Гавряев Виталий Витальевич: другие произведения.

Преобразователь.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 3.81*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    И обуяла им великая гордыня: ибо достиг он "вершин‟ доселе никем недосягаемых. И стало подвластно его воле очень многое...

   Преобразователь.
  
  
  
  Триумфатор.
  
   Ласкаемая лучами жёлтой звезды, планета которой не так давно дали имя Новая Земля медленно плыла по своей орбите: и делала это с такой естественной величественностью, что своей степенностью вызывала ассоциации с невестой трепетно шествующей по великолепному звёздному храму к свадебному алтарю. Это чудесное сходство усиливали её неразлучные спутники следовавшие за ней буквально попятам: и делали они это с плавной отточенностью движения - как хорошо вышколенные мальчики-пажи. Эта услужливая парочка, как и положено заботливым слугам, постоянно кружилась вокруг своей госпожи: при этом, они умудрялись исполнять этот хоровод не менее величаво чем их прекрасная хозяйка. С упоением, оборот за оборотом они гордо и заботливо облетали свою госпожу, нежно стабилизируя её ось вращения; уравновешивая океанические приливы; не позволяя редким ураганам сильно разгуляться по её прелестной поверхности .
   Ровно пополудни: единого времени экспедиционного космического флота, шеф-координатор отдела планетарной биоинженерии остановился возле большого монитора полностью занимавшего собой одну из стен его большого кабинета. В последнее время, это длительное стояние у панорамного экрана стало всё больше напоминать обязательный ритуал. Каждый день минута в минуту, в одно и тоже время, неестественно высокий молодой мужчина замирал перед сверх чётким экраном. Скрестив руки на груди, Сидч: да-да, именно так звали этого человека, долго, с упоением смотрел на результаты пятилетней работы своих подчинённых. Признаться смотреть было на что: так что в серых глазах человека - давно отвыкших прилюдно выказывать эмоции, всё-таки пробивалась искорка радости перемешенной с небольшой толикой нарастающего нетерпения. Он стоял в полном одиночестве: так что вполне мог себе позволить ненамного ослабить контроль над эмоциями.
   Можно сказать, этот человек наслаждался результатами того, что было проделано с этой планетой и отныне, он желал только одного, поскорее заселить Новую Землю. Как он сам себе говорил: - 'Выдать эту великолепную красавицу замуж за разумную жизнь‟. И вскоре - благодаря именно его усилиям это должно произойти. Это будет его величайший триумф - и это будет именно его победой, и больше ничьей....
   С тихим: еле уловимым шипением отворилась единственная дверь этого помещения, кто-то не спрашивая разрешения, вошёл в кабинет и, по-кошачьи тихо ступая по мягкому напольному покрытию стал медленно приближаться к одиноко стоящему мужчине. Хозяин кабинета никак не отреагировал на появление незваного гостя: только взгляд снова стал непроницаемо холодным, брови сдвинулись к переносице и в уголках губ, чуть чётче обозначились упрямые складки. Мужчина не повернулся навстречу гостю, но его слух чётко фиксировал, как в такт неспешным шагам, еле уловимо шелестели складки лёгкого платья его жены. Вскоре эту догадку подтвердил нежный, флиртующий, запах духов, который уловило его обоняние. А ведь ещё не так давно прелестницы не могли и мечтать об этом дополнении к своим чарам обольщения. И так было до тех пор, пока Кларисса - его жена, роясь в архивах не нашла упоминания о том, что в далёком прошлом, земные девицы никуда не выходили из дома без нанесения на отдельные части своего тела неких приятных ароматов. Затем, замотивированные ею подружки выудили из недр архивных хранилищ рецептуру и технологию изготовления пахучей жидкости под странным названием 'Духи‟. И сговорившись меж собой: заговорщицы взяли в планомерный оборот своих мужчин. Участвующие в этом парфюмерном мини мятеже женщины не изображали из себя обиженных дам, не устраивали истеричных скандалов - за исключением нескольких случаев, когда без этого попросту нельзя было обойтись. Эти соблазнительные бестии просто нежно ворковали о том, как это прекрасно когда они будут радовать не только взгляд своего мужчины, но и оставлять за собой очаровательные флёрты нежных запахов. Так что вскоре, под воздействием их томных вздохов; 'мурлыканий‟ и прочих прозрачных намёков, и укоров, на совете управления экспедиции, было единогласно принято решение о выделении определённой части ресурсов для производства ограниченных партий этой пахучей жидкости. И не надо быть человеком о семи пядях во лбу чтобы догадаться что это делалось за счёт освобождённых ресурсов: как обычно изъятых у Нижней Секции. Оно и не мудрено. В межзвёздном пространстве все ресурсы жёстко ограничены и даже не всегда полностью возобновляемы. И для прибавления чего-то в одном месте, вынужденно отнимаешь в другом - аксиома.
  - Что милый, опять любуешься на творение рук своих? - Прошептала почти на ухо блондинка своим грудным голосом и тихонечко прижалась к спине мужа. - Я и сама не могу до конца поверить, что у тебя всё-таки получилось. Ведь совсем недавно: каких-то пять лет назад, это была рыжая, ржавая планетка, абсолютно непригодная для какой либо жизни. ...
   Мужчина, оторванный от приятного созерцания ставшей голубою планеты, и не стал освобождаться от объятий или отвечать вслух. Хотя в голове промелькнули так и не озвученные ответы на всё, что только что сказала его супруга:
   - Не такая уж она была и необитаемая. Разнообразия жизненных форм на ней было хоть отбавляй. Но. Это не могло быть сколь либо весомой причиной отказа от её колонизации. Как сказал Сальмонт - один из уважаемых членов десятки правителей, стоящих на иерархической лестнице намного выше Рива: - 'Сидч, сделай всё возможное и невозможное, но мы обязательно должны здесь жить. Хватит нам бродяжничать по межзвёздному пространству: это слишком опасно. Я верю в тебя сынок и моя благодарность за успех не будет знать границ ‟. - После таких слов, даже если на поверхности Новой Земли и были разумные существа: то это не могло ничего изменить. Предки, покидавшие погибающую солнечную систему, придумали много нужных правил позволявших пережить долгий и рискованный перелёт землян. Но, среди них, попадались и глупые ограничения, такие как параграф 17096 - 76 А¹ гласящий: - 'Колонизация новь открытой планеты невозможна, если наши действия приведёт к гибели местной экосистемы...‟. - Бла - бла - бла и прочие ля-ля. С такими ограничениями все отбывшие с Земли экспедиции, заведомо обречены на полный провал. А я рискнул и победил - а как известно, победителей не судят. Даже если благоустраивая новые территории, переселенцы найдут останки местных монстров, которые его службы просмотрели, и поэтому не смогли утилизировать. Благодарные люди не будут по этому поводу предъявлять мне ни каких претензий...
  - Ты знаешь, я сегодня несколько часов помогала Карле, - продолжала нежно шептать Кларисса, - она там контролировала работу Нижней Секции. Её отдел как раз заканчивает работы прописанные параграфом 17096 - 76 Т²: пополняют стратегический запас разнообразных газов, металлов и прочих необходимых для поддержания жизнедеятельности минералов. Ну ты понимаешь, это на случай если нам по каким либо причинам всё-таки придётся покинуть эту планету.
  - Ты хочешь сказать, что твоя техническая служба на это время оставалась без твоего контроля? Или она уже закончила профилактику и ремонт жилого и всех четырёх грузовых звездолётов, и тебе больше нечего делать? - Немного удивлённо поинтересовался Рив.
   На что его супруга ответила с небольшой усмешкой:
  - В отличие от твоей службы: мои люди постоянно занимались поддержанием техники в работоспособном состоянии. А сейчас, мы пополнили невосполнимые потери материи и топлива; изготовили и установили на корабли несколько новых агрегатов; усилили бронирование корпуса жилого звездолёта, и создали необходимый запас разнообразных агрегатов, и узлов для срочного ремонта в походных условиях. И кстати все изготовленные нами изделия собраны с исправлением технических недоработок выявленных у предыдущей серии. Ты сам понимаешь, что весь этот фронт работы было невозможно выполнить, находясь в межзвёздном пространстве.
  - Так вот о каком орбитальном доке мне всё время докладывали мои подчинённые. - Как-то холодно поинтересовался Сидч Рив.
  - Странно, - сильнее прижимаясь к спине мужа проговорила блондинка, - я была уверенна что последнее время ты ничем кроме своей работы не интересуешься - по крайней мере, эти пять долгих лет, которые мы висим на орбите у этой планеты. А эта верфь, о которой тебе докладывали, нам больше не нужна и мы её частично демонтируем: кстати, там не только новые узлы и агрегаты собирались, но и строился дополнительный нежилой транспортник повышенной вместимости и функциональности. На нём мы хотим апробировать на практике наши новые изобретения и кучу технических решений в области улучшения условий космоплавания.
   Да не смотри ты на меня так. Даже если мы останемся здесь, то этот транспорт, всё равно нам пригодится - поверь, мои люди найдут ему достойное применение. И самое главное, должна же я была занять своих людей какой либо работой - безделье расхолаживает и ведёт к ненужным, а иногда и весьма вредным раздумьям. Понимаешь ли: от праздной жизни, обычно всякие глупые мысли в голову лезут.
   Кларисса при этих словах загадочно улыбнулась, а Сидч только пожал плечами и, снова переместив своё внимание на монитор, с немного рассеянным видом, поинтересовался:
  - Я так и не понял, к чему ты мне поведала о том, что с утра помогала Карле?
  - Я к тому это сказала, что атмосфера у Новой Земли уже чистая и в швартовых ангарах несколько дней выравнивание давления идёт за счёт резервуаров высокого давления установленных на борту грузовых шаттлов.
  - Я это знаю. Мы с карантинным отделом запустили этот протокол трое суток назад. Правда, даже после этого они не перестают проводить многоступенчатый контроль воздуха.
   - Так вот. Сегодня мы с Карлой Сиид ходили по ангару хоть и в защитных костюмах, но без респираторов.
   Молодая женщина замолчала и выжидающе посмотрела на мужа: ожидая его реакции на её признание. Но он как всегда, внешне остался абсолютно спокойным.
  - Не участвуй в этой авантюре ты: то эта пигалица, за такое нарушение могла понести заслуженное наказание - с неминуемым понижением в иерархическом табеле.
  - Другого ответа я от тебя и не ожидала. - Стараясь заглянуть в глаза своего мужа, проговорила Кларисса. - Но дорогой, знаешь, что я там обнаружила?
   Женщина почувствовала, как после её слов немного напряглось тело её мужа: - 'Надо будет это взять на заметку, чувствую что-то у него в этом деле что-то не чисто‟... - Подумала Кларисса, по-прежнему заискивающе улыбаясь.
  - И что же ты там выведала? - С нарочитой небрежностью прозвучал вопрос Сидча.
  - То, что воздух которым мы дышим на борту звездолёта, тяжёл и поэтому наверняка очень вреден. ...
   Увидев как от удивления, у её мужа одна из бровей поползла вверх, женщина пояснила:
  - ... Когда по окончанию работ, мы с Карлой вернулись в коридоры нашего корабля. То у нас спёрло дыхание от того смрада, который мы обе почувствовали. И это произошло несмотря на то, что мы дышим этим отравленным воздухом всю нашу жизнь.
  - А чего ты ожидала? Столько поколений людей прожило в этом замкнутом пространстве, которое никогда не проветривалось. Наша система фильтрации абсорбирует только то, что опасно для нашего здоровья и жизни: не более того.
   Взгляд молодой женщины стал слащаво нежным - как у голодной лисы, неожиданно увидевшей в вороньем клюве столь желанный для неё сыр. А речь зажурчала как ручей с чистой водицей:
  - Я-то знаю, что в скором времени ты и треть твоих подчинённых спуститесь на поверхность, где должны будите провести ровно месяц.
  - Да. Этого требует протокол освоения новых планет.
  - Дело в том, что и я хочу пойти с тобой.
  - Радость моя, - при этих словах как-то неожиданно взгляд у Сидча потеплел, и лицо 'оттаяло‟ - сменив 'непробиваемую‟ гримасу к которой все привыкли, на лик более всего подходящий иконописному святому в исполнении древнейших мастеров, - отрада моей души, ты же знаешь что условия нашей жизни на планете будут аскетичными. И все мы будем жить во временном ангаре: где у нас будет весьма ограниченный минимум удобств - таковы требования. А тебе и нашим деткам надо максимум внимания и особый уход.
   Рив нежно погладил еле заметный живот своей жены, гладил осторожно, нежно - как необычайную драгоценность: для него это так и было. Они после прохождения многих обследований, только недавно получили долгожданное разрешение от совета десяти на рождение первого ребёнка, и о чудо! - Несколько недель назад медики сказали, что у них на зависть всем, развиваются здоровые, крепкие близнецы: - ... 'Сильно не переживайте по этому поводу. Дело в том, что в последнее время близнецы и двойни стали частым явлением, и поверьте, все родители особенно радуются этому факту. Пусть у некоторых, а не у вас по этому поводу болит голова. Есть те, кто по занимаемой должности обязан решать: как не увеличивая, или критично не уменьшая ограниченного населения экспедиции, поддерживать нужный баланс населения‟...
  - Это ты ничего не понимаешь. Нашим девочкам для хорошего, нормального развития нужен свежий воздух и получение мною как можно большего количества положительных эмоций. - Кларисса Рив, по-детски 'надула‟ губы и изобразила на своём личике весьма убедительную обиду. - Кстати, это не мои слова: это буквально сегодня утром, сказала мой врач Эдит. А где это всё я могу получить: если не там - внизу.
  - Вот именно, нашим девочкам нужны только положительные эмоции. А ожидание каких либо неучтённых нами опасностей, будет стимулировать ненужный выброс адреналина, а он, для наших деток будет крайне вреден.
   Кларисса не возражала его доводам: она держала паузу. Чем и воспользовался её муж. Он лихорадочно думал:
  - Где я допустил ошибку? Как из моего отдела могла произойти утечка засекреченной информации? И как мне её - эту утечку пресечь? ...
   Ничем не выдавая своей обеспокоенности, шеф отдела адаптивной биоинженерии перестал созерцать уже почти адаптированную для жизни землян планету, повернулся к беременной супруге и обняв её, неспешно двинулся с ней к дивану на котором он и сам любил частенько отдыхать приводя мысли в порядок.
  - Так, - размышлял Сидч в поисках ответов на поставленные перед собой вопросы, - Кларисс сказала, что она где-то там, что-то обнаружила. Там, это значит в нашем грузовом ангаре. А в шаттлах приходящих туда с поверхности планеты, ничего такого, что может меня хоть как-то скомпрометировать нет и быть не может. Вся инородная органика давно уничтожена. ... Ой дурак! Как же я это сразу не понял. Моя жена вместе со своей подругой нарушила инструкцию: они сняли респираторы и дышали воздухом доставленным с Новой Земли. Об этом факте она мне сама же и призналась. И ничего большего, она там узнать не могла. Так вот. После этого у неё и появилось естественное желание как можно скорее переселиться на поверхность планеты: о чём она мне сейчас и говорит. Возникновение такого же желания можно ожидать и от Карлы. Но она умная женщина и прекрасно понимает, какие неприятности ей несёт такое грубое нарушение инструкции по технике безопасности: поэтому будет стоически молчать о своём неожиданном открытии. Всё равно никакой корысти Карла из этой информации получить не сможет - разве что навлечь на себя крупные неприятности. Нет. На самом деле, надо как можно скорее заканчивать слишком затянувшийся проект.
   Подведя жену к дивану: полимерной реплике старинной мебели, Сидч первым делом усалил на него её, а затем уселся и сам - на самом его краю. Хотел было поговорить с супругой о вреде принятия поспешных решений, но, в самый неподходящий момент кто-то требовательно зазвонил в дверной коммуникатор и в углу стенного монитора, через пару секунд, открылось окошко с изображением стоящего перед дверью Сальмонта.
  - Извини радость моя, но мы продолжим нашу беседу позднее. А сейчас извини, неотложные дела.
  
   О тяжести ожидания и не только.
  
   Прошествовав к креслу стоявшему во главе стола кабинета, Сальмонт устало в него уселся. Его сухой, с горбинкой нос и жёсткий почти не моргающий взгляд глубоко посаженных глаз, придавали ему сходство с гордой птицей - орёл. Не то чтоб на космолёте жил этот древний хищник: просто те, кто имел доступ к видеоархивам, как-то много лет назад заметили это сходство и поделились этим открытием со своими товарищами. Вот с этих пор прозвище Белоголовый Орлан и закрепилось за подающим большие надежды управленцем. Правда, даже в те времена никто не отважился говорить это прозвище в лицо: но за глаза, Сальмонта Мурра только так и называли. Тем более это сходство постоянно подтверждали орнитологи: которые по роду службы часто пересматривали старые фильмы, и время от времени проверяли жизнеспособность генного материала находящегося у них на хранении.
   Сальмонт терпеливо дождался пока из кабинета выйдет Кларисса и за ней закроется дверь. После чего привычным движением прикоснулся к сенсорной панели находящуюся на столе и включил блокировку двери. Выполнив эту несложную манипуляцию, Мурр по-хозяйски указал на одно из мест за удлинённым круглым столом совещаний и молча ждал, пока Сидч: являвшийся хозяином этого кабинета, послушно туда усядется и замрёт - выжидающе глядя на 'высокого гостя‟ удостоившего его честью своего посещения.
  - Ну, чем порадуешь старика, мальчик мой. - Суховатым, немного надменным голосом проговорил глава Десятки Правителей.
   Пожилой, но весьма ещё крепкий мужчина говорил спокойно, уверенно и властно: от чего у Рива по спине пробежали 'мурашки‟, и невольно захотелось вскочить, вытянуться стрункой и только после этого отвечать на задаваемые вопросы. Кое как совладав с недостойными уважаемого человека рефлексами, Сидч немного неестественно улыбнулся и специально растягивая слова неспешно заговорил:
   - Гражданин³ Мурр, мой отдел хоть и с трудом, но укладывается в отведённые вами сроки.
  - Сынок, нужно поторопиться. Пойми, люди нервничают и чем дальше, тем сильнее. Знаешь, как трудно сдерживать людей видящих у себя под боком весьма удобный дом и вынужденных при этом жить в изрядно надоевшей собачьей конуре.
  - Я всё понимаю...
  - Нет, ты не понимаешь! - Сухощавая рука Мурра прерывая оправдания молодого человека, вскинулась ладонью вперёд. - Ладно если это обыкновенное людское недовольство: но, некоторые интриганы которые считают что их обделили с властью, а они достойны большего, поэтому эти личности начали вести свою тёмную игру. Ты сам наверное слышал, как некоторые недовольно шепчутся по углам. И это шушуканье усиливается, грозя вылиться страшной бедой. Ты не глупый парень и понимаешь как опасен бунт, который в своём безумном порыве слеп, беспощаден и неимоверно кровожаден: он может привести как к гибели материнского корабля, так и к большим людским жертвам. А нас - переселенцев и без того слишком мало. Ни дай бог нам в этих братоубийственных баталиях перейти через Рубикон, после которого выжившие будут обречены на медленную генетическую деградацию.
   Шеф-координатор отдела планетарной биоинженерии хотел было возразить, что в подобном случае можно использовать законсервированный крио запас семенного биоматериала и при его помощи можно вполне успешно 'освежить кровь‟: но не стал этого делать. Сидч понимал, намного страшнее в этой ситуации то, что две столкнувшиеся группировки, в условиях космоса могут на самом деле уничтожить друг друга - вместе со всеми звездолётами и их разнообразными резервами.
  - Я подумаю как можно ускорить процесс. Но и вы поймите меня. Так уж получилось, что на планете есть белковая жизнь и её соединения имеют небольшое, но при этом критическое отличие от наших. Я не от кого не скрываю, что здешние живые формы пошли по другому пути развития. У нас - РНК и ДНК являются носителями генетической информации - у них ксенонуклеиновые кислоты а именно нуклеиновая кислота треозы⁴. И это существенно усложнило нашу задачу: потому что первозданная биосфера Новой Земли для нас смертельно опасна. Там во всех процессах жизнедеятельности участвует Краптометанит ⁵ - весьма токсич...
  - Сынок, избавь меня от этой ненужной информации. У членов Совета Десяти от обилия решаемых нами проблем и без того голова кругом идёт. Ты лучше поскорее заканчивай свою работу - только не в ущерб качеству проводимых вами преобразований. Подумай, определи первостепенные задачи. Ну не мне тебя учить как, что и в какой очерёдности надо делать. Даю тебе карт-бланш на изготовление дополнительного оборудования...
   Тем временем пока Сидч в своём кабинете выслушивал наставления о необходимости ускорения всех работ проводимых его подразделением, в одном из небольших конференц-залов: принадлежавшем экспедиционной архивной службе, собралась небольшая группа молодых людей. Часть из них: кто был меж собой знаком, неспешно о чём-то разговаривали: общались почти шёпотом, да и делали это без удалого задора, который обычно свойственен людям их возраста. Другие сидели молча, немного испуганно и отрешённо. И неизвестно, сколь долго этому было суждено продолжаться, только эту 'идиллию‟ нарушило появление низкорослого брюнета с брюшком, которое уже было невозможно скрыть, и о таких ещё говорят - человек неопределённого возраста.
  - Друзья мои! - Радостно улыбаясь и расставив руки, как будто желал заключить в свои объятья сразу всех присутствующих в небольшом зале людей, буквально выкрикнул вошедший туда мужчина. - Как я рад, что в этот вечер вы решились стать моими дорогими гостями...
   Каан Ост обвёл своих новых рекрутов взглядом, который многим казался по-отечески нежным и заботливым. Старший архивариус знал, как обезоруживающе это действует на людей: особенно на молодых. Он и его сподвижники уже давно выискивали таких субъектов и приводили в этот зал. Проходила неделя, две - месяц задушевных бесед и объединённые единой идеей люди, расходились по всему материнскому кораблю, неся в народ всю 'правду‟ о коварных интригах зажравшейся 'Десятки‟ управленцев.
  - ...Братья и сёстры, вы и без меня знаете, как можно манипулировать словами: дабы исказить истину. Чем сейчас и занимается наша Десятка старых, зажравшихся маразматиков. Но слава предкам, у нас есть глаза - которые нельзя обмануть, есть ум способный дать оценку всему увиденному. - Каан выдержал небольшую паузу и неспешно подняв руку, и не поворачиваясь, указал на небольшой монитор висевший по правую сторону от него. - Вот. Посмотрите на экран. И что мы там увидим? Мы все свидетели того что уже прошло ровно два года как эта планета приобрела нормальный голубой цвет; и полтора года как на её почве были успешно засеяны первые мхи, и травы. Я спрашиваю у вас снова, что мы до сих пор видим? Идут непонятные приготовления и, самое странное, что-то тайно строится на внешней орбите. И над всеми этими делами нависла непробиваемая пелена строжайшей секретности...
   Ост видел, что его слова возымели действие, все взгляды были устремлены на него - эти неудачники заглотили крючок, и ему осталось подобно умелому рыболову выполнить подсечку: дабы они с него не сорвались. И пусть его комментарии к происходящему искажают истину, и лишают слушателей последней надежды на справедливость, пускай они причиняют сильную душевную боль. А он, как минимум ещё два дня будет планомерно сгущать краски в описании ближайшего будущего. Он будет вещать постепенно входя в истерический экстаз - завораживая этим свою аудиторию. И лишь затем, он, как 'истинный‟ спаситель обозначит свет в конце туннеля всеобщей безысходности. Те рекруты, у кого психика окажется слишком слабой могут покончить с собой, этих и не жалко они всего лишь щепки неизбежные при рубке леса: зато другие ухватятся за его посулы как за спасительную соломинку. А он - их учитель и спаситель, в конце каждой из своих проповедей, будет заставлять свою 'паству‟ в унисон делать бессмысленные телодвижения, и при этом как заклинание говорить: - 'Мы имеем право на правду!‟ - Даже несмотря на то, что это действо очень глупо, но оно так хорошо сплачивает заведённую толпу, одновременно вместо разума включая у людей чувство первобытной стадности.
  - ... У меня братья мои, есть свидетели: которые могут подтвердить под присягой, что они видели как рыжеволосая Карла Сиид смело расхаживала по грузовому ангару без кислородной маски. И эти же люди говорят, что после прибытия шаттлов, в грузовом ангаре для выравнивания давления давно используется атмосфера Новой Земли. Понимаете что я пытаюсь до вас донести? Воздух на планете давно пригоден для нашей жизнедеятельности. Однако..., - Каан снова сделал весьма выразительную паузу и вкрадчиво продолжил, - ... нам говорят об обратном. К чему бы это? Неужели правы те, кто подслушав обсуждение коварных планов Десятки пришёл к страшным выводам? А они решили: что ближники наших управленцев обсуждают планы, в которых их хозяева собираются поделить все территории планеты меж собой. А вы, и ваши потомки будут вынуждены работать на них только за право проживания на этих землях. Если не верите в такой вариант событий, то можете почитать в архивах соответствующие труды древних историков! К несчастью был на Старой Земле и такой гнусный исторический период!
  - А вдруг, там внизу и на самом деле ещё не всё готово к нашему переселению? - Раздался робкий девичий голос: а задавшая его девушка сразу стушевалась, но продолжила. - По крайней мере, тот большой орбитальный док построен по требованию параграфа 17096 - 76 Т². И мой очень хороший знакомый говорил, что там в основном производили новые агрегаты для звездолётов и оборудование необходимое для адаптации планеты под нас.
   Те, кто уже не впервые посещал 'семинар‟, недовольно зацыкали на глупышку посмевшую усомниться в правоте слов своего гуру Каана. Но Ост поднял обе руки, призывая всех к тишине и ответил:
   - Вот наглядный пример того как Совет Десяти может промывать мозги. Но эта девочка в этом не виновата. Давайте вместе поразмышляем. Первое. Там - на доке, на самом деле выпускали всё то, что нам рассказала... - Каан замолчал и, указав на посмевшую задать вопрос девушку рукой: явно ожидая чтоб она представилась.
  - Ольга, Ольга Ви. - Ещё больше смутившись, проговорила тощая, угловатая как подросток девица.
  - ... Ольга, - продолжил Каан, - но тогда скажите нам пожалуйста, что там за корабль появился? Он намного больше любого из нашего звёздного каравана.
  - Говорят это новый экспериментальный транспортник.
  - Ой, ли? Почему тогда он такой огромный и что за странные настройки покрывают его корпус? Вы уверены, что это не орудийные башни и их не станут использовать для нашего устрашения? И не применят ли это оружие против тех, кто не захочет добровольно принимать рабство?
   В зале снова загалдели и послышались гневные нападки в сторону Ольги: как будто это она строила это засекреченное 'военное чудовище‟. Но новоявленный 'спаситель‟ снова потребовал внимания. И взявшись обеими руками за грудь - там, где находится сердце, немного сморщившись, изрёк:
  - Не нападайте на сестру. В этой ситуации она такая же жертва, как и все мы здесь находящиеся. Давайте лучше ...
  
   Пока Каан весьма эмоционально играл словами и как опытный шулер передёргивал факты, искажал действительность: Сидч Рив выслушал все наставления и, проводив 'Белоголового орлана‟, собрал внеочередное собрание управляющих всеми подразделениями.
  - Друзья мои, чем вы можете меня сегодня порадовать?
   Рив говорил, стараясь во всём подражать своему кумиру - Сальмонту: хотя выходило это у него весьма нелепо и пародийно. Это видели все, кроме самого Сидча: и все в тайне над этим посмеивались. Вместо горделивого орла, молодой мужчина напоминал собой чванливого сноба, решившего поиграть в крутого, парня.
  - По поступающим ко мне отчётам, могу сказать, что атмосфера планеты уже полностью очищена. Остались океанические воды: впрочем, и там мы отчистили поверхность на глубину не менее двухсот метров и эта зона стабильна. ...
   Не подымаясь со своего стула, проговорила Эмма: невысокая немного полноватая женщина в старомодных очках, благодаря которым она походила на пожилую и весьма добродушную учительницу. Никто не обращал внимания на её небольшую блажь, возникшую после того как она как-то давно увидела в одном архивном фильме женщину с подобным аксессуаром на переносице. И с тех постоянно носила эти странные очки с простыми стёклами: без диоптрий.
  - ... Даже не смотря на то, что чем глубже мы погружаемся, тем сильнее концентрация бактерий, мелких водорослей и бурого планктона вырабатывающих Краптометанит. Но, после последних расчётов, мы все пришли к единому выводу - Рубикон перейдён: вскоре мы полностью завершим преобразование.
  - Вы хотите сказать, что местный планктон может находиться и выживать на таких глубинах? - Переспросил Сидч. - Я вас правильно понял?
   Щёки Эммы как обычно налилась пунцовым румянцем, что никого не удивило. И она, не меняя ни тембра своего голоса, ни выражения лица ответила:
  - На этой планете мы встречали и не такие странности. Почему бы и нет?
  - Хорошо. - Продолжая буравить строгим взглядом начальника Аналитического отдела, проговорил Рив. - Я вас услышал Эмма. Сейчас я хочу пообщаться со Стерхом. Влад, что ты мне можешь сказать?
   Молодой мужчина, немного страдающий излишним весом, на которого был переведён взгляд, негромко прокашлялся и также, не подымаясь из-за стола, заговорил несвойственным для его комплекции писклявым голосом:
  - Так Эмма уже почти всё сказала.
   Сидч сдержано: можно сказать, что даже как-то холодно улыбнулся.
  - Влад, а ты расскажи мне всё как можно подробней, а не почти всё.
  - По материкам и островам вода в идеальном состоянии: даже в грунтовых водах давно нет даже намёка на отклонения от нормы. Через месяц мы полностью очистим даже самую глубокую океаническую впадину.
  - Месяц, это слишком долго! - Немного повысив голос, стал отчитывать своего подчинённого Рив. - Вы слышали, какие неприятные события начинают происходить у нас на корабле? Люди устали ждать начало переселения и могут просто сорваться! ... Хотя бы ради интереса посмотрите на криминальную статистику: насколько за последнее время участились случаи драк или даже суицида! Так из жизни уходят молодые люди - те, кто ещё полон сил! Так что, завтра же жду предложений как ещё можно ускорить нашу работу! И я не желаю слышать каких возражений по этому поводу! ...
  
   Каан заметно нервничал, что было не мудрено: ведь ему снова назначили встречу с неким доброжелателем, который как всегда предпочитал оставаться инкогнито. Так что, эта встреча по определению вызывала чувство некой опасности. Ну не верил гражданин Ост этому таинственному Данайцу дары приносящему. Не верил и поэтому сильно боялся его - до замирания сердца. Как это не прискорбно, но и обойтись без его помощи тоже не мог. И именно поэтому, он частенько проклинал тот день, когда на его коммуникатор пришло сообщение от абонента, которого просто не могло быть в природе. Человек то был: где-то ходил, занимался своими делами, вот только такого номера коммуникатора в сети не существовало. Каан самолично не один раз пересматривал архивы - безрезультатно; поручал своим адептам служащим в отделе экспедиционной безопасности отследить, откуда идёт сигнал. Но каждый раз, те лишь беспомощно разводили руками. Вот и сейчас, 'великий правдолюб, и неугомонный борец за справедливость‟ сидел на диване, готовый скулить от страха и жалости к себе. Ост сидел заперев дверь своего кабинета, который внешне ничем не отличался от десятков других и, не смотря на комфортную температуру воздуха он обильно истекал предательским, холодным потом. Каан уже включил подаренный таинственным незнакомцем прибор белого шума и напряжённо ждал аудиенции со своим неизвестным куратором.
   Как обычно при таких встречах: неожиданно, сам собой включился монитор занимающий половину единственной свободной от украшений стены. И на нём возник человеческий силуэт, который был размыт до неузнаваемости маской из крупных пикселей. Следом за этим в комнате зазвучал металлический, дребезжащий голос:
  - Здравствуй Каан.
   Сказано это было без какой либо интонации. И Ост, от неожиданности передёрнулся всем телом, громко сглотнул слюну и, судорожно оправив пальцами ворот рубахи, неожиданно ставшим немного узковатым, ответил:
  - И тебе не хворать гражданин Старец.
   Прозвучал дребезжащий звук: который означал смех таинственного собеседника. Отсмеявшись, Старец громко и сипло вздохнул и поинтересовался:
  - Ну как? Тебе понравилось видео моей последней беседы с тобой? Тебе вроде вчера его должны были вернуть после отчистки от шумов.
  - Как? Тебе даже это известно?
   Каан почувствовал, как после этого неожиданного вопроса о видео, кровь отхлынула от лица, по его спине пробежал неприятный холодок, и на мгновение спёрло дыхание.
  - Гражданин Ост, не надо так нервничать, ведь я тебе обещал надёжную защиту. Поэтому я просто вынужден отслеживать действия всех людей, кто хоть как-то контактировал с тобой. Так что не удивляйся такой моей осведомлённости. Но ты так и не ответил на мой вопрос.
  - Понравилось ли видео? Э-э-э. Пожалуй, нет. То, что я там увидел, просто не может быть реальностью.
  - Вот как?
  - Да - да. Если верить архивам, то ты Куц Лин председатель Совета Десяти: который скончался от старости три столетия назад. А звуковой ряд, вообще не поддаётся никакому анализу.
  - Зато ты убедился, что мои обещания о покровительстве не пустой звук. Я имею для этого и силу и ресурсы.
   Мёртвое, металлическое дребезжание голоса собеседника резало слух Каана. И помимо его воли, он временами он заставлял немного морщиться. Что побуждало старшего архивариуса нервничать ещё сильнее.
  - Так значит ты один из наших правителей?
   Снова раздирающий душу смех: его звуки больше напоминали прерывистое металлическое скрежетание. Затем тот, кто представлялся Старцем, снизошёл до объяснения:
  - Умному человеку для достижения власти ненужно садиться на трон: достаточно оказаться подле его. И совершенно не обязательно находиться на первых ролях. И вообще - для разнообразия подумай над тем, что в реальности я не обязательно могу быть мужчиной.
  - Так что же тебе тогда не хватает? Коли ты - кем бы ты ни был, но достиг в этой жизни многого.
   Даже через пиксельную маску было видно, как Старец пожал плечами.
  - Как тебе сказать? Может быть я хочу полной власти - безраздельной.
   У Каана мелькнула страшная догадка, и он озвучил её:
  - И когда я очищу для тебя путь на этот трон, ты избавишься от меня как от отработанного материала?
   И снова неприятный хохот: на сей раз более длительный.
  - Каан Ост, перестань нести чушь и посмотри на планету. Там помимо нескольких десятков архипелагов, есть парочка весьма крупных материков. Так что каждому из нас достанется по континенту и ... ещё многим поколениям наших потомков их не освоить. А мы с тобой после нашей победы поделим все архивы и Плебс⁶, наделаем производственных мощностей. Плебейки, при помощи ЭКО⁷ нарожают здоровое население в необходимом количестве. Эталонных эмбрионов для этого с лихвой хватит. - Старец сделал непродолжительную паузу и неожиданно дал совет. - Не поленись и введи для Плебеев начальное, а для остальных своих подданных высшее обязательное образование. Введи денежную систему; за ней кредитную систему: она хороший инструмент для стимулирования новых проектов. Я например, на своих землях так и поступлю.
  - Ага. - Потерянно согласился Ост.
  - Тьфу ты, совсем заболтался я с тобой и чуть не забыл сказать о главном. Ты должен ускорить работу со своими адептами. Скоро на поверхность пойдёт пробный десант биоинженерии и это будет сигналом к началу переворота. Любое даже незначительное промедление будет проигрышем - как только люди узнают что начинается массовое переселение на поверхность и никто их порабощать не собирается, у нас 'сгорят все козыри‟. Надеюсь твои девки уже передружились с силовиками?
   - Да.
  - Смотри. Я в дальнейшем смогу поддержать тебя только в средствах массовой информации. А твоя задача, чтоб большая часть полицейских как минимум испытывали внутренний дискомфорт при получении приказа на подавление нашего переворота.
   На сей раз, Каан ответил не так односложно:
  - В этом направлении работают лучшие мои ученицы. И некоторые стражи порядка уже всецело разделяют наши убеждения.
  - Это я знаю. Но ты должен ещё сильнее взбудоражить людские умы и души: так сказать усилить их сомнения в справедливости нынешней власти. Время не ждёт. ...
  
   Пет Ри сидел за своим рабочим столом и был хмурым как грозовая туча: он негодовал от политической близорукости 'Десятки‟. Его тяжёлый взгляд то и дело возвращался к старенькому моноблоку стоящему на его весьма аскетичном столе, а суховатые пальцы время от времени начинали выбивать нервную дробь. В кабинете повисла гнетущая тишина, и начальник департамента безопасности прилагал немалые усилия, дабы не вскочить, и не начать метаться, 'измеряя‟ свой служебный кабинет шагами.
  - Зажравшиеся придурки с усохшими мозгами, - тихо зашептал он, в очередной раз перечитав выведенное на экран сообщение, - безумные слепцы витающие в облаках и потерявшие возможность хоть как-то понимать окружающую их реальность...
   Ему так хотелось 'бросить‟ всё к чертям собачим и со словами: -'Гори всё синим пламенем‟! - Громко хлопнуть за собой дверью. Ведь эти упёртые Утописты, в очередной раз ему отказали: о чём пару минут назад и оповестили его по служебной сети. А ведь он ничего сверхсложного или не выполнимого не просил. Ему-то всего-то нужно чтоб правители приняли небольшую поправку, вводящую в закон понятие о скрытой угрозе, ну и вместе с ней, подтвердили некоторые новые полномочия: столь необходимые для предотвращения надвигающейся беды. Пет в очередной раз перечитал весьма лаконичное сообщение пришедшее из пресс-центра Десятки:
  - Ваше предложение отклонено как дестабилизирующее и необдуманное. Желаем успехов на вашем нелёгком поприще.
   Ри всё-таки не сдержался и, вскочив со стула стал стремительно ходить по кабинету из угла в угол. Через две минуты ярость требующая выхода улеглась и он более или менее успокоился, справившись с волнением, и привычными движениями, машинально оправив чёрный форменный костюм, Пет снова уселся за своё рабочее место. Начальник департамента безопасности постарался максимально расслабиться, прикрыть глаза и, заняться непродолжительной дыхательной гимнастикой. Затем, убедившись, что мысли потекли спокойно и размеренно, поправив на столе положение некоторых предметов, активировал иконку вызова своего зама.
  - Да Пет, я тебя слушаю. - На мониторе сразу же появилось изображение весьма крепкого мужчины с короткой седой стрижкой: называемой в народе ёжиком, который сидел за таким же простеньким, старым столом.
  - Сти, зайди ко мне, пожалуйста. - После этих слов, не дожидаясь ответа, Пет дал отбой селекторной связи.
   Сти Вана долго ждать не пришлось, дверь услужливо прошуршав открылась и в неё вошёл невысокий крепыш с мягкой походкой хищного барса. Он приветливо кивнул и со словами: - 'Здравствуй поближе‟. - Привычно прошёлся по небольшому помещению и уселся на своё любимое кресло - стоявшее в немного притенённом углу: в этом кабинете у него единственного была такая привилегия. Дождавшись когда Пет заблокирует дверь, гость поинтересовался:
  - Ну что, как я вижу ты уже получил ответ? И что эти дурни тебе ответили?
  - Догадайся с трёх попыток - хотя потребуется одна. - Начальник департамента безопасности зло осклабился.
   Ван с силой ударил кулаком себя по колену и буквально прошипел:
  - Идиоты, тупицы безмозглые...
  - Да фиг с ними, - Спокойно проговорил Пет, нажав на только ему видный сенсор, - ты лучше скажи, ты всё сделал из того что я тебя просил?
  - Да, я отобрал нужное количество бойцов непоражённых метастазами тихого бунта. Они сведены в единый отряд и переведены на казарменное положение.
  - Посторонние ничего не заподозрили?
   Ван широко улыбнулся, его карие глаза почти скрылись в щёлочке прищура.
  - Они, все как один запороли внезапную тест проверку и сейчас проходят обязательную в таких случаях переподготовку.
  - Небось, твой любимый племянник к этим результатам проверки приложил свою умелую ручку? - Поинтересовался Ри, устало откинувшись на спинку своего скрипучего, потёртого кресла.
  - А больше я никому не доверю такое деликатное дело. - Покачав головой, ответил зам начальника департамента безопасности.
   Но Пет Ри как будто и не слышал этих слов проговорил с нескрываемой досадой совершенно неожиданную фразу:
  - Блин, шифруемся как какие-то вшивые заговорщики.
  - Да-а-а. А они то: эти настоящие заговорщики давно открыто работают и весьма результативно. Только нам их прищучить не позволяют, постоянно одёргивают: - 'Не стоит обращать столь чрезмерное внимание на этих безобидных безумцев. Эти дети перебесятся и вскоре успокоятся. Вспомните себя в их возрасте. Не забывайте про свободу слова...‟
   Ван Ри передразнивая секретаря пресс-центра Десятки, даже скривил презрительную рожицу.
  - Ладно Ван, хватит ёрничать и прибедняться. Ты мне лучше скажи, ты тот материал из видео урока, который я нечаянно в сети нашёл, отрабатываешь?
   Зам начальника департамента безопасности мгновенно стал серьёзным и даже сел в кресле более ровно.
  - Давно. Мы с ребятами делимся на две команды и работаем. Нашим орлам эти занятия даже нравится.
  - Вот и добре. - Подытожил беседу Пет. - Когда всё начнётся, вся надежда только на тебя и твоих ребят. Хотя, подозреваю ваш отсек постараются заблокировать в первую очередь. Так что, завези туда все необходимые средства - только сделай это как можно незаметней. А я отсюда буду вас прикрывать и в час 'Ч‟ стараться всеми остальными подразделениями руководить. Только подозреваю, толку в этом будет очень мало: убеждён, в нужный момент, меня постараются оттеснить от 'руля‟, как они это сделают, я до сих пор даже не догадываюсь.
  
  К чему проводят женские чары.
  
   Кларисса, не снимая пеньюара, шмыгнула под одеяло к мужу. И сразу взяв его руку, положила её на свой живот.
  - Сидч, не хочешь пожелать нашим деткам спокойной ночи. - Прошептала она, не сводя в мужа нежного взгляда своих зелёных глаз. - Они уже сильно соскучились по голосу своего любящего папочки.
   Что не говори, но Рив на самом деле любил свою жену. Любил нежно и беззаветно: особенно, это чувство усилилось и переполнило его душу после того, как Кларисса стола носить под своим сердцем его маленьких, пока ещё крошечных девочек. Поэтому, он осторожно залез под одеяло и, приблизившись уже начавшему обозначаться животу нежно прошептал:
  - Добрых снов мои милые принцессы, папа вас любит и нежно целует.
   После этих слов последовало два нежных, еле ощутимых поцелуя: а Кларисса в знак благодарности за такую нежность, слегка погладила своего мужа по голове, немного взъерошив его причёску. Рив в свою очередь 'вынырнув‟ из-под одеяла: также нежно поцеловал жену и прошептал:
  - И тебе добрых снов, радость моя. Спи. Я сейчас погашу свет.
  - Подожди, не надо так торопиться, - нежно прижимаясь к мужу, проговорила Кларисс, - Из-за твоей работы мы так редко можем просто пообщаться: а я так сильно по тебе скучаю.
   Лицо Сидча ещё шире расплылось в нежной улыбке - её не удостаивался никто кроме его жены, и осторожно, как особо хрупкую драгоценность обнял её.
  - Я тоже с нетерпением жду то мгновение, когда мы сможем с тобой остаться наедине. Если бы ты только знала, какая это отрада для моего сердца, когда ты находишься рядом со мной.
  - Вот. Сам говоришь одно, а делаешь совершенно другое. - Кларисс по-детски сморщила мордашку, и обиженно 'надула губы‟: причём это у неё вышло так мило, что в душе у Сидча прокатилась новая волна нежности. - Послезавтра улетаешь на поверхность Новой Земли, а меня здесь бросаешь.
  - Не говори так дорогая. Поверь, мне самому плохо: как только подумаю о предстоящей разлуке с тобой, так хоть волком вой. Но пойми, там внизу может быть слишком опасно.
  - Не опасней чем здесь: на звездолёте! - Немного обиженно огрызнулась женщина. - По кораблю слухи ходят разные и, причём чаще всего не очень хорошие. Да и нервы у людей напряжены на столько что достаточно незначительной искры и все вцепятся друг дружке в глотку. Тут ещё эти Просвещённые чокнутого архивариуса Каана что-то шепчут за моей спиной и 'сверлят‟ недобрыми взглядами. А ведь я никому из них ничего плохого не делала.
  - Сейчас все перенапряжены ожиданием окончания работы моих подчинённых и от этого многие смотрят на всех людей волком.
  - Вот видишь, ты сам заметил, как все озлобились и ищут виновных в своих вымышленных обидах. Поэтому я жутко боюсь оставаться здесь без тебя. - На глаза женщины накатили горькие слёзы.
  - Но ведь это ненадолго. Вскоре и вы следом за нами спуститесь на планету. - Сидч постарался успокоить жену и аккуратно вытер ладонью крупную слезу, стекающую по её щеке.
  - Мне Сиид сегодня по секрету сказала, что одна её знакомая, вчера заглянула к ней в гости, по-дружески предупредила её о приближении какой-то большой беды. И якобы разразится она сразу после отлёта твоего десанта биологов на поверхность. Так что она настоятельно советовала Карле, где-либо спрятаться и переждать в этом надёжном месте несколько дней.
  - И что, она не пошла с этой информацией в ближайшее к её секции отделение службы безопасности?
  - Пошла. Но ей там сказали о том, что такими бредовыми заявлениями у них все почтовые ящики забиты. И строго посоветовали больше не распространять панические слухи: иначе накажут - и сделают это образцово показательно.
  - Хорошо, уговорила. Я вытребую у Десятки разрешение на твой спуск. Но, запомни - из ангара ни шагу.
  - Спасибо, спасибо... - заговорила скороговоркой Кларисс и выражая свою благодарность, плотно прижалась к груди мужа.
  
   Ранним утром по общему экспедиционному времени грузопассажирский челнок, освещённый лучами молодой звезды, которую прибывшие сюда люди давно именовали Солнцем, лениво отработал импульсами манёвровых двигателей и неспешно отделился от тела материнского корабля. После чего, развернувшись непродолжительно поработал маршевым двигателем и уверенно пошёл на сближение с преобразованной планетой. Несмотря на спокойный, неспешный ход спускаемого аппарата, его пассажиры облачённые в обязательные по инструкции спасательные костюмы были взволнованно напряжёнными - почти все из них смотрели себе под ноги тяжёлым, немигающим взглядом и только некоторые позволяли себе зачарованно смотреть в небольшие иллюминаторы находящиеся у них над головами. А посмотреть было на что. Поначалу, взору любопытствующих членов десанта открывался прекрасный вид поверхности Новой Земли: причём он представал перед их очами во всей красе, которую так не смогли передать даже самые современные стерео мониторы находящиеся в элитных каютах звездолёта. Экраны не могли передать всю глубину и прозрачность голубой атмосферы, в нижних слоях которой величаво плыли облака поражавшие взор своим разнообразием и причудливостью форм. Над теми участками Новой Земли, где эта облачность отсутствовала, была различима поверхность материка: с её неровностями и узором крупных рек впадающих в пока безымянный океан.... Затем, из-за осевого разворота челнока, взору наблюдателей предстала внешняя обшивка диско подобного Материнского звездолёта, она была обильно увешана разнообразными сенсорами и оборудованием неизвестного для неспециалистов назначения. Местами на бронекорпусе были заметны неглубокие выбоины и царапины с оплавленными от возникшего при рикошете трения краями.
   И только одна пара пассажиров спускаемого аппарата разительно выделялась на общем фоне: сидели бок о бок, и казалось что большего им и не надо. Муж с женой держали друг дружку за руку и повернув головы, смотрели глаза в глаза, их бессловесному диалогу влюблённых сердец никто не мешал, чему они были несказанно рады. Сидч держал Клариссу за руку и нежно улыбался, он видел как в её взгляде проскакивали искорки беспокойства, и старался своим уверенным видом её хоть немного успокоить. Хотя, и в его душе усердно 'скреблись кошки‟. Рив понимал как он рискует взяв свою жену в эту экспедицию - но, по его убеждению, оставлять её на орбите было не менее опасно: на борту Материнского корабля постоянно рос градус опасного напряжения, который грозил перерасти в неуправляемые волнения. Да тут ещё этот глава уважаемых правителей Десятки не хотел ничего слушать. Этот Сальмонт был единственным из правителей, кто так и не согласился отпустить Кларисс на поверхность колонизируемой планеты. Не желал он давать на этот шаг своё разрешение и всё тут. Хвала предкам, что остальные девять членов правления, пошли навстречу его переживаниям и дали согласие на увеличение экипажа биоинженерного десанта на одного человека. Молодой шеф-координатор отдела планетарной биоинженерии даже затаил обиду на своего кумира - этого несговорчивого упрямца и в его ушах, до сих пор звучал волевой голос этого 'Белогривого Орлана‟:
  -Нет, нет, нет - и ещё много раз нет! - Хотя глава уважаемых правителей десятки Сальмонт Мурр и был внешне спокойным, но, его властный голос подавлял всякое желание к сопротивлению. - У нас есть инструкции, протоколы и прочие формуляры, завещанные нашими мудрыми предками. И не стоит их нарушать: ибо они написаны во избежание ненужных потерь, и отредактированы кровью первопроходцев! А если Рив Сидч так сильно переживает за свою беременную жену, то, на время его отсутствия, я могу взять её под свою Эгиду⁸. Клянусь! С её головы не упадёт ни одна волосинка! И это не пустое сотрясание воздуха! Все знают: если я чего-то пообещал - то, так тому и быть!
   После этих слов, Сидч видел какими взглядами смотрели на своего главу все правители десятки и в глубине души уже отчаялся получить разрешение для своей супруги на участие в предстоящем десанте на осваиваемую планету. Уже не на чего не надеясь, он поднялся и привёл свой последний аргумент:
  - Я понимаю, велик риск что какую либо из опасностей подстерегающих нас на поверхности Новой Земли мы не учли: поэтому и высаживаем пробный десант. Однако накапливаемое нервозное напряжение у участников межзвёздной экспедиции надо как-то снимать. Людям надо показать, что процесс освоения планеты идёт весьма успешно и вскоре настанет, и их черёд перебраться на земную твердь...
  - И дать этим твоим необдуманным решением Каану лишний козырь в его бреднях про какой-то там заговор Управленцев Десятки! - Перебил Сидча Муур.
   - А поэтому я и прошу разрешение только для своей супруги: я отвечаю за этот проект, и поэтому считаю целесообразным так поступить. Это отличное решение для демонстрации надёжности проводимых моим отделом мероприятий. Мол таким образом я готов открыто заявляю о скором завершении подготовки биосферы и атмосферы к скорой колонизации планеты. А так как я не являюсь членом правления, то открытое освещение этого события пойдёт нам только на пользу. Средства массовой информации будут по несколько раз в сутки показывать как ваши семьи спокойно и терпеливо ожидают своей очереди, и при этом самозабвенно занимаются общественно полезными делами...
   В общем, спорили долго. Шеф-координатор отдела планетарной биоинженерии и не помнил, какие аргументы приводил, а какие нет. Но, через час жарких дискуссий, с перевесом девять против одного, Управляющая Десятка приняла решение: - 'Разрешить гражданину Сидч Рив взять гражданку Кларисс Рив как дополнительного члена десантной группы - в виде исключения‟.
   Хотя, это решение не было бесспорным: Сальмонт до самой отправки экспедиции не давал Сидчу покоя, при каждой встрече настойчиво требуя передумать и оставить Кларисс на борту звездолёта. Как он подчёркивал: - 'Под мою личную ответственность‟.
   Погружённый в эти воспоминания, Рив не почувствовал мягкого соприкосновения челнока и поверхности земли, и опомнился лишь тогда, когда с сильным шипением пневматики, аппарель опустилась вниз открывая грузовую рампу. Так что, благодаря ей получились весьма широкие и удобные сходни. Пришлось ему отогнать в сторону неприятные думы, подыматься со скамьи и, продолжая держать свою супругу за руку, первым зашагать навстречу колышущемуся морю зелёной травы. На этом фоне зелени, пять технических и три жилых ангара смотрелись как огромные, немного сюрреалистичные красные острова. Немного замешкавшись: подождав пока успокоится трепещущееся сердце, готовое от волнения выпрыгнуть из груди, Сидч осторожно спустился вниз и, немного помедлив, с затаённым дыханием сделал первый, робкий шаг по земле.
   Трава была по пояс но из-за плотного материала спасательного костюма Рив не чувствовал её нежного прикосновения. Рядом, не выпуская руки мужа, стояла Кларисс, и растерянно озиралась по сторонам. Когда справившись с волнением, Сидч робко сделал второй шаг, то и она послушно последовала за ним, боязливо приминая своими тяжёлыми ботинками глубокие заросли травы. Сквозь прозрачное забрало шлема было видно, как на её прекрасном личике одна эмоция сменяла другую: оторопь удивления плавно перетекала в восторг; затем - после первых шагов на личике появился испуг, заставивший задрожать её прелестный подбородочек. Хотя. Если бы кто-либо увидел лицо шефа-координатора отдела планетарной биоинженерии, то его взору открылся бы не меньший шквал разнообразных эмоций.
  -А-а-а! Ох! Вау! Ухты! Ой мамочка! ... - Послышался гвалт вызванный взрывом эмоций охвативший очередных людей впервые в жизни вступавших на настоящую почву планеты.
   Оглянувшись на выкрики, Рив не стал призывать своих подчинённых к порядку, а тоже поддавшись общему порыву начал неистово вопить и прыгать вокруг оторопелой Кларисс изображая некое подобие танца молодого, игривого козлика. Подобно птенцу учащемуся владеть своими крыльями он махал руками и кричал, кричал, кричал...
   Однако всеобщее ликование довольно быстро сошло на нет: сказался и вес амуниции и немного превышающая корабельную гравитация планеты. Так что через три минуты, вся команда - один за другим, тяжело дыша осела в траву, где не сговариваясь улеглись на спину и, раскинув руки смотрели в небо. И молодые люди, все без исключения, в этот момент наслаждались наступившим покоем, ибо сил для дальнейшего бурного веселья больше ни у кого не осталось.
  - Радость моя, как ты себя чувствуешь? - Поинтересовался Сидч, обращаясь к жене по личному закрытому каналу связи.
   Друг дружку они не видели - мешала высокая и упругая трава, а желания хоть немного приподняться над землёй тоже отсутствовало. Поэтому семейная пара довольствовалась возможностью просто поговорить.
  - Самочувствие и настроение отличное, вот только я жутко устала, - еле слышно, с придыханиями ответила Кларисс, - так выдохлась, что даже в ушах стучит: такое впечатление как будто кто-то в древней кузне молоточками работает.
  - Ну, тогда отдыхай солнце моё. Ещё немного полежим, я объявлю общий подъём и, уже все вместе пойдём в жилой ангар: где и снимем эти громоздкие, тяжёлые скафандры.
  
   Бунт это беда.
  
   В зале уже возбуждённо шумели, некоторые голоса срывались в истеричный визг: это было результатом работы небольшой группы провокаторов, в чьи обязанности входило перемещаться среди собравшихся в зале людей и метко высказанными репликами эмоционально разогревать толпу. Параллельно, эти молодцы выявляли тех, кто начинал задавать ненужные вопросы или призывал перестать верить ничем не обоснованным лозунгам, и начать думать. Этих яйцеголовых окружали и под видом возмущённых обывателей оттесняли в сторону, где их незамедлительно 'успокаивали‟. Такие случайно забредшие умники были опасны, потому что для успеха мероприятия всё должно быть до примитива простым. Для этой толпы достаточно простых вещей. Есть враг, на которого указали знающие люди и с ним необходимо бороться без каких-либо лишних раздумий, коли кто-то в чём-то засомневался, значит, и он тоже враг. Всё что сложнее этой идиомы, выводит 'стадо‟ из подчинения.
   Несмотря на то, что последнее время Каан Ост часто выступал на публике, он всё равно жутко нервничал. Сейчас он должен был выйти перед возбуждённой толпой и призывать своих последователей к бунту, а это чревато ответными действиями Совета Десяти. Хотя... Его таинственный благодетель Старик, пообещал полную изоляцию как управленцев, так и стражей порядка, но это были только слова. А как повернётся капризная девка реальность, не знал никто.
  - Всё, пора! - Подумал Каан и еле справляясь с подкатившей дурнотой, и, скованной походкой направился к двери ведущей в большой конференц-зал: как ни странно это звучит но в самый ответственный момент его ноги неожиданно стали ватными. - Ещё немного и это стадо баранов само сорвётся и пойдёт крушить все, куда оно только дотянется. А мне нужно только напугать рядовых жителей корабля, дабы они надёжно спрятались в своих каютах и прочих помещениях и не мешали моим боевикам завладеть всеми узлами управления материнского звездолёта.
   С такими мыслями Каан поднялся на трибуну и, преобразившись, заговорил для начала тихо, и спокойно, Это уже позднее он планировал постепенно возбуждаясь и энергично жестикулируя вдохновить толпу на активные действия:
  - Прошу внимания, друзья мои! Прошу минуту вашего внимания! - На его лице промелькнула тень еле сдерживаемой скорби. - Мне только что доложили, что гражданин Сти Ван инкогнито покинул материнский звездолёт! ...
   Ост прекрасно знал, что зам начальника департамента безопасности и отобранные им люди, в данный момент заблокированы в отсеках учебного центра и живыми оттуда не выйдут: по крайней мере, так ему пообещал Старик. Та же участь ждала и изолированного в своём кабинете начальника департамента безопасности Пета Ри.
  - ... С ним ушли все те, кого он отобрал якобы для переподготовки! Из трёх челноков отшвартовавшихся от звездолёта, два ушли к планете, а один: под завязку забитый головорезами Сти Вана пристыковался к новому транспортнику, находящемуся на дальней орбите! - Каан воздел руки вверх и потряс ими над головой. После чего, он уже спаннтанно скрещивал их на груди или разводил в сторону, как будто желал объять ими всю свою аудиторию. - Скажите, что служба безопасности забыла на якобы грузовом корабле?! ...
  - Измена! - Истерично завопило множество голосов.
   - ... Интересна ещё одна деталь, а зачем это служба безопасности тайно высадилась и на Новую Землю?! - продолжил вопрошать Каан.
   На счастье Каана никто не задумался над тем, что личного состава находящегося в распоряжении Сти Вана, для указанных действий явно недостаточно.
  - Это они хотят получше подготовиться к нашей встрече и последующему принуждению нас к рабству! - Выкрикнули несколько голосов заранее оговорённую фразу, которую они должны были 'бросить‟, в толпу дабы она начала думать.
   - У-у-у! - Возмущённо откликнулись люди, одурманенные постоянными тренингами и доведённые до состояния стада.
   Когда вой уже затихал, послышался звонкий девичий голос, призывающий всех одуматься. Высокая, спортивного телосложения девушка, заинтересовавшись непонятным шумом, только вошла в зал и остановилась на его пороге, недоумевая от увиденного безобразия.
  - Опомнитесь люди! - Взывала девушка. - Что вы делаете?! На кого вы становитесь похожи?! Опом...
   Ей не дали договорить. Толпа как амёба выкинула в её направлении свою ложноножку и обволокла ею свою жертву. Там где только что стояла та, кто посмел возразить стаду, замелькали руки: начались непонятные телодвижения и послышался утробный рык. Через несколько секунд мелькнула и вновь исчезла растрёпанная и окровавленная голова девушки попытавшейся призвать толпу к благоразумию. А когда над беснующимися адептами полетели окровавленные ошмётки её одежды, рык толпы перерос в животный рёв.
   Вкусив первой крови, поток оголтелых безумцев пришёл в движение и в поисках новой жертвы выплеснулся в коридоры служебной секции где понёсся к жилым отсекам. Каан остался в зале один - если не считать нескольких молодчиков охраняющих его драгоценную персону. Бывший главный архивариус, а ныне инициатор мятежа, слегка покачиваясь, потеряно смотрел на растерзанное тело, лежащее возле двери, там где застала ужасная смерть. Глядя на изуродованные останки, уже нельзя было не только узнать человека, но и с первого взгляда определить его половую принадлежность. Хотя Ост и призывал к мятежу и сознательно толкал людей на убийство себе подобных, но вид только что пролитой крови его пугал. Пугал до паники; до дрожи в коленях; до тошноты; до потемнения в глазах. Вот и сейчас, он стоял весь обмякший и бледный как мел: его мутило; тошнило, и главное, от только что увиденного убийства он был на грани обморока.
   Охрана быстро сориентировавшись, подхватила своего принципала⁹ на руки ещё до того как он начал падать, и расположила его тело так, чтобы кровь прилила к голове: так и держали пока его щёки не порозовели. После чего, убедившись, что опасность обморока миновала, аккуратно отнесли Оста в кабинет: им ещё вчера было приказано изолировать и охранять Каана до окончательного завершения переворота.
  
   На момент поступления первых тревожных сигналов, Пет Ри находился на своём рабочем месте и сразу же - не теряя драгоценного времени начал действовать. Первым делом он связался по наручному коммуникатору со Сти Ваном и, увидев на маленьком экране своего зама, сухо произнёс единственное слово: - 'Началось‟. - Но на лице его лучшего друга расплылась горестная улыбка и, покачав головой тот ответил:
  - Я всё знаю. Мятежники начали действовать первыми и заблокировали все дверные механизмы в наших отсеках. На данный момент я пробу...
   Далее маленький монитор показывал одну синеву, а сам коммуникатор перестал реагировать любые на попытки своего владельца связаться хоть с кем-то. Ри в сердцах выругался - благо в кабинете кроме него никого не было. И потянулся к настольному коммуникатору: тот к его радости ещё функционировал.
   Начальник дежурной смены довольно быстро откликнувшийся на вызов, но выглядел немного потерянным: он явно был чем-то обеспокоен. Жестом руки Сти пресёк начало его сбивчивого доклада и спокойно, почти буднично приказал:
  - Лейтенант, поднимай всех людей, экипируй щитами и выдай им дубинки с электрошоком, и незамедлительно наведи в жилых секциях порядок. С любым проявившим неповиновение не церемонься: обездвиживай, связывай и доставляй в изолятор. И действуй как можно жёстче.
  - Так ведь совет десяти категорически запретил применять против мирного населения силу и электрошок, да и некоторые мои подчинённые отказываются мне подчиняться.
  Выполняй мой приказ! - Раздражённо рявкнул Пет: его начал раздражать этот нерешительный офицер. - Всю ответственность за ваши действия беру на себя! А тех, кто не захочет мне подчиняться...
   Начальник департамента безопасности осёкся: монитор погас, что означало, что и эту линию связи заблокировали. А настенный экран наоборот 'ожил‟ и в режиме видео стены стал вещать то, как разъярённая толпа подобно голодному удаву ползла по коридорам, заглатывая в свою ненасытную пасть редких неудачников: которым не удалось от неё скрыться. Было видно как последователи Каана, старались взломать запертые двери. Хвала предкам и стены, и двери должны были выдерживать мгновенную разгерметизацию: причём с многократным запасом прочности. Поэтому все обыватели, кто успел запереться в своих покоях, были в полной безопасности. В тех отсеках, где толпы ещё не было, припоздавшие граждане спешно забегали в свои жилища и также запирались. А Пет негодовал:
  - Куда смотрит дежурный офицер?! Почему этот негодяй, не закрывает меж секционные переборки?! Почему позволяет этой 'чуме‟ беспрепятственно расползаться по всему звездолёту?!
   Пет Ри не отрывая взгляда от экрана закончил экипироваться и подхватив лёгкий но при этом прочный щит и электрошок направился к выходу из своего кабинета. Не надеясь на безвольного дежурного офицера, он собирался сам принять командование на себя. Но, заблокированная дверь поставила на его плане весьма жирный крест. Побарабанив в дверь - можно сказать больше для оправдания души, Ри не выпуская из рук снаряжения вернулся к своему креслу и буквально рухнул в него. Ему не оставалось ничего кроме возможности безучастного наблюдения вакханалией разбушевавшейся по ту сторону стен его 'темницы‟
  - Издевается гад. - Тихо: еле слышно проговорил Пет, в сердцах отбросив щит в сторону. - Демонстрирует мне свой успех...
   Договорить Ри не успел, с негромким щелчком открылись противопожарные клапаны и с тихим шипением в комнату устремился газ, назначение которого было гасить любой огонь и конечно дышать им было смертельно опасно¹ᴼ. Несколько раз глубоко вздохнув и задержав дыхание, Пет кинулся к двери. Ещё не обдумав, что он будет делать, офицер выхватил из набедренных ножен нож и в несколько движений вскрыл им настенную панель управления дверью. Осмотрев хитросплетение проводов и контактов, он постарался перемкнуть некоторые из них. Но это не принесло никакого результата. Грудь уже разрывалась от непроизвольных попыток сделать вдох; глаза слезились от повышенной концентрации Противопожарной газовой смеси а Ри всё старался открыть дверь. И как начальник департамента безопасности не сопротивлялся, но настал момент, когда организм наперекор желанию человека сделал непроизвольный выдох и судорожно вдохнул полными лёгкими пиродепрессант...
  
   Каан прибывал в полном одиночестве: после воочию увиденной казни, он прибывая в прострации сидел на роскошном диване стоявшем в дальнем углу его кабинета. Его не совсем осмысленный взгляд был устремлён на экран, по которому транслировались кадры запущенного им беспредела. Репортаж вели поочерёдно со всех камер наблюдения расположенных в меж секционных коридорах: самое страшное было в том, что часто меняющийся видеоряд пугал своей бессмысленной жестокостью восставших. Обезумевшая, вопящая толпа была ужасна в своём животном неистовстве: все, что можно было отломать, было выломано и на данный момент использовалось как примитивное оружие. Те из обывателей кто не успел спрятаться, были растерзаны; а счастливчики, успевшие в самый последний момент спастись за прочными дверями своих жилищ, рыдая и заикаясь, повествовали по бытовым коммуникаторам о пережитом ими ужасе. Автор - то есть устроитель этой жуткой трансляции никак не комментировал происходящее безумие, но выводимые им на экран рассказы очевидцев, только усиливали чувство страха возникавшее после кадров того ада, который бушевал на звездолёте.
   Вот толпа, напоминавшая собой ползущего по коридору обезумевшего гигантского удава, остановилась - точнее постаралась это сделать: так как остановившихся бунтовщиков стали теснить сзади идущие товарищи. Дорогу им перегородил кордон хорошо экипированных служителей правопорядка, которые стояли вооружённые пластичными дубинками и смотрели на приближающихся бандитов поверх своих больших пластиковых щитов.
  - Пожалуйста, остановитесь. - Неуверенно проговорил в громкоговоритель офицер, как-то одиноко и беззащитно стоящий перед шеренгой своих подчинённых. - Разойдитесь пожалуйста, не заставляйте нас применять против вас силу. Вы нарушаете порядок...
   Его неуверенный голос и безвольное обращение к бунтарям, не возымели должного действия и вот, толпа безумно завопив: - 'У-у-у! ... Сатрапы! ... ... прихвостни! ... У-у-у! ‟ - Набирая скорость, устремилась вперёд и в этом рывке поглотила одиноко стоявшего на её пути офицера правопорядка. Однако возле шеренг перегородивших своими щитами коридор бунтовщики снова стали. По щитам громко загремели дубинки: ещё недавно бывшие деталями коридорного декора. И это возымело своё действие, стражи порядка только плотнее сомкнули свои ряды, а вторая шеренга подняла свои щиты над головами, защищая от ударов сверху и себя, и своих товарищей.
   Однако, как это ни странно, внешне никем не управляемая толпа слишком быстро сориентировалась и изменила тактику. Сразу несколько пар молодых, сильных рук схватились за края выбранного ими щита и рванули его на себя. Боец правопорядка не ожидавший такого, по инерции подался вперёд, и кровожадная толпа жадно втянула в свои недра новую жертву.
  - Сомкнись! - Прозвучала команда поданная неизвестно кем, и, образовавшаяся в строю прореха быстро закрылась новым щитом.
   Снова бунтовщики с криками кинулись к шеренге и повторили свой приём с выдёргиванием бойца из строя. И на сей раз очередная жертва подалась вперёд, только руки сзади стоящих товарищей хоть и с трудом, но вернули бойца в строй: правда, у нападавших остался. Реагируя на третью попытку выхватить служителя фемиды, щитоносная шеренга, с выкриком: - 'Раз‟! - Сделала шаг вперёд и с силой оттолкнула обнаглевших боевиков. Но вместо того чтоб продолжить теснить растерявшуюся от неожиданного отпора толпу, шеренга не получившая приказа на продолжение атаки, снова вернулась на исходную позицию.
   Каан наблюдавший по телевизору за этой сценой противостояния постепенно приходил в себя и уже прекрасно понимал всё происходящее по ту сторону экрана. И то, что он видел, нравилось ему всё меньше и меньше.
  - Святые предки. Ведь я не этого хотел. - Зашептал приходящий в себя старший архивариус: вникать в происходящее на экране он начал тогда, когда картинка противостояния силовиков и толпы сменилась истеричным рассказом очередного счастливчика чудом спасшегося от лап озверевших адептов гражданина Каана. - Меня явно подставили и умело используют как пешку - этакую страшилку в своей хитрой игре. В коридорах недолжно было быть сил правопорядка. ...
   От той логической цепочки, которая выстраивалась в голове Оста, архивариусу становилось всё страшнее и страшнее.
  - ... Эта так называемая информационная поддержка выгодна кому угодно - только не мне. Здесь я предстаю жутким чудовищем ради своей корысти открывшим ларец Пандоры. После такого репортажа, за мною люди ни за что не пойдут. Разве что только мои адепты и может быть ещё безграмотный плебс: который не видит весь этот ужас. С последним ничего толкового внизу не построишь. А что про моих последователей, как только с их горизонта исчезнет образ врага, для меня станут опаснее самого лютого зверя: эта толпа уже вкусила вкус крови. А главное - почувствовала безнаказанность своих деяний...
   На 'великого кормчего‟ нахлынуло гнетущее чувство безысходности, одиночества, отчаяния и жуткого панического страха. Каан, сжавшись в углу дивана комочком, нервно грыз ногти, испуганно озирался и неистово желал стать маленьким, и абсолютно незаметным: ему хотелось так затеряться, чтоб его никто и некогда не смог найти. Как бы ищущий его человек не старался это сделать.
   - А-а-а. - Затравленно, еле слышно шептал Ост, продолжая озираться вокруг на манер затравленного зверька. - А-а-а. Я понял тебя Старик. Жаль поздно это сделал, но всё равно, я тебя разгадал. У-у-у, я давно догадывался о твоих планах, но ты всё время умудрялся выкрутиться и завуалировать свои далеко идущие планы. Тот узор, который ты в итоге так хитро сплёл, в завершённом виде для всех выглядит просто и понятно. На нём чётко обозначен ужасный злодей Каан Ост; есть его кошмарные приспешники - они же жуткие душегубы; и есть ты - спаситель и прекрасный, а может и прекрасная избавительница. И ты, на радость всем делаешь то, что не смогли уважаемые Правители Десятки: наводишь порядок и спасаешь от неминуемой гибели всю межзвёздную экспедицию. Интересно как ты это сделаешь? Чьими руками? ... Хотя какая разница как? После такого избавления тебя будут на руках носить, и преподнесут власть на блюдечке, на выбор: хочешь, будь президентом всей планеты; желаешь, становись монархом; а изъявишь свою волю, так быть тебе на Новой Земле диктатором. На волне всеобщей благодарности, тебе всё будет дозволено. Всё! Всё!
   Апатия, лишившая главного архивариуса силы воли, сменилась неуёмным желанием, что либо-делать, и Каан, спрыгнув с дивана устремился к двери. Но как он и ожидал, дверной замок был заблокирован, а панель управления отключённой. Стоять у двери в ожидании, что кто-либо войдёт было слишком томительно, да и бессмысленно: поэтому Ост, на манер затравленного зверя стал метаться по комнате.
  - Интересно, мои нынешние телохранители в последующем станут и моими конвоирами? Или им суждено погибнуть охраняя мою персону? - Эта мысль заставила на секунду остановиться, но, вырабатываемый организмом адреналин подстёгивал к движению. - Я бы от них незамедлительно избавился: во-первых, опасные свидетели - хотя нет, Старика то они как раз никогда и не видели. А во вторых, они ненужная нить, теоретически способная нас связать воедино. Ну, это если моя охрана останется неизменной. Но всё равно, хуже всего мне. Старик наверняка предположил, что я его просчитаю, и придумал, как заставить меня молчать. Мало ли у нас химиков способных сделать раствор каких-либо солей, который лишит меня воли, или на крайний случай способности говорить. А быть может, я буду невнятно говорить только то, что мне прикажут озвучивать. Но нет! Я не дам ему такого счастья: вот возьму сейчас да с разбега ударюсь головой о стену. И этому Старику достанется только мой хладный труп, да спутанные моим уходом из жизни планы.
   Приняв решение Каан немного приободрился, осмотрелся, выбрал участок стены декорированный барельефом из особо твёрдого пластика, прицелился, глубоко вздохнул и принял изготовку для решительного рывка в вечность.
  - А вдруг у меня не получится с первого раза? - Промелькнуло сомнение в правильности такого ухода из жизни. - А потом. Даже если у меня это и получится, то моя голова будет разбита или даже обезображена как у той молодой женщины...
   От таких мыслей в ушах у Оста зашумело, а в глазах стало темнеть. И несостоявшийся самоубийца медленно осел на пол.
  
   Я сделал что мог, кто может, пусть...
  
   Несмотря на то, что жилой ангар находился почти рядом с местом посадки орбитального челнока, и на первый взгляд, путь к нему должен был быть непродолжительным и лёгким. Но к моменту, когда команда специалистов протаптывая в высокой, упругой геномодифицированной траве тропу добралась до входного тамбура, у Сидча Рива - впрочем, как и у всех членов его группы от усталости сильно гудели ноги. Что не говори, а планетарная гравитация немного превосходила более привычную для них корабельную, да и безумная пляска радости устроенная после приземления: от переизбытка эмоций, не прошла бесследно. Так что на данный момент всем было ясно, что телам биологов ещё долго предстояло адаптироваться к своему новому весу, а пока они жаловались каждой своей клеткой: все мышцы одеревенели, грозя назавтра отомстить своим хозяевам сильной болью.
   Всё. Код набран, и первая шлюзовая дверь мягко отошла в сторону: открывая вход в небольшую камеру. Сидч, с трудом поборов соблазн войти в тамбур первым, шагнул в сторону: жестом пригласив пройти туда Кларисс и ещё троих своих сотрудников.
  - Сидч, может быть мы сразу же откроем и вторую дверь, да войдём в ангар без всякой лишней мороки? - Это был голос Эммы Ли: который от усталости изменился на столько, что узнать его хозяйку можно было с большим трудом. - Мы с непривычки к гравитации Новой Земли сильно устали: а операция шлюзования по четыре человека займёт слишком много времени и сил...
  - Отставить подобные разговоры! - Шеф-координатор отдела планетарной биоинженерии хотел сказать эту фразу как можно категоричней и жёстче, однако, прозвучало это подавленно и глухо. - Техника безопасности не нами писана, и не нам отменять её основные параграфы!
   В ответ никто ничего не возразил, только первая четвёрка счастливчиков удостоилась множества завистливых взглядов. Но продлилось это недолго: как только внешняя дверь закрылась, все люди устало расселись, кто где смог. Кто-то из особо хитрых расположился прямо на металлических ступеньках ведущих к входу, остальные оккупировали плоский и весьма широкий валун: услужливо выглядывающий из земли справа от шлюзового тамбура жилого ангара. И только Сидч остался стоять там, где и стоял когда пропускал в тамбур первую четвёрку: он считал себя обязанным лично контролировать весь процесс шлюзования. И никаких поблажек для себя любимого делать не собирался - дело принципа.
   В весьма обширном зале, в который попадал любой человек переступавший порог шлюзовой камеры, ещё суетились те, кто только недавно сюда зашёл. Так что, когда Рив вышел из шлюза, он несколько секунд осматривал свои новые владения и, только после этого: убедившись, что это помещение немного превосходит по объёму самый крупный ангар звездолёта, отомкнул шлем от спасательного костюма. Продолжая изображать из себя требовательного начальника, он строго посмотрел на Стерха, неаккуратно бросившего перчатки своего скафандра на пол. Но тот, почувствовав взгляд, обернулся и, быстро поняв причину недовольства своего шефа, неуклюже наклонился, подобрал упавшие элементы экипировки и демонстративно, аккуратно положил их в нужную секцию своего шкафа. После чего куратор проекта гидро преобразования невозмутимо продолжил стягивать скафандр со своего торса. И в каждом его движении сквозил негатив, который он испытывал в отношении своего упёртого начальника: кабы не его упрямство то он - Стерх, уже давно отдыхал, а не маялся стягивая с себя громоздкий костюм.
   Следующее, куда Сидч направил свой взгляд, была дверь, ведущая в медицинский блок. Кстати, медблок располагался близко от основного выхода и с противоположной стороны от похожего на аквариум временного пункта управления и контроля процессов преобразования планеты. Он ещё работал в автономном режиме: изредка отсылая отчёты на звездолёт. Над дверью ведущей к медикам, была активирована схема расположении биорегенерирующих капсул и прочего необходимого для спасения жизни оборудования. И большая часть обозначенных на ней биорегенераторов светилась красным светом: это свидетельствовало о том, что там уже лежит кто-то из его команды. Вот и сейчас пара молодых специалистов, устало шаркая ногами тяжёлой, почти старческой походкой, вошли в дверь автономной медсанчасти.
  - Тоже мудрое решение: оно как раз позволит намного быстрее адаптироваться к новым условиям жизни, и значит, скорее приступить к активной работе. - Подумал Рив, открывая дверцу своего ящика и с трудом поднимая отяжелевший гермошлем: собираясь положить его в специальную ячейку. - Надо будет и мне там полежать: нельзя чтобы завтра перед подчинёнными я выглядел полной 'развалиной‟.
  
  
  - Ну что ты там возишься? Открывай скорее!
   Сти Ван, как и все его подчинённые был экипирован по боевому расписанию и борясь с желанием начать отстукивать нервную дробь, стоял возле главного выхода из большого ангара учебного полигона. Возле вскрытого щитка управления воротами 'колдовал‟ его племянник Ади Рит - сын его старшей сестры. Худощавый, темноволосый юноша был единственным из людей, стоящих у ворот, кто был одет в гражданский костюм. И склонившись возле прорехи в щитке управления, он ловко орудовал пальцами по виртуальной клавиатуре. Временами юноша замирал, смотрел на монитор планшета - который держал воин, по виду выглядевший немного старше программиста. Вот снова, Ади дождался очередного отклика аппаратуры, нервно прикусив губу - чего-то обдумывал, затем нахмурил лоб и снова стал бойко выстукивать по клавишам лишь ему видимой клавиатуры.
  - Ты скоро? - Снова поинтересовался зам. начальника департамента безопасности.
  - Дядя Сти, не отвлекайте меня. - Спокойно, не отрывая взгляда от монитора ответил юноша. - Я не виноват что у вас такая сложная система доступа на ваш учебный полигон.
  - Быстрее парень. Как бы эти бунтовщики звездолёт по своей глупости не угробили. От этих одурманенных фанатиков всякое можно ожидать. - Это уже говорил крепыш, стоящий по правую руку от Сти Вана, кто он, понять не предоставлялось возможности: забрало боевого шлема надёжно скрывало его лицо. - У меня там жена с маленькой дочерью остались. Так что, будь другом: поторопись.
  - А у меня по ту сторону ворот мать с младшей сестрёнкой. - Огрызнулся Ади. - И я не меньше тебя за своих переживаю.
   Послышалось ровное шипение, заставившее всех встрепенуться. Кто-то из бойцов спешно закрывал открытое забрало своего шлема, а Сти Ван быстрым движением умудрился одеть своему племяннику дыхательную маску, и только после этого закрыл забрало своего шлема и активировал систему замкнутого жизнеобеспечения. Только после этого он посмотрел на потолок: однако клапана системы пожаротушения были надёжно закрыты. Недоумевая по поводу источника шипения, зам начальника департамента безопасности и его подчинённые в поиске источника необычного звука стали оглядываться по сторонам. И тут все обратили внимание, что створки ворот очень медленно поползли в стороны.
  - Ура! Ур-ра!
   По внутренней связи послышался крик радости. И бойцы, не теряя времени, без команды построились в боевой порядок: радость радостью - а службу никто не отменял.
  - Забрало не открывать! - Начал отдавать команды Сти Ван, становясь в последний ряд построения. - Пока не справимся с заговорщиками, работаем как в заражённой местности! О Лин, со своей группой разблокируешь кабинет гражданина Пета Ри! Остальные жёстко зачищаем коридоры! Блокируем, вырубаем, вяжем! Вперёд, братцы! Работаем без лишней суеты!
   Все были готовы, и только створки ворот слишком медленно ползли по своим направляющим.
  - Ади, ты что с ними сделал? - Послышался удивлённый голос Сти Вана. - Обычно они отворялись по мановению ока, а сейчас движутся медленнее самой дряхлой черепахи.
  - Не знаю дядя Сти: я сам не понял, что произошло. Может мои действия вызвали какой-то сбой программы....
  - Надо признаться весьма удачный сбой: его итог намного лучше запертых ворот. - Вставил своё слово кто-то из бойцов. - Главное чтобы эти ворота не решили захлопнуться когда мы решим выйти.
  - Отставить панические разглагольствования!
  - Командир, уже можно по одному через эту щель пробираться: правда придётся протискиваться без щитов. Может быть начнём протискиваться и строиться по-боевому расписанию по ту сторону ворот?
   Отставить! Дэн, а ты знаешь обстановку с той стороны? Вдруг это снаружи решили так над нами 'пошутить‟, и в данный момент кто-то там притаился, и с вожделением ждёт, когда ты покажешь свою глупую голову. Затем, пока ты беспомощен, сорвут шлем, и стук по темечку - всё, нет тебя. Так что, стоим и ждём! ...
   В следующее мгновение многие бойцы от неожиданности вздрогнули. Обе створки ворот резко дёрнулись, и немного не дойдя до своего полного раскрытия, замерли. Никто ничего не выкрикнул и не прокомментировал: все люди недоумённо замерли и напряжённо ждали продолжения непонятных эволюций творимых взломанным механизмом ворот. Однако даже через минуту не происходило не только непонятных движений; но даже прекратилось шипение пневматики. А взору спецотряда открылся абсолютно пустой, хорошо освещённый коридор, который через пару метров разделялся на пару таких же светлых, но, более узких.
  - Ну, что ждём? Вперёд. - Спокойно и даже немного буднично проговорил Сти Ван; и бойцы, держа строй, покинули ангар который ещё недавно был для них западнёй.
   У многих, если не сказать что у всех, замирало сердце, когда нужно было проходить между двух неисправных створок - никто не желал себе и своим товарищам такой глупой смерти. Одно дело пострадать в схватке с конкретным противником, и совсем другое из-за неисправности управления какого-то механизма. Однако бойцы никак не показывали свой страх и шли не замедляя, не ускоряя шага.
   Достигнув развилки отряд замер и без лишних команд разделился на две одинаковых по численности группы. Также молча, прикрываясь от возможной атаки заговорщиков прозрачными щитами, бойцы отряда поддержания правопорядка пошли каждый в свой коридор.
  - О Лин, - напутствовал Сти командира отряда уходящего в правый коридор, - не забывай: надо блокировать замки каждой двери оставляемой за вашей спиной. Кто виноват, а кто нет, будут разбираться другие - есть видеозаписи. А наша задача как можно скорее подавить эту заразу.
   Этот коридор: который достался О Лину, вёл к жилым отсекам, где жили семьи департамента безопасности. Там в заточении находился Пет Ри, и его надо было срочно освобождать: дабы уже он мог начать командовать дальнейшим ходом операции по подавлению мятежа. Поэтому туда и были направленны лучшие бойцы: им предстояло пройти по прямому коридору, открыть спецключом заблокированный кабинет начальника департамента безопасности доставить его на командный пункт и двигаться дальше, задерживая всех, кто будет встречаться на их пути. Жаль, что карточки-ключи могли работать только с наружными терминалами замков: не было бы впустую потеряно столько драгоценного времени: так-как Пэт Ри, в этом случае мог бы самостоятельно покинуть помещение. Да и подразделение Сти Вана, не потеряло бы столько времени на множество тщетных попыток открыть ворота ангара.
   Отряд, ушедший влево, шёл долго не встречая никакого сопротивления, они двигались по пустым коридорам и от этой ложной идиллии казалось что нет никакой попытки переворота. А отсутствие людей объяснялось тем, что они просто сидели в своих жилищах. Так было пока отряд не достиг входа в самый крупны зал на звездолёте - принадлежащего архивной службе. Обе его двери были распахнуты настежь и, на полу у одной из них, засохло множество кровавых отпечатков обуви. Когда бойцы, закрыв и заблокировав первую дверь, заглянули во вторую: откуда и шли страшные следы, то их взору открылась ужасная картина. Возле самого входа, в нелепой позе, в луже крови лежало растерзанное тело человека. Боец, посланный узнать, можно ли помочь несчастному, наклонился, внимательно осмотрел тело и вскоре резко поднялся, обернувшись, полицейский отрицательно покачал головой.
  - Помочь ничем нельзя. - Отчитался Дэн, а это был именно тот нетерпеливый воин, пожелавший недавно поскорее покинуть ангар, протиснувшись меж движущихся створок. - Кажется, это женское тело, только узнать кто она - невозможно: сильно изуродовано.
  - Закрываем помещение, блокируем и, не теряя времени движемся дальше. - Дал команду Сти, после того как выслушал доклад своего подчинённого.
   После того что все увидели в этом зале, у многих бойцов спёрло дыхание, и горестно сжалось сердце. Да, да, несмотря на то, что по роду службы эти мужчины готовились ко всему: и к убийствам в том числе. Но и у них были эмоции, чувства, а сердце не было холодным камнем: ведь это могла быть и их жена, или просто знакомая. Да и человека принявшего такую ужасную смерть они видели впервые. Да и как к такому можно привыкнуть.
   После первого же поворота, хмурые от увиденного ими трупа женщины, бойцы наткнулись на двух охранников стерегущих кабинет Каана Оста. И за малым не кинулись на них с занесёнными над головой дубинками. Но Сти Ван опередил их рявкнув:
  - Отставить! Держать строй! - А затем крикнул по громкой связи, обращаясь к двум верзилам, ошарашенно стоявшим у кабинета главного архивариуса. - Лежать! Руки и ноги в стороны!
   На удивление резво для своей комплекции, телохранители распластались по полу, а один из них уже лёжа выкрикнул:
  - Нас только наняли для его охраны! Но после увиденного нами кошмара: того, что начался после безумной речи Каана, мы его изолировали! Он заперт нами в своём кабинете!
  - Если это так, то это вам зачтётся! Дэн, Пэт, зафиксируйте задержанным руки за спиной и отведите в зал, где лежит найденное нами тело женщины!
   После другого поворота - на лево стали видны следы произошедших здесь актов вандализма: на лестнице¹¹ ведущей в общий спортзал, были отломаны накладки декоративных перил. И далее по коридору, все плафоны системы освещения и видеокамеры имели следы нанесения по ним ударов тяжёлыми предметами, благо делались те с применением сверх прочных материалов. Также, все запертые двери - все без исключения, имели многочисленные следы попыток взлома. А самое страшное, что на полу лежало ещё несколько тел. После беглого осмотра места трагедии, только у маленькой девочки, лежащей под изуродованным телом своей матери, были обнаружены еле теплящиеся признаки жизни. Было понятно что погибающая мать, позабыв про себя, как могла, до последнего своего вздоха закрывала всем телом и руками своего двухлетнего ребёнка. И только благодаря этому самоотверженному поступку женщины, ребёнок не получил не единого удара по жизненно важным органам и частям тела. И именно благодаря этому, у малышки хоть слабо, но ещё билось сердечко, и присутствовало учащённое поверхностное дыхание. Мужчины, которые считали, что после увиденного в актовом зале архивариусов, в этой жизни их уже ничем не удивишь: были снова шокированы. У кого-то их них, от вида изуродованного тела ставшего щитом для малышки, защемило сердце, двое воинов почувствовали, как из их глаз покатилась предательская слеза, а горло сковало сильным спазмом. И когда Пет извлекал девчушку из под остывающего тела матери принявшего на себя все смертоносные удары, все - до хруста суставов сжали свои кулаки. Осторожно, как особо хрупкую драгоценность, воин бережно взял ребёнка на руки и, мягко ступая по полу, устремился в сторону большого ангара своего учебного полигона. Боец спешил как мог: при этом боясь растрясти свою бесценную ношу. Спешил туда, где можно было помочь - на полигоне, как на объекте повышенной опасности, находилось десять автоматических биорегенерирующих капсул.
   Пэт Каев успел. Когда он закрыл крышку мед. агрегата и закончил все необходимые настройки, то немного пожужжав, аппарат вывел на панель индикации капсулы, что вероятность удачной регенерации ровна восьмидесяти процентам, и это было намного выше ожидаемого. Когда боец уже собирался уходить, на его коммуникатор пришёл звуковой вызов. В шлемофоне прозвучал голос Сти Вана:
  -Пэт, если ты ещё в медблоке, то оставайся там. Мы нашли ещё двоих выживших, мальчишка лет десяти и женщина лет двадцати пяти - двадцати восьми. Подготовь для них аппараты и останься охранять объект - мало ли что ещё может случиться.
   Однако жизнь любит во всё вносить свои коррективы, и это не было последней проблемой 'свалившейся на голову‟ Пэта. В следующую секунду после отбоя связи, в медблок буквально вбежали двое воинов с трудом несущих Пета Ри: так как тело начальника департамента безопасности билось в конвульсиях, и выгибалось дугой.
  - Его отравили противопожарной смесью газов! Хорошо, что он лежал возле двери и мы вовремя успели: вошли в его кабинет и не дали ему как следует надышаться этой гадостью!
   Кто из двоих служителей правопорядка, вбегая, буквально прокричал эту фразу по радиосвязи, было не понять, да это и не было важно. Пет поняв причину конвульсий, не теряя ни секунды кинулся к аппарату гемодиализа и активировал его. А бойцы занялись своей частью подготовки пациента: ловкими движениями срезали с пострадавшего всю одежду: действуя настолько аккуратно, что умудрившись даже не поцарапать его кожу. Справившись с этой задачей, они стали фиксировать тело на выдвижном столе аппарата. Так что не прошло и двух минут, как пациент плавно въехал в недра огромной машины, и ещё через несколько секунд заработала помпа, прогоняя кровь пострадавшего через мощные абсорбирующие фильтры.
  - Пет, с тобой останется Вита. Если потребуется, то вместе с ним перенесёте твоего тёзку в регенератор. Да и всем будет спокойнее, если вы будете вдвоём дежурить.
   Кто с ним говорил, Пэт снова не разобрал, но в данной ситуации, это беспокоило его меньше всего на свете.
  
  
   Как ни странно, но из биорегенерационной камеры Сидч вышел только через сутки: причём предоставленный автоматикой протокол проведённых операций, не внёс ни какой ясности: так и осталось загадкой его такое длительное заточение. Так что когда шеф-координатор отдела планетарной биоинженерии вышел из медблока, то рабочий день первой смены инженеров давно подошёл к своему окончанию. Даже те сотрудники, кто работал за приделами ангара уже вернулись, и снимали защитное снаряжение; те же, кто их сменил: уже покинули зал и, судя по индикации, последняя четвёрка заступившей смены уже покидала шлюз.
  - Гражданин Рив, вторая смена инженеров приступила к своим обязанностям! - Рапортовал моложавый, худой начальник смены, первым заметивший появление своего шефа и вытянувшийся перед Сидчем по стойке смирно. - Ни в почве, ни в воде, никаких отклонений от нормы не замечено! Первая смена запустила три дополнительных зонда для контроля верхних слоёв атмосферы! Все взятые ими пробы показывают норму!
   Внимательно осмотрев служаку из-за молодости преданно 'пожиравшего своего начальника глазами‟, Рив перевёл взгляд на работающую смену: от зала их условно отделял полутораметровый прозрачный барьер. Те сидели, не отрываясь от мониторов: - 'Толи на самом деле они контролируют процессы требующие такого внимания, толи специально для меня - на показ симулируют энтузиазм и фанатичное рвение‟? - Немного отрешённо подумал Сидч, закончив беглый осмотр временного командного пункта. Это было его идеей поместить его в самом крупном из помещений жилого ангара и огородить прозрачной стеной. Сейчас ему эта идея казалась абсурдной: люди будут постоянно отвлекаться на снующих туда-сюда товарищей, но что-либо переделывать уже было поздно.
  - Молодцы, работайте. - Спокойно ответил Рив, выслушав рапорт. - Если что-то пойдёт не так, то сразу докладывай мне.
   Начальник смены которого звали Эрлом, незамедлительно сел на своё рабочее место и также как и вся дежурная смена уткнулся взглядом в свой монитор. А те, кто только что вернулся с работ за приделами ангара, избавившись от тяжёлой экипировки, не обращая ни на кого внимания на Сидча, устало брели в медблок к регенераторам - длительное ношение спасательного костюма, организмом воспринималось как запредельные перегрузки.
  - Сидч, мне на мой коммуникатор только что пришло долгожданное сообщение, что ты покинул медотсек. - Выскочившая из жилого отсека встревоженная Кларисса, говорила всё это не замедляя своего бега и чуть ли не в прыжке повисла у мужа на шее: за малым не сбив его с ног. - Что ты так долго там находился? Что с тобой случилось?
   По щекам молодой женщины текли слёзы радости и она, всхлипывая, прижалась к груди мужа, еле сдерживала рвущееся наружу рыдание.
  - Со мной всё хорошо, - растерянно оправдывался Сидч, стараясь успокоить супругу, - видимо местному аппарату что-то не понравилось. Может он дал небольшой, нестрашный сбой; а может он так долго меня не отпускал из-за того, что я уже три года не лежал в камерах его собратьев - некогда было. А сейчас биорегенератор уже всё подлечил, и я больше не буду так долго отлёживаться в его капсуле.
   Но Кларисс не слушала никаких объяснений, она обливаясь слезами, жалась к мужу и не обращала внимание на окружающих её людей. Впрочем, и все кто в этот момент был в зале, делали вид что не замечают её истерики. Люди знали про беременность жены своего шефа и списывали её поведение на обыкновенный психоз. Беременные и не из-за такого устраивают истерики. Да и работу никто не отменял, а те, кто уже отработал за приделами ангара, спешили в медблок, дабы поскорее восстановиться.
  - Гражданин Рив! - Это был голос прикомандированного к его отряду связиста. - Разрешите обратиться?!
   Услышав такое официальное обращение, Сидч постарался отстранить от себя плачущую жену. Но, сделать это оказалось нереально: Кларисс в ответ на эти попытки, только сильнее прижалась к мужу; правда всхлипы заметно притихли. Так и пришлось шеф-координатору отдела планетарной биоинженерии отвечать и выслушивать связиста продолжая обнимать свою притихшую супругу:
  - Я слушаю вас.
  - Потеряна связь с материнским звездолётом.
  - Давно?
   Связист немного стушевался, неуверенно пожал плечами и уже не так браво ответил:
  - Скорее всего, её нет уже с самого момента нашего приземления.
  - А точнее. - Сидч за малым не потерял самоконтроль и не перешёл на крик: он приблизительно догадывался, что могло быть причиной такого сбоя, но не желал верить в то, что на корабле мог начаться мятеж.
  - Мы получаем все сообщения посылаемые нам корабельной автоматикой, также получаем подтверждения что наши послания ею принимаются. - Стоящий перед Сидчем связист, с каждым словом говорил всё тише и не увереннее. - Но я не могу связаться ни с одним из дежурных операторов. Такое впечатление, что у них разом отключилась вся аппаратура или они по какой-то причине покинули свои посты.
  - Делай что хочешь, но мне нужна связь! - Отдавая эту команду, Сидч переживая за жену и особо за ещё не рождённых дочерей повернулся, и осторожно повёл Кларисс к жилому отсеку, и уже возле входа в него обернулся и уже более спокойно пояснил. - Сделай так, чтобы как только орбита выйдет с нами на связь, я об этом узнал сразу же: в любое время суток. Я знаю: ты меня не подведёшь.
   Как только чета Рив оказалась в пустом коридоре жилого сектора: буквально через несколько шагов по нему, Кларисса взяла себя в руки, как будто и не было недавно устроенной истерики. Молодая женщина остановилась; вытерла неизвестно откуда появившейся в руке салфеткой слёзы; приосанилась, и неожиданно для Сидча, стала вводить мужа в курс событий произошедших за время его вынужденного отсутствия. Или точнее говорила то, что она таковым считала:
  - Зря ты так доверяешь этому размазне Рою. Этот прикомандированный к нам связист вышел из регенератора самым первым. - Кларисс подобралась и сейчас, выглядела так, как и подобало женщине её статуса: хотя, отёкшие веки и покрасневший нос ещё напоминали о недавнем нервном срыве. - И он встречал каждого выходящего из медблока с этой новостью. И это он сейчас выглядит бравым служакой: а на момент моего выхода из этой клятой капсулы он метался по ангару как испуганная институтка и неистово вопил.... Хорошо, что перед моим появлением вместе с этим Роем было всего пять человек. Но из-за его истерик, все они были в подавленном состоянии, а Ли, вообще была на грани самоубийства: когда я её нашла в её кубрике, она как раз собиралась вскрывать себе вены. Вот так-то.
   От такой новости Сидч замер посреди коридора как статуя, остановилась и его жена. Молодая женщина, правильно поняв причину возникшей заминки, пояснила:
  - Не переживай, твоя гордость, твой ведущий специалист из отдела аналитики сейчас в относительном порядке. Я её насколько это возможно, настолько и загрузила работой, так что ей, о суициде и думать некогда. Правда сейчас с её работы толка ничтожно мало: она так напичкана транквилизаторами, что ходит по ангару как сонная муха и засыпает там, где только присядет. Относительно других членов экспедиции, так они полностью подчинились мне и на данный момент работают с полной самоотдачей....
   Кларисса улыбнулась, хотя вышло это не очень естественно - в её глазах читалась горестная тревога.
  - ... Так что будь добр, принимай скорее бразды правления. Я за эти неполные сутки так устала: что буквально падаю. Эти полночи и большая часть дня: когда я утихомиривала некоторых истеричных придурков и, пытаясь не допустить анархии, меня сильно измотали...
   Сидч только сейчас окончательно понял причину, по которой у его жены появились под глазами 'мешки‟ и оказывается, виной этому были не только пролитые ею при встрече слёзы. Рив проклинал своё решение взять Кларисс в эту экспедицию: хотя нет, больше всего он ругал себя за решение лечь в этот проклятый биорегенератор:
  - Бог с теми болями в теле, которые сейчас мучали бы моё тело. - Думал он, с тоской глядя на свою жену. - Главное, что это позволяло избежать перенесённого Клариссой стресса. Ещё будучи подростком, я часто изнурял себя работой в спортзале и всегда стоически терпел последствия таких занятий. А сейчас настолько изнежился, что поддался всеобщему соблазну...
   Кларисс, как будто подслушав мысли своего любимого мужчины, снова прижалась к нему и тихо прошептала - на самое ухо:
  - Успокойся милый, не переживай так за меня: я сама напросилась к тебе в экспедицию. И я прекрасно понимала все связанные с этим риски. И я очень рада, что пока ты был в медблоке, мне удалось взять всю ситуацию под свой контроль. - Молодая женщина на секунду замолчала, задумалась и, как будто решившись на большее откровение призналась. - Больше всего я боялась, что пока ты будешь восстанавливаться в капсуле, на связь выйдет этот маньяк Каан и как победитель, потребует от нас полного подчинения его правлению. Меня мучали сомнения: смогу ли я подавить его скрытых сторонников, которые находятся среди нас и решатся его поддержать.
  - Не бойся. - Мило улыбаясь и обняв жену, как будто собирался этим жестом отгородить её от всех возможных неприятностей, проговорил Сидч. - У этого безумного Каана: даже если он решится на переворот, нет ни единого шанса на победу. Да, он и его последователи могут натворить много бед на борту звездолёта. Но, попасть в рубки управления у них не получится, а значит им и не добиться полного контроля над кораблём. Самое уязвимое место на нашем звездолёте это пост связи с нами, однако, и там его ожидает фиаско: его просто обесточат. Иначе уже через час после переворота, мы бы слушали его истерические призывы присоединиться к нему и лозунги о попираемой всеобщей справедливости.
  - Ты думаешь, что связь отключили с командного центра управления?
   Хотя в душе у Сидча были большие сомнения в достоверности той версии, что он только озвучил жене, однако Рив ответил как можно увереннее:
  - Да. Иначе этот безумец начнёт передавать нам сплошную дезу и призывать нас присоединиться к его перевороту. Подумай. Насколько силам правопорядка будет труднее подавить его бунт, коли его сфера влияния распространится и на наш лагерь.
  - Но это же его всё равно не спасёт.
  - Не забывай. Что мы с тобой, взяв за основу самый страшный из сценариев воображаемых событиях, и только теоретически рассуждаем о его возможном развитии. А скорее всего, это банальный сбой видеосвязи - ведь вся другая аппаратная связь работает отлично. А ты, как раз оставила своих сотрудников без присмотра: так что твои подчинённые, привыкшие работать только по твоей указке, просто растерялись и поэтому работают на устранении поломки с мизерной эффективностью.
  - Если это так. То после их переселения и окончания строительства нашего земного поселения, я первым делом заставлю их построить отдельный учебный корпус с тренажёрами. И буду еженедельно гонять их на предмет поиска всевозможных аварий и неисправностей оборудования и скорейшего устранения оных.
  
   Группа Сти Вана немного замедлила шаг. Впереди уже отчётливо слышались крики и чётко выделялись характерные звуки ударов чего-то тяжёлого о прочный пластик полицейских щитов. Зам начальника департамента безопасности старался понять: толи это сопротивляются толпе те подразделения, которые несли дежурство пока его отряд находясь на казарменном положении отрабатывал технику усмирения разбушевавшейся толпы, толи это О Лин продвинулся так далеко и приступил к подавлению мятежников. Уточнять это по связи не хотелось: вдруг Лин ещё не вышел на позиции и, отвечая на вызов упустит виду что либо важное, мало ли какая у него может складываться ситуация. Но ещё через пару шагов Сти понял, что впереди находятся не его бойцы: было ясно, что те смельчаки хоть и старались сдерживать толпу, но делали это весьма не организованно и их поражение, было только вопросом времени.
  - Шире шаг! - Сти Ван не собирался таиться: он понимал, что чем скорее его бойцы вмешаются в это побоище, тем больше жизней им удастся спасти. - Работаем максимально жёстко! Эти выродки, убивали беззащитных людей и, судя по всему напали на наших коллег! Этого прощать нельзя!
   Взору вышедших из-за поворота бойцов правопорядка открылась весьма страшная картина. Как и в предыдущих коридорах, по которым прошли нелюди Каана везде виднелись следы погрома: отметины от ударов чем-то тяжёлым по стенам и осветительным приборам; следы попыток вскрытия запертых дверей и несколько растерзанных тел лежащих в лужах собственной крови. Если судить по обрывкам одежды, на сей раз это были трупы только служителей правопорядка.
   Повинуясь командам Сти, шеренги подравняли свои ряды и первый ряд, гулко ударил по своим щитам дубинками. И затем, каждый шаг бойцов сопровождался такими же ударами.
  - Всем лечь! При невозможности это сделать: стать на колени и держать руки на затылке! Иначе против вас будет применены меры силового воздействия!
   Это Сти Ван обратился по громкой связи к толпе, но одурманенная Кааном людская масса повела себя неадекватно. Несколько человек развернулись к шеренге только что появившихся в коридоре бойцов угрожающе замахали руками и самодельными дубинками: трое из них, обезумивши выпучив глаза, с воем понеслись на встречу. Как только эти безумцы врезались в щиты, то моментально получили весьма ощутимые удары дубинками. Немного опешив от того что получили отпор, нападавшие замерли и пока они не опомнились, щиты разомкнулись; в образовавшийся проход выскочило трое служителей правопорядка в полной экипировке, но без щитов; и, скрутив бунтовщиков, затащили их за спины своих товарищей. Щиты снова сомкнулись, а пленённые, получив ещё несколько ощутимых ударов по рёбрам, были закованы в одноразовые наручники и зафиксированы за уцелевшие коридорные скобы. То что арестованные полу весели на этих скобах: еле касаясь пола ногами, ни у кого не вызывало сочувствия.
   Вот ещё несколько безумцев повторили атаку на шеренги служителей правопорядка, и эта попытка закончилась пленением нападавших. И только после этого вся толпа полностью переключила своё внимание на новую силу посмевшую дать им достойный отпор. 'Застывшая‟ было людская масса, снова зашевелилась, это сквозь неё весьма бесцеремонно протискивались шестеро весьма крепких парней. В отличие от остальных бунтовщиков, они были весьма спокойны и экипированы облегчёнными щитами и дубинками служителей правопорядка: а на головах у них были одеты лёгкие полицейские шлемы.
   Сти, внимательно наблюдавший за толпой заметил, что находившийся в ней мужчина: в нелепо ярко-красном комбинезоне подавал жестами какие-то сигналы, и выдвинувшиеся к ним боевики, явно действовали по его команде. И ещё. Таких сигнальщиков было как минимум трое.
  - Внимание всем! - Как можно спокойней обратился к своим подчинённым Сти Ван. - Видите жестикулирующих людей: ну тех, кто в ярких комбезах? При первой же возможности их надо нейтрализовать. А выдвигающихся к нам боевиков, подавляем показательно жёстко: пусть видят, что мы с такими 'героями‟ не церемонимся.
  - Сделаем командир. - Ответил кто-то из его людей. - Эта шваль быстро поймёт, что сопротивляться нам, значит навлекать на свою голову лишние неприятности.
   Тем временем боевики выстроились перед полицейскими в шеренгу: перекрыв коридор, и приняли такую же стойку, как, и служители правопорядка. Сквозь прозрачный пластик щитов было видно, как осклабились их лица в кривых усмешках; а толпа: руководимая 'дирижёрами‟ в яркой одежде, стала потихоньку подходить вплотную к спинам своих экипированных бойцов: точнее её теснили в нужном направлении боевики 'растворённые‟ среди массовки. Причём в первые ряды 'группы поддержки‟ по-прежнему пробирались весьма крепкие молодые люди.
   Сти обратил внимание на то, как самоуверенно, организовано действовали бунтовщики. Поэтому, решив уменьшить всевозможные риски, отдал новую команду:
  - Задние шеренги охраняйте тылы! Мы пока не знаем кто стоит за Кааном, и на какие действия против нас он способен!...
   Пока толпа не подошла вплотную к своим боевикам, щиты полицейской шеренги снова разомкнулись, только на сей раз вперёд никто не выскочил.
  - Бац, бац, бац....
   Послышалась быстрая серия негромких хлопков, это сработала пневматика нескольких шокер-парализаторов. Так как облегчённые щиты участников переворота не прикрывали всё тело, то выброшенные сжатым воздухом иглы мгновенно преодолев относительно небольшое расстояние разделяющие противников, впившись в ноги самодовольных боевиков: и те, сотрясаемые конвульсиями повалились на пол. Только один здоровяк старательно, можно сказать почти успешно сопротивлялся электрическим разрядам проходящим по его телу: боевик стоял на коленях и, уронив щит, безрезультатно старался освободившейся рукой выдернуть впившиеся в него электроды. Сделать ему это не позволили: подскочившая к нему пара полицейских нанесла пару ударов дубинками. Первым ударом была сбита не застёгнутая полицейская каска, второй удар отправляя бандита в нокдаун рассёк кожу на затылке. Так что когда следом за его товарищами, крепыша утаскивали в тыл служителей правопорядка; то за ним оставался кровавый след.
   Замершая от такого развития событий толпа онемела и в коридоре жилого отсека повисла гнетущая тишина. Впрочем, продлилось это не долго - ярко одетые 'дирижёры‟ завопили:
  - Сатрапы! Душегубы! Они убили нашего брата!
   Через несколько секунд, эти кричалки, неистово вопили уже все участники переворота. Бунту нужна была праведная жертва и она появилась.
  - Твари, - кто-то из отряда Вана 'шипя‟ сквозь стиснутые зубы озвучил общую для его товарищей мысль, - скольких людей вы только что убили, и скольких собирались ещё, так после этого вы значит не душегубы? А как только мы за эти безобразия настукали вам по голове: так мы моментально стали сатрапами и убийцами.
  - Не 'кипи‟ так. Я не удивлюсь, если у них уже были заранее назначены жертвы из числа боевиков, или массовки. А сейчас, они только воспользовались подвернувшимся поводом. - Глухо ответил ему О Лин. - Любой переворот не может обойтись без героических жертв: иначе невозможно утверждать, что этим так сказать 'героям‟ противостоял 'кровавый‟, 'диктаторский режим‟. Им как воздух нужен жертвенный символ способный оправдать все совершённые во время переворота злодеяния. Да и первое время необходимо чем-то поддерживать назначенный образ свергнутого коварного врага...
   Дискуссия закончилась неожиданно: так как боевики предприняли атаку, постаравшись навалиться сразу всей толпой. С диким рёвом, вышедшая из временного ступора толпа врезалась в щиты и, не смотря на организованное противодействие: не обращая внимания на удары дубинок и применение против них парализаторов, сумела немного потеснить служителей правопорядка. На этом, фортуна отвернулась от так называемых 'Бойцов за справедливость‟. И служители правопорядка стали оттеснять толпу: выхватывая из её рядов самых активных боевиков...
  
   Настоящая брюнетка, чья фигура была предметом завести всех её подруг, а уверенность в своих силах зашкаливала все мыслимые и не мыслимые пределы Роз сидела на полу как испуганный ребёнок и дрожала как осиновый лист. Шок, заставивший её действовать быстро и чётко, уже прошёл, и сменился жуткой апатией. Впрочем, и это состояние продлилось не долго: из него её вывел испуганный, истерический плач её десятилетних близняшек. Обе её красавицы дочери также сидели в углу небольшого тамбура их прихожей, и их худощавые тельца судорожно содрогались от рыдания. Ли, всегда бывшая заводилой во всех детских шалостей сестёр, и сейчас как неоспоримый лидер, неосознанно - как могла опекала Энжи: обе девочки беспомощно сидели на полу и только Ли, прижимала свою двойняшку к себе так, чтоб та, даже если захочет, не смогла посмотреть на экран домофона. А сама смотрела туда своими округлёнными от ужаса карими глазками с раскрасневшимися от слёз белками: смотрела не в силах оторвать взгляд от жуткого, разрушительного хаоса, творимого бунтовщиками возле их двери.
   Роз, обессиливши сползшая по стене на пол, увидела этот ошарашенный взгляд дочери и на уровне материнского инстинкта осознала, что если она немедленно ничего не предпримет. То у её Ли может помутиться рассудок. Женщина сделала над собой усилие, с трудом поднялась с пола и выключила экран домофона. Но её дочь всё также заворожённо продолжала смотреть на погасший монитор. Поэтому, мать на непослушных, полусогнутых ногах подошла к нише с аптечкой; взяла её и активировала настройки автоматического шприца предназначенные для её дочерей, затем выбрала пункт: - 'Успокоительное при сильных стрессах‟.
   Обе дочери Роз: обычно жутко боявшиеся любые инъекции, на сей раз не обратили на мамины манипуляции с автоматическим шприцом никакого внимания. И когда девочки постепенно успокоились и погрузились в медикаментозный сон, то Роз Ви неуклюже беря дочерей непослушными руками, по очереди отнесла их на их кроватки. После чего молодая женщина вышла в центр зала, потерянно осмотревшись и запоздало осознав всю горечь постигшей её потери, схватилась руками за волосы - окончательно всклокочив уже растрёпанную причёску, и завыла как раненая волчица.
   Разум молодой женщины отказывался верить в реальность постигшей её беды, ведь ещё час назад она была если и не счастлива - то вполне довольна своею жизнью. И в той жизни она позволяла Рику - её мужу выказывать свою преданную любовь и дозволяла ему предугадывать и выполнять все её капризы. А временами: когда её подруги рассказывали о достоинствах и силе характера своих мужей, такая собачья преданность Рика её сильно раздражала, и по возвращению с таких посиделок, Роз закатывала этому невзрачному тюфяку очередную истерику или грандиозный скандал. Вот и сегодня, возвращаясь с семейного похода в спортзал, она собиралась отправить дочерей к их подружкам и высказать мужу все, что она о нём думает. Однако. Её планам не было суждено сбыться.
   Стоило им покинуть спортивную зону, как зазвенел негромкий сигнал, обозначающий что двери экстренно закрываются, и приятный женский голос из репродукторов посоветовал немедленно разойтись по своим жилым ячейкам и заблокировать входные двери. Восприняв это как очередную учебную тревогу, чета Фокс поспешила выполнить требуемое: тревога хоть и была учебная, но как обычно, наказание за невыполненный норматив было строгим и весьма реальным.
   Понимание что эта тревога не была учебной, пришло тогда, когда Роз и её семья достигли своего жилого этажа. Здесь возле выхода с лестничной площадки были чётко слышны шум и крики беснующейся толпы: что послужило мощным стимулом для ускорения движения - все члены семьи Фокс, бросив сумки, устремились прочь от шума. Однако их появление на этаже заметили и мятежники, которые тут же устремились за ними в погоню. А когда до спасительной двери было метров десять и подбежавшая к ней первою Ли её открыла, послышался запыхавшийся, сбивчивый - с посвистыванием голос мужа:
  - Роз! ... Меня не жди! ... Закрывай и блокируй дверь! ... Я их задер....
   Уже вбегающая в дверной проём Роз оглянулась и мельком заметила как толпа буквально смела: поглотила остановившегося на её пути Рика, но этот поступок подарил его жене драгоценные, спасительные секунды столь необходимые для полного закрытия створки двери.
   Окончательно всё вспомнив и осознав всю горечь и безвозвратность постигшей её потери, Роз Фокс, смотрела в пустоту отрешённо-потерянным взглядом. Чуть ли не сгибаясь под тяжестью навалившейся на её плечи беды, женщина осела на пол, она неистово рвала на своей голове волосы, и выла как смертельно раненое животное. И было в этом обездоленном стоне столько отчаяния и безысходности, что у любого услышавшего это стенание человека, от ужаса стыла бы в жилах кровь. А её слишком сентиментальный и мягкосердечный муж, в это время лежал неестественно выгнувшись поперёк коридора: он пал под градом смертельных ударов, пал всего лишь в нескольких метрах от спасительной жилой ячейки. И он: тот кого Роз считала тюфяком, как настоящий мужчина сделал всё что мог для спасения своей семьи. Что не говори, но настоящий мужчина не всегда тот у кого косая сажень в плечах и самоуверенный взгляд, а тот, кто ради спасения своей семьи готов отдать самое дорогое что есть в этом мире - свою жизнь.
  
  Кое-что о праздниках на пленэре.
  
   Благодаря стараниям Кларисс, на наземной станции с раннего утра началась жуткая суета: все увлечённо готовились к торжественному мероприятию по поводу выпуска первой партии летающих насекомых. Конечно они - эти бабочки, небыли пионерами по освоению этой планеты. До них: то есть даже ещё до прилёта людей, в грунт были подсажены почвенные бактерии, растения, за ними черви и прочие полезные букашки, которые уже давно взрыхляли почву и перерабатывали корни и стебли отмирающих трав. Однако именно это событие было решено сделать знаковым. И для такого решения были свои причины: нужно было как можно скорее отвлечь людей от тягостных мыслей и фантазий по поводу отсутствия связи с кораблём. Также нужно было хоть как-то сплотить приунывших участников десанта: объединив их участием в каком либо едином действии. Потому что некоторые из них уже стали замыкаться в себе, или сбиваться в небольшие неулыбчивые группы; ну и просто необходимо было дать всем членам экспедиции 'выпустить пар‟: то есть вполне созрела острая необходимость в каком-либо празднике и не будь этого весьма удачно подвернувшегося события, то нечто подобное нужно было придумать.
   И этой ночью, Сидч ищущий выход из сложившейся на станции ситуации, внимательно выслушал все аргументы предоставленные ему женой, после чего, дал добро для придания этому мероприятию торжественно праздничного статуса. Тем более если верить архивным видеозаписям, то массовый вылет бабочек из инкубаторов и вправду должен быть весьма красивым зрелищем. А далее, всё будет делаться в зависимости от ситуации. И вполне может случиться так, что к моменту, когда популяция этих быстро размножающихся бабочек - опыляющих цветы достигнет определённого количества: то также торжественно будут выпущены и их естественные враги. Вообще-то, всё это обычные, рядовые события по поэтапному воссозданию экосистемы и только его жена додумалась, что с этого события можно сделать весьма необходимый, и красочный праздник. Так что, проснувшись поутру, она со свойственной ей энергией развернула бурную деятельность по вербовке помощников для своего проекта.
   Взяв бразды правления в подготовке торжества, Кларисс развила такую бурную деятельность, что воздух буквально 'искрился‟ переполняемый её неуёмной энергией и положительными эмоциями. Не смогли этому сопротивляться не только отобранные ею волонтёры, но и сторонние для этой подготовки люди. Весть о предстоящем мероприятии уже разнеслась по ангару достигнув даже его отдалённые уголки, и многие зеваки считали своим долгом что либо разузнать: а затем, с умным видом хвастаться своими знаниями, вожделенно ловя восторженные взгляды менее информированных сослуживцев.
  - Аньша, ты почему покинула пост?!
   Сидч специально выждал момент, когда угловатая: страдающая излишней худобой, и любопытством сотрудница подойдёт к двери, за которой в ещё пустом складе оттачивался сценарий предстоящего торжества. Героически борясь с предательской улыбкой, Рив до поры, до времени делал вид, что увлечённо смотрит в свой монитор. Но когда молодая брюнетка уже протягивала свою руку к двери: желая её хоть немного приотворить, он её строго окрикнул.
  - Гражданин Рив, я это... - Девушка одёрнула руку и немного растерянно заозиралась, как будто ища оправдание своему действию. - Ну, это... я хоть одним глазком взгляну. Можно?
  - Нечего зря людей беспокоить, вот как пригласят всех, тогда и посмотришь. А сейчас, бегом марш на свой пост!
   Но видимо молодая подчинённая в ожидании приближающегося праздника уже немного расслабилась и позабыла про субординацию.
  - Но сегодня у нас всё работает в автоматическом режиме...
   На лице Сидча промелькнула холодная ухмылка и он, перебив спешные, не очень уверенные оправдания девушки, сухо проговорил:
  - Да, у нас всё и всегда работает в автоматическом режиме, но это не значит что мы должны расслабляться. Ещё одно твоё возражение - хоть единое слово, то во время праздника бабочек, ты будешь единственной кто останется на своём посту: как это и положено по инструкции.
   Грустно вздохнув, и опустив голову, Аньша нехотя: как будто шла на эшафот, повернулась и пошла на своё рабочее место. И любой заглянувший в этот момент в её глаза, ужаснулся бы от бушующего в них пламени яростной злобы, обиды и возмущения. А Сидч, проводив её строгим взглядом, в душе пожалел молодую сотрудницу. Он, как это ни странно, прекрасно понимал и разделял её нетерпение, и распирающее любопытство. Однако внешне эта эмоция никак не проявилось: как всегда, на работе он был строгим и требовательным начальником и даже крохотного намёка на возможность панибратских отношений с подчинёнными он не допускал. Хотя. От ожидания обещанного женой чудесного зрелища Сид сам сидел как на иголках, и томительно посматривал на часы: которые с каждой минутой всё сильнее и сильнее замедляли свой и без того неторопливый ход.
   Невозможно передать словами насколько прекрасен вид нарождающейся на планете природы: он намного восхитительней и прекрасней видеоряда воспроизводимого на голографических экранах в зале релаксации. И пусть от этого настоящего мира отделял полностью автономный спасательный костюм с его прозрачным забралом, но даже это не могло оградить от восторга который овладевал людьми. Они были счастливы, потому что перестали смотреть на эти просторы сухим, безразличным взглядом профессионалов выполняющих свою ежедневную рутинную работу.
   И люди, слушая эмоциональную речь Кларисс, стояли, буквально разинув рты: как будто всё это великолепие они видели впервые. Биоинженеры зачарованно рассматривали дивный изгиб лукоморья¹². Любовались 'барашками‟ на гребнях невысоких прибрежных волн: которые одна за другой набегали на берег. И, как будто вторя этому движению, волны продолжали свой бег по высокой и сочной траве. И не беда что плато, на котором росла эта густая растительность, начиналась над крутым, скалистым склоном, который возвышался над береговой линией метров на двадцать. Стены этого обрыва, изъеденные ветрами, волнами, дождями и перепадами температуры напоминали величественные колонны таинственного замка. Гражданка Рив так красочно доносила до слушателей свои ассоциации, что все без исключения узнавали их в этих подмытых слоях породы, в её архаичных и не всегда упорядоченных нагромождениях. И всё это великолепие увенчивало голубое небо с редкими, пушистыми облаками зависшими над землёй и поражавшими взгляд своей идеально чистой белизной.
   И вот когда Кларисс привлекла внимание слушающей её публики к инкубационным контейнерам с бабочками, у Сидча неожиданно заработал вызов коммуникатора.
  - Рив на связи, слушаю. - Коротко ответил Сидч, повернувшись спиной к группе сотрудников заворожённо слушающих его жену: ему не хотелось чтобы кто-либо увидел захватившее его по этому поводу волнение, или раньше времени заметил что их начальник вышел на связь со звездолётом.
  - Гражданин Сидч, как у вас дела? За этот период нашего радиомолчания среди твоих сотрудников никаких эксцессов не было?
   Голос связиста звучал слишком взволнованно и немного боязливо, из чего Сидч сделал заключение, что длительное отсутствие связи не было случайным сбоем и там наверху, его страшные догадки, скорее всего, стали страшной явью.
  - Нет: никаких беспорядков не вспыхивало. Но люди были весьма напряжены, так что я принял решение устроить некое подобие карнавала по поводу выпуска на волю первой партии бабочек.
  - А я про беспорядки у вас ничего не спрашивал. - На сей раз к тревожным ноткам в голосе, присоединилось еле заметное заикание. - Гражданин Сидч, почему вы так сказали? И почему в ангаре никого нет?
   Рив, уловив нарастающую в голосе связиста тревогу, ухмыльнулся, но решил не мучать человека недомолвками и решительно заговорил:
  - По поводу взволновавшего вас высказывания о бунте - это моя догадка: по-другому я никак не могу объяснить оборванную с вашей стороны связь. А на станции никого нет, потому что все сотрудники собрались возле внешних автономных инкубаторов. Ты Серый, можешь подключиться к нашей внутренней связи и послушать торжественную речь моей жены: как раз посвящённую этому событию. А также, когда откроются контейнеры с этими чешуекрылыми насекомыми, то повращай внутренними камерами: есть шанс, что как разлетятся эти порхающие бестии, вы увидите и моих восторженных подчинённых.
   С последними словами Сидча послышался и появившийся на полу фразе радостный голос Клариссы. Эхом этому фону вторила и волна вздохов облегчения прокатившаяся по радиорубке звездолёта: по крайней мере, Риву так показалось. А ещё через несколько мгновений послышался радостный выкрик человека, личность которого Сидч не смог узнать по голосу:
  - Я их вижу! Наша бортовая оптика их обнаружила! ...
  - Гражданин Рив, мы вас и так видим: без подключения к инкубационным камерам. - На сей раз голос связиста звучал радостно и был на много бодрей: шефу-координатору отдела планетарной биоинженерии даже померещились нотки некого эмоционального опьянения возникшего от нежданно навалившейся радости.
   Неожиданно в динамиках зазвучал сухой голос Сальмонта Мурра:
  - Мальчик мой! Я рад, что ты не допустил разлада среди своих подчинённых, особенно радует твоя находчивость: ты воспользовался прекрасной возможностью для безопасного сброса негативного напряжения возникшего в твоём коллективе! Приятно осознавать, что я всё-таки в тебе не ошибся!
  - Так это не моя идея. - Дождавшись, когда 'Белоголовый Орлан‟ всё скажет, Сидч поторопился его поправить. - Устроить из рядового события праздник, это задумка моей жены.
  - И ей честь и хвала за такую идею. Но, и ты молодец, - немного снисходительным тоном проговорил Мурр, - ведь ты для пользы дела, выслушал и поддержал идею высказанную другим членом своей команды...
   Может быть Сальмонт желал и дальше продолжать свои хвалебные речи и поучения, однако в эфире послышалось негромкое жужжание: именно таким сигналом на всех частотах, оповещалось начало процедуры открытия створок инкубатора. Так что всё внимание Сидча переключилось на события разворачивающиеся рядом с ним.
   Почти беззвучно разошлись запорные створки и мгновенно, в разные стороны стали разлетаться порхающие красавицы играя на свету своим великолепием красок. Было видно как из каждого контейнера расположенного друг от друга на весьма приличном расстоянии вылетали миллионы разноцветных 'созданий‟: которые кружились неимоверном танце и образовывали небольшие красочные облака. Затем, эти яркие 'облачка‟ разрастаясь, медленно отлетали в сторону испуская во всех направлениях флёрты 'звёздных, пляшущих россыпей‟: это из общего скопления вылетали отдельные красавицы, которые уже в одиночестве продолжали свой красочный, но столь короткий жизненный путь. Вот уже первые представители новых обитателей планеты сели на цветы: поглощая своими длинными хоботками вкусный цветочный нектар. Рядом с Сидчем как раз села одна из таких прелестниц и Рив не удержавшись от соблазна, резко стал на колени, чем и спугнул красочную обитательницу нового мира. Но почти тут же её место заняла другая бабочка. Так что, уже ничего не помешало шефу-координатору отдела планетарной биоинженерии полюбоваться её столь необычной трапезой.
   После того, как воздушно невесомое существо упорхнуло, Сидч заметил что все его сотрудники в неистовой спешке скидывают спасательные костюмы, а кое-кто из особо резвых уже в лёгких хлопчатых комбинезонах последовал его примеру и, прильнув к земле, любовался божественно красивыми насекомыми. Другие вприпрыжку бегали, стараясь поймать красочное насекомое. Уже набрав в лёгкие воздуха, чтоб призвать сослуживцев к порядку и соблюдению требований техники безопасности, Рив ненадолго задумался и передумал это делать:
  - У людей сегодня праздник, пусть расслабятся. Ну а завтра, я проведу с ними соответствующую беседу и потребую впредь не допускать подобных нарушений.
   К такому решению он пришёл, увидев, что даже его жена сняла свой шлем и сейчас как маленькая девочка восторженно гонялась за улетающими от неё бабочками. Сидч понял, что если сейчас начать призывать всех к порядку, то это стопроцентно убьёт всю атмосферу веселья и вся задумка с праздником окажется напрасной. Однако, для себя Сидч решил не давать никаких поблажек: - 'Иначе как я смогу вести спрос с сотрудников, если буду сам уличён в таком же безобразии‟? - И в данный момент Рив с замиранием дыхания наблюдал за веселящейся женой. Она так искренне веселилась: заливаясь задорным смехом. Её завораживающий смех захватывал - заставив Сидча позабыв о служебном образе строгого начальника, расплыться в радушной улыбке. Шеф отдела планетарной биоинженерии увлёкся созерцанием жены настолько, что абсолютно позабыл о своей многолетней привычке по поддержанию постоянного самоконтроля перед подчинёнными. Он неотрывно наблюдал за своей Кларисс, которая, несмотря на тяжесть спасательного скафандра так легко и грациозно бегала по траве и, подражая невесомой бабочке махала руками как будто крылышками.
  - ... Рив, что вы творите?! Немедленно ...
   До сознания Сидча донёсся возмущённые оклики Мурра и они жёстко выхватили его из неги овладевшей им от созерцания резвящейся подобно маленькому ребёнку жены. Ведь никогда за всю их совместную жизнь он не видел, чтоб она так самозабвенно радовалась. И лишать её такого блаженства ему не хотелось поэтому, немного помедлив, он ответил:
  - Гражданин Сальмонт, сегодня у людей праздник: поэтому, я думаю, что им можно простить этот душевный порыв. В данный момент, любые призывы к порядку и соблюдению разных там параграфов инструкций будут излишними.
   Мурр не унимался:
  - Однако вы не поддались этому так сказать общему порыву и даже не подняли забрало своего шлема! Чем вы это объясните?
  - Потому что журить своих подчинённых за сегодняшний поступок я буду завтра. И мне не хочется допустить даже малой возможности упрёка в мой адрес: я должен требовать только то, что неукоснительно соблюдаю сам. И не как иначе.
   Сальмонт ненадолго задумался и вскоре ответил уже более спокойным голосом:
  - Хорошо. Вы их начальник, значит вам виднее. Но не забывайте, именно вы несёте за всё это безобразие персональную ответственность. Я вас предупреждаю, что после окончания вашей миссии: после переселения межзвёздной экспедиции на поверхность я созыву комиссию по поводу этого вашего безумного нарушения всех требований безопасности.
  - Согласен. Но всё равно, сегодня ничего отменять не буду - людям нужен праздник и он ни чем не должен быть испорчен...
   Сидч хотел ещё чего-то сказать, но на стекло его забрала, неожиданно села одна крупная бабочка и стала неспешно то разводить, то сводить свои ярко украшенные крылышки. Так что, боясь шевельнуться и этим спугнуть так удачно севшую красавицу, мужчина, затаив дыхание стал рассматривать рисунок и необычный силуэт лёгких, тоненьких крылышек; её продолговатое объёмное брюшко; крупные чёрные глаза... Но видимо посчитав, что краткосрочный отдых оказался достаточным, чудесное создание прощально взмахнуло своими крылышками и упорхнуло куда-то вверх и влево. Даже после этого Сидч с неким благоговением чего-то ждал: хотя прекрасно понимал, что на сегодня такое чудо больше не повторится.
  - Милый, а ты что грустишь? - Послышался радостный голос Кларисс: которая подбежала к мужу со спины и, обняв его, буквально повисла на нём. - Давай снимай свой дурацкий шлем и присоединяйся к нашему веселью. Знаешь как он прекрасен? Ощути как пахнут цветы и всё это разнотравье.
  - Радость моя, услада моих очей, если бы ты знала, что сейчас было: точнее случилось, ... или как это лучше высказать? ... - Еле сдерживая эмоции, невпопад, сбивчиво заговорил Сидч, включив внешний динамик: он говорил так, как будто и не слышал её призыва к безумному веселью. - ...В общем, у меня, ... то есть на стекле моего шлема, несколько секунд назад сидела живая бабочка, и я смог рассмотреть на её крылышках не только ... э-э прелестный рисунок, но и каждую их жилку! Это так прекрасно, ... ну как будто она лично для меня приоткрыла некую завесу флёра из их восхитительной жизни! Понимаешь, я первый и наверняка единственный человек увидевший такое чудо в реальном времени: а не в скупой архивной записи.
   Ему было всё равно, что его слова услышат подчинённые: его переполняли эмоции в результате чего он находился в состоянии некой эйфории, точнее душевной окрылённости. Да и праздник есть праздник, и в этот момент можно, а быть может и нужно допустить некие вольности в своих высказываниях. И тем более, своей любви к жене он не от кого не скрывал - но и ранее никогда не выказывал этого прилюдно и столь эмоционально. Пусть при этом признании, он по-детски восторженно делился с ней впечатлениями от недавно увиденного чуда к которому случайно был приобщён.... И продолжи Кларисс свои уговоры хоть на несколько мгновений, то Сидч в конце концов мог и уступить ей, мог податься на уговоры ради возможности её единственного поцелуя: который он страстно возжелал получить прямо здесь и сейчас. Однако. Его жена 'отступила‟, и с игривой обидой разомкнула свои объятья, и забавно коверкая голос проговорила, - обращаясь к мужу по фамилии, что само собой допускало присутствие некой толики обиды:
   - Ну и сухарь же ты Рив. Вот и стой теперь посреди нас как каменное изваяние доисторической химеры: кстати, твой спасательный костюм на общем фоне весьма напоминает это страшное и весьма никчёмное мифическое существо.
   Не успела Кларисс сделать и трёх шагов по направлению к ближайшей группке веселящихся биоинженеров, как землю сотряс весьма сильный сейсмический толчок. Неизвестно каким способом устояв на ногах, Сидч с ужасом, как в замедленной съёмке, увидел что его жена, стараясь удержать равновесие взмахнула руками и весьма неуклюже упала наземь. Он даже успел подумать: - 'Лишь бы она ничего себе не сломала‟! - Впрочем, многие из его резвящихся подчинённых также распластались по уже изрядно утоптанной траве и после этого, все они испуганно озирались по сторонам. А почву: после этого сильного толчка всё трясло и трясло мелкой, но весьма ощутимой дрожью. На этот кошмар произошло наложение треска больше похожего на перекатистый грохот, и небольшая часть плато с несколькими участниками экспедиции находящимися на ней медленно отделилась и стала оседать вниз. И о ужас: никто из обречённых на страшную погибель растерявшихся людей даже не попытался перепрыгнуть через разрастающуюся трещину так бездушно отхватившую от плато небольшой ломоть земли. Они - люди, которым не повезло оказаться на отваливавшемся участке земли, с каким-то обречённым равнодушием смотрели на счастливчиков не попавших на этот отделяющийся край обрыва: так и изображали неподвижные статуи до тех пор, пока угол наклона падающей глыбы не стал слишком крутым и те, не стараясь хоть как-то удержаться, соскользнули вниз.
  - Всем уйти от берега! Все бегом в ангар! Он сейсмостойкий! ...
   Сидч, быстро сообразив об опасности всего происходящего на недавно ещё прекрасном морском берегу, закричал что было сил. Он нервно орал отрывчатыми, не связанными фразами. Орал позабыв, что можно просто усилить громкость громкоговорителя встроенного в шлем спасательного костюма и тогда его могут расслышать все: а так, сквозь какофонию испуганных криков и грохот трещащей, рушащейся породы он не докричится даже до тех, кто находится рядом с ним. Но люди опомнились и сами побежали в нужном направлении, спотыкаясь, падая, и снова вскакивая. Кто-то из бегущих сильно хромал припадая на ушибленную или вывихнутую конечность, были и те, кто с искажёнными от страха и боли лицами придерживали здоровой рукой нелепо обвисшую: явно травмированную руку.
  - Где же Кларисса?! Что с ней?! - Несмотря на паническую суету творящуюся вокруг него: эти мысли не давали Риву покоя, и он, поняв, что все его выжившие сотрудники покидают зону повышенной опасности, стал судорожно искать свою жену взглядом. - Она точно не была в зоне произошедшего обвала. Но тогда непонятно где она делась? Почему я не нахожу её среди бегущих?
   Ещё раз спешно осмотревшись по сторонам, Сидч с облегчением, от того что с ней всё в порядке, увидел у новообразованного края плато одинокую фигуру его супруги. Она как раз подняла брошенный ею во время недавнего веселья шлем и тщетно старалась его одеть: но из-за грубых перчаток костюма; овладевшего ей волнения и спешки сделать это не получалось.
  - Кларисс! Немедленно отойди от края обрыва!
   Срывая голос до хрипоты, закричал Сидч, и это не возымело ожидаемого эффекта: несмотря на все старания, она всё равно не могла его услышать. Осознав свою оплошность, Рив вывел звук внешнего громкоговорителя на полную мощность и снова обратился к супруге, но уже более спокойным голосом:
  - Кларисс, милая моя. Немедленно отойди от края обрыва: в данный момент там стоять очень опасно. Ты же сама видела, что только что произошло с теми, кто имел неосторожность стоять недалеко от края плато.
   На этот раз, Сидч был услышан и его жена, слегка вздрогнула: как будто этим движением она сбросила пелену закрывавшую от неё действительность, кивнула головой, мол прекрасно всё поняла. И прервав безрезультатные попытки одеть свой шлем, спешно направилась к мужу быстрым шагом. Уже подойдя к нему вплотную, протянула свой шлем, и попросила немного потерянным голосом:
  - Помоги одеть: а то руки что-то плохо меня слушаются. - Её голос предательски дрожал; лицо было абсолютно бледным, а глаза нереально округлились.
  - Хорошо. - Осипши ответил Рив, но из-за того что он снова забыл подрегулировать силу звука, это прозвучало слишком громко и его жена уронив шлем, присела, зажав ладонями уши, и сморщилась как от нестерпимой зубной боли.
   Сидч снова подрегулировал звук и почти синхронно с этим, произошёл новый подземный толчок, поваливший в траву обоих супругов. Опять задрожала земля, и раздался жуткий и невыносимо громкий треск с леденящим душу скрежетом. И на этом фоне стало чётко слышаться сильное шипение: как будто кто-то в одно мгновение полностью открыл множество вентилей гигантских кислородных баллонов.
   Когда тряска после афтершока¹³ утихла: продолжалось это не более пятнадцати, двадцати секунд Сидч удивлённо прошептал, скорее всего, обращаясь только к самому себе.
  - Странно. Но насколько я знаю, повторные толчки должны быть намного слабее первого...
   Однако от продолжения этого размышления вслух, его отвлёк испуганный крик Клариссы:
  - Сидч, помоги ... скорее! А-а-а! ...
   Кларисса стояла на коленях и, с искажённым от ужаса лицом, показывала рукой куда-то в сторону построек наземной станции. А Сидч взглянув на свою супругу, поначалу сильно ужаснулся того, что из её разбитого в результате падения носика текли две тоненькие, немного извилистые струйки крови. Затем повинуясь указующему жесту своей жены, он обернулся и на мгновение обомлел. Приблизительно в километре: может даже и дальше за станцией образовался обширный провал земной поверхности, из которого в небо фонтанировали еле заметные на таком расстоянии газопылевые струи.
  -Живо одевай шлем! - Холодея от ужаса прокричал Сидч: но Кларисс как будто его и не слышала, продолжая находиться в овладевшем ею ступоре.
   Стоя как и его жена на коленях, Сидч суетливо осмотрелся вокруг себя. Заметив у ног своей супруги её шлем, подхватил и стал спешно ей его одевать, и стараться фиксировать непослушные зажимы замков уплотнителей. Слава предкам он вроде успел - послышалась характерная череда щелчков и, донёсшийся до них шквал ветра обдал плотным потоком газа вырвавшегося из разверзнувшихся недр.
   С замиранием сердца Рив услышал, что его жена всё-таки закашляла, но тут же включила экстренную продувку своего спасательного костюма. После чего кашель немного уменьшился: но полностью не прошёл. Сквозь прочное стекло шлема, Сидчу было видно, что Кларисса уже более или менее отошла от шока овладевшего ею, точнее вышла из оцепенения и сейчас с ужасом смотрит куда-то ему за спину. А в динамиках переговорного устройства было слышно:
  - ... Кхе-кхе. Как же это ужасно, кхе-кхе.... О-о великие предки.... Кхе-кхе....
   Ничего не понимая из этих фраз перебиваемых кашлем Рив обернулся, и тоже обомлел от ужасной картины открывшейся его взору. Все люди кто ещё недавно спасался бегством: все до единого лежали на земле, не преодолев и четверти расстояния отделявшего их от спасительного ангара. Кое-кто ещё бился толи в удушливом приступе кашля, толи агонируя в жутких конвульсиях. Большинство же из несчастных были недвижимы: перестав подавать признаки жизни.
  - Кларисс, милая, - как можно спокойней и безмятежней заговорил Сидч, - нам нужно как можно скорее попасть на станцию, где ты сразу ляжешь в аппарат гемодиализа. Ты иди скорее в ангар, и займись этим, а я пока посмотрю, кому из моих подчинённых ещё можно помочь.
  - ... Ага... кхе-кхе. ... - Ответила сквозь усиливающийся кашель Кларисса.
   Шеф-координатор отдела планетарной биоинженерии прекрасно понимал, что его помощь уже никому не понадобится. Так как бьющиеся в агонии фигурки его подчинённых одна за другой замирали в самых неестественных позах. Но ему надо было хоть что-то сказать жене: для него было важно, чтоб она не ходила по полю выискивая выживших, а ради спасения носимых под сердцем дочерей, скорее попала в медблок и там безотлагательно получила всю необходимую помощь. А окончательно удостовериться в том, что кроме них больше никто не выжил, он мог и самостоятельно.
   Как Сидч и предполагал: к моменту, когда он добежал до своего ближайшего сотрудника в живых никого не осталось. Напрасно он переходил от одного безжизненного тела к другому: смерть уже закончила собрать свой богатый урожай. После осмотра десятого тела, коим оказалась Эмма Ли, у Рива возникло желание открыть забрало шлема и принять такую же мученскую кончину, как и те: кто по причине его халатности и попустительству лежали вокруг него. И только постоянное покашливание Кларисс: доносившееся из динамиков переговорного устройства, не позволили ему поддаться этому глупому и можно сказать малодушному порыву. На первый план выходило спасение жены и их ещё не родившихся детей. Если он поддастся порыву уйти таким образом от ответственности за разыгравшуюся по его вине трагедию, то неизвестно, как в такой ситуации поведёт себя его Кларисса. Поэтому прекратив бессмысленный обход тел, Сидч обернулся ей вслед.
   Кларисс покачивало: молодая женщина шла на непослушных ногах как пьяная, она двигалась как марионетка в руках неопытного кукольника - немного разведя руки в стороны, и неуверенно выписывая извилистую кривую по направлению к заветному ангару. Рив, борясь с нехорошими предчувствиями зарождающимися в его голове, без особого труда догнал супругу и постарался помочь ей идти, приказав опираться на его плечо. Однако метрах в двадцати до спасительного убежища этого было уже не достаточно. Его жена слишком быстро слабела. И Сидч, из последних сил, как смог взвалил её на свои плечи и, тяжело ступая по слишком быстро увядающей траве, поспешил к шлюзовой камере.
  - Ты говори со мной, душа моя, говори. - С замиранием сердца просил Сидч, когда ему казалось что Кларисс потеряла сознание.
   - Кхе-кхе, всё хорошо милый: я в порядке. Кхе-кхе. - Только с каждой минутой её голос становился немного слабее. - Видимо я всё-таки немного вдохнула этого Краптометанита: горло и бронхи как ошпаренные и в голове немного кружится. Но я сразу: как только почувствовала этот мерзкий запах, затаила дыхание и как следует провентилировала свой костюм, так что всё будет хорошо.
  - Ты главное держись радость моя. Вот, осталось ещё немного пройти и мы в спасительном ангаре.
   Но Кларисс уже сменила тему: она обратила внимание на растительность и в перерыве между приступами кашля, удивлённо проговорила:
  - Ужас! Кхе! Как быстро увяла вся трава. Представляешь, она буквально свернулась в трубочку и побурела. Кхе-кхе-кхе. Вся, вся. Кхе...
   Рив прекрасно всё это видел, но упрямо не желал обсуждать с женой страшные последствия землетрясения, и поэтому вернулся к прежней теме.
  - Ничего любимая, мы всё это исправим. Всё поправимо. Ты главное держись...
   Часто и тревожно звенел сигнал вызова с орбиты, но Сидч не желал отвечать: боялся, что занявшись спором и объяснениями по поводу случившейся трагедии, он перестанет общаться с женой и этим лишит её столь необходимой для неё моральной поддержки. Когда жизнь и здоровье Кларисс будут вне опасности, то он сам вызовет звездолёт и будет держать за всё ответ. Он согласен принять любое наказание - только после того, как жене ничего будет угрожать.
   Вот и достигнута заветная лестница ведущая к шлюзовой камере: - 'О великие предки, какие же они - эти ступени крутые‟! - Для человека несущего свою супругу они показались почти не преодолимым препятствием: ведь каждая ступенька преодолевается с немыслимыми усилиями и натужной дрожью в ногах. А за ней следовала другая, а за ней ещё.
  - Как это нечестно. Ведь я ещё не успел адаптироваться к местной гравитации. - Думал Сидч, обливаясь потом и с усталым выдохом ставя ногу на следующую ступеньку, и каждая воспринималась его усталым телом как преграда. - О великие предки, позвольте мне поскорее преодолеть это препятствие и дайте Клариссе сил, дабы она выдержала предстоящее долгое шлюзование...
   Человек под тяжестью супруги и её скафандра уже согнулся в три погибели, но всё равно упрямо двигался вперёд, помогая себе левой рукой - перехватываясь и подтягиваясь за боковые перила.
   Когда оба выживших в катастрофе человека оказались в шлюзовой камере и заработали насосы; женщина, которая обессилев, лежала на плече у своего мужчины, стала лепетать что-то нечленораздельное. И от этого, в груди у её мужа нестерпимо защемило сердце. А режим шлюзования хоть и был ускоренным, но всё равно тянулся очень медленно. И почти замершее время и еле слышимое, слабое бормотание Кларисс ранило душу Сидча сильнее ножа.
   И вот свершилось, немного раздутые после искусственного вакуума костюмы снова приняли свою нормальную форму, и внутренняя дверь отделявшая от жилых секций резко отворилась. Сильно пошатываясь, Рив чуть не упал шагнув в большой зал. Где его ловко и можно сказать заботливо подхватили медицинские дроны: те которых он дистанционно активировал ещё подходя к ангару. Гиперподвижные механические руки стали ловко разоблачать сразу обоих людей.
  - Не мной! Ею занимайтесь! - Срывающимся голосом закричал Сидч, стараясь отстранить от себя пару медицинских дронов безжалостно, но при этом аккуратно срезавших с него спасательный костюм.
  - Гражданин, вашей жене уже оказывают всю необходимую помощь. - Отвечали механизмы приятным женским грудным голосом: при этом они уже почти окончили разделку особо прочного костюма. - Во избежание получения ненужных ранений, будьте добры, перестаньте сопротивляться.
   О каких ненужных ранениях можно думать, если Рив видел бледное лицо своей жены, её полузакрытые глаза; заострённый носик и обескровленные губы что-то шепчущие в бреду. Что ещё на свете может быть страшнее этого?
  - Я подожду! Вы главное её спасайте! Со мной всё в полном порядке! Вы что, не видите как ей плохо?
  - Гражданин Рив, посмотрите. Вашу жену уже транспортируют в медблок. Успокойтесь
  - Я хочу быть рядом с ней! Я должен быть с ней! - Не унимался Сидч, продолжая свои попытки вырваться из манипуляторов медицинских роботов. - Она должна слышать мой голос! Она должна знать, что я рядом с ней! Это очень важно для неё! Да поймите же вы! ...
   Дроиды занимавшиеся Сидчем на секунду замерли, а затем всё также нежно: но при этом, как и положено машине, бездушно проговорили:
  - Это допустимый вариант событий. Но для этого вы должны успокоиться. Вам сделать успокоительную инъекцию?
   И не дожидаясь ответа на свой как оказалось риторический вопрос, бездушные машины незамедлительно выполнили оную манипуляцию. Как Сидч не крепился, не старался вырваться и пойти вслед за своей супругой, но его постепенно поглотила холодная, бездонная темнота.
  
   - Ну как наш болящий? Всё ещё спит? - Ещё до конца не пробудившись ото сна, сознание Сидча уловило чей-то встревоженный голос.
  - У него был сильнейший нервный срыв: но сейчас его здоровье уже в не опасности.
   Отвечал женский приятный голос, но, у Рива возникла уверенность, что говорил робот: как подсказывала память, его можно было услышать во всех корабельных медблоках.
  - А когда он проснётся от вашего медикаментозного сна?
  - Он уже почти проснулся.
  - Так значит я могу с ним пообщаться?
  - Нет, гражданин Сальмонт. Гражданин врач Одик и так пошёл вам на встречу и разрешил увидеть пациента своими глазами; но для полного восстановления его нервной системы, как минимум необходимо ещё одно погружение в медикаментозный сон: уже под действием других препаратов...
   Голоса снова стали приглушаться и исчезли в пелене накатившего сна. И на этот раз, как это необидно, но никаких сновидений не было.
  
  Расплата
  
   Сидч проснулся больше часа назад; ещё во сне его отсоединили от системы жизнеобеспечения, а по пробуждению покормили безвкусной диетической кашей и любезно позволили обмыться под контрастным душем, и переодеться. Может у злосчастной каши и был вкус, и его полное отсутствие было лишь побочным, остаточным действием лекарственных препаратов которые долго вводили в его бренное тело. Вокруг вышедшего из душевой комнаты человека услужливо суетилась пара роботов, однако его абсолютно не радовала такая забота. Самым прискорбным и мучительным в этой ситуации было то, что с ним контактировали только медицинские дроиды, и добиться от них хоть какой-то информации о состоянии здоровья Кларисс было просто нереально. Так что из-за информационного вакуума в голове рождались гипотезы одна страшнее другой, и мучимый тревожными догадками Рив несмотря на слабость в скором времени начал затравленно метаться по комнате, и закончилось это тем, что он получил нежное по звучанию но совершенно безапелляционное предупреждение:
  - Гражданин Рив, немедленно успокойтесь, иначе мы будем вынуждены снова сделать вам инъекцию с транквилизатором.
   Легко сказать: - 'Прекрати нервничать‟. - Гораздо сложнее выполнить это требование. Человек не робот и у него нет тумблера отключения ненужных мыслей. Можно напрягаться хоть до посинения, однако мысли о судьбе любимой женщины из головы никуда не выкинешь. А когда тебе на прямые вопросы относительно здоровья жены никто не желает отвечать: то разум рисует ситуации одна страшнее другой. Тогда о каком таком спокойствии может идти речь? Сзади - за спиной Сидча что-то тихо прожужжало сервоприводами, и человек почувствовал лёгкий укол в левое предплечье. Рив мгновенно оценив то, что ему сделали успокоительную инъекцию. Памятуя о прошлом уколе - в ангаре, Рив решил не искушать судьбу и, не дожидаясь приближения всепоглощающей тьмы, поспешно улёгся на койку.
   Прошла минута, другая, а беспроглядный сон никак не начинался. Только появилась некая апатия, благодаря которой всё что недавно тревожило и будоражило разум, плавно ушло на второй план: а может даже и в более отдалённые закутки мозга. Шеф-координатор отдела планетарной биоинженерии просто лежал, и по крайней мере, внешне наслаждался тишиной изредка нарушаемой тихой работой андроидов.
   Хотя, это отрешённое спокойствие было 'внешним фасадом‟, все мысли лежащего на спине человека, как и прежде, были посвящены Кларисс: только они перестали быть такими страшными и до безысходности непоправимыми. Сидч прекрасно помнил, как её унесли в медблок и там уж точно сделали всё, что было необходимо для её спасения. И ход его фантазий рисовал уже совершенно другие картины:
  - ... А то, что её нет рядом со мной, так это потому, что она должна сейчас находиться в биорегенерационной капсуле: раз жена так сильно кашляла и в итоге потеряла сознание, значит, она всё же сильно отравилась. Значит после гемодиализа, она будет долго восстанавливаться в капсуле. ... Вон как долго меня в начале экспедиции на планету восстанавливали, и только потому, что я за несколько лет ни разу не удосужился лечь на регенерацию. А здесь, её организм получил повреждения от местного агрессивного токсина...
   Впервые после случившегося землетрясения мужчина позволил себе улыбнуться и начать строить планы как он встретит свою супругу, как он будет рассказывать ей о своих чувствах когда она выйдет из капсулы:
  - ... Я скажу ей: - 'Ты мой лучик света, который озарил мою жизнь ярче самой мощной звезды, той, которая только может существовать в бесконечной вселенной. Радость моя, только тепло твой души способно согреть меня и дать смысл жизни в этой межзвёздной пустоте‟. - И обязательно поцелую. Нет, я покрою поцелуями всё её тело...
   Краем немного одурманенного сознания Сидч отметил, что кто-то тихо подошёл к изголовью его кровать и присел на выдвижной стул для посетителей. Но даже это не могло отвлечь его от приятных грёз о предстоящей встрече с женой. Он так и лежал, рассеянно смотря в потолок, пока его не посетила мысль о том, что этим подошедшим человеком могла быть его Кларисс. И, несмотря на эту запоздало промелькнувшую догадку, Рив постепенно погрузился в очередной глубокий сон.
   Снова сквозь пелену послесонья донёсся чей-то диалог:
  - ... Да, он всё будет воспринимать вполне адекватно. - Это звучал всё тот же голос медицинского робота.
  - И не останется никакой заторможенности?
  - Через полчаса гражданин Рив не будет испытывать никаких побочных эффектов от нашего лечения. Но, ему ещё долго потребуется посещение нашего блока: не реже чем раз в неделю.
  - Я сделаю всё от меня зависящее и лично всё это проконтролирую.
  - Не надо давать таких обещаний, ведь вы и сами перестали посещать положенные вам восстановительные процедуры, а это в вашем возрасте весьма опрометчивый поступок. Поймите, ваш организм уже неспособен сам: без сторонней помощи поддерживать тело в надлежащем состоянии ...
  - Это к делу не относится доктор, относительно моего посещения ваших процедур я сам принял решение. Хватит: пожил своё. Тем более, это является моим наказанием за то, что я как глава десятки не разглядел приближающейся беды и не пресёк её на корню.
  - С вами всё понятно гражданин Сальмонт: это ваше добровольное решение. ... Кстати, наш пациент уже проснулся и мы готовы передать его вам.
   Поняв, что его пробуждение больше не является не для кого секретом, Сидч открыл глаза и спокойно, как будто только что проснулся, свесив ноги сел на краю кровати. Выдвижное сидение было по-прежнему выдвинуто, да и одежду с него никто не снимал, из чего Рив сделал вывод что на этот раз сон был непродолжительным.
  - Как долго я спал? - Поинтересовался Сидч, обращаясь к медблоку.
  - Один час, двадцать две минуты. - Отрапортовал компьютер медблока.
  - А в общем целом? - Недовольно переспросил шеф-координатор отдела планетарной биоинженерии, он не обращал внимания на присутствие Мурра, так как его интересовало совсем другое.
  - В общей сложности семь суток.
  - Сидч, как ты себя чувствуешь? - Без каких-либо приветствий вклинился в беседу 'Белоголовый Орлан‟ стоявший возле входа в палату.
   Сидч стараясь выглядеть как можно бодрее ответил:
  - Спасибо, чувствую себя отлично и готов нести ответственность за трагедию, возникшую в результате моего попустительства и недолжного соблюдения должностных инструкций.
  - Это хорошо, что ты сынок осознал свою вину. - Глава уважаемых правителей десятки смотрел на Рива спокойно, можно сказать даже с некой толикой сочувствия. - Десятка решила, что твой проступок не является социально опасным, поэтому за тобой оставили ограниченную свободу передвижения: ты не имеешь права приближаться к спасательным капсулам и к грузовым терминалам. Суд по твоему делу состоится через три дня, а за это время ты должен ознакомиться со всеми документами обвинения: их тебе скоро принесут.
  - Хорошо, ознакомлюсь. - Немного потупив взор и понизив голос, ответил Сидч и тут же попросил. - Только Кларисс ни в чём не обвиняйте, за нею никакой вины нет: она в нашей работе человек сторонний и не могла знать всех инструкций.
   На этот раз Сальмонт немного сник, а по груди у Сидча, увидевшего такую реакцию Мурра, растёкся мерзкий холодок.
  - Нет больше Кларисс Рив: она тоже числится в списке жертв твоей некомпетентности. Так что, крепись сынок.
   Сидч не закричал; не стал в истерике кататься по полу; не начал с воем рвать на голове волосы. Осознав что он стал вдовцом Рив побледнел, плотно сжав губы поднялся с кровати, и босым, в чём лежал на кровати, направился к выходу.
  - Гражданин Рив, у вас сильный стресс, вы нуждаетесь в инъекции. - Проговорил компьютер медицинского блока, и одновременно с ним пришёл в движение ближайший дроид.
  - Отставить уколы! - Немного сипло выкрикнул Сидч. - Всю жизнь на них не продержишься, да и мою жену они к жизни не вернут! Так что спасибо - сам справлюсь!
   Медицинский робот, который резко сорвавшись с места, собирался догнать бывшего шеф-координатора отдела планетарной биоинженерии неожиданно застыл: как будто наткнулся на невидимую преграду, и неспешно развернувшись, не издав ни единого звука вернулся на исходную позицию. А Сальмонт, тяжело вздохнув с какой-то тоской во взгляде, посмотрел в след только что вышедшему из палаты мужчине.
   Деняк, решительно подойдя к двери кабинета Рива, и на несколько секунд замешкался: выглядело это так, как будто он не знал что ему делать дальше, или быть может растерял весь свой пыл. Впрочем, так оно и было на самом деле. По сути, он ещё был учеником и не окончил индивидуальное обучение на архивариуса, а его в приказном порядке назначили адвокатом к бывшему начальнику отдела планетарной биоинженерии. Виновником этого нелепого назначения был один из руководителей десятки, который также намекнул, что от его прилежания в этом деле зависит и дальнейшая карьера Ли.
   Видите ли, совет решил, что у будущих специалистов ещё полно нерастраченных амбиций и они - эти специалисты, будут с особым рвением выполнять все, что им будет поручено: а это, в свою очередь защитит осуждаемых от излишнего судебного произвола. А так как на звездолёте испокон веков никого не судили: обходились административными разбирательствами, как обычно заканчивающимися или порицанием, или, в крайнем случае ощутимым понижением в должности, то адвокатов в этих делах не требовалось. Поэтому гражданин Мурр и ещё двое его коллег предложили на эту роль архивариусов, что было дружно поддержано другими членами правления, выказавшимся: - 'Им не привыкать выискивать и раскладывать по полочкам нужную информацию. Вот пусть выводят на 'чистую воду‟ обвинителей решивших из-за антипатии к подследственным преувеличить их вину‟. - Так что, нежданно-негаданно все архивариусы непричастные к шайке Каана Оста были временно переквалифицированы в защитники: для этого даже пришлось задействовать старших учеников уже имеющих доступ к работе с архивами. Как не крути, но члены совета отчасти были правы: в результате прокатившихся по кораблю беспорядков, почти все служащие департамента безопасности видели страшные последствия бесчинств и имели к подсудимым целый ворох претензий - иногда даже личного характера.
   Хоть подзащитный Ли Деняка и не был участником бунта: его судили за ненадлежащее исполнение своих обязанностей повлёкшее за собой три и более смертей, но было решено что и ему будет предоставлен защитник.
   Стоявший перед дверью своего клиента, юноша немного поколебавшись, справился с нахлынувшим волнением и медленно выдохнув, посмотрел на панель управления замком двери: на ней горел зелёный огонёк оповещавший что дверь была не заперта. Здесь возник вопрос: - 'А можно ли так просто махнуть перед панелью рукой да нагло открыть её - всё равно она не заперта‟. - Однако Ли решил, несмотря на то, что он и являлся адвокатом живущего здесь человека, но всё равно должен оказывать ему все знаки должного уважения. Поэтому, новоиспечённый адвокат решил воспользовался панелью голосового вызова.
  - Кто там? - Раздался из динамика строгий, но негромкий вопрос.
  - Хорошего вам дня гражданин Рив. Это я, ваш защитник. Меня зовут Ли Деняка. Я принёс вам документы по вашему делу и хочу обговорить линию построения вашей защиты. Из-за вашего длительного нахождения в медикаментозном сне мне так и не удалось с вами пообщаться: как говорится, оговорить нашу стратегию защиты в процессе рассмотрения вашего дела.
   По ту сторону двери почти без паузы прозвучал равнодушный ответ:
  - Ну, коли так, то входите: как видите, моя дверь не заперта.
   Дверь открылась с мягким шелестом и Русоволосый парень, не по своей воле ставший адвокатом, шагнул в полутьму кабинета своего подзащитного. Его взору открылся просторный кабинет и настолько роскошный, что от удивления у юноши от удивления спёрло дыхание: его маленький кубрик, ни шёл не в какие сравнения с такими хоромами. Его подзащитный Сидч сидел в угловом кресле и отрешённо рассматривал голографическое изображение улыбающейся женщины, которая время от времени поправляла чёлку, упрямо падающую ей на глаза.
   Ли остановился, немного не дойдя до Рива, и смущённо кашлянув для привлечения внимания своего клиента, проговорил:
  - Я это... в общем пришёл к вам с предложением поставить вашу защиту на том что в этой ситуации и вы являетесь пострадавшей стороной. По сравнению с тем, что натворили адепты Каана, ваша провинность не является столь социально опасной. Тем более вы потеряли свою любимую супругу. Думаю, что судьи учтут вашу беду, не будут настаивать на слишком строгом наказании.
   Сидевший перед молодым человеком мужчина оторвался от созерцания портрета своей супруги и посмотрел на Деняк своими красными, с отёкшими веками глазами.
  - Я не буду прятаться за спину того, в чьей смерти повинен. Я достоин самого сурового наказания, и приму его - как это полагается мужчине.
  - Хорошо, есть ещё одна возможность облегчить вашу участь. Я, изучая ваше дело, обратил внимание на то, что вам предоставлялись не полные данные по текущим на планете процессам...
  - Молодой человек, - возбуждённо рубанув рукой воздух, прервал Ли его подзащитный, неожиданно извергнув на него словесную тираду, - именно я был шефом-координатором отдела и в частности этого проекта, и я не должен был довольствоваться только тем, что мне любезно показывали. Мне по должности нужно было выискивать и озадачивать своих логистов различными вариантами всевозможных катастроф, бедствий и прочих неприятных сценариев событий, после чего заставлять искать решения как их избежать. Я не должен был поддаваться беспечному желанию как можно скорее адаптировать под нас эту планету: при этом безмозгло игнорируя отсутствие самой важной информации по течению Терра формирования. А я именно это и делал.
   А самое страшное заключается в том, что оказавшись на поверхности адаптируемой планеты, я потакал самому грубейшему нарушению основных правил безопасности. А это значит, что только я повинен в катастрофе произошедшей на Новой Земле. Лучше, покажите, где мне поставить свою подпись и на этом прекратим никому не нужные разглагольствования. Я сам решил, что заслуживаю самого сурового приговора.
   То, что подзащитный не желал для себя никакого снисхождения, сильно усложняло дело, но, Деняк Ли не желал Сдаваться: - 'Если этот человек поставил на своей судьбе крест, то это не повод для моей капитуляции. Уважаемые члены десятки правителей ясно выразили своё мнение, что от того как я буду выполнять свою работу защитника, будет зависеть моя дальнейшая карьера. Поэтому, я разобьюсь в лепёшку, но сделаю всё от меня зависящее для вынесения моему клиенту только справедливого наказания. Кстати, для большего успеха моего дела, мне стоит посмотреть, как будут работать мои коллеги в суде над активными участниками банды Каана Оста. Вот кому в этом показательном процессе не повезло, так это архивариусам работающим с этими участниками беспорядков: это дело новое и никто из защитников не знает как именно будут работать обвинители. Да и из-за ограниченности во времени, суд будет слишком скоротечным: поэтому, подозреваю что адвокатам просто не будет времени для длинных прений...‟. - Именно с такими размышлениями молодой человек спешил, петляя по опустевшим коридорам Средней Секции в свой небольшой кубрик, он сильно боялся пропустить начало суда над заговорщиками.
   Можно сказать, что к началу трансляции Деняк успел в самый последний момент: когда он включил небольшой настенный монитор, то все трое судей, пятёрка обвинителей и группа адвокатов уже были представлены,¹⁴ а суховатый, пожилой секретарь, протокольно нудным голосом зачитывал, по какому делу сегодня были собраны все уважаемые люди. Впрочем, когда дело дошло до оглашения списка подсудимых: судя по изменившейся интонации и брезгливому изменению в мимике чиновника, к подсудимым последнее уточнение ни в коей мере не относилось.
   Когда был окончен долгий перечень фигурантов, рассмотрение дел которых было назначено на сегодня, Ли уже расположился в единственном и весьма потёртом кресле своего кубрика и на его коленях лежал допотопный электронный органайзер. Электронный гаджет был включён, и молодой человек приготовился делать в нём нужные заметки, записывать необходимые выводы: - 'На чужих ошибках не учится только дурак!‟ - а Ли, таковым себя не считал.
  
  
   Первым и немного обособленно от всех, рассматривалось дело Каан Оста. Как только это было объявлено, бывший главный архивариус, конвоируемый тремя сотрудниками безопасности, неторопливо перешёл на длинную Скамью Подсудимых и нарочито спокойно сел на неё. И только изредка суетливо бросаемый по сторонам взгляд выдавал спрятанное в глубине его сознания беспокойство.
  - Желаю уважаемым гражданам судьям успехов в их нелёгком труде. Да найдёте вы истину в этом запутанном деле.
   Старавшийся играть на публику Каан, сказал это не громко: но так, что его слова услышали все присутствующие в зале. Чем был вызван гул возмущённых перешёптываний. Когда все трое судей, в их числе и секретарь посмотрели на подсудимого, выражая во взглядах наивысшую степень удивления, подсудимый всё также спокойно уточнил:
  - Я на самом деле испытываю надежду, что вы разберётесь в этом весьма запутанном и сложном деле...
   Первым опомнился секретарь и, посмотрев на Каана как будто на пустое место и по-прежнему протокольно - бездушно произнёс:
  - Подсудимый, вы будете говорить только тогда, когда кто-либо из судей задаст вопрос, или вам дадут слово: а до этого момента вы должны молчать. Также, это касается всех свидетелей и зрителей решивших поприсутствовать в зале заседаний.
   Присутствующие в зале родственники погибших утихли и понимающе закивали в знак согласия. Покидать зал за нарушение порядка никто из них не желал.
   Надо признаться - обвинение подготовилось к процессу весьма основательно. С первых же минут суду были предоставлены архивные записи с камер наблюдения, где Каан только начинал оболванивать своих первых адептов. В завершение этой огромной подборки, были продемонстрированы и кадры речи, после которой и начался бессмысленный и кровожадный бунт: никто не мог объяснить почему многие видеозаписи сохранились и небыли стёрты по истечению сроков хранения, однако эксперты подтверждали их подлинность, и отсутствие следов обработки в графических или звуковых редакторах. Благодаря именно этим материалам было доказано, что после этих речей произошла череда суицидальных смертей: что подтвердили ведущие специалисты из отдела медицины. На вполне справедливый вопрос уважаемого гражданина Мурра: - 'Почему же вы граждане медики сразу не забили по этому поводу тревогу‟? - Прозвучало объяснение, что в тот момент они не обладали соответствующей информацией и не могли правильно оценить причины неожиданно прокатившейся волне самоубийств. Вот если бы кто-то соизволил показать эти записи в самом начале этих трагических самоубийств, то тогда...
   Самой горестной частью судебного разбирательства стали показания матерей молодых самоубийц: когда женщины не сдерживая слез рассказывали о том, как их дети по неизвестной для них причине замыкались в себе, огрызались при попытках поговорить с ними о чём либо, а затем в жизни каждой из женщин наступал ужасный момент когда они находили своих чад мёртвыми. Когда свидетели доходили до этих воспоминаний, почти каждый раз бедным женщинам приходилось оказывать неотложную медицинскую помощь. А троих в тяжёлом состоянии, экстренно отправили в медблок. После такого, все попытки защиты хоть как-то обелить Каана разбивались о стену отвращения, возникшую в душе у каждого из судей. Впрочем, нужно говорить обо всём по порядку.
  - Вы ничего не понимаете! Мной самим манипулировали! - Прямо с места кричал Сиид, позабыв о своём образе спокойного, уверенного в своей правоте человека. - Это всё он - некто назвавшийся Стариком. Он регулярно выходил со мной на связь и указывал, что я должен делать, и чего говорить! Проверьте, всё это должно быть зафиксировано в базе данных корабельного коммутатора!
  - Это заявление невозможно не опровергнуть, не подтвердить. - Парировали на это заявление обвинители. - Всё базы: а именно архивные данных узла связи, были кем-то тщательно подчищены. Отследить следы неизвестного хакера невозможно. Причём, хочется подчеркнуть, что бесследно удалялись только файлы переговоров между заговорщиками.
  - Поэтому, - поспешил взять слово защитник, - всё это должно быть истолковано в пользу моего подзащитного. Так написано в архивах по древнему судопроизводству!
  - Да он сам всё и подчистил, ... удалил мерзавец то, что может свидетельствовать против него! ... Одумайся! Кого ты защищаешь Линь? ... Выкиньте Этого Каана в космический вакуум: да без скафандра! ... Нет, лучше в скафандре, да без манёврового ранца: пусть вечно летает по орбите! ... - Послышались многочисленные, возмущённые возгласы из зала.
  - Я всего лишь выполняю свою работу и делаю это на совесть и не допущу произвола над моим подзащитным. - Мимолётно посмотрев в зал, огрызнулся адвокат Линь.
   Видя, что в зале может вспыхнуть словесная перепалка, председательствующий судья несколько раз стукнул деревянной колотушкой: призывая всех к порядку.
  
   Сти Ван - зам начальника департамента безопасности, был в этом процессе главным обвинителем и, видел как подсудимый: этот неприятный низкорослый тип неопределённого возраста пытается изворачиваться, дабы уйти от ответственности. Смотря на это, Сти не мог отказать себе в небольшом удовольствии - заставить Каана прилюдно показать своё истинное, гнилое, трусливое нутро. Ему: опытному сотруднику службы правопорядка, как некому другому было видно несоответствие маски уверенности и внутренним содержанием душонки этого так сказать человека. Поэтому, выбрав момент, как будто невзначай, растерянно Ван обронил короткую фразу: - 'Может быть и правда, есть некий неизвестный кукловод - истинный виновник наших бед‟. - После чего, Сти боковым зрением наблюдал, как начавший было бледнеть Сиит, о чём-то перемолвился со своим защитником, и как Вану показалось, после этого подсудимый с трудом сдержал улыбку. И в момент, когда бывший старший архивариус, уверовав в возможность уменьшение степени своей вины, вольготно расслабился на своей скамье, Сти снова взял слово:
  - Уважаемые судьи. Я и мои коллеги не возражаем против того, что в этом деле есть некий Серый Кардинал, внёсший свою лепту в эти безобразия. Но, это не снимает с подсудимого его главной вины: а именно, он собрал вокруг себя и организовал тех, кто сознательно пошёл на бунт целью которого был захват власти. И этот факт нами полностью доказан и подтверждён документально. А это значит только одно. Именно Ост является доказанным зачинщиком прокатившейся по космолёту волне насилия. И именно после призывов Каана начали убивать ни в чём неповинных людей. Также. Я выношу предложение о возбуждении отдельного расследования по поводу появления нового, доселе неизвестного фигуранта. Также. Считаю разумным эти дела не объединять. Подозреваю что это может быть уловкой обвиняемого для затягивания дела.
   Судьи единодушно поддержали это решение, а Каан моментально сник. И оправдывая ожидания Сти, с Оста как ветром сдуло самоуверенную маску. Моральный вдохновитель массовых беспорядков потупил взгляд; у него предательски затрясся подбородок и ... вскоре, сквозь частые всхлипы он слёзно просил судей о снисхождении, и выпрашивал шанс доказать искренность своего покаяния, также ответчик усиленно намекал и на свою полезность для общества: - ... 'Я не знал того что творю: э-э-э ... точнее не понимал. Меня использовали как марионетку и от меня ничего не зависело. А сейчас, я полностью осознаю свою вину, э-э-э ... раскаиваюсь, э-э-э ... сожалею о страшных последствиях и желаю всё исправить ... э-э...‟ - Ван видя предистеричное состояние главного злодея не испытал никаких чувств, кроме брезгливого презрения. Судя по взглядам представителей пострадавшей стороны, чувство повышенной брезгливости возникло и у них. Через час после этого, Каана Оста: не смотря на все ухищрения продолжавшего борьбу адвоката признали виновным в организации экстремистской организации и как следствие последовавшими за этим беспорядками. Непривычный процесс утомил всех и, неожиданно - к всеобщей радости, был объявлен получасовой перерыв в заседании.
  
   Если сказать что по окончанию перерыва с первых минут судебного заседания Ли был в шоке, то это значит нечего не сказать. То, что должно было быть судом, сейчас больше всего напоминало пресловутый конвейер: фарс, или даже жуткую пародию на правосудие. Судьи быстро просматривали материалы предоставленные обвинением, затем формально удостоверялись в их подлинности - отсутствии цифровой обработки, после чего незамедлительно выносили вердикт: - 'Виновен!‟ - И почти без паузы переходили к делу следующего ответчика. И.... Всё повторялось в той же последовательности, и с тем же хронометражем. Вскоре один из адвокатов очередного бунтовщика постарался возразить против такого судебного произвола и, резко поднявшись со стула буквально выкрикнул:
  - Граждане судьи, как можно выносить обвинительный вердикт, если во время рассмотрения дела, вы не даёте не единого слова защите?! И разве такой произвол может называться справедливым судом?!
   Надо признаться, эта никем незапланированная реплика достигла своей цели: коренастый, и на вид слишком юный защитник привлёк к себе всеобщее внимание. А один из судей - Председательствующий, негромко хмыкнул и хорошо поставленным голосом проговорил:
  - Ну что же молодой человек, будьте любезны: докажите нам невинность вашего подзащитного Ода Маса. И укажите нам, в чём мы его оговорили.
   В словах судьи сквозила неприкрытая снисходительная усмешка: о взгляде можно было даже и не говорить. Пожилой, но всё ещё крепкий - жилистый служитель Фемиды проворно 'поколдовал‟ над виртуальной клавиатурой и на мониторе заново возникли кадры только что прокрученного видеоряда: - 'Прошу вас, действуйте.‟ - На экране замелькали вырезки с кадрами занятий, где обвиняемый проводил тренинги по-боевому слаживанию его группы, и завершались видео уже тем, когда Ода Мас уже всем известными жестами руководил противостоянием своих вышколенных боевиков с силами правопорядка.
  - Заметьте, подлинность всего видео подтверждена нашими уважаемыми экспертами. Налицо заранее спланированный и хорошо подготовленный бунт. - Сказал судья, сидевший по правую руку от председательствующего.
   Все присутствующие на заседании посмотрели на молодого адвоката, ожидая его хода. И он, не растерявшись ответил:
  - Начнём с того, что видеоряд, показывающий тренировки проводимые моим подзащитным, не был заявлен стороной обвинения и поэтому не может ими использоваться. Исходя из этого, я выношу протест по этому поводу!
   К удивлению молодого человека, его заявление только насмешило судей и обвинителей.
  - Адвокат Энтце, - с трудом сдерживая смех проговорил всё тот же судья, который последним вступил с ним в диалог, - вы чего-то или не понимаете, или, скорее всего запамятовали. Дело в том, что данное видео не так давно было обнаружено в секретном разделе коммуникатора принадлежащего всем известному Каану Мурр: и в тот же день, в восемнадцать ноль, ноль - по корабельному времени, было разослано всем адвокатам для ознакомления. Мы даже пошли на то, что вам было выслано подборка видео только с участием вашего подзащитного: ну это было сделано для того, чтоб вы понапрасну не тратили своё драгоценное время.
   Было видно как смущённый Энтце Рад засуетился, торопливо активировал наручный коммуникатор, спешно вошёл в свою электронную почту и, судя по его реакции, обнаружил сообщение с прикреплённым к нему файлом. После чего юноша покраснел, и нелепо бормоча извинения поспешно сел на свой стул. Чем вызвал дружный смешок зала. Однако стук деревянного молотка председательствующего судьи быстро призвал всех к тишине.
   Так что, дальнейшая часть заседания прошла без задержек: никто из защитников больше не возмущался и не выносил протестов по ведению процесса. И только находившийся в своём кубрике Деняк, от бушующего в нём возмущения то вскакивал и метался по мизерному жилому помещению, то снова усаживался в старом кресле, заранее установленном посредине маленького кубрика, и искренне негодовал: - 'Они явно спешат поскорее закончить этот процесс. И как быть нам? Как быть тем, чья карьера зависит от успешной работы в этом так сказать 'судебном разбирательстве‟? Это уму непостижимо. С одной стороны уважаемые правители десятки обещали честный суд и явно стимулировали нас на активную работу в этом направлении, а с другой стороны - почитай с самого начала отстранили защиту от участия в процессе. Даже несмышлёному ребёнку видно, что адвокатов, попросту лишили любой возможности хоть как-то повлиять на ход этой комедии. Всё это сделано в насмешку над правосудием именуемой судом...‟
   И словно издеваясь над Ли, внизу экрана поползла бегущая строка на которую он не сразу обратил внимание:
  - ... Согласно проведённому интерактивному опросу, 73 % опрошенных граждан согласны с решением судей, что все обвиняемые виновны в предъявленных им обвинениях; 19 % респондентов не согласны; 8 % воздержались от участия в голосовании. ...
  - О-о-о какой великолепный каламбур: - 'Обвиняемые виновны в обвинениях.‟ - И кто только написал этот изысканный литературный шедевр? Воистину. Выпущенная из ежовых рукавиц бюрократия, медленно убивает всё, к чему только дотянутся её вымазанные чернилами ручонки!
   Под эти возмущённые высказывания ученика архивариуса, секретарь с экрана, выкрикнул: - 'Встать, суд удаляется на совещание для вынесения приговора!‟ - После чего, судьи неспешно поднялись из-за стола: громко проскрежетав по полу ножками тяжеленых стульев и, чинно направились в небольшое служебное помещение, служившее временной комнатой для совещаний. Впрочем вышли они оттуда довольно быстро: что только укрепило у Ли уверенность что он наблюдает хорошо отрежесированое шоу - точнее дешёвую комедию разыгрываемую для утехи перепуганной толпы.
  - Встать, суд идёт! - Также громко прозвучал голос секретаря.
   Под эти слова, все трое судей подошли к своим стульям с высокими спинками, председательствующий судья, усаживаясь весьма спокойно предложил: - 'Прошу садиться.‟ И немного посовещавшись, вся троица снова встала. Присутствующие в зале люди: уже успевшие понять основные правила церемонии, были вынуждены в срочном порядке последовать их примеру. А далее, председательствующий судья, держа в руках увесистую ретро папку файлосшиватель, начал зачитывать весьма долгий приговор. ...
   Из этого нудного диалога можно было понять одно - все кто замешан в убийстве людей и организации беспорядков ссылаются на поверхность враждебной для всего живого планеты: вместе со своим пресловутым предводителем. Там как раз находятся не демонтированные ангары, в которых бесперебойно функционирует надёжная система жизнеобеспечения. Всё это работает в автономном режиме, и ресурс бесперебойной работы всей аппаратуры рассчитан не на одну сотню лет. Также, в силу сложившихся обстоятельств: а именно, невозможности выполнения протокола предусмотренного параграфом 77396 - 06 ¹⁵ женщины детородного возраста, не запятнавшие себя убийством или прямым подстрекательством к таковому, остаются на звездолёте для выполнения вышеуказанного параграфа ... бла, бла, бла, ля, ля. ... И заканчивалось всё это длинным поимённым перечнем кого из ответчиков к чему приговорили.
   Ли живо представил себе, сколько матерей наглухо заперлись в своих жилых помещениях и льют горькие слёзы по своим неразумным чадам сидящим на скамье позора. Что не говори, но, не смотря на все сотворённые ими злодейства, для этих женщин они оставались детьми: их кровиночкой и разум не мог приказать сердцу перестать переживать за их судьбу. Хотя - честно говоря, никакого сострадания к ним юноша не испытывал.
   Деняк уже собирался отсылать команду на выключение монитора, когда секретарь громко объявил:
  - Внимание всем! Завтра утром, ровно в десять часов, будет транслироваться экстренное обращение совета десяти к гражданам звездолёта. Перед вами будет выступать уважаемый гражданин Эрик Риу. ...
   Это неожиданное объявление сильно заинтриговало Ли: - 'Что ещё придумали наши отцы руководители?‟. - И он, подымаясь с любимого кресла, запрограммировал на мониторе включение за пять минут до начала трансляции.
   Впрочем, несмотря на усталость и поздний час, юноша ещё долго не мог уснуть: он никак не мог найти удобное положение для сна, по привычке прикусывал губу, обдумывая что ему делать если суд над его подзащитным, служители Фемиды постараются превратить в такой же балаган, такой же, как сегодня.
  
  
  Обращение мудрого Эрика и предложенные им неотложные преобразования.
  
  
   Приятная, немного озорная музыка заполнившая маленький кубрик Ли Деняка, этим утром воспринималась им как самый жуткий набат. Молодому человеку казалось, что он только мгновение назад закрыл глаза и вот: когда пришло время долгожданного наслаждения негой именуемой блаженным сном, его так бесцеремонно выдёргивают в эту бездушную реальность именуемую явью. Ещё несколько мгновений остаточного послесонья юноша негодовал сотворённому произволу, ища своим заспанным взглядом виновника на которого должно было выплеснуть всё своё справедливое возмущение. Однако память, как ехидная младшая сестрёнка из вредности желающая насолить старшему брату, подсказала что он сам настроил свой визор на пробуждение именно в это время, и все возникшие по этому поводу претензии Ли должен предъявлять только себе любимому.
   Как говорится: - 'Недосып и частый голод, это хронические состояние всех школяров: поэтому они не принимаются как оправдание к опозданию или не приведи Господь к прогулу‟. - Именно исходя из привычки соблюдения этого общепринятого правила, Деняк на полуслове безжалостно прервал своё негодование по поводу ранней побудки. Ли резко встал; решительным движением сгрёб постель и привычно кинул её в приёмник грязного белья, в этом броске сквозила вся нерастраченная утренняя злоба. И в продолжение начатого движения, Ли решительно шагнул к еле заметной душевой кабинке. Этот агрегат санитарии сиротливо стоял в углу и, так уж получилось - изголовье его многофункциональной кровати трансформера: которая, следуя заложенной в неё программе уже начала своё преображение в удобное, но уже изрядно потрёпанное кресло.
   Всем известно, что непродолжительный контрастный душ способствует эффективному поднятию бодрости? Уверен что да. Вот поэтому к началу обращения уважаемого Эрика Риу к народу, Ли закутавшись в халат, сидел в своём любимом кресле и жадно поглощал стандартный, и при этом до несправедливости скудный завтрак: это безвкусное месиво выдал скупой корабельный пищевой синтезатор. Разум юноши был бодр, и он был готов впитать все истины, которые будут донесены с экрана: чему абсолютно не мешало спешное удовлетворение голода физического.
   И вот, диктор, широко улыбаясь, оповестил:
  - Дорогие граждане, прошу вас прослушать обращение уважаемой Десятки Управления ко всем гражданам звездолёта 'СЧАСТЛИВЫЙ‟. Слово предоставляется гражданину Эрику Риу.
   В детстве каждый ребёнок познавая окружающий его мир, первым делом узнавал имя корабля в недрах которого ему предстояло провести всю свою жизнь: но в быту никто не употреблял это имя, ибо все обходились одним ёмким словом 'ДОМ‟. И поэтому Ли немного удивился такому официальному объявлению. Впрочем, возникшая неловкость исчезла сразу после появления на экране радушно улыбающегося мужчины, которому на вид было не более сорока лет.
   - Дорогие братья и сёстры. - Мужчина, которым и был уважаемый Эрик Риу, выдержал небольшую паузу и пояснил. - Да-да, вы не ослышались: мы все братья и сёстры. Нить этого родства можно проследить между верхней секцией и нижней. Как бы мне сейчас не возражали многие из вас но, когда наши мудрые предки покидали нашу гибнущую Солнечную Систему, именно так и было. Разделение между ними было чисто условным: всё зависело от способностей данного индивидуума, а следовательно и места где он мог приносить пользу.
   Снова наступила непродолжительная пауза и Эрик посмотрел с экрана так, как будто хотел заглянуть в душу каждого своего слушателя прильнувшего к экрану.
  - А мы, незаметно - постоянно перевирали заветы наших предков: мы все постепенно искажали, переиначивая их в угоду наших мелочных амбиций. Что получилось в итоге, вы все недавно увидели. Но и это не самое страшное наше преступление против цели нашей спасательной экспедиции. ...
   Что не говори, но Эрик был прирождённым оратором, он тонко - на уровне инстинктов чувствовал, когда нужно гротескно жестикулировать, буквально фонтанируя эмоциями, когда уместно выдержать паузу, а когда необходимо очаровывать слушателей своей душевной улыбкой - представ перед людьми в образе уверенного в своих силах заботливого отца. Чем он умело и пользовался.
  - ... Смертельную угрозу для нас несёт наша алчность и беспечность, благодаря которым мы незаметно приближаем себя к неминуемой гибели. - Риу тяжело вздохнул: ну прямо как родитель, отчитывающий своего нашкодившего, несмышлёного дитя. - Если верить архивам, то внутренняя планировка секций нашего звездолёта изначально была совершенно другой. Шло время, те, кто был ближе к власти, постепенно притесняли тех, кто был ниже их по иерархической лестнице: причём, делали это как территориально, так и ущемляя в жизненно важных ресурсах.
   В нижнем, правом углу экрана открылось окошко, в котором одна за другой менялись схемы перепланировок жилых отсеков и уровней. Далее, в демонстрируемом слайд шоу появились графики и таблицы по распределению ресурсов.
  - И что мы имеем в итоге? - Начал пояснять графические схемы Риу. - Верхние секции живут в шикарных условиях и ни в чём себе не отказывают. Средняя секция имеет боле или менее приемлемые условия для проживания, так же можно сказать и про их материальное снабжение. А Нижний уровень теснится на задворках, которые по изначальному плану к проживанию совершенно непригодны.
   Снова последовала пауза, во время которой давалось время для осмысления уже им сказанного.
  - В итоге, так называемый нами Плебс живёт на грани физического вымирания. Его убивает слабое, но при этом постоянно присутствующее облучение от силовых реакторов. И как не прискорбно, это происходит по нашей вине: именно мы их переселили в отсек непредназначенный для постоянного проживания. Прибавьте к этому низкое качество питательной субстанции, хроническое недоедание, отсутствие медицинской помощи и прочее, прочее, прочее. ... И из-за этого, срок жизни в этой секции максимум сорок лет, а их женщины давно не могут самостоятельно выносить своё потомство. Если верить отчётам комиссии, то все дети Плебса выращиваются в инкубаторах: а это, только усугубляет и без того слабое здоровье новорождённых. Как вы понимаете, по этим причинам стало невозможно выполнение параграфа 77396 - 06. Эти бедные женщины просто физически не подходят для суррогатного материнства.
   Для подтверждения этих слов ненужно было никаких снимков и других материалов, все люди и без того знали этих низкорослых, бледных, истощённых до дистрофии чернорабочих с потухшими взглядами.
  - Идём дальше. Перед нами условно обозначенная Средняя секция, здесь вроде ни радиации, ни голода не наблюдается, да и медицина на необходимом уровне. Однако. Сколько женщин из этой сословной группы уже неспособны зачать ребёнка без ЭКО⁷? А скольким людям медики категорически запретили иметь детей? И процент негативных отклонений состояния здоровья постепенно растёт. Задумайтесь над моими словами граждане.
   Взгляд Эрика Риу был переполнен душевной боли и доносил её до глубин души каждого зрителя от этого, горло Ли сжалось от горестного спазма.
  - Ну а сейчас, мы посмотрим как обстоят дела с Верхней секцией. Здесь на лицо можно сказать даже излишний комфорт, и уровень жизни на высшем уровне, такому уровню жизни можно позавидовать. Однако если перелистаем отчёты тех же медиков: ни одна женщина из этой сословной группы не может забеременеть без ЭКО; четверить обитателей этого уровня, в принудительном порядке лишены права иметь детей. Причина этого как Гемофилия, так и прочие накопленные генетические отклонения. Казалось, почему так получилось? А всё потому, что нет ротаций между нашими условными секциями: браки заключаются только между социально равных людей и никак по-другому.
   Лицо Эрика растянулось в невесёлой, кривой улыбке.
  - А ведь наши мудрые предки задумывали всё иначе. Ими было подчитано оптимальное количество членов экспедиции при котором нас недолжно было тронуть генетическое вырождение, а мы в угоду своим амбициям бездумно поделили его на три замкнутых группы. Придёт время, и мы просто вымрем: медленно агонируя в поликомпозитном, высокотехнологичном гробу, которым постепенно становится наш звездолёт.
   Риу демонстративно медленно взял стеклянный графин, налил из него воду в стакан и неспешно отхлебнул воду. Затем, немного прокашлявшись, Эрик продолжил:
  - Но хвала великим предкам, эту ситуацию ещё можно исправить: причём без каких либо неприятных последствий для нас.
   Но, несмотря на хорошую новость донесённую им до слушателей, лицо гражданина Риу оставалось строгим и одновременно печальным.
  - Однако к нам подкралась ещё одна большая беда. Вся проведённая перепланировка нашего дома не прошла без последствий. Безвременно почившая Кларисса Рив ещё при подлёте к местной жёлтой звезде провела обследование жёсткого корпуса 'СЧАСТЛИВОГО‟. Заметьте, что по неизвестным для нас причинам эта диагностика не проводилась слишком долго, и то, что обнаружили её инженеры, повергло нас в шок. В корпусе обнаружены критические деформации, и в местах их образования наблюдается следы сильной усталости материалов. Так что братья и сёстры, ещё одного межзвёздного перелёта корабль попросту не переживёт.
   Ли почувствовал, как от этих слов у него немного потемнело в глазах и за малым не остановилось сердце. Однако лицо Эрика впервые за его выступление озарила улыбка.
  - Надо отдать должное Гражданке Рив, уважаемая Кларисса первым делом: - 'Во избежание ненужной паники‟. - Строго настрого запретила своим сотрудникам распространять эту весть. Следующим 'шагом‟ оповестила нас о своём скорбном открытии и мы, после недолгих дискуссий совместно с ней нашли выход из этой ситуации. Её инженеры, с учётом недостатков выявленных при эксплуатации прежнего звездолёта, за семь лет полёта спроектировали новый межзвёздный корабль и по прибытию в эту звёздную систему, с соблюдением режима полной секретности построили 'СЧАСТЛИВЫЙ - 1 М.У.‟. Так что, тот странный корабль, находящийся на дальней орбите и есть наш новый дом. Однако какой бы новый корабль мы не построили, но от повторения наших бед мы ещё не защищены. Поэтому, десятка управления экспедицией предлагает внести в наш устав следующие изменения:
  1- Категорически запретить какую либо перепланировку нового звездолёта.
  2- Во избежание генетического вырождения: внести в устав дополнение о запрете классового разделения между членами экспедиции, и осудить возникновение иерархических браков...
  3-...
  9 - В виду сложившейся ситуации дефицита кадров, в виде исключения, временно разрешить ускоренное профобразование при использовании обучающие гипнограммы, несмотря на их низкую эффективность.
  10 - Ввести инциденты свершившиеся на орбите планеты Новая Земля в обязательное изучение всеми поколениями и запретить даже незначительно корректировать последнюю редакцию устава.
   Надеюсь, что все вы прекрасно понимаете, что от соблюдения этих дополнений напрямую зависит наше дальнейшее выживание.
  
  
  Преобразователь.
  
  
   Сальмонт Мурр устало сидел на шикарном диване, в кабинете, являющемся полной копией его былого жилища и со смешенными чувствами смотрел на выключенный монитор. С одной стороны он был рад тому, что все, что он задумывал, у него получилось. Он спас экспедицию из лап саморазрушения - то, что он задумал ещё двадцать лет назад свершилось. Хотя, платой за это были прерванные человеческие жизни давящие на него непосильной ношей: их было намного больше чем он планировал, но зато, благодаря им он спас от гибели всю экспедицию. А понесённые потери населения уже компенсируют те участницы переворота, кого помиловал инициированный им суд: те, кто был способен на суррогатное материнство, дабы не отвлекать для этих целей полезных членов экипажа. Всё-таки жаль, что выращенные в инкубаторах новорождённые не блещут здоровьем.
   Обидно одно. Когда он только заметил пропасть грозящую поглотить всю экспедицию, всё можно было решить бескровно. А его коллеги по Десятке Управления единогласно отвергли его здравые предложения.
  - Ты Мурр слишком всё драматизируешь. - Именно с такими словами подошёл к нему его лучший друг Эрик Риу, подошёл после собрания, на котором его даже не захотели дослушать. - Мы уже скоро будем у звезды, которая имеет кислородную атмосферу и по гравитации, и по температурным колебаниям она весьма подходит для нас. Так что когда мы на ней поселимся, тогда и решим проблему с вырождением населения. А те сословные разделения которые уже сформировались, они нам только на руку: не придётся лишний раз драться за власть.
  - А если планета окажется непригодной для нашей колонизации? - Огрызнулся Сальмонт.
   На что Эрик весело подмигнул и подытожил:
  - Вот тогда и будем решать эту твою 'жизненно важную проблему‟.
   Отвечать пришлось в спину уходившему другу, который просто не пожелал его услышать.
  - Как бы не было поздно...
   Ещё через год, Сальмонт после многочисленных попыток вскрыл базу архивариусов и случайно наткнулся на первоначальный, ещё не отредактированный устав межзвёздной экспедиции. Вот после этого он и начал действовать на свой страх и риск. Первым делом Мурр отредактировал свой послужной список: благодаря чему он стал не гениальным программистом, а просто хорошим специалистом в этой области - не более того. А далее, используя резервную сеть и 'перепрошитые‟ под эти цели коммуникационные блоки роботов ремонтников, создал сеть по которой он мог выходить на связь с любым абонентом, оставаясь при этом абсолютным инкогнито. Внесённые им в программное обеспечение закладки никто не заметил, и даже не возразил когда они вошли в обязательные обновления, так что, вскоре весь звездолёт был опутан его личной, никем не видимой системой связи. Правда она ещё себя почти никак не проявляла, за редким исключением находясь в спящем режиме.
   Далее, используя эту сеть, Сальмонт надеялся, где шантажом, где уговорами, но 'продавить‟ вопрос о возвращении к первоначальному уставу звёздной экспедиции. Однако здесь его постигла неудача. И только благодаря работе утилит, которые меняли его внешность до неузнаваемости; меняли голос и модулировали стороннюю манеру говорить; создавали не отслеживаемую сеть, его не разоблачили. Пришлось затаиться и начать обдумывать другие планы для достижения своей цели.
   Первым, если уместно так выразиться подарком судьбы, стало то, что дочь его свояченицы Кларисса заметила упущения в технической профилактике корабля, и при проведении давно никем не проводимой диагностики, обнаружила необратимые дефекты в твёрдой обшивке корпуса звездолёта и его несущих эллементах.
  - Дядя Сальмонт, вы представляете, любой резкий манёвр уклонения от чего либо, может разорвать наш корабль на куски. - Еле сдерживая волнение, говорила Кларисса Рив. - Да и без этих эволюций мы всё равно сидим на пороховой бочке, и чтоб приставить себе весь трагизм сложившейся ситуации, будем считать, что половина экипажа при этом бесшабашно играется с огнём.
  - Успокойся Кларисс, неужели ты думаешь, что всё настолько плохо? - Как можно спокойнее поинтересовался тогда ещё будущий глава уважаемых правителей десятки.
  - Я могу гарантировать только то, что мы соблюдая все меры предосторожности долетим до выбранной в качестве точки назначения планеты. Однако подойти к ней на оптимальную орбиту мы вряд ли сможем, а уйти с неё для нас будет равноценно самоубийству.
   Тогда Сальмонт еле справился с холодком мерзко раскатившимся по его груди. И выждав несколько секунд дабы успокоиться, он поинтересовался:
  - Так доченька. Скажи, что ты в этой ситуации можешь сделать?
  - Можно постараться усилить особо изношенные рёбра жёсткости каркаса, также наложить на ослабевшую обшивку корпуса заплатки: но только изнутри. Но, это создаст новую проблему: неизвестно как изменится центровка корабля и как он поведёт себя на орбите планеты к которой мы летим.
  - Это не проблема, по роду своей деятельности я сталкивался с программой написанной нашими предками. Она как раз создана для решения подобных вопросов. Не знаю, почему у твоей службы её нет? - Мурр не стал уточнять что он, в своё время найдя эту программу доработал её, но к сожалению ещё не испытывал в реальных условиях.
  - Ой, дядя Сальмонт, можно я ею воспользуюсь? - Взгляд молодой женщины буквально ожил. - А как скоро вы эту программу найдёте? А покамест, я вас покину и озадачу своих подчинённых разработкой нового - более удобного для всех звездолёта. Надо же их хоть чем-то занять, дабы не мучились от дурных думок.
  - Да мне её и искать не надо. Ты же знаешь своего дядюшку - скрупулёзного зануду: у него каждая вещь, каждый файлик в коммуникаторе, находится на своём, строго определённом для него месте. А твой доклад о состоянии звездолёта я вынесу на ближайшее заседание десятки и добьюсь официального заказа проведение масштабных ремонтных работ. Также как и разрешение для проектирования и постройки нового корабля. ...
   Ещё через месяц или два был встречен амбициозный и при этом очень легко управляемый Каан Ост. Вот после этого и был окончательно сформирован план, как напугать обывателей и заставить своих коллег безоговорочно принять его план спасения. Можно сказать что с этого момента и началась долгая и тонкая подготовка. Работы хватало, то необходимо было чем-либо помочь Кларисс, то подкинуть Каану 'нужную мысль‟, то тонкими вопросами, редкими намёками - постепенно привести нужного человека к определённым выводам. Точнее, исходя из складывающейся ситуации, исподволь подталкивать человека к нужным размышлениям с вытекающими из этого выводами и решениями. Не была при этом забыта и служба корабельной безопасности, Пету Ри, в нужный момент были подкинуты необходимые видеоматериалы.
   Однако в самый ответственный миг всё сорвалось: адепты Оста убили неожиданно вошедшую к ним в зал девушку и вместо управляемых, беспорядков, получился бунт с множеством жестоких, беспощадных убийств. Хорошо, что с Петом Ри удалось всё так, как и задумывалось. Увидев, как на выручку своего командира спешат воины спецотряда, Мурру удалось пустить противопожарный газ так ювелирно точно, что начальник департамента безопасности дождался помощи и при этом сильно не пострадал...
   Самый больной удар пришёлся оттуда, откуда Сальмонт не ожидал. Отдел Сидча Рива, на примере которого нужно было показать весь вред наплевательского отношения к своим обязанностям: по задумке Мурра этот урок должен был быть бескровным. Мурр верил, что муж его Клариссы: с его педантичной приверженностью к соблюдению всех инструкций не допустит никаких нарушений техники безопасности. Однако в самый ответственный момент парнишка дал слабину и все кто высадился на планету, погибли. Все кроме Сидча: даже его по отечески любимая девочка Кларисс. А ведь она и в самом деле для него была как дочь. Ему - Мурру и его жене Кэти, медики запретили иметь детей, вот они и помогали малышке, как говорится, чем могли. Он даже обрадовался, когда узнал, что Клариссе с Сидчем разрешили иметь детей. Было жалко что его жена не дожила до этого радостного момента ... А что толку? Можно сказать, что он сам: 'своими руками‟ убил эту милую, умную девочку. Ведь это он заметил грубейшую ошибку в расчётах по составлению плана работ и технологии адаптации планеты: планета была абсолютно непригодна для колонизации - у людей не было и не могло быть технологии, способной убить сверхживучий планктон, вырабатывающий весьма опасный газ. И вместо того чтоб указать шефу-координатору отдела планетарной биоинженерии на эту ошибку, Мурр сделал всё чтоб её никто раньше времени не заметил.
   Да. Он, Сальмонт, добился своего. Благодаря его усилиям произошли спасительные перемены: он преобразовал все на звездолёте - вернув всему первоначальный замысел великих предков. Но, как это ни горестно: и он сделал слишком много ошибок, страшных перегибов и ...
  
  
   Эпилог.
  
  Сидч Рив уже отработал свою смену. Он был сильно уставший и всё равно не хотел идти в свой хоть и маленький, но весьма уютный кубрик. Вдобавок ко всему его несправедливо приговорили к жизни на звездолёте: к той жизни, в которой не осталось для него места, продолжение которой было ему сродни проклятью.
   Бывший шеф-координатор отдела планетарной биоинженерии, всем сердцем желал остаться на планете где погибла его беременная жена. Молодой мужчина до дрожи в душе желал подойти к её могиле и... в своём последнем, решительном движении снять гермошлем. Его бренное тело должно, просто обязано лежать как можно ближе к любимой женщине! ... А его, приговорили не к изгнанию со звездолёта, а всего лишь к переводу с первой секции в третью. Это всё Мурр. Это он и этот молодой адвокат Ли добились такого решения. Добились, несмотря на неистовые требования Сидча к его добровольному изгнанию на проклятую планету.
   Затем, ему уставшему от непривычной физической работы, впрочем, как и от самой жизни, его лечащий врач пытался рассказывать как ему повезло: мол там на Новой Земле происходили жуткие вещи. Первым делом, обезумившие бунтовщики убили своего бывшего лидера - Каана. После чего, у них началась страшная резня за власть, результатом чему стало сокращение сосланных колонистов на треть и полное разрушение одного из жилых ангаров.
  - Я всё равно должен быть там! - Надрывалась в неслышимом крике раненная душа Сидча. - Мне не нужна такая жизнь!
   И не какие медицинские процедуры небыли способны до конца заглушить его боль. Она не сильно затихала даже тогда, когда он падал от усталости, подготавливая новый звездолёт 'СЧАСТЛИВЫЙ - 1 М.У.‟ к переселению на него основного экипажа. Вот и сейчас, когда объявили минутную готовность перед покиданием громадным кораблём орбиты проклятой, и такой недружественной планеты. Сидч замер перед общественным монитором и с неимоверной тоской смотрел на далёкий шарик, в окрасе которого опять преобладали ржавые оттенки. Вот заработали маршевые дюзы двигателей, и планета стала медленно удаляться, уменьшаясь в размерах.
   Тихо зазвенел сигнал тревоги, к месту указанному на плане корабля красной точкой, спешно помчались медицинские дроиды. А через полчаса интенсивной борьбы за жизнь человека, они констатировали, что несмотря на проведённые с телом работника нижней секции Сидча Рива комплекса реанимационных манипуляций, в 13¹ᴼ по обще экспедиционному времени была зафиксирована его смерть. Можно было сказать, что это была последняя жертва мстительной планеты. И только нежелающий терять своё инкогнито 'Великий Преобразователь‟, позднее сам для себя констатировал, что на его совести появилась ещё одна смерть.
  
   30 10 2015 г.
  
  
  Концевая сноска:
  1- Выписка из свода законов космических переселенцев: Параграф 17096 - 76 А - Колонизация новь открытой планеты невозможна, если действия по её заселению приведёт к гибели высокоразвитой местной экосистемы.
  2- Выписка из свода законов космических переселенцев: Параграф 17096 - 76 Т - Технические службы при первой же возможности восполняют потери стратегического запаса жизненно важных металлов: даже если обнаруженная планета полностью подходит для колонизации (на случай если по каким либо причинам придётся покинуть эту планету).
  3- Гражданин. - Так уж сложилось, что гражданин стало уважительным обращением к начальству или уважаемому человеку.
  4- Нуклеиновая кислота треозы - треоза это один из простейших сахаров
  5- Краптометанит. - Вещество больше нигде не встречаемое: весьма токсично для земных белковых соединений.
  6- Плебс - Первоначально так называли население Древнего Рима, которое в отличие от патрициев, не пользовались никакими политическими правами. В экспедиции, с недавних времён так стали обозначать обитателей Нижней Секции.
  7- Эко - Экстракорпоральное оплодотворение.
  8- Эгида - Щит Зевса: означает находиться под покровительством, защитой какого-либо лица...
  9- Принципал - Начальник, хозяин.
  10- Закон выживания - пусть при гашении огня погибнут все, кто находился в загоревшейся ячейке: но огонь не повредит жизненно важные коммуникации звездолёта.
  11- На звездолёте было множество лестниц, призванных хоть так бороться с неизбежно возникающей на корабле гиподинамией: все лифты только для служебного пользования.
  12- Лукоморье - Специфический, плавный изгиб морского берега.
  13- Афтершок - Один или серия повторных толчков после землетрясения.
  14- Просьба не искать в составе участников процесса несоответствий: так как в этом деле, из-за отсутствия отработанных протоколов, люди работали по наитию.
  15- Выписка из свода законов космических переселенцев: Параграф 77396 - 06. В случае гибели части экипажа: более ⅕ от общей его численности. Отбирается нужное количество женщин из Нижней Секции способных на многократное суррогатное материнство. Данным членам экипажа, должны быть подсажены эмбрионы из крио хранилища эталонных материалов. После завершения протокола, суррогатные матери получают право на полный пенсион и пожизненное проживание в Средней Секции; а отделы Генетики и ЭКО, обязаны провести работы по восстановлению требуемого количества эталонного материала.
Оценка: 3.81*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Бюте "Другой мир 3 •белая ворона•"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"