Гавряев Виталий Витальевич: другие произведения.

Школа выживания

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 6.35*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Последнее время, в нашем лексиконе, появилось такое странное словосочетание как школа выживания. Многие люди изъявляют желание пройти эти курсы, и согласны заплатить за это весьма сомнительное удовольствие любые деньги. У кого-то это получается, их усиленно муштруют инструктора, честно отрабатывая свою зарплату. ... После чего, новоиспечённый выживальщик вешает красивый сертификат на стену, и с гордостью показывает эту именную бумажку своим гостям. Нашим героям, не удалось попасть на такие курсы, их школа началась неожиданно, инструктором стала окружающая их действительность, а экзаменатором жизнь - у которого только две оценки, жив и мёртв.

   Школа выживания.
  Пролог.
  
   Луна, как стыдливая девица, выглянула из-за скрывающей её облачной шторы, и с интересом наблюдала через образовавшуюся брешь за одиноко едущим по ночной дороге джипом. Увлечённое этим 'зрелищем‟, её округлое личико, демонстрировало сильное удивление, и как будто вопрошало: 'И чего не спится этим людишкам? Куда они так торопятся?‟ Так и не дождавшись ответа на свой не озвученный вопрос, она ещё несколько минут посмотрела на нарушителя её ночного покоя. Но, так и не поняв причину странного, одиночного заезда, а может быть, насытившись этим не сильно увлекательным сюжетом, ночное светило, снова скрылось из виду.
   А машина, негромко урча двигателем, продолжила нестись по дороге, упорно наматывая километры на протекторы своих колёс. Фары внедорожника по-прежнему резали темноту, выхватывая из её пелены асфальтовое покрытие с мелькающей на нём разметкой. Несмотря на закрытые окна авто, из салона доносилась ритмичная музыка, благодаря которой, монотонное мелькание белых полос, всё ещё не усыпило самоуверенного водителя.
   Однако, в Ниве (внедорожник оказался тюнингованной моделью ВАЗ 2121), сидел не один человек, а двое. На месте водителя расположился молодой, не сильно худой, но при этом, и не полный мужчина, на вид ему было не более двадцати - двадцати пяти лет, и он, с показной небрежностью вёл машину. Шофёр весьма небрежно держался за небольшую баранку, больше всего подходящую гоночному автомобилю, временами криво усмехался, и игриво, взглядом голодного лиса, посматривал на сидящую рядом с ним блондинку. Надо признать, его пассажирка не являлась природной красавицей, не обладала модельной внешностью, за которой охотились многие мужики, но её молодость и умело нанесённая, не слишком броская косметика, делали подругу шофёра весьма привлекательной особой. К этому стоит добавить одну немаловажную деталь, одежда девушки, весьма выгодно подчёркивала её точёную, спортивную фигуру - наличием коей, та небезосновательно гордилась. И всё это, вместе, говорило о том, что этот человечек, прилагал немало усилий для поддержания своей привлекательности и знает себе цену. Вот только сейчас, Оленька, а именно такое имя носила пассажирка, о чём-то задумавшись, смотрела вперёд, и по давно укоренившейся привычке, временами, еле различимо улыбалась.
   Девица знала, что именно такая сдержанная, искренняя, и немного загадочная улыбка помогает расположить к себе собеседника, да и в делах сердечных она является неотразимым козырем. Поэтому, девушка приучила себя в нужный момент одевать на себя эту маску. Вот и сейчас на уровне подсознания чувствуя на себе короткие, но при этом заигрывающие взгляды Григория, Оля машинально использовала своё безотказное, амурное оружие. И всё это получалось настолько естественно и непринуждённо, что никто не мог даже заподозрить, насколько далёкие от радужных мечтаний были её думы. И только в моменты сильных вспышек гнева, дабы скрыть нежелательные для данной ситуации эмоции, Ольга отворачивалась, и какое-то время смотрела в непроглядную тьму окна.
   'Эта мегера, эта самодурка, надменная с...чка! - давясь подкатывающим к горлу комком обиды, думала девица про свою работодательницу. - Как всегда в своём репертуаре - тупит. Она не могла не испортить мне настроение. Всё ей мало, и боится, что мы не отработаем её мелких подачек, незаслуженно называемых зарплатой. Стерва! Стерва! Стерва! ... И надо же, бл..., ведь знает, что у меня очень важная, жизненно необходимая поездка, и я, об этом, её заранее предупредила. Всё равно позвонила среди ночи: когда я с Гришей уже два часа как покинула город, и потребовала, чтоб я с утра припёрлась на работу и срочно обморочно приступила к решению её неотложных проблем. Кстати созданных тощей как сама смерть, старой девой - Галкой, дальней родственницей хозяйки, которую она почему-то не может уволить - не взирая на её частые косяки. И получив вежливый, с огромной кучей извинений и объяснений причины отказ, Надежда Борисовна прокричала, что такого хамства она не потерпит, и, продолжив излияния своего 'словесного поноса‟, дала отбой связи.‟
   Девушка украдкой посмотрела на своего парня, точнее сказать нового мужчину. Того, кого она надеялась сделать своим мужем и немного успокоившись, перевела ход своих мыслей в более приятное русло. В результате чего, Оля постепенно успокоилась, и сердечко забилось более ровно. Уже через несколько минут, она, в своих мечтаниях, планировала, как будет постепенно проникать в Гришину жизнь, незаметно укореняясь в ней. Тем более, он вроде как поддаётся её чарам, - впервые предложил ей поехать на рыбалку вдвоём, без его вездесущих друзей - которые так мешали её планам. Так, шаг за шагом, мягко и нежно, она постепенно сформирует из двух одиноких душ единый, жизнеспособный организм называемый семьёй. После чего, у них появится пусть и единственный, но такой желанный ребёнок, и это маленькое чудо, благодаря её усилиям, станет дополнительной скрепой в их отношениях. ...
   Все эти сладостные мечты оборвало внезапно возникшее в облаках свечение. Оно усиливалось, набирало мощность, постепенно формируя в своём центре яркое пятно. И вот. Разрывая небесное одеяло, и увлекая часть его обрывков за собой, к земле устремилась светящаяся сфера, от её яркого света, ночь стала походить на день. Казалось, что от такого зрелища люди должны были испуганно зажмуриться и ожидать взрыва от столкновения этого НЛО с землёю, но оба пассажира, невзирая на ослепляющий свет, как заворожённые, наблюдали за плавно замедляющимся огненным шаром, и больше ничего не предпринимали. И вот, когда странная копия солнца замерла на месте и, можно было спокойно вздохнуть, загремели сильные перекаты грома, и округу озарили ослепительно белые вспышки. Только после этого, Григорий опомнился и инстинктивно вдавил педаль тормоза, но, вопреки ожиданиям, не услышал привычного визга покрышек по асфальту. Машина заскользила, как будто попала на полосу мокрого льда, и затряслась. В завершение этих странностей, что-то сильно ударило машину сзади и, послышался скрежет сминаемого железа, а пассажиров, рывком вжало в кресла, на их счастье, на спинках оных стояли подголовники. Только как такое могло произойти? Ведь на дороге, кроме Гришкиной нивы, никаких других машин не наблюдалось. А через секунду, авто резко остановилось, уткнувшись во что-то неподатливо твёрдое. От чего, оба ослеплённых взорвавшимся огненным шаром пассажира русского джипа, потеряли сознание.
  
  Глава 1
  
   К водителю нивы, который ради фарса перед своей подругой, не был пристёгнут ремнём безопасности и попавшему в неожиданную аварию, сознание вернулось резко, как будто кто-то щёлкнул виртуальным выключателем. Вот только что парень лежал лицом на 'баранке‟ и не подавал никаких признаков жизни, как в следующую секунду открыл глаза, и стал непонимающе оглядываться по сторонам. Его взгляд задержался на девушке, она сидела удерживаемая ремнём безопасности, и казалось, спала. Её грудь, не сильно-то и скрываемая одеждой, плавно двигалась в такт её дыхания. Что немного обрадовало молодого человека. Вот только его мысли текли как-то вязко, хаотично и неестественно медленно, они категорически отказывались формироваться во что-либо логически осмысленное. Почувствовалась боль в грудине, а через несколько секунд, восстановившийся слух человека, различил настойчивый дробный стук по стеклу водительской двери. С трудом оторвавшись от созерцания спящей подруги и повернувшись, Григорий увидел коренастого, коротко стриженого парня, с перекошенным от гнева лицом, которое, к тому же было окровавленным. Он бил пальцами растопыренной пятерни по окошку и кричал: 'Ты чего творишь, Урод? Какого х...на ты меня подрезал? Да я тебя ...!‟
   'При чём тут какой-то урод? Кого и как кого-то, кого-то там подрезали? - в голове Григория, со 'скрипом‟ начали формироваться первые, пусть и не совсем правильно сформированные вопросы. - И кто так сильно попортил рожу этого чудика? И зачем он бьётся в окошко, оставляя на стекле кровавые отпечатки своих пальцев, и так неистово орёт?‟
   Пытаясь понять, что же произошло, Гриша снова осмотрелся, но, только стараясь, получше, осознать окружающую действительность. И лучше бы он этого не делал...
   Первым ударом было то, что его машина, ехавшая по равнине (это водитель отчётливо помнил), стояла на склоне невысокого холма. Его любимая Ниночка (для своей машины, максимально прокаченной для удобства поездок на охоту, Акимов придумал именно это имя), упёрлась хромированным отбойником в тёмно-бурый и весьма толстый ствол неизвестного ему дерева. Да и местность была абсолютно незнакомой и совершенно не соответствовала тому климатическому поясу, в котором он по идее должен был находиться:
   'Здрасти. И как прикажите понимать все эти непонятки? ... - удивился Григорий‟.
   Но обдумать эту мысль не получилось. От этого процесса, отвлекает усилившийся ор побитого психопата, и дробный грохот его кулаков по крыше машины.
  'Да ты чё-о-о, упоротый?! Чё зенки по сторонам пялишь?- вопил крепыш. - Да ты козлина, хоть понимаешь, что наделал и на какое бабло ты влип? Или до сих пор в реальность не въезжаешь? ...‟
   У Акимова мелькает мысль, что надо срочно успокоить этого чудика, иначе он настолько разойдётся, что может начать бить стёкла. А оно ему надо? Ремонт и так влетит в копеечку, а здесь ещё и дополнительные расходы. Однако жизнь, во всё вносит свои изменения. Но, обо всём по порядку: Акимов резко (насколько это у него получилось) распахнул дверцу; собираясь покинуть солон, выставил из своего авто ногу. Но, отскочивший было от нивы безумец, снова кинулся к Григорию и нанёс ему удар в челюсть, как раз в тот момент, когда он подал тело из машины. Вот только бил здоровяк как-то смазано, нелепо, но, и этого хватило для того, чтоб не ожидавший такого поворота событий парень, упал назад, на сидение водителя.
   На этом, капризная девка удача, отвернулась от напавшего здоровяка: как говорится, сам виноват, не на того напал. Откуда болезному было знать, что водитель машины (в которую он так неожиданно врезался), по детству был ещё тем оторвой. Неизвестно, куда бы того мальчишку довели его уличные подвиги, если бы в одной из драк, его не заметил тренер по ушу, Сан Саныч, который разняв катающихся по земле сорванцов, позвал трудного подростка заниматься в своей спортивной секции. А последнее время, пусть и не так часто как хотелось, но он посещал занятия по рукопашному бою. Как Акимов отшучивался перед всеми своими знакомыми: 'Это небольшое дополнение к моему тренажёрному залу‟. Именно по этой причине, нападавший на Григория наглец, возжелавший добить своего противника, нарвался на сильный удар ногой в живот, и нелепо хыкнув, согнулся пополам, повалившись безвольной куклой на траву. Видимо не ожидал наивный, что когда либо, в ответ на свою неугомонную агрессию, может получить достойный отпор. А Гриша, выскочив из машины, был готов устроить неадекватному чудику достойную взбучку.
   Как это ни смешно, но снова капризная девка, своим вмешательством, радикально изменила ход дальнейших событий. Только на сей раз, она явилась в виде коротко стриженой брюнетки, с визгливым голосом, и слегка округлёнными формами тела, которые не скрывали ни её джинсы, ни бирюзовая кофточка.
   'Коленька! Миленьки-и-ий! Не тронь этого недоумка! - Заголосила она, подскочивши к подымающемуся с земли буяну и, буквально повисла на его руках. - Тебя же недавно по УДО освободили-и-и! ...‟
  'Отвянь Вика. Я сейчас этому козлу, чисто по братски, мозги вправлю. - Ловко освободившись от девичьего захвата, пробасил выше упомянутый Коля, не спуская злого взгляда с Гриши. - Нечего нас за лохов держать‟.
   Коля, был готов к продолжению конфликта, он желал его. Но девушка продолжала предпринимать всё новые и новые попытки загасить назревающую драку. В скором времени, она перешла к более весомым действиям, в буквальном смысле этого слова. А именно, повисла на шее у своего кавалера и что-то тихо, жалостливо, неразборчиво для посторонних ушей, забубнила, буквально уткнувшись в его ухо. Видимо она знала все слабости своего мужчины, благодаря которым, можно было на него хоть как-то повлиять. И на данный момент, девица из всех сил старалась остудить пыл своего избранника. Поначалу, тот грубо огрызался: 'Отвянь. ... Не твоё дело. ... Не лезь. Это наши, мужские разборки ...‟. - Но постепенно, его голос успокаивался, утихал. Да и жестикуляция становилась менее резкой.
   Григорий, поняв, что появился шанс обойтись без мордобоя, решил дождаться окончания переговоров этой парочки. И здесь, до его сознания дошла ещё одна странность. Под ногами не было привычного асфальтового покрытия, вместо этого, вокруг стелился плотный ковёр молодой, сочно зелёной, невысокой травы. Выходило так, что он, эта чудная парочка, и три побитых машины, - нива, опёршаяся никелированным отбойником в дерево, подпирающий её старый, серебристый мерс, и зелёный москвич, смявший своим правым боком багажник мерседеса. Все они находились на девственно нетронутом склоне холма, и поблизости не было даже намёка на какую-либо дорогу.
   До слуха Акимова донеслась очередная фраза Коли, звучавшая уже не так агрессивно: 'Погодь. Я сейчас ... вот только научу этого скота, по дорогам ездить - по-людски чтобы значит. ...‟
   Григорий, собирался было посоветовать этому умнику для начала найти ту самую дорогу, а потом и обещаниями раскидываться. Однако округу сотряс истеричный, до жути безысходный крик горя: 'Серёжа-а-а! ...А-ы-ы-у!‟ - Судя по голосу, кричала женщина, и это было единственное, что прозвучало в том вопле более или менее осмысленным. Далее слышался вой, который можно было сравнить с завыванием смертельно раненой волчицы. От этой рвущейся из груди, нестерпимой боли, которая ощущалась в этом крике души, стыла кровь; хотелось закрыть уши руками, только бы вой не терзал сердце, сжимая его в свои безжалостные тиски.
   Потребовалось несколько секунд, чтоб понять, откуда доносятся этот выворачивающий душу крик отчаяния. И все участники так и не разыгравшейся потасовки, не сговариваясь, кинулись к последней машине. В старом, видимо ещё советских времён выпуска автомобиле, истерично билась рыжая женщина, чей возраст было невозможно определить навскидку. Дама, седела на водительском кресле, её лицо перекосила гримаса отчаяния, и она, безумно выпучив глаза, по-звериному воя, тормошила находящегося рядом с нею мужчину. Вот только оный, выглядел как-то неестественно, больше всего походя на жёсткий манекен, и в довершение всего, его остекленевшие, полуприкрытые веками глаза, смотрели в недоступную для живых вечность. Всю эту скорбную картину, дополнял угловатый мальчишка-подросток, находящийся на заднем сидении. Его испуганные глазки, ничего не понимая смотрели на мать, и, судя по всему, бледный как снег малец, находился на грани нервного обморока.
   Добровольные спасатели, всего лишь на пару секунд застыли, осознавая увиденную картину. Первой опомнилась девушка, та которую звали Викой. Она, оббежала машину, подлетела к левой пассажирской двери, дёрнула раз, другой, никакого эффекта. Упёрлась левой рукой в машину, рванула всем телом - результат тот же. Григорий, с небольшим запозданием оказался у дверцы водителя. Рывок. На удивление, та легко распахнулась. Заметив периферическим зрением бесплодные потуги Виктории, у Гриши спонтанно возникла догадка о возможной причине фиаско постигшего брюнетку.
   'Отпусти ручку; не дёргайся‟. - Постарался как можно спокойнее сказать Григорий.
   Несмотря на некорректность формулировки фразы, Вика всё поняла, и даже, отдёрнула от машины сразу обе руки. Сделала это, как нашкодивший ребёнок, неожиданно застигнутый в процессе воровства конфет из вазы, - спрятала их за спиной. Гришка, не теряя времени, и не обращая внимания на безумно воющую даму, заглянул в салон, протянул руку и разблокировал замок. Тут же позабыв о нём, как смог, обхватил автоледи за торс, и рывком потянул её из салона. Сделать это оказалось не так уж просто. Женщина по-прежнему держалась мёртвой хваткой за своего спутника, и нипочём не собиралась его отпускать. Так что, приходилось тянуть сразу обоих. Вдобавок ко всему, дама резко сменила вой, на истеричный визг: 'А-а-а-а! ...‟ - Да настолько сильный, что у Акимова заложило уши. Далее, дело сдвинулось с мёртвой точки. Как только дама оказалась за пределами солона, к процессу извлечения пострадавших из автомобиля присоединился Николай.
  Таким образом, спотыкаясь, еле удерживая истерично извивающуюся как змея женщину, парни оттащили оба тела от машины, приблизительно метров на шесть. Здесь, добровольные спасатели, морщась от рвущего их барабанные перепонки потока децибел, не без труда, расцепили тела. И как только они это сделали, рыжеволосая дама перестала визжать и закричала: 'Серё-о-о-жа-а-а! Серёженька-а-а-а! Н-не-эт!‟ - И, несмотря на это, взгляд женщины оставался бессмысленным, точнее, в нём не было ничего кроме бездонного по своей глубине горя и бездны отчаяния.
   Подумав, что эту женщину нужно немедленно успокоить, иначе её психика или сердце могут не выдержать такого удара, Григорий, несколько раз, наотмашь хлестнул несчастную по щекам. И надо сказать, это подействовало. Не успели стихнуть хлопки от пары, или тройки пощёчин, как взгляд пострадавшей стал более осмысленным; крик резко оборвался; а из глаз потекли слёзы. Дама возмущённо посмотрела на Акимова, огляделась вокруг, увидела тело своего пассажира, снова кинулась к нему, прижалась к его груди и, сотрясаясь от плача, запричитала: 'Как же так? Ы-ы-ы... Почему? Почему всё так вышло? Ы-ы-ы... Серёжа, как же так? На кого же ты нас покинул? Да как же это? ... Ой горе то какое! ...За что? ...‟ - Эти стенания не были безумным воем, что немного успокаивало.
   Григорий, довольный тем, что овдовевшая женщина начала более или менее осмысленно говорить, обрадовался. Женщина плакала, и, по его мнению, для женской психики это является самым лучшим лекарством. Парень не заметил того, как на отпущенные им пощёчины, смотрел испуганный мальчишка, и даже не догадывался о том, что тот может подумать об этих действиях. Его мысли понеслись в другом направлении; Гришка неожиданно вспомнил, что в его авто сидит его подруга, и она, слишком долго 'спит‟ - не приходит в себя.
   Ругая себя самыми погаными словами, за то, что в возникшей суматохе совершенно забыл о своей подруге, Акимов резко встал, взглянул в сторону своей Ниночки, и .... От сердца отлегло, как камень с души сняли. Оленька, весьма устойчиво и твёрдо, стояла возле машины, и ошарашенно осматривалась по сторонам. Поэтому. Убедившись, что больше ничем не сможет помочь товарищам по несчастью, и никому, ничего не угрожает, он, больше не теряя ни секунды, кинулся к своей девушке.
   'Гриша. А где это мы? - Растерянно улыбаясь, поинтересовалась Ольга, при его приближении, её испуганный взгляд метался, осматривая окружающую её растительность. - И вообще. Как это ..., каким образом ты меня сюда привёз?‟
   При этих словах, девушка немного отшатнулась от Григория, и выставила в его направлении обе ладошки. Говоря этим жестом: 'Не подходи ко мне!‟
   Акимов, и не стал к ней приближаться. Он хорошо помнил как по пробуждения, сам неадекватно воспринимал окружающую действительность. Только пожал плечами и сказал: 'Сам мучаюсь этим же вопросом. Но пока, ничего не могу объяснить‟. - Молодому человеку не хотелось ссориться со своей подругой (при теперешнем её душевном состоянии, этот конфликт мог стать реальностью), так что он решил задавать подруге наводящие вопросы, и пусть она сама делает нужные выводы.
  - Оленька, ты помнишь, как мы ехали по ночной дороге? - Заговорил он, стараясь говорить как можно спокойнее и мягче.
  - Ага.
  - А вынырнувший из туч ослепительно яркий шар?
  - Ага.
  - А как он взорвался, помнишь?
   Лицо девушки неожиданно вытянулось, глаза округлились и заблестели. Каждой клеткой своего организма, она излучала высшую степень отчаяния.
  - Так мы что ...? Да как же так? ... Ну как же это ...? Типа, э-э-э ..., ты хочешь сказать, что мы умерли?
  - Нет. Этого я не говорил.
  - А как ты объяснишь, что мы здесь, а не там. - Рука девушки, неуверенно ткнула куда-то в сторону. - А-а-а?
  - Не знаю. Я не уверен, что смогу доходчиво объяснить. Но. Если бы мы все погибли, то один пассажир, из последней машины, сейчас разговаривал с нами, а не лежал на траве, с остекленевшими глазами.
   Акимов сказал, и тут же пожалел об этом. По Олечкиному лицу пробежала нервная судорога, она побледнела как снег, колени подогнулись и девушка, стала медленно оседать на землю. Так что Григорию не осталось ничего другого, как спешно подскочить к ней, и осторожно обняв, аккуратно положить на траву.
   Со стороны зелёного москвича, снова закричали, и, судя по тональности, находящиеся там люди ругались. Если судить по долетающим оттуда репликам, их эмоции били через край. Что было ожидаемо, перебранка окончилась весьма быстро - резким женским вскриком и прогремевшим в наступившей тишине басом: 'Достала су...а!‟ - Однако Акимову было не до того. Его девушке плохо, и пока она не придёт в сознание, он её не покинет. Не оставит до тех пор, пока не убедится, что Оле не нужна его помощь: - ' Хватит быть общественником. На всех меня не хватит! Надобно позаботиться и о своём, можно сказать весьма близком человеке!‟ - Он так решил, и гори всё остальное синим пламенем. В конце концов, он не нанимался быть для всех нянькой.
   Ольгин обморок окончился относительно быстро. И после этого, молодой человек ещё долго сидел рядом с подругой. Он прижал её голову к своей груди, она тихо всхлипывала, а Акимов говорил, говорил, говорил. Слова не имели значения, главное, что в голосе парня звучала уверенность и одновременно нежность. Поэтому Оленька постепенно успокоилась, перестала плакать и как-то по-детски наивно поинтересовалась:
   'Хорошо, куда мы попали, ты разберёшься, в этом я не сомневаюсь. Однако откуда взялись все эти машины? И почему ...? Как так вышло, что они в нас врезались? Ведь как я помню, мы, ехали по дороге одни, - в полном одиночестве‟.
   Григорий, в ответ улыбнулся, взял в руку девичью ладонь, и неспешно, по очереди, поцеловал каждый её пальчик. Как будто выгадывал время на обдумывание заданных вопросов. Подержал девичью ручку ещё немного - прижавшись к ней щекой. После чего, с нарочитой весёлостью подмигнул подруге.
  'Так для этого, нам необходимо собрать все пазлы воедино. Для этого, я пойду к нашим друзьям по несчастью, и постараюсь у них узнать все, что они видели и чего интересного запомнили. Только после этого, будет возможно строить более или менее правдивые гипотезы. А до этого момента, все, что мы с тобой придумаем, будет околонаучной фантастикой, и не более того‟.
   Видимо господь сильно постарался для того, чтоб создать для мужчин вечный источник беспокойств, дабы они не умерли от скуки. И женщины прекрасно справляются с поставленной перед ними задачей - делают для этого всё возможное. Не успев окончательно отойти от шока, Ольга Лисовая, решила неотлагательно продолжить свою борьбу за сердце своего избранника. Судя по тому, что Оля услышала, она, здесь, не единственная женщина, правда звучал и мужской голос, но это ещё не о чём не говорит. Значит ей (Ольге), необходимо как можно чаще находиться рядом со своим мужчиной. Нужно чётко обозначить, что место рядом с ним, только её, и точка. Мало ли чего. Вдруг, какая либо 'хищница‟, решится положить глаз на того, кто должен ей принадлежать по праву.
  'А можно я пойду с тобой? - Задала она вопрос, и как можно невинней посмотрела в карие глаза Григория. - Во-первых, мне страшновато без тебя, как ни крути, но местность незнакомая, может быть даже очень опасная. Да и ещё. Я могу поговорить с женщинами, они расскажут мне всё то, что постесняются поведать тебе‟.
   Еле сдержав улыбку, (Акимов догадывался об истинной причине, почему Оля пожелала ему помочь) парень с нескрываемым сарказмом ответил: 'Хорошо мисс Флетчер¹, позвольте мне проводить вас к пострадавшим‟. - с этими словами, Григорий поднялся сам, помог встать Оле, и вместе с ней, неспешно направился к москвичу.
   Здесь Гришу ждала не очень приятная, огорошившая своей глупостью новость. Небезызвестный Николай, снова решил продемонстрировать свою идиотскую неуправляемость, и не придумал ничего лучшего, чем отправиться в самостоятельный поиск следов цивилизации. Вот из-за этого и были слышны крики ругани. Вика, Колина сожительница, попыталась отговорить своего мужчину от такого опрометчивого шага. Как итог, короткостриженая брюнетка боролась с кровотечением из разбитого носа, сидела на траве, и, запрокинув голову назад, пыталась остановить алую юшку. А её ненаглядное чудо, неистово матерясь, взвалив на манер рюкзака сумку с продуктами (которую им нагрузила живущая в хуторе Весёлом Викина мать), в гордом одиночестве, проклиная всех и вся отборными матюгами, отправилось в сторону заката. И произошло это, относительно давно.
   Обо всём этом, поведала рыжеволосая Екатерина Сергеевна. Та самая овдовевшая женщина, которую Виктория незадолго до скандала, заставила выпить залпом пол стакана водки, в результате чего, та, более или менее пришла в себя. И уже вполне адекватно воспринимала всё происходящее вокруг. А когда возник конфликт, то она благоразумно решила не вмешиваться в семейную разборку не сильно то и знакомой ей пары.
   'Козз-ё-ол! Гнилое ч...о‟.
   Сжав кулаки до хруста в суставах, процедил сквозь зубы Григорий. Ему только этого и не хватало, что утихомиривать всяких психов; гоняться за ними по совершенно незнакомой местности, да возвращать назад. И как таким козлам объяснить, что только у сплочённого коллектива появляется хоть и мизерный, но шанс на выживание. Да и самое главное, унесённые этим отщепенцем пищевые припасы, вполне могли пригодиться для прокорма всего коллектива. Так, как не известно, какие из местных растений съедобны, а это значит, что на какое-то время, собирательство отпадает. Да и охотиться нечем, что делает невозможным добычу какой-либо живности. А по поводу очередного вопроса. Водится ли в ближайших водоёмах рыбёшка? Никакого ответа. Не известно, есть ли здесь какие либо озёра, или реки? И самое главное. Ищут ли их? Скорее всего, нет. По крайней мере, не здесь, не в данном районе, пропали то они в другой местности. Сплошные вопросы и проблемы. А некоторые, особо привередливые индивиды, ещё и 'палки в колёса вставляют‟.
   Недолго раздумывая о том, что делать, Акимов обращаясь сразу ко всем, сказал: 'Ждите нас здесь. И вот ещё что, похороните убитого. Оленька, ты знаешь, где у меня находится лопата, она на крыше - примотана к багажнику. И ещё, если хотите выжить, никуда не расходитесь. Искать больше никого не стану‟. - Сказано это было спокойно, но так, как это умел говорить только Григорий (точнее выразиться, не всякий человек). От такого обращения, мало у кого возникало желание ослушаться. Отдавая эти приказы, и будучи уверенным, что они будут исполнены, Гриша, подошёл к своей машине, извлёк из рюкзака, лежащего на заднем сидении охотничий нож, приторочил его к брючному ремню и, отправился вслед за беглецом. Если кто-то решит, что нож был взят как веский аргумент для предстоящей разборки с Николаем, то он сильно ошибётся. Неизвестно, какие животные здесь обитают, отбиться таким скромным оружием может быть и не получится, но от осознания, что ты хоть как-то вооружён, на душе намного спокойнее. Вот такая вот, простая логика.
   И пусть городской до мозга костей Акимов не был великим охотником и следопытом, и во многом уступал сибирским охотникам или просто сельским жителям, но след, оставляемый бредущим на пролом беглецом, он заметил сразу. Это была не только примятая трава и другие, еле заметные ориентиры, коими так умело пользуются продвинутые следопыты. На грунте чётно отпечатывались каблуки столь неуместных для здешних мест туфель. Потому что Николай нёс на своих плечах тяжёлый груз и добавьте к этому, что человек был сильно раздражён размолвкой со своей подругой, и поэтому, при каждом шаге, его подошвы глубоко впечатывались в землю. Так что, не надо было особо приглядываться, чтобы увидеть цепочку, состоящую из тёмного пунктира его следов.
   Минут через пять, было обнаружено место первой стоянки: здесь Коля сбросил на землю свою ношу, зачем-то потоптался вокруг неё, и выкурил сигарету. Именно к таким умозаключениям пришёл Григорий, заметив небольшую вмятину в мягком грунте, видимо оставленную падением тяжёлой сумки, немного притоптанную вокруг неё траву, и меньше чем наполовину выкуренный окурок.
   'Вот же придурок, - подумал Акимов, растирая носком правой ноги бычок, - если имеешь вредную привычку курить, то не стоит так небрежно раскидываться сигаретами. Поблизости, табачных ларьков не наблюдается. ... Только истинные безумцы, живут одним днём ‟.
   После точки кратковременного привала, пунктир следов немного поменял направление и устремился к редким зарослям низкорослых деревьев. Было не понятно, что там могло привлечь внимание Николая. Даже для защиты от солнца эта поросль не годилась, давала слишком жидкую тень. Поэтому Авдеев старался не заморачиваться поиском ответов на этот вопрос. Единственное на чём он ненадолго заострил своё внимание, что даже на таком расстоянии можно различить, что деревца, растущие впереди и тот исполин, в который врезалась его нива, являлись представителями совершенно разных пород. Но не это на данный момент обеспокоило Акимова, отпечатки следов, которые оставлял беглец, разительно изменились, вот только что могло стать причиной этой перемены, было непонятно. Гриша даже замедлил шаг, стараясь понять, что произошло с его товарищем по несчастью. Был момент, когда у парня мелькнула мысль о том, что Кольку могла укусить какая-то ядовитая тварь. Он даже остановился, и долго высматривал, не валяется ли где-либо впереди труп. Не обнаружив искомого, снова пошёл по следу, который, к его радости не вилял, продолжая вычерчивать относительно прямую линию. Что говорило, беглец мог идти к какой-то, определённой им точке.
   Пройдя где-то треть расстояния, отделявшего место первой стоянки от лесочка, Гриша начал понимать причину замеченного им изменения следов. Здесь беглец остановился, и отпечатки, оставляемые подошвами городских, модельных туфель, снова претерпели небольшое изменение.
   'Да он просто мучается с неудобной для него ношей! - Григорий обрадовался внезапно посетившему его озарению. - До первого привала он нёс сумку на манер рюкзака, это то, о чём мне как раз рассказала рыжеволосая вдова. Но тонкие ручки увесистого сумаря, больно врезались в тело, что было вполне логично. Дальше. Немного отдохнув, он понёс свою поклажу в руках, а это также не очень удобно, отсюда и замеченные мной изменения в характере оставляемых следов. А на этом месте, этот козёл остановился и сменил руку. А это значит, что отныне, он двигается намного медленнее, чем до первого привала. Поэтому мне, идущему налегке, можно не беспокоиться о том, что я его не догоню‟.
   Подбодрённый своей догадкой, Акимов ускорил шаг, дабы поскорее нагнать беглеца и если не вернуть его назад - во временный лагерь, то забрать большую часть украденной им провизии. Парень считал, что имеет на это право, так как похищенные продукты дала Викина мать, да и забота об этой девушке, полностью легла на Гришкины плечи.
  
   К моменту, когда Оленька смогла освободить от верёвочных пут лопату, которая, как и говорил её Гришаня, была закреплена на внешнем багажнике нивы, её мужчина ушёл. Убежал, оставив женщин одних, если не считать за мужика маленького, испуганного мальчишку. От осознания этой истины, в груди у девушки, появился и стал разрастаться мерзкий комок страха. Ведь территория, где она недавно очнулась, была совершенно незнакомой и, судя по всему дикой, а это значит, что смертельно опасной. Неизвестно где, в каких зарослях может затаиться голодный хищник. И что за зверь, может наблюдать за ней из ближайших кустов. Она вполне реально представляла как хищник, мягко переменная когтистыми лапами, и, обнажив огромные, острые клыки, готовиться к решительному броску.
  'Все мужики одинаковы, в их поступках нет никакой логики. - Дрожа от страха, думала девушка, отходя от машины, и не без раздражения погладывая в ту сторону, куда не так давно ушёл её избранник. - Да и в личных вещах, как и в делах, всегда бардак, даже и на заднем сидении его машины, всё набросано гамузом². Как он только во всём этом хаосе ориентируется? Ума не приложу. А главное, всегда, в погоне за призрачными достижениями, привык всю рутину сбрасывать на нас, на женщин. ...‟
   Ольга никогда не была феминисткой, не считала всех мужиков неисправимыми козлами. Но сейчас, в ней кипела сильная обида. Она была готова убить Григория только за то, что в такой опасной ситуации, он оставил её одну, без своей мужской защиты. Тем более, её колотила мелкая дрожь, от осознания того, что ей предстоит самостоятельно похоронить человека. Ведь она, всю свою сознательную жизнь, до тянущего, мерзкого чувства пустоты внизу живота, боялась покойников. А он ...
   Мучимая своими безрадостными думами, с ужасом поглядывая на лежащего в отдалении погибшего мужчину, Оля подошла к толстушке, которую, если она ничего не напутала, звали Викторией и, ничего не говоря, остановилась рядом с ней. Брюнетка по-прежнему сидела немного в стороне от семейства потерявшего своего кормильца и, запрокинув голову, время от времени, шмыгала разбитым носом. И казалось, увлёкшись этим бесхитростным процессом, не обратила на подошедшую к ней Ольгу никакого внимания.
  - Ты чего стоишь как истукан? - Неожиданно поинтересовалась Виктория, повернула голову, и посмотрела на Олю сквозь узкие щёлки оплывших глаз.
  - Да так. ... Вот. Лопату принесла.
  - И кого ждёшь? Ведь твой мужик ясно обозначил весь фронт работы.
  - Да. Но я не могу. Я боюсь покойников, до жути.
  - А я тут причём? Видишь я сама вроде как пострадавшая. У меня может сотрясение головы.
   В ответ, Лисовая хотела съехидничать, указать что, судя по прозвучавшим словам, в голове брюнетки, мозга нет и быть не может, но удержалась и вместо подначки, еле слышно проговорила: 'Да я и лопатой то некогда не работала‟.
   Ольгу начинала бесить сложившаяся ситуация и тот тон, которым с ней разговаривала эта высокомерная толстуха. Девушка, проклиная себя за то, что поддавшись старой фобии, дала слабину, и собиралась духом, чтобы накричать на грубиянку. Поставить её на место. Мол, это благодаря бегству её дружка, Гриша был вынужден бросить женщин одних, и побежать на поиски этого козла - Николая. Поэтому Виктория, как представитель виновной стороны, должна взять на себя всю тяжёлую работу. Однако брюнетка, извернулась всем корпусом и как смогла, осмотрела Лисовую с головы до ног, и из-за набухающей вокруг глаз гематомы, было нельзя понять того что было вложено в этот взгляд. Толи призрение, толи возмущение, толи жалость.
  ' Сразу видно городскую фифочку. - С издёвкой проговорила толстушка. - Тяжелее рюмки ничего не поднимала, ничего кроме шпилек не обувала, да и вообще, для таких мамзелей, хлебные булки, прямо на деревьях растут‟.
   От возмущения, у Ольги спёрло дыхание и все слова гнева, готовые излиться на оппонента, застряли в глотке. А Вика, бормоча, что всё это делает для того, чтоб на запах покойника не сбежались все местные хищники, встала, грубо выхватила из Ольгиных рук лопату, и направилась к рыжеволосой женщине. Там она постояла, о чём-то задумавшись, осмотрела покойника, сделала черенком лопаты необходимые с её точки зрения измерения, и отошла на два десятка шагов. После чего, ковырнув ямки для разметки будущей могилы начала сноровисто копать. Немного углубившись в грунт, толстушка окликнула наблюдавшую за ней Ольгу:
  ' Эй, городская! Вон, видишь, невдалеке каменная россыпь, натаскай ка оттуда камешков, да побольше‟.
  'А зачем это?‟ - Удивилась Оля.
  'Да чтобы зверьё, свежую могилу не раскопало‟.
   Ольге не хотелось подчиняться этой нагловатой пигалице, (такой оскорбительный удар по её самолюбию) но, она осознавала и другую правду - пусть и не без грубости, Виктория пошла ей навстречу, делает то, что она неспособна. И то, что брюнетка, предложила выполнить необходимую, а главное посильную работу, вроде как нормально. Но тон, с которым было дано новое указание, это уже перебор: так можно стать безропотной служкой у этой толстухи.
   'Я тоже об этом подумала, - ответила Ольга, стараясь хоть как-то сохранить лицо и говорить как можно твёрже, но в голосе, всё равно чувствовалась предательская неуверенность, - только не знала, как это можно сделать‟.
   А через минуту, подходя к каменной россыпи, неизвестно каким образом здесь образовавшаяся, Лисовая обрадовалась, что в некотором смысле, она была готова к выполнению именно такой работы. Собираясь на рыбалку, девушка, по совету Григория, специально купила кроссовки, обулась в них, да и оделась в более, или менее подобающую для выхода на природу одежду. Так что, недолго мудрствуя, Оля выбрала камушек, по размеру которого, нельзя было сказать, что она решила отлынивать от работы, имитируя бурную деятельность. Девушка относительно легко подняла его, и, держа его двумя руками, упирая край кругляша в низ своего живота, понесла. После третьего, или четвёртого круга, почувствовав, как заныли поясница и мышцы ног, Ольга начала брать менее увесистые камни. Стоит уточнить, что жаркое солнце добавляло свою толику неприятных ощущений, под его воздействием, еле ощутимая утренняя прохлада плавно перерождалась в невыносимую духоту.
   'Всё подруга, амба. - Тяжело дыша, проговорила Вика, когда Лисовая поднесла к яме очередной голыш. - Углубиться дальше, не получится, там огромные каменюки, не обкопать, не поддеть. Боюсь, что быстрее лопата сломается, чем я их одолею‟.
   Виктория прекратила копать и стояла в яме, глубина которой доходила ей до пояса. От проделанной ею работы девушка раскраснелась, намокшая от обильного пота чёлка, сбилась сосульками, а одежду можно было выжимать. Ольга бросила принесённый ею камень, отрешённо посмотрела на толстушку, и, почувствовав навалившуюся на неё усталость, тяжело уселась на каменную груду. Ей также не хватало воздуха, сердце бешено колотилось в ставшей тесной груди, мышцы спины сильно болели.... Создавалось такое впечатление, что не было нескольких лет усиленных тренировок в спортзале, так как тело жаловалось и обещало что завтра, оно отомстит за издевательство и будет сильно болеть. Увлечённая этой самодиагностикой, Оля не обратила внимания на Вику, которая весьма ловко вылезла из ямы и, подойдя к ней, присела рядом, точнее сказать, упала на один из выкопанных ею больших булыжников.
   'Подруга, ты куришь?‟ - поинтересовалась толстушка.
   'Нет‟. - не поворачиваясь, тихо ответила Ольга.
   'И я нет. А жаль. Мой Коленька, в таких случаях говорит: 'Для курящих перекур, а некурящим, перессык‟. - А я, первым не увлекаюсь, а делать второе, как это ни странно, не хочется‟.
   'И я не хочу‟. - машинально ответила Оля.
   Она с ужасом думала о том, что вскоре, ей придётся тащить к могиле покойника, так как Гриша, до сих пор не вернулся, хотя по идее, должен был это сделать. Но следующие слова Виктории, её очень сильно удивили.
   'Ты подруга это, ... коль так боишься мертвяков, то отойди, куда-нибудь, ну отвлеки мальца что ли. А тем временем, я с Катькой, её мужика похороню‟.
   Лисовая, не ожидавшая такого, в первые мгновения даже растерялась, и удивлённо посмотрела на брюнетку. А та, заметив удивление, осклабившись, уточнила:
  'Да вижу я, как тебя снова от страха перекосило. Как поглядишь, в Серёжкину сторону, так сразу же тебя от страха передёргивает. Только не покойников, а живых бояться надобно. Ну ладно, всё, иди отсюда, уведи малого, займи его, хоть чем ни будь‟.
   'Легко сказать займи, ведь мне неизвестно, что будет интересно этому мальчишке? ...‟ - Думала Ольга, инстинктивно шагая к вдове по дуге. А дальше, из-за сильного, до 'потери пульса‟ страха, всё происходило как во сне: девушка не помнила, как вела ребёнка к Гришиной ниве, держа его за руку. Чётко помнилось одно, она угостила его одним из своих протеиновых, шоколадных батончиков. Далее, Вениамин, именно так звали Екатерининого сына, каким-то чудом извлёк из заблокированного мерседесом багажника нивы небольшой мангал, бумажный куль с древесным углём, свёрток с шампурами и увесистый контейнер с маринованным мясом. Оля, было засомневалась, что это именно она его попросила всё это извлечь, но промолчала. А дальше. Они на пару занялись приготовлением шашлыков, а мальчишка, как это ни странно, проявил удивительную осведомлённость в секретах приготовления этого деликатеса. И вот когда всё было готово, сверкнула яркая, заметная даже на фоне дневного света вспышка, что-то громко прогрохотало и, в завершение, послышался звук, похожий на короткую автоматную очередь. Все, включая и недавно подошедших Вику и Екатерину, недоумевая, оглянулись туда, откуда раздались эти звуки.
  
  Глава 2
  
   Гриша всё-таки догнал беглеца, сначала он наткнулся на брошенную возле зарослей какого-то колючего кустарника большую хозяйственную сумку (немного уменьшенную копию любимого баула челночников времён перестройки). И уже подойдя к ней, услышал грозный, гортанный, многоголосный окрик на незнакомом языке:
   'Ахва! Ахва! Ахва! ...‟
   Резко упав на землю, даже не обратив внимания на то, что правое предплечье что-то больно укололо, Гриша приподнял голову и посмотрел в сторону, откуда слышались эти выкрики. То, что он увидел, его сильно озадачило. По ту сторону открывшейся поляны, максимум метрах в двухстах от него, стояла небольшая группа аборигенов. Это были низкорослые, худые люди, и все они были голыми, если не считать за одежду слой красной глины - по всему телу и небольшие набедренные повязки. Поначалу, Григорий решил, что это крикливая стайка мальчишек, но тембр звучащих голосов и растительность на лицах, говорил об обратном. Это были взрослые мужчины, они стояли возле своего охотничьего трофея и, несмотря на явно выраженный испуг, старались отстоять своё право на небольшую тушку убитого ими животного. А в роли агрессора, выступал - Коля. Существенно превосходя местных жителей в росте и телесной мощи: он, устало передвигая ноги, шагал к дикарям, и кричал сильно осипшим голосом:
  'Эй вы! Как вас там? Кто тут у вас главный? Дайте мне воды и отведите меня к цивилизации. Вы что, козлы, не врубаетесь, что я вам говорю? ...‟
   Естественно, местные охотники не понимали ни единого слова. Как догадывался Григорий, они, не зная намерений незнакомца, просто прогоняли его прочь. Делали это всеми доступными им средствами, кричали, махали руками, замахивались палками. Проще говоря, давали понять, что не желают, чтоб, чужак к ним приближался. Однако, в их понимании, страшный гигант игнорировал их предупреждения; что-то зло шипел, и целенаправленно сокращал разделяющее их расстояние. Гриша поймал себя на мысли, что на месте дикарей, сам будет воспринимать ситуацию подобным образом - как агрессию.
   Что через пару мгновений и подтвердилось. Аборигены, усилив в своём голосе агрессивные нотки, продолжали кричать: 'Ахва рыкшш! ... Ахва рыкшш! ... Ахва рыкшш!‟ - И красноречиво выставив навстречу чужаку свои тонкие, длинные шесты перегруппировались. Один из охотников, вышел на шаг вперёд и нацелил свою палку на Николая, а четверо других, стали позади своего предводителя и начали хлёстко бить своим незамысловатым оружием по земле.
   'Да вы что, охре..ли? Да я вас...‟
   Но договорить то, что Николай хотел сделать с непонятливыми аборигенами, ему было не суждено. Как только Коля приблизился на недопустимо близкое расстояние, на его голову, молниеносно, обрушился кончик шеста первого аборигена. Крепыш постарался увернуться, поднырнув под удар, но спасая голову, подставил спину. Громко взвыв, вывернувшись и крутнувшись волчком, парень быстро справился с ошеломившей его болью, и рывком кинулся к обидчику. Ему удалось ухватиться за середину примитивного оружия дикаря и резко крутанув, завладеть им.
   Коля ещё не успел упасть от обрушившихся на него град простых, без какого либо замаха ударов, а Григорий уже мчался к своему земляку на выручку. Пусть недавно, он сам был готов убить этого человека. Но это он. А сейчас, возникла ситуация когда он просто не мог оставаться в стороне. Его соотечественника могли убить, и всё остальное было неважно. Он видел, как удачно для Николая началась эта стычка, и не успел обрадоваться успеху своего соотечественника. Так как крепыш подвергся нападению четырёх бойцов, стоявших позади своего лидера.
   Гриша спешил, нёсся что было сил, но понимал, что, скорее всего, безнадёжно опоздает. Его земляка, если не убьют, то могут сильно покалечить. А Колька, от нестерпимой боли выронив трофейное оружие, катался по земле, вопил как бык на бойне, извивался червём, ну а местные охотники всё били, били и били. Не они начали этот бой, но собирались довести его до логического конца. Напавший на них чужак должен быть наказан - убит. И больше, никаких вариантов.
   Подбежать незамеченным к месту избиения Николая не получилось. Аборигены были охотниками, и поэтому, прозевать шумно бегущего к ним человека они не могли. Когда Григорию оставалось преодолеть чуть больше десятка шагов, двое охотников, как по команде развернулись и изготовились к бою. Они что-то кричали, видимо и на этот раз предупреждали о том, что и с новым непрошеным гостем, они церемониться не собираются. Но Гриша, не обращал на это никакого внимания.
   А лежащий на земле Коля, больше не кричал, не старался закрыть голову руками и вообще, как-то вяло реагировал на получаемые им удары. Что только подстегнуло держащего в правой руке нож Григория к дальнейшим действиям. А произошли они намного быстрее, чем можно рассказать об этом по памяти. От хлёсткого удара бамбуковым шестом в шею, Акимов увернулся уходом вниз, с перекатом через плечо, завершённым возле ног ближайшего охотника. Поднимаясь с земли, Гриша, мельком увидел открытый бок вымазанного в подсохшую глину дикаря, и не придумал ничего лучшего, чем полоснуть по нему ножом. Нож скользнул по рёбрам, оставляя ровную полосу разреза, которая расходясь, брызнула кровью. Парень почувствовал как тёплая, липкая жидкость оросила его лицо и руку, но пока что не осознавал что это такое. Мозг не заострялся на обдумывании того, что делал его обладатель. Он, точнее подсознание, выхватывал происходящие события стоп кадрами, пользовался инстинктами своего хозяина, давая телу необходимые команды, и не более того.
   Поэтому Григорий, даже не задумался, когда его рука, на обратном ходе воткнула клинок в бок противника. Ведь всё это, не раз проделывалось на тренировках по рукопашному бою, правда, тогда оружие было резиновым. Не успел молодой человек извлечь из тела своего поверженного оппонента нож, как почувствовал, что его спину обожгла острая боль. К счастью Акимова, удар был не сильный, выполнить его в полную силу, помешал только что поверженный враг. Его тело всё ещё продолжало стоять. Снова, ничего не обдумывая, Гриша шагнул немного в сторону, прикрывшись зашатавшимся супостатом, и рывком, что было сил, толкнул его на второго аборигена.
   Низкорослый, по-детски щуплый охотник, вблизи стало понятно, что он был ещё безусым юнцом, немного растерялся, предпринял попытку поддержать своего оседающего на землю, бородатого соплеменника. За что и поплатился. Ревущий как разъярённый медведь, Григорий оказался рядом с подростком, видимо только недавно вступившего во взрослую жизнь, и несколько раз, ударил того ножом в живот.
   Надо сказать, что яростно выпученные глаза, перепачканное в крови лицо и одежда, громоподобный, не человеческий рык, как и быстро поверженные соплеменники, возымели действие. Аборигены, мгновенно всё это оценив, решили поспешно ретироваться в заросли ближайшего кустарника. Они просто растворились в нём, не издав не единого, лишнего звука. Так что, победителю досталось всё поле боя и тушка небольшого животного, сильно похожего на серну. У него была такая же коричневая шкурка, большие уши и тонкие ноги. Вот только рога были другими, было их две пары, одни длинные и прямые, вторые короткие и слегка загнутые. Григорий, всё ещё находился во власти стресса, он не успокоился от первого в своей жизни смертельного боя, не заинтересовался чужой добычей, он, позабыв обо всём, как заворожённый смотрел на безжизненное, окровавленное тело соотечественника. Парень стоял так не более двух минут, не испытывая никакой радости от одержанной победы. Затем. Он присел возле земляка, взвалил его на свои плечи и, поднявшись, побрёл обратно. Он шёл, не обращая внимания на боль от ушиба, видимо в горячке этой драки, он неправильно оценил ущерб от удара по спине. Единственное что вскоре привлекло его внимание, это невнятное, тихое бормотание за спиной.
   Поначалу парень подумал, что это Коля, он жив, и сейчас пришёл в себя, или бредит в полузабытьи. Однако быстро понял свою ошибку, он слышит не стоны земляка, а многоголосное шушуканье чужаков. Значит, это вернулись местные охотники. Он прошёл ещё несколько шагов, ожидая, что в его спину прилетит стрела, или дротик, на крайний случай камень. Но этого не произошло. Не выдержав напряжения томительного предчувствия, Григорий обернулся, и успел заметить, как ветки кустарника сомкнулись за худосочной спиной аборигена. И ни погибших дикарей, ни их добычи не было видно.
   'Ну что же, - подумал Акимов, - кажется, у них не принято мстить за погибших при межплеменных разборках. По крайней мере, сразу после окончания драки. Ну и Колька, ну и козлиная твоя морда. Мало того что сам погиб, так ещё напоследок нагадил - наградил врагом. И всё это в довесок к тому, что мы здесь чужаки, лишний элемент, без посторонней помощи долго не продержимся. И кто теперь поможет нам в поисках более цивилизованных поселений? Уж к этим охотникам, лучше не соваться‟.
   Угнетаемый подобными думами, не без усилий переставляя отяжелевшие ноги, Григорий преодолел поляну, прошёл мимо брошенного баула с продуктами, осознавая, что если остановится, то в ближайшее время, не сможет себя заставить идти дальше. Его тело вырабатывало последние капли впрыснутого в кровь адреналина и, на его плечи, помимо скорбного груза, наваливалась жуткая усталость. Молодой человек шёл к поставленной перед собой цели. Но помимо воли, его шаги замедлялись, укорачивались, усталость сковывала тело, голова кружилась, а во рту, поселилась нестерпимая сушь. Это помимо адреналинового отката, сказывалось сильное обезвоживание. Что было не удивительно. Судорожно стараясь разобраться в происходящем, безумно бегая по незнакомой местности, человек давно не пил воду и не принимал пищу. Также он перенёс сильный стресс; преодолел большое расстояние, подрался, ... и всё это было проделано под жутким, выматывающим солнцепёком.
   Немного не дойдя до места первого привала, устроенного Николаем, Григорий осознал, что он достиг своего физического придела и его тело нуждается в срочном отдыхе. Сожалея, что не устроил 'перекур‟ там, где имеется хоть какое-то подобие тени, Акимов, не имея сил на какие либо другие действия, сбросил свою ношу, и упал рядом с ней. То, что произошло дальше, он воспринял как бред своего уставшего разума.
   Через пару минут, неподалёку от Григория послышался зловещий, пугающий звук, весьма похожий на перекаты треска мощных электрических разрядов. Следом за этим, где-то в сорока метрах правее и выше по склону, вспыхнул непонятный источник яркого света. Благо Григорий не смотрел в том направлении, по крайней мере, в момент самой мощной фазы этого светового эффекта он лежал, устало прикрыв глаза. Поэтому не ослеп, а встрепенувшись, извернулся и смог разглядеть, как из яркого свечения показалась кабина допотопного грузовика, двигатель которого жалобно скрежетал, захлёбывался, как будто работал на последнем издыхании и тревожно выл. И на это натужное завывание, наложился звук пулемётной трескотни. Через мгновение, ярко горящая сфера, выплюнула весь автомобиль. В его кузове, возле крыши угловатой кабины, выглядывала голова человека и удерживаемый им ручной пулемёт времён Великой Отечественной Войны. Неизвестный стрелок, зачем-то расстреливал небо. А авто раритет, дребезжа, разбитой подвеской, содрогаясь всем корпусом, начал выполнять крутой разворот.
   И тут.... Уклон холма и центробежная сила, сыграли с грузовичком недобрую 'шутку‟. Машина накренилась, стала заваливаться набок. Как в кино, при замедленной съёмке, колёса левого борта оторвались от земли, и ... авто закувыркалось. Пулемёт затих, его стрёкот сменился хрустом ломаемой древесины и противным скрежетом сминаемого железа. Мотор резко заглох, и дедушка автопрома, сделав пару полных боковых переворотов, замер на месте. Продержавшись ещё несколько секунд, свечение исчезло, и ... округу накрыла полнейшая тишина.
   Всё ещё не понимая, что это было, и как подобное могло произойти, Гриша отрешено смотрел на изувеченную машину. Всё что произошло перед его глазами, было антинаучно, нереально, и одновременно до последней, мельчайшей детали натурально. Именно так. Весьма правдоподобно, выглядели поломанные доски раскуроченных бортов; белёсый пар, подымающийся в районе кабины, разбросанный по склону багаж и обломки досок. Акимов смотрел, задумчиво прикусив губу, морщил лоб и думал: 'Как же так? Ведь буквально десяток секунд назад, ничего этого не было, и ничего не предвещало эту трагедию. А сейчас. Вот оно, всё следы трагической аварии на лицо, все они лежат и не собираются никуда исчезать. Вон даже на траве ясно виделась небольшая загогулина колёсного следа, и неглубокие рытвины, оставленные кувыркающимся грузовичком‟.
   Ещё через несколько секунд, парень рассмотрел, что там, где машина кувыркнулась первый раз, лежит тело человека. Запоздало сообразив, что это жертва новой аварии и ей может понадобиться помощь, Григорий, волевым усилием заставил себя встать, и с трудом переставляя ноги, подошёл к нему. Это был молодой солдатик, на вид лет девятнадцати, в его красных петлицах красовалось по рубиновому треугольнику, головной убор отсутствовал, а широко открытые глаза, не моргая смотрели в небо.
   'Как же так? - Григорий услышал незнакомый сиплый голос. - Как всё это получилось? Ведь на тебе, ни капельки крови, ни единой царапинки. Что же тебя убило, братишка?‟
   Не ожидавший этого Акимов вздрогнул, оглянулся, суетливо осмотрелся по сторонам, но рядом никого не было. Молодой парень так и не увидел того, кто мог озвучить его мысли. Оставалось только одно. Он сам всё это сказал. Вот только что стало с его голосом? Почему он так сильно, неузнаваемо осип? И значит ли это что в этой катастрофе не осталось никого живого? Все погибли, никого не осталось.
   Мысли потекли в совершенно не нужном направлении: 'Здесь никто не выжил. Сколько же людей погибло за неполный день? Боже мой, какой ужас. Да и я приложил к этому счёту свою руку. ...‟ - Григорий осознал, что то, чем он был обильно облит в стычке с дикарями, - кровь. Она давно подсохла и ощущалась на коже как корка, и эта кровь убитых им людей.
   Дальнейшее от Акимова не зависело. Парня скрючило, он упал на колени и, его стало выворачивать наизнанку. Пустой желудок быстро расстался со своими соками, но судорожные спазмы продолжали мучать тело, стараясь выдавить то, чего в организме не было. Долго ли такое продолжалось, сказать трудно. Для Гриши это казалось адской вечностью. Но. Всё постепенно успокоилось, потекли слёзы и постепенно, вернулась способность к нормальному мышлению. Понимая, что необходимо что-либо делать, парень подполз к покойнику, робким движением руки, закрыл ему глаза и, извиняясь, проговорил:
   'Ты братишка полежи тут, а я пока посмотрю, что с твоим водителем стало. Вдруг он всё-таки жив и ему нужна моя помощь‟.
   И снова мысленно подгоняя себя, парнишка поднялся и побрёл. На сей раз, он шёл к машине. Здесь, смотря на авто не сзади, а сбоку, он увидел, что кабина автомобиля полностью разрушена. Её крыша, с разлохмаченными обломками стоек, лежит рядом, на ней неестественно изогнувшись, покоится тело невысокого, коренастого военного, кажется какого-то командира. Из-под капота полуторки (Гриша и сам не знает, почему он решил так её обозначить), пусть и слабо, но продолжал валить пар. Чернявый водитель, с длинным, свисающим на глаза чубом, сидел на месте, смотрел себе под ноги, и крепко сжимал руль. Акимов, шаркая по траве как старик, подошёл поближе, шофёр никак на это не отреагировал. Тогда он поднялся на подножку и заглянул в кабину. Оказывается, и здесь помогать было некому. Солдат хоть и сидел, держась обеими руками за баранку, но на груди, на гимнастёрке, вокруг аккуратной дырочки, имелось алое пятно крови.
   Чертыхаясь, что он так и останется в коллективе единственным представителем мужского рода, парень вернулся к первому бойцу. Снова осмотрелся, но уже намного внимательнее. Заметил валяющийся на траве топор, с зачехлённым лезвием, поодаль от него покоилась двуручная пила, ранец и два вещмешка, точнее, это были полноценные рюкзаки, с двумя задними, застёгивающимися, накладными карманами и клапаном, закрывающим их горловины. Сам погибший, держал правою рукой пулемёт, и Грише стоило немалых усилий, забрать его из мёртвой руки воина. В полутора метрах от трупа, валялась штыковая лопата с большим черенком, за нею покоился большой бидон, и немного поодаль от него, фляжка. Вот её, Григории, и подобрал первой. Посуда оказалась увесистой, судя по всему полною. Шепча извинения, что он только утолит жажду и сразу всех похоронит, Акимов открутил плотно затянутую крышку, к его счастью, жидкость оказалась водой.
   Памятуя, что где-то читал, мол, в жару воду необходимо пить неспешно, с перерывами, молодой человек, борясь с искушением выпить единым порывом сразу всю жидкость, слегка отхлёбывал, затем этой небольшой порцией воды поласкал рот, и только после этого, глотал живительную влагу. Ему казалось, что с каждым глотком, животворная энергия разливается по телу, неся каждой его клетке потерянную было силу.
   Может быть, эти ощущения были самообманом, однако Григорий, осушив около трети ёмкости, положил её там, где она до этого лежала, и, взяв лопату, приступил к исполнению обещания. А начал с разметки будущей братской могилы. Решив, что Николая всё равно нужно похоронить, так это можно сделать и здесь, вместе с другими погибшими. Негоже оставлять людей для съедения животными, тем более, Гриша собирался взять кое-чего из их вещей. Мёртвым они уже никчему, а для живых, обязательно пригодятся.
   Парень не сомневался в правильности своих решений, он сумел сопоставить всё, что произошло с ним и этими людьми, и прекрасно понимал, здесь их никто искать не собирается, и назад (на родину) они никогда не попадут. Так что, ему нужно думать, как выживать самому и не дать сгинуть остальным. А для этого, нужно на манер хомяка, собирать по зёрнышку всё то, что может ему пригодиться. Пока есть возможность, создать запас, благодаря которому у него и его сотоварищей по несчастью, будет шанс не умереть во время адаптации к новым условиям жизни.
   Занятый подобными мыслями и углубившись на пару штыков лопаты, Гриша, боковым зрением заметил движение. Посмотрев в том направлении, увидел бегущую к нему толстушку, вот только вспомнить её имя, не получилось, да и это было не важно. Главное что следом за ней, бежала Оленька, и она была вооружена его лопатой. Правда держала она её так, как будто собиралась вступить штыковой бой с невидимым врагом. Третью женщину, водителя москвича, он не видел. Так и стоял, застыв как истукан, пока брюнетка не подбежала к нему.
   ' А где мой Коля?‟ - с ходу поинтересовалась толстушка, и боязливо посмотрела по сторонам.
   Гриша виновато потупил взгляд. Брюнетка это заметила и всё поняла без слов. Она резко поменялась в лице, как-то осунулась, посерела, кулём осела на землю. Неизвестно зачем постаралась поправить воротник кофточки (застегнуть на ней не существующую пуговку), и еле сдерживая слёзы, замахала головой. Сквозь её плотно сжатые губы прорывался полу стон, полу отрицание: 'Н-не-э, н-не-э, не-а, не-а...‟.
   Так и сидела, убитая потерей своего мужчины, не жилая верить в своё горе. А парень стоял рядом, как истукан. Это состояние могло затянуться надолго, но подбежала Ольга.
   'Гриша-а! Ты ранен? - закричала девушка, заметив кровь на своём парне. - Где болит? Где? Скажи!...‟
   'Это не моя кровь. - поспешно уточнил Григорий, но взглянув на подругу Николая, поторопился уточнить. - Это тех, кто на Колю напал ‟.
  'Где? - неожиданно и коротко поинтересовалась Вика, продолжая смотреть куда-то перед собою. - Где это произошло? Это его эти? Да?‟
   ' Нет. Его убили за тем леском. - Гриша кивнул в нужном направлении. - Но я донёс его сюда. Хотел отдохнуть и идти дальше. А тут, прямо на моих глазах, вот что произошло‟.
  'А почему ты остался жив? - всё также смотря перед собой, бесцветным голосом поинтересовалась девушка. - Почему он погиб, а ты нет? ‟
  'Мне повезло‟.
   К чести Вики, со своим горем она справилась достаточно быстро. Не успел Григорий углубить могилу ещё на один штык, как брюнетка его окликнула. Она не просила прощения за свои недавние упрёки, а просто сказала, что на него зла не держит и ей будет легче, если она будет чем-либо занята. А так как её детство прошло в станице, с лопатой, и всем чем можно обрабатывать землю она на ты, то желает поработать землекопом. Чем в итоге, не дожидаясь Гришиного согласия и занялась.
   Григорий же, рассудив, что для двоих землекопов в яме будет слишком тесновато, для экономии времени, решил заняться погибшими и их скарбом. Как не странно, но выпитая им вода, на самом деле добавила ему сил. Он в одиночку подтащил тела всех умерших к могиле; обыскал их карманы на предмет бумаг удостоверяющих личность. В результате этого досмотра, был сильно удивлён, на троих воинов оказался всего лишь один комплект воинских документов - командирская книжка лейтенанта Гриневского, его же продовольственный аттестат, и какое-то предписание. Как это не было противно для самого Акимова но он снял с командира портупею, вместе с кобурой, в которой оказался почти новый пистолет ТТ, с необычным, красно-бурым затвором. Оружие было заряжено и имело запасную, снаряжённую обойму. В кабине у водителя, нашёлся наган и ППШ с двумя дисками и пара гранат с рукоятками в специальном подсумке (но не немецкие колотушки). Ещё четыре лимонки лежали в одном из рюкзаков, гранаты отдельно, сверху вещей, возле горловины, а запалы в одном из внешних карманов. А вот к пулемёту, боеприпасов не оказалось. В наличии имелся только один диск, и тот был опустошён. Так что с детищем Дехтярёва, скрипя сердцем, но пришлось расстаться. Как не было жаль это делать, но без патронов ДП становился обыкновенной железякой. Та же судьба постигла и пистолет-пулемёт, только уже по другой причине. Его патроны подошли к Токареву и сжигать их, стреляя очередями, было не разумно (наш герой не эксперт в этой области и не знал о том, что ППШ может стрелять и одиночными).
   Ольга наблюдала за всеми этими делами, находясь от места аварии на некотором - безопасном по её мнению удалении. Она наотрез отказалась приближаться к месту, где лежали погибшие, даже тогда, когда Гриша предложил ей попить воды. Пришлось ему самому нести фляжку к ней. Правда, перед этим, он мимоходом напоил эту наглую толстую Вику. Что сильно обидело девушку, но она даже не подала виду, что осталась недовольна этим поступком. А к моменту, когда яма была выкопана, и её хозяйственный Гриша, собрал большую кучу барахла, она не выдержала и поинтересовалась, зачем это он занимается этим мародёрством. В ответ, Гриша посмотрел на неё как на неразумного ребёнка и пояснил, что всё это им обязательно пригодится. Особенно подчеркнул, что пока они не найдут местный источник воды, большой бидон, будет их самым драгоценным имуществом. Да и после этого, ёмкость не будет лишней в их хозяйстве.
   И только тогда, когда все погибшие люди были похоронены, Ольга осмелилась подойти к свеженасыпанному холму. И была удивлена прозвучавшему заявлению своей конкурентки (именно так она воспринимала Вику), что она, ни за какие коврижки, не согласна уходить отсюда слишком далеко. Мол, здесь похоронен её Коля, и она, желает ухаживать за этой могилкой.
  
  Глава 3
  
   'И почему великая мать волчица отвернулась от своих детей? Почему она позабыла о нас? Чем мы, её чада обидели свою прародительницу? Ведь мы, потомки волчицы, живём по её заветам, соблюдаем все установленные ею законы. Мы, постоянно, отдаём ей самые лучшую долю своей добычи. А после большой охоты, кровь каждого добытого нами животного, обильно смачивает её губы. Тотемный столб поят всегда, невзирая на то, хорошая была добыча, или нет. Если охотники возвращались без улова или его было слишком мало (что ещё до недавних времён было большой редкостью), то кормящие женщины племени, с превеликой радостью потчевали великую мать своим молоком ...‟.
   Острое Ухо, сидел в живом ручье, из которого выглядывала только его голова, и старался понять причину бед, которые как град обрушились на его род. В этом ручье, не так давно, он смыл всю серую глину, коей его соплеменники обильно обмазывались, уходя на охоту, или войну с соседями, а сейчас, его холодная вода, отнимала последнее тепло тела охотника. Ведь на нём, остались только шрамированные узоры-обереги, заодно говорящие о родовой принадлежности их носителя и положении, занимаемом им, - одного из лучших - удачливых охотников племени.
   На данный момент, этот человек боялся, он был сильно напуган, деморализован. А ведь охотник должен был отчиститься до состояния младенца и душой и телом, значит, первым делом, ему было необходимо восстановить своё душевное равновесие. Сейчас, вода медленно омывала его тело, растворяя и унося остатки вредоносного дыхания страшных демонов, злых помощников того, чьё имя нельзя произносить ни днём, ни ночью. И он, Острое Ухо, сам должен был одолеть свои страхи. Ведь рядом с ним, гордо сидел вождь племени Седой Волчицы, и также как он, проходил очищение. Вот с кого надо брать пример, - с вождя.
   Ведь взгляд, этого мудрого человека, был как обычно спокоен, и одновременно величествен, и даже посиневшие от холода губы, не мешали узнать в этом бородатом муже лидера. Того, кто незнаком со страхами, лишними сомнениями и готов нести бремя ответственности не только за себя, но и за судьбу всего рода. Охотник, отвернулся, он устыдился своей временной слабости. Ему не хотелось, чтоб Клык узнал о слабости его духа. Рядом с таким матёрым волчарой, не место трусам. И он, охотник, давший бой демонам, и ослабленный дыханием врагов Хоса⁵, начал новую атаку на свои фобии, вселённые в него дыханием нечисти.
   Острое Ухо, был единственным, если не считать вождя, кто выжил на этой охоте. А ведь на последнюю охоту уходили пятеро мужчин, это вместе с волчонком³ Шустрым, которому только недавно закончили нанесение всех необходимых для зрелого члена племени тотемных знаков и дали взрослое имя. От осознания непоправимости таких потерь, хотелось задрать голову и горестно завыть, оповестить всю округу о пришедшей в племя беде. Но делать это было нельзя, ритуал очищения требовал соблюдения полного безмолвия и мучимый дурными мыслями охотник молчал. Он отчаянно боролся с тяжкими думами и его тело била мелкая дрожь, только это не было проявлением неконтролируемого ужаса. Здесь всё было намного проще, из-за обилия впадающих в ручей родников, вода была холодной, но вылезть из неё без разрешения шамана, было нельзя. Таков был завещанный предками ритуал, и его нужно было пройти до конца.
   Сидящие в прохладной воде люди, уловили незаметное движение справа точнее неуловимый намёк, и оба, не сговариваясь, синхронно повернули в том направлении свои головы. Они не ошиблись, через несколько мгновений, из леса, бесшумно появился седой старик в волчьей шкуре. Как и все шаманы племени, он носил имя Волк, так как являлся одним из четырёх мужей матери волчицы, и был старшим из двоих, кому было дозволено говорить с нею напрямую. Он являлся главным посредником в общении с великой матерью. Но сейчас, даже этот почтенный муж, должен был соблюдать безмолвие, поэтому и позвал охотников жестами, но сам держался от них на некотором удалении.
   'Эх, как это тяжко. - Подумал вождь, подымаясь из воды, и еле сдерживая дрожь от начинавшего овладевать им переохлаждения. - Ведь я сам повёл своих людей в опасное место, сам рискнул поохотиться рядом с запретными территориями. Точнее сказать, непозволительно близко от них. И в итоге, потерял троих мужчин и .... Но если понадобится, если от этого будет зависеть жизнь моего племени, я снова пойду охотиться на тех землях. Жаль, что осквернённую добычу (которую нужно было сжечь в ритуальном костре) забрали охотники соседнего рода Ырры⁴ - Рыси сами виноваты, украли добычу, при этом, убили одного моего охотника, пусть теперь винят только себя. Никто не звал их на наши земли, и не заставлял учинять разбой. Вот только, когда разрешат говорить, нужно предупредить что в этой фазе восхождений ночной красавицы (спутник планеты), с Рысями контакты запрещены. При обнаружении тел членов этого племени, близко подходить к ним, запрещается, их необходимо закидывать сухими ветками и сжигать. Лучше уходить от лесного пожара, чем морового поветрия‟.
   С такими мыслями, Клык вошёл в хижину, где должно было состояться финальное действие очистительного ритуала.. Предстояло окуривание благовониями, только это позволит излечить душу тех, кто так отважно бился со злыми духами. И то, даже после этого, ещё множество возрождений Хоса⁵, им нельзя будет приближаться к родовому селению, и общаться с кем-либо из соплеменников. Поэтому, вождь вошёл в помещение, выпил из плошки (сделанной из высушенного плода мисса) горячий вар, и лёг на одну из циновок. На ней он скрутился калачиком и для достижения наибольшего результата, целенаправленно погрузился в воспоминания. Перед его мысленным взором, стали разворачиваться события, с которых всё началось.
   А началось всё с того, что с родовых охотничьих угодий, начали уходить животные. Как объяснил вождю самый почтенный из Волков: 'Злые силы, стали мешать душе Хоса перебираться на восток, чтобы там возродиться. И как следствие, у него не хватает сил, чтобы достаточно высоко взбираться на небосклон. Именно поэтому, уже второй цикл Грыка⁶, на землю приходит жара и суш. И на сей раз, в середине весны, трава сохнет на корню, животные, птицы и прочие твари, уходят туда, где есть вода. И покуда ни пойдут дожди, не пожелают возвращаться назад. И продлится такое, два раза по столько, сколько пальцев на руках у человека, не меньше‟. - Клык и сам, не хуже шамана знал это сказание, ведь оно передаётся, из уст в уста, великое множество поколений, но всё равно, внимательно слушал почтенного Волка. Но до этого момента, он не желал признавать очевидного, что древнее пророчество начинает сбываться.
   'Так что будь сильным Клык. - говорил шаман, во время той доверительной беседы и по отечески смотря на вождя, будучи старшим мужем праматери - имел на это право. - В тяжёлое время ты возглавил наше племя, ибо как говорят наши предки, начинается новая битва наших прародителей с демонами, исчадьями того, чьё имя нельзя произносить. Так что, будем надеяться, что наша праматерь и её братья и сёстры, и на этот раз одержат победу. А твоя задача, не позволить нашему роду сгинуть. И что немаловажно, дать отпор агрессивным соседям, - они обязательно постараются завладеть нашими землями. Угроза голода заставит их сделать это. Не спорю, задача эта трудная, но вполне выполнимая, ибо уже множество поколений наших предков, с честью выполнили эту задачу. Благодаря храбрости наших предшественников и мудрости их шаманов, дети волчицы продолжают жить на этой благословенной земле ...‟.
   Всё что сказал Волк, не было тайной. Однако, осознание того, что на его плечи ложится очень тяжёлый груз, давило и не давало вождю покоя. И вот, два возрождения Хоса назад, Клык отважился пойти на охоту рядом с запретными землями. Животные уходили именно туда - там было много ручьёв и рек, которые не высыхали даже в сильную сушь. А значит, там всегда был водопой и обилие сочной травы. Вот только, иногда, именно при приближении великой засухи, злые демоны возникали почти неоткуда - из непонятных, ярких вспышек, так непохожих на небесные молнии, и убивали тех, кто по неосторожности забредал на их территорию. Именно тогда - в первый раз, им повезло. Они вернулись с богатой добычей, и племя, воздавая должное уважение своей прародительнице, ело много мяса.
   Но сегодня, мудрая, но капризная птица Крара⁷, вильнула своим длинным хвостом и упорхнула. Клык, с утра подошёл к водопою, взяв с собою волчонка. Именно с ним он затаился возле водопоя, и стал ожидать подхода кого-либо из животных.
   Затаившийся в зарослях молодой охотник нервничал, но вёл себя тихо, не крутился, не топтался и дышал вполне тихо, спокойно. Он даже не дёрнулся, когда на участок кожи, от которой отвалился пересохший кусочек глины, сел овод. Вождь заметил, как Шустрый сморщился, укус был болезненный, и неспешным, еле заметным движением согнал мерзкое насекомое.
  'Добрый будет охотник, - подумал Клык, - терпелив и осторожен‟.
   В скором времени послышались неторопливые шаги. Четыре, пять неуверенных шажков, и тишина. Снова топ, топ, топ, и вновь тишина. На тропе появился молодой Иурр⁸, он был один. Его уши вслушивались в окружающие звуки, пытаясь, вычленить из них любые предвестники опасности. Оглядевшись, животное пристально посмотрело на заросли, где притаились охотники. Оба мужчины затаили дыхание. Немного постояв, молодой самец сделал ещё несколько осторожных шагов, подошёл к самой кромке воды, и неожиданно вздрогнул. Клыку показалось, что испуганная добыча сейчас исчезнет, убежит, но это подошли сородичи Иурра.
   Поэтому, пугливое животное только отскочило от воды на пару своих длинных скачков, но поняв, что тревога ложная, уже не так опасливо вернулась к воде. Как-никак, но сейчас, за его спиной присматривали сородичи. Вот самец склонился к воде и стал жадно пить, продолжая крутить своими ушами. Пора. Добыча стояла очень удобно, но сегодня дебют Шустрика, он должен доказать что достоин быть охотником. Молодой муж приготовился, и резко метнул своё короткое копьё с острым, обожжённым над огнём остриём. Он попал. Правда, не совсем удачно. Иурр вскрикнул от пронзившей его тело боли. Несколько раз прыгнул, скачки были неуклюжими, мешало торчащее из бока копьецо. Но от постоянных судорожных дёрганий тела животного, оно вывалилось, и подранок поскакал, вслед за испуганно убегающим стадом.
   Клык мог добить животное, но тогда, получится, что Шустрик не сдал свой самый главный экзамен. Поэтому вождь только наблюдал. Он видел, как молодой охотник подбежал к окровавленному копью. Осмотрелся, опираясь на длинный бамбуковый шест, оглядел землю. И вот вождь услышал, как Шустрый радостно сообщил:
  'Добыча далеко не уйдёт, она быстро теряет кровь. Пойду по следу подранка‟.
   Иурра догнали относительно быстро, но произошло это уже на запретной земле. И вот. Когда охотники, попросив у убитого красавца прощение за отнятую жизнь, объяснив ему, что они это сделали для прокорма своих сородичей. И воздав хвалу Ача⁹, дети Седой Волчицы, собирались поднять с земли тело животного. Появился огромный демон. Подходя к ним, он громко топал ногами, грозно рычал, и вообще, был одет в шкуры неведомых животных и, не смотря на многократно повторенные предупреждения: ' Ахва! Ахва! Ахва!¹ᴼ‟ - Шёл на сближение - продолжая угрожающе шипеть.
   Страшного демона не остановило даже построение охотников в боевой порядок и предупредительные удары шестов по земле. Его, прислужника абсолютного зла, все эти предупреждения только раззадоривали.
   Клык до сих пор не понимал, как демон смог увернуться от первого удара в голову. А получив хлёсткий, сильный хлопок по спине, умудрился отнять у вождя его боевой посох. Но это не помогло посланнику того, чьё имя нельзя произносить. Охотники, стоящие позади Клыка, повергли злого демона. Но здесь, на помощь первому, прибежал второй, более грозный - с жутко острыми когтями. Ими он порезал и проткнул двоих воинов, и был так быстр и грозен, что в сердца выживших, вселился страх. Было от чего. Демон рычал страшнее медведя, а глаза были безумнее, чем у старухи Эрги - смерти. Оставшиеся в живых охотники, дрогнули и покинули поле боя, в их числе и Клык. Так и сидели, затаившись в кустах, наблюдали, как демон резко успокоился; постоял, рассматривая своего погибшего собрата; затем, взвалив его тело себе на плечи; неспешно ушёл вглубь запретных земель.
   Казалось, одержана победа, зло получило достойный отпор, понесло потерю и вернулось на свои земли. Пусть это и далось ценой жуткой потери, погибли двое охотников. Только и остаётся, что забрать тела своих соплеменников, и сжечь их вместе с осквернённой добычей (огонь не только освободит, но и очистит их души¹¹). Иначе из-за скверны, которой демоны заразили эти тела, может погибнуть весь род.
   Но Клык, уже принял решение, и считал его единственно правильным. Он обязан разузнать, скольких помощников призвал тот, чьё имя нельзя произносить, что от них можно ожидать и куда они собираются идти. Вождь и оба, оставшихся в живых охотника, уже вступили в контакт с коварным злом, и они, дабы не увеличивать количество соплеменников, контактировавших с демонами, согласны немного повременить с исполнением всех необходимых ритуалов. Так что, охранять погибших соплеменников остался Быстрые Ноги, а Острое Ухо и Клык, пошли на разведку.
   Однако, на этом, воспоминания вождя прервались. Его тело согрелось, расслабилось, чему в немалой степени помог выпитый целебный вар, и его перестала колотить мелкая дрожь. Удалённый, неразборчивый речитатив заклинаний, также добавил свою толику и Клык, также как и незадолго до этого Острое Ухо, уснул.
  
  Глава 4
  
   С переноской имущества погибших воинов, которое Гриша отобрал как необходимое для их группы, справились в два захода. Никто, ни Вика, ни Ольга не отлынивали от работы, видимо все прониклись серьёзностью положения, в которое они попали. Единственное, что смущало Григория, так это бросаемые временами враждебные взгляды его подруги, коими она одаривала толстушку. Но вспомнив, с каким рвением Оленька охаживала его, особенно перед этой злосчастной поездкой на рыбалку, парень списал это на девичью ревность. И дал себе зарок, поговорить с ней: только семейных драм ему и не хватает. А женщинам только дай завестись, такого могут наворотить. Впрочем, ревнивцы мужского рода ничем не лучше.
   Так что, солнце только приблизилось к закату, а группа людей, волей случая оказавшихся в одном, не очень приветливом месте, приступила к поминкам погибших. Организацией этого скорбного мероприятия занялась Екатерина Сергеевна, та самая женщина с угловато скуластым лицом, которая потеряла в аварии мужа. Честно говоря, Гриша не ожидал, что эта дама так быстро возьмёт себя в руки и будет хоть что-либо делать. Он считал, что она надолго повиснет не его шее обузой.
   Зря он так думал. Екатерина, без чьего-либо указа, нашла неподалёку от временной стоянки небольшой ручеёк, с помощью своего сына Вениамина, начерпала из него полную цыбарку воды, вскипятила её и поставила остывать. Заодно она озаботилась о том, чтоб шашлыки не сильно то остыли. А когда все вернулись и покончили с переносом нового имущества. Женщина заставила всех вымыть руки с мылом, сливая воду из большого алюминиевого ковшика. Её сынок на манер стойкого оловянного солдатика, стоял рядом, держа вполне приличное, белое, вафельное полотенце, позволяя всем вытереть руки. После чего, дама, подтверждая сказанное широким жестом, пригласила помянуть всех погибших. Мол, еду уже давно приготовили, да и всем нам, крайне важно соблюдать обычаи своей родины. Особенно после того, как они оказались от неё так далеко: 'Иначе быстро одичаем и деградируем‟. Ответила она на так и не заданный вопрос.
   'Но ничего, - подумал молодой человек, наблюдая за суетящейся женщиной, - эти хлопоты помогают ей отвлечься. Значит, что нужно, чем-либо озадачить весь мой 'бабий гарнизон‟, и им будет польза - не будет времени для дурных мыслей, и мне помощь.‟
   Во время поминального обеда, Екатерина не плакала, не причитала. Видимо с утра 'выплакала все свои слёзы‟. Так и стояла, возле импровизированного стола (двух газет, постеленных на капот нивы), держа гордую осанку и благодарно улыбаясь краешками губ тем, кто поминал её мужа хорошим словом. И здесь никто не лукавил, и пусть они не знали Сергея при жизни, но все повторяли одно, только в разных вариациях: 'Плохого человека так не любят. И потеряв, так не убиваются. Так что, царствие ему небесное и пусть земля ему будет пухом‟. - За время этой тризны, Григорий всего лишь раз, в самом начале, взглянул в глаза этой женщины и увидел в них такую тоску, такое горе, что у него невольно защемило сердце. Больше встречаться с ней взглядом, парень не желал: не по-людски это, подсматривать за чувствами, которые человек старается скрыть от других. Поэтому, в дальнейшем, старался смотреть только на свою Оленьку.
   Во время тризны, не позабыли ещё об одной вдове, выказывали соболезнование и Виктории. Только она, в отличие от подруги по несчастью, не выдержала, пару раз разрыдалась. Один раз дошло до истеричного плача. Так что Екатерине, пришлось успокаивать девушку, прижимая её к себе и чего-то, шепча ей на ухо.
   Не обошли добрым словом и военных, особенно подчеркнув, что те, больше всех достойны доброй памяти. За этими речами и пролетело время. Поминки окончились засветло, ка не странно, на водку сильно не налегали, помня о том, что она может пригодиться как обеззараживающее или антистрессовое средство. Мало ли что может произойти, а её нет. Поэтому пьяных не было. А Григорий, на правах единственного взрослого мужчины, решил взять бразды правления в свои руки.
   'Дорогие девчата. - обратился Акимов, сразу ко всем, и отдельно посмотрев на сорокалетнюю вдову, уточнил. - Не обижайтесь Екатерина Сергеевна, но это относится и к вам. Место, где мы все оказались не очень приветливое и весьма опасное. Это и дикие аборигены, и всевозможные хищные звери. И наконец, самая неприятная новость, никто не знает, откуда может свалиться на голову 'индивидуальный кирпичик‟. То есть, где и когда сверкнёт, и что, или кто оттуда на тебя вылетит‟.
  'Молодой человек, вы нам предлагаете делать что определённое? Или собираетесь просто обозначить проблемы? Так сказать, сотрясать воздух. ‟ - Поинтересовалась Екатерина, прекратив комкать газету, которая во время совместной трапезы служила скатертью.
   От Григория не укрылось то, как на эти слова среагировала его Оля. Она возмущённо сверкнула очами, одарив женщину возмущённым взглядом. После чего, девушка, посмотрела на своего избранника. Явно ожидая от него каких либо действий, или достойного ответа.
  - Екатерина Сергеевна, ну зачем вы сразу так ополчились на меня? Да, я остался единственным из выживших мужчин. Это если не считать вашего сына. И то, что мною начат этот разговор, означает только одно, я долго думал обо всём случившимся с нами и кое-чего придумал. И раз я говорю с вами, то желаю обсудить наши планы, а не доводить их до вас в приказном порядке.
  - Это уже хорошо. И что вы желаете нам предложить?
  - Для начала смените тон. Я вам не шалопай-бездельник, а вы не мой педагог. Говорите спокойно, так, как и я с вами разговариваю.
  - Хорошо, прошу прощения. - Немного подумав, ответила женщина, на сей раз, она говорила намного спокойнее. - Сегодня столько разного произошло - нервы, понимаете ли.
  - Ничего. Я всё понимаю. А сейчас, обсудим то, что я думаю по поводу нашей дальнейшей жизни. Первое. Нам нужно срочно поменять месторасположение нашего лагеря. Если судить по тому, как мы здесь оказались, и появлению тех погибших солдат, из времени Великой Отечественной Войны, это место слишком опасное, неизвестно что и откуда прилетит. Так что, поищем другое, без таких плюшек. И ещё, самое главное условие, рядом с нашим новым жилищем, должен быть надёжный источник воды. А не слабенький ключ. Иначе нет гарантии, что в самый неподходящий момент, он не пересохнет. Второе. Пока не научимся добывать пищу, урезаем наш аппетит. Продуктовые запасы надо растягивать. Так что, Екатерина Сергеевна, этим займётесь вы. Будете нашим начпродом. Мы все сдадим вам наши запасы, вместе с теми, что нашли возле полуторки. И вот что. Как вы думаете, правильно ли будет, если первым делом, мы съедим всё скоропортящееся.
   Дама, соглашаясь кивала головой. И судя по немного отрешённому взгляду, обдумывала все плюсы и минусы предложенной ей работы.
  - А чем нам не подходит небольшой ручеёк? - Робко поинтересовался мальчишка.
  - Я понимаю так, что эти места станут нашим постоянным местом жительства. - Как можно спокойнее ответил Гриша, обернувшись к подростку. - Так что, застолбим участки получше.
  - Но мы же всё равно выйдем из этих дремучих мест. Найдём местных представителей власти, и таким образом, свяжемся с нашим посольством. Ведь нас не бросят?
   Акимов хотел было объяснить мальчишке о том, что, судя по всему, они в другом мире, и вернуться, назад не получится. Этот эффект, пусть и очень часто, но уже срабатывал. Это когда перенос идёт с земли на землю, только на географически удалённые точки, то об этом фокусе говорил бы весь мир. Например, где-то появился дикий кроманьонец и сильно напугал местных жителей, или, турист с острова Эльютера, неизвестным способом оказался в Эфиопии. Или ещё нечто подобное. Но, посмотрев на Веню, сжалился над ним и решил не отнимать у мальца надежду. А там, приживётся, привыкнет к этому миру. Дети легче приспосабливаются к разным переменам. И проговорил всё в той же спокойно-вкрадчивой тональности:
   'Конечно же, вернёмся назад. А для этого, надеясь на скорое разрешение нашей проблемы, нам нужно готовиться к длительному ожиданию помощи. Обидно будет остаться без воды, или еды. - После чего, без лишних слов, переключился на разговор с женщинами. - Я сейчас наготовлю дров. Чтоб хватило на всю ночь, затем немного посплю. Меня разбудите через пару часов...‟.
   Монолог Григория перебила Екатерина:
  - Не надо заготавливать дрова. Пока вы как угорелый бегали по округе, я с Веней их насобирала, на ночь хватит - с запасом.
  - Очень хорошо. Тогда я покемарю парочку часов, после чего охраняю вас - всю ночь. Мало ли что может угрожать. Хищный ли зверь, дикарь, или ещё чего ни будь. Думаю, что всем лучше спать в своих машинах. Но заметив, как от этих слов передёрнуло Екатерину, внёс уточнение. - А для вас, с Вениамином, у меня есть предложение, там, на верхнем багажнике есть мешок с палаткой. Я её сейчас установлю, и вы ночуете в ней. А поутру, как рассветёт, я ещё немного придавлю фазу и после пробуждения, отправлюсь на поиски удобного места для нового лагеря.
  
   День бывает добрым, но с некоторыми оговорками, если человек хорошо выспался, уверен, что завтрашний день не несёт ничего плохого, и самое главное, он находится дома, где всё знакомо и относительно безопасно. И пусть сегодня ничего этого не было, но молодой человек не жаловался, он неспешно брёл по звериной тропе, рассудив, что она, обязательно приведёт к воде. Время от времени, парень останавливался; прислушивался; делал на стволах деревьев заметные издали зарубки и снова продолжал свой путь. Не хватало ещё заблудиться и не найти обратной дороги.
   Григорий, уже третий час, без особого успеха бродил по округе. Часто доставал из полупустой противогазной сумки компас (позаимствованный у красного командира), и сверялся со сторонами света. Ему до жути не хотелось затеряться в незнакомой местности, или чего хуже, найти самое неудачное место для будущего селения. Где-то в глубине души, он боялся не учесть все напасти, которые могут на него обрушиться, ведь он никак не мог определиться, в какой из климатических зон он находится. Для тропиков, колебание ночной и дневной температур было незначительным, по крайней мере, за эти сутки. Исходя из этого, Акимов больше склонялся к субтропикам, здесь и лесолуговая растительность, и голые аборигены, хотя ..., его познаний в этой области было недостаточно. И точность выводов ровнялась плюс - минус, километр, если не больше. Поэтому Акимов был не уверен в правильности сделанных им выводов, что немного удручало. Радовало только одно, болото пока не встречалось, и то хорошо.
   Снова тропинка вывела на большой участок открытой местности. Неподалёку паслись какие-то травоядные животные, по внешнему виду сильно напоминающие зебр (одинокий исследователь так их и обозначил), вот только шеи у них были несколько длиннее, настолько, что это сразу бросалось в глаза. Человек ещё не был виден, а все животные уже смотрели в его сторону. Что было не мудрено, ведь его передвижение сопровождало взволнованное птичье щебетание. Крикливые пернатые охранники, загодя предупреждали всю округу о приближении опасного гостя. Григорий только и смог разглядеть, - множество испуганных, внимательно его изучающих глаз; чёрно белые полоски по телу этих грациозных животных; и тревожно вращающиеся на головах уши, которые прослушивали всю округу.
   Вот самое пугливое животное сорвалось с места, и резко понеслось прочь. Через секунду к нему присоединился весь небольшой табун. Длинношеие зебры прыгали, толкались боками, после чего, немного меняли направление, стремясь поскорее ускакать от самого опасного врага. Гриша только и смог, что посмотреть в след убегающим животным, ружья у него не было, так что о добыче можно было и не мечтать.
   Постояв, понаблюдав за удаляющимся от него табуном, Акимов какое-то время посокрушался о невозможности раздобыть свежего мяса. В сердцах сплюнул себе под ноги и решил не идти следом за убегающими зебрами, а пройтись вдоль опушки редкого леса, тем более он шёл под уклон. Молодой человек, надеялся, что так, у него будет намного больше шансов наткнуться на реку или озеро. Тем более, спуск становился всё круче и круче. Вот и лесок стал редеть, всё чаще стали появляться валуны, они становились всё крупнее и крупнее. Склон, наоборот начал становиться более пологим. А впереди, засеребрилась гладь большого озера. Гриша даже не смог понять как, проходя мимо огромных каменных плит, он оказался около основания пятиметровой скалы, которая нависала над невысоким входом в пещерку. Он думал, что огибает очередное, очень большое скопление каменных глыб. Неподалёку, метрах в тридцати от её основания, как огромное зеркало, сияла гладь водоёма. И самое приятное открытие заключалось в том, что местность хорошо продувалась. Что обещало уменьшить проблему с обилием москитов и прочей мошкары.
   Не веря в свою удачу, сомневаясь, что в первый же день он смог найти никем не занятую пещеру, Григорий неспешно подкрался к её входу. Как и положено городскому жителю, пусть и увлекающемуся охотой, он не обратил внимания на то, что возле обнаруженной им пещеры валялись обглоданные и сильно изгрызенные кости. Не насторожил его и неприятный запах, говорящий о том, что где-то рядом находится жилище хищника. Такую невнимательность Акимова объяснила сильная усталость и то, что он был в состоянии лёгкой эйфории. Ведь он, так быстро нашёл крышу над головой. И ни для кого не является секретом, что пещера это готовое решение многих проблем. Во-первых, она уже представляет собой готовое жилище, обследуй, наведи в нём порядок и живи. Здесь в любую жару всегда прохладно, и даже если подумать о маловероятном здесь событии, - ударит зимняя стужа, то, и от мороза она неплохо защитит.
   Мысленно ликуя и обдумывая все плюсы, которые ему и его небольшому коллективу несёт его находка, Гриша остановился возле входа, немного постоял, пригнулся, чтоб не удариться головой об низкий потолок и сделал ещё пару шагов. Остановился, ничего не произошло. Когда глаза немного привыкли к полумраку найденного подземелья, Григорий начал присматриваться, но не смог ничего разглядеть. После яркого дневного света, темень казалась непроницаемой.
   'Блин горелый, - мысленно выругался молодой человек, - ну почему я не взял с собою фонарик? Не хотел, видишь ли, таскать с собой лишние предметы. И как мне обследовать это подземелье? Идиот, балда...‟.
   Акимов, достал из-за пояса наган, взвёл курок, тщательно ощупывая подошвой ноги землю, сделал ещё пару шагов. Спереди и справа, послышалось злое рычание. Нервы у мужчины были на пределе, Он ожидал, что в этой пещере может оказаться какой-либо хищник, и он совершил непростительную ошибку, резко развернувшись, побежал к выходу.
  'Р-р гав, гав, ав, ав!‟ - Яростный лай приближался, догонял, и происходило это чересчур быстро.
   Молодого человека спасло то, что он не задумывался о дальнейших действиях, и не впал в ступор - застыв на месте. Он отбежал на пару, тройку шагов, полу обернулся на звук, вытянул в направлении опасного лая руку с пистолетом, и нажал на спусковой крючок. Он стрелял, раз за разом посылая во тьму смертоносный метал. И так, до тех пор, пока не прозвучал тихий, сухой щелчок. Точнее несколько.
   Сердце у Григория билось как у загнанной лошади, ему было тесно в груди, мерзкий пот прошиб всё тело, спасибо хоть оно не тряслось в мелкой дрожи. Постояв несколько секунд, более или менее упорядочив свои мысли, парень осознал, что бездумно израсходовал весь боеприпас, и отныне, револьвер представляет собой всего лишь увесистую железяку, которая не полезнее камня. Но отбрасывать его в сторону, не стал, пусть и вещь отныне и бесполезная, но ощущение в руке его тяжести, немного успокаивало. Впрочем и того, кто атаковал во тьме, не было видно. Доносилось только еле слышное, жалобное поскуливание, которое вскоре стихло. Выждав ещё немного, и присмотревшись получше, Гриша, разглядел какое-то тёмное пятно, которое виднелось неподалёку от границы света и тьмы.
   Увиденное, вызвало острый приступ любопытства, очень уж хотелось узнать, кто же его так сильно напугал. Но не узнать, кто здесь живёт, это большая глупость. Поколебавшись, стоит ли так рисковать прямо сейчас, или нет, Акимов сунул бесполезный пистолет за пояс, вооружился ножом и осторожно, готовясь встретить на клинок любого, кто метнётся к нему, молодой человек приблизился к пятну. Ткнул его ногой, почувствовал, что носок его летнего, армейского берца, попал по чему-то мягкому и судя по всему тяжёлому. Никакой реакции на это действие не последовало, что немного успокоило. Ещё несколько тычков, только уже посильнее, и вновь никакого ответа.
   После этого, молодой человек решил исследовать находку на ощупь - рукой. Оказалось, что это была мощная голова животного с грубоватой и короткой шерстью и большими ушами. Животное никак не реагировало на прикосновения. Гриша прошёлся пальцами немного дальше, и был очень удивлён, он нащупал жёсткий предмет, опоясывающий мускулистую шею.
  'Никак ошейник?‟ - Мелькнула догадка.
   Схватившись, Гриша что было сил, дёрнул и потащил тело к выходу из пещеры. Оказавшись на свету, убедился что это и в самом деле была собака. Акимов не сильно то и разбирался в породах этого друга человека, мог уверенно отличить дворнягу от породистого пса - не более того. Это была чёрная собака, с коричневыми пятнами на груди и такими же лапами, судя по мощной, лобастой голове, перед ногами Григория, по его разумению лежала самка ротвейлера, с растянутыми, пустыми 'мешочками‟ вымени. Тело псины было немного исхудавшим, а на шее, действительно был одет ошейник. Правда он был сделан из кожзаменителя и начинал осыпаться, обнажая тканевую подложку. Эта поделка, никак не могла принадлежать местным аборигенам, нет у них для этого таких технологий .
   'А пёс то хозяйский, с ошейником. А не со своим ли хозяином он здесь жил?‟- Подумал Григорий и снова осмотрелся, только сейчас, сделал это повнимательней .
   Сколько он не приглядывался, но следов пребывания в этих местах человека, он так и не обнаружил. Что немного обрадовало. Так и отправился этот человек в обратный путь, решив, что в любом случае, это место и должно стать постоянным пристанищем небольшого коллектива попаданцев. Заодно, чтоб не прикармливать хищников, Гриша отнёс подальше тело убитой им собаки.
   Возвращение Григория не вызвало никаких эмоций, жара была в полном разгаре, и все женщины, расстелив сильно выцветшее оранжевое покрывало, лежали в тени дерева в ствол которого упиралась его Ниночка (нива). Разморённые дамы беспечно спали, позабыв, что к ним могут подобраться хищные звери, или кровожадные аборигены. Рядом с ними, облокотившись спиной к дереву, дремал мальчишка. Так что Акимов подошёл к ним никем не замеченный. Подошёл и громко крикнул:
  ' А-а-а! Тревога!‟
   Это возымело действие, всех передёрнуло, люди вскочили, нечего не понимая закрутили головами, Ольга даже завизжала. Но разобравшись, что им ничего не угрожает, все ополчились на Григория. Первой заголосила Вика:
  'Ты что, совсем офигел?! - от возмущения её лицо покрылось красными пятнами. - Какого ляха орёшь как ...? Мало того что шлялся неизвестно где, так ещё народ пугаешь‟.
  Молодой человек мог бы, и промолчать, но не счёл нужным это делать. Поэтому громко, чтоб услышали все, но при этом голосом, не терпящим возражений, он заявил:
  'Вика, я не твой муж, чтоб давать тебе отчёт в том, где и с кем я ходил. Так что умерь свой пыл. А насчёт испуганного народа, скажу одно. Этот народ позабыл, что где-то рядом ходят кровожадные дикари и они, в отличие от меня, одним лишь криком не отделаются‟.
   'Но ведь так тоже нельзя, - вставила своё слово Екатерина Сергеевна, хотя, если судить по её взгляду, она сама была не прочь прибить злого шутника. - А нас, просто жарой сморило, вот и дали слабину. И вообще, мы для вас не солдаты‟.
  'Хорошо, на первый раз проехали. А сейчас, сворачиваем наш временный лагерь и перебираемся на новое место. Там и прохлада есть, и воды много, в общем, там намного лучше, чем здесь. Да ещё одно, мы сможем туда добраться на наших авто. Всё не тащить в руках имеющееся у нашего отряда имущество‟.
  Как это ни странно, но никто не стал приставать с расспросами относительно того, далеко ли идти, близко ли. Екатерина только уточнила: 'Всё точно говоришь? Там и прохлада, и вода есть?‟ - Увидев утвердительный кивок, первой стала собирать вещи.
  Управились относительно быстро, единственное, что заняло много времени так это осмотр машин и их растаскивание. Оказалась, что нива прекрасно перенесла аварию, если не считать помятой двери багажника. Москвич немного повело, но Екатерина и Григорий, немного подумав, решили, что этот переезд он выдержит. А вот мерседес, - 'приказал долго жить‟, мотор не заводился. Пришлось всё его имущество перегружать на выжившие машины, что и отняло львиную долю времени, потраченного на сборы. Вика, благодаря этому, умудрилась найти то, что считала давно утерянным. По крайней мере, она так сказала.
  
  Глава 5
  
   Пробуждение Клыка было нерадостным. После окуривания болела голова и немного поташнивало. Приподнявшись на локтях, вождь осмотрелся, Острое Ухо ещё спал, по-детски сжимая и разжимая пальцы правого кулака. Дыхание охотника было ровным и спокойным, несомненно, ему снилось что-то хорошее, ибо его губы, растянулись в благодушной улыбке.
   Сердце вождя, сжалось от горечи - он помнил, по какой причине оказался в этой хижине.
   'Ну что же, выходит что времени у меня покамест много. - подумал Клык беззвучно встав и направившись к выходу из временной хижины. - Пока буду вынужденно бездельничать, начну обдумывать, каким образом будет выживать моё племя. Только жаль, что какое-то время, не буду знать никаких новостей‟.
   Выйдя из жилища, вождь внимательно посмотрел на небо. Да, Хос давно состарился и его жизненный цикл приближался к своему завершению. Это значило одно, Клык проспал совсем немного, и в его душе зародилась надежда: 'Если судить по моему самочувствию, демоны не сильно злодействовали со своим злым дыханием. - думал он, усаживаясь на лежащее неподалёку от хижины бревно, - А это значит, что они не нанесли большого вреда моему телу, может быть, они его даже не задели ...‟.
   Эти мысли не помешали вождю присматривать за окружающей его обстановкой. Он прекрасно видел, как издали, за ним наблюдал старший Волк, не укрылось от Клыка, и то, что он был гол, без привычной шкуры, только на шее висели бусы из волчьих зубов и ещё, он весь, с головы до пят, покрыт тонким слоем глины. Вскоре, к жрецу подбежал один из его учеников, и учтиво склонив голову, начал чего-то рассказывать. Старший муж Седой Волчицы, внимательно слушал, и, судя по его спокойной реакции, можно было догадаться, что ничего страшного не произошло - обыкновенный рутинный разговор о повседневных делах. Точнее тех, которые они должны делать в такой ситуации.
   Вождь угадал, старший муж праматери, действительно наблюдал за ним. Вот только насчёт того, что шаман был спокоен, Клык ошибался. В душе старшего Волка не было покоя, он бесследно испарился в тот момент, когда вождь племени и Острое Ухо появились возле капища. Вот только их ноша была не добычей, столь необходимой для племени, а горестной, - трое погибших охотников. Вернувшиеся с охоты дети Волчицы, положили своих погибших на большую кучу дров и хвороста, что делалось только в случае встречи с тем чьё имя нельзя произносить, или его прислужниками. Далее, они отбили по бамбуковому билу условный сигнал, и, дождавшись, когда на них обратят внимание; легли ниц, широко раскинув руки.
  Так и лежали, пока щенки, под контролем всех четырёх Волков, выбивали тревожную дробь, которая громким набатом разлеталась по всей округе. После чего, охотники, побывавшие в контакте с демонами, встали, и условными жестами, поведали, где и что с ними произошло.
   И вот, оба выживших прошли омовение в реке, несущей свои воды в запретные земли, подверглись очищению благовониями, и некоторое время, будут сидеть в одинокой хижине, которая в случае их смерти, станет для них погребальным костром. Это не страшно, что тела погибших не будут отнесены в заветный лес и не станут кормом для местных хищников, огонь очистит их души и сам - вместе с дымом перенесёт их на небо, и далее, на восток, где те, станут дожидаться своего нового возрождения. А для него, старшего из Волков всё только начинается.
   'Наставник, - обратился к Волку один из его лучших учеников, - Тела погибших воинов сгорели без остатка, полностью. Я, обмылся в ручье, выпил отвар и готов отправиться за вами‟.
   Это был один из самых способных учеников. Но как это не жаль, но именно он, вместе со старшим волком, отправится в запретные земли, племя должно знать: Сколько демонов появилось в запретных землях? Куда они направились? И насколько они кровожадны?
   Старик, отвлёкся от созерцания одинокой хижины, и посмотрел на отчитывающегося перед ним волчонка. Тот был покрыт свежим слоем глины. А горящий взгляд подростка, буквально орал, что он готов к выполнению столь ответственного и главное опасного поручения. Жрец видя это, подумал: 'Эх, молодость. Ты так легко кидаешься туда, где опаснее всего, и совершенно не ведаешь страха. Нам же, взрослым этого не дано. Мы вынуждены тратить слишком много сил на преодоление своих страхов и ...‟.
  ' Хорошо, - вслух, еле слышно ответил старший муж праматери, - как только Хос спустится на твердь, выходим к границе наших земель. А поутру, переходим разделительный ручей и там, ищем стоянку демонов. Только слушайся меня, и не куда, без спроса, не лезь, любое действие только после моего одобрения. Ты меня понял, Щенок¹³?‟
   Ученик, в знак согласия, притронулся растопыренной пятернёй к груди. А Волк, на удивление легко для его возраста, поднялся с земли, и жестом приказал следовать за ним. Не прошло и минуты как оба подошли к еле приметной тропинке и, ступив на неё, скрылись в зарослях густого кустарника.
   А всё-таки молодец Клык, настоящий вождь, он, используя только жесты, весьма точно, передал место, где произошёл страшный бой. Признаться честно, следы оставляемые охотниками Седой Волчицы и Рыси, были еле заметными и не знай Волк где искать, у него ничего бы не получилось. И если бы не повреждения на кустарнике, которые остались после стычки Быстрые Ноги, с соседями, то это место, по истечению столь многого времени, обнаружить было невозможно.
   А вот то, как сильно наследили демоны, было заметно даже издали. Даже не надо быть охотником. Оставляемые ими следы были глубокими, они явно не смотрели, куда можно поставить ногу, а куда нельзя. Так что вывод напрашивался сам собою:
   'Они чужаки. - сделал умозаключение Волк, рассматривая следы, которые были чётко видны даже по истечению ночи. - Мать земля не принимает их, она стонет под их ногами. Но это хорошо. Мне будет легче выследить их по ранам, которые эти исчадья наносят дочери Хоса¹⁴‟.
   Вот так, ориентируясь по глубоким вмятинам, сухим, сломанным веточкам, жрец и его ученик вышли на пустырь, где сильно и неприятно воняло, вот только чем, было не ясно. Резкий запах исходил от предмета, принадлежащего слугам того, чьё имя нельзя произносить. Судя по отметинам на теле Нашиа¹⁴, злые духи, принеся эту громадину, неаккуратно бросили свою вещь на землю, и она, после удара несколько раз кувыркнулась и, поломавшись (на земле валялись её обломки), стала для демонов непригодной, - они больше не смогут её использовать в своих колдовских ритуалах.
   Не укрылось от Волка и то, что рядом с непонятной вещью появился свеженасыпанный курган.
   'Эти будут предвестники страшной битвы, страшнее тех, кто сжигает своих умерших‟. - Подумал Жрец, обходя свежий холм, он уже понял всё, что здесь произошло.
   Волк прекрасно помнил все рассказы своего наставника. Поэтому, подозвав еле заметным жестом ученика, тихим шёпотом, повторил для Щенка древний завет предков говорящий именно об этом случае. Мудрец знал, что наглядный пример, будет способствовать лучшему запоминанию получаемой информации.
   Ещё одни следы, где прислужники зла многократно ходили в обоих направлениях, привели на большую поляну. Здесь обнаружился ещё один, но уже маленький курган. Неподалёку от него, возле огромного дерева, стояла ещё одна вещь брошенная чужаками, только она была намного меньше первой, и общего меж ними, было только наличие четырёх круглых ножек, сделанных из чего-то чёрного. Вот только следов, незваные гости оставили больше чем на первом месте, здесь был костёр, нелепые отпечатки ног и многое из того, чего Волк просто не смог понять. Исходя из этого, жрец сделал умозаключение, что здесь была ночная стоянка. И демоны решили перебраться на новое место.
   'Да. Я слишком много времени потратил на изучение всех следов. - думал шаман, рассматривая новые, необычные и очень глубокие отпечатки, которые несколькими полосами уходили в строну земель занимаемых племенем Рыси. - Необходимо ещё засветло проследить, не свернут ли демоны к нашим территориям. И вообще, необходимо знать, чем они заняты, много ли их, и насколько они агрессивны‟.
   Старец подал сигнал, и оба дитя природы, легко и привычно, побежали вдоль странной полосы, уходящей в сторону возрождения Хоса. Они не сходили со следа даже тогда, когда тот вилял, и по идее, пройдённое расстояние можно было сократить, срезав дугу идя напрямик. Зная о коварстве прислужников зла, можно было потерять их след. Вон как они смогли изменить свои отпечатки, поначалу, они были как у всех живых существ, в тех местах, где ступала их нога, оставляли небольшие ямки, а вот сейчас, странные полосы - ни на что не похожие. Вдруг снова решат отвести глаза, ступая по новому, начнут зверя имитировать. Придётся возвращаться назад, искать утерянную нить следов и заново проходить путь, только уже бессмысленно упустив время.
   Нагнали чужаков возле большого озера, чьи воды тремя небольшими речушками вытекали на земли Рыси и, одна медленно кралась к главному поселению племени Кхеса¹⁵. Демоны шумели, кричали, а один из них, бил чем-то по сухому дереву. Вскоре оно застонало, как будто даже умерев, почувствовало причиняемую ему боль, после чего, стало неспешно падать, а злодей, который истязал засохшее на корню дерево, радостно закричал: 'Берегись!‟ - Что это значит, не понял ни мудрый жрец, ни его ученик. А служитель того, чьё имя нельзя произносить, немного постоял и принялся отбивать со ствола уцелевшие сухие ветки.
   Щенок, жестами попросился подобраться поближе, и понаблюдать оттуда. Волк, подумав, одобрил это решение, согласно кивнув головой, но в следующее мгновение, схватил мальчишку за руку, и предостерегающе, очень тихо, зашипел. Когда мальчишка обернулся, жрец одними глазами указал на ближайшие заросли.
   Подросток, привыкший во всём доверять своему наставнику, притаился, и начал внимательнее изучать кусты. Поначалу он не заметил нечего опасного, но вскоре неправильно шелохнулась парочка веток. Ветер, конечно, дул, но шевеление не совпало ни с его направлением, ни с чем-либо другим. Присмотревшись, щенок увидел человеческое лицо. Кто-то внимательно наблюдал за необычными пришельцами. Прошло некоторое время, и из зарослей, осторожно ступая, появился охотник. Он низко пригибался, почти стелился по земле, в общем, весьма умело перебирался к очередному островку кустарника. Судя по орнаменту обережного рисунка, он принадлежал племени Рыси и был одним из лучших охотников.
   Щенок весьма быстро сообразил, что раз это не жрец, то соседи только что обнаружили слугу того, чьё имя нельзя произносить. Не успела эта мысль обрести окончательное построение, как мальчишка услышал тихий шёпот наставника:
   'Не суетись, охотник скоро уйдёт. А нам, как он и его товарищи покинут это место, необходимо, подготовить и занять более выгодную лёжку - предстоит долгое наблюдение‟.
  
   Как это ни странно, но по прибытию на место, которое Григорий выбрал для лагеря, вопреки его ожиданиям, женщины не выказали огромной радости. Точнее так, они, одобрительно кивая, постояли на берегу озера, понаблюдали за водной гладью, посекретничали. О чём девчата шептались, было не слышно, Акимов, в этот момент стоял возле своей нивы и заправлял её бензином, слитым с изувеченного мерседеса. Брать горючее с полуторки он побоялся, было неизвестно, как двигатель отреагирует на добавление этого топлива. А расставаться с машиной очень не хотелось, привязался к ней Гриша, и подсознательно старался отодвинуть тот момент, когда его Ниночка перейдёт в разряд металлолома. От этого процесса, парня отвлекает неожиданно заданный вопрос. Вопрошала Екатерина:
  'Гриша, а как вы думаете, в этом озере купаться безопасно? В нём не водится никаких опасных тварей?‟
   Григорий отвлёкся от процесса заливки топлива, извлёк из горловины бака широкую пластиковую воронку; посмотрел на женщину, на её расплывшееся в широкой улыбке лицо, и на стоящего рядом с ней Вениамина. Стало ясно, что мать всего лишь озвучила вопрос, заданный её ребёнком. Поэтому, молодой человек, совершенно спокойно ответил: 'Не знаю, но думаю, что необходимо понаблюдать за водой. А как благоустроим лагерь, я постараюсь половить рыбу - на живца. Вот тогда и будет ясно. Какие здесь водятся хищники и опасны ли они для нас‟.
   Он оказался прав, поплавать желал мальчишка, а женщина, всего лишь искала в нём, в Григории, поддержку для отказа своему ребёнку. Мать немного присела, посмотрела в глаза своего, обижено выпучившего нижнюю губу чада, и что-то тихо проговорила. Тот был явно недоволен запретом, но всё равно прижался к матери, и чего-то ей ответил. Женщина была обижена этими словами, потому что, снова начала говорить. Только немного громче и суровей, если судить по долетающим до Гриши обрывкам фраз, в её голосе зазвучали жёсткие, металлические нотки.
   А Вика и Ольга, не желая быть безучастными свидетелями воспитательного процесса, нашли себе более увлекательное занятие, пошли к заметной от берега пещерке. Вот только метров за пять от входа в пещеру, Виктория остановилась, посмотрела на валяющиеся недалеко от входа кости, и принюхалась.
  - Что-то здесь псиной воняет. И вон, сколько костей валяется вокруг, - громко, чтоб её услышали все, заговорила брюнетка, и указала куда-то правее пещеры рукой, - а вон там, видно много собачьего дерьма.
  - Да. Здесь, ещё недавно жила сучка ротвейлера. Кстати, на ней был ошейник, видать тоже, как и мы, попалась в свечение. Вот только я её пристрелил, и оттащил подальше. Так что, там больше никого нет.
  - Жаль. Она бы нам пригодилась. Из них получаются классные охранники, тем более, по твоим словам, она была домашней.
  - Не уверен. Маловероятно, что эта собачка, приняла бы нас за своих хозяев. - Ответил Гриша, вспомнив, как та яростно кинулась на него. - Думаю, что она успела одичать и я, за малым, не стал её обедом.
  - И всё равно жаль. Однако, после её присутствия, придётся наводить в пещере порядок .... А ты точно уверен, что в этой дыре больше никого нет?
   - Нет там никого. Я насколько мог, проверил. Вот сейчас ...
   Договорить, что он собирается делать, Гриша не успел. Ольга, слушая диалог Вики и своего мужчины, подошла к пещере, стала прислушиваться, и как-то растерянно проговорила: 'Ой. Там, кажется, кто-то есть. Там точно, кто-то жалобно пищит‟.
   Вышла немая сцена. Все замерли и посмотрели на Олю. И продлилось это оцепенение с минуту, не более. Первым начал действовать Григорий, он залез в салон, вытащил из бардачка портупею, на которой висела кобура с ТТ. Быстро одел на себя эту не хитрую конструкцию из ремней. И, извлёк пистолет. Что бы там ни было, но как с ним обращаться парень разобрался ещё возле полуторки.
   Всё также в тишине, Гриша вошёл во тьму. Вот только на этот раз, он был готов к доскональному обследованию подземелья, в его левой руке светил фонарь, и силы его рассеянного луча, хватало для того, чтоб выхватывать из потёмок приличный участок небольшой пещерки. В ней точно кто-то был, и этот кто-то, плаксиво поскуливал. Луч света перемещается в направлении, откуда доносятся эти звуки, дуло пистолета повторяет это движение. Но то, что открывается взору, не несёт никакой опасности. На свету, морщась от его силы, в непонятно из-чего сделанном гнезде, лежало четверо упитанных, разномастных кутят, трое тёмных, в их окрасе преобладает чёрный цвет, с произвольно расположенными серыми пятнами. Впрочем, нет. Один бутуз является точной копией матери. И ещё один, был полностью серый с тёмными продольными полосами по всему телу.
   Снова луч скользит по стенам, подземелья, выхватывая из тьмы их арочный уклон и естественные неровности. Оказывается, в дальнем углу темнеет провал, значит, пещера имеет там своё продолжение.
  'Блин. Не дай бог, там есть другой вход, - Подумал молодой человек, направляясь к обнаруженному им проёму, - необходимо проверить. И если это окажется правдой, то завалить его камнями‟.
  - Ну что там? - Послышался голос Ольги, видимо ею сильнее всех завладело любопытство. Там кто ни будь есть?
  - Ты права. Я нашёл щенков.
  - Их много?
  - Четверо.
  - А они что, ещё слепые?
   - Да, нет, вроде зрячие. - Ответил Гриша, его манил, притягивал проход в дальней части пещеры, и он желал, как можно скорее прекратить ненужный для него разговор и продолжить изучение своего будущего жилища. - Ты возьми мой аварийный фонарь, да заходи с девчатами. Сами всё увидите. Если желаете, можете кутят оставить себе.
   Возле самого проёма Гриша остановился, так как ему показалось, что из хода повеяло прохладой. И это, на фоне того, что в самой пещере, по сравнению с внешней температурой воздуха, было достаточно свежо. А ещё, в дальнем конце хода, что-то еле заметно серело. Акимов удивился, испугался, что это может быть галлюцинацией, - мозг мог услужливо дорисовать то, что он ожидал увидеть. Парень несколько раз зажмуривал глаза, но слабый источник слабого света не исчезал. Убедившись, что всё это ему не мерещится Григорий мысленно процитировал слова, сказанные Алисой, - из всемирно известной сказки 'Приключения Алисы в Стране чудес‟. Да, да, парнишка именно так и подумал: 'Всё страньше и страньше! Всё чудесатее и чудесатее! ... ‟ - Молодой человек, с детства приобрёл привычку обозначать так всё, что его сильно удивляло. Да и здесь не удержался, такой случай подвернулся.
   Гриша, сделал пару неуверенных шагов, открытые участки его тела ощутили лёгкое движение воздуха, он стремился именно в этот проход - сквозняк дул в спину.
  'Судя по ветерку, здесь должен быть другой выход. Вот только проверю, не мерещится ли ...‟. - Гриша, достал из кармана дешёвую газовую зажигалку, и чиркнул ею.
   Наклон и нервное трепетание язычка пламени, только подтвердили догадку - вход через который он сюда зашёл, не единственный. В голове Гриши возникли ожидаемые вопросы: 'Как такое может быть? Если подумать логически, его там не может быть. Я пришёл с той стороны, и там не было ни обрывов, ни трещин. Нет даже слабого намёка на их присутствие. И самое главное, не проникнет ли кто-либо через другой вход, да не ударит в спину? Это плохо. Значит необходимо всё проверить, и в дальнейшем, действовать с учётом появившейся информации‟.
   Перед тем как продолжить движение, Акимов, не оборачиваясь, обратился к своим спутницам, решил дать им распоряжение: 'Девчата, вы покамест похозяйничайте здесь, начинайте осваиваться. А я прогуляюсь в дальнюю часть этой пещерки, осмотрю то, что не смог исследовать без помощи фонаря‟.
   В ответ прозвучало: 'Хорошо. Только будь там внимательнее - будь осторожным‟. - Голос был женским, вот только кто это сказал, было непонятно, и это, никак не насторожило Григория, так как русской речью владели только недавно попавшие сюда люди.
   Вот только через пару метров, дальнейшее продвижение было немного затруднительным, не сильно-то выручал ни путеводный источник света впереди, ни фонарик. Так как весь пол невысокого коридора, был усыпан разнокалиберными камнями, валунами, и шёл под уклон.
   'Придётся здесь или деревянный настил делать, или засыпать землёй. - подумал Акимов, перелезая через очередной камень, перекрывший ему дорогу. - А может быть, буду вынужден делать и то, и другое. Всё равно, необходимо выкопать поблизости от нашего жилья колодец, вот и присыплю вынутым грунтом самые глубокие впадины ...‟.
   С такими мыслями, молодой человек преодолел метров семь, максимум десять. Определить точнее пройдённое, вернее сказать преодолённое с немалыми усилиями расстояние, было не возможно, мешало то, что этот нерукотворный коридор больше всего напоминал полосу препятствий повышенной сложности. От туда, откуда он только пришёл, уже слышались голоса его подопечных, они не сорились, что уже радовало.
   И вот. Взору первопроходца, открылся слабоосвещённый зал, единственный его источник света располагался вверху, на высоте десяти метров, не больше, и это было идеально круглое отверстие, диаметром не более полуметра. Если зрение не обманывало, то зал был не то чтобы большой, но и не маленький, его пологий свод напоминал арочный потолок древних церквей, только более высокий и тёмный. Пол был каменным, монолитным, вот только большую его часть, занимала водная гладь.
   Гриша подошёл поближе к берегу подземного водохранилища, вода была чистой, кристально прозрачной. Фонарь освещал дно, выхватывая из тьмы мельчайшие его детали, вот только метра через полтора, луч наткнулся на глубокий провал. Это значило одно, там глубокий шурф и воды в нём было достаточно, для того, чтоб обеспечить все нужды маленького коллектива попаданцев. Осталось проверить её на пригодность к употреблению. Григорий присел на корточки, и окунул кисть левой руки в воду, вода была холодной, ледяной как родник. Скорее всего, так оно и было, вот только куда утекали излишки жидкости, было непонятно. По крайней мере, на поверхности водостока не наблюдалось.
   'Как налажу сюда хороший проход, - подумал Григорий, подымаясь и вытирая руку об штанину своих брюк, - необходимо будет набрать её в солдатский котелок, прокипятить и попробовать на вкус, вдруг, из-за примесей её пить не возможно‟.
   Обратный путь был ещё более трудным, камни, перегораживающие проход, с этой стороны казались более высокими и непреодолимыми. Что только убедило Гришу в правильности принятого им решения - относительно настила.
  Когда Гриша вышел из пещеры, он застал свой женский коллектив за увязыванием свеженарезанного хвороста в веники. При его появлении, Екатерина встала, взяла лежащий рядом с ней свёрток и, подойдя к парню, проговорила:
  - Вот. Это твой паёк. Мы уже дважды поели, пока ты искал место для нашей стоянки, и потом, когда ты дальнюю пещеру обследовал.
  - А не много ли ты мне даёшь? Продукты надобно экономить.
  - В самый раз. - Сказала, как отрезала Екатерина Сергеевна, строго, как бывалая учительница, посмотрев на Акимова. - Мы уже дважды поели, а ты нет. И потом, ты работаешь побольше нашего, поэтому тратишь много сил. А здесь сало и хлеб, те, что нам от солдатиков достались.
  - Не могу. Нельзя все сразу есть.
  - А я, всё сразу и не даю. Мы едим только то, что было у одного из солдатиков. Правда я лучок изъяла, вдруг ты на днях рыбку поймаешь. Так я, из неё, ушицы наварю.
   Эти пререкания прервала Оля, она тихо подошла и, демонстративно обняв своего избранника, проговорила: 'Пошли Гришенька, я тебе воды на руки полью. А насчёт того, что мы уже дважды понемногу ели, это правда. Пора и тебе покушать‟. - С последними словами, Ольга разжала объятья, взяла из Екатерининых рук сало, завёрнутое в чистую тряпицу, и увлекла молодого человека к ведру с водою.
   А парень только и успел сказать: 'Девчата, только камни из пещеры не выкидывайте, они мне там ещё пригодятся‟.
  Признаться, сало и хлеб, Григорию показались необычайно вкусными. Может быть, это было и на самом деле так, может быть, он всего лишь нагулял такой сильный аппетит, когда любая пища необыкновенно вкусна, но обед, он же и запоздалый завтрак, оказался божественным. Молодой человек еле себя сдерживал, чтоб не глотать тонкую нарезку, не разжёвывая. А запивал он это великолепие, ещё горячей кипячёной водой.
   Правда, ел он это великолепие в полном одиночестве. Ольгу окрикнули, и женщины, забрав с собой Вениамина, приступили к наведению порядка. Гриша, в скором времени окончив приём пищи, занялся своим, сугубо мужским делом. Тем, которое он обозначил для себя как первостепенное.
   Он решил, что пока у них есть богатая животным белком пища, и его организм не так сильно устал, необходимо выполнить самую трудоёмкую работу. Почти рядом с пещерой, стояло три мёртвых дерева. Кора на них отсутствовала, видимо постарался какой-то жук короед. Так что, для изготовления задуманного им настила, эта древесина подходила на все сто процентов. Осталось только взять солдатский топор и поработать дровосеком.
   Древесина оказалась твердоватой, так что с рубкой пришлось долго повозиться, солнце проделало большую часть пути, от зенита, до заката. Зато, после этого, весь коллектив занялся лесозаготовкой. Домбровская, взяла второй топор, и начала весьма умело обрубать со ствола все ветки. Её сын и Ольга оттаскивали крупные щепки и сучья в пещеру. А Виктория, узнала, зачем Григорий повалил сухостой, одобрила задумку, и притащила двуручную пилу. Вот таким образом, все обязанности распределились сами собой и люди работали до самого заката.
  
  
  
  
  Концевая сноска.
  1) Джессика Флетчер. - героиня сериала 'Она написала убийство‟. По сценарию, писательница детективных романов, по призванию, успешный детектив-любитель.
  2) Гамузом - гуртом, кучей, всей толпой.
  3) Волчок - подросток, только что вошедший во взрослую жизнь.
  4) Ырры - Рысь
  5) Хос - божество света и дня (солнце) его жена Нарыи является на небосклон в виде туч. Хос возрождается каждое утро, к полудню входит в силу зрелого возраста, к вечеру стареет и умирает, вступив на далёкие земли, где поедается тотемными животными, родоначальниками самых сильных родов. За ночь, священные животные переносят душу съеденного ими Хоса на восток, и цикл повторяется. Конец света наступит, когда посланники того, чьё имя нельзя произносить, прервут эту цепочку возрождений. Так что, когда закат становится багровым, то это значит, что священные животные ведут битву со злом. Которое, старается похитить тело Хоса.
  6) Грык - Год.
  7) Крара - Большой зелёный попугай. У аборигенов ассоциируется как удача.
  8) Иурр - Серна
  9) Ача - Лесной дух охоты и войны.
  10) Ахва! - Стоять, не двигаться, не подходи.
  11) Кремация трупов, - интуитивно приобретённые навыки борьбы с приносимыми извне вирусами. Отсюда и ритуал очищения - своеобразный карантин.
  12) Цыбарка - Ведро
  13) Щенок. - Ученик шамана племени Седой волчицы.
  14) Нашиа. - Земля, дочь Хоса и Нарыи - богини туч, дождя и жизни. Нарыя, также богиня дарующая жизнь всей растительности. Она проливается на землю дождями, даруя своей дочери жизненную силу. Редко появляется на небе, когда идёт великая битва и её супруг слабеет.
  15) Кхес - Хищная птица, внешне сильно напоминает Стерха, только крупнее.
Оценка: 6.35*13  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Старский "Трансформация" (ЛитРПГ) | | А.Рэй "Эро-сказка 1. Как приручить графа" (Романтическая проза) | | М.Савич "" 1 " Часть третья" (ЛитРПГ) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | С.Шёпот "Ведьма Вильхельма" (Приключенческое фэнтези) | | О.Герр "Жмурки с любовью" (Любовное фэнтези) | | О.Обская "Наследство дьявола, или Купленная любовь" (Попаданцы в другие миры) | | Э.Шторм "Тёмный лорд: Бери пока дают " (Любовное фэнтези) | | Д.Сойфер "Остров перевертышей. След орла" (Магический детектив) | | Т.Бродских "Я вернусь" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"