, понимаете? - усмехнулся парень.
  Курузе тоже подозрительно прищурилась.
  - Ясно... Так что привело вас сюда?
  - Так... Я живу здесь, - ответил это молодой человек. - Я просто был в командировке в течение последних нескольких месяцев, - и он почесал голову, признавшись. - И вернулся, потому как приболел.
  Мия, что в этот момент прогуливалась по заднему двору, заметила двух секирей и одного молодого человека. И торопливо к ним направилась.
  - Ах, Кагари-сан, - поздоровалась она. - Вижу, вы наконец вернулись со своей поездки, - и улыбнулась.
  - Эхехе... Как видите, - вздохнул молодой человек.
  Домовладелица чуть повернулась, обращаясь к двум девушкам:
  - Вы можете занести продукты внутрь... Я скоро к вам присоединюсь, - те молча кивнули, собираясь последовать рекомендациям хозяйки.
  Кагари отметил прицельные взгляды в конце, которыми наградили его эти две секирей, прежде чем войти в особняк. На что он вздохнул, почесав волосы на макушке.
  - Как идут поиски? - спросила Мия, шагнув в направлении особняка.
  - Ну... в процессе, - неловко ответил он.
  Женщина с фиалковыми волосами некоторое время изучала его, а за тем кивнула со словами:
  - Ужин будет готов через час. Пожалуй, можешь пока принять душ и привести себя в порядок, - после этого она развернулась и ушла.
  Кагари, что на секунду застыл, наконец шевельнулся, вздрогнув и почувствовав тепло, проходящее сквозь все его тело.
  'Как, черт возьми, у него может быть такая сильная аура?!' - мысленно прокричал он в своей голове, одновременно с этим борясь с румянцем на лице. Он нервно дернул головой из стороны в сторону:
  - Нет! Это невозможно!
  (п/п: блё, надеюсь это не то, о чем я думаю, и до такого здесь не дойдет... Фуфуфу:)
  
  ***
  
  Хатае пешком направлялась в особняк Идзумо, где проживал молодой ашикаби. Она задавалась вопросом, встретит ли она его. 'Интересно, как он?' - думала она, заворачивая за угол открытого двора, и неожиданно с кем-то столкнулась.
  Ну, если быть точнее, этот кто-то врезался в нее и упал. Она посмотрела вниз и увидела юношу, что, прежде чем подняться с земли, потер ушибленное лицо. Хатае прикипела взглядом к молодому человеку перед собой. У него были черные волосы с прожилками и ростом был по линию чуть выше ее грудей. Одет - в желтую рубашку с укороченными рукавами и синие штаны. Она также могла заметить, что тот был хорошо физически сложен и развит - последнее можно было увидеть и потому, как он без особого напряжения встал.
  - Простите за это, - извинился он, приводя в порядок чуть помявшуюся рубашку и осматривая себя. Затем он наконец перевел взгляд и, сфокусировав его на высокой женщине, добавил с беспокойством. - Вы не ушиблись?
  Глаза Хатае попали под замок его серо-штормовых, и она почувствовала, как ее сердце ускорило свое биение. 'Как такое может быть!' - думала она. 'По воле Создателя - у меня есть реакция на него...' - и тут она оглядела молодого человека с ног до головы. 'А он не так уж и плох', - не могла не признать Хатае, в то время как ее щеки почувствовали жар, а сердце почти выпрыгивало из груди. 'Он тот самый...' - медленно подняв руки, она элегантно обхватила щеки молодого человека, ее угольно-черненькие глазки все еще были в его плену, а дыхание стало прерывистым.
  Минато действительно восхитился необычной красотой этой более высокой женщины, несмотря даже на то, как она была одета; по правде сказать, он считал, что ее одежда очень шла ей. Он все еще ждал ответа до того момента, пока не увидел как та подняла руки и обхватила его щеки.
  - Секундочку... - подумал от вслух, перечисляя. - Смущенное лицо, рваное дыхание и ласковый взгляд в глазах... - и он заключил. - Да ты реагируешь на меня.
  - Ты прав, - заулыбалась Хатае, прильнув вперед - чуть наклонившись - у их губ стало слишком мало место даже для воздуха. - Наконец-то я нашла тебя, мой дорогой Ашикаби, - прошептала она, отдавая ему свой первый поцелуй.
  (п/п: эк, как у них все просто)
  Минато, уже привычный к такому, закрыл глаза, в то время как темно-серые крылья со светлыми клинообразной формы перьями вырвались из спины женщины и засияли вокруг пары.
  Хатае, также закрывшая глаза, спустя некоторое время открыла их - ее тело охватило блаженство от ощущения тепла своего Ашикаби, которое будто прорвалось в ее плоть и текло по ее венам. Она широко улыбнулась теперь уже известному спутнику жизни:
  - С моими клинками на руках позволь мне зарезать тех, кто осмелится нанести вред моему Ашикаби... Секирей ?20, Хатае.
  - Сахаши Минато, - улыбнулся молодой человек напротив и привычно перефразировал слова своей клятвы. - Я сделаю все возможное для помощи тебе в будущем.
  
  ***
  
  Минака сидел в своем кабинете, просматривая прогресс своего Плана Секирей. Тут он заметил, как в верхнем левом углу экрана замигал маленький световой индикатор, указывающий на то, что один из лучших ашикаби окрылил еще одну секирей. Нажав на уведомление, он поднял бровь.
  - Так, так, так, - и коварно усмехнулся. - Похоже, Минато-кун заполучил еще одну секирей...
  Заслышав стук в дверь своего офиса, он стал посмеиваться между словами:
  - Похоже, Таками-сан хочет накричать на меня, - внезапно он оживился и сосредоточился на своей натуре ребенка. - Входи, ненаглядная! - крикнул он, ликуя, и нажал кнопку, открывающую двери.
  Как только появилась щель в двойной двери, какая-то штукенция безудержно вращаясь вылетела из щели, словно нинзя-сюрикэн, брошенный солдатом-ветераном.
  А точнее - очень злой и раздраженной Сахаши Таками.
  Минака поднырнула под стол, в то время как - по виду какое-то используемое в качестве оружия офисное устройство просвистело над его головой и впечаталось, проткнув насквозь, в окно позади него. В указанное окно был вставлен материал, взятый в качестве трофея с инопланетного корабля, обнаруженного около двадцати лет назад.
  Вот что значит сила матери.
  - Чем, черт возьми, ты тут занимаешься?! - почти заорала она, затопав в офис; в этот момент большие двери закрылись позади нее.
  - Что ты имеешь в виду? - поинтересовался он с небольшой улыбкой, как ни в чем не бывало постукивая пальцами по столу.
  Мать в самом деле была воинственно настроена - настолько, что готовилась разбить тому лицо или найти способ насильственно выбросить мужчину в окно. Но вместо этого она вытащила планшет и показала ему содержимое.
  - Что за чертовщина: Беницубаса, Хайхане и Мусуби в качестве дисциплинарного отряда?!
  - О~у! Так вот в чем дело, - поднял он бровь. - Ну, мы должны осуществить кое-какие властные полномочия... со всеми окрыленными, и смело двигаться вперед... - и далее он пробормотал, немного понизив голос. - Мне также нужны глаза и уши в городе. Последнее, что меня интересует - это какой-то идиот, что пытается сбежать из столицы со своей секирей... - разъяснил он.
  - Со всеми крылатыми? - спросила она с рычанием.
  - О, небеса, нет, - усмехнулся он. - Я хочу посмотреть, на что способен наш сын... - тут ему пришлось уклониться от планшета, по касательной летящего в его голову. 'И эти трое угрожали удалить некоторые 'важные' части Натсоу-куна и меня', - и он мысленно вспотел от этой мысли, после чего спросил довольным тоном. - И это все, за чем ты пришла?
  Мать зарычала, пытаясь изо всех сил не совершить тяжкое убийство этого чокнутого.
  - Минато совсем недавно окрылил свою тринадцатую секирей... - в конце концов вздохнула она и с мольбой в голосе продолжила. - Минака, пожалуйста...
  - Он уже слишком глубоко во всем этом, Таками-сан, - усмехнулся беловолосый мужчина, поправляя очки. - Я не смогу его вывести, даже если бы ты навела пистолет мне на лицо.
  - Как насчет того, чтобы я направила его на твой член, - зловеще предложила она, потянувшись к одному из карманов ее плаща.
  - Это вовсе не обязательно! - посмешил он ответить, взмахнув левой рукой, а другой прикрывая свое хозяйство.
  - Я так и думала, - нахмурилась Таками, вытаскивая... пачку сигарет и, выщелкнув одну, схватила ее зубами. - Я предупреждаю тебя, Минака... - и стиснув зубы, она выудила зажигалку и подпалила канцерогенную палочку. После чего глубоко затянулась и выдохнула - дым в легких, хотя и слегка, но успокоил ее нервы. - Мой сын уже окрылил пятерых чрезвычайно опасных Секирей - Карасубу, Йоми, Цукиеми, Курузе, а теперь еще и Хатае...
  - А что насчет Юме и Казеханы? - задал вопрос Минака, начав что-то печатать на своем компьютере.
  - Эти двое могут держать себя в руках, - отмахнулась Таками. - Но даже я знаю, что они имеют свой предел, не планирующий убийство своего врага, если это гарантирует выживание их ашикаби, - указала она. - Тем не менее, тотальное уничтожение целого района не исключается.
  - Как насчет ?01? - спросил Минака, завершая программу, которую разрабатывал в течение нескольких месяцев.
  - Тебе лучше быть признательным за то, что она поклялась Такехито больше не поднимать меч... - после чего она мрачно добавила. - Это тупое обещание сохранило твою никчемную жизнь.
  - О, не волнуйся по поводу этого, Таками-сан, - заулыбался он, словно маленький ребенок в кондитерской. - В любом случае, у меня есть запасные планы, - тут его глаза стали холодными, и он спросил вызывающи. - Часть, по крайней мере... либо же большая порция 'этого' находится внутри дорогого мальчика, верно?
  Таками стиснула зубы, ее глаза затемнились из-за свисающих прядей волос.
  - Только посмей, - пригрозила она глухим нейтральным тоном, который пробирал до мурашек.
  - Конечно, только в крайнем случае, - заявил он, возвращая детскую искорку в свои глаза.
  Таками в этот момент прикончила свою сигарету и выдохнула большое серое облако дыма. Пальцем отшвырнув 'раковую палочку', она посмотрела на беловолосого мужчину.
  - На днях, Минака, ты получишь то, что заслужил.
  - К тому времени, моя дорогая, - успокаивающим голосом заговорил он, медленно поднимаясь с кресла - из-за своего чуть более высокого роста он возвысился на беловолосой матерью. - Я буду вне твоей досягаемости.
  - Только если ты не попадешься мне в зону действия снайперского прицела, - заключила она, после чего повернулась и ушла.
  Смотря на дверь, что закрылась за женщиной, с которой он был близок, Минака сел обратно и вытащил телефон, набирая номер. Через несколько секунд ему ответили.
  - Что... вам надо? - спросил сонный голос, явно не зная, кто ему звонит.
  - Привет, Сео.
  Это мгновенно разбудило человека на трубке.
  - Минака! - прошептал он резким тоном, теперь полностью проснувшись и пожалев, что ответил на этот звонок. - Какого черта тебе надо? - продолжил он шептать. - И откуда у тебя этот номер?
  - У меня есть свои пути, мой хороший друг, - ухмыльнулся Минака.
  - Друг, который убил моего брата только потому, что он был против П. С., - повысив голос, прорычал он.
  - Ну что ты, - снова ухмылка посетила лицо Минаки. - У тебя же еще есть две суррогатные дочери и настоящая на подходе, - напомнил он ему, что заставило человека на другом конце линии взбешенно прокричать.
  - Не впутывай их в это!
  - Но Сео, мальчик мой, - громко и подло захихикал Минака. - Они уже являются частью с самого начала, - и беловолосый мужчина обратил внимание. - Я хочу, чтобы ты достал Джинки, что Мацу украла у меня, прежде чем отправиться в АВОЛ. И я знаю, что ты знаешь, где она!
  -...
  - И, судя по твоей тишине, я могу предположить, что ты тоже знал, - вздохнул Минака. - Используй любые необходимые средства, - и прежде чем услышать любой тип реакции или отказа, быстро добавил, сразу же сбросив звонок. - Хорошо быть Мастером Игры, - после чего усмехнулся, закрутившись в кресле и остановившись только тогда, когда вид столицы за окном, которую он сам же и переименовал из-за единоличного владения более 78% ее запасов и материальных средств, - перестал размываться.
  - Итак, Минато-кун, как же ты поступишь? - и он радостно оскалился, скрестив пальцы перед лицом. Свет поблескивал, отражаясь от его очков.
  
  ***
  
  - Дерьмо, - выругался Сео, бросив телефон на свой ночной столик. Мужчина в данный момент был без рубашки и лежал на своей кровати, с левой стороны от него спала какая-то женщина. Он вздохнул, погладив ее пятимесячный беременный животик.
  'Я должен что-то сделать с этим', - подумал он про себя, глядя на свою жену. У нее были светло-серые волосы, завязанные в небольшой плетеный хвостик до шеи. На ней была одета светло-голубая ночная сорочка, хорошо подчеркивающая ее фигуру с немаленькой грудью.
  - Я хочу защитить тебя, Нако, - прошептал он. - Чего бы мне это не стоило...
  Он провел рукой по ее щеке и чуть далее - нежно погладил ее шрамик у подбородка . 'Что бы ты сделал... Аники?' (п/п: старший брат)
  
  ***
  
  Минато завздыхал, попивая чашку чая, которую ему предложила хозяйка. Левая бровка этой суровой женщины подергивалась, пока она сидела напротив молодого ашикаби.
  В то время как на его коленях вольготно расположилась Хатае. Эта грудастая черноволосая пришлая женщина прижималась к его левому плечу, как бы заслоняя собой его, чтобы тот не пролил на себя чай.
  В прайде ее хорошо приняли - являясь самой высокой из нынешних возлюбленных Минато, она горячо поблагодарила их. Она даже немного побадалась с Цукиеми - в шутку, конечно. А Карасуба даже предложила ей тренировку, которую та приняла с широкой улыбкой и кивком.
  Остальные секирей ушли, чтобы выполнить некоторые поручения, которые Мия 'попросила' их сделать, непреднамеренно дав молодому Сахаши и Хатае провести личное время вдвоем.
  Даже Мацу решила пойти, заявив, что время от времени ей нужно разминать ноги.
  Кусано же сейчас спала в комнате Мии. Минато отметил, что природная секирей в последнее время спала много - с тех самых пор, как Цукиеми присоединилась к его Прайду. Кусано в основном проводила свое время рядом с ним, Юме и Цукиеми. Либо же спала в их объятиях - к большому смущению старшей блондинки, которую из-за этого часто поддразнивала Карасуба, мол, готовит голых детишек для Минато.
  Но, конечно же, самой молодой секирей было очень комфортно находиться посреди ее старших сестер.
  - Не могли бы вы именно сесть рядом с ним, Хатае-сан? - попросила ее хозяйка, в то время как 'маска ханьи' материализовалась чуть в стороне, чьи фиолетовые миазмы, казалось, приобрели более темный фиолетовый цвет.
  Хатае чуть дрогнула, но все равно осталась сидеть на коленях ашикаби. И отвела взгляд со словами:
  - Нет... Я наконец нашла своего ашикаби, еще к тому же деля его с двенадцатью сестричками. Вы действительно думаете, что я собираюсь сократить время уютных объятий только потому, что вам не нравится какой-то КПК? - в конце спросила она, в то время как ее нос мило вдыхал запах своего ашикаби.
  - Хо... хозяйка, - Кагари, что сидел рядом, попытался успокоить Мию, примерно зная, почему она так себя вела. - Они просто сидят вместе. Ничего сексувуалированного в этом нет...
  Он воочию встретил молодого Сахаши и, как не прискорбно, ему было трудно контролировать свое тело. Он чувствовал, как его сердце отбивало свой быстрый ритм, а лицо находилось все время в пунцовом состоянии - ему приходилось все время объяснять, что он болен и его лихорадит. Заметив на своей рубашке небольшое пятнышко грязи, он слегка протер то место и слегка впал в ступор, почувствовав, что его грудь уже начала принимать подозрительные очертания... 'Не может быть...' - он мысленно чуть не задохнулся (п/п: О, боже, нет! - вместе с тем воскликнул переводчик вместе с читателями). 'Это невозможно!' - он быстро встал со словами:
  - Простите! - и поклонился троим. - Мне нужно позвонить подруге, поскольку у нас была запланирована встреча для срочного медосмотра.
  - Я мог бы проводить тебя туда, - предложил ничего не подозревающий Минато.
  - Все нормально! - ответил(о) Кагари слишком быстро. - Это не так далеко отсюда, - и он натянуто улыбнулся, прежде чем, извинившись еще раз, уйти.
  - У кой-кого будто шило в заднице, - хихикнула секирей клинковых перчаток. Маленький смех легонько сбежал с ее губ, когда она почувствовала, как рука ашикаби защекотала ее за бок.
  - Это совсем не смешно и не мило с твоей стороны, Хатае-чан, - отругал он ее, ткнув пальцами под ее левое ребро.
  - Простите! Извините! - стала повторять она 'извинения', напустив на личико повинное выражение, пока 'наказание' не подошло к концу.
  Фиалковолосая женщина мысленно вздохнула. Она задавалась вопросом, отчего же она так резко реагирует на этих двух. Однако где-то глубоко внутри она догадывалась почему. Она, снова и снова посматривая на пару, подсознательно размышляла о себе и своем умершем возлюбленном, а затем ставила себя на место черноволосой женщины, одетой в бикини-топ, сидящей на коленях молодого Сахаши. 'О чем я вообще думаю?!' - досадно прокричала она в своей голове, после чего спокойно встала, сложив руки на животе.
  - Если не возражаете, я пойду немного освежусь небольшим душем, - объявила она.
  Минато заприметил скорбный взгляд в ее глазах.
  - Вы в порядке, Мия-сан? - обеспокоенно спросил он.
  - Я в норме, Сахаши-сан, - ответила она с натянутой улыбкой и чуть прикрытыми глазами, не замечая, как Хатае хмурится чему-то своему. Затем она слегка поклонилась и направилась в ванную.
  Вслед за этим, 20-ая стала прибывать в уверенности в том, что их никто не подслушает - они впервые остались совсем одни с тех пор, как ушли остальные девочки, и теперь могли провести время наедине. Чуть помолчав, Хатае обратилась к своему ашикаби:
  - Она до сих пор все еще скорбит, понимаешь.
  Минато со вздохом кивнул.
  - Да, понимаю.
  И он погрузился в себя.
  
  ---Отступление в воспоминания---
  В настоящее время Минато помогал с домашними делами. И пока что все еще не нашел работу на неполный рабочий день. Он спрашивал себя, что он делал не так, подметая коридор на втором этаже. Во время своего дао-глубинного вздоха, он неожиданно вскрикнул, проскользив по полу и влетев лицом в стену. Далее послышались негромкие стенания, пока он, потирая нос, поднимался; осмотрев стену - он был рад, что та не повредилась или что-то подобное. Но затем нахмурился, все-таки увидев небольшое отверстие.
  - Че-ерт, - нейтрально выругался он, заглянув в маленькую дырочку. - Надеюсь, это было здесь до того, как я упал... - взмолился он и сунул палец в дырку, чтобы понять, насколько сильно повреждено. Внутри, пальцем он почувствовал странное утолщение и с любопытством тыкнул в него пальцем. После чего услышал слабый щелчок, наблюдая, как стена превратилась в нечто типа вращающейся двери, что скользнула чуть в сторону, приоткрыв внутренний интерьер какой-то комнаты. Глаза Минато, словно блюдца, широко распахнулась, когда он заглянул внутрь.
  Комната была очень маленькой, почти как местечко под святыню - слабо освещена маленькой декоративной лампой, что висела в верхней части длинного деревянного столба, который находился на противоположной от входа стене. На нем висели рукоятями вниз два меча, один из которых был длиной не менее семи футов. Клинок без ножен сверкал серебряным лезвием, похожим на луну в ночном небе. Второй же клинок, казалось, был обычной катаной длиной в четыре с половиной фута. Он находился в ножнах из чистого белого цвета с рукоятью кремового оттенка, а цуба (гарда) формой напоминала перо. Удивленный лезвием без ножен, руки Минато двинулись сами по себе, приближаясь к черной рукояти первого оружия.
  - Эта комната запретна, Сахаши-сан, - из транса его вывел женский голос позади.
  - Ш-шт... - ошеломленно вырвалось у почти-студента, пока он оборачивался. - М-мия... сан.
  Женщина уже собиралась сделать ему выговор, пока не увидела потрясенный взгляд в его глазах.
  - Сахаши-сан, пожалуйста, выйди, я сама уберу эту комнату, - произнесла она наставительным тоном.
  Молодой человек медленно кивнул, словно его тело было на автопилоте, и выпрямился.
  - Хорошо, Мия-сан, я тогда пойду немного отдохну, - изрек он, выходя из комнаты.
  Тогда он упустил из виду то, как женщина с печалью на лице смотрела на мечи, обращая больше всего внимания на длинный меч - и все это до того самого момента, как закрыть дверь и запечатать ее - та(дверь) снова слилась со стеной.
  ---Конец воспоминаний---
  
  
  Минато наконец выбрался из уголков своей памяти - в данный момент он машинально перебирала рукой волосы высокой женщины. 'Проблема в том, что... Мне бы не хотелось тревожить ее по поводу этих клинков', - мысленно вздохнул юноша, запрокинув голову назад на стенку дивана.
  Хатае слегка поменяла свое положение головы, когда почувствовала, что ашикаби совершил какое-то движение. Она вздохнула, выпрямившись на его коленях и оглянулась. Увидев, что в комнате в самом деле были только она и ее любимый, Хатае озорно сверкнула глазами, прежде чем оседлать молодого человека и убедившись, что ее округлая и сочненькая попка заняла свое коронное место. От ее внимательного взгляда не ушло то, как почти-студент издал тихий стон. В то же время Хатае потянулась рукой за спину, ослабляя узелки своего бикини-топа и тем самым позволяя ее грудям слегка подпрыгнуть при их освобождении.
  - Мина... то~о... - позвала она его мягким и соблазнительным тоном, приподнимая руками груди к его лицу и потирая пальчиками свои темные втянутые сосочки. - Мы тут одни, ты и я, - и она хихикнула, выпуская из рук свои мясистые курганы и обнимая Минато за шею, - довольная его реакций - он обнял ее за талию. Она прижимало его лицо к грудям, тая от ого, как он стал усыпать поцелуями ложбинку между ними. Сзади нащупав его левую руку, она расположила ее на своей попке, сразу став благодарной за то, что он верно интерпретировал ее телесное сообщение - нежно, но ощутимо сжав одну из ягодиц. Затем она сошла с него, услышав приятный для ее ушек вздох разочарования молодого человека. Усмехнувшись, она обернулась и наклонилась перед его лицом, слегка хлопнув по своей левой ягодице и сжав, прежде чем усесться на его колени. После чего начала медленно и чувственно тереться попкой об его паховую область.
  Минато далее предпочел быть более напористым и правой рукой ухватился ее левый холмик, сжимая мясистую и очень приятную на ощупь плоть и даже слегка атаковал ногтем ее сжавшийся сосочек. В то время как его левая рука ласкала ее плоский животик.
  Владеющая клинковыми перчатками секирей, вздрагивая от удовольствия, прикусила нижнюю губу, чувствуя эйфорическое чувство, протекающее в ее теле - особенно когда опытные пальчики возлюбленного попытались 'вытянуть' ее сосок. Она застонала, нащупав его левую руку и опустив ее к самому краю своих брюк - пуговица ослабела, и молния расстегнулась, рука, подобно ненасытному зверьку, скользнула под одежду и нижнее белье. Хатае откинула голову со стенаниями, почувствовав, что ашикаби скользнул двумя пальцами во влажное сосредоточие ее женственности.
  - Да-а... - она чуть ли не шипела от наслаждения, ее голова потянулась к ушку Минато и она выдохнула в него. Далее она зарылась рукой в волосы Минато и чуть расширила положение своих стройных спортивных ножек, чтобы дать больше доступа его умелым пальчикам. Она уже была неподалеку от высшей точки удовольствия.
  Затем, подобно неистовому наводнению - все силы покинули ее вместе со сладострастной жидкостью.
  - Ох, какой же ты ублюдок... - обессиленно выругалась покрасневшая секирей; ее защита пала в тот момент, когда она сама не ожидала. Приподнявшись со сладким стоном, она стала обратно надевать свой бикини-топ - ее настроение немного ухудшилось - то ли из-за того, что не удержалась и выпустила много, то ли еще из-за чего.
  - Мои трусики и брюки чувствуют себя некомфортно из-за неимоверной влажности, как будто бы я обсикалась... - вместе с тем пожаловалась она.
  На что Минато хохотнул, приобняв высокую женщину чуть выше пупка, левой же рукой он не касался ее.
  Неожиданно раздался непонятный грохот в особняке - Минато ощутил, будто кто-то вблизи долбанул по его башке.
  Звук исходил изнутри комнаты, где он и девочки обычно спали.
  На улице уже было достаточно темно.
  Любовнички посмотрели друг на друга и без единого слова бросились наверх по лестнице. Минато воспользовался фонариком своего телефона, в то время как Хатае и так ясно могла ориентироваться и видеть в темноте.
  
  ***
  
  Цукиеми ругалась про себя, потому как сильно ударилась большим пальцем ноги, выходя из душа, и вместе с тем - надевала белые трусики. Она уже собиралась взять свое столь же белое платьице, как неожиданно к ней пришло потемнение в глазах, и она едва успела проклясть Создателя, который позволил карме поймать ее в этот момент.
  - Боюсь, что это только начало наказания моего, - пробормотала она, шагнув вперед и не заметив маленькую бутылку, что стояла на полу.
  Как уже понятно, Цукиеми наступила на нее и поскользнувшись упала на пол. Застонав от легкой боли, она, чуть поднявшись, села и потерла затылок, на который пришелся основной удар. Хорошо еще, что любая секирей физически намного сильнее во всех смыслах человека, а то так и шею свернуть можно... Сразу после этого Цукиеми услышала две пары стремительных шагов. Дверь резко распахнулась, и она смогла разглядеть ее мужа вместе с последней сестрой из прайда.
  
  
  ***
  
  Минато открыл дверь - его фонарик заметался по комнате, пока он не увидел Цукиеми, сидящую на полу. Трусики были на ней, в то время как белое платье было чуть ниже ее груди. Почти-студент не мог не бросить взгляд на бледные объемные груди самопровозглашенной Повелительницы Воды. Ее сосочки были втянуты почти как у Хатае, с тем лишь отличием, что были с бледно-розового цвета ареолой, имеющей персиковый оттенок. Его удивленное состояние во всех смыслах мигом смыло, когда его водяная возлюбленная выпустила девичий крик, одновременно с этим бросая в его лицо маленькую сферу жидкого элемента.
  - Муж! - через несколько мгновений снова вскрикнула она, поняв, что только что сделала. Она бросилась к его сбитой на пол фигуре, пока Хатае глазами исследовала комнату. Цукиеми распласталась около своего возлюбленного. - Хорошо ли все с тобой? Прости меня, - умоляла она.
  Минато качнул головой, разбрызгивая необычайно-тяжелую воду во все стороны. - Все нормально, - заверил он, вставая с помощью блондинки с обнаженной грудью. - Сама-то в порядке? - спросил он обеспокоенным голосом.
  Его возлюбленные имели иноземные нечеловеческие силы, но это не мешало ему беспокоиться об их здоровье.
  - Я... хорошо все со мной, - ответила та с легким румянцем на лице. Ей очень пришлось по душе то, что Ашикаби выразил свое беспокойство о ней, несмотря на ее прошлые опасения.
  Что-то зацепило взгляд Хатае где-то в углу ее зрения, после чего она чуть повернулась и посмотрела вниз по коридору. Сузив глаза, она потянулась к своим ножевым перчаткам.
  - Здесь кто-то есть, - предупредила она. - И я думаю, что этот человек является причиной того, отчего в особняке стало так темно.
  Цукиеми натянула свое платье, наконец прикрыв грудь, и шагнула, становясь рядом с черноволосой секирей.
  - Тцк, на правду похоже, - согласилась она и стала манипулировать молекулами воды в воздухе, чтобы ощутить местонахождение незваного гостя. - Нарушитель пока что скрыт от наших глаз...
  
  ***
  
  Сахан отдалилась на расстояние около квартала от своей цели. Проверила свои часы - около 22:53. Оглянувшись в сторону Идзумо, она смогла разглядеть, как фиолетововолосая женщина встала и покинула особняк по своим делам. Настало время сделать то, что она должна. Кивнув своим мыслям, она натянула капюшон на голову, после чего отскочила чуть назад от направления своего движения - в темный угол, в процессе исчезая из виду.
  Вскоре она прибыла к аллее, что находилась на расстоянии около двух домов от особняка Идзумо. Подняв глаза к небу, она заметила, что сегодня вечером ожидается полнолуние. Она позволила посетить печальному выражению на ее скрытом лице. Она вспомнила, как встретила свою Ашикаби под световым озарением полной луны. Качая головой в такт воспоминаниям, она запрыгнула на один из домов и направилась к Идзумо Инн. Остановившись неподалеку и убедившись, что ее никто не видел, она, поковырявшись немного, открыла распределительный электро-щиток и всмотрелась в различные переключатели. Пожав плечами, она просто выключила все, сразу же заметив, как все целевое здание потемнело. Глубоко вздохнув, она подошла к одной из самых больших теней и исчезла внутри.
  
  ***
  
  Яхан наблюдала за тем, как сестра-секирей делала свою работу, хмурясь тому, что догнала ее так поздно. Она задавалась вопросом, удалось ли Хатае выяснить, является ли Минато ее Ашикаби.
  - Что ж... - вздохнула она и тень рядом с ней задрожала - и тело девушки погрузилось в темную бездну, словно в зыбучий песок. - Скоро мы узнаем... - послышалось будто из ниоткуда.
  
  ***
  
  Секирей девушки под именем Чихо сделала шаг, выйдя из темного угла на кухне, и лишь зацепилась взглядом за гостиную, в которой двое людей, что до этого прибывали в очень интимной обстановке, помчались наверх по лестнице на второй этаж.
  - Пришло время начать, - пробормотала она про себя, смешиваясь с тенями.
  
  ***
  
  - Глаза мои не видят ничего, кроме темноты, - надувшись, высказалась Цукиеми, пока оглядывалась, в то время как вокруг нее самой, Минато и Хатае, летали, вращаясь, мерные водяные сгустки и сферы.
  - Ну, я пока что все прекрасно вижу, - заявила Хатае, вглядываясь в коридор, и тут заметила небольшое перемещение в одной из теней. - А ну выходи! Или в ином случае я покромсаю твое тело, словно коровий бифштекс, - пригрозила она, сузив глаза и разминая пальцы.
  Цукиеми в то же время взмахнула руками, собирая воду перед их трио и формируя десятки водяных копьев.
  - Водяные копья Гатлинга! Себя покажите, утопив врагов пучиной моря! - холодно произнесла она, наконец потихоньку приспосабливаясь к темноте.
  - Ну, я просто проходила мимо, но так или иначе мне нужно было доставить сообщение, - усмехнулась Сахан, позволяя трио увидеть ее. Она улыбалась под капюшоном, глядя на них. - Приветствую обитателей особняка Идзумо, - симулировала она благородное приветствие, но в ее тоне можно было разглядеть невооруженным взглядом насмешки.
  - И какого черта тебе надо? - прорычала Хатае, увидев персону, что потревожила их с ашикаби действо. Она крепко зафиксировала свои перчатки-лезвия - металл клинков будто отозвался жажде крови владельца.
  - Ню, мое имя не важно, - объявила скрывающаяся под робой секирей, чуть склонив голову в сторону молодого ашикаби. - Я лишь пришла, чтобы донести сообщение.
  - И что в нем? - спросил Минато, видя, что она обращалась по большей части к нему.
  'Довольно оригинальный человек', - мысленно прокомментировала она его осанку и поведение - тот, казалось, был спокоен, как лев, и готов ко всему.
  - Мое сообщение от Хига-самы, - ей едва удалось сдержать презрение в своем голосе, когда она добавила суффикс 'сама'.
  Это имя звучало знакомо молодому Сахаши.
  - Хига ... Не тот ли Изуми Хига из Хиямакай Кигяй?
  - Вижу, вы проинформированы о нем, - произнесла скрытая под робой секирей.
  - У меня есть секирей, которая может взломать любое электронное устройства, - как бы вскользь похвастался Минато. - Так что это за сообщение? - на это раз его вопрос звучал как требование.
  Сахан вздрогнула от тона его голоса. Это звучало плавно, прохладно, низко и очень властно. Она про себя отметила, что двое других секирей были готовы атаковать по первой же команде своего избранника.
  - Простое приглашение. Он хочет, чтобы вы присоединились к нему, - пояснила она.
  - Да ну нафиг, - ответил юноша почти мгновенно, и на его лице появились гневные морщинки. - Я точно не стану присоединяться к кому-либо, подобно ему... Ведь он использует подчиненных и своих секирей в качестве пешек, после чего выкидывает. Занимается шантажом всех видов, чтобы люди работали на него... - спустя короткую паузу он добавил. - Итак, скажи своему ашикаби, что я отказываюсь присоединиться к нему. Еще можешь передать этому выродку, что его дни сочтены, - на этом он закончил.
  - Он не мой ашикаби, - сказала скрытая секирей. - Но раз вы отказались... - и она незаметно для водяной секирей и ашикаби вытащила свой кинжал. - Тогда у меня нет выбора, кроме как прикончить вас, - холодно припечатала она, успокаивая свое сердцебиение для того действия, которое она собиралась совершить, можно сказать, не по своей воле. 'Надеюсь, ты сможешь простить меня за мои грехи, любимая', - промелькнули у нее мысли в голове с оттенками мольбы; она уже собиралась прыгнуть в сторону трио.
  Но прежде чем она успела сделать даже шаг, Хатае уже была прямо перед ней с отведенным кулаком, который послал тело секирей в окно в конце коридора. Цукиеми молниеносно двинулась за ней, отправляя вдогонку водяные копья, которые почти коснулись волос дружественной секирей в бикини-топе.
  Секирей, скрывающей лицо под капюшоном, прежде чем она приземлилась на травянистую землю, удалось избежать жидких копьев - поднырнув под первыми двумя и сместившись в сторону одновременно с перенаправлением траектории движения третьего. Уйдя от него, она повернулась, выпрямившись, и взмахом кинжала прицельно срубила одно из копьев, направленных в сторону ее груди. Затем она сделала шаг вправо, поворачиваясь, чтобы едва-едва избежать лезвий Хатае, которые были нацелены ей в голову - при этом ей пришлось пожертвовать маленьким клочком капюшона.
  После этого Хатае сделала прямой удар ногой вперед(фронт-кик) в живот Ассасина и добилась успеха, попав куда целилась. Поглощенная битвой высокая секирей ухмыльнулась, чувствуя, как кровь горячо пульсирует по всему ее телу в бою.
  - Ты действительно думаешь, что мы позволим тебе сделать все, что ты захочешь?! - с вызовом бросила она и попыталась снова атаковать вражескую секирей, но та отпрыгнула назад и исчезла в тени большого дерева. - Дерьмо! - выругалась она. - Цукиеми!
  Блондинка не ответила, лишь подняв руки, собираясь стену воды вокруг ашикаби и самой себя.
  - Дальше не пройдет она, - с уверенностью в голосе заявила она.
  - Я бы так не сказала... - появилась за спиной у блондинки Сахан и качнула кинжалом, целясь в левое плечо.
  - Цукиеми! - упреждающе крикнул Минато, отталкивая секирей, контролирующую воду и заработав при этом косой длинный порез на правой руке.
  - Муж! - чуть ли не заплакала светловолосая, когда они вместе упали на землю - тело Минато находилось над ней. Она посмотрела на плечо ашикаби. - Злодей ты! - с промелькнувшими слезами на глазах, отругала она его, вместе с тем мысленно приказывая стене воды преследовать нападающую в капюшоне.
  - Цукиеми! - позвал Минато свою секирей, привлекая ее внимание. - Сотворишь ли ты со мной шалость?
  - Конечно, муж мой, - ответила она не задумываясь.
  - Нет, ты этого не делаешь! - остервенело выкрикнула Сахан, бросаясь к дуэту, однако почти сразу ей пришлось отпрыгнуть назад, поскольку водопад воды упала прям перед ней. - Черт!
  - Попалась, сучка! - выкрикнула секирей перчаток-лезвий, с разворота уже доворачивая одну из своих длинных и красивых ножек, целясь в лицо вражеской секирей.
  Сахан отклонилась назад, одновременно с этим отчаянным движением замахиваясь своим кинжалом и оставляя порез на левой ноге секирей в топе-бикини. Затем она сделала несколько обратных сальто и встала в защитную стойку...
  В то же время губы Минато взяли в плен капитулирующие губки водяной секирей, позволяя той чуть ли не захныкать от удовольствия - ее чудесные крылья потоком вырвались из спины, обволакивая девушку.
  Поднявшись вместе с ашикаби позади себя, она, разведя руки, стала собирать в воздухе колоссальный резервуар воды со словами:
  - Жидкость эта олицетворяет собой мое обещание... Очистить все зло, обитающее вокруг моего Ашикаби! - и она вытянула руки перед собой. - Великий Водяной Прилив!
  Хатае лишь усмехнулась, вскочив и игнорируя легкую боль, прежде чем легкими прыжками направиться к своим союзникам; и была поймана ее ашикаби, который аккуратно стал поддерживать ее раненую ножку.
  Сахан отвратительно выругалась под капюшоном, начиная делать какие-то манипуляции со своим кинжалом, лезвие которого почернело и такого же цвета рваная аура стала колыхаться вокруг него.
  - Пусть кинжал ядовитого клинка позволит вырезать все опасности моего ашикаби! - закричала она в своем сознании и взмахнула кинжалом, посылая большой теневой полумесяц в виде лезвия к стремительно приближающейся водяной атаке.
  - Нет необходимости заходить так далеко, - эхом раздался голос, в то время как большая тень появилась по середине противоборствующих сторон, а фигура вражеской секирей в прямом смысле провалилась сквозь землю, словно упав в бесконечную теневую бездну. Окутанная в робу фигура в черном, что до этого бездействовала, выскочила из появившейся большой теневой дыры и столкнулась с теневой атакой в форме полумесяца, сбивая ту в воздухе, тем самым перенаправляя в иную сторону от троицы.
  
  ***
  
  Минака стоял на одной из самых высоких точек своей башни MBI, гигантские часы позади него показывали время 11:46.
  - Я должен сказать... - размышлял он вслух, пока ветер колыхал его плащ с помощью сильных порывав. - Этот момент не так плох, как я думал, - и он широко развел руки вверх к небесам.
  Таками находилась неподалеку позади него, прислонившись к стене - от сигареты в ее устах шел потоком дым, сбегающий с освещенного кончика. Она подняла бровь, наблюдая, как перед ней и позади генерального директора MBI появилась дыра, состоящая из теней.
  Минака настороженно обратился в слух и неожиданно услышал звук мчащейся воды - и в тот же момент получил в спину атаку Норито Цукиеми. Силы потопа оказалось достаточно, чтобы смыть его с верхушки башни
  - Гуа-а-а-а ~ а! - заорал беловолосый мужчина, который начал падать.
  Таками радостно бросилась к краю в слабом проблеске надежды в глазах и посмотрела вниз. Но ее надежда тут же погасла, когда она увидела человека, висящего на одном из уступов - за который он держался обеими руками.
  - Черт возьми, вот досада, - беззлобно ругнулась она.
  - Это было близко, - мастер игры вздохнул с облегчением и подтянул себя к груди. В этот момент он услышал какой-то звук, разрезающий ветер. Взглянув в том направление в любопытстве, он заметил лезвие из теней в форме полумесяца, летящего прямо в него. - О~от блин, - едва успел проскулить он.
  Беловолосая мать слегка шокировано наблюдала, как внезапная атака врезалась в область рядом с человеком, который являлся виновником Плана Секирей - его тело вынесло от взрывной волны, и он снова начал падать вниз - на улицы города. Чуть погодя, женщина уже совсем не удивилась, когда плащ Минаки изменил свою форму и превратился в парашют.
  
  ***
  
  Теперь уже квартет оставшихся действующих лиц наблюдал за тем, как тень сжималась до размеров 'ничто' - среди них находилось новое лицо, также, как и враг, скрытая под капюшоном - она теперь стояла перед тремя жильцами особняка Идзумо.
  - Йо, - поздоровалась она с ними и повернулась к вражеской секирей.
  - Имя свое поведай, или присутствие твое будет рассматриваться как угроза, - взмахнув рукой, скомандовала Водяная Секирей.
  Посторонняя девушка показала улыбку под капюшоном.
  - Секирей ? 57, Яхан, - и она продолжила, уже скинув часть робы с головы. - Я Секирей Типа Убийцы.
  Минато посмотрел на девушку, которая, по его мнению, спасла их жизнь от гнева Мии.
  Яхан оказалась секирей с оливкового цвета кожей, как у бразильянок, и черными как смоль волосами. Одета в темно-серый бикини-топ поверх бюста размера второго с половиной-третьего. Также она была облачена в робу с откидным капюшоном и кожаными сапогами до колен - что довершали ее весь черный наряд.
  Она в ответ посмотрела на молодого человека - маленькая улыбка украсила лицо девушки, в то время как ее щеки слегка покраснели.
  В этот момент Сахан - вражеская секирей - ругалась про себя. Использование Норито, особенно вынужденное и вне контакта с Ашикаби требовало гораздо больших затрат энергии и являлось ее козырем. Она уже очень устала и не тешила себя надеждой и шансами одной против троих. У нее даже уже были проблемы с первой и второй секирей, что уже говорить об еще одной...
  'Мне стоит отступить', - подумала она, делая шага назад, и тут же на инстинктах этот шаг превратился в прыжок - молния ударила и подпалила ту область, где она только что находилась.
  - У тебя стальные нервы, раз ты посмела атаковать это место, - хмыкнула Хибики. В то время как ее сестра-близнец, Хикари, молча уставилась на скрывающую лицо под капюшоном вражескую секирей, - обе сестры находились на крыше особняка Идзумо - электричество искрилось вокруг их тел.
  Тут Сахан была вынужден обернуться, блокируя стремительную атаку косой разгневанной фурии под именем Йоми.
  - Прива! - прорычала Йоми.
  - И до свидания, - раздался голос Узуме, что уже взмахнула своими тканями в атаке - концы вуалей превратились будто во вращающиеся сверла. И уже приближались к своей цели.
  Сахан стиснула зубы, пинком отбрасывая Йоми, и погрузилась в тени - тем самым избежав сверлящих тканей и избегая окружения.
  На этот раз, через пару мгновений, она уже появилась за спиной Минато, попытавшись ударить того кинжалом в спину, целясь в нижнюю часть позвоночника.
  Хига же не будет тратить время, чтобы убить калеку, верно?
  Однако другой кинжал - длиной около десяти дюймов, прямой, но чуть искривленный в конце, заблокировал ее атаку. Клинки столкнулись, высекая искры.
  - Я так не думаю, сестра, - заявила Яхан и простой подножкой подсекла секирей-убийцу на землю.
  - Прочь с моего пути... - рявкнула та в ответ.
  - Тебе стоит прислушаться к своим собственным словам, - язвительно заметила Карасуба, неторопливо направляясь в сторону своего врага
  Остальные секирей Минато также прибыли, неподалеку пребывая в ожидании возможности напасть, закончив все парочкой ударов... Держа свой элемент али оружие или кулаки наготове.
  - Дерьмо! - в очередной раз выругалась Сахан, поспешно смываясь в теневую яму и оставляя место действия.
  Спустя несколько секунд группа оставшихся фигур немножко успокоилась.
  - Что, черт возьми, это было? - нарушила тишину Йоми.
  - Ну, похоже, Хига сделал выпад в мою сторону, - почесал затылок Минато. Близнецы уже стояли возле него - Хикари разглядывала небольшую рану на руке ашикаби.
  - В любом случае, - зевнула Хатае. - Для начала мы должны заняться этим, - и она кивнула на руку их общего возлюбленного.
  Подошедшая Юме вежливо обратилась к Яхан:
  - Спасибо, что помогла Минато-сану, - и слегка поклонилась.
  На что Яхан усмехнулась и ветрено отмахнулась:
  - Все ради моего Ашикаби.
  - Ты что уже окрылилась Минато-куном? - удивленно поинтересовалась Узуме.
  Секирей с темноватой кожей глянула на молодого человека и призналась с румянцем.
   - Ну, еще нет... - тут ее кто-то толкнул к молодому человеку, и это оказалась хмыкнувшая Курузе. Яхан, сделав пару вынужденных шагов, была поймана доброй и ловкой рукой Минато. - Зачем... - хотела она было спросить у призывающей фантомные копья секирей, но в ответ лишь получила звук в духе 'шу-шу' - в направлении ашикаби.
  Минато позволил себе издать маленький смешок, видя надутую Яхан. После чего улыбнулся, его глаза встретились с глазами, что казались подобно темным орбитам.
  - Спасибо, что помогла нам, Яхан-чан, - поблагодарил он ее.
  - Нет проблем, - сладко заулыбалась она, обнимая его за шею. - Теперь... можно мне? - затрепетала она, приближаясь своими губами к его.
  Минато принял поцелуй и был вознагражден лютой страстью; крылья, состоящие из непроглядной тьмы, распространились от спины Яхан, в то время как тени вокруг них задрожали подобно воде.
  - С моими тенями позвольте мне защитить моего Ашикаби. Секирей ? 57, Яхан, - ритуально представилась она с небольшой улыбкой.
  - С моим телом позволь мне помочь вынести наше общее бремя, какое бы оно ни было. Сахаши... Минато, - произнес он слова клятвы, перед тем как потерять сознание и быть пойманным его последней окрыленной возлюбленной.
  Прямо в этот момент свет в особняке снова зажегся.
  - Минато? - обеспокоенно позвала держащая его Яхан; остальные сестры уже бросились к ним. - Минато!
  - Минато-кун!
  - Минато-сан!
  - Минато-сама!
  - Мин-тан!
  - Мин-чан!
  На грани затухающего слуха услышал юноша оклики секирей, что небольшой гурьбой окружили его падающие в небытие тело и сознание.
  
  ***
  
  Сахан выскользнула из тени комнаты. Ее рука потеряла контроль над клинком, и тот упал на пол, тем самым разбудив обитательницу, которая заозиралась вокруг.
  Чихо с трудом вздохнула, услышав звук металла, ударяющего о пол. Оглядевшись вокруг, она наконец увидела расплывчатый силуэт своей измученной возлюбленной секирей, Сахан.
  - Сахан! - ослабленно вымолвила она и попыталась выбраться из постели, но не смогла из-за лекарств, что сильно ослабляли ее физическое состояние - лишь адреналин от пробуждения позволил ей какое-то ничтожно малое время двигаться.
  - Все в порядке, моя дорогая, - тихо сказала секирей, приближаясь к молодой девушке и падая на ее кровать - прежде убедившись, что не заденет свою Ашикаби.
  Чихо медленно сняла робу со своей возлюбленной напарницы и отбросила одежку в сторону, заключая старшую в свои объятия.
  - Ты, должно быть, очень устала, раз находишься в таком состоянии, - произнесла болезненная молодая девушка. - Ты ведь не ранена, да? - обеспокоенно спросила она.
  - Я в порядке, моя дорогая, - заверила красноглазая секирей свою ашикаби и призналась. - Я просто устала...
  'Устала от своей слабости, от невозможности защитить тебя, моя любовь', - мысленно добавила секирей-убийца, из последних сил не позволяя усталости взять над собою вверх, лежа в объятьях своей избранницы.
  
  ***
  
  Минато что-то простонал, когда Мия положила холодную влажную ткань поверх его пропотевшего лба. Юноша в данный момент лежал без майки - множество проводов, выходящих из какого-то продвинутого медицинского оборудования, было подсоединено к различными частями его тела. И Мия, и бессознательный Минато сейчас находились в хорошо освещенной комнате Мацу. Хозяйка оставалась в здании во время всего этого произошедшего фиаско, и только после этого она появилась, когда пребывала в уверенности, что все прошло, а нарушитель скрылся из виду. Она мысленно уже сотню раз отругала себя за то, что не помогла остальным - хотя могла; думала, что все пройдет хорошо...
  'И из-за своего глупого выбора - этот молодой человек наряду с его секирей могут погибнуть...' - завздыхала она мысленно, вспоминая, как Казехана, Юме и Карасуба смотрели на нее после всего случившегося. Они будто молчаливо осуждали: 'Ты ведь могла что-то сделать'. Мия глянула на Хатае и Курузе, что встали, чтобы выйти, готовые оставить свое 'дежурство' Громовым Близнецам, которые в свою очередь уже ожидали снаружи комнаты.
  Сама же владелица помещения, Мацу, обитала на другой стороне небольшой комнаты, яростно печатая всеми десятью пальцами на многочисленных клавиатурах. 'Погоди секундочку, Мин-тан', - мысленно молилась она, в то время как пот уже продолжительное время струился с ее уставшего лобика. 'Мы обязательно спасем тебя!'
  
  
  ---Отступление в прошлое---
  Мия наконец посчитала нужным выйти ко всем и сразу же слегка нахмурилась в лице, когда увидела остальные секирей окруживших своего ашикаби - те отчаянно призывали его. Она приблизилась, эмоционально ощутив депрессию и беспокойство этих тринадцати женщин; Кусано в это время все еще спала в комнате фиолетововолосовой женщины.
  Хозяйка гостиницы наконец добралась до группы и тоже переняла беспокойство и озабоченность остальных, увидев ослабленное состояние Минато.
  Приблизившись еще больше, она тоже позвала его с волнением в голосе:
  - Сахаши-сан!
  Но в этот момент в одно мгновение около ее горла появился алый клинок.
  - Пошла ты в задницу, Мия! - выпрямившись, яростно прорычала ей в лицо Карасубу и сорвалась на крик. - Если бы ты пришла ранее, а ты точно могла... Этого дерьма бы не случилось!
  Удивившись подобной реакции, Мия сделал шаг назад и еще больше нахмурилась.
  - Карасуба... - начала было она.
  - Заткнись! - перебивая, выкрикнула смертоносная, уже готовая напасть на женщину, если та ее спровоцирует.
  В этот момент раздался ослабленный стонущий голос Минато, тело которого поддерживалось множеством девичьих рук:
  - Карасуба... пре...крати...
  Четвертая секирей мгновенно оказалась рядом с Ашикаби, держась за его руку своей незанятой клинком рукой.
  - Мин-чан!
  - Не надо... сердится на нее, - попросил он свою агрессивно настроенную девушку, в то время как Яхан медленно приподняла его, помогая сесть.
  - Но... - мужественная рука прервала Карасубу, погладив ее щеку. - Но она... - еще раз попыталась смертоносная, но не нашла слов.
  Мия завороженно наблюдала за тем, как из глаз женщины с серыми волосами покатились небольшие капли слезы. 'Она в самом деле плачет? - и хозяйка перевела взгляд на молодого человека, что улыбался, несмотря на свое состояние и маленькую кровоточащую ранку на руке. 'Сахаши Минато, кто же ты на самом деле?' - спросила она у самой себя.
  - Я в порядке, - едва успел он вымолвить с улыбкой, прежде чем начать сильно кашлять, рефлекторно прикрыв рот здоровой рукой. Вздохнув и отведя руку, он оказался немного потрясен, увидев на ней кровь. Прежде чем он успел сказать что-либо еще - его глаза остекленели, и он снова потерял сознание.
  
  ***
  
  Группа, минус Кусано и Мия, в настоящее время собрались в тесной комнате Мацу; Минато был подключен к нескольким передовым медицинским приборам. Он лежал на кровати, и в первый раз за долгое время - комната мозгового типа секирей была освещена обычными средствами.
  Цукиеми прочесывала пальцами волосы мужа, хмурясь от болезненного выражения его спящего лица.
  - Так, вот здесь, - привлекла Мацу внимание остальных. - Я закончила анализировать кровь Мин-тана... Его серьезно отравили редким ядом.
  - Его же можно вылечить, верно? - спросила Курузе, глядящая на спящего Ашикаби и заметившая его небольшой хрип на вдохе, который каждый раз повторялся.
  Очки Мацу были покрыты комнатным светом - таким образом, что было сложно разглядеть глаза.
  - Яд был сделан из цветка, который растет только на этом острове, - произнесла она.
  - Ты серьезно? - спросила Казехана, что прислонилась к стене возле скрытой двери.
  Секирей под номером два кивнула, поправляя очки.
  - Мы должны отправить группу на остров Камикура-джим, - заявила она.
  - Это место сильно охраняется, - задумчиво проговорила Юме, что вспомнила об увеличении мер безопасности после того, как Манака покинул данный остров, где обнаружил разбитый корабль. - Я могу только предположить, что у Минаки имеются глаза во всех сторонах вокруг столицы...
  Карасуба встала, ее левая рука сжалась вокруг ножен ее клинка. И она заявила:
  - Полагаю, кто пойдет, нам придется выбрать с помощью раунда.
  - Карасуба, ты остаешься, - сразу же приказала ей Секирей Разума.
  Это заставило впасть в ступор Смертоносную.
  - Прости? - в ее голосе послышалась агрессия с вызовом, а глазки сузились на ее старшей сестре.
  - Карасуба, Хатае, Курузе, Хикари, Хибики и Акицу. Вы шестеро остаетесь здесь и будете присматривать за Минато, - снова приказала Вторая, ее голос был ясным и столь же властным.
  - Что? - чуть ли не прорычала сероволосая женщина. - Ты шутишь что ли, Мацу, почему именно мы?
  Остальные могли сказать, что эти обе сейчас были чертовски серьезны и бескомпромиссны.
  В конце концов, они даже не использовали псевдонимы при обращении друг к другу.
  - Ты одна из сильнейших в этом месте, когда дело касается оружия, - указала Мацу, и увидев, что ее младшая сестра уже собиралась опровергнуть, продолжила. - И мы не знаем, скольких еще секирей Хига может отправить по душу Минато.
  Владелица нодачи стиснула зубы, гнев будто пронзал ее грудь.
  - Карасуба, - Юме положила руку ей на плечо, пытаясь успокоить. - Мы сделаем это, я возьму Цукиеми, Яхан, Казехану, Йоми и Узуме, - и добавила, обращаясь к упомянутым секирей. - Выходим через тридцать минут, - наконец получив кивок, она убрала руку от серебрянноволосой женщины и подошла к спящему Минато. Преклонившись на одно колено, она чуть опустила голову, слегка коснувшись губами его лба. - Мы вскоре вернемся, Минато-сан, - пообещала она, после чего направилась к выходу из комнаты. И остановилась, заметив владелицу дома перед теперь уже открытой секретной дверью. - Мия-сан, - кивнула ей Юме и отправилась готовиться к миссии.
  Женщина с фиолетовыми волосами слегка покачала головой, когда шатенка продолжила свой шаг.
  - Какого черта ты здесь делаешь? - задала вопрос владелица нодачи.
  - Я пришла, чтобы оказать помощь, - ответила та немного мрачным тоном.
  Карасуба, натянув злобный оскал на лицо, прошла вплотную к женщине с фиолетовыми волосами, будто издеваясь и больше не говоря ни слова.
  - У нее действительно сейчас не самое лучшее настроение для разговора, - прокомментировала Мацу, вздыхая.
  Мия в легком смущении опустила глаза.
  Цукиеми, в этот момент молча обустраивавшая спальное место возлюбленного, расположила его голову как можно удобнее на подушке, после чего привстала. И оставив маленький поцелуй на лбу молодого человека, обратилась к остальным:
  - Пойду подготовлюсь к миссии, - далее она слегка поклонилась хозяйке и вышла из потайной комнаты.
  Близнецы, переглянувшись, одновременно кивнули, словно являясь одним целом. И подойдя к их общему возлюбленному, подарили ему непродолжительные, но любящие поцелуи в щеки.
  - Мы пока что проверим территорию вокруг особняка, - заявила Хикари.
  - Только последний мудозвон подумает, что мы оставим любимого одного, - прорычала Хибики.
  Узуме с грустным взглядом посмотрела на своего Ашикаби и прошептала:
  - Мы скоро вернемся, Минато-кун, - и легонько коснулась губами бледных губ любимого. После чего встала и направилась в их общую комнату, чтобы подготовиться.
  Яхан глубоко вздохнула и решительно сузила глазки. Она только-только отыскала своего Ашикаби... Она не должна потерять его.
  - Я собираюсь проверить, смогу ли привязать свою тень к этому месту... Это займет некоторое время, - затем слегка поцеловала Ашикаби, одновременно с этим грустно улыбаясь. - Теперь наша очередь защищать тебя, - уже прошептала она, прежде чем погрузиться в тени.
  Казехана вздохнула, прикончив очередную чашку саке.
  - Ну, ладно, девочки, - махнула она рукой, направляясь к своему избраннику, и легонько клюнула его в губы, уже обращаясь непосредственно к нему. - Мы скоро вернемся, Минато-кун, - и она нежно провела ладонью по его щеке. - Прошу, береги себя, - в конце вымолвила она, а затем покинула комнату.
  Курузе и Хатае остались в помещении. Они обе решили присматривать в первую очередь за их возлюбленным, находясь в непосредственной близости от него.
  Акицу оставила мягкий поцелуй на лбу своего господина, прежде чем уйти, чтобы подготовиться к неожиданным ситуациям, которые могут произойти.
  Йоми чмокнула Минато в губы.
  - Будь в безопасности, пока мы не вернемся, малыш, - прошептала она и добавила перед уходом. - Мы обязательно заполучим то лекарство для тебя.
  - Могу я вам помочь, Мия-сан, - обратилась Мацу к домовладелице, приготавливая небольшой шприц с инъекцией для ашикаби. Убедившись в нужном количестве вещества, она ввела ему в вену. После этого она протерла область наспиртованной тканью, и только тогда обратила внимание на женщину с фиолетовыми волосами.
  - Я пришла, чтобы помочь, - повторила та свое предыдущее заявление.
  Мацу кивнула, поворачиваясь к компьютеру и просматривая статус ашикаби.
  - Яд замедлился, - чуть наклонив голову выдохнула она. - Прежде чем ты начнешь... Я не сержусь на тебя, я злюсь на себя.
  - Почему? - задала вопрос женщина, в этот момент глядя на молодого Сахаши.
  - Мы его секирей. Мы должны защищать его до последнего вздоха всеми способами, - тут она украдкой, тихонько подавила маленькую слезу, скрывающуюся в уголке одного из прикрытых глаз. Затем она почувствовала пару женских рук, что обняли ее. Данное действие будто прорвало дамбу - Мацу перестала сдерживать свои эмоции и позволила слезам течь вместе со всхлипами слабого тоскливого голоса, в то время как домовладелица пыталась успокоить душевную боль Второй, поглаживая ей спину и сопереживая.
  Хатае сжала кулак, не думая ни о чем, кроме как задушить на корню причину своей боли и боли сестер.
  - Когда я возьмусь за эту суку... - тихо проскрежетала она.
  Пальцы Курузе дернулись, будто борясь с воображаемым источником своих дилемм. Глубоко вздохнув, она повернула голову, чтобы обратиться к своей сестре-секирей:
  - Давай подумаем об этом на досуге, Хатае-сан.
  - Да не о чем тут думать, - прорычала секирей в топе-бикини. - Мы находим эту сучку и устраняем ее - это самое первое и последнее, что мне приходит в голову, - призналась она с убийственным блеском в глазах.
  Секирей Призрачных Фантомных Копьев нежно положила руку на плечо Хатае.
  - Давай не будем забывать, что у этого человека, Хиги, имеется множество секирей, коих он насильно окрылил... Еще у него есть ашикаби на побегушках, ашикаби-заложники или под шантажом, а также ашикаби-рэкетиры, - поколебавшись с секунду, она продолжила. - Насколько нам известно, атаковавшая секирей... Ее Ашикаби скорее всего находится в заложниках.
  Хатае сузила глаза в раздумьях, после чего повернулась, взглянув на теперь уже находящегося в более стабильном состоянии их общего возлюбленного - его дыхание выровнялось, а бледность чуть отошла в сторону.
  - Ради сохранности той секирей - лучше бы тебе оказаться правой.
  
  ***
  
  Карасуба уселась на крыше особняка, понурив голову; ее глаза затуманились.
  - Карасуба-сан, - позвала Юме старшую сестру.
  - Что, Юме, - пустынно отозвалась она.
  Кулачного Типа Секирей уселась рядом со своей серебристоволосой сестрой и негромко вздохнула. После чего спросила:
  - Как ты?
  - Мне тревожно. Чувствую себя облажавшейся и от этого очень злой, - ответила Смертоносная, поднимая взгляд, после чего вздохнула и наконец посмотрела на Судьбоносную Секирей. - Хах? Одела униформу Дисциплинарного Отряда?
  Юме слегка улыбнулась:
  - Как видишь.
  Четвёртая могла сказать, что улыбка собеседницы была поддельной.
  - Полагаю, я не единственная, кто вне себя и у кого кошки на душе скребут, - предположила она.
  - Черт побери, да, ты не одна! - согласилась Йоми, которая приземлилась позади Юме; ее руки скрестились на груди. А из-за спины в своем полном боевом облачении выглядывала двусторонняя коса.
  - Мы отыщем лекарство и спасем Минато, - улыбнулась подошедшая Узуме, ее ткани вдоль рукавов шевелились подобно живым существам... Змеям, в любую секунду готовым пожрать своих жертв.
  - Как нам добраться до назначенного места? - спросила появившаяся Цукиеми.
  Юме обернулась к пяти остальным секирей, ее глаза будто бы засветились силой.
  - Идзумо Инн был построен именно в Северном Округе Шинто Тейто не просто так, - заявила она, сделав паузу, после чего продолжила. - Муж Мии-сан, человек, построившись эту гостиницу, также являлся одним из основателей MBI. Разумеется, он был против ПиСи, но умер по воле несчастного случая спустя несколько месяцев после торжественного открытия. Он построил этот особняк в расчете на то, что остров находится к северу от столицы. (п/п: сам не понял этот момент)
  - Умный, мать вашу, ублюдок, - усмехнулась Йоми, о чем-то догадавшись.
  - Но будьте осторожными. У нас не так много времени. Жизнь Минато находится буквально на волоске, она в наших руках, и мы должны сделать всего от нас зависящее, - и она взглянула каждой из сестер в глаза. - Все поняли?
  - Да!
  Юме одобрительно кивнула головой.
  - Отлично, девчата, вперед!
  И шестеро боевых фемин двинулись, посредством прыжков минуя одну крышу зданий за другой. Во имя цели спасти их возлюбленного.
  - Пусть удача осветит ваш путь, сестры, - пожелала Карасуба им вслед.
  ---Конец отступления---
  
  
  В настоящее время Мацу достала небольшую гарнитуру и надела ее на голову.
  - Перышки, прием!
  - Перо один, здесь, - ответила Юме.
  - Перо два, нихао, - второй отозвалась Казехана.
  - Перо три, прием, - подала голос Цукиеми.
  - Перо четыре, здесь, - проворчала Йоми.
  - Перо пять, тут, - прошелестел голос Узуме.
  - Перо шесть, на связи, - отозвалась Яхан.
  Далее Мацу начала стучать по клавиатуре. На экранах перед ней стали появляться точки на карте столицы, которые представляли из себя сестер-жен.
  - Хорошо, девочки, давайте пробежимся еще раз. Минато отравили смертельными бактериями под названием 'Гинозес', вирусом с нашей родной планеты. Эта зараза для нас не опасна, но для человека, если его не лечить должным образом, может оказаться сверхфатальной. Обычный гоминид умер бы в течение нескольких часов, но по некоторым причинам, организм нашего Ашикаби может самостоятельно бороться с ней. Я дала ему инъекцию, которая поможет в борьбе с вирусом, но это только замедлит его примерно на три дня... - договорив до этого момента, она пододвинула к себе еще одну из клавиатур и что-то набрав на ней, вывела на один из мониторов отдельное окно с фотографией красочного цветка.
  Довольно крупного размера, длина стебля - не менее семи дюймов. Имел семь восьмиугольной формы лепестков фиолетового цвета с алыми пятнышками на каждом из них.
  Мацу кивнула сама себе.
  - Хорошо, дамы. Вот она... Ваша цель в Камикура-джим.
  
  Конец пятой (последней на июнь 2018) главы.
  
  ---На настоящее время окрыленные по порядку---
  
  01: Юме #08
  02: Карасуба #04
  03: Казехана #03
  04: Йоми #43
  05: -Акицу- #07
  06: Узуме #10
  07: Мацу #02
  08: Хикари #11
  09: Хибики #12
  10: Кусано #108
  11: Курузе #54
  12: Цукиеми #09
  13: Хатае #20
  14: Яхан #57
  
  
Оценка: 6.26*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) Д.Винтер "Постфинем: Цитадель Дьявола"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк) О.Герр "Заклинатель "(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 4: Белый тигр"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) Д.Лебэл "Имплант"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Хиты на ProdaMan.ru P.S. Люблю не из жалости... натАша ШкотОсвободительный поход. Александр МихайловскийВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия Росси��Как снег на голову�� II. Ирис ЛенскаяПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрНе та избранная. Каплуненко НаталияНевеста двух господ. Дарья ВеснаСлепой Страж (книга 3). Нидейла Нэльте
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"