Алова Ника: другие произведения.

Хранительница Кристалла 2. Война

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:



    Великую Равнину охватывает война. Храмовники, маги и драконы вынуждены объединиться против общего врага - кэлтов. Но вскоре выясняется, что и отступник Роан, и воинственный народ с Южных земель - лишь инструменты их настоящего врага. Да и врага ли вообще?

    Временно заморожено на середине в связи с глобальным редактированием первой части




Ника Алова

Хранительница Кристалла 2. Война





Глава 1. Предсказание



    Вокруг простиралось бескрайнее поле белых цветов. Двое стояли посреди этого поля и кроме них нигде, сколько хватало взгляда, не было ни души. Только тишина, то и дело прерываемая гулом порывов ледяного ветра, заставлявшего цветы стелиться по земле.
    Криан молчал, опустив голову, но она почему-то знала, что он уходит, стояла рядом и не знала, что сказать. Было не страшно, только удивительно пусто на душе, а в виски ударами пульса стучала мысль о том, что муж уходит навсегда. О том, что он никогда не вернется.
    В попытке заполнить душевную пустоту Тэйнен отчаянно прижалась к Криану всем телом, обхватила руками за шею, вдыхая знакомый, давно ставший родным запах. Ветер трепал и перемешивал их волосы, и нужно было что-то решать, двигаться дальше. Но пока они просто стояли посреди бескрайнего поля белых цветов.
    А потом он ушел в знакомую до боли муть портала, и она осталась одна, на ветру, среди колышущейся белизны. Он что-то сказал ей на прощание, но слова не достигли ее ушей, словно их сдуло очередным ледяным порывом. Остался только ужасный металлический вкус крови на потрескавшихся губах и жар катящихся по щекам безнадежных слез.
    Тэйнен всхлипнула и проснулась. Ледяной ветер, вот что было реальным в этом жутком сне. Он частыми, злыми порывами проносился по комнате, влетая в распахнувшееся окно, которое она забыла запереть перед сном. А еще реальными были слезы, катившиеся из глаз, обжигавшие остывшую кожу.
    В спальне она была одна. Последнее время так случалось чаще и чаще. Приближалась весна, она уже начала заявлять свои права, внизу, на Равнине, снег стал постепенно темнеть и оседать. Наверняка храмовники начнут наступление, как только закончится весенняя распутица. Маги ждали этого дня и усиленно готовились к нему, так что Криан последнее время нечасто бывал дома.
    А она, тем временем, сидела над книгами и ровно ничем не могла помочь. Ни воином, ни боевым магом ей стать было не суждено, и даже стихийного из нее пока толком не получалось. Все-таки искусству магических пассов, науке сплетения нитей силы в кружево заклинания, нужно было учиться с детства. Ее пальцы не слушались, сила распылялась без толку.
    Дедушка не сердился, он был очень терпелив, и от Тэй тоже требовал терпения, но прилежание и усидчивость были не в ее характере. Схватить меч или арбалет, что ни говори, куда проще, чем едва уловимыми глазом движениями кончиков пальцев выплетать сложную магию.
    Зато после истории с Мертвым Льдом она стала куда лучше чувствовать свою стихию. Заставить растаять сосульки на карнизах форта или вскипятить воду для нее было проще простого. Этот дар вызывал почтительное восхищение других магов, но дедушка не обращал на него внимания, заставляя вновь и вновь отрабатывать проклятые пассы. Вероятно, он был прав. Никакое умение не будет лишним в том будущем, которое в скором времени ожидало их всех.
    Невозможно было не думать о том, в каком мире предстоит появиться на свет ее ребенку и в каком мире ему придется жить. Людям едва ли удастся одержать победу, форты слишком хорошо защищены. Их почти невозможно взять штурмом, как обычную крепость на Равнине, просто потому, что армия не сможет подойти к стенам. Однако, осада грозила магам голодом, поэтому уже давно готовились запасы.
    Больше всего в этой войне пугала ее бессмысленность. Люди уже дважды воевали с магами, и все равно не могли без них обойтись. Хотя следовало признать, что главная проблема, разрушенная граница с нижним миром, была создана именно магами.
    Цель людей была понятна. Им свойственно жаждать уничтожения всего необъяснимого. Цель Роана тоже выглядела вполне очевидной, он стремился добраться до Хранительницы. Но ведь существовали и другие опасности. Людоеды лишь отступили, они не были уничтожены, никто даже не узнал, откуда они пришли, и не решат ли вернуться, чтобы повторить попытку завоевания Великой Равнины. Никто не знал и того, не приплывут ли однажды на Равнину кэлты, уже изгнавшие некогда людей с южных земель.
    Роан всего этого, конечно же, не опасался, полагаясь на свое будущее всемогущество. Но о чем думали люди? На что они надеялись и чего хотели добиться? Неужели действительно верили, что это маги насылают на них нежить?
    Утро едва начинало вступать в свои права, но Тэйнен больше не хотелось спать. Наскоро одевшись и закутавшись в теплый плащ, она вышла на крышу подышать свежим воздухом, ветром, уже несущим животворное дыхание весны. Когда-то она любила весну, наслаждалась таким вот ее предвкушением. Теперь весна внушала страх. И Тэй уже не знала, сможет ли когда-нибудь еще радоваться ее приходу. Даже если все действительно закончится хорошо.
     

* * *

    Салира вскочила с постели и довольно долго стояла, опершись ладонями о подоконник, жадно глотая ртом воздух. Увиденное во сне жгло ее сознание почище пригоршни раскаленных углей. Хотя, сходство кошмара с углями было неслучайным.
    Она видела огонь. Очень много огня на земле, пылающие города и поля, жаркое марево над всей Великой Равниной. Видела, как падали с небес драконы, распластав огромные крылья. Слышала, как оставшиеся в небе собратья провожали их горестными криками. На ее глазах грудой камней рассыпались казавшиеся несокрушимыми стены Адараскана.
    Зачем Кристалл показывал ей все это? Она и так знала, что война неизбежна, и догадывалась, какой она будет. Жестокой и кровопролитной. Но Кристалл никогда не посылал видений без цели и смысла. Ей нужно было что-то понять из увиденного, а она никак не могла сообразить, что же упускает, утопая в картинах ужаса и смерти.
    Видения были неясны, отрывочны, местами размыты, и с каждым разом становились все путанее. Ментальная связь с Кристаллом истончалась, они слишком долго оставались разделенными большим расстоянием. Необходимо было сблизиться, физически соприкоснуться. Только тогда, быть может, получится, наконец, во всем разобраться.
    Но Кристалл остался в Адараскане, между ним и Хранительницей стояли храмовники и, что много хуже, Роан. А ей уже давно нужно было оказаться рядом, дотронуться руками, войти в непосредственный контакт телом и сознанием, не довольствуясь больше доносящимся издалека тихим эхом. Кристалл звал ее, а она никак не могла придти.
    Нужно было действовать, но Салира даже представить себе не могла, что можно предпринять в сложившейся ситуации. Похитить Кристалл было невозможно, добраться до него самой - тем более. Но что-то необходимо было сделать.
    Увиденная гибель драконов пугала Хранительницу больше всего. Насколько она знала, у людей не осталось уже баллист, способных поражать крылатых ящеров в небе. Значит, Кристалл показывал ей не войну храмовников с магами. Или драконов убивал Роан, или же в войну ввяжется кто-то еще. В любом случае, нужно было узнать как можно больше.
    Еще раз прижав ладони к ноющим вискам, Салира вздохнула. Она не ожидала ничего хорошего от грядущего разговора с Великим Магистром. Безусловно, ее решение отправиться в Адараскан не будет одобрено. И все-таки, необходимо было настоять на своем, во что бы то ни стало. Или, в конце концов, последовать примеру Тэйнен, и попросту сбежать, никому ничего не говоря.
    Именно такое желание посещало Салиру все чаще и чаще, но пока она гнала его. Тэй могла себе позволить сбежать, рискнуть, от нее не зависело так много, как от Хранительницы Кристалла. Но только она, Хранительница, имела шанс разобраться в грядущем.
    Стук в дверь заставил Салиру вздрогнуть от неожиданности. Странно, что кому-то могло понадобиться являться к ней, едва только рассвело, обычно в эти часы все в фортах, кроме охраны, мирно спали, а если и не спали, то к соседям в гости не захаживали совершенно точно. Хотя, пожалуй, с любого из Райдонов станется поднять Хранительницу ни свет ни заря в случае надобности. Своей личной надобности, само собой.
    Запахнув халат, Салира все-таки открыла двери. И очень удивилась, увидев на пороге Тэйнен, такую же заспанную и взъерошенную, только еще более растерянную.
    - Поговорить надо, - буркнула ранняя гостья.
    - Я догадываюсь, что просто поздороваться в такое время не заявляются.
    Тэй чуть заметно улыбнулась, но не расслабилась. Скорее наоборот, складка, поселившаяся последнее время между ее бровей, стала еще глубже. Видимых причин для подобного волнения Салира не находила. Значит, дело было не в том, что происходило прямо сейчас.
    Бросив в почти потухший камин пригоршню искр, Тэйнен устроилась в кресле поближе к огню, и налила себе кружку прохладной воды. Салира опустилась в соседнее кресло и наполнила свой бокал вином из припрятанной за шторой бутылки.
    - Я вижу смерть, - глухо проговорила Тэй. - Вижу во сне. То есть, не вижу, нет, только чувствую. Криан уходит, и я знаю, что он уходит на верную гибель. Ты знаешь, что это все может значить?
    Салира вздохнула, залпом опустошив свой бокал, и вновь наполнив его.
    - Я тоже вижу смерть, - ответила она. - Тоже во сне, постоянно. Войну и гибель магов, людей и драконов. Но все очень запутано и нечетко, я слишком далека от Кристалла. Если бы мне удалось к нему прикоснуться, все стало бы яснее. Во всяком случае, я на это надеюсь.
    - Но ведь я не Хранительница, - растерянно пробормотала Тэйнен. - Почему я тоже это вижу?
    - Ты можешь видеть то, чего боишься. Это не обязательно пророчество, пойми. Вполне может статься, что твои сны лишь следствие страха, игра воображения. Как, впрочем, и мои.
    - Налей-ка мне вина, - вздохнула Тэй.
    Вот теперь Салира заметила, как складочка между бровями бывшей охотницы немного разгладилась. Надо полагать, сны ее очень напугали, настолько, что простая мысль о том, что увиденное могло быть только фантазией, даже не приходила ей в голову.
    - Что же нам делать с этими снами?
    - Тебе я посоветовала бы просто успокоиться, - пожала плечами Салира. - Ну, а мне следует попасть к Кристаллу. Только войдя с ним в контакт, я выясню, он ли источник моих видений.
    - Но вот как ты собираешься это сделать? - грустно усмехнулась Тэй.
    - Пока не знаю.
    Некоторое время они обе молчали, глядя на огонь. Комната постепенно заполнялась лучами успевшего взойти солнца, из коридора послышались голоса просыпающихся жителей форта, спешащих по своим делам. Начинался новый день, а они просто сидели молча, не зная, как быть дальше.
    Тэйнен поднялась с места первой, тряхнула головой и решительно заявила:
    - Тебе нужно попасть в Адараскан, к Кристаллу.
    - Ты сама только что не представляла, как это можно сделать, - отозвалась Салира.
    - С помощью дракона.
    Хранительница, только собравшаяся подниматься на ноги, так и застыла, опершись ладонями о подлокотники.
    - Ты с ума сошла! - выпалила она в ответ. - Скажи, что ты только что пошутила, и не предлагаешь мне действительно прилететь в столицу верхом на драконе.
    - Прилетать туда верхом на драконе я тебе не предлагаю, - рассмеялась Тэйнен. - Это будет уже совершеннейшее безумие. Улетать оттуда таким манером тоже, полагаю, не потребуется, проще будет воспользоваться Путем Междумирья. А вот попасть собственно в Зал Кристалла без дракона навряд ли получится. Наверняка в замке сейчас на каждом шагу охрана, на всякий случай, да и риск встретиться с Роаном слишком велик.
    Салира задумчиво потерла лоб. Предложение Тэйнен, при всей его очевидной авантюрности, нельзя было не признать вполне резонным. Добраться до Адараскана и даже проникнуть в город будет не слишком сложно, но вот идти в Зал Кристалла через замок теперь гораздо опаснее, чем прежде.
    - Если пробраться в парк, то оттуда вы через окно запросто попадете в Зал, запретесь там, ну а дальше ты сама знаешь, что делать, - закончила мысль Тэйнен, допивая свое вино.
    - Безумная идея, - рассмеялась Салира.
    - Других нет, - вернула ей улыбку Тэй.
    - Пожалуй, тут ты права.
     

* * *

    Выйдя на крышу форта, Тэйнен огляделась и, убедившись, что все прочие обитатели Вейма предпочли в это время спокойно завтракать в теплых комнатах, быстро сотворила вестника. Легкое голубоватое облачко сорвалось с ее ладони и почти мгновенно растворилось в ясном утреннем небе. Теперь оставалось только ждать, отзовется ли дракон на ее безумную просьбу.
    Весь день она старалась спокойно заниматься привычными делами, но не переставала думать о том, стоит ли ей рассказать Криану о задуманном. В конце концов, Тэй решила, что все расскажет, если дракон согласится помочь. Если же Терриан откажется, рассказывать будет нечего.
    К закату она закончила все дела, немного посидела одна в комнате, от скуки даже попыталась почитать какую-то забытую Крианом на прикроватной тумбочке старинную летопись, но быстро устала разбирать выцветшие и местами стертые древние руны. Заняться больше было решительно нечем, оставалось только снова одеться и пойти на прогулку.
    К ее немалому удивлению, Терриан успел не только получить вестника, но и прилететь в форт, и, оказывается, уже ждал на крыше. Дракон вольготно расположился на перилах, заложив ногу на ногу и, опасно отклонившись назад, любовался быстро темнеющим небом. Тэйнен едва не прикрикнула на него, в последний момент успев поймать себя за язык - навряд ли дракона могла сильно испугать возможность падения с крыши форта.
    - А знаете, мне даже понравилась Ваша идея с путешествием в Адараскан, - чуть повернув голову, сообщил Терриан вместо приветствия.
    - Следует ли мне считать Ваш личный визит согласием помочь нам?
    - Полагаю, следует. Полагаю также, что Вы не особенно распространялись о своем гениальном плане. Ни ваш Совет, ни наши старейшины не одобрят подобных... хм... рискованных действий.
    Тэйнен в ответ только коротко фыркнула. Дракон удовлетворенно кивнул, улыбнулся и неожиданно заговорщицки подмигнул собеседнице:
    - Это будет весело.
    - Не сомневаюсь. Вам нужно будет покинуть форт до рассвета, пока все спят. Лишние свидетели нам совершенно ни к чему.
    Дракон снова вперил взгляд в небо, на котором проступили уже первые звезды, и немного насмешливо проговорил:
    - У меня есть идея получше. Мы отправимся в путь прямо сейчас, точнее, когда как следует стемнеет, и еще до рассвета будем в Адараскане. Я думаю, что смогу подлететь к замку незамеченным. Тогда рано утром мы, скорее всего, уже вернемся обратно. Никто вообще ничего не заподозрит.
    Тэйнен задумчиво потерла переносицу. Предложение дракона делало план визита к Кристаллу еще более рискованным. Даже безумным, как совершенно правильно заметила Салира. С другой стороны, оно же значительно упрощало их положение. В случае успеха не потребуется совсем никаких долгих, неприятных разговоров.
    Если Салира исчезнет на несколько дней, придется объясняться с Крианом и со всем Советом. И если с мужем все еще могло бы ограничиться обыкновенной ссорой, Совет ей такой выходки не простит. Скорее всего, не простит он ее и Криану, даже если все пройдет успешно. Но Салира обязательно должна попасть к Кристаллу, причем как можно скорее, а обсуждение этого вопроса на Совете грозит затянуться до бесконечности. Похоже, им не оставалось другого выбора, кроме как принять предложение дракона.
    Правда, озвучивать все эти доводы и размышления перед Террианом Тэй не стала, ограничившись утвердительным кивком.
    - Если что-то случится, сразу же пришли вестника, - добавила она вслух.
    - Непременно, госпожа.
    Дракон грациозно соскользнул с перил, оказавшись на ногах, подошел почти вплотную и слегка поклонился. От неожиданности Тэйнен не успела отступить. Ярко-изумрудные глаза Терриана оказались совсем рядом, заглянули словно в самую душу, заставив застыть на месте, как, наверное, застывают перед змеями кролики.
    - И где же моя будущая спутница?
    - Я здесь.
    Голос Салиры вывел Тэйнен из ступора. Сделав несколько быстрых шагов назад, женщина обернулась и увидела приближающуюся к ним Хранительницу, уже одетую для дороги.
    - Нам лучше поспешить.
    Дракон коротко кивнул в ответ, быстро отошел на несколько тармов и скрылся в облаке белесого тумана. Когда туман рассеялся, на месте человеческой фигуры уже появился красивый, переливчато-зеленый ящер, деловито расправляющий огромные крылья.
    Тэйнен изумленно присвистнула. Она, сказать по правде, ожидала, что дракон окажется гораздо крупнее, но Терриан размерами всего раза в полтора превосходил самую большую лошадь. Получалось, что древние художники, изображавшие битвы с драконами, сильно льстили крылатым...
    - Драконы растут всю жизнь, - наставительно сообщила Салира, привычно уже отвечая на невысказанную мысль. - Чем старше дракон, тем он больше.
    - Все верно.
    Тэй сердито мотнула головой, прогоняя наваждение. Ответ дракона не был произнесен вслух, он прозвучал прямо в ее мыслях.
    - Крылатая ипостась не предназначена для произнесения речей, - пояснил тот же голос. - Приходится пользоваться телепатией.
    Тэйнен махнула рукой, зябко закуталась в распахнувшийся плащ и направилась обратно в форт. Заниматься изучением драконов ей сейчас хотелось меньше всего на свете, а вот добраться до кровати и заснуть - совсем наоборот.
     

* * *

    За время полета Салира несколько раз пыталась открыть глаза и осмотреться, но все попытки терпели неудачу. Бьющий в лицо ледяной ветер мгновенно ослеплял ее, заставляя вновь зажмуриваться и, улучив момент более ровного полета, вытирать брызнувшие слезы.
    Сидеть верхом на драконе оказалось неожиданно удобно, последняя пластина костяного гребня была словно специально предназначена для рук всадника. Салира потянулась к сознанию Терриана, чтобы спросить об этом, и быстро получила ответ.
    - Крылатая ипостась почти не предназначена и для колдовства, не только для речи, - спокойно отозвался Терриан. - В бою часто бывает так, что наиболее способные к магии остаются всадниками других, менее способных, чтобы иметь возможность свободно творить заклинания.
    Великая Равнина быстро проносилась под ними, они далеко облетели слабо освещенный Мирос, миновали Туам и Тамнию. Прикрыв глаза ладонью, Салира, перед тем как в очередной раз безнадежно ослепла, с трудом сумела различить вдали поблескивающую в свете звезд ленту Раски, прерывающуюся высокими стенами Цитадели. Адараскан был совсем уже близок.
    Терриан облетел ночной город, надежно прячась от стражи в темноте безлунной ночи, отдал всаднице мысленный приказ держаться крепче и понесся вниз. От скорости у Салиры перехватило дыхание, пальцы до боли, до синяков под ногтями стиснули пластину гребня.
    К счастью, стремительный полет продолжался не так уж долго. Торможение бросило девушку грудью на драконий гребень, только чудом она не приложилась об него еще и лбом. А дракон благополучно приземлился на широкие каменные перила балкона, опоясывающего замок. Отдышавшись и проморгавшись, Салира тут же увидела Кристалл. Его мерцание озаряло Зал, пробиваясь наружу сквозь не слишком плотно задвинутые шторы. Судя по всему, Терриан хорошо знал, где находятся нужные окна.
    - В зале двое стражников, - сообщил дракон. - Я могу усыпить их.
    - Давай, - мысленно скомандовала Хранительница, сползая со спины ящера и с удовольствием ступая, наконец, на твердый, неподвижный балкон.
    Прижав ухо к стеклу, она услышала металлический лязг доспехов заснувших стражей, повалившихся, надо полагать, прямо на каменный пол. Дракон, уже успевший принять человеческий облик, спрыгнул с перил и теперь стоял прямо за плечом Салиры, пряча в карман какой-то слабо светящийся камень.
    - Окно открывай сама, - прошелестел над ухом его еле различимый голос. - Я не слишком-то хорошо лажу с замками, у нас, драконов, ими почти не пользуются.
    Салира кивнула и сосредоточилась, прижав ладонь к оконной раме рядом с простой кованой ручкой. Задвижка довольно легко поддалась ее мысленному приказу, окно открылось.
    В Зале Кристалла оказалось не так уж и темно, в подсвечниках, укрепленных на каждой из колонн, горело по одной свече. Сам Кристалл отозвался на зов Хранительницы приветливым мерцанием.
    Положив ладони на прохладные грани, Салира стремительно погрузилась в сияющий водоворот. Перед мысленным взором сразу же замелькали образы из снов, те самые картины страшной войны. А в ушах зазвучал ровный, спокойный мужской голос, размноженный эхом. Или, может быть, это были несколько очень похожих голосов.
    Кристалл рассказывал ей о будущем. О том, что кэлты на юге собирают и оснащают армии, готовясь к нападению на Великую Равнину. Он предупреждал, что врагам давно известно и о распре между магами и храмовниками, и о том, что эта распря вот-вот выльется в войну. Этой войной и собирались воспользоваться кэлты, чтобы одержать легкую победу.
    - Равнине нужен мир, - вещал голос. - Равнине непременно нужен мир. Если начнется война, и маги, и люди будут обречены, и даже драконам не удастся отсидеться за горами, очередь дойдет и до них. Кэлты много воевали с драконами, с их более многочисленным и свирепым южным племенем, они знают, как надо сражаться с ними...
    - И что же мне делать? - в отчаянии выдохнула Салира, чувствуя, как картины войны вновь вселяют в ее сердце ужас, заставляя слезы потоками литься из глаз.
    - Проси мира, - отвечал ей голос. - Требуй мира. Ты Хранительница, тебя не посмеют ослушаться. Требуй мира, Хранительница, это твой долг. Никто кроме тебя не сможет остановить темное будущее.
    Яркое радужное сияние Кристалла вновь сменилось спокойным мерцанием. Салира немного отступила назад, вытерла рукавом слезы и перевела дыхание. Ей было страшно, гораздо страшнее, чем тогда, когда она могла еще считать свои сны обычными страхами. Но теперь, когда происходящее окончательно и бесповоротно обрело цель и смысл, она, по крайней мере, знала, что должна делать.
    - Ты увидела? - негромко спросил Терриан, стоявший все это время чуть поодаль.
    - Увидела, - кивнула Хранительница. - Я видела войну, видела кэлтов. Они готовят нападение на Равнину.
    - И что нам делать?
    - Нам нужно заключить мир. Между всеми народами. Только объединившись мы сможем отстоять наши земли и нашу свободу.
    Дракон медленно кивнул, подходя ближе.
    - Когда мы выберемся отсюда, - сказал он, - Я немедленно отправлюсь к своим, и вызову старейшин на общий Совет. Думаю, лучше не тянуть, и собраться прямо завтра. - А теперь идем, нам лучше не оставаться здесь дольше, ведь мы не знаем, когда караул должен сменяться.
    Хранительница покорно кивнула, еще раз вытирая мокрое от слез лицо, и снова потянулась к Кристаллу.
     

* * *

    - Я требую созыва Совета, - холодно сказала Салира, не глядя на сердитого, заспанного Керста Райдона.
    - Для этого нет причин, - сухо отозвался старик.
    - Вы не поняли, - отрезала Хранительница. - Я не спрашиваю Вашего согласия, я лишь ставлю Вас в известность о том, что Совет должен состояться завтра. На него прибудут старейшины драконов. А теперь прошу меня извинить, мне нужно еще поговорить с Великим Магистром.
    Выходя из зала, Хранительница спиной чувствовала злобный взгляд. Но старик Райдон был на удивление спокоен, гнев и ненависть исходили от одного из его спутников, незнакомого Салире мага. Это было странно, но останавливаться и задавать вопросы девушка не стала. Она слишком спешила.
    Криан уже ждал ее в комнате порталов, он стоял у стены, сложив на груди руки, сосредоточенно серьезный и весьма недовольный жизнью. С первого взгляда Салира поняла, что он уже все знает про их путешествие. И относится к данному поступку весьма и весьма неодобрительно.
    - Как полетали? - сухо поинтересовался он вместо приветствия.
    Хранительница рассердилась. Она слишком хорошо понимала, что поступила правильно. У нее просто не было другого выбора. Поэтому выслушивать поучения и, тем более, оправдываться в ее планы на сегодня никоим образом не входило.
    - Хорошо полетали, - отрезала она. - Мне понравилось.
    - Что ты узнала? - неожиданно быстро сдался Криан.
    Видимо, тон, взятый девушкой, оказался достаточно красноречивым, и это заставило мужчину отступить, отбросив заготовленную возмущенную речь, и сразу перейти к делу. Салира удовлетворенно кивнула, даже слегка улыбнувшись, и ответила:
    - Кэлты знают о том, что у нас тут назревает война. И готовятся принять в ней деятельное участие.
    - На стороне храмовников? - не удержался от изумленного вопроса Криан.
    - Ничего подобного. На своей собственной стороне. Собираются под шумок разделаться с нами, пока мы тут будем увлеченно грызть глотки друг другу.
    Великий Магистр отлепился от стены и молча прошелся по комнате, преувеличенно внимательно разглядывая пол.
    - Вот, значит, как... - проговорил он, останавливаясь у окна. - И какие у нас есть варианты?
    - Всего один. Заключать мир с храмовниками.
    Криан поставил локти на подоконник и оперся подбородком о сплетенные в замок пальцы. Салира не могла видеть его лица, но напряженная спина была ничуть не менее красноречива. Такая идея ему ничуть не нравилась, главным образом потому, что он не верил в саму возможность подобного мира.
    - Они нам не поверят.
    - Им придется нам поверить.
    - И как ты собираешься их убеждать?
    - Скажу им, кто я.
    Мужчина глухо рассмеялся в ответ, и Салира почувствовала, что ее снова стремительно охватывает злость. Она и сама прекрасно понимала, что никто ей просто так не поверит, тем более храмовники. Хотя бы уже потому, что даже среди магов многие считают ее рассказы о подготовке кэлтов к войне обыкновенным бредом и фантазиями. И вот, теперь ей придется выворачиваться наизнанку, убеждая их в том, что она не врет и не бредит, а тот, кого она считала своим союзником и другом, будет смеяться над ней!
    - Я не над тобой смеюсь, - негромко ответил Криан, резко оборвав смех. - Я смеюсь над абсурдностью ситуации, в которой мы оказались. Слово Хранительницы должно быть законом для магов, но мы хотим оспаривать уже и его. И при этом надеемся выжить.
    - Раньше к словам Хранительницы прислушивалась вся Равнина.
    - Раньше... все давно уже не так. Храмовники и вовсе не знают, что ты являешься новой Хранительницей Кристалла. Я удивляюсь только тому, что кэлты не напали на нас раньше.
    - Есть чему подивиться, - буркнула Салира. - Я могла бы прикоснуться к Кристаллу и все доказать.
    - Нет, - отрезал Криан. - Ты говоришь, что нужны переговоры с храмовниками, я согласен устроить их. Но в Адараскан мы не сунемся. Цитадель это ловушка, туда трудно проникнуть, но и вырваться оттуда ничуть не проще.
    - Мы всегда можем выбраться через междумирье.
    - Не можем. Ведь не станем же мы являться на такие переговоры вдвоем и даже втроем. Это несерьезно, Салира, так нам точно никто не поверит. Нет, и с той, и с другой стороны должны встретиться личности достаточно высокопоставленные и в достаточном количестве, чтобы переговоры не выглядели шуткой горстки отщепенцев.
    Салира немного помолчала, обдумывая этот ответ. Приходилось признать, что Криан был совершенно прав, они никак не могли запросто заявиться к храмовникам, рассказать им про грядущее нападение кэлтов на Равнину и сбежать, пока те не опомнились. Требовались настоящие мирные переговоры, на самом, что называется, высоком уровне.
    - И что ты предлагаешь? - поинтересовалась она.
    - Я назначу переговоры в Нагавале. Там есть подходящее здание, это достаточно близко к Адараскану, чтобы не заставлять храмовников проделывать долгий путь, и оттуда в случае неблагоприятного исхода переговоров можно будет относительно легко выбраться. Это лучший из возможных вариантов.
    Хранительница кивнула, признавая его правоту. Пожалуй, такой вариант был не просто лучшим, он был единственным. И, вполне вероятно, лучшим он был именно по этой причине. Но, так или иначе, выбора не было.
    - Я уже отправил Приобщенным письмо, - продолжил Криан. - С просьбой о встрече. Сами они, конечно же, не явятся, но вот парочку Иерархов вполне могут прислать.
    - Думаешь, они вообще ответят?
    - Ответят. Приобщенные ведь далеко не глупцы, и прекрасно понимают, что война с нами, даже одобряемая простым народом, может для них очень плохо закончиться. Устраивая Переворот, они рассчитывали покончить с магами раз и навсегда, захватив Хранительницу и уничтожив магию. Тогда им удалось застать нас врасплох и вынудить отступить. Теперь о неожиданности нападения нет и речи, а отступать нам больше некуда.
    Салира еще раз кивнула. Криан был, конечно же, снова совершенно прав. Что бы там ни думали рядовые храмовники и простые люди, война с магами не сулила ничего хорошего никому. Даже и без вмешательства кэлтов масштабы жертв и разрушений обещали быть впечатляющими.
    Так что сама возможность переговоров едва ли будет отвергнута. Другое дело, получится ли достигнуть хоть какого-нибудь результата. Скорее всего, Иерархи на переговоры явятся, послушают магов, изобразив на лицах выражение бесконечной печали по поводу безнадежности их заблуждений, пообещают все обдумать и отправятся восвояси. Положение вещей при этом никак не изменится.
    Хранительница стиснула кулаки и раздраженно ударила пяткой по стене. Боль немного отрезвила ее, заставив успокоиться и снова начать рассуждать. В умение магов предсказывать будущее храмовники верили едва ли. В существование новой Хранительницы они тем более не поверят, уж тот Иерарх, что не преуспел тогда в охоте на них, постарается. Вероятно, пора было смириться, и начинать готовиться к войне на два фронта.
    - Расскажи мне о кэлтах, - попросила она, решительно направляясь к дверям. - И, кстати, я сегодня не завтракала, потому не откажусь пообедать.
    - Боюсь, тут почти не о чем рассказывать, - ответил Криан, последовав за ней. - Это существа раза в полтора крупнее людей, обычно с темно-серой кожей, живут племенами, больше похожими на стаи, дикие, но хитрые. Занимаются в основном охотой и войной, а все остальное получают от своих рабов. Ряды которых, судя по всему, собираются пополнить за счет нас.
    - Но ведь они же столько лет не показывались на Равнине.
    - Точнее, никогда здесь не показывались, - поправил мужчина, опередив девушку на повороте и открыв перед ней тяжелую дверь столовой. - Всегда отдавали предпочтение более теплому климату. Но, судя по всему, южные земли уже полностью разорены.
    Салира вздохнула, усаживаясь за стол. Обед был еще не готов, так что во время разговора ей предстояло довольствоваться одними только соблазнительными запахами с кухни. Ну, и остатками рассказа о быте и нравах будущих врагов.
    - Все, что мы знаем о кэлтах, это лишь рассказы беглецов, сумевших вырваться с захваченных земель. Раньше здесь, за морем, мы могли чувствовать себя в относительной безопасности потому, что кэлты не умели строить корабли и путешествовать по воде. Но всем было ясно, что однажды они построят флот руками своих рабов. Так все и вышло. Сегодня утром из форта Ирдон пришло донесение, дозорные видели корабли.
    - Об этом тоже нужно сообщить всем, - озабоченно проговорила Салира.
    - Сообщу, - как-то отстраненно ответил Криан, глядя в сторону. - Извини, но я не хочу сейчас говорить об этом. Пойми главное: ни у нас, ни у храмовников, по большому счету, нет настоящей армии. Я не уверен даже, что если чудо случится, и мир будет заключен, мы сможем противостоять кэлтам.
    - А как же драконы? - недоуменно поинтересовалась Салира.
    - Их мало. Кэлты могут взять нас числом. Сначала захватят прибрежные острова, соберут там армию, ну а потом...
    Появление пожилой женщины, зашедшей в столовую со стопкой тарелок, чтобы накрыть на стол, заставило его умолкнуть. Салира поняла причину этого поступка. Великий Магистр не мог не сознавать, что его слова интересуют всех, и потому опасался спровоцировать панику. О предсказании пока еще мало кто знал, а их положение и до появления последних плохих вестей нельзя было назвать благоприятным.
    Оставалось лишь молча приниматься за еду, раз уж она напросилась пообедать. Хоть разговора и не получилось, здесь, в форте Вейм, она могла, по крайней мере, рассчитывать на приятное общество за столом. Потому что физиономии Райдонов раздражали с каждым днем все больше.


Глава 2. Переговоры



    Тэйнен долго вертелась с боку на бок. Сон не шел, зато в голове крутился целый клубок путаных мыслей, большинство из которых были о Терриане. Дракон не переставал удивлять ее.
    Они довольно коротко познакомились за время обратного пути через горы, но, все равно, Терриан оставался загадкой. Он то говорил как кладезь древней мудрости, спокойно и рассудительно, то принимался шутить и дурачиться, как сущий подросток. Судя по этому, и по словам Салиры о том, что драконы растут всю жизнь, он был еще довольно молод. По драконьим меркам, само собой, так что, наверное, подобное поведение было ему простительно.
    Легкость, с которой он согласился ввязаться в ее сумасшедший план с путешествием в Адараскан, говорила о том, что мальчишество все же преобладало над мудростью. Или же эта мудрость была попросту непостижима для Тэй.
    Их последний короткий разговор на крыше запутал еще больше. Точнее, даже не разговор. Один только взгляд. Короткое мгновение, пока они стояли рядом, вышло странным, пугающим. Пожалуй, именно оно заставило Тэй сейчас безнадежно пялиться в потолок.
    Криан, в отличие от нее, уснул почти сразу. День у него выдался сложным, хотя простых давно уже не бывало. Но раньше и он частенько ворочался в постели без сна, или старался лежать тихо и неподвижно, чтобы не беспокоить жену. Тэйнен давно изучила его и точно знала, когда он притворяется. Сегодня он действительно спал. А значит, уже все решил относительно завтрашнего Совета.
    Его спокойствие удивляло Тэйнен, потому что окружающие, в том числе и она сама, наоборот, волновались с каждым днем все больше. Может быть, Криан просто лучше других умел скрывать эмоции, и теперь чувствовал, что должен стать опорой для тех, кому страшно. Любой ценой не допустить паники.
    А Тэйнен не могла не бояться будущего, не в последнюю очередь потому, что ее ожидала роль лишь пассивного наблюдателя. Прятаться в безопасном месте, пока где-то разворачиваются судьбоносные события, было не в ее характере, но сейчас обстоятельства обладали над ней непреодолимой властью. В первую очередь следовало позаботиться о будущем ребенке.
    К тому же, сны так и не оставляли ее в покое. Все то же поле белых цветов, все тот же ледяной ветер и тот же страх. И слова, которых она никак не могла расслышать. Тэй казалось, что если она все-таки сумеет разобрать их, понять и запомнить, ей удастся что-то изменить, исправить будущее, сделать его счастливым. Но вой ветра раз за разом разбивал эти надежды.
    Женщина резко перевернулась на другой бок. Малыш тут же отозвался возмущенным пинком. Ему явно не нравилось, что мама, вместо того, чтобы спать, крутится в кровати и думает о каких-то неприятных и даже страшных вещах. Ему вообще не было дела до того, что творилось с этим миром, и с этим приходилось мириться.
    Тэй несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, устроилась поудобнее и медленно погладила себя по боку, успокаивая кроху. Ничего не вышло. Сама она никак не могла успокоиться, и малыш это чувствовал. Пришлось все-таки вставать и одеваться для очередной успокоительной прогулки.
     

* * *

    - И каким же, интересно, образом, Вам удалось войти в ментальный контакт с Кристаллом? - язвительным тоном осведомился архимагистр Райдон.
    Салира знала, на что рассчитывал старый интриган - на ее наивность, искренность и неготовность к подобным провокациям. Воспользовавшись этим, Райдон надеялся заставить ее сказать или сделать что-нибудь необдуманное, и все-таки разрушить репутацию Криана. А там, возможно, даже и сделаться Великим Магистром самому. Не на ту напал.
    - Не будучи Хранительницей, Вы все равно не поймете, каким образом происходит подобный контакт, - нарочито ровным, безразличным тоном ответствовала Салира. - Вам достаточно того, что это хорошо понимаю я.
    По залу пронеслась волна едва слышимых смешков, замаскированных кашлем, шарканьем ног и даже падающими на пол книгами. Драконы, в отличие от магов, не постеснялись заулыбаться открыто.
    - Хранительница права, - заговорил явно самый старший из них, оглаживая пышную, совершенно седую бороду. - Связь Хранительницы и Кристалла не Вашего ума дело, магистр Райдон. Или Вы, может быть, желаете обвинить госпожу Салиру во лжи?
    - Именно этого я и хочу, - выдохнул Райдон.
    Слова прозвучали тихо, но их услышали все. В зале повисло тяжелое, гробовое молчание, маги все как один застыли, уставившись на старого архимагистра. На лицах собравшихся читались изумление, ужас и даже паника.
    - Да, я хочу сказать, что Салира - бывшая монахиня, и потому она, вполне возможно, все еще на стороне храмовников. Пытается таким образом спасти их.
    Тишина оборвалась мгновенно. Многие повскакивали на ноги, разом заговорили и закричали, наполняя зал гулом негодующих голосов. Драконы, впрочем, сохранили спокойствие, как и Великий Магистр, оставшийся сидеть в своем кресле с непроницаемо спокойным лицом.
    - А кого спасаете Вы? - холодно поинтересовался он, когда шум немного поутих.
    Райдон застыл с приоткрытым ртом, изумленно глядя на Криана. Он явно чувствовал в вопросе какой-то подтекст, но не мог уловить его смысла, и потому не знал, как отвечать. Великий магистр даже позволил себе улыбнуться уголком рта, наблюдая смущение оппонента.
    - Вы слишком стремитесь сохранить существующий порядок вещей, - продолжил он. - Не спорю, для Вашего клана он вполне благоприятен. Впервые Вы обзавелись столь значительным влиянием, значительным настолько, что могли диктовать свою волю всем прочим кланам. Кто же захочет от такого отказываться?
    По бледным щекам старика Райдона медленно поползли багровые пятна. Никто в зале не смел нарушить тишину, перебить Великого Магистра, наконец произносившего вслух то, что давно знали и понимали все.
    - Что ты себе позволяешь, щенок?!
    - Великий Магистр, с Вашего позволения. Который желает знать, что Вы себе позволяете, обвиняя Хранительницу в том, что она не желает блага для магов. От века и впредь ее миссией является сохранение нашего мира для всех народов, населяющих его. Хранительница стоит выше отдельных интересов, именно это делает ее беспристрастным и объективным судьей, именно поэтому наш долг - следовать ее советам и указаниям. Вы же ставите под сомнения ее намерения. И потому я спрашиваю, что Вы себе позволяете?
    - Она просто девка, подобранная в поле!
    По залу пронесся гневный ропот. Райдон нервно огляделся по сторонам в поисках поддержки, но даже его всегдашние сторонники и прихлебатели сейчас не скрывали негодования. Архимагистр со свистом выдохнул и опустился обратно в свое кресло, не сказав больше ни слова. Он сознавал, что зашел слишком далеко, ослепленный самоуверенностью.
    Криан все еще не отводил от старика настороженного взгляда. Он прекрасно понимал, что Керст Райдон отступил, но не сдался окончательно. И давнее противостояние будет продолжаться еще долго. Пока не сменится глава клана Райдонов. А, возможно, и дольше, потому, что у дела наверняка отыщется достойный продолжатель. Такие унижения не прощают.
    Об этом следовало еще много думать, но потом, в спокойной обстановке, наедине с собой. Сейчас же возможные сюрпризы Райдонов были не самым главным. Великому Магистру следовало напомнить собравшимся о цели сегодняшнего Совета. И, желательно, напомнить немедленно.
    - Я предлагаю, - негромко проговорил он, - Вернуться к обсуждению будущих мирных переговоров с храмовниками.
    Обстановка сразу стала спокойнее. Нервозность схлынула, маги снова начали переглядываться, перешептываться, делиться друг с другом мнениями и соображениями, пользуясь моментом, пока никто не взял слово. С сольными выступлениями, впрочем, никто не спешил, слишком уж непростую задачку задала Хранительница.
    Едва ли кто-то из магов вплоть до сегодняшнего дня вообще задумывался о возможности заключения мира с храмовниками. Многие, конечно, полагали, что не будет и войны, все просто останется как есть. Люди пособираются, побряцают оружием, но напасть не рискнут, а маги, само собой, тоже не станут предпринимать активных действий.
    Первым подняться с места решился Рид Рэстон. Обычно на заседаниях Совета глава форта Ирдон предпочитал отмалчиваться, но сейчас ему представилась, пожалуй, лучшая возможность нарушить эту традицию. Клан Рэстон слишком долго был объектом насмешек из-за того, что продолжал вести наблюдения за морем в ожидании нападения кэлтов. Теперь же наконец-то стало ясно, что они не напрасно занимались этим, и как тут было отказать себе в удовольствии напомнить об этом всем, заставив шутников лишний раз смущенно опустить глаза?
    - Мы мало знаем о кэлтах, - веско проговорил он. - Но и то, что мы знаем, позволяет нам совершенно определенно понимать, что мы ничего не сможем им противопоставить. У них есть и боевые маги, и баллисты для обстрела драконов в небе. Кроме того, их число велико. Так что если мы хотим выстоять, нам следует приступить к подготовке немедленно. И храмовникам, кстати, тоже.
    - Это все замечательно, - подал голос от самой дальней стены какой-то пожилой маг. - Сплотиться перед лицом угрозы и прочее. Но мне хотелось бы понять, каким образом мы убедим храмовников с нами объединиться?
    - Мы здесь как раз для того и собрались, - сухо ответил Криан, жестом пресекая всколыхнувшиеся было разговоры и перешептывания, - Чтобы выработать план переговоров.
    - Сейчас, - продолжил Рэстон, - У нас есть уже донесения о том, что вблизи побережья появились корабли кэлтов. Полагаю, в ближайшие дни храмовники тоже получат аналогичные сведения от дозоров Зиара и Дронии, так что к моменту начала переговоров они уже будут кое-что знать об угрозе. Мы не будем голословны.
    - Это утешает, - фыркнул Райдон. - И кто же согласится подставлять свою шею, отправляясь разговаривать с фанатиками?
    Старейшина драконов рассмеялся, услышав эти слова. Его примеру последовали еще несколько драконов и даже с десяток магов. И смех этот звучал настолько невесело, что Салира не удержалась от искушения зябко поежиться.
    - Вы в самом деле полагаете, что все храмовники - безумные фанатики? - спросил дракон, отсмеявшись. - А вот я склонен считать, что те, кто организовал Переворот, люди весьма и весьма неглупые. Раз уж сумели с успехом провернуть столь масштабное дело.
    - И это что, повод с ними договариваться? - хмыкнул Райдон.
    - Нет, - спокойным, ровным голосом проговорил Криан, воспользовавшись повисшей в зале тишиной. - Но это повод надеяться на то, что мы все же сможем с ними договориться. Ради нашего общего спасения.
     

* * *

    Большой зал городского собрания Нагаваля сильно обветшал за последнюю пару десятилетий. Фрески на стенах потускнели настолько, что рисунок едва можно было разобрать, но Криан хорошо помнил, что там было изображено. Картины битвы с тамарисами за город стояли у него перед глазами такими, какими он видел их еще мальчишкой, когда бывал здесь в последний раз.
    Порой ему хотелось вернуть ту жизнь, что была прежде. Времена, когда маги и обычные люди вполне мирно соседствовали, помогая друг другу выживать в этом опасном, жестоком мире. И как раз сегодня судьба предоставила ему возможность хотя бы попытаться если не добиться мира, то, по крайней мере, предотвратить войну.
    Три Иерарха, доверенные лица трех Великих Приобщенных, уже сидели в своих креслах в ожидании. Ни один из них не поднялся на ноги для приветствия. Встреча не была радостной, нет. Они пришли сюда по необходимости, и не желали делать ничего сверх необходимого.
    Салира тихо охнула, узнав в одном из Иерархов того самого, что пытался уничтожить Кристалл заодно с ней, Хранительницей, но очень быстро справилась с собой. Сам Криан все-таки сумел сдержать недовольную гримасу, сохранив нейтральное выражение на лице. Они пришли сюда не перебирать прошлые разногласия, и уж тем более не оспаривать взгляды друг друга.
    - Назовите себя, - сухо потребовал самый старший из Иерархов.
    Криан снова с некоторым трудом победил искушение напомнить храмовнику о том, что хозяевам встречи надлежало бы назваться первыми, поприветствовав таким образом гостей, и просто сообщил:
    - Я - архимагистр Криан Иллис Вэллейн, глава кланового Совета магов. Мои спутники: архимагистр Эдар Иллис Ровари, член кланового Совета, Терриан из рода Северных Драконов и Салира, Хранительница Кристалла.
    Наконец-то на лицах Иерархов появилось живое выражение искреннего изумления. Все трое, как по команде, уставились на Салиру. Криану даже не нужно было оборачиваться, чтобы понять, каким взглядом отплатила им девушка. Лицо ее застыло сейчас в маске абсолютного равнодушного спокойствия. Именно так Хранительница предпочитала реагировать на тех личностей, общение с которыми ей было неприятно.
    - И какова же цель столь представительного визита? - холодно вопросил все тот же старший Иерарх.
    - Мирные переговоры, - кратко отозвался Криан.
    - Неужели? - подал голос их старый знакомый. - Вы испугались и хотите сдаться?
    - Нет. Мы не испуганы и сдаваться не собираемся. Хранительница желает сообщить вам некоторые весьма важные сведения.
    - Кэлты готовят нападение на Великую Равнину.
    Голос Салиры звонко прозвучал в напряженной тишине. Ей снова удалось удивить Иерархов.
    - Откуда Вам это известно? - как-то осторожно поинтересовался третий из них, до сих пор молчавший.
    - Я связана с Кристаллом, - просто ответила Салира. - Именно он дает мне сведения о некоторых будущих событиях. Кроме того, дозор форта Ирдон уже видел подходящие к нашим берегам корабли. Судя по всему, кэлты активно занимаются разведкой.
    - Наши дозоры ничего такого не сообщали.
    Криан невесело усмехнулся. Надо полагать, дозорные башни Зиара и Дронии все-таки успели придти в негодность за прошедшие десятилетия, а в обычную подзорную трубу много не разглядишь. И, конечно же, кэлтские разведчики не преминули этим воспользоваться. Перед их магами южная часть равнины была как на ладони, ничем не скрытая и не защищенная.
    - Мы также полагаем, - поддержал Салиру магистр Ровари, - Что здесь, на Равнине, давно действуют кэлтские шпионы. Поскольку им уже известно о назревающем между нами конфликте. Именно этим конфликтом они и намерены воспользоваться.
    - Правильно ли я понимаю, что вы хотите предложить нам заключить мир, прикрываясь какой-то страшной сказкой о чудовищных завоевателях? - насмешливо поинтересовался старший из Иерархов.
    - Всего полвека назад кэлтов никто не считал страшной сказкой, - сухо парировал Ровари. - И вы, господа, не кажетесь мне слишком юными, чтобы об этом помнить.
    Старший Иерарх явно хотел что-то сказать, но так и не сумел сформулировать мысль. Он и в самом деле был достаточно пожилым человеком, потому помнил последних беглецов с юга, их корабли, обгоревшие, утыканные толстыми стрелами, с зияющими в парусах дырами. Ему своими глазами довелось видеть лица людей, чудом сумевших вырваться с захваченных земель. Лица, навсегда опаленные болью и ужасом.
    Именно поэтому он жестом заставил своих товарищей умолкнуть, и замер в своем кресле в задумчивости. Если маги говорили правду, значит, дела в самом деле были плохи. И хуже всего было то, что он не находил для магов особых причин лгать. В конце концов, насколько подобный обман сможет отсрочить войну? В самом лучшем случае - до следующей весны. Это ничего принципиально не изменит.
    - Мы хотели бы обсудить этот вопрос между собой, - проговорил он, наконец. - В верхнем зале вас ожидает обед, господа. И дама.
    Криан коротко и чуть небрежно ид Рэстон. места решился ужием, но напасть не рискнут, а маги, само собой, тоже не станут предпринимать активных действий.поклонился в знак благодарности за проявленную любезность, и первым покинул большой зал. Спутники молча последовали за ним.
     

* * *

    Салира закончила обед первой. Главным образом потому, что ей попросту кусок в горло не лез от волнения. Чутье подсказывало ей, что старший из Иерархов принял ее слова всерьез, и даже вполне готов в них поверить. Молчаливый тоже не был склонен к излишнему риску, он был явно из тех, кто предпочитает перебдеть.
    Но вот по поводу их старого знакомого Хранительница никак не могла определиться. Она могла воспринимать его сущность, но не постичь ее. Перед ней был человек незаурядного ума, огромной хитрости, но с тенью безумия, туманящей блистательный разум. Настраиваясь на этого Иерарха, Салира ощущала боль, страх и еще жестокость, проистекавшую из стремления отгородиться от того и другого.
    Ей даже захотелось поговорить с ним. Сказать, что испытывать боль, страх и чувство вины нормально, что нет, наверное, людей, которым были бы незнакомы эти эмоции. Она хотела бы попробовать научить его простить себя. Но понимала, что он ей этого никогда не позволит.
    Думать, впрочем, следовало бы не об этом, а о том, как Иерарх поступит. Слишком трудно было предсказывать поступки того, кто сам не понимал движущих им мотивов. Страх - необычайно разрушительная вещь, заставляющая действовать спонтанно, непредсказуемо, неразумно. Эту истину Салира знала отлично, проверила ее на собственном опыте. И вот теперь, когда от продиктованных страхом поступках другого человека могла зависеть судьба всей Великой Равнины, она с трудом боролась с собственным ужасом.
    С этими мыслями она спустилась по лестнице, вышла на площадь и взглянула на незнакомый город. А вокруг было так удивительно спокойно. Тихо журчал фонтан за спиной. Теплый южный ветер подхватил волосы девушки, бросил их на лицо. Весна уверенно заявляла свои права, приближалась неотвратимо, накатывая волной страха и неопределенности. Обычно она означала возрождение, начиная очередной цикл жизни этого мира. Но теперь весна сулила гибель. Она по-прежнему была началом, но началом конца. Если люди не будут разумны... хотя когда они таковыми были?
    Хранительница убрала волосы, прижав их шарфом. Ее окутывало спокойствие, томительное, предсмертное, и она из последних сил пыталась от него отрешиться, отыскать вокруг жизнь, надежду. Что-то, что могло бы стать опорой, поделиться душевными силами. В легкие ворвался аромат просыпающейся от подледного сна реки, а следом за ним - тень чьего-то нарастающего торжества.
    Это было неправильно. Салира сдвинула брови, все еще не двигаясь, только прислушиваясь к окружающему пространству. Нет, она ощущала не обычного человека и не дракона, это был маг. Пожалуй, знакомый ей маг. Но не Криан и не Эдар Ровари. С этой мыслью Хранительница, наконец, обернулась и увидела Роана. Он стоял всего в нескольких тармах от нее и насмешливо улыбался.
    - Попалась, - сказал он.
    Салира попыталась улыбнуться, отплатить магу той же монетой. Показать ему, что он не пугает ее. Кажется, это ей не слишком хорошо удалось, потому что Роан улыбнулся еще шире. И улыбка его стала по-настоящему пугающей.
    - Идем, - продолжил он. - Идем, и я оставлю в живых твоих приятелей. И не убью храмовников. Ты ведь должна понимать, что такой поступок мгновенно приведет к войне.
    - Ты этого не сделаешь.
    Роан хмыкнул. Салира читала правду в его глазах. Быть может, даже в самой его душе. И все ее слова были всего только попытками успокоить саму себя. Она слишком хорошо знала, что именно это он и сделает. Потому что сейчас Роан жаждал как раз начала войны. Счастье, что все же еще больше этого ему хотелось завершить, наконец, ритуал Восхождения.
    - Идем же.
    Мужчина протягивал ей руку, приглашая пойти с ним. Салира еще раз прислушалась к окружающему пространству. Маги и дракон до сих пор оставались в верхнем зале, за столом. Они были спокойны, значит, даже не предполагали, что посреди городской площади Хранительнице может что-то угрожать. Пытаться позвать их было слишком опасно, Роан вполне мог исполнить свою угрозу.
    Хранительница перевела дыхание и сделала первый шаг вперед. Идти было тяжело, страх приковывал к месту, делал ноги непослушными. Не идти было невозможно. Но совершенно точно никакая сила не заставила бы ее сейчас поднять глаза.
    - Стой!
    Кандалы страха рассыпались в пыль от звука знакомого голоса. Салира вскинула лицо и увидела Тэйнен, стоящую прямо на бортике фонтана, за спиной Роана.
    Мужчина резко крутанулся на месте и застыл, явно пораженный увиденным. Вероятно, меньше всего он ожидал повстречаться здесь именно с Тэй. Салира не видела больше его лица, но догадывалась, какое на нем сейчас появилось выражение. В такие моменты спины бывают не менее выразительны.
    - Это ты мне? - поинтересовался Роан.
    - Вам обоим.
    - Вот как. А что, если мы не подчинимся?
    - Ты правда хочешь это знать?
    Тэйнен улыбнулась, заставив Салиру вздрогнуть. Улыбка оказалась на редкость неприятной, похожей скорее на страшную угрозу, чем на выражение веселья. Ситуация, надо сказать, к веселью и не располагала. А вот к угрозам - в самый раз.
    - Ты не сможешь меня убить. Сил не хватит.
    - Ты прав. Но я тут почитала кое-какие древние записи, - спокойно продолжила Тэйнен. - И отыскала одно заклинание, весьма интересное. Тебе, Роан, оно хорошо известно, между прочим. Ты им даже уже пользовался.
    - Мертвый лед? - недоверчиво хмыкнул маг.
    - Угадал, - пожала плечами Тэй. - И ты окажешься в нем со всем своим могуществом, если не уйдешь, обещаю.
    - Не выйдет.
    - Уверен?
    Салира с трудом подавила крик. Тэйнен вскинула руки к небу, и за ее спиной из фонтана поднялась стена воды. Глубоко вдохнув, девушка начала опускать ладони, и стена принялась изгибаться. Струи змеями потянулись к Роану. Маг сначала просто попытался отмахнуться, потом начал плести какое-то сложное заклинание. Доплел пальцами невидимое кружево, бросил его в сторону воды. Ничего не изменилось. Искрящиеся на солнце змеи продолжали приближаться.
    Тэйнен стояла с закрытыми глазами, лишь чуть шевеля протянутыми к мужчине руками. Вода подчинялась ей без заклинаний, почти без настоящих пассов. Что-то, показавшееся внутренним голосом, подсказало Салире, кто перед ней. Тэй оказалась первичным магом, взывавшим сейчас к силе своей стихии. И это было пугающе прекрасно.
    Роан попятился, не отрывая взгляда от неумолимо надвигающейся на него воды, и Хранительница едва успела убраться с его дороги. Теперь она видела лицо мужчины и куда яснее ощущала, что именно он чувствует. Маг был растерян и даже, пожалуй, напуган, настолько, что не сразу сообразил воспользоваться припрятанным в кармане артефактом. Он спиной вперед прошагал мимо Салиры, почти до дверей городского собрания, и только перед самым крыльцом исчез в мутной дымке.
    Вода, отпущенная Тэйнен на свободу, потоком обрушилась на камни площади, окатив Хранительницу брызгами. Пока она сердито отряхивалась и вытирала лицо рукавом, Тэй успела спрыгнуть с бортика и подойти к ней.
    - Хорошо, что он предпочел поверить мне на слово, - устало выдохнула она. - Не уверена, что действительно смогла бы его заморозить.
    - Пожалела бы?
    Салира тяжело дышала, все еще не расставшись с остатками испуга, но нашла в себе силы саркастически вздернуть бровь. Тэйнен криво улыбнулась в ответ.
    - Нет. Заклинание сложное. Могло и не получиться.
    - И как ты тут вообще оказалась?
    - Воспользовалась тем же порталом, что и вы. Дедушка помог его восстановить.
    - Ты знала, что Роан объявится.
    Хранительница не спрашивала. В этом не было нужды. Ей просто хотелось услышать о том, как именно Тэй догадалась о намерениях ренегата.
    - Я предположила, что наш старый знакомый Иерарх едва ли останется в стороне от этих переговоров. А даже если и останется, все равно о них узнает. Значит, узнает и Роан. И, конечно же, догадается, что без твоего участия дело не обойдется. А это, согласись, самая лучшая возможность до тебя добраться.
    Салира медленно кивнула. Ей самой следовало бы обо всем этом подумать, но она была слишком поглощена мыслями о самих переговорах и тех картинах грядущего, которые открыл ей Кристалл. Наверное, случившееся ей следовало запомнить, как хороший урок: даже думая о будущем, не следует забывать о настоящем.
    На площади кроме них по-прежнему не было ни души. Горожане, услышав о визите в город магов, спешно попрятались, и теперь сидели по домам, не смея высунуть носа. Но Салира чувствовала их присутствие. Самые любопытные обитатели близлежащих домов, затаив дыхание, наблюдали за происходящим сквозь щели в ставнях. Потом, наверное, не один день будут пересказывать менее везучим друзьям и соседям подробности устроенного посреди города представления.
    Представления, которое, кстати, еще не закончилось. Потому что спутники все-таки хватились Хранительницу, и уже спускались на площадь. Тэй, заметив, куда смотрит Салира, лукаво улыбнулась и, махнув на прощание рукой, скрылась за фонтаном.
    - Все хорошо? - встревожено поинтересовался первым показавшийся на крыльце Терриан.
    Хранительница кивнула в ответ. Тэйнен была, конечно же, права, решив исчезнуть, сделав вид, будто ничего и не произошло. Обсуждать разногласия в рядах магов на глазах у горожан и, тем более, у храмовников, не следовало ни в коем случае. Пока что, если они и видели, что произошло, то навряд ли расслышали разговор, потому ничего не поняли. И пусть лучше так все и остается.
    - Я ведь, помнится, не звала на помощь. Просто решила прогуляться.
    Дракон ей не поверил. У этих хитрых крылатых тварей имелись для подобных случаев собственные тайные способности. И все же Терриан промолчал, хоть и едва заметно покачал головой в знак осуждения. Салира порадовалась, что он не стал упорствовать в расспросах. Может быть, просто уловил в ее молчании определенный смысл.
    - Мы должны завершить разговор с храмовниками. Они ждут нас.
     

* * *

    - Обсудив сообщенные вами сведения, мы поняли, что не можем принять никакого решения самостоятельно, - холодно и высокопарно проговорил старший из Иерархов, вновь отбросив всякие несущественные любезности.
    Криан в ответ лишь пожал плечами. Для того, чтобы дать подобный ответ, навряд ли нужно было так долго совещаться. С самого начала все понимали, что дело закончится парой бессмысленных, хоть и дипломатичных фраз, а окончательное решение останется за Приобщенными.
    - Позволю себе выразить надежду на то, что обсуждение вопроса не затянется слишком надолго, - криво улыбнувшись, обронила Салира.
    Иерархи не удостоили ее вниманием. Память о собственном прошлом, казавшемся теперь почти чужим, услужливо подсказала, что храмовники любого ранга не разговаривают с женщинами. Конечно, для того, чтобы дать распоряжения прислуге, делалось исключение. Для прислуги, но никак не для какой-то там Хранительницы Кристалла, имеющей наглость самой выдвигать требования.
    Салира хорошо понимала, что для этих трех мужчин она стоит ниже любой служанки, так что ей следовало бы промолчать. Но она не собиралась принимать их правила. Что-то внутри нее настойчиво требовало следовать лишь здравому смыслу, еще раз напомнив спесивым дуракам о том, сколь велика нависшая над всеми угроза.
    - Мы будем ждать вашего решения, - холодно проговорил Криан.
    Он резко развернулся на каблуках и направился к выходу, вынудив спутников последовать за собой. Говорить больше было не о чем. Хранительница, уходя, послала Иерархам еще одну кривую улыбочку. Последнее слово осталось за ней.
    Уже у фонтана Криан впервые остановился, преградив Салире путь, и сердито спросил, что произошло после того, как она вышла на площадь. По глазам мужчины девушка поняла, что ответ, подобный тому, который она дала дракону, тут не пройдет.
    - Немного магии, только и всего.
    Голос прозвучал спокойно. Почти спокойно.
    - Здесь была Тэйнен.
    А вот это Салиру уже удивило. То, что сделала Тэйнен, не было чарами, а значит, не должно было нести отчетливого следа личности мага. К тому же, вода слишком переменчивая стихия, в отличие от земли, помнящей магию порой веками, она очень быстро утекает и испаряется. Вода, которую подчинила Тэй, растеклась по всей площади и уже по большей части успела высохнуть.
    - С чего ты взял?
    Криан в ответ только улыбнулся.
    - Не думаю, - сказал он, - Что она в самом деле окончательно оставила идею отправиться сюда. К тому же, я знаю, что здесь был Роан.
    Салира буквально подскочила от негодования.
    - Ты знал! - выпалила она. - Знал, и даже пальцем не шевельнул, чтобы...
    - Не было смысла шевелить пальцами и чем угодно другим, - сердито перебил ее Криан. - Моим угрозам Роан бы не поверил, дело бы наверняка закончилось настоящим поединком, шансов на победу в котором у меня немного.
    - Стало быть, Тэйнен для него страшнее тебя?
    - Намного. Меня он хорошо знает, а она непредсказуема. В поединке двух магов непредсказуемость действий наполовину гарантирует победу.
    Нельзя сказать, что эти слова Салиру успокоили, но гнев ее все же схлынул. Невозможно было не признать, что расчет Криана оказался верен. Бесил лишь сам факт существования подобного расчета.


Глава 3. Наследие Ландияра



    - Остальные Приобщенные полагают, что угроза нападения кэлтов вполне может существовать на самом деле, - задумчиво проговорил Приобщенный Саваль, удобно устраиваясь в мягком кресле с большой кружкой горячего вина.
    Ночами в Адараскане было еще довольно холодно, огромный замок быстро остывал на ветру, зябко становилось даже в жилых комнатах. Мааран с неудовольствием припомнил, что в прежние времена тут было значительно теплее. Надо полагать, наложенные на стены чары постепенно разрушались, и замок Адар вновь становился не самым приятным для жизни местом. Все-таки магия очень много давала этому миру.
    Плотнее закутавшись в мантию, Иерарх наклонился ближе к потрескивающему в камине пламени и тоже отхлебнул вина. Вина в столице были, что ни говори, отменные, а пряности - самые изысканные. Да и старику-повару, служившему в замке уже лет сорок, было не занимать мастерства.
    - Но у Вас есть сомнения.
    Мааран не спрашивал. Он давно привык, что Саваль внимательно прислушивается к его мнению, потому приложил много усилий, чтобы как можно явственнее дать понять, сколь мало он верит в россказни магов.
    - Мне хотелось бы еще раз послушать, что ты думаешь обо всем этом, - уклончиво ответил Приобщенный.
    - Я полагаю, что маги просто трезво оценили свои силы и поняли, что обречены на поражение в войне с нами. Если форты окажутся в осаде, их ждет голодная смерть, а ведь мы можем держать осаду очень долго, причем без особых усилий. Хотя бы будет чем заняться воинам-храмовникам.
    - А что ты думаешь по поводу девицы, назвавшей себя новой Хранительницей Кристалла?
    - Ерунда, - фыркнул Мааран. - Просто беглая монашка, изображающая из себя пророчицу. За все время маги только однажды предпринимали попытку инициировать Хранительницу, и потерпели неудачу. Им попросту не удалось добраться до Кристалла. Так что я вообще не понимаю, о чем тут говорить. Сплошное вранье.
    Приобщенный немного помолчал, явно обдумывая слова Иерарха и, скорее всего, сопоставляя их с тем, что он уже услышал раньше от остальных участников встречи с магами. Он определенно пытался составить собственное мнение о происходящем.
    Мааран тайком улыбнулся, наблюдая этот процесс. Два других Иерарха говорили именно то, что думали, но они не знали всего. Например, того, что Хранительница была самой что ни на есть настоящей. И того, что она, по всей вероятности, говорила правду о кэлтах. Роан, во всяком случае, полагал, что именно так оно и было.
    И все же маг выказывал полную уверенность в том, что кэлты еще не один год посвятят детальной разведке положения вещей на Равнине, так что опасаться нападения было пока явно рано. Времени на войну с магами оставалось более чем достаточно, а уж по ее окончании бояться кэлтов не будет причин. Под защитой всесильного мага Великая Равнина сможет спать спокойно.
    - Но если кэлты все же нападут? - неожиданно спросил Приобщенный.
    - Мы готовы к войне, - улыбнулся в ответ Иерарх.
    - Но что мы противопоставим их магам?
    - Маги кэлтов это весьма серьезная угроза. Вот поэтому, - с еще более широкой улыбкой ответствовал Мааран, - Я был и остаюсь убежденным противником поголовного уничтожения наших местных магов. Некоторых нужно будет оставить в живых как раз на случай войны. К тому же, мы ведь уже воевали с магами, и одержали победу. Так что угрозу со стороны кэлтских магов я считаю хотя и реальной, но весьма преувеличенной.
    Приобщенный медленно кивнул, то ли выражая согласие, то ли просто давая понять, что выслушал мнение подчиненного. Саваль всегда оставался весьма загадочной личностью, трудно было понять, что у него на уме. Лишь одно можно было утверждать с полной уверенностью: Приобщенный никому никогда не доверял, и никогда не полагался целиком на чужое мнение.
    И все же Мааран имел все основания рассчитывать на то, что Саваль примет решение, которое как раз и требовалось им с Роаном. Он не откажется от войны с магами. Хотя бы уже потому, что был ее главным вдохновителем, и не захочет отступать под надуманным предлогом. Только не так, не по указке выскочивших невесть откуда магов и непонятной девки.
    Иерарх допил свое вино, но не двинулся с места, все еще ожидая реакции Приобщенного. Сегодня он не собирался уходить в свои покои не получив однозначного ответа на свой вопрос. Ему слишком необходимо было узнать, каким будет решение Иерархов. Роан торопил с ответом.
    - Я думаю, - неожиданно прервал молчание Приобщенный, - Что маги затеяли с нами какую-то игру. Они решили воспользоваться угрозой появления кэлтов, чтобы отсрочить начало войны. Только вот я никак не могу понять, как именно они собираются поступить, добившись своего. Бежать куда-то?
    - Куда?
    - Не могу даже представить себе, - неопределенно пожал плечами Саваль. - В земли драконов? Они ведь теперь, я полагаю, заодно?
    - Более десяти тысяч магов не могут переселиться в Северные Пустоши, - фыркнул Мааран. - Там их ожидает тот же финал, что и здесь, в случае осады фортов. Голод и смерть.
    - Верно, - усмехнулся Саваль. - Какова же тогда цель?
    - Либо вся эта история про кэлтов правда, либо причина в другом. Просто мы ее не знаем.
    - Но я хотел бы знать.
    - Все мы хотели бы знать это.
    - Прежде, чем начнется война, - многозначительно заметил Приобщенный.
    - Всегда хочется знать все заранее. Но мы можем лишь строить предположения.
    Саваль снова умолк, уставившись на догорающие в камине дрова. Мааран перевел дыхание. Теперь он был почти уверен в том, что война все же начнется. Приобщенный затеял этот разговор лишь потому, что хотел получить подтверждение собственному, уже принятому решению.
     

* * *

    Открыв очередной старинный манускрипт, Тэйнен не выдержала и все-таки чихнула. Пыль облаком взвилась с потемневшего от времени пергамента, заставив женщину сердито протереть глаза, мысленно выругаться и окончательно утвердиться в решении за ужином по душам поговорить с магистром Фариком о плачевном состоянии архива.
    Вечером у них будет достаточно времени для беседы. А именно сейчас ей было не до того. Она наконец-то нащупала след, который искала несколько последних недель. След Роалин.
    Тэйнен уже знала, к чему в действительности стремился Роан, для чего ему нужна была война между магами и храмовниками. Мало было просто обрести власть над обоими мирами, требовалось еще и подчинить себе нежить. Ландияру это однажды удалось, с помощью силы особого талисмана.
    Роан, безусловно, был сильным и умным противником. Хитрости и коварства ему было не занимать, и все же он явно не был достаточно гениален, чтобы создать новый такой талисман. Значит, у него оставался лишь один вариант: заполучить тот, что был создан Ландияром.
    Но как раз тут и начинались сложности. Даже если допустить, что в результате войны форт Теал будет взят, и Роан получит доступ к его подвалам, где ныне укрыт этот самый талисман, нужно будет еще распечатать защитную сферу, в которую великий ренегат перед смертью успел-таки упрятать основу своего могущества. А сделать это возможно лишь с помощью крови ее создателя, то бишь, самого Ландияра.
    Правда, если верить мастерам артефактов, условие это в действительности не настолько уж непреложно. Подойдет и кровь прямого потомка, и даже достаточно близкого родственника. Во всяком случае, ее будет достаточно, чтобы ослабить заклинание настолько, насколько необходимо для его разрушения извне.
    В силу всех этих обстоятельств Тэйнен совершенно не сомневалась в том, что Роан сейчас ищет этих самых родственников Ландияра. И его необходимо было опередить. Хотя бы для того, чтобы знать, кто станет следующей мишенью новоиспеченного ренегата.
    Судя по всем уже изученным документам, никто из клана Тиминоас, из которого происходил Ландияр, не пережил первую войну с людьми. Во всяком случае, упоминаний об этом клане не было с тех самых пор. К тому же, за время своих поисков Тэйнен успела с некоторым прискорбием убедиться в том, что сама по себе принадлежность к одному клану уже и в ту эпоху не гарантировала наличия кровного родства.
    А семейная история легендарного ренегата выходила довольно печальной. Он был шестым ребенком из семи, и поначалу это внушало надежду на обнаружение родственников, но очень скоро Тэйнен пришлось убедиться в тщетности этой самой надежды. Все пятеро братьев Ландияра погибли, даже не успев жениться. Если где-то и остались их отпрыски, отыскать их можно было разве что случайно. А единственная сестра так и не вышла замуж, не в последнюю очередь из-за деяний братца. И, судя по архивным записям, никаких детей не имела.
    Сведения о более дальней родне тоже терялись в сумерках прошедших веков. Мать была в своей семье единственным ребенком, а судьба младшего брата отца осталась и вовсе неизвестной. Судя по всему, он пал жертвой предательства собственного племянника.
    Все это как раз и заставило Тэйнен взяться за поиски Роалин, предположительной возлюбленной ренегата. И вот тут-то начали всплывать интереснейшие вещи. С одной стороны, погибшую колдунью превозносили, как величайшую героиню, остановившую нашествие зла, а с другой нигде, совершенно нигде не содержалось ни малейшего намека на то, кто она такая.
    Не все источники даже сходились в том, что между Роалин и Ландияром в самом деле существовали романтические отношения. Самые авторитетные историки открыто утверждали, что вся любовная история была придумана менестрелями для придания балладам вящей трагичности, и уже из этих самых песен позже перекочевала в некоторые исторические записи.
    И все же, Тэйнен решила исходить из того, что дыма без огня не бывает. Женское чутье подсказывало ей, что в самом создании такого талисмана, как Солнце Роалин, было что-то очень личное. Не просто желание победить врага и спасти мир. К тому же, пресловутые менестрели, как ни крутись, были современниками обоих, и, вполне возможно, знали что-то такое, о чем в официальных записях предпочли умолчать. С певцов спрос все же невелик, их дело - нравиться публике.
    В пользу этой версии говорило и явно намеренное умолчание историков о личности и семье Роалин. Самым простым объяснением этого пробела могло служить то, что семья девушки не желала признавать самого существования какой-либо связи с ренегатом, опасаясь позора.
    Последнее соображение и подтолкнуло Тэйнен сделать то, чем она сейчас занималась: как следует покопаться в клановой истории того периода. Ведь если Ландияр происходил из бедного и захудалого клана, любовную связь с ним сочли бы недостойной в первую очередь для девушки из клана богатого и влиятельного. Именно такую девушку ей и требовалось разыскать.
    Копание в древних документах трудно было назвать приятным занятием. Пыльные, выцветшие от старости страницы, иные из которых можно было прочитать только вооружившись увеличительным стеклом, и то не без труда, нагоняли тоску. В первую очередь, своим количеством. Девушек, в деталях биографии которых следовало разобраться, набралось немало. И, как то ни прискорбно, многие из них в самом деле погибли при не слишком хорошо выясненных обстоятельствах.
    И все же список претенденток медленно, но неуклонно сокращался. Во всяком случае, из десяти девушек, носивших имя Роалин, под подозрением остались только две. Правда, на примете имелись еще четыре десятка особ, известных под другими именами, которых тоже рано было сбрасывать со счетов.
    Вздохнув, Тэйнен вернулась к изучению следующего пыльного манускрипта. В данный момент ее интересовала судьба Эдины Роалин Вэллейн. На первый взгляд, с этой девушкой все выглядело довольно просто, историк не поскупился на детали описания ее героической гибели при штурме замка нежитью. И все же что-то не сходилось. Нет, не в том, как она умерла, тут все равно ничего уже нельзя было проверить. В том, как эта Эдина жила.
    Чутье охотницы настойчиво подсказывало Тэйнен, что она ухватила след за хвост. Оставалось добраться до головы. И самой верной дорогой в этой самой голове был, судя по всему, семейный архив Вэллейнов.
    Вытащив с верхней полки очередной старинный фолиант, Тэй развернула пыльные страницы и вооружившись увеличительным стеклом, принялась разбирать мелкий, убористый почерк неизвестного ей древнего писца. Эдина Роалин была не самой простой девушкой, ее отец был Великим Магистром. Правда, с ее матерью он развелся, когда Эдине было два года, поэтому девушка выросла в замке Нагав. Там же, где и Ландияр.
    Само по себе это еще ни о чем не говорило, хотя и почти однозначно доказывало, что они были, по меньшей мере, знакомы друг с другом. История становилась все интереснее с каждой страницей.
    Великий Магистр, если верить записям, был после первого развода женат еще трижды. Дважды браки оказывались бездетными, но как раз незадолго до возрождения Ландияра и начала войны четвертая жена родила сына. И это выглядело подозрительно. Не в последнюю очередь потому, что после развода с Великим вторая и третья жены успешно обзавелись детишками от своих новых мужей.
    Значит, проблема была однозначно не в них. Ведь женщины всегда могут с полной уверенностью утверждать, что их дети - это их дети. В отличие от мужчин. Тэйнен сердито потерла переносицу. В сущности, то, была ли Роалин дочерью именно того мужчины, который считался ее отцом, не имело никакого значения. Но надо было еще разъяснить таинственного сына от четвертого брака.
    Проведя детство и значительную часть взрослой жизни среди людей, Тэй хорошо знала, что родители нередко выдают детей своих малолетних или незамужних дочерей за собственных. Чтобы избежать позора или даже обзавестись, наконец, наследником мужского пола. Подобная версия очень подходила в случае с магистром Вэллейном, явно одержимым желанием иметь сына-наследника.
    Но мысль эта была пока только ничем не обоснованным соображением, нуждавшимся в проверке. Уже хотя бы потому, что четвертая жена могла попросту последовать примеру первой. Тогда дочь и сын Великого Магистра не состояли вообще ни в каком родстве друг с другом и, тем более, с Ландияром.
    Тэйнен с тоской глянула на фолиант, под тяжестью которого прогибался стол. Надо полагать, историки не поскупились на подробности, поскольку четверть страниц в этой грандиозной книге была посвящена именно Великому Магистру Родеану Вэллейну, героически возглавлявшему уничтожение Ландияра.
    Подробностей хватало, но обольщаться все же не стоило. О том, почему магистр развелся с первой женой, зачем женился еще трижды и откуда у него взялся сын, никто из историков прямо не писал, это уж точно. И уж тем более, ни единым словом не упоминалось о том, была ли его дочь Эдина Роалин в самом деле создательницей Солнца Роалин. Потому предстояло много читать, а потом сопоставлять массу мелких, на первый взгляд несущественных деталей, чтобы все-таки подтвердить или опровергнуть возникшую в голове версию.
    - Если ты решила выяснить, почему Вэллейны и Райдоны так ненавидят друг друга, ты на верном пути.
    Тэй вздрогнула, выпуская из пальцев зажатые в них уже пролистанные страницы. Книга с шелестом закрылась, но ругнулась женщина по совсем другой причине. Охотница, к которой можно вот так незаметно подкрасться, недолго будет живой охотницей. Хотя в действительности магистр Фарик и не думал подкрадываться, просто Тэйнен слишком увлеклась чтением, настолько, что вообще перестала что-либо вокруг себя замечать.
    - Извини, - немного смутился магистр. - Я не хотел тебя напугать.
    Тэйнен мысленно поблагодарила судьбу за то, что так и не прихватила с собой один из метательных ножей. Избавиться от старой привычки было трудно, всякий раз приходилось убеждать себя, что здесь, в фортах, обычное человеческое оружие ей все равно или не потребуется, или не поможет.
    - Я не испугалась. Просто задумалась.
    Старик кивнул, присев на скамейку напротив.
    - Интересуешься Родеаном Вэллейном не из-за Райдонов? - с улыбкой поинтересовался он.
    - Не совсем. Но и про Райдонов узнать не откажусь.
    Замаячила перспектива не читать всех трех сотен страниц жизнеописания давным-давно почившего Великого Магистра, и это не могло не радовать.
    - Родеан Вэллейн был женат на девушке из клана Райдонов. На дочери главы клана, между прочим, - все с той же мудрой и немного усталой улыбкой начал рассказывать магистр Фарик. - Но когда у него появилась возможность стать Великим Магистром, он быстренько с ней развелся ради женитьбы на племяннице тогдашнего Великого Магистра. Это был довольно оскорбительный для Райдонов шаг.
    Тэйнен чуть не рассмеялась. Судя по всему, нынешнего главу Райдонов именно поэтому до умопомрачения взбесил поступок Криана, почти в точности повторивший давнюю выходку его далекого предка. За исключением развода, само собой. Поистине, любовь уходит в прошлое, ненависть же живет века и века.
    - Поговаривали, кстати, что Райдон, отец той брошенной девицы, наложил на магистра Родеана какое-то проклятие. Никто, впрочем, точно не знает, было ли это сделано в действительности, и что это было за проклятие.
    Тэй чуть не взвыла от досады. Дедушка давно пытался заставить ее изучить проклятия, способы их наложения, магическую структуру и последствия для проклятого и проклявшего. Но сама эта тема казалась настолько противной, что до сих пор Тэйнен удавалось отделываться клятвенными обещаниями никого не проклинать. И вот, кажется, настал момент, когда все же придется приступить к изучению вопроса. Впрочем, пока еще оставалась возможность воспользоваться знаниями магистра Фарика.
    - А существует проклятие бездетности?
    - Существует, - кивнул старик. - Наложивший такое проклятие должен пожертвовать жизнью собственного ребенка.
    - Принести в жертву?
    - Не совсем. Обычно столь прямых действий не требуется, проклятие само по себе неизбежно действует в обе стороны. Это явление называют эхом проклятия.
    Вот оно. Тэйнен едва удержалась от искушения торжествующе потереть руки. Почти наверняка именно так все и получилось. Райдон проклял Вэллейна, и кому-то пришлось заплатить за эту месть своей жизнью. Хотя, быть может, по прошествии времени разгневанный отец просто убоялся неминуемой расплаты и снял проклятие. Тогда, конечно, ничего не получалось. Но тут уж ничего не поделаешь, версии, даже самые стройные и красивые, порой оказываются ошибочными.
    На всякий случай нужно было теперь изучить еще и биографию оскорбленного папаши Райдона и его отпрысков. В особенности матери Роалин. Ведь расщедриться на столь страшное проклятие могла и она сама. Это, кстати, как раз и могло послужить причиной трагической судьбы девушки.
    Эдина Роалин Вэллейн оказалась личностью крайне неоднозначной. Самым интересным было в ней, вероятно, то, что она была мастером артефактов. Едва ли среди мастеров в те давние времена было много женщин, так что Тэйнен все отчетливей подозревала, что идет по верному пути. Кто же еще, кроме настоящего мастера, мог создать такую вещь, как Солнце Роалин?
    Тэйнен снова погрузилась в чтение. Магистр Фарик молча сидел рядом, то ли обдумывая какие-то свои собственные мысли, то ли наблюдая. В данный момент это было совсем неважно, потому что теория даже и не думала оказываться ошибочной. Скорее уж наоборот.
    Как раз в промежутке между исчезновением и возвращением Ландияра Эдина зачем-то перебралась жить в Винаран. И там же, опять-таки, без всякой очевидной причины, поселилась четвертая супруга ее отца.
    Насколько Тэй помнила, в те времена маги предпочитали жить в фортах или своих замках, избегая слишком близкого соседства с людьми. Так что для такого переезда требовались очень и очень веские причины. Например, желание сохранить от остальных магов какую-то, вполне возможно постыдную, тайну. Но само по себе рождение внебрачного ребенка совершенно точно не требовало подобной скрытности.
    Охваченная азартом близкого открытия, Тэйнен вскочила на ноги, почти бегом пронеслась вдоль заполненных книгами шкафов и в прыжке изловчилась схватить с полки фолиант, содержавший списки детей за год рождения загадочного отпрыска Великого Магистра. Она не обольщалась насчет того, что выяснит там хоть какую-нибудь правду, но вот узнать имена тех, кто засвидетельствовал появление ребенка на свет, было совсем не лишним. Свидетели совершенно точно должны были знать, кто именно являлся матерью мальчика.
    Расспросить этих самых свидетелей было, само собой, уже никоим образом невозможно. Но само то, кем они были, могло дать зацепку для дальнейшего поиска доказательств хрупкой пока версии о том, что в действительности мальчик был не сыном, а внуком Родеана Вэллейна.
    Отыскав нужную страницу, Тэйнен нетерпеливо сдула с листа старого пергамента пыль и не без труда, но все же разобрала выцветшую запись. Свидетелями были Эдина Вэллейн и Таарон Меркс, алхимик из Адараскана.
    Пришлось топать в другой конец зала хранилища в поисках записей о Мерксах. Вновь усевшись рядом с Фариком за стол, Тэй, чихая и ругаясь, пролистала половину толстенного фолианта, и, прочтя искомое, радостно хлопнула по странице ладонью, подняв новое облако пыли и заставив старого магистра тоже чихнуть.
    - Что-то выяснила? - поинтересовался старик, складывая и убирая носовой платок.
    - Выяснила, - удовлетворенно ухмыльнулась Тэйнен. - Еще как. Оказывается, рождение единственного сына и наследника Родеана Вэллейна засвидетельствовали его дочь и два года как покойный к тому моменту алхимик.
    - И что с того? - недоуменно вопросил Фарик.
    - Это косвенно доказывает, что история с наследничком шита белыми нитками. Ведь если он в самом деле родился у его жены, к чему тогда вся эта скрытность?
    - Думаешь, ребенок в действительности родился у его дочери? - догадливо уточнил магистр.
    - Думаю, да. На самом деле, почти уверена. Кто-то из детей Райдона, отца первой жены Вэллейна, умер?
    - Нет, - уверенноамом деле, почти уверена.
    еле родился у его дочери? вся эта скрытность? вали его дочь и два года как покойный к тому моменту а ответил магистр Фарик. - То есть, умер, конечно, но совершенно определенно не из-за эха проклятия.
    Тэйнен недовольно насупилась. Конечно, данный факт ничего не опровергал, но, в то же время, был основанием для некоторых сомнений.
    - Подожди, - вдруг прервал повисшую паузу Фарик. - Младшая сестра Эдины скончалась при невыясненных до конца обстоятельствах.
    Старик поднялся со скамьи и решительно направился вдоль полок, явно что-то разыскивая. Наконец он остановился и достал из шкафа небольшую книгу в черной кожаной обложке.
    - Это описание загадочных случаев смерти. Думаю, тут мы сможем уточнить, были ли какие-то подозрения насчет того, что девочка стала жертвой эха проклятия.
    Едва книга легла на стол, Тэйнен и Сэйн Фарик едва не столкнулись над ней лбами в нетерпеливом желании разобрать побледневшие от времени, неровные строки записей.
    - Полезно порой бывает копаться в старых книгах, - пробормотал магистр Фарик.
    - Выходит, бедное дитя на самом деле погибло из-за проклятия, - отозвалась Тэйнен.
    - Насколько же надо ненавидеть...
    Тэй невольно потерла бедро. Старая рана напомнила о себе. А может быть, все дело было лишь в нахлынувших воспоминаниях о том, насколько слепой и беспощадной может быть женская ненависть. Пожалуй, ни один мужчина не способен зайти в своей мести столь далеко.
    - А может быть, просто ребенок был не его?
    - Нет, - мотнула головой Тэй. - У младенца на лбу не написано, кто его папочка. Будь все так просто, не пришлось бы разводить такую секретность вокруг его появления на свет.
    - Но сын Ландияра...
    - Чей же еще? Насколько мне известно, сам по себе факт рождения внебрачного ребенка был, конечно, неприятным, но не совсем уж ужасным позором. И никто этого особо никогда не скрывал.
    - Верно, - пробормотал магистр Фарик. - Они явно хотели сделать так, чтобы вообще никто не знал о том, что у Эдины был ребенок. Значит, тому были причины.
    Тэйнен невесело рассмеялась. Конечно же, причины были. Сын величайшего ренегата и предателя едва ли мог рассчитывать на снисхождение даже в весьма лояльном к внебрачным связям обществе магов. И уж тем более не на что было надеяться его матери. Да и весь ее род никогда бы не отмылся от такого позора, судьба клана Тиминоас тому доказательство.
    Вот почему вся эта история была так старательно запрятана и предана забвению. Вот почему никто не упоминал личности Роалин. Великий Магистр своей властью смог заставить летописцев оставить клан Вэллейн в стороне от этой истории, в которой поводов для стыда было явно больше, чем для гордости.
    - А ведь клан Вэллейн гордится тем, что их род никогда не прерывался, - вдруг сказал магистр Фарик.
    Тэйнен промолчала. Она уже и сама все поняла. Роан, конечно же, не был ни самим Ландияром, ни даже его наследником. Роан не был. А вот Криан был.
    - Я сохраню эту тайну, - негромко проговорил старик-магистр. - Клянусь тебе, Тэйнен Иллис Верье, что уста мои будут сомкнуты, или же пусть кара падет на весь род мой до последнего потомка.
    Тэй вскочила на ноги и застыла, потрясенная услышанным. Ей никогда еще не доводилось наблюдать принесение клятвы молчания. И уж тем более, эту клятву прежде не приносили ей.
    - Почему Вы это сделали? - не без усилия выговорила она через пару долгих мгновений.
    - Идет война, и не все маги на стороне Великого Магистра. То, что ты только что выяснила, может уничтожить Криана. Многие многое отдали бы, чтобы знать то же, что знаем теперь мы с тобой. Я лишь хочу, чтобы ты была уверена в том, что я не стану предателем.
    Старик лукаво улыбнулся, захлопнул разложенные на столе книги и несколькими едва уловимыми движениями пальцев отправил их по местам.
    - Все это не вполне точно...
    - Достаточно точно.
    Тэй обессилено опустилась на скамейку. Теперь ей казалось, что она напрасно затеяла все эти поиски правды о Роалин. С другой стороны, если докопалась она, может докопаться и кто-то другой. Лучше знать о неприятностях заранее, чем оказаться застигнутым ими врасплох.
    - Меня не пугает эта правда, - со спокойной улыбкой проговорил магистр Фарик. - Дети не должны отвечать за грехи отцов. И если бы все думали, как я, и Роан, быть может, не стал бы тем, кем он сделался сейчас. Но, к сожалению, найдутся те, кто воспримет все это... неадекватно. И они-то могут натворить бед.
    - Я пойду, пожалуй, - только и сумела выдавить в ответ Тэй.
    Она поймала себя на том, что только начинает еще осознавать значение той правды, которую только что выяснила. Величайший в истории предатель, едва не погубивший весь мир, имя которого произносили как проклятие, был, оказывается, предком ее мужа. Предком ее будущего ребенка.
    В памяти некстати всплыл и рассказ дедушки о том, что предыдущих глав клана Вэллейн трудно было назвать приятными людьми. Интересно, знали ли они о том, кем являлись? Знал ли Криан? И если знал он, то было ли Роану известно то же самое?
    - А зачем ты вообще стала копаться в этой истории? - неожиданно спросил магистр Фарик, когда Тэй уже успела дойти до двери.
    - Предположила, что целью Роана является талисман, созданный Ландияром.
    - Такое вполне возможно, - задумчиво отозвался старик.
    Впрочем, это было уже не так уж важно. Главное, что теперь она знала, чья кровь понадобится Роану, чтобы добраться до талисмана. И могла быть уверена в том, что запросто он ее не получит.
     

* * *

    - Ты весь вечер думаешь о чем-то неприятном, - сердито заметил Криан, когда Тэйнен закончила расчесывать волосы и готовилась уже нырнуть под одеяло.
    - Можно подумать, в нашем нынешнем положении можно думать о чем-то приятном.
    - Наше нынешнее положение далеко не столь катастрофично, как твои размышления, - невесело усмехнулся мужчина, не позволяя сменить тему беседы. - Я все равно могу узнать, о чем ты думаешь.
    Тэй не удержалась от сердитого фырканья. Жизнь без права на личную тайну ей катастрофически не нравилась, но в блокировании телепатии она покамест очень мало преуспела, так что Криан был совершенно прав. Он все равно мог узнать.
    - Что ты искала в архиве?
    - Хотела знать, кем была Роалин.
    - Узнала?
    Ночь просочилась сквозь оконные стекла, затапливая мысли. Слабая, безнадежная попытка закрыть сознание от проникновения извне. Криана такая преграда, само собой, не остановит, но, если он попробует ее преодолеть, им обоим придется пережить пару неприятных минут. Оставалось надеяться лишь на тактичность благоверного.
    - Интересно, - усмехнулся Криан, заметив ее усилия, - Насколько страшна тайна, если ее так отчаянно стараются скрыть?
    - Ее звали Эдина Роалин Вэллейн, и она была дочерью тогдашнего Великого Магистра Родеана Вэллейна.
    В ответ прозвучал только короткий саркастический смешок.
    - Это почти точно.
    - Я усомнился совсем в другом, - отозвался Криан. - Это, конечно, очень интересно, но пугает тебя совсем другое.
    - С чего ты взял?
    Криан подошел к столу и вылил в свою кружку остатки воды из кувшина, но пить не стал. Просто прошелся пару раз вдоль комнаты, явно подбирая слова, и, остановившись почти вплотную к Тэйнен, невесело проговорил:
    - Будь тайна личности Роалин единственным, что ты выяснила, ты бы радовалась. И тому был бы повод. Это, согласись, символично: то, что именно Вэллейны сделали больше остальных, чтобы покончить с первым ренегатом. Ведь тебя волнует шаткость моего нынешнего положения, а подобная история его хоть немного, но укрепила бы. Однако ты огорчена и даже испугана. Что еще ты узнала?
    Бывают моменты, когда любые причины молчать становятся несущественными. Например, когда тайну все равно не удастся сохранить. Сейчас мысли Тэйнен были скрыты, но неизбежно наступит момент, когда она расслабится, а заинтригованный и обеспокоенный Криан попросту поймает ее. И хорошо, если это будет он, а не кто-то из их врагов. Тэй устало закрыла глаза и выдохнула:
    - Торен Вэллейн, сын и наследник Родеана Вэллейна, не был на самом деле его сыном.
    - Впечатляет, конечно, что это оставалось тайной по сей день, - усмехнулся Криан, - Но дело ведь не в этом?
    - Он был его внуком, - не обращая внимания на ответную реплику, продолжила Тэйнен. - Сыном его дочери, Эдины Роалин Вэллейн. И Ландияра.
    Криан, выбрав для того, чтобы все же начать пить, самый неудачный момент, подавился водой. Тэй возблагодарила за это судьбу, пока он откашливался, у нее появилось немного времени, чтобы успокоиться и привести мысли в некое подобие порядка.
    - Это точно?
    - Прямых доказательств, конечно же, нет и быть не может, об их уничтожении позаботились, что совсем неудивительно. Но есть много косвенных подтверждений.
    - То есть, выходит, что я...
    - Прямой потомок Ландияра, да. Если, конечно, чья-то жена по дороге от Торена до Дирка Вэллейна, не оказалась удачливой в деле супружеской неверности.
    - И кто еще, кроме тебя, знает об этом?
    - Сэйн Фарик, - честно ответила Тэйнен. - Но он принес мне клятву молчания.
    Криан удовлетворенно кивнул.
    - Возможно, это даже хорошо, - негромко заметил он. - Сильно снижает шансы Роана добраться до талисмана Ландияра.


Глава 4. Первый бой



    Рассказ о Роалин дался Тэй нелегко, но после ей, как ни странно, полегчало. И совсем не хотелось думать о том, что теперь это не только ее тайна, и не только ее ноша. Вместе было легче справляться. К тому же, Криан куда лучше нее разбирался в хитросплетениях взаимоотношений магов и, если даже не знал, что делать, то хотя бы знал, чего делать нельзя.
    Криан никак не выдавал того, что новость о предке что-то для него значила. Можно было даже подумать, что ему все равно. Возможно, так оно и было, а все эти копания в далеком прошлом были бессмысленны. Впрочем, определенный смысл в них, так или иначе, был - шанс добраться до талисмана Ландияра.
    Некоторое время перед сном Тэйнен попыталась подумать о том, может ли этот артефакт пригодиться им в борьбе против кэлтов. Или против Роана. Против любого возможного врага. Перспективу иметь в распоряжении армию нежити трудно было не считать заманчивой в их нынешнем положении. Но в то же время подобное было слишком опасно, наверняка найдутся те, кто после победы над врагом возжелает использовать эту самую армию в своих целях.
    Нет уж, некоторые силы в этом мире совершенно точно следовало похоронить как можно глубже, заперев на все возможные замки. Для общей безопасности, потому что самой страшной силой из всех существующих была и оставалась жадность, заставлявшая людей, магов и всех прочих существ, гордо и, в общем-то, безосновательно именующих себя разумными, крушить все и вся во имя собственных, зачастую бредовых идей.
    В форте ночью было очень тихо, все, кроме стражей, легли спать. Стоило бы последовать их примеру, но в душе колючим комком шевелилось скверное предчувствие. Казалось, что сам влажный после дождя воздух был насыщен близкой опасностью.
    Мирно посапывающий в подушку Криан не то, чтобы отмахнулся от этих предчувствий, но в ответ заявил лишь, что лучшее, что они сейчас могут сделать, это выспаться, чтобы не клевать носом, когда опасность свалится им на головы. И, наверное, Тэйнен была единственной во всем форте, кого такой подход категорически не вдохновлял.
    Вместо того, чтобы спать, женщина сердито смотрела в окно, сотый уже раз пересчитывая редкие звезды, сумевшие протиснуться сквозь ошметки туч. Сегодня за ужином одна из женщин посоветовала ей делать это в случае бессонницы. Никакого эффекта пока не наблюдалось, разве что обратный. Созерцание звезд навевало совсем уж невеселые мысли о будущем, здорово мешавшие спать.
    Перевернувшись на другой бок, Тэй сердито подумала о том, что раньше никогда не мучилась бессонницей. Потому, наверное, что вечно страдала от недосыпания, так что редкой возможностью спокойно поваляться в кровати пренебрегать попросту не могла. Теперь же, целыми днями только и занимаясь разными пассами и заклинаниями вместо того, чтобы бегать за нежитью, она даже и устать-то не могла.
    А все ее попытки присоединиться к работам в форте мягко, но решительно пресекались. Следуя логике магов, теперь ее главной миссией было обеспечить клан наследником. А лучше несколькими. И как можно скорее. В чем-то такой подход был, конечно, правильным: во всем мире наступили смутные времена, и усугублять ситуацию еще и внутриклановой распрей не следовало ни в коем случае.
    И, тем не менее, подобное отношение раздражало. Тэйнен не привыкла, чтобы с ней обращались как со стеклянной вазой, но даже это она уж как-нибудь потерпела бы, если бы дело было лично в ней. Но нет, окружающие по большей части переживали не за ее драгоценную особу, а за отношения с Верье и, пуще того, с Ровари. За то, чтобы ни у тех, ни у других не появилось повода заявить, что к ним проявили неуважение отсутствием должной заботы об одной из их представительниц.
    Все вокруг было сложно, переплетено и опасно. Куда опаснее стаи гарпий, потому что последствием любого неверного шага могло стать нечто гораздо худшее, чем рана или смерть. Целый народ мог оказаться в пучине междоусобицы.
    Подавив очередной сердитый вздох, Тэйнен зарылась лицом в подушку и решила ни о чем больше не думать, все равно ничего хорошего из этого занятия не выходило. Как ни странно, этот план ей удалось привести в исполнение. Она сама не заметила, как заснула, и потом, разбуженная шумом, очень удивилась, увидев, что за окном уже наступил рассвет.
    Правда, обычной для этого часа тишины не было и в помине. Прохладное, сонное утро оборвалось под натиском волны чего-то, довольно близкого к панике. По всему форту, от подвалов до крыши, носились маги. То и дело можно было услышать их негромкие, но взволнованные разговоры.
    Криана, само собой, в комнате уже не было, причем давно. Наверняка он встал еще перед рассветом, а то и вовсе посреди ночи. Значит, творилось что-то серьезное. Скорее всего, что-то страшное. Наверняка, война. А её, конечно же, никто не потрудился разбудить и рассказать новости. И это несказанно злило.
    Давящее ожидание нападения выносить было нелегко, порой Тэй даже хотелось, чтобы все уже поскорее началось. Но действительно дождаться атаки оказалось очень неприятно. Вернее сказать, очень страшно. Особенно силен ужас был именно сейчас, в первые минуты, спросонок. И чтобы справиться с оцепенением паники, нужно было как можно скорее выяснить, что произошло.
    Протерев глаза и окончательно разозлившись, Тэй слезла с кровати, наспех оделась и все-таки задумалась, куда ей в первую очередь направиться. Приняв в итоге самое очевидное решение попросту найти мужа, наверняка пребывающего в самой гуще событий, она как могла быстро сплела поисковое заклинание, но воспользоваться им так и не успела. Криан объявился сам, и, вдобавок, не один.
    Незнакомый Тэй маг, почтительно следовавший за Великим Магистром, торопливо говорил о том, что укрепления форта Валлен долго не продержатся, потому что атакующих слишком много, а смести их магией не получится.
    Криан, дослушав речь спутника, на некоторое время замер посреди гостиной, явно что-то просчитывая в уме, а потом выругался последними словами и пнул подвернувшуюся под ногу табуретку.
    - Вы знаете, что я прав, Магистр, - торопливо закончил маг.
    - Знаю, - буркнул Криан.
    Тэйнен тоже это знала. Форт Валлен был самым древним из существующих. Его возвели еще в те времена, когда маги активно враждовали между собой, поэтому единственным, не считая порталов, входом и выходом оттуда было узкое ущелье. И на скалы еще в незапамятные времена наложили заклятье, которое отражало магические атаки, направленные на форт, на самих атакующих. К сожалению, побочного эффекта избежать не удалось, с атаками, направленными из форта, происходила весьма похожая штука, они возвращались к защитникам. Снятие же чар с природного камня было делом слишком сложным, никто так за него и не взялся. К тому же, без этих чар укрепления Валлена не выдерживали бы даже атаки пары-тройки хороших боевых магов.
    Таким образом, из арсенала защитников Валлена исключались все мощные боевые заклинания, которые могли бы быстро охладить пыл храмовников. А в открытом бою численный перевес давал атакующим серьезные шансы победить. Роан прекрасно ведал, что творил, направляя людей именно на Валлен. Захват любого другого форта сейчас был практически невозможен.
    - Нам, вероятно, следует отступить. Совет уже собрался.
    Криан в ответ только медленно покачал головой.
    - Выбора нет.
    - Отступать тоже не выбор, - осмелилась подать голос Тэйнен.
    - Именно этого и хочет Роан, - заговорил, наконец, Криан, обращаясь именно к ней. - Чтобы я под давлением Совета, желающего спасти как можно больше жизней, принял решение о сдаче Валлена.
    - Но какой в этом смысл? - изумился маг. - Валлен это лишь один форт, притом не самый важный. Там нет ни складов, ни архивов.
    - Там есть порталы. Этого достаточно, - буркнул в ответ Криан.
    - И? - не понял мужчина.
    - И сейчас я не намерен заставлять уважаемый Совет ждать, - оборвал разговор Великий Магистр. - Идем.
    Тэйнен побежала следом за мужчинами. Пропускать столь важное мероприятие она категорически не собиралась, потому уже по пути в Зал обдумывала, как дать отпор тем, кто попытается выдворить ее за двери. Доводы не пригодились, никто, казалось, даже и не заметил ее присутствия.
    Криан не стал усаживаться в свое кресло, он остался стоять посреди Зала, перед Магистрами. И почему-то это совсем не выглядело так, словно многомудрые старцы сейчас будут отчитывать зарвавшегося мальчишку. Скорее уж, все было наоборот.
    - Хотите отступать? - не тратя времени и красноречия на приветствия и предисловия, с ходу начал он.
    Магистры явно не ожидали столь прямой и внезапной атаки. Выпад главы Совета застал их врасплох, заставив смутиться, позабыв заготовленные речи. На несколько долгих мгновений повисло молчание. Наконец, Райдон решился отвечать.
    - Нет другого способа сохранить жизни.
    - Сохранить для чего? - продолжил нападение Криан. - Чтобы умереть чуть попозже, вместе со всеми остальными?
    - Что ты несешь?!
    Не выдержав напряжения момента, Райдон даже вскочил с кресла, попытавшись нависнуть над Крианом. Когда-то, наверное, ему очень хорошо удавался этот прием, но сейчас ничего не вышло. Следом со своего места поднялся Ровари и веско проговорил:
    - Великий Магистр прав. Мы не можем сдать храмовникам порталы.
    - Мы закроем порталы.
    - Надолго ли?
    - Мы вернули Лориад!
    - Мы вернули Лориад, - присоединился к спору магистр Рэстон, - Потому что его атаковала небольшая группа храмовников. И целью их нападения была всего лишь демонстрация силы.
    Тэй едва удержалась от искушения тоже вставить свое слово. Та атака явно была затеяна Роаном с какой-то более серьезной целью. Все в один голос твердили, что из хранилищ Лориада ничего не пропало. Не то, чтобы Тэйнен не верила. Просто никак не могла взять в толк, для чего было в таком случае устраивать шумное и весьма кровавое представление. Не ради же демонстрации способностей по созданию Мертвого Льда.
    - Если мы сдадим Валлен, - холодным, ровным голосом проговорил Криан, - Мы откроем Роану доступ к порталам в любой из фортов. Рано или поздно их вскроют, и тогда храмовники завалят нас трупами, они могут себе это позволить.
    - Ему не удастся вскрыть порталы!
    - Нет, удастся.
    Члены Совета в явном ужасе обернулись к молчавшему до сих пор магистру Фарику.
    - До сих пор мы думали, - продолжил магистр, - Что из форта Лориад ничего не пропадало. И это на самом деле так, все хранившиеся там артефакты на месте. Но я еще раз тщательно все проверил, и обнаружил, что один из них был исследован. Надо полагать, с целью создания копии.
    - И что же это было?
    - Воронка-ключ.
    Магистры оцепенели, и Тэйнен тоже. Теперь все встало на свои места, и цель Роана стала понятна. Он никогда не собирался осаждать форты, тут Райдон был прав в своем спокойствии. Одну за другой штурмовать неприступные крепости магов силами людей пришлось бы до Сошествия Величайшего. И еще неизвестно, чем кончилась бы такая затяжная война.
    Зато вот взять один из фортов, самый плохо защищенный, заполучить порталы, а вместе с ними и возможность однажды зайти с тыла в любое из укрепленных убежищ, было уже вполне реальным путем к победе. Узкие коридоры, отсутствие достаточного количества путей к отступлению и, пуще того, чары, блокирующие массово поражающие боевые заклинания, наложенные на стены давным-давно с целью защиты магов, словом, все то, что когда-то помогало защитникам фортов в войне с себе подобными, будет играть против них в войне с людьми.
    Маги хорошо защитились от нападения людей, но вся эта защита имела смысл лишь при том условии, что атаку на форты не возглавит предатель, хорошо знающий все слабые места и способный выработать верную стратегию. К сожалению, Роан был именно таков.
    - Мы не можем отступить, - медленно выговорил в наступившей тишине Криан. - Нам следует вывести из Валлена всех, кто не может сражаться, и забрать все ценное кроме того, что может пригодиться для обороны.
    - И сколько это будет продолжаться?
    Райдон словно бы сдался. В его голосе вместо прежних властности и силы послышались нотки страха и отчаяния. На мгновение Тэй даже стало жаль старика, но она прогнала это чувство. Райдон все равно был опасен, инстинкт настоятельно требовал не доверять ему ни в коем случае. А бывшая охотница привыкла прислушиваться к своим инстинктам.
    - Нам нужен план, как добраться до Роана, - хмыкнул магистр Верье. - Потому что сдерживать храмовников вечно мы все равно не сможем.
    Маги заметно приуныли. Положение их сильно смахивало на безнадежное. Добраться до Роана было проще на словах, чем на деле, потому что он, во-первых, скрывался от всех сразу, а во-вторых, совершенно точно не сидел на одном месте.
    Тэйнен тайком вздохнула и мысленно выругала себя. Второй раз их с Салирой фокус с поиском ренегата уже шансов на успех не имел. Хотя бы потому, что встречаться с ней снова Роан попросту не станет, и мигом сбежит, как только поймет, что обнаружен Хранительницей. А уж поймет он это непременно.
    Более стоящих идей же, к сожалению, не было. И, надо полагать, остальные маги пребывали в точно такой же растерянности. А времени на раздумья, между тем, особо не осталось. Пока они тут чесали в затылках, не зная, что бы предпринять, защитники Валлена рисковали жизнями.
    Молчание затягивалось. Совет магистров явно давненько не оказывался в столь затруднительной ситуации. Маги то и дело переглядывались, ожидая, что хоть кто-то выступит, наконец, с дельным предложением. Тэйнен даже ощутила неловкость, на мгновение она почувствовала себя девицей, по ошибке забежавшей в баню к мужикам, и попыталась потихоньку ретироваться, пока на нее никто не обратил внимания.
    Попыталась, но не успела. Створки дверей распахнулись, стукнувшись о стены, двое воинов, вбежавших в зал, едва не сбили Тэй с ног, заставив резво отпрянуть в сторону и прижаться спиной к прохладному камню колонны.
    - Кэлты атаковали форт Ирдон.
    Низкий, тяжелый голос старшего воина громыхнул не хуже дверных створок, но эффект получился даже посильнее. Магистры окончательно оцепенели от второй за день новости, оказавшейся еще похуже первой.
    - Мы не можем сдать Ирдон, - растерянно пробормотал магистр Райдон.
    - Кто-то разве говорит о сдаче форта? - невесело усмехнулся в ответ Ровари.
    - Но сможем ли мы удерживать два форта сразу? - недоверчиво поинтересовался Раньяр. - У нас попросту не хватит народу.
    Судя по раздавшемуся хмыканью, подобные сомнения посетили не его одного. Магистр Рэстон даже начал подниматься со своего кресла, но под сердитым взглядом Криана мигом сник и сел обратно, уловив намек. Сейчас не время было выяснять, кто виноват в том, что так получилось. Нехватка магов, способных сражаться, была данностью, с которой следовало смириться. И искать способы выйти из положения.
     

* * *

    Подниматься на дозорные башни Криан не рискнул. Мощные осадные арбалеты кэлтов щедро поливали их болтами, едва наблюдатели с кораблей замечали движение. Впрочем, и без того плачевность положения защитников форта было более чем очевидна.
    На рейде удалось насчитать одиннадцать кораблей. На каждом из них наверняка приплыло по доброй сотне воинов. Выходило, что со стороны суши форт атаковала лишь половина армии противника. Остальные, судя по всему, готовились напасть с моря. Просто пока не решили, как именно это будет сделано.
    Форт Ирдон был похож на упитанную мышь, спрятавшуюся в трубу, с каждого конца которой поджидали добычу кошки. И не просто поджидали, а весьма деятельно орудовали лапами, пытаясь выкурить несговорчивый обед из убежища.
    Нужно было держаться, ни в коем случае не сдавать форт, но как? Как одновременно оборонять два форта ограниченными силами, воюя на два фронта, с двумя превосходящими числом противниками? Едва ли кэлты ввяжутся в войну с людьми, не взяв ни одного форта магов, потому на союз пока надеяться не приходилось. Разве что храмовники внезапно решат проявить невероятную прозорливость относительно перспектив войны с кэлтами. То есть, не будут надеяться победить после, избавившись сначала от одного врага руками другого.
    На разумное поведение храмовников можно было, конечно, надеяться, но определенно не стоило на него рассчитывать. Поэтому магистры стояли возле бойницы молча, украдкой поглядывая друг на друга. Каждый надеялся, что у кого-то появится идея. И все надеялись на Великого Магистра.
    Криан подавил вздох. Впервые с момента своего избрания он почувствовал, что в нем действительно видят лидера, и за ним готовы пойти даже те, кто гораздо старше и опытнее. И поэтому нужно было принять решение.
    - Есть соображения? - все же рискнул начать начать разговор магистр Рэстон.
    - Есть мнение, что дела наши хуже некуда, - мрачно отозвался старик Райдон.
    - Есть еще мнение, что сейчас нам тут стоит открывать рты только затем, чтобы высказать что-то дельное, - сердито пробурчал Дегар Крайз.
    - Например то, что мы не можем сдать форт Ирдон.
    - Вполне вероятно, нам придется сделать это.
    Магистры уставились на Криана как на умалишенного. Возможно, в иной момент он отступил бы под таким натиском и передумал высказывать только что возникшую мысль. Но время преклонения перед чужим авторитетом ушло безвозвратно, пора было утверждать свой собственный. А значит, не отступать.
    - Сдав форт Ирдон кэлтам, мы сэкономим силы и выиграем время. Кэлты не обладают артефактом, способным помочь им со вскрытием порталов, значит, провозятся они не один месяц. И едва ли все это время будут атаковать только нас.
    - Надеешься на союз с храмовниками? - приподнял бровь Ровари. В глазах его мелькнул неподдельный интерес и даже немного восхищения.
    - Да, - кивнул Криан. - Ведь не смогут же кэлты пройти через Равнину к другим фортам, не напав на людей. Если только они уже не в союзе, что весьма маловероятно.
    - Это почему же? - не без сарказма вопросил Райдон.
    - Потому что таковы кэлты. Они притащились сюда через море, чтобы захватить новые земли и новых рабов. Из магов рабы никудышные, мы слишком опасны, и, к тому же, нас мало. Выходит, рабами планируется сделать людей. И я рискну предположить, что Приобщенные не настолько тупы, чтобы этого не понимать.
    - И ты хочешь сдать им форт?
    - Я этого не хочу, - сухо ответил Криан. - Но защищать сразу два форта мы не сможем никак, и в данных обстоятельствах я предпочту кэлтов хотя бы уже потому, что они, возможно, куда надежнее нас смогут охранять порталы от Роана. Если только...
    До этого момента план действий выстраивался у Криана в голове весьма четко. Но всего лишь одна новая мысль заставила его пересмотреть все от начала и до конца. Это была мысль о возможном подельнике Роана. И о шпионах кэлтов.
    Кэлтам было известно о конфликте между храмовниками и магами. И штурмовать форт они намеревались силами достаточно серьезными, чтобы сломить сопротивление защитников, но не слишком большими. Не было никакого резерва в достаточной близости, чтобы быстро поддержать атакующих. Это наводило на мысль о том, что кэлты знали подозрительно много об оборонительных возможностях форта Ирдон. Знали, что при наличии тысячи воинов никакой резерв сил им не нужен.
    У Роана почти наверняка был сообщник среди магов, который если и не помогал ренегату активными действиями, то уж точно снабжал его информацией обо всем, что творилось в фортах. И почему в таком случае такого же шпиона не могло быть у кэлтов?
    Но сам по себе шпион был бы не такой уж страшной проблемой, если бы не та самая идея, промелькнувшая при мысли о возможном вскрытии порталов. Что если кэлты и Роан пользовались услугами одного и того же шпиона? Что если Роан вообще собирался воспользоваться для победы над магами еще и кэлтами, не полагаясь на одних храмовников?
    Полностью исключить такую возможность было нельзя. Значит, следовало учитывать, что сдача форта кэлтам могла привести ровно к тем же последствиям, что и сдача форта храмовникам.
    - В чем дело? - озадаченно спросил Ровари. - Если только что?
    Криан устало потер лоб. Ни малейшего желания заводить сейчас разговор о возможном предательстве у него не было. Не потому, что кто-то станет называть идею существования кэлтского шпиона среди магов безумием. Скорее всего, не станут. Смолчат, даже если и подумают что-то подобное. Но категорически не хотелось сеять зерна взаимного недоверия. Только не сейчас.
    - Нам придется уничтожить порталы Ирдона, - коротко сказал он, ничего не объясняя.
    Магистры застыли в крайнем изумлении. Подобное предложение их шокировало. Никогда со времен войны с Ландияром никто не разрушал постоянных порталов, потому что это действие требовало огромных усилий и представляло большую опасность для тех, кто на него решался. Более того, даже при условии, что сам процесс разрушения пройдет идеально, осуществившим его еще предстояло выбираться из осажденного форта без помощи порталов. То есть, шансов остаться в живых у них практически не было.
    - Это безумие! - воскликнул Раньяр, опередив старших, так и не решившихся высказаться.
    - А что, если разрушение порталов закончится разрушением половины этого форта?! Вместе с половиной еще одного, того, в который портал направлен?! - гневно возопил Рэстон, надвигаясь на Криана.
    - А есть ли смысл заботиться о сохранности форта, коль скоро мы все равно неспособны его удержать? - парировал Великий Магистр, не отступая ни на шаг.
    Магистры снова замолчали. Криан обвел взглядом их посеревшие, разом осунувшиеся лица. Он прекрасно ведал, что предложил им только что. Пожертвовать фортом, пожертвовать несколькими довольно сильными и опытными магами, возможно, лишиться части запасов. Решение не было простым, но его следовало принять. Неизбежность этого была для всех очевидна.
    Маги форта Ирдон, стоявшие в дверях зала, тоже молчали, опустив головы. Они уже понимали, что их дом, столько лет казавшийся надежным и безопасным, обречен. И кто-то из них обречен погибнуть вместе с ним.
    - Пора, - обронил Криан. - Собирайте ценности и запасы. Мы покидаем форт Ирдон.
     

* * *

    Огромный камень просвистел в воздухе и врезался прямо в главную дозорную башню. Криану показалось, что форт содрогнулся до самых подвалов. По крыше зала глухо и тяжело заколотили булыжники.
    Вторая глыба не долетела, ударив в самое основание стены. Третья краем зацепила еще одну башню, сломав старое дерево во внутреннем дворике форта. Трое магов, стоявших рядом с Крианом, застыли в искреннем ужасе. Кажется, они только что действительно поняли, почему Великий Магистр решил оставить форт. Чары, наложенные на стены, оказались слишком древними, чтобы защитить от наговорных камней, летящих с кораблей кэлтов.
    Захватчики знали свое дело. Они явно штурмовали таким образом уже не первую крепость, а значит, времени оставалось мало. Быть может, даже слишком мало, недостаточно для осуществления задуманного.
    - Надо спешить, - устало проговорил Криан.
    Решение было принято, и нужно было действовать точно так, как они запланировали, но до чего же трудно было заставить себя сейчас уйти. Бросить на произвол судьбы трех собратьев. Даже несмотря на то, что все трое вызвались добровольно, прекрасно сознавая, что именно им предстоит.
    Он вспомнил их имена. Равен Панниец, обычный человек из обычной крестьянской семьи, уже почти старик, большой мастер по части порталов. Жаль, он уже никого не обучит своему искусству, но сейчас без его помощи не обойтись.
    Эдар Орнелл, в отличие от Равена, был совсем еще молод, но способность призывать силу воды делала его важным участником задуманного. Именно его талант призван был не допустить того, чтобы волна энергии, которую могло вызвать разрушение портала, ударила по какому-нибудь другому форту.
    Третьего мага, мужчину средних лет, Криан не знал. Судя по всему, тот был мастером артефактов. А еще, как и Панниец, являлся по рождению человеком. Совет не послал на верную гибель ни одного чистокровного, пожертвовали лишь полукровкой из захудалого клана. Возможно, это было даже и разумный, но все равно с оттенком подлости, выбор.
    - Уходите, архимагистр, - глухо ответил Равен. - Нам нужно спешить.
    Криан посмотрел на последний раз мерцающий портал в форт Вейм. Всего пара шагов отделяла его от безопасного места. Пара шагов трусливого бегства. Там, на том конце, его ждала Тэйнен, их будущий ребенок. А где-то в других фортах кто-то наверняка уже оплакивал Равена, Эдара и их третьего товарища.
    Заплачет ли Тэй, если он сейчас останется здесь? Будет ли тосковать о нем долгие годы, или быстро забудет, променяет на другого? Пока что он не мог дать сколько-нибудь уверенных ответов на эти вопросы даже самому себе. Зато знал, что она поняла бы, если бы он рискнул остаться. И что она знала - он рискнул бы, будь дело только в ней. И именно за это знание и понимание он чувствовал к ней то, что можно было, наверное, назвать даже любовью.
    Но дело было не только в ней. И сейчас для него настало время быть главой кланового Совета, а не просто одним из магов. Посылать на смерть некоторых ради спасения всех остальных. И на это сейчас способен был, пожалуй, только он один. Поэтому он не мог остаться.
    - Попробуйте уйти в горы через тайный ход.
    Криану все-таки удалось выговорить эту фразу спокойным, ровным голосом, не выдавая эмоций. Именно так, как и хотелось. Все трое магов кивнули в ответ одновременно, и Великий Магистр шагнул в портал, надеясь, что это все же не было последним прощанием с ними.
     

* * *

    Столб ярко-алого пламени ввинтился в начавшее синеть небо, заставив атакующих на несколько мгновений застыть на подступах к полуразрушенной стене форта. Но замешательство длилось недолго, огонь исчез, и бряцающая оружием толпа хлынула сквозь проломы внутрь.
    Мужчина в длинном темном плаще, прятавший лицо под глубоким капюшоном, вошел в форт в окружении трех кэлтских вождей и их многочисленной, хорошо вооруженной свиты. Не обращая внимание на глухое, недовольное ворчание простых воинов, он быстро поднялся по главной лестнице и жестом велел открыть тяжелые двери.
    Зал порталов встретил захватчиков едким серым дымом. Каменные плиты пола оплавились и покрылись жирной черной копотью. Зрелище это заставило мужчину подобрать плащ и грязно выругаться. Надежда не оправдалась, попытка разрушения порталов увенчалась-таки успехом.
    Неподалеку от центра зала, на полу, лицом вниз лежал мертвый мужчина. Перевернув тело коротким, злым пинком, человек в плаще выругался еще раз, увидев выжженый на груди мертвеца символ. Кто-то по всем правилам разделил тело и дух покойного, так, чтобы ни одному некроманту уже не удалось его допросить.
    - Ищите беглецов.
    - Никто не мог уйти, - зло проворчал в ответ один из вождей кэлтов.
    - Кто-то поработал над этим покойником, - раздраженно отозвался человек. - И трупа этого кого-то я здесь не вижу.
    Несколько воинов, повинуясь повелительному жесту вождя, тут же убежали. Из-за дверей послышались командные крики, минута спокойствия сменилась общей суетой. Мужчина в плаще не обратил на это внимания. У него явно не было сомнений в том, что его распоряжение будет исполнено немедленно и в точности.
    Игнорируя толпящихся в дверях кэлтов, человек присел на корточки и внимательно вгляделся в остатки рисунков на камнях. Потом поводил по воздуху ладонью, опустился на колени и застыл с закрытыми глазами, погрузившись в изучение окружающего пространства.
    Не шевелился он довольно долго, пока топот и возня в дверях зала не заставили его отвлечься от своего занятия. Трое кэлтов втащили человека и швырнули на пол к ногам своих вождей.
    - Дозорный отряд поймал в горах.
    Лицо пойманного беглеца было разбито и залито кровью, но глаза все равно горели мрачной, спокойной решимостью. Он не отрываясь смотрел на человека в плаще, явно стараясь заглянуть под капюшон, а потом глухо рассмеялся.
    - Я тебя знаю, Орвин Таларский.
    В голосе, донесшемся из-под капюшона, явственно слышалась улыбка. Смех Орвина прервался приступом кашля, но он справился с собой, выплюнул кровь и тоже улыбнулся, жутковато скривив распухшие губы:
    - И я тебя знаю, мразь.
    - Вот уж не думал, что Великий рискнет-таки разрушить порталы.
    - Вижу, это было очень правильное решение.
    - И не думал, что за это дело возьмешься ты.
    Пленный вновь рассмеялся, запрокинув голову.
    - Что тебя так веселит?
    - Тебе хочется торжествовать, - оборвав смех, ответил Орвин. - Так хочется, но не выйдет. Тебе не подчинить мой народ.
    - Твой народ? Ты лишь человек, жалкое краткоживущее ничтожество. Маги никогда не были и никогда не станут твоим народом.
    - Как и твоим, полукровка. Но, в отличие от тебя, я знаю, кто я. Я человек, и я маг, и я свободен. А ты лишь игрушка собственной алчности, и смерть твоя будет жалкой и позорной.
    - Ну довольно, - буркнул человек в плаще, поднимаясь на ноги и переводя взгляд с пленника на кэлтов. - Убейте его.
    Один из вождей кивнул, и почти сразу же в воздухе просвистела тяжелая сабля коренастого серокожего воина. Кровь хлынула на каменный пол, заполняя щели между плитами и смывая с них копоть. С глухим стуком рухнуло обезглавленное тело.
    - Здесь кончено.
    Маг перешагнул убитого и направился к выходу из зала, по пути еще плотнее кутаясь в плащ, словно от холода.
     

* * *

    - Эдар Орнелл вернулся в форт Апелор.
    Криан медленно поднял голову с подушки, с некоторым трудом разлепил веки и увидел мрачное лицо Тэйнен.
    - Ты пьян, - сердито постановила жена.
    Отпираться было бессмысленно, несколько пустых бутылок на прикроватном столике были немыми, но весьма при этом красноречивыми свидетелями обвинения. Хотя, выпиты они были достаточно давно, чтобы хмель успел уже почти целиком выветриться.
    - А остальные?
    - Равен погиб во время разрушения порталов, а Орвина схватили кэлты.
    Криан сел в постели. Голова была тяжелой, но в остальном самочувствие можно было назвать сносным. Если, конечно, не брать в расчет душевное состояние.
    - Салира утверждает, что Орвин мертв.
    - Неудивительно. Кэлты никогда не отличались милосердием.
    - Но разве они не сочли нужным допросить пленного? Почему не попытались выудить из него что-нибудь о магах, хотя бы о расположении фортов?
    - А ты не понимаешь? - криво усмехнулся Криан, отыскивая взглядом кувшин с водой, стоявший обычно на подоконнике.
    - Признаться, нет, - буркнула Тэй, резко развернулась и вышла из спальни. Впрочем, почти тут же и вернулась с полным кувшином холодной воды.
    - Спасибо.
    - Вообще-то, я собиралась вылить его тебе на голову, - фыркнула женщина.
    - Ты не способна на такую жестокость.
    - Ты намекаешь на то, что у кэлтов есть шпионы и среди магов, не только среди людей? - резко вернулась к прежнему разговору Тэй.
    - Уже не намекаю, - устало ответил Криан, разом опустошив кувшин наполовину. - Теперь я совершенно в этом уверен. Во-первых, потому что беглецов преследовали, несмотря на то, что в зале оставалось тело погибшего Равена. Выходит, кэлтам стало известно, что в одиночку разрушить порталы нельзя. Кто, как ты считаешь, сообщил им об этом?
    - У них же есть маги.
    - Да. И судя по тому, что кэлты прибыли сюда на кораблях, создание порталов по-прежнему не их сильная сторона. А уж разрушение и подавно.
    - Ладно, возможно, - сдалась Тэй. - А что во-вторых?
    - А во-вторых, Орвина не попытались допросить, хотя и взяли живым. Значит, кто-то уже снабжает кэлтов сведениями о нас.
    Тэйнен тяжело опустилась на кровать, сложив руки на коленях и уставившись в пол. Ей было страшно, и она пыталась спрятать страх за усталостью. Впрочем, усталость тоже была неподдельной.
    - Выходит, где-то рядом разгуливает предатель?
    - Да.
    - Мне страшно.
    Все-таки она призналась. Произнесла это вслух. И ничего нельзя было поделать, разве что обнять, и в который раз, не особо веря самому себе, повторить:
    - Все будет хорошо.


Глава 5. Шаги Хранительницы



    Девушка стояла на самом краю стены, подставив лицо ветру. Выглядела она совершенно спокойной, и даже, кажется, излучала покой в окружающее пространство. Эдар кожей ощутил эти волны, мягкие, захватывающие, неторопливо овладевающие сознанием. В девушке была сила и, пожалуй, еще власть. Нечто одновременно притягательное и отталкивающее.
    - Ты боишься.
    Голос ее заставил молодого мага вздрогнуть.
    - Нет, - тихо ответил он, справившись с собой. - Уже нет.
    - Боишься...
    Эдар ощутил легкий укол раздражения. С чего вдруг этой девице пришло в голову говорить с ним о страхе? Кто она вообще такая, чтобы знать, что он чувствует? Да после всего, что недавно случилось в его жизни, он имел полное право считать себя очень даже бесстрашным.
    - Это тебе удалось сбежать от кэлтов в форте Ирдон?
    - Да.
    - Смело.
    - Орвин спас меня.
    - А тебе кажется, ты недостоин этого?
    Эдар почувствовал, как краска стыда заливает его лицо. Уши отчаянно запылали. Незнакомка знала его мысли и чувства, и говорила о них вслух, не выказывая при этом даже и намека на смущение. Словно он стоял тут перед ней голым, а она делала вид, что только так все и должно быть.
    Усилием воли заставив себя поднять глаза, Эдар посмотрел на девушку вновь, и наконец-то понял, кто она. Хранительница Кристалла собственной персоной. Это многое объясняло.
    - Да, мне так кажется.
    В ответе прозвучал вызов. Впервые с того момента, когда он, мышью затаившись в расщелине скалы, увидел, как Орвин Таларский намеренно выбежал на тропу, чтобы отвлечь внимание кэлтов, давая товарищу шанс ускользнуть, он говорил и думал совершенно искренне.
    - Значит, Орвин поступил правильно, - медленно и веско проговорила Салира.
    - Почему?
    - Потому, что ты ценишь чужую жизнь больше своей, но при этом достаточно умен, чтобы не делать жертву другого напрасной. Впереди нас всех ждет еще много битв, и ты сможешь сделать многое для победы. Орвин знал это.
    - И с чего это ты решила меня утешать? - все-таки не удержался Эдар.
    - Утешать? - фыркнула Хранительница, вздергивая подбородок. - Ну вот еще. Все, что я тебе сказала, правда, и только. Ты должен не просто ее знать, а еще и сознавать. Тебе на самом деле предстоит многое сделать.
    - Откуда ты знаешь?
    - Я знаю.
    - Да, - рассмеялся Эдар. - Я ведь забыл, ты же Хранительница Кристалла.
    Салира тоже рассмеялась, спрыгнула с края стены, подошла и остановилась в шаге от юноши.
    - Ты выжил не просто так. Это было предрешено, не тобой, не Орвином и даже не Кристаллом. Никогда об этом не забывай.
    - Выходит, я избранный?
    - Нет. Просто у тебя своя роль в нашем общем будущем. Не главная, но ты непременно должен ее исполнить.
     

* * *

    Возвращаясь в свою комнату, Салира улыбалась. Парень ей понравился, он обещал стать идеальным звеном ее плана, честный, прямой, добрый и открытый. К тому же, он был полукровкой, а значит, неприязнь Керста Райдона ему гарантирована.
    Пока что все шло так, как и было задумано. Криан оказался безупречен. Сдав Ирдон без порталов, он не только сохранил силы для более важных сражений, но и вынудил кэлтов идти через Равнину. Совсем скоро храмовники сами явятся просить магов о помощи, и тогда наступит идеальный момент для ее следующего шага.
    Тэйнен, конечно, внесла в задуманное определенную сумятицу, умудрившись забеременеть в самый неподходящий момент. Впрочем, и этим тоже можно было воспользоваться, действуя с умом.
    Старик Райдон любил повторять, что теми, чьи мотивы рациональны, легко манипулировать. Салира же давно дополнила для себя эту мысль. Теми, чьи мотивы лежат за пределами разума и логики, манипулировать еще легче. В обоих случаях нужна сущая мелочь: выяснить эти самые мотивы.
    Роан был открытой книгой. Да, он, безусловно, действовал разумно, даже хитро, этого у него было не отнять. Но причины, побуждавшие его к действиям, были банальны донельзя. Полукровка, приемный сын... он никогда ничем по-настоящему не обладал, и не имел шансов обладать. Точнее, имел бы, если бы мир перевернулся. Чего ж удивляться, что он решил не ждать милости от судьбы и перевернуть мир своими руками?
    Но Тэй была для Роана тем единственным, что он мог получить еще до переворота, и упустил. И именно поэтому она обещала стать тем первым, чем он захочет обладать после. Идеальная приманка. А теперь приманок стало даже две.
    Последняя мысль погасила улыбку, словно порыв ветра свечу в незакрытом светильнике. Что-то внутри Салиры, на самом дне ее души, отчаянно воспротивилось задуманному. И все вроде бы было совершенно правильно. Оправданно. Почему же так настойчиво билась у самого солнечного сплетения одна, не выпущенная на язык фраза: так нельзя?
    Наверное, это были слова Салиры, девушки, имя которой Хранительница продолжала носить по старой памяти. Глупой, никчемной, ограниченной, катастрофически неспособной разбираться в людях, вечно ошибавшейся на их счет. Бестолковая монашка была вроде бы лишь формой, мудрая Хранительница Кристалла - подлинным содержанием. Почему же голос прежней Салиры никак не умолкал?
    Как бы там ни было, выбор был сделан. И даже так все вполне могло закончиться хорошо. У каждого оставался шанс выжить. Наверное, это было честно, учитывая, что опасность грозила и самой Хранительнице, совсем не собиравшейся всю дорогу отсиживаться за чужими спинами.
     

* * *

    - Кэлты в Дронии, Ваше Священство.
    Мааран не без труда поднял голову. Он и не заметил, как задремал, увлекшись чтением, и тем более не заметил вошедшего Первосвященника, пока тот не осмелился заговорить без позволения, определенно считая новость слишком важной для любых промедлений.
    - Город взят?
    - Да, Ваше Священство. Немногие бежавшие рассказывают о страшной резне.
    - Приобщенные уже собрались?
    Первосвященник промолчал. Мааран, впрочем, и сам уже понял, что никто пока еще не рискнул явиться к Великим Отцам с этой новостью. Исполнить тяжкий и, сказать по правде, опасный долг предстояло именно ему.
    И ничего хорошего исполнение не сулило. Саваль будет страшно разгневан, в этом сомневаться не приходилось. Ведь именно он настоял на том, чтобы не принимать в расчет рассказ магов. И сделал это не без опоры на мнение своего доверенного Иерарха. Нетрудно было догадаться, кого выберут виноватым теперь, когда неумолимые факты доказали ошибочность этого мнения.
    Более того, сейчас двое других Приобщенных, а может даже и Саваль тоже, всерьез задумаются о возможности того, что приведенная магами на переговоры девица на самом деле является Хранительницей Кристалла. А это будет очень нехорошо, потому что сколь бы неприязненным не было отношение храмовников к магии, Хранительница вызывала некоторый пиитет даже у Приобщенных, не говоря уже о простом народе.
    И, наверное, единственным выходом из создавшегося положения был тот самый запасной план, давным-давно предложенный Роаном. Следовало намекнуть Приобщенным на то, что кэлты, возможно, действуют заодно с магами, договорившись после победы над людьми разделить Великую Равнину между собой.
    Версия эта была не хуже всех прочих, и только она одна оставляла Маарану шанс выжить и сохранить свое положение. Теперь уже не следовало тянуть, нужно было идти к Савалю с новостями и надеяться сохранить голову на плечах.
    Путь по коридору давался с трудом. Каждый шаг все больше усиливал страх, доводящий почти до паники, но Мааран старался сдерживаться, и пока что это ему удавалось. Наконец он оказался перед хорошо знакомой дверью покоев Приобщенного, замер на мгновение с поднятой рукой, но все же решился постучать.
    - Войдите.
    Приобщенный все уже знал. Иерарх услышал это в его голосе, спокойном и уверенном напоказ. Огромное усилие воли потребовалось, чтобы заставить себя толкнуть дверь и войти.
    - Ты ошибался, Мааран.
    - Да.
    Голос не подвел. Мельком порадовавшись этому, Иерарх решился продолжить:
    - Я не знал, - сказал он. - Все мы чего-то не знаем, и однажды это оказывается непоправимо. Но у нас есть еще шанс выйти из положения.
    - Принять предложение магов о союзе? - невесело усмехнулся Саваль.
    - Да. У нас просто нет другого выбора. Согласитесь, за последние годы маги неплохо преуспели в умении скрываться и запираться. Выкурить их из фортов нелегкая задача не только для нас, но и для кэлтов тоже. А кэлты жаждут быстрой и легкой добычи.
    - Верно, - негромко проговорил Приобщенный. - И эта добыча мы, люди.
    - Верно, - кивнул Мааран. - Но вопрос в том, что мы будем делать, если союз с магами и драконами принесет нам победу.
    Саваль склонил голову в задумчивости. Определенно, раньше он не строил столь далеко идущих планов, и теперь размышлял о том, напрасно ли.
    - Мы уже были однажды в таком положении, - ответил он после некоторой паузы. - После войны с людоедами.
    - Совершенно верно, - подтвердил Иерарх. - Тогда мы смогли поднять людей на войну с магами. Но сможем ли повторить такое?
    - Почему нет?
    Мааран прошелся по комнате, постоял немного у окна и вернулся обратно к креслу, в котором расположился Приобщенный.
    - Потому что прошло слишком мало времени, - тихо ответил он. - Люди помнят, что та война не привела ни к чему хорошему. Сложно будет придумать причину для ее повторения.
    - Нежить?
    - Если та девица, которую маги притащили с собой на переговоры, действительно Хранительница Кристалла, а такую возможность я не стал бы исключать, нежити в довольно скором времени станет существенно меньше. И когда люди узнают, что Хранительница вновь появилась, многие свяжут между собой эти два обстоятельства, и возложат вину за весь ад, творившийся последние годы, уже не на магов, а на нас.
    Саваль вновь застыл, размышляя над словами Иерарха. Возразить ему было нечего.
    - Что ты предлагаешь? - спросил он.
    - Пока ничего. Сперва нам нужно решить проблему с кэлтами. Потому что еще неизвестно, каким будет исход этой войны. Может статься, что мы потерпим поражение, и тогда маги будут самой ничтожной из наших проблем.
    - Я переговорю с другими Приобщенными, - коротко отозвался Саваль, жестом веля Иерарху уходить.
    По пути к себе Мааран думал о том, напрасно ли не сказал Приобщенному о Роане. И чем больше размышлял, тем вернее убеждался, что поступил правильно. Конечно, с помощью Саваля добраться разом до Кристалла и Хранительницы будет намного проще. С другой стороны, вдруг Роан решит, что союз с Приобщенным для него выгоднее союза с Иерархом, и предпочтет попросту избавиться от Маарана?
    Нет, допускать подобного было категорически нельзя. Тем более, что Савалем все еще можно было воспользоваться, чтобы добраться до Кристалла, и, возможно, даже до Хранительницы. Главное, чтобы оба, и Роан, и Саваль, знали ровно столько, сколько нужно ему, Маарану.
     

* * *

    Второе предложение встретиться в Нагавале для переговоров исходило от храмовников. Приобщенные не поскупились на дорогой лист пергамента, вдоль и поперек расписанный каллиграфом. Края документа украшал узор из роз, перевитых плющом, который, очевидно, должен был обозначать нечто вроде почтения к тем, кому письмо было адресовано. В самом деле, могли ведь и на клочке бумаги куриной лапкой нацарапать, со служителей Величайшего станется.
    Но нет, безымянный писец от имени трех Великих Отцов длинно и велеречиво выказал безмерное уважение к клановому Совету магов и выразил надежду на возможность личной встречи с некоторыми представителями оного в самом скором времени. Читая безупречно ровные строки послания, Криан не сумел сдержать улыбки. Оказывается, храмовники не совсем утратили давние традиции дипломатической переписки, несмотря на то, что последние два с половиной десятилетия предпочитали общаться с магами в совсем ином тоне.
    - Что мы им ответим? - холодно поинтересовался Керст Райдон, первым успевший ознакомиться с содержанием письма.
    - Мы ответим, что прибудем в Нагаваль завтра к обеду, - отозвался Криан, закончив чтение и передав послание Эдару Ровари.
    - Вот так и побежим, как собачки на первый же хозяйский свист? - сварливо осведомился Рид Рэстон.
    - А Вы предлагаете поломаться? - саркастически задрал бровь Дегар Крайз. - Полагаете, клановому Совету магов больше приличествует поведение девицы на сеновале?
    - Мы уже пробовали начать переговоры...
    - Тогда по Равнине еще не разгуливали кэлты, - оборвал дискуссию Великий Магистр. - А теперь нам всем не до пересчета взаимных обид.
    Магистры смолкли, каждый из них, очевидно, думал о своем. Кто-то перебирал в голове членов своего клана, способных принять деятельное участие в войне, кто-то прикидывал, насколько безопасен родной форт и куда, в случае чего, будет лучше переселить тех, кто воевать не сможет. И уж конечно, обдумывал, насколько вероятно наступление этого самого случая, и не стоит ли взяться за дело прямо по возвращении с Совета.
    - Я немедленно пошлю вестника к драконам, - продолжил Криан, воспользовавшись повисшей паузой. - Они тоже должны принять участие в переговорах.
    - А они не откажутся? - несколько несмело поинтересовался магистр Раньяр. - Вдруг решат отсидеться за горами.
    - Теалский хребет высок, - пожал плечами Ровари. - Но, полагаю, высок недостаточно, чтобы кэлты не смогли перебраться через него. В конце концов, когда-то и мы считали Южное море надежной защитой для Равнины. И, что теперь уже очевидно, просчитались.
    - Драконы прислушиваются к словам Хранительницы, - серьезно проговорил магистр Фарик. - А она сказала, что горы их не защитят.
    Члены Совета вновь умолкли, ожидая то ли того, что еще намерен сказать им Великий Магистр, то ли позволения расходиться. Криан смотрел прямо перед собой и думал, как немного, в сущности, потребовалось, чтобы к нему научились проявлять должное уважение. Едва лишь вопросы, решаемые на Совете, стали посерьезнее закупок муки на зиму, у всех вдруг пропала охота проявлять независимость. Всегда проще переложить трудную проблему на чужие плечи, чем отвечать за все самому.
    Тэй была права, когда заметила, что очереди из желающих взять на себя ответственность за грядущую войну, за все предстоящие трудные решения, не наблюдается. Зато уж потом, когда все закончится, за признанием заслуг она выстроится непременно.
    Вестник соскользнул с ладони и выпорхнул в открытое для проветривания окно. Так или иначе, путь был выбран, и это был путь борьбы. Для него и для всех, кто пойдет за ним.
    - Соберите всех, кто способен сражаться, - медленно роняя слова одно за другим, проговорил Великий Магистр, поднимаясь на ноги. - Решите, кто останется, чтобы обеспечить защиту фортов, а кто сможет отправиться на юг.
    - Ты так уверен, что храмовники запросят союза, - фыркнул Райдон.
    - А какие еще у них остались варианты? - усмехнулся в ответ Криан. - Совет окончен, господа. Время действовать, и действовать быстро.
    Магистры разошлись, в зале кроме Криана задержался один только Сэйн Фарик. Он остался сидеть в своем кресле, глядя на собственные, скрещенные на коленях, руки. Явно думая о чем-то чрезвычайно нерадостном.
    Криан молчал, не начиная разговора. Ждал, когда магистр Фарик заговорит первым. Он догадывался, какой вопрос хочет задать старый хранитель списков. Вопрос, ответа на который не было сейчас, пожалуй, ни у кого.
    - Что будет потом? - негромко спросил, наконец, старик.
    - Если кэлты победят, не будет ничего.
    Это был слишком простой ответ. Магистр Фарик ожидал совершенно другого, продолжая внимательно смотреть исподлобья на молодого главу Совета. Который очень хотел бы сейчас промолчать. Только вот невозможно было молчать бесконечно.
    - Нам придется скинуть власть храмовников, - сказал, наконец, Криан.
    - Договориться ты, стало быть, не надеешься?
    - Это было бы глупо - пытаться договариваться о мире с теми, чье влияние зиждется практически на одной только войне с тобой. С храмовниками возможно лишь перемирие, в таких вот исключительных обстоятельствах, как нынешние. Не более того.
    Магистр Фарик медленно кивнул.
    - Это верно, - согласился он. - Они слишком долго заявляли во всеуслышание, что мы, маги, суть порождение зла и скверны, чтобы однажды изменить свое мнение.
    - Я немало времени провел на Равнине, - продолжил Криан. - Я часто имею дело с людьми, и знаю, что далеко не все они довольны диктатом храмовников. Многие вспоминают прежние времена, и хотели бы вернуть их.
    - Люди могут ворчать десятилетиями, и ничего не делать.
    - Верно. Нужны те, кто готов действовать. Нужны вожди.
    - Кто-то есть на примете? - уголком губ улыбнулся магистр Фарик.
    - Есть, - в тон ему отозвался Криан. - Но именно на примете. У меня совершенно нет уверенности не только в том, что эти люди смогут быть вождями восстания против храмовников, но даже и в том, что они вообще захотят ими стать.
    Он немного помолчал, прошелся по залу и вернулся обратно к своему креслу. Но садиться не стал, лишь склонился, опершись ладонями на подлокотники. Сэйн Фарик молчал, не торопя Великого Магистра с ответом.
    - Я буду искать, - проговорил Криан, резко выпрямляясь, - Война с кэлтами не будет быстрой и легкой, она даст нам некоторое время и некоторую свободу выяснить настроение умов людей Равнины. И сам факт нашего союза тоже должен сыграть определенную роль.
    - Не так-то просто видеть врага в том, с кем бок о бок сражался, рискуя жизнью? - усмехнулся старый магистр.
    - Хотя бы так.
    - Однажды нас это не спасло.
    - В том, что случилось после войны с людоедами, в Перевороте, куда больше виновны тогдашние правители людей, чем мы. А наша ошибка состояла в том, что мы этих правителей поддерживали, - сухо ответил Криан.
    Магистр Фарик в некотором изумлении вздернул бровь, приглашая собеседника продолжать. Криан досадливо поморщился. Он не слишком-то любил вслух высказывать свое мнение о причинах Переворота, но уже все равно проговорился. Поздно было умолкать.
    - Среди себя мы говорили, что нам нет дела до того, кто правит людьми, лишь бы их правители хранили мир с нами. Но с точки зрения людей мы были на стороне этих самых так насоливших им королей и баронов. Просто потому, что никогда не вмешивались. Поэтому простой народ оказалось легко убедить в том, что мы встанем на защиту ненавистной ему власти.
    - Продолжай.
    - Нас боялись больше, чем королевской гвардии, потому что по той же проклятой войне с людоедами знали, на что мы способны. И больше всех нашей силы опасались именно храмовники. Потому мы и стали первыми, с кем они решили разделаться. Но теперь именно это дает нам шанс.
    - Шанс? - недоверчиво хмыкнул магистр Фарик.
    - Именно, - подтвердил Криан. - Сейчас мы в одной лодке, у нас общий враг. Даже два общих врага: кэлты и храмовники. Нам нужно понять самим, и донести до людей, что мы тоже народ Великой Равнины. Что мы и люди - один народ, и у нас не может быть разных интересов.
    - Это многим не понравится. Многим магам.
    - Я знаю. Но такова правда. А правда не девушка, которая может нравиться или не нравиться, ее нужно принимать такой, какова она есть.
    Тишину, на мгновение повисшую после этой фразы, прервали мерные хлопки ладоней. Магистры одновременно вздрогнули, обернулись и увидели в дверях зала Эдара Ровари.
    - Хорошо сказано, Великий Магистр, - обронил он, переступив порог и затворив за собой двери. - И очень верно. Хранительница в тебе не ошиблась. И я не ошибся. Так что на мою поддержку можешь рассчитывать.
     

* * *

    На этот раз Иерархов было пятеро, и все они как по команде поднялись на ноги, когда маги вошли в зал. Победы кэлтов на юге явно научили их вежливости. Криан придушил едва не выползшую на губы улыбку мрачного удовлетворения, и приветствовал хозяев учтивым поклоном. Несмотря на то, что его несказанно злило даже мысленно называть храмовников хозяевами этого места, города, построенного его предками.
    - Мы рады, что вы здесь, - начал их давний знакомец, любитель магических экспериментов, усаживаясь обратно в свое кресло.
    - Мы заметили, - в тон ему отозвался Криан, тоже располагаясь поудобнее.
    - Теперь не рады вы? - поинтересовался тоже виденный уже старик-Иерарх.
    - Мы были бы рады, если бы переговоры принесли результат еще в прошлый раз. До нападения кэлтов, - ответил Эдар Ровари. - А теперь радоваться нечему. Вы, полагаю, уже в курсе, что пал один из наших фортов. И уж тем более вам известно о том, что в захваченной Дронии вырезано несколько тысяч человек. Этого можно было бы избежать, по крайней мере, в таких масштабах, договорись мы раньше.
    - Лучше договориться поздно, чем никогда.
    - Главное, чтобы не слишком поздно, - холодно обронила Салира.
    Трое Иерархов недовольно скривились, услышав эту фразу, но сочли за благо промолчать, сделав вид, что не обратили никакого внимания на нахально встревающую в разговор женщину.
    - Нам просто интересно, что вы можете нам предложить, - примирительно сказал старший из Иерархов.
    - Военный союз, - пожал плечами Криан. - Вы позволяете нам жить спокойно, мы сражаемся с кэлтами вместе с вами.
    - Вы и драконы?
    - Да, и мы тоже, - подтвердил старейшина драконов.
    - И это позволит нам победить кэлтов?
    - Весьма возможно.
    - Мы снимем осаду вашего форта сегодня же, - подвел итог старший Иерарх, помолчал немного и добавил:
    - И ждем ваших воинов в осажденном Зиаре, Великий Магистр.
    Криан улыбнулся, кивая в ответ.
    - Наши воины придут в Зиар, - сказал он. - Но не прежде, чем у нас будут гарантии того, что ваши воины будут сражаться вместе с ними, а не против них.
    - До этого ли нам? - с некоторым изумлением выдохнул самый молодой из Иерархов.
    - Именно. Но вы слишком долго приветствовали магов исключительно очистительными кострами, - с вызовом ответила вместо Криана Салира.
    - Дрония разрушена.
    Старший из Иерархов словно забыл о запрете говорить с женщинами. Он обратился с этими словами именно к Хранительнице, печально и будто бы даже почтительно склонив голову.
    - Люди в ужасе. Страх, словно дым от запаленных сухих листьев, расползается по Равнине, - сказал он устало. - И мы ничего не можем с этим поделать. Людям нужна надежда, не отказывайте им в ней. Наша общая надежда на победу - единственная гарантия, какую мы можем дать.
    Салира смерила храмовника пристальным, испытующим взглядом. Все собравшиеся в зале замерли, наблюдая за этим диалогом, не смея вмешаться. Наконец, когда напряжение уже почти заставило воздух звенеть, Хранительница медленно кивнула.
    - Я верю тебе, храмовник, - негромко проговорила она. - Ты желаешь спасти Равнину и людей. Маги придут в Зиар. Помни свои слова, не отрекись от них, или многие беды постигнут всех нас.
    Иерархи изумленно смотрели на странную девушку, главенство которой маги не пытались оспорить. Сила, исходившая от нее, заставила их оробеть, сомкнула уста, уничтожила последние сомнения. Они не знали, как так вышло, но беспрекословно верили теперь, что видели саму Хранительницу Кристалла.
    Салира тем временем легко поднялась на ноги, бросила последний взгляд на храмовников и коротко обронила:
    - Пора.
    Маги и дракон тут же встали и последовали за ней к выходу из зала. Переговоры были окончены. Впереди осталась лишь общая война, которая уже началась, и исход которой невозможно было предсказать.
     

* * *

    - Ты напугала того Иерарха. На самом деле ты, кажется, напугала их всех.
    - Я не стремилась к этому, - отозвалась Салира, не обернувшись.
    - Но преуспела, - не удержался от усмешки Криан.
    Девушка звонко рассмеялась, подставляя лицо солнечным лучам. День выдался по-настоящему весенним, теплым и светлым. Великая Равнина все быстрее оживала после долгого зимнего сна, на подсохшей земле в долине Раски кое-где уже начала пробиваться первая трава. И все вокруг было таким спокойным. Война еще не коснулась этих мест, но приближалась неотвратимо.
    - Ты говорила с Ровари.
    - Я много с кем говорила в последнее время, - спокойно ответила Хранительница, оборвав смех, но продолжая улыбаться.
    - Ты говорила с ним еще до моего избрания Великим Магистром.
    - Да, - легко призналась Салира.
    - И что ты ему сказала?
    - Это важно?
    - Важно.
    Последнее слово Криан произнес чуть суше и резче, чем хотел, но Хранительница не обратила на его тон ни малейшего внимания.
    - Я лишь немного ускорила то, что произошло бы в любом случае, - спокойно ответила она.
    - Ты добилась того, чего хотела.
    - Нет. Того, чего следовало добиться. Мои желания тут совершенно ни при чем. Я защищаю мир и только. Мне безразлично, кто именно им правит.
    - Это мог быть и не я.
    - Верно, - кивнула Салира. - Но это оказался ты. Потому что есть три угрозы для этого мира: Роан, кэлты и храмовники. И ты способен выступить против каждой из них.
    - Верно, - эхом отозвался Криан. - Но кое в чем ты ошиблась, Хранительница.
    Порыв ветра подхватил волосы девушки и резко забросил их за спину. Салира обернулась и внимательно посмотрела на собеседника. В глазах ее вспыхнул огонек неподдельного интереса.
    - В чем же?
    - Есть четыре угрозы для этого мира.
    На короткое мгновение взгляд Хранительницы потемнел. Мужчине показалось, что глаза ее превратились в две бездны, пугающие и манящие. Но видение истаяло, вместо него появились хорошо знакомые карие глаза, наполненные живыми искрами приближающегося к зениту солнца.
    - Ты знаешь что-то, чего не знаю я?
    - Да, - кивнул Криан. - Кристалл не дает мне подсказок, но я не слеп, не глух и не глуп. Кэлты знали что творится на Равнине. Но от кого они узнали об этом?
    - Великая Равнина полна бродяг, умело собирающих сплетни и слухи.
    - То, что кэлты знают о нас, слишком верно и точно, чтобы основываться лишь на сплетнях и слухах. Я видел штурм форта Ирдон. Голову даю на отсечение, они знали, какими силами мы располагаем.
    Салира снова рассмеялась, неожиданно весело и беззаботно. Криан застыл, изумленно уставившись на нее, не в силах уразуметь, что в его словах могло стать поводом для веселья.
    - Мысль проникает глубже взгляда, - серьезно сказала Хранительница, перестав смеяться так же внезапно, как и начала. - Кристалл лишь око, а я его уста. Мы открываем фрагменты мозаики, но уложить их на свои места в картине должен разум.
    - Предатель - один из нас, - уверенно сказал Криан. - Ты можешь увидеть, кто это?
    Салира опустила голову в задумчивости. На этот раз она была серьезна, даже печальна. Между ее бровей показалась глубокая складка, сразу сделавшая девушку старше на много лет.
    - Нет, - ответила она, немного помолчав.
    - Почему? Ведь Кристаллу открыто будущее.
    - Кристаллу открыто не все.
    - Что же ему открыто?
    - Этого я не знаю. Этого не знает никто. Вся энергия нашего мира однажды прикасается к Кристаллу и проходит через него. Что-то оказывается открытым, что-то остается тайной.
    Криан опечаленно покачал головой. Он, сказать по правде, надеялся услышать совсем другой ответ, потому, что последнее время мысли о предателе все больше и больше отравляли его существование. Им мог оказаться любой. Возможно, они встречались каждый день, приветствовали друг друга, даже обменивались новостями.
    После того, что сделал Роан, Криан вообще мало кому доверял. И с каждым днем этих немногих становилось все меньше. Шпион брата был некромантом, это несколько сужало круг подозреваемых, но о шпионе кэлтов не было известно совсем ничего. Им могла оказаться даже Тэй...
    - Тэйнен не шпионка кэлтов, - спокойно сказала Хранительница, не отвлекаясь от заплетания косы.
    - Это ты знаешь, - горько усмехнулся Криан.
    - Знаю, - серьезно ответила Салира. - Кристаллу известна ее судьба. Ее путь чист.
    - Почему вдруг именно ее судьба известна? - недоверчиво прищурился мужчина.
    - Потому что Иерарх проходил через Кристалл в нижний мир, воспользовавшись ее кровью, - терпеливо ответствовала Хранительница.
    Криан задумчиво потер лоб.
    - И ты знаешь, какова эта судьба? - все-таки спросил он.
    - Нет. Кристалл никому не открывает ничьих судеб.
    - Почему?
    Салира рассмеялась в третий раз за время разговора, подобрала плащ и легкими шагами направилась к лестнице, ведущей со смотровой площадки вниз, на крышу форта Апелор. Только уже оказавшись на первой ступеньке, она обернулась к мужчине и крикнула:
    - А сам ты как думаешь?


Глава 6. Борьба за Зиар



    Дракон прилетел в город в самый темный предрассветный час. Молнией пронесшись над Южным хребтом и едва не задев крыльями западные башни крепости, он легко и даже изящно спланировал, и приземлился прямиком на рыночную площадь, где совсем еще недавно шумела торговля, а теперь расположились лагерем городская гвардия и стража.
    Панические крики часовых быстро подняли всех воинов на ноги, заставив сбежаться, похватав факелы, и окружить нежданных гостей плотным кольцом. Гости, впрочем, совершенно не смутились такому приему.
    Со спины дракона соскользнули двое мужчин. Один из них был совсем еще молод, второй почти уже старик, но одеты они были совершенно одинаково, в длинные, до середины бедер, кольчуги и легкие латы. На поясах у прибывших висели мечи, а на плече у молодого, вдобавок, болталась объемистая кожаная сумка.
    Дракон, избавившись от всадников, неспешно сложил крылья, опустил шипастую голову на грудь и на несколько мгновений окутался мерцающей серебристой дымкой. Когда дымка истаяла, крылатого ящера больше не было. На его месте стоял мужчина средних лет, одетый так же, как и его недавние наездники.
    - Кто тут у вас главный в городе? - поинтересовался он у остолбеневшей публики.
    Из-за спин стражников поспешно протолкался сотник, немолодой уже мужчина с изукрашенным шрамами лицом бывалого воина. В отличие от молодежи, этот старый волк увиденным был совсем не поражен, зато явно возмущен.
    - Главный у нас тут Первосвященник Галир, - мрачно сообщил он, смерив гостей подозрительным взглядом по-молодому блестящих серых глаз.
    - Так проводите нас к нему, - пожал плечами старший из всадников.
    - А вы, собственно, кто такие будете? - все так же мрачно спросил сотник.
    - Два мага и дракон, - усмехнулся молодой. - Неужто незаметно?
    Сгрудившиеся толпой люди шутку не оценили. Во всяком случае, ни смешков, ни даже улыбок она у них не вызвала. Скорее уж наоборот, лица собравшихся еще больше помрачнели.
    - Мы ждали отряд, способный помочь отстоять крепость, - сердито сообщил сотник. - Только вот я его что-то не вижу. Или вы втроем и есть тот самый отряд?
    - Нет, - примирительно улыбнулся старший из магов. - Отряд подойдет на рассвете. А мы здесь по другому делу, и для начала нам нужно переговорить с Первосвященником. Проводите?
    Сотник повелительным окриком велел своим людям расходиться, накинул подбитый мехом плащ, который до этого держал в руках, и жестом пригласил гостей следовать за ним. В молчании они вышли на главную улицу города и направились к старому дворцу.
    - Последний раз я был тут, когда в этом дворце еще жил барон Доллерам, - усмехнулся старший маг, когда величественное древнее здание показалось из-за поворота.
    - Папаша последнего барона? - фыркнул сотник. - Давненько это было...
    - Давненько, - согласился маг.
    Больше за всю дорогу никто ничего не говорил. В молчании они дошли до ворот, охранявшихся парой сонных, замерзших за ночь в карауле гвардейцев. При виде посетителей стражи сперва собрались было преградить им дорогу, но, признав сотника, передумали, только еще плотнее закутались в плащи, невнятно пробурчав нечто вроде приветствия.
    Больше по пути к Первосвященнику магам никто не повстречался. Все обычно толкавшиеся во дворе и на лестнице храмовники разошлись по городским стенам. Галир сидел в зале совершенно один. При виде вошедших он попытался было подняться на ноги, но покачнулся и рухнул обратно в кресло. Первосвященник был самым непотребным образом пьян.
    - Давно он такой? - усмехнулся дракон.
    - Да с тех самых пор, как эти серые твари под стены наползли, - пожал плечами сотник. - Не просыхает.
    - Это бывает, - протянул старший из магов. - Полагаю, Вы тут теперь получаетесь главный?
    - Опосля капитана храмовников я. Только капитан этот еще вчера утром пропал. Видать, утек из города куда подальше, покуда еще можно было.
    - Значит, главный Вы, - подвел итог дракон. - Проводите нас, в таком случае, на дозорную башню.
    - А вам туда зачем? - деловито поинтересовался сотник, мигом приняв начальственный тон.
    - Хотим ее восстановить.
    - Так с ней все пока в порядке, - удивленно выпалил сотник. - Только гады эти серые с кораблей своих из арбалетов палят не переставая, так что и носа на смотровую высунуть невозможно.
    Маги и дракон переглянулись, молодой устало вздохнул. Конечно же, люди и понятия не имели о том, как нужно использовать дозорную башню, потому и не замечали, как год за годом разрушаются чары, благодаря которым с нее когда-то можно было увидеть даже Малые Южные острова.
    И все-таки восстановить дозорную башню было необходимо. После падения форта Ирдон и Дронии, Зиар остался единственным местом, откуда можно было следить за морем и прибывающими на Равнину кораблями кэлтов.
    - Ну, вот мы и поглядим, - спокойно ответил дракон.
    Сотник в ответ только плечами пожал и решительными шагами направился к выходу из зала. Дракон и молодой маг последовали за ним. Старик же задержался еще немного, посмотрел на заснувшего прямо в кресле Первосвященника, и только потом двинулся вслед за спутниками.
    Дорогу на дозорную башню он отлично знал и сам. Полвека назад, когда еще жил тут, в Зиаре, много теплых летних ночей провел там с дочкой предпоследнего местного барона. С башни хорошо было разглядывать звездное небо, только, сказать по правде, не слишком они стремились им полюбоваться. Прекрасное было время, но где оно теперь? Кануло в далекое прошлое, ушло, и нет ему возврата.
     

* * *

    Серая волна накатила на стену города, едва утро окончательно вступило в свои права. Булыжники, сбрасываемые со стен, дробно застучали по большим, окованным железом щитам. Выплеснутое из трех котлов кипящее масло возымело больший эффект, боевой клич атакующих прервался воплями гнева и боли. Ответ кэлтов не заставил себя долго ждать, на стены пролился поток стрел, заставив защитников попрятаться за зубцами.
    Не шелохнулся только молодой маг, продолжавший смотреть на долину в бойницу. Он ждал сигнала. Потому видел, как со всех сторон укрытый щитами строй кэлтов пробежал к воротам города. И вскоре стены сотряс мощный удар.
    - Таран! - крикнул кто-то из защитников города. - Ворота ломают!
    Воины засуетились, целый отряд тут же побежал к воротам, по пути хватая все попавшиеся на глаза доски. Сила ударов тарана, впрочем, заставляла сомневаться в том, что усилия их увенчаются успехом.
    К молодому магу подошел дракон, тронул за плечо, привлекая внимание, и сказал:
    - Портал готов. Дариар заканчивает выводить из города женщин, детей и стариков.
    Маг коротко кивнул в ответ и вновь вернулся к рассматриванию долины.
    - Отряд задерживается, - коротко бросил он.
    - Они придут, Эдар.
    - Не будет ли поздновато?
    - Вот и они, - улыбнулся дракон, остановив взгляд на небольшой рощице, раскинувшейся в полулиге от городских ворот.
    Словно в ответ на эти слова по долине до самых стен города прокатилась волна черного пламени. Со всех сторон раздались испуганные крики и защитников города, и осаждающих его. В воздух поднялся пар от влажной еще после недавно стаявшего снега земли, на некоторое время скрыв долину от глаз мага.
    Рэдмен Рэстон использовал страшное заклинание. Не так уж часто маги рисковали вызывать пламя земли, слишком много сил для этого требовалось, и слишком сложно было управлять результатом. Только вот сейчас не до осторожности было, тем более, что, хотя все и удалось как нельзя лучше, особого толку не вышло. Кэлты, очевидно, весьма преуспели в создании защитных амулетов, потому что в пепел превратилась от силы пара десятков из них.
    Но кое-чего маги все же добились. Таран, хоть и окованный зачарованной сталью, был сделан из обычного дерева, наложить чары на которое то ли позабыли, то ли просто не сочли нужным. От колдовского пламени огромный, грубо отесанный ствол вспыхнул сухой лучинкой, и теперь наговорная стенобитная сталь бесполезной грудой обломков валялась на дотлевающих угольках.
    Та же участь постигла и осадные орудия, главную угрозу защитникам крепости. Там предусмотрительно зачарованные деревянные части уцелели, но скрепляющие их вместе кожаные ремни рассыпались пеплом, превратив страшное оружие в кучу дров.
    Столь успешная атака явно повергла кэлтов в замешательство. Судя по всему, они не ожидали, что маги так скоро ввяжутся в войну, и не слишком-то старательно готовились им противостоять, потому допустили настолько грубый промах. Соотношение сил в одно мгновение переменилось, теперь, несмотря на превосходство в численности, кэлты располагали меньшей боевой силой, чем люди и маги.
    Увидев это, защитники крепости радостно взвыли, и с удвоенной энергией принялись осыпать атакующих камнями и стрелами. Вновь хлынули кипящее масло и обычный кипяток. Маги тоже не стали стоять на месте и двинулись к городу, на бегу пустив в ход молнии, сгустки пламени и пыльные смерчи, ослеплявшие врагов и сбивавшие их с ног. Долина наполнилась грохотом, криками и стонами.
    Под стенами закипела жестокая схватка. Магия почти не брала увешанных амулетами воинов кэлтов, но наговорная сталь мечей магов делала свое дело, а боевые заклинания довершали начатое ею. Кэлты отступали под стрелы и камни защитников крепости. Они дорого продавали свои жизни, но у магов было преимущество - амулетов, защищающих от простого телекинеза, еще не придумали. Потому, даже не имея возможности ранить или убить противника, маг всегда мог хотя бы отшвырнуть его, при удачном раскладе сбив летящим телом с ног еще парочку врагов, и выиграв время для новой магии или для меча. К тому же, сила амулетов не была неисчерпаемой, отразив десяток-другой заклинаний, они выгорали, оставляя своих владельцев беззащитными.
    Наконец, не выдержав атаки с двух сторон сразу, кэлты дрогнули и побежали от стен, провожаемые торжествующими воплями противников. Сотник, взобравшийся аж на зубец стены, осыпал их на прощание отборной бранью и зычно приказал открывать ворота.
    - В город, - скомандовал Рэдмен Рэстон, всего за несколько мгновений до того схвативший на лету вылетевшего из города вестника. - Подберите раненых и убитых.
    Маги спешно хлынули между приоткрывшихся створок. Магистр с мрачным выражением на лице стоял у ворот, подсчитывая потери. Первая победа дала им передышку, но Дариар уже видел с восстановленной дозорной башни, как три кэлтских корабля направились к берегу куда-то восточнее Зиара, чтобы высадить новых воинов, которые будут лучше подготовлены к сражению с магами.
    Они добились лишь отсрочки. И того, что теперь обозленные поражением кэлты будут штурмовать город с утроенной яростью и утроенными силами. Всем ведь было ясно, насколько важна для защитников Равнины последняя дозорная башня. Без нее они никак не смогут узнать численность врагов, потому как все прочие наблюдательные артефакты, стоявшие раньше по всему побережью, храмовники уничтожили с тщанием, совершенно точно достойным лучшего применения.
    Они сами себя загнали в угол, так что теперь Зиар придется отстаивать любой ценой. К счастью, здешнюю крепость строили маги, и строили на совесть. При правильном применении десятка защитных артефактов, ей не страшны будут вообще никакие обычные осадные орудия, да и наговорными камнями долбить магический щит придется не один месяц. Даже если он не будет обновляться, а ведь обновить его совсем не трудно.
    Единственной надеждой осаждающих могло бы стать экранирование ведущих в крепость порталов. Без поддержки извне защитников неизбежно настигнет главный враг всех осажденных твердынь - голод. Но о таком раскладе маг старался не думать, ему слишком хотелось верить, что у кэлтов все-таки нет магов, способных отыскать и экранировать портал.
    Сегодня из полусотенного отряда они потеряли всего троих убитыми. Им несказанно повезло, что их появление стало для врага сюрпризом, иначе так дешево отделаться точно не удалось бы. Конечно, и то, что он специально взял с собой только тех, у кого был боевой опыт, сыграло свою роль, но будь в рядах кэлтов маг с мешком боевых артефактов, не спасло бы и это.
    Рэстон вошел в город последним, отдал несколько распоряжений относительно раненых и направился к стоящему посреди площади сотнику. Тот сперва замер изваянием, разглядывая приближающегося мага, а потом внезапно завопил:
    - Да будь я проклят! Рэдмен! Ты ли это, старик?
    Маг тоже застыл на несколько мгновений, потрясенно уставившись на человека, а потом в два прыжка преодолел остаток разделяющего их расстояния и стиснул старого сотника в объятиях.
    - Кинт, старина! - воскликнул он.
    Маги и люди потрясенно наблюдали за этой встречей, не зная, что и думать. Никто не решился вмешиваться с вопросами.
    - Каким ветром тебя занесло в Зиар?
    Сотник смущенно кашлянул, высвобождаясь из объятий старого друга.
    - Давай об этом в другом месте поговорим, - предложил он. - Выпьем пенного, как в старые добрые времена, и я все тебе расскажу.
    - Идет, приятель, - широко улыбнулся маг. - Только дай сперва со стенами разберемся. Мы сейчас такие чары на них наложим, что сможем продержаться в этой крепости до Сошествия Величайшего.
    - Договорились, - усмехнулся Кинт.
     

* * *

    В харчевне было тихо и пусто, никто из воинов не осмелился заявиться туда мешать своим командирам. Хозяин лично стоял за стойкой. Всех своих подавальщиц он отправил прочь из города, а сам решил все же остаться, последить за хозяйством. И, если придется, помочь отстоять родной город, хотя бы и просто наливая пиво его защитникам.
    Маг и сотник выбрали столик в самом дальнем углу харчевни, в молчании осушили по кружке и только после этого начали разговор.
    - Расскажи все-таки, как ты снова очутился в Зиаре? - вновь спросил Рэдмен. - Ты же, вроде, решил обосноваться в Дронии.
    Кинт, прищурясь, рассматривал старого друга. Тот почти не изменился за три десятка лет, лишь немного углубились морщины в уголках глаз и возле рта, да в темных волосах засеребрились нити седины. А к нему самому, между тем, время было беспощадно. Из молодого, полного сил мужчины он превратился в еще очень и очень крепкого, но все же старика. Сильная, выходит, штука - магия.
    - Душно там сделалось, - ответил он наконец, тряхнув седой головой. - Тамошний Первосвященник Нобол умер десять лет назад, вместо него прислали какого-то молодого Дарана, сумасшедшего фанатика. Он меня сразу невзлюбил.
    - С чего бы? - лукаво усмехнулся маг.
    - Догадайся, - подмигнул в ответ сотник. - Сам знаешь, я воин, а не палач. Ну, а тут, в Зиаре, Первосвященник мирный. Ему лишь бы вино лакать не мешали. Вот и решил вернуться. Да и место, что ни говори, хлебное. Было.
    - А я боялся, что ты погиб в Дронии, - негромко выдохнул маг.
    - Меня так, без хрена, не сожрешь, - довольно хохотнул в ответ сотник.
    Хозяин принес еще пару кружек пива, и старые друзья вновь смолкли, отдавая должное пенному напитку и горячему жареному сыру.
    - А Далк Шустрый так в Дронии и помер. Уж десять лет как, - неожиданно сказал Кинт, стерев с усов белые хлопья пены. - Он тогда многих ваших спас тут, в Зиаре, и уж я не знаю, как, но святоши о том пронюхали, вот он и удрал ко мне. До последних дней, веришь ли, поминал свою Марошу. Померла, поди, и она.
    - Померла.
    - А девчонка? Покойника Верье дочка?
    - Девчонка жива. Она теперь жена Великого Магистра.
    - О как, - хмыкнул Кинт. - Нашлась, выходит.
    Он задумчиво пощипал бороду и вдруг выпалил:
    - Знаешь, я ведь тебе тогда сказать не успел в суматохе, а потом и позабыл за столько лет. Но тут случилось кое-что, и я припомнил. Ты ведь помнишь жену Тамиана, Милену?
    - Видел раз или два, - отозвался маг. - А что?
    - Тогда, когда началось все это безобразие, вежливо именуемое Переворотом, сюда, в город, заявился один Иерарх. И он Милену искал. А потом она, сам поди знаешь, пропала.
    - И что с того?
    - А то, - тихо заговорил сотник, привстав с лавки и склонившись к самому уху собеседника, - Что таскался тут не так давно один. Очень, скажу я тебе, подозрительный тип. Вроде бы храмовник, и бумаги у него были самые что ни на есть подлинные, подписанные самим Иерархом Маараном. Только вот чуется мне, что на самом деле он такой же храмовник, как мы с тобой.
    - Ну? - поторопил друга Рэдмен.
    - И тип этот интересовался домами, в которых до Переворота жили маги. Расспрашивал, что там и как вышло. Дома эти, сам понимаешь, все пожгли от греха. Ребята мои ему места показали, но я приметил, что по правде интересовался он только домом Тамиана, на остальные для виду глянул.
    Маг нахмурился, в задумчивости облокотившись на стол. Кинт тоже замолк, не мешая другу копаться в мыслях и воспоминаниях. Только нетерпеливым жестом велел хозяину нести еще пива.
    - О Милене всякое болтали, - все-таки заговорил маг, когда трактирщик уже вернулся обратно за стойку, оставив на столе гостей очередную пару полных кружек. - Даже то, что она будто бы водила дружбу с изгнанником Марветом Белым.
    - А чего тут болтать? - удивился сотник. - Здесь, в Зиаре, всякая собака знала, что водила. Чего к ней Белый таскался, это понятно, где ж ему еще было алхимической дряни раздобыть, коли вы у него разрешение магию практиковать отобрали. Но вот чего от нее хотел тот Иерарх, ума не приложу.
    - Того, что отдал ей Марвет, - неожиданно сухо ответил Рэдмен. - Но вот только мало кому известно, что же это было.
    - Тебе, выходит, неизвестно, - догадливо протянул Кинт.
    - Нет. Об этом нужно будет с Великим переговорить. Он если даже и не знает, то уж догадывается-то наверняка, - отозвался маг. - Вот пускай сам и разбирается в делишках своей покойной тещи.
    Друзья снова помолчали в задумчивости, допивая пиво. Сотник смотрел в окно, на городскую стену. Ночная темнота позволяла порой увидеть мерцающие переливы защитных чар, наложенных на нее магами. Зрелище было удивительно красивое и вместе с тем жутковатое. Не верилось, что это призрачное, эфемерное свечение на самом деле более серьезная преграда для врагов, чем сами каменные стены.
    - Ты помнишь, как выглядел тот подозрительный якобы храмовник?
    - Еще бы. С амулетом не расстаюсь, никакой личиной меня не задуришь. Да и память пока не подводит, тебя вот враз признал. Ты, правда, почти и не переменился. В отличие от меня.
    Маг лишь печально кивнул в ответ.
    - Время бежит, - сказал он.
    - Летит, - грустно усмехнулся сотник. - А нам остается лишь тосковать по старым, добрым временам. Вот уж не думал, признаться, с тобой свидеться.
    - Если бы не ты, я был бы уже мертв, - в тон ему отозвался маг.
    - Если бы не ты, мертв был бы я. Да и сегодня вы спасли наши шкуры. Здорово ты это проделал с черным огнем. Третий раз вижу, и третий раз поражаюсь, какая все-таки сила у тебя в руках. Неудивительно, что храмовники так вас боятся.
    - А люди?
    - Люди... люди ничего уже не боятся. Каждую ночь не продохнуть от проклятой нежити, а теперь вот новая напасть свалилась. А храмовники эти, прости Величайший, только и могут, что девок за непокрытые головы гонять. Маги им, гляди ж ты, не угодили, но ведь как припекло, сами помощи у вас запросили. Пора им, святошам этим, по хребтам оглоблями, да от души, чтобы знали свое место.
    Маг не удержался, рассмеялся.
    - И много вас таких, которым пастыри надоели?
    - Да уж каждый второй-то точно, - уверенно ответил Кинт, стукнув по столу пустой кружкой.
     

* * *

    - Великий Магистр, - почтительно поклонился сотник, пряча улыбочку в бороду.
    Появившийся из дымки портала мужчина был явно молод для столь высокого звания, во всяком случае, с виду. Впрочем, имея дело с магами, на подобные наблюдения полагаться не стоило, это Кинт уяснил для себя еще вчера, встретившись с Рэдменом. Тому тоже едва ли можно было дать больше сорока, а на самом деле он был на добрых полвека старше встретившего пятьдесят шестую весну сотника.
    - Сотник Кинт, - приветственно кивнул маг, сделав вид, что не заметил улыбки.
    Сотник снова всмотрелся в лицо мага, и решил, что все-таки поторопился приветствовать его насмешливой улыбочкой. Явно не за красивые глаза этот парень был избран клановым Советом.
    - Магистр Рэстон сообщил мне, что у Вас есть сведения о храмовнике, интересовавшемся домом покойного Тамиана Верье.
    - Такой храмовник был, и я его видел. Все.
    Маг задумчиво потер подбородок костяшкой большого пальца, убрал от глаза за ухо упрямую прядь светлых волос и, только проделав все это, примирительно улыбнулся, вновь обращаясь к сотнику:
    - Я знаю. Он был похож на меня?
    Кинт ненадолго задумался, изрядно удивившись такой постановке вопроса. Потом махнул рукой, решив не углубляться ни в какие непонятные обычным людям маговы заморочки, еще раз внимательно посмотрел на собеседника и покачал головой:
    - Нет, не был. Выглядел постарше, темный, кожа смуглая. На местного смахивал, на южанина, но, по говору судя, нездешний он. Неприятный такой тип, и неприметный, чтоб его. Видел я его, а словно и не видел. Снова увижу, признаю конечно, а так не соображу, что еще и сказать про него.
    Маг медленно кивнул, обдумывая услышанное. Видно было, что рассказ сотника несколько удивил его, но не тем, что кто-то заявлялся в Зиар покопаться в том, что осталось здесь после магов. Скорее уж тем, кто именно сюда заявлялся. Словно магистр ждал кого-то другого. Сотник помялся еще немного, и все-таки решился спросить:
    - А вы, стал быть, знаете этого храмовника?
    - Он не храмовник, - тихо ответил Великий Магистр, отстраненно глядя в окно зала на южную крепостную стену. - Он маг.
    - Эва как, - потрясенно крякнул Кинт. - Откель же у него тогда документ, самим Иерархом подписанный? Никак я, старый дурень, подделку не спознал?
    - Возможно. А возможно, это была не подделка.
    - Эва как, - повторил сотник. - Нешто они со святошей заодно?
    - Это вряд ли, - невесело усмехнулся маг, разворачиваясь на каблуках и направляясь к дверям. Кажется, он, как и говорил Рэдмен, все же направился на дозорную башню лично взглянуть на море, не намереваясь более продолжать разговор с человеком.
    Проводив магистра взглядом, сотник присел на низкий, широкий подоконник и задумался. Простой и понятный, как ему казалось, окружающий мир оказался далеко не так прост и, хуже того, совершенно непонятен. Он и раньше знал, что бескорыстное служение Величайшему - дело жизни далеко не всех храмовников, потому как большинство из них озабочены в первую голову личной властью и собственным благополучием. Но чтобы так...
    Похоже было, что Иерарх затеял какую-то темную и, уж как пить дать, опасную игру с магами. Причем самим магам это сулило не меньше неприятностей, чем людям, судя по тени, мелькнувшей на лице их Великого из-за всей этой истории. И ведь магистр, к слову, не спросил даже имени, указанного в документах странного типа. Хотя, старый лис это самое имя запомнил. На всякий непредвиденный случай.
    Почесав в затылке, сотник все-таки решился последовать за магом и поговорить с ним еще. Долгое знакомство с Рэдменом научило его спокойно относиться к тому, что чародеи не великие любители обсуждать с людьми свои дела. Чаще всего, ради блага самих же людей. Но история вокруг мага, выдающего себя за храмовника, была с отчетливо мерзким душком, потому ее следовало непременно разъяснить.
    Магистра он отыскал у входа в дозорную, где маги устроили совещание, явно на повышенных тонах. Отвлеченные появлением сотника, они уставились на человека с таким недовольным видом, что Кинт едва удержался от искушения попятиться. А заодно припомнить штуку, которая могла оказаться поважнее имечка загадочного визитера.
    - Он был в перчатке.
    - Чего? - не понял Рэдмен, ошарашено уставившись на приятеля.
    - Перчатка на нем была, на храмовнике том. Одна, на правой руке, - пояснил Кинт, начиная сердиться.
    Маги переглянулись. Сотник догадывался, о чем они дружно задумались после его слов. Давным-давно Рэдмен рассказал ему, что перчатки мешают делать пассы, потому для чародея хуже них могут быть только связанные руки. Поэтому, если маг ее натянул, на то была веская причина.
    - Ты думаешь о том же, о чем и я? - поинтересовался, наконец, старый маг, в упор глядя на Великого Магистра.
    - Да, - буркнул тот в ответ. - Поисковый амулет. Он искал здесь артефакт.
     

* * *

    Ночная тишина, едва опустившись на город, тут же сменилась чудовищным шумом, словно десяток легендарных горных гигантов одновременно принялись лупить в бубны. На этот раз кэлты не стали даже пытаться штурмовать Зиар силами воинов, полностью положившись на осадные орудия. Наговорные камни полетели один за другим сразу с двух сторон: из долины и с кораблей.
    Это не было похоже на серьезную атаку, скорее уж кэлты проверяли надежность магического щита. Люди на стенах съеживались и пригибались при виде каждого нового светящегося магией камня, с грохотом врезающегося в невидимый щит, порождая звон и яркую вспышку. Маги реагировали на происходящее куда спокойнее.
    Сотник скосил глаза и посмотрел на Рэдмена. Друг, стоявший рядом с ним, прямо перед просветом между зубцами стены, как оказалось, совсем не следил за передвижениями кэлтов по долине. Очередная вспышка озарила его сосредоточенное лицо, и Кинт увидел, что глаза мага закрыты.
    - Ты спишь что ли? - не удержался от изумленного возгласа сотник.
    Рэдмен в ответ лукаво усмехнулся и открыл глаза, светившиеся в темноте как гнилушки. От неожиданности Кинт отпрянул и осенил себя Знамением Величайшего. Маг тряхнул головой и вдруг часто-часто заморгал, а потом еще и протер глаза ладонями. Свечение погасло.
    - Ч-что эт-то было? - заикаясь выдавил сотник.
    - Магическое зрение, - коротко ответил Рэдмен. - Смотрел, чем там заняты наши противники.
    - И чем же?
    - Магов привели.
    Словно в ответ на его слова прямо перед ними в незримый щит врезался уже не камень, а довольно большой, с добрую свиную голову, сгусток алого пламени. Маг резко выбросил вперед ладони, шевельнул губами, выплевывая заклинание, и пламя полыхнуло ослепительно белым, растекаясь по щиту.
    Кинт едва успел прикрыть глаза ладонью. Стоявший неподалеку храмовник, оказавшийся недостаточно расторопным, вскрикнул и принялся тереть глаза, размазывая по лицу брызнувшие слезы.
    - Мощно, - хмыкнул Рэдмен. - Почти пробился.
    - Сильные у кэлтов маги...
    - Да, нариты сильны, - кивнул маг. - Но слишком полагаются как раз на мощность заклинаний, не уделяя много внимания сложности. Биться с ними один на один все равно, что скрестить меч с дубиной. Не будешь ловким, потеряешь оружие и погибнешь, а будешь - проскользнешь под дубину и победишь.
    - Нариты? - переспросил протерший наконец глаза храмовник.
    - Да. Сами кэлты магией не владеют, но племя магов-наритов с ними в союзе.
    Новая атака мага оборвала разговор. Второй алый сгусток оказался почти втрое больше первого. Отразив его, Рэдмен побледнел и без сил опустился на одно колено.
    - Скверно, - пробормотал он, мотая головой в попытке придти в себя. - Хорошо еще, что часто швыряться такими они не могут. Если только... если только... Дариар!
    Кинт попытался было спросить друга, что происходит, но Рэдмен только отмахнулся, сосредоточенно высматривая старого мастера артефактов. К счастью, тот, видимо, был неподалеку, потому явился на зов быстро, и маги тревожным шепотом заговорили между собой на своем древнем языке.
    Из их разговора сотник, конечно же, не понял ни слова, зато весьма четко осознал, что дела их плохи. После краткого, но яростного спора старик Дариар согласно кивнул, с проворством юноши сбежал со стены вниз и скрылся в темноте, а Кинт повторил попытку разузнать, что за мысль посетила друга.
    - Если я расскажу, боюсь, среди твоих людей начнется паника, - покачал головой маг.
    - А ежли не расскажешь, я сам начну паниковать прямо сейчас, - сердито пробурчал сотник.
    - Хорошо, - сдался Рэдмен. - Такие заклинания, как пламя крови, которым они сейчас в нас швыряются, действуют тем сильнее, чем больше энергии в них вложено. Те сгустки, которые может создавать маг, даже увешанный с ног до головы амулетами-накопителями, щит, конечно, потрясут, но не пробьют. Но если нариты начнут приносить в жертву пленников, сил у них будет достаточно. Наша защита не выдержит долго.
    Кинт, пользуясь очередной вспышкой, порожденной ударом наговорного камня, внимательно посмотрел во все еще бледное лицо мага. На этом лице отражались холодная решимость и легкая тень страха.
    - И что? - едва сдерживая волнение, спросил он.
    - Мы немного изменим щит, это позволит нам выиграть время.
    - Выиграть время?
    Голос Кинта все-таки дрогнул. Рэдмен серьезно и устало посмотрел на друга и ответил на его невысказанный вопрос:
    - Крепость придется сдать.
     

* * *

    Обоз тянулся по тракту неторопливо. Люди вели с собой скот, на телегах под рогожами испуганно кудахтали куры, то и дело доносился женский и детский плач. Мужчины шли, мрачно опустив головы, не глядя по сторонам Люди бежали из Зиарской долины на север.
    Жители Заната, Катаба и окрестных деревень сбились вместе, собрав весь имеющийся тягловый скот, чтобы увезти как можно больше запасов еды. Им теперь была одна дорога, в Адараскан, под защиту каменных стен столицы. И еду они везли по приказу пастырей, на случай осады города.
    Перед самым мостом через Ронку обоз догнали двое всадников в длинных плащах с глубокими капюшонами. Занатский городской старшина, шедший за последней телегой, остановился. За его спиной тут же сгрудились похватавшие колья и топоры мужики. Всадники остановились и одновременно вытянули вперед руки, демонстрируя пустые раскрытые ладони.
    - Мы пришли с миром, - спокойно сказал один из них.
    Старшина смотрел недоверчиво. Он уже догадался, кто перед ним, и теперь выжидал, приглашая всадников говорить дальше.
    - Мы пойдем с обозом, - продолжил тот же всадник. - Защитим вас, если потребуется.
    - А вы кто такие будете? - грубовато спросил молодой парень с внушительным топором в руках, подозрительно уставившись на топорщащие плащи мечи незнакомцев.
    - Это маги, сынок, - негромко ответил старшина.
    И продолжил, обращаясь уже к всадникам:
    - Небесно-голубой. Клан Вэллейн?
    Вместо ответа маги отбросили капюшоны. Оба они оказались мужчинами средних лет, темные волосы одного из них, того, что заговорил первым, уже заметно тронула седина. Второй был обрит наголо, голову его украшал шрам от ожога шириной почти в три пальца, начинавшийся на лбу, прямо между бровей, и уходивший к затылку.
    - Магистр Менлин, - только и сказал старшина.
    - Признал, - улыбнулся в ответ маг со шрамом.
    - Пришли обиду помянуть?
    - Я не злопамятный, - криво усмехнулся Менлин. - Просто злой, и никогда ничего не забываю. Но сейчас я пришел не за расчетом, да и не вы, дураки, мне задолжали.
    Мужики заметно напряглись, поудобнее перехватывая нехитрое крестьянское оружие. Второй маг немного подался вперед, вклиниваясь между товарищем и старшиной, и примирительно поднял руки:
    - Нам нужно спешить, - быстро проговорил он. - Кэлты задержались под стенами Зиара, но это ненадолго. Падет крепость или нет, скоро они двинутся дальше по Равнине. Мы пришли проводить обоз в Адараскан.
    Старшина только вздохнул в ответ, и махнул рукой, веля трогаться. Телеги вновь поползли по тракту. Маги пришпорили коней и двинулись по обочине к середине обоза, где ехали в одной телеге все пастыри. Видно, собирались с ними потолковать о чем-то. Мужики разошлись к своим телегам.
    - Откуда ты их знаешь? - удивился сын старшины, проводив магов взглядом.
    Старик мотнул головой, словно отгоняя нелегкие воспоминания, но все же ответил:
    - Магистр Менлин жил когда-то в Занате.
    - А что за обида? - упрямо не отставал парень.
    - Жена его была лекарем, - мрачно отозвался отец. - Это она, когда твоя мать не могла твоим братом старшим разродиться, спасла обоих. Хорошая была женщина.
    Парень ушам своим не поверил. Отец, всю жизнь твердивший ему, что от магова отродья, проклятых чернокнижников, добра ждать не стоит, одной только погибели телу и душе, оказывается, когда-то обращался к этим самым магам за помощью. Да еще и говорит теперь, что магичка, дескать, была хорошей женщиной. И в голосе его при этом звучит искренняя боль.
    - И что? - требовательно спросил он, желая получить объяснение.
    - Сожгли мы ее. На костре, - тихо, почти шепотом ответил старшина, низко опустив голову. - Самого магистра тогда в городе не было.
    - Это ее, что ли, Рийной звали? - озаренный внезапной догадкой, спросил парень. - Это за нее ты каждую седмицу свечку в храме ставишь?
    Старик только кивнул, продолжая прятать глаза. Помолчал и неожиданно добавил:
    - Ох, сынок, чуется мне, если, даст Величайший, победим кэлтов этих проклятых, посчитаются маги с пастырями. Ох, посчитаются... И как бы нам тогда не оказаться между молотом и наковальней.
    Отец двинулся дальше вслед за вереницей телег, а парень еще немного постоял на месте. Потом спросил, глядя в небо, как и полагалось делать, обращаясь к Величайшему:
    - И как эти маги вдвоем собираются нас защищать?
    Ответом ему было неспешно кружащееся над трактом темное пятно. Магов сопровождал дракон.


Глава 7. Военные советы



    Самое страшное свое оружие маги никогда не оставляют у входа. Именно такое наставление дал Савалю в свое время его покровитель, покойный ныне Приобщенный Тавол. С каждой минутой ожидания начала военного совета Саваль убеждался в совершенной справедливости этого утверждения.
    Великий Магистр спокойно сидел за овальным столом, покручивая кольцо на большом пальце. Лицо его не выражало ничего, кроме абсолютного спокойствия. Можно было даже подумать, что он попросту спит с открытыми глазами.
    С открытыми глазами, или с закрытыми, чародей всегда наблюдает за тобой. Если маг кажется тебе молодым и неопытным, не обольщайся, он мог застать твоего деда в пеленках. Если перед тобой старик, бойся, нет более опасного противника в интриге, чем старый лис, повидавший на своем веку столько, сколько тебе даже не представить, и измышлявший хитрости, когда тебя еще Величайший не задумал. И никогда не верь сказанному магом, для них даже данное человеку слово ничего не значит, что уж говорить о простых разговорах.
    Саваль даже головой тряхнул. Он мог бы поклясться, что сейчас слушал голос Тавола, как всегда размеренный и негромкий. Память подшучивала над ним, и неудивительно. Сейчас в зале наблюдался полный комплект опасных магов, с открытыми глазами и с закрытыми, молодых и старых. Да еще пара драконов в придачу. Воистину неисповедимы пути Величайшего, доведшие его до такого.
    Драконы, вдобавок ко всему, возмутительным образом не походили собственно на драконов. А он-то весь извелся, пытаясь придумать, где можно будет расположить крылатых гигантов, чтобы дать им возможность участвовать в обсуждении. Но от всех предложенных идей вежливо отказались, сообщив, что беспокоиться не стоит.
    Саваль уже начинал подозревать, что над ним бессовестно издеваются, только вот беспокоиться, и верно, не стоило. Никаких огромных ящериц он так и не увидел. Точнее, увидел, издали, когда они только прилетели в город и величаво опустились на площадку на крыше замка. А пастыри-то двадцать лет ломали голову, для чего ее там выстроили...
    В зал, где назначили встречу, спустились уже вполне обычные мужчина и женщина, немолодые и просто одетые. Встретил бы на улице, принял бы за милую пожилую пару. Только вот глаза выдавали, змеиные, с вертикальными щелями зрачков.
    Ни к вину, ни к прочим угощениям никто из гостей так и не притронулся. Все они сидели одинаково спокойно и ждали остальных Приобщенных, не выказывая ни малейшего возмущения по поводу опоздания Великих Отцов.
    - Не отравлено, - все-таки не выдержал Саваль, устав от молчания.
    В подтверждение своих слов он наполнил вином один из кубков и сделал пару глотков.
    - Мы знаем, - хмыкнул Великий Магистр.
    Приобщенный мысленно проклял магию, бесцеремонных магов, собственный длинный язык и собственную же глупость. Следовало догадаться, что гости еду проверят. Только вот зачем, если пробовать ее никто, судя по всему, не собирается? Это очередная тонкость принятого у магов этикета, или они просто хотели таким образом незаметно оценить искренность намерений пастырей?
    Надо полагать, усиленная работа его мысли не осталась незамеченной магами, потому что один из них, старик с довольно приятным лицом, соизволил объяснить происходящее:
    - Мы с Вами сидим сейчас в зале, в котором более тысячи лет собирался наш клановый Совет. Это не место для трапезы.
    Договорив, магистр вернулся к прежнему невозмутимому и безмолвному созерцанию. Саваль только вздохнул. Если остальные двое Приобщенных надеялись разозлить магов своим опозданием, попытка эта потерпела оглушительный крах. Пора бы им, кстати, было уже и появиться.
    Вскоре они все-таки появились в сопровождении трех Иерархов. Саваль при виде всей этой процессии недовольно поморщился. Маги согласились на встречу только с Приобщенными, и он бы не удивился, если бы подобное вопиющее нарушение заранее оговоренных условий закончилось их торжественным отбытием восвояси без всяких разговоров. Не верилось, что таково желание Приобщенных.
    Маги, впрочем, не ушли. И даже не продемонстрировали своего возмущения. По их виду вообще нельзя было сказать, что этот демарш вызвал у них хоть какие-то эмоции. Только по лицу дракона проскользнула на мгновение отчетливая тень недовольства.
    - Благодарим вас за то, что обеспечили охрану обозов с людьми, - холодно начал Ритон, старший из Приобщенных.
    Гости почти синхронно кивнули. Судя по всему, даже такая сомнительная благодарность была большим, чем они ожидали от пастырей.
    - Мы сделали это ради людей, - ответствовал Великий Магистр.
    - До нас дошли сведения, - продолжил в том же тоне Ритон, - Что вы намерены сдать Зиар.
    - Мы намерены удерживать крепость ровно столько, сколько сможем. Но ее падение лишь вопрос времени.
    - Вы обещали надежные щиты.
    - На всякий щит найдется меч, - пожал плечами дракон. - Мы не можем противостоять наритам, если только не воспользуемся тем же оружием, что и они.
    - Так воспользуйтесь, - раздраженно бросил Приобщенный Курт. - Вы же сами говорили, что без Зиара мы лишимся единственной возможности хоть как-то предсказывать действия кэлтов.
    Маги разом уставились на него. На их лицах впервые с момента прибытия в замок Адар появилось живое выражение. И это был священный ужас. Такой, какому позавидует любой пастырь, узревший некромантский обряд.
    - Предлагаете тоже начать человеческие жертвоприношения? - первым опомнился Великий Магистр.
    Теперь ужас переполз и на лица Приобщенных.
    - А вы можете? - растерянно пробормотал Ритон.
    - Можем, - как-то обманчиво равнодушно подтвердил Великий. - Дурное дело нехитрое.
    - И это поможет?
    - Определенно.
    - И вы это сделаете?
    - Нет. Желающих не найдется.
    - Стать жертвами?
    - Стать палачами, - сухо ответил маг. - Впрочем, полагаю, и в жертвы никто рваться тоже не станет.
    Саваль внимательно посмотрел на застывших поодаль Иерархов. Выражение, появившееся на лице Маарана ему отчетливо не понравилось. Хитрец будто и не удивился идее с жертвоприношениями. Конечно, он был известным исследователем наследия магов, перечитал кучу их книг и потому, вполне возможно, был лучше знаком с подобными вещами. Но выглядело это все равно подозрительно.
    - Думаете, кэлты дойдут до Адараскана? - поспешно сменил тему Ритон.
    - До Адараскана точно дойдут, - с мрачной уверенностью в голосе ответил старейшина драконов. - Пройдут ли дальше, вот это вопрос.
    - И как вы надеетесь их остановить, если ничего не можете поделать с их магами?
    - Почему "ничего"? - удивился один из магов. - Мы не можем им противостоять, если у них есть время и возможность неторопливо создавать мощные чары, используя энергию извне. Вот как в случае с осадой крепости. А в открытом бою у них нет шансов против нас.
    - Утешили, - пробурчал Курт.
    - Поэтому, - не обратив внимания на реплику пастыря, продолжил маг, - мы не должны довести дело до осады города. Лучше, если сражение произойдет в поле.
    Великий Магистр, выслушав эти слова, едва заметно покачал головой. Это легкое движение не укрылось от Саваля. Как видно, самый главный из магов был не очень-то вдохновлен такой идеей, но явно возражать не желал. То ли не хотел демонстрировать храмовникам существующие в своем Совете разногласия, то ли лучшего варианта на самом деле не было, хотя и этот был нехорош.
    - Мы вывезли за Южную Линию всех, кого смогли и успели, - сообщил Ритон.
    Саваль напряг память. Южной Линией называли не то реки Танну и Ронку, пересекавшие Равнину соответственно с востока на запад и с запада на восток, и впадавшие в Раску почти в одном и том же месте, только с разных сторон, не то линию крепостей, состоявшую из Адараскана, Родона и Назаира. Второе было вероятнее, поскольку некогда между этими городами были возведены замки. Они и теперь еще стояли, заброшенные и полуразрушенные временем.
    - Вы говорите о реках или о замках? - уточнила женщина-дракон.
    - О замках, - ответил Ритон.
    - Прекрасно, - кивнул пожилой маг, кажется, магистр Фарик. - Там и будем организовывать оборону. Обеспечим защиту городов, приведем в порядок замки и будем ждать. У нас в запасе около недели, значит, рассчитывать стоит дней на пять.
    - Пожалуй, нам понадобятся все, кто способен носить оружие. Направьте их в Адараскан и Родон. Мы тоже будем собираться там.
    Приобщенным осталось лишь утвердительно кивнуть. Маги с достоинством поднялись со своих мест и направились в зал порталов, через который и прибыли. Драконы отделились, направившись на крышу. Судя по всему, отказались от удобства порталов в пользу дополнительной разведки с воздуха.
    Саваль, играя роль гостеприимного хозяина до конца, направился вслед за магами. По пути, улучив минуту, он тронул магистра Фарика, шедшего последним, за рукав и, добившись внимания, спросил:
    - Вы правда использовали жертвоприношения?
    - Правда, - коротко кивнул магистр.
    - Убивали людей?
    - Это было еще до того, как люди пришли на Равнину, - с усмешкой отозвался старик, остановившись и испытующе посмотрев на Приобщенного. - Во время войны с... с тамарисами. Некоторые маги шли на это добровольно, потому что иначе погибнуть пришлось бы всем.
    Саваль заметил запинку магистра. Почему-то он не сомневался, что все остальное было именно так, как он и сказал. Порой кому-то приходится отдавать жизнь ради спасения остальных. Это страшно, но вовсе не постыдно. Вот только происходило это во время какой-то другой войны, о которой маги по неким причинам говорить не хотели. И теперь Приобщенному очень захотелось узнать, по каким.
     

* * *

    Тэйнен сидела у камина, тупо уставившись на пляску языков пламени. Настроение у нее было хуже некуда, причем с самого утра. Форт уже пару недель гудел как улей, всюду, где только было можно, упражнялись воины. В залах и даже в коридорах звенело оружие, за окнами днем и ночью мелькали разноцветные вспышки и молнии - в горах неподалеку отрабатывали боевые заклинания. Мужчины, женщины и даже подростки безостановочно тренировались, готовясь к будущим сражениям. Алхимическая лаборатория дымила днем и ночью, лекари варили всевозможные снадобья.
    А ей, пока вокруг все кипело и бурлило, приходилось сидеть в комнате, уткнувшись в книги. Даже отрабатывать сложные заклинания дедушка ей строго запретил, потому что присматривать за ней у него не было времени, а в одиночестве любая ошибка могла привести к печальным последствиям.
    В довершение всех бед утром она попыталась взяться за меч. Ничего хорошего из этого начинания не вышло. Безнадежно расплывшаяся фигура придала ей легкость и грацию кадушки с тестом.
    И даже проклинать собственную забывчивость, неосторожность и неблагосклонность судьбы уже наскучило. В сущности, ждать оставалось уже совсем недолго. Но жизнь, все самое важное, проходило мимо!
    - Я возблагодарю Величайшего, если все действительно пройдет мимо, - хмыкнул вернувшийся домой Криан. - Хотя бы мимо тебя.
    - Ты опять подслушиваешь мои мысли! - сердито отозвалась Тэй, с некоторым трудом оборачиваясь к дверям.
    - Даже и не думал. Ты просто заговорила вслух.
    Тэйнен тяжело вздохнула. Кажется, от постоянного сидения в одиночестве над книгами она уже начала сходить с ума и разговаривать сама с собой. Криан тоже вздохнул, устало плюхнулся во второе кресло и принялся стягивать покрытые грязью выше щиколоток сапоги.
    - Где тебя носило?
    - Осматривал назаирский замок. Храмовники, чтоб их, засыпали землей тамошнюю алхимическую лабораторию. А потом крыша прохудилась и почти весь замок, кроме башни, затопило жидкой грязью. Вот скажи мне, неужели нельзя было придумать способ почище?
    Тэй неопределенно пожала плечами, привычным уже пассом убирая книгу на полку, и Криан договорил:
    - Одна радость, вычищать эту грязь придется им же.
    Тэйнен невольно рассмеялась, представив себе пастырей, таскающих корзины с грязью, заткнув подолы мантий за пояса. Картинка нарисовалась презабавнейшая.
    - Так гораздо лучше, - одобрительно кивнул муж.
    - Как?
    - Когда ты улыбаешься.
    - А ты не улыбаешься, - обвиняющим тоном заявила Тэй.
    - Устал.
    - Врешь.
    - Вру, - неожиданно легко согласился Криан. - Я вчера был в Зиаре.
    - Я уже слышала, что крепость придется сдать, - пожала плечами Тэйнен.
    - Не в этом дело, - вздохнул муж, откидываясь на спинку кресла и прикрывая глаза. - Какой-то маг искал там Солнце Роалин.
    - Какой-то маг? - удивилась Тэй. - Роан?
    - Будь это Роан, я так бы и сказал - "Роан", - проворчал Криан. - Но нет, это был не он.
    - А кому еще могло придти в голову интересоваться этим артефактом?
    Мужчина вздохнул, задумчиво потер лоб, явно размышляя, стоит ли озвучивать свои неподтвержденные догадки, но все-таки ответил:
    - Кейрат Райдон спрашивал у меня, что я знаю о Солнце Роалин. Он, кстати, некромант, причем очень неплохой. И вот теперь я думаю, не он ли лазал в склеп на Виларском кладбище.
    Тэйнен поерзала в кресле. От мысли, что совсем неподалеку обретается подельник и шпион Роана, ей стало жутко неуютно. И как-то вдруг разом пропало желание оказаться в гуще событий. Наоборот, захотелось спрятаться и отсидеться в уютном уголке.
    - Думаешь, он с Роаном заодно?
    - Может быть, - медленно проговорил Криан, не отрываясь от собственных невеселых размышлений. - А может, планирует какую-то пакость вместе со стариком Керстом Райдоном. Или вообще ведет свою игру, отдельно, или прикидываясь сторонником одного или сразу обоих этих болванов. Так или иначе, доказать я ничего не могу.
    Тэй поняла, к чему клонил муж. Посреди подготовки к войне было не до внутренних разборок, и начинать конфликт, который в итоге мог вылиться в межклановый, обвиняя одного из Райдонов без веских улик, было не самой лучшей идеей. В сущности, руки у него были связаны.
    Оба помолчали, глядя на огонь. Криан налил себе кружку вина, осушил ее в два глотка и снова наполнил, но вдруг передумал пить, выплеснул вино в камин, налил воды и выпил ее залпом.
    - Ты точно не помнишь, что стало с талисманом? Где твоя мать его прятала? Или хотя бы где могла прятать? - спросил он.
    Тэйнен вздохнула, попытавшись припомнить хоть что-нибудь, но память упорно отмалчивалась. Мама никогда не позволяла ей бывать в своей лаборатории, да и вообще, ей тогда и трех лет не было, что она могла понять и запомнить?
    - И вот что я подумал, - неожиданно вновь заговорил Криан. - Что если она отдала его кому-то? Такое возможно? Потому что в Зиаре его определенно нет. Во всяком случае, нет в вашем доме.
    - Ты был в моем доме? - вскинулась Тэй.
    - Это не совсем дом. Это обгоревшие развалины.
    - Я хотела бы их увидеть.
    - Это печальное зрелище.
    - А вдруг я что-нибудь вспомню там? - продолжила наступление Тэйнен.
    На самом деле она совсем не была уверена, что путешествие в Зиар ей чем-нибудь поможет, но нельзя было не признать, что такой шанс был. Хотя гораздо больше ей не хотелось упустить возможно последний в жизни шанс увидеть место, где она родилась.
    - Хорошо, - сдался Криан. - Завтра утром мы туда отправимся, если нариты угомонятся за ночь. А теперь давай спать.
     

* * *

    Зиар приветствовал их скверной погодой. Море штормило, в небе висели низкие грозовые тучи, ветер трепал обрывки флагов на шпилях замка. Защитники города большей частью спали, бодрствовали только часовые на стенах, тишину нарушало лишь завывание порывов ветра. Можно было подумать, что город мертв. Впрочем, практически так оно и было.
    Но уже на крыльце замка они столкнулись с первыми живыми. Пожилой мужчина в мундире сотника городской стражи и незнакомый Тэйнен маг азартно сражались в кости на наконечники стрел. Услышав скрип открывающейся двери оба вскочили.
    - Великий Магистр, - удивленно поклонился сотник. - Чему обязаны?
    Маг лишь слегка поклонился в знак приветствия.
    - Не обращайте внимания, - отозвался Криан. - Мы просто немного прогуляемся.
    По изрезанному шрамами и морщинами лицу старого сотника промелькнуло сперва изумление, а потом и искренняя радость.
    - Госпожа Тэйнен, - протянул он, расплываясь в улыбке. - Никак Вы?
    - Я, - в свою очередь изумилась Тэй. - А мы знакомы?
    Такое было вполне вероятно. Будучи охотницей, она не раз и не два имела дело с городской стражей. Доводилось и помогать им, и улепетывать от них же. Да и в Зиар ее пару раз заносило. Тэй уже принялась было копаться в памяти, припоминая обстоятельства знакомства с этим конкретным стражником, как вдруг сообразила, что на этот раз все не так. Для стражи и для всех вокруг она была охотницей, известной под именем Тайи из Мироса. А этот старик назвал ее Тэйнен.
    - Откуда Вы знаете мое имя? - испуганно выпалила она.
    - Да как же не знать, - продолжая улыбаться, ответил сотник. - Я ведь в войну с людоедами под началом Вашего отца был, а потом и тут с ним знался. Вас помню вот такусенькой.
    Тэй опустила глаза вслед за ладонью старого вояки, помахавшей над землей где-то на уровне его колена. Такого поворота она совсем не ожидала. А потом в голову закралась нехорошая мысль. Что если как раз этот улыбающийся мужчина был во время Переворота среди тех, кто убивал ее отца?
    Сотник не заметил потемневших глаз Тэйнен, и спокойно продолжил, неожиданно перейдя на "ты":
    - Кинтом меня звать, милая. Мабуть, припоминаешь?
    Тэй сумела только чуть качнуть головой.
    - И то верно, ведь малая была, где уж там помнить. Да и я как раз женился перед тем, как все нехорошо обернулось, и перебрался к жене в деревню. Надоело, вишь ты, воевать. В город поспел только уже под конец. Далк Шустрый, покойник, мне все и рассказал...
    - Что рассказал? - с трудом выдавила Тэйнен, сражаясь со стиснувшим горло спазмом.
    - Что спрятал Марошу с тобой вместе в деревне неподалеку. А отца твоего убили. Ведь знал я, мог он полгорода один спалить, ан не стал. Людишек пожалел, вишь ты. Только вот они его не очень-то пожалели.
    - А мама?
    - За маму твою не скажу, - печально ответил сотник. - Потому - не знаю. Кого потом ни спрашивал, никто ее не видал, ни живую, ни мертвую. Только перед самым бунтом появился в городе один Иерарх, вот он ее разыскивал. Знамо дело, сказали ему, что и как, потому мало ли какая нужда бывает к лекарю пойти. Иной раз и спросить-то неловко. Мабуть, и ни при чем он вовсе, мабуть, просто зубы разболелись.
    Тэйнен благодарно кивнула старику. Слезы продолжали душить ее, но пока удавалось их сдерживать. Конечно, перед сотником можно было и поплакать, он бы понял, но отчего-то страшно не хотелось выносить свою боль даже на такую публику. Разве что потом, дома, уткнувшись в подушку. Или в родное плечо.
    - Идем.
    Криан мягко, но настойчиво потянул ее за собой. Тэйнен подчинилась, сопротивляться она не смогла бы, даже будь у нее такое желание.
    Только на улице мучительный спазм наконец отпустил горло, позволив перевести дыхание и все-таки оглядеться. Вокруг были только одинаковые двухэтажные дома с закрытыми ставнями, а кое-где и заколоченными окнами. На дверях висели замки.
    Зиар никогда ей не нравился, ни раньше, шумным и пахнущим рыбой и морем, ни теперь, застывшим в забытьи, похожем на предсмертное. А между тем, это был ее родной город. Но в сердце и памяти было так же пусто, как и на улицах.
    В молчании они дошли почти до самой крепостной стены и остановились перед старым пепелищем. Сгоревший дом жутковато щерился черными провалами окон первого этажа. Через окна второго виднелось низкое серое небо.
    Тэйнен закрыла глаза, погружаясь в транс, пытаясь нащупать энергию этого места. Дедушка учил ее делать это, и обычно все удавалось. Удалось и на этот раз, мигом заставив пожалеть о достигнутом успехе, потому что всюду тут были только боль, страх и отчаяние.
    Перед глазами поплыли мрачные пятна, неторопливо складывающиеся в видение прошлого. Она сидела на сундуке в углу комнаты, освещенной лишь заревом близкого пожара, и смотрела, как русоволосая молодая женщина торопливо упихивает в котомку какие-то вещи, а стоящая рядом Мароша вытирает слезы уголком передника. Последним движением женщина... нет, мама обернулась к ней, пряча небольшой сверток во внутренний карман куртки, и что-то сказала. Что-то очень важное, но Тэй не услышала ее голоса и не сумела толком рассмотреть в неверном свете движение губ. А потом видение рассыпалось.
    Очнулась она сидящей на булыжниках улицы. Порывистый ветер холодил мокрые от слез щеки, а малыш сердито пинался, возмущенный тем, что мама все время только и делает, что чем-то огорчается.
    - Не сиди на холодном.
    Криан мягко подхватил ее под мышки и поставил на ноги, но руки не убрал, продолжая поддерживать жену в вертикальном положении. Тэйнен попыталась было высвободиться из объятий, но колени тут же предательски подогнулись.
    - Что с тобой?! Ты меня слышишь?! Ой, он пинается...
    - Почему он?
    Голос прозвучал хрипло, ни дать ни взять привет с того света. Наверное, поднятые из могилы зомби чувствовали себя примерно так же, как и она сейчас.
    - Не знаю, - отозвался муж, решительно подхватывая ее на руки. - Ты думаешь, это она?
    Тэй в ответ только слабо махнула рукой и попросила:
    - Давай немного посидим где-нибудь, где тепло. Или хотя бы не так холодно.
    Теплым местом оказалась харчевня. Криан, видимо, сориентировался по запаху жареного лука, принесенному очередным порывом ветра. И даже идти далеко не пришлось.
    Пока хозяин суетился с обедом, Тэйнен успела окончательно отдышаться, правда, не без помощи изрядной кружки горячего яблочного взвара и горсти сушеных фруктов. Криан молча наблюдал за тем, как она ест и пьет, и только увидев вернувшийся на щеки румянец, заговорил.
    - Если бы я знал, что ты уже освоила призыв энергии места, ни за что не привез бы тебя сюда, - проворчал он.
    - А что такого? - с вызовом поинтересовалась Тэй.
    - Нашла место для практики, - продолжал сердиться муж. - Могла бы, между прочим, и догадаться, что за энергия тут скопилась.
    - Я догадывалась.
    Оправдываться она ничуть не собиралась. Потому что, во-первых, прекрасно знала, на что идет, а во-вторых, выяснила то, что хотела.
    - Солнце Роалин мама забрала с собой.
    - Прекрасно, - буркнул Криан. - И мы снова в тупике.
     

* * *

    Роан гневно отшвырнул свиток в дальний угол. След, казавшийся таким надежным, завел его в очередной тупик. Все кровные родственники проклятого Ландияра словно сквозь землю провалились, не оставив потомкам никаких сколько-нибудь внятных упоминаний о себе. А без них блестящий план разваливался карточным домиком на ветру.
    Лист бумаги, нервно стиснутый в кулаке, обуглился и вспыхнул. Маг не обратил внимания на облетающие на пол горящие клочья. Он так бы и стоял, наверное, еще долго, если бы человек, давно уже стоявший неподалеку, не решился заговорить.
    - Не думаю, что спалить архив это хорошая идея, - недовольно заметил он.
    Роан резко обернулся, сердито гася огонь односложным заклинанием, больше смахивающим на ругательство.
    - Ничего тут не сгорит. Маги имели в виду вероятность пожара и приняли все нужные меры, уж поверь мне.
    Иерарх Мааран невольно поежился под гневным взглядом подельника, но быстро вернул себе обычную самоуверенность.
    - Ты ведь знаешь, что союз заключен? - с вызовом спросил он.
    - Знаю, - кивнул Роан. - Этого следовало ожидать.
    - И знаешь, что кэлтов планируют остановить на Южной Линии.
    - А еще я знаю, что ничего из этого плана не выйдет, - нехорошо осклабился маг.
    - Откуда такая уверенность?
    Роан ухмыльнулся, укладываясь на лавку и закидывая ногу на ногу.
    - По пути к Линии нариты нахватают более чем достаточно пленных. Наши маги, конечно, мастера по части сложных чар и тонких хитростей, но плетью обуха не перешибешь. Адараскан будет взят самое позднее к концу лета. И то если твои святоши согласятся прибегнуть к некромантии. А если нет, так еще раньше.
    Маран судорожно вздохнул. Сделка с магом стремительно переставала казаться удачной идеей. Теперь ему, пожалуй, даже хотелось вернуться в прошлое и вовсе не ввязываться в эту историю. Сидеть себе спокойно в Иерархах и наслаждаться скромными и нескромными радостями пастырского бытия.
    - Трусишь? - фыркнул маг, будто подслушав его мысли. А может, действительно подслушав.
    - Нет.
    - Вот и славно. Когда кэлты прорвут Южную Линию и доберутся до Теалских гор, наше с тобой дело будет, считай, сделано. Но еще прежде я должен завершить ритуал Восхождения. Иначе оба мы разделим судьбу остальных кэлтских пленников. Ты совершенно точно, а я - скорее всего. Надеюсь, подобный финал тебя не прельщает?
    Иерарх отрицательно мотнул головой.
    - Хорошо. Значит, ты понимаешь, что мне понадобятся Кристалл и Хранительница.
    - Есть план?
    - Есть, - спокойно отозвался Роан. - Когда станет ясно, что Адараскан не удержать, маги сделают все, чтобы не потерять Кристалл. И убедят храмовников в необходимости вывезти его из города. Надеюсь, ты им в этом поможешь, и уж постараешься лично возглавить все мероприятие.
    Мааран задумчиво почесал правую бровь. Логика в словах мага была, только вот едва ли столь важное дело доверят Иерарху. Тут не обойдется без личного участия кого-то из Приобщенных.
    - А не возглавишь ты, так пусть командует твой приобщенный дружок. Главное, держись рядом, - уже привычно ответил на невысказанную мысль Роан.
    - Это сделаю.
    - Вот видишь, как все отлично складывается, - пропел маг голосом, полным ласковой снисходительности.
    Лично Иерарх полагал несколько иначе. Очень уж ему не хотелось отдавать на разграбление еще и северную часть Равнины. Перспектива править выжженной пустыней не выглядела заманчивой.
    - Кристалл ведь увезут еще до падения Адараскана? - уточнил он.
    Маг проворчал что-то невнятно утвердительное.
    - Разве, завершив Восхождение, ты не сможешь проникнуть в любой форт?
    Звук повторился. Мааран, немного ошалев от собственной смелости, продолжил:
    - Тогда зачем ждать, пока кэлты дойдут до гор? Ты сможешь прогнать их прямо с Южной Линии.
    Роан неторопливо поднялся со скамейки, заставив Иерарха испуганно попятиться. Постоял немного и снова уселся, на этот раз за стол, подперев подбородок ладонью.
    - Это возможно, - ответил он после некоторых раздумий. - Но я не хочу совершить еще большую глупость, чем когда-то Ландияр. Вот если бы Совет возглавил один из стариков, на что и был изначальный расчет, я ничего бы не ждал.
    - Почему? - искренне удивился Мааран, тоже усаживаясь на скамейку.
    - Старичье стало бы жаться и осторожничать до последнего, не рискуя влезть со мной в драку. Но мой братец, к сожалению, не таков. После того, как я обрету власть над мирами, атака любого мага будет для меня не опаснее пчелиного укуса. Но тысяча-другая пчелиных укусов могут и убить. И Криан поставит на это, пожертвует тысячей-другой пчел ради спасения остального улья. Мало ли, вдруг выиграет, что-то мне не хочется рисковать.
    - И поэтому ты хочешь сперва избавиться от магов руками кэлтов?
    Роан кивнул, разводя руками:
    - Лучшего варианта я не вижу.
    Помолчал немного и с неожиданной злостью в голосе выдохнул:
    - Я знаю своего братца. Он кажется всем вокруг милым, уважительным, даже добрым. Но внутри... внутри него живет истинный Вэллейн. Холодный, расчетливый и жестокий. Как легендарный Клинок Затмения. Им можно любоваться, пока он дремлет в ножнах, но стоит его обнажить, и хлынут реки крови.
    Мааран невольно поежился. Ему Криан Вэллейн показался именно спокойным, надежным и да, добрым. Переживающим за всю Равнину, за магов и людей, куда больше, чем за себя самого. Но подобные наблюдения обманчивы. Наверняка Роан знал о брате что-то такое, чего не разглядишь за несколько коротких встреч. И в конце концов, неспроста этот мальчишка оставил с носом двух многомудрых стариков, добившись главенства в клановом Совете.
    - Я тебе верю.
    - Правильно делаешь, - криво усмехнулся Роан. - Мне тоже нет большого резона допускать лишние жертвы и разрушения. Но ничего, кэлты не станут слишком свирепствовать, земли без рабов им не нужны.
    От таких утешений впору было рыдать и рвать на себе волосы, но даже они были лучше, чем совсем ничего. Тяжело вздохнув, Иерарх не стал спорить. Не было смысла. Можно было бы уже и уйти. Но сегодня, направляясь в Архивную башню, он поклялся себе самой страшной клятвой, что наконец задаст магу свой главный вопрос. И сделать это предстояло немедленно.
    - Ты сможешь снять заклятие пустоты?
    Роан удивленно вскинул брови.
    - Хочешь расколдовать свою куклу?
    - Возможно.
    Маг положил на стол обе руки и принялся мерно барабанить по дереву кончиками пальцев. Взгляд его остановился. Если бы не движения рук, могло показаться даже, что Роан только что умер, мгновенно и совершенно без предупреждения. Мааран застыл в ужасе, боясь шевельнуться и считая сделавшиеся вдруг чудовищно громкими удары собственного сердца.
    - Это возможно, - ответил, наконец, маг, когда Иерарх успел досчитать уже до третьей сотни.
    - Хранительница утверждала обратное.
    Второй раз за вечер Мааран подивился собственной смелости. И снова остался безнаказанным.
    - Это возможно, - спокойно повторил Роан. - Хотя и крайне маловероятно. До полного Восхождения я даже пытаться не стану, после могу попробовать. Если прежняя личность не была уничтожена, ее можно будет вызвать. Но если она сама не захочет вернуться, ничего не выйдет. Учти, позвать душу человека из междумирья это тебе не собачке посвистеть, чтобы к ноге подбежала. Невозможно знать заранее, кто или что не позволяет ей уйти окончательно, и что может вернуть.
    - Я подумаю, - коротко ответил Иерарх, зябко обняв самого себя за плечи.
    Маг внимательно осмотрел собеседника с ног до головы, скептически фыркнул и спросил:
    - Если она так для тебя важна, зачем же ты сделал из нее куклу?
    Мааран вздрогнул и поспешно опустил глаза.
    - Это не я. Это был Тавол, - сам не зная, зачем, прошептал он.
    - Как тогда она оказалась у тебя? - удивился Роан. - Ведь куклу нельзя передать.
    - Он умер.
    - А она - нет?
    Маг даже рот приоткрыл от изумления, определенно услышав нечто категорически неправдоподобное. Храмовник даже не успел спросить, что же в его рассказе оказалось таким удивительным, как Роан выдал следующий вопрос:
    - Как он умер?
    - Что-то сожгло его сердце, - брякнул совершенно сбитый с толку Мааран.
    Услышав этот ответ, маг вскочил и принялся нервно прохаживаться по заду взад-вперед, порой хаотически взмахивая руками. Выглядел он как неверующий, наяву узревший перед собой лик Величайшего.
    - Кем она была?!
    - Что?
    Роан подскочил к храмовнику, схватил его за грудки и сильно встряхнул.
    - Ты знал эту женщину до того, как ее сделали куклой?! - рявкнул он.
    - Д-да... - перепугано пробормотал Мааран.
    - Кем она была?! Как ее звали?!
    - М-милена... Милена Ровари.
    Маг застыл, словно замороженный. И чужим, отстраненным голосом, явно цитируя кого-то или что-то, выдохнул:
    - И да обратится черное сердце черным пеплом...
    Помолчал и неожиданно глухо рассмеялся.
    - Что это значит? - потрясенно выдавил Иерарх, высвобождая мантию из стиснутых кулаков Роана и на всякий случай отодвигаясь от того подальше.
    - Это значит, что твой Тавол забрал Солнце Роалин у его хозяйки, и за это поплатился, - медленно, словно просыпаясь от тяжелого сна, выговорил маг. - Вопрос лишь в том, где артефакт сейчас.
    - Мы все обыскали, - удивился Мааран. - Никакого артефакта ни в покоях Тавола, ни у Миры... Милены не было. А как он хоть выглядел?
    - Не знаю, - вздохнул Роан.
    Некоторое время оба просидели молча, занятые каждый своими мыслями и воспоминаниями. Наконец, Иерарх хлопнул себя ладонью по лбу и удовлетворенно улыбнулся.
    - Там мог побывать алхимик, маг, которого держал при себе Тавол, - довольным голосом сообщил он.
    Роан заметно оживился и тут же задал следующий вопрос:
    - Имя алхимика тебе известно?
    - Годар, это я помню точно. Как-то там на "р", но не Ровари. Годар Ри... Рэ...
    - Рэстон? Райдон?
    - Точно. Годар Райдон, - обрадовался Мааран. - Только его казнили потом. Надо же было кого-то обвинить в смерти Тавола. И, насколько мне известно, при нем тоже ничего не нашли.
    - Будь я проклят... - прошептал себе под нос Роан, - А ведь если найти Солнце Роалин, можно будет обойтись и без крови наследника... наверное. Скорее всего. Старый проходимец, поди, вцепился в талисман мертвой хваткой и куда-то спрятал, не думая, что его казнят...
    Мааран еще больше съежился, пряча руки в рукава мантии. Он уже окончательно и бесповоротно пожалел о том, что связался с магом, и дважды раскаялся, что заикнулся о снятии чар с Милены. Давно нужно было исполнить ее просьбу забыть и отпустить. Смириться, в конце концов.
    - Проведешь меня туда, где работал тот алхимик, - категорично объявил Роан.
    - Когда? - обреченно выдохнул храмовник.
    - Следующей ночью. Потрудись сделать так, чтобы всякая стража не путалась под ногами, возможно, придется много колдовать. А теперь ступай уже отсюда, мне нужно спокойно почитать.
    Не без труда поднявшись на ноги, Иерарх неверной, спотыкающейся походкой направился к выходу из башни, на ходу пытаясь придумать благовидный предлог убрать стражу из северного подвала.


Глава 8. Южная линия



    Криан застыл перед столом, над которым висела в воздухе большая полупрозрачная карта Равнины. Старейшина драконов, кажется, Эстирир, сидел в кресле напротив мага и тоже изучал магически созданное изображение. Лицо у него было спокойно сосредоточенным.
    Постояв в дверях, Тэй все-таки решилась привлечь к себе внимание, и деликатно кашлянула. Обе пары глаз тут же обратились к ней, будто ее появление заметили только что, хотя Тэйнен прекрасно знала, что ее умение неслышно подкрадываться на магах не срабатывало. А на драконах и подавно.
    - Что-то случилось? - как-то настороженно спросил дракон.
    - Пришло донесение из назаирского замка.
    Криан недовольно сдвинул брови. Тэйнен ответила ему долгим вызывающим взглядом. Да, несмотря на категоричный запрет покидать форт, она побывала в спешно восстанавливаемом замке. Там ей даже удалось опробовать на практике несколько заклинаний, вычитанных за время сидения взаперти. Правда, долго радость не продлилась, потому как руководивший работами Лэрн Верье заметил-таки племянницу, и спешно отослал ее обратно в Вейм под предлогом передачи важного письма.
    Муж в ответ на этот взгляд огорченно покачал головой, но говорить ничего не стал. То ли решил отложить разборки до момента, когда они останутся наедине, то ли вообще уже махнул рукой на женино упрямство и своеволие.
    - Что там сообщают? - поинтересовался дракон, поднимаясь на ноги.
    Криан развернул опечатанный воском и заклинанием лист бумаги и быстро пробежал взглядом по безукоризненно ровным строкам, написанным рукой магистра Верье.
    - Работы по восстановлению замка будут завершены в течение двух дней, - ответил он. - Обозы все еще двигаются на север, за Линию. Всех мужчин, способных носить оружие, храмовники оставляют в крепостях, но вооружать их нечем.
    Дракон нахмурился, скрещивая руки на груди.
    - Успеют ли вооружить людей к подходу кэлтов? - спросил он.
    - Надеюсь, - пожал плечами маг. - У нас есть кое-что, я распорядился доставить его в укрепления. Храмовники твердят, что все оружейники работают без отдыха.
    - Все оставшиеся оружейники, - скептически фыркнула Тэйнен. - Большинству кузнецов последние два десятка лет было запрещено изготавливать оружие.
    - И что, этот запрет соблюдался? - в свою очередь фыркнул Криан.
    Тэй невесело рассмеялась. Насколько она помнила, у подпольных торговцев оружием никогда не случалось недостатка товара. Значит, таких, кто игнорировал распоряжение пастырей, должно было быть немало. Другое дело, захотят ли они выдавать себя с потрохами, открыто взявшись за дело сейчас? Ведь если, даст Величайший, война закончится победой, храмовники могут и заинтересоваться, отчего столь легко удался переход с орал на мечи.
    - Есть ли донесения из Зиара? - решительно сменил тему дракон.
    - Нариты, - криво усмехнулся в ответ Криан, - пытаются пробить наш щит, используя пламя крови.
    - И сколько вы еще надеетесь продержаться? - понятливо уточнил Эстирир.
    - Неделю, не больше.
    Дракон прошелся по комнате, задумчиво разглядывая потолок. Тэйнен, воспользовавшись паузой в разговоре, уселась в кресло, стоявшее возле столика с фруктами и напитками, налила себе кружку воды и задумчиво уставилась на горку крупных красных яблок. Едва ли не главным положительным моментом примирения с храмовниками стало появление в фортах достаточного количества нормальной еды. Раньше южные яблоки на столе у магов появлялись только в сезон, а теперь вот и среди весны лежали, ешь не хочу.
    Подумав, Тэй все-таки взяла яблоко и с наслаждением вонзила зубы в плотную, сочную мякоть. По комнате тут же пополз тонкий аромат. Дракон, словно очнувшись, тоже посмотрел на блюдо с фруктами и легким жестом кисти заставил яблоко прилететь прямо в свою ладонь.
    - У меня... точнее, у всех наших старейшин, возник один вопрос, - неторопливо проговорил он, прожевав первый кусок.
    - Какой?
    - Нам понятно ваше желание удержать Зиар как наблюдательный пункт. Неясно другое. Почему вы даже не попытались тем же манером удержать форт Ирдон. Разве это не было бы проще?
    Криан криво усмехнулся и тоже слевитировал себе яблоко.
    - Нет, не было бы, - сухо ответил он.
    Дракон удивленно приподнял брови.
    - Почему?
    - Окружающие Ирдон горы слишком сильно дестабилизируют щит. Из-за этого его очень тяжело поддерживать и достаточно легко снести, если выбрать правильные точки для ударов.
    Эстирир усмехнулся, точным пассом отправляя огрызок обратно на блюдо.
    - Уверен, что ваш Совет принял такое объяснение.
    Тэй внимательно посмотрела на Криана и увидела, как он напрягся после слов дракона. За последнее время она общалась со многими магами, и большинство из них долго и подробно рассуждали об этих самых горах и о том, что форт Ирдон, в отличие от Зиара, Дронии и других крепостей побережья, был построен с расчетом скорее на высоту и прочность стен, чем на сугубо магические средства защиты. И никто даже не пытался намекать на то, что помимо этой досадной слабости была какая-то еще причина сдать форт без боя. Но, видимо, маги эти знали не все.
    - А ваш Совет не готов его принять?
    Дракон вновь усмехнулся.
    - Нашему Совету хотелось бы знать правду. Всю правду, а не только ту ее часть, которую не стыдно говорить вслух.
    Криан вздохнул, проведя ладонью по лбу, и испытующе посмотрел на Эстирира. Лицо дракона выглядело спокойным, но что-то во всей его фигуре выдавало настороженное нетерпение.
    - Кто-то снабжает кэлтов сведениями о нас. Кто-то из магов.
    - Ваш последний ренегат? - вздернул бровь дракон.
    - Нет, другой. Я не знаю, действует ли он заодно с ренегатом или сам по себе, но рисковать не хочу в любом случае. В Зиаре с каждого мага не сводит глаз парочка храмовников, в этом я не сомневаюсь. Топчутся они и возле создающих щит артефактов. Там предатель просто не сможет остаться один и сделать свое дело. В Ирдоне такого было бы не добиться.
    - Если только не объявить всем об угрозе предательства.
    - Верно, - кивнул Криан. - А этого нам сейчас совсем не нужно. Храмовники же нашего предательства опасаются в любом случае.
    Дракон ухмыльнулся, поймав еще одно яблоко. Тэйнен, подумав, последовала его примеру, но есть не стала. Только покрутила в пальцах и поинтересовалась:
    - Надеешься, что предатель сунется в Зиар?
    - Есть немного.
    - Немного? - хмыкнул дракон.
    - Немного, - серьезно подтвердил Криан. - Потому как, сдается мне, предатель не такой дурак, чтобы не подозревать, что в крепости его ждут.
    - Тому есть основания?
    Маг неопределенно дернул плечом:
    - Чем меньше тех, кто знает о подозрениях, тем меньше тому оснований.
    Эристир, подумав, медленно кивнул, соглашаясь с последней фразой. Тэйнен про себя восхитилась предусмотрительностью и выдержкой мужа, представив, скольких усилий ему стоило убедить Совет все-таки сдать форт Ирдон, не заикаясь об угрозе предательства.
     

* * *

    У самых дверей на них налетела стайка детей. Тэйнен улыбнулась, провожая галдящую малышню взглядом, и вдруг устало мотнула головой.
    - Что с тобой? - тут же обеспокоился Криан. - Тебе плохо?
    - Нет, - отозвалась Тэй преувеличенно бодрым голосом.
    И только уже войдя, стащив сапоги и растянувшись на кровати, высказалась:
    - Только я все думаю, почему Мароша не рассказала мне, кто я. Почему отдала меня в обучение к Тейру, а не отправила к магам.
    - Не знала, как с нами связаться, - предположил Криан, пожимая плечами и отхлебывая вина.
    - Но Тейр-то знал, - возразила женщина. - Или, во всяком случае, мог узнать. Может, была причина, по которой мне не следовало здесь оказываться?
    Криан со стуком поставил кружку на стол и замер, уставившись в окно. По всей его напряженно застывшей фигуре было ясно, что он обдумывает какие-то не слишком приятные соображения. Тэй молча наблюдала, даже не пытаясь ни о чем спрашивать. Знала, что ответа не дождется. Да и к тому же не была уверена, что хочет его услышать.
    - Нет, - нарушил, наконец, молчание мужчина. - Если такая причина и была, я ее не знаю. И даже не могу предположить, какой она могла бы быть.
    Он говорил правду, Тэйнен это знала. Только вот загвоздка состояла в том, что это ничего еще не значило. Причину мог знать кто-то другой. Например, ее родители, оставившие Мароше соответствующие указания. И еще кто-то, кто, вполне вероятно, сейчас был жив. Потому, наверное, настало время задать вопрос дедушке.
    - А если твой дедушка тоже ничего об этом не знает?
    - Криан! - сердито завопила Тэй, вскакивая на ноги.
    - Что? - притворно смутился мужчина. - Я учу тебя бдительности. Каждый раз, когда ты чем-то увлекаешься, ты напрочь забываешь про необходимость закрываться от нахальных телепатов, которых вокруг тебя полным полно.
    - Ты лезешь в мою голову, - непреклонно отозвалась Тэйнен.
    - Нет, - неожиданно сердито проворчал Криан. - Это ты, милая, лезешь в мою. Я совсем не горю желанием слышать твои мысли, уж поверь. Но ты просто не оставляешь мне выбора. Пойми наконец, что телепатия это довольно непростая штука, и для того, чтобы не слышать чужие мысли, я тоже вынужден прилагать некоторые усилия.
    - И это у всех так? - ужаснулась Тэй.
    Криан отрицательно покачал головой.
    - Нет. Только у некоторых. К счастью, таких как я немного. К несчастью, ты упрямо продолжаешь игнорировать мои советы.
    - Я больше не буду. Но что если...
    - Тэй, - взмолился мужчина, - Не нужно искать сложное там, где все на самом деле просто. Я думаю, что твои родители просто побоялись доверить твоей няньке тайну фортов. Мало ли почему. А она в свою очередь поостереглась что-либо рассказывать тому охотнику. Мы живем в такое время, когда нельзя доверять даже и родному брату, что уж говорить о каком-то знакомом. За голову мага храмовники сулят... сулили пять сотен монет золотом, это заманчивая сумма, согласись. Защитить обычную девочку от похотливого старикашки это одно, укрывать магичку - совсем другое.
    Тэйнен задумчиво почесала кончик носа. В словах мужа определенно присутствовала логика. Навряд ли Мароша знала Тейра настолько хорошо, чтобы доверить ему подобный секрет. Окажись она на месте старой травницы, и сама вернее всего поступила бы так же. Поистине, тайна, известная двоим, уже не тайна.
    - Но я все равно поговорю с дедушкой.
    - Конечно, - кивнул Криан. - Но, думаю, он скажет тебе ровно то же, что и я.
    - Возможно, - согласилась Тэй, кутаясь в одеяло.
     

* * *

    Форт заметно опустел. Почти все мужчины и даже некоторые женщины отправились приводить в порядок замки Южной Линии. Остальные старались заниматься своими делами. Тэйнен, поднявшись с постели, тоже первым делом задумалась, чем бы ей заняться.
    В столовой было пусто, только посреди стола стоял заботливо укутанный котелок с кашей. Наверное, Ралина уже успела приготовить завтрак и побежать дальше хлопотать по хозяйству, оставив еду для тех, кто вставал не так рано.
    Отдав должное поварским талантам дальней родственницы, Тэй так и осталась за столом, читать прихваченную с собой книгу о порталах. И неожиданно для себя увлеклась. Автор сочинения был определенно мастером своего дела, и писал, в отличие от большинства остальных, на удивление просто и интересно.
    - Чего не спится-то?
    Ралина, вытирая руки чистым полотенцем, как всегда улыбалась весело и добродушно. Было в этой простой с виду женщине что-то по-настоящему удивительное. Особая внутренняя сила, невольно вызывавшая уважение, несмотря даже на почти полное отсутствие способностей к магии.
    - Так утро уже.
    - Ну и что, что утро? - еще раз улыбнулась Ралина. - Спала бы, пока можно. Потом и захочешь, да не получится, с маленьким-то.
    Тэйнен невольно улыбнулась в ответ:
    - Так нескоро еще, успею.
    - Это всегда так кажется, что нескоро. Только глазом моргнуть не успеешь, как по уши в мокрых пеленках окажешься.
    - Да уж скорей бы...
    Кажется, в этот момент Тэй сильнее, чем когда-либо раньше захотелось прежней свободы. Просто перестать постоянно думать за двоих. Хотя как раз это уже навряд ли когда-нибудь будет возможно. Что-то внутри подсказывало ей, что она никогда уже не прекратит постоянно думать о своем ребенке. Даже когда он перестанет быть ее частью и даже когда вырастет. Ведь неспроста Мароша так любила повторять, что маленькие детки спать не дают, а с большими сама не уснешь.
    - Не торопись, успеешь еще этого счастьица хлебнуть, - лукаво подмигнула Ралина.
    - А ты уж нахлебалась? - поддержала игру Тэйнен.
    - А то, - хохотнула женщина. - Целых пять раз. И тебе советую не отставать, чем их больше, тем с ними проще, поверь опыту.
    Возможно, это был мудрый совет, но обдумать его Тэй не успела. В столовую ввалилась толпа взмыленных и с ног до головы перемазанных грязью мужчин во главе с Лэрном Верье.
    Ралина прибывшим явно не обрадовалась. Закинув полотенце на плечо, она уперла руки в бока и сварливо поинтересовалась:
    - Чего ж вы не в Теал обедать заявились? Я на вашу ораву не готовила.
    - Так сготовь, хозяюшка, - ничуть не менее сварливо огрызнулся наследник клана Верье. - Последний обед, как-никак.
    Тэйнен выронила книгу, та закрылась и звучно хлопнулась на пол. Ралина испуганно схватилась за сердце, забыв, что только что от всей души сердилась на неожиданных гостей ее владений.
    - Почему последний-то? - севшим голосом спросила она.
    - Да потому что два отряда кэлтов час назад переправились через Ронку. К вечеру уже будут под стенами Родона, - сухо ответил молодой зеленоглазый парень, уже начавший жевать схваченную из корзинки булку.
    - И петля у нас всего до полудня, так что с едой, наверное, стоит поторопиться, - поддержал его еще один, такой же молодой.
    Ралину словно ветром сдуло, уже через мгновение на кухне загремели котлы. А мужчины тем временем молча принялись рассаживаться за стол. Тэй пришлось подняться со своего места и, подобрав с пола книгу, отойти к дверям кухни.
    - Для кого-то этот обед вполне может стать последним, - негромко сказал один из мужчин.
    - Ну началось, - сердито проворчал дядя Лэрн. - Врагов еще и в глаза не видели, а уже начинают сами себя оплакивать. Чисто бабы деревенские. Вы тут порыдайте еще и волосы подергайте для полноты сходства.
    Судя по мгновенно стихшим трагическим вздохам, слова достигли цели. По крайней мере Тэй ощутила отчетливый укол стыда. За то, что отправится сейчас в свою уютную комнату и будет сидеть в кресле у камина над хорошей книгой. В то время, как множество магов и людей будет сражаться и погибать. И за то, что ей все-таки страшно, даже в этой вот своей безопасной, уютной комнате.
    Едва выйдя в коридор, Тэйнен столкнулась с дедушкой. Старик Верье явно спешил переговорить с прибывшими на обед магами. Но планам его сегодня не было суждено сбыться немедленно.
    - Ты что, правда думаешь, что твоя воспитательница была настолько глупа, чтобы доверить тайну твоего происхождения неизвестно кому?! - сердито выпалил он в ответ на вопрос внучки.
    Тэй смущенно опустила голову. Криан как всегда оказался прав, чтоб его. Дедушка сказал ей ровно то же самое. И наверняка был совершенно прав. Но все равно, неясное подозрение никуда не исчезло. Все могло быть просто. А могло и не быть.
     

* * *

    - Что это за дверь? - удивленно поинтересовался Рэднен Раньяр, отбрасывая в сторону очередную подгнившую от сырости и рухнувшую балку. - Если верить плану, тут должна быть глухая стена.
    Криан подозвал светляк поближе и еще раз внимательно изучил план замка. Рэднен был прав, никакой двери здесь не должно было быть. И все-таки она наличествовала. Старая, явно появившаяся тут очень и очень давно, покрытая изрядным слоем плесени дверь.
    - Может, архитектурный элемент?
    Раньяр стукнул по доскам костяшками пальцев, заставив влажную жирную плесень брызнуть во все стороны. Судя по звуку, стены за дверью не было, во всяком случае, вплотную к ней.
    - Откроем?
    Вместо ответа Криан подобрался поближе и тоже постучал по таинственной двери. А потом толкнул ее. Ничего не произошло.
    - Зачарованная, - постановил Рэднен, быстро пробежавшись вдоль косяка кончиками пальцев.
    - Точно. Похоже, маскирующие чары были наложены на потолочную балку, а когда она сгнила, заклинания рассыпались.
    - Скорее всего. Значит, тайник сделали маги.
    - Да, но зачем? - недоуменно спросил Криан. - Это ведь просто военное укрепление, какой смысл хранить здесь что-то ценное?
    Рэднен в ответ только плечами пожал. В самом деле, замок Род был лишь временным пристанищем воинов, безопасным кровом для охранного гарнизона Родона. И хранили в этих подвалах только съестные припасы и оружие.
    - Может быть, это хранилище боевых артефактов?
    - Хранилище отмечено в плане.
    - Отдельное, для особо ценных.
    - А какие особо ценные артефакты использовались в боях с тамарисами? - не без ехидства вопросил Криан.
    - Наверное, никакие, - сдался Раньяр. - Может, все-таки откроем и просто посмотрим, что там?
    Как и ожидалось, изрядно подпорченное временем и сыростью дерево не слишком хорошо сохранило некогда наложенные на него чары. Потому противостоять одновременному натиску двух сильных магов смогло недолго. Уже через несколько мгновений дверь шумно рухнула на пол, открыв темный проем.
    Некоторое время было тихо. Маги напряженно выжидали, вглядываясь в темноту, и не решаясь послать вперед светляков. Первым молчание нарушил Раньяр.
    - Кажется, оттуда уже никто не выскочит, - с усмешкой заметил он. - Глянем?
    Криан не ответил, просто сотворил нового светляка, побольше, и уверенным пассом послал его вперед.
    Голубоватый магический свет не явил ничего особенно страшного. За дверью обнаружилась небольшая комнатка, в центре которой стоял стол, заваленный книгами. Книг вообще было много, в таком же беспорядке они лежали и на полках четырех книжных шкафов. К сожалению, за годы запустения замка сырость и плесень, кажется, успели погубить их все.
    - Жалко-то как... - протянул Рэднен. - Здесь ведь наверняка была целая куча интереснейших исторических документов, и все пропали.
    - Ну да, - фыркнул в ответ Криан. - Отчеты о закупке и поедании съестных припасов. Наверняка интереснейшие документы.
    Книги рассыпались в руках, пожалуй, никакая магия уже не могла спасти их безнадежно сгнившие страницы. Раньяр ненадолго брал их в руки, одну за другой, а потом бережно укладывал обратно. Криан тоже не удержался, подошел к самому дальнему шкафу и взял единственную лежавшую в нем книгу.
    Удивительно, но этот фолиант время и сырость пощадили. Маг провел ладонью по обложке из черной кожи и удовлетворенно кивнул - наговорная. Кто-то однажды приложил немало усилий, чтобы сохранить книгу в целости.
    - Что за книга? - мигом заинтересовался Рэднен.
    - Пока не знаю.
    Магия спасла пергамент от гниения, но, судя по возрасту книги, писали ее еще старыми чернилами. Теми, что довольно плохо сохраняли магическое воздействие. Открыв первую страницу, Криан призвал дополнительного светляка поярче и прочел, водя пальцем по изрядно выцветшим рунам:
    - Я, Мориоран из клана Демар, пишу это, дабы сохранить открытое мне для потомков и показать им...
    Дальше прочитать было невозможно. Во всяком случае, не здесь, в подвале. Чтобы вновь сделать строчки видимыми, предстояло немало попотеть. Но и того, что они прочли, было достаточно для осознания того, какая невероятная ценность только что попала в их руки.
    Это была Книга Пророчеств Мориорана. Не просто книга, а собственно оригинал, написанный самим пророком. А значит, в ней были все его предсказания целиком, а не только отдельные обрывки записей о них, которыми магам приходилось довольствоваться последние четыре столетия.
    - Посмотри последнее, - нетерпеливо попросил Раньяр. - Говорят, именно из-за последнего пророчества Мориорана убили. И ведь никто же не знает, что он там напредсказывал!
    - Хочешь, чтобы и тебя убили? - не без сарказма поинтересовался Криан, но все-таки начал листать страницы.
    Кажется, от нетерпения подрагивали даже светляки. Книга не была исписана от корки до корки, в конце осталась пара десятков чистых страниц. Маг перелистывал их осторожно, одну за другой, словно опасаясь то ли повредить, то ли нарваться на какие-нибудь жуткие чары, призванные покарать любопытных. Наконец, чистые листы закончились, открыв последний исписанный.
    - ...и многие беды обрушатся на всех живых, и закроет путь всевластию лишь Хозяйка Солнца, рожденная стать Повелительницей драконов, когда сила окажется в руках ее...
    На этом текст обрывался. Криан даже поводил пальцем по странице, пытаясь понять, было ли там некогда написано что-то еще, но ничего не нащупал. Похоже, последнее пророчество оказалось таким же обрывочным и неясным, как и все прочие, которые невозможно было толком понять вплоть до самого их осуществления. Вот и гадай, то ли впрямь Мориоран обладал Даром, то ли просто умел сочинять удачные формулировки, на которые неизменно находились подходящие обстоятельства.
    - Бред какой-то, - зябко дернул плечом Раньяр. - Какая еще повелительница драконов и хозяйка солнца? С чего вообще Мориорану было пророчествовать о драконах? Я слышал, пророков у них своих хватает.
    Криан промолчал. Сейчас ему меньше всего хотелось с кем-либо обсуждать прочитанное, даже с Рэдненом. Не потому, что сомнение вызывали честность и благородство молодого Раньяра, вот уж нет. Совсем наоборот, именно эта самая честность и была всему причиной. Незачем откровенничать с тем, кто может выдать твои мысли твоим врагам. Причем исключительно по наивной чистоте душевной.
    Подумать, между тем, было о чем. Например, о Хозяйке Солнца. Уж не о Солнце ли Роалин толковал давненько уже почивший хитрец? Но при чем тут в самом деле были драконы, и о какой силе шла речь?
    - Мне кажется, ты понимаешь в этом побольше меня, - подозрительно протянул Рэднен.
    От неожиданности Криан чуть было не посоветовал приятелю помянуть в молитве Величайшего, дабы избавиться от наваждения. В конце концов, никто не вправе требовать у Великого Магистра объяснений, если только он сам не расположен их давать. Но напоминать об этом обстоятельстве лишний раз не хотелось. Не хватало еще, чтобы его за глаза попрекали родовой спесью Вэллейнов. Без того упреков хватает.
    - Ничего я не понимаю. Но сейчас нам стоит подумать...
    Глухой удар, заставивший хлынуть с потолка песок, и обрушивший несколько десятков расшатавшихся камней кладки, наглядно продемонстрировал, о чем именно им стоит сейчас думать в первую очередь. О кэлтах, заявившихся под стены замка совсем не ради прогулки и осмотра достопримечательностей.
    Сунув книгу за пазуху, Криан рванул к выходу из подвала, не дожидаясь, когда ветхий замок обрушится на голову. Наблюдать за тем, что приготовили для защитников атакующие определенно лучше было со двора.
    В щите над замком зияла огромная рваная дыра, а верхняя часть крепостной стены, разлетевшись на отдельные камни, врезалась в замок, нанеся не слишком, к счастью, большой урон. Ничего не скажешь, нариты весьма преуспели в создании молотов-молний. А вот в управлении ими - не особо, взяли на добрых три тарма выше, чем следовало бы.
    Пока сбежавшиеся в замковый двор маги спешно восстанавливали пробитый щит, Криан раздумывал. Чтобы создать молот такой силы, пришлось принести в жертву не меньше сотни человек. Для наритов это, конечно, несущественная мелочь, но захотят ли кэлты опустошать свои потенциальные владения такими темпами? Едва ли. Так что пока можно считать этот удар скорее предупреждением.
    Но даже это сейчас не радовало. Еще парочка таких предупреждений, и нежить славно попирует этой ночью. Причем скорее всего на руинах замка, потому что большинство нечистиков достаточно трусливы и поостерегутся лезть в гущу сражения. Зато уж потом возьмут свое.
    Небо озарила невыносимо яркая вспышка, потом еще и еще одна. Нариты вновь пустили в ход пламя крови. Видимо, предыдущие соображения оказались верными, кэлты сочли результат использования молота-молнии недостаточно впечатляющим. Или слишком дорогостоящим.
    - Долго мы продержимся? - спросил откуда-то сзади Раньяр.
    - Будем надеяться, что хотя бы до утра. А там видно будет.
    - Хочешь перенести дело под стены Адараскана?
    Криан невесело усмехнулся.
    - Этот вариант будет вернее, чем воевать, запершись в замке, который того и гляди рухнет сам собой, без всякой помощи извне, - сухо ответил он.
    - Когда ты говоришь такое, мне становится окончательно непонятно, зачем вообще ты затеял все это. За пять дней восстановил укрепления Южной Линии, нагнал сюда кучу народа...
    - Увидишь.
    Подобной резкости Криан сам от себя не ожидал. И дело было даже не в самом единственном оброненном слове, а в тоне, которым оно было произнесено. Тон этот категорически не предполагал продолжения дискуссии. Потому что Великий Магистр совсем не планировал делиться планами. Ни с кем. Не сейчас.
    Не мог же он в самом деле признаться, что затеял всю эту бурную деятельность только ради небольшого шанса выяснить, кто из магов играл на две, а может, даже и на три стороны разом. Но пока что все было до обидного спокойно. Абсолютно все маги вели себя как подобает и делали только то, что было необходимо.
    Значит, оставалось лишь одно - осуществить задуманное. Попробовать отстоять Южную Линию, не пустив кэлтов дальше по равнине. Или, по крайней мере, задержать их здесь на максимально долгий срок.
    За крепостной стеной в этот самый момент полыхнуло невероятно алое пламя. Криан поднял глаза, одновременно накладывая на себя заклятие магического зрения, и увидел в небе силуэты трех драконов. Из пасти одного из них вырвался сгусток пламени, вызвав на земле новую вспышку. Послышались крики и грохот, равнина перед крепостью озарилась светом гигантского костра.
    - Хорошее попадание! - радостно крикнул дозорный со стены. - Прямо в осадную башню!
    Криан перевел дыхание. Следовало догадаться, что кэлты заявились на осаду не с одними только магическими штучками. Драконы прибыли как раз вовремя, значительно повысив шансы защитников выстоять. А значит, наступило время сделать следующий шаг.
    Маг нащупал ножны на поясе, вытащил кинжал и одним быстрым движением полоснул себя вдоль запястья. Кровь неторопливой струей потекла вниз, на камень, смывая знак призыва.
    Драконы на несколько мгновений застыли в воздухе изваяниями, явно ощутив всплеск запретной магии. И теперь пытались определить ее источник. Усилием воли заставив себя сосредоточиться, Криан послал им мысленный сигнал успокоиться.
    - Что ты делаешь? - спросил недовольный голос, родившийся, казалось, прямо в мозгу.
    - Обеспечиваю нашим незваным гостям веселую жизнь.
    - Ты призываешь нежить.
    - Они приносят в жертву пленников. У них слишком много сил. Что еще я могу?
    Дракон долго молчал, обдумывая ответ мага. Потом еще дважды плюнул огнем куда-то вниз и все-таки отозвался:
    - Ты сильно рискуешь, Великий.
    Криан помотал головой, собирая остатки сил, чтобы остановить кровь и заставить рану на руке затянуться. А из моря звуков, носившихся над долиной Ронки, вырвался истошный нечеловеческий вопль, оборванный жутким ревом. Похоже, призыв сработал как нельзя лучше, на головы кэлтов свалился терагон.
    - Они нескоро его прикончат.
    В голосе дракона явственно послышалась усмешка. Кажется, после нескольких сгустков пламени крови, просвистевших в опасной близости от его крыльев, идея с призывом нежити перестала казаться ему совсем уж неприемлемой.
    - Им придется его прикончить. Дорого за это заплатив. И это именно то, что нам сейчас нужно.
    - На войне, как и в любви, хороши все средства?
    - Главное, чтобы из тебя самого никто не сделал средство, - невесело отозвался Криан, подхватив щит из рук обессиленного молодого мага. Сила потекла сквозь пальцы, и в этот момент ему вдруг безумно захотелось, чтобы Тэйнен оказалась рядом.


Глава 9. Стены Адараскана



    - Ты же понимаешь, что это все не твое.
    Голос Салиры звучал глухо, словно сквозь толщу воды. Возмутительно спокойно и невероятно ровно. Совершенно без всякого выражения.
    - Что не мое?
    - Твоя сила. Тебе самому не странно, что теперь то, что раньше было сложно, стало получаться совсем легко? А то, что было невозможно, сделалось вполне подвластным?
    Хранительница помолчала немного, потом легким движением головы отбросила волосы назад и продолжила:
    - Ты ощутил лишь тень силы. И это заслуженно. Ты обладаешь кое-чем очень нужным сейчас. Но пойми, твое время коротко.
    - Что ты хочешь этим сказать?
    - Она тебе не принадлежит. Ты лишь ступень ее пути. И все - лишь ступени.
    - Салира! - возмущенно закричал Криан, резко садясь.
    - Что случилось?
    Никакой Салиры рядом не было, была только Тэйнен, заспанная и немного испуганная. Она сидела рядом и испуганно трясла его за плечо.
    - Тебе что-то приснилось? Там была Салира?
    Криан устало кивнул, протирая глаза. Голова раскалывалась от невыносимой боли, словно кто-то совсем недавно как следует приложил его дубиной по затылку. В памяти с чего-то вдруг пронеслись воспоминания о прошедшей ночи.
    Один из сгустков пламени пробил щит и ударил во двор замка, расшвыривая и сжигая попавшихся на пути магов и людей. От жара колдовского огня вспыхнули даже камни брусчатки, прямо на глазах сплавляясь в единое целое.
    Кто-то с криками кинулся на помощь раненым. Остальные тут же принялись восстанавливать щит. А крики и рычание терагона все еще доносились из-за стен замка. Кажется, взбешенный хищник доставлял кэлтам и наритам гораздо больше проблем, чем все защитники крепости вместе взятые.
    А потом горизонт озарили первые лучи рассвета, и рев стал особенно отчаянным. В нем прозвучали явственные нотки страдания, и на несколько мгновений стало невероятно тихо. Потому, что вспышки разбивающихся о щит боевых заклинаний пропали, стих треск и грохот сталкивающихся магий. Кэлты отступали.
    Когда уже окончательно рассвело, он ходил по полю среди груд обгорелого дерева, оставшихся от осадных машин, то и дело натыкаясь на трупы кэлтов. И даже одного нарита.
    Это было отвратительное существо. Без преувеличения отвратительное. Ростом не больше тарма, с бледно-голубой кожей, закутанное в обгоревшие лохмотья плаща. Черты лица у покойника были грубые, словно вырубленные топором, но, в общем-то, почти человеческие. Только глаза, слепо уставившиеся в утреннее небо, напоминали скорее кошачьи.
    Остальные маги тоже не скрывали отвращения при виде мертвого нарита. Криан сердито мотнул головой и пошел дальше. Как раз тогда ему впервые пришла в голову мысль о том, что не знай он, кто такие нариты, отнесся бы к увиденному существу куда спокойнее.
    Но нужно было собирать камни. Маяки для нежити, которые он активировал ночью, следовало как можно быстрее отыскать и уничтожить. Прежде, чем уже им, а не кэлтам, на головы свалится какая-нибудь пакость. Например, еще один терагон, не приведи Величайший.
    А потом, когда с маяками было покончено, Криан вдруг ощутил непреодолимое желание вернуться домой и хоть немного полежать в теплой постели, под боком у мирно спящей жены. Как ни странно, он все-таки пошел на поводу у этой внезапной прихоти. И вот, стоило ему заснуть на пару минут, как странный кошмар заставил его проснуться с мучительной головной болью.
    - Что она тебе сказала?
    - Кто?
    - Салира.
    - Когда? - не понял Криан.
    - Во сне, - терпеливо ответствовала Тэйнен, поднимая подушку повыше, чтобы удобно устроиться в сидячем положении. Надо полагать, настраивалась на долгий разговор.
    - Да ерунду какую-то, - как можно более беспечным тоном отозвался мужчина. - Сны ведь всего лишь продолжение наших собственных дневных мыслей. Порой принимающее весьма причудливые формы.
    - И что это были за мысли? - решила не отставать Тэй.
    Криан тяжело вздохнул. Рассказывать историю прошлой ночи категорически не хотелось. Но и отделаться от жены не представлялось возможным. Когда Тэйнен хотелось что-то узнать, она всегда это узнавала. Взять хотя бы историю Роалин, столько лет остававшуюся покрытой мраком забвения.
    - Я призвал нежить.
    - Куда? - ужаснулась Тэй.
    - На головы кэлтов, конечно же. Но Салире, кажется, эта идея все равно не понравилась. Точнее, я никак не могу отделаться от мыслей о том, что она ей не понравится. Только и всего. Видишь, ничего страшного. Просто не самый приятный сон.
    Тэйнен кивнула, задумчиво глядя в пространство перед собой, а потом спустила ноги с кровати и спросила:
    - Ты голодный?
    Криан едва сдержал вздох облегчения, обрадованный окончанием расспросов. К тому же, на самом деле хотелось есть.
    - Еще какой голодный.
    - Тогда пойду, загляну на кухню.
    Оставшись в одиночестве, мужчина опрокинулся на подушку, потирая ноющие виски, и все-таки заставил себя задуматься об увиденном во сне. Даже если это и была лишь проекция его собственных мыслей, то весьма интересная проекция.
    Он и в самом деле сейчас чувствовал себя сильнее, чем когда-либо раньше. И смена стихий во время испытания, и портал Лориада, и даже вчерашний призыв - все это было как-то слишком. Слишком просто. И дело было не в знаниях и умениях, ими он обладал давно.
    Сколько силы пришлось выплеснуть, чтобы вновь открыть запертый Роаном портал? Сколько силы нужно, чтобы деактивировать маяк для нежити? Тогда, на кладбище, это стоило ему огромных усилий. Сегодня утром все получалось будто само собой.
    Может быть, сон был правдой? Точнее, посланием. Ответом на вопрос, который Криану так не хотелось себе задавать. Ведь никому не хочется почувствовать себя лишь частью чужого плана. Поэтому нужно было поговорить с Хранительницей.
     

* * *

    - И что ты хочешь от меня услышать?
    - Я прочел последнее пророчество Мориорана.
    Салира медленно склонила голову на бок и внимательно посмотрела на мага. Оценивающе. Испытующе посмотрела.
    - Там говорилось о Хозяйке Солнца, которая должна обрести силу и закрыть путь всевластию. Речь идет о Солнце Роалин?
    - Я должна это знать? - удивилась Хранительница.
    - Ты говорила со мной во сне, - резко ответил Криан.
    - Я? - снова удивилась Салира. - Нет. Ты меня переоцениваешь, я не умею являться во сне. Да и зачем, мы в любой момент можем побеседовать наяву.
    Маг горько усмехнулся. Хранительница была сильна, очень сильна. За нею стояли многие века накопленной мудрости. И едва ли кто-то когда-то сумел бы поймать ее на лжи. Но это не мешало ему точно знать, что сейчас она лжет.
    - Ты считаешь, что я лгу тебе?
    - Ты недоговариваешь.
    Криан прошелся по комнате, глядя в потолок, и все-таки решил высказаться:
    - Я пытаюсь удержать Зиар. Я пытаюсь отстоять Южную Линию. Пытаюсь отыскать предателя. Но чем дальше, тем меньше я понимаю в происходящем. И тем яснее мне становится то, что я лишь часть какой-то игры. Марионетка, исполняющая свою роль.
    Салира саркастически хмыкнула, но ничего не сказала, позволяя магу продолжить.
    - Мы ведь не выстоим, делая лишь то, что делаем сейчас. Рано или поздно подойдут новые орды кэлтов. Нариты принесут новые жертвы и наша защита рухнет. Можно обороняться долго, но не бесконечно, наши силы иссякнут, и мы падем. Если не сделаем что-то исключительное. И мне хотелось бы знать, что именно.
    - Ты узнаешь это. Со временем, - ровно проговорила Хранительница. - А пока просто делай то, что делаешь.
    - Ты сказала, что сила, та, что в моих руках, не моя. Чья она?
    Вместо ответа Салира лишь неопределенно улыбнулась. Что ж, стоило во всяком случае попытаться.
     

* * *

    Даже после заката Адараскан теперь не засыпал. По улицам топали, бряцая оружием, отряды стражи, неслышными тенями скользили закутанные в плащи фигуры магов. То тут, то там вспыхивало сияние амулетов, некогда в изобилии установленных по всему городу для его защиты, а теперь частью вновь активируемых, частью заменяемых. Дымили печи всех городских кузниц. Столица готовилась к осаде.
    Не сумев с налета пробить оборону крепостей Южной Линии, кэлты отступили за Ронку. И теперь там, судя по донесениям драконов, собирали силы для новой, более мощной атаки на укрепления людей.
    Стены Адараскана были прочны и высоки. Возводя их, маги отлично ведали, что творили. Столицу хранила не только прочность камней. По сути, вся крепость целиком была гигантским амулетом, способным при относительно небольшой подпитке силой извне поддерживать вокруг себя мощный магический щит. И благо, храмовники хозяйничали в городе недостаточно долго, чтобы нанести этой защите серьезный урон.
    Устроившись в самом темном углу харчевни, Мааран натянул капюшон почти до подбородка. Заведение, выбранное Роаном, славилось своими чесночными сухариками, миски с ними стояли на каждом из столов. Аромат дразнил, щекоча ноздри, но Иерарх все же справлялся с искушением попробовать закуску. Для Роана он заготовил историю о нелюбви к чесноку, но настоящей причиной был страх.
    Два дня назад одного из Иерархов, Лотана, отравили. После начала войны с кэлтами тот стал активным сторонником союза с магами. И Мааран, публично придерживавшийся той же позиции, теперь опасался и за свою жизнь.
    - Боишься отравиться?
    Иерарх вздрогнул и облился холодным потом. Роан, напротив, выглядел крайне довольным жизнью. С собой за столик он принес пару кружек пива и большую тарелку копченых ребрышек. И то, и другое пахло отменно и до обидного соблазнительно.
    - Расслабься и пей.
    Маг подтолкнул одну из кружек поближе к храмовнику и поставил тарелку на середину стола.
    - Твоего Иерарха отравили, чтобы попросту занять его место. Нобол гнусный проныра, знаешь ли, а после падения Дронии он совершенно лишился власти, но мириться с этим не пожелал. Стремится все выше и выше. Так что бояться яда следует не тебе, а разве что Приобщенным.
    - Откуда ты все это знаешь? - опешил Мааран.
    - А как ты думаешь, кто ему помог? - беспечно бросил в ответ маг, отхлебывая пиво и отправляя в рот целую горсть сухариков.
    Иерарх невольно поежился. И, чтобы хоть немного поправить свое невыгодное положение, мстительно поинтересовался:
    - Ты нашел свой талисман?
    Роан резко помрачнел, едва не заставив Маарана удовлетворенно ухмыльнуться. Значит, не нашел.
    - Перерыл все, - неожиданно честно рассказал маг. - Если он даже и побывал у алхимика, тот отдал его кому-то еще прежде, чем умер. И, кажется, я догадываюсь, кому. Если я прав, это очень плохо.
    - Почему?
    - Потому, что если Солнце у него, значит, он предаст меня. Точнее, полагаю, уже предал. Впрочем, мы еще посмотрим, кто кого. Ведь хозяйка Солнца Роалин у нас.
    - Но она же...
    Мааран осекся, не решившись договорить. Столько лет прошло, а он все еще не осмеливался произносить вслух правду о том, что сделали с Миленой. Словно до тех пор, пока страшные слова не были сказаны, случившееся не становилось реальным.
    - Какая разница, - беспечно отмахнулся Роан. - До тех пор, пока жива хозяйка, талисман не станет служить никому другому. Хитрый ублюдок сможет пользоваться лишь малой частью его могущества.
    - А как получить силу талисмана целиком? - подозрительно осведомился Иерарх.
    - Она должна отдать его добровольно. Теперь понимаешь, как здорово, что из нее сделали куклу? - довольно усмехнулся маг. - Она выполнит все, что ты прикажешь, передаст Солнце мне. И мы с тобой победим.
    Иерарх кивнул. Такой вариант развития событий его вполне устраивал. Просто ему не хотелось услышать нечто вроде того, что новый владелец должен убить предыдущего. После всех лет ожидания, надежд, поисков, потерять Милену навсегда было бы невыносимо. А теперь, когда Роан заявил, что все же есть шанс ее вернуть - невыносимо вдвойне.
    - Зачем ты меня позвал?
    - Через двое суток армия кэлтов подойдет большими силами к Адараскану. Город будут штурмовать, полагаю, до победного конца. Хотел предупредить, чтобы ты начинал готовиться к вывозу Кристалла.
    Роан допил пиво и жестом велел трактирщику повторить.
    - Еще потому, что здесь очень хорошее пиво, - усмехнувшись, добавил он.
    - Уже через два дня? - ужаснулся Мааран. - Сегодня утром маги говорили, что на подготовку города к обороне потребуется еще по меньшей мере трое суток.
    - Именно поэтому кэлты ударят через два дня.
    - Они знают? - пролепетал Иерарх, несмотря на все усилия так и не сумев справиться с голосом, заставить его звучать ровно.
    Роан только рассмеялся, ополовинив вторую кружку. Маарану стало страшно. Он многое мог допустить, и готов был практически на что угодно ради власти и могущества, но даже у него не укладывалось в голове, как можно сговариваться с таким врагом, как кэлты. С этими жестокими, алчными зверями, считавшими людей за говорящий рабочий скот.
    - Держи друзей близко, а врагов еще ближе. К тому же, когда я обрету могущество, заодно смогу покончить с кэлтами раз и навсегда. Это ли не здорово?
    Иерарх поежился. Маг рассуждал вполне здраво и логично, но это ничего не меняло. Менее страшно не становилось. Выходило так, что все мосты уже сожжены, и отступать в случае неудачи будет совершенно некуда. Оставалось только идти вперед, и надеяться, что все пойдет по плану.
    - Ладно, мне пора, - не меняя беспечного тона, сказал маг, вставая из-за стола. - Ты, главное, ничего не бойся, и делай все, что нужно.
    Мааран взял-таки вторую кружку, единым духом осушил ее и спросил еще одну, надеясь хотя бы во хмелю обрести решимость последовать совету Роана.
     

* * *

    Дракон приземлился на площадку, сложил крылья, скрывшись в туманной дымке, и вскоре к ожидавшим магам спустился молодой мужчина.
    - Что ты видел, Терриан? - нетерпеливо поинтересовался старший из магов.
    - Немногое, магистр Рэстон, - устало отозвался дракон. - Нариты укрывают позиции армии колдовским туманом. Видеть через него непросто, а не выдавая своего присутствия - и вовсе невозможно.
    - И все же, что тебе удалось увидеть?
    - Десять, скорее даже двенадцать тысяч воинов. Не думаю, что они погонят такую армию на одну из второстепенных крепостей, там ее будет попросту негде развернуть. Скорее всего, магистр Вэллейн был прав. Кэлты пойдут прямо на Адараскан.
    Рид Рэстон тяжело вздохнул. Здесь, на крыше, храмовников не было, и не было нужны скрывать подлинные чувства.
    - Есть ли шанс на то, что часть армии развернется к Зиару? - все-таки спросил он.
    - Не думаю, - покачал головой дракон.
    Маги смолкли, опустив головы. Все складывалось именно так плохо, как они и боялись. Враги решили не размениваться на захват малых крепостей, сразу ударив по главному оплоту обороны Равнины. Падение столицы откроет путь на север, к менее хорошо защищенным городам и более густонаселенным территориям. Где кэлтов ждали новые пленники, которых можно использовать для борьбы с магами. Именно в этом и заключалась главная беда. Каждая новая победа, даже доставшаяся самой дорогой ценой, лишь усиливала их.
    - Цитадель не должна пасть, - устало проговорил Эдар Ровари. - Лишь до тех пор, пока столица в наших руках, остается надежда на победу.
    - Все драконы, способные сражаться, прибудут для обороны города к утру.
    Снова повисла гнетущая тишина. Магам и дракону было о чем поговорить, но никто не хотел начинать неприятный разговор. Все знали, что битва будет страшной, и понимали, что столица практически обречена. Кэлты не любили долгих войн, и в этот раз тоже попытаются покончить с противником поскорее. Значит, пойдут на все, чтобы их решающий удар достиг цели.
    - Думаешь, Великий снова призовет нежить? - наконец подал голос Рэстон.
    - Нет, - покачал головой Ровари. - Второй раз нариты на это не попадутся. Больше чем уверен, что они уже проверяют поле будущего сражения.
    - Но согласись, - ухмыльнулся Рэстон, - Штука была хороша.
    Ровари коротко кивнул, глядя в темноту ночи, на слабо мерцающую в свете редких звезд ленту Раски, делившую город пополам. Самая страшная угроза - боевые корабли кэлтов - должна была подойти именно оттуда. Рэстон отследил направление его взгляда и сердито дернул плечом.
    - Не пойму, почему вы с Вэллейном отказались от идеи затопить пару-тройку кораблей, перекрыв реку, - проворчал он.
    - Потому что нариты поднимут их самое большее за полдня, - немного раздраженно отозвался Ровари. - Овчинка не стоит выделки. Большие корабли лучше использовать для боя.
    - Вы ведь никогда не сражались на воде? - неожиданно вмешался в разговор дракон.
    Эдар Ровари отрицательно покачал головой. В самом деле, Великая Равнина всегда была местом исключительно сухопутных сражений. Корабли использовались лишь для перевозки товаров по рекам, и потому мало годились для боя. Но сейчас нужно было пользоваться всем, что имелось в наличии.
    - Мы попытаемся использовать корабли, чтобы взорвать суда кэлтов.
    Дракон невесело улыбнулся. Задумка казалась неплохой, но вот получится ли осуществить ее? Точнее, принесет ли она результаты? Ведь никто толком не знал, на что способны нариты.
    - А стены?
    Рэстон подошел к самому краю крыши, облокотился руками о парапет и прошептал заклинание. Глаза его засветились мертвенным зеленоватым светом.
    - Предпочитаешь видеть все сам? - усмехнулся Ровари.
    - Насколько я вижу, - проигнорировав усмешку, отозвался Рэстон, - Все амулеты южной стены уже на своих местах. А вот на восстановление опорных точек в городе потребуется еще дня три.
    - Слишком долго, - резко ответил дракон. - Я не уверен, что кэлты дадут нам столько времени.
    - Не дадут, - прозвенел из темноты женский голос.
    Магистры почтительно склонили головы, приветствуя Хранительницу. Дракон же низко склонился, прижав правую руку к груди, и не выпрямлялся до тех пор, пока Салира с улыбкой не велела ему сделать это.
    - Оставьте нас, - попросила она, обращаясь к магам.
    Едва магистры ушли, Хранительница лукаво улыбнулась и уселась на парапет, лицом к ночному городу. Дракон, подумав пару мгновений, присоединился к ней. Так, в молчании, они просидели довольно долго, наблюдая копошащиеся далеко внизу тени, то и дело выхватываемые из темноты светом факелов. Наконец, девушка тряхнула головой, убирая от лица растрепанные ветром волосы, и сказала:
    - Я должна тебе кое-что рассказать. Я видела падение Адараскана. И гибель драконов.
    Терриан медленно повернул голову и оглядел собеседницу с ног до головы.
    - Это Кристалл тебе показал? - спросил он.
    Салира кивнула. Дракон снова отвернулся, вернувшись к рассматриванию простершегося под ними города.
    - Я не видел ничего, что могло бы помочь кэлтам убивать нас, - задумчиво проговорил он. - У них нет достаточно мощных баллист, только осадные башни.
    - Значит, они будут действовать иначе.
    Хранительница оставалась непроницаемо серьезной. Совершенно определенно, она погрузилась в какие-то размышления. Возможно, как и дракон, искала ответ на вопрос о том, как же все-таки должно случиться то, что показывал ей Кристалл.
    - Я видела огонь, - сказала она наконец. - И видела, как рушились стены.
    - Обрушить стены трудно, - ответил дракон. - Если магическая защита будет завершена... не могу себе представить, кому это может оказаться под силу.
    - Значит, она не будет завершена.
    Терриан усмехнулся. Это был тот самый ответ, который оба они хотели узнать. Не как, а когда - вот, что было важно. Если времени будет достаточно, город выстоит. Но если его не хватит, мощь магии наритов пробьет защиту стен, и столица вспыхнет. Первым, скорее всего, не выдержит Новый город. А там...
    - Если я правильно помню, именно в Новый город храмовники вывезли баллисты.
    Салира утвердительно качнула головой. Да, древние баллисты, остававшиеся в Адараскане со времен нападений драконов, бесконечно давно не использовавшиеся по назначению, но до сих пор боеспособные, стояли теперь в Новом городе, на стенах укреплений вокруг Большого рынка. Среди людей и даже магов мастеров управляться с баллистами уже не осталось, да и большой нужды для них в этих орудиях не было. А вот у кэлтов, если они захватят западную часть города, нужные умельцы найдутся. И тогда драконам не поздоровится.
    - Баллисты нужно вернуть в Цитадель.
    - Как? - вздохнул Терриан. - Со времен их переправки оттуда Нижний город перестроили чуть ли не полностью, там просто негде протащить эти громадины. Да и парома на Раске больше нет.
    - Пусть маги поломают головы, - равнодушно бросила Салира. - Мое дело предупредить.
    Дракон посмотрел на нее долгим, испытующим взглядом. Потом отвернулся, поизучав немного звездное небо, и все-таки сказал:
    - Ты изменилась. Что ты задумала?
    Хранительница тоже подняла лицо к темным небесам, исколотым редкими звездными лучами. Как будто прислушивалась, ждала оттуда какого-то сигнала.
    - Я ничего не задумала. Лишь наблюдаю и иногда направляю. Потому что знаю, как может быть. Но не знаю, как будет. Просто храню покой и равновесие этого мира.
    Терриан улыбнулся. Каждый разговор с Хранительницей давал ему ощущение прикосновения к древней мудрости и невероятному для этого мира покою. Но в то же время и пугал. Покоя было слишком много даже для драконов, существ, привыкших на своем долгом веку бесстрастно созерцать окружающую реальность. Всякому живому существу присущи мечты и страсти, и именно этого, казалось, в Салире не осталось совсем. Покоя ничто не нарушало.
    - Ты знаешь, как будет лучше, - с ноткой обреченности в голосе сказал дракон. - Но тебя интересует лишь абсолютное благо, не детали того, как оно будет достигнуто.
    - Детали важны. Все складывается из деталей.
    Терриан нетерпеливо тряхнул головой, перебросил ноги через парапет и пошел обратно к площадке. Продолжать разговор не было смысла, Хранительница все равно не даст прямых ответов. Потому лучше было потратить время на дополнительную разведку.
     

* * *

    Эдар Орнелл видел Адараскан впервые. После привычного тесного уюта родного форта Апелор от огромности города кружилась голова. Здесь было столько звуков, запахов, людей, в конце концов, и все они копошились, мешая сосредоточиться на деле. А сосредоточиться было необходимо.
    Совет собрал в столице всех, кого только возможно, оставив в остальных крепостях Южной Линии по паре-тройке, на всякий непредвиденный случай. Маги спешили закончить щит города до подхода армии кэлтов.
    Городские стены, выстоявшие под натиском орд тамарисов и извергавшимся с небес драконьим огнем, не выдержали безответственности храмовников. Контрабандисты понаделали во многих местах потайные ходы, разрушившие чары, некогда наложенные на кладку. И теперь приходилось в буквальном смысле по одной ниточке связывать изодранную паутину заклинаний, разыскивать по округе и устанавливать на место наговорные камни. А то и наспех вытесывать и зачаровывать новые.
    Разглядывая обожженную неосторожным выплеском силы ладонь, Эдар с тоской подумал, что Великий Магистр погорячился, пообещав закончить восстановление щита через три дня. Если работа пойдет даже такими темпами, как сейчас, меньше, чем за пять дней, управиться едва ли удастся.
    Он только успел отыскать очередную пару нитей силы и начать примеряться к древней магии, чтобы восстановить между ними связь, когда его окликнули. Нити выскользнули из дрогнувших пальцев, заставив мага от души выругаться, и только потом обернуться на голос.
    То, что он услышал, заставило его забыть о том, насколько умопомрачительно сложна была возня с восстановлением стен. Потому как то, что предложил Лэрн Верье, было не просто сложно, а непосредственно граничило с безумием.
    Не найдя никакого хоть сколько-нибудь осуществимого способа протащить баллисты через Новый город, магистры решили на месте создать порталы прямиком в те места, которые предназначили для орудий строители Цитадели. Храмовники план одобрили с восторгом, им он показался наипростейшей из всех прочих затей с кораблями, телегами и кучей народа.
    На деле же куда проще было бы собрать мужиков и тягловый скот. И пожертвовать десятком зданий, протащив баллисты через город. Потому что маги-то знали, сколько сил потребуется для создания портала такого размера и поддержания его стабильности.
    Именно поэтому магистр Верье и пришел за Эдаром. В случаях, когда в заклинание требовалось влить сразу много силы, стихийные маги были незаменимы. Не будучи часто особо искусными в плетении сложных чар, они не знали себе равных в управлении большими потоками энергии. И могли легко восполнить силы с помощью своей стихии. Сейчас близость Раски, мощного стихийного источника, определяла выбор в пользу магов воды.
    До площади, где стояли баллисты, маги добрались в полном молчании. Эдару не хотелось ничего говорить, он собирался с силами, восполнял резерв, опустив ладонь в воду, пока они в лодке переправлялись через реку.
    У баллист их встретили еще пятеро магов. Четверых Эдар знал, а вот пятую, молодую женщину, зябко кутающуюся в просторный плащ, видел впервые. И это было странно. Число стихийных магов невелико, потому все они, так или иначе, встречались друг с другом. Возможно, конечно, что женщина не была стихийщицей, но почему тогда она была здесь, а не занималась щитом?
    - Тэй, - позвал погруженную в раздумья женщину магистр Верье, - Все собрались. Ты точно уверена, что хочешь участвовать?
    Эдар даже рот приоткрыл от изумления. Вот уж кого не ожидал увидеть здесь, так это жену Великого. В первую очередь потому, что не знал о ее принадлежности к числу стихийных магов. Ну, и во-вторых, как вообще Вэллейны могли позволить влезать в потенциально опасную затею будущей матери их драгоценного наследника?
    Тэйнен решительно кивнула головой, поднимаясь на ноги. В отличие от остальных, она не выглядела усталой. Скорее уж была довольна тем, что выбралась наконец из форта и может разнообразить свою жизнь. Пусть даже и не без риска для этой самой жизни.
    Они встали в линию. Центральная позиция досталась Торнену Берну, признанному мастеру создания порталов. Задача остальных сводилась к подпитке его силой, подчерпнутой у водной стихии. Тэйнен оказалась с краю, по правую руку от Эдара, сжав его пальцы в своей прохладной ладони.
    Замерцал зарождающийся портал. Берн, не открывая глаз, крикнул, что его силы на исходе, и Эдар приготовился. Сила хлынула через его руку потрясающе мощной волной. Потребовалось некоторое усилие, чтобы справиться с тем, что давала ему Тэйнен. Не из-за слабости или неумелости, просто от неожиданности.
    Скосив глаза, Орнелл посмотрел на женщину. На ее лице не отражалось и тени сосредоточенности или напряжения, только спокойная, даже радостная улыбка. Вода подчинялась ее малейшему желанию, будто то, что они делали, было для нее отдыхом. А значит, она была или запредельно хорошим, или просто изначальным магом.
    При этой мысли Эдар не смог удержаться от усмешки. Если так, то все они были тут на самом деле и не нужны. Изначальный маг такой силы, какую он ощущал сейчас, мог бы справиться с подпиткой создания портала и в одиночку. Похоже, остальных четверых привели только на случай, если бывшая охотница, явно не слишком хорошо обученная магии, все-таки не справится с потоком энергии.
    Вспыхнул открывшийся портал. Эдар невольно зажмурился от яркого света. Кажется, все было в порядке. Мужики, мявшиеся до этого в дальнем темном углу площади, подбежали к одной из баллист и принялись толкать ее в мерцающий круг. Магистр Верье, стоявший немного поодаль, довольно улыбался. Безумный план удался.
    - Я не буду создавать новый портал, - чуть устало проговорил Торнен Берн. - Проще будет перенаправить этот на следующий маяк.
    Баллиста тем временем оказалась на той стороне, теперь сквозь муть портала были видны лишь ее неясные очертания, и доносились крики мужчин, водворяющих тяжелое орудие на законное место.
    Эдар присел отдохнуть на перекладину другой баллисты, огляделся и заприметил в темноте, на крыльце одного из домов, закутанную в плащ с глубоким капюшоном фигуру. И по слабым, но все же не до конца скрытым волнам ауры понял, что это маг.
    Первой мыслью стало, что кто-то, несмотря на строжайший приказ не отвлекаться от работ по восстановлению щита, все же не устоял перед искушением посмотреть на создание столь сложного портала. Поэтому Эдар не стал окликать наблюдателя, просто спрыгнул с баллисты и, пользуясь заслуженным перерывом, решил перекинуться с ним парой слов.
    Маг отреагировал довольно неожиданно. Вместо того, чтобы спокойно дождаться коллегу, явно решившего проявить понимание к его интересу, он бросился бежать. В первое мгновение это порядком озадачило Эдара, но на смену оторопи быстро пришел охватил охотничий азарт. Захотелось выяснить, что же привело загадочного мага на площадь, и почему он так стремился при этом сохранить в тайне свою личность.
    Выбежав на улицу, Орнелл увидел плащ, мелькнувший на повороте в один из переулков, и побежал туда со всех ног. В переулке было темно хоть глаз выколи. Эдар наспех прошептал заклинание ночного зрения, но успел увидеть лишь все ту же укутанную с ног до головы фигуру. Неизвестный маг стоял посреди переулка, зажав что-то в вытянутой вперед руке. И в следующий же миг прямо в грудь Орнеллу ударил пульсирующий черный шар, отшвырнув назад и впечатав спиной в стену дома на другой стороне улицы.


Глава 10. Нападение на Вейм



    - Везучий ты, - улыбнулся лекарь, заметив, что пациент открыл глаза.
    Эдар Орнелл помотал головой в надежде, что зрение все-таки прояснится. Немного помогло, окружающие предметы перестали двоиться и троиться, хотя и остались размытыми.
    - Что со мной случилось?
    Голос прозвучал хрипло, словно чужой. И даже от этой короткой фразы невыносимо заныло в груди. Похоже, удар обошелся недешево, несколько ребер явно были сломаны.
    Эдар скосил глаза и увидел, что вся его грудь перебинтована желтыми от снадобий бинтами. Судя по запаху, лекарь воспользовался настойкой цветков валенты. Значит, одними переломами дело не ограничилось, был еще и ожог.
    - Помнишь, что в тебя прилетело? - участливо спросил женский голос.
    С некоторым трудом повернув голову на бок, Орнелл увидел Тэйнен, сидящую на скамейке возле его постели. Женщина, как и вчера, куталась в плащ, будто от холода, и по губам ее блуждала все та же спокойная улыбка.
    - Кажется, это был амулет горячего мрака.
    Тэйнен недовольно мотнула головой. Да, это было плохо. Если нападавший пользовался боевым амулетом вместо заклинания, никаких шансов выяснить его личность не было. Разве что узнать, кто сделал амулет, но что это даст?
    - А нападавшего ты разглядел?
    - Нет. Он был в плаще, прятал лицо под капюшоном. Но...
    Вспышка боли в груди заставила мага на время замолчать. Тэйнен терпеливо ждала, пока он справится с собой. Лекарь, незнакомый пожилой мужчина, поднес к губам раненого кружку с прохладным обезболивающим отваром. Пить оказалось не легче, чем говорить, но, едва жидкость достигла желудка, боль начала стихать, и Эдар все-таки смог договорить:
    - Но я точно могу сказать, что это был не Роан.
    - Откуда такая уверенность? - недоверчиво поинтересовалась Тэйнен.
    Комната снова начала расплываться. От отвара потянуло в сон. Поморгав и куснув собственную губу, чтобы немного очнуться, Эдар заставил себя ответить:
    - Нападавший был заметно ниже меня ростом. Пожалуй, на целую голову. А Роан наоборот, выше на ладонь.
    Перед тем, как окончательно провалиться в сон, он еще раз внимательно вгляделся в задумчивое и какое-то усталое лицо Тэйнен Верье. Кажется, она не удивилась, узнав, что нападавшим был не ренегат. Это натолкнуло Эдара на мысль о том, что среди магов больше одного предателя, и Великий Магистр об этом знает. Но поразмышлять толком все равно не удалось, слишком быстро навалилась мягкая тяжесть забытья.
     

* * *

    - Орнелл сказал, что нападавший был на голову его ниже. Если так, это не мог быть Роан.
    Криан устало повалился на кровать, зарываясь лицом в подушку. Новость явно его не порадовала. Тэй прилегла рядом, опершись на локоть, погладила мужа по голове, перебрала пальцами отросшие волосы.
    - Мы знали, что он действует не в одиночку.
    - Знаю, - отозвался Криан, переворачиваясь на спину и стряхивая сапоги. - И почти уверен, что сейчас Роан в Адараскане. Потому и надеялся, что это был он.
    - Было бы лучше, если бы предатель выдал себя.
    - Он и выдал, - улыбнулся мужчина, прижимаясь щекой к ладони жены. - Тем, что воспользовался амулетом неправильно.
    Тэй вопросительно вздернула бровь, явно напрашиваясь на объяснения. Криан состроил недовольную гримасу, давая понять, что недоволен успехами жены в изучении магии, но все-таки объяснил:
    - Если использовать амулет горячего мрака правильно, шансов выжить у мага, не успевшего поставить щит, нет никаких. Но напавший на Орнелла ошибся в заклинании активации, потому удар оказался примерно втрое слабее, чем мог бы быть.
    - И как это его выдает?
    Криан усмехнулся.
    - Скажем, имени предателя я тебе не назову, - сказал он. - Но точно могу сказать, что он либо лекарь, либо некромант. Ни воин, ни боевой маг, ни мастер артефактов точно не допустили бы подобной ошибки. Стихийщики и алхимики тоже слишком хорошо чувствуют силу амулетов.
    - Это нам сильно поможет, - невесело усмехнулась Тэй. - И тех и других предостаточно.
    - Да, - согласился Криан. - Но я знаю, кто это. Теперь точно знаю.
    - И кто?
    Мужчина рассмеялся, переворачиваясь на бок и заглядывая во вспыхнувшие интересом глаза жены. Но так ничего и не ответил, ограничившись поцелуем в лоб. И Тэй, как обычно, все поняла. Именно поэтому с ней было так легко.
     

* * *

    - Господин магистр?
    Рид Рэстон обернулся на голос и увидел стоящего в паре шагов от него храмовника. Судя по мантии, это был Иерарх. И лицо его казалось знакомым. На мгновение прикрыв глаза, маг сосредоточился и припомнил имя собеседника.
    - Слушаю Вас, Иерарх Мааран.
    Мааран благодарно склонил голову, и, увидев нетерпеливо сдвинутые брови магистра, почел за благо поскорее перейти к делу.
    - Я хотел бы от имени Приобщенного Саваля поговорить с Вами о Кристалле.
    - О Кристалле нужно говорить не со мной, а с Великим Магистром и Хранительницей, - чуть более резко, чем хотел, ответил Рэстон.
    Иерарх кивнул, сохраняя на лице выражение спокойной вежливости, изрядно приправленное смирением. Рид Рэстон не был достаточно хорошим телепатом, но все-таки ощутил старательно скрытое раздражение храмовника. Вся их светская беседа была сплошной фальшью. Но, тем не менее, они делали общее дело, потому устраивать разборки не было резона.
    - Сегодня вечером Великий Магистр будет в городе. Я предупрежу его, и вы сможете переговорить.
    - Благодарю, магистр, - все с той же деланной любезностью отозвался Мааран, разворачиваясь и покидая городскую стену.
    Проводив его взглядом, Рэстон не удержался, плюнул под ноги и пробормотал длинное, заковыристое ругательство. Его мутило от всех этих лукавых рож, на которые приходилось натыкаться каждый день. А тяжелее всего было улыбаться и разыгрывать ответную вежливость.
    Никогда Рэстоны не блистали дипломатическими талантами. Суровая обстановка форта Ирдон научила многие их поколения ценить дела превыше любых слов. Но сейчас форт был в руках кэлтов. И бывшие заклятые враги превратились в важнейших союзников, с которыми следовало поддерживать хорошие отношения. А значит, делать вид, что не замечаешь их откровенной неискренности, и самому стараться выглядеть как можно честнее.
    Бросив последний внимательный взгляд на поглощенных работой над очередным амулетом магов, Рэстон направился к порталу. Великий Магистр давно предупреждал, что храмовники заведут разговор о вывозе Кристалла из столицы. Надо полагать, именно это и должно было стать предметом будущего разговора.
    Как бы приобщенные ни стремились сохранить Кристалл у себя, как способ влияния на магов, страх того, что важнейший артефакт попадет в руки врага, оказался сильнее. И затягивать решение этого вопроса не стоило. Стало быть, дожидаться, когда вечером магистр Вэллейн сам появится в городе, будет ошибкой, новость следовало доставить как можно быстрее, дав Совету время на подготовку к переговорам.
    С этими мыслями он и объявился в зале порталов. К его немалому удивлению, Великий Магистр был уже там. Только что прибыл прямиком из форта Теал, словно чувствовал, что самые важные события в ближайшее время будут происходить именно в Адараскане.
    В очередной раз про себя поразившись этому удивительному таланту Вэллейна, Рэстон поспешно отвесил приветственный поклон. Великий слегка поклонился в ответ и остановился перед магом, заметив, что ему явно хотят что-то сообщить.
    - Храмовники хотят обсудить вывоз Кристалла из города, - прямо сказал Рэстон, не тратя времени на приветственные речи.
    - Кто сообщил об этом?
    Магистр несколько удивился такому вопросу. Великого не заинтересовали детали предложения храмовников, он даже не стал спрашивать, когда и с кем вывоз Кристалла предполагается обсуждать. Зато вот совсем, вроде бы, несущественная деталь вызвала его интерес.
    Впрочем, Рэстон давно уже уяснил для себя, что, несмотря на свою молодость, Вэллейн ничего не делает просто так. Каждый его шаг, даже самый с виду неожиданный, был частью тщательно продуманной стратегии. Поэтому ответить следовало прямо, не вдаваясь в бессмысленные расспросы.
    - Ко мне подошел Иерарх Мааран.
    Великий на мгновение сдвинул брови, по лицу его промелькнуло выражение озабоченности. Но надолго не задержалось, быстро сменившись обычным величественным спокойствием. И все-таки Рэстон успел уловить вспышку сильного волнения, успевшую прорваться сквозь ментальную защиту до того, как Вэллейн справился с собой.
    - Какая разница, кого послали Приобщенные?
    Вопрос вырвался неожиданно даже для самого Рэстона. Это была лишь мысль, которую он совершенно не собирался озвучивать, но, увлекшись изучением реакции собеседника, выпалил вслух.
    Вэллейн не ответил, только сердито отмахнулся, давая понять, что не намерен обсуждать подобные темы, в особенности посреди главного логова храмовников. А возможно, и вообще нигде не намерен обсуждать.
    Вот теперь Рэстону стало интересно. Несмотря на то, что все эти политические игры и интриги были ему глубоко неприятны, сейчас на карту было поставлено будущее всей Великой Равнины, и оставаться в стороне не имело смысла. Творилось нечто странное и пугающее. А в голову, как назло, не приходило ни единой мысли о том, что могли сделать с Кристаллом храмовники.
    Но Великий Магистр ясно выказал намерение направиться туда, куда и собирался, не давая объяснений. Рэстону пришлось отступить, давая дорогу. Проводив Вэллейна взглядом, он присел на одну из каменных скамеек у стены. Чутье старого воина упорно твердило, что история с Кристаллом будет поважнее даже армии кэлтов, в любой момент готовой пойти приступом на стены столицы. Только вот неизвестно, как так могло получиться.
     

* * *

    Эдар Ровари склонил голову, с выжидательным интересом глядя на Криана. Он явился сюда для разговора с храмовниками о Кристалле, но явственно чувствовал, что начинающаяся история с вывозом артефакта из столицы имеет двойное дно.
    - Иерарх Мааран тот самый храмовник, который устроил нам засаду у Кристалла, когда мы прорвались туда, чтобы инициировать Хранительницу.
    Это было, бесспорно, интересное замечание. Но оно совершенно не объясняло причин волнения Великого Магистра. Желание храмовников заполучить Хранительницу и покончить с магией было естественным. Какая разница, кто конкретно делал все это?
    - Кто-то из храмовников заодно с Роаном, - договорил Криан, отвечая на незаданный вопрос. - Полагаю, что именно этот Иерарх. Он был тогда в Зале Кристалла. И то, что мой братец не загремел на костер, а вполне благополучно исчез, наводит на размышления.
    Ровари медленно кивнул. В словах Вэллейна была логика, практически неоспоримая. Храмовники не получили Хранительницу и не сумели уничтожить Кристалл. Трудно поверить, что Иерарх мог удержаться от искушения публично сжечь хотя бы одного мага, чтобы сохранить лицо. Если только не договорился с ним.
    - Ты считаешь, что вывоз Кристалла должен стать ловушкой?
    - Считаю, - коротко кивнул Криан.
    Эдар Ровари пожал плечами. Вэллейн мог быть прав, а мог и не быть. Но в любом случае оставить Кристалл в Адараскане, не имея ни малейшей уверенности в возможности сохранить город, было бы безумием.
    - Но мы согласимся на вывоз Кристалла? - на всякий случай уточнил он.
    - Согласимся, - снова кивнул Криан. - Выбора у нас нет. К тому же, это может оказаться неплохой возможностью устроить Роану встречную ловушку.
    На этом оба мага замолчали. Потому, что знали - храмовники были уже на подходе. Криан легким пассом снял заклятие Тайны, не позволяющее слышать беседу никому, кроме ее участников. Ровари улыбнулся. Сам он даже как-то забыл о наложенных чарах. Если бы храмовники во время переговоров их не услышали, вышло бы забавно. И подозрительно.
    Храмовники говорили много и долго, с частыми ссылками на Величайшего. Слушать их было бы утомительно, потому маги и не слушали. И без ненужных подробностей было ясно, что Приобщенные так и не пришли к согласию относительно вывоза Кристалла.
    Саваль настаивал на том, что оставлять артефакт в городе опасно. Курт явно колебался, с одной стороны принимая доводы более молодого товарища, а с другой - не желая слишком резко спорить с самым старшим Приобщенным, Ритоном. Ритон же считал, что Кристалл лучше оставить в Адараскане. Надо полагать, надеялся, что это может каким-то образом помочь в защите города.
    - Кристалл никак не может быть использован в бою, - спокойно проговорил Криан, верно истолковав причины колебаний старика.
    Приобщенный удивленно поднял брови. Очевидно, подумав, что маг прочел его мысли. Ровари невольно улыбнулся. Не было нужды прибегать к телепатии, все было и так более чем очевидно, но старику это едва ли было возможно объяснить. Зато Курт все понял совершенно верно.
    - В таком случае Кристалл однозначно стоит вывезти, - сказал он. - Я предлагаю разместить его в Нагавале.
    - Разумный выбор, - кивнул Криан.
    Ровари тоже склонил голову, соглашаясь. Из всех крепостей Равнины Нагаваль был укреплен лучше всего. После Адараскана, само собой. Если даже столица падет, он сможет продержаться достаточно долго.
    Еще об одной причине своего согласия маги предпочли Приобщенным не говорить. Крепость Нагаваля имела не только известную наземную, но и весьма обширную подземную часть, до которой храмовники так и не добрались. Оттуда тайными ходами можно было попасть в самые окрестности Мироса, а там уже и до форта Вейм рукой подать.
    Конечно, состояние ходов было неизвестно. Все последнее время было как-то не до того. Но все же, Ровари предполагал, что едва ли оно могло быть настолько плохим, чтобы переходами вообще нельзя было воспользоваться. Криан был с ним целиком и полностью согласен. Именно о Нагавале он говорил с Советом, намереваясь настаивать на перевозке Кристалла в этого город независимо от того, что предложат храмовники. Но те сами пришли к той же идее, избавив магов от необходимости в чем-то их убеждать.
    - Мы приступим к перевозке немедленно?
    Это был вопрос. И ответ на него заготовили еще на спешно собранном пару часов назад Совете.
    - Нет. Мы посмотрим, как пойдет битва за город, - ответил Криан. - Если Кристалл еще некоторое время будет здесь, он сможет более чутко реагировать на события и помочь Хранительнице в организации обороны.
    Приобщенные синхронно кивнули. Смысла спорить с магами в этом вопросе не было. Те всегда могли ответить не просто совсем не предусмотренными, а даже и вовсе непонятными аргументами.
    - Тогда, я думаю, окончательное решение о вывозе Кристалла нужно будет принять вам, - миролюбиво предложил Приобщенный Курт.
    - Договорились, - улыбнулся Криан.
     

* * *

    - Что происходит?
    Разбуженная стуком в дверь, Тэйнен недовольно терла глаза. Криан уже сидел на кровати, поспешно натягивая штаны. Нетрудно было догадаться, что никто не станет так колотить в дверь посреди ночи по ничтожному поводу. Определенно, произошло нечто очень важное.
    - Магистр! - крикнули из-за двери. - Магистр Вэллейн! Кэлты идут сюда!
    Криан не попал ногой в штанину, выругался и со второй попытки все-таки оделся. Новость звучала как бред, но кто сказал, что она не могла оказаться правдой?
    - Магистр Вэллейн, - затараторил молодой испуганный маг, когда ему, наконец, открыли. - Сработали амулеты наблюдения, большой отряд кэлтов двигается к Веймскому лесу. Они уже обошли Тамнию.
    Криан снова выругался, натягивая рубашку и ища взглядом сапоги и куртку. Если уж враги обошли плохо защищенную Тамнию, захватить которую не составило бы никакого труда, и двинулись в лес, сомнений в их намерениях быть больше не могло.
    - Тэй, собирайся, - крикнул он. - Ты отправляешься в форт Теал. Сейчас же. И не смей спорить!
    Тэйнен поперхнулась заготовленной фразой о том, что никуда не станет собираться. Она не так уж часто, если честно, слышала от мужа требование не спорить с ним. Да еще и высказанное таким тоном. Непогрешимое женское чутье подсказало, что на этот раз лучше и в самом деле не спорить.
    - Не получится.
    На пороге появился старик Верье. Его тоже явно разбудили совсем недавно, но все же раньше, чем Великого.
    - Почему? - буркнул Криан, натягивая сапог.
    - Порталы экранированы.
    На этот раз Криан промолчал. Зато от души выругалась Тэйнен. Вот ведь, стоило только ей понять, что она действительно не хочет оставаться в осажденном форте, как судьба, не иначе в насмешку, вынуждала ее остаться.
    Форт оживал. Сквозь открытую дверь слышны были звуки шагов и громкие, возбужденные разговоры. Но они были много тише, чем обычно. В форте осталось очень мало магов.
    Тот, кто задумал эту атаку, все рассчитал безупречно. Сконцентрировавшись на удержании Зиара и защите Адараскана и остальных крепостей Южной Линии, маги совсем позабыли о фортах. Считали, что до нападений до них еще далеко, и они успеют вернуться. Но, как видно, ошиблись. И вот теперь отряд кэлтов двигался через лес на практически беззащитный форт Вейм.
    А хуже всего было то, что их лишили порталов. Никто не сможет уйти, никто не придет на помощь достаточно быстро. Конечно, оставалась надежда на стены форта, но навряд ли нариты явятся плохо подготовленными. Если уж автор идеи нападения на Вейм указал дорогу и управился с порталами, он явно сообщил и то, как именно стены защищены, и чем эту защиту лучше пробивать.
    - Думаешь, это устроил Роан? - спросила Тэй, когда магистр Верье и молодой маг ушли, давая Криану возможность спокойно собраться.
    - Скорее всего.
    - Не слышу уверенности в твоем голосе.
    - Потому, что я не уверен, - отозвался мужчина, сосредоточенно копаясь в шкатулке с амулетами.
    - Но почему?
    Криан застыл на несколько мгновений, не поворачиваясь к жене лицом, явно обдумывая что-то крайне неприятное. И все же ответил:
    - Потому, что я сомневаюсь в его желании пустить тебя на жаркое вместе со всеми нами.
    Тэй несколько опешила от этого заявления, даже не зная, возмущаться ли ей, или спрашивать, с чего вдруг мужу пришла в голову такая мысль.
    - Ты не о том думаешь, - усмехнулся Криан, все-таки поворачиваясь и заглядывая ей в глаза. - Просто победитель получает все. И если он не получит хоть чего-то, просто не сможет считать себя победителем.
    - И ты считаешь, - задохнувшись от возмущения, выпалила Тэйнен, - Что я - часть этого всего?!
    - Я считаю, что все это бред, - устало отозвался Криан. - Но в данный момент важнее, что считает Роан.
    - Мы ведь удержимся? - поспешно сменила тему Тэй.
    Говорить о Роане ей расхотелось напрочь. В том числе и потому, что Криан мог оказаться прав. Она встречалась с ним, и он прямо сказал тогда, что хочет получить ее. Важно ли, почему это было так?
    - Постараемся продержаться до подхода помощи, - буркнул муж, возвращаясь к перебиранию амулетов.
     

* * *

    Все маги собрались на стенах. Криан с башни насчитал их всего сорок два. Мало, очень мало. Чтобы хоть как-то защитить форт, требовалось не меньше трехсот. О том, сколько удастся продержаться против наритов, не хотелось даже думать. Зато очень хотелось верить, что экранирование порталов уже обнаружили. Потому, что ни один из посланных вестников не смог добраться до цели. Тот, кто затеял все это, подготовился основательно, раскидав по лесу блокирующие амулеты.
    - Что будем делать?
    Магистр Крайз тоже пересчитал защитников форта, и явно пришел к тем же неутешительным выводам.
    - Будем держаться, - ответил Криан, сжимая в кулаке амулет Дикого Огня.
    - Половина из нас понадобится только чтобы удержать щит, - неумолимо продолжил Крайз.
    - Значит, остальные будут драться, - в тон ему отозвался Великий Магистр.
    В последних лучах заката они увидели выходящих из-за деревьев кэлтов. Их действительно было много. Очень много. Те несколько сотен, что уже показались, явно были лишь передовым отрядом.
    Криан перевел дыхание. Только бы из Адараскана догадались прислать драконов! Они могли добраться до Вейма достаточно быстро, и помочь отбиться. Но ведь неизвестно, что сейчас творится в самой столице. Может быть, там кэлты уже лезут на стены. Тогда драконов придется ждать долго. Возможно, слишком долго.
    Маги на стене синхронными движениями ативировали щит. Вовремя. Из гущи деревьев вылетел первый сгусток Пламени Крови и пылающими рыжими брызгами раскатился по окутавшей форт бледно-голубой пелене.
    Следом за ним полетели второй, третий. А потом пламенеющие сгустки посыпались сплошным потоком. Криан зашипел от злости, присоединяясь к поддержке щита. Нечего было и думать атаковать, все, кто только мог, оказались вынуждены защищаться. Оставалось надеяться лишь на то, что долго такой мощный обстрел не продлится.
    Но они все равно могли не продержаться до его окончания. Первой рухнула на колени, вытирая стекающую из носа кровь, совсем еще молодая девушка, ученица. За ней последовал пожилой магистр из клана Верье. Криан напряженно вглядывался в стремительно темнеющий лес, пытаясь понять, откуда летит магия. И, наконец, нашел.
    Не отпуская щита, Великий Магистр бегом спустился с башни на стену, прошептал короткое заклинание и швырнул амулет туда, где, как он надеялся, затаились нариты. Через несколько бесконечно долгих мгновений лес озарила мощная вспышка ярко-алого пламени. А потом огонь стал багровым.
    Волна от взрыва сбила с ног нескольких не успевших спрятаться за стеной магов. Послышались вопли кэлтов, которым было негде прятаться. Им досталось куда основательней. Криан не ошибся, он верно вычислил, где засела основная группа наритов. А Дикий Огонь довершил дело, разом активировав целую кучу припасенных ими амулетов. Пламя Крови ударило по своим же создателям.
    И все же радоваться этому успеху не стоило. Наверняка магия наритов была не единственным, что припасли для штурма Вейма кэлты. Ливень наговорных арбалетных болтов тоже может создать защитникам форта немало проблем.
    Криан едва успел додумать эту мысль, как действительность подтвердила ее правильность. Первый болт ударил в стену всего в половине тарма от его головы. Начавшие было подниматься на ноги маги вновь рухнули на пол, под защиту мощных зубцов.
    В отличие от наритов, стремившихся держаться поближе друг к другу, арбалетчики рассредоточились по лесу, прячась за деревьями и не давая защитникам даже головы поднять. Еще несколько амулетов полетели наугад и взорвались, разгоняя сгустившуюся ночь, но большого урона атакующим не нанесли.
    Прикрываемые арбалетчиками, кэлты двинулись к стенам, прячась под большими осадными щитами. Магистр Крайз, отчаянно рискуя, швырнул в передовой отряд несколько боевых заклинаний, но ничего толком не добился. На щиты были наложены защитные чары, явно очень сильные.
    Молодой маг-стихийщик попытался зайти с другой стороны. Поняв, что бить магией сверху бесполезно, он решил ударить снизу, призвав на помощь свою стихию, землю. Но заклинание оборвал меткий выстрел одного из невидимых арбалетчиков. Женщина-лекарь метнулась к упавшему магу, бегло осмотрела его и, поймав вопросительный взгляд Криана, лишь обреченно покачала головой.
    - Они прорвутся, - сокрушенно выдохнул Крайз.
    Вэллейн стиснул зубы, подавив искушение выругаться. То, что кэлты вот-вот прорвутся во внешнюю часть форта, он понимал и сам. Под щитами прятался один из наритов. Значит, тарана ждать не следует, под ворота просто положат пару десятков амулетов Пламени Крови, а потом активируют их издалека. И щит не выдержит.
    Молодой маг-воин попытался пробить защиту щитов кэлтов, но еще один болт нашел цель. Этому парню повезло больше, он остался жив, со стоном осев под защиту стены. Но Криан все равно выругался, понимая, что бой раненый уже не продолжит. И, возможно, даже не выживет. Едва ли кэлты ограничились наговором, наверняка добавили яду на всякий случай.
    В голове Великого Магистра проносились лихорадочные мысли. Когда кэлты ворвутся во внешнюю часть Вейма, мало им, конечно же, не покажется. Строители форта позаботились о великом множестве ловушек, и все они, заботливо активированные, поджидали сейчас незваных гостей. Это даст еще немного времени. Возможно, внутренняя крепость даже продержится до рассвета. Но вот что будет дальше?
    Пока еще не поздно, следовало отправить детей и всех, кто не мог помочь в бою, в горы. Но имело ли это хоть какой-то смысл? Если бы кэлты действовали без руководства мага, убежище можно было бы считать надежным. Но маг-предатель, конечно же, знал о нем. И если форт падет прежде, чем подойдет помощь, их все равно обнаружат.
    Стену сотряс удар, ознаменовав падение ворот. Лес, озаряемый редкими вспышками боевых амулетов, все еще летевших со стен, несмотря на плотный обстрел, буквально ожил. Сплошная серая лавина прикрывающихся щитами кэлтов хлынула к форту, стремясь ворваться внутрь.
    Криан поморщился, услышав крик очередного раненого. Боевому магу удалось немного проредить ряды атакующих метко брошенным амулетом, но задуманное им пламя земли не получилось. Дело ограничилось небольшой вспышкой, поджарившей пятки от силы паре десятков кэлтов. Кажется, это их только разозлило.
    До ушей защитников долетел грохот и крики ярости и боли. Начали срабатывать ловушки. И все равно, радоваться было особо нечему. Кэлтов было достаточно, чтобы, завалив трупами внешнюю часть, добраться до входа во внутреннюю. И тогда форт будет беззащитен.
    Магистр Крайз на правах главы форта кинулся со стены, забрав с собой еще пятерых магов. В основном это были алхимики, но, для того, что задумал магистр, никто другой и не годился. Швыряться боевыми заклинаниями в узких коридорах было бессмысленно, да и невозможно, наговорные камни стен внутренней части форта успешно гасили любую магию. Зато на алхимическую заразу особо не действовали.
    Криан огляделся по сторонам и не удержался от очередного ругательства. У дверей стояла Тэйнен и жестами просила его подойти. Судя по горевшим непререкаемой решимостью глазам, она что-то задумала. Не подойти было нельзя.
    - Я же просил...
    - Помолчи и выслушай, - резко оборвала поток мужниного гнева Тэй, не отступив ни на шаг. - С запада идет гроза.
    - И что? - спросил Криан, усилием воли беря себя в руки.
    - Я могу притянуть ее сюда. И знаю, что здесь есть маг воздуха.
    - Ты прочла?
    Криан сам знал ответ на этот вопрос. И уже понял, что задумала Тэйнен. Сказать, что ее идея была опасной означало не сказать ничего. Но загвоздка состояла в том, что не попытаться сейчас воспользоваться ею было еще опасней.
    - Я смогу.
    - Я надеюсь.
    Однажды тамарисы собрали особенно большую армию, и едва не взяли Адараскан штурмом. Тогда город спасла только гроза. Маг воды и маг воздуха объединили силы. Маг воды притянул тучи к городу, а маг воздуха воспользовался ими, обрушив на врагов бурю, щедро приправленную молниями и ливнем. Мало кто из карликов выжил в том урагане.
    - И надеюсь, ты осознаешь, насколько сильно рискуешь.
    Тэй невесело усмехнулась.
    - Между смертью в результате неудачно исполненного заклинания и смертью от рук кэлтов я, пожалуй, все-таки выберу первое, - ответила она.
    Спорить больше было не о чем. Криан обернулся и крикнул Илвара Крайза, единственного на весь Вейм мага воздушной стихии. И, когда тот подошел, коротко изложил ему план Тэйнен.
    Тучи приблизились на удивление быстро, зависнув перед фортом. Маги поспешно покинули стену, на прощание отправив вниз, на оставшихся снаружи кэлтов, последние боевые амулеты. Убедившись, что все скрылись под защитой стен, Крайз замер с закрытыми глазами, и напраспев начал читать заклинание. Тэйнен, стоя рядом и крепко держа его за руку, ограничилась шепотом.
    Вихрь закрутил хлынувший ливень в тугой жгут и направил его в пролом, оставшийся на месте некогда прочных и надежных ворот форта. А потом засверкали и молнии, яркими вспышками зазмеившись по кружащейся в дикой пляске воде.
    Снизу понеслись дикие крики. А потом по всему форту заструился отчетливый запах горелого мяса. Кэлты бежали. Бежали те немногие из них, что остались в живых. Тэйнен и Илвар стояли, держась за руки. Каждый из них делал свою часть работы, хотя лицо женщины побелело от напряжения, а из носа мужчины давно уже струилась кровь.
    - Если они не справятся, вихрь разнесет форт по камешку, - отчаянно прошептал Дегар Крайз, вцепившись в локоть Криана.
    Криан отмахнулся от него, хотя и сам чувствовал, как рот заполняется кровью из прокушенной губы. Он не мог даже помочь, любое постороннее вмешательство грозило разрушить и без того хрупкое равновесие стихий, заставив их вырваться из под контроля магов.
    На мгновение ему показалось, что сейчас Илвар упадет, и тогда им всем конец. В одиночку Тэйнен не справится с бурей и молниями. Криан даже протянул руку, на ходу пытаясь придумать, как все-таки помочь Крайзу своей силой, но его отвлек боевой клич, прилетевший с небес.
    Три дракона приближались к туче. Судя по всему, они все же прилетели на помощь из Адараскана. Один из них, едва подлетев поближе, ударил в тучи струей ослепительно белого пламени.
    Криан поймал себя на мысли, что впервые видит в действии Ледяное Пламя драконов. И оно сработало как раз так, как и требовалось. Черные тучи содрогнулись, потом дернулись будто в конвульсиях, и начали разваливаться на куски.
    Крайз все-таки рухнул на колени, обхватив голову руками точно от сильной боли. Тэйнен со стоном прислонилась к стене, но на ногах удержалась. Вспышки молний погасли, а вихрь разлетелся брызгами дождя.
    - Вовремя, - выдавила Тэй.
    Криан подхватил ее на руки, понимая, что стояла она до сих пор на одной только силе воли.
    - Больше так не делай, - попросил он.
    Илваром занялась подбежавшая женщина-лекарь. Она довольно быстро привела его в чувство, и уж потом сунула Криану в руку пузырек с темно-синей настойкой латеции, лучшим средством восстановления сил. Такой выбор лекарства не мог не радовать, он означал, что участники безумного плана не пострадали.
    - Я постараюсь, - серьезно пообещала Тэй, глотая настойку.
    Драконы, тем временем, сделали круг над лесом, с явным сожалением убедившись, что достать бросившихся врассыпную кэлтов среди деревьев не представляется возможным, и приземлились на крышу. Маги, высыпавшие на стены, приветствовали их радостными криками. Форт все-таки выстоял.


Глава 11. Чужая магия



    Эдар Орнелл в который уже раз с досады стукнул кулаком по стене. Рука заныла. Кажется, на ней успел образоваться изрядный синяк, но мага в данный момент волновало не это.
    Совсем еще недавно казавшийся таким надежным форт содрогался от фундамента до крыши. Даже до внутренних помещений, где располагался лазарет, доносился грохот битвы и крики нападавших и защитников. А он, между тем, ничего не мог сделать, потому, что так и не оправился толком от последствий встречи с амулетом горячего мрака. Не могло быть и речи о том, чтобы встать с постели и присоединиться к защитникам.
    Теперь он был уже не единственным пациентом. После битвы на попечении лекарей и вездесущей Ралины оказались еще трое магов, но справиться со скукой это ничуть не помогло. Все раненые до сих пор были без сознания. К счастью, лекарям удалось распознать яд, использованный кэлтами, и составить противоядие. К несчастью, действовало оно не особенно быстро.
    Подумав, Эдар все же воздержался от очередного удара по ни в чем не повинным камням. Быть может, Ралина была даже и права, когда порадовалась малочисленности защитников форта. Будь на стенах больше народа, смерть на кончиках кэлтских арбалетных болтов собрала бы много более богатый урожай.
    Открылась дверь, и Орнелл поспешно спрятал руку под одеяло. К его удивлению, на пороге появился не один из лекарей и даже не Ралина с бульоном и корзинкой булочек, а Хранительница, Великий Магистр и магистр Дегар Крайз.
    - Как ты? - заботливо поинтересовалась Салира, присаживаясь на кровать и проводя рукой по лбу Эдара. - Вижу, жар уже спал. Это хорошо.
    - Благодарю за заботу, - как можно вежливей отозвался Орнелл, прекрасно понимая, что троица заявилась сюда отнюдь не затем, чтобы просто справиться о его здоровье.
    Салира тоже не стала ходить вокруг да около и делать вид, что всего лишь проявляет похвальную заботу о раненом.
    - Ты должен вспомнить, - подозрительно мягко сказала она. - Вспомнить хоть что-то о маге, напавшем на тебя.
    - Но я уже рассказал все, что видел, - чувствуя растерянность, пробормотал Эдар. - Там было темно, и все случилось очень быстро...
    Прохладная ладонь вернулась на его лоб, но на этот раз не скользнула по нему, а прижалась крепко. Орнелл инстинктивно дернулся, но Хранительница держала крепко, и не просто держала, а заставляла провалиться в серо-розовую неприятную муть.
    Перед глазами снова поплыли, обретая четкость, стены окружающих площадь домов. Эдар стоял там же, где увидел неизвестного мага, вновь глядя на полускрытую вечерней темнотой и тенью фигуру. Потом они еще раз пробежали той же дорогой, но на этот раз все происходило не так быстро. Орнелл заприметил многое из того, что раньше прошло мимо его сознания - плющ на стенах домов, звук шагов неизвестного и еще одну маленькую деталь, блеснувшую за мгновение до удара магии в грудь.
    Рука Салиры, наконец, отпустила его голову, позволяя вырваться из видения. Боль плескалась в груди волнами, но, несмотря на это досадное обстоятельство, Эдар был доволен собой. Ему удалось выудить из памяти то, что могло оказаться очень важным.
    - Браслет, - пробормотал он.
    Хранительница помогла ему приподняться в постели и влила в рот несколько ложек пронзительно душистой настойки. Боль, недовольно клацнув зубами, отступила, позволив нормально дышать и говорить.
    - У него на руке был браслет. Золотой, четыре черных круглых камушка, а посередине один квадратный желтый.
    Магистры переглянулись. Выражение их лиц стало еще более озабоченным, хотя совсем недавно это казалось невозможным.
    - Круг Душ? - спросил у Вэллейна Крайз.
    Великий коротко кивнул.
    - Но ведь ты сказал, что могилу Райдона на виларском кладбище вскрыл Роан.
    - Я так сказал, - подтвердил Криан, - Потому, что так думал. Но это совсем еще не значит, что я был прав.
    - И что заставляет тебя думать, что ты ошибся? - вмешалась в разговор Салира.
    Великий Магистр потер лоб, размышляя, стоит ли высказывать свои соображения при столь разнообразной и неоднозначной публике, но все-таки решил ответить на вопрос Хранительницы.
    - Поначалу я остановился на том, что Роан с помощью матери призвал нежить и добрался до склепа. Но ответа на вопрос, как же ему удалось вскрыть могилу, у меня не было никогда.
    - Почему? - удивился Крайз.
    Криан неопределенно пожал плечами:
    - Потому что, даже пройдя три ступени Восхождения, мой брат стал всего лишь сильным магом. Сильным, но не искусным. Теперь он смог бы, пожалуй, выжечь защитные чары. Вместе со всем склепом, останками магистра и похороненными с ним артефактами. А тот, кто вскрывал могилу, даже не стряхнул с плиты пыль. В склепе Райдонов поработал очень искусный некромант, коим Роан не был и никогда не будет.
    Магистр Крайз тяжело вздохнул. Ему совершенно не хотелось верить, что какой-то неизвестный маг действует заодно с ренегатом. И при этом считается своим.
    - Можем ли мы его обнаружить?
    - Можем сузить круг подозреваемых, - высказала идею Салира. - Мы знаем, что он некромант, и знаем, когда он был в Адараскане. Можно выяснить, кто из некромантов в тот день находился в столице. Очевидно, предатель один из них.
    - Нет, не очевидно, - решился возразить Эдар.
    На него воззрились три пары глаз. Две из них выглядели изрядно удивленными, и только Вэллейн смотрел со спокойным интересом. Как будто знал причину этого заявления, но все же готов был предоставить молодому магу возможность объясниться самостоятельно. Да скорее всего, так оно и было.
    - Мы узнаем лишь о тех, кто попал в город через постоянные порталы. Но ведь в Адараскан ведет и куча других. А еще можно переместиться с помощью маяка.
    - Ты прав, - кивнул Криан. - Предатель стремился сохранить свое присутствие в городе в тайне, иначе не побежал бы и не стал бы тебя атаковать. Следовательно, его просто не должно было там быть. Стал бы он в таком случае пользоваться контролируемым порталом?
    - Выходит, все совсем наоборот, - невесело усмехнулась Салира. - Тех некромантов, что не таясь были в то время в Адараскане, мы можем из подозреваемых исключить.
    - Мы никого не будем исключать, - отозвался Вэллейн. - Потому что кто как, а я хорошо уже знаю, насколько ловко этот подонок заметает следы. Он вполне мог напасть на Орнелла, чтобы мы начали искать мага, проникшего в город тайно, и отвлеклись от всех остальных.
    - Так может и ошибка с амулетом была намеренной?
    - Нет, - возразила Крайзу Салира. - Смерть Эдара была ему нужна.
    - Но зачем?
    - Затем, - объяснил вместо Хранительницы сам Орнелл, - Что в случае моей смерти у вас не было бы свидетеля. И ничто не доказывало бы наличия у Роана подельника. Вы просто подумали бы на него и успокоились.
    Великий Магистр криво улыбнулся, и Эдару сразу стало понятно, что мысль, посетившая его во время разговора с Тэйнен, была верной. О существовании второго предателя Вэллейн знал и без всей этой истории.
     

* * *

    - Кэлты начали штурм Адараскана.
    Криан, меривший шагами коридор, остановился и, не поворачиваясь к гонцу, выругался последними словами. Несмотря на то, что женщины даже близко не подпустили его к спальне, именно сейчас он совершенно не желал уходить. Рождение ребенка слишком важное событие, чтобы пропускать его. Но и штурм столицы ничуть не менее важен.
    Молодой, запыхавшийся маг, принесший известие, стоял, прислонившись к стене, и ждал реакции Великого Магистра. А тот, казалось, забыл о прибывшем, задумавшись о чем-то своем. И только через несколько долгих мгновений принял решение.
    - Идем, - коротко бросил он, направляясь в Зал Порталов.
    - Простите, магистр, - уже на бегу пропыхтел гонец.
    - Не извиняйся. Мы все должны исполнять свой долг. И мой долг сейчас - быть с защитниками столицы.
    Едва выйдя из портала, Криан увидел расцвеченное магическими взрывами небо над городом. Какое там Пламя Крови! Нариты не мелочились, сразу пустив в ход куда более мощные заклинания. То ли пробовали щит на прочность, то ли просто хотели быстрой победы. Щит держался хорошо, не зря все маги, хоть немного способные к такому делу, последние двое суток трудились до изнеможения.
    Подойдя к окну, Великий Магистр прошептал ставшее привычным заклятие дальнего зрения и внимательно вгляделся в происходящее на стенах. Там, к счастью, наблюдался полный порядок. Маги, державшие щит, прятались за зубцами, у бойниц затаились лучники и арбалетчики.
    Все, вроде бы, пока шло как и предполагалось. Криан сморгнул, избавляясь от заклинания, и несколько раз прошелся по комнате от окна к двери и обратно. Ему было не так уж и обязательно быть сейчас тут, где от него ничего не зависело. Зато очень хотелось вернуться в Вейм.
    Впрочем, от него ничего не зависело и там. Просто было страшно. Ребенок решил появиться на свет раньше положенного срока, наверняка из-за магии, которую Тэй сотворила вместе с Илваром Крайзом, чтобы спасти форт. И неизвестно еще, каковы будут последствия.
    Небо озарила особенно яркая вспышка. Даже отсюда, из Цитадели, Криан отчетливо ощутил, как содрогнулся весь щит. В воздухе запахло грозовой свежестью. Теперь в ход пошла и совсем неизвестная магия. К счастью, щит пережил первую встречу с ней, но неизвестно, как дела пойдут дальше.
    Похоже, взбешенные поражением под стенами форта Вейм, кэлты взялись за столицу с удвоенной энергией и злостью. Да и нариты горели жаждой мести, заставив Великого Магистра опасаться, что нападение на форт было не последним.
    Несмотря на то, что лишь считанным десяткам атаковавших Вейм кэлтов удалось сбежать с поля битвы, защитникам тоже не показалось мало. Маги до сих пор искали и собирали по всему лесу наговорные камни, перекрывшие путь вестникам, а источник экранирования порталов и вовсе пока не был найден. Так что форт, укрепления которого изрядно пострадали, остался практически беззащитным. На месте кэлтов Криан точно предпринял бы еще одну попытку штурма. И сделал бы это именно сейчас, когда большинство магов вынуждены защищать Адараскан, и совершенно некому заняться восстановлением Вейма.
    Но, пожалуй, ближайшие дней пять за форт можно было не беспокоиться. Кэлты определенно были уверены в успехе, потому отправили всего один отряд. Второй же, если и будет послан, доберется до места далеко не сразу.
    Больше всего Криана нервировало то, что он никак не мог понять, зачем вообще на форт напали именно сейчас. Кроме того, что его некому было защищать, никаких других причин в голову не приходило. Разве что атака была попыткой деморализовать магов и отвлечь часть их от обороны столицы. Но в таком случае едва ли стоило перекрывать путь вестникам.
    Единственной хоть сколько-нибудь серьезной причиной нападения мог являться Эдар Орнелл. Предатель, напавший на него, знал, где сейчас молодой маг, ставший ненужным свидетелем. И, возможно, надеялся таким образом добраться до раненого и заткнуть его навечно. Если все было так, то он правильно сделал, поручив магистру Крайзу не пускать в лазарет никого, кроме лекарей и Ралины.
    Новый удар неизвестной магии сотряс щит еще сильнее предыдущего. Восстановив дальнее зрение, Криан глянул на стену. Опасения подтвердились: несколько магов не выдержали, на пару мгновений в защите появились бреши. Нариты немедленно воспользовались ситуацией.
    Сгустки Пламени Крови с убийственной меткостью влетели в образовавшиеся дыры и с воем рухнули в Новом Городе. В небо взлетели камни от разбитых стен домов и какие-то пылающие обломки, пламя потекло по улицам.
    Великий шепотом выругался. Маги воды сейчас были совершенно бесполезны, любая попытка призвать против пожаров воды Раски грозила нарушить и без того пострадавший щит, открыв наритам еще больше возможностей для успешных ударов. Сейчас вообще не стоило и пытаться использовать любую стихийную магию, слишком сильную и непредсказуемую для столь шаткого положения щита. Оставались только люди, сбегавшиеся к местам пожаров с ведрами воды и мешками песка.
    В ответ со стен хлынула первая волна арбалетных болтов и боевых заклинаний, взметнувших в небо столбы земли и разноцветного пламени. Судя по этому, до осадных орудий дело пока не дошло, кэлты еще под стенами Зиара уяснили их бесполезность против магического щита. Зато плотный ответный залп из арбалетов не заставил себя ждать.
    Настало время драконам вступить в битву. Момент для быстрой атаки, способной отбросить первую волну кэлтов от стен был как нельзя более подходящим. Криан кивнул в ответ на вопросительный взгляд вошедшей в комнату Салиры и позвал предводителя крылатых. Но ответа получить не успел.
    То, что обрушилось на город, оказалось совершенно неожиданным и непонятным. Это был удар такой мощности, что маг не удержался на ногах и едва не потерял сознание. Волна чистой силы, похожая одновременно на безумно громкий звук и невероятно яркий свет, ослепила, оглушила и швырнула на колени.
    Проморгавшись, Криан увидел лужицу крови, собравшуюся на полу. Провел ладонью по лицу и понял, что она натекла у него из носа. Судя по ее размерам, на коленях, опираясь на руки, он простоял не пару мгновений. В голове гудело и звенело, как после хорошего удара чем-то тяжелым по затылку, но маг нашел в себе силы поднять голову и посмотреть в окно. Щита над городом больше не было.
    - Ч-что это б-было?
    Собственный голос, хриплый и срывающийся, показался ему чужим. Хранительница чуть приподняла голову, даже не пытаясь подняться на ноги. Лицо ее тоже было перемазано кровью.
    - Ты мне скажи, архимагистр.
    Криан только головой покачал. Он понятия не имел, с чем они только что столкнулись.
     

* * *

    Дикая боль в одно мгновение стиснула виски, рассыпав перед глазами несколько пригоршней дико пляшущих звезд. Тэйнен почувствовала, как встретились с полом ее колени, но падение на этом не остановилось. Пришлось пролететь сквозь широкую полосу кромешного мрака, прежде чем глаза вновь увидели свет.
    Она обнаружила, что лежит на своей мягкой, уютной кровати. Но в комнате больше не было ни Ралины, ни двух женщин-лекарей. Рядом с ней, держа ее за руку и нежно, неторопливо гладя по щеке, сидела мама.
    - Мама? Как ты... Я что...
    - Тише, - улыбнулась мама. - Не бойся, ты не умерла, ты просто спишь. А я тебе снюсь.
    Тэй перевела дыхание. Во сне было хорошо. От прикосновения теплых маминых пальцев уходила головная боль. Да и вообще не было никаких ощущений, тела словно не существовало вовсе.
    - Что это было?
    - Магия наритов, - объяснила мама.
    - Ты пришла мне помочь?
    - Да.
    - Иначе я умерла бы?
    Мама покачала головой:
    - Не знаю. Я не хотела рисковать. Но теперь все хорошо. Ты скоро проснешься.
    Тэйнен облизнула губы. Просыпаться, возвращаясь в бесконечную нудную боль, сказать по правде, не очень и хотелось. А больше всего не хотелось снова ходить по комнате, как велела Ралина. К тому же, раз уж мама здесь, нужно было задать ей несколько вопросов.
    - Ты умерла?
    Сильнее всего ей хотелось узнать именно это. Ведь никто, совсем никто не мог рассказать, что стало с Миленой Ровари. Ее мать просто бесследно исчезла во время Переворота.
    - Можно и так сказать.
    - Это значит - нет?
    - Это значит - не совсем, - улыбнулась мама. - Но я едва ли однажды вернусь к живым, и уж точно никогда уже не стану той, кем когда-то была. Ты сама многое поймешь, когда я отвечу на твой второй вопрос.
    Тэй тяжело вздохнула. Все-таки они сейчас были в ее сне, нечего было удивляться, что мама знает, каким будет следующий вопрос.
    - Почему ты оставила меня с Марошей, а не отправила к магам?
    - Из-за наритов.
    Ответ заставил Тэйнен изумленно вздернуть брови. Ведь Переворот случился двадцать с лишним лет назад, а кэлты вместе с наритами прибыли на Равнину лишь совсем недавно.
    - Ты думаешь, - грустно усмехнулась мама, - что нариты это раса. Но на самом деле это культ. Те существа, что помогают кэлтам, лишь адепты самой низшей ступени посвящения. А заправляют всем люди Старшей Крови. Маги.
    Тэйнен замерла, пытаясь осмыслить услышанное. Она своими глазами видела отвратительных существ из-за моря и творимую ими магию. Чувствовала, как бьются в страшных сгустках кровавого пламени боль и страдания жертв, чьи жизни были отобраны, чтобы вложить в чары силу. В то, что твари из далеких краев были на такое способны, еще можно было верить. Но как заставить себя принять, что то же самое могли творить люди?
    - Откуда ты все это знаешь?
    - Нам рассказал маг из Южных Земель.
    - Этого не может быть.
    Хранившиеся в форте Ирдон записи о прибытии кораблей из Южных Земель были весьма подробны и детальны. Тэйнен еще зимой дала себе труд внимательно изучить их, чтобы как можно больше узнать о кэлтах. Там, в этих документах, вполне определенно говорилось о том, что ни на одном из кораблей не было магов. Все они погибли при отступлении. Именно поэтому магия наритов вызывала страх - о ней ничего толком не было известно.
    - Когда прибыл последний корабль, мы как раз были в Дронии, - буднично проговорила мама. - Я, Марвет и Элора. Мы дружили тогда, часто гуляли вместе по берегу, купались. И наткнулись на выброшенное на берег тело. Это был маг с последнего корабля. Судя по ранам, в него угодили несколько кэлтских стрел. Он держался долго, надеялся на помощь магов с Равнины, но сил все-таки не хватило, совсем немного. Видимо, перепуганные крестьяне из каких-то суеверных соображений сбросили тело умершего мага в воду.
    - И что? - не поняла Тэй.
    - Марвет предложил похоронить погибшего как положено, - продолжила мама, печально вздохнув. - Но у Элоры возникла другая идея. Она уже тогда увлекалась некромантией. Сказала, что маг может рассказать нам много важного. Мы были молоды, глупы, азартны... мы с ней согласились.
    Тэйнен сглотнула. Лично ей куда больше по душе было предложение Марвета. Допрос трупа казался чем-то запредельно отвратительным. Впрочем, давно пора было привыкнуть, что некроманты смотрят на подобные вещи совершенно иначе.
    - И маг рассказал. Рассказал, что во главе Братства Наритов стоят маги Южного Круга, которых мы вот уже несколько веков считали уничтоженными кэлтами. Что дикий народец с врожденными способностями к магии, называющий себя наритами, лишь ширма для них. Более того, он поведал и о том, что нариты на одном из ранее прибывших кораблей отправили на Равнину лазутчика, целью которого было похитить Солнце Роалин.
    История, рассказываемая мамой, звучала жутко. Зато благодаря ей становилось понятно, почему предатель действовал заодно с кэлтами. Если он один из наритов, то все сразу вставало на свои места.
    - И потом Марвет украл артефакт.
    - Да, - кивнула мама. - Мы рассказали Совету все, что узнали от погибшего мага, но нас никто не стал слушать. Даже отец заявил, что нам специально выложили эту байку нариты. Старичье было абсолютно уверено, что никакой лазутчик никогда не сможет проникнуть в наши ряды.
    Тэйнен хмыкнула. Оказывается, некоторые вещи в этом мире совсем не меняются. Например, беспредельная самоуверенность стариков из Совета. Даже Переворот совсем ее не поколебал.
    - Марвет украл Солнце, его изгнали... но об этом ты знаешь и сама. А потом он узнал, что Элора одна из наритов.
    Тэй рывком села в постели. Вся остальная история, сколь бы потрясающей она не была, и близко не могла сравниться с этой новостью! Мама мягко уложила ее обратно и продолжила:
    - Нариты очень хорошо умеют скрываться. Только изначальные стихийные маги способны увидеть знак их Братства. Марвет был как раз из таких.
    - Почему же тогда он стал алхимиком? - удивилась Тэйнен.
    Стихийные маги были в принципе изрядной редкостью, и обычно никто из них не выбирал иного искусства, это не имело смысла. Успехов можно достичь лишь в том, для чего тебя предназначила судьба, это она запомнила твердо. Дедушка любил напоминать главный принцип выбора пути. Особенно когда хотел, чтобы внучка посвящала больше времени изучению стихийной магии.
    - Он был беден, - горько усмехнулась мама. - И Элора тоже. Что ни говори, но и тогда и теперь алхимия была самым хлебным из всех магических искусств. А Марвет очень хотел быть со своей любимой. Потому не очень-то много внимания уделял стихийной магии. Но знак, о котором нам поведал погибший маг, все же увидел. В этом особенность стихийщиков. Даже совсем необученные, они все равно остаются кое на что способными.
    Да уж, с этим точно было не поспорить. Даже со своими небольшими познаниями и еще меньшим опытом Тэй много что могла сотворить с водой. А замеченный знак вполне мог оказаться спонтанным проявлением способностей, весьма для стихийщиков характерным. Но даже и так...
    - Зачем же тогда Элоре было устраивать допрос погибшего? - недоуменно спросила Тэй. - Разве не было бы лучше, если бы вы так ни о чем и не узнали?
    Мама лишь руками развела:
    - У меня нет ответа на этот вопрос, - вздохнула она. - Может быть, ей нужно было знать, что удалось выяснить магам юга, а без нас справиться с ритуалом вызова духа она не смогла бы. Вот и действовала в надежде на то, что нам все равно не поверят. Если так, план удался.
    Объяснение вполне походило на правду. Тем более, что сила наритов и впрямь заключалась не в сложности магии, а в ее мощности, достигнутой жертвоприношениями и прочими темными делишками. А вызов духа умершего, тем более умершего мага, требовал не так уж много сил. Зато требовал большого искусства. И лишь лучшие из некромантов могли выполнить его в одиночку.
    - Узнав правду об Элоре, мы никому уже не могли доверять. А потом, после того, как убили Марвета, я поняла, что все еще опаснее, чем казалось поначалу. Когда случился Переворот, я уже знала, что ты изначальный маг воды. Теперь понимаешь, почему я не могла оправить тебя в форт?
    Тэйнен кивнула. Теперь она многое понимала и сама. Элора последовала за похитителем Солнца, чтобы вернуть артефакт, но ничего не добилась. Более того, ее план был раскрыт. Едва ли нариты желали рискнуть подобным образом еще раз, а значит, им нужно было при каждой возможности избавляться от изначальных. Можно ли придумать мишень проще, чем беззащитный ребенок, да еще во время Переворота?
    - Ты права, - кивнула мама. - Я лишь пыталась тебя защитить.
    История о наритах звучала как бред. Но она давала логичные и ясные ответы на огромное количество странных вопросов. Именно теперь разрозненные кусочки, совсем, казалось бы, не связанные друг с другом, складывались, наконец, в единую картину.
    - Этот знак... как он выглядит?
    - Не знаю, сама я его не видела, я ведь не стихийный маг. Марвет сказал лишь, что он у них на шее, чуть ниже правого уха.
    Голос мамы зазвучал тише. И с каждым мгновением все четче и сильнее становилось ощущение того, что время разговора истекает. Нужно было столько всего еще спросить, и все было важно. Каждая деталь, узнать которую просто больше неоткуда, могла однажды стать спасительной, потому так трудно было решить, что выяснять в первую очередь.
    Фигура Милены дрогнула, контуры ее начали неумолимо утрачивать четкость. Еще мгновение назад казавшаяся живой, теперь мама выглядела призраком. А Тэй так и не придумала самый важный вопрос.
    - Ты сможешь увидеть все сама, милая...
    - А где сейчас Солнце? - спохватилась, наконец, Тэйнен.
    - Не знаю, - вздохнула мама, вставая с кровати. - Оно было со мной, когда меня... убили. Что случилось потом, я не знаю.
    - Кто это сделал, мама? - почти крикнула Тэй. - Кто там был?!
    - Тебе пора.
    Голос матери прозвучал тихо и совсем отстраненно. Она отошла еще на шаг и медленно исчезла, растворилась в воздухе. Тэйнен хотела вскочить, поймать маму за руку, но не смогла. Та была уже слишком далеко, а тело снова угодило в жестокие тиски боли.
    - Очнулась, хвала Величайшему, - совсем рядом облегченно выдохнула Ралина.
     

* * *

    Город озарило зарево пожаров. Вглядевшись в творившийся внизу кошмар, Криан позволил себе улыбку. Магическая атака прекратилась, действовали только осадные орудия. Значит, последний удар слишком уж дорого обошелся наритам. Это давало надежду выстоять. Пришло время драконов.
    Магистр послал телепатический сигнал, но ответа не получил. Это было странно, потому что маги уже поднялись на ноги и теперь лихорадочно пытались восстановить лопнувший щит. Пришлось тоже вставать.
    Голова кружилась, перед глазами плавали темные пятна, но нужно было идти. До крыши всего тридцать ступеней. Уже преодолев первые десять маг оглянулся. Салира шла следом, опираясь боком о стену, с трудом переставляя ноги.
    Добравшись до крыши, Криан все-таки не удержался, упал на колени. Тряхнул головой, отгоняя наваливающееся забытье. Зрение прояснялось неторопливо и неохотно, но драконов он разглядел сразу.
    Они лежали на крыше. Все до единого в человеческой ипостаси. Один только Терриан сумел подняться и стоял на коленях, обхватив голову руками. Рядом с ним лежала, тихо поскуливая, совсем молоденькая девушка с залитым кровью, смертельно бледным лицом.
    - Это закрепитель ипостаси, - сумел выдавить дракон, заметив мага. - И еще что-то, чего я никогда прежде не встречал. Ты понял?
    - Нет. Сможете подняться?
    - Не думаю, что скоро.
    Дракон попытался встать, но тяжело повалился обратно. Криан сдавленно выругался. Готовясь к штурму города, он думал о многом, но такое ему даже в голову не приходило. Потому, надо полагать, что о подобной магии здесь, на Равнине, никто никогда не слышал.
    - Магия на крови. Нарастающая волна, - сказала сумевшая, наконец, преодолеть лестницу Салира.
    - Кристалл?
    - Моя связь с ним почти разорвана. Нужно восстановить. Тогда я, может быть, смогу помочь.
    Молодой храмовник, сидевший у самого края крыши, привалившись к парапету, не без труда поднялся на ноги. Хранительница улыбнулась, прошептав слова благодарности. Криан тоже кивнул. У него самого сейчас совершенно не было сил помочь Салире добраться до Кристалла, а сама она тоже едва ли могла справиться.
    Щит снова радужной пеленой раскатился над городом. Слабый, но достаточный против горящих снарядов. Криан улыбнулся. Вместе с ним воскресла слабая, но неуклонно набирающая силу надежда. Только одно ее омрачало. Мысль о том, что кто-то, скорее всего, заплатил жизнью за то, чтобы подарить шанс остальным.
    - Снова магия на крови, - вздохнул дракон, утверждаясь в полулежачем положении. - Искупительная жертва.
    - Плата за глупость, - не удержался Криан.
    - Ты резок.
    - Я честен.
    - Мы не знали о такой магии.
    - Мы вообще десятилетиями делали не то, что должны были. И теперь получили по заслугам.
    Дракон вздохнул, снова ложась на спину и с тоской глядя в темное небо, такое недостижимо далекое сейчас. Хотелось расправить крылья, вдохнуть полной грудью и с боевым кличем взмыть к звездам. Остановить волну страха, с трех сторон навалившуюся на окружающий город, со всех сторон ледяной ладонью стиснувшую сердце.
    Но сейчас внизу сражались люди. Маги, преодолевая мучительную слабость, удерживали щит. Воины расстреливали идущих на приступ кэлтов. Простые горожане тушили вспыхнувшие пожары. Адараскан был наполнен болью и ужасом, от которых отчаянно хотелось закрыться, но не было сил. Радовало хотя бы то, что не ощущалось паники.
    А еще Криана не покидало ощущение неправильности происходящего. И дело было не в нападении на столицу. Даже не в попытке с налета взять форт Вейм. То и другое было как раз совершенно объяснимо и ожидаемо. Но было и нечто иное. Наверное, магия, с которой они только что столкнулись.
    Это было нечто совершенно дикое и чуждое. Противоестественное, на первый взгляд вовсе невозможное переплетение едва ли не десятка различных заклинаний невероятной мощности. И у него, архимагистра, далеко не последнего из мастеров Равнины, не было ни единой мысли о том, как оно было исполнено. Ему самому точно не удалось бы ничего подобного, даже с помощью других магов.
    Дракон определил верно, это была магия на крови. Но не такая, какую знали здесь. Было в ней нечто иное, не в плетении заклинания, а в самой потаенной основе чар. И это отличие позволяло слить воедино множество разных плетений, заставив их сработать верно, не мешая друг другу, а наоборот, усиливая.
    Раньше нариты не делали подобного. Маленький народец предпочитал простые чары убойной мощности. Их магия напоминала скорее шаманство, вызов стихийных сил, слабо подчиненных воле заклинателей. Тут же поработали настоящие мастера. Даже за краткий миг встречи с загадочными чарами Криан успел отметить по меньшей мере три разных стиля плетения.
    Получалось, что им противостояло не меньше трех искусных чародеев. Роан не мог быть одним из них, не мог быть и его подельник-некромант. И вообще, никто из магов Равнины не сумел бы сотворить такое.
    Оставалось только два варианта. Или со времен войны за Южные Земли нариты стали куда искусней, просто до поры скрывали подлинные свои возможности, чтобы заставить противника их недооценивать, или поработал кто-то третий, ранее неизвестный.


Глава 12. Глаза будущего



    - Ты проснулась.
    Тэй осторожно подняла одну руку и протерла глаза. Кажется, ей стало немного легче. По крайней мере, ничего не болело и тело слушалось. Хотя слабость и темнота в глазах так и не отступили.
    - А ты не...
    - Там сейчас тихо.
    Криан постарался, чтобы улыбка вышла искренней. Не было нужды взваливать на Тэйнен ношу лишних страхов, только не сейчас. Ей и без того досталось.
    - А...
    - Он спит.
    Тэй тяжело вздохнула. События последних двух суток слились в ее памяти в сплошной бред и кошмар, и сейчас она все еще не могла разобраться в том, какие из них происходили в действительности, а какие были лишь бредом. Или сном. Или чем-то еще, правдивым, при всей своей нереальности.
    - Ты его видел? - шепнула она.
    - Да. Он просто чудо.
    - Покажи...
    Малыш даже не проснулся. Тэйнен долго вглядывалась в крошечное, казавшееся счастливым и спокойным во сне личико, потом без сил откинулась на подушку. Криан положил сына обратно в колыбель, накрыл одеялом.
    - Твоя мать...
    - Она придет завтра.
    - Я не хочу, - мотнула головой Тэй.
    - Не хочешь чего?
    - Не хочу, чтобы она давала ему имя. Не хочу, чтобы прикасалась. Вообще не хочу, чтобы она его видела.
    Длинная речь далась ей с трудом, на лбу выступили бисеринки пота.
    - Она не в себе, но... - попытался заговорить Криан, нервно сжимая холодные, мелко подрагивающие пальцы жены. - Но она не...
    - Думаешь, я спятила? - неожиданно зло выдохнула Тэйнен.
    - Нет, конечно. Тебе просто нужно отдохнуть. Ты потеряла много крови, едва не умерла. Это пройдет.
    - Это не пройдет, - упрямо буркнула Тэй. - И я не брежу. Мама говорила со мной.
    Криан тяжело вздохнул. Ему сейчас было мучительно стыдно за то, что его не оказалось рядом в самые тяжелые минуты. Возможно, следовало находиться не в Адараскане, где от него, по правде, было не так уж много проку, а здесь, с женой. Не бросать ее одну.
    - Это невозможно. Мамы здесь не было и близко.
    - Не твоя, - процедила Тэй, не скрывая раздражения. - Моя мама говорила со мной.
    - Ты была без сознания.
    - Да. Но дело в другом. Она действительно говорила со мной, я это знаю. Ты сам поймешь, когда я тебе расскажу. Но не здесь, не сейчас.
    - Что она тебе сказала?
    Криан прикрыл глаза. Последствия страшной магической атаки все еще давали о себе знать. Ощущение того, что все тщательно выстроенные вокруг собственных личности и сознания барьеры рухнули в тот миг, а теперь медленно восстанавливались, никак не проходило. И, может быть, поэтому сейчас он ощущал эмоции Тэйнен как никогда остро.
    Тэй и сама уже неплохо научилась защищаться, но сейчас слабость брала свое, ее мысли были почти открыты. Криан потянулся к ним, чтобы помочь спрятать то, что не было предназначено для чужих, и невольно уловил одну прочную связку. В сознании Тэйнен его мать была связана с наритами. Была одной из них.
    - Я расскажу, - шепнула Тэй, из последних сил цепляясь за его руку. - Только не здесь...
    Проснулся и заплакал ребенок. Пальцы жены безвольно выскользнули из его ладони, она то ли уснула, то ли снова потеряла сознание. Ралина, проскользнув в приоткрытую дверь спальни, занялась малышом, напевая под нос какую-то тихую колыбельную.
    Нариты другие маги. Не раса, Братство. Культ. Вот что ему удалось уловить. И если бы в Адараскане не случилось того, что случилось, он принял бы эти мысли за порождение горячечного бреда. Но они с убийственной точностью вписывались в одну из его собственных версий происходящего.
    Да, им следовало поговорить, и как можно скорее. Как только представится возможность. А для начала нужно было решить вопрос с матерью. Потому, что если Тэйнен в самом деле узнала правду о наритах, значит, и ее слова об Элоре вполне могли быть верными. Значит, его матери нечего было делать рядом с его ребенком.
    - Ралина, - неожиданно сам для себя спросил он. - Когда Тэй стало плохо?
    - Незадолго до полуночи, - шепотом отозвалась женщина, легко вплетая ответ в мелодию колыбельной.
    - А еще кто-нибудь здесь, в Вейме, что-то в это время почувствовал?
    Ралина отрицательно качнула головой. Криан перебрал в памяти все, что запомнил об обрушенном на них заклинании. Единственная догадка оказалась невероятно простой. Чары разрушили все ментальные барьеры, и Величайший знает, какие еще. Значит теоретически что-то, ранее ими удерживаемое, могло вырваться на свободу. И если допустить, что Милена Ровари на самом деле не мертва окончательно, Тэй действительно могла говорить с ней.
    Тьме Изначальной ведомо, что ухитрилась узнать магичка, в руках которой долго находилось Солнце Роалин. Вообще во всей истории с матерью Тэй, ее воспитательницей, артефактом и даже Марветом Белым было что-то странное. Например, почему Милена Ровари продолжала водить дружбу с опальным алхимиком после его позорного изгнания. И почему приняла на хранение артефакт и даже не попыталась вернуть его туда, откуда тот был похищен.
    Власть? Но Милена никогда не стремилась к власти. Да и Марвет вел простую и скромную жизнь, не пытаясь ничего предпринимать, хоть как-то воспользоваться попавшим в его руки талисманом. И, в добавок ко всему, причина его смерти так и не была выяснена достаточно точно, а мать Тэй и вовсе бесследно исчезла.
    У каждого из этих событий, в том числе и у отправки Тэйнен с Марошей подальше не только от храмовников, но и от магов, имелось собственное, простое и ясное объяснение. Алхимик погиб, потому, что пользовался веществами сомнительного качества, купленными невесть у кого. Тело Милены просто сгорело в одном из многих общих костров. Травница никому не могла доверить тайну воспитанницы, а тайну фортов не решились доверить ей самой. Все вроде бы выглядело предельно очевидно.
    Но вот что если эта ясность была лишь ловкой маскировкой какого-то сложного, многоступенчатого плана, как раз теперь разворачивающегося? А все те, кого он считал противниками раньше, только марионетки?
    Нет, несомненно, и Роан, и его подельник-некромант действовали самостоятельно, ни о каком подчинении не было и речи. И очень даже может быть, что оба они считали себя истинными хозяевами положения. А на самом деле каждый сделанный ими шаг вел к чужой цели.
    Криан тряхнул головой. Последняя мысль показалась ему странной. Чужой. Не родившейся в его собственном разуме, а подосланной туда извне. Кто-то вновь забавлялся с ним, наталкивая на догадки. Кто, как не Хранительница?
     

* * *

    - Зачем ты пришел, Великий?
    Салира смотрела на город, застыв на каменном парапете. Голос ее звучал ровно, в нем не было даже намека на эмоциональность. На жизнь. Словно статуя, внезапно прервав вечное молчание, отчего-то решила побеседовать с оказавшимся рядом человеком.
    Там, куда она смотрела, кипела жизнь. Люди копошились, разбирая завалы из разрушенных стен домов, собирая тела погибших во время ночной атаки. Отсюда эта жизнь казалась безмолвной, только шорох холодного северного ветра нарушал повисшую в замке тишину.
    - Что ты знаешь о наритах? - прямо спросил Криан.
    Ответом был короткий удивленный взгляд. Статуя ожила, спрыгнув с пьедестала и превратившись в совсем еще молодую девушку, настоящую, озадаченную услышанным вопросом.
    - Это маленький народец Южных Земель. Маги.
    - С чего ты взяла, что Роан идет к чужой цели?
    - Я? - искренне удивилась Хранительница.
    - Мысли... - медленно проговорил Криан, - Они почти как голоса. Звучат по-разному. Я всегда знаю, чьи мысли слышу. И уж во всяком случае, могу отличить собственные от чужих.
    Салира не шевельнулась, продолжая смотреть вперед, преувеличенно внимательно изучая горизонт. Изящная фигура девушки излучала покой. Словно она была самым неизменным, что только может быть в этом мире.
    - Ты сам заговорил о догадках, - произнесла она, наконец. - Я лишь поделилась с тобой одной из них.
    Равнина под стенами города казалась мертвой. Там, где ночью развернулась битва, осталась лишь черная выжженная земля, на которой в ближайшие несколько лет не прорастет ни единой травинки.
    - Так что ты знаешь о наритах?
    - Кроме того, что о них знают все? Через Кристалл я пыталась узнать, какова их цель, но раз за разом натыкалась на пустоту. Поэтому получается, что либо Кристалл здесь бессилен, либо...
    - Либо они не знают своей цели, - закончил за Салиру Криан. - Но кто тебе сказал, что они не действуют по указке кэлтов?
    - Это вопрос мне или себе? - уточнила Хранительница.
    - Это риторический вопрос, - пожал плечами мужчина. - С кэлтами все предельно ясно. Они опасны, но совсем не сложны для понимания. Их интерес сводится к захвату новых населенных рабами земель. Потому что, если это им не удастся, как еще они смогут сохранить привычный образ жизни?
    - А ты не думал о том, что в сохранении привычного образа жизни могут быть заинтересованы не только они? - хмыкнула Салира.
    Над замком заложил лихой вираж дракон, и медленно опустился в самый центр площадки. Неторопливо повел огромными крыльями, встряхнулся и превратился в молодую светловолосую женщину.
    Разговор оборвался. Хранительница спрыгнула с парапета, кивнула прибывшей в знак приветствия и, махнув на прощание Криану, ушла с крыши. Драконесса, напротив, направила свои стопы к застывшему в задумчивости магу.
    - Кэлты готовятся вернуться под стены, - спокойным голосом сообщила она.
    Криан кивнул. Сообщение совсем его не удивило. Естественно, первая неудача не могла заставить кэлтов отступить надолго, давая защитникам города возможность восстановить оборону.
    - К ночи они снова атакуют.
    Два дня назад из Зиара пришло донесение о новых кораблях с воинами, прибывших с Южных Земель. Однако, повторять попытку штурма прибрежного города кэлты не стали. Это вполне подтверждало теорию Крайза о том, что атаки на Адараскан не прекратятся до тех пор, пока столица не будет захвачена. И до тех пор ни на что другое кэлты отвлекаться не намерены.
    Такой подход немного озадачивал Криана. На его взгляд, было бы проще прорвать менее основательно защищенную Южную Линию, пройтись по городам восточной части Равнины и взять Адараскан в кольцо. Так защитникам города пришлось бы защищать его не с трех, а с четырех сторон разом. И, кроме того, лишиться большей части ресурсов, в первую очередь, продовольственных.
    Но кэлты, тем не менее, упорно продолжали попытки захвата Адараскана в лоб. Значит, он был для них почему-то очень важен. Явно не из-за Кристалла, потому что, если дело станет совсем плохо, Кристалл всегда можно вывезти в другое место. Чтобы помешать этому, как раз логичнее было бы пройти восточнее и окружить город.
    Что же еще такого было в столице? При всем желании Криан не мог припомнить ничего достаточно ценного. Разумеется, в архиве и библиотеке хватало уникальных документов, но если целью было что-то оттуда, не проще ли было воспользоваться услугами предателя и тихо выкрасть их?
    Значит, целью было нечто такое, что нельзя незаметно вывезти из города. Скорее всего, то, что вообще никак нельзя вывезти. В то, что захватом столицы кэлты надеются сломить сопротивление жителей Равнины, Криан не верил. Да это и не объясняло желания взять город как можно быстрее. Потому сейчас стоило поискать ответ на загадку Адараскана в архиве.
     

* * *

    - Кажется, я ошибся, - спокойно проговорил голос из-под капюшона.
    Второй мужчина отвернулся от закутанного в просторный темно-серый плащ собеседника. Теперь он отстраненно наблюдал, как волны прибоя одна за другой накатывают на каменистый берег, подбегают совсем близко, почти достигая носков его сапог. Серебристые брызги оседали на темной походной одежде.
    - Это был хороший план.
    - Так в чем же тогда ты ошибся?
    Капюшон качнулся, на мгновение обнажив гладко выбритый подбородок.
    - Дело не в Великом. Дело в девчонке.
    - Хочешь сказать, она одна из них?
    - Определенно.
    - И она уже видит Печать Пламени?
    Капюшон отрицательно качнулся:
    - Не думаю. К тому же, мы покончили со всеми, кто хоть что-то знал. Даже если она что-то и увидит, просто ничего не поймет.
    - А тот парень, который гнался за тобой в Адараскане? Ты ведь так до него и не добрался?
    - Это неважно, - махнул рукой закутанный. - Магистры и без того догадывались, что наш юный друг действует не в одиночку. Теперь они знают это наверняка, но что с того? Так или иначе, думать они продолжают в совершенно неверном направлении.
    Второй мужчина, ни слова на это не ответив, прошелся по кромке воды, смывая грязь с подошв сапог. День выдался серым и пасмурным, тяжелые тучи навалились на побережье, готовые в любой момент пролиться ливнем. Стоило, наверное, вернуться в город, но как же хотелось еще немного отдохнуть от шума и дыма отдыхающей перед походом армии...
    Пожалуй, брат был совершенно прав, и они вообще зря затеяли всю эту историю с походом на форт Вейм. С другой стороны, отрицательный результат тоже результат. Во всяком случае, они выяснили, что на Равнине есть еще один изначальный маг. И что ее, несмотря на необученность, следует опасаться.
    - Найдется у тебя пара-тройка отрядов, потрепать Зиар? - прерывая его раздумья, вновь заговорил закутанный.
    - Зачем? Мы ведь решили...
    Капюшон качнулся на этот раз явно раздраженно:
    - Ты кое-что забываешь, - язвительно проворчал хрипловатый голос из-под колышущейся ткани. - Старый маразматик Райдон больше не у руля. Теперь магами Равнины командует молодой Вэллейн. А он, в отличие от собственного старшего брата, не озлобленный дурак. И уж поверь мне, если мы, напрочь забросив все остальное, будем с ослиным упорством штурмовать Адараскан, он догадается, что дело нечисто. Может быть, уже догадался.
    - И что же он сделает? Ты ведь уничтожил все записи... или нет?
    - Я уничтожил те, что нашел, Ардир. Но и тут все вполне может выйти как с пророчеством Мориорана. Кто ж мог знать, что у этого параноика имелся тайный кабинет в родовой крепости любовницы?
    - Ох уж эти пророки! - хохотнул ему в ответ Ардир, подставляя лицо свежему морскому ветру. - Нет бы жить отшельниками, так поди ж ты, еще и любовниц имеют.
    Оба помолчали еще немного. А потом Ардир развернулся на каблуках так резко и внезапно, будто надеялся все же заглянуть под опущенный на лицо капюшон, и спросил:
    - Думаешь, у нас получится?
    - Есть основания думать иначе? - уклончиво отозвался собеседник, еще плотнее кутаясь в плащ.
    Ардир отрицательно покачал головой, вновь помолчал немного, глядя на сероватые волны моря, и вдруг спросил:
    - Скажи, ты никогда не сомневался в том, что мы делаем?
    В голосе скрывающего лицо мага впервые за все время разговора промелькнуло настоящее, живое чувство - удивление:
    - С чего бы вдруг?
    - Так ли нам нужно возвращаться, вот о чем я порой думаю, - пояснил Ардир, не глядя на собеседника.
    - Тебе что, нравится этот мрачный, жалкий мирок? Что с тобой, брат?
    Вместо ответа мужчина лег на спину, прямо на мелкую гальку, покрывавшую берег, заложил руки за голову и уставился в низкое предгрозовое небо. Тучи, подгоняемые не существующим внизу, на земле, ветром, ползли к городу. День становился все мрачнее.
    - Нет, не нравится, - ответил он после долгой паузы.
    - Так в чем же дело?
    - А я не уверен, что мне понравится в том, другом.
    В этих словах прозвучал откровенный, неприкрытый вызов. Но маг в плаще не принял его, лишь невозмутимо пожал плечами:
    - Хуже там не будет точно. Больше силы, никакой нежити...
    - Ты странный. Как, впрочем, и все остальные. Если там так хорошо, лучше, чем здесь, зачем тогда было сюда приходить?
    - Все дело в проклятии.
    Вот теперь на лице Ардира тоже вспыхнуло удивление. Он рывком сел, а затем и вскочил на ноги, схватив собеседника за просторный рукав плаща.
    - Каком проклятии?
    - Не знаю. Знаю лишь, что причиной Исхода стало какое-то проклятие. Но теперь оно, наконец, разрушилось, и мы можем вернуться. Так мне сказал Володир. Хочешь знать больше, расспроси его сам.
    - Пожалуй, я так и сделаю, - сухо ответил Ардир, развернулся на каблуках и быстрым шагом пошел к городу.
     

* * *

    Заклинания против пыли - самые краткоживущие. Доказательства этому и без того известному всем магам факту в данный момент были в архиве повсюду. Собственно, весь архив и был одним сплошным доказательством. Если на нижних ярусах чары еще худо-бедно держались, наверху пыль лежала сугробами, скопившимися явно не за один год.
    Первым побуждением Криана при виде подобного безобразия было по-быстрому спалить все это богатство. Маг даже начал припоминать нужную формулу, но, изучив защитные амулеты, передумал. Книги тут лежали самые разные, в том числе и зачарованные неизвестными ему способами. Мало ли как они могли отреагировать на столь нахальные действия. Рисковать не стоило.
    Мерзкая пыль набивалась в нос и глаза, заставляя ежеминутно чихать и вытирать слезы рукавом. Пока что ничего особенного не попадалось. Вся левая половина яруса была заполнена сборниками биографий давно умерших магов. Вполне возможно, где-то там могли скрываться ценные сведения, но найти их в сплошном потоке записей об обучении, заключенных браках, рожденных детях и прочих бытовых деталях было едва ли возможно. Благо, существовал более простой путь.
    Где-то здесь же должны были находиться записи о строительстве замка Адар. Более позднюю историю города Криан знал довольно неплохо, но вот собственно первой здешней постройкой никогда особенно не интересовался. Замок перестраивали столько раз, что это не казалось важным.
    Сдув с очередного шкафа пыль легким порывом ветра и в очередной раз прочихавшись, маг увидел корешок нужной книги на самой верхней полке. Первым побуждением было слевитировать фолиант, чтобы не ходить на другой край яруса за лестницей. Но план не сработал, проклятая книга даже не шевельнулась. Криан выругался сквозь зубы.
    Само собой, лестница тоже была не в лучшем состоянии, сдвинуть ее с места оказалось решительно невозможно из-за вездесущей, почти как пыль, ржавчины. Выругавшись еще разок, мужчина вернулся и взлетел к нужной полке сам.
    Стоило ему взять книгу в руки, как чары левитации лопнули, точно мыльный пузырь. Приземлившись, Криан не устоял на ногах и чувствительно шлепнулся на задницу, приложившись лопатками о перила. Потребовалось время, чтобы отдышаться и с чувством обругать неизвестного древнего заклинателя, столь специфическим способом попытавшегося уберечь книгу от похищения.
    Причем, кажется, одним только противолевитационным заклинанием дело не ограничилось. Но разбираться в хитросплетениях древней магии здесь, среди пыли, не было ни малейшей охоты. Потому Криан, на всякий случай сунув книгу в зачарованную как раз для таких дел сумку, покинул архив.
    С чарами пришлось повозиться. Сначала книга не открывалась, потом вместо своего подлинного текста упорно демонстрировала исключительно неприличные рисунки, снабженные еще более непристойными, а порой даже и нецензурными, комментариями. Но опыт и упрямство в конце концов одержали заслуженную победу. Пахнув на прощание грозовой свежестью, клубок заклинаний лопнул и исчез, оставляя в руках злого и усталого мага вполне безобидную и годную для прочтения книгу.
    Открыв ее наугад, Криан попал на разворот с древней картой Великой Равнины. И кое-что на этой карте сразу же бросилось ему в глаза. Расположение замков. Схватив со стола перо, маг быстрыми росчерками соединил точки, отмечавшие первые выстроенные магами твердыни. Посмотрел на дело рук своих и витиевато, с чувством, выругался.
    Крепости образовывали идеальную концентрационную гексаграмму, все двенадцать ее узлов. А в самом центре находился собственно замок Адар. Место силы, где и должен был открываться поистине грандиозный портал. Какой там нижний мир, да при таком масштабе гексаграммы можно было угодить намного, намного дальше!
    Криан потер лоб в задумчивости. Это открытие могло ничего и не объяснять. Ведь если целью наритов или кого-то другого, несомненно стоящего за нашествием кэлтов, является эта самая гексаграмма, то захвата Адараскана будет недостаточно. Для полной активации понадобятся еще семь точек, до сих пор укрытых от врага Южной Линией. И в этом случае тоже проще обойти город и взять его в кольцо.
    Но ведь, если подумать, порталу такой мощности полная активация может и не требоваться. Наверняка на территории города расположена еще и малая гексаграмма. И с ее помощью вполне реально пробить портал в Южные Земли.
    Пока что это было единственное внятное объяснение. Враги знали о гексаграмме, и уже понимали, что завязли в боях за каждую крепость. Их план молниеносного вторжения провалился. Подтягивать же свежие силы из-за моря долго, пока корабли, число которых, надо полагать, тоже ограничено, доберутся до Южных Земель, примут на борт новых воинов и вернутся обратно, защитники очередной крепости приведут в порядок стены и щит, заполнят накопители. А значит, атакующим снова придется приносить жертвы и терять под стенами воинов.
    Но вот если захватить столицу, активировать малую гексаграмму и создать портал прямиком в Южные Земли, защитники Равнины ни за что не выстоят перед хлынувшей оттуда армией. Свежей, отдохнувшей, не утомленной путешествием через море на тесной посудине и маршем к месту сражения.
    Захват столицы сам по себе изрядно пошатнет веру людей в победу. А уж когда в спину защитникам Южной Линии внезапно ударит мощная армия, войну можно будет считать оконченной. План, весьма похожий на идеальный.
    Идеальным же ответом на этот план могло бы стать разрушение малой гексаграммы. Только вот Криан не был столь наивен, чтобы полагать подобное простое решение возможным. Наверняка создатели позаботились о том, чтобы вплести знак в общую сеть магии, поддерживающую и защищающую город. И попытка уничтожить его приведет к тому, что вся эта сеть рассыплется. Сотворить такое - все равно, что просто открыть ворота и впустить врагов.
    Еще, вдобавок ко всем прочим, возникал и новый вопрос. Откуда наритам известно о гексаграмме? Либо их шпионы очень хорошо знают свое дело, либо Тэй была права, утверждая, что его мать одна из них. А с нею и еще неизвестное количество магов. Выходит, никому нельзя доверять.
    Криан захлопнул книгу и сунул ее в тайник под окном. Уже вечерело, пора было возвращаться в Адараскан. Проверить, как там дела с обороной, а потом заняться поиском гексаграммы. Если уж не удастся отстоять город, так можно будет хоть подложить врагу маленькую, но очень милую свинку.
     

* * *

    - Ты хочешь устроить скандал? - устало спросил дедушка.
    Не в первый уже раз спросил. Потому, что внучка отчаянно упорствовала в нелепом требовании не допускать Элору Теар до своего сына. И совершенно не желала понимать, к чему это самое требование может привести.
    - Мне все равно, - столь же устало ответила Тэйнен. - Пусть будет скандал, война, хоть конец света, но эта женщина к моему ребенку даже близко не подойдет.
    - Ну так объясни, почему ты этого требуешь! - не выдержал старый магистр.
    - Не могу, - буркнула Тэй.
    - Как такое вообще может быть? Нет, я понимаю, что она немного не в своем уме...
    - О, - ядовито процедила Тэйнен, - Я тебя уверяю, дедушка, она в своем уме. Больше, наверное, чем любой из нас. Понятия не имею, для чего ей вся эта игра, и именно сейчас, признаться, совершенно не желаю выяснять.
    Годар Верье откинулся на спинку кресла и издал страдальческий стон. Чем дольше продолжался разговор, тем отчетливей ему казалось, что все вокруг и впрямь сошли с ума. Тэйнен требовала убрать мать мужа от новорожденного, ничего толком не объясняя, Криан полностью поддерживал жену, утверждая, что доверяет ее решению. А о том, что подобные поступки нужно весьма серьезно аргументировать, оба словно забыли. Ладно еще Тэй, тут все можно списать на непривычность к традициям, но Криан...
    Мальчишка, похоже, плевать хотел на то, что рискует основательно настроить против себя весь клан Теар. Что, между прочим, было весьма даже странно. Раньше при всей своей молодости Криан Вэллейн безрассудством не отличался. Значит, причина все же была, и, наверняка, веская. Так почему же не назвать ее? Насколько сразу все станет проще!
    - Я ничего не буду объяснять, - категорично выдохнула Тэйнен. - И мнения своего не поменяю.
    - Тогда скажи мне, дорогая моя внучка, - старательно скрывая гнев за изысканной вежливостью, процедил старый магистр, - Кто же будет давать имя вашему сыну? По традиции это должна делать мать отца ребенка.
    - А если этой самой матери нет в живых? - холодно поинтересовалась Тэй.
    - Тогда сам отец.
    - Тогда давайте будем считать, что ее нет в живых.
    Магистр Верье даже рот разинул, изумленный столь грубой прямотой внучки. Раньше, насколько ему помнилось, Тэйнен была весьма дипломатична в отношении Элоры. Да и не конфликтовали они на его памяти, неизменно придерживаясь вежливого нейтралитета. С чего вдруг проснулась такая ненависть?
    - Так нельзя, - начал он мягко. - Мы уважаем свои традиции. Весь клан Теар будет оскорблен твоим требованием, а вражда между кланами - последнее, что нам сейчас нужно.
    Тэйнен выслушала эту тираду спокойно, кивнула и предложила:
    - Можно поговорить только с Элорой. Я сама с ней поговорю. Если она сама откажется и передаст право дать имя ребенку Криану, конфликта не будет?
    Годар Верье изумленно моргнул. Оказывается, он все же был прав, считая свою внучку девушкой весьма и весьма благоразумной.
    - Да, - ответил он после паузы. - Если она сама согласится, вопрос будет улажен.
    - Вот и славно, - как-то нехорошо улыбнулась Тэй.
     

* * *

    Элору она нашла на крыше. Женщина стояла на ветру, кутаясь в неизменный шарф, и смотрела на горы, залитые пламенем догорающего заката. Вид и впрямь был хорош. Из тех, которыми можно любоваться, конечно, не вечно, потому, что не вечен сам закат, но очень долго. Зачарованно следить за заходящим в бесконечной дали светилом.
    - Зачем ты пришла?
    Тэй невольно поежилась от очередного ледяного порыва. Она до сих пор чувствовала себя не особенно хорошо, но разговор, несомненно, не обещавший быть легким и приятным, откладывать было нельзя.
    - Я все знаю. Знаю, что на самом деле произошло между тобой и Марветом Белым.
    - Знаешь?
    Элора резко развернулась, едва не упустив подхваченный ветром шарф. В лице ее не было больше и тени обычной безумной отрешенности. Взгляд из рассеянного стал цепким и колючим.
    - Что ты можешь знать?
    - Я знаю, кто ты. Знаю о вашем Братстве. О знаке, которым вы отмечены.
    - И ты его видишь? - насмешливо поинтересовалась Элора.
    - Увижу, - сухо пообещала Тэй.
    - Очень возможно. Зачем ты пришла?
    - Не хочу, чтобы ты давала имя моему сыну.
    Элора рассмеялась. И в этом смехе послышались нотки ее привычного, повседневного безумия. Только вот глаза оставались все такими же холодными и проницательными, выдавая, что женщина смеется напоказ.
    - Какая ты... хитрая. Хочешь, чтобы я отказалась? Хочешь, чтобы это сделал Криан? Скажи, а ему ты доверяешь?
    - Доверяю, - отрезала Тэйнен.
    - И почему же? Он ведь все-таки мой сын.
    Тэй улыбнулась. И эта улыбка заставила Элору отступить на шаг, нервно стиснув в кулаке тонкую ткань подола. И осознать, что наивная девочка успела повзрослеть, превратиться из обычной охотницы в настоящую хищницу. Жестокую, коварную и знающую свою силу. Теперь перед ней стояла опасная соперница.
    - Потому что, - продолжая улыбаться, пропела Тэйнен. - Потому, что знаю - он не с тобой. И никогда с тобой не будет. Ты ошиблась, поставила не на того.
    - Что ты вообще можешь знать?! - не выдержала Элора. - Думаешь, сражаешься за правду? Правда на нашей стороне, потому, что мы знаем то, что те, кого ты так страстно защищаешь, предпочли забыть. Вы все обречены, а мы просто не желаем тонуть вместе с вами.
    - Ну так расскажи мне свою правду, - прошипела Тэй, делая шаг вперед и застывая всего в ладони от собеседницы.
    - Ты этого недостойна!
    - Тебе просто нечего сказать.
    - Сама все скоро узнаешь, - процедила Элора, вновь отступая на шаг.
    - Так ты откажешься или нет?
    - Ты дура!
    - Откажешься или нет?
    Голос Тэй был холоден и тверд, как Мертвый Лед. И тот же Мертвый Лед застыл в ее глазах.
    - Подумай о будущем!
    - Откажешься или нет?
    - Когда все узнаешь, ты сама пожалеешь!
    - Откажешься или нет?
    - А ведь я подумывала дать вам шанс.
    - Откажешься или нет? - еще раз повторила Тэй, не меняя интонации. Казалось, она могла произнести это сколько угодно раз. Слова падали, будто капли воды на камень. Мерно, одинаково, равнодушно. И так же медленно, но неотвратимо разрушали сопротивление, которому противостояли.
    - Откажусь! - рыкнула Элора. - Откажусь, проклятая тварь. Ты сдохнешь, ты и твое отродье!
    - Спасибо, - бросила Тэйнен, разворачиваясь на каблуках и быстрым шагом покидая крышу, освещенную теперь уже только магическими факелами. Цель была достигнута, и больше не следовало оставаться рядом с Элорой ни на мгновение. Чтобы не выдать слабости, волнения и страха, начинавших уже прорываться из-под маски спокойствия и самоуверенности.
    Тэй не сомневалась, что Элора спасует первой. Такие не умеют идти до конца, предпочитая кусать исподтишка, мигом бросаясь наутек. Потому и выложила все начистоту. Хотела застать врасплох и заставить выдать себя. План удался, Элора попалась. Только вот теперь наверняка попытается заткнуть слишком много знающей девчонке рот.
    Впрочем, и это тоже было к лучшему. Элора не станет ничего делать собственными руками, а значит, выдаст кого-то еще. Возможно, того самого неуловимого подельника Роана. Поимка которого обещает стать огромным успехом.
    Роан наверняка ничего не знал о наритах. Мать не настолько ценила его, чтобы доверять подобные тайны. Скорее всего, он был лишь чем-то вроде дымовой завесы. Или кости, кинутой собачьей стае, чтобы обеспечить занятием. Пока псы грызутся за кость, воры влезут в дом и сделают свое грязное дело.
    Следовало признать, что затея удалась. Большинство магов, во всяком случае, пребывало в полной убежденности, что новоявленный ренегат их единственный внутренний враг. Если бы так считали все, действия кэлтов нипочем не удалось бы верно истолковать.
    Спустившись до дверей библиотеки, Тэй прислонилась к стене и попыталась восстановить сбившееся дыхание. Демонстрация силы удалась ей не без труда, тело сотрясал озноб, перед глазами плавали яркие пятна. Попытайся кто-нибудь убить ее сейчас, мог бы преуспеть без особых проблем. К счастью, время на подготовку к обороне еще оставалось.
 
Текст обновлен автоматически с "Мастерской писателей"
Хранительница Кристалла 2. Война

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"