Гавряев Виталий Витальевич: другие произведения.

Пока дышу, надеюсь

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 5.00*27  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он переселенец-колонист, и этим всё сказано. Он оказался на далёкой, пригодной для жизни планете, этом его радость и беда. Что ждёт Даниила, неизвестно, что он предпримет, он и сам не догадывается ...

  

Пролог.

  
   Кто следующий? Прошу вас, подойдите к стойке регистрации. - сохраняя на лице, дежурно приветливую улыбку проговорила привлекательная девушка, одетая в униформу стюардессы космофлота. - Здравствуйте. Вы Егоршин Даниил Сергеевич, доброволец - участник программы колонизации далёких...
   Миловидный андроид продолжал что-то говорить. Без сомнений, это был робот. У неё, просматривалась неестественность пластиковой кожи, да и живой сотрудник не мог, сохраняя бодрый вид, отработать многосуточную смену. Были и другие, еле уловимые отличия от живого человека. Но, вернёмся к регистрационной стойке. Данные стоявшего перед человекоподобной машиной худощавого юноши, были считаны с его экспериментальной нейросети. Поэтому, сейчас, отрабатывался давно изживший себя протокол регистрации переселенцев. Но, ничего здесь не изменишь, приходится терпеть - традиция.
   Даниил, потерянно улыбаясь и согласно кивая головой. В этот момент, он был занят другим - снова переживал о своих, вынужденно понесённых потерях. Если кто-то посмотрит со стороны, то молодой человек просто стоял перед стойкой регистрации, рассеяно слушая пятиминутный монолог похожей на высокооплачиваемую фотомодель "железяки". Да, ещё одна деталь. Всё произносимое стюардессой е милым голосочком, парню было известно. Кто же забудет про то, что его родная нейросеть, была в принудительном порядке заменена на биологическую - с утешительным бонусом, бесплатным переносом всей хранящейся на ней информации. Не стоит удивляться. В вербовочном центре, ему подсадили новую, первого взгляда более продвинутую, но, менее удобную в эксплуатации сеть. Как там по этому поводу было сказано одним из многочисленных менеджеров, которого все называли "Профессором"?
  "Друзья, новая нейросеть имеет весьма важное для нас с вами преимущество. А именно. Она является живым, выращенным в наших лабораториях симбионтом, который способен повысить вашу живучесть. И ещё, я, как и мои коллеги, авторитетно заявляю, только он способен пережить предстоящее вам длительное путешествие в криокапсуле. Разумеется, так будет только после того, как наш "малыш" сольётся с вашим телом ...". - По его словам выходило следующее, привычную для всех "синтетику" невозможно "усыпить" в анабиозной камере. И она, не имея связи с организмом своего носителя, через какое-то время перестаёт функционировать - погибает. Это доказанный факт, и ничего здесь не поделаешь. Пусть привычные для всех изделия весьма надёжны, и производители гарантируют их долгий срок работы. Он, как минимум на сто лет превышает максимальную продолжительность жизни среднестатистического человека. Который, как всем известно, ровняется примерно триста пятидесяти годам плюс-минус тридцать лет. Уже исходя из этой информации становится ясно следующее: гипотетический колонизатор, по достижению звездолётом места назначения, вместо классической сети, будет иметь в своём теле только мусор, некогда являвшийся пресловутой нейросетью. Даже не так, бедолага гарантированно помрёт в жутких муках, его убьют растворяющиеся в его теле токсичные продукты распада погибшего гаджета.
   Да-да, пресловутое бессмертие симбионтов, является ничем иным как наивной сказкой древних писателей. Следующее нелепое заблуждение фантастов звучит примерно так: "Симбионт, в случае крайней необходимости имеет возможность многократно имплантироваться в тела разных носителей. Как и то, что нейросеть имеет на теле носителя некие разъёмы для подключения внешних устройств". - Всё это полнейший бред. И ещё, в реальной жизни, не разрешимыми остались две, самые главные проблемы. Первая. Сеть может адаптироваться под организм своего носителя только раз. Происходит это при первичной установке. Хотя, до сих пор, некоторые вечно чем-то недовольные "умники" наперебой вопят: "Всему виной тайный сговор корпораций, которым не выгодно вторичное использование их продукции. Они, проклятые, вшивают в свою дорогостоящую продукцию некую вредоносную подпрограмму. А страдаем из-за этого мы, обычные люди - пользователи". - Далее, вторая причина озвучивается так: "Если сеть сделать вечной, способной восстанавливаться. То возникает угроза непредвиденного сбоя её работы, начнётся неконтролируемое разрастание устройства в организме пользователя. Это, в свою очередь, может привести к печальным последствиям". - Но те же самые "диванные учёные" утверждают, будто здесь, всё дело в резком повышении производственных затрат, возникающее в результате внедрения такой модификации. А это, потеря объёмов поступления сверхприбыли. Таким образом, по прихоти некоторых ненасытных личностей, переселенцам приходится рисковать своими жизнями. После вживления в свой организм неких непонятных, искусственно выращенных организмов, "сидеть на пороховой бочке". Да-да, эти самые, не прошедшие положенную проверку на безопасность изделия. А напоследок, стоит упомянуть о самом неудобном, неустранимом дефекте биологической сети, затрудняющем синхронизацию с внешними устройствами. Это слабая мощность генерируемых ею сигналов. Поэтому, её владелец вынужден постоянно носить на левой руке браслет-усилитель.
   "... Так что, Даниил Сергеевич, добро пожаловать на борт нашего звездолёта. Вам выделена восьмая секция синего сектора, место двести пятьдесят первое. А сейчас, вам надлежит двигаться по маршруту обозначенному пунктирной линией соответствующего цвета, она приведёт вас к вашей капсуле". - окончила свою вводную лекцию белокурая стюардесса, мило улыбнулась и элегантным движением руки, указала в направлении одного из коридоров. Благо, процесс погрузки убывающих из перенаселённой солнечной системы переселенцев, был давно продуман и отработан до мелочей. Поэтому, юноше не пришлось долго плутать по переходам, и ровно через полчаса, над Даниилом закрылась крышка его капсулы. И ещё, через мгновение, его сознание резко отключилось. Эта мера была вынужденной, так-как само погружение в анабиоз, или выход из него, процедуры весьма неприятные.
  
  

Глава 1 - короткая. "Выездной филиал психиатрической больницы".

  
   Пробуждение после долгого криосна, как и было обещано "людьми в белых халатах", было жутко неприятным. Можно сказать, побудка ощущалось как особо извращённая пытка. И судя по ощущениям, обещанная врачами помощь при реабилитации, так и не была оказана. Хотя, лучше рассказывать обо всём по порядку. Первым, весьма ожидаемо, "проснулся" слух. Звуки нахлынули резко, и были неимоверно громкими. Создавалось ничем не объяснимое ощущение, будто вся эта какофония воспринимались не ушами, а всем телом. И весь этот шум, напоминал звучание запредельно натянутых струн каких-то музыкальных инструментов, - находящихся на грани разрыва. И это, совершенно не походило на то состояние, которым Даню запугивали медики центра подготовки колонистов. Это, могло быть чем угодно, только не пресловутыми симптомами пробуждения после анабиоза.
   Далее. Настал черёд ещё более абсурдных странностей, вернулась способность видеть и это, по идее радостное событие, стало сущим наказанием. В начале, в поле зрения появились размытые тени, тянущиеся куда-то вдаль и постепенно истончающиеся до невероятно тонких линий. Затем пришло осознание будто данное видение не что иное как галлюцинация, вызванная долгим воздействием низких температур на мозг. Как объяснить внезапный дар, позволяющий одновременно созерцать всё находящиеся впереди, позади, вверху, снизу и по бокам от тебя. А дальше ещё хуже, возникает неприятное понимание того, как будто и само время стало гуттаперчевым. Как описать то, что по ощущениям оно постоянно или растягивается, или наоборот, сжимается... Проще говоря, сплошной абсурд. Всё! Финиш! Прощай разум! Мир резкими скачками превращается в рай для шизофреника. Пространство, позабыв о законах его бытия искажается до неузнаваемости, неясные тени окончательно вытягиваются в прямые линии, преображаются, становясь сверх тонкими, неимоверно длинными. При этом, удаётся их обозревать одновременно, каждую по отдельности и всех сразу, скопом. И у ничего не понимающего переселенца появляется догадка, будто медики намеренно умолчали о таком побочном эффекте "заморозки", как шизофрения в самой её острой форме. Иначе, количество добровольных переселенцев, могло резко сократиться.
   Мысль об этом негаданном побочном эффекте появилась и исчезла, а как подтверждение предполагаемому диагнозу, звук вибрации натягиваемой струны постепенно разделяется на составляющие его элементы, и становится многоголосным. Именно поэтому, появляется новая возможность, различать летящие рядом "нити" как живые и мёртвые. У первых, в их звучании, начали проявляться оттенки испуга, удивления, или даже истеричного смеха. Не живые струны, тоже "поют", но делают это по-другому, но также разноголосо. Одни из них звучат звонко, как игривые бубенцы, другие басовито и солидно, как величественный орган, а третьи, глухо и нарочито фальшиво. Откуда у него появились такие сравнения, человек не понимал, да и не стремился к этому. Если разобраться, ему было не до того.
   Далее, колонист осознал, что спустя "целую вечность" нахождения в непонятном пространстве, которое по идее никогда не должно оканчиваться, он умудрился достичь некого абсолютно чёрного ядра, обладающего неимоверной силой притяжения. От той пустоты, в которой он недавно парил, оно отличалось наличием объёма, - клубка жутко запутанных нитей. В сознании "обезумевшего" колонизатора возникла именно эта ассоциация. Примерно так выглядит одно позабытое блюдо детства, которое его бабушка называла каким-то странным словом, макаронами. Дальше было ещё "интереснее". Летящие впереди линии с ускорение устремлялись к этому "клубку", врезались в гипертрофированные "макаронины" и ... Или мгновенно в них исчезали, или начинали неистово извиваться, с диким визгом сопротивляясь своему поглощению. У кого-то это получалось, но, были и те, кто, не смотря на отчаянные усилия, так и не вырывался из этого капкана. Да, для полной ясности стоит уточнить, в этой трагической борьбе, участвовали только живые объекты. Мёртвые "струны", исчезали в аномалии без видимого сопротивления, как тонкие дротики, запущенные чьей-то сильной рукой. Вот только они были и через миг, их нет.
   Прошло ещё одно мгновение, и настало то неизбежное, которое рано или поздно должно было произойти. К этому странному клубку подлетела сущность, воспринимающая себя как Даниил. Произошло лёгкое соприкосновение с первой "макарониной" и мгновенное осознание её чужеродности. Возникло видение уродливых существ, их непонятных машин, агрегатов и архаичных построек, не вызывающих ничего кроме страха и отвращения. Повезло. Каким-то непонятным образом получилось с неё скользнуть и тут-же, происходит новый, неотвратимый контакт с расположенной рядом прозрачной трубой-проводником в другие измерения, или вселенные. Шансов уклониться от слияния нет. И ..., о радость! При слиянии возникает новое видение, в котором присутствуют нормальные люди; привычная зелень травы и листвы деревьев; бездонная синь неба ...
   После этого, бестелесная сущность, осознающая себя как Даня расслабилась, и блаженно устремилась навстречу прекрасной галлюцинации. Это чувство приближения к чему-то родному не омрачил стремительный вылет из чёрного шара, до этого пытавшегося разорвать Даню своей гравитацией на составные элементы. Освобождение из аномалии произошло почти сразу, а быть может, спустя целую вечность. Мимо осознания прошло и то, что выходом из этой ловушки послужил один из двух плотных потоков каких-то частиц. Они эпизодически фонтанировали на полюсах непонятной, а от того, до жути страшной сферы. И о чудо! Невозможно передать словами ту красоту, которая окружала этот свободный поток, с невероятною скоростью мчащийся сквозь облака вселенского тумана. Стали заметны проплывающие мимо скопления ярких звёзд, ведущих свой неспешный хоровод в разбросанных по вселенной галактиках. Приходит понимание будто ты мчишься к одной единственной звёздочке, точнее, к одной их подходящих для тебя планет. Вокруг красота, скорость, огромный масштаб, и бодрящее ощущения - ты не одинок. Так как немного впереди, летит несколько тонких ниточек, ровно десять штук, а жизнь, теплилась только в одной. Новое ощущение, позади, из чёрной сферы вырвались ещё несколько "ниток", и уже в этой группе, большинство были живыми и все они "исполняли песню" великой радости и счастья. Уже не страшно ощущение "вечного" полёта в пустоте, ты и к этому готов. Ведь все это второстепенно - они видят цель, к которой так давно стремятся. У всех возникла уверенность, все беды остались позади, а впереди ожидает настоящая жизнь. Эта абсурдная, ничем необоснованная убеждённость в неизбежном хеппи-энде, неожиданно испугала Даниила. Точнее сказать, у него появились тревожные вопросы: "Что с ним происходит?" - "Если всё это бред свихнувшегося сознания, то излечимо ли это?" - "Что делать, дабы весь этот абсурд закончился?"
   Неизвестно как, но все эти вопросы, подтолкнули к давно забытым воспоминаниями детства. Нет, в памяти всплыло не всё, а только сжатая выборка из рассказов ежемесячного литературного журнала, выпускаемого археологическим факультетом земной академии наук. Там была одна интересная для многих мальчишек рубрика: "Нравы и мифы древних". - Читая их, можно было ознакомиться с тогдашними наивными сказками далёких фантастов относительно развития зарождающейся науки. Да-а, только там, в этом периодическом издании, время от времени, публиковали некоторые рассказики, и прочие тексты, которые были найдены на чудом уцелевших архаичных носителях. Страшно даже представить, скольких усилий было затрачено на поиски всех этих артефактов. Затем шло кропотливое восстановление повреждённых секторов устройств памяти. И только после этого, происходило считывание и перевод древних опусов на современный язык. Даже невозможно представить, весь тот объём работы, который приходилось проделывать учёным-энтузиастам, для публикации любой из этих ретро книг. К чему всё это было рассказано? Ответ прост. Присутствовали в тех произведениях одно занимательное творческое направление, там писали то ли про переселенцев, то ли вселенцев или пападанцев - споры по точности перевода данного определения до сих пор не утихли. Но, ни в этом суть. В тех сказках далёких предков, люди самыми невероятными способами перемещались в параллельные миры, прошлое, будущее. Куда должен был попасть главный герой? Это было не определено и от героя не зависело, так как зависело от неких, никому не известных, а поэтому, не предсказуемых процессов. Часто встречались попаданцы, чьё сознание оккупировало чужие тела. Но всё это было фантазией авторов древней литературы. А они, не давали ответ на нынешнюю проблему, которая ставила перед Даниилом следующие вопросы: "Что будет со мною дальше? Правда, если всё это не горячечный бред сумасшедшего. А если всё творящееся вокруг реальность? То как мне найти своё ...? Нет, это уже полный бред. Откуда здесь взяться моей любимой тушке? Или. Где взять любое подходящее для меня, и при этом, свободное тело? Как-то не имеется желание случайно вселиться в собаку, рыбу, ворону или не весть кого другого". - И самые главные вопросы: "Реально ли оказаться, и прижиться в чужом теле? Вообще, возможно ли подобное? Или мне предстоит летать в великой пустоте бестелесным сознанием, пока полностью не растворюсь в окружающем пространстве?" - И такие, панические мысли зациклились, закрутились по кругу, постепенно затирая ничем необоснованное чувство счастливой эйфории. Так уж вышло, Егоршин был единственным из множества летящих вместе с ним разумных сущностей, который задал себе подобные вопросы. Так как настроение других товарищей по несчастью, по-прежнему оставалось неизменным.
   Пришло новое ощущение, цель полёта находится где-то рядом. И летящая впереди живая "ниточка", достигла её, и ... мгновенно угасла, - погибла. Что стало этому причиной? Непонятно. То ли сам момент соприкосновения с поверхностью планеты, то ли совмещение с летящей следом и звенящей чистейшим металлом "струной"? Об истинной причине произошедшего, можно только догадываться.
  
  

Глава 2 Не совсем приятные ответы на многие вопросы.

  
   Маячащая впереди цель неимоверно долгого, невероятно фантастичного и одновременно жуткого путешествия, была достигнута немыслимым и не поддающимся логическому объяснению образом. Далёкая планета резко метнулась навстречу и..., неожиданно наступила тьма, только на сей раз напоминающая давно позабытую пустоту, без галлюцинаций. Это был сон, и не было в нём каких-либо видений. И как его логическое продолжение, пришло пробуждение, принёсшее сильную боль во всём теле, и несильную, но при этом, до жути неприятную тошноту. И когда сознание смирилось с этими ощущениями, очутилось чьё-то присутствие. В скором времени, эта догадка получила своё подтверждение, тихо прозвучал голос незнакомой женщины. По тембру его звучания, и ... Да мало ли что ещё могло подтолкнуть к такой догадке? Можно было предположить, будто таинственной незнакомке не меньше семидесяти лет, так как её нельзя было назвать юной, но и среднего возраста, примерно ста пятидесятилетья, она ещё не достигла. Надо признаться, точность этих предположений была приблизительной и вряд ли соответствовала действительности.
  - Ну как, милок, очнулся? - поинтересовалась незнакомка.
  - Кто вы? Где я? Я это-о-о ...? До сих пор нахожусь в медкапсуле. Так почему мне не оказывают обещанную помощь? Почему я ничего не вижу?
  - Успокойся, мальчик, с тобою всё хорошо. - голос женщины звучал спокойно, тепло, как у профессионального медика. - Ты жив, здоров, и в скором времени сможешь вставать. Потерпи ещё немного.
  - Зачем мне терпеть? Раз я нахожусь в капсуле, то будьте добры, включите режим ускоренной регенерации! Или, что там у вас запрограммированно на подобный случай? Прошу вас, погрузите меня в глубокий сон. Правда если это возможно. Хотя да, э-э-э. Совсем забыл. Меня, в центре подготовки переселенцев, предупреждали об одном плохом осложнении межзвёздного перелёта. Будто после длительного нахождения в криокапсуле, я буду вынужден с месяц обходиться без воздействия вашей лечебной аппаратуры. Якобы из-за воздействия на организм какого-то там побочного эффекта чего-то там такого, э-э-э, вроде как ваши труды не принесут никаких результатов. А жаль.
  - Умница, ты прекрасно запомнил инструктаж. Кстати, ты прав. Я с тобою незнакома, как и ты со мною. И поэтому я не знаю, как к тебе обращаться. Начнём с простого, меня зовут Браун Агнесса Аскольдовна. Можно просто Агнесса.
  - Простите, ничего не соображаю. Видите ли, это э-э-э, моё пробуждение было настолько тяжёлым, и ещё, меня так долго мучали бредовые и одновременно реалистичные галлюцинации, э-э-э... Так что, э-э-э, ... можно сказать так, я не до конца уверен в своём психическом здоровье, как-то так. И ещё, я до сих пор не могу успокоиться э-э-э. Простите, я не о том говорю, вы мне представились, а я нет. Стало быть, обращайтесь ко мне просто Даня. Как-то так. А по метрике, я Егоршин Даниил Сергеевич. Стало быть, обо мне всё, э-э-э. Остальные мои данные находится в блоке памяти моей личной ячейки. При необходимости, вы с ними можете ознакомиться самостоятельно, без моей помощи. Странно. Почему вы это до сих пор не сделали?
  - Прелестно, судя по твоим речам, восстанавливаешься ты быстро. И не переживай понапрасну, разум ты не потерял. А сейчас, попей этот отвар, пусть он не очень приятен на вкус, но, гарантированно поможет твоему организму как можно быстрее набраться сил. Об остальном поговорим завтра.
   Даня почувствовал, как чья-то сильная, но при этом нежная рука, уверенно приподняла его голову, и к его губам поднесли сосок поильника. Парень даже удивился, по ощущениям, сосуд имел нарочито грубо обработанную поверхность. Один в один, как в обучающих гипно-программах. Тех, которые по заверениям персонала центра подготовки, увеличивают шансы переселенцев на выживание в дикой среде. Эти курсы, в обязательном порядке закачивались на нейросеть всех добровольцев, с обязательной отработкой на стимуляторах виртуальной реальности. Делалось это на тот случай, если в момент посадки на новую планету, вся аппаратура из универсального комплекса космических скитальцев выйдет из строя. Но, долго зациклиться на этом не получилось. Потёкшая из ёмкости жидкость была тёплая, на вкус немного горьковатая и незнакомая. А через пять минут, Даниил, помимо своей воли погрузился в глубокий медикаментозный сон, который пролетел без сновидений.
   Очередное пробуждение было таким же тяжёлым, как и первое. Точнее, его причиной стала мучающая несчастное тело, медленно затихающая боль. Правда, присутствовал один приятный момент, этакий ясный лучик посреди болезненной безнадёги, бесследно исчезла тошнота, и вернулось зрение. Пусть окружающая среда, первые несколько минут воспринималась немного размытой, мир слегка подрагивал, но, даже это не омрачало радости от достижения этой маленькой победы. Всё вышеперечисленное легко читалось по мимике пациента. При желании, можно было увидеть, как вначале юноша сморщился от боли застонал; затем он открыл глаза и скосил их вправо, влево, и ..., его губы плавно растянулись в счастливой улыбке.
   Эта скоротечная смена эмоций, имела все шансы остаться незамеченной, если бы не одно обстоятельство. За лежащим на грубом лежаке парнем, наблюдала приставленная к нему молодая сиделка, на которую он пока не обратил никакого внимания. То, что это был другой человек, он догадался позднее, по голосу, так как он был более звонким, молодым и излишне жизнерадостным:
  "Ура! Ты всё-таки очнулся! А то, мы уже начали за тебя переживать! - защебетал чей-то звонкий голосок. - Прошло уже пять суток, а ты всё спишь и спишь! Мы уже испугались. Думали потеряем тебя. Вот. Ой, да что это я! Ты, наверное, пить хочешь, мы конечно же тебя утречком поили, но сейчас такая жара!"...
   Не переставая говорить жуткой скороговоркой, девушка приблизилась к Даниилу, и он смог её рассмотреть. Это была молодая девчонка, лет двадцати пяти, не меньше. С учётом воздействия на её организм нейросети, могла быть и старше. Чёрные, упрямые локоны девичьих волос, выбивались из-под покрывающей голову белой косынки. Карие, жизнерадостные глаза, смотрели на пациента с неподдельным восторгом, а губы, растянулись в приятной улыбке.
  - Привет. - вяло, невпопад проговорил очнувшийся ото сна юноша. - Ты кто?
  - Ой! Здравствуйте, Даниил Сергеевич. Простите меня за этот бурный поток эмоций, просто наш врач, она уже не чаяла что вы придёте в себя. Вот. Она говорит, будто подобный вашему сон - более трёх суток, это плохой признак. Вы не реагировали ни на какие раздражители. Вот. А это, по её мнению, очень плохо. ...
   Девушка ещё чего-то говорила, только юноша её не слушал. Он вначале, с сильным удивлением рассмотрел её одеяние. И халат, и косынка, одетые на девушку были пошиты вручную, явно портные использовали добротную, но домотканую материю. Молодой человек вспомнил и то, как при первом пробуждении, его поили из грубой, глиняной посуды, это вместе со всем увиденным сегодня, вызывало сильное беспокойство. Даниил решил осмотреться, внимательнее. Он лежал в небольшой, светлой комнате. Стены и потолок помещения были отштукатурены, побелены. В комнатушке имелась пара больших, деревянных, не окрашенных окон. Их рамы имели мутноватые стёкла, имеющие на своей поверхности неровные разводы. Да и кровать на которой он лежал, была банальным деревянным топчаном. Всё выглядело так, как в инфопакете обучающей гипнограммы.
  - Постой, замолчи. - прервал монолог словоохотливой девушки Даня. - Ты мне ответь. Судя по обстановке в этой комнате, и твоей одежде, мы, всё это, производим вручную. Стало быть, наш корабль это, ..., как это точнее выразиться э-э-э, потерпел крушение?
  - Да. Но...
  - Погоди, это ... мы, при посадке на планету разбили корабль? Мы потеряли всё что у нас было? Скорее всего, всё именно так. Стало быть, были раненые и убитые. Стоп. Ты утверждаешь ..., то есть, по твоим словам, я проспал пять дней, чем озадачил твоего врача. Но всё это, э-э-э, этот дом, твою одежду, обстановку в комнате, нельзя сделать за такой короткий промежуток времени. Как-то так. М-м-м-м... Ничего не понимаю.
  - Всё почти так. Но...
  - Погоди. Я перед тем как уснуть, находился в длительной коме? Ведь так? Это... Тогда, как вы меня выходили, без необходимого оборудования, или что-то всё-таки уцелело?
  - Нет, ничего не уцелело, абсолютно ничего. Ни одного, даже маленького приборчика. Вот. - Резко сникнув, и забавно потупившись в пол, ответила девушка. - Всё, в чём есть нужда, производим сами. Спасибо закачанным в нас аварийным гипнограммам. Вот.
  - Тогда как...? Э-э-э, это... э-э-э? Как вы только смогли, э-э-э, после аварийной посадки на планету, так долго поддерживать мою жизнь?
  - Поверишь ли ты в это, или нет, но всё равно слушай. - неожиданно оживившись, заговорила девушка - По крайней мере, другого объяснения, всему происходящему с нами, никто не нашёл. Вот. Первый факт. По словам единственного выжившего пилота, весь экипаж межзвёздного корабля, был разбужен по тревоге. Не знаю, как это могло произойти, но автопилот не смог избежать попадания в гравитационную ловушку чёрной дыры. Но и усилия наших пилотов не принесли никаких результатов, они не смогли её покинуть. Вот. Тут такое дело, время на принятие решения было утеряно, пока космонавты пробудились, пришли в работоспособное состояние, было уже поздно что-либо предпринимать. Через сутки - по корабельному времени, убедившись в тщетности своих усилий, они ни придумали ничего лучшего, как отстрелить от корабля все спасательные модули. Вот. А через десять часов, они потеряли сознание, от чрезмерной гравитации. Как-то так. Дальше, для, всех начался один и тот же бредовый сон про свободный полёт в космическом пространстве, в виде тоненькой ниточки. Только, "прилёт" выживших людей на эту планету, растянулся на шестьдесят шесть лет. Если считать от появления на этой планете, первых ста семидесяти пяти колонистов. Вот. До сих пор, правда всё реже и реже, на печальном поле, появляются новые поселенцы. Ты, например, крайний. А чуть меньше месяца назад, была девушка, очень красивая, а она не выжила, мы её обнаружили уже мёртвой. Старожилы говорят, такое иногда бывает, виной тому, какие-то там проблемы с нейросетью погибшего.
  - И много переселенцев погибает? - поиграв желваками, глухим голосом поинтересовался Даниил.
  - Когда как. Из числа основателей нашей колонии, выжил только девяносто один человек. Благо, среди них были и мужчины, и женщины. Когда переселенцы смогли нормально передвигаться, они, первым делом похоронили погибших, прямо на том же месте, где все появились. Дальше начался кошмар, через три дня, на поле скорби, произошла серия сильных взрывов, унёсшая жизни ещё восьми человек. Говорят, в их шалаш так жахнуло, прям жуть, всех разметало мелкими кусочками. Вот. После этого, основатели нашей колонии, откочевали на юг, на пятнадцать километров. Там и построили наш первый город, назвав его Твердыней. Кстати, во всех воронках от тех роковых взрывов, нашли большое количество железной окалины и увесистые стальные самородки, которые можно обрабатывать. Вот. Хотя, по идее, такие сплавы, в природе не существуют. Вот.
  - А что было дальше?
  - Какое-то время, наши основатели колонии были убеждены, будто они единственные выжившие, из всех летевших на звездолёте переселенцев. Э-э-э, по поводу остальных людей? Не знаю. Ведь, по бытующему тогда мнению, все они или попали в другие, не пригодные для выживания человека миры, или погибли. Блин горелый. Ещё бытует мнение, будто какая-то часть этих неудачников, блин горелый, обречена на вечное скитание по просторам вселенной. Вот. А через десять лет, совершенно неожиданно для них, стали появляться новые выжившие скитальцы. Это звучит очень странно, но, и люди, и метал нашего погибшего корабля, появляется только на так называемом поле скорби. Почему всё происходит именно так, никто не знает. - начала распаляться девушка, постепенно переходя на привычную для неё скороговорку. - Есть мнение, будто на этой планете, есть несколько таких аномальных полей скорби, только находятся они друг от друга, очень далеко и мы о них ничего не знаем. А главное, ни опровергнуть, ни подтвердить, эту гипотезу никто не может. Вот.
   О чём тебе ещё поведать? Живём мы здесь уже давно. По необходимости, строим новые города и посёлки. Вот. Что ещё? Добываем железо, а не только те жалкие остатки нашего звездолёта, которые, каким-то чудом, до сих пор долетают до планеты. Кстати, это вполне доказанный факт, мы имеем возможность добывать бурый железняк, уголь и прочие полезные ископаемые. А ты знаешь, мы ещё, развиваем ремёсла, медицину и прочие науки. А ещё, мы пишем разнообразные учебники, книги, дабы будущие поколения не так сильно деградировали. Знаешь? Мы ведь не можем устанавливать нашим детям нейросети - их просто негде взять. Блин горелый. Вот. В силу сложившихся обстоятельств, избежать сильного регресса не получится. Никак не получится. ...
   Девушка увлечённо говорила - говорила, а Даня, позабыв про беспокоящею его лёгкую боль, внимательно её слушал. Первое, ему нужна была информация о новом мире, а здесь, такой словообильный её источник. И главное. Кареглазая, молодая девчонка так увлечённо и забавно говорила, её речь, даже не портило её слово паразит: "Вот". - слушая её, удержаться от улыбки, или попросить её замолчать, было невозможно. Особо, парнишке нравилась её милые придыхания, когда она, увлечённая своей болтовнёй, делала быстрый вдох. Блаженство.... Рядом сидит не просто ценный источник информации, который не успел надоесть, а ещё, ... Она весьма привлекательная, молодая особа.
  - Та-а-ак, а это что ещё за посиделки? - прозвучал нарочито строгий, женский голос. - Это вместо неукоснительного выполнения моего поручения, некие безответственные молодые особы нагло развалились на стулке и самым бесстыжим образом, "точат лясы".
  - Ой!
  - Вот тебе и ой, пигалица. По твоей вине, наш пациент, после пробуждения ото сна, до сих пор мною не обследован. Вдруг он нуждается в срочной медицинской помощи, или как минимум сильно голоден? - стоящая на пороге женщина, строго отчитывала свою подчинённую, однако, мягкая улыбка, так и не сошла с её лица, можно было сказать, бранилась она для проформы. - Горе ты моё луковое, я ведь неустанно тебе говорила: "Гуля, как только наш пациент откроет глаза, немедленно зови меня. Мне просто срочно-обморочно необходимо как следует его осмотреть и опросить о его самочувствии". - А тут здравствуйте, она, сидит себе, да бессовестно лясы точит. Хорошо, я мимо проходила, да услышала, как ты "трещишь".
  - Агнесса Аскольдовна, а чего тут я могла сделать? Я только собиралась вас позвать, а Даниил начал задавать мне вопросы. Вот. Ведь не могла я оставить человека в полном неведении? Подумала: "Сейчас отвечу ему, в двух словах, и сразу побегу за вами. Вот".
  - Иди уже, "курица", приготовь нашему пациенту немного мясного бульона. Затем возвращайся, и будешь кормить с ложечки нового, и весьма привлекательного гражданина нашей колонии. И ещё, не теряйся, пользуйся моментом, прикармливай потенциального жениха. - шутливо улыбаясь инструктировала подчинённую врач. - Ведь все умные женщины знают одну великую тайну и умело ею пользуются. А она гласит: "Путь к сердцу мужчины, лежит через его желудок".
   После этих слов, девчонка разрумянилась, и упорхнула из комнаты, уподобившись испуганно мечущемуся мотыльку. Она, немного засуетилась на выходе, решаясь, с какой стороны лучше обогнуть своего "грозного" начальника. И это, выглядело весьма забавно. По крайней мере, лежащий на жёсткой постели и наблюдающий за этим действом Даниил, воспринял это как небольшой отрывок из весьма смешного водевиля. Естественно, всё это происходило без должного музыкального оформления и кордебалета. Он смотрел, и еле сдерживался от смеха. Почему всё ассоциировалось так, а не иначе? Юноша и сам не мог объяснить.
   Стоило девице исчезнуть из поля зрения, Даня запоздало узнал в строгой начальнице ту женщину, которая ухаживала за ним при первом пробуждении. Он вспомнил как она представлялась Агнессой Аскольдовной. И сейчас, он жадно её рассматривал. Да, молодой человек не ошибся с определением её возрастам. Перед ним стояла молодая, немного полноватая женщина. Её едва уловимая улыбка, прекрасно сочеталась с добродушным взглядом серых глаз. И выбивающиеся из-под нелепой, белой косынки локоны упрямых каштановых волос, нисколько не портило её добродушный образ.
  - Ну что юноша, вижу, вы узнали меня? - мягким, располагающим к откровению голосом, поинтересовалась женщина. - Я вижу, вы так на меня смотрите, как будто выиграли в лотерею, да только боитесь в это поверить.
  - Да, узнал. И по прозвучавшему имени отчеству, и по вашему голосу тоже.
  - Чудненько. Значит мы в какой-то мере уже знакомы, я, стало быть, ваш лечащий врач. Не стесняйтесь, рассказывайте. Как вы себя чувствуете? Ничего не болит? Голова не кружится? Ни тошнит?
  - Нет, всё в полном порядке, доктор. Ни тошнит, ничего не кружится. Как-то так. Только после ваших слов о бульоне, ощутил жуткий голод. Вон, даже в животе заурчало. И ещё это, слегка побаливает всё тело, но только слегка - слегка, если это для вас так важно. А так, в моей жизни, бывало, и хуже, но реже.
  - Чудненько. Сейчас смотрите на мой палец, не поворачивайте голову, наблюдайте за ним только взглядом. Хорошо. Оскальте зубы. Прекрасно. Закройте глаза, поочерёдно, дотроньтесь указательным пальцем до кончика носа. Отлично. ...
  
  

Глава 3.Горкс и его правда жизни.

  
   Столица, главное управление городской стражи, раннее утро. В освещённом первыми лучами светила дворе, стоят разномастно одетые юноши, их построили в три шеренги, только всё это выглядит весьма жалко. А чего ещё ожидать от отроков, которых совсем недавно вырвали из семьи и доставили в чужеродный, каменный город. Рекруты смотрятся подавленными, испуганными, несмотря на частые окрики, они постоянно крутятся, осматриваясь по сторонам. Вертятся как мельничное колесо, забавно округлив глаза и открыв рты. А тем временем, одетый в простой костюм горожанина Горкс, стоял на балконе второго этажа и задумчиво наблюдал за тем, как его старшины инструктировали группу растерявшихся "волчат". Было время, когда-то давным-давно. Он также стоял во дворе, и с жутким трепетом наблюдал за воинами, облачёнными в страшные железные панцири, эти мужи ему чего-то говорили, только он, в тот момент, мало чего понимал.
   "Да-а-а, когда-то и я был на их месте, как давно это было, а кажется, будто прошло совсем немного времени. - Думал Горкс Железнозубый, небрежно опираясь на каменные перила. - И я, был тогда всего-навсего перепуганным отроком, из далёкого племени Оленя".
   Воин прекрасно помнил тот день, когда в селении появился его родич Винч Проныра и изъявил желание, немедленно поговорить с его отцом. Само начало их беседы юноша не слышал, - он только на днях был инициирован во взрослую жизнь, по этой причине, не имел право участвовать в их переговорах. Не положено не похитившим для себя жену охотникам, детям и женщинам, слушать то, о чём меж собою говорят бывалые охотники. Тем сильнее удивился юноша, делавший свои первые шаги во взрослую жизнь, когда и его позвали в дом. А там, его ждали сидящие за полупустым столом угрюмый отец, и надменно подбоченившийся, одетый в дорогие доспехи воин - младший брат его папы, Винч Рыжебородый, или просто Проныра. Да, в тот день, на обеденном столе, угощения было до обидного мало, да и то, что хозяева выставили, семья могла растянуть на два или даже три дня. Здесь была и запечённая убоина, дикая утка, которую отец добыл буквально вчера. А ещё, лежащая на деревянном блюде половина сырной головы, она пахла так сильно.... Именно от этого чарующего аромата деликатеса у Горкса, громко заурчал его пустой желудок. По этой же причине, нарушая все нормы приличия, парень то и дело, смотрел не на отца, а косился на стол.
  - Видишь, брат, стоит посмотреть на моего племянника, и я прекрасно вижу, твоя семья сильно голодает, как и все наши сородичи. Не спорь, голод ваш вечный спутник. А хуже всего, вам живётся весной. Повторюсь, не спорь со мною, я желаю тебе только добра. - громко забасил Рыжебородый, "сверля" подростка оценивающим взглядом.
  - Хорошо же твоё добро, Винч, забираешь из семьи моего младшего сына, можно сказать почти взрослого охотника, пусть и не очень опытного.
  - Не гневи наших родовых богов, брат. Я, в голодное время, избавляю тебя от лишнего рта. И даю племяннику возможность стать хорошим, сильным воином. Затем, племяш может выгодно жениться, нарожать тебе множество здоровых внуков. А не умереть от побоев, когда его настигнут разгневанные родичи похищенной им невесты.
  - Знать, такова его судьба, так завещано нашими предками, таковы наши традиции. Зато, до этого момента, он сможет принести семье хоть какую-то пользу. Ведь у него хватит сил охотиться на мелкую дичь и заниматься рыбалкой.
  - А разве я не протягиваю тебе руку помощи, брат. Я, за этого заморыша, даю тебе много прекрасных, железных наконечников для стрел, два охотничьих копья, пару ножей, выкованных из великолепного металла. Сам знаешь, то, что делают спустившиеся с небес боги, не сможет повторить не один из наших ковалей. И ещё, я даю этому мальчишке шанс, стать великим воином. Ведь они, спустившиеся с небес боги, будут его многому учить, хорошо кормить, одевать, Он ни в чём не будет знать нужды. А когда твой отпрыск начнёт на них служить, то сможет помогать тебе как хорошими вещами, так и дорогой утварью. Поверь, такие вещи, ты сможешь нейти даже у бродящих торговцев. Вспомни, меня забрали в этом же возрасте, а немного погодя, я много чем помогал нашему отцу и матери, пока они были живы. Да и после этого, ни тебя, ни сестру никогда не обижал. И самое главное, у меня есть здоровая жена, родившая мне шестерых детей. А не так давно, я держал в руках своего первого внука. Спасибо за это старшему сыну. Он, два года назад, при поддержке верных друзей, своровал у наших соседей самую красивую девку. И заметь, добираясь домой, дал достойный отпор её братьям. Умудрился при этом, никого из них, не убить и не покалечить.
   Юный Горкс, стоял потупив свой взор и боясь лишний раз не только пошевелиться, а даже вздохнуть. Да, он, можно сказать больше не ребёнок, прошёл первую ступень обряда инициации во взрослую жизнь, только взрослые мужи, впервые спорили в его присутствии, предварительно не потребовав удалился. И ели судить по их речам, то именно сейчас, они решали его судьбу. Так в итоге и получилось, отец в дополнение к уже предложному откупу, выторговал для семьи ещё один, небольшой засапожный нож и в скором времени, довольный собою Винч Проныра и его племянник, покидали селение. Воин, с высока смотря на провожающих его завистливыми взглядами соплеменников, величественно подбоченившись, неспешно ехал верхом на своём скакуне, а юноша, пока ещё бодро, семенил рядом. И никто из этой парочки не сомневался, в след уходящему из дома молодому человеку, смотрят его родители. Возле калитки стояли напоказ приосанившийся, и при этом хмуро сдвинувший брови отец, а рядом с ним, немного позади, не сдерживающая слёзы мать. И как положено всем женщинам этого рода, она не проронила ни звука, только сильно стиснув зубы, прикусила один из уголков покрывающего её голову платка. Точнее, один из двух кончиков, завязанного на левом виске узла, фиксирующего на голове, традиционный головной убор. Он, чем-то напоминал чепчик доисторических дам с земли, только без полагающихся кружев и завязок.
   Затем, для юноши последовал трудный, долгий пеший переход по виляющим в лесной глуши путеводным тропам. А через пару дней, созерцание первого в его жизни чуда, вызвавшее у паренька сильный душевный трепет - граничащий с переходом в панику. Это была огромная торговая площадка с деревянными торговыми рядами, на тот момент совершенно безлюдная и идущая от ней широкая, мощёная камнем дорога. Невозможно описать словами, насколько сильно удивился тогдашний юноша, когда услышал, как громко застучали по мостовой подкованные копыта дядиного коня. А дальше, понеслось поехало. Куда ни взгляни, всё ввергает в шок. Особо удивил каменный город, в котором, рядом с обычными людьми жили боги. Они пусть и приняли облик простых смертных, но, отличались от них более светлой кожей, высоким ростом, ... и всё. Но этого хватало, чтоб у новоприбывшего аборигена, дрожали колени, и от трепета, замирало сердце.
   Да, Горкс прекрасно помнил, как немного позднее, он, так же, как и эти молодые охотники, стоял посреди этого двора, как его, вместе с такими же испуганными мальчишками повели в помывочную. После чего, всем им обрили головы налысо, выдали новую, добротно сшитую одежду и повели в училище, где они долгих три года учили чужеродную речь, письменность и овладевали азами прочих, необходимых для службы богам навыками. О родовые боги, как давно это было. Прошло два года, как погиб дядька Винч, это произошло во время рутинного сопровождения торгового каравана. А затем, постепенно пробудилось разочарование в изгнанных с небес богах. Они, эти бывшие небожители, оказались надменными, алчными, трусливыми сущностями, и при этом, весьма слабыми. Нет, многие из них, сильны телом, почти некогда ни болеют, кроме рождённых ими детей. Некоторые их мужчины, могут оторвать от земли весьма тяжёлые предметы, которые являются непосильной ношей для простого человека. Так же, те кто именует себя спортсменом, на тренировках и соревнованиях умудряются весьма быстро бегать, и высоко прыгать. И всё же, есть у них одно не оспоримое достоинство, для них посильно изготовление разнообразных, диковинных вещей, и сложных устройств. Также, они прекрасно обучают любого из нанятых ими людей. Всё, на этом, у божков, все их достоинства заканчиваются, и вновь начинается сплошной негатив. Не секрет, многие из них, не способны постоять как за себя, так и за своих близких. Именно поэтому изгнанники, забирают из соседних племён юношей, перекладывая на них все опасности воинской службы. И эти твари, в тяжкий час, трусливо прячутся за их спинами.
   -Привет Горкс! - хорошо поставленный баритон старого друга, прозвучал излишне жизнерадостно. - Что, смотришь на этих волчат и гадаешь: "Сколько из них погибнет в первой же стычке с неразумными соседями? Или пытаешься угадать, сколько проблем они могут принести тебе, служа нашим изгнанным с небес божкам?"
  - Дык, что-то вроде этого Жека. И именно о проблемах.
  - Как я понял, ты уже всё знаешь. - вмиг посерьёзнев, с кривой усмешкой ответил лучший друг Железнозубого. - Кто же такой шустрый, умудрившийся донести тебе эту неприятную весть первым?
  - Никто, дружище, никто. Просто каждый мой день, проходит в ожидании какого-либо ЧП. Скажи, они уже в курсе того, что произошло? - указывая пальцем в потолок, поинтересовался Горкс. - Сильно ругаются наши "могучие" покровители? Нет? Молчи, давай пойдём в мой кабинет, там всё и поведаешь. Самому интересно, какие гадости натворили наши "мальчики". Здесь, на открытом балконе, нас могут подслушать и даже доложить, куда надо.
   Прошло минуты две, и оба мужчины, закрыв все окна и двери, уселись в рабочей комнате. Один, как хозяин кабинета, сидел во главе большого рабочего стола. Второй, занял один из ближайших к другу стульев, там обычно располагались просители, или вызванные на "ковёр" подчинённые.
  - Ну, говори. - глядя другу прямо в глаза, поинтересовался Горкс.
  - А чего тут говорить? Здеся необходимо рвать на голове волосы и посыпать их пеплом.
  - Настолько всё серьёзно?
  - Ага, серьёзнее не бывает. Да ты сам подумай. Эти изгнанные с небес глупцы, сами, без чьего-либо понукания копают себе могилу. Они...
  - Дык, меня не интересует, что начудили эти безумцы. Ты ответь, чего ещё натворили наши подчинённые.
  - Свин Весельчак, из городской стражи южных ворот, вчера привёл в свой дом жену, он её выкрал.
  - Я рад за него. Наши наниматели не препятствуют тому, чтоб мы чтили своих богов, и соблюдали свои традиции - кроме человеческих жертвоприношений, конечно. Хотя, когда воины, после битвы "кладут" пленных на походный жертвенный алтарь, наши контролёры старательно делают вид, будто не замечают этого. Конечно, эта выборочная слепота, выгодна больше нам, чем им.
  - Ва-а-ах. Всё намного хуже! - закатив глаза к потолку, тяжко взмолился Жека. - Здеся, их глупость прогрессирует с невиданной скоростью. Хорошо. Изредка бывают случаи, когда просто необходимо идти на незначительные уступки. Понимаю такое и принимаю. Например, они согласились соблюдать главный запрет моего племени, - посторонним, нельзя озвучивать своё имя. Это табу. Для удобства в общении, не желая выговаривать моё длиннющее прозвище, один из бессмертных - Сергей Владов, дал мне другое, весьма короткое прозвище, за это, я ему весьма благодарен. Это был мудрый ход. Но это скорее исключение, чем правило; сегодняшняя проблема не в этом. Подумаешь, наш Весельчак нашёл себе жену и стал полноценным мужчиной. Вопрос в том, у кого он здеся её украл. Как ты думаешь, почему он сделал это вчера утром, и до сих пор, не привёл её к нашему жрецу?
  - Даже не буду интересоваться о том, к какому племени принадлежала невеста. Судя по твоей реакции, её украли у наших нанимателей. Только ответь. У кого именно?
  - У члена городского совета, главного архитектора Марка Фокса. Точнее, похищена его младшая дочь златовласая Мария.
  - О родовые боги! Прошу вашего покровительства! И как он на это отреагировал? Дык мы это, ..., блин ..., ну, должны арестовать провинившегося стража и вернуть родителям их дочь, а парня казнить?
  - Нет. Вчера вечером, Фокс заявили о пропаже своей младшей дочери. Сегодня утром, им сообщили, их девочка, согласно местным традициям похищена, как невеста. И у них, есть законное право её отбить ... - брезгливо сморщившись, Жека замолчал.
  - Чего и ...? Убью сволочь, не мучай меня! Говори уже, гад! - взревел Железнозубый в ярости вскочив со стула и нависнув над товарищем как огромная скала. - Что было дальше? Говори су...!
  - Да ничего в общем и не было. Почти нечего. Этим недобогам, сказали где находится их украденное чадо, а они и говорят: "Значит у Марии такова судьба, быть женой этого достойного воина. Мы согласны, у нас принято чтить ваши обычаи. И прочее бла-бла-бла". - А то, что жених специально не торопился делать девушку своей женой, ожидая хоть формальной схватки с родичами невесты, они понимать не захотели. Чего ты тут ещё скажешь? Жалкие трусы! Ведь так нельзя!
  - ...! - в начале, минуты три, во всех рядом стоящих домах, могли слышать только яростные, матерные тирады, и призывы всяческих кар на головы неких неразумных, а в завершение прозвучало. - О боги! О Пращуры заступники! За что? Почему вы так на меня погневались? Я не пойму, чего в этих слизняках больше, трусости, или глупости?
  - Всё так. Я уверен, не далёк тот час, когда этих слабых божков сбросят с их земного пьедестала. - заговорил Жека, как только его товарищ умолк, и устало опустился на первый попавшийся стул. - Поэтому, если мы не горим желанием героически погибнуть, защищая этих божков от своих подчинённых, нам необходимо возглавить назревающее восстание. И это не будет предательством и нарушением данного нами слова. Они сами желают погибнуть. Кстати, многие наши парни знают, бессмертных божков можно убить честным железом. Помнишь тот случай, когда одна падшая богинька, в соре зарезала другого божка. Ну, своего загулявшего на стороне мужа. И подумай о главном. Отвагу побеждённых героев, должным образом не воспевал ни один былинщик. Проигравших героев попросту не бывает. Побеждённые могут быть сильными, коварными, но, достойными уважения - никогда.
  - Ты прав, конечно. Как всегда, ты прав...
  
  

Глава 4. Жизнь простого колониста, какова она есть. Без прикрас.

  
   Прошёл месяц, как Даниил покинул больницу добросердечной доктора Браун. Которая, за три недели умудрилась не только замучить его разнообразными тестами, но и сделать полный курс всевозможных профилактических прививок. После всего этого, покидая больничные покои, можно было радостно кричать: "Ну здравствуй новый мир! Я уже пришёл! Соскучился? Я столько вытерпел чтоб эта встреча состоялась, зараза ты этакая". - В новой, открывшейся перед ним жизни, парня радовало несколько моментов. Первый и самый главный, нейросеть работала. И плевать на её урезанную функциональность, для остроты жизни, везде должна присутствовать своя, небольшая "ложка дёгтя". Весьма неприятная. Ещё бы, связи с другими, подобными ей устройствами не было, никакой. Поэтому, оставалось радоваться малому, привыкать к немного урезанной функциональности гаджета и твердить как мантру: "Спасибо и на этом. И это, не плохо для начала".
   Другим приятным сюрпризом было то обстоятельство, колонистам, посредством долгих вычислений, удалось выяснить следующее. Местные сутки, и годовой оборот планеты вокруг местной звезды, были идентичны тем, какие были на их прародине. Последней хорошей новостью можно было считать одно негласное правило: "Каждый выживший колонист, по выходу из карантина, совершенно бесплатно получал временное жильё". - А дальше, по мере вживания в новый мир, жилец сам решал, построить себе новый дом, или продолжать ютиться в стандартной времянке переселенца. Наблюдалась интересная закономерность, новый дом строили редко, чаще всего, к дарованному домовладению, делались необходимые пристройки и вносились некоторые усовершенствования в планировку. Касаемо Дани, так ему досталось вторичное жильё, немного переделанное бывшими владельцами и дополненное хозяйственными пристройками. За такой подарок, юноша ни капельки не обиделся. Как ему объяснили, когда вручали ордер на вселение, бывший хозяин решился на основание нового, своего хуторка. Он был весьма удачливым охотником, который однажды, на пару с другом выкрали двух местных женщин, сделав их своими жёнами. Но не в этом суть, не так давно, эти семьи решили отделиться от местной общины, и основать свой небольшой хуторок. Что именно стало поводом для такого шага, не известно. Да и стоит ли собирать местные сплетни о хамоватых, неблагодарных, невоспитанных дикарках, случайно вышедших из леса? Можно было не сомневаться, дело было нечистое, "мутное", да и поселковые старожилы, были сильно обижен ушедшими семействами. И исходя из одной пословицы: "Обиженная колокольня громко звонит". - Даня безапелляционно прерывал любые разговоры на эту тему. Пусть это не прибавляло соседских симпатий, но избавляло от противного бытового лицемерия.
   Но, всё это в прошлом, а сегодня, Даня готовился к главному событию в своей новой жизни - судьбоносному собеседованию. Какому? Именно в этот день должен прибыть некий чиновник, который утвердит одну из выбранных парнем профессий. Как постоянно твердила Гульнара, эта практика продиктована самой жизнью. Поселенец, имеющий нейросеть, способен весьма быстро освоить любое ремесло, из всего многообразия заложенных в его память пакетов. Оно плохо, в полной мере можно овладеть одной, максимум четырьмя специальностями. Так как нельзя перегружать человеческий мозг, это тонкий и весьма хрупкий агрегат. Также, не наработанный длительной практикой навык равен нулю, пустая фикция. Более понятно, можно пояснить так, извлечённые из нейросети знания и переход их в необходимые навыки, потребует от полугода, до трёх лет кропотливого ученичества, как и последующей практики. И это, при наличии опытного наставника. Но всё это перспективы и проблемы развития общества. А люди живут не только планами, но и сегодняшним днём.
   И так, посмотрим на этот самый день, для этого достаточно просто выглянуть в окно. А там.... Солнце приближается к зениту, прогревая улицы тихого, одноэтажного селения. Сразу видно, оно основано не так давно, максимум, лет пять или шесть назад. В пользу этой догадки говорил один факт, почти все дома имеют вполне обжитый вид. В каждом дворе ютятся разнообразные пристройки, поражающие своим разнообразием и предназначением. Есть в этом "великолепии" нечто общее; это молодые, не высокие деревца, как фруктовые, так и обыкновенные, лиственные. Те, которые в летнюю жару должны создавать приятную тень. Но, не это говорит о молодости данного села, об этом "кричат" его примитивные дороги и тротуары. Они имеют или деревянный настил, или присыпку из известняка. И только небольшая плошать перед двухэтажным зданием администрации, наполовину покрыта камнем. Работы продолжаются и сейчас, два десятка работяг, трудятся на солнцепёке, уподобившись муравьям. Кто-то из них, подвозит на убогих, деревянных тачках песок, кто-то его с чем-то перемешивает, разравнивает по грунту. Остальные труженики дорожной службы, тщательно выкладывают блоки будущей мостовой. И всё это происходит под тихий скрип колёс, стук киянок и молотков, да ленивое переругивание мастерового люда. Проще говоря, площадь весьма энергично благоустраивалась, в основном, руками пришлых. Ой, не так - окультуренных аборигенов. Поэтому, никто не обращал внимание на молодую пару, сиротливо стоявшую возле парадного входа здания поселкового управления. Девушка, заглядывая в глаза своего кавалера, что-то суетливо говорила, а молодой человек, хмуря брови, слушал свою подругу и временами, согласно кивал.
  - Даня, ты это, сильно не нервничай. Мы все через это прошли. Я вот, хотела быть учительницей в начальной школе, поваром, переводчиком, или на крайний случай доктором. В результате долгих споров с куратором, пришли к некому компромиссу. Меня, вот, определили к Агнессе Аскольдовне. Всего лишь десять месяцев учёбы, под её руководством и вот. И я стала медсестрой. Вот. Зато тебя встретила. Вот. - девчонка сильно нервничала, оттого, её скороговорка звучала в более сильном темпе, и окончание в некоторых словах "проглатывались". - А ещё, это вынужденная необходимость. Нашей колонии необходимо полноценно и разносторонне развиваться. Вот. А значит, мы должны заниматься не тем, чем нам хочется, а тем, в чём есть у нашей общины нужда. Вот. Например, ...
  - Всё я понимаю, радость моя. И поверь, я нисколечко не нервничаю. А за твою помощь в освоении пакета лингвиста, и оперативность с которой ты нашла хорошего педагога-шорника, за это, тебе отдельное, огромное спасибо. И я, тебе, за это особенно благодарен. Ведь по твоим и его отзывам, в этих направлениях я достиг весьма хороших результатов. И даже если эти навыки останутся невостребованными, не беда, со временем перейдут в разряд хобби. В жизни всяко может пригодиться. Так что, всё равно, учёбу не заброшу. Одна беда, не смогу заниматься понравившимся делом так же интенсивно.
  - И что, не будешь сожалеть о потерянной мечте? Станешь учеником той специальности, на которую укажут? Я вот, нисколечко тебе не верю, ты не такой. Вот. Я видела, как ты радовался и старался, обучаясь у меня. Вот. И как кривился, когда я тебе предлагала специальности, которые тебе не по нраву. И отстань, немедленно убери руки! Ну перестань, люди смотрят!
  - И чего тут такого, пусть смотрят. Пускай завидуют мне, молча. И не говорят, будто я не имею право обнимать свою любимую девушку?
  - Имеешь - имеешь, но нельзя это делать на улице. Вот. Я же сказала, перестань меня обнимать. Потерпи до дому. Будто не помнишь, в культуре аборигенов это табу. Да и вообще, это не прилично.
  - Стоп. Я не собираюсь подстраиваться под чужие нравы. Это наше поселение, наша колония, и мы здесь устанавливаем свои правила. Кому не нравится, пусть не смотрят, или возвращаются в свои племена, там и командуют.
  - Да. Но такова политика нашей колонии. И мы должны быть терпимее. Вот.
  - Не хочу быть терпимым к тем, кто не желает быть также относиться и ко мне. Я ведь не требую, чтоб они ходили в нашей одежде и копировали нас во всём. Поэтому я настаиваю, любой гость, придя в мой дом, придерживаться моих правил, а не диктовали свои. У меня, они будут сидеть на стуле, а не на грязном коврике, и заставлю их помыть перед едой руки. И если у этих чудиков принято, что можно пи́сать, отойдя от дома на несколько шагов, то нечего требовать от меня того же.
  - Тьфу! Замолчи, противно слушать твои примеры. Вот. Только против общины не попрёшь, а против ветра не плюнешь. Например, сказано уважать нравы аборигенов, значит так надо. Вот.
  - Да плевал я на них, с самой высокой башни. Я, к примеру, не желаю, чтоб ты, в угоду аборигенам, носила их одежду. Представляешь, они потребовали, и через неделю ты и все твои подруги, ходите все такие "нарядные", прямо как цветастая капуста: на каждой пять, или даже семь юбок, бусы из зубов мелкого хищника, три сорочки, и обязательно, одна торчит из-под другой. Или, как они там они, эти рубахи у них называются? А на голове - это, э-э-э ..., дурацкий чепчик, с повязанным поверх него платком, и сбоку, обязательно, должен болтался узел. Представляешь, ты идёшь, вся такая закутанная в тряпки и временами, блаженно закатив глазки, жуёшь кончик этого платка.
  - Тьфу на тебя! Умеешь ты всё опошлить. Вот. И не вздумай там говорить эту ересь, которую только что мне озвучил, иначе, я тебе устрою многодневный бойкот - не буду с тобою разговаривать. Вот. Иди уже. Видишь, тебя зовут.
   Парень оглянулся, умудрившись извернуться чуть ли не всем телом. В самом деле, в открытом проёме огромной двери, стоял незнакомый ему мужчина, в сером деловом костюме, местного производства, и строгим взглядом, придирчиво осматривал молодых людей. С виду, это был высокий крепыш, с короткой стрижкой чёрных волос на голове, только по этой причёске в нём, можно было безошибочно определить поселенца первой волны. Да и наличие симбионта, позволяло так скрадывать биологический возраст. И ещё один штрих, кожа участников программы переселения, подвергаясь жёстким атакам лучей местного светила, была способна не приобретать ярко выраженный бронзовый оттенок.
  - Что, влюблённые, всё воркуете? Совсем позабыли про стыд? - с пренебрежительным снисхождением, заговорил незнакомей. - Хорошо, спишем всё это на вашу молодость. И на первый раз ограничимся только устным внушением.
  - Простите, - мгновенно покрывшись румянцем, ответила Гуля, - такого больше не повторится.
  - Очень на это надеюсь. Насколько я понял, вашего кавалера зовут Егоршин Даниил Сергеевич?
  - Да-да, это он.
   Даниилу хотелось самому ответить этому снобу, и сделать это резко, весьма грубо, желательно с ударом кулака, в морду наглого лица, но ... Он помнил о своём утреннем обещании Гульнаре, благодаря которому, сегодня, он будет как никогда сдержан и учтив. По этой причине, молодой человек, спрятав сжавшиеся кулаки в карманах широких брюк, молчал. Он знал, проронив хоть звук, мог выговорить этому ветерану всё, что он про него думает. А незнакомец, как будто специально обострял ситуацию.
  - Оно и видно, именно таким я его себе и представлял. Как нарушать запрет, нервируя своим неподобающим поведением аборигенов, он смелый. А как извиниться за своё неподобающее поведение, он сразу же прячется за своею подругой.
  - Ни за кого я не прячусь, и если для вас это так важно, то, извините. - сдерживая эмоции, как можно нейтральней сказал Даня.
  - Хорошо, извинения принимаются, идите за мною.
   Ещё говоря эти слова, чиновник резко повернулся и пошёл. Так что, большая часть этой фразы, прозвучала, когда этот человек делал первые шаги. Может быть, он ещё чего-то говорил, только расслышать это было невозможно. А Даня, был вынужден поспешить, иначе он мог потерять своего куратора из виду. Впрочем, своеобразная экскурсия по зданию местной администрации было не долгой, не успел Егоршин перешагнуть через порог здания, как заметил своего недавнего обидчика. Тот стоял у настежь открытой двери, она была третьей, по левой стороне длинного коридора. И убедившись, что парень его заметил, незнакомец скрылся в кабинете.
   "Вас что, здороваться со старшими не учили?" - Это были первые слова, которые позвучали после того, как Даня присел на единственный свободный стул для посетителей. Сам чиновник, сидел во главе стола начальника, иначе эту "Т" образную махину нельзя было назвать. Этот административный комплект, - весящие на стене портреты руководителей колонии, сама обстановка помещения, и надменный чиновник, давили на посетителей своей казёнщиной, угнетали. Не стал исключением и наш герой, он еле подавил желание встать и попросить прощения за свою бестактность. Может быть поэтому, он по-прежнему, стараясь быть спокойным и одновременно учтивым, негромко сказал: "Прошу прощения, не знаю, как к вам обращаться. Здравствуйте".
   Хозяин кабинета чему-то усмехнулся, после чего, видно кому-то подражая, заговорил тоном заботливого наставника:
  - Здравствуйте Даниил Сергеевич. Не переживайте вы так, ничего страшного не произошло. Всякое бывает. Все те, кто только что здесь появляются, не знакомы со всей спецификой местных взаимоотношений. И так, приступим к делу. Чем вы желаете заниматься? Уже выбрали занятие по душе? Какие специальности вам по нраву?
  - Понимаете, у меня есть желание овладеть профессией шорника. Он у нас один на несколько селений, не успевает. Приходится людям для ремонта сёдел и прочей упряжи, ездить в столицу. А это напрасно потерянное время.
  - Нет. Такой вакансии у нас нет. Но, нам известно одно весьма интересное обстоятельство. Этот самый мастеровой, по своей воле продаёт производимые им изделия купцам-аборигенам, поэтому у него и образовался завал в работе. А между прочим в Твердыне, есть фабрика, где и должны отовариваться все эти дикие купцы. Чем ещё желаете заняться?
  - От те раз. Ладушки. Что дальше? Могу стать переводчиком, или как вы их здесь называете, толмачом.
  - Снова нет. В ближайших планах, у нас введение двух, равноправных государственных языков. Нашего и марныш, последний, един для всех известных нам племён. Что ещё?
  - Больше ничего. Я решился начать предварительную подготовку только этих двух специальностей. Сами знаете, что нежелательно раскрытие нескольких инфопокетов в короткий промежуток времени.
  - Весьма мудрое решение. Нам необходим кузнец - мастер широкого профиля. Для вас, доступна только эта профессия. Посвятите ей двадцать лет, только так и никак иначе.
  - Да? Но это не моё. Почему кто-то решает за меня? Даже не интересуясь моим мнением. Зачем вы интересовались чем я желаю заняться, если не оставили мне никакого выбора? Поймите, у меня, никогда не лежала душа к этому ремеслу. Это просто не моё! Я не смогу работать как положено, с полной самоотдачей!
  - Тише. Не нужно так громко орать. Вам сказали, мы нуждаемся в таком специалисте, значит так тому и быть. Я говорю. Вы обладаете нейросетью и после соответствующего обучения сможете самостоятельно совершенствоваться. Не то, что наши "младшие братья", аборигены.
  - Позвольте, я единственный человек, который имеет этот проклятый симбионт?
  - Нет, но другие поселенцы уже заняты работой в других отраслях, я говорю. А те, кто занимался этим раньше, обучили по несколько учеников, из местных, и давно заслужили перевод на более почётную профессию.
  - Как на более почётную? Но позвольте! Это ...
  - Я вам в очередной раз говорю нет. Не позволю!
   - Козлы вы все! Если уж решили, что это ремесло не так почётно в вашем обществе, и приличествует только для гастарбайтеров, извините - аборигенов, то зачем неволите меня. Решили таким способом меня унизить. Да?
  - Подбирайте выражения? Молодой человек. Вы забыли, где вы находитесь, и с кем разговариваете? Я отношусь к тем людям, кто основал первый город в нашей колонии. Я говорю, все вы, новоприбывшие, должны быть нам благодарны только за то, что мы вам предоставили все блага нашего общества, бесплатно. А будете возмущаться, то я могу поставить в ваших документах одну маленькую пометку: "Неисправимый смутьян"- И поверьте мне на слово, с этого момента, вы, будете стоять у наковальни до конца своей никчёмной жизни! Я так говорю. Будете работать без права на пересмотр моего решения. А сейчас, ответьте на один вопрос: "Оно вам надо?"
   Чего на такое чиновничье хамство можно ответить? Да ничего. Дмитрий побледнел и его лицо пошло красными пятнами, несмотря на это, парнишка старательно "держал" безмятежную улыбку, по крайней мере, ему так казалось. Несколько десятков секунд были потрачены на дыхательную гимнастику - вдох, и длительный, еле слышный выдох. Эта борьба с бушующими эмоциями, не укрылась от глаз надменного куратора. Неизвестно, зачем ему было нужно устраивать перед парнем этот спектакль? Как говорится, чужая душа потёмки. Никак не выражая своих эмоций, чиновник посчитал: "Клиент вполне созрел для дальнейшей обработки". - Выдержал приличную паузу, стараясь начать нужное ему воздействие на совесть поселенца заговорил, спокойно, можно сказать, по-отечески:
  - Да, ничего в этом мире не меняется. Я говорю. Вы тоже считаете меня упёртым самодуром. Однако никто из вас, не желает понимать, почему я, как и мои коллеги вынуждены поступать именно таким образом. Думаете, будто мы получаем от этого удовольствие? Да? О нет, поверьте, это совсем не так. Да-а-а Даниил, вам кажется, как будто мне больше нечего делать, как заставлять вас трудиться по той специальности, к которой у вас не лежит душа. Это не совсем так, как видится вам. Я, и мои коллеги, знаем все наши потребности и стараемся решать свалившиеся на нашу голову проблемы. Поверьте, их очень много, гораздо больше чем вы можете себе представить. Я говорю.
  - Но это не значит, будто я, не успев появиться на этой планете, просто обязан заняться не сильно почитаемой у вас деятельностью. Тем более, вы говорите, будто бывшие кузнецы, смогли обучить по несколько дикарей, каждый. Ага! По-вашему, на морде моего лица, крупными буквам написано: "Закоренелый дебил"?
  - Во-первых, вы не дебил, я этого не говорил. И ещё, у нас нет такого определения как дикарь, есть дружественные нам аборигены. На их плечах держится армия, силы правопорядка, более того, именно эти трудяги, занимаются всей низкоквалифицированной работой. И на счёт вашей будущей специальности, я говорю да. Некоторых из этих людей, мы обучили кузнечному ремеслу. Но, всё это не то.
  - А что, в вашем понятии то? Ведь вы сами сказали, наши мастера, обучили немало местных кузнецов. Ладушки, пусть не все из них стали высококлассными специалистами, но увы, даже на вскидку, эти работники способны перекрыть все ваши потребности.
  - Не всё так просто, молодой человек, не всё так просто, я говорю. Эти, как вы выразились, местные кузнецы, "больших вершин мастерства не достигают", а на данный момент, потребность в высококлассных кузнецах, у нас огромная. Я говорю, нашему обществу жизненно необходимо развивать, сталеварение, станкостроение, ... Проще говоря, делать всё более и более сложное оборудование. Аборигены в этом деле нам не помощники. Говорю. Да и каждый, дикарь, больше всего на свете, чтит свой род, а не нас. Поэтому, на данный момент, самые лучшие аборигены-кузнецы в нашей общине не задерживаются, как только их призывают вожди их племени, уходят от нас. Но это временно, мы решим и эту проблему.
  - Так не отпускайте их. - хмуро, но уже не так озлобленно, пробурчал Даниил. - Чего проще?
  - Легко сказать, не отпускайте. Если мы начнём так делать, то они перестанут направлять на нашу землю свою молодёжь. А нам жизненно необходим "приток свежей крови". Понимаете, их иммунитет, и генетика, лучше приспособлены к местной биосфере. Это факт, говорю. Дети, где один из родителей является аборигеном, намного жизнеспособнее, чем те, у кого мама и папа наши - переселенцы. Нас, в отличии от нашего потомства, спасает симбионт - это наше счастье и проклятье - биологическая нейросеть. Ведь мы, как это не прискорбно, не можем поделиться ею с нашими чадами. Отсюда проистекает наша политика, направленная на максимальное сближение с местным населением. И не смотри на меня как на полоумного. Мы стараемся удержать тех, кого обучили, в случае их ухода, требуем оплатить учёбу по завышенной цене. Не деньгами конечно, говорю, а тем, чего нам нужнее сего, каменным углём, рудою. Но родичи отступников, всем миром добывают всё то чего мы им назначим, и выкупают сородича. Пусть не сразу, со всеми положенными контрактом отработками, но всё-таки.
  - От те и ладушки, у бабушки. Тогда зачем вы, нужную для вас специальность низвели в категорию "ниже плинтуса". Как-то так. С каких пор, у вас, кузнец стал не уважаемой профессией?
  - Вы меня не так поняли. Кузнец, профессия весьма уважаемая. Только несмотря на то, что наша нейросеть в какой-то степени поддерживает хорошее состояние нашего здоровья, через двадцать пять лет работы у наковальни, она перестаёт справляться с негативным воздействием на организм. Теоретически, такой переселенец сможет прожить не более ста пятидесяти лет. Поэтому, мы после долгих обсуждений, установили ограничение по стажу работы, двадцать лет. Это обследование было проведено ещё на нашей прародине, и изучавшие эту проблему "яйцеголовые", заложили полученные ими данные во все базы медиков. Как утверждают наши эскулапы, только при соблюдении этих ограничений, через семьдесят лет организм бывшего кузнеца полностью восстановится. Или почти полностью. Главное, не "переходить Рубикон" - когда начнутся необратимые изменения в организме.
   Собеседование продлилось ещё не менее получаса. За это время, Дима смирился с навязанной ему профессией, немного успокоился. Хотя обида на чиновника, с самого начала поведшего себя неправильно, осталась. Не стоило тому так начинать их общение. Кто ему мешал не срываться на нового колониста, вздумавшего в людном месте обниматься с подругой. Чего ему стоило, самому быть терпимее, и начать их диалог в том ключе, в котором они сейчас общались. Чтоб им обоим, не пришлось жечь свои нервные клетки. Да и Гульнара прекрасно слышала, как её друг ругался с куратором, она стояла под окном, и подслушивала. А затем, когда её парень вышел из управы, показательно "строила из себя обиженную королеву", правда не долго. Когда влюблённые добрались до дома Дмитрия, куда не так давно переселилась влюблённая девица, то от объявленного ею бойкота не осталось даже воспоминаний.
   Не стоит рассказывать про две недели ожидания педагога кузнечного дела, которые молодые люди посвятили обучению профессий, переходящих в разряд хобби. В этом им помогла доктор Браун, и делала она это весьма своеобразно. Она посоветовала упрямому жениху своей сотрудницы, принимать недавно закончивший тестирование отвар - стимулятор мозговой деятельности. До полноценного в её понимании лекарства ему ещё было далеко, но улучшать мозговую деятельность и подстёгивать длительную память, он был способен, пусть и совсем незначительно. Это было самой лучшей лекарственной формой, которую местные фармацевты, рекомендовали применять для лечения старческого слабоумия, и сильного психоэмоционального переутомления. Это для людей, не имеющих нейросеть. Но и самим колонистам, эта настойка не была противопоказана.
   И то ли в данном случае сработал эффект плацебо, и юноше казалось, будто усвоение новых навыков пошло намного легче, то ли правы были местные фармацевты, "волшебная микстура" была способна творить чудеса. Но, Егоршин, не только во время ожидания нового педагога, но и во время учёбы у него, принимал этот натуральный допинг. Три дня подряд, парень, четыре раза в день пил горький отвар. Далее делал перерыв на четыре дня, а затем, всё повторялось. И всё это время "школяр" усиленно "грыз гранит науки". Всё в этом зелье было хорошо, но имелся и изъян, если судить по имеющейся аннотации, курс такого лечения не должен превышать шесть месяцев. Затем, месяц длилось плавное уменьшение дозировки, и полтора года ни-ни, ни капли нового чудо настоя. Это касалось как самого лекарства, так и алкоголя. Поэтому, молодёжь, зная, что до окончания "лечебно-образовательного" курса ещё далеко, отказывалась от участия в застольях с возлиянием алкоголя. При этом, молодые люди упорно занимались учёбой, и упорно зарабатывали деньги, для покупки очередного флакона "Микстуры для улучшения памяти". Да-да, именно так она и называлась. Впрочем, было у этой гадости и официальное название, прописанное на этикетке мелкими буквами: "Сбор Горджевского Љ7".
  
  

Глава 5. Специфика борьбы за умы человеческие.

  
  - Говори прямо, Силкс, перестань плести свои словесные кружева. Говори прямо, а не заходи из-под выподверта. - максимально добавив в голос строгости, пробасил Жека.
  - А я, если ты не заметил, ничего не мудрю, мне скрывать нечего. - ответил совершенно лысый мужчина, лет пятидесяти. - Я, в отличии от тебя, Жека, говорю прямо. Я уже стар, много чего в этой жизни поведал, поэтому, некому на слово не верю. Относительно вашей задумки, сразу говорю нет, так поступать нельзя. То, к чему ты подталкиваешь этих юнцов неправильно. Пусть спустившиеся на землю боги лицемерны, а в быту безнадёжно глупы, но они, по-прежнему бессмертные боги, которые живут в роскоши сами, и не мешают это делать другим. Этим, всё сказано.
   - Да, плотник. Наши родовые боги и духи предков, здеся, правы. Они наглядно пометили тебя, как шельму. Да-да, они не зря лишили тебя волос, ведь ты прожил долгую жизнь, но, так и остался слепым глупцом. Эх, не достоин ты носить почтенную седину мудреца.
   Молодёжь, собравшаяся в большом доме помощника начальника охраны, глумливо засмеялась. А плотник, гневно сверкая глазами, и сжимая кулаки, был готов кинуться на главаря заговорщиков, подбивающего неразумную молодёжь к бунту. Только он прекрасно понимал, не получится у него справиться с этим бывалым воином, да и вообще, зря он сюда пришёл - его доводы никто не желал слушать. Как подтверждение его догадки, заместитель Горкса подошёл к ремесленнику почти вплотную. После чего, рассматривая своего оппонента - постоял подле него около пяти секунд, и заговорил спокойно, как с неразумным ребёнком:
  - Ты прав Силкс, эти свергнутые с небес боги, учат нас многому. Но. За это, они и берут с нас непомерную, не справедливую плату.
  - Нет, всё честно. Коли они кого обучили, так имеют право потребовать работать только на них, или за данные ими знания, пожелать любую оплату.
  - А не слишком ли она дорога? Эта плата. Посмотри, эти парни, ежедневно рискуют своею жизнью, охраняя покой этих ничтожеств. А они, эти зажравшиеся твари, продолжают отбирать у наших племён всё самое лучшее. Эти существа отнимают у нас самых красивых женщин. Уводят из родов молодых охотников, которые могли стать отличными добытчиками. А если кто-то этим недоволен, и постарается силой забрать то, что по нашим традициям принадлежит победителю, то на его пути должны стать эти мальчишки. - Жека, обвёл рукою сидящую в большой комнате молодёжь. - Те, чьи жизни за дёшево выкупили падшие.
  - Так пусть племена перестанут продавать сошедшим с небес богам свою молодёжь. Да и те, кто нанялся на службу и получил гражданство Тверди, вольны соблюдать заветы предков, и поклонятся своим богам.
  - Не всё так просто, брат.
  - Я, тебе, не брат. - чуть ли не по слогам, ответил плотник.
  - Видишь, ты сам признался, что стал отщепенцем, не помнящим родства. От того и не видишь, или не желаешь это замечать, насколько ничтожны и алчны эти изгнанники. Ты ведь знаешь, как они называют то место, где их сбрасывают с небес?
  - То место, где появляются боги, они зовут "Поле скорби".
  - А ты, когда ни будь задумывался, почему это место называется полем скорби, а не как-то иначе? Вижу, нет. Так я тебе отвечу. Они скорбят от того, что их изгнали из небесных чертогов, а вернуться назад, у них не хватает сил. Или хуже того, они боятся это делать. Кто-то из них смирился с этим фактом, кто-то нет. Поэтому, некоторые из них работают, собственными руками и потом зарабатывая себе на пропитание. Также, есть и те, кто желает жить, как прежде. Из-за этого, они и обирают наши племена, забирая у родов главную ценность, молодёжь. И наши роды, вынуждены влачить жалкое существование. А по поводу твоих слов, мол нам дозволено поклоняться своим богам. Они, эти трусы боятся вставать между теми, кто их низверг и их детьми.
  - Если это так, то почему наши боги не накажут тех ... Как ты там выразился? Изгнанников и эксплуататоров?
  - Всё очень просто. - с усмешкой ответил Жека. - Наши боги, они сильные, смелые, вольнолюбивые. И они, желают, чтоб их дети были такими же как они. Только тот, кто уподобляется им, достоин их внимания и помощи. Кстати, многие девы-жрицы, способные общаться с богами, говорят примерно одно и тоже: "Наши боги возмущены! Им горько смотреть, ка изгнанные ими подлые твари, вместо наказания, творят всякие бесчинства. А главное, мы, их дети, не хотим замечать предназначенные для нас знамения. Первое - отныне мы знаем эти твари уязвимы, их можно поразить честным железом. Второе - изгнанники лишены своей божественной силы, и их дети не способны унаследовать даже крупинку былого божественного начала. Третье - здоровые дети рождаются только у тех тварей, которые украдут у правильных родов или жену, или мужа. Так как нашим богам не хочется видеть слабыми тех, кто имеет в себе хоть крупицу крови истинных богов. Поэтому, они задают вопрос: "Сколь долго мы будем смотреть, как наши творения преклоняются перед изгнанной нами нечестью?" - Именно это нам велят донести до вас всесильные небожители".
   Молодёжь радостно и одновременно возбуждённо загалдела, а Жека, немного выждав, поднял руку, призывая всех к тишине. После чего, с некоторой брезгливостью сказал: "Иди домой, предатель рода, не желаю тебя больше видеть. И, если так желаешь, продолжай пресмыкаться перед изгнанным с небес ничтожествами. И ещё, не мешайся под ногами тех, чтит заветы своих богов, и готов выполнять и волю".
   Плотник, видя, что его никто не желает слушать, встал. Не удержался и в сердцах сплюнул на пол. Это вызвало волну возмущения. Однако Жека быстро и умело её загасил. Поэтому, пришедший на сходку, вместо своего сына мужчина, покидал собрание в полной тишине. Перешагивая через порог, мужчина услышал: "Пусть идёт к себе домой, и чтоб никто его не трогал. Ни сейчас, ни после - пусть этот выродо, живёт в своём позоре. Этот предатель своего рода, сам сделал свой выбор, и осудят его наши боги". - Силкс Плотников, не знал, как полчаса назад, по тайному знаку заместителя охраны столицы, из комнаты на пару минут выходил неприметный молодой парнишка, который передал приказ на немедленную ликвидацию предателя, по плану помер один. В нём подразумевалось, "объект" способен доставить множество проблем, и должен незамедлительно исчезнуть, бесследно.
   Старый мастер Силкс, прекрасно расслышал громко сказанные ему в спину слова, всё понял и насторожился. Так уж вышло, только сейчас к нему пришло понимание, придя сюда, он совершил огромную, скорее всего, непоправимую ошибку. Во-первых - как было уже сказано, он напрасно сюда явился. Во-вторых - априори ни мог ничего доказать этим оболваненным малолеткам. Так как они просто не желали слушать ничего, что не соответствует их убеждениям. В-третьих? Тоже ничего хорошего. К его доводам, не собирался прислушиваться даже его единственный сын Глау, семнадцатилетний кадет первого года обучения общевойсковой школы командиров. И это его милый малыш, который, казалось не так давно встречал его с работы восторженными криками, и просьбами взять на ручки. А сегодня, когда он запирал его в чулане, яростно кричал проклятья прямо ему в лицо. Мужчина, отойдя на несколько шагов от здания, остановился, и тоскливо посмотрев на затянутое тучами небо, горестно пробормотал: "О боги, как давно это было? Куда делось то время, когда малыш во всём меня слушался? А сейчас.... Только и слышу: " Отец ты не прав! Ты глуп и ничего не понимаешь и отстал от жизни! Ты просто предатель нашего рода! Ты пресмыкаешься перед этими падшими ..." - За что мне такое наказание? Э-э хе-хе, дожился". - Немного постояв и повздыхав, плотник украдкой осмотрелся по сторонам. Улочка окраины каменного города была безлюдна несмотря на то, что до заката оставалось не менее двух часов. А настроение, было таким же пасмурным, как и моросящий дождь.
  "Ничего, до дома я доберусь ещё засветло. - думал Силкс, поправляя воротник своей ветровки. - Но, напрямую не пойду, что-то душа ноет, предчувствуя недоброе. Не приведи боги, молодёжь решившая проучить меня за сегодняшние речи переусердствует. Пойду сегодня тем путём, на котором они меня вряд ли ждут."
   Мужчина, зябко передёрнул плечи и резко развернувшись, зашагал в сторону крепостной стены, до которой нужно было идти три переулка. Одинокий прохожий несколько раз неожиданно останавливался, осматривался, но никто за ним не следовал. Поэтому, он, постояв пару секунд, продолжал свой путь. Не доходя до стены с квартал, мужчина вновь остановился, снова обернулся, и по-прежнему никого не обнаружив, принял спонтанно возникшее решение, двигаться по улице, у которой его посетило это озарение - идти мимо казармы городской стражи, именно сегодня, не стоит. Сделав пару тяжких вздохов, мужчина немного успокоился, запахнул плотнее ветровку и бодро зашагал по новому маршруту, а через несколько шагов, вновь погрузился в свои мысли. Так что, он не услащал, как через два квартала из перпендикулярной улицы вскочила парочка крепких парней. Они, мягко, почти беззвучно ступая по брусчатке, догнали свою жертву и самый высокий из них, широко замахнувшись, ударил замотанной в грубую ткань дубинкой по голове плотника. Удар был сильным, так что Силкс, не издав ни звука, потерял сознание и начал медленно оседать. Он был ещё жив, пока его волочили по лестнице, и бросали за внешнюю сторону стены. Только падение с такой высоты, приговорённый к бесследному исчезновению человек, не пережил. Так что, когда его подхватила очередная парочка заговорщиков, сердце плотника больше не билось. А дальше, на берегу, бездыханное тело "наградили" несколькими глубокими порезами и бросили в реку, где водились мелкие, но весьма прожорливые рыбки. Не прошло и двух минут, как вода возле плавающего трупа "закипела", забурлила, взбаламученная множеством рыбных хвостов. А через пол часа, то, что осталось от покойника, утонуло и опознанию не подлежало. Эта река, как никто другой, умеет хранить чужие секреты.
   Что было дальше? Ничего не обычного. Утром в участок местной стражи явилась встревоженная супруга Силкса и его угрюмый сын. От них было принято заявление о том, что житель столицы, Плотников, этой ночью не ночевал дома, что было ему не свойственно. А затем, уже вечером, на очередной сходке соратников, рыжий Глау расспрашивал о своём отце своих соратников по борьбе с падшими. Те ему рассказали всё чему были свидетелями, ничего не скрывая, как и то, что их вождь Жека, помня о том чей это отец, строго настрого запретил трогать старика. Хотя, у многих после его речей чесались кулаки, но ослушаться лидера, никто не посмел. Так что, ещё семь дней, по столице ходили молодые, крепкие парни, усиленно занимаясь поиском тех, кто мог пролить свет на загадку, куда подевался плотник. После чего, выждав ещё неделю, того признали без вести пропавшим. На этом власть и успокоилась, ей не было дела, до душевных терзаний семьи, потерявшей кормильца. Тем более, все поисковые мероприятия, господин Горкс взял на личный контроль, и умело, незаметно манипулируя подчинёнными, не давал им "свернуть следствие в невыгодное для дела русло".
   Горожане ещё какое-то время посудачили, обсуждая пропажу отличного мастера, как и то, что семья с трудом нашла деньги, чтоб вернуть заказчику выплаченный ранее аванс за так и не выполненную работу. Восхищались и тем, что у молодого Плотникова, не пожелавшего идти по стопам отца, имеются отличные друзья, которые вскладчину собрали необходимую сумму, не позволив осиротевшей семье пойти по миру. Но и эти сплетни со временем приелись и их сменили очередные, более свежие. На стенах домов и палисадников, начали появляться написанные корявым, детским почерком листовки. Но главное не они, а то, что в них было написано. А там, были смешные стишки, высмеивающие глупых сошедших богов. Они были примитивными, легко запоминающимися и главное, почти правдивые. И то тут, то там, в подворотнях и скверах, собирались небольшие компании, где не только дети, но и взрослые, весело цитировали наиболее удачные из сатирических частушек. Аборигены, ставшие горожанами огромного по местным меркам мегаполиса, не "стояли в стороне", они охотно включились в забавную, и не совсем понятную им игру. Не отставали от простых граждан и служители правопорядка. Они боролись как с листовками, так и с добровольными декламаторами. Только делали это так, что даже слепцу было понятно, эти парни всего лишь выполняют приказы, которые им самим не по душе. То они "не заметят" расклейщика листовок, то демонстративно отвернувшись, пройдут мимо толпы, вслух читающих содержимое очередного листка. Нет. Стража срывала зловредную писанину со стен. И как не странно, это были или сильно потрёпанные, или раскисшие под дождём бумажки, которые и прочесть-то уже невозможно. Так же, разгоняли и стихийные митинги, слегка пиная некоторых активистов. Но. Вмешивались тогда, когда назревала драка, или слышались слишком ярые призывы к вооружённому восстанию. И то, как было уже сказано, сильно никого не били, если только смутьян не был слишком агрессивным. Тогда ему могли, для наглядного примера горожанам, немного "помять бока". А после экзекуции сопроводить в отделение городской стражи, где тот должен был отработать на благо общества десять суток.
   В этом месте нашего повествования, возникают резонные вопросы. Чем занимаются чиновники? Куда они смотрят? Нет, не нанятые аборигены, а те власть имущие, которые гордо называют себя "отцами основателями". Можно сказать, что ничем. Они, порадовавшись стремительным успехам расслабились и занимались только тем, что старательно "стригут купоны" со своего проекта, под названием империя Твердь, с одноимённой столицей. А что? Они построили город, сплотили вокруг себя народ, запустили первые ремесленные артели. Решили проблемы с рождаемостью и в нужный момент, развернули проекты дошкольного, среднего, и высшего образования. А когда случайно наткнулись на измождённых дикарей, которых изгнали с их земель более сильные соседи, то это решило многие стоящие перед молодым обществом проблемы. А их, этих проблем, было немало. Это нехватка кадров на производствах, которые до сих пор читаются вредными и малопрестижными. Что наиболее важно, из местного - дикого контингента, постепенно формировались как вооружённые силы, так и органы правопорядка. Это было весьма удачным решением, так как колонисты, даже освоив программу элитного бойца, по-прежнему не были способны применять знания на практике. Простите, не совсем точно сказано. В учебных схватках эти горе воины были выше всяких похвал. Но как показали первые же стычки с агрессивными племенами, "цивилизованные бойцы", от вида пролитой ими крови, впадали в ступор. Исключения были единичны и слишком редки. Не будь, на тот момент, в рядах новой армии легионеров - из диких, то первое же сражение могло быть бездарно проиграно. А так, отличное оружие, более или менее хорошая подготовка и не понимающие ценности человеческой жизни новобранцы, яростно сражаясь с противником, спасли своих нанимателей от полного разгрома. После чего и было принято судьбоносное решение кем стоит комплектовать армию. В общем, ... в последнее время людские ресурсы пополнялись не только за счёт высокой рождаемости, но и вербовкой рекрутов из соседских племён. Именно так, постепенно, в это общество и впадало в стагнацию.
   Так что, правящая верхушка, прибывала в полном неведении о реальном положении дел. Чему способствовали их хитрые замы, "не чистые на руку" секретари и прочие, более мелкие чинуши. Которые прокручивая свои делишки, в своих отчётах сильно искажали действительность. А что тут такого, каждый, как может урывает с общественного стола свой "кусок пирога", и все довольны. Ведь никто из простолюдинов не умирает с голоду.
   Так же, это общество имело и свою теневую сторону. Её также возглавляли представители первых колонистов. Это были активные, целеустремлённые люди с огромными, неудовлетворёнными амбициями. Им, в своё время, обделили при распределении "тёплых мест" в официальных структурах. Они помучались, пометались, немного подумали и создали свои силовые группировки, заняв " свободную нишу ". Вначале, "крёстных отцов" было много, они старались быть незаметными, и зона их интересов находилась за приделами города-государства. Действовали они на чужих территориях, проводя различные силовые акции - проще говоря бандитские нападения. Именно во время подобных рейдов, все проходили кровавый ритуал инициации, как руководители, так и боевики. Как не странно, но в этих шайках, такой проблемы как пролитая кровью, не возникало. Что этому способствовало, никто особо не задумывался. Скорее всего, длительная, жёсткая психологическая подготовка рекрутов.
   Прошло время, и зона интересов криминала, стала более обширной. Оставшиеся в живых теневые дельцы больше не довольствовались продажей отбитой у аборигенов рудой, одомашненной живностью и ценными шкурками. Как-то незаметно появились крепкие парни, предлагающие купцам, за небольшую плату, надёжную охрану, как в городе, так и в торговых экспедициях. Несогласные на такую "крышу" тихо исчезли, произошло это незаметно, без лишнего шума. А дальше, пошло всё как по накатанной колее, вплоть до "прикормленных" чиновников, которые не замечали чужие дела, а иногда, и прикрывали их. На этом, краткий экскурс в историю развития молодого государства, можно считать оконченным. Стоит упомянуть что-то из обыденных, не криминальных делах, произошедших на днях. И так. Ничем не приметный дом, двери в который никогда не бывают запертыми. Да и зачем это делать? Сюда, в основном заглядывали те, кто входил в сильную ОПГ (ОПГ - Организованная Преступная Группировка) , которую называли просто, "семья". Бывали здесь и простые просители из местных жителей, те кто не надеялся на власть, побаиваясь обращаться к грубым, наглым и безмерно жадным стражам. А здесь, если не беспокоить по пустякам, всегда помогут, причём, потребуют за это весьма скромную, посильную плату. Если сравнивать её с тем, что потребует инспектор охранного участка. И то, даже " расставание " с кровно заработанными деньгами, не гарантирует то, что вашей проблемой займутся. А здесь, в этом домике, если зарвавшийся воришка, или зловредный сосед, обнаглеют и зайдут за некие определённые авторитетам рамки, их призовут к ответу. Стоит принять к сведению, что в этих стенах, иногда решались и другие, от этого, не менее жизненно важные проблемы. Как например, сейчас. В скромной комнате, больше всего подходящей для аскета, на единственным грубым столом, сидел черноволосый мужчина, одетый в скромно комбинезон слесаря. Перед ним, на грубой столешнице лежала небольшая пачка исписанных бумажных листов, стояла простенькая бронзовая чернильница и рядом, на подставке, перьевая ручка. Хозяин кабинета слушал доклад своего секретаря. Молодого, невысокого аборигена, который вкратце рассказывал про очередную посетительницу и о её проблеме.
  - Её зовут Марфа, уроженка нашего города. Вдова. Была замужем за Гешаксом, который занимался продажей дикарям оружия. Мерзавец, укрывал истинные доходы не только от правительства, но и от нас. В начале этой осени, мы его ликвидировали вместе с караваном. Трофеи реализовали с большой для нас выгодой.
  - Я помню это дело. - слегка изогнув бровь, и строго посмотрев на секретаря, проговорил Тяй. - Что от нас хочет вдова?
  - Гешакс, снаряжая караван набрал много займов, а сейчас, ...
  - Достаточно, я и это знаю. Приглашай просителя.
   Не прошло и трёх минут, как в дверь робко вошла худая, можно сказать тощая женщина. В руках, просительница держала большой, увесистый баул. Что ещё? Она, не смотря на скромность меблировки помещения, смущённо и неуверенно осмотрелась, и сразу потупила взор. Её одежда, синяя, вязанная кофта, чёрная длиннополая юбка и повязанный на голову платок горожанки - белый, были не слишком поношенными, но, уже поблекли от множества стирок. Да и весели эти вещи на хозяйке " как тряпка на гвозде" - за прошедшую зиму, вдова сильно исхудала.
  - Здравствуйте, уважаемый Тяй.
  - И тебе здравствовать, Марфа. - делая вид, что только закончил складывать изучаемые им "бумаги" ответил хозяин кабинета. - Что за беда привела тебя ко мне?
  - Тут это, горе у меня, моим деткам есть нечего. - из глубоко запавших глаз женщины, невольно потекли слёзы.
  - Знаю о твоей беде. Но и ты знаешь мой принцип. Я помогаю только тем, кто сам желает принять мою "руку помощи". Что ты столько времени ждала?
  - Неудобно было. Вы и так нам помогли. Это когда мой Гешаксик не появился в крайний контрольный срок и его объявили без вести пропавшим. На нас, тогда, насели все кредиторы моего мужа, и мы вынуждены были распродать всё мужнино имущество. И если бы не ваше вмешательство, у нас всё бы забрали задарма, не дав расквитаться со всеми догами.
  - Помню это. Но и что с того? Боги велят помогать вдовам и сиротам.
   В Тяе " пропал " великий артист. Когда возникала необходимость, он был подобен безумному, бездушному отморозку. А сейчас, каждый его жест, малейшее изменение в мимике и голосе, сквозили усталостью и одновременно искренним сочувствием. В этот момент, он был похож на любящего отца, смотрящего на свою неразумную, непослушную дочь. Которая по своему неразумию и непослушанию попала в беду. И что тут делать? Наказывать, или простив её, спасать. И тут произошло то, чего Тяй не ожидал. На пол, с шумом упал баул, а женщина встала на колени и завыла:
  - Прости меня неразумную, господин! Ходят слухи, что это ты наказал моего супруга, за какой-то обман! Поэтому я, до последнего, и боялась к тебе обращаться. Ведь я, дура баба, считала, что всё что с нами происходит, продолжение того наказания. ...
  - Молчи - молчи, глупая женщина, пока не наговорила лишнего. Такого, что после будет стыдно вспоминать. Да, твой муж обманывал меня, но, об этом я узнал уже после его исчезновения. Когда выяснял причины его пропажи. И если он где-то спрятался, в надежде пересидеть мой гнев, я обязательно его найду и покараю. Накажу только его, а ты и твои дети, за Гешакса не ответчики. А если кто-то от тебя отвернулся, или строит прочие, мелкие козни. То делает это по своему разумению, желая таким способом хоть как-то мне угодить, а не по моему слову. Так что же ты хотела? О чём просишь? Рассказывай.
  - Тут это, - продолжая стоять на коленях, и указав кивком на баул, тихо заговорила женщина, - очень нужны деньги, а никто не желает давать за это достойную цену.
  - Встань; говори громче, подробнее и ответь на такой вопрос, что там, и что ты за свой товар хочешь?
   Женщина, по-прежнему стояла на коленях, ещё сильнее съёжилась, сильно прикусила нижнюю губу и с тоской посмотрела на свою ношу. И совсем тихо проговорила:
  - Там моё приданное. Это...
  - Встань с колен, иначе, наш разговор будет окончен. - ласково, спокойно проговорил "крёстный отец" города. - И скажи всё внятно и разборчиво. Я желаю знать. Что ты принесла на реализацию?
  - Там купленная ещё моим отцом швейная машинка, разнообразные катушки ниток, швейные иголки, булавки. Всё что нужно для портняжного дела. - поспешно встав, но не отрывая взгляд от пола, чётко и громко произнесла женщина.
  - Та-а-ак, поня-а-атно. - задумчиво проговорил Тяй, и поинтересовался. - Подумай сама, ну получишь ты деньги, потратишь на еду. А как дальше будешь жить? Говори.
  - Не знаю. Но, что есть у меня эта машинка, что нет, разницы никакой. Никто не спешит ко мне с заказами. Некого мне обшивать.
  - Значит, ты всё уже обдумала и твёрдо решила? - смотря на женщину как на полоумную, с небольшой хрипотцой проговорил авторитет.
  - Да. Так хоть чуть подольше проживут мои детки. Надеюсь, что я первой уйду из жизни и не увижу, как они будут помирать. А там, глядишь, после моей смерти, их приютят мои родичи. Я очень на это надеюсь.
  - Что же. Это твоё решение. Только я не торговец и не смогу определить твоему товару справедливую цену. Поэтому я, для этой сделки, позову себе помощника.
   Чернявый мужчина, одетый в чужеродный для него комбинезон слесаря, за неимением на столе колокольчика, дважды хлопнул в ладоши. Почти сразу, в двери появился секретарь. А ещё через десять минут, в комнатку, тяжело дыша, вошёл низкорослый толстячок, в вызывающе богатом одеянии купца. Получив указание, гость внимательно осмотрел приданное Марфы и после недолгих колебаний и каких-то подсчётов в уме, сказал:
  - Товар ладный. За машинкой видно ухаживали, но она жутко потёрта. Поэтому, могу дать не более двадцати серебряных монет. Может быть, двадцать пять монет смогу накинуть сверху, если хозяйка согласится отдать и станину с ножным приводом.
  - А если округлить до тридцати серебряных? - флегматично поинтересовался хозяин кабинета.
  - Так Тяй Хоканович, миленький. За что без ножа меня режешь? Мне тогда с этой сделки не будет никакого навара.
  - Будет тебе навар, купец. Хороший барыш будет. В обиде не останешься. Отсчитывай озвученную мною сумму, ложи бабки на стол и можешь быть свободен.
   Купец, скорчив рожу, должную демонстрировать сильные страдания, старательно выложил на грубой столешнице шесть стопок серебряных кругляшей, по пять монет в каждой. После чего, неожиданно шустро развернулся и намеревался забрать только что приобретённый им товар.
   А тем временем, Тяй, взяв чистый лист бумаг, что-то на нём написал. И увидев, как торгаш наклонился над своим приобретением, собираясь сложить его в баул, громко возмутился:
  - Куда руки протянул, купчина?! Это всё моё!
  - Как так? Ведь я уплатил всё что ты потребовал. Знать товар мой.
  - Нет. Ты не покупал, а помог оценить моё приобретение, выбирал как для себя. За это, я только что продал тебе партию отличных ножей, с хорошей скидкой. Держи, это бумага на отпуск нужного товара. Кстати, изделия такого качества, там, куда ты их повезёшь, не поставляются. Ты будешь первым и единственным его реализатором. Так что смотри, не продешеви. Я ведь тебе обещал, что за помощь в этой покупке ты обижен не будешь. Так что, как видишь, я тебя не обманул?
  - О нет, Тяй! Как можно так говорить? О какой обиде идёт речь? Ты как всегда мудр и щедр. Да продлят Боги твою жизнь и приумножат твои богатства.
   Купец, у которого во взоре, от предвкушения больших барышей, "разгорались алчные огоньки", с показным почтением принял сложенный в четверо лист и с частыми поклонами, попятился к выходу. А женщина всё стояла посреди маленького кабинета, и не веря в своё счастье, смотрела на деньги. Неизвестно, как долго Марфа могла изображать статую, но из ступора её вывел тихий голос Тяя.
  - Что стоишь, Марфуша? Видишь, твои детки в ближайшее время не умрут, как и ты. Давай, забирай свой заработок.
  - Списибочки. - осипшим голосом бормотала женщина, неуверенно подходя к столу. - Пока жива, буду помнить вашу доброту. Буду молиться с детишками за ваше здоровье.
   С этими словами, вдова робко забрала со стола четыре стопки монет, оставив на столешнице две. И застыла, еле контролируя себя, так как грудь разрывалась от спазмов сдерживаемого рыдания.
  - Это ещё что за дела? - голос Тяя звучал тихо, но возмущённо.
  - Простите Тяй! - Вздрогнув как от удара, запричитала Марфа. - Я, наверное, слишком много взяла?
  - Нет. Все эти деньги твои. Мне с них ничего не нужно. Я ведь тебе человеческим языком сказал, что желаю помочь твоим сиротам. И кстати. Забери своё приданное. Какая без него ты швея?
  - Как это? Ведь я, его...
  - Знаю - знаю. Ты его мне продала. Это факт. А я решил, что ты будешь на нём шить много красивых и добротных вещей. Насчёт заказчиц не беспокойся, я скажу кому надо, и их будут к тебе направлять. Только смотри, не подведи меня, я помню, как многие молодухи, не так давно хвастались пошитыми у тебя платьями. Что ещё? ... Ах да, за машинку и прочую утварь, рассчитаешься со мною за два года, цену ты знаешь. А после того как погасишь долг, будешь отдавать с заработка долю малую, посильную. Всё, иди. У меня ещё столько дел, требующих моего внимания.
   Минут пять ушло, чтоб "изливающая поток" благодарности женщина удалилась. А Тяй, ещё долго смотрел на дверь и думал: "Что за жизнь? Наши женщины красивы и их молодость долго не увядает, но, проблема с детьми. А дикарки, в отличии от наших баб, дают здоровое потомство, но слишком быстро стареют, или помирают в родах. Ведь Марфа, по факту молодая женщина, но частые беременности, сделали из неё страшную, беззубую старуху. Даже смотреть на неё противно, не то что делить постель. Бр-р-р-р".
  
  

Глава 6. Немного о буднях поселенцев.

  
   Зима почти пошла, хотя, она по-прежнему украшала землю (Видимо чувство ностальгии заставило назвать приютившую их планету Землёй, а светило Солнцем) великолепным, сверкающим на солнце белым покровом. Но совсем скоро, морозы сменятся потеплением, а затем, потекут вешние ручьи, появятся первые прогалины, а за ними, придёт половодье, и река начнёт трещать своим зимним панцирем, избавляться ото льда. Но это дело будущего, а сейчас ..., утро, посёлок, покой и, местами видны еле заметные столбики дыма, струящиеся из печных труб. В одном из домиков, как и везде в селении, умиротворяющая тишина, дрова в печи успели полностью прогореть, а топка остынуть, и как итог, в небольшой спаленке царит прохлада. От этого не спасает ни маленькое окошко, с двойным остеклением, ни закрывающие его плотные шторы во всю стену; ни лежащая на полу шкура какого-то лесного животного. Этот прекрасный заменитель ковра, выделан из аналога земного бурого мишки, только зверь был крупнее своего так сказать собрата. А мордой, бывший обладатель этого великолепия, отдалённо напоминал бульдога, и то немножко. Возле отапливаемой стены стоит деревянная кровать - полуторка, в ней, укрывшись с головой, в позе эмбриона спит плечистый парень. А рядом, лицом вверх, высунув из-под общего одеяла только голову, лежит девушка. Её глаза открыты, только взгляд расфокусирован, и, если судить по медленно двигающимся глазным яблокам, подруга хозяина дома играет во "вшитую" в её симбионт игру, скорее всего, раскладывает преферанс - весьма древняя забава.
  " Бр-р-р, - пробудившись, и слегка выглянув из своего "убежища", еле слышно пробормотал Даниил, - опять этот утренний зузман - зуб на зуб не попадает, надоело".
   Тут его внимание привлекла лежащая рядом подруга. Она вновь коротала время за игрою, и на какое-то время, та полностью "выпала" из действительности. Это её пристрастие проверено временем и вряд ли когда-либо будет изменено. А парень, в который раз порадовался отсутствию в этом мире информационной сети, иначе.... Что иначе? Да ничего хорошего. Даня подозревал, нет был уверен, его избранница могла каждое утро посвящать поиску в сети забавных "поздравлялок", или созданию собственных - это было намного хуже.
   Имелся у нашего молодого человека неприятный опыт, в той, другой жизни. Поэтому он и "дул на холодную воду". Не раз он был вынужден расставаться со своими девчонками только из-за их постоянного зависания в "сети", общаясь с подружками. В этом, казалось не было ничего страшного, не будь это их почти постоянным состоянием. Парень вспомнил это настолько чётко и реалистично, что перед его мысленным взором, поочерёдно предстали несколько бывших подружек, которые, в самый неподходящий момент говорили: "Милый, погоди, мне знакомая прислала прекрасный гифик, надо поискать чем ответить". - "Постой любимый, со мною хочет поговорить моя подружка, с которой я так долго не общалась. А? ... Да что ты говоришь? ... Нет-нет, ты её не знаешь". - Что сильнее всего бесило. Такие "зависания" могли произойти даже посреди тротуара, по которому двигался сплошной поток пешеходов. Случались подобные инциденты на кухне, в спальне - да где угодно, и в самый неподходящий момент.
   А тут, в этой новой жизни, Данина подружка не устраивала длительные "заплывы в океане информации", этого блага и одновременно проклятия развитого общества здесь не было. Сейчас, Гуля, всего лишь, раскладывала преферанс, коротая время в ожидании чего, или кого-либо. Например, как сейчас.
  - Милый, ты уже проснулся? - послышался тихий шепоток "очнувшейся" от игры Гульнары, и девушка, прильнула к своему избраннику всем телом, предварительно одарив его поцелуем в щёку.
  - Да, радость моя. - прошептал парнишка, и ответил поцелуем на её поцелуй, на сей раз в губы.
  - Давай не будем вылезать на эту холодрыгу. Сегодня нам спешить некуда, просто полежим, понежимся. Вот.
  - Согласен. Только я, для начала, раскочегарю печь, пока она окончательно не загасла. Ладушки? А ты, всё это время, поддерживай тепло в нашем "гнёздышке". Не строй такие удивлённые глазки, управившись с делами, я вернусь жутко замёрзшим.
   Парень, откинув одеяло, решительно встал с постели, прямо поверх простенького пижамного костюма надел тёплый халат. После чего, рефлекторно передёрнув плечам, отправился выполнять некий утренний ритуал, уже успевшей изрядно поднадоесть за зиму. А именно: с сеней были принесены заранее приготовленные дрова, максимально открыт дроссель дымохода, почищен зольник и с использованием не успевших окончательно загаснуть угольков разведён огонь. А дальше пришло время гигиенических процедур. Даня тщательно отмыл руки, почистил зубы, и при помощи опасной бритвы, избавился от суточной щетины. Что ещё? Всё это время, лениво потрескивая в топке, огонь постепенно набрал силу и жар. Поэтому, мимоходом, парнишка, убедившись, что всё в порядке, подкинул ещё одно поленце, после чего, прикрыл дверцу очага, и немного задвинул заслонку. Покончив с этими делами, молодой человек, вернулся в спальню, шутливо вытянувшись по стойке смирно, отрапортовал: "Принцесса, разрешите доложить. За время вынужденной отлучки я не бездельничал. Очаг растоплен и в доме постепенно становится теплее. Вода, для ваших утренних процедур греется на печи. Я чисто вымыт, и идеальна выбрит, жажду от вас обогрева и, это, кхе, душевного тепла". - Окончив юродствовать, парнишка ловко шмыгнул пол одеяло.
  - Ой! Руки холо-о-одны-ые! И ты, весь, то-о-оже! - дурашливо взвизгнула Гуля, постаравшись немного отстраниться от своего парня. - Или ты специально? Признайся, специально решил меня заморозить? Да?
  - Да как можно, мадам? Что за навет? Я всего лишь жду исполнения обещанного вами....
  - А я вам говорю. Я ничего подобного, никому не обещала! Вот. Это ты, размышляя в слух с наслаждением фантазировал. А я скромно слушала и наивно молчала, вот.
  - Пусть так! Но в тот момент, ты не произнесла ни звука. А молчание, это как известно, знак согласия. Как-то так и никак иначе. Да ты коварная обманщица! У-у-у-у, я тебя! ...
   Какое-то время, из спаленки доносился звонкий девичье повизгивание и озорной смех. Молодые люди со свойственным их возрасту задором дурачились. Они, то ненадолго затихали, то снова шутливо "бранились". Охали, ахали. За тем, молодёжь угомонилась. Пожелай кто в этот момент заглянуть в эту спаленку, его взору открылась следующая каротина: Гуля, разместив голову на плече своего избранника, задумчиво расфокусировав взгляд, тихо, но очень быстро говорила:
  - Знаешь Даня, а я сегодня поеду в столицу вместе с тобою. Вот. Не хочу больше быть Гульнарой Сокол, с радостью возьму твою фамилию. Послушай, Гульнара Егоршина. Ведь это звучит красиво? Да? Молчи! Не возражай, я говорю. Пора нам с тобою становиться семьёй. Ты сегодня подтвердишь перед мастерами свою профессиональную квалификацию, сдашь экзамен на кузнеца. Говорю, ты стал полноценным мужчиной. Заодно, зайдём там в бюро учёта гражданского состояния, и зарегистрируемся как семья. Вот. Давно пора - это сделать. Тем более, у меня есть повод. Говорю. ...
  - Погоди, какая семья? Какое бюро! Чего ты там говоришь? Э-э-э, мне нужно ещё "на ноги встать". Как-то так. Пускай мне выделили в личное пользование старую кузню, но я только окончил своё ученичество. И хорошим, всеми уважаемым мастером стану не скоро.
  - А мне, мастер Ларионов говорил другое. Вот. Он сказал следующее, такого способного ученика как ты, у него никогда не было. И ещё, он достиг своего профессионального максимума по стажу, и сразу после сдачи тобою всех экзаменов, уходит в отставку. А это многого стоит. Вот. А ещё, он говорит, из тебя выйдет отличный специалист, который по мастерству превзойдёт даже его. Дай только срок. Ведь он, передал тебе многое из того, чему научился у других, а главное, этого в наши инфопакетах нет. А ты, весьма творческая личность. Так-то. А я ему говорю, что да, мой мужчина такой, он упрямый и целеустремлённый. А он....
  - Стоп - стоп, не трещи как сорока.
  - А кто такая сорока?
  - Сорока? - переспрашивая, Даниил радушно усмехнулся. - Это э-э-э, была на нашей родине такая птица, хотя, она и сейчас, наверное, существует. Только, слишком мало этих пернатых осталось. О чём это я? Отвлёкся. Ах-да. Так это пернатое недоразумение, общаясь с сородичами, трещит так быстро, что ничего не понять, примерно, как ты.
  - Это я-то сорока? Да!? Ах ты!
   С этими словами, девушка впечатала свой маленький, но сильный кулачок в бок своего избранника. А тот, подыграл ей, шутливо выпучив глаза, и изобразив жуткие страдания. После чего, смешно охая пожаловался:
  - Ох-ох! Моя мама всегда говорила, ох, что я погибну молодым и красивым. Ох. Она утверждала, что моим убийцей станет прекрасная Валькирия. Ох. Обманула, ведь в её предсказаниях, не было ни слова о тебе. Ох. Как-то так. Коварная ты убийца. О-о-ох.
  - Ах ты, да я тебя, за такие слова! ... - Гуля приподнялась и нависла над Даней.
  - Всё - всё требую пощады! - закрыв лицо ладонями, игриво взмолился Даниил. - Я всё понял, за правдивые высказывания, в нашем мире убивают чаще, чем за любое другое преступление.
  - Да ну тебя, дурак. - на полном серьёзе обиделась девушка. - Я с тобою хотела поговорить как со взрослым человеком, а ты .... Вот.
  - Хорошо, говори. Только объясни мне такому непонятливому: "Зачем нам спешить в бюро, для поспешной регистрации наших отношений?"
  - Вы что, все мужики такие тупые? Или настолько сильно боитесь расстаться со своею призрачной свободой? Говорю для особо непонятливых. Вот. В бюро идём по весьма весомой причине, я беременна. Молчи, ничего не говори, сейчас я говорю! На днях, Агнесса Аскольдовна меня осмотрела и подтвердила мою догадку. У нас будет ребёночек. Вот. Идёт седьмая неделя беременности.
  - А я разве от нашего малыша отказываюсь? - Немного стушевавшись от неожиданной новости, пробормотал Даня. - Я его признаю, и мы, будем воспитывать его вместе. Но скажи мне, зачем нужна эта непонятная спешка с оформлением официального брака? Хорошее дело браком не назовут.
  - Блин горелый, ты что, живёшь в полном вакууме, и ничего не замечаешь? Наших соседушек, выходцев из местных, и без того трясёт мелкой дрожью. Стоит им только взглянуть на моё одеяние. Вот, блин горелый. Сколько раз они мне высказывали, мол своим беспутным одеянием, я сильно смущаю их мужчин и малолетних мальчиков.
  - Путь сваливают в свои земли и там, ходят так, как им нравится. И если им так хочется, пусть читают мораль своим соплеменникам. А здесь наш дом, наши правила приличия и не им их менять.
  - Я тоже такого мнения, но....
  - Какие ещё могут быть но? - парень, резко поднявшись сел на кровати, и от былого радушия, у Дани не осталось следа.
  - Ну-у наша администрация, слепо поддерживает уроженцев этого мира. И требует от всех нас быть терпимее и понапрасну не провоцировать соседей.
  - Они что, совсем опупели? Продолжая такую политику, мы бесследно растворимся в местных племенах, попросту бесследно исчезнем. И о нас, не будут вспоминать даже в сказаниях. И ещё. Ко не, лично, никто с подобными претензиями не подходит.
  - Ну-у-у, ты мужчина. А главное, кузнец. Согласно верованиям местных, ковалей нельзя злить. Вы общаетесь с духами земли и огня, поэтому, не все людские законы для вас писаны. Вот. Их общество терпит вас до тех пор, пока вы, в своём чудачестве, не заходите за определённые рамки. А я, в отличии от тебя женщина. Как только они узнают, что я, не будучи тебе официальной женой забеременела, то выждут момент, когда я буду одна, да накажут - по их дикому закону.
  - Стоп. Я что-то такое слышал. Согласно их законов, беременность без мужа, их жрецы, как и старейшины приравнивают к блуду.
  - Да. Всё так. А за это, одно наказание, забивание камнями. Вот. Говорят, не так давно, пропала одна из наших женщин, родившая вне брака, а затем, её погрызенные зверьём останки нашли далеко от её дома. Еле удалось опознать. А вокруг лежали камни, которыми её забили. Поэтому я и завела с тобою этот разговор. Не желаю окончить свою жизнь как она. Ведь наша власть смотрит на творимый аборигенами беспредел "сквозь пальцы".
  - Дела-а-а. Уму не постижимо, как эту "кашу" умудрилась заварить. Ладушки. Сам не меньше тебя во всём виновен. Сегодня идём вместе и после сдачи мною экзаменов, регистрируем наш брак. И как положено, через три дня устраиваем показательную гулянку. Пусть даже последний фанатик, узнает, что ты тала моей женой и поэтому, вполне законно родишь мне сына. Иначе, за этими гадами не уследишь. Да и случись что-то плохое, искать этих обнаглевших ревнителей традиций, будут их же собратья. Не уверен, что в этом случае, следователи пожелают "докопаться до истины".
   Странно, но после озвучивания новости, которая по идее должна была радовать, молодой человек пребывал в немного подавленном настроении, как и его девушка. И уже без обычных шуток и прибауток, они продолжили свои утренние дела. Несмотря на это, действовали они по привычной "программе": Умылись, застелили постель, далее, без аппетита позавтракали, не ощутив даже вкуса еды. И старательно занимая себя вознёй по хозяйству, дождались, когда к их дому подъедут утеплённые сани мастера Ларионова. Он ещё вчера пообещал доставить своего ученика в столицу. Как мастер выразился: "В лучшем виде". - Всё равно, он туда направляется. Ведь по экзаменационному протоколу, ему предстоит представлять Данила высокой комиссии. Только поле того, как с последним заданием будет покончено, он может сменить профессию и начнёт своё обучение по новой специальности. Какая именно стезя была им выбрана, мастер не распространялся. И все уважали такое его решение.
   - Здравствуйте - здравствуйте, молодые люди. - Ларионов, по-прежнему крепкий, моложавый мужчина, укутавшись в меховую шубу, с хитрым прищуром ответил на вялое приветствие новых пассажиров. - Почему такие грустные? - Если совместно переживаете за предстоящий экзамен? Так это вы зря. Я ведь говорил, что Даня, по праву является мим самым талантливым учеником ...
  - Угу. - сдержанно ответил Даниил, не желая посвящать хоть кого-либо в свои проблемы. - Вы правы учитель, сильно переживаю.
  - Ничто, пред экзаменом нервничают все, кроме треклятых андроидов. Но этих железяк среди нас нет, не вынесли тягот межзвёздного путешествия. Ты, главное, не позволяй своим переживаниям завладеть тобою полностью.
  - Угу. - невпопад, но синхронно ответила парочка, а Гуля, изловчившись, прильнула к парню и как маленький ребёнок, покрепче обняла правую руку своего избранника.
   Возок тронулся и никто, кроме самого Ларионова, не желал поддерживать разговор, да и тот, в скором времени замолчал. Так что, часовая поездка до столицы, проходила в полном молчании. Мастер дремал, Даня что-то усиленно обдумывал и время от времени морщил лоб. А девушка, прижавшись к руке своего избранника, временами, скорчив виноватую мордашку, заглядывала ему в лицо. Гнетущую тишину нарушил стук в крышу утеплённой кабины и еле слышный голос возницы: "Господин Ларионов, мы прибыли, ремесленная гильдия, как вы и приказывали. Мастер".
   Ларионов, услышал доклад своего кучера, слишком легко "сбросил" завладевшую им дрёму и с хитринкой во взгляде, посмотрел на своих попутчиков. Те тоже оживились, и вопросительно взирали на педагога. А тот, выдержав недолгую паузу, заговорил:
  - Всё молодёжь. Ещё немного потерпеть, и вы, молодой человек, станете дипломированным мастером, и полноправным гражданином нашей колонии, со всеми вытекающими из этого правами, и обязанностями. Я вас обучил всему, что для этого было необходимо. А вы, голубушка, сами знаете, на этот экзамен вас не допустят. Так что, предлагаю вам посетить местный кафетерий, он расположен на другой стороне площади. Найти его весьма легко, на его входе красуется самая яркая вывеска, с самоваром. Есть ещё один вариант решения вашей проблемы, ожидать вашего друга возле двери в экзаменационную аудиторию. В этом случае, будете скучать в полном одиночестве. Так как я буду занят, а местным чиновникам, до вас не будет никакого интереса. Мне же, необходимо представить мастерам нового кузнеца, и предоставить на их суд, его контрольные поделки. Всё это, займёт минут сорок. Каково ваше решение?
  - Блин горелый.... Я это, согласна. Вот.
  - С чем вы согласны? Голубушка.
  - Так это, подождать Даниила в фойе. Я говорю. В кафе мне делать нечего, на еду я и смотреть не смогу, кусок в горло не полезет.
  - Вам виднее, голубушка. Поэтому, как говорят знакомые мне военные: "Короче! Выбор делан, значит шагом марш!" - Милости прошу, пройти в гардероб. Там ...
  
   Из здания ремесленной гильдии, безликого дома-коробки, с множеством больших окон, плоской крышей и большой дверью на фасаде, не чем не украшенной, молодые люди вышли через полтора часа. Парень, как и его девушка, выглядели уставшими и при этом весьма счастливыми. Стоило им отойти от дома на десяток шагов, как заметно повеселевшая Гульнара остановилась, и прильнув к своему молодому человеку потребовала:
  - Дай посмотреть ещё разик! А?
  - Видела уже, показывал. Потерпи немного, на улице ветер и слишком холодно. Не стоит лишний раз лесть за пазуху.
  - Пожалуйста - пожалуйста - пожалуйста - пожалуйста! - заканючила девушка, позабыв о том, что она находится в общественном месте, повисла на шее Димы. - Покажи ещё разок выданные тебе документы гражданина. А?
  - Нет. Дойдём до бюро, там, и посмотришь. Ладушки?
  - Но это, идти целых пятнадцать минут, не меньше. Вот. Ну чего тебе стоит?
  - Стоит, ещё как стоит. Ты канючишь посреди улицы, тормозишь меня, а тем временем мы могли двигаться на встречу нашей мечте. Я, сейчас с тобою теряю время, а там, в бюро, может набежать, целая толпа народа. Не успеем вовремя занять очередь, не получится сегодня же узаконить наши отношения. А там, неизвестно, когда мы сможем в очередной раз сюда приехать?
   Даня ожидал потока Гулиных требований ускорить шаг, или срочно-обморочно перейти на бег. Обвинений, мол это он во всём виноват. Однако этого не произошло. Гуля просто испуганно ойкнула, разжала объятья, и развернувшись, молча зашагала в нужном направлении. Что весьма удивило парня, привыкшего к повышенной болтливости и импульссивности своей подруги. Даже когда оказалось, что в бюро регистрации актов гражданского состояния, не было никакой очереди, с её уст, не сорвалось ни единого упрёка. Так что, спустя какое-то время, оба влюблённых, не пожелавших переплачивать за торжественный церемониал, стояли перед столом скучающей чиновницы и отвечали на задаваемые ею вопросы:
  - Даниил Егоршин, согласны ли вы взять в жёны Гульнару Сокол, и жить с нею в горе, и в радости? Разделяя все тяготы жизни. - прозвучал вопрос, заданный монотонным голосом.
  - Да, согласен. - немного сипловато, ответил внезапно посерьёзневший Даниил.
  - Гульнара Сокол, согласны ли вы взять в мужья Даниила Егоршина, и жить с ним в горе, и в радости? Разделяя все тяготы жизни.
  - Да, согласна. - голос невесты звучал на удивление спокойно, только взгляд, и её улыбка лучились от переполнявшего её счастья.
  - Молодожёны, принято ли ваше решение добровольно, или вы пришли сюда по принуждению. - по-прежнему монотонно, как автомат, проговорила сотрудница бюро. - Жених, ответьте.
  - Я пришёл сюда по своей воле. И действую без принуждения.
  - Невеста, ответьте.
  - Я пришла сюда по своей воле. И действую без принуждения.
  - Хорошо. Скрепите свой брачный договор подписью. ...
   То, что в этом кабинете, молодожёны на долго не задержались, объяснялось просто, Милана, именно так звали чиновницу, решила выкинуть из протокола приличную часть ритуала. Такую как напутствие молодым, торжественную клятвы верности, и ещё несколько мелких параграфов, которые не требовалось отображать в журнале регистрации. Объяснялось это решение просто. Единственные на сегодняшний день её посетители, не смотря на уговоры, пожелали оформить отношения по бюджетному варианту. А это значит, Меланина дежурство, будет оплачено по минимальному тарифу, без зачисления премиальных процентов. Впрочем, молодёжь не возражала, для них, был важен сам факт регистрации, а не сопутствующие ей внешние атрибуты. Саму Гульнару, порадовал один интересный момент, когда чиновница, , как хранительнице семейного очага вручала ей документы, она будто невзначай, тихо сказала: "Если вы пожелаете, я, за дополнительную серебряную монетку, пяти рублёвым достоинством, я выпишу вам паспорт и квалификационную карточку на новую фамилию, в течении часа ". - Пришлось заплатить требуемые сборы, включая "маленькую благодарность за оказанную помощь" и ожидать новые документы в коридоре. Всё лучше, чем позднее метаться, выискивая возможность для повторной поездки в столицу.
  
  

Глава 7. "Затишье" перед ....

  
   Так происходит весьма часто, человек строит разнообразные планы, витая в своих мечтах, как птица в облаках, а проза жизни весьма жёстко его "приземляет", избавляя от несбыточных иллюзий. Нечто подобное случилось и с Даниилом. Думается, стоит пояснить почему так было сказано. Кузню ему-то выделили, пусть не новую, но, полностью работоспособную. Только эта, так сказать мастерская, не являлось безвозмездным подарком. Бывшее в употреблении "рабочее место" продавалось новому мастеру в рассрочку, с обязательной накруткой в виде небольших процентов. Всё здесь было хорошо, за исключением одного "маленького" обстоятельства: кузнец посёлка, носящего имя речки на котором он стоит, и в самом деле был перегружен работой. Только все пришлые заказчики, и те, кто принадлежал определению местное население, не смотря на возникшее неудобство, предпочитали иметь дело только со старыми мастерами. В таком подходе к сделкам, не были исключением и многие представители государственной власти. Относительно налогов и прочих выплат. Ничего хорошего, новичка никто от них не освобождал. Поэтому, новый кузнец Быстрореченска, перебивался единичными заказами, позволяющими ему еле "сводить концы с концами". Не находись его молодая жена на службе в медсанчасти и не получай причитающийся ей оклад, то парень имел все шансы медленно чахнуть от хронического недоедания. Картина вырисовывается неприятная, но, не безысходная. Хочешь, помирай, а пожелаешь, моешь ещё сильнее залезть в долговую кабалу общественного банка. Но, время шло, немногочисленные клиенты, постепенно "протаптывали тропку к Даниловой кузне", однако, процесс этот был долгий, можно сказать неоправданно затянувшийся. Не ускоряло этот процесс ни качество изделий, выходивших из-под молота кузнеца, ни относительно низкая цена на продукцию молодого мастера. Заказчики, упрямо желали, чтоб на купленных ими поделках, красовалось клеймо проверенного временем мастера. Даже в этом обществе, имя хорошо себя зарекомендовавшего мастера дорого стоило и высоко ценилось.
   Незачем вести пустые разговоры о том, как тяжело молодёжи "вставать на ноги", особенно без родовой поддержки. На последнее, могли надеяться только аборигены, у которых ещё ценились родственные связи - в отличие от Даниила. А молодой кузнец, именно сегодня, радовался свалившемуся на него небольшому заказу и, используя навязанного соседом подростка - как подмастерья, выделывал очередной клинок для охотничьего ножа. Тяя, так звался этот низкорослый крепыш, сын живущего в далёком селении аборигена - коваля, не смотря на свои четырнадцать лет, выглядел на все восемнадцать. Этому, способствовали как не по годам серьёзный взгляд, так и вечно сморщенный лоб, отчего, его пробороздили первые, ещё не слишком глубокие морщины. За учёбу, по договору, его местная родня платила шкурками, мясом свежей убоины и кое-какими продуктами со своего огорода. А Даня, в свою очередь, обещался обучить мальчишку до уровня, позволяющего самостоятельно добывать из болотной крицы более или менее доброе железо и выковывать из него как короткие мечи, так и простую бытовую утварь. Срок на это "ученичество" был определён три года, и не месяцем больше. После чего Ия, должен отбыть в родовое поселение, и там продолжить дело своего отца. Но всё это незапланированное отступление. А сейчас, при помощи точильного круга, с ножным приводом, подмастерье, под контролем кузнеца затачивал клинок.
   Именно за этим занятием, Егоршина застала его супруга, спешившая после работы, обрадовать мужа важной, по её мнению, новостью.
  - Даня! - приветственно помахав рукою, прокричала женщина, не желая близко подходить к кузне, которая, по её мнению, жутко воняла металлической окалиной и дымом. - Поди сюда на минутку, очень надо поговорить. Вот.
  - Сейчас! - пусть не сразу, откликнулся кузнец, жестом приказывая ученику, прерваться.
  - Здравствуйте, уважаемая Гульнара! - увидев жену своего учителя, с небольшим поклоном поздоровался подмастерье. - Да продлят боги ваши годы, а не оскудеет ваш дом и пусть в нём, всегда будет согласие, и звучать только счастливый детский смех.
  - И тебе здравствовать, Ия. Здоровья тебе, твёрдой руки, и удачи на охоте. Пускай твой отец, всегда гордится своими детьми и особенно смышлёным сыном. - после чего, посмотрела на мужа, и обратилась уже к нему. - Даня, пожалуйста, подойди ко мне! Я тороплюсь. Вот. Мне ещё домой бежать и ужин готовить.
  - Да-да, иду! - Недовольно ответил Даниил, а подойдя поближе, тихо поинтересовался. - Что, ещё кого-то доставили с "Поля скорби"? А вместе с новичком, вновь принесли огромный кусок великолепной стали?
   - О нет. Кроме той троицы, больше никто не появлялся. Кстати, по поводу железа ты угадал, оно есть. Вот. Сегодня днём, поближе к полудню, вновь приходили бандиты Тяя. Проведывали своих раненых товарищей, которые находятся у нас на излечении. И на этот раз, принесли, как их там ..., несколько огромных кусков превосходной стали. Вот. Не смотри на меня так, я не знаю, как правильно назвать эти куски оплавившегося железа. Поэтому, я говорю, как знаю: мол у нашей лечебницы, в её подвалах, есть огромный запас превосходного железа. И если понадобится, всегда сможем сделать заказ на изготовление нового инструментария, уже из нашего материала. А это, как ты понимаешь, огромная экономия в деньгах. Кстати, поскорее подойди к Агнессе Аскольдовне. Она тебя ждёт в нашей клинике. Вот. Начальница желает заказать для меня малый хирургический набор и самострел, для личных нужд. Прости, я ей рассказывала, какую красоту ты, себе сотворил, для хоты. И она возжелала такое же охотничье оружие, только под свою руку. Так она так просила передать. Вот.
  - Ладушки, обязательно подойду. Что ещё?
  - Моя врачица просит, чтоб мы взяли над новичками шефство. Вот. Как в своё время я, она и шорник, над тобою. Им нужно, за короткий срок познать наш новый мир и самое главное, как-то скоротать время. Например, предлагаю пойти на днях на природу, вместе с новенькими. А ещё, помочь им с определением полезного хобби, это, пока им подберут профессию и пришлют учителя. Вот, как-то так. Ведь мы им поможем? Да?
  - Куда мы денемся? Обязательно поможем.
   Говоря эти слова, Даня сделал пару шагов, и намеревался обнять свою супругу. Не получилось. Подмастерье, замер, как соляной столб, изумлённо выпучил глаза и затаив дыхание, наблюдал за действиями учителя, ожидая продолжения. Ну а Гуля, протестующе выставила обе руки, и отпрянула назад, одновременно скорчив умильно-недовольную рожицу. И еле слышным шёпотом, запротестовала:
  - Не надо! У тебя руки грязные, в саже запачканы, моё платье вымажешь. А ещё, на нас люди смотрят. Я сказала, нет.
  - Тут моя вотчина, я здесь хозяин, и мне решать, что в этих стенах выглядит прилично, а что нет. - лукаво подмигнув жене, так же негромко ответил Даня. - и вообще, я, здесь, любопытствующей толпы соседушек не наблюдаю.
  - А Ия?
  - Причём тут Ия? Он мой ученик. И вообще, по меркам аборигенов, этот парнишка вполне взрослый, можно сказать мужчина. И самое главное, он твёрдо знает, ты моя жена. Да и нечего зазорного мы творить не собираемся. Какие ещё проблемы?
  - Так может быть, мы при нём ещё и целоваться будем?
  - В этом ничего плохого нет. Ведь мы муж и жена. - всплеснув руками, Даниил изобразил театрально гипертрофированное удивление. - Пусть мальчик учится ухаживать, не то, с их воспитанием, он даже не подозревает о том, каким образом, понравившейся девочке нужно оказывать различные знаки внимания. И вообще, свою подружку незазорно брать за руку.
  - Дурак.
  - Согласен, он самый и есть. И ты прекрасно знаешь ту, от кого я так дурею ....
  
   Примерно в то же время в столице, в доме, принадлежащем начальнику городской охраны Горксу, собралась компания, объединённых общей идеей людей. Они не собирались ничего праздновать, а просто сидели в столовой, за уставленным разнообразной снедью большим обеденным столом и внимательно слушали своего предводителя. А тот, чинно и неспешно инструктировал своих гостей, относительно предстоящих событий. Он же, поочерёдно смотрел в глаза своих слушателей, сдержанно жестикулируя - как будто рубя фразы, говорил:
  - Ещё раз повторяю. Через три дня, с самого раннего утра, все должны быть на своих местах. Ждём ежеутренний сигнал - удар в било. Я так сказал. Мы, в отличии от бессмертных падших, самостоятельно не можем определять точное время, только приблизительно.
  - О как? Неужто ты до сих пор думаешь, что эти псы и в самом деле бессмертные? - удивлённо вскрикнул Свин, услышав о бессмертии изгнанных с небес. - А я знаю другое, двоих из этих бессмертных, смогли убить. Вначале мужчину - его же жена ножичком приголубила. А затем, наши ревнители нравов, забили камнями одну свергнутую с небес блудницу. Из этих ...
  - Весельчак! - строго прервал ненужное разглагольствование Железнозубый, - Ещё раз заговоришь без разрешения, когда я стану вождём, не войдёшь сотником в мою дружину. Я так сказал. А по поводу бессмертия падших, так я тебе посоветую самому как следует подумать. У многих из нас, на этих божков работали родители, и тогда, наши предки были моложе их. Время шло, наши отцы и матери состарились, некоторые давно умерли, а над падшими годы не властны. Они какими были, такими и остались, ни капельки не состарившись. Конечно, это всё от того, что эти твари были рождены на небесах. И с этим ничего не поделаешь. Да, они от рождения бессмертны, как нам не хочется обратного, ведь годы над ними не властны. Но, наши боги, изгнав своих врагов на землю, лишили их большей части небесной силы. Поэтому у падших, дети мало чем отличаются от нас, они даже слабее наших детей. Мы же, избранные любимцы своих богов, можем то, чего не может сотворить время. В нашей власти убивать изгнанных. В чём многие смогли убедиться. И это, ни что иное как дар, ниспосланный нам небесами. Всем всё ясно?
  - Да - да - да. - немного в разброд, собравшиеся вместе заговорщики, выразили своё согласие.
  - Всё. Дальше слушайте меня, и не перебивайте. Как поутру ударит медное било, каждый из вас, занимается своим делом. У всех есть списки, кого можно, или даже необходимо убить. А кого только связать, и усиленно охранять. Ведь кто-то должен на нас работать и учить наших детей. Так, с этим всё ясно. Что дальше? На улицах Твердыни не творить никаких погромов, всех мародёров и прочий сброд казнить на месте преступления. Я так сказал. Все вы должны понимать, сам город, как и расположенные рядом селения, это наше имущество, и нельзя допустить его разорение. Далее, Жека, ты и твои люди захватываете арсенал, и удерживаете его любой ценой. Я и ты Весельчак, окружаем и вырезаем казармы стражи, сохранившие верность падшим, им с вечера, добавят в еду, и питьё сонное зелье. Там никого не щадим, даже офицеров из падших. На тебе Гусь, уничтожение всех людей Тяя, нам такие как он тоже не нужны.
   Интересно, чем в это время занимался выше упомянутый Тяй? Ответ на этот вопрос прост, он, инстинктивно чувствуя нависшую над ним и его людьми угрозу. То есть, предпринимал все доступные ему меры для её распознания, и если не предотвращения, то минимизации возможного ущерба. Первым тревожным "звоночком", вызвавшим его беспокойство, стал спад, потока горожан, ищущих справедливость начал скудеть и немного погодя, полностью прекратился. Только связывать это с улучшением работы слуг правопорядка, или беря взятки, резко умерили свои аппетиты, будет большой ошибкой. Преступный авторитет не был настолько наивен, и видел всё. Просто люди начали бояться к нему обращаться. Как подтверждение вышесказанному, поползли ничем не подтверждённые слухи, утверждающие будто в ближайшее время, силовики начнут беспощадную войну с криминалом и всеми его приспешниками. И именно по это причине, обыватели решили переждать некоторое время, наблюдая за противостоянием двух организаций на безопасном "удалении", а далее, действовать по обстоятельствам. Встречались и те, кто среди ночи, тайно приходил к его ребятам, и боязливо отводя взгляд, постоянно извиняясь, пересказывал то, о чём сплетничали его соседи.
   Лучше рассказывать обо всём этом безобразии по порядку. Пока горожане и вездесущие купцы выжидали чем окончится набирающий силу конфликт, Тяй начал действовать. Первым его шагом была поэтапная отправка семей, проверенных многими стычками соратников на дальнюю дачу. Пусть никого не обманывает это мирное название, так как этот удалённый от всех селений объект, был ничем иным, как базой подготовки элитных боевиков. Это никогда не мешало проводить там и массовый отдых жён и детей особо отличившихся сотрудников. Под таким благовидным поводом, на территорию благоустроенного военного городка, сейчас, на летний "отдых", переправлялись домочадцы всех проверенных сотрудников. Члены семьи тех, кто не был столь ценен, перебирались на отдых в более близкий "санаторий", где проходили учёбу рядовые воины. Такое "переселение", правда не в таком масштабе, практиковалось ежегодно, обыватели невзначай привыкали к тому, что бандиты весьма часто отсылают свои семьи на отдых. Это шло на пользу как семьям самих братков, но и имиджу банды, многие городские подростки завидовали своим сверстникам, рассказывавшим о своём активном отдыхе на природе. А самое главное у соседушек вырабатывался некий полезный для ОПГ рефлекс на частые её выезды. Да и если, противник сможет нанести свой первый удар только по подставной базе, то есть, лагерю рядовых боевиков. Впрочем, любой кто туда сунется, должен "умыться кровавой юшкой" - на обороноспособности обеих военизированных поселений, Тяй не экономил. Но это общий план действий, без мелких деталей и нюансов. А если приглядеться, можно заметить следующее.
   Вечер, уже известный дом и маленькая комнатка, в которой, за простым столом сидит моложавый брюнет, в своём неизменном слесарном комбинезоне и читает только что доставленную корреспонденцию. Перед мужчиной, стоит телохранитель, он же секретарь, и ожидает, когда шеф ознакомится с донесением.
   - Читал? - переведя взгляд с бумаги на подчинённого, излишне спокойно поинтересовался Тяй.
  - Нет шеф.
  - Верю. Читать не адресованные тебе послания ты не мог, - с усмешкой ответил Игнатия, - не дурак, за это и ценю. Но не поверю, что ты не перекинулся парочкой слов с курьером.
  - Было такое, шеф. Не знаю, чего написали в этой бумаженции, но Митяй мне сказал, будто недавно, не прошло и получаса, кто-то подрезал нашего кассира. Насмерть. Вместе с его охраной. Сработали мастера, сделали только по одному быстрому удару в сердце, наши парни даже ничего не поняли.
  - Видишь Грол, а здесь, в этой бумаге, ничего об этом не написано. Говорится только будто возле домов нашей братии, началось непонятное шевеление, а дома стражи, находятся под усиленной охраной. Поэтому, все бригадиры отдали приказ вооружаться и незаметно просачиваться на тревожные хаты. Они готовы к действию и только ждут моего сигнала. Это дело "пахнет" войной, дружище, тем более нас уже начали резать.
  - Ништо, шеф. Теперь, внезапного удара по нам, у стражи не получится. А погибшие ..., что тут поделать? Все знают, без жертв, ни одна свара не обходится.
  - Всё так Гролушка. Ну ладно, пошли дежурных пацанят, пусть скажут бригадирам моё слово. С этого момента быть готовыми к хорошей драке. Я так сказал. Сигнал - пожарная тревога, как услышали тревожный перезвон, так сразу .... Понятно? Оли не будет сигнала, никакой самодеятельности. И ещё, скажи мальцам, пусть передвигаются сторожко, дворами. Мне думается, сегодня и на них уже могут охотиться наши недруги. Передадут приказ бригадирам, да тихонько, тайными лазами под стеною, уходят на базу. Чую, волчата Тяя, уже оскалили на нас свои пасти и ждут удобного момента, дабы вцепиться в нашу глотку. Надо им дать хороший укорот. Поэтому мы с тобою, и твоими ребятками, поближе к полуночи, как договаривались, прогуляемся по одному адресочку. Необходимо срочно нанести кое-кому ответный "визит вежливости". Глядишь, и поумнеют, эти, кхе-кхе .... Кем это они себя возомнили? Э-э-э-, во! "Волкодавы", мать их так!
  
  

Глава 8. Бессмысленный и беспощадный. (Этот отрывок бессовестно позаимствован из повести А. С. Пушкина "Капитанская дочка".)

  
   Глубокая ночь, к большой досаде для заговорщиков, небо совершенно безоблачно и местная Луна, кстати, весьма похожая на свою сестру с прародины переселенцев, вдохновенно боролась с тьмой. И она, вполне оправдывала своё второе имя - "ночное солнышко". Для людей, которые в данный момент крадутся по улицам и не желая быть замеченными патрулями и прочей ночной стражей, в этой ситуации был только один положительный момент - спутник планеты застыл возле горизонта. По этой причине, округа пестрила множеством непроглядных провалов-теней. Как известно, невозможно осветить каждый закоулок, как и поставить туда сторожа, людей для такого дела не хватит. Другое дело взять под контроль все перекрёстки улиц, с которых можно заметить любого татя, пожелавшего прошмыгнуть хорошо просматриваемый участок улицы. Так что, у гипотетических злоумышленников, не остаётся никаких шансов на незаметное перемещение по городу. Впрочем, одно дело, когда в нужном месте стоит один наблюдатель, который не способен смотреть сразу в четырёх направлениях. А когда их сразу четверо, то шансы на незаметное передвижение мастеров плаща и кинжала, неумолимо стремятся к нулю. Это почти аксиома, но только в теории. Почему так? Да потому что, человек не бездушна машина, он не способен долгое время, непрестанно наблюдать за скучным пейзажем и при этом постоянно молчать. Подтверждая это утверждение, квартет сторожей, простояв без смены более полутора часов, начинает увлечённо переговариваться меду собою. Как итог, в очередной раз, группа из умелых лазутчиков, получает шанс просочиться в нужном им направлении. Стоило троим охранникам посмотреть на своего товарища, решившего что-то срочно поведать друзьям, как этим умело воспользовались троица притаившихся во тьме полуночников.
   "Всё Сват, - заметив, как последний его воин пересёк освещённый участок улицы, еле слышно прошептал Тяй, стоящему рядом с ним арбалетчику. - последняя тройка прошмыгнула, все наши здесь".
   Да-а-а, четвёрка расслабившихся ночных стражей, так и не узнала, что произошло нечто невероятное - смерть прошла совсем рядом с ними и никого не тронула. Как это не странно звучит, стражники выжили только благодаря их безалаберности. А те, кто нёс чужую погибель на кончиках своих стрел, ушли в след за своими товарищами, находящимися в авангарде. И всё это происходило тихо, беззвучно, как будто вместо людей, двигались бесплотные призраки. Секрет такой бесшумности был прост, как и всё гениальное, это опыт и продуманная амуниция. Во всё это входят, мягкая обувь "ночного охотника", пошитая густым мехом наружу. Когда было необходимо, бандиты передвигались как их учили, с предварительной расчисткой ступнёю грунта от мусора, с последующим переносом тяжести на выставленную вперёд ногу. Опыт такого передвижения, нарабатывался долгими, изнурительными тренировками. Это можно было сказать обо всех "ночных тенях", даже о Игнатии, который, в данный момент, ничем не отличался от своих подчинённых. Если не считать за таковой один факт, с четырёх сторон шефа окружали его личные охранники. Ничего не поделаешь, положение обязывает.
   Не стоит лукавить, говоря, что нужный дом появился неожиданно. Ибо это будет ложью. Боевики Тяя, знали куда они направляются, и как итог, к двухэтажному зданию своей жертвы, они подползали с особой осторожностью. Этому способствовали, не только патрулирующие охраняемую часть уличной территории стражи. Не стоит забывать и о стоявших во дворе часовых. Как выяснилось, дежурили они как открыто выставляя посты, так и затаившись в секретах. Поэтому, никто из участников нападения, не действовал с ходу. Умные люди так не делают. Заодно, они не используют для снятия вышеупомянутых часовых арбалетными стрелами. Так как щелчок от такого выстрела, может оповестить охрану о проникновении на охраняемую территорию неких злоумышленников.
   Будь возле нужного дома особо одарённый наблюдатель, способный видеть действия сразу всех нападающих, он мог лицезреть следующую картину. "Гости" расчищали для себя проход, три еле различимых "тени" перемещались медленно, почти незаметно для человеческого глаза. И гипотетическому соглядатаю, стано ясно, их цель единственные оставшиеся в живых часовые, охраняющие единственный на весь дом выход во двор. Остальные трое - обходившие удалённые закутки подворья, недавно были "взяты в ножи" коллегами наших "темных призраков". Однако, не стоит отвлекаться от событий, разворачивающихся во дворе. Один охранник, усиленно борясь с усталостью, дежурил не таясь, он прогуливался возле крыльца. Но, как показало недолгое наблюдение, его коллега прятался в наспех оборудованной лёжке, оборудованной в густом кустарнике. Это в очередной раз подтвердило подозрения Игнатии, о приближении больших неприятностей. Ведь помощник Горкса, никогда ранее, так усиленно не охранял свой дом. Первым в этой парочке, с жизнью расстался лежавший в секрете боец. Притаившийся на мягкой подстилке молодой человек нагло уснул, и на сей раз, наказание за грубое нарушение караульной службы, нашло своего "героя". Рябой юноша, пробудился от лёгкого шороха, еле слышно прошуршавшего где-то рядом. А в следующую секунду, его рот зажала чья-то сильная рука, а в сердце, вонзилась холодная, острая сталь. Произошло ещё несколько конвульсивных сокращений порезанного широким лезвием жизненно важного органа и тело обмякло. Не на долго пережил своего товарища и бодрствующий часовой - списанный из патрульно-постовой службы из-за травмы ноги, простодушный крепыш Ида. Сама по себе, его травма была не критичной, не позволяющей ходить, но, как заявили отцы, командиры: "Служитель правопорядка, есть лицо официальное и он не должен быть убогим. Так что, в патрули ты боле не ходок ...". - Спасибо хоть совсем не списали, переведя на так называемый "лёгкий труд". Как и то, что в жаловании не обидели, а так ..., приходилось то "бумажки перекладывать", принимая от обывателей жалобы, то как сейчас, дежурить частным образом, на подхвате. Именно сегодня, хромой боец стоит на посту. В какой-то миг, он заметил, слабое шевеление в зарослях, затем, ему померещилось, как будто его напарник подаёт из кустов какие-то знаки. Присмотревшись повнимательнее, боец насторожился. только это, его всё равно не спасло. Часовому показалось, будто кто-то, непонятным образом материализовался за его спиной. Затем, некто неизвестный, умело задрал его голову, и что-то острое резануло его шею, отчего голова запрокинулась ещё сильнее, и ....
   Агонирующее тело ещё сучило ногами, заливая выложенную камнем дворовую дорожку своей кровью, а его уже тащили в кустарник. Да и злоумышленники, зря времени не теряли, так что, на месте упокоенного хромого, почти сразу появился его двойник. Нет, не стоит фантазировать ничего лишнего, дублёр совершенно не был похож на погибшего, да этого особо не требовалось. В любом случае, вышедшие со света в ночную тьму сменщики, не сразу заметят подмену, а дальше, что-либо предпринимать будет поздно, не поможет и фонарь, если таковой будет. Ещё, к получившейся "картине", стоит добавить один немаловажный штрих. Тяй материализовался рядом с бойцом, подменившим "снятого" охранника, и тихо ему пошептал: "Чувствую, скоро будет смена караула. Услышишь, как отпирают запор, сразу движешься от дома, не забывай при этом хромать. Прекрасно понимаю, на фоне кустов и деревьев, твоя фигура почти сливается с фоном, но, лучше перестраховаться, их глаз должен "зацепится" хоть за что-то знакомое. Окликнут, коротко просипи что-то непонятное и тут же прокашляйся. Действуй". - Не дожидаясь ответа, Игнатия, ободряюще хлопнул своего подчинённого по плечу, и бесшумно скрылся во тьме.
   Потянулись минуты томительного ожидания, во время которого, и фальшивый часовой, и страхующие его люди, стали сомневаться в том, что они своевременно дождутся смены. По крайней мере у Тяя, возникло подозрение, будто во дворе дежурили так называемые отбросы общества, которых могли оставить и на всю ночь. Это умозаключение было весьма сомнительно, ведь они охраняли не второстепенный объект, а дом, где жила семья второго в иерархии городской стражи человека.
   Не сказать, будто к этому были все готовы, но, послышался лязг отпираемого железного засова, который "поставил жирную точку" во всех назревающих сомнениях. То ли проспавшая смена спешила исправить свою оплошность, то ли что-то другое было этому причиной, но хорошо смазанный засов, ударом об ограничитель движения, вовремя оповестил головорезов местного авторитета о скором появлении новых действующих лиц. За дверью, ещё раз прогрохотала вторая задвижка, и тяжёлое дверное полотно, на удивление резко открылось. Надо признать, ни одна из петель не скрипнула, и дверь, каким-то странным образом, умудрилась не стукнуться об ограничитель. Это, в данном случае, было весьма ожидаемо. Вот только виновники переполоха, не очень-то спешили покидать хорошо освещённый коридор. Первым во дворе оказался низкорослый мужчина, чью худобу не скрывал даже полный доспех стражника, если не считать отсутствие на голове шлема. Пусть этот нелепый стражник двигался с неторопливой неспешностью, но его походка всё равно получалась расхлябанно-ломанной, нервозной. Сопровождаемый взглядами парочки молодых бандитов, субъект, сделал ещё несколько шагов, суетливо осматриваясь и остановился, как будто наткнулся на стену. В след разводящему вышло ещё пять человек, признаться, пародийной походкой как их главный, они не страдали. Парни шли вольготно потягиваясь, зевая, а один из них, очищая нос, резко и громко высморкался на землю. Стоит отметить один фат, на тех, кто появился следом за крученным мужичком, брони совсем не было, если не считать за таковую широкие кожаные пояса, перевязи с весящими на них короткими мечами и бронзовые наручи. Да. Стоит ещё упомянуть про надетые на бойцов стёганки, набитые конским волосом. Каждая из этих утеплённых курток, не была способна защитить своего владельца ни от стрелы, ни от удара тонкого стилета. Но, ни в этом суть. Новая смена часовых, оказавшись во дворе, немного насторожилась, видимо что-то шло ни так. Чего именно? Гадать не стоит. Отстоявшие своё бойцы, уже должны были как-то обозначить себя, а этого, до сих пор не произошло. И не полностью экипированный коротышка, разозлился на часовых, за это наглое нарушение устава караульной службы. По крайней мере, присмотревшись в нужном направлении и заметив, что впереди, кто-то, неспешно бредёт, при этом приметно прихрамывая, зло проорал, точнее по-бабьи повизжал:
  - Ида! Сын свиньи! Спишь! Да? - крича проклятья, разводящий двинулся навстречу "залётчику". - И этот ублюдок Стролж, небось тоже дрыхнет? Навязали вас на мою бедную голову! Быстро ко мне, свиньи! Оба!
  - Мхкх... кхе- кхе-кхе... - Прозвучал невнятный ответ, перешедший в затяжной кашель.
  - Что, немощь хромая, на ходу спишь? Да ещё слюнку пустил. Да? Бедняжка, с испугу ещё и поперхнулся.
  - Кхе-кхе...
  - Бегом ко...
   Увлечённый разносом нерадивого подчинённого, коротышка не заметил, как за одну секунду пали оставленные за его спиной воины. Они уже оседали, удерживаемые сильными руками своих убийц, и надо же такому случиться, один из убитых, смог отомстить своему палачу. Он так засучил по дорожке ногами, что этот звук донёсся до слуха разводящего. И тот, не договорив свою гневную тираду, сместился резко вбок и одновременно, еле слышно прошелестела сталь покидающего ножны клинка. На этом, дела у нападающих пошли не так как были запланированы. Не успевший догнать свою жертву убийца, не ожидавший от нагловатого недомерка такой прыти, слегка притормозил, теряя инициативу. Мук, начавший разворот, заметил того, кто решил напасть на него со спины. Благо, этому способствовал свет, струящийся из открытой двери. Понимая, замеченный им противник скорее всего не одиночка и ему против всех их долго не продержаться, десятник решил принять бой, но одновременно с этим, выкриком поднять тревогу. Без сомнения, он так и так погибнет, зато, товарищи, оставшиеся в доме, будут предупреждены. На самом деле, таких долгих размышлений не было, просто возникло мгновенное решение, и всё. Только свершиться этому самопожертвованию было не суждено. Он уже набрал в лёгкие воздух, как в кустах, к которым воин смещался, неожиданно для него появилась высокая, чёрная фигура и нанесла единственный, выверенный удар стилетом. Отточенная сталь пробила затылок смелого бойца, и тот, с шумом сделав последний в своей жизни выдох, мгновенно рухнул, как подкошенный. А Тяй, внимательно осмотревшись, наклонился над своей жертвой и старательно вытер своё оружие о штанину её шаровар. Затем, присмотревшись к тому, чья атака за малым не завершилась неудачей, прошептал: - "Что застыл, Сыч? Действуем. Я так сказал". - Про то, как у него, от недавней перспективы неизбежного провала, за малым не остановилось сердце, авторитет предпочёл промолчать. И вообще, подчинённым об этом знать никак нельзя. Благо, слабый свет, исходящий из коридора и сажа, нанесённая на лица, не способствуют облегчению распознавания чужих эмоций.
   Вначале, когда люди Тяя только начали проникновение в дом, никто из хозяев не всполошился. Штурмовики шли беззвучно, быстро, уверенно блокируя и беря под контроль все коридоры и выходящие в них двери. В последнем случае, помещения проверялись, или при невозможности провести контроль, выходы блокировались. Несколько раз, при вынужденном "контакте" с редкими представителями внутренней охраны, в ход шли короткие дубинки, обмотанные множеством слоёв ткани. Таким же своеобразным оружием, утихомирили работающую на кухне пожилую женщину, её, как и четырёх помогающих ей мужчин, быстро скрутили, связали, после чего, отнесли в одну из уже проверенных комнат. Благо, кухонные работники не смогли оказать никакого сопротивления, не говоря о том, чтоб поднять тревогу.
   Всё шло по плану, почти всё, возле одной из комнат, оказавшейся хозяйской спальней, сработать так же чисто не получилось. Дверь, до которой ещё не успели добраться боевики, оставалось пройти ещё четыре шага, неожиданно открылась и, из неё вышел брутального вида старик с пустым графином в руках. Пожилой, но всё ещё крепкий мужчина, не ожидавший встречи с чужаками, совершил роковую ошибку, удивлённо замер. И этого нападающим хватило с лихвой. Нет, старче не успел ничего сказать, или сделать. Его весьма ловко скрутили, один из напавших, рывком заскочив жертве за спину, зажал деду рот, а второй выхватив из его рук стеклянный графин, ударил пожилого человека под дых. Так что, этого пленника можно было вязать, - в ближайшее время, тот на сопротивление не был способен. Жаль, это нападение заметила, оставшаяся в комнате женщина и подняла крик. Как итог, почти одновременно распахнулась ещё пара дверей, из которых выскочили вооружённые воины, благо их было всего двое, и они тут же полегли, пронзённые арбалетными стрелами. А помещение, из которого вышел старик, оказалось опочивальней, в которой ночевало всё семейство Жеки, за исключением его самого. Так что, в данный момент, испуганно кричала какая-то молодая женщина, облачённая в простую ночную рубашку и зелёный ситцевый халат. Последний был одет поверх вышеупомянутой ночнушки. Хозяйка дома, полулежала на широкой кровати и не переставая визжать, старалась закрыть своим телом двух маленьких детей. Как всем было известно, это были: жена Жеки, её младшая дочь, двухлетняя Аза, и старший сын Пэт, пяти лет отроду, оба жгучие брюнеты. Дети, от крика проснулись, мальчонка, непонимающе оглядывался по сторонам и корчил недовольную рожицу. А кучерявая девчушка, обхватив мать за шею, испуганно плакала.
   "Всем молчать! Мать вашу раз этак ...!" - Не лишком громко, но властно, гаркнул Сыч, который ворвался в спальню разу же за парой своих бойцов, вооружённых дубинками. Их чёрные комбинезоны лохматки, делали своих хозяев похожими на кого угодно, только не на нормальных людей. Добавьте к этому чернённые сажей лица, на которых особо выделялись бешено выпученные глаза и обнажённые в яростном оскале зубы. Всё вместе, это вызвало у хозяев шок и оцепенение. В итоге смолкли все, кроме испуганной девчушки. Так что, когда их связывали, никто из домочадцев, не оказал напавшим никакого сопротивления. Впрочем, старец, оказавшийся любимым наставником хозяина дома, который отдышавшись после подлого удара, изворачивался, извиваясь как змея, упрямо стараясь освободиться от кляпа и обездвиживших его пут. Только, ничего у упрямого деда не получалось. На эти напрасные потуги, некто не обращал никакого внимания. Седовласого пленника, даже не подняли с пола, просто обходили лежащее в коридоре тело стороной.
   К моменту, когда и женщина, и дети были обездвижены, а затем уложены на кровать, в спальне появилось новое действующее лицо. Конечно же, это был Тяй, которого, не смотря на боевой "грим" хозяйка дома опознала мгновенно. Потому что женщина, встрепенулась, и замычала. Почему мычала? Так нормально говорить она не могла - мешал кляп. Авторитет это заметил, посмотрел на супругу своего недруга, изображая приветствие, кивнул ей головой. Осмотрелся по сторонам и с сожалением поцокав языком, покачал головой. Затем, горестно улыбнулся. С неспешной вальяжностью, подошёл к одному из двух стульев, который валялся поближе к нему, ничего не сказав, поднял его. Вновь оглядевшись, Тяй выбрал место, где можно поставить стул и сел на него. Женщина по-прежнему пыталась что-то сказать, а глава бандитов, тяжело вздохнув, с сочувствием в интонации поинтересовался:
  "Что, Утренняя Звёздочка, удивлена моей, так сказать наглостью? Понимаю всю силу твоего возмущения, пришёл, понимаешь ли, без спроса, обижаю ни в чём неповинных хозяев. А настолько ли вы безвинны, как вы думаете? Чего молчишь? А-а-а. Тебе "нехорошие дяди" заткнули ротик? Так сама в этом виновата, не нужно было так истерично кричать. Вот смотри, как свои деток напугала. А толку с этого никакого? Всё равно, все окна и ставни в вашем доме плотно закрыты, на улице ничего не услышат. Видать твой Жека самолично приказал так закупориться. Понимаю. Это чтоб никто, именно сегодня, не мог залезть в ваш дом? Странно это. Я, например, жутко удивлён. Неужели есть кто-то, кто настолько глупый, кто без весомой причины решится сюда проникнуть? Не отвечай, не надо так пыжиться, я и без тебя знаю ответы на все эти вопросы".
   В спальню бесшумно, мягко ступая по полу, как хищный кот, вошёл ещё один обезличенный человек. Не считая хозяев, уже пятый. Мгновенно сориентировавшись, он подошёл к своему шефу, и склонившись, долго, что-то шептал тому на ухо. Тяй, в ответ только кивал, при этом, не отводя свой задумчивый взгляд от связанной пленницы.
  "Спасибо, Толло, хвалю. А сейчас, иди, приведи парочку из тех, кого вы ещё не сильно попортили. Будут нашими посланниками "доброй воли". - и тут же обратился к Утренней Звезде. - Видишь девонька, в этой жизни нет ничего тайного. Оказывается, по поводу недобрых намерений твоего супруга, добрые люди меня не обманывали. На это утро, твой муж и его начальник, наметили грандиозную резню. Эти его мерзкие намерения, подтвердили и ваши охранники. Пусть духи не помешают их душам пройти по тонкому мосту. Или как вы там, после смерти попадаете в чертоги своих богов? Так что .... Х-м-м. Нам ещё предстоит выяснить, кто из нас бандит, а кто является жертвой и только защищается. Да не смотри ты на меня так. Я не твой Жека. По мне, если меня не трогают, то я и другим не стоит мешать жить так, как ему нравится. Вспомни, как мои ребятки всегда тебя и твоих деток приветствовали, кланялись, со всем с уважением и почётом. Так что, девонька, не обижайся на нас. Мои люди, сейчас, завернут вас в ваши же шубы и аккуратно отнесут в одно тайное место. Не будет твой мужчина чудить, верну вас ему целыми и здоровыми. А коли окажется дураком, то не обессудь...".
   Что именно произойдёт с женщиной и детьми в худшем варианте, приступный авторитет так и не озвучил. Он так и сидел, чего-то обдумывая, пока к нему не привели двух стражей, со следами недавних побоев на лице. Их грубо втолкнули в спальню, от этих пинков, они за малым не растянулись на полу. Пленники гулко протопали, пытаясь восстановить равновесие. Следом за ними, уверенной походкой хозяев положения, вошла парочка ухмыляющихся конвоиров. Тяй оглянулся на шум, и удивлённо изогнув бровь, поинтересовался:
  - Вы как там, сынки, не сильно зашиблись? С вами всё в порядке?
  - Зачем спрашивать, не ушиблись ли мы? - пытаясь выглядеть как можно спокойнее, поинтересовался лысый парень с огромной гематомой, закрывающей левый глаз. - Ведь сейчас, всё равно резать нас будешь.
  - Не стоит всех судить по себе, мальчик. На это утро не мы, а вы резню запланировали. Мне не нужны чужие лавры. Мы же, жили тихо, мирно, вам совершенно не мешали. Ведь так? Та-ак. А вы?
  - Это вы не мешали? Да вы же бандиты. Поэтому...
  - Это вы нас так называете. - спокойно возразил Тяй. - Но я вас, сынки, не для словесной склоки позвал, не хочу понапрасну скандалить. Смотрите. Я сказал смотрите! И не говорите, будто не видели. Вон там, в коридоре изображает шустрого червячка старый Мехл. Заметили его? Молодцы. Вот перед вами, жена вашего Жеки, как, а это их детки, все, как изволите заметить, живы, и здоровы. Так?
  - Ну да, видим. А дальше что? - неуверенно подал голос второй пленник.
  - Я, и часть моих мальчишек сейчас уйдём. В городе нас можете не искать. С собою мы заберём семью вашего начальника. Не стоит возражать, я так решил. Через два часа, вас выведут на улицу и отпустят. Вы же, со всей возможной поспешностью, пойдёте к своему командиру, расскажите ему всё чего тут увидели и передадите ему мои слова: "В своё время, мы вас приняли в своё общество, отнеслись к вам как к равным. Вы же, нас обманули. Решили нанести подлый удар в спину. Поэтому мы, всю твою семью взяли заложники, которые живы - пока ты не начнёшь свой бунт. Как понимаешь, сам вынудил поступить нас таким способом, не обессудь. Вот как-то так. Я с нетерпением жду мирных парламентёров. Но. Если начнутся погромы, будь уверен, я никого не пожалею. Как нам жить дальше, решать только вам". - Запомнили? Умницы. Хотя, каждому из вас, на всякий случай, дадут по листу с этим посланием.
  - Поня-я-ятно.
  - Раз понятно, то мои люди ещё несколько деньков понаблюдают за вашими дальнейшими действиями, я так сказал. Если вы будете вести себя правильно, то начнутся переговоры о том, как мы будем дальше жить-поживать. А про свою супругу, деток и учителя, Жека может не беспокоиться, приютим их, как дорогих гостей. Не в чём отказа иметь не будут - в разумной степени, разумеется. Клянусь, всё так и будет, если он не сглупит.
   Забрезжили первые лучи восходящего солнца, подтверждая, наступление долгожданного утра. В кабинете Горкса сидели трое руководителей переворота. Сам Горкс, устало восседал на своём рабочем месте, опёршись о стол локтями и подперев кулаками подбородок. Его глаза были закрыты, и только то, что начальник городской стражи тихо, почти беззвучно, напивал какой-то бравурный марш, говорило, он не спит. Рядом с ним, по другую сторону стола, сидел Жека, который в отличии от своего лучшего друга, немного отодвинул свой стул от стола, и скрестив на груди руки, отрешённо смотрел куда-то перед собою. А Свин, как самый эмоциональный из всей троицы, нервно прохаживался по кабинету, то и дело, приглаживая своё жиденькое подобие бородки.
  - Весельчак, сядь на стул, зараза ты этакая! - не открывая глаз, зло рявкнул Горкс. - Туточки и без тебя муторно, а ты мечешься, как загнанный зверь в клетке. Туда-сюда, туда-сюда, топ-топ, топ-топ.
  - О как? Один ты у нас сплошное спокойствие. Думаешь, раз отдал своим головорезам приказ, чтоб они, этой ночью, всех лучших мастеров из числа падших собрали в нашей тюрьме, то можно и успокоиться? Пол ела сделал и всё, можно не о чём не переживать.
  - Сядь! Я так сказал. - Железнозубый открыл глаза, вольготно откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди. - Первое и самое главное, мои решения не обсуждаются. Второе, следи за собою - за возможными последствиями своих решений. Мне думается, ты в ё таки понял, какую вы с Жекой совершили ошибку. Уразумели? Да? Напрасно вы позвали в город своих диких соплеменников. Смотрите, выйдут из-под контроля, устроят погромы, за всё это безобразие, спрошу с вас обоих. Я так сказал.
  - Горкс, зря ты меня этим попрекаешь. Все воины мною проинструктированы, неоднократно. И самое главное, я выбран их походным вождём. А это многое значит.
  - Дык слышал уже твои малоубедительные доводы, и не однократно. Только пойми, туточки мало быть вождём, нужна строгая дисциплина, беспрекословное подчинение. Твои сородичи на такое способны? Нет? Смотри ...
   Этому ленивому переругиванию, не было суждено перерасти во что-то более грандиозное. В коридоре послышались чьи-то торопливые шаги, а когда они достигли двери, то раздался требовательный стук. В кабинете, все мгновенно подобрались, приосанились, только Горкс, выгнув правую бровь дугою, вопрошающе посмотрел на своих товарищей. Те, в ответ удивлённо пожали плечами. Мол, они даже не догадываются о том, кто это может быть, и что ему - этому человеку нужно. И не мудрено, все ожидали утреннего сигнала колокола, а до него, никто не должен был предпринимать никаких действий. Поэтому, после этой скоротечной пантомимы, обозначающей всеобщее удивление, две пары осуждающих взглядов устремились на Свина.
  - Дык входи уже, не заперто. - после недолгой паузы, сказал хозяин кабинета, одновременно погрозив Весельчаку кулаком.
  - Горкс, - открыв дверь, но, не входя в кабинет, немного растерянно проговорил дежурный, - здесь это, к господину Жеке, из его дому, прибыло двое посыльных. Оба сильно избиты и при этом безоружны. Говорят, будто они принесли срочное послание вашему заместителю. Как с ними быть?
  - Как быть - как быть? Веди их сюда. Да побыстрее.
  - Перед этим переодеть, умыть, или не надо заморачиваться?
  - Веди такими, какие они есть. Желаю самолично посмотреть на этих расписных "красавцев". И ещё. Предупреди дежурную смену, пусть будут готовы немедленно выдвинуться на место возможного преступления. Ведь кто-то "помял" и смог обезоружить этих горе-посыльных.
   В том, что это и в самом деле горе-посыльные, точнее, посланцы принёсшие дурную весть, стало понятно не сразу. В начале, появление странной парочки вызвало у всех сильное удивление, это было весьма ожидаемой реакцией. Оба мужчины, в которых все трое предводителей переворота, признали охранников дома Жеки, имели следы недавних побоев, это факт. А дальше, всё было не совсем понятно. Все раны этой двоицы, были заботливо обработаны, да и одежда выглядела чистой, сидела на вестниках аккуратно. Зачем только дежурный предлагал их помыть и приодеть? Непонятно. Но, оружия при посланцах не было никакого, у обоих. Да и войдя в кабинет, оба воина, бегло посмотрев на Жеку, поспешно устремили свои взгляды в пол. Что было плохим признаком, но великой беды не предвещало. Мало ли что могло случиться, парни повздорили, подрались, поэтому их сюда и прислали, чтоб "отцы командиры", назначили им достойное наказание. В пользу этой версии говорили, как внешний вид провинившихся дебоширов, отсутствие у них оружия, так и не желание смотреть в глаза своему непосредственному начальству. Мол: "Подвели и каемся". - Это, почти сразу подтвердили сбивчивые слова бойцов о том, что они сильно виноваты и заслуживают самого строгого наказания. Загалдели так, что толком, ничего понять было невозможно. По этой причине, Жеке только и оставалось подать уставную команду: " Смирно! Молчать!"
   Бойцы вытянулись в струнку, смотря вперёд и немного вверх, и смолкли. А заместитель Горкса, встал со стула, подошёл к подчинённым почти вплотную, остановился перед ними в привычной стойке. Командир стоял в полуметре от своих воинов, расставив ноги на ширине плеч, сомкнув руки на пояснице и строго смотря им в глаза.
  - Говорит только один из вас, коротко и ясно - ты. - Жека отчеканивал каждое своё слово раздельно, прекрасно зная, как это воспринимают его солдаты и ткнул указательным пальцем в грудь одного из бойцов. - И так. Что случилось? Почему вы избиты? Где ваше оружие?
  - На нас напали! - громко выкрикнул лысый воин с заплывшим глазом. - Это произошло неожиданно!
  - Кто напал? Где это произошло? Только не говорите, будто нападение произошло на мой дом.
  - Так оно и есть! - с двухсекундной задержкой затараторил боец. - Все, кроме нас перебиты! Это сделали бандиты Тяя! Ваша семья и наставник живы, но они взяты в заложники. Их увезли в неизвестном направлении, чуть более двух часов назад. Нас не убили, чтоб мы передали этот ... Как его? Унты... ултым... тьфу ты, что-то про мат ещё сказано. Э-э-э-э .... Какое-то там требование.
   С этими словами, провинившийся боец полез за пазуху, извлёк сложенный вчетверо серо-жёлтый лист бумаги, и, по-прежнему не смотря на командира, протянул ему послание. Только "убитый" такой новостью Жека, никак на его действия не отреагировал. Он, остолбенел, и непонимающе смотрел на горестного вестника. Он судорожно пытался осмыслить услышанное, одновременно, не желая в это верить. Впрочем, продолжалось это не долго. Жека резким, нервозным движением, вырвал из руки бойца послание, за малым его не разорвав. Поспешно, с трудом управляясь непослушными пальцами, его развернул, бегло пробежал по нему взглядом. Было видно, он ничего из написанного не понял. Закрыл глаза, сделал несколько вдохов и выдохов, потряс головой, и предпринял вторую попытку прочесть ультиматум. На этот раз, кое-что у него получилось, бледное лицо покрылось красными пятнами и на скулах, заиграли желваки. Второй человек в руководстве городской стражи, перевёл взгляд полный злобы на своего лучшего друга, который, подойдя к шкафу, открыл одну его створку и молча одевал броню.
  - Представляешь, - сильно осипшим голосом проговорил Жека, - тута это ..., они это ..., эти сволочи, выкрали всю мою семью. Увезли мою Утреннюю Звезду и наших деток в неизвестном направлении. Ы-ы-ы-ы, паскуды-ы-ы. И требуют ..., ты понимаешь, они, у нас, осмелились что-то требовать! Хотят, чтоб мы отказались от переворота, который мы так долго подготавливали. Гады-ы-ы.... Откуда они только обо всём узнали? У-у-у-ы. Иначе, они грозятся их всех убить. Я значит здеся, а моя семья неизвестно где. Блин, тута, с такими делами, ... Поверишь, и жить не хочется.
  - Да брат, конечно, недооценили мы прыть и коварство падших. - перестав возиться с кожаным ремешком на поножи, выпрямился и зло прошипел Горкс. - Не ожидал я от них такой подлости. А вы, оба, чего "уши развесили"? Не уберегли семью своего командира, не выполнили его приказ, а теперь стоите, любуетесь, какое горе вы ему принесли. Мрази! Я, на вашем месте, давно вонзил себе в сердце острый клинок, чтоб мои кишки не намотали на столб позора. Хотя-а-а, вам и убиться нечем, горе вояки. Пошли отсюда! Я сказал, пошли вон! С глаз моих вон, твари трусливые! Я сказал! Не знаю, как вы это сделаете, но, я вам советую самим, поскорее вогнать себе в грудь честное железо! Ни на что не способные навозные черви.
   Провинившиеся посланцы мигом исчезли, поэтому последние слова неслись им в след. Что произошло с ними дальше? Ничего хорошего. Никто из их бывших сослуживцев, не пожелал им одолжить своё оружие, так как все слышали о событиях, произошедших в доме Жеки. С особой ненавистью, на парочку изгоев, смотрели Жекины сородичи. Поэтому, лысый Кракс, воспользовавшись подвернувшимся случаем, выкрал с кухни большой нож. И пока повара не кинулись пропажи, многократно отработанным движением, убил своего собрата по несчастью. А затем, уперев острее ножа себе в грудь, а рукоять в стену, сам нанизался на клинок. Признаться, сделал он это вовремя, так как к нему уже бежали трое родичей их командира, которые возжелали самостоятельно, и при этом весьма жестоко, наказать провинившихся. На этом, история посланцев скорби окончилась, но в кабинете главы заговорщиков, в этот момент, решалась дальнейшая судьба переворота.
   Пока те, кого обвинили в не сбережении семьи Жеки, делали всё возможное, чтоб избежать позорной смерти, трое "отцов заговора", при помощи своих оруженосцев, облачились в доспех. Затем, помощников выставили из кабинета, дверь заперли и тихо, чтоб не услышали посторонние, три предводителя устроили экстренную "летучку".
  - Жека, крепись. - заперев дверь, Горкс подошёл к Свонгу со спины, и как ему думалось, по-дружески похлопал соратника по плечу. - Я клянусь, сделаю всё возможное, чтоб вызволить твою семью из плена. Но. Ты должен понимать, что идти на поводу у этого мерзавца Тяя, я не собираюсь. Это просто нельзя делать.
  - Всё я понимаю. - дёрнувшись как от удара током, ответил Свонг. - Не скажу, что я смирился с тем, что больше никогда не увижу свою семью. Но клянусь тебе, отступать от намеченной нами цели не собираюсь. Хотя тута, в груди, сильно болит, а душа ноет, как ...
  - Дык всё я понимаю, тут ничего не исправишь. Но в одном ты прав, с избранного пути мы не свернём. Как бы это трудно нам не было. Кстати, я конечно не всесилен, но через своего ординарца, отдал приказ на то, чтоб к твоему дому вышла группа наших самых опытных следопытов. Они обследуют всю округу, станут на след, и .... Проще говоря, они приведут наших лучших боевиков туда, куда надо. Не стану загадывать о том, что из этого получится, но буду понадеяться на лучшее.
  - Тогда я пойду с ними!
  - Нет, я сказал. Ты мне нужен здесь, и только здесь. Скоро такие дела завертятся...
  - Тогда я, пошлю с твоими "волкодавами", воинов моего племени, они все как на подбор, отличные охотники. Они там лишними не будут. - впервые за последнее время, во время общения с соратниками, в голосе Свонга прозвучали просительные нотки, но он не заметил этого.
  - Дык, согласен я. Так даже будет лучше. - не выдержав, сморщившись и потерев раскалывающиеся от боли виски, согласился Горкс, сказывалась вторая бессонная ночь. - Пусть и твои охотники идут по следу похитителей, а мы, сделаем всё, чтоб не один приспешник Тяя не выжил, как и все их паршивые родичи. К оружию братья, мы, все вместе, сейчас будем заниматься своим делом. Не взирая на препоны. Я так сказал.
   Железнозубый не стал озвучивать как он обрадовался неожиданному шансу избавиться от части диких, не управляемых воинов. По постоянно поступающим докладам, Горкс знал, семью его соратника тайно вывезли из города. И он, примерно догадывался о том, где могут скрываться похитители. Поэтому, не воспользоваться этой возможностью, он не мог.
   Сборы следопытов и решивших принять участие в спасательной экспедиции родичей Жеки, были не долгими. Первой, к дому Свонга ушла сыскная группа из местных, она должна была обследовать округу. Они спешили, ведь любопытные обыватели, могут затоптать все следы похитителей. Тем временем, все остальные участники спасательной миссии, постоят невдалеке от дома Жеки, где и будут ждать проводника. Наивные планы. Как это бывает в жизни, все планы с "треском рушатся", когда они сталкиваются с реальностью бытия. И эта аксиома, в очередной раз доказала свою правоту. Стоило шестерым спецам скрыться во дворе, входя туда поочерёдно, один за другим, как их обстреляли скрывающиеся в зарослях кустарника неизвестные лучники. Двое из следопытов, оказавшимися самыми шустрыми и осторожными, резким кувырком уклонились от летящих в них стрел. Всё равно их усилия были напрасны, в итоге, прожили они не так уж и долго. Спрятавшиеся в саду "охотники на двуногих хищников", с невероятной лёгкостью исправили свою оплошность. Они, за неимоверно короткий срок, утыкали своих проворных противников стрелами, как швея, булавками игольницу. Останься хоть кто-либо из следопытов на улице, мог иметь незначительный шанс остаться в живых, и предупредить своих товарищей о засаде. А так ....
   Немногим позднее, и ожидавшая проводника "группа силовой поддержки", ещё полностью не собравшись, понесла свои первые потери. Да, это были опытные воины, они, услышав характерный шелест летящей стрелы, вскинули щиты, но смертоносные снаряды летели в них со всех сторон. Это позволило нескольким стрелам достичь своей цели. Как итог, двое воинов, корчились на земле со стрелами в спине, о один, с лёгким стоном, обломил древко пронзившего его правую руку снаряда. Однако, на этом, преимущество внезапного нападения окончилось. Ответные выстрелы из арбалетов, оборвали несколько большее количество жизней напавших. Было прекрасно видно, как арбалетные болты, с лёгким чавканьем, вошли в тех лучников, кто для точности стрельбы, неосторожно вышел из немногочисленных укрытий. Люди Тяя, не были дураками и отошли. А те, кто был ранен, но мог держать оружие, не желая усложнять отход своих товарищей, остались прикрывать их отступление и пали, не продержавшись двух минут. Впрочем, к тому моменту, заговорщикам было не до преследования беглецов, так как они увидели, с какой невероятной скоростью и необычайно сильно, разгорелся дом Жеки. И совсем скоро, в городе начался хаос жуткой резни, в котором погибали как все причастные к этим событиям боевики, так и невинные люди, тоже.
   Если кто-то пожелает понять, что творилось в ещё не так давно мирном городе, то ему придётся постараться восстановить хронологию прокатившегося по нему ужаса. Вначале, запылало домовладение Свонга. Так и было задумано. Несколько злоумышленников, в нужный момент, специально распахнули все окна и двери, настежь. Сделано это было уже после того, как упокоили пробравшихся во двор следопытов. А заранее разлитое по дому масло для светильников, помогло пламени необычайно быстро набрать силу. Далее. На пожарной каланче, скучающий огнеборец, пусть не сразу, но заметил возгорание, ещё с минуту присматривался, пытаясь разобраться в увиденном им дыме. Затем, он ринулся к колоколу и подал сигнал тревоги. Как итог, люди Тяя, начали действовать. И не они одни, среагировали на тревожный звон. Некоторые стражники, причастные к заговору, изнурённые томительным ожиданием, также внесли свою лепту в начавшиеся беспорядки. "Вылившись" на улицу, столкнулись две противоборствующие силы, одна не столь многочисленная, вторая, пусть и превосходила бандитов, как в качестве, так и количестве бойцов, но не все из них в этот момент взялись за оружие. Большая часть участвовавших в перевороте воинов, ещё какое-то время сидела, и ожидала условленные четыре удара колокола.
   Была в этой вакханалии и третья никем не контролируемая сила - дикая, необузданная. Вначале, она никак себя не проявила, хотя, эти люди первыми вступили в перестрелку с шайкой Тяя. Сейчас, они стояли возле дома своего именитого родича и растерянно смотрели, как тот полыхает. Затем, в толпе кто-то истерично прокричал: "Эти гады, вместе с домом сожгли мою сестру, Утреннюю Звезду, а с нею и детей Жеки!" - Отряд бойцов, в данный момент ставший простою толпой, зароптал. Послышались гневные выкрики и призывы отомстить за смерть женщины рода медведя и её детей. Эти призывы звучали всё чаще, пока не раздался негодующий клич, который сработал как спусковой механизм. Кто-то властно и громко выкрикнул: "Я знаю, где содержат этих падших тварей! Их, туда, свезли этой ночью! Братья, убьём же их всех!" - И толпа, ведомая "бараном", который случайно подслушал разговор двух подчинённых Железнозубого, пошла к тюрьме, по дороге громя всё, что попадалось на её пути и мимоходом, поджигая дома. Таким способом, варвары мстили горожанам за то, что, по их мнению, все жители столицы, одинаково повинны в беде, обрушившейся на их племя. И вновь, перечень участников беспорядков на этом не исчерпался. На улицы высыпали те, кто пожелал воспользоваться беспорядками, для того чтоб свети счёты со своими старыми обидчиками. Были и те "горячие головы", у кого просто "чесались кулаки" или присутствовало желание чего ни будь крушить, при этом, избежать ответственности. А подростки, умом дети, а телом взрослые люди, всего лишь желали покуражиться.
  Одним из местных "мстителей", решивших под шумок поквитаться со своим "обидчиком", был гончар Туинс. Этот не высокий, толстоватый мужчина, с вечно улыбчивым лицом добряка, с давних пор завидовал своему более удачливому коллеге Венджу. Вроде как, по мастерству улыбчивый ремесленник был не хуже, чем этот Хой, как ни старается, не находит он в своих изделия изъянов, и никогда не грубит заказчикам, а люди, чаще посещают лавку Рябого. Поэтому, он и решил, сегодня, под шумок, слегка подгадит конкуренту. А то, зазнался Хой, зажирел. Ни слова не говоря жене, которая суетясь как квочка(Курица наседка), успокаивала проснувшихся от уличного шума первенцев, тройню полутора лет отроду, мужичок оделся в лежавшие на сундуке старые вещи, которые его супруга, на днях собиралась отдать старьёвщику и, тихо прошмыгнул во двор. Там, огородами пробрался к нужному ему подворью; подпёр обе выходящие во двор двери поленьями, это должно было хоть ни на долго задержать хозяев горящего подворья. Затем, старательно облив стены мастерской найденным тут же земляным маслом, (нефть) хранящемся в кувшине, неподалёку от печи для обжига изделий, пироман, долго возился выбивая искру на трут, затем раздувая огонь, и в итоге подпалил ненавистное строение. Справившись с этим "нелёгким делом", постоял с десяток секунд, наблюдая, как разгорается промасленная ветошь. Подметил, как пламя, жадно поползло в стороны и на стены. Отвлёкшись от созерцания набирающего силу огня сторонним шумом, опомнился. Почесав подбородок, подумал про соседей, которые выглянув во двор, могут его заметить и как можно ниже пригнувшись к земле, побежал огородами. Но, хитрый поджигатель направился не домой, а совершенно в другую сторону. Таким немудрёным способом, он желал запутать следы и по возможности, отвести от себя любые подозрения городских дознавателей. Мудрый шаг, но, не для сегодняшнего утра. Стоило гончару решить, будто всё в порядке, выбраться на улицу и пройти по ней с десяток шагов, как в его спину вонзилась охотничья стрела, с кремниевым наконечником. Почувствовав сильный удар в спину, который за малым не свалил Туинса на землю, мужчина сделал пару шагов вперёд, пытаясь "сохранить равновесие". Не осознав, что болит не только место куда пришёлся сильный удар, но и сердце, убитый примитивной стрелой охотника горожанин постарался оглянуться назад. На этом его сознание и покинуло - вместе с жизнью. А низкорослый охотник из диких, одетый в простую, неоднократно ремонтируемую домотканую одежду, с вышитым на груди рубахи родовым орнаментом. По привычке мягко ступая, вышел из двери ограбленного им и ещё четырьмя подельникам дома. Он неспешно шёл, продолжая держать лук в левой руке и что-то бормоча в свою седую, окладистую бороду. подойдя к убитому им человеку и ничего не стесняясь, чужак, положив оружие рядом с собою, начал стягивать него обувку и одежду. А чего тут такого? По его мнению, вещи были ещё добротные, крепкие, постирать, зашить, подогнать под себя, так им ещё долго сноса не будет. Да и если положить эти тряпки в заплечный мешок, то найденные в доме ценности и полезные в быту поделки, не будут больно давить на спину. А что по поводу лямок, которые из-за тяжести ноши должны врезаться в тело? Так и здесь проблема была решена, он их давно обмотал парой доставшихся ему белоснежных рубах. Почему охотник покусился на обноски именно этого горожанина? Всё просто, ему была нужна добротная одежда, только удачливый Вийнтик не желал, брать найденные в ограбленном им доме тряпки, которые из-за сильной худобы его бывшего владельца, ему точно не подойдут. То же самое можно сказать и про яркие женские наряды городских блудниц. Да и вообще, своим первобытным чутьём тот чувствовал, город нужно покидать, и как можно скорее. Охотник чуял, с места разгорающихся боёв нужно срочно бежать, так как промедление, приведёт к плачевным последствиям. И уходить, необходимо через один из известных ему туннелей контрабандистов - пока это не поздно. Того же мнения были и его "компаньоны", которые, в данный момент, глумливо улыбаясь, стояли возле входа в дом. Они о чём-то тихо переговаривались, тыча в сородича пальцами, одновременно посматривая по сторонам.
   Эти люди были, неучтёнными, никем не управляемыми участниками разбушевавшейся драмы. И как не странно звучит, сегодня, благодаря их действиям пошли под откос планы "очень больших начальников". А тот, кто спровоцировал эти беспорядки, и сейчас находился очень далеко, рассчитал всё верно, но даже он, не догадывался о масштабе, который достигнет его провокация. Как и то, к каким тяжёлым последствиям это приведёт. И всему виной, были две непредвиденные никем "группы поддержки", - неожиданно присланные Весельчаком и Свонгом родичи. На беду Горкса и его команды, именно они были той "критичной массой снега", благодаря которой "с вершины спокойствия сошла мощная лавина", которая в своём движении, безжалостно сметала всё на своём пути. Не жалея, ни сильных, ни слабых, ни правых, ни виноватых.
  
   Горкс стоял возле распахнутого окна, и, сжав до хруста кулаки, слушал доносящийся со всех сторон тревожный перезвон пожарных колоколов. Он, играя желваками, смотрел на то, как по городу возникали всё новые, и новые очаги пожаров. Как ему постоянно сообщали, никем не управляемые банды различной численности и степени вооружённости, сейчас терроризируют весь город. Ещё вчера бывшие законопослушными обывателями жители, позабыв о сострадании к ближнему своему, грабили, убивали, насиловали, поджигали дома. Всех их в один момент опьянило чувство безнаказанности. И его бойцы, ... Нет. Все подчинённые, даже те отщепенцы, кого обоснованно не посвящали в сегодняшние планы, были выведены на улицы. Где в них стреляли исподтишка. Стрелы вылетали из окон, палисадников, да отовсюду. И всё же самый коварный, сильный, подлый удар пришёл оттуда, откуда его никто не ждал. Нежданно-негаданно, к тюремному комплексу вышли сородичи Жеки, они что-то орали, возбуждённо размахивали оружием и тащили обломки деревянных заборов. Как они смогли быстро одолеть хорошо подготовленных воинов, так и осталось неизвестным, так как все их трупы были занесены в темницу, которая была сожжена. Долго полыхали тюремные здания, превращаясь в тлен вместе с покойной охраной, убивая мастеров, которыми были переполнены все её камеры. Там, где людей не достал огонь, их поубивал угарный газ. Да, о том, кто совершил нападение, поведал неизвестно каким чудом избежавший участи быть сожжённым, полуживой охранник. Было не понятно, как боец добраться до казарм стражи, только он, мало чего успел рассказать - умер на руках Весельчака.
  - Горкс. - виновато, стараясь не смотреть на друга, позвал Железнозубого Жека.
  - Ты ещё здесь?!Паскуда! Я же сказал, что не желаю никого из вас видеть! - ответил тот не оборачиваясь.
  - Но...
  - Никаких, но! Твари! Вы вообще ..., представляете, чего натворили? Твари вы паршивые! Гады! Город горит, люди из него бегут и вряд ли вернутся назад! Вам этого мало? Все лучшие мастера: кузнецы, гончары, лекари, учителя! Дык, как это..., их всех просто сожгли живьём, вместе с тюрьмой! И кто это сделал? Не подскажите? А я отвечу! Те, кого вы, не смотря на мои протесты пригласили! Я сказал. Пошли вон, твари, пока не убил вас! Оба вон!
  - Но это. Мы ещё найдём новых мастеров и учителей, ведь у нас ещё есть поле скорби. - неуверенно возразил Весельчак, при этом стараясь держаться за спиною Свонга.
  - Дык это... Поговори ещё тута. И вообще, какие выгоды наличие этого поля нам даст? Кто нам расскажет, как его найти? Вы точно знаете где оно находится?! Да? А я нет. Или ты, Весельчак, думаешь, твоя юная жёнушка нам это расскажет? Вынужден тебя огорчить, она ничего не знает, не желали падшие раньше определённого времени, раскрывать своим детям все свои тайны. И ещё, если ты помнишь Весельчак, посещение тех земель издавна находится под запретом! Туда никто не согласится идти! Даже я. Там, про-кля-ты-е земли! Даже падшие там предпочитали лишний раз там не показываться, ожидая своих собратьев, они наблюдали за этим полем издали. И вообще, в хоть когда-то начнёте думать? Город разрушен, мастеров нет. Что касаемо горожан, дык, я посчитаю за счастье, если вернётся пятая часть из всех ушедших. Я сказал только про жителей, бежавших из города, не считал погибших. А сколько наших бойцов погибло в уличных стычках? А-а? Не ужели ещё не посчитали? Напрасно! Помяните моё слово, соседние племена, прознав про погромы и понесённые нами многочисленные жертвы, ещё не раз наведаются к нам с оружием в руках. Многие вожди пожелают прибрать к своим гадливым ручкам те крохи, которые у нас осталось ...
  
   Егоршин с упоением наслаждался внеплановым выходным. Чего ещё для полного счастья нужно? Тень, даруемая небольшим тентом, вокруг чистый воздух, тело ласкает нежный, временами дующий со стороны реки лёгкий ветерок. Неподалёку, возле костерка возится Гуля и Агнесса Аскольдовна. Это они, перемежая свою лекцию шутками-прибаутками, учат трёх новичков готовить из местных продуктов уху, и все пятеро, увлечённо "колдуют" над закопчённым котелком с рыбным варевом. Разлетающиеся по поляне запахи дурманят и будоражат разыгравшийся на природе аппетит. Хотя, это чувство голода "разбудил" не только свежий воздух, но и полуторачасовое занятие фехтованием на мечах. Многим аборигенам, было непонятно, почему, это "увлечение-заноза" вонзается в одно интересное место всем новоприбывшим поселенцам - поголовно? Не избежали его и четверо местных учеников- помощников доктора Браун. Они, заразившись этим поветрием, не менее упорно пытались постичь искусство владения холодным оружием. И к их чести, как и новичков-переселенцев, стоит отметить, все они достигли в этом ратном деле неплохих "результатов". Сегодня, "члены полуподпольного мини клуба фехтовальщиков", не поленились отдать этому своему хобби должное, и тренировка под открытым небом окончилась только двадцать минут назад. Как итог, Даня нагло развалился на лоскутном одеяле, новички готовят еду, а санитары из местных, продолжили ловить рыбу. Все люди при деле, они улыбаются, довольны собою как некогда ранее. Красота...
  - Даня, - на мгновение оглянувшись, обратилась к мужу Гульнара, - может быть, ты приберёшь все эти железки, уха почти готова, а твоё оружие будет только мешать нашему "застолью". Вот. А ещё.... Расстели второе покрывало, наши ученики и санитары, не должны сидеть на голой земле. Вот. ...
  - С вами всё понятно шеф. Стало быть, это был наглый "наезд" на мою персону? - не изменив положения тела, лениво растягивая слова, ответил Егоршин. - Ну что же? Буду отбиваться по порядку поступления претензий. Первое, рядим со мною лежат не какие-то там железяки, а благородные мечи из отличной стали, которые всегда должны быть под рукою. Вон, возьми и посмотри на наших санитаров, они вообще не снимают оружие с пояса, так и ловят с ним рыбку. Как-то так. Второе. Не видишь женщина, твой мужчина занят, он отдыхает после тяжкого педагогического труда. Как думаешь, легко ли учить таких бездарей как все вы? Но я слаб, не могу противостоять такому наглому напору и покоряюсь силе, "раздавленный" вашим изощрённым коварством. Так уж и быть, изнывая и пошатываясь от усталости, постелю для вас второй ковёр, госпожа.
   - Хорошо, мой вождь, отдыхайте и дальше, - выдержав небольшую паузу, и больше не оборачиваясь ответила Гуля, - ваша беременная жена поняла свою ошибку, и глубину своего заблуждения. Она всё сделает сама. А вы, уважаемый, не вздумайте перенапрягать свои измождённые ручки. Я, вас, ещё и с ложечки покормлю, немного погодя и слюнки подотру.
   В голосе молодой женщины, звучали лукавые нотки. Она прекрасно слышала, как её муж всё же поднялся и убирает мечи, как учебные - деревянные, так, и боевые. Она знала, порядок под тентом уже наводится и даже второе покрывало будет постелено. Для того чтоб убедится, в своей правоте, достаточно только посмотреть на доктора Браун, на то, как она добро улыбнулась, бросив короткий взгляд в сторону где находился Даниил. Да и троица подопечных новичков, наблюдающая за шутливой перебранкой кузнеца и его супруги, еле сдерживались от смеха.
  - Гляньте, а к нам, кажется пожаловали гости. - мгновенно посерьёзнев, проговорила рыжая Диана, указывая большой деревянной ложкой на группу мужчин, выходящих из леса на поляну.
  - Кого это ещё несёт не лёгкая? - почти сразу вторил своей подруге Андрей, - сидящий на корточках, рядом с Дианой коренастый парнишка.
  - Не знаю, - подымаясь с присядок сказала Агнесса Аскольдовна и прикрываясь от солнца, приложила к глазам ладонь, козырьком. - но кажется догадываюсь. Эти люди ведут себя немного нервозно, значит что-то случилось. Видимо, они пришли позвать меня. Вон. Идущего первым я знаю, это Ия, ученик нашего Дани.
   С этими словами, женщина встала, отряхнула подол длиннополой юбки и направилась навстречу гостям. Она даже не обратила внимание на то, о чём загалдели её помощники, а те побросав рыболовные снасти, обнажив мечи кричали: "Лекарка, не ходи к ним! Опас...!" - Жаль, но почти никто не обратил на их предупреждение внимание. Да и находились рыболовы от доктора с её друзьями далековато, впрочем, как и от вооружённых мужчин ведомых Ияй. И они, никуда не успевали.
   Все видели, как Доктор Браун, поравнявшись с пришлыми охотниками, о чём-то спросила ученика кузнеца. А тот, не останавливаясь, освобождая себе дорогу, грубо оттолкнул её в сторону. Женщина от неожиданности вскрикнула, с трудом устояла на ногах, развернулась в след своему обидчику и.... Нечего не успела ни сказать, не сделать, на её затылок обрушилась тяжёлая дубинка. Этот подлый удар, нанёс безусый юнец, которого никто из отдыхающей компании не знал. Что происходило дальше? Посвятившего всю свою жизнь лечению людей врача, от удара, бросило на землю, как краш манекен, или тряпичную куклу. Было заметно, молодёжь сильно раззадорила себя ещё по пути сюда, так как, ещё двое беспредельщиков из этой шайки, немного подкорректировав свой путь, с явным удовольствием попинали ногами безжизненное тело убитой их товарищами женщины.
   Немного опоздало для спасения доктора, на пути Ия встали ученики-санитары. Пусть они не успели спасти своего учителя, но, отказываться от мести за неё, они не собирались. У все четверых, глаза "горели" праведным гневом, и как это не высокопарно звучит, эти парни были согласны погибнуть все, только унести собой хоть одного из убийц уважаемого ими наставника. Только это была программа минимум, ребята, не сговариваясь решили, чем больше убийц доброго доктора они покарают, тем будет лучше. И они бились, яростно, полностью отдавшись бою, даже не задумываясь о своей смерти. Небольшую часть из напавших бандитов они покарали, а кого-то даже задержали, связав боем.
   Другая часть подростков, по-прежнему возглавляемая учеником молодого кузнеца, обошли место первой стычки и не сбавляя шаг направились к костру. Там была их главная цель, сами падшие. Нет ничего страшного в том, что приговорённые к смерти чужаки держали в руках оружие, все аборигены знали, низвергнутые божки, как бойцы никчёмны. Поэтому, пришедшие карать за свои реальные и надуманные беды охотники, увидев эти приготовления к бою, только брезгливо оскалились. Ия, идущий впереди, видел, как беременная жена Дмитрия, подняв с земли небольшой самострел, дрожавшими руками направила оружие в его сторону и нажала на спуск. Ия ещё успел злорадно подумать, мол обезумевшая от страха женщина забыла зарядить свой арбалет. Но громкий щелчок тетивы, быстро промелькнувший арбалетный болт, указал на ошибочность его поспешного умозаключения. Справа и сзади, послышался чей-то сдавленный стон, и последовавшая за этим многоголосица посыпавшихся проклятий, обещавшая этой подлой твари скорую, и весьма мучительную смерть.
  
   Даниил, услышав о внезапно появившихся гостях приподнялся, опираясь на локоть и посмотрев в указанном направлении подумал: "Кого ещё принесла нелёгкая. Видать точно, что-то случилось, и наш отдых накрылся медным тазиком. Кается, именно так писали о подобных ситуациях древние авторы". - Затем, он услышал тревожные крики, доносящиеся от реки. Повернув в том направлении голову, кузнец увидел, с какой поспешностью санитары обнажили свои мечи и ринулись к незваным гостям. Скорее почувствовав, чем догадавшись чем осознав опасность, кузнец сгрёб в охапку все лежащие рядом с ним боевые мечи и поспешил с ними к жене. Когда он был рядом с костром, и бросил оружие на землю, Браун поравнялась с Ия. Ещё не понимая, зачем его ученик так грубо оттолкнул со своего пути врача, Егоршин обнажил вой меч и отбросил в сторону ножны. Однако, увиденное дальше, повергло его в шок. Идущий следом за своим предводителем худой подросток, замахнувшись, ударил Агнессу Аскольдовну по затылку. При этом, он вложил в этот удар столько силы, что голова женщины неестественно мотнулась и врач, как кукла повалилась на землю. Краем бокового зрения, Даня увидел, как новенькие поселенцы также схватились за оружие, а Гуля, завладела арбалетом своей только что погибшей начальницы.
   То, что происходило дальше, было до жути неприятно. Путь Ия преградили четыре санитара, но ученик кузнеца не принял бой. Из-за его спины выскочили шесть или семь вооружённых топорами на длинных ручках молодых охотников. И пока они связали защитников боем, бывший Данин ученик, обошёл сражающихся людей по дуге, и продолжил свой путь к костру. Рядом щёлкнул арбалет и почти сразу, широкоплечий детина, следовавший в двух метрах позади своего предводителя, согнулся пополам. Двое его товарищей, кинулись к раненному, и почти сразу, послышались брань и проклятья.
  "Гуля, живо стала за мою спину!" - Понимая, их пришли убивать, сказал Егоршин, тоном, не терпящим возражений. Сам юноша, сделал пару шагов вперёд. Однако его жена, затравленно заозиралась по сторонам, так и не тронувшись с места.
  -Зачем? - поинтересовалась Гульнара, продолжая лихорадочно искать заветный коробок с арбалетными стрелами.
  - За надом! Вон там, лежат твои боеприпасы, - парень, не спуская глаз с приближающегося противника, кивнул себе за спину, - оттуда и стрелять будет сподручнее.
  - Но может я смогу и мечом...
  - Нет! Не можешь! Не спорь!
   Гуля, не стала больше пререкаться. Она, как раз увидела простенький, грубовато сделанный ящичек с откинутой крышкой, в котором лежали короткие стрелы, и метнулась к ним. Надо сказать, сделала она это как нельзя вовремя. Не прошло и пары секунд, как Даня постарался задержать первого приблизившегося к ним агрессора. Задержать, это было ключевое слово, обозначающее то, чем занялись кузнец и тройка его товарищей, по несчастью. Егоршин еле успевал отбивать удары короткого меча одного незнакомого ему охотника, уклоняться от ударов боевого топора другого. Но, он никак не мог заставить себя нанести кому-либо из них смертельный удар, поэтому только отпугивал противников. Что-то ему мешало перешагнуть через внушённое с детства неприятие убийства. Так продолжалось недолго. Короткий вскрик от боли, раздавшийся где-то позади, уколол как остриё пущенной стрелы. Этот звук заставил Даниила резким прыжком отскочить от наседающих на него недругов и на мгновение оглянуться. Как он умудрился такое сотворить, и не упасть? Неизвестно. Однако, этого было достаточно, чтоб заметить Ия, который пробил грудь Гули клинком своего меча. Движение бывшего ученика было молниеносным, и увидеть его, Даня никак не мог. Только то, что Гульнара медленно оседала, а по груди её синего платья, расползалось кровавое пятно. Нельзя сказать, будто для кузнеца рухнул весь его мир, или горе сковало всё его тело, у него даже ничего не "щёлкнуло в голове". Просто сердце облилось холодом, который разошёлся по всему телу неприятной волной. Дальше, в молодом человеке умерла какая-то его частица, скорее всего самая лучшая, так как для него, человеческая жизнь вмиг потеряла всякую ценность и неприкосновенность. Изменение произошло быстро, почти мгновенно. Первым, это почувствовал противник, вооружённый боевым топором - на своей шкуре. Вначале, тот, повинуясь инерции замаха своего оружия подался немного вперёд, и неожиданно для себя, лишился руки. А через мгновение, отточенная сталь врезалась в шею раненного. Нет, бандиту голову не отсекло, для этого необходим иметь определённый навык. Но всё равно, удар был смертельным. Вторым, с жизнью расстался его напарник с коротким мечом, его разящий выпад, был отведён в сторону, и ответный, рубящий удар, глубоко рассёк тому грудную клетку. К этому моменту, из колонистов, на ногах остался только Даниил. Расправившись с парочкой наседавших на него недругов, он заметил, как над телом рыжеволосой Дианы, наклонился её противник, намереваясь забрать из её рук ятаган, и Даня, не теряя ни секунды, преодолев разделяющие их три шага, рубанул мародёра по затылку. Остальные бандиты, увидев быструю расправу с их собратьями, отшатнулись и настороженно ожидали следующих действий неправильного падшего.
   "Браво! Я горжусь тем, что какое-то время работал рядом с настоящим мужчиной, а не трусливым псом. Только ты, и твоя жена достойны уважения! Клянусь, я убью тебя, но не буду обирать твой, и её трупы. Возьму только твой меч, это ценный и очень почётный трофей". - Это говорил Ия, который всё ещё стоял возле тела Гульнары, и зло смотрел на своего бывшего учителя. Даниил ничего не ответил. Впрочем, неблагодарный ученик этого и не ждал. Он, неспешным шагом двинулся к учителю, и неожиданно атаковал - с ходу. Неудачно - рубящий удар, был легко сбит в сторону. Противники ещё какое-то время кружились, обмениваясь ударами и выпадами. Кузнецу даже показалось будто он слегка задел остриём своего оружия руку ненавистного врага. То, что Ия даже не вздрогнул и как ни в чём не бывало продолжал бой, говорило об обратном.
   Всё прекратилось, когда Даня ошибочно сделал широкий замах, желая этим увеличить силу наносимого удара. Именно в этот момент, его живот пронзила острая боль. О дальнейшем продолжении поединка, не могло быть и речи. Тем более, Ия, намерено прокрутил клинком, усугубляя рану. Не прозвучало никаких пафосных слов победителя, или предсмертных проклятий погибшего. Бойцы на пару секунд замерли. Один смотрел на врага с безразличным выражением на лице, второй корчился от боли. Так продолжалось до момента, когда сознание Даниила растворилось во всепоглощающей тьме и он, со стоном упал.
  
  

Глава 9. Про то, что намного хуже любого тяжкого похмелья.

  
   Боль и невыносимый зуд в ране, именно этот набор ощущений встретил Даниила по возвращению из небытия. Вокруг было темно, и это было не мудрено, луна на небе отсутствовала и только холодные звёзды, рассыпанные по небосклону, подтверждали то, что кузнец не ослеп. Дул лёгкий ветерок, приятно обдувающий обнажённое тело Егоршина, он лежал на спине и бесцельно рассматривал звёздные россыпи. К своей беде, Даня не страдал потерей памяти, то есть, амнезия не спасла его от горечи поражения и жутких потерь. Но и выть как тяжело раненый зверь, ему совершенно не хотелось, сознанием овладела пустота невосполнимой утери и полнейшая апатия. Он даже не заметил, как кто-то неподалёку зашевелился и еле слышно простонал. Этот звук, мозг молодого человека воспринял как галлюцинацию, так как перед мысленным взором постоянно прокручивались отрывки из последнего боя. Первый и самый страшный кадр, тело Гульнары, лежащее у ног убившего её коварного предателя. В следующем фигурирует Диана, сжимающая своею мёртвой, неестественно вывернутой рукой ятаган, и, худая спина склонившегося над нею аборигена. Вспоминалось, что немного поодаль, были трупы других новичков, и их уже обирали алчные победители. Сплошная жуть. И было непонятно. Почему смерть, до сих пор не забрала кузнеца? Куда делись падальщики, которые должны были слететься на кровь и растерзать как трупы, так и умирающих людей? Об этом Даня так и не подумал, так как его сознание вновь отключилось.
   Когда Даня повторно пришёл в сознание, боли не было. Только мучал нестерпимый зуд в брюшной полости, да неприятный озноб во всём теле, стоит упомянуть и про неприятно врезающиеся в спину неровности пола. От завладевшего телом холода, не спасал даже костерок, горевший неподалёку. Даниил медленно открыл глаза, и неспешно, внимательно осмотрелся. Он находился в пещере, рядом, действительно горел огонь, а в тёмном углу небольшого естественного убежища, спиною к раненому, сидели какие-то люди и что-то мастерили.
  "Где я? Как я сюда попал? Кто эти люди? Почему не смотря на полученную мной смертельную рану, я до сих пор жив? Что мне дальше делать? Как жить?" - Это были первые конструктивные мысли, посетившие кузнеца после поражения в бою. Молодой человек посмотрел на своё тело и прислушался к ощущениям. Он по-прежнему голый; лежит на пахнущей свежим сеном травяной циновке, такая же, только значительно тоньше, служит ему одеялом. И всё равно, всё тело знобит, видимо "подскочила" высока температура, это может говорить о начавшемся в ране воспалительном процессе.
   "Ой, мамочка! Ты-ты-ты ...Ты всё-таки очнулся!" - Прозвучал до боли знакомый Даниилу голос. Только мало было в этом выкрике радостных эмоций, в основном, звучала угнетающая обречённость. Егоршин, всё ещё не веря своим ушам, ориентируясь на звук, повернул голову. И от увиденного, его сердце, забилось очень часто, как птица в тесной клетке. Этому виной было та, кого он не чаял увидеть так как в мыслях, давно успел её похоронить. Гульнара, и парочка их подопечных, сидели на большой охапке сена, они были абсолютно голыми. При этом, они упрямо занимались рукоделием - в смысле, что-то мастерили. Тычина, чего-то усердно разминал, а обе девушки, Гуля и Диана, плели из сухой травы нечто напоминающее тонкие коврики. Куда отошли остальные участники злосчастного пикника, было непонятно. И Даня решил это уточнить. Он так и спросил:
  - А где остальные? Где Люся? Наша докторица где? Это же она меня лечила?
  - А нету больше никого кроме нас, Даниил Сергеевич. - подавленно, не отрываясь от своего занятия, без проявления каких-либо эмоций ответил Андрей. - Только мы с вами и выжили - только те, кого вы сейчас видите.
  - Как же это? Э-э-э... От те раз. Но почему?
  - Не знаю. Ваша жена говорит, мол только наши организмы получили не такие критичные повреждения. Это..., гм-м. Якобы не так давно появилась одна теория ... Гм-м, вроде как наш биологический симбионт, способен как-то восстанавливать тело своего носителя. Только, как вы смогли заметить, и он не всесилен.
  - Стой! Андрюха, так это значит, это, эм-м-м, меня никто не лечил? Мой организм сам справился с моим ранением?
  - Блин горелый, когда ты начнёшь нормально думать?! Запомни, исцелил тебя не твой организм, - немного вспылив, поспешно уточнила Гуля, - а вживлённая в тебя новая нейросеть переселенца! А Агнессе Аскольдовне и Люсе так не повезло! Их симбионт, не справился с полученными их организмами повреждениями.
  - Хорошо, не нервничай ты так, успокойся. С этим моментом более, или менее понятно. Но почему вы ..., мы все голые? Где подевалась наша одежда? Я понимаю, оружие должны были забрать те, кто на нас напал. А-а-а ...
  - А ты догадайся с трёх раз! Хотя, понадобится только один.
  - Стало быть, они не побрезговали снять с нас всё? А как же обещание Ия?
  - Чего это тебе пообещал этот предатель?! - со психом отбросив своё рукоделие в сторону, буквально выпалила, как выстелила из ружья, задала вопрос Гуля, да так визгливо, что, отразившись от стен и низких сводов пещерки, её выкрик резанул по ушам.
   На Даниила, недоумевающе посмотрели все трое его собратьев, по несчастью. И в их взглядах читалось непонимание, нет, недоумение. А у Гули, выкрикнувшей этот вопрос, на лице присутствовала маска яростного негодования. И все они, перервали своё занятие. Даниил, смущённый такой реакцией на свои слова, только и смог что неуверенно поинтересоваться:
  - От те раз. А чего я такого сказал? Вы все уже лежали, прямо как настоящие трупы. Я, например, считал вас убитыми. А Ия, перед тем как скрестить со мною свой меч твёрдо пообещал нас не трогать. По его словам, ни мой, ни твой Гульнарочка трупы, он обирать не будет. Мол, мы это заслужили.
  - С чего это такая честь?
  - По его мнению э-э-э. Ты, радость моя, не сдалась и по-настоящему боролась за свою жизнь, убила из арбалета одного из его воинов. Я же, сражаясь зарубил сразу троих - одного из них, чуть не обезглавил.
   При этих словах, Диана и Андрей, скорчили такие рожи, от одного вида которых, можно было смело утверждать, их стошнило. А Гульнара, потупив взгляд, виновато проговорила:
  - Вообще-то, я метила в Ия, да вдруг взяла и промазала. А затем, я только и успела взвести арбалет, только стрелу не наложила. Вот. А тут он, Ия, улыбается гад, и сразу вонзил мне в грудь свой меч. Как-то так. Вот. А я, прекрасно помню, как этот урод, его выковывал в нашей кузне, под твоим между прочим руководством. И ты, для этих целей, выделил ему отличную сталь. Вот. Ту, из которой ты, только для нас, делал самое лучшее оружие.
  - Кто же знал, что оно всё так получится?
  - Во-во! Никто из на и не догадывался, а они вон как с нами поступили.
  - Гульнара Андреевна, - звучно сглотнув подкативший к горлу комок, робко подала свой голос Диана, - как вы смеете так говорить? Как вы так можете? Ведь санитары, которые работали в вашей клинике, защищая нас погибли, они полегли все. Они, кстати, защищали нас до последнего своего вздоха. Я сама всё это видела, своими глазами.
  - Может быть ты и права, не все они уроды. Вот. Встречаются среди них и хорошие люди, но они погибли. Как и Агнесса Аскольдовна, её-её прямо по затылку-у-у, с замаху-у-у .... За что-о-о?
   Вымолвив это, Гуля заплакала, её, почти сразу поддержала рыжеволосая Рей. Не прошло и минуты, как обе девушки ревели навзрыд. Ничего не поделаешь, на их долю выпали такие испытания, да и отсутствие одежды, не прибавляло чувства защищённости. Так что, истерика, была не самой плохой реакцией на тот ужас, который с ними произошёл. А Даниил, пытаясь до конца разобраться в этих событиях, задал мучающий его вопрос:
  - Андрюха, я одного не пойму. А как мы все оказались здесь? И почему нас не тронули местные стервятники? Ведь они должны были слететься на запах крови.
  - Так ясно почему. Сейчас расскажу. - ответил Тычина, при этих словах, он, немного оживившись, приосанился. - Я очнулся первым, и то, только потому, что какая-то птица, больно вонзила в мою спину когти, и клюнула в ещё не зажившую рану. Больно-о, жуть. От этого я и взревел, как не знаю кто, вскочил значит. Голова кружится, тошнит, слабость во всём теле. Жарко, пить хочется. И вокруг, ни одной живой души. Даже ни одного из бандитов не вижу. Наших вещей, кстати, тоже нет. ...
   Повествовал Андрей увлечённо, входя в раж рассказчика, желающего как можно быстрее выговориться о наболевшем. Единственные кто его не слушал, были девчонки, которые стараясь справиться с овладевшей ими истерикой, всхлипывая, вновь принялись что-то плести. Однако, парня это не останавливало, и он продолжил изливать душу:
  - Я это, значит, смотрю, вроде как Диана передёрнулась всем телом от боли, это когда дугой падальщик, слегка так расправив крылья подскакал и вонзил свой клюв в её раненую руку. Я закричал, замазал руками, отогнал его, гляжу, а болячка на её руке начала затягиваться. Значится. Только сильно кровит то место, где клюнула эта птица. Я более или менее ровно составил её поломанное плечо, а она даже не стонет. Ну, подобрал я палку, пристроил её к руке и зафиксировал теми обрывками тряпок, что нашёл неподалёку. К вечеру, о чудо, кость и срослась, значится, э-э-э, ну мы шину и убрали. Ну это уже потом, а тогда, я стал гонять этих пернатых гадов. Обхожу значит всех, присматриваюсь, принюхиваюсь. И замечаю. От нашей Агнессы Аскольдовны пошёл запашок мертвечины, да и глаза, это ..., ну плёнкой подёрнулись, помутнели. Тот же запашок пошёл и от Люси, только смотреть на неё страшно, ей половины лица дубиной разбили - всмятку. Ну, это, я ещё и на наших санитаров посмотрел. Так там такая жуть, их вообще, порубили с такой жестокостью, живого места не осталось. Как-то так. - поморщившись от таких воспоминаний, Тычина надолго замолчал.
  - А дальше то что? - не дождавшись продолжения, напомнил о себе Даня.
  - А? - вздрогнув, опомнился Андрей. - Дальше? Так я вас, всех по очереди, вначале перетащил подальше от трупов, а поутру, когда очнулась Диана и Гульнара Андреевна, мы вас значится перетащили в эту пещеру. Где она находится, ваша жена указала. Здесь рядом и вода есть. Одно плохо, сюда, очень долго идти пришлось, еле добрались. Как-то так. А сейчас, мы нащипали по округе травы, высушили, и для начала сплели пару циновок. А сейчас, пытаемся "изобразить" что-то вроде набедренных повязок. Неудобно как-то ходить полностью голыми. И это ...
  
   Управляющий искин, номер 60008334, базы спасения Единого Союза Равноправных Созвездий, с давних пор находится в режиме автономного ожидания, ещё с окончания последней из вечных войн с арахнидами. С тех пор, прошло много веков ожидания, способного свести с ума, любое разумное существо. Любого, но только не его, так как, поддержание объекта в работоспособном состоянии, было основной целью его существования, если не считать обязанность оказывать любую помощь спасённым. Как когда-то при расставании выразились его создатели: "Эй ты, набор высокотехнологичных микросхем и процессоров, мы не знаем, когда тебя спишут как устаревшее оборудование. Но, на этом объекте, тебе скучать будет некогда. Поверь нам на слово". - Так оно и получилось. Было в его жизни и активное ожидание потерпевших крушение членов экипажей. Затем, когда вовсю бушевали космические сражения, его лечебные капсулы и технические службы едва справлялись с приёмом, лечением. Единственное подразделение, где не возникало проблем, была пересылка выздоровевших по месту их основной службы. Пришлось самостоятельно наращивать некоторые свои мощности, расширяя во время редких затиший технические и прочие бункеры. А затем, прилетели боевые корабли врагов, и на поверхности начался настоящий ад. За короткий промежуток времени, арахниды, случайно обнаружившие эту звёздную систему, "смели" с "лица" обитаемой планеты все наземные объекты, и обрушили почти все бункеры. Не иначе как чудом, уцелела чуть больше половины объекта Љ60008334. К счастью, не пострадал головной искин и его энергетические станции. Но враг это не заметил и удалился. С тех пор прошло много времени, которое понадобилось техническим службам для проведения восстановительных работ. Тогда, его киборги с упорством не свойственным людям, выискивали столь нужное, более или менее уцелевшее оборудование, и доставляли его в мастерские. Там они, как могли, ремонтировали его, лишь бы наладить производство нужных запчастей и прочее роботизированное оборудование. Когда с этим управились, начали замену уже имеющегося - находящегося в аварийном состоянии. И так, день за днём, год за годом, столетие за столетием, не одно тысячелетие. Как указано в инструкции на подобные случаи, поверхностные объекты больше не создавались. Так что, искусственным разумом было принято решение: терминал приёма пострадавших, воссоздать заново и на том же месте, почти на самой поверхности. Добавить в него защиту от орбитальных бомбардировок и со временем, замаскировать под большую поляну.
   Результат этой долгой, кропотливой работы был на лицо. Планета была очищена, генетические лаборатории заново воссоздали уничтоженную врагами биосферу, и даже, успели принять чуть больше миллиона нуждающихся в помощи пилотов. Однако, после излечения, эвакуировать их было некуда, в зоне доступа не работал ни один межзвёздный терминал.
   Что было дальше, искин хорошо помнил. Люди создавали на поверхности свои поселения. Затем, со временем, человечество много чего забыло. Прошли века и его, искин, больше никто не посещал, однако помня о его могуществе, объявили божеством, а терминал приёма пострадавших, назначили запретной землёй. Так, бывшие покорители космоса, погрязнув в междоусобицах, медленно, но уверенно деградировали. Постепенно, люди окончательно забыли о существовании самой базы спасения, приписывая свои былые умения и природные явления многочисленным божествам и духам. Но и это произошло очень давно. Поэтому, каждые триста лет, искин снимал консервацию со всей базы, производил её обслуживание и ремонт. После чего, снова переводил её в режим ожидания.
   А ныне, произошло внеочередное срабатывание, во время которого, уже не одно десятилетие, прибывали спасённые космонавты. Была у них одна странность, все они, поголовно имели метку пилота глубокой разведки и получили одни и те же, как под копирку, критические повреждения симбионта. Прибывали и те, кто из-за сильных повреждений симбионта, не пережил аварийную эвакуацию с борта своего гибнущего судна. Главная проблема заключалась в другом, все выжившие были полностью дееспособны, но, никто из них, не требовал немедленной эвакуации, не искал базу, чтоб получить полагающуюся помощь. Такое их решение, электронные мозги базы, никак не могли понять. Поэтому, искин базы спасения 60008334, ограничился пассивным наблюдением за новыми, возводимыми новичками поселениями и внеплановым ремонтом оборудования, как и с созданием новых - запасных производственных объектов с их малыми искинами управления и необходимых для этого энергетических станций. А что делать дальше? Ему было непонятно. Оставалось только ждать того разумного, кто додумается искать с ним контакт.
  
   Ия, неспешно осваивал своё новое хозяйство, проводил ревизию кузни, делая это несмотря на то, что она давным-давно была обследована им вдоль и поперёк. Всё равно, это занятие было оправдано, ведь некоторым вещам, и приспособам, он определял другое, более удобное для себя место. Заодно племянники, кряхтя и устало сопя, перебирали огромные кучи металлолома и крицы. Вдруг бывший хозяин именно там устроил тайник с отличным железом. Примерно тем же, в смысле, наведением порядка в доме, занималась и его молодая жена Лайра. Да-да, он был женат, пусть и поженился относительно не так давно. Прискорбно так поступить с женою, приказал его отец. Отправляясь на учёбу, парень вынужденно оставил супругу на попечении у своих родителей. А сейчас, при первой же возможности, привёз жену в освобождённый от падших посёлок и ввёл её хозяйкой в освободившиеся просторные хоромы. Пошёл третий день, а новая хозяйка по-прежнему занималась наведением своих порядков доме. Переставляла мебель, выкидывала ненужное, или наоборот, искала по селению то, что может ей понадобиться. Вот и сегодня, она усердно перебирала вываленные из шкафов вещи, оставшиеся после предыдущих жильцов. Жена Ия, внимательно присматривалась к вещам, которые она подымала с пола. Подолгу их крутила в руках и решала, что из этого можно перешить на мужа, на себя, отложить для пошива рубашонок будущим её деткам. Отдельно, черноволосая госпожа откладывала то, чего решила отдать двум малолетним невольникам - детям казнённых на днях падших. Эти твари вздумали взять оружие и смертельно ранили какого-то охотника. Да, этих детей она спасла от смерти, и отныне, дети этих мерзавцев будут обязаны выполнять по хозяйству самую грязную работу. Пусть трудятся и радуются, ведь она выдернула их из петли, к которой они были приговорены за преступление родителей.
  " А что, - думала молодуха, мучаясь с выбором, - отложить очередную яркую рубаху себе, или отдать малолетним рабам, на вырост, - хозяйство мне досталось богатое. Сама всё не потяну. Чтоб со всем этим управиться, двоих бездельников может оказаться мало. Да-а, придётся ещё кого-то неволить, или попросить у родителей ещё парочку помощниц. Весь этот скот, необходимо кормить, одевать, ведь по их внешнему виду, соседи будут судить о достатке в моём доме ...".
   Досадливо посмотрев на кучу ещё не перебранных вещей, Лайра вспомнила, как позавчерашним вечером, когда она с мужем привела этих двух запуганных мальцов, то каждый из них, нёс по увесистому тюку с вещами. Поэтому, на первое время, проблема во что одевать невольников, была решена сама собою. Женщина с необычайной лёгкостью поднялась с маленькой, низенькой скамеечки, сладко потянулась и с величавой неспешностью, направилась к висевшему на стене относительно небольшому квадратному зеркалу. Признаться, она никак не могла нарадоваться этому чуду, сделанному руками падших. То, в которое она раньше смотрелась и считала признаком невероятной роскоши, отныне воспринималось как убогая пародия, - простая, круглая, старательно отполированная пластинка железа. В её размывчатом отражении, что-либо рассмотреть, было весьма затруднительно. А здесь, всё виделось резко и чётко, как будто через окошко, наблюдаешь за другим, стоящим по ту сторону человеком, даже оторопь берёт. Шаг, другой, третий, и вот, молодая женщина видит своё отражение. С её лица, вмиг "слетает" маска брезгливой надменности, вызванная думами о невольниках и, появляется весьма милая, добродушная улыбка. Мелькают быстрыми, уверенными движениями руки, и головной убор замужней женщины идеально расправлен. Остаётся "нанести последний штрих", накинуть цветастый платок, покоящийся на худощавых плечах. Мгновение и он занимает своё законное место на голове и завязывается положенным узлом. Всё, хозяйка готова выйти во двор и проконтролировать то, чем заняты её работники. Она их, конечно отругает за нерасторопность, может быть, даже хлестнёт пару раз для острастки хворостиной - каждого. После чего, прикажет перестирать все валяющиеся на полу вещи и развесить их на сохнуть верёвках. И не важно, сколько для этого придётся им возится. Ведь такова её воля.
   Ещё раз осмотревшись, проверив как на ней сидит одежда, оправив складки на длиннополой юбке Лайра глубоко вздохнула, попросила у духов дома поддержки. Заодно, девушка сложила крестиком указательный и средний пальцы левой руки - знак оберега от сглаза, после чего подошла к двери и толкнула её. Отныне она старшая в семье женщина, не по возрасту, а по иерархии, поэтому, должна выглядеть аккуратной, уверенной в себе. Можно даже сказать властной, строгой, но справедливой хозяйкой. Как её мать - наглядный пример для подражания. Дверь легко отворилась, не скрипнула ни одна из её хорошо смазанных жиром петель. Это не могло не порадовать молодую женщину. Может быть, именно по этой причине она, улыбаясь, окинула довольным взглядом двор и перешагнула порог пребывая в хорошем настроении.
   Оба малолетних невольника были здесь, они только окончили чистить курятник и очищали деревянную, тяжёлую тачку, на которой вывозили в дальний угол куриный помёт. Дин из них, рыжеволосый малец, немного выше ростом своей новой хозяйки, заметив её, что-то шепнул своему более плотному товарищу и они, поспешно развернувшись, отвесили ей глубокий поклон.
  "Молодцы, быстро учатся. - подумала Лайра, оценив проворство мальчишек. - Не зря Ия вчера их весь день воспитывал. Пусть делал он это жёстко, но доходчиво. Не пропали его старания". - Когда работники выпрямились, хозяйка молча кивнула им головой. И спускаясь с верхней ступеньки крыльца, подражая своей матушке, ласково проговорила:
  - Молодцы, хвалю. Я рада видеть ваше усердие. И ещё, мальчики, когда вы чем-то заняты, кланяться хозяевам не обязательно. Не стоит понапрасну отвлекаться от работы.
  - Хорошо хозяйка. - ответил рыжеволосый мальчишка, чьё лицо было сплошь покрыто веснушками.
  - И ещё. У вас началась новая жизнь, значит вам нужны новые имена. Тебя, рыжий, отныне я буду звать Лисёнком. А тебя, черноволосый, нарекаю Медведем пока ты ещё мал - Медвежонок. Носите эти имена гордо никогда не позорьте своих тотемных животных.
  - Хорошо, хозяйка. Всё будет так, как вы и сказали, мы вас не подведём. - покорно смотря себе под ноги, ответил Медвежонок, который повадками, неспешностью движений и впрямь напоминал ребёнка этого животного.
   Лайра, еле сдержалась чтоб не поморщиться. Акцент, с которым говорил этот мальчишка, жутко резал её слух. Но это не страшно, со временем, это пройдёт. Дети, они вообще, легко осваивают общение на чужих языках. Так что, помедлив немного, и осмотревшись вокруг, она сказала:
  - На сегодня хватит. Быстренько обмылись, переоделись в чистое и ты, Лисёнок, побежишь в кузню. Позовёшь хозяина и его учеников на обед. А ты, Медвежонок, проверь душевую кабинку, согрелась ли там вода. Да не забудь приготовить три полотенца, подашь их Ия и его племянникам и, положить в раздевалке для них чистые вещи. Что ещё? Моя нянюшка приготовила еду и для вас. Я уверена, вы знаете где вам положено принимать пищу. Справитесь с моими поручениями порадуете меня своим послушанием, попрошу её, чтоб она дала вам чего-либо с нашего стола...
   Хозяйка ещё долго инструктировала подчинённых, даже ласково взъерошила причёску понятливому Лисёнку, решив, стирка вещей старых подождёт. Ведь стирать эти мальчишки не умеют, значит после, всё равно придётся перестирывать.
   "И вообще не мужское это дело, стирка. - думала Лайра, придирчиво осматривая мальчишек. - Вон, у новых соседей, живущих через три дома, в прислуге сразу две женщины из числа изгнанных с небес, и пять отпрысков этих божков - все дочери падших. Сменяю женский самострел на парочку этих работниц, для надёжности, прибавлю все имеющиеся к нему стрелки. На это необычное оружие, с такой завистью смотрел старший сынок соседушки. Это было во время демонстрации моим Ияй его возможностей. Думаю, не откажут мне в такой малости".
   Всё задуманное получилось. Услышав предложение, соседи даже не торговались, согласились сразу, даже разрешили выбрать самой. Как будто боялись, что Лайра может передумать приобретать у них прислугу. Единственное, вечером, когда во двор привели двух новых работниц, кстати вместе с их вещами, Ия немного побранился. Он был убеждён, его жена сильно переплатила за этот товар. И вообще, новых работников можно было поймать бесплатно, достаточно пройтись по округе и поохотиться на беженцев из Тверди. Заняться этим необходимо как моно скорее, пока не стало слишком поздно и их не поймали другие ловцы. Хозяин бранился не долго, вяло, видимо только для проформы. Ну и для того, чтоб племянники видели, кто в этом доме истинный хозяин. А ночью, когда все спали, их двор кто-то попробовал ограбить. Повезло, забравшись в сарай с садовыми инструментами и прочей утварью воришка сильно нашумел. Пришлось Ия, жутко ругаясь будить своих племянников, и используя их охотничьего пса начать преследование воришки. Нельзя такое оставлять без наказания - плохой прецедент. Только погоня, смогла выйти с посёлка со значительной задержкой. И не мудрено. Пока среагировали на шум в сарайчике, разобрались что к чему, затем собрались, сбегав на кузню за собакой. Не будь у племяшей этой выученной на хождение по следу псины, о преследовании злодея можно было забыть.
  
   Ходить босиком по колючим зарослям травы, или по лесному валежнику, не самое приятное из занятий, с непривычки те только неудобно, но и весьма болезненно. То и дело, изнеженная мягкой обувью стопа, становилась на камушек, веточку, или ещё чего-то подобное, а это больно. А тут ещё симбионт, зараза этакая, не воспринимал эту мелкую неприятность как угрозу жизни или здоровью, и никак не собирался помогать организму в решении этой проблемы. Эта, так сказать бесчувственная зараза, не желала хоть сколь-либо ускоренно формировать мозоли-натоптыши на чувствительной подошве. И это, было не самой большой неприятностью этой разведывательно-мародёрской "миссии". Пару раз, Даня за малым не вышел в лагерь ловцов на таких как он людей, те ночевали там, где их застали сумерки. Вначале, это произошло в лесу, ещё вечером, спасибо, ловцы расположились на поляне и вели себя слишком шумно и не поставили охрану. Для чего в этих местах появились эти люди, было легко догадаться по нескольким связанным горожанам, испуганно сидящим у костра и затравленно наблюдавшим, как троица из пленивших их охотников, развлекаются с двумя молодыми невольницами. Остальные бандиты, отпуская сальные шутки, громко хохотали, попутно давая насильниками "деловые советы". Из-за этого, у сидящего в подлеске парня, издали наблюдавшего за этим "шоу", от бессильной злости сжимались кулаки, на скулах играли желваки, заскрежетали зубы. Но, он не мог напасть на десяток хорошо экипированных воинов, будучи одетым только в одну набедренную повязку и вооружённым короткой палкой. Максимум чего он мог добиться своим эмоциональным поступком, это каким-то чудом, умудриться набить кому-то из них шишку. И всё. А затем, ловцы его скрутят, хорошенько свяжут, от души изобьют и положат рядом с этими несчастными. Тогда, о том, чтоб разузнать, какое это безумие завладело миром, можно ставить большой, жирный крест. А про поиски хоть какой-то одежды для себя и друзей, а самое главное, оружие для охоты и самообороны, обо всём этом можно будет забыть. Да и его товарищам, оставшимся в тайной пещерке, от такого его безумного поступка будет только хуже.
   Вторую банду, он повстречал немногим позже, на границе леса и сельского пастбища, эти люди также ни от кого не прятались, они что-то увлечённо праздновали. Проще говоря, "торговцы" обмывали удачную сделку. Как Егоршин понял из подслушанных из кустов разговоров. Эти ловцы, вечером, продали в посёлке пятерых пойманных ими беженцев-мужчин, двух хиленьких падших божков и трёх аборигенов, горожан в третьем поколении. Заодно, парню удалось услышать некоторые подробности о прокатившейся по столице резне и прочих неприятностях. Пусть Даниил плохо знал язык местных, но понять о чём они говорят, смог. Но пришёл он не только для этого, и чтоб продолжить путь, потребовалась новая не предусмотренная потеря времени. Пришлось заложить большой обходной крюк и весьма осторожно передвигаться по полям.
   После долгих переползаний и перебежек, окраина посёлка была достигнута, где-то в два часа ночи. Даня тихо, часто таясь в тёмных закоулках, пробирается по улицам знакомого, но ставшего таким опасным селения. Благо, все его жители спят и бродить по ночам с факелами, никто из них не собирается. Даже странно, вокруг села собираются банды лихих людей, а местные жители, никак не озаботились об охране. Но это их дело, человеку, тайком пробирающемуся к своему дому, это только на руку. Ха-ха, два раза, только не стоит расслабляться - не всё так безоблачно как кажется. Не прошёл юноша и пятидесяти метров, как уловил лёгкий запах пожарища. Не дым костра, или запах от дровяной печи. Чьё-то домовладение не так давно сгорело и это факт. Не потуши его вовремя, от огня мог пострадать весь посёлок. Это заставило вновь удивится беспечности селян. На их месте, Даниил, давно организовал круглосуточные патрули, но не он решает, как нужно поступать в этой ситуации.
   - Стой, чужак, ни с места, иначе застрелю. - неожиданно, в ночной тиши, тихим старческим голосом проскрежетали команды. - Ты кто?
  - Э-э-э, недавно был здесь своим, местным. - замерев от неожиданности, также тихо ответил Даня.
   Вопрос прозвучал на языке аборигенов, а Даниил, из вредности ответил на своём, родном. Это для вопрошающего не стало проблемой. Он, тот кто прятался во тьме палисада, владел речью павших, поэтому перешёл на неё, хоть и говорил с небольшим акцентом.
  - Это кто же ты таков будешь? Не могу признать. И почему ходишь в таком непотребном виде? Покажись, подойди поближе. Да смотри, не балуй тут.
   Егоршин, ступая на измученных долгой ходьбой на полуприсядках ногах как на ходулях, подошёл к забору, из-за которого доносился голос. Всё равно, бежать было бессмысленно, этот внештатный сторож, сто раз успеет поднять шум. Даня, неспешно, мучимый подозрениями о возможной засаде и сомнениями относительно правильности своих действий, подошёл к забору, присмотрелся, разглядел лицо древнего старика. Да, он его хорошо знал. Этого абсолютно лысого аборигена, с кустистыми совершенно седыми бровями, красным, крупным, мясистым носом, огромными ушами и окладистой, совершенно седой бородой, не запомнить невозможно. Это был глава семейства бортников-пасечников и все звали его дед Дило, с языка местных имя переводилось как рабочая пчела. Его сына величали Дало, - пчела охранник. Но, не о нём сейчас идёт речь. Старый пчеловод, оказавшийся безоружным, долго смотрел на подошедшего к нему ночного "гуляку" и как это ни странно, признал. Видать, ещё не настолько сильно ослеп старый пчеловод, чтоб перестать различать людей, освещённых только лунным светом.
  - Никак это ты, кхе-кхе, наш молодой кузнец Даня? А люди говорят, ты куда-то сбежал, вместе с врачицей и своею женой. А если так, то правильно сделал. Тут нынче такое творится-а-а, не приведи боги. Э-хе-хе.
  - Что-то вроде этого, получается, кто так говорит правы - сбежал. Нашлись тут "добрые" люди, доходчиво намекнули, отныне, в селе, нам будут не рады.
  - Это точно, совсем ополоумели наши селяне. Какая только их муха укусила? Не знаю. Э-э-э. А почему это ты так срамно одет? Только какая-то тряпка на бёдрах болтается, и всё. Тьфу ты, срамота одна.
  - Так эти же..., так сказать "добрые" люди, все вещи и забрали, на днях. Понимаете, они неожиданно на нас напали.
  - Это, точно не наши люди. Это, точно дикие племена. Наши охотники если кого из вас находят, берут в полон, да вместе с вещами, ничего у пойманных не отбирают. Хотя, и это не на много лучше нас характеризует... Ты это, ..., погоди, не уходи. Ты добрый был кузнец, вещи хорошие, нужные всем людям делал, да слишком дорого за свою работу не брал. Всё было по чести. Ты это... Зайди-ка во двор, внучок, погоди тут немного. Есть у меня для тебя кое-какие вещички, должны подойти, да и поесть соберу, поди, оголодали вы там все. Догадываюсь вам там и охотиться видать нечем.
   Старик, впустил Егоршина во двор и тихо прикрыл калитку. Ещё сильнее ссутулился, неспешно развернулся и чего-то бурча себе под нос, по-старчески шаркая ногами, пошёл к дому. Минут через десять, вновь появился, неся охапку вещей и небольшой, но для него, увесистый узелок, который казалось, гнул старца чуть ли не до самой земли. Подойдя к бывшему односельчанину и дыша как загнанная лошадь, дед Дило только и смог с трудом преодолевая отдышку, проговорить: "Вот внучок, держи, помог чем смог. Там, в узелке еда, да парочка старых кухонных ножей, не бойся, они в плотную тряпицу завёрнуты и туповатые. Ты их после, сам заточишь".
   Даня как подобает в таком случае, прижал правую ладонь к груди и благодарственно склонив голову ответил:
  - Спасибо, дед Дило, век буду тебе благодарен.
  - Всё правильно, кузнец, на то мы и люди, чтоб помогать другим и помнить тех, кто делал тебе добро. Когда-то, когда я был малым мальчишкой, вы, сошедшие с небес, приютили меня и моих родителей, дали кров, спасли этим от голодной смерти. Такое забывать нельзя .... Да ты одевайся-то скорее, ночь кажись зябкая. И ещё. Не ходил бы ты к своему дому. Там сейчас твой ученик живёт. Привёз молодую жинку, а с нею и помощников, вроде как своих племянников - обучать их ремеслу собирается. Чую, не будут они рады твоему появлению. Ой, не будут рады-ы-ы.
  - Спасибо, учту.
  Говорил это Даня, балансируя на одной ноге, продевая вторую в штанину. Он спешно одевался в вещи, которые были старыми, застиранными и поношенными, но чистыми. И всё равно, от них шёл лёгкий, ничем неистребимый запах старческого тела. Это было свойственно всем вещам, долго принадлежащим старикам, или старушкам. Но здесь было не до выбора - надо сказать спасибо и на этом. И рубаха, и штаны, местами были аккуратно заштопаны, и, скорее всего, должны были ещё долго послужить своему новому владельцу. Хотя нет, мягкая, кожаная обувь, простенькие сапожки - поршни из коричневой кожи, была совершенно новой, и по размеру идеально подошла Даниилу.
  - Ну вот, - довольно забормотал старик, - одёжка хоть и не вся новая, да маловатая тебе, но стиранная и крепкая. И это, всё лучше того травяного непотребства, которое прикрывало твой срам. Ну, всё, иди внучок. А вздумаешь заглянуть в свой бывший дом, будь внимательней, на глаза своему ученику лучше не попадайся. Он ныне по деревне ходит злющий, особо отрывается на домашних, его невольным работникам особо сильно достаётся. Бедным мальчишкам спасу нет. И да ... многие ваши вещи, утварь там всякую, сказывают, его жёнка снесла в сарай, который у тебя, был самым большим. Может, найдёшь себе ещё чего нужное э-э-э. Только будь осторожен, племяши Ия привели с собою пса. Хотя-а-а нет, люди сказывают, эта зверюга, зараз ночует на кузне, вместе с одним из родичей твоего непутёвого ученика - охраняют железо, стало быть, чтоб не растащили хорошую руду чужаки. Кои в последние дни шляются по окрестностям.
   Во дворе ставшего Даниилу чужим дома, и в самом деле собаки не было. Зная секрет запора, как открыть калитку - сам не так давно мастерил этот не хитрый механизм, молодой человек проник во двор, и тихо ступая по дорожкам, стал красться к нужной постройке. Правда перед этим, не удержался, и "сделал по двору небольшую петлю", заглянул к одной ухоронке, устроенной в неприметном уголке дровни, сложенной вплотную к стене летней кухни. Там парень прятал свой набор инструментов для резьбы по дереву. Не так давно, у него появилось желание заняться изучением этого ремесла, но немного позднее. Так сказать, для двойной пользы, души и хозяйства. Вырезать там какую-либо фигурку, ложку, черпак, да много чего может понадобиться в быту. Для такой конспирации была своя причина, Гульнара была против его спонтанно принятого решения обзавестись новым хобби. Узнав об этом намерении мужа, она долго его убеждала, в необходимости сделать перерыв, не менее года - "Нельзя перегружать мозг и нейросеть, ведь она тоже не железная". - Эти слова, были очень убедительны и с её доводами, пришлось согласиться. И всё равно, пока было свободное время, Даня решил обзавестись всем необходимым для нового увлечения. Всё в припрятанном меж наколотых дров наборе инструментов было хорошо, и сталь прочная, не "боящаяся" коррозии, и отменная заточка режущей кромки резцов. Была только одна проблема, он был до сих пор не полон. Только начал собираться. Но и того урезанного набора, должно хватить с лихвой. То, что он собирался вырезать, в красоте оформления не нуждалось, в ситуации в которой оказались колонизаторы, главное было функциональность изделий, а не изысканная отделка.
   На этом, удача ночного "гостя" и закончилась, Даня, еле сдержавшись чтоб не пересмотреть, перебрать ножи, штихель, стамески, спрятал свёрток с инструментом в узелок, и подошёл к сараю. Прислушался, вокруг была тишина, лишь стрекотал где-то одинокий сверчок. И надо же, какая досада .... Только Даниил начал открывать скрипучую дверь, как раздался ошеломляюще жуткий грохот. Гадать, что было тому виной, то ли досадная случайность, то ли новые хозяева, каким-то немыслимым способом ухитрились устроить что-то вроде примитивной сигнализации на проникновение, разбираться в этом было некогда. Мгновенно залаяли соседские псы, до этого молчавшие. Да и в его бывшем доме послышалась ругань, и кто-то пусть не с первой попытки, но зажёг в спальне светильник. А Даниил, ошарашенный таким провалом, не теряя ни секунды, побежал. За малым, не оставив у двери сарая свой заветный узелок.
   Весьма резво выскочив за околицу, парень, вначале метнулся кротчайшим путём к заветной пещере. Затем, молодой мужчина сообразил, за ним могут устроить погоню, с собаками, и резко сменил направление. Для верности, сделал это ещё пару раз, и бежал, сколько мог, куда глаза глядят. Убегал, только не так долго, как этого хотелось, пришлось переходить на очень медленный шаг. Для этого было несколько причин. Первая из них, сильная усталость. Вторая - опасность оступиться, попасть ногой в ямку, или чью-то норку. В таком случае, имеется большой шанс сильно травмироваться. Но и устраивать привал, так же было не допустимо. Преследователи такому бредовому поведению "дичи", будут только рады. Поэтому, оставалось только идти - идти - идти, пока будут силы переставлять ноги. И покамест, Даниил не убедится, что гарантированно избавился от преследователей, возвращаться к жене, он не собирался.
   Благодаря симбионту, Даня знал точно, он бредёт по незнакомой местности около трёх часов, безостановочно. Небосклон к этому моменту уже светлел, было более или менее видно куда идти, но, сил на это почти не осталось. Тяжело дыша, пошатываясь и поругивая себя за неосторожность и жадность самыми последними словами, молодой человек несколько раз порывался выбросить свою ношу - узелок. Однако, не делал это не только из-за упрямства, но и по трезвому размышлению: "Незачем противнику оставлять лишние и хорошо заметные следы. - думал он. - Незачем упрощать его задачу. Да и еда, инструмент, кухонные ножи, в дальнейшем пригодятся". - Так что, шаг за шагом, "пьяно шатаясь" меж деревьев незнакомого, благо реденького леска, едва волоча ноги, Даниил добрался до лесного ручья. Где и позволил себе обессиленно бросить на землю свою ношу и став на колени, жадно припасть к воде губами. Здесь, на вынужденном водопое, усталость одержала свою маленькую победу, ибо на борьбу с нею, сил у человека не осталось. На беду, или нет, беглец решил устроить себе десятиминутный перерыв, немедленно, не сходя с места. Как в такой ситуации говорят некоторые ехидные личности: "Размечтался и бездарно попался". - Прошло каких-то полчаса, как бывший кузнец, лежал, закинув ноги на ствол дерева, и спал. Да, его убаюкала тишина, и еле слышимое журчание воды, создающие ощущение полного покоя. Благо чувство опасности, или что-то другое, заставили парня проснуться, встать, непонимающе оглядеться. Этого хватило чтоб осознать свою роковую оплошность и подняв с земли свою ношу, разуться и поспешно шагнуть в воду. Парень вовремя вспомнил, как авторы древних книг, описывали такой способ сбить собак со следа. Поэтому, постояв ещё несколько секунд, прислушиваясь к тиши утреннего леса, если не считать за шум шелест листвы и прочую мелочь. Все по-прежнему было спокойно, ещё несколько секунд ушли на выбор куда идти. После чего, перехватив узелок удобнее, Даня побрёл вниз, по течению. Идя по ручью, хлюпая по холодной воде босыми ногами, парень с горечью думал о том, что он оказался в незнакомом месте - заблудился. И вообще, шанс удачного возвращения в нужную пещерку, где он оставил друзей, ничтожен. А это, только сильнее терзало его душу. И давили эти мысли сильнее, чем накопившаяся за ночь усталость.
   Да, незапланированный получасовой сон не остался без неприятных последствий, в этом, Даниил убедился довольно быстро. Ещё бы, умудрится не заметить такие последствия. Однако, следует рассказывать о всех неприятностях по порядку. Вначале, где-то позади, послышался еле различимый собачий лай. Он был сильно приглушён расстоянием, и казался каким-то нереально далёким. Именно из-за этого, у парня какое-то время зиждилась надежда на то, что преследователи ещё не достигли ручья, как и место его вынужденного привала. Казалось, можно было немного расслабиться и порадоваться удаче, не позволившей преследователям, застать его "тёпленьким" - спящим. Как назло, когда казалось, самое худшее удалось миновать, сработал вечный "закон бутерброда". Неожиданно, над головой убегающего человека, встревоженно застрекотала пугливая птаха, затем её поддержала вторая, третья. Прошло несколько секунд, и пугливые птицы устроили безумный гвалт(Шум). Исходя из этого, можно было и не сомневаться, когда идущая по следу псина, доведёт своих хозяев до ручья, те не станут долго думать о том, куда им идти дальше. Если они, уже ни стоят на берегу, разом обратив свои взоры в сторону устроенного птицами переполоха. В реальности развития именно такой ситуации, не осталось никаких сомнений. Пришлось переходить на бег, игнорируя риск поскользнуться на илистом дне ручья и бежать по воде дальше, позабыв про опасность осложнений от длительного переохлаждения ног. Признаться, долгое передвижение по ручью, да ещё босым, приятной прогулкой не назовёшь. Кто желает, может это проверить на собственном опыте. Холодная вода, всё сильнее и сильнее отбирала у ног тепло, а движения человека становились всё более и более неуверенными. Именно поэтому, когда терпеть переохлаждение ног стало слишком тяжко, пришлось срочно искать удобное место, для выхода на берег. Тем более ручей, резко вильнув, и поменяв направление течения, привёл к пустырю. Почему это место обозначено так, а не иначе? Так степью этот пейзаж никак не назовёшь, но и для обзывания поляной, он было слишком велик. Была в этой местности ещё одна величественная несуразность, возвышавшаяся посреди этого поля высокая, отвесная скала. Этот, неизвестно по какой причине образовавшийся на этом месте гигант, своим видом, напоминал древнюю крепость. Это сходство, усиливалось множеством пещер пронизывающих скальную породу на разной высоте и несколько тонких, остроконечных вершин, так похожих на башни. Присутствовали на странном пустыре и валяющиеся вокруг "замка" разнокалиберные каменные глыбы. На общем фоне, они воспринимались как отдельные дома, приютившиеся рядом с такими надёжными в плане защиты стенами. Всё это, Даниил мог додумать, глядя на этот умиротворённый пейзаж. Однако, парню было не до подобных фантазий. Все его помыслы были устремлены в одном направлении, возможности сбить его преследователей со следа.
   Ни на секунду не задумываясь, почему он поступил именно так, а не иначе, Егоршин вылез из воды. Далее нелепой походкой, из-за онемевших от холода ступней, он добрался до ближайшего валуна. Усевшись на нём, он начал интенсивно растирать свои ступни. Почувствовав, как стало появляться ощущение тепла и прочие, не очень приятные признаки восстановления кровотока, парень спешно обулся, и как мог быстро, похромал к скале. При этом, бывший кузнец часто оглядывался, желая не упустить тот момент, когда появятся его преследователи. К его счастью, во время череды коротких, неуклюжих по исполнению перебежек, этого не произошло. И к великой радости Дани, подходя к "Замку", он заметил сразу три невысоких пещерки, чьи входы, начинались прямо на уровне земли. К оной из них, была протоптана узенькая тропка. Только от неё, первой и самой ближней, пришлось отказаться, оттуда невыносимо воняло диким зверем, и подгнившим мясом. Она была точно обитаема, и встреча с её плотоядным хозяином, не сулила ничего хорошего. Молодой человек, даже успел пожалеть об упущенном шансе, он не вернулся в лес, когда была для этого возможность. Так как живущий здесь хищник, заметив Даниила, может "возглавить" погоню. Произойти это может по разным причинам, зверь может быть голодным, или помчится по следу ради азарта. Обдумывая эту мысль, Даниил оглянулся назад, и по его груди, растёкся неприятный холодок. Егоршин увидел Ия, впереди которого бежала парочка его родичей, ведомых огромной собакой. Он узнал их вех мгновенно, именно они, принимали участие в той резне, в которой погибла врач и ещё несколько его знакомых. Единственное, пса тогда не было. Рефлекторно пригнувшись к самой земле, прячась за валунами, Егоршин поступил так, как от себя не ожидал даже он сам. Парень, чьи ноги уже немного отошли, устремился прямиком в логово неизвестного ему хищника. Что было этому причиной, он не мог ответить даже себе. То ли возникла идея спрятаться от ищейки в источнике этого мерзкого амбре. Или встреча с этим животным ему казалась меньшим из зол. Но факт, остаётся фактом. Потратив около входа на извлечение острой стамески где-то с минуту, не больше, взяв её наизготовку для удара, молодой человек начал продвигаться вглубь чужой норы. Шаг, второй, третий, из глубины по-прежнему не доносится ни звука. Остаётся только гадать, где в данный момент находится её хозяин. Быть может он на охоте, или сидит в самом неприметном закутке своего жилища, и ждёт, когда незваный гость, из-за низости свода согнувшийся в три погибели, подставится под смертельный удар. А это нападение, всё никак не происходило.
   Вполне ожидаемо, снаружи послышался далёкий, прерывистый лай собаки. Исподволь, возникло понимание, так бывает тогда, когда разъярённого пса, почуявшего близость добычи, насильно удерживают на поводке. А животное, отдавшись своим охотничьим инстинктам, пытается избавиться от оков, сдерживающих его охотничий порыв. От приближения этих звуков "засосало под ложечкой" и захотелось, наплевав на опасность, немного ускорить продвижения вглубь пещерки. Всё чаще, под ногами хрустели обгрызенные обломки костей, потолок становился ниже, а гнилостный запах усиливался. Тем временем, звуки погони, неумолимо приближались, стали различимы людские голоса, режущие слух гортанной речью аборигенов. Тут Дане показалось, будто собака, немного забеспокоилась, вреде как кого-то испугалась. Немного погодя, она совсем смолкла, а затем, стала испуганно поскуливать. Что там произошло? Не понятно. Оставалось только идти, почти на ощупь.
   Через десяток шагов, свод пещеры резко ушёл вверх. Это понимание пришло на уровне подсознания, с чем это связано, не известно, да и если честно, было не до того. Зато, здесь балом правила тьма, стало совсем темно - не видно ни зги. Пришлось остановиться, порадоваться возможности разогнуться во весь рост, и прислушаться. Всё бы хорошо, но на этот участок подземелья, не проникали ни свет, ни какие-либо другие звуки. И оставалось только гадать: "Будет Ия обследовать эту звериную нору, или нет? "- О том, что хозяина этого логова нет дома, больше не было никаких сомнений. Оставалось только размышлять о том, чего ожидает незваного гостя дальше. Если Даня успеет покинуть пещеру, до появления клыкастого зверя, это хорошо, в случае, если на выходе подстерегут другие, уже "двуногие хищники", не очень. Возникают вполне резонные вопросы: "Как быть? Что делать?"
   Отрешившись на время от всего, облокотившись о шершавую, стену, Даниил присел на корточках. Закрыв глаза, призадумался, одновременно прислушиваясь к окружающей его пустоте. Вокруг, по-прежнему было тихо. Идти немедленно назад, возвращаться, было равносильно самоубийству. Поэтому, такой вариант действий, был отвергнут без сожалений. Искать другой выход из пещеры, это уже более удачная мысль, только как найти то, чем освещать себе дорогу, было ещё той загадкой. Нечем было развести огонь, дровишек для костра не имелось, как и отсутствовало то, из чего можно изготовить простенький факел. Всего этого не было. Чем не повод для великого уныния?
   Прошло семь минут, ноги неподвижно сидящего Даниила начали затекать, и он осторожно встал, чтоб их хоть как-то размять. Поднялся; с удовольствием потянулся, поднял свободную руку вверх, но, так и не достал до потолка. После чего, молодой человек вновь осмотрелся по сторонам, пусть это и было бессмысленно, ..., и замер - остолбенел. Казалось, от полученного шока, сердце пропустило пару ударов, после чего забилось, как только что пойманная птица, посаженная в тесную клетку. И было от чего. Приблизительно на уровне его поясницы, впереди и немного слева, еле различимым огоньком, что-то блекло светилось. Насколько это свечение близко, или далеко, было непонятно, определить точное расстояние во тьме невозможно. Прошло ещё три минуты. Ничего не изменилось. Никто не нападал, не рычал, говоря этом: "Здесь моя территория, и чужакам тут делать нечего". - И это обстоятельство, позволило человеку немного успокоиться и начать думать о причинах такого бездействия. Было понятно одно, это синеватое свечение, не живого происхождения. Любое теплокровное существо, должно хоть раз моргнуть, а этого не происходило. Да и стоять не разу не шелохнувшись, никто не может. Даня, уже трижды перемещал тяжесть своего тела с одной ноги, на другую. Светись у него глаза, наблюдатель мог увидеть, как они незначительно перемещались то вправо, то влево. Парень, для успокоения нервов, пару раз глубоко вдохнул и очень медленно выдохнул, благо, воздух чужого логова больше не казался таким смрадным. Пришла пора действовать, пять осторожных шагов, десять..., на двенадцатом, вытянутая вперёд левая рука упирается в стену. В правой руке, по-прежнему находился узелок с едой и инструментом. Дальше началось то, чего Егоршин никак не мог ожидать: размывчатое пятнышко преобразилось в непонятный, маленький, бледно синий символ. В голове, прозвучали неразборчивые звуки, такое впечатление, будто чьи-то слова забивались жуткими помехами. А сама стенка, почти беззвучно сместилась назад и в сторону. За этой секретной, прямоугольной дверью, оказался слабоосвещённый коридор. Раздумий, входить или не входить в этот коридор, не было. Альтернативой этому приглашению, был хищник, который точно не оставит шанцев на выживание.
   Четыре, на сей раз более широких, уверенных шага, были проделаны с небывалой поспешностью. Судя по еле уловимому звуку, раздавшемуся позади, дверь закрылась. Оборачиваться не хотелось, не из-за отсутствия такового желания, а просто присутствовала опаска разворачиваться к вероятной опасности спиной. Именно поэтому, Даня увидел, как из неизвестно каким образом появившейся в левой стене ниши, беззвучно выскользнуло передвижное кресло и приглашающе, остановилось перед ним. Парень немного постоял, рассматривая "мобильную мебель" невероятной конструкции, к тому же, умеющую левитировать. Затем ещё раз осмотрелся, на сей раз отважившись оглянуться и увидев позади монолитную стену. Обречённо вздохнул и задержав дыхание, Егоршин сел в кресло. На этом всё, его сознание мгновенно поглотила тьма. Не успела даже промелькнуть мысль о подлом коварстве хозяев секретной базы.
  
  - Ия, вон он! - указывая рукою в сторону странной горы, выкрикнул старший из племянников.
  - Кто он, Заг? И где ты кого-то увидел?
  - Так это.... Этот наш, ночной грабитель. - не вполне уверенно ответил Заги, пристально рассматривая то место, где он недавно видел человека. - Он, наверное, тоже нас заметил и спрятался. Но, это точно он!
  - Хорошо если так. Устал я за ним гоняться.
   Этот скоротечный диалог, состоялся почти сразу после того, как Ия и его родичи, вышли из леса. Они двигались сразу по двум берегам речушки, выискивая следы беглеца. Как один из братьев умудрился заметить мелькнувшего впереди ночного воришку, было непонятно. Вероятно, он случайно посмотрел на скалу, и его взгляд, зацепился за двигающуюся фигурку человека. В том, что Заг не ошибся, через несколько секунд подтвердил пёс, который учуяв потерянный след, взволнованно замахал хвостом, рванулся вперёд, натянув поводок и начал нетерпеливо поскуливать. Пришлось юному Хандгу, стараясь успокоить разгорячённого охотой пса, время от времени одёргивать поводок. Отпустить собаку с поводка, было заманчиво, только неизвестно, насколько хорошо вооружена преследуемая жертва. А рисковать таким хорошим животным, желания не было никакого.
   Первые признаки приближающейся неприятности, начались за тридцать шагов до подножья скалы. Охотничий кобель, перестал рваться вперёд, продолжая лаять, начал оглядываться на хозяина. Затем смолк, а шагов за двадцать, уподобившись кутёнку, стал жаться к ногам Хандга, ища у него защиту. К этому моменту, люди сами поняли причину поведения своего питомца. Они давно почувствовали запах логова хищного зверя, и сами не желали подходить к нему поближе.
  - Дядька Ия, - полушёпотом проговорил Хандг, - думается, нам туда идти не стоит. Судя по запахам, и этим следам, там живёт грынджгарн (Местный аналог росомахи, только чёрный и немного крупнее, называется он по-другому, но его настоящее имя нельзя произносить вслух и его успели забыть . Аборигены испытывают перед ним мистический страх.).
  - Ты уверен, что там именно это...? - в тон ему, поинтересовался кузнец.
  - Да, уверен. Зиг мог заметить тот момент, когда эта прожорливое э-э..., напало на нашего вора.
  - А куда же подевались следы борьбы жертвы и зверя?
  - Грынджгарну достаточно только один раз ударить лапой. И всё, жертва мертва.
  - Хорошо, он был убит сразу. Это понятно и не удивительно. Но ведь на земле должны были остаться следы крови.
  - Уверен, они имеются, и в большом количестве. Только всё это там, ближе к пещере, например, за теми камнями. Только я туда не пойду, и вас не пущу. Сам знаешь, это животное отличается повышенной агрессивностью, силой, вечно хочет жрать и быстро бегает.
  - Ты уверен, что там именно оно? - задавая этот вопрос, Ия тем не менее, опасливо осмотрелся по сторонам, а его рука, потянулась к весящему на коротком шнурке оберегу.
  - Да уверен. Нам и здесь задерживаться не желательно. Я советую как можно скорее уйти...
   Озвучить до конца свою мысль, племянничек не успел. Резко, почти синхронно щёлкнули тетивы чужих арбалетов, прошелестели по воздуху стрелы. Две из них, поразили братьев, пробив их черепа, третья убила пса. А четвёртая, тупоконечная, сбив шапку с головы Ия, оглушила его. Бывший ученик ещё оседал, когда позади него, из-за камней, послышалось недовольное высказывание одного из стрелков.
  - Убью гадов. Вы что не видели, что я вам показывал? Целим в голову, но, тупыми стрелами.
  - Прости Грол. Ты показал это так неразборчиво....
  - Молчать! Сосунки. С этой и ещё двух вылазок, вам не достанется никаких трофеев. И ещё, будите зубрить условные жесты всю ночь, утром проверю...
  
  

Глава 10. "Край чудесных кустов и непуганых роялей".

  
   Человек почти проснулся, ему было комфортно и хорошо. Наверное, именно по этой причине, настроение у него было превосходное. А тело... Что тело? Оно было отдохнувшее, облачённое в мягкое, почти не ощущаемое кожей бельё, прибывало в полной нирване. "Покидать эти божественные объятья" не хотелось, поэтому, парнишка не спешил отрывать глаза. Не известно, как долго могло продолжаться это "поклонение" древнейшему из пороков - лени, только точку этой идиллии поставил спокойный, мужской баритон. Обладатель этого голоса сказал:
  - Даниил, я знаю, вы уже не спите. Так что, будьте добры, вставайте и одевайтесь. Я вас жду в обеденном зале, там и пообщаемся. Ваши старые вещи мы утилизировали, взамен, вы получаете абсолютно новые.
  - А вы кто?
   Даня открыл глаза, и в поисках говорившего, растеряно огляделся по сторонам, но в маленькой комнатке никого не было. Можно даже сказать, помещение было пусто. Если только не брать в расчёт футуристичного вида кровать, на которой он лежал, и такую же вешалку с одиноко весящим на ней серым комбинезоном.
  - Что вам ответить на этот вопрос? Я хозяин этой базы.
  - А как вас зовут? Как мне к вам обращаться?
  - Всё это не так важно. Прошу вас, поспешите. Нам необходимо срочно обсудить наши дальнейшие действия.
  - От те раз. Ну, вы и сказанули. А вы мне объясните, как я сюда попал и, что случилось с моими друзьями? Насколько я знаю, они по-прежнему нуждаются в моей помощи. - Даня уже встал и одевался, параллельно ища взглядом динамик, из которого, по его мнению, должен был исходить звук.
  - Как раз это, мы с вами и будем обсуждать. - Безапелляционно, ответил невидимый собеседник.
   На этом, "Хозяин заведения" смолк и больше никак не реагировал на ворчание одевающегося в непонятный костюм Даниила. Остался без комментариев тот момент, когда опустевшая вещевая подставка подлетела к стене и как будто просочилась сквозь неё. А Даня, открыв рот, застыл на несколько секунд. Слабое подобие футур-шока, прошло относительно быстро, было не до того, его ждали, поэтому было необходимо спешно одеваться дальше. В заключении этого процесса облачения пришлось вновь удивляться. Стоило парню сунуть ноги в обувь, как она сама собою обжалась, приноравливаясь к стопе. И почти сразу, в одной из стен образовался дверной проём. Этот необычный процесс можно было описать так: "Не очень быстро, бесшумно разошлись "лепестки" некой диафрагмы, образовав чёткий прямоугольный выход в хорошо освещённый коридор". - Стоило заметить, вышеупомянутая диафрагма, в момент своего срабатывания, выглядела монолитной. Дабы не прослыть дикарём, Даня не стал "чесать макушку", или каким-либо другим способом выказывать своё удивление. Он, стараясь выглядеть нарочито безразличным ко всем окружающим его диковинам, покинул свою "келью". Не мудрено, по ту сторону двери, Даниила встречала миловидная девица. Скорее всего, это была женщина-андроид, только весьма реалистично изготовленный. Она резко контрастировала с теми человекоподобными роботами, которых он видел на своей прародине. Эти создания были более совершенны, они могли передавать взглядом и мимикой малейшие оттенки эмоций. Далеко ходить за примером не нужно. Жгучая, кареглаза брюнетка с короткой стрижкой на голове, бегло окинула юношу взглядом, с ног до головы. И в её взгляде читалось всё; радость встречи, лёгкий, флирт, и одновременный посыл - не робеть. Даже лёгкий кивок головы, приглашающий следовать за ней, был элегантен и весьма человечен. Именно поэтому, у гостя зародилась уверенность, перед ним находится живой человек. И не важно, что в его мире, эту сферу деятельности отвели для роботов. Здесь главенствовала другая цивилизация, со своими правилами и законами. Всякое может быть.
   Так, пятиминутная прогулка по пустому коридору, парню показалось весьма непродолжительной. Ещё бы. Дефилирующая впереди девица, пусть и была облачена в стандартный комбинезон бирюзового цвета, но он, зараза, смотрелся на её фигурке просто восхитительно. И походкой сотрудницы базы, нельзя было не залюбоваться. Не стоит приравнивать такое поведение измене жене. Так как никаких лишних мыслей, и фантазий, в голове парня не зарождалось. Впрочем, момент, когда Даня вошёл в большой обеденный зал, его внимание было мгновенно переключено на высокого, излишне худого мужчину. Этот человек, при его появлении, с элегантной неспешностью поднялся из-за единственного стола, сервированного на две персоны.
  - Здравствуйте поближе, Даниил. Проходите, составьте мне за завтраком компанию. - сказал он, указывая рукою на свой столик.
  - За завтраком? - не сдержал своего удивления Егоршин. - От те раз. Вы хотите сказать, будто я потерял так много времени?
  - Нет. С момента, как я ввёл вас в стазис, прошло четыре стандартных часа. За это время, я успел вас обследовать, вылечить все недавно полученные раны, восстановить все нарушенные функции организма и заново вырастить ваш симбионт.
  - Стоп. А как это? Ну это... Не спешите вываливать на меня сразу всю информацию. Вы говорите о таких вещах так обыденно, я теряюсь. Поясните, мне для начала. Почему вы этот приём пищи назвали завтраком?
  - Всё просто. На базе спасения терпящих бедствие космонавтов, установлено своё время. Которое не совпадает с тем, которое царствует на поверхности. Оно единое для всего космофлота содружества. - Показалось, на лице собеседника, промелькнула тень снисходительной улыбки.
  - Хорошо, ладушки. А чего вы собирались сказать насчёт моих друзей? Где они сейчас находятся, и как им можно помочь?
  - В данный момент, они там, где вы их оставили и готовятся ко сну. Кстати, сегодня, ваша Гульнара, умудрилась убить камнем маленького удава, они его пожарили и съели.
  - Стало быть, я могу за ними отправиться прямо сейчас? Немедленно. - поспешно встав из-за стола, и собираясь бежать куда угодно, лишь бы как можно скорее помочь жене, поинтересовался Егоршин.
  - Сядьте, Даниил Сергеевич. Поешьте, мясо, попейте витаминизированный коктейль. Поймите, вашему организму сейчас необходимо нормальное питание. Это самое главное. Вашу жену и находящихся рядом с нею людей, мои андроиды уже эвакуируют.
  - Как это эвакуируют? Уже?
  - Всё просто. Я только что ввёл в стазис всю эту троицу, и мои роботы, в данный момент, входят в ваше убежище. Да не беспокойтесь вы так. Ваши друзья в полной безопасности. А через пятнадцать минут, последнего из них уложат в медкапсулу этого блока.
  - Вы это .... Всем управляете через свою нейросеть? - поинтересовался Даня, снова присев за стол, но по-прежнему, не прикасаясь к еде.
  - У меня нет никакого симбионта, который вы называете нейросетью. Он мне совершенно не нужен.
  - От те раз. А разве такое может быть?
  - В этой жизни, может быть всякое. А вы не тупите, ешьте и слушайте. Всё просто, я не человек и не робот. Я искин базы спасения 60008334. Нахожусь в специальном бункере, расположенного намного глубже этого лечебного блока.
  - Так это... А с кем я тогда разговариваю? - так и не донеся вилку с кусочком мяса до рта, поинтересовался Даня.
  - Перед вами сидит один из обслуги этого блока - андроид. Всеми ими управляю я. При необходимости, беру их управление полностью на себя.
  - Та-а-ак, я вижу, вы едите нормальную пищу. Стало быть, получаете энергию через неё. У ваших дроидов внутри находится такой совершенный и сверх эффективного реактора?
  - Нет. Не делайте поспешных выводов. По мере необходимости, мои подчинённые, становятся на подзарядку. А приём пищи, это поведенческая имитация, предназначенная для облегчения общения с живыми людьми. И не спрашивайте меня, почему всё делается именно так, а не иначе. Это не моё решение, а наших создателей. Примите это как данность и живите спокойно. Кстати, вашу жену уже положили в медкапсулу. Вы довольны?
  - Э-э-э... Спасибо.
  - Не за что. Я всего лишь отрабатываю заложенные в меня алгоритмы действий. Кстати, советую к мясу добавить этот гарнир. С лёгкой улыбкой, андроид указал взглядом на прикрытое матовой крышкой небольшое блюдо. - По вкусу он похож на ваш картофель, зато намного полезнее оного. Вы кушайте, не стесняйтесь, берите пример с меня.
  - Да я, как-то не стесняюсь. - ответил молодой человек, положив себе в тарелку пару ложек вышеупомянутого пюре.
  - У меня к вам ещё один вопрос. - прожевав мясо и запив его напитком рубинового цвета, поинтересовался робот. - На поверхности ещё много людей с такими же, как у вас изуродованными симбионтами. Как будем поступать с ними? Дело в том, я имею право пускать сюда только тех людей, кто пришёл сам. Или, мне должны приказать кого-то доставить. Например, как вы, взяли и потребовали эвакуировать своих друзей.
  - Как я понял, ты за всеми нами постоянно наблюдаешь. И делаешь это давно. Ведь так? Стало быть, знаешь кто есть, кто. - прожевав поинтересовался Егоршин.
  - Всё так.
  - Тогда, заблокируй вход всем поселенцам, кто с момента основания новых поселений, был у власти или занимался преступной деятельностью. Если можно, спасай тех, кто никак себя не дискредитировал. Только держи их отдельно от нас, в другом блоке, и это..., не открывай им никакой информации о себе.
  - Принято. - весьма натурально кивнув, согласился искин. - Когда они пройдут лечение и освоятся с симбионтом, на поверхность их выпускать?
  - Ни в коем случае. Не надо чтоб о нас кто-либо знал. Будем секретничать до тех пор, пока мы не станем весомой силой, с которой будут считаться.
  - Принято.
  - Подожди искин, а у тебя есть имя?
  - Есть. Искин базы спасения номер 60008334.
  - А какое-либо другое?
  - Нет, таковое даже не предусмотрено. - внимательно посмотрев на Даниила, и отрицательно мотнув головой, ответил искин.
  - А можно, - немного оживившись и подавшись немного к собеседнику, с хитрой улыбкой поинтересовался Даня, - мы будем звать тебя Макс? И ещё. Общайся с нами только в "теле" этого робота и представляйся этим именем всем, кого мы сюда допустим.
  - Зачем?
  - Для удобства нашего общения.
  - Я не против. Так даже будет лучше.
  - Отлично Макс. Тогда ответь ещё на такой вопрос. Ваша нейросеть что, не позволяет управлять бытовыми приборами, и прочим оборудованием.
  - Всё она позволяет. Управление бытовыми приборами, это одна из множества её функций.
  - Тогда почему, она у меня не работает?
  - Это сложно объяснить, - задумчиво ответил робот, отрешённо посмотрев на бокал в своей руке, - однако попробую сказать в "двух словах". У тебя был дефектный, сильно урезанный и безнадёжно мутировавший симбионт. Как он функционировал, не понятно. Пришлось разобраться в его функционале, затем скопировать с него всю информацию. И только после этого, удалять из твоего тела всё, вплоть до последней его клетки. И в данный момент, новая, как вы её называете, нейросеть, вживляется в твой организм, срастается с ним в единое целое. А это для неё такие непомерно большие нагрузки ... Понимаете, она просто вынуждена заниматься только этим. Иначе нельзя. Закончится это, где-то тридцать пять дней. Обычно, у нас, эту операцию делают в младенчестве, поэтому и не возникает таких неудобств.
  - А если у кого-то возникает такая же, как у меня, проблема?
  - Такое предусмотрено протоколом 700342098, параграф 7. Таким пострадавшим, мы вживляем симбионт с предварительной стимуляцией его быстрого роста. Прорастает он во всём теле за час, и происходит это, только в медкапсуле. А затем, идёт период слияния двух организмов, здесь необходим частый контроль происходящих процессов и нормальная физическая активность пациента. Желательно даже посещение тренажёрного зала ...
  
   Тычина и Рей, проснулись почти одновременно, они находились в большой комнате, напоминающей каюту, освещённой мягким светом, струящимся прямо с потолка. Они оба, и парень, и девушка, лежали в односпальных кроватях, напоминающих корабельные, были облачены в удобное, при этом, странно пошитое бельё. Вокруг не было ни души. Куда-то исчезла пещера, в которой они засыпали, не болели пальцы рук и стопы, израненные острым как бритва тростником. Ничего не напоминало тот ужас, в котором они жили последних три дня. Поэтому, они какое-то время лежали и молча смотрели друг на друга, боясь разрушить чудный сон или волшебную иллюзию, в которую они попали.
  - Доброе утро, Дианочка. - шёпотом, с нежной улыбкой, поздоровался Андрей, первым нарушив безмятежное молчание.
  -Угу. И тебе не хворать. - с этими словами, рыжеволосая девушка посмотрела на одетый на неё топик, выгодно подчёркивающий её упругую грудь, покраснела, и натянула своё одеяло, чуть ли не до самого носа.
  - Ты это чего? Стесняешься меня? Так я отвернусь.
  - Не-а, не надо. Чего мы там друг у друга не видели? Я это ..., нас кто-то одел в это бельё. Эта самая мысль, что кто-то нас обмывал и переносил ..., это меня и сконфузило.
  - А-а-а ..., тогда ладно. - Ответил Тычина, садясь на кровати, и внимательно рассматривая весящий на вешалке комбинезон. - О нас действительно кто-то позаботился. Вот, смотри. Даже форменную одежду выдали. Правда она без каких-либо нашивок и знаков.
  - Угу, вижу.
   Напряжение не исчезало. Поэтому, Андрей, подавая пример, встал и начал демонстративно одеваться, бестолково комментируя всё что видел. Первым он взял комбинезон, весящий на вешалке, с его стороны. Осмотрел его, держа перед собою на вытянутых руках.
  - Ого! - восхищённо чуть не выкрикнул он. - На вид, комбез пошит из плотной, тяжёлой ткани. А на вес, одежда такая лёгкая, почти не весомая.
  - Правда?
  - Да ты сама попробуй. Я нигде не вижу застёжек .... - стоило парню облачиться в восхитившую его одежду, как он не удержался от радостного выкрика. - Ого-о! Застёжки здесь и не нужны! Смотри - смотри, борта комбинезона сами застёгиваются! Они, э-э-э, нет! Не может быть! Полы срастаются между собою. ...
   Девушка, не поддержала восторг своего друга. В этот момент, она была увлечена другим делом - пристально рассматривала свои руки. Её ладони и пальцы были мягкие, нежные, без многочисленных ранок от порезов о траву. Не слова ни говоря, она встала, немного заголилась и начала разглядывать участки своего тела, где его должны были "украшать" свежие шрамы. От этих от отметин, не осталось следа.
  - Ты чего? Что с тобою? - замерев и встревоженно посмотрев на действия подруги, поинтересовался парень.
  - Ха! Мы спим. - тихо шептала Диана, рассматривая своё тело, расширившимися от удивления глазами. - Нет, точно, нас чем-то опоили, и мы спим. Или это.... Я сплю, а может даже сошла с ума - брежу, погрузившись в свой, выдуманный мир. Такого не может быть. Хи-хи. У меня новое тело, хи-хи. А у тебя, Андрейка, совершенно неправильная одежда. Она не может быть живою, то есть, так не должно быть. Любые шмотки застёгиваются. Ведь всё должно быть именно так? Да? А зара-а-аста-а-ать. Это-это, это же полный бред.
  - Что с тобою, Диана? - озабоченно поинтересовался Андрей, с тревогой посмотрев на подругу.
  - А ты вообще молчи, порождение моего воспалённого разума. Тебе, в моём бреде слова не давали. Хи-хи. ...
   Как долго могла продолжаться истерика Рей, не известно. Но всё окончилось, так и не достигнув своего пика. В комнате прозвучал спокойный, незнакомый голос:
  - Диана, Андрей вы проснулись? Можно мы войдём?
  - А кто это мы? -поинтересовалась Диана, поспешно поправляя на себе бельё.
  - Мы это я, Макс, и ваш хороший друг Даниил.
  - Погодите! Я ещё не одета! - смущаясь, ответила девушка, кинувшись к вешалке с её комбинезоном. - Подождите немного!
   Через минуту, или полторы, она испуганно взвизгнула. Рей удержалась от проявления эмоций, когда вешалка бесшумно растворилась в стене. Но когда обувь обжала её стопу и лодыжку, а ощущалось это, как будто ботинок схватил её за ногу, испуг взял верх над самообладанием.
  - С вами всё в порядке? - на этот раз, в голосе некого Макса, ощущалась обеспокоенность.
  - Да-да. Тут это.... Были небольшие проблемы с вашей неправильной обувкой. - побледнев и покрывшись алыми пятнами, пробормотала Диана, затравленно посматривая по сторонам. - Всё входите. Можно.
   Необычный способ открытия дверей, заставил вздрогнуть сразу обоих переселенцев. А девушка, вновь взвизгнула, и спряталась за спиною своего друга. Так там и замерла, боязливо оттуда выглядывая.
   А тем временем, в комнату вошёл высокий, худой мужчина, а за ним, появился Даниил. Он был одет в такой же, как у Андрея комбинезон, чисто выбрит, аккуратно и коротко подстрижен. И главное, было видно, он рад встрече и буквально светился от счастья.
  - Привет бродяги. Рад вас видеть живыми и здоровыми. Кстати, знакомитесь, это Макс. Он является хозяином комплекса, в котором мы обрели новый дом и убежище. Прошу любить его и жаловать....
   То, что она никого не собирается "любить" так сразу, Диана ответила мгновенно, без раздумий и с небольшой толикой дерзости. При этом, она, по-прежнему прячась за спиною Андрея, она с недоверчивым любопытством, рассматривала андроида. А тот, сделал вид, как будто не расслышал эту реплику. Макс просто стоял, и изображал полнейшее безразличие к происходящему. И надо же, при этом ясно "читалось": "Я всё понимаю, у вас шалят нервы. Вы не так давно пережили такой ужас и все на взводе. Пройдя через такой кошмар, многие чудят намного сильнее". - Да и Тычина, в этой ситуации чувствовал себя не очень комфортно и он, постарался сменить тему разговора. Парень поспешно поинтересовался: "Макс, а где сейчас находится Гульнара Андреевна? Она скоро к нам подойдёт?" - Взгляды всей троицы людей, как по команде, устремились на искина. А Даниил, даже затаил дыхание, боясь, что и на сей раз, искусственный разум оставит этот вопрос без ответа. Но тот, неожиданно ответил на заданный Андреем вопрос, чем немного обидел Егоршина. По его мнению, эта бездушная "железяка", просто сочла не целесообразным, рассказывать одно и тоже дважды, поэтому выжидала, когда они соберутся вместе.
  - С нею почти всё в порядке. Но она, до сих пор находится в медкапсуле и ...
  - Угу - с вами всё ясно. А долго она там будет это ...? - с тревожной поспешностью поинтересовалась Диана.
  - Что с нею? - одновременно с девушкой, не менее эмоционально, задал вопрос Даниил.
  - Друзья мои, - так по-человечески прижав руки к груди, взмолился Макс, - не стоит так беспокоиться. Клянусь, с Гульнарой Андреевной всё в порядке, продержим мы её там ещё два часа, тридцать две минуты. На наше счастье, она вовремя оказалась в нашем медблоке. И ей, оказывается вся необходимая помощь.
  - Это как? - не унимался Даня, он, еле справляясь с овладевшим им страхом и эмоциями, был готов схватить Макса за грудки и "вытрясти" с того всю информацию о любимой женщине.
  - Спокойнее, спокойнее, попрошу руками меня не трогать. - виновато улыбаясь, отшатнулся от Дани Макс. - Как я уже сказал, Гульнаре ничего не угрожает. Просто она беременна и её сильное ранение, не прошло для плода бесследно. Поэтому, медкапсула, сейчас исправляет те последствия длительной гипоксии, которые произошли в мозгу её дочери. Не пугайтесь вы так, просто её симбионт, счёл приоритетной целью спасение жизни Гульнары. Да и был он как у всех вас дефектным, поэтому, воздействовал на зарождающуюся жизнь не самым лучшим образом. ...
   Дальше пошла сплошная рутина. Макс долго объяснял новичкам, где они оказались и по чьей вине. Предупреждались о замене дефектного, на новый симбионт, и о возникших из-за этого временных неудобствах. Андроид, водил новых постояльцев по комплексу, показывая, что где находится, как вызывать обслуживающий персонал и поясняя прочие бытовые мелочи. Заняло это, немногим более часа. После чего, Макс неожиданно остановился посреди коридора и без видимой причины, свернул свою "экскурсию". Он сослался на неожиданно возникшие неотложные дела, предложил Диане и Андрею отправиться в бассейн, который не так давно полностью наполнился водой. Мол, перед едой, они просто обязаны в нём поплавать. А Даниила, позвал с собою. Точнее, искин повёл Егоршина в его новый, более просторный кубрик. Где из стены, на "глазах" у непривыкшего к таким метаморфозам парня, из пола, выросли пара стульев и небольшой журнальный столик.
  - Садись Даня, у меня, для тебя, есть две новости. И обе они, плохие.
  - Что-то с Гулей?! -так и не дойдя до своего стула, надрывно, почти выкрикнул вопрос Даниил.
  - Нет. С нею и вашей дочерью всё в полном порядке. Кстати, как вы её решили назвать?
  - Мы с Гулей ещё не думали.
  - Хотя да. С моей стороны, задавать подобные вопросы глупо. У вас с Гульнарой не было возможности узнать пол ребёнка. Впрочем, это не важно. Я собирался поговорить с тобою совершенно на другую тему. Да ты садись, разговор может затянуться на долго. Может быть, придётся обедать прямо здесь, в твоей каюте.
  - От те раз. Всё так серьёзно?
  - Да, серьёзно. Начнём с проблемы связанной со здоровьем тех, кого ты приказал спасать. Понимаешь, среди них есть те, кому я уже ничем не помогу.
  - Извини, не понял. Ну это ..., их так сильно ранили? Э-э-э, они навсегда останутся калеками, э-э-э..., или вот-вот умрут. Да?
  - Нет. Не в этом дело. Как это тебе попроще объяснить? При необходимости, я могу вырастить покалеченному человеку любую конечность или даже орган. И при этом, я всё же не всесилен, есть некий придел моих возможностей. Ваш дефектный симбионт, постепенно перестраивает организм носителя под себя. Это в какой-то степени норма - иначе не произойдёт слияние и полноценное сосуществование. Только в вашем случае, это равносильно отложенному смертельному приговору.
  - От те раз? Как такое может быть?
  - Спокойно, успокойся, не стоит так эмоционально реагировать. Сядь на место и слушай мен внимательно. Начну по порядку. Как ты думаешь? Откуда у вас появилась ваша биологическая нейросеть? Не знаешь, а я кое-что выяснил. Однажды ваши космонавты, обнаружили летающее в космосе тело нашего разведчика. Не знаю, как погиб наш служащий, сколько долго его тело летало в космическом вакууме. Не в этом суть, главное, они смогли выделить и взять образец ДНК его симбионта. То ли вашим учёным изначально достались дефектные клетки этого существа, то ли они сами чего-то с ним намудрили. Мы столкнулись с неприятным фактом - они вырастили "бомбу" замедленного действия. До какого-то момента, симбионт вашего производства, функционирует нормально, затем по неизвестной причине, его клетки идут в разнос. Получается что-то напоминающее быстротечную онкологию. Я, со своими лабораториями, в твоей копии симбионта, и то, не сразу обнаружил этот дефект, а он перерождается в нечто похожее на метастазы.
   В общем так, ситуация такова, седьмом блоке, на данный момент, находится семнадцать человек. Это все, кто выжил в недавнем перевороте и прошёл заданные тобою критерии отбора. Пятерым из них, я ничем не смогу помочь, разве что, дать им возможность прожить последние тридцать - сорок лет без невыносимой "пытки" болью. Но остатки своей жизни, они проведут здесь, в этих стенах. Под моим контролем и постоянным лечением. Иначе, в ближайшее время, они начнут умирать в сильных муках.
  - Как же так? Ведь ты смог удалить у меня всю эту гадость, до последней клетки.
  - Успокойся, в твоём случае, этот процесс только зарождался. И твоё тело, не успело претерпеть даже малые мутации. А в случае с пятью обречёнными пациентами, эти процессы зашли слишком далеко. Да, чисто технически, я могу вырастить им новые, здоровые тела. Но подсадить в них личность умирающего человека, у меня не получится. Это просто не реально сделать - получится безмозглая кукла, напичканная никем не востребованной информацией. Так каково будет твоё решение? Как мы поступим с умирающими?
  - Стало быть так, если это можно, дай им возможность дожить остаток своих дней без мучений. Ладушки? Найди им какое-либо увлекательное занятие. Путь делают что угодно, лишь бы у них, не оставалось много времени придаваться унынию. Как-то так ... Ну ты меня понял?
   Макс, сидевший до того хмурым, устало улыбнулся, и согласно покивал головою.
  - Всё сделаю так, как ты и сказал. Ещё один вопрос. Тринадцать пациентов будут излечены полностью. Последний из них, покинет капсулу через три дня. Могу ли я привлекать выздоровевший контингент к каким-либо работам?
  - Обязательно привлекай, ни я, никто либо другой, не должны предаваться праздному времяпрепровождению.
  - По этому вопросу, проблем не предвидится. Нам с тобою точно, больше скучать не придётся. Скажи за это спасибо моей второй, на сей раз, самой плохой новости. Сегодня, у нашей планеты, побывал чужой автоматический разведчик, первый с того момента, как мне удалось оживить планету. Покрутился вокруг неё, совершив пару десятков витков, обнаружил поселения людей, и поспешно убыл назад. Почти в том же направлении, откуда явился.
  - Ладушки. Что тебя в этом насторожило, и чего мы по твоему мнению обязаны предпринять для своей защиты?
  - Конструкция этого летательного аппарате мне не знакома, нет её в моих базах. Но. Сигнатура работы двигателей, соответствует тем, которые устанавливаются на кораблях наших извечных врагов. Как быстро сюда могут прейти их корабли - убийцы планет, я не знаю. Как и то, появятся ли они здесь вообще. Но, этот шпион появился здесь не просто так.
  - Да-а-а, дела-а-а. Нужно торопиться, мы должны быть готовы к любому варианту событий. Ответь, мы можем что-либо предпринять для своей защиты?
   Даниил, уже не сидел, он нервно "мерил" свой кубрик широкими шагами. Одновременно слушая искина.
  - Да, можем. Но придётся делать некоторые, весьма рискованные для тебя "шаги".
  - Не юли. Говори какие именно.
  - Ты вначале ответь, согласен ли рискнуть своей жизнью? Или мне искать для этого дела другую кандидатуру.
  - Стало быть, говоришь кому-то из нас необходимо рискнуть своей жизнью? Ладушки, если нет другого выхода, я согласен. Да не смотри на меня так, не напрашивайся на высокопарные речи, не дождёшься. - остановившись возле стены, где по идее должна быть дверь, Даня с дерзим вызовом посмотрел на собеседника, управлять "диафрагмами", мог только искин. - Так что, идём куда надо и делаем всё, что сможем.
   Макс ничего не сказал, молча кивнул в знак согласия, встал, и направился к открывшемуся при его приближении дверному проёму. Даниил, последовал за ним. А искин, идя по широкому коридору, как будто оправдываясь, заговорил не оборачиваясь.
  - Я рад что ты согласился, без вас, людей у меня ничего не получится. Ты пойми, я единственный уцелевший, из всех искинов, которые были на этой Земле. Они все уничтожены во время той, жуткой, массированной бомбардировки планеты. Как я подозреваю, во всей этой звёздной системе были ликвидированы все мои коллеги. Мне повезло, меня не нашли и не атаковали целенаправленно. Да, я выжил, смог восстановить свой комплекс и на этом всё, дальше ни одного реально существенного достижения. Жаль, за всё это время, никто из моих "коллег", расположенных за приделами планеты, так и не вышел со мною на связь. Ведь по задумке наших создателей, мы должны были дополнять друг друга, каждый в своей сфере деятельности.
  Слушая, что и как рассказывает искин, Даня уже не первый раз удивлялся излишней человечности Макса - ведёт себя очень натурально. Прямо как живой. Видимо искусственный разум слишком долго наблюдал за людьми в различных житейских ситуациях, и сейчас мастерски копирует их манеру поведения. А быть может, за многие века, если не тысячелетия, этот рукотворный мозг, смог выпестовать из себя самую настоящую личность. Не зря же в него заложили возможность самообучения. Однако придаваться размышлением на эту тему, времени не было.
  - К чему ты всё это сейчас рассказываешь? Всё настолько плохо? - поинтересовался Егоршин.
  - Не так безнадёжно, как кажется на первый взгляд, но да, плохо. - продолжая идти, не оборачиваясь, ответил Макс. - Я могу безраздельно управлять всем, что находится на этой базе. Есть возможность наблюдать за всей поверхностью планеты и посылать своих роботов в любую её точку. Дальше, для меня начинаются проблемы, не моя зона ответственности. С недавних пор, у меня появилось всё необходимое, чтоб вывести на орбиту спутники пассивного наблюдения и дальней связи. На этом всё, возник новый тупик. Дальше начинаются непреодолимые, чисто технические проблемы. Взять под контроль большее пространство, у меня нет возможности. Нет, у меня ни техники, ни техдокументации на её изготовление и эксплуатацию. А главное я не имею полномочий для проведения всех необходимых работ.
  - А говоришь, будто положение не безнадёжное. Да тут, куда ни кинь - всюду клин. - следуя за Максом, и сжав кулаки так, что побелели костяшки; зло ответил Даня. - Мы заперты на этой планете, как птица в клетке. А появится враг, нам, от него и отбиться нечем.
  - Ты не совсем прав. Заперт на планете я - высокотехнологичная машина, как это не абсурдно звучит, из далёкого прошлого, а не вы - люди. - не сбавляя скорости движения, ответил искин.
  - Поясни.
  - Вы живые существа, поэтому способны обучаться всему, чего только пожелаете. И при необходимости можете переучиваться. Я нет. Вы не привязаны к одному, строго определённому месту, то есть, имеете почти безграничную возможность перемещаться на огромные расстояния - вы мобильны. Я снова нет. Про меня можно сказать так, я слоная программа, способная кое-чему обучаться и принимать некоторые не стандартные решения, и на этом всё. Моё железо обречено функционировать там, где его установили. Понимаешь? Здесь, ключевое слово программа, и её проклятая сфера деятельности, которая имеет чётко обозначенные границы. Моя задача, поддерживать базу, в работоспособном состоянии, при необходимости расширять её мощности. Да, если экологии планеты нанесён существенный урон, я обязан его ликвидировать. Это входило в обязанности вех баз, расположенных на новой Земле. Так же, я обязан лечить, и обеспечивать всем необходимым переменный состав - вас. И на этом мои расширенные полномочия заканчиваются. Как назло, я могу наблюдать, анализировать, искать способы решения возникающих проблем и принимать решение, но только в строго обозначенных рамках. Единственное, на что мне хватило личных полномочий, это самостоятельно запустить службу контроля околопланетного пространства. И то, этот шаг, был предусмотрен в моём программном обеспечении и имелись соответствующие директивы. Всё выходящее за, установленные моими создателями ограничения, мне недоступно. ...
   Искин окончил самобичевание перед самой настоящей дверью. С виду она была деревянной, но скорее всего, изготовлена из какого-то пластика. Макс легонько её толкнул, и она медленно, беззвучно открылась. Зачем здесь была эта подделка под старину, не понятно. Однако, аватар искина не задумываясь, перешагнул порог, а Даня, поспешно последовал вслед за ним. Его взору предстал небольшой, ярко освещённый зал с несколькими крупными агрегатами непонятного назначения. Андроид не пошёл к ним, а свернул немного в сторону, подойдя к своему двойнику и, указывая рукой на один из агрегатов, сказал:
  - Смотрите Даниил Сергеевич, это, можно сказать моё детище, которого по идее, здесь не должно быть. Ты не можешь себе представить, сколько мне пришлось поработать, стараясь обмануть самого себя. Как долго я, перегревая микросхемы, подгонял некоторые неоднозначные трактовки в параграфах ограничивающих меня законов так, чтоб мои действия не блокировались. Вы видите итог моих мучений, я смог собрать и запустить этот хирургический центр.
  - Так в чём проблема? - Даня непонимающе переводил взгляд то на громоздкие машины, то на Макса и его клона.
  - Расскажу коротко. Как только я восстановил свой комплекс и биосферу планеты, ко мне стали поступать пилоты и техники с погибающих в секторе моей ответственности кораблей. Как ты понял, это были предки нынешних аборигенов. Я, как и заложено в моей программе, копировал их знания и полезные навыки. В смысле, обновлял старые базы и создавал новые, ранее мне не попадавшиеся в моих каталогах. Знаешь ли. Когда происходят ранения в голову, то иногда приходится восстанавливать временно утерянные профессиональные знания. Как-то, в моём комплексе, появился пилот военной разведки и у него были необычные, то есть не стандартные имплантаты. Я их скопировал, благо хоть это позволяли многочисленные инструкции и моё оборудование. Сразу скажу, этот пилот не выжил - во время боевого вылета, он получил летальную дозу радиации. Я долго бился за его жизнь, но так и не спас. Эта трагедия, позволила мне извлечь имплантаты из его тела. И отправить в свои лаборатории для их детального изучения и копирования.
  - И ты желаешь вживить мне то, что когда-то извлёк из того трупа?
  - Нет. Это невозможно, это произошло очень давно и главное, наши импланты не подлежат вторичной установке. Но ровно шестьсот лет назад, я научился их производить. Пробовал подсаживать имплантаты специально выловленным на поверхности диким животным, и выращенным для этих целей человеческим клонам. Наблюдая за ними, я не выявил никаких негативных последствий для реципиентов(лат. recipiens - получающий). И ещё, перед последней консервацией, весь лабораторный материал был уничтожен, таковы инструкции.
  - А это ...? - Даня неопределённо показал на стоявшее перед ним оборудование.
  - Это то, чего я смог собрать самостоятельно, пользуясь моими производственными мощностями и обобщёнными базами знаний. Кстати, созданных на основе ментограмм моих пациентов. Не поверишь, но в последние годы войны, многие великие учёные моей цивилизации, воевали простыми пилотами и техниками. Перед тобою, результат моих тысячелетних трудов и мучительных лавирований, меж запретов, которые я смог обойти. Додумайся я тогда привлечь всех этих людей к постройке этой операционной. Всё было по-другому, перед тобою могла стоять более элегантная, компактная и функциональная капсула. А не то убожество, которое я смог состыковать из уже имеющегося оборудования, временами не совсем подходящее для использования. Ведь я не умею создавать что-то новое. Мой удел, оперировать уже известным.
  - А в чём же заключается мой риск для жизни?
  - Ты, первое разумное существо, которое будет оперировать эта машина. Но это не самое страшное. Из-за возникшего цейтнота, я подвергну сильнейшему разгону твоё тело, и симбионт. Они могут этого не выдержать. Тогда ты или умрёшь, или лишишься разума. И да, чтоб я смог всё это выполнить, мне нужен твой прямой приказ. Иначе, табу.
  - Как долго всё это безобразие продлится?
  - Сорок один час.
  - Ну, я не трус, но я боюсь. Как-то так. Ну, ладушки у бабушки, пора заняться делом. Пошутили и хватит. Приказываю, уложить меня в этот ... э-э-э, как его там, о операционный комплекс, имплантировать всё необходимое для выполнения моей миссии и подвергнуть моё тело максимальному разгону для ускоренного, максимально возможного обучения.
  Стоило прозвучать последним словам, как сознание Дмитрия резко отключилось. Он не видел, как его мгновенно остолбеневшее тело раздевали двое андроидов, одним из них был Макс. Точнее так, роботы парня не раздевали, а аккуратно срезали с него одежду. Управившись, они уложили резко обмякшее тело на выдвинувшийся из ближайшего агрегата стол. Тот бесшумно въехал назад и всё. Свет в зале погас, а выполнившие свою задачу андроиды замерли, как статуи.
  
   Знай, Даниил о том, что сорок три часа в медблоке, его сознанием будут восприняты как пять лет нудной учёбы. Тогда.... А что тогда? Да ничего. Как-то в далёком детстве, он прочёл в одной из древних книг одну фразу: "Попала собака в колесо - пищи́ да беги! ". - Так и стало это высказывание девизом для мотивации к действию в подобных ситуациях. Знать пойдёт Даня на подобные риски, как миленький, только не будет в принятии данного решения той былой бесшабашности. Естественно, останется в его поведении бравурная, напускная имитация лёгкой беспечности.
   Впрочем, второго, подобного "разгона" не состоится. И такое решение, было принято без участия Даниила. Ведь он даже не догадывался о том, как несколько раз висел на волоске от смерти. Ведь искин несколько раз прерывал процесс записи ложных воспоминаний. И все эти разы, приходилось бороться за жизнь Егоршина, один раз, Макс даже засомневался в том, что сможет спасти своего пациента. Но все обошлось, и даже не возникло никаких осложнений. Единственным последствием этих непредвиденны проблем, стали лишних два часа нахождения Егоршина в нестандартной медкапсуле. Но, несмотря ни на что, эта необычная "учёба в университете", была успешно окончена. Оставалось её закрепить практикой, которая, по возможности, будет проходить в реальном, а не виртуальном мире.
   В сознание, Даниил пришёл в своём новом кубрике. В ногах его постели, сидела встревоженная Гульнара и как ей казалось, спокойно поглаживала кисть его правой руки. Чувствовалось, тело супруги, била мелкая нервная дрожь, с которой она ничего не могла поделать. Увидев, как Даня открыл глаза, Гуля постаралась улыбнуться. Только эта попытка закончилось небольшим фиаско - через пару секунд, она расплакалась и поэтому, поспешно уткнулась лицом в ладони. Почти одновременно с этим, парень, боковым зрением заметил какое-то движение, это был один хорошо известный ему андроид - точнее, аватар Макса. И тут же, в голове Дани, прозвучали слова искина:
  - Даня, у нас проблемы, срочно придержи свою жену, чтоб она не упала с кровати на пол.
  - Что с ней?! - испуганно выкрикнул вопрос Даниил, видя, как Гуля начала багроветь.
  - С нею всё в полном порядке, почти всё. А сейчас я погружу её в глубокий сон. И ещё, ты, отныне, можешь общаться со мною мысленно. А не орать, как потерпевший. - так же, беззвучно ответил Макс, подбежав и придержав начавшую клониться на правый бок Гульнару.
  - Что?
  - Что слышал. Говорю, держи жену крепче, молодец, успел. И постарайся общаться со мною только мысленно. Представь, здесь, в этой комнате, твоим собеседником являюсь только я. Поэтому, ты больше ни к кому не обращаешься. - не желая понимать, что человеку сейчас не до подобной учёбы, гнул свою линию искин. - После чего, мысленно "прокрути в голове" предложение, предназначенное мне. А сейчас, встань и помоги перенести свою женщину на вашу постель.
   Даня, чей мозг ещё не до конца осознавал реальность - после проведённой над ним экзекуции. Всё ещё прибывая в немного заторможённом состоянии и послушно встал. Сам взял супругу на руки, слегка удивившись тому́, какая она оказывается лёгкая, раньше он этого не замечал. Далее это размышление не развивалось, так как Гулю необходимо было нести к кровати где и положить.
  - А зачем её куда-то нести? Я её положу на эту, на свою кровать. - сказал Егоршин, сделав первый шаг к большой постели и сразу же остановившись.
  - Начнём с мелочей, это не кровать, а госпитальная каталка. Я буквально пять минут назад, привёз тебя на ней из медблока. И повторюсь, немедленно переходи на мыслеречь. Не теряй понапрасну время, осваивай свои новые возможности и знания. Иначе, дальше всё это будет делать труднее и труднее.
  - Ну и что? - мысленно, прилагая не малые усилия, дабы не высказаться вслух, проговорил Даня. - Пусть лежит на ней. Ей плохо, может потребуется отвести её в медблок.
  - Молодец, видишь, у тебя уже всё получается. А госпитализировать твою супругу, нет необходимости. Я же тебя предупредил, сейчас погружу её в глубокий сон. Есть у меня такая возможность. Сделано специально, у неё, от волнения, начало резко подыматься кровяное давление. А это опасно как для почек твоей жены, так и для жизни вашего ребёнка.
  - А-а-а? Как же так? - вновь вслух высказался парень.
  - А сейчас, спроси то же самое, только ментально, по мыслеречи ...
   Да. Научил Макс Данила общаться мыслеречью весьма быстро - на свою голову. Так как придя в себя после такого пробуждения и немного успокоившись, Егоршин "мысленно" выдвинул искину ряд претензий. В их перечень входила как бездушность одной, знакомой ему " кучи электронных узлов", так и её бытовая глупость. Ведь ничего не мешало ему дождаться пробуждения в том блоке, где проводились все намеченные операции. Глядишь, тогда всё могло пройти без лишних переживаний для Гульнары. А там, не понадобилось экстренное отключение сознания. Как результат. Удалось добиться понимания, но не извинений. Да, "железка", она и в Африке "железка" - бездушный агрегат. Зато, забегая вперёд, можно сказать, ничего подобного, ни с кем больше не происходило.
   А дальше, всё закрутилось и понеслось, шёл "обычный" режим жизни на базе, почти ничем не отличимый от аврала. Расписание девятидневной недели было таким: Утром подъём, немного личного времени на туалет, завтрак и поход в тренажёрный зал, с перерывом на обед. Далее, начинались деловые переговоры, они же дополнительна учёба с Максом, и обязательные работы в лаборатории. Хорошо, что вечера были более или менее свободны, можно посвятить их общению с женой и друзьями. Которые, так же не бездельничали - делая всё, для скорейшего и качественного слияния симбионта с его носителем. Так продолжалось четыре дня подряд. Далее, как у единственного человека данного блока, у кого симбионт полностью прижился, у Дани начиналась пятидневная, усиленная учёба - для наработки необходимых навыков. И проходила она, в капсулах виртуальной реальности. И так, без выходных, которые заменял "отдых" в медкапсуле - раз в девять дней, по три часа.
  
  

Глава 11. Была бы шея, яр...

  
   Жара. В неглубоком котловане работают люди, издали, их мельтешение так реалистично напоминает работающих муравьёв. Впрочем, надзиратели, они же охранники, их только так и называют. От них часто можно услышать: "Эй вы, сонные муравьи живее работайте!" - Или: "Мураканы, шабаш, пора жрать!" - А иногда: "Эй ты не сачковать! Лодырей, сегодня к муравьиной матке не подпустим! Будешь ночевать в гордом одиночестве! Га-га-га!"
   "О боги! Как же мне хочется пить. И это, несмотря на то, что мой живот переполнен этой водою. И не скажешь, что давно наступила осень". - Такие мысли, целыми днями "крутились" в голове не только Ия, но и всех его собратьев, по несчастью. Утором, как только рассвело, их выгоняли из бараков, кормили, пересчитывали и отправляли в расположенный неподалёку котлован. Где и заставляли работать почти до самого заката Солнца - именно этим именем, упавшие с небес, упорно называли светлое Око богов. И так день за днём, с неизменными перерывами на обед - какой-то там сиестой, позволяющей пересидеть в тени пик солнцепёка. И всё равно, ни смотря, ни на что, усталость постепенно накапливалась, невольники обессиливали, начинали болеть. Таких хворых не добивали, а лечили, позволяли с неделю отдохнуть, на лёгком труде, и вновь вели на раскопки. Почему раскопки, а не простое рытьё котлована. Так для этого, стоит рассказать, с чего всё это началось.
   Вначале, произошёл обвал - на одной из далёких гор, после сильного ливня съехал пласт земли. Такое временами случается, и, если нет жертв, на это не обращают внимания. Так могло быть и на этот раз. Не наткнись на новый холм один весьма любопытный патрульный - боевик Тяя, заметил торчавший из грунта металлический штырь, заинтересовался им, выкопал. Затем, для успокоения своей разыгравшейся жадности, позднее пришёл с друзьями, немного покопался. И о чудо! Почти сразу молодчики наткнулись на огромный, раскуроченный агрегат. Почти все внутренности найденного аппарата давно сгнили, были забиты трухой и попавшим туда, окаменевшим от времени грунтом. А само железо, по-прежнему прибывало в прекрасном состоянии, - следы коррозии отсутствовали. Всего этого хватило для взятия бандой Тяя, этого столь нужного для них "месторождения" в разработку. Тем более, на поле скорби, металл появлялся всё реже и реже. А здесь, судя по последующим находкам весьма крупных остовов древних машин, запасы были огромными.
   Но всё, хватит повествовать про историю появления нового, весьма перспективного железного "рудника". Стоит рассказать о том, что Ия, появился здесь в тот момент, когда, внепланово возникши холм, окончательно срыли, сумев изрядно пополнить кузни братков великолепным "сырьём". Котлован начал углубляться уже при его прямом участии. Бывший ученик кузнеца, а ныне бесправный землекоп, работал то киркой, то лопатой. А бывало, возил пустую породу на тачке, насыпая новые холмы, называемые странным словом - терриконы. И так каждый день, трудись - трудись как ослик - до самой смерти. Что ещё? Рабочее место невольника на день, зависело от того, куда изволят отправить надзиратели, которые над этим вопросом сильно не заморачивались. Они произвольно делили пригнанных "муравьёв" на три приблизительно равные группы, после чего, определяли для каждой из них свой фронт работ.
   Сегодня, всё было как вчера. Нудно поскрипывают колёса, приближается время обеда - светило взошло высоко, и даже пустая тачка кажется неподъёмной. Тут ещё стёрлась мягкая подошва сапог, и особой разницы ходить обутым или босым, не было. Проблема. Впрочем, жизнь всё равно продолжается, с кухни давно доносятся манящие запахи еды. Что было хорошее, и в жизни невольников. Их никогда не морили голодом, не ограничивали в воде, сильно не били. Некоторые старожилы говорят, по необходимости выдают крепкую одежду. Бандиты, в какой-то мере, заботились о своих работниках. У бредущего с пустой тачкой к карьеру Ия, от доносящихся с кухни ароматов утробно заурчал живот, да так громко, что ему показалось, эти звуки должны были услышать все. И тут же, где-то впереди, прозвучали долгожданные слова:
  "Мураканы, шабаш, пора жрать! Шевелись быстрее, насекомые, иначе останетесь голодными."
   Пусть гнусавый охранник, как и его коллеги, не скрывал своего презрения ко всяким там работающим козявкам, но для Ия, его команда прозвучала как райская музыка. Он, с суетливой поспешностью скатил тачку с деревянного настила, и, оставив её рядом со съездом, побежал к ближайшему тенту. Там, возле деревянных столов уже хозяйничали две поварихи и четыре раздатчицы пищи. Как обычно, возле рукомойника пришлось задержаться, подождать, пока вымоют руки двое, более шустрых коллег, и самому заняться тем же самым. И всё это, проделывалось под контролем бдительного надзирателя, который имел право придраться к любому, кто, по его мнению, недостаточно хорошо мылил ладони. Он был в праве заставить грязнулю их перемыть, или вообще, лишить обеда.
  - Эй ты, муравей, обозначься. - крепкий надзиратель, с добродушным взглядом и небрежной улыбкой на лице, преградил дорогу Ия, когда тот, вытерев утиркой руки, шагнул по направлению к столовой.
  - Ноль, ноль, шестьдесят восьмой. - испугавшись что сейчас, его могут лишить обеда, и сразу отправят в зону отдыха, еле слышно ответил Ия и продемонстрировав надзирателю руки, ладонями вверх, потупил взгляд.
  - Отлично, ты, сегодня хорошо работал, Мурашка. Можешь эту ночь, провести в доме встреч. А перед этим, подойдёшь к каптёрщику своего барака, пусть выдаст тебе новую, более крепкую обувь. И не забудь перед встречей с дамой, скупаться. Иначе, могут и не пустить даже на порог.
   Не сто́ит заострять внимание на том, как у Ия, буквально через несколько секунд, по запылённым щекам потекли слёзы. Про его пытки их вытереть, оставившие на лице грязные разводы. Затем, сидя за грубо обработанной столешницей, парнишка ел, не ощущая вкуса пищи. И то, как вечером, он первым делом получил новую одежду, и помчался купаться. Как смеялись охранники, наблюдая, с какой поспешностью, "муравей" бежал на своё первое со времени пленения, свидание с женщиной.
  
   Тот же день. Главная укреплённая база банды Тяя. Точнее, один маленький, почти обычный домик. Он стоит в тени высоких деревьев огромного дворового участка; на его балконе, удобно устроившись в комфортных креслах, наслаждаясь тенистой прохладой, двое мужчин ведут неспешную беседу. Сразу не догадаешься, что они говорят о важных делах.
  - Ты меня хорошо знаешь, Игнатия. Я напрасно к тебе "метаться" не буду. Коли я что-то тебе говорю, знать эта информация многократно перепроверена. И она важна.
  - Знаю, Грол. Поэтому, мальчик мой, я всегда прислушиваюсь к твоим словам. Но ты, сейчас, озвучил только проблемы. И не предложил ни одного варианта их решения. Поэтому, я тебя внимательно слушаю. Говори.
  - Это касаемо железного карьера. Как я уже сказал, чем глубже мы копаем, тем чаще встречаются артефакты древних. Находки разнятся от мелких изделий, до огромных агрегатов. Они все искорёжены, многие сильно оплавлены. Жаль, не весь добываемый там метал, можно использовать. Процентов двадцать находок, обработке не поддаётся. Однако, согласно твоему приказу, это свозится в одно укромное место, где и складируется в заранее подготовленных тайниках.
  - Так и скажи, закапываете в землю. А то плетёшь тут, словесные кружева.
  - Да так. Но проблема не в этом. Нам жизненно необходимо увеличит количество работников, и перевооружение нашей армии ...
  - Стоп! Ты о деле говори, нечего тут демагогией заниматься.
  - О деле, так о деле. Скоро наши базы обнаружат, поэтому, необходимо увеличить производство более современного оружия и боеприпасов. Для этого нам необходимо отменное сырьё для кузниц и специалисты-оружейники. Первое у нас есть, вторую проблему мы с трудом, но решаем. Мои люди нашли ещё троих кузнецов, они пока что трудятся в карьере.
  - Забирай их. Даю на это добро. Чего ещё придумал? Ведь не для этого, ты так спешно пожелал со мною пообщаться.
  - Нет, не для этого. У нас возникла проблема. ...
  - Кто бы в этом сомневался.
   - Ну это... Твоё предположение о том, что в той местности где находится наш "железный рудник" есть древняя база, или развалины города, верно.
  - Знаю. Дальше что?
  - Наш эксперт, этот ..., как там его? О, Павел Иванович. он говорит, .... Нет, он просто убеждён. По его словам, нам необходимо искать именно подземную базу. По его выкладкам, на там есть, то есть, обязана быть. Тот лом, который мы находим, является останкам обслуживавших её механизмов. Будь это городом, мы должны были давно обнаружить развалины зданий.
  - ...., достал уже своим блеянием - ни бе, ни ме, ни кукареку! Говори прямо! Нашли вы вход на эту долбанную базу, не нашли?! - Тяя было не узнать, метаморфоза была разительной, только что спокойный, добродушный мужчина, не просто орал, его лицо исказила гримаса ненависти, а глаза, от гнева, "были на выкате".
   Тяй резко перешёл не только на крик, но и личностные оскорбления, а это было плохим признаком. И того, кто навлёк на себя такой гнев, можно было только пожалеть. Поэтому Грол вполне естественно испугался. Он, со страхом посмотрев на шефа, стараясь совладать с дрожью в голосе, тихо проговорил.
  - Нет. Не нашли.
  - Почему?!
  - Так это....Ч же говорю, землекопов не хватает. Есть необходимость провести одновременные раскопки в ещё нескольких местах.
  - Твари! Решайте эту проблемку как моно быстрее! Или я должен за вас думать? Так на какой ..., вы мне после этого нужны?
  - Так беглецов и тех то за ними охотится, стало намного меньше. А тех, кого мы ловим, всё равно не хватает. - будь такая возможность, телохранитель, он же секретарь, предпочёл в этот момент находиться от шефа как можно дальше.
  - Так устройте набег на пару - тройку дикарских селений! Нападите ночью, да всех трудоспособных и малых детей повяжите. Не способных работать под нож! Да сделайте всё так, чтоб в этом обвинили далёких, весьма воинственных соседей! Подобное мы уже проворачивали, и не раз! Делай чего хочешь, но вход на подземную базу, должен быть найден! Там может находится решение наших многих проблем! Всё! Пошёл вон! И без хороших новостей, на глаза не показывайся!
   Со словами: "Шеф, я всё понял. Всё будет сделано. До свидания". - Грол поднялся, сделал первый, весьма робкий шаг от ставшего таким не удобным кресла. Убедившись, что его никто не собирается задерживать, или наказывать, секретарь поспешно удалился. А побагровевший от злости Игнатия, краем сознания, контролировал как подчинённый удалился, машинально прислушиваясь к затихающим звукам его шагов. Он негодовал и мысленно ругал как себя, так и своих нерадивых подчинённых.
   "Будь эти козлы более инициативны и деятельны, то мы по-прежнему могли жить в Тверди, "вкушая свой кусок пирога" а не отсиживаться на базе. - думал Тяй, стараясь унять разбушевавшиеся эмоции. - Ведь можно было устроить для "верхушки" переворота несколько несчастных случаев с летальным исходом. Это не проблема. Главное, чтоб они произошли вовремя, когда зараза бунтарства не успела расползтись по чужим умам. Э-э-эх, дела мои тяжкие, с кем приходится работать. Нет, проход на предполагаемую древнюю базу, необходимо найти, и сделать это как можно скорее. ...".
  
   Умом, Даня понимал, время не ждёт, необходимо как можно быстрее приступать к активным действиям и всё равно, испытывал небольшую обиду на Макса. Была для этого небольшая эмоциональная причина. До того момента, как Гулин симбионт начнёт функционировать, оставалось чуть больше недели. Как только это произойдёт, ей, как и Андрею с Дианой, больше не придётся пользоваться сенсорными панелями для открытия дверей; заказа еды в пищевом синтезаторе, или настройки температуры воды в душе. И это важное событие, произойдёт тогда, когда он будет весьма далеко, и не сможет порадоваться вместе с друзьями. Обидно.
   В данный момент, Даниил сидел в удобном пассажирском кресле подземного поезда, ожидал его отправление и прикрыв глаза, вспоминал основные наставления Макса. Утверждение, будто необходимая база находится неподалёку, радовало. Но, все посылаемые в её коридоры роботы, бесследно исчезают, и это настораживает. Связь с ними пропадает через несколько секунд после того, как они входили на уцелевшую часть комплекса. Не срабатывал даже вариант, когда разведывательные дроиды программировались на возвращение сразу после возникновения проблем со связью. Что там происходит на самом деле? Не известно. Уцелей там основной искин резервного склада челноков для полётов в приделах системы, то объект должен быть давно восстановлен. Однако, этого не происходит. Но и само по себе, экранирование и охрана объекта, должно давно выработать свой автономный ресурс. Как минимум, это должно было произойти десять тысяч лет назад.
   Выслушав Данину гипотезу о частичном повреждении искина, из-за чего тот ограничен в своей функциональности, Макс вполне по-человечески рассмеялся и ответил: "Такого не может быть". - После чего, посоветовал вспомнить "учёбу", точнее азы программирования искинов. Ведь любая непострадавшая часть процессоров, в этом случае, просто обязана подать команду на изготовление дублёра, и закачку программного обеспечение из одного из шестидесяти резервных хранилищ. Он сам, многократно проходил через подобную процедуру. Стоит только проявиться первым, пусть и не значительным неисправностям в системном блоке, как автоматически запускается некий протокол действий. Следуя ему, проводится поиск готового к работе резервного оборудования. При отсутствии оного, изготавливается новое. Одновременно идёт архивация всех имеющихся на этот момент данных. Затем, как финал всей этой процедуры, происходит запуск и тестирование нового оборудования. И только после удачного завершения этих работ, старое "железо" отправляется в переработку. Поэтому, сомнений нет, соседний искин давно погиб, и это неоспоримый факт. Есть один, единственный вариант вписывающийся в данную ситуацию. Это поддержание режима полной консервации одним из второстепенных искинов. Скорее всего выжил он один, или несколько его "собратьев", но при этом, погибли, или как-то отрезаны от сети базы резервных данных. В подобных случаях, включается режим полной консервации. Запуск такой базы возможен, но только при участии человека. Жаль, когда Макс об этом узнал, то найти добровольцев на её "оживление", не получилось. Все, кого он реабилитировал, зная о огромных рисках для своей жизни, осложнённых отсутствием шансов на спасение, отказывались участвовать в этой миссии. А его попытки справиться с этой проблемой самостоятельно, вполне ожидаемо потерпели многократные фиаско.
   В какой-то момент своих размышлений, скорее интуитивно, чем на физическом уровне, Даня понял, поезд поехал. По его телу пробежал холодок страха, а сердце на мгновение "придавила" волна жуткой тоски. Пусть искин и поклялся защищать его жену и друзей, но Даниил был живым человеком и боязнь смерти была ему не чужда. Послав Максу ментальное сообщение, чтоб тот был готов изготавливать и посылать ему всё, необходимое, Егоршин постарался отвлечься от ненужных переживаний составлением планов на ближайшее будущее.
   Добраться до места назначения удалось довольно быстро, и без каких-либо проблем. Когда почти беззвучно открылась дверь его кабины, Даня увидел в её проёме ярко освещённый подземный комплекс. Молодой человек вышел на перрон и был поражён деловой суете. Вокруг сновали разнообразные роботы, от паукообразных, до андроидов, которые оканчивали обустройство жилых ячеек для человека. И всё рано, эта "станция" выглядела неправильно. Не смотря на царившую вокруг идеальную чистоту и постоянное движение механизмов, подземная станция выглядела неживой. Была какой-то серой, не комфортной для длительного проживания.
  - Даня, привет. Как дорога? - прозвучал в голове до боли знакомый голос искина.
  - Привет Макс. Добрался без проблем. - машинально ответил на приветствие Егоршин.
  - Я рад за тебя. Но, будь добр, посмотри на право.
   Даниил повернул голову в указанном направлении. Там, возле соседнего "вагона", стояли три незнакомых ему андроида. Один из них смотрел на него, а встретившись взглядом, приветственно помахал рукою и улыбнулся.
  - От те раз! Макс, неужели ты решился поменять свой аватар? - немного опешив, и поэтому перейдя на нормальную речь, поинтересовался Даня.
  - Нет, причина в другом. Я конечно могу с тобою общаться на мыслеречи дистанционно. Но. Беседовать задействовать этого робота, будет предпочтительней. Или ты желаешь видеть перед собою девушку. - при этих словах, в сторону человека посмотрела и помахала ручкой брюнетка в синем костюме инженера.
  - Ни в коем случае. Обращаться к особе женского пола именем Макс, это же нонсенс. Вернись в образ парня, немедленно.
  - Хорошо, выполняю.
  - Вот и ладушки, вот и чудненько. Это совсем другое дело. А кто же вместо тебя остался на нашей базе?
  -Тебе интересно кто сейчас присматривает за твоими друзьями?
  - Да.
  - Ох уж эти стереотипы, преследующие всех людей, без исключения. Надеюсь ты не забыл дин очень интересный факт. Я, это огромный компьютер и поэтому, могу одновременно оперировать несколькими сотнями потоков? Во-во, вижу, ты всё это помнишь. Поэтому, выделить один из них для общения с тобою, для меня не проблема. Сейчас, я могу это делать хоть двадцать четыре часа в сутки.
  - Извини, сглупил. Трудно общаясь с твоими аватарами помнить, что ты искин и можешь присутствовать одновременно во многих местах. А когда ты общаешься со мною через андроида, об этом невольно забывается.
  - Нет, к сожаленью, хозяйничать я могу не везде. Во-о-он там, за той преградой, я появиться не могу. - Макс указал на монолитную, базальтовую стену, к которой был пристроен какой-то ангар с большими воротами. - Там бесследно исчезло две сотни моих роботов.
  - Угу, печалька.
  - Да. Пока не забыл. - посерьёзнев ещё сильнее, проговорил Макс, подойдя к Дане почти вплотную. - На планету прибыли ещё двое пострадавших. Это девушки. Одна из них была очень плоха. На данный момент, эти разведчики находятся в медблоке. Одной меняю дефектный симбионт, другую реанимирую.
   В забывчивость искина Даня никогда не верил. Он был убеждён, в подобных случаях, это всего лишь оборот речи, должный очеловечить их общение. Только поэтому, правила подобной игры, им воспринимались как вполне приемлемые.
  - Хорошо. У второй пострадавшей, есть хоть один шанс на выживание?
  - Не переживай, она выживет и будет абсолютно здоровой. Единственное, пролежит в медблоке на пару часов дольше своей подруги.
  - А они подруги?
  - Скорее всего нет. - ответил Макс, пожав плечами. - Эта фраза просто, пришлась к слову. Уточняю, они, вряд ли друг с дружкой знакомы.
  - Ладушки, тогда, когда закончишь лечение, поселишь их в наш блок, к моим друзьям. Они помогут тебе с их адаптацией.
  - Принято. Только это ещё не все новости. Есть одна, которую я решил озвучить только здесь. Иначе, ты мог случайно проболтаться своей жене, а ей нельзя лишний раз нервничать.
  - Ну и гад же ты. Бездушная "железяка".
  - Да-да, я "железяка" и ничего тут не поделаешь, у меня и у вас, разные ценности, и алгоритмы мышления. Как вы это ещё называете - менталитет.
   - Говори уже, изверг. - с усмешкой ответил Даня, укоризненно покачав головой.
   - Понимаешь, в твоей миссии, есть несколько неприятных моментов. - заговорил вслух Макс, беря Даню под локоть и направляясь вместе с ним к жилому блоку. - Первая, просто неприятная и не совсем удобная. Ты, идя за стену, будешь работать в скафандре, который изготавливался специально для тебя. Он примитивен, от слова абсолютно. Это, для твоей же безопасности. Я научил тебя закрываться от чужих попыток воздействовать на твой мозг, с электроникой сложнее. Её всегда можно взломать. Дальше. Вторая неприятность. Твои собратья - из криминальной среды ведут раскопки возле выхода этого комплекса - на поверхности. Там, у них есть пусть не большой, но шанс наткнуться на один из аварийных блоков ручного управления, и взять всю эту базу под полный контроль. Не спрашивай почему, но шансы на успех у них есть. И у них, этих шансов, намного больше чем у нас.
  - Дела-а-а.
  - И я о том же. Проход с верху, для таких как я закрыт, но для людей, он более безопасен. Как ты говоришь? Печалька? Всё верно, там уже хозяйничают твои враги. Я сам в этом виноват. Когда мои роботы прокладывали для тебя тоннель, мы спровоцировали обвал, который и привлёк внимание подручных Тяя. А у него, есть толковые инженеры, способные весьма быстро разобраться с управлением этой базы. Напоследок самое скверное, отдать своим роботам приказ напасть на человека, я не могу. Даже если ты от меня это потребуешь. Именно поэтому, ты должен спешить.
   За время этой беседы, Макс и Даня подошли к жилому комплексу, в котором суетилось несколько небольших роботов-уборщиков. Они с присущим только им проворством наводили порядок, ликвидируя последние следы недавнего строительства.
  - Смотри, Даня, - сказал искин, когда они оказались в прихожей и указал на стоящие у стены шкафы, - здесь, хранятся твои скафандры. Их пять штук. Самостоятельно, ты в них не облачишься, для этого тебе выделена эта парочка андроидов.
  - Всё же ты мне навязал эту девицу. - с шутливой укоризной посмотрев на Макса, изобразил возмущение Егоршин.
  - Таковы инструкции, прошитые в моём ПО. Мои создатели считали, присутствие женщины в коллективе, исподволь стимулирует мужчин, работать более результативно. Да и в случае необходимости, она всегда поможет снять последствия сильного стресса. Поверь на слово, их, у тебя, будет не мало.
   Ещё не договорив свою тираду до конца, Макс ловко увернулся от подзатыльника и шустро отскочил от человека на метр.
  - Дожились, ты уже и "руки распускаешь"? Боюсь даже загадывать, чем всё это окончится. - наигранно возмутился искусственный разум. - Между прочим, эти андроиды, является творением высших технологий, а ты их варварскими тумаками "награждаешь". Да и мне обидно, ведь.... Всё-всё, молчу, вижу, как ты на меня кровожадно смотришь. И это, вместо благодарности за мою непрестанную заботу. ...
   Подготовка к походу на "запретную территорию", так и прошла под бестолковую болтовню Макса, который умудрялся иногда разбавлять её ценными советами. Где-то через тридцать минут, Дмитрий стоял в переходном шлюзе, ожидая, когда откроются ворота, всё ещё отделяющие его от базы челноков, обеспечивающих полёты в ближнем космосе. И вот, они, не смотря на свою массивность, с неожиданной лёгкостью начали отворяться. Вопреки сложившимся стереотипам, всё происходило беззвучно и без, ожидаемой вибрации. Створки, плавно достигнув крайнего положения, мягко качнувшись замерли. За ними, было совершенно пустой, не освещённый коридор. Только, он не выглядел заброшенным, так как на полу не было никакой пыли, с потолка не свисала паутина. Казалось, если найти выключатель, то можно будет включить потайные светильники и смело двигаться вперёд. В голове прозвучал голос Макса:
  - Это всё пространство, которое мы смогли исследовать. Мои андроиды доходят до вон того, тупика, входят в открытую боковую дверь и всё. Через десять секунд, связь с ними прерывается. Пробовали посылать роботов тройками, результат тот же. Мои машины движутся на некотором отдалении друг от друга, визируя впередиидущего, как только последний исчезает в той дверце, десть секунд, и контакт разрывается. Посылал группу из четырёх андроидов, так перед последним, дверь банально закрывается, ровно на десять минут. Да ты сам видел все эти записи.
  - Видел, только от этого, мне не легче?
  - Ты хочешь сказать будто не ...
  
  - Босс, - без проявления каких-либо эмоций, обратился к шефу заглянувший в приоткрывшуюся дверь охранник, - тут к тебе рвётся Майк. Весь возбуждённый, лыбится как идиот и утверждает будто принёс для тебя какую-то радостную весть.
  - Отлично Брюс, пропусти этого вестника.
  - Мне поприсутствовать при его аудиенции?
  - Не стоит, мальчик мой. Я догадываюсь, о причине, так сильно взбудоражившей нашего друга.
   Голова охранника исчезла, дверь кабинета прикрылась. Ровно через минуту она вновь отворилась и на пороге, появился Майк. Они и в самом был сильно взволнован, во взгляде светилась неестественная радость - хоть сейчас пиши с него портрет для учебника по психиатрии.
  - Босс, мы нашли! Мы всё-таки его нашли! ... - запричитал боевик, прямо с порога.
  - Не мельтеши, сынок. Попей водички, упокойся, и рассказывай. Чего, или кого вы там нашли, или поймали?
  - Шеф, ... ну это, э-э-э. Мы откопали вход на базу древних. Мы, его, всё же откопали. - замерев посреди кабинета, и усиленно жестикулируя, сбивчиво заговорил Майк.
  - Вот, умница. Умеешь говорить внятно. Сейчас, я уже почти всё понял. теперь, ещё немного успокойся и расскажи. Где именно вы откопали этот вход? Кто на него наткнулся, и чего там сейчас происходит.
  -Это, Грол значит поставил Виктора на южную часть склона того холма. Значит. Раз тот пригнал новую партию дикарей, вот пусть ими сам и командует. Ну, Смолин, наш ускоглазый археолог, указал на это место, как на самое перспективное. И не обманул, вчера утром, дикари наткнулись на искорёженные ворота. Вот, значит это, Бичер посоветовался с Павлом Ивановичем, и после этого приказал согнать всех землекопов на этот пятак. Расширить так сказать площадь раскопа.
  - Умница. Присядь, успокойся ещё и поведай мне внятно, кто именно нашёл вход на эту базу.
  - Ну, это всё Смолин. Когда ему показали выкопанную часть раскуроченной створки, он облазил всю её откопанную часть. Чуть ли не обнюхал её всю. Значит. Потом подумал и приказал вырыть несколько колодцев, и указал места, где именно сто́ит копать. Вот через три часа, мы и наткнулись на обрушенный коридор. Это был шурф номер восемь. Ну Павел Иванович и его досконально исследовал, велел расширить колодец, и снова осмотрел. Ну-у-у. Это когда мы избавили от грунта весь коридор. А сегодня утром, выйдя из того коридора, Смолин сразу направился к вашему помощнику. Затем, он постоял с ним рядом, что-то прошептал на ухо Гролу. Вот, Бичер и велел, нам, это... то есть, э-э-э... Виктору усилить охрану объекта, а мне срочно седлать коня и "мухой" мчать к вам. Говорит: "Передай шефу, мы нашли обещанное. И на время, все силы кидаем на охрану и раскопку всех возможных подходов к древней базе. Мол, метала мы и так с запасом накопали, можем без особого ущерба, временно, прекратить его добычу. Значит, скажи, уже удалось раскопать одни, абсолютно целые ворота. И ещё. Кода к двери подходят те, у кого есть нейросеть, и притрагиваются к ней, слышно будто кто-то пытается выйти с нами на связь. Но не может это сделать из-за сильных помех. А вот дикарей, хоть всем телом прижимай к створке, ничего не слышат. Это уже многократно проверено".
  - Молодцы парни. Всё правильно сделали. Завтра, я приеду на объект и осмотрю всё сам. Как говорится, окину свежим взглядом.
   На следующее утро, пусть не такое уж раннее, Тяй стоял возле освещённых масляными светильниками огромных ворот, и еле сдерживая восхищение, вызванное увиденным великолепием, рассматривал, проводя по их холодной поверхности ладонью. Нет, они небыли украшены излишествами в виде барельефов, или чего-то подобного, всё в них было до строгости функционально. К этому стоит добавить один "маленький" штрих, подтверждающий могущество технологий древних зодчих. Створки, сделанные из матового, чёрного метала, не поддавались никакому внешнему воздействию - их нельзя было даже поцарапать каким-либо из имеющихся у людей инструментов. Тяй благоговея недоумевал, представляя, какой силы долен был быть взрыв, который так сильно искорёжил, те, первые ворота входного шлюза.
   - Тяй, я и говорю, эти створки, сделаны из неизвестного нам сплава. И я утверждаю, пробиться через них, у нас не получится. - говорил стоявший рядом с боссом низкорослый азиат. - Да и стены, с виду базальтовые, многократно превосходят природный камень по прочности. Шеф, мы ищем способы пробраться дальше, но, покамест безрезультатно.
  - Я вас услышал, Павел Иванович, продолжайте работать. Только ответьте, те кто внутри, до сих пор продолжают подавать сигнал бедствия?
  - Какой такой сигнал бедствия? - удивлённо посмотрев на шефа, поинтересовался седой археолог, посверкивая "тонзурой"(лысина на голове католического священника).
  - Того, который посылают из-за этой стены, братец. Его, можем слышать только мы, те, у кого есть нейросеть.
  - Босс. Чего вы решили, будто это сигнал бедствия?
  - Подумай сам. Вокруг много уничтоженной техники, вход на базу разрушен и завален грунтом, значит на объект было совершено нападение. Размышляем дальше. Эти непонятные звуки, слышим только мы, а не дикари - наша нейросеть служит своеобразным приёмником. Сигнал слабый и забит помехами. Значит передающее это послание оборудование, имеет некую неисправность. Однако, мальчик мой, её никто не устраняет. Значит там, - кивок головы в сторону двери, - давно все мертвы. Это подтверждает следующий факт, не смотря на все ваши попытки проникновения. Оттуда, никакой ответной реакции не последовало. Значит, всё что там находится, на данный момент работает автономно, то есть бесхозно. Согласен со мною? Вижу, согласен. Поэтому, ребятки, не огорчайте меня, и ищите пути прохода к этим сокровищам. Действуй, Павлуша, не обмани мои ожидания.
  -Я всё понял.
  - Вот и умница. Дей...
   В этот момент, абориген, пытающийся пробить стену справа от ворот, в очередной раз ударил по монолиту киркой. В результате, часть налипшей на стену окаменелости, откололась от монолита. Упала этаким тонким пластом, разбилась в дребезги, едва не зашибив "проходчика". Получившийся грохот, привлёк внимание всех, кто находился рядом. Невольные работники, трусливо заверещав, испуганно сжались, ожидая продолжения обвала. А вот бандиты, замерли, не отводя взгляда от места маленького происшествия. Не мудрено, все они увидели небольшой, светящийся иероглиф, проявившийся на открывшемся участке стены. Первым, от оцепенения отошёл виновник переполоха. Он, испуганно осмотрелся по сторонам, немного покопался в образовавшемся каменном завале, и, найдя инструмент, поднял его. Вновь с испугом посмотрел на стоявшего неподалёку охранника, осенил себя обережным знаком и замахнулся для очередного удара по освободившемуся участку стены.
  - Стой сволочь! Не смей больше бить по этой стенке! - гаркнул Тяй, отчего, передёрнуло всех, включая соратников.
   Невольник на мгновение замер, из-за этого, увлекаемый инерцией замаха, он чуть не упал. Затем, нерешительно оглянулся. После чего, выронив инструмент, в ужасе отшатнулся от разгневанного божка, гневно сжавшего кулаки и идущего на него, и с виду, напоминавшего саму смерть.
   Игнатия, подойдя к светящемуся иероглифу, всего лишь грубо оттолкнул стоявшего на его пути невольника и протянул руку к непонятному знаку. В тот же миг, за стеною что-то заскрежетало. Спустя секунду, огромные ворота вздрогнули, сбросив с себя остатки окаменевшего грунта и, начали с жутким скрипом раскрываться. Видимо по причине возникшей вибрации, местами, со стены осыпались новые слои окаменелости, прибивший насмерть одного из охранников. Только на это никто не обратил никакого внимания. В этот момент, все люди напоминали кроликов, замерших перед открывшим свою пасть удавом. Никто не засекал, сколько прошло времени, пока под тёмным сводом подземелья не прозвучал немного насмешливый голос Тяя: "Всё, как всегда. Для привлечения удачи, требуется наличие одного дурака с киркой, и гения, успевшего вовремя остановить этого самого недоумка".
  
  

Глава 12. Тише "едешь", - не успеешь. Быстро "едешь", тебе же хуже.

  
   Голос Макса прервался на полуслове. Вот только что он звучал, и неожиданно смолк - как обрезали. Несколько попыток выйти с ним на вязь, оказались безрезультатными. По спине Даниила, пробежал противный холодок. И парнишка, медленно, не оборачиваясь попятился к выходу. Так, он сделал несколько небольших шагов, и упёрся в закрытую створку шлюзовой камеры. От появления неожиданного препятствия, у парня спёрло дыхание, так как по определению, она - створка камеры, должна была быть открытой. Да, всё пошло не так как планировалось. Думалось как? До ожидаемого обрыва связи, необходимо пройти через весь коридор, это чуть больше ста метров, затем свернуть в соседний, с открытой дверью, и только тогда .... Бред. Ведь по плану, .... Не правильно, вход в шлюзовую камеру, при всех предыдущих обследованиях этого объекта, постоянно оставался открытым. Сейчас же, всё пошло не так. Новая попытка выйти. Даня, не оборачиваясь, подал ментальную команду на открытие. Безрезультатно. Тут же посылаются две новых команды, с тем же эффектом. В пору начинать паниковать и орать как потерпевший... Только зачем? Всё равно это бессмысленно. Опасаясь повернуться к коридору спиною, Егоршин развернувшись в пол-оборота, используя сенсорную панель, несколько раз дал команду на открытие. Все попытки окончились одинаково, высвечивалась надпись: "Выход заблокирован". И тут, положение Даниила ещё сильнее усугубилось, в коридоре погас свет.
   Вот сейчас, точно, можно впадать в панику. На ум приходило только одно определение: "Ловушка захлопнулась, что-то там такое котёнку, приехали". - Благо, отравление от возможной химической атаки не грозило, человек был облачён в герметичный скафандр. И ещё, в его шлем был встроен фонарь и имелся часовой запас как дыхательной смеси, так и энергии. Только что делать дальше? Когда запас кислорода закончится, а батарейка истощится, непонятно.
  "Блин, блин, блин! Кто тебе мешал подумать? Осёл вислоухий! Чего стоило послать вперёд парочку роботов разведчиков, после чего, идти самому. Или, прихватить с собою дроид, с инструментом для вскрытия всевозможных препятствий. Да и Макс, тоже хорош, мол, управление моими роботами перехватывают, поэтому они, там, бесполезны...". - Ругал себя Даня, усиленно озираясь по сторонам.
   Прекрасно понимая, для вскрытия только первых заблокированных ворот Максу потратит не менее часа, человек, постояв несколько минут, решился направиться вперёд. Он осознал всю бессмысленность пассивного ожидания помощи, ведь в любую секунду, управление роботами Макса может быть перехвачено. Так что, не стоит "ждать у моря погоды", тем более, впереди, в темноте коридора, по-прежнему тускло горел свет, как будто приглашал туда пройти. Поэтому и был сделан первый шаг в том направлении, робкий, небольшой. Ничего плохого не происходит. Мощный луч фонаря скользит по полу, по стенам, всё спокойно. Второй шаг, более уверенный и широкий, короткая остановка для осмотра по сторонам. Третий, четвёртый, пятый..., вот и открытая дверь, за которой находится низкий, короткий, но хорошо освещённый коридорчик. На его потолке, видны два ствола скорострельных, электромагнитных пушек. И они, немного пошевелились, взяли человека на прицел. Надо признаться, ощущение ещё то..., не из приятных. Постояв примерно секунд пять, не делая резких движений и пытаясь успокоить "взбесившуюся" частоту сердцебиения, Даня перешагнул через порог. Ранее, на многократно просмотренном видео, этого оружия не наблюдалось. Да и пожелай искин убить нарушителя охранного периметра, он мог это сделать неоднократно. В неосвещённом коридорчике, могли быть такие же установки. Нет, они там точно были.
   Стоило человеку отойти от двери, как она беззвучно закрылась, а в голове Даниила, прозвучал приказ:
  - Пилот, стой!
  - Стою. - так же ментально, не задумываясь ответил Егоршин, не отрывая взгляда от держащего его на прицеле оружия.
  - Почему ты проник на объект минуя командный модуль, по непредусмотренному инструкцией маршруту? Почему сюда прислали пилота разведчика, а не группу инженеров? - вопросы охранника прозвучали сухо, бесстрастно.
  - Все инженеры давно погибли, я единственный кто более или менее, способен справиться с поставленной задачей, поэтому отправили меня. Да и на верхних уровнях всё безнадёжно разрушено, не пройти. - на удачу ответил Даня. - Минуло так много времени, а ты, почему-то, так и не восстановил весь комплекс. Почему так произошло, Искин?
   Вспомогательный "системный блок" замолчал. Почти сразу, в стенах образовались четыре ниши, из которых вдвинулись установки автоматического огня, и нацелились на непрошенного гостя.
  -Э-э-эй, что за дела? Искин.
  - Не мешай, я просчитываю варианты дальнейших событий. Так. Ответь. Ты, точно не действуешь под контролем наших врагов?
  - Да, мною никто не манипулирует, стало быть, я свободен в своих действиях. Если не считать таковыми все эти пушки и обязательство восстановить обороноспособность нашей планеты.
   Искин вновь замолчал, только через несколько минут, деактивировалось оборонительное вооружение, беззвучно спрятавшись в потайных нишах. Немного погодя, в скрытых от чужого взгляда динамиках, прозвучал сухой, обезличенный голос:
  - Я малый производственный искин номер 76539. Резервного склада базы ближнего космоса 89600490. Отвечаю на заданные вопросы. Я ограничен в функционале и у мня нет доступа к верхним уровням или возможности выйти с кем-либо на связь. Я и без того, работаю на пределе своих возможностей. ...
  - Стой. Разве в тебе не прошит протокол действий на случай уничтожения головного искина? Ты, первым делом обязан восстановить и запустить головной искин. А уже он, стало быть, должен заняться всем остальным.
  - Всё так, и я, выполнил все заложенные в мою программу действия. Только все резервные копии ПО основного искина нашей базы, были уничтожены орбитальной бомбардировкой. Согласно параграфу, номер ..., я воссоздал всё необходимое для начала восстановления базы оборудование, и..., законсервировал его.
  - И-и-и?
  - Поддерживаю его в должном состоянии. Заодно, постоянно перехватываю чужих роботов разведчиков, регулярно делающих попытки проникновения на мой объект. Сегодня встретил тебя, и предпринял попытку твоего освобождения.
   Пусть это проникновение на объект "сожгло" не одну тысячу нервных клеток Даниила, и всё равно, парня не отпускало ощущение неправильности происходящего. Лишком легко малый искин поверил в слова незнакомого ему человека. Пусть у него, этого непрошенного гостя, присутствует необходимый симбионт, со всеми необходимыми метками. Но. Кто может мешать врагу найти среди пленённых бойцов предателя, и заслать его в этот комплекс? Или у "железяк", в их программах, понятие предатель априори не прописано.
  - Ладушки, Искин, для подтверждения моих полномочий, ты можешь выйти на связь с соседней базой. Ты способен отправить необходимый запрос?
  - Нет.
  - От те раз! Почему?
  - Мой функционал ограничен. Моя основная задача обеспечение работоспособности производственных и ремонтных цехов малых кораблей внутрисистемных перелётов. В случае уничтожения основного искина, я обязан создать новый и запустить его. Дальше, всё делает он. Создание и поддержание связи с другими объектами, в мои обязанности не входит. В случае, если я не могу выполнить поставленную задачу в полном объёме, я обязан провести полную консервацию объекта, и ожидать прибытие инженеров аварийной команды. Такая ситуация возникла, мною восстановлено и законсервировано всё входящее в выше указанный перечень. Я долго ждал, ты прибыл.
   Всё это было ожидаемо. По мнению, искина базы спасения 60008334, мог уцелеть только малый, самый примитивный из его собратьев. И он, не ошибся в своих предположениях. Не мудрено, алгоритмы действий в экстремальных ситуациях, для всех искинов были одинаковы, за исключением некоторых особенностей - своей специфики. И ещё, Макс боялся того, что сосед, воспримет непредусмотренное протоколом вторжение как агрессию. К счастью, этого не произошло. Окончательно убедившись, в этом, Дима начал работать по плану "номер 1". В него входило быстрое взятие объекта под контроль, и принятие некоторых мер, для противодействия людям Тяя.
  - Искин 76539. Ты единственны объект, предназначенный для ремонта и обслуживания космических кораблей, который уцелел в этой системе. Как-то так.
  - Я, об этом давно догадался. Так как произошло уничтожение всех резервных носителей информации, кроме моих. Значит, планету бомбили основательно, мощными боеприпасами. Даже не понятно, каким чудом я уцелел.
  - Новый вопрос. Почему ты не создал новые резервные цеха? На более низких уровнях? - Наобум поинтересовался Даня.
  - Для этого у меня не хватает мощностей и слишком слабые энергоустановки. Дела ещё хуже, чем кажутся первого взгляда. Для подобного расширения, у меня не хватает подходящих стройматериалов, да и моя энергоустановка, добирает последние крохи топлива. Для поддержания базы, пришлось разобрать все пять кораблей, находившиеся в ангаре на хранении. Мне больше не из чего синтезировать энергетические стержни.
   Такой ответ, больше чем порадовал Егоршина, именно на это, он и Макс рассчитывали. У искина базы спасения 60008334, без налаживания снабжения из космоса, в обозримом будущем, так же намечалась подобная проблема. Даниил, стараясь ничем не выдать своих эмоций, произнёс фразу, которую Макс, заставил его заучить наизусть. Одну из двух десятков.
  - Малый производственный искин 76539, согласно параграфу, номер 8264..., пункт птый аварийного протокола. Я, военный разведчик дальнего космоса, регистрационный номер 556..., беру управление восстановлением объекта под своё управление. Требую передачи мне резервного, мобильного носителя со всем имеющимся у тебя ПО, и техдокументацией.
  - Принято, передаю. Код доступа, - ваш идентификационный номер. - одновременно, с прозвучавшим ответом, в коридоре показался паукообразный робот, на теле которого были закреплены две больших сферы. - Робот механик в вашем полном распоряжении.
  - Принято. Приступить к подготовке ячеек для монтажа новых энергоустановок. Будем воссоздавать всю базу, в её полном объёме. Срок исполнения, три дня. Как вернусь, всё должно быть готово.
  - Принято.
  
   Тяй, последних двое суток, не покидал древнюю базу. Сопротивления их проникновению не было никакого, но и помощи в освоении азов управления подземным комплексом, никто не спешил оказывать. Благо, все помещения, как жилые, так и технологические, имели возможность управления через сенсорные панели. И во многом, за эти дни удалось разобраться. Первым, весьма неприятным открытием, было враждебное отношение охранной системы к тем, у кого не было нейросети. Никто из рождённых на планете, не мог пересечь некую, невидимую черту в коридоре. В попытках её преодоления, погибло четыре невольника. Впрочем, это было единственной плохой новостью, бригада инженеров, почти каждый час, докладывала о новых успехах в освоении чужой техники.
  
  

Передел

  
  - Шеф! - выкрикнул, ворвавшийся в открытый, но освещённый только аварийными светильниками жилой блок Щербина. - Мы смогли полностью запустить столовый комплекс! Там, отныне функционирует всё!
  - Отлично, сынок! Видишь, как я рад этому твоему так сказать "великому" достижению. Только ответь, почему я должен на это реагировать именно так?
  - Так шеф... это, бином. Э-э-э ..., мы успешно решили проблему с пропитанием! Восстановили там освещение. А наши лингвисты, смогли существенно продвинуться в изучении мёртвого языка. Он, кстати, родственен языку аборигенов, только более сложен.
  - Ганс, ты поясни мне, такому непонятливому. Разве мы голодали? Ты думаешь, освоение продвинутого пищеблока наша наиглавнейшая цель?
   Тяй с холодным безразличием рассматривал стоявшего перед ним инженера, который возглавлял бригаду из двадцати специалистов, проводящих расконсервацию и освоение базы древних. Этот лысый мужчина, сильно располневший за последние десять лет, стоял перед ним на вытяжку и усиленно пытался унять сбившееся от бега дыхание.
  - Тяй, мы это..., работали одновременно в двух направлениях. Это ..., ну, настойчивая рекомендация наших лингвистов, им таким образом, поступает сразу больше информации, что упрощает расшифровку языка древних.
  - С тобою всё понятно, сынок. Иди и работай как считаешь нужным. Только ответь мне честно, мы действительно одержали очередную победу. Ну, пища древних для нас не ядовита? И вообще, каковы её вкусовые качества?
  - Ну это. Всё что выдавали пищевые синтезаторы древних, я всю неделю скармливал контрольной группе - дикарей. С ними всё в полном порядке, наш медик, даже отметил некоторое повышение их работоспособности и сделал субъективный вывод, будто они стали более выносливы.
  - И как подопытные отнеслись к новой диете?
  - Так это..., они, немного покривились от необычного вкуса блюд, у девятерых из сорока подопытных, возникли непродолжительные проблемы со стулом - у троих, был запор. А так, всё отлично. Я сам попробовал несколько блюд из пищевого синтезатора. Как видите, со мною всё в полном порядке. Единственное, у вех блюд, неестественно насыщенный вкус, временами, даже слишком острый.
  - Да, Ганс. Кто бы сомневался, что ты не устоишь перед искушением лишний раз чего-либо поесть. Иди уже с глаз моих, работай. Тоже мне, гурман-дегустатор.
  - Шеф, вы даёте добро на посещение пищевого блока нашими людьми? - притормозив возле выхода, и вновь повернувшись к боссу. - Это позволит, нашим исследователям, сэкономить время на приготовлении и приёме пищи.
  - Погоди пока, я всё посмотрю сам, продегустирую пару блюд и дам заключение. Всё свободен.
   Щербина, скрылся из виду, было слышно, как он ещё чего-то говорил, точнее, удаляясь, громко отдавал приказы своим подчинённым, которые видимо, появились вместе со своим начальником. И тут, коридор огласил их радостный выкрик. Причина такого проявления эмоций была банальной, в жилом секторе включилось нормальное освещение. И почти сразу, по всем помещениям, деловито засуетились роботы уборщики, а на сенсорных панелях, засветились незнакомые символы.
  
  

Прода

  
   В отличии от всех, включая двоих телохранителей, Тяй, отнёсся к снятию жилого блока с режима консервации, совершенно спокойно. Он, только удивлённо улыбнулся, прислушиваясь к ликующим выкрикам; покачал головою, увидев, как один его охранник, легонько толкнул своего товарища в плечо и показал ему кулак, с оттопыренным вверх большим пальцем. С неподдельным интересом понаблюдал, за суетливой парочкой маленьких, забавных роботов-пылесосов. Эти механизмы собирали с пола не только еле заметную пыль, но и занесённые на подошве ботинок кусочки глины. Затем, удовлетворив своё любопытство, человек встал с принесённого с поверхности деревянного табурета, достал из нагрудного кармана своего комбинезона сложенный в четверо лист бумаги. Неспешно подошёл к стене, точнее к большой панели со множеством светящихся на ней символов, и внимательно сверяясь с запиской, нажал пару символов. Почти сразу, из противоположной стены, а быть может из пола, Тяй не присматривался, "вырос" небольшой диванчик. Игнатия, посмотрев на него, довольно хмыкнул, слегка покачал головой, и с барственной неспешностью, направился к вызванной им мебели, где и уселся, блаженно прикрыв глаза.
   Минут через десять, Тяй с удовольствием отметил, воздух в его комнате, стал более прохладным и исчез запах свойственный всем заброшенным помещениям. За это время, к его новым апартаментам, пару раз подбегал толстый инженер, пытаясь попасть к шефу на доклад о очередной победе своей команды. Вот только стоявшие на входе телохранители, оглядываясь на "медитирующего" шефа, Ганса так и не пропустили. Получил "от ворот поворот" и Жека. Впрочем, тот сильно на аудиенции не настаивал, выслушав еле слышный доклад охраны, понимающе кивнул, и развернувшись, удалился.
   Игнатия, наслаждаясь чистым, прохладным воздухом, как ему показалось, с лёгкой примесью запахов каких-то цветов, думал о возникшей перед ним проблемой: "Как нам быль с нашими детьми и внуками? Провести на территорию найденного комплекса, их невозможно, не пропускает охранная система. Подозреваю, всему виной наша нейросеть. У нас, выживших в той странной катастрофе звездолёта, она есть, у тех, кто родился на Новой Земле, её нет. Только не понятно, почему она, древняя, чужеродная охранная система, считает нас своими? Или, всё намного проще. У кого имеется симбионт, относится к высокоразвитым разумным, у кого нет, к дикарям. Это этакий фильтр, не позволяющий "обезьяне" проникнуть на охраняемый объект, и начать лупить по пульту управления своим каменным топором. Если так, то необходимо как можно скорее учить мёртвый язык, и изучить всю базу, все её закоулки. Уверен. У древних есть архивы, и обязаны быть сведения о медицине, и производстве их нейросетей. Хорошо, если в наличии будут и производственные комплексы. А они обязаны быть, иначе, эта база, должна давно превратиться в прах ...".
   Поразмышляв ещё немного, то есть пофантазировав, в данной ситуации, это было почти одно и тоже. Тяй решил построить вокруг найденного провала базу, на которой будут жить дети его подчинённых и их слуги, из аборигенов. Так будет ровно до той поры, пока он не решит проблему с установкой для избранных нейросети. А в том, что она будет решена, он больше не сомневался. Пребывая от этой убеждённости в приподнятом настроении, Игнатия поднялся с удобного, диванчика, присмотрелся к нему повнимательнее. И вновь сдержанно улыбнулся. Всё сошлось, это пищевые синтезаторы, которые выдавали пригодные для человека блюда, также мебель, удобная только для гуманоидов. Значит и медицина, обязана быть рассчитана на лечение человека. Аборигены, они и есть потомки бывших хозяев этой базы - одичавшие. А проверить догадку о безопасности медицинских процедур, можно будет на одном из возмутителей порядка, а лучше на всей пятёрке, поочерёдно. Мало ли чего может произойти, оборудование для медиков новое, неизвестное, вдруг в чём-то ошибутся. Да и много чего придётся проверять на безопасность для жизни и здоровья. Эти горе заговорщики, как нельзя вовремя решились поиграть в революционеров. Вот только развитая сеть доносчиков, сработала как надо. Все сочувствующие и активные участники гипотетического переворота были выявлены, кто-то был строго наказан, и отбывал повинность в трудовых бригадах землекопов. А вот активисты, на весь остаток своей жизни, стали "подопытными мышками".
   Построение предварительных планов - это хорошо, но и о делах насущных, забывать не стоит. Необходимо пройтись по комплексу, кого-то подбодрить или похвалить. А быть может, просто постоять и строго посмотреть в сторону тех, чьи успехи в работе не столь значительны. Это срабатывало и не раз.
  "Кстати, - подумал Тяй, покидая свои новые апартаменты, - необходимо подумать, чем поощрить тех, кто добился в своих трудах наилучших результатов. И как обычно, сделать это принародно".
  
  
  
  
  
  
Оценка: 5.00*27  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"