Гегечкори Владимир Юрьевич: другие произведения.

Они не пройдут 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.77*12  Ваша оценка:

   ...Обоз неспешно втягивался в лощину, постепенно приближаясь в поле зрения. Тьфу ты, опять фуражиры. Обчистили какую то деревеньку, вон на телегах мешки с зерном лежат. В принципе-то и барахлишко они по мешкам рассовывали, но сейчас нет..., слишком уж ровно наложено. Вот паразиты, идут как фрицы в сорок первом,- оружие поскладывали в телеги, курят, ржут как жеребцы. Ну все, доржались вы ребятки. Смертушка не смертушка пришла, а отвоевались вы это уж точно... Вот подойдете поближе, и начнем свистопляску. Это вам я,- Кабанов Владимир Сергеевич, обещаю на сто процентов.
   Ой, я ж не представился! Будем знакомы,- Кабанов Владимир Сергеевич. Ну, конечно не совсем Сергеевич, и вообще не Кабанов, но какая разница господа, какая разница? Раз уж вышло так, что оказался я в вышеуказанном теле, так пусть и будет. Тем более, что претензий никто не предъявляет.
   На самом деле, я просто хотел съездить на ролевую игру реконструкторов. Окунуться в прошлое, отдохнуть на природе. Отдохнул. Окунулся. Да по самое не хочу. Лошадь понесла, я скочевряжился с нее и треснулся башкой в дерево. И очухался уже здесь,- в 1809 году. Три года назад. Ладно хоть повезло попасть в тело дворянина, хозяина небольшой деревеньки неподалеку от Смоленска. Попал бы в крестьянина крепостного, через неделю б наверно запороли бы. А тут, еще и деревня в наследство отошла,- папенька скончался.
   Отлежался, черепушку подлечил, и вперед,- свои порядки устанавливать. Организовал в деревне школу, больницу и детский сад. Первое время, народ относился к моим "забавам" как бы снисходительно. Ну делать нечего барину, так ведь чем бы дитя не тешилось, абы не плакало. Однако, позже поняли что к чему. Поняли и приняли безоговорочно. На второй год, церковь построили. К этому времени у нас уже свой инженер был, своя лесопилка и свой кирпич. Опять в мое личное дело плюсик жирный попал, теперь не надо было ездить за тридевять земель на крестины или еще что религиозное.
   Постепенно в Кабановке появилась картошка, кукуруза, пока правда только на корма. Достали хорошие сорта подсолнуха, овощей. Потихоньку налаживали животноводство. Здесь работы был непочатый край, потому как папенька и не особо то разбирался и не слишком утруждался этим делом. А мне, было по плечу, я же в своем времени студентом-зооинженером был. Третий курс как никак, а это значит племенное дело уже изучено, кормление, содержание, проектирование помещений то же. Оставалась по идее частная зоотехния,- скотоводство, рыбоводство, всякие прочие -водства. И то, из них свиноводство и коневодство успели пройти.
   И тут я себе плюсик заработал. Хотя если честно говорить, слегка народ развел. В общем, вывел такую фишку,- кто отличился на работе, или в каких полезных придумках,- получил поросенка на семью. В чем разводка? В том, что выхаживать это создание пришлось им самим. Дело то в чем,- свиноматка порой приносит поросят больше чем способна выкормить. То сосков не хватает, то разработаны не все... Вот и получается отход поросят на первом месяце жизни. А вот если постараться... Вот и старались. Не за дядино ведь, за своё!
   Постепенно с соседями сдружился, даже умудрились с врачом соседку от смерти спасти. Казалось бы,- живи да радуйся, тем более до революции еще больше сотни лет. Нет же, вздумалось Наполеону идти Россию завоевывать. Ну что за тупая Европа! Что Наполеоша, что Гитлер... Одного не могу понять в ихних рассуждениях,- как они могли всерьез рассчитывать захватив часть страны, поставить ее на колени целиком? Ну ладно, что один, что другой дошли до Москвы. Наполеон ее даже занял. И что? Все равно ведь по шапке отхватили... А Наполеон ведь хвастался в 1811 году своему послу в Варшаве, что через пять лет будет владеть миром. Типа мол останется одна Россия, но я ее задавлю... Эх давильщик! Только вот мне гад напакостил. Пришлось к августу 1812 го, эвакуировать всю Кабановку нафиг. Благо что я знал, когда все случится, и заранее принял меры. Нашли несколько мест в окрестных лесах, где можно было укрыть народ. Сделали схроны с запасами, что бы с голодухи не пухнуть. Соседей предупредили. Один из них, Воронков, отставной военный как и я в партизаны ушёл всей деревней. Чета Штирлицев и Корецкий, остались на месте как разведчики. Штирлицам уже возраст не позволял по лесам скакать, а Корецкий решил что от него больше пользы будет если останется.
   А с Петровскими, так вообще хохма вышла. Мадам Петровская, вся такая из высшего света, аж обрадовалась дура когда узнала что война началась. Давай причитать: - О, это цивилизованная Европа к нам немытым идет! Будем то же европейцами! ... Сынок ее Григорий, которого я великовозрастным балбесом считал, послушал мамашку, да и захватив с собой тех крепостных у кого ума побольше было, свалил из имения в мой отряд. Меня чуть дед Кондрат не обнял когда эта братия в Кабановку заявилась. Видок был,- отряд батьки Махно отдыхает.
   В общем, к августу, когда войска Наполеона подошли к Смоленску, по Кабановке уже ветер гулял. Даже кошки блохастой не оставили. Пускай лягушек ловят вояки. Жаль только если дома пожгут... Хотя новые отстроим, лесопильню ведь демонтировали, тихо и аккуратно.
  
   *****
  
   Пока я предавался воспоминаниям, обоз уже подтянулся к месту операции. Хотя и далековато было шлепать сюда от места нашей базы, но участок дороги был выбран специально на таком расстоянии, что бы рядом не было никаких деревень. Конечно же, я не слышал что бы французы вели себя на манер эсэсовских зондеркоманд, но все таки лучше от греха подальше. Как то не слишком приятно знать что из за тебя спалили целую деревню, хорошо еще если жители слинять успели. Нет, жару то мы могли дать и такой команде, мои ребята были подготовлены не хуже десантников, только с парашютом прыгать не умели, вследствие полного отсутствия авиации. Но физическая подготовка это одно, а вот умение хладнокровно убивать,- совсем другое. В бою достаточно секундной растерянности, и вот уже ты труп. Холодный и недвижимый. А мне укладывать в гроб восемнадцати-девятнадцатилетних пацанов ой как не хотелось... Поэтому и старался я при разработке очередной "экспроприации" награбленного, обойтись без боя. Мои партизаны ворчали, бухтели про себя, но дисциплина не давала выступить в открытую. Они то хотели приключений, романтики блин доморощенные. А я все приключения обламывал на корню. В результате, за полтора месяца мы "отжали" у хранцуза три обоза с зерном, и два с барахлом. И без потерь с нашей стороны! Пленных обозников, мы сдавали Воронкову, благо его отряд базировался рядом, неизменно отпуская к своим одного,- самого "зеленого духа". Без штанов, и с подарочком...
   Все, пора! Получив отмашку, на дорогу, чуть впереди обоза вышел в немыслимой рванине Ванюшка. Тот самый, которого мы привезли из города. Я бы ни в жисть не взял бы его на дело, но этот засранец умудрился сбежать с базы.... На фронт! Ладно, часовые углядели его, хотя и только на "второй линии". Надрав уши, я призадумался. Ведь не успокоится! Улучшит момент, и снова рванет. А где гарантия, что неудачно? Ну понятно, в действующую армию его никто не возьмет, так ведь нарвется на что нибудь... На тех же французиков, только менее адекватных? Вот и пришлось ему стать партизаном, но под моим неусыпным надзором.
   В общем вырулил он на дорогу, и пошел навстречу обозу, подхныкивая и вытирая нос рукавом. Ну блин артист...
   - Дядечки, дядечки! - тонко заверещал он, не доходя до обозников. - Вы тут козу не видали? Белая, с черным пятном и рог обломанный? Меня мамка выпорет если не найдуууууу! - нет же, ты посмотри как разревелся! Ну нет, кончится война, ты у меня учиться пойдешь на театрала!
   "Дядечки", сбившись в кучу перед пацаном, что то наперебой залопотали. Все "... кес кё се, да кес кё се...." Не, ну где ваша дисциплина! Про оружие на телегах вообще забыли! Пора вступать...
   Залихватский свист, заставил обозников забыть про мальчишку, и резко развернуться к телегам. Ой, как бы не обделался никто, нам же их еще в плен вести! А картина то, та еще! Минуту назад, никого и нигде. А тут вдруг, телеги окружили зверского вида мужики, одетые в странные пятнистые одежды с нашитыми в беспорядке "лохмушками", с ружьями наизготовку. Смотрят, как будто дай волю и сожрут живьем, и даже без соли. А на телеге, расфуфыренные в пух и прах сидят двое, поигрывая пистолетами. (Я и Гриша Петровский). Немая сцена, не хуже Гоголевского "Ревизора". И кажется она грозит затянуться...
   - Ну что же господа, - я лениво потянулся, спрыгнул с телеги и на неплохом французском, обратился к остолбеневшим обозникам. - Вы нарушили границу Российской империи,- это раз. Ограбили подданных той же империи,- это два. Убили три тысячи пятьсот семьдесят пять тех же подданных,- это три. (С какого потолка я ляпнул эту цифру, не знаю. Скорее всего, так, просто мне было легче признести эту фразу без ошибок.) В совокупности, это как пить дать тянет на смертную казнь. Но если вы проявите мудрость, и тихо и мирно сдадитесь в плен, я постараюсь похлопотать, чтобы вам оставили жизнь. Если же нам придется применить силу, а это можете поверить моему слову дворянина, мы очень даже в состоянии сделать, увы, ничем помочь вам не смогу...
   Один за одним, французы проявляли мудрость. Но вот, самый прыткий, полез за пистолетом. Ой блин, как предсказуемо то! Он что, думал ребята в "комках" для красоты стоят, что ли? Да Антоха Чирков ножи мечет так, что комара на лету сшибет! Ну вот и результат, жив но не здоров, подпорченную грабку зажал второй, и с ужасом пялится на расцветающее на рукаве кровяное пятно. И чего добился?
   - Ребят, перевяжите этого барана...- в сердцах ругнулся я. - Оружие от них уберите подальше, свяжите, да глазюки не забудьте завязать. Иди сюда!- мой палец указал на самого молодого обозника, спрятавшегося за спины остальных. - Имя, фамилия?
   - Ч-ч-то?- кажется он от страха парализовался...
   - Не что, а кто! Как зовут?
   - Жак. Жак Дантес...
   - О!- Я картинно закатил глаза. Резко повернулся, как будто укусить хочу. Пацан аж дернулся. - Ты Пушкина убил? Отвечать скотина!
   - Н-н-нет!- обозник цветом лица сравнялся с гипсовым изваянием.- Я... Я ег-го д-д-даже не знаю!
   - Ну ладно...- протянул я, откровенно издеваясь. - Почему то я тебе верю... Хорошо. Снимай штаны.
   - Ч-ч-что?
   - Тебе что, сто раз повторять надо? Живо! А то сейчас мои ребята помогут!
   Меняясь в лице, парень стал стягивать свое обмундирование. Могу представить, как сейчас разошлась его фантазия рисуя невообразимые сцены надругательств. Ага, счаз. Моя ориентация абсолютно в порядке, вот если бы вместо тебя была бы молоденькая француженка, то может я и задумался бы. Но ты об этом не знаешь, и поэтому потрясись хорошенько. Это в вашей европе, гомосятина в порядке вещей...
   - Ну что, готов?
   - Д-да...
   - Прекрасненько. Значит так,- возвращаешься к своему командованию. Передашь им вот это... - Я щелкнул пальцами, и незадачливому вояке, в руки всунули тушку дохленького поросенка. Эту фишку я скопировал с одного из своих любимых фильмов,- "Место встречи изменить нельзя". Там, банда "Черная кошка", оставляла после себя или рисунок черной кошки или живого котенка. Я же, отпускал одного француза с дохлым поросенком в руках.
   - Запоминай. За тобой будут следить. Если ты выбросишь где нибудь этот подарок,- я кивнул на тушку, - тебя снова поймают, и тогда уже живьем порежут на мелкие кусочки. На словах, скажешь что это подарок от Кабана. И знаешь... постарайся сделать так, что бы ни одного Дантеса в России больше не появлялось... Понял?
   - Да...
   - Тогда чего стоишь?- округлив глаза, я рявкнул: - Бегом марш, салага!
  
   *****
  
   Ох ты ж, ядрен батон, ну что они там разшебутились на улице то? Спать совсем не дают... Тут и так, как папа родный, днями и ночами напролет все планируешь, высчитываешь, в кои то веки подремать завалился, ан нет! Загоношились, как будто йетти увидели, в компании с инопланетянами. Больше всех, выделяются голоса Федота и Антохи Чиркова. Федот, похоже уже на взводе, шипит как очковая кобра, но Чиркова не пускает. А Антон, должен быть сейчас в дозоре... Что случилось?
   Эх, хорошо еще что завалился я на койку не раздеваясь. Поднялся, плеснул в лицо холодной водичкой из кадки у дверей, и вышел на улицу. Так и есть,- Чирков пытается прорваться мимо моего секретаря. Причем вид у него и довольный и удивленный одновременно.
   - Отставить шум!- всплеснув руками, Федот обернулся ко мне и открыл рот собравшись что то сказать...
   - Я сказал отставить. Антон, почему не в дозоре?
   - Дык меня мужики послали! К нам хранцуз пришел, это.... Сдаваться!
   - Ну так вели бы его сюда, поговорить, побеседовать...
   - А эта... Побеседовать не получится....
   - Почему еще? Вы что ему там, зубы выбили, или язык отрезали?
   - Ну, Владимир Сергеич, мы что эта... звери что ль? Пальцем не тронули, он же сам пришел! Просто он, ну вроде как башкой не здоров. На нас все смотрит как баран, да квакает только...
   - Как это квакает?
   - Ну эта... Пурква, да пурква...
   - Пуркуа, балда! Что в переводе с ихнего,- почему. Ладно, ведите его сюда. Только не забудьте глаза завязать. Больной он, не больной, а бдительность,- на первом месте.
   - Будет сделано!- Лихо развернувшись на пятках, Антон умчался.
   Да уж, видок у вояки оказался еще тот... Мало того что он был не в порядке психически, так еще и был побит и довольно таки оборван.
   - Кто постарался?- я обернулся к конвоирам.
   - Да мы то чо? - Чирков замотал головой.- Я ж говорю, мы его пальцем не трогали! Мы сидим, наблюдаем, а он вот такой как есть и чешет на нас! Вы как учили, я ему по хранцузски,- стоять, стреляю, а он на меня вылупился и давай своё пуркуа повторять. Не, это кто то другой его так потрепал...
   - Ну хорошо, поверю. Можешь возвращаться.
   Вздохнув, я повернулся к пленному. Да уж, вот он,- цвет Европы... Обмундирование в дырках, под глазом фонарь светит, губа расквашена... Да еще и "маляд" на всю голову. И что с ним прикажете делать? Воронкову, пленных обозников, вот только три дня назад отправили. И теперь снова, из за одного, гонять ребят? Надо хоть его в чувство привести...
   - Ну что Федот, будем лечить парня? Тащи сюда самогон, и закусь не забудь. Да не сверкай ты глазами, я пить не собираюсь. Надо ему налить, что то ведь произошло такое, что у него башка с места съехала. А без закуски он помрет ведь с нашего питья. Они же во Франции своей все винишком балуются, да еще и разбавляют его немилосердно... Давай, давай, не стой на месте!
   Секретарь удалился, вполголоса ворча, что на таких шаромыжников самогон тратить немыслимая роскошь, и будь его, Федота воля, для лечения хватило бы петли на ближайшей осине. Ну да пусть бурчит, это ж его коронная фишка...
   Первые пятьдесят грамм, француз хлопнул как воду, даже никак не отреагировав. На блюдце с бутербродами вообще не посмотрел. Вторая стопка, заставила его сморщиться, и потянуться за закуской. А третья... После нее он посмотрел на меня уже нормальным, хотя и маленько пьяненьким взглядом... и разрыдался как малое дитя.
   В процессе рыданий, он затараторил вполне осмысленно, и слушая его исповедь, я потихоньку стал наливаться злобой, так что к концу, уже готов был идти и резать всех попавшихся на тряпочки.
   Звали его Серж Легран. И отмутузили его свои же однополчане. Оказывается, где то неподалеку от нас существовал еще один отряд, командир которого не особо заморачивался о безопасности окрестных деревень. Грубо говоря,- ему было вообще чихать на всех. Потому как, расколошматив отряд французов искавших жильё для ночевки, ( квартирьеры, что ли?), никто не озаботился убрать трупы хотя бы глубже в лес. А вот помародерствовать, не забыли... И в результате, мертвецы были обнаружены на обочине дороги, голышом, и что самое пакостное,- вблизи маленькой деревеньки в десяток дворов, жители которой даже слыхом не слыхивали о каких то там партизанах.
   Может быть все не кончилось бы так плачевно, но среди убитых оказался племянник кого то из офицерья, как на грех разместившихся то же недалеко. Дядюшка рвал и метал, призывая проклятия на голову "...этих ненормальных русских...". Вот и нашелся какой то лизоблюд, возжелавший эти самые проклятия и воплотить в жизнь. Поднял своих подчиненных на дыбы, и карательной экспедицией ворвался в деревеньку. Жителей согнали в сарай на окраине, а сами вояки поперли чистить дома. Естественно, вдоволь нашарившись по погребам и подполам, почт вся команда отдуши нахрюкалась всякими настойками да наливками. Ну а дальше... Дальше все было предсказуемо. Пьяным воякам захотелось женского тепла, кто то силком привел из сарая девок помоложе, а они возьми и засопротивляйся...
   Можно и не сомневаться в дальнейшем. Девок в конце концов изнасиловали и убили, да и всю деревню спалили вместе с народом. Серж пытался заступиться за них, но увы, он был только один. Свои же товарищи насовали ему в репу, и заставили смотреть как горит сарай... Вот тут то, он и не выдержал. Решив что парень сошел с ума, его просто бросили в сожженной деревне. Как он вышел на наших часовых, Серж так и не понял, эти несколько дней блужданий по лесам, для него вообще прошли как в тумане...
  
   *****
  
   К концу его рассказа, во мне уже все внутри кипело. И на этого чертова лизоблюда офицерика, и на раздолбая партизана, на все и всех. И конечно же, я уже знал что будет вскорости. Сержа уложили спать в одной из землянок, а я моментом собрал весь свой штаб, а именно Федота, Григория, и ребят командиров. Нет уж, господа французы, вы что думали, вам можно зондеркоманды устраивать, а мы так, мимо пробегали? Шиш с маслом! Будет вам русская банька,- до соплей и сблеву. Не захлебнитесь только...
   В том что это не ловушка, сомнений не было. Не та я фигура, что бы устраивать такие фортеля. Ладно бы у Наполеоши из под носа любимые панталоны увел, так ведь нет, всего то несколько обозов отжал. А раз так, получи фашист гранату. Для меня теперь они и были вроде фашистов. Пусть я и не ас в деле тактики и военного дела, но у меня есть стволы, и за моей спиной люди которые пойдут за мной до конца, каким бы он ни был.
   Долго и упорно отбирали тех кто пойдет на операцию. Мне нужны были только добровольцы, и такие что бы я точно знал,- в нужный момент они не подведут. Наконец выбор был сделан, и передо мной собрались двадцать парней, наиболее подходящих для моей авантюры.
   - Мужики, скажу Вам честно,- я оглядел собравшихся. Страха в глазах нет, а это очень даже важно... - я не имею ни малейшего понятия с чем нам придется столкнуться. Для меня это будет первый бой, как и для Вас. Конечно, будем стараться сделать все правильно, но война,- баба прихотливая. Малейшая оплошность может свести все к нулю. Поэтому повторяю еще раз,- будьте предельно собраны. Надо будет без шума и пыли? Так хоть шомполами в ухо, хоть зубами в глотку,- без разницы. Милосердие разводить не время и не место. Всем ясно?
   - Так точно! - слитный залп двадцати глоток чуть не оглушил.
   - Отлично. Утром выступаем. Получить все необходимое, и всем отоспаться. Свободны!
  
   *****
  
   С утра, проверив снаряжение и "присев на дорожку", мы отправились в путь. Идти предстояло долго. Сам Серж, не мог сказать даже приблизительно сколько он плутал по лесу, но он вспомнил и название сожженной деревеньки, и той, где расположилась на жилье "зондеркоманда". Конечно, их там могло уже и не быть, ведь не просто же жить приехали, надо и дальше продвигаться. Но мне это было как то по барабану. Злость не прошла, она сидела глубоко внутри меня, и подозреваю что и у ребят было то же самое. Тем более, что по рассказу Леграна, эти сволочи успели отметиться еще в одной подлости. Деревня где они разместились, была ничуть не больше сожженой, таких же десяток дворов. Места и для них, и для жителей, хватало, в конце концов, жителей можно было просто переселить освободив несколько домов. Так нет же, народ просто выгнали взашей из деревни, позволив взять с собой только одежду на плечах, да по узелку с собой. Нет уж, братцы кролики, пришли воевать, воюйте с нами, а не с бабами да детьми...
   К нужному месту, добрались через трое суток. Устали как собаки, да еще Семка Ковалев ногу подвернул. Разместились в лесу, недалеко от деревни. Посмотрев на дома в подзорную трубу, я обрадованно перевел дух. Успели!
   Отправив несколько человек на разведку, я стал обдумывать что будем делать. Нападать придется ночью, это без вопросов. Маловато нас, чтобы днем бучу подымать. Да и подготовка подготовкой, а все равно бойцы не обстрелянные. Мало ли что...
   Дождались ночи. Разведчики выяснили, что охрана есть, но не шибко большая. Несколько часовых по периметру, и все. Да и, как сказали ребята, службу свою они несут спустя рукава. Ну что ж, посмотрим чье кунг-фу круче...
   Рассредоточились. Все уже было расписано не просто по минутам, а по секундам. Дважды ухнул филин. Прекрасно, значит в двух местах часовых уже нет... Чуть ли не по пластунски, я пробрался ближе к "своему". Ну ёрш твою медь, где же ваша европейская дисциплина-то! Спит, голубец-молодец! Сел на пенек, на ружбайку свою оперся и дрыхнет. Хоронясь за углом домика, я выпрямился и насколько мог беззвучно двинулся к нему. Ну поспи еще пяток секунд, я же уже рядом... Твою дивизию! Вот он, гребаный закон подлости! Под ногу подвернулся какой то чурбак, а я устремившись взглядом на часового естественно его не заметил. Запнувшись, я чуть не полетел на землю, едва успев заново поймать равновесие. В результате,- чурбак с грохотом устаканился куда то в сторону. Все, тушите свет...
   Француз резко выпрямился открыв глаза и вцепившись в винтовку как бездомная собака в колбасу. Не успеваю... Что делать? Прыжком? Да не успею же! Могу выстрелить, пистолет под рукой, но это значит, что всему плану большой кирдык... Да что же делать то?
   Мимо меня что то просвистело, массивное такое... Вот те на! Кто это топорами кидается? Хоть и попал обухом, а не лезвием, но часового то вырубил! Я оглянулся. Ну да, Кирюха Савельев, единственный из "моей армии", кому так и не удалось метание ножа и подручных предметов. Встретив мой взгляд он горестно развел руками. Ничего! Я показал большой палец кверху. В любом случае, противник выведен из строя.
   Еще один филин заугукал. Класс, первая часть удалась. Часть бойцов, стала подпирать двери домов где спали солдаты кольями. Сейчас, даже если и проснуться они, нихрена нам не сделают. Двери заблокированы надежно, а окошки маленькие, не вылезут. Где живут офицеры, я знал. Пара нужных вопросов как бы невзначай, и Серж вывалил всю нужную инфу как миленький. Хотя... А кто его знает? Может он и понимал что сдает мне своих, на блюдечке с золотой каемочкой? Пуркуа па, как они любят говорить. Может стресс перенесенный им, помог понять парню, что его соотечественники заслужили наказание? Кроме него не знает никто, а я могу только подозревать об этом.
   Пока что все тихо. Оставив по человеку у каждой "казармы", остальные диверсанты бесшумно подтянулись к главной нашей цели. Вот сейчас, наступал самый сложный момент. Офицерьё, я собирался взять живьем. Была задумка что делать дальше....
   Получилось! Не ожидали французики нашего рейда. Понадеялись на своих часовых, и теперь пятеро из семи, с мешками на головах тянутся за нами, понукаемые толчками в спину. Двое пытались поднять тревогу, но одному свернул шею Митя Бровкин, а второй как то случайно напоролся на подставленный мной штык-нож. (Самый настоящий! Производства Селивана, и разработанный при моем участии, всем нашим "мозговым центром".) Отправив всю группу с пленными вперед, я слегка подзадержался. Не хотелось заставлять ребят видеть то, что я собирался сделать сейчас...
   Так уж получилось, но как объяснил Серж, в двух домах собрались именно те солдаты, кто "отличился" в сожжении деревни. С ними я и хотел разобраться. Накидал к стенам домов сена, запалил два факела... И остановился. Блин. Получается я ставлю себя на одну ступеньку с ними? Ведь я собираюсь так же сжечь их живьем...
   "... Ага, ты их еще разбуди и в задницу поцелуй мудак!" - таких мыслей от себя я не ожидал... " Много они раздумывали, когда невинных людей жгли?..."
   Факелы полетели в сено, а я от души выматерившись бросился догонять своих.
  
   *****
  
   - Ну что, господа офицеры, узнаете местечко?- с пленных сорвали мешки, и теперь они непонимающе озирались по сторонам. Однако увиденное, заставило многих из них побледнеть. Ну это и не удивительно... - Вижу, вижу, узнаете. Да, это та самая деревня, которую вы спалили вместе со всеми жителями. Причем разрешите заметить, МИРНЫМИ жителями, никаким боком не имевшим связи с партизанами. Да, представьте себе, они даже не подозревали что в лесах кто то есть. Вы меня хорошо понимаете? Или мой французский для вас непонятен? Не слышу ответа, господа!
   Один из офицеров что то пробурчал под нос.
   - О, у меня отвратительное произношение? Да полноте, мой учитель говорил что у меня большие перспективы в языках! Хотя мы что то отвлеклись... Знаете, я долго думал, что же я сделаю с вами, когда ваши бренные тела окажутся в моих руках. Было много разных идей, одна другой кровожаднее. Снять с вас живых кожу например, или перебить суставы рук и ног и бросить в лесу. Но увы, даже если бы я это сделал, этих людей,- я кивнул в сторону сарая,- вернуть я не смогу. Но зато уподоблюсь таким тварям как вы. Поэтому, казни вы не избежите, это я гарантирую. Но и расстрел вам тоже не светит, слишком уж это быстро, и героически как то... Так что, увы, но вы будете казнены как простые убйцы и грабители,- через повешение...
   - Вы не посмеете!- заверещал именно тот, предводитель "зондеркоманды".- Русский дикарь! Мужлан!
   - Ошибаетесь, еще как посмею! - я хотел съязвить насчет мужлана, но накатившая ярость сорвала планку и приблизившись нос к носу, я зловеще прошипел, так что бы слышал только он:
   - Ты сцуко еще Женевскую конвенцию вспомни, мразь. Типа военнопленных запрещено трогать. Не понимаешь? И не поймешь, далеко твоему паршивому умишке до этого. Только что бы тебе подыхать тяжелее было, слушай: - как бы вы не старались, ваша авантюра загнется раньше времени. Вы возьмете Москву, да только это будет ловушка для вас. Запомни это имя,- Михаил Илларионович Кутузов. Он погонит вас как паршивых овец, так что драпать будете куда глаза глядят. А зимой, вы даже на армию не будете похожи, так, бабское стадо. Почему? Потому что от мороза будете в награбленные платки заворачиваться. Весело? Вот и веселись пока не сдохнешь...
   Отвернувшись от него, я отдал распоряжения связать всех и приготовить петли. Выбрав самого перетрухавшего на вид, спросил фамилию. Нет, про такого Серж ничего не говорил...
   - Жить хочешь?
   - Да...
   - Тогда сделаем так, подвешиваешь всю эту мразь,- я кивнул на остальных,- и ты свободен. Согласен? Если нет, найду другого. Все равно из вас кто то согласится. Вот только ты, займешь его место.
   Мялся он долго, но похоже жажда жизни победила. Один за другим, офицеры оказывались в петле, головой вниз. Когда повис последний, офицерик с надеждой взглянул на меня.
   - Что смотришь? Я свое слово держу. Живи... если сможешь.
  
   *****
  
   По возвращении, я с удивлением отметил что, раскисляк вызванный казнью французов улетучился, как и не было. И "... мальчики кровавые в глазах..." не бегают, хотя какие мальчики? Скорее уж дяденьки.... Да какая к лешему разница? Никто не бегает, и все тут! Пусть у Наполеона голова за них болит. А я уж, как-нибудь за своих пострадаю.
   Через пару дней, как то обходя лагерь, я остановился у одного из костерков. Там, мой "приемыш" Ванюшка, учил играть на гитаре кого то из ребят. Получалось неплохо, именно из за этого я и остановился. Похоже ученик у Ивана талантливый, на лету схватывает.
   - Владимир Сергеич!- от костра, ко мне повернулся Митька Бровкин. - А спойте Вы что нибудь? Больно душевно у Вас получается...
   - Спеть говоришь? - я какое- то время подумал, потом тряхнул головой, забирая у Ваньки гитару. - Хорошо... Эта песня больше подошла бы тогда, когда все у нас в Кабановке только начиналось. Тебе тогда четырнадцать лет было? Ну да, так и есть... Но и сейчас она подходит и для вас, и даже для меня. Так то...
   ... Средь оплывших свечей и вечерних молитв...
   Средь военных трофеев и мирных костров,
   Жили книжные дети, не знавшие битв,
   Изнывая от детских своих катастроф...
  
   Детям вечно досаден их возраст и быт,
   И дрались мы до ссадин, до смертных обид,
   Но одежды латали нам матери в срок,
   Мы же книги глотали, пьянея от строк...
  
   Хоть и ушел я в песню весь, без остатка, но краем глаза замечал что творится с пацанами. Все замерли, боясь пропустить хоть слово, хоть букву. Потихоньку, стали подтягиваться те кто был неподалеку...
   Эх, сюда бы голос самого Владимира Семеновича, вот тогда бы они еще сильнее прочувствовали... Я ни разу не пел песен Высоцкого здесь, потому что думал что не то время, может быть даже не те люди, но блин горелый, как же я ошибался! Да по глазам же их видно, все понимают, все! Это не мое прошлое, где головы людские забиты всякими "муси-пусями", да "зайка моя, я твой хлястик..." Да, эти парни не знают слова синхрофазотрон, не говоря уже о том как он работает. Зато они знают и умеют многое, что и я не смогу. Но самое главное, они никогда не встанут на колени перед захватчиками, кем бы они ни были! Сейчас французы, потом фашисты, кто бы не приперся к нам, насаждать свои порядки, вот такие вот, "книжные дети не знавшие битв" , остановят их и погонят назад...
   Если мяса с ножа, ты не ел ни куска,
   Если руки сложа, наблюдал свысока,
   А в борьбу не вступил, с подлецом, с палачом,
   Значит в жизни ты был ни при чем, ни при чем!
  
   Если путь прорубая, отцовским мечом,
   Ты соленые слезы на ус намотал,
   Если в жарком бою испытал что почем,
   Значит нужные книги ты в детстве читал!
  
   В последний раз ударив по струнам, я замолк. Молчали и ребята. Никто не охал восторженно, как это бывало, когда я иногда пел у костра романсы или еще что. Все переваривали абсолютно новую для них песню. Наверное, даже "Ярость благородная", не произвела бы на них такого впечатления...
   Все так же молча, я поднялся, отдал Ванюшке гитару и пошел в свою избушку.
  
   *****
  
   Прошел месяц. В общем-то, ничего экстраординарного не произошло за это время. Все так же, мы пощипывали обозы, обходясь пока без потерь. Десяток легкораненых это разве потери? Да и то, огнестрелов человек пять, остальные травмированные. К примеру, наш снайпер, Кирька Разин, неудачно разместился на "огневой позиции", то есть раскорячился на дереве так, что французы заметили его почти сразу. Естественно, эту самую позицию пришлось менять, и чем быстрее тем лучше. Ну и результат не заставил себя долго ждать. Изобразив из себя Винни-Пуха неудачника, он сыграл с хорошенькой такой высоты... Что ж, можно сказать повезло ему, всего лишь перелом левой руки. Еще двое, улеглись в койку с множественными ушибами и вывихами. А вот нефиг, прыгать на французские телеги с "тарзанки". Тоже мне, Маугли российские...
   А личный состав отряда, повысился. Ребята отбили семерых пленных, что очень хорошо,- кадровых военных. И еще лучше,- не офицеров а рядовых. Среди них, оказался расчет орудия, (н-да... орудие, это я конечно перегнул палку. Чугуняка ствола, на колесах почти метр в диаметре. А может и метр, я что мерить буду?). Причем, сам этот артиллерийский шедевр, французы везли... вместе с пленными. Ну, то есть впереди шли солдатики, а сзади, поотстав на несколько метров, два меланхоличных першерона уныло влекли пушку. Когда вокруг раздалась стрельба, оба просто встали, опустив морды к земле. Не знаю как французы, но лошадей, эта война похоже уже достала.
   И в хозчасти появилось пополнение. Как то утречком, часовые привели пятерку мужиков. Как оказалось,- строительная артель. Они пробирались подальше от военных действий, да вот незадача, вляпались в тыл наполеоновцам. Бродили по лесу, стараясь никому не попадаться на глаза, пока не нарвались на моих орлов.
   Посмотрел я на них, и чуть не упал. Вот это да! Нет, правду говорят,- мир тесен! Да это ж "Жрать хоцца"! Неужто за ум взялся?
   Как оказалось, я был прав. Увидев меня, он улыбнулся, и подошел ближе.
   - Спасибо, барин! Образумил дурака. Не тать дорожный я теперича, а мастеровой человек!
   Все таки, в тот раз заронил я в его душу червячка сомнения. Оказалось, еще с месяц побродил он с бандой по лесам, да и ночью тихонько ушел. Первое время перебивался по деревням, случайными заработками. Где огород вскопать, где дрова наколоть... И случайно совсем, умудрился прибиться к этой артели. Сначала на правах подсобника. Ну там,- "принеси-подай-пошел нафиг не мешай". Постепенно выучился, и стал не хуже мастеров. Теперь, мировоззрение Демида,(так звали мужика), изменилось в противоположную сторону. Не "...жрать хоцца...", а работать.
   Нашлялись мужички по лесам, по самую маковку. Увидев, что на базе дел немеряно, засучили рукава, и взялись за работу. Вот и прекрасненько, мне лишние рабочие руки не помешают...
  
   *****
  
   А вот и пришло наше время, похоже... Гриша, в компании с Абрамом, с утреца притащили очень своевременную инфу. В пределах нашей досягаемости, вскоре должна пройти войсковая колонна. Типа подкрепления. Разбить мы их полностью вряд ли сможем, но хорошенько пощипать... Да, тут уж сами высшие силы велят. Раньше, я старался цепляться только за обозы, по очень простой причине,- регулярные войска нам были не по силам. Сытые, одетые, обутые, обученные, и что самое главное,- отлично мотивированные, они просто растерли бы нас в пыль. Ну, может я и утрирую, но потери были бы запредельные. Но вот сейчас, дело оборачивается уже другим боком. Русская армия потихоньку отступает, стараясь не ввязываться в крупные сражения, тем самым сохраняя мобильность и боеспособность. И ведь правильно! В любом случае, они на СВОЕЙ территории. А наполеоновцы, на ЧУЖОЙ. И мало того, в погоне за отступающими войсками, они оттянулись от своих тылов настолько, что заимели нехилые, так сказать, проблемки... Недостаток продовольствия, боеприпасов... А обозам, с каждым днем становится труднее пробираться как к фронту, так и обратно. Партизанить идут очень многие, даже не из патриотизма, а от озлобленности. Ведь французики начинают походить на сборище мародеров, а это им плюсов не дает. Да и в наполеоновской армии не одни только французы, есть и австрийцы, и еще хрен знает кто. И наемники всякие есть. А уж у них то, помародерничать, это как в туалет сходить.
   В общем, решили мы устроить большой шухер, "во всю ивановскую". А что для этого надо, что бы как можно больше напакостить, и как можно меньше получить по башке? Правильно, нужны мозги. Заставив их работать, мы получаем что? Ну, конечно же! В первую очередь, не лезть на рожон. В открытом бою нам каюк. Мариновать их надо, от всей нашей широкой русской души. Мои мысли насчет "фугасов", удалось претворить в жизнь. Испытательный заряд, хоть и не оправдал своих ожидании на сто процентов, но на шестьдесят-семьдесят, вполне тянул. Тем более, спасибо "шер ами", за столь любезно предоставленные нам запасы пороха. Ну, деваться обозникам было некуда, жить то хочется...
   Далее, у нас преимущество еще одно, причем стопудовое. Пусть я не был в армии, пусть войну видел только с экрана телевизора, но все что я читал и видел, хотя бы по чуть чуть, откладывалось в моей совсем не тупой черепушке. И теперь, я мог вытащить из нее очень и очень немало.
   Как говорит русская народная мудрость,- нищему собраться, только подпоясаться. Нет, подпоясались мы довольно таки конкретно, и в результате ожидали колонну вовремя, и с полным запасом плюшек за спиной.
   - Все мужики, - сказал я, в качестве напутственного слова.- Шутки закончены. Все знают свои места, свои обязанности. Сейчас все должно пойти только по плану, и никакого геройства, типа один со штыком на толпу. Не прокатит. Ваша цель одна,- залп, и бегом до укрытия, так что бы зайцев обгоняли. Всем ясно?
   Слитный рев всей моей "орды", был вместо ответа.
  
   *****
  
   Ух, ты ж блин, а ведь правда, хуже нет чем ждать да догонять. Догонять пока никого не надо, а вот ждать... Успеешь так накрутить себя, что легче сразу застрелиться. Вдруг где то, что то не так, что то не дорассчитали, где то не досмотрели....
   - Идут! - рядом со мной, на землю плюхнулся Ванюшка. - Идут по дороге, ничего не подозревают!
   - Все ясно.- я пошевелился, устраиваясь поудобнее. - Приказ помнишь?
   - Так точно...- пацан сразу скис, но дисциплина не позволила вякать лишнего.
   - Все, задание выполнено, дуй на базу.
   - Так точно! - вот ведь паразит, еще и козырнул напоследок!
   Ну вот, как говорится, Рубикон перейден, сейчас начнется...
   Началось смачно. Не знаю как кто, а лично я чуть не оглох. Это же мы, когда проверяли, да рассчитывали все, взрывали по одному заряду. А тут, по десятку, да еще в трех местах... Бедные французы... Нет уж, пусть лучше бледные. Хотя... не побледнеть там, я имею в виду то что творилось на дороге, было трудно. Но войска, есть войска. Еще дым и пыль поднятые взрывами толком не рассеялись, как немаленькая часть колонны сбилась в какое то подобие строя, готового отразить атаку.
   А вот атаки то, собственно говоря и не было. Просто впереди, на дорогу выскочили с десяток стрелков, дали залп в сторону вояк, и рванули драпать. Типа, ой как нам страшно, как вы нас напугали!
   Вот тут то и крылась единственная неувязка в моем плане. У французов было два варианта. Первый, который напрочь развалил бы все мои ухищрения,- просто дать залп вслед убегающим, и этим скосить их всех. Второй,- то чего я ожидал. Броситься в погоню. Пусть не всем, пусть хотя бы части... И похоже действительно, дуракам везет...
   Вояки промедлили с залпом долю секунды, и вроде бы уже все, не по моему и не по ихнему, но блин, как же без героев то! Трое моих обалдуев, тормознулись и спустили штаны, показывая французам задницы. Вот блин шотландцы хреновы! Как будто "Храброго сердца" насмотрелись. Оскорбление господа-с.... И пальнуть то в них можно, да только попадешь ли? Расстояний никто не отменял...
   Все таки рванули. Ну и мои ускорились. Французы, на бегу разделились. Часть их, стала оттекать в лес, вроде как для обхода с флангов. Ну ну... Обходите, встретим. Во, слышу... Дикий вопль боли. Сработало.
   Не могли шаромыжники знать, что по лесу натыкано как грибов после дождя, всяческих ловушек. От волчьих ям, до бревен с кольями как в "Рэмбо". Ступил не там, и вот он русский приветик,- в твое холеное заграничное тело впивается дрын с закрепленными на нем кольями, да еще чем то обмазанный... (Чем то, было обычное дерьмо, и для оскорбления, и как источник инфекции. А что? Мы Женевскую конвенцию не подписывали...). Да еще, кроме ловушек, снайпера лучники. Чтоб по тихому. Нас не слышно, а вы господа, орите-с, сколько пожелаете.
   А те кто по дороге продолжал чесать, то же были не в выигрыше. Хоть они и сохраняли подобие строя, но задним мешали передние, а передние не могли стрелять на ходу. Это ж не ППШ, и не "калаш", что бы рожок поменять. Здесь перезарядка серьезнее. А мои бегуны, рраз, и юркнули за завал из бревен. Одновременно, из за этой баррикады, поднялся еще десяток, и дав залп снова бросился бежать. Пусть завалили они всего пару врагов, и еще нескольких ранили, своего они добились. Преследование продолжалось, с той лишь разницей, что беглецы были свежие и полные сил. А прежний десяток, уже как привидения растворился в лесу. Их задача выполнена.
   Эту фишку, я извлек из "Боярской сотни", была такая серия, про попаданцев во времена Ивана Грозного. Жаль, что если что новенькое в ней напишут, я уже не прочитаю. Так вот, там, подобным образом уделали отряд рыцарей. И, причем, в примечаниях к книге было указано что это реальный факт. Так почему бы не устроить такое и мне? Тем более, что пока прокатило...
   Бесконечно, устраивать такие баррикады я не собирался. Французы не идиоты, пока что они продолжают преследование только из злости, но усталость накапливается, а злость улетучивается. Поэтому, еще после двух завалов, беглецы никуда не побежали. Встал первый ряд,-залп! Первые присели, перезаряжаются. Встал второй,- залп! Вояки тормознулись. И тут...
   Ну что тут... Помните Толстого, "После бала"? Ну вот, сцена прогона через строй в натуральном виде. С обеих сторон дороги, поднялись замаскированные до этого стрелки, одни присели, другие остались стоять. Да причем еще и разместились так, чтоб друг друга не посечь. Залп! Впереди успели перезарядиться. Залп!
   И напоследок, дикий мат из полсотни глоток, и стрелки испаряются, а на очумевших французов налетела конница. Да, пусть она из сиволапых мужиков, но в сабли, взяла оставшихся качественно.
   Не выдержали, бросились назад. Ой ребята, а смысл? Даже ведь и не подумали о том, что за ближайшим завалом, что перекрывает вам путь обратно, уже буду я, с лучниками, успевшими сменить луки на огнестрел.
   В живых, осталось чуть больше десятка. Пятеро сдались, в принципе было семеро, но двоих в горячке боя уложили конники. И еще шесть-семь, прорвались в лес. Ну, это уже их проблемы... Пусть побегают, авось на что-нибудь напорются.
  
   *****
  
   Результат был налицо. Полностью разбито подразделение французов, с нашей же стороны,- два легких ранения, и то шальными пулями, у троих физиономии покарябаны щепками от завалов, разбитая коленка... и все. Захвачена куча стволов, хотя мне они не понравились. Чем? Штыком. Фиг его знает, может это и есть тот багинет, про который писали в литературе, но вот если его нацепил перед штыковой, то уж хрен выстрелишь. А на нашем оружии, стояли штыки, не мешающие стрельбе. Ну да леший с ними, ясен пень, лишними не будут. Что еще хорошо, захвачены три пушки. Хоть и кажутся они мне примитивными, для этого времени, потянут. Вот только придется быстренько обучать новые расчеты. Ну, артиллеристы есть, озадачим их воспитанием молодняка. Снайперская стрельба нам не обязательна, а вот шуму наделать, да шрапнелью посечь, милое дело. Но это чуть позже. А вот сейчас, надо разобраться с теми, голозадыми...
   Вызванные "на ковёр" парни, хоть и робели, но держались нормально. Во всяком случае, страха в глазах не было.
   - Ну и что я вам говорил?- больше всего, мне сейчас хотелось заржать в голос, но надо было держать марку. - Какой был приказ? Ясенев, повторить!
   - Дать залп и бежать к укрытию... - пробубнел Колька Ясенев, опустив голову.
   - Так, так... Залп дали, побежали. Какого лешего остановились? В шотландцев поиграть захотелось? Типа храбрые сердцем?
   - Владимир Сергеич, ну дак они же тормознулись, не побежали за нами! А если б на Вас развернулись? Ну вот мы их и разозлили... Эта, как его... оскорбление действием, во!
   - Ну, ну... Напугали ежа голым задом. Может они не из за оскорбления за вами рванули?
   - Эта как это?
   Объяснил я ему. На ухо. Лучше бы не объяснял. Парень побледнел, потом покраснел, потом позеленел. Ну прямо почти как светофор.
   - Да что ж это такое! - от волнения он аж охрип. - Это мы что, по ихнему, так вообще приглашали?
   Во, во. Приглашали. В гости. Так что в следующий раз,- думай чем оскорблять их будешь. Понял?
   - Так точно!
   - А в общем и целом,- хвалю. Если бы не Ваша инициатива, могло бы кончиться и хуже. Ладно, дуйте отдыхать.
  
   *****
  
   Да, правду говорят, не все коту масленица,- будет и постный день. Вот, похоже для меня, постный день наступил...
   С утреца, взяв с собой пару ребят, (вроде как для охраны, но на самом деле что б ехать, было не скучно), я поехал к Воронкову. Обсудить кое-что, да и по сердешным делам. Ну запал я на его дочку, что тут поделаешь! Хоть и никаких поползновений к телу и не пытался провести, а все же лишний раз увидеть, ой как приятно!
   Только вот до Воронкова, мы не доехали. Где то примерно посередине пути, тупо вляпались в засаду. Оказывается не только мы, французов отлавливаем, но и они нас! Ну что сказать... Среагировать, мы не успели. Залп, и лошадки наши уже в раю. Да причем еще моя так "удачно" упала, что придавила мне ногу. Пока дергался пытаясь освободиться, вот они,- гости дорогие! Бегут, скалятся, так что Ганнибал Лектер отдыхает. Вот, ей богу, если б я в свое время фильмы ужасов не смотрел, обгадился бы изрядно...
   Что с парнями, глянуть не успел. Ближайший "каннибал", с ходу присветил прикладом. В голове что то щелкнуло, и я моментально вырубился...
   Очнулся, от равномерной, неспешной качки. Оппа! Моя бесчувственная тушка, переброшена на лошадку, поперек седла. Пытаться слинять не получится,- руки и ноги связаны. Ребят, похоже, грохнули, это плохо. Мало того что не уследил, так еще и сам попал, по самое не хочу. Что же делать то?
   Вопрос конечно риторический, прямо просится на заглавие книги. Но я не Чернышевский, книги не пишу. Буду, конечно,- после войны. Если доживу. А, хотя, почему если? Раз сразу не шлепнули, значит, что-то им от меня надо. Ясное дело не компьютерные коды Зиона, а что то попроще. А в таком случае, мы еще потрепыхаемся. Пусть везут, куда им надо, по крайней мере, транспорт бесплатный. Хорошо бы подремать, да при такой тряске не выйдет...
   Привезли меня, в какую-то деревеньку. Не особенно церемонясь, стянули с лошади, причем сделав вид, что забыли о том, что руки и ноги у меня связаны. Ну сволочи, ржите, ржите, жеребцы стоялые. И на нашей улице перевернется "фура" с пряниками...
   Ладно хоть посадили не в погреб какой нибудь, а в нормальный дом. Похоже хозяйский. Руки, ноги развязали, спасибо огромное! Только не надо думать что буду по гроб жизни благодарен. Как только возможность будет, огребете по полной...
   Вечером ужин принесли. Ну, или что-то на него похожее. Посмотрев на эту бурду, я понял,- фрицы не новички в кормлении военнопленных. Первыми были французы!
   Где то через полчаса, заявился какой-то чин военный, расфуфыренный как петух гамбургский. Не иначе как офицер, да и не маленький. А, допрашивать пришел, рожа буржуинская? Нифига я тебе не открою нашу военную тайну!
   Рожа буржуинская, долго смотрел на меня, потом попытался заговорить на ломаном русском. На что я ему ответил по-французски:
   - Месье, не лучше ли нам перейти на ваш язык? Право слово, чем слушать как вы коверкаете мой, так легче удавиться.
   Разумеется, я нарывался. Только зря. Проглотив мой выпендреж, офицер гордо объявил о том что меня уже опознали как бандита по прозвищу Кабан, уничтожавшего французских солдат и грабившего обозы, (вот тут кстати я мог и поспорить, кто кого грабил...),и поэтому, послезавтра с утра, я буду казнен. После чего, он развернулся, и ушел.
   Вот такая вот веселуха... Стоит ли говорить, что всю ночь глаз сомкнуть мне так и не удалось. От мыслей, бешеными тараканами сновавших в распухшей от них же голове, от злости на самого себя, тупо влепившегося в засаду, ну и от страха конечно. А что? Я же не Терминатор Т- 1000! Имею право...
   Возможные пути побега я уже проверил. Хрен там! Не в сараюшке же сижу. Пол, потолок все крепкое и добротное. Поневоле закралось уважение к предкам,- умели же строить! Через окно,- не судьба. Допустим, я выберусь на улицу, и что? Там толпа тех же французишек. Как я голыми руками их ложить буду? Не спецназовец же чай...
   Нет, а какого лешего я разнюнился? В самом деле,- сразу не грохнули, значит, хотят чего то. Подумаем чего... Ну, вербовку отметаем сразу. Кому нужен мелкий, деревенский дворянчик? Я же никаких тайн не знаю, ни военных, ни гражданских. Что тогда? Вариант менее приятный, но более вероятный. Казнь, собираются сделать показательной. И скорее всего я буду не один. Видимо, "шер ами", еще кого то захапали в свои загребущие ручонки, и теперь желають поднапугать окрестное население. Для мотивации дескать, что б партизанам не помогали. Могут и вообще в город увезти. А кто знает что по дороге может случиться? Ну нетушки, дорогие мои, мы еще побрыкаемся... В любом случае, сутки в запасе еще имеются. Более, менее успокоенный, я и не заметил, как задремал.
  
   *****
  
   Проснулся я, от того что скрипнула дверь, и в комнате появились новые действующие лица. Старикан какой то, и... Ну вот этого, я точно не ожидал. Похоже, некоторые персонажи дедушки Толстого, имели очень такой живой прототип. Точнее,- Пьер Безухов. К сожалению, прочитать "Войну и мир" я не сподобился в свое время, а теперь и вряд ли сумею, но ведь этот роман входил в школьную программу! Поэтому, некоторые отрывки я все же осилил, и примерно представлял себе героев. Вот таким по моему мнению и должен был быть старина Пьер. Толстенький, нет, скорее плотненький, в очочках и со слегка глуповатым выражением лица.
   Так и оказалось. Все таки теперь, я наверное в жизни ничему удивляться больше не стану. Новоприбывший, действительно был граф Безухов, только не Пьер,- а Пётр. И ситуация, из за которой он попал сюда, была почти похожей. Пётр оказался свидетелем, как один из распоясавшихся "освободителей", пытался изнасиловать женщину. Ну и всандалил насильнику от души. Пощечину. Но и этого хватило.
   А старика, звали Варсонофий (вот имечко то!) Тепляков. И загребли его, за покушение на жизнь французских солдат. На самом деле, дед был церковным сторожем, и когда вояки вышибив двери церкви, начали хватать иконы, влепил одному заряд соли в задницу. Да уж, тяжкие телесные повреждения...
   Разговор не заладился,- дед сам по себе оказался молчуном, а Безухов видимо переживал то же самое состояние, что и я вчера. Ну да и ладно... Несмотря на то что вся мебель в комнате носила явственные следы погрома, в углу стояло абсолютно целое пианино. (А может фортепьяно, не знаю.)Почему его не разбили, я даже не пытался угадать. Только подумал, что мои современники, может и не разломали бы, но без пары нацарапанных гвоздем матюков, вряд ли бы обошлось. Устроившись на относительно целой табуретке, я стал негромко наигрывать то что мог из классики. Нервы успокаивает, знаете ли...
   Время перевалило за полдень, а у нас наблюдалась та же картина. Дед молчал, Петр страдал, а я тарабанил пальцами по клавишам. Тем более, запрещать играть, никто не рвался. Некоторые вояки, так наоборот поближе подобрались, послушать.
   Сначала, я не обратил внимания на появившуюся на улице пару. Мальчишка подросток, вел под руку слепого старика, время от времени испуганно озираясь. Картина не новая, сколько их и ходило по деревням в поисках пропитания, да и сейчас ходит... Но вот парнишка, заунывно тянул какую песню, показавшуюся мне знакомой. Окно было приоткрыто, потому что французы не боялись того что я попытаюсь бежать. Вот я и услышал:
   Я по свету все время скитался,
   Не имея родного угла,
   Ах, зачем я на свет появился,
   Ах, зачем меня мать родила...
   Пользуясь тем что французы в большинстве своем не знают русского языка, пацан то и дело начинал этот куплет заново. Похоже, что всей песни он не знал. И уж больно мне знаком этот голос...
   Вот пацан в очередной раз обернулся, и меня как током ударило. Ванька! А кто же тогда старик? В отряде у нас слепых не было... Какая разница, надо дать им знак, что я здесь! Сейчас...
   Я снова повернулся к инструменту, и заиграл "Вальс дождя". Эту мелодию, в Кабановке очень хорошо знали, и многие считали именно меня ее автором. Поэтому, узнав мелодию, Ванька должен был понять, что я здесь. Лишь бы только не сглупил как нибудь...
   Едва заметно, Иван дернул старика за руку. Тот, вытерев ладонью лоб, стал клюкой искать, на что бы присесть. Нормально,- дед устал, хочет сесть отдохнуть. Внучок, подвел его к завалинке ближней избы, где оба и расположились. Сердобольные тетки, поднесли "бродягам" пару тощеньких узелков. Развернув один, "разведчики" принялись за еду. Теперь они были прямо передо мной, и я понял что слепой,- это Федот. Да уж, артисты...
   Перекусив, они поднялись, и медленно побрели из деревни.
  
   *****
  
   Я наблюдал за ними, пока оба не скрылись из виду. Наверное, впервые, не просто моя судьба, а и моя жизнь зависела от кого то постороннего. Случись что-то не так, как они рассчитали и все... Пиши пропало. Но теперь, меня колбасило не от того что может не повезти лично мне. Да хрен бы с ним, выкручусь. А вот если их потеряю...
   Раньше, сто процентов не было такого. И, не, потому что я такой бессердечный, или переживать не за кого было. Просто пришло понимание, что вот он тот момент, прямо передо мной. Именно то, чего я добивался раньше. Эти люди, связаны со мной не только узами крепостничества, они несмотря на опасность ищут меня, и выволокут даже из ада, окажись их незадачливый барин там.
   Ближе к вечеру, я стал свидетелем новой сцены, исполненной доморощенными артистами. Вывернувшись из за угла, по улице потянулась группка наших, изображавших по видимому плотницкую артель. Впереди, шел настоящий предводитель артели, за ним пяток Кабановских ребят, и последним , весь увешанный инструментами, шел Демид. Окружив какого то пробегавшего мимо офицерика, они попытались жестами объяснить что ищут работу. Сначала тот не мог ничего понять, затем, видимо все таки разобравшись что к чему, махнул им в сторону покосившегося сарая в конце улицы,- мол, располагайтесь там, после разберемся.
   Согласно кивнув, "артельщики" двинулись к сараю. Так, значит операция "Ы" началась...
   Несмотря на волнение, я отошел от окна, и с как можно более равнодушным видом, растянулся на соломенном тюфяке в углу. Не хотелось привлекать внимание "сокамерников". Мало ли... Как говорится,-" обжегшись на молоке,- на водку дуют". Раньше я ведь тоже не верил что на мою, в общем - то не столь важную персону, будут охотиться. Ошибся. Так, где теперь гарантия, что из двоих страдальцев, нет засланного казачка? Поднимет шум раньше времени, и засыплются мои спасатели, по самое не балуйся...
  
   *****
  
   Все началось за полночь. Вначале, с разных сторон села захлопали выстрелы. Причем, так что создалось впечатление, как будто наступают со всех сторон. Изо всех сил, я делал вид что мне все по барабану, и это не за мной. Потом, в звуках боя появилось, что то новое. Ну ничего себе! А ведь если я прав, сейчас рвутся гранаты, которые мы соорудили по методу все того же черного археолога из книжки. Какое-то количество, мы забабахали недавно, (пардон за каламбур), только вот применить, пока не успели...
   Выстрелы стали слышаться все ближе. Первые признаки паники у французов, кажется стали проявляться... Часовые за дверью о чем то тревожно перешептывались, затем один затопал сапогами. Видимо бегал на улицу проверять. Вернулся. Что-то пробормотал, я так и не понял, наверное, успокаивал напарника.
   Зашевелились мои соседи. Безухов подбежал к окну, пытаясь что то разглядеть в темноте.
   - Петр,- я, наконец, пошевелился.- Я бы не советовал сейчас у окна стоять... Пуля, как говорится, дура...
   Словно в подтверждение моих слов, стекло в соседнем окне разлетелось с премерзким звуком. Петр отпрянул в глубину комнаты.
   - Французы могут и специально выстрелить, подумав что мы пытаемся дать знак нападающим...
   - Но кто же это?- нет, похоже, Петр не засланный, иначе с чего бы в его голосе звучало столь неприкрытое восхищение...
   - Да скорее всего партизаны... - я зевнул и сел на пол. - Думаю, французам неплохо достается...
   Звуки боя переместились на другую сторону деревни. И Петр, и Варсонофий задергались. Ну, понятно, кому охота здесь оставаться? В это время, послышались новые шаги, и странный, неприятный звук глухого удара. Хрустнула выломанная дверь, и на пороге появился Демид. За ним, валялись два тела. Охраннички... Мертвые или оглушенные, какая разница?
   - Барин, уходим быстрея!- он заметил моих соседей. - Прихватывайте их с собой, кони уже у дома.
  
   *****
  
   А дальше... Дальше была невообразимая скачка, которой я, за свои два десятка лет никогда не испытывал, и хотелось бы надеяться никогда больше не испытаю. Хотя бы потому , что та часть моего тела на которую обычно находят приключения не каменная, и к концу этой бешеной гонки болела немилосердно. Конечно, не отрицаю, люблю проехать верхом. Но именно, ПРОЕХАТЬ, а не переть со всей мочи. Мнения спасенных со мной, похоже, разделились. Петр, выглядел еще хуже меня, впрочем, чего от него городского ожидать? Зато Варсонофий, вполне, по-моему мог отмахать еще столько же не поморщившись.
   Пока основная группа моих спасителей, окружив три наши бренные тушки, уходили к родной базе, небольшая часть ребят имитировала спешное отступление в противоположную сторону. А ведь хорошо подготовились, и за такое короткое время, что интересно...
   Что к чему, я узнал уже на базе, замахнув соточку и приходя в себя от пережитого.
   Как оказалось, один из парней попавших вместе со мной в засаду, выжил. Под ним убило лошадь, и неудачно падая, он со всего маху грянулся о землю. Когда пришел в себя и вылез из под убитой лошади, сразу понял что "отца командира" умыкнули шаромыжники. Орать,- "...нечистая, спасайся, кто может!..." он не стал, пробежавшись вокруг нашел следы, определил направление, (ну ведь не зря же я охотников привлекал!), и запрятав тело погибшего товарища, что бы его не достало зверье, рванул назад, на базу.
   А в лагере, подняв немалый шухер, тут же завертелась спасательная операция. Проблема была в одном,- куда меня отвезли? Можно было конечно и по следам добраться, да как на грех дождь прошел. Хорошо еще что хотя бы направление было известно...
   Поразмыслив логически, Гриша Петровский принял самое, на мой взгляд, приемлемое решение. Проверять каждую встречную деревню. Помня успех Ванюшки на шпионской ниве, (да, да, с поисками однорогой козы), его и направили в разведку, придав для нового имиджа Федота. Естественно, кто козу в деревне искать будет? Что бы привлечь мое внимание, Ванька должен был что то петь, вот он и выбрал известный только нам куплет. Две деревни отлетели. Одна, полуразграбленная, полусожженная, по причине отсутствия в ней вообще кого нибудь, вторая из-за отсутствия самих французов. И только в третьей, Ванька услышал Шопена. Почему он обратил внимание? Просто, ни на одном заседании нашего доморощенного оркестра, мы не пропускали этой мелодии.
   Выйдя из деревни, разведчики преобразились самым волшебным образом. Слепой вдруг прозрел, забитый и зашуганый мальчишка-побирушка осмелел и выпрямился. Скрывшись в лесу, они нашли наших и подтвердили,- объект найден.
   Быстренько, но и не попадаясь никому на глаза, разведали окрестности. Ближе к вечеру, отправили в деревню "артель". Их задачей было поднять шум, что бы французы не могли понять, откуда идет нападение. Ну а дальше,- дело техники...
  
   *****
  
   Пару дней, я приходил в себя. В принципе, уже отоспавшись, я был вполне в норме. Но, вот, моя многострадальная пятая точка, на которую ее непутевый хозяин то и дело находил приключения, была совсем другого мнения. Только рассупониваться, было не с руки. Разведка донесла, что в пределах нашей досягаемости, французы устроили, что-то вроде лагеря для военнопленных. Судя по рассказам разведчиков, до концлагеря ему было еще далеко, но и на пансионат то же не тянет...
   Кормили пленных, чем попало, и когда попало. Непонятная бурда из подгнивших овощей была в порядке вещей. На день, на два, о еде могли и забыть. Вот козлы, о себе то точно не забывали...
   Очень много было раненых. Ребята насчитали больше половины легких, примерно из сотни человек, и не меньше десяти тяжелых. Да и одеты они были, мягко говоря паршивенько, форма успела поистрепаться, а ведь не месяц май на дворе!
   В общем, если не мы, то кто же? Долго они не протянут. Тем более, из школьного курса истории, да из книг, я помнил что зима в этом году будет суровенькой... Это пусть французы мерзнут, а своих выручать надо. Раненых отправим на основную базу, а здоровых в строй. Кадровые военные нам совсем даже не помешают. Вон, артиллеристы, которых мы то-же из плена освободили, набрали расчеты, и вовсю молодежь гоняют.
   По данным разведки, подкрепление в лагерь могло придти с двух сторон. Там, в небольших деревнях стояли воинские части. Хоть и не слишком то многочисленные, но подстраховаться надо. Значит, потребуется три группы. Штурмовая, и две засадных. Плохо конечно, что французы не дураки, вырубили весь кустарник вокруг лагеря. Да и леший с ними, прорвемся. Куда хуже было бы, если бы они до сторожевых вышек додумались. Хотя... Это с пулеметом на вышке хорошо, а с ружбайкой, не знаю...
   Обсуждая план, спорили до хрипоты. Но все таки, не прошло и года, как решение было принято. Выступать решили с утра. Как раз к следующему вечеру доберемся. Передохнем, да на ночь глядя, и жахнем. Француз ночью спит, не воюет. А мы ему как снег на голову!
  
   *****
  
   Вот так оно всегда и получается,- рисовали на бумаге, да забыли про овраги. План то, у меня был самый наипростецкий,- придти на место к вечеру, дать штурмовой группе немного передохнуть, выставить заслоны на месте возможного контрнападения, чуток доразведать, и где-нибудь после двух-трех часов ночи налететь на французов лихой кавалерийской атакой. Ведь в это время слаще всего спится! А мы вот такие невоспитанные, сон и прервем на самом интересном месте...
   Да только вот, жизнь как говорится, внесла свои коррективы. Дело в том, что уже за полпути к лагерю, мы наткнулись на небольшую колонну пленных, которых гнали по ходу туда же куда пролегал и наш путь. Человек двадцать - тридцать, опять же есть раненые, двоих вообще тащат на самодельных носилках. Охраняет их, где то пятнадцать хранцузов, чем-то похожих на успевших надоесть мне до синих чертиков обозников. Вот екарный бабай...
   Мухой затормозили, и залегли. Мы с Григорием, Федотом и Безуховым, собрались на такой, мини мозговой штурм. Типа, что и как, кого и где. Кстати, с ним вышла хохма. Я, как то решил что он, как и его книжный прототип, этакий недалекий рохля, малоспособный к боевым действиям. Ну и ладно думаю, отправлю его на остров, к мирному населению. Пусть с Леграном по-французски поговорит, пока мужик не одичал. Там ведь старики, да бабы с малышней. Кто там по ихнему разумеет? Хоть Серж и учит русский вовсю, дак ведь по свойски то тоже побалакать охота!
   Ага, размечтался... Не успел я отправить провожатого за ним, как Безухов влетел в штаб, будто ужаленный жирным таким шмелем в задницу. И самого порога, начал продвигать мне, что я типа сатрап и прочее прочее, что нет худшего моветона, судить о человеке по внешнему виду, и тэ дэ, и тэ пэ. Еле успокоил его. Наплел что то с три короба, хотя уважение к нему у меня поднялось. Мог ведь и в тылу отсидеться, ан нет,- не захотел....
   Дело решили быстро. Отобрали десяток парней, кто лучше всех владел и луком и огнестрелом. К ним в поддержку, еще десяток с ружьями. Цель первых,- вынести насколько возможно быстрее охрану. Вторые,- вступают в случае если кто то из французов попытается атаковать снайперов. В общем думай о прекрасном, но мочи всех подряд.
   Мда.... Что то я в перестраховщики записался, наверное старею. Лучники справились на сто процентов сами. Восьмерых уложили первым залпом, остальных вторым. И что самое главное,- втихую! Видно было что недавние пленные и сами обалдели. Замерли, что твоя жена Лота. Озираются по сторонам, типа что за хрень творится?
   Увели мы их в лес, заодно и трупы утащили. Вот тут то, и родился новый план...
  
   *****
  
   Согласно новой задумке, к лагерю мы вышли не ночью, а с самого раннего утра. Да, да, именно вышли, ведь мы же теперь были теми самыми конвоирами! Вот только пленных было больше, да и часть из них никак не тянула на кадровых военных. Да и ладно, пусть будут ополченцами.
   Сам по себе, лагерь представлял из себя здоровый загон для скота, куда как селедок в бочку напихали пленных. Вот гады, сами то в домах спят... Ну недолго осталось вам небо коптить.
   Эй, европа, где же ваш хваленый европейский порядок? Ну коня вашего за череп, кто так охраняет? Ходят как бараны мериносовой породы, зевают, половина оружия вообще чуть ли не на другом конце хутора оставила. Время уже десятый час, а они дрыхнут как суслики. Вон, комендантская морда нарисовалась, летит ко мне, шары по сто копеек. Чуешь крыса тыловая, чью горбушку сперла!
   Подлетев, француз вытянулся столбом, пожирая меня этаким особым взглядом, каким нужно пожирать начальство. Сделав вид, что мне весь этот публичный дом по барабану, я коротко распорядился загонять новых пленных на место. Григорий, Петр и Федот, как наиболее искушенные в языке,(не надо смеяться, Федоту пришлось в свое время учить хотя бы разговорный французский, потому как папенька возжелал что бы его управляющий отличался от других.), так вот, их задача была хорошенько пудрить мозг наиболее проснувшейся части охраны. Я же, на себя брал коменданта. Пригласив мою персону к скромному завтраку, он грозно сверкнул глазами на недостаточно суетящихся, по его мнению, охранников, повел меня в дом. Прекрасно....
   В доме, я расположился так, что бы видеть происходящее во дворе и тем самым лишить такой привилегии коменданта. Вот она, пошла жара! Выхватив спрятанные под одеждой штыки, наши "пленные" набросились на французов. Нет, боя не вышло. Получилась наполовину драка, наполовину избиение младенцев. Мало того, что мои орлы сразу отрезали охрану от ближайшего оружия, так еще и почти вся масса пленных как по команде бросилась вперед.
   Что то в моем лице похоже отразилось, потому как глянув на меня, комендант все же выглянул на улицу, и попытался схватиться за пистолет.
   - Ша!- я навел на него свой.- Еще движение, и девять грамм свинца, отпустят вашу грешную душу на последний суд. Се ля ви месье! Умейте проигрывать как мужчина.
   Нет, проигрывать он похоже не умеет. Ну и ладно, каждый сам себе злобный баклан. Я предупредил не рыпаться? Предупредил. А он думал, шутить с ним взялись. Ну не терминатор же он в конце концов, что бы черепом пули останавливать!
   А на улице, все уже было кончено. Охрану, если так можно выразиться, задавили массой. Чуть было не взялись и за наших, кто был во французской форме, но вовремя остановились.
   Возвращались мы конечно дольше. Бывшие пленные, не сказать что бы были измучены вконец, но и их состояние не позволяло устраивать марш броски по пересеченной местности. Хотя обретенная свобода и придала им сил, но все же нефиг над людьми издеваться....
  
   *****
  
   Вот так и пополнился наш отряд на шестьдесят боеспособных человек, да еще почти на такое же количество раненых, разной степени тяжести. Тополев с женой и помощниками из ребят, проявивших талант к медицине, просто зашивался. Но, как бы то ни было, еще ни один из раненых не только не умер, но и некоторым удалось спасти казалось бы уже практически приговоренные к потере конечности. И что еще интересней, он сумел прооперировать парня раненого в живот, просто вытащив его можно сказать с того света.
   А ведь мир то, похоже параллельный... Почему? Как то, насел я на нашего "Гиппократа", насчет возможности отправить пятерку его помощников учиться дальше. И выдал он мне такую вещь,- если помещик согласен дать вольную крепостному, и если оный выдержит проверку необходимых знаний, то вполне возможно его дальнейшее обучение, частично за казенный счет, частично за счет помещика. Интересный закон? Как по мне, так очень! Конечно, на таких условиях, особого рвения не замечалось, но прецеденты были! А вот в реальной истории, насколько мне известно, такого закона не имелось. И вообще-то зря. Мы бы тогда тетушку Европу запросто задом в лужу усадили бы. Ну, значит, теперь усадим. Я то, этот закон как бык телушку измахрачу, но своего добьюсь. Тем более, что кандидаты у меня уже есть, и немало. Пятеро в медицину, троих кровь из носу, но надо устроить в военное училище. Еще трое, проявляют нехилые способности в сельском хозяйстве. Один будущий агроном и два ветеринара. Даже архитектор один наметился, правда он пацан еще, школу не закончил, но задатки ой-ёй какие. И этому богатству я позволю пропасть даром? Вот уж фигушки! Ведь эти ребята действительно мое богатство! Придется раскошелиться, но это вопрос второстепенный. Во-первых, средств хватит. Часть, придется выделить из своих трофеев. Другую часть, вытяну с родителей ребят. Так что бы и их не обидеть, и самому не разориться. Во-вторых, единственным условием учебы, а заодно и вольной, будет обязательство вернуться работать домой. Ну кроме военных разумеется. А это значит, будем разрастаться...
   Разбираясь в новоприбывших, снова чуть не потерял челюсть. Среди бывших пленных, оказались два поляка. Но не это меня удивило, а их имена. Одного звали Ян Кос, а второго Густав Елень. Вот ей-богу, если вскорости в отряде появится еще поляк и грузин, придется им собаку выделять, и танк изобретать. Эх, ядерна мышь, чего только на свете не бывает!
   И еще, фортуна благосклонно повернулась, к троим французам, попавшимся нам на обратном пути. Везли они пакет, какой то, и оказались самыми благоразумными, встречавшимися мне за последний месяц. То есть, увидев нас, они как миленькие задрали лапки кверху, и аккуратненько сдались. "Три-Же", так их попозже стали называть в отряде, с моей легкой руки. Жан, Жак и Жером Дантоны. Забегая вперед, скажу, что они остались в отряде, и не стали возвращаться во Францию после войны. А в Кабановке, появилась стеклодувная мастерская...
  
   *****
  
   Постепенно, приблизился ноябрь. Через вездесущих соплеменников Абрама, мне стало известно о том, что Наполеон вроде как собрался сматывать удочки. Нет, ясен пень, никто об этом впрямую не говорил, но люди умеющие делать выводы, конечно же их делали. Да и о чем было говорить? Москва, как город разорена. Оставаться в ней зимовать? Без снабжения, с постоянной угрозой нападения? Глупости, какие то! Да и армия наша, во многом превосходила французскую. Во всяком случае, в артиллерии и кавалерии точно. Да и снабжение русской армии было лучше. Корецкий, побывав в городе, рассказал что те крохи продовольствия, которые удалось собрать тыловикам, просто напросто разграбили. В принципе, французская армия разваливалась на глазах. Хотя... Мне вот, лично, показалась она не такой уж и крутой. В смысле дисциплины. И обозы, которые мы отбивали, и охрана пленных, все было как то спустя рукава. Не знаю что сыграло свою роль, но факт остается фактом, лягушатники будут драпать. И скорее всего, (так считали кадровики в нашем отряде), двигаться они будут так же как и пришли. Через Смоленск.
   В связи с этим, Воронков организовал совещание соседних партизанских отрядов, как он выразился, для согласования действий. А что? Мы тоже не лаптем щи хлебаем! Конечно, на Смоленск напасть мы не сможем, слишком уж там народу много, просто массой задавят. Но вот налетать на отдельные части, да еще синхронизировано, вот это милое дело...
   А когда стали съезжаться командиры отрядов, я точно удостоверился что этот мир,- параллельный. Таких знаменитостей, как Денис Давыдов, Сеславин, Василиса Кожина, известных в моем бывшем мире почти что каждому, здесь не было и в помине. Зато, был гусарский полковник Денис Демидов, был майор Всеславин, и была гроза всех лягушатников, Василина Кошкина. Причем, гусар Демидов, жутко был похож на портрет Давыдова, не раз виденный мной в книгах. Причем он же, писал прекрасные стихи. Так что незначительные, в буковку в фамилии, но отличия все же были. Про остальных ничего не скажу, потому как в своем времени кроме фамилий ничего о них не знал. Вот тут, я и задумался,- так ведь тогда Воронков и есть аналог того Воронцова, из моего мира? Да уж, неслабо я скажу живем... Как говорил незабвенный Глеб Жеглов,- "... Довелось тебе Вовик поручкаться с самим Воронцовым..."
   В обсуждения я не лез. Все-таки и без меня хватало умных людей. Единственно, пару раз вмешался, когда наиболее горячие головы стали предлагать совсем уж утопические планы разгрома французов своими силами, не дожидаясь регулярной армии. Но их укоротили и без меня. Хотя с одним кадром, я все же схлестнулся не на шутку. Причем не на словах, а банально начистил ему рыло, когда узнал что это именно тот командирчик, по чьей вине французы сожгли деревню. И ведь самое обидное было то, что он как раз был военным а не штатской штафиркой. Еле растащили нас. Он орал конечно, что мол честь, да как смеет какой то дворянчик бить ему морду, да только дуэль может смыть нанесенное ему оскорбление... На что, уже более менее успокоившись, я ему ответил:
   - Честь говоришь? Дуэль? Да хрен с тобой, хоть сейчас! Только сперва я тебя свожу в ту деревню, которую по твоей милости французы спалили. Посмотришь на головешки что от людей остались. Хотя какая тебе разница, бабы новых нарожают, ведь так? В общем, ищи секундантов...
   Естественно, дуэли не допустили. Как уж там замяли дело, не знаю. Извиняться я не пошел, считая что был абсолютно прав, да и он не явился. Ни извиняться, ни ругаться. Хотя и хорошо что не пришел. Потому как с моим характером я бы точно по новой сорвался. Хватит и того что один раз планку сорвало...
   *****
   Ну, твою дивизию, откуда такие козлы то берутся, ума не приложу! Да еще в армии! Среди тех кого мы освободили из плена, оказался один бешеный капитошка, капитан то есть. С фамилией, абсолютно соответствующей характеру,- Шельмовский. Было еще несколько офицеров, но вот они все оказались ранены, а это чудило целенький и невредименький. Вот он то и попытался натянуть одеяло на себя, да еще в категорической такой форме. Типа, любой воинской частью, должен командовать не гражданский шпак, (вот же самка собаки, в мой огород ведь камушек!), а боевой офицер. А поскольку все офицеры не в состоянии нести воинскую службу по причине ранений, (стоп, а полковник Шорохов? Он вообщето в плечо ранен, и в данный момент вполне мог бы руководить...), то он считает своим долгом принять бремя командования на себя. Ну, услышав этакие перлы из его уст, я сначала тупо онемел. Потом, вернув челюсть на место, попытался решить дело миром. Да куда там! Это недоразумение в погонах уперся на своем, как баран в воротах. Чувствуя что я закипаю как электрочайник, я выдал ему несколько вопросов, от которых пришла его очередь остолбенеть. Во первых,- какого лешего, из всех офицеров он был единственный, кто не сохранил свои знаки отличия, хотя даже полковник был при мундире и погонах. А он, был в обычной солдатской форме? Во вторых,- почему он как раз, из всех офицеров не ранен даже в палец? И в третьих,- личность каждого офицера могли подтвердить как минимум трое- четверо солдат из их же подразделений. А каким образом, он оказался совершенно один? Может сам сдался в плен? Просто поднял ручонки загребущие кверху да и все? А теперь хорохорится, что бы скрыть свое предательство за внешним проявлением патриотизма?
   Не давая ему ответить, вышел из "штаба", постаравшись посильнее хлопнуть дверью. Срочно надо с Воронковым переговорить. Он все таки хоть и отставной, да все таки военный, может найдет на этого чебурашку бритого управу. Почему чебурашку? Да элементарно, Ватсон! Рост,- метр с кепкой. Уши, как у слона. Глаза, как у пьяного бассета. И рот, как у лягушки, до ушей. Вылитый чебурашка, только не мохнатый.
   Все еще продолжая кипеть потихоньку, позвал Григория. Обрисовал ему ситуацию. Тот успокоил,- пока я смотаюсь, пару дней он справится. На худой конец, Тополева на помощь призовет. Типа бравый офицер, от стресса повредился чуток в уме, и теперь ему прямо таки жизненно необходим небольшой отдых...
   Быстренько заседлав коней, я с пятеркой ребят выехал с базы.
  
   *****
  
   Как назло, Воронкова на месте не оказалось. Оставшийся за него Никита, предложил дождаться его, но я решил ехать навстречу. Проветрюсь подольше, успокоюсь получше. А то что то быстро из себя выходить начал. Еще тридцатника нет, а нервы уже ни к черту. Да и хрен с ним, с этим капитошкой! Еще на всякую шелупонь драгоценные клетки тратить!
   Расслабившись, я и не заметил, как из придорожных кустов, к лошадям рвануло что то мелкое, хнычушее и лопочущее что то на непонятном мне языке. Фу блин, успел остановить коня!
   Этим мелким, оказался цыганенок, лет семи, маленький, замурзанный и одетый в невероятную рванину. Пытаясь что то нам объяснить, он тарахтел что то по своему, чего ни я, ни парни не могли понять. Тем более, что его лопотание то и дело перемежалось рыданиями.
   - Да у них случилось что то!- наконец догадался Колька Ясенев.- Вон он, ручонкой тычет, показывает!
   А ведь и правда! Малек точно старается показать, что неподалеку что то происходит. И причем что то очень неприятное, иначе бы он не трясся бы так от страха, и не рыдал бы. Версию с ловушкой я отбросил сразу, никто инее знал что я поеду по этй дороге, и в этом направлении. Просто кому то очень и очень не повезло...
   Пацаненка оставили с Ванькой, рядом с дорогой. Раньше, я старался Ванюшку с собой не брать, все таки маловат он. Но потом, решил иначе. Пусть будет на глазах, а то из подросткового максимализма устроит хрень какую либо, потом и не разгребешь. Тем более, мальчишки его возраста попадались и в действующей армии. По крайней мере что то похожее я в книгах читал, про Бородинское сражение. Да и когда "Войну и мир" перелистывал, натыкался на малолетних героев.
   Сами же, спешившись, мы осторожно двинулись в ту сторону куда указывал цыганенок. Вот оно! На полянке, возле двух цыганских кибиток, с десяток французов гнобили хозяев фургончиков. Один цыган, похожий на киношного Будулая, лежал на земле без сознания, еще один привалился к колесу с окровавленной головой. Старик с суковатой клюкой, закрывая собой двух девок подростков, что то выкрикивал довольно улыбающимся лягушатникам. Еще кто то был в одной из кибиток, потому что оттуда слышался детский плач, и пытающийся успокоить малыша женский голос.
   - Ну что мужики?- я повернулся к парням.- Что делать будем?
   - А что еще то?- Колька удивленно всплеснул руками.- Да неужто мимо пройдем? Они чай, тоже ведь люди то! Грешно не помочь!
   -Тогда так... Первым залпом, выносим самых опасных, тех у кого в руках оружие. Мишаня, ты хорошо ножи кидаешь. Попадешь?
   - А то ж... Двоих уложу, это, как его... как минимум!
   - Отлично. Я палю с пистолетов, остальные перезаряжаются. Вторым залпом, добиваем оставшихся. Готовы? Огонь!
   Получилось. Четверых сняли сразу. Похоже я промахнулся, но тогда было пофиг. Бросил ружье, выхватил пистолеты. Просвистели в воздухе ножи, и как и обещал Мишка, двое французов повалились на землю. Метнув третий нож, Мишаня чуть ошибся, и вместо горла, попал солдату в плечо. Шарахнув из двух пистолетов сразу, я все таки попал. И заключительным аккордом, грохнул второй залп парней. Все, завалили оставшихся.
   Раненых цыган, загрузили в кибитки, править лошадями уселись девчонки. Я решил пока увезти их с собой, пусть Тополев подлечит мужиков. А потом, пусть дальше кочуют. Только что бы снова французам не попадались. Ну и шкурный интерес у меня то- же имелся, как же без этого... Одна из кибиток, была запряжена парой прекрасных тинкеров. Кто не знает, эта порода еще называется цыганская упряжная. А у меня, как раз имелась в конюшне такая же кобылка. Вот и решил, извиняюсь за каламбур, выцыганить у цыган эту пару. Тем более как раз,- жеребец и кобылка. У меня же трофейные есть, попробую обменять. Там и верховые есть, и першероны. Авось получится? После войны, племенную работу наладим....
  
   *****
  
   По возвращении на базу, мне стало как то не до цыган. Встречавший на выходе Федот, сверкая свежеприобретенным "фонарем", "обрадовал" новостями по самое не хочу. Этот курдюк бараний, который Шельмовский, решил воспользоваться моим отсутствием и захапать отряд под себя. Напрасно пытался Григорий решить дело миром, все увещевания были впустую. Тогда Петровский призвал на помощь доктора. Куда там! Дело закончилось только благодаря Демиду , относительно бескровно. Федот получил синяк под глаз, Тополев ушибленный локоть, и Григорий легкое ранение шпагой в руку. Буйного капитошку спеленали, и упекли в отдельную землянку, приставив часового. Что интересно, никто из армейских даже и не рыпнулся, пока его вязали. Похоже и среди своего круга, он не заимел авторитета, что б за него кто то впрягался.
   Ладно, туда ему и дорога. Пусть поваляется, охолонет маленько. Передав пострадавших доктору, я попросил Федота разместить остальных цыган на отдых. Мелкий, благодаря которому удалось их спасти, уже хвостиком таскался за Ванюшкой. Да и немудрено, у парня свои брат с сестрой почти одногодки пацану, вот и умеет управляться...
   Старого цыгана звали Баро. Ну естественно, сколько я видел фильмов про них, так обязательно, кто то в таборе носил такое имя. Тенденция-с... Так вот, узнав что мне от него требуется, дед весь мозг мне продул тем, что настоящий цыган никак и ни за какие коврижки не расстанется с конем, типа лучше грохнуть его сразу, и лошадок забрать у хладного трупа. Потом, умирать он все таки раздумал, и долго и нудно торговался, пытаясь нагреть меня с обменом. В результате, сошлись на паре тяжеловозов, и вот ведь аспид, выторговал все таки верховую впридачу. Пусть молоденькую замухрышку, особой ценности не представлявшую, но ведь сумел! Да мне пофиг, главное тинкеры теперь мои!
  
   *****
  
   А наутро приехал Воронков. Выслушав мои излияния, он посмеялся, но Шельмовского увез к лешевой бабушке, предварительно задавив своим авторитетом. Ну наконец то! Как говорится,- баба с возу, кони в пляс. Конечно, можно было его просто шлепнуть втихушку, тем более я уверен, никто бы и не почесался. Но... Вот блин, всегда найдется хоть одно гребаное но. Какой никакой, но этот баран все таки свой. А что бы я отдал приказ грохнуть своего, надо провиниться ой ей как! Нет, попытайся он слить наш отряд Наполеоше, получил бы свои девять грамм свинца без разговоров. А тут... Ну почувствовал слабину штатского помещика, ну захотел на себя одеяло перетянуть... А вот у Воронкова он не забалует, случись подобный косяк, огребет мама не горюй. Короче,- с какой стороны не глянь, а нашим легче.
   Остальные армейцы, особо не выпендривались. Да многим и не до этого было. Кто то находился в лазарете, кто то, как например полковник Шорохов, постоянно приглядывался к моим действиям. Ну еще бы! Пусть я и допускал какие то ляпы в тактических вопросах, но и никогда не чурался посоветоваться с кем то более опытным. Большую часть решений, мы принимали сообща, своим "штабом". Все базы отряда, были окружены секретами так, что и мышь не проскользнет. А всякие ловушки? Ладно там волчьи ямы или летающие бревна... (А что, я "Хищника" зря смотрел что ли?) Пару недель назад, мы придумали такую "вкусную" подлянку. (вообще то я спер ее из какой то из прочитанных мною книг про попаданцев...) Поблизости от дороги, развесили по деревьям несколько колод с пчелами. Путем хитрых подвывертов, эти колоды превратились в банальные растяжки. Зацепил веревку? Ну и получи медовой колодой по башке. Да ладно если бы она пустая, а то ведь с пчелами... Именно с теми, которых не любил Винни-Пух. А пчелы эти, очень не любят, когда кто то уносит их кровный мед, пусть даже и на голове. Что и произошло с доблестными французскими солдатами. Шли себе фуражиры, на очередной промысел. И вдруг, какая то кучка диких русских мужиков, пальнув из допотопных ружей, удирает в лес. Конечно, ни в кого они не попали, дикие ведь! Ну и как же, взыграл охотничий азарт! Отряд разделился, часть отправилась в погоню, часть двинулась своим путем. А встретились они невесело,- охотники вылетели обратно, все в меду, и.... в пчелах! Со всего духу, они неслись к товарищам пытаясь получить у них помощи, но... Как говорится, своя тельняшка ближе к тушке.
   Жестоко? Да полноте! Пчелиным ядом вообще лечат. Эта операция, была скорее методом психологического воздействия. Что то вроде,- и земля будет гореть у захватчиков под ногами. И еще как горела! Сравнивая французов летних и нынешних, я вспомнил кадры кинохроники виденные мной еще в той жизни. Фрицы сорок первого года. Сытые, ухоженные, шуруют по Белоруссии как на прогулке, ржут в кинокамеры. И фрицы Сталинградские,- мороженые, закутанные в какое то тряпье... И не ржут уже, а только грустно пялятся в объективы. Вот и лягушатники так же,- вначале ездили по нашим дорогам не торопясь, с чувством превосходства. А теперь стараются проскочить любые опасные участки побыстрее, что бы не напороться на партизан. И пусть не только моя это заслуга, но руку я к этому все же приложил!
  
   *****
  
   А изощренность ребят, уже превосходила все границы. Заметив, что простые "растяжки" уже не дают того эффекта что был раньше, парни додумались до более сложных причуд. Теперь, французы решались преследовать наших более осторожно, глядя под ноги. И тогда, ловушки изменились. Не зря все таки я ввел поголовное образование в Кабановке! Геометрия, все же сила! Шлепает француз, пялится под ноги, что бы не зацепить ненароком веревку. И вот она родимая! Следит взглядом, ничего страшного. Вроде просто обмотана вокруг дерева. Так это русские их на понт берут! И шагает солдат спокойно, не замечая отходящую чуть в сторону тоненькую бечеву. Ну вот, зацепил! Кажется даже и не заметил, а как говорится,- мухобойка уже в движении... Солдат успевает сделать еще пару шагов, и получает в рыло бревнышком. Аккуратненьким таким, на котором насажены мелкие заостренные шипы. Да еще и обмазанные чем то, очень и очень дурно пахнущим. Ну да, навозик. Он родненький! Давит жаба конечно, такое ценное удобрение на каких то лягушатников переводить, но так положено, ибо нефиг ... Как сказал один очень умный человек,- ... Кто с мячом к нам придет, тот им же в морду и получит...
   Вот так и продолжали мы нападать на небольшие подразделения французов, оказавшиеся не в том месте и не в то время обозы, отбивать пленных.... Пусть даже не стараясь поубивать противника. А зачем в принципе? По-моему, в партизанской войне, достаточно противника просто вывести из строя, ну вообще-то желательно, что бы он и не смог потом вернуться. А каждый не пришедший на поле боя враг, это как минимум пять спасенных душ наших солдат. Плохо, что ли? А учитывая то, что территорию между Москвой и Смоленском просто таки наводнили партизанские отряды, расклад, конечно же, не в пользу корсиканца...
  
   *****
  
   Ну, как говорится в сказках,- долго ли, коротко ли, а, похоже "час икс" настал... Разведка донесла,- Наполеон двинулся назад, к Смоленску. Вот тут то, и родилась у меня сумасшедшая мысль. На этот раз, из России, он просто так не свалит. Идея конечно была, авантюра на авантюре сидит и тем же самым погоняет, что не замедлил заявить Воронков, приглашенный на обсуждение. Но по крайней мере, положительным моментом, он отметил то, что хотя бы есть вероятность не ввязываться если что то пойдет не так.
   Короче, план был принят, и весь наш "штаб", усиленно взялся за проведение его в жизнь. Абрам, под руководством Тополева, рассылал куда только возможно своих "агентов" на поиски снотворного. Заодно, по его же рекомендации был найден постоялый двор, хозяин которого за символическую плату предоставил нам всё хозяйство на неопределенный срок. Понятное дело, жалко было всего нажитого, но жизнь еще дороже. Хозяин прекрасно понимал, той армии которая вошла с Наполеоном в Россию уже нет. Те французы, еще могли соблюдать какие то приличия, но сейчас... Да скажи слово не так, или даже просто косо посмотри,- будешь в лучшем случае болтаться в петле на своих же воротах. А тут, хоть какие то деньги можно получить, да и живым остаться.
   Григорий, для большей мобильности разделив разведчиков на пятерки, отправил их дежурить на всех дорогах, более или менее подходящих для передвижения большого отряда. Приказ был один,- ожидать, не ввязываясь в бой ни под каким соусом. Если сопровождение нам не по силам, будем принимать другие варианты.
   Самое главное, это перехватить корсиканца до Смоленска. У него и так регулярных подразделений мама не горюй, а если он соединится еще и с оставленными в городе, то на нашей затее можно рисовать большой, жирный крест. Тупо и банально, нас просто размажут как трактор лягушку. Ну да ладно, снявши голову, по волосам не плачут....
  
   *****
  
   И все таки мы успели! Как оказалось, Наполеон собирался сматываться через Украину, но в боях под Малоярославцем, ему надрали задницу, и пришлось корсиканцу сваливать по уже разоренной им Старой Смоленской дороге. Первого ноября он прошел Вязьму, а значит дня через три-четыре доберется и до нас. Ну, пусть приходит, милости просим.В лесу, вокруг постоялого двора, замаскированные так что и мышь не заметит, ожидали "группы поддержки". В смысле, если уходить придется с шумом. Нас, "на хозяйстве", было семеро. Типа сам глава семьи, трое его сыновей, да трое наемных работников. Мне, из за возраста, понятное дело, пришлось ходить в сыновьях Федота. Старшим "братом" стал Григорий, а младшим вездесущий Ванюшка. А батраками были Демид, Колька Ясенев и... поручик Ржевский. Полная копия героя анекдотов. Но чем он мне сразу понравился, несмотря на всю свою кажущуюся безбашенность, вояка он был отменный. Контуженный в бою, без сознания, попал в плен. Бежал, подговорив еще троих солдат. Вчетвером, они прошлись по французским тылам как лиса по курятнику. Кстати, от него я узнал, что за мою голову назначена немаленькая сумма. Во! Если словим Наполеошу, бабки я с него потребую. Так сказать, на восстановление хозяйства. А то видел я во что они Кабановку превратили,- восстанавливать замаешься...
  
   *****
  
   Ну дождались... Ближе к вечеру, на дороге появился целый кортеж. Штук двадцать, если не больше гвардейцев и карета... Будем надеяться что именно ТА, а не какой нибудь супер пупер маршал. Чуть тормознувшись, французы все же решили переночевать. Ох ты ж, маменька моя, как меня мандражить то стало...
   Только глянув на меня, Федот быстренько подтолкнул Ваньку, увести "бешеного барина" подальше. А подальше, это блин на конюшню. Лошадок расседлать, накормить, напоить. А то уж, по его выражению, лицо у меня больно злобное стало. Ладно, переживем...
   Сам Федот, с Григорием и Ржевским, вышли к "гостям" с хлебом-солью. Ага, гостечки дорогие, знали бы вы какой хлебушек вас здесь ожидает!
   Сквозь неплотно закрытые ворота, я видел как из кареты вышел ОН. Ну... Нет, не впечатлил он меня. Может, настроен я был предвзято, может еще что. Наши круче. Петр Первый его вообще бы за голенище заткнул, хотя и читал я что у Петра фигура довольно несуразная была.
   Посовещавшись, гвардейцы взяли своего императора в кольцо и двинулись к крыльцу. Федот на исковерканном французском поприветствовал их, и пропустил в дом. Все, теперь дело времени...
   Помните старый, еще черно белый фильм, "Армия Трясогузки снова в бою"? Как беспризорники сдали красным целый белогвардейский штаб? Сказка конечно, но в каждой сказке есть доля правды. Вот и решил я эту долю правды использовать. Снотворного мы достали столько, что усыпить можно было роту слонов. Только самих слонов не было. Ничего, вместо них наполеоновцы сгодятся. Главное что бы еще кто нибудь не подвалил. А то испортят нам всю малину. Накормить то их не проблема, хватит на всех. Но ведь засыпать то начнут позже! А это чревато всякими косяками...
   Обиходив лошадей, я в дом не пошел. Ну его, у меня все эмоции на роже написаны. Мало ли, вдруг внимание обратят, как Федоту отдуваться? Вместо этого, я растянулся на сене, ожидая развязки. Пистолеты наготове конечно, если шухер какой начнется, отсиживаться не буду, это сто процентов.
   - Владимир Сергеич, как Вы тут?- Колька Ясенев появился как из под земли, так что я аж вздрогнул.
   - Нормально. Что у Вас там?
   - Тихо пока. Французы пьют сидят. Уже осоловели, но пока вроде держатся.
   - Ничего не заподозрили?
   - Да пока что нет... Мы же все аккуратно, как доктор велел.
   - Молодцы. Ладно, я здесь пока побуду, не хочу с ними встречаться.
   - Ну, тогда я пошел?
   - Иди, за меня не беспокойтесь.
   Я уже успел задремать, когда появился Ванюшка с радостной вестью,- спят! Ну все, теперь наше время!
   Тихо и аккуратно, повязали охрану. Главное,- крепко, теперь не рыпнутся. Обезоружили корсиканца. Может это и идет вразрез со светскими манерами, плевать мне на них. Вообще, только высокие моральные принципы удержали меня от того что бы разбудить его при помощи мордобоя. Атак, что издеваться, когда противник в твоей власти? Мы же не гестапо какое то!
  
   *****
  
  
   Проснулся "завоеватель" в своей же карете, вот только в сопровождении трех рыл, при которых шуметь было категорически противопоказано для жизни. Дернувшись за шпагой, он естественно ничего не обнаружил, зато наткнулся на мой многообещающий взгляд.
   - Вы не имеете права!- ого, а зашипел-то, любая кобра позавидует!- Это противоречит всем правилам...
   - Каким? - не дав договорить, я наклонился к нему.- Вашим? Или еще чьим то? Тогда, мне очень хочется узнать, по каким правилам вы напали на мою страну? По каким правилам ваши солдаты грабили и убивали мирное население? Или вы даже не знали, что тех кто пытался защитить свои семьи сжигали живьем, вешали или топили в колодцах? Вы скажете,- война! А не вы ли ее развязали? Так и получите тогда то что заслуживаете!
   - Это варварство!
   - Нет сударь! Вас ограбили? Избили? Или, упаси Боже, пытали? Вас просто пленили наиболее доступным способом, во избежание ненужных потерь среди моих, да и леший побери, ваших же солдат. Если бы мы действовали варварскими методами, Вас бы умертвили, расчленили, а части тела подбросили бы в ближайший лагерь вашей армии. Смею заверить, это произвело бы намного больший эффект. Однако, мы с вами вполне мирно беседуем...
   - Могу я хотя бы узнать ваше имя?- кажется мои аргументы подействовали...
   - Почему бы нет? Честь имею представиться,- Кабанов Владимир Сергеевич. Командир партизанского отряда.
   - Странно...- Наполеон задумчиво посмотрел мне в глаза.- Я слышал о многих партизанских командирах. Но почти все они были люди военные. Вы же, как я понимаю человек сугубо гражданский. И не имея ни навыков, ни образования пошли воевать. Странно...
   - Ничего странного здесь нет. Наоборот, все просто как ясный день. Это МОЯ страна. И русский я, не только по записям в церковных книгах, а еще и душой. И именно поэтому, защищать ее моя святая обязанность. Даже не находясь на воинской службе.
  
   *****
  
   Вот и закончилось все... Пленных, передали Воронкову, пусть сдает императору их сам. Не хватало мне еще при дворе светиться, привлекая внимание к своей бренной тушке. Тем более, что похоже войне конец приходит. Оставшаяся без своего императора армия, пробивавшаяся в Смоленск, получила хороших подзатыльников, потеряв большую часть командного состава. Да еще и отсутствие нормального снабжения сыграло свою роль. В самом деле, без еды много не навоюешь, это и ежу понятно. Но что делать без боеприпасов? Когда каждый день приходится вступать в пусть и кратковременные стычки с отрядами казаков и партизан, преследующих французов от самой Москвы, боеприпас тает просто на глазах. Какая то, вполне возможно самая умная, часть армии просто разбежалась куда глаза глядят. Остальные кое как прорвались в Смоленск. Но как оказалось,- зря. Прорваться то прорвались, да вот только сами же себя в капкан и загнали. Соединившись с регулярной армией, партизаны обложили город так, что и хорек не проскочит, не то что человек. Да еще и наши ход конем сделали,- запустили в город одного из наполеоновской охраны, донести правду о положении дел. В общем сдались французы. Не вышло у них, как в моем прошлом, добраться до городу Парижу. Ну и ладно, зато нам туда шлепать не придется.
  
   КОНЕЦ.
Оценка: 6.77*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"