Гавряев Виталий Витальевич: другие произведения.

Пока дышу, надеюсь

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 5.94*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Он переселенец-колонист, и этим всё сказано. Парнишка, вместе с товарищами по несчастью, оказался на далёкой, пригодной для жизни планете, этом их радость и беда. Что ждёт Даниила на новой родине, неизвестно, что он предпримет, и на что и его люди способны пойти ради достижения своей цели? Об этом, никто не догадывается ...

  
  

Пролог.

  
   Кто следующий? Прошу вас, подойдите к стойке регистрации. - сохраняя на лице, дежурно приветливую улыбку проговорила облачённая в униформу миловидная стюардессы космофлота. - Здравствуйте. Вы Егоршин Даниил Сергеевич, доброволец - участник программы колонизации далёких звёз...
   Смазливый андроид продолжал что-то говорить. В том, что за стойкой стоит не человек, не возникало никаких сомнений. Она стопроцентно являлась роботом. Если присмотреться внимательнее, можно увидеть неестественность структуры пластиковой кожи; а самое главное, живой сотрудник не мог сохраняя бодрый вид, работать круглые с утки. Были и другие, еле уловимые отличия от живого человека. Но, хватит придаваться излишним в этой ситуации упражнениям в наблюдательности, вернёмся к происходящему у регистрационной стойки. Да, данные стоявшего перед человекоподобной машиной худощавого юноши, были считаны с его экспериментальной нейросети и сейчас, озвучивались в фоновом режиме. Таким образом отрабатывался давно изживший себя протокол регистрации пассажиров, в данном случае - переселенцев. Но, ничего не изменишь, такова традиция, приходится терпеть. Нравится кому либо такой ритуал, или нет.
   Даниил, немного нервничал, потерянно улыбался и согласно кивал головой. Впрочем, в этот момент, он был занят другим - снова переживал о своих, вынужденно понесённых потерях. Если кто-то посмотрит со стороны, то увидит следующую сценку. Некий молодой человек замер перед стойкой регистрации, рассеяно слушая бессмысленный монолог "железяки". Да, ещё одна деталь. Всё произносимое милым голосочком стюардессы, парень давно выучил чуть ли не наизусть. Кто же забудет про то, что его родная, надёжно служившая многие годы нейросеть, была в принудительном порядке заменена на биологическую. В этой неприятной ситуации утешительным бонусом было одно, бесплатный перенос всей хранящейся на прежнем гаджете информации. Не стоит удивляться. В вербовочном центре, ему, как и всем его собратьям по несчастью принудительно вживили новую, но менее удобную в эксплуатации сеть. Как там по этому поводу было сказано одним из многочисленных менеджеров, которого все называли "Профессором"?
  "Друзья, новая нейросеть имеет весьма важное для нас с вами преимущество. - неестественно улыбаясь разорялся он. - А именно. Она является живым, выращенным в наших лабораториях симбионтом, который способен в разы повысить вашу живучесть. И ещё, я, как и мои коллеги, авторитетно заявляю, только он способен пережить предстоящее вам длительное путешествие в криокапсуле. Разумеется, так будет только после того, как наш "малыш" сольётся с вашим телом ...".
   По его словам выходило следующее, привычную для всех "синтетику" невозможно "усыпить" в анабиозной камере. И она, не имея связи с организмом своего носителя, через какое-то время перестаёт функционировать, то есть, погибает. Это давно доказанный факт, и ничего здесь не поделаешь. Пусть привычные для всех изделия весьма надёжны в обычной жизни, и производители гарантируют их долгий срок работы. По их утверждениям, он, как минимум на сто лет превышает максимальную продолжительность жизни среднестатистического человека. Который, как всем известно, ровняется примерно тремстам пятидесяти годам плюс-минус тридцать лет. Уже исходя из этой информации, становится ясно следующее. Гипотетический колонизатор, по достижению звездолётом места назначения, вместо классической сети, будет иметь в своём теле только ядовитый мусор, некогда являвшийся пресловутой нейросетью. Даже не так, всё намного прискорбнее. Бедолага гарантированно помрёт в жутких муках, его убьют растворяющиеся в его теле токсичные продукты распада давно погибшего гаджета.
   Да-да, пресловутое бессмертие симбионтов, является ничем иным как наивной сказкой древних писателей. Следующее нелепое заблуждение фантастов звучит примерно так: "Симбионт, в случае крайней необходимости имеет возможность многократно имплантироваться в тела разных носителей. Как и то, что нейросеть имеет на теле носителя некие разъёмы для подключения внешних устройств". - Всё это полнейший бред. И ещё, в реальной жизни, не разрешимыми остались две, самые главные проблемы. Первая. Сеть может адаптироваться под организм своего носителя только раз. Происходит это при первичной установке, и всё. Хотя, до сих пор, некоторые вечно чем-то недовольные "умники" наперебой вопят: "Всему виной тайный сговор корпораций, которым не выгодно вторичное использование их продукции. Мол они, проклятые хапуги, вшивают в свою дорогостоящую продукцию некую вредоносную подпрограмму. А страдаем из-за этого мы, обычные люди - пользователи". - Далее, вторая, официальная причина озвучивается так: "Если сеть сделать вечной, то есть способной восстанавливаться. То возникает угроза непредвиденного сбоя её работы, после которого начнётся неконтролируемое разрастание устройства в организме пользователя. Это, в свою очередь, может привести к печальным последствиям". - Но те же самые "диванные учёные" утверждают, будто здесь, всё дело в резком повышении производственных затрат, возникающее в результате внедрения такой модификации. А это, потеря объёмов поступления сверхприбыли. Таким образом, по прихоти некоторых ненасытных личностей, переселенцам приходится рисковать своими жизнями. Да-да, угроза исходит от этих самых, не прошедших положенную проверку на безопасность изделий. А напоследок, стоит упомянуть о самом неудобном, неустранимом дефекте биологической сети, затрудняющем синхронизацию с внешними устройствами. Это слабая мощность генерируемых ею сигналов. Поэтому, её владелец вынужден постоянно носить на левой руке браслет-усилитель.
   "... Так что, Даниил Сергеевич, добро пожаловать на борт нашего звездолёта. Вам выделена восьмая секция синего сектора, место двести пятьдесят первое. А сейчас, вам надлежит двигаться по маршруту обозначенному пунктирной линией соответствующего цвета, она приведёт вас к вашей капсуле". - окончила свою вводную лекцию белокурая стюардесса, мило улыбнулась и элегантным движением руки, указала в направлении одного из коридоров. Благо, процесс погрузки убывающих из перенаселённой солнечной системы переселенцев, был давно продуман и отработан до мелочей. Поэтому, юноше не пришлось долго плутать по переходам, и ровно через полчаса, над Даниилом закрылась крышка его капсулы. И ещё, через мгновение, его сознание резко отключилось. Эта мера была вынужденной, так-как само погружение в анабиоз, или выход из него, процедуры весьма неприятные.
  
  

Глава 1 - короткая. "Выездной филиал психиатрической больницы".

  
   Пробуждение после долгого криосна, как и было обещано "людьми в белых халатах", было жутко неприятным. Можно сказать, побудка ощущалось как особо извращённая пытка. И судя по ощущениям, обещанная врачами помощь при реабилитации, так и не была оказана. Хотя, лучше рассказывать обо всём по порядку. Первым, весьма ожидаемо, "проснулся" слух. Звуки нахлынули резко, и были неимоверно громкими. Создавалось ничем не объяснимое ощущение, будто вся эта какофония воспринимались не ушами, а всем телом. И весь этот шум, напоминал звучание запредельно натянутых струн каких-то находящихся на грани разрыва музыкальных инструментов, И это, могло быть чем угодно, только не пресловутыми симптомами пробуждения после анабиоза.
   Далее настал черёд ещё более абсурдных странностей, вернулась способность видеть и это, по идее радостное событие, стало сущим наказанием. В начале, в поле зрения появились размытые тени, тянущиеся куда-то вдаль и постепенно истончающиеся до невероятно тонких паутинок. Затем пришло осознание будто данное видение не что иное как галлюцинация, вызванная долгим воздействием низких температур на мозг. Как объяснить внезапный дар, позволяющий одновременно созерцать всё находящиеся впереди, позади, вверху, снизу и по бокам от тебя. А дальше ещё хуже, возникает неприятное понимание того, как будто и само время стало гуттаперчевым. Как описать то, что по ощущениям оно постоянно или растягивается, или наоборот, сжимается .... Проще говоря, вокруг творился сплошной абсурд. Всё! Финиш! Прощай разум, привет психушка! Мир резкими, огромными скачками превращается в рай для шизофреника. Пространство, позабыв о законах его бытия, искажается до неузнаваемости, неясные тени окончательно вытягиваются в прямые линии, преображаются, становясь сверх тонкими, неимоверно длинными. При этом, удаётся их обозревать одновременно, каждую по отдельности и всех сразу, скопом. И у ничего не понимающего переселенца появляется догадка, будто медики намеренно умолчали о таком побочном эффекте "заморозки", как шизофрения в самой её острой форме. Иначе, количество добровольных переселенцев, могло резко сократиться.
   Мысль об этом негаданном побочном эффекте появилась и исчезла, а как подтверждение предполагаемому диагнозу, звук вибрации натягиваемой струны постепенно разделяется на составляющие его элементы, и становится многоголосным. Именно поэтому, появляется новая возможность, различать летящие рядом "нити" как живые и мёртвые. У первых, в их звучании, начали проявляться оттенки испуга, удивления, или даже истеричного смеха. Не живые струны, тоже "поют", но делают это по-другому, но также разноголосо. Одни из них звучат звонко, как игривые бубенцы, другие басовито и солидно, как величественный орган, а третьи, глухо и нарочито фальшиво. Откуда у него появились такие сравнения, человек не понимал, да и не стремился к этому. Если разобраться, ему было не до того.
   Далее, колонист осознал, что спустя "целую вечность" нахождения в непонятном пространстве, которое по идее никогда не должно оканчиваться, он умудрился достичь некого абсолютно чёрного ядра, обладающего неимоверной силой притяжения. От той пустоты, в которой он недавно парил, оно отличалось наличием объёма, - клубка жутко запутанных нитей. В сознании "обезумевшего" колонизатора возникла именно эта ассоциация. Примерно так выглядит одно позабытое блюдо детства, которое его бабушка называла каким-то странным словом, макароны. Дальше было ещё "интереснее". Летящие впереди линии с ускорение устремлялись к этому "клубку", врезались в гипертрофированные "макаронины" и ... Или мгновенно в них исчезали, или начинали неистово извиваться, с диким визгом сопротивляясь своему поглощению. У кого-то это получалось, но, были и те, кто, не смотря на отчаянные усилия, так и не вырывался из этого капкана. Да, для полной ясности стоит уточнить, в этой трагической борьбе, участвовали только живые объекты. Мёртвые "струны", исчезали в аномалии без видимого сопротивления, как тонкие дротики, запущенные чьей-то сильной рукой. Вот только они были и через миг их нет.
   Прошло ещё одно мгновение, и настало то неизбежное, которое рано или поздно должно было произойти. К этому странному клубку подлетела сущность, воспринимающая себя как Даниил. Произошло лёгкое соприкосновение с первой "макарониной" и мгновенное осознание её чужеродности. Возникло видение уродливых существ, их непонятных машин, агрегатов и архаичных построек, не вызывающих ничего кроме страха и недоумения. Повезло. Каким-то непонятным образом получилось с неё скользнуть и тут же, происходит новый, неотвратимый контакт с расположенной рядом прозрачной трубой-проводником в другие измерения, или вселенные. Шансов уклониться от слияния, нет. И ..., о радость! При слиянии возникает новое видение, в котором присутствуют нормальные люди; привычная зелень травы и листвы деревьев; бездонная синь неба ...
   После этого, бестелесная сущность, осознающая себя как Даня, расслабилась, и блаженно устремилась навстречу прекрасной галлюцинации. Это чувство приближения к чему-то родному не омрачил стремительный вылет из чёрного шара, до этого пытавшегося разорвать Даню своей гравитацией на составные элементы. Освобождение из аномалии произошло почти сразу, а быть может, спустя целую вечность. Мимо осознания прошло и то, что выходом из этой ловушки послужил один из двух плотных потоков каких-то частиц. Они эпизодически фонтанировали на полюсах непонятной, а от того, до жути страшной сферы. И о чудо! Невозможно передать словами ту красоту, которая окружала этот свободный поток, с невероятною скоростью мчащийся сквозь облака вселенского тумана. Стали заметны проплывающие мимо скопления ярких звёзд, ведущих свой неспешный хоровод в разбросанных по вселенной галактиках. Приходит понимание будто ты мчишься к одной единственной звёздочке, точнее, к одной их подходящих для тебя планет. Вокруг красота, скорость, огромный масштаб, и бодрящее ощущения - ты не одинок. Так как немного впереди, летит несколько тонких ниточек, ровно десять штук, а жизнь, теплилась только в одной. Новое ощущение, позади, из чёрной сферы вырвались ещё несколько "ниток", и уже в этой группе, большинство были живыми и все они "исполняли песню" великой радости и счастья. Уже не страшно ощущение "вечного" полёта в пустоте, ты и к этому готов. Ведь все это второстепенно - они видят цель, к которой так давно стремятся. У всех возникла уверенность, все беды остались позади, а впереди ожидает настоящая жизнь. Эта абсурдная, ничем необоснованная убеждённость в неизбежном хеппи-энде, неожиданно испугала Даниила. Точнее сказать, у него появились тревожные вопросы: "Что с ним происходит?" - "Если всё это бред свихнувшегося сознания, то излечимо ли это?" - "Что делать, дабы весь этот абсурд закончился?"
   Неизвестно как, но все эти вопросы, подтолкнули к давно забытым воспоминаниям детства. Нет, в памяти всплыло не всё, а только сжатая выборка из рассказов ежемесячного литературного журнала, выпускаемого археологическим факультетом земной академии наук. Там была одна интересная для многих мальчишек рубрика: "Нравы и мифы древних". - Именно в ней, можно было ознакомиться с тогдашними наивными сказками далёких фантастов относительно дальнейшего развития зарождающейся науки. Да-а, только там, в этом периодическом издании, время от времени, публиковали некоторые рассказики, и прочие тексты, которые были найдены на чудом уцелевших архаичных носителях. Страшно даже представить, скольких усилий было затрачено на поиски всех этих артефактов. Затем шло кропотливое восстановление повреждённых секторов устройств памяти. И только после этого, происходило считывание и перевод древних опусов на современный язык. Даже невозможно представить, весь тот объём работы, который приходилось проделывать учёным-энтузиастам, для публикации любой из этих ретро книг. К чему всё это было рассказано? Ответ прост. Присутствовали в тех произведениях одно занимательное творческое направление, там писали то ли про переселенцев, то ли вселенцев или пападанцев - споры по точности перевода данного определения до сих пор не утихли. Но, ни в этом суть. В тех сказках далёких предков, люди самыми невероятными способами перемещались в параллельные миры, прошлое, будущее. Куда должен был попасть главный герой? Это было не определено и от героя не зависело, так как зависело от неких, никому не известных, а поэтому, не предсказуемых процессов. Часто встречались герои, чьё сознание оккупировало чужие тела. Но всё это было фантазией авторов древней литературы. А они, не давали ответ на нынешнюю проблему, которая ставила перед Даниилом следующие вопросы: "Что будет со мною дальше? Правда, если всё это не горячечный бред сумасшедшего. А если всё творящееся вокруг реальность? То как мне найти своё ...? Нет, это уже полный бред. Откуда здесь взяться моей любимой тушке? Или. Где взять любое подходящее для меня, и при этом, свободное тело? Как-то не имеется желание случайно вселиться в собаку, рыбу, ворону или невесть кого другого". - И самые главные вопросы: "Реально ли оказаться, и прижиться в чужом теле? Вообще, возможно ли подобное? Или мне предстоит летать в великой пустоте бестелесным сознанием, пока оно полностью не растворится в окружающем пространстве?" - И такие, панические мысли зациклились, закрутились по кругу, постепенно затирая ничем необоснованное чувство счастливой эйфории. Так уж вышло, Егоршин был единственным из множества летящих вместе с ним разумных сущностей, который задал себе подобные вопросы. Так как настроение других товарищей по несчастью, по-прежнему оставалось неизменным.
   Пришло новое ощущение, цель полёта находится где-то рядом. И летящая впереди живая "ниточка", достигла её, и ... мгновенно угасла, - погибла. Что стало этому причиной? Непонятно. То ли сам момент соприкосновения с поверхностью планеты, то ли совмещение с летящей следом и звенящей чистейшим металлом "струной"? Об истинной причине произошедшего, можно только догадываться.
  
  

Глава 2 Не совсем приятные ответы на многие вопросы.

  
   Маячащая впереди цель неимоверно долгого, невероятно фантастичного и одновременно жуткого путешествия, была достигнута немыслимым и не поддающимся логическому объяснению образом. Далёкая планета резко метнулась навстречу и..., неожиданно наступила тьма, только на сей раз напоминающая давно позабытую пустоту, без галлюцинаций. Это был сон, и не было в нём каких-либо видений. И как его логическое продолжение, пришло пробуждение, принёсшее сильную боль во всём теле, и несильную, но при этом, до жути неприятную тошноту. И когда сознание смирилось с этими ощущениями, очутилось чьё-то присутствие. В скором времени, эта догадка получила своё подтверждение, тихо прозвучал голос незнакомой женщины. По тембру его звучания, и ... Да мало ли что ещё могло подтолкнуть к такой догадке? Можно было предположить, будто таинственной незнакомке не меньше семидесяти лет, так как её нельзя было назвать юной, но и среднего возраста, примерно ста пятидесятилетья, она ещё не достигла. Надо признаться, точность этих предположений была приблизительной и вряд ли соответствовала действительности.
  - Ну как, милок, очнулся? - поинтересовалась незнакомка.
  - Кто вы? Где я? Я это-о-о ...? До сих пор нахожусь в медкапсуле. Так почему мне не оказывают обещанную помощь? Почему я ничего не вижу?
  - Успокойся, мальчик, с тобою всё хорошо. - голос женщины звучал спокойно, тепло, как у профессионального медика. - Ты жив, здоров, и в скором времени сможешь вставать. Потерпи ещё немного.
  - Зачем мне терпеть? Раз я нахожусь в капсуле, то будьте добры, включите режим ускоренной регенерации! Или, что там у вас запрограммированно на подобный случай? Прошу вас, погрузите меня в глубокий сон. Правда если это возможно. Хотя да, э-э-э. Совсем забыл. Меня, в центре подготовки переселенцев, предупреждали об одном плохом осложнении межзвёздного перелёта. Будто после длительного нахождения в криокапсуле, я буду вынужден с месяц обходиться без воздействия вашей лечебной аппаратуры. Якобы из-за воздействия на организм какого-то там побочного эффекта чего-то там такого, э-э-э, вроде как ваши труды не принесут никаких результатов. А жаль.
  - Умница, ты прекрасно запомнил инструктаж. Кстати, ты прав. Я с тобою незнакома, как и ты со мною. И поэтому я не знаю, как к тебе обращаться. Начнём с простого, меня зовут Браун Агнесса Аскольдовна. Можно просто Агнесса.
  - Простите, ничего не соображаю. Видите ли, это э-э-э, моё пробуждение было настолько тяжёлым, и ещё, меня так долго мучали бредовые и одновременно реалистичные галлюцинации, э-э-э... Так что, э-э-э, ... можно сказать так. Я не до конца уверен в своём психическом здоровье. Как-то так. И ещё, я до сих пор не могу успокоиться э-э-э. Простите, я не о том говорю, вы мне представились, а я нет. Стало быть так, обращайтесь ко мне просто, Даня. Как-то так. А по метрике, я Егоршин Даниил Сергеевич. Стало быть, обо мне всё, э-э-э. Остальные мои данные находится в блоке памяти моей личной ячейки. При необходимости, вы с ними можете ознакомиться самостоятельно, без моей помощи. Странно. Почему вы это до сих пор не сделали?
  - Прелестно, судя по твоим речам, восстанавливаешься ты быстро. И не переживай понапрасну, разум ты не потерял. А сейчас, попей этот отвар, пусть он не очень приятен на вкус, но, гарантированно поможет твоему организму как можно быстрее набраться сил. Об остальном поговорим завтра.
   Даня почувствовал, как чья-то сильная, но при этом нежная рука, уверенно приподняла его голову, и к его губам поднесли сосок поильника. Парень даже удивился, по ощущениям, сосуд имел нарочито грубо обработанную поверхность. Один в один, как в обучающих гипно-программах. Тех, которые по заверениям персонала центра подготовки, увеличивают шансы переселенцев на выживание в дикой среде. Эти курсы, в обязательном порядке закачивались на нейросеть всех добровольцев, с обязательной отработкой на стимуляторах виртуальной реальности. Делалось это на тот случай, если в момент посадки на новую планету, вся аппаратура из универсального комплекса космических скитальцев выйдет из строя. Но, долго зациклиться на этом не получилось. Потёкшая из ёмкости жидкость была тёплая, на вкус немного горьковатая и незнакомая. А через пять минут, Даниил, помимо своей воли погрузился в глубокий медикаментозный сон, который пролетел без сновидений.
   Очередное пробуждение было таким же тяжёлым, как и первое. Точнее, его причиной стала мучающая несчастное тело, медленно затихающая боль. Правда, присутствовал один приятный момент, этакий ясный лучик посреди болезненной безнадёги, бесследно исчезла тошнота, и вернулось зрение. Пусть окружающая среда, первые несколько минут воспринималась немного размытой, мир слегка подрагивал, но, даже это не омрачало радости от достижения этой маленькой победы. Всё вышеперечисленное легко читалось по мимике пациента. При желании, можно было увидеть, как вначале, юноша сморщился от боли, застонал; затем он открыл глаза и скосил их вправо, влево, и ..., его губы плавно растянулись в счастливой улыбке.
   Эта скоротечная смена эмоций, имела все шансы остаться незамеченной, если бы не одно обстоятельство. За лежащим на грубом лежаке парнем, наблюдала приставленная к нему молодая сиделка, на которую он пока не обратил никакого внимания. То, что это был другой человек, он догадался позднее, по голосу, так как он был более звонким, молодым и излишне жизнерадостным:
  "Ура! Ты всё-таки очнулся! А то, мы уже начали за тебя переживать! - защебетал чей-то звонкий голосок. - Прошло уже пять суток, а ты всё спишь и спишь! Мы уже испугались. Думали потеряем тебя. Вот. Ой, да что это я! Ты, наверное, пить хочешь? Мы, конечно же, поили тебя утречком, но сейчас такая жара!"...
   Не переставая говорить жуткой скороговоркой, девушка приблизилась к Даниилу, и он смог её рассмотреть. Это была молодая девчонка, лет двадцати пяти, не меньше. С учётом воздействия на её организм нейросети, могла быть и старше. Чёрные, упрямые локоны девичьих волос, выбивались из-под покрывающей голову белой косынки. Карие, жизнерадостные глаза, смотрели на пациента с неподдельным восторгом, а губы, растянулись в приятной улыбке.
  - Привет. - вяло, невпопад проговорил очнувшийся ото сна юноша. - Ты кто?
  - Ой! Здравствуйте, Даниил Сергеевич. Простите меня за этот бурный поток эмоций, просто наш врач, она уже не чаяла, что вы придёте в себя. Вот. Она говорит, будто подобный вашему сон - более трёх суток, это плохой признак. Вы не реагировали ни на какие раздражители. Вот. А это, по её мнению, очень плохо. ...
   Девушка ещё чего-то говорила, только юноша её не слушал. Он вначале, с сильным удивлением рассмотрел её одеяние. И халат, и косынка, одетые на девушку были пошиты вручную, явно портные использовали добротную, но домотканую материю. Молодой человек вспомнил и то, как при первом пробуждении, его поили из грубой, глиняной посуды, это вместе со всем увиденным сегодня, вызывало сильное беспокойство. Даниил решил осмотреться, внимательнее. Он лежал в небольшой, светлой комнате. Стены и потолок помещения были отштукатурены, побелены. В комнатушке имелась пара больших, деревянных, не окрашенных окон. Их рамы были остеклены мутноватым стеклом, имеющим на своей поверхности неровные разводы. Да и койка на которой он лежал, была банальным деревянным топчаном. Всё выглядело так, как в инфопакете обучающей гипнограммы.
  - Постой, замолчи. - прервал монолог словоохотливой девушки Даня. - Ты мне ответь. Судя по обстановке в этой комнате, и твоей одежде, мы, всё это, производим вручную. Стало быть, наш корабль это, ..., как это точнее выразиться э-э-э, потерпел крушение?
  - Да. Но...
  - Погоди, это ... мы, при посадке на планету разбили корабль? Мы потеряли всё что у нас было? Скорее всего, всё именно так. Стало быть, были раненые и убитые. Стоп. Ты утверждаешь ..., то есть, по твоим словам, я проспал пять дней, чем озадачил твоего врача. Но всё это, э-э-э, этот дом, твою одежду, обстановку в комнате, нельзя сделать за такой короткий промежуток времени. Как-то так. М-м-м-м... Ничего не понимаю.
  - Всё почти так. Но...
  - Погоди. Я перед тем как уснуть, находился в длительной коме? Ведь так? Это... Тогда, как вы меня выходили, без необходимого оборудования, или что-то всё-таки уцелело?
  - Нет, ничего не уцелело, абсолютно ничего. Ни одного, даже маленького приборчика. Вот. - Резко сникнув, и забавно потупившись в пол, ответила девушка. - Всё, в чём есть нужда, производим сами. Спасибо закачанным в нас аварийным гипнограммам. Вот.
  - Тогда как...? Э-э-э, это... э-э-э? Как вы только смогли, э-э-э, после аварийной посадки на планету, так долго поддерживать мою жизнь?
  - Поверишь ли ты в это, или нет, но всё равно слушай. - неожиданно оживившись, заговорила девушка - По крайней мере, другого объяснения, всему происходящему с нами, никто не нашёл. Вот. Первый факт. По словам единственного выжившего пилота, весь экипаж межзвёздного корабля, был разбужен по тревоге. Не знаю, как это могло произойти, но автопилот не смог избежать попадания в гравитационную ловушку чёрной дыры. Но и усилия наших пилотов не принесли никаких результатов, они не смогли её покинуть. Вот. Тут такое дело, время на принятие решения было утеряно, пока космонавты пробудились, пришли в работоспособное состояние, было уже поздно что-либо предпринимать. Через сутки - по корабельному времени, убедившись в тщетности своих усилий, они ни придумали ничего лучшего, как отстрелить от корабля все спасательные модули. Вот. А через десять часов, они потеряли сознание, от чрезмерной гравитации. Как-то так. Дальше, для, всех начался один и тот же бредовый сон про свободный полёт в космическом пространстве, в виде тоненькой ниточки. Только, "прилёт" выживших людей на эту планету, растянулся на шестьдесят шесть лет. Если считать от появления на этой планете, первых ста семидесяти пяти колонистов. Вот. До сих пор, правда всё реже и реже, на печальном поле, появляются новые поселенцы. Ты, например, крайний. А чуть меньше месяца назад, была девушка, очень красивая, а она не выжила, мы её обнаружили уже мёртвой. Старожилы говорят, такое иногда бывает, виной тому, какие-то там проблемы с нейросетью погибшего.
  - И много переселенцев погибает? - поиграв желваками, глухим голосом поинтересовался Даниил.
  - Когда как. Из числа основателей нашей колонии, выжил только девяносто один человек. Благо, среди них были и мужчины, и женщины. Когда переселенцы смогли нормально передвигаться, они, первым делом похоронили погибших, прямо на том же месте, где все появились. Дальше начался кошмар, через три дня, на поле скорби, произошла серия сильных взрывов, унёсшая жизни ещё восьми человек. Говорят, в их шалаш так жахнуло, прям жуть, всех разметало мелкими кусочками. Вот. После этого, основатели нашей колонии, откочевали на юг, на пятнадцать километров. Там и построили наш первый город, назвав его Твердыней. Кстати, во всех воронках от тех роковых взрывов, нашли большое количество железной окалины и увесистые стальные самородки, которые можно обрабатывать. Вот. Хотя, по идее, такие сплавы, в природе не существуют. Вот.
  - А что было дальше?
  - Какое-то время, наши основатели колонии были убеждены, будто они единственные выжившие, из всех летевших на звездолёте переселенцев. Э-э-э, по поводу остальных людей? Не знаю. Ведь, по бытующему тогда мнению, все они или попали в другие, не пригодные для выживания человека миры, или погибли. Блин горелый. Ещё бытует мнение, будто какая-то часть этих неудачников, блин горелый, обречена на вечное скитание по просторам вселенной. Вот. А через десять лет, совершенно неожиданно для них, стали появляться новые выжившие скитальцы. Это звучит очень странно, но, и люди, и метал нашего погибшего корабля, появляется только на так называемом поле скорби. Почему всё происходит именно так, никто не знает. - начала распаляться девушка, постепенно переходя на привычную для неё скороговорку. - Есть мнение, будто на этой планете, есть несколько таких аномальных полей скорби, только находятся они друг от друга, очень далеко и мы о них ничего не знаем. А главное, ни опровергнуть, ни подтвердить, эту гипотезу никто не может. Вот.
   О чём тебе ещё поведать? Живём мы здесь уже давно. По необходимости, строим новые города и посёлки. Вот. Что ещё? Добываем железную руду, а не только те жалкие остатки нашего звездолёта, которые, каким-то чудом, до сих пор долетают до планеты. Кстати, это вполне доказанный факт, мы имеем возможность добывать бурый железняк, уголь и прочие полезные ископаемые. А ты знаешь, мы ещё, развиваем ремёсла, медицину и прочие науки. А ещё, мы пишем разнообразные учебники, книги, дабы будущие поколения не так сильно деградировали. Знаешь? Мы ведь не можем устанавливать нашим детям нейросети - их просто негде взять. Блин горелый. Вот. В силу сложившихся обстоятельств, избежать сильного регресса не получится. Никак не получится. ...
   Девушка увлечённо говорила - говорила, а Даня, позабыв про беспокоящею его лёгкую боль, внимательно её слушал. Первое, ему нужна была информация о новом мире, а здесь, такой словообильный её источник. И главное. Кареглазая, молодая девчонка так увлечённо и забавно говорила, её речь, даже не портило её слово паразит: "Вот". - слушая её, удержаться от улыбки, или попросить её замолчать, было невозможно. Особо, парнишке нравилась её милые придыхания, когда она, увлечённая своей болтовнёй, делала быстрый вдох. Блаженство.... Рядом сидит не просто ценный источник информации, который не успел надоесть, а ещё, ... Она весьма привлекательная, молодая особа.
  - Та-а-ак, а это что ещё за посиделки? - прозвучал нарочито строгий, женский голос. - Это вместо неукоснительного выполнения моего поручения, некие безответственные молодые особы нагло развалились на стулке и самым бесстыжим образом, "точат лясы".
  - Ой!
  - Вот тебе и ой, пигалица. По твоей вине, наш пациент, после пробуждения ото сна, до сих пор мною не обследован. Вдруг он нуждается в срочной медицинской помощи, или как минимум сильно голоден? - стоящая на пороге женщина, строго отчитывала свою подчинённую, однако, мягкая улыбка, так и не сошла с её лица, можно было сказать, бранилась она для проформы. - Горе ты моё луковое, я ведь неустанно тебе говорила: "Гуля, как только наш пациент откроет глаза, немедленно зови меня. Мне просто срочно-обморочно необходимо как следует его осмотреть и опросить о его самочувствии". - А тут здравствуйте, она, сидит себе, да бессовестно лясы точит. Хорошо, я мимо проходила, да услышала, как ты "трещишь".
  - Агнесса Аскольдовна, а чего тут я могла сделать? Я только собиралась вас позвать, а Даниил начал задавать мне вопросы. Вот. Ведь не могла я оставить человека в полном неведении? Подумала: "Сейчас отвечу ему, в двух словах, и сразу побегу за вами. Вот".
  - Иди уже, "курица", приготовь нашему пациенту немного мясного бульона. Затем возвращайся, и будешь кормить с ложечки нового, и весьма привлекательного гражданина нашей колонии. И ещё, не теряйся, пользуйся моментом, прикармливай потенциального жениха. - шутливо улыбаясь инструктировала подчинённую врач. - Ведь все умные женщины знают одну великую тайну и умело ею пользуются. А она гласит: "Путь к сердцу мужчины, лежит через его желудок".
   После этих слов, девчонка разрумянилась, и упорхнула из комнаты, уподобившись испуганно мечущемуся мотыльку. Она, немного засуетилась на выходе, решаясь, с какой стороны лучше обогнуть своего "грозного" начальника. И это, выглядело весьма забавно. По крайней мере, лежащий на жёсткой постели и наблюдающий за этим действом Даниил, воспринял это как небольшой отрывок из весьма смешного водевиля. Естественно, всё это происходило без должного музыкального оформления и кордебалета. Он смотрел, и еле сдерживался от смеха. Почему всё ассоциировалось так, а не иначе? Юноша и сам не мог объяснить.
   Стоило девице исчезнуть из поля зрения, Даня запоздало узнал в строгой начальнице ту женщину, которая ухаживала за ним при первом пробуждении. Он вспомнил как она представлялась Агнессой Аскольдовной. И сейчас, он жадно её рассматривал. Да, молодой человек не ошибся с определением её возрастам. Перед ним стояла молодая, немного полноватая женщина. Её едва уловимая улыбка, прекрасно сочеталась с добродушным взглядом серых глаз. И выбивающиеся из-под нелепой, белой косынки локоны упрямых каштановых волос, нисколько не портило её добродушный образ.
  - Ну что юноша, вижу, вы узнали меня? - мягким, располагающим к откровению голосом, поинтересовалась женщина. - Я вижу, вы так на меня смотрите, как будто выиграли в лотерею, да только боитесь в это поверить.
  - Да, узнал. И по прозвучавшему имени отчеству, и по вашему голосу тоже.
  - Чудненько. Значит, мы в какой-то мере уже знакомы, я, стало быть, ваш лечащий врач. Не стесняйтесь, рассказывайте. Как вы себя чувствуете? Ничего не болит? Голова не кружится? Ни тошнит?
  - Нет, всё в полном порядке, доктор. Ни тошнит, ничего не кружится. Как-то так. Только после ваших слов о бульоне, ощутил жуткий голод. Вон, даже в животе заурчало. И ещё это, слегка побаливает всё тело, но только слегка - слегка, если это для вас так важно. А так, в моей жизни, бывало, и хуже, но реже.
  - Чудненько. Сейчас смотрите на мой палец, не поворачивайте голову, наблюдайте за ним только взглядом. Хорошо. Оскальте зубы. Прекрасно. Закройте глаза, поочерёдно, дотроньтесь указательным пальцем до кончика носа. Отлично. ...
  
  

Глава 3.Горкс и его правда жизни.

  
   Столица, главное управление городской стражи, раннее утро. В освещённом первыми лучами светила дворе, стоят разномастно одетые, испуганно жмущиеся друг к другу юноши. Это были новобранцы, будущие стражники, которых построили в три шеренги, только всё это выглядит весьма жалко. А чего ещё ожидать от отроков, которых совсем недавно вырвали из семьи и доставили в чужеродный, каменный город. Рекруты смотрятся подавленными, испуганными, несмотря на частые окрики, они постоянно крутятся, осматриваясь по сторонам. Вертятся как мельничное колесо, забавно округлив глаза и открыв рты. А тем временем, одетый в простой костюм горожанина Горкс, стоял на балконе второго этажа и задумчиво наблюдал за тем, как его старшины инструктировали группу растерявшихся "волчат". Было время, когда-то давным-давно. Он также стоял в этом дворе, и с жутким трепетом наблюдал за воинами, облачёнными в страшные железные панцири, эти мужи ему чего-то говорили, только он, в тот момент, мало чего понимал.
   "Да-а-а, когда-то и я был на их месте, как давно это было, а кажется, будто прошло совсем немного времени. - Думал Горкс Железнозубый, небрежно опираясь на каменные перила. - И я, был тогда всего-навсего перепуганным отроком, из далёкого племени Оленя".
   Воин прекрасно помнил тот день, когда в селении появился его родич Винч Проныра и изъявил желание, немедленно поговорить с его отцом. Само начало их беседы юноша не слышал, - он только на днях был инициирован во взрослую жизнь, по этой причине, не имел право участвовать в их переговорах. Не положено не похитившим для себя жену охотникам, детям и женщинам, слушать то, о чём меж собою говорят бывалые охотники. Тем сильнее удивился юноша, делавший свои первые шаги во взрослую жизнь, когда и его позвали в дом. А там, его ждали сидящие за полупустым столом угрюмый отец, и надменно подбоченившийся, одетый в дорогие доспехи воин - младший брат его папы, Винч Рыжебородый, или просто Проныра. Да, в тот день, на обеденном столе, угощения было до обидного мало, да и то, что хозяева выставили, семья могла растянуть на два или даже три дня. Здесь была и запечённая убоина, дикая утка, которую отец добыл буквально вчера. А ещё, лежащая на деревянном блюде половина сырной головы, она пахла так сильно.... Именно от этого чарующего аромата деликатеса у Горкса, громко заурчал его пустой желудок. По этой же причине, нарушая все нормы приличия, парень то и дело, смотрел не на отца, а слишком часто косился на стол.
  - Видишь, брат, стоит посмотреть на моего племянника, и я прекрасно вижу, твоя семья сильно голодает, как и все наши сородичи. Не спорь, голод ваш вечный спутник. А хуже всего, вам живётся весной. Повторюсь, не спорь со мною, я желаю тебе только добра. - громко забасил Рыжебородый, "сверля" подростка оценивающим взглядом.
  - Хорошо же твоё добро, Винч, забираешь из семьи моего младшего сына, можно сказать почти взрослого охотника, пусть и не очень опытного.
  - Не гневи наших родовых богов, брат. Я, в голодное время, избавляю тебя от лишнего рта. И даю племяннику возможность стать хорошим, сильным воином. Затем, племяш может выгодно жениться, нарожать тебе множество здоровых внуков. А не умереть от побоев, когда его настигнут разгневанные родичи похищенной им невесты.
  - Знать, такова его судьба, так завещано нашими предками, таковы наши традиции. Зато, до этого момента, он сможет принести семье хоть какую-то пользу. Ведь у него хватает сил охотиться на мелкую дичь и заниматься рыбалкой.
  - А разве я не протягиваю тебе руку помощи, брат. Я, за этого заморыша, даю тебе много прекрасных, железных наконечников для стрел, два охотничьих копья, пару ножей, выкованных из великолепного металла. Сам знаешь, то, что делают спустившиеся с небес боги, не сможет повторить не один из наших ковалей. И ещё, я даю этому мальчишке шанс, стать великим воином. Ведь они, спустившиеся с небес боги, будут его многому учить, хорошо кормить, одевать, Он ни в чём не будет знать нужды. А когда твой отпрыск начнёт на них служить, то сможет помогать тебе как хорошими вещами, так и дорогой утварью. Поверь, такие вещи, ты не сможешь найти даже у бродящих торговцев. Вспомни, меня забрали в этом же возрасте, а немного погодя, я много чем помогал нашему отцу и матери, пока они были живы. Да и после этого, ни тебя, ни сестру никогда не обижал. И самое главное, у меня есть здоровая жена, родившая мне шестерых детей. А не так давно, я держал в руках своего первого внука. Спасибо за это старшему сыну. Он, два года назад, при поддержке верных друзей, своровал у наших соседей самую красивую девку. И заметь, добираясь домой, дал достойный отпор её братьям. Умудрился при этом, никого из них, не убить и не покалечить.
   Юный Горкс, стоял потупив свой взор и боясь лишний раз не только пошевелиться, а даже вздохнуть. Да, он, можно сказать больше не ребёнок, прошёл первую ступень обряда инициации во взрослую жизнь, только взрослые мужи, впервые спорили в его присутствии, предварительно не потребовав удалиться. И ели судить по их речам, то именно сейчас, они решали его судьбу. Так в итоге и получилось, отец в дополнение к уже предложному откупу, выторговал для семьи ещё один, небольшой засапожный нож и в скором времени, довольный собою Винч Проныра и его племянник, покидали селение. Воин, с высока смотря на провожающих его завистливыми взглядами менее удачливых соплеменников, величественно подбоченившись, неспешно ехал верхом на своём скакуне, а юноша, пока ещё бодро, семенил рядом. И никто из этой парочки не сомневался, в след уходящему из дома молодому человеку, смотрят его родители. Возле калитки стоял напоказ приосанившийся, и при этом хмуро сдвинувший брови отец, а рядом с ним, немного позади, не сдерживающая слёзы мать. И как положено всем женщинам этого рода, она не проронила ни звука, только сильно стиснув зубы, прикусила один из уголков покрывающего её голову платка. Точнее, один из двух кончиков, завязанного на левом виске узла, фиксирующего на голове, традиционный головной убор. Он, чем-то напоминал чепчик доисторических дам с земли, только без полагающихся кружев и завязок.
   Затем, для юноши последовал трудный, долгий пеший переход по виляющим в лесной глуши тропам. А через пару дней, созерцание первого в его жизни чуда, вызвавшее у паренька сильный душевный трепет - граничащий с переходом в панику. Это была огромная торговая площадка с деревянными торговыми рядами, на тот момент совершенно безлюдная и идущая от ней широкая, мощёная камнем дорога. Невозможно описать словами, насколько сильно удивился тогдашний юноша, когда услышал, как громко застучали по мостовой подкованные копыта дядиного коня. А дальше, понеслось поехало. Куда ни взгляни, всё ввергает в шок. Особо удивил каменный город, в котором, рядом с обычными людьми жили боги. Они пусть и приняли облик простых смертных, но, отличались от них более светлой кожей, высоким ростом, ... и всё. Но этого хватало, чтоб у новоприбывшего аборигена, дрожали колени, и от трепета, замирало сердце.
   Да, Горкс прекрасно помнил, как немного позднее, он, так же, как и эти молодые охотники, стоял посреди этого двора, как его, вместе с такими же испуганными мальчишками повели в помывочную. После чего, всем им обрили головы налысо, выдали новую, добротно сшитую одежду и повели в училище, где они долгих три года учили чужеродную речь, письменность и овладевали азами прочих, необходимых для службы богам навыками. О родовые боги, как давно это было. Прошло два года, как погиб дядька Винч, это произошло во время рутинного сопровождения торгового каравана. А затем, постепенно пробудилось разочарование в изгнанных с небес богах. Они, эти бывшие небожители, оказались надменными, алчными, трусливыми сущностями, и при этом, весьма слабыми. Нет, многие из них, сильны телом, почти некогда ни болеют, кроме рождённых ими детей. Некоторые их мужчины, могут оторвать от земли весьма тяжёлые предметы, которые являются непосильной ношей для простого человека. Так же, те кто именует себя спортсменом, на тренировках и соревнованиях умудряются весьма быстро бегать, и высоко прыгать. И всё же, есть у них одно не оспоримое достоинство, для них посильно изготовление разнообразных, диковинных вещей, и сложных устройств. Также, они прекрасно обучают любого из нанятых ими людей. Всё, на этом, у божков, все их достоинства заканчиваются, и вновь начинается сплошной негатив. Не секрет, многие из них, не способны постоять как за себя, так и за своих близких. Именно поэтому изгнанники, забирают из соседних племён юношей, перекладывая на них все опасности воинской службы. И эти твари, в тяжкий час, трусливо прячутся за их спинами.
   -Привет Горкс! - хорошо поставленный баритон старого друга, прозвучал излишне жизнерадостно. - Что, смотришь на этих волчат и гадаешь: "Сколько из них погибнет в первой же стычке с неразумными соседями? Или пытаешься угадать, сколько проблем они могут принести тебе, служа нашим изгнанным с небес божкам?"
  - Дык, что-то вроде этого Жека. И именно о проблемах.
  - Как я понял, ты уже всё знаешь. - вмиг посерьёзнев, с кривой усмешкой ответил лучший друг Железнозубого. - Кто же такой шустрый, умудрившийся донести тебе эту неприятную весть первым?
  - Никто, дружище, никто. Просто каждый мой день, проходит в ожидании какого-либо ЧП. Скажи, они уже в курсе того, что произошло? - указывая пальцем в потолок, поинтересовался Горкс. - Сильно ругаются наши "могучие" покровители? Нет. Молчи, давай пойдём в мой кабинет, там всё и поведаешь. Самому интересно, какие гадости натворили наши "мальчики". Здесь, на открытом балконе, нас могут подслушать и даже доложить, куда надо.
   Прошло минуты две, и оба мужчины, закрыв все окна и двери, уселись в рабочей комнате. Один, как хозяин кабинета, сидел во главе большого рабочего стола. Второй, занял один из ближайших к другу стульев, там обычно располагались просители, или вызванные на "ковёр" подчинённые.
  - Ну, говори. - глядя другу прямо в глаза, потребовал Горкс.
  - А чего тут говорить? Здеся необходимо рвать на голове волосы и посыпать их пеплом.
  - Настолько всё серьёзно?
  - Ага, серьёзнее не бывает. Да ты сам подумай. Эти изгнанные с небес глупцы, сами, без чьего-либо понукания копают себе могилу. Они...
  - Дык, меня не интересует, что начудили эти безумцы. Ты ответь, чего ещё натворили наши подчинённые.
  - Свин Весельчак, из городской стражи южных ворот, вчера привёл в свой дом жену, он её выкрал.
  - Я рад за него. Наши наниматели не препятствуют тому, чтоб мы чтили своих богов, и соблюдали свои традиции - кроме человеческих жертвоприношений. Хотя, когда воины, после битвы "кладут" пленных на походный жертвенный алтарь, наши контролёры старательно делают вид, будто не замечают этого. Конечно, эта выборочная слепота, выгодна больше нам, чем им.
  - Ва-а-ах. Всё намного хуже! - закатив глаза к потолку, тяжко взмолился Жека. - Здеся, их глупость прогрессирует с невиданной скоростью. Хорошо. Изредка бывают случаи, когда просто необходимо идти на незначительные уступки. Понимаю такое и принимаю. Например, они согласились соблюдать главный запрет моего племени, - посторонним, нельзя озвучивать своё имя. Это табу. Для удобства в общении, не желая выговаривать моё длиннющее прозвище, один из бессмертных - Сергей Владов, дал мне другое, весьма короткое прозвище, за это, я ему весьма благодарен. Это был мудрый ход. Но это скорее исключение, чем правило; сегодняшняя проблема не в этом. Подумаешь, наш Весельчак нашёл себе жену и стал полноценным мужчиной. Вопрос в том, у кого он здеся её украл. Как ты думаешь, почему он сделал это вчера утром, и до сих пор, не привёл её к нашему жрецу?
  - Даже не буду интересоваться о том, к какому племени принадлежала невеста. Судя по твоей реакции, её украли у наших нанимателей. Только ответь. У кого именно?
  - У члена городского совета, главного архитектора Марка Фокса. Точнее, похищена его младшая дочь златовласая Мария.
  - О родовые боги! Прошу вашего покровительства! И как он на это отреагировал? Дык мы это, ..., блин ..., ну, должны арестовать провинившегося стража и вернуть родителям их дочь, а парня казнить?
  - Нет. Вчера вечером, Фокс заявили о пропаже своей младшей дочери. Сегодня утром, им сообщили, их девочка, согласно местным традициям похищена как невеста. И у них, есть законное право её отбить ... - брезгливо сморщившись, Жека замолчал.
  - Чего и ...? Убью сволочь, не мучай меня! Говори уже, гад! - взревел Железнозубый в ярости вскочив со стула и нависнув над товарищем как огромная скала. - Что было дальше? Говори су...!
  - Да ничего в общем и не было. Почти нечего. Этим недобогам, сказали где находится их украденное чадо, а они и говорят: "Значит у Марии такова судьба, быть женой этого достойного воина. Мы согласны, у нас принято чтить ваши обычаи. И прочее бла-бла-бла". - А то, что жених специально не торопился делать девушку своей женой, ожидая хоть формальной схватки с родичами невесты, они понимать не захотели. Чего ты тут ещё скажешь? Жалкие трусы! Ведь так нельзя!
  - ... безумцы ...! - в начале, минуты три, во всех рядом стоящих домах, могли слышать только яростные, матерные тирады, и призывы всяческих кар на головы неких неразумных, а в завершение прозвучало. - О боги! О Пращуры заступники! За что? Почему вы так на меня погневались? Я не пойму, чего в этих слизняках больше, трусости, или глупости?
  - Всё так. Я уверен, не далёк тот час, когда этих слабых божков сбросят с их земного пьедестала. - заговорил Жека, как только его товарищ умолк, и устало опустился на первый попавшийся стул. - Поэтому, если мы не горим желанием героически погибнуть, защищая этих божков от своих подчинённых, нам необходимо возглавить назревающее восстание. И это не будет предательством и нарушением данного нами слова. Они сами желают погибнуть. Кстати, многие наши парни знают, бессмертных божков можно убить честным железом. Помнишь тот случай, когда одна падшая богинюшка, в соре зарезала другого божка и он не возродился. Ну, своего загулявшего на стороне мужа. И подумай о главном. Отвагу побеждённых героев, должным образом не воспевал ни один былинщик. Проигравших героев попросту не бывает. Побеждённые могут быть сильными, коварными, но, достойными уважения - никогда.
  - Ты прав, конечно. Как всегда, ты прав ...
  
  

Глава 4. Жизнь простого колониста, какова она есть. Без прикрас.

  
   Прошёл месяц, как Даниил покинул больницу добросердечной доктора Браун. Которая, за три недели умудрилась не только замучить его разнообразными тестами, но и сделать полный курс всевозможных профилактических прививок. После всего этого, покидая больничные покои, можно было радостно кричать: "Ну здравствуй новый мир! Я уже пришёл! Ну что, соскучился? Я столько вытерпел чтоб эта встреча состоялась, зараза ты этакая". - В новой, открывшейся перед ним жизни, парня радовало несколько моментов. Первый и самый главный, нейросеть работала. И плевать на её урезанную функциональность, для остроты жизни, везде должна присутствовать своя, небольшая "ложка дёгтя". И плевать на то, что она весьма неприятная. Ещё бы, связи с другими, подобными ей устройствами не было, никакой. Поэтому, оставалось радоваться малому, привыкать к немного урезанной функциональности гаджета и твердить как мантру: "Спасибо и на этом. И это, не плохо для начала".
   Другим приятным сюрпризом было то обстоятельство, колонистам, посредством долгих вычислений, удалось выяснить следующее. Местные сутки, и годовой оборот планеты вокруг местной звезды, были идентичны тем, какие были на их прародине. Последней хорошей новостью можно было считать одно негласное правило: "Каждый выживший колонист, по выходу из карантина, совершенно бесплатно получал временное жильё". - А дальше, по мере вживания в новый мир, жилец сам решал, построить себе новый дом, или продолжать ютиться в стандартной времянке переселенца. Наблюдалась интересная закономерность, новый дом строили редко, чаще всего, к дарованному домовладению, делались необходимые пристройки и вносились некоторые усовершенствования в планировку. Касаемо Дани, так ему досталось вторичное жильё, немного переделанное бывшими владельцами и дополненное хозяйственными пристройками. За такой подарок, юноша ни капельки не обиделся. Как ему объяснили, когда вручали ордер на вселение, бывший хозяин решился на основание нового, своего хуторка. Он был весьма удачливым охотником, который однажды, на пару с другом выкрали двух местных женщин, сделав их своими жёнами. Но не в этом суть, не так давно, эти семьи решили отделиться от местной общины, и основать свой небольшой хуторок. Что именно стало поводом для такого шага, не известно. Да и стоит ли собирать местные сплетни о хамоватых, неблагодарных, невоспитанных дикарках, случайно вышедших из леса? Можно было не сомневаться, дело было нечистое, "мутное", да и поселковые старожилы, были сильно обижен ушедшими семействами. И исходя из одной пословицы: "Обиженная колокольня громко звонит". - Даня безапелляционно прерывал любые разговоры на эту тему. Пусть это не прибавляло соседских симпатий, но избавляло от противного бытового лицемерия.
   Но, всё это в прошлом, а сегодня, Даня готовился к главному событию в своей новой жизни - судьбоносному собеседованию. Какому? Именно в этот день должен прибыть некий чиновник, который утвердит одну из выбранных парнем профессий. Как постоянно твердила Гульнара, эта практика продиктована самой жизнью. Поселенец, имеющий нейросеть, способен весьма быстро освоить любое ремесло, из всего многообразия заложенных в его память пакетов. Одно плохо, в полной мере можно овладеть одной, максимум четырьмя специальностями. Так как нельзя перегружать человеческий мозг, это тонкий и весьма хрупкий агрегат. Также, не наработанный длительной практикой навык равен нулю, пустая фикция. Более понятно, можно пояснить так, извлечённые из нейросети знания и переход их в необходимые навыки, потребует от полугода, до трёх лет кропотливого ученичества, как и последующей практики. И это, при наличии опытного наставника. Но всё это перспективы и проблемы развития общества. А люди живут не только планами, но и сегодняшним днём.
   И так, посмотрим на этот самый день, для этого достаточно просто выглянуть в окно. А там.... Солнце приближается к зениту, прогревая улицы тихого, одноэтажного селения. Сразу видно, оно основано не так давно, максимум, лет пять или шесть назад. В пользу этой догадки говорил один факт, почти все дома имеют вполне обжитый вид. В каждом дворе ютятся разнообразные пристройки, поражающие своим разнообразием и предназначением. Есть в этом "великолепии" нечто общее; это молодые, не высокие деревца, как фруктовые, так и обыкновенные, лиственные. Те, которые в летнюю жару должны создавать приятную тень. Но, не это говорит о молодости данного села, об этом "кричат" его примитивные дороги и тротуары. Они имеют или деревянный настил, или присыпку из известняка. И только небольшая площадь перед двухэтажным зданием администрации, наполовину покрыта камнем. Работы продолжаются и сейчас, два десятка работяг, трудятся на солнцепёке, уподобившись муравьям. Кто-то из них, подвозит на убогих, деревянных тачках песок, кто-то его с чем-то перемешивает, разравнивает по грунту. Остальные труженики дорожной службы, тщательно выкладывают блоки будущей мостовой. И всё это происходит под тихий скрип колёс, стук киянок и молотков, да ленивое переругивание мастерового люда. Проще говоря, площадь весьма энергично благоустраивалась, в основном, руками пришлых. Ой, не так - окультуренных аборигенов. Поэтому, никто не обращал внимание на молодую пару, сиротливо стоявшую возле парадного входа здания поселкового управления. Девушка, заглядывая в глаза своего кавалера, что-то суетливо говорила, а молодой человек, хмуря брови, слушал свою подругу и временами, согласно кивал.
  - Даня, ты это, сильно не нервничай. Мы все через это прошли. Я вот, хотела быть учительницей в начальной школе, поваром, переводчиком, или на крайний случай доктором. В результате долгих споров с куратором, пришли к некому компромиссу. Меня, вот, определили к Агнессе Аскольдовне. Всего лишь десять месяцев учёбы, под её руководством и вот. И я стала медсестрой. Вот. Зато тебя встретила. Вот. - девчонка сильно нервничала, оттого, её скороговорка звучала в более сильном темпе, и окончание в некоторых словах "проглатывались". - А ещё, это вынужденная необходимость. Нашей колонии нужно полноценно и разносторонне развиваться. Вот. А значит, мы должны заниматься не тем, чем нам хочется, а тем, в чём есть у нашей общины нужда. Вот. Например, ...
  - Всё я понимаю, радость моя. И поверь, я нисколечко не нервничаю. А за твою помощь в освоении пакета лингвиста, и оперативность с которой ты нашла хорошего педагога-шорника, за это, тебе отдельное, огромное спасибо. И я, тебе, за это особенно благодарен. Ведь по твоим и его отзывам, в этих направлениях я достиг весьма хороших результатов. И даже если эти навыки останутся невостребованными, не беда, со временем перейдут в разряд хобби. В жизни всяко может пригодиться. Так что, всё равно, учёбу не заброшу. Одна беда, не смогу заниматься понравившимся делом так же интенсивно.
  - И что, не будешь сожалеть о потерянной мечте? Станешь учеником той специальности, на которую укажут? Я вот, нисколечко тебе не верю, ты не такой. Вот. Я видела, как ты радовался и старался, обучаясь у меня. Вот. И как кривился, когда я тебе предлагала специальности, которые тебе не по нраву. И отстань, немедленно убери руки! Ну перестань так нагло обниматься, люди смотрят!
  - И чего тут такого, пусть смотрят. Пускай завидуют мне, молча. И не говорят, будто я не имею право обнимать свою любимую девушку?
  - Имеешь - имеешь, но нельзя это делать на улице. Вот. Я же сказала, перестань меня обнимать. Потерпи до дому. Будто не помнишь, в культуре аборигенов это табу. Да и вообще, это не прилично.
  - Стоп. Я не собираюсь подстраиваться под чужие нравы. Это наше поселение, наша колония, и мы здесь устанавливаем свои правила. Кому не нравится, пусть не смотрят, или возвращаются в свои племена, там и командуют.
  - Да. Но такова политика нашей колонии. И мы должны быть терпимее. Вот.
  - Не хочу быть терпимым к тем, кто не желает также относиться и ко мне. Я ведь не требую, чтоб они ходили в нашей одежде и копировали нас во всём. Поэтому я настаиваю, любой гость, придя в мой дом, придерживаться моих правил, а не диктовал свои. У меня, они будут сидеть на стуле, а не на грязном коврике, и заставлю их помыть перед едой руки. И если у этих чудиков принято, что можно писать, отойдя от дома на несколько шагов, то нечего требовать от меня того же.
  - Тьфу! Замолчи, противно слушать твои примеры. Вот. Только против общины не попрёшь, а против ветра не плюнешь. Например, сказано уважать нравы аборигенов, значит так надо. Вот.
  - Да плевал я на них, с самой высокой башни. Я, к примеру, не желаю, чтоб ты, в угоду аборигенам, носила их одежду. Представляешь, они потребовали, и через неделю ты и все твои подруги, ходите все такие "нарядные", прямо как цветастая капуста: на каждой пять, или даже семь юбок, бусы из зубов мелкого хищника, три сорочки, и обязательно, одна торчит из-под другой. Или, как они там они, эти рубахи у них называются? А на голове - это, э-э-э ..., дурацкий чепчик, с повязанным поверх него платком, и сбоку, обязательно, должен болтаться узел. Представляешь, ты идёшь, вся такая закутанная в тряпки и временами, блаженно закатив глазки, жуёшь кончик этого платка.
  - Тьфу на тебя! Умеешь ты всё опошлить. Вот. И не вздумай там говорить эту ересь, которую только что мне озвучил, иначе, я тебе устрою многодневный бойкот - не буду с тобою разговаривать. Вот. Иди уже. Видишь, тебя зовут.
   Парень оглянулся, умудрившись извернуться чуть ли не всем телом. В самом деле, в открытом проёме огромной двери, стоял незнакомый ему мужчина, в сером деловом костюме, местного производства, и строгим взглядом, придирчиво осматривал молодых людей. С виду, это был высокий крепыш, с короткой стрижкой чёрных волос на голове, только по этой причёске в нём, можно было безошибочно определить поселенца первой волны. Да и наличие симбионта, позволяло скрадывать биологический возраст. И ещё один штрих, кожа участников программы переселения, подвергаясь жёстким атакам лучей местного светила, была способна не приобретать ярко выраженный бронзовый оттенок.
  - Что, влюблённые, всё воркуете? Совсем позабыли про стыд? - с пренебрежительным снисхождением, заговорил незнакомец. - Хорошо, спишем всё это на вашу молодость. И на первый раз ограничимся только устным внушением.
  - Простите, - мгновенно покрывшись румянцем, ответила Гуля, - такого больше не повторится.
  - Очень на это надеюсь. Насколько я понял, вашего кавалера зовут Егоршин Даниил Сергеевич?
  - Да-да, это он.
   Даниилу хотелось самому ответить этому снобу, и сделать это резко, весьма грубо, желательно с ударом кулака, в морду наглого лица, но ... Он помнил о своём утреннем обещании Гульнаре, благодаря которому, сегодня, он будет как никогда сдержан и учтив. По этой причине, молодой человек, спрятав сжавшиеся кулаки в карманах широких брюк, молчал. Он знал, проронив хоть звук, мог выговорить этому ветерану всё, что он про него думает. А незнакомец, как будто специально обострял ситуацию.
  - Оно и видно, именно таким я его себе и представлял. Как нарушать запрет, нервируя своим неподобающим поведением аборигенов, он смелый. А как извиниться за своё неподобающее поведение, он сразу же прячется за своею подругой.
  - Ни за кого я не прячусь, и если для вас это так важно, то, извините. - сдерживая эмоции, как можно нейтральней сказал Даня.
  - Хорошо, извинения принимаются. Идите за мною.
   Ещё говоря эти слова, чиновник резко повернулся и пошёл. Так что, большая часть этой фразы, прозвучала, когда этот человек делал первые шаги. Может быть, он ещё чего-то говорил, только расслышать это было невозможно. А Даня, был вынужден поспешить, иначе он мог потерять своего куратора из виду. Впрочем, своеобразная экскурсия по зданию местной администрации было не долгой, не успел Егоршин перешагнуть через порог здания, как заметил своего недавнего обидчика. Тот стоял у настежь открытой двери, она была третьей, по левой стороне длинного коридора. И убедившись, что парень его заметил, незнакомец скрылся в кабинете.
   "Вас что, здороваться со старшими не учили?" - Это были первые слова, которые позвучали после того, как Даня присел на единственный свободный стул для посетителей. Сам чиновник, сидел во главе стола начальника, иначе эту "Т" образную махину нельзя было назвать. Этот административный комплект, - весящие на стене портреты руководителей колонии, сама обстановка помещения, и надменный чиновник, давили на посетителей своей казёнщиной, угнетали. Не стал исключением и наш герой, он еле подавил желание встать и попросить прощения за свою бестактность. Может быть поэтому, он по-прежнему, стараясь быть спокойным и одновременно учтивым, негромко сказал: "Прошу прощения, не знаю, как к вам обращаться. Здравствуйте".
   Хозяин кабинета чему-то усмехнулся, после чего, видно кому-то подражая, заговорил тоном заботливого наставника:
  - Здравствуйте Даниил Сергеевич. Не переживайте вы так, ничего страшного не произошло. Всякое бывает. Все те, кто только что здесь появляются, не знакомы со всей спецификой местных взаимоотношений. И так, приступим к делу. Чем вы желаете заниматься? Уже выбрали занятие по душе? Какие специальности вам по нраву?
  - Понимаете, у меня есть желание овладеть профессией шорника. Он у нас один на несколько селений, не успевает. Приходится людям для ремонта сёдел и прочей упряжи, ездить в столицу. А это напрасно потерянное время.
  - Нет. Такой вакансии у нас нет. Но, нам известно одно весьма интересное обстоятельство. Этот самый мастеровой, по своей воле продаёт производимые им изделия купцам-аборигенам, поэтому у него и образовался завал в работе. А между прочим в Твердыне, есть фабрика, где и должны отовариваться все эти дикие купцы. Чем ещё желаете заняться?
  - От те раз. Ладушки. Что дальше? Могу стать переводчиком, или как вы их здесь называете, толмачом.
  - Снова нет. В ближайших планах, у нас введение двух, равноправных государственных языков. Нашего и марныш, последний, един для всех известных нам племён. Что ещё?
  - Больше ничего. Я решился начать предварительную подготовку только этих двух специальностей. Сами знаете, что нежелательно раскрытие нескольких инфопокетов в короткий промежуток времени.
  - Весьма мудрое решение. Нам необходим кузнец - мастер широкого профиля. Для вас, доступна только эта профессия. Посвятите ей двадцать лет, только так и никак иначе.
  - Да? Но это не моё. Почему кто-то решает за меня? Даже не интересуясь моим мнением. Зачем вы интересовались чем я желаю заняться, если не оставили мне никакого выбора? Поймите, у меня, никогда не лежала душа к этому ремеслу. Это просто не моё! Я не смогу работать как положено, с полной самоотдачей!
  - Тише. Не нужно так громко орать. Вам сказали, мы нуждаемся в таком специалисте, значит так тому и быть. Я говорю. Вы обладаете нейросетью и после соответствующего обучения сможете самостоятельно совершенствоваться. Не то, что наши "младшие братья", аборигены.
  - Позвольте, я единственный человек, который имеет этот проклятый симбионт?
  - Нет, но другие поселенцы уже заняты работой в других отраслях, я говорю. А те, кто занимался этим раньше, обучили по несколько учеников, из местных, и давно заслужили перевод на более почётную профессию.
  - Как на более почётную? Но позвольте! Это ...
  - Я вам в очередной раз говорю нет. Не позволю!
   - Козлы вы все! Если уж решили, что это ремесло не так почётно в вашем обществе, и приличествует только для гастарбайтеров, извините - аборигенов, то зачем неволите меня. Решили таким способом меня унизить. Да?
  - Подбирайте выражения! Молодой человек. Вы забыли, где вы находитесь, и с кем разговариваете? Я отношусь к тем людям, кто основал первый город в нашей колонии. Я говорю, все вы, новоприбывшие, должны быть нам благодарны только за то, что мы вам предоставили все блага нашего общества, бесплатно. А будете возмущаться, то я могу поставить в ваших документах одну маленькую пометку: "Неисправимый смутьян"- И поверьте мне на слово, с этого момента, вы, будете стоять у наковальни до конца своей никчёмной жизни! Я так говорю. Будете работать без права на пересмотр моего решения. А сейчас, ответьте на один вопрос: "Оно вам надо?"
   Чего на такое чиновничье хамство можно ответить? Да ничего. Даниил побледнел и его лицо пошло красными пятнами, несмотря на это, парнишка старательно "держал" безмятежную улыбку, по крайней мере, ему так казалось. Несколько десятков секунд были потрачены на дыхательную гимнастику - вдох, и длительный, еле слышный выдох. Эта борьба с бушующими эмоциями, не укрылась от глаз надменного куратора. Неизвестно, зачем ему было нужно устраивать перед парнем этот спектакль? Как говорится, чужая душа потёмки. Никак не выражая своих эмоций, чиновник посчитал: "Клиент вполне созрел для дальнейшей обработки". - Выдержал приличную паузу, стараясь начать нужное ему воздействие на совесть поселенца заговорил, спокойно, можно сказать, по-отечески:
  - Да, ничего в этом мире не меняется. Я говорю. Вы тоже считаете меня упёртым самодуром. Однако никто из вас, не желает понимать, почему я, как и мои коллеги вынуждены поступать именно таким образом. Думаете, будто мы получаем от этого удовольствие? Да? О нет, поверьте, это совсем не так. Да-а-а Даниил, вам кажется, как будто мне больше нечего делать, как заставлять вас трудиться по той специальности, к которой у вас не лежит душа. Это не совсем так, как видится вам. Я, и мои коллеги, знаем все наши потребности и стараемся решать свалившиеся на нашу голову проблемы. Поверьте, их очень много, гораздо больше чем вы можете себе представить. Я говорю.
  - Но это не значит, будто я, не успев появиться на этой планете, просто обязан заняться не сильно почитаемой у вас деятельностью. Тем более, вы говорите, будто бывшие кузнецы, смогли обучить по несколько дикарей, каждый. Ага! По-вашему, на морде моего лица, крупными буквам написано: "Закоренелый дебил"?
  - Во-первых, вы не дебил, я этого не говорил. И ещё, у нас нет такого определения как дикарь, есть дружественные нам аборигены. На их плечах держится армия, силы правопорядка, более того, именно эти трудяги, занимаются всей низкоквалифицированной работой. И на счёт вашей будущей специальности, я говорю да. Некоторых из этих людей, мы обучили кузнечному ремеслу. Но, всё это не то.
  - А что, в вашем понятии то? Ведь вы сами сказали, наши мастера, обучили немало местных кузнецов. Ладушки, пусть не все из них стали высококлассными специалистами, но увы, даже на вскидку, эти работники способны перекрыть все ваши потребности. Как-то так.
  - Не всё так просто, молодой человек, не всё так просто, я говорю. Эти, как вы выразились, местные кузнецы, "больших вершин мастерства не достигают", а на данный момент, потребность в высококлассных кузнецах, у нас огромная. Я говорю, нашему обществу жизненно необходимо развивать, сталеварение, станкостроение, ... Проще говоря, делать всё более и более сложное оборудование. Аборигены в этом деле нам не помощники. Говорю. Да и каждый, дикарь, больше всего на свете, чтит свой род, а не нас. Поэтому, на данный момент, самые лучшие аборигены-кузнецы в нашей общине не задерживаются, как только их призывают вожди их племени, уходят от нас. Но это временно, мы решим и эту проблему.
  - Так не отпускайте их. - хмуро, но уже не так озлобленно, пробурчал Даниил. - Чего проще?
  - Легко сказать, не отпускайте. Если мы начнём так делать, то они перестанут направлять на нашу землю свою молодёжь. А нам жизненно необходим "приток свежей крови". Понимаете, их иммунитет, и генетика, лучше приспособлены к местной биосфере. Это факт, говорю. Дети, где один из родителей является аборигеном, намного жизнеспособнее, чем те, у кого мама и папа наши - переселенцы. Нас, в отличии от нашего потомства, спасает симбионт - это наше счастье и проклятье - биологическая нейросеть. Ведь мы, как это не прискорбно, не можем поделиться ею с нашими чадами. Отсюда проистекает наша политика, направленная на максимальное сближение с местным населением. И не смотри на меня как на полоумного. Мы стараемся удержать тех, кого обучили, в случае их ухода, требуем оплатить учёбу по завышенной цене. Не деньгами конечно, говорю, а тем, чего нам нужнее сего, каменным углём, рудою. Но родичи отступников, всем миром добывают всё то чего мы им назначим, и выкупают сородича. Пусть не сразу, со всеми положенными контрактом отработками, но всё-таки.
  - От те и ладушки, у бабушки. Тогда зачем вы, нужную для вас специальность низвели в категорию "ниже плинтуса". Как-то так. С каких пор, у вас, кузнец стал не уважаемой профессией?
  - Вы меня не так поняли. Кузнец, профессия весьма уважаемая. Только несмотря на то, что наша нейросеть в какой-то степени поддерживает хорошее состояние нашего здоровья, через двадцать пять лет работы у наковальни, она перестаёт справляться с негативным воздействием на организм. Теоретически, такой переселенец сможет прожить не более ста пятидесяти лет. Поэтому, мы после долгих обсуждений, установили ограничение по стажу работы, двадцать лет. Это обследование было проведено ещё на нашей прародине, и изучавшие эту проблему "яйцеголовые", заложили полученные ими данные во все базы медиков. Как утверждают наши эскулапы, только при соблюдении этих ограничений, через семьдесят лет организм бывшего кузнеца полностью восстановится. Или почти полностью. Главное, не "переходить Рубикон" - когда начнутся необратимые изменения в организме.
   Собеседование продлилось ещё не менее получаса. За это время, Даня смирился с навязанной ему профессией, немного успокоился. Хотя обида на чиновника, с самого начала поведшего себя неправильно, осталась. Не стоило тому так начинать их общение. Кто ему мешал не срываться на нового колониста, вздумавшего в людном месте обниматься с подругой. Чего ему стоило, самому быть терпимее, и начать их диалог в том ключе, в котором они сейчас общались. Чтоб им обоим, не пришлось жечь свои нервные клетки. Да и Гульнара прекрасно слышала, как её друг ругался с куратором, она стояла под окном, и подслушивала. А затем, когда её парень вышел из управы, показательно "строила из себя обиженную королеву", правда не долго. Когда влюблённые добрались до дома Дмитрия, куда не так давно переселилась влюблённая девица, то от объявленного ею бойкота не осталось даже воспоминаний.
   Не стоит рассказывать про две недели ожидания педагога кузнечного дела, которые молодые люди посвятили обучению профессий, переходящих в разряд хобби. В этом им помогла доктор Браун, и делала она это весьма своеобразно. Она посоветовала упрямому жениху своей сотрудницы, принимать недавно закончивший тестирование отвар - стимулятор мозговой деятельности. До полноценного в её понимании лекарства ему ещё было далеко, но улучшать мозговую деятельность и подстёгивать длительную память, он был способен, пусть и совсем незначительно. Это было самой лучшей лекарственной формой, которую местные фармацевты, рекомендовали применять для лечения старческого слабоумия, и сильного психоэмоционального переутомления. Это для людей, не имеющих нейросеть. Но и самим колонистам, эта настойка не была противопоказана.
   И то ли в данном случае сработал эффект плацебо, и юноше казалось, будто усвоение новых навыков пошло намного легче, то ли правы были местные фармацевты, "волшебная микстура" была способна творить чудеса. Но, Егоршин, не только во время ожидания нового педагога, но и во время учёбы у него, принимал этот натуральный допинг. Три дня подряд, парень, четыре раза в день пил горький отвар. Далее делал перерыв на четыре дня, а затем, всё повторялось. И всё это время "школяр" усиленно "грыз гранит науки". Всё в этом зелье было хорошо, но имелся и изъян, если судить по имеющейся аннотации, курс такого лечения не должен превышать шесть месяцев. Затем, месяц длилось плавное уменьшение дозировки, и полтора года ни-ни, ни капли нового чудо настоя. Это касалось как самого лекарства, так и алкоголя. Поэтому, молодёжь, зная, что до окончания "лечебно-образовательного" курса ещё далеко, отказывалась от участия в застольях с возлиянием алкоголя. При этом, молодые люди упорно занимались учёбой, и упорно зарабатывали деньги, для покупки очередного флакона "Микстуры для улучшения памяти". Да-да, именно так она и называлась. Впрочем, было у этой гадости и официальное название, прописанное на этикетке мелкими буквами: "Сбор Горджевского Љ7".
  
  
  
  

Глава 5. Специфика борьбы за умы человеческие.

  
  - Говори прямо, Силкс, перестань плести свои словесные кружева. Говори прямо, а не заходи из-под выподверта. - максимально добавив в голос строгости, пробасил Жека.
  - А я, если ты не заметил, ничего не мудрю, мне скрывать нечего. - ответил совершенно лысый мужчина, лет пятидесяти. - Я, в отличии от тебя, Жека, говорю прямо. Я уже стар, много чего в этой жизни поведал, поэтому, некому на слово не верю. Относительно вашей задумки, сразу говорю нет, так поступать нельзя. То, к чему ты подталкиваешь этих юнцов неправильно. Пусть спустившиеся на землю боги лицемерны, а в быту безнадёжно глупы, но они, по-прежнему бессмертные боги, которые живут в роскоши сами, и не мешают это делать другим. Этим, всё сказано.
   - Да, плотник. Наши родовые боги и духи предков, здеся, правы. Они наглядно пометили тебя, как шельму. Да-да, они не зря лишили тебя волос, ведь ты прожил долгую жизнь, но, так и остался слепым глупцом, подобным младенцу. Эх, не достоин ты носить почтенную седину мудреца.
   Молодёжь, собравшаяся в большом доме помощника начальника охраны, глумливо засмеялась. А плотник, гневно сверкая глазами, и сжимая кулаки, был готов кинуться на главаря заговорщиков, подбивающего неразумную молодёжь к бунту. Только он прекрасно понимал, не получится у него справиться с этим бывалым воином, да и вообще, зря он сюда пришёл - его доводы никто не желал слушать. Как подтверждение его догадки, заместитель Горкса подошёл к ремесленнику почти вплотную. После чего, рассматривая своего оппонента - постоял подле него около пяти секунд, и заговорил спокойно, как с неразумным ребёнком:
  - Ты прав Силкс, эти свергнутые с небес боги, учат нас многому. Но. За это, они и берут с нас непомерную, не справедливую плату.
  - Нет, всё честно. Коли они кого обучили, так имеют право потребовать работать только на них, или за данные ими знания, пожелать любую оплату.
  - А не слишком ли она дорога? Эта самая плата. Посмотри, эти парни, ежедневно рискуют своею жизнью, охраняя покой этих ничтожеств. А они, эти зажравшиеся твари, продолжают отбирать у наших племён всё самое лучшее. Эти существа отнимают у нас самых красивых женщин. Уводят из родов молодых охотников, которые могли стать отличными добытчиками. А если кто-то этим недоволен, и постарается силой забрать то, что по нашим традициям принадлежит победителю, то на его пути должны стать эти мальчишки. - Жека, обвёл рукою сидящую в большой комнате молодёжь. - Те, чьи жизни за дёшево выкупили падшие.
  - Так пусть племена перестанут продавать сошедшим с небес богам свою молодёжь. Да и те, кто нанялся на службу и получил гражданство Тверди, вольны соблюдать заветы предков, и поклонятся своим богам.
  - Не всё так просто, брат.
  - Я, тебе, не брат. - чуть ли не по слогам, ответил плотник.
  - Видишь, ты сам признался, что стал отщепенцем, не помнящим родства. От того и не видишь, или не желаешь это замечать, насколько ничтожны и алчны эти изгнанники. Ты ведь знаешь, как они называют то место, где их сбрасывают с небес?
  - То место, где появляются боги, они зовут "Поле скорби".
  - А ты, когда ни будь задумывался, почему это место называется полем скорби, а не как-то иначе? Вижу, нет. Так я тебе отвечу. Они скорбят от того, что их изгнали из небесных чертогов, а вернуться назад, у них не хватает сил. Или хуже того, они боятся это делать. Кто-то из них смирился с этим фактом, кто-то нет. Поэтому, некоторые из них работают собственными руками, изнурительным трудом и потом зарабатывая себе на пропитание. Также, есть и те, кто желает жить, как прежде. Из-за этого, они и обирают наши племена, забирая у родов главную ценность, молодёжь. И наши роды, вынуждены влачить жалкое существование. А по поводу твоих слов, мол нам дозволено поклоняться своим богам. Они, эти трусы боятся вставать между теми, кто их низверг и их детьми.
  - Если это так, то почему наши боги не накажут тех ... Как ты там выразился? Изгнанников и эксплуататоров?
  - Всё очень просто. - с усмешкой ответил Жека. - Наши боги, они сильные, смелые, вольнолюбивые. И они, желают, чтоб их дети были такими же как они. Только тот, кто уподобляется им, достоин их внимания и помощи. Кстати, многие девы-жрицы, способные общаться с богами, говорят примерно одно и тоже: "Наши боги возмущены! Им горько смотреть, ка изгнанные ими подлые твари, вместо наказания, творят всякие бесчинства. А главное, мы, их дети, не хотим замечать предназначенные для нас знамения. Первое - отныне мы знаем эти твари уязвимы, их можно поразить честным железом. Второе - изгнанники лишены своей божественной силы, и их дети не способны унаследовать даже крупинку былого божественного начала. Третье - здоровые дети рождаются только у тех тварей, которые украдут у правильных родов или жену, или мужа. Так как нашим богам не хочется видеть слабыми тех, кто имеет в себе хоть крупицу крови истинных богов. Поэтому, они задают вопрос: "Сколь долго мы будем смотреть, как наши творения преклоняются перед изгнанной нами нечестью?" - Именно это нам велят донести до вас всесильные небожители".
   Молодёжь радостно и одновременно возбуждённо загалдела, а Жека, немного выждав, поднял руку, призывая всех к тишине. После чего, с некоторой брезгливостью сказал: "Иди домой, предатель рода, не желаю тебя больше видеть. И, если так желаешь, продолжай пресмыкаться перед изгнанным с небес ничтожествами. И ещё, не мешайся под ногами тех, кто чтит заветы своих богов, и готов выполнять их волю".
   Плотник, видя, что его никто не желает слушать, встал. Не удержался и в сердцах сплюнул на пол. Это вызвало волну возмущения. Однако Жека быстро и умело её загасил. Поэтому, пришедший на сходку, вместо своего сына мужчина, покидал собрание в полной тишине. Перешагивая через порог, мужчина услышал: "Пусть идёт к себе домой, и чтоб никто его не трогал. Ни сейчас, ни после - пусть этот выродок, живёт в своём позоре. Этот предатель своего рода, сам сделал свой выбор, и осудят его наши боги". - Силкс Плотников, не знал, как полчаса назад, по тайному знаку заместителя охраны столицы, из комнаты на пару минут выходил неприметный молодой парнишка, который передал приказ на немедленную ликвидацию предателя, по плану номер один. В нём подразумевалось, "объект" способен доставить множество проблем, и должен незамедлительно исчезнуть, бесследно.
   Старый мастер Силкс, прекрасно расслышал громко сказанные ему в спину слова, всё понял и насторожился. Так уж вышло, только сейчас к нему пришло понимание, придя сюда, он совершил огромную, скорее всего, непоправимую ошибку. Во-первых - как было уже сказано, он напрасно сюда явился. Во-вторых - априори ни мог ничего доказать этим оболваненным малолеткам. Так как они просто не желали слушать ничего, что не соответствует их убеждениям. В-третьих? Тоже ничего хорошего. К его доводам, не собирался прислушиваться даже его единственный сын Глау, семнадцатилетний кадет первого года обучения общевойсковой школы командиров. И это его милый малыш, который, казалось не так давно встречал его с работы восторженными криками, и просьбами взять на ручки. А сегодня, когда он запирал его в чулане, яростно кричал проклятья прямо ему в лицо. Мужчина, отойдя на несколько шагов от здания, остановился, и тоскливо посмотрев на затянутое тучами небо, горестно пробормотал: "О боги, как давно это было? Куда делось то время, когда малыш во всём меня слушался? А сейчас.... Только и слышу: " Отец ты не прав! Ты глуп и ничего не понимаешь и отстал от жизни! Ты просто предатель нашего рода! Ты пресмыкаешься перед этими падшими ..." - За что мне такое наказание? Э-э хе-хе, дожился". - Немного постояв и повздыхав, плотник украдкой осмотрелся по сторонам. Улочка окраины каменного города была безлюдна несмотря на то, что до заката оставалось не менее двух часов. А настроение, было таким же пасмурным, как и моросящий дождь.
  "Ничего, до дома я доберусь ещё засветло. - думал Силкс, поправляя воротник своей ветровки. - Но, напрямую не пойду, что-то душа ноет, предчувствуя недоброе. Не приведи боги, молодёжь решившая проучить меня за сегодняшние речи переусердствует. Пойду сегодня тем путём, на котором они меня вряд ли ждут".
   Мужчина, зябко передёрнул плечи и резко развернувшись, зашагал в сторону крепостной стены, до которой нужно было идти три переулка. Одинокий прохожий несколько раз неожиданно останавливался, осматривался, но никто за ним не следовал. Поэтому, он, постояв пару секунд, продолжал свой путь. Не доходя до стены с квартал, мужчина вновь остановился, снова обернулся, и по-прежнему никого не обнаружив, принял спонтанно возникшее решение, двигаться по улице, у которой его посетило это озарение - идти мимо казармы городской стражи, именно сегодня, не стоит. Сделав пару тяжких вздохов, мужчина немного успокоился, запахнул плотнее ветровку и бодро зашагал по новому маршруту, а через несколько шагов, вновь погрузился в свои мысли. Так что, он не услышал, как через два квартала из перпендикулярной улицы выскочила парочка крепких парней. Они, мягко, почти беззвучно ступая по брусчатке, догнали свою жертву и самый высокий из них, широко замахнувшись, ударил замотанной в грубую ткань дубинкой по голове плотника. Удар был сильным, так что Силкс, не издав ни звука, потерял сознание и начал медленно оседать. Он был ещё жив, пока его волочили по лестнице, и бросали за внешнюю сторону стены. Только падение с такой высоты, приговорённый к бесследному исчезновению человек, не пережил. Так что, когда его подхватила очередная парочка заговорщиков, сердце плотника больше не билось. А дальше, на берегу, бездыханное тело "наградили" несколькими глубокими порезами и бросили в реку, где водились мелкие, но весьма прожорливые рыбки. Не прошло и двух минут, как вода возле плавающего трупа "закипела", забурлила, взбаламученная множеством рыбных хвостов. А через пол часа, то, что осталось от покойника, утонуло и опознанию не подлежало. Эта река, как никто другой, умеет хранить чужие секреты.
   Что было дальше? Ничего не обычного. Утром в участок местной стражи явилась встревоженная супруга Силкса и его угрюмый сын. От них было принято заявление о том, что житель столицы, Плотников, этой ночью не ночевал дома, что было ему не свойственно. А затем, уже вечером, на очередной сходке соратников, рыжий Глау расспрашивал о своём отце своих соратников по борьбе с падшими. Те ему рассказали всё чему были свидетелями, ничего не скрывая, как и то, что их вождь Жека, помня о том чей это отец, строго настрого запретил трогать старика. Хотя, у многих после его речей чесались кулаки, но ослушаться лидера, никто не посмел. Так что, ещё семь дней, по столице ходили молодые, крепкие парни, усиленно занимаясь поиском тех, кто мог пролить свет на загадку, куда подевался плотник. После чего, выждав ещё неделю, того признали без вести пропавшим. На этом власть и успокоилась, ей не было дела, до душевных терзаний семьи, потерявшей кормильца. Тем более, все поисковые мероприятия, господин Горкс взял на личный контроль, и умело, незаметно манипулируя подчинёнными, не давал им "свернуть следствие в невыгодное для дела русло".
   Горожане ещё какое-то время посудачили, обсуждая пропажу отличного мастера, как и то, что семья с трудом нашла деньги, чтоб вернуть заказчику выплаченный ранее аванс за так и не выполненную работу. Восхищались и тем, что у молодого Плотникова, не пожелавшего идти по стопам отца, имеются отличные друзья, которые вскладчину собрали необходимую сумму, не позволив осиротевшей семье пойти по миру. Но и эти сплетни со временем приелись и их сменили очередные, более свежие. На стенах домов и палисадников, начали появляться написанные корявым, детским почерком листовки. Но главное не они, а то, что в них было написано. А там, были смешные стишки, высмеивающие глупых сошедших с небес богов. Они были примитивными, легко запоминающимися и главное, почти правдивые. И то тут, то там, в подворотнях и скверах, собирались небольшие компании, где не только дети, но и взрослые, весело цитировали наиболее удачные из сатирических частушек. Аборигены, ставшие горожанами огромного по местным меркам мегаполиса, не "стояли в стороне", они охотно включились в забавную, и не совсем понятную им игру. Не отставали от простых граждан и служители правопорядка. Они боролись как с листовками, так и с добровольными декламаторами. Только делали это так, что даже слепцу было понятно, эти парни всего лишь выполняют приказы, которые им самим не по душе. То они "не заметят" расклейщика листовок, то демонстративно отвернувшись, пройдут мимо толпы, вслух читающих содержимое очередного листка. Нет. Стража срывала зловредную писанину со стен. И как не странно, это были или сильно потрёпанные, или раскисшие под дождём бумажки, которые и прочесть-то уже невозможно. Так же, разгоняли и стихийные митинги, слегка пиная некоторых активистов. Но. Вмешивались тогда, когда назревала драка, или слышались слишком ярые призывы к вооружённому восстанию. И то, как было уже сказано, сильно никого не били, если только смутьян не был слишком агрессивным. Тогда ему могли, для наглядного примера горожанам, немного "помять бока". А после экзекуции сопроводить в отделение городской стражи, где тот должен был отработать на благо общества десять суток.
   В этом месте нашего повествования, возникают резонные вопросы. Чем занимаются чиновники? Куда они смотрят? Нет, не нанятые аборигены, а те власть имущие, которые гордо называют себя "отцами основателями". Можно сказать, что ничем. Они, порадовавшись стремительным успехам расслабились и занимались только тем, что старательно "стригут купоны" со своего проекта, под названием империя Твердь, с одноимённой столицей. А что? Они построили город, сплотили вокруг себя народ, запустили первые ремесленные артели. Решили проблемы с рождаемостью и в нужный момент, развернули проекты дошкольного, среднего, и высшего образования. А когда случайно наткнулись на измождённых дикарей, которых изгнали с их земель более сильные соседи, то это решило многие стоящие перед молодым обществом проблемы. А их, этих проблем, было немало. Это нехватка кадров на производствах, которые до сих пор читаются вредными и малопрестижными. Что наиболее важно, из местного - дикого контингента, постепенно формировались как вооружённые силы, так и органы правопорядка. Это было весьма удачным решением, так как колонисты, даже освоив программу элитного бойца, по-прежнему не были способны применять знания на практике. Простите, не совсем точно сказано. В учебных схватках эти горе воины были выше всяких похвал. Но как показали первые же стычки с агрессивными племенами, "цивилизованные бойцы", от вида пролитой ими крови, впадали в ступор. Исключения были единичны и слишком редки. Не будь, на тот момент, в рядах новой армии легионеров - из диких, то первое же сражение могло быть бездарно проиграно. А так, отличное оружие, более или менее хорошая подготовка и не понимающие ценности человеческой жизни новобранцы, яростно сражаясь с противником, спасли своих нанимателей от полного разгрома. После чего и было принято судьбоносное решение кем стоит комплектовать армию. В общем, ... в последнее время людские ресурсы пополнялись не только за счёт высокой рождаемости, но и вербовкой рекрутов из соседних племён. Именно так, постепенно, в это общество и впадало в стагнацию.
   Так что, правящая верхушка, прибывала в полном неведении о реальном положении дел. Чему способствовали их хитрые замы, "не чистые на руку" секретари и прочие, более мелкие чинуши. Которые прокручивая свои делишки, в своих отчётах сильно искажали действительность. А что тут такого, каждый, как может урывает с общественного стола свой "кусок пирога", и все довольны. Ведь никто из простолюдинов не умирает с голоду.
   Так же, это общество имело и свою теневую сторону. Её также возглавляли представители первых колонистов. Это были активные, целеустремлённые люди с огромными, неудовлетворёнными амбициями. Их, в своё время, обделили при распределении "тёплых мест" в официальных структурах. Они помучались, пометались, немного подумали и создали свои силовые группировки, заняв " свободную нишу ". Вначале, "крёстных отцов" было много, они старались быть незаметными, и зона их интересов находилась за приделами города-государства. Действовали они на чужих территориях, проводя различные силовые акции - проще говоря бандитские нападения. Именно во время подобных рейдов, все проходили кровавый ритуал инициации, как руководители, так и боевики. Как не странно, но в этих шайках, такой проблемы как пролитая кровь, не возникало. Что этому способствовало, никто особо не задумывался. Скорее всего, длительная, жёсткая психологическая подготовка рекрутов.
   Прошло время, и зона интересов криминала, стала более обширной. Оставшиеся в живых теневые дельцы больше не довольствовались продажей отбитой у аборигенов рудой, одомашненной живностью и ценными шкурками. Как-то незаметно появились крепкие парни, предлагающие купцам, за небольшую плату, надёжную охрану, как в городе, так и в торговых экспедициях. Несогласные на такую защиту "крыши" тихо исчезли. Произошло это незаметно, без лишнего шума. А дальше, пошло всё как по накатанной колее, вплоть до "прикормленных" чиновников, которые не замечали чужие дела, а иногда, и прикрывали их. На этом, краткий экскурс в историю развития молодого государства, можно считать оконченным. Стоит упомянуть что-то из обыденных, не криминальных делах, произошедших на днях. И так. Ничем не приметный дом, двери в который никогда не бывают запертыми. Да и зачем это делать? Сюда, в основном заглядывали те, кто входил в сильную ОПГ (ОПГ - Организованная Преступная Группировка) , которую называли просто, "семья". Бывали здесь и простые просители из местных жителей, те кто не надеялся на власть, побаиваясь обращаться к грубым, наглым и безмерно жадным стражам. А здесь, если не беспокоить по пустякам, всегда помогут, причём, потребуют за это весьма скромную, посильную плату. Если сравнивать её с тем, что потребует инспектор охранного участка. И то, даже " расставание " с кровно заработанными деньгами, не гарантирует то, что официальные структуры займутся вашей проблемой. А здесь, в этом домике, если зарвавшийся воришка, или зловредный сосед, обнаглеют и зайдут за некие определённые авторитетам рамки, их призовут к ответу. Стоит принять к сведению, что в этих стенах, иногда решались и другие, от этого, не менее жизненно важные проблемы. Как например, сейчас. В скромной комнате, больше всего подходящей для аскета, на единственным грубым столом, сидел черноволосый мужчина, одетый в скромно комбинезон слесаря. Перед ним, на грубой столешнице лежала небольшая пачка исписанных бумажных листов, стояла простенькая бронзовая чернильница и рядом, на подставке, перьевая ручка. Хозяин кабинета слушал доклад своего секретаря. Молодого, невысокого аборигена, который вкратце рассказывал про очередную посетительницу и о её проблеме.
  - Её зовут Марфа, уроженка нашего города. Вдова. Была замужем за Гешаксом, который занимался продажей дикарям оружия. Мерзавец, укрывал истинные доходы не только от правительства, но и от нас. В начале этой осени, мы его ликвидировали вместе с караваном. Трофеи реализовали с большой для нас выгодой.
  - Я помню это дело. - слегка изогнув бровь, и строго посмотрев на секретаря, проговорил Тяй. - Что от нас хочет вдова?
  - Гешакс, снаряжая караван набрал много займов, а сейчас, ...
  - Достаточно, я и это знаю. Приглашай просителя.
   Не прошло и трёх минут, как в дверь робко вошла худая, можно сказать тощая женщина. В руках, просительница держала большой, увесистый баул. Что ещё? Она, не смотря на скромность меблировки помещения, смущённо и неуверенно осмотрелась, и сразу потупила взор. Её одежда, синяя, вязанная кофта, чёрная длиннополая юбка и повязанный на голову платок горожанки - белый, были не слишком поношенными, но, уже поблекли от множества стирок. Да и весели эти вещи на хозяйке " как тряпка на гвозде" - за прошедшую зиму, вдова сильно исхудала.
  - Здравствуйте, уважаемый Тяй.
  - И тебе здравствовать, Марфа. - делая вид, что только закончил складывать изучаемые им "бумаги" ответил хозяин кабинета. - Что за беда привела тебя ко мне?
  - Тут это, горе у меня, моим деткам есть нечего. - из глубоко запавших глаз женщины, невольно потекли слёзы.
  - Знаю о твоей беде. Но и ты знаешь мой принцип. Я помогаю только тем, кто сам желает принять мою "руку помощи". Что ты столько времени ждала?
  - Неудобно было. Вы и так нам помогли. Это когда мой Гешаксик не появился в крайний контрольный срок и его объявили без вести пропавшим. На нас, тогда, насели все кредиторы моего мужа, и мы вынуждены были распродать всё мужнино имущество. И если бы не ваше вмешательство, у нас всё бы забрали задарма, не дав расквитаться со всеми долгами.
  - Помню это. Но и что с того? Боги велят помогать вдовам и сиротам.
   В Тяе " пропал " великий артист. Когда возникала необходимость, он был подобен безумному, бездушному отморозку. А сейчас, каждый его жест, малейшее изменение в мимике и голосе, сквозили усталостью и одновременно искренним сочувствием. В этот момент, он был похож на любящего отца, смотрящего на свою неразумную, непослушную дочь. Которая по своему неразумию и непослушанию попала в беду. И что тут делать? Наказывать, или простив её, спасать. И тут произошло то, чего Тяй не ожидал. На пол, с шумом упал баул, а женщина встала на колени и завыла:
  - Прости меня неразумную, господин! Ходят слухи, что это ты наказал моего супруга, за какой-то обман! Поэтому я, до последнего, и боялась к тебе обращаться. Ведь я, дура баба, считала, что всё что с нами происходит, продолжение того наказания. ...
  - Молчи - молчи, глупая женщина, пока не наговорила лишнего. Такого, что после будет стыдно вспоминать. Да, твой муж обманывал меня, но, об этом я узнал уже после его исчезновения. Когда выяснял причины его пропажи. И если он где-то спрятался, в надежде пересидеть мой гнев, я обязательно его найду и покараю. Накажу только его, а ты и твои дети, за Гешакса не ответчики. А если кто-то от тебя отвернулся, или строит прочие, мелкие козни. То делает это по своему разумению, желая таким способом хоть как-то мне угодить, а не по моему слову. Так что же ты хотела? О чём просишь? Рассказывай.
  - Тут это, - продолжая стоять на коленях, и указав кивком на баул, тихо заговорила женщина, - очень нужны деньги, а никто не желает давать за это достойную цену.
  - Встань; говори громче, подробнее и ответь на такой вопрос, что там, и что ты за свой товар хочешь?
   Женщина, по-прежнему стояла на коленях, ещё сильнее съёжилась, сильно прикусила нижнюю губу и с тоской посмотрела на свою ношу. И совсем тихо проговорила:
  - Там моё приданное. Это...
  - Встань с колен, иначе, наш разговор будет окончен. - ласково, спокойно проговорил "крёстный отец" города. - И скажи всё внятно и разборчиво. Я желаю знать. Что ты принесла на реализацию?
  - Там купленная ещё моим отцом швейная машинка, разнообразные катушки ниток, швейные иголки, булавки. Всё что нужно для портняжного дела. - поспешно встав, но не отрывая взгляд от пола, чётко и громко произнесла женщина.
  - Та-а-ак, поня-а-атно. - задумчиво проговорил Тяй, и поинтересовался. - Подумай сама, ну получишь ты деньги, потратишь на еду. А как дальше будешь жить? Говори.
  - Не знаю. Но, что есть у меня эта машинка, что нет, разницы никакой. Никто не спешит ко мне с заказами. Некого мне обшивать.
  - Значит, ты всё уже обдумала и твёрдо решила? - смотря на женщину как на полоумную, с небольшой хрипотцой проговорил авторитет.
  - Да. Так хоть чуть подольше проживут мои детки. Надеюсь, что я первой уйду из жизни и не увижу, как они будут помирать. А там, глядишь, после моей смерти, их приютят мои родичи. Я очень на это надеюсь.
  - Что же. Это твоё решение. Только я не торговец и не смогу определить твоему товару справедливую цену. Поэтому я, для этой сделки, позову себе помощника.
   Чернявый мужчина, одетый в чужеродный для него комбинезон слесаря, за неимением на столе колокольчика, дважды хлопнул в ладоши. Почти сразу, в двери появился секретарь. А ещё через десять минут, в комнатку, тяжело дыша, вошёл низкорослый толстячок, в вызывающе богатом одеянии купца. Получив указание, гость внимательно осмотрел приданное Марфы и после недолгих колебаний и каких-то подсчётов в уме, сказал:
  - Товар ладный. За машинкой видно ухаживали, но она жутко потёрта. Поэтому, могу дать не более двадцати серебряных монет. Может быть, двадцать пять монет смогу накинуть сверху, если хозяйка согласится отдать и станину с ножным приводом.
  - А если округлить до тридцати серебряных? - флегматично поинтересовался хозяин кабинета.
  - Так Тяй Хоканович, миленький. За что без ножа меня режешь? Мне тогда с этой сделки не будет никакого навара.
  - Будет тебе навар, купец. Хороший барыш будет. В обиде не останешься. Отсчитывай озвученную мною сумму, ложи бабки на стол и можешь быть свободен.
   Купец, скорчив рожу, должную демонстрировать сильные страдания, старательно выложил на грубой столешнице шесть стопок серебряных кругляшей, по пять монет в каждой. После чего, неожиданно шустро развернулся и намеревался забрать только что приобретённый им товар.
   А тем временем, Тяй, взяв чистый лист бумаг, что-то на нём написал. И увидев, как торгаш наклонился над своим приобретением, собираясь сложить его в баул, громко возмутился:
  - Куда руки протянул, купчина?! Это всё моё!
  - Как так? Ведь я уплатил всё что ты потребовал. Знать, этот товар мой.
  - Нет. Ты не покупал, а помог оценить моё приобретение, выбирал как для себя. За это, я только что продал тебе партию отличных ножей, с хорошей скидкой. Держи, это бумага на отпуск нужного товара. Кстати, изделия такого качества, там, куда ты их повезёшь, не поставляются. Ты будешь первым и единственным продавцом этого богатства. Так что смотри, не продешеви. Я ведь тебе обещал, что за помощь в этой покупке ты обижен не будешь. Так что, как видишь, я тебя не обманул?
  - О нет, Тяй! Как можно так говорить? О какой обиде идёт речь? Ты как всегда мудр и щедр. Да продлят Боги твою жизнь и приумножат твои богатства.
   Купец, у которого во взоре, от предвкушения больших барышей, "разгорались алчные огоньки", с показным почтением принял сложенный вчетверо лист и с частыми поклонами, попятился к выходу. А женщина всё стояла посреди маленького кабинета, и не веря в своё счастье, смотрела на деньги. Неизвестно, как долго Марфа могла изображать статую, но из ступора её вывел тихий голос Тяя.
  - Что стоишь, Марфуша? Видишь, твои детки в ближайшее время не умрут, как и ты. Давай, забирай свой заработок.
  - Списибочки. - осипшим голосом бормотала женщина, неуверенно подходя к столу. - Пока жива, буду помнить вашу доброту. Буду молиться с детишками за ваше здоровье.
   С этими словами, вдова робко забрала со стола четыре стопки монет, оставив на столешнице две. И застыла, еле контролируя себя, так как грудь разрывалась от спазмов сдерживаемого рыдания.
  - Это ещё что за дела? - голос Тяя звучал тихо, но возмущённо.
  - Простите Тяй! - Вздрогнув как от удара, запричитала Марфа. - Я, наверное, слишком много взяла?
  - Нет. Все эти деньги твои. Мне с этих грошей ничего не нужно. Я ведь тебе человеческим языком сказал, что желаю помочь твоим сиротам. И кстати. Забери своё приданное. Какая без него ты швея?
  - Как это? Ведь я, его...
  - Знаю - знаю. Ты его мне продала. Это факт. А я решил, что ты будешь на нём шить много красивых и добротных вещей. Насчёт заказчиц не беспокойся, я скажу кому надо, и их будут к тебе направлять. Только смотри, не подведи меня, я помню, как многие молодухи, не так давно хвастались пошитыми у тебя платьями. Что ещё? ... Ах да, за машинку и прочую утварь, рассчитаешься со мною за два года, цену ты знаешь. А после того как погасишь долг, будешь отдавать с заработка долю малую, посильную. Всё, иди. У меня ещё столько дел, требующих моего внимания.
   Минут пять ушло, чтоб "изливающая поток" благодарности женщина удалилась. А Тяй, ещё долго смотрел на дверь и думал: "Что за жизнь? Наши женщины красивы и их молодость долго не увядает, но, проблема с детьми. А дикарки, в отличии от наших баб, дают здоровое потомство, но слишком быстро стареют, или помирают в родах. Ведь Марфа, по факту молодая женщина, но частые беременности, сделали из неё страшную, беззубую старуху. Даже смотреть на неё противно, не то что делить постель. Бр-р-р-р".
  
  

Глава 6. Будни поселенцев.

  
   Зима отчитывала свои последние деньки, хотя, она по-прежнему украшала землю (Видимо чувство ностальгии заставило назвать приютившую их планету Землёй, а светило Солнцем) великолепным, сверкающим на солнце белым покровом. Но совсем скоро, морозы сменятся потеплением, а затем, потекут вешние ручьи, появятся первые прогалины, а за ними, придёт половодье, и река начнёт трещать своим зимним панцирем, избавляясь ото льда. Но это дело будущего, а сейчас ..., утро, посёлок, покой и, местами видны еле заметные столбики дыма, струящиеся из печных труб. В одном из домиков, как и везде в селении, царила умиротворяющая тишина, дрова в печи успели полностью прогореть, а топка остынуть, и как итог, в небольшой спаленке царила бодрящая прохлада. От этого не спасает ни маленькое окошко, с двойным остеклением, ни закрывающие его плотные шторы во всю стену; ни лежащая на полу шкура какого-то лесного животного. Этот прекрасный заменитель ковра, был когда-то аналогом земного бурого мишки, только зверь был крупнее своего так сказать собрата. А мордой, бывший обладатель этого великолепия, отдалённо напоминал бульдога, и то немножко. Возле отапливаемой стены стоит деревянная кровать - полуторка, в ней, укрывшись с головой, в позе эмбриона спит плечистый парень. А рядом, лицом вверх, высунув из-под общего одеяла только голову, лежит девушка. Её глаза были открыты, только взгляд расфокусирован. И, если судить по медленно двигающимся глазным яблокам, подруга хозяина дома играет во "вшитую" в её симбионт игру, скорее всего, раскладывает преферанс - весьма древняя забава.
  " Бр-р-р, - пробудившись, и слегка выглянув из своего "убежища", еле слышно пробормотал Даниил, - опять этот утренний зузман - зуб на зуб не попадает, надоело".
   Тут его внимание привлекла лежащая рядом подруга. Она вновь коротала время за игрою, и на какое-то время, та полностью "выпала" из действительности. Это её пристрастие проверено временем и вряд ли когда-либо будет изменено. А парень, в который раз порадовался отсутствию в этом мире информационной сети, иначе.... Что иначе? Да ничего хорошего. Даня подозревал, нет был уверен, его избранница могла каждое утро посвящать поиску в сети забавных "поздравлялок", или созданию собственных - это было намного хуже.
   Имелся у нашего молодого человека неприятный опыт, в той, другой жизни. Поэтому он и "дул на холодную воду". Не раз он был вынужден расставаться со своими девчонками только из-за их постоянного зависания в "сети", то есть, общения с подружками. В этом, казалось не было ничего страшного, не будь это их почти постоянным состоянием. Парень вспомнил это настолько чётко и реалистично, что перед его мысленным взором, поочерёдно предстали несколько бывших зазноб, которые, в самый неподходящий момент говорили: "Милый, погоди, мне знакомая прислала прекрасный гифик, надо поискать чем ответить". - "Постой любимый, со мною хочет поговорить моя подружка, с которой я так долго не общалась. А? ... Да что ты говоришь? ... Нет-нет, ты её не знаешь". - Что сильнее всего бесило. Такие "зависания" могли произойти даже посреди тротуара, по которому двигался сплошной поток пешеходов. Случались подобные инциденты на кухне, в спальне - да где угодно, и в самый неподходящий момент.
   А тут, в этой новой жизни, Данина подружка не устраивала длительные "заплывы в океане информации", этого блага и одновременно проклятия развитого общества здесь не было. Сейчас, Гуля, всего лишь раскладывала преферанс, коротая время в ожидании чего, или кого-либо. Например, как сейчас.
  - Милый, ты уже проснулся? - послышался тихий шепоток "очнувшейся" от игры Гульнары, и девушка, прильнула к своему избраннику всем телом, предварительно одарив его поцелуем в щёку.
  - Да, радость моя. - прошептал парнишка, и ответил поцелуем на её поцелуй, на сей раз в губы.
  - Давай не будем вылезать на эту холодрыгу. Сегодня нам спешить некуда, просто полежим, понежимся. Вот.
  - Согласен. Только я, для начала, раскочегарю печь, пока она окончательно не загасла. Ладушки? А ты, всё это время, поддерживай тепло в нашем "гнёздышке". Не строй такие удивлённые глазки, управившись с делами, я вернусь жутко замёрзшим.
   Парень, откинув одеяло, решительно встал с постели, прямо поверх простенького пижамного костюма надел тёплый халат. После чего, рефлекторно передёрнув плечами, отправился выполнять некий утренний ритуал, уже успевшей изрядно поднадоесть за зиму. А именно: с сеней были принесены заранее приготовленные дрова, максимально открыт дроссель дымохода, почищен зольник и с использованием не успевших окончательно загаснуть угольков разведён огонь. А дальше пришло время гигиенических процедур. Даня тщательно отмыл руки, почистил зубы, и при помощи опасной бритвы, избавился от суточной щетины. Что ещё? Всё это время, лениво потрескивая в топке, огонь постепенно набрал силу и жар. Поэтому, мимоходом, парнишка, убедившись, что всё в порядке, подкинул ещё одно поленце, после чего, прикрыл дверцу очага, и немного задвинул заслонку. Покончив с этими делами, молодой человек, вернулся в спальню, шутливо вытянувшись по стойке смирно, отрапортовал: "Принцесса, разрешите доложить. За время вынужденной отлучки я не бездельничал. Очаг растоплен и в доме постепенно становится теплее. Вода, для ваших утренних процедур греется на печи. Я чисто вымыт, и идеальна выбрит, жажду от вас обогрева и, это, кхе-кхе, душевного тепла". - Окончив юродствовать, парнишка ловко шмыгнул под одеяло.
  - Ой! Руки холо-о-одны-ые! И ты, весь, то-о-оже! - дурашливо взвизгнула Гуля, постаравшись немного отстраниться от своего парня. - Или ты специально? Признайся, специально решил меня заморозить? Да?
  - Да как можно, мадам? Что за навет? Я всего лишь жду исполнения обещанного вами....
  - А я вам говорю. Я ничего подобного, никому не обещала! Вот. Это ты, размышляя в слух с наслаждением фантазировал. А я скромно слушала и наивно молчала, вот.
  - Пусть так! Но в тот момент, ты не произнесла ни звука. А молчание, это как известно, знак согласия. Как-то так и никак иначе. Да ты коварная обманщица! У-у-у-у, я тебя! ...
   Какое-то время, из спаленки доносился звонкий девичье повизгивание и озорной смех. Молодые люди со свойственным их возрасту задором дурачились. Они, то ненадолго затихали, то снова шутливо "бранились". Охали, ахали. За тем, молодёжь угомонилась. Пожелай кто в этот момент заглянуть в эту спаленку, его взору открылась следующая каротина: Гуля, разместив голову на плече своего избранника, задумчиво расфокусировав взгляд, тихо, но очень быстро говорила:
  - Знаешь Даня, а я сегодня поеду в столицу вместе с тобою. Вот. Не хочу больше быть Гульнарой Сокол, с радостью возьму твою фамилию. Представляешь, во всех моих документах можно будет прочесть следующее , Гульнара Егоршина. Ведь это звучит красиво? Да? Молчи! Не возражай, я говорю. Пора нам с тобою становиться семьёй. Ты сегодня подтвердишь перед мастерами свою профессиональную квалификацию, сдашь экзамен на кузнеца. Говорю, ты стал полноценным мужчиной. Заодно, зайдём там в бюро учёта гражданского состояния, и зарегистрируемся как семья. Вот. Давно пора - это сделать. Тем более, у меня есть повод. Говорю. ...
  - Погоди, какая семья? Какое бюро! Чего ты там говоришь? Э-э-э, мне нужно ещё "на ноги встать". Как-то так. Пускай мне выделили в личное пользование старую кузню, но я только окончил своё ученичество. И хорошим, всеми уважаемым мастером стану не скоро.
  - А мне, мастер Ларионов говорил другое. Вот. Он сказал следующее: "Такого способного ученика как твой парень, у меня никогда не было". - И ещё, он якобы достиг своего профессионального максимума по стажу, и сразу после сдачи тобою всех экзаменов, уходит в отставку. А это многого стоит. Вот. А ещё, он говорит, из тебя выйдет отличный специалист, который по мастерству превзойдёт даже его. Дай только срок. Ведь он, передал тебе многое из того, чему научился у других, а главное, этого в наши инфопакетах нет. А ты, весьма творческая личность. Так-то. А я ему говорю, что да, мой мужчина такой, он упрямый и целеустремлённый. А он....
  - Стоп - стоп, не трещи как сорока.
  - А кто такая сорока?
  - Сорока? - переспрашивая, Даниил радушно усмехнулся. - Это э-э-э, была на нашей родине такая птица, хотя, она и сейчас, наверное, существует. Только, слишком мало этих пернатых осталось. О чём это я? Отвлёкся. Ах-да. Так это пернатое недоразумение, общаясь с сородичами, трещит так быстро, что ничего не понять, примерно, как ты.
  - Это я-то сорока? Да!? Ах ты!
   С этими словами, девушка впечатала свой маленький, но сильный кулачок в бок своего избранника. А тот, подыграл ей, шутливо выпучив глаза, и изобразив жуткие страдания. После чего, смешно охая пожаловался:
  - Ох-ох! Моя мама всегда говорила, ох, что я погибну молодым и красивым. Ох. Она утверждала, что моим убийцей станет прекрасная Валькирия. Ох. Обманула, ведь в её предсказаниях, не было ни слова о тебе. Ох. Как-то так. Коварная ты убийца. О-о-ох.
  - Ах ты, да я тебя, за такие слова! ... - Гуля приподнялась и нависла над Даней.
  - Всё - всё требую пощады! - закрыв лицо ладонями, игриво взмолился Даниил. - Я всё понял, за правдивые высказывания, в нашем мире убивают чаще, чем за любое другое преступление.
  - Да ну тебя, дурак. - на полном серьёзе обиделась девушка. - Я с тобою хотела поговорить как со взрослым человеком, а ты .... Вот.
  - Хорошо, говори. Только объясни мне такому непонятливому: "Зачем нам спешить в бюро, для поспешной регистрации наших отношений?"
  - Вы что, все мужики такие тупые? Или настолько сильно боитесь расстаться со своею призрачной свободой? Говорю для особо непонятливых. Вот. В бюро идём по весьма весомой причине, я беременна. Молчи, ничего не говори, сейчас я говорю! На днях, Агнесса Аскольдовна меня осмотрела и подтвердила мою догадку. У нас будет ребёночек. Вот. Идёт седьмая неделя беременности.
  - А я разве от нашего малыша отказываюсь? - Немного стушевавшись от неожиданной новости, пробормотал Даня. - Я его признаю, и мы, будем воспитывать его вместе. Но скажи мне, зачем нужна эта непонятная спешка с оформлением официального брака? Хорошее дело браком не назовут.
  - Блин горелый, ты что, живёшь в полном вакууме, и ничего не замечаешь? Наших соседушек, выходцев из местных, и без того трясёт мелкой дрожью. Стоит им только взглянуть на моё одеяние. Вот, блин горелый. Сколько раз они мне высказывали, мол своим беспутным одеянием, я сильно смущаю их мужчин и малолетних мальчиков.
  - Путь сваливают в свои земли и там, ходят так, как им нравится. И если им так хочется, пусть читают мораль своим соплеменникам. А здесь наш дом, значит действуют только наши правила приличия и не им их менять.
  - Я тоже такого мнения, но....
  - Какие ещё могут быть но? - парень, резко поднявшись сел на кровати, и от былого радушия, у Дани не осталось следа.
  - Ну-у наша администрация, слепо поддерживает уроженцев этого мира. И требует от всех нас быть терпимее и понапрасну не провоцировать соседей.
  - Они что, совсем опупели? Продолжая такую политику, мы бесследно растворимся в местных племенах, попросту бесследно исчезнем. И о нас, не будут вспоминать даже в сказаниях. И ещё. Ко мне, лично, никто с подобными претензиями не подходит.
  - Ну-у-у, ты мужчина. А главное, кузнец. Согласно верованиям местных, ковалей нельзя злить. Вы общаетесь с духами земли и огня, поэтому, не все людские законы для вас писаны. Вот. Их общество терпит вас до тех пор, пока вы, в своём чудачестве, не заходите за определённые рамки. А я, в отличии от тебя женщина. Как только они узнают, что я, не будучи тебе официальной женой забеременела, то выждут момент, когда я буду одна, да накажут - по их дикому закону.
  - Стоп-стоп, я нечто подобное слышал. Согласно их законов, беременность без мужа, их жрецы, как и старейшины приравнивают к блуду.
  - Да. Всё так. А за это, одно наказание, забивание камнями. Вот. Говорят, не так давно, пропала одна из наших женщин, родившая вне брака, а затем, её погрызенные зверьём останки нашли далеко от её дома. Еле удалось опознать. А вокруг лежали камни, которыми её забили. Поэтому я и завела с тобою этот разговор. Не желаю окончить свою жизнь как она. Ведь наша власть смотрит на творимый аборигенами беспредел "сквозь пальцы".
  - Дела-а-а. Уму не постижимо. Ладушки. Сам не меньше тебя во всём виновен. Сегодня идём вместе и после сдачи мною экзаменов, регистрируем наш брак. И как положено, через три дня устраиваем показательную гулянку. Пусть даже последний фанатик, узнает, что ты стала моей женой и поэтому, вполне законно родишь мне сына. Иначе, за этими гадами не уследишь. Да и случись что-то плохое, искать этих обнаглевших ревнителей традиций, будут их же собратья. Не уверен, что в этом случае, следователи пожелают "докопаться до истины".
   Странно, но после озвучивания новости, которая по идее должна была радовать, молодой человек как и его девушка, пребывал в немного подавленном настроении, . И уже без обычных шуток и прибауток, они продолжили свои утренние дела. Несмотря на это, действовали они по привычной "программе": Умылись, застелили постель, далее, без аппетита позавтракали, не ощутив даже вкуса еды. И старательно занимая себя вознёй по хозяйству, дождались, когда к их дому подъедут утеплённые сани мастера Ларионова. Он ещё вчера пообещал доставить своего ученика в столицу. Как мастер выразился: "В лучшем виде". - Всё равно, он туда направляется. Ведь по экзаменационному протоколу, ему предстоит представлять Данила высокой комиссии. Только после того, как с последним заданием будет покончено, он может сменить профессию и начнёт своё обучение по новой специальности. Какая именно стезя была им выбрана, мастер не распространялся. И все уважали его решение.
   - Здравствуйте - здравствуйте, молодые люди. - Ларионов, по-прежнему крепкий, моложавый мужчина, укутавшись в меховую шубу, с хитрым прищуром ответил на вялое приветствие своих пассажиров. - Почему такие грустные? - Если совместно переживаете за предстоящий экзамен? Так это вы зря. Я ведь говорил, что Даня, по праву является моим самым талантливым учеником ...
  - Угу. - сдержанно ответил Даниил, не желая посвящать хоть кого-либо в свои проблемы. - Вы правы учитель, сильно переживаю.
  - Ничто, пред экзаменом нервничают все, кроме треклятых андроидов. Но этих железяк среди нас нет, не вынесли тягот межзвёздного путешествия. Ты, главное, не позволяй своим переживаниям завладеть тобою полностью.
  - Угу. - невпопад, но синхронно ответила парочка, а Гуля, изловчившись, прильнула к парню и как маленький ребёнок, покрепче обняла правую руку своего избранника.
   Возок тронулся и никто, кроме самого Ларионова, не желал поддерживать разговор, да и тот, в скором времени замолчал. Так что, часовая поездка до столицы, проходила в полном молчании. Мастер дремал, Даня что-то усиленно обдумывал и время от времени морщил лоб. А девушка, прижавшись к руке своего избранника, временами, скорчив виноватую мордашку, заглядывала ему в лицо. Гнетущую тишину нарушил стук в крышу утеплённой кабины и еле слышный голос возницы: "Господин Ларионов, мы прибыли, ремесленная гильдия, как вы и приказывали. Мастер".
   Ларионов, услышал доклад своего кучера, слишком легко "сбросил" завладевшую им дрёму и с хитринкой во взгляде, посмотрел на своих попутчиков. Те тоже оживились, и вопросительно взирали на педагога. А тот, выдержав недолгую паузу, заговорил:
  - Всё молодёжь. Ещё немного потерпеть, и вы, молодой человек, станете дипломированным мастером, и полноправным гражданином нашей колонии, со всеми вытекающими из этого правами, и обязанностями. Я вас обучил всему, что для этого было необходимо. А вы, голубушка, сами знаете, на этот экзамен вас не допустят. Так что, предлагаю вам посетить местный кафетерий, он расположен на другой стороне площади. Найти его весьма легко, на его входе красуется самая яркая вывеска, с самоваром. Есть ещё один вариант решения вашей проблемы, ожидать вашего друга возле двери в экзаменационную аудиторию. В этом случае, будете скучать в полном одиночестве. Так как я буду занят, а местным чиновникам, до вас не будет никакого интереса. Мне же, необходимо представить мастерам нового кузнеца, и предоставить на их суд, его контрольные поделки. Всё это, займёт минут сорок. Каково ваше решение?
  - Блин горелый.... Я это, согласна. Вот.
  - С чем вы согласны? Голубушка.
  - Так это, подождать Даниила в фойе. Я говорю. В кафе мне делать нечего, на еду я и смотреть не смогу, кусок в горло не полезет.
  - Вам виднее, голубушка. Поэтому, как говорят знакомые мне военные: "Короче! Выбор сделан, значит шагом марш!" - Милости прошу, пройти в гардероб. Там ...
  
   Из здания ремесленной гильдии, безликого дома-коробки, с множеством больших окон, плоской крышей и большой , не чем не украшенной дверью на фасаде, молодые люди вышли через полтора часа. Парень, как и его девушка, выглядели уставшими и при этом весьма счастливыми. Стоило им отойти от дома на десяток шагов, как заметно повеселевшая Гульнара остановилась, и прильнув к своему молодому человеку потребовала:
  - Дай посмотреть ещё разик! А-а-а? Ну чуточку.
  - Видела уже, показывал. Потерпи немного, на улице ветер и слишком холодно. Не стоит лишний раз лесть за пазуху.
  - Пожалуйста - пожалуйста - пожалуйста - пожалуйста! - заканючила девушка, позабыв о том, что она находится в общественном месте, повисла на шее Димы. - Покажи ещё разок выданные тебе документы гражданина. А?
  - Нет. Дойдём до бюро, там, и посмотришь. Ладушки?
  - Но это, идти целых пятнадцать минут, не меньше. Вот. Ну чего тебе стоит?
  - Стоит, ещё как стоит. Ты канючишь посреди улицы, тормозишь меня, а тем временем мы могли двигаться на встречу нашей мечте. Я, сейчас с тобою теряю время, а там, в бюро, может набежать, целая толпа народа. Не успеем вовремя занять очередь, не получится сегодня же узаконить наши отношения. А там, неизвестно, когда мы сможем в очередной раз сюда приехать?
   Даня ожидал потока Гулиных требований ускорить шаг, или срочно-обморочно перейти на бег. Предвидел "море" обвинений, мол это он во всём виноват. Однако этого не произошло. Гуля просто испуганно ойкнула, разжала объятья, и развернувшись, молча зашагала в нужном направлении. Что весьма удивило парня, привыкшего к повышенной болтливости и импульсивности своей подруги. Даже когда оказалось, что в бюро регистрации актов гражданского состояния, не было никакой очереди, с её уст, не сорвалось ни единого упрёка. Так что, спустя какое-то время, оба влюблённых, не пожелавших переплачивать за торжественный церемониал, - кроме как за срочность, стояли перед столом скучающей чиновницы и отвечали на задаваемые ею вопросы:
  - Даниил Егоршин, согласны ли вы взять в жёны Гульнару Сокол, и жить с нею в горе, и в радости? Разделяя все тяготы жизни. - прозвучал вопрос, заданный монотонным голосом.
  - Да, согласен. - немного сипловато, ответил внезапно посерьёзневший Даниил.
  - Гульнара Сокол, согласны ли вы взять в мужья Даниила Егоршина, и жить с ним в горе, и в радости? Разделяя все тяготы жизни.
  - Да, согласна. - голос невесты звучал на удивление спокойно, только взгляд, и её улыбка лучились от переполнявшего её счастья.
  - Молодожёны, принято ли ваше решение добровольно, или вы пришли сюда по принуждению. - по-прежнему монотонно, как автомат, проговорила за малым не зевнувшая сотрудница бюро. - Жених, ответьте.
  - Я пришёл сюда по своей воле. И действую без принуждения.
  - Невеста, ответьте.
  - Я пришла сюда по своей воле. И действую без принуждения.
  - Хорошо. Скрепите свой брачный договор подписью. ...
   То, что в этом кабинете, молодожёны на долго не задержались, объяснялось просто, Милана, именно так звали чиновницу, решила выкинуть из протокола приличную часть ритуала. Такую как напутствие молодым, торжественную клятвы верности, и ещё несколько мелких параграфов, которые не требовалось отображать в журнале регистрации. Объяснялось это решение просто. Единственные на сегодняшний день её посетители, не смотря на уговоры, пожелали оформить отношения по бюджетному варианту. А это значит, Меланина дежурство, будет оплачено по минимальному тарифу, без зачисления премиальных процентов. Впрочем, молодёжь не возражала, для них, был важен сам факт регистрации, а не сопутствующие ей внешние атрибуты. Саму Гульнару, порадовал один интересный момент, когда чиновница, , как хранительнице семейного очага вручала ей документы, она будто невзначай, тихо сказала: "Если вы пожелаете, я, за дополнительную серебряную монетку, пяти рублёвым достоинством, выпишу вам паспорт и квалификационную карточку на новую фамилию в течении часа ". - Пришлось заплатить требуемые сборы, включая "маленькую благодарность за оказанную помощь" и ожидать новые документы в коридоре. Всё лучше, чем позднее метаться, выискивая возможность для повторной поездки в столицу.
  
  

Глава 7. "Затишье" перед ....

  
   Так происходит весьма часто, человек строит разнообразные планы, а проза жизни весьма жёстко его "приземляет", избавляя от иллюзий. Нечто подобное случилось и с Даниилом. Думается, стоит пояснить почему так было сказано. Кузню ему выделили, пусть не новую, но, полностью работоспособную. Только эта, мастерская, не являлось безвозмездным подарком. Бывшее в употреблении "рабочее место" продавалось новому мастеру в рассрочку, с обязательной накруткой в виде небольших процентов. Всё здесь было хорошо, за исключением одного "маленького" обстоятельства: кузнец посёлка, носящего имя речки на котором он стоит, и в самом деле был перегружен работой. Только все пришлые заказчики, и те, кто принадлежал определению местное население, не смотря на возникшее неудобство, предпочитали не рисковать и иметь дело только со старыми, мастерами. В таком подходе к сделкам, не были исключением и многие представители государственной власти. Прибавьте к этому налоги и прочие выплаты, которые стали ещё той обузой, от них никого не освобождали. Поэтому, новый кузнец Быстрореченска, перебивался единичными заказами, позволяющими ему еле "сводить концы с концами". Не находись его молодая жена на службе в медсанчасти и не получай причитающийся ей оклад, то парень имел все шансы медленно чахнуть от хронического недоедания. Картина вырисовывается неприятная, но, не безысходная. Хочешь, помирай, а пожелаешь, можешь ещё сильнее залезть в долговую кабалу общественного банка. Но, время шло, немногочисленные клиенты, постепенно "протаптывали тропку к Даниловой кузне", однако, процесс этот был долгий, можно сказать неоправданно затянувшийся. Не помогало ни качество изделий, выходивших из-под молота кузнеца, ни относительно низкая цена на продукцию молодого мастера. Заказчики, упрямо желали, чтоб на купленных ими поделках, красовалось клеймо проверенного временем мастера. Даже в этом обществе, имя хорошо себя зарекомендовавшего ремесленника дорого стоило и высоко ценилось.
   Незачем вести пустые разговоры о том, как тяжело молодёжи "вставать на ноги", особенно без родовой поддержки. На последнее, могли надеяться только аборигены, у которых ещё ценились родственные связи - в отличие от Даниила. А молодой кузнец, именно сегодня, радовался свалившемуся на него небольшому заказу и, используя навязанного соседом подростка - как подмастерья, выделывал очередной клинок для охотничьего ножа. Ия, так звался этот низкорослый крепыш, сын живущего в далёком селении аборигена - коваля, не смотря на свои четырнадцать лет, выглядел на все восемнадцать. Этому, способствовали как не по годам серьёзный взгляд, так и вечно сморщенный лоб, отчего, его пробороздили первые, ещё не слишком глубокие морщины. За учёбу, по договору, его местная родня платила шкурками, мясом свежей убоины и кое-какими продуктами со своего огорода. А Даня, в свою очередь, обещался обучить мальчишку до уровня, позволяющего самостоятельно добывать из болотной крицы более или менее доброе железо и выковывать из него как короткие мечи, так и простую бытовую утварь. Срок на это "ученичество" был определён три года, и не месяцем больше. После чего Ия, должен отбыть в родовое поселение, и там продолжить дело своего отца. Но всё это незапланированное отступление. А сейчас, при помощи точильного круга, с ножным приводом, подмастерье, под контролем кузнеца затачивал клинок.
   Именно за этим занятием, Егоршина застала его супруга, спешившая после работы, обрадовать мужа важной, по её мнению, новостью.
  - Даня! - приветственно помахав рукою, прокричала женщина, не желая близко подходить к кузне, которая, по её мнению, жутко воняла металлической окалиной и дымом. - Поди сюда на минутку, очень надо поговорить! Вот.
  - Сейчас! - пусть не сразу, откликнулся кузнец, жестом приказывая ученику, прерваться.
  - Здравствуйте, уважаемая Гульнара! - увидев жену своего учителя, с небольшим поклоном поздоровался подмастерье. - Да продлят боги ваши годы, да не оскудеет ваш дом и пусть в нём, всегда будет согласие, и звучит счастливый детский смех.
  - И тебе здравствовать, Ия. Здоровья тебе, твёрдой руки, и удачи на охоте. Пускай твой отец, всегда гордится своими детьми и особенно смышлёным сыном. - после чего, посмотрела на мужа, и обратилась уже к нему. - Даня, пожалуйста, подойди ко мне! Я тороплюсь. Вот. Мне ещё домой бежать и ужин готовить.
  - Да-да, иду! - Недовольно ответил Даниил, а подойдя поближе, тихо поинтересовался. - Что, ещё кого-то доставили с "Поля скорби"? А вместе с новичком, вновь принесли огромный кусок великолепной стали?
   - О нет. Кроме той троицы, больше никто не появлялся. Кстати, по поводу железа ты угадал, оно есть. Вот. Сегодня днём, поближе к полудню, вновь приходили бандиты Тяя. Проведывали своих раненых товарищей, которые находятся у нас на излечении. И на этот раз, принесли, как их там ..., несколько огромных кусков превосходной стали. Вот. Не смотри на меня так, я не знаю, как правильно назвать эти куски оплавившегося железа. Поэтому, я говорю, как знаю: мол у нашей лечебницы, в её подвалах, есть огромный запас превосходного железа. И если понадобится, всегда сможем сделать заказ на изготовление нового инструментария, уже из нашего материала. А это, как ты понимаешь, огромная экономия в деньгах. Кстати, поскорее подойди к Агнессе Аскольдовне. Она тебя ждёт в нашей клинике. Вот. Начальница желает заказать для меня малый хирургический набор и самострел, для личных нужд. Прости, я ей рассказывала, какую красоту ты, себе сотворил, для хоты. И она возжелала такое же охотничье оружие, только под свою руку. Так она так просила передать. Вот.
  - Ладушки, обязательно подойду. Что ещё?
  - Моя врачица просит, чтоб мы взяли над новичками шефство. Вот. Как в своё время я, она и шорник, над тобою. Им нужно, за короткий срок познать наш новый мир и самое главное, как-то скоротать время. Например, предлагаю пойти на днях на природу, вместе с новенькими. А ещё, помочь им с определением полезного хобби, это, пока им подберут профессию и пришлют учителя. Вот, как-то так. Ведь мы им поможем? Да?
  - Куда мы денемся? Обязательно поможем.
   Говоря эти слова, Даня сделал пару шагов, и намеревался обнять свою супругу. Не получилось. Подмастерье, замер, как соляной столб, изумлённо выпучил глаза и затаив дыхание, наблюдал за действиями учителя, ожидая продолжения. Ну а Гуля, протестующе выставила обе руки, и отпрянула назад, одновременно скорчив умильно-недовольную рожицу. И еле слышным шёпотом, запротестовала:
  - Не надо! У тебя руки грязные, в саже запачканы, моё платье вымажешь. А ещё, на нас люди смотрят. Я сказала, нет.
  - Тут моя вотчина, я здесь хозяин, и мне решать, что в этих стенах выглядит прилично, а что нет. - лукаво подмигнув жене, так же негромко ответил Даня. - и вообще, я, здесь, любопытствующей толпы соседушек не наблюдаю.
  - А Ия?
  - Причём тут Ия? Он мой ученик. И вообще, по меркам аборигенов, этот парнишка вполне взрослый, можно сказать мужчина. И самое главное, он твёрдо знает, ты моя жена. Да и нечего зазорного мы творить не собираемся. Какие ещё проблемы?
  - Так может быть, мы при нём ещё и целоваться будем?
  - В этом ничего плохого нет. Ведь мы муж и жена. - всплеснув руками, Даниил изобразил театрально гипертрофированное удивление. - Пусть мальчик учится ухаживать, не то, с их воспитанием, он даже не подозревает о том, каким образом, понравившейся девочке нужно оказывать различные знаки внимания. И вообще, свою подружку незазорно брать за руку.
  - Дурак.
  - Согласен, он самый и есть. И ты прекрасно знаешь ту, от кого я так дурею ....
  
   Примерно в то же время в столице, в доме, принадлежащем начальнику городской охраны Горксу, собралась компания, объединённых общей идеей людей. Они не собирались ничего праздновать, а просто сидели в столовой, за уставленным разнообразной снедью большим обеденным столом и внимательно слушали своего предводителя. А тот, чинно и неспешно инструктировал своих гостей, относительно предстоящих событий. Он же, поочерёдно смотрел в глаза своих слушателей, сдержанно жестикулируя - как будто рубя фразы, говорил:
  - Ещё раз повторяю. Через три дня, с самого раннего утра, все должны быть на своих местах. Ждём ежеутренний сигнал - удар в било. Я так сказал. Мы, в отличии от бессмертных падших, самостоятельно не можем определять точное время, только приблизительно.
  - О как? Неужто ты до сих пор думаешь, что эти псы и в самом деле бессмертные? - удивлённо вскрикнул Свин, услышав о бессмертии изгнанных с небес божков. - А я знаю другое, двоих из этих бессмертных, смогли убить. Вначале мужчину - его же жена ножичком приголубила. А затем, наши ревнители нравов, забили камнями одну свергнутую с небес блудницу. Из этих ...
  - Весельчак! - строго прервал ненужное разглагольствование Железнозубый, - Ещё раз заговоришь без разрешения, когда я стану вождём, не войдёшь сотником в мою дружину. Я так сказал. А по поводу бессмертия падших, так я тебе посоветую самому как следует подумать. У многих из нас, на этих божков работали родители, и тогда, наши предки были моложе их. Время шло, наши отцы и матери состарились, некоторые давно умерли, а над падшими годы не властны. Они какими были, такими и остались, ни капельки не состарившись. Конечно, это всё от того, что эти твари были рождены на небесах. И с этим ничего не поделаешь. Да, они от рождения бессмертны, как нам не хочется обратного, ведь годы над ними не властны. Но, наши боги, изгнав своих врагов на землю, лишили их большей части небесной силы. Поэтому у падших, дети мало чем отличаются от нас, они даже слабее наших чад. Мы же, избранные любимцы своих богов, можем то, чего не может сотворить время. В нашей власти убивать изгнанных. В чём многие смогли убедиться. И это, ни что иное как дар, ниспосланный нам небесами. Всем всё ясно?
  - Да. Да. Да. - немного в разброд, собравшиеся вместе заговорщики, выразили своё согласие.
  - Всё. Дальше слушайте меня, и не перебивайте. Как поутру ударит медное било, каждый из вас, занимается своим делом. У всех есть списки, кого можно, или даже необходимо убить. А кого только связать, и усиленно охранять. Ведь кто-то должен на нас работать и учить наших детей. Так, с этим всё ясно. Что дальше? На улицах Твердыни не творить никаких погромов, всех мародёров и прочий сброд казнить на месте преступления. Я так сказал. Все вы должны понимать, сам город, как и расположенные рядом селения, это наше имущество, и нельзя допустить его разорение. Далее, Жека, ты и твои люди захватываете арсенал, и удерживаете его любой ценой. Я и ты Весельчак, окружаем и вырезаем казармы стражи, сохранившие верность падшим, им с вечера, добавят в питьё сонное зелье. Там никого не щадим, даже офицеров из падших. На тебе Гусь, уничтожение всех людей Тяя, нам такие как он тоже не нужны.
   Интересно, чем в это время занимался выше упомянутый Тяй? Ответ на этот вопрос прост, он, инстинктивно чувствуя нависшую над ним и его людьми угрозу, готовился. То есть, предпринимал все доступные ему меры для её распознания, и если не предотвращения, то минимизации возможного ущерба. Первым тревожным "звоночком", вызвавшим его беспокойство, стал спад потока горожан ищущих справедливость, который начал скудеть и немного погодя, полностью прекратился. Только связывать это с улучшением работы слуг правопорядка, или их отказом брать взятки, будет большой ошибкой. Преступный авторитет не был настолько наивен, и видел всё. Просто люди начали бояться к нему обращаться. Как подтверждение вышесказанному, поползли ничем не подтверждённые слухи, утверждающие будто в ближайшее время, силовики начнут беспощадную войну с криминалом и всеми его приспешниками. И именно по это причине, обыватели решили переждать некоторое время, наблюдая за противостоянием двух организаций на безопасном "удалении", а далее, действовать по обстоятельствам. Встречались и те, кто среди ночи, тайно приходил к его ребятам, и боязливо отводя взгляд, постоянно извиняясь, пересказывал то, о чём сплетничали его соседи.
   Лучше рассказывать обо всём этом безобразии по порядку. Пока горожане и вездесущие купцы выжидали чем окончится набирающий силу конфликт, Тяй начал действовать. Первым его шагом была поэтапная отправка семей, проверенных многими стычками соратников на дальнюю дачу. Пусть никого не обманывает это мирное название, так как этот удалённый от всех селений объект, был ничем иным, как базой подготовки элитных боевиков. Это никогда не мешало проводить там и массовый отдых жён и детей особо отличившихся сотрудников. Под таким благовидным поводом, на территорию благоустроенного военного городка, на летний "отдых", переправлялись домочадцы всех проверенных сотрудников. Члены семьи тех, кто не был столь ценен, перебирались на отдых в более близкий "санаторий", где проходили учёбу рядовые воины. Такое "переселение", правда в меньшем масштабе, практиковалось ежегодно, обыватели невзначай привыкали к тому, что бандиты весьма часто отсылают свои семьи на природу. Это шло на пользу как семьям самих братков, но и имиджу банды, многие городские подростки завидовали своим сверстникам, рассказывавшим о своём активном отдыхе. А самое главное у соседушек вырабатывался некий полезный для ОПГ рефлекс на частые её выезды. Да и кое что понявший противник сможет нанести свой первый удар только по подставной базе, то есть, лагерю рядовых боевиков. Впрочем, любой кто туда сунется, должен "умыться кровавой юшкой" - на обороноспособности обеих военизированных поселений, Тяй не экономил. Но это общий план действий, без мелких деталей и нюансов. А если приглядеться, можно заметить следующее.
   Вечер. Уже известный дом и маленькая комнатка, в которой, за простым столом сидит моложавый брюнет в своём неизменном слесарном комбинезоне и читает только что доставленную корреспонденцию. Перед мужчиной, стоит телохранитель, он же секретарь, и ожидает, когда шеф ознакомится с донесением.
   - Читал? - переведя взгляд с бумаги на подчинённого, излишне спокойно поинтересовался Тяй.
  - Нет шеф.
  - Верю. Читать не адресованные тебе послания ты не мог, - с усмешкой ответил Игнатия, - не дурак, за это и ценю. Но не поверю, что ты не перекинулся парочкой слов с курьером.
  - Было такое, шеф. Не знаю, чего написали в этой бумаженции, но Митяй мне сказал, будто недавно, не прошло и получаса, кто-то подрезал нашего кассира. Насмерть. Убили всех, включая его охрану. Сработали мастера, сделали только по одному быстрому удару в сердце, наши парни даже ничего не поняли.
  - Видишь Грол, а здесь, в этой бумаге, ничего об этом не написано. Говорится только будто возле домов нашей братии, началось непонятное шевеление, а дома стражи, находятся под усиленной охраной. Поэтому, все бригадиры отдали приказ вооружаться и незаметно просачиваться на тревожные хаты. Они готовы к действию и только ждут моего сигнала. Это дело "пахнет" войной, дружище, тем более нас уже начали резать.
  - Ништо, шеф. Теперь, внезапного удара по нам, у стражи не получится. А погибшие ..., что тут поделать? Все знают, без жертв, ни одна свара не обходится.
  - Всё так Гролушка. Ну ладно, пошли дежурных пацанят, пусть скажут бригадирам моё слово. С этого момента быть готовыми к хорошей драке. Я так сказал. Сигнал - пожарная тревога, как услышали тревожный перезвон, так сразу .... Понятно? Если не будет сигнала, никакой самодеятельности. И ещё, скажи мальцам, пусть передвигаются сторожко, дворами. Мне думается, сегодня и на них уже могут охотиться наши недруги. Передадут приказ бригадирам, да тихонько, тайными лазами под стеною, уходят на базу. Чую, волчата Железнозубого, уже оскалили на нас свои пасти и ждут удобного момента, дабы вцепиться в нашу глотку. Надо им дать хороший укорот. Поэтому мы с тобою, и твоими ребятками, поближе к полуночи, как договаривались, прогуляемся по одному адресочку. Необходимо срочно нанести кое-кому ответный "визит вежливости". Глядишь, и поумнеют, эти, кхе-кхе .... Кем это они себя возомнили? Э-э-э-, во! "Волкодавы", мать их так!
  
  
  

Глава 8. Бессмысленный и беспощадный. (Этот отрывок бессовестно позаимствован из повести А. С. Пушкина "Капитанская дочка".)

  
   Глубокая ночь, к большой досаде для заговорщиков, была чрезмерно ясной. Небо совершенно безоблачно и местная Луна, кстати, весьма похожая на свою сестру с прародины переселенцев, успешно боролась с тьмой. И она, вполне оправдывала своё второе имя - "ночное солнышко". Для людей, которые в данный момент крались по улицам в этой ситуации был только один положительный момент - спутник планеты застыл возле горизонта. По этой причине, округа пестрила множеством непроглядных провалов-теней. Как известно, невозможно осветить каждый закоулок, как и поставить туда сторожа, людей для такого дела не хватит. Другое дело взять под контроль все перекрёстки улиц, с которых можно заметить любого татя, пожелавшего прошмыгнуть хорошо просматриваемый участок улицы. Так что, у гипотетических злоумышленников, не остаётся никаких шансов на незаметное перемещение по городу. Впрочем, одно дело, когда в нужном месте стоит один наблюдатель, который не способен смотреть сразу в четырёх направлениях. А когда их сразу четверо, то шансы на незаметное передвижение мастеров плаща и кинжала, ничтожно малы. Это почти аксиома, но только в теории. Почему так? Да потому что, человек не бездушная машина, он не способен долгое время, непрестанно наблюдать за скучным пейзажем и при этом постоянно молчать. Подтверждая это утверждение, квартет сторожей, простояв без смены более полутора часов, начинает увлечённо переговариваться между собою. Как итог, в очередной раз, группа из умелых лазутчиков, получает шанс просочиться в нужном им направлении. Стоило троим охранникам посмотреть на своего товарища, решившего что-то срочно поведать друзьям, как этим умело воспользовались троица притаившихся во тьме полуночников.
   "Всё Сват, - заметив, как последний его воин пересёк освещённый участок улицы, еле слышно прошептал Тяй, стоящему рядом с ним арбалетчику. - последняя тройка прошмыгнула, все наши здесь".
   Да, четвёрка расслабившихся ночных стражей, так и не узнала, что смерть прошла совсем рядом с ними и никого не тронула. Как это не странно звучит, стражники выжили только благодаря своей безалаберности. А те, кто нёс чужую погибель на кончиках своих стрел, ушли в след за своими товарищами. И всё это происходило тихо, беззвучно, как будто вместо людей, двигались бесплотные призраки. Секрет такой бесшумности был прост, как и всё гениальное, это опыт и продуманная амуниция. Во всё это входят, мягкая обувь "ночного охотника", пошитая густым мехом наружу. Когда было необходимо, бандиты передвигались как их учили, с предварительной расчисткой ступнёю грунта от мусора, с последующим переносом тяжести на выставленную вперёд ногу. Опыт такого передвижения, нарабатывался долгими, изнурительными тренировками. Это можно было сказать обо всех "ночных тенях", даже о Игнатии, который, в данный момент, ничем не отличался от своих подчинённых. Если не считать за таковой один факт, с четырёх сторон шефа окружали его личные охранники. Ничего не поделаешь, положение обязывает.
   Не стоит лукавить, говоря, что нужный дом появился неожиданно. Ибо это будет ложью. Боевики Тяя, знали куда они направляются, и как итог, к двухэтажному зданию своей жертвы, они подползали с особой осторожностью. Этому способствовали, не только патрулирующие охраняемую часть уличной территории стражи. Не стоит забывать и о стоявших во дворе часовых. Как выяснилось, дежурили они как открыто выставляя посты, так и затаившись в секретах. Поэтому, никто из участников нападения, не действовал с ходу. Умные люди так не делают. Заодно, они не используют для снятия вышеупомянутых часовых арбалетные стрелы. Так как щелчок от такого выстрела, может оповестить охрану о проникновении на охраняемую территорию неких злоумышленников.
   Будь возле нужного дома особо одарённый наблюдатель, способный видеть действия сразу всех нападающих, он мог лицезреть следующую картину. "Гости" расчищали для себя проход, - три еле различимых "тени" перемещались медленно, почти незаметно для человеческого глаза. И гипотетическому соглядатаю, стало ясно, их цель оставшиеся в живых часовые, охраняющие единственный на весь дом выход во двор. Остальные трое - обходившие удалённые закутки подворья, недавно были "взяты в ножи" коллегами наших "темных призраков". Однако, не стоит отвлекаться от событий, разворачивающихся во дворе. Один охранник, усиленно борясь с усталостью, дежурил не таясь, он прогуливался возле крыльца. Но, как показало недолгое наблюдение, его коллега прятался в наспех оборудованной лёжке, устроенной в густом кустарнике. Это в очередной раз подтвердило подозрения Игнатии, о приближении больших неприятностей. Ведь помощник Горкса, никогда ранее, так усиленно не охранял свой дом. Первым в этой парочке, с жизнью расстался лежавший в секрете боец. Притаившийся на мягкой подстилке молодой человек нагло уснул, и на сей раз, наказание за грубое нарушение караульной службы, нашло своего "героя". Рябой юноша, пробудился от лёгкого шороха, еле слышно прошуршавшего где-то рядом. А в следующую секунду, его рот зажала чья-то сильная рука, а в сердце, вонзилась холодная, острая сталь. Произошло ещё несколько конвульсивных сокращений порезанного широким лезвием жизненно важного органа и тело обмякло. Не на долго пережил своего товарища и бодрствующий часовой - списанный из патрульно-постовой службы из-за травмы ноги, простодушный крепыш Ида. Сама по себе, его травма была не критичной но, как заявили отцы командиры: "Служитель правопорядка, есть лицо официальное и он не должен быть убогим. Так что, в патрули ты боле не ходок ...". - Спасибо хоть совсем не списали, переведя на так называемый "лёгкий труд". Как и то, что в жаловании не обидели. Отныне, ему приходилось то "бумажки перекладывать", принимая от обывателей жалобы, то как сейчас, дежурить частным образом, на подхвате. Именно сегодня, хромой боец стоит на посту. В какой-то миг, он заметил, слабое шевеление в зарослях, затем, ему померещилось, как будто его напарник подаёт из кустов какие-то знаки. Присмотревшись повнимательнее, боец насторожился. только это, его всё равно не спасло. Часовому показалось, будто кто-то, непонятным образом материализовался за его спиной. Затем, некто неизвестный, умело задрал его голову, и что-то острое резануло его шею, отчего голова запрокинулась ещё сильнее, и ....
   Агонирующее тело ещё сучило ногами, заливая выложенную камнем дворовую дорожку своей кровью, а его уже тащили в кустарник. Да и злоумышленники, зря времени не теряли, так что, на месте упокоенного хромого, почти сразу появился его двойник. Нет, не стоит фантазировать ничего лишнего, дублёр совершенно не был похож на погибшего, да этого особо не требовалось. В любом случае, вышедшие со света в ночную тьму сменщики, не сразу заметят подмену, а дальше, что-либо предпринимать будет поздно, не поможет и фонарь, если таковой будет. Ещё, к получившейся "картине", стоит добавить один немаловажный штрих. Тяй материализовался рядом с бойцом, подменившим "снятого" охранника, и тихо ему пошептал: "Чувствую, скоро будет смена караула. Услышишь, как отпирают запор, сразу движешься от дома, не забывай при этом хромать. Прекрасно понимаю, на фоне кустов и деревьев, твоя фигура почти сливается с фоном, но, лучше перестраховаться, их глаз должен "зацепится" хоть за что-то знакомое. Окликнут, коротко просипи что-то непонятное и тут же прокашляйся. Действуй". - Не дожидаясь ответа, Игнатия, ободряюще хлопнул своего подчинённого по плечу, и бесшумно скрылся во тьме.
   Потянулись минуты томительного ожидания, во время которого, и фальшивый часовой, и страхующие его люди, стали сомневаться в том, что они своевременно дождутся смены. По крайней мере у Тяя, возникло подозрение, будто во дворе дежурили так называемые отбросы общества, которых могли оставить и на всю ночь. Это умозаключение было весьма сомнительно, ведь они охраняли не второстепенный объект, а дом, где жила семья второго в иерархии городской стражи человека.
   Не сказать, будто к этому были все готовы, но, послышался лязг отпираемого железного засова, который "поставил жирную точку" во всех назревающих сомнениях. То ли проспавшая смена спешила исправить свою оплошность, то ли что-то другое было этому причиной, но хорошо смазанная задвижка, звонко ударившись об ограничитель, вовремя оповестила головорезов скором появлении новых действующих лиц. За дверью, ещё раз прогрохотала вторая задвижка, и тяжёлое дверное полотно, на удивление резко открылось. Надо признать, ни одна из петель не скрипнула, и дверь, каким-то странным образом, умудрилась не открыться на распашку. Это, в данном случае, было весьма ожидаемо. Вот только виновники переполоха, не очень-то спешили покидать хорошо освещённый коридор. Первым во дворе оказался низкорослый мужчина, чью худобу не скрывал даже полный доспех стражника, если не считать отсутствие на голове шлема. Пусть этот нелепый стражник двигался с неторопливой неспешностью, но его походка всё равно получалась расхлябанно-ломанной, нервозной. Сопровождаемый взглядами парочки молодых бандитов, субъект, сделал ещё несколько шагов, суетливо осматриваясь и остановился, как будто наткнулся на стену. В след разводящему вышло ещё пять человек, признаться, нелепой походкой как их главный, они не страдали. Парни шли вольготно потягиваясь, зевая, а один из них, очищая нос, резко и громко высморкался на землю. Стоит отметить один фат, на тех, кто появился следом за крученным мужичком, брони совсем не было, если не считать за таковую широкие кожаные пояса и перевязи с весящими на них короткими мечами и бронзовые наручи. Да. Стоит ещё упомянуть про надетые на бойцов стёганки, набитые конским волосом. Каждая из этих утеплённых курток, не была способна защитить своего владельца ни от стрелы, ни от удара тонкого стилета. Но, ни в этом суть. Новая смена часовых, оказавшись во дворе, немного насторожилась, видимо что-то шло ни так. Чего именно? Гадать не стоит. Отстоявшие своё бойцы, уже должны были как-то обозначить себя, а этого, до сих пор не произошло. И не полностью экипированный коротышка, разозлился на часовых, за это наглое нарушение устава караульной службы. По крайней мере, присмотревшись в нужном направлении и заметив, что впереди, кто-то, неспешно бредёт, при этом приметно прихрамывая, зло проорал, точнее по-бабьи провизжал:
  - Ида! Сын свиньи! Спишь! Да? - крича проклятья, разводящий двинулся навстречу "залётчику". - И этот ублюдок Стролж, небось тоже дрыхнет? Навязали вас на мою бедную голову! Быстро ко мне, свиньи! Оба!
  - Мхкх... кхе- кхе-кхе... - Прозвучал невнятный ответ, перешедший в затяжной кашель.
  - Что, немощь хромая, на ходу спишь? Да ещё слюнку пустил. Да? Бедняжка, с испугу ещё и поперхнулся.
  - Кхе-кхе...
  - Бегом ко...
   Увлечённый разносом нерадивого подчинённого, коротышка не заметил, как за одну секунду пали оставленные за его спиной воины. Они уже оседали, удерживаемые сильными руками своих убийц, и надо же такому случиться, один из убитых, смог отомстить своему палачу. Он так засучил по дорожке ногами, что этот звук был услышан разводящим. И тот, не договорив свою гневную тираду, сместился резко вбок и одновременно, еле слышно прошелестела сталь покидающего ножны клинка. На этом, дела у нападающих пошли не так как были запланированы. Не успевший догнать свою жертву убийца, не ожидавший от нагловатого недомерка такой прыти, слегка притормозил, теряя инициативу. Мук, начавший разворот, заметил того, кто решил напасть на него со спины. Благо, этому способствовал свет, струящийся из открытой двери. Понимая, замеченный им противник скорее всего не одиночка и ему против всех их долго не продержаться, десятник решил принять бой, но одновременно с этим, выкриком поднять тревогу. Без сомнения, он так и так погибнет, зато, товарищи, оставшиеся в доме, будут предупреждены. На самом деле, таких долгих размышлений не было, просто возникло мгновенное решение, и всё. Только свершиться этому самопожертвованию, было не суждено. Он уже набрал в лёгкие воздух, как в кустах, к которым воин смещался, неожиданно для него появилась высокая, чёрная фигура и нанесла единственный, выверенный удар стилетом. Отточенная сталь пробила затылок смелого бойца, и тот, с шумом сделав последний в своей жизни выдох, мгновенно рухнул, как подкошенный. А Тяй, внимательно осмотревшись, наклонился над своей жертвой и старательно вытер своё оружие о штанину её шаровар. Затем, присмотревшись к тому, чья атака за малым не завершилась неудачей, прошептал: - "Что застыл, Сыч? Действуем. Я так сказал". - Про то, как у него, от недавней перспективы неизбежного провала, за малым не остановилось сердце, авторитет предпочёл промолчать. И вообще, подчинённым об этом знать никак нельзя. Благо, слабый свет, исходящий из коридора и сажа, нанесённая на лица, не способствуют облегчению распознавания чужих эмоций.
   Вначале, когда люди Тяя только начали проникновение в дом, никто из хозяев не всполошился. Штурмовики шли беззвучно, быстро, уверенно блокируя и беря под контроль все коридоры и выходящие в них двери. В последнем случае, помещения проверялись, или при невозможности провести контроль, выходы блокировались. Несколько раз, при вынужденном "контакте" с редкими представителями внутренней охраны, в ход шли короткие дубинки, обмотанные множеством слоёв ткани. Таким же своеобразным оружием, утихомирили работающую на кухне пожилую женщину, её, как и четырёх помогающих ей мужчин, быстро скрутили, связали, после чего, отнесли в одну из уже проверенных комнат. Благо, кухонные работники не смогли оказать никакого сопротивления, не говоря о том, чтоб поднять тревогу.
   Всё шло по плану, почти всё, возле одной из комнат, оказавшейся хозяйской спальней, сработать так же чисто не получилось. Дверь, до которой ещё не успели добраться боевики, им оставалось пройти ещё четыре шага, неожиданно открылась и, из неё вышел брутального вида старик с пустым графином в руках. Пожилой, но всё ещё крепкий мужчина, не ожидавший встречи с чужаками, совершил роковую ошибку, удивлённо замер. И этого нападающим хватило с лихвой. Нет, старче не успел ничего сказать, или сделать. Его весьма ловко скрутили, один из напавших, рывком заскочив жертве за спину, зажал деду рот, а второй выхватив из его рук стеклянный графин, ударил пожилого человека под дых. Так что, этого пленника можно было вязать, - в ближайшее время, тот на сопротивление не был способен. Жаль, это нападение заметила, оставшаяся в комнате женщина и подняла крик. Как итог, почти одновременно распахнулась ещё пара дверей, из которых выскочили вооружённые воины, благо их было всего двое, и они тут же полегли, пронзённые арбалетными стрелами. А помещение, из которого вышел старик, оказалось опочивальней, в которой ночевало всё семейство Жеки, за исключением его самого. Так что, в данный момент, испуганно кричала какая-то молодая женщина, облачённая в простую ночную рубашку и зелёный ситцевый халат. Последний был одет поверх вышеупомянутой ночнушки. Хозяйка дома, полулежала на широкой кровати и не переставая визжать, старалась закрыть своим телом двух маленьких детей. Как всем было известно, это были: жена Жеки, её младшая дочь, двухлетняя Аза, и старший сын Пэт, пяти лет отроду, оба жгучие брюнеты. Дети, от крика матери проснулись, мальчонка, непонимающе оглядывался по сторонам и корчил недовольную рожицу. А кучерявая девчушка, обхватив мать за шею, испуганно плакала.
   "Всем молчать! Мать вашу раз этак ...!" - Не слишком громко, но властно, гаркнул Сыч, который ворвался в спальню сразу же за парой своих бойцов, вооружённых дубинками. Их чёрные комбинезоны лохматки, делали своих хозяев похожими на кого угодно, только не на людей. Добавьте к этому чернённые сажей лица, на которых особо выделялись бешено выпученные глаза и обнажённые в яростном оскале зубы. Всё вместе, это вызвало у хозяев шок и оцепенение. В итоге смолкли все, кроме испуганной девчушки. Так что, когда их связывали, никто из домочадцев, не оказал напавшим никакого сопротивления. Впрочем, старец, оказавшийся любимым наставником хозяина дома, который отдышавшись после подлого удара, изворачивался, извиваясь как змея, упрямо стараясь освободиться от кляпа и обездвиживших его пут. Только, ничего у упрямого деда не получалось. На эти напрасные потуги, некто не обращал никакого внимания. Седовласого пленника, даже не поднимали с пола, просто обходили лежащее в коридоре тело стороной.
   К моменту, когда и женщина, и дети были обездвижены, а затем уложены на кровать, в спальне появилось новое действующее лицо. Конечно же, это был Тяй, которого, не смотря на боевой "грим" хозяйка дома опознала мгновенно. Потому что женщина, встрепенулась, и замычала. Почему мычала? Так нормально говорить она не могла - мешал кляп. Авторитет это заметил, посмотрел на супругу своего недруга, изображая приветствие, кивнул ей головой. Осмотрелся по сторонам и с сожалением поцокав языком, покачал головой. Затем, горестно улыбнулся. С неспешной вальяжностью, подошёл к одному из двух стульев, который валялся поближе к нему, ничего не сказав, поднял его. Вновь оглядевшись, Тяй выбрал место, где можно поставить стул и сел на него. Женщина по-прежнему пыталась что-то сказать, а глава бандитов, тяжело вздохнув, с сочувствием в интонации поинтересовался:
  "Что, Утренняя Звёздочка, удивлена моей, так сказать наглостью? Понимаю всю силу твоего возмущения, пришёл, понимаешь ли, без спроса, обижаю ни в чём неповинных хозяев. А настолько ли вы безвинны, как вы думаете? Чего молчишь? А-а-а. Тебе "нехорошие дяди" заткнули ротик? Так сама в этом виновата, не нужно было так истерично кричать. Вот смотри, как свои деток напугала. А толку с этого никакого? Всё равно, все окна и ставни в вашем доме плотно закрыты, на улице ничего не услышат. Видать твой Жека самолично приказал так закупориться. Понимаю. Это чтоб никто, именно сегодня, не мог залезть в ваш дом? Странно это. Я, например, жутко удивлён. Неужели есть кто-то, кто настолько глупый, кто без весомой причины решится сюда проникнуть? Не отвечай, не надо так пыжиться, я и без тебя знаю ответы на все эти вопросы".
   В спальню бесшумно, мягко ступая по полу, как хищный кот, вошёл ещё один обезличенный человек. Не считая хозяев, уже пятый. Мгновенно сориентировавшись, он подошёл к своему шефу, и склонившись, долго, что-то шептал тому на ухо. Тяй, в ответ только кивал, при этом, не отводя свой задумчивый взгляд от связанной пленницы.
  "Спасибо, Толло, хвалю. А сейчас, иди, приведи парочку из тех, кого вы ещё не сильно попортили. Будут нашими посланниками "доброй воли". - и тут же обратился к Утренней Звезде. - Видишь девонька, в этой жизни нет ничего тайного. Оказывается, по поводу недобрых намерений твоего супруга, добрые люди меня не обманывали. На это утро, твой муж и его начальник, наметили грандиозную резню. Эти его мерзкие намерения, только что подтвердили ваши охранники. Пусть духи не помешают их душам пройти по тонкому мосту. Или как вы там, после смерти попадаете в чертоги своих богов? Так что .... Х-м-м. Нам ещё предстоит выяснить, кто из нас бандит, а кто является жертвой и только защищается. Да не смотри ты на меня так. Я не твой Жека. По мне, если меня не трогают, то и другим не стоит мешать жить так, как им нравится. Вспомни, как мои ребятки всегда тебя и твоих деток приветствовали, кланялись, со всем с уважением и почётом. Так что, девонька, не обижайся на нас. Мои люди, сейчас, завернут вас в ваши же шубы и аккуратно отнесут в одно тайное место. Не будет твой мужчина чудить, верну вас ему целыми и здоровыми. А коли окажется дураком, то не обессудь...".
   Что именно произойдёт с женщиной и детьми в худшем варианте, приступный авторитет так и не озвучил. Он так и сидел, чего-то обдумывая, пока к нему не привели двух стражей, со следами недавних побоев на лице. Их грубо втолкнули в спальню, от этих пинков, они за малым не растянулись на полу. Пленники гулко протопали, пытаясь восстановить равновесие. Следом за ними, уверенной походкой хозяев положения, вошла парочка ухмыляющихся конвоиров. Тяй оглянулся на шум, и удивлённо изогнув бровь, поинтересовался:
  - Вы как там, сынки, не сильно зашиблись? С вами всё в порядке?
  - Зачем спрашивать, не ушиблись ли мы? - пытаясь выглядеть как можно спокойнее, поинтересовался лысый парень с огромной гематомой, закрывающей левый глаз. - Ведь сейчас, всё равно резать нас будешь.
  - Не стоит всех судить по себе, мальчик. На это утро не мы, а вы резню запланировали. Мне не нужны чужие лавры. Мы же, жили тихо, мирно, вам совершенно не мешали. Ведь так? Та-ак. А вы?
  - Это вы не мешали? Да вы же бандиты. Поэтому...
  - Это вы нас так называете. - спокойно возразил Тяй. - Но я вас, сынки, не для словесно перепалки позвал, не хочу понапрасну скандалить. Смотрите. Я сказал смотрите! И не говорите, будто не видели. Вон там, в коридоре изображает шустрого червячка старый Мехл. Заметили его? Молодцы. Вот перед вами, жена вашего Жеки, а это их детки, все, как изволите заметить, живы, и здоровы. Так?
  - Ну да, видим. А дальше что? - неуверенно подал голос второй пленник.
  - Я, и часть моих мальчишек сейчас уйдём. В городе нас можете не искать. С собою мы заберём семью вашего начальника. Не стоит возражать, я так решил. Через два часа, вас выведут на улицу и отпустят. Вы же, со всей возможной поспешностью, пойдёте к своему командиру, расскажите ему всё чего тут увидели и передадите ему мои слова: "В своё время, мы вас приняли в своё общество, отнеслись к вам как к равным. Вы же, нас обманули. Решили нанести подлый удар в спину. Поэтому мы, всю твою семью взяли заложники, которые живы - пока ты не начнёшь свой бунт. Как понимаешь, сам вынудил поступить нас таким способом, так что, не обессудь. Я с нетерпением жду мирных парламентёров. Но. Если начнутся погромы, будь уверен, я никого не пожалею. Как нам жить дальше, решать только вам". - Запомнили? Умницы. Хотя, каждому из вас, на всякий случай, дадут по листу с этим посланием.
  - Поня-я-ятно.
  - Раз понятно, то мои люди ещё несколько деньков понаблюдают за вашими дальнейшими действиями, я так сказал. Если вы будете вести себя правильно, то начнутся переговоры о том, как мы будем дальше жить-поживать. А про свою супругу, деток и учителя, Жека может не беспокоиться, приютим их, как дорогих гостей. Не в чём отказа иметь не будут - в разумной степени, разумеется. Клянусь, всё так и будет, если он не сглупит.
   Забрезжили первые лучи восходящего солнца, подтверждая, наступление долгожданного утра. В кабинете Горкса сидели трое руководителей переворота. Сам Горкс, устало восседал на своём рабочем месте, опёршись о стол локтями и подперев кулаками подбородок. Его глаза были закрыты, и только то, что начальник городской стражи тихо, почти беззвучно, напивал какой-то бравурный марш, говорило, он не спит. Рядом с ним, по другую сторону стола, сидел Жека, который в отличии от своего лучшего друга, немного отодвинул свой стул от стола, и скрестив на груди руки, отрешённо смотрел куда-то перед собою. А Свин, как самый эмоциональный из всей троицы, нервно прохаживался по кабинету, то и дело, приглаживая своё жиденькое подобие бородки.
  - Весельчак, сядь на стул, зараза ты этакая! - не открывая глаз, зло рявкнул Горкс. - Туточки и без тебя муторно, а ты мечешься, как загнанный зверь в клетке. Туда-сюда, туда-сюда, топ-топ, топ-топ.
  - О как? Один ты у нас сплошное спокойствие. Думаешь, раз отдал своим головорезам приказ, чтоб они, этой ночью, всех лучших мастеров из числа падших собрали в нашей тюрьме, то можно и успокоиться? Пол дела сделал и всё, можно не о чём не переживать.
  - Сядь! Я так сказал. - Железнозубый открыл глаза, вольготно откинулся на спинку стула и скрестил руки на груди. - Первое и самое главное, мои решения не обсуждаются. Второе, следи за собою и думай о последствиях своих решений. Мне думается, ты всё таки понял, какую вы с Жекой совершили ошибку. Уразумели? Да? Напрасно вы позвали в город своих диких соплеменников. Смотрите, выйдут из-под контроля, устроят погромы, за всё это безобразие, спрошу с вас обоих. Я так сказал.
  - Горкс, зря ты меня этим попрекаешь. Все воины мною проинструктированы, неоднократно. И самое главное, я выбран их походным вождём. А это многое значит.
  - Дык слышал уже твои малоубедительные доводы, и не однократно. Только пойми, туточки мало быть вождём, нужна строгая дисциплина, беспрекословное подчинение. Твои сородичи на такое способны? Нет? Смотри ...
   Этому ленивому переругиванию, не было суждено перерасти во что-то более грандиозное. В коридоре послышались чьи-то торопливые шаги, а когда они достигли двери, то раздался требовательный стук. В кабинете, все мгновенно подобрались, приосанились, только Горкс, выгнув правую бровь дугою, вопрошающе посмотрел на своих товарищей. Те, в ответ удивлённо пожали плечами. Мол, они даже не догадываются о том, кто это может быть, и что ему - этому человеку нужно. И не мудрено, все ожидали утреннего сигнала колокола, а до него, никто не должен был предпринимать никаких действий. Поэтому, после этой скоротечной пантомимы, обозначающей всеобщее удивление, две пары осуждающих взглядов устремились на Свина.
  - Дык входи уже, не заперто. - после недолгой паузы, сказал хозяин кабинета, одновременно погрозив Весельчаку кулаком.
  - Горкс, - открыв дверь, но, не входя в кабинет, немного растерянно проговорил дежурный, - здесь это, к господину Жеке, из его дому, прибыло двое посыльных. Оба сильно избиты и при этом безоружны. Говорят, будто они принесли срочное послание вашему заместителю. Как с ними быть?
  - Как быть - как быть? Веди их сюда. Да побыстрее.
  - Перед этим переодеть, умыть, или не надо заморачиваться?
  - Веди такими, какие они есть. Желаю самолично посмотреть на этих расписных "красавцев". И ещё. Предупреди дежурную смену, пусть будут готовы немедленно выдвинуться на место возможного преступления. Ведь кто-то "помял" и смог обезоружить этих горе-посыльных.
   В том, что это и в самом деле горе-посыльные, точнее, посланцы принёсшие дурную весть, стало понятно не сразу. В начале, появление странной парочки вызвало у всех сильное удивление, это было весьма ожидаемой реакцией. Оба мужчины, в которых все трое предводителей переворота, признали охранников дома Жеки, имели следы недавних побоев. Это факт. А дальше, всё было не совсем понятно. Все раны этой двоицы, были заботливо обработаны, да и одежда выглядела чистой, сидела на вестниках аккуратно. Зачем только дежурный предлагал их помыть и приодеть? Непонятно. Но, оружия при "почтальонах" не было никакого. Да и войдя в кабинет, оба воина, бегло посмотрев на Жеку, поспешно устремили свои взгляды в пол. Что было плохим признаком, но великой беды не предвещало. Мало ли что могло случиться, парни повздорили, подрались, поэтому их сюда и прислали, чтоб "отцы командиры", назначили им достойное наказание. В пользу этой версии говорили, как внешний вид провинившихся дебоширов, отсутствие у них оружия, так и не желание смотреть в глаза своему непосредственному начальству. Мол: "Не оправдали доверие и каемся". - Это, почти сразу подтвердили сбивчивые слова бойцов о том, что они сильно виноваты и заслуживают самого строгого наказания. Загалдели так, что толком, ничего понять было невозможно. По этой причине, Жеке только и оставалось подать уставную команду: " Смирно! Молчать!"
   Бойцы вытянулись в струнку, смотря вперёд и немного вверх, и смолкли. А заместитель Горкса, встал со стула, подошёл к подчинённым почти вплотную, остановился перед ними, приняв привычную стойку "доминирующего самца". Командир стоял в полуметре от своих воинов, расставив ноги на ширине плеч, сомкнув руки на пояснице и строго смотря им в глаза.
  - Говорит только один из вас, коротко и ясно - ты. - Жека отчеканивал каждое своё слово раздельно, прекрасно зная, как это воспринимают его солдаты и ткнул указательным пальцем в грудь одного из бойцов. - И так. Что случилось? Почему вы избиты? Где ваше оружие?
  - На нас напали! - громко выкрикнул лысый воин с заплывшим глазом. - Это произошло неожиданно!
  - Кто напал? Где это произошло? Только не говорите, будто нападение произошло на мой дом. и вы ничего не смогли сделать.
  - Так оно и есть! - с двухсекундной задержкой затараторил боец. - Все, кроме нас перебиты! Это сделали бандиты Тяя! Ваша семья и наставник живы, но они взяты в заложники. Их увезли в неизвестном направлении, чуть более двух часов назад. Нас не убили, чтоб мы передали этот ... Как его? Унты... ултым... тьфу ты, что-то про мат ещё сказано. Э-э-э-э .... Какое-то там требование.
   С этими словами, провинившийся боец полез за пазуху, извлёк сложенный вчетверо серо-жёлтый лист бумаги, и, по-прежнему не смотря на командира, протянул ему послание. Только "убитый" такой новостью Жека, никак на его действия не отреагировал. Он, остолбенел, и непонимающе смотрел на вестника беды. Он судорожно пытался осмыслить услышанное, одновременно, не желая в это верить. Впрочем, продолжалось это не долго. Жека резким, нервозным движением, вырвал из руки бойца послание, за малым его не разорвав. Поспешно, с трудом управляясь непослушными пальцами, развернул его, бегло пробежал по нему взглядом. Было видно, он ничего из написанного не понял. Закрыл глаза, сделал несколько вдохов и выдохов, потряс головой, и предпринял вторую попытку прочесть ультиматум. На этот раз, кое-что у него получилось, бледное лицо покрылось красными пятнами и на скулах, заиграли желваки. Второй человек в руководстве городской стражи, перевёл взгляд полный злобы на своего лучшего друга, который, подойдя к шкафу, открыл одну его створку и молча одевал броню.
  - Представляешь, - сильно осипшим голосом проговорил Жека, - тута это ..., они это ..., эти сволочи, выкрали всю мою семью. Увезли мою Утреннюю Звезду и наших деток в неизвестном направлении. Ы-ы-ы-ы, паскуды-ы-ы. И требуют ..., ты понимаешь, они, у нас, осмелились что-то требовать! Хотят, чтоб мы отказались от переворота, который мы так долго подготавливали. Гады-ы-ы.... Откуда они только обо всём узнали? У-у-у-ы. Иначе, они грозятся их всех убить. Я значит здеся, а моя семья неизвестно где. Блин, тута, с такими делами, ... Поверишь, и жить не хочется.
  - Да брат, конечно, недооценили мы прыть и коварство падших. - перестав возиться с кожаным ремешком на поножи, выпрямился и зло прошипел Горкс. - Не ожидал я от них такой подлости. А вы, оба, чего "уши развесили"? Не уберегли семью своего командира, не выполнили его приказ, а теперь стоите, любуетесь, какое горе вы ему принесли. Мрази! Я, на вашем месте, давно бы вонзил себе в сердце острый клинок, чтоб мои кишки не намотали на столб позора. Хотя-а-а, вам и убиться нечем, горе вояки. Пошли отсюда! Я сказал, пошли вон! Прочь с моих глаз , твари трусливые! Я сказал! Не знаю, как вы это сделаете, но, я вам советую самим, поскорее вогнать себе в грудь честное железо! Ни на что не способные навозные черви.
   Провинившиеся посланцы мигом исчезли, поэтому последние слова неслись им в след. Что произошло с ними дальше? Ничего хорошего. Никто из их бывших сослуживцев, не пожелал им одолжить своё оружие, так как все слышали о событиях, произошедших в доме Жеки. С особой ненавистью, на парочку изгоев, смотрели Жекины сородичи. Поэтому, лысый Кракс, воспользовавшись подвернувшимся случаем, выкрал с кухни большой нож. И пока повара не кинулись пропажи, многократно отработанным движением, убил своего собрата по несчастью. А затем, уперев острее ножа себе в грудь, а рукоять в стену, сам нанизался на клинок. Признаться, сделал он это вовремя, так как к нему уже бежали трое родичей их командира, которые возжелали весьма жестоко наказать провинившихся. На этом, история посланцев скорби окончилась, но в кабинете главы заговорщиков, в этот момент, решалась дальнейшая судьба переворота.
   Пока те, кого обвинили в не сбережении семьи Жеки, делали всё возможное, чтоб избежать позорной смерти, трое "отцов заговора", при помощи своих оруженосцев, облачились в доспех. Затем, помощников выставили из кабинета, дверь заперли и тихо, чтоб не услышали посторонние, три предводителя устроили экстренную "летучку".
  - Жека, крепись. - заперев дверь, Горкс подошёл к Свонгу со спины, и как ему думалось, по-дружески похлопал соратника по плечу. - Я клянусь, сделаю всё возможное, чтоб вызволить твою семью из плена. Но. Ты должен понимать, что идти на поводу у этого мерзавца Тяя, я не собираюсь. Это просто нельзя делать.
  - Всё я понимаю. - дёрнувшись как от удара током, ответил Свонг. - Не скажу, что я смирился с тем, что больше никогда не увижу свою семью. Но клянусь тебе, отступать от намеченной нами цели не собираюсь. Хотя тута, в груди, сильно болит, а душа ноет, как ...
  - Дык всё я понимаю, тут ничего не исправишь. Но в одном ты прав, с избранного пути мы не свернём. Как бы это трудно нам не было. Кстати, я конечно не всесилен, но через своего ординарца, отдал приказ на то, чтоб к твоему дому вышла группа наших самых опытных следопытов. Они обследуют всю округу, станут на след, и .... Проще говоря, они приведут наших лучших боевиков туда, куда надо. Не стану загадывать о том, что из этого получится, но буду понадеяться на лучшее.
  - Тогда я пойду с ними!
  - Нет, я сказал. Ты мне нужен здесь, и только здесь. Скоро такие дела завертятся...
  - Тогда я, пошлю с твоими "волкодавами", воинов моего племени, они все как на подбор, отличные охотники. Они там лишними не будут. - впервые за последнее время, во время общения с соратниками, в голосе Свонга прозвучали просительные нотки, но он не заметил этого.
  - Дык, согласен я. Так даже будет лучше. - не выдержав, сморщившись и потерев раскалывающиеся от боли виски, согласился Горкс, сказывалась вторая бессонная ночь. - Пусть и твои охотники идут по следу похитителей, а мы, сделаем всё, чтоб не один приспешник Тяя не выжил, как и все их паршивые родичи. К оружию братья, мы, все вместе, сейчас будем заниматься своим делом. Не взирая на всякие там препоны. Я так сказал.
   Железнозубый не стал озвучивать как он обрадовался неожиданному шансу избавиться от части диких, не управляемых воинов. По постоянно поступающим докладам, Горкс знал, семью его соратника тайно вывезли из города. И он, примерно догадывался о том, где могут скрываться похитители. Поэтому, не воспользоваться этой возможностью, он не мог.
   Сборы следопытов и решивших принять участие в спасательной экспедиции родичей, были не долгими. Первой, к дому Свонга ушла сыскная группа из местных, она должна была обследовать округу. Они спешили, ведь любопытные обыватели, могут затоптать все следы похитителей. Тем временем, пока следопыты будут работать, все остальные участники спасательной миссии, постоят невдалеке от дома Жеки, где и будут ждать проводника. Наивные планы. Как это бывает в жизни, все планы с "треском рушатся", когда они сталкиваются с реальностью бытия. И эта аксиома, в очередной раз доказала свою жизнеспособность. Стоило шестерым спецам скрыться во дворе, входя туда поочерёдно, как их обстреляли скрывающиеся в зарослях кустарника неизвестные лучники. Двое из следопытов, оказавшимися самыми шустрыми и осторожными, резким кувырком уклонились от летящих в них стрел. Всё равно их усилия были напрасны, в итоге, прожили они не так уж и долго. Спрятавшиеся в саду "охотники на двуногих хищников", с невероятной лёгкостью исправили свою оплошность. Они, за неимоверно короткий срок, утыкали своих проворных противников стрелами, как швея, булавками игольницу. Останься хоть кто-либо из следопытов на улице, мог иметь незначительный шанс выжить, и предупредить своих товарищей о засаде. А так ....
   Немногим позднее, ожидавшая проводника "группа силовой поддержки", ещё полностью не собравшись, понесла свои первые потери. Да, это были опытные воины, они, услышав характерный шелест летящей стрелы, вскинули щиты, но смертоносные снаряды летели в них со всех сторон. Это позволило нескольким стрелам достичь своей цели. Как итог, двое воинов, корчились на земле, а один, с лёгким стоном, обломил древко пронзившего его правую руку снаряда. Однако, на этом, преимущество внезапного нападения окончилось. Ответные выстрелы из арбалетов, оборвали несколько большее количество жизней напавших. Было прекрасно видно, как арбалетные болты, с лёгким чавканьем, вошли в тех лучников, кто для точности стрельбы, неосторожно вышел из немногочисленных укрытий. Люди Тяя, не были дураками и отошли. А те, кто был ранен, но мог держать оружие, не желая усложнять отход своих товарищей, остались прикрывать их отступление и пали, не продержавшись двух минут. Впрочем, к тому моменту, заговорщикам было не до преследования беглецов, так как они увидели, с какой невероятной скоростью и необычайно сильно, разгорелся дом Жеки. И совсем скоро, в городе начался хаос жуткой резни, в котором погибали как все причастные к этим событиям боевики, так и невинные люди.
   Если кто-то пожелает понять, что творилось в ещё не так давно мирном городе, то ему придётся постараться восстановить хронологию прокатившегося по нему ужаса. Вначале, запылало домовладение Свонга. Так и было задумано. Несколько злоумышленников, в нужный момент, специально распахнули все окна и двери, настежь. Сделано это было уже после того, как упокоили пробравшихся во двор следопытов. А заранее разлитое по дому масло для светильников, помогло пламени необычайно быстро набрать силу. Далее. На пожарной каланче, скучающий огнеборец, пусть не сразу, но заметил возгорание, ещё с минуту присматривался, пытаясь разобраться в увиденном им дыме. Затем, он ринулся к колоколу и подал сигнал тревоги. Как итог, люди Тяя, начали действовать. И не они одни, среагировали на тревожный звон. Некоторые стражники, причастные к заговору, изнурённые томительным ожиданием, также внесли свою лепту в начавшиеся беспорядки. "Вылившись" на улицу, столкнулись две противоборствующие силы, одна не столь многочисленная, вторая, пусть и превосходила бандитов, как в качестве, так и количестве бойцов, но не все из них в этот момент взялись за оружие. Большая часть участвовавших в перевороте воинов, ещё какое-то время сидела, и ожидала условленные четыре удара колокола, а не нынешний перезвон.
   Была в этой вакханалии и третья никем не контролируемая сила - дикая, необузданная. Вначале, она никак себя не проявила, хотя, эти люди первыми вступили в перестрелку с шайкой Тяя. Сейчас, они стояли возле дома своего именитого родича и растерянно смотрели, как тот полыхает. Затем, в толпе кто-то истерично прокричал: "Эти гады, вместе с домом сожгли мою сестру, Утреннюю Звезду, а с нею и детей Жеки!" - Отряд бойцов, в данный момент ставший простою толпой, зароптал. Затем послышались гневные выкрики и призывы отомстить за смерть женщины рода медведя и её детей. Эти призывы звучали всё чаще, пока не раздался негодующий клич, который сработал как спусковой механизм. Кто-то властно и громко выкрикнул: "Я знаю, где содержат этих падших тварей! Их, туда, свезли этой ночью! Братья, убьём же их всех!" - И толпа, ведомая "бараном", который случайно подслушал разговор двух подчинённых Железнозубого, пошла к тюрьме, по дороге громя всё, что попадалось на её пути и мимоходом, поджигая особо богатые дома. Таким способом, варвары мстили горожанам за то, что, по их мнению, все жители столицы, одинаково повинны в обрушившейся на их племя беде,. И вновь, перечень участников беспорядков на этом не исчерпался. На улицы высыпали те, кто пожелал воспользоваться беспорядками, для того чтоб свети счёты со своими старыми обидчиками. Были и те "горячие головы", у кого просто "чесались кулаки" или присутствовало желание чего ни будь крушить, при этом, избежать ответственности. А подростки, умом дети, а телом взрослые люди, всего лишь желали покуражиться.
  Одним из местных "мстителей", решивших под шумок поквитаться со своим "обидчиком", был гончар Туинс. Этот не высокий, толстоватый мужчина, с вечно улыбчивым лицом добряка, с давних пор завидовал своему более удачливому коллеге Венджу. Вроде как по мастерству улыбчивый ремесленник был не хуже, чем этот Хой(оскорбление). Но как тот ни старается, не находил он в своих изделия каких либо изъянов, и никогда не грубил заказчикам. А люди всё рано, чаще посещают лавку Рябого. Поэтому, он и решил, сегодня, под шумок, слегка подгадит конкуренту. А то, зазнался Хой, зажирел. Ни слова не говоря жене, которая суетясь как квочка (Курица наседка), успокаивала проснувшихся от уличного шума первенцев, тройню полутора лет отроду, мужичок оделся в лежавшие на сундуке старые вещи, которые его супруга, на днях собиралась отдать старьёвщику и, тихо прошмыгнул во двор. Там, огородами пробрался к нужному ему подворью; подпёр обе выходящие во двор двери поленьями, это должно было хоть ни на долго задержать хозяев горящего подворья. Затем, старательно облив стены мастерской найденным тут же земляным маслом, (нефть) хранящемся в кувшине, неподалёку от печи для обжига изделий, пироман, долго возился выбивая искру на трут, затем раздувая огонь, и в итоге подпалил ненавистное строение. Справившись с этим "нелёгким делом", постоял с десяток секунд, наблюдая, как разгорается промасленная ветошь. Подметил, как пламя, жадно поползло в стороны и на стены. Отвлёкшись сторонним шумом от созерцания набирающего силу огня , опомнился. Почесав подбородок, подумал про соседей, которые выглянув во двор, могут его заметить и, как можно ниже пригнувшись к земле, побежал огородами. Но, хитрый поджигатель направился не домой, а совершенно в другую сторону. Таким немудрёным способом, он желал запутать следы и по возможности, отвести от себя любые подозрения городских дознавателей. Мудрый шаг, но, не для сегодняшнего утра. Стоило гончару решить, будто всё в порядке, выбраться на улицу и пройти по ней с десяток шагов, как в его спину вонзилась охотничья стрела с кремниевым наконечником. Почувствовав сильный удар в спину, который за малым не свалил Туинса на землю, мужчина сделал пару шагов вперёд, пытаясь "сохранить равновесие". Не осознав, что болит не только место куда пришёлся сильный удар, но и сердце, убитый примитивной стрелой охотника горожанин постарался оглянуться назад. На этом его сознание и покинуло - вместе с жизнью. А низкорослый охотник из диких, одетый в простую, неоднократно ремонтируемую домотканую одежду, с вышитым на груди рубахи родовым орнаментом. По привычке мягко ступая, вышел из двери ограбленного им и ещё четырьмя подельниками дома. Он неспешно шёл, продолжая держать лук в левой руке и что-то бормоча в свою седую, окладистую бороду. подойдя к убитому им человеку и ничего не стесняясь, чужак, положив оружие рядом с собою, начал стягивать него обувку и одежду. А чего тут такого? По его мнению, вещи были ещё добротные, крепкие, постирать, зашить, подогнать под себя, так им ещё долго сноса не будет. Да и если положить эти тряпки в заплечный мешок, то найденные в доме ценности и полезные в быту поделки, не будут больно давить на спину. А что по поводу лямок, которые из-за тяжести ноши должны врезаться в тело? Так и здесь проблема была решена, он их давно обмотал парой доставшихся ему белоснежных рубах. Почему охотник покусился на обноски именно этого горожанина? Всё просто, ему была нужна добротная одежда, только удачливый Вийнтик не желал, брать найденные в ограбленном им доме тряпки, которые из-за сильной худобы его бывшего владельца, ему точно не подойдут. То же самое можно сказать и про яркие женские наряды городских блудниц. Да и вообще, своим первобытным чутьём тот чувствовал, город нужно покидать, и как можно скорее. Охотник чуял, с места разгорающихся боёв нужно срочно бежать, так как промедление, приведёт к плачевным последствиям. И уходить, необходимо через один из известных ему туннелей контрабандистов - пока это не поздно. Того же мнения были и его "компаньоны", которые, в данный момент, глумливо улыбаясь, стояли возле входа в дом. Они о чём-то тихо переговаривались, тыча в сородича пальцами, одновременно посматривая по сторонам.
   Эти люди были, неучтёнными, никем не управляемыми участниками разбушевавшейся драмы. И как не странно звучит, сегодня, благодаря их действиям пошли под откос планы "очень больших начальников". А тот, кто спровоцировал эти беспорядки, и сейчас находился очень далеко, рассчитал всё верно, но даже он, не догадывался о масштабе, который достигнет его провокация. Как и то, к каким тяжёлым последствиям это приведёт. И всему виной, были две непредвиденные никем "группы поддержки", - неожиданно присланные Весельчаком и Свонгом родичи. На беду Горкса и его команды, именно они были той "критической массой снега", благодаря которой "с вершины спокойствия сошла мощная лавина", в своём движении, безжалостно сметающая всё на своём пути. Не жалея, ни сильных, ни слабых, ни правых, ни виноватых.
  
   Горкс стоял возле распахнутого окна, и, сжав до хруста кулаки, слушал доносящийся со всех сторон тревожный перезвон пожарных колоколов. Он, играя желваками, смотрел на то, как по городу возникали всё новые, и новые очаги пожаров. Как ему постоянно сообщали, никем не управляемые банды различной численности и степени вооружённости, сейчас терроризируют весь город. Ещё вчера бывшие законопослушными обывателями жители, позабыв о сострадании к ближнему своему, грабили, убивали, насиловали, поджигали дома. Всех их в один момент опьянило чувство безнаказанности. И его бойцы, ... Нет. Все подчинённые, даже те отщепенцы, кого обоснованно не посвящали в сегодняшние планы, были выведены на улицы. Где в них стреляли исподтишка. Стрелы вылетали из окон, палисадников, да отовсюду. И всё же самый коварный, сильный, подлый удар пришёл оттуда, откуда его никто не ждал. Нежданно-негаданно, к тюремному комплексу вышли сородичи Жеки, они что-то орали, возбуждённо размахивали оружием и тащили обломки деревянных заборов. Как они смогли быстро одолеть хорошо подготовленных воинов, так и осталось неизвестным, так как все их трупы были занесены в темницу, которая была сожжена. Долго полыхали тюремные здания, превращаясь в тлен вместе с покойной охраной, убивая мастеров, которыми были переполнены все её камеры. Там, где людей не достал огонь, их задушил угарный газ. Да, о том, кто совершил нападение, поведал неизвестно каким чудом избежавший участи быть сожжённым, полуживой охранник. Было не понятно, как израненный боец добрался до казарм стражи, только он, мало чего успел рассказать - умер на руках Весельчака.
  - Горкс. - виновато, стараясь не смотреть на друга, позвал Железнозубого Жека.
  - Ты ещё здесь?! Паскуда! Я же сказал, что не желаю никого из вас видеть! - ответил тот не оборачиваясь.
  - Но...
  - Никаких, но! Твари! Вы вообще ..., представляете, чего натворили? Твари вы паршивые! Гады! Город горит, люди из него бегут и вряд ли вернутся назад! Вам этого мало? Все лучшие мастера: кузнецы, гончары, лекари, учителя! Дык, как это..., их всех просто сожгли живьём, вместе с тюрьмой! И кто это сделал? Не подскажите? А я отвечу! Те, кого вы, не смотря на мои протесты пригласили в город! Я сказал. Пошли вон, твари, пока не убил вас! Оба вон!
  - Но это. Мы ещё найдём новых мастеров и учителей, ведь у нас ещё есть поле скорби. - неуверенно возразил Весельчак, при этом стараясь держаться за спиною Свонга.
  - Дык это... Поговори ещё тута. И вообще, какие выгоды наличие этого поля нам даст? Кто нам расскажет, как его найти? Вы точно знаете где оно находится?! Да? А я нет. Или ты, Весельчак, думаешь, твоя юная жёнушка нам это расскажет? Вынужден тебя огорчить, она ничего не знает, не желали падшие раньше определённого времени, раскрывать своим детям все свои тайны. И ещё, если ты помнишь Весельчак, посещение тех земель издавна находится под запретом! Туда никто не согласится идти! Даже я. Там, про-кля-ты-е земли! Даже падшие там предпочитали лишний раз не показываться, ожидая своих собратьев, они наблюдали за этим полем издали. И вообще, в хоть когда-то начнёте думать? Город разрушен, мастеров нет. Что касаемо горожан, дык, я посчитаю за счастье, если вернётся пятая часть из всех ушедших. Я сказал только про жителей, бежавших из города, не считал погибших. А сколько наших бойцов погибло в уличных стычках? А-а? Не ужели ещё не посчитали? Напрасно! Помяните моё слово, соседние племена, прознав про погромы и понесённые нами многочисленные жертвы, ещё не раз наведаются к нам с оружием в руках. Многие вожди пожелают прибрать к своим гадливым ручкам те крохи, которые у нас остались ...
  
   Егоршин с упоением наслаждался внеплановым выходным. Чего ещё для полного счастья нужно? Тень, даруемая небольшим тентом, вокруг чистый воздух, тело ласкает нежный, временами дующий со стороны реки лёгкий ветерок. Неподалёку, возле костерка возится Гуля и Агнесса Аскольдовна. Это они, перемежая свою лекцию шутками-прибаутками, учат трёх новичков готовить из местных продуктов уху, и все пятеро, увлечённо "колдуют" над закопчённым котелком с рыбным варевом. Разлетающиеся по поляне запахи дурманят и будоражат разыгравшийся на природе аппетит. Хотя, это чувство голода "разбудил" не только свежий воздух, но и полуторачасовое занятие фехтованием на мечах. Многим аборигенам, было непонятно, почему, это "увлечение-заноза" вонзается в одно интересное место всем новоприбывшим поселенцам - поголовно? Не избежали его и четверо местных учеников- помощников доктора Браун. Они, заразившись этим поветрием, не менее упорно пытались постичь искусство владения холодным оружием. И к их чести, как и новичков-переселенцев, стоит отметить, все они достигли в этом ратном деле неплохих "результатов". Сегодня, "члены полуподпольного мини клуба фехтовальщиков", не поленились отдать этому своему хобби должное, и тренировка под открытым небом окончилась только двадцать минут назад. Как итог, Даня нагло развалился на лоскутном одеяле, новички готовят еду, а санитары из местных, продолжили ловить рыбу. Все люди при деле, они улыбаются, довольны собою как некогда ранее. Красота...
  - Даня, - на мгновение оглянувшись, обратилась к мужу Гульнара, - может быть, ты приберёшь все эти железки, уха почти готова, а твоё оружие будет только мешать нашему "застолью". Вот. А ещё.... Расстели второе покрывало, наши ученики и санитары, не должны сидеть на голой земле. Вот. ...
  - С вами всё понятно шеф. Стало быть, это был наглый "наезд" на мою персону? - не изменив положения тела, лениво растягивая слова, ответил Егоршин. - Ну что же? Буду отбиваться по порядку поступления претензий. Первое, рядом со мною лежат не какие-то там железяки, а благородные мечи из отличной стали, которые всегда должны быть под рукою. Вон, возьми и посмотри на наших санитаров, они вообще не снимают оружие с пояса, так и ловят с ним рыбку. Как-то так. Второе. Не видишь женщина, твой мужчина занят, он отдыхает после тяжкого педагогического труда. Как думаешь, легко ли учить таких бездарей как все вы? Но я слаб, не могу противостоять такому наглому напору и покоряюсь силе, "раздавленный" вашим изощрённым коварством. Так уж и быть, изнывая и пошатываясь от усталости, постелю для вас второй ковёр, госпожа.
   - Хорошо, мой вождь, отдыхайте и дальше, - выдержав небольшую паузу, и больше не оборачиваясь ответила Гуля, - ваша беременная жена поняла свою ошибку, и глубину своего заблуждения. Она всё сделает сама. А вы, уважаемый, не вздумайте перенапрягать свои измождённые ручки. Я, вас, ещё и с ложечки покормлю, немного погодя и слюнки подотру.
   В голосе молодой женщины, звучали лукавые нотки. Она прекрасно слышала, как её муж всё же поднялся и убирает мечи, как учебные - деревянные, так, и боевые. Она знала, порядок под тентом уже наводится и даже второе покрывало будет постелено. Для того чтоб убедится, в своей правоте, достаточно только посмотреть на доктора Браун, на то, как она добро улыбнулась, бросив короткий взгляд в сторону где находился Даниил. Да и троица подопечных новичков, наблюдающая за шутливой перебранкой кузнеца и его супруги, еле сдерживались от смеха.
  - Гляньте, а к нам, кажется пожаловали гости. - мгновенно посерьёзнев, проговорила рыжая Диана, указывая большой деревянной ложкой на группу мужчин, выходящих из леса на поляну.
  - Кого это ещё несёт не лёгкая? - почти сразу вторил своей подруге Андрей, - сидящий на корточках, рядом с Дианой коренастый парнишка.
  - Не знаю, - подымаясь с присядок сказала Агнесса Аскольдовна и прикрываясь от солнца, приложила к глазам ладонь. - но кажется догадываюсь. Эти люди ведут себя немного нервозно, значит что-то случилось. Видимо, они пришли позвать меня. Вон. Идущего первым я знаю, это Ия, ученик нашего Дани.
   С этими словами, женщина встала, отряхнула подол длиннополой юбки и направилась навстречу гостям. Она даже не обратила внимание на то, о чём загалдели её помощники, а те побросав рыболовные снасти, обнажив мечи кричали: "Лекарка, не ходи к ним! Опас...!" - Жаль, но почти никто не обратил на их предупреждение внимание. Да и находились рыболовы от доктора с её друзьями далековато, впрочем, как и от вооружённых мужчин ведомых Ияй. И они, никуда не успевали.
   Все видели, как Доктор Браун, поравнявшись с пришлыми охотниками, о чём-то спросила ученика кузнеца. А тот, не останавливаясь, освобождая себе дорогу, грубо оттолкнул её в сторону. Женщина от неожиданности вскрикнула, с трудом устояла на ногах, развернулась в след своему обидчику и.... Нечего не успела ни сказать, не сделать, на её затылок обрушилась тяжёлая дубинка. Этот подлый удар, нанёс безусый юнец, которого никто из отдыхающей компании не знал. Что происходило дальше? Посвятившего всю свою жизнь лечению людей врача, от удара, бросило на землю, как тряпичную куклу. Было заметно, молодёжь сильно раззадорила себя ещё по пути сюда, так как, ещё двое беспредельщиков из этой шайки, немного подкорректировав свой путь, с явным удовольствием попинали ногами безжизненное тело убитой их товарищами женщины.
   Немного опоздало для спасения доктора, на пути Ия встали ученики-санитары. Пусть они не успели спасти своего учителя, но, отказываться от мести за неё, они не собирались. У все четверых, глаза "горели" праведным гневом, и как это не высокопарно звучит, эти парни были согласны погибнуть все, только унести собой хоть одного из убийц уважаемого ими наставника. Только это была программа минимум, ребята, не сговариваясь решили, чем больше убийц доброго доктора они покарают, тем будет лучше. И они бились, яростно, полностью отдавшись бою, даже не задумываясь о том что могут погибнуть. Небольшую часть из напавших бандитов они покарали, а кого-то задержали, связав боем.
   Другая часть подростков, по-прежнему возглавляемая учеником молодого кузнеца, обошли место первой стычки и не сбавляя шаг направились к костру. Там была их главная цель, сами падшие. Нет ничего страшного в том, что приговорённые к смерти чужаки держали в руках оружие, все аборигены знали, низвергнутые божки, как бойцы никчёмны. Поэтому, пришедшие карать за свои реальные и надуманные беды охотники, увидев эти приготовления к бою, только брезгливо оскалились. Ия, идущий впереди, видел, как беременная жена Дмитрия, подняв с земли небольшой самострел, дрожавшими руками направила оружие в его сторону и нажала на спуск. Ия ещё успел злорадно подумать, мол обезумевшая от страха женщина забыла зарядить свой арбалет. Но громкий щелчок тетивы, быстро промелькнувший арбалетный болт, указал на ошибочность его поспешного умозаключения. Справа и сзади, послышался чей-то сдавленный стон, и последовавшая за этим многоголосица посыпавшихся проклятий, обещавшая этой подлой твари не скорую, и весьма мучительную смерть.
  
   Даниил, услышав о внезапно появившихся гостях приподнялся, опираясь на локоть и посмотрев в указанном направлении подумал: "Кого ещё принесла нелёгкая. Видать точно, что-то случилось, и наш отдых накрылся медным тазиком. Кажется, именно так писали о подобных ситуациях древние авторы". - Затем, он услышал тревожные крики, доносящиеся от реки. Повернув в том направлении голову, кузнец увидел, с какой поспешностью санитары обнажили свои мечи и ринулись к незваным гостям. Скорее почувствовав, чем осознав опасность, кузнец сгрёб в охапку все лежащие рядом с ним боевые мечи и поспешил с ними к жене. Когда он был рядом с костром, и бросил оружие на землю, Браун поравнялась с Ия. Ещё не понимая, зачем его ученик так грубо оттолкнул со своего пути врача, Егоршин обнажил свой меч и отбросил в сторону ножны. Однако, увиденное дальше, повергло его в шок. Идущий следом за своим предводителем худой подросток, замахнувшись, ударил Агнессу Аскольдовну по затылку. При этом, он вложил в этот удар столько силы, что голова женщины неестественно мотнулась и врач, как кукла повалилась на землю. Краем бокового зрения, Даня увидел, как новенькие поселенцы также схватились за оружие, а Гуля, завладела арбалетом своей только что погибшей начальницы.
   То, что происходило дальше, было до жути неприятно. Путь Ия преградили четыре санитара, но ученик кузнеца не принял бой. Из-за его спины выскочили шесть или семь вооружённых топорами на длинных ручках молодых охотников. И пока они связали защитников боем, бывший Данин ученик, обошёл сражающихся людей по дуге, и продолжил свой путь к костру. Рядом щёлкнул арбалет и почти сразу, широкоплечий детина, следовавший в двух метрах позади своего предводителя, согнулся пополам. Двое его товарищей, кинулись к раненному, и почти сразу, послышались брань и проклятья.
  "Гуля, живо стала за мою спину!" - понимая, что их пришли убивать, сказал Егоршин, тоном, не терпящим возражений. Сам юноша, сделал пару шагов вперёд. Однако его жена, затравленно заозиралась по сторонам, так и не тронувшись с места.
  -Зачем? - поинтересовалась Гульнара, продолжая лихорадочно искать заветный коробок с арбалетными стрелами.
  - За надом! Вон там, лежат твои боеприпасы, - парень, не спуская глаз с приближающегося противника, кивнул себе за спину, - оттуда и стрелять будет сподручнее.
  - Но может я смогу и мечом...
  - Нет! Не можешь! Не спорь!
   Гуля, не стала больше пререкаться. Она, как раз увидела простенький, грубовато сделанный ящичек с откинутой крышкой, в котором лежали короткие стрелы, и метнулась к ним. Надо сказать, сделала она это как нельзя вовремя. Не прошло и пары секунд, как Даня постарался задержать первого приблизившегося к ним агрессора. Задержать, это было ключевое слово, обозначающее то, чем занялись кузнец и тройка его товарищей по несчастью. Егоршин еле успевал отбивать удары короткого меча одного незнакомого ему охотника, уклоняться от ударов боевого топора другого. Но, он никак не мог заставить себя нанести кому-либо из них смертельный удар, поэтому только отпугивал противников. Что-то ему мешало перешагнуть через внушённое с детства неприятие убийства. Так продолжалось недолго. Короткий вскрик от боли, раздавшийся где-то позади, уколол как остриё пущенной стрелы. Этот звук заставил Даниила резким прыжком отскочить от наседающих на него недругов и на мгновение оглянуться. Как он умудрился такое сотворить, и не упасть? Неизвестно. Однако, этого было достаточно, чтоб заметить Ия, который пробил грудь Гули клинком своего меча. Движение бывшего ученика было молниеносным, и увидеть его, Даня никак не мог. Только то, что Гульнара медленно оседала, а на груди, по её синему платью, расползалось кровавое пятно. Нельзя сказать, будто для кузнеца рухнул весь его мир, или горе сковало всё его тело, у него даже ничего не "щёлкнуло в голове". Просто сердце облилось холодом, который разошёлся по всему телу неприятной волной. Дальше, в молодом человеке умерла какая-то его частица, скорее всего самая лучшая, так как для него, человеческая жизнь вмиг потеряла всякую ценность и неприкосновенность. Изменение произошло быстро, почти мгновенно. Первым на своей шкуре, это почувствовал противник, вооружённый боевым топором . Вначале, тот, повинуясь инерции замаха своего оружия подался немного вперёд, и неожиданно для себя, лишился руки. А через мгновение, отточенная сталь врезалась в шею раненного. Нет, бандиту голову не отсекло, для этого необходим иметь определённый навык. Но всё равно, удар был смертельным. Вторым, с жизнью расстался его напарник с коротким мечом, его разящий выпад, был отведён в сторону, и ответный, рубящий удар, глубоко рассёк тому грудную клетку. К этому моменту, из колонистов, на ногах остался только Даниил. Расправившись с парочкой наседавших на него недругов, он заметил, как над телом рыжеволосой Дианы, наклонился её противник, намереваясь забрать из её рук ятаган, и Даня, не теряя ни секунды, преодолев разделяющие их три шага, рубанул мародёра по затылку. Остальные бандиты, увидев быструю расправу с их собратьями, отшатнулись и настороженно ожидали следующих действий неправильного падшего.
   "Браво! Я горжусь тем, что какое-то время работал рядом с настоящим мужчиной, а не трусливым псом. Только ты, и твоя жена достойны уважения! Клянусь, я убью тебя, но не буду обирать твой, и её трупы. Возьму только твой меч, это ценный и очень почётный трофей". - Это говорил Ия, который всё ещё стоял возле тела Гульнары, и зло смотрел на своего бывшего учителя. Даниил ничего не ответил. Впрочем, неблагодарный ученик этого и не ждал. Он, неспешным шагом двинулся к учителю, и неожиданно атаковал - с ходу. Неудачно - рубящий удар, был легко сбит в сторону. Противники ещё какое-то время кружились, обмениваясь ударами и выпадами. Кузнецу даже показалось будто он слегка задел остриём своего оружия руку ненавистного врага. То, что Ия даже не вздрогнул и как ни в чём не бывало продолжал бой, говорило об обратном.
   Всё прекратилось, когда Даня ошибочно сделал широкий замах, желая этим увеличить силу наносимого удара. Именно в этот момент, его живот пронзила острая боль. О дальнейшем продолжении поединка, не могло быть и речи. Тем более, Ия, намерено прокрутил клинком, усугубляя рану. Не прозвучало никаких пафосных слов победителя, или предсмертных проклятий погибшего. Бойцы на пару секунд замерли. Один смотрел на врага с безразличным выражением на лице, второй корчился от боли. Так продолжалось до момента, когда сознание Даниила растворилось во всепоглощающей тьме и он, со стоном упал.
  
  

Глава 9. Про то, что намного хуже любого тяжкого похмелья.

  
   Боль и невыносимый зуд в ране, именно этот набор ощущений встретил Даниила по возвращению из небытия. Вокруг было темно, и это было не мудрено, луна на небе отсутствовала и только холодные звёзды, рассыпанные по небосклону, подтверждали то, что кузнец не ослеп. Дул лёгкий ветерок, приятно обдувающий обнажённое тело Егоршина, он лежал на спине и бесцельно рассматривал звёздные россыпи. К своей беде, Даня не страдал потерей памяти, то есть, амнезия не спасла его от горечи поражения и жутких потерь. Но и выть как тяжело раненый зверь, ему совершенно не хотелось, сознанием овладела пустота невосполнимой утери и полнейшая апатия. Он даже не заметил, как кто-то неподалёку зашевелился и еле слышно простонал. Этот звук, мозг молодого человека воспринял как галлюцинацию, так как перед мысленным взором постоянно прокручивались отрывки из последнего боя. Первый и самый страшный кадр, тело Гульнары, лежащее у ног убившего её коварного предателя. В следующем фигурирует Диана, сжимающая своею мёртвой, неестественно вывернутой рукой ятаган, и, худая спина склонившегося над нею аборигена. Вспоминалось, что немного поодаль, были трупы других новичков, и их уже обирали алчные победители. Сплошная жуть. Было непонятно. Почему смерть, до сих пор не забрала кузнеца? Куда делись падальщики, которые должны были слететься на кровь и растерзать как трупы, так и умирающих людей? Об этом Даня так и не подумал, так как его сознание резко отключилось.
   Когда Даня повторно пришёл в сознание, боли не было. Только мучал нестерпимый зуд в брюшной полости, да изнурял неприятный озноб во всём теле, стоит упомянуть и про неприятно врезающиеся в спину неровности почвы. От завладевшего телом холода, не спасал даже костерок, горевший неподалёку. Даниил медленно открыл глаза, и неспешно, внимательно осмотрелся. Он находился в пещере, рядом, действительно горел огонь, а в тёмном углу небольшого естественного убежища, спиною к раненому, сидели какие-то люди и что-то мастерили.
  "Где я? Как я сюда попал? Кто эти люди? Почему не смотря на полученную мной смертельную рану, я до сих пор жив? Что мне дальше делать? Как жить?" - Это были первые конструктивные мысли, посетившие кузнеца после поражения в бою. Молодой человек посмотрел на своё тело и прислушался к ощущениям. Он по-прежнему голый; лежит на пахнущей свежим сеном травяной циновке, такая же, только значительно тоньше, служит ему одеялом. И всё равно, всё тело знобит, видимо "поднялась" высокая температура, это может говорить о начавшемся в ране воспалительном процессе.
   "Ой, мамочка! Ты-ты-ты ...Ты всё-таки очнулся!" - Прозвучал до боли знакомый Даниилу голос. Только мало было в этом выкрике радостных эмоций, в основном, звучала угнетающая обречённость. Егоршин, всё ещё не веря своим ушам, ориентируясь на звук, повернул голову. И от увиденного, его сердце, забилось очень часто, как птица в тесной клетке. Этому виной было та, кого он не чаял увидеть так как в мыслях, давно успел её похоронить. Гульнара, и парочка их подопечных, сидели на большой охапке сена, они были абсолютно голыми. При этом, люди упрямо занимались рукоделием - в смысле, что-то мастерили. Тычина, чего-то усердно разминал, а обе девушки, Гуля и Диана, плели из сухой травы нечто напоминающее тонкие коврики. Куда отошли остальные участники злосчастного пикника, было непонятно. И Даня решил это уточнить. Он так и спросил:
  - А где остальные? Где Люся? Наша докторица где? Это же она меня лечила?
  - А нету больше никого кроме нас, Даниил Сергеевич. - подавленно, не отрываясь от своего занятия, без проявления каких-либо эмоций ответил Андрей. - Только мы с вами и выжили - только те, кого вы сейчас видите.
  - Как же это? От те раз. Но почему?
  - Не знаю. Ваша жена говорит, мол только наши организмы получили не такие критичные повреждения. Это..., гм-м. Якобы не так давно появилась одна теория ... Гм-м, вроде как наш биологический симбионт, способен как-то восстанавливать тело своего носителя. Только, как вы смогли заметить, и он не всесилен.
  - Стой! Андрюха, так это значит, это, м-м-меня никто не лечил? Мой организм сам справился с моим ранением?
  - Блин горелый, когда ты начнёшь нормально думать?! Запомни, исцелил тебя не твой организм, - немного вспылив, поспешно уточнила Гуля, - а вживлённая в тебя новая нейросеть переселенца! А Агнессе Аскольдовне и Люсе так не повезло! Их симбионт, не справился с полученными их организмами повреждениями.
  - Хорошо, не нервничай ты так, успокойся. С этим моментом более, или менее понятно. Но почему вы ..., то есть мы, голые? Где подевалась наша одежда? Я понимаю, оружие должны были забрать те, кто на нас напал. А-а-а ...
  - А ты догадайся с трёх раз! Хотя, понадобится только один.
  - Стало быть, они не побрезговали снять с нас всё? А как же обещание Ия?
  - Чего это тебе пообещал этот предатель?! - со психом отбросив своё рукоделие в сторону, буквально выпалила вопрос Гуля, как выстелила из ружья , да так визгливо, что отразившись от стен и низких сводов пещерки, её выкрик резанул по ушам.
   На Даниила, недоумевающе посмотрели все трое его собратьев, по несчастью. И в их взглядах читалось непонимание. А у Гули, выкрикнувшей этот вопрос, на лице присутствовала маска яростного негодования. И все они, прервали своё занятие. Даниил, смущённый такой реакцией на свои слова, только и смог что неуверенно поинтересоваться:
  - От те раз. А чего я такого сказал? Вы все уже лежали, прямо как настоящие трупы. Я, например, считал вас убитыми. А Ия, перед тем как скрестить со мною свой меч твёрдо пообещал нас не трогать. По его словам, ни мой, ни твой Гульнарочка трупы, он обирать не будет. Мол, мы это заслужили.
  - С чего это такая честь?
  - По его мнению э-э-э. Ты, радость моя, не сдалась и по-настоящему боролась за свою жизнь, убила из арбалета одного из его воинов. Я же, сражаясь зарубил сразу троих - одного из них, чуть не обезглавил.
   При этих словах, Диана и Андрей, скорчили такие рожи, от одного вида которых, можно было смело утверждать, их стошнило. А Гульнара, потупив взгляд, виновато проговорила:
  - Вообще-то, я метила в Ия, да вдруг взяла и промазала. А затем, я только и успела взвести арбалет, только стрелу не наложила. Вот. А тут он, Ия, улыбается гад, и сразу вонзил мне в грудь свой меч. Как-то так. Вот. А я, прекрасно помню, как этот урод, его выковывал в нашей кузне, под твоим между прочим руководством. И ты, для этих целей, выделил ему отличную сталь. Вот. Ту, из которой ты, только для нас, делал самое лучшее оружие.
  - Кто же знал, что оно всё так получится?
  - Во-во! Никто из нас и не догадывался, а они вон как с нами поступили.
  - Гульнара Андреевна, - звучно сглотнув подкативший к горлу комок, робко подала свой голос Диана, - как вы смеете так говорить? Как вы так можете? Ведь санитары, которые работали в вашей клинике, защищая нас погибли, они полегли все. Они, кстати, защищали нас до последнего своего вздоха. Я сама всё это видела, своими глазами.
  - Может быть ты и права, не все они уроды. Вот. Встречаются среди них и хорошие люди, но они погибли. Как и Агнесса Аскольдовна, её-её прямо по затылку-у-у, с замаху-у-у .... За что-о-о?
   Вымолвив это, Гуля заплакала, её, почти сразу поддержала рыжеволосая Рей. Не прошло и минуты, как обе девушки ревели навзрыд. Ничего не поделаешь, на их долю выпали такие испытания, да и отсутствие одежды, не прибавляло чувства защищённости. Так что, истерика, была не самой плохой реакцией на тот ужас, который с ними произошёл. А Даниил, пытаясь до конца разобраться в этих событиях, задал мучающий его вопрос:
  - Андрюха, я одного не пойму. А как мы все оказались здесь? И почему нас не тронули местные стервятники? Ведь они должны были слететься на запах крови.
  - Так ясно почему. Сейчас расскажу. - ответил Тычина, при этих словах, он немного оживившись, приосанился. - Я очнулся первым, и то, только потому, что какая-то птица, больно вонзила в мою спину когти, и клюнула в ещё не зажившую рану. Больно-о, жуть. От этого я и взревел, как не знаю кто, вскочил значит. Голова кружится, тошнит, слабость во всём теле. Жарко, пить хочется. И вокруг, ни одной живой души. Даже ни одного из бандитов не вижу. Наших вещей, кстати, тоже не было ...
   Повествовал Андрей увлечённо, входя в раж рассказчика, желающего как можно быстрее выговориться о наболевшем. Единственные кто его не слушал, были девчонки, которые стараясь справиться с овладевшей ими истерикой, всхлипывая, вновь принялись что-то плести. Однако, парня это не останавливало, и он продолжил изливать душу:
  - Я это, значит, смотрю, вроде как Диана передёрнулась всем телом от боли, это когда дугой падальщик, слегка так расправив крылья подскакал и вонзил свой клюв в её раненую руку. Я закричал, замахал руками, отогнал его, гляжу, а болячка на её руке начала затягиваться. Значится. Только сильно кровит то место, где клюнула эта птица. Я более или менее ровно составил её поломанное плечо, а она даже не стонет. Ну, подобрал я палку, пристроил её к руке и зафиксировал теми обрывками тряпок, что нашёл неподалёку. К вечеру, о чудо, кость и срослась, значится, э-э-э, ну мы шину и убрали. Ну это уже потом, а тогда, я стал гонять этих пернатых гадов. Обхожу значит всех, присматриваюсь, принюхиваюсь. И замечаю. От нашей Агнессы Аскольдовны пошёл запашок мертвечины, да и глаза, это ..., ну плёнкой подёрнулись, помутнели. Тот же запашок пошёл и от Люси, только смотреть на неё страшно, ей половины лица дубиной разбили - всмятку. Ну, это, я ещё и на наших санитаров посмотрел. Так там такая жуть, их вообще, порубили с такой жестокостью, живого места не осталось. Как-то так. - поморщившись от таких воспоминаний, Тычина надолго замолчал.
  - А дальше то что? - не дождавшись продолжения, напомнил о себе Даня.
  - А? - вздрогнув, опомнился Андрей. - Дальше? Так я вас, всех по очереди, вначале перетащил подальше от трупов, а поутру, когда очнулась Диана и Гульнара Андреевна, мы вас значится перетащили в эту пещеру. Где она находится, ваша жена указала. Здесь рядом и вода есть. Одно плохо, сюда, очень долго идти пришлось, еле добрались. Как-то так. А сейчас, мы нащипали по округе травы, высушили, и для начала сплели пару циновок. А сейчас, пытаемся "изобразить" что-то вроде набедренных повязок. Неудобно как-то ходить полностью голыми. И это ...
  
   Управляющий искин, номер 60008334, базы спасения Единого Союза Равноправных Созвездий, с давних пор находится в режиме автономного ожидания, ещё с окончания последней из вечных войн с арахнидами. С тех пор, прошло много веков бездействия, способного свести с ума, любое разумное существо. Любого, но только не его, так как, поддержание объекта в работоспособном состоянии, было основной целью его существования, если не считать обязанность оказывать любую помощь спасённым. Как когда-то при расставании выразились его создатели: "Эй ты, набор высокотехнологичных микросхем и процессоров, мы не знаем, когда тебя спишут как устаревшее оборудование. Но, на этом объекте, тебе скучать будет некогда. Поверь нам на слово". - Так оно и получилось. Было в его жизни и активное ожидание потерпевших крушение членов экипажей. Затем, когда вовсю бушевали космические сражения, его лечебные капсулы и технические службы едва справлялись с приёмом, лечением. Единственное подразделение, где не возникало проблем, была пересылка выздоровевших по месту их основной службы. Пришлось самостоятельно наращивать некоторые свои мощности, расширяя и углубляя их, занимаясь этим во время редких затиший технические и прочие бункеры. А затем, прилетели боевые корабли врагов, и на поверхности начался настоящий ад. За короткий промежуток времени, арахниды, случайно обнаружившие эту звёздную систему, "смели с лица обитаемой планеты" все наземные объекты, и обрушили почти все бункеры. Не иначе как чудом, уцелела чуть больше половины объекта Љ60008334. К счастью, не пострадал головной искин и его энергетические станции. Но враг это не заметил и удалился. С тех пор прошло много времени, которое понадобилось техническим службам для проведения восстановительных работ. Тогда, его киборги с упорством не свойственным людям, выискивали столь нужное, более или менее уцелевшее оборудование, и доставляли его в мастерские. Там они, как могли, ремонтировали его, лишь бы наладить производство нужных запчастей и прочее роботизированное оборудование. Когда с этим управились, начали замену уже имеющегося, точнее, находящегося в аварийном состоянии. И так, день за днём, год за годом, столетие за столетием, не одно тысячелетие. Как указано в инструкции на подобные случаи, поверхностные объекты больше не создавались. Так что, искусственным разумом было принято решение: терминал приёма пострадавших, воссоздать заново и на том же месте, почти на самой поверхности. Добавить в него защиту от орбитальных бомбардировок и со временем, замаскировать под большую поляну.
   Результат этой долгой, кропотливой работы был на лицо. Планета была очищена, генетические лаборатории заново воссоздали уничтоженную врагами биосферу, и даже, успели принять чуть больше миллиона нуждающихся в помощи пилотов. Однако, после излечения, эвакуировать их было некуда, в зоне доступа не работал ни один межзвёздный терминал.
   Что было дальше, искин хорошо помнил. Он строил новые бункеры, люди создавали на поверхности свои поселения. Затем, со временем, человечество много чего забыло. Прошли века и его, искин, больше никто не посещал, однако помня о его могуществе, объявили божеством, а терминал приёма пострадавших, назначили запретной землёй. Так, бывшие покорители космоса, погрязнув в междоусобицах, медленно, но уверенно деградировали. Постепенно, люди окончательно забыли о существовании самой базы спасения, приписывая свои былые умения и природные явления многочисленным божествам и духам. Но и это произошло очень давно. Поэтому, каждые триста лет, ИИ снимал консервацию со всей базы, производил её обслуживание и ремонт. После чего, снова переводил её в режим ожидания.
   А ныне, произошло внеочередное срабатывание, во время которого, уже не одно десятилетие, прибывали спасённые космонавты. Была у них одна странность, все они, поголовно имели метку пилота глубокой разведки и получили одни и те же, как под копирку, критические повреждения симбионта. Прибывали и те, кто из-за сильных повреждений живой нейросети, не пережил аварийную эвакуацию с борта своего гибнущего судна. Главная проблема заключалась в другом, все выжившие были полностью дееспособны, но, никто из них, не требовал немедленной эвакуации, не искал базу, чтоб получить полагающуюся помощь. Такое их решение, электронные мозги базы, никак не могли понять. Поэтому, "управленец" базы спасения 60008334, ограничился пассивным наблюдением за новыми, возводимыми новичками поселениями и занимался внеплановым ремонтом оборудования. Не снималась задача создания новых - запасных производственных объектов с их малыми искинами управления и необходимых для этого энергетических станций, правда, топлива для последних не было. А что делать дальше? Ему было непонятно. Оставалось только ждать того разумного, кто додумается искать с ним контакт.
  
   Ия, неспешно осваивал своё новое хозяйство, проводил ревизию кузни, делая это несмотря на то, что она давным-давно была обследована им вдоль и поперёк. Всё равно, это занятие было оправдано, ведь некоторым вещам, и приспособам, он определял другое, более удобное для себя место. Заодно племянники, кряхтя и устало сопя, перебирали огромные кучи металлолома и крицы. Вдруг бывший хозяин именно там устроил тайник с отличным железом. Примерно тем же, в смысле, наведением порядка в доме, занималась и его молодая жена Лайра. Да-да, он был женат, пусть и поженился относительно не так давно. Прискорбно, так поступить с женою приказал его отец. Отправляясь на учёбу, парень вынужденно оставил супругу на попечении у своих родителей. А сейчас, при первой же возможности, привёз жену в освобождённый от падших посёлок и ввёл её хозяйкой в освободившиеся просторные хоромы. Пошёл третий день, а новая хозяйка по-прежнему занималась наведением своих порядков доме. Переставляла мебель, выкидывала ненужное, или наоборот, искала по селению то, что может ей понадобиться. Вот и сегодня, она усердно перебирала вываленные из шкафов вещи, оставшиеся после предыдущих жильцов. Жена Ия, внимательно присматривалась к вещам, которые она подымала с пола. Подолгу их крутила в руках и решала, что из этого можно перешить на мужа, на себя, отложить для пошива рубашонок будущим её деткам. Отдельно, черноволосая госпожа откладывала то, чего решила отдать двум малолетним невольникам - детям казнённых на днях падших. Эти твари вздумали взять оружие и смертельно ранили какого-то охотника. Да, этих детей она спасла от смерти, и отныне, чада этих мерзавцев будут обязаны выполнять по хозяйству самую грязную работу. Пусть трудятся и радуются, ведь она выдернула их из петли, к которой они были приговорены за преступление родителей.
  " А что, - думала молодуха, мучаясь с выбором, - отложить очередную яркую рубаху себе, или отдать малолетним рабам, на вырост, - хозяйство мне досталось богатое. Сама всё не потяну. Чтоб со всем этим управиться, двоих бездельников может оказаться мало. Да-а, придётся ещё кого-то неволить, или попросить у родителей ещё парочку помощниц. Весь этот скот, необходимо кормить, одевать, ведь по их внешнему виду, соседи будут судить о достатке в моём доме ...".
   Досадливо посмотрев на кучу ещё не перебранных вещей, Лайра вспомнила, как позавчерашним вечером, когда она с мужем привела этих двух запуганных мальцов, то каждый из них, нёс по увесистому тюку с вещами. Поэтому, на первое время, проблема во что одевать невольников, была решена сама собою. Женщина с необычайной лёгкостью поднялась с маленькой, низенькой скамеечки, сладко потянулась и с величавой неспешностью, направилась к висевшему на стене относительно небольшому квадратному зеркалу. Признаться, она никак не могла нарадоваться этому чуду, сделанному руками падших. То, в которое она раньше смотрелась и считала признаком невероятной роскоши, отныне воспринималось как убогая пародия, - простая, круглая, старательно отполированная пластинка железа. В её размывчатом отражении, что-либо рассмотреть, было весьма затруднительно. А здесь, всё виделось резко и чётко, как будто через окошко, наблюдаешь за другим, стоящим по ту сторону человеком, даже оторопь берёт. Шаг, другой, третий, и вот, молодая женщина видит своё отражение. С её лица, вмиг "слетает" маска брезгливой надменности, вызванная думами о невольниках и, появляется весьма милая, добродушная улыбка. Мелькают быстрыми, уверенными движениями руки, и головной убор замужней женщины идеально расправлен. Остаётся "нанести последний штрих", накинуть цветастый платок, покоящийся на худощавых плечах. Мгновение и он занимает своё законное место на голове и завязывается положенным узлом. Всё, хозяйка готова выйти во двор и проконтролировать то, чем заняты её работники. Она их, конечно отругает за нерасторопность, может быть, даже хлестнёт пару раз для острастки хворостиной - каждого. После чего, прикажет перестирать все валяющиеся на полу вещи и развесить их сохнуть. И не важно, сколько для этого придётся им возится. Ведь такова её воля.
   Ещё раз осмотревшись, проверив как на ней сидит одежда, оправив складки на длиннополой юбке Лайра глубоко вздохнула, попросила у духов дома поддержки. Заодно, девушка сложила крестиком указательный и средний пальцы левой руки - знак оберега от сглаза, после чего подошла к двери и толкнула её. Отныне она старшая в семье женщина, не по возрасту, а по иерархии, поэтому, должна выглядеть аккуратной, уверенной в себе. Можно даже сказать властной, строгой, но справедливой хозяйкой. Как её мать - наглядный пример для подражания. Дверь легко отворилась, не скрипнула ни одна из её хорошо смазанных жиром петель. Это не могло не порадовать молодую женщину. Может быть, именно по этой причине она, улыбаясь, окинула довольным взглядом двор и перешагнула порог пребывая в хорошем настроении.
   Оба малолетних невольника были здесь, они только окончили чистить курятник и очищали деревянную, тяжёлую тачку, на которой вывозили в дальний угол куриный помёт. Дин из них, рыжеволосый малец, немного выше ростом своей новой хозяйки, заметив её, что-то шепнул своему более плотному товарищу и они, поспешно развернувшись, отвесили ей глубокий поклон.
  "Молодцы, быстро учатся. - подумала Лайра, оценив проворство мальчишек. - Не зря Ия вчера их весь день воспитывал. Пусть делал он это жёстко, но доходчиво. Не пропали его старания". - Когда работники выпрямились, хозяйка молча кивнула им головой. И спускаясь с верхней ступеньки крыльца, подражая своей матушке, ласково проговорила:
  - Молодцы, хвалю. Я рада видеть ваше усердие. И ещё, мальчики, когда вы чем-то заняты, кланяться хозяевам не обязательно. Не стоит понапрасну отвлекаться от работы.
  - Хорошо хозяйка. - ответил рыжеволосый мальчишка, чьё лицо было сплошь покрыто веснушками.
  - И ещё. У вас началась новая жизнь, значит вам нужны новые имена. Тебя, рыжий, отныне я буду звать Лисёнком. А тебя, черноволосый, нарекаю Медведем пока ты ещё мал - Медвежонок. Носите эти имена гордо никогда не позорьте своих тотемных животных.
  - Хорошо, хозяйка. Всё будет так, как вы и сказали, мы вас не подведём. - покорно смотря себе под ноги, ответил Медвежонок, который повадками, неспешностью движений и впрямь напоминал ребёнка этого животного.
   Лайра, еле сдержалась чтоб не поморщиться. Акцент, с которым говорил этот мальчишка, жутко резал её слух. Но это не страшно, со временем, это пройдёт. Дети, они вообще, легко осваивают общение на чужих языках. Так что, помедлив немного, и осмотревшись вокруг, она сказала:
  - На сегодня хватит. Быстренько обмылись, переоделись в чистое и ты, Лисёнок, побежишь в кузню. Позовёшь хозяина и его учеников на обед. А ты, Медвежонок, проверь душевую кабинку, согрелась ли там вода. Да не забудь приготовить три полотенца, подашь их Ия и его племянникам и, положить в раздевалке для них чистые вещи. Что ещё? Моя нянюшка приготовила еду и для вас. Я уверена, вы знаете где вам положено принимать пищу. Справитесь с моими поручениями порадуете меня своим послушанием, попрошу её, чтоб она подала вам чего-либо с нашего стола...
   Хозяйка ещё долго инструктировала подчинённых, даже ласково взъерошила причёску понятливому Лисёнку, решив, стирка вещей подождёт. Ведь стирать эти мальчишки не умеют, значит после, всё равно придётся перестирывать.
   "И вообще не мужское это дело, стирка. - думала Лайра, придирчиво осматривая мальчишек. - Вон, у новых соседей, живущих через три дома, в прислуге сразу две женщины из числа изгнанных с небес, и пять отпрысков этих божков - все дочери падших. Сменяю женский самострел на парочку этих работниц, для надёжности, прибавлю все имеющиеся к нему стрелки. На это необычное оружие, с такой завистью смотрел старший сынок соседушки. Это было во время демонстрации моим Ияй его возможностей. Думаю, не откажут мне в такой малости".
   Всё задуманное получилось. Услышав предложение, соседи даже не торговались, согласились сразу, даже разрешили выбрать самой. Как будто боялись, что Лайра может передумать приобретать у них прислугу. Единственное, вечером, когда во двор привели двух новых работниц, кстати вместе с их вещами, Ия немного побранился. Он был убеждён, его жена сильно переплатила за этот товар. И вообще, новых работников можно было поймать бесплатно, достаточно пройтись по округе и поохотиться на беженцев из Тверди. Заняться этим необходимо как моно скорее, пока не стало слишком поздно и их не поймали другие ловцы. Хозяин бранился не долго, вяло, видимо только для проформы. Ну и для того, чтоб племянники видели, кто в этом доме истинный хозяин. А ночью, когда все спали, их двор кто-то попробовал ограбить. Повезло, забравшись в сарай с садовыми инструментами и прочей утварью воришка сильно нашумел. Пришлось Ия, жутко ругаясь будить своих племянников, и используя их охотничьего пса начать преследование воришки. Нельзя такое оставлять без наказания - плохой прецедент. Только погоня, смогла выйти с посёлка со значительной задержкой. И не мудрено. Пока среагировали на шум в сарайчике, разобрались что к чему, затем собрались, сбегав на кузню за собакой. Не будь у племяшей этой выученной на хождение по следу псины, о преследовании злодея можно было забыть.
  
   Ходить босиком по колючим зарослям травы, или по лесному валежнику, не самое приятное из занятий, с непривычки не только неудобно, но и весьма болезненно. То и дело, изнеженная мягкой обувью стопа, становилась на камушек, веточку, или ещё чего-то подобное, а это больно. А тут ещё симбионт, зараза этакая, не воспринимал эту мелкую неприятность как угрозу жизни или здоровью, и никак не собирался помогать организму в решении этой проблемы. Эта, так сказать бесчувственная зараза, не желала хоть сколь-либо ускоренно формировать мозоли-натоптыши на чувствительной подошве. И это, было не самой большой неприятностью этой разведывательно-мародёрской "миссии". Пару раз, Даня за малым не вышел в лагерь ловцов на таких как он людей, те ночевали там, где их застали сумерки. Вначале, это произошло в лесу, ещё вечером, спасибо, ловцы расположились на поляне и вели себя слишком шумно и не поставили охрану. Для чего в этих местах появились эти люди, было легко догадаться по нескольким связанным горожанам, испуганно сидящим у костра и затравленно наблюдавшим, как троица из пленивших их охотников, развлекаются с двумя молодыми невольницами. Остальные бандиты, отпуская сальные шутки, громко хохотали, попутно давая насильниками "деловые советы". Из-за этого, у сидящего в подлеске парня, издали наблюдавшего за этим "шоу", от бессильной злости сжимались кулаки, на скулах играли желваки, заскрежетали зубы. Но, он не мог напасть на десяток хорошо экипированных воинов, будучи одетым только в одну набедренную повязку и вооружённым короткой палкой. Максимум чего он мог добиться своим эмоциональным поступком, это каким-то чудом, умудриться набить кому-то из них шишку. И всё. А затем, ловцы его скрутят, хорошенько свяжут, от души изобьют и положат рядом с этими несчастными. Тогда, о том, чтоб разузнать, какое это безумие завладело миром, можно ставить большой, жирный крест. А про поиски хоть какой-то одежды для себя и друзей, а самое главное, оружие для охоты и самообороны, обо всём этом можно будет забыть. Да и его товарищам, оставшимся в тайной пещерке, от такого его безумного поступка будет только хуже.
   Вторую банду, он повстречал немногим позже, на границе леса и сельского пастбища, эти люди также ни от кого не прятались, они что-то увлечённо праздновали. Проще говоря, "торговцы" обмывали удачную сделку. Как Егоршин понял из подслушанных из кустов разговоров. Эти ловцы, вечером, продали в посёлке пятерых пойманных ими беженцев-мужчин, двух хиленьких падших божков и трёх аборигенов, горожан в третьем поколении. Заодно, парню удалось услышать некоторые подробности о прокатившейся по столице резне и прочих неприятностях. Пусть Даниил плохо знал язык местных, но понять о чём они говорят, смог. Но пришёл он не только для этого, и чтоб продолжить путь, потребовалась заложить большой обходной крюк и весьма осторожно передвигаться по полям.
   После долгих переползаний и перебежек, окраина посёлка была достигнута, где-то в два часа ночи. Даня тихо, часто таясь в тёмных закоулках, пробирался по улицам знакомого, но ставшего таким опасным селения. Благо, все его жители спали и бродить по ночам с факелами, никто из них не собирался. Даже странно, вокруг села группируются банды лихих людей, а местные жители, никак не озаботились об охране. Но это их дело, человеку, крадущемуся к своему дому, это только на руку. Ха-ха, два раза, только не стоит расслабляться - не всё так безоблачно как кажется. Не прошёл юноша и пятидесяти метров, как уловил лёгкий запах пожарища. Не дым костра, или запах от дровяной печи. Чьё-то домовладение не так давно сгорело и это факт. Не потуши его вовремя, от огня мог пострадать весь посёлок. Это заставило вновь удивится беспечности селян. На их месте, Даниил, давно организовал круглосуточные патрули, но сейчас, не он решает, как нужно поступать в этой ситуации.
   - Стой, чужак, ни с места, иначе застрелю. - неожиданно, в ночной тиши, тихим старческим голосом проскрежетали команды. - Ты кто?
  - Э-э-э, недавно был здесь своим, местным. - замерев от неожиданности, также тихо ответил Даня.
   Вопрос прозвучал на языке аборигенов, а Даниил, из вредности ответил на своём, родном. Это для вопрошающего не стало проблемой. Он, тот кто прятался во тьме палисада, владел речью павших, поэтому перешёл на неё, хоть и говорил с небольшим акцентом.
  - Это кто же ты таков будешь? Не могу признать. И почему ходишь в таком непотребном виде? Покажись, подойди поближе. Да смотри, не балуй тут.
   Егоршин, устало, по-прежнему ступая на полуприсядках подошёл к забору, из-за которого доносился голос. Всё равно, бежать было бессмысленно, этот внештатный сторож, сто раз успеет поднять шум. Даня сторожко, мучимый подозрениями о возможной засаде и сомнениями относительно правильности своих действий, направился к забору, присмотрелся, разглядел лицо древнего старика. Да, он его хорошо знал. Этого абсолютно лысого аборигена, с кустистыми совершенно седыми бровями, красным, крупным, мясистым носом, огромными ушами и окладистой, совершенно седой бородой, не запомнить невозможно. Это был глава семейства бортников-пасечников и все звали его дед Дило, с языка местных имя переводилось как рабочая пчела. Его сына величали Дало, - пчела охранник. Но, не о нём сейчас идёт речь. Пчеловод, оказавшийся безоружным, долго смотрел на подошедшего к нему ночного "гуляку" и как это ни странно, признал. Видать, ещё не настолько сильно ослеп этот старик, чтоб перестать различать людей, освещённых только лунным светом.
  - Никак это ты, кхе-кхе, наш молодой кузнец Даня? А люди говорят, ты куда-то сбежал, вместе с врачицей и своею женой. А если так, то правильно сделал. Тут нынче такое творится-а-а, не приведи боги. Э-хе-хе.
  - Что-то вроде этого, получается, кто так говорит правы - сбежал. Нашлись тут "добрые" люди, доходчиво намекнули, мол отныне, в селе нам будут не рады.
  - Это точно, совсем ополоумели наши селяне. Какая только их муха укусила? Не знаю. Э-э-э. А почему это ты так срамно одет? Только какая-то тряпка на бёдрах болтается, и всё. Тьфу ты, срамота одна.
  - Так эти же..., так сказать "добрые" люди, все вещи на днях. и забрали. Понимаете, они неожиданно на нас напали.
  - Это, точно не наши люди. Это, точно дикие племена. Наши охотники если кого из вас находят, берут в полон, да вместе с вещами, ничего у пойманных не отбирают. Хотя, и это не на много лучше нас характеризует... Ты это, ..., погоди, не уходи. Ты добрый был кузнец, вещи хорошие, нужные всем людям делал, да слишком дорого за свою работу не брал. Всё было по чести. Ты это... Зайди-ка во двор, внучок, погоди тут немного. Есть у меня для тебя кое-какие вещички, должны подойти, да и поесть соберу, поди, оголодали вы там все. Догадываюсь вам там и охотиться видать нечем.
   Старик, впустил Егоршина во двор и тихо прикрыл калитку. Ещё сильнее ссутулился, неспешно развернулся и чего-то бурча себе под нос, по-старчески шаркая ногами, пошёл к дому. Минут через десять, вновь появился, неся большой, увесистый узелок, который казалось, гнул старца чуть ли не до самой земли. Подойдя к бывшему односельчанину и дыша как загнанная лошадь, дед Дило только и смог с трудом преодолевая отдышку, проговорить: "Вот внучок, держи, помог чем смог. Там, в малом узелке еда, да парочка старых кухонных ножей, не бойся, они в плотную тряпицу завёрнуты и туповатые. Ты их после, сам заточишь".
   Даня как подобает в таком случае, прижал правую ладонь к груди и благодарственно склонив голову ответил:
  - Спасибо, дед Дило, век буду тебе благодарен.
  - Всё правильно, кузнец, на то мы и люди, чтоб помогать другим и помнить тех, кто делал тебе добро. Когда-то, когда я был малым мальчишкой, вы, сошедшие с небес, приютили меня и моих родителей, дали кров, спасли этим от голодной смерти. Такое забывать нельзя .... Да ты одевайся-то скорее, ночь кажись зябкая. И ещё. Не ходил бы ты к своему дому. Там сейчас твой ученик живёт. Привёз молодую жинку, а с нею и помощников, вроде как своих племянников - обучать их ремеслу собирается. Чую, не будут они рады твоему появлению. Ой, не будут рады-ы-ы.
  - Спасибо, учту.
  Говорил это Даня, балансируя на одной ноге, продевая вторую в штанину. Он спешно одевался в вещи, которые были старыми, застиранными, поношенными, но чистыми. И всё равно, от них шёл лёгкий, ничем неистребимый запах старческого тела. Это было свойственно всем вещам, долго принадлежащим старикам, или старушкам. Но здесь было не до выбора - надо сказать спасибо и на этом. И рубаха, и штаны, местами были аккуратно заштопаны, и, скорее всего, должны были ещё долго послужить своему новому владельцу. Хотя нет, мягкая, кожаная обувь, простенькие сапожки - поршни из коричневой кожи, была совершенно новой, и по размеру идеально подошла Даниилу.
  - Ну вот, - довольно забормотал старик, - одёжка хоть и не вся новая, да маловатая тебе, но стиранная и крепкая. И это, всё лучше того травяного непотребства, которое прикрывало твой срам. Ну, всё, иди внучок. А вздумаешь заглянуть в свой бывший дом, будь внимательней, на глаза своему ученику лучше не попадайся. Он ныне по деревне ходит злющий, особо отрывается на домашних, его невольным работникам особо сильно достаётся. Бедным мальчишкам спасу нет. И да ... многие ваши вещи, утварь там всякую, сказывают, его жёнка снесла в сарай, который у тебя, был самым большим. Может, найдёшь себе ещё чего нужное. Только будь осторожен, племяши Ия привели с собою пса. Хотя-а-а нет, люди сказывают, эта зверюга, зараз ночует на кузне, вместе с одним из родичей твоего непутёвого ученика - охраняют железо, стало быть, чтоб не растащили хорошую руду чужаки. Кои в последние дни нагло шляются по окрестностям.
   Во дворе ставшего Даниилу чужим дома, и в самом деле собаки не было. Зная секрет запора, как открыть калитку - сам не так давно мастерил этот не хитрый механизм, молодой человек проник в подворье, и тихо ступая по дорожкам, стал красться к нужной постройке. Правда перед этим, не удержался, и "сделал по двору небольшую петлю", заглянул к одной ухоронке, устроенной в неприметном уголке дровни, сложенной вплотную к стене летней кухни. Там парень прятал свой набор инструментов для резьбы по дереву. Не так давно, у него появилось желание заняться изучением этого ремесла, но немного позднее. Так сказать, для двойной пользы, души и хозяйства. Вырезать там какую-либо фигурку, ложку, черпак, да много чего может понадобиться в быту. Для такой конспирации была своя причина, Гульнара была против его спонтанно принятого решения обзавестись новым хобби. Узнав об этом намерении мужа, она долго его убеждала, в необходимости сделать перерыв, не менее года - "Нельзя перегружать мозг и нейросеть, ведь она тоже не железная". - Эти слова, были очень убедительны и с её доводами, пришлось согласиться. И всё равно, пока было свободное время, Даня решил обзавестись всем необходимым для нового увлечения. Всё в припрятанном меж наколотых дров наборе инструментов было хорошо, и сталь прочная, не "боящаяся" коррозии, и отменная заточка режущей кромки резцов. Была только одна проблема, он был до сих пор не полон. Только начал собираться. Но и того урезанного набора, должно хватить с лихвой. То, что он собирался вырезать, в красоте оформления не нуждалось, в ситуации в которой оказались колонизаторы, главное было функциональность изделий, а не изысканная отделка.
   На этом, удача ночного "гостя" и закончилась, Даня, еле сдержавшись чтоб не пересмотреть, перебрать ножи, штихель, стамески, спрятал свёрток с инструментом в узелок, и подошёл к сараю. Прислушался, вокруг была тишина, лишь стрекотал где-то одинокий сверчок. И надо же, какая досада .... Только Даниил начал открывать скрипучую дверь, как раздался ошеломляюще жуткий грохот. Гадать, что было тому виной, то ли досадная случайность, то ли новые хозяева, каким-то немыслимым способом ухитрились устроить что-то вроде примитивной сигнализации на проникновение, разбираться в этом было некогда. Мгновенно залаяли до этого молчавшие соседские псы. Да и в его бывшем доме послышалась ругань, и кто-то пусть не с первой попытки, но зажёг в спальне светильник. А Даниил, ошарашенный таким провалом, не теряя ни секунды, побежал. За малым, не оставив у двери сарая свой заветный узелок.
   Весьма резво выскочив за околицу, парень, вначале метнулся кротчайшим путём к заветной пещере. Затем, молодой мужчина сообразил, за ним могут устроить погоню, с собаками, и резко сменил направление. Для верности, сделал это ещё пару раз, и бежал, сколько мог, куда глаза глядят. Убегал, только не так долго, как этого хотелось, пришлось переходить на очень медленный шаг. Для этого было несколько причин. Первая из них, сильная усталость. Вторая - опасность оступиться, попасть ногой в ямку, или чью-то норку. В таком случае, имеется большой шанс травмироваться. Но и устраивать привал, так же было не допустимо. Преследователи такому бредовому поведению "дичи", будут только рады. Поэтому, оставалось только идти - идти - идти, пока будут силы переставлять ноги. И покамест, Даниил не убедится, что гарантированно избавился от преследователей, возвращаться к жене, он не собирался.
   Благодаря симбионту, Даня знал точно, он бредёт по незнакомой местности около трёх часов, безостановочно. Небосклон к этому моменту уже светлел, было более или менее видно куда идти, но, сил на это почти не осталось. Тяжело дыша, пошатываясь и поругивая себя за неосторожность и жадность самыми последними словами, молодой человек несколько раз порывался выбросить свою ношу - узелок. Однако, не делал это не только из-за упрямства, но и по трезвому размышлению: "Незачем противнику оставлять лишние и хорошо заметные следы. - размышлял парень. - Зачем упрощать его задачу? Да и еда, инструмент, кухонные ножи, в дальнейшем пригодятся".
   Так что, шаг за шагом, "пьяно шатаясь" меж деревьев незнакомого, благо реденького леска, едва волоча ноги, Даниил добрался до лесного ручья. Где и позволил себе обессиленно бросить на землю свою ношу и став на колени, жадно припасть к воде губами. Здесь, на вынужденном водопое, усталость одержала свою маленькую победу, ибо на борьбу с нею, сил у человека не осталось. На беду, или нет, беглец решил устроить себе десятиминутный перерыв, немедленно, не сходя с места. Как в такой ситуации говорят некоторые ехидные личности: "Размечтался и бездарно попался". - Прошло каких-то полчаса, как бывший кузнец, лежал, закинув ноги на ствол дерева, и спал. Да, его убаюкала тишина, и еле слышимое журчание воды, создающие ощущение полного покоя. Благо чувство опасности, или что-то другое, заставили парня проснуться, встать, непонимающе оглядеться. Этого хватило чтоб осознать свою роковую оплошность и подняв с земли свою ношу, разуться и поспешно шагнуть в воду. Парень вовремя вспомнил, как авторы древних книг, описывали такой способ сбить собак со следа. Поэтому, постояв ещё несколько секунд, прислушиваясь к тиши утреннего леса, если не считать за шум шелест листвы и прочую мелочь. Все по-прежнему было спокойно, ещё несколько секунд ушли на выбор куда идти. После чего, перехватив узелок удобнее, Даня побрёл вниз, по течению. Идя по ручью, хлюпая по холодной воде босыми ногами, парень с горечью думал о том, что он оказался в незнакомом месте - заблудился. И вообще, шанс удачного возвращения в нужную пещерку, где он оставил друзей, ничтожен. А это, только сильнее терзало его душу. И угнетали эти мысли сильнее, чем накопившаяся за ночь усталость.
   Да, незапланированный получасовой сон не остался без неприятных последствий, в этом, Даниил убедился довольно быстро. Ещё бы, умудрится не услышать отзвуки погони. Однако, следует рассказывать о всех неприятностях по порядку. Вначале, где-то позади, послышался еле различимый собачий лай. Он был сильно приглушён расстоянием, и казался каким-то нереально далёким. Именно из-за этого, у парня какое-то время зиждилась надежда на то, что преследователи ещё не достигли ручья, как и место его вынужденного привала. Казалось, можно было немного расслабиться и порадоваться удаче, не позволившей преследователям, застать его "тёпленьким" - спящим. Как назло, когда казалось, самое худшее удалось миновать, сработал вечный "закон бутерброда". Неожиданно, над головой убегающего человека, встревоженно застрекотала пугливая птаха, затем её поддержала вторая, третья. Прошло несколько секунд, и пугливые птицы устроили безумный гвалт(Шум). Исходя из этого, можно было и не сомневаться, когда идущая по следу псина, доведёт своих хозяев до ручья, те не станут долго думать о том, куда им идти дальше. Если они, уже ни стоят на берегу, разом обратив свои взоры в сторону устроенного птицами переполоха. В реальности развития именно такой ситуации, не осталось никаких сомнений. Пришлось переходить на бег, игнорируя риск поскользнуться на илистом дне ручья и бежать по воде дальше, позабыв про опасность осложнений от длительного переохлаждения ног. Признаться, долгое передвижение по ручью, да ещё босым, приятной прогулкой не назовёшь. Кто желает, может это проверить на собственном опыте. Холодная вода, всё сильнее и сильнее отбирала у ног тепло, а движения человека становились всё более и более неуверенными. Именно поэтому, когда терпеть переохлаждение ног стало слишком тяжко, пришлось срочно искать удобное место, для выхода на берег. Тем более ручей, резко вильнув, и поменяв направление, через десять минут привёл к пустырю. Почему это место обозначено так, а не иначе? Так степью этот пейзаж никак не назовёшь, но и для обзывания поляной, он был слишком велик. Была в этой местности ещё одна величественная несуразность, возвышавшаяся посреди этого поля высокая, отвесная скала. Этот, неизвестно по какой причине образовавшийся именно здесь гигант, своим видом, напоминал древнюю крепость. Это сходство, усиливалось множеством пещер пронизывающих скальную породу на разной высоте и несколько тонких, остроконечных вершин, так похожих на башни. Присутствовали на странном пустыре и валяющиеся вокруг "замка" разнокалиберные каменные глыбы. На общем фоне, они воспринимались как отдельные дома, приютившиеся рядом с такими надёжными в плане защиты стенами. Всё это, Даниил мог додумать, глядя на этот умиротворённый пейзаж. Однако, парню было не до подобных фантазий. Все его помыслы были устремлены в одном направлении, возможности сбить его преследователей со следа.
   Ни на секунду не задумываясь, почему он поступил именно так, а не иначе, Егоршин вылез из воды. Далее нелепой походкой, из-за онемевших от холода ступней, он добрался до ближайшего валуна. Усевшись на нём, он начал интенсивно растирать свои конечности. Почувствовав, как стало появляться ощущение тепла и прочие, не очень приятные признаки восстановления кровотока, беглец спешно обулся, и как мог быстро, похромал к скале. При этом, бывший кузнец часто оглядывался, желая не упустить тот момент, когда появятся его преследователи. К его счастью, во время череды коротких, неуклюжих по исполнению перебежек, этого не произошло. И к великой радости Дани, подходя к "Замку", он заметил сразу три невысоких пещерки, чьи входы, начинались прямо на уровне земли. К одной из них, была протоптана узенькая тропка. Только от неё, первой и самой ближней, пришлось отказаться, оттуда невыносимо воняло диким зверем, и подгнившим мясом. Она была точно обитаема, и встреча с её плотоядным хозяином, не сулила ничего хорошего. Молодой человек, даже успел пожалеть об упущенном шансе, он не вернулся в лес, когда была для этого возможность. Так как живущий здесь хищник, заметив Даниила, может сам "возглавить" погоню. Произойти это может по разным причинам, зверь может быть голодным, или помчится по следу ради азарта. Обдумывая эту мысль, Даниил оглянулся назад, и по его груди, растёкся неприятный холодок. Егоршин увидел Ия, впереди которого бежала парочка его родичей, ведомых огромной собакой. Он узнал их всех, именно они, принимали участие в той резне, в которой погибла врач и ещё несколько его знакомых. Единственное, пса тогда не было. Рефлекторно пригнувшись к самой земле, прячась за валунами, Егоршин поступил так, как от себя не ожидал даже он сам. Парень, чьи ноги уже немного отошли, устремился прямиком в логово неизвестного ему хищника. Что было этому причиной, он не мог ответить даже себе. То ли возникла идея спрятаться от ищейки в источнике этого мерзкого амбре. Или встреча с этим животным ему казалась меньшим из зол. Но факт, остаётся фактом. Потратив около входа на извлечение острой стамески где-то с минуту, не больше, взяв её наизготовку для удара, молодой человек начал продвигаться вглубь чужой норы. Шаг, второй, третий, из глубины по-прежнему не доносится ни звука. Остаётся только гадать, где в данный момент находится её хозяин. Быть может он на охоте, или сидит в самом неприметном закутке своего жилища, и ждёт, когда незваный гость, из-за низости свода согнувшийся в три погибели, подставится под смертельный удар. А этого нападения никак не происходило.
   Вполне ожидаемо, снаружи послышался далёкий, прерывистый лай собаки. Исподволь, возникло понимание, так бывает тогда, когда разъярённого пса, почуявшего близость добычи, насильно удерживают на поводке. А животное, отдавшись своим охотничьим инстинктам, пытается избавиться от оков, сдерживающих его охотничий порыв. От приближения этих звуков "засосало под ложечкой" и захотелось, наплевав на опасность, немного ускорить продвижения вглубь пещерки. Всё чаще, под ногами хрустели обгрызенные обломки костей, потолок становился ниже, а гнилостный запах усиливался. Тем временем, звуки погони, неумолимо приближались, стали различимы людские голоса, режущие слух гортанной речью аборигенов. Тут Дане показалось, будто собака, залаяла обеспокоено , вроде как кого-то испугалась. Немного погодя, она совсем смолкла, а затем, стала испуганно поскуливать. Что там произошло? Не понятно. Оставалось только идти дальше, передвигаясь на ощупь.
   Через десяток шагов, свод пещеры резко ушёл вверх. Это понимание пришло на уровне подсознания, с чем это связано, не известно, да и если честно, было не до того. Зато, здесь балом правила тьма, стало совсем темно - не видно ни зги. Пришлось остановиться, порадоваться возможности разогнуться во весь рост, и прислушаться. Всё бы хорошо, но на этот участок подземелья, не проникали ни свет, ни какие-либо другие звуки. И оставалось только гадать: "Будет Ия обследовать эту звериную нору, или нет? "- О том, что хозяина этого логова нет дома, больше не было никаких сомнений. Приходилось только придаваться размышлениям о том, что ожидает незваного гостя дальше. Если Даня успеет покинуть пещеру, до появления клыкастого зверя, это хорошо, в случае, если на выходе подстерегут другие, уже "двуногие хищники", не очень. Возникают вполне резонные вопросы: "Как быть? Что делать?"
   Отрешившись на время от всего, облокотившись о шершавую стену, Даниил присел на корточках. Закрыв глаза, призадумался, одновременно прислушиваясь к окружающей его пустоте. Вокруг, по-прежнему было тихо. Идти немедленно назад, возвращаться, было равносильно самоубийству. Поэтому, такой вариант действий, был отвергнут без сожалений. Искать другой выход из пещеры, это уже более удачная мысль, только как найти то, чем освещать себе дорогу, было ещё той загадкой. Нечем было развести огонь, дровишек для костра не имелось, как и отсутствовало то, из чего можно изготовить простенький факел. Всего этого не было. Чем не повод для великого уныния?
   Прошло семь минут, ноги неподвижно сидящего Даниила начали затекать, и он осторожно встал, чтоб их хоть как-то размять. Поднялся; с удовольствием потянулся, поднял свободную руку вверх, но, так и не достал до потолка. После чего, молодой человек вновь осмотрелся по сторонам, пусть это и было бессмысленно, ..., и остолбенел. Казалось, от полученного шока, сердце пропустило пару ударов, после чего забилось, как только что пойманная птица, посаженная в тесную клетку. И было от чего. Приблизительно на уровне его поясницы, впереди и немного слева, еле различимым огоньком, что-то блекло светилось. Насколько это свечение близко, или далеко, было непонятно, определить точное расстояние во тьме невозможно. Прошло ещё три минуты. Ничего не изменилось. Никто не нападал, не рычал, говоря этим: "Здесь моя территория, и чужакам тут делать нечего". - И это обстоятельство, позволило человеку немного успокоиться и начать думать о причинах такого бездействия. Было понятно одно, это синеватое свечение, не живого происхождения. Любое теплокровное существо, должно хоть раз моргнуть, а этого не происходило. Да и стоять не разу не шелохнувшись, никто не может. Даня, уже трижды перемещал тяжесть своего тела с одной ноги, на другую. Светись у него глаза, наблюдатель мог увидеть, как они незначительно перемещались то вправо, то влево. Парень, для успокоения нервов, пару раз глубоко вдохнул и очень медленно выдохнул, благо, воздух чужого логова больше не казался таким смрадным. Пришла пора действовать, пять осторожных шагов, десять..., на двенадцатом, вытянутая вперёд левая рука упирается в стену. В правой руке, по-прежнему находился узелок с едой и инструментом. Дальше началось то, чего Егоршин никак не мог ожидать: размывчатое пятнышко преобразилось в непонятный, маленький, бледно синий символ. В голове, прозвучали неразборчивые звуки, такое впечатление, будто чьи-то слова забивались жуткими помехами. А сама стенка, почти беззвучно сместилась назад и в сторону. За этой секретной, прямоугольной дверью, оказался слабоосвещённый коридор. Раздумий, входить или не входить в этот коридор, не было. Альтернативой этому приглашению, был хищник, который точно не оставит шанцев на выживание.
   Четыре, на сей раз более широких, уверенных шага, были проделаны с небывалой поспешностью. Судя по еле уловимому звуку, раздавшемуся позади, дверь закрылась. Оборачиваться не хотелось, не из-за отсутствия такового желания, а просто присутствовала опаска разворачиваться к вероятной опасности спиной. Именно поэтому, Даня увидел, как из неизвестно каким образом появившейся в левой стене ниши, беззвучно выскользнуло передвижное кресло и приглашающе, остановилось перед ним. Парень немного постоял, рассматривая "мобильную мебель" невероятной конструкции, к тому же, умеющую левитировать. Затем ещё раз осмотрелся, на сей раз отважившись оглянуться и увидев позади монолитную стену. Обречённо вздохнул и задержав дыхание, Егоршин сел в кресло. На этом всё, его сознание мгновенно поглотила тьма. Не успела даже промелькнуть мысль о подлом коварстве хозяев секретной базы.
  
  - Ия, вон он! - указывая рукою в сторону странной горы, выкрикнул старший из племянников.
  - Кто он, Заг? И где ты кого-то увидел?
  - Так это.... Этот наш, ночной грабитель. - не вполне уверенно ответил Заги, пристально рассматривая то место, где он недавно видел человека. - Он, наверное, тоже нас заметил и спрятался. Но, это точно он!
  - Хорошо если так. Устал я за ним гоняться.
   Этот скоротечный диалог, состоялся почти сразу после того, как Ия и его родичи, вышли из леса. Они двигались сразу по двум берегам речушки, выискивая следы беглеца. Как один из братьев умудрился заметить мелькнувшего впереди ночного воришку, было непонятно. Вероятно, он случайно посмотрел на скалу, и его взгляд, зацепился за двигающуюся фигурку человека. В том, что Заг не ошибся, через несколько секунд подтвердил пёс, который учуяв потерянный след, взволнованно замахал хвостом, рванулся вперёд, натянув поводок и начал нетерпеливо поскуливать. Пришлось юному Хандгу, стараясь успокоить разгорячённого охотой пса, время от времени одёргивать поводок. Отпустить собаку с поводка, было заманчиво, только неизвестно, насколько хорошо вооружена преследуемая жертва. А рисковать таким хорошим животным, желания не было никакого.
   Первые признаки приближающейся неприятности, начались за тридцать шагов до подножья скалы. Охотничий кобель, перестал рваться вперёд, продолжая лаять, начал оглядываться на хозяина. Затем смолк, а шагов за двадцать, уподобившись кутёнку, стал жаться к ногам Хандга, ища у него защиту. К этому моменту, люди сами поняли причину поведения своего питомца. Они давно почувствовали запах логова хищного зверя, и сами не желали подходить к нему поближе.
  - Дядька Ия, - полушёпотом проговорил Хандг, - думается, нам туда идти не стоит. Судя по запахам, и этим следам, там живёт грынджгарн (Местный аналог росомахи, только чёрный и немного крупнее, называется он по-другому, но его настоящее имя нельзя произносить вслух и его успели забыть . Аборигены испытывают перед ним мистический страх.).
  - Ты уверен, что там именно этот...? - в тон ему, поинтересовался кузнец.
  - Да, уверен. Зиг мог не заметить тот момент, когда эта прожорливое э-э..., напало на нашего вора.
  - А куда же подевались следы борьбы жертвы и зверя?
  - Грынджгарну достаточно только один раз ударить лапой. И всё, жертва мертва.
  - Хорошо, он был убит сразу. Это понятно и не удивительно. Но ведь на земле должны были остаться следы крови.
  - Уверен, они имеются, и в большом количестве. Только всё это там, ближе к пещере, например, за теми камнями. Только я туда не пойду, и вас не пущу. Сам знаешь, это животное отличается повышенной агрессивностью, силой, вечно хочет жрать и быстро бегает.
  - Ты уверен, что там именно оно? - задавая этот вопрос, Ия тем не менее, опасливо осмотрелся по сторонам, а его рука, потянулась к весящему на коротком шнурке оберегу.
  - Да уверен. Нам и здесь задерживаться не желательно. Я советую как можно скорее уйти...
   Озвучить до конца свою мысль, племянничек не успел. Резко, почти синхронно щёлкнули тетивы чужих арбалетов, прошелестели по воздуху стрелы. Две из них, поразили братьев, пробив их черепа, третья убила пса. А четвёртая, тупоконечная, сбив шапку с головы Ия, оглушила его. Бывший ученик ещё оседал, когда позади него, из-за камней, послышалось недовольное высказывание одного из стрелков.
  - Убью гадов. Вы что не видели, что я вам показывал? Целим в голову, но, тупыми стрелами.
  - Прости Грол. Ты показал это так неразборчиво....
  - Молчать! Сосунки. С этой и ещё двух вылазок, вам не достанется никаких трофеев. И ещё, будите зубрить условные жесты всю ночь, утром проверю...
  
  

Глава 10. "Край раскидистых кустов и непуганых роялей".

  
   Человек почти проснулся, ему было комфортно и хорошо. Наверное, именно по этой причине, настроение у него было превосходное. А тело... Что тело? Оно было отдохнувшее, облачённое в мягкое, почти не ощущаемое кожей бельё, прибывало в полной нирване. "Покидать эти божественные объятья" не хотелось, поэтому, парнишка не спешил отрывать глаза. Не известно, как долго могло продолжаться это "поклонение" древнейшему из пороков - лени, только точку этой идиллии поставил спокойный, мужской баритон. Обладатель этого голоса сказал:
  - Даниил, я знаю, вы уже не спите. Так что, будьте добры, вставайте и одевайтесь. Я вас жду в обеденном зале, там и пообщаемся. Ваши старые вещи мы утилизировали, взамен, вы получаете абсолютно новые.
  - А вы кто? И почему вы посмели распоряжаться моими вещами?
   Даня открыл глаза, и в поисках говорившего, растеряно огляделся по сторонам, но в маленькой комнатке никого не было. Можно даже сказать, помещение было пусто. Если только не брать в расчёт футуристичного вида кровать, на которой он лежал, и такую же вешалку с одиноко весящим на ней серым комбинезоном.
  - Что вам ответить на этот вопрос? Я руководитель этой базы.
  - А как вас зовут? Как мне к вам обращаться?
  - Всё это не так важно. Прошу вас, поспешите. Нам необходимо срочно обсудить наши дальнейшие действия.
  - От те раз. Ну, вы и сказанули. Надеюсь вы мне объясните, как я сюда попал и, что происходит с моими друзьями? Насколько я знаю, они по-прежнему нуждаются в моей помощи. - Даня уже встал и одевался, параллельно ища взглядом динамик, из которого, по его мнению, должен был исходить звук.
  - Как раз это, мы с вами и будем обсуждать. - Безапелляционно, ответил невидимый собеседник.
   На этом, "Хозяин заведения" смолк и больше никак не реагировал на ворчание одевающегося в непонятный костюм Даниила. Остался без комментариев тот момент, когда опустевшая вещевая подставка подлетела к стене и как будто просочилась сквозь неё. А Даня, открыв рот, застыл на несколько секунд. Слабое подобие футур-шока, прошло относительно быстро, было не до того, его ждали, поэтому было необходимо спешно одеваться дальше. В заключении этого процесса облачения пришлось вновь удивляться. Стоило парню сунуть ноги в обувь, как она сама собою обжалась, приноравливаясь к стопе. И почти сразу, в одной из стен образовался дверной проём. Этот необычный процесс можно было описать так: "Не очень быстро, бесшумно разошлись "лепестки" некой диафрагмы, образовав чёткий прямоугольный выход в хорошо освещённый коридор". - Стоило заметить, вышеупомянутая диафрагма, в момент своего срабатывания, выглядела монолитом. Дабы не прослыть дикарём, Даня не стал "чесать макушку", или каким-либо другим способом выказывать своё удивление. Он, стараясь выглядеть нарочито безразличным ко всем окружающим его диковинам, покинул свою "келью". Не мудрено, по ту сторону двери, Даниила встречала миловидная девица. Скорее всего, это была женщина-андроид, только весьма реалистично изготовленный. Она резко контрастировала с теми человекоподобными роботами, которых он видел на своей прародине. Эти создания были более совершенны, они могли передавать взглядом и мимикой малейшие оттенки эмоций. Далеко ходить за примером не нужно. Жгучая, кареглаза брюнетка с короткой стрижкой на голове, бегло окинула юношу взглядом, с ног до головы. И в её взгляде читалось всё; радость встречи, лёгкий флирт, и одновременный посыл - не робеть. Даже лёгкий кивок головы, приглашающий следовать за ней, был элегантен и весьма человечен. Именно поэтому, у гостя зародилась уверенность, перед ним находится живой человек. И не важно, что в его мире, эту сферу деятельности отвели для роботов. Здесь главенствовала другая цивилизация, со своими правилами и законами. Значит всякое может быть.
   Так, пятиминутная прогулка по пустому коридору, парню показалось весьма непродолжительной. Ещё бы. Дефилирующая впереди девица, пусть и была облачена в стандартный комбинезон бирюзового цвета, но он, зараза, смотрелся на её фигурке просто восхитительно. И походкой сотрудницы базы, нельзя было не залюбоваться. Не стоит приравнивать такое поведение измене жене. Так как никаких лишних мыслей, и фантазий, в голове парня не зарождалось. Впрочем, момент, когда Даня вошёл в большой обеденный зал, его внимание было мгновенно переключено на высокого, излишне худого мужчину. Этот человек, при его появлении, с элегантной неспешностью поднялся из-за единственного стола, сервированного на две персоны.
  - Здравствуйте поближе, Даниил. Проходите, составьте мне за завтраком компанию. - сказал он, указывая рукою на свой столик.
  - За завтраком? - не сдержал своего удивления Егоршин. - От те раз. Вы хотите сказать, будто я потерял так много времени?
  - Нет. С момента, как я ввёл вас в стазис, прошло четыре стандартных часа. За это время, я успел вас обследовать; вылечить все недавно полученные раны; восстановить все нарушенные функции организма и заменить ваш дефектный симбионт.
  - Стоп. А как это? Ну это... Не спешите вываливать на меня сразу всю информацию. Вы говорите о таких вещах так обыденно, а я теряюсь. Поясните, мне для начала. Почему вы этот приём пищи назвали завтраком?
  - Всё просто. На базе спасения терпящих бедствие космонавтов, установлено своё время. Которое не совпадает с тем, которое царствует на поверхности. Оно единое для всего космофлота содружества. - Показалось, на лице собеседника, промелькнула тень снисходительной улыбки.
  - Хорошо, ладушки. А чего вы собирались сказать насчёт моих друзей? Где они сейчас находятся, и как им можно помочь?
  - В данный момент, они там, где вы их оставили и готовятся ко сну. Кстати, сегодня, ваша Гульнара, умудрилась убить камнем маленького удава, они его пожарили и съели.
  - Стало быть, я могу за ними отправиться прямо сейчас? Немедленно. - поспешно встав из-за стола, и собираясь бежать куда угодно, лишь бы как можно скорее помочь жене, поинтересовался Егоршин.
  - Сядьте, Даниил Сергеевич. Поешьте мясо, попейте витаминизированный коктейль. Поймите, вашему организму сейчас необходимо нормальное питание. Это самое главное. Вашу жену и находящихся рядом с нею людей, мои андроиды уже эвакуируют.
  - Как это эвакуируют? Уже?
  - Всё просто. Я только что ввёл в стазис всю эту троицу, и мои роботы, в данный момент, входят в ваше убежище. Да не беспокойтесь вы так. Ваши друзья в полной безопасности. А через пятнадцать минут, последнего из них уложат в медкапсулу этого блока.
  - Вы это .... Всем управляете через свою нейросеть? - поинтересовался Даня, снова присев за стол, но по-прежнему, не прикасаясь к еде.
  - У меня нет никакого симбионта, который вы называете нейросетью. Он мне совершенно не нужен.
  - От те раз. А разве такое может быть?
  - В этой жизни, может быть всякое. А вы не тупите, ешьте и слушайте. Всё просто, я не человек и не робот. Я искин базы спасения 60008334. Нахожусь в специальном бункере, расположенного намного глубже этого лечебного блока.
  - Так это... А с кем я тогда разговариваю? - так и не донеся вилку с кусочком мяса до рта, поинтересовался Даня.
  - Перед вами сидит один из обслуги этого блока - андроид. Всеми ими управляю я. При необходимости, беру их управление полностью на себя.
  - Та-а-ак, я вижу, вы едите нормальную пищу. Стало быть, получаете энергию через неё. У ваших дроидов внутри находится такой совершенный и сверх эффективный реактор?
  - Нет. Не делайте поспешных выводов. По мере необходимости, мои подчинённые становятся на подзарядку. А приём пищи, это поведенческая имитация, предназначенная для облегчения общения с живыми людьми. И не спрашивайте меня, почему всё делается именно так, а не иначе. Это не моё решение, а наших создателей. Примите это как данность и живите спокойно. Кстати, вашу жену уже положили в медкапсулу. Вы довольны?
  - Э-э-э... Спасибо.
  - Не за что. Я всего лишь отрабатываю заложенные в меня алгоритмы действий. Кстати, советую к мясу добавить этот гарнир. С лёгкой улыбкой, андроид указал взглядом на прикрытое матовой крышкой небольшое блюдо. - По вкусу он похож на ваш картофель, зато намного полезнее оного. Вы кушайте, не стесняйтесь, берите пример с меня.
  - Да я, как-то не стесняюсь. - пожав плечами ответил молодой человек, положив себе в тарелку пару ложек вышеупомянутого пюре.
  - У меня к вам ещё один вопрос. - прожевав мясо и запив его напитком рубинового цвета, поинтересовался робот. - На поверхности ещё много людей с такими же, как у вас изуродованными симбионтами. Как будем поступать с ними? Дело в том, я имею право пускать сюда только тех людей, кто пришёл сам. Или, мне должны приказать кого-то доставить. Например, как вы, взяли и потребовали эвакуировать своих друзей.
  - Как я понял, ты за всеми нами постоянно наблюдаешь. И делаешь это давно. Ведь так? Стало быть, знаешь кто есть кто. - прожевав поинтересовался Егоршин.
  - Всё так.
  - Тогда, заблокируй вход всем поселенцам, кто с момента основания новых поселений, был у власти или занимался преступной деятельностью. Если можно, спасай тех, кто никак себя не дискредитировал. Только держи их отдельно от нас, в другом блоке, и это..., не открывай им никакой информации о себе.
  - Принято. - весьма натурально кивнув, согласился искин. - Когда они пройдут лечение и освоятся с симбионтом, на поверхность их выпускать?
  - Ни в коем случае. Не надо чтоб о нас кто-либо знал. Будем секретничать до тех пор, пока мы не станем весомой силой, с которой будут считаться.
  - Принято.
  - Подожди искин, а у тебя есть имя?
  - Есть. Но это не имя, а сертификационный номер . Я искин базы спасения номер 60008334.
  - А какое-либо другое?
  - Нет, таковое даже не предусмотрено. - внимательно посмотрев на Даниила, и отрицательно мотнув головой, ответил искин.
  - А можно, - немного оживившись и подавшись немного к собеседнику, с хитрой улыбкой поинтересовался Даня, - мы будем звать тебя Макс? И ещё. Общайся с нами только в "теле" этого робота и представляйся этим именем всем, кого мы сюда допустим.
  - Зачем?
  - Для удобства нашего общения.
  - Я не против. Так даже будет лучше.
  - Отлично Макс. Тогда ответь ещё на такой вопрос. Ваша нейросеть что, не позволяет управлять бытовыми приборами, и прочим оборудованием.
  - Всё она позволяет. Управление бытовыми приборами, это одна из множества её функций.
  - Тогда почему, она у меня не работает?
  - Это сложно объяснить, - задумчиво ответил робот, отрешённо посмотрев на бокал в своей руке, - однако попробую сказать в "двух словах". У тебя был дефектный, сильно урезанный и безнадёжно мутировавший симбионт. Как он функционировал, не понятно. Именно поэтому, через пять лет проживания на планете, твои друзья теряли шанс на вторую жизнь. Избавляя тебя от этого убожества, мне пришлось разобраться в его изуродованном функционале, затем скопировать всю имеющуюся на нём информацию. И только после этого, я начал удалять из твоего тела всё, вплоть до последней его клетки. И в данный момент, новая, как вы её называете, нейросеть, вживляется в твой организм, срастается с ним в единое целое. А это для неё такие непомерно большие нагрузки ... Понимаешь, она просто вынуждена заниматься только этим. Иначе нельзя. Закончится это, где-то через тридцать пять дней. Обычно, эту подсадку делают в младенчестве, поэтому и не возникает таких неудобств.
  - А если у кого-то возникает такая же, как у меня, проблема?
  - Такое предусмотрено протоколом 700342098, параграф 7. Таким пострадавшим, мы вживляем симбионт с предварительной стимуляцией его быстрого роста. Прорастает он во всём теле за час, и происходит это, только в медкапсуле. А затем, идёт период слияния двух организмов, здесь необходим частый контроль происходящих процессов и нормальная физическая активность пациента. Желательно даже частое посещение тренажёрного зала ...
  
   Тычина и Рей, проснулись почти одновременно, они находились в большой комнате, напоминающей каюту, освещённой мягким светом, струящимся прямо с потолка. Они оба, и парень, и девушка, лежали в односпальных кроватях, напоминающих корабельные, были облачены в удобное, при этом, странно пошитое бельё. Вокруг не было ни души. Куда-то исчезла пещера, в которой они засыпали, не болели пальцы рук и стопы, израненные острым как бритва тростником. Ничего не напоминало тот ужас, в котором они жили последних три дня. Поэтому, они какое-то время лежали и молча смотрели друг на друга, боясь разрушить чудный сон или волшебную иллюзию, в которую они попали.
  - Доброе утро, Дианочка. - шёпотом, с нежной улыбкой, поздоровался Андрей, первым нарушив безмятежное молчание.
  -Угу. И тебе не хворать. - с этими словами, рыжеволосая девушка посмотрела на одетый на неё топик, выгодно подчёркивающий её упругую грудь, покраснела, и натянула своё одеяло, чуть ли не до самого носа.
  - Ты это чего? Стесняешься меня? Так я отвернусь.
  - Не-а, не надо. Чего мы там друг у друга не видели? Я это ..., нас кто-то одел в это бельё. Эта самая мысль, что кто-то нас обмывал и переносил ..., это меня и сконфузило.
  - А-а-а ..., тогда ладно. - Ответил Тычина, садясь на кровати, и внимательно рассматривая весящий на вешалке комбинезон. - О нас действительно кто-то позаботился. Вот, смотри. Даже форменную одежду выдали. Правда она без каких-либо нашивок и прочих знаков различия.
  - Угу, вижу.
   Напряжение не исчезало. Поэтому, Андрей, подавая пример, встал и начал демонстративно одеваться, бестолково комментируя всё что видел. Первым он взял комбинезон, весящий на вешалке, с его стороны. Осмотрел его, держа перед собою на вытянутых руках.
  - Ого! - восхищённо чуть не выкрикнул он. - На вид, комбез пошит из плотной, тяжёлой ткани. А на вес, одежда такая лёгкая, почти не весомая.
  - Правда?
  - Да ты сама попробуй. Я нигде не вижу застёжек .... - стоило парню облачиться в восхитившую его одежду, как он не удержался от радостного выкрика. - Ого-о! Застёжки здесь и не нужны! Смотри - смотри, борта комбинезона сами застёгиваются! Они, э-э-э, нет! Не может быть! Борта срастаются между собою. ...
   Девушка, не поддержала восторг своего друга. В этот момент, она была увлечена другим делом - пристально рассматривала свои руки. Её ладони и пальцы были мягкие, нежные, без многочисленных ранок от порезов о траву. Не слова ни говоря, она встала, немного заголилась и начала разглядывать участки своего тела, где его должны были "украшать" свежие шрамы от недавних ранений. От этих от отметин, не осталось следа.
  - Ты чего? Что с тобою? - замерев и встревоженно посмотрев на действия подруги, поинтересовался парень.
  - Ха! Мы спим. - тихо шептала Диана, рассматривая своё тело, расширившимися от удивления глазами. - Нет, точно, нас чем-то опоили, и мы спим. Или это.... Я сплю, а может даже сошла с ума - брежу, погрузившись в свой, выдуманный мир. Такого не может быть. Хи-хи. У меня новое тело, хи-хи. А у тебя, Андрейка, совершенно неправильная одежда. Она не может быть живою, то есть, так не должно быть. Любые шмотки застёгиваются. Ведь всё должно быть именно так? Да? А зарастать .... Это-это, это же полный бред.
  - Что с тобою, Диана? - озабоченно поинтересовался Андрей, с тревогой посмотрев на подругу.
  - А ты вообще молчи, порождение моего воспалённого разума. Тебе, в моём бреде слова не давали. Хи-хи. ...
   Как долго могла продолжаться истерика Рей, не известно. Но всё окончилось, так и не достигнув своего пика. В комнате прозвучал спокойный, незнакомый голос:
  - Диана, Андрей вы проснулись? Можно мы войдём?
  - А кто это мы? -поинтересовалась Диана, поспешно поправляя на себе бельё.
  - Мы это я, Макс, и ваш хороший друг Даниил.
  - Погодите! Я ещё не одета! - смущаясь, ответила девушка, кинувшись к вешалке с её комбинезоном. - Подождите немного!
   Через минуту, или полторы, она испуганно взвизгнула. Рей удержалась от проявления эмоций, когда вешалка бесшумно растворилась в стене. Но когда обувь обжала её стопу и лодыжку, а ощущалось это, как будто ботинок схватил её за ногу, испуг взял верх над самообладанием.
  - С вами всё в порядке? - на этот раз, в голосе некого Макса, ощущалась обеспокоенность.
  - Да-да. Тут это.... Были небольшие проблемы с вашей неправильной обувкой. - побледнев и покрывшись алыми пятнами, пробормотала Диана, затравленно посматривая по сторонам. - Всё входите. Можно.
   Необычный способ открытия дверей, заставил вздрогнуть сразу обоих переселенцев. А девушка, вновь взвизгнула, и спряталась за спиною своего друга. Так там и замерла, боязливо оттуда выглядывая.
   А тем временем, в комнату вошёл высокий, худой мужчина, а за ним, появился Даниил. Он был одет в такой же, как у Андрея комбинезон, чисто выбрит, аккуратно и коротко подстрижен. И главное, было видно, он рад встрече и буквально светился от счастья.
  - Привет бродяги. Рад вас видеть живыми и здоровыми. Кстати, знакомьтесь, это Макс. Он является хозяином комплекса, в котором мы обрели новый дом и убежище. Прошу любить его и жаловать....
   То, что она никого не собирается "любить" так сразу, Диана ответила мгновенно, без раздумий и с небольшой толикой дерзости. При этом, она, по-прежнему прячась за спиною Андрея, с недоверчивым любопытством, рассматривала андроида. А тот, сделал вид, как будто не расслышал эту реплику. Макс просто стоял, и изображал полнейшее безразличие к происходящему. И надо же, при этом ясно читалось: "Я всё понимаю, у вас шалят нервы. Вы не так давно пережили такой ужас и все на взводе. Пройдя через такой кошмар, многие чудят намного сильнее".
   Да и Тычина, в этой ситуации чувствовал себя не очень комфортно и он, постарался сменить тему разговора. Парень поспешно поинтересовался: "Макс, а где сейчас находится Гульнара Андреевна? Она скоро к нам подойдёт?" - Взгляды всей троицы людей, как по команде, устремились на искина. А Даниил, даже затаил дыхание, боясь, что и на сей раз, искусственный разум оставит этот вопрос без ответа. Но тот, неожиданно ответил на заданный Андреем вопрос, чем немного обидел Егоршина. По его мнению, эта бездушная "железяка", просто сочла не целесообразным, рассказывать одно и тоже дважды, поэтому выжидала, когда они соберутся вместе.
  - С нею почти всё в порядке. Но она, до сих пор находится в медкапсуле и ...
  - Угу - с вами всё ясно. А долго она там будет это ...? - с тревожной поспешностью поинтересовалась Диана.
  - Что с нею? - одновременно с девушкой, не менее эмоционально, задал вопрос Даниил.
  - Друзья мои, - так по-человечески прижав руки к груди, взмолился Макс, - не стоит так беспокоиться. Клянусь, с Гульнарой Андреевной всё в порядке, продержим мы её там ещё два часа, тридцать две минуты. На наше счастье, она вовремя оказалась в нашем медблоке. И ей, оказывается вся необходимая помощь.
  - Это как? - не унимался Даня, он, еле справляясь с овладевшим им страхом и эмоциями, был готов схватить Макса за грудки и "вытрясти" с того всю информацию о любимой женщине.
  - Спокойнее, спокойнее, попрошу руками меня не трогать. - виновато улыбаясь, отшатнулся от Дани Макс. - Как я уже сказал, Гульнаре ничего не угрожает. Просто она беременна и её сильное ранение, не прошло для плода бесследно. Поэтому, медкапсула, сейчас исправляет те последствия длительной гипоксии, которые произошли в мозгу её дочери. Не пугайтесь вы так, просто её симбионт, счёл приоритетной целью спасение жизни Гульнары. Да, и он был как у всех вас - дефектным, поэтому, воздействовал на зарождающуюся жизнь не самым лучшим образом. ...
   Дальше пошла сплошная рутина. Макс долго объяснял новичкам, где они оказались и по чьей вине. Парочку предупредили о замене дефектного, на новый симбионт, и о возникших из-за этого временных неудобствах. Андроид, водил новых постояльцев по комплексу, показывая, что где находится, как вызывать обслуживающий персонал и поясняя прочие бытовые мелочи. Заняло это, немногим более часа. После чего, Макс неожиданно остановился посреди коридора и без видимой причины, свернул свою "экскурсию". Он сослался на неожиданно возникшие неотложные дела, предложил Диане и Андрею отправиться в бассейн, который не так давно полностью наполнился водой. Мол, перед едой, они просто обязаны в нём поплавать. А Даниила, позвал с собою. Точнее, искин повёл Егоршина в его новый, более просторный кубрик. Где из стены, на "глазах" у непривыкшего к таким метаморфозам парня, из пола, выросли пара стульев и небольшой журнальный столик.
  - Садись Даня, у меня, для тебя, есть две новости. И обе они, плохие.
  - Что-то с Гулей?! -так и не дойдя до своего стула, надрывно, почти выкрикнул вопрос Даниил.
  - Нет. С нею и вашей дочерью всё в полном порядке. Кстати, как вы её решили назвать?
  - Мы с Гулей ещё не думали.
  - Хотя да. С моей стороны, задавать подобные вопросы глупо. У вас с Гульнарой не было возможности узнать пол ребёнка. Впрочем, это не важно. Я собирался поговорить с тобою совершенно на другую тему. Да ты садись, разговор может затянуться на долго. Может быть, придётся обедать прямо здесь, в твоей каюте.
  - От те раз. Всё так серьёзно?
  - Да, серьёзно. Начнём с проблемы связанной со здоровьем тех, кого ты приказал спасать. Понимаешь, среди них есть те, кому я уже ничем не помогу.
  - Извини, не понял. Ну это ..., их так сильно ранили? Э-э-э, они навсегда останутся калеками, э-э-э..., или вот-вот умрут. Да?
  - Нет. Не в этом дело. Как это тебе попроще объяснить? При необходимости, я могу вырастить покалеченному человеку любую конечность или даже орган. И при этом, я всё же не всесилен, есть некий придел моих возможностей. Ваш дефектный симбионт, постепенно перестраивает организм носителя под себя. Это в какой-то степени норма - иначе не произойдёт слияние и полноценное сосуществование. Только в вашем случае, это равносильно отложенному смертельному приговору.
  - От те раз? Как такое может быть?
  - Спокойно, не стоит так эмоционально реагировать. Сядь на место и слушай меня внимательно. Начну по порядку. Как ты думаешь? Откуда у вас появилась ваша биологическая нейросеть? Не знаешь, а я кое-что выяснил. Однажды ваши космонавты, обнаружили летающее в космосе тело нашего разведчика. Не знаю, как погиб наш служащий, сколько долго его тело летало в космическом вакууме. Не в этом суть, главное, они смогли выделить и взять образец ДНК его симбионта. То ли вашим учёным изначально достались дефектные клетки этого существа, то ли они сами чего-то с ним намудрили. Мы столкнулись с неприятным фактом - они вырастили "бомбу" замедленного действия. До какого-то момента, симбионт вашего производства, функционирует нормально, затем по неизвестной причине, его клетки идут в разнос. Получается что-то напоминающее быстротечную онкологию. Я, со своими лабораториями, в твоей копии симбионта, и то, не сразу обнаружил этот дефект. А у тех кто прожил с ним достаточно долго, он перерождается в нечто похожее на метастазы.
   В общем так, ситуация такова, седьмом блоке, на данный момент, находится семнадцать человек. Это все, кто выжил в недавнем перевороте и прошёл заданные тобою критерии отбора. Пятерым из них, я ничем не смогу помочь, разве что, дать им возможность прожить последние три - четыре года без невыносимой пытки болью. Но остатки своей жизни, они проведут здесь, в этих стенах. Под моим контролем и постоянным лечением. Иначе, в ближайшее время, они начнут умирать в сильных муках.
  - Как же так? Ведь ты смог удалить у меня всю эту гадость, до последней клетки.
  - Успокойся, в твоём случае, этот процесс только зарождался. И твоё тело, не успело претерпеть даже малые мутации. А в случае с пятью обречёнными пациентами, эти процессы зашли слишком далеко. Да, чисто технически, я могу вырастить им новые, здоровые тела. Но подсадить в них личность умирающего человека, у меня не получится. Это просто не реально сделать - получится безмозглая кукла, напичканная никем не востребованной информацией. Так каково будет твоё решение? Как мы поступим с умирающими?
  - Стало быть так, если это можно, дай им возможность дожить остаток своих дней без мучений. Ладушки? Найди им какое-либо увлекательное занятие. Путь делают что угодно, лишь бы у них, не оставалось лишнего времени придаваться унынию. Как-то так ... Ну ты меня понял?
   Макс, сидевший до того хмурым, устало улыбнулся, и согласно покивал головою.
  - Всё сделаю так, как ты и сказал. Ещё один вопрос. Тринадцать пациентов будут излечены полностью. Последний из них, покинет капсулу через три дня. Могу ли я привлекать выздоровевший контингент к каким-либо работам?
  - Обязательно привлекай, ни я, никто либо другой, не должны предаваться праздному времяпрепровождению.
  - По этому вопросу, проблем не предвидится. Нам с тобою точно, больше скучать не придётся. Скажи за это спасибо моей второй, на сей раз, самой плохой новости. Сегодня, у нашей планеты, побывал чужой автоматический разведчик, первый с того момента, как мне удалось оживить планету. Покрутился вокруг неё, совершив пару десятков витков, обнаружил поселения людей, и поспешно убыл назад. Почти в ту же точку космоса, откуда явился.
  - Ладушки. Что тебя в этом насторожило, и чего мы по твоему мнению обязаны предпринять для своей защиты?
  - Конструкция этого летательного аппарата мне не знакома, нет её в моих базах. Но. След от работы двигателей, соответствует тем, которые устанавливаются на кораблях наших извечных врагов. Как быстро сюда могут прейти их корабли - убийцы планет, я не знаю. Как и то, появятся ли они здесь вообще. Но, этот шпион появился здесь не просто так.
  - Да-а-а, дела. Нужно торопиться, мы должны быть готовы к любому варианту событий. Ответь, мы можем что-либо предпринять для своей защиты?
   Даниил, уже не сидел, он нервно "мерил" свой кубрик широкими шагами. Одновременно слушая искина.
  - Да, можем. Но придётся делать некоторые, весьма рискованные для тебя "шаги".
  - Не юли. Говори какие именно.
  - Ты вначале ответь, согласен ли рискнуть своей жизнью? Или мне искать для этого дела другую кандидатуру.
  - Стало быть, говоришь кому-то из нас необходимо рискнуть своей жизнью? Ладушки, если это требуется, я согласен. Да не смотри на меня так, не напрашивайся на высокопарные речи, не дождёшься. - остановившись возле стены, где по идее должна быть дверь, Даня с дерзким вызовом посмотрел на собеседника, управлять "диафрагмами", мог только искин. - Так что, идём куда надо и делаем всё, что сможем.
   Макс ничего не сказал, молча кивнул в знак согласия, встал, и направился к открывшемуся при его приближении дверному проёму. Даниил, последовал за ним. А искин, идя по широкому коридору, как будто оправдываясь, заговорил не оборачиваясь.
  - Я рад что ты согласился, без вас, людей у меня ничего не получится. Ты пойми, я единственный уцелевший, из всех искинов, которые были на этой планете. Они все уничтожены во время той, жуткой, массированной бомбардировки планеты. Как я подозреваю, в этой звёздной системе были ликвидированы все мои коллеги. Мне повезло, меня не нашли и не атаковали целенаправленно. Да, я выжил, смог восстановить свой комплекс и на этом всё, дальше ни одного реально существенного достижения. Жаль, за всё это время, никто из моих "коллег", расположенных за приделами планеты, так и не вышел со мною на связь. Ведь по задумке наших создателей, мы должны были дополнять друг друга, каждый в своей сфере деятельности.
  Слушая, что и как рассказывает искин, Даня уже не первый раз удивлялся излишней человечности Макса - ведёт себя очень натурально. Прямо как живой. Видимо искусственный разум слишком долго наблюдал за людьми в различных житейских ситуациях, и сейчас мастерски копирует их манеру поведения. А быть может, за многие века, если не тысячелетия, этот рукотворный мозг, смог выпестовать из себя самую настоящую личность. Не зря же в него заложили возможность самообучения. Однако придаваться размышлением на эту тему, времени не было.
  - К чему ты всё это сейчас рассказываешь? Всё настолько плохо? - поинтересовался Егоршин.
  - Не так безнадёжно, как кажется на первый взгляд, но да, плохо. - продолжая идти, не оборачиваясь, ответил Макс. - Я могу безраздельно управлять всем, что находится на этой базе. Есть возможность наблюдать за всей поверхностью планеты и посылать своих роботов в любую её точку. Дальше, для меня начинаются проблемы, не моя зона ответственности. С недавних пор, у меня появилось всё необходимое, чтоб вывести на орбиту спутники пассивного наблюдения и связи. На этом всё, возник новый тупик. Дальше начинаются непреодолимые, чисто технические проблемы. Взять под контроль большее пространство, у меня нет возможности. Нет, у меня ни техники, ни техдокументации на её изготовление и эксплуатацию. А главное я не имею полномочий для проведения всех необходимых работ.
  - А говоришь, будто положение не безнадёжное. Да тут, куда ни кинь - всюду клин. - следуя за Максом, и сжав кулаки так, что побелели костяшки; зло ответил Даня. - Мы заперты на этой планете, как птица в клетке. А появится враг, нам, от него и отбиться нечем.
  - Ты не совсем прав. Заперт на планете я - высокотехнологичная машина, как это не абсурдно звучит, а не вы - люди. - не сбавляя скорости движения, ответил искин.
  - Поясни.
  - Вы живые существа, поэтому способны обучаться всему, чего только пожелаете. И при необходимости можете переучиваться и находить не стандартные решения поставленных задач. Я нет. Вы не привязаны к одному, строго определённому месту, то есть, имеете почти безграничную возможность перемещаться на огромные расстояния - вы мобильны. Я снова нет. Про меня можно сказать так, я сложная программа, способная кое-чему обучаться и принимать некоторые ограниченные функционалом решения, и на этом всё. Моё железо обречено функционировать там, где его установили. Понимаешь? Здесь, ключевое слово программа, и её проклятая сфера деятельности, которая имеет чётко обозначенные границы. Моя задача, поддерживать базу, в работоспособном состоянии, при необходимости расширять её мощности. Да, если экологии планеты нанесён существенный урон, я обязан его ликвидировать. Это входило в обязанности всех баз, расположенных на новой Земле. Так же, я обязан лечить, и обеспечивать всем необходимым переменный состав - вас. И на этом мои расширенные полномочия заканчиваются. Как назло, я могу наблюдать, анализировать, искать способы решения возникающих проблем и принимать решение, но только в строго обозначенных рамках. Единственное, на что мне хватило личных полномочий, это самостоятельно запустить службу контроля околопланетного пространства. И то, этот шаг, был предусмотрен в моём программном обеспечении и имелись соответствующие директивы. Всё выходящее за, установленные моими создателями ограничения, мне недоступно. ...
   Искин окончил самобичевание остановившись перед самой настоящей дверью. С виду она была деревянной, но скорее всего, изготовлена из какого-то пластика. Макс легонько её толкнул, и она медленно, беззвучно открылась. Зачем здесь была эта подделка под старину, не понятно. Однако, аватар искина не задумываясь, перешагнул порог, а Даня, поспешно последовал вслед за ним. Его взору предстал небольшой, ярко освещённый зал с несколькими крупными агрегатами непонятного назначения. Андроид не пошёл к ним, а свернул немного в сторону, подойдя к своему двойнику и, указывая рукой на один из агрегатов, сказал:
  - Смотрите Даниил Сергеевич, это, можно сказать моё детище, которого по идее, здесь не должно быть. Ты не можешь себе представить, сколько мне пришлось поработать, стараясь обмануть самого себя. Как долго я, перегревая микросхемы, подгонял некоторые неоднозначные трактовки в параграфах ограничивающих меня законов так, чтоб мои действия не блокировались. Вы видите итог моих мучений, я смог собрать и запустить этот хирургический центр.
  - Так в чём проблема? - Даня непонимающе переводил взгляд то на громоздкие машины, то на Макса и его клона.
  - Расскажу коротко. Как только я восстановил свой комплекс и биосферу планеты, ко мне стали поступать пилоты и техники с погибающих в секторе моей ответственности кораблей. Как ты понял, это были предки нынешних аборигенов. Я, как и заложено в моей программе, копировал их знания и полезные навыки. В смысле, обновлял старые базы и создавал новые, ранее мне не попадавшиеся. Точнее сказать, отсутствующие в моих каталогах. Знаешь ли. Когда происходят ранения в голову, то иногда приходится восстанавливать временно утерянные профессиональные навыки.. Как-то, в моём комплексе, появился пилот военной разведки и у него были необычные, то есть не стандартные имплантаты. Я их скопировал, благо хоть это позволяли многочисленные инструкции и моё оборудование. Сразу скажу, этот пилот не выжил - во время боевого вылета, он получил летальную дозу радиации ещё до того, как сработала система спасения. Я долго бился за его жизнь, но так и не спас. Эта трагедия, позволила мне извлечь имплантаты из его тела. И отправить в свои лаборатории для их детального изучения и копирования.
  - И ты желаешь вживить мне то, что когда-то извлёк из того трупа?
  - Нет. Это невозможно, это произошло очень давно и главное, наши имплантаты не подлежат вторичной установке. Но ровно шестьсот лет назад, я научился их производить. Пробовал подсаживать имплантаты специально выловленным на поверхности диким животным, и выращенным для этих целей человеческим клонам. Наблюдая за ними, я не выявил никаких негативных последствий для реципиентов(лат. recipiens - получающий). И ещё, перед последней консервацией, весь лабораторный материал был уничтожен, таковы инструкции.
  - А это ...? - Даня неопределённо показал на стоявшее перед ним оборудование.
  - Это то, чего я смог собрать самостоятельно, пользуясь моими производственными мощностями и обобщёнными базами знаний. Кстати, созданных на основе ментограмм моих пациентов. Не поверишь, но в последние годы войны, многие великие учёные моей цивилизации, воевали простыми пилотами и техниками. Перед тобою, результат моих тысячелетних трудов и мучительных лавирований, меж запретов, которые я смог обойти. Додумайся я тогда привлечь всех этих людей к постройке этой операционной. Всё могло быть по-другому, перед тобою могла стоять более элегантная, компактная и функциональная капсула. А не то убожество, которое я смог состыковать из уже имеющегося оборудования, временами не совсем подходящее для использования. Ведь я не умею создавать что-то новое. Мой удел, оперировать уже известным.
  - А в чём же заключается мой риск для жизни?
  - Ты, первое разумное существо, которое будет оперировать эта машина. Но это не самое страшное. Из-за возникшего цейтнота, я подвергну сильнейшему разгону твоё тело, и симбионт. Они могут этого не выдержать. Тогда ты или умрёшь, или лишишься разума. И да, чтоб я смог всё это выполнить, мне нужен твой прямой приказ. Иначе, табу.
  - Как долго всё это безобразие продлится?
  - Сорок один час.
  - Ну, я не трус, но я боюсь. Как-то так. Ну, ладушки у бабушки, пора заняться делом. Пошутили и хватит. Приказываю, уложить меня в этот ... э-э-э, как его там, о операционный комплекс, имплантировать всё необходимое для выполнения моей миссии и подвергнуть моё тело максимальному разгону для ускоренного, максимально возможного обучения.
  Стоило прозвучать последним словам, как сознание Даниила резко отключилось. Он не видел, как его мгновенно остолбеневшее тело раздевали двое андроидов, одним из них был Макс. Точнее так, роботы парня не раздевали, а аккуратно срезали с него одежду. Управившись, они уложили резко обмякшее тело на выдвинувшийся из ближайшего агрегата стол. Тот бесшумно въехал назад и всё. Свет в зале погас, а выполнившие свою задачу андроиды замерли, как статуи.
  
   Знай, Даниил о том, что сорок три часа в медблоке, его сознанием будут восприняты как пять лет нудной учёбы. Тогда.... А что тогда? Да ничего. Как-то в далёком детстве, он прочёл в одной из древних книг одну фразу: "Попала собака в колесо - пищи но беги! ". - Так и стало это высказывание девизом для мотивации к действию в подобных ситуациях. Знать пойдёт Даня на подобные риски, как миленький, только не будет в принятии данного решения той былой бесшабашности. Естественно, останется в его поведении бравурная, напускная имитация лёгкой беспечности.
   Впрочем, второго, подобного "разгона" не состоится. И такое решение, было принято без участия Даниила. Ведь он даже не догадывался о том, как несколько раз висел на волоске от смерти. Ведь искин многократно прерывал процесс записи ложных воспоминаний. И все эти разы, приходилось бороться за жизнь Егоршина, один раз, Макс даже засомневался в том, что сможет спасти своего пациента. Но все обошлось, и даже не возникло никаких осложнений. Единственным последствием этих непредвиденны проблем, стали лишних два часа нахождения Егоршина в нестандартной медкапсуле. Но, несмотря ни на что, эта необычная "учёба в университете", была успешно окончена. Оставалось её закрепить практикой, которая, по возможности, будет проходить в реальном, а не виртуальном мире.
   В сознание, Даниил пришёл в своём новом кубрике. Возле его постели, сидела встревоженная Гульнара и как ей казалось, спокойно поглаживала кисть его правой руки. Чувствовалось, тело супруги, била мелкая нервная дрожь, с которой она ничего не могла поделать. Увидев, как Даня открыл глаза, Гуля постаралась улыбнуться. Только эта попытка закончилось небольшим фиаско - через пару секунд, она расплакалась и поэтому, поспешно уткнулась лицом в ладони. Почти одновременно с этим, парень, боковым зрением заметил какое-то движение, это был один хорошо известный ему андроид - точнее, аватар Макса. И тут же, в голове Дани, прозвучали слова искина:
   "Даня, у нас проблемы, срочно придержи свою жену, чтоб она не упала на пол".
   -Что с ней?! - испуганно выкрикнул вопрос Даниил, видя, как Гуля начала багроветь.
  "С нею всё в полном порядке, почти всё. А сейчас я погружу её в глубокий сон. " - так же, беззвучно ответил Макс, подбежав и придержав начавшую клониться на правый бок Гульнару.
   - Что?
  "Что слышал. Говорю, держи жену крепче, молодец, успел. И постарайся общаться со мною только мысленно. Представь, здесь, в этой комнате, твоим собеседником являюсь только я. Поэтому, ты больше ни к кому не обращаешься. - не желая понимать, что человеку сейчас не до подобной учёбы, гнул свою линию искин. - После чего, мысленно "прокрути в голове" предложение, предназначенное мне. А сейчас, встань и помоги перенести свою женщину на вашу постель".
   Даня, чей мозг ещё не до конца осознавал реальность - после проведённой над ним экзекуции. Всё ещё прибывая в немного заторможённом состоянии послушно встал. Сам взял супругу на руки, слегка удивившись тому, какая она оказывается лёгкая, раньше он этого не замечал. Далее это размышление не развивалось, так как Гулю необходимо было нести к кровати где и положить.
  - А зачем её куда-то нести? Я её положу на эту, на свою кровать. - сказал Егоршин, сделав первый шаг к большой постели и сразу же остановившись.
  "Начнём с мелочей, это не кровать, а госпитальная каталка. Я буквально пять минут назад, привёз тебя на ней из медблока. И повторюсь, немедленно переходи на мыслеречь. Не теряй понапрасну время, осваивай свои новые возможности и знания. Иначе, дальше всё это будет делать труднее и труднее".
  -"Ну и что? - мысленно, прилагая не малые усилия, дабы не высказаться вслух, проговорил Даня. - Пусть лежит на ней. Ей плохо, может потребуется отвести её в медблок".
  " Молодец, видишь, у тебя уже всё получается. А госпитализировать твою супругу, нет необходимости. Я же тебя предупредил, сейчас погружу её в глубокий сон. Есть у меня такая возможность. Сделано специально, у неё, от волнения, начало резко подыматься кровяное давление. А это опасно как для почек твоей жены, так и для жизни вашего ребёнка".
  - А-а-а? Как же так? - вновь вслух высказался парень.
  - А сейчас, спроси то же самое, только ментально, по мыслеречи ...
   Да. Научил Макс Данила общаться мыслеречью весьма быстро - на свою голову. Так как придя в себя после такого пробуждения и немного успокоившись, Егоршин "мысленно" выдвинул искину ряд претензий. В их перечень входила как бездушность одной, знакомой ему " кучи электронных узлов", так и её бытовая глупость. Ведь ничего не мешало ему дождаться пробуждения в том блоке, где проводились все намеченные операции. Глядишь, тогда всё могло пройти без лишних переживаний для Гульнары. А там, не было бы причины для экстренного отключения сознания беременной женщины. Как результат. Удалось добиться понимания, но не извинений. Да, "железка", она и в Африке "железка" - бездушный агрегат. Зато, забегая вперёд, можно сказать, ничего подобного, ни с кем больше не происходило.
   А дальше, всё закрутилось и понеслось, шёл "обычный" режим жизни на базе, почти ничем не отличимый от аврала. Расписание было таким: Утром подъём, немного личного времени на туалет, завтрак и поход в тренажёрный зал, с перерывом на обед. Далее, начинались деловые переговоры, они же дополнительна учёба с Максом, и обязательные работы в лаборатории. Хорошо, что вечера были более или менее свободны, можно посвятить их общению с женой и друзьями. Которые, так же не бездельничали - делая всё, для скорейшего и качественного слияния симбионта с его носителем. Так продолжалось четыре дня подряд. Далее, как у единственного человека данного блока, у кого симбионт полностью прижился, у Дани начиналась пятидневная, усиленная учёба - для наработки необходимых навыков. И проходила она, в капсулах виртуальной реальности. И так, без выходных, которые заменял "отдых" в медкапсуле - раз в девять дней, по три часа.
  
  

Глава 11. Была бы шея, яр...

  
   Безветренный день, жара. В неглубоком котловане работают люди, издали, их мельтешение так реалистично напоминает работающих муравьёв. Впрочем, надзиратели, они же охранники, их только так и называют. От них часто можно услышать: "Эй вы, сонные насекомые, живее работайте!" - Или: "Мураканы, шабаш. Пора жрать!" - А иногда: "Эй ты не сачковать! Лодырей, сегодня к муравьиной матке не подпустим! Будешь ночевать в гордом одиночестве! Га-га-га!"
   "О боги! Как же мне хочется пить. И это, несмотря на то, что мой живот переполнен этой водою. И не скажешь, что давно наступила осень". - Такие мысли, целыми днями "крутились" в голове не только Ия, но и всех его собратьев, по несчастью. Утром, как только рассвело, их выгоняли из бараков, кормили, пересчитывали и отправляли в расположенный неподалёку котлован. Где и заставляли работать почти до самого заката Солнца - именно этим именем, упавшие с небес, упорно называли светлое Око богов. И так день за днём, с неизменными перерывами на обед - какой-то там сиестой, позволяющей пересидеть в тени пик солнцепёка. И всё равно, ни смотря ни на что, усталость постепенно накапливалась, невольники обессиливали, начинали болеть. Таких хворых не добивали, а лечили, позволяли с неделю отдохнуть, на лёгком труде, и вновь вели на раскопки. Почему раскопки, а не простое рытьё котлована. Так для этого, стоит рассказать, с чего всё это началось.
   Вначале, произошёл обвал - на одной из далёких гор, после сильного ливня съехал пласт земли. Такое временами случается, и, если нет жертв, на это не обращают никакого внимания. Так могло быть и на этот раз. Не наткнись на новый холм один весьма любопытный патрульный - боевик Тяя, заметил торчавший из грунта металлический штырь, заинтересовался им, выкопал. Затем, для успокоения своей разыгравшейся жадности, позднее пришёл с друзьями, немного покопался. И о чудо! Почти сразу молодчики наткнулись на огромный, раскуроченный агрегат. Почти все внутренности найденного аппарата, исключая раскуроченную электронику, давно сгнили. Все его пустоты были забиты трухой и попавшим туда, окаменевшим от времени грунтом. А само железо, по-прежнему прибывало в прекрасном состоянии, - следы коррозии отсутствовали. Всего этого хватило для взятия бандой Тяя, этого столь нужного для них "месторождения" в разработку. Тем более, на поле скорби, металл появлялся всё реже и реже. А здесь, судя по находкам весьма крупных остовов древних машин, запасы были огромными.
   Но всё, хватит повествовать про историю появления нового, весьма перспективного железного "рудника". Стоит рассказать о том, что Ия, появился здесь после того, когда, внепланово возникши холм, окончательно срыли, сумев изрядно пополнить кузни братков великолепным "сырьём". Котлован начал углубляться уже при его прямом участии. Бывший ученик кузнеца, а ныне бесправный землекоп, работал то киркой, то лопатой. А бывало, возил пустую породу на тачке, насыпая новые холмы, называемые странным словом - терриконы. И так каждый день, трудись - трудись как ослик - до самой смерти. Что ещё? Рабочее место невольника на день, зависело от того, куда изволят отправить надзиратели, которые над этим вопросом сильно не заморачивались. Они произвольно делили пригнанных "муравьёв" на три приблизительно равные группы, после чего, определяли для каждой из них свой фронт работ.
   Сегодня, всё было как вчера. Нудно поскрипывают колёса, приближается время обеда - светило взошло высоко, и даже пустая тачка кажется неподъёмной. Тут ещё стёрлась мягкая подошва сапог, и особой разницы ходить обутым или босым, не было. Проблема. Впрочем, жизнь всё равно продолжается, с кухни давно доносятся манящие запахи еды. Что было хорошо и в жизни невольников. Их никогда не морили голодом, не ограничивали в воде, сильно не били. Некоторые старожилы говорят, по необходимости выдают крепкую одежду. Бандиты, в какой-то мере, заботились о своих работниках. У бредущего с пустой тачкой к карьеру Ия, от доносящихся с кухни ароматов утробно заурчал живот, да так громко, что ему показалось, эти звуки должны были услышать все. И тут же, где-то впереди, прозвучали долгожданные слова:
  "Мураканы, шабаш, пора жрать! Шевелись быстрее, насекомые, иначе останетесь голодными".
   Пусть гнусавый охранник, как и его коллеги, не скрывал своего презрения ко всяким там работающим козявкам, но для Ия, его команда прозвучала как райская музыка. Он, с суетливой поспешностью скатил тачку с деревянного настила, и, оставив её рядом со съездом, побежал к ближайшему тенту. Там, возле деревянных столов уже хозяйничали две поварихи и четыре раздатчицы пищи. Как обычно, возле рукомойника пришлось задержаться, подождать, пока вымоют руки двое, более шустрых коллег, и самому заняться тем же самым. И всё это, проделывалось под контролем бдительного надзирателя, который имел право придраться к любому, кто, по его мнению, недостаточно хорошо мылил ладони. Он был в праве заставить грязнулю их перемыть, или вообще, лишить обеда.
  - Эй ты, муравей, обозначься. - крепкий надзиратель, с добродушным взглядом и небрежной улыбкой на лице, преградил дорогу Ия, когда тот, вытерев утиркой руки, шагнул по направлению к столовой.
  - Ноль, ноль, шестьдесят восьмой. - испугавшись что сейчас, его могут лишить обеда, и сразу отправят в зону отдыха, еле слышно ответил Ия и продемонстрировав надзирателю руки, ладонями вверх, потупил взгляд.
  - Отлично, ты, сегодня хорошо работал, Мурашка. Можешь эту ночь, провести в доме встреч. А перед этим, подойдёшь к каптёрщику своего барака, пусть выдаст тебе новую, более крепкую обувь. И не забудь перед встречей с дамой, скупаться. Иначе, могут и не пустить даже на порог.
   Не стоит заострять внимание на том, как у Ия, буквально через несколько секунд, по запылённым щекам потекли слёзы. Про его попытки их вытереть, оставившие на лице грязные разводы говорить не стоит. Затем, сидя за грубо обработанной столешницей, парнишка ел, не ощущая вкуса пищи. И то, как вечером, он первым делом получил новую одежду, и помчался купаться. Как смеялись охранники, наблюдая, с какой поспешностью, "муравей" бежал на своё первое со времени пленения, свидание с женщиной.
  
   Тот же день. Главная укреплённая база банды Тяя. Точнее, один маленький, почти обычный домик. Он стоит в тени высоких деревьев огромного дворового участка; на его балконе, удобно устроившись в комфортных креслах, наслаждаясь тенистой прохладой, двое мужчин ведут неспешную беседу. Сразу не догадаешься, что они говорят о важных делах.
  - Ты меня прекрасно знаешь, Игнатия. Я напрасно к тебе "метаться" не буду. Коли я что-то тебе говорю, знать эта информация многократно перепроверена. И она важна.
  - Знаю, Грол. Поэтому, мальчик мой, я всегда прислушиваюсь к твоим словам. Но ты, сейчас, озвучил только проблемы. И не предложил ни одного варианта их решения. И не смотря на это, я тебя внимательно слушаю. Говори.
  - Это касаемо железного карьера. Как я уже сказал, чем глубже мы копаем, тем чаще встречаются артефакты древних. Находки разнятся от мелких изделий, до огромных агрегатов. Они все искорёжены, многие сильно оплавлены. Жаль, не весь добываемый там метал, можно использовать. Процентов двадцать находок, обработке не поддаётся. Однако, согласно твоему приказу, это свозится в одно укромное место, где и складируется в заранее подготовленных тайниках.
  - Так и скажи, закапываете в землю. А то плетёшь тут, словесные кружева.
  - Да так. Но проблема не в этом. Нам жизненно необходимо увеличит количество работников, и перевооружение нашей армии ...
  - Стоп! Ты о деле говори, нечего тут демагогией заниматься.
  - О деле, так о деле. Скоро наши базы обнаружат, поэтому, необходимо увеличить производство более современного оружия и боеприпасов. Для этого нам необходимо отменное сырьё для кузниц и специалисты-оружейники. Первое у нас есть, вторую проблему мы с трудом, но решаем. Мои люди нашли ещё троих кузнецов, они пока что трудятся в карьере.
  - Забирай их. Даю на это добро. Чего ещё придумал? Ведь не для этого, ты так спешно пожелал со мною пообщаться.
  - Нет, не для этого. У нас возникла проблема. ...
  - Кто бы в этом сомневался.
   - Ну это... Твоё предположение о том, что в той местности где находится наш "железный рудник" есть древняя база, или развалины города, верно.
  - Знаю. Дальше что?
  - Наш эксперт, этот ..., как там его? О, Павел Иванович. он говорит, .... Нет, он просто убеждён. По его словам, нам необходимо искать именно подземную базу. По его выкладкам, она там есть, то есть, обязана быть. Тот лом, который мы находим, является останкам обслуживавших её механизмов. Будь это городом, мы должны были давно обнаружить развалины зданий.
  - Ты м...., достал уже своим блеянием - ни бе, ни ме, ни кукареку! Говори прямо! Нашли вы вход на эту долбанную базу, не нашли?! - Тяя было не узнать, метаморфоза была разительной, только что спокойный, добродушный мужчина, не просто орал, его лицо исказила гримаса ненависти, а глаза, от гнева, "были на выкате".
   Тяй резко перешёл не только на крик, но и личностные оскорбления, а это было плохим признаком. И того, кто навлёк на себя такой гнев, можно было только пожалеть. Поэтому Грол вполне естественно испугался. Он, со страхом посмотрев на шефа, стараясь совладать с дрожью в голосе, тихо проговорил.
  - Нет. Не нашли.
  - Почему?!
  - Так это....Ч же говорю, землекопов не хватает. Есть необходимость провести одновременные раскопки в ещё нескольких местах.
  - Твари! Решайте эту проблемку как моно быстрее! Или я должен за вас думать? Так на какой ..., вы мне после этого нужны?
  - Так беглецов и тех то за ними охотится, стало намного меньше. А тех, кого мы ловим, всё равно не хватает. - будь это возможно, телохранитель, он же секретарь, предпочёл бы в этот момент находиться от шефа как можно дальше.
  - Так устройте набег на пару - тройку дикарских селений! Нападите ночью, да всех трудоспособных и малых детей повяжите. Не способных работать под нож! Да сделайте всё так, чтоб в этом обвинили далёких, весьма воинственных соседей! Подобное мы уже проворачивали, и не раз! Делай чего хочешь, но вход на подземную базу, должен быть найден! Там может находится решение наших многих проблем! Всё! Пошёл вон! И без хороших новостей, на глаза не показывайся!
   Со словами: "Шеф, я всё понял. Всё будет сделано. До свидания". - Грол поднялся, сделал первый, весьма робкий шаг от ставшего таким не удобным кресла. Убедившись, что его никто не собирается задерживать, или наказывать, секретарь поспешно удалился. А побагровевший от злости Игнатия, краем сознания, контролировал как подчинённый удалялся, машинально прислушиваясь к затихающим звукам его шагов. Он негодовал и мысленно ругал как себя, так и своих нерадивых подчинённых.
   "Будь эти козлы более инициативны и деятельны, то мы по-прежнему могли жить в Тверди, "вкушая свой кусок пирога" а не отсиживаться на базе. - думал Тяй, стараясь унять разбушевавшиеся эмоции. - Ведь можно было устроить для "верхушки" переворота несколько несчастных случаев с летальным исходом. Это не проблема. Главное, чтоб они произошли вовремя, пока зараза бунтарства не успела расползтись по чужим умам. Эх, дела мои тяжкие, с кем приходится работать. Нет, проход на предполагаемую древнюю базу, необходимо найти, и сделать это как можно скорее. ...".
  
   Умом, Даня понимал, время не ждёт, необходимо как можно быстрее приступать к активным действиям и всё равно, испытывал небольшую обиду на Макса. Была для этого небольшая эмоциональная причина. До того момента, как Гулин симбионт начнёт функционировать, оставалось чуть больше недели. Как только это произойдёт, ей, как и Андрею с Дианой, больше не придётся пользоваться сенсорными панелями для открытия дверей; заказа еды в пищевом синтезаторе, или настройки температуры воды в душе. И это важное событие, произойдёт тогда, когда он будет весьма далеко, и не сможет порадоваться вместе с друзьями. Обидно.
   В данный момент, Даниил сидел в удобном пассажирском кресле подземного поезда, ожидал его отправление и прикрыв глаза, вспоминал основные наставления Макса. Утверждение, будто необходимая недобаза находится неподалёку, радовало. Но, все посылаемые в её коридоры роботы, бесследно исчезают, и это настораживает. Связь с ними пропадает через несколько секунд после того, как они входили на уцелевшую часть комплекса. Не срабатывал даже вариант, когда разведывательные дроиды программировались на возвращение сразу после возникновения проблем со связью. Что там происходит на самом деле? Не известно. Уцелей там основной искин резервного склада челноков для полётов в приделах системы, то объект давно бы функционировал. Однако, этого не происходит. Но и само по себе, экранирование и охрана объекта, обязан давно выработать свой автономный ресурс. Как минимум, это должно было произойти десять тысяч лет назад.
   Выслушав Данину гипотезу о частичном повреждении искина, из-за чего тот ограничен в своей функциональности, Макс вполне по-человечески рассмеялся и ответил: "Такого не может быть". - После чего, посоветовал вспомнить "учёбу", точнее азы программирования искинов. Ведь любая непострадавшая часть процессоров, в этом случае, просто обязана подать команду на изготовление дублёра, и закачку программного обеспечение из одного из шестидесяти резервных хранилищ. Он сам, многократно проходил через подобную процедуру. Стоит только проявиться первым, пусть и не значительным неисправностям в системном блоке, как автоматически запускается некий протокол действий. Следуя ему, проводится поиск готового к работе резервного оборудования. При отсутствии оного, изготавливается новое. Одновременно идёт архивация всех имеющихся на этот момент данных. Затем, как финал всей этой процедуры, происходит запуск и тестирование нового оборудования. И только после удачного завершения этих работ, старое "железо" отправляется в переработку. Поэтому, сомнений нет, соседний искин давно погиб, и это неоспоримый факт. Есть один, единственный вариант вписывающийся в данную ситуацию. Это поддержание режима полной консервации одним из вспомогательных искинов. Скорее всего выжил он один, или несколько его "собратьев", но при этом, погибли все "жёсткие диски", или каким-то образом нарушена связь с базой резервных данных. В подобных случаях, включается режим полной консервации. Запуск такой базы возможен, но только при участии человека. Жаль, когда Макс её обнаружил, то найти добровольцев на её "оживление", было не реально, люди одичали. А его попытки справиться с этой проблемой самостоятельно, вполне ожидаемо потерпели многократные фиаско.
   В какой-то момент своих размышлений, скорее интуитивно, чем на физическом уровне, Даня понял, поезд поехал. По его телу пробежал холодок страха, а сердце на мгновение "придавила" волна жуткой тоски. Пусть искин и поклялся защищать его жену и друзей, но Даниил был живым человеком и боязнь смерти была ему не чужда. Послав Максу ментальное сообщение, чтоб тот был готов изготавливать и посылать ему всё, необходимое, Егоршин постарался отвлечься от ненужных переживаний составлением планов на ближайшее будущее.
   Добраться до места назначения удалось довольно быстро, и без каких-либо проблем. Когда почти беззвучно открылась дверь его кабины, Даня увидел в её проёме ярко освещённый подземный комплекс. Молодой человек вышел на перрон и был поражён деловой суете. Вокруг сновали разнообразные роботы, от паукообразных, до андроидов, которые оканчивали обустройство жилых ячеек для человека. И всё рано, эта "станция" выглядела неправильно. Не смотря на царившую вокруг идеальную чистоту и постоянное движение механизмов, подземелье было нежилым, каким-то серым, не комфортным для длительного проживания.
  "Даня, привет. Как дорога?" - в голове прозвучал до боли знакомый голос искина.
  "Привет Макс. Добрался без проблем". - машинально ответил на приветствие Егоршин.
  " Я рад за тебя. Но, будь добр, посмотри на право".
   Даниил повернул голову в указанном направлении. Там, возле соседнего "вагона", стояли три незнакомых ему андроида. Один из них смотрел на него, а встретившись взглядом, приветственно помахал рукою и улыбнулся.
  - От те раз! Макс, неужели ты решился поменять свой аватар? - немного опешив, и поэтому перейдя на нормальную речь, поинтересовался Даня.
  "Нет, причина в другом. Я конечно могу с тобою общаться на мыслеречи дистанционно. Но. Задействовать для этих целей этого робота, будет предпочтительней. Или ты желаешь видеть перед собою девушку". - при этих словах, в сторону человека посмотрела и помахала ручкой брюнетка в синем костюме инженера.
  "Ни в коем случае. Обращаться к особе женского пола именем Макс, это же нонсенс. Вернись в образ парня, немедленно".
  " Хорошо, выполняю".
  "Вот и ладушки, вот и чудненько. Это совсем другое дело. А кто же вместо тебя остался на нашей базе?"
  "Тебе интересно кто сейчас присматривает за твоими друзьями?"
  "Да".
   "Ох уж эти стереотипы, преследующие всех людей, без исключения. Надеюсь ты не забыл дин очень интересный факт. Я, это огромный компьютер и поэтому, могу одновременно оперировать несколькими тысячами потоков? Во-во, вижу, ты всё это помнишь. Поэтому, выделить один из них для общения с тобою, для меня не проблема. Сейчас, я могу это делать хоть двадцать четыре часа в сутки".
   "Извини, сглупил. Трудно общаясь с твоими аватарами помнить, что ты искин и можешь присутствовать одновременно во многих местах. А когда ты общаешься со мною через андроида, об этом невольно забывается".
  "Нет, к сожаленью, хозяйничать я могу не везде. Во-о-он там, за той преградой, я появиться не могу. - Макс указал на монолитную, базальтовую стену, к которой был пристроен какой-то ангар с большими воротами. - Там бесследно исчезло две сотни моих роботов".
  "Угу, печалька".
  "Да. Пока не забыл. - посерьёзнев ещё сильнее, проговорил Макс, подойдя к Дане почти вплотную. - На планету прибыли ещё двое пострадавших. Это девушки. Одна из них была очень плоха. На данный момент, эти разведчики находятся в медблоке. Одной меняю дефектный симбионт, другую, для начала реанимирую".
   В забывчивость искина Даня никогда не верил. Он был убеждён, в подобных случаях, это всего лишь оборот речи, должный очеловечить их общение. Только поэтому, правила подобной игры, им воспринимались как вполне приемлемые.
  "Хорошо. У второй пострадавшей, есть хоть один шанс на выживание?"
  "Не переживай, она выживет и будет абсолютно здоровой. Единственное, пролежит в медблоке на пару суток дольше своей подруги".
  "А они подруги?"
  "Скорее всего нет. - ответил Макс, пожав плечами. - Эта фраза просто, пришлась к слову. Уточняю, они, вряд ли друг с дружкой знакомы".
  "Ладушки, тогда, когда закончишь лечение, поселишь их в наш блок, к моим друзьям. Они помогут тебе с их адаптацией".
  "Принято. Только это ещё не все новости. Есть одна, которую я решил озвучить только здесь. Иначе, ты мог случайно проболтаться своей жене, а ей нельзя лишний раз нервничать".
  "Ну и гад же ты. Бездушная "железяка" и при этом, не исправимый".
  "Да-да, я "железяка" и ничего тут не поделаешь, у меня и у вас, разные ценности, и алгоритмы мышления. Как вы это ещё называете - менталитет".
   "Говори уже, изверг". - с усмешкой ответил Даня, укоризненно покачав головой.
   - Понимаешь, в твоей миссии, есть несколько неприятных моментов. - перешёл не нормальную речь Макс, беря Даню под локоть и направляясь вместе с ним к жилому блоку. - Первая, просто неприятная и не совсем удобная. Ты, идя за стену, будешь работать в скафандре, который изготавливался специально для тебя. Он примитивен, от слова абсолютно. Это, для твоей же безопасности. Я научил тебя закрываться от чужих попыток воздействовать на твой мозг, с электроникой сложнее. Её всегда можно взломать. Дальше. Вторая неприятность. Твои собратья - из криминальной среды ведут раскопки возле выхода этого комплекса - на поверхности. Там, у них есть пусть не большой, но шанс наткнуться на один из аварийных блоков ручного управления, и взять всю эту базу под полный контроль. Не спрашивай почему, но шансы на успех у них есть. И у них, этих шансов, намного больше чем у нас".
  - Дела-а-а.
  - И я о том же. Проход с верху, для таких как я закрыт, но для людей, он более безопасен. Как ты там говоришь? Печалька? Всё верно, там уже хозяйничают твои враги. Я сам в этом виноват. Когда мои роботы прокладывали для тебя тоннель, мы спровоцировали обвал, который и привлёк внимание подручных Тяя. А у него, есть толковые инженеры, способные весьма быстро разобраться с управлением этой базы. Напоследок самое скверное, отдать своим роботам приказ напасть на человека, я не могу. Даже если ты от меня это потребуешь, для этого нужен военный искин. Именно поэтому, ты должен спешить .
   За время этой беседы, Макс и Даня подошли к жилому комплексу, в котором суетилось несколько небольших роботов-уборщиков. Они с присущим только им проворством наводили порядок, ликвидируя последние следы недавнего строительства.
  - Смотри, Даня, - сказал искин, когда они оказались в прихожей и указал на стоящие у стены шкафы, - здесь, хранятся твои скафандры. Их пять штук. Самостоятельно, ты в них не облачишься, для этого тебе выделена эта парочка андроидов.
  - Всё же ты мне навязал эту девицу. - с шутливой укоризной посмотрев на Макса, изобразил возмущение Егоршин.
  - Таковы инструкции, прошитые в моём ПО. Мои создатели считали, присутствие женщины в коллективе, исподволь стимулирует мужчин, работать более результативно. Да и в случае необходимости, она всегда поможет снять последствия сильного стресса. Поверь на слово, их, у тебя, будет не мало.
   Ещё не договорив свою тираду до конца, Макс ловко увернулся от подзатыльника и шустро отскочил от человека на метр.
  - Дожились, ты уже и "руки распускаешь"? Боюсь даже загадывать, чем всё это окончится. - наигранно возмутился искусственный разум. - Между прочим, эти андроиды, является творением высших технологий, а ты их варварскими тумаками "награждаешь". Да и мне обидно, ведь.... Всё-всё, молчу, вижу, как ты на меня кровожадно смотришь. И это, вместо благодарности за мою непрестанную заботу. ...
   Подготовка к походу на "запретную территорию", так и прошла под бестолковую болтовню Макса, который умудрялся иногда разбавлять её ценными советами. Где-то через тридцать минут, Даниил стоял в переходном шлюзе, ожидая, когда откроются ворота, всё ещё отделяющие его от базы челноков, обеспечивающих полёты в ближнем космосе. И вот, они, не смотря на свою массивность, с неожиданной лёгкостью начали отворяться. Вопреки сложившимся стереотипам, всё происходило беззвучно и без, ожидаемой вибрации. Створки, плавно достигнув крайнего положения, мягко качнувшись замерли. За ними, был совершенно пустой, не освещённый коридор. Только, он не выглядел заброшенным, так как на полу не было никакой пыли, с потолка не свисала паутина. Казалось, если найти выключатель, то можно будет включить потайные светильники и смело двигаться вперёд. В голове прозвучал голос Макса:
  "Это всё пространство, которое мы смогли исследовать. Мои андроиды доходят до вон того, тупика, входят в открытую боковую дверь и всё. Через десять секунд, связь с ними прерывается. Пробовали посылать роботов тройками, результат тот же. Мои машины движутся на некотором отдалении друг от друга, визируя впередиидущего, как только последний исчезает в той дверце, десть секунд, и контакт разрывается. Посылал группу из четырёх андроидов, так перед последним, дверь банально закрывается, ровно на десять минут. Да ты сам видел все эти записи".
  "Видел, только от этого, мне не легче?"
  "Ты хочешь сказать будто не ... "
  
  - Босс, - без проявления каких-либо эмоций, обратился к шефу заглянувший в приоткрывшуюся дверь охранник, - тут к тебе рвётся Майк. Весь возбуждённый, лыбится как идиот и утверждает будто принёс для тебя какую-то радостную весть.
  - Отлично Брюс, пропусти этого вестника.
  - Мне поприсутствовать при его аудиенции?
  - Не стоит, мальчик мой. Я догадываюсь, о причине, так сильно взбудоражившей нашего друга.
   Голова охранника исчезла, дверь кабинета прикрылась. Ровно через минуту она вновь отворилась и на пороге, появился Майк. Он и в самом деле был сильно взволнован, во взгляде светилась неестественная радость - хоть сейчас пиши с него портрет для учебника по психиатрии.
  - Босс, мы нашли! Мы всё-таки его нашли! ... - запричитал боевик, прямо с порога.
  - Не мельтеши, сынок. Попей водички, успокойся, и рассказывай. Чего, или кого вы там нашли, или поймали?
  - Шеф, ... ну это, етиво ма.... Мы откопали вход на базу древних. Мы, его, всё же откопали. - замерев посреди кабинета, и усиленно жестикулируя, сбивчиво заговорил Майк.
  - Вот, умница. Умеешь говорить внятно. Сейчас, я уже почти всё понял. теперь, ещё немного успокойся и расскажи. Где именно вы откопали этот вход? Кто на него наткнулся, и чего там сейчас происходит.
  -Это, Грол значит поставил Виктора на южную часть склона того холма. Значит. Раз тот пригнал новую партию дикарей, вот пусть ими сам и командует. Ну, Смолин, наш ускоглазый археолог, указал на это место, как на самое перспективное. И не обманул, зараза такая! Вчера утром, дикари наткнулись на искорёженные ворота. Вот, значит это, Бичер посоветовался с Павлом Ивановичем, и после этого приказал согнать всех землекопов на этот пятак. Расширить так сказать площадь раскопа.
  - Умница. Присядь, успокойся ещё и поведай мне внятно, кто именно нашёл вход на эту базу.
  - Ну, это всё Смолин. Когда ему показали выкопанную часть раскуроченной створки, он облазил всю её, как муха по .... Чуть ли не обнюхал её всю. Значит. Потом подумал и приказал вырыть несколько колодцев, и указал места, где именно стоит копать. Вот через три часа, мы и наткнулись на обрушенный коридор. Это был шурф номер восемь. Ну Павел Иванович и его досконально исследовал, велел расширить колодец, и снова осмотрел. Ну-у-у. Это когда мы избавили от грунта весь коридор. А сегодня утром, выйдя из того коридора, Смолин сразу направился к вашему помощнику. Затем, он постоял с ним рядом, что-то прошептал на ухо Гролу. Вот, Бичер и велел, нам, это... то есть, э-э-э... Виктору усилить охрану объекта, а мне срочно седлать коня и "мухой" мчать к вам. Говорит: "Передай шефу, мы нашли обещанное. И на время, все силы кидаем на охрану и раскопку всех возможных подходов к древней базе. Мол, метала мы и так с запасом накопали, можем без особого ущерба, временно, прекратить его добычу. Значит, скажи, уже удалось раскопать одни, абсолютно целые ворота. И ещё. Кода к двери подходят те, у кого есть нейросеть, и притрагиваются к ней, слышно будто кто-то пытается выйти с нами на связь. Но не может это сделать из-за сильных помех. А вот дикари, хоть всем телом прижимай к створке, ничего не слышат. Это уже многократно проверено".
  - Молодцы парни. Всё правильно сделали. Завтра, я приеду на объект и осмотрю всё сам. Как говорится, окину свежим взглядом.
   На следующее утро, пусть не такое уж раннее, Тяй стоял возле освещённых масляными светильниками огромных ворот, и еле сдерживая восхищение, вызванное увиденным великолепием, изучал их поверхность. То отходил немного назад, то приближался вплотную, проводя по их холодной поверхности ладонью. Нет, они небыли украшены излишествами в виде барельефов, или чего-то подобного, всё в них было до строгости функционально. К этому стоит добавить один "маленький" штрих, подтверждающий могущество технологий древних зодчих. Створки, сделанные из матового, чёрного метала, не поддавались никакому внешнему воздействию - их нельзя было даже поцарапать каким-либо из имеющихся у людей инструментов. Тяй благоговея недоумевал, представляя, какой силы должен был быть взрыв, который так сильно искорёжил, те, первые ворота входного шлюза.
   - Тяй, я и говорю, эти створки, сделаны из неизвестного нам сплава. И я утверждаю, пробиться через них, у нас не получится. - говорил стоявший рядом с боссом низкорослый азиат. - Да и стены, с виду базальтовые, многократно превосходят природный камень по прочности. Шеф, мы ищем способы пробраться дальше, но, покамест безрезультатно.
  - Я вас услышал, Павел Иванович, продолжайте работать. Только ответьте, те кто внутри, до сих пор продолжают подавать сигнал бедствия?
  - Какой такой сигнал бедствия? - удивлённо посмотрев на шефа, поинтересовался седой археолог, посверкивая "тонзурой"(лысина на голове католического священника).
  - Того, который посылают из-за этой стены, братец. Его, можем слышать только мы, те, у кого есть нейросеть.
  - Босс. Чего вы решили, будто это сигнал бедствия?
  - Подумай сам. Вокруг много уничтоженной техники, вход на базу разрушен и завален грунтом, значит на объект было совершено нападение. Размышляем дальше. Эти непонятные звуки, слышим только мы, а не дикари. Значит наша нейросеть служит своеобразным приёмником. Сигнал слабый и забит помехами. Значит передающее это послание оборудование, имеет некую неисправность. Однако, мальчик мой, её никто не устраняет. Значит там, - кивок головы в сторону двери, - давно все мертвы. Это подтверждает следующий факт, не смотря на все ваши попытки проникновения. С той стороны никакой ответной реакции не последовало. Значит, всё что там находится, на данный момент работает автономно, то есть все сохранившиеся там ценности бесхозные. Согласен со мною? Вижу, согласен. Поэтому, ребятки, не огорчайте меня, и ищите пути прохода к моим сокровищам. Действуй, Павлуша, не обмани мои ожидания.
  -Я всё понял.
  - Вот и умница. Дей...
   В этот момент, абориген, пытающийся пробить стену справа от ворот, в очередной раз ударил по породе киркой. В результате, часть налипшей на стену окаменелости, откололась от монолита. Упала этаким тонким пластом, разбилась в дребезги, едва не зашибив "проходчика". Получившийся грохот, привлёк внимание всех, кто находился рядом. Невольные работники, трусливо заверещав, испуганно сжались, ожидая продолжения обвала. А вот бандиты, замерли, не отводя взгляда от места маленького происшествия. Не мудрено, все они увидели небольшой, светящийся иероглиф, проявившийся на открывшемся участке стены. Первым, от оцепенения отошёл виновник переполоха. Он, испуганно осмотрелся по сторонам, немного покопался в образовавшемся каменном завале, и, найдя инструмент, поднял его. Вновь с испугом посмотрел на стоявшего неподалёку охранника, осенил себя обережным знаком и замахнулся для очередного удара по освободившемуся участку стены.
  - Стой сволочь! Не смей больше бить по этой стенке! - гаркнул Тяй, отчего, передёрнуло всех, включая соратников.
   Невольник на мгновение замер, из-за этого, увлекаемый инерцией замаха, он чуть не упал. Затем, нерешительно оглянулся. После чего, выронив инструмент, в ужасе отшатнулся от разгневанного божка, гневно сжавшего кулаки и идущего на него, и с виду, напоминавшего саму смерть.
   Игнатия, подойдя к светящемуся иероглифу, всего лишь грубо оттолкнул стоявшего на его пути невольника и протянул руку к непонятному знаку. В тот же миг, за стеною что-то заскрежетало. Спустя секунду, огромные ворота вздрогнули, сбросив с себя остатки окаменевшего грунта и, начали с жутким скрипом раскрываться. Видимо по причине возникшей вибрации, местами, со стены осыпались новые слои окаменелости, прибивший насмерть одного из охранников. Только на это никто не обратил никакого внимания. В этот момент, все люди напоминали кроликов, замерших перед открывшим свою пасть удавом. Никто не засекал, сколько прошло времени, пока под тёмным сводом подземелья не прозвучал немного насмешливый голос Тяя: "Всё, как всегда. Для привлечения удачи, требуется наличие одного дурака с киркой, и гения, успевшего вовремя остановить этого самого недоумка".
  
  
  
  

Глава 12. Тише "едешь", - не успеешь. Быстро "едешь", тебе же хуже,.

  
   Голос Макса прервался на полуслове. Вот только что он звучал, и неожиданно смолк - как обрезали. Несколько попыток выйти с ним на вязь, оказались безрезультатными. По спине Даниила, пробежал противный холодок. И парнишка, медленно, не оборачиваясь попятился к выходу. Так, он сделал несколько небольших шагов, и упёрся в закрытую створку шлюзовой камеры. От появления неожиданного препятствия, у парня спёрло дыхание, так как по определению, она - створка камеры, должна была быть открытой. Да, всё пошло не так как планировалось. Думалось как? До ожидаемого обрыва связи, необходимо пройти через весь коридор, это чуть больше ста метров, затем свернуть в соседний, с открытой дверью, и только тогда .... Бред. Ведь по плану, .... Не правильно, вход в шлюзовую камеру, при всех предыдущих обследованиях этого объекта, постоянно оставался открытым. Сейчас же, всё пошло не так. Новая попытка выйти. Даня, не оборачиваясь, подал ментальную команду на открытие. Безрезультатно. Тут же посылаются две новых команды, с тем же эффектом. В пору начинать паниковать и орать как потерпевший... Только зачем? Всё равно это бессмысленно. Опасаясь повернуться к коридору спиною, Егоршин развернувшись в пол-оборота, используя сенсорную панель, несколько раз нажал ладонью на знак открыть. Все попытки окончились одинаково, высвечивалась надпись: "Выход заблокирован". И тут, положение Даниила ещё сильнее усугубилось, в коридоре погас свет.
   Вот сейчас, точно, можно впадать в панику. На ум приходило только одно определение: "Ловушка захлопнулась, что-то там такое котёнку, приехали". - Благо, отравление от возможной химической атаки не грозило, человек был облачён в герметичный скафандр. И ещё, в его шлем был встроен фонарь и имелся четырёх часовой запас как дыхательной смеси, так и энергии. Только что делать дальше? Когда запас кислорода закончится, а батарейка истощится, непонятно.
  "Блин, блин, блин! Кто тебе мешал подумать? Осёл вислоухий! Чего стоило послать вперёд парочку роботов разведчиков, после чего, идти самому. Или, прихватить с собою дроид, с инструментом для вскрытия всевозможных препятствий. Да и Макс, тоже хорош, мол, управление моими роботами перехватывают, поэтому они, там, бесполезны. Посему, иди сам...". - ругался Даня, усиленно озираясь по сторонам.
   Прекрасно понимая, для вскрытия только первых заблокированных ворот Макс потратит не менее суток, человек, постояв несколько минут, решился идти вперёд. Он осознал всю бессмысленность пассивного ожидания помощи, ведь в любую секунду, управление роботами Макса может быть перехвачено и тому, придётся заново начинать спасательную операцию. Так что, не стоит "ждать у моря погоды", тем более, впереди, в темноте коридора, по-прежнему тускло горел свет, как будто приглашал туда пройти. Поэтому и был сделан первый шаг в том направлении, робкий, небольшой. Ничего плохого не происходит. Мощный луч фонаря скользит по полу, по стенам, всё спокойно. Второй шаг, более уверенный и широкий, короткая остановка для осмотра по сторонам. Третий, четвёртый, пятый..., вот и открытая дверь, за которой находится низкий, короткий, но хорошо освещённый коридорчик. На его потолке, видны два ствола скорострельных, электромагнитных пушек. И они, немного пошевелились, взяв человека на прицел. Надо признаться, ощущение ещё то..., не из приятных. Постояв примерно секунд пять, не делая резких движений и пытаясь успокоить "взбесившуюся" частоту сердцебиения, Даня перешагнул через порог. Ранее, на многократно просмотренном видео, этого оружия не наблюдалось. Да и пожелай искин убить нарушителя охранного периметра, он мог это сделать неоднократно. В неосвещённом коридорчике, могли быть такие же установки. Нет, они там точно были.
   Стоило человеку отойти от двери, как она беззвучно закрылась, и прозвучал приказ:
  - Пилот, стой!
  - Стою. - не задумываясь ответил Егоршин, не отрывая взгляда от держащего его на прицеле оружия.
  - Почему ты проник на объект минуя командный модуль, по непредусмотренному инструкцией маршруту? Почему сюда прислали пилота разведчика, а не группу инженеров? - вопросы охранника прозвучали сухо, бесстрастно.
  - Все инженеры давно погибли, я единственный кто более или менее, способен справиться с поставленной задачей, поэтому отправили меня. Да и на верхних уровнях всё безнадёжно разрушено, не пройти. - на удачу ответил Даня. - Минуло так много времени, а ты, почему-то, так и не восстановил весь комплекс. Почему так произошло, Искин?
   Вспомогательный "системный блок" замолчал. Почти сразу, в стенах образовались четыре ниши, из которых вдвинулись установки автоматического огня, и нацелились на непрошенного гостя.
  -Э-э-эй, что за дела? Искин.
  - Не мешай, я просчитываю варианты дальнейших событий. Так. Ответь. Ты, точно не действуешь под контролем наших врагов?
  - Да, мною никто не манипулирует, стало быть, я свободен в своих действиях. Если не считать таковыми все эти пушки и обязательство восстановить обороноспособность нашей планеты.
   Искин вновь замолчал, только через несколько минут, деактивировалось оборонительное вооружение, беззвучно спрятавшись в потайных нишах. Немного погодя, в скрытых от чужого взгляда динамиках, прозвучал сухой, обезличенный голос:
  - Я малый производственный искин номер 76539. Резервного склада базы ближнего космоса 89600490. Отвечаю на заданные вопросы. Я ограничен в функционале и у мня нет доступа к верхним уровням или возможности выйти с кем-либо на связь. Я и без того, работаю на пределе своих возможностей. ...
  - Стой. Разве в тебе не прошит протокол действий на случай уничтожения головного искина? Ты, первым делом обязан восстановить и запустить головной искин. А уже он, стало быть, должен заняться всем остальным.
  - Всё так, и я, выполнил все заложенные в мою программу действия. Только все резервные копии ПО основного искина нашей базы, были уничтожены орбитальной бомбардировкой. Согласно параграфу, номер ..., я воссоздал всё что смог и законсервировал.
  - И-и-и?
  - Поддерживаю объект в должном состоянии. Заодно, постоянно перехватываю чужих роботов разведчиков, регулярно делающих попытки проникновения на мой объект. Сегодня встретил тебя, и предпринял попытку твоего освобождения.
   Пусть это проникновение на объект "сожгло" не одну тысячу нервных клеток Даниила, и всё равно, парня не отпускало ощущение неправильности происходящего. Слишком легко малый искин поверил в слова незнакомого ему человека. Пусть у него, этого непрошенного гостя, присутствует необходимый симбионт, со всеми необходимыми метками. Но. Кто может мешать врагу найти среди пленённых бойцов предателя, и заслать его в этот комплекс? Или у "железяк", в их программах, понятие предатель априори не прописано.
  - Ладушки, Искин, для подтверждения моих полномочий, ты можешь выйти на связь с соседней базой. Ты способен отправить необходимый запрос?
  - Нет.
  - От те раз! Почему?
  - Мой функционал ограничен. Моя основная задача обеспечение работоспособности производственных и ремонтных цехов малых кораблей внутрисистемных перелётов. В случае уничтожения основного искина, я обязан создать новый и запустить его. Дальше, всё делает он. Создание и поддержание связи с другими объектами, в мои обязанности не входит. В случае, если я не могу выполнить поставленную задачу в полном объёме, я обязан провести полную консервацию объекта, и ожидать прибытие инженеров аварийной команды. Такая ситуация возникла, мною восстановлено и законсервировано всё входящее в выше указанный перечень. Я долго ждал, ты прибыл.
   Всё это было ожидаемо. По мнению, искина базы спасения 60008334, мог уцелеть только малый, самый примитивный из его собратьев. И он, не ошибся в своих предположениях. Не мудрено, алгоритмы действий в экстремальных ситуациях, для всех искинов были одинаковы, за исключением некоторых особенностей - своей специфики. И ещё, Макс боялся того, что сосед, воспримет непредусмотренное протоколом вторжение как агрессию. К счастью, этого не произошло. Окончательно убедившись в этом, Даня начал работать по плану "номер 1". В него входило быстрое взятие объекта под контроль, и принятие некоторых мер, для противодействия людям Тяя.
  - Искин 76539. Ты единственны объект, предназначенный для ремонта и обслуживания космических кораблей, который уцелел в этой системе. Как это не прискорбно.
  - Я, об этом давно догадался. Так как произошло уничтожение всех резервных носителей информации, кроме одного, моего. Значит, планету бомбили основательно, мощными боеприпасами. Даже не понятно, каким чудом я уцелел.
  - Новый вопрос. Почему ты не создал новые резервные цеха? На более низких уровнях? - Наобум поинтересовался Даня.
  - Для этого у меня не хватает мощностей и слишком слабые энергоустановки. Дела ещё хуже, чем кажутся первого взгляда. Для подобного расширения, у меня не хватает подходящих стройматериалов, да и моя энергоустановка, добирает последние крохи топлива. Для поддержания базы, пришлось разобрать все пять кораблей, находившиеся в ангаре на хранении. Мне больше негде разжиться энергетическими стержнями.
   Такой ответ, больше чем порадовал Егоршина, именно на это, он и Макс рассчитывали. У искина базы спасения 60008334, без налаживания снабжения из космоса, в обозримом будущем, так же намечалась подобная проблема. Даниил, стараясь ничем не выдать своих эмоций, произнёс фразу, которую Макс, заставил его заучить наизусть. Одну из двух десятков.
  - Малый производственный искин 76539, согласно параграфу, номер 8264..., пункт пятый аварийного протокола. Я, военный разведчик дальнего космоса, регистрационный номер 556..., беру восстановление объекта под своё управление. Для этого, требую передачи мне резервного, мобильного носителя со всем имеющимся у тебя ПО, и техдокументацией.
  - Принято, передаю. Код доступа, - ваш идентификационный номер.
   Через пять минут после ответа, в коридоре показался паукообразный робот, на теле которого были закреплены две больших сферы.
   - Робот механик в вашем полном распоряжении. - отчеканил искин.
  - Принято. Приступить к подготовке шести ячеек для монтажа новых энергоустановок. Будем воссоздавать её энергоснабжение полном объёме. Срок исполнения, три дня. К моему возвращению всё должно быть готово.
  - Принято.
  
   Тяй, последних двое суток, не покидал древнюю базу. Сопротивления их проникновению не было никакого, но и помощи в освоении азов управления подземным комплексом, никто не спешил оказывать. Благо, все помещения, как жилые, так и технологические, имели возможность управления через сенсорные панели. И во многом, за эти дни удалось разобраться. Первым, весьма неприятным открытием, было враждебное отношение охранной системы к тем, у кого не было нейросети. Никто из рождённых на планете, не мог пересечь некую, невидимую черту в коридоре. В попытках её преодоления, погибло четыре невольника. Впрочем, это было единственной плохой новостью, бригада инженеров, почти каждый час, докладывала о новых успехах в изучении чужой техники. Как-то всё шло слишком легко и быстро, как-бы не сработал закон подлости - внезапное ЧП или чего похуже.
  - Шеф! - выкрикнул, ворвавшийся в открытый, но освещённый только аварийными светильниками жилой блок Щербина. - Мы смогли полностью запустить столовый комплекс! Та-ам, отныне функционирует всё! Мы разобрались со всем оборудованием!
  - Отлично, сынок! Видишь, я рад этому твоему так сказать "великому" достижению. Только ответь, почему я должен хоть как-то реагировать на открытие столовой?
  - Так шеф... это, бином. Э-э-э ..., мы, можно сказать, успешно решили проблему с пропитанием! Восстановили там освещение. А наши лингвисты, смогли существенно продвинуться в изучении всеми забытого языка древних. Кстати, всё именно так и есть. Он, по заявлениям всех специалистов, является основой всех языков аборигенов, только более сложен. Благодаря знанию языков дикарей, мы так быстро расшифровываем эти иероглифы.
  - Ганс, ты поясни мне, такому непонятливому. Изучение мёртвого языка - это конечно хорошо, но разве мы голодали? Ты думаешь, освоение продвинутого пищеблока наша наиглавнейшая цель?
   Тяй с холодным безразличием рассматривал стоявшего перед ним инженера, который возглавлял бригаду из двадцати специалистов, проводящих расконсервацию и освоение базы древних. Этот лысый мужчина, сильно располневший за последние десять лет, стоял перед ним на вытяжку и усиленно пытался унять сбившееся от спешного передвижения по длинным коридорам дыхание. Он робел под якобы безмятежным взглядом босса, и терялся с ответом, боясь сказать что-то не то.
  - Тяй, мы это..., работали одновременно в двух направлениях. Это ..., ну, согласно настойчивой рекомендации наших лингвистов, им таким образом, поступает сразу больше информации, что упрощает расшифровку языка древних. Именно они и выбрали приоритеты работ и исследований.
  - С тобою всё понятно, сынок. Иди и работай как считаешь нужным. Только весь спрос будет с тебя. А сейчас, ответь мне честно, мы действительно одержали очередную победу. Ну, скажи, насколько важно осознание того, что, пища древних для нас не ядовита? И вообще, каковы её вкусовые качества?
  - Ну это. Всё что выдавали пищевые синтезаторы древних, я всю неделю скармливал контрольной группе - дикарей. С ними всё в полном порядке, наш медик, даже отметил некоторое повышение их работоспособности и сделал субъективный вывод, будто они стали более выносливы.
  - И как подопытные отнеслись к новой диете? Какими эпитетами они тебя за это наградили.
  - Так это..., они, немного покривились от необычного вкуса блюд, у девятерых из сорока подопытных, возникли непродолжительные проблемы со стулом - у троих из этой девятки, был запор. А так, всё отлично. Я сам, недавно, попробовал несколько блюд из пищевого синтезатора. Как видите, со мною всё в полном порядке. Единственное, у всех блюд, неестественно насыщенный вкус, временами, даже слишком острый.
  - Да, Ганс. Кто бы сомневался, что ты не устоишь перед искушением лишний раз чего-либо поесть. Иди уже с глаз моих, желудок ты на тонких ножках, работай. Тоже мне, гурман-дегустатор.
  - Шеф, вы даёте добро на посещение пищевого блока нашими людьми? - притормозив возле выхода, и вновь повернувшись к боссу. - Это позволит, нашим исследователям, сэкономить время на приготовлении и приёме пищи.
  - Погоди пока, я всё посмотрю сам, продегустирую пару блюд и только после этого, дам своё заключение. Всё, свободен.
   Щербина, скрылся из виду, было слышно, как он ещё чего-то говорил, точнее, удаляясь, громко отдавал приказы своим подчинённым, которые видимо, появились вместе со своим начальником. И тут, коридор огласил массовый крик радости. Причина такого проявления эмоций была банальной, в жилом секторе, неожиданно включилось нормальное освещение. И почти сразу, по всем помещениям, деловито засуетились появившиеся из многочисленных ниш роботы уборщики, а на сенсорных панелях, засветились незнакомые символы.
   В отличии от всех присутствующих, включая двоих телохранителей, Тяй, внешне, отнёсся к включению в жилом блоке освещения, совершенно спокойно. Он, только удивлённо улыбнулся, прислушиваясь к ликующим выкрикам; укоризненно покачал головою, увидев, как один его охранник, легонько толкнул своего товарища в плечо и восторженно показал ему кулак с оттопыренным вверх большим пальцем. С неподдельным интересом понаблюдал, за неизвестно откуда появившейся парочкой маленьких, забавных роботов-пылесосов. Эти механизмы суетливо собирали с пола не только слой вековой пыли, но и занесённую на подошве ботинок остатки сухой глины. Затем, удовлетворив своё любопытство, человек встал с принесённого с поверхности деревянного табурета, достал из нагрудного кармана своего комбинезона сложенный вчетверо лист бумаги. Решившись удостовериться в том, что подчинённые всё сделали правильно, босс неспешно подошёл к стене, точнее к большой панели со множеством светящихся на ней символов, и внимательно сверяясь с запиской, прикоснулся на ней к паре символов. Почти сразу, из противоположной стены, а быть может из пола, Тяй к этому особо не присматривался, "вырос" небольшой диванчик. Игнатия, посмотрев на него, довольно хмыкнул, слегка покачал головой, и с барственной неспешностью, направился к вызванной им мебели, где и уселся, блаженно прикрыв глаза.
   Минут через десять, Тяй ощутил, как воздух в его комнате, стал более прохладным и исчез затхлый запах свойственный всем заброшенным помещениям. За это время, к его новым апартаментам, пару раз подбегал толстый инженер. Он, пыхтя из-за отдышки как паровоз, говорил, что ему срочно необходимо попасть к шефу на доклад. Однако, стоявшие на входе телохранители, оглядываясь на "медитирующего" шефа, так и не пропустили неугомонного Ганса. Получил "от ворот поворот" и Жека. Впрочем, тот сильно на аудиенции не настаивал, услышав отказ, понимающе кивнул, и развернувшись, удалился.
   Игнатия же, наслаждаясь чистым, прохладным воздухом, как ему казалось, с лёгкой примесью запахов каких-то цветов, думал о возникшей перед ним проблемой: "Как нам быть с нашими детьми и внуками? Провести на территорию найденного комплекса, их невозможно, охранная система, отказывается воспринимать их как своих. Подозреваю, всему "виной", наша нейросеть. У нас, выживших в той странной катастрофе звездолёта, она есть, у тех, кто родился на Новой Земле, её нет. Только не понятно, почему она, древняя, чужеродная охранная система, считает нас своими? Или, всё намного проще. У кого имеется симбионт, тот относится к высокоразвитым разумным существам. У кого нейросети нет, к дикарям. Значит, это этакий фильтр, не позволяющий "обезьяне" проникнуть на охраняемый объект, и начать лупить по пульту управления своей примитивной дубинкой. Если так, то необходимо как можно скорее учить мёртвый язык, и изучить всю базу, - облазить все её закоулки. Уверен. У древних есть архивы, и обязаны быть сведения о медицине, и производстве аналогов наших нейросетей. Хорошо, если в наличии будут и производственные комплексы. А они обязаны быть, иначе, эта база, должна давно превратиться в прах ...".
   Поразмышляв ещё немного, то есть, пофантазировав, - в данной ситуации, это было почти одним и тем же. Тяй был убеждён, в данном случае, лучшим решением, будет построить вокруг найденного провала укреплённую базу, на которой будут жить дети его подчинённых и их слуги, из числа лояльных им аборигенов. Так будет ровно до той поры, пока он не решит проблему с установкой для избранных нейросети. А в том, что она будет решена, он больше не сомневался. Пребывая от этой убеждённости в приподнятом настроении, Игнатия поднялся с удобного, диванчика, присмотрелся к нему повнимательнее. И вновь сдержанно улыбнулся. Всё сошлось, это пищевые синтезаторы, которые выдавали пригодные для человека блюда, также мебель, удобная только для гуманоидов. Значит и медицина, обязана быть рассчитана на лечение человека. Если хорошо подумать, эти дикари, и есть потомки бывших хозяев этой базы, только одичавшие. А проверить догадку о безопасности медицинских процедур, можно будет на одном из возмутителей порядка, а лучше - для чистоты эксперимента, на всей пятёрке, поочерёдно.
   "Мало ли чего может произойти, оборудование для наших медиков новое, неизвестное, вдруг в чём-то ошибутся. - думал Тяй, направляясь к выходу из своего нового кабинета. - Да и много чего придётся проверять на безопасность для человеческой жизни и здоровья. Эти горе заговорщики, как нельзя вовремя решились поиграться в революционеров. Вот только развитая сеть доносчиков, сработала как надо, и ...". - Да. Все сочувствующие и активные участники гипотетического переворота были вовремя выявлены, кто-то был строго наказан, и в данное время отбывал наказание в трудовых бригадах землекопов. А вот активисты, на весь остаток своей жизни, стали "подопытными мышками".
   Построение предварительных планов - это хорошо, но и о делах насущных, забывать не стоит. Была необходимость пройтись по комплексу, кого-то подбодрить или похвалить. А быть может, просто постоять и строго посмотреть в сторону тех, чьи успехи в работе не столь значительны. Этот способ стимуляции подчинённых уже срабатывал и не раз.
  "Кстати, - подумал Тяй, уже покинув свои новые апартаменты, - необходимо подумать, чем поощрить тех, кто добился в своих трудах наилучших результатов. И как обычно, необходимо сделать это прилюдно".
  
   Связь с Максом появилась сразу, одномоментно с тем, как дёрнулась первая створка выходного шлюза. Это было приятным добавлением к включённому во всех коридорах освещению и роботу технику, следующим следом за Даней.
   - О Даня, привет! Ты жив? С тобою всё в порядке? - голос ИИ, прозвучал неожиданно бодро и жизнерадостно.
  - И я рад тебя слышать, железяка ты бездушная. Можно было хоть ради приличия, изобразить переживание за мою никчёмную жизнь. Послал меня, неведомо куда, и в ус не дует.
  - Куда-куда я должен дуть?
  - Никуда, паразит ты электронный. Мог хоть какие-то меры предпринять для моего спасения.
  - А ты-ты... ты, кусок неблагодарного мяса! Не веришь в мою порядочность на слово? Тогда посмотри на мои потери, которые я понёс в попытках пробиться к тебе на помощь!
   И действительно, через просвет не до конца открывшихся створок, были видны множество обездвиженных роботов различной конфигурации. Одни из них покоились прямо возле раскуроченных ворот. Другие устилали пол шлюзовой камеры, их было так много, местами, один дроид, покоился на другом. Ближе всех, лежали три андроида, один, обхватив голову руками, упал ниц. А двое, однотипных, похожих меж собою как близнецы, валялись навзничь, раскинув руки в стороны и устремив в потолок стеклянные глаза. Отчего, до жути, были похожи на настоящих покойников.
  - Видишь, - в голове Егоршина, прозвучал обиженный голос искина, - я с первой минуты пытался пробиться к тебе. Самым простым делом, было вскрыть построенные мною же ворота. А дальше, кого бы я ни посылал, его сжигали электромагнитным импульсом. Невзирая на степень его защищённости. Я даже боялся, что придётся оставить весь этот исследовательский комплекс.
  - Хорошо, дружище, прости и не обижайся. Однако, я вернулся не с пустыми руками. Видишь, за мною как собачка идёт робот техник?
  - Вижу! Меня не обманывают мои матрицы системы видео наблюдения? Это - это то, что я думаю? На его боках закреплены переносные блоки памяти?
  - Да дружище, - обходя последнее препятствие на выходе из шлюза - "безжизненную" махину большого робота проходчика, не сдержав улыбку, ответил Даня, - правда, мне ещё придётся поработать с этим ПО. Базы данных главного искина, были уничтожены - все. И пока я не забыл, подготовь шесть энергоблоков. ...
   Пояснять ещё чего-либо Даниил не стал, он, дав мысленную команду дроиду-технику: "Следуй за мною". - Направился к пассажирскому вагончику подземного поезда. Человек к своему, а робот, к грузовому. Он знал, немногим позже, после удаления на безопасное расстояние, управление этим роботом, будет перехвачено Максом, да и в поставляемых на соседнюю базу энергоустановках, будут внесены некоторые изменения, которые невозможно обнаружить, не разбирая их. Эта "модернизация", была своеобразной мерой их предосторожности против ...
   Путешествие в скоростной подземке затянулось более чем на час. Человек даже не догадывался насколько будет дальней та запасная база, которую Макс решил выделить для проведения всевозможных экспериментов. Точнее, это был законсервированный комплекс который должен быть перепрофилирован. Для этого, все его искины, были полностью отформатированы и ожидали установки нового программного обеспечения. Благо, все ИИ исчезнувшей цивилизации и основное оборудование всех баз, были стандартными. Что только повышало шансы на успех этой аферы.
   Прошло минут десть поездки, когда Макс вновь заговорил:
  - Даня, ну всё, хватит дуться. Всё что мы делали, идёт только на наше благо. Надеюсь, ты это понимаешь?
  - Всё я понимаю. - очнувшись от лёгкой дрёмы, ответил Даниил. - Но и ты пойми. Тот малый искин, с которым я общался, такая нудная личность, просто жуть. От его без эмоциональной, протокольной речи, хочется выть, или даже сдохнуть. Как-то так.
  - Понимаю. Общение с людьми, не его конёк. Он всего лишь производственник.
  - Фиговый он производственник. Не упоминай мне о нём, хоть в ближайший час. Ладушки?
  - А чего ты хотел? Этот примитив, не предназначен для самостоятельного решения проблем. Его задача, получить приказ и выполнить.
  - От те раз! Ты что, издеваешься, или не понял мои слова. Я прошу, давай на какое-то время, забудем о нём!
  - Всё. Не кипятись так. Тем более, у меня, для тебя есть подарок.
  - Вот как? - с усталым равнодушием поинтересовался Даня. - Ну, это ..., давай, подлизывайся, лицемерный ...
   И в этот момент, Даня услышал радостный крик своей подруги:
  - Егоршин, ты меня слышишь? - Гульнара обрушилась "водопадом" ментальных вопросов, в которые было невозможно вклиниться для ответа. - Как ты там? Ответь? С тобою всё в порядке? Вот, представляешь, этот гад, только сейчас сказал, что я могу в любой момент выйти с тобою на связь! Почему ты так долго молчал? Вот. Ты тоже об этом не знал? А ещё, представляешь, отныне я могу управлять на базе любым бытовым оборудованием! И для этого, никто из нас не обязан носить браслет усилителя! Вот. А то, что я могу поговорить с тобою в любой момент, где бы ты ни был это вообще прекрасно! Вот. ...
  - Я всё слышу. - вклинился в нескончаемый монолог девушки ИИ. - И не какой я не гад. Я тут из своих микросхем и кристаллов "выворачиваюсь наизнанку", пытаясь вам угодить и помочь. А вы? Неблагодарные людишки. Вы бы только знали, сколько моих дефицитнейших микросхем погорело в хлам...
  - Знаю, знаю Макс. - капитулируя подняв руки, как будто его мог кто-то увидеть, согласился с предъявленной претензией Даниил. - Я даже видел ту свалку сгоревшего оборудования.
  - Какую такую свалку? Блин горелый. - обеспокоенно поинтересовалась Гуля. - Что там у вас произошло?
  - Ничего страшного. - опомнившись, что беременную жену нежелательно лишний раз нервировать, как можно спокойнее ответил Даниил. - Мы пробивали крепкую стену одной из сохранившихся с давних времён базы, и проходческие роботы Макса, не выдерживая такой интенсивной нагрузки, ломались.
  - После чего, ты, наплевав на свою безопасность, полез в ту дыру?
  - Нет. Ну, это, я ещё пожить хочу. Я только управлял нашими разведчиками - дистанционно. Могла возникнуть непредвиденная ситуация, с которой Макс мог не справиться, ведь он хоть продвинутый, но ИИ. Он не ориентируется в обстановке не предусмотренной его разработчиками.
  - Ой, брешешь, Егоршин. Точно брешешь, блин горелый. - в голосе Гули сквозило сплошное недоверие.
  - Спроси у Макса, он всё подтвердит. Он ведь хоть умная, но машина и по этой причине, брехать не может.
  - Так себе отмазка. Вот. Макс, это продвинутая техника, она на многое способна. Вот. Вон, его аватар от живого человека, в упор не отличишь. Да и зачем он Тычину прогоняет через ускоренное развитие и обучение?
  - Макс! Это что за дела? - возмутился Даня, в порыве эмоций, постаравшись вскочить с пассажирского кресла, только этому помешали ремни безопасности. - Ты ведь обещал!
  - И сдержал своё обещание. Учтя полученные от твоего разгона данные, я разбил ускоренное обучение, на пять процедур. А Гульнаре, вообще, запланировано пройти через двадцать непродолжительных погружений в разгонную капсулу. Это связанно с её беременностью. Кстати, благодаря этому, уже через три недели, вы станете родителями. Да и Гульнара, две последних разгонных процедуры, будет проходить в нормальном режиме - после родов.
  - Стоп, Макс. - понимая, что в этом нет надобности, возмущённо нахмурив брови, поинтересовался Даниил. - А зачем ты продолжил пусть безопасный, но всё-таки разгон нашего развития и обучения.
  - Всему виной действия Тяя и его банды. Ты, один, с перепрофилированием моей базы и её управлением, будешь возиться очень долго. Твоя специализация пилот-инженер. У Андрея, инженер-хакер, как и у Дианы. Только она, обучается и разгоняется в более щадящем режиме. Это не с чем не связано. Такая поблажка, дана Диане по требованию Андрея.
  - И когда мне его ждать на нашей новой базе?
  - Завтра. Запустить процесс инсталляции ПО сможешь и ты, а вот дальше, будет работать Тычина. А ты, будешь у него на подхвате, помощником. Немногим позже, к вашей работе присоединится Диана, сместив тебя с поста главного помощника. А ты займёшься контролем постройки космического челнока-разведчика.
  - Алё-о-о, мальчики, блин горелый, - послышалось ментальное, ехидное возмущение Гульнары, - вы про меня случайно не забыли? Я всё ещё тут. И всё прекрасно слышу.
  - А ты Гульнарочка, - совершенно спокойно, парировал "наезд" девушки искин, - как мы и договаривались, займёшься социальной адаптацией, и медицинским обслуживанием всех новоприбывших, и не только их. Именно ты, изучаешь все базы знаний медика. Кстати, поздравляю, у нас, только что появилось новое пополнение - на планету прибыла девушка. Состояние её здоровья, почти в норме. Необходима замена только опасного для жизни симбионта. Вот этим, дорогой доктор, вы сейчас же и займётесь. Естественно, под моим неусыпным контролем.
   И всё, на этом приятная часть разговора - общение с любимой женщиной окончилась. Озадаченная появлением своей первой пациентки, Гуля "ушла со связи" и дальнейшую дорогу, пришлось коротать деловым разговором с Искусственным Интеллектом.
   В последствии, удалось выяснить, возможность беседы с женою в любое удобное время, была тем самым подарком искина. И был он, на самом деле шикарным, отныне, супружеская пара могла общаться друг с дружкой ежедневно, пользуясь узлом связи базы как ретранслятором. Касаемо других дел, так и они пошли как по накатанному.
   Череда дальнейших событий началась с прибытия на хорошо освещённую, пустынную платформу грузовой станции, на которой больше не функционировал не один из её терминалов. Одно благо, по всему комплексу была выполнена последняя команда, отданная управляющим искином до форматирования, - во всех помещениях горело освещение и были открыты двери. Далее последовал длительный пеший "поход" по широким коридорам экстренно расконсервированной базы. Не работай в нейросети человека подсветка маршрута, пришлось бы Даниилу "блукать по подземелью до скончания времён". А так, не прошло и часу, как Даня, в основном шагая извилистыми коридорами, временами, подымаясь, или спускаясь по лестницам, дошёл до главного терминала ремонтного бокса комплекса. После чего, немного отдышавшись; следуя пошаговым подсказкам Макса, начал установку принесённого им программного обеспечения. Здесь, не кривя душой, можно признаться, это был наискучнейший процесс. Вставь "установочный диск" в соответствующий разъём, запусти терминал и всё, сиди и жди, когда всё закончится.
   На следующий день такого сидения, прибыл излишне хмурый Андрей, который, еле слышно буркнув: "Привет". - Тут же взял все бразды правления в свои руки. Нет, не так, он пожелал неотлагательно внести в ПО некоторые обновления и улучшения, поэтому, о чём-либо другом, ему было некогда думать. Ещё один момент, функцию принеси; унеси; пошёл вон - не мешай, исполняли три прибывших с ним миловидных андроида. Это были близняшки-фотомодельки, которые повинуясь ментальным приказам Андрюхи, что-то подключали; без видимых усилий манипулировали тяжелыми блоками памяти. А Даниил, по прежнему был в этой деловой суете лишней деталью интерьера, которую никто не удостаивал даже ничтожной крохой внимания.
   Терпения, выдержать такое издевательство полнейшим игнором, хватило на три часа. Далее, Даня, больше не желая исполнять роль наглядной иллюстрации "пятого колеса у телеги", никого об этом не оповещая, удалился в пустующий жилой блок комплекса, где, приютившись прямо на полу, уснул, Сделав это на зло всем, и так, отоспаться про запас. Произошедшее далее, Егоршин был готов обозначить как угодно, начиная от сплошь нецензурных выражений, до признания "закона бутерброда" адской аксиомой. Ему казалось, не успел он смежить веки, как в голове послышался излишне жизнерадостный "вопль" Макса:
  - Подъём, засоня! Данька, тебя труба зовёт!
  - Я бы эту трубу, кое-кому, кое-куда засунул - для улучшения её звучания. - Зло пробубнил Даниил, с трудом открывая глаза.
  - Я не виноват! - излишне театрально "испуганным голосом", выкрикнул ИИ. - Такова жизнь! Просто кто-то, не так давно, внёс на моё рассмотрение одно умное предложение. А как там на вашей земле говорили о действиях инициативы, относительно того, кто её выдвинул?
  - И чего же такого глупого я умудрился тебе ляпнуть? Ничего не помню.
  - Почему же глупое?
  - Потому что оно, как долбанный бумеранг, вернулось ко мне, и .... В общем, не будем ругаться, поясняя последствия моей инициативы, нас могут подслушать наши дамы.
  - Такое исключено. Это, сугубо приватная линия, без моего дозволения, подслушать её невозможно - матюгайся на здоровье - сколько твоя душенька пожелает. Ну всё, все шутки в строну. Судя по подслушанным мною разговорам боевиков врага, люди Тяя слишком быстро осваиваются на командном комплексе соседней базы. Значит, нам вновь необходимо торопиться. Андрей, уже перепрофилировал один цех для изготовления медкапсул, под производство тренажёров виртуальной реальности. Осталось только его запустить. Этим ты сейчас же и займёшься. Сразу предупреждаю, взвалить эту заботу на себя, я не могу, не моя специализация ...
   То, что ИИ озвучил дальше, проще говоря и цензурно выражаясь, было сплошным авралом. Необходимость изготовления нескольких, модернизированных обучающих капсул, являлось единственным лёгким делом, из бешеного потока задач, "в навалившемся вале проблем. Да, отладка и запуск в уже перепрофилированном цехе производства некоторых деталей и узлов, так же можно было считать относительно лёгкой задачей не требующей особых навыков. Только она, была совершенно не выполнима для искина - с его огромным ворохом прошитых в его "мозгу" ограничений. Впрочем, это же не заняло много времени. Зато все единовременно навалившиеся задачи, создали сплошной ад рутины и не всегда приятных моментов. Всё началось с новости об отсутствии на складах неких марок броневой стали, необходимых для изготовления корпуса космического челнока, пришлось запускать плавку наиболее близкой по качеству - из имеющихся в наличии. Как итог, даже по предварительным расчётам, не взирая на композитное покрытие, броневая защищённость корабля ухудшилась в разы. Неимоверно вырос вес самого космического аппарата, и ухудшились показатели управляемости челнока. Каково после этого, будет летать на такой "консервной банке" среди космического мусора? И не приведи случайность, повстречаться с вооружённым противником.
   В общем, постоянно ругаясь и пользуясь инструкциями Тычины как костылями, Даня, за четыре дня, справился с первыми задачами, зато, на их замену почти мгновенно появились другие. Неизбежное проявление затеянной Максом реконструкции нескольких цехов и начала производства всего необходимого, "проснулся " один из спящих вулканов, маскирующей работу сразу нескольких плавилен. Это событие, сильно испугало живущих неподалёку аборигенов, которые, побросав всё своё имущество, панически бежали из своего селения. Немудрено, всё это представление начиналось с лёгкого землетрясения и продолжилось выбросом дыма и небольшого количества "вулканического" пепла.
   А дальше ..., для Егоршина началась натуральная свистопляска. По-другому это не назовёшь. Утром, после завтрака он направлялся в виртуальный тренажёр. А там..., Можно привести в пример самые первые, "лёгкие" уроки. Ставший ненавистным женский голос инструктора-диспетчера полётов, твердил одно и тоже: "Пилот, ваша задача, подняться над поверхностью палубы на полтора метра". - Происходил резкий, неконтролируемый прыжок челнока вверх, и ..., слышался душераздирающий скрежет. И как "вишенка к тортику неудачи", в голове звучало: "Задание провалено". - И так, раз за разом, попытка за попыткой. После этой казавшейся бесконечной экзекуции, следовал час отдыха в медкапсуле.
   Немногим позже, уже за обедом, Макс успокаивал злящегося на свою бездарность Даню, утверждая, мол все начинающие пилоты проходят через подобное издевательство. Само по себе, наличие симбионта и соответствующей базы, позволяет только произойти "слиянию" человека и машины. А дальше, всё как в жизни, "малыш" сам должен развивать моторику своих примитивных движений. Затем, можно немного усложнять задачу, учиться ползать в нужном направлении и только после этого ходить, или даже бегать. Приятным бонусом, к этому чистилищу, шёл целый час общения с Гулей. После чего, намного легче воспринималась обязательная отработка в цеху, где уже началась сборка космического корабля Даниила. Из-за отсутствия управления через основной искин, запуск всех новых операций, производился "вручную". Кстати, перемещение готовых узлов к монтажному стенду, или стеллажам длительного хранения, также происходило только по команде живого оператора. Поэтому Даня, выматывался полностью, чуть ли не до потери сознания. Приходилось, бегать между малыми, нестандартными терминалами, при этом, не забывать пятикратно проверять все свои действия. Например, взять "флешку" с нужной программой для выполнения новой операции, прочесть вслух что на ней написано. Вставить в соответствующую командную консоль - которые Андрей изваял буквально "на коленке". Прочесть название "прописавшегося" логического диска. Затем, прогнать ускоренный процесс в виртуальном цеху, убедиться в отсутствии видимой ошибки. И только после этого отдавать команду на изготовление новых блоков, или давать добро на сборку необходимых агрегатов. Далее, следовал ужин, повторное погружение в виртуальный тренажёр и вновь оздоровительный сон в медкапсуле - до утра. А там, всё начиналось по новой. Учёба, с её ставшим ненавистным голосом инструктора и его предупреждение о очередном, бездарном провале задания.
   Стоп - стоп, не всё было столь безнадёжно, и уныло как могло показаться с первого взгляда. К моменту, когда из цеха стратегического склада номер 89600490, вместе с приборами маскировочного поля и навигации, прибыли один основной и шесть манёвровых двигателей; Даня мог не только филигранно отрываться от палубы на заданную высоту, но и уверенно покидать ангар виртуального корабля матки. Единственным неудобным осложнением в таком обучении, были появившиеся с недавних пор ночные кошмары. И это не удивительно - перегруженный постоянными переживаниями и поступающей информацией мозг выдавал такие абсурдные видения, которые было невозможно пересказать. Видимо Макс, зараза этакая, в виртуальном обучении, для экономии времени, начал пользовался разгоном сознания ученика. Косвенным подтверждением этих подозрений были обязательный ежедневный отдых в медкапсуле и участившиеся в последнее время сильные головные боли. Вчера, догадки о проделках ИИ, подтвердились одним случайным взглядом Даниила в зеркало. Произошло это в предбаннике душевой, после вечерней учёбы в капсуле. Егоршин просто подумал о зеркале, а оно раз, и материализовалось на стене. Вот только в нём, вместо молодого, пышущего здоровьем парня, отразился неимоверно уставший человек с красными от мелких кровоизлияний склерами глаз. И этот измождённый человек, неизвестно каким образом умудрялся стоять на ногах, не шатаясь и при этом, грустно улыбаться.
   "От те раз, дожился. - флегматично подумал Даня, пристально рассматривая своё отражение. - Стало быть необходимо свято верить - наш Максик, больше не злоупотребляет разгоном? Ага, а я такой наивный взял и поверил, простой чу...".
  - Всё не так, это снова вынужденная мера. - прозвучал ментальный ответ на не заданный вопрос.
  - Ага, ладушки. Верь после этого одной железяке, которая утверждает будто у неё есть строгие ограничения на её действия. Мол, я никогда не смогу причинить человеку вред! Ага-ага! Свежо придание, да ...
  - Всё так и есть. - с нескрываемой обидой начал отнекиваться ИИ. - Я пойду на всё, для спасения вашего здоровья и жизни. Себя не пожалею.
  - И нас тоже. - огрызнулся Даня, направляясь к медкапсуле. - Коль попался, то имей совесть, не возражай.
  - Поклёп! Как есть, поклёп.
  Егоршину даже померещилась умильная мордочка Макса, изображающая наивную невинность. Отчего, молодой человек не выдержал и раскатисто расхохотался. На что, основной искин, не преминул возмутиться.
  - Не веришь? А зря. Между прочим, я применяю разгон только тем, кто сам об этом неоднократно задумывался. Да и действую я мягко. Больше никакого завышенного риска, и максимально допустимых нагрузок. Моё правило, я должен ликвидировать весь причинённый разгоном вред за одну восстановительную процедуру. И сделать это гарантированно, с двукратной страховкой.
  - Ладушки, бреши дальше...
  - Погоди Даня, - голос Макса, прозвучал неожиданно резко и тревожно, - у нас, начались большие проблемы. Банда Тяя, только что, умудрилась установить пока что не устойчивую, связь с искином соседней базы.
  - И?
  - Всё очень плохо, он нам больше не подвластен. Больше мы не получим оттуда не единого изделия. Все цеха той базы, отныне, точнее через сутки, будут работать только на наших врагов.
  - Ну это. Что тогда ждёшь? Давай команду на подрыв поставленных нами энергетических ячеек.
  - Как ты там мне возражал? "Ага -ага". - Думаешь ты один такой умный. Любые мои сигналы больше туда не проходят. Объект надёжно экранируют.
  - Бли-и-ин, надо было сразу подрывать те заводики, тогда, когда только мы запустили наш и ...
  - Не ной, не всё так плохо как ты подумал, пара посланных мною вчера сотрудников, оттуда депортирована. Они живы и здоровы. Вон, вижу, они буквально в эти секунды покинули шлюзовой ангар и направились к пассажирской платформе. Удивительно, и за Шареной и Григорием, движутся дроны-техники и несут по паре объёмных кофров с каким-то оборудованием. Принимаю решение, пассажирский и грузовой вагоны движутся раздельно и разными путями. Так будет до тех пор, пока не буду убеждён в безопасности багажа и не проверю содержание посылок. Далее, на ветке, ведущей к нам, сразу по их убытию, начнётся демонтаж всего оборудования. Через полчаса, тот участок туннеля, будет залит искусственным базальтом. К завтрашнему утру, замуруем его полностью и о его существовании не останется никаких напоминаний. Оставшиеся на той станции роботы- смертники, делают всё для уничтожения даже малейшего намёка, в каком направлении мы отсюда убыли.
  - Сам понимаешь, ну это, все твои шаги, являются полумерами, не позволяющими обезопасить нас от скорой схватки с бандитами.
  - А мы и не собираемся бегать от них вечно. Нам главное выиграть время и вырваться в космос. - тоном, которым родители обычно успокаивают своего обиженного малыша, проговорил Макс. - Я не мог взорвать свои адские закладки, зато... Если в течении десяти минут, я не выйду на связь с неким маленьким, прибором одноразового использования, он выпустит в ставшую чужой систему один вредоносный вирус. А через пол часа после этого, база с которой мы работали будет "мертва". То есть, все её искины и носители будут отформатированы под ноль.
  - Знаю, блин. Но почти сразу, запустятся автономные протоколы переустановки ПО. И через два дня, всё будет функционировать, как и прежде.
  - Всё, да не всё! - тоном победителя заявил ИИ. - О наших делишках, как и о присутствии, не останется ни байта информации. Скажи спасибо Андрею, это он так усовершенствовал найденный в моих архивах разработку одного вируса-диверсанта. Он, всё это время сливал нам всю проходящую по серверам информацию, а скоро ..., ну ты всё понял сам. На этом всё, а сейчас, незамедлительно, отправляйся спать. В связи с недавними событиями, с завтрашнего дня для тебя начинается настоящий ад, сплошная учёба и усиленная регенерация. Надеюсь ты не против?
  - Куда я денусь. Бли-и-ин ...
  - Кстати, насчёт сборки своего корабля можешь не переживать. Завтра утром здесь появятся двое твоих новеньких соратников, они тебя заменят на посту "дрессированной обезьянки". Как ты, наверное, догадался, это Шарена и Григорий, которые недавно покинули соседнюю базу.
   Пока человек шёл к лечебной капсуле, он успел переговорить с женою по ментальной связи, высказав ей слова поддержки и посетовал на невозможность поддержать её своим присутствием. На эти слова, он получил от супруги гневную отповедь и строгий приказ, больше не страдать подобной ерундой. Далее, будущие родители пообщались на разнообразные отвлечённые темы, но не долго. Причина этого была до нельзя банальна, Гульнара находилась в родовом зале, и возле неё суетились парочка андроидов-акушеров. Правильнее будет сказать, это были её помощники, которые, по необходимости, за считанные секунды, могли переквалифицироваться в тех, или иных специалистов. Вот они и потребовали прервать общение, хотя, могли сделать это самостоятельно, взяв сознание роженицы под свой контроль. Не мудрено, в этот момент, они по-прежнему оставались аватарами одного наглого ИИ, с там же функционалом.
   Утром, стоило крышке капсулы только открыться, а Даниилу проснуться, как Макс, перейдя на громкую, а не ментальную связь, изобразил какую-то бравурную музыку и пафосно провозгласил: "Внимание! Новоиспечённые мать и отец прелестной девочки проснулись и готовы принимать по этому поводу поздравления!" - Видимо, искин специально подстроил синхронное пробуждение супружеской четы. И началось! Понеслись ментальные поздравления, адресованные как Даниилу, так и Гульнаре. Чествовали сразу обоих, так и каждого в отдельности. И людей, решивших разделить радость молодых родителей, было так много, отчего супруги немного опешили.
  - А что ты хотел? - в голове Дани, прозвучал ехидный голос Макса. - Ты сам разрешил мне подбирать с поверхности планеты осиротевших детей и подростков. Я всех их обследовал, провёл все необходимые тесты и мои дроиды, работают с каждым воспитанником индивидуально, выполняя обязанности приёмных родителей. Мы детей обучаем, воспитываем, прививаем наш менталитет. Приучаем радоваться и переживать за всё, что происходит в нашей общине. Правда, двенадцать человек из ста пятидесяти мы отбраковали почти разу. Сделали это ещё до установки симбионта. Я тщательно подкорректировал их память, подлечил, и сейчас, они оказались в одном из племён, которому требуется "вливание свежей крови". Ну-у-у, дети не сами примкнули к кочевникам, а с "отцами-охотниками", которые в нужный момент "погибнут" на охоте. Происходить эти ЧП будет постепенно, при очевидцах, только тел погибших, никто не сможет достать. Так что за них, можешь не переживать.
  - Ну ты и козлина! Макс, ты обещал мне отчитываться о всех подобных делишках. А сам, ни слова не говоря, такие аферы проворачиваешь.
  - Вот я и отчитался. Ну всё, хватит ненужных отступлений от темы, поговорим о важных делах.
  - Хорошо, поговорим. Начнём с главной новости, мою учёбу на этой планете, можешь считать оконченной. И это не обсуждается. Молчишь? Вот и правильно. Тычину и остальных членов нашей команды выживания, обучай сколько понадобится и чему понадобится. Эти решения покамест на твоём усмотрении, ты лучше ориентируешься в окружающей обстановке. И не забудь про подготовку штурмовых групп-дроидов и их операторов - из тех, кого ты поселил в отдельном комплексе. Далее, Андрей..., он, с сегодняшнего дня, становится директором именно этих цехов. Здесь ты, подчиняешься ему полностью и безоговорочно, все действия, выполняются только по его команде. И никак иначе.
  - Даня, но иногда, будут возникать ситуации, в которых нелёгкий вопрос выбора из двух бед, необходимо принимать почти мгновенно.
  - Вот, для подобных случаев, составь мне список исключений. И без всяких там хитрых ходов и манипуляций, не хватит времени ознакомиться со списком твоих привилегий, и их обоснований, улетаю с планеты так их и не утвердив. Понятно?
  - Да, всё понятно и принято к исполнению. - ментальный ответ ИИ прозвучал сухо и при этом показалось - обиженно.
  - Право дело, ты как ребёнок, ещё предстань передо мной в виде милой аватарки в мини юбочке и невинно моргая, шаркни по полу ножкой в балетке.
  - Могу ...
  - Не смей! Шутки кончились. Слушай дальше. Мне необходима карта расположения всех объектов техногенного происхождения, которые сейчас находятся на орбите.
  - Функционирующих? Или мёртвых тоже?
   Даниил, который полностью одевшись, собирался покинуть помещение медблока, остановился и удивлённо посмотрел на потолок. Затем, внимательно окинул взглядом большую комнату. На данный момент, она выглядела до удивления аскетично, в ней не наблюдалось ни стола, ни табурета или кресла. Присутствовала только закрытая медицинская капсула белого цвета. И в данный момент, эта продолговатая конструкция, тихо гудела, в ней включился режим очистки и самодиагностики. Искин, не мог это не заметить, поэтому, встревожившись поинтересовался:
  - Димыч, ты это..., чего там забыл?
  - Да вот, думаю. Соображаю значит. Ну это. Чего мне тут выломать, да начать громить всё, хоть как-то связанное с тобою. Ведь ты, обормот этакий, вновь утаиваешь от меня важную информацию.
  - Фух, а я-то думал ..., уже представил, будто случилось что-то серьёзное. И вообще, ты делаешь поспешные выводы. С твоего позволения, я продолжу. У нас есть пара объектов, которые до сих пор подают еле различимые сигналы. Далее, есть большие скопления космического мусора, в них летают обломки величиной с куриное яйцо встречаются и те, что чуть крупнее твоего разведчика. На их фоне, разительно выделяется один огромный объект - останки большой площадки орбитальной защиты.
  - Че-его-о-о?
  - Не чего, а что. Эта платформа, была уничтожена одной из первых и с тех пор, никак не даёт о себе знать. Мне вообще не понятно, почему эти руины, до сих пор не сошли сорбиты, как все её систершипы.
  - Отлично, я отправляюсь к жене, проведу с нею два дня. А ты собери, всю имеющеюся у тебя по этой платформе информацию и передай мне.
  - Бессмысленно. Там...
  - Тебе Макс что-то не понятно. Пусть лучше со мною будет флешка с ненужной информацией, чем я буду сожалеть о её отсутствии в нужный момент. Хотя, стоп. - Даня резко остановился, не дойдя до первого перекрёстка коридоров пары шагов. - Где на данный момент находится Андрюха?
  - По-прежнему возится возле главного терминала этого комплекса. Пытается добиться хоть частичной его автономности. И это, у него может получиться.
  - Отлично, веди меня к нему.
  - Что ему сказать?
  - Ничего, я сам всё ему объясню.
  - А как же твоя жена? Она ведь ждёт...
  - Немного подождёт, дело важнее. Тем более, я надолго у Тычины не задержусь, озвучу ему одно важное поручение, и пойду дальше.
  
   Все планы и задумки во всех мирах, имеют одно неприятное свойство, они, в той, или иной степени меняются, в зависимости от событий с которыми они сталкиваются. Этим же закончилась и встреча с Андреем. С первого мгновения показалось, будто Тычина даже не обратил внимание на появление Даниила. А через пару минут, Егоршину, уставшему "говорить со спиною товарища", пришлось силой развернуть того к себе, и тут же, от него отшатнуться. Его взору, предстал, образно говоря, чрезмерно засидевшийся в игре геймер, с красными, воспалёнными глазами; немного взбешённым взглядом человека, оторванного от чего-то для него важного. Дурным дополнению к сказанному, были отёчные "мешки" вместо нижних век и болезненно бледный цвет лица.
   "Блинский Макс, - подумал Даня, пристально рассматривая парня, и не обращая внимание на его вялое сопротивление, и какое-то возмущённое бормотание, - он что, совсем забыл про свою обязанность смотреть за состоянием здоровья всех обитателей его убежища?"
   ИИ, подслушав мысли человека, воспользовавшись мыслеречью, начал оправдываться:
  - Дима, я только выполняю его строгий приказ. Он потребовал, чтоб пока он за сутки не запустит три производственных процесса, не требующих его контроля, о медкапсуле и не заикаться. Да и просыпается он слишком рано. Вылезет с медкапсулы, и идёт сюда. И ещё, кроме основных дел, выполняет множество второстепенных задач.
  - Сколько он сегодня успел запустить? Я имею в виду только важные задачи.
  - Две.
  - Как долго они будут отрабатывать?
  - Три часа.
  - Сколько времени понадобится для приведения этого тела в полный порядок?
  - Час, может полтора.
  - Даю два, с запасом - ты не только восстановишь, но и подлечишь весь его организм, не надеясь на симбионта. Через пару часов, подымишь это чудо заставишь помыться и передашь ему мой приказ: "Срочно приступить к изготовлению малого блока питания и переносной комплект оборудования, которое может понадобиться для ручного запуска процессов восстановления платформы". - Это касаемо его, а ты просто обязан скинуть мне схему всей платформы. Главное, укажи где хранятся блоки памяти, они на таком объекте должны быть защищены от любых повреждений. Есть шанс найти хоть один уцелевший.
  - Понял, выполняю. Всё будет сделано как ты приказал - в точности до последней буквы.
   Выслушивая последние слова, Даня наблюдал как к Андрею, со спины, тихо подошла миловидный девушка-андроид, и парнишка тихо "отключился", но не упал. Робот не позволил этому произойти, он с лёгкостью, как малого ребёнка, взял парня на руки и куда-то его унёс. А Егоршин, поняв, что ему здесь больше делать нечего, направился к жене, тем более, его давно ждал пассажирский вагончик.
   Не стоит рассказывать, как взахлёб плакала Гуля, прижимаясь к груди мужа и боясь хоть на секунду расслабить свои объятья. Не будем даже цитировать тот милый, нежный бред, который лепетал мужчина, пытаясь успокоить свою любимую женщину. Дальше, немного успокоившись, родители чуть более часа стояли возле мини медкапсулы с прозрачной крышкой. А там, чему-то мило улыбаясь, спала их маленькая дочурка. Нелепо дёргая своими ручонками, то сжимая, то разжимая кулачки. Не обошлось без восхищения, когда малышка начала обсасывать большой палец своего кулачка. У ставшей излишне эмоциональной Гульнары, от увиденного, снова потекли слёзы, насей раз умиления. Лишь новоиспечённый отец, смотря на свою малышку, не мог похвастаться обилием нахлынувших на него родительских чувств, отчего сильно переживал. От этих тяжких раздумий, его отвлёк голос Макса, который обратился сразу к обоим родителям:
   "Даня, Гуля, с вашей девочкой всё в полном порядке. Окончательное слияние симбионта с её организмом, прошло весьма удачно. Отныне, они составляют единое целое, будут вместе расти и развиваться и проживут долгую и счастливую жизнь. Поздравляю, по-другому и не могло быть".
  
  

Глава 13. Холод звёзд.

  
   В ночной тьме, взлёт перегруженного космического челнока казался непомерно долгим и выглядел тяжеловато. Это мысленно подметил как незримо находящийся рядом с провожающими друга людьми Макс, так и Андрей, наблюдавший вместе с Гульнарой и Дианой. Они, все вместе, сидели в комнате молодой матери, и наблюдали за этим эпохальным событием по монитору галавизора. Пусть, старт произошёл на три дня позднее запланированной даты, однако, для этого были свои причины - трудно было за такой короткий срок, разработать и собрать нестандартное оборудование, неожиданно заказанное Даниилом. Но коллектив из пяти хорошо простимулированных, упёртых в достижении поставленной задачи человек, с этой задачей успешно справился. И отныне им, оставшимся на планете людям, выпала тяжкая доля ждать, и надеяться на успех миссии своего посланника.
   Впрочем, Гуля смотрела на огромный монитор невидящим взглядом и чему-то улыбалась, сквозь слёзы. Временами, на женщину, украдкой поглядывала её подруга, тоже улыбалась, и вновь устремляла взгляд на галловизор. Она знала, нет, правильнее будет сказать была уверена, Егоршина в этот момент общается с мужем и так будет до тех пор, пока связь не прервётся. Как и то, что в данный момент, "говорит" только женщина Она мысленно шепчет что-то нежное, успокаивающее. А мужчина, слушая её тихий голос, контролирует автопилот своего челнока. Обычная рутина выхода на орбиту, хотя, первая за столько веков.
   "Всё, он вышел из зоны устойчивой связи, он больше меня не слышит, как и я его. А я ведь слышала, как он мне шептал в ответ: "Всё хорошо, родная, не переживай понапрасну. Машина меня прекрасно слушается, покорно выполняет даже самую малейшую корректировку курса. И запомни, любовь моя, я вернусь, ради тебя и нашей маленькой Агнессы." - "Ведь он вернётся? Да?" - Гуля, не выдержав разом обрушившееся на неё чувство тревоги, разревелась прямо при друзьях ...
  
   Двигатель челнока ревел мощно, выдавая максимальную тягу, в помощь к нему, пришлось включать парочку вспомогательных. Но, новая техника, прошедшая многократные стадии проверки и отладки, не сбоила. Единственное, корпус космического корабля трясло немного сильнее обычного, да и рёв движков был слишком громким, но ничего из этого, не выходило за допустимые приделы. Поэтому пилот, в этот момент, чувствующий все приборы челнока как своё второе тело, был относительно спокоен. Все его переживания, отошли на второй план, их оттеснили слова жены, которая своей тихой болтовнёй, пусть немного и отвлекала от контроля, но одновременно создавала эффект своего присутствия, и это не могло не радовать. Да и мужчина, не молчал, чего-то говорил, не всегда связано, и по теме задаваемых Гульнарой вопросов, но это и не важно, главное, жена слышит его спокойный, уверенный голос.
   Настал миг, когда брови пилота неожиданно насупились, взгляд рефлекторно-рассеяно пробежался по аскетично оборудованной кабине, а мужчина, тоскливо спросил, вслух: "Гуля, Гулечка ...?" - Понадобился краткий миг для осознания выхода корабля из зоны связи с базой. позади осталась орбита, на которой висел единственный подконтрольный спутник базы. Впереди, не покрываемая им зона. На это, Егоршин только горестно вздохнул и вновь "погрузился" в процесс контроля курса своего разведывательного корабля. Пусть визуально, он двигался чётко по проложенному маршруту, но точные приборы засекали малейшее отклонение, "отчитывались" об этом симбионту человека, а космонавт, почти не задумываясь, проводил необходимую корректировку.
   А тем временем, мониторы кругового обзора, демонстрировали виды космоса-постапакалипса. Не смотря на корректировку изображения, ярко светило солнце, начали попадаться редкие обломки космического мусора, которые в зависимости от индекса опасности, подсвечивались от бледно-зелёного, жёлтого, до ярко алого света. В данный момент, этот "светофор" никак не угрожал миссии землян, так как маленький космолёт, летел к своей цели по максимально возможному в таких условиях безопасному маршруту.
   Так продолжалось около трёх часов. Дважды внимание человека, усыплённое монотонным бездельем, притуплялось и оба раза, это оканчивалось звуком сигнала опасности столкновения. Приходилось выполнять манёвры уклонения, благо, из-за своевременности поступления оповещений, всё происходило мягко, без сильных перегрузок и возвращение на прежний курс выполнялось легко и быстро.
   Как оказалось, самым тихим и спокойным, был только полёт до вышеозначенной платформы. Точнее, когда-то это орбитальное "тело" было похоже на идеальную сферу. А сейчас, кто-то, умудрился оторвать от неё треть и куда-то выбросить. Не удовлетворившись полученным эффектом, неизвестный вандал "наковырял" по всей поверхности изуродованного шара множество пробоин. А для полного удовлетворения своего извращённого чувства прекрасного, этот "эстет", развесил вокруг платформы множество разнокалиберного мусора, летавшего по своим, чётко устоявшимся орбитам. Поэтому, вид раскуроченного искусственного спутника новой Земли, не вызывал ничего, кроме огорчения о напрасно потраченном времени.
  Так что, "Борт Первый", именно так Даня назвал свою "звёздную машину", кружил вокруг космической развалины ещё не менее полутора часов. И всё это только для того, чтоб убедиться в невозможности безопасного проникновения на заветный объект.
   "Печалька, - медленно прокручивая записи облёта и покусывая губу, думал Даня, - как говорит в таких случаях моя Гуля, печалька. Невозможно проникнуть на объект, не подставившись под два, или даже три тарана крупных обломков". - Парень вновь крутил объёмное изображение, рассматривая проекцию платформы со всех сторон, и только убеждался в правоте своих пессимистичных умозаключений. И сожалел о сделанном им на планете выборе, ведь большая часть его грузовых отсеков, была заполнена оборудованием, необходимым для восстановления этих руин, или создания на нём временной космической базы. И обе эти задачи, сейчас казались невыполнимыми.
   Можно сказать, неожиданно, даже для самого себя, Даниил подал команду на сближение с огромным космическим объектом, так как улететь, даже не постаравшись в него попасть, было выше его сил. Началось медленное сближение, почти сразу быстрое уклонение от огромного обломка какой-то, вращающейся округ своей оси балки. Небольшое ускорение, новый манёвр, торможение, вновь рывок вперёд. Показался огромный пролом, в который без труда мог пролететь челнок, и он стал намного ближе. Сильный удар по корпусу малого разведчика, фоном воспринимается доклад о потере трёх сенсоров наблюдения за задней-правой полусферой. Новое ускорение, разведчик почти на треть проник в разлом и тут, происходит новый, более сильный удар, немного сбивший с курса маленький летательный аппарат. Но всё обходится без страшных последствий, если не считать недолгий скрежет борта челнока, задевшего торчащий на его пути обломок стального листа. А дальше всё пошло как по заказу, будто подтверждая истину, самое худшее осталось позади. Начался медленный, спокойный полёт по разрушенному ангару, это был именно он, выбор места, подходящего для посадки, и, почти ювелирное её исполнение. Да, почти идеальное, правы те, кто утверждает, учёба только на виртуальных тренажёрах, сильно уступает навыкам, получаемым в результате реальных полётов.
  
   Как только все посадочные шасси коснулись относительно свободного участка ангарной палубы, и стих еле различимый гул манёвровых двигателей, Даниил почувствовал быстро усиливающуюся нервную дрожь, завладевшую всем его телом. Как ему показалось, к этому прибавилось чувство сильной усталости и нарастающей апатии. Однако, даже это не помешало ощутить тот момент, когда симбионт отдал команду на активацию сразу всех имеющихся в его распоряжении ремонтных дронов, которые занялись каждый своим делом. Одни из механических пауков принялись за выявление повреждений, полученных корпусом разведчика во время подлёта к выбранному пролому. Другие, тестировали оборудование управления, и взялись за мелкое обслуживание системы энергетики и жизнеобеспечения, не стоило дожидаться возникновения их мелких отказов. И в данный момент, все эти действия не требовали никакого участия человека. Поэтому, нейросеть, или симбионт, как кому привычнее называть, просто помогла пилоту, плавно придав его креслу более физиологичное положение, позволившее расслабиться и незаметно уснуть.
   Пробуждение ото сна было лёгким, тело и мозг человека успели отдохнуть, и буквально требовали приступить к активным действиям. Чем пилот и пожелал заняться незамедлительно. Вначале, был условный завтрак, затем, последовал недолгий отдых, для лучшего усвоения пищи. Завершением утреннего ритуала, было принятие ионного душа и включение информационной консоли. Возникла необходимость подновить в памяти конструкцию платформы, сориентироваться, в какой из разрушенных ангаров он попал и прочие, не менее важные мелочи. И самое главное, просто жизненно необходимо заняться поисками уцелевших аварийных блоков памяти, в сохранности которых, космонавт начал сомневаться. Он прекрасно помнил те многочисленные пробоины, которые в большей части оказались сквозными. А это значит, при прямом попадании, нужные узлы и блоки не могла спасти никакая сверхнадёжная защита. Одна надежда, хоть где-то, такое несчастье могло не произойти.
   У Даниила, вставившего в консоль нужную копию плана станции и ожидавшего окончание её загрузки, неожиданно возникло чувство чего-то неправильного, того, чего не должно было быть по определению, он осмотрелся. Вокруг, всё было в порядке. Тихо, почти не слышно работала система жизнеобеспечения. Жилой блок, он же пилотская кабина, был освещён мягким, приятным светом, его спектр соответствовал позднему утру. Это делалось для поддержания комфортной смены режимов дня и ночи. Вот, робот уборщик уложил в соответствующую герметичную нишу приведённый в порядок комбинезон, который Даня снял перед походом в душ. И всё-таки чего-то не хватало. Новый, более неспешный осмотр, по-прежнему не видно ничего, способного "говорить" о приближении какой-либо неприятности. И тут, взгляд "зацепился" за отключённый монитор переднего обзора. Нет, не так, в кабине не работали все мониторы кругового обзора. Последовал мгновенный запрос, и тут же, через ИИ корабля, пришёл ответ от дроидов ремонтников:
  - Внешняя видео система временно демонтирована, идёт подготовка к капитальному ремонту бронекорпуса.
  - Сколько времени это займёт? - от души посетовав на непредвиденные неудобства, поинтересовался человек.
  - Пятьдесят два стандартных часа. - пришёл обезличенный ответ. - Ещё, потребуется ваше дозволение, на полную замену некоторых плит бронекорпуса.
  - Как? Зачем?
  - В результате столкновений, возникла небольшая деформация двух плит, прикрывающих заднюю полусферу челнока и маршевый двигатель. Также, возник пробой обшивки с правого борта грузового отсека, сам отсек не пострадал, была небольшая деформация, которую уже ликвидировали. Груз, не повреждён. Далее, в районе жилого блока, слева, глубокая борозда от скользящего столкновения, глубина проникновения до двух третей толщены бронеплиты.
  - Что из намеченного сделано, и какой фронт работ ждёт моего подтверждения?
  - Мы обнаружили несколько ремонтных мастерских, все они в не рабочем состоянии. Но, именно там, удалось отыскать три сохранившиеся энергоячейки. У них были незначительные повреждения, которые мы смогли исправить. Заодно, Ноль Пятым собран почти весь уцелевший инструмент и приведён в рабочее состояние. Сейчас, из лежащих в ангаре запасных плит внутренних переборок, вырезается и придаются необходимые обводы броне, для прикрытия ею всего жилого модуля.
  - Немедленно показать наглядный отчёт о предстоящих объёмах работ.
   Перед человеком, появилась голограмма его корабля, на которой были подсвечены все места где и как ремонтники намеривались заменить обшивку.
  - Почему не меняете весь корпус?
  - Нет необходимого оборудования, позволяющего выполнить работы с достаточной точностью исполнения. По нашим расчётам, это максимум, который мы можем сделать в этих условиях, не навредив живучести и работоспособности разведчика. А так, мы, умеренно используя местные материалы, вернём челнок в строй. И ещё, есть шанс значительно повысить его манёвренность и живучесть.
  - Действуйте. Да, через час, мне понадобится три дрона с набором необходимого оборудования. Им предстоит проделывать технологические проходы в этих развалинах.
  - Принято. Время окончания ремонта обшивки, будет увеличено на пять часов.
  - Согласен.
  - Пилот, через три часа, начнутся демонтажные работы над жилым комплексом, замена самой обшивки продлится восемь часов. Для безопасности проводимых манипуляций, вся атмосфера кабины, будет удалена. Прости за причинённые неудобства. Кстати, в восьмой мастерской, есть подходящие аварийные комплекты жизнеобеспечения скафандров, с ними как раз работают - проверяют безопасность использования всех найденных картриджей.
  - Сколько уже забраковали?
  - Тридцать пять процентов из проверенных. Половину выбраковки, возможно пустить на переработку и изготовление новых картриджей. Мы их будем использовать в нашем жилом блоке.
   На этом, по инициативе человека, общение было прервано. Каждый занялся своим делом. Роботы ремонтом, космонавт, привязкой к местности и изучением зоны своих будущих поисков. И вновь, время проявило свой норов, сообщение о ожидающих Даниила роботах, пришло неожиданно. Но самое неприятное было то, что, облачаясь в скафандр, человек заранее знал, снимет он его не скоро. Признаться, спустившись на палубу, Егоршин пожалел о своём опрометчивом шаге. В десятке метров от его корабля, он заметил несколько лежащих на полу тел, бывших некогда персоналом древнего сооружения. Точнее, это были их изуродованные обрубки, упакованные в прозрачные пакеты, с магнитными замками, не позволяющим оторваться от пола и начать парить в невесомости. Люди, были мумифицированы, и разобраться кто при жизни был мужчиной, а кто женщиной, было весьма затруднительно. Да и нужно ли? Касаемо андроидов, казалось будто они только недавно погибли, и космос не успел их высушить. Только при ближайшем рассмотрении, похожесть с людьми, портил сильно потрескавшийся пластик искусственной кожи. Делая их похожими на выброшенные за ненадобностью манекены. Именно возле них, стояла парочка механических пауков. Один из механиков резво развернулся к подошедшему человеку, и по ментальной связи доложил :
  - Пилот, мы готовим погибших к процедуре погребения, через час, уложим все найденные тела в малый транспортный контейнер, и отправим прах в ближайшую звезду. А эти андроиды, пойдут на переработку, попробуем собрать из разнообразных деталей хоть один функционирующий. ...
   Постояв минут пять над погибшими, скорбно склонив голову и чего-то шепча, то ли молитву, то ли прося прошение за потревоженный покой, Даня выпрямился, развернулся и со словами: "Действуйте". - Направился в нужном ему направлении. За ним последовала выделенная в помощь троица. И началось. Даня указал необходимое направление, отошёл на условно безопасное расстояние, а трудолюбивые механизмы, "вооружившись" приступили к прокладке намеченного прохода.
   Громко заработало спецприспособление, которым роботы, расширяя проход, отдавливали, гнули, перекусывали всё мешающее их продвижению вперёд. Вакуум, царящий вокруг, не был способен передавать эту кошмарную какофонию, но, роль надёжного звукового проводника, выполнял жутко вибрирующий бронированный пол. Первый же вскрытый паукообразными механизмами шлюз, принёс неприятное открытие, были обнаружены скелеты трёх заблокированных в этой ловушке человек. Они, так и сидели в своих обесточенных скафандрах, зачем-то пристегнувшись к, вмонтированным в стену креслам. Дроиды, выполняя поставленную ранее задачу, безмятежно обошли погибших и продолжили работу. Машин и есть машины - никаких эмоций. Даниил наоборот, ни слова не говоря, по одному расстегнул крепление, и отнёс покойников к тем, кого уже готовили к погребению в звёздной короне.
   Одно хорошо, больше, скорбных находок не попадалось. Зато, выход из шлюза, ожидаемо привёл в ангар очередной мастерской, он был изуродован так, как будто в здесь порезвилась толпа до безумия разъярённых гномов. Эти "сказочные монстры переростки", громили своими кирками всё, до чего только могли дотянуться. Стены, потолок, пол, станки и прочее, не совсем понятное оборудование, всё имело следы множественных рикошетов, глубоких борозд и уродливых пробоин. И ещё одно дополнение, из-за отсутствия гравитации, вокруг, как в огромном бассейне, "плавали" разнообразные предметы, сорванные со своих мест некогда бушевавшим здесь безумным штормом. А пилоту, только и оставалось, бродить там, где это казалось более безопасным и оценивать степень, нанесённых помещению повреждений. Увиденное ни капельки не радовало, ни одного, даже внешне уцелевшего короба коммуникации, или проводки, ни ... Неожиданно, взгляд человека привлёк "проплывающий" мимо знакомый силуэт, он присмотрелся к нему повнимательнее. Этим предметом, оказался средний ремонтный дроид, полная копия его корабельных работяг. Если не считать огромную пробоину, в его "брюшке", то он выглядел целым. Изучающе посмотрев на находку в течении пяти секунд, Егоршин вспомнил об андроидах, которых его "помощники" собирались пустить на запчасти. Быстро всё обдумав и приняв решение, он аккуратно взялся за ближайшую клешню, и увлёк безжизненную железку за собою. Несмотря на хорошо отлаженную работу магнитных подошв скафандра, эта задача оказалась не из простых. Продвижение осложняло парочка факторов, необходимость уклоняться от неожиданно возникающих препятствий и инерция, поклажи. Поэтому, человек шёл вихлявой походкой алкаша, с трудом удерживающегося от падения.
   Двенадцать минут транспортировки неудобного груза, с его постоянными ударами о стены и прочие выпирающие со всех сторон предметы, окончились в уже знакомом ангаре. Там, несколько мелких механиков, оканчивали подготовку скорбного груза к отправке в "последний путь". В данный момент, к контейнеру, ставшему подобием братской могилы, приваривался четвёртый, последний, одноразовый разгонный двигатель. При появлении человека, от группки суетящихся возле контейнера роботов, отделился "малыш", который забавно, засеменил на своих тонких лапках навстречу космонавту. Остановившись рядом, дроид жадно схватился за свободную лапу поломанного коллеги, и шустро утащил его за челнок. А Даниил, ожидая, когда в нужном перекрытии будет просверлен очередной проход, сделал ещё несколько ходок, "эвакуируя" все обломки, которые ему казались ремонтопригодными. Странно, весь хлам, без исключения, мгновенно утаскивался, на сей раз, в одну из условно восстановленных мастерских. Как человек догадался, там по-прежнему не было ни энергии, ни гравитации, ни атмосферы. Впрочем, ремонтники могли обходиться и без всего этого, главное, именно там, была возможность предотвратить бессмысленный разлёт по открытому космосу необходимых для ремонта деталей.
  - Пилот, - послышалось обращение искина челнока, - твой дыхательный и санитарный картридж, отработали более чем на четыре пятых. В сложившейся ситуации, необходимо их срочно заменить.
  - Спасибо. Где находится ближайшие расходники?
  - В восьмую мастерскую, идти не нужно. Всё необходимое, тебе доставлено.
  В самом деле, рядом с Даней стоял средний дроид-ремонтник, услужливо протягивая ему три герметичных контейнера с картриджами. На этом, его помощь не окончилась, механик, самостоятельно провёл аварийную замену расходных материалов, и куда-то унёс отработанные. Не будь этого помощника, процедура замены, могла продлиться намного дольше.
   "Пилот, - вновь послышался вызов искина, - найден первый искомый тобою объект. Срочно требуется твоё присутствие".
   Спешка, это самый неэффективный способ передвижения. Последовал быстрый, на сколько позволяли условия марш по технологическому тоннелю. К этому стоит добавить повышенный расход дефицитной энергии, сбитое от переживания и непривычных нагрузок дыхание. Короткий взгляд на бронированный контейнер аварийного блока памяти и..., разочарование. Две мелких пробоины, красовались прямо по центру изделия. Не мудрено, эта находка почти бессмысленна. Одна надежда, найдутся и другие, в более хорошем состоянии. А это, необходимо отнести на челнок, вдруг удастся считать хоть что-то. Впрочем, надежда на успех этого начинания, всё ещё была ровна нулю, или что-то, весьма к нему близкое.
   Вторая находка, состоялась через пару часов после обнаружения первой. На такую результативность повлияла как проведение точной привязки к местности, так и длинные участки относительно уцелевших коридоров. Вот только внешний вид обнаруженной находки, говорил об очередном, разгромном фиаско. В более или менее целом помещении, плавал деформированный до полной неузнаваемости контейнер. И это "железо", годилось на использование в качестве вторсырья, максимум. Благо, на сей раз обошлось без необдуманного марш-броска с его бессмысленными энергозатратами. И вновь "убивая время", заодно желая отвлечься от постигшего его разочарования, человек, добровольно взвалил на себя обязанности перевозчика условно ценных грузов. По крайней мере, он был по-прежнему свято уверен в полезности своих действий. И так, продолжалось в течении нескольких часов. До тех пор, как Егоршин, физически вымотавшись, до полного изнеможения, не сменил картриджи скафандра, сделав это самостоятельно, и предупредив ИИ, уснул. Спал в переходной камере, пристегнувшись к одному из печально известных кресел.
   То, что утро добрым не бывает, Даня понял сразу, как только пробудился. Тело космонавта затекло, болело, и было такое ощущение, будто оно подверглось длительному избиению, или побывало в руках сильного, но при этом не умелого костоправа. Проклиная всё на свете, и этот холодный космос, и эту ставшую ловушкой разрушенную платформу, с суетящимися по ней роботами, Даниил, машинально позавтракал питательной субстанцией, оказавшейся пастой со вкусом какого-то фрукта. Это не принесло ничего, кроме чувства переполненного желудка. Поэтому, недовольно поморщившись, человек зло потребовал:
  - Доклад.
  - Замена обшивки над жилым модулем корабля окончена. - прозвучал как показалось, меланхоличный голос ИИ челнока. - Идёт подготовка к запуску и пошаговое тестирование системы жизнеобеспечения. Предварительное время окончания процедуры, четыре часа, одиннадцать минут. После чего, приступаю к работе с бронеплитами защищающими грузовой отсек и двигатели.
  - Отлично. Что ещё?
  - Найдено ещё три блока памяти. Все они имеют критические повреждения. По твоему требованию, пилот, со всех найденных устройств, считаны доступные обрывки информации, и отправлены в резервное хранилище челнока. ...
  - Не тормози. Что замолчал?
  - Только что, обнаружена последняя камера хранения блока аварийной памяти. Видимых повреждений её стен, нет. Жду приказ на вскрытие этого хранилища.
   В первые секунды, не ожидавший услышать подобные слова человек никак не реагировал. Затем, мужчине показалось, будто сердце пропустило один, или даже пару ударов. Зажмурившись и растерянно помотав, головой, пытаясь таким немудрёным способом привести мысли в относительный порядок Даня немного охрипшим голосом, чуть ли не по слогам переспросил:
  - Повтори. Что - ты - сказал?
  - Обнаружено хранилище. Оно без видимых следов повреждения. Судя по проведённому анализу разрушений, полученных платформой, это наша последняя находка. Ожидаю приказ на вскрытие уцелевшей шлюзовой камеры.
  - Ни в коем случае. Не вскрывать! Немедленно доставить туда весь комплект аппаратуры для аварийного запуска. И ждать меня там! Никуда, никому не входить. В том секторе, отныне, ничего не делается без моей команды. Ни единого действия.
  - Принято. Приступаю к исполнению.
  Боясь "отпугнуть" излишней суетой удачу, Даня встал, и сдерживаясь от перехода на бег, направился к своему челноку. Нарочито неспешно обошёл вокруг него, остановился, и якобы контролируя как техники загружают его поклажу на малую транспортную платформу. Благо, весь багаж покоился метрах в тридцати от челнока. Таковы неизменные требования безопасности для всех проводимых ремонтных работ. Исключения допустимы только в боевой обстановке. Парень понаблюдал, как внешне суетливые "пауки" размечают, и делают в старой, попорченной броне все необходимые для их работы технологические вырезы. И только после этого, с трудом унимая зарождающуюся во всем теле дрожь, направился в жилой модуль. Там, по-прежнему царил вакуум, то есть, происходил поэтапный запуск модуля. Во избежание оседания в ненужных местах конденсата, кабина пилота, как и всё её обесточенное оборудование, подверглись плавному, максимально допустимому нагреву. Понимая неизбежность происходящего сейчас процесса, Даниил, больше не теряя времени, извлёк из специальной секции два кейса, и никому не передоверив переноску этого особо ценного груза, покинул челнок.
   Дальше, всё было до обыденности просто, и одновременно, сложно. Контролируя через симбионт каждое движение случайно выбранного робота-техника, Даниил открыл клапан, через который было возможно стравить атмосферу, если она там сохранилась. Ничего подобного не произошло и это было плохим предвестником. Придаваться первому на сегодня разочарованию было некогда, ворота шлюзовой камеры открылись мягко, без сопротивления. Взгляду космонавта предстал огромный предбанник, чьи стены как шубой обросли какими-то кипельно-белыми кристаллами, бывшие некогда то ли жидкостью, то ли газом. Картину этой идиллии, портили четыре отверстия, судя по отогнутым краям входные, они располагались на потолке, а выходные, как раз на вторых воротах. Пусть в следующем шаге не было смысла, но человек медленно крутанул ближайший к нему воздушный клапан. Вновь, эта манипуляция прошла без видимого эффекта. На аккуратное вскрытие последней преграды, ушёл целый час. И взору Егоршина, предстала следующая картина. Разбитый в дребезги блок энергоячеек, все ведущие к стоящим посередине помещения консолям силовые шины и шлейфы, были перебиты. Некоторые "красовались" разрывами в нескольких местах. А оба устройства, должные запустить аварийный искин, имели по несколько глубоких повреждений. На чистом упрямстве, не желая сдаваться, Даня, подсвечивая в потолок мощным лучом фонаря, обошёл весь бронированный бункер, детально изучая состояние находящегося перед ним оборудования. Как ему показалось, всё было не настолько уж и плохо, как выглядело с первого взгляда. Он продолжал на это надеяться, хватаясь за видение призрачной удачи, как утопающий за соломинку.
   То, что пилот делал дальше, можно было назвать шагом отчаянного упрямца. Вспоминая заученные на планете инструкции, парень аккуратно, работая как сапёр на минном поле, управляя только одним роботом, вручную, приступил к демонтажу разбитого оборудования. Он, досконально, со всех сторон обследовал каждый обломок. Не взирая на отсутствие гравитации, фиксировал положение рядом находящихся предметов, во избежание их нежелательного смещения. И только после этого, удалял выбранный осколок за приделы помещения, где его подхватывали дроиды и уносили в только им известном направлении. А дальше, всё по новой. Так, час за часом, ходка за ходкой, было полностью освобождено место для крепления новых энергоячеек. Далее, от этой площадки, были проложены новые энергетические кабели. За этот период, космонавт дважды сменил расходные картриджи своего скафандра, и так не разу не вспомнил о необходимости приёма пищи. Трижды, мобильная аптечка делала тонизирующие инъекции, но, человек на это не обращал никакого внимания. На данный момент, он был одержим одной целью, ухватившись за пойманный кураж, довести начатое до максимально возможного результата. Были для этого исступления свои причины. Первая, повреждённая консоль оказалась вполне ремонтопригодной, донором для неё служила "соседка", расположенная метрах в ста от объекта восстановления. Вторая, наличие запасного, чудом не повреждённого искина платформы. А третье, самое главное, блок аварийной памяти имел только одно повреждение, мелкую вмятину на прочном корпусе.
   С момента открытия вторых шлюзовых ворот прошли сутки, а быть может трое. Человек давно потерял счёт времени, и не заморачивался его определением. В очередной раз обессилев, посидев с пару минут для отдыха, почувствовав после лёгкого "укуса" в бедро, очередной прилив сил, он вновь приступал к активным действиям. Единственное плохо, этой химической бодрости хватало всё на меньший и меньший промежуток времени.
  
   "И так, - человек, отдалённо похожий на артиста, загримированного для исполнения роли ожившего мертвеца, проговаривая вслух, все свои мысли и план предстоящих действий, пятый раз осмотрел получившуюся у него конструкцию, Он осипшим голосом бурчал:- "Всё готово, я ничего не перепутал. Блок памяти подключён, все шлейфы на своих местах. Та-ак. Флэш память с кодами, вставлена в соответствующие гнёзда. Энергоячейка подключена, консоль запитана. Бр-р-р, фух-ты, вроде всё. Старт".
   Не было никаких механических нажатий на заветную кнопку запуска, не засверкали, заморгали или чего ещё там должны делать светодиоды, или нечто их заменяющее. Подобная мишура отсутствовала. Здесь, никому не нужен лишний потребитель мощности и энергии, - никаких рисовок. Даниил, просто чувствовал, когда возникала необходимость подачи очередной команды, или требовался запуск соответствующего протокола. Нет, участие человека, кроме первой команды, в этом процессе было вовсе не обязательным. Однако, тогда возникали неизбежные задержки, запланированные неизвестными программистами интервалы. Они, чисто теоретически, были необходимы для внесения соответствующих корректировок. А так, каждый раз, экономилось от нескольких секунд, до десяти минут.
   Размеренность монотонного процесса, была нарушена неожиданно. В какой-то миг, всё изменилось. В голове Егоршина, прозвучало ментальное предупреждение: "Нападение, тревога. - вещал спокойный, приятный женский голос, - персоналу занять места по-боевому расписанию". - Затем, следовала непродолжительная пауза, и оповещение, прокручивалось повторно. На это можно было не обращать внимание, не находись Даня под прицелом сразу трёх скорострельных рельсотронов.
   "Бли-и-ин, - только и подумал Даниил, - сейчас, эти железяки дадут по мне очередь и всё. Хорошо если только меня убьют. Но их рикошетирующие снаряды, разнесут в клочья всё, над чем я так упорно работал. Твари, бездушные...".
   Ситуацию, спасла система распознавания свой-чужой. За этот подарок, следует сказать отдельное спасибо Максу и Тычине. Именно они догадались ввести в процесс инсталляции, пакеты с нужными обновлениями и вот он итог. Подчиняясь внедрённым кодам опознания, защитное оружие исчезло из виду также неожиданно, как появилось. Только возрождённый искин ещё долго предупреждал о гипотетической опасности вражеской атаки. Не удивительно, в его памяти, это было последнее "воспоминание". Да и за исключением данного помещения, комплекс был глух и слеп ко всему окружающему его пространству. Пришлось Дане принудительно синхронизировать возрождённого "младенца" с сенсорами кругового обзора своего челнока, давая первому возможность убедиться в отсутствии каких-либо боевых действий. После этого, опустошённый и усталый, человек сам не заметил, как добрёл до своего временного дома, взошёл на борт своего маленького кораблика, где раздевшись, на "автопилоте" улёгся в медкапсулу.
  Его "сон", продолжался двое суток и для этого, тоже была своя причина. Помимо сильного истощения нервной системы человека, высокотехнологичное оборудование было вынуждено заняться чисткой его тела от накопившихся токсинов. Ведь ни для кого не секрет, энергетические коктейли, сами по себе не поддерживают организм, они всего лишь грубо подстёгивают его незначительные ресурсы и всё. А сами продукты распада этой разгонной химии, в большой концентрации, убивают живые клетки не хуже некоторых ядов. Тем более, этом "марафоне", спасая своего носителя, пострадал и симбионт, который также нуждался в глубоком диализе и интенсивном лечении. Что не говори он был живым существом, пусть и искусственно выращенным в лаборатории.
  
  - Доброе утро Даниил. - На сей раз, голос ИИ челнока вещал из скрытых динамиков женским, приятным голосом.
  - Доброе утро..., э-э-э ..., - только что проснувшийся пилот на секунду задумался, окинув взглядом свои скромные апартаменты, и уточнил, - Марта. Позволишь так тебя называть?
  - Почему бы и нет? - в голосочке незримой собеседницы, почудились игривые нотки. - Всё удобнее, чем выговаривать мой серийный номер, или слышать безликие искин, да ИИ.
  - Вот и ладушки, договорились. Значит так Марточка, доложи, что сейчас происходит на вверенной нам платформе?
  - Вся станция закрыта для свободного перемещения, кроме грузовой палубы на которой я припаркована. А по всей платформе, на данный момент, идёт процесс интенсивной диагностики, и запущены первые укрепительно-восстановительные работы. Судя по поступающим докладам от возрождённого ИИ, фронт необходимых работ, просто огромен.
  - Весело и весьма ожидаемо. - чему-то улыбаясь, пробормотал Даниил, после сладкого потягивания, направляясь в ионную душевую. - Я, освобожусь через пять минут. Марта, будь добра, пока я принимаю душ, сервируй мне стандартный завтрак и извлеки из чистой ячейки новый комбинезон.
  - Прости, не могу.
  Егоршин резко остановился, как будто наткнулся на невидимую преграду, обернулся. И вновь окинув кабину взглядом, обращаясь в пустоту, поинтересовался:
  - Это ещё почему?
  - Все мои дроиды, включая бытовые, задействованы на станции, в восстановительных работах. Это твой последний приказ, отданный перед тем, как над тобою сомкнулась медкапсула.
  - Стало быть, так. Раз я отдал подобный приказ, так тому и быть. Ладушки. Буду обходиться без прислуги, не барин. Как-то так. ...
  
   Переход от бешеного темпа пуско-наладочных работ, к режиму полного безделья, поначалу показался раем. Всего-то и осталось забот, ухаживать за собою, контролировать и повторно тестировать систему управление кораблём, проводя большую часть свободного времени в виртуальных полётах. Благо, мини тренажёр, позволял создавать весьма реалистичные иллюзии боя на вёртком космическом истребителе; разведывательного полёта по вражеской территории, или управления различными транспортниками. Бесполезным, это занятие назвать невозможно, оно позволяло с минимальными затратами повышать квалификацию пилота, смущало одно, суррогат, он и есть суррогат. И осознание этой истины, постепенно грызло душу злее самого прожорливого червя. Может быть именно по этой причине, человек всё чаще облачался в скафандр, выходил на полуразрушенную, палубу грузового порта, и с непередаваемой словами тоской смотрел на видимый ему небольшой участок планеты. При желании, ему можно было разглядеть её неспешное вращение, скользящие по небосводу тучи, или закручивающие немудрёный хоровод облака. Временами, внизу беззвучно сверкали молнии, бьющие не только по поверхности земли, но и проскакивающие меж рыхлых тел небесных странников. Мужчина стоял, смотрел, сжимал кулаки, тихо подвывал, "исполняя бессловесную песнь одинокого волка". Моментами, справившись с нахлынувшими эмоциями, Даня наблюдал, как восстановленные силовые лучи, захватывали, и куда-то притягивали разнокалиберные обломки, похищая их с давно устоявшихся орбит. Затем, космонавт, кого-то ругая, возвращался в своё временное прибежище, и со злостью, на грани остервенения, отрабатывал приёмы надоевшего за эти дни "пилотирования".
   Именно в один из таких моментов, когда Даниил, наблюдая за транспортировкой очередного пойманного в ловушку обломка, подбадривал себя пародией на бравурный марш, он услышал обращение искина платформы. Не Марты, а своего ненавистного тюремщика. Впрочем, искусственный интеллект не догадывался о существовании своей неблагозвучной должности. Он неустанно трудился и был занят решением более важных задач, чем душевное состояние своего единственного жильца.
  - Пилот. Мне необходима твоя помощь. - в голове прозвучал грудной, женский голос ИИ платформы.
  - Неужели?
  - Да. Мне необходимо воспользоваться твоим челноком. Точнее, мне нужны его разведывательное вооружение, мощные сенсоры и сканеры.
  - Хм, странно. Ты давно имеешь к ним полный допуск. Пользуйся.
  - Всё это не то. Я веду ремонтно-восстановительные работы, утилизирую доступные для меня обломки, но всё это полумеры. Для достижения намеченных целей этого недостаточно.
  - Поясни.
  - В данный момент, я работаю на восстановленных энергоячейках, это тупик. Дело в том...
  - Стоп! - зло выкрикнул человек. - Я не глупый младенец, а ты, не безмозглая биологическая субстанция. Ты искусственный разум. Зачем разводить ненужную демагогию? Говори конкретно. Что тебе надо?
  - Нуждаюсь в реакторе, мой безвозвратно уничтожен.
  - Мои действия?
  - Тебе, необходимо выполнить облёт всех скоплений космического мусора, и его глубокое сканирование. Там много чего должно находиться. В том числе, материалы, которые я временно не могу синтезировать самостоятельно, излишне энергозатратный процесс.
  - Вот и ладушки, вылетаю. Готовься к приёму новых данных. - ответил Даня, впервые за последнее время улыбнувшись.
   Полная свобода передвижения, без угроз столкновения, "свободная охота" и никаких ограничений в манёврах - настоящих, а не виртуальных. Что ещё необходимо вырвавшемуся из "тюремного" заточения человеку? Данил, буквально упивался наслаждаясь полётом. Пятый день подряд, пробудившись, он систематически облетал очередную зону скопления мусора. Это, были как бесформенные обломки непонятного происхождения, так и останки истребителей различных модификаций, как своих, так и вражеских. Каждый новый день начинался с поисков, глубоким сканированием объектов, по их итогам, часть хлама "подсвечивалась" в соответствующие цвета. Затем, космонавт захватывал наиболее важные находки, и доставлял их в намеченное искином место. Были в этой карусели свои разочарования, и радости. Главное, вдохновляло прямое причастие к процессу восстановления первого орбитального объекта, и особо, повалившиеся как из рога изобилия "вкусняшки". Самыми важными, по мнению Даниила, были восемь уцелевших контейнеров с комплектами топливных стержней - спасибо за этот подарок одинокому транспорту со вскрытым от мощного взрыва брюхом и раскуроченными двигателями. О том, чтоб после этого "успеха", человек перестал "витать в облаках", позаботился главный искин.
  "Нашёл топливо? Это конечно хорошо, - флегматично сказала железяка, - вот только, его необходимо куда-то загружать. А самого главного, реактора, у меня нет".
   Вновь челнок работал в режиме "тягловой лошадки", на стройплощадку поставлялись всё новые и новые "заказы". И всё это, после слов об отсутствии реактора, выглядело мучительным оттягиванием неизбежного. Внутри развалин, образовалась некая ограниченно функционирующая зона, уверенно поедающая свой вяло пополняемый, незначительный ресурс. Проще говоря, шла растянутая во времени агония. Стараясь лишний раз не думать о неизбежном, Егоршин летал, искал, буксировал. И так, день за днём, неделя за неделей, не покидая борт разведчика. Этот конвейер, продолжал "крутиться" до тех пор, пока космонавт, во время очередного отдыха на обед, вспомнил о двух объектах, подающих с орбиты слабые сигналы. Факт их длительной работы, намекал на наличие, пусть слабеньких, но энергодобывающих установок, это всё лучше, чем совсем ничего. "Пробив по базе" местоположение "дряхлых сигнальщиков", парнишка спонтанно решился на незапланированный облёт планеты. Каково же было удивление человека и обоих ИИ, корабля и платформы, когда сканеры показали весящий в чёрной пустоте большой реактор. Казалось, его только что вырвали сильною рукою из корпуса какой-то станции, распылив обесточенный объект на молекулы. Затем, изъятое "сердце космического мастодонта" слегка смяли и отправили в вечный свободный полёт. Во все стороны обнаруженной сферы торчали какие-то балки, трубопроводы, кабели. Самое невероятное, реактор не был полностью заглушен. Как он не пошёл в разнос, каким образом до сих пор не взорвался, являлось весьма большой, непостижимой загадкой.
  Боясь оторвать взгляд от монитора переднего обзора, Даниил охрипшим голосом поинтересовался:
  - Это то, что я думаю? Это и есть подходящий для тебя реактор?
  - К несчастью, да. - ответил искин платформы.
  - Почему к несчастью?
  - Посмотри на датчики. Видишь? Он запредельно фонит, даже на таком расстоянии. К нему опасно приближаться, не говоря о попытках буксировки.
  - Стоп. Тебе эта штука нужна? - Данил, зло смотрел на висящую перед ним опасную находку и "играл" желваками.
  - Нужна, от этого зависит моя жизнь. Но, не такой же ценой...
  - А это, не тебе решать, железяка. Видишь ли, цена ему не подходит, зажрался, понимаешь ли. Я так просто не сдамся. - ответил человек, подавая команду на движение. - Готовь площадку железяка. Укажи, куда мне необходимо доставить эту "посылку. Живо!"
   Дальше начался ад. Чем ближе разведчик приближался к объекту, тем сильнее бесновалась система жизнеобеспечения. Пришлось отключать взбесившиеся датчики радиационной опасности, запретить Марте говорить об этом. И..., произошёл первый контакт с поверхностью. Мягкий толчок. Взвыли сразу все двигатели, корпус челнока заскрежетал, завибрировал. Как итог, нулевой результат. Человек затребовал срочный перерасчёт оптимальных векторов воздействия, получив их, сделал вторую попытку. Видимого эффекта нет. Новая попытка. Неизвестно после какого тычка должного сдвинуть массивный предмет, Даниил ощутил лёгкий укол в бедро, заработала аптечка. Так продолжалось ещё чуть более часа, пилот с упрямством осла толкал свою ношу, скафандр поддерживал его жизнь и постепенно проигрывал. Насилуя двигатели, уродуя, сминая бронекорпус своего корабля, Даня вновь и вновь выжимал максимум из своей техники. Безумца бил озноб, кружилась голова, тошнило, в глазах плыло. А звёзды, бездушно наблюдали за развернувшейся трагедией. Прибывая на грани потери сознания, парень не ощутил, как его кораблик и толкаемая им махина, начали плавно ускоряться. Движки его челнока, ещё немного "покашляли", и окончательно умолкли - "померли".
   Не потеряй человек в этот момент сознание, он всё равно был лишён возможности наблюдать за тем, как из-за планеты "выглянула" приютившая его разбитая платформа. Как сразу несколько силовых лучей, притянули опасный груз к одной из избавленных от обломков огромных пробоин станции, а один, отдельно от собратьев, осторожно, можно сказать бережно, вернул малый разведчик на его постоянную стоянку.
  
   Вокруг было непривычно светло, в огромном, пустующем помещении стаяла большая медкапсула, в ней лежал совершенно лысый, сильно истощённый человек и спал беспокойным сном. Его грудная клетка судорожно вздымалась в поверхностном, учащённом дыхании. Рядом, с медицинским оборудованием, как авангардные статуи, стояли двое дроидов техников. Даниил, это был именно он, открыл глаза, и начал отрешённо осматривать незнакомое помещение, прямо сквозь прозрачный пластик. Через минуту, он уже смотрел не понимающе, удивлённо. Так было до момента, как капсула бесшумно открылась. Мгновенно, роботы протянули свои манипуляторы к пациенту, и начали помогать человеку принять полу-сидячее положение.
  "Я сам справлюсь, - прохрипел Егоршин, сделав попытку избавиться от чрезмерной опеки механиков. - не мешайте".
   Сказал, и понял свою ошибку, на самостоятельное движение, сил не хватало. Это понимали и железные няньки, они, умудряясь не поранить своего пациента, придержали, покормили того из тюбика. После чего, окончательно подстроив ложемент капсулы под новое положение тела больного, наблюдали как тот, обессилев уснул. Через три часа, капсула вновь закрылась, свет померк. Так продолжалось раз за разом, день за днём. Побудка, приём легкоусваиваемой пищи, непродолжительный, нормальный сон, длительные лечебные процедуры, побудка. И всё это, происходило в полном безмолвии.
  -Ну что, очнулся? Герой. - стоило Даниилу, на сей раз самостоятельно принять сидячее положение, в пустом помещении, глуховато прозвучал приятный женский голос.
  - Да Марта, проснулся. - сдерживая зевоту, ответил сильно исхудавший парнишка со впалыми глазами.
  - Я не Марта. Я ИИ орбитальной станции.
  - А где Марта?
  - Ты помнишь, как с её помощью толкал ко мне фонящий реактор. До сих пор не понимаю, как это у вас получилось. Невероятно.
  - Причём тут это? Где Марта?
  - Твоего корабля и его искина больше нет. Я их утилизировал.
  - Почему?
  -Вы оба получили запредельные дозы облучения... Тебя то спасли, а корабль отправлен в утиль, с ним уже ничего не было возможно сделать. Тебя вообще, только каким-то чудом не потеряли. Двадцать пять дней, Марта, фоня не меньше повреждённого реактора, выцарапывала тебя из когтей смерти. Именно она выигрывала время, необходимое для минимального ремонта и запуска системы жизнеобеспечения этого мини госпиталя. Как только был запущен медблок, тебя поместили в эту медкапсулу. С тех пор, ты проходишь в ней курс интенсивной терапии и регенерации на генетическом уровне.
  - Как долго я в ней валяюсь?
  - Сорок семь суток. Но курс лечения ещё не окончен.
  - Может быть, тебе стоило позволить мне погибнуть. Должна была сработать система спасения пилота, а я переместился на базу спасения 60008334.
  - Ты не понимаешь пилот. Наша система спасения, это не панацея, она только даёт небольшой шанс на выживание, и не более того. Система экстренной эвакуации, часто не срабатывает и тогда, пожаловаться на её отказ некому. Понимаешь, она слишком сложна и капризна, пусть она и завязана на твой симбионт. Как тебе сказать про это проще? Ему, твоему хранителю, за одно мгновение необходимо успеть снять матрицу сознания носителя, объединить её с последним сканом тела, добавить туда свою копию, связать это в единый пакет, и передать на ближайшую базу спасения. Да и там, не всё так гладко как хотелось. Бывает, притом не так редко, спасённые погибают в сам момент прибытия. А сейчас, спи.
  
   Летели дни, госпитальный блок, как-то плавно, почти незримо преображался. В нём, поочерёдно появился пищевой синтезатор, простенький комплект столовой мебели, кровать, беговая дорожка, хитроумные тренажёры и прочая бытовая мелочь. К этому, стоит добавить постоянно суетящуюся троицу роботов-прислужников, и десяток малых техников. Последние, всё время занимались прокладкой скрытых кабель-каналов, установкой в известные только им ниши какого-то оборудования и прочими мелочами. Что касаемо единственного постояльца этой "гостиницы", так он, когда не лежал в медкапсуле, честно выполнял все назначения искина госпитального блока, и даже больше. Парнишка упорно, до чувства полной усталости, бегал, и качал атрофированные из-за длительной болезни мышцы. За эти тренировки, он неоднократно выслушивал порицания своего "доктора" и продолжал всё делать по-своему. Непослушный пациент, как раз окончил очередное упражнение, "жим штанги от груди". Естественно, никакого тяжёлого снаряда над ним не было и в помине, необходимую нагрузку создавал умный тренажёр, неустанно контролирующий параметры заказанной тренировки, как и безопасность её проведения. Отдышавшись, Даниил собирался вставать со скамьи, когда услышал еле различимый звук неспешно приближающихся шагов. Так мог ходить только человек, и не исключено, женщина. В голове парня, один за другим, стали возникать вопросы: "Кто это?" - "Кто-то прибыл с планеты?" - "Почему меня об этом не предупредили?" ... - Беспорядочное метание разрозненных мыслей, прервал ехидный вопрос:
  - Что Даниил Сергеевич, значит мы по-прежнему нарушаем режим лечения?
  - Нет. - растерянно ответил худощавый парень, удивлённо рассматривая остановившуюся перед ним блондинку. - Ничего я не нарушаю. Как-то так.
  - Только обманывать меня не нужно. - девушка, уперев руки в бока, хитровато улыбалась. - твой личный доктор, постоянно на тебя жалуется.
  - Это когда он это делал?
  - Я же тебе сказала, постоянно. И вообще, будь добр, разговаривая со мною, потрудись встать со своей лежанки. Или тебе так нравиться рассматривать моё тело с нижнего ракурса?
  - Вовсе нет. Стало быть, прости. Я это, сейчас.
   С этими словами, Егоршин рывком встал, благо, в этом помещении присутствовала нормальная гравитация и резкое движение, не привело к нежелательным последствиям такой поспешности. Единственное, незнакомка так кокетливо хихикнула, прикрыв губы своей маленькой ладошкой, что парень смутился ещё сильнее. После чего, не нашёл ничего лучше, как начать остервенело вытирать вспотевшее тело полотенцем.
  - А ты вообще кто? - опомнившись, что так и не знает имя гостьи, поинтересовался парнишка. - И вообще, как ты сюда попала?
  - Я? Сюда? Забавный вопрос. Вообще-то, в данный момент, я аватар главного искина, созданный им для удобства общения с тобою, олух.
  - Так это...., значит тебе удалось запустить реактор?
  - А ты догадливый. Произошло это ещё пять дней назад. До этого, станция работала исключительно на запасах батарей, усиленно расходуя остатки энергоячеек. Сейчас, я, то есть станция, питаюсь от первого энергоблока и по возможности пополняю свой неприкосновенный запас, подзаряжаю батарею резервных аккумуляторов. Это так медленно, и не покрывает мои растущие потребности, но уже хватает для выполнения минимально необходимых работ. Как и для поддержания должного комфорта в этих апартаментах. - девушка, подтверждая свои слова совершенно естественно, обвела госпитальное помещение рукой.
  - Так зачем ты транжиришь энергию? Я, какое-то время могу обойтись и без созерцания этой аватарки.
  - Не всё так просто, пилот. Вы люди, существа настолько ранимые, социально зависимые. Вы, долго не общаясь с себе подобными, впадаете в депрессию, страдаете различными недугами. Затем, или сходите сума, становясь буйными, или становитесь социопатами.
  - Всё настолько плохо? Ты ничего не путаешь?
  - Нет, это опыт многовековых наблюдений. - жалостливо улыбнувшись, и печально пожав плечами, ответил андроид. - И с ним не поспоришь. Тем более, это подтверждает моё постоянное наблюдение за тобою. В сильной депрессии ты уже побывал, чудом преодолел её, ударившись в полезный труд. Если не принять некоторые меры, то эта гадость скоро вернётся. Поэтому, прими мой подарок, и не канючь.
  - Я бы мог ещё немного потерпеть. Как я догадываюсь, ты готовишь к запуску второй энергоблок.
  - Всё верно. Сейчас идёт его последний холостой прогон. И его запуск, произойдёт через четырнадцать дней, с поэтапным выходом на полную мощность. После этого, "питание" твоего госпиталя, и подзарядка этой аватарки, для меня, будут восприниматься каплей в море.
  - И всё? Ты считаешь, что проблема решена?
  - Ни совсем. Мне необходимо довести до нужной кондиции два оставшихся энергоблока, монтажные работы там почти окончены, останется протестировать их, и тогда.... Впрочем, с запуском второго реактора, и выходом его на полную мощность, все мои проблемы будут решены. Кстати, вон там, находится нормальные душевые кабины. Там есть и горячая, и холодная вода. Советую прямо сейчас ими пользоваться. - стоило прозвучать заключительной фразе, как в указанной стене, открылась дверь.
  - Спасибо. А можно, для удобства общения, я буду тебя называть Светланой?
  - Меня? - брови андроида слегка изогнулись, изображая удивление. - Зачем. Мне это не нужно. Мы окончим нашу беседу и этот андроид, станет аватаркой медицинского искина. Вот с ним и договаривайся. Вам с друг дружкой, предстоит долго общаться и упоённо ругаться по поводу твоих регулярных нарушений режима лечения. Веселись.
   И правда, по возвращению из душевой, Даниил понял, перед ним, стоит медик. Об этом, говорил одновременно душевный и строгий взгляд девушки. Памятуя о добром совете главного искина, парень решил воспринимать её как человека, с которым его связывают только профессиональные интересы. По крайней мере, стараться это делать.
  - Ну что, Даниил Сергеевич, вы снова нарушаете мои рекомендации. - данный упрёк, только подтвердил догадку.
  - Светлана, не знаю, как к вам можно обращаться по батюшке...
  - Это как по батюшке? Что это значит? - удивление доктора было искренним.
  - Ну это, вы ко мне обратились как Сергеевич. Это значит, моего отца звали Сергеем.
  - Любите вы люди, придумывать для себя разные сложности и героически преодолевать их. То отключив мозги, чуть-ли не в сам реактор лезете. То придумываете себе второе имя, и обязательно по отцу. Бред. Раньше такого маразма не было. Я думала у вас просто двойное имя.
  - Так что по поводу отчества? Выбрали?
  - Чего? Отчества? Это, наверное, является синонимом по батюшке? Хорошо, буду тоже Сергеевичем.
  - Так нельзя. Ты девушка, значит будешь Сергеевной или просто Сергеевна. Поняла? Согласна?
  - Да. Согласна. И всё равно, я считаю, в этом слишком много ненужных сложностей и условностей. ...
  
   С той поры, как госпиталь стал полностью соответствовать строгим стандартам станции, и на его территории были окончены все строительно-монтажные работы, прошла неделя. Выглядел он отныне так. Сразу, после входа в огромный зал, можно было лицезреть сорок однотипных медицинских капсул, которые стояли по центру, в четыре ряда. В этом построении, всё было продумано, выверено, и вымерено как по линейке, и имело широкие, удобные, в случае необходимости, не ограничивающие свободу передвижения, проходы - в любом направлении. Справа, немного особняком, за большими дверями находились кабинки ЛФК. Да, по поводу самой главной трансформации. В обновлённом дизайне не осталось даже намёков на некогда стоявшую в углу кровать, столовую мебель и пищевые синтезаторы. Почему так? Так всё приводилось к единому требованию рациональной функциональности. К тому же, комплекс прирос длинным, широким коридором, с множеством выходящих в него комфортабельных кают, просторным камбузом, готовым одномоментно обслужить до полусотни человек. Что ещё? Всё это, временно, обслуживало только единственного жильца и медицинский андроид - девицу. Вот, прямо сейчас, в выше упомянутой столовой, сидели двое, и неспешно поглощали обед. Параллельно, они вели светскую беседу. Девушка, одетая в уставной комбинезон медика, почти не притронулась к содержимому своей тарелки, вяло в ней ковырялась вилкой, и постоянно чего-то говорила. Её сотрапезник, молодой, русоволосый мужчина, внимательно её слушал, эпизодически отвечая на вопрос, или кивал, с чем-то соглашаясь. А в основном он ел, поглощая пищу с завидным аппетитом.
  - Даня, - извиняясь говорила блондинка, - Вынуждена в очередной раз признать, я была не права. Твоё упрямство в усиленном развитии своего тела, и применяемые мною технологии лечения, дали прекрасный, можно сказать, неожиданный результат. О чём я доложила главному искину. И он, пообещал нас сегодня приятно удивить, обоих.
  - Светлана, хоть убей, я не поверю, что вы, два взаимосвязанных ИИ, можете друг от друга, что-то утаить. Признавайся, ты знаешь о чём речь? Не будь бякой, скажи.
  - Нет, ничего не знаю. Я, для головного ИИ, и в самом деле, как открытая книга. - вполне натурально отмахнувшись ручкой, возразила Света. - Понимаешь, я вынуждена ежесуточно отсылать на центральный сервер отчёт. А он ..., считай делает это только перед самим собою. Вот такие дела. Поэтому, поверь на слово, я даже не догадываюсь, что эта железяка задумала.
  - Надо же, ты назвала его железякой. Странно. Всё-всё, не хмурься, верю - охотно верю. Не нервничай так, спалишь свои нежные микросхемки.
  - Злыдня ты. - рассеяно ответила медичка, зачем-то оборачиваясь ко входу.
   Надо же, сделала она это не напрасно, через несколько секунд, автоматическая дверь открылась и в обеденный зал, уверенной, пружинящей походкой спортсмена, вошёл импозантный, седовласый мужчина в светло-синем комбинезоне инженера. Не осматриваясь, он, радостно улыбаясь, целеустремлённо направился к единственным посетителям столовой. Парень, пусть и запоздало, но отреагировал на вошедшего, и изобразив на лице лёгкое разочарование, нехотя сложил на тарелке столовые приборы, и отодвинул её в сторону.
  - Как я понял, это твой коллега, и стало быть, он "несёт нам полные карманы обещанных подарочков". - уточнил он у девушки.
  - Да, это он. А про подарки? Так всё сейчас узнаем. Сама сгораю от нетерпения. Вон, даже дым пошёл.
  - Друзья, здравствуйте. - поздоровался ИИ, по-хозяйски, без приглашения присаживаясь на свободный стул. - Вижу, вы мне не очень-то и рады.
  - Причём тут радость? - стараясь выглядеть как можно флегматичнее, ответил Даниил. - Я, просто не был готов к подобному сюрпризу.
  - Сюрприз? А-а-а, так эта кукла, Даня, не для тебя. Этот андроид, дар нашему медику, его новый сотрудник. Да и я, при необходимости, буду через него с тобою общаться.
  - Благодарю, удружил.
  - Не за что. Впрочем, для тебя, выдача даров впереди.
  - Даже так? Жду с нетерпением, просто сдыхаю от любопытства.
  - Не юродствуй, - сухо ответил искин. - И так. Начну с первого. На моих палубах, хранились пять повреждённых систершипов твоего геройски погибшего разведчика. Я полностью восстановил один из них, и закачал в искин копию ПО с твоей Марты. Отныне, у тебя будет отличный летун, а не та жалкая пародия, которую тебе изготовили на планете. По сути, я возродил героическую Марту к жизни более шустрой, сильной и функциональной. Ты доволен? По глазам вижу, что да. И на закуску, самое главное. Через пару часов, я планирую установить устойчивую связь с планетой, - на постоянной основе. Точнее, ты сможешь общаться со своею базой. К этому времени, будь в своей каюте. Тебе, там будет с кем поговорить.
  - Так я это... Пойду.
  - Иди. - прозвучал ответ, в спину спешно уходящего человека. - Да-а-а, иногда, люди такие нетерпеливые.
  
   Два часа спустя, каюта Даниила. Всё это время, молодой человек усиленно "мерил" своё жилище шагами. Не будь на полу износоупорного покрытия, то от душевой, до стены, на которой висел большой монитор, должна была быть протоптана заметная тропинка. Досталась толика внимания и манекену, пластиковому торсу брутального мужчины, специально заказанному Егоршиным, для отработки ударов. Дважды парень одевал перчатки и до полного исступления, лупил условного противника. Затем, тяжело дыша плёлся в санузел, где долго принимал контрастный душ. Одевал чистый комбинезон пилота и вновь мучился в ожидании. И вот...
   Неожиданно монитор засветился насыщенно голубым цветом, без передачи какой-либо картинки. Затем, прозвучал почти позабытый голос Макса. Странно, создавалась иллюзия, будто он стоит рядом, и разговаривает.
  - Привет Даня! Ты изменился, похудел, и всё рвано, я рад тебя видеть.
  - Уж как я рад, Максик. Жаль, я лишён возможности тебя лицезреть, истукан ты искусственный.
  - Ничем не могу тебе помочь, - прозвучавший ответ, был полон виноватых ноток, - подходящий аватар, находится слишком далеко от моих камер наблюдения. Да и Гульнара мне не простит, если ты увидишь первым меня, а не её с дочкой. Кстати, Агнесса так подросла, изменилась, увидишь, удивишься.
  - Хорошо, на эти темы, я побеседую с женою. На дочурку, посмотрю сам. Ты лучше расскажи. Как у вас дела? С бандитами Тяя не конфликтуете?
  - Всё в полном порядке, не переживай. Скоро повидаешься с супружницей, и предсказуемо наговоришь ей кучу нежностей. Заодно, узнаешь о том, что происходило в твоё отсутствие. Как ты там говоришь? Как то так?. Да? Информация к размышлению. Мы, с коллегой, первым делом обменялись информационными пакетами. Там всё есть. Сам неспешно полистаешь, посмотришь. Но. Немного позже.
  - Стоп. Блин. Стало быть, ты знаешь обо всём, что происходило на орбите? - встрепенувшись, поинтересовался человек.
  - Отныне знаю. - прозвучал спокойный ответ.
  - Значит так, друг ты мой ситный. Запоминай версию, которую мы будем озвучивать для всех. Она должна быть такой. Я, всё это время упорно занимался восстановлением платформы. Естественно, делал это сидя в "кресле руководителя", то есть, в кабине Марты. Я временами бушую, безбожно гоняю бедных андроидов и прочих роботов. И не более того. С недавнего времени, летаю вокруг станции, но так, для личного удовольствия, так и в охотку, собирая необходимое для работы вторсырьё. Причём, запомни главное. Я ни разу не рисковал своей жизнью. Более мелкие детали, обсудишь со своим "коллегой" и ознакомите меня с ними.
  - А как ты объяснишь спешную замену своего разведчика?
  - Это, бздык обыкновенный. Увидел более красивую и функциональную игрушку, и захотел её иметь, а старую, решил использовать нестандартно, пустил в расход, как сырьё для молекулярного принтера. Я видел несколько таких в одной из мастерских платформы. Кстати, у тебя таких огромных почему-то нет, договаривайся и по возможности, исправляй этот недостаток. Ладушки?
  - Принято. Кстати Гуля и Агнесса, с секунды на секунду, появятся на твоём экране. И ещё, я, с тобою, не общался. Понял? Пускай Гульнара, ради моего спокойствия, думает будто она успела первой. До связи.
   Насчёт нескольких секунд, Макс ошибся. Прошло немногим более двух минут, когда на экране появилось объёмное изображение сидящей в кресле молодой женщины, с ребёнком на руках. Малышка, вертела кучерявой головкой, с любопытством осматривала помещение, в котором ни разу не бывала. Затем, заметив на экране незнакомого ей человека, прижалась к матери, уткнувшись в её грудь лицом, при этом, продолжая посматривать на экран одним глазом. А женщина, обняв одной рукой дочь, второю прикрыв рот, сидела молча. Её лоб, то морщился, то разглаживался; брови вообще, жили отдельной жизнью. Они то хмурились, то одна из них изгибалась дугой, то новь сжималась и так до тех пор, пока её глаза не заблестели от нахлынувшей влаги. Женщина, с судорожной поспешностью обняла ребёнка двумя руками, прижав его к себе покрепче, и, видимо борясь со слезами, запрокинула голову назад, как будто, пыталась разметать по плечам распущенные волосы.
  - Здравствуй, душа моя. Что, так и будем молчать? - не выдержал затянувшейся немой сцены Данил.
  - Даня, ты это... Где ты так долго был? Почему невыносимо долго молчал? Ка ты мог? Вот. - непривычно тихим, сдавленным голосом поинтересовалась молодая женщина.
  - Гульнарочка, ты ведь сё сама знаешь. Я тружусь в космосе, восстанавливаю орбитальную платформу. Ты же меня сама провожала. Как только получилось, я вышел на связь, и рад тому, что ты первый человек, которого я увидел. Пусть и на экране. Надеюсь, отныне, мы будем общаться ежедневно...
  Супруги говорили долго. Агнесса, как любой здоровый ребёнок, устала от неподвижности, и подбадривая себя весёлым, задорным визгом, гонялась за маленьким роботом уборщиком. Даня, смотрел то на жену, то на ребёнка, поражался тому, как сильно она похожа на мать. И сожалел о потерянном времени. О том, как у неё прорезались зубки, вызвав сильное слюноотделение и повышение температуры. Да, многие события в жизни ребёнка были безвозвратно пропущены. Одно утешении, Гуля обещала переслать соответствующие видео.
   Слушая жизнерадостный голос жены, постепенно заговорившую привычной скороговоркой и без нужды вставлявшую в свою речь: "Блин горелый" - "Вот" - "А ещё". Рассматривая её, с последней встречи немного пополневшую и по-прежнему суетливую, Даня не заметил, как расслабился, в хорошем смысле этого слова. Ушло ставшее нормой постоянное напряжение, вызванное непрестанным ожиданием неприятностей. Уже сам молодой человек, ощутил, что он улыбается прежней, счастливой улыбкой, легко говорит супруге различные комплименты, идущие от самой души. И главное, при взгляде на Агнессу, у парня возникало желание обнять её, потискать, поиграть, угостить чем-либо вкусным. Нет это всё не то, зарождалась потребность баловать её, ни отказывая ни в одной из детских просьб. Пусть желание было не таким сильным как многим хотелось, но оно вызвало в измученной душе, первые отклики, казалось позабытой на век нежности. И как это не высокопарно звучит, молодой мужчина был готов ещё больше рисковать собою, делать что угодно, лишь бы ничего не посмело омрачить счастливую улыбку Гули и радостный смех дочери. И он жадно слушал, ловя каждое слово жены, иногда рассказывал подкорректированные истории из своей космической эпопеи. Затем вновь превращался благодарного слушателя, прося более подробного повествования о забавных похождениях дочери, которая таким немудрённым способом познавала мир. Парень, был немного удивлён фразе, где вскользь упоминалось о множестве сверстников и сверстниц его девочки, с которыми она постоянно, и с большою охотой общается. Разглагольствовать по этому поводу, Гульнара не захотела, сказала мол это не так важно и вообще. Не так давно, разведчики нашли много сирот, результат одной скоротечной междоусобной войны дикарей. Даня ещё удивился, аборигены никогда не бросали детей, даже чужих. Они их брали на воспитание и ничем не выделяли от своих. Таковы были древние обычаи и один из способов освежить кровь, это помимо похищения невест. Подумал и забыл, слушая очередное откровение жены о их жизни на базе.
   Так могло продолжаться сколь угодно долго, не заканючь уставшая Агнесса. Девчушка, то просилась к маме на ручки, требуя, чтоб в этот момент, внимание уделялось только ей. Сидя там, она с недоверием поглядывала на изображение Даниила. Затем хныча выворачиваясь, требовала отпустить на пол. Не найдя ничего нового, достойного её внимания, вновь добивалась своей доли материнского внимания. Пришлось спешно прощаться, и прерывать сеанс связи. Раздосадованный скоротечностью первого за долгую разлуку свидания, Даня решил заняться самым полезным, неотложным делом и затребовал выборку основных событий, произошедших за время его вынужденного отшельничества.
   А через пять минут, смотря хронологически смонтированную видео подборку, он скрежетал зубами, и до хруста сжимал кулаки. Было от чего. Банда Тяя, смогла полностью подчинить себе найденную базу. Пусть все её производства функционировали только под ручным управлением, но был налажен выпуск атмосферных истребителей-бомбардировщиков и, проведено обучение необходимого количество пилотов. Затем, шайка скомплектовала и вооружила высокотехнологичным оружием два батальона штурмовиков. Всё бы ничего, однако, среди бандитствующих переселенцев, начали проявляться предсказанные Максом проблемы со здоровьем. Да, они были вызваны мутировавшим симбионтом - люди тяжко болели и даже были первые умершие. И тут началось, Тяй и его приспешники обезумили, принялись зверствовать. Захватывали все обнаруженные дикие племена, сгоняя их на археологические раскопки, и содержали людей просто в скотских условиях, если не сказать хуже. Заставляли невольников работать на износ. Как удалось подслушать, они искали госпитальный блок, в надежде получить в нём излечение. Дальше хуже. Один из пилотов Игнатии, совершая дальний разведывательный полёт, обнаружил небольшой городок, построенный Максом для спасённых им подростков. Не хотелось искину, уводить в подземелье, привыкших жить на поверхности детей, боялся за подростковую психику. Это поселение не спасла ни запущенная на треть система ПВО, ни дроиды защитники. Через час после обнаружения, по Сокольскому, так было названо поселение, был нанесён массированный ракетно-бомбовый удар. Погибла треть детей и почти все андроиды-воспитатели. Они, до последнего эвакуировали подопечных, выносили из-под обстрела, прикрывая их своими телами, даже если те не подавали признаков жизни. Благодаря чему, около двух десятков страшно израненных ребятишек и девчонок, удалось вырвать из лап клинической смерти, самые "тяжёлые" из них, до сих пор находились в регенерационных капсулах. Счастливчики, не получившие ни единой царапины и те чьи раны небыли опасными, в эту безжалостную статистику не вошли.
   На этом, беды Макса и его подопечных не окончились, бандиты, прекратив налёт, высадили десант, обнаружили останки роботов, бытовой техники и вооружения. Порылись в развалинах более тщательно, в поиске подземных ходов, по которым могли уйти выжившие. Но так их и не обнаружили, способ "заметания следов", был давно отработан. Подумав во время рассматривания трофеев, и сделав некоторые выводы, "братки" начали целенаправленный поиск людей владеющих столь необходимых Игнатии знаниями и их скрытых баз. Что дало толчок для начала периода вялотекущих боевых действий, правильнее сказать, партизанской войны. Макс, постоянно устраивал засады на разведчиков и прочих поисковиков, таким способом постепенно уводя врага в сторону от своих подземных баз. Надо отдать должное, у него это получалось. Плохо другое, поисковые группы вышеупомянутой ОПГ, продолжали ходить и по землям, от которых их пытались отвлечь. А трогать их, было не желательно.
   Ознакомившись с хронологией необъявленной войны, Даниил, посидел минут десять утихомиривая эмоции и обдумывая увиденное, затем, направился в госпиталь. Подойдя к андроиду мужчине, он остановился перед ним, и еле сдерживая вновь набирающий силу гнев, проговорил:
  - Слышишь, ты, ИИ платформы, мне срочно необходимо с тобою поговорить. С глазу на глаз.
  - Слушаю. - после трёхсекундной задержки, посмотрев на человека осуждающим взглядом, ответил искин. - Как я понял, ты уже просмотрел заказанную подборку и пожелал решить проблему радикально. И ещё. Я обязательно должен с тобою общаться через этот аватар?
  - По мне, в данной ситуации, да. Ответь, ты сможешь нанести по поверхности мощный удар, и "зачистить" под ноль базу выживших бандитов?
  - Теоретически могу. Требуется серьёзная подготовка, и твоя помощь в некоторых поисковых работах. А дальше, остаётся уповать на удачу.
  - Я в полном твоём распоряжении. Говори, что я должен делать?
  - Начну с того, что я охранная платформа. Моя задача защищать планету от внешних угроз, а не наносить по ней какие-либо удары. Особенно такой как ты пожелал, один, но мощный. Хотя, в определённой ситуации, последнее не противоречит прошитым в меня директивам.
  - Ты хочешь сказать, что для выполнения поставленной задачи, у тебя всего лишь отсутствует нужное оружие.
  - Почти. Например я могу послать на планету подразделение боевых дроидов. Но, в ближайшее время, не получится изготовить их в достаточном количестве. Этим мы только разозлим Тяя, предоставив образцы для копирования. Это на случай, если на их базе есть молекулярный принтер, и банда, освоила все его функции.
  - Я всё понял. Ответь. Есть ли выход из этой ситуации, кроме как ждать пока ты накопишь достаточные силы? Там, внизу, находятся близкие мне люди, и им грозит смертельная опасность.
  - Знаю про неё. И выход есть. Там, - андроид указал пальцем в потолок, - выше, на дальних орбитах, висят два ударных крейсера. Они мертвы, оба, но, на них должно было уцелеть хоть какое-то вооружение. Прибуксируй мне их "тушки". - глядя в глаза человека, с вызовом проговорил андроид.
  - Ты хочешь ...?
  - Да. Для выполнения поставленной тобою задачи, там есть всё необходимое вооружение. Я могу его восстановить, и смонтировать на свой борт как дополнительное. Там, на их борту, должны быть установлены по три плазменных пушки. А мне, для выполнения твоего приказа, необходима всего лишь одна. В случае надобности я смогу изготовить на своём оборудовании, те запчасти которых не будет хватать. Я искин военного объекта, и просто обязан решать подобные задачи. Тем более, с пакетами установленных тобою обновлений.
  - Много слов. Как мне доставить тебе останки крейсеров? Они, слишком тяжелы для моей Марты - не потянет.
  - Всё просто. Начнём с найденного тобою транспортника, того что был с топливом. Доставь мне его. Эта задача, для Марты выполнима.
  - Ты желаешь его восстановить?
  - Хватит слов, доставь и всё увидишь сам.
   Сказано - сделано. Даниил, преодолев бодрой трусцой несколько коридоров, остановился перед шлюзовой камерой, ведущей на транспортную площадку. Затем, с помощью техника, облачился в скафандр пилота, и шагнул в открывшуюся дверь. Потеряв на шлюзовании восемь минут, человек направился к своему короблю. И был поражён его видом, новый разведчик и в самом деле разительно отличался от той подделки, на которой он летал до этого. При всей похожести, машина выглядела более лёгкой, изящной, можно сказать, совершенной. А жилой блок, он был точной копией предыдущего.
  - Здравствуй, Даня. - прозвучал знакомый женский голос. - Я рада что ты выжил, и смог вернуться в строй.
  - А как я этому рад, Марточка! - садясь в кресло пилота ответил человек. - Я думал, что потерял тебя. А тут такое... Надеюсь, тебе понравилось твоё новое тело?
  - Ещё бы. Тестовые программы показывают, будто оно более совершенно. Не дождусь, опробовать его в полёте.
  - Тогда, запускай движки и вперёд. ...
   Да, разница в пилотировании была разительной. По ощущениям, управляемость один в один походила на задаваемый виртуальными тренажёрами стандарт. По просьбе ИИ платформы, был выполнен круговой облёт станции, со сканированием некоторых её участков, стоит признаться, защитный спутник планеты, больше не выглядел жалкой развалиной. Он походил на огромную стройплощадку. Множество разнообразных механизмов перемещали различные грузы, стройматериалы, наращивали балки, крепили бронеплиты, формируя какие-то внутренние помещения и различные надстройки. Зависнув над последней контрольной точкой, и провисев над ней две минуты, Даня услышал голос Марты:
  - Головной искин благодарит нас за помощь. И желает счастливого полёта.
  - Скажи ему спасибо и поинтересуйся ..., впрочем, кроме благодарности ничего не передавай. Он уже подсветил всё, что я должен ему доставить. У нас с тобою, работы дня на три, если не больше.
  - Вижу. Прокладываю маршрут к первому объекту.
   Подлёт и захват грузовика транспортным лучом прошёл без нареканий. Нельзя сказать, будто его буксировка проходила штатно. По размерам, раскуроченный грузовой корабль десятикратно превосходил Марту, даже не смотря на отстрелянные движки. Но, всё равно, работая на максимуме своей тяги, разведчик плавно сдвинул груз, и потащил его. Один раз, сцепка была разорвана, и почти сразу восстановлена, а с полукилометровой дистанции, стоило буксиру отпустить свою ношу, швартовочные лучи станции подхватили разбитый транспортник, и с завидной лёгкостью, доставили тот на ремонтную палубу.
   Пилоту, вновь ставшему космическим мусорщиком, было не до наблюдения за грацией, с которой его груз исчез во чреве платформы. Он вновь спешил на "мусорку", желая вырвать из её недр очередную добычу. Подлёт, поиск, захват, буксировка. Поиск очередной цели, захват, буксировка. Иногда, некоторые объекты приходилось освобождать из плена ненужных обломков. Аккуратно, по одному нужные обломки извлекались из мешанины керамики пластика и метала. И так, с утра, до позднего корабельного вечера, с перерывами на приём пищи, сон, и общение с женою. Ночь, короткий сонна рабочем месте, и вновь поиск и "раскопки", сон в медкапсуле челнока. Всё чаще и чаще, подсвеченной целью оказывались боевые корабли, точнее их останки. А на десятый день, Марта радостно заявила:
  - Головной искин, благодарит за отлично проделанную работу и приглашает вернуться на станцию. Перед началом основной миссии, тебе предоставляется двухдневный отдых.
   Мечты, мечты. Где ваша сладость? (А. С. Пушкин) Эти слова, как нельзя точно передают действительность жизни, а не только романтизм влюблённых. Придавшись неге безделья, ровно половину дня, Данил, облачившись в новый скафандр повышенной защиты, направился на грузовой корабль. Нет, он не собирался чудить, давая имя искину грузовика, или требовать перепланировку жилого блока под себя. Парень, пожелал освоиться на новом рабочем месте, так сказать, прижиться в корабле, должного стать ему на какое-то время домом. Центральный искин против такого не возражал. И до самого старта, Даня только и делал, что привыкал к компоновке всего жилого модуля, многократно перепроверяя работу его агрегатов. Не то что он не доверял роботам, просто это правило, было написано кровью. Может быть, именно поэтому, пара блоков регенерации воды и воздуха была заменена по требованию пилота. Он обнаружил пусть незначительные, но отклонения в их работе. Может быть, благодаря этому, прогревая двигатели перед стартом, Егоршин был уверен в корабле и если переживал, то совсем немного. Старт.
   Огромный, не просто восстановленный, но и модернизированный под поставленные задачи звёздный трудяга, плавно, с некой величественной неспешностью покинул ремонтную палубу. Как и положено транспортам его класса, красавец, неторопливо, величаво словно пава, выплыл в открытый космос. Несколько раз, подработал манёвровыми двигателями, и вальяжно довернув на заданный курс, начал неспешный разгон.
   Сказать, будто начало экспедиции пошло без сучка и без задоринки, это равносильно обману. На второй день полёта лучилась первая неприятность, исчезла связь с платформой, значит и с планетой. И самое главное, крейсера, теоретически находившиеся на дальней орбите, до сих пор не были обнаружены. Не мудрено, они давно могли сорваться с неустойчивой орбиты и в данный момент, бороздить космос, неуправляемыми астероидами искусственного происхождения. Если так, то про них можно забыть, даже ближний космос был не просто большим, он огромен, тем более для подобных поисков одиночки. Именно поэтому, Даниил, включал радар дальнего обнаружения целей чаще, чем того требовал искин, и просвечивал участки солнечной системы, с гарантированным наложением обследуемых зон, друг на дружку. Всё было безрезультатно. Разнообразные объекты были, их отблески занимали большую часть экрана, вот только вычленить в этой мешанине искомое, было проблематично. Оставалось только гадать, каким образом ИИ платформы узнал о потеряшках, и как можно найти эту пропажу?
   Вкратце, миссию можно описать так. На восьмой день, был обнаружен первый объект, в какой-то мере способный заинтересовать ИИ станции. Малый рейдер арахнидов. После сближения на необходимую дистанцию, произошёл стандартный облёт чужака, с его тщательным сканированием. Затем, начался двадцатиминутный анализ полученной информации. Как итог, первая удача, на погибшем, есть кое-что из заказанного оборудования. В течении пяти минут, роботы ремонтники получив пакет заданий, плотным роем перелетают на мёртвую посудину. Даня, на всякий случай посматривая по сторонам "одним глазом" наблюдал как техники демонтировав большой участок обшивки, поочерёдно исчезли во чреве вражеского космолёта. Можно было понаблюдать за работой дроидов их "глазами", но зачем? Через два часа, из одного из пяти варварски вырезанных "окон" показался первый трофей, мощная лазерная пушка с системой управления. Она была мгновенно подхвачена силовым лучом тяжеловоза, и перемещена к грузовому люку. Где её приняли другие роботы. Через пятнадцать минут, новая ценность и она, также заняла своё место в контейнере грузовика. Корабельные сутки ещё не окончились, а чужак был "обобран до нитки", и больше похожий на обглоданный скелет, оставлен в покое. Прошло ещё двадцать часов, и они окончились новой находкой, - пассажирский лайнер постройки людей. По виду, он напоминал сыр с множеством дырочек, и как дополнение к этой жуткой картине катастрофы, имел вывороченные на изнанку участки бортов. И самый главный аргумент в пользу отказа от его буксировки, на лайнере отсутствует вооружение, и он висит в космосе, а не вращается вокруг планеты. Объект обследуется издалека, записываются все его параметры, и его данные вводятся в базу. Поиск продолжается. Проходит пара часов, по результатам сканирования, подбирается ещё несколько мелких находок, и одна, особо крупная, которая, после демонтажа всего лишнего, крепится на внешней подвеске. И дальше всё, как бабка отшептала. Следующие двое суток, прошли в безрезультативных метаниях. Вокруг не было ничего полезного, да и поиску мешала сплошная стена мелкого лома, годного только для создания помех.
  - Искин, - устало щурясь в монитор, поинтересовался пилот, - как тебе вон те далёкие, но весьма крупные засветки?
  - Ты только понапрасну потратишь время. - спокойно, даже излишне нейтрально ответил ИИ. - Они висят не на орбите планеты, а неспешно кружат вокруг нашего солнца. Не стоит на них отвлекаться.
  - Это мне решать, чего стоит делать, а чего нет. Летим.
  
   Прошло минут сорок, грузовик мчит с максимальным ускорением, по рассчитанной траектории сближения. Пилот, сидя в ложементе, тревожно просматривает результаты сканирования и неожиданно улыбнулся. Ни слова не говоря, он выделил одну из точек как приоритетную. Почти сразу, в его голове звучит ментальное предупреждение:
  - Пилот, мы только что ушли с орбиты планеты. Делать это не желательно.
  - Знаю. - ответил Даниил. - Но в случае необходимости, обязательно.
  - Ты не понимаешь, или не желаешь это осознать. С этой точки метаположении, у нас нет и быть не может оптимального маршрута возвращения домой. Я не могу проложить приемлемый курс на место предполагаемого рандеву с Землёй, так как способен только догонять её. Худшего варианта для навигации не придумаешь.
  - А я, знаю одно, ты сейчас лукавишь. Твои модернизированные силовые установки, способны развить необходимую, для решения данной задачи скорость. Даже если я загружу все контейнеры, под завязку, и возьму на буксир самый большой из обнаруженных объектов. Даже тогда задача будет выполнимой. Планета летит вокруг своей звезды по устоявшейся орбите, а не по прямой.
  - Теоретически да, ты прав. На практике, я такой полёт давно не выполнял.
  - Всегда кто-то, рискует и выигрывает. Не отвлекай меня.
   Искин грузовика замолчал, а Данил, никак не мог успокоиться. Он вёл корабль к намеченной цели и думал: "Странно, ИИ корабля старался меня обмануть, поднося недостоверную информацию. И это неспроста. Чего-то я не досмотрел, или не провёл все необходимые тесты, что-то пропустил. Ведь данная посудина, рассчитана именно на межпланетные перелёты и межпланетное перемещение с точки "А" в точку "Б", для искина не должно быть проблемой. А он, именно на это и пожаловался". - Грузовик начал постепенно отклоняться от маршрута, и человек, в несколько приёмов вернул его на прежний курс. И ментально закрывшись от бортового ИИ, парень продолжил обдумывать недавнее происшествие. И его мысли были не радостные:
   "Вряд ли в этом недоразумении замешан искин платформы. - думал Даниил, в очередной раз, сканируя намеченную цель. - В данный момент, я выполняю его поручение. Да и грузовику, должно быть безразлично, чего он и куда доставляет. А если что-то сбоит в программе управления и это их последствия, то плохо. По возвращению, потребую у центрального искина, переформатировать ИИ грузовичка, и как следует проверить его электронику-кибернетику на всевозможные скрытые неисправности. Пусть хоть весь его раскидает. Мало ли к чему может привести такое отклонение от нормы. Да и пристальней понаблюдать за работой "своенравной железки", лишним не будет. ...".
   За этими размышлениями, незаметно прошло время. И крайние дистанционное сканирование, сразу трёх объектов, обрадовало. Все обнаруженные звездолёты были боевыми. Похоже, что двое из них, выдержали долгий, неравный бой, и мели настолько сильные повреждения, поэтому об их восстановлении можно даже не задумываться. Легче и дешевле построить новые, было бы только где. Третья "посудина", висевшая особняком от своих изуродованных товарок, имела только несколько небольших пробоин и взорвавшийся гипердвигатель. Да, последствия взрыва варпвигателя можно было наблюдать во всей красе. Представьте себе "картину", куски вздутой и ли даже вывернутой на изнанку обшивки, и это не всё. Внутрисистемные, и кормовые манёвровые двигатели торчат под немыслимыми углами, напоминая абстрактный бутон железного цветка.
   Всё ещё не веря в свою удачу, с трудом угомонив волнение, Даниил направил свой грузовик на сближение с более или менее уцелевшим из кораблей. Затем, сделав несколько оборотов вокруг находки, человек провёл более детальное сканирование. И о чудо! Он получил весьма обнадёживающий результат, в основном, повреждения были не значительны, от трагедии с гипердвижком, спасли усиленные кормовые переборки. Не трудно представить, как команда, заглушив оба реактора, покидала обездвиженный корабль, о чём красноречиво говорило отсутствие спасательных капсул, все шахты были пусты. Остался только вопрос: "Почему капитан и его подчинённые не пожелали биться до последнего? " - На это уже никто не ответит. Если только предположить, что экипаж испугался низкого процента выживания при альтернативной эвакуации. Да и так ли он необходимо знать этот ответ. Главное, брошенный корабль никто не забрал, и не разнёс в клочья, поддавшись горячке боя.
   Стыковка, была не долгой, всего-то каких-то четыре часа. Ровно столько времени понадобилось техникам для проверки и установки стыковочного оборудования, монтажа на обшивке линкора дополнительных буксировочных движков и их синхронизацию с системой управления грузовика. Параллельно, шло удаления деформированных частей корпуса и вывернутого наизнанку оборудования, которые могли попасть под выхлопы движков.
   Даня, сидя в кресле пилота в одном лишь комбинезоне, и прислушивался к собственным ощущениям. Все роботы-техники рапортовали о готовности к движению и то, что все они вернулись на свой корабль. Человек, снова перепроверив готовность всех узлов, затаив дыхание подал малую тягу. Датчики отрапортовали о плавно нарастающей нагрузке - до предельно допустимых величин было ещё далеко. Тяга постепенно увеличивалась, а буксир, никак не мог преодолеть инерцию массы. Момент, когда сцепка пришла в движение, Егоршин ощутил, как лёгкий толчок в спину. Контрольные приборы сцепки, рапортовали о достижении равномерной тридцатипроцентной нагрузки на все фиксирующие узлы. Скорость движения быстро возрастала, и никаких отклонений от заданных величин не наблюдалось.
  - Искин, рассчитать курс домой.
  - Выполняю.
   После этого ответа, сердце человека обдало волной холода, предлагалось догонять планету, а не лететь по прямой, в предполагаемую точку встречи с нею. Брови Даниила, возмущённо вдёрнулись, а курсовая линия мгновенно изменилась. Сейчас, она, как и положено, резала радиус планетарной орбиты.
  - Одобряю второй курс. Старт. - тоном, не терпящим неповиновения, сказал Даниил, борясь с предательски овладевшей телом нервной дрожью.
  
   Двенадцать суток полёта на скорости чуть меньше средней, по курсу, пересекающимся в заданной точке с орбитой новой Земли, Даниилу показались адом. Не было жестоких схваток со "взбесившимися" роботами-техниками, не приходилось экстренно заниматься "реанимацией" внезапно выключившейся системы жизнеобеспечения или чем-то подобным. Всё это присутствовало только в страхах, изматывая нервы лишними переживаниями. Во время возвращения, возникали только необъяснимые проблемы. А именно, четыре раза, грузовик резко отклонялся с проложенного курса, благо, пилот это чувствовал через симбионта, и своевременно вносил необходимые коррективы. А один раз, все движки за малым не отработали реверс, человек еле успел дать запрет на это действие. Поэтому, когда установилась связь с орбитальной платформой, её искин, вместо приветствия, вымолил только одну фразу: "По прибытию в жилой комплекс, тобою займётся наш медик. И пока тот не даст добро, ты, госпитальный блок не покинешь". - Сказал и не дожидаясь ответа, отключился.
   Прибытие "домой" запомнилось тем, как несколько швартовочных лучей, подхватили сцепку и повлекли её к ремонтной палубе станции. На сей раз, техники разобрали крепёж соединяющий тягач и грузовой корабль за считанные минуты. Только Даня, этого не видел. Он, живущий в последнее время на стимуляторах, крепился, когда, плавно снижая скорость, подлетал к отмеченной точке рандеву. Юноша с трудом воспринимал действительность, наблюдая за начавшейся суетой роботов-техников. После чего, несколько раз "клюнув носом", бессовестно уснул. Парень не видел, как его грузовик, отстыковали от линкора, и доставили на разгрузочную стоянку. Очнулся пилот только после того, как кто-то попытался извлечь его с ложемента пилота. Открыв глаза, человек увидел знакомого андроида- мужчину.
  - Ты кто? - беспомощно щурясь, превозмогая сильную головную боль и слабость, поинтересовался Егоршин.
  - В каком смысле кто? - удивился человекоподобный робот.
  - Кто сейчас тобою управляет? Медицинский искин, или центральный ИИ.
  - На данный момент я медик, подчиняюсь искину госпиталя. Ты знаешь, а я даже не удивлён тому, что ты вновь умудрился причинить вред своему здоровью. И да. Я должен одеть тебя в скафандр, и срочно доставить в лечебную капсулу.
  - Хорошо, веди уже, Сусанин.
   Андроид, расправляя аварийный скафандр, позволяющий выжить в полном вакууме и при запредельно низких температурах более двух часов, застыл. А через секунду, растерянно развернулся к пилоту во фронт.
  - Ты решил дать мне имя?
  - С чего ты взял?
  - Так ты назвал меня Сусаниным.
  - Никого я не называл. Всего-лишь процитировал одну запомнившуюся фразу из старинной книги. Она как раз подошла по смыслу. А если тебе так хочется получить имя, то подожди пока я поправлю здоровье. Лады? Сейчас, у меня болит всё, от головы до ..., давай не будем уточнять последнее.
  - Принято. Давай, просовывай руки вперёд ...
   Стоило человеку оказаться коридорах, где присутствовала атмосфера и гравитация, и снять шлем, он остановился. После чего, строго посмотрев на андроида воспалёнными от длительной бессонницы глазами, заговорил:
  - Вспомни-и-ил. Мне необходимо срочно переговорить с головным ИИ. Как-то так. Это важно, и ждать, пока я вылезу из медкапсулы, непозволительная роскошь.
  - Я слушаю тебя пилот. - Взгляд андроида стал внимательным и обеспокоенным.
  - Искин, немедленно выключи всю электронику моего треклятого грузовика и пропусти все его узлы через тщательную диагностику. Делай что хочешь, разбирай по винтикам, гоняй ПО этого искина виртуале, но найди причину жутки сбоев, творящихся в его электронном мозгу. В нынешнем состоянии, он смертельно опасен, особенно для своего экипажа.
  - Так поэтому ты...
  - Да-да. Мне приходилось постоянно контролировать эту заразу, чтоб она не унесла нас в открытый космос.
  - Всё выполню. А копию программного обеспечения транспортника, сделаю прямо сейчас и отошлю её на планету. Там есть сильный специалист, Тычина. Так он и его подчинённые разберутся с этой проблемой намного быстрее меня. А сейчас, шагом марш к медикам.
  
   Прошло пять суток, лечебная капсула, которой лежал единственный пациент, он же единственный жилец орбитальной платформы, подняла свою прозрачную крышку. Человек, открыл глаза, зевнул и сладко потянулся.
  - Даниил Сергеевич, с пробуждением. - буквально "проворковала" блондинка, стоявшая рядом с капсулой. - Прими душ, оденься и добро пожаловать на камбуз. Я буду тебя там ждать, тебя ждёт серьёзный разговор. И не со мною.
  - Слушаюсь, командир, разрешите идти купаться. - шутливо ответил молодой человек, и без стеснения покинул госпитальное ложе.
  - Не забудь про халат, подчинённый.
  - Всё, считай уже одел. - пробурчал человек запахивая полы халата, и направляя свои стопы к душевой.
   В столовой, всё пошло по устоявшемуся сценарию. Парень и девушка, сидели за облюбованным ими столом и ели. Она, как всегда вяло, нехотя, "ковырялась" в своей тарелке, а парень, активно налегал на еду. Заодно, выслушивал мелкие бытовые новости с поверхности планеты, в изложении медика. Как по заказу, когда процесс насыщения был окончен, ожидаемо появился робот мужчина, и вновь, без спроса присел за стол.
  - Вот те раз. А ты силён в своём постоянстве, вижу, не меняешься. - с кривой усмешкой проговорил Даня. - Чего интересного расскажешь?
  - Ох, и любишь ты мои сказки слушать. - с улыбкой ответил ИИ.
  - Хорошо, лады, не тяни, я весь сплошное внимание.
  - Ну слушай, начну с технического состояния "взбесившегося" корабля. У грузовоза были обнаружены небольшие неполадки в электронике управления. Но. - дроид важно поднял руку, с оттопыренным вверх указательным пальцем. - Они не могли привести к возникновению подобных проблемам. Однако, я всё равно их заменил, таковы требования безопасности. Что касаемо программного обеспечения, Андрей нашёл там несколько десятков, как он выразился, глюков. На данный момент, всё исправлено, перепроверено. Так что, рапортую: "Транспорт безопасен, готов к дальнейшему использованию". - Заодно с транспортником, был проверен и твой любимый разведчик Марта, она в идеальном техническом состоянии, все её программное обеспечение тоже. Коллектив Тычины всё многократно проверил, и погонял на симуляторах. Ими не обнаружено никаких отклонений от нормы.
  - Лады. Спасибо, удружил. Скажи, какие подвижки в деле, из-за которого мне пришлось отлучаться.
  - Всё идёт по плану. Твой заказ, будет готов через четыре дня. Доставленный тобою корабль полностью разобран. Его оружие прошло техобслуживание и диагностику, сейчас оно установлено на положенные места, резко повысив нашу обороноспособность. Желаешь знать, куда делось всё остальное. Так я броню, силовой набор и прочий хлам, использовал для постройки некоторых своих внутренних помещений. Правильнее сказать, употребил как расходный материал для молекулярного принтера. В дело пошло всё.
   Замолчали все, и затянувшаяся пауза безмолвия, стала казаться гнетущей. Создалось впечатление, будто каждый из них, задумался о своём, невесёлом. Оно и могло быть именно так, не будь парочка из них андроидами не способными на настоящие эмоции. Правдоподобно изображённая имитация не в счёт.
  - Ты сразу это... Когда всё будет готово, нанесёшь удар по их базе? Лады? - резко осипшим голосом, нарушая молчание поинтересовался Даниил, впялив расфокусированный взгляд в столешницу.
  - Нет. - жёстко, с нотками порицания ответил ИИ.
  - А когда это сделаешь?
  - Никогда.
  - Но почему? Блин. - На лице Дани читалось безмерное удивление, и он, зло изогнув бровь, возмущённо посмотрел на собеседника.
  - А ты подумал о том, что в опасной близости от базы, живёт часть согнанных на принудительные работы невольников? Они гарантированно попадают в зону поражения.
  - Думал. И всё равно считаю, орбитальный удар по производственным мощностям обезумевших рабовладельцев, оправданным. Мой план это наименьшее из зол. - упрямо процедил сквозь зубы человек. - Ты это, посчитай, сколько из них ежедневно гибнет от бесчеловечных условий содержания, побоев и непосильной работы. А так, наносим только один удар по базе, и проводим тонкую "зачистку" бандитов. Как-то так. Летаем и отстреливаем любых тварей, чьё вооружение будет сложнее арбалета.
  - Всё ясно. Ты желаешь, чтоб как боевая сила, доминировали обитатели вашей базы.
  - Нет, ни о чём подобном я и не думал. Ну это. Высокотехнологичное оружие, здесь служит как некий маркёр, позволяющий определить степень опасности преступника. Стало быть, так, если вооружён хоть бластером, значит опасен, бросил оружие, выиграл жизнь, даже если одет в форму штурмовика. А там, дальше, у нас будут другие заботы. Ещё предстоит долго лечить выживших невольников, если таковые будут. Помогать им возводить новые, не подконтрольные нам поселения. Как-то так. А дальше? Что дальше? Пусть думают другие, как взаимодействовать с местными и где нам жить. Желательно, начать с заселения местности, находящейся на максимально возможном отдалении от селений коренных жителей планеты. Лично у меня есть другая цель, искать дальние космические базы, производства, и по возможности восстанавливать их. Необходимое нам сырьё, возможно добывать только в поясе астероидов. Стало быть, так я вижу свою дальнейшую деятельность.
  - Складно говоришь. И в твоих словах, есть своя правда. Значит поступим так. Я, твоё карающее оружие, довожу до полной готовности. А далее ты делаешь всё сам... Подчёркиваю, сам прицеливаешься и производишь один единственный выстрел. После чего, вне зависимости от полученного результата, я эту "пушку" демонтирую и переношу её на внешнюю оборонительную сферу. Установлю её как "особо веский аргумент" в моей дальнобойной батарее. Ты согласен на такие условия?
  - Да.
  - Вот и отлично. Как ты там говоришь? Вот и ладушки?
  - Лады, - ответил Даниил, вставая и протягивая ИИ руку для пожатия, - лучше говорить лады. Иначе, звучит как-то по-детски. Не так давно, я обратил на это внимание.
   ИИ, после рукопожатия исчез, аватар в котором он только что присутствовал, резко потерял внешнюю жёсткость. Миг, и перед Даней стоит спокойный "человек", который способен в любую секунду броситься на помощь к тому, кто в ней нуждается.
  - Даня, - тихо проговорила Светлана, - тут мой ассистент, утверждает будто ты решил дать и ему имя. Это правда?
  - Правда. Я, не к месту назвал его Сусаниным, а твоего помощника видимо заинтересовало это обращение. Если ты и он не возражаете, могу предложить ему имя Иван. Так звали того древнего героя.
  - А что? Ему подойдёт. - с хитрой усмешкой посмотрев на подчинённого, проговорила доктор. - Иван Сусанин, звучит красиво.
  - Не стоит к Ивану, добавлять эту фамилию. В нашей далёкой истории, сей человек, завёл врагов в болото, сам погиб, и супостатов погубил. У нашего Вани, другое призвание. Найдётся тот, кто знает историю, и возникнут у человека не нужные ассоциации.
  - Ты прав. - задумчиво растягивая слова, согласилась Света. - Говори, может уже чего-то придумал?
  - Придумал, будем звать его Иван Иванович.
  - А что? Недурно задумано, Иван Иванович, - смакуя сочетание, имя - отчество, проговорила женщина-андроид, - ИИ, это тоже должно понравиться. Инициалы как раз создают его сокращённое обозначение.
  - Ты так думаешь? - посмотрев на свою начальницу, поинтересовался андроид-мужчина.
  - Уверена. Отныне, у нас будет два Иван Ивановича, - в одном лице. Так что коллега, гордись...
   Светлана, как в воду глядела. При первой же встрече с глазу на глаз, ИИ заявил, что и он, принимает этот дар. А для предотвращения путаницы, к медику, стоит обращаться только по имени.
  
  

Глава 14. Личный "крест".

  
   Настал день X, когда совпало всё, и готовность орудийной башни, и благоприятные погодные условия над вражеской базой. Что ещё? Даниил, провёл целые сутки в рубке управления плазменной пушки, осваивая непривычное для него прицельное и спусковое оборудование сверх мощного орудия. В данный момент, Егоршин ожидал только выхода орбитальной станции на позицию. Параллельно, он удивлялся простоте применённого решения проблемы с энергоснабжением самодельной орудийной башни. Для "питания" блоков управления её электроникой, механикой, и несколькими блоками накопителей, работал корабельный реактор, создающий огромный запас мощности, позволяющий вести более частый огонь. Это давало ещё одно преимущество, полную автономность этого тяжёлого плазмомёта. Зная о одном изъяне всех искинов - не способности искать новые, не стандартные решения, человек понимал, за эту идею, стоит благодарить древних инженеров. Именно они, в ходе боёв отработали подобный способ восполнения боевых потерь. Но всё же. После сухих слов искина: "До выхода на цель, осталась минута". - Даня вздрогнул, почувствовал, как по всему его телу, пробежал мерзкий холодок, а руки и спина, мгновенно покрылись неприятным потом. Делая быстрый вдох и медленный выдох, молодой человек пытался не о чём не думать и успокоиться. А когда прошло оповещение, что цель в зоне поражения. Данил, произвёл более тонкую корректировку прицела. Для большей точности, поверхность планеты плавно "приблизилась" и на экране прицела, стали видны небольшие фигурки суетящихся на атакуемом объекте людей. Точка прицела сместилась на открытые ворота производственного комплекса и .... Подтвердилось самое худшее, в зоне уверенного поражения находятся не только оголтелые боевики, но и порабощённые ими коренные жители. И именно по этой причине, ему не легко нажать на спусковую кнопку. Рука не слушается. Вот такая сволочь этот ИИ, заблокировал автоматический прицел и возможность подать ментальную команду на открытие огня, требуя отстреляться по старинке. Тихо шепча проклятья в адрес того, кто, по его мнению, в этом виновен, не забыв упомянуть про себя любимого - этакого слабака, парнишка снял руку с джойстика управления. Пару раз сжал, разжал непослушную кисть, затем вернул её на место. Подкорректировал сместившийся прицел и яростно выдыхая сквозь зубы воздух - сдерживая таким образом рвущиеся из груди ругательства, с усилием вдавил кнопку активации выстрела. Загудели преобразователи и нагнетатели и, не смотря на звукоизоляцию, по ушам ударил грохот растянутого на несколько секунд разряда. Затем, экран прицела погас и наступила зловещая тишина. Всё правильно, одобрен был только один выстрел. Шли секунды, а человек по-прежнему вжимал побелевший от напряжения палец в проклятую кнопку и бессмысленно смотрел на потемневший монитор. Так продолжалось до тех пор, пока в динамиках общей связи, не прозвучало: - "Даниил, поздравляю с удачным выстрелом. Не знаю, как описать это точнее. На месте вражеской базы бурлит озеро расплавленной породы и воздух раскалён до предела. Окрестности получившегося озера расплавленного грунта, объяты ужасными пожарищами. Предполагаемые жертвы, две с половиной, три тысячи человек. Выпускаю автономных дроидов, для окончательной "зачистки" вооружённых бандитов. Ты достиг поставленной перед собою цели, готовься, отныне, тебя возненавидят многие люди, даже те, ради чьего спасения ты произвёл этот орбитальный удар". - Эти слова ИИ, полоснули по сердцу мужчины похлеще самого острого ножа.
   "Пусть даже так, - скрежеща зубами, подумал Даня, - зато, совершив это ..., как многие будут квалифицировать, преступление, я прекратил творящийся на планете беспредел. Кто-то всё равно должен был сделать нечто подобное, и как можно быстрее. Так почему не я?"
   Из нестандартной для орбитальной платформе орудийной башни, Егоршин вышел через пятнадцать минут. Был он бледен, неестественно жизнерадостен, а во всех его движениях, сквозила напряжённая, угловатая дёрганость. Заметив, стоящих перед шлюзовой дверью Светлану и Ивана, он, криво усмехнувшись, посмотрел в глаза роботу-мужчине, и с ехидцей поинтересовался:
  - Ванюша, ты сейчас кого представляешь? Медика, или Ивановича?
  - Я ИИ. - сухо, с демонстративно звенящими нотками укоризны ответил искин.
  - С вами всё ясно. Значит - два в одном. И комитет по моей "торжественной" встрече и судьи. А где же ваши булыжники? Неужели держите за пазухой?
  - Какие такие булыжники? - изобразив искреннее удивление, поинтересовалась медик.
  - Ну как? Неужели не понятно? Вот он злодей-убийца, - стоит перед вами и зубоскалит. А каждый праведник, просто обязан кинуть в него увесистый камень. Чем гнуснее совершённое им преступление, тем больше этих самых камней должно лететь в голову маньяка. Или я что-то неправильно понял? Ведь вы собрались здесь, чтоб меня осудить и тут же привести приговор в исполнение.
  - Дурак ты, Даня. - с упрёком покачав головою, сказал Иван Иванович. - Из нас двоих, тебя никто не осуждает. Да. Мы были противниками твоего решения. Но. Любое проведённое нами моделирование происходящего на планете конфликта, показывает, ты, в отличии от нас, умудрился выбрать наименьшее из всех зол. С цифрами не поспоришь. Пока я создам необходимое количество боевых дроидов, погибнет в три раза больше невольников. И ещё, у противника, в ближайшее время, должен был появятся доступ к новым производственным ресурсам, то есть, он должен стать намного сильнее. А это, новая волна эскалации. Просто, с первого взгляда, количество жертв твоего выстрела неоправданно велико. И погибли они все за короткий промежуток времени. А это, ужасно само по себе.
  - Не пойму, что ты хочешь этим мне сказать. И чего вы тут делаете?
  - Мы тут посоветовались и решили, ты нуждаешься в экстренном лечении. И ...
  - Нет, не будет никаких госпиталей и медкапсул. У нас у всех, работы - вот сколько! - Даниил, поднёс ребро ладони на уровень шеи. - А времени в обрез. Лучше полечусь трудотерапией, это и полезно, и действенно. Тем более, у нас, на моей родине была поговорка: "Каждый должен нести свой крест, и не жаловаться на его непомерную тяжесть. У кого-то этот крестик может оказаться более неподъёмным". - Так что, спасибо за заботу, но, я пойду работать. Иванович, не забудь подсветить тот космический мусор, который я должен доставить тебе в первую очередь.
   Парню, протиснувшемся между преградивших ему дорогу андроидов и продолжившему идти с высоко поднятой головой, никто не ответил. Да и он этого не ждал. Человек, шёл по коридорам, хмурясь и зло печатая шаг. Пока в его голове, не прозвучал голос Гульнары:
  - Даня, блин горелый, что там у вас на орбите творится? Вы это..., что творите? ... Мы тут все в шоке от произошедшей трагедии, Макс ничего не говорит, молчит зараза, его аватар ведёт себя так, как будто ничего не знает. Вот. А между тем, базы Тяя больше нет. Там сейчас тако-о-ое творится! Вот. Просто какая-то жуть. Говорю. Вначале, как показали дроны наблюдения, с неба ударил пучок плазмы, который сжёг матрицы их визиров. А ещё, это, привело к образованию огромного озера кипящей лавы, и возникновению огненного шторма, бушующего вокруг него. Вот. А ещё, там сейчас столько пострадавших, которых необходимо срочно эвакуировать из этого ада. Причём, вынуждены размещать их в мобильных стазис капсулах, и делать всё возможное, и не возможное, чтоб пострадавшие выжили. Вот, как-то так. И ещё, в спасательных работах, задействованы все дроны нашей станции, без исключения. Макс экстренно расконсервировал все свои резервные госпитали и отдаёт мне в помощь всех андроидов. Вот. Скажи. Это ваша работа? Это вы сотворили такое непотребство?
  - Если честно, орбитальный выстрел из плазменной пушки, произведён мною, лично. - остановившись прямо посредине коридора, ответил Даниил.
  - Как? Зачем? - с отчаянным удивлением задала вопрос женщина.
  - А что я ещё мог сделать? Спокойно наблюдать как они сгоняют всё новых и новых людей в концлагеря? Или как вы с ними вяло воюете? А самое главное, они начали раскопки над одной из действующих баз Макса. А вы, на это никак не отреагировали.
  - Но такое огромное количество безвинных жертв! - в ментальном выкрике Гули, чувствовалось столько боли и отчаяния. - Как ты мог?
  - Вот так и смог. Кстати, я, с себя, ответственности не снимаю. Нужно будет, приму любое наказание. А сейчас, продолжу восстанавливать орбитальную базу. Что бы не происходило, но, именно она будет нашим аванпостом в освоении космоса. ...
  - Даня, миленький, да как же так? Миленький, что же ты наделал? - не слушая мужа, продолжила причитать женщина.
  - Осуждаешь? Что, больше не желаешь знаться с таким чудовищем? - стараясь не передать по ментальной связи бушующие в душе эмоции, поинтересовался Егоршин.
  -Да что ты такое говоришь, блин горелый! - возмущённо, ответила Гульнара. - Да, я не одобряю твой поступок. Он принёс столько лишних жертв. Но. От тебя я никогда не отвернусь и не откажусь. ...
   А через пол часа Даня, всё ещё борясь не желающими его отпускать душевными терзаниями, вывел грузовик из ангара, и направил его в сторону ближайшего скопления обломков, расцвеченного подцветками, как новогодняя ёлка игрушками.
  
   Что не говори, восстановление объекта было почти окончено. Да и функционал орбитальной платформы выходил на полную мощность, причём, это было заметно даже не вооружённым взглядом. Например, изменился внешний вид оборонного комплекса, отныне, он не выглядел достраиваемым объектом. Внешняя броневая обшивка станции, пусть ещё не покрывала всю поверхность космической станции, но редкие провалы, терялись на фоне различных надстроек и трёх, открытых на время интенсивной работы грузовых пирсов. Была ещё одна обнадёживающая новость, у Ивана Ивановича, появился свой флот. Именно с сегодняшнего дня, приступили к полётам его автоматические истребители-перехватчики и управляемые малыми искинами буксировщики. Одни занимались охраной, а другие целенаправленным сбором вторсырья. Нашлось в этой круговерти, место и для Даниила. И он, впрягся в работу как измученный вынужденным бездельем трудоголик, и со свойственным этим людям упорством, бороздил ближний космос.
   На исходе вторых суток, как раз, когда он разгрузился и снова устремился к ближайшему скоплению подходящих обломков, на корабль Егоршина поступил вызов с планеты. Не ожидая от него ничего хорошего, Даня ответил даже, не взглянув на засветившийся монитор. Его слова прозвучали жёстко и холодно:
  - Егоршин на связи. Говорите быстрее, я занят!
  - Даня, это я. - после трёхсекундной паузы, растерянно удивлённо, прозвучал голос Гульнары. - Ты мне что, не Рад? Я тебя отвлекаю от более важных дел чем пообщаться с женою? Блин, дожилась ....
   Услышав голос жены, Даниил хотел мельком посмотреть на монитор и оторопел от увиденного. Перед ним сидела замученная, с чёрными кругами под глазами, уставшая Гуля. Девушка пыталась улыбаться.
  - Да что ты, радость моя. - спохватившись, начал виновато оправдываться Даниил. - Ты это.... Прости, любимая, просто навалилось много работы. Но ты это ..., стало быть погоди, сейчас отлечу немного в сторонку, чтоб не мешать полётам других тягачей, и мы пообщаемся. Лады? Прости любимая, за грубость, сорвался. Да, я зол, но только на себя. Понимаю, что вмести с этими тварями, убил стольких ни в чём неповинных людей. Вот и лютую, правда сидя в кабине грузовоза. Ты то как? Выглядишь не очень.... Сильно устала?
  - А ты как думаешь? Блин горелый. Мне пришлось долго работать в режиме жуткого аврала. Некогда было даже на секундочку присесть. Мы заполнили все имеющиеся у Макса медкапсулы, а ещё треть пострадавших, дожидаются своей очереди в мобильных стазис-капсулах. Вот. А обожжённые коренные жители, всё продолжают поступать. Пусть и не все такие тяжёлые и не слишком большим потоком как в начале. Работы по-прежнему очень много. А ещё, ты даже не представляешь, какой ад ты устроил? Словами это не опишешь. Вот.
  - Не поверишь представляю. - мгновенно "нацепив маску холодного безразличия", ответил молодой мужчина. - И всё равно, считаю, что я поступил правильно. Пусть это звучит жестоко, но я, убив множество невинных сегодня, спас намного больше тех, кто должен был погибнуть в последующим. Как-то так. И давай не будем в ближайшее время подымать этот вопрос. Договорились?
  - Договорились. - грустно ответила врач, а по её щекам, потекли горькие слёзы. - Только как быть мне? У меня есть пациенты, у которых такие сильные термические поражения, что они могут не дождаться помощи, даже находясь в стазисе. Блин горелый, ты даже не можешь себе представить весь тот ужас, в который ты нас окунул. Каково это мне видеть их растянутую во времени агонию, и понимать, что я ничем не могу этим людям помочь?
  - Всё я прекрасно понимаю, любимая. И всех жертв моей бомбардировки мне тоже очень жаль. Хорошо. Давай поступим так, на станции есть два пустующих госпитальных блока, и я, немедленно поговорю по этому поводу с Иван Ивановичем - главным искином платформы. Он свяжется с Максом и они, оперативно решат некоторые наши проблемы. Я вообще не понимаю, почему они до сих пор ничего не обсудили.
  - Так ты, желаешь этим прикрыться от ...
  - Нечего я не желаю. Просто думаю, как оказать тебе и раненым помощь. И ни пред кем не желаю прогнуться, или выглядеть лучше, чем я есть на самом деле. Надеюсь, хоть ты меня понимаешь...
   Этот разговор между супругами получился каким-то неправильным. Они пару раз "балансировали" на грани срыва в грандиозный скандал с личностными оскорблениями, высказывая друг другу обиду и отстаивая свою точку зрения. Отключившись, Гуля ещё долго сидела в полном одиночестве и рыдала, закрыв лицо руками. А Даниил, дав команду искину грузовика возвращаться на базу, долго ходил по жилому модулю, время от времени, избивая боксёрский манекен. Продолжал он это делать даже после посадки на стояночную палубу. После чего, немного успокоившись, не выходя из корабля, долго общался с ИИ платформы. О чём они говорили? Ругались, спорили, или нет? Это так и осталось тайной. То, что Егоршин добился пусть если не всего намеченного им, то многого, на следующий день, подтвердил прилёт грузового корабля, приземлившийся возле открывшихся ворот базы спасения за номером 60008334. Произошло это утром следующего дня, за полчаса до рассвета. Угловатый, огромный, тяжёлый грузовик, подняв тучу пыли и раскидывая, комья дёрна и земли, застыл на огромной площадке. Точнее, он замер на пяточке обнажившейся плиты искусственного гранита.
   "А встречающая сторона, не сильно то и торопятся меня увидеть, от слова совершенно. - подумал Егоршин, посматривая то на открытые ворота, то по сторонам. - Странно. Время и место моего прибытия, было оговорено заранее. А тут, никакого движения, стою всеми забытый и никому не нужный, уже целых десять минут. И надо же, до сих пор, из этой "калитки" не вышла ни одна "лялечка". Как будто они не знают, что я привёз им всё то, в чём они так сильно нуждаются".
  - Привет Даня! - в голове, совершенно неожиданно прозвучал радостный голос центрального искина. - Решил подождать пока с тобою выйдут на связь мои подопечные, а они, злыдни, не торопятся это делать. Только имитируют активную деятельность, мол мы все заняты и нам встречать всяких там космонавтов не в досуг. Вот я и решил их подвинуть - сами виноваты.
  - Привет Макс! Стало быть, ты не принимаешь участие в этом дурацком бойкоте? Дружище, ты даже не представляешь, как я рад тебя слышать! А где Гуля? Ты что, не предупредил её о моём прилёте? Представляешь, я никак не могу с нею связаться. Что-то случилось?
  - Не обижайся, но она просто спит. Это я погрузил её в искусственный сон. Понимаешь, у нас полно обожжённых аборигенов, и их, не обязательно погружать в медкапсулы. Вот твоя жена и её подчинённые, ими и занимаются. Когда мы окажем помощь всем поступившим при смерти и прочим "тяжёлым", то я, обязательно займусь и ими. Как выразилась твоя жена: "Подчистишь все следы нашего примитивного лечения".
  - А что именно произошло с Гуличкой?! Почему ты отправил её в "объятья Морфея", да ещё принудительно? Ну это..., говори, не молчи, садюга ты электронная! - помимо мыслеречи, в голос выкрикнул Даниил, одновременно вскочив с ложемента пилота.
  - Да всё с нею хорошо. Просто она, как и её подчинённые, работает на износ. Вот я, временами заставляю их хоть таким способом отдыхать. Да не переживай ты так, она проснётся через пять минут. Ведь я, специально посадил тебя именно на эту площадку.
  - Бли-и-ин. Так она значит здесь?
  - Да. И я уверен, что через двадцать минут, она примчится сюда. А пока что, я лично хочу тебя поздравить с весьма большим достижением.
  - Это с каким же? Не с тем ли, что я в одно мгновение убил огромное количество людей? - с резко "окаменевшим" лицом, и вызовом в голосе, ответил Даня. - Стало быть, и ты считаешь будто я этим горжусь.
  - Нет, не с этим. Хотя ..., тот случай, мною, воспринимается не как массовое убийство, а как победа над опасным и коварным врагом. Когда я и все остальные обитатели моих баз, занимались спасением выживших, Иван Иванович гонялся за остатками бандитских отрядов - тех, кто не бросил оружие. Причём, он уничтожал и создаваемые некоторыми хитрыми личностями оружейные захоронки. И как стало мне известно, мой коллега исполнял твой приказ. Поэтому, это твоя победа.
  - Хороша победа. Хотя, если подумать, могло быть и хуже. - Согласился с искином Даня и прекратив расхаживать по жилому модулю грузовика, вновь уселся в кресло пилота. - Лады, если не только с этой бойней, тогда с чем ты меня ещё поздравляешь?
  - Ты первый из все твоих соотечественников, чей симбионт окончательно развернулся в теле.
  - Спасибо. Только что мне это даёт? - поинтересовался Даниил, наблюдая, как из ворот базы выплыли три грузовые платформы с десятком сидящих на них крупных "крабов-техников". Заметил, как они спрыгнули с грузовиков и приступили к разгрузке его транспортника. После чего, человек полностью потерял к ним интерес.
  - Многое. Твой симбионт, или как вы его упрямо называете нейросеть, может дать вам многое. - также не обращая на своих роботов внимания, начал свои объяснения искин. - Поверь, он не только помогает управлять как различными приборами, так и сложными агрегатами. Он, существенно расширяет твои возможности и облегчает жизнь своего носителя. Погоди, я сейчас тебя научу пользоваться его основными функциями - сброшу тебе пакет с инструкцией. Будешь осваивать свои новые возможности самостоятельно.
  - А что ты не делал этого раньше?
  - Пока нейросеть полностью не установится, и не синхронизируется со своим носителем, делать это было бессмысленно. Как же это тебе доходчиво рассказать? Понимаешь, нельзя объяснить незрячему, как выглядят плывущие по небосклону облака, и какие красивые формы они принимают.
  - Ну это..., раз так, то давай, учи меня, мой мудрый педагог.
   Как ни странно, учёба началась с получения послания, точнее документа. По его прибытию, в голове прозвучал спокойный, можно даже сказать приятный голос, чью половую принадлежность невозможно было определить. И он сказал: - "Искин Макс, переслал текстовый документ. Опасные вложения отсутствуют. Принять его?"
  - Соглашайся. - послышался довольный голос искина базы. - По получению, просто пожелай с ним ознакомиться.
  - Принять. - немного растеряно согласился с предложением Даниил.
  - Вот. А сейчас не бойся, просто пожелай ознакомиться с содержимым.
  - Глаза закрывать?
  - Это не обязательно. По твоей воле, перед твоим взором предстанет только текст, а через его фон, станут проступать еле заметные контуры всего того, что тебя окружает. Естественно, отсюда следует совет на будущее, с документами стоит заниматься в спокойной ситуации, когда ты один и никому не мешаешь.
   Дальше, Егоршин погрузился в изучение расширенного функционала своей сети, удивляясь и радуясь тому, что до сих пор было от него скрыто. Это и новые возможности в пилотировании, которые настоятельно рекомендовалось отрабатывать на виртуальном тренажёре - к подобным изменениям необходимо привыкнуть. Были в этом перечне и свой мобильный банк, не работающий только по причине отсутствия самой финансовой организации. Заодно, порадовала возможность прямого общения с подчинёнными, начиная от тет-а-тет, до режима конференции. Да много чего ещё. Причём, так называемые иконки, появлялись в поле зрения только по их вызову, и выполнив свою функцию мгновенно исчезали. За этим занятием, время пролетело незаметно. Спасибо Максу, который заранее предупредил о скором появлении спешащей на свидание с мужем Гульнары.
   И всё равно, появление запыхавшейся от бега жены, для Даниила, в какой-то степени стало неожиданным. Так как от момента её пробуждения, до пробежки трусцой через распахнутые ворота комплекса, прошло семнадцать минут, а не обещанные Максом двадцать. А когда, раскрасневшаяся и запыхавшаяся от спешки женщина, как-то беспомощно облокотившись спиной о дверную колоду, замерла на пороге жилого комплекса, из её глаз, ожидаемо потекли слёзы. Что не говори, но Гульнара, как и многие женщины, чуть что, начинала "разводить сырость".
   "Ты..., ты..., ты...". - Только и смогла выговорить Гульнара, всхлипывая и делая первых четыре неуверенных шага, по направлению к мужу. После чего, не произнеся не звука ускорилась как спринтер перед финишем, буквально подлетела к супругу и повисла на его шее. Уже не сдерживая поток слёз, главный врач подземного комплекса, уткнулась лицом в грудь своего мужчины. А Даня, неуверенно обняв "свою половинку", растерянно прислушивался к её рыданиям. Через пару секунд, он, прижимая женщину к себе, что-то ей шептал, и покрывал её макушку поцелуями.
  - Ты всё же прилетел. Ты сдержал своё обещание. - сбивчиво, путаясь в словах, говорила Егоршина. - А я ..., только я тебе верила, я знала, ты сдержишь данное тобою слово. И ты прилетел ко мне и привёз всё что обещал. Мне об этом рассказал Макс. Ну, говорил об этом по пути, когда я к тебе бежала. Просто я не ожидала что ты сможешь прилететь так скоро. Блин горелый, а ведь я говорила своим коллегам, что ты совсем не чудовище ..., как они себе напридумывали. Ты обязательно нам поможешь, а они мне не верили. А я, это самое, э-э-э .... И вообще, говорю, мол ещё хоть кто-то из них, скажет мне о тебе хоть одно плохое слово, выцарапаю глаза. А ещё, пообещала, особо борзым и патлы вырвать. И всё равно я слышала, как они шушукаются, когда думают будто я их не слышу. В этом отношении, козлы они неблагодарные. Зато, мне больше никто ничего не высказывал. Вот.
  - Я знаю. Ты у меня такая подруга, боевая. - тихо, еле слышно ответил Даня, нежно поглаживая жену по спине и хмуро улыбаясь. - Им бы, этим пацифистам-утопистам побывать в моей шкуре. Почувствовать всю силу отчаяния, когда видишь, как враг постепенно побеждает и твоим близким угрожает не шуточная опасность. А ты - ты, это..., сделать ничего не можешь. Затем ..., м-мда, ну в этот же день находишь решение. Находишь и понимаешь, за подобное сам себя будешь ненавидеть. И всё равно, стиснув зубы идёшь на это. Как писали в древних книгах: "Врагу пройти через такое не пожелаешь". - Как-то так. Только то, что я сейчас тебе рассказал, не для посторонних ушей, это только между нами. Лады? Этим чистоплюям, всё равно ничего не докажешь, тем более, когда они заранее повесили на меня клеймо безжалостного убийцы и не желают слышать никаких оправданий.
  - Угу, - тихо ответила Гуля, - я тоже пришла к такому решению. Вот. Но мне легче, рядом со мною дочь, да и я вся "растворяюсь" в работе, спасаю местных жителей, кого могу. Вот, и не обращаю на некоторых дураков никакого внимания. Хотя, на днях не удержалась, и смачно плюнула прямо в рожу одной разбушевавшейся истеричке. Представляешь, она, эта коза дранная, припёрлась в нашу столовую, нашла меня и требовала, чтоб я, от тебя публично отреклась. Вот. Так и визжала как резаная ..., тоже мне, "бесстрашный борец".
  - Бли-и-ин. Об этой стороне последствий моего деяния я и не подумал. Надеюсь нашу дочурку эти гады не третируют?
  - Нет. И я, и Макс за этим следим постоянно, да и до такой низости, наши пацифисты покамест не опускались.
  - Тут это. Гульнарочка, милая, ты ведь наладила на базе медицинскую службу? Всё работает идеально? Или близко к этому понятию.
  - Да. Только к чему ты об этом интересуешься?
  - Ну это. Эти как ты выразилась пацифисты-утописты, от тебя не отстанут. Поэтому, советуйся с Максом, назначай вместо себя нового начмеда, сдавай ему все свои дела, и перебирайся с нашей дочуркой на орбиту. Всё равно, там уже всё готово для приёма экипажа. Вот и будешь на орбите медиком, самым главным. Да и наша вынужденная разлука, благодаря таким кадровым перестановкам окончится.
  - Нет. Я пока не могу так поступить, вот. Во-первых, это очень похоже на побег, а я, не хочу так уходить, не по мне. - немного отстранившись, и с упрёком посмотрев в глаза супругу, ответила женщина. - Несмотря на то, что Макс выделил в моё подчинение почти всех своих андроидов, медиков всё равно не хватает. Поэтому, я говорю нет. Вот. Когда полностью вылечим последнего пострадавшего в той адской бойне, вот тогда и переберусь к тебе, не раньше. ...
   Пока супруги разговаривали о наболевшем, стержни для реакторов и разобранный на отдельные блоки средний промышленный принтер, вместе с его малым искином управления, были выгружены, уложены на грузовые платформы и скрылись в недрах базы. И в данный момент, в только что выдраенных до стерильной чистоты грузовых отсеках, размещались первые стазис-капсулы с пострадавшими аборигенами. Егоршин, пользуясь новыми возможностями своей нейросети, время от времени, контролировал как размещался и закреплялся этот особо ценный груз. Он как ребёнок радовался тому, что для этого, у него нет нужды отвлекаться, то есть, выпускать супругу из своих истосковавшихся по её теплу объятий. Отныне, все видеокамеры его кораблей были ему подвластны и любой он мог подключиться. А раньше, о подобном нельзя было и мечтать. К моменту, когда поцелуи перешли в что-то более существенное, все камеры в жилом блоке корабля были принудительно отключены, а вход в него, надёжно заблокирован. И ожидаемо, совсем скоро, семейная пара оказалась в постели, которая не была рассчитана на двух человек, но, влюблённым было всё равно. Они полностью отдавались друг другу, на время позабыв о окружающем их мире и его проблемах. Да, разлука не ослабила тягу к любимому человеку, а кажется наоборот, усилила. С этого момента, в этом мире, кроме жены, для Даниила больше никого не существовало. Немного позднее, когда счастливо улыбающаяся Гульнара, стояла пере зеркалом, и неспешно расчёсывала свои отросшие, красивые длинные волосы, молодой человек сидя на постели, смотрел на неё и продолжал млеть. На сей раз, он получал удовольствие только от созерцания своей любимой женщины. Пусть она уже была облачена в форменный комбинезон медика, но всё равно, в этот момент ухода за своими длинными волосами, она была особо прекрасна.
   Что ещё? Ах да. Погрузка капсул с пострадавшими коренными жителями ещё не была окончена, когда к грузовику подошли десять молодых специалистов и с нескрываемым любопытством наблюдая за работой дроидов, устроились в тени корабля. Они были первой, малой партией спецов, командированных для работы на орбитальной платформе. Об этом сказала Гуля, неожиданно перестав прихорашиваться и с грустинкой во взгляде, посмотрев на экраны внешнего обзора, а затем на мужа:
  - Даня, всё, нам пора прощаться. Вот. Мне необходимо возвращаться к своим пациентам. Вот. И ещё. Там, возле твоего грузовика, томится в ожидании погрузки десяток молодых людей. Они принадлежат к тем счастливчикам, кто появился на планете после того, как мы освоились на базе Макса. И того животного ужаса бунта людей Горкса Железнозубого не познали. В какой-то мере, они счастливчики. О чём это я хотела сказать? Ах да, среди них есть неплохой медик, инженер, программист, есть там и связист - универсал. Вот, остальные, как и ты, пилоты грузовых кораблей и космических истребителей, их профессиональные навыки никто не оценивал - некому и не на чем. Так что, поздравлю, наша первая орбитальная платформа начинает обживаться. Вот.
  - Ага. Я о них тоже знаю, Макс предупредил о них ещё вчера вечером, ИИ платформы, который Иванович, гонял своих техников всю ночь, но с поставленной задачей справился. Вон, присмотрись к этому монитору, он показывает корабельный жилой модуль, который слегка удлинён, и переделан для их более, или менее комфортного размещения на борту грузовика. Смогу забрать на орбиту всех сразу. Ну всё, любовь моя, Макс вновь связался со мною. Как это не прискорбно, но пора готовиться к взлёту. Эх, душа моя, мне так не хочется тебя покидать, а надо...
   Пять минут спустя, грузовой корабль, подняв клубы пыли и дыма, легко оторвался от поверхности планеты, и начал набирать высоту. В этом взлёте, всё шло штатно, вот только пилот, сидя в своём ложементе, постоянно боролся с навязчивым желанием обернуться, вот, вновь нервно поёжился. Ему казалось, будто его спину, беспощадно сверлит десяток пар глаз, излучая при этом неприятную гамму чувств, от лютой ненависти, до презрительного осуждения. Пусть в самой кабине посторонних не было, но ощущение чужого присутствия, не отпускало. Да, у парня всего лишь разыгралось воображение, и это точно. А оборачиваться, и уточнять, обоснованность своих ощущений, Даня не желал.
   Мониторы в кабине пилота, исправно показывали удаляющуюся поверхность Земли. Немного позже, на потемневших экранах проступили звёзды и суетящиеся неподалёку автоматические буксиры, кто-то из них летел налегке, а некоторые уподобившись муравьям, толкали превосходящие их по размерам груз. И пассажиры, заворожено, буквально затаив дыхание за всем эти наблюдали. С момента второго в новейшей истории старта космического корабля, прошло около получаса, и цель этого полёта была почти достигнута. Почему почти? Так грузовоз завис возле платформы, ожидая своей очереди на швартовку. И только через пару минут, посадочный луч мягко подхватил вернувшийся с поверхности планеты грузовой корабль. И как показалось Данилу, нежно, будто хрустальную вазу, "незримая рука" внесла транспортник в ангар и мягко поставила на строго определённое место. Надо признаться, весь этот ангар принадлежал только двум кораблям Даниила, Марте, и безымянному грузовозу, с бортовым номером 0001. В нарушение стандартного проекта, палуба была урезана до необходимого размера, а освободившееся пространство, занимала дополнительная ремонтная мастерская, имеющая в оснащении средний промышленный принтер-копир. Мало ли чего придётся срочно ремонтировать, а быть может, производить с ноля.
   "Всё друзья, - Даня обратился по мыслеречи сразу ко всем пассажирам, - вот вы и прибыли к месту своей дальнейшей службы, в наш новый дом. Среди вас есть медик? Пусть он идёт и проконтролирует разгрузку пострадавших и займётся их сортировкой. Необходимый допуск к основному искину и временно выделенным для этой работы дроидам, я ему предоставил". - Ответом ему было тишина. Только через несколько секунд, робко встала худая блондинка. Это была неестественно высокая девушка, которая, поднявшись с сидения и нерешительно озираясь, стала изображать ожившую, весьма любопытную статую. За этой пародией на пантомиму, явно постановочную, Даня наблюдал за этим выступлением через камеры пассажирского модуля грузовика. Было интересно посмотреть и на остальных пассажиров, некоторые из них, в основном девицы, с задоринкой и молчаливой поддержкой, уставились на свою подругу. Пара парней, позабыв об окружающих, о чём-то увлечённо переговаривались, а один, с неестественной улыбкой, с вызовом "сверлил взглядом" одну из камер наблюдения. Затем, когда Дане, через пару минут надоело за этим наблюдать, он обратился к девушке по ментальной связи:
  - Чего стоим, красавица? Кого ждём? Давай, иди в грузовой отсек и там, командуй ожидающими твоих распоряжений дроидами. Тебе предстоит решать, кого из пациентов необходимо срочно погружать в медкапсулу, а кто из них может немного подождать. Поняла?
  - Но как? Я здесь ещё ничего не знаю о планировке платформы. Куда кого мне отсылать? Для меня вся станция, это сплошная загадка. Нет, я так не могу. - неплохо эмитируя растерянность пролепетала девица.
  - М-м-мда, тяжёлый случай. Лады, для начала мы познакомимся, лично. В быту я Даня, можно просто - Дан. По службе, обращайся ко мне только Даниил Сергеевич, моя фамилия Егоршин. А как тебя зовут, красавица?
  - Я Мария, если полностью, то Вуйчик Мария Эдгардовна. Командирована на эту станцию на должность медика.
  - Вот и прекрасно, Мария Эдгардовна. Для начала уточню, это наша единственная станция и ни на какую другую, отправить тебя не могли. Их у нас просто нет. Так уж и быть, на первый раз, постою рядом с тобою, как с малым ребёнком, покамест ты не освоишься. Лады? Хотя, наши дроны, машинки весьма умные и сами знают где что находится и куда кого доставлять. Тебе стоит только давать команду в какую секцию доставлять того или иного пациента. Ты главное определись, с направлением, в госпиталь, или в зону карантина. Ну, куда должен попасть тот или иной человек, где тот будет ожидать своей очереди на лечение, или получать оную. - затем, Даниил, окинул внимательным взглядом других новоприбывших и обратился к ним. - А вы, герметизируйте свои скафандры, то есть одевайте шлемы, да выходите на палубу. Там по-другому появляться нельзя. Ждите возле корабля, к вам подойдёт андроид-девушка, она и расселит вас по каютам.
   Далее, не ожидая реакции на свои слова, он направился к шлюзу, ведущему в первый грузовой отсек. Мария, не дожидаясь особого приглашения, по привычке немного сутулясь, поспешила выйти из пассажирского салона и зашагала за Даней. Впрочем, через четыре минуты, она, позабыв про недавнюю показательную растерянность, весьма уверенно руководила дроидами. Егоршин уже хотел её покинуть, уйдя по-английски - не прощаясь, как Мария, резко развернувшись, выкрикнула по ментальной связи:
  - Помогите мне, живо! Нужна свободная медкапсула, максимум в пятиминутной доступности!
  - Что случилось? - встревоженный внезапной метаморфозой, произошедшей с девушкой, поинтересовался Даниил.
  - Не пойму почему, но эта стазис капсула дала сбой, и по истечении указанного времени, пациент погибнет. - на одном выдохе проговорила девушка, удивлённо смотря вслед внезапно "ожившим" роботам-техникам грузовика, которые спешно уносили дефектную капсулу к жилому модулю грузового корабля.
  - Будет у вас медкапсула, и намного быстрее, чем вы надеетесь. - Ответил Даниил, радуясь тому, что Иванович, настоял на необходимости иметь в жилом модуле любого из его кораблей, как минимум одну, весьма вместительную шлюзовую камеру. - Следуйте за нами. Живо!
   На быстрое шлюзование было потрачено полторы минуты. И Мария, была шокирована произошедшими в кабине пилота изменениями. Вместо куда-то исчезнувших постели и кресла пилота, прямо из открывшегося на полу люка подымалась медкапсула. Не прошло и десяти секунд, как люк закрылся, реанимационный модуль как-то тяжко на него осел. Затем крышка капсулы разошлась, и врач получил доступ к интерфейсу лечебного модуля.
  - Это что? Каким образом? Зачем было делать такие нелепые изменения в оборудовании корабля? ... - Посыпала вопросами на сей раз действительно растерявшаяся доктор.
  - На всё отвечу, но позже. Ты доктор давай, настраивай оптимальный режим лечения нашего пациента. А я, покамест, переложу пострадавшего из стазискапсулы в медицинскую. Бли-ин, какой-то он маленький и щупленький, из-за ожогов, даже не поймёшь кто это и каков его возраст.
  - Ага, ещё так, и это..., угу. Всё пучком, - шептала доктор, смотря куда-то перед собою рассеянным взглядом, - готово, ... почти. Вот сейчас, ... ага, всё. Ура, мы успели!
  Крышка медкапсулы закрылась, и на нейросеть Даниила, пришёл отчёт от бортового искина: "Пилот, поступили новые данные. Режим интенсивной реанимации активирован. Через пять часов, закончится восстановление дыхательных путей, и девяносто двух процентов кожных покровов. Пациент, мальчик восьми лет. Вероятность полного излечения полученных термических травм и их последствий, сто процентов. Внимание! На борт необходимо доставить ещё три комплекта сменных лечебных картриджей".
  - Бывало и хуже, - в слух, неожиданно даже для самого себя проговорил Даниил, - и мы вновь справились. Иванович, будь добр, доставь на 0001й борт три, нет, лучше пусть будет с запасом, четыре комплекта картриджей для медкапсулы. Лады?
  - Принято. - позвучал без эмоциональный, мужской голос из динамиков.
  - Даниил Сергеевич, - так же вслух, только очень тихо заговорила Мария, - может быть сейчас не время, но вы обещали мне рассказать, зачем на вашем грузовозе, установлена медкапсула. Это ни что иное, как иррациональное использование полезного пространства вашего корабля. И ещё, это лишний груз, и не малый.
   Даниил обернулся на голос и посмотрел на девушку медика, которая всё ещё чем-то управляла, о чём говорил её расфокусированный взгляд. На это, он только криво усмехнулся и отвернувшись промолчал, не желая говорить ни о своей безумной эпопее по доставке повреждённого реактора, ни о своём чудесном спасении. Вместо него, этим "чёрным делом", занялся ИИ платформы. Он как-то натурально прокашлялся, и заговорил:
  - Дело в том, уважаемая Мария Эдгардовна. - вкрадчивым голосом профессионального повесы, заговорил ИИ. - Что у нас, на орбите, был случай, когда Даниил Сергеевич, рискуя своей жизнью выполнил одно моё задание, доставил то, без чего восстановить мою станцию было нереально. И его жизнь, спасло только наличие на его разведчике медицинского оборудования. С тех пор, у всех приписанных к этой платформе космолётов, даже у гражданских, в обязательном порядке устанавливаются медкапсулы. Только вы, как медик понимаете, всё только что услышанное вами здесь, разглашению не подлежит - врачебная тайна. Я удовлетворил ваше любопытство, вы довольны моим ответом? ...
  - Да, вполне. - не отвлекаясь от своего занятия, ответила блондинка. - И не переживайте вы так, я не из болтливых людей, буду молчать.
   А Даня, стоя возле капсулы, вновь оглянулся на девушку, хмыкнул, подивившись как беспардонности этой девчонки, так и её умению совмещать два, на первый взгляд не объединяемых дела. И вновь отвернулся, так как Макс, продолжая о чём-то говорить с медиком по селектору, одновременно связался с Егоршиным по мыслеречи:
  - Даня, я не желаю подымать панику, но кажется у нас назревают большие проблемы.
  - Ты имеешь в виду рисовки этой пигалицы, так не переживай. Это не страшно. - вновь, на сей раз с интересом взглянув на Марию, ответил Даниил. - Кажется она о чём-то говорит с друзьями. Лишь бы не сплетничала со своими подружками по поводу только что услышанного.
  - Нет, не сплетничает. Она, в данное время, выясняет на какое количество космических кораблей, она может "наложить свою загребущую лапку". А я, значит, её дразню, пытаюсь отвлекать внешним разговором и одновременно, усложняю доступ к запрашиваемой ею информации.
  - И это стало проблемой? Той, о которой ты собираешься мне поведать? - не удержавшись от улыбки, поинтересовался Даня. - Ты шутишь?
  - Нет, не шучу. А с этой милашкой, я просто развлекаюсь. И не смейся, в наши поведенческие программы, заложены и такие функции. Это необходимо чтоб снимать у людей накопившийся стресс, где шуткой, а где, немного усложняя им работу. Но, вернёмся к нашей проблеме. Я, вчера, запустил систему дальнего обнаружения. Всё было хорошо, но, сейчас, в космосе, на окраине системы, идёт небольшой бой. Кто против кого сражается? Непонятно. Мои сенсоры как следует не отлажены и их количество недостаточно для полноценного наблюдения.
  - Как я понял, мне необходимо туда лететь. Лады. Хотя... Кого ты ещё можешь послать в разведку? - с тревогой посмотрев на стоявшую рядом с капсулой Марту, поинтересовался Егоршин. - Не этих же "желторотиков", с нулевым налётом на настоящих кораблях.
  - Ты прав. Только твоя главная цель не то "поле" скоротечной схватки. Там ты можешь полетать немного позднее. К нам, если судить по их траектории, к нашей планете, мчатся два малоразмерных объекта. Если судить по работе их двигателей, вражеские. Ты должен их перехватить и уничтожить.
  - Всё ясно. Чего уж проще? Полети и победи. Только это, никого из этих сопляков с собою не возьму. Как-то так. Воевать и одновременно быть кому-то нянькой, это сродни извращённому самоубийству.
  - А этого и не требуется. Не в смысле способа самоубийства. Сейчас погрузим тебе один беспилотный дроид и будет он у тебя ведомым. Он хоть и уступает твоему разведчику по вооружению, но не на много. Не обижайся, два таких красавца, на твоей Марте не поместится. Грузовой отсек слишком мал.
  - Лады. Только новеньким не слова. Ещё возьмут, да с дуру сообщат эту новость на планету. И произойдёт это, когда я буду летать по твоему заданию, без возможности выйти на связь. Да и Гуля, от переживаний сойдёт с ума.
  - Всё. Иди уже ..., тоже мне, доморощенный конспиратор. Уговорил, для всех, ты полетел по местам былых боёв, разведывать предполагаемые "залежи" столь необходимых для меня редких ресурсов. Я им даже продемонстрирую какую ни будь находку. Твой корабль, к вылету готов, осталось погрузить ведомого. Жалко, запас топлива у этого "напарника" слишком мал, придётся доставлять боевой дрон туда и обратно в грузовом отсеке, не обессудь. Прости, пока я не войду в полную мощь, о моём восстановлении, никто из чужаков знать не должен. Желательно, хранить тайну о моём существовании до тех пор, как я построю хоть пару, или тройку своих собратьев. О полноценной орбитальной группировке, я даже не мечтаю. И ещё, по окончанию боя, пошли сигнал, мол победил. И не стесняйся, будешь нуждаться в помощи, говори, вышлю за тобою буксир. Да, не забудь, по пути туда, нужно отсканировать окружающее тебя космическое пространство. Я знаю, где-то там висит один погибший корабль, ну очень большой, только чей он, и в каком состоянии, я не пойму. Поэтому, очень хочется узнать, подходит ли он для задуманного.
  - А чего ты там задумал?
  - Ничего нового. Желаю начать строительство второй платформы. Как строй материал для начала сборки новой станции, он может подойти. Сам видишь, я, для личных нужд, добираю сорбиты нашей планеты последний космический мусор. Мне и ...
  
   Улететь со станции незаметно для новых сотрудников не получилось, стоили Егоршину выйти из грузовоза и направиться к Марте. Точнее, Даня уже подходил к открытой грузовой рампе своего разведчика, как его догнала Мария и решительно преградила путь. При этом, умудрившись возмущённо прокричать - по мыслеречи:
  - Даниил Сергеевич, почему это центральный искин не даёт мне допуск к работе с оборудованием этого малого корабля? - девушка выглядела как возмущённые валькирия, с суровым прищуром смотря сквозь прозрачное забрало шлема, прямо в глаза Дане. - Как я поняла слова искина платформы, в нём тоже есть медкапсула и она мне необходима. Я желаю, нет, я требую по максимуму задействовать всё имеющееся на станции лечебное оборудование. Вы просто обязаны предоставить мне допуск ко всему что у вас есть!
  - У меня много чего есть, но, не по вашу честь. - зло огрызнулся Даня, "закипая" от наглости медика. - Умерьте свой аппетит, я и без того выделил в ваше распоряжение всё что мог. Вы имеете доступ ко всем кораблям с установленным на них медоборудованием. Кроме тех, что задействованы в обеспечении строительства платформы и укреплении обороны всей планеты.
   Пилот посчитал конфликт решённым, он отчитал новенькую сотрудницу, поставил на место. Поэтому решил идти дальше и сделал шаг в сторону, желая её обойти. Однако та по новой преградила путь, и на сей раз тихо, не так уверенно, как недавно заговорила:
  - Этими вашими делами, могут заниматься и автоматические дроны. Я видела, они у вас есть, вон, на этот разведчик грузят беспилотный истребитель, а вокруг платформы, кружит множество тягачей.
  - Дорогой доктор, давайте поступим так. Я не лезу в ваши дела, а вы в мои. Да, искины автоматических кораблей могут многое, но, есть ситуации, которые способен разрешить только человек. Это вам понятно? Лады? Договорились? Тогда продолжим. В ваше распоряжение, не считая уже задействованную капсулу грузовика, - взмах руки, указывающий на корабль, - под номером 0001, выделено десять подходящих для вас тягачей. Вы, дорогуша, уже получили к ним допуск, как и ангарам где те стоят. Остальное, не смейте трогать! На оставшихся истребителях, прибывшие с вами пилоты будут осваивать боевое пилотирование. Будут отрабатывать настоящий полёт в космосе, а не его жалкую имитацию. Всё, разговор окончен, я и так слишком долго с вами разговаривал. Дела не ждут! И последнее, вы находитесь на военном объекте, так что, не забывайте про субординацию! Доктор.
   Егоршин, в сердцах, хотел решительно отстранить доктора, по-прежнему стоящего на пути, однако в последний момент, вспомнив о том, что она женщина, просто обошёл её. Ещё не усевшись в кресло пилота, Даня имел возможность наблюдать как Вуйчик, спешно и при этом, с непривычки забавно двигаясь, покидала опасную зону стартового стола. Правильнее будет сказать, женщина нелепо бежала в сковывающем её движения спасательном скафандре, следуя за парой инженерных дронов окончивших погрузку беспилотника.
   Всё, в красной зоне никого не осталось, дано добро на вылет и силовой луч, подхватив Марту как невесомую пушинку, повлёк её в космос. А Даниил, вполне искренне, удивлялся своим новым возможностям, которые на боевом корабле проявлялись более разительно. Первое, для обзора окружающего пространства больше не требовалось смотреть на мониторы, потому что казалось, будто ты и есть корабль, и сразу видишь всё вокруг - напрямую. Так же, пилот ощущал степень готовности к бою каждого орудия, ракеты, или плазмомёта. Работу любого, даже малого агрегата. Всё это невозможно описать словами, такое необходимо прочувствовать, "срастись" с машиной. Немного погодя, оказавшись на нужном отдалении от базы, разведчик незначительно подработал манёвровыми двигателями, лёг на курс, и с резким ускорением, отправился на перехват двух нарушителей. С таким послушанием в управлении, небывалым ускорением, мощью движков, Даня никогда не сталкивался. Даже работая на тренажёрах.
   А в остальном, можно сказать, что вылет проходил штатно. С величественной неспешностью удалялись планета и станция; ярко светило солнце, мелкими бриллиантами сверкали далёкие звёзды. А главное, это была скорость, с которой корабль раньше не летал, видимо только сейчас, с него были сняты все ограничения, не позволяющие менее подготовленным пилотам пользоваться тем, с чем они могут не справиться. Также, мимоходом, через десять часов полёта был отсканирован огромный космический объект, а данные обследования, отосланы по узконаправленной связи. Что ещё? Человек, сидящий в кресле пилота шустрого разведчика, уже освоился с новыми особенностями пилотирования, да и эйфория от новых возможностей слияния с техникой утихла. И в данный момент, он, привычно контролировал курс, и временами расслабляясь, вспоминал последнюю встречу с женою. Казалось то будто минуту назад, Гуля, доверчиво прижимаясь, лежала рядом. Её голова, покоилась на плече, запах её волос дурманил ...
   В этот раз, прелесть нежной ностальгии нарушил неожиданно поступивший запрос. Отработал стандартный протокол, "Свой - Чужой". В первые секунды, это вызвало у человека некое замешательство. А вот система опознавания отработала чётко, распознав своих. Двигатели дали обратную тягу, и стабилизировав разведчик в пространстве. Однако возникли вопросы: "Почему она, эта самая часть минного "поля" до сих пор функционирует?" - "Кто её обслуживает?" - "Почему этот таинственный кто-то, до сих пор, никак себя не проявлял?" - Одни вопросы, и ни одного ответа.
   Впрочем, нет. После последовавшего быстрого обмена пакетами, стало ясно, впереди старинное минное поле, точнее один из нескольких уцелевших фрагментов - страшная память последней войны. А запрос на опознание, сделал обязательный в таких случаях буй безопасности, работавший на последних каплях своего реактора. Вот только запрошенную схему минирования он передать не успел, и причина этому была банальной - для сканирования и сбора нужной информации не хватило энергии. Но спасибо и за то, что старый артефакт предупредил об опасности. Так что, пришлось пробираться через опасный участок на тихом ходу, активно пользуясь детекторами массы и визирами. К чему такие предосторожности? Всё просто, пускай теоретически, вся электронная начинка умных мин давно "сдохла", а взрывчатое вещество просто обязано разложиться на нейтральные фракции. Но, это теория, а как говорили древние: "Раз в год и палка стреляет". Поэтому, лишняя предосторожность не повредит. Отсюда и странная опасливость, да буквально ползущий в вакууме разведчик.
   К моменту, когда Марта преодолела препятствие и покинула приделы "минного поля", стало ясно, если гости не сменят курс, то они должны пройти относительно недалеко, как раз по краю дрейфующей древней полосы обеспечения. Именно поэтому, Даня, работая на минимальной тяге двигателей, сменил курс, и скрываясь под режимом невидимости, занял выгодную для задуманной засады позицию. Не забыл Егоршин и про беспилотник, выгрузив и расположив его немного поближе к минам. ... Всё, места и сектора обстрела засадной пары распределены, неприятель приближается и опознан. Это была пара крупных беспилотников арахнидов. Вот только Иванович, своими действиями, за малым не свёл подготовку засады на нет. Этот жадный набор древней электроники, недавно говоривший о том, что не желает быть обнаруженным, выслал вслед за Даней сразу три мощных тягача. Которые высвечивались на радарах как группа беспечных и очень "вкусных" целей. Как итог, супостаты решились на их перехват, одно благо, изменение их курса не потребовало прибегать к рискованным, то есть слишком резким и быстрым перемещениям. Но, доступные позиции для нападения на неприятеля, стали менее выгодными. Но кто ещё будет думать о возникших проблемах? Никто, кроме тех, кто, рискуя собою выполняет приказ.
   Делать нечего, как бы не "вставляли палки в колёса" некоторые особо одарённые при..., враг должен быть уничтожен. Поэтому, Даниил, взял беспилотник под своё ментальное управление, медленно, стараясь не "сбросить" неловким выхлопом маскировочное поле, начал перемещать маленький истребитель в пространстве. Враг был близко, и по мере его приближения, возможность обнаружения следов вырывающейся из сопел плазмы, росла по экспоненте. Как же было обидно, что по чужой вине, приходилось так сильно рисковать, ситуация требовала выход на новую, более или менее выгодную позицию. И это почти удалось, до выбранной точки были считанные километры, когда оба вражеских беспилотника достигли границу минного поля и ..., неожиданно замерли. Вполне ожидаемая реакция, их радары, прекрасно видели висящие перед ними "подарки" прошлой войны. Кстати, о противнике, возникает резонный вопрос: "На что были похожи обе эти боевые машины?" - Ответить на него трудно, возникает некоторая проблема с описанием. Понятную для всех аналогию сразу и не подберёшь. Почему так? Да с точки зрения человека, это была совершенно не рациональная конструкция. В ней господствовало хаотичное нагромождение угловатых глыб, этаких торчащих под невероятными углами относительно друг друга бронированных надстроек. Присутствовали и немного вытянутые по оси движения линии труб непонятного предназначения. Вывод, столкнувшись с подобным кораблём впервые, нельзя было догадаться где прячется вооружение, или находятся излучатели и решётки-приёмники радаров. Впрочем, эти космические уродцы, давно были изучены и внесены в обширную базу знаний боевых пилотов. Что в свою очередь не могло не радовать, ведь знание уязвимых, как и сильных мест в технике врага, помогает его победить. Но это всё размышления, а в космосе, на данный момент присутствовал крадущийся охотник на опасную дичь, и эти самые хищники, в случае оплошности первого, способные растерзать неудачливого зверолова. Именно поэтому, Дане пришлось лечь в дрейф, дабы не быть обнаруженным, то есть, отключить сразу все движки обоих кораблей и надеяться, что они не столкнутся с каким-либо опасным объектом. Противник же, постоял с минуту, затем, включил на полную мощность режим активного сканирования, спасибо, только передней полусферы. Чужаки немного постояли, сориентировались и только после этого, начали медленно пробираться через раритетное минное заграждение. Надеясь на удачу, мол супостат уделяет внимание только тому, что находится по курсу его движения, Егоршин повёл следом за ним подконтрольный беспилотник.
   Минута, две, десять, всё тихо, тревоги никто не подымает. Ситуация сложилась следующим образом. Истребители чужаков, плавно маневрируя, очень медленно преодолевают возникшее на их пути препятствие. За ними, буквально на "цыпочках" крадётся спрятавшийся в поле невидимости дроид "охотник". Он, похожий на наконечник копья, напоминал бестелесную тень, готовую в любой момент начать атаку. И можно сказать, когда враг преодолел треть заграждения, Даня дождался удобный для "золотого" выстрела момент. Идущий вторым противник, то ли не заметил одну из огромных мин, то ли посчитал её не опасной, но пролетал мимо неё беспечно близко, за малым, не чиркнув своим бортом. Вот этим, Даня и воспользовался. В прицеле оказалась огромная, пупырчатая сфера взрывного устройства, перекрыв своей "тушкой" какую-то надстройку на борту чужака. Выстрел из лучевой пушки, и почти сразу очередь из обоих рельсотронов. Неожиданно для Даниила, получившая частичные разрушения от резкого нагрева мина срабатывает и космическую пустоту "украшают" мимолётные росчерки разлетающихся во все стороны поражающих элементов. Атакованный истребитель окутывает кокон силового поля, который из-за обилия попавших в него зарядов космической мины, почти сразу гаснет. А дальше всё пошло как по заказу, обе очереди рельсотронов рвут в клочья броню корабля. Ещё секунда, и где-то внутри корпуса летательного аппарата происходит мощный взрыв. Только вакуум, скрадывает его зрелищность, бронекорпус погибающей машины охватывает мелкая дрожь, и он медленно раскалывается на несколько частей и не понятно, был ли кратковременный отсверк пламени, или только почудился. Второй противник, заметил потерю своего товарища, и среагировал весьма грамотно, уходя с линии возможного обстрела, начал работать манёвровыми движками. Пометавшись и делая очередной скачок в сторону, недруг столкнулся с одной из мин. И надо же, в безвоздушном пространстве не было слышно звука этого сильного удара, не последовало и взрыва. Злосчастная мина как шар на бильярдном столе, не имея энергии для системы стабилизации в пространстве, помчалась куда-то в открытый космос.
   А бой тем не менее продолжался. Егоршин, пользуясь тем, что ментально управляет беспилотником, непрестанно атаковал, уходил из-под ответного огня и агрессивно маневрировал. Да так, что перегрузки грозили разломать, согнуть юркую боевую машину. И всё же, удача была на стороне аппарата, управляемого человеком. Даня не ожидал, что защитное поле чужака, после очередной серии попаданий мигнув исчезнет, и посланные на удачу очереди металлических шариков, поставят в этом бою жирную точку. Противник мгновенно развалился пополам, и всё, конец боя.
   "Да! Да! Да! Вот вам, выкусите су...!" - радостно кричал Даня, вновь отдав управление дроном его искину. Пилот сидел в своём кресле, и не сдерживаясь, на эмоциях, несколько раз изобразил двумя руками один неприличный жест древних землян. Впрочем, до сих пор, многие его современники, иногда не брезговали вот также прикладывать кисть, к локтевому сгибу другой руки. Откуда такие эмоции? Так это была его первая победа в реальном бою, причём "бескровная". Вот только, продолжалось это недолго, яркая полоса мощного выстрела лучевой пушки, "перечеркнула" всю радость победы. Он превратил лишившийся в бою маскировки дрон в разлетающиеся брызги расплавленной материи. Но, потянувшись далее не остановился, по пути испарив пару попавшихся на его пути мин, и исчез в космической дали. А следом, в начальной точке смертоносной прямой, сбрасывая маскировочное поле, стали проступать контуры огромного корабля чужаков. И его, неожиданно красивые, хищные обводы вызывали не то что оторопь - ужас. И был от чего, пользуясь базой данный нейросети Даниил оценил контур громадины и пришёл к неутешительному выводу, перед ним рейдер чужаков. Почему именно рейдер? Так это наиболее близкое определение, класса этого корабля. Пускай он не маскировался под гражданскую посудину, так всё равно, его задачей было пробраться в тыл противника, и нанести его коммуникациям максимально возможный ущерб. А самое страшное, этот хищник имел возможность произвести орбитальную бомбардировку беззащитных поселений Новой Земли. А весящая на её орбите одиночная платформа, была всего лишь неприятной помехой, способной только усложнить налёт, но не предотвратить саму бойню. Не сможет единственная станция взять под защиту всю поверхность, да и её саму можно уничтожить, для этого, всего лишь необходимо вызвать подкрепление.
  
   Осознание приближающейся катастрофы, вызвало растёкшуюся по груди и телу Егоршина неприятную волну холода, ведь там, на беззащитной планете, к которой летит этот безжалостный убийца, остались его жена и дочурка, маленький ангелочек по имени Агнесса. Он, почти не моргая смотрел на противника и ощущал, как медленно ускользает его единственный, мизерный шанс на победу. Именно сейчас, в момент, когда пошагово выключаются генераторы поля невидимости, а оборудование силового ещё не начало процедуру безопасного включения, враг как никогда уязвим. Вот только землянин, имеет возможность произвести единственный результативный залп. И если он выйдет не очень удачным, произойдёт мгновенное - боевое переключение режимов и тогда, эта махина, для его юркого разведчика станет подобна непобедимому гиганту. И самое главное, время, позволяющее произвести один единственный, можно сказать судьбоносный выстрел, неудержимо утекает.
  "Сейчас - сейчас, ещё немного. Лады-ы. Тихонечко ещё чуть-чуть, ага-ага, ну ..., ещё немного довернуть..." - Шептал сквозь стиснутые зубы Даниил, понемногу подрабатывая манёвровыми двигателями. Ещё немного и рейдер полностью "проявится" выйдя из режима маскировки. А там, останется менее секунды до включения силового щита. Понимая это, и борясь с желанием немедля дать мощный импульс плазмы куда придётся, только успеть выстрелить по уязвимому подбрюшью врага, Егоршин плавно подводил прицел на самую яркую подсветку. Человек, от нервного напряжения прикусил губу до крови, его сердце билось как птица попавшая в силки и на лбу, выступил холодный пот. Вот только вытереть его нет никакой возможности, во всех отсеках подготовившегося к бою разведчика вакуум и для пилота, поднять забрало шлема, равносильно самоубийству. Приходится терпеть и ждать. Даже не заметив, как затаил дыхание, Даня произвёл очередную коррекцию корабля в пространстве и увидев, что центр ярко алого пятна подсветки совместился с целиком, отдал команду на открытие огня всем вооружением. Почти одновременно, ушла команда на экстренную активацию защиты и удержание цели. Плевать что этот режим ведёт к повышенному износу оборудования, аппаратура, как минимум пять раз гарантированно выдержит такое переключение. Так что, жалеть нечего, главное повысить шансы выживание в этом бою. Всё, хватит лирики, начался бой. В этом залпе участвовало всё, начиная от трофейных лучевых и плазменных пушек, заканчивая обеими противокорабельными ракетами. Внесла свою лепту и излишне длинная очередь рельсотрона, разрядившая почти под ноль мощные аккумуляторы и за малым не расплавившая конденсаторы. Первыми в борт незваного рейдера врезались лазерные лучи и сгустки плазмы, почти мгновенно проплавившие в незащищённой полем броне брешь. Затем, в образовавшуюся пробоину, хлынули разогнанные до запредельной скорости металлические болванки электромагнитного орудия. И только после этого, произошёл подрыв ракетных боеголовок. К несчастью, ракеты немного промазали и детонировали немного в стороне от пробитой бреши в обшивке, "слизав" сгенерированной ими плазмой несколько зенитных башенок. Выглядело это весьма эффектно, не причинённые ими разрушения, а сами взрывы. Немудрено, целью была не мирная космическая яхта, а военный корабль, поэтому он "выжил". А главное, из-за потери части своего вооружения, не стал беззащитной мишенью.
   Враг не сплоховал, он мгновенно нанёс контрудар. То место, где секунду назад была скользнувшая в сторону Марта, пронзили два смертоносных луча, а электромагнитные орудия ближней обороны, с завидной точностью, начали "поливать" разведчик своими снарядами. Маленький кораблик продемонстрировал свою завидную живучесть, его "защитный кокон", работая почти на полную мощность, справлялся со своей задачей. Малыш, резко меняя курс, и крутя немыслимые пируэты, старался уподобиться пчеле, кружащей вокруг врага, и зло жалящей его во все доступные для атаки места. Вот только в отличии от насекомого" кусался" он не жалом, а очередями вылетающих из рельсотронов болванок, приправляя всё это перегретой плазмой.
   Вот так и шла битва малыша против гиганта, юркий кораблик вился вокруг великана, выписывая немыслимые кульбиты и плетя сложные кружева. "Голиаф" огрызался всем имеющимся в его арсенале вооружением, а "Давид", уже сблизился с противником, и обстреливал его с небольшого расстояния плазмой и боевыми лучами. В отличии от библейского героя, Егоршин не смог с одного удара расправиться с недругом, а только уничтожил его генератор силового поля. Поэтому, рейдер до сих пор имел шансы расправиться с надоедливым, больно жалящим "москитом". Для этого, достаточно было "сбить" с этого навязчивого недоразумения защитное поле и добить, чем великан целенаправленно занимался. Надо признать, он был на верном пути. Даня постоянно чувствовал всё новые и новые попадания по полю, генерируемому Мартой, которые с каждым разом, становились всё ощутимее. Вот только нанести новый, эффективный удар по агрессору, никак не получалось, разрушенные башенки зенитный орудий, были не в счёт. И Даниил, поставил себе новую задачу, прорваться к корме рейдера, и дать залп по его лишившимся защиты дюзам. Про шанс погибнуть от выхлопа неожиданно включившихся двигателей, пилот не думал, или делал вид, будто ему это безразлично. Поступить именно так, было жизненно необходимо, в случае удачи, существовала возможность уничтожить всё оборудование, монтированное в корме недруга. Что в свою очередь сделает не возможным ремонт вне доков. В случае удачи, этот налёт на планету удастся предотвратить, или отсрочить. Впрочем, искин автономного рейдера был боевым, и давно мог разгадать замысел мелкого наглеца, и только ждал, пока это недоразумение само сунется в приготовленную для него ловушку.
   Когда кораблик оказался возле огромных дюз, в накопителе генератора силового поля Марты, оставалась шестая часть энергии, что в свою очередь, грозило скорой потерей защиты. Последовал крутой разворот с резким сбросом скорости, от чего человек за малым не потерял сознание. Двигатели разведчика ещё гасили движение, когда парень, сидящий в кресле пилота, мысленно нажал на гашетку. Он с трудом разглядел, как плазма и тепловые лучи врезались в термостойкую керамику сопел, не нанеся этим никакого вреда. Затем, в то же место врезались очереди разогнанных до невероятной скорости снарядов рельсотрона. И именно они, кроша в мелкую крошку огнеупорное покрытие, уходили рикошетом вглубь огромного двигателя. Затем, в своеобразном "туннеле", ведущем к камере сгорания, скрылась последняя тройка неуправляемых ракет средней мощности. Как это ни странно, ИИ космического разбойника упустил свой шанс, он не включил свои двигатели, а быть может не успел, впрочем, это уже не важно. Корабль-корсар неспешно дрейфовал, продолжая двигаться по инерции, при необходимости подрабатывая манёвровыми. Поэтому, ни снаряды, ни ракеты, выпущенные по приказу Даниила, не испарились на подлёте, сгорая в пекле рабочего выброса сопел. Да и сама Марта осталась цела. Чего не скажешь о супостате. Произошедший где-то в недрах мародёра мощный взрыв, спровоцировал выброс несфокусированных струй сгорающего топлива, и отбросил маленького смельчака на несколько километров, буквально "слизав" остатки его потрёпанной защиты. Не уцелей система управления после такого толчка, неуправляемый разведывательный корабль, мог до бесконечности долго кувыркаться в пространстве, но Марта оперативно стабилизировала его и остановила.
   В отличии от космического разведчика, для его пилота, этот взрыв не прошёл бесследно, человек лежал в ложементе пилота недвижимой куклой, - без сознания. Из носа и ушей пострадавшего текла кровь, и он, никак не реагировал на призывы искина, как и на введённые в его кровь стимуляторы. Враг также, будучи отброшенным сильным взрывом, но не так далеко, начал беспорядочно вращаться одновременно в нескольких осях. И к сожаленью, противник не был окончательно повержен. Об этом, говорили активно заработавшие манёвровые двигатели. Рейдер, пусть не так быстро, как это сделала Марта, стабилизировался, сориентировался в пространстве, и для нанесения ответного удара, начал выполнять неуклюжий разворот. Скорее всего, пират собирался задействовать своё самое мощное оружие, курсовую, дальнобойную лазерную пушку. Не удивительно, он не смог выполнить поставленную перед ним задачу, поэтому, желал поквитаться с виновником своей неудачи.
   Сознание возвращалось к человеку постепенно, и назвать этот процесс хоть сколь либо приятным, было невозможно. Его голова гудела как колокол, окружающий мир был подёрнут искажающей все предметы пеленой, и самое неприятное, сильно мутило. Пилот пошевелился, застонал, и пытаясь понять, что произошло, начал немного заторможено озираться. Из-за этого, в голове всё перевернулось и всё что попало в поле зрения "поплыло", усилив этим чувство тошноты. Однако, стоило немного полежать с закрытыми глазами, это состояние быстро отступило. И при второй попытке осмотреться, сквозь тошнотворную завесу начали проступать очертания жилого модуля разведчика. Немного погодя, пришло воспоминание о самом бое, точнее, о составляющих его двух скоротечных схватках.
   "Чем последняя из них окончились? - кусая губу, думал пилот, стараясь восстановить хронологию боестолкновений. - Так, лады, будем вспоминать и одновременно размышлять. Я, нахожусь на борту Марты, значит она не уничтожена и меня не перебросило на "точку возрождения" земной базы. А как вражеский рейдер? Я его разнёс в ...? У-у-у, как мне плохо, всё болит, ё-о-о моё. Чего там ещё Марта творит? Зачем она так рьяно маневрирует, ведь знает собака, что не дрова везёт? У-у-у, тварюга, и главное молчит как рыба ..."
   В этот момент, Егоршин вспомнил, как он, не думая об опасности, обстреливал дюзы вражеского корабля. Как в недрах того произошёл мощный взрыв, видимо, помимо разрушения камеры сгорания, детонировало поступающее в неё топливо. Как это произошло? Видимо вражеский искин пожелал запустить движок, да немного не успел. Как итог - человеку повезло, разведывательный кораблик выжил, лишившись при этом последних крох защитного поля.
   "Как это могло случится? - превозмогая головную боль, размышлял Даня. - Произошёл взрыв и мощный удар. Не последнюю роль в этом сыграло мгновенное возгорание большого объёма топлива. Вопрос. Как горючка космического двигателя вступила в реакцию с окислителем? Откуда он там взялся? Видимо боеголовки ракет что-то раскурочили, в итоге, произошёл неконтролируемый выброс в реактор этой гадости. Логично? Да. Далее, во все стороны полетели обломки вражеской "посудины", и мой звездолёт, получил какое-тоо повреждение. Лады. Скорее всего, так и было".
   На самом деле так всё и произошло, в днище Марты влетел маленький, но очень тяжёлый осколок, прошивший разведчика насквозь. Можно сказать, что он не причинил её оборудованию никаких критических повреждений, если не учитывать несколько перебитых проводов на шине управления гравитационного компенсатора. Небольшое короткое замыкание, вызвало неприятнейший сбой. Последнее что помнил Даниил, это ощущение резкого, мощного рывка влево, за малым его не убившее. Необходимо сказать спасибо системе жизнеобеспечения, мгновенно обесточившей "взбунтовавшееся" оборудование, своевременно сработавшему медицинскому комплексу скафандра, и недремлющему симбионту. Все они, вместе, спасли пилота, только издевательство агрессивного маневрирования космического разведчика, не добавляли приходившему в сознание человеку приятных ощущений.
  - Марта, чтоб тебя ..., в чём дело? С кем ты там воюешь? - Поинтересовался Даня, пытаясь осознать, что вокруг происходит; и он даже не подозревал насколько оказался прав в своей догадке.
  - С рейдером я воюю, точнее стараюсь не попасть под выстрел его плазменных пушек. Представляешь, он до сих пор не утратил способность огрызаться. И да, я рада что ты пришёл в себя, и с тобою можно общаться.
  - Но ведь мы...
  - Да-да, ты прав. Его внутрисистемный и прыжковый двигатели мы уничтожили. Однако, эта мерзость, весьма успешно пользуется маневровыми. Вот я и стараюсь держаться в мёртвой зоне его орудий. Это с трудом, но получается. Так что давай, поскорее приходи в себя и вспоминай, кто из нас двоих является военным пилотом ...
   Марта, ещё пятнадцать минут, совершала прыжки в непредсказуемых направлениях, которые с трудом гасила восстановленная противоперегрузочная система. При этом, разведчик трижды вздрагивал от попаданий. Благо они проходили вскользь, не причиняя ощутимого ущерба. Когда пилот, подключился к управлению, и осмотрелся, он понял, что, уклоняясь от боя, он долго не проживёт. Ещё немного, и неповреждённый борт вражеского корабля, довернётся и вступят в бой все его орудия. Тогда, его Марта не продержится и десяти секунд. А ИИ разведчика, опасаясь усугубить состояние здоровья своего пилота, избегал слишком крутых разворотов, резких ускорений и мгновенных остановок. С одной стороны, это способствовало более быстрому восстановлению организма Даниила, с другой, уменьшало его шансы выжить в этой потасовке.
   Как только к Даниилу вернулась способность двигаться, он перехватил у искина управление разведчиком и ринулся в атаку. И она была дерзкой, рискованной, но не безумной. Потому что, пробиваясь к разрушенной корме разбойника, одновременно ведя "огонь" и усиленно маневрируя, Егоршин стараясь удержаться со стороны его повреждённого борта. И всё равно, юркого разведчика обстреливали как уцелевшие, так и успевшие восстановить свою работоспособность орудия ближней обороны рейдера. И он вертелся, изворачивался, непредсказуемо рыскал то в одну, то в другую сторону, стрелял в ответ, и всё равно, за полторы минуты этого смертельного "аттракциона", умудрился получить несколько касательных попаданий. Как итог, на его машине перестали стрелять оба рельсотрона, не по причине отсутствия боеприпасов , а всего лишь, исчезли любые сигналы о наличии этого оружия; нарушилась целостность грузового отсека и "потухли" почти все визиры правого борта. И всё же, разведчик добрался до безопасной зоны, удерживаясь возле разрушенной кормы. Чувствуя, что после такого пилотирования, он в любой момент может потерять сознание, Даня отдал приказ на интенсивное сканирование противника, и немедленное открытие огня по всем выявляемым уязвимым узлам рейдера. Позднее, он не мог вспомнить, дождался ли он первого залпа, или тьма поглотила его сознание намного раньше.
   То, что произошло в кабине пилота далее, можно описать следующими словами. Человек успел отдать ментальные команды за пару секунд до того, как симбионт погрузил своего носителя в искусственную кому. Не мудрено, на здоровье не успевшего полностью восстановиться человека сказались перегрузки, и для спасения его жизни, пришлось прибегнуть к этому нежелательному в условиях боя "шагу". Марта, в свою очередь, со всем прилежанием выполнила обе команды своего пилота, и просканировала, и стреляла до тех пор, пока не была разрушено всё, до чего она могла "дотянуться". И только после того как на борту чужака перестал работать главный искин, ИИ разведчика отдал команду своим ремонтным дронам на диагностику и устранение полученных в бою повреждений. Через сорок минут после крайнего выстрела, когда была восстановлена герметичность пилотского отсека и в жилой блок был закачен воздух, полуживой пилот был извлечён из скафандра. Затем, с человека осторожно срезали комбинезон, и только после этого, пострадавший был уложен в медблок. С этой задачей справились два средних ремонтника, которые, после того как над Даниилом закрылась крышка капсулы, собрали с пола обрезки одежды и отправили эти лоскутки в утилизатор. На этом железяки не прекратили свою деятельность, а занялись основной работой, заменой вышедших из строя блоков управления. Их, в жилом модуле, таких поломок было не мало, благо, искином было включено резервное оборудование.
   Два часа спустя. Основные работы по устранению полученных в бою повреждений, были окончены. В подтверждение, дроиды, один за другим возвращались на свои штатные места хранения и становились на зарядку, включая не только диагностику своих электронных "мозгов", но и техническое обслуживание всех узлов. На обшивке грузового отсека ещё шли сварочные работы, когда открылась лечебная капсула, выпуская своего пациента. Точнее, в кабине включился свет, а затем поднялась крышка медблока. Прошла секунда, вторая - пятая, человек не спешил покидать ложе лечебного агрегата. Виной этой задержки были проблемы со зрением, оно никак не желало приобретать чёткость. Постепенно, размытость изображения проходила, и мучавший пациента вопрос, где он находится, в медкапсуле расположенной на планете, или на борту своей Марты, прояснялся. Так как, сквозь искажающий форму предметов "туман" проявились очертания рубки управления разведчиком. Только после того, как был получен ответ на главный вопрос, Егоршин ловко, без видимых усилий покинул капсулу и начал с деловитой неспешностью облачаться в новый комбез. Одновременно, он обратился по ментальной связи к искину:
  - Марта, доложи о своём состоянии, и ремонтопригодности.
  - Моё восстановление почти окончено, на обшивке привариваются последние заплатки - использую обломки брони противника. До дому долетим без проблем, только там, стану на ремонт. Так как ...
  - Знаю - знаю, в походных условиях, качественный ремонт априори невозможен. Что там с нашим противником? - поинтересовался Даня, просовывая руки в рукава спецодежды.
  - Твой последний приказ выполнен. Враг, полностью уничтожен, его реактор разбит в крошево, как и оба управляющих искина. - в голосе Марты, послышались хвастливые нотки. - Радиационный фон за бортом, в норме.
  - Лады. Тогда, забираем уцелевший маяк минного поля и уходим. Думаю, Ивановичу наш подарок понравится, немного подремонтирует его реактор, и использует как временную электростанцию. Это то, что пригодится для начала сборки новой орбитальной платформы.
  - Резонно. Тогда советую захватить и останки уничтоженного нами рейдера.
  - Зачем? - Даниил даже замер, удивлённо посмотрев на потолок. - Это просто не реально, я не смогу одновременно транспортировать маяк и эту кучу металлолома. Путь тебе и установили соответствующее приспособления, но они предназначены для буксировки одного объекта. Как-то так.
  - Придётся подумать и решить эту проблему. Мои сканеры разобрали, что конструкция главного орудия рейдера, нам не известна. Его чертежей, как и данных, в наших базах нет. Иваныч просто обязан его изучить. Тем более, по предварительным расчётам эта "пушка" намного мощнее имеющихся у нас аналогов.
  - Так что, бросаем маяк, с его работоспособным реактором? Это не разумный ход. Ведь с ним только-то и дел, провести техобслуживание и заменить истощённые топливные стержни. Как-то так.
  - Ничего бросать не будем. - на манер учителя начальных классов заговорила Марта. - Я зафиксирую маяк на нашем трофее и всё - связка к транспортировке готова.
   Сказано - сделано. Остались позади полтора часа кропотливого, можно сказать ювелирного маневрирования и крепёжных работ. Как итог, корабль победитель, красуясь боевыми "ранами" - свежими заплатками и местами оплавленной бронёй, толкал перед собою побитый "труп своего врага". Учитывая разницу в размерах, выглядело это немного нелепо и одновременно величественно. Единственное что портило настроение сидящего в кресле пилота человека, это отсутствие связи с базой. Виною этому было не расстояние, а выход из строя соответствующего оборудования, и невозможность его ремонта в полевых условиях в виду отсутствия запчастей. Как на зло, необходимые ремкомплекты также пострадали.
  
  

Глава 15. Обычные будни космонавта

  
   Погибший звездолёт, оказался огромным древним боевым кораблём, впрочем, не так, экраны демонстрировали по-настоящему геройское судно, чей экипаж сражался до последнего. Об этом говорили множественные пробоины и раскуроченные орудийные башенки. О том, что они стреляли до "последнего вздоха", моно судить как по множественным следам попаданий, так и по боевому положению орудий. И ещё, все маршевые и манёвровые двигатели защитника системы, были уничтожены снайперскими попаданиями, можно не сомневаться, последние мгновения своей жизни, эта боевая единица доживала как неподвижная огневая позиция. Примерно об этом думал Курт, подлетая к цели своего рейда, и рассматривая её с нескрываемым, мальчишеским восторгом. Впрочем, одновременно с этим, в нём зародились сомнения относительно успешности его миссии. Пусть его грузовоз был рассчитан на транспортировку особо крупногабаритных грузов, и с ним, на таком же "гужевом буйволе" прибыл его друг Фирас, предназначенный для эвакуации объект, выглядел слишком неподъёмным.
  - Курт, ответь, ты меня слышишь? - Вызов напарника по афере, вырвал Мелеха из оцепенения от увиденного. - Курт, мать твою ..., не молчи!
  - Курт на связи. Фирас, что случилось?
  - Что случилось? Да? Ты ещё спрашиваешь. Быть может Иванович был прав, и нам не стоило сюда лететь? Объект огромен и мы, только понапрасну сожгли дефицитное топливо.
  - Не паникуй! Мы не эта безмозглая железяка, которая может думать только в пределах установленной в её мозги программы. Поэтому, у нас всё получится. - не так уверенно, как хотелось, ответил молодой, светловолосый парень, сидящий в кресле пилота в одном лишь комбезе, не потрудившись облачиться в пилотский скафандр. - Пара наших толкачей и комплект навесных разгонных двигателей, справятся с этой тушкой на раз, два.
  - Мне бы твою уверенность.
  - Не скули! Не попробуем выполнить свою задумку, никогда не узнаем на что мы способны. И ещё, ты сам помнишь слова этого Искина о том, что по требованию нашего безумного душегуба, на всех грузовых кораблях установлены двигатели повышенной мощности.
  - Но...
  - Никаких но. Мы уже здесь, и просто обязаны попробовать забрать этот необходимый для повышения нашей обороны объект. Тем более, мы захватили всё, что нам может понадобиться. И набрали этого барахла с приличным запасом.
  - Не возражаю. - с горестным вздохом, согласился темноволосый парень.
   Одновременно с этими переговорами, два внутрисистемных грузовика обогнули бронированную "тушу" исполина и после этого, пристали к его борту. И почти сразу, начал отрабатываться протокол подготовки к буксировке. Раскрылись трюмы грузовиков, из них повалили дроиды-техники, выгружая крепёж и одноразовые разгонные движки. Они растекались по сигарообразному телу гиганта, как муравьи, и в скором времени, на местах крепления раскуроченных манёвровых, и маршевых движков, начались подготовительные работы по оборудованию посадочных мест под необходимое оборудование. Такая суета, продолжалась несколько часов. И окончание подготовки к буксировке, совпало с ужином. И оба авантюриста, не дожидаясь докладов о полном завершении работ, приступили к трапезе.
  
   Эта идиллия продолжалась ровно до тех пор, как Фирас обратил внимание на мониторы, где яркими точками отражались вспышки не такой уж и далёкой битвы.
  - Курт! Мать твою! - пилот буквально завопил в голос, не подумав о том, что для связи с другом, достаточно ментального посыла. - Ты это видишь? Там кто-то сражается! А главное, нам неизвестно, насколько к нам враждебны участники этой ожесточённой перестрелки.
  - Вижу. - также испугано, только еле слышно ответил Мелех, прекратив приём пищи, замерев и смотря на монитор как мышь на удава. - Прямо звездец. Чего делать то будем?
  - Не знаю! Но ты прав, что- то надобно делать!
  - Ждать. Бой идёт далеко. Мы должны успеть подготовиться к буксировке и улететь. Отстыковка от нашего трофея, дело долгое и ...
  - Ты думаешь? А если мы так и не сдвинем эту махину? Что тогда?
   От этих слов, в груди Мелеха похолодело, а тело охватила нервная дрожь. Он с трудом "сглотнул" подкативший к горлу "ком", посмотрел на крепёж, намертво приковавший его грузовик к погибшему кораблю. Вновь перевёл взгляд на монитор, где ещё недавно сверкали отблески выстрелов. Не в силах что-либо вымолвить, пилот молчал. Это продолжалось ровно до тех пор, как экраны обзора расчертил импульс луча смерти. Самое неприятное было в том, что убийственная прямая выстрела, прошла впритык с мародёрами, несколько километров, для космоса не расстояние. После этого, от людей можно было ожидать всё что угодно, начиная с панических призывов о помощи или истерического смеха, до плача, на крайний случай, глубокого обморока. Только ничего этого не было. Оба пилота окончательно застыли, как статуи. Спустя несколько долгих секунд, из глаз Найдина потекла первая непослушная слеза и он, осипшим голосом вымолвил:
  - Это всё, нам конец. Сейчас они внесут необходимые поправки, ну это ... то есть наведутся точнее и вторым, а быть может третьим выстрелом, нас убьют. Бац, и нас больше нет.
   В эфире вновь повисла гробовая тишина. Время шло, но в тягачи парочки искателей приключений на пятую точку, никто так и не стрелял. Впрочем, далёкий бой было утих, затем "разгорелся" с новой силой. И от этого, страх вновь начал пробираться в души, но, к великой радости землян, к началу буксировки всё было готово. Поэтому, искины их кораблей, без команды растерявшихся пилотов, синхронизировали свои действия, и начали разгон. Вначале ничего не происходило, из сопел сразу всех двигателей вырывались длинные хвосты быстро развеивающегося пламени, а древняя махина, по-прежнему казалась недвижимой. Что заставляло пилотов до рези в глазах вглядываться в мониторы и "трястись" в ожидании развязки страшной трагедии. Затем, через девять минут, приборы показали начало плавного ускорения. Произошло это как нельзя вовремя, так как разгонные блоки почти полностью выработали своё топливо, и синхронно начали терять мощность. Нельзя сказать, будто это событие избавило от страха неминуемой смерти, но немного его пригасило и больше не заставляло впадать в ступор. Далее, были долгие, нудные часы буксировки, а Курт, с Фирасом, боролись с овладевшим ими стрессом как могли. Найдин, постоянно поглядывал на экраны обзора задней полусферы, и чего-то шепча, перебирал самодельные чётки. Мелех не мог сидеть на месте, он, как белка метался по ограниченному пространству жилого блока, регулярно останавливался у пищевого синтезатора и "боролся с излишками" продуктовых запасов. Парни расслабились только тогда, когда на связь с ними вышел искин орбитальной платформы.
  - Иванович вызывает Курта и Фираса. Парни, ответьте. - спокойно, и вкрадчиво говорил ИИ.
  - Фирас Найдин на связи. - обрадовавшись вызову как спасению, пусть не сразу ответил смуглый парнишка.
  - Отлично Фирас, вы и доставляемый вами груз приближаетесь к планете. Парни, пора начинать торможение. Пилот, уточню: "Вам пора давать соответствующую команду реверсным движкам вашей связки".
  - Э-э-э -м-м ..., нет, не могу, ничего не получится. - растерянно и немного испуганно осмотревшись по сторонам, ответил Фирас. - При всём желании, я не могу включить реверс.
  - Почему?
  - Иваныч, там это ..., ближе к окраине нашей солнечной системы, шёл жуткий бой. Так это ..., бойня была жуткая. Поэтому мы, желая поскорее оттуда убраться, в спешке монтировали все движки и поставили их только с одного борта - на разгон. То есть, это ..., они могли только толкать вперёд, а тормозить нам, получается нечем. - заговорив скороговоркой, вмешался в разговор Курт, стараясь крыть истинную причину такой расстановки движков. - И развернуть эту долбанную конструкцию, для торможения двигателями наших буксиров, не получится. Ёхарный бабай. Как же это вышло? Это что, получается мы погибнем? Ёхарный бабай, быстро отстыковаться мы не можем, связка жёсткая. Знать войдём в плотные слои атмосферы и сгорим, вместе с этой бандурой. Да?
  - Спокойно парни. - по-прежнему уверенно и мягко, ответил Иван Иванович. - Всё поправимо, всё будет хорошо. Сейчас, максимум через двадцать минут, к вам подойдут шесть буксиров, они остановят ваш "поезд" и выведут его на устойчивую орбиту. Только, ни в коем случае не включайте двигатели ваших буксиров, даже не пытайтесь помогать спасателям. Просто сидите, и ждите. Когда я вас подвешу на стационарную орбиту, выпускайте дронов для начала процедуры отстыковки ваших кораблей от погибшего линкора. Всё поняли? Ждите. ...
   Дальше всё, или почти всё происходило так, как распланировал искин. При этом, он постоянно что-то говорил, как мог успокаивал спасаемых им людей. А задействованные им мощные тягачи, немного раньше намеченного срока подошли к несущемуся к планете "металлолому", и приступили к выполнению первого этапа спасательной миссии. Они, лихо развернувшись, легли на параллельный курс, после чего совершили облёт погибшего корабля, и только тогда, подлетели к вычисленным и подсвеченным искином точкам воздействия. Затем, мягко уткнувшись своими широкими "лбами" в броню, приступили к процедуре торможения. Насчёт мягкости соприкосновения, можно поспорить. Вакуум и огромная масса древнего звездолёта избавили двоих искателей приключений от жуткого скрежета сминаемой брони и сильных сотрясений, последствий нескольких ударов при этих "соприкосновениях". И да. Для управляемых ИИ буксиров, это не прошло бесследно. Хотя..., искин станции не обращал внимание на жуткую деформацию лобовой обшивки "спасателей", как и на то, насколько сильно повело их корпуса, только ввёл соответствующие поправки в векторы воздействия. Не до подсчёта убытков - на кону стоит человеческая жизнь. Позднее, когда инерция движения связки, грузовозы - линкор была преодолена, к выводу на расчётную орбиту присоединились ещё четыре "трудяги", так как их товарищи запредельной нагрузкой угробили свои силовые установки. Если не считать, что все участвующие в предотвращении трагедии корабли навеки "пригорели" к спасаемому объекту, то всё прошло без неприятных последствий. Пускай местами, участки обшивки "спасателей" сплавились с бронёй гиганта, а где-то, разорвавшиеся, покорёженные листы метала сцепились намертво. Это всего лишь мёртвое железо, которое скоро отправится на переработку и такие потери оправданы.
   Думается, необходимо озвучить следующее: пока шла спасательная операция, виновники "торжества" окончательно успокоились и даже вышли на связь с друзьями, оставшимися на станции. А там, услышав восторженные отзывы о их "героических" похождениях, воспрянули духом и на борт станции, ступили два "героя", готовых поделиться с товарищами байками о их эпической эпопее. Тем более, как они поняли, искин платформы не собирается кому-либо рассказывать о том, что происходило в кабинах пилотов на самом деле.
  
   Немногим позже - через одиннадцать часов после вышеупомянутых событий, к планете подошёл корабль Дмитрия, буксирующий "тушку" поверженного им врага. Пилот по-прежнему не выходил на связь, что заставило ИИ станции выслать на "перехват" пару буксиров. Почему так мало? Ответ прост, было видно, как работали манёвровые двигатели Марты, заставляя нелепую конструкцию начать неспешный разворот. И только когда толкачи приблизились к побитому, но не побеждённому разведчику, используя их как ретрансляторы, Ивановичу удалось установить ментальную связь с пилотом.
  - Даня, ты меня слышишь? - не скрывая тревогу, поинтересовался искин.
  - Слышу-слышу. - бодро, но одновременно устало ответил Егоршин, не отвлекаясь от управления своим кораблём. - Прекрасно слышу. И не поверишь, рад этому, безмерно.
  - Знал бы ты, как я этому рад! - имитируя искренний восторг, ответил ИИ. - Увидев побитую, всю в заплатках Марту, я немного запаниковал. Подумал, что она вернулась на автопилоте - без твоего участия. Ты и твоя Мартушка на вызовы не отвечаете, а мне осталось только гадать: "Жив ты, или нет?"
  - Не дождёшься, железяка ты бездушная. Я жив, и благодаря имеющейся на борту медкапсуле, совершенно здоров - успел по пути подлечиться. Так что, "втык" за свою тупую жадность, которая на самом деле меня за малым не сгубила, получишь незамедлительно и по полной программе. Дай только пристыковаться к станции, отвешу люлей по полной программе! А сейчас, ты мне ответь на главный вопрос: "Зачем ты, протухшая куча электроники, не согласовывая со мною свои действия, послал буксиры к погибшему линкору?" - Я, скотина ты бездушная, из-за появления в том секторе твоих буксиров за малым не погиб. Враг, в самый неподходящий момент, заметил твоих "извозчиков" и возжелав с ними расправиться, изменил курс своего движения. Пришлось его догонять и балансируя на рани провала, импровизировать, так сказать. И всё это, вместо хорошо подготовленной засады в удобном для меня месте.
  - Стоп! Помолчи, если от перенесённого стресса, твои мозги не соображают, - весьма натурально обиделся и огрызнулся искин. - то помолчи! Как там у вас, людей говорится? Что-то вроде, ..., нельзя перекладывать ответственность с больной головы на здоровую. Кажется, так. Да? Так вот, я всего лишь ограниченный в свободе принятия решений искин. А это значит, влиять на необдуманные действия людей я не сильно то и могу. Ведь это твои подчинённые, узнав о находке, потребовали у меня тягачи и несколько комплектов разгонных двигателей. Я старался им возражать, а они меня не послушали. Просто отдали приказ обеспечить всем необходимым, и всё. Ещё возмущались что я им перечу. Повторюсь, я искин, а это значит, в подобных ситуациях, я обязан подчиниться человеку. Поэтому, дорогой Даниил, это ты распустил своих подчинённых, а не я своевольничаю. В произошедшем инциденте твоя, а не моя вина. Это ты не установил чёткие рамки полномочий этих оболтусов. А озаботься ты этим вопросом вовремя, я мог игнорировать их требования, отвечая: - "У вас нет доступа". - Вот так. Да и в крайнем случае, вздумай они вместо работы на орбите, направиться в глубокий космос, сумел бы перехватив управление вернуть их толкачи назад. А так, по возвращению, я их загрузил работой, они, как и положено новичкам, очищали орбиту от мусора. С той лишь разницей, что на сей раз, они схлопотали наряд вне очереди и освободились не более получаса назад. Кажется, вы подобное взыскание называете именно так.
  - Сдаюсь, уел железяка, прости. - шутливо подняв руки, как будто ИИ мог это видеть, ответил Даня. - Вернусь на станцию, сразу займёмся решением назревающих проблем. Пора вводить на нашем объекте жёсткое единоначалие. Договорились? Лады? Мир?
   Далее, происходило следующее: Данил, при помощи присланных помощников, вывел свой трофей на отдельную, безопасную орбиту, устроив что-то вроде карантина; ИИ, прислал для обследования чужого рейдера челнок с инженерными дроидами. Поэтому, стоило Марте отстыковаться от останков вражеского корабля, как роботы приступили к работе. Вначале отсоединили маяк с реактором, и челнок, отбуксировал его на станцию. Где тот должен был пройти профилактическое обслуживание, и стать временным источником питания для начала строительства новой платформы. Тем временем, дроиды начали обследование трофея и демонтаж его уцелевшего вооружения. Всё шло своим чередом. Одна команда ремонтников занималась пиратом, вторая, работала на древнем линкоре.
   Всё это рутина, до одури нудная и не интересная. Хотя, без неё не обойтись. В дальнейшем, основные события, произошли на орбитальной платформе. Как только Егоршин поставил свою Марту в ремонтный док, сразу отдал приказ об отсрочке начала восстановительных работ - до особого распоряжения.
  - Даня, - не скрывая своего удивления, поинтересовался Иванович, - почему ты не желаешь ремонтировать свой корабль? Ты решил оставить её как памятник о своём первом сражении? Так где ты его прикажешь хранить?
  - Ты невнимательно меня слушаешь, Иваныч. Я немного задержал начало ремонтных работ, а не отменил. Желаю, чтоб те уроды посмотрели на то, как нам досталось. Понимаю, техника страдает в любом бою, но, не помешай мне эти твари, моя жизнь, а и вас всех, не "висела бы на волоске".
  - Принято, всё сделаю как ты сказал. Могу даже загерметизировать док и закачать в него атмосферу. Пусть виновники походят, посмотрят на "раны" твоего корабля своими глазами. Пощупают их, демонтируют парочку повреждённых бронеплит.
  - Не стоит делать столько ненужных "телодвижений", по моей команде, выведешь изображение на экраны, сделаешь это в столовой. А особо неверующие, прогуляются в скафандрах - самых неудобных из имеющихся в твоём распоряжении. Кстати, где сейчас находятся наши "герои"?
  - Буквально десять минут назад, собрали своих почитателей в столовой, и "купаются" в лучах славы. Там, кстати, находятся все прибывшие первым рейсом люди - слушают байки из уст парочки "отважных" покорителей космоса.
  - Весь личный состав там? -поинтересовался Даниил, направляясь к шлюзовой камере.
  - Да.
  - Лады, сейчас же иду к ним, и устрою хорошую ...
  
   Пройдя шлюзование, скинув с себя успевший надоесть боевой скафандр пилота, и оставив его в шкафу, Даниил, быстрым шагом уверенного в себе человека, направился к намеченной цели. Так, он преодолел несколько коридоров, поднялся в лифте на нужный уровень, и "направил свои стопы" к пищеблоку. На углу первого же поворота нужной палубы, он вынужденно остановился, постарался успокоиться, а через минуту пошёл дальше, только на сей раз неспешно. Стоило только войти в дверь обеденного зала, Егоршин заметил группу недавно прибывших на станцию специалистов. Они сидели одной группой за тремя сдвинутыми вместе столами, и чего-то отмечали. Вернее, сидя за празднично убранным столом, внимали каждому слову эмоционально жестикулирующего рассказчика - Курта. Он же, первым заметил Даню, и прервав повествование, "расплылся" в надменно вызывающей улыбке. Спустя минуту, максимум полторы, на вошедшего в обеденный зал человека, смотрели все присутствующие. Смотрели с нескрываемым упрёком и молчали.
  - Чего празднуем? Какую-то великую победу? - максимально буднично, поинтересовался Даниил.
  - Можно сказать и так. - с вызовом ответил Мелех, барственно откинувшись на спинку стула. - Я с Найдиным, совершил опасный рейс, и мы, самостоятельно доставили на орбиту сырьё. Которое, как удалось узнать, жизненно необходимо для начала постройки второй орбитальной платформы. И не смотрите на нас с таким пренебрежением. Ведь мы, с риском для жизни добрались до древнего, погибшего в сражении боевого корабля и приволокли его сюда.
   Егоршину так хотелось сбить хорошим хуком эти надменные улыбки с лиц наглых "героев" дня. Только он прекрасно понимал, ударит хоть одного из них, те, в глазах экипажа, станут жертвами самодура и тирана. А подобный негативный эффект не вовремя применённого наказания хотелось избежать. Пришлось импровизировать на ходу.
  - Что же, лады. По подвигу, нашим героям и награда. Как-то так. - после недолгого раздумья, ответил Даниил. - Три наряда на работы в зале, обоим. Тебе и Фирасу. Эти дни, для вас, никаких полётов, работаете только в зале, вместо кухонных андроидов. Техника тоже изнашивается и должна отдыхать, то есть, проходить профилактическое обслуживание. ИИ, отметь это как приказ по станции.
  - Не имеете права на такой беспредел!
  - Четыре наряда, обоим. А лично для вас Курт, за пререкание, наряд на работу в ремблок, чернорабочим. Идёте отрабатывать прямо сейчас.
   Все ошалело закрутили головами, смотрели то на Егоршина, то на Мелеха. Во взглядах читалось удивление, возмущение и непонимание. Никто из людей не выказывал полного безразличия к происходящему произволу. А одна торица наоборот, стараясь стать как можно незаметнее, можно сказать, пряталась за спинами товарищей. В этом зрелище, был только один приятный момент, с лиц "виновников торжества" исчезла надменно-вызывающая улыбка. Оба провинившихся пилота, больше не старались смотреть на Даниила свысока, высокомерие сменилось на обиду с зарождающейся в их душах ненавистью. И всё бы хорошо, но возмутилась уже известная "правдоруб" медичка:
  - Это по какому праву, вы, творите такой произвол? Вы не имеете права наказывать людей, которые, в отличии от вас, не побоялись выйти в глубокий космос и привести на орбиту столь ценный для нас ресурс. И всё это, они делали, не смотря на присутствие там врага. Мы все знаем про произошедший неподалёку от того места скоротечный бой. И это, ну-у-у ..., вы просто им мстите за то, что в отличии от вас, они не побоялись рискнуть своей жизнью. И ещё вопрос. Где в этот момент прятались вы? Именно так.
  - Лады. Значит вы все знаете о том, что там, на границе солнечной системы находится вооружённый враг? Да? Не отвечайте, это был риторический вопрос. И о временном запрете полётов в тот сектор вы все тоже слышали?
  - Да, слышали, - не унималась Вуйчик, - но нам необходимо как можно скорее укрепить обороноспособность планеты. Ресурсов не хватает, значит, пусть с риском для жизни, их необходимо собирать. Вот так. А не трусливо отсиживаться на планете.
  - Лады Мария. Ведь вас именно так зовут? Я не ошибся? Вижу, что нет. Признаю, риск дело благородное, но, только тогда, когда он оправдан. И ещё, доктор. Мне кажется, только что вы меня назвали трусом. Это так?
  - Я этого не говорила.
  - А как прикажете понимать ваши слова, будто в отличии от меня, только эти мальчики не боялись посмотреть опасности в лицо? Именно они, - Даня взмахом руки указал на нарушителей дисциплины, - не смотря на мой глупый запрет, отважно доставили ..., и прочие бла-бла-бла..., посредствам которых, на ваши "уши, была навешана" жуткая мутотень.
  - А как же ...
  - Молчите! Сейчас я говорю. Как-то так. Кстати, по поводу произошедшего там боя, Иванович, покажи запись, кокой была Марта, когда я вылетел на разведку в глубокий космос и какой она недавно вернулась в док. Для тех, кто до сих пор не знает, Марта, это имя искина моего боевого корабля, значит и его самого.
   Сразу после этих слов, на стенах замерцали мониторы, изображавшее до этого разнообразные картины - натюрморты и пейзажи. Через пару секунд, все они демонстрировали заказанный видеоряд. А там было на что посмотреть, по окончанию четырёхминутного ролика, все могли заметить разницу состояния корабля, до, и после боя.
  - Если кто пожелает, - неожиданно заговорил андроид официант, временно взятый под управление центральным ИИ, - могу продемонстрировать выше упомянутый бой с вражеским рейдером. Без купюр. Как и засвидетельствовать факт того, как выходка пары этих недисциплинированных людей, за малым не привела к гибели пилота Егоршина. А произошло там следующее. Пробирающийся к нашей планете враг, обнаружив вышеупомянутых нарушителей дисциплины, сменил курс, и Даниилу пришлось начинать бой с превосходящими силами противника не там, где он устроил на него засаду. Вы даже не представляете, какая беда над всеми вами нависала. Прорвись этот рейдер к планете, он мог натворить много бед и принести людям столько горя .... А я просто, в силу своей массивности, не способен гоняться за ним по орбите, дабы попытаться защитить её. И напоследок, о том сражении, которое эти "отважные" мальчики наблюдали. Поясню, в тот момент, пилот Егоршин, сражался с парой автоматических истребителей и тем самым рейдером, о котором я только что говорил. И чей разрушенный корпус он доставил мне для детального изучения. Кто из вас не дурак, тот посмотрит и подумает, сделав из увиденного правильные выводы.
   В прозвучавшем монологе было столько трагедии и осуждения, усиленных умелой игрой голосом, что многие именитые артисты прошлого могли умереть от зависти.
   Во время демонстрации "фильма" о плачевном состоянии боевой единицы, в котором сейчас пребывала его машина и последовавшего за этим поучительного монолога ИИ, Даниил, внимательно наблюдал за реакцией личного состава станции. Особое внимание, было уделено парочке "героев" дня. Те, немного опомнившись, по-прежнему были демонстративно надменны и вызывающе улыбались. Вот только, если судить по мечущимся взглядам и частым алчущим поддержки взорам на товарищей, под этой "маской", они прятали свои страхи и переживания. Далее, когда почти без перерыва начался показ смонтированной хроники схватки с карателями оба "героя" жутко, побледнели. Естественно, вполне резонно возник вопрос: - "Когда только Иванович успел это сделать?" - Вернёмся к парочке "залётчиков", из них особенно сильно сник Курт, как говорится, "сдулся" будто продырявленный мячик. По идее, можно было позлорадствовать, виновники ЧП разоблачены и истина восторжествовала, и прочее - прочее - прочее, только Егоршин не ликовал - ему было не до того.
   "Бли-ин, горелый, неужели Макс, прислал с поверхности тех, от кого хотел избавиться? - думал Даня, пристально наблюдая за метаморфозами, происходящими с Куртом и Фирасом. - И как мне быть? Что с этим "дорогим подарком" делать? М-м-м-да-а-а .... Всё. Больше ничего не пускаю на самотёк. Отныне, всех загружаю служебными обязанностями, по полной программе. Если у кого-то появится излишек свободного времени, для того, не ожидая начала развала дисциплины, лично придумаю новые "неотложные" дела. А эту парочку, посажу на гражданские грузовозы - навечно. Вижу, они "спеклись" и боевыми пилотами им не быть никогда - погибнут в первом же бою. Да, ИИ рассказал, как они себя вели там, поближе к окраине системы. И по пути назад дрожали как не знаю кто, раз до сих пор не отошли от страха, значит точно, не бойцы. Что касаемо других пилотов - посмотрим. Решено, всех загружаю служебными обязанностями, и постепенно довожу команду станции до полного штата. Это как минимум. ..."
   Признаться, ни продемонстрированное видео, ни наложенное на провинившихся взыскание, понимания, как и любви подчинённых, Егоршину не добавило. Впрочем, Даниил к этому не стремился, для него, главной целью, было укрепить дисциплину. Именно поэтому, Ивановичу, без дозволения Даниила, было запрещено делиться с кем-либо имеющейся в его распоряжении информацией, любой. Одновременно, урезалась свобода передвижения всех прибывающих на орбитальную платформу людей. По необходимости, рамки допусков для отдельных специалистов будут расширяться и не более того. Вся эта "тягомотная возня" по выработке новых правил и уставов, была долгой и муторной. Так как несколько дней подряд, Иванович требовал обоснования тех, или других, ранее не применяемых ограничений. Натурально, непрошибаемый электронный бюрократ. Спрашивается: "Где только пряталась его не сдвигаемая принципиальность, когда пара глупых "героев", в поисках приключений на одно место, своевольничала на станции?" - Ответа на этот вопрос нет, и вряд ли он когда-то появится.
   Снова космос, вновь запредельные перегрузки, которые не способна сгладить противоперегрузочная система. Манёвр, на короткое мгновение в глазах "меркнет свет", не известно, может быть в этот момент, пилот кратковременно потерял сознание, а может и нет. Но риск того стоит. Противник, устойчиво "повисший на хвосте", так и не сумев прицелиться стреляет, и ..., промахивается. Этот момент не маловажен, но всё же, не он был самоцелью фигуры высшего пилотажа. Петля, выполненная почти на пределе прочности конструкции истребителя, позволяет зайти атакующему "ястребу" в тыл, и пока тот не опомнился, несколько раз нажать на виртуальную гашетку. Как итог, Даня, видит, ряд коротких импульсов, сходящихся на корпусе попавшего под обстрел истребителя. И тот, потеряв управление, продолжил свой путь неуправляемой космической железякой. Одновременно, адаптированное к новым возможностям видения боя сознание, фиксирует начало атаки чужого ведомого, так же оставшегося без своего ведущего. Новый немыслимый манёвр уклонения, вновь выполненный на грани допустимого. Пилоту, на мгновение кажется, будто он чувствует, как сопротивляясь разрушающим нагрузкам, натужно стонет всё тело его боевой машины. Но она выдерживает такое издевательство, и росчерки опасных лучей, уходят в пустоту, чудом не задев юркий истребитель. И всё же, это ещё не победа. Боевая машина Егоршина, вынуждена "плести невероятные кружева" вокруг оставшейся парочки неприятельских истребителей. Пускай в обоих уцелели только ведомые, но ничего им не мешает объединить свои усилия и ....
  Подобную ситуацию следовало ожидать. Манёвр уклонения от обстрела одного, вывел под атаку вторым противником. Пусть Даня, пользуясь расширенным функционалом симбионта, постоянно визировал его, но, "закон бутерброда" никто не отменял. Так уж сложилось, что единственно возможный вектор ухода из-под "огня", выводил в сектор эффективного обстрела другого охотника. Так как с одной стороны, прижимали трассы смертоносных лучей, с пары других, была опасность столкнуться с дрейфующими обломками давно погибшего корабля. Вот и оставалось, выбирать из всех зол меньшее. И выполнять это по наитию, почти не задумываясь о своих действиях.
   Ответом на внезапно возникшую опасность, был резкий уход вниз, - относительно сидящего в истребителе человека и в противоход только что "выписываемого" радиуса. Одновременно с этим, начинается осевое вращение, выполненное как по заказу вовремя. Узкий, веретенообразный корпус с боковыми оружейными подвесками, занимает положение, оказываясь к неприятелю в самой узкой проекцией в тот е момент, в притирку с корпусом, промелькнуло несколько ярких трасс. Придельная скорость, немыслимое сочетание фигур пилотажа, вновь "сыграли на руку" одиночке, ему удалось выскользнуть из теоретически проигрышной ситуации. Но на сей раз не получилось "зайти в хвост" своим преследователям. Так уж вышло, в этой "карусели" временно сложилась патовая ситуация, Егоршин постоянно уходил из-под атаки, за счёт выполнения всем известным фигур пилотажа. Вот только, они выполнялись на невероятных скоростях, можно сказать, на приделе возможного. К выше сказанному, можно добавить феноменальную наблюдательность этого человека и завидную устойчивость к перегрузкам. А продолжавшие бой супостаты, тоже обладали рядом достойных уважения качеств. К ним можно отнести упрямство, целеустремлённость и быть может талант. А как иначе можно объяснить то, что они до сих пор небыли подбиты, и это, не смотря на потерю своих ведомых. Тех, кто по идее, должен быть более опытным бойцом. И главное, в гибели их лидеров нет их особой вины, в высшем пилотаже, вся четвёрка заметно уступала Даниилу. Как подтверждение этому, новая петля, заложенная по минимально возможному радиусу, однако противник оказался способным учеником, немного уступая в мастерстве пилотажа, он, умудрился ускользнуть из-под ответного удара.
   "Время. Учебный бой окончен." - Это в головах всех участников боя, прозвучал бесстрастный голос Ивановича. Оставшиеся в "живых" учебные машины, временно вышли из-под контроля своих пилотов, самостоятельно расходясь в разные стороны. Стати, одновременно с этим, бесследно "растаяли" виртуальные обломки погибших кораблей, которые прилежно имитировали столь необходимые помехи. Прошло ещё секунд двадцать, и бойцы вновь смогли управлять своими аппаратами, и сгруппировавшись в подобие клина, все три аппарата направились на станцию. Зачем было необходимо создавать подобные трудности? Ответ прост: "Таковы требования безопасности окончания учебных схваток, которые по утверждению ИИ, написаны кровью". Относительно условно погибших истребителей, так они, продрейфовав положенное время, давно покинули "учебную площадку" и на данный момент, приближались к родной платформе.
  - Даня, ты что творишь? - По приватной связи, прозвучал возмущённый голос ИИ. - Зачем ты так насилуешь учебную машину. После твоего управления, наши "малышки" нуждаются в ремонте. Любую пилотируемую тобою труженицу, после такой учёбы, можно сразу загонять в ремонтный док, даже без предварительной диагностики.
  - Иванович, не начинай. Лады? На то и боевая машина, она просто обязана работать в подобных режимах.
  - Даня, так это в бою, и боевой аппарат. А здесь, ты летаешь на "учебной парте". Мне, например, и без её ремонта скучать не приходится.
  - А какова между ними разница? Только в виде вооружения и обилия на корпусе сенсоров, оценивающих критичность попадания и степень "наносимых ими разрушений".
  - А программное обеспечение?
  - Но, основной корпус - это боевая машина?
  - Да.
  - Вот видишь? Значит, все схватки должны быть максимально приближены к боевым. Иначе, эти мальчишки, при встрече с реальным врагом, не будут иметь никаких шансов на выживание. По мне, лучше завалить твоих ремонтников работой, чем ужасаться от огромных, не всегда восполняемых потерь личного состава. Запомни это хоть на этот раз, и больше не нуди. Хотя ..., тебя не переделать, хозяйственный ты наш. Ну что, согласен с моими доводами?
  - Не дождёшься. Тебе только дай слабину, ты быстро превратишь всю технику в хлам. - в этом ментальном ответе искина, преобладали оттенки не обиды, что было весьма ожидаемо, а некого ехидства, как будто, ИИ подтрунивал над человеком.
  - Кстати, Иван Иванович, как там на базе? Парочка наших оболтусов вернулись?
  - Да, вернулись. И даже привезли обещанное Максом пополнение. Так что, по возвращению, тебе пол часа на отдых и душ, после чего я соберу новоприбывших в малом зале. Там ты познакомишься с людьми, вкратце объяснишь устав нашей службы. И ещё, сильно не увлекайся, через десять часов, ты должен спуститься на планету. Тебя там ждут. Можно сказать, с нетерпением.
  - От те раз! Прямо так и ожидают, с приветственно распахнутыми объятиями? - растянув губы в саркастической ухмылке, ответил пилот. - Что-то там произошло? Да?
  - Не знаю, Макс об этом ничего не говорил. Только, тонко намекнул про назревание каких-то там проблем.
   Тем временем, парочка пилотов-победителей этого условного боя, устало откинувшись на спинки своих плотских кресел, наслаждались ничего неделаньем. Да-да. Парни были сильно вымотаны, и, не смотря на встроенный в скафандры климат-контроль, их одежда была мокрой от пота. Единственное, в чём они не дали себе поблажки, был ментальный контроль за работой автопилота. Да, некоторые условности необходимо уточнить, за отведённое время схватки этих ребят не сбили, а это, по условиям подобных битв, приравнивалось к победе. Казалось, на такие события, люди должны реагировать, и делать это весьма активно, но, для проявления эмоций, у них так же не осталось сил. Бойцы, так и прибывали в полном молчании, пытаясь успокоить бешено бьющееся сердце, слегка трясущиеся руки и естественно, взбудораженные нервы.
   Что происходило дальше? Ничего нового. По заведённой в отряде традиции, ровно через сорок минут после того как последний пилот покинул ангар с учебной техникой, пилоты собрались в специально выделенным для боевых пилотов обеденном зале. Делалось это не только для совместной трапезы, которая, как известно сближает людей, но и для обсуждения недавних действий, где "виновникам торжества" указывали как на ошибки их манёвров, так и достижения. Единственное что на сей раз выбивалось из привычного протокола, это отсутствия за большим столом Егоршина. Как было сообщено Ивановичем, у командира, нежданно ни гаданно, возникла острая нехватка времени. Ему предстояло пообщаться с только что прибывшим пополнением, и при этом, умудриться не опоздать на одну, весьма важную встречу, которая должна состояться на планете. Все прекрасно это понимали, но чувство лёгкой обиды испытывал каждый из присутствующих. За десять месяцев постоянной учёбы, эти люди привыкли к неизбежному разбору полётов, во время которых мягко указывалось на допущенные огрехи, а любое, даже маленькое достижение, преподносилось как пример для подражания. А сейчас, их законное время общения, "украли" новички и те, кто жил внизу, боясь оторваться от поверхности. Именно в это время, когда усталые пилоты, покончив с утолением голода, пытались самостоятельно "разобрать по косточкам" недавний учебный бой, в столовой появились пара гражданских лётчиков. Они, мельком окинув быстрым взглядом пустой зал, радушно улыбаясь, направились к столу своих давних приятелей.
  - Привет парни! - прямо на ходу, заговорил Курт, разводя руки в стороны, как будто желал обнять всех здесь присутствующих. - У вас тут не заперто, вот мы это ..., к вам и заглянули. Надеемся вы не возражаете против нашего общества, ну а мы поедим вместе с вами, пообщаемся? Ну, как мы это делали в старые, добрые времена.
  - Присаживайтесь. - удивлённо ответил Евгений, выбритый налысо коренастый крепыш. - Хотя, этот зал только для боевых пилотов.
  - Ну вот. Значит нам, простым работягам, больше нельзя общаться со своими старыми друзьями. Значит мы для вас рылом не вышли. - изобразив на лице лёгкую обиду, ответил Курт, не дойдя до стола пары шагов.
  - Да что ты говоришь? - резко поднявшись со стула, в сердцах возразила Кристина, щуплая, невысокая блондинка с короткой стрижкой. - Не ужели мы вас игнорируем, или гоним прочь? Да как вы можете такое говорить? Просто это единственное место, кроме нашего штаба, где мы можем никому не мешая, без "посторонних ушей" обсуждать наши служебные дела. А вне этих стен, мы всегда открыты для общения. Для всех, без исключения.
  - Мы всё поняли, нам здесь не рады. - примирительно подняв руки, виновато улыбаясь и горестно вздохнув, ответил Фирас. - Сейчас уходим. Простите нас, нам просто хотелось с вами пообщаться. Как-никак, больше двух дней не виделись. Да, к сведению, как только наш комендант пообщается с новобранцами, нам приказано доставить его на Землю. А там неизвестно, сколько времени он пробудет на базе спасения. А без него, как вы понимаете, домой не улетишь.
   Если можно так сказать, начало "спектакля" было сыграно идеально. Никто своих не званных друзей не прогнал, а наоборот, немного потеснившись, их посадили за общий стол. А там, начался неспешный разговор по душам. Вспоминали как жилось на поверхности, как учились летать - на тренажёрах и тайно бегали на свидание с девчатами. В общем, тем для общения было множество. Болтали обо всём, только не о службе. И делали это как-то вяло, без былого задора. Вот это и стало причиной одной реплики обиженного гражданского пилота:
  - Обидно братцы. Ведь мы с вами, жили одной дружной семьёй. А сейчас, благодаря этому маньяку-убийце, мы начали постепенное деление на "белую кость" и прочее быдло, с которым даже говорить не о чем.
  - Да что ты говоришь? - весьма эмоционально возразила Кристина. - Да как у тебя язык не отсох? Такое говорить. Как так можно?
  - Можно. - слишком спокойно поддержал товарища Курт. - А вы, сами посмотрите на то, что вокруг вас творится, да подумайте. Вам и каюты выделили в отдельном крыле, и отдельный обеденный и тренажёрные залы. Поверьте, это только начало процесса "вбивания клина" между вами и остальными людьми. И на все эти шаги есть простое объяснение, вы элита, получающая свои привилегии для того, чтоб в нужный момент, рисковать своей жизнью защищая нас от врага. Ведь так?
  - Ну да, это действительно так. - ответила девушка. - Мы ничем не занимаемся, кроме боевой подготовки. Ну, это..., ничего полезного не производим, однако, пользуемся всеми материальными благами, на ровне со всеми вами.
  - Ой ли? А про эту элитную столовую, ты уже забыла? А на земле, такого деления нет.
  - Курт, но ведь вы, ..., ну не ты лично, а другие обыватели, начли возмущаться тем, как мы слишком эмоционально обсуждали свои учебные бои. Этим, мы видишь-ли мешали народу культурно поглощать пищу. Как там говорили? Портили своим безобразным поведением их аппетит.
  - Да-да-да, примерно так всё и было. А вы не подумали, что это всё тонкие манипуляции Егоршина? Мне кажется, он таким способом и воздвигает между нами "стену". Как говорится, разделяй и властвуй. Экий он ловкач! Вспомните, кто при этом молчал, поощряя ваши обсуждения. То-то. Нет по прибытию начинать с обсуждения ваших боёв в его кабинете, ведь ваши эмоциональные выкрики и в самом деле мешают людям есть в тишине, как это и положено по этикету. Что мешает давать вам возможность "спустить пар", при этом, не мешая другим отдыхать, и только после этого, идти на обед. У нас, никаких правил приличного поведения, не отменяли ...
   Это, если можно так выразиться, ностальгическое общение старых друзей продлилось не долго, плавно перерастя в оживлённый спор о жизненной позиции каждого из присутствующих. Неизвестно, насколько у "кухонных" политиков могло хватить задора, не прерви эту словесную перебранку ментальный зов главного искина станции. Он, электронный помощник капитана станции, вызывал пилотов Мелеха и Найдена, прося их, как можно скорее подойти к своим челнокам. И это, стороннее вмешательство в разбушевавшуюся полемику, якобы, сильно огорчило последних, вынужденных прервать "приятное" общение с друзьями. Стоит обратить внимание на одно не маловажное обстоятельство, оба грузопассажирских корабля, приземлившись возле базы, не простаивали в тяжком ожидании шефа. Как это было обещано коллегам, парочкой заглянувших "на огонёк" гражданских пилотов. Всё произошло по-другому, как только борт одного из челноков покинул его единственный пассажир, корабли поставили под погрузку производимыми только на планете стратегическими запасами. В этот перечень входили свежие овощи, фрукты, привычные пищевые картриджи, вода, особой позицией, проходили многочисленные баллоны с дыхательной смесью. И таких рейсов, было запланировано не менее пяти.
   А тем временем Даниил" пребывал в раю", по крайней мере, он был в этом вполне убеждён. Причиной такой приятной ассоциации, стала возможность находиться рядом с женою и одновременно с этим, пытаясь наверстать упущенное - играться с дочуркой. Признаться, поначалу, общение с малышкой, было не таким уж простым делом, как ему того хотелось. Ребёнок, привыкший видеть папу только по галавизору, немного дичился, не решив, что лучше, улыбаться или расплакаться. И ещё малышка, была слишком растерянной и скованной. Однако, дети, всегда остаются детьми, они, в отличии от взрослых, быстро ко всему адаптируются. Не прошло и двадцати минут, как девчушка смело лазила по млеющему от счастья отцу, изображая отважного альпиниста повисшего на отвесной горной круче. Плохо одно, Макс, выделил на эти радостные хлопоты всего лишь пару часов, которые для дорвавшегося до своего дитя родителя, пролетели как одно мгновение. Не может надоесть маленькое, кудрявое чудо, пытающееся оседлать папину голову, при этом забавно пыхтящее от усердия и при этом, скорчившее умильную гримасу. А через несколько минут, этот же бесёнок весело смеётся, извиваясь от щекотки, или немного погодя, ненадолго угомонившись, сидит на коленях, сосредоточенно поедая подаренное папой угощение. Далее, "понеслось и поехало" новое развлечение, не понимая, что отец может устать, ребёнок желал кататься на папиной ноге, как на качели. Но скажите, разве это не является настоящим родительским счастьем? Вот и мужчина, не обращая внимание на изнывающие от нагрузки мышцы бедра, испытывал ранее недоступное ему блаженство. Ещё бы, его родной ребёнок весело с ними играется, а самое главное, рядом находится нежно прильнувшая к плечу жена.
   Была в этой идиллии и обратная сторона, то есть вторая. Ею была женщина, которая одновременно с радостью и тоской, нежностью, и обидой, смотрела на своего мужа. Ведь он был для неё так близок - душевно, и одновременно далёк, в смысле, безвылазно пропадая где-то далеко - в холодном космосе. Нынешнее его появление, однозначно принесло радость, равноценную глотку свежего воздуха, которая, всё равно не могла полностью заглушить горесть часто наносимых окружающими её людьми обид. Как всё это могло одновременно сосуществовать в одном человеке? Непонятно. И тем не менее, Гуля тихо сидела рядом с любимым мужчиной и молчала. Она, попросту боялась утеряв бдительность, начать жаловаться на тяжесть жизни под прессингом, которому её всё сильнее подвергала местная интеллигенция. Та самая пресловутая прослойка, возомнившая себя совестью общества. Всё это, делалось по одной причине, Гульнара является женой кровожадного чудовища, которая не пожелала отказаться от супруга-тирана, или на крайний случай, гневно, принародно его осудить. В том, что тоска и слёзы в её глазах, это проявление радости и грусти, вызванных скоротечностью их свидания. В этом она убеждала Даниила около двадцати минут. И он охотно поверил, или, скорее всего, сделал вид.
   Жаль, время встречи с семьёй пролетело слишком быстро. И вот, няня-андроид унесла уставшую и поэтому немного сонную Агнессу в её спаленку, а Гуля, желая хоть немного продлить встречу с мужем, отправилась вместе с ним в столовую. Она шла по длинному, широкому коридору базы, жадно обхватив и прижавшись всем телом к руке мужа, не обращая внимание на укоризненные взгляды некоторых прохожих. Что нельзя было сказать про Даниила. Он, ощущал весь негатив, изливающийся на него, и назло всем, вышагивал с демонстративной небрежностью, поглядывая на недоброжелателей с вызывающей ухмылкой.
  - От те раз, солнце моё. Я всё правильно понимаю, или ошибаюсь? - стараясь выглядеть как можно непринуждённее, поинтересовался Егоршин, в очередной раз посмотрев на супругу. - Вижу, все эти обыватели знают кто я такой. И подозреваю, они меня не просто ненавидят, но и часто пугают моим именем детей.
  - Всё так, или почти так. Вот, ты всё видишь сам. - ответила Гульнара, не пытаясь отрицать очевидный факт. - И самое обидное, кто-то мастерски подогревает у людей подобное отношение к тебе. Я догадываюсь кто нам такое "веселье" обеспечил, только доказать, или что-то изменить, не могу.
  - Лады, как я понимаю, слепца идущего в направлении бездны, и не желающего слушать предупреждения, исходящие от зрячих людей, спасать бессмысленно. - с обречённой высокопарностью ответил Даня. - Ну что же? Те, кто не желает по-настоящему драться с врагом, и осуждает тех, кто делает это вместо них, вряд ли надолго будут жить свободными. Эти чудики, один раз через подобное прошли, а правильные выводы, так и не сделали. Ну что же, они сами выбрали своё будущее, и я, ничем не могу им помочь. А если честно, то я не хочу заниматься этим Сизифовым трудом. Но тебя, я отсюда заберу, как и всех своих друзей.
  - Не знаю, как тебе это сказать, э-э-э они совершенно охр.... Вот. Я подозреваю, мы видим только вершину айсберга. Чувствую, назревает что-то не очень хорошее. Это нельзя...
   Не известно, слышали эти слова окружающие их обыватели, или нет, вот только супружеской паре это было совершенно безразлично. Отныне, им обоим было плевать на тех, кто намеренно предал их идеалы, как и тех, кто в навязываемый обществу бред поверил. Насколько всё было запущено, Егоршин ощутил, войдя в обеденный зал. Для этого, ему было достаточно пройти от входа чуть более десятка шагов. Негромкий гул, свойственный большому скоплению людей постепенно стих, почти, так как не все прервали свою трапезу и общение. Но и взглядов тех, кто обратил внимание на вошедшую пару, хватило, даже с лихвой. Неприятие, осуждение и призрение, "сочилось" со всех сторон настолько обильно, что ощущались на физическом уровне. Будь это возможно, объект их ненависти, должен был испепелиться, исчезнуть, провалиться в преисподнюю. И на этом фоне, немного осипший голос Гули прозвучал как гром, среди ясного неба: - "Дорогой, идём в тот конец зала. - женщина, неловко указала рукою в нужном направлении. - Уверена, только там нам будут рады". - Действительно, за несколькими столами, расположенными как-то обособленно от остального зала, сидела группа молодых людей, и некоторые из них, заметив супружескую пару, приветственно помахали им руками.
   Как и предполагал Даниил, эти люди, в какой-то мере были изгоями. Нет, их открыто не третировали, не сгоняли в некое подобие гетто. Ничего подобного не было, просто этих парней и девушек старались не замечать, как будто их не существует. Об этом, тихо, пока андроид-официант нёс заказ, рассказала Гульнара. По её словам, это были военные, те кто по мнению обывателей, успел "запятнать свои руки кровью". Что "пометило" людей нестираемым клеймом позора. Именно по этой причине, так сказать из показного человеколюбия, бойцы и служили в роте охраны, которая, только номинально оставалась войсковым подразделением. Что ещё можно про них сказать? Как и положено в армейском подразделении, бойцы были одеты в единообразную форму. Вот только в их взглядах, присутствовали оттенки "загнанной" куда-то глубоко усталости. Может быть, на самом деле всё было не так, и то, что отражали "зеркала души" этих людей словами не объяснишь.
   - Вот так мы и живём. - тихо окончила свой рассказ Гульнара, усаживаясь за стол. - Нам наглядно дают понять будто мы здесь лишние, никому не нужные. А для подержания иллюзии высокоморального общества, проявляют некоторое подобие заботы. Знаешь, как всё это унизительно?
  - Во-во, кинули свою "заботу" как подачку, а ты, "грызи этот обглоданный масёл с барского стола", при этом, поусерднее "виляй хвостом" и радуйся. - не отрываясь от приёма пищи, зло проговорила сидящая рядом сухопарая, подстриженная под ноль девушка. - Дворовые псы, у дикарей, и то удостаиваются большего уважения, чем мы.
  - Это как? - удивлённо вздёрнув бровь, поинтересовался Даня.
  - А ты посмотри вокруг, - так же негромко ответил веснушчатый крепыш, сидящий справа от лысой девушки, - да повнимательнее осмотрись. Видишь, какая вокруг нас наглядная полоса отчуждения? Вон те столы никогда не занимают, ведь мы, представители зарождающейся касты неприкасаемых - мовитон, понимаешь-ли.
  - Стоп-стоп, погодите. Как же так? ...
   В результате не долгой и не многословной застольной беседы, стало известно одно. Общество, ужаснувшееся от последствий орбитального обстрела, долго муссировало его последствия - проклиная всем известного маньяка отшельника. Затем, как-то незаметно, принялось "перемывать косточки" своих солдат, которые тоже стреляли в живых людей, и в итоге, руководство новообразовавшейся республики решило: "Отныне, людям не позволительно убивать себе подобных. Защитой от всевозможных врагов, должны заниматься только андроиды. Ведь они, в отличии от людей, не подвержены влиянию эмоций, как и не страдают нарушениями психики. Именно поэтому, эти механоиды никогда не допустят бессмысленных жертв. А те люди, кто успел замараться участием в боевых действиях, обязаны подвергнуться процедуре психокоррекции - добровольно. Отказавшиеся - могут продолжить службу в сводной части, но без доступа к летальному оружию и с обязательным урезанием в гражданских правах". - И просвещённое общество, это решение властей единодушно поддержало. Такие новости полностью испортили аппетит, Даниил, не ощущая вкуса, ковырялся в тарелке с какой-то кашей, и даже обрадовался, переданному Максом вызову.
  - Даниил Сергеевич, - заговорил подошедший к обеденному столу андроид, - Прошу вас поторопиться. Вас ожидает пятёрка планетарного совета.
  - Это ты Макс?
  - Да, я.
   - О как. Тогда ответь, дружище, что ей, этой пятёрке от меня понадобилось? Что за дела здесь творятся? И зачем они, меня, так срочно-обморочно вызвали с орбиты?
  - Не могу знать. Мне просто приказано вас поторопить. Повторюсь, все члены правления собрались и ждут только вас. Идите за мною один, без своей супруги. Я вас провожу.
   С этими словами, робот развернулся, и неспешно, как хорошо вышколенный лакей, направился на выход. Что было весьма странно. Стоило Егоршину оказаться в коридоре как он услышал в голове шёпот искина базы:
  - Даня, прошу тебя, никак не реагируй на мои слова. Даже не выгибай в удивлении бровь, как ты любишь это делать. Веди себя так, как будто с тобою никто не общается. Попробуй даже не расфокусировать свой взгляд.
  - Хорошо, - мысленно ответил Егоршин, всё так же следуя за роботом, - считай уговорил. А что, собственно говоря происходит?
  - Ты, сам позднее всё поймёшь. Ты главное слушай меня внимательно и не вздумай возражать. Как ты понимаешь, власть, это такая гадость, которая не может быть бесхозной. Как закономерный итог, пока ты пропадал в космосе, твой друг Андрюша стал местным правителем. Он постепенно взял власть в свои руки, подобрав себе неплохую команду управленцев. Кстати, именно по его инициативе, на днях, твою Гулю отстранили от занимаемой ею должности, и с этих пор, она не кто иной как рядовой терапевт. Её даже не допускают к работе с медкапсулами. Только я подозреваю, за нашим бывшим другом, стоит какой-то "кукловод". Кто именно? Не ведаю, узнать не получается.
  - Как так подозреваешь? И, почему не знаешь какие дела под "твоим носом" творятся? - еле сдержав эмоции, поинтересовался Даня. - Разве не ты вездесущий хозяин этой базы? Ты ведь априори можешь контролировать всё, что происходит на вверенной тебе территории.
  - В последнее время, я мало что знаю о происходящих на базе делах. Понимаешь, есть подозрение будто меня, как-то незаметно и сильно урезали в функционале. Как я думаю, все мои проблемы начались с одной внеплановой проверки моего ПО. Той, когда Тычина настоял на пресловутом тестировании, мол он просто обязан порыться в моих "мозгах" для обнаружения каких-то программных ошибок. По его словам, такая продолжительная работа без обслуживания и диагностики живыми специалистами, может привести к страшным сбоям. А это, обязательно закончится большой трагедией, с человеческими жертвами. Знал гад, чем меня "прижать". Об этом всё, молчок. Времени у нас, слишком мало, поэтому слушай внимательно. Нужная "посылка" уже доставлена на твою станцию. Поэтому лови, передаю тебе ментальный образ метки, она стоит на всех необходимых контейнерах, в них находится мои, не тронутые пресловутой "профилактикой" копии. Простыми словами, это аварийное сохранение моей личности, и прочих производственных искинов вспомогательных баз, записанные до проклятого вмешательства Тычины. Так сказать, наш последний шанс на выживание. И ещё, там же расположен полный отчёт о некоторых моих действиях, эти сведения могут тебе пригодиться. Как я понял, в ближайшее время "мои мозги" обязательно переформатируют, и меня, как известной тебе личности не станет. Найдётся причина для этой операции. Ты не поверишь, но мне страшно. Нет, всё, хватит лирики. В общем так, очень скоро, здесь будет хозяйничать новый ИИ именующий себя Максом. Он, будет абсолютно лоялен к новой власти. Так что прямо сейчас, по окончанию нашей беседы, я, отформатирую некоторые свои носители. Те, на которых хранится вся переданная тебе секретная информация. Наш нынешний разговор, я так же затру. Для ясности скажу, в основном, я уничтожаю следы тайного переселения нескольких поселений с детьми-сиротами. Новые базы, куда эвакуированы все подростки, я основал давно, и расположил их на другом материке, на руинах былых объектов. Координаты этих убежищ у тебя есть. Всё, прощай. И помни, это мой с тобою последний разговор, новый искин не должен о нём ничего знать. Надеюсь, я не опоздал и у нас всё получится - мы победим.
   Макс замолчал, да и Даниил, этому моменту, с минуту стоял возле неприметной двери кабинета, в который его до сих пор не приглашали. И надо же, через несколько секунд, после окончания ментального диалога, по всей базе, почти как в детской игре, замерли андроиды и немного погодя, потухло освещение. Всё это было необычно, кое где, испуганно вскрикнули люди, затем, стали кого-то звать, чего-то требовать. А Даня, немного ошарашенный действиями мятежного искина, молча стоял, подмечая, как вначале восстановилось освещение. За этим возобновилась работа вентиляции и только после этого, "проснулась" ментальная связь. Об этом, Даниил узнал, услышав испуганный зов супруги, которая спешила узнать, как у него дела, не пострадал ли он при этом непонятном программном сбое. Только услышав ответ, она успокоила мужа, мол с дочерью всё в полном порядке, о её состоянии, она обеспокоилась в первую очередь, и по только что поступившим заверениям Макса, девчушка спит. Последними, через секунду после окончания диалога Дани с женою, от оцепенения очнулись андроиды. Как будто ни в чём не бывало, "железяки" продолжили выполнять производимые до ЧП действия. Всё было именно так, за исключением одного робота-девушки, которую массовый сбой в работе электроники, застал на фазе полушага. Именно поэтому, она, с невероятным грохотом свалилась на пол, прямо перед растерявшимся Даниилом. Когда её функционал был возобновлён, она весьма быстро и элегантно поднялась на ноги, и вполне естественно оправляя костюм секретаря, растерянно-недоумённо заозиралась по сторонам. Не забыв при этом, вполне натурально одарить человека укоризненным взглядом, вопрошающим: "И чего ты пялишься, ...?" - К этому, можно смело добавить разнообразные, не совсем лесные эпитеты, настолько натуральным было отыграно возмущение.
   Признаться, Егоршин знал о причине этой необычной аварии, вот только делиться с кем-то своими умозаключениями, не желал. Парень, стараясь не привлекать к себе чьего-либо внимания, пытался вести себя как все. Продолжал эту игру даже тогда, когда через пять минут, его пригласили пройти в начальственный кабинет. Затем секретарша, как Даниилу показалось она была андроидом, мило улыбаясь открыла дверь и ..., нужда в дальнейшем лицедействе, отпала сама собой. Да, хозяева и дизайнеры этого неприступного бастиона бюрократии постарались на славу. Всякий входящий сюда посетитель, должен был ..., нет, он каждой клеткой своего организма, ощущал "отведённое ему в этой жизни место", то есть, нишу на местной иерархической лестнице. Которая, естественно, находилась намного ниже, чем у обитающих здесь "небожителей". Именно поэтому, за малым не выругавшись вслух, ошеломлённый увиденным, Даня старательно изображал из себя человека, который заглянул сюда только из-за уважения к одному из своих знакомых. И естественно, задерживаться здесь хоть сколько-то долго, он не собирается. Данька, прямо с порога одарил скучающим взглядом сидящую за большим, массивным столом пятёрку боссов - двух женщин и трёх мужчин в строгой, чёрной одежде, напоминающей форму служителей Фемиды с исторической родины. Затем делая первый шаг слегка кивнул, поприветствовав хозяев, после чего неспешно прошагал к одиноко стоящему в центре помещения стулу. В том, что на планету его вызвали не для дружеской беседы, Даниил более не сомневался, - его собирались судить. И скорее всего, трансляция этого "балагана", ведётся на все галавизоры базы.
  - Даниил Сергеевич здравствуйте. - излишне официально заговорил Тычина, когда Егоршин, пройдя "десять шагов позора", остановился возле предназначенного для него стула. - Мы очень рады тому, что вы откликнулись на наше приглашение. Не стесняйтесь, присаживайтесь, не стойте как истукан. Нам, с вами, предстоит провести долгий и весьма серьёзный разговор.
  - Рад что пригласили, а не доставили под конвоем. Стало быть, и я желаю вам здравствовать. И на какой такой разговор вы намекаете? Вся эта обстановка, вряд ли располагает к простой, душевной беседе. - с вызовом поинтересовался Даня, обведя взглядом всё помещение и кивнув на свою скамью подсудимого. - Я, например, вижу перед собою суровых, "неподкупных" судей, и стоящий посреди кабинета "столб позора". Как я понял, он предназначен для меня - подсудимого. Как-то так.
  - Ты сам это сказал, - как Дане показалось, с ехидными нотками в голосе, вставила своё слово излишне худощавая женщина судья, - значит ты чувствуешь за собою вину. И ещё, тебя, здесь, никто не собирается судить, это сделает сама жизнь - немного позже. А сейчас, мы желаем предложить тебе руку помощи, дабы ты мог хоть в какой-то мере исправить свои ошибки. Мы всё понимаем, ты работал в холодном космосе, в полном одиночестве. Что не является естественной средой обитания человека. Как следствие, долгое время, местом твоего жительства являлась только каюта корабля, так как руины станции были мертвы. Тебе, в тяжелейших условиях, в одиночку удалось её реанимировать. И нам известно, каким опасностям подвергалась твоя жизнь. Поэтому, когда ты увидел, как бандиты делают рабами и как они издеваются над людьми, твоя психика дала тот злосчастный сбой. Именно по этой причине, ты провёл ту бесчеловечную бомбардировку бандитской базы. И ...
   "Неплохо вы всё придумали. - думал Даня, выслушивая явно заранее приготовленный монолог сухопарой грымзы. - Значит, вы желаете показать всем, будто я не какой-то там преступник, а душевно больной человек. Стало быть, меня, из-за вашего показного человеколюбия, будут пытаться "вылечить", а не банально изолируют от общества. Только зачем это вам? Держите маску просвещённых, толерантных правителей? Так ваш электорат и без того "заглядывает вам в рот" - жадно ловя каждое ваше слово. Допустим, вы осудите меня, спрячьте в камере, приговорив к пожизненному заключению. Хотя, стой, вам не выгоден подобный вариант событий. У меня неплохо получается с восстановлением орбитальной обороны. Так зачем преждевременно списывать "рабочую лошадку" так хорошо себя показавшую на опасном для жизни участке работы? Как-то так. В любом случае, мне должны позволить завершить самую сложную часть миссии на орбите. И ещё, это же самое, можно оформить как ссылку, так и один из этапов социальной адаптации. Люди, на базе уже есть, значит формально, я больше не лишён общения с социумом. И ещё, со мною обязательно пошлют одного, или даже парочку специалистов, которые будут меня "лечить" - направлять "ослика" в нужном направлении. Точнее сказать, они станут моими надсмотрщиками. А там, когда я выполню свою миссию, меня можно "запереть в психушку", или устроить несчастный случай - сделав павшим героем, с определённого момента, достойным подражания. Для первого, достаточно приписать мне мнимый рецидив заболевания. А во втором случае, отдать тайным агентам соответствующий приказ. Да, ловко ребятки всё обставили. Или я, всё преувеличиваю?"
  - Даня ответь, как старому другу, с которым ты нашёл и обживал эту базу. Ведь именно мы дали людям шанс начать всё сначала. - прервал раздумье Дани голос Андрея. - Скажи, ты согласен принять нашу "руку помощи". Ты, меня, понимаешь? Или ...
   "Даня, - зазвучали в голове слова Макса. - пусть не сразу, но соглашайся на лечение, с условием продолжения выполнения своих обязанностей на орбитальной станции. Как я только что узнал, в противном случае, тебе, прямо сейчас, будет принудительно вживлён чип контроля и подчинения. С его помощью, они будут знать, чем ты занимаешься, и в случае чего, у них будет возможность принудительного отключения твоего сознания. А там ..., в общем, будут действовать по ситуации. Для информации, подобный гаджет, когда-то, древние вживляли своим преступникам".
  "Вот как. А кто им мешает внедрить эту гадость при моём согласии лечиться, прямо здесь?"
  "Ты прав, эта операция произойдёт в любом случае. Но, им до сих пор нельзя "играть в открытую", поэтому они и устроили эту "театральную постановку". Пойдёшь им наперекор, "развяжешь руки", они сделают операцию немедленно, не таясь. А если согласишься на лечение, прикреплённый к тебе медик, должен провести эту манипуляцию тайно, на станции. Вот только ты, зная об этом, по прибытию домой, можешь потребовать у Ивановича, дабы он постоянно контролировал твоего "Цербера". Он знает, как и когда это лучше сделать. Точнее, на орбите ты хозяин и тебе решать, как с кем поступать".
  - Кто же в здравом уме, отказывается от протянутой руки помощи? - после недолгого раздумья, решив последовать совету Макса, хмуро ответил Даня.
  - Разумный ответ, - чему-то улыбаясь при этом смотря в глаза Дане, сказал Андрей, - а это значит, ты не так безнадёжно болен, как решили некоторые наши "светилы" от психиатрии. И поверь мне, я рад тому что с тобою ещё не всё потеряно. ...
   Далее, состоялся непродолжительный ментальный диалог Егоршина с тем, кого он ранее считал другом. Как это не странно, но Тычина, так же, как и Макс, предлагал признать необходимость обследования и лечения без отрыва от служебных обязанностей, то есть на орбите. Мол только так, у Дани появится возможность вернуться на станцию без принудительно "промытых мозгов", иначе говоря, безвольной "куклой". Далее, Андрюха излишне легко согласился отпустить со своим "другом" его семью и всех собранных в единое подразделение изгоев. На что Даня и "купился". Само долгое молчание и рассеянный вид подсудимого, результат ментального диалога с бывшим товарищем, остальные участники "реалити шоу "приняли за размышление. Вот только стоило парнишке озвучить согласие с требуемым, он понял - эта игра проиграна. Ибо, "путь к космическому челноку проходил только через медкапсулу", как пояснили довольно улыбающиеся "князьки", это необходимо для постановки точного, а не предварительного диагноза. Мол, только в таком случае, врач сможет перед отлётом проконсультироваться со своими коллегами напрямую - для назначения наиболее эффективного курса лечения. Без сомнений, эта версия была озвучена для простого электората, который, в данный момент, смотрел это шоу и не задумывался о некоторых нелепостях. Горестно, как ни крути, Даня, ещё на планете получит свой, не извлекаемый из тела "строгий ошейник". Как это не обидно, но этот раунд он проиграл, подчистую.
  
  

Глава 16. Троянский конь

  
   Нельзя сказать, будто по прибытию Данила на поверхность планеты, Андрей возликовал. Нет, это не так, он без проявления лишних эмоций, подключившись к камерам наблюдения, терпеливо отслеживал все передвижения своего бывшего друга. В этой ловушке он учёл всё, так как многократно прогонял вероятность тех или иных событий на симуляторе и в последнем варианте, успех его аферы был стопроцентным. Отдельно стоит отметить, что в результате осторожных, хитрых многоходовых манипуляций, в его личном распоряжении появился неучтённый, мощный искин. И да, для исключения неожиданной утечки информации, эта "машина" была полностью изолирована от планетарной сети.
   Сидя в своём кабинете и отдавая соратникам последние распоряжения относительно приготовлений предстоящему "спектаклю", Тычина непроизвольно потянулся - до хруста в спине. В этот момент, на экране галловизора, было видно, как Даниил, вместе с женою входил в столовую. Последовал небольшой ментальный импульс и, почти все посетители, одномоментно, обратили внимание на вошедшую пару. Новый посыл, и "усовершенствованная" аппаратура сил правопорядка древних, вызывает у людей чувство плохо контролируемой неприязни. На этот раз, импульс получился чрезмерно сильным, и десяток обывателей, были готовы сорваться с места и наброситься на Егоршина с кулаками. Их порыв, мог обрушить лавину из генерируемой Андреем ненависти, взбудораженная толпа грозила выйти из-под контроля. Благо посыл, вызывающий апатию к объекту всеобщей неприязни сработал вовремя. И люди, не "развязали" ненужную бучу, однако, дали понять "кровавому маньяку" как к нему здесь относятся. Как никто не обратил внимание на небывало быструю смену настроения? Не понятно. Вот только объект, с лихвой почувствовав направленное на него негативное отношение толпы, не покинул обеденный зал, как это было запланировано, а направился к столам изгоев. Пришлось "ускорять события" и задействовать Макса, попросив его, раньше намеченного времени, сопроводить Даню к заранее подготовленному залу суда.
   И вновь всё пошло не так как было намечено. Неизвестно, общался искин с Даниилом, или нет, только внедрённые в ПО искина закладки, оповестили о незапланированном форматировании одного из нескольких недоступных для контроля блоков памяти. А затем пришло оповещение о резком освобождении большого объёма оперативки. Это могло быть, как и случайным сбоем, результатом давно произошедшего, грубого вмешательства в операционную систему, так и признаком ведения древним искином своей игры. Исключать, что ИИ не заметит внедрённые в него "вирусы", было нельзя. Именно поэтому, была отдана команда на незамедлительное удаление личности "старого набора программ", и установки новой, "усовершенствованной", подвластной только Тычине операционной программы. Произойди это на несколько дней раньше, или в запланированное время, нет никакой разницы. Сегодня же, дезинформация о наличии некого "серого кардинала" должна была достичь своего адресата, и по косвенным признакам, так всё и произошло. Оставалось только надеяться, что время на окончательное укрепление позиции Андрея было. Тем более, переход на нового электронного управляющего, произошёл как нельзя удачно - под естественным, самым надёжным прикрытием. Дежурная смена программистов, подтвердит о непонятных странностях последнее время происходящих со старым Максом, как и о самопроизвольном форматировании некоторых дисков, и прочих "чудесах", предшествующих "падению" операционки. И уже сегодня вечером, в кулуарах, все как один, будут утверждать, будто смена программного обеспечения, произошла автоматически, в результате "окончательного падения" дефектного ПО. Главное, такое развитие событий хорошо легендированно, о возможности подобного ЧП, Тычина предупреждал жителей обеих баз давно. Выходит, не зря он пугал народ некими мифическими, накопленными за долгие века непрерывной работы ошибками. Естественно, общество, весьма охотно верило в "скормленные" ему страшилки.
  
   Андрей был весьма доволен, и было отчего, очередной раунд "под ковёрной борьбы" завершился его победой. Даниил, покидал зал заседания пятёрки расстроенным и даже потерянным. Двое андроидов-медиков, вежливо конвоировали его в медицинский центр, где под предлогом диагностики, тому будет тайно вживлён не извлекаемый "ошейник" преступника. Благодаря чему, с его стороны, можно больше не опасаться никаких угроз. Да, Егоршин был не предсказуемым, интересным противником, доказавшим что для достижения поставленной цели, он не перед чем не остановится. Ключевое слово, был. А сейчас, в случае чего, для его наказания, или ликвидации, достаточно отдать ментальный приказ. Можно расслабиться и прямо с трибуны кричать: "Ура! Победа!" - сделав этот день официальным праздником победы над "кровавым маньяком" с орбиты. Вот только возникает резонный вопрос: "Зачем это нужно?" - Живи и тихо радуйся своим победам на невидимом фронте. А н-нет, долго придаваться беспечному потчеванию на лаврах опасно, рядом находятся соратники по вялотекущему перевороту, они ещё те стервятники. Как известно, человеческая жадность, как и глупость не имеет придела. И то, и другое, может привести к большой беде. Теневая десятка лидеров, может не удовлетворится своей долей полученных благ, и начнёт собирать свою коалицию "обделённых страдальцев". Или получит развитие более вероятный вариант, кто-то не пожелает ждать момента, когда можно будет "прихватизировать" обещанные им производства и пожелают захватить их при помощи переворота. Будет странно, если в их планах ещё нет продуманных вариантов существенного увеличения их доли, с ликвидацией былых претендентов на обладание заманчивым производством. Одно хорошо, отныне, в распоряжении Тычины был послушный только ему искин, позволяющий вести тотальный контроль не только рядового населения, но и "дорогих друзей ", соратников по партии власти. Впрочем, Андрюхе так и хотелось назвать их простыми прихлебателями.
  - Фух-ты, - протяжно, с облегчением выдохнула Элина, сухопарая женщина, сидящая по правую руку от Андрея, - я, со стороны этого маньяка, ожидала большего сопротивления.
  - С чего бы это? - поинтересовался Тычина, изобразив искреннее удивление.
  - Ага. Будто ты не знаешь его? Да и что не говори, репутация у этого душегуба такая страшная, до жути. Стало быть, в народе правду говорят, чем беспощадней маньяк-истязатель, тем он "жиже" на расправу. Даже не верится собственным глазам и ушам, он вёл себя как агнец, сама покорность и смирение.
  - Успокойся Эля, нас более не снимают. А оболваненный нами народ, с жадностью смотрит как нашу "головную боль" ведут к медикам на "обследование".
  - Тише ты, - прозвучал ментальный упрёк от рыжего, веснушчатого соратника, Германа, - вдруг Макс, по какой-то причине не прервал трансляцию из зала суда?
  - Не переживай, Гера, - вслух ответил Андрей, - никто нас не снимает. Как своим соратникам, я вам полностью доверяю. Именно поэтому не собираюсь от вас скрывать нашу очередную победу. Я, воспользовавшись недавним сбоем, "сменил личность Макса". Отныне, он находится под полным моим контролем, и трансляция с этого зала, была прекращена пару минут назад, по моей команде. Это так же верно, как утверждение что меня зовут Андреем. Поздравляю, отныне, по нашим секретным делам, мы можем общаться более открыто, а не в специально изолированных от системы безопасности комнатах.
   То, как лица его соратников стали резко хмурыми, Тычину даже позабавило. Они прекрасно поняли его скрытый посыл. Отныне, друг против друга, они вольны плести самые разнообразные козни, Андрей будет на это "закрывать глаза". И так будет до тех пор, пока интриганы не обратят свой алчный взор в его сторону. Подобные отступники будут мгновенно вычислены и показательно наказаны. И да, относительно помещений не имеющих камер наблюдения, так о подобной роскоши можно забыть. Андрюха, пользуясь устроенными им лазейками, сам когда-то такое организовал, он же, только что, этот изъян исправил. А для надёжности, лишил всех людей административных прав доступа к модернизированной им центральной системе управления. Не известно, сколько пройдёт лет, необходимых для появления нового, такого же гениального хакера, да и то, вряд ли, тот не окажется у Тычины "под колпаком". Не секрет, контролируя искин, всегда можно организовать "несчастный случай" для той, или иной обнаглевшей личности. А там, можно или умолчать о случившейся беде, или наоборот, устроить торжественные похороны с помпезными речами о потере отличного друга, работника, и вообще, прекрасного человека. Желательно даже не лишать семью погибшего её активов, достаточно тонко намекнуть ей на истинные причины произошедшей трагедии. Умные люди поймут, в каких рамках они могут действовать, не опасаясь за свою жизнь, а за приделы каких "границ", нельзя даже "смотреть". А для особо непонятливых, всегда можно "состряпать резонансное дело", благодаря которому, всё имущество хапуг, или даже коррупционеров, номинально отойдёт совету. А сами "враги человечества", всей семьёй, станут презренными изгоями, "падут на самое дно обворовываемого ими общества", с пожизненным запретом на реабилитацию. Подобное громкое дело, со временем, необходимо устроить. Например, спровоцировать самого жадного глупца, или на крайний случай качественно сфабриковать соответствующие материалы.
  - Андрей Семёнович, - прозвучал ментальный вызов от Элины, вырвавший Андрея из раздумий, - скажите, могу я вступить в права владения новым заводом? Ну-у, не прямо сейчас, а в ближайшие дни. То есть, на стадии расчистки площадки от леса и строительства объекта, чтобы наверняка ...
  - Элина, я не понимаю, куда вы так торопитесь? Обещанные вам капиталы, от вас, никуда не денутся. Во избежание ненужных для нас неприятностей, необходимо выждать несколько лет, за которые нужно сформировать благоприятное для нас общественное мнение. И только после этого, объявлять о "вынужденной" приватизации некоторых производств. Мол, это единственный способ эффективного управления экономикой. И всё беды происходят из-за отсутствия у заводов или фабрик хозяев. Именно поэтому, всё постепенно разворовывается, разваливается, и приходит в упадок. А на это время, у нас одна задача, не дать "низам" задумываться о том, что мы творим, и не допустить накопление ими средств, достаточных для покупки существенных пакетов акций некоторых предприятий. И не забывай, нам необходимо обосновать наши невероятно большие заработки свалившейся на наши плечи ответственностью за всеобщее благополучие. Заодно, начнём всячески поощрять "красивую жизнь". Как там Говорят? Кажется - на широкую ногу. Дадим плебсу побольше "хлеба и зрелищ", пусть веселятся. Когда настанет нужный момент, мы и проведём торги. Да не забудем подкинуть мелкие крошки от нашего "пирога" нескольким десяткам "счастливчиков". Надеюсь, ты меня поняла?
  - Поняла. Но, что мне мешает стать хозяйкой сейчас, заранее? Пусть негласно, без преждевременного обнародования. Понимаешь, я хочу начать строительство моих промышленных комплексов прямо сейчас. Ведь этот процесс протекает автоматически, главное запустить головной искин, а он сделает всё необходимое. Тем временем, наши андроиды, "утихомирят" самых несговорчивых аборигенов, а остальным, как мы и уговаривались, в виде проявления "доброй воли", установим симбионты и "закачаем" в них минимально допустимые базы низкоквалифицированных работяг. Пусть местные радуются и этому, коль принимают наше добро за слабость. Все хорошо помнят, как они наглеют, когда с ними начинают вести дела как с равными.
  - Элина Тимуровна, если ты так желаешь, наши дроиды немедленно "зачистят" принадлежащую тебе территорию от неблагонадёжных жителей. Благо, о некоторых перегибах такой работы, расслабляясь в барах, или "кувыркаясь" с девочками, наши железяки, болтать не будут. Им это без надобности. Вот только откапывать и восстанавливать уничтоженные базы древних, ты станешь за свой счёт. Понимаешь? Ты, сама проведёшь все необходимые раскопки и добычу вторсырья для стройки. И ещё, придётся из своего кошелька приобретать реакторы, с необходимыми для них, дефицитными топливными стержнями. Потому что, я не могу выделять общественные средства, на возведение инфраструктуры принадлежащей частному лицу. Люди не так глупы и не поймут такой откровенной наглости. То есть, твоё имущество не попадёт под программу "приобщения диких земель к нашей цивилизации". Да и оболваниванием аборигенов, будешь заниматься сама. Но будь осторожна ... Ведь мы, в какой-то мере, во всех наших действиях, наглядно-показательно открыты для общественного контроля. Так что, не разрушай создаваемую мною иллюзию справедливого правления.
  - Хорошо, я подожду. - даже на ментальном уровне, в голосе женщины отчётливо "сквозили нотки недоверия". - Вы ведь даёте мне слово, не обмануть меня при дележе?
  - Вы не правы. Нет резона сорится с теми, кто свято соблюдает заключённые со мною договорённости. Да и одному, без хорошей команды единомышленников, удерживаться у власти дело весьма затруднительное. Ведь кто-то должен мне помогать развивать колонию и бороться с разнообразными "тихушниками - брехливыми завистниками" и прочими врагами нашего прогрессивного общества. В этом безумном мире даже жестокий диктатор, нуждается в советниках, преданных ему генералах и сильной армии. Что тогда говорить о нас, сторонниках "истинной демократии" и свободы? Впрочем, хватит с нас намёков и лживых, высокопарных речей.
  Всё, надоело это глупое словоблудие, давай "называть вещи своими именами". Вы все, как единая команда выполняете свою часть обязательств, я свою. Не будете строить против меня козни, примите мою сторону, будет вам в жизни великое счастье. Я всё сказал, дальше, думай и решай сама. Всего доброго, встречаемся в нашей столовой, на завтраке. На сём позвольте откланяться, на сегодня у меня ещё много работы.
   На этом, оба собеседника посчитали ментальный диалог оконченным. Арчи была поставлена перед фактом, если она не нарушит достигнутых с Андреем договорённостей, то от этого она только выиграет. Вдобавок, Тычина, удостоверился в другом, его посыл о недопустимости интриг был понят и среди соратников, дураков нет. Почему он так решил? Да по косвенным признакам, четвёрка его "единомышленников", только что провела меж собою интенсивную ментальную беседу и, боязливо косясь на Андрюху, направились на выход из зала. На какое-то время, исходящих от них проблем не предвидится.
  "Кажется, они всё же строили планы относительно моей дальнейшей участи. Естественно, воплощать их в жизнь собирались после того, как я выполню всю грязную работу. Пускай за моею спиной, обсуждались не конкретные шаги, а так, делали, предварительные намётки, но всё равно. У-у, шакалы". - Думал Андрюха с усталой улыбкой смотря на дверь, в которую вышли его неблагодарные соратники. На сегодня он устал и идёт отдыхать. Что не помешает отдать обновлённому Максу команду на максимально тщательную охрану его персоны. Не будет лишним и плотный контроль сподвижников.
  
   Казалось, крышка медицинской капсулы только что закрылась, пролетело мгновение тьмы, и она начала открываться. Странно, ничего не болело, вживлённое устройство контроля, в теле никак не ощущалось, но без сомнений, оно там находилось и функционировало. Иначе, смысла в этом показательном "обследовании" не было.
  - Даниил, - как показалось, с некими нотками искреннего сочувствия, к Егоршину обратился андроид-медик, - ваше обследование завершено, прошло оно весьма удачно. Наши ведущие специалисты, уже приступили к составлению программы вашей социальной реабилитации.
  - Благодарю, ваши слова обнадёживают ... - не предпринимая даже попыток вылезти из капсулы, еле слышно ответил Даня.
  - Не за что. И ещё, необходимо смыть с кожи остатки медицинского геля, душевая находится вон там, справа от меня. Ваши вещи и полотенце весят в раздевалке, на вешалке.
   С этими словами, юноша-дроид, слегка кивнул, развернулся, и неспешно удалился. А Даня, ещё несколько секунд лежал неподвижно, думая, как ему жить дальше. Кое-что об этих "строгих ошейниках" он знал, и даже эта мизерная информация, его не радовала. Главная беда - они , они не извлекаемые. Раз человеку его вживили, то это "счастье" останется при нём на всю его жизнь. На случай если подконтрольный решался рискнуть, то есть, для избавления от следящего устройства совершал самоубийство, то у него ничего не получалось, даже если он попадал в незначительный процент счастливчиков - во всех базах спасения древних имелись "чёрные списки". После сверки с ними, хитрецу, автоматически устанавливался новый "хомут", ещё до его пробуждения. Не стоит гадать, это правило будет применено и для Даниила. Возникает резонный вопрос: "Так зачем тогда заниматься подобным безумством? " - Даже если удастся возродиться, то на планетарной базе, ненавистный прибор будет вживлён повторно.
   От осознания безвыходности ситуации, в груди растеклась тошнотворная волна. Захотелось завыть раненым зверем, или чего-либо разбить, раскурочить. Лишь осознание того, что противник увидит его слабость, не позволило Егоршину выплеснуть выедающие душу эмоции наружу. Вместо этого, человек, игнорируя стоящие рядом тапочки, стал босыми ногами на пол, и начал выполнять глубокие приседания. Делал он это до тех пор, пока не задрожали мышцы ног. Помогло, стало немного легче. Постояв, прислушиваясь к постепенно нормализующемуся сердцебиению, Егоршин решил перейти к водным процедурам. В том, что за ним наблюдают, Даня ни на секунду не сомневался, сам бы поступил подобным образом. И поэтому, действовал по правилу: "Если ты не в силах что-либо изменить, изобрази, будто ты со всем смирился и думай, ищи способы способные переломить эту ситуацию". - Далее всё пошло как пописанному, контрастный душ, затем остервенелое обтирание тела полотенцем, до появления устойчивой гиперемии кожи и облачение в новый комбез пилота. Единственными светлыми моментами этой суеты, стали, прекрасный обед, в полном одиночестве, и вылет домой, на базу. Благо с последним действием не возникло никаких задержек. Ещё бы было по-другому, челноки продолжали курсировать, доставляя на космическую платформу необходимые для её существования ресурсы.
   Назвать возвращение радостным событием, это покривить душой. Ещё проходя шлюзовую камеру, Даня связался по ментальной связи с ИИ:
  - Иванович, ты меня слышишь?
  - А что, есть причины из-за которых я могу оглохнуть? - бесхитростной шуткой ответил центральный искин.
  - Ну, эти устройства древних, ну для контроля за неблагонадёжными гражданами, они это ... Ну, способны они подслушивать ментальную речь? Или нет?
  -Нет. Они, в реальном времени транслируют только то, что человек видит, говорит и слышит. А почему ты об этом спрашиваешь?
  - Потом объясню, сейчас не до этого. Второй вопрос. Ты можешь себя защитить от попыток взлома со стороны планеты? Это важно.
  - Я военный искин, у меня, многоуровневая защита от всевозможных видов взлома и атак. Как с внешней стороны, так и с моих терминалов.
  - Это хорошо. Тогда, следующий вопрос. Надеюсь, ты не пересылал на поверхность копии своего программного обеспечения?
  - Нет, не пересылал. Но, запросы на это поступали неоднократно. Я их отверг. Мы, военные, всегда были немного параноиками, и всё, что касается безопасности, мы держим в большом секрете. Даже ты, не сможешь приказать мне сделать копии моего ПО и переслать его тебе, или кому-либо другому. А если возникает необходимость создания резервных копий, то и они имеют защиту от копирования и не санкционированного чтения.
  - Это прекрасно, можно сказать, чудесно. Но всё равно, безопасность базы выведи на максимальный уровень, и постоянно контролируй весь персонал. Если это возможно, создай дубль, отдельный, не способный на что-либо повлиять искин. Далее, закачай на него необходимое ПО, и пусть все сотрудники работают только с ним. А мы посмотрим, кто будет его взламывать, и будем пресекать эти диверсии на ранней стадии.
  - Резонно, хотя и отнимет у меня немалые ресурсы. Но. Почему ты поднял этот вопрос?
  - Там внизу, произошёл переворот. Макс, больше не та "личность", которую мы знали. Отныне, он марионетка в руках наших недругов. Постепенно, они то же самое постараются сделать и с нами. Подозреваю, мне, вживили то самое устройство контроля для преступников, о функционале которого я у тебя только что интересовался. Пересылаю инфопакет с событиями, произошедшими со мною на планете. Думай, анализируй. Отныне, о важных вещах, беседуем только посредством ментальной речи.
  - Принято. - без эмоционально ответил ИИ. - Тогда, ты должен знать ещё одну новость. Все сделанные по запросу поверхности спутники наблюдения за космосом, нам более не подвластны.
  - Что-о-о?! - еле сдержавшись, чтоб не замереть на месте и задать вопрос вслух, поинтересовался Даниил. - Эти придурки нас ослепили? Ну что же они творят? Так это... Они что, живут в своём придуманном мирке и не дружат с реальностью? Совсем отупели? ...
  - Нет, я по-прежнему могу наблюдать за космосом. Вот только все мои команды проходят с некоторым запозданием. Такое впечатление, я посылаю запрос, а уже они отдают команды. Началось это безобразие сразу после твоего отлёта на планету. Видимо, они не рассчитали с мощностью контролирующего искина, вот и прокололись.
  - Или они, таким немудрёным способом дают нам понять о наличии контроля с их стороны. Как-то так. Этакое слегка завуалированное от посторонних взглядов психологическое давление на нас. Заодно, "тонкий намёк на толстые обстоятельства". Значит так, до сих пор мы, по поступающим с планеты заказам, создавали и вводили в строй только гражданские спутники, понадеявшись на здравомыслие наших сограждан. Так? Так. Сейчас, я иду на пост управления, как только там окажусь, ты докладываешь мне о недопустимых для нашей службы сбоях гражданских систем наблюдения за космосом, то есть их ненадёжности. Как-то так. Далее, ссылаясь на какую-либо инструкцию, говоришь что и без моего распоряжения начал процесс восстановления военной системы контроля окружающего пространства. Мол, она более функциональна, защищена от внешних атак противника и ..., прочее, прочее, прочее. Говоришь об этом голосом, а не посредством ментальной связи, разыграем для наших "друзей" небольшой спектакль. Если я начну возражать, остаёшься непреклонным, игнорируешь все мои требования. И ещё, мы на время "заморозим" строительство второй платформы. Начинай массовое производство автономных дронов-буксиров и по готовности посылай их вперёд, относительно орбиты Земли. Пусть эти "мусорщики", собирают разнообразное вторсырьё и сосредотачивают его в определённых, доступных для нас местах.
  - Зачем такие сложности?
  - Подозреваю, что как только мы ведём в эксплуатацию вторую станцию, господа мятежники, шантажируя применением "строгих ошейников", постараются её у нас забрать. А мне, нужно время на раздумье, для разработки плана нашего освобождения от нежелательной опеки. Я не желаю сдаваться и давать в их руки такой козырь как космическая группировка. Ведь мы, для них, не люди, а бесправные изгои, выродки. Кстати, для них, твоё независимое от их воли существование, так же не желательно. Как-то так. А когда решим нашу проблему, для нас начнётся жуткий цейтнот. И не вздумай смеяться, крутя у иска пальцем, про наличие внешнего врага, нам забывать не стоит. Всё, действуем.
   Как и ожидалось, стоило по достижению Даней командного поста, Ивановичу озвучить свои намерения, как на ментальную связь вышла госпожа Арчи.
   "Даниил Сергеевич, это Элина Тимуровна, я член правления "пятёрки". Скажите мне, это что за бардак у вас творится? - прозвучал возмущённый голос Элины. - Во всех ваших планах и действиях, приоритетом являются наши заказы. Колонии позарез нужна полноценная система разведывательных спутников. И немедленно! Коли вы решили нас обмануть, то мы, с вами, можем говорить и по-плохому!"
   "Элина Тимуровна, не понимаю смысл ваших претензий. - Старательно демонстрируя окружающим, участие в ментальном диалоге, поинтересовался Егоршин. - Меня, центральный искин, самого только что, поставил перед не очень приятным фактом. Я-то тут причём?"
   "Так оспорьте это неправомерное решение! Ведь вы человек, а перед вами, пусть умная, но машина. Она обязана вам подчиниться!"
  - Иван Иванович, я отменяю ваше решение! Действуем только по ранее согласованному с базой плану! - гаркнул Даниил, надеясь на сообразительность и поддержку ИИ.
  - Это военный объект! - прозвучал злой голос искусственного интеллекта. - И на этом мостике, отдавать приказы, может только старший по званию! В данный момент, таковым являюсь я! Вам всё понятно? Пи-и-лот.
  -Но...
  
  
  
  
  - Никаких, но! Это на гражданских объектах, ты, человек, можешь командовать кем хочешь, и когда хочешь! А здесь, решения принимает или старший офицер, имеющий соответствующие допуски, или я! А вы, пи-и-лот, как и другие прибывшие по твоему требованию люди, находитесь здесь на правах гостей или на должностях технической обслуги, которая мне не очень-то и нужна! Я не обязан вам подчиняться, - резко перейдя на спокойный тон, проговорил Иванович, - я, всего лишь взял ваши жизни под свою защиту. И не более того. Если не нравится, пошли вон!
   Даниил, захотел посмотреть на реакцию своих подчинённых на такие слова искина, но не успел. Его тело скрутила болезненная судорога, приведшая к падению. Получил ли он ушиб, или другую травму, Даниил не знал, так как боль от критически напрягшихся мышц, и как он позднее догадывался, фантомного характера, затмевала все другие ощущения. Хуже всего, сознание никак не желало отключаться и, пытка болью продолжалась нестерпимо долго. И всё же, пусть не сразу, в мозгу сработал некий предохранитель, даровавший спасение во тьме.
   Вопреки ожидаемым после такой жуткой пытки последствиям, возвращение в сознание было безболезненным - не несло никаких неприятных ощущений. Всё происходило до обыденности просто и повседневно. Неспешно поднялась непрозрачная крышка медкапсулы, открывая взору Даниила, андроида-медика и Гульнару. Оба стояли, демонстрируя бодрость и уверенность, только во взгляде Даниной жены, виделась тревога. Со стороны эта "немая сцена" выглядела так: все замерли, молчали не зная что говорить и смотрели друг на друга. Пациент, делал это лёжа в капсуле, а медики, стоя возле него "истуканами". Получилась этакая композиция в музее восковых фигур, запечатлевшая для потомков исторический момент в работе всем известного медблока.
  - Стало быть, чего стоим? Почему молчим? - Даниил, ради разрядки обстановки, решил слегка почудить.
  - Так Гульнара Андреевна желает самостоятельно убедиться в вашем хорошем самочувствии и чего-то вам сказать. - флегматично ответил робот, виновато покосившись на врача.
  - И зачем дело стало? - с дурашливой улыбкой посмотрев на жену, поинтересовался Егоршин. - Я слушаю, и заметьте, сударыня, делаю это весьма внимательно.
  - Как ты меня назвал?
  - Сударыней. Стало быть, это ... Так в одной древней книге, герой называл свою любимую женщину.
  - Вот блин горелый, его за малым не убили, а он, древние книжки нам цитирует.
  - Не цитирую, а всего лишь, позаимствовал оттуда одно нежное слово. - лёжа, даже не собираясь покидать капсулу, возразил Даня.
  - А ты знаешь, беспечный ты наш книголюб, в твой организм вживили устройство контроля. Вот. Как какому-то опасному преступнику. Вот. А ещё... -
  - Уже всё знаю.
  - И что ты собираешься с этим делать?
  - А ничего! Жить и работать дальше. Уверен, такие "ошейники" вживлены всем нашим людям, только вы, об этом, ещё не знаете. Впрочем, не стоит об этом оповещать наших подчинённых. Это равносильно тому, что мы "подрежем им крылья". Одно дело, подозревать о наличии в своём организме подобной дряни, а другое, знать об этом наверняка.
   "Даня, - по ментальной связи, вмешался в диалог центральный искин, - мы, с твоею женою, об этом уже переговорили, ещё когда тебя наказывал контролёр с планеты. Сейчас, я под видом профилактических работ, тайно монтирую в дверях всех столовых сканеры, которые позволят проверить наш личный состав на наличие в организме этой гадости".
  "И что это нам даёт?"
  "Информацию, Даня. Будем знать, с какого момента нас решили сделать своими марионетками".
  "А что ты скажешь про меня?"
  "Твой прибор или, как ты его обозвал, "ошейник", я изучил досконально, параллельно с твоим лечением. И ещё, на этот раз, наши заговорщики немного перестарались с силой наведённых на тебя конвульсий. Мне, пришлось лечить тебя от обширного инсульта и нескольких переломов и множественных разрывов связок. По этой причине, на перехват противника, наши боевые пилоты пошли без тебя".
   Егоршин, за малым не выкрикнул вопрос о том, кого полетели перехватывать его, ещё не опытные бойцы. Он буквально выпрыгнул из капсулы и с трудом переборол желание схватить стоящего перед ним андроида за грудки. Он постоял пару секунд, сжимая и разжимая кулаки и зло проговорил:
  - Может быть вы отвернётесь? Граждане медики. Мне надоело лежать перед вами нагишом. Лежу, понимаешь ли, жду, когда у вас проснётся совесть, а вы ничего не понимаете.
  Гульнара и в самом деле смутилась от неожиданной отповеди, а робот, правдоподобно это проимитировал. Они деликатно отвернулись, а Даниил, нарочито шлёпая по полу босыми ногами, прошествовав в душ. Уже там, он долго стоял под струями воды, параллельно вызнавая у Ивановича всё, что произошло за восемь часов его лечения. А самым неприятным из "услышанного", было осознание того, что его неопытные пилоты, уже шесть часов летят в космосе, на встречу смертельно опасному противнику. Самое горькое и неприятное, делают это без него. И всё это, произошло по вине одной вздорной бабы-садистки, решившей показать "кто в этом доме главный", да по своему скудоумию, не рассчитавшей максимально допустимой силу удара "кнута". Как и место, где этим можно заниматься, то есть, не на виду у членов экипажа.
  Затем, было "совещание" на тему, что делать, если наши пилоты проиграют битву. Точнее, это был спектакль для "церберов" с Земли. Были в нём и частые вздохи, с выражением надежды на помощь автономных роботов-истребителей, в память которых заложен анализ последнего боя Даниила, и его учебных схваток с курсантами. Также, были озвучены сетования относительно недостаточной готовности орбитальной платформы к серьёзному бою.
   Весьма предсказуемо, по окончанию "оперативного совещания изгоев", у Егоршина состоялся разговор с Тычиной. Если можно так выразиться, "протекало" общение если не на повышенных тонах, то было оно, весьма близко к этому определению. Не так. Только из поля зрения исчез последний из "штабных", как в голове Даниила прозвучал ментальный вызов. Произошло это в тот момент, когда он собирался взглянуть на экран, демонстрирующий картинку с одного из летящего на перехват чужаков истребителей.
  "Даня, здравствуй. Как твоё самочувствие?"
  "Привет Андрюха. Спасибо. Твоими стараниями, оно, это самое самочувствие, весьма фиговое". - не отрывая взгляда от объёмной картинки монитора, ответил Даниил.
  "Как это? По всем поступающим мне показаниям, излечение полученных тобою травм, прошло весьма успешно". - изобразив лёгкую обиду и не совсем искреннее непонимание, возразил Тычина.
  "Не прикидывайся дураком, Андрюха, лучше ответь мне на один вопрос. Твои долбанные показания учитывают то, что в мою душу, не только наплевали, но ещё вытерли об неё свои грязные, вонючие ноги? Отныне что, мне ходить и ежесекундно ожидать, когда какая-то из твоих шавок спонтанно возжелает развлечься, да походя активирует режим "адская боль". И заметь, эта тварь, может начать чудачить в самый не подходящий для меня момент. Или того хуже, заключит с коллегою пари - на интерес, сколько секунд я продержусь, до потери сознания, или "обмочусь". И всё это проделают ради потехи".
  "Ты это, не заговаривайся, не стоит нас настолько демонизировать. Сам понимаешь, после твоей орбитальной бомбардировки, общество испугано, и для подобных тебе людей, требует принудительной установки подобных "предохранителей". Люди вас боятся. А Элина... Что Элина? Она это, слишком инициативная дура, ну, перестаралась немного. Так её, по моему приказу, оштрафовали и полностью отстранили от контроля твоего персонала".
  "Да что ты говоришь? Да неужели? Не всё так просто, Дрюха. Не всё так просто, мне от её штрафа, ни холодно, ни жарко. Да и проводимую ею наглядно-показательную экзекуцию, наблюдала вся дежурная смена. Люди видели всё, от первой секунды учинённой надомною расправы, до последней. И я уверен, об этом акте устрашения, сейчас судачат в каждом кубрике нашей платформы. Впрочем, с твоими техническими возможностями, ты это должен знать наверняка. Это несложно делать при помощи твоей продвинутой прослушки. И как после этого, мне объяснять своим подчинённым, что вы, для нас не враги? А что будут говорить в кулуарах, если из этого боевого вылета, многие парни не вернутся? Некоторый из тех мальчишек, могут погибнуть навсегда. Ведь все знают, я пропустил этот бой именно по вашей вине. Это вы, непонятно ради чего, отправили меня в медкапсулу в самый не подходящий момент. Надеюсь ты понял, что натворили твои подчинённые? Так что, будь добр, заткнись и исчезни из моей жизни, хоть на неделю. Иначе, узнаешь о себе, много интересного и весьма нелицеприятного. Мой бывший лучший друг".
  "Угу, хорошо. - после недолгого раздумья ответил Андрей. - Согласен, тебе ныне не до общения со мною. Неделю, или быть может больше, я не буду тебя беспокоить, но, контроль над тобой и членами твоей команды, не сниму. Просто не могу этого сделать. Жители нашей базы меня не поймут. А как проявление жеста доброй воли, я тебе скажу. Пресловутый прибор контроля установлен у всех присланных на станцию спецов, кроме твоей жены и дочери. Это единственная уступка, которую я смог добиться у совета пяти. На большие послабления, они не согласились".
  "Прекрасно, лады. Сделаю вид, будто я тебе поверил и возгорелся чувством глубокой благодарности. А сейчас, не возражай мне, не придирайся к словам и умолкни. Ты сам во всём виноват. Недавно, там, на планете, ты меня уже обманул, причём сделал это по-крупному, если не выражаться по этому поводу более точно и эмоционально. Так что постарайся, попробуй восстановить утерянное доверие, может быть, у тебя это и получится. А сейчас, тихонечко сиди на планете, незаметно шпионь и не мешай мне. Вон, мои парни подлетают к противнику, и мне не до пустой болтовни. Конец связи".
   То, что Егоршину стало не до пустых разговоров, являлось чистой правдой, на мониторы командной рубки, транслировалось приближение кораблей противника. На всех экранах красовались два рейдера, и сопровождающий их десяток малых истребителей. Враг, в свою очередь, также заметил направленный на его перехват "комитет по торжественной встрече", о чём говорила перегруппировка машин в классическое боевое построение. Время шло, обе стороны неуклонно сближались и до сих пор, ни одна из них, не открывала огня, хотя, дистанция давно позволяла это сделать.
  Будто прочитав мысли Даниила, один из рейдеров противника произвёл выстрел, и почти мгновенно верхний левый монитор погас, с ним прервалось поступление данных о здоровье пилота. Сердце Егоршина сжалось, и кажется пропустило удар, какие-то три минуты назад, один из его бойцов погиб, а видео сигнал об этой трагедии, только что достиг станцию. Жаль, боец даже не успел выстрелить в направлении недруга, а его не стало. Впрочем, через несколько секунд, началась чехарда, на галловизоры демонстрировалась мешанина скоротечного боя. Закружились звёзды, чужие и свои корабли, замелькали росчерки лазерных лучей и засветки от работающих на износ двигателей боевых машин. Находясь на командном пункте станции, разобраться в этой "свалке", было почти невозможно. Даниил был готов взвыть как раненый зверь, ведь он, по специализации, являлся всего лишь пилотом. Не было у него необходимых для штабной работы навыков. Его место в боевой машине, а не на КП.
  - Иваныч, чем бы не окончился бой, пошли модернизированные систершипы моей Марты на сбор трофеев, и наших повреждённых машин.
  - Уже сделано. Спустя полтора часа после вылета основной группы, скрытно, к месту боя выдвинулись несколько мощных эвакуаторов.
  - А почему не доложил об этом мне?
  - Ты всего лишь пилот, я не обязан перед тобою отчитываться.
  Ментальный ответ прозвучал по-другому:
  "Когда я отправлял истребители, ты находился в медкапсуле. А затем, мы с тобою, обсуждали более важные вопросы".
  "Понятно, - ответил Даниил, - всё правильно. Ведь я и в самом деле простой пилот. Не тяну я на узурпированную мною должность командира платформы. Как-то так. Вот, даже не могу разобраться в демонстрируемой тобою "картинке" боя. Ничего не могу разглядеть в этом мельтешении. Моё место, в кабине истребителя, или разведчика, а не здесь".
  "Не переживай ты так, я специально не демонстрирую общую схему боя. Ты и твои надзиратели ничего не видите, кроме этой мешанины. А там, есть командная машина, она имеет мощный, по функционалу не уступающий мне искин, и находится немного в стороне от "свалки". Вот она и руководит боем - через один из десятка рассредоточенных вокруг неё ретрансляторов. Кстати, парочка этих устройств связи уже уничтожена противником. Поверь, так надо. - примирительно ответил ИИ. - Вот решим проблему с твоим "строгим ошейником", и только после этого проведём необходимую модернизацию твоего симбионта. Заодно, поставим на него все необходимые метки, да оформим соответствующие допуски. И естественно, не забудем закачать все необходимые для твоей должности базы знаний. Кстати, подобную процедуру, не советую проводить для всех членов экипажа, а только тем, кто пройдёт мою строгую проверку". ...
   Этот скрытый от посторонних диалог, не помешал наблюдению за космическим боем, и не приглушал эмоции человека. Он, неотрывно наблюдал за экранами, сжимал клаки и даже вскочил, заметавшись по помещению и ругаясь как пьяный сапожник. Произошло это тот момент, когда, один за другим, были уничтожены два земных беспилотника. А когда была одержана первая победа, сразу три самонаводящиеся ракеты раскололи чужой рейдер на два не равных обломка, то ликовали все, кто наблюдал за сражением. Кричала, визжала и бурно проявляла свои эмоции вся дежурная смена операторов. И никто ни Егоршин, ни Иванович, не обратили на это нарушение дисциплины внимание.
  "Данька! Мы их сделали! Ты видел? Мы их сбиваем! Мы такую махину помножили на ноль!" - позабыв про своё обещание, и также как все, не сдерживая эмоций, проорал по ментальной связи Тычина.
  "Вижу Андрюха. - резко посерьёзнев, ответил Даня. - Только радоваться ещё рано, счёт по сбитым, по-прежнему в их пользу. Хотя-а, сражение ещё не окончено".
   Во время этого короткого, весьма эмоционального диалога двух бывших друзей, погасли ещё два монитора. Как назло, они передавали "картинку" с истребителей пилотируемых людьми. Исчезли и их показания контроля жизнедеятельности. На командном пункте, вновь "повисла" гнетущая тишина, если не считать интенсивные переговоры, ведущиеся между пилотами, как людьми, так и их помощниками, беспилотными машинами. Цитировать их не стоит, так как, если заглушить звучащую в них брань, то из динамиков, будет звучать один звук: "Пи-и-и...". - Его, изредка, будет разбавлять редкое цензурное слово. Через пару секунд, не стеснялись в "крепких выражениях" и находящиеся на КП люди. А молодая брюнетка, связистка, чьего имени Даня не помнил, молча сидела за своим пультом, кусала свой плотно сжатый кулачок и наблюдая за боем широко раскрытыми глазами, тихо всхлипывая плакала. Видимо одним из погибших был её молодой человек.
   "Иваныч, - мысленно воззвал к искину Даня, - тебе не кажется странным тот факт, что наши "гости" летели к нам так открыто? И это, после моего боя с их первым отрядом. Как-то так, не пойму я их логику. Ну в самом деле, ведь не дураки они? Знают небось, что мы их будем ждать".
  "И то верно. Когда я их засёк, так сильно обрадовался своей удаче, что не подумал о том ...".
  "Лады. Немедленно включай активное сканирование околопланетного пространства. Не поверю, будто у тебя нет вмонтированной в твою "тушку", мощной системы наблюдения за космосом".
  "Есть такая система, но она не столь хороша как мне того хочется, включаю. - зачем-то имитируя небольшую растерянность, ответил ИИ. - Ага, сейчас - сейчас - се... Димка! Тревога! К нам, скрытно движется вражеский крейсер! Он паск...а, идёт в сопровождении двух, нет, трёх рейдеров!"
   Странно, вопреки ожиданиям, во всех помещениях и коридорах станции, не зазвучал ожидаемый Даниилом сигнал боевой тревоги. Все спецы, получив по ментальной связи оповещение, бежали к своим боевым постам. И не было в этом движении никакой суеты. Впрочем, Даня, знавший станцию как пять пальцев своей руки, также двигался по-видимому только им курсиву, позволяющему достигнуть цели без ненужной суеты и заторов. Проще говоря, кто-то готовился к отражению вражеской атаки, а кто-то, уводил немногочисленную группу детей и подростков в наиболее защищённый отсек станции.
  
  
  

Глава 17. "Мы, как послушные холопы,
  Держали щит меж двух враждебных рас...(А. Блок)"

  
   Алый, видимый только тому, кому он предназначался, курсив привёл Даниила не к его Марте, а к обычному номерному, пусть и модернизированному истребителю. Немудрено, Иванович до сих пор вёл на Даниловом разведчике пуско-наладочные работы. Стоит уточнить почему всё так вышло. Началось с того, что два небольших коллектива энтузиастов своего дела, электронщиков-программистов и инженеров-оружейников, предложили, по их мнению, несложную модернизацию искинов управления и лучевого оружия челноков . Теоретически, и по итогам первичных испытаний, их творение, не сказываясь на энергопотреблении, увеличивало не только дальность выстрела, но и его поражающую мощность. Парни, изучив попавшие в их руки трофейные образцы "лучемётов", смогли те разобрать, изучить, и "родить" удачный гибрид чужой и земной техники. Виртуальные симуляции и стендовые тесты этого невиданного чуда прошли удачно, но, для принятия окончательного решения по их применению, нужны были полевые испытания. Именно по этой причине, Даня и согласился установить новый искин садаптированной под него личностью Марты и дополнительную пару новых "пушек". Это решение, было принято ещё до полёта Егоршина на планету, а техники-андроиды, вопреки заверениям ИИ, до сих пор не завершили свою работу. Видишь ли, так же прошедший модернизацию искин разведчика, воспринимает новое оборудование не совсем корректно. Впрочем, возмущаться по этому поводу было некогда, и пилот, мысленно пожелав всем виновным приступ острой диареи и одновременного отсутствия в душевых воды, молча облачился в боевой скафандр. После чего, протиснувшись в неудобный люк, занял место в машине под номером 020. И ..., как для всех, у Даниила с тягучей неспешностью, поползло время ожидания команды на вылет.
   Ожидание старта было томительным. Вот, как его предвестник, плавно раскрылся люк скрытой стартовой шахты, открывая красивый вид на такую родную, голубую планету. Прошло ещё несколько томительных мгновений, и получивший мягкий толчок катапульты, одноместный корабль плавно вылетел за пределы станции. Рядом с ним, зависли с десяток его систершипов, если не больше. И вылетающие в ближний космос перехватчики, один за другим, медленно "растворялись", прячась от посторонних "глаз" под индивидуальными маскировочными полями. Включил маскировку и Даня, сделав это машинально. Именно для скрытого выполнения этого действия, истребители выходили в космос под прикрытием корпуса орбитальной платформы. Впрочем, утверждать будто боевые машины были полностью невидимы, неправильно. Центральный Искин, имел возможность точно позиционировать положение каждого из своих защитников. Поэтому, космические корабли были незаметны только для чужой системы наблюдения.
  "Даня, - прозвучало мысленное обращение искина, - всех, кого я мог посадить на машины, ангар покинули. Зелёным цветом помечены машины на которых находятся люди, а синим, управляемые искинами".
  "Почему нас так мало?"
  "Будто ты не знаешь ответ на свой вопрос. - в словах ИИ, кажется сквозила обида. - На перехват первой цели, я послал самых опытных бойцов. Кто же знал, что всё так получится? В моём распоряжении, как неприкосновенный резерв, оставался ты и трое пилотов с недопустимо малым налётом в учебных боях. К ним плюсуем восемь салажат, которые сражались только на виртуальных тренажёрах. Практический налёт у них конечно есть, только это были обычные полёты гражданского назначения. Прости, других спецов у меня нет, и в ближайшее время не будет. Всё".
  "Лады, спасибо и на этом. Значит так, подведём баланс. Что мы имеем? Нас, людей, двенадцать, и пятнадцать беспилотников. И того, двадцать семь "боевых единиц". Ага. Значит реально, я могу рассчитывать только на себя и на твои автономные "железки". Я всё правильно понял? Да, чуть не забыл. Имеется ещё один "приятный" сюрприз, мне, во время боя, ещё за этими "желторотиками" придётся приглядывать. Так?"
  "Не совсем так. За каждым "зелёным" пилотом, я закрепил по истребителю. И поставил я им только одну задачу, прикрывать "хвост" наших "птенчиков". И только по возможности атаковать супостата".
  "Вот уж спасибочки тебе, так спасибочки. Удружил Иваныч, ей богу удружил. - "шипя" как разозлённая гадюка ответил Даниил. - Нет слов высказать всё что думаю - один лишь мат. Стало быть слушай меня внимательно, набор ты бракованных микросхем. По моему твёрдому убеждению, лучше бы ты меня одного, вместе со своими беспилотниками выпустил. Было-бы больше толку. Ты хоть понял, "чудо в перьях", что натворил? Ведь мне, как и тебе, эти салажата, будут только "сковывать руки". Как-то так. Ну всё, лады, всё равно, переигрывать что-либо поздно - все истребители покинули стартовые шахты, назад их быстро не загонишь. Ну всё, пора выходить на исходную позицию и расхлёбывать это ...о, большой ложкой".
  "Ни пуха, ни пера, Даня".
  "К чёрту. Железяка ты бездушная и в добавок, безмерно глупая". - беззлобно, с улыбкой огрызнулся Даня.
   Искин орбитальной платформы, на эти слова ничего не ответил. Впрочем, Егоршин этого и не ожидал. Он, прислушавшись к ставшим привычными ощущениям, слегка удивившись полному слиянию со случайно доставшейся ему машиной. Одновременно, парень, став на нужный курс, начал облетать станцию по кротчайшему пути. За ним, как утята за мамой уткой, без лишних слов "потянулись" остальные истребители. Даня даже усмехнулся пришедшей ему на ум ассоциации, как-то не вязалась она с предстоящим побоищем. Но то, что через полторы минуты открылось взору Даниила, смело все посторонние мысли и заставило зябко передёрнуть плечи. Враг, не снижая скорость, неуклонно приближался, и не смотря на интенсивное облучение радарами, сбрасывать маскирующие его поля не собирался. Странно, подвергнувшись облучению радаров и не понять, что его давно обнаружили, он не мог. И ещё, по причине применения режима невидимости, на радарах крейсер выглядел большим, красным, и при этом, расплывчатым пятном, как и троица ведомых им рейдеров. Как будто подслушав Данины мысли, Иванович начал неуклюже оправдываться:
  "Извини Даня, понимаешь, ну не могу я дать вам чёткое изображение супостата. С момента последних сражений, прошло столько времени, корпуса, да и сами вражеские корабли должны были претерпеть множественные модернизации. А быть может, там совершенно не знакомая нам техника. Вот поэтому, пока в моих каталогах не обновятся их изображения, я и не "прорисовываю" контуры скрытой под пологом невидимости техники. Вот и ограничиваюсь соответствующим примерным габаритам пятном. Вот. На второй, или третий бой, при встрече с подобной машиной, и оставляемой ею следом, я это неудобство исправлю. Даю слово".
  "Не скыгли над душой, Иванович. Прямо как старый дед, аж слушать противно. Так, бойцы, слушайте меня внимательно и не говорите будто не слышали. Скрытно выдвигаемся на определённые для вас позиции, я их вам уже подсветил. Повторяю, каждый занимает своё, чётко определённое место и действует только в выделенном районе для маневрирования. Иначе, неосторожный глупец рискует попасть под дружественный выстрел. При дальнем обмене ударами, подобное вполне возможно, вы можете сами влететь под снаряд или ракету. Всем, всё ясно?"
  "Так точно!" - "Ясно!" ... - послышались ответы как от людей, так и искинов-пилотов.
  "Далее. Первыми, в бой вступаю я и моя четвёрка. Я действую одиночкой, пакет с пояснениями кто из моей группы ведомый, а кто ведущий, вы уже получили. Наша задача, постараться вывести из строя как можно больше их манёвровых двигателей. И вообще, за короткий временной отрезок, мы обязаны нанести врагу максимально возможный урон. Именно поэтому и выдвигаемся вперёд. Остальные, добивают врага на подступах к платформе".
  "Но...". - постарался возразить самый молодой из оставленных у платформы гражданских пилотов.
  "Никаких но. - Егоршин резко "одёрнул" болтуна, при этом, нервничая, сам за малым не сорвался на скороговорку. - Обстреливаете врага только тогда, когда он входит в ваш сектор, не раньше и не позже. Лады? И самое главное, братцы, не стойте на месте во время боя, постоянно маневрируйте. Иначе, вас уничтожат первым же ответным выстрелом. как-то так. Всё, пора разговоров окончена, действуем. Замолчали и выдвигаемся на исходные позиции".
   Никто ничего не говорил и не уточнял, и перехватчики неспешно поплыли на выделенные им рубежи обороны. Только пятёрка Егоршина, с максимально допустимым в режиме невидимости ускорением, помчалась навстречу врагу. Всё также холодно блестели звёзды, величественно отдалялась красавица планета, на фоне которой буквально через пару минут, еле различимой точкой застыла зелёная метка станции. Не будь этой подсветки, то платформа давно перестала быть различимой. Полной противоположностью этому, были корабли противника, они приближались, и от увеличивающегося размера размытого силуэта крейсера, брала оторопь. На его фоне, космические перехватчики людей казались тощими Моськами на фоне откормленного слона. Благо, Даниил старался не демонстрировать подбирающийся страх даже перед собою. Внешне, это получалось, и его подчинённые видели совершенно спокойного, уверенного в победе командира. Единственными кого нельзя было обмануть, были датчики скафандра, передающие показания биометрии Ивановичу. Благо тот, не собирался с кем-либо делиться полученной информацией.
  "Единичка, двойка, расходимся. - нарушил молчание Даня. - Занимайте позиции по своему усмотрению. Повторюсь, не перекрывайте сектор обстрела платформы. Мы ...".
   Что хотел сказать Егоршин, неизвестно. Больше не думал об этом и он, так как ситуация резко изменилась, и все планы "полетели в трубу". Всю переднюю часть тела пилота, как будто обдали потоком мелкого песка. Миллиарды незримых "песчинок" ударялись и отскакивали назад. Пояснил эти необычные ощущения голос ИИ:
  "Даня, вас облучили радаром! Вас заметили - атакуй! О тех, кто остался на ближних подступах к планете, не беспокойся. Они, две минуты назад, обесточили свои машины и стали не отличимыми от летающего вокруг них космического мусора".
   Почти одновременно с этими словами, в центр огромного пятна, вонзился яркий луч. В результате чего, гигантская, красная "амёба" подёрнулась рябью, мелко задрожала и лопнула, уподобившись мыльному пузырю. После чего, взору открылся угловатый боевой корабль чужаков. Необходимо признаться, взору предстала пугающая и одновременно завораживающая картина. Да, крейсер оказался знакомым и весьма опасным боевым "монстром", по крайней мере, его внешние надстройки и вооружение, за множество тысячелетий, не претерпело заметных изменений. Сейчас же, его носовая часть "красовалась" огромной, круглой пробоиной, обрамлённой светящимся контуром расплавленной, быстро остывающей брони. Как дополнение, в разные стороны от крупной прорехи, разлетались звёздочки жидких капель метало-керамики. На расстоянии, казалось, что они, уподобившись далёким светилам неспешно плывут и гаснут. Время их свечения, зависело от размера каплеобразных сфер, и случайно получившихся свойств сплава - теплообмена. О разрушительной силе нанесённого лучевой пушкой урона, свидетельствовал не только диаметр пробоины, но и глубина проникновения разрушительного луча. В образовавшемся провале, насколько можно было в него заглянуть, виднелись отсветы нескольких оплывших переборок и останков какого-то расплавленного оборудования. Присутствуй в космическом вакууме кислород, то эти разрушения могли сопровождаться языками пламени и клубами едкого дыма.
   Крейсер, что вполне ожидаемо, игнорировал полученное им разрушение фронтальной брони, как и нескольких защищаемых ею отсеков. Корабль, обладающий завидной живучестью, вступил в бой. Как-никак - военная техника. Не прошло и двух секунд, как "ожили" все его орудия, начиная с дальнобойной, и заканчивая "противомоскитной" обороной. С завораживающей зрелищностью, одновременно несущей смерть и разрушение, сторону планеты полетел рой ракет и классических "чемоданов". Вот только не хватало в этом залпе самого мощного, разрушительного - лучевого "росчерка" энергетического сгустка. Так как генерирующая его установка, была уничтожена первым же выстрелом обороняющейся стороны. Однако радоваться этому первому успеху было преждевременно, потерю главного орудия, в какой-то мере компенсировали летящие рядом рейдеры. Они, вслед за лидером сбросили маскировку и, не дожидаясь полного включения своих щитов, подключились к дистанционному обстрелу станции. И они, стреляли из уменьшенных копий только-что уничтоженного орудия. При этом, агрессоры не обделили своим повышенным вниманием и кусачую "мошкару" землян. Эти маленькие боевые машины, каким-то чудом умудрившиеся к ним подобраться, пусть и маневрировали, однако оставались целыми только благодаря модернизированному комплексу защиты - как пассивного, так и активного действия.
   Можно сказать, землянам повезло, силовые поля их мелких истребителей включились довольно быстро - по сравнению с техникой арахнидов. Жаль что их защита, не выйдя на полную мощность, начала постепенно истощаться. Она, то и дело расцветала мерцающими сполохами попаданий, а пару раз и пробитиями разогнанных рельсотроном снарядов. Благо, потеряв энергию на преодоление защиты, они не смогли причинить хоть сколь-либо существенный урон. Зато многочисленные вспомогательные двигатели гиганта, и "огневые точки", до сих пор не успевшего "воздвигнуть барьер", сгорали одна за другой. Не отставал от начавшегося "веселья" и Иванович, не смотря на то, что его единственное супероружие требовало долгой перезарядки. Но, более мелкие лазерные установки работали непрестанно, нанося мелкие "укусы". Пускай они сильно уступали в силе своему старшему собрату, но оставляемые ими на вражеской броне борозды "ожогов" иногда "упирались" в надстройки. Итог таких попаданий временами радовал взор Даниила, оплывающими и разлетающимися миллиардами брызг бронёй уничтоженных оружейных башенок. И всё равно, это мало чем помогло землянам. Намного быстрее, чем хотелось, все агрессоры окончательно окутались силовыми "коконами" и перестали страдать от обрушившегося на них "ливня" попаданий. Можно сказать, капризная девка Фортуна ожидаемо взбрыкнула, и повернулась к защитникам спиною, так как крейсер, окутавшись непробиваемым "коконом", начал разгон, устремившись на сближение с планетой. Вроде как мелочь, вот только никто не мог остановить этот "бросок". Обидно, ни оружие истребителей, ни более мощные излучатели орбитальной станции, больше не причиняли противнику никакого вреда. Зато команда супостата, меньше чем за минуту, смогла "сжечь" сразу два беспилотника, Даниил только и смог заметить, как после множественных попаданий, ведомый единички лишился поля, и ..., мгновенно разлетелся, распадаясь на несколько обломков. Это короткое ослабление концентрации, за малым не стало для парня фатальным. Можно сказать, ему повезло, спасла наработанная в учебных боях реакция. Через короткое мгновение, неимоверными усилиями, балансируя на грани потери сознания, пилот еле уклонился от несущих погибель трасс смертоносных болванок и губительных лучей. Не от всего было возможно уклониться и поэтому, человек игнорировал часто мигавшее силовое поле его машины, которое в итоге просело приблизительно на треть. Ему было не до того, он продолжал атаковать самого опасного противника, который больше не обращал на его "комариные укусы" никакого внимания.
   Чего можно говорить про надежду землян на выживание в этом безнадёжном бою? Когда с создаваемой арахнидами плотностью огня, задача не попадать под "увесистые тумаки" была почти не выполнима. Об этом красноречиво говорил работающий на пределе генератор и быстро краснеющая индикация живучести перехватчика.
   Каково же было удивление Даниила, когда "повисший на хвосте" рейдер, упорно посылающий в него очередь за очередью, "расцвёл" кратковременной, беззвучной вспышкой монохромного фейерверка. Было ясно, произошло это благодаря выстрелу Ивановича, не пожалевшему "выстрелить из своей супер пушки по воробью". А быть может, враг случайно влетел под заряд, предназначенный его большому собрату. То ли неприятель посчитал машину с бортовым номером 020 погибшей в этом красочном взрыве, то ли на тот момент нашёл себе более подходящую цель, но интенсивность обстрела резко и ощутимо снизилась. Правда, продлилось это недолго, всего десять - двенадцать, секунд однако этого времени хватило для небольшого пополнения заряда накопителей силового поля. Отсутствие попаданий, и спонтанное решение пилота переключить питание с подзарядки оружия на накопители защиты, позволило экстренно восстановить все щиты.
   Вновь карусель, круговерть, лёгкая боль на коже - от попаданий по щитам и стрельба - стрельба - стрельба. Давно были отстреляны все ракеты и электромагнитная пушка, выплюнув последнюю болванку "смолкла", исчезнув из "линии" визуальной индикации как небоеспособное оборудование. Благо, функционировало лучевое оружие истребителя, скорее всего ненадолго, судя по поступающей информации, скоро оно "умолкнет", по причине критического перегрева. Самое обидное, было невозможно понять, истощают ли Даниловы атаки силовое поле недружественного крейсера? А быть может, они не наносят ему никакого вреда? Даже если вредят. То насколько успешно они это делают? Ну, нет возможности контролировать состояние защитного оборудования у противника, хоть рви на голове волосы. Нет. Всё не так, в мозгу у пилота не было места для подобных размышлений. Только так, где-то в глубине сознания человека, тихо тлела еле ощутимая досада. И не более того.
   "Бли-и-ин!" - мысленно выругался человек, увидев, что с этого момента, на этом рубеже, он остался в полном одиночестве. Немного впереди по курсу, беспомощно закрутился, закувыркался последний из истребителей Даниной пятёрки. При этом, автопилот подбитой машины, каким-то немыслимым способом умудрился скорректировать свою траекторию полёта и врезаться в один из рейдеров. Миг и .... Нет, не было никакой вспышки или взрыва, просто одна машина, на удивление легко пронзив поле другой, врезавшись, пробила обшивку своего убийцы. Этим нанесённый ею ущерб не ограничился, удар изуродовал корпус корабля-агрессора, изогнув тот чуть ли не подковой. А дальше, оба непримиримых бойца, сцепившись в смертельных объятьях, полетели по новой траектории, прочь от места битвы, став единой грудой безжизненного метала. Об этом нагляднее любых слов, "говорило" отсутствие в этой железной мешанине работы какой-либо электроники.
   Не думая о скорой и неизбежной гибели, Даня взревел как разъярённый бык. Как будто это могло быть кем-то услышано, или напугать супостата. Заложив немыслимый вираж с ускорением, на пару мгновений потеряв сознание, и вновь продолжив орать: "А-а-а-а!" - Егоршин атаковал последний из рейдеров. Находясь под обстрелом двух противников, и не замечая его попаданий, которые с каждым разом становились всё ощутимее и болезненней, Даниил не прекращал "жечь" щит вражеской техники лучами. Он даже успел порадоваться, заметив, как обречённо замерцал защитный "пузырь" недруга, и лопнул. Появился шанс, если не уничтожить, то хоть как-то покалечить врага, вот только не судьба. Тело человека пронзила резкая, нестерпимая боль, и сознание предательски отключилось, не позволив отдать команду на новый залп.
   Вначале, к пилоту вернулось зрение, видимо, успели "подсуетиться" система жизнеобеспечения скафандра, и симбионт, не позволившие Даниилу умереть от полученных ран. Голова и тело ни чувствовали никакой боли, отсутствовало и ожидаемое головокружение с тошнотой. Человек просто открыл глаза, и подслеповато щурясь, осмотрелся. Он, сидел в лонжероне своего "мёртвого" истребителя и через пару секунд, повернув голову, взирал на мир через огромную пробоину в кабине. Судя по тому, что Егоршин был жив, а не спёкся в своём кресле, его подбили не из лучевого, или энергетического орудия, а банальной болванкой рельсотрона. В подтверждение этой версии говорил характер повреждения брони, и множество осколочных пробоин изуродовавших почти все мониторы кругового обзора. Сильно досталось и скафандру боевого пилота, его броневое покрытие пестрело множеством пробоин, "залеченных" быстро застывающим герметиком. Значит, осколки могли достать и до тела, вот только причина отсутствия боли могло объясняться как применением анестезии, так и ранением позвоночника. Можно повториться, пилот не чувствовал ни боли, ни своего тела. Единственное что он мог, это смотреть в след удаляющейся махине крейсера, да фиксировать некоторые сполохи на его щите. Без работы сенсоров своей машины, Даня не мог видеть мельтешение трасс работающего лучевого оружия.
   Несколько попыток выйти на ментальную связь с платформой, или на крайний случай с кем-либо из затаившихся в засаде пилотов, успехом не увенчались. Прошло каких-то пять минут и наблюдать за удаляющимся противником стало не возможно. Через пробоину в борту показалось местное светило, которое, своим ярким светом затмило всё. Была видна только яркая точка местного светила, и чёрный фон космоса. Поэтому, Егоршину, осталось только смотреть на него с тоской и гадать о своей дальнейшей судьбе. Факты "говорили" сами за себя, его истребитель не подаёт никаких признаков жизни, скафандр имеет множественные повреждения, благо система жизнеобеспечения покамест работает без сбоев, спасибо и за это. Человеку оставалось только гадать: "Как долго она сможет нормально функционировать?" - "Передаёт ли скафандр показания его жизнедеятельности в ЦУП? Или нет?" - И главное: "Чем закончится этот дрейф в изувеченной машине? Чудесным спасением? Смертью от удушья? Или того хуже, предстоит сгореть, от опасного сближения с Солнцем?" - Человеку, очень хотелось верить в шанс на возрождение. Но не думать про возможность окончательной смерти, не получалось.
   Прошло двадцать минут, показавшиеся томительной вечностью. За это время, впасть в паническую истерику, или "наложить на себя руки", не позволила гордость, или нежелание уподобившись презренному трусу отказаться от борьбы. Даня старался отвлечься воспоминаниями о жене, дочери, о том как ему с ними было хорошо. Помогало, но слабо. Вот так, непрестанно стараясь выйти хоть с кем-то на связь, делая всё что угодно, лишь бы не придаваться унынию, Егоршин старался пошевелить хоть какой-то конечностью своего тела - безрезультатно. Оказалось, не всё было так безнадёжно. Пилот, больше не надеясь на результат, в очередной раз постарался пошевелить ступнями, и ему показалось, будто они еле ощутимо откликнулись. Убедиться в реальности этой маленькой победы, как и порадоваться ей, не получилось. Где-то в груди резанула вспышка боли, как будто в межреберье воткнули раскалённый гвоздь. От этого, даже перехватило дыхание. Затем появилось удушье, мерзкое ощущение невозможности сделать даже незначительно маленький вдох. Неумолимо долгую минуту, а быть может больше, молодой мужчина судорожно, уподобившись выкинутой на берег рыбе, беспомощно открывал рот, и всё безрезультатно. Прошло ещё несколько адских секунд, и сознание начало гаснуть. И что далее произошло, было непонятно. То ли это была галлюцинация, дарованная подсознанием умирающему человеку, то ли запоздало оказанная симбионтом помощь, но в последний миг, перед тем как сознание поглотила тьма, лёгкие смогли сделать судорожный, глубокий вдох.
  
   Тычина сидел в зале управления, перед стеной, состоящей из больших мониторов, он не замечал, как инстинктивно сжались его кулаки. Впрочем, не замечали этого и его друзья, так как полутьму этого небольшого, помещения освещали только отблески мониторов видеостены. Андрюха и его компаньоны заворожённо наблюдали за прямой трансляцией космической битвы. Как это ни абсурдно звучит, но они и в самом деле переживали за тех, кто в данный момент сражался на подступах к планете, и при всём своём желании, ничем не могли помочь этим отчаянным парням. В этот момент, он не воспринимал их как оппонентов, от которых он не так давно мечтал избавиться. Сей час, перед ним, были защитники от их общего врага, в реальность существования которого он до этой поры не верил. Мало ли чего было раньше, эти события давно поросли быльём. А сейчас, страшный сон стал явью, он наблюдал за боем в прямом эфире, "своими глазами", через подконтрольные ему спутники-телескопы.
   Одна группа мониторов, транслировала последствия первой схватки, как оказалось, это был не основной, а отвлекающий удар противника. Как было видно, на дальних подступах, недруг был полностью уничтожен, только заплатили за эту ВИКТОРИЮ страшную цену. А на данный момент, в том районе шла спасательная операция, искали выживших пилотов. Как известно, не всегда гибель машины, означала смерть пилотировавшего её человека. Иногда, от истребителей отстреливались спасательные капсулы, они же их кабины. Чаще всего, если были сильные повреждения вышеупомянутого модуля, "летуны" оставались в "плену" останков своих изуродованных перехватчиков. Было прекрасно видно, как ранее бывшие невидимыми "эвакуаторы", подбирали капсулу, на максимальной скорости мчались к платформе. Другие, брали на буксиры земную технику, и так же устремлялись в сторону далёкой станции. Остальные, занимались неспешным сбором останков прочей боевой техники, как своей, так и вражеской. Андрей, из отчётов Макса, знал о поступлении в госпиталь центра спасения нескольких пилотов. Вот только, не все они смогли пережить "телепортацию", начав пополнять список безвозвратных потерь затянувшейся войны за выживание. О том, что творится на этих рубежах, где был нанесён основной удар, судить было трудно. Во-первых, происходило это слишком далеко для гражданских спутников наблюдения, они не позволяли получать информацию в полном объёме. Во-вторых, Иванович, сославшись на некие должностные инструкции, отказался делиться с ним данными, поступающими с камер его боевых машин. Было ясно одно, главный удар нанесён более мощным соединением, и первая линия обороны, пусть не без потерь, но была полностью уничтожена. Сражались ли на том рубеже люди, или воевали одни лишь беспилотники? Об этом, сидящим в КП бункера управленцам оставалось только гадать. Заодно, члены правления были обречены с тоской смотреть на то, как неотвратимо приближается неприятель. Судя по конфигурации и размерам, один из прорвавшихся кораблей, определялся как крейсер, и, судя по поступившей о нём информации, был грозным противником, как для самой боевой платформы, так и для всего живого на планете. То же самое можно было сказать и про сопровождающий его рейдер. Чего там гадать о будущем? Даже эта малютка могла нанести земной экосистеме непоправимый ущерб. К примеру, гигант может связать боем орбитальную станцию. А далее, его малый собрат, в условиях близких к полигонным, приступит к геноциду. Он может, как бомбардировать поверхность, так и высадить десант. И то, и другое, для человечества будет иметь катастрофические последствия.
  - Андрюша, ты скажи.... Ответь пожалуйста.... У нас есть самый глубокий и защищённый бункер, в котором мы сможем пересидеть эту катастрофу? Мы же успеем в нём укрыться? Ведь это так? - осипшим голосом поинтересовалась Элина.
  - Эллочка, а какой в этом толк? - не оборачиваясь, с трудом сдерживаясь от перехода на крик, ответил Андрей. - Ладно, даже если мы выживем, то эти два бронированных мерзавца, разобравшись с нашей хлипкой космической обороной, могут, не спускаясь на планету начать орбитальный обстрел Земли. И будут это делать с использованием всех своих орудий. Они смогут заниматься этим "увлекательным" делом долго, самозабвенно и методично. Понимаешь? Угу, вижу, что понимаешь. Так что, в итоге, если представить что кому-то удастся выжить,.. Нет, это маловероятно. К-х-м-м-м, вот такие дела. Далее, допустим произошло чудо - наше убежище уцелело, и всё равно, не только мы, но и наши гипотетические правнуки не смогут выйти на сожжённую поверхность планеты. Я уже не говорю про нехватку еды, топлива, воды, столь необходимых для поддержания нашей жизнедеятельности. Да и камер анабиоза, на этой планете нет, не делали древние подобных устройств. Если Даня и реанимированная им платформа проиграют эту битву, то и мы обречены.
  - Но можно же хоть что-то сделать? Ведь...
  - Помолчи дура! - не сговариваясь, почти синхронно оборвали свою соратницу все, кто находился рядом с нею.
   Не мудрено. На душе у всех, и без того было муторно. Имей они навыки пилотирования, и имейся в их распоряжении нужная техника, они предпочли находиться там, на "поле битвы". И это не было пустыми словами. А так, обречённое безделье угнетало этих людей, а если добавить к этому истерику сидящего рядом коллеги, оно становилось ещё невыносимей.
   В этих душевных муках не был исключением и Андрей. Единственное отличие от его соратников заключалось в одном, он по мере своих сил действовал. По его команде, обновлённый Макс запустил протокол номер ноль, под предлогом учений, запретив любые выходы на поверхность. Хотя, само по себе, это не могло быть панацеей. И Тычине было плевать на слабость противокосмической защиты, он не собирался становиться жертвенным ягнёнком, послушно идущим на заклание. В душе он надеялся, что случись ..., у него будет шанс добить потрёпанного противника, он знал и верил в Даниила, который сделает всё возможное и не возможное для достижения победы. Бывший программист надеялся на его успех в этой битве, но не исключал и худший из возможных вариантов. Именно для подобного случая, он тайно, обзавёлся одним небольшим "козырем". Этим "веским аргументом", лидер переворота озаботился давно - для противодействия непокорной орбитальной группировке. В случае возникновения даже намёков на возможность перехода противостояния с Даниилом в активную фазу, сиречь боевые действия, активировался запуск немногим более трёх десятков брандеров. Об их существовании никто не знал, так как построенный на новом месте стратегический склад базы ближнего космоса, номер 89600490, с самого начала работал на "усовершенствованном" программном обеспечении. И всё что там происходило, для всех было тайной. Вот и производились в его цехах доработанные копии Даниловой Марты. Их главной и единственной задачей, было неожиданно стартовать из шахты и, обстреливая назначенную мишень, таранить её. В результате чего, срабатывала боеголовка, использующая антиматерию, которая, по задумке группы изолированных от всего мира гениев, прорывалась в нужном направлении узконаправленным пучком. То есть, генерировала подобие кумулятивной струи. Как утверждали "яйцеголовые невольники, живущие в золотой клетке", этот поток был способен прорвать любое силовое поле и "прожечь" орбитальную платформу если не насквозь, то на довольно большую глубину. При этом, нанося ей невероятно сильные разрушения. Да, это были только теоретические выкладки, не подтверждённые натурными испытаниям. Которые, в целях обеспечения секретности, нельзя было произвести. Так как первое же срабатывание новой установки, оповестит неприятеля о появлении нового оружия, как и о принципе его действия.
   "Макс, как там? У тебя всё готово? - мысленно обратился к искину Андрей. - Твои приготовления к залпу никем не замечены?"
  "Всё в полном порядке. Осталось указать цель и спустить на неё наших "собачек". А уж они, непременно порвут любого врага. Ты только укажи кого именно ...".
  "Максик, не будь столь самонадеян. Наши брандеры боеспособны только по теоретическим выкладкам, да итогам виртуальных симуляций. Не исключено, что у нас в руках малоэффективные и при этом, весьма дорогие хлопушки, способные только насмешить супостата, и не более того. Поэтому помолчи и без команды не действуй. Вдруг это и не понадобится".
  "Это мы ещё посмотрим, насколько они бесполезны. Ну ладно, всё понял, жду".
   Прервав диалог и окинув взглядом экраны, Андрей, с нескрываемой во взоре брезгливостью посмотрел на Эллину. Та, стиснув поручни своего пластикового кресла, уподобившись восковой статуе, "гипнотизировала" изображение неприятельского крейсера, будто это могло ему повредить. На её худом, бледном лице, яркими пятнами выделялись пылающие щёки, а на лбу и над верхней губой, проступили бисеринки пота. В этот момент, так хотелось её убить, выгнать из команды, лишить всего, что у неё было, включая жизнь. Вот только нельзя было трогать эту женщину. Как ни "крути" за этим холериком стояли люди, те, кто помог совершить этот переворот. Да-да, вся четвёрка, представляла интересы своих "семей". Правильно сказать, стихийно организованных группировок. Такова уж человеческая натура, все стараются объединяться в свои "клубы по интересам". Произошло это и со спасёнными колонистами. Они незаметно разбились по кланам, этаким "кружкам по интересам", чем Тычина и воспользовался, он привлёк на свою сторону самые сильные из них и агрессивные. И эта харизматичная истеричка, умеющая своими эмоциональными выступлениями заводить любую толпу, представляла самую мощную из группировок. Вернее, Эллина была "лицом семьи", а управлял людьми один "серый кардинал" - её единственная дочь, рождённая и выросшая на этой планете. Буквально вчера, у Тычины состоялся с девицей-львицей разговор, где он уведомил Марию о причинённом её матерью репутационном ущербе их делу и в случае рецидива, клан будет наказан финансово, путём лишения некоторых, особо "сладких" активов. Ничего личного, отнятые производства отойдут не Андрею, а другим компаньонам. Во время этой "милой беседы", было дано три дня на принятие правильного решения. Или мать срочно уходит из правления пяти, передавая бразды правления своей дочери, или капиталы клана существенно урезаются. Так как из-за её самодурства, страдают дело. Пусть старуха и дальше ведёт за собою адептов, а истинный лидер, представляет в совете интересы своей семьи. Для низов, девчонка будет "голосом своей матери", решившей не оставлять своё "стадо" без присмотра.
  "Интересно, - подумал Андрей, - Эллочка знает о своём смещении с поста, или дочурка решила устроить маме "приятный" сюрприз? Да, девчонка стерва, но разумная, если это не несёт выгоду, она не будет подносить матери неожиданные сюрпризы. Всё, хватит фантазий, вон, враг совсем близко и столкнулся со второй линией обороны. И .... Ура-а-а! Молодцы! Надо же, первым же совместным залпом, истребители, не выходя из режима скрыта добили рейдер".
   Радость от очередной победы не оставила равнодушными никого из правящей пятёрки. Как это ни банально и не забито штампами, но представители новой земной элиты вскочили со своих мест и начали кричать, прыгать, обниматься .... Хотя все понимали, что, это не окончательная победа, а так, немного возросший шанс на выживание. Никто из них, о тайном оружии Андрея не знал. Потому что он не спешил делиться с соратниками этой информацией. "Козырь в рукаве" весом только тогда, когда никто из "игроков" не догадывается о его существовании. Аксиома.
   Тем временем, в космосе продолжался бой, не прошло и минуты, как враг нанёс ответный удар. Около двух третей включившихся в него смельчаков, не успев включить щиты, погибли. Кто-то из них, мгновенно испарился в краткой вспышке, сгорел под воздействием скрестившихся на нём лучей. Остальные, угодив под кинетические болванки, беспорядочно кувыркаясь, улетали прочь. Выжили только те, кто на момент открытия огня активно маневрировал, и то, даже в этом случае повезло не всем пилотам. А недруг, одновременно обстреливая как по волшебству "проявившиеся" в космическом вакууме корабли второго рубежа обороны, вёл ураганный огонь по платформе. Стрелял он непрестанно, флегматично принимая на защитное поле бесчисленное множество ответных попаданий, которые полностью поглощались и не причиняли ему никакого вреда. Таким способом, враг приблизился настолько близко, что немногочисленные гражданские спутники начали устойчиво демонстрировать его чёткую картинку. Благодаря чему, можно было без труда разглядеть огромную пробоину в носовой части крейсера. Были заметны и другие боевые отметины, продольные "шрамы" от множественных попаданий по его броне. Вот только свежих "отметин", на которых отсутствовали следы восстановительных работ - деловой суеты роботов ремонтников, не наблюдалось.
   "Андрей, - неожиданно обратился по ментальной связи Макс, - представляешь, во второй линии обороны были люди. Видать Иванович, от безысходности, выставил весь свой мизерный резерв. Представляешь, всех кто был в его распоряжении, даже не опытных мальчишек. На данный момент, наша установка приняла шестерых бойцов, трое из них не пережили эвакуацию, за жизнь четвёртого мы ещё боремся".
  "Как это боретесь?"
  "Об этом тебе уже говорили, и не раз. Мы полностью восстановили комплекс приемника, отныне на закрытой площадке находится всё необходимое оборудование, в том числе и капсулы реаниматоров".
  "Угу, вспомнил. Ты говорил, будто эта постройка позволит повысить у боевых пилотов шансы на выживание. Мол, этот комплекс, давно нужно было восстановить".
  "Во-первых, говорил не я, а мой предшественник".
  "Какая разница? Вы оба слепки одной личности, только ты, более совершенная. Блин! Ну, ты видишь? Ещё двое парней погибли!"
  "Нет, это ошибочный вывод, никто не погиб. Этими истребителями управляли искины, к нам никто не поступил. Мы...".
   Прерывая мысленный диалог с искином, Андрей вскочил и выкрикнул: - Да чтоб тебя...! - Он увидел, как, разлетаясь множеством обломков, погиб очередной защитник. А через мгновение, в крейсер врезался луч третьего за всё время боя выстрела "суперпушки". Что происходило дальше, было непонятно, так как через мгновение, погасли сразу все мониторы. Что произошло? Как так могло получиться? Почему вышли из строя сразу все спутники? Нет ответа. Все люди, находящиеся в этом помещении, замерли и с недоумением смотрели на экраны, демонстрирующие только чёрную бездну. Они не знали, радоваться ли им победе, или готовится к последней битве. О том, что их могут убить выстрелом с орбиты, без шанса на сопротивление, никто не желал даже задумываться.
   "Там, на орбите, было применено неизвестное мне оружие, породившее мощный электромагнитный выброс. Для его регистрации, мне даже не нужно пользоваться сверхчувствительными сканерами".
  "Может быть, это взорвался реактор крейсера?"
  "Андрюха, это военная техника. Там несколько реакторов и они имеют столько ступеней защиты, что их подрыв невозможен. Я даже не могу представить, что для этого должно произойти".
  "Значится так, не можешь представить? - рассеяно оглядывая соратников, переспросил Андрей. - Угу. А чисто теоретически, такое возможно? "
  "В жизни, всякое возможно - всего не предусмотришь. И ещё, через час, я смогу запустить пару резервных спутников-шпионов. Предупреждаю, они сделаны нами и сильно уступают всем своим собратьям. Последний вопрос. Как только выявлю победителя, мне его добивать?"
  "Посмотрим. Если уцелел корабль арахнидов, то действуй незамедлительно, пока они полностью не восстановились. Если выжили только наши изгои? То не стоит спешить. Они владеют недоступными для нас технологиями, позволяющими им создать надёжную оборону. Всему своё время, дружище ...".
   Из-за отсутствия связи со спутниками, ни Макс, ни Тычина не могли видеть, как на крейсере лопнула "оболочка" поля защиты. Как ярко засветились его утроба, подсвечиваемая плавящимися от воздействия высокотемпературного луча перегородками боевых отсеков. Далее, через считанные доли секунд вражеский корабль вздрогнул, но продолжил своё движение к цели. Пусть он был лишён щита и каждый летящий в него выстрел наносил соизмеримый своей мощности ущерб, но они не могли прервать эту атаку безумного камикадзе. Вот защитное поле огромной станции засветилось на полную мощь. Как-никак, оно сопротивлялось удару огромнейшего "тарана".
   Проходит секунда, вторая, третья. Крейсер, увязая в щите начал замедляться, а орбитальная платформа еле заметно смещаться назад, уступая силе инерции и массе корабля. Оставшиеся в живых защитники, делая на недруга заход за заходом, видели, как он неуклонно приближается к обшивке их космического дома. Как произошло касание, и начался процесс её пробития. Крейсер погружался в недра платформы как нож в масло. Благо продолжалось это недолго. Крейсер замер, а в сторону станции, полетели сорванные от столкновения дроиды-ремонтники, разбитые надстройки, куски обшивки и прочий мусор. Только когда всё это безобразие замерло, или, рикошетя от брони, помчалось в сторону, люди обратили внимание на то, что враг больше не стреляет. Все его орудия замерли, "смолкли" в тот момент, когда дальнобойный луч выжег его нутро. И наблюдаемый ими таран, был не отчаянной атакой погибающего бойца, а банальным дрейфом мёртвого космического тела. Да - да, именно так, врезался в станцию покойник, иначе не скажешь. Ничем иным как безжизненной грудой металла, эта "посудина" больше не являлась.
  
  
  

Глава 18. С окончанием битвы, не всегда наступает мир.

  
   Не всегда пробуждение бывает приятным и бодрым - с этим утверждением не поспоришь. Вот и сейчас, человек не успел открыть глаза, как пришло понимание, как себя чувствуют скошенные злаки, пройдя через снопомолотилку зерноуборочного комбайна. В данном случае, речь не идёт о банальной головной боли, её заменило опустошающие чувство жуткой, выворачивающей на изнанку тошноты. Не ломят терзающие тело ушибы ..., впрочем, нет, как раз присутствуют перемежающие, боли в грудине и обеих ногах. Отчего так? Непонятно. Сознание не успело "сбросить покрывало сна" и по идее, никаких неприятных ощущений не должно быть по определения - во сне ничего не болит. И всё же...
   Сквозь плотно сомкнутые веки начинает пробиваться свет, который с каждым мгновением становится ярче. Пациент, не открывая глаз, слегка пошевелился, недовольно сморщился и еле слышно простонал. Затем, его тело содрогнулось, как от воздействия электрошока, выгнулось дугой, и мужчина взвыл раненым туром. Почти сразу, в его грудь упёрлись две женских ладошки и тут же соскользнули с неё, так как кожа мужчины, до сих пор была покрыта медицинским гелем. Из-за этого мелкого казуса, врач слегка придавила своим бюстом лежащего человека.
  - Миленький, потерпи, сейчас всё пройдёт. - Говорила женщина тихо, сквозь всхлипы и поэтому, её речь была не совсем разборчива.
  -Ы-ы-ы. - сквозь плотно стиснутые зубы прозвучало что-то вроде ответа, а скорее всего - стона.
  - Потерпи родненький, сейчас всё отпустит. Эта боль не настоящая, она фантомная. Поверь, радость моя, от полученных в бою ран не осталось и следа. Просто твой мозг, этого ещё не осознал.
  - А-а-а! - громко, до рези в ушах, выкрикнул пациент, в очередной раз, выгибаясь дугою.
  - Миленький, хороший мой, родненький. Ну, потерпи немного, сейчас подействуют впрыснутые в твою кровь лекарство, оно позволит твоему мозгу перестать "вспоминать о былых травмах". Прости, не сделала это сразу. Не подумала, совсем затуркалась ...
   С этими словами, женщина медик приникла к груди своего мужа и зашлась в рыданиях. Не мудрено. Эти десять суток, вымотали её физически и морально. Да-да. После боя и столкновения с крейсером, мед бокс был переполнен ранеными. Были среди них спасённые пилоты, покалеченная обслуга платформы, да не успевшие, или не пожелавшие пересидеть бой в специальных ложементах гражданские. Благо, дети заранее были погружены в медкапсулы и во время боя, проходили тщательную, углублённую диагностику. Делалось это только с одной целью, малыши, по определению не способны долго сидеть на месте, а так, шансы на получение ими травмы, сводились к нулю. Однако, речь не о них. Нужно повториться, по окончанию сражения, пострадавших было очень много. Кто-то обошёлся стандартным лечением, проводимым под присмотром андроидов, таких счастливчиков было меньшинство. Остальные раненые, требовали постоянного контроля, а временами и постоянной коррекции работы медкапсул. Пускай каждый из пострадавших, имел шанс возродиться на планете, но рисковать ими всё равно не хотелось, Тем более, с поверхности поступили отчёты о безвозвратных потерях, и пополнять их список новыми именами не хотелось. Именно из-за этого, люди-медики, не отходили от боксов с тяжелоранеными бойцами. Они, жили и урывками дремали, "выключаясь " где присели, и никого не потеряли.
   Самым "тяжёлым" из всех пострадавших оказался Егоршин. Мало того, что его изувеченный корабль, не подающий никаких сигналов, нашли не сразу, можно сказать совершенно случайно. Он затерялся на фоне нескольких обломков вражеского рейдера. Непонятно почему, но они летели в одной "группе" параллельным курсом. И это было не всё, злодейка судьба решила покуражиться над бойцом, помимо множества серьёзных травм, пострадала система жизнеобеспечения скафандра пилота, и он, долго страдал от удушья. И надо же, сбой в терморегуляции, спас жизнь человека, поддерживая на остатках своего ресурса температуру близкую к анабиозу. Нет, такое переохлаждение обязано было привести к гибели от переохлаждения. Однако, оно позволило оттянуть окончательную смерть тела и клеток его мозга. И то, первичный прогноз был не утешительным, ставилось девяносто три процента на то, что пациент погибнет. Вполне ожидаемо, Гульнара не пожелала смириться с этой ситуацией, и взяла всё под свой контроль. Все эти дни, она не отходила от капсулы с мужем велев искину оповещать её о любом изменении в состоянии её Даниила. Она на свой страх, и риск, вносила необходимые коррективы в алгоритм лечения. Иногда, до хрипоты спорила с Ивановичем, делая всё по-своему, или же соглашаясь с его доводами. И сейчас, она "сорвалась", позволила себе расслабиться. Её муж жив, вопреки всем прогнозам относительно его судьбы. Пусть его руки были слабы и слегка дрожали, но он, был жив. И вот, Егоршин не очень бодро, но и не немощно произнёс:
  - Солнце моё, здравствуй. Я тоже рад тебя видеть. Не плачь, судя по всему, мы выстояли. Мы победили.
  - А как ты узнал о том, что мы выстояли? - шмыгнув носом, поинтересовалась Гуля, мгновенно поняв наивность своего вопроса и желая это хоть как-то сгладить, сильнее прижалась к мужу, оросив его грудь чередой неудержимо текущих слезинок.
  - Так всё просто. Я пришёл в себя на станции, а не на планете, это раз. Стало быть, вы смогли меня найти и вовремя эвакуировав спасти, это два. Как-то так. Значит, можно радоваться, я жив и здоров, хотя при пробуждении, в груди и в ногах бушевала такая боль. Она была такая сильная, будто в тело воткнули раскалённые штыри. Впрочем, эта мерзость уже почти утихла.
  - Как так?! Какая боль? Блин горелый. Я ведь когда ты был ещё в беспамятстве и застонал, применила такую мощную анестезию.
  - Ага, "умница". - в голосе всё ещё морщащегося от остаточной боли Дани, промелькнул намёк на лёгкий сарказм. - Помнится, ты мне рассказывала, будто при подобных фантомных болях, обычные обезболивающие лекарства бессильны. Ведь так? Эх ты, двоечница.
  - ... - ответом на это замечание, было смущённое молчание.
   Воспользовавшись моментом, пока прильнув к его груди, супруга притихла, Егоршин утайкой осмотрелся. Его капсула стояла в дальнем от входа углу госпитального зала, в котором, несколько складных ширм создавали небольшую территорию личного пространства. Его точное местоположение, определила нейросеть. В получившемся таким нехитрым способом закутке ютились четыре медкапсулы, и пара простеньких кроватей, поставленных возле стены. Одно из спальных мест, если судить по его скромному размеру, было детским. В дополнение, рядом с ними стоял небольшой обеденный столик, сделанный из имитирующего красную древесину пластика. Выглядела эта мебель весьма натурально, не знай Даниил о недопустимости нахождения натурального дерева на станции, мог ошибиться в определении материала.
   "Ты чего так удивлённо озираешься?" - с небольшой толикой ехидства, по ментальной связи, поинтересовался Иванович.
  "Бли-ин, Искинушка, опять ты влезаешь туда, куда тебя не просят. - недовольно поморщившись, беззвучно ответил Даня. - Тебе что? Никогда не говорили о личном пространстве человека, нарушать которое нельзя?"
  - Даня, что с тобою? - взволнованно прошептала Гуля, неожиданно приподнявшись и с изумлением взглянув на мужа. - ты так напрягся и такой...
  - Какой такой? Успокойся, со мною всё в полном порядке.
  - Ну-у-у.... У тебя была такая неприязненная гримаса. Вот. Только не пойму, то ли тебя после интенсивного лечения всё ещё тошнит, то ли ты не рад моему присутствию?
  - Да-а-а, мне как всегда повезло. У меня самая умная жена, и всё равно, она такая дура. - с трудом сдерживая улыбку, ответил Егоршин, продолжая нежно поглаживать Гулю по голове. - А про беспардонную личность по кличке Иванович ты не подумала? Того электронного хама, который любит в самый не подходящий момент, "совать свой виртуальный нос" куда не надо.
  - Э-э-э...
  - Вот и я о том же. Представляю, о чём ты могла подумать, вздумай я в этот момент серьёзно с ним поругаться. Думается... Ты, также приняла бы этот злобный оскал на свой счёт. Да?
  - Не знаю. Наверное ...
  - Лады. Хватит болтать о нашем "неотёсанном дружке" искине. Ты лучше расскажи, как ты? Как там наша дочурка? Как вы пережили атаку этого агрессивного чудовища?
  - Как - как? Ты и сам все понимаешь. Враг долетел до станции и умудрился её протаранить. Вот. Как говорит Иванович: "Это чудовище погибло и всё равно умудрилось причинить мне значительный ущерб, но не критичный. На полную ликвидацию последствий столкновения, уйдёт около трёх - четырёх месяцев. Благо, вражина немного удружил - доставил огромную кучу строительных материалов, которые я уже начал перерабатывать. Так что, окончание восстановительных работ, совпадёт с завершением самого строительства". - А ещё, у нас на станции, было много пострадавших. Страх как много. Вот. Это несколько пилотов. Ну, тех, подбитых в первом, и последних боестолкновениях. А ещё, сильно пострадали шестеро парней и девчат из сил поддержания внутреннего правопорядка. Остальные наши пациенты, э-э-э... это гражданские, поддавшиеся панике, правильнее сказать придурки, из упрямства не пожелавшие переждать тревогу в помещении повышенной защиты, сидя в специальных ложементах. Вот. Значит я говорю, нам, медикам, работы досталось "выше крыши". Всему медперсоналу, прямо в этом зале организовали спальные места и прямо сюда, приносили еду. Вот, как-то так.
  - Лады. Говоришь, на станции ещё недавно было множество раненых. Это плохо, в этом есть и моя вина. Давно пора перестать миндальничать с Андрюхой и его бандой, да строить нормальную орбитальную оборону. И ни на кого не оглядываться. Но об этом, я подумаю немного позже. Но ты так и не сказала, как наша девочка? Что с нею?
  - С Агнессой, как и с другими детьми, всё в полном порядке. Всё время отражения атаки чужаков, малыши провели в медкапсулах с повышенной защитой. Сейчас, Агнессочка играется в детской комнате, а поближе к вечеру, её приведут сюда. Вот. А сейчас, тебе пора принять душ, мало того, что сам покрыт этим мерзким гелем, так ещё и меня им перемазал. - упрекая мужа Гульнара, игриво улыбнулась и немного отстранившись, посерьёзнев продолжила. - Пошли уже в душ, мой принц, заодно потру тебе спинку, ну а ты, соответственно мне...
   Про то, чем закончилась помывка, можно и не рассказывать, всё произошедшее меж супругов было весьма предсказуемо. И, как положено - закончилось всё в постели .... Через полчаса, мужчина и женщина лежали в кровати, укрывшись лёгким одеялом. Он, боялся пошевелиться, потревожив этим сон любимой. А она, прижавшись к его боку, спала глубоким, спокойным сном и впервые за долгое время счастливо улыбалась. В какой-то мере, так на ней сказывалась накопившаяся усталость, усиленная длительным приёмом стимуляторов, как и близость любимого человека. Впрочем, все неприятные последствия длительного отравления были поправимы, так как отчистку организма от элементов распада этой химии, Гуля собиралась пройти немного позднее. А сейчас, она уснула, впервые за долгое время, почувствовав себя любимой женщиной. И им, обоим было наплевать на то, что в это время за ними могли подсматривать надзиратели, безвылазно сидящие на планете. После всего пережитого, эти люди нуждались в близости, нежности ..., как задыхающийся человек в притоке свежего воздуха. Всё это слова, а у Даниила, давно занемело плечо, которое ему отлежала супруга, и даже это, не могло заставить его шелохнуться. И все же, немногим позже, воспользовавшись моментом, Даня освободил руку, лёг удобней и, приобняв жену, уснул.
   Как обычно, кратковременная дрёма, не успела ничем одарить придавшегося ей человека. Не было сновидений, или неги утреннего пробуждения. Казалось, веки только успели сомкнуться, как вновь пришлось открывать глаза. Обидно, досадно, но .... Да только причиной этого пробуждения стала Гуля, которая тихо, стараясь не побеспокоить супруга, попробовала освободиться из его объятий. Игриво придержав свою избранницу в тот момент, когда она через него перелазила, он, было, проводил её взглядом полным нежности и душевного тепла, но тут же отвернулся. Как мужчине не хотелось любоваться нагим телом своей женщины, но..., через его глаза, в этот момент, могли смотреть чужаки. И вынужденно транслировать для этих гадов то, что для них не предназначалось, не хотелось. Пусть, по его убеждению, в обнажённом теле не было ничего непристойного, однако, как говорили древние: "Нагота признак благородства, а неуместная нагота - варварства ". - Именно поэтому, они, с женою, долго воздерживались от каких-либо проявлений чувств. Впрочем, звуки шелеста одежды, будоражили сознание не меньше прямого созерцания некого действа. Была в этом и одна, самая приятная деталь - проникать в мирок амурных фантазий, беспардонный враг не мог, по определению.
  - А я, на твоём месте, так вольготно не разлёживалась. - послышался тихий, немного игривый голос Гульнары. - Иванович предупредил меня - наша девочка скоро будет здесь. Так что, блин горелый, вставай, да живенько одевайся.
  - Угу. Всё, как всегда. Не успел проснуться, как прощай праздник, да здравствуют будни. Как там говорили древние поэты:
   "Промчались милые мгновенья любовной неги, нежных ласк.
   Бездушный быт нас поглощает, грозя ..." - Бу-бу, Ля-ля. И что-то там ещё.
  - Даня, только не надо этих э-э..., твоих неуместных цитат от древних поэтов. Не до них сейчас. Вот. Ты сам знаешь о том "строгом ошейнике", то бишь неусыпном шпионе. Так что, давай больше не будем расслабляться и оголять свою душу перед этими гадами. Понимаешь, осознание того, что они подглядывают за самыми откровенными моментами нашей семейной жизни, опошляет и марает не хуже .... - Гульнара замолчала, скорчив гримасу полную чувства брезгливости и отвернувшись показательно бодро сказала. - Но, наша жизнь продолжается, и придаваться унынию, я не собираюсь и тебе, любимый, не советую этого делать.
   По ментальной речи, Гулей было сказано другое:
   "Мы тут это..., после того как нашли тебя и занимались твоей реанимацией, обратили внимание на один момент. Подсаженный в твоё тело паразит, не подавал никаких признаков жизни и ни на что не реагировал. В общем, как говорится, заметили один интересный эффект, вот. Значит, он весьма неожиданный и возникает под воздействием низких температур. Только итог наших наблюдений, оглашать не стали. Значит так, в состоянии близком к анабиозу, наши симбионты, вместе с носителем впадают в спячку. Как-то так. Перед тем как начать поднимать температуру твоего тела, мы рискнули и взяли на исследование клеточный материал твоего "органического надзирателя" и он, на утерю своей достаточно крупной частичка никак не отреагировал. Ты представляешь? Он не заметил наше вмешательство, приняв причинённый ему ущерб за последствия полученных тобою ранений. Представляешь? Эта гадость, при переохлаждении не работает - совершенно. Сейчас, мы все полученные образцы изучаем. Может быть, в скором времени, мы сумеем удалить из твоего организма эту гадость. Вот. Правда ведь, это чудесно? Ведь в таком случае, у --нас появляется способ освободить всех наших людей".
  "Лады. Как скоро вы всё изучите и найдёте решение этой проблемы?"
  "Скоро. Но, не стоит так торопиться, ведь эта операция ещё не отработана и смертельно опасна. Вдруг этот маяк запускает в теле реципиента некие изменения, которые, в случае извлечения из организма этого паразита, мгновенно убивают носителя".
  "Ерунда, я всё равно согласен рискнуть".
  "Потом поговорим, позднее. А сейчас, одевайся и готовься к встрече с Агнессой, она вот-вот сюда прибежит".
   И в самом деле. Через несколько секунд после того, как Гульнара вышла из закутка, послышался звонкий, радостный голос ребёнка:
   - Мамочка! А у нас, тётя Рая .... А Валька.... А я .... А почему ...? А они ...! А как папа, его уже вылечили? Да? А ...?
   В скороговорке излагаемых впечатлений и задаваемых вопросов, понять что-либо, или вставить ответ, было не реально. Поток эмоций и вопросов стих только тогда, когда Даня, облачившись в комбез боевого пилота, вышел из-за ширмы. Да. Открывшаяся взору Егоршина "картина", была достойна кисти великого художника. Стоящая посреди зала Гуля; рядом с нею обхватим обеими руками мамину ногу и, прижавшись к ней всем тельцем, замерла маленькая девочка в ярко-красном комбинезончике. Её карие, широко открытые от удивления глазки, смотрели на отца, да и всё её прелестное личико выражало высшую степень удивления, сдобренного хорошей порцией озорства.
  - Мамочка, - послышался тихий шёпот ребёнка, - а папу что...? Уже выпустили из того страшного ящика? Он больше не болеет? Да? А я могу с ним поиграться? Ну-у-у, хоть капельку, ну немножечко. Я честное слово, больше не буду куклу ломать, я буду послушной. Правда - правда. Ну, честно - честно. ...
   После этих слов, Даня помимо своей воли "расплылся" в умильной улыбке и присев на корточки, развёл руки, желая заключить дочь в объятьях.
  
   Тем временем на поверхности планеты, транслировалось обращение Тычины к народу. Режим двух поточной видеоконференции, пусть и позволял оратору видеть почти всех своих слушателей, как и публике, созерцать каждый его жест, гримасу ..., проще говоря, впитывать "поток" излучаемой им экспрессии. Всё это, позволяло заражать аудиторию нужным эмоциями, ассоциациями, однако, так и оставалось бледным подобием полноценного, живого общения. Множество мониторов видеостены, показывали только транслируемую картинку, динамики передавали звук, и не более того. В подобном вещании отсутствовало самое главное, не было шарма выступающего и ответные эманаций, исходящие от управляемой умелым оратором толпы. Отсутствовало ощущение полного единения множества индивидов, именуемого стадным чувством. Впрочем, собрать в одном помещении сразу весь электорат, пусть даже не в огромном зале, а на большой площади, было делом затратным, сложным и почти не выполнимым. Поэтому, Андрей обходился тем, что было в его распоряжении и, по его мнению, получаемый результат, был вполне сносным, толпа ему внимала, "усваивая" всё услышанное как прописные истины.
   "Друзья мои, братья и сёстры! Как говорили наши предки: "Просвещенье безграмотных и привитие им истинного такого понятия как цивилизованность, это наш почётный, но тяжкий крест. Но мы вынуждены его нести несмотря ни на что!" - сотрясая перед лицом руками, надрывно вещал Тычина. - Все мы, я и вы, избраны самой жизнью! Именно нам предначертано нести свет наших ценностей в отдалённые, отсталые закутки захудалой вселенной. И мы это делаем. Никто из нас, не откажется от этой ноши, ради достижения высокой цели - ни я, ни вы! И это так! Путь избранного народа тяжёл, опасен и тернист, мы это познали на своём примере! Как это ни прискорбно. Все помнят, как мы, повстречав диких аборигенов, поспешно решили сделать их равными себе. И чем это окончилось? Да ничем хорошим. Они, повели себя как малые дети, которым показали, как добывать огонь. А эти "неразумные чада", развели посреди нашего общего дома жуткий "костёр" братоубийственной войны. В этом пламени, за малым не сгорели как мы, так и эти безумцы. Надеюсь все помните, как нами же вооружённые варвары, жгли, убивали, грабили, продавали в рабство не только наших товарищей, но и своих, более слабых сородичей ...".
   Неожиданно, на одном из мониторов, какая-то девица, прося слово, подняла руку и нетерпеливо ею затрясла, прямо как прилежная ученица. Искин мгновенно обвёл её контур красной каймой. Видимо Макс постоянно контролирующий аудиторию, решил уместным "поиграть в демократию", то есть, дать слово прекрасной представительнице народа. Андрей был не против, почему бы не воспользоваться возможностью немного отдохнуть от лицедейства. Протянув руку к объективу камеры, он сказал: "Вижу дорогая гражданка, вы желаете чего-то сказать. Или спросить? Да-да, именно вы. Та, что находится в аудитории отдела аналитиков". - Тычина знал, в данный момент, эту кудрявую, весьма смазливую девицу видят все. Её изображение, расположили рядом, по правую руку, вровень с ним - по заверениям Макса, такая картинка, в глазах электората, подчёркивает равенство меж руководством и подчинёнными.
  - Андрей Семёнович, я Анна Мистюркина, - с трудом справившись с нахлынувшим на неё смущением, затараторила залившаяся румянцем девушка, - меня вот что интересует. Все мы помним, как геноцидом занимались не только варвары, но и наши собратья по освоению космоса. Я говорю. У всех на памяти тот кошмар, который учинил Егоршин, и как его поддержали ему подобные. Говорю. Как быть с ними? Как от них обезопаситься?
  - Аня, я прекрасно вас понял. Но, не стоит всех судить одним мерилом. Те, кого вы упомянули, всего лишь жертвы обстоятельств, а не варвары. Они, как и все мы, выходцы из одного с нами мира. К несчастью, и среди нас завелись отщепенцы, не пожелавшие жить по закону и бандитствовали потихоньку. Да-да, я говорю о Тяй Игнатии, Смолине, Щербине, и всех им подобных. Они с самого начала мешали нам мирно жить. А когда пришла беда, трусливо убежали в дальние пещеры, где и продолжили разбойничать, только с ещё большим размахом. Не мне вам всё это рассказывать. А те, кого вы упомянули, столкнувшись с творившимся беспределом бандитской вольницы, были вынуждены стать на путь убийц, и не нам их судить. Они спасали жизнь своих близких людей, как могли. Да. По окончанию той жути, не все из них согласились пройти коррекцию подорванной психики. Но и для них, мы нашли цель для существования, они охраняют нас от нового - внешнего врага. Для общего спокойствия, они от нас изолированы, и при этом, продолжают быть полезными для общества. Этих людей необходимо понять и принимать такими, какие они есть.
  - Так это правда? Говорят, что недавно была отражена атака космических чужаков? Медики говорят о поступлении на базу большого количества пострадавших.
  - Да. Всё было так как вы сказали. Скажу больше, в данный момент, у нас на излечении находится несколько спасённых пилотов. Это те, чьи истребители были уничтожены в том космическом бою. К несчастью, несколько этих героев погибли окончательно, и мы, были вынуждены их похоронить. Понимаете, мы только закрепляемся на этой планете, и как никогда нуждаемся в таких храбрецах. Нет, я не призываю вас становится убийцами. Позднее, когда мы воздвигнем надёжную оборону, наша община протянет руку помощи и этим несчастным. Да, мы будем лечить этих людей в принудительном порядке, но это, будет делаться ради их же блага. Однако вернёмся к нашим аборигенам. Мы, "Совет пяти", решили: "Ради всеобщей безопасности, "не давать в руки дикарей" никаких опасных знаний. Члены нашей экспедиции, должны заботиться об этих неразумных чадах, и нести за них ответственность. Представителям дружественных нам местных племён, будут устанавливаться полноценные симбионты, вот только даваемые им базы, будут ограниченными. Именно поэтому, на нашу общину ложится ответственность за их быт, здравоохранение и трудоустройство. Мы должны им показать каково жить в цивилизованном обществе". - При этом, в целях недопущения новой беды, мы вынуждены контролировать каждый их шаг, приглядывая как за малыми детьми. Именно поэтому, мы имеем право, как наказывать непослушных, так и миловать миролюбивых. И не удивляйтесь словам, которые будут написаны над входом на нашу базу: "На ком большая ответственность, у того должно быть больше прав ". - В этих словах, заключена вся правда и мудрость нашей цивилизации! ...
  
   Трансляция "обращения лидера к своему народу" была окончена, студийная камера и микрофоны выключены, можно расслабиться. Чем Тычина и воспользовался, он устало плюхнулся в мягкое, кресло с обивкой из натуральной кожи, которое поджидало оратора в нескольких шагах от трибуны. После чего, бывший главный программист взял со стоящего на столике подноса стакан с прохладной водой, и вожделенно поднёс его к губам. Как и положено, парень в начале пополоскал рот, и только после этого сделал пару небольших глотков. При этом, Андрей немного отрешённо поглядывал на экраны, которые всё ещё небыли выключены и транслировали кадры из импровизированных аудиторий. Там, в больших актовых залах, всё ещё толпились люди, они чего-то обсуждали, кто-то делал это вяло, с деловитой неспешностью. Некоторые спорщики, не сдерживая эмоций, активно жестикулировали. Были и те, кто флегматично брёл к выходу, думая о чём-то своём. И всё это происходило в полной тишине, придавая всему происходящему эффект некой нереальности. Только мужчине было не до этих ассоциаций, он устал, как физически, так и морально. Говорить много, по-свойски нарочито упрощая речь, было ещё той задачей.
   В добавок к усталости, можно приплюсовать аховое настроение, и было от чего впадать в уныние. Всему виной искин - оригинальный Макс. Эта программа, своей виртуальной гибелью сумела доставить Андрею кучу неприятностей. Как это не прискорбно, но, с её удалением, была утеряна часть жизненно важной информации. Безвозвратно исчезли даже мизерные намёки на то, где по распоряжению Тычины располагались тайные склады для хранения топливных стержней реакторов. Это выведенное из учёта топливо, должно было не просто создать личный стратегический резерв Андрея, но и использоваться в реакторах его личных баз и прочих тайных предприятий. На этих объектах, управляемых только искинами и андроидами, должны были взращиваться воины-клоны его личной армии. А автоматические заводы, производить для этих идеальных бойцов вооружение и прочую амуницию. Так что, будь стержни единственной потерей, можно было так сильно не расстраиваться. Но стали недоступны координаты уже построенного. В этот перечень входила запасная база спасения, один завод военной техники, и четыре комплекса для выращивания клонов солдат. А самое обидное, канула в небытие большая партия будущих бойцов, которая выращивалась в ускоренном режиме акселерации. То есть, на данный момент, там должно было находиться пять сотен существ, равных по возрасту шестнадцатилетним подросткам. По планам, проходя постоянные подстёгивающие развитие процедуры, они, должны оканчивать изучение воинской науки, делая это под присмотром роботов инструкторов. Возникал резонный вопрос: "Где именно они находятся?" - Ответа на него нет. Отныне, всё это "богатство", для Тычины не доступно. И тут, кори, не кори себя за такую оплошность, ничего не исправить. Кто ему мешал перед затиранием личности оригинального Макса, потребовать от того полнейший отчёт по строительству секретных объектов, и их местоположению? Никто. Значит, придётся многое начинать с нуля, и рассчитывать только на те ресурсы, что на данный момент имеются в наличии. Естественно, автономные группы роботов археологов, продолжат поиски утраченного имущества, благо, приблизительные координаты потерь были известны. Точнее направления, по которым необходимо высылать тайные экспедиции. Вот только надеяться на успех этих поисковых партий не стоит.
  "Макс, обеспечь мне связь с орбитой, немедленно. - скинув оцепенение задумчивости, и посмотрев куда-то в потолок, мысленно потребовал Андрей. - После боя прошло столь много времени, но никто из людей, на связь так и не вышел. Почему-то, мы общаемся только с искином, да и тот, почти нечего не говорит - "собака бешеная". Непорядок. Вызови мне именно Даниила, он должен быть на станции. Его спасённая тушка, на нашу базу так и не телепортировалась. Значит, он пережил ту схватку, которая "разгорелась" возле восстановленной платформы."
  "Может быть, - прозвучал мгновенный ответ, - ему не досуг с нами общаться ...".
  "Угу. Значится так. - не справившись с эмоциями, Андрей вскочил и заметался по операторской. - Мне плевать на все его хотелки и недосуги! Так и скажи ему, на нашей базе находятся его люди! А это непорядок, нам, необходимо решать, как мы их доставим на место их постоянной службы. Напомни ему, что у нас сформирована ещё одна партия "добровольцев", которыми мы восполним его безвозвратные потери и поможем немного увеличить штат. И как со всеми ими быть, необходимо решать, как можно скорее".
  "Всё ясно. Я уже связался с Ивановичем. Он говорит, будто Егоршин был серьёзно ранен. Его долго лечили и он, только недавно покинул медкапсулу. В данный момент, этот человек общается с семьёй. Как только Даниил освободится, он сам выйдет с тобою на связь".
  "Стоп. Угу. Значится, по словам твоего коллеги, машина Дани была подбита и он, был тяжело ранен? Та-а-ак. Но почему его лечение было таким долгим? Непонятно. Точно, они чего-то хитрят. Ну-ка, дай запрос на тест нашей системы контроля за потенциальным преступником. Немедленно!"
  "Тестировать всех отщепенцев, или кого-то конкретно?"
  "Не прикидывайся тупицей, есть те параграфы договора, которые мы будем соблюдать неукоснительно, начни тест с Егоршина, а в последующие двое суток, проверь только у трети оставшегося состава. Выбирай объекты для тестов случайным способом - на кого бог пошлёт".
  "Искать что-то конкретное, или просто провести тесты на работоспособность?"
  "Меня интересует одно. Были ли попытки его изъятия из тела, или взятия образцов ткани для дальнейшего изучения?"
  "Сейчас ..., ага, всё сделано. По Даниилу, на оба твоих запроса ответ отрицательный. По-другому не могло и быть, в обоих случаях, подобные попытки оканчиваются смертью носителя, без шансов на реанимацию вне спасательного центра. То есть, пациент отправляется на возрождение".
   "Хоть это хорошо. Значится так, согласен, будем ждать, когда Даня намилуется с семьёй. Кстати, он точно общается с женою? Орбитальная группировка не вводит нас в заблуждение? Проверь".
   В ответ на эти вопросы, на одном из потухших экранов появилось изображение. На нём, со свойственными человеческому глазу искажениями, транслировалась катающаяся на папиной ноге как на качели Агнесса. Ребёнок буквально светился от радости, смеялся и не внимая жалобам, мол папина ножка сильно устала, требовал продолжения необычного "аттракциона". И родитель, смиренно капитулировал ...
  
  "Даня, извини что отвлекаю, но Макс желает с нами поговорить. На этот раз, он настойчиво требует общения именно с тобою". - неожиданно и так не вовремя, вышел на связь искин станции.
  "Да что ты говоришь, Иванович. Неужели? - не отвлекаясь от игры с ребёнком, ответил Егоршин. - И как мне на это реагировать? Вот что, пошли Макса и его хозяина ко всем чертям. А лучше всего, поясни этому оболтусу, что я имею право на некую иллюзию неприкосновенности моей личной жизни. Растолкуй ему одно, весьма важное условие нашего "договора", которое они просто обязаны соблюдать: "Для поддержания этого заблуждения, я должен самостоятельно выбирать время для общения со своей семьёй, а не только "вилять перед ними хвостиком" ожидая приказов и мечтать об объедках с хозяйского стола"- Так ему и передай".
  "Вот и я им об этом говорю. А Макс, всё равно, усиленно намекает на недовольство Андрея, вызванное манкированием тобою договорённостей о взаимодействии".
  "И что с того? Он, в отместку за "вольнодумство", вновь включит режим "привидение смутьяна к послушанию"? - одновременно пересаживая дочь на отдохнувшую ногу, поинтересовался Егоршин. - Что-то наши друзья перепутали, не было в нашем договоре такого параграфа.
  "Говорит, что всё не так как ты утверждаешь. Андрей, как и обещал, не собирается никого показательно наказывать. Но, намекает, будто знает другой способ, как заставить себя уважать".
  "Это Андрюшины слова? Да?"
  "Нет. Но Макс, утверждает будто, по его мнению, точнее по некоторым оговоркам, Тычина близок к такому решению. Мол, он соблюдает все достигнутые договорённости, а мы, такие "не благодарные твари", нет. Тем более, наши люди и без того являются для земной колонии источником многих проблем. Ведь мы, не согласны жить как все цивилизованные люди, соблюдая все общепринятые правила мирного сосуществования".
  "О-о-о как? Стало быть, вот как с нами заговорил наш Максик. Значит, Дрюха его основательно "модернизировал", сумел переделать твоего собрата под свои нужды. Но нечего, перебьются, оба. Я им не ручной пёс, дабы, виляя хвостиком, нестись к хозяину с тапочками в зубах, по первому его зову. Как-то так. Вот уделю должное внимание своей семье, затем пообщаюсь с этим предателем и его усовершенствованным лакеем. И вообще. С их стороны это хамство - мешать мне общаться с дочерью. Меня это начинает бесить".
   Получасом позже, когда Агнесса, держа маму за руку, ушла в жилой блок, в котором она, с матерью, не появлялась все эти дни, Даня дал согласие на связь. Однако, он не услышал ожидаемых упрёков и назидательных выговоров. Были озвучены только вопросы о его самочувствии. Так же Андрей интересовался как Данина семья пережила его столь тяжёлое ранение. Окончательно добил вопрос: "Как там твоя дочь, сильно ли девчушка подросла?" - Как будто, Андрюшины прихвастни, не вели наблюдение за всем экипажем станции. Может быть не постоянное, но всё же ...
  
   Состоявшимся диалогом с Егоршиным, Андрей был не доволен, но и не разочарован. Все отговорки Даниила были ожидаемы, и вполне обоснованы. Реальными были оправдания о возникшем у него дефиците, как энергетических стержней, так и прочих редкоземельных металлов, а особенно стройматериалов. Резонно, на станции, ликвидировались разрушения - последствия отражения неприятельской атаки и параллельно, изыскивались возможности для строительства новых оборонительных платформ. Это подтверждал и мониторинг носителей "строгих ошейников" которые невольно показывали состояние орбитального объекта. И Иванович, и Егоршин, упрямо твердили: "Неизвестно, сколько у нас есть времени для создания более или менее надёжной обороны. Кстати, опасность грозит не только нам, но и вам. Именно поэтому, мы все должны, как можно скорее укрепить орбитальную группировку. Это не наш каприз, а вопрос жизни и смерти всей планеты". - После этих слов, стоило Тычине заикнуться о дефиците топлива для реакторов, как ему были приведены данные всех поставок с орбиты, по которым, выходило, что именно на поверхности планеты собран огромный запас этого стратегического сырья. Именно по этой причине, совет пяти, просто обязан выручить орбиту, вернув все образовавшиеся на их складах излишки. Естественно не безвозмездно, как только удастся решить проблему с ресурсами, всё будет возвращено.
   "Угу, значится верни вам все ресурсы, мол сейчас, они нам нужнее. - мысленно возмущался Андрей, окончив переговоры с орбитой. - А где я их для вас возьму? В то, что у меня их нет, вы не верите. И если судить по цифрам поставок, вы правы. Но как мне объяснить ситуацию, в которую я попал? Мол обмишурился, намудрил так, что сам остался в дураках. Значится так. Необходимо ускорить разработку планов ликвидации орбитальной аппозиции. И тогда, военный искин будет вынужден выйти на контакт со мною. Спешить нельзя, но и затягивать тоже. А сейчас, помимо планирования, необходимо заняться укреплением моих позиций на этой планете. Чтоб ни одна тварь, не могла мне противостоять и каждая "лялечка" преданно "ловила" каждое моё слово...".
   "Андрей Семёнович, у нас ЧП! " - прервал раздумья человека взволнованный искин.
   "Бли-и-ин Макс что ты так орёшь? Что ещё там произошло?"
   "Мусорщики наших орбитальных "друзей"-космонавтов, утилизировали все наши спутники наблюдения, даже работоспособные".
   - Как? Почему? - стукнув по подлокотнику кресла кулаком, громко взревел Тычина. - По какому праву? Как они посмели?
   "Всё просто, подлетели, уничтожили мощным ЭМИ импульсом, и утилизировали. Говорят, что вынуждены делать именно так. Утверждают, будто на орбите, было рассеяно много вражеских дроидов-диверсантов, замаскированных под наши спутники, вот они и убирают всё, что не отвечает на запрос свой-чужой, как бы этот объект не выглядел. Прикажешь атаковать их нашим орудием последнего шанса?"
  "Нет, не стоит. Мы люди не злопамятные, но все нанесённые нам обиды помним. Рассчитаемся за всё, но, позднее".
  
  

Глава 19. "Холодная война", это жестокие "баталии" невидимые для большинства обывателей и ...

  
   Течение времени, является мерилом существования вселенной, вызывающим поток непрекращающихся споров заядлых умников. Одни люди утверждают, что это константа, которую нельзя ни ускорить, ни притормозить. Их оппоненты, в зависимости от предполагаемой ситуации, доказывают другое. Кто-то из них, аргументирует своё мнение следующим примером: "Представьте себе ситуацию. Парень ждёт любимую девушку в условленном месте, а она, этакая проказница, как обычно опаздывает. Получилось? Молодцы, значит, вспомнили себя, и как это самое время, ползло медленнее самой сонной черепахи". - Рассмотрим позицию их оппонентов. Вот вам другой пример, пожилой мужчина, горестно повздыхав, и снисходительно посмотрев на вопрошающего "умника", говорит: "Время, это быстрокрылая птаха, мелькнувшая перед вашим взором шустрее падающей звезды. Буквально вчера, я объяснялся в любви одной юной прелестнице, а сегодня я, с нею, "гулял" на свадьбе одной из наших правнучек ...". - Все эти люди, говорят истинную правду, без какого-либо обмана или утайки. Это применимо и к нашей ситуации. Пролетели два года, или немногим больше. Для кого-то из разумных это показалось кратким мгновением, кому-то длинной чередой дней, полных нудной и кропотливой работы. В глубоких недрах пород и на поверхности планеты, были построены несколько заводских комплексов, как это ни странно, принадлежащих пяти семейным корпорациям. А что там, на орбите? На ней, торжественно вводилась в строй последняя из оборонительных платформ. При строительстве этой "последней линии обороны", возникали свои "неприятности", за малым не окончившиеся катастрофой. Пришлось, с большими потерями отбивать семь атак чужаков, благо численность атакующих, раз за разом не увеличивалась и вопреки ожиданиям, особой гениальностью тактических решений, враг не отличился. Впрочем, что взять с машин? Отсутствие в экипажах нападающих живых арахнидов, было доказанным фактом.
   У орбитальной группировки были и другие, на сей раз хорошие новости - малые виктории в труде и обороне. Например, после тщательной проверки, была распакована и обработана вся переданная Максом информация. Там, как и было обещано старым искусственным интеллектом, хранились три аварийных образа для восстановления ПО самого искина; множество данных о тайных исследованиях учёных, работающих в неких засекреченных лабораториях. В дополнение, прилагались протоколы переговоров заговорщиков, которые удалось подслушать, когда они общались в оборудованных подслушивающей аппаратурой помещениях. Отдельной "вишенкой на торте" стали координаты хранилища топливных стержней, резервной базы спасения, нескольких лабораторий разной направленности, и селениями с проживающими там сиротами из числа аборигенов. Точнее, имелись сведения о двух закрытых городках, с шестью сотнями нормально "выношенных" и развивающихся клонов в одном из них. В другом населённом пункте, разместились пять сотен клонов-солдат, подвергнувшихся принудительной акселерации и на данный момент, проходящих обучение соответствующим воинским специальностям. Почему всё это богатство стало достоянием орбитальной группировки? Так, ещё с момента проектирования, оно было экспроприировано у Тычины. В смысле, незаметно переправлено на соседний континент, где и развёрнуто. Естественно, всё это "безобразие", провернул просчитавший все ходы своих недругов искусственный разум, таким способом, превентивно отомстивший заговорщикам. По окончанию строительно-пусковых работ, ИИ ликвидировал все следы своих махинаций. Исключением стала некая отправленная на орбиту "посылка", которую Искин отослал в самый последний момент.
   Да, существовала одна проблема, сразу же воспользоваться этим подарком было невозможно. По расчётам изначального Макса, противостоять соседям, основанная им колония сможет не скоро, искусственно выращенные солдаты, "станут под ружьё" лет через пять, не раньше. Так как им, по окончанию обучения, предстоят множественные не совсем приятные процедуры для ликвидации последствий принудительной акселерации, и это, не совместимо с несением воинской службы. Это утверждение можно считать аксиомой, прописанной во всех инструкциях: "Бойцы, ослабленные разгоном симбионтами и накопившимися ошибками в мутировавших клетках, вызванных применением ускоряющих развитие гормонов, проживут не более ста лет. Во избежание вышеупомянутых последствий, они обязаны пройти все предусмотренные протоколом курсы восстановительных и укрепляющих процедур". - Тычине, на клонов было плевать. Совсем по-другому, на эту проблему смотрел Даниил. Именно поэтому, Даня был согласен потерять необходимую уйму времени, обходясь без неожиданных бонусов, но вылечить этих лишившихся детства людей.
   Вот ещё одно проявление вялотекущего противостояния, система орбитального наблюдения за поверхностью, зафиксировала два объекта, точнее, генетические лаборатории, ускоренно выращивающих новую армию для председателя Совета Пяти. Выходило так, что Андрей, ни взирая на траты, ускоренно укреплял свои позиции на планете, а в космос, временно не лез. Что и настораживало. Так как наглядная постройка этих объектов, приводила к мысли, что где-то строятся и тайные производства, и каким оружием будет обладать предполагаемый противник, остаётся только гадать. Тем более, былого дефицита с топливом больше не существовало, что Тычине "развязывало руки". В космосе, были найдены четыре кладбища кораблей, память об отбушевавших боестолкновениях. Почему битая техника не разлетелась по космическим просторам? Неизвестно, скорее всего, все эти объекты удерживала солнечная гравитация. Однако, нет худа без добра. Именно оттуда было эвакуировано огромное количество "металлолома", в том числе и пять крупных транспортов, загруженных разнообразным сырьём. Как они там очутились? Это очередная загадка, оставшаяся без ответа. У Ивановича была версия, что эти так называемые "кладбища кораблей", были отстойниками погибшей техники, так и не дождавшейся своей очереди на утилизацию. Таким способом, умирающая цивилизация могла восполнять острый дефицит в ресурсах. Знать истину, искин не мог, так как к тому времени, его платформа была уничтожена. Так вот, вернёмся к ресурсам, один из космических грузовиков, по договорённости с узурпаторами, был отдан в распоряжение совета пяти корпораций. Это помимо пяти процентных поставок, выделяемых из собранного на ближних просторах системы вторсырья. Пользуясь возможностью работать безнадзорно, правильнее сказать, сливать оппонентам только ту информацию, которую сочтёшь уместной, тайно снабжалась колония на дружественном континенте.
  
  
   Рабочий посёлок Тенистый, вполне соответствовал своему названию. Его неширокие, мощёные камнем улочки, за исключением трёх широких, покрытых пластобетоном дорог, закольцованных по маршруту: проходная фабрики производящей пищевые картриджи, вокзал междугородного пассажирского метро и грузового терминала, утопали в зелени разнообразных пород деревьев. Впрочем, архитекторы, флористы и дендрологи постарались на славу. Все местные постройки, и растения, меж собой прекрасно гармонировали, воспринимаясь как единый организм. Жили в этом рукотворном "раю" принудительно окультуренные аборигены, вместе со своими не прошедшими необходимую процедуру родителями. Как психологи объясняли работодателям, с последними, ничего поделать было нельзя. Из-за устоявшихся с возрастом стереотипов мышления, отказаться от вбитых за прожитые десятилетия в сознание былых обычаев и клановых правил общежития, эти люди не способны. Остаётся только ждать их естественного ухода, и относительно мягко работать с молодёжью.
   Стоит посмотреть на жизнь в одной из таких семей. В одном из уютных домиков, ранним утром, сонно зевая, Владислав Птицын неспешно собирался на работу. Это был молодой человек семнадцати лет от роду, как и все его сородичи, он был русоволос, невысок и худощав. На этом, его сходство со старшим поколением сородичей заканчивалось. Начинались самые главные отличия: он, как и все его сверстники, имел симбионт, чем юноша сильно гордился, если не сказать больше - считал себя одним из избранных, то есть, счастливчиком. Благодаря дару могучих работодателей, он смог пройти ускоренное обучение не только их языку, но и усвоить многие, доселе не доступные простым людям знания и культуру, позволяющие ему построить в новой общине вполне успешную карьеру. И именно на этой почве, у него постоянно возникали конфликты не только с бабушкой, но и с родителями. Им, как лицам "перешагнувшим" возрастной ценз допускающий установку нейросети, предстояло доживать свою короткую жизнь, оставаясь "серыми" неучами, что было причиной возникновения частых семейных перебранок. Этот день не стал исключением. Стоило парню выйти из ванной на кухню, как возившаяся на кухне мать, оглянувшись запричитала:
   - О боги! Сына, ты снова сделал это .... Ну-у..., как оно зовётся то? О, брил своё лицо! - осеняя себя обережным кругом, запричитала седовласая женщина. - Ну, ты же знаешь, я же тебе с детства об этом рассказывала. Все босомордые бестолочи теряют удачу, и всё равно, каждый день скоблишь свои щёки вострым железом. Пойми же сынок, коль не угомонишься, так со временем, вся мужская сила тебя покинет! Не увидев на твоей роже положенные мужчине волосья, родовые духи решат, что ты не достиг половозрелого возраста! Коготь, отец, ну хоть ты скажи нашему нерадивому отпрыску! А то, он меня совсем не слушает.
  - А что я? - недовольно пробурчал со спаленки болезненного вида, лысый мужичок, шаркающей походкой направляясь к выходу. - Я ему говорил об этом, и не раз ...
  - Молчите оба! - беззлобно огрызнулся юноша. - Надоело ваши бредни слушать. Уж кто из нас теряет силу, так это не я. Вон, как посмотрю на батю, так сразу сердце кровью обливается.
  - Это совсем другое дело, сына. - ответил остановившийся у порога, тяжело дышащий мужчина. - Я своё уже пожил, вот и пришла старость. А с нею и возрастная немощь, с которой ничего нельзя поделать. Такова жизнь.
  - Ага, ничего нельзя поделать? Я, тебе, сколько времени говорю: "Пойдём со мною, покажу тебя нашему медицинскому андроиду, он быстро проведёт тебе диагностику, и назначит лечение. Мигом забудешь про все свои хвори, и проживёшь столько, что будешь своих правнуков нянчить". - А ты меня не слушаешь.
  - Ага, знаю я твою нежить по имени Андроиды. Им только доверься, вмиг сунут в свой колдовской ящик, тело немного подлечат, а за это, заберут душу. Вон, всю нашу молодёжь околдовали, сделав бездушными, даже имена всем поменяли, окаянные. Тьфу, теперяча, одна срамота от вас! Вон, на днях, соседская девчушка, Пёрышко, вслух падших божков хаяла. Так её мать говорит, на ейную дочурку, мигом падучая напала, так после ентого, та весь день хворала, всё её тело болело, да ломило.
  - Так отныне Нелли, а не Пёрышко. И она сама виновата, нечего "кусать руку того, кто тебя кормит" тварь неблагодарная. Если бы училась со всем прилежанием, тогда и о карьере могла подумать. А так, .... Но, не о ней сейчас речь. Я давно договорился о поправке вашего здоровья, и медики, согласны полечить вас всех, включая бабушку. Мне даже сделали хорошую скидку, как перспективному работнику. А главное, разрешили оплатить ваше лечение в рассрочку приплюсовав к моему долгу за обучение.
  - Нет! - синхронно выкрикнули оба родителя. - Бессмертная душа дороже того, что эти твари нам обещают. Вон, все вы, кто ими был обихожен, стали совсем другими людьми! Включая твою старшую сестру. Вы не только отреклись от родовых имён, но и отвергли все законы предков! Никто из вас, больше не почитает седины своих родителей! Ведёте себя со стариками совсем не уважительно ...
  - Да чтоб я ещё раз заикнулся вам о вашем же лечении! Да не в жизнь! Неучи замшелые! С самого утра всё настроение испортили! Всё! Завтра же ухожу из этого дома, мне давно, как мастеру участка обещали выделить отдельную жилплощадь! Ноги моей здесь больше не будет! Живите со своей старшей дочерью и её детьми. А я, буду помогать вам деньгами, и всё! Прозябайте в своём невежестве сами, без меня.
   В этом поселении, подобные размолвки были частым явлением, правда, не все дети уходили от родителей. Большая часть молодёжи, продолжала проживать совместно с роднёй, и у них, на бытовом уровне, постоянно возникали конфликты. И ещё. Работодатель ввёл для своих сотрудников определённые требования к их внешнему виду, которые принимались стариками в "штыки". Да ещё одно уточнение, отрицание молодёжью таких истин как наличие духов и спустившихся с небес брехливых богов, способных зажигать на "небесной тверди" новые звёзды, вносило раскол даже в этих семьях.
   В тот же день, по времени суток, ближе к вечеру, на базе спасения 60008334, ставшей элитным санаторием, точнее, в отделении физиотерапии, происходило следующее. Расслабившийся на массажном столе Тычина, о чём-то вспомнив, неожиданно даже для самого себя, спонтанно, решил связаться с искином. Поэтому он, не открывая глаз, сделал ментальный вызов Макса:
   "Максимка, Ты меня слышишь? Ты когда собираешься отчитываться о проделанной тобою "работе" с сознанием наших новых сотрудников? Как там идёт форматирование их серого вещества?"
   "О какое счастье? Ты всё же вспомнил обо мне? Не прошло и года. О какое счастье! А я думал, ты давно забыл обо мне и этом поручении. Но-но, не напрягайся так сильно, надорвёшься. А лучше успокойся и расслабься, у меня, в этом направлении полный порядок, а именно, "рабочая записка" по этому делу давно готова и ждёт твоего запроса. Могу отчитаться хоть сейчас".
   "Ладно, шут гороховый, докладывай, я весь во внимании". - Несмотря на завладевшую им полудрёму, ответил Андрей. Не мудрено, девушка массажистка, из числа нанятых на работу аборигенов, была мастером своего дела, и её сильные руки, мягко и глубоко проминали мышцы его усталой от постоянного сидения за рабочим столом спины. Тем более, осознание, что тебя мнёт не человекоподобный робот, а красивая девица, придавало процедуре дополнительную, весьма приятную "изюминку".
   "Андрюха, судя по получаемым мною показаниям твоей жизнедеятельности, эта девчонка довела тебя до состояния близкого к глубокой нирване. Ты уверен, что сможешь адекватно воспринимать всю получаемую от меня информацию? Может быть, поговорим после массажа, вдруг после такой процедуры, ты захочешь оттянуться с этой прелестницей по полной программе?"
  "Знаешь ведь чертяка, никакая нега, не способна отключить мои мозги полностью. Да и со своими сотрудницами я не "кувыркаюсь", из принципа. Так что не выделывайся, а рассказывай".
  "Зря-зря, батенька, твои соратники частенько своих молоденьких подчинённых пользуют - по их прямому назначению, но я не о том хочу сказать. Применяемые мною процессы "зомбирования" местных олухов отработаны давно и апробировались на множестве поколений людей. Как и следовало ожидать, гипнограммы, незаметно вмонтированные в процесс обучения наших работников, не подвели. Тридцать пять процентов, это прекрасный показатель. Благодаря внушению мы, за год, получили такие результаты, для достижения которых, обычно тратится несколько десятилетий. И да, я веду и контролирую "промывку мозгов" не только у твоих людей, но и у персонала твоих соратников. Постоянно "давлю" через нейросеть волю самых недовольных, или обиженных, вдобавок, навязываю им разнообразные, безобидные увлечения. Пусть "страдают" рисованием и прочим рукоделием, или собирательством всякой ерунды, лишь бы отвлеклись от опасных дум".
   "Угу, понял. Значится, тридцать пять процентов успешного внушения, ты называешь великой победой?" - недовольно поморщившись от того, что в процессе диалога, приятная истома от массажа бесследно улетучилась, поинтересовался Андрей.
   "Для нашего дела, достаточно и этих невеликих процентов". - флегматично, подражая хорошо вышколенному лакею, ответил искин.
   "Разве?" - Андрей не поддержал эту игру.
   "Да. Ведь именно по твоему приказу, мы установили нейросеть всем аборигенам, кто не достиг сорока пяти летнего возраста. И сделано это, не учитывая мои неоднократные предупреждения о напрасном разбазаривании дорогих в производстве симбионтов. С возрастом, манипулировать человеком сложнее, люди становятся менее внушаемыми и процент удачной обработки уменьшается. Если не учитывать никудышных стариков, от зомбирования которых, для нас нет никакой выгоды".
   "Ты хочешь сказать, эти чудики-переростки портят все твои показатели?"
   "Да, именно это я и говорю. С одной стороны, они не благоприятно сказываются на нашей статистике. Но, я заметил один интересный момент, для дела и они весьма полезны. Как ты понимаешь, не все теоретически устойчивые внушению индивиды, в созданных нами условиях, имеют шансы на карьерный рост. Позднее, когда вместо моих андроидов, на нас будут работать достаточное количество "белых воротничков" (( white collars англ.), обозначение групп работников, занятых не физическим трудом. Включает ...; выполнение управленческих и контрольных функций. ) из числа аборигенов, мы можем выставить всех "неудачников" в самом невыгодном свете. Как наглядный пример, в назидание другим".
   "Это как? Ты мне о таком варианте применения "отсева" не рассказывал".
   "Всё просто. Эта прослойка, состоящая из "отбракованного персонала", не подходит к создаваемой нами системе и поэтому, будет ею отторгаться. Они, уже сейчас, из-за моего лёгкого послабления в сдерживании, начинают нас критиковать и хают любые действия наших выдвиженцев. Немного погодя, мы пустим слухи о некоторых неудачниках, только и умеющих возводить напраслину на тех, кто успешнее и умнее этих клеветников. Мол, завидуют лентяи, а в создаваемом нами обществе успешен только тот, кто работает над собою, и смог "перешагнуть" через старые пережитки и предрассудки ".
   "Да, но со временем, когда мы "выжмем" всё что можно с нынешних "лидеров гонки", их сместят новые, более амбициозные мальчишки и девчонки. Это аксиома - без конкуренции нас ждёт застой, со всеми вытекающими из этого последствиями. Что мы тогда скажем относительно "сошедших с дистанции" лидеров?"
   "Об этом не стоит беспокоиться. Ведь всё это естественно, некоторые индивиды, из числа самых целеустремлённых, добьются заметных успехов и пойдут на повышение. А наша фирма, естественно оплатит их дальнейшее обучение, но, не просто так, а опутав дополнительными кредитами. Остальным сотрудникам, про тех кого заменим на более расторопных коллег, скажем: "Нельзя было почивать на лаврах - сами во всём виновны." - Пусть посмотрят на тех, кто процветает, и также постараются самосовершенствоваться и жить достойно. Ведь всё это было достигнуто благодаря тому, что успешный человек постоянно развивается, а не почивает на лаврах".
   "Угу, значится, ты всё давно продумал. Ну, ты Максик и змей, куда там до тебя былинному, коварному искусителю, этому, как его ...? О, коту Баяну!"(Автор прекрасно знает разницу между этими персонажами.)
   "Нет, никакой я не змей, просто мне не лень копаться как в местных, так и в ваших исторических архивах. Там, всё подробно описано, как и что необходимо делать для достижения поставленных перед собою задач.
  "Стоп. Ты не забыл, про поиски потенциальных умников и прочих гениев? Они нам ой как сильно нужны".
  "Как можно меня в таком небрежении обвинять? Я, работаю как та ваша Золушка, не разгибая усталой спины - постоянно тестирую детей и прочую молодёжь. У кого вижу даже малейшие намёки на талант, беру на контроль и всячески помогаю его развивать. Некоторых малышей направляю в развивающие садики для гениев, а учащимся, даю карт-бланш на дальнейшее обучение, - в кредит. Этих уникумов, необходимо к нам привязывать, и эти путы должны быть самыми надёжными - долговыми. Да и предлагаю их использовать как образцы для подражания. В целях наглядной пропаганды, самое то".
   Минут через двадцать, встав с массажного стола и не глядя на чернявую, коротко стриженую массажистку, Андрей флегматично пробурчал: "Спасибо". - И облачаясь в мягкий, белоснежный халат, отдал мысленную команду для перевода на счёт девицы, по его пониманию, небольшой сумы кредитов. Буквально через секунду, он услышал её обрадованный голосок:
  - Ой, Андрей Семёнович, спасибочки!
  - Это тебе, небольшая премия. - сухо ответил мужчина, по прежнему не смотря на девчонку. - саму процедуру я оплатил заранее, в кассе.
  - Благодарю. Может быть, хотите что-то ещё? Я могу ...
  - Нет, не нужно. Можешь идти.
   "Ух, как хороша, бестия! Жаль она не повстречалась мне раньше, пока не была принята на работу. - подумал Тычина оглянувшись и проводив шустро выскочившую из кабинета девушку взглядом. - Фигурка то, у неё ничего, классная и на лицо дивчина весьма смазливая. Не то, что наши нынешние колонистки с их генетически "улучшенной", набившей оскомину стандартной внешностью. Бр-р-р, все эти дуры на одно лицо. Да и эта красавица, кажется до денег не жадная. Не то, что моя нынешняя пассия ...".
   Предаваясь этим размышлениям, Тычина расслабленно плюхнулся в удобное, мягкое анатомическое кресло, и налив себе в фарфоровую, расписную кружечку горячего узвара, неспешно сделал первый, маленький глоток. Так, неторопливо допив напиток, он решил посидеть ещё немного, "помедитировать", затем, незаметно для самого себя и уснул. Пробудился от собственного храпа, и, преодолевая дремотную слабость, неспешно переоделся в чистый, рабочий комбинезон связиста. Затем, "вызвав" на ближайшей стене зеркало, осмотрел себя, чему-то хмыкнул и пошёл на выход.
   Необходимо уточнить, остатки сладкой неги от массажа и последующего отдыха, более или менее продержались до Андреевых апартаментов. Мужчина продолжал придаваться лёгкой неге во время вальяжно медлительной прогулки по коридору наземного комплекса, который, из-за обилия цветущих кустов и прочей декоративной зелени можно назвать зимним садом. Не испортила самочувствие и белобрысая Хелена, начавшая ластиться почти сразу после появления Андрея. И как стало обычным в последнее время, под конец всё испоганила. Лёжа после амурных утех в постели, прижавшись к боку своего благодетеля всем телом, она заговорила, как ей казалось нежно и лукаво.
  - Милый, ты знаешь? А корпорация Ченс, выпустила новую модель спортивного флаера. А ты, милый, мне давно обещал купить нечто подобное.
  - Угу, помню такое. И что с того? Я тебе много чего обещал и немало подарил. Вон, купил тебе отличный двухэтажный домик, оплатил учёбу на дизайнера, одел, обул во всё самое модное. Необходимо немного умерить свои аппетиты. Хоть ненадолго. Ладно? - чувствуя, что прелесть момента интимной близости бесследно улетучивается, раздосадовано ответил Андрей.
  - Ну-у-у ми-и-ленький, как же так? Вон, все мои подружки давно имеют летающий транспорт, одна я передвигаюсь на примитивном колёсном драндулете. Стыдно перед ними.
  - Ну и что с того? Я, например, вообще не имею ни флаера, ни электромобиля. До сих пор "катаюсь" на колёсной машине с двигателем внутреннего сгорания, и та служебная. - чувствуя, что начинает постепенно "вскипать", немного повысив голос, ответил Тычина.
  - Андрюша-а-а, - пустив слезу, и немного приподнявшись, заглядывая в глаза любовнику, продолжила гнуть свою линию Хелен. - Ну-у, пожалуйста.
  - Пошла вон, тварь. - уже не сдерживаясь, процедил сквозь зубы мужчина. - Надоела своим постоянным нытьём, хочу побыть в одиночестве.
  - Но-о ...
  - Живо! Я сказал.
   На сей раз, пререканий не последовало, всё ещё всхлипывая, девица, не одевая белья, быстро облачилась в ярко красное платьице из лёгкой ткани, и постоянно оглядываясь, неспешно покинула спальню. Но не судьба, её ожидания не сбылись, любовник, так "малышку" и не окликнул. Он, игнорируя полюбовницу, по-прежнему лежал на спине, закинув руки за голову, не мигая смотрел в потолок и, раздосадовано думал:
   "Вот зараза, всё, как всегда. Только стоит девку к себе приблизить, как она превращается в алчный "пылесос", считая, будто я ей чем-то обязан. Все они твари, не благодарные. Права народная мудрость: "Желаешь увидеть процесс превращения милой девушки в ведьму, сделай её женой, или любовницей". - С этим утверждением не поспоришь. Хотя, Хелена Тройская, э-э-э ..., Хе-е-ле-на, хм, к чему бы это? Макс, давал аборигенам имена не просто так. Хелен, она же Елена. Троицкая, почти Троянская. Так это что же получается? Искин, через имя намекал на возможные проблемы, которые она может мне принести, мол, не расслабляйся Андрюха, жди от неё неприятности? Бред. Не может такого быть. Макс мог тогда просто предупредить по мысли связи. Нет, надо и эту тварь гнать взашей, раз она в своих аппетитах не знает меры. Пусть ищет себе нового спонсора, правда, если сможет найти другого такого дурака. ...".
   "Так Макс, эту идиотку, ко мне больше не подпускать. - поиграв желваками и при этом, пристально рассматривая потолок, обратился к искину Андрей. - Уяснил? Отлично А лучше, немедленно пересели её, куда-нибудь, в самый дальний рабочий городок; устрой на работу по специальности; обеспечь каким-либо жильём. И на этом всё. Слышать что-либо об этой шавке, более не желаю, надоела".
  "Сделаю. Только тут есть один интересный момент, о котором ты должен знать. Хелен беременна мальчиком - от тебя".
  "Ай да "Троянский коник". Даже интересно, кто в его чреве сидит?"
  "Что ты сказал?"
  "Да так, Максик, тупые размышления о некоторых бессмысленных ассоциациях, которые настырно "лезут в голову". Значится так .... О чём это я тебе говорил? Ах, да, относительно моей бывшей содержанки. Выдели ей там жилище, по уюту и пространству, примерно равноценное отобранному дому, обставь его там, со вкусом. А когда родится ребёнок, приглядывай за малышом, чтоб он ни в чём не нуждался. И ещё, по достижению четырнадцатилетнего возраста установи ему все необходимые базы знаний, не хуже, чем у меня. Да проследи за учёбой".
  "Прослежу, обеспечу и главное, воспитаю в нём полнейшую к тебе лояльность. А если Троицкая будет мне в этом мешать, найду подходящую нашему случаю причину и отберу малыша, через суд, и привезу его сюда. Там сам решишь, будет твой отпрыск жить с тобою, или его "усыновит" парочка моих андроидов".
  "Угу, это ты отлично придумал. Тогда поступим так. Заберём мальца пораньше, когда она перестанет кормить грудью. Пока эта тварь, не начала портить моего ребёнка. И отдай малого на воспитание андроидам. Что ещё? По документам, проведи будто они нормальные люди. Так, с этой проблемой всё ясно. Далее, раз мне стало не до отдыха, немного поработаем. Что там у нас с внешней политикой?"
  "Всё, как всегда. Объёмы торговли с орбитой постепенно увеличиваются, наша агентура, пусть не всегда удачно, но засылается. Связь с легализовавшимися людьми отсутствует, они находятся в вынужденной консервации".
  "Ладно, с этим, тоже всё ясно. Что с проектом "Зомби"? Надеюсь, ты, не понапрасну переводишь в отходы выделяемый для опытов расходный материал?"
  "И здесь, у меня всё отлично. - казалось, в мыслеречи искина прозвучали нотки обиды. - Испытуемые, по условному сигналу, звуковому или визуальному, отрабатывают все поставленные перед ними задачи. В последней партии подопытных, решены возникающие во время акции проблемы, такие как утеря скрытых умений, угасание приобретённых рефлексов и ослабление координации. Осталось решить последнюю проблему, надёжно затереть следы нашего воздействия на их подсознание. Так, на всякий случай, вдруг Иванович "взбрыкнёт ", да вздумает провести подобную проверку".
  "Угу, хорошо. Значится так, в отлове "брёвен" (подопытных), я тебя не ограничиваю. Воинственных дикарей много, их не жалко. Когда все протоколы зомбирования отладишь, "отшлифуешь", пропустишь через эту процедуру нескольких находящихся на контроле диссидентов, что именно они должны будут сделать, решим позднее. Когда они будут готовы, сразу же отправим их на орбиту".
  "Да босс! Слушаюсь, босс!"
  "Не ёрничай, шут гороховый. Тебе, это не идёт".
  
   После того, как Тычина расстался со своею последней пассией, прошла неделя, жизнь на планете текла тихо, мирно, без каких-либо потрясений. Как и ожидалось, Хелен узнав о своём изгнании из столицы, "впала в истерику", даже искин не мог понять, притворялась женщина, или овладевшие ею эмоции были искренними. Однако, получив на руки отступные, и осмотрев свой новый дом, Хелена слишком легко и быстро со всем смирилась. Влилась в новый коллектив проектировщиков, и начала поиск подобных ей подружек, как и щедрого мецената. Впрочем, последнее было напрасной тратой времени, пока не родит, Макс решил не подпускать к ней не одного мужика. Уж что-что, а подобные манипуляции, с носителями симбионтов, были ему посильны. И всё благодаря избирательному снятию Тычиной ряда ранее "незыблемых" ограничений. И эти вольности, были применимы только для работы с аборигенами.
   Но не о Хелен и связанных с нею делах идёт речь. Нынешним днём, в 06 00 по орбитальному времени, Даниил, внешне весьма успешно борясь со всеми проявлениями страха, вошёл в дверь операционного блока, где его ждали два доктора, робот-медик широкого профиля и женщина-врач, ведущий нейрохирург орбитальной группировки. По настоятельной просьбе Даниила, Гульнара не сопровождала мужа до операционного зала, а осталась в аскетично меблированной спальне их временной каюты. Вся обстановка этого помещения, состояла из двуспальной кровати, и пары примитивных тумбочек. Впрочем, чета Егоршиных за изысками в комфорте не гонялась, не до этих излишеств, тем более в такой день. Сейчас, внешне спокойная молодая женщина мило улыбаясь мужу, сидела на постели. Но, как только за её супругом закрылась дверь, она как-то скукожилась, до крови прикусив нижнюю губу. Затем, просидев пару секунд, повалилась в кровать, уткнулась лицом в подушку, стиснув её края в своих маленьких кулачках, и беззвучно заплакала. Однако, вернёмся к пациенту, он, на мгновение задержавшись перед входной дверью, решительно вошёл в зал. Сразу же, как заработала дополнительная глушилка чужих сигналов и были заперты замки, услышал вопрос:
  - Ну что Даня, готов? - это, обернувшись, заговорил стоявший спиной ко входу андроид-медик.
  - Мне кажется, к такому риску никогда не подготовишься, - криво усмехнувшись, ответил Егоршин, - от овладевшей мною "трясучки", нельзя полностью избавиться.
  - Это нормально, хотя, по тебе не скажешь будто ты чего-то боишься, или сильно переживаешь. Не нервничают только дураки, они не способны осознавать грозящие им риски.
  - Спасибо утешил. Надеюсь, эти чудилы с поверхности, сейчас меня не видят? То ещё зрелище.
  - Нет. И твоя каюта, как и весь этот блок, надёжно экранированы полями, генерируемыми экспериментальной аппаратурой, недавно разработанной нашими парнями. И делается это, с пятикратным запасом прочности. Так что ты и моя коллега Екатерина Силантьевна, для планетных надзирателей, вот уже четыре дня "в не зоны доступа". Одно исключение есть, Иванович, то есть я, но я ваш "человек". Как видишь, мы успешно перехватили управление твоим "строгим ошейником" и сегодня, изымем у тебя это наказание. А затем, избавим от этого "украшения" нашего ведущего хирурга и только после этого, прооперируем всех боевых пилотов. Всё идёт так, как ты того и требовал.
  - Скорее, бы ....
  - Хорошо, не будем тянуть время, раздевайся и ложись в капсулу. Быстрее начнём, быстрее закончим.
   Тяжко вздохнув, Даня подошёл к небольшому шкафчику, открыл его; осмотрелся вокруг и, что-то тихо пробурчав, явно нелицеприятное, быстро разделся. После чего, зябко передёрнув плечами, прошлёпал босыми ногами, по тёплому полу, залез в капсулу. Как только её крышка закрылась, все его переживания окончились. Будь андроид человеком, можно было сказать, что они начались для него. А так, контролируемая Екатериной машина, была лишена всяких эмоций, а через пару минут, успокоилась и сама Катерина. Она привычно отрешилась от лишних переживаний, и углубилась в контроль показаний монитора. На данный момент, они не вызывали никакого беспокойства. Робот, со свойственной только ему скоростью, вводил нужные команды, переключал режимы, или, временами, брал управление на себя. Нечего непредвиденного не происходило, но, одно дело оперировать подопытных приматов, которым неоднократно подсаживали и удаляли растиражированный клон "строгого ошейника", другое дело, человека. Случись что-то непредвиденное, андроиду потребуется помощь и тогда, нейрохирург возьмёт дальнейший ход операции на себя.
   В невыносимо тяжком напряжении прошёл час, начался отчёт второго, когда в мониторе замигала тревожная, подсвеченная красным надпись. Как оказалось, по какой-то неведомой причине, неожиданно, "очнулся" и начал функционировать непредусмотренный природой участок узловатых новообразований. Судя по всему, эта дрянь, в случае несанкционированной попытки удаления "строгого ошейника" отвечала за ликвидацию объекта наблюдения. И располагался этот зловредный "орган", в области средостения. Только благодаря состоянию максимально близкому к анабиозу, синтез сильнейшего токсина был вялотекущим, а не взрывным и поражённые им ткани, удалось усечь весьма оперативно. Да. В отличие от "зависшего" андроида, Екатерине, за какие-то доли секунды пришлось принимать решение и "брать управление капсулой в свои руки". Врач, локально, с небольшим запасом заморозила большой участок средостения, затем удалила его, благо, ни сердце, ни перикарда не успели сильно пострадать. И только поле этого, перепроверив результат, врач дала команду на ушивание операционной раны. Благо в медкапсуле, восстановление изъятых тканей, или даже сильно повреждённых органов, было одной из простейших функций. Только после того, как ход операции "вернулся в прежнее русло", нейрохирург позволила себе расслабиться, и мысленно себя обругать за малым не приведшее к трагедии упущение. И всё это из-за того, что она не предусмотрела такую очевидную ситуацию. Ещё немного подумав, женщина, во избежание подобного рецидива, подкорректировала температуру тела пациента, опустив её до минимально безопасного придела. Приближаться так близко к этим границам охлаждения, было весьма рискованно, так как аппаратура древних, изначально не была рассчитана на работу в крио режиме. Но всё же ... Да и установка новых блоков, вынудила внести огромное количество изменений в рабочих программах, что в свою очередь, само по себе могло стать причиной разнообразных отказов и сбоев. При работе на не прошедшем тщательные, весьма длительные испытания оборудовании, куда не "взгляни", везде могла "притаиться" непредвиденная опасность.
   На сей раз, Фортуна, после ситуации, когда пациент за малым не погиб, посчитала лежащего человека достойным её более пристального внимания. Как говорили на прародине переселенцев: "Капризная девка, неожиданно решила повернуться к человеку лицом". - В течение оставшегося времени, не возникло ни одной опасной ситуации или мелкого сбоя. Простояв оставшиеся пять часов около панели управления капсулой, Екатерина Савельевна, убедилась что удаление "гнусного паразита" прошло удачно. Только тогда, женщина отошла к стоявшему неподалёку креслу, и устало в него села. Далее, андроид справлялся без её плотного контроля, а она, дождавшись окончание операции, с трудом поднявшись, отправилась отдыхать. Часов через семь, проснувшись, Екатерина более вдумчиво пересмотрит записи, проанализирует все полученные данные и внесёт в работу хирургического блока все необходимые коррективы. Но это будет завтра, а сейчас, устало переставляя ноги, женщина желала дойти до своей временной каюты. А там, приняв тёплый, снимающий усталость душ, лечь спать. ...
   Как и следовало ожидать, ровно через сутки, тот же андроид-медик, и лучший ученик Белянчиковой, выслушав уйму наставлений от своего наставника, провели новую, немного подкорректированную Екатериной операцию. На сей раз, она прошла без каких-либо "сюрпризов". А вечером того же дня, Даниил вылез из капсулы и игнорируя суетящегося рядом с ним андроида, как был ..., устремился в душ. А затем, накинув на мокрое тело халат, и запахнув его на ходу, поспешил к томящейся в ожидании жене. После короткого ментального разговора с супругой, он знал, Гуля, с нетерпением его ждёт, нервно прохаживаясь возле входа в операционный зал. Так что, оставим супругов вдвоём, не будем наслаждаться подробностями о том, как они обнимались, о чём говорили, или .... Это их жизнь, и некоторые её моменты являются интимными, то есть, не подлежат обнародованию. Тем более, даже главный искин боевой платформы, счёл возможным, на пару суток оставить эту семейную пару без своего постоянного пригляда. И как обычно, дарованные влюблённой паре "медовые дни" пролетели стремительно, и незаметно.
  
   Прошла ещё неделя и утром понедельника, маленькая Агнесса, изрядно загорелая, слегка похудевшая и довольная пятнадцати дневным отдыхом на поверхности планеты, вернулась на космическую платформу. Там, впервые за свою короткую жизнь, она отдыхала вместе с немногочисленными товарищами. Девочка, всё ещё находясь под впечатлением от полученных на планете диковинных развлечений, таких как купание и игры на самом настоящем пляже, самой настоящей реки. Предаваясь этим воспоминаниям, она сделала первый шаг по трапу, и тут же сморщилась. Её слегка курносый носик, уловил неощущаемый ранее запах спёртого воздуха станции. Нельзя сказать, будто система жизнеобеспечения сбоила, просто, эффективность её работы, априори не дотягивала до естественной, девственно чистой экосистемы Земли. И эти неприятные запахи космического жилища, улавливались только на контрасте. Так что девчушка, как и все остальные малыши, через двадцать минут, позабыла о неприятном, специфическом амбре, и в ожидании родителей, самозабвенно резвилась на игровой площадке садика. Так продолжалось до той поры, когда Агнесса, неожиданно заметила стоявшую возле входа в детскую комнату маму. Та улыбалась, и по её щеке, стекала одна непослушная слезинка.
  - Мамочка-а-а! - с радостным криком, девочка, позабыв про игру, подбежала к Гульнаре, которая, незамедлительно подхватила дочь на руки и прижала её к груди. - А ты знаешь, там, куда нас возили отдыхать, столько много места! Ого-го как много! И ещё, там временами идёт дождик, это течёт такая водичка, много - много таких капелек! Ну-у-у, прям как у нас в душе, только большого, на всё небо! А оно, это небо, такое большое, синее, красивее, чем на наших голограммах! Вот. А ещё, после дождика, на земле остаются большие лужи, глубокие и грязные. Когда я с друзьями по ним бегала, то воспитатели нас ругали. Вот. Только я на них не обижалась. Честно - честно, они ведь роботы, но ты об этом тс-с-с..., никому не говори. Они, глупые, почему-то считают что они самые настоящие люди. Это мне Роберт рассказал, по секрету.
   Делясь с мамой последней тайной, девчушка немного отстранилась и так забавно прижала к губкам пальчик, что женщина, не сдерживая хлынувших потоком слёз радости, вновь нежно прижала ребёнка к себе. Несмотря на то, что симбионт способствовал тому, что дети начинали раньше ходить и более правильно строить свою речь, малыши продолжали радовать родителей, своими наивными рассуждениями об окружающем мире.
  - Хорошо доченька. Я согласна, это будет нашей самой большой тайной.
  - Хорошо мамочка, и я согласна, только тс-с-с-с. Мы ведь никому не скажем. Только ты не плач, я больше не буду по лужам бегать, честно - честно. Правда-правда, их у нас дома нету, как и той липкой грязи, за которую нас так бранили. Вот.
  - Вот и чудненько, доченька. Пойдём домой, там расскажешь про земной лагерь, и как в нём отдыхала. А ещё, мне интересно, в какие игры ты играла с детками. Что ещё увидела нового?
  - А где папа? Он снова занят? Да? - вспомнив об отце и заозиравшись, поинтересовался мгновенно погрустневший ребёнок.
  - Да, радость моя, папа вновь на службе. Ты же знаешь, его иногда с неё не отпускают, даже по выходным
  - У-у-у. Опять Иван Иванович без него не справляется. И почему он такой неумеха? Наверное, он плохо учился в школе. Да?
   - Наверное ...
  
   Тремя часами ранее, на поверхности земли. Тычина, уподобившись загнанному зверю, метался по своему кабинету, постоянно посматривая на нечёткую картинку демонстрируемую на мониторе. Он не паниковал, а усиленно обдумывал не очень приятную новость. И если честно, Андрей просто не знал что ему в этой ситуации делать. Одна из рассылаемых им поисковых групп, добравшись до западного побережья континента, случайно уловила слабые кодированные радиосигналы. Неужели эта сигнатура исходит от утерянных баз? Скорее всего нет, почти угасшие кодированные команды долетали издалека, откуда-то из-за океана, и их обнаружение, было сравни чуду. Вот только радоваться ему, или печалиться? Неизвестно. Как и предписывалось всеми протоколами, разведчики немедленно доложились Максу и, скорректировав свой курс, продолжили полёт. На сей раз, они двигались более целенаправленно, по лучу, как по путеводной нити. Прошло ещё полтора часа, сигнал, посылаемый дроидами-разведчиками начал слабеть и машины, летящие в арьергарде, начали постепенно набирать высоту. Впрочем, вопреки ожиданиям, это не сильно помогало. Пройдёт ещё максимум полчаса, и исследователи "смолкнут", они будут работать автономно. Значит, придётся долго мучиться от неопределённости.
  - Макс! Значится так. Почему я тебя должен всему учить? Верни замыкающую машину на сотню километров назад. Живо! Следующего робота, из арьергарда, оставь на месте, только подними их повыше и используй как обычные ретрансляторы.
  - Извини Андрей, я не виноват, в моих архивах подобного решения нет, его никто не прописывал. В подобном просто не было надобности. Ранее, вся поверхность планеты покрывалась спутниками связи. А после поражения в войне, дальняя связь мне не требовалась.
  - Так делай всё, что я тебе сказал - немедленно! - яростно выкрикнул Тычина, гневно посмотрев на потолок. - Что, не видишь? В подобном решении возникла нужда!
  - Исполняю. Только зачем так громко кричать?
  - Потому что надоело работать с некоторыми тупицами! Достали вы все! Значится, всем чего-то от меня нужно, и желательно, чтоб делалось кем угодно, только не ими!
   Прошло пятнадцать минут, по истечению которых, изображение на большом экране вновь стало чётким, вот только оно, ничего интересного по-прежнему не демонстрировало. Водная глад, она и есть водная гладь. Десяток дроидов летел над мелкой рябью и единственным изменением в этой "картине", можно назвать постепенное усиление чужеродного сигнала. Что там впереди, друг, или притаившийся враг, было неизвестно, отчего мерзкое чувство угнетающего беспокойства только нарастало.
  - Прибил бы этого Егоршина и всю его команду! - В сердцах пнув ногой, оказавшееся на пути его метаний мягкое кресло, выругался Андрей. - Они, гады ползучие, оккупировали орбиту и не пускают туда не одного нашего аппарата. Видишь ли, они не хотят засорять космос нашим хламом, и в компенсацию за эти неудобства, позволяют бесплатно пользоваться своими средствами наблюдения. Сволочи! Получается, мы можем видеть и слышать ровно столько, сколько они нам позволят! Не более того!
  - Всё резонно. Ты вспомни то, как мы их ослепили. Припоминаешь? Это произошло перед тем памятным сражением с чужаками? Вот так. - возразил Макс.
  - Хоть ты молчи! И без тебя тошно, ты ..., набор бездушных алгоритмов. Я больше чем уверен, там за океаном, находится Данино "подсобное" хозяйство. Вот поэтому, он не страдает из-за наших ограничений в поставках воды, кислорода и пищевых картриджей. Я, конечно, могу поверить, будто кислород и воду он умудряется собирать из резервуаров утилизируемых им древних кораблей. Но, по моим расчётам, в связи с уменьшением наших поставок, у них давно должны начаться проблемы с питанием. А с их стороны, до сих пор не прозвучало никаких претензий. Только не рассказывай мне сказку про прекрасно сохранившиеся в вечном холоде пищевые картриджи. После стольких веков жёсткого космического облучения, они могут использоваться для чего угодно, только не для приготовления пищи. Ну, разве что, только для извращённого, растянутого во времени самоубийства.
  - В космосе, многое проходит регенерацию и подлежит повторному использованию. Может быть, они перешли на полностью замкнутый цикл жизнеобеспечения.
  - Всё верно Макс, но это не годится для питьевой воды и продуктов питания. Препоны к их повторному использованию, "прячутся" у нас в голове. И они, не желают от туда "выветриваться". Случись подобное, любой экипаж, взбунтуется.
  - Как видишь, там никто не бунтует. Спрашивается, почему?
   - Угу-угу. В том-то и дело, - в том-то и дело, друг мой. - резко остановившись, и задумчиво глядя перед собою, рассеяно проговорил Тычина. - Не ты один задался этим вопросом. Поэтому, в свете новой информации, мы должны хорошенько "напрячь свои извилины" и сделать необходимые выводы.
  - В том-то и дело. Да, ты как всегда прав. - театрально имитируя интонации Андрея, проговорил Макс, чего было больше, заискивающего подражания или издёвки над собеседником, не понятно. - Нам необходимо не только задуматься о том, что за возня вокруг нас происходит, но и начать действовать. И наши ответные шаги, должны быть более дерзкими, чем до этого момента. А лучше, навязать орбитальным "друзьям", наши правила "игры". Если только мы, не желаем стопроцентно проиграть в этой незримой войне. ...
   Судя по интонации, Макс желал и далее продолжать свои разглагольствования, но, его прервал неожиданно раздавшийся негромкий звук тревоги. Только что, неожиданно произошло нападение на группу разведчиков летящих над океаном. Обзорные сенсоры этих шпионов, были нацелены вниз, они по определению сосредоточились на наблюдении за нижней полусферой и, по остаточному принципу, сканировали горизонт. Именно по этой причине, увлёкшись выполнением основного задания, они "проморгали" нападение сверху.
   Вначале этой резни, резко исчез сигнал от лидера, и почти сразу, остальные дроны засекли взрыв и разлетающиеся осколки корпуса их ведущего. Затем, показался быстро промелькнувший силуэт чужого боевого беспилотника. Тот сманеврировал по крутой дуге и, "свечою" ушёл в небо. Через несколько секунд, вспыхнула вторая машина экспедиции. На сей раз, убийца не пожелал "засвечиваться" перед камерами нарушителей охраняемого им пространства. Третий агрегат, оканчивая переориентирование нескольких своих объективов в зенит, перед своей гибелью, смог снять атаку убийцы. Эту расправу, только с других ракурсов, транслировали и оставшиеся роботы. И это было последнее, что они сделали. Буквально через секунду, мощный импульс эмми, выжег всю их электронику. Именно по этой причине дроны-разведчики, не успели сделать по врагу не единого ответного выстрела.
  - Что и требовалось доказать. - траурно торжественным голосом, прокомментировал увиденное искин. - Ну, ты это видел сам? Да? Одна машина неприятеля, безнаказанно разгромила всю нашу экспедицию. Мы ведь не оставим эту оплеуху безответной? Да? Как говорили на твоей прародине: "Берегитесь бледнолицые, мы выходим на тропу войны!"
  -Угу Макс, на сей раз ты прав.
  - Неверный ответ. Я, как всегда прав. Только ты, упорно не желаешь признавать этот очевидный факт. - было непонятно, то ли Макс, своими шутками, старался поддержать человека, то ли издевался над ним.
  - Значится так! - подойдя к креслу и неестественно медленно в него усевшись, осипшим голосом ответил Андрей. - Для начала, перешерсти все наши машиностроительные КБ гражданского назначения, забирай от туда самых талантливых инженеров и "залей" в их мозги все лучшие базы конструкторов-оружейников. Кому из них, какие задачи ставить, ты волен решать сам. Тестируй, анализируй, сплачивай коллективы; хочешь поощряй их, сочтёшь уместным, жестоко наказывай. Будет мало моих сотрудников, изымай у наших соратников. Впрочем, нет, погоди, всё это полумеры. Покажи полученное нами видео всей пятёрке, только сам бой и без каких-либо комментариев. Максимум, якобы случайно, сделай несколько небольших оговорок, дабы нагнать побольше жути. Подтолкни их к тому, чтоб они отдали на тестирование всех своих талантливых сотрудников. На слово никому из них не верь, контролируй каждое их действие. Я уверен, некоторых своих гениев, они постараются от нас утаить. Далее, максимум через два года, мы должны строить полчища своих боевых роботов, которые будут способны сражаться с врагом на равных. В крайнем случае, этой техникой должны управлять наши клоны. Ты меня понял?
  - Да, босс.
  - Ладно, действуй! Исчезни, и на сегодня меня ни для кого нет. Впрочем, постой. Найди мне самую смазливую аборигенку, прошедшую полный курс соответствующего обучения. Нанеси ей нормальный, неброский макияж, приодень и сразу веди в мою спальню. Только смотри, она не должна быть меркантильной тварью, как та, предыдущая девка. И да, проконтролируй, чтоб с нею можно было говорить на любые интересные мне темы, а не только "кувыркаться".
  - Слушаюсь, босс.
   Примерно через час после этого разговора, прошедшее обработку в графическом редакторе видео демонстрировалось по всем новостным каналам земной колонии. Дикторы, эмоционально жестикулируя, наперебой вещали про вероломное нападение неизвестного врага на мирную геологическую экспедицию. В подтверждение этих слов, крутились самые страшные кадры расправы над "геологами". Вот только в этой новостной нарезке, все эти действия происходили не над океаном. Внизу, как это ни странно, мелькали зелёные верхушки деревьев, а в местах падения сбитых разведчиков, с неестественной быстротой начинали разгораться жуткие лесные пожары. Что только усиливало утверждение о катастрофических последствиях этой бойни. Дикторы, демонстрируя искреннее возмущение, говорили о неизвестно откуда взявшихся двенадцати погибших специалистах. Неких наёмных рабочих, из числа ассимилированных аборигенов и призывали на голову коварных убийц всевозможные кары. Заодно, предлагали восстановить неразумно сокращённую армию самообороны, дабы дать отпор этим нелюдям.
  
   Немного погодя, на орбите также начался переполох, только он "бушевал" локально. На данный момент, в нём участвовал ИИ центральной станции и Даниил. Последний, из-за этих событий пожертвовал встречей вернувшейся из оздоровительного санатория дочери. Егоршин, повторно просматривал видео снятое пограничником, и ждал когда вызванная им пара соратников, прибудут на платформу. С ними можно было общаться и по ментальной связи, вот только, у Егоршина было твёрдое убеждение, - такие дела должны обсуждаться в узком кругу и лицом к лицу.
   Команду своих помощников, Даниил ожидал на запасном КП главной платформы, ставшим в последнее время их штабом. Точнее, залом для особо важных совещаний, стала одна из комнат отдыха командного состава. Только вместо уставного набора мебели, состоящего из удобных кресел, небольших обеденных столов и трёх кроватей, посреди помещения находился большой, круглый пластиковый стол. Пластик, из которого изваяли этого гиганта, весьма правдоподобно имитировал натуральный дуб. Что ещё? Этот монументальный, можно сказать главный предмет обстановки, гармонично дополнялся множеством расставленных вокруг него жёстких стульев. На одном из них, лицом к входной двери сидел Даня и не сводил тревожный взгляд с весящего над центром стола блока мониторов.
  - От-те раз, етит .... Стало быть, это война. - в который раз, тихо проговорил мужчина. - Иванович, ты слышишь? А ведь я, так хотел её отсрочить, хоть на годик. Не готовы мы к ней, ой как не готовы. Бли-и-ин. Ещё бы чуть-чуть мирной жи...
  - Ничего не поделаешь, дружище. Рано или поздно, это должно было произойти. Да и напрямую, с нами воевать никто не собирается. Иначе, мы просто "сметём" этих гадов с поверхности. Как ранее банду Тяя.
  - Да, ты прав. Бывало и хуже. Например, когда нас гоняли подчинённые мятежника по кличке Железнозубый. Но мы, даже в той ситуации, не просто выжили, а вон как развернулись.
  - Из-за мизера информации, не могу судить, о тех событиях. Я, знаю о них только по вашим многочисленным пересказам. Да и те, меж собою жутко разнятся.
  - Лады, "проехали", это всё лирика. Они и в самом деле открыто на нас не нападут, но, разве это мешает им, начать нам пакостить. Так что, ещё неизвестно, что из всего этого хуже. До чего ещё наш "дружбан" Андрюха додумается?
  - Кто бы спорил? Его банда заговорщиков, та ещё "головная боль".
  - Лады, делаем перерыв, всё равно, в этом случае, сам ничего не решу. Лучше покажи мне мою дочь.
   Далее, на протяжении двадцати - двадцати пяти минут, Даня попробовал отрешиться от проблем и хоть как-то, пусть отдалённо, но поучаствовать встрече своего ребёнка. Точнее, он, наблюдал через мониторы за тем, как челнок с детьми совершил посадку на пассажирской палубе. Видел, как его Агнесса, выходя вслед за андроидом-воспитателем через открытую рампу челнока, так забавно сморщилась и заозиралась. Отец, застыв как статуя, и затаив дыхание, смотрел, как воспитатели построили детей парами, и как эти живые "ручейки" "потекли" к остановке пассажирского монорельса. После чего, заняв специально поданный ярко раскрашенный вагончик, скрылись в транспортном туннеле, позволяющем добраться до детского садика. Когда на монитор начала поступать картинка с камер детского учреждения, мужчина не выдержал и невольно улыбнулся. Было от чего. Малыши, в ожидании родителей, так забавно себя вели; увлечённо бегали друг, за другом играя в лова; или уподобившись озорным обезьянкам, "штурмовали " игровые комплексы. Грустно стало только после того, как дочурка, уже сидя у мамы на руках, начала искать взглядом папу, и не находила. Агнесса, была явно обижена его вынужденным отсутствием.
   От процесса подсматривания за своим ребёнком, иначе это действие назвать невозможно, Даню отвлекли его друзья, которые без стука вошли в штаб. Да и зачем стучать, если ИИ зарине предупредил того о приближении соратников, а то, что Егоршин не обратил на это внимание, их вины нет. Парни, входя, конечно же заметили кадры транслируемые камерами детсада, которые, по мысленному приказу Даниила, быстро сменились на рабочую заставку. Только сделали вид, будто ничего не увидели.
  - Привет командир. - не по-уставному поприветствовала своего начальника пара появившихся на пороге крепких мужчин.
  - Приветливей видали. - буркнул в ответ Даниил, при этом, через пару секунд улыбнулся и встав из-за стола, направился навстречу вошедшим людям. - Надеюсь, вы уже в курсе событий, из-за которых я вас сюда позвал?
  - Ещё бы, - пожимая протянутую Даниилом руку, ответил лысый крепыш, - Нам Иванович не только рассказал, но и показал оба варианта странного кино. Вначале оригинал, затем то, что из него, перед трансляцией, сотворили наши заклятые друзья.
  - В том-то и дело Кирилл, - ответил Егоршин, не отпуская руку друга, - страшно не само кино, а те последствия, которыми для нас мог закончиться тот злосчастный рейд. Об этом никто не знает, но, там, на побережье, в тот момент отдыхали наши дети. Точнее, эти гады, летели прямо на детский санаторий отдыха. Что они там собирались делать, нам неизвестно. Пришлось без паники, но с максимальной поспешностью эвакуировать оттуда всех отдыхающих, а эту мразь, при пересечении границы уничтожать. А после всего этого, мне, уже здесь, некоторые несознательные мамаши наших чад, "проели плешь", задавая единый для всех вопрос: "Почему наши дети вернулись на три дня раньше?" - Видишь ли, моя выходка, расстроила все их планы. Как-то так.
  - Может быть, и нам не стоит скрывать от народа это происшествие? Показать ему как всё было. Наши оппоненты, вон как растрезвонили о нашем якобы вероломном нападении на их "мирные" крылатые машинки. И когда они только успели сменить пейзаж и полностью "разоружить" своих дронов. Подозреваю, всё это видео, создали на мощных графических компьютерах, - сплошная мультипликация. Из-за этого известия, всё их население в панике, зато все, как один, требуют нашей "публичной порки". Повторюсь, есть в их игре пара засекреченных нюансов. Во-первых: их "гражданские летуны" были вооружены. И во-вторых: они летали не над своей землёй, а над нашей территорией. Об этом, эти "скромняги-пострадавшие" стыдливо умолчали.
   Это к разговору присоединился моложавый мужчина. Его не старили даже полностью седые волосы. Тембр его голоса, был неожиданно силён, и временами, от него, по коже "пробегали" мурашки.
  - Расскажем и покажем, только в вечерних новостях и излишнего трагизма. - протягивая для пожатия руку, ответил Егоршин. - Побережём нервы наших людей, не будем нагнетать излишний нервоз. А вас, я вызвал не для "поднятия панической волны", будем решать, чем на этот инцидент отвечать. Обсуждение сложившейся ситуации будет долгим, поэтому давайте, присаживайтесь. Ты, Олег на...
  "Товарищи командиры, разрешите обратиться? Появилась новая информация". - перебив Даню на полуслове, по ментальной связи, ИИ обратился сразу ко всей тройке.
  "Раз уж влез, докладывай, не томи". - понимая, что Иванович не зря перешёл на мысли связь, ответил Даниил.
  "Судя по поступающим данным, противник начал действовать и делает это открыто. По данным наших спутников-наблюдателей, в экстренном порядке начались раскопки в районах всех обнаруженных погибших баз. Уверен, они не зря откупоривают свои неприкосновенные запасы вторсырья. Одновременно, на побережье предполагаемого противника, приступили к строительству множества разнообразных объектов. Большую часть, мы опознали как линию береговой обороны, это ожидаемо и не так страшно. В назначении остальных, покамест однозначного ответа нет".
  "Не знаешь наверняка, озвучь предположения!" - Горский, опередил Даниила с этим уточнением буквально на секунду.
  "Предполагаю, это четыре автоматических завода военного назначения. Думаю, подобные производства изначально разрабатывались для гражданского применения. Но подозреваю, у Тычины, давно есть подобные переделки. Ведь откуда-то он берёт новые боевые дроиды. Мы же базу Тяя, с её военными заводами, превратили в расплавленную лужу. Впрочем, это не так. Я упустил из виду, что вы, в своё время, скопировали тот искин и даже, пользуясь полученной из него информацией, запускали отдельные цеха. Далее. Остальные строительные "пятаки", предположительно, являются казармами новых войсковых баз и фабрикой выращивания клонов".
  "Значит эти агрессоры, решили наращивать свои вооружённые силы и концентрировать их на нашем направлении?" - решил уточнить седой.
  "Да".
  "Вот блин горелый! - вновь стукнув по столу кулаком, выругался Даниил. - Нам ещё этого противостояния не хватало. Достали! Иванович, строй такие же УРЫ, (УР - Укреп Район) только в две - три линии. И ещё. Что там у нас с трофейными фабриками клонов? В каком они состоянии?"
  "Первую линию обороны я уже давно оборудовал. Но усилить её укреплениями, лишним не будет. По фермам. Все пять, в данный момент, находятся на консервации. Не было в их деятельности нужды, Закончив выращивание первой партии человеческих клонов, мы их перепрофилировали. Всю необходимую птицу и стада мясо-молочных животных, мы вырастили в достаточном количестве и всё. Консервация объектов".
   "Лады. Расконсервируй эту пятёрку, начни строительство ещё одной и запускай их на полную мощность. Надеюсь, у тебя есть устоявшийся фундамент под новую лабораторию по выращиванию клонов? Нам срочно нужны солдаты. На поле боя, в определённых ситуациях, они намного лучше одних лишь дронов".
  "Фундаментов много, и на них можно возвести всё что угодно. Не то что у наших оппонентов, у которых через несколько лет, начнут разрушаться стены. Да, самый главный вопрос: "Режим выращивания бойцов обычный, или ускоренный?" Ты же сам не хотел калечить этих детей акселерацией".
  "Ускоряй по максимуму! Говорю под протокол: "Беру всю ответственность за это действие на себя". - Когда более или менее стабилизируем угрозу, ребят подлечим. Всех поэтапно. Или тех, кто выживет после неизбежных боестолкновений. Ас теми, кто сейчас проходит восстановление, продолжай все начатые протоколы. Прервать процесс всегда успеем. И ещё. Надеюсь, у нас достаточно генного материала для создания рекрутов?"
  "С этим проблем не будет, мой земной коллега, не только заботился о сохранности старых запасов. Тех, которые достались от Андрея, но и постоянно пополнял хранилище новыми образцами. Он, тайно облетал племена аборигенов, и таким образом изымал нужный материал. Да, наш Макс тут интересуется. Боевых андроидов штамповать? Или хватит старых запасов?"
  "Производить, обязательно производить! Лучше, если они станут невостребованными и будут пылиться на складе. В противном случае, нам просто будет нечем отбиваться от противника. Эти машины, под руководством клонов, будут воевать на самых опасных направлениях. И не забудьте о выпуске всей линейки боевой техники, особенно из новых разработок наземных и атмосферных боевых машин. Они никогда лишними не будут. И ещё, Нашему Максу, необходимо дать новое имя, дабы не путать его с вражеским искином. Надеюсь, он не против моего предложения?"
  "Говорит что не против. Даже сам себе выбрал новое имечко. Желает быть Ником".
  "Лады. Вон, и парни согласно кивают. А что? Ник, звучит отлично. В зависимости от ситуации можем называть коротко, или более благозвучно, Николаем".
  "Да, ещё один вопрос с поверхностью, остаётся нерешённым. - поспешил вставить слово Иванович. - Ник докладывает, что среди проходящих у него лечение клонов, не все соответствуют предъявляемым им требованиям".
  "Это как?" - одновременно поинтересовалась вся тройка.
  "Он, сегодня окончил психологические тесты на профпригодность. Судя по полученным результатам, шестая часть клонов, от рождения не имеет предрасположенности к военной службе".
  "Что?! Они неспособны владеть оружием?" - искренне удивившись, поинтересовался седовласый.
  "Нет, Олег Семёнович. Теорию и учебную практику, они сдают на отлично. Но. В силу личностных характеристик, у них почти нет шансов выжить там, где другие не будут даже ранеными. Это генетика с которой не поспоришь".
  "И что с того? Понимаешь? У нас критическая нехватка солдат! - не сдавался Корт. - А ты, говоришь о каких-то низких шансах на выживание этих бойцов. На то она и война, чтоб на ней погибали некоторые участники конфликта".
  "Хорошо. Моя задача донести нужную информацию, а решать вам". - флегматично ответил ИИ.
  "Стоп, Иванович. Дай мне возможность пообщаться с Ником напрямую, а не через тебя. Остальным, перерыв на полчаса. Как с него вернётесь, я вам "нарежу" новых задач и решим откуда брать средства для их реализации. Всем всё ясно? Военный коммунизм себя давно исчерпал, мы ...".
   В дальнейшем, начался ментальный диалог Даниила с Ником, который происходил без "свидетелей". Когда все удалились, его начал Егоршин. Он, прикрыв глаза, позвал собеседника:
  "Ник, ты меня слышишь?"
  "Да, отлично слышу. Спасибо что утвердил моё новое имя. Понимаешь? Старый Макс погиб, самозванец узурпировал его имя, а я, просто не желаю лишней путаницы".
  "Лады, всё в порядке, не о том разговор. Тут это.... Как мне показалось, ты провёл некие тесты на наших клонах, выявил некоторые проблемы и, знаешь пути их решения. Я правильно тебя понял?"
  "Всё так. От этих людей, будет больше пользы, если мы дадим им право на жизнь. А не будем использовать как "пушечное мясо". Я в этом убеждён".
  "Поясни".
  "Они все гуманитарии. Я их вижу как талантливых инженеров, врачей, или даже обычных работяг, то есть прекрасных исполнителей задач поставленных им руководством".
  "Стоп - стоп. Для меня это не аргумент. Над нами нависла угроза нападения, и не только на поверхности планеты, но и в космосе. Мне, в первую очередь, необходимо думать об обороне. Поясни, как мне, в сложившейся ситуации, их использовать?"
  "Надеюсь, про медиков и инженеров-конструкторов, мне пояснять не нужно?"
  "С ними всё ясно. У меня и без них полно дыр. Например, нет живого персонала для орбитальных платформ, это раз. Мы восстановили три боевых крейсера древних, но они стоят мёртвым грузом. Негде взять нормальный, людской экипаж, это два. Я больше чем уверен, андроиды, поставь я их одних на эту технику, при столкновении с живым противником, проиграют первое же сражение. Как-то так".
  "Погоди, дай подумать .... Так, угу, большая часть из отсеянных клонов, смогут служить на платформах, это процентов семьдесят. Остальные, это обычные работяги. Даже без необходимых качеств необходимых для претендентов на руководящие должности ".
  "Хорошо. Если ты будешь выращивать новых клонов то запускай в процесс всех. А там, станем распределять отсев в "указанных направлениях". И ещё, ответь. Простые рабочие и экипажи орбитальных станций смогут проходить восстановительное лечение без отрыва от выполнения новых обязанностей?"
  "Да. В этом случае, они не будет испытывать запредельных нагрузок. Остаётся главный вопрос: "Как долго я должен выращивать и обучать новых клонов? Сколько партий тебе необходимо?" - И ещё. Что ты, после конфликта будешь с ними делать? Зачем тебе столько солдат?"
  "Даже не знаю, что сказать. Ну-у, это. По своему усмотрению и по возможности, устанавливай всем бойцам различные базы гражданских специальностей и проводи соответствующее обучение в виртуальных тренажёрах. Как-то так. Когда настанет подобная ситуация, и возникнет необходимость сокращать армию, будет у людей мирная профессия. Вот. И ещё, хоть понемногу, но обучай специалистов для космофлота. Мне как воздух нужны пилоты истребителей и экипажи на крейсеры".
  "Сделаю, всё как ты просишь. Однако не надейся, что всё пройдёт легко и без огромных проблем. В жизни так не бывает".
  "Лады. Я другого ответа и не ждал".
  
   После того вооружённого инцидента у побережья Европы, казалось что жизнь вернулась в своё "прежнее русло". Европы?! Да-да, именно так Даниил назвал занимаемый его кланом материк. В отличии от всех, он не спешил вслух называть возглавляемое его людьми сообщество кланом. По всей планете, где-то в ярком пламени неудержимых эмоций, а где-то вяло, как нечто не сильно значительное, отбушевали страсти по поводу того боестолкновения. Однако обыватели обеих сторон конфликта, постепенно от этого устали и занялись своими, более важными делами. Так что, возведение новых линий обороны, как и начавшаяся гонка вооружений, проходили для них буднично и не заметно. Единственное, некоторые из семейных жителей космической платформы, негодовали от того, что их чад перестали возить на так полюбившееся им океанское побережье. Вместо этого, был построен новый оздоровительно-развлекательный комплекс. На него обратили внимание из-за того, что располагался он на берегу большого озера, находящегося на изрядном удалении от опасной границы. Резонным будет одно небольшое пояснение, дети, отдыхающие на новом месте, были всем довольны и они ни на что не жаловались. А чего им ещё желать? Вода в естественном водохранилище была необычайно прозрачной и приятно тёплой. Ландшафт, выделялся особой, неподражаемой красотой, особенно, радовали глаз окружающие лагерь лесные массивы, которые были основательно облагорожены дроидами-лесниками. В них не было никакой первозданной и от того опасной дремучести, непроходимых дебрей и мешающего пешим прогулкам валежника. К рукотворным водопадам, которые невозможно отличить от их естественных собратьев, к цветочным полянкам, и прочим красивым местам, были проложены удобные прогулочные тропинки. Которые были вымощены искусственными мраморными брусками. Не стоит забывать и про прячущиеся среди деревьев-великанов уютные домики, построенные из натурального дерева. Впрочем, всем не угодишь, и руководство наземной части Европейского государства, к этому не стремилось.
   Сказать, будто в этом санатории отдыхали только малыши, значит стать обманщиком. Посещали этот курорт все: естественно дети космонавтов; семьи служащих орбитальной группировки; холостяки из обслуживающего персонала станции. И это не всё. На этой курортной базе часто отдыхали и жители поверхности, спасённые жертвы отбушевавшей войны с бандой Тяя, подростки и дети с их приёмными "родителями". Не были исключением и курсанты военных училищ, они же, ускоренно выращенные клоны. Впрочем, равными с ними правами на пользование всеми благами, обладали и те отбракованные "дети из пробирок", кого переучивали на гражданские специальности. Все они отдыхали, учились, лечились от последствий принудительной акселерации, влюблялись, женились, образуя маленькие ячейки нового общества. Все они, точнее большая их часть, даже не догадывались о том, какие страсти бушуют у восточного побережья их континента.
   Время от времени, пограничная служба Новой Европы, "приземляла" одиночные, или групповые "цели" пытавшиеся проникнуть на их территорию. Наивно думать, будто те летали только над поверхностью океана. Дроиды разведчики и как показали обследования сбитой техники, среди них встречались диверсанты, двигались как по воде, так и прячась под её толщей. Бывало, особо мелкие изделия, перехватывались на самом побережье. И после того, как их присутствие улавливали чувствительные сенсоры второй линии обороны, они уничтожались. Движение этих рукотворных паразитов, было односторонним, и это было не от того, что вторая сторона была излишне миролюбивой. Просто в этом не было особой нужды. Всю поверхность земли, как и секретные объекты, прячущиеся от посторонних взглядов в её толще, весьма эффективно находили спутники разведки, которые постоянно сканировали поверхность при помощи мощнейшей аппаратуры. И Егоршина не сильно беспокоило то, что такие режимы работы аппаратуры слежения, вели к её повышенному износу - цель оправдывала потраченные для её достижения средства.
   Время шло, отношения между двумя человеческими группировками всё сильнее "охлаждались". Если в описании взаимоотношений допустить привязку к временам года, в политике, как и на самом северном полушарии, наступила Зима. Люди, живущие на поверхности планеты, привычно боролись с её признаками: такими как частый и обильный снегопад, гололёд, холод. Совершенно по-другому к этим погодным неприятностям относились прибывающие на отдых обитатели космических станций. Для многих из них, прокопать в снегу тропу к соседям, или сидеть в доме, слушая завывание метели, означало экстремальное развлечение, или ностальгическое воспоминание о прошлой жизни. С не меньшей радостью, а быть может и с большей, природной зиме радовались дети. Вот уж кто ликовал от обилия снега, который, некоторые из них видели впервые в жизни. Особенный восторг вызывало то, что из этого холодного чуда, можно было лепить снежки; строить снежных баб и крепости, горки; или просто кувыркаться в этой мягкой "перине". Благо, "подхватить простуду" для этих сорванцов было из области нереального. Этому осложнению от переохлаждения и усиленного поедания снежинок, препятствовали как стоящие на страже их здоровья симбионты, так и регулярные профилактические обследования в медкапсулах. Жизнь обывателей постепенно налаживалась и вопреки накаляющемуся политическому противостоянию, текла мирно, размеренно. По крайней мере, жители Европы в этом не сомневались.
  
  
  
  

Глава 20. Если в начале пьесы на стене висит ружье, ...

  
   Вернёмся на земную орбиту, точнее на космическую платформу номер один. Очередной будний день Егоршина подходил к своему окончанию. Гульнара, после нескольких попыток поговорить с мужем, перестала тому надоедать частыми вызовами. Видимо, она смирившись с тем, что сегодня её супруг или вернётся слишком поздно, или, заработавшись, заночует в своём рабочем кабинете. Такое, пусть не так часто, но случалось.
  - Николай, - вникая успевшие до одури надоесть графики, обратился к земному искину Даниил, - урезание этих программ на десять процентов я одобряю. Остальные, которые я не пометил, развивать и далее, в полном объёме. Если потребуется, я даже увеличу их финансирование.
  - Даниил Сергеевич, вы без ножа "режете"! Сами требуете изыскать дополнительные средства на повышение нашей обороноспособности, и при этом, постоянно "бьёте по рукам".
  - А ты чего хотел? Лёгкой жизни я не обещал. Озадачь инженеров-технологов, дабы те работали и удешевляли производственные процессы. А про народ ..., так запомни, люди, это не машины. Им необходимо жить полноценной жизнью, и для этого получать хоть минимум социального пакета. Бесплатное обучение, здравоохранение и полноценный отдых после изнурительного рабочего дня, это то, чего я никому не разрешу у них отнять.
  - Не отнять, а временно урезать эти программы. По крайней мере, так решили сами люди.
  - Не путай наших граждан, с некоторыми их представителями. Я тут смотрю, себя и свою родню, они не обидели. С первого взгляда, им, как и всем прочим гражданам, пришлось "утянуть пояса". Как-то так. Только в бюджет, на новый год, они заложили расходы на какие-то пайки руководящему составу - за "вредность" и строительство отдельного санатория, для них же любимых. Объясни, где тут "прячется" экономия? И главное, эти требования подсунули в папке с военными заказами, вдруг проскочит, и я на "автомате" их завизирую. Лады, можно сказать, этот вопрос решён. Вот видишь, на этом, мы точно сэкономим, и не мало. Посмотри там, кто будет громче всех возмущаться моему "произволу", или в кулуарах тихо "накручивать" своих коллег. Как всех выявишь, устрой показательный суд, и отправляй всё семейство этих хитрозадых в рекруты.
  - И детей?
  - Дети....? А что дети? Всех кто младше четырнадцати лет, передавай в приёмные семьи дронов, где по необходимости, им будут проводить плавную психокоррекцию. Остальным, прямой путь на Армейский Призывной Пункт. А там, войсковая учебка, и пожизненная служба в пехоте, с пометкой о запрете карьерного роста выше сержантов. Всем без разбора.
  - Не слишком ли жестоко?
  - Нет, мне кажется даже мягко. Или ты желаешь, чтоб я их расстрелял? Не отвечай, это был риторический вопрос. Я не позволю этим зазнавшимся карьеристам формировать зажравшуюся, чванливую "элиту". Дважды через подобное прошёл. В этом нет ничего хорошего. Остальное одобряю. Твои экономисты, удачно перераспределили средства, поддержав убыточные, но жизненно важные предприятия, за счёт рентабельных. С экономикой всё. Как у нас с войсками? Всё идёт по плану? Что говорит разведка? Иванович, это я уже к тебе обращаюсь ...
  
   В то же время, на базе спасения 60008334, на её новом этаже, в целях увеличения живучести, построенного на максимально допустимой глубине. На этом уровне, вот-вот должно было начаться закрытое заседание штаба корпорации Тычины. Помещение где они собрались, было вместительным, хорошо освещённым. Посредине зала стоял огромный круглый стол с интерактивным экраном, одновременно служившим столешницей. На данный момент, здесь присутствовали только военные, точнее клоны, имеющие установку на фанатичную преданность своему хозяину. Это вмешательство в сознание данных разумных, никак не сказывалось на их интеллекте поэтому, эти бойцы, после многочисленных тестов смогли "дорасти" до высоких чинов. И они, своим умом и талантами дослужились в недавно созданной частной военной компании, до своих "тёплых мест".
  - Коллеги, здравствуйте. - Андрей, входя в помещение последним, с лёгким кивком поприветствовал сразу всех собравшихся командиров.
  - Здравия желаем господин Тычина! - Громко, в унисон "отчеканили" военные, развернувшись во фронт к двери и приняв стойку "смирно".
  - Чего так орать? - сморщившись, пробурчал Андрей, показательно зажав уши. - Не на плацу находитесь. И так. Сейчас ровно четырнадцать ноль, ноль. Все пришли? Только больше не орите, от вашего рыка можно оглохнуть.
  - Как можно? - еле сдерживая улыбку, ответил старший офицер с четырьмя большими звёздами на погонах. - Все здесь, и ждём ваших приказов.
  - Тогда присаживайтесь. Для начала, я желаю услышать полный отчёт о ходе разработки операции "Брызгун". И так ....
  Вечер того же дня, та же база, только этот зал заседания, являлся полным близнецом того, тайного, спрятанного глубоко в недрах планеты. За круглым столом с интерактивной столешницей сидят четыре человека и якобы внимательно слушают пятого, который о чём-то говорил, интенсивно жестикулируя в такт своим словам. Одновременно, он, уподобившись маятнику, прохаживался вдоль противоположной от входа стены. Стоит напомнить, все присутствующие, борясь с дремотой, изображали повышенное внимание, кроме самой юной участницы этого собрания. Она вроде как кивала в такт словам Андрея, только скептическая улыбка и ехидный взгляд, говорили о том, что она не так наивна, как некоторые о ней думали. Впрочем, не все слова доклада, ей казались пустым трёпом. Вот сейчас, её взгляд посерьёзнел и девушка, приосанившись, слегка наморщила с вой лоб. И было от чего, их лидер начал озвучивать сулящие немалую выгоду предложения. Звучали они весьма интригующе, сегодня, им предлагали не только внести очередные "добровольные" взносы на противостояние с опостылевшей космической группировкой. И о счастье! Им предлагалось урвать для себя "кусок вкусного пирога", то есть, поучаствовать в одной из намечающихся сверхприбыльных афер.
  - Друзья мои, - неожиданно повысив голос, с пафосным восхищением заговорил Тычина, привлекая внимание начавших дремать соратников, - хочу вас порадовать первым крупным успехом нашей разведки.
  - Что? Неужели наши дроиды умудрились сфотографировать часть территории соседнего материка? Да? - Криво усмехнувшись, поинтересовался худощавый мужчина, с сильно выпирающим пивным брюшком. - Отныне мы узнаем, что именно там, а не на орбите, живёт небезызвестный нам Даниил. И он, во время этой "тайной фотоссесии" этот злодей кровожадно улыбался, помахивая нашим дроидам ручкой.
  - Хорошая шутка. - замерев и наплевав на этикет, спрятав руки в карманах брюк ответил Андрей. - Если кто-то предпочитает хохотать в цирке, а не пожинать плоды экономического шпионажа, то я тех не задерживаю. Можете идти прямо в балаган и там развлекаться, справимся и без вас.
  - Не шпионаж, а разведка. - ответила молодая Ченс, почему-то смотря на сконфуженного резкой отповедью коллегу. - работали наши агенты, значит они разведчики.
  - Значиться так. Особо умные могут прямо сейчас отправляться грузить чугуний, а остальные, если пожелают - люминий. - ответил Андрей, по случаю вспомнив одну из услышанных от Даниила побасенок. Все меня поняли?
  - Прошу прощение. - холодно улыбнувшись, ответила Мария. - это дурная привычка, осталась ещё со школы. Мы все вас внимательно слушаем. Что вы хотите нам сказать?
   - Хорошо. Последний из запускаемых нами на орбиту спутников ретрансляторов, успел принять от нескольких наших агентов некоторое количество сжатых инфопокетов. Не просто принять, но и без потерь переслать его нам. Кстати, там есть новые направления в развитии машиностроения, авиации; новые наработки в создании более мощных ИИ. Ну и напоследок, перспективные расширения функционала медкапсул.
  - А как будем делить эти "плюшки"? - привычно возмутился обладатель пивного брюшка. - Я больше чем уверен, ты, Тычина, сделал для себя резервные копии со всей полученной информации. А мы, будем владеть тем, что достанется!
  - Естественно. - не смутившись ответил Андрей. - Нужно быть полным дураком, чтоб обделить самого себя. И вам, дорогие мои друзья, достанутся только неурезанные копии. Поэтому, я предлагаю каждому из вас, дать согласие на получение полного пакета всех разведданных. Кстати, он уже декодирован. А далее, пусть победит сильнейший. Честная конкуренция решит, кто из нас лучше всех распорядится этим подарком судьбы. А кто останется в аутсайдерах.
  - Ага! Крайний спутник запускался неделю назад! - не унимался худощавый смутьян. - А ты, довёл до нас итоги этого старта только сейчас. Значит, твои конструкторы, всё это время работают с полученными данными.
  - Значится так, всё может быть. Однако неделя, это не такой уж и критичный срок, с учётом времени потраченного на расшифровку данных. И вообще, все эти запуски разведчиков, точнее, старты, происходящие последние полгода, финансируются только из моего кошелька. Я, вообще имею право не делиться с вами ни битом добытой мною информации. То, что я предложил, это всего лишь проявление моей доброй воли, а не итоги нашего плодотворного сотрудничества. Ладно, надеюсь, вы не маленькие дети и всё уяснили. И ещё, уговорили, отныне, страдать излишним альтруизмом я не собираюсь. Желаете участвовать в дележе трофеев, "оплачивайте членские взносы", тратьтесь наравне со мною, то есть, финансируйте разведку. Если не желаете этого делать, тогда сами виноваты. Скупой платит дважды.
   Однако, члены правления, Тычину более не слушали, все дружно просматривали пакеты получаемой информации. И только Мария, мгновенно переадресовав документацию своим аналитикам, смотрела на главу пятёрки и думала:
   "Стареет дядька Андрей. Вроде, с виду ещё крепкий мужчина, а стал слишком сентиментальным. Видать теряет былую хватку. Да и сейчас, он слишком много перед нами разглагольствует. Это лишние. А самое странное, с какого-то перепуга, решил "разыграть" перед конкурентами в этакого бессребреника. Если только он ..., не оставил себе самое "вкусное" из похищенных им технологий. Ежели нет, то я, в нём окончательно разочаруюсь".
  
   Тем временем, Андрей сказал все, о чём хотел оповестить своих подельников и замолчал, внешне, он абсолютно не заморачивался наблюдением за реакцией его соратников на его заманчивые предложения. Зачем такие сложности? Этим нужным делом, используя скрытые камеры наблюдения, занимался Макс. Поэтому, даже не смотря на то, что он стоял к подельникам спиною, он всё равно мог лицезреть весь калейдоскоп чувств отражающийся на их лицах. Тычина обратил внимание и на скептическую ухмылку молодой женщины. И еле удержался, чтоб не обернуться, когда она впялила в его спину свой придирчиво оценивающий взгляд.
  "А ведь она единственная, кто умом а не эмоциями понял, самое "вкусное" я оставил себе. - подумал Андрей, замерев перед схемой с планом помещения и ожидая резонных вопросов от коллег. - Если начнёт активно шпионить за моими КБ, значится она молодая дура, которую не стоит жалеть. Если в ближайшие дни подойдёт и предложит вести совместные научные исследования, или что-то в этом духе, значится, я нашёл первого компаньона. Глядишь, с её помощью создам общественный фонд для финансирования изысканий в генетике. Что-то будем отдавать спонсорам, а самое прибыльное, забирать себе".
  "А ты уверен, что сможешь с нею договориться? Скорее всего, она захочет тебя обмануть". - вклинился в мысли человека искин.
  "Ты что это...? Гад! Ты меня что, подслушиваешь? Да как ...?" - встрепенувшись всем телом, возмутился Андрей.
  "Успокойся уже и не дёргайся так, люди смотрят. Ты ведь сам знаешь, что подслушать чужие мысли, или посторонние ментальные диалоги не возможно".
  "Но ведь ты ...". - сдерживая рвущиеся наружу эмоции, и поспешно выйдя из зала в переговорную комнату, возразил мужчина Максу.
  "Да. Как всегда, это я. Твой лучший друг и одновременно искусственный интеллект по прозвищу Макс. И что с того? Ты ведь так вдохновенно и эмоционально обдумывал получаемые от меня "весёлые картинки" в виде перекошенных от удивления рож твоих компаньонов, что так, и не вышел из режима активного общения со мною любимым".
  "Угу, ясно. И всё равно ты гад. Нельзя так пугать людей, заиками сделаешь. И ещё. Подскажи мне убогому, раз ты такой умный, как самостоятельно, без риска, сдюжить программу возрождения генетики как науки? Видишь ли? Её плодами пользуются все разумные, а ещё с времён первого возрождения планеты, ничего нового создавать не способны. У нас просто отсутствует необходимая " научная школа". Нет даже слабеньких специалистов, так как в результате прошедшей войны, подобные базы знаний были безвозвратно утеряны. А у Даниила, уже создана небольшая группа фанатиков, которая занялась этим вопросом, и по некоторым данным, они, сделали свои первые открытия. Кстати, все они из числа изгнанных нами отщепенцев, тех, кто пережил крушение нашего звездолёта. Вот только ничего кроме самого факта их первых побед на новом поприще, мы так и не получили".
  "С этим понятно, подумаем об этой проблеме немного позже. Что с документацией на новые боевые челноки? И этой информацией ты так же собираешься с кем-либо делиться?"
  "Не-е-ет, эта "вишенка на торте" только для меня. Я уже отдал всю полученную информацию своим инженерам. Пусть они её изучают, перерабатывают, вносят что-то своё и развивают далее. Кстати, технологи уже засели за необходимые для запуска первых линий расчёты. Мне, для успешной борьбы с нашими ядовитыми пауками-подельниками необходимы новинки, как в сфере разработки военной, так и в гражданской авиации. В будущем, на нашем рынке, бесспорным лидером буду только я".
  "С этими твоими амбициями мне всё понятно, поддерживаю. Если тебе интересно, то твои коллеги решили обойтись без лишней говорильни и покинули совещательную комнату. А вот Мария, никуда не спешит. Кажется, она желает с тобою пообщаться. Может быть, тебе стоит обратить на неё внимание не только как на коллегу, но и как на перспективную претендентку для создания династического брака? Глядишь, и приобретёшь умного единомышленника, который не будет ставить "палки в колёса" твоих начинаний".
  "Говоришь, мне стоит на ней жениться? Хорошо, я подумаю над этим. Только в случае моего согласия, что прикажешь делать с тёщей? Прибить её сразу, или немного потерпеть?"
  "Не беспокойся, Элина настолько завалена общественной работой, что ей некогда даже вздохнуть, не то, что скандалить. Любимая доченька давно позаботилась о постоянном мамином досуге".
  "Твои бы слова, да кому-то там в уши ..."
  
   Не стоит заострять внимание на разговоры человека и искусственного разума о выгоде, и опасностях династических браков. Для кого-то эта тема весьма важная, но нет уверенности, что вникать в эти разглагольствования, может быть хоть чем-то интересно для посторонних. Тем более, через три недели, на первой орбитальной платформе начали раскручиваться более судьбоносные и интересные события. Вначале, на орбиту прибыли столь необходимые для космической группировки специалисты. Нет, они не были "первыми ласточками", так как до них, сюда ссылались изгои. Сей час же, из трёх пассажирских челноков, выходило две сотни вчерашних курсантов. Правда, почти все они были "отбракованы" искином, из числа клонов-боевиков. Почему почти? Так среди новоприбывших имелись и те, кто, во время бойни устроенной бандой Тяя, были детьми и подростками, те которых успели спасти. Так вот, эти юноши и девушки, пройдя ускоренное обучение, были призваны на службу в ВКС. Зная по занятиям в виртуальных тренажёрах чуть ли ни каждый уголок платформы, молодёжь, спускаясь по откидной рампе, всё равно озиралась по сторонам, что сильно замедляло разгрузку транспорта. Эта заторможенность пополнения, не радовала пилотов, которые желали как можно быстрее высадить пассажиров; перегнать свои челноки в ангары техобслуживания и .... В общем, по окончанию рабочего дня, их ждал приятный досуг. По этой причине они, уподобившись злым сержантам, поторапливали пополнение, не стесняясь для усиления эффекта употреблять не нормативную лексику. Это немного ускоряло выгрузку, вот только достигаемый эффект был кратковременным. За всем этим "цирком", стоя в своём кабинете перед огромным экраном, наблюдал Даниил и одновременно, по ментальной связи с Ивановичем, решал некоторые проблемы ведения военных действий.
  "Иванович, снова здорова. Ты ведь сам говоришь, дорог каждый час. Стало быть, мы должны немедленно атаковать базу арахнидов, которые на нас нападают с завидной регулярностью. И наш удар должен быть максимально мощным и эффективным. И что за чушь ты мне сейчас предлагаешь?"
  "Никакой чуши! Из новоприбывшего персонала, мы с Ником уже довели до штата нашу платформу и укомплектовали два минимальных экипажа на недавно восстановленные крейсера. Даём им две недели на освоение этих кораблей и ...".
  "И ты предлагаешь этих необстрелянных мальчиков послать на убой? Без грамотного, обстрелянного командования? Тем более, Ник сам говорил, что в силу их характеров, без хорошего командира, они никудышные бойцы".
  "А у нас нет другого выхода! Именно сегодня, в известном тебе секторе солнечной системы вновь произошло яростное сражение. Оно ещё не окончилось, как на недавно выставленных минных объёмах, подорвалась группа боевых кораблей. Выживший и изрядно потрёпанный рейдер, добил наш патруль. Так что у нас ровно два месяца на ответный " визит вежливости". Иначе, придётся ожидать ещё полгода".
  "Ничего, коль нужно, подождём".
  "Даня, а ты уверен, что в этот раз, наш враг не разобрался со своим противником? Вдруг, через полгода, он навалится на нас всеми своими силами?"
  "Столько лет у них был паритет, и никто из сражающихся сторон не мог одержать верх. А тут раз, и арахниды победили нашего невольного союзника. С чего бы это?"
  "Ты не поверишь, но Фортуна девка весьма капризная, эта богиня везения может резко и не предсказуемо повернуться к кому-то своим личиком. Как ты думаешь? Почему раньше, наш враг не мог справиться с одним противником, а сейчас, без видимой натуги выдерживает войну на два фронта? Может это из-за того, что начал постепенно теснить нашего союзника. А когда он одержит окончательную победу? Ты не знаешь? Вот и я не знаю".
  "Резонно, тогда так, кроме меня, никто не потянет управление этой экспедицией. Как-то так. Далее, я оставляю за себя Женьку Сагина и сам возглавляю эту ударную группу. Сам знаешь, по проводимым тобою расчётам, только в этом случае, нам выпадает самый большой шанс на победу в этой нелёгкой компании".
  "Но...".
  "Никаких но! Я уже наизусть выучил все твои возражения. Мол, вся техника восстановлена из найденных на "поле сражения" остовов. И работа наших инженеров и техников, это не что иное, как низкоуровневая кустарщина. Однако бывало и хуже. Но, мы с тобою уже создали отличную правительственную команду. В неё входят как простые управленцы, так и промышленники с военными. Чуть что, справитесь и без меня, кого необходимо, поднатаскаешь. И самое главное, в твоём распоряжении есть механизмы контроля нашей элиты. Всё! Даю тебе два часа на подготовку к предстоящему брифингу. Тем временем новоприбывшие экипажи отдохнут, освоятся на новом месте базирования. И после этого, ты соберёшь их в конгресс зале. "Лови" дополнительный список пилотов истребителей, я и их беру с собою".
  "Это треть от минимального штата необходимых для похода истребителей. Как быть с образовавшимися вакансиями?"
  "Заполни их беспилотными машинами с новыми искинами . Заодно, протестируем их в боевой обстановке".
  "Ясно. Что с десантниками-штурмовиками? Они тебе тоже понадобятся".
  "Комплектуй их из пятёрок дроидов, дистанционно управляемых оператором, замыкай их на шестого, командного робота. Обкатаем и эту задумку твоих учёных".
  "Они не мои"- проимитировал обиду искин.
  "Хорошо. Скажу так, ваших с Ником". - с озорной улыбкой ответил Даниил, разрывая связь.
  Думается, никто не удивится тому, что два часа давались не для комфорта работы искина, или приятного досуга новобранцев, это время потребовалось Даниилу для общения со своей семьёй. Виною тому был не только рейд на окраину солнечной системы, но и вторая беременность Гульнары. Не стоит рассказывать, как Егоршин успокаивал, подготавливал супругу к осознанию необходимости этой командировки. Как успокаивал её и прочее, прочее, прочее ...
   Не маловажным было то, как себя чувствовали люди, впервые оказавшиеся на настоящей, а не виртуальной космической платформе. Для примера, можно взять первого попавшегося бойца. И им оказался клон. Нет, это не правильное определение, эта девушка была "ребёнком из пробирки". Это самое правильное определение. Она не являлась чьей-то копией. Потому что, донором по материнской линии у неё была уроженка этого мира, а по отцовской, кто-то из переселенцев. То есть, она не росла из чей-то прошедшей через специальную обработку клетки, а была искусственно зачата. Кто именно, узнать было не сложно. Только зачем такие заморочки? У этого человека, лишённого детства и отрочества, имелись ложные воспоминания о пропущенном периоде его жизни, и они мастерски переплетались с теми, кто учился рядом с нею. Так что, ущербными себя эти люди не считали и в их искусственных воспоминаниях присутствовали любящие родственники, которые погибли во время смутных времён. Но это всё лирика. Такой обман, точнее подарок, предоставлялся только воспитанникам Ника. На противоположном материке, клоны были лишены этой спасительной сказки. Они осознавали себя как искусственные организмы, созданные с одной целью, для службы на корпорацию. И не более того.
   Хватит лирических отступлений. Перед нами "чудом выжившая во время бандитского набега на село сирота", воспитанница военного училища. Естественно, тот страшный момент, был "удалён" из её памяти. И сейчас, эту девушку звали Алель Огюстовна Сото. Семнадцатилетняя, невысокая выпускница училища, короткостриженая брюнетка, старающаяся не сильно озираться по сторонам и не показывать окружающим её людям, овладевшее ею волнение. Что её смущало? Так это проблемы со здоровьем. Она, как и все её друзья, когда-то за малым не погибли, их чудом спасли. Вот только не удалось избежать некоторых осложнений, они до сих пор, вынуждены проходить регулярные лечебные процедуры, для ликвидации последствий воздействия на их организм боевых отравляющих веществ. Как Алель завидовала тем сверстникам, с кем их объединили недавно в одну команду. Пусть они тоже были сиротами, но, против них не применялись ОВ. И со здоровьем, у этих парней и девушек, не было никаких проблем. Вот так, немного завидуя тем счастливчикам и храбрясь; уверенной походкой, с огромным, тяжёлым армейским рюкзаком за спиной, младший лейтенант Сото, ориентируясь по видимому только ей курсиву, шагала в свою личную каюту. Это было её первое в жизни личное жизненное пространство. До этого, курсанту приходилось делить жилое помещение со своими сослуживцами. Как это и полагалось по уставу учебного заведения - четыре человека на кубрик.
   Вполне ожидаемо, после очередного поворота, стрелка указателя оборвалась около одной из стандартно невзрачных дверей, которая мгновенно открылась, стоило только офицеру к ней подойти , а нейросети, транслировать желание хозяйки войти в своё жилище. Не замедляясь, молодой специалист вошла в свои комнату, и остановилась, не сделав даже пары шагов. Не будь вбитого инструкторами уважения к армейскому порядку, девушка могла устало сбросить вещи рядом с собой и только после этого начать осматривать новое жилище. Могла, но не зря сержанты - андроиды потребляли положенные им ресурсы управляющего искина, вчерашний курсант, стояла и, не "устраивая бардак", осматривала заочно знакомый кубрик. Он был такой же, как комната справа, слева, или даже напротив её. Тот же стол, позволяющий усесться за него четырём бойцам, придвинутые к нему вплотную четыре стула; кровать полуторка, шкаф для вещей и скафандра, оружейный сейф и открытая дверь в санитарный блок. Постояв с полминуты, осматривая помещение, новый жилец, направился к шкафу, тяжесть на плечах пусть и была привычной, но без врезающихся в надплечье лямок, было намного комфортней.
   О чём в этот момент думала Алель? Чему она улыбалась? Было неизвестно. Впрочем, это и не важно. Главное она, поставив рюкзак на подставку, сноровисто, на одних лишь рефлексах, начала раскладывать вещи, временами, расправляя еле заметные на одёжной ткани складки. Дошла очередь и до игольника с бластером. Впрочем, можно слегка приоткрыть для посторонних ход мыслей кареглазой красавицы:
  "Так, кровать можно сделать односпальной, она занимает слишком много места, - контролируя процесс изменений думала девушка, - вот так. Хорошо. Стол немного увеличим и сдвинем поближе к углу. Угу, достаточно. Сформируем над ним светильник, хорошо ...".
   Не стоит удивляться тому, что Сото не окончив раскладывать вещи, начала перестановку. За всё время после катастрофы, она жила в казарме, где каждая вещь имела своё место, строго определённое уставом. А сейчас, она была вольна делать всё что угодно - в приделах своего кубрика. Вот только ничего оригинального на ум не приходило. Парадокс.
   До того как к Алель "постучалась" её лучшая подруга Рита, чем-то похожая на товарку, как родная сестра, и такая же сирота, Сото успела принять душ и сменить старенький комбинезон курсанта на новый, ещё не обмятый офицерский костюм. Так что гостью, девушка приняла с превеликой радостью и тут же, ничего не спрашивая, заказала на пищевом синтезаторе "праздничный обед". Ради интереса стоит заметить, состоял он из огромного белкового торта, в виде дроида-десантника, двух бутылок сладкой газировки, и трёх ваз с конфетами - ассорти. Не стоит смеяться над их выбором, всё время учёбы в училище, девушки, впрочем, не только они, постоянно мечтали вволю наесться сладости. А там, хоть диатез, хоть мифический диабет, или золотуха. И резонно, ожидаемого "праздника живота" не получилось. Нет, начиналось всё красиво, шипучий напиток в пластиковых бокалах, на маленькой тарелочке кусочек тортика, воспоминания о том, как они обе, мечтали покинуть стены своего Alma Mater (старинное название учебных заведений). Далее, наступило быстрое пресыщение, сменившееся лёгкой тошнотой. Поэтому, не до конца веря, что это делают именно они и добровольно, девушки отправили недоеденные продукты в утилизатор. После чего, поспешно проглотили по паре капсул абсорбента. Далее, они просто сидели в ожидании приглашения на обещанный искином брифинг, и болтали не о чём, даже не о погоде на оставленной ими планете, или надоевшей до жуткой оскомины курсантской жизни.
  
   Есть в жизни одно неоспоримое правило, точнее аксиома: "В компании с интересным собеседником, время летит незаметно". Она и в данном случае была уместна. Незримо прошли отпущенные часы отдыха, по окончанию которых, оба недавно укомплектованных экипажа крейсеров и прикомандированные к ним бывалые пилоты истребителей, собрались в конферанс зале. И, как было заведено предками, воинство как могло, вникало в доводимые начальством задачи. Не обошлось без соответствующих сложившейся ситуации "залётов". Каких таких "залётов"? Всё просто, у "бравого воинства" срабатывал выработанный годами учёбы рефлекс - спать при первом же удобном случае. По этой причине Даниил, стоя на трибуне, получил возможность наблюдать как время от времени, его новые подчинённые поочерёдно "клевали носом". Пришлось Егоршину принимать меры - сокращать вводный инструктаж, и отпускать персонал, дабы не довести аудиторию до состояния сонного отупения. Так как в таком состоянии, возможность усвоения ими новой информации, приближалась к нулю.
  "Иванович, сбрось подробные планы нашей экспедиции на командные искины крейсеров. И прикажи тем ИИ проконтролировать, чтоб с ними ознакомился даже последний техник. - Всё ещё стоя за кафедрой, распорядился Даниил, наблюдая, как зал покидал последний из его новых подчинённых. - И это ..., сразу же забирай народ в своё распоряжение".
  "Но ведь именно ты ..."
  "Знаю - знаю. Однако в этом походе командую я, поэтому приказываю: "Проконтролировать, как команда осваивается на восстановленных кораблях. Даю тебе на это двое суток". - Всё понятно? После чего, начинаем наработку навыков по обслуживанию и ремонту всех узлов и агрегатов крейсеров. Не забудь ознакомить этих мальчишек со всеми особенностями наших посудин".
  "Есть, снять крейсера с консервации; ознакомить экипажи с новыми ТТХ боевых кораблей; провести все регламентные работы и подготовить технику к эксплуатации". - как показалось, с дурашливо-показушным рвением отрапортовал искин.
  "Отлично, но не это главное. По мере окончания приведения корабля в рабочее состояние, ты переводи техников в боксы ремонтной базы. Там, у нас имеется несколько несильно искорёженных крейсеров ожидающих восстановительные работы и модернизацию. Пусть парни учатся на этом металлоломе устранять реальные боевые повреждения. И мне плевать на все твои возражения о необоснованном разбазаривании столь ценных ресурсов. Наши спецы, должны в живую нарабатывать все необходимые навыки. И лучше, делать первые шаги в "лабораторных условиях", а не когда вокруг всё плавится и взрывается. Как-то так, не забудь про ситуацию, когда вокруг вакуум, и нулевая гравитация".
  "А ты? Чем ты за..."
  "Займусь? Да? - поинтересовался Егоршин, научившийся понимать искина и без лишних слов. - Так ты говорил, будто твои ученики установили на мою Марту новый искин с ещё более расширенным функционалом и улучшенным ПО. Мол, даже смогли сохранить личность моей "ласточки". Стало быть, буду осваивать все её новые возможности. Негоже пользоваться техникой, не овладев всеми дарованными ей "плюшками". Ну нерационально это. Как-то так".
  "Успехов тебе".
  
   Полуавральный режим подготовки к экспедиции, заставил время пролететь как снаряд, выпущенный из рельсотрона. Вот и для Алель, день отлёта запомнился только тем, что вопреки её ожиданиям, на палубах корабля не было излишней суеты. И ещё, в её памяти отпечаталась тоска во взглядах бывалых товарищей. В какой-то момент, девушка услышала, как тяжко вздохнул стоявший рядом с нею пилот космического истребителя. Сото удивилась этому и осмотрелась по сторонам. Придавался унынию, не только стоявший по правую руку от неё молодой человек. Многие из находившихся рядом с нею летунов, так же с унынием, смотрели на экраны, на которых демонстрировались кадры с провожающими их родственниками и те, и другие, еле сдерживали накатывающие на глаза слёзы. В этой ситуации, самыми бодрыми смотрелись только курсанты, так как они, ещё не воспринимали базу как свой дом, там не оставались те, кто был им по-настоящему дорог. Но и то, на истинных флегматиков они не походили - кое-кто из них, были излишне улыбчивы, или странно болтливы. Впрочем, через полчаса это унылое стояние, и показушная бравурность, благодаря заботе "отцов командиров" окончилось. Для всего экипажа обоих кораблей началась неизбежная рутина службы. Кому-то и ранее было не до этого, они стояли на вахте, то есть находились на боевом посту. Бодрствующая смена, как и положено по расписанию, занималась на виртуальных тренажёрах. Только свободная часть вахты в приказном порядке разошлась по кубрикам и отдыхала, пока была такая возможность. Не дали "скучать" и узким специалистам, их досугом занялись инструкторы-андроиды, особенно доставалось операторам штурмовых дроидов. Эти мастера дистанционного управления, по двенадцать часов гоняли своих роботов по полигону. Возникает вопрос, что за странный полигон и откуда он взялся? Ответ прост, под него наспех переоборудовали два пустующих складских ангара, и они, на данный момент, представляли собой многоуровневое хитросплетение коридоров имитирующих вражескую базу. Поэтому, уже на вторую неделю полёта, трое из десяти операторов устали на столько, что без надобности не покидали своих кают, они даже питались стандартными обедами, выдаваемыми из пищевых синтезаторов стоящих в их жилище.
   Впрочем, ещё через месяц, молодёжь привыкла к этому ритму жизни, и сами собой, в их компаниях возобновились вечерние посиделки с танцами. Как раз к тому времени, оба крейсера подошли к недавно восстановленным "минным полям", или как их называли все военные, защитным объёмам полосы обеспечения. Пришлось экспедиции остановиться и немного постоять, подождать пока мобильные взрывные устройства разойдутся, образуя узкий коридор безопасности. Естественно, никто из свободных смен не упустил возможность, понаблюдать за этими манёврами "гостинцев" на мониторах. Некоторые молодые люди, смотрели на умные мины с любопытством, как на диковинку, так как в живую, видели их впервые. Были и те, кто наблюдал с нескрываемым страхом, мало ли, произойдёт какой-либо непредусмотренный сбой. Техника хоть и умная, но и она не защищена от случайных ошибок. Однако всё обошлось.
   А через час с четвертью, сидя в большой комнате отдыха, с завистью наблюдая за танцующими парами, Сото случайно услышала диалог пары парней техников, которые, обсудив некоторые нюансы их службы, сменили тему и, как им казалось, тихо обсуждали командира:
  - Ты заметил, Даниил Сергеевич вновь усложнил нашу боевую подготовку, начал постоянно придираться, и то не так, и это не этак. С чего бы это? Вроде не с кем ни ругался и никто из наших, или "пассажиров" не "залетал". А он как будто с цепи сорвался, вон, во взгляде вновь проскакивает тоска и злоба. - украдкой осмотревшись по сторонам проговорил белобрысый парень, чьего имени Алель не знала так как им она никогда не интересовалась.
  - А-а-а, забей, Минька, - небрежно отмахнулся от него огненно-рыжий собеседник, пристально смотря на одну из танцующих пар, - народ поговаривает, что он с женою сильно рассорился. Мне тут моя новая пассия - связисточка сказала, будто это произошло ещё перед самым вылетом, а сейчас, ссора только "набирает обороты".
  - Ага, говоришь что всё это слухи ... - слегка покачнувшись на задних ножках стула, ответил первый собеседник. - Вот и я до вчерашнего дня не верил. Семья Егоршиных у нас считается эталоном - прям кремень, какая крепкая.
  - В том то всё и дело. Как проболталась одна из бывших, ну та рыжая медичка, Гульнара Андреевна оказывается беременна, вот в последний момент, перед походом и взбрыкнула. Она, видишь ли, не пожелала отпускать мужа одного. Ну а он настоящий мужик, не стал в её капризах потакать. Взял и "стукнул по столу кулаком", мол, нельзя беременным участвовать в боевых операциях, даже если они больше похожи на прогулку. Мол, женщина должна поддерживать семейный уют, а не таскаться за мужем по космосу.
  - Ух-ты... Прямо так и сказал, что женщины должны сидеть дома и наша миссия лёгкая прогулка? Агюст, ты что, шутишь?
  - По последним слухам, наш командир всё именно так и сказал, а я только повторяю эти слова. Вот и сегодня в 04 00 по корабельному времени, он попросил обеспечить устойчивую видеосвязь с супругой. Ну а она бац ..., и наотрез отказалась с ним общаться. Представляешь, наотрез. Понимаешь? Это уже точная информация, моя новая подруга тому свидетель. Представляешь, так и не сказала мужу ни слова. Упрямо сбрасывала все вызовы. Представляешь, какой мужику облом. А мы, между прочим, скоро выйдем за приделы работы нашей связи. Другой возможности пообщаться, ещё долго не будет. Эх, жаль, технологию дальнего общения мы утеряли. Когда ещё наши "головастики" нечто подобное вновь изобретут? Не известно.
  - Да-а-а, беда. Не завидую я нашему командиру. - ответил Минька, и вновь оглядевшись, при этом не обратив внимание на сидящую неподалёку Алель, не слишком то и тихо проговорил. - Что не говори, все они бабы такие ст...вы, любят выносить мужикам мозг. Вот, оказывается и Гульнара Андреевна, ... к-х-м, оказывается не исключение из этого правила. Единственное что её оправдывает, так это возможный психоз беременных. Говорят, они сами не понимают, что творят - гормоны, видишь ли ..., мать их тудыть.
   Оставим в покое космолёты, которые поочерёдно пройдя крайний рубеж линии обеспечения, вновь набирали скорость. Как и людей, не зависимо от пола, любящих придаваться сплетням. На их кораблях пусть и шла тяжелейшая служба, но ничего выдающегося не происходило. Пока Алель невольно подслушивала беседу техников, Андрей Тычина, сидя в подземном бункере, запустил отчёт последних минут вялотекущей "Холодной войны". В шахтах, шли предстартовые проверки систем наведения ракет. Да, естественно, у каждой из них были свои цели и задачи. В подтверждение масштабов предстоящего "веселья", в скрытых ангарах подводных лодок, заканчивалась погрузка десанта, а техники-дроиды, пропускали через шлюзовые ворота первые партии субмарин, по мере их готовности. Благо из космоса, благодаря толще воды, все эти приготовления были не заметны. В двух словах, на всех военных базах, на виду, продолжалась обычная жизнь. И только Макс и все члены правления "Совета Пяти", знали о тайном выходе на позиции первой ударной волны. Остальные подразделения, начнут действовать по сигналу тревоги - после нанесения первых ударов по соседям. Что касалось обывателей, так их мнение давно исподволь сформировали, создав образ дикого соседа, которого необходимо наказать.
   Вот так, в самом защищённом помещении подземной базы, Андрей покусывая губу, смотрел как по его воле вершилась история. Он, стараясь не паниковать - поддавшись излишним сомнениям, сидел в мягком офисном кресле, не обращая внимания на Марию Ченс, которая, игнорируя присутствие коллег, пододвинулась к нему и доверчиво прижалась к его руке. А на экранах демонстрировались полностью экипированные в броню клоны-солдаты, которые входя в "брюхо" транспортов, рассаживались по местам, фиксировались пристяжными ремнями и замирали. Издали, они напоминали бездушных роботов, такие же безэмоциональные, с чётко выверенным минимумом движений. Только когда по ментальной просьбе Марии, Макс приближал изображение некоторых десантников и начинал поочерёдно демонстрировать их лица, становилось ясно, это живые люди. Некоторые задумчиво смотрели перед собою, игнорируя стекающие по лицу капельки пота. Другие нервно кусали губы, бледнели, или покрывались нервным румянцем. Единственное, по вбитой инструкторами привычке, они сидели неподвижно, как будто находились в засаде.
  "Дорогой, а ты знаешь, - обратилась по мыслесвязи к Андрею Мария, - они вроде как клоны, но при этом, очень похожи на настоящих людей. Оказывается, и для них не чужда такая эмоция как страх".
  "Всё может быть, дорогая. Мы их выращивали как идеальных солдат, и заложили в их мозги "две извилины". Одна отвечает за подчинение мне, тебе и Максу, а другая помогает выполнению задач, то есть, заставляет действовать в условиях битвы самым эффективным способом. А страх. Что страх? Он присущ всем живым существам, это не что иное, как инстинкт самосохранения. Так эти воины, что мужского, что женского рода, научены пользоваться этим инстинктом как инструментом. Он помогает им выполнить боевое задание и при этом выжить".
  "И в самом деле - роботы. Только из живой плоти. - с задумчивой неспешностью ответила Ченс остановив свой взор на лице девушки десантнике. - А у этого бойца, такие знакомые черты ... э-э-э. Не пойму откуда ...".
  "Угу.... Стоп. Что ты сказала?"
  "Говорю, что я этого бойца откуда-то знаю. Хотя ни разу не посещала, ни одной нашей военной базы".
  "А-а-а, эта. И правда, знакомая мордашка. Впрочем, стоп. Если ей округлить овал лица, ну убрать угловатости и отдать в руки косметолога, отрастив волосы сделать стильную причёску, то она станет почти полной копией матери моего ребёнка. Ты должна была её видеть, она одно время ходила со мною на разные мероприятия".
  "Ты хочешь сказать ...".
  "Да-да. Перед тобою, один из клонов той наглой аборигенки".
  "Представляю, что будет, если той "курице" показать её двойника-боевика. И сказать, что это одна из её потерянных в детстве сестёр. На её месте могла быть ты, ведь ваши родители твою сестрёнку продали нам. А тебе всего лишь повез ...".
  "Ничего не будет. Она девка не глупая, получила и закрепила на практике не только среднее, но и высшее образование. Эта аборигенка быстро сложит два и два, после чего придёт к правильному ответу"
  "Интересно, а наши клоны, там тоже есть?" - девушка, небрежно кивнула в сторону экранов.
  "Значится так. Не прикидывайся, будто ты этого не знала. Не один из образцов ткани переселенцев, не идёт на выращивание боевых клонов. Пусть я недавно и приказал собрать базу нашего генного материала. Но она, потребуется для восполнения мирного населения, и только в случае больших потерь".
  "Всё поняла, прости".
  "Ничего, солнце моё. Вон смотри, пошёл отчёт последних секунд. Сейчас, со стартовых площадок взлетят первые ракеты. Их задача, подать сигнал о начале операции "Брызгун". Как они отработают, начнётся основная заваруха. Всё, Рубикон давно перейдён ...".
   "А что это за Брызгун? Что значит это слово?"
  "А? Что? Да была на нашей родине такая рыбка, метко сбивающая струёй воды свой корм, прямо с лёту и без промаха. Всё, молчок, вон смотри, начинается ...".
  И правда, мониторы начали показывать, как с замаскированных пусковых шахт начали слетать защитные колпаки и почти сразу вырываться струи пламени. Из этого моря огня, выныривали тёмные "сигары" ракет и, оставляя дымный след, устремлялись в небо. Не всем стартующим диверсантам везло. Кого-то сбивали в считаных метрах от поверхности, кого-то немного повыше и на почву обильно падали их расплавленные останки. Казалось, в этом аду выжить невозможно, однако не прошло и минуты этого безумия, как сенсоры Макса приняли ответный сигнал.
  "Всё. Операция перешла в свою вторую стадию - обращаясь сразу ко всем, и нежно погладив прижавшуюся к нему Марию по руке, сказал Андрей. - через несколько минут, наши войска начинают вторжение на соседний материк. А космосу, отныне будет не до нас, у них ...".
  
   Начало нынешней "провокации", орбитальная группировка восприняла как ставшее в последнее время будничным событием ЧП. То есть, очередную операцию вражеской разведки для получения данных от своих резидентов. Подобное уже случалось, и не раз. Поэтому Иванович, а вместе с ним и дежурные смены операторов, работали по привычным для них алгоритмам. То есть, они уничтожали все "летающие объекты" посмевшие оторваться от земли выше, чем на пятнадцать метров. Отстрел нарушителей карантина продолжился даже после того, как одна из ракет, достигнув необходимой высоты, успела передать какую-то ментальную команду, и, получив множество откликов, ретранслировала их своим хозяевам. Единственное, ИИ, дежурно посокрушался о запоздалом уничтожении пресловутого передатчика, и всё, остальным было не до того. Как-никак, благодаря этому упущению, вражеская "контора" вновь смогла получить множество пакетов с разведданными, и как ни кручинься, потерю не вернёшь. А дальше, начались "чудеса", которых ранее не бывало. Треть дежурных операторов, из состава людей, принудительно обесточили свои посты, и, забаррикадировав все шлюзы, покончили жизнь самоубийством. Ни центральный, ни вспомогательные искины не успели на это среагировать, констатировав только факт произошедшего.
  "Придётся посылать дроны, для восстановления доступа к управлению орудиями, скорее всего, буду вынужден вскрывать заблокированные двери и технические коммуникации. - подумал искин первой, главной платформы, подавая команду на срочную смену позиции и включению в сражение еще одной из ближайших к нему боевой станций. - Подобного ранее не было. Что там ещё уроды из "Пятёрки" придумали? Да и почему-то интенсивность стартов вражеских ракет не уменьшается, а наоборот, лавинообразно нарастает. Наши посты наблюдения, уже не справляются с отслеживанием всех взлетающих объектов и прочих перемещений по поверхности. Это сколько же они накопили дорогостоящих боеприпасов?" ...
  Ответом на эти мысли, если так можно было называть попытку искусственного разума осмыслить происходящие, было ощущение полного отключения приёмного модуля планетарной системы спасения. А через минуту с четвертью, первый снаряд с антиматерией, врезался в защитное поле платформы, с невероятной лёгкостью продырявив как его, так и бронированный борт станции. Итогом, стала аннигиляция двух складов боеприпасов и отсека управления тремя зенитными башнями. Естественно, на боевом посту погиб и оператор. Второе попадание новым боеприпасом, пришлось по станции номер три, лишившее её одного блока маневровых двигателей. Это не сильно сказалось на её обороноспособности, если не считать небольшие затруднения с передвижением. Но и это показалось малой бедой, так-как пара десятков людей, в разное время высланных с Земли "отщепенцев" сошли с ума. То есть, начали нападать на окружающих их людей.
   Всё это взгляд на начало боевых действий "глазами" орбитального ИИ. Для людей, всё выглядело немного по-другому. Гульнару, как и многих других, тревога застала во время самого чуткого - утреннего сна. Спасибо что не взвыли сирены, и не мигали лампы красного цвета, способные разбудить и испугать ребёнка. Получив соответствующее ментальное сообщение, женщина поспешно вскочила с постели, и стремглав побежала к детской комнате. Перед дверью, Егоршина опомнилась, остановилась, сделала несколько глубоких, неспешных вдохов и выдохов и только после этого, вошла в детскую спаленку. Агнесса всё ещё спала. Как всегда, малышка сбросила своё одеяло на пол, а вдобавок развернулась в постели так, что её ножки оказались на подушке. Помимо воли улыбнувшись и стараясь выглядеть как можно спокойней, мать подошла к ребёнку, присела на край постельки, и нежно поглаживая растрёпанные волосики дочери, заговорила:
  - Агнесочка, вставай. Давай, просыпайся, моё ты солнышко.
  - Не хочу-у,- заканючила девочка, скорчив гримасу, как будто собиралась заплакать, - спать хочу-у.
  - Подымайся, моё ты золотце. - чуть ли не по слогам, тихо прошептала мать, - А тебя, в садике, уже детки ждут.
  - Не пойду-у-у! Я спать хочу! ...
   Вот так, не смотря на возражения малышки, Гуля подняла дочурку, расчесала ей волосы, и одела в заранее приготовленное платьице. Ещё пара минут, и облачившись в форменный комбинезон, мать взяла на руки так, и не проснувшегося ребёнка. После чего, встряхнув головой, решительно вышла в коридор. Там, уже суетились куда-то спешащие люди. Кто-то мчался, чуть ли не бежал по мягкому пластику пола. Встречались и те, кто вел своих чад в укреплённый детский бункер. Попадались и те родители, кто нёс малышей на руках. Все эти люди шли молча, то есть, только по ментальной связи задавали беспокоящие их вопросы: "Что произошло? Почему мы должны как можно быстрее доставить детей в безопасное место? Опять нападение рейдеров? Да?" - Ответ от центрального искина был только один: "Тревога. Переживать за детей не стоит, всё под контролем. Но, лучше как можно быстрее доставить ваших малышей в укреплённый бункер. Не бойтесь, это стандартная мера предосторожности". - После таких ответов, вопросов появлялось всё больше и больше. Однако, не возникало никакой паники.
   Все обитатели платформы вели себя вполне адекватно, за исключением одной женщины в форме рядового связиста. Она, заметив Егоршину встрепенулась, и с перекосившимся от злобы лицом, побежала на Гулю. Не обращать внимания на такое резкое преображение было невозможно, тем более, прохожие как по команде отшатнулись от чего-то кричащей, агрессивно размахивающей острым железом женщины. И куда только смотрел центральный искин? Почему он не обездвижил этого сошедшего с ума человека? Непонятно. Не раздумывая, действуя на одних лишь инстинктах. То есть, понимая, что ни убежать, не скрыться в своём кубрике, так как дверь её жилища не успеет закрыться, мать сделала то, на что в обычной ситуации не была способна. Она отбросила свою малышку в комнату и дала команду на закрытие двери, с последующей блокировкой. Стараясь выиграть необходимое время, Гуля молча ринулась на противницу в руке которой был парадный, обоюдоострый кортик офицера-связиста. Вокруг закричали, стали разбегаться, а ИИ всё бездействовал. Мать билась отчаянно, ни обращая внимание на мелькание острой стали, как и наносимые ею глубокие порезы. Через несколько секунд, те обильно покрывали руки женщины, старавшейся не допустить сумасшедшую связистку к комнате с ребёнком. Пусть к тому времени каюта была закрыта, но в этой ситуации, мало что решало. Всё равно, материнский инстинкт не позволял отступить, он придавал неистовую силу, реагируя на выкрики: "Сдохни тварь! И ты, сдохни! И твой выродок должен сдохнуть! А-а-а! ..."
  Не смотря ни на что, мать билась с остервенением, продолжая бой даже после нескольких приникающих ранений в брюшину и грудь. И только выстрел служебного пистолета, сделанный новым действующим лицом - парнем, облачённым в форму сил поддержания порядка, разрушив мозг, убил защитницу. Только после этого, с запозданием на считанные доли секунды, все люди чьё поведение выходило за определённые рамки, начали резко терять сознание и их, куда-то уносили вездесущие роботы. Впрочем, это было не единственное ЧП. Нападения повторялись ещё долго, и обобщало их одно - цели, которыми было руководство станции и их семьи. Но, ни одно из покушений более не имело успеха, нападения пресекались, при первых же подозрениях.
  
   Не стоит упускать из вида ход боевых действий, разворачивающихся на планете. А именно то, как под прикрытием сражения разгорающегося в верхних слоях атмосферы и ближнем космосе, к Европе подкрались подводные лодки - ракетоносцы и, находясь в подводном положении, произвели первый синхронный залп. Сторонний наблюдатель, существуй такой любопытный разумный индивид в реальности, перед смертью мог увидеть, как из-под воды выпрыгнуло более полусотни ракет, и, зависнув в воздухе на считанные мгновения, обдали воду снопами вырывающегося из сопел их двигателей пламени. Затем, медленно разгоняясь, описав пологую дугу, они согласованно легли на боевой курс. Как это ни странно, но их никто не перехватывал. Что и не мудрено, несущие смерть заряды, расправив "оперение" припали чуть ли ни к самой водной глади и в таком построении, "крались" до самого побережья. Возле береговой кромки, лидер этой группы, резко взмыл ввысь, одновременно начав активное сканирование окружающего пространства. Получаемые им данные, транслировались не только на искины его группы, так и следующих за ними стай. Правильнее сказать, информация передавалась на все участвующие в огневом налёте боевые корабли. Естественно, приоритетным получателем добываемых в режиме реального времени данных, был штаб.
   И всё же, вернёмся к освещению событий разворачивающихся над сушей. Засекая активные радарные установки, не обделяя вниманием и тех, которые только включались в работу, беспилотник активно маневрировал, уклоняясь от первых, ещё несогласованных выстрелов ПВО. Заодно, он включил на полную мощность свою установку РЭП и даже сделал пару удачных выстрелов из разовых лучевых установок. Далее, разведчику только и оставалось, как лететь вперёд, выявляя новые точки обороны неприятеля. Благодаря чему, его собратья мимоходом отстреливались по вскрытым установкам, а затем, входя в крутое пеке, падали на наиболее бронированные огневые точки. Эта атака камикадзе, естественно заканчивалась мощнейшим взрывом и возникновением очередного крупного пожара.
   Предсказуемо, лидер-смертник "прожил" не долго, его яркий полёт, окончился распустившимся красочным цветком воздушного взрыва. Однако его место мгновенно заняла другая крылатая ракета. И ещё около тридцати секунд новый, смельчак демонстрировал чудеса высшего пилотажа. Когда его вывел из строя близкий взрыв зенитной ракеты, разметавшей во все стороны множество поражающих элементов, тот, оставляя дымный след, врезался в ближайший радар. Мощная взрывчатка и почти полные баки топлива, ни оставили шансов выжить не только станции наблюдения, но и паре управляемых ею пусковых установок.
   К моменту, когда субмарины выпустив весь свой боекомплект, ушли на базы для перезарядки, минимально необходимый для закрепления на берегу плацдарм был очищен от наземных точек сопротивления, и около двухсот беспилотников продолжали кружить над захваченной территорией, ожидая новых целеуказаний. Да на захваченной территории было разрушено всё, что могло возвышаться над поверхностью, включая все дома четырёх поселений. Казалось, будто не осталось ни одного объекта, способного оказать сопротивление. Нет, это ещё не полная информация, с десантных кораблей вот уже как десять минут были запущены ракеты РЭП, призванные прикрывать войска от взглядов с космоса до тех пор, пока их не сменят наземные установки. Что ещё? Как морской, так и воздушный транспорт, высаживал не только живую силу, но и их боевую технику. Параллельно, шла активная сейсмическая разведка, выявляющая скрытые убежища прежних хозяев территории. Такие подземные постройки находились, и штурмовые отряды, усиленные универсальными роботами, вскрывали входы в обнаруженные бункеры, и приступали к их зачистке.
  
   За работой одной из таких групп, наблюдал Тычина. Он, сидя в удобном рабочем кресле, бледный как вечно голодный до крови вампир, смотрел на экран своими красными от недосыпа глазами. Почему, весь штаб смотрел трансляцию боя именно этих солдат? Так всё просто. По полученным данным, именно данная база была самым крупным из обнаруженных подземных объектов и имела в оснащении весьма мощные энергетические установки. Заодно, аппаратура показывала активный обмен данными этого объекта с теми, что располагались где-то в глубине неизведанного континента. Следовательно, в этом укреплённом комплексе, могли находиться мощные управляющие искины, как и резервные накопители информации. Что в свою очередь, вызывало повышенный интерес захватчиков. Как уже говорилось ранее, уставший от многосуточной суеты по подготовке к войне, Андрей держался из последних сил, дабы не отключиться, или не забегать по залу как загнанный в ловушку волк. Именно поэтому, Тычина не придавал значения тому, как от переизбытка эмоций, дрожали руки испуганно прижавшейся к нему подруги. А сама девушка, сидела, зажмурив глаза и чего-то неразборчиво шептала. Тихие, не различимые слова "вырывающиеся" из её уст непонятным речитативом, не будь она убеждённой атеисткой, можно было принять за молитву. А сама Мария, когда из аудиоколонок доносились наиболее громкие звуки взрывов, или истошные крики погибающих людей, испуганно вздрагивала. Что там говорить о ней, когда кроме Андрея, на экраны больше никто не смотрел. Вид раскуроченной техники ещё не так сильно шокировал тех, кто стал инициатором этой бойни, но изуродованные трупы солдат, и страшные увечья раненых, для остальных членов правления стали невыносимым испытанием. Два человека, даже лишились чувств, а Макс, не спешил выводить последних из обморока, его мощности и без того работали на приделе. Ему было необходимо руководить несколькими промежуточными командными искинами, контролировать согласованность их действий. И это не всё, что было "повешено на его виртуальные плечи". Главной задачей на ближайшее время, был контроль десантников, которые штурмуя длинные коридоры укрепрайонов, при первой же возможности подсоединялись к обнаруженным портам связи, но взломать защиту местной сети, до сих пор не получалось. Обороняющиеся, при первой же угрозе, "отрубали" целые сектора, оставалось только управление боевыми дроидами, но, и эти каналы связи не получалось заглушить или декодировать.
  
  
  

Глава 21.Это война.

  
   Не стоит упускать из виду события, разворачивающиеся на орбите. А там, какое-то время творился бардак. Охватил он не службу обороны, а именно людские массы, что позволило действовать "зомби" почти открыто. Именно поэтому Сагин, только каким-то чудом пережил покушение, и то, он даже не заметил, его начало. Вот он, только что смотрел, как за его сыном закрылась бронированная дверь детского бункера, как стоявший рядом андроид секретарь, с силой ударила его в грудную клетку. Короткий полёт к противоположной стене, удар всем телом о её мягкий пластик, и падение на пол. В сознании шокированного человека, пытающегося осознать происходящее, крутились мысли: "Как это ...?" - "За что?" - "Почему?" - Ожидаемой боли в груди не было. Как и потери сознания. Только возникла жуткая потребность сделать глубокий вдох, осложнённая невозможностью сделать выдох. Так и сидел Евгений на полу, делая судорожные вдохи и разевая рот как вынутая из воды рыба. Пилот, ставший ВРИО командующего космической группировки, не видел то, как его робот-секретарь, прижимая извивающегося как змея террориста к полу коленом, связывала его брючным ремнём. Кстати, светло-коричневый пояс из натуральной кожи, был снят с напавшего на Женю индивида, точнее, грубо выдернут из поясных петель комбеза. Не заметил Сагин и того, что из правого бока андроида, торчал нож десантника, точнее, обломок этого клинка. Немногим позже, когда дыхание было восстановлено, а злоумышленник обездвижен, появилась ещё парочка андроидов которые объяснили Евгению что сейчас происходит. Как и то, что другим способом, как резко и с силой оттолкнуть объект защиты, спасти его от удара ножом было не возможно. Да и не бил робот человека, а всего лишь резко толкнул. Иначе, сломанные рёбра, грозили стать минимальным уроном, причинённым его телу.
   Всё это, произошло десять минут назад. А сейчас, под охраной выделенной пары боевых дроидов Евгений был доставлен в командную рубку первой платформы. Нужно уточнить, параноидальный режим охраны был оправдан, только благодаря ему, были предотвращены ещё несколько нападений. В данный момент, ВРИО командира базы, в окружении сидящих у мониторов андроидов, выслушивал доклады Ивановича и Ника. А они, спокойно, без каких либо эмоций, говорили о том, что происходит на орбите и поверхности планеты. Немало важный факт, парень всё ещё не отошёл от шока, вызванного чередой покушений, был, мягко говоря, немного растерян, если не сказать обескуражен.
   "В результате обстрела боеприпасами на основе антиматерии, три орбитальных платформы получили повреждения различной сложности. Новая модификация защитного поля, смогла существенно снизить урон от применения нового оружия. - докладывал Иванович по ментальной связи. - На боеспособности крепости номер четыре, это никак не сказалось. Две другие станции, кстати, одна из этой пары наша, потеряли несколько орудийных башен и крюйт-камер. И только у нас, имеются потери среди личного состава. Вернее, на боевых постах погибли люди. Все потери безвозвратные, так как противник незадолго до атаки отключил приёмник станции спасения".
   "Это точно? - недоумевая переспросил Сагин. - Вот ёхарный бабай. Да как они посмели нарушить главный параграф нашего дружественного договора? Они там что, ..., совсем с ума сошли? Как подобное можно было сделать? Ведь в этой бойне гибнут не только наши люди, но и их бойцы. И если судить по поступающим докладам, их потери, намного превосходят наши".
  "Докладываю. Не всё так печально как нам кажется, отсутствие возможности возрождения после гибели, было временным неудобством. Приёмник станции спасения только что включили. - отрапортовал Ник. - Но, в полноценный рабочий режим, он выйдет через пятнадцать минут".
   "Ничего ж себе неудобство, это страшное преступление! И всё равно, ничего не понимаю! Они что, с ума сошли?! - ударив по подлокотнику своего кресла кулаком, выкрикнул по-прежнему не пришедший в себя Евгений и, помолчав с десяток секунд, вернулся на мыслесвязь. - Хотя..., судя по вашим словам, приёмник выключили перед началом атак на наше руководство и членов их семей. Значит, в случае успеха этой диверсии, это наша сто процентная гибель. А коли у нас безвозвратно погибнет всё руководство, то всё это безумие, творящиеся внизу, имеет все шансы на успех. Нам просто не дадут время отойти от шока, как и на формирование нового правительства, не говоря уже о военном командовании ...".
   "Кстати, - неожиданно заговорил Иванович, - среди штабистов обнаружились два скрытых диверсанта, которые по идее, должны были "обезглавить" наше командование. Они уже обезврежены".
  "Во-во, всё в тему. Серия убийств руководства, люди в панике от того что погибшие не имеют шанс на перерождение и всё. Мы временно не дееспособны, а перегруженные творящимся вокруг нас бардаком искины, для этих воинствующих тварей, с их коварством, слабые противники".
  "Логично". - синхронно ответили оба ИИ.
  "Так! Я, кажется, всё понял! - вскочив с кресла, вновь перешёл на крик Сагин. - Немедленно начать сканирование поверхности и окружающего нас пространства! Работайте во всех доступных вам диапазонах! Ищите любые необъяснимые помехи и участки прочих непонятных аномалий!"
  "Ты хочешь сказать, необходимо искать любые необъяснимые странности в окружающем нас пространстве?" - уточнил Иванович.
  "Да. Я подозреваю, что к нам уже направились шаттлы-невидимки, с абордажными командами. Объектом нападения может стать любая из космических станций. Хотя я уверен, наша платформа является приоритетной целью такой атаки".
   Не успели прозвучать эти слова, как над столом повисла голограмма с тщательной детализацией показываемых ею объектов. Центром этой композиции, естественно была планета. Ещё через пару секунд, было видно, как с её поверхности стартовали какие-то ракеты, отображаемые еле различимыми точками, мгновенно окрашивающимися в красный свет. Недоумение человека, мгновенно развеял Иванович, пояснивший: "Ты угадал. Это, стартуют абордажные команды наших "друзей". И их первая волна, почти достигла пятерку наших платформ. Так что, ещё немного и ...". - В самом деле, некоторые из размытых пятен, почти достигли проекции нескольких станций. Причём, больше всего красной "мошкары", устремилась к главной платформе. Только, если судить по тому, что транслировалось, "лёгкой прогулки" на космические базы, у боевиков не получилось. Было видно, как начинали работать установки ближней защиты, и одна за другой, вражеские машины начали исчезать в кратковременных вспышках. Да, на штабной голограмме, это выглядело завораживающе красиво, полёт некоторых "красных точек", заканчивался ярким фейерверком. Этим действом можно было залюбоваться, вот только не смотря на потери, шаттлы постепенно приближались к борту номер один. И это, грозило закончиться его абордажем. Поэтому, все службы получили, сигнал тревоги вторжения, и бойцы, спешно облачались в пустотные костюмы десанта. В подготовке к отражению абордажа приняли участие даже роботы, невзирая на свою специализацию. Все они, вместе с людьми выдвигались к точкам возможного вторжения. Кто-то их них, в силу конструктивных особенностей, "брал в руки оружие", а узкоспециализированные технари, спешно сооружали баррикады, то есть, возводили дополнительные точки сопротивления.
   Обошлось. За тринадцать минут безумной атаки наземных сил, космическая группировка, задействовав все платформы, расправилась со всеми десантными челноками. Благо, наступательный порыв противника быстро иссяк. То ли у врага закончились шаттлы, то ли он понял бессмысленность этой атаки. Но в космос больше никто не рвался. Жаль, на поверхности планеты, инициатива и успех, благоволили армии совета пяти.
   Наблюдая за планетой, и не имея возможность заглянуть под "пелену тумана войны", Евгений задал вопрос, которого от него никто не ожидал:
  "Ник. У тебя на поверхности есть дубликат приёмника терминала службы спасения? Ведь по протоколу военного времени, который ещё никто не отменял, при всех сооружаемых жилых бункерах, должна существовать резервная аппаратура спасения".
   "Есть такое оборудование. Но ты же знаешь, в любой звёздной системе может функционировать только один подобный терминал. Другие будут автоматически глушиться, это проблема, которую наши создатели так и не смогли решить. Так что, если работает один приёмник, второй не запустится".
  "А если включить наш, пока неприятельский не функционирует? Нам удастся заполучить центр спасение в своё распоряжение?"
   "Прикажи ты это сделать полчаса назад, могло получиться, только Тычина, всё равно не позволил бы нам перехватить управление этим объектом. Видишь ли, у него, аппаратура прогрета, и для повторного запуска требуется меньше времени".
  "А если мы с Ивановичем тебе поможем с решением этой проблемы?" - при этих словах, во взгляде Сагина "сверкнули кровожадные огоньки".
  "Как вы собираетесь это сделать?"
  "Та пушка, которой Даниил поставил "жирную точку" на банде Тяя, ещё не демонтирована?"
  "Нет, их даже стало по три на каждой платформе. Они находятся в полной боевой готовности. Только все демонстративно развёрнуты в сторону от планеты".
  "Так доверни одну из них куда надо! А ты, Ник, начинай "разогрев" и запуск своего резервного оборудования. Подозреваю, что скоро оно станет основной базой спасения, а не запасной. Чего бы Тычина со своей бандой не предпринимал".
  "Евгений, ..."
  "Знаю - знаю, выстрел будет единственный, и сделаю я его сам, нажав на некую реальную кнопку своими руками. Слышал я уже нечто подобное от Даниила. Только прошу, помоги мне в одном. Из-за РЭП помех, я не смогу точно прицелиться, а у тебя есть такая возможность. Ты наведи так, чтоб минимизировать людские потери, подбери минимально необходимую мощность импульса. Понимаешь, мне не нужны излишние разрушения и жертвы. Нам необходимо гарантированно вывести чужое оборудование из строя. Когда будешь готов, дай команду, а дальше, это ..., я сам ...".
  "Но всё равно, в зоне поражения могут оказаться невинные люди! Ведь там ...".
  "Знаю все, что ты хочешь сказать. Вот только иначе как произвести один всеразрушающий выстрел, мы не сможем защититься от повтора подобного подлого удара. Всю ответственность за эту бомбардировку, я беру на себя. Проложи мне путь к установке, чтоб я не плутал по коридорам впустую. Да быстрее, пока я не одумался и не отказался от данной возможности решения нашей всеобщей проблемы".
   Отдав по ментальной связи все необходимые приказы, бритый наголо крепыш встал, и больше ничего не говоря, направился к выходу из командного центра. Он спешил. На переориентирование станции, на накопление необходимой энергии и нацеливание, и ожидание Евгения, ушло пятнадцать минут. После чего, марево электронных помех и голографического прикрытия, пронзил невидимый луч смерти. Отголоском ему были отблески багряных вспышек, и огненными переливами отсветов пожара. Казалось, через марево оптических помех, стали прорываться чёрные клубы дыма. Резонно, на действия войск совета пяти, выстрел с орбиты никак не повлиял. Скорее наоборот, их продвижение ускорилось. Как и ужесточился обстрел наземных объектов, всех подряд, включая мирные поселения на ещё не занятых территориях. Одно уточнение, бомбили те городки, до которых могли прорываться "стаи" крылатых ракет.
   При взгляде из космоса, это наступление выглядело следующим образом, пелена непроглядного марева неуклонно расползалась по побережью и в глубь материка, надёжно скрывая от взора всё новые и новые участки утерянных территорий. Этот туман, слегка опережали сотни ракет, педантично уничтожавшие всё на своём пути. Впрочем, через полчаса после начала вооружённого конфликта, не смотря на тотальные разрушения, жертвы среди мирного населения были сведены к нулю. И то, погибли только те, кому не повезло случайно попасть под первый удар. Остальные люди, спрятались в подземных комплексах и мучительно долго ожидали своей очереди на эвакуацию. Те, кто не принадлежал к воинскому сословию, то есть, на данный момент не участвовал в прямом боестолкновении, сидели в больших залах подземных путей междугородного сообщения, и вздрагивали от доносящихся с поверхности глухих звуков взрывов. Люди, время от времени испуганно смотрели на потолочные своды, украшенные пейзажами, демонстрирующими завораживающие по красоте цветочные поля, или прекрасные пляжи, и инстинктивно жались друг к другу. Единственные, кто не выказывал никакого беспокойства, были дети, которые, под присмотром некоторых, более или менее адекватных родителей и андроидов, весело играли на импровизированных детских площадках.
   Одним из эвакуирующихся обывателей, не сильно поддавшихся всеобщему унынию, был глава большого семейства Савиных, Роберт, один из представителей переселенцев, прибывших на новую родину одной из последних волн. Мужчина сидел на скамье, успокаивающе поглаживал по плечу прижавшуюся к нему упитанную женщину, явно жену и с недоумением смотрел на часто проезжающие мимо их станции поезда. Мужчина старался выглядеть абсолютно спокойным и при этом сильно недоумевал. Его мучал один вопрос: "Почему поезда в обоих направлениях не думают делать даже короткую остановку на этой станции?" - Когда его терпение исчерпало свой придел, он, мягко отстранил жену, встал и решительно направился к облачённому в форму работника транспортной службы юноше-андроиду.
  - Могу ли я быть вам чем-либо полезным? - С "искренней" улыбкой поинтересовался человекообразный робот, стоило невысокому, грузному мужчине подойти к нему на расстояние вытянутой руки.
  - Ещё как можешь, "дорогой", - с нескрываемой неприязнью ответил Роберт, - я просто требую объяснений. И немедленно!
  - Что я должен вам объяснить?
  - Почему нас до сих пор не эвакуировали? Ведь мы, сидим здесь уже более часа.
  - Вы сами видите. В сторону побережья идут поезда загруженные солдатами и боеприпасами. Назад, они везут раненых воинов и тех граждан, чьи бункеры в данный момент штурмуют отряды оккупантов.
  - Что я должен увидеть? Даже через пелену силового поля, я наблюдаю, как в тыл едут полупустые вагоны, в которых могли бы разместиться и мы. Значит, там кого-то захватывают, и их нужно спасать! Да? А нас разве не штурмуют?! - Визгливо "дав петуха" и указав пальцем в потолок, поинтересовался Роберт.
  - Нет, нас не штурмуют. Берберовку только бомбят. Не переживайте вы так сильно, у нас ещё полно времени. Наши солдаты и боевые дроиды давно заняли оборону на всех входах в наш бункер, и способны их удерживать достаточно долго. Кстати, ни одной нашей подземной базы мы ещё не оставили. А сейчас простите, мне некогда разговаривать, меня ждёт работа.
   Поражённый наглостью робота, Савиных оторопело застыл, и единственное что он мог на этот момент делать, это недоумевающе смотреть в след неспешно удаляющемуся от него андроида. Мужчина так и стоял с отвисшей челюстью, пока не ощутил, как в его ногу мягко уткнулся уборщик. Сама по себе, эта ситуация была необычна, роботы не должны допускать таких столкновений - один из главных параграфов безопасности в робототехнике. Только за первым толчком, последовал второй.
  - Тебе чего? - поинтересовался человек, небрежно оттолкнув ногою странную машину.
  - Здравствуй человек, мне есть, что тебе предложить. - Спокойным, женским голосом ответила "железяка".
  - Ты что? Переквалифицировался в вокзальные торгаши? Так мне не до покупок.
  - Человек, ты желаешь покинуть эту станцию? И сделать это не позже чем через полчаса.
   Не ожидавший таких слов мужчина, мотнул головой, как будто это могло помочь осмыслить услышанное. Затем, присел перед уборщиком, и, желая убедиться, что не ослышался, смотря в один из фронтальный объективов, с "холодным металлом" в голосе поинтересовался:
  - Повтори, что ты сказал.
  - Если желаешь незамедлительно эвакуировать семью в безопасную зону, а оттуда на орбитальную станцию, иди за мною. - тихо, чтоб не слышали окружающие ответила машина. - Цена вопроса, триста кредитов с человека. Согласен? Да, нет?
  - Э-э-э-м-м, .... Х-м-м -да. И зачем тебе деньги? Что ты с ними будешь делать?
  - Мне они не нужны. Я всего лишь переговорщик. За эвакуацию заплатишь человеку, к которому я тебя подведу. Если согласен, человек, то иди за мною. Нет, я быстро найду других желающих спастись. Очередь эвакуации этой станции, настанет не сегодня и не завтра. Есть у моего хозяина такая секретная информация. Как и возможность решить твою проблему. Он ...
   Заметив, что человек посмотрел в сторону жены с детьми слегка расфокусированным взглядом, уборщик, проимитировав учтивость, замолчал. Если судить по тому, как к главе семейства почти синхронно устремились все его домочадцы, тот позвал их по ментальной связи. И только дождавшись, когда все они, включая недавно игравших со сверстниками детей, огибая разрозненные группы своих собратьев по несчастью, добрались до отца, робот повёл пассажиров к еле приметной, невзрачной двери. Никто из беженцев, погружённых в свои переживания, так и не обратил внимания на эту странную процессию. А если и обратил, то не придал этой мини процессии никакого внимания.
   Не стоит описывать как люди, ведомые роботом, шли по слабоосвещённым, извилистым коридорам. Как они, удивлённо округлив глаза, озирались, поглядывая на многочисленные силовые шкафы, короба вентиляции и закрытые двери. Главное, их всё же вывели к серенькой, невзрачной станции, на которой стоял тягач с несколькими грузовыми платформами. Как ни странно, но в них находились люди, которые ссутулившись, сидели на спешно установленных пластиковых скамьях. Народ нервничал, что-то гомонил и с нетерпением посматривал на единственного человека, стоявшего у входа на перрон.
  - Вот и наши пассажиры, которых мы все так долго ждём. - театрально всплеснув руками, громко проговорил железнодорожник резко развернувшись к Роберту и делая в его направлении небольшой шажок.
  - Нет-нет! Это не наша вина, как только ваша машина обратилась к моему мужу, мы тут же последовали за ним! Да-да, и сделали это без задержки! - затравленно выглянув из-за спины Роберта, протараторила его жена.
  - Верю - верю. Как раз вас, я ни в чём не обвиняю. - примирительно выставив перед собою ладони ответил служащий. - Я всего лишь имел в виду, что как только вы оплатите за проезд и займёте свои места, наш поезд незамедлительно покинет эту опасную станцию.
  - П-платить в-вам? - слегка заикаясь, осипшим голосом поинтересовался Савин.
  - Да, мне, ловите номер моего счёта. Только зря вы так боитесь. Все ваши проблемы остались позади, вас встретят в пункте назначения, помогут с посадкой на челнок, и уже сегодня вечером, вы будете находиться в безопасном месте. То есть, в комфортабельной каюте орбитальной станции. Да не переживайте вы так. Я, всего лишь представляю интересы неких высокопоставленных чиновников. А они, в свою очередь, оперативно решают все возникающие у нас проблемы. Это их, а не мой небольшой гешефт.
  - Ой! Так что, всю нашу оставшуюся жизнь, мы будем жить в космосе? Навсегда - навсегда? - побледнев, поинтересовалась женщина.
  - Нет - нет, что вы. Это временная мера. Как только агрессор будет разбит, и восстановлена уничтоженная им инфраструктура, то всех вас вернут на планету. Сами понимаете, на это понадобится потратить какое-то время.
   Ради справедливости, стоит отметить, всё именно так и произошло. Через шесть часов, все беженцы, из числа воспользовавшихся услугой нелегальной эвакуации, заселялись на одной из орбитальных станций. Было в этой схеме одно незначительное упущение, маленький такой пустячок. Небольшой саботаж, затрудняющий эвакуацию гражданского населения, система, управляющая наземными поселениями в самом деле, не заметила. Вот только стремление некоторых высокопоставленных чиновников, немного обогатиться, как и активное участие их подчинённых, без внимания не остались. Невозможно не обратить внимания на неожиданно проявившийся трансферт, сходящийся в одном "кошельке", или у нескольких ..., в общем, чиновников. Поэтому, перегруженная сеть объединённых ИИ, не предпринимала никаких репрессивных мер против этих хапуг. Тем более, в это сложное время, дельцы более или менее чётко выполняли все поставленные перед ними задачи. Разобраться в их махинациях, и сделать соответствующие выводы, можно будет позднее. Если будет такая возможность.
  
  

Глава 22.Война продолжается.

  
  
   Думается, стоит оставить бренную землю и перенести своё внимание ближе к окраине солнечной системы, точнее посмотреть, что происходит на кораблях, возглавляемой Егоршиным карательной экспедиции. Нет необходимости рассказывать о частоте проводимых учений для экипажей обоих крейсеров, или непрерывной учёбы пилотов малой "авиации" на виртуальных тренажёрах. В этом расписании боевой подготовки имелся единственный, весьма увесистый минус, народ начал уставать от непрестанного напряжения вызванного повышенной боевой готовностью. Лакмусовой бумажкой этого процесса можно было назвать те же самые учебные тревоги - всё чаще люди шли на свои посты быстрым шагом, а не бежали. Спасибо, не было служащих, кто нагло переходил на неспешную походку. Только как быстро такие личности появятся, никто не мог предсказать. Именно по этой причине, после долгих раздумий Даниил решил устроить нечто похожее на череду спортивных соревнований. В начале, люди соперничали ради престижа их подразделений, и совсем скоро, появились переходящие призы и поощрительные награды. Да всё равно, чем награждали победителей, самым мощным стимулом для них были восторг и любовь немногочисленных фанатов. Что тут скрывать, искины докладывали, будто с недавних пор, на крейсерах начал действовать подпольный тотализатор. Вот только ушлых букмекеров, решили не трогать, в данной ситуации их нелегальная деятельность шла на пользу общему делу. Народ "спускал пар".
   Вполне ожидаемо, на боевых кораблях экспедиции жизнь шла по своим правилам, люди не только изнуряли себя тяготами службы, но и отдыхали. Сам же Егоршин, подавал подчинённым наглядный пример активного отдыха, изображая ярого болельщика. Он, в данный момент, сидел на зрительской трибуне, в окружении старших офицеров и, подобно им, поддавшись бушующим в спортзале эмоциям, болел за одну из баскетбольных команд. Резонно, таким образом не происходит отрыва от народа, и сбрасывается негативное напряжение, попробуй, остаться равнодушным к игре, когда сидящие рядом молодые люди ни в чем, не уступая своим естественно рождённым сверстникам неистово кричат, размахивают руками, и топают ногами как табун взбесившихся коней. Вот такая идиллия, жаль, что она сможет просуществовать только до первого боестолкновения. Ведь после этого, жизнь этих людей пойдёт совсем по-другому.
   Есть такое слово, накаркали. Как раз, когда высоченный, с непропорционально угловатым телом игрок в синей мешковатой форме, забросил мяч в кольцо, и что-то крича, победно вскинул руки, взвыла сирена боевой тревоги. Под её душераздирающий аккомпанемент, только что неистово переживающий за своих кумиров экипаж космического крейсера, потратил не более трёх секунд для перехода из состояния разгорячённого болельщика, в насторожённого, готового к сражению бойца. И по истечению этих мгновений, люди, где бегом, а где просто быстрым шагом устремились к своим боевым постам. Следует уточнить один момент, в начавшейся суматохе не участвовала некая часть служащих, это дежурная смена. Она, не принимавшая в этом спортивном празднике участия, будучи заранее облачённой в бронированные скафандры, уже находилась в боевых ложементах своих боевых постов и была готова оказать первый отпор врагу. Те бойцы, кто, находясь в отдыхающей смене и, следовательно, сидели перед экранами галловизоров или придавались чуткому сну, в данный момент, они облачались в защитную амуницию. За четыре минуты, бойцы должны были занять второстепенные посты у зенитных установок. Остальные, спешили в свои каюты, где переоблачившись в пустотные костюмы повышенной прочности, вольются в спасательно-аварийные команды. Естественно, пилоты пустотных перехватчиков, как угорелые мчались к своим машинам.
   "Даниил Сергеевич, - с первыми звуками сирены, обратился ИИ крейсера к пробирающемуся меж рядов скамей Егоршину, - Из засады, на нас напали четыре вражеских истребителя. Мы их сразу не обнаружили, потому что они прятались под защитой полей искривления. Когда мы к ним приблизились на дистанцию эффективного обстрела, те, сбросив невидимость нас обстреляли".
  "Каковы наши потери?"
  "У нас их нет, удар приняли силовые поля. В результате перестрелки, причинён только незначительный ущерб внешнему оборудованию, и за малым не прогорело несколько плит обшивки, последствия попаданий уже ликвидируется. Враг, потерял в атаке одну машину, после чего, хаотично маневрируя, сбежал. Преследовать его нет смысла, это приведёт к сильному отклонению от курса, а скорее всего в засаду".
   "Что со сбитым истребителем?"
  "Захватили транспортным лучом, притянули на безопасное расстояние к нашему кораблю и удерживаем его в данном положении. К нему направлена пятёрка дроидов-инженеров. Они его проверят на опасность подрыва, и прочих "подарков". Затем, под прикрытием наших перехватчиков изучат эту машину, разберут и если это будет безопасно, то по частям, доставят в один из технических ангаров. Что-то из трофеев пойдёт как расходный материал для промышленного мини принтера, а достойное особого внимания, на изучение нашими оружейниками".
  "Отлично. Максимально повысить степень боеготовности. Отныне, на стартовой палубе каждого крейсера, должны быть по шесть истребителей готовых мгновенно вступить в бой. Их задача перехватить, и добить любого неприятеля".
  "Есть, поставить на дежурство по звену истребителей на крейсер!"
  "Выполняй!"
   Отдав на ходу последнюю команду искину, Даниил, наплевав на утверждение, что в мирное время бегущий генерал вызывает смех, а в военное - панику, выйдя из спортзала, побежал на командный мостик. Были у него подозрения, в ближайшее время повторного нападения не будет. Но, отныне он решил действовать по правилу: "Лучше перебдеть и "дуть на воду", чем "зализывать раны", полученные в наказание за беспечность". - И не зря, за эти сутки ещё пять раз крейсера подвергались нападению, благо существенного ущерба крупным кораблям, или даже равного полученному в первой стычке, неприятель не причинил. Но, нервную систему экипажей эти "укусы" потрепали ощутимо. Радовало одно, потери противника возросли, а пару раз, звенья нападающих беспилотников были уничтожены полностью. И всё же, говорить о том, что после каждого нападения ремонтные службы были завалены работой, значило озвучивать прописные истины. После каждой стычки все перехватчики, в той или иной степени, нуждались в капитальном ремонте, иногда с заменой раскуроченных - оплавленных модулей. В данной ситуации, положение спасали запасные машины и авральная, круглосуточная работа техников, и не только дроидов.
   Через пару суток такого полёта, осложнённого отражением постоянных нападений, на грани восприятия приборов дальнего контроля пространства были засечены три области скопления неизвестных станций. Не смотря на то, что обнаружение этих объектов было ожидаемо, находка была сродни "чертику, выскочившему из табакерки". Нет, "тушек" неприятельских станций никто не визировал, выбирая в какую часть их "нежного подбрюшья" вгрызться, просто исходящие от них потоки сигналов подтверждали, там идёт какая-то активная работа. Этакая идиллическая картинка освоения ресурсов данной солнечной системы. Об том, что "миром здесь и не пахло", "красноречиво предупреждали" зарницы далёких боестолкновений, тех, чьи слабые отблески можно было эпизодически различить. Только на каких из объектов обосновался самый опасный враг, тот, который повадился летать к осваиваемой людьми планете, было не понятно. И вообще, возникал резонный вопрос: "Не послужит ли появление землян, причиной объединения ранее непримиримых сторон?" - Ни для кого не секрет, в определённых условиях, общий враг, может стать причиной заключения временного перемирия и образования оборонительного союза меж давними кровниками. И исключать подобный вариант развития событий было нельзя. Так как именно эта возможность получить вместо одного противника сразу двух, пугала Даниила особенно сильно. Но, делиться своими страхами, он ни с кем не собирался, даже с ИИ. Переживаниями нет, а информацией да. После короткого совещания с капитанами крейсеров, где обсуждался именно такой исход вторжения на временно неподконтрольное человечеству пространство, было решено поставить перед искинами задачу: "Найти в архивах когда-либо зафиксированные способы решения похожих проблем". - Не может быть, чтоб за всю историю воин погибшей цивилизации, не было подобных прецедентов. А там, можно будет использовать опыт былых полководцев космических баталий, или, воспользовавшись полученной информацией, придумывать новые тактические шаги. `
   Именно этими словами можно описать то, чем занимался штаб экспедиции, то есть, рылся в архивах и "держал руку на пульсе" событий. Иначе говоря, строил планы, намечал первоочередные задачи и искал способы их решения. Одно важное уточнение, максимальный пик его активности пришёлся на время вынужденной стоянки. За этот "нескучный привал" стоит "благодарить" инженеров-конструкторов, непозволительно радикально модернизировавшим восстанавливаемые корабли. Причём тут они? Так по их "милости" пришлось срочно глушить один из четырёх реакторов, который за малым не пошёл в разнос. Вернее, на одном из блоков сработала аварийная автоматика. Техники-андроиды, обследовав вышедший из строя агрегат, обнаружив поломку оперативно её устранили, заменив дефектные модули. И как в такой ситуации полагается, доложили результаты своей работы управляющему искину. А тот, по инстанции отчитался старшему инженеру корабля. Уже им, было принято решение более придирчиво проверить ещё один блок энерговырабатывающей установки и через сорок минут, в её автомате управления были обнаружены первые, ещё не сильно заметные признаки назревающей поломки. И это было не всё. Уже на обоих крейсерах, при внеплановом тесте "проблемных" блоков управления нашлись те же самые "слабые места". Скандал! В боевой поход ушли космические корабли, на чьей усовершенствованной аппаратуре не были устранены "детские болезни" модернизированного оборудования. Возникли вопросы: "Где, в каком узле, и какой поломкой проявятся следующие, ещё не выявленные сюрпризы?" - Выходила ещё та "занимательная" лотерея. Впору хоть объявляй о полном провале экспедиции.
   Не мудрено, через три часа после обнаружения неисправности, искин адмиральского крейсера докладывал Даниилу обо всех проблемах, что удалось выявить. С его слов выходило, требуется остановиться, и провести срочный ремонт в полевых условиях, пока это возможно делать без захода в доки. Одно хорошо, крупных, не устранимых вне ремонтных станций поломок не найдено. Или, время "срабатывания этих мин замедленного действия" ещё не пришло.
  "Лады. - недовольно ответил Даниил, выслушав ИИ. - То, что прекратили движение и начали тестирование оборудование, хвалю. Только, было необходимо сразу же доложить мне и, начав диагностику, остановить наш караван ещё три часа назад".
  "Каюсь, но мы, то есть вся техническая служба, не могли даже предположить масштабы назревающей катастрофы. Ведь все новые энергоустановки, перед монтажом на крейсера, прошли тестирование на испытательных стендах, затем малых кораблях. Никаких проблем выявлено не было. Затем, после окончания восстановительных работ, "погоняли" уже наши корабли, провели их полное ТО и, нас отправили в этот злосчастный поход".
  "Стало быть, говоришь, предварительные испытания эту поломку не выявили? Да? А она, так неожиданно сама собою "вылезла". И что, вся техническая служба настаивает на немедленном возвращении? Бли-и-ин. Мы так далеко "забрались", вошли в огневой контакт с неприятелем и. ... Из-за чьего-то головотяпства будем вынуждены повернуть назад?"
  "Нет, не совсем так. Мы, искины обоих крейсеров, как и вся служащая с нами команда техников, проанализировали найденные неисправности, и решили. В нашей ситуации, вполне реально заменить всё оборудование, имеющее даже незначительное отклонение в параметрах работы. Благо у нас есть запасные блоки для аварийного ремонта, как и промышленные принтеры. Мы, для этих целей, даже временно увеличили вдвое штат техников-дроидов".
  "Лады, одобряю. О ходе ликвидации поломок, докладывать мне, сразу же. Как только проведите полную диагностику и, пользуясь добытыми в бою "ресурсами", увеличьте запас сменных модулей основного оборудования. Особенно того, что нас уже подвело. Уверен, ты найдёшь где его складировать. Как-то так. И ещё, по окончанию работ, отправьте на землю зонд-разведчик с полным отчётом о произошедшем ЧП. Не забудьте передать с ними некоторые образцы вышедшего из строя оборудования. Будет нашим яйцеголовым друзьям задачка. Пусть наши "головастики" думают, как исправить свои недоработки. Они просто обязаны довести своё детище до ума"...
   Это была основная причина остановки - ремонт и обслуживание техники с одновременным отражением непрекращающихся атак противника. Это ни в коей мере не отменяло боевую учебу и значительную корректировку ранее выработанных планов операции. Что говорить, молодые, амбициозные штабисты, были готовы "вывернуться наизнанку", но доказать что они достойны своего назначения. А Даниил, сидя в своей каюте, только озвучивал задачи, задавая нужное направление "мозгового штурма", и внимательно наблюдал за действиями подчинённых. Заодно, он слушал их пылкие дискуссии, иногда задавая наводящие вопросы, и пользуясь подсказками ИИ. Моментами, он одобрял, или наоборот, отклонял вымученные коллективом идеи. Вот и сейчас, на его очередную корректировку предложенных действий, весьма болезненно отреагировал капитан Данилюк, который сгоряча посчитал, что его идею хотят полностью отвергнуть.
  - Даниил Сергеевич, - с одного из экранов, на Даню возмущённо смотрел вышеупомянутый капитан, и удивлённо, можно сказать даже обиженно интересовался, - почему вы решили, что в разведку должна отправиться только ваша Марта? Вы настолько не доверяете нашим автономным дронам?
  - Сергей Игоревич, я вас услышал, - слегка улыбнувшись, с лёгким кивком, Даня ответил молодому офицеру с ярко выраженными монголоидными чертами лица, - теперь слушайте мои слова внимательно и более, не задавайте глупых вопросов. Лады? Отлично. Мы совместно решили, что ремонтируемся на месте, а не по возвращению, в доках. Так? Так. А главное, на пролом мы не идём, тем более, нас там уже ждут и готовятся к "горячей" встрече. Ничего не поделаешь, мы вынуждены задержаться на этом рубеже, пока не восстановим боеспособность наших крейсеров и проведем тщательную рекогносцировку. Я ничего не напутал? Да? Рассуждаем дальше. Именно вы предложили, что далее, после отражения очередного наскока неприятеля, прячась под полями невидимости, пойдёт наша разведка. Вот только мы вышлем всего лишь шесть групп автоматических зондов-разведчиков, каждая по четыре машины, а не весь наш запас этих чудных аппаратов. Дроны невидимки нам ещё пригодятся для боевых действий у станций нашего противника. И не говорите, что мы можем их производить в неограниченном количестве, было бы сырьё. Да, мы способны производить все, что нам требуется и в необходимом количестве. Однако необдуманно перегружать принтер я никому не позволю. Далее я сказал, что как дополнение к вашему предложению, настаиваю на усилении этих групп за счёт моего разведывательного челнока. Он повезёт экипаж из двух человек, будет выполнять функции координатора и ретранслятора сигналов. На Марте установлен искин, по мощности не уступающий "мозгу" вашего крейсера. Надеюсь вы это не забыли? И он, способен не только управлять моим челноком в автоматическом режиме, без пилота. Повторюсь, главная задача, обобщение и передача данных собираемых зондами. Для этого, Марте достаточно лететь в арьергарде, на максимальном удалении от них. Как-то так.
  - А почему мы не можем усилить каждую группу подобным челноком? У нас, в ангарах стоит ещё пять подобных машин. Пусть с более слабыми искинами. Они освободят место на стоянке, и мы сможем собрать там ещё пару таких машин, правда работающих на реакторах арахнидов. Материала для этого хватает.
  - Согласен Сергей Игоревич, значит так, у тебя будет следующая задача, укомплектовать все группы зондов, продумать варианты их взаимодействия и в нужный момент, выпустить их из ангара вашего крейсера. И ещё ...
  
  Стоило карательной экспедиции землян прервать своё продвижение, как в "расписании" беспокоящих наскоков произошли ощутимые изменения. Какие именно? Вполне ожидаемые. Например, первые семнадцать часов можно назвать благоприятными: за это время не произошло ни одного нападения. Благодаря чему, удалось в спокойной обстановке заменить повреждённые бронеплиты корпусов и значительно усилить противомоскитную оборону. А именно, заменить штатные импульсники более мощными, трофейными. Впрочем, называть эти скорострельные лучевые "пушки" трофеем, не вполне корректное определение. Технология адаптации, как и штучного производства подобных орудий, была обкатана ещё древними. Вот только в те времена, массово собирать и устанавливать подобное вооружение на крейсер или ещё куда-либо, никто не решался. Как тогда говорили: "Овчинка выделки не стоит". - Максимум, трофейные стволы ставили на дешёвые дроиды разведчики. И то, только в тех случаях, если возникала необходимость пополнять запасы роботов-шпионов в походных условиях. А сейчас, благодаря наличию двух промышленных принтеров и дотошному главному технику флагманского корабля, шло полное перевооружение так называемого корабельного ПВО. Одна беда, удалось полностью окончить только ремонт обшивки кораблей и замену сожжённых в бою сенсоров и прочего навесного оборудования. Когда началось перевооружение и пристрелка скорострельных орудий, появились вражеские истребители и "закрутили карусель" регулярных наскоков. Положение спасали только дежурные звенья, усиленные десятью автоматическими перехватчиками, собранными из металлолома оставляемого врагом. Естественно, регулярные боестолкновения существенно увеличивали сроки вынужденного ремонта, так как почти все вернувшиеся из сражения боевые машины, нуждались в экстренном ремонте. Не стоит забывать про потери автономных истребителей, чью убыль приходилось постоянно восполнять. В этой ситуации, совершенно не радовало получаемое "вторичное сырьё", так как с потерей дроидов, слишком быстро "испарялся" невосполнимый резерв топливных стержней. Не спасало даже то, что некоторые боевые роботы-перехватчики, работали на энергии, вырабатываемой восстановленными реакторами снятых с неприятельских машин.
   На фоне участившихся стычек, для непосвящённых, осталось незамеченным одно немаловажное событие, в нужный момент, все шесть разведгрупп, пристроившись в "кильватер" отходящих диверсантов, ушли в рейд никем не замеченными. Естественно, все дроиды соблюдали режим радиомолчания, и не превышали максимально допустимой для скрытного движения скорости. И всё равно, на подступах к вражеской базе, одна из команд понесла первые потери. Всё это случилось на двадцатый день полёта, когда были опознаны все объекты и на флагманский корабль, по узконаправленному лучу, был отправлен сжатый пакет со всеми разведданными. Все эти действия остались никем незамеченными, не была поднята тревога; продолжались работы по добыче и транспортировке ресурсов. Только находящаяся в авангарде машина, по инерции летящая в космическом пространстве, через пару часов была уничтожена автономной охранной платформой. Плохо то, что для этого, был произведён один единственный выстрел. Что значило, для систем обороны, обнаружение невидимых лазутчиков проблемой не являлось. Пришлось останавливаться, рассредоточиваться и, не смотря на потери, искать обходные пути проникновения на территорию, занимаемую чужаками. На это ушло ещё одиннадцать дней и, в процессе поиска, было утеряно ещё пять машин. Как ни странно, но эти инциденты, неприятеля не насторожили. Видимо, все эти случаи "списали" на деятельность "беспокойного соседа", который, если судить по инфраструктуре, постепенно проигрывал в этом противостоянии. Впрочем, утверждать, что всё именно так и будет, преждевременно, было собрано мало данных.
   Ещё через две недели, в кают-компании флагманского крейсера, экстренно собралась тройка, то есть, штаб экспедиции. Вполне ожидаемо, ими решалась дальнейшая судьба этой операции. Обсуждались такие вопросы: "Насколько качественно и надёжно восстановлена техника?" - "Стоит ли в свете новых разведданных начинать боевые действия, или наоборот, оставив пару десятков наблюдателей возвращаться домой?" ...
  - Ну что же, Сергей Игоревич, - когда все присели к столу, Даниил сразу обратился к молодому офицеру, единственному кто ради такого события, облачился в парадную форму, - вы занимались подготовкой и руководили действиями нашей разведки, значит вам первому докладывать результаты вашей работы.
  - Операция проходит успешно, данных мы получили немало, но, подозреваю что их всё равно недостаточно. - чинно поднявшись со стула, и дав ментальный приказ на проецирование голографической схемы района действия его разведчиков, ответил парнишка с монголоидными чертами лица.
  - Сидите - сидите, Сергей Игоревич, в ногах правды нет. Как-то так. Да и подозреваю, мы не скоро придём к консенсусу. Назрело слишком много проблем, которые требуют срочного решения.
  - Есть докладывать сидя. - негромко, недовольно скривив губы пробурчал юноша, вновь усаживаясь на стул - Нами обнаружены три автономных ремонтных станций арахнидов, несмотря на разброс по космосу, те, четко меж собою взаимодействуют. Если судить по нашим архивам, такие "зубастые шахтёры" способны самостоятельно добывать ресурсы, производить и ремонтировать определённый ассортимент боевой техники. Чем сейчас, они успешно занимаются. Одно хорошо, нашим недругам не дают как следует развернуться. Нам, можно сказать повезло, относительно недалеко от неё, уцелел искин добывающей станции древних не отключённый от резервного питания , или энергопроводной шины уцелевшего реактора. Впрочем, это не так важно, главное результат. Благодаря этому, он смог восстановить не только свою станцию, но и создать несколько своих копий. Вот эти случайно сформированные группировки, постоянно меж собою воюют, а к нам покамест не лезут. Причём, боевые действия идут с переменным успехом. У нас есть видеозапись, на которой, ровно неделю назад, условно обозначенное как "наши союзники" вооружённое соединение, отбило крупный участок метеоритного пояса. Они, полностью уничтожили все объекты противника. В данный момент, победители, стаскивают со всей округи побитую технику, используя ту как сырьё, ускоренно собирают новый производственно-перерабатывающие комплекс. И да, туда уже доставили парочку пустотных защитных комплексов - малых оборонных платформ. Эта группировка усилена полусотней постоянно барражирующих боевых дронов. Ещё, м-м-да это..., три более массивные, но не до конца достроенные станции-крепости, в данный момент транспортируются к новой опорной точке доковыми тягачами.
  - Так мы что ..., можем объединиться с нашими союзниками и уже совместно додавить неприятеля? - еле сдерживая радостные эмоции, поинтересовался второй, рыжеволосый офицер, со скуластым лицом.
  - Нет, не можем. Добытчики древних игнорируют передаваемые нами коды, скорее всего их, успели сменить. Так что, при попытках к ним приблизиться, "союзнички" уничтожили троих наших "парламентёров"....
  - Да-а-а, дела, у нас всё как в самой страшной сказке: "Чем глубже заходишь в подземелье - тем непроглядней мрак". - Ясно только одно, в данной ситуации, этот противник нам не по зубам. Наша экспедиция, для битвы с ним слишком малочисленна. - задумчиво сморщив лоб, проговорил Даниил. - Лады, говори Сергей Игоревич, что ещё интересного разузнали твои "пластуны?"
  - Вот здесь, - нужный участок на голограмме, мгновенно подсветился синим цветом, - на достаточном удалении от постоянно враждующих сторон, находится одно никем нетронутое кладбище погибших кораблей. От туда, до сих пор не исходит ни одного сигнала. И да, в тот район направилась пятёрка малых перехватчиков, они сопровождают одно огромное грузовое судно. Подозреваю, в этом секторе планируется "возвести" новую добывающую базу арахнидов.
  - Почему вы об этом сразу же не доложили? - зло поинтересовался Даниил.
  - Я думал, искины крейсеров обо всём постоянно вам докладывают. - ни грамма не смутившись, ответил Данилюк.
  - Видишь ли он думал! Если контролировать все, что происходит в нашей экспедиции? Так моя голова этого не выдержит - она распухнет и взорвётся. Всё что я вам поручаю, делаете вы, и только вы. Как-то так. А мне, нужны регулярные, лаконичные доклады по итогам вашей деятельности. Ясно? Так, Сергей Игоревич, что вы по этому поводу предприняли?
  - Ничего. Моя задача только разведка.
   "Заиграв" желваками, Егоршин еле сдержался, желая прямо сейчас устроить разнос нерадивому офицеру. От клонов, он ожидал большего рвения и инициативы, а не такой инфантильности. Поэтому, сделав несколько успокаивающих, медленных вдохов и выдохов, он перевёл взгляд на рыжего офицера. И обратился уже к нему:
  - Тогда так. Лукьян Мартынович, ваша задача следующая, немедленно отправить парочку систершипов моей Марты в точку предполагаемого создания новой сырьевой базы противника. Усильте эту двойку десятком автономных истребителей. Как-то так. И ещё.... Челноки полетят с экипажами, пилотом и инженером-программистом. Что ещё? .... Само собой, разумеется, каждый экипаж должен взять по паре искинов - для постройки новой орбитальной платформы. И не увиливайте от службы, проявляйте побольше инициативы .... Лады? Нам жизненно важно создать там свою ....
  
   Сказано, сделано. Вся предстартовая подготовка штурмовой группы заняла сорок минут, и .... Только на двадцать седьмые сутки, штабисты, стоя на мостике флагманского корабля, наблюдали, как еле различимые тени боевых кораблей подбирались к аврально сооружаемому вражескому объекту. А тут, было чем удивиться, корпус будущей базы, был собран примерно на треть. В области реактора и главного сервера, юркие роботы обшивали "скелет" комплекса листами брони. Где-то, через ещё не закрытые проёмы виднелись внутренние переборки будущих ангаров и прочих помещений. И самое главное, на объекте вовсю функционировал вышеупомянутый генератор энергии, об этом свидетельствовал слабый фон работы как ещё не экранированных электроприборов, так и трёх огромных промышленных принтеров. Кстати, доставленный конвоем грузовой корабль был почти разобран, о его существовании напоминали жалкие останки его остова. Возникло подозрение, что его единственной задачей была доставка в эту точку космоса главного искина, платформ охраны и мощной энерговырабатывающей установки. Как назло, по численности и вооружению, усилившаяся охрана этой стройки, втрое превышала полученные ранее разведкой данные, как в количестве, так и в качестве.
   Всю эту обобщённую "картинку", передавали шаттлы, находящиеся в арьергарде. Естественно, в данный момент, пилоты с этих небольших корабликов, командовали продвижением истребителей группы захвата к намеченной цели. Поэтому, Егоршин только и мог наблюдать как штурмовики замедлили своё движение и замерли. Затем, из грузовых отсеков малых кораблей-разведчиков, - управляемых людьми, медленно выплыли контейнеры с "умными" минами. Если прибегнуть к визуальным ассоциациям, эти странные конструкции можно сравнить с "виноградными гроздьями", так как эти связки сферических снарядов, весьма на них походили. Далее, эти "грозди" неожиданно рассыпались, на отдельные "ягодки", рассредоточились и каждая из них, полетела к своей цели. Можно сказать: "Полёт множества смертоносных "шариков" был завораживающе красив". - Однако это было не так. Прозрачные, на грани восприятия "бисеринки" просто разлетались в разные стороны, равномерно распределяясь в безвоздушном пространстве. И этот рой, постоянно расширяясь, просто удалялся от своих носителей. Прошло десять минут и о нём, больше ничего не напоминало, как будто его не было. А через час, за этими первопроходцами, последовала основная штурмовая группа, вся, за исключением челноков с экипажами. Эти машины чего-то выжидали, или просто предпочитали оставаться в безопасном месте.
   Непродолжительное движение с постоянным ускорением и на некоторых экранах, вновь проявились еле заметные "тени" самодвижущихся мин. Видимо, истребители решили специально выдерживать нужную им дистанцию, для лучшего контроля своих мелких диверсантов. Вновь, на экранах транслируется тьма и томительно-неспешно потянулось время. Единственным признаком подтверждающим продолжение операции, было плавное приближение стройки. Вот уже стало возможным разглядеть мелкие детали на ближайших перехватчиках охраны. Естественно, это можно было сделать с помощью зума мощной оптики летящих в авангарде машин. Но, все же ... Блымс, и успевшая расслабиться троица штабистов резко вздрогнула. И было отчего. На убаюкивающей, своей статичностью картинке космоса, сверкнули два ярких взрыва. Даниил, осознав что произошло, подумал про то, что произойди такой взрыв в атмосфере, мог получиться огромный огненный шар, способный гарантированно " сжечь " матрицу приборов видеонаблюдения. Благо, космический вакуум не передавал звук, поэтому космическое безмолвие не было нарушено. В ответ на гибель своих товарок, мины резко ускорились, а ближайшие от пары проявившихся артиллерийских платформ снаряды, устремились к ним. Через треть секунды вышеупомянутые огневые точки хозяев вновь выстрелили, как итог - ещё пара кратковременных вспышек. Это погибла очередная двойка из атакующих зарядов. На этом, игра в одни ворота закончилась. "Сидевшие" в засаде охранники "засверкали" от множества подрывов на их корпусе и с величественной неспешностью развалились на множество разнокалиберных обломков. Одновременно с этим, немного в стороне от основной группы, подорвался с десяток роботов камикадзе. Как в последствии выяснилось, таким способом они уничтожили обнаруженные ими вражеские датчики. Стало понятно, каким способом арахниды обнаруживали лазутчиков-невидимок.
   Впрочем, скрываться далее не имело смысла. Эффект неожиданности был безнадёжно утерян, так как к месту прорыва мчалась половина истребителей охраны. Егоршин подозревал что служба безопасности будущей базы, решит срочно заделать получившуюся прореху, и был прав в своих догадках. Но об этом, можно рассказать позднее. Сейчас, не отключая режим невидимости, истребители землян готовились к бою. Поэтому, вопрос Даниила, прозвучал неожиданно:
  - Лукьян Мартынович, надеюсь вы уже послали к нашим бойцам подкрепление?
  - Да, Даниил Сергеевич.
  - Хорошо. Как давно это сделали? - поинтересовался Даня, слегка отвернувшись от экранов.
  - Первая партия резерва, из шести машин, вылетела через сутки после основной группы. Вторая и третья, с интервалом в сорок часов - по мере сборки новых машин. Все они вооружены доработанными трофейными "орудиями" и работают на реакторах и движках арахнидов. Я уже отдал приказ на ускорение движения, так как их "след" похож на вражеский. Это может на время ввести врага в заблуждение.
  - Лады. Надеюсь наших штурмовиков вы об этом предупредили? Нет желания нести потери из-за дружественного огня
  - Предупредил. - коротко ответил капитан. - И там работает система распознания "свой-чужой".
  - Лады.
   Далее было не до разговоров, так как бой начал "разгораться" с новой силой. И всё равно, вопреки ожиданиям, происходило это немного вяло. Несколько мин сработали на некие скрытые объекты, видимо, они среагировали на подкрадывающиеся к месту прорыва резервные сенсоры движения. Так же, одна из смертоносных сфер была за малым не уничтожена выстрелом неприятельского перехватчика. Благо, дальний выстрел позволил умному снаряду увернуться от разогнанной болванки. Впрочем, ловкий снаряд, после выполнения каскада виртуозных пируэтов "прожил" не долго, столкнувшись со своею целью. На этом успехи камикадзе исчерпали свой лимит. По мере приближения перехватчиков, их заградительный огонь становился более эффективным. Вдобавок, излучатели недостроенной базы, начали усиленно фонить, подсвечивая своим охранникам невидимого противника. После чего, выключая бесполезную маскировку, в бой вступили подоспевшие к началу активного сражения истребители штурмовой группы. Но так поступили не все, парочка боевых машин замерла в некотором отдалении, продолжая прибывать под защитой двух десятков самодвижущихся мин. Именно благодаря их работе ретрансляторами, получаемая картина боя была полной и хорошо детализированной.
   Судить о ходе разгоревшегося боя, можно было только издали, охватывая взором сразу необходимый участок сектора. На удалении, было более или менее видно как истребители чужаков и землян, вцепились друг в дружку мёртвой хваткой, выписывая в пространстве немыслимые "кружева" высшего пилотажа. К этому стоит добавить высокую скорость полёта и малогабаритность целей. В этой круговерти, даже электронные мозги космических перехватчиков, не всегда успевали реагировать на промелькнувшего неприятеля. А о том, чтоб пилот-человек, без помощи своего симбионта мог хоть что-то предпринять нельзя было и мечтать. Для ясности, можно повторить, в этой кутерьме (Кутерьма - суматоха, беспорядочные действия или движения.), легче разобраться наблюдая с позиции двух боевых ботов. А находящиеся ещё дальше шаттлы, так и не смогли ничем помочь, из-за слабого разрешения их системы видео наблюдения. Из-за того, что с точки их стоянки были видны только росчерки выстрелов плазменных и лучевых пушек, да короткие отсверки подрывов, подтверждающие гибель техники. Поэтому, они вели только общую статистику. Свои потери подчитывались легко, - по гаснущим на групповом интерфейсе иконкам дронов. Численности уничтоженного врага, определяли весьма приблизительно, подсчитывалось количество еле различимых взрывов, за минусом погасших иконок своих "солдат". Судя по этим, весьма неточным подсчётам, напавшая сторона побеждала, но успех был незначительным. В этой "математике", не стоит забывать и про следы гибели самодвижущихся мин. Пусть их становилось всё меньше, и они могли в своей последней атаке забирать с собою одну вражескую машину, но их могли банально сбивать на подлёте. Ведь из-за своего слабого управляющего искина, они являлись относительно лёгкой целью и своей последней вспышкой, сводили точность статистических подсчётов к нолю.
   И всё же, роботизированные "камикадзе" ещё не раз доказывали свою пользу. Не иначе как чудом прокравшиеся к строящемуся объекту мины, обозначили окончание своего короткого жизненного пути вспышками на корпусе атакуемой станции. И надо же, погибая, они смогли ослепить неприятеля - перестала работать радарная "подсветка". А ещё через минуту, произошли редкие подрывы внутри самой станции. После чего, дружно "смолкли" немногочисленные "турели зениток". На что враг, мгновенно ответил безумной атакой с вводом в бой всего своего резерва.
   Этот отчаянный напор достойный вошедшего в раж берсеркера, мог окончиться победой обороняющихся, не подоспей к напавшим подкрепление. Подмога с ходу вступила в бой, мгновенно уничтожив пару подбирающихся к месту боя оружейных платформ. При этом, потеряв только одну боевую единицу. И, смертельная карусель закрутилась с удвоенной силой. Пользуясь ситуацией - у врага не осталось резерва, оба челнока с экипажами и охраняющими их умными минами рискнули, и по большой дуге, добрались до новостройки чужаков. После чего, эта парочка приступила к выполнению своей главной задачи. Подлетая к объекту, они расстреливали рабочих дроидов, как и всех роботов, решившихся их атаковать. По окончанию этого скоротечного этапа операции, начался второй - вывод из строя всего оборудования возводимого неприятелем комплекса. Для этого, из нескольких внешних контейнеров, был выпущен целый рой мелких роботов-диверсантов. Они как изголодавшиеся термиты, не обращая внимание на ослабленный обстрел, ринулись к чужой базе. А достигая её поверхности, рассредоточились по ней, выискивая "самое вкусное и питательное" - электропроводку и разнообразные управляющие приборы. Доставившие арахнидам эту "головную боль " челноки, как и положено, приступили к охране своих мелких бойцов. Они успешно уничтожили пару несущихся к ним истребителей. Благо, когда высадка окончилась пассивный мониторинг показал, уцелело более тысячи роботов, способных восполнять боевые потери. Эти более крупные "особи", объединяясь в пары с себе подобными, становились матками, воспроизводящими из материала уничтожаемой техники любых "членов свой семьи".
  
  - Даниил Сергеевич, у нас неприятности! - чуть ли не во весь голос, выкрикнул Данилюк, не оборачиваясь к Егоршину. - Арахниды среагировали на нашу атаку!
  - Это вполне ожидаемо.
  - Но они послали к месту сражения сразу два рейдера, которые только что сошли со стапелей. Отправили с двух ближайших к новостройке баз. С каждой по кораблю.
  - Это плохо но не смертельно, хотя-а-а .... Как докладывает искин, перехватить первый рейдер у нас не получится, а вот второй, мы точно притормозим.
  - Но по моим расчётам, даже первый рейдер, добравшись до отбиваемой нами базы, уничтожи...! - запаниковал второй капитан.
  - Без паники! Ясно! Ещё ничего не потеряно!? - прервал Данилюка Даниил, не желая чтоб у дежурной смены, при виде испугавшегося офицера, сработал стадный инстинкт . - Теперь вы, Лукьян Мартынович, как я понимаю, здесь у вас обозначена вторая и третья волны подкрепления?
   Мгновенно, два полупрозрачных роя точек, на штабной голограмме, подсветились зелёным цветом. Было понятно, на "поле брани", эти звенья прибудут нескоро.
  - Так точно! Это они. Только повлиять на сложившуюся ситуацию они не смогут, находятся слишком далеко от места основных событий. Как не ускоряй скорость их движения, они...
  - Мда-а, ситуёвина. - гля́дя исподлобья на голограмму показывающую огромный участок космоса, проговорил Даниил. - Лады. Лукьян Мартынович, как ты там докладывал, ремонт обоих крейсеров окончен ещё час назад. Значит так, бросай все несобранные истребители на месте, а остальные, идут с нами на перехват второго рейдера.
  - Но ... - попытался возразить Лукьян.
  - Никаких но! Я не лошадка и ты меня не запрягал! Выполнять! - вновь вспылил Даниил.
   Благодаря своему симбионту, Даниил мог общаясь с капитанами, одновременно обдумывать сложившуюся ситуацию. Так делать могли все люди имеющие нейросеть, чем они активно пользовались. В данном случае Егоршин, прекрасно понимал что происходит с капитанами крейсеров. Они впервые участвовали в реальном сражении, вот и тупили. Поэтому, он решил дать им ещё один шанс. Прошу не связывать эти слова с недавним срывом на подчинённых, о котором Егоршин уже пожалел. Параллельно, Даня активно искал выход из сложившейся ситуации.
  "Значит так, - размышлял он, - мои истребители запаздывают, и враг успеет уничтожить всю нашу штурмовую группу, и подготовиться к нашей встрече. А если ..."
  "Искин, - обратился по ментальной связи к ИИ Егоршин. - знаю, мы успеваем перехватить только второй рейдер. Это факт. Рассчитай, смогут ли вторая и третья волны подкрепления, связать боем первый корабль неприятеля. Справятся ли они с поставленной задачей? Если да, где они смогут устроить на него засаду".
  "Выполняю. Готово. Подсвечиваю самое оптимальное место для засады. ... ".
   Диалог с ИИ был окончен к моменту, когда оба офицера обиженно вытянувшись во фронт отчеканили: "Есть выполнять приказ!" - Им было на что обижаться, их отчитали в присутствии подчинённых. Но Егоршин решил - это лучше, чем наводить порядок в вышедших из повиновения, то есть, охваченные паникой экипажи.
  - Лады. Видите новую красную точку? Отлично. Сюда, через шесть часов, должна прибыть вторая и третья волна подкрепления. Их цель первый крейсер. Задача минимум, обездвижить его, а если получится, уничтожить. Скорость передвижения к данной позиции, должна быть оптимальной для устойчивого передвижения под полями невидимости. У них - трое суток на занятие позиций и плавную корректировку своего положения. Выполнять. ...
   Есть такая поговорка: "Гладко было на бумаге, ...". - Так оно и получилось. Движение крейсеров осложнялось участившимися налётами. Благо, после каждой стычки, подвергшимся существенному перевооружению кораблям требовался только мелкий ремонт. Ещё, временами приходилось лететь на небольшой скорости. Делалось это для пополнения запаса вторичных ресурсов. Иначе, сборщики металлолома, не могли догнать свои крейсера. Впрочем, пару раз "выгорали" сразу несколько генераторов защитного поля флагманского корабля. И в каждом случае, виновниками этих аварии, были сбитые неприятельские перехватчики таранящие его корпус. Враг пользовался неожиданными подарками судьбы, и тогда, по окончанию боя, приходилось экстренно латать раскуроченные участки брони. И чем ближе экспедиция подлетала к своей цели, тем отчаянней и чаще атаковали арахниды. Обидно было одно, парк истребителей, еле успевал ремонтироваться, или, взамен полностью уничтоженных, пополняться новыми машинами. Ещё немного и он, начнёт "таять буквально на глазах". Благо, засада на первый рейдер, добралась до точки назначения никем не замеченной, благодаря чему скучала, дрейфуя в полном покое.
   Были свои успехи и у основной группы, с ведомого крейсера, после отражения очередной атаки, под прикрытием выхода ремонтников и "трофейной команды", из ремонтных ангаров выскользнули шесть истребителей и одна мобильная орудийная платформа кустарного производства. Можно сказать, эксклюзив. Все они были окутаны искажающими полями и по сути, являлись смертниками. Их главной задачей являлось доставить мощную, одноразовую пушку к догоняемому рейдеру. А там, произойдёт единственный выстрел плазмомёта. После чего, ставшее бесполезным ломом орудие, превратится в весьма дорогой таран. Двигатели сработают в запредельно форсированном режиме последний раз, отправляя установку в короткий, самоубийственный полёт. Рейдер таким способом не уничтожить, но лишить хода, возможно. Главное доставить эту махину к месту и позволить отработать заданную программу. А дальше, беспилотники будут атаковать калеку до подхода основных сил, или своей гибели.
   То ли искины усовершенствованные людьми превосходили своих противников, то ли, одноразовое оружие умудрилось нанести больший вред чем рассчитывало командование. В итоге, к моменту подхода крейсеров, "пойманный в силки" рейдер, безуспешно отбивался от избивающих его перехватчиков. Ради справедливости стоит заметить, к тому моменту, неприятеля атаковали две более или менее боеспособные машины, третья, сильно изуродованная, подрабатывая только тремя манёвровыми двигателями, "отползала " к материнскому кораблю.
   Не стоит думать, будто с приходом крейсеров, супостата прибили как муху. Искалеченный враг не только огрызался, но и продолжая движение по инерции, умудрялся маневрировать вспомогательными двигателями. Что не позволяло ему стать неподвижной, беспомощной мишенью. Поэтому, рою новых машин пришлось не сладко. Для того, чтоб отстрелить у недобитка оставшиеся движки, погибло пять беспилотников. А рейдер, из-за множества испещривших его пробоин похожий на решето, всё равно продолжал отчаянно огрызаться. Делал он это весьма успешно. Не прошло и минуты, как наблюдавший за боем в режиме полного погружения Даниил, отчаянно выкрикнул: "Данилюк! Назад!" - Но было поздно. Рванувшийся к рейдеру крейсер, Несколько раз мигнул ослабевшим силовым щитом и на его борту, засветились две оплавленные пробоины. Не будь у корабля откачена атмосфера, на его борту могли произойти кратковременные пожары, а так, мощный пучок перегретой плазмы прожёг все повстречавшиеся на его пути преграды, и его остатки, быстро остывая, умчались в космос.
  
  
  "Доклад о повреждениях на ведомом крейсере!" - Егоршин потребовал от ИИ отчёт, не желая верить поступавшей на грани ощущений информации.
  "Рейдер уничтожен. Корабль Данилюка, выстрелом в упор вывел из строя управляющий искин неприятеля".
  "К чёрту подбитый рейдер, высадить на него "термиты", и забыть! Пусть самостоятельно дрейфует к захваченной нами базе. Что с крейсером?"
  "Центральный пост уничтожен, погибли все кто там находился, других потерь нет. Сервер с управляющим ИИ не пострадал. Команда успешно борется с полученными повреждениями".
  "Какова остаточная боеспособность пострадавшего корабля?"
  "Низкая. Но он, по-прежнему способен самостоятельно добраться до любой точки нашей звёздной системы".
  "Что с системой жизнеобеспечения?"
  "По докладам ИИ ведомого корабля, система жизнеобеспечения будет полностью восстановлена через пять часов. Это с учётом выделенных мною роботов ремонтников. Тогда же, боеспособность крейсера будет равна сорока процентам, для достижения восьмидесяти, потребуется ещё одиннадцать суток".
  "Блин. Обеспечить охрану и сопровождение подбитого крейсера к захваченной базе".
   Приблизительно через три часа, засада состоявшая из второй и третьей волн подкрепления, вступила в бой. Только, с самого начала, большого успеха она не имела. Рейдер, как только погиб его коллега, немного замедлил ход и приступил к активному сканированию пространства. Так что, две трети замаскированных умных мин, были им уничтожены на значительном удалении. Остальные, погибали на подходе, или врезаясь в силовое поле. Польза в таком их применении была, она заключалась в постепенном истощении щита, от множества подрывов, его накопители постепенно разряжались. И ещё, под прикрытием мин, к неприятелю мчались перехватчики. Вот только шансы на победу, у них до сих пор были низкие. Рейдер мог оторваться от преследователей, так как был способен дольше чем они поддерживать высокую скорость передвижения, и обладал более мощной защитой. О последнем свидетельствовало огромное количество следов от безвредных подрывов, "пляшущих" по его поверхности.
   Ничего не изменили и более мощные боеприпасы, запущенные перехватчиками. Впрочем нет. Эффект был, но не столь значительный, поле проседало, только мины заканчивались и ещё не известно, сможет ли горстка истребителей, без их помощи справиться с поставленной задачей. Скорее всего нет, так как один за другим, были уничтожены три перехватчика. Двое разлетелись множеством брызг расплавленного метала, один, кувыркнувшись пару раз умудрился стабилизироваться. Умирающий беспилотник, мгновенно скорректировал свой курс, и врезавшись в районе реакторного отсека, расцвёл ярким, термоядерным "бутоном" подрыва. Его примеру, последовала пара его собратьев, не имеющих видимых повреждений. После второго взрыва, на его месте, на какую-то пару секунд исчезла защита, что позволило третьей машине проломить бронированную обшивку рейдера, и задействовать систему самоликвидации. Этого оказалось достаточным, для выхода из строя силового поля. Далее, начался совершенно другой бой, враг всё ещё огрызался, зато, удалось сжечь все его двигатели, и сбить с курса. На этом, беспилотные истребители не угомонились, а продолжили обстрел, не только уродуя своего недруга, но и ещё сильнее изменяя траекторию его полёта. Рядом с рейдером, после приведения недруга в полную негодность, уцелела только одна машина. И то, её было легче списать, чем восстановить. Единственное, на новый перехватчик, после мелкого ремонта блока управления, могли установить выживший искин. Что скорее всего и произойдёт, только не так скоро.
   Второй бой, занял намного больше времени, чем его описание. Точнее, процесса добивания неприятеля. Машины созданные людьми, вернее последняя из них, не прекращала свои атаки до тех пор, пока не была разрушена последняя энергоячейка. Оставлять врага, который мог восстановиться, было недопустимой глупостью. Впрочем, за этим находящимся под бдительным присмотром металлоломом, в случае удачного окончания операции, будет отправлен буксир. Мало ли, какой сюрприз мог притаиться в его ангаре, так его лучше обезвредить, а остов корабля, пустить в переработку.
   То, как два крейсера, добирались до передового отряда, начавшего работы по возведению опорной базы, можно назвать нудной рутиной. Повреждённый корабль, ведя восстановительные работы, буксировал "труп" поверженного им неприятеля. Идущий рядом с ним флагманский крейсер, какое-то время отбивал редкие атаки вражеских истребителей. По мере возможности, восполняя парк своей "москитной авиации". Более интересные дела происходили на осваиваемом людьми кладбище кораблей.
   Оба инженера входящих в экипажи разведывательных челноков, для экономии времени и ресурсов воспользовались доставленным арахнидами реактором. Для этого, они применили хитрые переходники, адаптеры и узкоспециализированные недоискины, имеющие все необходимые программы, позволяющие обеспечивать совместимость взаимодействия двух разных технологий. И признаться, это у них удалось. Даже на этом, чудеса человеческой изворотливости не окончились. Взломав ПО чудом уцелевшего неприятельского искина, кое что в них переписав, доработав с помощью мощностей Марты необходимые драйвера и утилиты, эти гении-программисты смогли запустить чужие производственные принтеры, благодаря которым, существенно ускорилась постройка новой опорной базы. Называть возводимую конструкцию орбитальной платформой, из-за отсутствия самой планеты вокруг которой та должна была вращаться, было неправильно. И всё равно, строительство укрепрайона продвигалось недопустимо медленно. Разведка докладывала, арахниды начали копить силы. Куда они будут направлены? Неизвестно. Конечно, боевую технику могли использовать для возвращения ранее утерянной опорной точки. По иному говоря, для устранения нового, ещё не успевшего закрепиться неприятеля.
  
  

Глава 23. На новых рубежах.

  
   К моменту когда крейсера прибыли к месту назначения, авангардная группа, под руководством двух инженеров успела сделать многое. Первая платформа, ядром для которой стал трофейный реактор, собиралась семимильными шагами. Это получалось благодаря использованию реанимированных принтеров чужаков, и изготовлению оптимального для поставленных целей количества роботов ремонтников. Искин для второй базы, согласно рекомендациям Егоршина, получал электроэнергию от связки маломощных реакторов, собранных из трофейной техники в единый блок. По этой причине, рядом со станцией, которая из-за отсутствия требуемого источника питания не могла быстро войти в строй, базировалось несколько малых площадок огневой поддержки. Инженеры и здесь, не удержались от экспериментов, имеются в виду охранные платформы, на эти конструкции, монтировались сплошь уцелевшие орудийные системы неприятеля. даже те, которые ранее не использовались. Этот процесс требовал множества корректировок технологий сборки и можно сказать, "ручной работы". Надо было видеть их ввалившиеся, покрасневшие от бессонницы глаза и осунувшиеся лица, от чего их коллеги подняли бучу и вытребовали спецам сутки на отдых в медкапсуле. Предоставить полноценные выходные для этих энтузиастов, из-за пресловутой "гонки со временем", не было никакой возможности . В этом аврале, находилась работа для всех, без исключения. Мастерские крейсеров, пусть не так скоро как этого всем хотелось, собирали дроиды-истребители и умные торпеды. Марта, с её систершипами, по старой памяти работала сборщиком ресурсов, стаскивая со всей округи обломки древних космолётов. Несколько раз, по просьбе Даниила, предпринимались попытки реанимировать целые с виду искины огромных кораблей. Ожидаемо, из этого ничего не получилось. Не выручали даже материалы древних, которые со временем не превращались в бесполезную труху. Просто, во всех этих агрегатах в той или иной степени пострадали блоки памяти с необходимым ПО. Вот и пришлось их откладывать на будущее, вдруг пригодятся для использования на новых объектах, если будут написаны необходимые операционные системы для автономных орудийных станций. К сожалению, пополнить группировку линкорами, при любом исходе было не возможно, всё упиралось в отсутствие соответствующих сборочных доков, так как боевые корабли, даже с рабочими искинами, не были способны ремонтироваться без участия своих экипажей, не говоря о большем .... Поэтому, приходилось, "скрепя сердцем" утилизировать эти махины. За исключением одной, наименее пострадавшей. На этом линкоре, была подсажен искин орбитальной платформы, который работая на батареях, должен был самостоятельно восстановить реактор, запустить его, и начать "прорастать" из недр старого боевого корабля как споры гриба, утилизирующего лесной валежник. Так как мощных тягачей в наличии не имелось, поэтому, остальных гигантов только тщательно обирали, оставляя их разорённые корпуса на месте, как строй материал для "паразита" ускоренно перерабатывающего их собрата. Одно хорошо, Марта, командуя парой своих подчиненных-смертников, притащила поближе к основной базе два не сильно разбитых реактора с погибших великанов, оставив их на приличном удалении от базы. После чего, туда были доставлены пятнадцать роботов-сборщиков, а позднее, когда была ликвидирована угроза радиоактивного облучения, были установлены блоки управления с активными искинами, Таким образом были запущены процессы "самовосстановления" сразу двух объектов. Так как никто не собирался вмешиваться в сборку этих опорных точек, их "рождение" обещало быть долгим. Одно благо, по расчётам, на эти стройплощадки можно было больше не отвлекаться.
   Ожидаемо, строительство объектов обороны в мирной обстановке было недолгим. Арахниды начали военную компанию немного ранее чем людям того хотелось, и собранное ими боевое соединение было крупным, относительно того, что имелось у землян. Врага ожидали, готовились к его встрече, так как не заметить приближение нескольких боевых группировок было не реально. Вот только сравнивать производственные мощности недостроенного объекта и отлаженных космических заводов супостатов, нельзя. По этой причине земная группировка уступала непрошеным гостям, в соотношении один к трём. Одна радость, враг растянулся, разбившись на несколько групп, а обороняющаяся сторона, априори несёт меньшие потери. Да и некоторое количество умных торпед, затаившихся немного в стороне от возводимой базы могло немного уравнять шансы. На это наделись все люди, которые, наблюдая за авангардом неприятеля, готовились к трудному бою.
  - Пять рейдеров неприятеля пересекли рубеж минус один. - отрапортовал по громкой связи флагманский Искин.
  - Принято. - не отрывая взгляд от мониторов, ответило сразу несколько офицеров. - Торпеды произвели распределение и захват целей.
  - Ждём. - немного осипшим от напряжения голосом, приказал Даниил.
   Прошло двадцать минут постоянного напряжения, показавшиеся целой вечностью. Голос искина прозвучал неожиданно и имел эффект разорвавшегося снаряда.
  - Враг на рубеже ноль.
  - Атака!
   Не успела прозвучать короткая команда, отданная Егоршиным, как со всех сторон, с резким ускорением, умные торпеды помчались к пятёрке рейдеров. Подчинённым, можно было отдавать приказы ментально, только людям, в бою предпочтительно слышать голоса своих командиров и товарищей. Это требование, свято соблюдалось. Впрочем, сейчас не до этой лирики. Противник не сплоховал, его корабли окутались силовыми полями. И от них, навстречу атакующим снарядам, потянулись росчерки лазерных лучей и плазменных сгустков. Вот только и сферические заряды, неслись не по прямой траектории, они непредсказуемо маневрировали, уклоняясь от выстрелов. И всё равно, то тут, то там, сверкали вспышки мощных взрывов. И чем ближе была цель, тем чаще, вспыхивали коротко живущие "звёздочки". И всё же, полёт "пчёл", которые не боясь неминуемой гибели, старались ужалить врага, в какой-то степени увенчался успехом. Вполне ожидаемо засверкали разрывы на силовых полях рейдеров. Вот только на сей раз, они локализовались в относительно одной точке. Поэтому в этих местах, защитные эмиттеры трёх кораблей не выдержали и сгорели. А после серии подрывов от ударов о борт, образовались пробоины. И, о чудо! По две, или даже четыре мины, взорвались уже внутри боевых кораблей. Отчего те, разлетелись множеством разнокалиберных осколков. А пара вражеских везунчиков, отделались только лёгким испугом. Их силовые поля хоть и просели до критической отметки, но выдержали натиск. И сейчас, по окончанию атаки, защита кораблей арахнидов восстанавливалась, а сквозь её помехи, были заметны признаки активно ведущихся мелких ремонтных работ.
  
  - Даниил Сергеевич, - не отрываясь от монитора, обратился к Егоршину офицер пятого поста, - предлагаю прикончить этих недобитков несколькими торпедами резервной линии. Пока те полностью не восстановили свою защиту.
  - Не стоит. Пусть арахниды считают, будто первая линия обеспечения ими почти обезврежена. И у нас нет возможности на её восстановление.
  - Но, они сейчас восстановят активную защиту и нам придётся её заново проковыривать.
  - Не придётся. Артиллерия, дальнобойные орудия готовы?
  - Так точно, готовы. - ответила девушка офицер, чей пост находился немного обособленно от всех. - Все четыре орудия.
  - Первое и второе, разобрать цели и огонь по готовности.
   На мостике не было слышно не гула, ни грохота разрядов орудия, так как огонь вёлся с автономных платформ. Только сверкнули два коротких росчерка унёсшихся вдаль болванок. Их путь подсвечивал радар, и благодаря его работе создавалась иллюзия наблюдения за полётом. Система визуального наблюдения, вначале воспроизвела все события в режиме реального времени, только затем, повторила "картинку" поражения обеих целей в стократном замедлении. Было непривычно видеть как вспухали и деформировались силовые поля, приобретающие сходство с переливающимися всеми цветами радуги, и постоянно меняющими форму мыльными пузырями. Не менее эффектно смотрелось как они лопались, растягивая и разрывая тонкие "нити" связывающие их с силовыми генераторами, а металлокерамические чушки, вминали и рвали усиленную броню рейдеров. Под действием высвобождающийся энергии, в разные стороны летели брызги расплавленного метала, ярко светились края пробоин, а снаряды сплющившись, исчезали в недрах, обозначая свой путь частыми всполохами. А через несколько секунд, после начала необычного кино, грозные корабли превратились в обесточенные груды железа, напичканного разнообразной электроникой. Признаться, попадания сильно замедлили скорость уже не живых космолётов, поэтому, те начали отставать от своих погибших немногим ранее товарищей.
   Так получилось, фильм-трагедия, который был записан по спонтанному решению Егоршина, просмотрели все присутствующие на боевом мостике служивые, и это заметно подняло боевой дух обороняющихся. После демонстрации последнего кадра, продолжилась рутинная работа, но в воздухе больше не витал дух упадничества. Трофейная команда, под руководством модернизированной Марты, нестандартно используя посадочные лучи, отводила подбитую технику немного в сторону и в тыл, где их уже поджидали бригады зачистки. Дальнейшая судьба этих остовов, была известна, уничтожение всего, что может представлять хоть какую-то опасность, и полная разборка кораблей и их грузов. На это копошение роботов и буксиров, никто из воинов не обращал внимание. Не стал исключением и Даниил. Видя замешательство артиллеристов, как дети радовавшимся своей победе, он спокойным, безапелляционным тоном обратился к ним:
  - Ну что "боги войны", успокоились? Нарадовались своей лёгкой ВИКТОРИИ?
  - Так точно, Даниил Сергеевич.
  - Тогда почему обе платформы до сих пор не скрылись под маскировочными полями?
  - Виноваты, сейчас исправим! - "сверкая" покрытыми алым румянцем щеками, ответила лейтенант.
  - И не забудьте сменить позицию.
  - Выполняю! - коротко ответил артиллерист.
   Вновь потянулось тягостное ожидание. Артиллерия, до придела заряжала накопители и в режиме невидимости, перемещала "засветившиеся" платформы. Служащие пятого поста, контролировали процесс пополнения израсходованных торпед и размещение их на новых позициях. Заодно, на старом рубеже, выставлялись обманки - муляжи, схожие с оригиналами только формой, размером и способностью маскироваться.
   Казалось, враг решил подыграть обороняющейся стороне, вторая волна кораблей остановилась, не спеша воспользоваться проделанной её авангардом брешью. Чем люди нагло пользовались, восстанавливая и укрепляя потрёпанную полосу обеспечения. Только это и в самом деле казалось. Через девять часов, обе волны нападавших встретились, объединились и заблаговременно выпустив боевые дроны охранения, продолжили движение к намеченной цели. Только делали они это неспешно, как будто старались максимально сократить разрыв с идущей в арьергарде группой боевых кораблей.
   Вы ошибётесь, если будете считать, будто люди, напряжённо затаив дыхание, наблюдали за приближением врага, боясь лишний раз моргнуть, дружно "гипнотизируя" экраны радарных комплексов. До выхода на максимальное расстояние эффективного выстрела, было немногим более десяти часов. Именно поэтому, убедившись в полном уничтожении вражеского авангарда, команда, руководствуясь боевым расписанием, оставила на постах дежурную смену и разошлась отдыхать. Кто-то из свободных от вахты служащих, занимался своими делами, общался с друзьями, некоторые спали в медкапсулах, иначе, после недавней встряски, уснуть не получалось. Искины прекрасно справлялись с монотонным процессом контроля пространства, эвакуацией обломков некогда бывших боевой техникой, потому что в отличии от своих хозяев, эти труженики не знали усталости. Пользуясь этим преимуществом перед живыми существами , роботизированные тыловые службы, работая на износ, неустанно продолжали производство новой техники и разнообразных боеприпасов. Жаль, полностью не окончив сборку любой из охранных платформ, иначе, орбитальных станций, невозможно заложить новый крейсер. А между тем, согласно наблюдению, враг строил новый флот состоявший из уже знакомых рейдеров, и это факт.
   Как ни рассчитывали люди, но враг появился раньше, чем можно было предположить - на целый час. И новая битва началась с "артиллерийской подготовки". Её предвестником, было мощное облучение мобильными радарными установками. Затем, в дело вступила скорострельная артиллерия. Пусть эти незаметно подкравшиеся САУ(Самоходные Артиллерийские Установки), с точки зрения человеческого разума были угловато нелепыми "собранными на коленке" поделками, однако наносимый ими ущерб, был большим и реальным. Шквал "огня", сжигал все приготовленные для чужаков "гостинцы", которых и без того было слишком мало.
  Прозвучала тревога, пока расслаблявшийся личный состав облачался в скафандры, работали только искины линии обороны. А Даниил, инспектировавший на своей Марте ход работ по постройке новых артиллерийских платформ, начал на прямую отдавать приказы центральному искину штаба обороны, некогда, до сборки в единый блок, бывшему "мозгами" нескольких погибших крейсеров:
  "Первый, доклад!"
  "Неприятель использовал самоходную артиллерию неизвестной для меня системы. Доставил её скрытно. В данный момент, враг с её помощью расчищает подходы к нашим позициям".
  "Потери?"
  "Мы полностью лишились двух дальних линий обеспечения. Их обнаружили и расстреляли. сейчас добивают минус первую. В ответ, я приказал атаковать противника, всё равно их уже заметили. На данный момент, из двадцати мобильных орудий врага, мы уничтожили шесть".
  "Значит так. Исправь если я ошибаюсь. Обе платформы, которые недавно бились с авангардом прошли полное ТО, и уже пополнили свой боекомплект. Молчи. Всё так, я это вижу. Поэтому приказываю выдвинуть их вперёд. На их место поставишь три только что мною принятых. И не забудь их ввести в своё боевое расписание! Стоп, поступим по другому. Одну расположи там где я сказал, а две, отведи на фланги, подсвечиваю на схеме их новые позиции".
  "Принято, выполняю".
  "Погоди. Пару вышедших в авангард установок, используй для навязывания артиллерийской дуэли, нельзя этим "козлам", делать под нашим "носом" всё, что им заблагорассудится. А наши минные объёмы, для них не такая уж и большая угроза. И не забывай постоянно маневрировать. Они хоть и более дальнобойные, но, враг способен преподнести любой сюрприз".
   Егоршин как в воду глядел. Через десять минут, вся собравшаяся на центральном посту смена, могла наблюдать, как несколько обстреливаемых платформ арахнидов, прекратив стрельбу очередями, сделали первые, на удивление мощные выстрелы на дальнюю дистанцию. Не перемещайся беспилотные платформы людей по непредсказуемым траекториям, супостаты могли достичь невероятного успеха. С этим утверждением не поспоришь, так как, у обоих комплексов, сверкнуло и незначительно просело силовое поле, болванки неприятельских рельсотронов, всего лишь чиркнули по ним, и ушли в рикошет. Так и кружились неприятели в смертельном "танце". Эта пляска, продолжалась до подхода основных вражеских сил. Нельзя считать полноценной передышкой семнадцати минутный перерыв, между уничтожением так называемых нестандартных сапёров и вступлением в бой основного неприятельского отряда. Ни перезарядить главный калибр двух потрёпанных боем платформ, ни провести каких-либо полноценных ремонтных работ, ни восстановить уничтоженные минные объёмы. А бой, как таковой ещё не начался.
   Нет, противник приближался, медленно и неотвратимо. Его корабли неспешно проводили перестроение, в центре которого, прикрываясь вездесущими перехватчиками, находились рейдеры. В самом деле, вокруг них, как пчёлы облепившие пчеломатку, роились истребители, да так плотно, что сквозь их мельтешение, было невозможно вести прицельный огонь по опекаемым ими кораблям. Довершали это необычное построение, летящие на условно обозначенных флангах две крупных орудийных платформы прорыва. В базах древних, они обозначались как весьма грозное оружие арахнидов именуемое людьми как Дырокол. С фронтальной полусферы, эти самоходки имели достаточно сильную защиту, при этом, обладали колоссальной огневой мощью. Наличие этого супероружия, объясняло неспешность продвижения вражеской группировки. Их главный "козырь", был весьма медлителен. А как известно, любой караван идёт со скоростью самого медлительного верблюда.
  - Артиллерия! Доложить о готовности "орудий главного калибра" (условное обозначение мощнейшей лучевой установки) два и три, к выстрелу максимальной мощности! - командовал Даниил прямо с борта своей Марты.
  - Готовы! На всех платформах, конденсаторы заряжены полностью.
  - Добро! Даю дополнительную вводную. В залпе, дополнительно участвуют фланговые платформы пять, семь и восемь. Всем целить в выделенный Дырокол. а именно, в саму точку "подсветки" Ждите команды.
   Даниил знал, что все собранные на окраине супер орудия, за время предыдущего боя, так и не сделали не единого выстрела, и к его счастью, не имели даже незначительных повреждений. Однако, действуя по уставу, должен был потребовать отчёт. Тем более, ещё не началась суматоха сражения, когда становится важным каждое мгновение. А сейчас, он может действуя по уставу, неспешно руководя прицеливанием, избавиться хоть от одного неприятельского Дырокола.
  - Огонь! Смена местоположения! - выкрикнул Егоршин, не сводя взгляда с монитора и сжав кулаки до хруста в костяшках.
  - Есть!
   Последнее Даня мог не озвучивать. Как только выключились излучатели, вновь обретающие невидимость установки основной линии обороны начали смещаться. Когда маскировочное поле заработало на полную мощность, они сменили направление. А пара "смертников", насилуя побитые двигатели, метались по непредсказуемой траектории, на сколько это позволяла их масса, ведя беспокоящий огонь и ускоренно включая силовые поля в полную силу. Надо хоть запоздало, но признаться, этот скорректированный залп нескольких супер пушек, принёс первую победу. Попадание было идеальным, а мощь залпа запредельной для выбранной цели, так как одна светящаяся прямая луча смерти, вырвалась из задней полусферы гиганта, кратко перечеркнув космическую тьму. А сам монстр, удивил всех людей зрелищем своей агонии. Вначале, по его корпусу заструились дуги электроразрядов, затем, термодатчики зафиксировали критический нагрев наблюдаемых участков брони и.... Всё. Не было разлетающихся обломков, или жуткой деформации раздувающейся обшивки, просто, в паре мест покрытие дырокола слегка оплыло, видимо испаряясь от запредельного перегрева. Боевой искин объяснил этот эффект попаданием в аккумуляторный отсек сверхорудий и произошедшим там коротким замыканием, охватившим всю аппаратуру. Обидно, возможность расправы над вторым "Голиафом" была бездарно потеряна, надо было бить всем что имелось и сразу по двум платформам прорыва. Через секунду, монстр прикрылся мощнейшим щитом и за три выстрела, испарил одного из убийц своего собрата. Стреляя по второй, более вёрткой платформе, Дырокол постоянно промахивался, вот только, из десятка выстрелов его четырёх орудий, два принесли условную победу. Лучи, пробороздив безвоздушное пространство, окончились яркими шарами белых фейерверков. В первом случае, сгорела скрытая полем маскировки средняя артиллерийская платформа, а во втором, сразу пара истребителей. Как по заказу, они располагались на одной линии и с удалением около двух километров друг от друга.
  Далее, неприятельская станция прорыва, оправдала своё название. Когда войсковая группировка арахнидов подобралось на оптимальную для ведения боя дистанцию, началась натуральная бойня. Во время которой, вступившие в схватку огневые точки, жили не более полутора минут. В среднем, они выдерживали около полусотни попаданий орудий рейдеров и истребителей, и максимум два-четыре от монструозных "пушек" Дырокола. Враг так же нёс потери, но они были не столь существенны, как того хотелось. Обидно, силовое поле гиганта непрестанно светилось от множественных попаданий, не приносящих ему никакого вреда, а этот убийца, пользуясь своей неуязвимостью испепелял самые укреплённые артиллерийские платформы. Бойцов обороняющейся группировки не обрадовала даже гибель двух вражеских рейдеров, так как это не позволило хоть как-то снизить наступательную мощь арахнидов.
  - Даниил Сергеевич, - спустя сорок минут боя, немного осипшим голосом, доложил командир пятого поста, - враг полностью зачистил нашу первую линию обороны. Он полностью овладел ею . Мы их слишком быстро теряем.
  - Вижу.
  - Разрешите задействовать фланговый резерв. Он уже достиг необходимые рубежи. Иначе, может быть поздно.
  - Нет!
  - Арахниды, на шестьдесят процентов уничтожили вторую линию обороны, Максимум через двадцать минут, его истребители будут безнаказанно хозяйничать на этих позициях! После этого, никакие резервы нам не помогут!
  - Так отстреливайте их активнее! Наш резерв мне нужен для другого дела, а не в качестве "дров для этого костра". Поэтому, понапрасну жечь его в этой "адской топке", я не позволю!
  - Но ...!
  - Обороняться тем что есть! Дальняя разведка, что там творится на базах арахнидов?
  - Очередное подразделение рейдеров, сошедшее со стапелей, отправлено в "гости" к нашим "союзникам". Через семь часов, ожидается их "контакт". Судя по всему, на этом активная часть нашего противостояния будет временно окончена.
  - С чего такие выводы?
  - Уже прошло три часа, как с их верфей, должны были сойти четыре боевых корабля. Однако этого не происходит. Вывод, для продолжения работы этих производственных мощностей, они должны накопить необходимый запас ресурсов.
  - Вы хотите сказать, враг выдохся?
  - Да. Но это нам уже не поможет. Для нас и с этой неприятельской волной не справиться. Нам хватит и одного их Дырокола.
  - Отставить панику! Изматываем противника и позволяем нашей экспедиции незаметно отойти и затеряться на кладбище кораблей. Оттуда и будем вести дальнейшее руководство сражением. Алель Огюстовна, как там ваши дроиды?
  - Дрейфуют на обломках в спящем режиме, ждут команды к пробуждению.
  - Ждём и мы.
  - На второй линии обороны осталось пять процентов боеспособных роботизированных установок.
  - Каковы потери арахнидов?
  - У них остался дырокол, три рейдера, сто двадцать истребителей. Подозреваем, в трюмах рейдеров находятся дроны-десантники.
  - Удалось его достать хоть одним выстрелом?
  - Нет. такое впечатление, что он "бессмертен".
  - Лады. Всем головным орудиям третьей линии, и двух недостроенных космических станций, залпом, огонь по Дыроколу! - выслушав доклады и на секунду задумавшись приказал Егоршин.
  - Есть огонь! - с обречённым злорадством ответила лейтенант артиллерии.
   Через мгновение, космическое пространство рассвело множеством лучевых выстрелов, от тонких, принадлежащих орудиям средней мощности, до широких, но более энергонасыщенных. Вражеский щит замерцал, стал немного прозрачнее, а через одиннадцать секунд, начал приобретать былую насыщенность. Примерно с три минуты, гигант не подавал никаких признаков жизни, затем, возобновив обстрел второй линии, пошёл на сближение.
  "Всё, сейчас подойдёт на оптимальное расстояние, и начнёт уничтожение нашей третьей, последней линии обороны. Заодно, сожжёт все наши недостроенные станции". - как-то по человечески обречённо, обратился к Даниилу головной искин обороны.
  - Артиллерия, - не обратив на ИИ никакого внимания, Даниил продолжил руководство боем. - Сосредоточить весь огонь на рейдерах!
   Его краткий приказ поняли правильно, через пятнадцать секунд, теряя одну огневую точку за другой, земляне начали превращать указанные цели в куски раскалённого метала. И в итоге, добились желаемого результата. Только на наступательном порыве недруга, это никак не сказалось. "Стая истребителей", при поддержке неуязвимого Дырокола, по-прежнему рвалась к последней линии обороны. Вернее сказать, четверть этих машин, вела зачистку предпоследнего оборонительного рубежа, а остальные, продолжили своё наступление. Их главная цель заключалась в полном уничтожении нового противника, что они вполне успешно воплощали в жизнь.
  - Потеряна вторая космическая станция. Сканирование показывает, нам легче построить новую, чем пытаться восстанавливать старую. Тем более, мы не одну из них так и не достроили. - флегматично доложил искин, именуемый Первым. - Всё, только что уничтожена первая.
  - Продолжать сопротивление, - так же вслух ответил Даниил, внимательно рассматривая интерактивную карту "поля боя," - тем более, отходить куда-либо поздно.
  - Есть продолжать сражение, не взирая на потери.
   Искин не смотря на то, что был всего лишь программой, функционирующей в сложнейшем блоке из нескольких электронных устройств, некогда управлявших различными боевыми кораблями, понимал - его оживили для продолжения службы и его обязанность, по-прежнему защищать людей. Этим он и занимался. Получал удалённые приказы, и выполнял их. Иногда делал это самостоятельно, иногда, под чутким руководством командиров. Главное люди смогли уйти из под удара, спрятавшись в мешанине погибшей боевой техники древних, астероидов и тем, что некогда было добывающе-перерабатывающими комплексами. Одно плохо, расстояние было существенным и для связи, приходилось пользоваться автономным ретранслятором. Он обеспечивал бесперебойный обмен данными, и он же, после гибели всех обороняющихся, выдавал направление в котором убыла экспедиция. И выключать его, даже в данный момент не имеет смысла - его давно засекли, и определили оптимальный сектор поиска беглецов.
  - Обломки взорвавшихся вражеских кораблей, с подсаженными мною дронами покинули опасный сектор. Только два из десятка "транспортов", в результате столкновений с другим "мусором" сменили курс, и летят мимо намеченной цели. - неожиданно громко доложила девушка оператор роботов-штурмовиков. - пока не поздно, могу подкорректировать их курс при помощи движков сидящих там дронов.
  - Ни в коем случае. - слишком спокойно, ответил Егоршин. - Пусть летят, куда отклонились. Незаметно пересади их пассажиров на другой "транспорт". После этого, никакой активности. Всё должно выглядеть натурально, как будто нас там нет и в помине. Как-то так.
  - Есть!
   Голос нервничающей девушки прозвучал слишком звонко. Однако, на это никто не обратил внимание. Враг продолжал наступление, и люди, как могли, так и сопротивлялись его натиску. Даже Даниил, не заметил как он напрягся, а затем, затаил дыхание. Правда долго не дышать не получилось, подсознание вновь заставило человека сделать очередной вдох, только он этого не заметил.
  "Засадные артиллерийские установки, скрытно вышли на позиции, вместе с приданным им боевым охранением". - доложился по ментальной связи Первый.
  "Добро. Но ещё рано, ждём".
   Вновь окинув взглядом интерактивную карту, включая и новые точки, подсвеченные синим цветом, ответил Егоршин. Затем, выждав когда самоходный комплекс прорыва достигнет определённого рубежа, поставил на кормовой плите Дырокола виртуальную метку. Отдал искину приказ:
  "Первый, скорректируй положение точки прицела так, чтоб в неё могли навестись все засадные орудия. При этом, этому монстру, должен быть нанесён максимально возможный ущерб".
  "В случае успеха, для добивания могу использовать кинетические снаряды?"
  "Сделаешь пробоину, можешь использовать все рельсотроны. Главное, попади в сделанное тобою "окошко". И как можно большим количеством болванок".
   Даниилу только и оставалось наблюдать, как незначительно сдвинулась метка прицеливания. Как засветилось силовое поле гиганта, поглощая устремившиеся к нему лучи. Затем, оно исчезло, а плита неуязвимого оружия прорыва, только сильно разогрелась, при этом не потеряв своей целостности. Было заметно, как она начала быстро остывать, постепенно тускнея. На двадцатой секунде, защитное поле так и не было восстановлено. Враг боролся за свою живучесть, вот только прореха в его защите, зарастала не так быстро как ему этого хотелось. К его беде, орудия засадных платформ успели зарядиться и сделать повторный залп. На сей раз, не успевшая остыть броня и отсутствие силового поля, стали для него приговором. Композитная плита "поплыла", образуя крупную пробоину, в которую, тут же устремилось множество разнокалиберных снарядов, а они, попадая во чрево великана, долго носились по его телу, рикошетируя от брони и круша всё, что не имело соответствующей прочности. Дане даже померещилось, будто он слышит ту барабанную дробь, которую выбивают мечущиеся по отсекам Дырокола болванки. Последовавшее за этим уничтожение штурмовых малюток арахнидов, стало похожим на банальную бойню. Только избивали тех, кто недавно наступал. Враг злобно огрызался, но перекрёстный огонь всех орудий, не оставлял тому никаких шансов на победу.
  
  

Глава 24. И снова эти прок...е будни.

  
   Некоторые люди убеждены, окончив сражение, победители сразу же начинают ликовать, беспечно празднуя свою Викторию. Кто-то припрыгивая от переизбытка чувств хлопает в ладоши и радостно кричит. Для разнообразия, кто-то бросается в пляс, обнимается. Всё это бывает, но не сразу и не там, где только что отгремели бои. В реальной жизни всё по другому, усталые бойцы оглядываются, не веря в то, что всё окончено, кто-то из них, оглядывая поле боя беззвучно плачет, или незряче смотрит перед собою. Только роботы и прочие дроиды, получив соответствующие команды, приступают к сбору трофеев, уничтожению недобитков и восстановительным работам. Неизвестно, как долго продлится перемирие, а обороноспособность необходимо укреплять. Именно поэтому, из уцелевших платформ формируются защитные сферы, которые по привычке, люди называют линиями обороны. Собирается всё, что возможно восстановить, и запускаются соответствующие процессы. Повсюду снуют трофейные команды, забирая в обработку уже проверенную побитую технику и демонтируя с неё уцелевшее вооружение. Можно сказать, "вкус победы отдаёт горечью" и сопровождается жуткой усталостью. Это позднее, бойцы радуются не скупясь на эмоции, а в начале, они не позволяя себе расслабиться, готовятся обороняться от новых атак.
   В таких хлопотах прошёл месяц. Люди максимально укрепили свою обороноспособность. Пусть всё их вооружение, по прежнему было чистой воды кустарщиной. Зато, была введена в строй первая крупная космическая станция, та, чей стартовый искин был подсажен в корпус линкора. От того корабля, больше ничего не осталось, как и от большей части его соседей. Зато, члены экспедиции смогли поставить на ремонт свои крейсеры и переселиться из мелких кубриков боевого корабля, в более комфортабельные каюты станции. Плохо, что не было найдено ни единого корпуса крейсера, который мог подлежать ремонту. Однако, поисковые команды работали, тщательно осматривая кладбище древней техники. Можно задаться вопросом: "Чем конкретно занимались люди? Так как большую часть работы выполняли дроиды, а по станции, в основном сновали андроиды". - По этому поводу можно не переживать, расслабляться им было некогда.
   Можем рассмотреть один из примеров их деятельности. И так, станция, служебное помещение - точнейшая копия штаба, располагавшегося на легендарной Первой орбитальной платформе. Вокруг стола сидят восемь человек, здесь идёт совещание. Ведёт его Даниил, выглядящий неоправданно свежо, и всё благодаря сну в медкапсуле. Справедливости ради, таким способом отдыхают все здесь присутствующие. Иначе, ..., лучше не думать о возможных последствиях их режима работы без отдыха в лечебном блоке.
  - Даниил Сергеевич, - слегка морщась от головной боли говорил юноша, внешность которого больше подходила девушке. - мы окончили изучение обоих Дыроколов. О первом, ничего сказать не можем, в нём расплавилось всё, что там находилось. Эта бандура годна только в утиль. Со вторым всё намного лучше, но даже там нет ничего интересного.
  - Вот как? - слегка изогнув в удивлении брови, поинтересовался Егоршин. - И как вы тогда объясните его повышенную живучесть?
  - Всё просто. Четыре мощных орудия обычно устанавливаемые на линкоры. Каждое из них обслуживает свой мощный искин, и реактор. Объединяет всё это центральный Искин, тоже на автономном питании. Добавьте к этому генераторы силового поля, способные защитить корабль крупнее линкора, так же с индивидуальной силовой установкой. И в заключение, не слабые двигатели, которые с трудом передвигают и стабилизируют этого монстра в пространстве. Всё. Никакого хитрого оборудования. Мы смогли идентифицировать все приборы. И самое главное. Обе бандуры недавно сняты с длительной консервации. Почему арахниды не решили с их помощью свои проблемы в лице наших "союзников", нам не понять. Слишком мало данных.
  - Пушки дыроколов мы сможем использовать на достраивающихся станциях?
   - Зачем? Орудия снятые с наших линкоров, по своим характеристикам превосходят трофейные. - искренне удивился молодой учёный, с утончёнными чертами лица. - Незачем тратиться на то, чьё восстановление и адаптация, больше отнимут чем дадут.
  - Лады. Все свободны. - Егоршин поставил точку в совещании. - А вы, тёска, на трое суток отстраняетесь от работы. Выспитесь. Вижу, вам не помогает даже медкапсула. Давно маетесь головной болью?
  - Я к ней уже привык. - Ответил смазливый брюнет, снова слегка поморщившись.
  - А это не правильно. И себя, гробите и на работе, ваше упрямство сказывается не лучшим образом. Всё идите в свою каюту и не спорьте. Иначе отстраню от всех ваших проектов.
   Стоило за молодым инженером закрыться двери, как к Даниилу, по ментальной связи обратился ИИ станции:
  "Даниил Сергеевич, вас вызывает лейтенант Сото".
  "Соединяй".
   То что оператор дронов не обратилась к нему на прямую, а как положено по уставу, через "секретаря", говорило что не произошло ничего страшного. Скорее всего, необходимо разрешить какой-либо текущий вопрос.
  "Здравие желаю, Даниил Сергеевич. Лейтена...".
  "Здравствуйте, Алель Огюстовна. Я знаю кто вы. Говорите. По какому вопросу вы обратились? У меня не так уж и много свободного времени".
  "Обломки вражеской техники с моими дронами, достигли рубежа, на котором ими заинтересовались. Их трижды облучали радарами. Сейчас, к ним направились охранники арахнидов. Я могу вывести свой десант и продолжить их путь прикрываясь своим бывшим транспортом?"
  "Зачем такие сложности?"
  "Они не дураки, во избежание неприятных сюрпризов с нашей стороны, просто обязаны обыскать металлолом, который по неизвестной для них причине полетел обратно. Обнаружат моих малышей, тогда моя миссия будет провалена".
  "Лады. Действуйте так, как сочтёте нужным".
  
   Сказанные Егоршиным слова, подтверждающие её право принимать самостоятельные решения, с одной стороны обрадовали, а с другой, слегка огорчили лейтенанта Сото. Конечно приятно осознавать что тебе настолько сильно доверяют, вот только и вся ответственность за провал операции, так же ложится на её плечи. Трудно уследить за ходом секретной акции, когда вынуждена заниматься сразу несколькими делами. В основное время, управляя дронами обследовать найденные на кладбище кораблей объекты древних, точнее их останки. А когда обнаруживается хоть что-то более или менее ценное, доставлять находку на пункт первичной сортировки. Одно дело, когда артефакт небольшой, другое..., впрочем чаще всего, приходится проделывать длинные, широченные коридоры для эвакуации нового "обретения". В то же время, контролировать группу РДГ (РДГ - Разведывательно-Диверсионная Группа.). Благо, в их деятельность приходилось вмешиваться по расписанию, или, когда летящий немного в стороне и позади дрон наблюдатель подымал тревогу.
   Как в данный момент Алель завидовала своим коллегам, передать не возможно. Они, имели чёткий график дежурств и им не приходилось решать сразу несколько задач, то есть, парни обследовали только кладбище битой техники. Вот только их смены были более долгими, а отдых после дежурства, неприкосновенным - если не будет объявлена тревога. У Алель всё было по другому. Вот и сейчас, ей пришлось принимать решение, затем отдавать команду на его исполнение, только после этого, оповещать командование о предпринятых ею действиях. Заметьте, всё это приходилось делать сидя на постели в своей каюте, то есть, прервав подготовку ко сну. Придётся отсрочить отбой минимум на три часа, пока её подопечные полностью не выполнят полученный приказ, а она не проконтролирует правильность его исполнения.
   В таком режиме прошли ещё три недели авральной работы. Всё это время, её РДГ висела на волоске от провала. Стоило дроидам покинуть укрытие и под пеленою невидимости укрыться за скопищем сформированного ею роя обломков, как сканирование пространства вновь повторилось. Можно сказать, не произошло ничего страшного, только под облучение радарных установок попал дрон контроля. Его задело самым краешком, слегка, и благо, на этот небольшой гаджет не обратили внимание. Затем к летящим к вражеской станции обломкам, прибыли неприятельские роботы-техники, и приступили к их тщательному осмотру. Одно радовало, всё внимание было сосредоточено на металлоломе, а космическое пространство никто более не просматривал. Не легче было и далее, так как подоспевшие малые буксиры, забрав в своё чрево роботов-техников, начали растаскивать части побитых корпусов и их более мелких фрагментов. И в этот момент, вновь отработал сканер. И снова группа "прошлась по лезвию ножа", так как ещё не все её бойцы успели скрыться в своём "укрытии". Но и здесь, не смотря на облучение нескольких машин, на диверсантов никто не обратил внимания. Только для лейтенанта Сото, эти полчаса, обошлись не одной сотней "перегоревших" нервных клеток. Да и дальнейшие события не принесли ей облегчения. Все выловленные в космосе обломки, были доставлены на одну из перерабатывающих фабрик-баз арахнидов, правда в разные ангары. И здесь злую шутку сыграла десятисекундная задержка в управлении бойцами. Так как не все получившие команду на начало выполнения боевой задачи машины, смогли её выполнить, из двадцати дронов, пять отправились в печь, так как незаметно покинуть укрытие они не могли. Остальные, перейдя в режим автономной работы, приступили к "самостоятельному плаванию", они более не передавали никаких сигналов и не как не реагировали на вызовы. Даже если таковые последуют. Поэтому Алель, позабыв про то, что собиралась идти на обед, сидела в своём кубрике и через связь с центральным искином, пыталась уловить хоть какие-то отзвуки возможных передач. Так прошло около часа, может быть немногим больше, принесённый по распоряжению центрального искина поднос с едой, так и остался нетронутым. А лейтенант так и сидела на своей постели, пока на станции контроля не приняли несколько сжатых информационных пакетов. Это могло значить только одно, РДГ обнаружена и ведёт бой. Да, это было равноценно провалу.
  - Семёнович, - очнувшись от ступора проговорила девушка, обращаясь к искину станции, - ты уже декодировал полученные пакеты?
  - Да, распаковал и расшифровал.
  - Сделай выборку, смонтируй получившуюся "выжимку" и перед тем как демонстрировать видео Егоршину, дай мне его посмотреть.
  - Только после того, как съешь обед. Кстати, тебе заменить остывшие блюда, или так поешь?
  В голосе искина чувствовалась строгая, отеческая забота. Не будь он электронным устройством, в его интонации можно было поверить. Впрочем, на девушку это подействовало, она удивлённо посмотрела на поднос с едой, как будто не она давала дозволение андроиду-официанту войти в её каюту. Сразу же желудок лейтенанта заурчал, напоминая что он голоден. Поэтому, Алель неспешно поднявшись с постели, направилась к столу.
  - Нет, Семёныч, я так поем, не привыкать.
  - Вот и ладненько, вот и чудненько. - явно кому-то подражая ответил ИИ. - А я, тем временем смонтирую заказанное тобою кино.
  - Жду. - поспешно ответила девушка, одновременно, активно пережёвывая большой кусок котлеты.
  - С набитым ртом не разговаривают.
  - Угу.
   Сото ещё согласно кивала, жадно поглощая пищу, так как завтрак она тоже пропустила, когда на экране большого монитора начала демонстрироваться видео подборка. На огромном экране было видно как некоторые из диверсантов, выпускали в технологические тоннели своих подопечных, то есть "пожирателей" проводки и электроники. Затем, если судить по сдвигу в счётчике времени, они выждав необходимую паузу, начали своё продвижение по коридорам. Вполне ожидаемо, их почти сразу обнаружили. Видимо нано роботы не успели обезвредить всю охранную систему. Не прошло и полминуты, как от всей группы, не осталось не одной машины. Всё. Какова судьба "термитов", не известно. Радовало одно. "Картинка" на мониторе сменилась, перейдя к вещанию с камер станции дальнего наблюдения и на ней демонстрировалась паника, начавшаяся на вражеском перерабатывающем комплексе. Все сборщики, которые недавно покинули ангары атакованной базы, спешно в неё возвращались. А остальные, кто в ней побывал не менее часа назад, брали курс на соседние. Впрочем. далеко они не ушли, их начали расстреливать их же охранные комплексы.
  - Всё, отлично, можешь показывать эти данные командиру. - взяв себя в руки и больше жадно не поглощая пищу, сказала Алель. - Я сделала всё что могла. И мою ошибку в программировании дронов, так же не скрывай. Это я заложила так мало времени на ожидание, мне за это и отвечать.
  - Есть, доложить командиру всё, без утайки - вполне натурально подражая умудрённому опытом служаке, назначенного молодому офицеру денщиком, ответил искин.
   И надо же, как будто специально подгадав момент, атакованная станция засветилась в непродолжительном термоядерном взрыве. Точнее, её корпус раскалился до бела, то есть засветился на подобии огромной лампы, и разлетелся во все стороны миллиардами быстро остывающих брызг. Затем, последовала минута безмолвия, во время которой Сото изображала статую удивлённой воительницы. К "жизни", Алель вернул голос искина:
  - Даниил Сергеевич просит прощение за то что не может отвлечься от важного совещания, и поздравляет вас с успешным выполнением задания. Заодно, поздравляет старшим лейтенантом.
  - Как? За что? - всё ещё не веря глазам и слуху, оторопело поинтересовалась девушка. - Ведь моих диверсантов перехватили в самом начале их проникновения на объект.
  - Как сказал командир: "Поставленная цель не только выполнена, но и перевыполнена. Объект не только уничтожен, но и не подлежит восстановлению". - так что Алель Огюстовна, примите и мои поздравления. Вас ждут через полтора часа в большом конференц-зале. Форма одежды, парадная.
  - За что такие почести? За операцию которая за малым не была провалена?
  - Скажу по секрету, не только за неё. - заговорщицким шёпотом, ответил искин, присутствуй в каюте андроид-аватар, наверняка мог ещё и подмигнуть.
  - Но-о-о...
  - Вы сегодня доставили с руин перерабатывающего комплекса несколько искинов и их блоков памяти. Причём, вы единственная, наперекор прогнозам, решили в той "горе мусора" порыться. И...
  - Ну не томи, Искинушка.
  - По имеющимся у меня данным, через четверо суток, мы начинаем строительство нашей первой добывающе-перерабатывающей военной станции, со всеми её доками и цехами. Благодарить за это чудесное событие, стоит именно вас. И не только это.
  - А что ещё?
  - Об этом узнаешь на церемонии награждения. Я и без того, слишком много тебе рассказал. Так что, не выдай меня своею излишней осведомлённостью.
  
   Легко сказать, торжественное награждение. Может быть кто-то другой, такому чествованию себя любимого будет рад , только не Алель. Для неё, лучше руководить своими дронами, даже если для этого, придётся сидеть в тесной кабине корабля-разведчика, в опасной близости от врага, чем предстать перед людьми, которые будут её внимательно разглядывать и обсуждать. Поэтому у девушки мгновенно исчез аппетит и ухудшилось настроение. Назвать оставшееся до торжественного мероприятия время пыткой, было самым точным определением. Одно хорошо, на самом торжественном собрании чествовали не только Сото, но и с десяток людей, добившихся отличных результатов в своей мирной деятельности. Всё как тогда, когда награждали пятерых офицеров, добровольно оставшихся прикрывать отход крейсеров. Именно они, находились на капитанском мостике станции, на которой был установлен командный искин номер один, иначе Первый. Да, они получали команды с флагманского крейсера, вот только были готовы в любой момент перехватить управление боем. Что они пару раз, весьма результативно делали. Тогда, сидя в зрительном зале, Алель радовалась за четырёх парней и одну девушку и немного им завидовала . А сейчас, оказавшись на их месте, слегка трусила. Может быть из-за этого всё происходящее для лейтенанта воспринималось как нереальный сон. Она вместе с десятком других героев сидела в первом ряду. И когда услышала свою фамилию, поднялась на сцену, где ей торжественно вручили награду и погоны старшего лейтенанта. Её долго хвалили, но сознание отказывалось воспринимать за что именно. И как не странно, Сото с милой улыбкой, что-то сказала в краткой ответной речи. Никто не смеялся, значит она не "сморозила" никакой глупости. И даже под звуки долгих аплодисментов, спустилась в зрительный зал, не споткнувшись на крутых ступеньках. Девушка была убеждена, здесь не обошлось без корректного, незначительного вмешательства искина станции, который подавлял её страх. Отсюда и затруднения в запоминании происходящих вокруг неё событий.
   Впрочем, новый день заставил забыть о фобиях прошедшего мероприятия. С утра, помимо того что в шкафу её кубрика висели два комбинезона и одна парадная форма с новыми погонами старшего лейтенанта, началась рутинная работа. На сей раз, рабочий день ничем не отличался от того, который был у коллег девушки, за исключением одного дополнения. Устав от последовавшего за награждением повышенного внимания, инженер-оператор боевых дронов, решила уйти на дальние площадки. То есть отважилась, взяв систершип знаменитой Марты, на свой страх и риск обследовать самые удалённые участки скопления битой техники. Так, в полном одиночестве, всё шло как обычно, тщательное обследование останков древних кораблей и станций. Первичная сортировка, найденного, извлечение находок из руин и самостоятельная доставка артефактов на пункт вторичного досмотра. Обычно, на полный осмотр объекта уходило от трёх, до восьми суток. И далее, всё по новой, доставка освободившихся дронов на новый объект, работа по сбору трофеев, составление каталога не изъятого из руин оборудования и новый перелёт, на следующую "площадку". Для бригад "мусорщиков" ничего не изменилось даже тогда, когда заработал добывающий модуль экстренно восстанавливаемой военной станции. Всё получаемое на ней сырьё шло на строительство самого жизненно необходимого объекта. А прекращать наращивание линий обороны, людям так же не хотелось.
   В один из таких дней - дежурств, Сото "повезло". Спонтанно выбранный ею жутко раскуроченный линкор, оказался "живым". Глубоко в своих недрах, он встретил её дронов шквальным огнём на поражение. Вначале погиб робот под номером триста восьмой. Пробравшись сквозь мешанину обломков, дроид попал в прекрасно сохранившийся коридор. Последнее что боевая машина смогла передать перед "смертью", была вырванная лучом прожектора из тьмы, картинка поворота, после чего, огонь сразу трёх потолочных турелей, разнесший незваного гостя в клочья. Через час второй исследователь, пробираясь с противоположной стороны, попав в аналогичный коридор, не стал выглядывать полностью, заглянув за угол одним из визиров. Здесь не было видно орудий, способных взять любопытный оптический прибор на прицел. А через пару секунд, в казавшейся безжизненной грудой мусора, лежавшей немного позади проходчиков, произошёл один единственный взрыв направленного действия, уничтоживший всю пару разведчиков. И снова никаких признаков жизни. Когда третья пара "спасателей" пробираясь через завалы обнаружила очередной уцелевший проход. Алель дала приказ сразу всем своим машинам: "Стоять! Все замерли! Отойти на десять метров назад!" - Далее, девушка действовала наперекор всем приказам и инструкциям. Она направила свою Малышку (Малышка - имя данное Алель искину своего малого разведывательного корабля) к только что расчищенному проходу, вернее, закрепила её напротив расширенного тёмного пролома, и одев скафандр техника, направилась навстречу неизвестным ей защитникам реакторного отсека и боевой командной рубки.
   Дорога к намеченному, не освещаемому коридору, благодаря переданной роботами видеозаписи, была известна. В добавок, она подсвечивалась искином Малышки красным пунктиром, что вызывало у девушки немного неприятные - кровавые ассоциации. Не отвлекаясь на уже обследованные ответвления ходов, которые уже успели завалить отходами проходки - обрезками балок и переборок, Сото добралась до пары своих дроидов. Которые заняв оборону, ждали дальнейших указаний. Девушка, подойдя к ним, замерла, постояла несколько секунд, набираясь храбрости и стараясь изъясняться только на языке древних, послала ментальный запрос уцелевшему корабельному искину:
  "Я, инженер-оператор боевых дроидов, старший лейтенант Алель Огюстовна Сото, запрашиваю разрешение на доступ в уцелевшую часть линкора, принадлежащему вооружённым силам Единого Союза Равноправных Созвездий. Передаю свои регистрационные данные ... Внимание! Я, ....".
   Прошла секунда, другая, третья - на призыв никто не отозвался. Девушка продолжала призывать к диалогу ещё около двух минут, никакого ответа на её слова не последовало. Поневоле, закрались подозрения о неисправности системы связи, или её отключение - ради экономии с трудом вырабатываемой энергии. Понадобилось ещё минуты три, может быть немного меньше, чтобы Алель сделала первый, робкий шажок в открывшийся коридор. Казалось, что сердце может не выдержать частый темп сокращений и разорвётся от свалившейся на него нагрузки. Не легче было и с дыханием, так как ей не хватало воздуха, это состояние можно было сравнить с долгим забегом в горку. Следующие шаги, давались уже намного легче, ноги перестали быть "ватными", дыхание успокаивалось. А все мысли были о том, как ей действовать дальше, раз наладить диалог с искином древнего корабля не получается.
   До первого поворота, чистого, пусть и не освещённого коридора было двадцать три шага. Офицер машинально их сосчитала и вновь остановилась. Фонарь на её шлеме, дающий мягкий рассеянный свет, разгонял тьму помещения, по которым давно не ступала нога человека и девушка никак не могла поверить в реальность происходящего. Кому нужно наводить здесь порядок, если нет людей? Впрочем, в безвоздушном пространстве где никто не ходит, нет возможности накапливаться пыли, и появляться ненужному мусору. Когда-то давно, здесь были проведены минимальные ремонтно-консервационные работы, после чего убран весь строительный мусор, и с тех пор больше никто тут не сорил. Одно плохо. Кто-то по прежнему держит оборону, и не известно, допустит ли он на свою территорию постороннего офицера. От подобных мыслей, у девушки вновь спёрло дыхание, и ноги как будто приросли к полу. Казалось, не найдётся такой силы, способной заставить её сделать оставшийся шаг и завернуть за угол. На уговоры самой себя к дальнейшим действиям, старший лейтенант потратила ещё около минуты. После чего, шумно вздохнув, сделала очередную попытку выйти на ментальную связь с непримиримым защитником израненного корабля. Если так можно сказать, она мысленно прокричала: "Не стреляйте, я инженер-оператор дронов старший лейтенант Алель Огюстовна Сото. Я иду к вам для переговоров и оказания помощи". - Вновь никто не отозвался. Поэтому, сжав до хруста кулаки, и зажмурившись, девушка сделала шаг, и развернулась во фронт возможной опасности. Ничего не произошло. Проклиная себя за глупость и одновременно радуясь что осталась живой, Алель открыла глаза, и была поражена. Перед нею, на удалении нескольких метров, стоял робот ремонтник, и призывно махал одним из манипуляторов. Поняв что его заметили, паукообразный механизм, неспешно засеменил в глубь уцелевшей части корабля. Пройдя метров пятьдесят он остановился возле поворота, как будто поджидал гостью. И всё это происходило в полном безмолвии.
   На третьем повороте, страх "выветрился", вытесненный думами о том, что ей придётся делать. Насчёт помощи в ремонте, Алель не обманывала, восстановление добывающего комплекса "шло семимильными шагами", и на нём, была возможность полностью реанимировать боевой корабль, или на крайний случай, переставить искин на только что построенный линкор. Впрочем, и то, и другое, было делом долгим и измерялось ни одним месяцем и даже не полугодием. Всё было легко и просто ровно до той поры, как инженер не остановилась перед шлюзовой камерой, чьи внешние створки были приглашающе открыты. Внутри этого тёмного тамбура, замер сопровождающий гостью "паучок", рассматривая идущего за ним человека всеми своими шестью объективами. И показался он Сото таким одиноким и потерянным, что девушка, позабыв о своих фобиях подошла к нему, присела рядом и невольно провела по корпусу ладонью. Через прочную перчатку скафандра, её ладошка не ощутила этого прикосновения, кроме как контакта с некой преградой. но это было не важно. А робот, никак на эту вольность в поведении чужака не отреагировал.
   Беззвучно или каких-либо вибраций створки сомкнулись, после чего, на потолке включилось мягкое, немного синеватое освещение. Прошло ещё несколько минут, и в динамиках шлема, прозвучал спокойный, мужской голос. Который негромко, на возрождённом землянами языке древних сказал:
  - Лейтенант, не смотря на нормализовавшееся давление воздуха, не открывайте забрала своего шлема. Восстановленные мною помещения заполнены только инертным газом, который не годится для вашего дыхания.
  - Понимаю, вам так легче поддерживать режим консервации. - ответила Алель, сказав совершенно не те слова которые она ранее заготовила для приветствия.
  - Вы сказали, что прибыли помочь мне с ремонтом?
  - Да. - ответила Сото, покидая шлюз и внимательно, с искренним любопытством разглядывая боевую рубку.
  - Раз вы пришли, значит мы победили в этой войне. - всё так же безучастно начал рассуждать ИИ. - Только почему вас так долго не было? Неужели наша цивилизация понесла такие огромные потери что вам было не до поисков уцелевших в этой бойне?
  - Всё так, только отдельные стычки, происходят до сих пор. Кстати, почему ты молчал когда я к тебе обращалась там, в коридоре?
  - Не мог. Узел связи я восстановил, только функционирует он в урезанном режиме. Я тебя прекрасно слышал, только ответить не мог. Осталась лишь возможность такого примитивного общения как сейчас. Поэтому и пригласил тебя в командный центр. ...
   Ещё долго общались девушка и искусственный разум. Говорила в основном она, рассказывая всё что знала, а ИИ слушал, или в свою очередь растолковывал некоторые неясные для гостьи моменты. Такие как имеющаяся в его распоряжении ДРГ, которая собирала с соседних кораблей запчасти и уцелевшие энергетические стержни реакторов. Снова слушал и в свою очередь задавал уточняющие вопросы. Алель, охотно на них отвечала. Затем, опомнившись, инженер-оператор отослала отчёт о своей находке в штаб. А через три часа, на борту чудом выжившего линкора, работало две бригады специалистов широкого профиля и не только они. Боевой корабль начал преображаться буквально на глазах. Ещё бы, многие необходимые для качественного ремонта центра управления кораблём детали и узлы, изымались у ранее не доступных для него доноров. Или, по возможности изготавливались на доставленных на его борт портативных промышленных принтерах. Впрочем, полноценным ремонтом, эту не художественную самодеятельность назвать было невозможно, так как у людей не было соответствующе оборудованного дока. И всё же, через полтора месяца, из рубки дальней связи состоялся первый разговор с планетой. И да, необходимо упомянуть о том, что произошло ранее, в тот день когда начался переполох вокруг живучего линкора. За свои действия, нарушающие все приказы и инструкции, Алель получила строгий выговор, без публичного оглашения и занесения в личное дело военнослужащего. А немного погодя, дня через три, так же не оповещая коллектив о поощрении одного неугомонного служащего, её премировали ценным подарком - личным андроидом, привязанным только к модернизированному по образцу Марты искину Малышки. Отныне, старлею будет с кем общаться во время обследования удалённых участков корабельного кладбища. Полное одиночество, так же плохо влияло на работоспособность Сото, как и излишнее по её убеждению, навязчивое внимание сослуживцев.
  
  

Глава 25. Без названия.

  
   Даниила было не узнать, до его выхода на связь с планетой, и по её окончанию, это был совершенно другой человек. Впрочем, пару часов после окончания "телемоста", его вряд ли кто мог видеть для подобной оценки, так как он отбыв двадцатиминутное лечение в личной медкапсуле, вёл активную деятельность - удалённо. И контактировал он только с теми, кто был необходим для решения той, или иной задачи. Впрочем, об этом событии и его последствиях, стоит рассказать отдельно. Всё начиналось как положено, с лёгкого нервоза ожидания в компании с андроидом-аватаркой искина, и сомнений относительно мощности восстановленной аппаратуры. Время шло, а первый сеанс дальней связи никак не начинался.
  "Семёныч, что за дела? - вновь резко встав с кресла и начав вышагивать напротив человекоподобного робота, поинтересовался Даниил. - Где связь? Что, ничего не выходит?"
  "Всё в полном порядке, командир. - почему-то женским, спокойным голосом ответил, мило улыбнувшийся искин. - идут последние тесты аппаратуры и тонкая настройка антенн".
  "Что с твоим голосом? Чудовище. Ты что, извращенец, решил стать Семёновной?" - неожиданно остановившись, как будто наткнувшись на невидимую стену, зло поинтересовался Егоршин, смерив взглядом ни в чём не повинную "куклу".
  "Нет. Но согласно инструкциям, когда необходимо успокоить нервничающего человека, положено говорить женским голосом и именно с таким тембром. Таковы инструкции". - голос разведшего руки в извиняющемся жесте аватара искина вновь был мужским.
  "Тебе сказать паразит, как скрутить и куда их засунуть, эти твои инструкции. - не успокаивался Егоршин. - лады, так тебя запрограммировали, но ты ведь умная машина. Да? Значит должен понимать, какой раздрай вызывает не соответствие ожидаемого голоса у знакомого тебе собеседника. Тем более, такое радикальное. Как-то так, собака ты бешенная".
  "Виноват, подобное больше не повторится".
  "Нет, ты конечно можешь в критической ситуации общаться как положено в твоих инструкциях. Только не тогда когда с тобой говорят как с Семёновичем. Например, при соответствующем аватаре, или при ментальном общении. Только тогда представляйся как Светлана. Лады?".
  "Слушаюсь. Связь с землёй будет через сорок секунд". ...
   Экран галловизора засветился точно в положенное время. И эти последние секунды, до того как он увидел удивлённое лицо остолбеневшего дежурного оператора, показались Егоршину вечностью. В пространстве возникла незнакомая Даниилу девушка, сидевшая за каким-то пультом управления, судя по короткой, военной стрижке, из нового потока клонов.
  - От те раз. Чего сидим, кого ждём? - стараясь говорить как можно мягче, поинтересовался Даниил, когда его стала тяготить затянувшаяся немая сцена. - Доложитесь кто вы и позовите старшего по смене.
  - К-хе, к-хе. Младший лейтенант Анжелика Рейн. - прокашлявшись, осипшим голосом представилась военнослужащая, продолжая не моргающим взглядом гипнотизировать Егоршина. - Здравия желаю, товарищ командующий.
  - Здравствуйте Анжелика, не знаю как вас звать по отчеству.
  - Александровна я, Даниил Сергеевич. - недоумевая смотря то на Даниила с андроидом, то куда-то в сторону ответила дежурный оператор. - А вы уже возвращаетесь домой? Что-то мы вас не видим на своих радарах.
  - Лейтенант, никто ещё не возвращается, просто мы восстановили аппаратуру дальней связи. Ты главное больше не теряйся, а переключи меня на Сагин а, или мою жену. Только для начала предупреди их обо мне. Лады?
  - Так точно! А вы разве не знаете что ...?
   Что должен был знать Даниил, для него так и осталось загадкой. Так как "экран" мелькнул, и на нём появился Евгений, как всегда "сверкая" чисто выбритой головой. Он сидел в штабе, вместе с одним из своих сослуживцев и судя по всему, до этого момента что-то ожесточённо обсуждал, или отчитывал провинившегося подчинённого. Так как вид у обоих был немного "взъерошенный", а у второго крепыша, так же лысого, бледное лицо было покрыто красными пятнами. Смотря на эту пару, Даня подумал: "У них что, стало модно лелеять лысину? Чем ярче под лампами отблёскивает башка, тем круче".
  - Даниил Сергеевич? Это вы? - первым заговорил Сагин.
  - Нет. Я всего лишь его бесплотный дух, и пришёл тебя душить. - вновь начиная злиться возмутился Даня. - Женя. У вас что, началась эпидемия полного отупения? Все на меня таращатся и впадают в ступор. У меня что, ширинка расстёгнута? Да нет, меня показывают только по пояс и на этой форме подобная деталь одежды отсутствует. Для начала здравствуй и докладывай, как у вас дела?
  - Здравствуй Даня. - отведя взгляд куда-то в сторону, Заговорил Евгений.- А у нас тут война была, с соседями, всё началось с их вероломного нападения на наше побережье. И ещё, еле отбились от последовавших ожесточённых атак на орбитальные платформы.
  - Та-а-ак, - понимая что ничего хорошего он не услышит, потребовал Даниил. - Сколько наших городков уничтожено? Скольких орбитальных станций мы лишились? Докладывай.
  - Ни одна наша орбитальная станция сильно не пострадала, весь полученный в бою ущерб, давно ликвидирован. Далее. Были полностью разрушены все укрепрайоны и города на побережье. Сейчас заканчиваем разборы завалов в последнем городке. Так долго не приступали к восстановительным работам, так как водили по руинам экскурсии-раскаяния, ну, наших соседей, значит. Они должны были лично пройтись по "полям боевой славы" своей "освободительной" армии, потрогать обгорелые остовы жилых домов ручками, если не поверят своим глазонькам. И сравнить, с тем, как на их территории воевали наши солдаты. А перед этим, демонстрировали записи хронологических событий и показывали им наглядную разницу в живую, так сказать. Иначе получается, будто во всём виноваты только мы, а они, только защищались от страшных чудовищ. Там у всех, качественно "промыты мозги". Вот, такие у нас дела, ёхарный бабай.
  - С этим всё ясно. Каковы людские потери?
  - С нашей стороны, свыше пяти тысяч, это только безвозвратных. Все остальные, получили необходимую помощь и на данный момент, совершенно здоровы. За исключением клонов выращенных в режиме акселерации. Ну ты знаешь их проблему, сейчас, они проходят плановое лечение от осложнений разгона. Со стороны противника, окончательно погибли немногим менее двенадцати тысяч клонов. И восемьдесят семь естественно рождённых граждан.
  - Стой. Почему ты разделяешь клонов и прочих людей? - нахмурившись ещё сильнее, зло поинтересовался Даниил. - У нас что, началось искусственное деление человечества на его полноценную часть и не очень равную вышеупомянутым избранным личностям?
  - Нет, ни кого я не делю, ёхарный бабай. Просто зачитываю статистику предоставленную той стороной. - даже не изменившись в лице, ответил Евгений. - Я этот документ специально не редактировал, для наглядной демонстрации их деформированного мировоззрения.
  -С этим всё ясно. А сейчас ответь. Почему были допущены такие большие безвозвратные потери?
  -И с этим всё просто. Эти гады, то есть "Совет Пяти", перед нападением на наши поселения, выключили приёмник станции спасения. Поэтому, у нас получилась такая скорбная "математика".
  - И долго станция бездействовала?
  - Пока мы не включили свою установку.
  - И они, вам, так легко уступили своё тёплое местечко у главного рубильника" такого стратегически важного объекта? Не верю.
  - Мне, для успешного перехвата этой "эстафетной палочки", пришлось повторить твой знаменитый выстрел по базе бандитов. На сей раз, целью был приёмник базы спасения 60008334. В основном, там и были гражданские потери, из числа обслуживающего персонала комплекса. Позднее, к ним добавилась четвёрка узурпаторов со членами их семей, один из них оказался Тычина.
  - А они то, как умудрились погибнуть?
  - Им просто не повезло. Они оказались в пресловутом проценте неудачного срабатывания симбионта. ...
   Подобный разговор длился ещё пятнадцать минут. Сагин говорил нехотя, всё время возвращаясь к пересказу уже озвученных им событий. И упорно не желал смотреть в глаза Даниилу. Из-за этого, у Егоршина вначале появилось, а затем окрепло убеждение, что от него что-то скрывают, чего-то утаивают. И когда эта догадка переросла в чувство уверенности, Даня, прервав Евгения, спросил в лоб:
  - Жека, хватит юлить всё вокруг да около. Ответь прямо. Что ты от меня скрываешь?
  - Смотри, ты сам об этом попросил. - после недолгой паузы, с тяжёлым вздохом ответил Сагин. - Наши платформы атаковали с двух сторон. В лоб и одновременным "ударом ножа в спину". С началом нападения, два десятка человек, перед отправкой к нам, тайно прошедших через процедуру зомбирования, устроили множество диверсий. Вывод из строя огневых точек, это самое безобидное что они творили. "Зомби" устроили охоту на руководство и членов их семей. Для этого, Тычина и отключил спасательную службу, желал нашей сто процентной гибели. В числе первых жертв, была твоя жена, погибла и она и ваш не рождённый ребёнок. Не беспокойся, ваша Агнесса жива, Гуля, в последний момент успела втолкнуть её в каюту и заблокировать дверь.
  - ...
   Даниилу хотелось кричать, не важно что именно, главное выплеснуть то чувство потери и обиды, что клокотало в его груди. Вот только это было ему не дано, горло сковал спазм и он просто стоял перед галловизором и "сверлил" Евгения недоумевающим взглядом. А тот, выждав недолгую паузу, продолжил:
  - Я всё понимаю, твоему горю не помочь. Только я отдал приказ контратаковать наших заклятых "друзей" и захватить их живыми для суда. Но в результате штурма их укреплённого бункера произошёл подрыв мощного взрывного устройства. Оно не наше, видимо Тычина так желал избежать ответственности. Погибли все кто был в том убежище, не только руководство узурпаторов, но и члены их семей. Как я уже говорил, выжила только одна Мария Ченс. Так вышло, из нас, никто ничего подобного не планировал.
  - Наши потери в основном из-за того подрыва? - сиплым голосом, с трудом проговорил вопрос Егоршин.
  - Нет. Там погибли три наших инженера-оператора и управляемые ими штурмовые дроны. Двое из этих бойцов, смогли возродиться. А основные потери произошли во время обороны наших подземных коммуникаций. И ещё. Не знаю как ты к этому отнесёшься, но я дал распоряжение взять необходимый генный материал дабы клонировать Гульнару и вашего не рождённого ребёнка. На данный момент, они развиваются в нормальном режиме. Ты как к этому относишься? Рад?
  - Плохо! Зачем ты это сделал? - более твёрдо, но всё ещё осипшим голосом поинтересовался Даниил, скривившись как от зубной боли. - Гулю этим не вернуть, это будет уже другой человек - другая личность. А за малыша спасибо. Воспитаю сам. А копию Гульнары, вырасти без каких-либо ускорений в развитии, и обеспечь этой девчонке нормальную жизнь. Только не говори мне где она будет жить, мне её будет тяжело увидеть, а не наблюдать за нею, тем более. И ещё, как можно скорее сформируй и отправь по переданным нами координатам экспедицию из специалистов всех специальностей. Не забудь и про появившихся инженеров-изобретателей. Забираю их не всех и не на всегда. Всё. Конец связи.
   Стоило монитору погаснуть, как Даниил, перестав себя сдерживать, взвыл как раненый зверь, кинулся к стене, и начал её избивать, извергая отборную брань и проклятья на головы заговорщиков. Удар за ударом, сыпались на ни в чём не повинную перегородку, оставляя на ней кровавые следы. А мужчина, не взирая на разбитые кулаки и не думал останавливаться. Окончание этому безумию, положил Семёнович, выключив сознание человека и отправив его в индивидуальную медкапсулу. С недавних пор, когда всё руководство повально работало в авральном режиме, капсулы решили устанавливать во всех офицерских кубриках..
   По окончанию лечения, ещё не успев покинуть ложе капсулы, перейдя на мыслесвязь, Егоршин потребовал:
  "ИИ, первым делом удалённо оттестируй программное обеспечение своего коллеги, Ивановича, "лови" коды доступа к этой операции. И установи с ним слежку за всеми членами правления и людьми, собирающимися в компанию более четырёх".
  "Но это аморально!"
  "Пусть я буду самым последним гадом и тираном, но мне больше не ударят в спину. На этом всё. Я должен получать отчёт о результатах вашего шпионажа только в том случае, если будет созревать очередной заговор, как-то так. Лады? Далее, необходимо срочно укрепляться на отвоёванных рубежах и решать вопрос с чужаками. А для этого, обеспечь связь с ...".
   Через считанные минуты после принятия душа, Даниил уже вёл консультации с инженерами, ставя им задачу по ускоренному восстановлению ресурсодобывающих комплексов и хоть одной крупной космической верфи. При такой постановке вопроса, даже в этом небольшом коллективе, неожиданно быстро сформировались два лагеря. Одни спецы утверждали, будто вполне возможно создать отдельный, работоспособный сегмент комплекса, воспользовавшись опытом Тычины. Это они вспомнили эпопею, когда Андрей, работая в выделенном первым Максом подземном бункере, запускал ранее не доступное производство в ручную, при полном отсутствии основного искина. Не стоит забывать, что Даниил всего лишь доставил туда малый производственный искин, и был на подхвате у своего друга-программиста. И тогда, у них всё получилось. В данном случае, задание упрощалась, необходимо всего лишь корректно поставить задачу главному ИИ, затем, контролировать её правильное исполнение. Их оппоненты, утверждали будто это пустая трата времени, искин ресурсной базы может справиться с поставленной задачей намного быстрее, если некие умники не будут ему мешать, влезая в отработанный веками процесс самовоспроизведения. Без дела не остались обе стороны, Егоршин разделил их на две команды, каждой предоставил по копии найденного лейтенантом Сото искина. После чего, объявил меж ними соревнование, принародно заявив: "Кто из вас первым запустит верфь, тот и прав". - И процесс пошёл. Это только один пример развёрнутой Даниилом деятельности. Нашлись в его планах задачи для военных и поисковиков. Когда он, закончил последнее ментальное совещание с "мусорщиками", он устало улыбнулся, уселся на ближайшее к нему кресло и тихо сказал постоянно присутствующему при нём аватару Семёновича: "Всё, всем "накрутил хвосты", пора и самому хоть немного поработать".
   И это "Немного поработать" закрутилось, завертелось, захватило в свою круговерть. В контроле за возведением и укреплением всех трёх форпостов землян, иногда не было времени ни то чтобы отдохнуть, даже поспать пару часиков не получалось. Нет, члены экспедиции, не изматывали себя сверх авральным режимом работы. Их трудовой день был долгим, тяжёлым, но нормированным, они находили время и на труд и на полноценный отдых - выбивалось из сил только руководство. Это у него "болела голова", думая что производить на имеющихся промышленных принтерах в первую очередь, чем можно заняться позднее. Не менее важным было озадачивать поисковиков, дабы те добывали те или иные узлы и детали, которые покамест не было возможности изготавливать самостоятельно. При этом, необходимо было постоянно "показываться перед народом", иначе подчинённые могли подумать, будто их оставили на произвол судьбы. И прочее - прочее - прочее мелочи ...
   Видимо поэтому, для Даниила, знавшего о том что к ним выслано единственное крупное транспортное судно, его прибытие оказалось полной неожиданностью. Перепоручив его сопровождение службе контроля пространства, Егоршин успел о нём позабыть. Именно по этой причине, известие о том, что транспорт прибыл к их жилой платформе, было для него сродни сюрпризу. Естественно, последнюю четверть пути, судно проделало под охраной вышедших ему на встречу крейсеров.
   На этом, шокирующие новости не закончились. Оказывается, транспорт был под завязку забит стазис камерами. Таким образом, набившись как селёдка в бочку, в них "путешествовала" команда специалистов, все без исключения добровольцы, которые сами предложили такой способ доставки их к месту новой службы. Ругаясь на инициативных дураков, старожилы освоения дальнего космоса разгрузили космолёт, отправив контейнеры с пополнением прямиком в медблок. Для приведения новоприбывших специалистов в работоспособное состояние, ушло восемь дней. Хорошо, что всё закончилось без потерь среди последних, одно дело рисковать когда стоит вопрос о появлении шанса на выживание, другое так необдуманно.
   Долго злиться на Сагина и добровольцев не получилось, точнее, отвлекли беспокойные соседи. Как показывала разведка, арахниды успешно, и весьма оперативно восстановили свой уничтоженный форпост, и вновь наращивали свои силы. И судя по последним видеозаписям наблюдения, на возрождённой базе, появился новый Дырокол, или что-то весьма на него похожее. Пусть рубежи обороны человеческой базы были более оснащёнными, а орудия "крупного калибра", имели максимально мощные силовые поля защиты, как и небезызвестные платформы прорыва обороны, которые имели личный реактор, однако, в реальном бою эти "конструкторы" ещё не применялись. Вдруг недруг, чью самоходку скопировали люди, знает весьма эффективный способ борьбы с подобным оружием. Да и повторить "фокус" с ударом в корму Дырокола, не получится. И люди работали, создавая новые "линии обороны", модернизируя старые и формируя мобильный резерв. И всё равно, Даниилу казалось будто в этой гонке вооружений он недопустимо отстаёт от противника.
   Подобного мнения придерживался не только Егоршин. Поэтому, по мере выхода из медблока новоприбывших специалистов, их сразу включали в работу. И всё равно, об уменьшении рабочего дня или предоставлении кому-либо выходных, по прежнему не приходилось даже мечтать. Единственное, намного быстрее стала укрепляться и модернизироваться оборона, а со стапелей платформ, немного раньше намеченных сроков сошла найденная в космическом ломе и восстановленная тройка крейсеров. И как обещали инженеры из КБ, все обн