Гельфер Дмитрий: другие произведения.

Серые будни богов: Книга 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Оценка: 5.88*43  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Синтетические миры - выдумка ученых недалекого будущего. Если уж опыты над животными запрещают, то опыты над людьми и подавно не в почете. Кое-кому пришло в голову создать виртуальных "мышек" и ставить опыты на них. Что ж: миры полноценны, их население живет своей жизни, даже не догадываясь о своей иллюзорности. А вот кое-кто из тех самых ученых выполняет функции богов. Вот такая профессия. Стандартный функционал, стандартные условия оплаты труда. О каких таких приключениях вообще идет речь?

  Пролог
  
  Солнце ещё толком не взошло, давая о себе знать лишь робкой полоской света на горизонте, но каменистые вершины пологих гор уже выскользнули из-под власти ночи. Узкие, густо поросшие лесом долины между ними всё еще пребывали во тьме. Тишина вокруг стояла обволакивающая и в чём-то даже неестественная. Ни пения птиц, ни стрекота насекомых. Даже ветер, этот вездесущий проказник, куда-то запропастился.
  Ощущению монументальности застывшей природы мешала только странная парочка на одной из вершин. Тот, что пониже, с видом мечтателя, блаженно закрыл глаза и подставил лицо восходящему солнцу. Другой, с выправкой военного и суровым выражением лица, сцепил руки в замок за спиной и буравил компаньона взглядом.
  - Зачем ты меня сюда позвал?
  - Похвастаться, - Мечтатель отвлекся от созерцания восхода. - Ничего необычного не замечаешь?
  - А должен?
  - Ну, если присмотришься...
  Суровый недоумённо вскинул бровь, но всё же прошелся цепким взглядом по окружающим пейзажам.
  - Не знаю, такое ощущение, что этот мир недоделан. Не вижу динамических объектов. Подозреваю, что и 'разумных' здесь нет, - Он сделал паузу, ожидая подтверждения своих догадок, но мечтатель молчал. - Ты хотел сообщить, что модуль генерации миров сбоит? Мог бы просто сказать, а то устроил, понимаешь, шоу...
  - Не угадал. Дело не в модуле. Этот мир я создал сам. С нуля. Ну, а перед заселением решил тебе показать. Вдруг что не так.
  Брови на лице военного сошлись к переносице, и он недоверчиво сощурил глаз. Повторно прошёлся взглядом по окрестностям.
  - Не понимаю. Зачем? - Наконец спросил он. - Автоматическая генерация быстрее и надёжней.
  - Можно конечно и автоматом, - Пожал плечами мечтатель. - Но я хотел опробовать кое-что из новых разработок. Расширенный пакет административных модулей.
  - И сильно расширенный?
  - Не без этого, - Улыбнулся мужчина с плохо скрываемой гордостью. - У шефа возникла идея создать мир, где некоторые 'разумные' будут обладать нашими возможностями. Для них это будет вроде магии.
  - П-ф-ф... - Скептически фыркнул суровый. - Это точно идея шефа? М-м-м?
  - Признаю, признаю, - Мечтатель поднял руки в шутливом жесте, будто сдаётся. - Идея моя, но шеф одобрил и даже пару нюансов от себя добавил.
  - Ладно, налюбовались... - Суровый устало покачал головой. - Уходим?
  - Погоди, - Оглядевшись вокруг, мечтатель уверенной походкой направился к самому большому обломку скалы на вершине. - Руки так и чешутся сделать ещё кое-что.
  Он закатал рукав и неожиданно легко впечатал раскрытую ладонь в каменную глыбу. Рука погрузилась в твёрдый камень, будто в мягкую глину. Убрав руку, мужчина осмотрел получившийся след и удовлетворённо хмыкнул.
  - Что это? - Суровый провёл пальцем по краю отметины, выплавленной в монолите.
  - Автограф. По-моему, имею право.
  - Я иногда поражаюсь, насколько ты бываешь несерьёзен, - Напарник осуждающе покачал головой.
  - Хм... А знаешь, ты прав, - В голову мечтателю явно пришла новая мысль. - Это и вправду несерьёзно. Если уж ставить...
  На этот раз он закатал оба рукава и, повернулся в ту сторону, где горы становились выше, и почти не виднелось зелёных долин. Руки напряглись и стали будто тянуть вверх скрюченными пальцами неподъёмную тяжесть. Горы вдалеке дрогнули и, со всё нарастающим грохотом, вздымались выше и выше. Суровый скривился и зажал уши руками. Земля дрожала, и обломки скал срывались вниз даже в таком отдалении от эпицентра событий. Буквально через минуту на месте обычной горной гряды высился неприступный монолит, сплошной стеной уходящий в небо. На лбу у мечтателя выступили капельки пота.
  - Та-а-ак, основа готова, - Придирчиво осмотрев результат, выдал он. - Теперь сам автограф...
  Он поднял руку и будто толкнул воздух в сторону серой и угрюмой громадины. Несколько мгновений ничего не происходило, но потом скалы снова дрогнули, и на их отвесных склонах проступил отпечаток ладони. След поистине исполинский.
  - Позёр! - Резюмировал суровый. - Сам сделал, сам испортил... Там же никто жить не сможет.
  - Не страшно, - Мечтатель легкомысленно махнул рукой. - Здесь будут жить легенды... Мифы и сказки. А разумным и так места хватит. Уходим.
  Исчезновения странной парочки некому было заметить. Некому было удивиться. Новый мир уже начал своё существование, хотя и был ещё девственно пуст.
  
  Глава 1
  
  Волны мерно покачивали судно, а портовые огни Пируссы то исчезали, прячась за кормой, то снова маячили вдали. Крэйвен лежал на куче смотанных бухтами канатов и лениво ковырял безвкусную баланду из оловянной миски. Капитан Крюзон - форменный скряга. Нет, чтобы оплатить место у причала. Команда с удовольствием бы засела в портовых кабаках и пару кружек крепкого точно была бы 'за здоровье капитана'. Стоять же на рейде - скука смертная. По соседству бросили якорь такие же скряги, но то все корабли поменьше. У таких, и правда, деньги - большая редкость. Причина прижимистости Крюзона тоже в них родимых. Вернее, в их отсутствии. Хотя раньше таких проблем не было. Виноват же во всем этот противный старикашка - корабельный маг-погодник. Любой из команды давно бы свернул ему шею за мерзкий характер, но дед оказался хитрее - слег сам. То ли от старости, то ли от собственной вредности. И вот уже пять седмиц, как их скорлупка носится по волнам без всякой магической помощи, а этот хрыч валяется в своей каюте и изображает больного.
  - Удавил бы... - Проворчал Крэйвен, представив в очередной раз сморщенное лицо старика.
  А без мага что? Ничего хорошего. Пару крупных заказов увели другие капитаны прямо из-под носа. Один раз чуть не потеряли товар во время шторма. А ведь могли и жизни с кораблем в придачу. Нет, так дела не делаются... Если этот старый пень не вылезет из койки до сезона караванов - сушите весла, ищите новое корыто.
  Дробный стук чьих-то шагов заставил Крэйвена отвлечься от мрачных мыслей. Он отложил в сторону миску и поднялся со своего лежбища. Хм, кто-то из руководства... Звук от жестких подошв, какие пристало на суше носить, а не по вантам лазать. Простые моряки по теплу так и вовсе босыми ходят.
  - Прочь с дороги! - Младший помощник капитана Рилхан, пронёсся мимо, выпучив глаза. - Ну что вы телитесь? Бегом, бегом!
  За ним с угрюмым видом тащились два матроса. Поджарые, с задубевшей от солёной воды кожей. Уроженцы Призрачных островов - иннолы. В просторных рубахах, из-под которых виднелись замысловатые татуировки и штанах из старой парусины чуть ниже колена. Длинные волосы собраны в хвост, а с висков в тот же хвост уходят тонкие косички. Как и у всякого добропорядочного иннола. Крэйвен и сам выглядел похоже. Иннол, восьмой сын кунга Гирена, один из многих рядовых матросов на этой посудине.
  - Что за?.. - Он недоумённо проводил начальство взглядом, не особо рассчитывая на ответ. - Суета на ночь глядя...
  Помощник Крюзона не ответил и, резво перемахнув через борт, скрылся из виду. Как раз с той стороны, где держали пришвартованную лодку для поездок в город.
  - Магу похужело, - Буркнул один из матросов, проходя мимо. - Мы за лекарем в город. Если найдём...
  - И на кой только деньги тратить? - Вставил второй. - Хрыч и так старый. Всё равно помрет.
  - Не каркай...
  Все трое погрузились в лодку и через мгновение до Крэйвена уже доносились едва уловимые звуки ударов вёсел о воду. Отлично... И так всё было плохо, а стало ещё хуже.
  Он спустился в общую каюту. Не каюта - так, тесные ряды нар за хлипкой загородкой в грузовом трюме. Выпить бы... О, да! Рыбаку и улов прямо в сети плывёт. Не скрываясь от начальства, человек пятнадцать распивали что-то явно покрепче травяных настоев. Остальные матросы в большинстве своём валялись без дела по койкам.
  - Угостите?
  В руке моментально оказалась кружка, и дешевое пойло единым глотком отправилось в желудок. Эх-х-х, Тыхран фарага! Горло то как дерёт... От неожиданности Крэйвен закашлялся, чем вызвал дружный хохот выпивающей братии.
  - Теряешь форму, Крэй!
  Он только отмахнулся. А капитан - хорош... Это же как надо потерять контроль над командой, что матросы, не таясь, надираются прямо в трюме.
  Крэйвен забрался на свою полку и залёг, уставившись в потолок. Вернее, в закопченные доски спального места, что располагалось выше. Если так пойдет и дальше, то их не спасет даже сезон караванов. Он прикинул в уме размер своих сбережений. Не густо... Копить-то всё равно не на что, вот и спускал заработки в кабаках да на девок. Отличный образ жизни, если кошелёк не пустует.
  Пьяные байки шумной компании как-то незаметно для Крэйвена стихли, и вместо них повисла гнетущая тишина, прерываемая рублеными фразами на два голоса. Он прислушался, пытаясь вникнуть в суть разговора...
  - Я тебе говорю, подох старикашка!
  - Ты сам видел?
  Крэйвен высунул голову в проход и навострил уши, сразу догадавшись, что речь о болезном маге.
  - Да кто меня туда пустит? - Распалялся первый. - Конечно, не видел.
  - А с чего, тогда треплешься? - Допытывался второй - здоровенные жлоб по имени Турим. Недалёкий и агрессивный, но, как это частенько бывает, - из тех, кто пользуется определённым авторитетом в среде простых матросов.
  - Уж догадался... Они сначала суетить стали. Даже лодку в город за лекарем отправили, - Излагал свои доводы первый. - Да и потом бегали туда-сюда. А тут вдруг раз и затихли. Думаешь, это что? Выздоровел он?
  Поднялся гул, и к разговору стало подключаться все больше и больше людей.
  - Так, народ, тихо! Айда к капитану, - Турим махнул рукой и направился к лестнице на палубу. - Зададим ему пару вопросов.
  Мужики быстро повалили на выход. В руках мелькали ножи и увесистые палки. Надо же, какой интересный поворот событий. Крэйвен спрыгнул со своей койки и пошёл вслед за остальными. Он не торопился занять место в первых рядах, но пропустить такое просто не имел права.
  - Что вы здесь делаете? - Капитан удивленно оглядывал хмурую толпу.
  - Это правда, что маг подох? - Турим сверлил глазами пожилого капитана.
  - С чего вы взяли? - Деланно удивился Крюзон.
  Э нет, брат. Темнишь. Крэйвен уловил нотки страха в его голосе, да и взгляд какой-то затравленный. Поди и без того нервный денек выдался?
  - Правда или нет?! - Настаивал Турим. Толпа мужиков за его спиной загудела в поддержку негласного лидера. - Ты кормишь нас сказками о выгодных контрактах уже который день. Если маг сдох, то кто нам доверит товар?
  - Я контролирую ситуацию, - За спиной у капитана встали верные помощники и в его голосе стали прорезаться властные нотки.
  Ага, целых четыре человека против трёх десятков недовольных мужиков. Ну, ну...
  - До начала сезона я найду нового мага.
  - Значит все-таки сдох! - Резюмировал Турим, уже откровенно поигрывая ножом. - Знаешь, Крюзон, люди недовольны тем, как у нас идут дела.
  - Ты забываешься, Турим! - Капитан сделал осторожный шаг назад и дрожащей рукой потянул саблю из ножен.
  - Эй, народ, я предлагаю бросить это тухлое дело, - Турим обернулся к своим сторонникам. - Гораздо веселее грабить толстосумов, чем за копейки возить их добро. Что скажете?
  Примерно половина матросов одобрительно загудела. Пиратствовать? Крэйвен ушам своим не поверил. На этом корыте и без поддержки мага?
  - Да вы с ума сошли?! - Озвучил мысли Крэйвена капитан.
  Дальнейшая словесная перепалка быстро переросла в потасовку и Крэйвен краем глаза заметил, как окровавленное тело Крюзона выкидывают за борт. Я-то за что дерусь? Больше всех надо? Противники пиратского будущего быстро исчезали. Кто-то отправился вслед за капитаном на встречу с Духами глубин, кто-то решил, что жизнь дороже и примкнул к большинству. Крэйвен окинул взглядом палубу, заполненную обезумевшими от вида крови людьми.
  - Мне с вами не по пути, идиоты! - Хрипло выдавил он, впечатывая кулак в скулу очередного сумасшедшего. - Вас все равно перережут в первой же стычке.
  Но все эти разумные аргументы звучали для него одного. В пылу драки некому было прислушаться к его бормотанию. Крэйвен наносил удары направо и налево, не заботясь о том, где свои, а где чужие. В данный момент все чужие, он сам за себя. Живым бы остаться. В целом Крэйвен даже был не против попиратствовать. Но, Духи глубин, где у этих людей мозги? Даже оружия толкового нет... Ножи да палки.
  Оглушив очередного противника, Крэйвен бросил взгляд на огни Пируссы, что виднелись вдали. На этом корабле больше нечего делать. Он уверенно шагнул за борт.
  
  ***
  
  Крэйвен широкими гребками приближался к порту. Вода ещё была по-весеннему холодной и силы быстро таяли. Ни сомнений, ни сожалений в принятом решении не было. С идиотами ему не по пути. А то, что ушёл без долгих сборов - так ведь терять нечего, все нажитое и так при нем. До берега оставалось каких-то пару сотен шагов, как его внимание привлекла одинокая лодка, отплывающая от пристани в столь поздний час. Он перестал грести и остановился. Странно. Такое ощущение, что лодка движется прямо на него? Крэйвен покрутил головой в поисках причины такого совпадения. Ну конечно! Младший помощник Рилхан возвращается. О, Духи глубин, он же не в курсе...
  Стоило лодке поравняться с ним, как Крэйвен ухватился за борт и повис, наполовину оставаясь в воде.
  - А-а-а!!! - Всплеск воды напугал юношу, и он отпрыгнул вглубь. Поближе к гребцам. - Ты кто?!
  - Тихо, тихо! Свои, - Крэйвен подтянулся и повис уже на локте, переводя дыхание. - На корабле бунт, команда решила податься в пираты. Поворачивай в город.
  Гребцы моментально перестали работать вёслами.
  - Что значит в пираты? - Опешил Рилхан. - Это капитан так решил?
  - Я же сказал, там бунт. Капитан мёртв. Маг - тоже. Теперь Турим за главного, - Крэйвен говорил скупыми фразами и безуспешно пытался забраться в лодку. - Кто-нибудь, дайте руку.
  Руки ему так никто и не подал. Парень вскочил с места и какое-то время молча вглядывался в тёмный силуэт корабля. Что он хочет увидеть на таком расстоянии?
  - Гребите скорее! - Наконец скомандовал Рилхан, не глядя на матросов. - Мы должны навести там порядок.
  Крэйвен замер, уже забросив одну ногу в лодку. Чего? Навести там порядок? Да этот малец ещё больший псих, чем те, кто остался на корабле. Додумать эту мысль Крэйвен не успел. А младший помощник капитана не успел отдать больше ни одной команды. Удар веслом по затылку отправил юношу за борт. И стоило стараться, предупреждать? Крэйвен среагировал почти мгновенно. Так и не успев забраться в лодку, он просто отпустил руки и соскользнул обратно в воду. Нет, с вами, ребята, мне тоже не по пути.
  - Ты чего? - Удивился один из матросов.
  - Если Турим взял дело в свои руки, то теперь ни один сопляк не будет мне указывать, что делать. Считаешь по-другому?
  - Нет. Мне тоже до смерти надоело получать гроши. Я верю Туриму.
  Крэйвен недоуменно смотрел вслед удаляющейся лодке. Как можно быть такими тупыми? Ещё плюс два тела, что пойдут ко дну или повиснут на рее после первой же попытки кого-нибудь ограбить.
  - Идиоты, наивные идиоты...
  Он вновь повернул к берегу и буквально через пару гребков рука на что-то натолкнулась. Рилхан! Без сознания. Удивляясь собственной бескорыстности, Крэйвен прихватил его одной рукой под подбородок. До берега не так уж далеко. Дотянем.
  - Ты мне ещё скажешь спасибо.
  
  ***
  
  С каждым гребком, идея помочь незадачливому начальству казалась всё более глупой. Тело юноши, будто свинцом налилось. Того и гляди на дно за собой утянет. Вот уже и темные громады пришвартованных кораблей нависают с двух сторон, а жалкий клочок берега, зажатый между длинными пирсами и набережной, упорно не желает приближаться.
  В тот момент, когда ноги нащупали дно, Крэйвен вознёс благодарности Духам глубин, а заодно и всем богам, которых знал. Даже Тыхрану фарага - Хозяину морей перепало от этих щедрот. Последние шаги высосали остатки сил, и Крэйвен буквально рухнул на твёрдую гальку. Волны лизали пятки, норовя вернуть законную добычу в море. Вокруг стоял знакомый запах гниющих водорослей и рыбы. Надо помочь парню, пока не поздно. Наглотался, поди, воды.
  - Так, а ну-ка иди сюда, - Он пересилил накатившую слабость и перекинул тело Рилхана через колено лицом вниз. - Давай! Давай, дыши, кому говорю...
  Парень никак не желал приходить в себя, а по его мокрой спине стали расползаться подозрительные тёмные разводы. Крэйвен наклонился ближе, ощупывая затылок парня.
  - Вот ты, зараза! - Вырвался у него усталый вздох.
  Удар веслом не оставил парню шансов. На затылке красовалась глубокая рана, а шея в этом месте изгибалась под неестественным углом. Всё это время он тратил силы на мертвеца. Крэйвен отбросил тело в сторону, а сам завалился на спину. Так, надо перевести дыхание. И решить, что делать дальше... Сверху уже вовсю светили звёзды, будто разглядывая странную парочку: одного просто мёртвого, другого - уставшего вусмерть.
  - Врёшь, не зря я тебя тащил! - На губы Крэйвена наползла хищная улыбка от посетившей мысли. - Кое-что, дружище, нужнее живым...
  С этими словами Крэйвен вновь взялся за бездыханное тело. При жизни парень зарабатывал немногим, но больше рядового матроса. Помощник капитана, шлогтар Тыхран фарага*... Образованный. Поэтому мог себе позволить и портки из шерсти вместо парусины, и рубаху, и даже сапоги. За вполне сносного качества ремнем обнаружился короткий кинжал, а в потайном кармашке даже две серебряные хасты и четыре скутума**. Ой, не зря, не зря я тебя прихватил на берег. У Крэйвена даже настроение улучшилось. Он на скорую руку простирнул обновки от следов крови и, бросив тело юноши прямо на берегу, поднялся на набережную.
  Что теперь? А теперь в кабак. Обсохнуть и отдохнуть. Да такой кабак, чтоб попроще. Где лишних вопросов задавать не станут. Крэйвен и так знал почти все злачные заведения Пируссы, поэтому сомневался недолго. 'Камбала' - то, что надо. Он прикинул, в какой части набережной выбрался на берег. Точно 'Камбала'. Идти совсем недалеко.
  
  * ругательство на языке иннолов - пожелание быть проглоченным гигантской рыбой - 'Хозяином морей'.
  ** Скутум - самая мелкая серебряная монета Вальнарской империи, Хаста - самая крупная серебряная монета = 12 скутумов.
  
  ***
  
  Всего пара стаканов крепкого самогона вернули привычное ощущение качки под ногами и разлились по телу живительным теплом. Чего уж там говорить, самогон - фирменное пойло в 'Камбале'. Дальше алкоголь вливался в Крэйвена, как в бездонную бочку.
  - Слышь, дядя, - Он уже с трудом фокусировал взгляд на дородном хозяине кабака. - А вот ты мне скажи... Есть тут капитаны, кому хорошие парни в команду нужны?
  Одурманенный алкоголем разум быстро пришёл к мысли, что поиск можно начать прямо сейчас. Даром, что ночь на дворе.
  - Есть много хороших парней, что ищут капитанов, - Хохотнул толстяк. - Иди, проспись. В таком виде ты разве что за балласт сойдёшь.
  - Ладно. Я-то пойду, - Не стал спорить Крэйвен и, насупившись, добавил: - Но ты мне не ответил.
  Ну, не ответил и не ответил... Уже очень скоро Крэйвен мирно посапывал под столом в обнимку с кружкой.
  Опыт таких ночёвок у него имелся обширный, так что, не обнаружив поутру на положенных местах ни одной монеты, Крэйвен не удивился. Что-то наверняка пропил, что-то позаимствовали другие посетители. Или вот этот самый жирный и такой 'добрый' хозяин. Вон как лыбится. Крэйвен скривился, силясь обуздать похмелье. Идея оставить перед походом в 'Камбалу' обе хасты и все новые шмотки в тайнике на пирсе была более чем здравой. Выбравшись из-под стола, Крэйвен стряхнул с себя осколки побитой за ночь посуды и какие-то странные объедки.
  - Ты вчера спрашивал про капитанов? - Мимо прошел хозяин кабака и заговорщически, как старому другу, кивнул на одного из посетителей. - Вон один. И помни мою доброту.
  О Духи глубин, ну и доходяга. Крэйвен с сомнением разглядывал потенциального работодателя. Тот, видимо, ночевал под соседним столом и выглядел соответственно. Хотя... у самого, что ли видок лучше?
  И всё-таки первое впечатление редко бывает обманчиво. Нормальным капитанам по статусу не положено напиваться как простым морякам. Доходяга оказался хозяином настолько утлой развалины, что оставалось только диву даваться, как её ещё волны носят. Не удивительно, что в его команде недостача. Корабль, а скорее просто большая лодка, стоял на рейде. На место в порту денег нет, оно и понятно. Корабельного мага нет, и никогда не было. И хозяин всего этого балагана аж соловьем заливался, обещая золотые горы и должность помощника. Но всё это после рейса, никакой фиксированной оплаты. Да и имечко у капитана было больно говорящее - Уксус. Умеют же все-таки рунгийцы - коренные жители Пируссы и еще пары соседних княжеств, подчеркнуть одним словом самую суть человека. Крэйвен обещал подумать...
  - А другие варианты есть? - Он выловил хозяина таверны и намекнул на качество наводки. - У меня не так всё безнадежно.
  - Поспрашивай в других местах, - Развёл руками толстяк. - Но сразу скажу: ты опоздал.
  Действительно опоздал. В этом году караваны запаздывали и все, у кого были недостачи в командах, успели набрать людей. Неудачи следовали одна за другой. 'Спасибо, я уже набрал, кого хотел!'. 'Нет. Спроси у старого Грума, он пару дней назад ещё набирал'. У Грума - та же история. Ближе к полудню удача вроде бы улыбнулась ему.
  Крэйвен стоял у пирса, разглядывая 'Баловня Галаяра'. Как истинный иннол он искренне насмехался над богом моряков Галаяром из Вальнарского пантеона. Эти имперцы как дети. Любому ведь ясно, что на море сильнее Духов глубин, которым поклонялись иннолы, никого нет. Смешное название, но ради работы можно и не заметить. Добротная шхуна, явно сошла со стапелей только в этом году. У трапа сидел матрос и со скучающим видом чистил ногти ножом.
  - Приветствую. Я слышал на 'Баловне' ещё нужны люди. Не соврали?
  - Проходи, - Матрос сделал приглашающий жест. - Капитан Хаклин у себя.
  Новая шхуна содержалась в идеальном порядке и Крэйвен уже прикидывал, каково это - ходить на эдакой прелести. Матрос довёл его до дверей в каюту капитана и деликатно постучал.
  - Кто там? - Донёсся флегматичный голос.
  - Это я - Гройго, кэп, - Матрос заглянул в каюту. - Тут новенький.
  - Пусть заходит.
  Крэйвен застал капитана за работой. Тот обложился такой кипой карт, что свободного от бумаги места на столе не было. И не только на столе...
  - Садись, - Капитан Хаклин рассеяно кивнул на бочонок, заменяющий здесь табурет. Его ровный голос не выражал никаких эмоций, а взгляд не отрывался от разложенных карт. - Требования у меня простые: на корабле не пить, не дебоширить. Азартные игры я тоже не приветствую. Мне и помощникам не перечить, иначе отправлю за борт. Раньше в море ходил?
  - Я же иннол...
  - Ну да, - Капитан только мельком взглянул на косы Крэйвена и татуировки, изображавшие Духов глубин . - Значит ходил... А на имперских кораблях?
  По большому счету вопрос имел смысл. Иннолы хоть и славились как самые опытные мореходы известного мира, но на своих Призрачных островах использовали очень уж специфические плавсредства. Очищенный скелет огромной рыбы, которую сами иннолы называли - Тыхран фарага или Хозяин морей. Поверх костей натягивались в несколько слоев тюленьи шкуры и все это пропитывалось особым клеем из рыбьей чешуи. Ничего общего с деревянными кораблями имперцев, гардахарцев или даже даньгенов...
  - Десять лет.
  - Хороший опыт, - Хмыкнул капитан. - Под чьим началом?
  - Последние три года - капитан Крюзон.
  - Знакомое имя...
  Потенциальный работодатель отложил очередную карту в сторону и уставился в потолок. Крэйвен послушно ждал. Мало ли какие воспоминания у того связаны с Крюзоном. Вдруг не очень приятные.
  - Вы мне не подходите, - Неожиданно заявил Хаклин. - Всего доброго.
  - Могу я спросить почему?
  - Нет! Гройго, проводи человека.
  Дверь приоткрылась и матрос, что привёл его сюда, жестами попросил на выход. Что за?.. Странный какой-то, этот Хаклин. Хотя корабль знатный. На 'Баловне' Крэйвен с удовольствием бы... А, чего уж теперь. Гройго проследил, чтобы Крэйвен точно покинул корабль и только у трапа начал разговор.
  - Я краем уха слушал... Сочувствую, - Гройго говорил искренне, но слова не превратишь в деньги или надёжную работу. - Ты не думай, просто у капитана пунктик насчёт пиратов. Был тут до тебя один... Опытный, не подкопаешься. Полгода с нами ходил. А стоило подписаться на ценный груз - сдал своим дружкам пиратам.
  - А я тут причем?
  - Да все уже в курсе, что Крюзона выловили на рейде с пятью дырками в пузе, а корабль снялся с якоря и ушёл. Если тебя не кокнули вместе с Крюзоном, значит ты с ними договорился.
  - Бред!
  - Так, скорее всего, считает капитан, - Пожал плечами Гройго. - Я же говорю - пунктик у него.
  Капитан Хаклин был последним нормальным вариантом. Крэйвен уже всерьёз стал подумывать, а не согласиться ли на предложение того доходяги по имени Уксус.
  - Мде. И что теперь делать?
  Вопрос, в общем-то, не был адресован ни к кому, но Гройго неожиданно подкинул мысль:
  - В Уствин езжай.
  - За каким рожном?
  - Не знаю, но в Пируссу то все караваны через Уствин идут. Может там что дельное сыщешь.
  Крэйвен попытался вытащить из памяти тот единственный раз, когда посещал столицу соседнего с Пирусским княжества. Ему было четырнадцать и как всякий юный иннол, подавшийся на заработки в империю, он шел с командой единомышленников, желторотых сопляков, через Уствин. Подробности упорно ускользали, ведь то был и первый раз, когда он всерьез дорвался до выпивки.
  - Ладно, и на том спасибо.
  
  Глава 2
  
  Ночной клуб был наполнен обычной суетой: громкая музыка, безумный свет на танцполе и ядовитый неон в укромных уголках. Мариса посещала подобные места не впервые, но, по-прежнему, чувствовала себя неуютно.
  - Фил! - Она изо всех сил старалась перекричать музыку и привлечь его внимание. - Фил, мне надо идти. Слышишь?
  Фил вёл себя в клубе не в пример раскованнее. Это была его стихия. Именно он постоянно вытаскивал Марису на ночные гуляния. По крайней мере, последние полгода. С тех пор как они стали встречаться.
  - Уже? Малыш, мы же только пришли.
  - Мы пришли три часа назад.
  - Вечеринка в разгаре. Зачем уходить?
  - А ты и не уходи. Я говорю, что мне пора.
  - Куда? - Фил стал похож на ребёнка, которого забирают из любимой песочницы. - Тебе со мной, что, не интересно?
  - Не говори глупостей, - Мариса привыкла идти на маленькие и не очень уступки. - Мне всегда с тобой интересно. Просто...
  - Что 'просто'?
  - Просто... Курсовая Нефёдову. Крайний срок уже, - Мариса страдальчески вздохнула, пытаясь внушить ему, что и сама не очень хочет уходить.
  Она была безумно влюблена в Фила ещё с первого курса. Тот всегда находился в центре внимания. Высокий, красивый, обеспеченный. Мечта любой девушки. И все эти 'любые девушки' с первых дней кружили вокруг Фила как мухи. Куда там Марисе до них? Ни модными нарядами, ни дорогой косметикой она не располагала - выросла в семье не того достатка. И, несмотря на привлекательную внешность, смотрелась серой мышью на фоне обычных спутниц Фила. Зато целеустремлённости и терпения ей было не занимать. Уже на втором курсе Фил регулярно списывал у неё контрольные работы. С третьего, вовсе не мог обходиться без её помощи по учебе. И вот: Мариса добилась своего. Она стала девушкой самого завидного парня на потоке, и этот роман длился целых полгода. Намного дольше, чем предыдущие интрижки Фила. Да и для Марисы это были самые длительные отношения. Особенно учитывая тот факт, что до Фила у неё и не было никаких отношений.
  - Сдался тебе этот Нефёдов... И зачем тебе его курс?
  - Для меня это важно.
  - Да ну брось!
  Вместо ответа Мариса насупилась. Это была единственная тема в их отношениях, по которой ей удавалась проявлять упрямство. Несмотря на то, что профессор Нефёдов читал курс маркетинговых исследований, лекции изобиловали фразами 'до принятия конвенции 'Нетерпимых' эти исследования велись так-то... сейчас это запрещено, но давайте посмотрим, какие результаты смогла в своё время получить компания такая-то...'. Скорее уж 'история маркетинговых исследований'. И в чём-то Фил был прав: если исследователь связан по рукам и ногам - какой от него прок? И какой смысл брать его на работу?
  - Ладно. Я помню - это важно, и это не обсуждается. Но почему просто не дать денег какому-нибудь 'ботанику' и не напрягаться?
  Вот это было в духе Фила. Его отец занимал высокий пост в очень крупной корпорации и о будущем своего отпрыска давно позаботился. Фил, в принципе, и образование получал только для 'галочки'.
  - Ботанику?
  - Ну, да. Я всегда так делаю.
  - Фил, очнись. Тебе я всегда помогала. Твой 'ботаник' - это я, - И уже гораздо тише, чтобы Фил не услышал, добавила. - А с тех пор как мы вместе я даже для себя не успеваю сесть за книги.
  - Ну, брось, детка. Ты у меня девушка умная, что-нибудь придумаешь.
  - Я уже давно придумываю, но даже темы достойной подобрать не могу. Не говоря уже о добровольцах для опроса.
  Фил выглядел растерянно. Он впервые столкнулся с такой непокладистостью со стороны Марисы. Раньше всегда удавалось обойтись простыми уговорами.
  - Оставайся, - Он предпринял очередную безуспешную попытку. - Смотри, вон ещё наши подтягиваются.
  'Наши' - это друзья Фила. Своих друзей Мариса увидеть в подобном заведении не рассчитывала и за весомый аргумент не считала.
  - Фил, я, правда, пойду, - Она не хотела обидеть парня, но не могла себе позволить также беззаботно проводить время. Не понимает Фил таких тонких материй, так оно ему и не надо. Зачем портить отношения?
  - Постой, - Он догнал её почти у выхода. - Да постой же ты!
  - Что?
  - Ты говорила о добровольцах? Ну, в смысле, что не нашла ещё.
  - Говорила.
  - У меня предложение, - Фил светился от гордости, явно считая свою идею гениальной. - Ты остаёшься, а я достаю добровольцев. Идёт?
  - И кого же это?
  Вместо ответа Фил, многозначительно улыбаясь, обвел рукой компанию, сидящую за их столиком. Человек пятнадцать, если не больше. Мариса недоверчиво хмыкнула.
  - Они согласны?
  - Будут согласны. Никуда не денутся.
  - А тема?
  - И тему придумаем. - Фил уже увлекал ее в сторону танцпола. - До утра ещё много времени.
  Ночная жизнь закрутилась с новой силой. До рассвета ещё, и правда, очень много времени. А Мариса уже была поглощена ворохом идей о том, как использовать толпу недалекой, но преданной своему лидеру молодежи.
  
  ***
  
  - Если честно, Мариса, я очень удивлен.
  - Но, профессор...
  - Удивлен, и немного расстроен.
  Девушка напоминала проштрафившуюся школьницу, хотя давно выросла из этого возраста.
  - Я мог ожидать подобного отношения к работе от кого угодно, но от вас...
  Мариса и сама понимала, что тема, которую она в итоге выбрала для своего исследования совсем не 'фонтан'. Когда эта идея пришла к ней в клубе, то казалась свежей, дерзкой и интересной. Эксперименты с добровольцами проходили в непринужденной обстановке, под дружный хохот и скабрезные тосты. Результаты записывались на салфетке и чудом не были потеряны. Когда Мариса добралась до компьютера и стала переводить всё это в пристойный формат, шанса передумать уже не было. Время поджимало.
  - Думаете, будут проблемы с защитой?
  - С защитой? - Профессор только сейчас обратил внимание, сколь подавленный вид у его любимой ученицы. - Нет. С формальной точки зрения вы сделали все безукоризненно.
  Мариса даже и не думала расслабляться. Она чувствовала, что если формально всё хорошо, то проблема гораздо глубже.
  - Мариса, я давно восхищаюсь вашими успехами, - Профессор снял старомодные очки и стал их тщательно протирать не менее старомодным галстуком. - В своё время я взял на себя смелость рекомендовать вас одному моему знакомому. Вы, надеюсь, слышали про корпорацию 'Ответ'?
  Слышала ли она? У Марисы подкосились ноги. Сказать, что она очень хотела бы работать в этой корпорации - сильное преуменьшение. В области маркетинговых исследований... В той её части, что сохранилась после принятия конвенции 'Нетерпимых', компания считалась даже не лидером, просто монополистом. И если уж изучать полузапрещённый предмет, то знать такого крупного, и, главное, легального игрока на рынке - просто обязательно. Любая научная публикация, выпущенная от имени корпорации, значилась в личном списке источников Марисы как заслуживающая безоговорочного доверия.
  - Вижу, что слышали, - В словах профессора чувствовался налёт грусти. - Так вот, Мариса, это должен был быть сюрприз для вас... И я правда хотел как лучше...
  - Вы отправили им курсовую на рецензию? - Её голос прозвучал еле слышно. Мариса знала ответ, но просто обязана была спросить.
  - Не только её. Предыдущие тоже. Но эту... - Нефёдов развел руками. - Эту в том числе. До того, как сам прочел. К сожалению.
  Если бы она только знала, чем обернётся её легкомысленность... Мариса сжала кулаки, стараясь удержать наворачивающиеся слёзы. Ногти больно впились в кожу. Дура! Как есть дура. Ещё бы пошла выяснять у бездомных, какие коробки они предпочитают для ночлега. И чем только думала?
  - Тем не менее, - Продолжал профессор. - С вами очень хотел пообщаться Иван Юлианович. И вы уж постарайтесь его убедить, что это просто досадное недоразумение.
  - Я постараюсь.
  
  ***
  
  Мариса захлопнула дверь авто-такси и вдохнула свежий воздух. Офис корпорации 'Ответ' располагался не в деловой части города, а в пригороде. Она, конечно, знала об этом. Знала ещё до того, как профессор продиктовал адрес.
  От парковки к главному входу вела аллея из каштанов. Само здание - два-три этажа максимум. Поверх деревьев не видно даже крышу. Только в конце аллеи виднеется крыльцо с зеркальной дверью. Скромность построек, представших перед Марисой, совсем не сочеталась с имиджем корпорации. Всем известно, что цена, которую выставляет 'Ответ' за свои услуги, содержит неприличное количество нулей. И этот факт никогда не отпугивает клиентов. У них и выбора то особого нет. Вернее, есть, но все альтернативы можно ёмко охарактеризовать двумя словами: или 'неэффективно', или 'незаконно'.
  В своё время конкуренция между крупнейшими корпорациями привела к так называемым 'маркетинговым бунтам'. Борьба за потребителя вынуждала их вынюхивать о своих покупателях самое сокровенное. И методы, которыми собиралась такая информация, были далеки от понятия этичных. Всё чаще происходили громкие разоблачения, вспыхивали скандалы. Недовольство обывателей достигало такого накала, что, ещё вчера лояльные покупатели, назавтра полностью игнорировали любимый бренд. А без поддержки покупателей непотопляемые титаны бодро шли ко дну и их остатки по частям скупались конкурентами.
  Правозащитники, что называется, правили бал. Особо отличились 'Нетерпимые' - наиболее агрессивная организация, которая в итоге добилась законодательного запрета на подобные методы, отбросив всю сферу исследований на десятилетия назад.
  Корпорация 'Ответ' вышла на рынок с революционным методом. Суть его держалась в секрете, но давал он потрясающе точные прогнозы. Многие подозревали, что это всё те же неэтичные методы, просто выведенные на новый уровень. Достаточный, чтобы не попадаться. Нетерпимые вновь обрели цель и с прежним напором стали топить корпорацию, но, кроме слухов и домыслов, ничего предъявить не могли.
  С точки зрения обывателя, Марису не особо интересовала правда. Подавляющее большинство, как и она сама, за прошедшие годы банально свыклось. Выросло новое поколение, которое все эти волнения воспринимало как сказки на ночь. А вот с профессиональной точки зрения, она, что называется, готова была душу продать за возможность приобщиться.
  Мечта была близко, но кое-кто сам все испортил.
  Мариса не уставала корить себя за проявленное легкомыслие. Если есть хоть малейший шанс все исправить - она им воспользуется. Готовилась к встрече она тщательно и была намерена произвести должное впечатление. Единственный строгий костюм в её гардеробе отутюжен, прическа идеальна, неброский макияж. Точь-в-точь девушка из каталога одежды в деловом стиле. Мариса остановилась перед зеркальной дверью и в последний раз окинула себя критическим взглядом. Отражение смотрело на неё глазами испуганной девчонки.
  
  ***
  
  Мужчина в кресле напротив чем-то неуловимо напоминал Марисе её любимого профессора Нефёдова. И вроде костюм на порядки дороже, и в целом вид более ухоженный. Даже лысина блестит как-то благороднее. Наверное, всё дело в необъяснимой тяге к старомодным вещам. Глава корпорации 'Ответ', Иван Юлианович Хромов задумчиво постукивал карандашом по краю стола. Обычным, деревянным карандашом, которым нынче пользуются разве что дети.
  Мариса знала, что директора и профессора связывает многолетняя дружба. Она даже попыталась представить этих двоих в непринужденной обстановке. Там, где не будет видна разница в доходах и статусе. Например: двое пожилых мужчин на совместной рыбалке. Мариса невольно улыбнулась, но тут-же вернула сосредоточенное выражение лица. Сейчас всё очень серьезно.
  Перед директором лежала увесистая стопка научных работ Марисы. По старинке распечатанных на настоящей бумаге. И, по расчетам самой Марисы, эта стопка должна была перевесить злополучную несерьезную курсовую.
  - Занятное чтиво, - Иван Юлианович отодвинул стопку работ, не просмотрев, даже бегло, и половины. - Но я бы хотел поговорить о последней.
  - Это просто недоразумение, - Мариса не ожидала, что разговор так быстро свернёт в неприятное для неё русло и стала лихорадочно оправдываться. - Поверьте. Просто неудачный эксперимент...
  - Стоп. Стоп, стоп. - Иван Юлианович резко отложил в сторону карандаш и, наклонившись через стол к Марисе, продолжил. - Мне кажется, профессор Нефёдов настроил вас на эту встречу как-то негативно. Давайте для начала проясним ситуацию: если бы ваша последняя курсовая была в том же духе, что и вот эта стопка, наш разговор никогда бы не состоялся.
  - В смысле?
  - В том смысле, что таких специалистов на рынке пусть и немного, но больше чем необходимо. Один только Нефёдов сватает нам каждый год человек по десять. Я его, конечно, безмерно уважаю. Он действительно прекрасный педагог. Но для нас, всё, что вы изучаете - вчерашний... нет, даже позавчерашний день.
  - Вы хотите сказать, что моя курсовая - это день сегодняшний?
  - М-м-м...- Ход мыслей Марисы его явно позабавил. - Не совсем.
  Если бы речь шла о ком-нибудь другом, Мариса бы тоже с удовольствием повеселилась. Какая связь между 'Динамикой потребительских предпочтений в условиях нарушения циркадианных ритмов' и сверхактуальными исследованиями корпорации? А по-простому говоря: какая связь между пьяной молодёжью, трое суток без продыху шатающейся по клубам, и интересами корпорации, зарабатывающей миллионы на исследованиях?
   - Меня привлек немного иной аспект вашей работы, - Иван Юлианович посерьёзнел. - Скажите, вы сами следили за ходом опроса, или вам кто-то помогал?
  - Сама. Кто мне помогать то будет? Они все пьяные, а половина ещё и уснуть умудрились, - Понимая, что несёт уже полную чушь, Мариса смутилась. - Простите...
  - Значит сами, - Иван Юлианович снова стал постукивать карандашом по столу. - Занятно.
  - Простите, Иван Юлианович, но я вас не очень понимаю.
  - Это нормально, - Хромов отвлёкся от размышлений. - Если согласитесь сотрудничать с нами - поймете. Итак, вы согласны?
  Иван Юлианович выжидающе смотрел на Марису поверх очков. Она же только и могла, что глупо хлопать глазами. Здесь точно какой-то подвох. Мариса чувствовала, что совершенно не понимает мотивов этого человека.
  - Я предлагаю вам работу, - Директор решил, что лучше перефразировать предложение. - Вы согласны или вам дать время подумать?
  - Д-да, - Растерянно пробормотала Мариса.
  - 'Да' - согласны? Или 'да' - нужно время?
  Иван Юлианович, не скрывая, потешался, и дожидаться вразумительного ответа не стал. Уверенным движением он набрал кого-то по селектору. На том конце - тишина. Вторая попытка и снова тишина.
  - Занятно...
  Явно теряя терпение, он сделал последнюю попытку. Из динамика донеслось неуверенно:
  - Да?
  - Вася, зайди ко мне.
  - Юлианыч, это не я. Честное слово! Врут, ей богу врут.
  Мариса не удержалась и сдавленно хихикнула, за что тут же удостоилась испепеляющего взгляда от директора. Нервное напряжение как рукой сняло.
  - Значит так: чего ты там не делал - мы разберемся позже. А сейчас, зайди ко мне. У нас новая сотрудница.
  - Я? Может...
  - Да, ты! Остальные заняты.
  - А она симпатичная?
  - Вася, - Иван Юлианович уже цедил сквозь зубы. Две подставы подряд - это слишком. - Она тебя слышит.
  - Ой... Прошу прощения.
  - Покажешь всё, расскажешь. Да, и вот ещё что: обязательно проследи, чтоб бумаги все подписаны были.
  - Замётано. А, это... бумаги где взять?
  - Нигде. Я сам распечатаю. Ты только проверишь. Живо давай ко мне, - Директор отключил селектор и уже для Марисы добавил. - Минут десять придётся подождать. Тот ещё раздолбай. Посидите в приёмной.
  
  Глава 3
  
  И вот это они называют городом? Крэйвен потратил четыре дня, добираясь пешком из Пируссы, и теперь с большим скепсисом разглядывал Уствин. Город без моря. Что тут ещё скажешь? Для него, человека с просоленной душой, здесь все было 'не так'. Где привычный шум волн? Рокот или легкий шелест - не важно. Где знакомый с детства запах?
  Вместо 'большой воды' - говорливый поток Ворчуньи и зелёные холмы с петляющими между ними лентами дорог. И со всех сторон вместо нормального горизонта - горы.
  А домишки? Ну, кто так строит? Уствинские жилища не шли ни в какое сравнение с домами той же Пируссы. Жалкие халупы... Разве что замок местного правителя, что высился на утёсе и был виден из любой точки города, выделялся на общем фоне. Вот уж действительно сочетание изящества и несокрушимости.
  Рядом с земляным валом с деревянным частоколом в полтора человеческих роста на вершине, означающим границу города, вырос едва ли не больший по площади временный палаточный 'город'. Ярмарочное поле, как назвал его кто-то из местных. Море людей. Велеречивые разговоры, шумный торг, крики вьючных животных. Казалось бы - куча возможностей, а проблемы те же, что и в Пируссе: никому-то умения Крэйвена не нужны.
  Идея наняться в какой-нибудь караван из Зульгарата провалилась с треском. По крайней мере, в первый день. 'Ты же иннол. Что ты умеешь делать на суше?' - это ещё самые мягкие формулировки. 'Ах, потом на море пригодишься? Ну, вот мы доедем до моря, а там и будем думать'. Улыбались, кивали головами, но на работу никто не брал. Попытки позиционировать себя как охранника и вовсе вызывали хохот.
  Злой на весь мир, Крэйвен решил прибегнуть к единственному проверенному способу справиться со стрессом - напиться. Знающие люди посоветовали одно заведеньице, почти у городской стены. Туда и направился.
  Обшарпанный кабак чем-то неуловимо напоминал сотни своих собратьев по всему свету, в которых успел побывать Крэйвен. Коновязь и поилка для лошадей вдоль стены. Приземистый первый этаж из камня с узкими окнами-бойницами, что не особо то и повредишь в пьяной драке. Второй этаж из потемневших от времени брёвен. Там, поди, можно и комнатку снять. По центру шумного зала стояло два длинных стола, а в закутках мостились столики для компаний поменьше. Массивная барная стойка в глубине, а за ней виднеется вход на кухню. Уверенной походкой Крэйвен сразу двинул к стойке. За ней как раз суетился щуплый мужчина. Э-э-э, брат, да ты тоже не местный. Хозяин таверны явно был уроженцем острова Шинг Ди. Одежда, причёска, характерный разрез глаз - всё указывало на это. Хотя, чему удивляться? Выходцев с Острова - даньгенов, можно было встретить по всему миру. Чудны́е заскоки даньгенской религии не позволяли селиться некоторым из них на родном острове. О причинах такие изгнанники не распространялись, зато с удовольствием расползались по всему свету и, незаметно для местных, вливались в их повседневную жизнь.
  - Это ты здесь всем заправляешь?
  - Я, господин, - Даньген обозначил лёгкий поклон. - Пить? Есть? Постой?
  - Много пить, немного есть, - Крэйвен еще раз окинул заведение взглядом и, обнаружив сладко сопящего под соседним столом пьяницу, удовлетворенно хмыкнул. - Постой не надо, это лишнее.
  Все подобные заведения похожи, кто бы их ни содержал. Будь то даньген, иннол, зульгарец, валаец или караилит. Может выпивка и будет отличаться, но итог всегда один. Уж у Крэйвена так точно.
  
  ***
  
  - А знаешь, я вот таких, как ты, уважаю. В смысле даньгенов, - Крэйвен уже порядочно принял на грудь и теперь вещал о тёплых чувствах новому 'лучшему другу' Хи ун Фаю. - Мы ж родственные души.
  - Да, господин, - Хозяин таверны часто кивал, доставая из-за стойки бутылку с чем-то горячительным. - Ты вырос на остров, я вырос на остров. Похожи.
  - Изверг! Разорить меня хочешь? - Хохотнул Крэйвен. - Ладно, наливай.
  Сделав добрый глоток неопознанного пойла, он довольно крякнул.
  - Ты, кстати, видел Призрачные острова? Нет? А я твой видел. Ничего общего. Но душа! Ты меня понимаешь?
  Если не считать моря, то Призрачные острова и Шинг Ди - одни из самых непохожих уголков мира. Территории иннолов - архипелаг из дюжины раз по дюжине и еще раз по дюжине островов, немалую часть которых еще и на поверхности не всегда застанешь. Шинг Ди - остров гигант. Единственный в своем роде. Как устроена жизнь на его территории доподлинно знают только сами даньгены. Чужакам дальше Жин-Меня - единственного портового города, появляться не дозволялось. Но море, море то одинаковое.
  - Во, кстати, Хи... - Уже заплетающимся языком выдавил Крэйвен. - Я знаю, почему у вас такие узкие глаза.
  - Правда?
  - Точно тебе говорю, - Он перешел на шепот как истинный заговорщик. - Я раскрыл великую даньгенскую тайну!
  Хозяин даже подался вперед, а Крэйвен на полном серьезе продолжил:
  - Все дело в этой штуке у вас на голове. Слишком тугая.
  - Ай-яй, ты сочинять, - Хи ун Фай ощупал тугой пучок волос и, удостоверившись в идеальной укладке, растянулся в улыбке. - Ты врать, а старый Хи верить. Нехорошо.
  Количество выпитого никто не считал. Было просто: 'Наливай!', 'Ещё!' и 'Почему стакан опять пустой?'. Теперь у Крэйвена было два друга Хи ун Фая. Куда ни посмотри - всего теперь было по два. А вот запас монет почти подошёл к концу.
  - И тут я ей говорю: 'Детка, я самый пылкий мужчина в твоей жизни. Со мной ты не замерзнешь'.
  - А она?
  - А она, не будь дура, на шею мне... - Крэйвен поднял палец и с самым серьёзным видом икнул. - В общем, на песке и под лодкой не советую. Неудобно.
  - Я запомнить, - Хи ун Фай вполуха слушал сотую по счёту историю о похождениях 'пылкого иннола', не забывая обслуживать и других посетителей.
  - Ну и вот... Бурю, значит, переждали. Я ей: 'до встречи'. И тю-тю.
  - Нехорошо, - Хи укоризненно покачал головой. - У нас после такого свадьба.
  Крэйвен разразился было тирадой на тему того, что с женщинами только так и надо, но даньген странным образом подобрался и с напряжением стал всматриваться куда-то за спину болтливого гостя. В порядком набитой людьми таверне стало заметно тише. Обернувшись, Крэйвен увидел двоих только что вошедших. Он видел этих людей впервые. Наверняка впервые. Даже в нетрезвом состоянии он бы запомнил эту парочку. Завсегдатаи таверны, похоже, прекрасно их знали. Щуплый мужчина с жиденькими волосами грязно серого цвета и таким лицом... Крэйвен при всём желании не смог бы подобрать точного определения. Гнусное, что ли. Такое лицо, обычно, принадлежит людям, которым можно смело его начистить и быть уверенным - есть за что. Второй мужчина вообще мало походил на человека. Голова едва не цепляет потолочные балки, а плечи загородили весь дверной проем. Животное. Как есть - огромное, волосатое животное.
  Гнусный окинул властным взором таверну, и жестом указал верзиле на столик в углу. Тот даже шагу не успел сделать, как столик опустел. Практически опустел... Компания забыла на лавке уснувшего товарища. И, легким движением великана, тот был отправлен в полет. Неудачник поднял, было, крик, но осознал, с кем имеет дело, и спешно ретировался.
  - Это кто ... ик... такие?
  - Да так... - Хи ун Фай в отвращении скривил губы. - Пойду, обслужу.
  Пока даньген выслушивал пожелания важной парочки, Крэйвен бесцеремонно разглядывал их со своего места у барной стойки. Чтобы изображение не двоилось, один глаз пришлось закрыть.
  Одеты богато. Ведут себя нагло. Чем-то явно не нравятся 'другу' Хи ун Фаю, а он всё равно их терпит. Большие шишки видать.
  Даньген заглянул на кухню с указаниями и вернулся за стойку. Выудил из-под неё запыленный бутыль и, с явно испорченным настроением, принялся наливать содержимое по стаканам. До Крэйвена донёсся аромат дорогого гардахарского вина. Ничего себе жируют. Он снова окинул взглядом странную парочку. На этот раз исподлобья и с чувством глубокой зависти.
  Дождавшись, когда Хи ун Фай обслужит дорогих гостей, Крэйвен продолжил расспросы:
  - Так всё-таки. Что за птицы?
  - А-а-аа... - Даньген с досады махнул рукой. - Важные люди.
  Крэйвен вопросительно поднял бровь, намекая, что этой информации мало.
  - Гром - сержант городской стражи. Второй - Пепел. Букмекер.
  - Странное сочетание. Или я чего-то в этой жизни не понимаю.
  - Бои будут. В честь праздника 'Схода снегов'. Пепел организует, Гром побеждает.
  - Кого побеждает?
  - Других бойцов, - Хи ун Фай пожал плечами. - Всех. Сколько лет я здесь жить, всегда побеждает.
  Крэйвен цедил очередной стакан выпивки, а в голове сам по себе складывался нехитрый план, суливший лёгкие деньги. Где букмекер - там бои идут не просто так и не за праздный интерес. Всего то и надо настучать по голове паре неудачников перед всем честным народом и в кармане зазвенит. А там, глядишь, и караванщики возьмут в охрану с большей охотой. Сплошные плюсы.
  Как только мысль об участии в боях оформилась, он качающейся походкой направился в сторону важной парочки. Крэйвен долго обдумывать и взвешивать свои поступки не привык. Тем более в таком состоянии. Решил? Сделал! Тот факт, что наверняка придётся биться с верзилами вроде Грома, помутненный алкоголем разум Крэйвена как-то незаметно исключил из рассмотрения.
  - Господа, - Он поставил свой полупустой стакан прямо перед носом букмекера, а сам облокотился на край столешницы. - У меня к вам отличное предложение...
  - Гром, - Пепел, презрительно скривил губы и даже не повернул головы в сторону нахала. - Я думал нас в этом городе уважают.
  - Пшёл вон, пьянь! - Сержант начал вставать и Крэйвен поспешил убрать руки со стола.
  Необъятная, волосатая туша лучшего бойца Уствина возвышалась над ним на добрых две головы. Откуда-то сверху на Крэйвена был устремлен тяжелый и недвусмысленный взгляд опытного убийцы. Сам же Крэйвен вперил помутневший взор в кожаное перекрестие с огромной металлической бляхой посередине, надетой на голое тело Грома.
  - Но-но! Я, между прочим, тоже хороший боец.
  Он отступил немного назад и принял боевую стойку, чем вызвал смех у букмекера и посетителей за соседними столами. Люди в кабаке уже предвкушали отличное зрелище. Только Хи ун Фай, насторожено замер за своей стойкой. Шатало иннола немилосердно. Сражаться во время шторма на скользкой палубе и то, пожалуй, легче.
  - Я хочу драться, - Крэйвен на секунду задумался и на всякий случай решил уточнить. - Не сейчас. На празднике. Я хороший боец.
  - Да ну? - Пепел смахнул накатившую от хохота слезу. - А с виду, так заморыш заморышем. Вот посмотри: Гром - настоящий боец.
  В подтверждение этих слов сержант городской стражи со всего размаху обеими руками грохнул по столу. Во все стороны брызнули остатки посуды. Ножки у добротной мебели выдержали, но по столешнице зазмеилась трещина. Хи ун Фай в своём углу выругался, но вмешиваться не спешил. Притихшие, было, посетители таверны загомонили.
  - Сильный, - Крэйвен как-то даже немного протрезвел.
  - Вот именно, - Пепел брезгливо смахнул с себя осколки, перемешанные с чем-то съестным. Демонстрация силы Грома прикончила остатки еды, разметав их окрест. - Ну а ты чем можешь похвастать? Перегаром?
  По таверне прокатилась волна хохота. К разговору давно прислушивались в каждом углу. Пепел и Гром встали, собираясь на выход, но Крэйвен и не думал отступать:
  - Зато я быстрый.
  Вместо ответа, проходивший мимо Гром его неожиданно подсек, и не успел Крэйвен свалиться на пол, как его просто сгребли в охапку. Уже через мгновение он висел на плече у гиганта, как какая-нибудь глупая косуля, подстреленная удачливым охотником. Попытки сопротивляться ни к чему не приводили. Руки и ноги были крепко зажаты. Гром вышел из таверны, и любопытные гости высыпали за ним следом. Интересно же, что будет дальше. А дальше Крэйвена самым постыдным образом сгрузили в поилку для лошадей.
  - Вот вода, быстрый иннол, - Прогудел над ухом Гром. - Твоя стихия? Извини, что так мало.
  Дурман из головы почти выветрился. То ли от злости, то ли от ледяной воды. Крэйвен по-прежнему сидел в корыте и зло отплевывался. Вокруг вовсю заходились от смеха свидетели его позора.
  - А знаешь, что? - Пепел подошел к мокрому и жалкому Крэйвену и отечески похлопал по щеке. - В качестве 'мяса' ты, пожалуй, сойдешь. У быстрых шансы есть. Только ты трезвым приходи.
  Букмекер с компаньоном уже давно ушли, а Крэйвен все никак не мог прийти в себя. Во рту стоял привкус крови. Наверняка разбили губу.
  Бубня ругательства себе под нос, Крэйвен выжимал мокрую рубаху. Воображение подбрасывало всё новые и новые картины, как он, Крэйвен, лихо мстит обидчику, а толпа смеётся над поверженным Громом и Пепел признает, что был неправ. Признает, что Крэйвен таки отличный боец.
  - Господин цел? - Толпа зевак вернулась в помещение, а на улице остался только хозяин заведения.
  - Цел! - Зло отрезал Крэйвен. - И теперь у меня есть ещё один серьёзный повод напиться.
  - Не надо, господин, - Хи ун Фай говорил с искренним сочувствием. Не как торгаш, которому лишь бы платили. - Лучше ходи спать.
  - Брось, Хи. Это царапины. Лучше скажи, что он имел в виду под 'мясом'?
  - Такие как Гром не сразу друг друга бить, - Даньген задумчиво пожевал губу, подбирая слова. - Сначала бить 'мясо'. Показать силу.
  - И какой резон от этого 'мясу'?
  - Кто держаться, пока барабаны считать, тому хасту серебром.
  - Хм... Неплохой расклад. Я в деле.
  - Не ходи, - Хи ун Фай поморщился и замотал головой. - Один получать монета, десять стать калека. Не ходи.
  - Ой, тебе-то какая разница? - Крэйвен натянул влажную рубаху и теперь занялся штанами.
  - Ты хороший клиент, - Даньген грустно вздохнул и покосился на дверь таверны. Там виднелись следы беспорядка, учиненного Громом. - Ты платить.
  Крэйвен только сейчас понял, что Пепел и Гром ушли, не оставив и скутума.
  
  Глава 4
  
  Весеннее солнце на время разорвало привычное покрывало тумана и спешно пыталось насытить теплом землю. Ворчунья давно избавилась от ломкого ледка, прятавшегося между камней вдоль берега. Деревушка Левый берег, что приютилась на пологом берегу напротив главной башни княжеского замка жила своей жизнью. Буквально двести шагов, а ты гляди, тишь да гладь. Будто бурный поток отсекает деревеньку от столичной суеты последних дней. Только старый паромщик привычно костерит нерадивых помощников.
  Ленгмар сидел, удобно устроившись в нише высокого стрельчатого окна, больше похожего на бойницу. Со своего наблюдательного поста он отлично мог бы просматривать и деревеньку и пристань парома, но смотрел он в другую сторону. В этой части длинной галереи, что протянулась вдоль наружной стены главной башни, висели фамильные портреты княжеского рода Магвы. А конкретно напротив самого Ленгмара висел портрет с изображением его отца. Ныне покойного младшего брата князя Айвара Магвы - Миргаса. С картины на сына смотрел, гордо вскинув подбородок, юноша с темными всклокоченными волосами и глазами, цвета дымчатой стали. Между Ленгмаром и отцом на портрете было много общего и с каждым днем сходство только усиливалось. Няня частенько пускала слёзы умиления, причитая 'ты так на него похож'.
  Солнце взобралось высоко над горизонтом, и было уже далеко не утро, а Ленгмар все равно чувствовал себя разбитым и уставшим. Будто и вовсе не спал. А ведь вчера завалился в кровать засветло. Так происходило каждый раз, когда дядя устраивал очередной разнос. Одно и то же: еле сдерживаемые слёзы, несбыточные мечты о мести или на худой конец побеге в далекие края, засасывающая трясина липкого сна... прямо в одежде. И чугунная голова наутро. Надо сказать, что 'поводов' для крика у дяди находилось много и часто. Истинная причина всегда была одна.
  У князя не было собственных детей. У Ленгмара не было обоих родителей. И в сложившихся обстоятельствах он был единственным законным наследником. Юношу давно бы отправили на тот свет при первом удобном случае, если бы не одно 'но': жизнь и смерть любого из рода Магва подчинялась давнему пророчеству. Полученное основателем рода, тогда еще просто генералом армии Императора, пророчество гласило: 'И завершится твой путь земной и всякого из потомков твоих по воле отмеченного печатью магии'.
  С тех пор смерть каждого из рода Магва была тем или иным образом связана с магами. Фамильная фобия насчитывала уже не первую сотню лет и каждого мага, имевшего неосторожность проявить свои способности в землях Уствинского княжества, ждала неминуемая казнь. Даже Император смирился с таким строптивым вассальным семейством, памятуя о заслугах перед короной.
  Это одна сторона медали. Ленгмар был до сих пор жив, только благодаря тому, что дядя Айвар слишком серьёзно относился к пророчеству, а раз племянник по праву рождения Магва, то и умереть ему следовало 'по воле отмеченного'. Третировать, унижать, даже избивать - это сколько угодно, но убить - нет! Иначе он был бы вынужден признать, что сам наделён способностями или тот, кому он это поручит... Со всеми вытекающими отсюда выводами.
  В коридоре послышались шаги и девичье хихиканье. Ленгмар забился глубже в нишу окна. С пятой по счёту женой князя, леди Фрулиссой у него сложились особые и далеко не тёплые отношения. Малая разница в возрасте ничуть не смущала княгиню, и она всячески подчеркивала свой статус замужней женщины. Считай 'взрослой'. В адрес Ленгмара сыпались изысканные колкости, особенно на тему няни, что до сих пор числилась за юношей. Попадаться на глаза этой стерве очень не хотелось.
  - Утро доброе, - Леди Фрулисса махнула рукой своим фрейлинам и те направились дальше по галерее, продолжая хихикать. - Никак снова сбежали от нянюшки?
  - М-м-м-м, подстилка любимого дядюшки Айвара. Прекрасное утро. Да и вы не сильно помяты. Где же ваш давешний синяк? Он был бы так в цвет к этому платью.
  Дядя был горяч на руку, и доставалось во дворце многим. Фрулисса не исключение, но именно её напоминание о таких инцидентах почти всегда выводило из себя. Ленгмар не мог себе отказать в удовольствии ответной шпильки, но сегодня княгиня пропустила её со спокойной ухмылкой.
  - Вашими молитвами, да и сошел на нет. А вы, княжич, никак прыгнуть собрались? - Фрулисса вытянула шею, якобы рассматривая далеко ли до земли по ту сторону бойницы. - Вот дядя то ваш порадуется.
  - Что вы. Радовать дядю не моя обязанность. И в мыслях такого не было.
  - Да неужто в вашу голову мысли забредают?
  - И такое бывает, - Ленгмар спрыгнул с подоконника и приблизился к юной княгине на непочтительно близкое расстояние. - Вот, к примеру, сейчас, сижу и думаю: а как подохнет дядя, сделаю-ка я его жену своей любимой наложницей?
  - Ай, бросьте, - Фрулисса слегка побледнела, но быстро взяла себя в руки. - Князь в добром здравии и 'подыхать' не собирается. А вот вам, юноша, я дам совет: не злить меня и следить за своим поганым язычком. А то ведь может так статься, что появиться у Айвара наследник... От меня.
  - И что? - Ленгмар поднял в изумлении бровь, хотя прекрасно понимал, к чему клонит Фрулисса.
  - А то, несносный мальчишка, что упрячут тебя в темницу. И даже Император не поможет оттуда выбраться. А уж по чьей 'воле' ты там сгниешь, никто не узнает. Ты понял?
  Ответа от Ленгмара ей и не требовалось. Подхватив пышное платье, Фрулисса гордо направилась к ожидающим фрейлинам.
  Слишком храбрая сегодня. Слишком храбрая... Ленгмар угрюмо наблюдал, как стайка девушек со смехом удаляется по коридору. От его взгляда не ускользнуло едва уловимое движение княгини, пригладившей платье на талии.
  Неужто беременна? Вот гадина! Ленгмар поморщился с досады. В бесплодности дяди легко убеждали предыдущие четыре жены, так что ребенок наверняка не от него. Сам-то хорош. Расслабился. Память услужливо подбросила воспоминаний, как месяц назад в замок зачастил зеленщик, поразительно похожий на Айвара в молодости. Не зря тогда кольнуло, да не придал значения. Эх, проворонил такую простую хитрость от Фрулиссы. Ленгмар в сердцах хлопнул ладонью по каменному подоконнику. Предыдущие жены то не блистали находчивостью. Придется как-то вмешаться в процесс продления рода Магвы. И чем быстрее, тем лучше.
  - Это не твой племянник, - Пробурчал Ленгмар, обращаясь к отцу на портрете. - Нечего на меня так смотреть.
  
  ***
  
  Огромная обеденная зала на последнем этаже донжона была у Ленгмара самым нелюбимым помещением во всем замке. Тяжелые, основательно закопченные балки перекрытий удерживали широкую медную люстру. Свечи в ней зажигали только по большим праздникам, и в обычные дни потолок терялся в темноте. Факелы, висящие вдоль стен, освещали тревожным багровым светом длинный дубовый стол. Мрачное место, навевающее только тревожные мысли. Но главным минусом этой залы было то, что именно здесь приходилось общаться с дядей. А такое общение никогда не было приятным. Если время завтрака у каждого из членов владетельного семейства не совпадало с прочими родственниками, то обед и ужин по давней традиции проходили совместно. Ленгмар всегда старался немного опоздать. Это давало шанс, что под горячую руку Айвара успеет попасть кто-нибудь другой: Фрулисса, зазевавшийся слуга или редкий гость. Кто угодно. Гости спасали от внимания дяди гарантированно, но, к сожалению Ленгмара, бывали не часто. Сегодняшний обед стал счастливым исключением и, незаметно юркнув на свое место, Ленгмар постарался слиться с обстановкой.
  - Я думаю, боги пошлют нам прибыльный год, - С набитым ртом разглагольствовал князь. - Поля родят, стада тучнеют. Что еще нужно для счастья?
  - Воистину, вы правы, - Гость кивал на каждое высказывание Айвара с вежливой улыбкой. - Еще бы пути моего каравана были всегда так легки, как по вашей земле и я бы назвал это счастьем.
  Молчаливый слуга незаметной тенью скользнул за плечо юноши и наполнил тарелку кусками печеной гусятины и тушеным картофелем. Ленгмар набросился на еду, пропуская мимо ушей беседу 'о погоде'. Гость - дородный и холеный зульгарский купец, что накануне прибыл в Уствин со своим караваном, старательно ублажал хозяина единственной транзитной территории. Каждый из присутствующих, не исключая юного Ленгмара, доподлинно знал: ни поля, ни стада князя не интересуют. Прочность казны рода Магва зиждилась на дорожных поборах. Даже один единственный караван приносил больше золота, чем удавалось собрать налогами за год с тех жалких деревень, затерянных в горах.
  - Скажите, Сальман, если ваши пути по моей земле так легки, то зачем здесь он? - Князь ткнул гусиной ножкой в сторону здоровенного воина, стоявшего рядом с купцом.
  - Ах, это... - Сальман бросил взгляд на своего провожатого, словно только что о нем вспомнил. - Это Зафир. Он мой телохранитель.
  - Я догадался, что не погонщик верблюдов. Зачем вам телохранитель здесь? На моих землях. В моём замке!
  Ленгмар еще перед входом заметил целую гору всевозможного оружия и с трудом мог вообразить, чтобы всё это принадлежало одному человеку. Зафир был на голову выше стражников, что стояли у входа, и даже без оружия выглядел опасным. Свободные штаны телохранителя были перехвачены широким поясом, а на плечи небрежно наброшен жилет из плотной ткани без рукавов. Всю поверхность жилета покрывал традиционный для зульгарцев орнамент. На массивных ручищах, от кисти до локтя красовались кожаные наручи с металлическими шипами. Ленгмар мог бы поспорить, что каждый такой наруч с легкостью застегнётся на талии Фрулиссы заместо корсета. Тяжелый взгляд Зафира мог бы пригвоздить к месту любого. Любого, но не Айвара. Князь, ничуть не смущаясь, разглядывал здоровяка, как если бы выбирал коня на базаре.
  - О, что вы, что вы... - Сальман расплылся в примиряющей улыбке. - Зафир охраняет меня за пределами ваших земель. Как я уже сказал, не везде так спокойно.
  - Тогда почему вы не оставили его в своём лагере? Зачем он здесь?
  - Зафир не только мой телохранитель, - Сальман гордо выпятил грудь и неопределённо поводил в воздухе пальцем с дорогими перстнями. - Я планирую выставить его на ежегодных боях... Мне казалось, вы человек сведущий и хорошего бойца оценить сумеете. Я уверен, именно он победит вашего Грома.
  Зафир казался изваянием, спокойно и с достоинством взирающим за суетой вокруг. Будто разговор за столом идет вовсе не о нем.
  - Грома? Победит? Ха! - Айвар хохотал, периодически срываясь на кашель. Лицо побагровело от усилий. - Фрулисса, золотце, ты слышала? Он победит... Грома!
  Жена Айвара сдержанно хихикнула и, подыгрывая мужу, добавила:
  - Надеюсь, у вас есть запасной телохранитель. А то вдруг с этим что-нибудь случится.
  - В точку, дорогуша, - Айвар смахнул выступившую от смеха слезу. - У вас, зульгарцев, отменное чувство юмора.
  - Я уверен, вы зря смеётесь, - Сальман вскочил со своего стула и стал расхаживать вокруг телохранителя, то и дело похлопывая по груде мышц под жилетом. - Вот, полюбуйтесь!
  - Ну, хватит. Довольно. Я же умру со смеху.
  - Зафир лучший боец, что мне попадался, и череда побед вашего Грома прервётся.
  - Чтобы победить Грома ему понадобиться чудо.
  - Что вы, нет. Ничего такого. Зафир не пользуется магией. Вы посмотрите на его мышцы. Ему это просто ни к чему.
  - Я сказал чудо, а не магия! - Князь резко посерьёзнел. - Вам ясно?! И не смейте при мне упоминать это мерзкое занятие отбросов общества.
  - В смысле? - Растеряно моргнул Сальман. - М... Магию?
  - Я же сказал! - Кулак князя грохнул о стол. - Ни слова об этой мерзости.
  - Прошу прощения, я не хотел вас обидеть. Просто у меня на родине ма... э-э-э ... - Купец старательно подбирал слова, чтобы не спровоцировать новую вспышку гнева. - Эта мерзость, как вы изволили выразиться, не вызывает столь негативной реакции. Видимо у вас есть причины так относиться к... Я хотел сказать, что глубоко сожалею и впредь буду более чуток.
  - Уж постарайтесь, - Князь устало потер переносицу. - Я не потерплю мерзости в своих землях. Даже упоминания о ней не хочу слышать.
  Повисла неловкая пауза, и только потрескивание факелов нарушало тишину. Сальман не выдержал первым:
  - Господин Айвар, позвольте все же один вопрос, - Купец снова сел за стол и бездумно елозил вилкой в тарелке, избегая прямого взгляда. - Чтобы я или мои люди не допускали впредь ошибок. Почему?
  Ленгмар вжался в спинку стула. Сейчас разразится буря!
  - Что 'почему'?
  - Почему вы так относитесь к ... Ну, вы понимаете.
  Не надо, не настаивай. Ты даже не представляешь, о чём спрашиваешь. Ленгмар уже заметил, как взгляд Айвара подергивается пеленой гнева. Ну что за безрассудство?
  - Вот почему! - Князь с силой вогнал в столешницу кинжал с внушительным сапфиром в рукояти.
  Кинжал в его руке появился столь стремительно, что все вздрогнули. Фрулисса не удержалась и сдавленно ойкнула. Даже Зафир потянулся было к пустующему поясу. Сообразив, что безоружен, он бросил тяжелый взгляд на кучу своего снаряжения перед входом.
  - Это принадлежало когда-то владыке Жернову. Последнему из клики эксплуататоров, что променяли свой народ на мерзость и поплатились за то властью и головами.
  Кинжал 'Крылья ветров'. Ленгмар знал каждый его изгиб, каждую впадинку, хотя ни разу не держал в руках. Этот кинжал достался как трофей Магве Ржавая секира - первому из рода Магва. С тех пор использовался как символ власти, передаваясь из поколения в поколение. В те далекие дни под натиском молодой Вальнарской империи пришел конец директорату Нейрунг. Конец власти магов над пятой частью обитаемых земель этого мира. Кинжал был изображен почти на каждом портрете предков Ленгмара. Рукоять в форме туловища орла, держащего в лапах благородный сапфир. Сложенные над головой крылья сливались в лезвие с выгравированными на нём перьями. Неудобный в бою, этот нож имел скорее ритуальное значение для прежних хозяев, но в живых не осталось никого, кто мог бы сказать наверняка.
  - Сталь в руках и вера в справедливость оказались сильнее высокомерия и сказок о несокрушимости хваленой... магии, - Последнее слово Айвар выдавил с явным отвращением. - Народ Нейрунга был достоин лучших правителей, чем Жернов и ему подобные. И сейчас достоин. Я же намерен быть именно таким правителем.
  Историю кинжала Ленгмар слышал дюжину дюжин раз и пафос в голосе дяди уже давно не вводил его в заблуждение. Конечно, только глупцы станут отрицать очевидное - владыка Жернов и его собратья по Кругу владык были бездарными правителями. Но не магия как таковая привела к их краху. Спесь и гордыня всему виной. Вера в превосходство магов разделила жителей директората на две непересекающиеся касты, и правящая элита опиралась только на магически одаренные семейства. Вот только одаренных было не более одного на дюжину дюжин. Подавляющая часть населения жила на положении рабов. Стоило им только почуять запах свободы, обещанной Вальнарцами, как они изъявили готовность принести головы своих владык и их приближенных на блюде. В действительности, конечно, всё было не настолько просто. Война унесла многие жизни и даже столетия не смогли стереть реки крови из людской памяти. Но, сколь ни был искусен в магии владыка Жернов и его ближники, без поддержки собственного народа его судьба была предрешена. Последним оплотом сопротивления как раз и стало нынешнее родовое гнездо князей Магва. А в те времена - просто загородная резиденция владыки Жернова. Именно здесь засели остатки магической верхушки директората. И взяли их не сталь и отвага, а терпение. Зажатые в угол маги без помощи слуг, что бросили их в столь сложный момент, не смогли как следует подготовиться к осаде. Два месяца Вальнарцы не могли даже подступиться к замку, а затем защитников прикончил банальный голод. И даже несопротивляющийся замок удалось взять с трудом. Например, главные ворота замка, сделанные, как и стены, из отполированного камня, так и не придумали как открыть. Новые ворота пришлось оборудовать в месте пролома, который с усилием продолбили катапультами.
  - Я понимаю, - Промямлил Сальман, задумчиво теребя перстни на толстых пальцах, в то время как наметанный глаз опытного торговца скользил по очертаниям кинжала. - Вы храните его как напоминание? Чтобы не повторять ошибок?
  - Можно сказать и так, - Айвар выдернул кинжал из столешницы и бережно вложил в ножны. - Но есть кое-что еще... С кинжалом я всегда узнаю если поблизости появляется мерзость. Узнаю и уничтожу! И будь я проклят, если хоть раз этот кинжал ошибался.
  Ленгмару было известно как минимум два случая, когда кинжал ошибался, но он благоразумно промолчал.
  
  Глава 5
  
  Мариса задумчиво перелистывала стопку ещё тёплой после принтера бумаги. Приёмная пустовала. Даже стола для секретаря у такого большого начальства не предусмотрено. За минуты ожиданий Мариса всё сильнее ощущала несоответствие того образа корпорации, что сложился в голове и маленькой толики фактов, что стала ей известна. Со скромностью построек ещё можно было с горем пополам смириться. И правда, зачем в пригороде высоченные офисные башни? Но отсутствие секретаря... Раздолбай подчинённый на том конце селектора. Плюс к этому вспомнилось отсутствие хоть какого-нибудь охранника на входе и то, что шеф лично спустился за ней к проходной. Только сейчас Мариса поняла, что даже смутно не представляет, сколько человек работает в корпорации 'Ответ'.
  Обещанные десять минут ожидания прошли, а некто по имени Вася так и не появился. Мариса начала нервничать и решила напомнить о себе, заглянув в кабинет директора. Рука уже легла на дверную ручку, как сзади послышался голос раздолбая:
  - Не советую. Юлианыч, он человек занятой. Лишний раз лучше не теребить.
  Мариса вздрогнула, но быстро взяла себя в руки. Медленно и с достоинством оглянулась. Представшая перед ней картина ещё сильнее убедила её в том, что ничегошеньки-то она про корпорацию на самом деле и не знает. Даже будучи готовой увидеть раздолбая, она не рассчитывала на столь неподобающе... некорпоративно одетого человека. Органичнее всего Вася смотрелся бы на ферме дикого запада. Тучный парень в джинсовом комбинезоне и клетчатой фланелевой рубахе. Соломенную шляпу с успехом заменяла копна рыжих волос.
  - Добрый день.
  - Здрасьте.
  Повисла неловкая пауза. Мариса в принципе не понимала, что делать дальше и решила не брать инициативу на себя. Несколько секунд они разглядывали друг друга, и первым нарушил молчание сотрудник корпорации:
  - Я - Вася. Юлианыч сказал, чтоб я вам тут всё показал.
  - Очень приятно. Мариса.
  - Угу. Вы бумаги подписали?
  - Нет. У меня возник вопрос по пункту семнадцать в контракте. Там, где речь идет о проверке какого-то потенциала.
  - Асим потенциала, - Вася задумчиво пожевал губу. - Значит план таков: вы подписываете бумагу о неразглашении коммерческой тайны, и я говорю вам, что это за проверка.
  Мариса выудила из стопки бумаг ту, где заголовком значилось 'подписка о неразглашении'.
  - Эту?
  - Наверно. Потом вы подписываете все остальные бумаги, и только тогда мы выходим из приёмной. Всё, что за пределами этих стен - сверхсекретно.
  - Строго, - хмыкнула Мариса.
  - Такие правила. Юлианыч, он это... просил меня проследить, чтобы вы всё подписали, прежде чем я взболтну или покажу лишнего.
  Она скептически оглядела сотрудника легендарной в её понимании компании. Об ореоле таинственности здесь пекутся гораздо сильнее, чем о внешнем виде. Вася стоял, скрестив руки на груди, и всем своим видом показывал, что и шагу не сделает и звука не проронит, пока на бумаги не ляжет нужная закорючка. Мариса нехотя поставила свой автограф, а на лице её провожатого расплылась улыбка.
  - Теперь я могу получить хоть какие-то пояснения?
  - Теперь всё можно. Пойдём, по дороге расскажу.
  От приемной шефа они шли путаной системой коридоров. Шла бы сама - гарантированно заблудилась. Все комнаты, что попадались Марисе на глаза, можно было назвать скорее переговорными, чем нормальными рабочими кабинетами. Вокруг не сновали люди. Офис корпорации пронизывала атмосфера заброшенного дома. Только раз им попалась навстречу парочка сотрудников: один в деловом костюме, другой в белом лабораторном халате. Оба тепло поприветствовали Васю и долго с интересом смотрели вслед Марисе. Офис, показавшийся ей небольшим с улицы, теперь выглядел огромным и явно излишне большим для такого количества сотрудников.
  - Я лекции читать не мастак, - Вася сходу перешел на 'ты'. - Спрашивай, я отвечу, как смогу.
  - Первый вопрос я уже задавала. Что такое проверка на асим потенциал?
  - Хм... Ну, асим потенциал - это твой потенциал... - Вася понял, что сморозил глупость. - Черт. Короче, это то, сколько времени ты сможешь работать с синтетическими мирами.
  - Понятно, - Мари не стало ничего понятно. Единственный очевидный вывод, что информацию из Васи придется клещами вытаскивать. - Вопрос номер два: что такое синтетические миры?
  Из путанных и не всегда последовательных объяснений Васи ей удалось понять только то, что в корпорации стоит несколько уникальных суперкомпьютеров, и они собирают статистические данные о миллионах людей. Кто эти люди? Как машине удаётся получать данные об их предпочтениях? Понять так и не удалось, хотя в целом причастность высоких технологий к сбору данных она предполагала и раньше.
  - Можно я обобщу? - Мариса решила расставить все точки над 'i' и озвучила один из самых популярных слухов о корпорации. - Вы просто усовершенствовали неэтичные методы? Так?
  - Нет.
  - Тогда как?
  - В сказки про неэтичные методы пусть верят дети и заказчики. У нас совсем другая технология. Я же объясняю...
  - Плохо объясняете.
  - Нам не нужны живые люди. Понимаешь? Совсем не нужны. Мы работаем с синтетическими мирами. Их населяют синтетические люди. Но ты не подумай... Они как настоящие. Живут своей жизнью, а ведут себя прямо как мы. Вроде виртуальных подопытных кроликов.
  - Вы надо мной смеётесь?
  - Почему? Нет. Правду говорю, - Вася удивлялся очень искренне. - Ты ж бумаги подписала, значит можно всё как есть...
  Мариса решила не развивать тему. Если всё, что рассказал Вася, - правда, то корпорация 'Ответ' самое великое надувательство в истории маркетинговых исследований. За что им платят такие безумные деньги? За компьютерных человечков? Единственное, что не укладывалось в голове, так это феноменальная точность, которой славились прогнозы корпорации. Или ей морочат голову, или здесь есть какой-то секрет. И Вася не тот человек, который внятно ей все объяснит.
  Окна одного из коридоров по ходу движения выходили на сторону внутреннего двора. Вернее будет сказать внутренней территории. Высокий забор уходил куда-то в лес и терялся из виду. Краем глаза Мариса уловила аккуратные домики, затесавшиеся среди деревьев на самой границе леса, и решила перевести разговор в нейтральное русло.
  - Симпатичные домики. В них кто-то живет?
  - Домики? - Вася проследил её взгляд. - Ах, эти. Да. В них живут асимы. Ну, шеф еще живет. Вон в том - крайнем.
  Похоже, нейтрального разговора не выйдет. Мариса тяжело вздохнула. По поводу 'вытягивать клещами' она, похоже, более чем права.
  - Асимы? Это те, у кого потенциал или как?
  - Это аббревиатура, - Вася страдальчески поморщился. Мол, очевидные же вещи приходится объяснять. - Администратор синтетических миров. Потенциал, он есть у всех. Не у всех хватает, чтобы стать администратором.
  - У вас хватает?
  - Почти, - Вася как-то странно покосился на неё.
  Мариса отметила, что настроение её спутника уж слишком быстро испортилось. Он свернул все разговоры и, буркнув что-то нечленораздельное, прибавил шаг. Догнала его Мариса только у невыразительной серой двери с надписью: 'Тестовая лаборатория'.
  - Пришли.
  Лаборатория представляла собой небольшую комнату с единственным окном. Сквозь забранное жалюзи стекло, Марисе удалось рассмотреть уже знакомые домики асимов в окружении деревьев. По левую руку от входа, располагался огромный стол и видавшее виды офисное кресло на колесиках. Стол загромождала куча мониторов самых разных размеров, большая часть из которых была банально выключена. На оставшихся красовались непонятные таблицы, диаграммы и методично всплывали системные сообщения. Что-то подобное Мариса, в общем-то, и рассчитывала увидеть. Нормальное рабочее место.
  С правой же стороны, располагались не совсем понятные для неё предметы. Четыре кресла, более всего походящие на медицинские. Такие кресла обычно в кабинете у зубного врача можно встретить. Только не все четыре сразу. И уж точно в кабинете врача не увидишь толстого клубка проводов, свисающего неаккуратными космами из бреши в потолке. Откуда-то из середины клубка к подголовнику каждого кресла тянулись разноцветные жилы.
  - Вот это и есть мои владения, - Вася картинно развёл руками. - Впечатляет?
  - Пока не решила, - Мариса кивнула в сторону зловещего клубка проводов и кресел. - Особенно насчет вот этого.
  - Это - да. Такие игрушки есть только у нас, - Вася стал копаться в недрах своего стола. - Вот, держи.
  Из выдвижного ящика он извлёк пару небольших шприцев-пистолетов и, установив в них ампулы с мутным раствором, протянул один Марисе. Та с большим сомнением и нескрываемым отвращением уставилась на кончик маленькой иглы и дрожащим голосом выдавила:
  - Это обязательно? Я уколы не люблю.
  - Обязательно. И поверь, это лучше, чем провода в башку вставлять, - Для придания особого драматизма Вася приставил палец к затылку и скорчил рожу, видимо, должную означать человека с проводами в голове.
  Мари вспомнились кадры из древнего фильма, где герои использовали нейрошунты... Или как оно там правильно называлось? Жуткое зрелище. Укол и правда выглядит гуманнее, но вкалывать непонятную жидкость всё равно не хотелось.
  Вася же уверенно сорвал полиэтиленовый чехол с одного из кресел и улёгся. Из-за спинки выехало металлическое кольцо и застыло вокруг изголовья.
  - Делай всё как я и не боись, - Вася похлопал по соседнему креслу. - Раз, два и мы подключимся. Это не больно.
  - А может мне стоит прослушать какой-нибудь вводный курс? Ну, не знаю... инструкцию по безопасности?
  - Не-е-е. Тут сколько не рассказывай, пока сама не попробуешь - не поймёшь.
  Мариса презрительно фыркнула. Способность Васи хоть что-нибудь объяснять успела её разочаровать. Вот только выбора ей не оставили. Если она сейчас струсит, то так и не узнает в чём собственно секрет корпорации. Мариса заставила себя побороть страх и легла в кресло. Металлический обруч закрыл весь обзор, и дальше она следовала инструкциям только на слух. Укол в шею. Расслабиться. Ждать.
  Маленький шприц легонько щёлкнул. Точно такой же звук послышался со стороны Васи. Действительно никаких болевых ощущений. Мариса закрыла глаза и стала ждать.
  Прошла буквально пара секунд, и понеслось...
  Сначала пропало всё. Свет. Звук. Запахи. Те запахи, которых вроде нет, но стоит им пропасть, осознаешь, что были. Она перестала чувствовать своё собственно тело, но такое состояние продлилось недолго. В сознание ворвались новые цвета, новые звуки и новые запахи.
  Мариса открыла глаза и увидела небо. Голубое-голубое. Оно выглядело так натурально. Только пара мелких облачков вела себя неестественно. То застывали на месте, то срывались, будто подхваченные неистовым ураганом. Мариса попыталась приподняться. Удалось, но не с первой попытки.
  - Освоилась?
  - Поооооокаааааааа неееееее оооооочеееень, - Слова звучали, как медленно прокрученная аудиозапись.
  - Видела бы ты себя сейчас, - Хохотнул Вася. - Ладно, ты не волнуйся. Просто мозг не сразу осваивается с ускоренным восприятием информации. С каждым следующим разом будет легче.
  Ускоренным? Мариса обреченно рухнула на землю и закрыла глаза. Да чтоб она ещё раз вколола себе неопознанную дрянь по совету какого-нибудь раздолбая? Ни-за-что. Пришлось провести ещё около часа в лежачем положении, прежде чем все органы чувств перестали шалить. Происходящее вокруг, могло в любой момент то резко ускориться, то замедлиться. Попытки шевелиться моментально отдавались головокружением и тошнотой. А уж так опозориться Мариса была не готова. Лежать было самым безопасным.
  Когда стало немного легче, ей удалось снова приподняться и осмотреться. Первое, что бросилось в глаза - это собственная одежда. Вместо тщательно отглаженного офисного костюма на ней красовался дурацкой расцветки купальник и в тон ему парео. Место, где они оказались, было островом. Песчаный пляж, переходящий в поросший травой склон холма. Несколько пальм и ни единой живой души кроме них. До горизонта - только море. Васю она заметила бродящим по колено в воде. Тот подбирал мелкие ракушки и зашвыривал их подальше в море. Край легких парусиновых штанов, закатанных по колено, намок от брызг набегающих волн.
  - Ну? - Вася вернулся от кромки воды с очередным визитом.
  - Уже лучше.
  Мариса даже смогла встать. Вдохнула поглубже, подвигала руками и ногами - ничего. В смысле 'ничего необычного'.
  - Иллюзия первоклассная, но в чём собственно заключается тест?
  - Тест пройдет в автоматическом режиме. Когда отключимся, все данные уже будут готовы.
  - Значит вот это и есть синтетический мир?
  - Формально да. Один из... - Вася опять очень странно на неё покосился и грустно вздохнул. Как в тот раз, в коридоре. - Только он, понимаешь, тестовый. Не рабочий и вроде как пустой. Здесь нет никого кроме нас.
  Мариса окинула своего провожатого оценивающим взглядом. Великим знатоком человеческих душ считать себя рановато. Возраст не тот. Но Васины мысли были слишком очевидны.
  Мальчишка на подхвате у взрослых дядь? Настоящие игрушки не доверяют раздолбаю? Что ж, если это так, то капелька терпения и она дождется нормальных объяснений. От тех, кто действительно в курсе. А пока, главное не рассчитывать на слишком многое. Что выудит - на том и спасибо.
  - Ладно. Подключились, освоились. А что дальше?
  - Когда меня первый раз подключали... - Вася озорно подмигнул. - Я первым делом полез купаться.
  - Это тоже обязательно?
  - Нет, но разве не здорово? То ты в душном городе и вдруг р-р-р-раз и море.
  Мариса оглянулась и вслушалась в шелест набегающих волн. Настоящее или иллюзия - какая разница? Направляясь на собеседование к шефу, ей последнее, что могло прийти в голову, это море. Мариса постояла секунду и не стала бороться с искушением. Всё равно рассказчик из Васи не ахти. Сбросив парео на песок, она медленно вошла в воду. Хотя хотелось разбежаться и как в детстве... чтоб с брызгами.
  Море казалось вполне настоящим. Тёплым, как парное молоко. Мариса прислушивалась к собственным ощущениям, но не могла найти ничего, подтверждавшего, что всё вокруг только иллюзия. Пока она плавала, Вася где-то раздобыл дров и разжёг небольшой костер. Уже смеркалось, так что костерок был весьма кстати.
  - Я тут подумала, - Мариса прыгала на одной ноге, пытаясь вытряхнуть воду из уха. - Уже темнеет, а мы когда вообще назад планируем?
  - Здесь время бежит намного быстрее, - Отмахнулся Вася. - Я же говорил. Сутки здесь - это минута там. Примерно. Так что прошло, считай, секунд двадцать - тридцать.
  - А-а-а, - Мари перестала прыгать, накинула парео на плечи и подсела к костерку. - Так мы что, и ночевать здесь будем?
  - Нет. Ты столько не выдержишь, - Вася тоже подсел к костру по-турецки подобрав ноги. - Скорее всего, не выдержишь.
  - В смысле?
  - Потенциала не хватит, - Знакомым жестом он пожевал губу и добавил. - Ты только не злись, но тут это... В общем отключаться от синтетического мира не очень просто.
  - И почему я должна злиться?
  - Ну, если у тебя не получится, - Вася старательно прятал глаза. - Мне придётся тебя убить.
  
  Глава 6
  
  Следующие два дня поисков заработка так и не дали результата. Выступить на ежегодных боях в качестве 'мяса' казалось теперь единственно возможным способом не пойти по миру. К естественному желанию заработать хотя бы гроши примешивалось ущемлённое самолюбие и желание поквитаться. После случая в таверне в лице Грома слились воедино все горести и невзгоды, постигшие Крэйвена если и не за всю жизнь, то с момента бунта на корабле точно.
  Он шатался по Ярмарочному полю и хмуро зыркал по сторонам. Люди вокруг казались несправедливо счастливыми. Ну, как?.. Вот как они могут веселиться, с блеском в глазах перебирать чужеземные товары, когда Крэйвену так погано? Ничего, кому-то сегодня точно не поздоровится.
  Он ждал боёв, начиная с полудня. Зуд нетерпения сменялся боязнью неудачи и наоборот. Солнце на целую ладонь стало ближе к горизонту, а помост, сколоченный специально для боёв, по-прежнему пустовал. Сам же Крэйвен был близок к истерике. А то, что бои начнутся именно сегодня, он узнал от везде сующих свой нос мальчишек. И даже раньше, чем об этом объявил глашатай. Мальчишки живо обсуждали прибывшее с одним из караванов диковинное в здешних краях животное под названием 'слон', и его не менее диковинного хозяина из Гардахара. Этих черных как земляное масло ребят Крэйвен видел и не раз. Доводилось захаживать в порт древнего Хаара, да и сами гардахарцы - знатные мореходы, их корабли покрепче иных имперских будут. А вот зачем кому-то из чернокожих понадобилось переться через пустыню, затем пересекать весь Зульгарат - так это вопрос вопросов. Потом еще и через перевал... Морем через Пируссу всяко ближе бы вышло. Ответ на вопрос отыскался сам собой, стоило Крэйвену воочию увидеть животное, что мальчишки назвали слоном. Эдакую махину ни на один корабль не погрузишь.
  Торговля вокруг шла бойко. Это несмотря на то, что конечный пункт большинства караванов был далеко на востоке от Уствина - в столице Империи, великом городе Вальнар. А может и дальше, вплоть до непролазных топей Альганги. Стоянку здесь, на западном рубеже империи, караванщики использовали не только для торговли, но и как заслуженный отдых после тяжелого перевала. Как возможность собраться с силами, закупить местных безделушек и провизии в дорогу. Развлечься, в конце концов. И обещанных развлечений, похоже, ждал каждый на Ярмарочном поле. Как только появилась процессия с Пеплом во главе, все торговые дела сошли на нет. Со всех концов базара стали стекаться люди к помосту, сколоченному из грубых досок.
  - Люди Уствина, - С пафосом в голосе начал свою речь Пепел. - Вы ждали этого зрелища целый год. Вы гадали, кто на этот раз станет сильнейшим бойцом на празднике 'Схода снегов'. Срок настал!!!
  - Дорогие гости из Зульгарата, - Продолжил он, прогуливаясь по помосту и через слово патетически воздевая руки к небу. - Вы искали среди своих сородичей достойных воинов и возлагаете на них свои надежды. Их черед пришел!!!
  На возвышение по очереди поднялись трое бойцов. Теперь у Крэйвена не оставалось никаких иллюзий по поводу того, что именно Пепел вкладывает в понятие 'боец'.
  Первым шествовал Гром. Даже сейчас, будучи трезвым, Крэйвен с трудом признал бы в этой глыбе человека. Гром хозяйски прохаживался взад и вперёд по помосту, периодически вскидывая обе руки в приветственном жесте и издавая звериный рык. Толпа отвечала одобрительным гулом.
  За ним следом поднялись бойцы, приехавшие с караванами. Один был коренным зульгарцем и не сильно уступал в росте и ширине плеч Грому. Только в его случае это не выглядело как грубая звериная суть. Гладко выбритый череп, кожа цвета благородной бронзы, он походил на статую воина из какого-нибудь храма или даже императорского дворца. Скрестив на груди огромные ручищи, он застыл на краю помоста и спокойно наблюдал за суетой Грома.
  Второй приезжий - гардахарец. Тот самый, о котором судачили мальчишки. По мнению Крэйвена тот выглядел внушительно, но как-то уж слишком нескладно. Ростом он превосходил обоих противников, но никак не массивностью. Весь длинный и неуклюжий. Овечий тулуп явно с чужого плеча: рукава едва доставали до локтей, а подол болтался заметно выше колен, что придавало внушительной фигуре комичный вид. Боец из Гардахара тоже остался у края помоста и, рассеяно оглядываясь вокруг, совершенно по-детски улыбался. И ещё периодически чему-то кивал. Присмотревшись, Крэйвен заметил 'чему' или вернее 'кому' кивает чернокожий гигант. Рядом с помостом, вытягиваясь на цыпочках и активно жестикулируя, стоял зульгарский паренёк и увлечённо о чём-то вещал. Понаблюдав немного, Крэйвен понял, что паренёк - переводчик. Хотя, чему удивляться? Не все в этом мире говорят на валайском. Даже среди тех, кто торгует с империей.
  - Итак! Кто же из этих славных бойцов окажется лучшим? - Продолжал нагнетать Пепел. - Встречайте, восхищайтесь и ужасайтесь! Наша гордость, боец из Уствина - Гром.
  Любимец местной публики в очередной раз вскинул руки и по-звериному рыкнул. Толпа взорвалась в ответ. Пепел дал несколько мгновений на овации и стал жестами просить тишины.
  - Наш гость из солнечного Зульгарата, личный телохранитель знатнейшего купца Сальмана ибн Сарема... - Букмекер выдержал паузу, давая возможность купцу насладиться вниманием к своей персоне. - Великий воин - Зафир ибн Вобар!
  Зульгарец сделал короткий шаг вперёд и поднял руку, зажатую в кулак. Ему не досталось оваций, равных тем, что пришлись на долю Грома. Хлопали только соотечественники. Пеплу не пришлось стараться, чтобы утихомирить толпу, и он продолжил:
  - Ещё один гость, на этот раз из знойного Гардахара - Саваах Имба, - Букмекер перешел от пафоса к доверительным интонациям. - Слухи о небывалых празднествах в Уствине достигли родины Савааха. Слава наших бойцов так поразила его, что он решил посмотреть на них лично. Ваш покорный слуга не мог упустить возможности и предложил искусному воину и самому продемонстрировать умения.
  Саваах практически не удостоился внимания зрителей, но его это, похоже, не сильно волновало. Спокойно дослушав перевод и, удовлетворившись, он только кивнул и ещё шире улыбнулся.
  - Сегодня бойцы не станут выступать друг против друга, - Пепел хищно улыбнулся. - Вы знаете правила.
  Зрители начали уверенно скандировать 'Мясо! Мясо! Мясо!'.
  - Верно. Сегодня мы с вами станем свидетелями их силы и мастерства. А помогут нам в этом... добровольцы.
  В это время помощник букмекера, стоявший рядом с помостом, гулко ударил в барабан. Один из тех, что обычно держат на имперских боевых галерах, задавая ритм гребцам.
  - Любой, кто продержится, пока мой помощник отсчитает дюжину раз по дюжине, получит хасту серебром.
  Хасту меняли на дюжину скутумов, а за скутум крестьянину в сезон целый день горбатиться. Крэйвен сам зарабатывал хасту в седмицу, работая на Хаклина. Тут же всего один бой продержаться. Но люди отреагировали на озвученную сумму спокойно. Крэйвен успел уяснить, что это правило действовало и год назад и два. Расценки с тех пор не менялись.
  - Первым продемонстрирует своё мастерство Зафир ибн Вобар. Делайте ставки и пусть боги будут милостивы к отчаянным храбрецам.
  Помост покинули все кроме Зафира и Пепла. В толпе наметился очаг оживления и вскоре на возвышение легко вспрыгнул совсем ещё молодой парень. На почти детском лице растянулся уродливый шрам, а в том месте, где он пересекал рот, явно не хватало нескольких зубов. На что рассчитывает малец против такого гиганта, Крэйвен искренне не понимал. В толпе в это время стали сновать бойкие ребята Пепла, оформлявшие ставки на исход поединка.
  - Эй, - Один из местных рядом с Крэйвеном подозвал ближайшего. - Сколько я получу, если этот Зафир не догонит Блоху?
  - Два к одному, - Парень моментально преодолел расстояние, будто толпы вокруг и не существовало. - Ставить будешь?
  - Не густо, - Мужчина задумчиво поскрёб бороду, но отсчитал несколько монет уствинской чеканки в восьмушку скутума. - Если Блоху прихлопнут, я сильно расстроюсь.
  - Он знает, что делает, - Паренёк подмигнул. - Не впервой.
  Крэйвен внимательнее присмотрелся к противнику Зафира. В голове всплыла фраза, оброненная Пеплом в таверне 'У быстрых шансы есть' и Крэйвен понимающе улыбнулся. Ну, правда. Зачем вступать в бой, если достаточно продержаться? А, судя по прозвищу, Блоха был достаточно быстрым, чтобы иметь шанс. Посмотрим. Может, какие приёмы на примету возьмём.
  Ребята, принимавшие ставки прекратили сновать туда-сюда. Ставки сделаны. Пепел спрыгнул с помоста и хлопнул по плечу помощника с барабаном. Отсчёт начался. Гулкие удары стали размеренно отсчитывать время, отделяющее парня по имени Блоха от целой хасты серебром. То тут, то там в толпе начали громко считать удары и вот уже каждый, кто знаком с цифрами, вовлечён в это действо.
  Блоха не спешил. Время на его стороне. Он замер в напряженной позе, немного пригнувшись к земле и готовый к любому движению соперника. Зафиру начинать и зульгарец не стал мудрствовать. В первую атаку попёр напролом. Блоха выжидал до последнего. Ложный выпад и резкий проворот в обратную сторону. Рука Зафира зачерпнула воздух.
  Дюжина - раз. Пока бой идёт по плану, навязанному Блохой. Отбежав на противоположный край помоста, он снова замер. Зафир, как ни в чём не бывало, развернулся и повторил свою первую атаку. Просто и без изысков. Блоха снова сделал ложный выпад. Потом ещё один и понизу перекатился за спину зульгарцу. Рука Зафира вновь прошлась по пустому месту.
  Дюжина - два. На лице Блохи заиграла ухмылка, но до конца боя ещё десять дюжин ударов. Зульгарец сплюнул с досады и ввернул крепкое выражение на родном языке. Широко расставив руки, он стал медленно загонять Блоху в угол помоста. На лице Зафира явно читалось: 'Не хочешь драться, пацан? Отлично. Помост маленький, а руки у меня длинные. Достану'. Блоха попытался прорваться сначала с одной стороны, затем с другой, но его методично теснили в угол. Глаза парнишки заметались, выискивая возможность вырваться. Ему явно даже в голову не пришло атаковать раскрывшегося соперника. Блоха сделал попытку поднырнуть под рукой Зафира, но в последний момент извернулся. Руки зульгарца уже в который раз встретили пустоту, а Блоха прошмыгнул между ног здоровенного бойца. В толпе раздался хохот, а Зафир побагровел от злости.
  Дюжина - три. Крэйвен оценил ловкость парнишки, но тактика не блистала разнообразием. Фокусы и увёртки наверняка на исходе. Зафир снова стал загонять прыткого соперника в угол. Проскочить между ног во второй раз парню он точно не даст. Да и сам Блоха, похоже, это понимает. Вон, дергано переминается с ноги на ногу, все никак не решаясь, пора применять очередной финт или нет. Когда Зафиру осталось только руку протянуть, Блоха сделал рывок. На этот раз он решил обойти соперника поверху. И сам соперник ему в этому почти помог. Двигаясь на полусогнутых, Зафир дал возможность Блохе оттолкнуться от собственного колена. Только фокус не удался. То ли парень не рассчитал, то ли зульгарец угадал его маневр, но лодыжка пройдохи оказалась в тисках, и он повис на плече у соперника. Толпа дружно ахнула и замерла в ожидании. Время поединка теперь отсчитывал только барабан.
  Дюжина - четыре. Шансов у Блохи уже не осталось. Зафир перехватил его, точно куль с мукой и с силой приложил об помост. Паренек откатился к краю. Правая рука после удара болталась неживой плетью. Изо рта побежала тонкая струйка крови. Блоха был ещё в сознании и судорожно пытался встать на четвереньки, но непослушная рука подвела. Ноги ещё скребли по помосту, а зульгарец неумолимой громадой уже навис над искорёженным телом. Заметив краем глаза Зафира, Блоха отгородился от него здоровой рукой и приготовился к очередному удару. Кончились увертки. Сколь бы ни был зол Зафир, но добивать противника не стал.
  Бой окончен. Это очевидно. Барабан умолк, а к помосту уже спешили дружки Блохи.
  Крэйвен на секунду представил себя на месте парня и его передернуло. Быстрый, но слабый... Никаких шансов. Бородач, что ставил на Блоху, цветасто выругался и втоптал в землю кожаную бирку, полученную в обмен на деньги от людей букмекера.
  - Что ж, - На помост снова поднялся Пепел. - Будем надеяться, что Блоха сможет попытать счастье на следующий год. А нас ждет новый поединок.
  Кто-то из толпы начал кричать: 'Гром! Давай, покажи класс...'. Его поддержали ещё несколько голосов, но Пепел поднял руку, призывая к тишине.
  - Я знаю, что все вы ждете, когда выступит Гром. Знаю. Но давайте оставим самое интересное на десерт. Гром выступит следующим, а сейчас поприветствуйте Савааха Имбу.
  Получив сигнал от переводчика, Саваах поднялся на помост. Тулуп он снял и остался только в набедренной повязке из шкуры какого-то пятнистого зверя.
  - Ну, что? Есть желающие? - Пепел подпустил в голос интригующих ноток. - Хаста, братцы. Не упустите свой шанс.
  Противник Савааху нашёлся не так быстро, как в первом бою. Подбадриваемый приятелями к помосту подошёл крепкий парень. Поверх простой полотняной рубахи на него был надет кожаный фартук и Крэйвен мог бы поклясться, что парень или кузнец, или ученик кузнеца. Но не боец - это точно. А судя по тому, как он затравленно озирался на группу товарищей, можно было понять: он пришёл просто поглазеть, участвовать и не думал. Среди 'группы поддержки' Крэйвен разглядел молодую девушку. Та вспорхнула на помост и поцеловала в щёку кузнеца. На лице у парня проступила глупая улыбка, и в этот момент он стал сильно походить на своего соперника. Гардахарец стоял в своем углу помоста и тоже глупо улыбался.
  - Отлично. Надеюсь, поцелуй принесёт тебе удачу, - Пепел махнул рукой и по толпе засновали его ребята. - Не забываем делать ставки...
  Ребята букмекера тут и там меняли кожаные бирки на монеты. Светлые бирки на то, что у кузнеца получится. Темные на то, что нет. Монеты перекочевывали из карманов горожан и купцов в карманы букмекера легко и непринужденно. Крэйвен с грустью подумал о том, что его собственные карманы пусты.
  Приём ставок закончен, и барабан вновь стал отсчитывать время.
  Противники не спешили сойтись. Кузнец понятно почему. Саваах же начал мелко-мелко покачиваться. Вернее даже пританцовывать. Странные движения, совсем не агрессивные, но Крэйвену виделась за ними уверенность настоящего бойца. Барабан уже отсчитал первую дюжину, а соперники так и не приступили к поединку. Саваах выводил свой странный танец и загадочно улыбался. Кузнец, если и привыкший к дракам, то где-нибудь в трактире, совсем растерялся. Начал было оглядываться на дружков и, получив напутствие 'Давай. Покажи ему...', решил начать первым. Небольшими шажками, постоянно ожидая подвоха, он стал приближаться к гардахарцу. Ответных действий от Савааха не последовало. Тот всё так же покачивался, пританцовывал. Перетекал из одной позиции в другую, но с места не сходил. Вторая дюжина на исходе. Соперники даже не прикоснулись друг к другу. В толпе многие перестали считать вслух и начали нарастать недовольные возгласы. Кузнец решился и со всей молодецкой дури отвесил удар. Будто в своей кузне орудует. В кабацкой драке после такого обычно не встают. Саваах же, не меняя выражения лица, просто немного просел под ударом. И хоть бы хны. Знай себе, продолжает пританцовывать. Удары со стороны осмелевшего кузнеца посыпались один за другим. Не быстрые, но каждый из таких - быка свалит. Гардахарец каждый раз неуловимым движением обращал тяжелые удары в дружеские тычки. То чуть подастся назад, то рукой отведет кулак в сторону. Минули третья, четвертая и пятая дюжины.
  Очень странная манера вести бой. Крэйвен с удовольствием бы поучился у такого мастера. 'Группа поддержки' подбадривала молодого кузнеца. Остальные зрители мало-помалу тоже стали болеть против чернокожего бойца. Всем ведь видно, что кузнец теснит хвалённого воина из Гардахара. Похоже, один только Крэйвен видел, что с парнем просто играют. Ведь Саваах ни разу не атаковал сам, только парировал чужие удары.
  Шестая дюжина на исходе. Кузнец уже тяжело дышит. Удары идут всё реже и реже. Он и сам, похоже, забыл, что его задача просто выстоять. Наивно полагает, что ещё немного и додавит противника.
  Крэйвену уже стало интересно. Неужели Саваах решил просто измотать соперника? Не поймут ведь. Эх, сейчас бы сделать ставку. Крэйвен последние гроши готов был поставить на победу гардахарца. Это при том, что владельцы светлых бирок уже явно прикидывали, на что потратят деньги, когда кузнец отстоит своё. А то глядишь не только отстоит, но и уделает чернокожего под орех.
  Седьмая дюжина. До конца боя считай ничего. Тут Крэйвен заметил активно жестикулирующего мальчишку переводчика. Тот показывал растопыренную ладонь и периодически кивал в сторону барабанщика. Саваах метнул взгляд в его сторону и, не теряя контроля над боем, погасил очередной удар. Махнул рукой, 'не отвлекай' мол.
  Похоже, сейчас начнётся самое интересное. Крэйвен был готов и увидел всё в мельчайших деталях, остальные зрители - нет. Стремительный волчок и гардахарец подсёк кузнеца. Длинный и несуразный, Саваах демонстрировал чудеса контроля над своим телом. Противник ещё не успел завалиться на спину, а темнокожий боец немыслимо изогнулся. Его нога, не прекращая движения, прочертила дугу и молотом припечатала кузнеца к помосту. Тот сложился от удара пополам.
  По толпе не успел разлететься возглас удивления, как парень попрощался с недавно съеденным обедом.
  Один удар. Фантастика! Крэйвен попытался прикинуть сможет ли он повторить такое, но весь его предыдущий опыт говорил, что люди так не гнутся. Нормальные люди так не гнутся! А чернокожий - феноменальный боец.
  - Вот и второго претендента постигла неудача, - Пепел аккуратно обошел оставшуюся после кузнеца лужу. - Неужели сегодня мне так и не удастся расстаться с деньгами?
  За спиной Пепла вовсю орудовали помощники. Посыпали зловонную лужу опилками, а затем сметали прочь. Мгновения замешательства и помост снова готов к боям.
  Остался только Гром. Крэйвен не знал наверняка, много ли найдётся желающих выступить против лучшего бойца Уствина. И выяснять не собирался. Эту честь он уступать не был намерен никому. Помощники ещё мели помост, кузнеца всё ещё откачивали друзья, а Крэйвен уже вовсю работал локтями пробираясь к цели.
  - А теперь, как и обещал, десерт. Поприветствуйте Грома.
  Ликующая толпа быстро забыла о неудачах Блохи и молодого кузнеца. Ведь сейчас выступит их любимец. А уж кого он размажет по помосту - не важно.
  - Ну что, найдутся смельчаки?
  Смельчаки молчали. Крэйвена охватил непривычный мандраж, но он заставил себя вспомнить о пустом кошельке и тщательно лелеемой обиде на Грома. Успокоившись, он уверенно вспрыгнул на помост.
  - О-о-о-о. Замечательно. Вот и претендент, - Пепел елейно заулыбался и уже тише, чтоб только Крэйвен услышал. - А то знаешь, в прошлом году звали, звали... Пришлось даже пообещать пять хаст вместо одной. Так все Грома боятся. Уверен, что продержишься?
  Вот оно значит как? Пять монет вместо одной. Крэйвен еще не протянул положенной дюжины дюжин ударов, а уже всерьез рассчитывал на обещанные деньги.
  - А скажи-ка, букмекер, - Крэйвен отчего то решил, что других претендентов найдут вряд ли и можно торговаться. Говорил он громко, чтоб все слышали. - Сколько я получу, если не просто продержусь, а и побью Грома?
  Пепел от такой наглости опешил. Гром расхохотался, и его поддержали все, кто пришел насладиться боями. Оценивающий взгляд букмекера заскользил по Крэйвену, просчитывая возможности такого исхода. И только через пару мгновений его взгляд потеплел.
  - Ты тот самый иннол, - Пепел понимающе улыбнулся. - Из таверны даньгена. Верно? Быстрый и пьяный.
  Крэйвен стиснул зубы. Ничего, он за все отыграется на Громе. По крайней мере, попытается.
  - Так и быть, - Пепел принял решение и продолжил уже для всех собравшихся. - Пять хаст серебром, если парень просто продержится. Как было в том году. Дюжина нависов* золотом, если победит.
  Среди собравшихся прокатилась волна удивления от названной суммы. Удивлялись и простые люди, и не бедствующие главы караванов.
  - Согласен?
  - Да, - От волнения голос Крэйвена сделался хриплым.
  Даже один навис - хороший куш. Крэйвену в жизни не удавалось держать столько денег за раз, а уж дюжина нависов... Щедрое предложение букмекера, который не верит в подобное завершение боя. Крэйвен и сам почти не верил, но теперь есть за что бороться.
  - Ставки принимать как на разные исходы, - Пепел уже покидал помост, раздавая указания подчиненным. - Коэффициенты сейчас назову.
  
  * Навис - золотая монета империи, примерно равен 24-29 скутумов.
  
  Глава 7
  
  Над костром повисло гробовое молчание. Убить? Мариса глупо моргнула. Ей требовалось осмыслить услышанное. Может это такая изощренная шутка? Может день был слишком насыщенным и ей просто послышалось? Вася сидел молча и старательно избегал её взгляда. Ни единый мускул на его лице не говорил о том, что сказанное про убийство - шутка.
  - Да пошли вы все! - Она вскочила на ноги, и дальше из её уст понесся такой поток отборной брани, что от приличной девушки в жизни не услышишь.
  - Тише, тише. Ну, не то чтобы по-настоящему. И вообще... вдруг у тебя самой все получится.
  - Меня всё достало. Так, ты... - Она и сама не заметила, как легко избавилась от уважительного 'вы'. - Если ты немедленно мне всё не объяснишь, клянусь богом, я сама тебя прикончу.
  - П-ф-ф... - Презрительно фыркнул Вася.
  Что?! Ах так?! Не поверил? Ну, так получи! Мариса выхватила из костра пылающую головешку и ринулась на обидчика. Вася неуклюже завалился набок и стал на четвереньках пятиться от костра.
  - Эй, эй! Полегче, - Он выставил руку, заслоняясь от огня. Мариса вдруг ощутила, что не может сделать и шагу. - Не подходи!
  А Мариса уже и не подходила. Ноги неожиданно увязли в песке чуть не по колено и продолжали погружаться. Она в недоумении выронила горящую корягу.
  - Что происходит!?
  - Это я тебя так... - Вася облегченно вздохнул, а погружение Марисы остановилось. - Прости. Я ж не знал, что ты так отреагируешь...
  Мариса попыталась выдернуть ноги из песка, но тот стал неожиданно плотным.
  - Руку дай, - Мрачно буркнула она.
  - А ты буянить не будешь?
  - Посмотрим. Зависит от твоих объяснений.
  - Да я не за себя перепугался, а за тебя... - Вася отряхнул руки от песка и таки помог Марисе выбраться из песчаной ловушки. - Смерть внутри синтетического мира - это не страшно, просто неприятно. Но я бы пока снова подключился, с тобой тут мало ли что могло произойти.
  Они снова уселись возле костра. Мариса продолжала смотреть на оболтуса исподлобья. Вася не стал садиться по-турецки. Похоже опасался, что опять не сможет оперативно вскочить.
  - Свалить отсюда можно или самостоятельно, или экстренно. Самостоятельно - это надо уметь, а смерть - это один из вариантов экстренного случая.
  - Один из?
  - Ну, да. Второй вариант - когда лимит исчерпаешь. Но в твоём случае лимит ещё не определен. Ты же тут первый раз.
  - И что будет, если я его достигну?
  - Мы это... - Вася смущенно потупил глаза и, заметив брошенную корягу, вернул её в костер. - Точно не уверены, но есть мнение, что мозги, они того... спекутся.
  - Зашибись перспективы, - Зло прошептала Мариса. - И он ещё будет меня убеждать, что никаких инструкций по безопасности читать не нужно.
  - Ну, новеньких у нас немного, - Невозмутимо пожал плечами Вася. - А для повторных погружений все нештатные ситуации продуманы. Кто-ж знал, что ты кидаться на людей станешь?
  - Ладно! - Мариса встряхнула головой, отгоняя мысли о том, что без Васи досидела бы тут до пресловутого лимита и на всю жизнь могла остаться овощем. Только уже там, в реальном мире. - А с песком, это что было? В чём фокус?
  - Да нет никакого фокуса, - Вася с облегчением улыбнулся. - Есть эти, как их... дополнительные административные возможности. Каждый такой фокус - отдельный модуль в программе. Тебе кстати и надо научиться пользоваться стандартным модулем возврата.
  Вася сменил позу на более удобную. Мариса старалась удержаться и не перебивать. Похоже, что Вася таки сподобится на пояснения.
  - Запускается сигналом. Мозговым. Только есть загвоздка: чтоб не путаться, сигнал настроили такой, что не используется в обычной жизни. В общем, если сосредоточишься - то почувствуешь, будто у тебя есть... Ну, вроде часть тела лишняя. Нога там третья или рука.
  Такой ахинеи в своей жизни Марисе слышать не приходилось. Наверняка есть более научные объяснения, но от Васи их ждать бессмысленно.
  - Я ничего не чувствую, - Буркнула она. - А попроще нельзя было придумать?
  - Можно, - Вася хищно улыбнулся и провел ребром ладони по горлу.
  Отчаявшись понять, Мариса решила просто довериться и закрыла глаза, пытаясь представить эту третью руку или ногу. Безуспешно. Только холодок в животе от осознания, что времени на освоение не так уж и много.
  Ла-а-адно, и не с таким справлялась! С чем именно 'не таким' в данном случае не важно. Главное себя подбодрить и не распускать нюни. Чувство страха мешало и в то же время подстегивало. Обостряло восприятие.
  Так. По порядку: это левая рука, это - правая. Пальцы. Шея. Даже уши. Она перебрала всё, но ничего незнакомого не чувствовала. Круг за кругом. Уже сбившись со счёту и почти поддавшись панике, она словно запнулась.
  Вот оно! Ощущение такое, как если во сне отлежала бы руку и сейчас пыталась ею пошевелить. Рука есть, но не слушается. Только, конечно, это была не рука. Что-то ещё, совершенно незнакомое.
  - Я, кажется, нашла, - Мариса открыла глаза. - Что дальше с этим делать?
  - Ну, это... Тяни. Или толкай. Короче, шевели как-нибудь.
  Легко сказать. Мариса чувствовала себя ужасно неуклюжей. Попытки шевелить новообретённой частью тела никак не давались. Обычные, давно знакомые руки и ноги шевелились, а нужная часть никак. Всё тело пыталось помочь ей сдвинуться с мёртвой точки. И старания не пропали даром. Когда ей удался этот шаг, всё повторилось. В точности как после укола там, в настоящем мире. Пропали отблески костра, пропал и шум моря.
  
  ***
  
  Снова кружилась голова и к горлу подкатывал ком, но к этому Мариса как-то была готова. Морально. Физически все обстояло не так хорошо. Безумно хотелось спать. Первые минуты после отключения от синтетического мира она ещё держалась. Эйфория от того, что у неё получилось. Миллион новых вопросов. Но, стоило Васе довести её до некоего подобия кафетерия, как она стала безбожно клевать носом. Рыжий чувствовал себя как ни в чём не бывало. Укутал её непонятно откуда добытым пледом и, сунув в руки огромную кружку дымящего кофе, скрылся в неизвестном направлении. Так она и сидела с тех пор. В полудрёме медитируя над кружкой.
  - Вы позволите?
  Мариса не заметила, как в кафетерии появился кто-то помимо неё. Рядом со столиком стоял парень, несмотря на погоду одетый в свитер с высоким горлом. Лёгкая улыбка на небритом лице и смешливый взгляд из-под очков в тонкой оправе. Очки? И этот - любитель старины. Она даже не была уверена, что не спит в данный момент и рассеяно кивнула на свободный диванчик напротив.
  - Новое лицо в нашем захолустье. Это всегда неожиданно. Меня зовут Алекс.
  - Мариса, - Она сделала глоток почти не тронутого кофе. - Вы простите, я никудышный собеседник. Спать хочу безумно.
  - Если вы проходили проверку потенциала, то я ещё удивляюсь вашей стойкости. Сэм проверял?
  - Что, простите?
  - Я спрашиваю, кто с вами подключался. Обычно это делаю я или Сэм.
  - Нет. Наверно вы оба были заняты. Иван Юлианович пытался с кем-то соединиться, а потом вызвал Васю.
  - Надо же, - Хмыкнул новый знакомый. - Хоть чему-то полезному 'домового' научили.
  - Почему 'домового'? - На автомате поинтересовалась Мариса.
  - Да так. Местный фольклор, - Алекс улыбался собственным мыслям, но под внимательным взглядом Марисы вынужден был пояснить. - Он с дедом жил здесь раньше. До того, как построили центр. Дед переезжать не хотел, а Вася деда бросать. Вот им и нашли занятие.
  - Понятно, - Теперь и Мариса улыбалась собственным мыслям. Ей очень многое в поведении Васи стало понятно. - А вы, значит, один из тех самых 'асимов'?
  - Угу. Тех самых.
  - У меня было столько вопросов. А Вася толком не смог ответить, - Мариса как могла сдерживалась, но всё-таки зевнула. - Простите, такой длинный день выдался.
  - В таком состоянии домой ехать нельзя. Если хотите, можете остаться у нас в гостях. Здесь коттеджи неподалеку.
  - Не могу, меня парень... - Договорить она уже не смогла.
  - Дома ждет. Понятно, - Алекс едва успел подхватить кружку с остатками кофе из слабеющих рук. Аккуратно уложил девушку на диване и подоткнул плед. - Ничего. Подождёт, никуда не денется.
  
  ***
  
  Длинный день говоришь? Знала бы ты, девочка, какие у меня бывают длинные дни. Алекс развалился на диване в кафетерии и приглядывал за новенькой, предаваясь собственным мыслям. Девушка свернулась калачиком на соседнем диване.
  С тех пор, как запустили проекты миров по непрерывному циклу, шеф ходил сам не свой. Мрачный. Злой. Раздражительный. Конечно, он не говорил о причине своего плохого настроения, но в их узком кругу старой гвардии все и так знали причину. Непрерывный цикл предъявлял совсем другие требования к тем, кто его обслуживал. Рядовые кураторы проектов не тянули. И это ещё мягко сказано. Даже он сам ощущал себя как выжатый лимон после многочасовых погружений на пределе способностей. Сэму, второму полноценному асиму корпорации, приходилось не слаще. Что уж говорить о кураторах, лимит которых ограничивался минутой, может двумя.
  Всего два таких мира и оба асима загружены так, что ничего сверх того уже им не поручишь.
  Из задумчивости Алекса вывел резкий звук. Нога в грубом солдатском ботинке настежь распахнула дверь в кафетерий. Мариса на своём диванчике заворочалась, но, слава богу, не проснулась. Хозяина ботинок Алекс знал слишком хорошо и даже не обернулся.
  - Привет, Сэм.
  - Виделись уже, - Буркнул мужчина в камуфляжных штанах и черной армейской футболке.
  - И как ты всегда помнишь?
  - У меня календарь есть.
  Алекс усмехнулся. Что-что, а помнить какой сейчас день в реальном мире, пожалуй, самое бестолковое знание. При их то работе. Вот и сейчас, если верить Сэму, они уже виделись утром. По ощущениям самого Алекса прошёл минимум месяц. И так каждый день.
  - Новенькая? - Сэм уверенным шагом пересёк кафетерий и стал что-то искать в шкафчике под барной стойкой.
  - Да. Похоже, мы с тобой заняты были и Юлианыч Васю привлёк к проверке.
  - Это я знаю.
  - Видел что-ли?
  - Так точно, - Сэм извлек из шкафа аптечку и основательно перетряхивал её содержимое. - Я ему нос разбил. Ты вату не видел?
  - За что?
  - Случайно.
  В дверях показался пострадавший с разбитым носом. Он шествовал, запрокинув голову, со скорбным лицом жертвы репрессий.
  - Этот садист меня покалечил, - Прогундосил Вася. - Алекс, ты повлияй на него как-нибудь. Совсем силу не умеет рассчитывать.
  - А нечего носиться как полоумный!
  - Я, между прочим, по делу носился!
  - Тихо, вы. Девушка спит...
  Спорщики перешли на шёпот и от барной стойки доносились только звуки возни с аптечкой и сдерживаемые проклятия. Через минуту парочка плюхнулась на диваны за столик в другом конце кафетерия. Не найдя ваты, Сэм приспособил пару салфеток и теперь Вася в дополнение к скорбному выражению лица получил два бестолковых клочка бумаги, торчащих из носа.
  - Рассказывай, - Алекс присоединился к друзьям. - Как результаты?
  - Короче... Лимит у девчонки тянет на час. Может даже полтора.
  - Отключилась сама?
  - Да, - Вася попытался отхлебнуть чаю, и тут же пришлось поправлять одну из затычек. - Видели бы вы, как шеф радовался.
  - Могу себе представить, - Алекс оглянулся на спящую девушку. Остальные последовали его примеру.
  Вопросы приёма новых сотрудников шеф всегда решал сам. Находил, обсуждал условия, заключал контракты. Всех всё устраивало. Для работы с мирами обычно подбирались прекрасные специалисты по маркетинговым исследованиям, хоть и в возрасте. С профильным образованием и колоссальным опытом работы, полученным, естественно, до принятия конвенции 'Нетерпимых'. Все они зачислялись на должность кураторов проектов, и ни один из них не дотягивал до уровня асима. И опять же: всех всё устраивало. Ровно до тех пор, пока шеф не пришел с вопросом 'потянем ли мы третий мир по непрерывному циклу?'. Не потянем. Что тут думать?
  С тех пор прошло больше года, но разговор не забылся и в эту минуту Алекс прекрасно осознавал: идея ещё одного мира не умерла, а девушка найдена шефом совсем по другим критериям. Не на позицию рядового куратора. Первый сторонний человек с таким высоким потенциалом.
  - Шеф не говорил, какие планы насчет неё?
  - Мне, нет. Только это... Просил быть любезными.
  - Ясно, - Резюмировал Алекс. - Подождем, пока проснется, и будем любезными.
  
  ***
  
  Мариса никогда не испытывала проблем с пробуждением. Ей не было знакомо непреодолимое желание понежиться в кровати ещё пять минуточек. Не было и такого, что 'без кружки кофе я не человек'. Даже если спать довелось всего час или два. Даже если перед этим сутки напролёт провела вне постели. Да, настроение не ахти, но организм не устраивал по таким поводам бойкотов. Вот и сейчас проснулась она легко, и для осознания того 'где я? что я здесь делаю?' понадобилось всего несколько секунд.
  Затекшие ноги, испорченная прическа и след от обивки дивана на щеке. И это всё итог собеседования, на котором ей предложили работу мечты? Ужас! Мариса оглянулась в надежде, что свидетелей позора поблизости нет. Ошиблась: есть. Сидят за дальним столиком.
  - Доброе утро, - Мариса затравленно озираясь, подсела к компании мужчин.
  - Доброе. Только не утро. Вы проспали часа три, не больше.
  - Я не знаю во сколько заснула... Проще думать, что утро. Можно кофе?
  Вася метнулся к бару, а за столиком с ней остались двое. На столе валялись непонятные схемы, нарисованные от руки на салфетках. Перед Алексом возвышалась пирамидка из кусочков сахара. Ребята явно убивали время, ожидая её пробуждения.
  - Давайте знакомиться, Мариса, - Алекс водрузил очередной кусочек на вершину пирамидки и, удовлетворенно окинув взглядом шедевр, отряхнул руки. - В данный момент вы видите перед собой старожилов корпорации. Меня зовут Алекс. Ну, да вы, наверно, помните.
  - Меня - Сэм, - Вставил мужчина в чёрной футболке. Он изучал её цепким взглядом и, вспомнив о сбившейся причёске, Мариса покраснела. Как девчонка.
  - Васю вы и подавно должны уже были узнать.
  - Очень приятно, - Мариса благодарно кивнула и взяла из рук Васи дымящуюся кружку ароматного кофе.
  - Я помню, вы говорили про много вопросов. Не передумали спрашивать?
  - Не передумала. Только я не знаю с чего лучше начать, - Мариса помедлила, выводя ложкой замысловатый узор по поверхности кофе. - Я хочу знать всё. Что за жидкость мне вкололи? Что такое эти ваши миры? Сколько их? Сколько вас? Асимы. Лимиты. Всё!
  - Вася, ты что, совсем ничего не объяснял?
  - Почему?.. Объяснял, - Растеряно пожал плечами рыжий. - Как мог.
  - Ладно, короткий ликбез. Надеюсь, многие вопросы отпадут сами собой.
  Коротким получившийся ликбез можно было назвать с большой натяжкой. Алекс распинался не менее часа. Очень основательно, с яркими образами и сочными метафорами. Поток информации мог бы литься и дольше, захватывая все смежные области, но скупые ремарки Сэма возвращали оратора к сути обсуждаемых вопросов. Мариса уже и не рада была своему желанию узнать всё и сразу.
  История 'Ответа', со слов Алекса, насчитывала лет восемь плодотворных исследований. Ещё столько же шеф работал до корпорации на военных. Занимался моделированием реакций этнических групп, проживающих в зонах военных конфликтов. Проект со скандалом прикрыли после одного прогноза, который, мягко скажем, не оправдался. Все сотрудники и программные наработки оказались за бортом государственного финансирования, а сам шеф долго переживал неудачу. Копался в алгоритмах. Поддерживал связь с бывшими подчиненными, которые худо-бедно нашли себя на гражданке. В конце концов, провалу нашлось логичное объяснение, и шеф воспрял духом. Все прогнозы пошли псу под хвост из-за наличия в исследуемой группе харизматичного лидера и его влияния на сознание серых масс. Ни один алгоритм такого, естественно, не учитывал, выдавая 'среднюю температуру по больнице'.
  День, когда было принято решение возобновить исследования на базе новых алгоритмов, можно считать днём рождения синтетических миров. Не сразу, но было найдено финансирование. Нашлась работа для некоторых старых коллег. Привлекли и специалистов из смежных областей. Программистов. Инженеров. Историков. Психологов. Даже дизайнеров компьютерных игр. Пакт 'Нетерпимых' как нельзя кстати расчистил очень прибыльную делянку маркетинговых исследований. Примерно к тому времени был закончен первый синтетический мир, который впоследствии назвали 'архивным'. В общих чертах он повторял историю реальной Земли.
  А примерно за пять лет до этого стало понятно, что население синтетического мира, предоставленное само себе, развивается обычно 'не туда'. И такое непредвиденное ответвление в истории гарантированно приводило к глобальному катаклизму и зачастую к полному самоуничтожению разумных. Сначала боролись регулярным созданием промежуточных копий: так называемых исторических срезов. Помогало, но слабо. Потом кто-то пошутил про 'стадо без пастыря' и из шутки родилось решение. Так появилась должность асимов. Людей, которые контактировали с мирами и их обитателями напрямую, выполняя по сути роль богов.
  - Так, а сколько всего миров?
  - Самих миров - не знаю. Мы лабораториями считаем. Одна 'архивная'. Шесть штук по дискретному циклу и две по непрерывному.
  - А я? - Вмешался обиженный Вася.
  - Ну, да. И еще одна тестовая.
  - И чем они отличаются? Дискретные от непрерывных. Про тестовый я, пожалуй, догадываюсь.
  - С дискретными всё просто, - Алекс стал загибать для наглядности пальцы. - Получаем заказ. Берём нужный исторический срез из архивного мира. Стартуем. Кураторы отрабатывают сколько необходимо для получения результатов. Мир в утиль. Результаты заказчику. Машину под следующий проект.
  - Понятно.
  Мариса сидела над очередной кружкой и пыталась разложить по полочкам полученную информацию. От кофе уже изрядно мутило, и желудок требовал чего-нибудь съестного. Она уже собиралась пересилить себя и налить новую порцию бодрящего зелья, как её коммуникатор издал сигнал входящего сообщения. Мариса даже вздрогнула от неожиданности. На экране значилось короткое 'Ты где?' от Фила.
  - Господи, который час? - Задумчивость как рукой сняло. - Похоже, я засиделась.
  - Примерно восемь вечера.
  - Ужас! - Мариса вскочила и заметалась в поисках сумочки. - А вы что, домой не собираетесь?
  - Мы уже дома, - Развел руками Алекс, а Вася сдавленно хихикнул.
  Ну да. Они же асимы и живут на территории центра. А вот как ей в такой поздний час добираться до города?
  - Я подброшу, - Уловил ход её мыслей Сэм. - Заодно дочку проведаю.
  - Спасибо, - Ей, наконец- то удалось выудить сумочку из-под пледа. - А ваша семья живёт не с вами?
  Сэм проигнорировал вопрос, только желваки заходили. Он встал из-за стола и, направившись к выходу, бросил:
  - Жду вас на парковке.
  - Знаете, Мариса, - Алекс дождался, пока за Сэмом закроется дверь. - Это болезненная тема.
  - Но что я сказала не так?
  - Каждый из нас в своё время столкнулся с дилеммой: работа или личная жизнь. Выбор сделан. Я не знаю, верный он или нет, но совместить эти вещи, ни одному из нас не удалось.
  - У миллионов людей такие-же проблемы, - Мариса растеряно смотрела на дверь, за которой скрылся Сэм. - И ничего, совмещают.
  - Совмещают. Но мы работаем больше двадцати четырех часов в сутки. И это не метафора. Думаете легко запомнить, что обещал пойти с ребенком в зоопарк на выходных, когда субъективно выходные наступят через полгода?
  - Мне кажется, это надуманная проблема, - Неуверенно пробормотала Мариса.
  - Поверьте, мы старались.
  Мариса перевела взгляд на Васю в поисках поддержки, но тот просто пожал плечами.
  Скомкано попрощавшись, она еле догнала Сэма в одном из коридоров корпорации. Весь дальнейший путь прошёл в напряженном молчании. Взгляд Сэма потеплел только на подъезде к городу. Он на минуту выскочил из машины в круглосуточный супермаркет и вернулся с плюшевым медведем под мышкой и остаток пути улыбался собственным мыслям.
  - Вот здесь налево и, пожалуй, всё. Спасибо, что подвезли.
  - Да не за что, - Сэм окинул взглядом уютный переулок, где Мариса с Филом снимали квартирку. - Передавайте привет бойфренду.
  - Обязательно. А вы дочке.
  Вырвалось машинально и Марисе показалось, что она опять сказала лишнего. Сэм задумался буквально на секунду, но ничего не ответил. Только подмигнул ей и ударил по газам.
  
  Глава 8
  
  Бой всё никак не начинался. Отлаженный механизм приёма ставок оказался не готов к такому повороту событий. Пришлось ждать, пока Пепел раздаст все указания по поводу коэффициентов. Потом - пока подручные букмекера разберутся, какие бирки на какой исход выдавать, чтоб не возникло путаницы. Сами ставки тоже принимали не быстро. Азартные игроки не сразу осознали, как воспользоваться такой возможностью. И нет ли здесь какого подвоха.
  Всё это время Гром буравил неказистого противника тяжелым взглядом. Такую наглость со стороны иннола, как одна только мысль о победе, он явно не намеревался спускать с рук. Сам Крэйвен уже перешел ту грань, когда имеет смысл бояться. Теперь он воспринимал происходящее как будто со стороны. Вроде и не ему сейчас биться с на две головы превосходящим соперником. Взгляд скользил по толпе, выхватывая отдельные картинки. Улыбку гардахарца. Ему улыбается или собственным мыслям? Поди разбери... Прищуренный взгляд Зафира на каменном загорелом лице. Горящие неподдельным интересом глаза кузнеца. Пришёл в себя? Молодец. Крепкий малый. Видать не захотел уходить и, повиснув на плече у одного из товарищей, отмахивается от увещеваний заплаканной подруги. Блохи не видно, но и досталось-то ему покрепче.
  Витающий в облаках Крэйвен чуть было не пропустил момент, когда начался отсчёт. Гром же не был намерен терять ни мгновения. Несущаяся на иннола туша мигом вывела его из оцепенения. Началось!
  От первого удара Крэйвен легко отпрыгнул. Но, вопреки ожиданиям, тяжелый с виду Гром не терял напора. В его движениях чувствовалась уверенность. За годы боёв у сержанта городской стражи и по совместительству лучшего бойца турнира праздника 'Схода снегов' набралась обширная практика. И богатый арсенал приёмов именно против шустрых бойцов. Никаких тебе тяжелых ударов. Всё больше загребающие движения. Да так, что рука проносится в одну сторону, а, не встретив препятствий, моментальный удар локтем в обратную. Или ещё какая каверза. Не поднырнешь, не проскочишь. Крэйвен уже пару раз схлопотал в затылок такие 'подарки'. Не сильно, но крайне неприятно. Барабан наверняка и первой дюжины не отстучал, а пришлось уже и поваляться, и вкус собственной крови испробовать. Постоянные попытки Грома ухватить соперника, ни к чему не привели. Только рубаха по всем швам разошлась, и болталась теперь бесполезными лохмами.
  Скорость, которой хвалился Крэйвен, в защите не помогала. Атаковать пока тоже не получалось - всё приноровиться к сопернику не мог. Где-то на краю сознания слышались восторженные возгласы зрителей, а пространство вокруг заполонил Гром. Огромный, волосатый, с удушающим запахом пота. Куда не ткнись - везде он.
  Мгновения передышки и Крэйвен осознал, что стоит на самом краю помоста. Духи глубин! Нельзя давать себя загонять в угол. Тогда точно никаких шансов. Он рванул вперед, до того, как Гром успел замахнуться. Рука гиганта прошла в опасной близости, но расслабляться было рано. Крэйвен ощутил резкий рывок назад и треск разрываемой ткани. Остатки рубахи остались в руках у Грома, а иннол кубарем откатился на противоположный край площадки.
  Противоположный. Ха! Долгожданный простор для манёвра. И это уже шанс атаковать самому. Не успев толком встать на ноги, Крэйвен ринулся на противника. Скорость и напор сделали своё дело. Тем более, что для соперника такой маневр оказался сюрпризом. Прыжок и серия ударов: один в челюсть, один куда-то наугад в корпус и, уже приземлившись, локтем чуть повыше колена. После такого удара соперник просто обязан хромать. Но если 'как атаковать' Крэйвен успел продумать, то 'как отступить' после этого - даже не начинал. Серия ударов вышла прекрасная, но недостаточно сильная, чтобы свалить такого как Гром. Враг оказался слишком близко и слишком озлоблен.
  Мир вокруг закружился каруселью. Мгновение и Крэйвен понял, что перед ним разъяренное лицо Грома, а сам он зажат в клещи. Где-то в районе рёбер больно впилась бляха от кожаного перекрестья. Огромные ручищи, словно пресс выжимали из легких остатки воздуха. Крэйвен попытался нанести удар головой - единственной свободной частью тела, но соперник оказался к этому готов. Перед глазами стали расползаться тёмные круги, а сознание проваливаться в бездну. В голове пульсировало: 'Притвориться. Притвориться, что без сознания, пока это не стало правдой'. Крэйвен закатил глаза и затих, безвольно повиснув в объятиях Грома. Кто-то из зрителей, совсем рядом от помоста крикнул:
  - Гром, давай коронный!!!
  - Давай, размажь его... - поддержали первого оратора.
  После этого в толпе перестали считать, а дружно начали скандировать 'Гром! Гром! Гром!'.
  Крэйвен почувствовал, что тиски слабеют. Но вместо попытки вырваться его хватило только на судорожный вдох, а в следующее мгновение он оказался уже высоко поднят над головой Грома. 'Сейчас меня действительно размажут!' пронеслось в голове. Перед глазами снова всплыл образ Блохи с обвисшей рукой. Нет! Не позволю... Крэйвен уже не притворялся потерявшим сознание. Дёрнулся, но безрезультатно. Тыхран фарага! Последний шанс не остаться инвалидом - это удачное приземление. Вот только с удачей в последнее время сплошные нелады.
  Гром кружил по помосту, держа свою жертву на вытянутых руках. Так, чтобы и в самых дальних рядах видели. В голове у Крэйвена крутилась одна и та же мысль об удачном приземлении. Как мантра. Как молитва. 'Сгруппироваться... погасить удар, перевести в другую плоскость... откатиться в сторону'. Он в мельчайших деталях видел, как именно произойдёт падение.
  'Сгруппироваться... откатиться! Сгруппироваться... откатиться!'.
  Где-то внутри зародилось незнакомое чувство, будто тетива натягивается. И с каждым повтором она становилась всё туже и туже.
  Когда земля ринулась ему навстречу, Крэйвен отпустил 'тетиву' и тело само повторило всю последовательность спасительных движений. Голоса вокруг стихли. Изображение будто размазалось. Но он не обратил на такую мелочь внимания. Мало ли на какие ещё выверты способно сознание после такого падения.
  Запнувшийся было барабан, продолжил отсчет. Бой ещё не окончен. Рано радуешься, образина.
  Их разделяли несколько шагов, но сейчас Крэйвену казалось, что это пропасть. Пока Гром будет её преодолевать, у него есть мгновения отдыха. Такого необходимого отдыха.
  Или лучше снова попытаться атаковать самому? Он с удивлением обнаружил, что 'тетива' внутри никуда не исчезла. Просто ослабла. Что ж, смог вымолить удачное приземление, а ну как ещё раз получится. Один удар... Чтоб разом и наповал. Да ну, глупости. Тут тараном нужно бить, чтоб наверняка.
  Выбора нет, и Крэйвен решил довериться обретенному союзнику внутри себя. В голове прокручивалась последовательность шагов. Тетива послушно стала натягиваться.
  'Шаг сюда, потом сюда... прыжок... изогнуться... и двумя ногами в челюсть'. Собственное тело вместо тарана. Обязано получиться.
  Повторить! Ещё раз повторить.
  Мгновения, что заняли эти мысли в голове Крэйвена, понадобились Грому, чтобы придти в себя. Он не был бы столько лет подряд лучшим, если бы позволял себе мысли, вроде 'Как этот задохлик умудрился вывернуться?'. Сначала добить, потом думать. И сержант не собирался затягивать.
  Сейчас! 'Тетива' натянута до предела и противник уже набирает ход. Ещё шаг и выверенная последовательность будет неактуальна. Крэйвен сорвался с места и крики толпы снова стихли. Будто в воду нырнул, только двигаться легко. Соперник замер, словно не замечая опасности. Его взгляд устремлен куда-то за спину. Туда, где Крэйвен был пару мгновений назад. Так даже проще.
  Ноги впечатались в челюсть Грома в точности как во время мысленных повторений. А ощущения - будто на стену налетел. По измученному телу прошла волна боли. Вернулось ощущение реальности. Падение с такой высоты не входило в расчеты Крэйвена. А зря... Почти плашмя рухнув на помост после тщательно продуманного удара, он сдавленно застонал. И без того мятые Громом рёбра приняли на себя всю массу тела. Если удар не вырубил Грома, то ничего больше предпринять не удастся.
  Тяжело откатившись в сторону, Крэйвен бросил взгляд в сторону соперника. Тот лежал неподвижной громадой и не подавал признаков жизни. Повезло!
  Барабан перестал выводить свой ритм и где-то, в притихшей от изумления толпе, прозвучало восхищенное 'Молния!'. Но Крэйвену было не до того. Он лежал на спине, раскинув руки, и с упоением созерцал чистое весеннее небо. Кто бы мог подумать... Получилось.
  Где-то рядом послышались осторожные шаги. Нужно бы повернуться, но так не хочется.
  - Похоже, в этом бою... ничья, - Пепел был не похож на себя. В голосе поселились нотки неуверенности. - Все ставки на победу иннола будут возвращены. По ставкам на время, будем считать, что он продержался.
  Как только речь зашла о деньгах, у Крэйвена вырвался нервный смешок. Исковерканное тело не слушалось, но Крэйвен пересилил себя и приподнялся на локте.
  - Врешь, букмекер, - Превозмогая дикую боль в груди и периодически покряхтывая, он встал на ноги. - Я, конечно, крепко побит, но ещё в сознании. Моя победа.
  Пепел уставился на покачивающегося Крейвена будто на приведение. Из ступора его вывел крик из толпы:
  - Молния завалил Грома!
  Симпатия зрителей переметнулась от фаворита к претенденту с умопомрачительной скоростью. Ещё совсем недавно они выводили 'Гром! Гром!', а теперь кричат 'Молния! Молния!'. Только сейчас Крэйвен понял, что ему дали прозвище на манер того, как обычно друг друга называют коренные жители Нейрунга.
  Получивший в столь странных условиях новое имя, он стоял и купался в лучах недолговечной славы.
  - Ты обещал дюжину нависов. Я думаю самое время.
  - Зачем торопиться? - Пепел бросил взгляд на неподвижно лежащего Грома, а на лице отражался бурный мыслительный процесс. - Пепел держит обещания, будь уверен. Просто сейчас у меня нет такой суммы сразу...
  - Мне кажется, что кто-то врёт, - Крэйвен обращался к благоволящей в этот момент ему толпе. - Врёт, как думаете?
  'Врёт!!!'
  'Плати обещанное, скряга...'
  'На нас то, поди, больше заработал.'
  Боги сегодня были не на стороне Пепла. Без поддержки горы мускулов в лице Грома, букмекер выглядел совсем жалко.
  - Не вру, - Он безуспешно пытался утихомирить народ, но его сейчас никто не собирался слушать. Пришлось вмешаться Крэйвену. На его просьбу отреагировали мгновенно. - Все деньги в обороте. Мне надо ещё платить по сделанным ставкам. При себе только то серебро, что обещал претендентам. Ну, еще пару скутумов сверху.
  Даже в состоянии шока, Пепел чувствовал, где у толпы слабое место. Упоминание выплат по ставкам охладило пыл сторонников иннола. Если выбирать между 'получить самому' и 'порадеть за справедливость', многим долго думать не надо. Крэйвен тоже почувствовал, что надо брать здесь и сейчас сколько дают. Остальное выколачивать как получится.
  - Давай сколько есть. На остаток пиши расписку.
  В карман Крэйвена перекочевало пять хаст серебром, одна спата* и шесть скутумов и расписка еще на девять нависов с мелочью. Скептически оглядев лохмотья, что остались от рубахи, он махнул рукой. С выигрыша можно позволить себе новую. Теперь бы найти костоправа и крепкую выпивку.
  
  * Спата - серебряная монета империи, равна 3 скутумам.
  
  Глава 9
  
  Машина Сэма скрылась за поворотом. Вечерний воздух приятно холодил после насыщенного дня. Мариса бросила взгляд на окна их с Филом квартирки на третьем этаже. Свет горит. И на кухне горит и в гостиной. Сколько раз пеняла за дурацкую привычку, а всё без толку. Она представила, как в тёплой уютной квартире её ждет любимый. Как она сейчас огорошит его сногсшибательной новостью, и он порадуется за неё. Будет гордиться её успехами.
  Легко взбежав по ступенькам, Мариса замерла перед дверью. Из квартиры приглушенно доносились звуки музыки. Открыв дверь своим ключом, она зашла в прихожую. Отсюда, от входной двери отлично было видно гостиную. Фил развалился на диване и смотрел музыкальный канал.
  - Привет, дорогой.
  - Ну и где ты была?
  Он даже не встал, чтобы встретить её. Где-то на задворках сознания начало скрести нехорошее предчувствие громкой ссоры.
  - Не сердись, милый, - Мариса скинула плащ и скакала на одной ноге, избавляясь от туфель. - Я не рассчитывала, что так задержусь.
  - Мне пришлось сказать, что не знаю, будем ли сегодня в клубе, - Фил всё так же с каменным выражением лица глядел в телевизор. - Ребята расстроились.
  - Нет, давай сегодня не поедем. Я вымоталась, сил нет.
  - И где же ты успела вымотаться?
  Фил наконец-то выключил телевизор и посмотрел на неё. Мариса отчётливо представила, что именно так все и начиналось у Сэма. Неужели у неё с Филом будет также? Ничего подобного. Уж она постарается. Не для того столько лет добивалась его внимания.
  - Та курсовая, что ты помог сделать, помнишь?
  Так, пусть почувствует причастность. Пусть считает, что здесь и его заслуга есть.
  - Ну?
  - Профессор Нефёдов отправил её на рецензию в 'Ответ' и они решили со мной пообщаться.
  - Они работают по ночам?
  - Нет, конечно, просто общение затянулось. Мне предложили работу.
  Фил не просто смотрел на неё. Он буравил её взглядом, и Марисе стало не по себе. Прическу так и не удалось привести в порядок после сна на диване в кафетерии. Очень некстати. Она машинально провела рукой, пытаясь пригладить растрёпанные локоны. Сейчас отвесит едкий комментарий на этот счет. Ну, скажи что-нибудь. Что ты молчишь?
  - Ты отказалась, - В его словах не было вопроса.
  - В смысле? - Сердце Марисы выводило неровный ритм. - Разумеется, согласилась.
  - Мне казалось, мы договорились: после диплома едем на год смотреть мир. Ты и я. Вместе. И как ты намерена работать, когда мы уедем?
  О господи! Неужели детские мечты потратить год впустую имеют какое-то значение? Мариса, конечно, помнила, как они выбирали маршрут. В шутку, но отчаянно спорили о том, какие именно страны посетят. Но ведь люди строят миллионы таких планов, которым никогда не суждено сбыться. Почему именно сейчас? Мариса застонала не в силах удержать отчаяние.
  - Фил, это серьёзная работа. Я думала, ты будешь мной гордиться.
  - А я думал, что ты будешь со мной советоваться!
  - Ты не понимаешь. Я мечтала... Нет, я даже и не мечтала работать в 'Ответе'. Я просто не могу отказаться.
  - Вот как? Не может она. А я не могу позвонить отцу и сказать: 'Спасибо, но денег не надо. Мы никуда не едем'. Чем ты хоть заниматься там будешь? Секретарша? Курьер?
  - Курьером? - Мариса просто опешила. - Я?
  Неужели Фил столь низкого о ней мнения? Или просто срывает злость? Ей хотелось всё-всё ему объяснить. Но, стоило только подумать об этом, как в памяти отчетливо всплыли строки подписки о неразглашении.
  - Я буду работать с источниками данных, - Такая формулировка показалась Марисе достаточно нейтральной.
  - Это с теми, что незаконные? О! Прости, законными пока не поймают. Я буду носить тебе передачки.
  - Там всё законно.
  - Д-а-а? И как же?
  - Прости, это секретная информация, - Голос дрожал. Марисе безумно хотелось зарыться в подушки и плакать. - Я подписала бумаги о неразглашении.
  - Вот как? Оказывается, между нами теперь есть секреты?
  Она закусила губу. Фил, ну почему ты так со мной? Это несправедливо. Сегодняшний день должен был стать одним из самых счастливых в её жизни. Фил уже нависал над ней, а по щеке катилась предательская слеза.
  - Что молчишь?
  - Это не мои секреты.
  Фил не стал продолжать разговор. Просто накинул куртку и ушёл. Мариса даже не нашла в себе силы спросить куда. Входная дверь хлопнула. Словно выстрел, который одним махом подвёл черту под её казавшейся ещё вчера счастливой жизнью.
  
  ***
  
  Ближе к пяти-шести утра любой ночной клуб превращается в место, где ещё звучит музыка, но на танцполе вяло двигаются только самые стойкие. В состоянии, близком к сомнамбулическому. Сидя за барной стойкой и наблюдая именно такую картину, Фил заливал свое горе пивом. Бармен, миллионы раз видавший людей в похожем состоянии, не докучал вопросами. Просто выставлял очередную кружку, если предыдущая заканчивалась.
  - Ой, Фил. А я смотрю, ты это или не ты, - Прощебетало юное создание в коротком лазоревом платье, сплошь усыпанном блёстками.
  - Ну, я... - Мрачно выдавил Фил. - Привет, Валери.
  - А мы были вон за тем столиком, в углу. Ребята сказали, что тебя, скорее всего не будет. Ты давно здесь? Мы так здорово посидели. Алёна с Мелманом приходили. И Гиббс был. Ты не представляешь, оказывается он...
  Валери тараторила, даже не утруждая себя делать паузы.
  - Я видел вас, - Еле вклинился в этот поток Фил.
  - Почему не подошёл? Ой, я же тебя не познакомила с моим новым парнем.
  Фил повернул голову в сторону, куда махнула Валери. Со стороны гардероба к барной стойке направлялся крепкий парень с короткой стрижкой светлых волос. Через левую руку он перекинул лёгкое женское пальто, а в правой держал вычурную дамскую сумочку.
  - Знакомьтесь, это Марк, а это Фил, - Парни скупо пожали друг другу руки. - Кстати, а где Мариса?
  - Дома.
  - А почему она не пришла? Зря вы к нам не присоединились. Она не заболела? Может быть, у вас что-то случилось?
  Фил молчал. Он даже не смотрел в сторону Валери.
  - Детка, я думаю, Фил хотел бы побыть один. Пойдём, нам пора.
  - Но, Марк. Я хочу всё знать. Вдруг это важно?
  - Вэл, человек не будет сидеть один весь вечер, если ему есть что рассказать. Оставь его в покое.
  - Нет, - Настаивала Валери. - Если что-то случилось, я должна узнать обо всём первой.
  - Она нашла работу, - Не выдержал Фил. - Похерила кое-какие совместные планы. Короче, поссорились мы.
  - Вот видишь? - Валери бросила победный взгляд на Марка. - Это важно! Ну, рассказывай.
  Марк присел на соседний стул и заказал пива, видимо подозревая, что это надолго.
  - Да, что тут рассказывать? Препод по маркетингу её сосватал в 'Ответ', - Не стал запираться Фил. - Её взяли. Отказаться от работы она не хочет. Поездка после диплома отменяется. Мы поссорились.
  Марк поперхнулся пивом на слове 'Ответ', но промолчал. Фил не стал развивать тему.
  - Это всё? - Не выдержала Валери.
  - Всё!
  - Так, детка. Всё, значит всё, - Марк отставил едва начатый бокал и чуть не силой потащил Валери к выходу. - Поехали.
  Девушка отчаянно сопротивлялась, но силы были не равны. Фил проводил их взглядом до двери. Марк оставил Валери у зеркала перед входом, а сам вернулся к бару. На стойку легли купюры за недопитое пиво.
  - Долго тут ещё будешь? - Спросил Марк, не поворачивая головы в сторону Фила.
  - Не знаю. Может до закрытия.
  - Я через полчаса вернусь. Есть разговор.
  
  ***
  
  'Моё сердце обливается кровью, когда я вижу, как эти пиявки высасывают последние соки из простого народа. Как на бюджетные деньги возводятся хоромы и покупаются дорогие авто. Я не умею, как они красиво врать про прекрасное завтра. Я умею работать. Сегодня!'
  Раскрасневшийся кандидат в мэры неизвестного Марисе городка в одном из синтетических миров уверенно окучивал свою аудиторию. Затесавшись в толпе журналистов, она делала пометки в блокноте. Нужды в пометках не было, но не выделяться же из толпы пишущей братии. Ей нужны 'действенные приёмы'. Пока звучит лишь стандартный набор политических штампов.
  Позаботимся о бедных. Приструним богатых. Накажем казнокрадов. Ничего особо оригинального, хотя исполнение вполне профессиональное. Они говорят, я работаю. О, да! Это по-настоящему оригинальный заход.
  Последние несколько дней слились в мешанину осколков воспоминаний из реальности и погружений в синтетический мир. Новый проект, куда Марису приписали стажироваться, вели два опытных куратора. Ни тот, ни другой не выдерживали подключений дольше полуминуты за раз, и Марисе приходилось подключаться с каждым поочередно. А потом, бесцельно слоняясь по лаборатории, ещё и ждать, когда они придут в себя.
  Шёл третий день проекта. Это если считать, как положено, нормальными человеческими днями. Двенадцатое по счёту подключение и по субъективным ощущениям Марисы - две недели без единого выходного. Ещё на вводном инструктаже ей сказали: 'Набирайся опыта, тебя ждёт большое будущее'. И она набиралась. На самом пределе сил.
  После первых трех подключений перестали 'шалить' органы чувств. После пяти - пропала сонливость в момент отключения. Мариса уже не испытывала дискомфорта, активируя модуль возврата и уверенно покидала мир в назначенное время.
  'Вместе мы победим!!!'
  Сколько патетики. Кандидат завершил свою речь и под шквал аплодисментов лояльных избирателей покинул трибуну. Мариса закрыла блокнот. Заметок не густо, а жаль.
  Заказчик исследования - почти полная копия только что выступавшего. Только из реального мира. Крепкий, хваткий. Выходец из бизнеса. Не желая тратить деньги на предвыборную кампанию впустую, подошёл к делу со всей серьёзностью. Заплатить 'Ответу', в его понимании, было дешевле, чем попробовать наугад и проиграть.
  Когда ей на инструктаже описывали подробности проекта, она не могла отделаться от ощущения, что участвует в грандиозном надувательстве. Что их сейчас прямо здесь разоблачат. Но нет. Из предвыборного штаба по запросу пришёл талмуд с перечнем всех мало-мальски значимых фактов из жизни заказчика. Подробнейший психологический портрет. Видеозаписи его предыдущих выступлений на публике.
  На основе всего этого коллеги Марисы отобрали шестнадцать 'аналогов' в синтетическом мире. На самом деле их было намного больше, но не менее важным было учесть менталитет того социума, где они выдвигались.
  Мариса же теперь собирала 'действенные приемы'. Любые мелочи, которые, по мнению кураторов, помогли аналогам добиться победы.
  - Как успехи? - К Марисе подошёл румяный и с виду очень благодушный дедуля.
  - Не густо, Матвей Матвеич. Ей богу, они все одинаковые.
  - Политики, - Куратор понимающе улыбнулся и развёл руками.
  - И болтают одно и то же. Как только их люди выбирают?
  - Кого-то же надо выбирать.
  Мимо, живым потоком шла толпа корреспондентов и просто активистов. В холле их ожидал бесплатный фуршет. Ещё одна оригинальная идея.
  - Если сегодня успеем отсмотреть оставшихся, какие дальше планы?
  - Отошлём, всё, что нароем в штаб. Пусть учтут при подготовке, - Матвей Матвеевич пожал плечами. - Через пару дней они пришлют готовые тексты на обкатку.
  - Я буду нужна?
  - Ничего сложного, но будет лучше, если поприсутствуешь. И тебе опыт, и мы быстрее сдадим проект.
  - Понимаю, - Кивнула Мариса.
  - Выглядишь усталой. Может, сделаешь паузу?
  - Нет, всё в порядке. Просто скопились долги по учебной части.
  Мариса понимала, что кривит душой и это заметно. Расположение преподавателей, завоёванное предыдущими годами безупречной учебы, так быстро не исчезает. Отсрочку дадут или вовсе за красивые глазки поставят зачёты.
  Отпечаток усталости на лице был совсем по другим причинам. Они расстались с Филом всего неделю назад и с тех пор он не появлялся. Даже не звонил. Пусть первая ночь прошла в слезах, но она сильная девушка. Новая работа, новая жизнь и никаких сожалений. Так бы ей хотелось, чтобы думали окружающие. Но прошлое вновь напомнило о себе буквально час назад. Звонил Фил. Назначил встречу на нейтральной территории. А она даже не знает, что скажет, когда увидит его.
  - Учеба - дело важное, - Матвей Матвеевич сделал вид, что поверил. - Нехватка времени?
  - Вроде того, - Мариса избегала прямого взгляда в мудрые глаза наставника и машинально рисовала каракули в блокноте. - Не то, чтобы прочесть или выучить. Иногда ведь нужно просто время, чтобы в голове всё устаканилось.
  - Х-м-м, развеяться, значит? Ну, на это вообще грех жаловаться. С вашими-то способностями.
  - О чем это вы?
  - Мариса, вокруг настоящий живой мир. Пусть и синтетический. Если бы я только мог находиться здесь дольше, чем требуется по работе... У вас же такая возможность есть. Воспользуйтесь ею.
  - И что я буду делать?
  - Представьте, что у вас выходной. Не знаю... Сходите в кино, театр. Прогуляйтесь в парке. Здесь всё это есть. И не хуже, чем в реальном мире.
  - Не знаю. Глупо как-то.
  - Ничуть. Я бы составил вам компанию, но... - Матвей Матвеевич потёр кончики пальцев друг о друга и поморщился. - Но мне, к сожалению, пора.
  Мариса знала, что зуд в пальцах - это предупреждение. Если твой личный лимит близок, то система даёт знать. Если не прислушаться, то зуд усилится. Если и дальше оставаться подключенным, то просто выкинет из мира по достижению лимита. Очень неприятная процедура, со слов очевидцев. Защитный механизм, так сказать.
  Это знание было голой теорией для неё. Мариса ни разу не была достаточно близка к лимиту, чтобы почувствовать зуд, не говоря уже об экстренном отключении.
  - Прогуляйтесь. Будем считать это вашим официальным заданием на сегодня. Ну что, практикантка, договорились?
  - Если это официальное задание... - Мариса вымученно улыбнулась. - То я прогуляюсь.
  
  Глава 10
  
  Толпа вокруг помоста не унималась. Боёв больше не предвиделось, а расходиться всё равно никто не собирался. Более того, зрители подступили впритык, а ближайшие так и вовсе протягивали руки в надежде коснуться кумира.
  Крэйвен прошёлся по краю, выбирая место для спуска. Где его не разорвут в клочья поклонники.
  'Молния, спускайся. Идём в кабак! Мы угощаем!'
  Молния? Ха! Безумно уставшая Молния - вот он кто. Кабак? Так-то да, идея соблазнительная. Только сначала всё же к костоправу.
  Взгляд выхватил из толпы в первом ряду хитрую улыбку и васильковые глаза с искоркой. Костоправ и выпивка моментально вылетели из головы. О, как много обещают эти глаза. М-м-м...
  Крэйвен присел на корточки, и толпа подалась немного назад. Все, кроме хозяйки васильковых глаз.
  - Привет, красавица.
  - Привет, чемпион.
  - Какие планы на вечер?
  Крэйвен спрыгнул на землю, но продолжить заигрывания не смог. Острая боль, словно нож воткнули под лопатку, заставила ноги подкоситься, и он постыдно осел в грязь.
  - Это я такая сногсшибательная? - Красотка в деланном изумлении вздёрнула бровь.
  - Это точно. Грому до тебя далеко.
  Позорище! Слабак... Такой бой вытянул, а перед девкой в грязь. Крэйвен медленно встал, стараясь не делать резких движений. Каждый вдох отдавался новой порцией боли. Рёбра, будь они неладны. Крэйвен перешёл на частое и неглубокое дыхание.
  - Тебе надо к лекарю, - Уверенно заявила хозяйка васильковых глаз. - А потом в койку и спать.
  - В койке лучше не спать. А ещё лучше 'не спать' вдвоём. Составишь компанию?
  Девица презрительно фыркнула и, мотнув гривой светлых волос, пошла прочь.
  - Эй, погоди, - Окрикнул её Крэйвен. - Если покажешь где найти лекаря, то обещаю незабываемую ночь. Ночь с победителем!
  Люди вокруг, с интересом следили за разговором. Окрики и смешки со стороны благоволящих Крэйвену зрителей возымели эффект. Красавица остановилась и ещё раз окинула его оценивающим взглядом. Голый торс, ссадины и кровь, а поверх всего этого шикарный слой грязи. Ну как тут устоять? Крэйвен понимал, что выглядит не лучшим образом. Но ведь только что, на глазах у сотен человек он завалил легенду. Неужели уйдет?
  - Так и быть, отведу тебя к лекарю, - Холодно сообщила красотка. - А то, не ровен час, богам душу раньше отдашь, чем сам сыщешь.
  Девушка двинулась вперёд, прокладывая путь и даже не оглядываясь проверить 'Не отстал ли?'. Крэйвен держался в кильватере и без зазрений совести пялился на привалившее счастье. Что за фигурка?! Загляденье!
  Люди хоть и неохотно, но расступались. Некоторые, подбадривая, трепали его по плечу, и Крэйвен вымученно улыбался в ответ. Кто-то ограничивался просто парой фраз и таким людям он был благодарен за ненавязчивость.
  Вскоре толпа стала редеть, а потом и вовсе осталась позади. Пройдя всё ярмарочное поле насквозь, они вошли в город через западные ворота.
  Кривая улочка с дощатым тротуаром через пару кварталов вывела их к обшарпанной двери. Над входом красовалась табличка с медицинской ступкой для трав и надписью на валайском 'Лекарь. Без магии'.
  - Лекарь занят? - Спросил Крэйвен парня, сидящего на лавочке перед входом.
  - Брата моего штопает, - Он даже не поднял головы, сосредоточенно разглядывая пыль у своих ног.
  - Дедушка Ланцет, - Спутница Крэйвена заглянула в тёмное и пропахшее травами помещение. - Дедушка Ланцет, это Радуга. Моему другу помощь нужна.
  - Иду, иду. Сговорились все что ли? - Раздался старческий скрипучий голос из глубины. - То не нужен никому, то табунами ходят. Чего случилось?
  Считая свою миссию выполненной, Радуга плюхнулась на лавку рядом с угрюмым парнем. Из-за двери показалась растрёпанная седая голова. Щурясь от солнца, дедушка Ланцет пытался рассмотреть вновь прибывших. На Радуге его взгляд почти не задержался, а вот кровоточащие ссадины и синяки Крэйвена удостоились более пристального внимания.
  - С кем подрался?
  - С Громом.
  - Идиот что-ли?! - Скорее констатировал, чем спросил Ланцет и, покосившись в сторону Радуги, добавил. - Или из-за бабы?
  Девица ответила ледяным взглядом прищуренных глаз. Крэйвену показалось, что ещё чуть-чуть, и она покажет дедушке Ланцету язык. По крайней мере, это было бы очень даже в её духе.
  - Из-за денег. Турнир сегодня.
  - А-а-а... - Дедушка Ланцет хлопнул себя по лбу. - То-то я думаю, куда все так спешат.
  Из дверей, еле передвигая ноги, пошел Блоха. Рука, от кисти до плеча, упакована в грубый деревянный лубок. Рукав рубахи распорот по шву и завязан узлом выше перелома.
  - Шпасибо, дедуля. - Прошепелявил Блоха.
  Парень на скамейке оживился. Подскочил и бросился осматривать больного с причитаниями 'Мама меня убьёт... Да она нам обоим головы поотрывает... Ну в кого ты такой?'
  - О, похоже, коллега, - Блоха не обращал на брата никакого внимания. - Гром или этот, чёрный?
  - Гром.
  - Гром - крашавчик, - Расплылся в улыбке Блоха. - Пойду завтра шмотреть, как он надерет жадницу этому тупому ублюдку Жафиру.
  - Никуда ты завтра не пойдёшь, - Вмешался дедушка Ланцет. - Дома сиди, тебе нельзя напрягаться. Седмицу минимум.
  - Глупошти, - Блоха сплюнул сквозь прореху в зубах. - Жря что-ли целый год ждал?
  - Послушай деда. Всё равно Гром завтра выступать не будет.
  - Ш чего это вдруг?
  - Побили его.
  - Кто?!
  - Я, - Будничным тоном заявил Крэйвен.
  - Ха-а! Нашел проштаков. Да кто тебе поверит?
  - Не хочешь - не верь, - Крэйвен вошёл в темное помещение и уже оттуда добавил. - Посиди перед входом и увидишь, как его штопать принесут.
  
  ***
  
  Дедушка Ланцет своё дело знал, но в силу возраста работал неторопливо. Пришлось задержаться. Солнце уже скрылось за неровной вереницей горных вершин. Радуга всё это время ждала его на лавке перед входом. Ну, разве не умница?! Надо будет купить безделушку какую. Лекарь обошелся в целую спату, но денег ещё полно. А завтра Пепел рассчитается по расписке так и вовсе будет мешок. Теперь гулять можно по полной.
  - Не замёрзнешь? - Девушка с деланным сочувствием рассматривала остатки рубахи, что в клочья разорвали во время боя.
  - Если будет кому согреть...
  Дед сказал, что перелома нет и хвала Духам глубин. А если трещина, так сама и срастётся за пару седмиц. Тугая повязка не давала глубоко вдохнуть, а мерзко пахнущие мази согревали свежие раны. Напутствия старого лекаря 'не напрягаться хотя бы несколько дней', Крэйвен придерживаться не собирался. На вечер были грандиозные планы.
  - Так, значит, тебя Радуга звать?
  - А тебя, стало быть, Молния? Я надеюсь, что в постели ты не такой быстрый.
  - На родине меня называют Крэйвен. Ты можешь звать меня также. И ещё, запомни: я самый пылкий иннол на всех Призрачных островах.
  - Слыхала я про те острова, - Ехидно заметила Радуга. - Сами с амбар, а гонору с Вальнар.
  - Рискни проверить - не пожалеешь.
  До таверны Хи ун Фая, где Крэйвен решил не только напиться, но и снять комнату, было рукой подать. Не больше трех кварталов. Но, даже на протяжении столь короткого пути, попалось не меньше десятка человек, что всячески выражали восхищение сегодняшним боем. Радуга демонстративно обняла его за талию и принимала похвалу в сторону Крэйвена с таким видом, будто это она расправилась с Громом.
  - Господин Молния, - Хи ун Фай встретил его искренней улыбкой. - Слышать, слышать как вы...
  - Брось, Хи. Мы же договаривались без 'господинов'. Да и к Молнии я вряд ли когда привыкну.
  - Как скажешь, господин, - Даньген вытянул из закромов за горлышко бутыль. - Пить? Как обычно?
  - Нет, давай гардахарское, - Крэйвен незаметно кивнул в сторону Радуги. Та сделала вид, что не заметила намека. - И поесть. По высшему разряду и в номер.
  - Хорошо, господин. Хи ун Фай все устроить в лучший вид.
  Даньген моментально развил бурную деятельность. В сторону кухонной двери полетели указания по поводу снеди. Из-под прилавка появился ключ от комнаты и совсем другой бутыль, не 'как обычно'. Более изящный и, конечно, более дорогой. Крэйвен оценил старания хозяина таверны и, подхватив выпивку, направился в сторону лестницы на второй этаж.
  - Да, господин, я вспомнить тебя люди из каравана искать, - Окрик Хи ун Фая настиг Крэйвена на полпути. - Говорить: 'нанимай хотим'.
  - Где они раньше-то были? Кого искать, если что, сказали?
  - Сальмана. Там все его знать.
  - Ладно, завтра загляну, - Крэйвен хлопнул Радугу по мягкому месту, чтобы не останавливалась. - Но сначала заберу должок у Пепла.
  - Моя тебе совет, лучше забудь, - Резко сделался серьёзным даньген.
  - С чего это вдруг?
  - Не те это люди, что слово держать. И...
  - Что ещё?
  - Ай, ничего, господин... - Хи ун Фай задумчиво посмотрел на Радугу. - Желаю приятный вечер.
  
  ***
  
  Пепел нервно расхаживал по шикарной спальне, заложив руки за спину. Первые лучи утреннего солнца робко пытались пробиться через плотные шторы. На кровати, которая явно была не рассчитана на такую тушу, развалился Гром. Лекарь с бледным лицом пытался прощупать пульс на здоровенной волосатой ручище больного.
  - Ну, как он? - Не выдержал Пепел.
  - Кости целы, но я боюсь, что головные боли и тошнота продержаться ещё несколько дней. Постельный режим и никаких нагрузок.
  - То есть драться он сегодня не сможет?
  - Не то, что драться, я бы советовал и из постели не вылезать.
  Невооруженным глазом было видно, что новость Пепла не обрадовала. В стену полетело всё, что попалось под руку. Дорогая даньгенская ваза, поднос с фруктами, тяжелый табурет. Теперь это была просто груда обломков, а Пепел всё не унимался.
  - Ты, идиот, хоть понимаешь, как подставил меня? - Набросился он на Грома.
  Гигант не смог толком ответить, только мычал что-то нечленораздельное.
  - Не надо шуметь, - Заступился за больного лекарь. - Ему и так паршиво.
  - Это ему паршиво? Это мне паршиво, - Огрызнулся Пепел. - Этот ублюдок даже считать до стольки не умеет, сколько я денег на нём потерял.
  - Кстати, об оплате. С вас шесть скутумов с четвертью и пришлите кого-нибудь завтра, я передам настойки. Пациент крупный, - Виновато добавил он. - У меня не было столько с собою.
  - Неужели нет способа поднять его на ноги быстрее? - Пепел неохотно отсчитывал монеты.
  - Есть, но такие специалисты не селятся в Уствине, - Лекарь пожал плечами. - Боятся князя, сами понимаете...
  Собрав свои принадлежности в сумку, лекарь распрощался, ещё раз напомнив о том, чтобы прислали гонца за настойками. Хозяин дома снова принялся мерить шагами спальню.
  - Пепел, - Позвал хриплым голосом гигант. - В следующий раз я его порву, гарантирую. Кровью умоется и сам рад не будет, что на нависы развёл.
  - Гром! Ты на самом деле такой тупой или прикидываешься? - Вспылил букмекер. - Да его выигрыш - это тьфу. Я на ставках и то больше потерял. У меня о другом голова болит. Кого с кем в бои выставлять? Ты-то слился уже...
  Пепел сделал ещё несколько кругов в тишине. Гром долго сопел и морщил лоб, силясь осознать масштабы провала.
  - Надо пустить слух, что иннол победил нечестно, - Наконец разродился идеей Гром. - И ещё заткнуть его как-нибудь, чтоб вякнуть в своё оправдание не мог.
  - Спасибо, гений! И без тебя уж... - Пепел резко остановился. - Хотя! Так, раз уж ты не безнадежный тупица - лежи думай в чём именно нечестность.
  - А ты?
  - А я навещу кое-кого. Кто надолго заткнёт этого выскочку.
  
  ***
  
  Шторм и ласковый прибой. Ледяные торосы и палящее солнце. Всё это Радуга. Такая разная и такая возбуждающая. Каким бы ловеласом себя не мнил Крэйвен, но раньше ему не попадались столь страстные особы. Обычно как: смущённо глазки долу, румянец на щеках, восторженные вздохи. Никакой инициативы, но Радуга... Эта женщина точно знает чего хочет в постели.
  Крэйвен лежал на спине и разглядывал трещины в потолочной балке, медленно проступающие из темноты в лучах едва взошедшего солнца. Скомканное бельё впитало вдоволь пота. Вино пили не для разогрева, а в промежутках. Чтобы утолить жажду. К еде почти не притронулись.
  Радуга пристроила голову у него на плече, а светло золотистые волосы разметались по забинтованной груди. Спорный вопрос, что измотало его больше: вчерашний бой или безумная ночь. Ломило каждую косточку и хотелось вечность лежать без движения. Сердце ухало, как кузнечный молот и хотелось немедленно бежать на край света. Все эти чувства переполняли Крэйвена противоречивым коктейлем. Он был, пожалуй, в одном шаге от пересмотра собственных взглядов на отношения с противоположным полом.
  Крэйвен постарался аккуратно переложить голову девушки на подушку. Всё же ребра не настолько в порядке, чтобы долго лежать в неудобной позе. Незаметно не получилось.
  - Доброе утро, - Виновато улыбнулся Крэйвен.
  - Уже утро? - Пробормотала Радуга и, резко отбросив дремотное состояние, вскочила. - Мне пора. Отцу, наверное, уже доложили.
  Собиралась она с такой скоростью, будто таверна в огне. Крэйвен сел на край кровати и недоумённо наблюдал за сборами. Исподнее, нижние юбки, платье. Вчера это всё срывалось в безудержной страсти и теперь валялось по всей комнате. С не меньшей страстью теперь оно возвращалось на законные места.
  - И кто у тебя отец?
  - А ты не знал? - Девушка лишь на мгновение замедлилась.
  - Откуда?
  - Странно. Я думала, ты знаешь, - Радуга не стала мудрить с причёской и собрала волосы в хвост, перетянув их лентой. - Похоже, ты не настолько бесстрашен, как мне показалось.
  - И всё же, кто он?
  - Давай не будем портить впечатление от этой ночи, - Радуга игриво чмокнула его в кончик носа и выбежала за дверь. - Бывай, чемпион.
  
  ***
  
  - Где ты шлялась всю ночь? - Крепкий жилистый мужчина вышагивал перед замершей с отрешенным выражением лица Радугой.
  - Какое тебе дело до меня?
  Лицо отца девушки раскраснелось от сдерживаемого потока простой солдатской брани. Только старые шрамы выделялись белёсыми росчерками на его лице.
  - Я не только твой отец. Я капитан городской стражи. Ты думаешь, люди не видят, как ты себя ведёшь? Ты думаешь, мне приятно, когда они шушукаются за спиной?
  Радуга не проронила ни звука. Скрещенные на груди руки явно давали понять, что поддерживать разговор она не будет.
  - Тебя видели в таверне даньгена, - Продолжал напирать отец. - Что ты там делала?
  И снова молчание. У отца есть вся информация. Смысл сообщать то, что и без того ему известно? Впервой что ли такие разговоры...
  - Ладно. Тебя видели с каким-то приезжим, - Навис над Радугой отец. - Кто он? Учти, отмолчаться не выйдет. Я всё равно узнаю. У меня полно информаторов.
  - Меняй информаторов. Эти не справляются.
  - Что?!
  - Со вчерашнего дня его знает весь город, один ты называешь его 'каким-то приезжим'.
  - Ах, ты паршивка! - Смачная оплеуха оставила багровеющий след.
  Радуга вскочила с дивана, прижимая ладонь к пылающей щеке. Одинокая слезинка набухла в уголке глаза.
  - Ненавижу тебя! - На отца был обращен испепеляющий взгляд и, не проронив больше ни звука, она выскочила за дверь.
  Отец девушки устало плюхнулся в потёртое кресло.
  - Мерзавка... - Пробубнил он себе под нос. - Да лучше бы я сдох вместо жены, чем терпеть такое.
  В распахнутую дверь осторожно постучали, и в комнату вошёл мужчина с грязно серыми волосами.
  - Приветствую тебя, мастер Хомут. Не слушается? - Поинтересовался Пепел.
  - И тебе привет, - Старый вояка даже не пытался изобразить радушие и остался сидеть в кресле. - Совсем от рук отбилась. Демоны! Да я сопляков желторотых за седмицу строю. А с нею никак.
  - Так, то парни... - Не спрашивая разрешения, Пепел развалился на диване.
  - Да знаю я, - Отмахнулся Хомут. - По какому делу пришёл?
  - Да вот, на жизнь пожаловаться. Грома вчера завалили. Может, слышал?
  - Слышал. Как тут не услышать? Ты же знаешь, как я отношусь к этим вашим развлечениям, - Хомут неопределённо покрутил в воздухе рукой. - Тем более, если в этом участвует один из моих сержантов. Как он?
  - Оклемается. Меня победитель больше волнует. Все карты мне спутал, шельмец.
  - Силён?
  - Нет, дохляк. Но прыткий. Гром его просто недооценил маленько.
  Хомут плеснул в стакан резко пахнущей настойки на травах и принялся цедить маленькими глотками. Он машинально повторял 'Да... дела. Недооценил. Хм-м. Маленько... Да уж', но, по всей видимости, занимали его совсем другие мысли. Например, о дочери и этом приезжем, которого со вчерашнего дня знает весь город.
  - Погоди, - Хомут настороженно сощурил глаза. - Парень местный?
  - Нет, иннол.
   - Случаем не в таверне даньгена остановился?
  - Не знаю. Но за пару дней до боёв мы его как раз там и видели.
  - Ну, стерва, ведь специально отца изводит... - Тяжелый солдатский кулак грохнул по столу. - Урою гада.
  
  Глава 11
  
  Спасибо, папуля, за заботу. Удружил. Мариса в очередной раз с грустью посмотрела в треснутое зеркало заднего вида. Древняя колымага, что сошла с конвейера ещё до рождения самой Марисы, безбожно чадила, дребезжала и, что самое неприятное, глохла на каждом светофоре. Автопилот сбрасывал пункт назначения и его приходилось вводить заново. Гордый отец в порыве чувств подарил это авто по поводу её выхода на новую работу. 'Не будешь же ты ездить на авто-такси как студентка?' Мариса бы с удовольствием предпочла ездить на чём угодно, только не на этом недоразумении автопрома. Но перечить отцу?.. Ну, как она бы смогла?
  - Эй, ну чего встала? Зеленый давно!
  - Да вижу, вижу, - Пробурчала Мариса, пытаясь в очередной раз завести заглохшую машину.
  Ещё эта встреча с Филом. Неприятный остался осадок. Вроде и прошло всё прилично, но... Она ждала от этой встречи примирения или ещё большей ссоры. Ну, хоть какой-то определённости. Но нет. Просто посидели в людном месте, поболтали на отвлеченные темы. 'Ты как?', 'Нормально', 'Обитаешь где?', 'У родителей', 'Понятно'. И всё в том же духе. Ну, спросил про новую работу. Врать не стала. Ответила, не вдаваясь в подробности и не переходя черту секретности. На том и разошлись. Ничего особенного, а всё равно из головы не идёт, что неправильно как-то. Чувствовалась, фальшь что-ли.
  На трассе за городом без светофоров стало немного легче, и Мариса доехала без приключений. Вот только перед офисной парковкой творилось что-то невообразимое. Спокойствие каштановой аллеи нарушали сразу несколько десятков машин. Полиция, пожарные, скорая.
  - Офицер, - Мариса остановилась перед импровизированным кордоном. - Что происходит?
  - Прошу прощения, мэм. Вам нельзя здесь находиться.
  - Я здесь работаю, - Мариса сунулась в сумочку, чтобы достать пропуск, но того в привычном кармашке не оказалось. - Где-то здесь был... Господи, да где же он?
  - Мэм, не загораживайте проезд, - Не обратил внимания на её проблемы полицейский. - Можете припарковаться дальше по трассе, но внутрь пускать пока никого не разрешено. Простите, но там сейчас опасно.
  Черт возьми, да что тут происходит? Мариса проехала дальше, как и советовал полицейский. На обочине уже стояло несколько машин. Похоже, не её одну в офис не пускают. Бросив как попало свою колымагу, Мариса поспешила выяснить, что же случилось. Перепуганная стайка сотрудников корпорации столпилась возле одной из пожарных машин. Судя по разговорам - все пребывали в таком же неведении, как и она сама.
  - Мои исследования, - Причитала пожилая дама в совершенно неделового вида платье в цветочек. - Я и так на неделю опоздала с результатами...
  - Смотрите, это же шефа машина на парковке. Значит, он приехал до этих...
  - Или его, в отличие от нас, пустили, - Резонно заметил лысоватый мужчина в твидовом пиджаке.
  Лица собравшихся, отчасти, были знакомы Марисе, но она ещё слишком мало проработала, чтобы запомнить, кого как зовут. Томительные минуты тянулись одна за одной, но никто из служителей порядка так и не удосужился объяснить им, что же произошло и народ строил самые невероятные догадки. А ей даже обсудить свои не с кем.
  Между полицейских машин Мариса заметила знакомую рыжую шевелюру. Вася уверенно пробирался в сторону кордона с явным намерением попасть в офис. Прижав плечом к уху трубку коммуникатора, он жестами доказывал офицеру, что никакая потенциальная опасность его не остановит. Офицер вяло отбивался, но в итоге сдавшись, пропустил его за очерченный полосатой лентой периметр. Мариса уловила только обрывок фразы, сказанной в коммуникатор 'Сэм, а я тебе говорю, он уже был подключен'. Она решила, что бесцельно бродить в толпе незнакомых пока коллег - это не для неё и рванула вслед за Васей.
  - Э-э-э... я с ним, - Мариса ткнула пальцем в спину уходящего коллеги и, поднырнув под лентой, побежала по дорожке. Полицейский даже не успел среагировать. - Вася, постой!
  - Чего? - Он на секунду оторвался от коммуникатора. - А! Здоров, Марис.
  Дальнейшего разговора не предвиделось. Вася уверенным шагом продвигался по аллее в сторону офиса и продолжал разговор с Сэмом.
  - Сэм, ты скажи, когда будешь или чего конкретно мне делать... Хорошо, это я найду. Дальше? ... Да сказал же, найду, не боись, - Вася вновь обратил внимание на Марису, которая продолжала семенить следом. - Марис, ты чего? У тебя дело какое или как?
  - Я... - Только и успела выдавить она, как внимание Васи было вновь потеряно.
  - Чего, Сэм?.. Да, Мариса. С собою? Уверен? Ладно, ладно, не шуми - я понял... Может я все-таки тебя дождусь? Хорошо, давай.
  - Я просто хотела спросить, что происходит, - На одном дыхании выпалила Мариса, как будто боясь, что Вася опять отвлечётся. - Ты выглядишь осведомленным.
  - Пошли. Помощь твоя нужна.
  Вася бежал впереди, а Мариса старалась не отставать. Что на шпильках делать было крайне неудобно. И без того обычно немноголюдные коридоры центра в данный момент казались и вовсе мёртвыми. Задыхаясь от быстрого бега, Вася цедил обрывочные сведения. Сам он, судя по всему, тоже знал не много.
  - Дед звонил. Он убирается по утрам, пока народ не набежал. А тут говорит взрыв. Потом ещё один и всё. Свет на аварийку переключился, видишь? А это значит полный трындец.
  Мариса действительно обратила внимание, что освещение коридоров какое-то тусклое.
  - Авария?
  - Если бы. Две линии питания в разных концах комплекса с разницей в несколько секунд? Я в совпадения не верю. Дед тоже.
  Дальнейшие объяснения вырисовывали совсем уж невероятную картину. Со слов Васи, его дед первым делом конечно перепугался. Ну, оно и понятно. Человек в возрасте и к подобным ситуациям не привычный.
  За десять минут до взрывов он как раз общался с Алексом. Тот частенько работал в собственном режиме и приходил в лабораторию не в рабочее время, а как в голову взбредёт очередная идея. Вот с ним-то и решил посоветоваться, но застал подключённым к миру. Дед хоть в технике и не смыслит, а смекнул: если и с генератором что случится, то Алексу не поздоровится.
  - В генераторной он засел, - Вася махнул в сторону ближайшего окна, будто именно там и находилась эта генераторная. - И я тебе скажу очень вовремя. Сразу за ним туда сунулись каких-то два хмыря, но дед забаррикадировался и копов вызвал. Потом мне звякнул.
  - А мы-то куда бежим? - В голове Марисы уже сложилась примерная картина, но в чём их с Васей роль понять никак не могла.
  - Алекс, он это... на звонки не отвечает. Боюсь, подключён ещё. Если жив...
  Вася, опережая ее на несколько метров, скрылся за очередным поворотом. Грохот и отборная ругань заставили Марису сбавить ход. Рядом с растянувшимся на полу Васей бесцельно нарезала круги какая-то плоская коробочка на колесиках. В тусклом свете аварийных ламп Мариса никак не могла понять назначение предмета.
  - Твою дивизию, - Вася с досады пнул коробку ногой.
  - С тобой всё в порядке?
  - Идём дальше, - Слегка прихрамывая, он двинулся по коридору. - Это дедовы пылесосы, будь они неладны.
  Чуть дальше по коридору, почти полностью перегородив проход, стояла уборочная машина, а вокруг неё так же бесцельно, как и первая, крутились ещё несколько коробочек.
  - Чего это они?
  - Связь потеряли, - Пожал плечами Вася. - Базу не видят. Электричества то нет.
  Буквально за следующим поворотом они достигли цели. Лаборатория Алекса была почти точной копией всех тех лабораторий, где ей довелось поработать за последнюю неделю. В приоткрытое окно доносились неразборчивые команды по мегафону и виднелись отблески проблесковых маячков. Худшие предположения оправдались: Алекс до сих пор был подключён. Вася ринулся долбить по кнопкам терминала, сверяясь с данными на десятке мониторов. Мариса проверила пульс. Жив! Заметно побледневшее лицо и крупные капли пота на лбу, свидетельствовали, что Алекс уже давно превысил время обычного подключения.
  - И давно он так?
  - Что? - Вася отвлёкся от мониторов и обернулся. - Не знаю, но дед звонил полтора часа назад.
  - Сколько!? - Опешила Мариса. - А лимит? Его же давно должно было выкинуть.
  - Не в его случае. Он как-то на спор четыре часа там провёл.
  Мариса даже представить себе не могла, каково это. Сколько он там уже? Полтора часа? Это же три месяца субъективного времени. Ей и нескольких субъективных часов за глаза хватало, чтобы потерять счёт времени в реальном мире. А тут месяцы.
  - Да какого лешего, - Вася в сердцах толкнул один из мониторов, и вся конструкция опасно зашаталась. - Слышь, жестянка, что за чушь ты мне тут выдаешь?
  - Проблемы? - Мариса подошла к операторскому пульту.
  За всё время ей так и не довелось поработать с мирами без погружений, через терминал. Назначение всех этих графиков, таблиц и прочей информации было для неё сущей бессмыслицей.
  - Да вот же, смотри, - Вася уверенно ткнул в одну из множества таблиц. - Здесь и здесь.
  - Я в этом ничего не понимаю.
  - Ну... Короче, эта шайтан-машина говорит, что Алекса не существует.
  Мариса честно попыталась понять, что именно не так в указанных таблицах, но, ни малейшего просвета.
  - Смотри, - Васины пальцы вновь замелькали по клавиатуре. - Вот последняя точка, где система его видела.
  На одном из мониторов развернулась карта незнакомого континента, будто снятая из космоса. На западной оконечности мерцала красная точка.
  - Вот он был, - Вася нажал ещё пару кнопок. - И вот его нет. Чертовщина какая-то...
  Мариса оглянулась на кресла подключения, где без движения лежал Алекс. Если бы он умер внутри синтетического мира - его бы выкинуло. Или нет? Она слишком мало знает техническую сторону вопроса, чтобы строить догадки 'как поведёт себя техника в нештатной ситуации'. Вася хоть и тот еще разгильдяй, но опыта имеет больше. Вот пусть он и принимает решение. А ещё лучше дождаться действительно разбирающихся в вопросе.
  - А Сэм скоро подъедет?
  - Полчаса, - Вася с отсутствующим видом снова и снова выводил какие-то таблицы на мониторы. - Но я хочу сам разобраться. И Сэму я обещал, что справлюсь.
  Мариса облокотилась на краешек стола и молча наблюдала за его стараниями. Вид бледного Алекса, лежащего в кресле и разгоряченного Васи, с остервенением мучающего клавиатуру терминала, вызывали желание хоть чем-нибудь помочь.
  - Я тут подумала... В смысле, я конечно не уверена, но пылесосы твоего деда меня на мысль натолкнули.
  - Причём тут они?
  - Они связь с базой потеряли, - Пожала плечами Мариса. - Может у Алекса также?
  - Может, конечно, - Хмыкнул он. - Скачка напряжения могло хватить, техника тонкая. Только чем это поможет? Я не знаю где его искать.
  - Можно начать с последней известной точки.
  - А дальше что? - Вася бросил на неё скептический взгляд. - По следу с собаками пойдём?
  - Не знаю. Может его из местных кто опознает?
  - Хм... Уговорила, - Вася вскочил с кресла и стал разгребать содержимое одного из выдвижных ящиков в поисках шприцев. - Подключаемся!
  - Подожди, - Марису смутило безрассудное рвение коллеги.
  Ей казалось, что как минимум следует дождаться Сэма. И идею, в общем-то, высказала так, скорее как предположение.
  - Чего ждать? - Вася уже плюхнулся на соседнее с Алексом кресло. - Спасать надо!
  - Не знаю, я предпочитаю сперва всё обдумать. Ты вот уверен, что сам не потеряешь связь? Миры, кстати, до сих пор на аварийном питании держатся.
  Вася на секунду задумался, уставившись на лампу освещения, что горела в пол силы. Мариса было порадовалась, что найденный впопыхах аргумент принят всерьёз и они не получат ещё двоих асимов в состоянии овоща, но... Лампа пару раз моргнула и разгорелась на полную. Кто-то восстановил подачу энергии от одной из основных линий.
  - Вот видишь? - Оживился Вася. - Подключаемся! А на 'подумать' там у нас будет намного больше времени.
  Не дожидаясь новых аргументов, Вася сделал укол. Толку теперь с ним спорить? Мариса ещё несколько секунд стояла, в нерешительности перебирая в руках холодную сталь шприца-пистолета. Надо идти. Иначе этот оболтус наворотит дел. Она заняла третье кресло и уже привычным движением вогнала иглу в шею.
  
  Глава 12
  
  Деревенька Валуны как и все остальные деревни Туманного кряжа на необычные события была не богата. Отчего у бабки Лозы сарай сгорел, да почему у Сметаны блины завсегда вкуснее, чем у соседей. Раз в год по весне проходящие мимо караваны из Зульгарата пообсуждать, да на ярмарку в Уствин съездить. Вот и весь нехитрый набор развлечений. Свадьбы и похороны, так и то редкость - всего-то чуть больше дюжины дворов. Когда же под конец осени в деревне объявился 'странный' чужак, то пересуды на его счет не умолкали три седмицы.
  Вереск, один из местных мужиков в тот день ушёл в лес. Овечка у него пропала, вот и пошёл искать. А вернулся без овечки, зато с чужаком без сознания на закорках. 'Таким и нашёл, - отмахнулся он тогда от расспросов соседей, - Нешто волкам на съедение бросать?'. Чужак седмицу без сознания валялся, еле выходили. Потом ещё две только слушал, да глазами хлопал, будто не понимает, чего от него хотят. Так никто и не понял, откуда он родом. Ни откуда, ни что делал в канун зимы на Туманном кряже, когда любой нормальный путник из дому нос не высунет. Сам же чужак, хоть и взрослый с виду мужик, а по первости был вроде младенца - ничего из своего прошлого не помнил. Так Молчуном прозвали, да и привыкли.
  - Помощь нужна? - Молчун переступил высокий порог избы и зажмурился от яркого весеннего солнца.
  - Не-е-е, - Вереск с натугой расколол очередную чушку и взял из поленницы новую.
  Зима выдалась не очень холодная и запас дров исчерпался едва ли на три четверти. Вереск, облокотившись о длинное топорище, перевёл дыхание. Крепкий и привычный к тяжелой деревенской работе мужик с хитрым прищуром смотрел на спасённого им когда-то чужака.
  - Хотя... - Он напустил на себя задумчивый вид. - Может, грамоте меня выучишь?
  - Хм-м. Это можно, - Поддержал шутку Молчун. - Завещание пишешь?
  Вереск расхохотался и, махнув Молчуну, чтоб ступал своей дорогой, снова принялся за колку дров. Беззлобные подначки на эту тему давно вошли у них в привычку. С тех пор как Молчун пришёл в себя и стал реагировать на окружающих, то быстро освоил как имперский валайский, так и местный рунгийский. Вся деревня диву давалась. А уж когда ему на глаза случайно попались куски пергамента с амбарными записями, что вёл отец нынешнего старосты, так и вовсе произошло чудо - он на раз смог их прочесть. Да ещё и не по слогам, как обычно читал их сам старик, а бегло, будто всю жизнь только тем и занимался. Вот староста деревни Багор и насел на него 'Научи, да научи'. Отец то у старосты ослеп, когда сам Багор был ещё мал, вот и не успел толком выучить сына, а прочие обитатели деревни никогда чтением и письмом не интересовались.
  Молчун притворил за собой калитку и направился к дому старосты. Время очередного 'урока'. С приходом весны хоть на завалинке перед домом можно буквы учить, а то зимой, при лучине - сплошное мучение. Молчун как-то привык к зимним пейзажам. Сугробы, укрывшие белым ковром всё окрест и тесные избы с жарким очагом. Это, по сути, были единственные его воспоминания. Сейчас же природа наливалась свежей силой весны, и Молчуна не покидало ощущение, что именно так и должно быть. Что в прошлой жизни он уже много раз вдыхал этот запах сырой земли и радовался робкому теплу.
  - Цыц, непоседа, - Пригрозил он соседской собачонке, но та преследовала его звонким лаем до тех пор, пока не миновал 'охраняемую' территорию.
  Дом старосты стоял, аккурат посреди деревни. Там, где дорога к ручью сливалась с дорогой к торговому тракту. На перекрёстке во всю ширину разлилась огромная лужа и Молчун старательно выискивал кочки, чтобы всё таки добраться до крыльца.
  - До ста лет тебе здравствовать, дедушка Филин. - Поприветствовал Молчун отца старосты. - Багор дома?
  Дед сидел на завалинке, почти у самой кромки лужи. Белёсые глаза под кустистыми бровями были широко раскрыты, но не видели ровным счётом ничего.
  - И тебе не хворать, - Заслышав чей-то голос, дед стал смешно крутить головой, поворачиваясь в сторону гостя то одним ухом, то другим. - Молчун, ты?
  - Я, дедушка.
  - Нету Багра. На лугу он.
  - А как же занятия?
  - Весна пришла, - Покачал головою дед. - Не до учебы теперь.
  Молчун от такой новости только и смог, что хмыкнуть. За что бы он ни брался по хозяйству - везде его помощь только во вред шла. И печь погасла как ему доверили следить, и топор выщербил пока к поленьям приноравливался. Единственное, в чём он свою полезность ощущал, так это уроки для старосты. За них Багор позволял по своим запасам шастать. Молчун для себя крупы да солонины успевал набрать и детишкам Вереска яблок прихватить или ещё чего вкусненького. Теперь, похоже, быть ему обузой для семьи, что приютила такого неумеху.
  - Понятно, - Грустно вздохнул он. - Ну, раз не до учебы ему, то я пойду.
  - Погодь, - Окликнул его Филин. - Посиди со мной. А то все бегают, суетят. Никому до старика дела нет.
  Молчун не стал отказывать в просьбе. На завалинке было хорошо и спокойно, так бы сидел и сидел. Филин тихонько улыбался, устремив невидящий взор куда-то вдаль, но разговор заводить не спешил, и Молчун первым решил нарушить повисшую паузу:
  - Филин, ты вот человек опытный, рассуди нас с Вереском. Мы тут спорили, где мне избу ставить. Со стороны леса или ближе к реке?
  - А ты, стало быть, решил в Валунах осесть?
  - Ну да, - Молчун пожал плечами, хотя собеседник этого жеста видеть не мог. - Куда ж мне ещё деваться.
  - А ежели тебя кто из родных искать будет?
  - Вереск и Сметана мои родные. Ну и ребятишки.
  - А-а-а... Не возвращается память?
  - Нет.
  - Знаешь, ходил как-то ещё мой дед в Пируссе на судне одном, - Вдруг ни с того ни с сего начал Филин. - И друг у него был. Может и не друг, а так - земляк. Не важно... Так того мужика во время шторма балкой такой, что понизу паруса, по башке приложило.
  - И что?
  - Так я и говорю, он после этого как ты прям стал. Говорит, все понимает, а кто таков - напрочь забыл.
  Филин замолк, только задумчиво гладил и без того отполированное тысячами прикосновений навершие своей клюки. Толи с мыслями собирался, толи вовсе забыл о чём речь шла.
  - А потом? - Не выдержал Молчун. - Потом то, вспомнил?
  - Дед говорил, намучались с ним тогда. Что только не делали. Что сами знали про него, всё рассказали. А он верит, да вспомнить не может. Отчаялись уже.
  А потом хозяин ремонт затеял, и пока судно в доках стояло, кто пьянствовать стал, а кто родных навестить поехал. Ну, и дед в Валуны с гостинцами засобирался. Заодно друга того беспамятного уговорил. Его деревня-то как раз по пути была.
  - Помогло?
  - А как же! - Филин с гордостью за смекалистого предка улыбнулся. - Тот как увидел родную деревню - почитай всё и вспомнил. И хату родительскую и луг где деревенское стадо пас еще пацанёнком. Девку соседскую, свою первую любовь вспомнил. Дед говорил на ней и женился, да в море возвращаться не захотел. Так то!
  - Поучительная история. Только мне-то какой с того прок?
  - Так я к тому и веду, что и тебе надо свою деревню найти. А ежели в Валунах сидеть станешь нипочём и не вспомнишь.
  - Ну да... - С сомнением фыркнул Молчун. - Про того мужика твой дед знал. Сказал бы кто, где мою искать. Не-е-е, тут и думать нечего. Да и дел невпроворот: старосту обучить, избу срубить. Потом, может, детишек начну к грамоте приучать.
  - Во-во, я такой же по молодости был, - Засмеялся Филин. - Всё думал: 'Потом, потом...'. Детей поднять надо, хозяйство. Да и как деревня без старосты? А потом вдруг раз и 'старость'. Сижу вот без дела и вспоминаю 'а об чём мечтал-то?'.
  Молчун почувствовал себя неуютно. В чем-то старик, пожалуй, прав. Что его держит в Валунах? Признательность Вереску и семье, что приютила его? Так в чём та признательность? Как был обузой, так и останется. Может и в самом деле, где-то есть 'его деревня'? Место, где помнят и ждут именно его, Молчуна.
  Уж сколько раз пытался найти разгадку своего прошлого, а ни на шаг не продвинулся. Вереск долгими зимними вечерами не раз в подробностях рассказывал о том, где и как нашёл его, но не помогало. Даже на злополучную поляну ходил, но там снегу по пояс навалило. Повторить что-ли? В лесу снег, поди, сошёл уже. Сейчас можно и кострище найти, наверно. Вот только поможет ли?
  - Ты послушай совет старика, - Прервал его размышления Филин. - Память твоя, она как голодный зверь. Ей пища нужна, а ты сидишь сиднем и голодом её моришь. А ведь как я погляжу начал вспоминать, да всё не то...
  - Ты это о чём, дед?
  - Язык вот наш... Письмо опять же. Отчего так быстро освоил?
  Вопросы поставили Молчуна в тупик, и ответить ему было нечем.
  - Не выучил ты это всё, а вспомнил! - Отрезал Филин. - Услышал, увидел и вспомнил.
  - Хочешь сказать, если увижу или услышу что-нибудь из своего прошлого, то и дальше вспоминать буду?
  - Зверя надо кормить, - Уверенно кивнул старик. - В нашей деревне памяти твоей нечем питаться.
  
  ***
  
  Разговор со старым Филином всколыхнул что-то смутное в глубине души Молчуна. Он еще и сам не знал, к каким решениям это приведет, но то, что в жизни намечаются большие перемены он ощущал очень остро.
  Дойдя до границы деревни, он замер наслаждаясь открывшимся пейзажем. Дальше дорога вилась под горку, огибая то один древний валун, то другой. Огромные, истёртые ветром и дождями каменюги усеяли все окрестности. Словно боги щедрой рукой разбросали зёрна, из которых должны вырасти новые горы. Там, внизу тропинка упиралась в бурливый ручей, что даже зимой не желал покрываться льдом.
  По лугу носился староста Багор, а за ним стайкой следовали деревенские мужики. С того места где стоял Молчун конечно не было слышно о чём речь, но отчаянная жестикуляция вполне красноречиво отражала бурные дискуссии. Похоже, и без него старосту в край доняли расспросами. Делая очередной виток по лугу, группа мужчин прошла совсем близко, и Багор всё же заметил Молчуна. Он виновато развёл руками и кивнул в сторону своих помощников 'прости, мол, дела'. Ну, дела, так дела.
  Молчун, было, решил вернуться в избу и ещё раз хорошенько обдумать сказанное Филином, как его обступила стайка гусей, с важным видом топающая вниз по дороге. Хм?! Знакомые гуси. Молчун обернулся. Так и есть - вот и пастух.
  - Привет, Прутик.
  - И тебе привет, - Вид у мальчишки был какой-то затравленный. - Можешь сказать, что я с тобой был, если мать спросит?
  - Опять нашкодил? - Улыбнулся Молчун.
  Прутик был одним из тех, для кого он тягал яблоки из закромов старосты. Сын Вереска и Сметаны, он делил с Молчуном кров и за эту зиму стал как младший брат. Самый взбалмошный из всего семейства. Рядом с этим живым и непосредственным сорванцом Молчуна и самого частенько тянуло на шалости.
  - Ты знаешь, чего они так суетятся? - Кивнул Молчун в сторону группы мужчин на лугу.
  - Ну, так... Стоянку размечают. Вчера на тракте княжеские разъезды видели. Они всегда тракт проверяют накануне сезона караванов. Со дня на день и сами купцы объявятся.
  Из тех немногих историй, что пересказывались у очага зимними вечерами и не касались самой деревни, добрая половина была про караваны из Зульгарата. Их ждали каждую весну, а потому для Молчуна этот сезон будет первым. Или не первым? Внезапная мысль, что люди из другой страны могут добавить хоть малую толику воспоминаний о прошлой жизни, разбередила душу.
  - Значит, говоришь со дня на день? Скорее бы...
  
  ***
  
  Заняв стратегический пост на плоской верхушке одного из валунов, Молчун с Прутиком наблюдали за подготовкой к встрече караванов. Шершавая поверхность, покрытая желтыми пятнами сухого мха, еще толком не успела прогреться, но сидеть на ней все равно было лучше, чем на голой земле. Гуси, предоставленные сами себе, с азартом выискивали первые, едва-едва проклюнувшиеся ростки зелени.
  - Я чего спросить хотел, - Прутик теребил одноименное орудие вразумления непослушных гусей. - Почему тебя до сих пор называют Молчуном? Ты же давно не молчишь.
  - Ну, какое дали имя, так и зовут. Что в этом странного?
  - Так ведь если имя не подходит человеку, его надо менять, - Выдал Прутик с таким видом, что, мол, такие истины даже дети знают.
  - Правда? Не знал.
  Молчун примерил очередной 'кирпичик' в здание своих воспоминаний и не нашёл ему места. Похоже, он и до потери памяти не знал этого.
  - И что теперь? Я, если честно, привык.
  - Если в деревне сидеть, то можно и так, как привык. А представь, ты поедешь куда-нибудь и там скажешь, что тебя Молчуном зовут, - Прутик ехидно улыбнулся, предрекая самый нехороший итог такой попытки. - Засмеют и сразу другое придумают. Врун, например.
  Молчун за всё время своего пребывания в деревне ни разу не сталкивался с традицией менять имена. Вереск как был Вереском, так им и оставался. Сметана - Сметаной, Багор - Багром. Перебрав в памяти еще несколько десятков имён соседей, он пришёл к неожиданному выводу: имя каждого из них отражало особенность внешности, яркую черту характера или род деятельности, в котором владелец имени преуспел. В любом случае, имя подходило как-нельзя кстати и двух одинаковых на всю деревню не сыскать.
  - Ну, хорошо, допустим мне нужно новое имя, - Сдался Молчун. - Я что, сам его должен придумать?
  - Нет, так не пойдет. Оно ж не приживется тогда. Хочешь, я придумаю? - Прутик весь подобрался в предчувствии очередной шалости, но увидев скепсис на лице Молчуна, поспешил уточнить. - Не, ты не думай: я, правда, хорошее придумаю.
  - Например?
  - М-м-м... - Паренёк стал сосредоточенно морщить лоб и кусать в напряжении губы. - Как тебе 'Странник'?
  - Какой из меня Странник? - Фыркнул Молчун.
  - Хорошо. Тогда Учитель? Грамотей? - Не сдавался Прутик. - Или... О! Болтун.
  - Ну, спасибо. Был Молчун, стал Болтун. Предел мечтаний просто.
  - А что? Ты же и по-нашему и на имперском болтаешь. Все сходится.
  - Уж лучше Врун.
  - Как знаешь, - Дернул щекой Прутик и отвернулся.
  Мальчишка! Молчун улыбался, глядя на умильно серьёзное лицо Прутика. Посидит, насупившись и забудет. Так уже много раз бывало за время их знакомства. Но на этот раз Молчун решил ускорить процесс и вернуть в разговор весёлую струю.
  - Скажи, а тебя сразу назвали Прутиком?
  - Раньше я был просто Младший. - Парнишка всё ещё сохранял обиженное выражение лица, но долго дуться, похоже, и вправду не умел.
  - Но ведь Младший - это твой брат, - Молчун изобразил искреннее изумление. - Он отобрал твоё имя?
  - Когда я был Младшим, брат ещё не родился.
  - Я думаю тебе самому пора придумывать новое имя. А то... - Молчун подпустил в голос зловещие нотки и наклонился к самому уху мальчишки. - Младший скоро отберёт твоих гусей. Твой прут. И твоё имя!
  С этими словами Молчун резко выхватил тонкую лозину, которой мальчишка охаживал непослушных гусей.
  - Отдай! - Прутик попытался вернуть свой рабочий инструмент, и завязалась весёлая потасовка.
  Гуси на мгновение отвлеклись на шум, но тут-же вернулись к своему важному занятию. Запыхавшийся, но довольный, Прутик восстановил статус-кво.
  - На самом деле я уже думал об этом, - Он мечтательно запрокинул голову. - Я хотел бы красивое, звучное имя.
  - А давай я придумаю! - Молчун собирался мстить мальчишке за 'Болтуна' его же оружием. - Как насчет Оболтус?
  - П-ф-ф... Глупости, - Прутик отмахнулся от предложения, но на всякий случай уточнил. - Ты же пошутил, да?
  - Ну, конечно, пошутил, - Молчун взъерошил мальчишке волосы.
  Они ещё долго так грелись на солнце, но идиллию нарушил знакомый женский голос:
  - Ах, вот ты где, сорванец!
  Оба резко обернулись. Сметана, мать Прутика, стояла, уперев руки в боки, и её внешний вид ничего хорошего для сына не предвещал.
  - Ма, я ж не прятался. Я гусей пасу. Видишь? - Пацан бросил взгляд полный надежды на поддержку в сторону старшего товарища. - Молчун подтвердит: я всё время тут был.
  - Да? А кто тогда навоз подбросил Ухватке в сундук?
  От масштабов содеянной пакости Молчун аж присвистнул. Да Ухватка младшего брата просто заживо съест. Там же всё её приданное: скатерти, сорочки, бельё постельное. Девку замуж вот-вот позовут и уж она над тем сундуком так трясётся, что богам тошно, не то, что домочадцам. И как только ухитрился?
  - Ну, ты храбрец, - Прошептал Молчун дивясь отчаянности пацана. - За твою шкуру теперь и гнутую осьмушку просить - много.
  Прутик дернулся как от удара хлыстом. Молчун напрягся. Да что не так сказал-то? В глазах пацана легко читалось восхищение и искреннее обожание.
  - Точно! - Выдохнул он. - 'Храбрец' - это же то, что надо.
  Прутик сорвался с места и побежал в сторону деревни, периодически подпрыгивая и сотрясая воздух радостными криками.
  - О чём это он? - Сметана строгим взглядом смерила Молчуна.
  - М-м-м... - Замялся тот. - Боюсь, что на Прутика он теперь откликаться не будет.
  
  Глава 13
  
  Мариса открыла глаза и огляделась в поисках оболтуса. К тому, что в синтетическом мире вряд ли будет то же время суток, она в целом была готова. А вот оказаться на крошечной полянке в глухом лесу... В почти непроглядной тьме. Уверенности в том, что идея подключаться впопыхах - плохая, только прибавилось.
  Темные стволы, казалось, тянут к ней свои кривые ветви. Память резко выплеснула на поверхность все затаённые детские страхи, а в подсознании поселилось ощущение, что кто-то наблюдает за ней из темноты. Где этот несносный рыжий детина? Не дай бог отправился на поиски самостоятельно. Наворотит же делов...
  - Вася! Ты где?
  С ветвей соседнего дерева вспорхнула испуганная птица. Фу, треклятая, напугала! Сердце стало, наверно, стучать так громко, что и кричать не обязательно. И так вся округа в курсе, что она стоит вот здесь, прямо на поляне. Даже осознавая, что мир не настоящий и что-что, а опасность ей не грозит, Мариса всё равно чувствовала себя неуютно.
  Внезапный треск сминаемого подлеска и чьё-то пыхтение в опасной близости, заставили задуматься 'а не отключиться ли прямо сейчас? От греха подальше'.
  - О, явилась, - Сварливо буркнул Вася, вываливаясь на поляну. - Ты чего такая капуша? Теперь ночевать в лесу придётся.
  К объемистому пузу рыжий прижимал собранный поблизости сушняк и теперь сгружал его рядом с отметиной от старого костра. Мариса только сейчас, немного придя в себя, разглядела давние следы стоянки. Кто-то до них уже ночевал в этом месте.
  - Помогай. Чего стоишь?
  - А что мне делать?
  - В скаутах когда-нибудь была? В походы ходила?
  - Нет, - Мариса покраснела, хотя не считала себя в чём-либо виноватой. - У меня в детстве другие интересы были.
  Вася презрительно фыркнул и стал укладывать ветки домиком поверх старой отметины.
  - До рассвета сидим здесь, - Он провёл рукой над дровами и те мгновенно занялись веселыми язычками пламени. - Я пока не придумал куда идти. С тобой решил посоветоваться.
  В неровном свете костра Мариса заметила, что одежда на её спутнике далека от современной. На себе же она обнаружила нечто подобное Васиному рубищу, только в женском варианте. Да что это за мир такой? Лес, допотопные одежды... Здесь вообще есть цивилизация? А то может статься, что и спрашивать про Алекса не у кого. Мариса села ближе к костру и покрепче укуталась в шерстяной плащ, что обнаружила у себя на плечах.
  Накатило внезапное чувство дежавю. Уже было ведь так, что они с Васей сидели у костра. В тот раз на ней было парео, а он загнал её по колено в зыбучий песок. Сейчас вот шерстяной плащ и Вася разводит огонь одним движением руки. Те самые дополнительные административные модули? Ей и в голову не приходило до сих пор, что ни один из кураторов с кем ей довелось работать, ничего такого не использовал. Только стандартный модуль возврата.
  - Это какой-то из дополнительных модулей? - Она кивнула в сторону костра.
  - Чего? - Вася непонимающе переводил взгляд с Марисы на костёр и обратно. - А, да. У Алекса их тут полно. Из жратвы - предлагаю хлеб.
  Он встал и с сосредоточенным видом начал водить правой рукой над левой ладонью. При этом его шатало из стороны в сторону, а уж рожи какие строил... Мариса не поняла, что это за модуль, но Вася с ним явно не до конца освоился. Лёгкое свечение окутало ладонь, а в следующее мгновенье в руке возникла буханка хлеба. Хотя, назвать бесформенную кляксу буханкой - это надо иметь богатую фантазию.
  - Можно на веточках пожарить, - Вася отломил половину и бросил ей. - Звиняй, кроме хлеба у меня мало что получается.
  Ну, ещё бы. Хлеб вон, и тот с трудом осилил. Мариса машинально поймала свою половину пайки и, отщипнув кусок, сразу отправила в рот. Обычный хлеб. Грубого серого помола, как в дорогущих отделах 'здоровой пищи' из супермаркета. Но вполне съедобный. Мысли при этом лихорадочно метались в голове, перебивая друг друга. С чего начать поиски? Нужно найти местных жителей. А дальше? Дальше - неясно. Ни плотности населения, ни расстояния до ближайшего населённого пункта. И вообще непонятно, что за мир такой странный. Вопросы так и норовили вырваться наружу. Но, ведь это же Вася! Поди, дождись от него толковых ответов. Половину забудет рассказать, половину посчитает неважным. И ведь не глупый парень. С компьютером же лихо управился, а шаг в сторону от сферы его интересов - и всё, будто ребёнок малый.
  - Почему мы так странно одеты? - Решилась Мариса. - И что это за лес? Здесь есть вообще города? Цивилизация?
  - Нормальный лес. Ты чего? В этом мире везде такой, - Вася, недоумевая, жевал свою порцию хлеба и только через несколько мгновений до него, похоже, дошло, что все миры, где побывала Мариса - аналоги современного. - А! Ты ж не в курсе... Не боись, города здесь тоже есть. Но маленькие. Цивилизация тоже, но отсталая.
  - Отсталая? Но зачем? - Час от часу не легче. - Какой смысл?
  - Так надо. У Алекса тут глобальный эксперимент.
  Ну, да. А в чём суть эксперимента тебе хоть сказали? Наверняка сказали, да твоя дырявая рыжая башка... Мариса уже начинала закипать, а Вася, как ни в чём не бывало, уплетал свои ломти поджаренного хлеба.
  - Типа одаренных мало, остальных - много. Конфликт, все дела, - Наконец разродился он после паузы. - Здесь, кстати, даже местные могут пользоваться нашими модулями. Хреновенько так, но могут.
  - Всё равно не понимаю, - Прошептала Мари. - Зачем делать отсталый мир?
  - Ну, ты чего? Это же просто... Современный срез и в нём вдруг магия. Прикинь, сколько лишних вопросов. А так... - Вася демонстративно воздел руки, и пламя в костре послушно пыхнуло на высоту человеческого роста. - Магия существует! Трепещите, жалкие людишки! Хы-хы. И никто не задаёт вопросов.
  - Бред какой-то...
  - Ну, почему сразу бред?
  - Да, постановка вопроса какая-то... Не знаю. Сказочная. Ты ещё скажи, что в здешних лесах обитают эльфы, под горами рудники гномов, и рыцари спасают принцесс от драконов.
  - Хы-хы! Не-е-е... - Осклабился Вася, оценив юмор. - Такого тут нет. Ну, разве что рыцари есть и принцессы. Остального не наблюдается.
  Мариса едва удержалась от едкого вопроса 'А что-ж так?'. Если подумать, то в чём-то Вася прав: столь глобальное отличие незаметно прикрутить к эквиваленту современного мира нереально. Но зачем оно в принципе понадобилось? Кто купит результаты таких исследований? От Васи дождёшься, как же... Мариса пообещала себе подумать на досуге, а если даже не поймёт, то есть Алекс и Сэм. Воспоминание об Алексе заставили ещё плотнее укутаться в плащ. Не дай бог ещё один сбой случится, пока они здесь. И будут втроём лежать в лаборатории. Три спелых овоща на грядке.
  - Ладно, пусть цивилизация отсталая и города маленькие. Ты знаешь, где ближайший?
  - Не-а, - С наигранной весёлостью ответил Вася. - Я пока за дровами ходил только дорогу видел. Пойдём по ней и рано или поздно...
  - С такими планами лучше бы в лаборатории Сэма ждали.
  - Ну, предложи чего получше, если такая умная.
  Мариса какое-то время просто сидела, уставившись в костёр, и пыталась упорядочить мысли. Идея спросить местных высказана ею. Впопыхах ляпнула и теперь вот сидит в лесу. Ещё чего выскажи, не обдумав, - ещё круче влипнешь. Оно конечно можно и отключиться, но оставлять жизнь коллеги на усмотрение рыжего совсем не хотелось. С какого же боку подойти к вопросу? Кроме как сориентироваться по факту контакта с местными, никаких идей. За это время Вася покончил со своей порцией хлеба и завалился то ли спать, то ли просто разглядывать крохотный кусочек неба между вершинами деревьев. Тонкие веточки быстро прогорели, и костёр уже не давал тепла.
  - Вась? Может подкинуть дров?
  - Мне нормально, - Флегматично заметил рыжий. - Если хочешь - вон я натаскал, сама подкинь.
  Мариса поднялась и направилась в темноте к куче сухих веток. Те сильно спутались, и отделить несколько от общей кучи никак не получалось. Мариса дёрнула посильней...
  - Вот, чёрт! - Она сунула поврежденный палец в рот. - Кажется, ноготь сломала.
  - Обгрызи, - Дал лаконичный совет Вася. - Здесь многие бабы так делают. Хы-хы.
  - Иди к дьяволу!
  - Во-о-о, чуть не забыл! - Вася аж подскочил и, отобрав у Марисы ветки, всё же помог закинуть их в костер. - Язык! Нам же с местными надо общаться, а ты не умеешь.
  - С чего это? Я во всех мирах так говорила и нормально.
  - Начнём с того, что у местных, нет таких персонажей, как 'чёрт' и 'дьявол'. Усекла?
  - Ладно, - Буркнула Мариса, вновь усаживаясь к костру. - Постараюсь следить за речью. Это всё?
  - Нет, это далеко не всё, - Фраза прозвучала намеренно медленно. Вася при этом ехидно улыбался, а Мариса вдруг осознала, что слышит слова неизвестного ей языке, но странным образом смысл понятен.
  Она попыталась ответить на том же языке, но ничего не вышло. Слова, что называется, вертелись на кончике языка, не желая срываться. Мариса попробовала ещё пару раз под наглое хихиканье Васи, а потом плюнула и решила говорить на родном языке из реального мира.
  - Это и есть местный язык? Почему я не могу на нём говорить, но всё понимаю?
  - Модуль-переводчик. Пассивный. У местных же это... - Вася пощёлкала пальцами, подбирая слова. При этом говорил он по-прежнему на местном диалекте. - Язык меняется постоянно. База слов, как в дискретных мирах не канает. Надо набрать собственный запас.
  - А ты?..
  - А я тут часто бывал.
  Мариса жадно ловила каждое слово. Уже после первых предложений пришла уверенность, что услышанные единожды фразы она может легко повторить. Даже если бы Вася не объяснил суть. Что смущало, так это обилие слов паразитов в речи у рыжего. Как бы не нахвататься по незнанию.
  Следующие пару часов они провели за 'оживлённой' беседой. Мариса поначалу требовала рассказывать любую информацию о мире Алекса, но Вася быстро иссяк. Его интерес к этому миру сводился к посещению злачных заведений и тренировкам навыков управления модулями. Ни политических формаций, ни географических особенностей местности, ни глубокого понимания местных обычаев и верований. Удалось только вытащить, что точка их подключения - западная окраина крупнейшего местного государства. Некая Вальнарская империя. Захолустье якобы то ещё. Что здесь могло понадобиться Алексу - непонятно. За недостатком полезной информации пришлось заставлять Васю нести любую чушь, что взбредёт ему в голову. Лишь бы пополнить словарный запас. Мариса с зубовным скрежетом терпела зачастую бессвязный поток мыслей. Даже пару известных детских сказок в местном переводе прослушала. Если им предстоит встреча с местными, и переговоры будет вести Вася - это ничем хорошим не кончится. Была отчего-то такая уверенность.
  
  Глава 14
  
  Молчун достал из корзины с бельём очередную свежевыстиранную простынь. Встряхнул и набросил поверх верёвки. Поднятая водяная пыль приятно холодила, оседая на коже, и если постараться, то можно было заметить даже маленькие радуги, что быстро истаивали.
  По справедливости, на его месте сейчас должен был быть Прутик. Ведь это по его вине приданое Ухватки благоухало всеми оттенками нечищеного хлева. Взбешённая до истеричного визга, она устроила брату такую взбучку, что Прутик предпочёл ночевать в сарае, а от сундука с приданым, выставленного во двор для проветривания, держался на таком расстоянии, будто от того до сих пор разило навозом. О том, чтобы привлечь пацана к ликвидации последствий, Ухватка даже слышать не хотела. При виде брата она до сих пор теряла над собой контроль: багровела, начинала мелко трястись и, казалось, вот-вот сорвётся на визг.
  В свете того, что занятия со старостой откладывались на неопределенный срок, Молчуну всё равно нечем было себя занять, и он с радостью согласился помочь. Хоть какая то польза.
  - Всё. Это последняя, - Сметана на пару с дочерью доволокли к его ногам тяжеленную корзину с влажным бельём.
  - Не думал, что ты такая завидная невеста, - Молчун многозначительно кивнул на пять рядов верёвок, без зазоров увешанные спасённым приданым. - В сундуке оно выглядело как-то компактнее.
  - Столько и должно иметь приличной девушке, - Ухватка смущённо уставилась в землю и покраснела. - Неумёх никто замуж не берёт.
  Молчун переглянулся со Сметаной и та только руками развела. Поди, сама не рада, что вбила дочери такие мысли в голову. Уж больно рьяно девица пряла, ткала и вышивала. И ведь недурна собой... Молчун знал как минимум двоих деревенских, что заглядывались на неё. А ведь есть ещё и соседние поселения.
  - Ладно, пойдем, дочка. Ужин готовить пора. Ты сам развесишь остатки?
  - Не волнуйтесь, управлюсь.
  Женщины скрылись в избе, а Молчун вернулся к работе. Он старался вешать бельё как можно плотнее, но, похоже, пяти веревок не хватит. Последняя корзина едва начата, а от пятой веревки осталось свободно едва ли два шага. Ну, не отвлекать же по таким пустякам Сметану? Молчун сходил к сараю и, захватив ещё несколько жердей и моток грубой бечевы, принялся сооружать шестой ряд.
  - Эй, Молчун, - Из-за кустов рядом с забором послышался осторожный голос Прутика. - Она далеко?
  - В доме, - Не оборачиваясь, сказал Молчун. - Ужин с матерью готовит.
  Пацан вышел из укрытия, воровато озираясь. Весь исцарапанный и перепачканный, но до сих пор с довольным выражением лица. То ли проделкой своей гордится, то ли новым именем.
  - Бросай бельё, там караван пришел.
  - Караван? - Оживился Молчун. - Наконец-то!
  Он, было, сорвался вслед за мальчишкой, но вспомнил о почти полной корзине белья. А-а-а-а! К демонам эти обещания. Вот сорванец, из-за тебя же застрял. И ведь не попросишь помочь, вон какой чумазый... перестирывай потом. Молчун грустно вздохнул.
  Так, держи себя в руках. Ты взрослый человек, а караван никуда не денется.
  - Погоди, - Он кивнул на корзину. - Чуток осталось.
  - Как знаешь, - Озорная улыбка растянулась на лице мальчишки. - Я его всё равно по новой испачкаю.
  - Сделай милость, не пачкай его, пока сушится. А то, не ровен час, Ухватка решит, что это моя вина. Я же не такой храбрец как ты.
  Молчун с удвоенным энтузиазмом возобновил работу. Бельё ложилось как попало, но лучше так, чем бросить в корзине. Кто тут задарма харчи переводит? Нет таких.
  
  ***
  
  С остатками белья Молчун расправился быстро. Не так быстро, как хотелось, но, всё же, солнце не успело скрыться за ближайшим отрогом и на том спасибо. Добежав до деревенского луга, размеченного под стоянку караванов, Молчун с Прутиком оказались в толпе местных жителей. Считай, вся деревня вывалила из домов поглазеть на чужестранцев. Внизу деловито сновали смуглые люди в непривычных одеждах, а староста Багор о чём-то беседовал с самым богато одетым из них. Жители деревни держались пока на расстоянии. И было отчего: на десять простых работяг, что ставили палатки и разбирали тюки с товаром, приходилось человек двадцать хорошо вооруженных всадников.
  - Гляди, чудище какое, - Прутик с остервенением дёргал его за рукав и указывал немного в сторону от основной стоянки.
  В уже наступающих сумерках было не очень хорошо видно и огромную тушу животного Молчун, поначалу, принял за один из здешних валунов. Теперь, когда его, что называется, ткнули носом, он с изумлением понял - это живое существо в два человеческих роста. С не меньшим изумлением для самого себя Молчун осознал, что видел уже таких раньше. Название вертелось на кончике языка, но он знал - пока кто-нибудь другой не выскажет его вслух он так и не сможет произнести.
  - А это, - Прутик продолжал наседать на него. - Смотри, смотри! Это же верблюды.
  Молчун перевёл взгляд на новую диковинку и снова поразился той лёгкости, с которой очередной кусочек воспоминаний нашёл своё место. Увешанные тюками с товаром животные не были лошадьми, как он решил поначалу. Стоило снять с них весь притороченный скарб, как даже в сумерках стал виден горб посреди спины.
  - Вижу, - Голос Молчуна был едва слышен. - О боги, Филин был прав. Это удивительно!
  Багор, видимо, закончил переговоры и поднялся по тропе к столпившимся жителям Валунов.
  - Ясень, им нужно хвороста и дров на четыре костра, - Обратился он к одному из своих помощников. - Чтоб до утра хватило. Овечку возьмут и штук восемь курей. Яиц еще три дюжины. Позаботься там.
  Помощник только кивнул и припустил в сторону деревни.
  - Так, остальные - расходимся! - Скомандовал Багор, обращаясь к толпе. - Хватит глазеть, дайте людям отдохнуть.
  Любопытные не спешили идти по домам, но староста был настойчив. В деревне его всё таки уважали, поэтому уговоры ограничились лёгкими подзатыльниками для особо зазевавшихся.
  Молчун шёл домой с таким видом, будто по нему стадо овец прошлось. Казалось, в голове кто-то орудует кузнечным молотом, расшатывая крепкие стены. Конечно, речь не идет о восстановлении памяти, но ведь он только посмотрел. Надо непременно пообщаться с кем-нибудь из этих зульгарцев. Того, чем может обернуться такое общение Молчун жаждал как утопающий глотка воздуха и в то же время страшился. Прутик, напротив, пребывал в возбуждении. Он забегал вперёд и снова возвращался к медленно бредущему Молчуну. Сыпал вопросами и, не дождавшись ответа, выдавал на-гора кучу нелепых предположений и явных небылиц. Одним словом - мальчишка.
  - Явились!? - Сметана встретила их ещё на пороге. - До завтра потерпеть не могли? Ужин стынет, а они шляются незнамо где...
  - Мам, ты не поверишь, - Прутик переключился на нового слушателя и, похоже, заткнуть его не было никакой возможности. - Там такой огромный зверь. На нём товара в полдюжины раз больше чем на верблюдах. Я ни разу в жизни таких не видел.
  - Ты много чего в жизни не видел, - Отрезала мать. - Марш за стол!
  Мальчишка метнулся к своему месту, не забыв обогнуть по широкой дуге багровеющую сестру.
  - Ну, а ты чего встал? - Сметана, уперев руки в боки, переключилась на Молчуна.
  - Я их видел! Раньше... - Глаза Молчуна смотрели на хозяйку, но он не видел её. Мысли витали далеко-далеко. - Я не знаю, откуда, но эти люди мне знакомы.
  Сметана переглянулась с мужем. Тот на мгновение задумался и, просто кивнув, вернулся к трапезе. Так часто бывает между людьми, что прожили в браке добрую половину жизни. Иногда им не нужны слова, чтобы понять друг друга.
  - Ну, ладно... - Брови Сметаны сошлись на переносице. - Может ты и прав.
  Похоже, простым кивком Вереск поставил точку в каком-то недавнем споре.
  - Чего это вы? - Напрягся Молчун.
  - Завтра Вереск едет вместе с караванщиками в Уствин, - Женщина сверлила его взглядом, улавливая малейший отклик на сказанное. - Если хочешь, он возьмёт и тебя.
  Это же невероятно! Вереск, я тебя обожаю. Провести несколько дней, общаясь с людьми, которые могут дать 'пищу' воспоминаниям? Вспомнить... пусть немного, но хоть крупицу. Да он самое большее, на что рассчитывал - это с утра парой слов перекинуться, пока лагерь не свернут.
  - Конечно, хочу, - Губы непроизвольно растянулись в глупой улыбке.
  - А я?! - Встрял в разговор Прутик. - Я тоже хочу.
  - А ты наказан! - Хором ответили Вереск со Сметаной.
  Ухватка промолчала, но по лицу было видно, что ответом родителей она более чем довольна.
  
  ***
  
  Предвкушение поездки настолько его взволновало, что в голову лезли мысли одна невероятнее другой. Опасения сменялись эйфорией, а через мгновение снова страхи. Аж сводит живот.
  Захватывающие картины не давали уснуть, и он просто лежал с закрытыми глазами до самого утра. Воображение снова и снова рисовало, как лавина новых впечатлений... или старых воспоминаний... Неважно, что именно, но обязательно кардинально перевернёт его нынешнее существование.
  Когда над ухом послышался шёпот Вереска 'Вставай, пора собираться', Молчун не заставил себя долго ждать.
  Выезжали засветло и домочадцев старались не будить.
  - Вот здесь пирог и сыр. Съедите в обед, - Сыпала наставлениями заспанная Сметана. - В этой котомке смена белья.
  Вереск молча забирал свёртки, выдаваемые женой, и распихивал по углам телеги между тюками подготовленной к продаже шерсти. Товар он, похоже, загрузил ещё с вечера.
  - Браги много не пейте, - Продолжала нудить женщина. - Как продашь всё - сразу возвращайтесь. И следи за Молчуном, мало ли что с непривычки...
  Мужчины переглянулись и Вереск, героически заткнув жене рот поцелуем, скомандовал отправление.
  Молчун вспрыгнул на телегу. В предрассветном мареве, что укутывало склоны Туманного кряжа, ему показалось, что из-за двери сарая кто-то наблюдает. Прутик? Ну, да. Кто же ещё? Он улыбнулся и незаметно для Вереска помахал на прощание притаившемуся 'младшему брату'. За спиной оставался маленький клочок известного ему мира. Теперь горизонты станут немного шире.
  На выезде из деревни им встретилась ещё одна местная телега. Она мирно стояла у обочины, а товар на продажу не отличался от их собственного - всё те же тюки мытой шерсти знаменитых тонкорунных овец, которыми славился край.
  - Здоров, Хруст, - Вереск натянул вожжи и остановил свою телегу рядом. - Много настриг, гляжу, в этом году.
  - Не жалуюсь, - Крепкий, как и все жители деревни, мужчина кутался в плащ и периодически дышал на озябшие руки. - Ты тоже вон не мелочишься.
  - Зульгарцы далеко ушли, не знаешь?
  - Даже не трогались ещё.
  Вереск удивленно выгнул бровь. Молчун тоже навострил уши. Когда за столом обсуждали детали поездки, то Вереск предупредил, что купцы долго собираться не станут и, скорее всего, засветло покинут деревню. Ехать предполагалось за ними, но в отдалении. Водилась за зульгарцами такая особенность - не любили они одиноких путников на своём пути. В каждом встречном им демон дорог мерещился, что головы путникам морочит.
  Местные мужики так и приноровились ездить: вроде и с караваном, но чтоб не нервировать охранников. Главное показать, что на обочине стоишь - значит, живой человек. Демону покинуть дорогу не под силу. Проще уж так. Зульгарцы - народ горячий. Ну их...
  То, что караван ещё не тронулся, было очень не похоже на обычное поведение торговцев.
  - С ними чернокожий едет, - Пояснил Хруст и звонко щёлкнул костяшками пальцев. - Из знатных вроде. К поездкам непривычный, вот и задерживает всех.
  - Гардахарец что-ли? Его-то какая нелёгкая понесла через наши края?
  - Мне почём знать? Хочешь сам спроси, а мне одного вида его зверюги хватило, чтобы и не думать с расспросами лезть.
  Ожидание затянулось. Мужчины вяло переговаривались, обсуждая планы на ярмарку. Сроки, за которые удастся сбыть товар. Цены, которые следует запрашивать. Вспоминали предыдущие поездки и незабываемые развлечения, что может предложить большой город. Из-за ближайшего горного хребта уже показался алый диск дневного светила и утренний туман стал понемногу рассеиваться, когда зульгарцы наконец-то выдвинулись в путь.
  Вереск с Хрустом выждали, чтобы караван ушёл вперёд, и медленно покатили следом. Единственное свежее впечатление, что досталось Молчуну - это гигантское животное, название которого он так и не вспомнил. Огромная туша проплыла мимо, частично теряясь в тумане. На этот раз исполин был в полном походном облачении с настоящим шатром на спине и в таком виде совсем не походил на бездушный валун. Гардахарца рассмотреть не удалось, а память без внешних подсказок отказывалась отвечать, есть ли в ней место людям с чёрным цветом кожи.
  Мужчины привычно выдерживали дистанцию, не теряя караван из виду. Колёса мерно поскрипывали, а Молчун развалился на мягких тюках и, любуясь почти безоблачным небом, вновь погрузился в мечты. На данном этапе поездка не сильно помогла с 'пищей' для памяти. Но ведь впереди ещё несколько ярмарочных дней.
  
  ***
  
  От идущей впереди телеги Хруста донеслось громкое 'Тпр-ррр-уу'. Через мгновения встал и Вереск.
  - Ты чего это?
  - Они на мосту, кажись, застряли. Глянь, ты позорчее будешь.
  Молчун привстал с удобного лежбища на мягких тюках и посмотрел вперёд. Дорога шла под уклон и там, вдалеке, пересекалась с голубой лентой небольшой речушки. А может и вовсе ручья. Часть каравана уже успела перебраться на другой берег. У другой части явно возникли проблемы.
  - Ждать будем? - Хруст по привычке задумчиво щёлкал пальцами. - А то с выездом задержались. Здесь ещё... Как бы до захода успеть обустроиться.
  - Мне тоже не охота на тракте торчать, - Хмыкнул Вереск. - Вдруг у них там и правда надолго.
  Ещё немного посовещавшись, мужики решили, что лучше выяснить, в чём собственно проблема. А там, глядишь, купцы их вперёд пропустят. Тем более, что до Уствина уже рукой подать. Места обжитые, никакой демон голову не заморочит.
  Телеги снова покатили вперёд. По мере приближения к торговцам стала понятна причина их затруднений. Всё тот же знатный гардахарец со своей зверюгой. Та наотрез отказывалась ступать на хлипкий с виду мостик без перил, под которым, по весеннему бурно, клокотал водный поток.
  Верблюды с товаром и половина конной охраны уже перебрались и теперь устроили внеочередной привал. Зульгарцы, похоже, привыкли к постоянным задержкам по вине знатного попутчика за время совместного пути. От группы охранников выдвинулся смуглый воин и жестами попросил остановить телеги.
  - Приветствую вас, - Вереск говорил на чистом валайском с почтением в голосе и, как умел, помогал жестами донести смысл до зульгарца. - Можем ли мы проехать через мост вперёд вас?
  - Ждать! - Отрезал воин также на основном языке империи, но с сильным акцентом. - Хозяин слон пробовать раз. Вы ехать потом.
  Слон?! Ну конечно! Слух Молчуна моментально вычленил новое слово из рубленой речи зульгарца, а память услужливо сопоставила его с гигантским ездовым животным. Вот значит, как тебя называют?
  В этот самый момент гардахарец по всей видимости предпринимал очередную попытку, только действовал он крайне странно. Слон стоял отдельно от хозяина, спиной к мосту и нервно встряхивал головой, отказываясь даже смотреть в сторону бурной воды. Для удобства животное распрягли, и пёстрый шатёр с его спины теперь валялся в придорожной грязи бесформенной тряпкой. Там же валялись и внушительные тюки со скарбом. Рядом с одним из вскрытых тюков и суетился невероятно высокий чернокожий мужчина в зимнем меховом тулупе, явно с чужого плеча. Молчун заворожено смотрел за действиями гардахарца и ровным счётом ничего не понимал в происходящем.
  Перед чернокожим, прямо на земле лежала фигурка, вырезанная из кости и смутно напоминающая по очертаниям слона. Вокруг фигурки, образуя затейливый узор, дымились тонкими струйками пучки сушеной травы, а сам хозяин животного заунывно тянул какую-то мелодию и раскачивался в такт из стороны в сторону.
  - Что он делает? - Шёпотом обратился Молчун к попутчикам.
  - Не знаю, - Пожал плечами Вереск.
  - Надеюсь, что не магичит, - Хруст смачно сплюнул в придорожную пыль.
  Тем временем гардахарец завершил свои песнопения и, неестественно покачиваясь, подошёл к слону. Длинные и тонкие пальцы коснулись животного между глаз и в этот же момент дернулся Молчун. Он физически ощутил, как установилась связь между человеком и слоном. Если бы его спросили, что именно он почувствовал, то Молчун вряд ли смог бы подобрать слова. Объясните слепому, как выглядит радуга. Покажите глухому, как завывает ветер. Это невозможное чувство, непередаваемое. И в данный момент где-то на задворках памяти формировалось смутное ощущение, что сам Молчун проделывал подобное множество раз. Вот только смысл всех предыдущих ритуалов так и остался непонятым.
  Гардахарец стал пятиться в сторону моста, а слон, будто заворожённый поплёлся за ним следом. Окружающие затаили дыхание. Даже зульгарцы, скорее всего видевшие и не раз за время поездки подобные фокусы, с интересом следили за происходящим. Шаг, ещё шаг... Парочка замедлилась, подойдя вплотную к мосту. Слон всё так же безропотно следовал за хозяином.
  Ну же, давай! У Молчуна всё сжалось внутри и, не отдавая себе отчета, он страстно переживал за успех операции, будто от этого зависела чья-то жизнь.
  Но... Не судьба. Стоило слону ступить на мост, как связывающая сознания 'нить' лопнула. Молчун так же отчетливо как при её появления почувствовал, что нити не стало. По скривившемуся виду гардахарца было понятно, что незапланированный разрыв связи - процесс болезненный. Вздернув свой длинный нос, гигант недовольно затрубил и стал пятиться, уходя подальше от ненавистной воды.
  - Вы - ехать! - Вывел всех из ступора голос охранника.
  Телеги медленно покатили мимо слона и его хозяина. Гардахарец в гневе пинал ни в чём не повинный тюк с травами для воскуриваний и извлекал оттуда пучки для нового ритуала. Зульгарцы беззлобно посмеивались. Нынешняя попытка явно была не первой.
  - Погоди, - Молчун соскочил с телеги и пошёл рядом. - Мне кажется, я знаю, что делать.
  Вереск хмуро посмотрел на него, но останавливать не стал. Стараясь не привлекать внимания, Молчун до последнего держался вблизи телеги и, поравнявшись со слоном, резко свернул в его сторону. Зульгарцы напряглись, но активных действий пока предпринимать не стали. Ограничились только окриками:
  - Эй, ты! Назад!
  - Молчун, ты чего?! - Вторил зульгарцам перепуганный Вереск. - Вернись, он наверняка опасен.
  Но все эти крики не возымели действия. Молчун знал, что и как нужно делать. Знал и был готов реализовать задуманное.
  - Тише, тише, - Он задумчиво погладил длинный желтоватый бивень. - Всё будет хорошо. Я тебе помогу.
  Слова на самом деле были не нужны. Он и это знал, но так было проще сосредоточиться самому. Нить контакта установилась почти мгновенно. Вместе со словами Молчун формировал образы тишины, спокойствия и безопасности, адресуя их несчастному и запуганному животному.
  - Молодец, - Нашёптывал он. - Видишь? И совсем не страшно.
  В их сторону устремились буквально все охранники, но Молчун не обращал внимания на окружающих. Он сосредоточился на поддержании нити и внушении храбрости трусливому гиганту. Шаг за шагом и вот уже оба стоят на мосту. Надо успеть, пока никто не вмешался. Где там охранники? Сколько ещё времени в запасе?
  Посторонняя мысль едва не разорвала эфемерную связь, и Молчун выбросил её из головы. Расслабиться удалось только в тот момент, когда гигант ступил на твёрдую почву. На нужной стороне реки.
  - Вот и всё, - Молчун выдохнул и позволил себе оглянуться.
  Ошарашенные зульгарцы столпились по ту сторону моста, но никто из них не проявлял агрессии. Впереди всех, раскинув руки, стоял хозяин животного. Он явно бросился удерживать караванщиков от вмешательства. Сейчас этого уже не требовалось, а он всё так и стоял в нелепой позе.
  - Ва ни нани? - Голос гардахарца был хриплым и очень удивлённым.
  'Кто ты?'. Осознание того, что вопрос задан не на валайском и не на рунгийском - резануло Молчуна. Я знаю язык чернокожих? Возможно. Или вопрос столь очевиден, что исключает варианты? Пусть скажет ещё что-нибудь.
  - Я просто помог, - Молчун поднял руки в знак того, что не представляет опасности. - Просто помог.
  - Руха, - Крикнул гардахарец куда-то в сторону. - Неда хапа.
  Память Молчуна однозначно говорила о том, что чернокожий позвал кого-то по имени Руха. И действительно, через толпу охранников уже протискивался зульгарский мальчишка лет пятнадцати.
  - Кума вамба, - Он махнул рукой в сторону Молчуна, - Има Саваах Имба. Ем ни нани?
  Мальчишка кивнул и обратился к Молчуну, но тот уже знал перевод. 'Скажи ему: я Саваах Имба. Кто он?'.
  - Мой господин, великий варра гардахара Саваах Имба интересуется, - Мальчишка тщательно подбирал слова, приукрашая исходные фразы. - С кем он имеет честь общаться?
  Молчун решил, что сможет ответить и без переводчика, но с удивлением осознал, что может повторить только фразы, уже произнесённые гардахарцем. Все остальные слова вязли и не желали слетать с языка. Видимо та же беда, что и с названием слона. Пока не услышу - не вспомню.
  - Передай господину, я рад помочь. Местные люди, - Он махнул в сторону телег. - Зовут меня Молчуном, но это всё, что я могу сказать о себе.
  Выслушав перевод, Саваах по-детски широко улыбнулся. Подошёл вплотную и положил руку на плечо Молчуну. Вблизи разница в росте казалась ещё более разительной.
  - Нилишан газва. Хии бвана, - Гардахарец покачал головой. - Веве нгуву Кхаад Итай.
  Он еще раз хлопнул Молчуна по плечу и направился к топчущемуся в недоумении слону. 'Я удивлён. Такой мастер. У тебя сила самого Кхаада Итая'. Слова, единожды произнесённые, легко запоминались, и Молчун чувствовал, буквально неделя общения и он сможет вполне сносно изъясняться на гардахарском. Наверно так же было и с двумя уже известными ему языками, просто первые дни после спасения он провалялся в бреду, и не помнит собственных ощущений.
  - Мой господин говорит, что ты очень сильный, - Мальчишка помялся. - Он сравнил тебя с каким-то Кхаадом Итаем, но я не знаю кто это.
  Молчун стоял, ожидая пока подъедет телега Вереска. Проходящие мимо зульгарцы одобрительно кивали, выражая признательность.
  - Ну, ты и напугал нас, - Вереск смотрел на него с нескрываемым удивлением. - Что ты с ним сделал?
  - Объяснил, что боятся глупо.
  - А чернокожий что?
  - Не знаю, - Молчун взобрался на своё место в телеге. - Удивился. Сказал, что у меня сила какого-то Кхаада Итая.
  - Это ещё кто?
  - Наверно какой-нибудь гардахарский герой.
  Телега проскрипела мимо Савааха, пытающегося приладить на место снятую упряжь. Чернокожий помахал им, вновь одарив искренней улыбкой. Ещё раз, мол, спасибо.
  - А знаешь, Молчун, я что думаю? - Вереск бросил взгляд в сторону Савааха. - Ведь он тебе имя новое дал.
  - Какое?
  - Будешь теперь Кадаем.
  - Пф-ф-ф. Замечательное имя, - Фыркнул Молчун. - Никто не знает, что оно значит, а ты даже выговорить его правильно не можешь. Он сказал не Кадай. Меня сравнили с Кхаадом Итаем.
  - Да, да. - Улыбнулся Вереск. - Я так и сказал: Кадай.
  Молчун махнул рукой и не стал спорить. Имя всё равно надо было менять, а Кадай звучит ничуть не хуже Грамотея или Болтуна.
  
  Глава 15
  
  Мариса привыкла вставать рано. Причём сама, даже не особо нуждаясь в будильнике. На этот раз её настойчиво трясли за плечо.
  - Э-эй... - Кто-то сдернул с неё одеяло. - Вставай, соня.
  Господи, почему же так холодно? Свернувшись клубочком, Мариса попыталась вновь натянуть одеяло на нос, но вспомнив, где находится, резко вскочила. Лес! Не кровать, а холодная земля с прелой прошлогодней листвой и чахлой травкой. Не одеяло, а шерстяной плащ. Клочья утреннего тумана скрывали всё на расстоянии пяти шагов, а на месте вчерашнего костра виднелись давно остывшие головешки. Мир Алекса.
  - Доброе утро, - Голос Марисы был сиплый и, похоже, ночевка на сырой земле не прошла для организма даром.
  - Как спалось? - Съехидничал рыжий. - Сладко? Чего снилось?
  - Ничего не снилось.
  - Хы, и тебе ничего. Мы статистику ведем. Походу, никому из нас тут не сняться сны.
  - Любопытный факт, - Сварливым тоном ответила Мариса. - А главное, очень полезный.
  Она с трудом сглотнула, и в горле отдалось ноющей болью. Кажется, простыла. Если так и дальше пойдёт, то аргументов за то, чтобы не покидать мир Алекса останется катастрофически мало. А ведь ещё на голове чёрте что, а не прическа и зубы не чищены. Пусть Вася не мужчина её мечты, но за свой внешний вид Марисе стало стыдно. Она пятерней попыталась пригладить волосы.
  - Выдвигаемся?
  - Ну, если ты не передумала.
  - Не начинай! - Она едва сдерживала себя, хотя раньше по утрам не замечала за собой таких настроений. - В какую сторону эта твоя дорога?
  - Туда, - Вася махнул себе за спину. - Только если что - я главный. У меня опыта больше.
  - Само собой.
  К дороге пришлось продираться через густой подлесок и очень скоро лицо и руки украсили свежие царапины, а ноги с непривычки постоянно подворачивались на кочках. Шерстяной плащ чудом оставался цел, и ежеминутно его приходилось освобождать от цепкой хватки местной флоры. Десять минут, что они потратили на этот марш бросок, показались Марисе долгими часами. Это ещё хорошо, что Вася не напутал с направлением. Почти.
  - Предлагаю это... идти налево.
  - Почему?
  - А что? - Вася довольно осклабился. - Настоящие мужики всегда ходят налево.
  В обе стороны тянулась одинаково серая лента разбитой грунтовки со следами колес и гужевого скота. Концы дороги терялись за холмами, что в одну, что в другую сторону. Плюс ко всему окрестности насколько доставал взгляд, будто нарочно кто забросал огромными каменюками. Попадались экземпляры и с лошадь размером и даже с целый дом.
  - То есть, других аргументов у тебя нет?
  - У тебя что-ли есть?
  Признать Васю за главного Мариса, конечно, признала. Но не отдавать же ему, в самом деле, единоличное право принимать решения. С другой стороны, почему бы и не налево? На всякий случай Мариса постаралась понять, что же её насторожило и почему так хочется перечить Васе. Она почти минуту крутила головой, рассматривая оба направления. Холмы и валуны перекрывали обзор, и куда заведёт дорога буквально через сто метров, уже и не угадаешь.
  - А скажи мне, главный, дымок вон за тем холмом - это случаем не жилища местных?
  - Хм, - Железный аргумент застал Васю врасплох, совсем на чуть-чуть опередив едкую шпильку в сторону Марисы. Он долго сопел и краснел, но ничего поделать не смог. - Ну, может и правда живёт кто. Идём направо?
  - Ты - главный...
  Уже через минуту от Васиного смущения не осталось и следа. Он возглавлял их маленький отряд с таким видом, будто идея свернуть в сторону бледных струек дыма от очагов местных жителей принадлежит ему. В целом Марису ситуация устраивала. Для себя она сформулировала задачу - не дать Васе наломать дров и в том, что способна вовремя вмешаться, успела убедиться. Смущала только непривычная одежда и особенно обувь. Одежда 'под местных' сильно натирала, колола грубой шерстью и вообще сидела не пойми как. Кошмар цивилизованного человека. Всю дорогу она только и делала, что утешала себя - 'это ненадолго'.
  Двадцати минут хватило, чтобы обогнуть холм, скрывающий источник дыма и перед их глазами обнаружилось ответвление дороги, забирающее немного вверх мимо вездесущих валунов. На пригорке виднелось несколько приземистых домиков из потемневших бревен.
  - Кажись пришли.
  - Ты придумал, что спрашивать будешь?
  - Нет. А ты?
  Мариса только хмыкнула и свернула в сторону местной 'цивилизации'. Мда, главный называется, нечего сказать. Они уже почти дошли до ближайшего дома, как из-за забора выскочил мальчишка лет десяти. Он едва замедлил шаг, пробегая мимо них, и Марисе даже показалось, что вот-вот начнет задавать вопросы. Женский окрик заставил мальца опомниться и прибавить ходу.
  - Прутик, вернись немедленно! - Из-за того же забора показалась запыхавшаяся женщина. - Слышишь? Я кому сказала!
  - Я не знаю, кто такой Прутик, - Парнишка уже скрылся из виду, свернув за один из валунов у дороги. - Меня зовут Храбрец.
  - Уши откручу!
  Она заметила невольных свидетелей семейных разборок и сбавила обороты. Весь диалог с сыном женщина вела на каком-то другом языке, не том что полночи штудировала Мариса. Понять-то всё понятно, а вот как теперь вести беседу, если словарный запас нулевой? Но женщина развеяла опасения.
  - Добрый день, путники, - Обращение прозвучало на валайском. - Вы одни? Без каравана?
  Мариса бросила взгляд на Васю. Как, мол, выкручиваться будем? Какие ещё караваны?
  - Здрасьти. Послушай, женщина, - Без обиняков начал рыжий. - Мы тут друга ищем, Алекс зовут. Не встречался? Если что - мы заплатим.
  - Первый раз слышу такое имя? - Женщина заметно напряглась.
  - Значит, не встречала. Ну, тогда это... спасибо. Марис, пошли дальше.
  В этот момент Марисе захотелось кое-кого придушить или любым другим изощрённым способом нанести увечий.
  - Если ты так будешь спрашивать - мы его никогда не найдём, - Зло прошипела она, оттесняя Васю в сторону. - Дай я попробую!
  - Добрый день, меня зовут Мариса и мы ищем одного нашего друга. В нашем селении его знают как Алекса, но он мог представиться и другим именем, - Марисе на ходу приходилось лепить легенду. Чтоб и на вранье не попасться, и лишнего не взболтнуть. - Мы будем благодарны любой информации.
  Напряжение из позы местной жительницы так и не исчезло, но она кивнула в знак того, что не против выслушать.
  - У нас маленькое поселение... ммм.... магов. Да, магов. Кроме Алекса мало кто покидает пределы посёлка, да и он обычно надолго не отлучается. А тут полгода как нет вестей, - Мариса чувствовала, что ещё немного и ей скажут 'хватит врать'. Или Вася или эта женщина, но оба молчали. - Мы уверены, что он до сих пор жив. Я говорила, он сильный маг и может о себе позаботиться. Но мы всё равно боимся, что с ним что-то произошло.
  - Например? - Довольно резким тоном поинтересовалась женщина. Доверия путники у неё явно не вызывали.
  - В том то и дело, что мы не знаем. Только то, что где-то полгода назад он направился в эти края. Вот по тракту, что проходит мимо вашей деревни.
  Последнее утверждение Марисе и самой казалось натянутым. Особенно глупо, наверно, в этом свете звучит, что искомый односельчанин должен быть жив.
  - Нет. Боюсь, я ничем не могу вам помочь, - Женщина повернула в сторону деревни, но через несколько шагов остановилась. - И знаете, что... Не говорите больше никому, что вы или ваш друг - маги. В наших краях это опасно.
  Ну, что? Первый попавшийся источник информации не помог продвинуться в поисках. Это не так уж страшно, но Мариса чувствовала какую-то недосказанность.
  - Что, тоже не срослось? - Ехидно заметил Вася.
  - Мне кажется, она не всё нам рассказала, - Пропустила мимо ушей издевку Мариса.
  - Ну, хочешь, я ей это... пятки поджарю. Мигом все выложит.
  - Не надо. Спросим ещё кого-нибудь, - Мариса прикидывала, в какой бы двор сунуться в первую очередь. - Только учтём, что магами называться не стоит.
  Она подошла к ближайшей калитке и не успела даже руку протянуть, как со двора раздался заливистый лай. Сердце от неожиданности аж в пятки ушло. Так! В дома соваться без приглашения не стоит.
  - А я знал, что Молчун - маг, - Незамеченным к ним подкрался давешний парнишка. То ли Прутик, то ли Храбрец. Держался он при этом на почтительном расстоянии, готовый в любой момент снова сделать ноги.
  - Кто?
  - Ну, Молчун. Вы же про него спрашивали? - Малец изучал их будто заморскую диковинку. Знал бы как недалек от истины. - Его отец как раз осенью в лесу нашёл. Он ещё не помнит ничего. Потому, наверно, и домой не возвращался.
  Вася с Марисой переглянулись. Везение? Или снова пустышка?
  - Да, возможно это он. Где нам его найти не подскажешь?
  - А вы мне пятки поджаривать не будете?
  - Нет, что ты, - Мариса изобразила самую искреннюю улыбку. Не переиграть бы. - Вася просто пошутил.
  - Вы странные люди. Странно говорите, странно выглядите. Прям как Молчун, - Мальчишка улыбнулся вспоминания, будто Молчун ему отлично знаком и вообще хороший друг. - Странный, но добрый.
  - Да, это похоже на нашего друга. Ты скажешь, где его можно найти?
  - А, так уехал он. Уже дня три как, - Мальчишка поскрёб в затылке. - В Уствине ж ярмарка, вот они с папой туда и направились. Через седмицу, может две вернутся.
  Зародившуюся было эйфорию, как рукой сняло. Даже неделя - это слишком долго. Мариса возможно и протянет столько, а вот Васиного лимита точно не хватит.
  - Ну, мы ... пойдем, значит? - Вася растерял весь запал 'главного'. - В этот, как его? Уствин? Нам то ждать - никак...
  - Сама понимаю.
  А ведь разминулись всего на три дня. На три минуты раньше подключись - уже нашли бы.
  - Спасибо тебе, - Мариса задумалась, вспоминая имя. - Храбрец. Ты нам очень помог.
  - Не за что. Вы на ярмарке Вереска из Валунов спросите - это мой отец, его там многие знают. А где он, там и Молчун будет.
  
  Глава 16
  
  Почти весь остаток пути Молчун... хотя теперь уже Кадай, провёл, пытаясь осознать, какое же место в его прошлой жизни занимали столь необычные способности. Понятное дело, что в деревне они ни разу не проявились. Там, скорее всего, никто и не знал, что такое возможно. Вереск вон успел замучить расспросами. И ведь не объяснишь толком. Проще ещё раз проделать то же самое, чем подбирать слова.
  - И ты ему прямо так и сказал? - Не унимался Вереск. - 'Не бойся' и всё?
  - Ну, конечно не всё. Слов он вообще не понял, - Устало повторял Кадай. - Главное образы... Картинки, символизирующие настроение. Понимаешь?
  - Я понял. Это как во сне? Ну, так бывает: встаёшь утром и помнишь только, как снилось что-то хорошее... Или наоборот, плохое.
  - М-м-м?! - Кадай неосознанно сделал паузу. - Наверно.
  Что такое сны он откуда-то знал. Просто знал. Но в данный момент его посетила мысль, что он не помнит, чтобы ему хоть раз что-нибудь снилось. Может в прошлой жизни, до потери памяти?
  С телеги Хруста донеслось недовольно сопение. Мужик пробурчал что-то нецензурное и резко остановил лошадку.
  - Вереск, ну ты-то взрослый мужик... - Хруст недобро зыркал на них исподлобья. - Неужто до сих пор не дошло, что он - одарённый?
  - Да ну!? - Отмахнулся, было, Вереск, но при этом заметно подобрался и стал нервно озираться. - Не шути так...
  - Какие шутки? Ты видел обряды чернокожего? Травки, идолы, мантры... Я тебе говорю - он магичил.
  - Что он делал? - Не выдержал Кадай.
  - Магичил! - Отрезал Хруст, будто одно это слово сразу всё объясняло, и покатил на своей телеге дальше.
  Вереск в это время задумчиво пощипывал губу и бубнил что-то под нос, явно прокручивая в памяти подробности случившегося на мосту.
  - Вереск?! - Кадай решил, что не отстанет, пока не получит объяснений. - О чём это он?
  - Ты знаешь, а Хруст прав, - Задумчиво протянул мужчина. - Нам повезло, что никто не видел как вы... Ну, я надеюсь, что никто кроме нас не видел.
  - Сделай милость, объясни толком.
  Вереск настороженно оглядывался, не решаясь начать. Кадай же чувствовал, что затронутая тема вроде как не в почёте и об этом не принято говорить при посторонних. Но, демоны, если это имеет отношение к его прошлому, он обязан знать.
  - Не томи, - Подбодрил он собеседника. - Если ты не расскажешь, то я буду вынужден спрашивать у...
  - Не надо! Уж лучше я, - Сдался Вереск и скривился, будто гнилья обожрался. - Сглупил я: надо было тебе ещё в деревне всё рассказать. Может и не полез бы помогать гардахарцу.
  Вереск тряхнул вожжами, и телега стала нагонять уехавшего вперёд Хруста.
  - Говорят, за пределами нашенского княжества, живёт много одарённых. Колдуны там, волшебники, ведьмы, шаманы. В разных местах их по разному называют, но каждый умеет что-нибудь эдакое... Не обязательно с животными ладить.
  - За пределами княжества? - Кадай вычленил главное. - Где именно?
  - Да везде, - Вереск пожал плечами. - Просто у нашего князя любой одарённый вызывает лютую ненависть. Как прознает, что кто-то колдовать может, так его стражники приходят и всё... И отец его так же поступал и дед. Вот и не селится никто из одарённых здесь. Бывает, среди детей кто родится со способностями, так семья всем составом старается съехать в другие края. Я почитай и не упомню когда последний раз одарённых то видел.
  - Это почему такая нелюбовь?
  - Да кто их, благородных, разберёт? Слышал я, пророчество вроде какое-то есть. Там 'одарённые род Магва сгубят' или навроде того... Только я наверняка не скажу. Не интересовался особо.
  Кадай переваривал информацию, тщательно анализируя на возможный отклик свою память. Удивительно. Рассказ Вереска едва прошёлся по верхам новой темы, а память уже смутно сигналит: 'знаем, мол, знаем мы про одарённых'. Есть такие. Не врёт Вереск. И общался, должно быть, Кадай с ними не единожды. Что ещё? Да, про то, что на территории Уствинского княжества таких сыскать большая проблема, вроде слышал. А вот 'причина' такого положения дел - эта информация точно внове.
  - Считаешь, я тоже такой? Одарённый?
  Вереск молчал, только поджатые губы говорили о том, что ответ очевиден. Он долго буравил взглядом Кадая, собираясь с мыслями.
  - Продадим товар и сразу домой, - Наконец резюмировал Вереск. - Нечего тебе лишний раз перед княжей дружиной светиться. Хруст не сдаст, он к тебе привык. Побеситься, но смолчит. А вот зульгарцы могут ненароком проболтаться. И тебя загребут и чернокожего этого...
  Хм... Значит всё-таки одарённый!? Это уже кое-что. Об опасности со стороны князя Кадай думал как-то отстраненно. Вроде это касается кого угодно, но только не его. Вереск волнуется? Так и немудрено. Он вообще мужик осторожный. Любит лишний раз перестраховаться. А возвращаться сразу в деревню - это несусветная глупость. Такой шанс выпал...
  - Брось, Вереск, обойдётся.
  - Ну, не знаю, - Тот с сомнением покачал головой. - Будем надеяться, боги уберегут.
  
  ***
  
  С момента их приезда ярмарка всё набирала и набирала обороты. Каждый вечер на поле под городской стеной приходило по одному, а то и по два каравана с несколькими местными телегами на хвосте и толчея, казавшаяся ещё вчера невыносимой, только усиливалась. То тут, то там вырастали новые цветастые палатки, телеги с товаром выстраивались в ряды, а воздух наполнялся несмолкающим гомоном сотен голосов. Любое сборище в Валунах, на которое являлась вся деревня, теперь казалось Кадаю посиделками в тесном дружеском кругу. Вереск предупреждал, что с непривычки будет неуютно, но Кадай быстро освоился. Или не освоился, а просто вспомнил каково это - жить в большом городе?
  - Э-э-э-й, Кадай, - Вереск старательно называл его новым именем. - Ты где всё время пропадаешь?
  - А? Что? - Оклик Вереска отвлёк его от наглого подслушивания разговора двух богато одетых зульгарцев. - Случилось чего?
  Сидеть в телеге, ожидая покупателей, Кадаю наскучило очень быстро. Можно даже сказать сразу. Какая там пища для памяти? Сидишь себе сиднем и смотришь, как толпы народу проходят мимо. Редкие разговоры и те сводятся к банальному 'Сколько? Это последняя цена?'. Кадай предпочитал бродить в толпе и прислушиваться к разговорам. Через два дня он уже мог изъясняться с зульгарцами на их родном языке и гораздо лучше ориентировался в общеполитическом устройстве как Вальнарской империи, включающей, в том числе, и Уствинское княжество, так и соседнего с империей Зульгарата. Если бы еще Саваах не пропадал постоянно с какой-то местной важной птицей, то и про Гардахар бы удалось разузнать подробнее. А так, пришлось довольствоваться отрывочными рассказами Рухи - паренька, что был при Саваахе переводчиком. Но ведь с ним-то про 'одарённость' не поболтаешь...
  - Кадай, мне помощь твоя нужна.
  - Опять товар разгрузить? - Кадай сразу двинулся в сторону их телеги.
  Ну, а какая ещё может понадобиться помощь? Пару раз у Вереска уже были 'ленивые' покупатели, что, оплатив товар, диктовали куда доставить и с важным видом удалялись. Вереск не мог оставить телегу без присмотра и простую физическую работу делал Кадай. Как назло, все такие лентяи обитали в таких неудобных закоулках ярмарки, что оставалось только диву даваться.
  - Не-е-е, - Вереск смущенно улыбнулся. - Я последний тюк ещё утром продал. Теперь закупаюсь в обратный путь.
  - Уезжаем? - Поник Кадай. - Так быстро?
  - Как пойдёт. Боги и вправду нас избавили от лишнего внимания... Ну, сам понимаешь, - Вереск неосознанно заозирался. - А так, ярмарка - это же не только торговля, а ещё развлечения. Тем более я Ухватке обещал для свадебного платья что-нибудь особенное купить.
  - Только не говори, что доверяешь выбор мне.
  - Да я уже выбрал, но торговец по нашенски плохо понимает... На своём чегось лопочет, - Вереск тяжело вздохнул. - И не продаёт почему-то. Переведи, а?
  Хм?! Вот какого рода помощь? А ведь знание нескольких языков - это похлеще простого умения писать. Ха! Не настолько он теперь бесполезен, как привык считать.
  - Ладно, веди.
  Несговорчивый торговец обосновался на окраине ярмарки. И как только Вереска сюда занесло? Случайно не забредёшь. Шатёр украшен богато и в загоне не меньше десятка верблюдов. Только не видно обычной суеты, присущей бойким торгашам из зульгарата. Несколько мужчин в характерной одежде с азартом резались в кости, сидя под навесом. Здесь же были свалены тюки с товаром. И ни одного покупателя.
  - Кто? - Шёпотом спросил Кадай и получил кивок в сторону одного из игроков.
  Тот как раз выбросил неудачную комбинацию и сотрясал воздух проклятьями в адрес соперников.
  - Добрый день, уважаемый, - Кадай отвлёк торговца от игры, сразу перейдя на зульгарский. - Прошу меня простить, но мой друг сказал, что не смог купить у вас приглянувшийся товар. Возможно всему виной недопонимание?
  Зульгарец нехотя встал со складного тряпичного стула, оставив игру.
  - И тебе здравствовать, уважаемый, - Он окинул обоих цепким взглядом прожжённого торгаша. - Я помню твоего друга.
  - И в чём вы не сошлись?
  - Он хочет отрез гисайского шёлка, - Купец сделал многозначительную паузу. - Всего на тридцать локтей.
  Со стороны компаньонов торговца послышалось хихиканье. Странные какие-то. Они сюда зачем вообще приехали? Ещё и память, как назло, совсем не хочет помогать. Гисайский шелк... Гисайский? М-м-м? Нет. Ни малейшего отклика.
  - Это проблема? - Кадай старался сохранять невозмутимый вид, а Вереск от насмешек зульгарцев всё больше хмурился. - Простите, я не специалист, а только переводчик.
  - Уважаемый, это тончайший шёлк с тутовников близ Гисайи, - Купец высказывал это через губу с явным пренебрежением к малообразованным крестьянам. - Шёлк, окрашенный в чистейшую лазурь лучшими мастерами Зульгарата.
  - Я верю, что он стоит своих денег, - Кадай стал терять терпение. - Почему мой друг не может купить его?
  - Всю партию я легко продам портным из Верхнего Вальнара. - Купец, видимо, счёл свою миссию выполненной и направился к компаньонам продолжить игру. - Какой мне смысл возиться с обрезками?
  Ну, Вереск! Как ты вообще разглядел у них этот шёлк? Они даже тюки не распаковывали. Похоже, сразу везут на продажу в столицу империи.
  Кадай обернулся к Вереску, намереваясь перевести слова зульгарца. Вид у того был подавленный. Слов он никак понять не мог, но видел, что переговоры завершились явным провалом. Что, уже представил дочь в шикарном подвенечном платье, а теперь на меньшее не согласен? Ладно, что-нибудь придумаю...
  - Уважаемый, можно вас ещё ненадолго? - Предпринял он отчаянную попытку спасти положение. - Какова минимальная партия, чтобы не заставлять вас иметь дело с обрезками?
  Торговец задумался не более чем на мгновение. Коммерческая жилка победила.
  - Возьмёте рулон - так и быть отдам.
  - А в рулоне?..
  - Пятьдесят локтей.
  Ладно. Не тридцать, а пятьдесят. Теперь очередь Вереска. Кадай перевёл условия зульгарца.
  - Но мне же надо только тридцать, - Не смог понять в чём загвоздка Вереск, чем вызвал новую волну насмешек.
  Так, отойдём. Кадай отвёл недоумевающего Вереска в сторону. Долго и обстоятельно пояснял, что 'либо бери рулон в пятьдесят локтей, либо доплачивай отдельно за неудобства'. Причем второй вариант - не факт, что купец согласиться.
  За то время, пока Вереск принимал решение, торговцы уже устали зубоскалить и полностью погрузились в свою игру.
  - Ладно, - Махнул рукой Вереск и полез за деньгами. - Берём рулон.
  - Эй, уважаемый! Мы...
  Спины удаляющихся торговцев явно давали понять, что сделка здесь и сейчас не состоится. Под навесом остался один охранник, да и тот с завистью смотрел на уходящих товарищей. Куда это они? Кадай с Вереском недоумённо озирались. Ещё мгновение назад хаотично сновавший туда-сюда народ, организованной толпой шествовал в одну сторону. Торговля остановилась повсюду. Бросив взгляд в ту сторону, куда устремились все, Кадай заметил голову Савааха. Может чернокожий и не возглавлял шествие, но он единственный настолько возвышался над толпой.
  - Эй, что происходит?
  - Наконец-то, идем скорее, - Вереск мгновенно забыл о несостоявшейся сделке и потянул Кадая за собой. - Я говорил тебе про развлечения? Сейчас бои начнутся.
  
  ***
  
  Мест с хорошим обзором занять не удалось. Ни Вереск, ни Кадай мастерами работать локтями не слыли, и в тщетных попытках пробраться к помосту просто вязли в толпе.
  - Мы так всё пропустим, - Досадовал Вереск.
  За всё это время, они только и делали, что любовались спинами впередистоящих. Прозвучала вступительная речь организатора боёв, и Кадай с завистью наблюдал, как ловко шныряют в толпе люди букмекера. Раздались первые гулкие удары барабана. Начался отсчёт, но о ситуации на помосте можно было судить только по возгласам других зрителей. Более везучих или умелых.
  - Вереск, чего мечешься? - Голос, окликнувший их, был очень низким и хриплым. - Залезай сюда.
  Мужчина стоял на телеге, припаркованной с краю площади, и поверх голов наблюдал за боями. От правого уха через всё горло тянулся приметный шрам, конец которого терялся где-то за воротом рубахи.
  - О, Сиплый, здорово! - Вереск не заставил себя уговаривать. - Удачно ты телегу поставил.
  - А то...
  Кадай кивком поздоровался с гостеприимным хозяином и встал рядом с Вереском. Первый бой они всё же пропустили. В этот момент как раз уносили неудачливого паренька с переломанной рукой и затирали кровавые следы на помосте.
  - О, это же тот самый чернокожий, - Вереск заметил Савааха, поднимающегося на помост. - Он что, тоже боец?
  На фоне зульгарского бойца, что покидал место поединка под овации соплеменников, он и правда смотрелся несколько 'бледно'. Будучи почти на голову выше, он сильно уступал ему шириною плеч.
  - Зря недооцениваешь, - Прохрипел старый знакомый Вереска. - Я интересовался на его счет. Ребята Пепла говорят, что в Гардахаре он очень известный боец.
  - У него на родине таких называют варра, - Блеснул познаниями Кадай. - Очень почётное звание для воина.
  - Откуда знаешь? - Хозяин телеги с недоверием покосился.
  - Вон, видишь малец у него на подхвате? - Кадай дождался, когда Сиплый найдёт взглядом Руху, стоящего рядом с помостом. - Он переводчик. Я перекинулись с ним парой слов, а он всё время хозяина так называет. Вот я и расспросил.
  Вереск с Сиплым чуть-ли не наперебой стали сыпать предположениями.
  - Сержант, как и Гром?
  - Сотник?
  - Капитан?
  - Может вообще генерал?
  - Нет, варра может быть и рядовым, - Кадай старался подобрать слова, ведь в вальнарском не было прямого аналога слову. - Генералами становятся те, кто умелый руководитель и стратег. Варра - это звание лучших из лучших, если брать в расчет только индивидуальное мастерство ведения боя. Ближе всего будет, пожалуй, герой.
  Сиплый с Вереском только похмыкали да языками поцокали, а тем временем гардахарцу нашёлся противник. Крепкий паренёк из местных, судя по одежде - кузнец.
  Все трое, затаив дыхание, наблюдали за боем. За что-то же дали Савааху титул варра? Но на помосте гардахарец действовал очень странно и до последнего момента никто не мог понять, какое отношение эти 'танцы' имеют к бою. Как он собирается выигрывать? Если собирается...
  Развязка наступила неожиданно. Кадай буквально успел моргнуть, а только что наседавший на Савааха кузнец уже опустошает желудок на краю помоста.
  - Силён... - Резюмировал Вереск. - Но пусть попробует то же самое против Грома.
  - Вот и второго претендента постигла неудача, - С иронией обратился в толпу организатор боёв. - Неужели сегодня мне так и не удастся расстаться с деньгами?
  За спиной у букмекера орудовали помощники, приводя площадку в порядок перед новым поединком.
  - Хватит болтать, - Сиплый даже подпрыгивал в нетерпении. - Выпускай Грома.
  Черед любимца публики настал, и Кадай с изумлением уставился на это подобие человека. На помост взобрался увалень, более всего смахивающий на медведя переростка. Он прохаживался вдоль края и подзуживал зрителей на всё новые и новые волны оваций.
  - Пеплу надо было ещё одну ставку придумать, - Сиплый зло усмехнулся и почесал шрам на горле. - Найдётся или нет 'мясо' супротив Грома. Я бы поставил, что нет.
  - Он настолько опасен?
  - Ты меня удивляешь, парень, - Сиплый презрительно фыркнул и снова покосился в его сторону. - Не знать на что способен Гром...
  - О, нашелся храбрец, - Вмешался Вереск. - Ты бы, Сиплый, проиграл, кабы ставил.
  Храбрецом оказался мужчина чуть выше среднего роста и отнюдь не внушительной комплекции. Особенно на фоне Грома.
  - Хе-хе, иннол. Неожиданно, - Сиплый поскрёб пятерней затылок. - Хотя логично: эти отморозки совсем с головой не дружат. И чего он в Уствине забыл?
  Кадай догадался, что иннолы - это ещё одна некоренная для княжества народность. Хотел было поворошить память на их счет, но дальнейшее развитие событий приковало к себе всё внимание...
  - Сколько я получу, если не просто продержусь, а и побью Грома? - Громко спросил иннол после того, как перекинулся парой фраз с букмекером.
  По толпе пробежала волна удивленного ропота вперемешку с хохотом. Громче всех хохотал Гром, а организатор боя, явно впал в ступор.
  - Чего он сказал? - Ни к кому конкретно не обращаясь, возмутился Сиплый. - Нет, этот иннол не просто отмороженный. Он самый двинутый из всех.
  Как ни странно, но букмекеру идея ставки 'на победу' понравилась. Он даже озвучил, что даст иннолу дюжину золотых нависов в случае такого исхода. Помощникам он дал указания принимать ставки и на это событие, в связи с чем, начало боя немного отложили, давая шанс всем желающим расстаться с деньгами. Сиплый за это время успел смачно пройтись по поводу умственных способностей иннолов вообще и конкретно этот в особенности. Раздухарился так, будто и вправду из-за него проиграл ставку на то, что противник Грому не найдётся.
  Как только отсчёт начался, Гром сразу ринулся в атаку. Кадай решил было, что бой закончится, едва начавшись, но витающий в облаках иннол, легко отпрыгнул от первого удара. Дальнейшее действо было трудно назвать боем. Гром размахивал руками, даже не пытаясь вложить в удары полную силу, но даже этого явно хватало. Иннол кубарем катался после каждого лёгкого попадания, но с завидным упорством вновь и вновь поднимался на ноги.
  Его рубаха разошлась по швам ещё на первой дюжине барабанных ударов, открывая всеобщему обозрению причудливые татуировки на руках и груди.
  В один из моментов парень даже предпринял попытку контратаковать, чем вызвал неподдельное восхищение Кадая. Пусть отмороженный, но какая целеустремленность?! Только в результате отчаянной атаки парень оказался в опасной близости к противнику, чем тот и не преминул воспользоваться.
  - Ну, всё, - Злорадно констатировал Сиплый. - Сейчас его точно размажут.
  Иннол, словно невесомый был поднят Громом над головой. Толпа вначале нестройно, а затем всё громче стала выводить 'Гром! Гром! Гром!'. Хозяин положения просто купался в лучах славы.
  Когда парня стали с размаху опускать об помост, Кадай малодушно закрыл глаза. Открыл уже после дружного 'Ах!' и не поверил своим глазам. Иннол стоял живой, здоровый и полный решимости продолжить бой.
  Тому, что произошло дальше трудно подобрать объяснение. Гром не растерялся и ринулся довершать начатое, а вот его противник... растворился что-ли. От того места, где он только что стоял, в воздухе растянулся смазанный силуэт, а Гром при встрече с этим силуэтом словно молотом в челюсть получил. Через мгновение оба бойца лежали без движения на помосте.
  - Похоже, в этом бою... ничья, - Неуверенно высказал организатор боёв.
  Не тут то было... Крепко побитый иннол сумел подняться и с наглой рожей заявил о своей победе.
  - Молния завалил Грома! - раздалось из толпы и уже десятки голосов подхватили. - Молния! Молния!
  - Видали? - Сиплый, как и многие, пребывал в глубоком шоке. - Да мне в деревне никто не поверит, если расскажу.
  
  Глава 17
  
  Дверь за Радугой закрылась, и Крэйвен повалился на кровать, широко раскинув руки. Глупая улыбка проступила на губах. А жизнь то - налаживается! Мысли о том, что это за мистический отец, которому уже доложили и чем это может грозить лично ему, Крэйвен быстро выбросил из головы. Гораздо с большим удовольствием он стал строить планы на сегодняшний день. Забрать остаток долга у Пепла. Переговорить с неким Сальманом о найме в караван. Что раньше? А, какая разница. И то и то приятно. Но живые деньги вс же приятней. К Пеплу в первую очередь.
  Крэйвен встал с кровати и накинул безрукавку поверх бинтов. А вот ещё одно дело на сегодня: купить новую рубаху, а то Гром от старой одни лоскуты оставил.
  В пустом зале таверны суетился только хозяин, разгребая последствия вчерашних гуляний. Утро, как-никак. Из посетителей - только вчерашние пьяницы, что уснули под столом или на лавке. Крэйвен не стал задерживаться, лишь приветственно махнув Хи ун Фаю. Хороший мужик, хоть и даньген.
  На улице уже вовсю сновали по своим делам горожане и торговцы. Крэйвен прищурился, глядя на солнце. Эх, ещё бы привычную качку под ногами так и вообще полное счастье.
  - Простите, а это вы вчера Грома побили? - Раздался совсем рядом голос какого-то мальчишки.
  - Я, - Обернулся Крэйвен. - А что?
  - Обалдеть! - Малец смотрел на него глазами полными восторга, а потом, будто опомнившись, крутанулся на пятках и припустил в соседний переулок. - Пацаны! Пацаны, я с Молнией говорил...
  Вот она известность. Так и зазнаться недолго. Скажи кто ещё сезон назад, что так сложится - не поверил бы однозначно.
  - Извините, - Крэйвен перехватил дородную тётку, спешащую по своим делам. - Мне нужен дом Пепла. Не подскажете, как пройти?
  
  ***
  
  В кабинете царил полумрак. Тяжелые портьеры закрывали рамы с натянутым на них бычьим пузырем, и солнечный свет едва выхватывал из темноты силуэты массивной мебели. Так нравилось хозяину дома, а на мнение остальных ему было плевать. Пепел, как обычно, сидел за внушительным письменным столом и лениво перебирал бумаги. Перед ним туда-сюда расхаживал начальник городской стражи, нервно сжимая кулаки и бубня себе под нос одно проклятье за другим. Ближе к двери расположилось два бугая из все той же городской стражи. Эти двое флегматично привалились к стене, и казалось, им нет дела ни до чего на свете.
  - Ты уверен, что он придет? - Чуть ли не в сотый раз поинтересовался Хомут.
  - Уверен, - Пепел прикусил кончик пера и, сделав отметку в очередном документе, отложил его в сторону. - Ты бы пришел за такими деньгами?
  - Я? Не знаю, - Хомут на мгновение остановил своё нервное мельтешение по комнате. - Будь должником не ты - пришёл бы. А так...
  - А так? - На лице Пепла нарисовался хищный оскал.
  - Дюжину раз бы подумал.
  Мгновение букмекер и начальник городской стражи сверлили друг друга взглядом, а потом оба прыснули со смеху. Бугаи у двери всё так же безучастно подпирали стену, привычно пропуская разговор двух очень влиятельных людей мимо ушей.
  
  ***
  
  Если быть справедливым, то короткая прогулка по городу далась Крэйвену нелегко. Каждый первый признавал в нём вчерашнего победителя и тыкал пальцем вслед, каждый второй норовил завести беседу по душам. Люди здоровались, будто он их старый знакомый. Зазывали в гости, обещали застолье и приятную компанию всех своих соседей, знакомых и знакомых этих знакомых. Голова шла кругом, и когда искомый переулок был найден, Крэйвен с облегчением отметил, что в нём ни души. В этот момент данный факт не показался ему подозрительным. Просто приятным. Назойливое общество поклонников надоело хуже седмицы штиля в разгар навигации.
  Дом букмекера, как и положено дому богатого горожанина, имел два этажа. Нижний - каменный, верхний - деревянный. Массивную дубовую дверь украшало бронзовое кольцо. Весь внешний вид особняка внушал мысли о достатке хозяина. А ты, похоже, тот еще кровопийца. А, Пепел? Вон как знатно устроился. Крэйвен пару раз бухнул кольцом по пластине.
  Открыли дверь довольно быстро. Служанка, с каким-то отсутствующим видом и бесцветными рыбьими глазами изучила посетителя и, не задав ни единого вопроса, жестами велела следовать за ней. Поднимаясь на второй этаж, Крэйвен вертел головой. А внутри всё ещё богаче выглядит. Такому горсть нависов отсыпать - раз плюнуть, по миру не пойдёт. И чего на людях вчера прибеднялся?
  Служанка кивнула на дверь. Сюда, мол, тебе. А сама направилась дальше по коридору. Крэйвен для приличия пару раз стукнул костяшками пальцев и отворил. За дверью царил полумрак и подозрительная тишина. Эй! Хозяин, ты вообще здесь? Не особо церемонясь, Крэйвен распахнул дверь и шагнул в кабинет.
  - А, здравствуй, быстрый иннол, - Раздалось откуда-то из глубины. - Как там тебя по имени?
  Глаза не сразу привыкли к скудному освещению, а распознав смутные силуэты по бокам уже поздно было что-либо предпринимать. Внушительные фигуры нависли над Крэйвеном, а дверь предательски захлопнулась за спиной. Предчувствие беды пришло слишком поздно. И вместе с ним осознание того, что маленький, но ушлый даньген его о чём-то подобном предупреждал.
  - Крэйвен меня по имени, - Вмиг пересохшими губами выдавил он. - Но местные почему-то прозвали Молнией.
  Куражится гадина? Всё ведь прекрасно помнит. Собственноручно писал в расписке, а теперь 'Как там тебя по имени?'.
  - Да, забавно! Вы не находите, мастер Хомут?
  Смутный силуэт за столом - это, судя по всему, Пепел. А кто такой Хомут? Вот эта фигура, что облокотилась на стол в неестественно напряженной позе?
  - Видят боги, я собрал всю сумму, о которой мы договаривались, - Елейным голосом вещал букмекер и его силуэт на фоне окна картинно развёл руки в виноватом жесте. - Но мастер имеет к тебе ряд претензий и мне кажется правильным, если я придержу деньги до твоего выхода из темницы.
  Ну да, если этот выход вообще состоится. Что же это за история, в которую так некстати угораздило вляпаться?
  - Я могу узнать, в чём суть претензий? - Решил тянуть время Крэйвен.
  По-хорошему не отпустят. Придётся уходить с шумом. Вот только как? Суматошные мысли выдали на первый взгляд неплохой вариант. Всего-то и надо: сделать короткий шаг вправо к одному из бугаёв, выхватить кинжал, а затем рывок... и острие прижато к горлу этого мелкого и противного букмекера. Да, не забыть проложить маршрут по другую сторону стола от этого странного мастера Хомута. Так, на всякий случай. Верная 'тетива' где-то внутри охотно отозвалась на такой план действий и, при каждом мысленном прогоне всей последовательности, послушно стала натягиваться.
  - О-о-о! Всё очень просто, - Продолжал источать лживый елей Пепел. - Тебя обвиняют в изнасиловании.
  Какое, к демонам, изнасилование? А-а-а, неважно! Слова уже ничего не изменят. Какой смысл отвлекаться на уже бессмысленные разговоры? Тетива натянута и ощущение, что теперь даже при всём желании ни отменить рывок, ни сменить траекторию не выйдет.
   - Изнасиловании. И не какой-нибудь простолюдинки, а единственной и любимой...
  Договорить фразу Пепел не успел. По крайней мере Крэйвен её окончание уже не слышал. Знакомые ощущения, что всё вокруг замирает. Звуков нет, люди застыли в нелепых позах, так и не завершив начатых движений. Шаг, захват оружия, пять шагов вперед, прыжок через столешницу, разворот... Всё это в мёртвой тишине и без малейших попыток помешать со стороны противников.
  - ...дочери начальника городской стражи, - Уже прохрипел Пепел и с удивлением обнаружил лезвие кинжала на своём горле.
  - Что за?.. - Всполошился Хомут, выхватывая из ножен меч.
  - Я тебе говорил, что он быстрый, - Нервно сглотнул Пепел и скосил глаза в сторону Крэйвена. - Иннол, мы ещё можем договориться?
  - Какой договориться?! Пепел, ты с ума сошёл?! - Уже почти привыкший к полумраку взгляд Крэйвена выхватил из темноты бордовое от гнева лицо мастера с белёсыми росчерками старых шрамов. - Он - колдун! Взять!
  Молодцы у двери медлили недолго и, выхватив короткие мечи, ринулись в атаку. План не удался! Этим, похоже, плевать на то, останется Пепел жив или нет. Ладно, живи, скотина. Расписка всё ещё за пазухой, и ты выплатишь всё сполна, будь на то воля Духов глубин. Крэйвен бросил мимолётный взгляд в сторону окна. Что происходит на улице разобрать не удалось. Бычий пузырь размывал силуэты, пропуская в полной мере лишь свет. А, была, не была! Всего-то второй этаж... Бугаи успели сделать всего пару шагов в их сторону, как Крэйвен уже выбил плечом деревянную раму и вывалился наружу.
  - Чего расселись?! - Раздался откуда-то сверху возглас Хомута, полный ярости. - Бегом за ним!
  Уж не этот ли красномордый - отец Радуги? Вляпался, так вляпался.
  
  ***
  
  Приземление вышло не очень удачным. Треснутое ребро мигом напомнило о себе, а на руках и ногах появились новые синяки и ссадины. Левая стопа неудачно подвернулась и теперь наливалась болью. Хорошо бы если без переломов. Сердце бешено стало колотиться в груди, а вот сделать глубокий вдох никак не удавалось. То ли резкая боль при каждой попытке мешала, то ли сдерживающая повязка. Бежать! Из этого города надо делать ноги и как можно скорее...
  Припадая на повреждённую ногу, Крэйвен припустил в сторону городских ворот. На счету каждое мгновение, если запрут в городских стенах - скрыться уже не удастся.
  Улицы мелькали перед глазами, удивлённые прохожие вскрикивали и прижимались к стенам домов. Где-же выход, шлогтар Тыхран фарага?
  Выскочив из-за очередного поворота, Крэйвен отметил в первую очередь кожаные доспехи городских стражников и мигом метнулся обратно. Лишь немного отдышавшись, он смог осознать, что это не преследователи, а группа, дежурящая на городских воротах. И, похоже, их ещё не успели предупредить о том, что в городе идёт облава на некоего иннола... Крэйвен с опаской выглянул из-за угла. Так и есть. Люди спокойно входят и выходят. Надо успокоить дыхание и с невинным выражением лица покинуть город.
  - Вот он, держите его! - Раздалось за спиной. - Ворота, ворота закройте!
  Тыхран фарага! Так, новый план. Тетива, где ты там? Крэйвен снова выглянул из-за угла и наметил серию шагов мимо всё ещё ничего не понимающей группы стражников. Сюда два шага, сюда три. Потом пройти здесь, а дальше вот так. Здесь просочиться. За воротами уже не видно куда бежать, да и не важно по большому счету.
  Понадобилось всего три раза прокрутить в голове довольно длинную последовательность, как внутренние ощущения сказали 'пора'. Неужели с каждым разом получается всё быстрее и быстрее? А-а-а, не время для размышлений. Крэйвен сорвался с места в уже ставшей привычной тишине. Пролетев мимо стражников, он постарался слиться с толпой. Что, дурни, так и не поняли, кого ловить? Дюжие молодцы глупо крутили головами и как-то неорганизованно пытались перекрыть людской поток, текущий через ворота. Поздно, милые. Вы слишком медленные.
  
  ***
  
  Ну, всё. Шумная толпа и стихийные улочки из палаток, телег и тентов с товаром, разбросанные по огромной площади, позволят легко скрыться от назойливых стражников. Крэйвен облокотился рукой о деревянный каркас пёстрой палатки какого-то торговца из Зульгарата и попытался перевести дыхание.
  - О-о-о! Это же Молния! - Неизвестный мужик улыбался Крэйвену очень искренне, и очень некстати говорил во весь голос. - Как ты вчера Грома... Ух!
  - Да, да, - Крэйвен изобразил вымученную улыбку. - Прошу прощения, мне надо идти.
  Случайные свидетели стали оборачиваться на возглас и у доброй половины на лице тут же проступала улыбка узнавания. А ещё явное желание высказать своё восхищение лично. Если по пути к дому Пепла назойливое внимание просто раздражало, то теперь становилось откровенно опасным.
  Крэйвен спешно заковылял дальше, всячески пытаясь скрыть лицо. Вот только много ли иннолов на ярмарке? Похоже Крэйвен один тут выходец с Призрачных островов, а безрукавка из кожи тюленя и характерные косички на висках - слишком приметны на фоне местных рунгийцев и заезжих зульгарцев.
  Позади уже отчетливо слышался шум суматохи, поднимаемой стражниками. Крэйвен бросил беглый взгляд через плечо. Пока ещё есть выигрыш во времени. Но надолго ли?
  Внимание Крэйвена привлекло одно почти неприметное и главное, что безлюдное ответвление от торговой улочки, по которой он продвигался. Под тентом стояли ровные ряды глиняных кувшинов высотой по грудь взрослому человеку, и возле них не толпились покупатели. Только одинокий, скучающий, но хорошо вооруженный охранник. Крэйвен сделал вид, что прошёл мимо поворота, а затем уже который раз за день воззвал к приобретённой во время боя с Громом способности. Он выглянул в проулок и моментально стал просчитывать шаги, чтобы проскочить незамеченным мимо охранника и затаиться среди странных кувшинов.
  Тетива и на этот раз не подвела. Несмотря на изрядную усталость и боль чуть ли не по всему телу, всё прошло гладко. Крэйвен забился в щель между кувшинами, стараясь не выдать себя тяжелым дыханием. Теперь остаётся ждать окончания облавы. Он прислушался. Звуки погони где-то далеко. В непосредственной близости слышны только шаги охранника.
  Вдох, выдох. Спокойно... Потянулось томительное ожидание. Даже ноги стали затекать. Внезапно послышались ещё чьи-то шаги, помимо охранника. Пусть это будут покупатели. Просто покупатели...
  - Ты здесь иннола случаем не видел?
  Ах ты! Шлогтар Тыхран фарага вас всех.
  - Нет, здесь мало кто ходить, - На валайском, но с сильным зульгарским акцентом ответил охранник. - Я бы запомнить.
  - Не против, если мы глянем?
  - Пожалуйста, только очень прошу - осторожно. Земляное масло. Опасно!
  - Разумеется.
  Снова бежать. Как же это всё достало... Крэйвен попытался прикинуть маршрут побега, но, не дававшая сбоев способность, резко отказалась слушаться. Ах ты... Надо видеть весь маршрут, иначе не работает. А из этой крысиной норы не то, что выход, соседний кувшин не разглядеть. Крэйвен попытался вспомнить маршрут, но быстро оставил эти попытки. Придётся бежать по старинке, своими обычными силами.
  Когда шаги стражников раздались в непосредственной близости, он резко толкнул кувшин им под ноги и помчался в сторону выхода. Два стражника от неожиданности замерли, но лишь на мгновение. Толкнув плечом одного в живот, Крэйвен умудрился устроить всеобщую свалку. Разбившийся кувшин с вязкой черной жижей, стражник, потерявший равновесие и глупо взмахнувший руками. Да так, что досталось напарнику и оба повалились в лужу с земляным маслом. Пока вставали, костеря иннола всеми известными проклятиями, тот уже со всех ног улепётывал по проулку.
  - Ты говорил, что не видел никого! - Взревел один из стражников на зульгарского охранника. - Хватай его!!!
  Тот глупо хлопал глазами и беззвучно открывал и закрывал рот, даже не пытаясь задержать Крэйвена.
  - Идиот!
  Перепачканные с ног до головы стражники вывалились из-под тента, сбив незадачливого охранника с ног, и припустили следом за иннолом.
  Не привлекать к себе внимание получалось с трудом и Крэйвен плюнул на это. В наглую распихивая толпу, перепрыгивал через телеги и продирался напрямую сквозь палатки торговцев. Стражники не отставали, а времени прокрутить в голове какой-нибудь удачный маршрут побега и воспользоваться тетивой никак не хватало. Под ноги стражникам Крэйвен уже без стеснения отправлял корзины, коробки, тюки и всё, что под руку попадёт. Лишь бы выгадать ещё мгновение.
  Ситуация резко изменилась, когда вслед за прочим хламом в перепачканных земляным маслом мужчин полетел мангал с раскалёнными угольями и остатками чего-то съестного. Крэйвен бросил взгляд через плечо и чуть не запнулся. Оба стражника в буквальном смысле полыхали. Теперь им было не до преследования. Два живых факела катались по земле в тщетной попытке сбить огонь, а от них уже начали дымиться несколько соседних палаток.
  Так вам и надо, уроды. Шальная мысль, что в такой-то панике он наверняка скроется, не успела даже оформиться. Крэйвена захватило зрелище, и он просто потерял бдительность. О других стражниках, помимо этих двоих, забывать не стоило.
  Подлый, но действенный удар по голове поставил точку на попытках Крэйвена скрыться.
  
  Глава 18
  
  Так уж повелось, что распорядок дня у Кадая в последнее время не отличался особым разнообразием. Все закоулки казавшейся в первый момент необъятной ярмарки уже изучены и, если не считать вчерашние бои, то поездка в Уствин исчерпала себя в плане новых впечатлений. Оставив Вереска заниматься закупками жизненно важных мелочей чуть ли не на весь следующий год, Кадай отправился праздно шататься по торговым рядам.
  - Видел, как вчера Грома?
  - Не только видел. Я ставил на него...
  Двое прохожих обсуждали вчерашний бой. Тема была самой 'горячей' и в том или ином виде звучала на каждом углу. Несмотря на то, что сержант как боец был долгие годы гордостью Уствина, как человек он мало кому нравился и большинство симпатизировали иннолу, невероятным образом вырвавшему победу в поединке.
   - Интересно, что теперь станет делать Пепел? - Тщедушный мужичок, явно из городских, рассуждал с видом знатока. - Выставлять Грома в основных боях после такого...
  - Да ладно, выкрутится он, - Отмахнулся низенький румяный собеседник тщедушного и, хохотнув, добавил. - Готов даже ставку на это сделать.
  Дальнейший диалог Кадай уже не стал слушать. Версий того, как именно может выкрутиться букмекер из сложившейся ситуации, наплодилось за прошедшие сутки безумное количество. Начиная от того, что бой будет всего один - между Зафиром и Саваахом. Заканчивая тем, что вместо Грома теперь будет выступать иннол, получивший прозвище Молния. Были даже те, кто уверенно заявлял, что в основных боях просто обязаны выступать все четверо.
  Кадай задержался рядом с лавкой, в которой торговали зульгарскими специями. Мешочки с разноцветными порошками и травками стояли открытыми, и по округе витала одуряющая смесь запахов.
  - Интересоваться секреты кухни Зульгарат? - Моментально нарисовался торговец с радушной улыбкой. - Любые специя. Кто пробовать раз, больше никогда не есть своя пресный еда. Бери!
  Кадай был не против попробовать, но уже знал, что денег даже на щепотку не наскребёт. Уж больно дорогое удовольствие. Он виновато развёл руками, нет, мол, финансов, и торговец резко потерял к нему интерес. Закрыв глаза, Кадай втянул насыщенный запахами воздух и прислушался к собственным ощущениям. Некоторые запахи казались знакомыми. Спросить, что-ли названия?..
  Он наклонился к ближайшему мешочку с чем-то ярко оранжевым и уже открыл, было, рот, чтобы задать вопрос, как в глубине палатки послышался шум. А через мгновение оттуда выскочил мужчина с безумным взглядом загнанного зверя. Он неловко перевалился через ряд с мешками и разметал их содержимое по всей улочке. Было в нём, что-то знакомое, но Кадай не смог вспомнить, где мог его видеть, уж очень быстро тот пронёсся мимо.
  - Стража! - Заверещал хозяин палатки, и кинулся собирать разбросанный товар. Зульгарец ползал на коленях, выдергивая мешки из-под ног прохожих, и причитал на своём языке. - Ах, ты ж сын шакала, сколько товара попортил.
  То, что ещё мгновение назад можно было спасти, быстро втаптывали в грязь.
  - Стража! - Вновь заголосил торговец.
  - Не кричи! - Из той же дыры в тряпичной стене выскочили два человека и помчались по проулку вслед за первым. - Мы уже в курсе.
  Из-за слоя чего-то чёрного и липкого, сплошь покрывающего их одежду, лицо и руки, в мужчинах с трудом можно было признать городских стражников.
  Погоня скрылась из виду, но по косвенным признакам их было легко отследить. Верхушки палаток в том месте, где пробегала троица, ходили ходуном, раздавались всё новые и новые крики торговцев и покупателей, призывающих стражу вмешаться и навести порядок. Через какое-то время с той стороны, куда они убежали, и вовсе показался дымок, а криков только прибавилось. Особенно выделялись чьи-то завывания, будто пламя охватило людей.
  По проулку в сторону намечающегося пожара уже бежала группа стражников. Обыватели, наоборот, старались оказаться как можно дальше от места происшествия, и страже приходилось двигаться против потока, раздавая тычки направо и налево.
  Людская волна подхватила Кадая, и даже пожелай он остаться на месте пришлось бы приложить массу усилий. Он вынужденно двигался прочь от опасности.
  К крикам людей примешивались испуганные вопли животных. Лошади и верблюды учуяли дым, и нервно метались в своих загонах в тщетных попытках освободиться.
  Внезапно над толпой пронёсся трубный возглас, и Кадай встал как вкопанный. Естественно, что крик слона он признал сразу. Бедное животное и так не отличалось храбростью, а тут новое испытание на его долю.
  - Чего встал!? - Тётка со сварливым лицом с разгону ударилась в плечо. - Жить надоело?
  - Прошу прощения.
  И в этот момент он увидел своего пугливого знакомца. Слон вывалился в проулок, уничтожив сразу несколько платок, и понёсся, не разбирая пути. Люди прянули в сторону, но в проулке было и так тесно. Кому-то очень не повезло попасть под удары громадных бивней или того хуже под ноги гиганта. За слоном на веревках волочились деревянные обломки его вольера, добавляя свой вклад в общую картину разрушений.
  Его надо остановить! Больше просто некому. Кадай не думал о том, что опасность грозит и ему самому.
  Толпа вокруг вмиг рассосалась. Люди здраво решили, что не стоит церемониться и бежали не только по улочке, но не стеснялись продираться напрямую через торговые палатки и телеги с товаром. Возмущений со стороны торговцев не было - они и сами спешно делали ноги.
  Перед гигантом выросли трое стражников с копьями, но легкого движения головы хватило, чтобы храбрецы отправились в полёт.
  Кадай остался один на один с обезумевшим животным. Расстояние в тридцать шагов, разделяющее их, быстро сокращалось. Сосредоточиться! Ухватить нить контакта. Кадай откуда-то знал, что нет нужды не только в воскуриваниях, что совершал Саваах, но даже телесный контакт не обязателен. Знать то знал, но поймать контакт никак не удавалось. Царящая вокруг паника сбивала настрой, да и слон метался туда-сюда как обезумевший.
  - Стой, родимый, - Сквозь стиснутые зубы цедил Кадай. - Слушай меня. Посмотри мне в глаза!
  Не помогло. В голове пронеслась запоздалая мысль: 'Ну, всё. Сейчас раздавят...'. Слон слегка отвернул голову, замахиваясь для удара, и Кадай в отчаянном рывке ухватился за бивень. То, что от удара потемнело в глазах, а в груди засел комок нестерпимой боли - это мелочи. Главное удержался.
  Слон еще пару мгновений кружил на месте, пытаясь сбросить досадную помеху. Молчун, в конце концов, сорвался и отлетел на несколько шагов. Слон же буквально на мгновение замешкался, то ли пытаясь понять 'что это было', то ли вспоминая в какую сторону он бежал. Этого мгновения хватило и 'контакт' сработал. Кадай вложил в короткий мысленный посыл всё своё отчаяние и боль. Наверно в голове у слона пронеслась чужая и оглушающая мысль 'СТОЯТЬ!!!', смявшая все его собственные страхи и стремления.
  - Вот так, малыш, - Кадай с трудом поднялся, поддерживая контроль над разумом животного. - Тихо, тихо. Всё будет хорошо.
  Ноги гиганта мелко подрагивали, он изредка встряхивал головой и напряженно поводил ушами, но главное, что стоял на месте. Кадай выплескивал по связавшей их нити плотный поток успокаивающих образов. Чтобы ни одна собственная паническая мысль не успела вклиниться.
  Так и стояли двое, слон и человек посреди разгромленной части ярмарки. Сколько прошло времени, Кадай не очень понимал. Он полностью сосредоточился на поддержании контроля и окружающий мир немного померк. Не исчез, просто утратил свою яркость.
  - Стоять! Руки! Руки так, чтобы я видел, - Неожиданно между лопаток упёрлось что-то острое. - Что ты с ним сделал?
  - Успокоил, - Молчун медленно поднял руки над головой. - Найдите его хозяина. Кто-нибудь, позовите Савааха Имбу.
  И его и животное окружили стражники плотным кольцом. Слон никак не отреагировал на новую угрозу, несмотря на то, что пара копий метила прямо в морду.
  - Повернись!
  - Я не могу, слон снова начнет паниковать.
  Кто-то из стражников обернулся. Некоторые стали едва слышно переговариваться.
  - Он контролирует монстра! - Неожиданно выдал один из них.
  - Да он колдун!
  - Хватай его!
  Кадая банально сбили с ног и навалились сзади, мгновенно заломив руки и прижав лицом в дорожную грязь. Контакт разорвался. Слон снова испуганно затрубил, но на этот раз не стремился бежать. Острые пики со всех сторон, и это люди, а не пламя. Пламя далеко. Но огласить своё недовольство трубным гласом он всё же решился.
  - Спасибо, что остановил его, - Раздался едва слышный шёпот над самым ухом. - Но магам в Уствине не рады. Прости.
  
  Глава 19
  
  Кап, кап... Что за назойливый звук?
  Кап, кап! Выспишься тут, как же.
  Крэйвен слегка шевельнулся, но тут же дыхание перехватило, и в сознание ворвался ураган боли. Такое ощущение, что его долго и очень профессионально били коваными сапогами. Сильнее всего пульсировало в районе затылка, будто раскаленную иглу втыкают с частотой ударов сердца. Крэйвен попытался ощупать повреждения, но не смог. Руки, да, похоже, и ноги что-то сковывало. Что за дела, шлогтар Тыхран фарага? Где я?!
  Непонимание продлилось недолго. Череда событий, завершившаяся ударом по голове, нахлынула бурным потоком, и Крэйвен распахнул глаза. Так и есть: темно, сыро, пахнет крысами и выгребной ямой. Где-то под самым потолком окошко, забранное толстой решёткой, а на руках и ногах тяжёлые деревянные колодки.
  - Неееееет! - Разбитые губы едва шевелились, и то, что должно было стать криком отчаяния, походило скорее на жалкий стон. - Только не это...
  - Очнулся? - Послышался осторожный вопрос из дальнего угла камеры. - Я уж боялся ты мёртвый.
  - Мёртвых в тюрьму не сажают. Давно я здесь?
  - Не знаю. Когда меня привели, ты уже был в камере.
  - Хорошо, сам-то давно тут?
  - Не очень. Я от нечего делать капли считаю, вышло чуть больше тысячи.
  Кап, кап. Да уж, чего только не станешь делать от скуки. Крэйвен поймал себя на мысли, что тоже стал машинально считать капли. Одна. Две... Дюжина...
  Интересно, а тысяча это много или мало? С большими числами у него всегда было туго, но ведь незнакомец не мог заниматься подсчётами долго. Давно бы сбился или устал.
  - Вот тебе и вправду делать нечего... - Крэйвен с трудом сглотнул. - Учёный что ли?
  - Наверно, - После паузы выдал сосед. В его голосе промелькнула какая-то нотка неуверенности.
  - Звать то как?
  Над этим вопросом новый знакомый думал ещё дольше. Крэйвен уже стал волноваться, не с галлюцинацией ли общается.
  - Кадай, - Наконец произнес тот и, ещё немного помолчав, смущённо добавил. - Вроде бы...
  Странный какой-то. Крэйвен хмыкнул, но не стал заострять внимания на том, что собеседник собственное имя вспоминает с трудом. Хотя, чего гадать, у самого вон язык еле ворочается. Может, его ещё крепче отделали.
  - А меня - Крэйвен, - Превозмогая боль, он перевёл тело в сидячее положение. - За что упекли?
  - Да вот... Сглупил, похоже, - Кадай приковылял из своего угла и сел рядом с Крэйвеном прямо на пол. - Я во время пожара на ярмарке слона остановил. Он огня испугался. Народ топтать стал, палатки там, товар. Я думал, людей спасаю. Думал, герой. А оно вон как вышло...
  На руках и ногах соседа красовались точно такие же колодки, и передвигался он, сильно согнувшись и с явным трудом. Хотя следов побоев видно не было.
  - А ты?
  - Я то? А я напортачил знатно, - Крэйвен хмыкнул, но его тут же скрутил жестокий приступ кашля. Сплюнул кровью. - Уважаемым людям дорогу перешёл. Изнасилование приплели. А уж что потом учудил...
  Сказал и сам поёжился. Перед глазами так и стояли два живых факела. Стражники, конечно, те ещё сволочи, но ведь просто работу свою делали. А потом мысли вернулись к истории соседа по камере. На фоне собственных подвигов его прегрешения смотрелись как-то несуразно. Их и вовсе за прегрешения считать нельзя. Неужели нынче принято героев в темницу сажать?
  - Значит, говоришь, на ярмарке пожар был?
  - Ну, да. Сначала стражники за кем-то гнались, по пути всё громили. А потом и вовсе полыхнуло. Я уж не знаю из-за чего.
  - Зато я - знаю. Это за мной гнались.
  - А-а-а... - Неопределённо хмыкнул Кадай, но уточнять детали погони не стал. - Как думаешь, что с нами теперь делать будут?
  Хороший вопрос. Своевременный. Крэйвен попытался сесть удобнее, насколько позволяли колодки. Если бы повязали сразу, ещё мог бы тешить себя иллюзиями на свободу в обозримом будущем. После неудачной попытки скрыться - легко отделаться точно не дадут.
  - Меня наверняка до старости гноить будут или сразу прикончат, - От мысли, высказанной вслух, резко накатила апатия. - А с тобой - не знаю. Я вообще не понимаю, за что тебя упекли.
  - Ну, наверно, думают, что я маг, - Кадай с задумчивым видом ощупывал колодки на ногах, будто интересуясь особенностями конструкции. - По крайней мере, я от нескольких человек слышал, что магам во владениях Айвара не рады. Только не понял, казнят их или ещё как изводят, но в Уствинском княжестве никто из одарённых не живёт. Думал ты в курсе.
  - Бред, какой-то! - Фыркнул Крэйвен.
  Уж что-что, а маги - они везде в почёте. Отдельных личностей можно не любить за мерзкий характер, но польза для общества в целом более чем очевидна. Какому идиоту может прийти в голову ссориться с одарёнными? Лично Крэйвен таких не встречал. Всё это, и множество иных аргументов он уже был готов озвучить, как за дверью послышались чьи-то шаркающие шаги. Оба заключённых настороженно затихли.
  Звякнула связка ключей, и массивная дверь со скрипом открылась. В неверном свете факела стало заметно, что помимо деревянной двери их отделяет от свободы ещё одна преграда. Решётка из толстых прутьев осталась закрытой.
  - Что, голуби? - Послышался скрипучий старческий голос. - Неуютно в клетке?
  Смотритель возился по ту сторону решётки, выставляя на поднос оловянные миски и кружки. Скрюченная годами фигура казалась хрупкой и угловатой. Кустистые брови нависали над темными провалами глаз, а жидкая бородёнка клочками торчала в разные стороны.
  - Ваша пайка, - Он задвинул поднос в камеру через узкую щель снизу решетки. - Вода, хлеб, каша. Наслаждайтесь.
  Крэйвен с трудом заставил себя встать, а несколько шагов до решётки стали сущей пыткой. Приходилось бороться не только с болью во всём теле, но и с жутко неудобными колодками, будто специально фиксирующими ноги и руки в неестественных положениях. Плюс ко всему деревяшки сковывала не замеченная ранее цепь, заставляя передвигаться в полусогнутом состоянии. Следом подтянулся и Кадай, точно так же переваливаясь с ноги на ногу.
  - И как нам прикажешь есть? - Поинтересовался Крэйвен. - Лакать из миски, как собакам?
  Колодки не позволяли взять тарелку двумя руками. Они даже ко рту её поднести не давали.
  - А чем вы лучше собак? - Дед мерзко хихикнул. - Ничем! Даже хуже. Скажи спасибо, что я для вас, магиков поганых, вообще зад свой поднял и жратву приволок.
  - Не пори чепуху, старый, - Отмахнулся от обобщения Крэйвен. - Уж я-то точно не маг. Поймали бы меня будь я одарённым, как же... Сними колодки, дай хоть поесть по-людски.
  - Ага, нашли дурака, - Дед хитро сощурил глаз, но почему-то на шаг отступил от решетки. - Знаю я вас... Начнёте руками махать, колдовство своё мерзкое творить. А мне потом перед его милостью оправдывайся, как так вышло, что тюрьму по камушкам разнесли. Нет уж, с пола жри!
  - Дед, ты явно что-то напутал, - Предпринял очередную попытку Крэйвен, стараясь разговаривать со смотрителем мягко, задушевно, как с умалишённым. - Я - насильник, дебошир и убийца. Признаю. Но я никакой не маг!
  - Складно врёшь, - Смотритель ещё раз зло зыркнул и стал запирать дверь. - Да только всё одно вам подыхать со дня на день. Будь моя воля, казнил бы на месте. А то, ишь взяли моду: в темницу тащить, да харчи на вас тратить.
  - Эй! - Крэйвен со всей силы саданул колодками по решётке. - А ну вернись!
  Смотритель вполне ожидаемо не вернулся.
  - Хм, значит все-таки казнь, - Едва слышно, скорее для самого себя, резюмировал Кадай. - Жаль, я надеялся, что просто вышлют за пределы княжества.
  Крэйвена будто плетью огрели. Это что получается? Его приняли за мага и именно за это теперь казнят!? Просто безумие какое-то! А как же все те мнимые и реальные прегрешения, с которыми успел смириться? Всё по боку?
  - Эй, кто-нибудь! - Он принялся стучать колодками в запертую дверь. - Я не маг! Слышите?!
  Надо же. Сколько раз ходил по краю? Погибнуть в море во время шторма - обычное дело для иннола. Не погиб. Подохнуть в пьяной драке - тоже вполне по-мужски. Не подох. Война - вообще дело святое. Но чтобы так...
  На крики никто не пришёл, а Крэйвен быстро выдохся и оставил бесполезное занятие. Он устало привалился к стене рядом с дверью и вытянул ноги, насколько позволяла цепь. Да с чего они вообще взяли, что в нём есть сила одарённых? Неужели не хватило обвинения в изнасиловании, чтобы разобраться с неугодным? Он закрыл глаза и прикинул, что надо было резать Пеплу горло, пока был шанс. А заодно и папаше Радуги всадить клинок под ребро. И тут пришло понимание. Способности, что пробудились после боя с Громом... Та самая тетива где-то внутри, послушно замедляющая время. Именно после её применения, Хомут кричал ему вслед что-то про магов.
  А с другой стороны, ни разу ведь не слышал о ком-нибудь с такими способностями. Наверное, уже и не удастся услышать.
  - Я тут подумал, - Кадай тактично молчал всё это время и, лишь когда Крэйвен затих, напомнил о себе. - Мы можем кормить друг друга. А то я тоже не хочу есть, как собака с пола.
  - Хорошо, - Севшим голосом ответил Кадай.
  Ну, хоть с соседом повезло. Нормальный мужик. А ещё неглупый, пусть и со странностями. Губ коснулась грязная кружка, и Крэйвен сделал пару глотков.
  От воды несло затхлостью, хлеб едва поддавался зубам, а от каши несло не лучше, чем от дыры с нечистотами в углу камеры. Но, несмотря на это, перекус немного успокоил, придал сил, и мысли вернулись в мирное русло. За недавнюю сцену с криками 'Я не маг!' стало стыдно. Какая разница за что, итог-то всё равно один.
  - Кадай, я вот тебя понять не могу, - Крэйвен держал миску на вытянутой руке, помогая соседу с его порцией. - Ты чего такой спокойный, будто тебе умирать - не впервой?
  - Не знаю. Может и правда не впервой, - Простодушно отшутился тот и, покончив с едой, привалился рядом с ошалевшим от таких заявлений Крэйвеном. - Я прошлого не помню.
  - То есть как, не помнишь? Совсем?
  - Только последнюю зиму. Меня в лесу нашли, без сознания. Кто я, откуда и что делал в лесу - не помню, - Кадай неопределенно передернул плечами. - Правда бывает по мелочи, если увижу или услышу что, то могу понять, знал я это раньше или нет. Вот на ярмарку и поехал, за воспоминаниями.
  - Мда-а-а, - Озадаченно протянул Крэйвен. - А магичить как? Тоже вспомнил?
  - Да, по дороге столкнулся с Саваахом, - Даже в темноте было видно, что Кадай улыбается, как будто эти воспоминания - лучшие в жизни. - Видел, может? Высокий такой, чёрный. В боях ещё участвовал.
  - Видел, конечно, - Кивнул Крэйвен. - Я и сам в них участвовал.
  - Да? - Оживился сосед. - А! Так вот где я тебя видел. Это же ты Грома победил?
  - Я. Но лучше бы он мне тогда все кости переломал. Не сидел бы здесь, - Крэйвену не хотелось затрагивать эту тему. - Так что там с этим чернокожим?
  - Саваахом? А, так он магичил. Ты же никому не скажешь? - Кадай вопросительно глянул на Крэйвена и продолжил только после кивка. - Он своего слона успокаивал. Ну, того же, что я на ярмарке. Вообще, трусливый зверь какой-то. Или просто невезучий.
  Кадай немного помолчал, то ли вспоминая подробности, то ли просто наслаждаясь приятными воспоминаниями. Крэйвен не спешил вклиниваться со своими вопросами.
  - Ну, вот. Он как магичить стал, так меня сразу кольнуло. Понял, что знаю всё это. Откуда - не помню, а что именно и как делать - пожалуйста. Взял и помог.
  - Если ты уже тогда магичил на землях князя, что же тебя сразу в темницу не упекли?
  - Так, то далеко от города было. Только свои и видели. И уже потом намекнули, чтоб держал способности в секрете. Пророчество якобы какое-то есть. Мол, помрёт князь от руки одарённого. Вот он, похоже, и изводит всех, кто попадается.
  - Как ты сказал? Пророчество? - Встрепенулся Крэйвен. - А чьё, не знаешь?
  - Нет. Да мне мужики деревенские его пересказали. Не думаю, что сами знают.
  - Плохо, что не знаешь. Если это Оракул такое выдал, то многое становиться понятно.
  - Оракул? А это кто?
  Крэйвен аж закашлялся от удивления. Не знать кто такой Оракул? Он чуть было не задал этот вопрос вслух, а потом вспомнил, что у Кадая нелады с памятью.
  - Ээээ... Ну, Оракул - это Оракул, - Он чувствовал себя ужасно неловко. Первый раз Крэйвену выпало рассказывать взрослому человеку о том, что обычно дети слушают в качестве сказок по вечерам у очага. - Он пророчества делает. Или советы дает.
  - И чем его пророчества отличаются от остальных?
  - Не знаю, как лучше объяснить. Говорят, он в отличие от гадалок или астрологов всамделишный корооардас*. Оттого и пророческой силищи в нём ого-го... Всегда говорит только то, что сам считает нужным. Даже если спрашивают про другое. Но никогда не ошибается.
  - Вообще никогда? Интересно, - Мечтательно вздохнул Кадай. - Как думаешь, а мог бы этот Оракул помочь мне вспомнить прошлое?
  - Собрался наведаться? - Поддел соседа Крэйвен. - До казни успеешь обернуться?
  - Нет. Просто... - Не обратил внимания на шпильку Кадай. - Ты вот начал рассказывать, а у меня смутное ощущение, что я уже когда-то слышал о нём. А может даже встречал. А ты сам бывал у Оракула?
  - В Оскахине - бывал, а к Оракулу не ходил. Ну его. Напророчит ещё, как я помру, потом шарахайся от каждой тени как этот Айвар от магов.
  - Ну, хотя бы место опиши.
  Крэйвен нехотя стал описывать Оскахину. Некогда великий город, разрушенный ещё в те времена, когда деды дедов сопляками были, а про империю ещё и слыхом никто не слыхивал. Про то, как годы спустя на руинах, в заброшенном храме забытых богов поселился какой-то старик и стал пророчить всякому, кто заглянет к нему на огонёк. Про новый город, что вырос за многие годы вокруг его Обители. С тех пор так и живёт Оракул в Оскахине. Один и тот же это дед или разные - тут молва людская разное твердит. Но дед всегда есть и всегда один.
  Кадай оказался благодарным слушателем и с каждым сказанным словом бывалый мореход распалялся всё сильнее, припоминая такие подробности, что не всякий местный расскажет.
  Клочок побережья в двух днях пути на юг от Пируссы, зажатый между морем и отрогами Туманного Кряжа представал в воображении во всех красках. Маленький, но известный на весь свет оплот настоящей независимости. Даже могучая Вальнарская империя предпочитала не замечать, что крохотный сосед под боком не платит дань и не подчиняется имперским законам. Никто не рисковал портить отношение с Оракулом. Вот и селился в тени легенды всякий люд, не дружный с законом или просто не желающий платить подати. Оракул не требовал поклонения как божеству, у него было лишь одно условие: не мешать тем, кто приходит испросить совета или услышать пророчество.
   - Здорово! Я прямо так и вижу эту Обитель, - Кадай буквально лучился от детского восторга. - Только не знаю, это ты такой хороший рассказчик или я сам бывал в тех местах.
  Крэйвен и сам чувствовал себя после долгого рассказа немного лучше. Будто вновь побывал на морских просторах и на какое-то время забыл о тесных стенах княжеской темницы.
  - А знаешь, если бы не предстоящая казнь, я бы сказал, что рад оказаться в одной камере с человеком, так много повидавшим.
  - Да уж, - Хмыкнул Крэйвен. - Если бы не казнь...
  - А расскажи ещё что-нибудь? - В глазах Кадая читалась мольба. Будто ребёнок просит ещё одну сказку на ночь. - Пожалуйста.
  Время тянулось и тянулось. Капли отсчитывали ускользающие мгновения жизни осужденных, а двое мужчин не замечали серых стен. Они были далеко.
  Они плутали в лабиринте Призрачных островов. Напряженно всматривались в туман, ожидая в любой момент, что по курсу вынырнет не замеченный обломок скалы. Никто и никогда не составлял карт этих мест, потому, как очертания островов менялись по несколько раз на дню. То исчезая под толщей воды, то вновь вырастая на пути кораблей.
  Они входили в величественную гавань Нижнего Вальнара. Пробирались каскадом шлюзов и любовались раскинувшимся до горизонта городом. Через целых двое суток завершали свой путь в порту Верхнего Вальнара уже на берегу Сладкого моря в глубине континента.
  Они вставали на рейд в нереальном, сумасшедшем Жин-Мене - городе на воде. Уже на следующий день любой корабль здесь обрастал десятками лодчонок, плотов и целых плавучих домов. Перешагивая с одного на другой легко было достичь любой точки широкой бухты. Разве что на берег острова Шинг-Ди ступать чужакам не дозволялось. Такие вот религиозные даньгены чудаки.
  Какие только безумные уголки не описывал Крэйвен. Даже сам удивлялся, как много успел повидать в своей жизни. А Кадай, словно губка впитывал и впитывал чужие воспоминания в тщетной попытке уцепиться за знакомые образы и вспомнить хоть что-то из своего прошлого. Последние лучи солнца перестали заглядывать через крохотное окошко, и камера погрузилась во мрак.
  - Мир настолько велик и разнообразен, - Голос Кадая звучал в кромешной тьме, но Крэйвен легко мог представить мечтательную улыбку на губах соседа. - Мне кажется, что все эти места стоит посетить, даже если уже не раз там бывал.
  - Если бы мне удалось выбраться отсюда живым, я бы так и сделал...
  Ну вот, снова мысли свернули к предстоящей казни. Разговор угас сам собой. Каждый сидел и размышлял о своём. По крайней мере, Крэйвен пытался разобраться в той мешанине чувств, что царила в душе. Звериная злость перемешалась с сопливой жалостью к себе и отчаянным желанием жить.
  Со стороны Кадая послышалось мерное сопение. Уснул, похоже.
  А вот Крэйвену не спалось. Не придумав ничего лучше, он стал делать то, в чём вряд ли когда признался кому-нибудь из соотечественников. Он неумело молился богине Мэйме Милосердной. Одной из тринадцати младших богов Вальнарского пантеона. Как какой-нибудь презренный йоннол**. Просто в родной ему религии Призрачных островов не было подходящей сущности. Ну, не существовало у суровых иннолов ни единого Духа Глубин, который внял бы сейчас его молитвам.
  Так, тихо бубня под нос обещания посвятить свою жизнь служению людям, если богиня всё же соизволит проявить безграничное милосердие, он и уснул.
  
  * Корооардас - Великий дух, согласно Вальнарским Канонам (религия Вальнарской империи и доминирующая религия в мире) косная материя, обретшая самосознание подобно богам. Считаются более слабыми сущностями, нежели боги.
  ** Йоннолы - часть народности иннолов, проживающая на материке. Под влиянием миссионеров Вальнарской империи приняли вероисповедание в соответствии с Вальнарским Каноном.
  
  ***
  
  Из дремотного состояния Крэйвена вывел лязг отпираемой двери. Сколько удалось поспать? Должно быть немного. За окошком всё так же властвовала непроглядная ночь.
  - Вставайте, голуби, - Смотритель был отчего-то в хорошем настроении и неожиданно для заключённых не стал ограничиваться деревянной дверью, а принялся отпирать и решётку. - Ух, как я рад! Государь наш, князь - мудрый человек.
  Крэйвен щурил глаза от света факела и пытался понять, что происходит. Смотритель закончил возиться с решёткой и отступил. Первыми в камеру вошли двое молчаливых стражников. Только после того, как пленников силой поставили на ноги, старик осмелился зайти внутрь.
  - Ну, чего, мрази? - В присутствии стражников смотритель вёл себя значительно смелее. Если не сказать наглее. - Пришла пора подыхать!
  Сердце на мгновение сбилось с ритма, а потом понеслось ухать с бешеной скоростью. Уже? Так скоро?
  - Жаль, что не обоих сразу, - Дед подленько пнул ногой не очень ровно стоящего Кадая и тут же отскочил на два шага. - Уж я бы не стал затягивать...
  - Старый, заканчивай балаган, - Пробасил один из стражников. - Говори, какого брать. Князь не станет спрашивать, по чьей вине мы так долго возились.
  - Да, да... - Смотритель раздосадовано взлохматил свою шевелюру, силясь принять решение. - Что, голуби, сами выберете, кто первым пойдет?
  Крэйвен бросил взгляд на Кадая. Тот тоже смотрел на собрата по несчастью, но по выражению лица нельзя было понять, о чём он думает. Идти первым, конечно, не хотелось. Но что изменит лишний день жизни? Особенно если провести его здесь, в темнице.
  - О! Я придумал, - Нарушил повисшее молчание смотритель. Он подпрыгивал от возбуждения и противно хихикал, наслаждаясь своей, видимо гениальной идеей. - Я вас посчитаю...
  Он отошёл чуть в сторону, чтобы видеть обоих заключенных. Потёр руки, облизнул губы, предвкушая одному ему понятное развлечение. Охранники поворчали для приличия, но поторапливать не стали.
  - Раз, два, три - наточены ножи.
  Начал свой отсчёт смотритель, тыкая узловатым пальцам на каждый слог в одного из пленников.
  - Четыре, пять - будут вас пытать.
  Четверо здоровых мужиков заворожено следили за перемещениями пальца. Угрозу он нёс только двоим...
  - Шесть, семь, восемь - в масло кипящее бросим.
  С каждым слогом голос старика звучал всё громче и в нём всё чаще слышались истеричные нотки.
  - Девять, десять - за ребро подвесят.
  Смотритель так распалился, что брызгал слюной.
  - И настанет тот момент, - Он сделал театральную паузу. - Ты - подохнешь, этот - нет.
  Палец смотрителя замер, определяя несчастного.
  - Вот видите, как просто? Давай, пошевеливайся. Ты же слышал, князь не любит ждать.
  
  Глава 20
  
  Фрулисса, ты гадина и тварь! После неприятной встречи в портретной галерее Ленгмар провёл весь день в раздумьях и даже ночью не смог уснуть. Всё прикидывал, как бы решить вопрос с ещё не рожденным конкурентом. Да, жизнь нежеланного наследника - тяжела, но Ленгмар сумел адаптироваться. Стиснув зубы, храня ответную ненависть глубоко в сердце. Теперь же о прежних неприятностях можно только мечтать.
  Очевидная с первого взгляда идея решить вопрос силой была отметена почти сразу. Чисто сработать не выйдет. И без того на птичьих правах под боком у дяди. Привлекать кого со стороны - опасно. Да и кто станет иметь дело с мальчишкой в таких вопросах? Ну да, согласятся и сдадут дяде, тут и к гадалке не ходи. О! А может самому поработать стукачом и открыть князю глаза на суровую правду? Хм... Вряд ли, вряд ли. Кому поверит старый хрыч? Жене или племяннику, что столько лет как кость в горле?
  - Ленги, золотце, вот ты где, - Приземистая старушка с иссечённым морщинами, но улыбчивым лицом, бесцеремонно нарушила уединение княжича. - Ну что ты хандришь? Весна за окном.
  - Рад за неё...
  Няня была единственным человеком, кто питал к Ленгмару искренне тёплые чувства. Хотя, вряд ли кто смог бы упомнить, чтоб старушка вообще относилась к кому-либо плохо. Даже Айвар со всеми его заскоками для няни - 'золотце Айви' и никак иначе. Даром, что давно уже лысый и с пузом. Имя к ней, как это принято у рунгийцев, приклеилось соответствующее - Добрея.
  - Хватит сидеть взаперти, - Няня просеменила мимо кровати и распахнула ставни, впуская в спальню толику яркого света и свежий весенний воздух. - Ярмарка в самом разгаре и я собираюсь кое-что себе прикупить. Будь добр, составь мне компанию.
  Боги, как же она навязчива. Ленгмар страдальчески закатил глаза, но спорить не стал и с обреченным видом поплёлся умываться. Одежду искать не пришлось, всё что нужно и так было на нём, хоть и мятое преизрядно. Ведь снова спал при полном параде, разве что сапоги удосужился скинуть.
  К умыванию Ленгмар подошёл весьма формально: плеснул воды на лицо и шею, прошелся мокрой пятерней по волосам. Из полированной бронзы зеркала смотрело измученное лицо невыспавшегося чучела. Круги под глазами. Дыхание тяжелое, словно заперли в пыльном чулане, а под веки какой-то проказник насыпал песка. Моргнёшь, и глаза открывать не хочется. Поспать бы, но какой к демонам сон, если проблема не решается.
  - Ленги, золотце, ты готов?
  - Да, няня, иду.
  Какая разница, где обдумывать план: лёжа на кровати или бесцельно шатаясь по ярмарке? Всё одно ничего толкового в голову не идёт.
  На выходе из замка с ними увязался один из стражников. Молчаливый, откровенно скучающий эскорт аж из одного человека. Ленгмар не удержался от кривой ухмылки. Стражник всегда был один. Больше не выделяли, но и совсем без сопровождения не отпускали. На кой сдалось Айвару гонять людей за племянником, смерть которого только на руку, Ленгмар отчаялся понять уже давно. Остановился на версии, что это не охрана, а соглядатай, и успокоился.
  Время сугробов давно миновало, да и ручейки талой воды успели своё отзвенеть по Уствинским улочкам. Но весенняя погода по-прежнему демонстрировала норов. Стоило Ленгмару пройтись в тени, как пробирал озноб, и хотелось плотнее запахнуть шерстяной плащ. На освещённых же участках ощутимо припекало и хотелось тот самый плащ сбросить ко всем демонам преисподней и щеголять в одной рубахе.
  - Добрея, голубушка! - Из многоликой толпы навстречу шагнул благообразный дедушка с седым ореолом волос и растрёпанной бородой. - Вы сегодня чудо как хороши.
  - Ланцет! Ах, старый ты ловелас, - У Добреи щёки вспыхнули румянцем, и она игриво ткнула старика в плечо. Ленгмар на пару со скучающим охранником вынужденно сбавили шаг. - Что-то давненько от тебя вестей не было слышно. Весь в работе?
  Она с ним что, флиртует? Ленгмара передёрнуло. Фу-у-у-у! Им же каждому лет по сто... Ну, пусть не по сто, но глубокая старость. А всё туда же: весна, любовь. Ужас какой.
  - Да какая работа, - Махнул рукой Ланцет. - Конкурентов развелось, продыху нет. Молодые, шустрые.
  - Ничего, ничего, - Добрея ненавязчиво подхватила старика под локоть и увлекла дальше по улочке. - Зато у тебя опыт! Ну-ка, скажи, кто варит лучшие в Уствине зелья от болей в суставах?
  - Кто?..
  - Ну, конечно ты, старый дуралей, - Добрея прыснула в кулачок, будто не почтенная старуха, а смешливая девчонка из глухой деревни.
  Ленгмар уже еле сдерживал себя. Вроде и не спешил никуда, но наблюдать такое... Ну, что за весеннее помешательство? Ведь солидные с виду люди. Стражник метаний княжича не разделял и самозабвенно ковырял в носу.
  - Няня... - Ленгмар тихо, но настойчиво вмешался в разговор стариков.
  - Да, Ленги? Золотце, ты знаком с дедушкой Ланцетом? Нет?! - Добрея кудахтала почище иных наседок. - Мой старинный друг. Лучший лекарь Уствина, уж ты поверь.
  Ленгмар выдавил жалкое подобие улыбки и кивнул старику. Может, уже пойдем дальше?
  А в следующее мгновение где-то на грани сознания забрезжила одна интересная мыслишка и Ленгмар буквально выпал из разговора. Лекарь? Ну, конечно... Лекарь - это то, что надо! Травки, настои и р-р-раз - Фрулисса лишилась плода. Никакого силового воздействия и никаких следов. Должны же у лекарей быть такие рецепты? Да просто обязаны быть!
  Дальнейший диалог двух престарелых голубков прошёл мимо ушей Ленгмара. Его с головой захватила мысль, что возможный выход найден. Остаётся продумать детали... Так, к Ланцету идти с такими вопросами смысла нет, всё тут же станет известно Добрее. Но разве он единственный лекарь в Уствине?
  
  ***
  
  Оторваться от няни со стражником удалось не сразу, но довольно легко. Причём главным препятствием была всё же няня. Толпа народу и лавка с яркой бижутерией сыграли на руку. Добрея увлеклась, а стражник как обычно ковырял в носу. И за что им дядя жалование платит? Или конкретно этот такой нерадивый? В общем, если спросят - потерялся в толпе. С непривычки...
  А теперь срочно в город и найти лекаря, который поверит в нелепую и на скорую руку выдуманную историю. Что-нибудь о юных влюблённых... Да. Жалостливое такое: любовь безумная и мы так молоды. А ребёнок очень некстати. Родители отрекутся. И побольше панических ноток в голосе. 'Кто поможет, если не вы?..'. Ну, как-то так. Должно сработать.
  Поиски всё же затянулись. Одно дело планы в идеале, и совсем другое, когда домашний мальчик, ни разу не бывавший за пределами замка без сопровождения, вдруг решает тайком бродить по городу.
  - Тебе чего, малец? - Здоровенный мужик, отнюдь не дружелюбного вида сплюнул через прореху в зубах. - Вали отседа!
  Компания мрачных подельников мужика что-то обсуждала в тёмном переулке, и Ленгмар не заставил себя уговаривать. Припустил что было сил. Один 'добряк' засоветовал искать бабку Крапиву. Ленгмар как раз стоял на пороге лавки одного уважаемого лекаря в центре города и повторял про себя детали 'легенды'. А нищий, что побирался неподалеку, решил, что юноша не уверен, хватит ли денег. И, в общем-то, был близок к истине. О том, что денег может просто не хватить, Ленгмар даже не подумал.
  И вот расспросы привели Ленгмара сюда... Уже и не город. Пригород, да ещё из худших. Он через шаг оглядывался и постоянно кутался в плащ. Больше от страху, чем от холода. Знал бы заранее, ни за что не сунулся. И солнце, как назло, почти село.
  Знахарка обитала за пределами городских стен, в районе, где располагались дубильные и красильные мастерские. Резкий и неприятный запах, казалось, намертво въедается в кожу. При этом от городских ворот здесь начинался не тракт в какое-нибудь соседнее селение, а мрачная улочка, упирающаяся в итоге в калитку местного кладбища. Халупы по обе стороны дороги стояли где сплошняком, а где и с прорехами, создавая ощущение, что не улица это, а щербатый рот нищего пьянчуги. В общем, не до веселья.
  Ленгмар отсчитал нужный дом и с опаской постучал в покосившуюся дверь.
  - Кого там принесло на ночь глядя?! - Раздался сварливый голос. - Ежели за брагой - не дам, так и знайте.
  Послышались шаркающие шаги, и дверь со скрипом распахнулась. В Ленгмара уперлись внимательные бусинки глубоко-посаженных глаз. Лекарка, похоже, была ровесницей Добреи и Ланцета. Копна ещё темных, но с частой проседью волос, забрана под выцветший платок. Весь вид какой-то неопрятный, но, вроде, чистый. Возможно, женщина знавала и лучшие времена, но уж очень давно.
  - Ага! - Крапива смерила юношу взглядом, и разве что не обнюхала. - Трезвый шоль? Точно не за брагой?
  - Нет, мне бы...
  - Заходь, - Старуха проковыляла вглубь избы. - Терпеть не могу эту пьянь! А они знашь, чо удумали? Раз бабка Крапива на браге настой делаит, то и им болезным продаст... Ага, во дурни.
  Хозяйка, продолжая бубнить про пьянь и рвань, среди которой приходиться жить, вернулась к помешиванию какого-то варева на очаге. Ленгмар же с интересом оглядывал жилище старухи. Стулья-инвалиды, перетянутые бечевой, чтоб не разваливались. Закопчённая стена вокруг очага. Стол на кривых ногах и шкаф с какими-то кувшинчиками и горшками. А главное: всюду, куда падал взгляд - пучки, охапки и веники непонятных трав и корений. Сушёные и едва срезанные. Аромат коллекции перебивал даже запах мастерских, безраздельно властвующий за пределами хижины.
  - Так чо там у тебя за нужда говоришь?
  - Невеста у меня... Вернее я только планирую на ней жениться... Понимаете? И тут такое дело...
  - Да ладно мяться, ага. Чай не мать я ейная, чтоб распинался так. Обрюхатил болезную?
  - Вроде того, - Ленгмар порадовался сообразительности Крапивы, но выдержал паузу, смущённо теребя край плаща. Чтоб не выходить из роли. - И вот люди посоветовали к вам. Поможете?
  - Ага. Ну, дело знакомое, - Старуха облизала деревянную ложку, которой помешивала варево, и стала озираться, присматривая в нагромождении ингредиентов нужные. - Давно узнали?
  - Я - только вчера, - Ленгмар тяжело вздохнул, стараясь изобразить глубокое отчаяние. - Понимаете, у нас нет возможности видеться часто...
  - Эхе-хе... Ну до чего непутёвая молодежь нынче пошла.
  На этом высказывании Крапива не остановилась, но дальнейший бубнёж Ленгмар разобрать не мог, да и не горел особым желанием. Лекарка тем временем повесила над огнём котелок с водой и стала выкладывать на стол ингредиенты для зелья. Как она при этом различает сухие веточки и корешки меж собой - одним богам известно. Причём, только старшим богам. На очередном корешке старуха запнулась, явно сомневаясь.
  - Слышь, молодец, - Окликнула она Ленгмара. - А когда в последний раз соитие то было?
  Вот на этом вопросе княжича проняло. Он был готов играть роль смущённого юноши. Где надо заикаться, где надо краснеть. Но сейчас Ленгмар без всякого притворства сделался пунцовым. Ведь с женщиной ему бывать не приходилось ни разу, и как это происходит, он представлял лишь в общих чертах. А ну, как Крапива раскусит враньё?
  - Эт-то важно? - Севшим от волнения голосом выдавил Ленгмар.
  - А как же... Ты вона и не ведаешь как давно твоя зазноба на сносях, а мне для зелья знать - обязательно. Иначе может не сработать, ага.
  - А-а-а... - Ленгмар почесал в затылке, прикидывая какой срок будет звучать правдоподобно, но вспомнить точно, когда видел того зеленщика в последний раз, никак не удавалось. - Да вроде как с месяц назад.
  - А точнее?
  Ленгмар виновато развёл руками.
  - От жеж окаянный, - Знахарка сокрушённо покачала головой и сгребла отобранные травы с кореньями в котел. - А самочувствие ейное как? Бледность излишняя. Може тошнит её али голова болит ни с того ни с сего?
  Ленгмар на мгновение задумался. Этот вопрос проще, Фрулиссу то он почти каждый день видел.
  - Не было, вроде.
  - Вроде?
  - Ну, я не замечал.
  - Ох-хо-хо, вот напасть, - Крапива покачала головой и стала процеживать отвар через отрез ткани. - Как что не так - 'Бабка Крапива, не то намешала'. Ага... А что плоду не месяц и мошт вовсе рожать пора через седмицу - так то, стало быть, мелочи!
  Ленгмар следил за тем, как Крапива отмеряет очищенный отвар в крошечный глиняный горшочек и крепко перевязывает горловину куском кожи. Хотелось спорить и оправдываться, что всё сказанное - верно и не напутал он так уж сильно со сроком, но Ленгмар себя сдерживал. Старуха своё дело делает и ладно, начнёшь болтать и лишнее выдашь.
  - Держи, жаних, - Крапива поставила горшочек на стол и вытерла руки о передник. - Два скутума с тебя и яшшо четвертушка.
  Ленгмар послушно полез в кошель. Чего уж там. Боялся, что запросит больше.
  Пересчитывала монеты Крапива тщательно, чуть не каждую пробуя на зуб. Ленгмар в нетерпении переминался рядом, уже во всех красках представляя через какие трущобы ему предстоит добираться обратно.
  Когда вожделенный горшочек оказался в его руках, Ленгмар уже готов был бежать не попрощавшись.
  - Эгей, пострел, ну куды так торописся? - Окрик настиг Ленгмара уже почти в дверях. - Ты токмо зелье сразу невесте снеси, не жди следующей встречи.
  - А что так?
  - Ну, дык... Не сработает же, - Крапива сплюнула с досады и покачала головой. - И для кого старая распиналась? Ежели срок больше, так и травы надоть крепче.
  - Так может сразу надо было?..
  - Ты на ей жениться собрался, али в могилу свести?
  Ленгмар чуть не ляпнул, что могила даже лучше, но вовремя себя одёрнул. Даже зубами скрипнул. Дурень, дурень! Помни - зелье для твоей невесты, а не этой паскуды Фрулиссы.
  - Нет, до такого доводить я бы не хотел.
  - Отож!
  
  ***
  
  А ведь знахарка как в воду глядела: стоило обзавестись зельем, как у Фрулиссы проявились все те признаки, о которых говорила Крапива.
  Княгиня стала бледной, морщила нос от запаха любого блюда на совместных обедах и ни к чему не притрагивалась. Бывало даже, что и вовсе пропускала приём пищи со словами 'что-то мне нездоровится, поем в своей комнате'. Только Ленгмар то видел, что с кухни ей носят фрейлины. По большей части просто кувшины с чистой водой.
  И как прикажете незаметно подлить ей зелье? Три дня были потрачены на безрезультатные попытки пробраться незамеченным в комнату княгини. Куда там... Эта стайка противных пигалиц, именующих себя фрейлинами, окружили госпожу 'заботой и вниманием' ни на мгновение не оставляя одну.
  Сказать, что Ленгмара охватило отчаяние - это сильно покривить душой. Он рвал на себе волосы, грыз рукава камзола, дубасил ногами каменные стены после каждого 'провала'. Вернее фатального ничего так и не произошло. Его ни разу не поймали с поличным и вообще... Просто он ни разу так ни на что и не решился. И собственное бессилие только добавляло масла в огонь.
  Оставалась призрачная надежда - за водой то фрейлины всё же приходили. Только на кухне толпилось столько народу, что Ленгмар каждый раз не успевал воспользоваться шансом. А попытка в его случае могла быть всего одна.
  Уже который день он ошивался в районе кухни и, как только замечал фрейлин княгини, невзначай 'заскакивал чего-нибудь перекусить'.
  И ведь дождался своего. Случилось натуральное чудо, тут другого слова не подберёшь. Одна из фрейлин как обычно пришла за водой, но стоило ей появиться в дверях кухни, как молодая повариха бросилась с причитаниями наперерез.
  - Ленточка! Горе то какое! - Повариха крепко обняла ошалевшую от такого напора девушку. - Ленточка, милая, ты только держись.
  - Крупа, я тебя не понимаю. Что случилось?
  - Как?! Ты не слышала? О, боги, - Крупа воровато оглянулась и закусила губу, не решаясь первой озвучить неприятную новость. - Твой Гвоздик...
  - Что с ним?! - Напряглась Лента.
  - Они ловили какого-то преступника на ярмарочном поле, а тот устроил пожар и твой Гвоздик с напарником... Они...
  Повариха так и не смогла договорить, а лишь сдавленно всхлипнула. Фрейлина покачнулась, лишь в последний момент ухватившись за край стола. И после пары глубоких вдохов, видимо, приняв какое-то решение, бросилась вон из кухни.
  - Крупа, отнеси княгине воды! - Крикнула девушка, уже скрывшись из виду. - Скажи, я вернусь, как только смогу.
  А кувшин то оставила! Не иначе боги решили проявить свою благосклонность. Крупа, вроде как кивнула, но вернулась к своему занятию. Кто в итоге понесёт кувшин княгине, Ленгмара не волновало. Главное, что этого не намерены делать немедля. Выждав немного, Ленгмар 'позаимствовал' кувшин, зачерпнул воды и, отойдя в сторонку, добавил прозрачной жидкости из своего горшочка. Едва-едва уловимый запах трав почти сразу рассеялся.
  - Этот кувшин для княгини? - Ленгмар одернул Крупу, нарезающую очередной качан капусты. - Если вы заняты, я могу отнести.
  Крупа от неожиданного вопроса вздрогнула.
  - А-а! Как ты меня напугал. Чего надо? - Брови поварихи сошлись на переносице. Она явно силилась понять, чего от неё хотят и лишь через мгновение вспомнила о порученном ей подругой задании. - О, боги! А ну дай сюда. Я сама отнесу.
  Наконец-то! Всё, что от него зависело, Ленгмар сделал, а дальше вся надежда на бабкино зелье. Отмучился... Теперь отсыпаться, отсыпаться и снова отсыпаться. Даже если план не сработает, выдумывать альтернативу имеет смысл только на свежую голову.
  От кухни Ленгмар добрёл до своей комнаты и привычно завалился в кровать одетым. Проснулся когда дело уже подходило к ужину. Пропустишь совместную трапезу, и ненужные подозрения дяди обеспечены. Короткий сон восстановил силы весьма символически. Внутри по-прежнему ощущалась какая-то опустошённость. Даже привычный негатив от посещения обеденной залы ощущался едва-едва, где-то на периферии ощущений.
  - Вечер добрый, дядя, - Ленгмар кивнул князю и занял своё место.
  Айвар проводил племянника тяжелым взглядом и пробурчал нечто маловразумительное. Фрулиссы за столом не оказалось. Похоже, она снова 'ест в своей комнате'.
  Трапеза так и проходила в тишине. Князь периодически косился на пустующее место жены, Ленгмар украдкой следил за князем.
  - Эй, ты. Поди сюда, - Не выдержал в итоге Айвар.
  Один из слуг послушно склонился перед ним.
  - Мухой к ней в комнату и волоки сюда, - Он кивнул на пустующий стул по соседству. - Скажи, мне надоело, что ей 'нездоровится'.
  Слуга вернулся довольно скоро, но один. Его лицо было бледным и, с явной опаской приблизившись к Айвару, он стал что-то сбивчиво рассказывать. Ленгмар слышал не всё, но ключевые слова 'беременность... наследник... плод потерян' он уловил. Дядино лицо по ходу рассказа всё сильнее багровело.
  - Ты лжешь!!! - Неожиданно взревел князь и съездил слугу кулаком в ухо. - Почему никто не доложил мне раньше?
  Слуга был не в том состоянии, чтоб отвечать. Он сидел, привалившись к ножке стола и мерно раскачивался. Из-под пальцев, прижатых к уху, сочилась алая струйка.
  Князь в ярости запустил в него вилкой. Не попал, но под рукой было ещё много чего острого или увесистого. Вся обслуга, не сговариваясь, прыснула в стороны, а Ленгмар забрался под стол. От греха подальше.
  Бушевал Айвар долго и лишь когда грохот и крики стихли, а единственным звуком стало тяжёлое дыхание дяди, Ленгмар рискнул вылезти из своего убежища.
  - С Фрулиссой что-то случилось?
  - Заткнись! - Огрызнулся князь. - Не твоего ума дело...
  - Как скажете, дядя.
  Ленгмар хмыкнул и сделал вид, что раз Айвар говорит, что дело не его ума, значит, так оно и есть. Демонстративно вернулся к трапезе, прилагая неимоверные усилия, чтобы стереть довольную ухмылку с лица. Слуги, похоже, решили, что господин выпустил пар и находиться рядом с ним теперь безопасно. Двое уже суетились у дальнего конца стола, собирая осколки. Ещё один помог подняться пострадавшему с разбитым ухом и вывел из зала.
  - Хватит лыбиться, - Айвар грохнул кулаком по столу, но уже в полсилы. Слуги даже ухом не повели. - Слышь, кому говорю? Ведьмин выродок!
  Настала очередь Ленгмара багроветь от злости. Только, в отличие от дяди, он не мог позволить себе выпустить пар. Умеет же гад испортить настроение.
  У каждого человека есть темы, которые он не любит затрагивать. Для Ленгмара одной из таких была история смерти родителей. Как уж Миргаса Магву угораздило влюбиться в девушку с магическими способностями - одним богам известно. Это при семейной то паранойе в отношении одаренных... Но случилось то, что случилось. Мать скрывала свою способность лечить с помощью магии довольно долго. И до свадьбы, и после, и всю беременность. Ленгмару было уже года полтора, когда его неожиданно скрутила лихорадка. Обычные лекари оказались бессильны и мать не выдержала. Ленгмара спасла, а сама угодила на плаху по приказу Айвара. А ещё через полгода...
  Няня говорила, что Миргас умер от горя. Дядя утверждал, что жена-ведьма наслала на его брата порчу ещё когда была жива. Реальность от этих версий не менялась: Ленгмар рос без родителей.
  Он так и сидел, до побелевших костяшек на пальцах сжимая вилку и стараясь унять бешеный стук сердца. Немного справившись со своими эмоциями, он обратил внимание на состояние дяди.
  - Мерзость! Ненавижу! - Айвар с остервенением орудовал ножом и вилкой. Просто кромсал на мелкие кусочки всё, что лежало в тарелке, забывая отправить еду в рот. Глаза при этом остекленевшие и смотрят в никуда. - Обложили со всех сторон, твари. Айвар не по зубам, так добрались до сына? Да?! Уничтожу... Всех уничтожу!
  Хо-хо. Да всё складывается даже лучше, чем ожидал. Похоже, что дядя и козлов отпущения нашёл. Хм, ну всё верно: раз 'наследник', то тоже Магва и должен умереть по воле отмеченного... Всё как положено. Дядя ведь не в курсе обмана.
  Настроение моментально улучшилось. План удался, и даже тень подозрений не упала на истинного виновника. В голове стрельнула бесшабашная мысль удостовериться в своих догадках.
  - Э-э-э, дядя, - Ленгмар старался тщательно подбирать слова, чтобы не выдать свою осведомленность. - Мерзость... Ты имеешь в виду магов?
  - Нет, всех младших богов! - Голос Айвара источал желчь. Неконтролируемое буйство прошло, но в таком состоянии дядя, пожалуй, ещё опасней. - Конечно магов. Ты что, не слышал о пожаре, что устроили эти ублюдки на ярмарочном поле?
  - О! Про пожар - слышал. Но не знал, что это сделал кто-то из этих... - Ленгмар с удивлением осознал, что реализация плана так сильно увлекла его, что если бы не причитания Крупы, столь важная новость вовсе прошла бы мимо. А ведь решил было, что сгорело пару палаток. Кто их считает? Выходит не такие мелкие события, раз замешаны маги. - Их поймали?
  - Естественно...
  Дядя с подозрением сощурил глаз, изучая маску наивного юноши на лице Ленгмара и пробубнил, ни к кому конкретно не обращаясь:
  - И этот невежда - единственный возможный наследник. Боги, где справедливость? - Взгляд Айвара упал на уже слабо идентифицируемые ошмётки в тарелке и, скривив рот, он отшвырнул её прочь. - Ничего, и по твою душу мерзость заявится. Рано или поздно.
  Князь прикрыл глаза и с усталым видом стал массировать виски. Ленгмар терялся в догадках, с чего это вдруг маги объявились на территории княжества. При этом он не сводил с дяди глаз и заметил, как на усталом лице ни с того ни с сего проявилось выражение крайней сосредоточенности.
  - Камыш, поди-ка сюда, - Окрикнул князь одного из личных охранников. - Я хочу быть уверен, что все виновные пойманы. Поймали двоих, но могло быть и больше. Устроим допрос. Распорядись, чтобы ублюдков доставили сюда.
  - Обоих? Ваша милость, это может быть опасно.
  - Да? - Айвар смерил охранника презрительным взглядом. - Ладно. Приведите пока одного. На своё усмотрение...
  
  Глава 21
  
  Мальчишка по имени то ли Храбрец, то ли Прутик бежал за ними следом до перекрестка с трактом. Его тощая фигурка маячила позади ещё долго, пока дорога не вильнула за очередной холм и деревушка Валуны не скрылась из виду. С тех пор уже несколько часов незадачливая парочка спасателей пылила в сторону Уствина. Солнце на безоблачном небе слепило глаза. Весенняя грязь подсохла, и путникам приходилось банально глотать пыль.
  - Вась, ты уверен, что пешком тащиться - обязательно? - Мариса от заданного темпа быстро выдохлась. - Мне кажется если отключиться, то выйдет быстрее.
  - М-м-м... - Вася на секунду призадумался. - Нет. Я прикинул: оно так на так и выходит. И вообще, чего ты нудишь? Такой шанс: практикуйся - не хочу.
  - Я привыкла к другим мирам и мне здесь некомфортно! - Огрызнулась Мариса, передернув плечами. - Это невыносимо. Я переодеться хочу. И ещё в душ.
  Диалог в том или ином виде звучал уже не первый раз. Всё то же про то же с небольшими вариациями. Мариса каждый раз покорно вздыхала, соглашаясь. Оба понимали, что дискомфорт - лишь иллюзия. И в душ на самом деле идти незачем, и одышка от быстрой ходьбы исчезнет, как только они покинут пределы синтетического мира. Вася каким-то образом умудрялся абстрагироваться от виртуального дискомфорта, а вот Марисе приходилось страдать с непривычки. Она уже сотню раз успела проклясть тот момент, когда черти дёрнули сунуться в оцепленный офис. А потом ещё и подавать блестящие идеи насчет спасательной операции изнутри. От очередной мысли плюнуть на всё и отключиться её отвлек топот копыт. Причем она настолько погрузилась в раздумья о том 'за что ей все эти муки', что заметила, как их нагнал один из караванов лишь в самый последний момент.
  - О-ох, наконец-то хоть кто живой, - Мариса, согнувшись и уперев руки в колени, пыталась отдышаться после быстрой ходьбы. - Ты, Вась, как знаешь, а я буду строить глазки мужчинам, и умолять, чтоб взяли пассажирами. Сил моих больше нет...
  Тройка всадников, заметно опережающая более многочисленную группу, подъехала вплотную.
  - Доброго дня, уважаемые, - С искренней улыбкой выдала Мариса. Её не смутили ни хмурые выражения на смуглых лицах, ни внушительный арсенал опасных железок, притороченный к седлам. - Не могли бы мы...
  - Делать глупости - нет! - Перебил её один из всадников. Для него этот язык был явно не родным. - С дороги! Мы проехать, вы свободны.
  - Но мы всего лишь хотели...
  Острие копья, направленное в её сторону, заставило Марису прикусить язык. Двое подельников первого с секундной задержкой повторили жест и уже втроем стали теснить Васю с Марисой к обочине.
  Они что, считают двух уставших путников потенциальной угрозой такой толпе? Видимо считают... Пришлось сойти с дороги и дожидаться, пока вереница груженых верблюдов не пройдёт мимо.
  - Дикари, - Резюмировала Мариса, но лишь убедившись, что смуглые воины её не слышат. - Нет, ну что за нравы?
  - Да брось, с нами ещё по-людски обошлись, - Флегматично возразил Вася. - Могли и порубать. На всякий случай.
  - Вот-вот! И скажи мне после этого, что в создании такого мира есть хоть какой-то смысл.
  Вася просто отмахнулся, не вступая в бессмысленный спор, и вновь двинулся в путь. После каравана в воздух поднялось намного больше пыли и путешествие стало ещё менее комфортным.
  - Глобальный проект... Нет, ты только подумай, - Всё не унималась Мариса, бубня себе под нос. - Они бы ещё пещерных людей воссоздали...
  Через полчаса их вновь нагнали попутчики. На этот раз по дороге тащились три телеги. Мариса насторожилась, подсознательно ожидая и от этих местных грубого обращения. Она даже поймала себя на том, что пытается спрятаться за Васину спину. Когда телеги подъехали ближе, то напряжение спало. Возницы выглядели отнюдь не агрессивно и сами посматривали на путников с опаской.
  - А вот эти могут и подбросить, - Подбодрил девушку Вася. - Кто там собирался строить глазки и уговаривать?
  - Нет. Лучше ты...
  - Эгей, мужики! - Вася бросился догонять телеги. - До Уствина то далеко?
  - Дык, засветло можно добраться, - Неуверенно выдал самый молодой из мужчин, что ехал последним. - А вы чего, тоже на ярмарку?
  - Ну, типа того. Вы это... нас-то не подбросите? А то ноги уже все стоптали.
  Эти и вправду не отказали. Младший лишь украдкой зыркнул на мужика с первой телеги и, когда тот безразлично пожал плечами, разулыбался и пригласил путников к себе на облучок.
  - Меня Клёстом звать, - Сходу заявил юноша. Его нос был слегка свернут набок из-за старой травмы, и потому в голосе чувствовалась легкая гнусавость. - А это мой батя и дядька. Сосновцы мы. Ну, в смысле из Кривой сосны. А вы откуда будете?
  Мариса закусила губу. Ну, кто мешал, пока было время, подновить легенду? И ведь не отвертишься, не отмолчишься. Невежливо как-то. На облучке втроём было тесновато, и Вася сходу полез назад, развалившись на мешках с чем-то мягким. И вид такой, мол, я договорился, чтоб подвезли, а дальше ты давай. Предатель!
  - А мы... с братом. Из... Кроличьей норы, - Мариса покосилась на собеседника, молясь, чтобы деревни с таким идиотским названием не оказалось на самом деле или, по крайней мере, она была неизвестна Клёсту. - Маленькая деревня. На север отсюда.
  - Никогда не слышал, - Успокоил Марису юноша. - А в Уствин что? На заработки?
  - Почему ты так решил?
  - Ну, не за покупками же... Пешком-то много не унесёшь, - Хохотнул Клёст и весело подмигнул Марисе. - Я угадал?
  - Почти... - Она изобразила смущённую улыбку и потупилась.
  Вопреки опасениям, врать Марисе особо и не пришлось. Болтливый попутчик больше рассказывал про себя да свою родню, а вопросы задавал скорее для проформы. При этом сам додумывал детали 'легенды', не придавая значения недосказанностям и невольным заминкам собеседницы.
  - Мы на самом деле человека одного ищем, - Решила, наконец, закинуть удочку Мариса. - Вроде в Валунах с недавних пор живет. Приехали, а он оказывается, на ярмарку в Уствин подался. Решили не ждать.
  - Валуны? Так это соседняя с нашей деревня. Я там почитай всех знаю. А вы кого искали?
  - Молчуна знаешь?
  - Нет, - Нахмурился Клёст. - Странно...
  - Я же говорю, недавно он там. Может, Вереска знаешь? Говорят, Молчун у него живёт.
  - Вереска знаю, - Просветлел парень. - А Молчун - это наверно тот мужик, что читать и писать умеет?
  - Скорее всего, он и есть. Потому и ищем, - У Марисы пропали последние сомнения, что они на правильном пути. - А поможешь найти Вереска на ярмарке?
  - Мне не сложно, - Пожал плечами Клёст. - Как обустроимся, помогу.
  
  ***
  
  Стены Уствина показались из-за холмов ближе к вечеру. Мариса уже было вздохнула с облегчением... Добрались! Но в следующее мгновение насторожилась. Что-то в открывшемся пейзаже было не так. Огромное поле перед городскими стенами было усеяно палатками, телегами и загонами для скота. Это, понятное дело - ярмарка. Пусть и более масштабная, чем Мариса могла предположить для столь отсталого мира. Но вот то, что в нескольких местах виднелись чёрные столбы едкого дыма... Создавалась даже иллюзия, что это вражеская армия осадила город и только что завершился очередной штурм.
  Краем глаза Мариса уловила, что Клёст замер с разинутым ртом, и удостоверилась во мнении - это нетипичное состояние для ярмарки.
  - О, боги! - Прошептал возничий. - Что здесь случилось?
  - Чего там? - Вылез из завалов поклажи и Вася. - Ой...
  Все три телеги остановились. Клёст направился во главу их маленького каравана, где сосновцы устроили семейный совет. Васю с Марисой не позвали, и они просто старались высмотреть детали произошедшего.
  - Пожар там, что ли, был? - Сделал предположение Вася.
  - Столько людей в одном месте собрали... Не мудрено.
  Клёст вернулся с совета и озвучил принятое решение:
  - Батя говорит, что если чего и было серьёзного, то уже всё, - Он тряхнул вожжами. - Ехаем потихоньку.
  Первый же встречный на вопрос о том, что случилось, поведал о пожаре и панике среди животных. Виновников, вроде, поймали. Пожар потушили, а разбежавшуюся скотину собрали обратно в загоны. Бардак закончился и, слава богам, всё под контролем. На том и раскланялись.
  Сосновцы выбрали место для стоянки подальше от пепелища, и Васе с Марисой пришлось помогать при обустройстве в знак благодарности.
  - Вроде всё, - Выдал через двадцать минут Клёст, окидывая взглядом получившуюся стоянку. - Предупрежу батю, и пойдём искать вашего Молчуна.
  В процессе им довелось пройтись и вдоль мест недавней трагедии. Целый квартал палаточного городка не то чтобы выгорел, а скорее был вытоптан. Среди обломков бродили лишь единицы. Понурые торговцы, которым не посчастливилось встать со своим товаром именно в этом районе ярмарки. Скучающие стражники. Даже беглого взгляда хватило, чтобы понять - спасти мало что удалось.
  Мариса от увиденного пребывала в подавленном состоянии. Хотя, казалось бы, чего переживать то? Люди ненастоящие. Имущество виртуальное. Ей-то какое дело? А всё равно - на душе кошки скребут. Что ещё поразило Марису, так это шум, гам и активный торг на всей остальной территории ярмарки. Люди вели себя так, будто и не случилось ничего необычного.
  Близился закат, и спасатели надеялись, что поиски затянутся ненадолго. Действительно, уже третий, встреченный Клёстом знакомый, подсказал в каком районе можно найти телегу Вереска. Вопреки закону подлости это оказался не тот самый выгоревший квартал.
  - Вереск! Здоров будь, - Окликнул Клёст мужчину, что сидел на земле, привалившись спиной к колесу телеги, и с грустным видом прикладывался к глиняному бутылю. - А мы тебя ищем, ищем.
  Вереск оказался типичным крестьянином. Добрая половина местных, встреченных Марисой в Уствине, выглядела также как он. Крепкий, с большими мозолистыми руками, обветренным лицом и бородой по грудь. Правда, очень, очень несчастным лицом.
  - Привет, Клёст. Чегой-то вы в этом году припозднились? - Вереск, кряхтя, встал на ноги, отряхнулся и протянул бутылку. - Выпьешь?
  - Разве что чутка, а то батя заругает, - Парень с удовольствием хлебнул. - Что за повод?
  - Да уж есть, поверь... - Вереск тяжело вздохнул. - А ты чего? По делу или так?
  Мужчины говорили на том самом языке, что использовала мать Храбреца. О чём речь - понятно, но со своим словарным запасом Мариса решила пока не встревать в разговор.
  - По делу, да токмо не я, - Клёст кивнул на застывшую чуть позади парочку. - Вот они тебя искали.
  - А сами чего молчат?
  - Да они откуда-то с севера, по валайски кажут, а на нашенском не знаю.
  Клёст обернулся к Марисе, намереваясь что-то спросить или уточнить, но она его перебила:
  - Не волнуйтесь, мы отлично понимаем ваш язык, но сами будем говорить на валайском. Нам так удобнее. Уважаемый Вереск, мы ищем нашего товарища и в Валунах нам сказали, что он уехал вместе с вами на ярмарку. Мы можем его увидеть?
  Вереск нахмурился, и вид его сделался ещё несчастней, чем был, хотя казалось, что это невозможно.
  - Я так понял это тот мужик, что читать и писать умеет, - Встрял со своими комментариями Клёст, не очень понявший причины замешательства Вереска. - Молчун или как его там?
  - Да я понял о ком речь, - Дёрнул щекой Вереск. - Его теперь Кадай звать. Звали... Да токмо увидеть его - это теперь навряд ли выйдет.
  
  ***
  
  Быстро сгустившиеся сумерки накрыли город. Мариса выглянула из-за угла солидного дома в центральной части Уствина, оценивая обстановку. Закон подлости, ему, сволочи, что реальный мир, что нет - везде действует. На этот раз они опоздали всего на минуту реального времени.
  - Ну? Убедилась? - Послышался Васин шёпот. - Один стражник - это вообще тьфу... Главное, чтоб в первые секунды никто не помешал, а дальше я их в щепки!
  То-то и оно, что в щепки...
  От Вереска удалось узнать, что Алекс, он же Молчун, он же Кадай, как-то умудрился отличиться со своими магическими умениями во время утреннего пожара на ярмарке и его загребли в местные казематы. Такая вот у правителя Уствинского княжества нелюбовь ко всем магам, что наличие способностей - достаточный повод для скорейшей казни. И по всем прикидкам, Алекс вряд ли дотянет до следующего утра.
  Вася, услышав эту новость, поначалу с облегчением вздохнул и бросил 'Ну, слава богу'. Надо отметить, сказал он это на языке реального мира, чем смутил ничего не понимающего и основательно подвыпившего Вереска. Короткое совещание с использованием всё того-же, тайного для местных жителей, языка и... Кто бы сомневался: Мариса опять выступила с инициативой. Как будто ей больше всех надо.
  В общем, рыжий не смог гарантировать, что потеря памяти бралась в расчёт при разработке системы и, что в случае смерти тела воплощения произойдёт корректное отключение от мира. Не смог, и всё тут. Сбой питания уже и так обнажил много тонких мест, где система перестала работать как надо.
  Теперь Марису всю аж корежило от необходимости одобрить Васин план вызволения коллеги из темницы. Сунуться в княжескую цитадель предложила она, как именно это сделать - Вася. Шумно, ненадежно и в потенциале очень зрелищно. Но другого плана не нашлось.
  - А без лишнего шума точно никак? - Без особой надежды спросила Мариса. - Может, незаметно перелезем через стену?
  Вася только фыркнул и стал разминать пальцы да шеей крутить, будто пианист перед выступлением.
  - Ну да, ну да... А то пятнадцатиметровые стены дураки строили, что каждый дилетант на них забраться сможет.
  - Ну, не знаю... Столько модулей понакрутили. Магия-шмагия, а тебя послушать, так только и можно, что 'взрывать, крушить, ломать'.
  - Вообще-то ты не уточняла, возможно ли такое в принципе, - Неожиданно, хоть и нехотя, стал оправдываться Вася. - Способы есть, только я ими не владею.
  Изумительно! Это просто чудо, а не человек. Мариса старалась удержать себя в руках, но сквозь стиснутые зубы всё равно прорвалось приглушенное шипение и невнятные ругательства.
  - Навскидку, я могу придумать два-три варианта, - Вася с опаской на неё покосился, перевёл взгляд на носки собственных сапог и в задумчивости помассировал виски. - Но это придумать, а не реализовать.
  - Дай угадаю: Алекс придумал бы два-три десятка?
  - Ага. И всё реализовал бы. Вообще не вопрос, - Кивнул рыжий с виноватой улыбкой. - А я умею только так.
  И для пущего эффекта стал изображать руками взрывы, разлёт осколков, сопровождая всё это несвязным шёпотом: 'Бум! Фхщщщщ! Бдыщ! Бах! Бах!', чем окончательно доканал Марису. Она страдальчески закатила глаза и даже пару раз легонько стукнулась головой об стену.
   - Я даже не буду спрашивать, почему так сложилось, что ты осваивал только эти модули, - Проворчала она и уже более твёрдым голосом скомандовала. - Ладно. Действуй!
  Вася отдал ей честь в шутливой манере и шагнул из укрытия на улочку, которая через пару домов превращалась в небольшую площадь перед 'хозяйственными' воротами замка. Про главные ворота, изящные и в то же время несокрушимые с виду, как и весь замок... Так вот про эти ворота им сказали странную вещь - якобы и не открываются они вовсе. По крайней мере, никто за всё время существования Уствина, не видел их открытыми ни разу. Хозяйственные же... Да и весь участок стены вокруг них выделялись на общем фона, как неудачная заплатка на дорогом платье. В этом месте отполированные, идеально подогнанные друг к другу камни заменяла довольно грубая кладка, расходящаяся клином от земли. По всей видимости, здесь старую стену кто-то сломал, а потом брешь заделали, как сумели. Заодно и приземистые ворота воткнули.
  В последний раз тряхнув руками, рыжий стал совершать не очень понятные для Марисы движения. Какие-то пассы, смахивающие то ли на танец, то ли на гимнастику ушу в исполнении старательного новичка. Она лишь краем глаза отслеживала Васины ужимки, всё внимание обратив на одинокого стражника, что маячил на стене. Лёгкий ветерок стал трепать край её плаща, с каждой секундой набирая мощи. Даже не совсем ветер, так, отдельные порывы. Резкие, сильные, одновременно рвущие ткань в совершенно разные стороны. Волосы у Марисы растрепались, норовя попасть в глаза. Сквозь набегающие слезы она заметила, что стражник стал нервничать.
  - Эй! - Раздался его крик со стены. Едва различимый в уже неистовом свисте ветра. - Ты чего это там делаешь?!
  Мариса видела, как стражник вскинул арбалет. Видела, что Вася даже и не пытается убраться в укрытие, всё накручивая и накручивая воздушные потоки в почти различимый глазом клубок.
  Она хотела крикнуть, предупредить, но в этот момент Вася резко выбросил руки в сторону стены, будто толкая перед собой получившийся ком ветра. Удар чудовищной силы сотряс замок. Куда подевался стражник, Мариса даже знать не хотела. Выстрелить не успел - и то хорошо.
  
  Глава 22
  
  В обеденной зале царила напряженная тишина. Князь явно нервничал, но внешне своего нетерпения не проявлял. Лишь задумчиво барабанил пальцами по подлокотнику кресла.
  Ленгмар же пребывал в противоречивых чувствах. Ладно, выкидыш Фрулиссы на его совести, и это точно не дело рук пленных магов. Но что они на самом деле забыли в Уствине? Годы дядиных нотаций заставляли думать, что здесь одарённые могут быть лишь ради одной цели - искать смерти князя. Ну, в крайнем случае, пытаться убить кого-то другого из рода Магва. Глупость конечно. Других урождённых Магва здесь нет, только сам Ленгмар. Не ради него же они явились?
  Воображение непроизвольно рисовало картины кровавых покушений, и каждое мгновение ожидания только добавляло новые леденящие кровь штрихи.
  Когда дверь наконец-то распахнулась, княжич искренне верил, что сейчас увидит могущественного мага. Вот он зайдёт, с гордо вздернутой головой, не обращая внимания на стражников. Презрительно осмотрит зал, и дядя пикнуть не успеет, как будет испепелён одним лишь взглядом.
  М-да, напридумывал, напридумывал, а воображение то подвело... Стоило стражникам слегка расступиться, как перед всеми предстал худощавый мужчина в грязных одеждах едва переставляющий ноги в тяжелых колодках. Ни о какой гордой позе и речи не шло: цепь, что соединяла колодки рук и ног была слишком коротка, и пленник был вынужден стоять согнувшись.
  Тычок древком короткого копья поставил мага на колени и, судя по лицу, такая поза была для него гораздо удобнее.
  - Рассказывай! - Потребовал князь, как только пленник смог сфокусировать на нём взгляд. - Какой у вас был план? Кто подельники?! Где прячутся?
  Маг обвёл немного отстранённым взглядом собравшихся, и устало покачал головой.
  - Я не понимаю о чём вы...
  Один из стражников отвесил подзатыльник, и допрашиваемый неуклюже завалился набок. Он даже не сумел выставить руки - колодки мешали.
  - А ну не придуривайся! - Айвар вскочил с кресла, его лицо снова стало багроветь. - Поверь, я знаю, зачем ты здесь. Ещё раз спрашиваю, кто твои подельники? Где они прячутся?
  - Какие подельники? О чём вы? - Недоумевал пленник, пытаясь подняться с пола. - Я приехал в Уствин на ярмарку.
  - Ла-а-адно, - Айвар подошёл вплотную, несмотря на молчаливые протесты стражников. - И откуда же ты такой смелый приехал в Уствин? Откуда?!
  Маг, сопя от натуги, вернулся в сидячее положение, но на вопрос так и не ответил. Стражник демонстративно замахнулся для новой оплеухи.
  - Не помню...
  Айвар опередил стражника. Ударил смачно, наотмашь, рассадив при этом перстнями скулу и ухо мага. Тот покачнулся, но на этот раз устоял.
  - Нет, вы слышали? Он не помнит! - Айвар в наигранном недоумении развёл руки, ни к кому конкретно не обращаясь. - Где ты обучался мерзкому искусству волшбы? Кто твой учитель?
  - Не помню...
  И снова удар.
  Айвар зверствовал. На каждое 'не помню' от мага он отвечал ударами, даже не привлекая к этому стражу. Лицо пленника уже напоминало сплошной синяк, но он упорно твердил, что ничего не помнит.
  Ленгмар наблюдал за допросом, недоумевая. Неужели этот жалкий человек - могущественный маг, которого следует бояться дяде, да и ему самому? Бред какой-то...
  - Уведите! - Барон закончил избиение и зло плюнул на почти бессознательное тело. Ему так и не удалось добиться от пленника ничего вразумительного. - И можете прикончить, он больше не нужен.
  Айвар вернулся за стол, достал платок и стал брезгливо оттирать кровь с перстней.
  - Да, как закончите с ним, приведите второго. Может хоть тот что-нибудь помнит...
  Стражники безуспешно пытались поставить мага на ноги, но по всему выходило, что им придётся тащить его волоком. А Ленгмар всё никак не мог отделаться от ощущения, что здесь какая-то ошибка. Ну не может быть по-настоящему опасен такой маг. Не может!
  - Дядя, - Набрался решимости юноша. - А какой силой обладает этот одарённый?
  Айвар бросил недоумённый взгляд на племянника, будто не ожидал его здесь увидеть. Хлебнув вина, он перевёл взгляд на верного Камыша. Тот пожал плечами и жестом велел подчиненным не спешить уносить приговорённого к смерти.
  - Ты слышал, маг? Мой племянник интересуется, какой силой ты обладаешь. Хоть это ты помнишь?
  В тоне дяди слышалась издёвка, но, как ни странно, на этот раз пленник не стал отпираться:
  - Животные, - Едва слышным голосом прохрипел он. - Я могу управлять животными.
  - Пф-ф, - Не удержался Ленгмар от усмешки. Всё понятно... - Тоже мне опасная сила.
  И чего дядя на него вообще взъелся? С таким талантом мог бы и вовсе отпустить. Опасный... Как же, как же.
  - Да-а-а? - Дядя вздернул в изумлении бровь. - Ты, правда, считаешь, что эта сила не опасна для нас?
  - Ну, да... - Смутился Ленгмар. - Мы же не животные. Нам-то он не может навредить.
  Айвар остановил стражников, решивших было, что разговор окончен, и можно вернуться к первоначальным указаниям.
  - Ты мамашу свою вспомни. Уж до чего мирные способности, а даже после смерти смогла нагадить моему братцу.
  Ленгмар едва не зарычал в голос. Ненавижу! Опять давит на больную мозоль. Княжичу оставалось лишь бессильно сжимать кулаки и мечтать о том дне, когда дяди не станет.
  Айвар тем временем снова переключился на пленника:
  - Раз уж ты помнишь в чём твоя сила, то давай поступим так: я буду фантазировать чем бы ты смог нам навредить, а ты скажешь, возможно ли это.
  Пленник молчал, но Айвару и не требовалось его согласие.
  - Скажем, поехал я на охоту и вдруг, ни с того ни с сего, моя лошадь понесла... И аккурат в засаду твоих подельников, - Барон легкомысленно поводил вилкой в воздухе, будто и не собственную кончину расписывает. - Или даже лучше так: сбросила меня и растоптала. А что? Несчастный случай... Какой со скотины спрос. Ну? Что молчишь?
  Один из стражников отвесил пленнику легкий подзатыльник.
  - Я должен видеть лошадь, - Нехотя ответил тот. - А она должна видеть меня. Это как минимум... Лучше, если будет физический контакт.
  - Хм, согласен, не очень удобно... - Кивнул Айвар. - А если, скажем, на той же охоте медведя на меня натравить? Ведь его можно обработать заранее? Чтоб собак не боялся. На стрелы, копья внимания не обращал и пер напролом.
  - Не знаю, - Маг попытался пожать плечами. - Будет трудно объяснить, кого именно из людей надо атаковать. Проще заставить нападать на всех без разбору.
  Камыш, стоявший рядом, неразборчиво выругался в усы. А на недоумённый взгляд барона пояснил:
  - Ребята, что поймали его, говорили, он в тот момент слона гардахарского контролировал. Я представил, что было бы...
  - М-м-м! Слона говоришь? Да чтоб атаковал всех без разбора? - Князь чуть не жмурясь от удовольствия, перевёл взгляд на Ленгмара. - Ну как? Ты всё ещё считаешь его силу никчёмной?
  Ленгмара передёрнуло. Слона ему видеть вживую не доводилось, но слышал, будто зверя крупнее в мире нет. А уж фантазия дорисовала итог пребывания обезумевшего гиганта на улицах Уствина. Знал бы следующую дядину задумку - ни за что не стал слушать...
  - А скажи-ка, маг, - В глазах Айвара уже был явно заметен блеск нездорового азарта. - Ты бы мог птицу... Ну, скажем, орла зачаровать, чтоб он отнёс посылку в конкретное место?
  Ленгмар перевёл недоумённый взгляд с мага на дядю. И в чём подвох? Где тут хоть намёк на опасность? Маг, похоже, пришёл к тем же выводам и, выдержав пауза, ответил просто:
  - Мог бы.
  - А если посылкой будет кусок конины с чумными язвами, а конкретным местом - колодец моего замка?
  В этот раз передёрнуло всех. И так было понятно, что да - такое вполне возможно. Грязный способ. Во время войны при осадах и то не всегда решались на такое, а тут в мирное время... Когда никто не ожидает подвоха. Фу-у...
  - Вот видишь, племяш, о чём я и говорил. Смерть для носителей мерзости - слишком мягкое наказание.
  - Вы правы, дядя, - Вынужден был согласиться Ленгмар.
  - И меня удивляет, - Язвительно добавил Айвар. - Что приходиться доносить такие очевидные мысли наследнику титула. Уж кто-кто, а ты должен понимать это лучше других.
  - Мне далеко до вашей мудрости, дядя, - Пошёл Ленгмар на откровенную лесть.
  - Учись, - Хмыкнул тот. - Пока я добрый...
  Добрый он, как же... Вон итог твоей доброты весь в крови еле ноги переставляет. Хотя, раз уж дядя сам заикнулся...
  - Дядя, я тут подумал... - Ленгмар сам был удивлен собственной смелости. - Раз уж вы сегодня делитесь со мной знаниями... Я хотел спросить про 'Крылья ветров'.
  - Что именно? - Барон моментально посерьёзнел, и взгляд его снова стал колючим и цепким.
  - Я знаю, что кинжал определяет магов, но ни разу не видел как именно.
  Ленгмар поёжился под испытующим взглядом дяди и почти пожалел о своей просьбе. Пауза затянулась. Барон в задумчивости теребил перстни на пальцах, переводя взгляд с племянника на избитого мага и обратно.
  - Хорошо, - Неожиданно заявил он и поманил пальцем начальника своей стражи. - Камыш, подойди-ка...
  Верный стражник склонился и Айвар стал нашёптывать ему какие-то указания. Выслушав пожелания барона, Камыш скривился, что-то прошептал в ответ. Ленгмар тщетно прислушивался к разгоревшемуся спору, но разобрать ничего не смог. Камышу, по видимому, не удалось переубедить княщя и, коротко кивнув, он стал подзывать подчинённых.
  - Ленгмар! - Айвар махнул рукой племяннику. Подходи, мол. - И, Камыш, пусть кто-нибудь, снимет с этого вот колодки.
  Стражник явно намеревался снова поспорить с хозяином, но не выдержал многозначительного взгляда и направился лично выполнять приказ. Его подчиненные, получив указания, скрылись за дверью.
  Холодок нехорошего предчувствия прошёлся по спине. Дядя что-то задумал? Наверняка. Ноги были словно чужие, но Ленгмар не посмел ослушаться и подошёл к дядиному месту во главе стола.
  - Держи, - Айвар с хитрой ухмылкой выложил реликвию на стол. - Я думаю, ты уже достаточно взрослый, чтобы я мог доверять тебе семейные тайны.
  Ленгмар дрожащей рукой взялся за рукоять кинжала. Столько лет он видел 'Крылья ветров' лишь на семейных портретах. Столько лет... И вот наследие владык директората Нейрунг в его руках, но радости - ни капли. Сердце отчаянно стучит, чувствуя подвох. А сзади, почти в такт с ударами сердца, Камыш орудует молотком, сбивая колодки с мага.
  - Так и быть, - В глазах князя затаились опасные искры, и Ленгмар уже не сомневался, что над ним нависла нешуточная угроза. - Можешь лично убедиться в том, что 'Крылья ветров' не лгут.
  - Что я должен делать? Как узнаю...
  - Легко, - Айвар махнул в сторону мага. - Подойди к нему ближе. Как только наш 'гость' станет колдовать, ты увидишь, как камень в рукояти начнёт светиться.
  Ленгмар затравленно покосился на мага. Осталась буквально пара заклёпок и колодки на руках будут сняты, ноги вон уже свободны. Боги, неужели дядя хочет стравить его с магом? Ну уж нет! Так просто не дамся.
  Ленгмар выставил кинжал и с опаской стал подходить к избитому магу. 'Крылья ветров' не ахти какое оружие, не для того создавался. Но ведь и маг едва на ногах стоит. Если что пойдёт не так, всегда можно попытаться дорого продать свою жизнь. За пять шагов от пленника Ленгмар остановился, не решаясь подойти ближе. Маг же с каким-то неуместным интересом смотрел на кинжал в руке юноши, но никаких ответных действий не предпринимал. Ни колдовать, ни попыток наброситься...
  - Ну? - Раздался недовольный голос князя. - Чего ждём? Колдуй, давай...
  Ленгмар бросил взгляд через плечо на дядю и снова сконцентрировал внимание на маге, отметив лишь тот факт, что возле Айвара успело вырасти кольцо из стражников со взведёнными арбалетами. Ладони вспотели, и никак не удавалось надежно ухватить не очень удобную рукоять кинжала.
  - Я не могу, - Покачал головой маг. - Здесь не на кого обратить мою силу.
  - И то правда, - Ленгмар ухватился за представившуюся возможность, будто утопающий хватает воздух. - Здесь же нет животных. Верно я говорю?
  Пленник едва заметно кивнул. Фу-у-у-х! Отлегло от сердца. Пронесло? Хоть бы так. Дядя молчал, а маг как-то странно, с обречённым видом вздохнул и попытался гордо расправить плечи. Готовиться умереть от арбалетных болтов?
  Ленгмар на всякий случай попытался уйти с линии обстрела. Сделал буквально пару шагов, и тут весь замок содрогнулся. Пол едва не ушёл из под ног. Со стороны дяди послышались крики обеспокоенных стражников. У кого-то видимо дрогнула рука, и тренькнула тетива арбалета. Болт просвистел мимо, по счастливой случайности никого не задев. С потолочных балок посыпалась пыль.
  Никто не успел толком прийти в себя, как замок содрогнулся вновь. Ленгмар краем глаза заметил, что с 'Крыльями ветров' что-то не так. Действительно - в глубине сапфира, что сжимал в когтях орёл, зажглась яркая искорка. Она набухала, набирая яркость, а потом вдруг резко погасла. Именно в этот момент замок сотряс новый удар.
  - Так он работает? - Не веря своим глазам, пробормотал Ленгмар. А в следующее мгновение пришла запоздалая мысль, что вот теперь-то точно дело рук одарённых и им всем пришёл конец. И, судя по размаху, маги решили избавиться от всех представителей рода Магва разом.
  Дядя пришёл к тем же выводам и в данный момент голосил, забившись под стол. Стражники сомкнулись вокруг него кольцом, и кто-то пытался убедить хозяина перебраться в более надёжное убежище.
  Ленгмар заозирался в поисках пленного мага. Тот и не думал воспользоваться неразберихой - лежал себе на том же месте, где его и оставили. И, похоже, что без сознания.
  Ещё удар и одна из потолочных балок рухнула, расколов обеденный стол. Кого-то из стражников задело осколками. Князь же после такого заверещал ещё истошней, и таки позволил вытащить себя из под уцелевшей половины столешницы. Группа стражников поспешила вывести хозяина из обеденной залы. До Ленгмара и всё ещё живого мага никому не было дела.
  Огонёк в рукояти кинжала предупреждал о готовящихся ударах. Ленгмар с ужасом следил за разгорающейся и гаснущей в момент удара искоркой в камне. Страх сковал руки и ноги. Решиться на то, чтобы покинуть зал вслед за князем никак не удавалось. За это время рухнуло ещё две балки, заставив прижаться к стене.
  Удар, снова удар и, наконец, всё стихло. Ленгмар так и представлял себе, что половина замка уже лежит в руинах. А вот атакующие маги, похоже, добились своего. Искорка в камне окончательно погасла, и новых ударов пока не намечалось.
  Превозмогая себя, Ленгмар пополз к выходу, каждое мгновение ожидая, что просевший потолок окончательно рухнет. Он мало смотрел под ноги, почти не отрывая глаз от камня на кинжале, который должен был дать сигнал, если атаки возобновятся. Поэтому заметил бессознательное тело мага, лишь споткнувшись об него.
  - М-м-м, - Простонал пленник. - Что это было?
  - Твои дружки, - Ленгмар поднялся на четвереньки, намереваясь продолжить путь куда-нибудь за пределы рушащихся стен. - Кто же ещё?
  - Это вряд ли. У меня нет друзей, способных на такое, - Маг сел и мотнул головой, пытаясь прийти в себя. - А остальные где?
  - Прячутся.
  - Ясно, - Маг улыбнулся. Наверно это должна была быть добрая и располагающая к доверию улыбка, но на разбитом лице она смотрелась не очень уместной. - Это они удачно придумали. Ты не будешь возражать, если я попробую бежать?
  Ленгмар глупо моргнул. Ничего себе вопросики. Конечно, перед ним враг всех Магва, пусть в данный момент жалкий и с виду не опасный. Но у княжича и в мыслях не было геройствовать подобным образом. Самому бы ноги сделать... Нечаянная заминка приглушила безотчётное желание покинуть рушащийся зал и Ленгмар поймал себя на мысли, что не знает, куда собственно бежать дальше.
  - Не буду... - Он скептически посмотрел на единственное доступное ему оружие - 'Крылья ветров' и сердце ёкнуло. Там снова набухала искорка. - Ложись!
  Ленгмар бросился на пол, вжав голову в плечи, и зажмурился. Ожидаемого толчка не последовало. Что-то, может, и было, но столь смутное, что с уверенностью нельзя утверждать. Ленгмар с опаской приоткрыл глаза, и тут его поразила неожиданная мысль: 'Дядя мертв'. Одарённые пришли по его душу, и теперь он мертв. До этого ломали ворота замка, а затем нашли ту нору, куда успел забиться Айвар, и всё... Других объяснений последней искорки у Ленгмара не было.
  
  Глава 23
  
  Надежда, что путь свободен, медленно таяла вместе с оседающими клубами пыли.
  - Твою ж дивизию! - Зло прошипел Вася. - Ты посмотри, даже не шелохнулись...
  То ли рыжий оказался таким великим специалистом, то ли везение у них такое. Удар пришёлся чуть выше ворот, и до самого верха стены пролегла обширная сеть трещин. При этом камни кладки просели. Мариса заметила, что створки слегка выгнуло, древесина не выдержала и лопнула, но металлические полосы удержали ворота от полного разрушения.
  - И что теперь?
  - Сейчас ещё раз жахну.
  Вася вскинул руки и снова превратился в обезумевшую мельницу. Возражения Марисы заглушил ветер, и она поспешила укрыться в переулке. Вжавшись в стену, закусив губу, и вздрагивая каждый раз, как воздушный молот сотрясал окрестности. Мариса насчитала восемь ударов, когда наконец-то всё закончилось.
  - Всё-о-о! - Васин голос был хриплым, явно уставшим, но в нём отчётливо слышались самодовольные нотки. - Таки доломал!
  Мариса осторожно выглянула из своего укрытия. Морально она была готова увидеть, что весь замок раскатали в мелкую щебёнку, и действительность от фантазии оказалась не так уж далека. В стене зиял пролом. Как раз размером с 'заплатку' от предыдущих разрушений. Метров пять в своей нижней узкой части. О том, что в этом месте когда-то были ворота, уже ничто не напоминало. Теперь новый вход в замок на пару метров возвышался над мостовой. Не заперто, заходи, кто хочет. К пролому вела каменная насыпь из перемолотых остатков стены.
  - Ходу, ходу! - Вася тяжёлой трусцой двинулся на штурм. - Давай, пока они не очухались.
  - Интересно, там осталось хоть, кому очухиваться?
  Рискуя переломать ноги, Мариса вскарабкалась по насыпи. Картина повреждений изнутри была ещё масштабнее, чем снаружи. Всё, что оказалось не закреплено - разметало. Всё, что закреплено - расплющило и искорёжило. Теперь это был просто живописный хаос. Некапитальные хозяйственные постройки по большей части покосились или вовсе сложились как карточные домики. Капитальные отделались сорванными крышами да выбитыми окнами. А уж каменная насыпь с внутренней стороны стены в два раза превышала, ту, что вела ко входу снаружи. И никого из обитателей замка. Мариса с усилием отгоняла мысль, что все защитники лежат, погребённые под завалами. Они просто испугались и убежали. Просто убежали...
  - Ты чего остановился? - Девушка притормозила рядом с напарником, который хмурым взглядом изучал результат своих усилий.
  - Да прикидываю, где в этой халабуде тюрьма.
  - Наверно в подвале каком-нибудь? - Она откинула со лба непослушную прядь и задумалась. Ей-то самой что известно о тюрьмах в средневековых замках? Да собственно ничего. - Э-э-э... Окошки зарешёченные можно поискать.
  - Логично, - Вася одарил её кривой улыбкой и направился вниз, смешно балансируя на шатких булыжниках. - А ещё есть вариант искать по запаху. Может, разделимся?
  - Ни за что!
  Бессистемные поиски продлились ровно до тех пор, пока парочка горе-спасателей не завернула в ближайшее уцелевшее строение. По всей видимости конюшню. Одноэтажный длинный барак с широкими воротами и малюсенькими окошками под самой крышей. Тут-то им и попались первые живые и главное разумные обитатели замка. Чумазый мальчишка в коротких портках и рубахе навыпуск возился с лошадьми. Сам от страху трясётся, а ты гляди - пытается утихомирить животных. Герой, прям.
  Увидев незнакомцев, малец пискнул и прошмыгнул прямо под брюхом коня, забившись в дальний угол стойла.
  -Эй ты, сопляк! - Вася попытался повторить манёвр, но чуть не угодил под копыта. - А ну иди сюда!
  Парнишка отрицательно мотнул головой. Он старался держаться так, чтобы между ним и незнакомцами всегда находились лошади. Животные в свою очередь изрядно нервничали, взбрыкивали, мотали головами, и шанса обойти их без риска для здоровья у Васи не было.
  - Не кричи на ребёнка, - Осадила рыжего Мариса и с более мягкими интонациями обратилась к подростку. - Мальчик, не бойся. Просто скажи нам, где в этом замке держат заключённых, и мы уйдём.
  - Т-там, - Он махнул рукой куда-то вглубь двора. - У г-главной башни направо. За казармой.
  Дальнейшие поиски пошли почти как по маслу. Они без проблем преодолели открытый участок. Главная башня, как и прочие постройки, щеголяла выбитыми окнами и частично просевшей крышей. Но, как бы то ни было, чем глубже во двор, тем меньше следы разрушений напоминали действие Васиной магии. Скорее следы поспешного бегства. Благоразумно не стали соваться в казармы и ворвались в одноэтажную пристройку, где дверь почему-то оказалась не заперта.
  Мальчишка не обманул. По крайней мере, в конце коридора за приземистой дверцей обнаружилась не безликая кладовка, а натуральная пыточная. Всё как положено: полумрак, дыба, жаровня с раскалёнными углями, крюки и кандалы, свисающие с потолка. Затёртые пятна крови на полу и стенах. В углу бочка с водой. И запах... Запах запёкшейся крови, застарелого пота и нечистот. Запах страха.
  Если бы Мариса застала заплечных дел мастера за работой, вывернуло бы её моментом. А так, учитывая скорость, с которой им сюда удалось добраться, можно грешным делом думать, что это компенсация за прежние неудачи и теперь-то уж точно пошла белая полоса.
  - Вот! Это уже похоже на тюрягу.
  - Спорить не буду, похоже. Осталось понять, где собственно заключенные.
  Мрачная комната не имела других выходов. Окон точно не имела, и потому наверняка сказать было нельзя. По крайней мере, Мариса в полумраке их не видела и прикидывала, уж не тот ли неприметный отнорок, мимо которого они пробежали, ведёт к камерам. Как человеку цивилизованному, пыточная ей решительно не понравилась, и Мариса скромно встала в уголок, зажимая нос от местного амбре. Вася, напротив, не отказал себе в удовольствии пройтись среди зловещих инструментов, демонстрируя истинно мальчишеский интерес.
  - О! - Рыжий внезапно метнулся мимо стола с инвентарем для экзекуций, чуть не опрокинув его, и беззастенчиво придавил тщедушную тень, прятавшуюся между стеной и бочкой. - Попался, попался! Харе брыкаться.
  Тень не столько брыкалась, сколько визжала благим матом. Именно, что не кричала, а визжала.
  - Кто у тебя там?
  В багровом свете от углей жаровни и пары факелов на стене Мариса разглядела перепуганное лицо растрёпанного старика.
  - А ну хватит блажить! - Вася перехватил того за грудки и встряхнул. - Ты тут палач или кто?
  - Не-е-ет! Не убивайте! Я не палач, я смотритель. Именем всех богов молю, не убивайте!
  - Да никто тебя не убивает! - Вася поморщился и на всякий случай ещё раз встряхнул дряхлое тельце. - Где камеры с заключенными?
  - Там! Вниз по лестнице... - Дед зачастил скороговоркой. - Воры, мошенники - налево. Особо опасные - направо. Только не убивайте!
  - А магов где держат?
  - Воры, мошенники - налево, - Продолжал скулить старик. - Особо опасные - направо.
  - Ты, пень трухлявый, - Вася начал терять терпение. - Я конкретный вопрос задал!
  Вот только вместо ответа дедушка закатил глазки, а в общем аромате пыточной усилилась составляющая от нечистот.
  - Вот же тупой старикашка! - Рыжий брезгливо отбросил бессознательное тело.
  - Я думаю, маги проходят здесь под грифом 'особо опасных', - Мариса решила озвучить своё предположение, так как в пыточной они явно подзадержались. - Лесенку вниз я знаю где искать.
  - Пошли!
  Нужный отнорок обнаружился на том самом месте, где Мариса и запомнила. И там действительно оказалась узкая винтовая лесенка в полуподвал. Коридор этажом ниже был сырым и выложен из более грубого камня, обильно покрытого плесенью. Факела на стенах не горели. Нашёлся только один, вдетый в кольцо у самой лестницы.
  - Нам направо! - Напомнила Мариса, выдергивая факел из подставки и пытаясь осветить предстоящий путь.
  - Я помню...
  Кишка темного коридора без поворотов и ответвлений закончилась тупиком и запертой дверью. Запертой так основательно, будто за ней сама преисподняя. Никаких окошек, поверх деревянного дверного полотна стальные полосы в три ряда, толстенный засов и навесной замок килограмма на два.
  - Надо вернуться, поискать ключи, - Мариса скептически взвесила в руке чудовищное творение местных кузнецов. - Ты у старика связки случаем не видел?
  - Некогда искать! Отойди.
  Мариса послушно отошла за спину напарнику, и только там её осенило, что тот собирается делать. Но было уже поздно. В тесном коридорчике взвыл ветер, и мощный удар стихии вышиб дверь. Похоже, заодно с куском кладки.
  - Ты - идиот!!!
  Мариса отпихнула напарника и метнулась в образовавшийся пролом. Её сердце бешено колотилось, и девушка не знала, помогут ли её молитвы выжить тем, кто попал под Васин 'дружественный' удар. Если Алекс в этой мясорубке даст дубу и автоматика синтетического мира не сможет корректно вернуть разум в тело, то это гарантированный провал. И исправить уже будет ничего нельзя.
  - Чего это я идиот? Я, между прочим, дверь открыл...
  - Знаешь, Вась, - В дрожащем свете факела ей удалось рассмотреть, что из-под вывороченной двери торчат чьи-то ноги и Мариса бросилась вытаскивать тело из-под обломков. - Если я когда-нибудь застряну в этом долбанном мире - не приходи меня спасать. Очень тебя прошу, не приходи.
  - Э-э-э... - Вася с запозданием осознал ошибку и его голос зазвучал смущённо-смущённо. - Давай помогу, что-ли?
  Он с натугой приподнял тяжеленную дверь, оказавшуюся плюс ко всему двойной за счёт металлической решётки с внутренней стороны, и отбросил всю эту конструкцию в сторону. Перед ними без сознания лежал мужчина. На вид лет двадцати пяти - тридцати. А в остальном... Борода, длинные волосы заплетены в косички на висках и скреплены на затылке. На руках и ногах тяжелые колодки, которые приняли на себя вес сорванной двери и не позволили расплющить тело. Грудь замотана грязными бинтами, из-под которых виднеются обильные татуировки, переходящие на плечи и дальше на жилистые руки.
  - Ну, как? Жив? - Васин голос дрожал от волнения, он вглядывался в лицо заключённого через плечо Марисы, пока та пыталась нащупать жилку на шее.
  - Вроде жив... - Успокоила она напарника. - Только не очень-то он похож на Алекса. Может здесь ещё кто-нибудь есть?
  - Он тут сидел один, я всё осмотрел.
  - Тогда я ничего не понимаю, - Мариса встала с колен и отряхнула испачканный подол. - Надо проверить камеры налево от лестницы.
  - Не волнуйся, я всё сделаю, - Он метнулся к выходу, отмахнувшись от совета на этот раз обойтись без жертв.
  Девушка предприняла пару попыток привести пленника в сознание, но тщетно. Через минуту вернулся растерянный Вася.
  - В той камере пусто. Дверь вообще хлипкая, не то, что здесь была.
  - Бред какой-то... И где тогда Алекс?
  - Погоди, может и не бред. Может всё гораздо проще, - Вася в сомнении покачал головой. - Помнишь, я говорил, что есть варианты проникнуть сюда без лишнего шума?
  - И?
  - Вот один из вариантов - это скорректировать свой внешний вид.
  - Ты хочешь сказать?.. - Мариса покосилась на тело у своих ног.
  - Ну, Алекс точно на такое способен, - Вася пожал плечами и, приподняв отобранный у Марисы факел, ещё раз осмотрел камеру для особо опасных. Других пленников по-прежнему не наблюдалось.
  
  ***
  
  Плохо-то как. Неужели боль должна чувствоваться и после смерти? В этом же нет никакого смысла. Из горла Кадая вырвался мученический стон. Или это ещё не конец?
  Перед глазами всё ещё стояла картинка, как в его сторону смотрит полдюжины взведённых арбалетов. А потом? Он не увидел, выстрелил кто-нибудь или нет, но мир странным образом качнулся. Послышались испуганные крики, а всё вокруг поглотила тьма. Что это если не смерть?
  Кадай открыл глаза и с трудом сориентировался в пространстве. Он по-прежнему был в обеденной зале, но помещение разительно преобразилось. Кругом царила разруха. Значит, последнее видение, перед тем как ушло сознание, - не игра воображения. Замок на самом деле шатало.
  - Что это было?
  Вопрос был риторический, но ему неожиданно ответили:
  - Твои дружки. Кто же ещё?
  Кадай приподнялся на локте и огляделся. Несколько потолочных балок обвалилось. Вон даже тела невезучих охранников лежат среди обломков. И каким только чудом самого не задело? Тел князя и толпы охранников за вычетом погибших не наблюдалось. Ни вживую, ни в виде трупов. Зато обнаружился живой и перепуганный княжич, всё так же крепко сжимающий в руках странный кинжал. Как там его? Ленгмар?
  - Это вряд ли. У меня нет друзей, способных на такое, - Кадай не чувствовал, что парень может представлять угрозу, и потому не стал следить за его действиями, продолжив осмотр повреждений замка. - А остальные где?
  - Прячутся.
  Какое интересное стечение обстоятельств. Колодки сняли, сами разбежались. Беги, дорогой гость, куда глаза глядят. А, собственно, почему бы и нет?
  - Ясно, - Кадай попытался вызвать расположение у собеседника улыбкой. Разбитые губы моментом напомнили о себе. - Это они удачно придумали. Ты не будешь возражать, если я попробую бежать?
  Вопрос поставил парнишку в тупик, но после длинной паузы он всё же принял решение:
  - Не буду...
  Пожевал губу, перевёл взгляд на зажатый в правой руке кинжал, и выражение его лица резко изменилось. Ленгмар хлопнулся на пол с громким криком 'Ложись!'. Кадай на всякий случай повторил манёвр, но не так спешно. Мгновение, другое. Ничего так и не произошло, но, когда мальчишка поднял голову и посмотрел на Кадая, лицо его было бледным, а глаза испуганными.
  - Это точно не твои друзья?
  - Уверен...
  - И ты, правда, не собирался убивать дядю?
  - Что за глупости? Нет, конечно.
  - Мне тоже надо бежать! - Припечатал Ленгмар. - Возьми меня с собой!
  - Тебе-то зачем? - Кадай от неожиданности сбился с мысли. Хотя, чего удивляться... Парнишку пытались убить. Собственный дядя, в собственном доме. Любое другое место после такого покажется безопасным. - Погоди... Мне надо подумать.
  - Я знаю все выходы из замка, - Продолжал гнуть мальчишка.
  - Это понятно. Но зачем тебе идти со мной? Ты и сам вполне справишься.
  Ленгмар на мгновение задумался, обвёл взглядом окружающие их руины.
  - И куда я убегу? - Взгляд парня стал не по-детски серьёзным. - Я вырос в замке. Я даже Уствин знаю плохо.
  Кадай кивнул, подтверждая, что понял мотивы юного княжича. А вот озвучивать, что сам обладает ещё теми познаниями в этой области, не стал. Ни к чему сейчас подобная честность.
  - Хорошо, показывай, где тут выход.
  
  Глава 24
  
  Ещё когда обсуждался план проникновения в замок и Вереск осознал, что неожиданно объявившиеся знакомые Кадая готовы рискнуть... Готовы вырвать товарища из лап княжеского правосудия, то прослезился. Он заплетающимся от выпитого языком предлагал любую помощь. Да так настойчиво, так искренне, что совсем уж отмахнуться не вышло. Сговорились, что крестьянин покинет ярмарку, и будет ждать их в условленном месте недалеко от города. Надо лишь дойти до приметного валуна у обочины, сразу после которого дорога огибает небольшой холм. Вот с обратной стороны холма, в жидком лесочке Вереск и обещался ждать. На тот момент Марисе идея занять хоть чем-то рвущегося в бой Вереска показалась удачной. Они искренне надеялись решить вопрос с Алексом ещё в темнице. Главное попасть внутрь, а как всё закончится, они просто коллективно отключатся. Таков был план, всего-то делов.
  - Жди нас одну ночь. Если не появимся - уходи, - Наставляла она тогда Вереска. - Мы - маги. Если уж мы не справимся, ты помочь не сможешь. Если всё пойдет по плану - уйдём своим способом. Тебе его лучше не знать.
  Теперь же... Имея на руках бессознательное тело и никаких гарантий, что это тело Алекса, помощь Вереска казалась очень даже кстати. Вот только почему место встречи так далеко от города?
  - Ну, что? - Вася пыхтел как паровоз. Тащить спасённого приходилось ему. Да ещё в колодках, которые так и не придумали как снять, чтоб вышло аккуратно и без членовредительства. - Не видно этой каменюки?
  - Не видно...
  Мариса боялась, что они давно прошли нужное место, просто не заметив ориентиры в предрассветных сумерках. Уже решили плюнуть и устроить привал прямо на обочине, как показался злосчастный валун, а за ним и нужный холм.
  - Это вы? - От маленького костерка к ним бросился протрезвевший Вереск. - Я так переживал! Как всё прошло?
  - Терпимо. Спасли вот одного... - Вася бережно сгрузил ношу на расстеленную у огня циновку. - Не уверены, что это наш, но других там не было.
  Вереск, хмурясь, осмотрел бывшего пленника.
  - Это не Кадай, - Резюмировал он. - Даже не похож...
  - Ты уверен? - Васин вопрос прозвучал очень жалко, почти умоляюще. - Он ведь, знаешь ли, умеет облик менять.
  Мариса прекрасно понимала, почему Вася цепляется за очевидно нерабочую версию. Она и сама устала. А уж каково напарнику? Он выложился там, в замке, потом раскурочил кусок городской стены, лишь бы не связываться со стражей на воротах. Ещё и неудобную ношу волок пару километров в темноте по разбитой грунтовке. Если это не Алекс, то усилия приложены зря. Всё придётся начинать сначала и ещё неизвестно, в каком направлении.
  - Да? Ну, не знаю... При мне он такого не умел. А этот парень похож на иннола, что Грома побил, - Вереск задумчиво огладил бороду и, переведя взгляд на Васю, наткнулся на искренне непонимающий взгляд. - В Уствине, по случаю ярмарки, каждый год бои проводят. Вы, может, не слыхали, но Гром - он местный чемпион. Был... И раза в три крупнее этого иннола.
  - Блин! Ну, не знаю я, где мы облажались, - Васю прорвало. Слова 'блин' и 'облажались' были сказаны на языке реального мира и искусно вплетены в местную речь, но Вереск понял подтекст и не стал уточнять. - Может, смотритель нам уши нагрел? Может, там ещё камеры были?
  В этот момент пленник пошевелился и едва слышно застонал. Мариса шикнула на Васю и потребовала, чтоб все немедленно заткнулись. Бурдюк с водой, приложенный к губам, заставил того сделать глоток. Затем ещё и ещё. Вроде стал приходить в себя. Глаза на мгновение приоткрылись и, естественно, что первой в его поле зрения попала Мариса.
  - Мэйма, - Губы расплылись в улыбке, но бывший пленник был ещё очень слаб, и явно удерживал сознание на грани. - Ты услышала мои молитвы. Ты пришла.
  - Тихо, тихо, - Мариса стала гладить больного по волосам, успокаивая. - Мы тебя спасли. Теперь всё в порядке.
  - Милосердная, прости. Я же иннол и всю жизнь поклонялся Духам Глубин, - Он вновь открыл глаза и попытался взять спасительницу за руку, но помешали колодки. - Я не верил по-настоящему! Не верил, а ты всё равно пришла.
  Человек бредит. Бывает. Ну, спутал он её с кем-то. Может с возлюбленной. Хотя, при чём тогда духи каких-то глубин?.. Мариса не обратила бы особого внимания и списала всё на последствия травмы, но краем уха уловила, как Вереск шепчет 'Да не обойдёт нас стороной благоволение Милосердной'. А когда покосилась в его сторону, то заметила, что ещё и лба так странно рукой касается: кисть сомкнута в кулак, лишь большой палец отставлен и толи волну им на лбу чертит, толи букву 'М'. Жест явно религиозный. Одним словом, 'занятно', как сказал бы шеф...
  - Не извиняйся. Ты обознался, но в твоём состоянии это не удивительно. Моё имя не Мэйма, а Мариса, - Она дала спасённому сделать ещё пару глотков. - А тебя как зовут?
  Тот с благодарностью кивнул, возвращая бурдюк. На заявление, что спасительницу зовут не Мэйма, лишь слегка нахмурился.
  - Крэйвен, - На секунду бывший пленник задумался и, хмыкнув, добавил. - Самый пылкий иннол на всех Призрачных островах. И, наверное, самый глупый.
  Шутить пытается, в себя приходит. Мариса подарила новому знакомому поощряющую улыбку.
   - Так уж вышло, пылкий иннол, что спасали мы не тебя, а совсем другого человека. Он маг, наш с Васей земляк, - Мариса указала рукой на сидящего рядом напарника. - Но, говорят, он потерял память.
  - А-а-а, маг без памяти, - Крэйвен кивнул. - Я знаю о ком вы. Сидел со мной в камере. Кадаем назвался.
  Вася, Мариса и Вереск одновременно вскинулись и оживлённо загалдели. Вопросы на бедного иннола посыпались сразу с трёх сторон. Лишь чуть погодя им удалось унять возбуждение, а привилегию задавать вопросы застолбила за собой Мариса.
  - А куда он делся, ты знаешь?
  - К сожалению, да, - Повисла тяжелая пауза. Крэйвен втянул носом воздух и судорожно сглотнул. На лицо все признаки сотрясения мозга. Н-ну, Вася... - Прям перед тем, как земля дрожать стала, его к князю увели.
  - Зачем?! - Не выдержал рыжий.
  - Смотритель говорил, что на казнь. За мной обещались зайти чуть позже...
  У Марисы разом похолодело внутри, и руки опустились. На сколько в этот раз они опоздали? Полчаса по местному времени? А если пересчитать на время реального мира - так и вовсе смешные секунды.
  Она покосилась на компаньонов в деле неудачного спасения. Вася нарезал круги вокруг костра и, запустив руку в рыжую шевелюру, натурально рвал на себе волосы. Вереск тихонько ругался в бороду, повторяя на все лады, что это, мол, его вина - недоглядел.
  Крэйвен долго переводил взгляд с одного своего спасителя на другого.
  - Погодите так убиваться... Я бы не стал ручаться, что его успели казнить, - Неумелый из иннола актёр. У Марисы не возникло и тени сомнения, что тот просто пытается их подбодрить. - У них же времени было совсем ничего. А если ещё допрос перед казнью проводили, так...
  - Если бы, да кабы... Гадать мы можем сколько угодно, - Мрачно перебила его Мариса. - А должны знать наверняка. Вась, тебе не кажется, что нам пора уходить?
  Она жестами пыталась намекнуть, куда именно уходить. Конечно в реальный мир. Изнутри им больше делать нечего, осталось надеяться на автоматику или чудо... В любом случае, что могли - сделали. Пора подключать начальство, а то дальнейшая самодеятельность до добра не доведёт.
  - Не вариант, уходить рано, - Вася понял намёки, но отмахнулся. - Мы не видели тела, только слухи и домыслы.
  Мариса поджала губы, не впечатленная аргументом. Тело ему подавай... Она уже поняла, что Вася будет тянуть до последнего. Что это? Задетая гордость? Первое серьёзное задание, что доверили раздолбаю? Шанс?! Мальчишка...
  - 'Оттуда' мы не поймём, жив он 'здесь' или нет, - Продолжал давить на неё Вася. - 'Оттуда' мы не поймём, сработала автоматика или нет...
  Эй! Поаккуратней с терминологией. Вереск вон уже косится как на психов.
  - Ладно, - Сдалась Мариса. - Что ты предлагаешь?
  Вася сделал ещё круг. Явно на грани. Вон, даже, остановившись, не может сдерживаться: раскачивается с пятки на носок.
  - Нам надо вернуться в Уствин, - Наконец родил идею рыжий. - Или найдём тело, или узнаем, что случилось на самом деле.
  Приплыли!
  - И как ты себе это представляешь? Знаешь, мне бы не хотелось повторения вчерашнего...
  Про себя Мариса почти сразу признала, что идея вернуться в Уствин имеет смысл. Сомнения оставались в способностях Васи продумать 'как именно'. Она очень живо представляла, что с того станется подойти сходу к стражникам и выдать фразу в стиле 'Эй, мы тут вчера вам замок чутка порушили и мага одного забрали. Так вот, это не тот маг. У вас ещё один должен быть. Может, отдадите по-хорошему?'.
  Вася насупился и замолчал. Понятно... Что в итоге надо? Добыть информацию, понять что произошло. Магические навыки здесь не нужны. Разговоры, правильно заданные вопросы... Даже лучше будет, если Вася не станет лезть. Мариса прикидывала с чего начать и потянет ли в принципе.
  - Я могу сходить, - Неожиданно прервал её размышления Вереск.
  - Ты? - Удивилась Мариса. Странно будет доверять виртуальному человеку столь важное задание, но в этом определённо есть смысл... - Слушай, ты и так нам сильно помог. Зачем тебе ввязываться в это? Мы же понимаем, магов здесь не любят. Ты, наверняка, сильно рискуешь.
  - Я знал, что он маг, - Вереск встал с циновки, отряхивая штаны. Буднично и просто, как будто послать именно его - это настолько очевидно... - Я должен был приглядывать за ним лучше, и ничего бы не случилось.
  Глянув на солнце, уже показавшее алый край над вершинами ближайших холмов и, кивнув каким-то своим мыслям, он стал собираться.
  - К вечеру обернусь. Ждите...
  
  ***
  
  Вереск ушёл с рассветом. Ушёл один. На попытки навязаться в попутчики хоть одному из асимов, спросил лишь 'А вы сильно наследили в городе?'. В городе не сильно, а в замке их и правда могут узнать. Риск, признали неоправданным и вот... Оставалось лишь ждать.
  Ощущать, что в данный момент от тебя ничего не зависит, было крайне дискомфортно. Первый час Мариса ещё смогла отвлечь себя от тягостных мыслей заботой о Крэйвене. Проследила, чтобы Вася не перестарался, срезая воздушной струей заклепки с колодок. Напоила. Сменила повязки, пустив на бинты передник собственного платья. Нашла чем укрыть. Успокоила тихой беседой и обещаниями, что всё будет хорошо.
  - Как он? - Непривычно хмурый Вася не отрывал взгляда от язычков пламени.
  - Уснул...
  - Хорошо.
  Он машинально теребил в руках веточку, периодически обламывая кончик и отправляя щепки в костер. Было понятно, что состояние бывшего пленника - не совсем та тема, что реально волнует рыжего.
  - Как думаешь, Алекс... Он... Может, есть шанс?
  - Не знаю, - Она присела напротив, протянув руки к костру. - Я, правда, не знаю.
  Господи, каким же тягостным бывает ожидание. Мариса отметила, что настроение у напарника совсем аховое. А затем Вася непроизвольно потёр кончики пальцев в знакомом жесте. Ах, вот оно что... Ещё и лимит на исходе. Ну, Вереска дождаться ему хватит, а там и задерживаться больше не придётся. Надо бы его отвлечь, а то совсем непривычно видеть раздолбая в таком состоянии...
  - Вась.
  - М-м-м?
  - Ты не знаешь кто такие духи глубин?
  - Нет.
  - А имя Мэйма тебе ни о чём не говорит?
  - Не-а... - Он ещё секунду подумал и всё же оторвал взгляд от пламени. - Хотя, вру. Так зовут одну богиню у местных. Вроде бы...
  - Правда? - Мариса в шутку изобразила восхищённый вздох влюбленной дурочки и послала воздушный поцелуй спящему Крэйвену. - Ах! Богиней меня ещё ни разу не называли. Вот это я понимаю, мужчина!
  Вася не выдержал и сдержанно хихикнул.
  - Я надеюсь это не какая-нибудь богиня смерти? - Решила закрепить успех Мариса.
  - Насколько я помню - нет, - Вася наконец-то бросил хандрить, и переключился на новую тему. - Точно помню, что одна из младших богинь.
  Он легонько закусил губу и скосил глаза к небу, явно припоминая, что из рассказов Алекса на эту тему ещё не выветрилось.
  - Я ещё помню, что время её правления весной, может даже прямо сейчас. У них тут религия с календарём связана как-то... Каждый из младших правит по месяцу или вроде того. Мне объясняли: их всего тринадцать и месяцев тринадцать, - На Васином лбу пролегла морщинка от усилий по стимуляции памяти. - Только не каждый год так, а как-то по-хитрому, то двенадцать, то тринадцать. Один младший, Ханакисом звать, по легендам перед старшими проштрафился и навеки наказан. Я, короче, так и не вкурил зачем такие сложности накрутили. Могли же по-людски обойтись двенадцатью месяцами?
  - Ты наверно удивишься, но в древности и в нашем мире использовали нечто подобное. Правда, без привязки к богам.
  Вот и славно. Вот и нашли отвлечённую тему для разговора. Почти что о погоде.
  Мариса припомнила девятнадцатилетний Метонов цикл у древних греков. На пальцах объясняла связь солнечного цикла с лунными. Что одно на другое без остатка не делится и как-то же надо эти хвостики выравнивать. Не факт, что рыжий хоть что-нибудь понял, но отвлёкся однозначно.
  В свою очередь прослушала с десяток путаных мифов о похождениях местных богов в Васином исполнении. Он помнил лишь суть, забывал или путал имена, зато вставлял едкие комментарии и эпические истории превращались просто в анекдоты. Мариса хохотала до слёз.
  Мифы говорили о семейной паре старших богов, что создали этот мир. Аяман и Аясар. Они же свет и тень, они же день и ночь, они же солнце и луна. Причем солнце была жена, а луной - муж. По справедливости сказать, на языке местных аборигенов все эти понятия и обозначались их именами, а оттенки смысла задавались контекстом.
  Далее в мифах говорилось про их тринадцать сыновей и дочерей, которые затеяли свару и делёж власти, стоило старшим удалиться от дел. Те оставили в своём ведении лишь небо, а наскучившую землю завещали детям. Наивные...
  Легенды говорили про Ханакиса, одного из тринадцати, что создал вначале демонов себе в помощь. А когда те не оправдали возложенных надежд, ибо не поддавались контролю, создал людей. Армию, которой ещё не видел этот мир, и повёл вырезать своих божественных братьев и сестёр.
  Дела у него пошли столь успешно, что старшие очнулись и посчитали необходимым вмешаться в конфликт. Они, как и подобает непутёвым родителям, явились к финалу драки и надавали по шапке всем участникам. А затем навязали компромисс, установив строгую очерёдность правления, да ещё и нагрузив заботами о созданной расе людей. Самого Ханакиса наказали особо: его время править наступает не каждый год. Когда жрецы объявляют такой вот, короткий год, считается, что он скитается среди людей под видом смертного, набираясь ума и смирения.
  Мариса всё никак не могла взять в толк, являются ли мифы о Ханакисе и его родственниках сугубо местным творением или асимы приложили руку.
  После полудня проснулся Крэйвен, и разговоры о местных религиях пришлось свернуть. Зато их успешно заменили рассказы иннола.
  - Вы же вифели слефы пофара? - После сна у вчерашнего пленника улучшилось самочувствие, и прорезался зверский аппетит. Даже с набитым ртом он не переставал болтать. - Я ж понимаю, меня за одно это надо было казнить. Так ведь нет! Тебя, говорят, прибьём за то, что ты поганый маг.
  - И это ненормально? - Марисе было очень интересно знать, но она боялась, что её реакция покажется странной как для местной жительницы. - Мы мало путешествуем, может так много где.
  - А я много где был и такого не встречал.
  - Действительно странно. С чего это князь так взъелся на магов?
  - Я так понял, ему Оракул напророчил смерть от руки мага. Даже не совсем ему, а одному из егойных предков, но с тех пор все Магва дохнут от магии, - Крэйвен хохотнул, облизнул ложку и уже серьезнее продолжил. - Только я узнал об этом уже сидя в камере.
  - А кто этот оракул? Тоже какой-нибудь маг?
  - Вы что, совсем в глуши живёте? - Крэйвен опешил, и Мариса запоздало поняла, что с его точки зрения ляпнула глупость. - Кадай ещё ладно, он память потерял, но вы то...
  
  ***
  
  Время за неспешной беседой пролетело незаметно. Крэйвен оказался отличным рассказчиком, и до самого вечера они наслаждались моряцкими байками. Пару раз он начинал вещать о своих любовных похождениях, но вспоминал о присутствии Марисы, быстро комкал концовки и переключался на нейтральные темы. Зато достоверно узнали, что за мистическая цепь совпадений привела его и Кадая в темницу.
  Когда солнце уже стало клониться к закату, вернулся Вереск.
  - О! Наконец-то, - Вася моментально вернулся к непривычной мрачной сосредоточенности. - Что слышно? Что люди болтают?
  - Люди вообще много болтают...
  Вереск выглядел слегка пришибленным. Он странно косился на Васю с Марисой и даже сел к костру, выдерживая дистанцию.
  - Это правда вы таку дыру в стене заделали?
  - Мы, - Не стала отпираться Мариса. - Хотели аккуратно, но случайно вышло вот-так.
  - Первый раз вижу, чтоб пара человек да эдакую громадину... Случайно, - Вереск поёжился. - Да ежели кажный маг такое может...
  - Не каждый. Большинство намного слабее, - Вася натянуто улыбнулся, и Мариса заметила, как он снова трёт кончики пальцев. - Так что там слышно про Кадая?
  - Про него никто не ведает, - Вереск виновато пожал плечами. - А так, многие болтают, что Айвар допёк-таки магов гонениями, и его решили капитально прижать. Сначала пожар, теперь вот стена. Кое-кто подумывает уехать из города, пока всё не утихнет. Ярмарка закончится раньше срока.
  - Эти слухи нам ни к чему, - Вася грубо перебил поток информации. - Важно про Кадая! Неужели вообще никто ничего не знает? Ты хоть спрашивал про него?
  - Обижаешь! Спрашивал, конечно. Даже к этому, чёрному ходил. Из Гардахара который. Единственно, что в замок не совался. У них там все на ушах, не до разговоров.
  Вася вскочил и стал расхаживать туда-сюда перед костром, извергая такой трехэтажный мат, что Мариса покраснела. Запаса местных слов ему не хватало, но Васе было не привыкать мешать валайский с языком реального мира.
  - А вот ещё странность, - Вереск видимо решил выложить всю добытую информацию. - Говорят, что Ленгмара... это племянник князев. Так вот его похитили маги, что на замок напали.
  - Чего?! - Вася аж споткнулся. Обменялся ошалевшими взглядами с Марисой и почти на полном серьёзе выдал. - Это не я! Не мы, в смысле.
  - Вот и я говорю, странный слушок. А ежели не вы, то кто? Племянник то говорят и вправду пропал...
  - Будь я племянником этого психа, - Вмешался в разговор Крэйвен. - Меня б и похищать не надо было, сам бы сделал ноги.
  - Так, фиг с этим племянником, не до него, - Вася мотнул головой, отгоняя лишние мысли. - Ситуация не прояснилась и у нас ровно то же количество вариантов, что и утром.
  - Первый и самый вероятный - его казнили, - Напомнила об очевидном Мариса. - И нас кое-где заждались...
  - Послушай, - Вася устало сел перед ней на корточки и даже взял за руки. - Я в любом случае уйду, ты же сама видела, что мне пора... А ты можешь остаться. Даже если шанс минимален - это шанс! Его надо проверить. Ты понимаешь?
  - Нет! Нет и ещё раз нет, - Рыжий говорил это все крайне серьезным тоном и от этого у Марисы внутри ещё туже сворачивался холодный комок страха. - Даже не проси!
  - А я и не прошу. Я - умоляю! - Что это в его глазах? Слёзы? - Он мне как брат, понимаешь? Я до последнего буду надеяться...
  Повисла настолько давящая тишина, что Марисе казалось, сердце стучит оглушительным набатом. Время выключили. Нет теперь такого понятия, всё погрузилось в липкое безвременье. И мысли, тяжелые, неуклюжие. Что если он действительно прав? Что если она отказом убьёт тот самый призрачный шанс?
  - Я... Ты... - Мариса облизнула вмиг пересохшие губы. - Уверен, что я справлюсь? Уверен, что не сделаю хуже?
  А куда, собственно, хуже? Все и так преотвратно. Ладно, побудем ещё немного. Импульсивного Васю с его силами контролировать не придётся, а самой ей ничего не грозит. Не грозит? А если снова отключат электричество? Тфу-тфу-тфу... Неужели страхи теперь будут преследовать её при каждом погружении?
  - Я... попробую.
  - Спасибо. Плохой вариант я проверю 'оттуда' и, если он подтвердится, - дам знать, - Вася коротко сжал её руку и вновь начал мерять шагами пятачок перед костром. - Теперь обсудим остальные варианты...
  Всё это время Вереск с Крэйвеном благоразумно помалкивали и в разговор не вмешивались.
  - Вариант два... и он мне нравится больше всего: в шумихе ему удалось сбежать. Если уж смог племянник, то и... Кадай мог.
  - Племянника похитили, - Напомнил Вереск.
  - Хорошо, - Не стал спорить Вася. - Добавляем третий вариант - Кадая тоже похитили.
  - Или это он похитил мальчишку, - Вставил свои пять копеек и Крэйвен.
  - Зачем? - Вася замер на секунду. - Ладно... Глупо, но предположим, что и это возможно.
  - К чему ты это всё перечисляешь? - Не выдержала Мариса. - Как этот перечень поможет мне с поисками?
  Ей было неприятно перебивать вдохновившегося напарника. Ведёт себя так, будто ошибочность первого варианта уже доказана.
  - Очень просто! Напоминаю, Кадай ничего не помнит. Единственные знакомые места - это Уствин и Валуны. Куда он пойдёт за помощью, если сбежал?
  - Валуны?! - Мариса испытала несказанное облегчение. - Ты устроил мне этот спектакль, чтобы просто уговорить ещё пару дней посидеть в деревне?
  - Ну...
  - Я с радостью приму тебя в своём доме, - Заявил Вереск. - Будь моей гостьей.
  - А ещё туда заявятся люди князя, - Нарушил идиллию Крэйвен. - Если его успели допросить, то про эти... Валуны? Про твою деревню, Вереск, им уже всё известно.
  - Думаешь?
  - Допускаю такую возможность... Кадай хоть и без памяти, но дураком мне не показался.
  - То есть ты хочешь сказать, что в Валуны он не пойдёт? Но тогда куда?
  - Я говорил, пока мы сидели вместе, он выспрашивал об интересных местах, где я побывал. Так что выбор большой.
  - Мне что, разорваться? - Чуть не плача выдала Мариса. - Нет, Вась, хоть режь меня, а я ограничусь Валунами.
  - Крэйвен прав, - Вася запустил пальцы в многострадальную шевелюру. - Прав! Вот что... Вереск, если Кадай придёт в Валуны, ты сможешь его спрятать и уговорить никуда больше не ходить? Или я приду, или ещё один наш, назовется Сэмом. Сможешь?
  Вереск кивнул, а Мариса поняла, что вторая часть задания - на её совести. И не ошиблась!
  - Марис...
  - Да поняла я, поняла, - Она обречённо вздохнула. - Крэйвен, про какие интересные места ты ему рассказывал? С чего мне начать?
  - С Пируссы. Это крупный порт к юго-востоку отсюда.
  - Расскажешь подробнее?
  - Зачем? - Губы иннола тронула лукавая улыбка. - Я лучше провожу.
  
  Глава 25
  
  Бежать. Бежать! Бежать!!! Куда угодно, хоть к демонам в преисподнюю. Лишь бы подальше от Уствина. Хорошо, что этот странный маг оказался без предубеждений к семейству Магва и согласился помочь.
  - Так, нам нужен выход из замка... Это легко, - Ленгмар лихорадочно перебирал, какой из детских планов побега, что продумывались им в дни особо напряжённых отношений с дядей, подойдёт к нынешней ситуации. - Городские ворота сложнее. Но ничего, как-нибудь переждём до утра, а там их и откроют. М-м-м... Нет, погоди. Зачем ждать? Есть же ещё способ... Точно, так будет даже лучше.
  О-о-о! Это одна из лучших его идей. Ленгмар самодовольно усмехнулся. Его всегда удивляло, почему никто из караванщиков не сплавляется вниз по Ворчунье. Ведь если судить по карте, она как раз впадает в Море Героев в районе Пируссы. Привычки? Предубеждения? Глупость? Да кто их, чокнутых зульгарцев, разберёт...
  И ещё, ведь там, за пределами княжества одарённых никто не притесняет, и не будет нужды хранить свою самую сокровенную тайну - способности, что достались от матери. А глядишь, и пару новых трюков перенять у кого-нибудь получится. Жаль, что попутчик - повелитель зверей, а не лекарь как Ленгмар... Можно было бы начать обучение ещё в пути. Но и так всё удачно складывается. Спасибо вам, неизвестные убийцы. Дай то боги самому с вами не свидеться, но дядю вы очень вовремя прикончили.
  - Пойдём, - Ленгмар дернул мага за рукав. - Ну? Чего застрял?
  - Иду. Только вот... - Задумчиво протянул тот, легонько поглаживая длинную царапину на щеке. - Мысль пришла, что выглядим мы слишком приметно. И подозрительно.
  Ленгмар окинул взглядом недавнего пленника, затем себя и вынужден был согласиться. Если грязные обноски мага ещё можно было хоть теоретически привести в пристойный вид, то его собственная за одеяние простого путника никак не могла бы сойти. С учётом следов от побоев на лице компаньона, колоритная получится парочка.
  Демоны! А ведь это проблема...
  Ленгмар только начал прикидывать, каким маршрутом пробраться в спальню и есть ли в его гардеробе хоть что-нибудь попроще, как будущий попутчик решил проблему по-своему.
  Он просто выволок из-под обломков упавшей балки двоих оглушённых, а может и вовсе мёртвых стражников, и без стеснения стал стягивать с них амуницию.
  - Ты чего это? - Опешил Ленгмар.
  - Есть другие идеи?
  - Ну, не то чтобы...
  - Тогда не стой, а помогай.
  Одежда упитанных дядиных вояк была совсем не по размеру, что Ленгмару, что худощавому магу, но для маскировки на первое время сойдёт. Даже деньжатами удалось разжиться. Княжеские гербы сорвали, и в таком виде вполне могли сойти за вольных наёмников.
  - А вот теперь веди, - Дал отмашку повеселевший маг.
  И Ленгмар повёл. На каждом шагу поправляя сползающую с плеча куртку стражника и шугаясь от малейших шорохов.
  Большая часть факелов на стенах потухла. Пришлось захватить один из уцелевших. Ленгмар осторожничал, но на всём пути им так никто и не встретился, что было крайне непривычно. Мрачные коридоры главной башни, где прошла вся его жизнь, хранили торжественную тишину, будто прощаясь.
  - Это здесь, - Шепнул Ленгмар, хотя чужих ушей поблизости не наблюдалось, и нырнул в одну из комнат.
  - Что здесь? - Так же шепотом поинтересовался маг. - Смахивает на камеру, где я сидел.
  Юноша поднял факел повыше. Маленькую комнатку действительно можно было принять за тюремную камеру, но к счастью это было не так. Факел высветил деревянный барабан, от которого к потолку тянулся канат. Там он был пропущен через блоки, закреплённые между двумя толстыми балками, и вся эта конструкция вдоль потолка уходила в сторону противоположной от входа стены. Ощутимо воняло старым отсыревшим тряпьём и рыбой.
  - Здесь выход. Как я и обещал.
  Ленгмар пересёк помещение и отворил низенькую дверцу, над которой как раз и проходили балки. В лицо ударил свежий воздух с нотками сырости. Сразу за порогом путь резко обрывался в пропасть. Вниз уходил как минимум ещё один этаж главной башни, переходящий в отвесный склон скального основания холма. Где-то далеко внизу, в темноте, несла свои воды Ворчунья.
  - Это выход?
  - Вроде того... Для снабжения и вылазок на случай осады, - Ленгмар кивком указал на балки, что ещё на несколько шагов выпирали наружу над дверью и свисающий между ними кончик каната с крюком на конце. - Сюда крепят грузовую люльку. Когда надо...
  Сейчас явно было 'не надо', так как люльки на месте не наблюдалось. Но разве такая мелочь способна помешать идеальному плану побега? Беглецов это и не остановило. Раскрутив барабан с канатом на всю длину, они начали спуск.
  Ленгмар пошёл первым. Разбежался в два шага и в прыжке ухватился за канат. Позёрство, конечно, но ведь это его план. Успешно реализуемый план!
  Правда уже к середине спуска эйфория угасла. Ладони жгло, пальцы сводило судорогой. Канат, слишком толстый для удобного хвата так и норовил выскользнуть из рук. Длинные рукава куртки с чужого плеча постоянно мешали, а ножны путались в ногах.
  - Ты там как? - Решил уточнить Ленгмар, прислушиваясь к невнятным ругательствам над головой. - Не вздумай свалиться мне на голову.
  - Я постараюсь, - Раздался шёпот мага.
  К тому моменту, как ноги коснулись крохотной каменистой площадки у основания холма, юноша успел помянуть всех богов и не только из Вальнарского пантеона. Ленгмар отполз чуть в сторону и, привалившись спиной к скале, наслаждался маленькой победой. Дальше должно быть легче. Дальше их понесёт река...
  
  ***
  
  - Помоги отвязать, - Ленгмар теребил сведёнными судорогой пальцами узел из тугой бечевы, что крепил паром к пристани. - У меня не выходит.
  Позаимствовать пристойное плавсредство - было последним узким местом в его плане. Паром, представляющий собой плот из пустых бочек с удобным настилом и перилами - вполне подходящий выбор. Шумное нападение на замок разбудило многих, но вся суета концентрировалась со стороны города, а не реки. Неизвестно надолго ли, но лучше поторопиться.
  За спиной послышался шелест извлекаемого из ножен меча, а затем неподатливый узел был просто обрублен.
  - Спасибо, - Уязвлено буркнул Ленгмар, перебираясь на паром.
  Мог ведь и сам додуматься, что верёвки им больше не понадобятся, и их нет смысла беречь. Беглецы устроились на широкой, рассчитанной на десяток человек, палубе и быстрый бег Ворчуньи подхватил паром, увлекая навстречу свободе.
  - Вот и всё! - Ленгмар блаженно растянулся на чуть влажных досках. - А завтра будем в Пируссе.
  - Пирусса? - Переспросил маг и на мгновение задумался. - Ладно, пусть будет Пирусса. Не столь важно. Ты лучше скажи, чем грести будем?
  - Зачем грести? Река сама вынесет.
  - Ну, да. Вынесет, - Под удивленные взгляды Ленгмара маг стал рубить столбики ограждения парома. - Ты меня, конечно, извини. План побега хорош, спору нет, но чувствуется отсутствие опыта.
  Действия мужчины стали понятны, когда он жердью, ещё недавно бывшей перилами, ткнулся в речное дно и на пробу подкорректировал движение плота.
  - Зато у меня есть ты, - Внешне невозмутимо пожал плечами Ленгмар, хотя мысленно ругал себя последними словами. - А у тебя опыт есть. Кстати, я так и не знаю твоего имени.
  - Кадай.
  - А меня Ленгмар.
  - Я знаю, - Маг одарил его кривой улыбкой. - Что дальше по твоему плану, Ленгмар? А то мало-ли... Вдруг ещё чего не учел.
  - Да, собственно, ничего. На этом мой план заканчивался.
  - Понятно.
  Кадай отвернулся и замер в напряжённой позе на носу парома, вглядываясь вперёд по ходу движения. Чего он опасается? Уствин позади, все проблемы там же. Впереди новая жизнь. Ленгмар не стал задавать лишних вопросов. Хочет провести остаток ночи в бесполезных бдениях - его право. Сам же Ленгмар улёгся поудобнее и стал любоваться звёздным небом, проплывающим над головой.
  Усталость от насыщенного событиями дня и мерный шум воды сделали своё дело, и юноша задремал.
  
  ***
  
  - Ленгмар, подъём! - Из царства снов его выдернул крик над самым ухом. - Впереди камни!!!
  Ленгмар приподнялся на локте, мотнул головой, отгоняя дремоту. Над землёй всё ещё властвовала ночь, но вокруг творилось нечто странное. Он с удивлением обнаружил, что воды Ворчуньи несут их плот значительно быстрее, чем в начале путешествия. А затем взгляд наткнулся на то, что ждало их впереди... И остатки сна мгновенно рассеялись.
  Впереди в призрачном свете луны виднелась такая мешанина камней, что становилось понятным, отчего никто из караванщиков не сплавляется по реке. Пройти через этот кошмар живым мог мечтать только полный идиот.
  - Ты будешь помогать или нет?! - Прорычал Кадай.
  Ленгмара сковал ужас, он только и мог, что беззвучно открывать и закрывать рот. А маг, тем временем, ругаясь сквозь стиснутые зубы, пытался совладать с течением. Он воткнул свой шест в каменистое дно и налёг всем весом. Плот дёрнуло, он замер на мгновение, а затем провернулся вокруг опоры и вновь устремился в сторону неминуемой гибели.
  После второй безуспешной попытки притормозить плот одним шестом Ленгмар таки вышел из ступора. Есть же ещё одна жердь, её надо только вырубить.
  Мокрая палуба так и норовила уйти из-под ног, пенные барашки волн захлёстывали плот ледяной водой. Ленгмар лихорадочно работал мечом, пытаясь выломать вторую жердь из перил. Он непроизвольно вздрагивал всякий раз, как бочки в основании плота начинали скрести по камням.
  Это был сущий кошмар. Ленгмар работал как заведённый, невзирая на боль и усталость. Но... Прийти на помощь Кадаю он так и не успел. Плот до берега тоже не дотянул. Их бросило боком на скрытое водой препятствие. Удар! Оба гребца полетели в воду, а их плавсредство унесло, кружа в водоворотах как щепку.
  Меч вылетел из рук и Ленгмар чудом ухватился за камни, в кровь раздирая многострадальные пальцы. Можно сказать, повезло: приземлился чуть в стороне от основного потока. До берега рукой подать, а над поверхностью воды торчит немало каменных обломков, по которым можно шагать или хотя бы держаться. Но, боги, скольких же усилий стоило совладать с течением даже в тех местах, где воды по щиколотку и выбраться на берег.
  - Ленгмар, - По соседству тяжело рухнул Кадай. - Ты что, не мог предупредить?
  - Про камни? Я сам не знал, - Вяло огрызнулся юноша. - На карте река и река.
  - И что, ни разу не слышал, как остальные сплавляются?
  - А здесь никто и не сплавляется. Только посуху.
  Со стороны Кадая послышались странные то ли каркающие, то ли булькающие звуки. Ленгмар переборол себя и бросил мимолётный взгляд в сторону старшего товарища, а тот всего лишь смеялся.
  - Только посуху... Боги, как я их понимаю!
  
  ***
  
  Совпадение или нет, но тракт, по которому ходили караваны, пролегал вдоль кромки леса параллельно реке. И, как заметил Кадай, 'если есть дорога, то рано или поздно она куда-нибудь да выведет'. Пыль, оседающая на мокрую одежду, быстро придала им малопривлекательный внешний вид. Эдакие путники, бредущие пешком от самого Зульгарата если не дальше. Солнце уже целиком показалось из-за горизонта, когда им навстречу попался сонный крестьянин на телеге, запряжённой флегматичной кобылкой. Встрече в такую рань он сильно удивился, но на вопросы ответить не отказался. По его уверениям дальше по дороге должна была обнаружиться большая деревня Запороженка. Где, помимо всех прочих прелестей, присущих месту обитания людей, имелся и постоялый двор.
  Основательное двухэтажное строение, примостившееся прямо у дороги, показалось на глаза смертельно уставшей парочки как раз ко времени позднего завтрака.
  - О! А вот и постоялый двор. Сейчас бы в кровать завалиться, - Мечтательно протянул Ленгмар, едва сдерживая зевоту. - И чтоб сутки никто не трогал.
  - А я бы для начала наелся от пуза, - Вторил ему Кадай. - У меня два скутума и меди ещё почти на один. Как думаешь, хватит?
  - Не знаю.
  Ленгмару оставалось только диву даваться, каким чудом Кадай не потерял отобранные у стражников деньги и меч. Магия какая-то, не иначе. С другой стороны, он и сам умудрился сберечь самый главный трофей - Крылья ветров.
  Ещё загодя стало заметно, что между постоялым двором и деревенькой, разместившейся чуть в стороне от дороги в низине у реки, всё пространство обильно заставлено знакомыми цветастыми палатками зульгарцев.
  Да и сам постоялый двор встретил их шумом и суетой. Ленгмар пробежался взглядом в поисках свободного столика и не обнаружил ни единого. То ли сонный уже и невнимательный, то ли и в самом деле все места заняты смуглолицыми торговцами.
  - Уважаемая, это не вы случаем, хозяйка заведения? - Кадай тем временем ухватил под локоть раскрасневшуюся дородную тётку, что носилась по залу, будто пчелой ужаленная. - Нам бы номер скромный на двоих и поесть чего...
  - Мест нет! Ставьте свои палатки на лугу, - Ответила та явно заученными фразами. - И вообще, вы чего с утра заявляетесь?
  - Уважаемая, мы не караванщики и палаток у нас нет. Шли всю ночь, притомились. Нам бы крышу над головой и то ладно...
  Только после этой фразы тётка удосужилась смерить Кадая с Ленгмаром оценивающим взглядом, и разочаровано вздохнула.
  - Ничем не могу помочь, мне сейчас не до вас. Всю эту ораву... - Она обвела пальцем сидящих вокруг торговцев. - Надо завтраком накормить. В дорогу харчи снарядить. Вот выпровожу их, тогда приходите. К полудню, не раньше.
  Ленгмар было расстроился, но его попутчик продемонстрировал недюжинный талант торговца и таки выбил укромный уголок до следующего утра.
  Как понял Ленгмар, за право ночевать на чердаке конюшни ушла вся их скромная наличность. А если 'дорогие гости' соизволят помочь с мытьём посуды и уборкой зала, то и на еду могут смело рассчитывать. Без выпивки, естественно. Предложение 'неслыханной щедрости', но Ленгмар был слишком измотан, чтобы встревать в спор со своим категорическим несогласием гнуть спину за еду. Княжеского он роду или кто? Лучше уж останется голодным.
  Что ж, раз на завтрак им рассчитывать не приходится, а обед ещё предстоит отрабатывать, то смысла околачиваться в таверне Ленгмар не видел.
  Он направился было к выходу, рассчитывая, что и Кадай последует его примеру, но маг зацепился языками с каким-то богато одетым зульгарцем. Разговор вёлся не на валайском и не на рунгийском. Ленгмар ровным счётом ничего не понял. Постоял немного рядом, но, когда осознал, что это надолго, а сам он засыпает стоя, махнул рукой и направился на поиски отведённого им места.
  В конюшне никто даже не удосужился поинтересоваться, имеет ли он право ночевать на чердаке. Взобравшись наверх по шаткой приставной лесенке, он просто рухнул в мягкую гору соломы. По давней привычке не раздеваясь.
  
  ***
  
  На этот раз из мира грёз Ленгмара выдернул запах. Невероятно аппетитный запах каши. Как только юноша осознал, что именно так пахнет, его желудок отозвался жалобным бурчанием. Идея голодать, лишь бы не горбатиться на кухне, уже не казалась такой здравой.
  - А! Проснулся, соня?
  Чердак занимал не всё пространство конюшни. Часть помещения имела 'второй свет' и Кадай сидел как раз на краю, свесив ноги.
  - Обед ты проспал, так хоть от ужина не отказывайся.
  Приблизившись, Ленгмар застал приумильную картину. Компанию Кадаю составлял здоровенный рыжий кот и в данный момент маг развлекался тем, что выписывал рукой перед носом животного замысловатые пассы, а котяра как привязанный вертел головой, не упуская ту из виду.
  - Тренируешься? - Заспанным голосом поинтересовался Ленгмар, присаживаясь рядом и выпутывая из одежды забившуюся солому.
  - В смысле?
  - Ну, вот же... - Ленгмар кивнул на животное. - Кота зачаровал.
  - Ах, это, - Кадай расхохотался. - Это да. Это очень сильное волшебство.
  Он ещё раз мотнул рукой и на пол выпал кусок мяса, незамеченный Ленгмаром. Котяра мигом сориентировался и, как истинный хищник, настигнув добычу, скрылся из виду.
  - Держи, твоя порция, - Кадай придвинул к Ленгмару миску, полную ароматной каши с кусочками тушёного мяса. Точно такими же, как только что доставшийся коту.
  - Мне придётся за это драить полы? - Кисло поинтересовался Ленгмар. - Или посуду?
  Нет, от еды он отказываться не собирался, но перспектива всё равно не радовала. Как ни была тяжела жизнь в дядином замке, но от подобных обязанностей он, слава богам, был освобождён.
  - Не придётся, - Мотнул головой Кадай и отправил ложку со своей порцией каши в рот. - Я предложил Кадушке альтернативные услуги и теперь она нас не только кормит, но и за постой денег не станет брать. Может даже ещё и подкинет чего на дорогу.
  - И что за услуги? Магические?
  - Да боги упаси... - Маг отправил в рот последнюю ложку и, сыто цыкнув зубом, откинулся на гору соломы. - Услуги переводчика, мой юный друг. Ты верно удивишься, но самые скандальные и самые скупые торговцы - это обычно одни и те же люди. На переводчике экономят, сами толком объясниться не могут. Зато шумят... Знал бы ты, сколько времени хозяйка убивала на переговоры с такими постояльцами, пока я не вмешался.
  - А ты откуда зульгарский знаешь?
  - Не помню, - Заявил Кадай, легкомысленно поигрывая соломинкой, зажатой в зубах. - Я ж во время допроса на самом деле не врал. Отшибло где-то память. Понимаешь?
  Ленгмар замер, не донеся ложку до рта. Боги, с кем он связался? Если Кадай ничего не помнит, то что же получается? А получается всё скверно, ой как скверно... Это же совсем не тот 'взрослый', на знания которого о жизни за пределами Уствина он рассчитывал.
  - Что, разочарован? - Кадай явно заметил глупое выражение, застывшее на лице юноши. - Ну, извиняй. Теперь-то уж чего...
  А с другой стороны... Бдительность, смекалка, умение торговаться и знание языков уже оказались полезны. А дальше, чем боги не шутят, он и вовсе вспомнит прошлое и, как компаньон, окажется просто бесценен. Поживём, увидим. На лице Ленгмара мелькнула многозначительная улыбка.
  Когда опустела и его тарелка, парочка приступила к обсуждению планов на будущее. В качестве промежуточной цели по-прежнему рассматривалась Пирусса. А дальше...
  - Не знаю как ты, а я планирую наведаться к Оракулу.
  - Зачем он тебе?
  - Ещё не решил, - Кадай пожал плечами. - Мне как про него рассказали, так ощущение, что я бывал уже в Оскахине. Поеду, посмотрю. Может, вспомню чего в прошлый раз там делал.
  Ленгмар уже принял решение, что по возможности останется с Кадаем. Ведь собственные планы побега заканчивались на границе Уствинского княжества. Что делать дальше он не имел ни малейшего понятия, а практика показала, что позаботиться о себе сам он не в состоянии. Он не то чтобы горел желанием тащиться к личности, исковеркавшей своим пророчеством жизнь его семьи, но особо и не возражал.
  - А у тебя какие планы?
  Ленгмар неопределённо повёл плечом, не решаясь озвучить своё решение. Кадай ведь может и не согласиться на его компанию дальше Пируссы.
  И тут в их мирную беседу вновь вмешался рыжий разбойник. Кот ловко вспрыгнул к ним на чердак и с гордым видом положил у ног Кадая полузадушенную мышь.
  - Фуууу! - Ленгмара перекосило.
  Он попытался носком сапога сбросить трофей вниз. Мышь при этом трепыхнулась, приходя в себя, и предприняла попытку к бегству. Неудачную попытку. Рыжий хищник был начеку и моментально накрыл беглянку лапой. А затем всё с тем же гордым видом вернул на прежнюю позицию.
  - Чего это он?
  - Сейчас узнаем.
  Ленгмар заметил, как его старший товарищ подобрался. Пристальный взгляд мага сконцентрировался на коте и тот как-то странно замер, будто погрузившись в сон с открытыми глазами. Буквально через пару мгновений игра в гляделки завершилась и Кадай весело хмыкнул.
  - Хвастается, бандит усатый. На похвалу напрашивается, - И уже обращаясь к коту, добавил. - Молодец, молодец. Хороший охотник.
  Кот самодовольно муркнул, а затем, подобрав лапы и приняв охотничью стойку, принялся буравить взглядом неподвижную мышь. Только хвост выдавал охвативший рыжего азарт, непроизвольно подергиваясь.
  - А сейчас ты пользовался магией?
  - Чуть-чуть. А что?
  - А можешь?.. - Ленгмар сглотнул, пытаясь совладать с охватившим его волнением. - Можешь показать ещё что-нибудь? Ну, посущественнее.
  Кадай смерил его удивлённым взглядом, почесал в затылке и, пожав плечами, резюмировал:
  - Ладно, смотри.
  Ленгмар приготовился увидеть какой-нибудь затейливый ритуал, может быть заклинание или хитрые жесты руками, но Кадай его разочаровал... Он просто окликнул кота, привлекая внимание, а затем, как и в первый раз, посмотрел глаза в глаза. Через пару мгновений хвост животного перестал дергаться. Кадай же, аккуратно взял мышку за хвостик и поднёс к самому носу кота. Тот даже ухом не повёл.
  - Посмотри, бандит. Видишь эту мышку? - Кадай говорил на полном серьёзе, но Ленгмару показалось, что это тонкое издевательство и в глазах мага пляшут весёлые искорки. - Запомни: она - невкусная.
  Котяра потянулся к добыче, обнюхал и вдруг резко чихнул. Отполз на пару шагов и стал старательно умываться лапой. Кадай же весело расхохотался.
  - Ну, как? - Обратился он к Ленгмару. - Сойдёт?
  - Я вообще-то надеялся увидеть твои секреты, - Неохотно сознался юноша. - Заклинание, ритуал или что-то в этом роде.
  - Да ну, глупости это всё, - Махнул рукой маг. - Я, как видишь, обхожусь и без них.
  - Насколько я знаю, без ритуалов ничего серьёзного сделать нельзя.
  - Кто тебе сказал такую глупость?
  - Неважно... - Буркнул Ленгмар. В душу закралась обида на мага, который не хочет делиться секретами и лишь выдумывает сказки для маленьких.
  А то Ленгмар не пробовал... Да он уйму времени убил, развивая, в тайне от дяди, свой дар и на собственном опыте познал, что без правильных ритуалов доступен сущий мизер. Пару жестов, позволяющих усилить воздействие, он подобрал сам в ходе экспериментов, но это и всё.
  - Ну, не знаю... - С сомнением протянул Кадай. - Может ты и прав. Я ведь силу управлять животными только седмицу назад как вспомнил. Увидел, как Саваах берёт под контроль своего слона и понял, что сам так могу. А он всё делал, как ты говоришь: с ритуалами, заклинаниями. Траву даже какую-то жёг.
  - И что? - Оживился Ленгмар.
  - Да ничего. Не понял я зачем это всё. Повторил только то, что касалось магического воздействия и всё прекрасно получилось.
  - Может ты просто намного сильнее этого Савааха?
  - Возможно.
  И вновь Ленгмару пришлось пересматривать своё мнение о случайном попутчике. Не-ет, какая тут может быть случайность? Это боги послали ему такое знакомство.
  - Знаешь, а ведь я тоже обладаю силой, - Едва слышным шёпотом проговорил Ленгмар. Этот странный маг - первый, кому он решил открыть свою тайну.
  - Вот как? - Брови Кадая поползли вверх. - И дядя был не в курсе?
  - Нет, конечно. Я же не сумасшедший перед ним светиться. Жить, знаешь ли ещё не расхотелось.
  - А что... Я тебе верю, - Маг склонил голову набок и, сощурив один глаз, прошёлся взглядом по Ленгмару. - Х-м-м-м, интересно... А какой силой обладает этот одаренный?
  Вопрос был адресован не напрямую, но Ленгмару была понятна ирония ситуации. Ещё и суток не прошло, как он сам задавал подобный вопрос едва живому пленнику. Кадай даже интонации умудрился повторить.
  - Лечение.
  - Ка-ак удачно. Что же ты сразу не сказал? - Ещё больше оживился Кадай. - У меня для тебя куча царапин и синяков на исцеление.
  Он даже оттянул ворот рубахи, демонстрируя пунцовую гематому во всё плечо.
  - Извини... - Ленгмара передернуло, и он отвернулся. Как будто фингалов под глазом и едва подсохших царапин на лице недостаточно. - Я не справлюсь с твоими ранами. Сил не хватит. К тому же, раньше мне не доводилось лечить кого бы то ни было, кроме себя.
  - Понимаю, - Кадай вернул ворот на место и задумчиво покивал. - Ну, хоть что-нибудь ты можешь продемонстрировать?
  - Наверно да. Можешь дать мне меч?
  Кадай молча подал ему единственное оружие, что им удалось унести из замка и не потерять по дороге. Ленгмар вгляделся в расплывчатое отражение в слегка тронутой ржавчиной стали, и его охватило сомнение. Но лишь на мгновение. Аккуратным движением он сделал надрез на запястье левой руки и, непроизвольно ойкнув, тут же отложил меч в сторону.
  Ничего страшного, всего лишь царапина. Пусть это и предел его умений, но зато хорошо изученный предел. Ленгмар привычным жестом сложил четыре пальца правой руки в щепоть и оттопырил мизинец. Провёл над царапиной.
  Лёгкое жжение в ране свидетельствовало, что он всё делает правильно. Даже тот факт, что впервые за его ворожбой кто-то следит, не сбил с нужного настроя. После третьего раза кровь перестала сочиться. Теперь следующий жест. Ленгмар зажал большой палец средним, остальные старался держать ровно. По идее, этот жест должен помочь затянуть рану. Он раз пять провёл над царапиной, но получалось не очень... Удерживать пальцы долго в таком положении было не очень удобно, он совсем недавно обнаружил это сочетание и не освоил его до конца.
  - Ленгмар, позволь я попробую?
  От неожиданности юноша вздрогнул. Он так сосредоточился на процессе исцеления, что совсем забыл о Кадае.
  - Можно? - Повторил свою просьбу маг и взял пораненную кисть Ленгмара в свои руки. - Думаю я понял в чём секрет...
  Ленгмар не успел возразить, что так не бывает, чтоб секрет неизвестной волшбы стал понятен за столь короткое время. Он хотел было уточнить, запомнил ли Кадай нужные жесты, но тот просто провёл над царапиной раскрытой ладонью. Всего один раз. Никаких жестов, никакого жжения в ране, свидетельствующего о том, что процесс заживления идёт... Но этого оказалось достаточно. Порез затянулся почти мгновенно, даже шрама не осталось.
  
  Глава 26
  
  Кадай примостился на лавочке у ворот, прячась в тени забора от назойливого солнца. Хозяйство Кадушки пребывало в дремотной тишине, ведь постояльцы съехали сразу после завтрака. Вот уж бардак творился, так бардак. Набегались все и Кадай в числе первых. Он и сам удивился той лёгкости, с которой ему досталась временная подработка до конца сезона караванов. Думал ли он, сидя в Валунах и считая себя бесполезным нахлебником в доме Вереска, что так всё обернётся? Конечно, нет.
  Всего за пол дня он превратился из замызганного бродяги, отвлекающего хозяйку от работы, в почти незаменимого помощника. Теперь вот в его обязанности входила встреча новых партий караванщиков.
  Вдалеке уже виднелось облако пыли, свидетельствующее, что на постоялом дворе скоро снова станет шумно. А пока... Пока Кадай предавался вялым размышлениям о несуразной череде событий, постигшей его в последние несколько дней. Да, память по-прежнему упорно не желала возвращаться, но те 'осколки', которым таки нашлось место в его дырявой башке - это просто нечто. Способность управлять животными, знание языков... Филин поди даже не догадывается, насколько был прав, советуя искать ответы за пределами Валунов. А тут ещё выясняется, что и целительской магии он не чужд. Воспоминания о давешнем обеде в обществе юного Магва и рыжего кота, к которому в воображении Кадая намертво приклеилось прозвище Бандит, вызвали мимолётную улыбку.
  Смешной все-таки мальчишка этот Ленгмар. То глядишь, прям взрослый-взрослый, а то иной раз как выдаст чего... Юнец, ну как есть желторотый юнец. А ведь если задуматься оно и правильно - парень-то немногим старше Прутика. В его возрасте это нормально. И, главное, какая непростая судьба?! Выжить рядом с таким дядей как Айвар, обладая магическими способностями... Это дорогого стоит!
  Караван тем временем превратился из жалких точек на горизонте в пару дюжин верблюдов, гружёных огромными тюками, и дюжину всадников сопровождения.
  - Приветствую, уважаемые, - Кадай покинул насиженное место в теньке и вышел навстречу гостям. - До заката ещё далеко, но лучшего места для ночлега вам не найти до самой Пируссы.
  В принципе, многие купцы сносно владели валайским,некоторые даже рунгийским. Но не все и потому Кадай приветствовал торговцев на их родном языке, как и договаривались с Кадушкой. При этом старательно улыбался, пытаясь не вспоминать, что лицо привести в порядок так и не удалось. Следы побоев на теле сошли довольно быстро, но лицо и спина не поддались вновь обретённым способностям целителя. Вот если б зеркало где раздобыть...
  - Надо же... - Ответили Кадаю на валайском и без малейшего акцента. - А я, старый дурак, думал после магов в Уствине меня и удивить то нечем. Вот уж год выдался.
  Чуть вперёд выехал седой дядька. Кадай не сразу понял, что это не один из наёмников, а глава каравана. С виду и не скажешь, что торгаш, уж больно выправка строгая. Военная.
  - И мы вас приветствуем, уважаемый, - Зульгарец смерил Кадая оценивающим взглядом, не преминув задержаться на следах от побоев. - А госпожа Кадушка где? Надеюсь, она всё ещё хозяйка этого заведения?
  - Хвала богам, она по-прежнему здесь хозяйка. Я всего лишь помощник, - Кадай изобразил вежливый поклон. - Позвольте помочь вам выбрать место для стоянки.
  - Не стоит, - Легкомысленно отмахнулся от помощи торговец. - Чай не первый год останавливаюсь в Запороженке. Просто передай хозяйке, что приехал Абар ибн Хурам, а ближе к ужину я и сам к ней загляну.
  - Как будет угодно, уважаемый. Какие-нибудь пожелание насчет завтрака или провизии в дорогу?
  - Скажи Кадушке: 'Абар просил сделать всё как обычно', - Зульгарец одарил его белоснежной улыбкой. - Она поймёт.
  - С вами легко иметь дело, Абар ибн Хурам. Уверен, вы у Кадушки любимый постоялец.
  Кадай не был уверен, но кажется этот Абар ему лукаво подмигнул, отдавая распоряжения подчинённым касательно установки лагеря. Видимо в нечаянной фразе 'любимый постоялец' был гораздо более глубокий смысл. Хотя, Кадушку можно понять... Дядька очень обаятельный.
  Кадай присмотрелся к горизонту. Следующего каравана пока не было видно. Надо бы доложиться Кадушке насчёт 'как обычно для Абара', пусть порадуется.
  Хозяйку Кадай застал во временно пустующем зале таверны, но она была занята - отчаянно спорила с одиноким гостем.
  - ... Сухой, миленький, да не жалко мне! - До Кадая донёсся обрывок Кадушкиных увещеваний. - Мне смотреть больно, как ты себя изводишь!
  - Больно ей... Коли больно, так и не смотри, - Пробурчал в ответ весьма потрепанный жилистый дед. - Не смотри, не смотри, да наливай!
  - Ох, Сухой... Ну, разве это дело, проблемы вином глушить? - Кадушка страдальчески закатила глаза. Кадаю даже показалось, что она вознесла беззвучную молитву кому-нибудь из богов и лишь после этого выпалила скороговоркой. - Ладно! Один кувшин, но больше не проси.
  Дед удовлетворенно кивнул и примостился за стол в ожидании заказа. Кадушка же только сейчас заметила мнущегося в сторонке Кадая и поманила за собой на кухню.
  - Это что за дедушка? - Полюбопытствовал Кадай, стоило им покинуть общий зал. - Из местных?
  - Из местных, из местных... - Хозяйка горестно вздохнула, наполняя кувшин вином. - А ведь раньше Сухой был лучшим следопытом в округе. Может даже и на всём Туманном кряже. Ни капли в рот не брал, месяцами из лесу не вылезал. А потом...
  Она умолкла и смахнула неожиданно набежавшую слезинку.
  - Отнеси ты, - Неожиданно предложила Кадушка, передавая в его руки кувшин и простую глиняную кружку. Кадай не мог считать себя великим знатоком по части алкоголя, но отчего-то был уверен, что это самое дешёвое пойло в заведении. - Сил моих не хватает смотреть, как он спивается.
  - Так, а что потом то? - Не выдержал заинтригованный Кадай.
  - А потом связался не с теми людьми... Охотниками за головами, - Казалось, Кадушка готова вот-вот в сердцах сплюнуть. - Лёгких денег, видите ли, захотел. Хорошо, жив остался, да вот хромает теперь сильно и в лес ему путь заказан.
  Кадай понятия не имел, что это за люди такие - охотники за головами, но, судя по названию профессии, ребята не из приятных.
  - Ладно, отнесу, - Он развернулся, подхватив выпивку для Сухого, и пошёл на выход из кухни. Лишь в дверях вспомнил, зачем собственно заходил. - Да, тут, кстати, пришёл караван с неким Абаром ибн Хурамом во главе. Он убеждал меня, что вы в курсе его предпочтений.
  Улыбка, проявившаяся на лице Кадушки, убедила Кадая в мысли, что этих двоих связывают не только деловые отношения.
  
  ***
  
  К вечеру уже весь луг за постоялым двором был заставлен палатками, а в таверне не осталось свободных мест. Если те караванщики, которых Кадай застал утром, выглядели сосредоточенными и готовыми к тяготам предстоящего пути, то эти 'вечерние' напоминали расшалившихся подростков. Благо среди зульгарцев немного любителей выпить, но это не мешало им общаться на повышенных тонах, играть в азартные игры и сплетничать. Собственно, ради сплетен Кадай и крутился в таверне, даже выполнив все свои обязательства перед Кадушкой.
  - ... я и говорю, не меньше дюжины повелителей стихий. Ты видел, что от стены осталось?
  - Видел, видел. Одно странно... Такая силища, а князь вроде жив остался. Зачем нападали тогда?
  - Говорят, они своих из заточения вызволяли. Тех, что пожар на ярмарке устроили.
  - Так пожар тоже их рук дело?!
  - Истинно так. Я сам слышал, как Санха рассказывал. А он видел, как того мага, что поджигал, стражники схватили. А Бэжин говорил, что чуть позже ещё одного поймали.
  - Ну, дела...
  Торговцы умолкли и таки обратили внимание на застывшего неподалеку Кадая. Тот выдавил вежливую улыбку и вынужден был сделать вид, что спешит по делам.
  Дюжина магов... Надо же?! Да ещё и пришли спасать их с Крэйвеном? Ну, разве не смешно? Хотя... Может Крэйвен ему просто соврал?
  - ... на будущий год поеду через Гардахар...
  - ... племянника, говорят, княжеского маги то и похитили...
  Версии случившегося и возможное их влияние на будущее торговых маршрутов через Уствин обсуждались за каждым столом. Не так уж много времени понадобилось Кадаю, чтобы сложить обрывки информации воедино и составить собственное мнение. По всему выходило, что маги нанесли удар по правящему дому Магва, и наиболее вероятной причиной такого поступка можно считать агрессивную политику князя против одарённых. Пожар на ярмарке торговцы относили также к числу злых козней магов, но Кадай убедил себя, что у Крэйвена не было причин его обманывать. А стало быть, пожар-то как раз случайность.
  Все сходились во мнении, что нападение не увенчалось успехом. Раз уж Айвар выжил... Некоторые высказывали мнение, что, не добравшись до князя, маги захватили его племянника и единственного наследника. Эту версию Кадай мог опровергнуть с лёгкостью. 'Доказательство' сидело на чердаке конюшни. Отъедалось и отсыпалось.
  Он уже хотел присоединиться к Ленгмару и завалиться спать, чтобы хватило сил выдержать завтрашнюю суету с отъездом, но у самого выхода случайно наткнулся на странную компанию. Двое мужчин совершенно точно не имели отношения к караванам, а выглядели как опытные наёмники. Кадай бы мимо прошёл, но его внимание зацепилось за тот факт, что с ними беседовал изрядно набравшийся Сухой. И как беседовал!
  - Вы! Вы!!! Это всё из-за таких уродских уродов как ты, Хлыст... - Старик тыкал пальцем в металлическую бляху, украшавшую кожаную куртку одного из воинов. - Сухой вас всех ненавидит! А Боров - самая конченая скотская скотина...
  - Угомонись, Сухой! - Мужчину этот конфликт скорее веселил, чем раздражал. - Ну, сколько можно, а? Боров и сам после той заварухи не шибко целым ушел.
  Охотники за головами? Кадаю хватило ума сопоставить историю Сухого и этот обрывок разговора.
  - Да что ты перед ним распинаешься? - Вмешался подельник Хлыста. - Пошли, зададим вопросы хозяйке.
  - Ну, не скажи... Сухой - отличный следопыт, и в нашем деле мог бы пригодиться, - Хлыст легко перехватил палец, которым следопыт продолжал в него тыкать и выкрутил старику руку. - А что, Сухой, поработаешь на нас? По старой дружбе.
  - Пусти, тварь! - Взвыл тот.
  Кадай уже решил было вмешаться, но Хлыст не стал долго мучить свою жертву.
  - Наработался уже Сухой на вашего брата, - Зло пробубнил следопыт, растирая запястье. - Хватит!
  - Ну, смотри, - Добродушно ответил Хлыст уже в спину ковыляющему на выход Сухому. - Заказ то от князя, а это - верняк! Не то, что в тот раз...
  И тут Кадая словно молния ударила. Охотники за головами! Заказ от князя! Что, или скорее кого, может искать Айвар всего через сутки после нападения? Вариантов Кадаю виделось не так уж много. Из замка в последнее время исчезло всего два человека. Ну, может три, если верить слухам и предположить, что маги вызволили из заточения Крэйвена.
  Он рванул на конюшню со всех ног. На бег старался не переходить и лишнего внимания не привлекать, но сдерживаться получалось с трудом. Сердце предательски стучало, подсказывая, что времени в их распоряжении не так уж много.
  - Ленгмар! Быстро собирайся!
  - Что случилось? - Из-за копны сена показалась растрёпанная голова беглого княжича.
  - Там охотники за головами. Я уверен, что они ищут нас.
  Мальчишка не проникся, наморщил лоб и переспросил:
  - Нас?
  - А что тебя удивляет?
  - Но кому мы нужны?
  - Как кому? Твоему дяде! - Кадай начал раздражаться, но быстро себя одернул. - Ах да, ты же ещё не в курсе... Он выжил.
  Вот тут глаза Ленгмара превратились в два бездонных колодца отчаяния. Нижняя губа парня стала подрагивать. Кадай понял, что зря вывалил новость - вот так. Ленгмар находился в полушаге от истерики.
  - Он... Ему же всегда было плевать на меня! Он сам хотел, чтобы я умер. Какая разница, если я просто исчез?
  Он тараторил с таким умоляющим видом, будто Кадай может выслушать его аргументы и своим волевым решением отменить реальность угрозы со стороны охотников.
  - Это нечестно! Он должен был сдохнуть, - Ленгмар в отчаянии стукнул кулаком по колену и внезапно переменился в лице. - Крылья ветров! Мы ему не нужны. Он послал охотников за своим кинжалом!
  Кадай вспомнил эту занятную вещицу. В последний раз он видел её именно в руках баронета.
  - Он всё ещё у тебя?
  - Да, - Ленгмар полез за пазуху. - Думаешь, нас отпустят, если мы его отдадим?
  В руку Кадая легла тонкая и неудобная рукоять в виде орлиных лап, сжимающих темно-синий сапфир. Где-то в глубине заворочалось чувство узнавания, но очень уж смутное. Вроде как раньше доводилось держать этот кинжал в руках. Но при каких обстоятельствах? Казалось, что ещё немного, малое усилие, и он вспомнит, но вот как раз осознанных воспоминаний и не возникало.
  - Не знаю, отпустят нас или нет, - Кадай неохотно вернул Ленгмару реликвию. - Но начинать переговоры с такого предложения я бы не рискнул.
  - Не бросай меня, - Перепуганный Ленгмар вцепился мёртвой хваткой в его рукав.
  - Да я и не собирался...
  Кадай поморщился. Он не то, чтобы действительно не собирался. Мыслишка то такая промелькнула, себе не соврёшь. Но Кадай честно её отбросил, потому, что вместе с мыслью пришло и омерзения к самому себе. Нечестно было бы так поступить с мальчишкой. А судя по его реакции, только так с ним раньше и поступали.
  - Пойдём! У нас мало времени...
  Точнее было бы сказать, что времени нет совсем. За воротами конюшни их уже поджидали. Хлыст в компании своего мрачного подельника обнаружились во дворе.
  - Вечер добрый, господа! - Охотник не предпринимал активных действий, но его поведение смахивало на недавнюю игру Бандита с мышкой. - Не сочтите за труд задержаться ненадолго.
  Ленгмар жалобно пискнул и отступил за спину старшего товарища. И уже оттуда вступил в переговоры:
  - Я отдам кинжал, только отпустите нас!
  - Кинжал? - Хлыст отреагировал довольно вяло. - Какой кинжал?
  - А разве вас послали не за этим? - Ленгмар продемонстрировал реликвию рода Магва. - Нет?
  В вечерних сумерках охотник вряд ли разобрал, что за предмет ему показывают.
  - Возможно, именно он и нужен князю, но нам поставили задачу 'найти мальчишку и вернуть все шмотки, что будут при нём', - Охотник мягким, кошачьим движением переменил позу и в его руке незаметно появился свернутый кольцами хлыст. - Сопровождающих наказано убить, а с тобой, малец, как получится. Мы люди простые и угадывать истинные мотивы заказчика не обязаны. Приказы выполняем буквально.
  Главарь охотников с демонстративной ленцой поигрывал своим оружием, его напарник стал заходить чуть сбоку. Кадай понял, что сейчас их будут банально убивать.
  - Стойте! - Закричал Ленгмар срывающимся голосом. - Мой спутник могущественный маг! Вам лучше оставить нас в покое.
  - Мы знаем, малыш. Мы знаем, - Хлыст говорил негромко, вкрадчиво, но от его голоса шли мурашки по коже. - Нас предупредили, что он может заклинать животных. А разве мы похожи на животных?
  Охотник неуловимым движением крутанул кистью, и воздух разрезал стремительный росчерк. Кадай инстинктивно прянул в сторону, но куртка из грубой кожи на правом плече будто взорвалась изнутри. Рука отказала сразу. Кадай не удержался и кубарем покатился в пыль. Сознание едва не покинуло его от накатившей боли. Плечо горело, а рубаха мгновенно пропиталась кровью.
  - Держи мальчишку! - Раздался голос Хлыста.
  Кадай ничего не замечал вокруг. Всё его внимание сконцентрировалось на раненом плече. Неизвестно каким чудом в той преисподней, что обосновалась в его голове, на поверхность выскочила мысль 'Я же могу себя исцелить!'. Он не видел, насколько пострадало плечо, ведь глаза застилал кровавый туман. Кадай действовал по наитию, не особо вникая в требования собственной памяти поступать именно так, а не иначе. Боль отступила почти сразу. Кровь перестала сочиться и чувствительность к руке возвращалась тоже довольно быстро.
  - Эй, Хлыст! Гляди, твой пациент, кажется, ещё трепыхается.
  - Да? Сейчас исправим...
  На этот раз Кадай предугадал удар хлыстом и почти что смог уклониться. Пострадала только куртка. Ну, может ещё синяк на спине появился.
  - Ишь, какой прыткий...
  Самолечением ситуацию не исправить. Кадай наконец-то осмотрел поле боя. Подельник Хлыста удерживал брыкающегося Ленгмара, а сам глава отряда охотников поигрывал плетью, растягивая удовольствие. Замах на следующий удар был не таким уж стремительным, Хлыст явно расслабился. Кадай с ужасом понял, что если ему попадут в голову, то это конец. Никаких умений не хватит воскресить мёртвого. Он в безнадежной попытке постарался прикрыть голову руками, но орудие охотника обернулось вокруг лодыжки. Резкий рывок и Кадай снова повалился навзничь.
  - Иди сюда! Я люблю, когда жертва сопротивляется. Только недолго.
  Кадай почувствовал, что лодыжка по-прежнему в плену, а его самого куда-то тянут волоком. Не отдавая себе отчета, он выбрал момент между рывками, и дернулся в сторону, перебирая тремя свободными конечностями. Кто бы знал, в чём именно состояла задумка, но Кадай мёртвой хваткой вцепился в один из столбов оградки рядом с конюшней. Пара безрезультативных рывков не изменила его решимости.
  Кто-то весело заржал, кто-то беззлобно выругался. Кадай уже ни на что не обращал внимания, он полностью сконцентрировался на приведении своего бесполезного тела хоть в какой-то порядок. Ритуальные жесты уже не требовались, лишь усилие воли. Боль в ноге, спине и ещё дюжине мест утихала. Кадай чувствовал, как в этих местах сворачивается кровь, раны затягиваются. Он даже был уверен, что и шрамы рассасываются без следа. Всего-то и понадобилось - чёткое понимание, какие ощущения должно испытывать абсолютно здоровое тело. И оно само начало подстраиваться под нужный образ.
  Ещё один рывок, явно сильнее предыдущих, и пальцы едва не разжались. Что измениться, если он отпустит руки, Кадай не хотел даже думать. Только панически боялся, что сил удержаться не хватит. Ну, где ему тягаться с опытным воином? Вот если бы...
  Он даже толком не успел осознать, чего хочет, а тело продолжило процесс преображения. И этот процесс не остановился по достижении просто здоровой кондиции.
  Выдерживать рывки стало неожиданно легко, и Кадай без особых усилий высвободил ногу от пут. Вернее, не от самих пут, а просто выдернул оружие из рук у охотника. Он мало что соображал в этот момент. Рубаха почему-то стала вдруг тесной. То же самое творилось со штанами и сапогами. Они просто разлазились по швам.
  Кадаю стоило легонько потянуть, как внушительный кол, за который он ещё несколько мгновений назад держался, выскользнул из земли. С диким рёвом он бросился на Хлыста. Тот настолько опешил, что даже не сопротивлялся.
  Кровь стучала в висках, Кадай чувствовал себя всемогущим и его поглотил азарт битвы. Противник был повержен, но он продолжал наносить удар за ударом. Чтобы уж наверняка.
   - Кадай! - Умоляющий крик Ленгмара вернул его к реальности.
  Рука сама нащупала выпавший кол. Кадай обернулся в поисках следующей жертвы и застыл в нерешительности. Подельник Хлыста после столь скорой расправы над командиром явно оценивал свои шансы не так высоко. Ленгмара он не просто крепко удерживал за шею, но и меч приставил к животу, защищенному лишь рубахой.
  - Отпусти мальчишку! - Прохрипел Кадай, сам удивляясь звучанию собственного голоса. - По-хорошему прошу...
  Охотник на угрозу не поддался.
  - Крыс! Подкова! Бегом сюда!
  Значит охотников больше двух. Это плохо... Кадай наскоро огляделся. На шум от драки из трактира уже выскочило несколько человек, но пока держались в отдалении.
  - Живее, ублюдки! - Продолжал звать подельников охотник. - Я один с ним не справлюсь.
  Медлить нельзя... Кадай поудобнее перехватил дубину, дождался, когда противник в очередной раз отвлечётся, выискивая взглядом подельников в толпе, и ринулся в атаку. Он и пары шагов сделать не успел, но охотник уже отреагировал. Рефлекторно направил меч в сторону Кадая и в то же мгновение с дикими криками разжал и вторую руку. Это Ленгмар правильно выбрал момент и, укусив охотника, ужом выкрутился из захвата. Кадай, продолжая начатую атаку, краем глаза уловил, что мальчишка довольно шустро взобрался на крышу сарая, а с неё перемахнул через забор за пределы постоялого двора.
  Удар! Деревянный кол не чета мечу, но в сильных руках тоже страшное оружие. Охотник, вместо того, чтобы уклониться, попытался парировать удар, но не преуспел. Лишился сознания сразу же. А Кадай впал в ступор. Его трясло после пережитого шока. Откуда взялась эта невероятная сила - ещё предстояло разобраться. Но что делать сейчас?
  Дубина выпала из рук. Кадай огляделся. Финал драки уже наблюдала пара дюжин ошарашенных постояльцев. Видно было, что через толпу продираются двое, а может и трое молодчиков, одетых как воины и с обнажёнными мечами.
  Так! Вот и подельники. Драться дальше смысла нет, а вот бежать... Недолго думая, Кадай повторил путь, которым удрал Ленгмар. Крышу сарая после него Кадушке придётся чинить, ну да это теперь её проблемы. Стоило перемахнуть через забор, как его окликнул взволнованный голос:
  - Кадай, это ты?
  - Да, я. Ты цел? Бежать сможешь?
  - Смогу. А куда?
  Действительно, куда? Не по дороге же. У охотников наверняка и лошади имеются.
  - В лес!
  Границу чащи отделяли от дороги всего пяток дюжин шагов, и беглецы успели скрыться в тени деревьев ещё до того, как первые преследователи посыпали из ворот.
  
  Глава 27
  
  - Вот и славно! Решено, - Вася хлопнул в ладоши и его лицо озарилось улыбкой. - Вы с Крэйвеном в Пируссу, Вереск в Валуны, а я... Я - за подмогой.
  - И сколько до той Пируссы? - Воодушевления в голосе Марисы не прибавилось ни на гран.
  - Дня четыре, - Прикинул Крэйвен. - Если на постоялых дворах на ночь ставать, то пять.
  - Сколько?!
  На Марису накатило осознание того факта, что она не готова к дальнейшим поискам не только морально, но и по гораздо более приземлённым причинам. Пять дней? Целых пять дней! А что у неё есть с собой из припасов? Одежда? Продукты? Деньги? Ни-че-го! А с тем везением, что сопровождало эту спасательную операцию с самого начала, на скорое завершение и рассчитывать не стоит.
  - Вася!
  - Чего? - Рыжий мигом уловил нотки паники в голосе Марисы и ощетинился.
  - Надо обсудить кое-что ещё. И я не про лимит, - Дабы не смущать местных жителей Мариса перешла на язык реального мира. - Как, по-твоему, я здесь продержусь эти несколько дней? На подножном корму?
  - Ээээ... Так! - Васины пальцы снова впились в рыжую копну на голове. - Сейчас, погоди. Я что-нибудь придумаю. Есть пара простеньких модулей. Ты легко разберёшься... Сейчас покажу.
  Вася встряхнул руками, передернул плечами и изготовился показывать.
  - Не здесь!
  На недоумённый взгляд коллеги Мариса стрельнула глазами в сторону притихших Крэйвена с Вереском.
  - А, да. Пойдём, - Рыжий ухватил её за руку и потащил в чащу, - Я думаю, можно ограничиться одним модулем, который решит все проблемы.
  Пара минут блуждания по окрестностям стоянки вывела их к упавшему стволу, покрытому мхом, цвет которого в темноте было не разобрать. Свет костра виднелся за шеренгой редких деревьев.
  - Смотри, это просто, - Вася скинул плащ из овечьей шерсти на землю и сам плюхнулся коленями на его край. - Это похоже на детский фокус, но это работает.
  Мариса мало что различала в наступивших сумерках, но действо и правда больше всего напоминало фокусы, когда добрый дяденька достает из-за уха то конфетку, то монетку. Рыжий орудовал как заведённый, быстро наполняя разостланный плащ звонкой наличностью.
  - Тут главное стопроцентная уверенность, что монета есть. Потренируешься и освоишь. Не сложнее, чем модуль возврата.
  Мариса наугад взяла одну из монет. Приятная тяжесть ребристого кругляша. Без света нельзя было сказать ничего конкретного, но монета не выглядела новоделом. Пальцы нащупывали щербинки и потёртости, убеждавшие в том, что кругляш прошёл через сотни рук и кошельков.
  - Обязательно из-за уха?
  - Не знаю, - Вася сделал паузу чтобы пожать плечами и снова вернулся к процессу. - Так проще поверить. По крайней мере мне.
  Мариса вернула монетку в общую кучу и провела пальцами за правым ухом, а затем уставилась на закономерно пустую руку. Жаль, с наскоку не выйдет... Предстоят упорные тренировки. Она разочаровано вздохнула. А Васиными стараниями на плаще уже высилась заметная горка монет.
  - Ладно, - Через десять минут, когда стало очевидным, что плащ просто не выдержит нагрузки, рыжий остановился. - На первое время, надеюсь, хватит. А дальше либо сама, либо уже и не пригодится.
  - Будем надеяться на второе... - Мрачно буркнула Мариса.
  Вася завернул края плаща, превращая его в мешок, и перевязал горловину собственным поясом. Получился эдакий кошель-переросток. Примерился, взвешивая его в одной руке, и отложил в сторону.
  - На этом, пожалуй, всё. Этим, - Вася кивнул в сторону виднеющегося костра и, поморщившись, в который раз потёр немеющие кончики пальцев. - Им лучше не видеть, как я уходить буду. А ты - держись!
  - Уж постараюсь.
  - Удачи!
  Рыжий без особых изысков бесследно растворился в воздухе. Мариса вдохнула вечерней прохлады и, взвалив на плечо мешок наличности, направилась в сторону стоянки. Теперь ей придётся со всеми трудностями справляться самой. Конечно, не без помощи виртуальных помощников... Но, чёрт возьми, как же это непривычно, полагаться на них всерьёз.
  
  ***
  
  - Ты что-нибудь понял? - Крэйвену понадобилось некоторое время, чтобы вновь обрести дар речи.
  - Н-неа... - С запозданием ответил Вереск. Он напряжённо вглядывался в силуэты, скользившие между деревьев.
  Всё произошло как-то уж очень спонтанно. Спасители ни с того ни с сего оживились, перекинулись парой фраз на незнакомом языке и убежали в лес. Не далеко, их по-прежнему можно было разглядеть. Но ситуация была донельзя странной и глупой.
  - Может, догоним?
  - Дык они, вроде, и не убегают, - Напряжённое лицо Вереска внезапно разгладилось, как у человека, познавшего истину. - Секретничают. Пущщай.
  Пущщай, так пущщай. Крэйвен всё равно не чувствовал в себе сил за кем бы то ни было бегать. По-прежнему донимали ноющие ребра, левая нога опухла. Затылок уже не пульсировал, но на место этой боли пришла муторная тяжесть в голове и постоянная сухость во рту. Он умудрялся устать, даже просто болтая. Но разве может мужчина сознаться в собственной слабости? Тем более в присутствии женщины.
  - А что это был за язык? Ты такой где-нибудь слышал?
  - М-м-м... В наших краях так не говорят, - Вереск в задумчивости пожевал ус. - А так, от рыжего и слышал. Когда он ругался.
  - Кадай на таком не говорил?
  - На незнакомых языках почитай сразу начинал болтать, как услышит, - Стал вспоминать Вереск. - Но на таком - ни разу.
  - Вот и при мне ни разу. Но говор интересный. Я такого нигде не встречал. И ещё это их загадочное 'там', - Крэйвен указал пальцем в небо, копируя Васин жест. - Странно, не находишь?
  Вереск нахмурился. Глянул в небо, тщетно пытаясь что-либо разглядеть помимо звёзд, луны и облаков. А затем уверенным тоном припечатал:
  - Не! Она сказала, что ты обознался. Обознался! На том и весь сказ. Ясно!?
  Ну да, обознался. Отчего ж тогда твои пальцы, Вереск, складываются в жесте восхваления Милосердной?
  - Она сказала, что не Мэйма, - Возразил Крэйвен. - Она не отрицала, что...
  - Заткнись! - Оборвал его Вереск. - Ох, не к добру это всё.
  Крэйвен не стал развивать тему. Между ними повисло тягостное молчание, но каждый пристально всматривался в сумерки, ожидая неизвестно чего.
  Мариса вышла к стоянке, тяжело ступая. Её лицо было мрачным. Двумя руками она с трудом удерживала за плечами мешок, которого до поспешного бегства при ней не наблюдалось.
  - А где?..
  - Ушёл! - Пресекла любые расспросы Мариса.
  Она сгрузила мешок, который при падении подозрительно звякнул, и устало опустилась на землю. Её рыжего спутника нигде не было видно.
  - Куда ушёл? - Всё же поинтересовался Крэйвен.
  - Туда. За подмогой, - Мариса бросила взгляд на Вереска, вновь начавшего осенять себя жестами восхваления Милосердной. - Не вынуждай меня обманывать, я всё равно не смогу объяснить.
  Так всё-таки, богиня или нет? Может не сама Мэйма, а лишь её посланница? Крэйвен пытался осознанно разглядеть в ней признаки сверхъестественной сущности, но девушка выглядела обыкновенней некуда. Да, симпатичная. Да, немного со странностями. Можно сказать, загадочная, но не более. Тёмные каштановые волосы свободными волнами ниспадали до плеч. Тонкие кисти рук, не знавшие тяжёлого труда. Грудь маловата и бёдра узковаты: женщина не для семьи, а для любви. Как раз в его вкусе.
  Мариса же, не обращая внимания на мужчин, бездумно смотрела в костёр. Крэйвен честно выискивал изъяны в её внешности. И даже находил их, но не мог избавиться от ощущения, что эти изъяны только делают её образ милее, притягательнее. То, как она морщит носик от досады, устраиваясь перед костром и неумело поправляя длинную юбку. Как исконно женским движением заправляет локон за правое ухо. Зачем-то пристально рассматривает собственные пальцы, а затем повторяет жест с локоном. Снова и снова.
  - Ладно, давайте спать, - Разочарованно вздохнула Мариса. - Все разговоры отложим на завтра.
  Вереск без лишних вопросов постелил ей на телеге, а сам устроился подле костра на лежанку из лапника. Уже через несколько мгновений с его стороны стал доноситься крепкий мужицкий храп.
  Крэйвену, несмотря на усталость, никак не удавалось уснуть. Он прошёлся по лагерю, подбросил в костёр пару веток, потрепал за ухом стреноженную лошадку, что флегматично жевала свою пайку овса. В какой-то момент он не выдержал и тихонько подошёл к телеге. Девушка трогательно свернулась калачиком, целиком уместившись под тёплым плащом. М-да, не Радуга, определённо не Радуга. Её притягательность в чём-то другом. Он глядел на силуэт Марисы и никак не мог отделаться от мысли, что возможно именно такую женщину и искал всю жизнь.
  Крэйвен боролся с искушением дотронуться. А ну как наваждение исчезнет. Локон, скрывавший половину столь притягательного лица, так и манил, чтобы его сдвинули в сторону.
  Но в тот момент, когда он уже решился, когда протянул, было, руку... Мариса шевельнулась и Крэйвен отдёрнулся, будто обжёгшись.
  Он хотел бы обнять её за хрупкие плечи. Согреть. Прижать крепко-крепко и вдыхать аромат её волос. Но, она проснётся и что он ей скажет? 'Привет, я самый пылкий иннол на всех Призрачных островах?'. Глупости! Она как минимум посланница Мэймы. А кто он такой, чтобы претендовать на такую женщину?
  Это ощущение было настолько внове для обычно самоуверенного в таких вопросах Крэйвена, что он скривился. Бросил последний взгляд на беззащитную фигурку и заставил себя вернуться к лежанке у костра. Он намеренно отвернулся в другую сторону и попытался всё же уснуть.
  
  ***
  
  Сон ещё долго не шёл и, наверное, он промаялся почти до рассвета, потому как утром проснулся последним. Крэйвена разбудил спор, хотя ни Вереск, ни Мариса старались не повышать голос.
  - Это огромные деньги! - Бубнил мужской голос.
  - И всё равно ты заслужил их, - Настаивал женский.
  Крэйвен поднял голову и поприветствовал парочку:
  - Доброе утро! Что происходит?
  - Доброе. Ты готов выдвигаться? - Вместо ответа Мариса задала встречный вопрос.
  - Без завтрака?
  - Вереск дал нам немного провизии. Перекусим на ходу, - От вчерашней потерянности не осталось и следа. Мариса была собрана и решительна. - Посмотри, сколько нам может понадобиться денег с собой. Только я тебя умоляю, не перестарайся - всё это придётся тащить на себе.
  Крэйвен нехотя встал и, сонно почёсывая щетину, подошёл к телеге. И стоило ему увидеть то, над чем спорили Вереск с Марисой, как сон окончательно улетучился, а сердце заколотилось с бешеной скоростью.
  На свободном от баулов Вереска месте был разложен потрёпанный плащ, на котором высилась горка серебряных монет. Крупные кругляши - хасты, чуть поменьше - спаты, совсем маленькие - скутумы. Всё валялось вперемешку, но это была не просто огромная сумма, это было целое состояние. На три, а может и все четыре дюжины дюжин нависов. За такую сумму вполне можно было сторговать дом того же Пепла в Уствине, а уж для деревни - это и вовсе немыслимые деньжищи.
  - Забирайте всё, - Набычившийся Вереск продолжал гнуть свою линию. - Мне ничего не надо.
  - Ты Кадая в лесу нашёл? Нашёл! - Мариса была непоколебима. - Ты его выходил? Выходил. Это меньшее, чем мы можем тебя отблагодарить.
  - Так я ж не заради денег его выхаживал.
  - Вот именно! И потому только больше достоин награды, - Не дождавшись возражений от Вереска она обратилась к Крэйвену. - Возьми сколько надо на пять дней пути и выдвигаемся.
  Под тяжелый, из-под бровей, взгляд Вереска Крэйвен отсчитал четыре хасты и жменьку скутумов. Крупняк спрятал за голенище, мелочь ссыпал за подкладку жилета. На явное, но невысказанное требование взять ещё, просто виновато пожал плечами.
  Марису процесс дележа не интересовал. Вместо этого она с умилительной неловкостью пристраивала на плечи выданный крестьянином вещмешок.
  - Готов?
  Он просто кивнул и, не удержавшись, поправил перекрученную лямку на её хрупком плече.
  - Спасибо, - Шепнула Мариса, смутившись. - Вереск, пожелай нам удачи! И береги себя.
  - Удачи, госпожа, - Послушно пожелал мужик и вновь принялся прославлять Мэйму Милосердную.
  
  ***
  
  Слава Духам глубин эта женщина оказалась ещё менее приспособлена к путешествиям, нежели травмированный Крэйвен. Солнце сдвинулось всего на пару ладоней вверх и только-только приблизилось к зениту, но за это время они устраивали привал четыре раза, и каждый раз о привале просила Мариса. Хотя и для Крэйвена путешествие давалось с трудом, да ещё каким. Обещанные пять дней такими темпами легко могли превратиться в седмицу, а то и больше.
  Большую часть пути Мариса пребывала в задумчивом состоянии, в которое впала после расставания со своим рыжим спутником. Она постоянно что-то бубнила и тихонько ругалась. Крэйвен никак не мог понять, что именно её беспокоит и предпочитал не вмешиваться. Просто присматривался.
  Так все-таки: человек она или нет? Мариса не походила на простолюдинку. Ни на крестьянку, ни на горожанку. Не выглядела она и представителем благородных кровей. Может быть каста магически одарённых? Но тут Крэйвену не хватало опыта. Кто их этих магиков разберёт. Её беспомощность в простейших бытовых вопросах просто поражала. А уж как умилительно она смущалась и краснела, когда вынуждена была отлучиться в кустики... Вела бы себя так богиня или даже просто её посланница из числа Великих духов? Тыхран фарага её знает. Вот и Крэйвен не знал.
  До заката ещё оставалось ладони полторы, как их, устало бредущих по дороге, нагнал караван зульгарцев. Крэйвен заметил авангард отряда раньше Марисы и, взяв ту за локоток, попытался отвести чуть в сторону от дороги.
  - Ты чего? - Напряглась девушка.
  - Караван идёт, - Пояснил Крэйвен.
  - Ах, эти... Да, мы с Васей сталкивались уже с ними. Грубые люди.
  - Они не грубые, - Возразил Крэйвен. - Шумные, лживые, льстивые. Это - они, но не грубые.
  Недоверчивый взгляд и кривая ухмылка заставил Крэйвена заподозрить, что его спутница с зульгарцами не общалась в жизни ни разу.
  - Зульгарцы верят, что одинокий путник... Ну или пара, как мы, может оказаться демонами дорог.
  - И? - Мариса вздёрнула бровь, предлагая продолжить пояснения.
  - Они верят, что демон запутает их мысли и обманом заставит идти совсем не туда, куда бы им хотелось. За перевалом, - Он махнул рукой в сторону видневшихся за спиной вершин. - По ту сторону Южной гряды, большая часть их пути проходит по пустыне. Бывает, караваны пропадают целиком и ни один зульгарец не проигнорирует одинокого путника на своей дороге.
  - И что они сделают с нами?
  - Ничего, - Крэйвен пожал плечами. - Поздороваются, проедут мимо. Главное, чтобы они увидели нас стоящими не на дороге. Они верят, что демон дорог не может с неё сойти.
  - Как просто, - Мариса тепло ему улыбнулась. - Хорошо, что ты идёшь со мной. Без таких подсказок я бы наломала дров.
  - Я, конечно, считаю, что это глупость и не верю в демонов дорог. Но, если имеешь дело с зульгарцами, то лучше им такого не говорить.
  - А во что же веришь ты? - Ехидно поинтересовалась Мариса.
  Сердце Крэйвена пропустило удар, а кровь отхлынула от лица. Духи глубин, к чему она клонит? Испытывает, насколько искренне он молился Мэйме, выпрашивая спасение? Проверяет, отрёкся ли от Духов Глубин?
  - Извини, - Мариса примиряюще похлопала его по предплечью. - Там, откуда я родом, спорить о вере считается дурным тоном. Но люди всё равно спорят. Наверно это в их природе: верить и спорить. Как считаешь?
  - Наверно, - Выдавил из себя Крэйвен. Заводить с Марисой подобные разговоры впредь он зарёкся.
  Авангард каравана проехал мимо них. Крэйвен приветственно махнул рукой и один из воинов даже поднял в ответ руку со сжатым кулаком. Когда подтянулась основная часть - верблюды, гружённые огромными тюками всяческого скарба, Крэйвен счёл возможным снова ступить на дорогу.
  - Хатту инноль! Вжжжу! - Окликнул их улыбчивый зульгарец изображая удар рукой, сомкнутой на манер копья. - Мольния! Ха?
  - Да, да, - Кивнул Крэйвен, натужно улыбаясь в ответ. - Молния.
  - Быстрый иннол? Молния? - Мариса окинула его ироничным взглядом, а затем переменилась в лице. - Он тебя узнал, верно?
  - Верно, - Скривился тот. - Давай пропустим их вперёд. Не горю желанием обсуждать с ними мои подвиги. Особенно моё участие в пожаре на ярмарке. Этот, видимо, не в курсе. Но мало ли...
  Они вновь сошли с дороги. Мариса глядела вслед удаляющемуся каравану, а затем обернулась и оценила высоту солнца над горизонтом.
  - До темноты как раз будем на постоялом дворе, - Прокомментировал Крэйвен, догадываясь о мыслях Марисы. - Если дальше пойдём без остановок.
  Он не то, чтобы хорошо помнил местность, но зульгарцы в любом случае на ночь встанут на постоялом дворе, значит, до него ровно до заката идти. У этих караванщиков всё чётко.
  - Не думаю, что в этом есть смысл, - Задумчиво протянула Мариса. А затем и вовсе ошарашила Крэйвена: - Ты можешь сделать что-нибудь со своей внешностью?
  - В смысле?
  - Ну, замаскироваться, - Мариса обвела его неопределённым жестом. - Бороду, например, сбрить. Или косы...
  Крэйвена будто мачтой по голове приложило. Как такое вообще можно предложить? Неужели она не знает, что значат для иннола косы? Или знает и именно поэтому?.. Он провёл дрожащей рукой по правому виску. Одна коса, пусть и растрёпанная. Старший род. Род кунга. На левом виске две - младший сын. Гордиться особо нечем, он у отца был восьмым и после него, небось, столько же народилось. Но сбрить косы?! Как презренный йоннол?
  Наверно ужас в глазах Крэйвена был настолько явным, что Мариса мигом посчитала своим долгом дать задний ход:
  - Извини. Мне просто показалось, что так будет проще.
  - Нет! Ты права. Я всё сделаю, - Слова ещё никогда не давались ему с таким трудом. - Давай устроим привал до утра.
  Тыхран фарага! Как же это тяжело, переступать через себя. Почём ему было знать, что неумелая молитва Мэйме подарит ему новый шанс и при этом обернётся таким испытанием? Простите, Духи Глубин. Прости, отец, непутёвого сына...
  Они обосновались в овражке близ тракта, где протекал совсем уж тоненький ручеёк. Среди вещей, собранных для них Вереском, обнаружился трут и огниво. А ещё нож, вполне пригодный для бритья. Крэйвен оттягивал неизбежное, посвящая себя мелким бытовым делам. Он в одиночку набрал хворост, развёл костёр, обустроил лежанки из лапника для себя и Марисы.
  Девушка пару раз пыталась с ним заговорить, но он действовал как бездушная кукла. Кажется, она спрашивала чем помочь, но Крэйвен не был в этом уверен. Его сознание пребывало будто под огромной толщей воды. На глубине, среди Духов Глубин. Которых он собирался предать. Вернее, уже предал, испросив помощи у чужих богов.
  Он отошёл от лагеря чуть выше по течению ручейка. Не хотел, чтобы Мариса видела его за этим занятием. Вначале подкоротил бороду. Когда же нож скользил по вискам, обрезая расплетённые косы, он ни о чём не думал. Возможно, из глаз в эти мгновения текли слезы, но тому не было свидетелей. А раз никто не видел, то это неправда.
  Закончив процедуру, он вернулся к их лагерю и сразу завалился спать. И практически сразу провалился в сон без сновидений.
  
  ***
  
  Наутро он чувствовал себя всё так же паршиво, но давящее ощущение конца прежней жизни чуть попустило.
  - Прости, - Мариса начала с извинений, как только поняла, что Крэйвен проснулся. - Я предложила глупость. Ты не должен был...
  - Должен, - Уверенно припечатал Крэйвен.
  Костёр за ночь прогорел и потух. Изо рта по утренней прохладе ещё шёл пар. Нужно двигаться дальше.
  - Возможно, я многого не понимаю, - Чуть не плача продолжила Мариса. - Но я же вижу, насколько для тебя это важно. Я не слепая и не дура. Прости.
  - Я просил помощи у Мэймы. Пришла ты. Я не просил помощи у Духов Глубин, так что всё по справедливости. Пора выдвигаться.
  Они вновь двигались по тракту, делая остановки по два раза за ладонь. Как раз к полудню показалась деревенька.
  - Зайдём? - Поинтересовался Крэйвен, кивком указывая на показавшиеся крыши домов.
  - Ура, цивилизация! - Лицо Марисы озарилось улыбкой. - Наконец-то!
  Слово 'цивилизация' Крэйвен слышал впервые, но наверняка это что-то хорошее. На божественном языке. Или даже заклинание какое, потому как в девушку, будто сил вдохнули и она, ускорив шаг, понеслась в сторону гостеприимно распахнутых ворот. Нормальный отдых им не помешает. Да и припасы неплохо бы пополнить, а то уж больно скудные.
  - Крэйвен! - Шедшая чуть впереди Мариса вдруг встала как вкопанная, не доходя до въезда во двор таверны. - Ты понимаешь, что происходит?
  У них на глазах из ворот выехала группа хорошо вооруженных всадников, умчавшаяся дальше по тракту. Сразу за ними показалась ещё одна группа воинов, которые пересекли дорогу и скрылись в лесу.
  - Ни малейшего понятия, - Отозвался тот. - Давай пройдём внутрь.
  Во дворе таверны царила явно нездоровая суета. Повсюду сновали люди. Они передвигались группками и поодиночке. Хмурый мужик со сворой собак выслушивал указания от типа, откровенно бандитской наружности. Тип орал, мужик качал головой и сплёвывал в пыль, собаки рвались на поводках в разные стороны.
  Они пересекли двор, наблюдая всё новые и новые признаки подозрительной активности. В пыли, ближе к двухэтажному амбару, красовалось тёмное пятно, от которого в сторону таверны тянулась такая же тёмная полоса. Как будто волочили тело. Крыша пристройки рядом с амбаром была проломлена и, судя по следам, не так давно.
  Внутри гостевого зала тоже творилось Тыхран знает что.
  Они встали в проходе. Так, и кто тут хозяин? Как по волшебству перед ними нарисовался хмурый зульгарец.
  - Охотники? - Дядька говорил будто с угрозой.
  - В смысле? - Искренне удивился Крэйвен.
  - Понятно. Ежели не охотники, то милости просим, - На валайском этот зульгарец говорил без малейшего акцента. - Садитесь в углу, сейчас кликну хозяйку.
  Они выбрали один из пустующих столиков. В ожидании хозяйки Крэйвен краем глаза следил за перемещениями вооружённых людей. Больше всего это смахивало на армейский штаб. В противоположном углу восседал с двумя товарищами особо колоритный вояка. Весь перебинтованный, но по-прежнему боевой. Именно эта троица и являла собой эпицентр всей суеты. Забегали люди с донесениями. Получали указания и уносились прочь. Никто не пил и не закусывал.
  - Чего изволите? - К ним подошла усталая и растрёпанная женщина.
  Глаза её были опухшими, как после ночи, проведённой в слезах.
  - Нам бы поесть и припасов в дорогу.
  - Сделаем, - Бесцветным голосом ответствовала хозяйка и собралась вернуться на кухню.
  - Простите, уважаемая, - Вмешалась Мариса. - Что-то случилось? Кто все эти люди?
  - Охотники за головами. Чтоб им пусто было, - Последнюю фразу женщина пробубнила едва слышно.
  - И кого ищут?
  - Мальчишку и мага, - Она смахнула набежавшую слезу. - А такой был приятный молодой человек. Кто ж знал?
  Крэйвен с Марисой многозначительно переглянулись.
  - Это они, - Прошептала Мариса, едва хозяйка скрылась на кухне. - Алекс... В смысле Кадай и княжич.
  - Вполне возможно, - Согласился Крэйвен.
  - Выдвигаемся! - Мариса решительно встала из-за стола. - Пошли!
  Крэйвен поморщился и огляделся, пытаясь понять, не слышит ли их кто из охотников.
  - Погоди ты. Не суетись.
  - Мы его почти нашли, - Мариса всё-таки села на место, но еле удерживалась, чтобы не вскочить снова. - Я не хочу упускать его снова.
  - Их ищут профессионалы, - Попытался урезонить её Крэйвен. - С собаками. Думаешь у нас больше шансов?
  - Ну, а что ты предлагаешь?
  - Подождём здесь. Тут их старшие, - Крэйвен кивнул на троицу в противоположном углу. - Если Кадая найдут, то приволокут сюда.
  
  ***
  
  Что может быть хуже ожидания? Только необходимость бездействовать, когда до цели рукой подать. Они изнывали от вынужденного безделья.
  Мариса вернулась к своим загадочным упражнениям, постоянно заправляя локон за правое ухо. Что-то у неё не складывалось, и девушка тихонько ругалась.
  Крэйвен медитировал над кружкой весьма слабенького вина, цедя по глоточку лишь для виду, и вслушивался в разговоры охотников. Близился вечер, а у тех, похоже, никаких подвижек не наблюдалось. И это было крайне странно. Охотников больше, у них собаки и лошади. Маловероятно, чтобы Кадай обладал талантами следопыта. Княжич так уж точно - городской мальчик. Как же так вышло, что они будто сквозь землю провалились?
  - О, получилось! - Неожиданно раздался возглас Марисы.
  Крэйвен поднял на неё взгляд и потерял дар речи.
  - Золотая... - Девушка озадаченно разглядывала жёлтый кругляш с квадратным отверстием посредине. - Почему она золотая?
  - Спрячь! - Он накрыл руку девушки вместе с золотой монетой своей ладонью. - Не приведи Мэйма, увидит кто.
  
  Глава 28
  
  Ленгмар был уверен, что худшая ночь, выпавшая на его долю - это позавчерашняя. Дядина попытка убрать его чужими руками, нападение магов на замок, затем кошмарное крушение парома. Боги явно решили доказать, что тяготы отнюдь не закончены.
  Почти в кромешной темноте бежать через лес неизвестно куда, ориентируясь лишь на смутный силуэт - это испытание не для городских мальчиков...
  Как тщедушному магу удалось так вовремя превратиться в гору мышц - вопрос отдельный. Главное, что эта способность помогла отбиться от охотников за головами.
  Но сейчас... Ветки безжалостно хлестали по лицу, ноги то и дело цепляли какие-то корни и кочки. Ленгмар сотни раз падал, но с завидным упорством поднимался и продолжал этот безумный бег. Лёгкие горели, перед глазами плавали красные круги, а затем и вовсе пошли странные видения, и юноша уже не мог с уверенностью сказать, что реально, а что нет.
  Он давно потерял счёт времени и, казалось, бег длится вечность. Но вот силуэт впереди притормозил. Его о чём-то спросили, но сознание отказывалось воспринимать вопрос иначе, чем бессмысленный набор звуков. Ленгмар кивнул, как послушный болванчик, соглашаясь на всё что угодно, и без сил рухнул на какую-то корягу, моментально погружаясь в сон.
  Но даже там видения не отпускали его из своих цепких лап. И он снова бежал, бежал... падал, вставал и опять бежал. Неизвестно куда, неизвестно от кого. Единственной неизменной деталью оставался смутный силуэт чуть впереди.
  Когда он вынырнул из этой пучины галлюцинаций, то самым сильным чувством была жажда. Жажда и холод. Но жажда сильнее. Ленгмар обвёл взглядом окрестности. Кадая рядом не было, и острые коготки страха заставили внутренности сжаться в тугой ком.
  - Эй?! - Вырвался из горла едва слышный хрип. - Кто-нибудь?
  Из-за дерева, в узловатых корнях которого спал Ленгмар, вышел Кадай. В своём обычном виде. Не тот внушающий трепет бугай... Только без куртки, в рваных лохмотьях и босой. Спустя мгновение Ленгмар обнаружил, что напарник пожертвовал куртку ему в качестве одеяла.
  - Проснулся? Как себя чувствуешь?
  - Пить хочу, - Озвучил самое сильное желание Ленгмар. - А ещё, кажется, что я весь горю, но всё равно мёрзну.
  Маг подошёл ближе, сел на корточки и потрогал лоб Ленгмара.
  - Вот, демоны!
  Он сплюнул с досады, встряхнул рукой и вновь положил её на лоб. Лёгким движением провёл вдоль тела, остановившись в районе грудной клетки. Юноша с удивлением понял, что его лечат. А ведь 'вспомнил' о навыках лечения Кадай только вчера. И снова эта странная манера... Никаких сложных ритуалов, вообще без видимого напряжения. Казалось бы, так не бывает, но озноб и прочие негативные симптомы отступали.
  - Так лучше?
  - Да, спасибо, - Всё также тихо проговорил Ленгмар. - Но пить всё равно хочется.
  - Потерпи, - Маг принял более удобную позу, сцепил руки в замок и уставился в землю. - Пока ты спал, я всё думал, как нам дальше быть... Ну, с учётом того, что нас ищут.
  Ленгмара порадовало это 'нас'. Он тоже постарался принять серьёзное выражение лица. Раз уж выдалась передышка, то разумно обсудить планы на будущее.
  - На люди показываться опасно, но иного выхода нет, - Продолжил рассуждения Кадай. - Моя одежда пришла в негодность. Выживать в лесу ни я, ни ты не умеем. Я прав?
  Юноша кивнул. А что тут возразишь?
  - Так вот, я забирался на дерево. Думал сориентироваться, смотрел, куда нас занесло. Там... - Кадай махнул себе за спину. - Я видел дым.
  - Деревня?
  - Скорее всего.
  - А если и там уже побывали охотники?
  - Я тоже об этом подумал. Поэтому предложение такое: я снова попытаюсь сменить внешность и в твоей одежде наведаюсь туда. Разузнаю что к чему, добуду смену белья, закуплю еды в дорогу...
  - А я?
  - А ты подождёшь меня здесь.
  Настроение Ленгмара резко ухудшилось. Несмотря на то, что у Кадая была куча возможностей уйти, юношу не покидала мысль, что маг его непременно бросит. Одного в лесу, да ещё и без одежды. А сам сменит внешность и ищи его...
  А ведь это третье направление в магии, владение которым продемонстрировал Кадай. Что крайне странно. Знания Ленгмара о магах были скудны и разрозненны, но одна из немногих достоверных истин сводилась к тому, что в магическом искусстве нет мастеров, удачно сочетающих разные направления. А те, кому это хоть как-то удаётся - глубокие старики, посвятившие магии всю жизнь. Знакомство с Кадаем сильно пошатнуло его в этом убеждении, но Ленгмар был склонен списать несоответствие на то, что магами в вотчине дяди многие годы и не пахло. Мало ли какие ещё заблуждения в ходу в Уствинском княжестве.
  О магах же, обладающих силой менять облик, Ленгмар слышал лишь краем уха. Их называли 'многоликие' или просто оборотни. Из таких, опять же по слухам, получались отличные актёры и ещё лучшие шпионы. До сегодняшнего дня на территорию княжества они, правда, не забредали. По крайней мере, дядя их не ловил. В любом случае, юноша особо умениями оборотней не интересовался. По степени полезности они стояли для него в одном ряду с повелителями животных... Реальное же применение - впечатляло и заставляло задуматься.
  - Я пойду с тобой! - Категорично отрезал Ленгмар.
  - Это не имеет смысла.
  - Имеет! - Стал заводиться Ленгмар.
  - У нас один комплект одежды на двоих - это раз, - Спокойным тоном гнул свою линию Кадай. - Нас легко запомнят и когда охотники доберутся в эту деревню, то местные не станут скрывать, что мы здесь были. Мигом укажут и направление, где нас искать.
  - Всё равно! Я один в лесу не останусь!
  Препирательства могли бы продолжаться ещё долго, но оба спорщика вдруг замерли. В кустах по соседству явно кто-то притаился, и этот кто-то в данный момент довольно громко хихикал.
  - Ты слышишь? - Кадай зачем-то перешёл на шёпот.
  Ленгмар не решился даже на шёпот и просто кивнул.
  - Эй, там! Хватит прятаться, ты обнаружен, - Крикнул маг в сторону кустов. Ленгмар же заметил, что по телу напарника прокатилась волна изменений, вновь превращая тщедушного мужчину в увитого мускулами воина. - Выходи с поднятыми руками.
  - Ну и зачем грозиться на такого старого старика как Сухой? - Раздалось из-за тех же кустов. - Совершенно незачем, господин маг.
  Через пару мгновений показался и сам незваный гость. Не то, чтобы старый, но откровенно пожилой. Можно даже сказать, побитый жизнью или, если знать, что рунгийцы зазря имён не дают, то 'высушенный жизнью' мужчина. Он сильно припадал на правую ногу и как ни странно, послушался Кадая - шёл, высоко подняв руки.
  - Уж не обессудьте, но смешные вы беседы беседуете, - Гость при этом продолжал хихикать. - А хотите, Сухой поведает, что за деревню вы углядели?
  - Сухой? - По телу мага прошла волна обратных трансформаций. - Ты как здесь очутился?
  Кадай был явно удивлён, но у Ленгмара сложилось ощущение, что удивлён он скорее не тем, что их кто-то нашёл в этом лесу, а тем, что этот кто-то - Сухой.
  - Он самый, да-да, он самый, - Мужчина остановился на почтительном расстоянии, демонстрируя свою безобидность. - А дым, что вы разглядели - так то Запороженка. Правда, забавно?
  - Да как же так? - Кадай, ошарашенный этим известием, уселся прямо на землю и обхватил голову руками. - Мы же бежали всю ночь...
  Ситуация в новом свете выглядела ещё поганее. А старик вполне может быть связан с охотниками. И почему эта мысль не беспокоит Кадая?
  - А так бывает с непривычки, - Важно кивая головой, продолжал Сухой. - С заезжими особо часто. Тут холмы у Запороженки хитро хитрят, да запутать норовят. Ежели себя не пересилить и в гору не карабкаться, кажется, что прямо идёшь, а сам всё по кругу, да по кругу. Сухой так и думал, что вы с этой стороны к деревне выйдете. И вот - не ошибся.
  - Если ты нас нашел, то и охотники скоро найдут? - Решился на вопрос Ленгмар. - Или ты на них и работаешь?
  - Сухой и на охотников?! Да ни в жизть! - Возмущение деда было искренним и бурным. - У Сухого к этим гадским гадам свои особые счёты. А то, что найдут - так даже и не сумневайтесь. Видал Сухой ту просеку, что вы за собой оставили. По ней и слепец слепой с закрытыми глазами пройдёт.
  Старик покрутил головой, втянул носом воздух.
  - Вот к завтрему и найдут, - С самым серьёзным видом выдал он. - У Сухого на енто дело чуйка, уж ты поверь.
  А дедуля-то, похоже, с приветом. Ленгмар презрительно фыркнул, но тут в разговор вновь вмешался Кадай:
  - Сухой - лучший следопыт по эту сторону Туманного кряжа, я верю его чуйке.
  - А ему самому ты веришь?
  - Верю! - Отмахнулся Кадай, поднимаясь с земли. - Из-за охотников у него проблемы с ногой. Я бы после такого тоже не стал дружбу водить.
  Настала очередь удивляться Сухому. Он уже опустил руки, но подходить близко не спешил.
  - Мне Кадушка рассказала. Очень за тебя переживает.
  - Пф-ф, - Сухой легкомысленно махнул рукой. - Женщины...
  Ладно, пусть так. Пусть старику можно верить. Но что делать дальше? Ленгмар хмуро наблюдал, как маг сосредоточенно меряет шагами поляну. И в который раз за утро юношу посетила мысль, что теперь Кадай его точно бросит.
  - Кадай, - Ленгмар пристроился рядом и заговорил шёпотом. - Ты и вправду доверяешь ему?
  - Да, - Рассеяно буркнул тот. - А что?
  - И он, правда, хороший следопыт?
  Маг остановился и наградил Ленгмара тяжёлым изучающим взглядом.
  - К чему ты клонишь?
  - Может нам его нанять?
  - Да ну, брось. За какие шиши? Тем более, что он не станет ввязываться в наши проблемы, ему своих хватает, - Отмахнулся Кадай и продолжил вышагивать по поляне. - Да и на ногу его посмотри, он же ходит с трудом...
  - Но нас-то он догнал. И про охотников предупредил, а значит, уже ввязался.
  Видимо спорить шёпотом - было не самым умным решением. Сухой то ли догадался, то ли услышал о чём идёт речь.
  - Ежели господа надумают проводника нанять, - С ехидцей вмешался в спор он. - То Сухому найдётся, что предложить на сей счёт.
  Беглецы переглянулись.
  - Ты сможешь нас вывести из лесу, чтоб с охотниками не пересечься? - Уточнил Кадай.
  - Смотря куда вам надоть...
  Действительно, а куда они в итоге хотят попасть? До этого момента шли в Пируссу, но ведь она и не была конечной целью. Ленгмар пожал плечами, полностью перекладывая проблему выбора на плечи старшего товарища.
  - Во сколько нам обойдутся твои услуги до Пируссы?
  - Вас там ждут друзья?
  - Нет.
  - Тогда вам нечего делать в Пируссе, - Категорично заявил Сухой и, покрутив седой ус, добавил. - Ежели в лесу не изловят, то это первейшее место, где станут искать. Уж сколько этих гадских гадов кормится со стола старины Грийана... Их там поболе, чем в Уствине. В Пируссе вам от них никак не спрятаться.
  - Мы и не станем там прятаться, а подадимся дальше.
  - Они на лошадях, а вы пешком, - Равнодушно заметил следопыт. - Встретят в порту, уж ты поверь Сухому.
  - Ладно. А что ты скажешь насчет Оскахины?
  - Обитель Оракула? Интересный выбор, - Сухой ненадолго задумался. - И правила тамошние вам на руку, преследовать не рискнут. Хм... Обычно туда морем то и ходють, но можно и через горы. Сухой знавал парочку подходящих перевалов.
  Следопыт некоторое время бубнил себе под нос названия каких-то деревенек, речушек, долин и иных ориентиров. То и дело он оглядывался, будто вживую представляя все ключевые точки предстоящего пути. Ленгмару показалось, что даже принюхивается.
  - А что, Сухому нравится, - Старик расплылся в одобрительной улыбке. - Вы безумцы безумные, но выбрали недурно.
  - Так сколько ты хочешь за свои услуги?
  Ленгмар слабо представлял во сколько может обойтись проводник до Оскахины. Он только и мог вспомнить, что от Пируссы это ещё пара дней кораблем вдоль берега, а вот сколько пешком и через горы... Зато Ленгмар чётко понимал, что тех жалких капиталов, которые у них имелись может и не хватить. Он замер, ожидая ответа следопыта. Пусть тот и не станет сдавать их охотникам, но и за пару скутумов работать не обязан. Откажет, и Кадай вернётся к своей дурацкой идее отобрать одежду Ленгмара. Но Сухой своим ответом удивил:
  - Дак ить это... - Он помедлил, а затем закатал штанину, выставляя напоказ изуродованную ногу. - А сколько будет стоить привести её в порядочный порядок?
  - Её уже нельзя привести в порядок, - Мрачно заметил Ленгмар. Ему хватило и беглого взгляда, чтобы с отвращением поморщиться. - Рана старая...
  Сухой сглотнул, но перевёл взгляд на Кадая. Может, он уже слышал подобный вердикт от лекарей и раньше, уж больно спокойно отреагировал. А Кадай не проронил ни звука, лишь приблизился, внимательно осматривая ногу.
  - Сухой не дурак. Сухой видел, как ты менялся на лицо. И как уделал Хлыста... Ты сильный маг, у тебя должны быть связи... - И без того косноязычный следопыт с трудом подбирал слова, а Кадай уже присел рядом с ним и ощупывал усохшую конечность, которая выглядела просто костью, обтянутой кожей. - Знакомства там с магами какими шибко магическими. Только чтоб лечить могли, а не лицом меняться.
  - Угу, вот в чём дело, - Невпопад заметил Кадай, ещё немного задрав штанину и оголив уродливый шрам на внутренней стороне бедра. Он явно не слышал рассуждений Сухого. - Пожалуй, можно было бы...
  - Так чего?.. - Оживившись, переспросил Сухой. - Есть такие знакомые?
  - Зачем? Я и сам могу.
  - Как так? - На лице следопыта читалось искреннее удивление. - Сухой же видел, ты - оборотень многоликий.
  - И что?
  - Да где же это видано, чтоб оборотень лечить умел?
  Ленгмар тихонько хихикнул. Ещё совсем недавно он охотно бы согласился со стариком.
  - Ложись! - Скомандовал Кадай. - Посмотрим, что сможет сделать для тебя оборотень многоликий.
  Юноша сразу понял, что сейчас станет свидетелем небывалого. Если ещё совсем недавно он удивлялся лёгкости, с которой Кадай проделывает, в общем-то, обычные для лекарей манипуляции, то браться за такую старую рану - это просто за гранью возможного.
  Чудо здесь и сейчас, не сходя с места. Даже приготовлений особых не понадобилось. Кадай уложил пациента на расстеленный плащ, зафиксировал штанину, чтобы был виден шрам... А вот дальнейшие действия не отличались зрелищностью. Ленгмар втайне надеялся, что сложность предстоящей операции вынудит Кадая прибегнуть к чему-нибудь из привычного арсенала магов-лекарей. Чтоб можно было подсмотреть, запомнить, попытаться адаптировать под себя и повторить... Но нет. Странный маг, потерявший память, стал действовать в своей обычной манере.
  - Так больно? - Он всего лишь провёл рукой над шрамом, даже не притрагиваясь к ноге.
  Сухой отрицательно мотнул головой. Кадай повторил манипуляции. На этот раз следопыт поморщился и зашипел, пытаясь инстинктивно отдёрнуть ногу.
  - Прошу прощения, но я должен был понять, где заканчивается проблемная зона. Дальше будет не больно.
  - Ничего, ничего. Сухой потерпит...
  А Кадай вновь погрузился в сосредоточенное состояние. Только и делал, что водил туда-сюда рукой над усохшей конечностью и периодически хмурился. В эти моменты он переключал внимание на здоровую ногу Сухого, некоторое время изучал её, удовлетворенно хмыкал и возвращался к прежнему занятию. Ленгмар за это время чего только не предпринял, чтобы разгадать секрет его техники. Даже втихаря достал Крылья ветров. Но кинжал, который однозначно светился, чувствуя действия магов при нападении на замок, упорно не подавал признаков жизни. Объяснений могло быть два: либо Кадай пока и не приступал к использованию магии, либо кинжал реагирует только на магию повелителей стихий. Причем второе заодно объясняло и то, отчего дядя за столько лет так и не заподозрил способностей в самом Ленгмаре.
  Юноша даже нашёл время проверить догадку, надрезав палец и затем залечив. Кинжал никак не отреагировал. Чем ещё себя занять Ленгмар не придумал. Он слонялся по поляне, то со всем тщанием всматриваясь в манипуляции Кадая, то обходя по кругу поляну и обозревая окрестности. А вдруг погоня уже близко?
  Сумерки застали троицу всё за теми же занятиями.
  - Темнеет, - Решился подать голос Сухой. - Пора уходить.
  - Что? - Маг с явным трудом вышел из сосредоточенного состояния и огляделся. - Вот демоны! Прости, увлёкся, совсем о времени забыл.
  - Сухой понимает: рана старая, ты оборотень... - В голосе бывалого следопыта почти и не чувствовалось разочарования.
  Он поднялся, отряхивая с одежды прошлогоднюю листву, опустил штанину. Сделал пару шагов и... Ленгмар видел, как лицо Сухого приобретает всё более удивленное выражение.
  - Она работает!?
  - Да, я всё исправил. Вот только объём и силу восстановить так быстро не получается.
  Сухой прошёлся взад и вперёд. Он всё ещё немного припадал, но, по сравнению с походкой до вмешательства Кадая, разница ощущалась немалая.
  - Первое время будет быстро уставать, - Уверенным тоном заявил Кадай. - Завтра попробую довести до ума, хотя обильное питание и регулярные тренировки рано или поздно вернут ноге силу и без моей помощи.
  Старый следопыт не был способен выговорить ни слова, но всё было понятно и так. Он лишь покачал головой, смахнул слезу и жестами показал, что пора выдвигаться.
  Им предстоял долгий путь, да ещё и с погоней, идущей по следу. Но зато теперь их ведёт настоящий профессионал и шансы вырваться довольно высоки.
  
  ***
  
  В компании Сухого передвижение по лесу пошло совсем иначе. До совсем уж кромешной темноты удалось сделать всего один короткий переход. Короткий, зато в правильном направлении. Ведь на этот раз не ходили по кругу. Ломиться через заросли почти не приходилось. Старик мастерски использовал звериные тропы. И такое ощущение, что находил их по запаху или просто помнил расположение наизусть. Всё бы хорошо, но... Радоваться мастерству с которым их вёл проводник Ленгмару мешал заданный Сухим темп.
  На ночлег устроились в укромном овражке, по дну которого вился тоненькой струйкой ручей. Настолько укромном, что о его наличии Ленгмар не смог бы догадаться и с двух шагов. Костёр не разводили, но даже без огня эту ночёвку можно было назвать комфортной. Конечно, не комната в замке, да и не чердак с сеном на конюшне постоялого двора, но уж точно лучше, чем вчерашнее непойми что.
  В худом с виду заплечном мешке следопыта нашлись и сухари, и куски вяленой оленины.
  На следующий день прошли тоже немного, но скорее потому, что стали тратить время на сокрытие следов. Много раз пересекали ручьи, поднимались или опускались по их руслу, по колено в ледяной воде. Карабкались по крутым каменистым склонам, чтобы через сотню шагов спуститься с точно такого же вниз. Но, со слов Сухого, оно того стоило, а Кадай обещал вылечить любого, кто почувствует, что стал сдавать от тягот пути. Только попроси... Ленгмар понимал, что это обещание только для него. Маг держался молодцом, несмотря на то, что путешествовал босиком и в откровенном рванье. Сухой так вообще, даже уставшим не выглядел. Даром что хромой. А вот сам Ленгмар на редких привалах, просто падал навзничь и не шевелился, пока не слышал 'Хватит отдыхать, выдвигаемся!'.
  Вторая ночёвка выдалась объективно ещё более комфортной, но Ленгмар был настолько уставшим... Даже не сразу понял, что этот привал на сегодня последний. Просто в какой-то момент осознал, что боль в натруженных ногах проходит, а приоткрыв глаза, увидел Кадая. Тот проделывал почти те же манипуляции, что недавно над ногой Сухого.
  - Спасибо!
  - Крепись, - Маг закончил приводить в порядок ноги юноши и взялся за плечи. - Сухой говорит, что мы точно оторвались. Может, теперь медленнее пойдём.
  - А где он сам?
  - Пошёл добыть чего-нибудь на ужин. Мы втроём его запас уже весь извели.
  - Во дает! - Ленгмар с трудом сел. - И как он не устает с такой-то ногой и в его годы?
  - Привычка, - Усмехнулся Кадай. - Хотя, меня уже посещала мысль, что с лечением я малость поторопился.
  На губах Ленгмара проступила улыбка. Не частая гостья на обычно угрюмом лице.
  Юноша окинул взглядом окрестности. За день они поднялись уже достаточно высоко в горы, и длинные тощие ели росли здесь клочками, перемежаясь обширными участками голой скальной породы. Сухой оставил их на границе одного такого лесного пятна. Чуть выше по склону нависал каменный козырёк, неплохо защищающий от ветра.
  - Эхе-хей, горемыки горемычные! - Сухой подкрался совершенно незаметно, будто призрак вынырнул из ниоткуда. - А чего никто костёр не развёл? Сухой уж думал, с вами случилось чего...
  - Да просто выдохлись мы. Сейчас займёмся, - Кадай хлопнул Ленгмара по колену, и, мотнув головой, призвал принять участие в обустройстве лагеря. - За тобой не угнаться, Сухой. Гляди вон, как парня измотал.
  - М-м-да-а... Слабоват ты, сынок. Слабоват, - Следопыт свалил к ногам две птичьи тушки, смахивающие на тетеревов. - А кому ж бегать, как не молодым? Вот Сухой в твои годы...
  Ленгмар не имел ни малейшего желания выслушивать про молодые годы следопыта и с показным рвением, ринулся собирать сушняк. В горах темнеет быстро, это знает всякий местный житель. Окрестности прямо на глазах погружались во тьму.
  После пятой ходки Ленгмар таки услышал долгожданную команду 'Хватит'.
  Весёлые язычки костра к этому времени уже вовсю плясали, одаривая стоянку беглецов умиротворяющим теплом.
  Кадай, почему-то в одном исподнем, ощипывал и разделывал пташек, ловко орудуя кривым ножом. Следопыт сидел у костра, штопая лохмотья мага.
  - ... она и говорит: 'Компас, милок, спасибо, что довёл...'. Компас - то так Сухого в молодости звали. Спасибо, говорит, а сама аж зарделась вся, глазки потупила и скромно так в щеку чмокнула. Из благородных, понимаешь... - Следопыт сделал очередной стежок, откусил нитку и оценивающе посмотрел на результат своей работы. - Ну, вот: штаны готовы. А с обувкой что делать, Сухой не знает. Звиняй...
  - Ничего. Я же 'оборотень', - Кадай хитро подмигнул Ленгмару. - Ещё вчера нарастил себе кожу на пятках, да погрубее. Даже удобнее сапог вышло.
  Только в этот момент юноша понял, что в руках у мага не было никакого ножа, а птиц потрошил он зловещего вида когтем.
  Кадай встряхнул руками, избавляясь от налипших перьев, и принялся натягивать штаны. Как рассосался коготь Ленгмар уследить не смог.
  - Так, стало быть, нынешнее имя, ты получил после того случая с охотниками? - Маг провёл рукой по штанине. Вернее, по набору из лоскутков, на скорую руку смётанных грубой нитью. - Не думаешь, что настало время подобрать новое?
  - Людям решать, - Следопыт безразлично пожал плечами и уставился в костер.
  - Так давай мы с Ленгмаром и решим?
  Юноша на такое предложение лишь презрительно фыркнул. Естественно, как житель Уствина он с детства сталкивался с местной традицией менять имена в течение жизни. Но это - удел коренного населения, удел простолюдинов. Благородное сословие - сплошь выходцы с берегов Сладкого моря, из Вальнара или Караилона. И от имён на столичный лад никто из них в здравом уме не откажется. Ведь это только сильнее оттеняет разницу в статусе.
  - Даже не пытайтесь, - Отмахнулся Сухой. - Вы ж не рунгийские рунгийцы, ваш вариант не приживётся.
  - Странно... Не думал, что всё так строго, - Кадай озадаченно почесал бровь мизинцем. - Моё-то нынешнее имя вообще гардахарец дал.
  - А до того тебя как звали? - Глупо хлопнул глазами Ленгмар.
  Понятно, маг же сам говорил, что ничего не помнит о прошлой жизни. Значит и нынешнее имя ему дали уже здесь, но Ленгмар только сейчас это осознал. До этого с полной уверенностью сказал бы, что 'Кадай' - имя ни разу не рунгийское.
  - А до того звали Молчун.
  Сухой от такого заявления залился хохотом. Ленгмар тоже выдавил скупую улыбку.
  - И что же значит 'Кадай'?
  - Да демоны его знают... Гардахарец сказал, что у меня сила самого Кадая, а один из местных решил, что это отличное имя, - Маг улыбнулся, явно радуясь воспоминаниям. - Молчуном мне к тому моменту уже не с руки было зваться.
  - Погоди, погоди! - Сухой вытер слезы, набежавшие от смеха. - Так прям и сказал? 'Сила Кадая'?
  - Ну, если быть до конца честным, то 'сила самого Кхаада Итая', но Вереск... Это тот местный. Так вот он выговорить его правильно не смог и получилось Кадай.
  - Кхаада Итая?! Мва-ха-ха... - Следопыта просто-таки скрутило от смеха. - Вот умора.
  - Ты чего?
  - Звиняй, звиняй! - Сухой вытер слёзы. - Оборотень. Лекарь. А зовёшься в честь говоруна. Бестолковость жеж несуразная...
  - Говорун - это в смысле тот, что с животными общаться может?
  - Ну, дык... Сухой так и сказал.
  - Тогда понятно, - Кадай обменялся многозначительными взглядами с Ленгмаром. - А ты, стало быть, знаешь кто этот Кхаад Итай?
  Новая порция хохота переросла в кашель, унять который Сухому удалось не сразу.
  - Что я на этот раз смешного сказал? - Беззлобно поинтересовался Кадай.
  - И об этом Сухого спрашивает маг... - Следопыт тяжело вздохнул. Приложился к бурдюку, пытаясь 'запить' новую волну смеха. - Пожалей седые седины, не шути так над стариком.
  - Да никто и не шутит, Сухой, - Кадай и вправду выглядел предельно серьёзным. - Просто... Я тебе не говорил, к слову не приходилось, но у меня проблемы с памятью. Дальше начала этой зимы не помню ничего. Ни кто я, ни откуда...
  - Вон оно чё?.. - Следопыт ошарашено почесал в затылке. - А как же магия вот эта вся магическая?
  - Что-то вспоминается, но по большей части голые навыки, а не осознанные воспоминания. Потому и хочу наведаться к Оракулу. Вдруг подсобит. А если не он, то может ещё кто найдется сведущий. Хотя бы тот-же Кхаад Итай.
  - Не-е... Этот уже никому не поможет, - Усмехнулся следопыт. - Давно уж мертвый мертвец. А вот евоные ученики - то да! На твоём месте Сухой бы наведался к Пику Совершенства. Или ещё вот...
  - Ну-ка, ну-ка, погоди! Пик Совершенства? - Маг, заслышав это названия, заметно оживился. Нахмурился в явной попытке ухватиться за воспоминание, но после тщетных попыток обречённо тряхнул головой. - Нет, слишком смутно. Что это за место?
  - Школа тама магическая...
  - Университет, - Не задумываясь поправил следопыта Кадай и был, похоже, сам удивлён вырвавшемуся слову.
  - Мож и унихверситета, - Безразлично пожал плечами следопыт. - Но сами себя кличут школой. Магии учат всякой, ты не подумай, не токмо говорунов.
  Ленгмар в этот момент вспоминал уроки истории. Кажется, именно так называлось магическое заведение, что располагалось в Княжесве Зигеш. И глава этого заведения был одним из праймов империи. Имел право голосовать при утверждении императора. А это о-го-го какая привилегия. За Айваром, к примеру, такой не числилось.
  - Это школа имперских магов? - На всякий случай уточнил юноша.
  - Зачем же токмо имперских? Всяких...
  Чем больше рассказывал Сухой, тем больше Ленгмар убеждался в мысли, что это 'оно'. То самое место, где он сможет укрыться от преследования дяди и развить свои навыки до приемлемого уровня, когда не будет нужды беспокоиться о собственном будущем.
  Сухой сразу сознался, что сам там не бывал. Да и подробности узнал уже после случившегося с ногой. Он тогда считай всех магов-лекарей Пируссы и окрестностей обошёл, но неизменно получал отказ из-за сложности магического вмешательства. Отказы отказами, но надежда всё равно теплилась и, если выдавалась возможность поработать на магов, старик никогда не отказывался в расчёте на правильные знакомства.
  Один из клиентов оказался выпускником школы Пика Совершенства. Сам зульгарец, практиковал магию 'Познавших сокрытое', да и знакомствами особыми похвастать не мог. Зато рассказчик был, каких мало. Пока Сухой сопровождал его по Туманному кряжу в поисках каких-то редких травок, необходимых для ритуалов, тот многое поведал о магии, доступное пониманию непосвященных.
  С его слов, встретить в Пируссе толкового лекаря нечего было и надеяться. Во всём мире лучшей школой по данному направлению считалось закрытое для чужаков заведение на острове Шинг Ди. А те, кто там обучался - поголовно монахи. В Пируссе своих магов не готовили, но, как и во всяком крупном городе империи, в нём кто только ни околачивался ради заработка. Чуть восточней и к северу располагалась крепость Лейрунг - вотчина Ордена 'Повелителей стихий'. Вот это было серьёзное заведение, но с узким профилем и тоже 'только для своих'.
  Школы же Пика Совершенства на фоне остальных считались особым местом. Здесь готовили магов любого из семи направлений. Да на таком уровне, что просто выше некуда.
  Несмотря на название, школы располагались не на вершине какой-нибудь горы, а в укромной долинке в княжестве Зигеш. Тут Ленгмар всё верно помнил.
  А помянутый гардахарцем Кхаад Итай, оказался легендарным магом далёкого прошлого. Тот тоже был выходцем из Гардахара и как раз одним из семи отцов основателей школы. Родоначальником направления 'говорунов' - заклинателей животных.
  Маг слушал следопыта, практически не перебивая. Только поддакивал невпопад, погружённый в обрывки ускользающих воспоминаний.
  - А может ну его, этого Оракула? - Решился высказать свои чаяния Ленгмар. Юноше хотелось отправиться в это замечательное место немедленно. - Может ты, Сухой, нас сразу туда отведёшь? К Пику Совершенства?
  Повисла пауза. Следопыт, задумчиво крутил ус, не торопясь с ответом. Даже Кадай отвлёкся от своих мыслей.
  - Не-е, - Наконец выдал старик. - Далече уж больно, да и места незнакомые.
  Ленгмар недовольно поджал губы, но продолжать уговоры не стал.
  - Не расстраивайся, - Подал голос маг. - И туда доберёмся. Это я тебе обещаю!
  
  Глава 29
  
  Насколько же удобней становится жить, если ты не ограничен в финансах! Даже в этом, отсталом во всех смыслах, мирке за деньги можно значительно повысить градус комфорта.
  О-о-о-о-х! Это просто блаженство! Мариса медленно, смакуя, погрузилась в кадушку с хорошенько подогретой водой. Ванна с джакузи, там в реальном мире, и та не вызывала такую бурю положительных эмоций. Но, говорят, после основательной голодовки и корочка хлеба - вполне себе пирожное.
  Первая созданная по Васиной науке монета оказалась золотой, но лиха беда начало. Казавшийся непреодолимым барьер пал и теперь Мариса могла в любой момент обеспечить их маленький отряд наличностью.
  Она не удержалась от соблазна ещё раз опробовать обретённую способность и достала из-за уха монетку. Повертела в руке, разглядывая кривое изображение щита на самом мелком здешнем номинале - скутуме.
  Горсти серебра хватило, чтобы Кадушка, хозяйка заведения, пристроила их на постой в дом своих односельчан. Вышло чуть дальше от тракта, но лучшего и пожелать нельзя. Особенно учитывая то, что комнаты на постоялом дворе делили между собой охотники за головами и главы зульгарских караванов. И те, и другие - люди весьма горячие и шумные.
  Теперь в планы Марисы входила ванна и примерка обновок. Была у неё одна задумка, которая требовала особого настроя.
  А Крэйвена пришлось силком отправить к местной знахарке. Девушка видела, что иннол припадает на левую ногу, но старательно изображает крутого мачо. Мол, его это ничуть не беспокоит. Мужчины... Все они одинаковы. Даже виртуальные.
  Мариса опять представила ошарашенное лицо Крэйвена, когда тот увидел деньги, добытые из ниоткуда и глупо хихикнула. Она отбросила только-что сотворённый скутум на стоящую рядом кровать и погрузилась в воду с головой.
  А тот, первый золотой кругляш, кстати, оказался монетой неразменной. Крэйвен долго её изучал, заслонив от посторонних взглядов широкой спиной. И лишь через полчаса многозначительных хмыканий выдал вердикт - монета даньгенская.
  А с чего сомневался? Так, первый раз видел монету в таком состоянии. В большом мире уверены, что даньгенские золотые имеют форму полумесяца. Если Марисина монета настоящая, в чём Крэйвен нисколечко не сомневался, то вот они - четыре полумесяца вместе и выходят. По всей видимости, монеты изначально отливают в форме круга с квадратным отверстием посередине. Такую конструкцию легко разломить на части, что всегда и проделывается.
  Мариса решила, что из золотого в не разломанном состоянии выйдет отличный талисман и элемент её нового образа. Теперь монета, подвешенная на кожаный шнурок, валялась на кровати вместе с одеждой.
  С обновками помог Сальман - тот самый хмурый зульгарец, что встречал их давеча вместо хозяйки. Клиентов Кадушки он воспринимал как своих собственных, а денежных клиентов так и вовсе как родных. Переворошил гардеробы всех девиц Запороженки, кто хоть как-то походил фигурой на Марису. То же самое проделал с запасами двух караванов, ставших в деревушке на постой.
  Несмотря на то, что Сальман возглавлял не самый маленький караван, он отправил подчиненных в Пируссу под присмотром помощников, а сам остался. Всё из-за приснопамятной стычки охотников с Алексом. Чтоб, значит, присмотреть, не обижают ли буйные охотнички Кадушку и не чинят ли вред её постоялому двору. Мариса подозревала глубоко романтические отношения между этими двумя замечательными во всех отношениях людьми. Пусть они будут хоть трижды ненастоящими.
  Итогом варварского набега на гардеробы стал наряд, как выразился Сальман: 'достойный самой Оррисель'.
  Мариса потом тихонько вызнала у Крэйвена, кто это такая. Оказалось, сестрица Мэймы, богиня-покровительница охотников. Хотя сама постановка вопроса вогнала иннола в глубокий ступор. Она настолько привыкла к обществу этого парня, что даже и не подумала о том, как будет выглядеть в глазах 'аборигена'. А чуть позже, ещё раз прокрутив всю ситуацию в голове, Марису стала даже больше волновать странная терпимость Крэйвена к её вопиющей неосведомлённости в прописных истинах.
  Вдоволь отмокнув, девушка выбралась из ванны и стала наряжаться в обновки. Нательная сорочка, поверх неё льняная котта и шерстяное сюрко с капюшоном, выкрашенное в сочный зелёный цвет. А ещё плащ. И мягкие сапожки из замши почти до колен. Всё добротное и для путешествия крайне удобное.
  Чувствуя себя сногсшибательной красоткой, а именно этого состояния она и добивалась для реализации задуманного плана, Мариса переступила порог таверны. Крэйвен сидел за облюбованным ими столиком в углу. Такой серьёзный, сосредоточенный. Всё его внимание поглощала троица охотников в противоположном конце залы. Марисе удалось подобраться незамеченной.
  - Ну, здравствуй, пылкий иннол, - Грудным, эротичным голосом проворковала она. - Ты сегодня один или ждёшь кого-то?
  - М-мариса?! - Ошарашенный вид Крэйвена был лучшей наградой за все старания.
  Девушка решила не мучать компаньона сверх меры и, подмигнув, отбросила маску роковой женщины. Примостилась на лавку напротив.
  - Как нога?
  - Пустяки, - Отмахнулся помрачневший Крэйвен.
  Мариса поняла, что подробностей не будет. Оглянулась на охотников:
  - А у соседей успехи есть?
  - Без изменений.
  - Значит, пора потолковать... - Она встала, но тут же наклонившись, придержала вскочившего, было, следом иннола. - Не вмешивайся! Пожалуйста.
  Успехи в освоении магии, наряды и расслабляющая ванна. Всё вместе - ингредиенты коктейля, придававшего ей решимости. Мариса боялась, что это ощущение всемогущества продержится недолго. Но дальше плыть по течению было невмоготу. Она властной походкой снежной королевы двинулась в сторону охотников.
  Приблизившись, Мариса краем уха уловила часть негромкого, но очень эмоционального разговора:
  ... больше некому! Я тебе клянусь, это он... - Зло цедил перебинтованный бугай. - Как найдём, я ему обе ноги размолочу. Да так, что Борова станет поминать как лепшего друга...
  Стоило ей подойти, как разговор затих и три цепких пары глаз скрестились на ней.
  - Господа! - Мариса обвела охотников взглядом и остановилась на перебинтованном. Именно он выглядел главным. - У меня к вам деловое предложение.
  - Мне сейчас не до утех, милочка, - Осклабился тот, демонстрируя руку на перевязи. - Но, может, ребята и будут не прочь...
  Ребята как по команде заржали.
  - Фу, как грубо, - Не дала себя сбить с мысли Мариса. - А мне вас рекомендовали как мужчин надёжных. На глупости и мелочи не разменивающихся.
  - Дамочка, - Вступил здоровяк справа от главаря. - Чего тебе надоть?
  - Вы ищете мальчишку и мага.
  - И? - Главарь выглядел по-прежнему расслабленным, но его помощники ощутимо напряглись. - Ты знаешь, где они?
  - Не знаю. Но очень хочу узнать, - На стол перед охотниками хлопнулся увесистый кошель.
  - Всё это о-очень завлекательно... - Главарь здоровой рукой отодвинул кошель обратно в её сторону. - Но мы тебя знать не знаем. И заказчика менять не станем.
  - А кто сказал, что нужно менять заказчика? - Мариса обвела троицу самым надменным взглядом, на который была способна. - Как звучит ваш действующий контракт?
  Мужчины напряжённо молчали. Это был очень спорный момент, но Мариса заставила себя держаться в границах выбранной роли. Амазонка, атаманша, снежная королева. В конце концов, они не настоящие, успокаивала она себя. Это всё понарошку.
  - 'Вернуть мальца живым или мёртвым', - Нехотя нарушил паузу главарь. - 'И все шмотки, что будут при нём'.
  Отлично! Мариса рассчитывала на что-то в этом роде. Иначе вся затея была бы зазря.
  - Угу. А с магом, стало быть?..
  - Маг князю не нужен. Его разрешили пустить в расход.
  - Понятно, я так и думала, - Она многозначительно покивала собственным мыслям. - Так вот мне как раз не нужен мальчишка. И шмотки его не нужны. А маг... Маг мне очень даже нужен. Живым.
  - Продолжай...
  Ей жестом указали на свободное место за столом. Мариса поняла, что самое сложное позади и переговоры пройдут успешно.
  
  ***
  
  Уже на следующее утро они покинули Запороженку и теперь двигались в сторону Пируссы. Пятеро бойцов на лошадях. Перебинтованный глава охотников по имени Обух, Мариса и Крэйвен на купленной по такому случаю повозке. Два инвалида и девица. Отличная компания.
  В присутствии охотника им не особо выпадала возможность перекинуться словцом. Иннол за это время превратился в записного ворчуна, его раздражало буквально всё. Мариса уже не единожды пожалела, что не поставила его в известность о своих планах. Но если бы он знал заранее, то отговорил бы. Это как пить дать. А Мариса и так балансировала на грани.
  После достижения договорённости, охотники поделились добытой информацией. Алекс и мальчишка после стычки, по итогам которой Обух превратился в инвалида, скрылись в лесу. А некто Хлыст - бывший глава охотников и вовсе расстался с жизнью.
  Место ночёвки беглецов нашли на второе утро. Судя по следам, те двигались без остановок и за ночь отмахали изрядный путь. Потому их и не нагнали сразу. Но след был чёткий, охотники не испытывали никаких проблем и работали без лишней спешки, обстоятельно. С наскока вступать в бой против внезапно показавшего норов противника никто не отваживался.
  Дальнейшее преследование столкнулось с неожиданными трудностями. Следы стали едва заметные, петляющие, местами и вовсе пропадали. Даже собаки были бессильны. Такое ощущение, что беглецам кто-то помогает. И очень профессионально помогает. Обух подозревал одного вполне конкретного следопыта по имени Сухой.
  К вечеру их повозка под управлением Крэйвена въехала на постоялый двор в деревеньке Перекатное. Эскорт на лошадях добрался сюда на пару часов раньше и подручные Обуха уже провели опрос местных жителей и постояльцев. Никаких следов Алекса и мальчишки.
  - Ничего, - Легкомысленно заметил Обух, забирая свой мешок из повозки. - В Пируссе их перехватим, никуда не денутся.
  Охотник ушёл, а Крэйвену с Марисой предстояло ещё пристроить на ночь их средство передвижение. Обух, несмотря на то, что ехал вместе с ними весь день, считал повозку собственностью нового нанимателя. И его же заботой.
  - Откуда у него такая уверенность насчёт Пируссы? - Риторически вопросил Крэйвен, глядя вслед охотнику.
  - Мне кажется или он изображает тупого? - В свою очередь высказалась и Мариса. - Ищейка с идеальным нюхом, но без мозгов.
  Иннол на такую характеристику пренебрежительно фыркнул. За время совместной поездки они убедились, что Обух далеко не так глуп, как хочет казаться. Но, стоило завести разговор на тему того как продвигаются поиски, как он демонстрировал подозрительную ограниченность. Уверял, что нападение на замок Айвара - дело рук магов из Ордена 'Повелителей стихий'. Мол, это информация верная: есть доказательства, есть свидетели, налицо мотив. Стало быть, конечный пункт у беглецов - вотчина орденцев, Директорат Лейрунг. Попасть туда легче всего через Пируссу, значит туда и путь держать надо.
  Как в эту стройную картину мира вписываются все прочие мелочи и факты Обуха, как будто, не волновало. Он даже не интересовался всерьёз кто такая Мариса и какова природа её собственного интереса к поискам.
  - Я им не верю, - Веско заметил Крэйвен, когда убедился, что их некому подслушать.
  - Я тоже, - Согласилась Мариса. - Мне просто нужен был повод крутиться рядом и не вызывать подозрений.
  - А ты заметила, что охотники - как будто из двух разных команд?
  - В смысле?
  - Обуха слушают только двое: Крыс и Подкова. Вон те трое держатся особняком.
  Мариса обратила внимание, что помянутая троица осталась во дворе и что-то обсуждает.
  - Возможно...
  - Вспомни, Обух говорил про их прошлые заказы. Они работали квадом, четвёркой. Пока не погиб Хлыст.
  - Ты думаешь, эти трое - другой отряд?
  - Тут я уверен, - Крэйвен махнул рукой, чтобы местный конюший занялся их флегматичной лошадкой. - А думаю я вот что: их тоже должно быть четверо.
  
  ***
  
  Замечание Крэйвена заставило Марису пристальнее следить за попутчиками. Но, кроме уже выявленных странностей, никаких проблем не возникало. Чувство тревоги стало слабеть, а через два дня, без происшествий, они прибыли в Пируссу.
  В отличие от Уствина, где на общем фоне выделялся лишь княжеский замок, здесь весь город представал мозаикой из образчиков различных эпох. Воздух Пируссы был напитан духом истории. Мариса крутила головой и никак не могла свыкнуться с мыслью, что это всё - лишь иллюзия.
  Угрюмые громады седой старины размером с целый квартал из огромных каменных блоков перемежались пряничными домиками из кирпича с фасадами шириной в одно-два окошка. Кривые улочки, где не разойтись и двоим, вливались в широченные проспекты, где проезжую часть от пешеходной отделяли вековые платаны. Величественные площади, на которых непременно обнаруживался или фонтан, или статуя, или и то и другое разом.
  Очень чётко было видно, где дома, созданные с помощью магии во времена господства Ордена, а где - возведённые руками обычных каменщиков. Первые выглядели 'идеально', иного слова и не подберёшь. Даже в мелочах. Особенно в мелочах.
  Они выехали на площадь, на две стороны которой выходили торцы обветшавшей крепостной стены. Складывалось ощущение, что в этом месте давным-давно располагались ворота или башня. А потом городу стало тесно, и он выплеснулся за пределы древних стен. И теперь, в некогда неприступном монолите зиял разрыв шириной метров в пятьдесят. В центре почти квадратной площади возвышалась конная статуя.
  Крэйвен принял чуть в сторону и остановил повозку.
  - Площадь старины Уиклибо, - Он неопределенно махнул в сторону статуи и, обернувшись к Марисе с Обухом, поинтересовался. - Какие дальше планы?
  Дремавший до этого охотник обвёл окрестности сонным взглядом и зевнул.
  - Ты прав. Дальше придётся на своих двоих, - Обух стал нехотя выбираться из повозки. - Пристроите животину и приходите. Мы будем в порту. 'Ржавый якорь' знаешь?
  Дождавшись утвердительного кивка от Крэйвена, охотник махнул им на прощанье и двинул через площадь в сторону старого города.
  - Что будем делать?
  - Пристроим животину, - Процитировал охотника Крэйвен. Он легонько хлопнул вожжами, и кобылка вновь покатила вперёд. - Вон общественные конюшни.
  Одно из зданий, выходящих на площадь, вместо дверей и окон было снабжено воротами, в проёме которых то и дело мелькали верховые и запряжные.
  - А в порт на повозке нельзя?
  - Можно, - Крэйвен флегматично пожал плечами. - Но туда ведут две объездные дороги и обе платные.
  - У нас же есть деньги, - Напомнила об очевидном Мариса.
  - Я знаю. Просто нам нечего делать в порту.
  Девушка в задумчивости разглядывала профиль своего проводника в этом искусственном мире. Уже в который раз она ловила себя на мысли, что 'виртуальные человечки' не так-то и просты. В Крэйвене чувствовалась глубина. Жизненный опыт, которого ей, книжной девочке, никогда не постичь.
  - Ты настолько не доверяешь охотникам?
  - Скажем так: в порту я вообще никому не доверяю.
  С повозкой обошлись весьма радикально. В общественных конюшнях можно было не только оставить животное на постой, но и договориться о продаже. Мариса практически не торговалась. Легко пришло, легко ушло. Покупатель, дородный дядька с сильным чесночным запахом изо рта, остался доволен.
  - Теперь нам надо и самим пристроится на ночлег, - Крэйвен уверенно торил путь через площадь. - Но, если честно, с этой стороны я Пируссу знаю плохо.
  Мариса тащилась за иннолом, не переставая крутить головой по сторонам.
  - А чем тебе не нравится 'Ржавый якорь'?
  - Редкостна дыра, уж поверь.
  - Нам же нельзя их надолго оставлять, - Мариса искренне недоумевала. - Иначе в чём смысл договора?
  - Не волнуйся. Я буду торчать в 'Якоре' от рассвета и до заката.
  - А я, значит, буду сидеть у окна и ждать вестей?! - Она одёрнула Крэйвена за рукав, и тот вынужден был остановиться и посмотреть ей в глаза. - Так, не пойдёт! Я не какая-нибудь сельская дурочка. Меня не надо оберегать от всех мыслимых опасностей.
  Крэйвен закатил глаза и тяжело вздохнул.
  - Я иду с тобою в порт, и это не обсуждается!
  - Как будет угодно госпоже.
  Иннол аккуратно высвободил рукав из её хватки и направился дальше. Мариса же кипела праведным гневом. Да за кого он её держит? За 'деву в беде'? За кисейную барышню?
  Проходя мимо статуи в центре площади, она чуть притормозила. Медный всадник на коне в натуральную величину потемнел от времени и был весь в зеленых следах патины. Зато причинное место у коня натёрто до блеска. Всадник указывал поднятой левой рукой в сторону моря, видневшегося в просветы между домами. На постаменте значилось 'Уиклибо Грийан'.
  Буквально секундной задержки хватило, чтобы отстать от Крэйвена и внезапно в Марису врезался какой-то малец, вынырнувший из ниоткуда.
  - Прошу прощения, госпожа, - Пискнуло тощее создание и заспешило дальше.
  - А ну, стоять! - Откуда-то из толпы выскочила рука Крэйвена и сомкнулась на тонком предплечье.
  - Крэйвен, ты чего? Он же извинился.
  - Да? Извинился? - Иннол выкрутил руку на излом, не давая ни малейшего шанса сорванцу сбежать. - Проверь-ка ты свой кошель.
  Мариса хлопнула по поясу. На том месте, где привычно болтался небольшой мешочек с серебром на текущие расходы, остались только два сиротливых кожаных огрызка.
  - Пусти! - Заблажил воришка. - Больно же.
  Он извивался ужом, но Крэйвен легко удерживал хватку. Прохожие чуть раздались в стороны. О камни мостовой что-то звякнуло, и Мариса сразу опознала свой кошель. Где именно воришка прятал улику и как умудрился сбросить без помощи рук, оставалось загадкой. Мариса резво подхватила деньги, пока им не приделали ноги.
  - Я ничего не брала. Вы не имеете права! Я стражу позову!
  - Крэйвен, отпусти девочку, - Адреналин в крови подскочил, но Мариса уже взяла себя в руки. - Мы ничего не докажем.
  Пока она проверяла содержимое мешочка, иннол глупо хлопал глазами, переводя взгляд с Марисы на воришку и обратно.
  - Девочку? - Наконец выдал он и, крепко ухватив подбородок, развернул чумазое лицо к себе.
  Ребёнок, лет десяти. Как раз тот возраст, когда в угловатом подростке ещё нет и намёка на женственность. Коротко стриженные чёрные волосы, ужасная худоба. Волчонок городских трущоб. Девочка стояла на носочках, стараясь снять напряжение с вывернутой руки. По лицу уже расползались дорожки слёз. Она что-то шептала, но так тихо, что разобрать мог только Крэйвен.
  - Отпусти, - Тихо повторила Мариса.
  Крэйвен не спешил выполнять просьбу. Всматривался в её глаза, как будто пытаясь увидеть ответ на незаданный вопрос. Или борясь с противоречивыми чувствами в собственной душе.
  - В порту таких дюжина на десяток, - Он многозначительно кивнул на затихшую пигалицу. - За скутум прирежут, за спату удавят.
  - Я поняла намёк, - Сдалась Мариса. - Отпусти уже ребёнка.
  - Запомни, мелочь, и старшим своим передай: эту женщину трогать нельзя! Она - посланница Милосердной, тебе ясно? Твоя молитва услышана.
  Крэйвен встряхнул девчонку, дождался неуверенного кивка и разжал хватку. Пигалица тут же припустила со всех ног.
  - Ты зачем ей наплёл про посланницу Мэймы?
  - А зачем ты за неё вступилась? - Он смотрел на неё с вызовом. - Моё спасение, эта мелюзга... Ты слышала кому она сейчас молилась?
  - Н-нет, - Сбитая с толку Мариса ошарашенно покачала головой.
  - Милосердной. Я молился ей и пришла ты. Девчонка молилась ей и ты простила.
  Его резко охрипший голос переполняли чувства. Надежда услышать 'да' и страх услышать 'нет'.
  - А все эти ваши секреты и странности? - Крэйвен указал пальцем в небо, копируя Васины горячечные жесты. При этом взгляда от Марисы он не отводил. - Будешь убеждать меня, что Милосердная тут не при чём?
  - Ты это сам придумал, - Попыталась урезонить его Мариса.
  - Возможно, - Согласился Крэйвен. - Но госпожа не очень-то умело изображает смертную.
  Она стояла, глупо разевая рот и не находя, что сказать. Иннол выждал пару мгновений. Уголок его рта нервно дёрнулся, а рука прошлась по выстриженному виску, где ещё несколько дней назад были косы.
  - Я отрёкся от Духов глубин! Я их предал! Не говори мне, что это было зря... - Он развернулся и пошёл дальше, не оглядываясь.
  Карты раскрыты: он считает её посланницей богини. Истово, всерьёз. Как бы нелепо это ни звучало, но в целом то он не очень далёк от правды. Только что теперь делать ей с этим знанием?
  - Крэйвен, погоди! - Опомнившись, Мариса бросилась вдогонку.
  
  ***
  
  После разговора на площади старины Уиклибо между Марисой и Крэйвеном как будто провели незримую черту. Иннол больше ни разу не поднимал этой темы, но вёл себя подчеркнуто уважительно. С пиететом и, возможно, даже с неким подобострастием. Как паладин, готовый умереть во имя веры. Тот, прежний Крэйвен, травивший похабные байки про свои любовные похождения, нравился Марисе гораздо больше.
  Случай с воровкой девушку не убедил и она, всё же, настояла на совместном посещении порта. И одного раза вполне хватило, чтобы представление о море, как о чём-то прекрасном и романтическом было изгажено навсегда. Грязь, вонь, шум. Запах гниющих водорослей и рыбы. Пьяная матросня и мутные типы, что липкими взглядами цеплялись за их спины. Крыса, деловито умывающаяся у входа в 'Ржавый якорь', заставила Марису содрогнуться от омерзения и окончательно убедила в правоте Крэйвена: ей здесь не место.
  Поход в порт был неприятен и сам по себе, а уж вкупе с новостями...
  - Э-хей, госпожа Мариса! Садитесь, садитесь, - Обух встретил их наигранным радушием и масляной улыбкой. - Долгонько вы животину пристраивали... Выпьем за успех начинаний?
  Охотник был один, без подручных. Он подхватился и галантно придвинул к столу тяжелый табурет, заодно смахивая с его поверхности какие-то объедки. Мариса так и не рискнула на это присесть.
  - А у нас есть успехи? - Холодно поинтересовалась девушка.
  - Как не быть? Есть, конечно!
  Обух самодовольно откинулся на спинку стула. Он вёл себя совсем иначе, нежели буквально пару часов назад. Наглее, раскованнее. Что-то изменилось, и это что-то Марисе заранее очень не нравилось. Смутные подозрения о скрытых мотивах охотников стылой позёмкой прошлись вдоль позвоночника.
  - Есть сведения о местонахождении мальчишки и мага?
  - Пока нет, - Обух скривился и навалился здоровой рукой на столешницу. Маска самоуверенности сползла с его лица всего на мгновение. - Но! Мы теперь точно знаем, что обогнали их. И теперь каждый нищий в этом грёбаном порту - наши глаза и уши. Капитан каждого корыта - под нашим приглядом. Теперь не проскочат!
  - Но откуда у вас такая уверенность, что они пойдут именно через Пируссу?! - В сердцах воскликнула Мариса. - Откуда?
  Этот вопрос волновал её и раньше, но теперь нервы просто не выдержали.
  - А разве у них есть выбор? - Обух пожал одним плечом, второе не слушалось.
  - В том то и дело, что есть! Обух, шлогтар тыхран фарага, кто из нас профессионал? Вы или я? - Иннольское ругательство, столько раз слышанное от Крэйвена ввернулось само по себе. - Они могли залечь в лесу или любой деревушке Туманного кряжа. Вы сами сказали, что их ведёт хороший следопыт. Они могли повернуть обратно в Уствин...
  Обух в этом месте презрительно фыркнул. Марису же просто несло:
  - Уйти в Зульгарат. Пойти к Орденцам сушей.
  - А вот это вы зря, - Вклинился Обух в её монолог. - Тракт на Лейрунг мы тоже взяли под контроль. Там Губа и его ребята.
  - В конце-концов они могли...
  В этот момент Марису аккуратно взял под локоток Крэйвен, стоявший до этого молча за правым плечом.
  - Успокойтесь, госпожа. Сегодня новостей нет. Возможно они будут завтра. Пойдёмте.
  Мариса хотела было сбросить руку и продолжить, но вовремя спохватилась. Чего она добивается? Цель ведь не в том, чтобы убедить охотников в их непрофессионализме. Цель в том, чтобы найти Алекса. Любыми средствами. С помощью или без.
  - Ты прав, - Мариса взяла себя в руки, отыскивая потерянные нотки того образа, что пыталась держать при общении с охотниками.
  - Уходите? - Удивился Обух. - Я думал, вы остановитесь здесь.
  - Переночуем в более спокойной обстановке. До встречи, Обух, - Она смерила его надменным взглядом. - И постарайтесь в следующий раз предъявить нам нечто большее, чем пустые обещания.
  - Госпожа Мариса! - Крикнул охотник уже им в спину. - Где вас искать на случай новостей?
  - Не нужно искать, - Ответил за неё Крэйвен. - Я сам приду за новостями.
  Воздух на улице был всё таким же гнилым и рыбным, но по сравнению с какофонией ароматов 'Ржавого якоря' мог бы сойти за эталон свежести. Мариса вдохнула полной грудью.
  - Как же мне всё это надоело, - Устало прошептала она, обращаясь в виртуальные небеса.
  Отчётливо становилось понятно, что след потерян. Да, она знает, что Алекс жив. Но что с того? Где его искать? Ни малейших намёков. Что она вообще делает в этом городе? Что она до сих пор делает в этом мире?! Девушка шла, мрачно разглядывая носки своих сапог и машинально потирая кончики пальцев. Признаков приближения лимита пока не наблюдалось. Жаль. Был бы повод плюнуть на всё и отключиться. А так... Комплекс 'отличницы' удерживал от решений, принятых на эмоциях. Улочки Пируссы, тем временем, быстро поглощались сумерками.
  - Мариса!? - Оклик Крэйвена вывел её из задумчивости.
  Она огляделась и поняла, что ещё немного и ушагала бы в неизведанную часть города. Так, а им нужно?.. Кажется, направо. Взгляд зацепился за тощую фигурку в компании таких же оборванцев, что прятались в тенях на краю площади. Это ведь не та площадь?
  - Девчонка...
  - Я видел, - Спокойно отозвался Крэйвен, даже не обернувшись, хотя давешняя воровка была у него за спиной. - Они следят за нами уже несколько кварталов. Мы можем переселиться в другой район, если госпоже угодно.
  - Крэйвен, прекрати! - Мариса поморщилась. - Хватит этой учтивости и 'госпожи'.
  Иннол с деланным безразличием пожал плечами и отвернулся. Мариса же в задумчивости продолжала наблюдать за детворой. Воровка явна видела, что её заметили, но и не думала скрываться. Что же ей надо? Неужели снова примерится к кошелю? Или их наняли охотники? Ой, не похоже... Мариса уже видела сегодня подобный взгляд, полный сомнений, обожания и надежды.
  - Не будем переселяться, - Наконец решила она и уверенно свернула в нужный проулок. - Видать, ты не один, кто теперь верит в этот бред про меня и Милосердную.
  
  ***
  
  Уже на следующий день иннол со спокойной душой отправился в порт один. А Мариса, не в силах сидеть взаперти, отправилась в город. Дав себе зарок не выходить за пределы богатых кварталов. И за каких-то жалких полчаса умудрилась заблудиться.
  Стоя на незнакомой площади с фонтаном посередине, где местные кумушки набирали воду, Мариса вертела головой в надежде угадать нужное направление. И снова знакомая фигурка в толпе.
  Девчонка в компании таких же сорванцов, держалась чуть поодаль и не сводила с неё глаз. Мариса поманила пальцем. Безуспешно. Тогда девушка решила подойти сама.
  Компаньоны-оборванцы прыснули в стороны и затерялись в подворотне, но сама девчонка осталась на месте.
  - Привет, - Мариса остановилась в шаге от настороженного ребёнка. Руки непроизвольно сложились в замок, прикрывая кошель на поясе. - Меня зовут Мариса. Ты меня помнишь?
  Девочка неуверенно кивнула, по-прежнему глядя на неё волчонком сквозь неровно стриженую чёлку.
  - А тебя как зовут?
  - Килька.
  Мариса была готова сказать дежурное 'Красивое имя', но в последний момент удержалась, ограничившись улыбкой. Килька! Надо же. Рунгийцы очень точны в присвоении имён. Уж в этом Мариса успела убедиться.
  - Я немного заблудилась. Ты не поможешь мне?
  - Госпожа ищет храм? - Серьёзным тоном уточнила девчонка. - Два квартала назад нужно было свернуть на Сиреневую улицу.
  Храм? Какой ещё храм? Та-а-к. Всё ясно как божий день. Крэйвен и вправду запудрил юные мозги своей теорией о посланнице Мэймы.
  - Спасибо, - Мариса достала из кошеля скутум и вручила Кильке.
  Глаза у девчонки удивлённо округлились, но от денег она отказываться не стала.
  Два квартала в обратную сторону, Сиреневая улица. Мариса решила навестить этот храм. Раз уж так настойчиво её связывают с Милосердной. Килька по-прежнему тащилась за ней в зоне видимости и Мариса не хотела опозориться, не признав храма. Она рассчитывала увидеть золотые купола или высокие шпили. На крайний случай резные мраморные колонны. Но 'храмом' оказалась крохотная роща, отгороженная от дороги плотной стеной только-только входящей в цвет сирени и зажатая с двух сторон какими-то древними строениями. Под сенью многовековых деревьев вились ухоженные дорожки. На лавках сидели люди.
  Девушка прошла вглубь рощицы и на поляне в столбе солнечного света наткнулась на прекраснейшую статую, что ей доводилось видеть. Мастер, превративший кусок белоснежного мрамора в лик богини был явно из магов Ордена. Простое платье, пастуший посох в руке. Мягкая улыбка и всё понимающий взгляд. Казалось, что юная богиня вот-вот шагнёт с постамента.
  Вот такие храмы Марисе по душе. Вот такой богине приятно поклоняться. Она даже немного позавидовала местным жителям, ведь в реальном мире ей вряд ли удалось бы найти столь приятное место для уединения.
  
  ***
  
  Пять дней! Пять долбаных дней они сидят в этом городе, а результат всё тот-же. Марису спасало только то, что с охотниками общался Крэйвен, иначе она бы за себя не ручалась. Обух рапортовал о мифических успехах, перекрытых сетью наблюдателей трактах и тропках. Купленных капитанах, владельцах трактиров и торговых лавок в порту и городе, что готовы 'как только, так сразу...'.
  А Мариса была уверена, что в Пируссе беглецы не появятся. И это была иррациональная убеждённость, не подкреплённая ничем.
  Чтобы хоть как-то сбросить накопившееся раздражение Мариса зачастила в храм Мэймы. Тихие дорожки меж деревьев, умиротворяющая колоннада света сквозь листву. Прекраснейшая статуя со взглядом, смотрящим прямо в душу. Именно здесь под вечер её нашёл Крэйвен два дня назад. Она даже и не заметила, как наступил вечер. А он переживал, искал... Она сразу поняла это по его виду, но иннол промолчал. Уже потом, в таверне, он проговорился, что помогла ему в поисках Килька.
  Теперь по вечерам Мариса даже и не думала торопиться к месту ночлега. Дожидалась Крэйвена в храме, и они возвращались уже вместе. Он рассказывал об очередных 'успехах', а она давала себе обещание, что ещё один день. Всего один день, и она бросит это безнадежное бдение.
  Сумерки уже накрывали Пируссу. Среди ветвей служители храма зажгли бумажные фонарики. Посетителей было немного, практически все разошлись по домам. Что-то Крэйвена сегодня долго нет. Мариса вздохнула и поплотнее запахнула плащ. Может это означать, что сегодня будут настоящие новости? Ну, пусть им, наконец, повезёт.
  Очередной виток дорожки вывел её на поляну. Перед статуей уже не было молящихся, она осталась одна. Мариса подошла поближе. В неверном свете фонариков статуя казалась ещё более живой чем обычно.
  - Я знаю, что тебя на самом деле нет, - Подчиняясь мимолётному порыву, Мариса опустилась на колени перед постаментом. Также, как делали сотни посетителей на её глазах за эти несколько дней. - Но я верю, что за любым образом стоит сила, что несоизмеримо мудрее любого из нас. Помоги мне, Мэйма. Ты помогла иннолу, всю жизнь презиравшего земных богов. Он верит, что это сделала ты. Он верит, что именно ты послала ему на помощь меня и Васю. Ты помогла уличной воровке Кильке... Прошу тебя, Милосердная, помоги мне найти Алекса. Дай мне знак.
  Небеса не разверзлись, прозрение не накатило. Мариса бросила последний взгляд на статую и засобиралась домой.
  На улице было немноголюдно. Запах зацветшей сирени разливался по ночному городу. Мариса как раз дошла до поворота на Веретённый переулок, как её чуть не сбила с ног знакомая тощая фигурка, вылетевшая из темноты.
  - Килька?
  - Госпожа Мариса, - Девчонка задыхалась от быстрого бега. - Там! Скорее!!!
  - Что случилось?!
  - Ваш друг в беде!
  
  Глава 30
  
  Каждый шаг отдавался болью. Отбитые рёбра уже давно не беспокоили, зато нога с каждым днём становилась всё хуже. Крэйвен спускался по крутым улочкам старой Пируссы и с ужасом представлял, как вечером будет по ним же подниматься обратно.
  И ладно бы только физическая боль. Самый настоящий кошмар творился у него в душе. Так много думать - вредно, так много думать - опасно. То ли дело раньше... Всё было простым и понятным: по морю - плыть, в кабаках - кутить, женщин - любить. С появлением в его жизни Марисы всё изменилось. Или это произошло чуть раньше?
  Рука в который раз прошлась по выбритому виску. Он сам просил заступничества Мэймы. Сам! Но с этим изменением свыкнуться оказалось, пожалуй, труднее всего. Теперь он - йоннол. Один из тех презренных сухопутных соплеменников, что отринули веру предков. Чуть севернее Закатного перевала было даже поселение Кертхейм. Целый город таких отщепенцев, сменивших по наущению вальнарских жрецов Духов глубин на Небесную чету. Теперь вот и Крэйвен - один из тех, кому заказан путь в море. Ибо Духи глубин не прощают предателей. Йоннол на корабле даже хуже, чем женщина.
  - Крэйвен, дружище! - Обух был нарочито радушен, как и все последние дни. - Садись. Выпьешь?
  - Был бы повод... - Проворчал Крэйвен себе под нос, умащиваясь на колченогом табурете. Больная нога изматывала, и было бы глупо нагружать её сверх меры. - Нет, спасибо. Новости есть?
  - Ну, как сказать. Вот жду вестей от одного человечка с северного тракта, - Уклончиво ответствовал Обух. - А что, госпожа Мариса всё никак не соберётся заглянуть на огонёк?
  - Был бы повод... - Опять пробубнил неразборчиво Крэйвен и отрицательно покачал головой.
  Обух спрашивал про Марису каждый день. И вестей он ждал тоже каждый день. То от одного человечка, то от другого. То с северного тракта, то с караванного пути, то из доков. А результат был всё тот же: никакой. Крэйвен с кислой миной выслушивал очередную порцию похвальбы и обещаний, а руки сами собой всё разминали и разминали ноющую лодыжку. Не так он себе представлял эти поиски, совсем не так.
  Проведя в 'Ржавом якоре' ровно столько, сколько можно было выдерживать гнусную харю Обуха и при этом удержаться от рукоприкладства, Крэйвен выбрался на набережную. Солнце едва отмерило полдень. Краем глаза он привычно отметил присутствие Кильки. Девчонка, после того как Мариса стала пропадать целыми днями в храме Милосердной, повадилась таскаться за ним. И чего непоседе неймётся?
  До вечера ещё уйма времени. Крэйвен медленно побрёл вдоль пирсов. Подальше от 'Ржавого якоря'. Мимо сновали грузчики и матросы, зульгарские купцы. Гружёные корабли отплывали, на их место тут же вставали новые. Сезон караванов был в самом разгаре, да только Крэйвена вся эта суета теперь не касалась. Он притормозил у крутобокой 'Беспечной красотки' и с ностальгией понаблюдал, как по вантам скачет совсем молоденький мальчишка-иннол. Первый сезон, поди. Вон как старается.
  Крэйвен и сам не понял как, а ноги вывели его к 'Камбале'. Отсюда больше месяца назад и начались его мытарства. Внутри царила почти та же атмосфера, что и в 'Ржавом якоре'. Разве что Обуха не наблюдалось.
  Он проковылял к барной стойке и, заняв высокий табурет, заказал кружку пива. В планы совсем не входило напиваться. Так: освежиться, предаться размышлениям...
  За эти дни он много раз ловил себя на мысли, будто рад, что Алекса найти никак не удаётся. Ведь чем дольше они ищут, тем дольше он может быть рядом с Марисой. И чем только зацепила, что из головы никак не идёт? Такой кутила и повеса, как Крэйвен, готов в рот ей смотреть, исполнять любой каприз. Кто бы мог подумать... Оттого ли, что она посланница Милосердной? Оттого ли, что даровала ему второй шанс и новую жизнь?
  И ещё, такое необъяснимое чувство... Избранности что-ли. Причастности к чему-то очень важному. Ведь этот Кадай, или Алекс, или Духи глубин его знает кто на самом деле... Чудак с провалами в памяти с которым он делил камеру. Оказывается, настолько важен, что посланники богов идут по его следу, не скупясь на чудеса. Быть может он и сам из 'этих'?
  Вот чего Крэйвен в данный момент всерьёз опасался, так это слов Марисы: 'Мы идём дальше'. И будет совсем неважно куда идти. Нога, что с каждым днём досаждала всё сильнее, не позволит ему быть полезным на суше. Духи глубин не пустят в море. Он - бесполезен!
  Крэйвен заказал ещё одну кружку. А пока кабатчик снимал лишнюю пену, окинул взглядом помещение. Солнце ещё высоко, в порту кипит работа, а всё одно в зале с избытком выпивох. Одно из помятых лиц показалось смутно знакомым.
  Крэйвен напряг память. Ну точно - Уксус. Незадачливый капитан жалкой лоханки. Воспоминания вызвали мимолётную ухмылку. До сих пор не набрал команду и агитирует кого ни попадя? Перед Уксусом, спиной к Крэйвену, как раз сидела парочка претендентов на вакантную должность помощника капитана.
  Мысли вновь вернулись в привычную колею, но он то и дело бросал взгляды на Уксуса. Когда же парочка претендентов встала, и удалось увидеть их лица, сердце Крэйвена ёкнуло, пропуская удар. Да плюс к этому ещё и пивом поперхнулся. Это же Турим и один из его дружков - Мэрчем! Они-то что здесь делают?
  Как только эти двое скрылись за дверью, Крэйвен заказал бутыль браги позабористей, захватил пару стаканов и направился за новостями.
  - Уксус? Я верно помню?
  - Ещё как верно! - Осклабился рунгийский капитан. Его вниманием полностью завладел бутыль алкоголя, и лишь малая толика досталась новому собеседнику.
  - Я могу присесть?
  - Конечно, конечно, - Уксус чуть не силком усадил его напротив. - Мы знакомы?
  - Встречались разок.
  - Хм, йоннол? В Пируссе? - Он почесал впалую грудь, закатил глаза, силясь вспомнить. - Странно, не помню...
  Крэйвен не стал комментировать. И даже удержался, чтобы вновь не пощупать выбритые виски. Вместо этого разлил брагу по стаканам и придвинул один Уксусу.
  - Благодарствую, - Уксус принял подношение с важным видом, но жадный блеск его глаз выдавал с головой.
  - Мужчины, что сидели с тобой... Ты их хорошо знаешь?
  - А-а-а, Турим и Мэрчем, - Осклабился Уксус и махом ополовинил кружку. - Отличные ребята. Мой новый помощник и боцман.
  Куда тебе ещё и боцман? На твоей то развалюхе? Крэйвен недоуменно хмыкнул и вновь долил кружку доверху. Значит просто совпадение. А то Крэйвен уж боялся, что эти двое его ищут. Вроде и не с чего, но вдруг? Нервишки то шалят.
  - До этого дня, стало быть, ты с ними дел не имел?
  - Нет, - Пьяный капитан нахмурился и мельком глянул в сторону трактирщика. - Меня Опара с ними свёл, а ему верить можно.
  Крэйвен умилился такой наивности. Трактирщику вообще до демоновой бездны кого и с кем сводить.
  - Знавал я этих двоих, - Многозначительно заметил Крэйвен. - Плавали они под началом некоего капитана Крюзона. Слыхал?
  - Не припомню, - Уксус покачал головой и вновь приложился к выпивке. - А должен?
  - Хороший был капитан. Пусть Духи глубин будут милосердны к его душе, - Крэйвен дёрнул щекой и залпом опрокинул стакан в глотку. - Ты поспрошай, чем он кончил. И мой тебе совет: не у этих двоих.
  - Спасибо, спрошу, - Неуверенно протянул Уксус. - А сам-то ты от меня чего хотел? На их место метишь? Так йоннолам в море...
  - Мальчишку и мага в порту ищут, - Перебил его Крэйвен. - Слыхал?
  - Было дело, - Не стал отпираться Уксус. - Охотники за головами?
  Крэйвен кивнул.
  - Говорят, всех капитанов в порту обошли, - Пожал плечами рунгиец. - Говорят, денег обещали немало. Ежели сдать их куда следует.
  - А тебе?
  - Ко мне не приходили, - Уксус нахмурился. Сосредоточил свой взгляд на бутылке, потом сам себе плеснул и тут же выпил. - Как будто я не капитан. Ха, сволочи! Я, и не капитан? Да и демоны с ними!
  - И демоны с ними, - Согласился Крэйвен, ободряюще похлопав выпивоху по руке. - Уксус, тут дело такое: это я плачу охотникам. Так что, ежели увидишь эту парочку - мне и сдавай. Не обижу.
  Это был просто порыв души. Крэйвен ни на что не надеялся в отношении опустившегося капитана-выпивохи, просто захотелось поддержать. Но ведь мысль более чем здравая. Собственная сеть осведомителей. Чтобы не зависеть от вранья Обуха. Чтобы быть по настоящему полезным Марисе. И где-то на улице ещё Килька болтается. Её ведь тоже можно подключить к поискам.
  'Камбалу' Крэйвен покидал вдохновлённым и в приподнятом настроении.
  
  ***
  
  Следующие два дня выдались весьма насыщенными, но такими же безрезультатными, как и до того. Сеть собственных осведомителей потихоньку росла. Крэйвен встречался с Обухом утром. Как обычно узнавал, что новостей нет, и направлялся в 'Камбалу'. Где снова узнавал, что новостей нет, но уже от своих собутыльников.
  Хотя, на самом деле жаловаться было - грех. Да, о Кадае и юном княжиче новостей не было, но зато было кое-что другое, не менее ценное. По обрывкам рассказов, можно было понять, чем заняты охотники. То, о чём они не утруждались докладывать Крэйвену сами.
  Кто-то слышал, как Обух и Губа громко ссорились. До драки не дошло, но становилось понятно - они представители разных отрядов. Как и предполагал Крэйвен.
  Кто-то видел, как Крыс, подручный Обуха, общается с магом. Причём не абы каким, а из высокопоставленных Орденцев. Легенда о том, что беглецы непременно направятся в Лейрунг, в свете этой информации вызывала уйму вопросов.
  А один из дружков Кильки принёс в клювике информацию, что Губа ждёт гонца из Уствина от самого князя.
  Опара, хозяин 'Камбалы', сватал Крэйвену осведомителей с той же охотой, как до этого Уксусу кандидатов в помощники. Но ведь именно такие отбросы в данный момент ему и были нужны. Уксус и такие, как он. Проигнорированные охотниками, обиженные жизнью.
  - Ты был пра-ав. Как же ты был пра-ав, - Уксус был изрядно навеселе и еле ворочал языком. - Они кокнули своего капитана! Представляешь?
  - Ещё как представляю...
  - Стали пиратствовать! - Продолжал вещать Уксус, даже не обращая внимания, слушает его Крэйвен или нет. - Да только дурни они. Как есть дурни... Кто-ж лезет на Трёхбородого?
  Эту новость Крэйвен узнал на следующий же день, как застал Турима в 'Камбале'. Пиратствовали ребята и вправду совсем недолго. Один, самый первый раз им просто повезло - перехватили купца на судёнышке, недалеко ушедшем от Уксусовой 'Близняшки'. Стоило замахнуться на кого посерьёзней, так пошла череда неудач: дважды просто не догнали добычу, ведь там на борту были маги. А новой попытки не случилось - их настиг Трёхбородый. Адмирал Пирусского княжеского флота. Лично. Как Туриму и Мэрчему тогда удалось не оказаться на рее, не знал никто.
  - И ты опять без помощника? - Усмехнулся Крэйвен.
  - А, в бездну всё! - Отмахнулся рунгиец. - Сезон подходит к концу, а я всё в порту сижу. Видать прогневил богов.
  Неограниченные финансы развязывали многие языки. А чаще даже неограниченная выпивка. Крэйвен понимал, что охотники прознают о его деятельности весьма скоро, и торопился собрать хоть какую информацию.
  Сегодня он засиделся допоздна против обычного. Мариса будет волноваться. Солнце уже скрылось за вершинами Туманного кряжа, когда Крэйвен покинул 'Камбалу'. Луна - лик Аямана, отмеряющего срок власти над этим миром для младших богов, стояла почти полная. Это значило, что подходила к концу вторая седмица главенства Унаны Щедрой, покровительницы пахарей и земледельцев. Света как раз хватало, чтобы не заплутать на тёмных улочках Пируссы.
  Крэйвен медленно шаркал по набережной, любуясь звёздами и редкими огоньками, зажжёнными на кораблях, что всё ещё стояли на рейде. Ночной бриз трепал остатки волос, собранные в хвост.
  - Эй, хромой! - Раздался чей-то голос за спиной. - Погодь. Потолковать надо.
  Крэйвен обернулся. К нему приближалась группа здоровых мужиков.
  - Кто? Я? - В первое мгновение в голове стрельнула мысль, что сейчас будут грабить, но затем Крэйвен приметил на одном из них форму стражника Пируссы.
  Тот как раз держал в руке масляный фонарь. А ещё в двоих он опознал подручных Губы. И был ещё один - совсем уж здоровый громила. Прознали-таки, гады... Крэйвен тяжело вздохнул. И что теперь?
  - Ты, ты. Кто ж ещё? - Тот самый здоровяк шагнул ближе. - К девке своей веди. Вопрос к ней имеется.
  Что-то в этой фигуре показалось Крэйвену знакомым. Когда же свет фонаря в руке стражника упал на лицо верзилы...
  - Гром?!
  - Ну, Гром, - Сержант уствинской стражи нахмурился. - А ты кто таков?
  Волосатая ручища выхватила фонарь у подельника и ткнула его чуть ли не в нос Крэйвена. Тот зажмурился, спасая глаза от яркого света.
  - Иннол!? Ах вот ты где всплыл, мелкий прыщ!
  В следующее же мгновение Крэйвен отлетел на полдюжины шагов и со всего маха врезался в стену. Живот скрутила судорога, недавний ужин запросился наружу. В затылке поселился ком пульсирующей боли. Как он удержался в сознании, одним лишь Духам глубин известно. Крэйвен чувствовал себя беспомощным, словно рыба, выброшенная на берег. И он ничего не мог поделать.
  - Вяжите его! - Ревел Гром, размахивая фонарём. - Этот поганец - тоже колдун. Не приведи боги, очухается.
  А ведь он уже почти встал. Почти... Сверху навалилась чья-то туша, вновь расплющивая Крэйвена по мостовой. Голову запрокинули, руки заломили и стали накручивать на них верёвки. Он отчаянно брыкался. Одного из выкормышей Губы даже укусил до крови, но силы были неравны. А в довершение всего, ему в рот ещё и кляп запихнули. Тряпка пахла омерзительно, и желудок Крэйвена скрутил новый спазм. Скорее всего, до того, как стать кляпом, тряпица была чьей-то портянкой.
  - Вот уж не ожидал тебя здесь встретить, - Гром ухватил его за подбородок и внимательно посмотрел в глаза. - Стало-быть и тебе в тот день повезло, а?
  Крэйвен всё равно не стал бы отвечать, даже если бы мог. Он безуспешно прожигал Грома ненавидящим взглядом.
  - Черпак, - Сержант прищурил глаз и склонил голову чуть набок. В данный момент он выглядел не таким уж и тупым верзилой, каким его запомнил Крэйвен. - Дуй к старшим. Нам нужны будут все ваши люди в Пируссе.
  - Ради одной девицы? - Удивился один из охотников.
  - Ради одной девицы... Судя по всему, именно эта девица расколотила Айваров замок, - Рассуждал Гром по-прежнему глядя на Крэйвена. - Ты же не хочешь кончить как Хлыст?
  - А как же поиски княжича? - Черпак всё ещё сомневался. - Мы же хотели с её помощью...
  - Нет! - Зло прорычал сержант. - Если бы она знала, где её дружок, то не стала бы вас нанимать. Тот говорун без памяти был. Потому и не понял, что это за ним пришли. Я верно говорю?
  Вместо ответа Крэйвен попытался выплюнуть кляп, но не преуспел.
  - Ве-ерно, - По-своему трактовал его реакцию Гром. - Им нельзя давать встретиться...
  - Я понял, - Черпак кивнул и, развернувшись, потрусил в темноту.
  Крэйвен в ужасе смотрел на его удаляющийся силуэт. Марисе грозит опасность! Эта мысль вымела из головы все прочие. Марисе! Грозит! Опасность! Даже собственное незавидное положение не повергало его в столь сильное отчаяние. Он непроизвольно дёрнулся вслед Черпаку, но получил удар под рёбра и вновь рухнул на мостовую.
  - А с этим, что будем делать?
  Тетива, где ты родненькая? Отзовись. Крэйвен не был уверен, что сможет воспользоваться своей способностью из такого положения. Но, как ни странно, знакомое ощущение напряжения где-то внутри зародилось без всяких капризов. Он окинул быстрым взглядом оставшуюся троицу. Нужно не просто скрыться. Без оружия ситуация не сильно изменится.
  Ага, вот! Юнец в форме стражника Пируссы. Эфес его казённого меча торчит так удобно, только руку протяни. Но руки-то как раз связаны и за спиной. Крэйвен сморгнул, сбрасывая намеченный было маршрут.
  - Я сам его прикончу. У нас свои счёты. Правда, иннол?
  Так, ещё раз! Он пошевелил пальцами. Клубок верёвок не такой уж и плотный, вязали наспех. Должно хватить... Мгновения, нужны какие-то жалкие мгновения.
  Гром сделал шаг в его сторону, но замер вместе со всем окружающим миром. Крэйвен уже спустил тетиву, и теперь его было не остановить.
  Толчок, и из почти лежачей позиции он врезается плечом в живот стоящего рядом охотника. Уход в перекат, и связанные руки смещаются из-за спины вперёд. Вскочить, пройти впритирку с левым боком стражника, нащупывая вожделенный меч. Есть! И дюжина шагов вперёд. На этом всё...
  Он просто не успевал продумать дальше. Но даже так расклад изменился кардинально. Крэйвен обернулся, переводя дыхание: охотник повалился наземь, стражник ошарашенно вертит головой. А вот Гром сориентировался мгновенно:
  - Взять его!
  Крэйвен утробно зарычал. Меч он держал обратным хватом. По-прежнему связанными руками. Грома нужно валить в первую очередь!
  Мгновений, что удалось выгадать, разорвав дистанцию, хватило на просчёт лишь очень рискованного наскока. Послушная тетива вновь замедлила окружающий мир.
  Такое ощущение, что Гром почувствовал опасность и начал отмахиваться от возможной атаки заранее. Тем, что было в руке - масляным фонарём. И Крэйвен нёсся вперёд, осознавая, что сейчас будет по-настоящему больно. Он не мог изменить маршрут. Он не мог передумать...
  Ручища Грома с зажатым в ней 'орудием' пришлась Крэйвену в грудь. Слава Духам глубин, лишь по касательной. Он чувствовал, как мягкая жесть фонаря сминается о его рёбра. Как масло растекается по одежде... Но связанные руки с зажатым в них мечом тянулись вперёд. Острие вошло в тело Грома мягко, почти нежно. Сверху вниз, найдя укромную ямку за ключицей.
  Время вновь побежало с нормальной скоростью, и Крэйвен осознал, что верзила со стекленеющим взглядом заваливается прямо на него. А пролитое масло из раздавленного фонаря вспыхнуло в одно мгновение. Крэйвен с трудом оттолкнул тушу противника в сторону, а остатки фонаря отбросил в охотника, что только-только поднимался на ноги.
  Выпутываться из занявшегося огнём плаща со связанными руками - то ещё удовольствие, но он справился. Видимо боги решили припомнить ему сожжённых на ярмарочном поле стражников. Крэйвен стянул застёгнутый плащ через голову и огляделся.
  Гром неподвижно лежал на мостовой, охотник в этот момент, также как и Крэйвен мгновением назад, боролся с огнём. А вот пирусский стражник с выпученными глазами задом отползал подальше от места схватки. Каблуки его сапог проскальзывали по брусчатке. И голосил он при этом тоненько, по девчачьи.
  Так, этот сопляк - не боец. Крэйвен сковырнул надоевший кляп, наклонился к бездыханному телу Грома и, с натугой вытащив меч, направился заканчивать начатое.
  Он больше не пытался ускориться, чувствуя, что именно эта его способность выпила остатки сил. И фехтовальщик из него был, в общем-то, так себе. Да только много ли нужно умения, чтобы победить человека, борющегося одновременно и с тобой, и с пламенем?
  Крэйвен ударил наотмашь, держась за меч по-прежнему связанными руками. Охотник отвёл удар предплечьем, но на большее его не хватило. На обратном замахе, по диагонали снизу-вверх отточенная сталь вошла в незащищённую подмышку.
  Противник вскрикнул и стал заваливаться на спину. Добивающий удар пришёлся уже по раскрывшемуся горлу.
  Крэйвен, тяжело дыша, обернулся к последнему противнику. Зря, ой зря он недооценил мальчишку! Хотя, был ли выбор? Тот по-прежнему сидел на мостовой в пяти шагах от иннола, но теперь в его руке был взведённый арбалет. И острие болта нацелено Крэйвену точно в лицо.
  - Б-бросай меч! - Заикаясь, объявил стражник.
  - Ну, уж нет...
  Крэйвен понимал, что ускорение, применённое столько раз подряд, выжимает из него последние соки, но просто не мог остановиться в шаге от победы. Иначе в чём смысл?
  Мгновение, и он рванул вперёд... Но, на пути, с которого теперь нельзя было свернуть, его уже ждал арбалетный болт, зависший в воздухе. Короткая и толстая стрелка вошла в плечо без звука, и выверенная последовательность шагов рассыпалась. Разлетелась на осколки. Она оказалась невозможной, и Крэйвен вывалился из ускоренного состояния раньше срока. Не растерявшись, он всё-таки дотянулся до последнего противника. А потом без сил рухнул рядом.
  На трупе охотника догорали остатки масла, и место боя потихоньку погружалось во тьму. Сознание мутнело. Он сделал всё, что мог, но ведь Черпак ушёл. Марисе грозит опасность...
  Это была последняя мысль, после которой Крэйвен окончательно потерял сознание.
  
  ***
  
  Вспышка боли!
  - Крэйвен, миленький, не умирай!
  Чей-то знакомый голос. Такой родной. Тёплый, домашний. Крэйвен улыбнулся, вновь растворяясь в забытьи.
  Вспышка боли! Ну почему его не могут просто оставить в покое? Он попытался высказать эту мысль вслух, но разродился лишь кашлем.
  - Давай, родненький, вставай. Сейчас мы её вынем...
  Что вынем? И снова вспышка боли. Мариса настойчиво пыталась выкрутить арбалетный болт из его плеча.
  - Оставь, - Прохрипел Крйвен. - Сделаешь только хуже.
  - Но как же...
  - Оставь!
  - Хорошо. Ты, главное, не умирай, - Её рука прошлась по щеке Крэйвена, размазывая какую-то влагу. А следом упала новая капля.
  Кровь? Он сам мазнул по лицу и лизнул кончик пальца. Нет, слёзы. Её слёзы. Крэйвен огляделся. Трупы, поверженных противников, всё еще валялись вокруг.
  - Как ты здесь оказалась?
  - Килька привела, - Заплаканная девушка чуть отстранилась, и Крэйвен увидел за её плечом знакомый тощий силуэт. - Ты как себя чувствуешь?
  Он хотел было ляпнуть: 'Бывало и хуже'. Но не смог припомнить, когда бы такое могло быть. Ломило каждую косточку. Плечо, затылок, живот, лодыжка... Хотя, лодыжка болела и до столкновения. Проще было перечислить, что не болит. Пожалуй, только язык, но на нём поселился гадкий привкус портянок.
  - Тебе надо уходить из города! - Если Мариса здесь, то Черпак не успел собрать команду и схватить её. Значит, есть шанс... - Охотники тебя просто использовали. Теперь ты им не нужна. Уходи!
  - Я без тебя не уйду! - Поджав упрямо губы, ответила Мариса.
  Дура! Он так подумал, и сам же устыдился. Нельзя так о посланнице Милосердной. Даже мысленно. Крэйвен лихорадочно прикидывал способ покинуть город для Марисы. Ведь все дороги под контролем. Хотя...
  - Килька, - Окликнул он девчонку, что по-прежнему молча стояла рядом. - Ты знаешь, где находится 'Камбала'? Хотя, что это я... Конечно знаешь.
  Она ведь местная. Более того, каждый день таскалась за ним. И в 'Камбалу' в том числе.
  - Беги туда, - Продолжил он, ухватив девочку за руку и притянув чуть ближе. Силы снова покидали его, а нужно успеть рассказать, что способ есть... - Найди там капитана Уксуса. Скажи, что это заказ от йоннола, он поймёт.
  - И куда он нас отвезёт? - Поинтересовалась Мариса.
  - В Оскахину. И не 'нас', а тебя, - Устало пробормотал Крэйвен, закрывая глаза. - Йоннолу путь в море заказан...
  А ещё он просто не жилец. И теперь уж точно бесполезен. Он чувствовал, что арбалетный болт крепко засел в плече, и не даёт крови хлестать из раны. Но долго так не протянешь. Говорят, некоторые маги умеют лечить любые раны. Но где найти тех магов? Да и мало ли что народ говорит.
  Килька скрылась во тьме. Голова Крэйвена покоилась на коленях Марисы. Девушка гладила его по волосам, приговаривая 'Пожалуйста, не умирай', а он думал, что прожил не такую уж и поганую жизнь. И умирает почти что счастливым. Сознание снова медленно, но верно покидало его.
  
  ***
  
  - Лево руля! Я сказал лево, - Голос слышался едва-едва, будто пробиваясь сквозь толщу воды. - Ты что, крабья башка, вытворяешь? Якорь в зад забью, неуч, коли не начнёшь банки по цвету воды различать...
  Крэйвен улыбнулся. Услада ушей. И качка. Как давно он её не ощущал. Говорят, посмертие, даруемое Галаяром именно такое. Плыви себе, куда глаза глядят, и ни о чём не думай. Неужто Милосердная похлопотала за него перед братцем?
  - Проснулся? - Этот голос послышался совсем рядом.
  Знакомый голос. Крэйвен с трудом открыл глаза. Тёмное тесное помещение, сквозь щели пробиваются робкие лучики света. А рядом сидит Мариса.
  Он что, не умер?! Он на корабле? Это же просто кошмар! Сердце заколотилось и в тот же миг раны напомнили о себе. Крэйвен застонал.
  - Ты должна была меня бросить, - Пересохшими губами выдавил он. - Зачем ты вытащила меня в море?
  - Вот ещё, - Возмутилась Мариса. - Да без тебя мне проще было просто отключиться.
  - Отключиться?
  Девушка прикусила губу и отвернулась.
  - Это Уксус там так орёт? - Крэйвен отчаялся дождаться ответа на предыдущий вопрос. - Как ты его уговорила пустить на борт йоннола?
  - Денег дала, - Равнодушно пожала плечами Мариса. - И почему ты называешь себя йоннолом. Ты же иннол. Разве нет?
  - Был иннолом... - Рука дернулась, чтобы коснуться выбритого виска, но бессильно упала обратно. - Теперь я должник Милосердной, а Духи глубин жестоко мстят предателям.
  Мариса одарила его долгим изучающим взглядом. Меж её бровей залегла морщинка.
  - Господи, Крэйвен, я уже устала разгадывать твои недомолвки, - Неожиданно вспылила девушка. - И вообще: нет никаких духов глубин. Нет никакой милосердной. Успокойся уже и спи. Тебе нужно набираться сил.
  Успокоиться? Она, правда, считает, что таким богохульством можно кого-то успокоить? Крэйвен нервно сглотнул, вглядываясь в лицо Марисы в поисках признаков того, что она пошутила. Хотя, кто таким шутит?
  - Извини, - Так же неожиданно девушка пошла на попятную. - Я сейчас наговорила глупостей... Забудь, это нервы.
  Она не смотрела ему в глаза. Стыдливо отвела их в сторону. А Крэйвен понял, что тот мимолетный взрыв эмоций - правда. Как бы безумно она ни звучала, но именно в это девушка по-настоящему верит. А вот извиняясь - уже врёт.
  - Ты не посланница Мэймы? - Мрачно резюмировал он.
  - Нет, - Поджала губы Мариса. - И я тебе об этом уже говорила. Прости.
  - Тогда кто же ты?
  Она долго молчала. Крэйвену даже показалось, что он никогда не услышит ответа.
  - Это трудно объяснить... - Мариса по-прежнему избегала смотреть на него. - Я почти такой же человек, как и ты. По крайней мере, в этом мире.
  - В этом? А есть и другие?
  -Есть, - Едва слышный шёпот.
  Звучит невероятно. Зато многое объясняет. Крэйвен покатал эту мысль в голове, свыкаясь с тем, что Мариса - девушка из иного мира.
  - И вы нашли способ пройти из своего мира к нам?
  - Всё немного сложнее... Мы создали этот мир.
  Взгляд девушки теперь был направлен куда-то вверх. В потолок, но, скорее всего, ещё дальше. Наверно она любовалась чистым небом, а старые корабельные доски просто не замечала.
  - Но, ты не подумай, мы не боги, - Предвосхитила закономерный вопрос Мариса. - Мы такие же люди, как и вы. Никаких особых божественных деяний, каждый занят своими обычными делами. Люди работают, учатся, влюбляются, женятся. Заводят детей. Умирают.
  Она неопределенно повела рукой, переводя дыхание.
  - Всё, как и здесь. Большинство даже не знает о существовании иных миров. Что и говорить, я сама до недавнего времени не знала...
  А вот это уже в голове у Крэйвена не укладывалось. Обычные люди, создающие миры? Так не бывает. Так просто не может быть!
  - Зачем же вы тогда создали нас? - Севшим голосом спросил Крэйвен.
  - Зачем? - Грустно улыбнулась Мариса. - Мы создали вас, чтобы понять себя. Спи. Всё будет хорошо.
  Она ободряюще похлопала его по плечу и вышла из каюты. А Крэйвен ещё долго, очень долго не мог уснуть.
  
  Глава 31
  
  - Попал! Попал! - Радостно вскинулся Ленгмар. - Видели? Я попал.
  - Эгеж, и правда, попал, - Похвалил мальчишку Сухой, хлопнув того по плечу. - Молодецкий молодец.
  Подбитый из пращи тетерев заполошно крутился на одном месте. Добить такого подранка - дело плёвое.
  Кадай тоже ободряюще подмигнул мальцу и свернул свою пращу. Сегодня от него подвигов требовать уже не будут.
  Старый следопыт не обманул. Как и обещал: увёл от погони, проложил мудрёный маршрут по безлюдным горным тропкам, и вот...
  И вот они всё бредут и бредут. Сколько уж тех тропок истоптали за прошедшие пару седмиц? И не счесть. Кадай, конечно, не помнил, но свято верил - в жизни ему столько ходить не доводилось.
  А седмицу назад, втянувшись в размеренный ритм и перестав опасаться погони, они задались вопросом: каким это волшебным образом старик обустраивает комфортный быт в условиях дикой природы?
  Раз, два и стоянка готова. Не успеешь оглянуться, а Сухой уже тащит откуда-то дичь. И ведь что странно - у старика не было даже лука с собой. Не иначе магия.
  Но секрет оказался прост. Следопыт продемонстрировал простую петлю из пеньки с кожаной чашечкой - пращу. Да на спор запустил камнем в белку. Один камень - одна белка. И все вопросы отпали.
  А Ленгмар упросил и его научить так белок стрелять. Сухой то согласился, но теперь и Кадай был вынужден постигать охотничью премудрость. За компанию, так сказать. Успехами похвастать не мог, но зато сам факт отсутствия успехов наводил на мысль: легко даются только те навыки, которыми уже обладал до потери памяти. Всё 'новое' приходится осваивать так же, как и остальным людям. Упорными тренировками.
  - Знатный выйдет обед, - Подытожил Сухой.
  Угомонив подранка, он подвесил тушку к котомке, и компания двинулась дальше.
  Их путь уже несколько дней шёл под уклон. Ночи становились теплее, дни иной раз выдавались даже жаркими. Самая сложная часть перехода осталась позади и совсем скоро, по заверениям Сухого, на горизонте покажется Оскахина. Кадая разбирало нетерпение, но поторапливать следопыта смысла не имело. Они по-прежнему подстраивались под самого медленного в команде - Ленгмара.
  Горы незаметно перетекали в предгорья. Куда ни кинь взгляд - всюду царили безлюдные просторы. Где мхи и разнотравье, а где по-прежнему голые камни. Заросли можжевельника и рододендрона, рощицы карликовых берёз. Величие первозданной природы.
  Перевалив очередную сопку, путники наткнулись на едва заметную тропу. И тропу не звериную, уж это Кадай научился определять.
  - Люди? - Кивком указал на находку маг.
  - Они самые, - Подтвердил следопыт. - Сухой помнит жилое жильё добрых осханов. Там, ниже по склону.
  Он посмотрел на солнце, что ещё не успело вскарабкаться в зенит, почесал бороду.
  - Давай как в прошлый раз, твоё магичество, - Предложил, наконец, старик. - Травы то ещё не повыкидал?
  - Новых наберу, - Пожал плечами Кадай, заглядывая в котомку. - Это не долго.
  С того самого прошлого раза на дне сумки обретались изрядно увядшие корешки и листочки. Часть выдуманного образа странствующего мага.
  За время совместного путешествия они выходили к людям всего дважды. В первую деревушку, правда, Кадая даже не взяли. Но именно там Сухой с Ленгмаром сторговали одежду пацану под размер и латаный плащ для Кадая. Освободившаяся экипировка, что княжич снял со стражника ещё в Уствине, тоже перешла магу вместо его рванья.
  Во вторую деревушку они наведались уже всерьёз и всей честной компанией. Готовились заранее. Именно тогда Кадай и придумал изображать благопристойного мага-лекаря, что бродит по Туманному кряжу в поисках редких травок. Княжич сошёл за ученика, а следопыт... за следопыта. В кои-то веки полноценно отдохнули, да и запасы пополнили.
  Спуск по найденной тропе вывел их к деревне под названием Ахивана. И та оказалась крупнее, чем думалось поначалу Кадаю. Среди частых холмов притаилось более сотни дворов. Но тут всё было просто Имея под боком богатый медный рудник в пору задаваться вопросом: отчего это Ахивана не превратилась в полноценный город?
  - Стало быть, лекарь? - Не прекращая подновлять рейки штакетника, поинтересовался староста деревни. - И евоный ученик?
  Мужик с виду был, как и все жители деревни - осханом. Плечистый, носатый, черноволосый с обильной проседью. С лихими усищами, но без бороды. А по валайски говорил почти без акцента.
  - Точно так. И ещё проводник, - Кадай кивнул на Сухого. - Всего трое. Нам бы переночевать где и запасы пополнить. А завтра снова в путь. Ежели подлечить кого надо - я готов взяться.
  - Та здоровы все, навродь, - Староста сплюнул сквозь дыру в зубах и, махнув куда-то в сторону окраины, вернулся к своему занятию, - Сходите к Вересее. Она у нас за болезных главная. Как решит, так тому и быть.
  Вересея - женщина в самом соку, статная осханка, травница и повитуха, встретила делегацию хмуро. Лишь после клятвенных заверений Кадая о том, что в её ремесле он ничегошеньки не смыслит и хлеб отбивать не намерен, женщина всё же пошла навстречу. В распоряжение троицы были предоставлены два ларя в сенях её дома и ворох стёганых одеял. Ленгмар, как обычно устававший больше всех, тут-же завалился навёрстывать упущенный сон. Сухой, пробурчав что-то невразумительное, отправился обустраиваться на крыльцо.
  Одеял Вересея выделила с избытком, потому Кадай, сорганизовав место для ночлега, направился вглубь избы в поисках хозяйки.
  - Вот, остались, - Продемонстрировал он стопку. - Куда сложить?
  - На печь кидай, - Кивком указала травница даже не оборачиваясь. - Я потом разберу.
  Сама при этом споро вязала пучки трав и развешивала их близ очага. Кадай на мгновение задержался, очарованный мистическим действом. Гордая, осанистая женщина делала лишь необходимый минимум движений. Зато руки порхали, словно в замысловатом танце.
  Первая же фраза, которую выдал Сухой, когда маг присоединился к нему на крыльце была:
  - Красивая баба.
  Следопыт сидел на ступеньках и задумчиво созерцал облака.
  - Кто? Вересея? - На всякий случай переспросил Кадай, усаживаясь рядом.
  - Ага. Сухой же того... Старик старый. Понимаешь? - Он тяжело вздохнул и перевёл взгляд на мага. - Как нога то отсохла, так и Сухой стал на сеновалы не ходок. А тут, нате здрасьте. Как глянул на эту Вересею, так... ну, сердце-то и защемило. Магия.
  - Ах, э-это. Да, магия, - Усмехнулся Кадай. - Я, когда ногу тебе латал, так и сердечных дел мышцу заодно поправил. Ты же, надеюсь, не против?
  - От оно как, - Крякнул от такой новости старик. - А Сухой уж думу думал... Ладно, дадут то боги, на обратном пути наведаюсь к ней. С сурьёзными намерениями.
  Он встал и украдкой заглянул в дом. Вересея возилась со своими травами где-то в глубине, и слышать о столь далеко идущих планах на её счёт никак не могла.
  - Вот до Оскахины дойдём и уж Сухой тогда...
  - А как же Запороженка? - Удивился Кадай. - Неужели тебя там никто не ждёт?
  - В Запороженке то? Боров ждёт, - Отмахнулся следопыт. - Или ещё кто из этих гадских гадов. Они ж не дурни. Смекнут, что Сухой то вас и вывел.
  - Извини...
  - А, пустая пустота, - Дед задорно подмигнул и отстучал пятками нечто заковыристое и залихватское. - Оно того стоило!
  - Тебе виднее, - Улыбнулся в ответ Кадай. - Кстати, далеко ещё до Оскахины?
  - Не особо, - Старик приглашающе махнул рукой, развернулся и направился по улочке на выход из деревни. - Пойдём.
  Дом Вересеи и так стоял почти крайним и очень скоро они снова шли меж холмов, а о близости людей напоминала лишь тропа. Кадай всё порывался спросить куда они направляются, но Сухой только загадочно улыбался. В какой-то момент следопыт и вовсе свернул с тропы, углубившись в редкий лесок, пройдя который насквозь они очутились на краю обрыва.
  Вид с вершины открывался потрясающий. Перед ними простиралась низина, зажатая между горами и морем. Вниз вилась лента дороги, а там, вдалеке, у самого моря раскинулся город.
  Домики светлых оттенков с плоскими крышами перемежались зеленью садов. С такой высоты они казались игрушечными. У Кадая перехватило дыхание. Оскахина! Вот же она, рукой подать. Может быть уже завтра он получит свои ответы.
  - Красота, - Восхищённо прошептал маг. - Какая красота!
  - Красота, - Согласился Сухой, а затем махнул рукой, указывая на комплекс строений чуть в стороне от города и немного выше по склону. - А там, Обитель Оракула.
  В непосредственной близости от Обители домов не наблюдалось. Зато весь промежуток до ближайших построек напоминал лоскутное одеяло. Кадай напряженно всматривался, пытаясь разобрать что бы это могло быть. Та память, которую он восстанавливал из осколков, не отозвалась. Но из недавних воспоминаний самым близким оказалась картина ярмарочного поля у стен Уствина. Палатки торговцев и менял. Кибитки, шатры и загоны со зверьём. Цветные вкрапления не ограничивались площадью у Обители, они словно пронизывали весь город тоненькими ручейками и снова сходились где-то на побережье. Судя по всему, в порту.
  Маяк, такой же игрушечный, как и всё остальное, возвышался на мысе, отсекающем почти квадратную бухту от бескрайних морских просторов. Кораблики, размером не больше муравья, стояли на рейде или сновали туда-сюда.
  А ещё Кадай приметил, что у города нет даже намёка на крепостные стены.
  
  ***
  
  На следующее утро они покинули дом гостеприимной Вересеи. Вышли с рассветом и уже к полудню ступили на улицы Оскахины.
  На въезде действительно не оказалось никакой защиты от вторжения. Просто в какой-то момент вдоль тропы стали попадаться домики и чем дальше они продвигались, тем плотнее становилась застройка.
  Кадай на пару с Ленгмаром вертели головами, глазея по сторонам. Сухой шествовал с видом бывалого путешественника.
  - Я думал в городе живут осханы, - Кадай озадаченно почесал бровь.
  Он заметил это не сразу, но жители, что попадались им на пути все сплошь были чернокожими. Гардахарцы, как и знакомый по Уствинской ярмарке Саваах, только роста нормального. Ни одного лица, похожего на жителей Ахиваны.
  - Раньше жили. Давным-давно...
  Следопыт притормозил, пропуская паланкин, покоящийся на плечах четырех здоровенных чернокожих носильщиков. Улочка, по которой они вошли в город всё больше напоминала торговый квартал. На глаза то и дело попадались палатки с различными товарами.
  - Старая Оскахина была разрушена. Её ровно сравняли с землёй, - Продолжил старик. - Так давно, что может и вовсе неправда. Сухой слыхал, что было то ещё до основания Верхнего Вальнара.
  Звучало так внушительно, будто и вправду события седой старины. Кадай нахмурился. Конечно, какую-то информацию о Верхнем Вальнаре он почерпнул из рассказов Крэйвена, но сопоставить даты основания одного города и дату разрушения другого никак не мог.
  Дома, мимо которых они проходили, видали виды. Им явно было по многу лет.
  - Царь древней Оскахины поклонялся демонам, - Блеснул познаниями Ленгмар, но потом почему-то смутился. - Так говорят жрецы.
  - Их завоевали гардахарцы? - Предположил Кадай, провожая взглядом очередного чернокожего горожанина.
  - Ах, вот ты о чём, - Осклабился следопыт, проследив за взглядом мага. - Сухой думает, что Оскахину рушили всем миром. И заселили по новой тоже всем миром.
  Два удивлённых взгляда скрестились на старике.
  - Теперь, завместо города тут посольские кварталы, - Сухой абстрактно обвёл рукой окрестности. - Этот квартал гардахарский. Там - валайский, ещё дальше - рунгийский и милунитский.
  Кадай выпал из дальнейшего разговора. Он прокручивал про себя новую информацию, силясь найти следы в сбоящей памяти. Зато Ленгмар очень заинтересовался:
  - И кто же правит городом?
  - Никто, - Сухой пожал плечами. - В каждом квартале свои порядошные порядки. А город... Так Оскахина и не город почитай. Токмо внешне похож.
  - И вот этот сброд не смогли побить имперские легионы? - Ленгмар скорчил рожу, демонстрируя сомнения. - Не верю.
  - А на такие случаи у Оскахины был и есть Оракул, - Резонно заметил Сухой.
  Уже через два дома им попался меднокожий мужчина в цветастой чалме, что азартно торговался с продавцом фиников. Почти сразу за ним абсолютно лысый старик в розовой тоге. Бледную кожу покрывали старческие пятна, а глаза были подведены углём или чем-то столь же чёрным. Дальше больше. Люди самых разных национальной попадались почти на каждом шагу.
  Торговая улочка, по которой они вошли в Оскахину, упёрлась в по-настоящему широкий проспект, который скорее напоминал рыночную площадь, но тянулся при этом в обе стороны насколько хватало глаз. Свернув налево, они стали пробираться в сгустившейся толпе и вскоре вышли на огромную площадь у стен Обители. Такого скопления людей, пожалуй, и в Уствине на ярмарке не собиралось. А ведь здесь не сезонное сборище, торговля идёт круглый год.
  На противоположной стороне площади высилась гигантская лестница и видно её было из любого конца. Даже сквозь толпу и матерчатые козырьки торговых палаток. На вершине холма ступени упирались в распахнутые ворота. Людей на лестнице не наблюдалось, а стены Обители даже издали выглядели древними. Намного древнее чем те дома, что попадались им по дороге.
  Глядя под ноги Кадай ловил себя на мысли, что эти истёртые камни помнят поколения и поколения паломников. И вполне может быть, он и сам уже ступал на них прежде. Если прищуриться, отрешиться от окружающей суеты...
  - Что-то мне боязно, - Разрушил сосредоточенность мага Ленгмар. Он старательно пыхтел рядом, отставая на пару ступеней. - А вдруг он мне напророчит какую-нибудь жуть?
  - Хуже, чем проклятие рода Магва?
  - Вроде того, - Парнишка был мрачен и угрюм. Таким его Кадай ещё ни разу не видел. - Может я не пойду?
  - Тебя ж никто и не заставляет.
  - Не по своей воле пророчество получают токмо нарушители местных порядков, - Успокоил мальчишку Сухой. - Не совался б Магва Ржавая Секира сюда со своим легионом, так и горя горестного бы не знал, магов бы не сторонился.
  Они как раз взобрались на последнюю ступень. В открытые ворота просматривался внутренний двор. И в отличие от площади внизу, где стоял несмолкающий гул сотен людей, здесь царил покой и умиротворение. Прям сонное царство.
  По краю почти квадратной площади тянулись навесы, в тени которых коротали время посетители. Они явно все чего-то ждали.
  Единственным, кто выбивался из общей благостной картины был служка. Мальчишка чуть младше Ленгмара в линялых обносках пытался мести двор метлой в полтора раза выше него самого. То, что от его работы лишь поднимаются облака пыли, похоже, никого не волновало.
  - Эй, малец, - Кадай решил, что мальчишка должен знать местные порядки. - К Оракулу попасть, это мы верно зашли?
  - Верно, верно, - Парень перестал скрести землю и облокотился на метлу. Его глаза смотрели на мага не по-детски серьёзно. - Присядьте где-нибудь здесь, распорядитель скоро выйдет и начнёт принимать подношения.
  - Подношения?
  - Ну да, без подношения к Оракулу никак, - Он виновато улыбнулся, после чего развернулся и принялся вновь ковырять землю метлой.
  - Сухой про то не ведал! - Тут же поднял руки следопыт. - Звиняйте...
  Кадай бросил недоумённый взгляд по очереди на обоих спутников.
  - Я тоже не знал, - Посчитал своим долгом оправдаться и Ленгмар.
  Только теперь Кадай осознал, что людей вокруг на самом деле не так уж и много. А вот их барахло, принесённое, по всей видимости, для подношения Оракулу, занимает куда больше места. При этом содержимое даров было столь же разнообразно, как и принесшие их просители. У кого тюки с дорогими тканями. У кого корзины с фруктами. В углу и вовсе ютился в жалкую тень белоснежный скакун с богатой упряжью. Одним словом, кто во что горазд.
  - Я бы не советовал ориентироваться на других, - В разговор снова вмешался служка. - Подношение - просто ритуал. Хотя, сколько я здесь, все стараются поднести что подороже. Как будто Оракулу есть дело до земных благ.
  - А ему нет до них дела? - С подозрением сощурился маг. - Ценность даров не скажется на решении Оракула?
  - Оракула? О, да-а-а-а, - Мальчишка помедлил, смакуя какие-то свои мысли, но вслух их не высказывая. - Он же принимает всех. Не только богатых. Нищим тоже нужны ответы.
  - Спасибо за совет.
  Зачем же тогда Оракулу подношения? Кадай не мог этого понять. Если Оракулу не нужны ценности, то чего он ждёт от подношений? Просто ритуал? Получается, важен сам факт подношения? Что-то материальное, принадлежавшее посетителю... что-то, что позволит делать выводы о личности человека, не вступая с ним в контакт?
  Кадай размышлял и в то же время высматривал свободное место под навесом. Мест было предостаточно, но, чтобы втиснуться пришлось бы просить кого-нибудь подвинуть свои тюки.
  Хотя, вот же... В углу растёт одинокое дерево и, хотя его тень не так густа, как от навесов, для троих вполне сойдёт.
  - Эй, незнакомец, тебе смелость в чреслах жмёт? - Их окликнул какой-то человек, вальяжно рассевшийся неподалеку. - Она конечно старая, но может и тяпнуть.
  - Кто старая? - Кадай не понял, о чём речь и сделал ещё пару шагов по направлению к дереву.
  - Харакса старая, - Лениво повторил человек. - Но коль укусит, то не ропщи, что Т'халь илии'Рахн тебя не предупреждал...
  - Зелень небес? - Не задумываясь перевёл для себя Кадай, силясь вспомнить на каком из языков это слово.
  Внезапно дерево шевельнулось и маг замер. 'Дерево' на поверку оказалось вовсе не деревом, а каким-то животным. В сторону Кадая смотрела морда, сплошь покрытая самой настоящей корой.
  - Кха-арха, - Звук, издаваемый хараксой, напоминал скрип несмазанных петель или старого колодезного ворота.
  Ленгмар испуганно вскрикнул и спрятался за спину Сухому. Кадай же сделал один осторожный шаг назад и внимательнее присмотрелся к твари. Животное или дерево? Ни то, ни другое. Смесь какая-то.
  Зелёная крона оказалась парой огромных крыльев, покрытых вместо перьев плотными кожистыми листьями. Пасть без зубов, скорее похожая на клюв. Бусинки глаз в глубоких складках коры. А длинный хвост напоминал крысиный, но весь покрытый тонкими белесыми ворсинками, как выдернутый из земли корень.
  - Ап'балате хейнан милуни, ашш'инба? - К ним подошёл тот самый мужчина, что предупредил об опасности.
  'Ты говоришь по милунитски, незнакомец?' тут же перевёл для себя Кадай. Милунитский... Ещё один язык в копилку. Говорить то он пока не говорит, но, как обычно, всё понимает. Кадай сощурил глаз и покачал ладонью, демонстрируя, что говорит, но очень-очень плохо.
  - Не доводилось раньше видеть хараксу? - Переключился вновь на валайский незнакомец.
  Голову хозяина хараксы украшал зеленый тюрбан, а объемистое пузо не давало до конца свести полы богато вышитого кафтана. Весь его внешний вид кричал о богатстве. Нарочито показном богатстве. Особенно выдающимися были массивные перстни, под которыми толстых пальцев было и не разглядеть.
  - Не доводилось, - Соврал Кадай. Где-то там, в дебрях его памяти мелькали смутные образы, никак не желавшие становиться яснее. Как будто видеть ему доводилось не самих животных, а, скажем, зарисовки в альбоме. - Так она живая? Я имею в виду это что, не дерево?
  - Ну конечно, - Мужчина встал и отбросил в сторону хвост хараксы, который безуспешно пытался углубиться в утрамбованную землю двора. - И, если, Вахари* спали эту обитель скорби, не дать ей пустить корни ещё хотя бы пару дней - она засохнет. Где только носит этого распорядителя?
  - Так эта харакса... подношение?
  - Истинно так, - Мужчина сощурил глаз и оценивающе уставился на Кадая. Прошёлся по латаным-перелатанным обноскам и презрительно фыркнул. - И это очень ценный дар. Невероятно ценный!
  - А чем она питается? - Первый испуг у Ленгмара прошёл, и он с юношеской непосредственностью вмешался в разговор.
  Животина двигалась вяло. В основном шевелился только хвост, настойчиво пытаясь укорениться. Но все попытки пресекались их новым знакомым. Если не подходить совсем близко, то опасаться, пожалуй, нечего.
  Т'халь илии'Рахн - важный сановник из Амилунды. Он явно не считал их достойными собеседниками, но скука в этом сонном царстве допекала всех. Кто как умел, тот так и боролся. Кто спал, кто молча бродил туда-сюда, а Т'халя неудержимо тянуло похвастать...
  Пока хозяин 'невероятно ценного дара', с важным видом рассказывал Ленгмару про своего питомца, Кадай устроился в тенёк и слушал лишь краем уха. По соседству пристроился и Сухой.
  Если верить милуниту, то харакса - ни дать, ни взять, а чудо из чудес. И ценнее животного на всём белом свете не сыскать.
  - Видишь эти завязи на сгибе крыла? - С гордостью рассказывал он. - Такие появляются только у оплодотворённых особей. Эта побывала на брачных играх. А поймать ещё не укоренившуюся хараксу после брачных игр - большая удача.
  - Брачных игр? - Переспросил Ленгмар.
  Кадай хотел было одёрнуть Т'халя. В конце концов, мальчишке ещё рано про брачные игры... Или уже в самый раз?
  А существо и в самом деле было уникальным. Наполовину животное, наполовину дерево. Хараксы обитали или произрастали во влажных болотах к востоку от Амилунды.
  Когда харакса появляется на свет, то по размеру не превышает летучую мышь. Гибкие как ивовые прутья по молодости они без труда летают, а с возрастом всё больше деревенеют и пускают корни, чтобы дать жизнь новому поколению.
  Дурманящий запах хараксы-родителя привлекает мириады насекомых, которыми молодняк питается первое время. А потом, немного окрепнув, подросшие хараксы направляются на вершины горы Аз'Гафур, где у них происходят те самые 'брачные игры'.
  - А с вершин Аз'Гафура они парят вниз. Летать то они уже к тому времени не могут, но парят превосходно. О, это восхитительное зрелище! - Продолжал вещать Т'халь илии'Рахн. - Потом они находят подходящее место, где могут пустить корни и окончательно деревенеют.
  - Так в чём же их польза?
  - Польза? - На этот раз милунит немного замялся. - Ну, как... В соке их польза.
  'Выпивка что ли?' подумал Кадай. Было бы лекарство - Т'халь не стеснялся бы сказать об этом. Дорогая и редкая выпивка. Как бы и вовсе не наркотик.
  - Собирать этот сок по болотам очень трудно и опасно...
  - Но ведь можно поймать пока молодая и живёт возле родителя? - Ленгмар быстро соображал для своего возраста, особенно на тему личной выгоды. - И заставить пустить корни там, где нужно людям.
  - Ты прав, мой юный друг. Молодую поймать легко, - Лукаво сощурившись кивнул Т'халь. - Но тогда у неё не будет вот этих завязей. А сок такой хараксы никчёмен на вкус.
  - А-а-а...
  - Теперь ты понимаешь насколько это большая удача? - Т'халь илии'Рахн с видом победителя перевёл взгляд на старших товарищей своего юного слушателя, явно ожидая и от них проявления восхищения. - Мой подарок Оракулу воистину бесценен!
  Увидеть вместо восхищения в глазах Кадая жалость к несчастному животному, которое заставляют мучатся, он так и не успел. Дверь, ведущая из дворика внутрь Обители начала открываться и оттуда появился полненький человек средних лет с гладко выбритой головой в алой тоге. За ним семенило ещё несколько служителей в точно таких-же одеяниях, но розового цвета.
  Ни на ком из них не было украшений, но по главе делегации и невооруженным глазом было видно, что любовь к богатству и излишествам ему отнюдь не чужда.
  Если Оракулу и не нужны земные блага, то в его окружении явно есть те, кто греет на подношениях руки. Мальчишка, убиравшийся во дворе, сразу бросил свою метлу и, выудив откуда-то из-за двери широкое опахало, пристроился рядом с распорядителем. По дворику прошла волна оживления. Люди приходили в себя от полудрёмы и выстраивались в подобие очереди.
  - Ты придумал, что дарить Оракулу? - Ленгмар выжидающе смотрел.
  - А что тут думать? Это же просто ритуал, - С этими словами Кадай оторвал одну из деревянных пуговиц со своей накидки. Его лицо озарила лукавая улыбка. - Если я прав, то мой подарок расстроит только вот этого, в красном.
  
  * Вахари - огненный архидемон. Согласно Вальнарскому Канону: один из девяти архидемонов, созданных Ханакисом для битвы с остальными младшими богами. Один из трёх выживших в этой битве.
  
  Глава 32
  
  День сменялся днём, а Крэйвену становилось только хуже. Спешное бегство в Оскахину решило вопрос с преследованием со стороны охотников, но и только. Иннол угасал прямо на глазах, почти всё время пребывая в бреду. Поиски Алекса зашли в тупик. Марисе уже давно следовало бы отключиться, но она держалась на каком-то нездоровом упрямстве. Ей казалось, что в нынешнем состоянии Крэйвена только её вина.
  А в те редкие моменты, когда он приходил в себя, то умолял бросить его. И решимость Марисы стоять до последнего только крепла.
  Да, она кляла тот момент, когда заключила соглашение с охотниками. Она кляла асимов за то, что создали этот мир настолько реалистичным. Но упорно продолжала искать возможности, чтобы спасти своего спутника.
  - Вы уверены?
  - Уверен, госпожа, - Грустно улыбнулся старый даньген. - Его кровь уже отравлен. Сильно отравлен. Он весь отравлен.
  Мариса обречённо покивала головой. Спорить было бессмысленно. Этот лекарь был четвёртым с той поры, как они прибыли в Оскахину и разместились в ближайшем к порту квартале. Вроде как милунитском, но Мариса не вдавалась в подробности.
  Отравленная кровь... По-научному, кажется, сепсис. Даже местные маги от медицины не брались лечить столь запущенный случай.
  - Спасибо, - Она вложила в сухонькую ладонь два серебряных скутума. - А может вам известен кто-нибудь...
  - Нет, - Прервал её попытку лекарь. - За эта случай никто не возьмись. Такое подвластно только боги.
  Даньген поклонился, собрал свои инструменты и покинул их комнатушку. Мариса же со слезами на глазах подоткнула Крэйвену простынь. Он пребывал в бессознательном состоянии. На лбу обильно выступил пот, под закрытыми веками зрачки метались туда-сюда. Мужчина то и дело беспокойно вздрагивал.
  - Тише, тише, - Прошептала Мариса, вытирая его взмокший лоб тряпицей. - Я с тобой.
  Такое подвластно только богам... Да уж. Ну, вот она вроде как богиня. И что? Только и может, что нашёптывать утешения.
  Через полчаса Крэйвен немного успокоился. То ли помогли микстуры лекаря, то ли организм просто устал бороться. Мариса тихонько прикрыла дверь и спустилась на первый этаж.
  - Госпожа Мариса, - Тут же нарисовался хозяин заведения. - Я вынужден снова просить...
  - Я помню о твоей просьбе, дорогой М'хесс, - Холодно отрезала Мариса. - И мой ответ по-прежнему 'нет'. Ты сам согласился, что повышенная плата покроет все неудобства.
  М'хесс илии'Твон с кислой улыбкой отступился. Его очень расстраивала перспектива, что в таком респектабельном заведении, как у него, кто-нибудь отдаст душу Аяману. Он беспокоился о том, как отреагируют на такое соседство другие постояльцы. Но ещё три дня назад Мариса заткнула его сомнения изрядной суммой золотых.
  - Даньген не справился, - Продолжила строгим тоном Мариса. - Найди мне ещё лекарей.
  - Но, госпожа...
  - Плевать, сколько это будет стоить! - Повысила голос девушка. - Найди мне лучшего.
  - Даньгены - лучшие, - Виновато пожал плечами М'хесс.
  Мариса и сама понимала, что требует невозможного.
  - М'хесс! - Желваки зло заиграли на её скулах.
  - Сделаю, что смогу, - Сдался, чуть посопев для приличия, старый милунит. - Но такое посильно лишь богам.
  - Я это уже слышала... Просто найди!
  - Может, госпожа желает перекусить? - Перевёл разговор на более нейтральную тему хозяин.
  Есть совершенно не хотелось. Да ей, собственно, и не грозило умереть с голоду. Другое дело Крэйвен.
  - Скажи, пусть в номер доставят, - Она развернулась, чтобы подняться обратно на второй этаж. - И пусть сделают бульон.
  А ей вновь предстоит бдеть у постели умирающего. Столько, сколько понадобиться.
  Но, стоило поставить ногу на первую ступень, как сзади раздалось удивлённое:
  - Мариса? Я тебя еле признал!
  Она обернулась и еле устояла на ногах от накатившего счастья.
  - Сэм! - Девушка буквально бросилась на шею коллеге. - Ты бы знал, как я рада тебя видеть!
  
  ***
  
  - Значит жив, но ничего не помнит, - Сэм задумчиво качал головой, вперив взгляд в столешницу маленького столика в номере Марисы.
  Вася посчитал неразумным тратить время на разъяснения и, буркнув лишь 'Мариса всё объяснит'' прямо с порога отправил его в кресло для подключения к мирам. И это было разумно.
  Мариса излагала факты, их с Васей догадки и всё, казавшееся мало-мальски значимым. Она надеялась, что Сэм вот-вот скажем 'понятно' и все проблемы решит лишь мановением руки. Но надежды оставались надеждами.
  - Я думаю, ты права насчёт потери связи, - Наконец резюмировал он. - Это объясняет, почему извне он не идентифицируется.
  Мариса тяжело вздохнула. А она так надеялась, что это просто Вася по неопытности не смог, а вот более опытный товарищ легко отыщет пропажу.
  - Тут я вряд ли что смогу добавить, - Сэм не оправдывался, он просто констатировал факты. - Это 'внутри' Вася долго не может, но по части железок мы его натаскали. Разве что вручную перебирать все логи...
  - Это не выход, - Согласно покивала Мариса.
  Повисла пауза. Сэм что-то усиленно обмозговывал, а Мариса не мешала, всё ещё надеясь на чудо.
  - Так! А почему ты то до сих пор не отключилась? - Наконец прервал паузу Сэм. - Вы же след потеряли почти месяц назад...
  - Три недели, - Поправила его девушка.
  - На что надеялась?
  - Вначале всё думала, что охотники помогут. Потом - не знаю... - Мариса в который раз тяжело вздохнула и кивком указала на спящего Крэйвена. - Я не могу его бросить в таком состоянии.
  Сэм встал и, наскоро осмотрев больного, тихонько присвистнул.
  - Ты можешь что-нибудь сделать?
  - Тяжёлый случай. Ты уверена, что?..
  Сэм оглянулся и их глаза встретились. Видимо мольба в её взгляде считывалась легко, потому как больше он вопросов не задавал.
  Мариса с надеждой смотрела за отточенными движениями коллеги. На его фоне попытки четырёх местных целителей выглядели плясками безумных шаманов по сравнению с работой нейрохирурга. Руки Сэма порхали над телом Крэйвена, сдвигая невидимые ползунки, крутя невидимые верньеры. Иннол по-прежнему пребывал без сознания, но его лицо разгладилось и теперь выглядело безмятежным.
  - Так он поправиться? - Решилась спросить Мариса, когда ей показалось, что манипуляции Сэма подошли к концу.
  - Без сомнения, - Ответил тот. - Хороший сон, обильное питание и будет здоровее многих местных его возраста.
  Мариса еле сдержала набежавшую слезу.
  - Спасибо, - А вот голос всё же подвёл, дрогнул и с головой выдал истинные чувства девушки.
  Сэм вернулся за столик и смерил её оценивающим взглядом. Она же потупила глаза, понимая, что выглядит совсем непрофессионально. Как обычная, растерянная девчонка.
  - Мне казалось, что ты была настроена весьма скептически по отношению к 'виртуальным человечкам'. Разве нет?
  - А разве месяц плотного общения с местными не мог изменить моих взглядов? - С вызовом парировала Мариса.
  - Мог, - На обычно серьёзном лице расплылась улыбка. - И я очень рад, что это случилось.
  Сэм смотрел на неё так, будто она сделала нечто выдающееся. Нечто, давно ожидаемое, но оттого не менее важное.
  - Ты сейчас скажешь, что-нибудь вроде: 'Добро пожаловать в команду!' Да?
  - Нет, - Сэм весело ей подмигнул. - Я скажу: 'Добро пожаловать в семью!'
  Мариса не выдержала этот взгляд и отвернулась. Зачем-то встала и прошлась по комнате. Машинально потрогала лоб спящего Крэйвена. Жар прошёл, будто и не бывало. Ей даже показалось, что на давно ввалившихся щеках проступили ямочки от улыбки.
  В голову закралась мысль, что теперь её здесь ничего не держит. Но почему так не хочется уходить? Она дала себе зарок, что как только Крэйвен проснётся, то она попрощается и уйдёт вместе с Сэмом. Лишние секунды реального времени уже вряд ли на что повлияют.
  Крэйвен слегка заворочался, но пока ещё не проснулся. Мариса обратила внимание, что из приоткрытого окна доносятся слишком уж громкие звуки торговой улочки. Надо бы закрыть.
  Она направилась к окну, а звуки всё нарастали. Мариса уже взялась за створку, но застыла в удивлении. Метрах в ста - ста пятидесяти от их гостиницы собралась огромная толпа и с каждой секундой народ всё пребывал. В центре всей суеты возвышалось какое-то дерево. Но откуда здесь дерево? Мариса ничего подобного припомнить не могла. А ещё дерево двигалось в сторону порта. Ветки с ярко зелёными листьями мерно покачивались. А потом ствол изогнулся, поднимаясь всё выше. Люди прянули в разные стороны. Толстая ветка вдруг раскрылась точно это пасть, и раздался страшный заунывный звук. Толи вой, толи скрип.
  - Сэм, - Неуверенным тоном девушка окликнула коллегу. - Здесь что, и драконы водятся?
  - Драконы? Что-то не припомню такого, - Мужчина тоже подошёл к окну и выглянул через её плечо. - Ох ты-ж, мать твою!
  Сэм буквально сорвался с места, вылетев из комнаты за дверь.
  - Ты куда? - Крикнула вдогонку удивлённая Мариса.
  - Бежим, скорее! - Донеслось уже откуда-то с первого этажа. - Там Алекс!
  
  Глава 33
  
  Когда очередь дошла до Кадая и распорядителю была преподнесена простая потёртая пуговица, лицо у того буквально перекосило. Но пуговицу он принял! Куда бы делся? То, что все остальные просители стали в открытую потешаться над жалким оборванцем, было вполне закономерно. Особо усердствовал в этом их новый знакомый - Т'халь илии'Рахн.
  - Не потеряй, малец, сей великий дар, - Совершенно серьёзно увещевал он служку, которому тут же после вручения и передали пуговицу. - Он станет жемчужиной коллекции Оракула.
  - Всенепременно, господин, - Также серьёзно отвечал ему мальчишка, потешно кланяясь.
  Толстяк в алом гневно сопел, его свита и остальные просители хихикали. Ленгмар делал вид, что с Кадаем ни разу не знаком. И лишь сам маг, да старый следопыт сохраняли каменные выражения на лицах. Шепотки не прекращались и после того, как процессия с дарами покинула двор.
  Чуть погодя, вновь появился распорядитель и с крайне удивлённым видом озвучил, что первым к себе Оракул вызывает именно Кадая. Если даже для него это стало неожиданностью, то что уж говорить об остальных?
  - Вот тебе и просто ритуал, - Улыбнувшись, прошептал маг и направился на встречу с разгадками секретов собственного прошлого.
  Распорядитель лишь приоткрыл створку ворот, пропуская мага, но сам дальше не последовал. Махнул: тебе, мол, туда. Хотя, заблудиться было бы сложно. За воротами обнаружился ещё один двор. Вдвое меньший по площади от предыдущего. И именно здесь складировали все дары, по крайней мере крупногабаритные. Дальше ход был только во внутренние помещения и в дверях Кадай приметил уже знакомого служку с факелом в руках.
  Наверняка роль провожатого должен был исполнять распорядитель, но, что называется: 'уел, как сумел'. Перепоручил наглеца мальчишке? Ха-ха! Магу, потерявшему память, на все эти тонкости и политесы было глубоко плевать. Не за тем он явился в Обитель.
  - Омой лицо и руки, - Церемонным жестом указал вглубь помещения служка. - Затем я провожу тебя к Великому Оракулу из Оскахины.
  Стоило ступить со двора внутрь древних стен Обители, как повеяло сырой прохлада. Прямо напротив входа в стене обнаружилась ниша с мраморной чашей, в которую тонкой струёй лилась вода из разверстой пасти каменного чудовища. Тёмный коридор без окон разбегался в обе стороны от входа. Кадай послушно следовал указаниям. Ритуалы, ритуалы... Только время зря тратится.
  Коридор петлял и извивался, сердце прыгало в груди также, как тени от факела по стенам. Мальчишка регулярно оборачивался, убеждаясь, что посетитель не отстал и не потерялся. Взгляд его при этом был настолько колюч и серьёзен, что Кадаю казалось, будто его подозревают в каких-то злостных намерениях. Как минимум в попытке причинения ущерба жизни и здоровью Великого Оракула. А ведь там, на площади, до вручения даров, малец вёл себя намного приветливей.
  По пути их следования не попадалось ни единой живой души: ни охраны, ни жрецов, ни слуг. В конце концов провожатый вывел Кадая к распахнутым дверям с облупившейся краской. За ними просматривалась комната, устланная коврами самых разнообразных расцветок. От цветочных до строгих геометрических узоров. Маленькие и большие, круглые и прямоугольные. При этом ковры были не только на полу, но и на стенах. В несколько слоёв. Вполне возможно и на потолке, но тот терялся в темноте. Квадратное помещение со сторонами в пару дюжин шагов, не больше. Пол находился ниже уровня коридора, а от дверей спускались четыре ступени. Окон не наблюдалось вовсе, свет исходил от четырёх чаш на треногах. Пахло лампадным маслом и дымом, пылью, мышами и древностью.
  В центре, на горе подушек восседал сухонький и сморщенный старец в коричневой тоге.
  - Я доставил его, о Великий, - Обратился к старику служка.
  Тот поманил Кадая трясущейся рукой. Мальчишка, отступив в сторону, шепнул:
  - Проходи.
  Ноги слушались с трудом, Кадай никак не мог совладать с бешено колотящимся сердцем. От этого старца так и веяло мудростью прожитых лет. Поговаривали, что Оракул давно превысил все отмеренные обычным смертным сроки. Что он и вовсе не человек. И это вполне походило на правду. Сплошные морщины вместо лица, пергаментная кожа рук, сквозь которую просвечивают шишки суставов, да крупные вены. Кадай пристроился на подушке напротив, совершенно не представляя, как именно себя следует вести дальше. Оракул молчал и трудно было сказать наверняка: видит он перед собой просителя и просто размышляет, или вовсе уснул.
  - Приветствую, о Великий, - Наконец решился нарушить молчание маг. Он чуть склонил голову, по-прежнему вглядываясь в тёмные провалы глаз, что прятались среди морщин.
  - Когда же ты угомонишься? - По-старчески брюзжа, ответил Оракул.
  - Угомонюсь?
  Кадай был сбит с толку. И это ещё слабо сказано. Может это продолжение каких-то ритуалов?
  - Да, угомонишься... - Старик сокрушенно покачал головой. - Когда смиришься, что у меня нет ответов на твои вопросы?
  Кадай моргнул и потряс головой, пытаясь осознать услышанное. Разговор шёл в совершенно неожиданном направлении.
  - Мы разве уже встречались, о Великий?
  - Не надо этих игр, - Тонкая рука поднялась в жесте протеста. - Я узнавал тебя и прежде. Под любой из личин. Неужто ты так и не понял, что внешность меня не обманет? Зачем из раза в раз ты истязаешь старика?
  Ну конечно! Они знакомы. И не просто знакомы, их связывают длительные, пусть и не дружеские отношения. Сердце зашлось ещё быстрей. На этот раз в радостном предвкушении.
  - Сегодня я не буду истязать старика вопросами, о Великий, - Зачастил возбуждённо маг. - 'Кто я?' - вот мой сегодняшний вопрос. На него ты ответить сможешь?
  - Что? - Оракула явно смутил такой напор. - Кто ты?
  - Всё верно! 'Кто я?' - это вопрос, что привёл меня в Обитель. Извини, я просто не помню наших прошлых встреч, если они были, - Сознался Кадай. - В этом-то и проблема: я потерял память. И мне просто необходима твоя помощь.
  Старик нахмурился, растеряно шамкая губами и его взгляд скользнул куда-то за спину Кадаю. Словно ища чьей-то поддержки.
  Маг обернулся и заметил, что служка так никуда и не ушёл, а по-прежнему стоит в дверях. Облокотившись о косяк и скрестив на груди руки, он исподлобья изучал Оракула и его посетителя. В позе чувствовалась такая уверенность, такая властность. Взгляд же, что изучал Кадая, никак не мог принадлежать ребёнку.
  - Спасибо, Юлим, - Наконец произнёс мальчишка. Он медленно подошёл к старику и ободряюще похлопал того по плечу. - Отдохни, дальше я сам.
  
  ***
  
  'Служка' буравил Кадая взглядом. Тот отвечал ему тем же. На фоне молчаливого противостояния слышалось лишь кряхтение старика и его жалобы на жизнь.
  Поддельный Оракул... Ну кто бы мог подумать? А настоящий всё это время крутился среди просителей, изображая мелкую сошку. Терпел насмешки и выслушивал снисходительные поучения. Интересно, а напыщенный толстяк в красном вообще в курсе кому на самом деле служит?
  Старик скрылся в замаскированном коврами проходе, и только тогда истинный хозяин Обители заговорил вновь:
  - Сотня лет прошла, как мы виделись в последний раз. Прорва времени, - Он сокрушенно покачал головой, усаживаясь на освободившиеся подушки. - Я уж малодушно решил, что ты и вправду оставил Обитель в покое. Но, видимо, нет... Ты снова здесь.
  - Сотня лет? Тут какая-то ошибка... - Кадай недоумённо нахмурился. Все эти загадки, неясности и недомолвки ужасно сбивали с толку. - Я не могу быть таким старым.
  - Да? - Усмехнулся Оракул и жестом обвёл собственное тщедушное тельце. - А я, стало быть, могу?
  - Понятия не имею, - Вынужден был сознаться маг.
  В возможность получить ответы о своём прошлом верилось всё меньше. Ну ведь ошибка же! Его просто с кем-то спутали.
  - Ладно, раз уж нынешняя встреча проходит без посредников, то давай посмотрим отчего же ты не помнишь ни одну из прошлых, - Оракул прервал метания Кадая. Складывалось ощущение, что он читает мысли по лицу, как в открытой книге. - Дай-ка мне свои руки.
  Он придвинул подушку почти вплотную и, вновь усевшись, обхватил узкими мозолистыми ладошками руки мага. Закрыл глаза и склонил голову чуть набок, как будто прислушиваясь.
  По телу внезапно пронеслась волна непривычных ощущений, которые напугали Кадая и первой же реакцией стала попытка вырваться из захвата.
  - Тихо, не дёргайся, - Шикнул на него Оракул, даже не открывая глаз.
  С каждым мгновением ощущения становились всё более странными. Вначале все части тела по очереди переставали восприниматься как нечто привычное и родное. Будто они чужеродный элемент и только мешают. Через мгновения, столь же внезапно, всё возвращалось на круги своя, но чужой становилась уже другая часть тела.
  Дальше - хуже. Стали пропадать и снова появляться воспоминания. Сколько бы их там ни было, но Кадай дорожил каждым и страшно переживал, что после таких манипуляций вернутся не все. Пусть жалкие крохи, но это всё, что у него есть.
  Время тянулось и тянулось, а Оракул всё перебирал и перебирал что-то внутри мага. Кадай ощущал себя ожившими чётками в руках неторопливого монаха. Странные ощущения теперь отдавались где-то совсем на задворках сознания и нельзя было сказать с уверенностью, что именно в данный момент перестает быть частью тебя самого.
  - Да-а, да... Никаких сомнений, это - ты, мой старый друг, - Наконец, с улыбкой на устах заметил Оракул. - Я всегда подозревал, что ты не таков, как все. Но чтоб настолько... Жаль, мне не довелось глянуть на нити твоей души, когда они были ещё в порядке. Было бы намного больше проку.
  - Посмотреть на что? - Переспросил Кадай.
  - На нити души, - С самым серьёзным видом повторил Оракул, затем поморщился и покрутил рукой, пытаясь подобрать объяснение попроще. - Те эфемерные связи, что соединяют тебя с этим миром.
  Мальчишка по-стариковски покряхтел, отодвигаясь и вновь умащиваясь на подушке.
  - У обычных людей все нити сходятся в едином центре. Они могут петлять или быть прямыми, сливаться с другими нитями или ветвиться. Но рано или поздно все сходятся в одной точке. У всех, даже у меня. Твои же... - Оракул неопределённо хмыкнул. - Они ведут в совсем другое место. Часть уходит в такие дали, куда и мне ходу нет. Часть же оборвана и запутана. И не ведёт никуда.
  Кадай пытался осознать о чём толкует Оракул. Какие-то нити, какие-то связи с миром. Ему-то что делать?
  - Если бы я не знал наверняка, что побасёнки Вальнарских жрецов - откровенное враньё, то решил бы, что ты один из 'этих', - Оракул бросил многозначительный взгляд в потолок.
  - Их можно как-нибудь починить? Эти нити, - Не обратил внимания на явно еретические речи Кадай. - Ты можешь помочь?
  - Нет, - Грустно покачал головой мальчишка. - Моё призвание читать чужие нити, но не влиять на них. Однако! Я вижу: часть линий, что ведут в неизведанное, ещё недавно были такими же оборванными и перепутанными. Это ведь хороший знак, а?
  - Кто знает... Я вспоминаю иногда, - Глухо ответил Кадай, глядя на собственные ладони будто впервые увидев. - Обрывки из прошлого. Может быть в этом всё дело?
  - Наверняка. И продолжай в том же духе, - Оракул лукаво сощурился и встал с подушек, давая понять, что аудиенция окончена. - А когда вспомнишь, то снова приходи задавать свои дурацкие вопросы. Как в былые времена.
  Погруженный в собственные мысли, Кадай встал и направился было к выходу, но внезапно его осенило:
  - Погоди, а какие вопросы я задавал в наши прошлые встречи?
  - О! Догадался-таки. Ты не отличался оригинальностью, мой старый друг, - Мудрец в теле ребенка весело хохотнул. - Мы знакомы лет четыреста, не меньше... Но каждую нашу встречу ты упорно спрашивал: кто я?
  - Кто я? Так ведь в этот раз...
  - Нет, нет. В этот раз ты спрашивал про себя, - Оракул ткнул в мага пальцем, а затем покачал головой и ткнул пальцем уже в собственную тощую грудь. - А раньше тебя интересовало 'кто я'.
  После этой фразы в голове промелькнула будто череда вспышек. Кадай от неожиданности припал на одно колено и схватился за виски. В образах фигурировала эта же комната, он сам и старцы. Разные старцы, но чем-то неуловимо похожие между собой. И ещё ощущение злости и непонимания. Ощущение загадки, что никак не поддаётся.
  Специально это Оракул сделал или так вышло само по себе - не столь уж и важно. Просто ещё несколько нитей души встали на своё законное место.
  
  ***
  
  Кадай покинул комнату для аудиенций. В голове царил сумбур. Сознание плавало в каком-то тумане и виной тому манипуляции Оракула или вспышка воспоминаний - наверняка и не скажешь.
  Через два поворота его нагнал Оракул. Хитро подмигнул и вновь нацепил маску угодливого служки. Глядя на этого мальчугана никому бы и в голову не пришло, что может таиться за таким невзрачным фасадом.
  - Какие дальнейшие планы? - Невинно поинтересовался малец, вышагивая с факелом чуть впереди.
  - Не знаю, я очень надеялся найти ответы здесь.
  - Ох, как мне это знакомо, - Делано посокрушался Оракул. - И что, совсем никаких мыслей?
  - Может быть Пик Совершенства? - Предположил Кадай. - Я обещал помочь туда добраться одному пареньку. Он путешествует вместе со мной.
  - А, племянник князя Айвара? Да с магическим даром?
  - Он самый, - Маг виновато дёрнул плечом. - От тебя ведь все равно правды не скрыть.
  - Ой, ладно... Не преувеличивай, - Мальчишка махнул на него рукой. - Но если ты и правда хочешь совет от Оракула, то Университет при Пике Совершенства - хорошая цель и для тебя.
  - Почему ты сказал 'Университет'? - Напрягся Кадай.
  - Да, да. Я знаю, правильно говорить: 'Школы', - На лице Оракула прорезалась озорная улыбка. - Но, одна из нитей твоей души подсказала мне именно это слово. Что бы оно ни значило...
  Кадай хотел было ещё спросить, но Оракул внезапно сделал страшные глаза и приложил палец к губам. Пришлось заткнуться. А через несколько шагов из-за ближайшего поворота показалось вначале пятно света, а затем им навстречу шагнул распорядитель с факелом в руке. За его плечом маячил важный Т'халь илии'Рахн и кто-то из жрецов рангом пониже.
  - Великий закончил с ним? - Через губу поинтересовался распорядитель. Он даже не смотрел в сторону Кадая. - Мы можем начать приём по-настоящему достойных внимания?
  - Не гневайтесь, господин, но Великий просил напомнить, что ценность дара... - Униженно кланяясь принялся бубнить мальчишка, уверенно изображая мелкого служку. Затем зыркнул на сопровождающих распорядителя, на Кадая и вновь опустил очи долу. Очень натурально демонстрируя смущение. - Просил напомнить о вашем разговоре, что состоялся на той седмице. Ещё раз прошу меня простить.
  Ноздри толстяка гневно раздулись, но каким-то чудом он сдержался. Гордо вскинул голову, потрясая вторым и третьим подбородком и двинулся дальше по коридору.
  - Следуйте за мной, уважаемый Т'халь. Великий Оракул примет вас.
  Кадай и истинный хозяин Обители вжались в стену, пропуская процессию, с которой в узком коридоре разминуться было довольно трудно. Особенно когда каждый шествующий мимо старательно делает вид, что помехи не существует.
  - Как он меня достал, - Едва слышно прошептал Оракул, стоило троице скрыться за поворотом. - Хапуга страшный. Мне такие давненько не попадались.
  У мраморной чаши они распрощались, просто обменявшись многозначительными взглядами.
  - Ну? Что он сказал? - Тут же, как только Кадай вышел во двор, на него накинулся Ленгмар. - Как всё прошло?
  Сухой тоже выглядел очень заинтересованным, но деликатно молчал.
  - Ничего нового, - Не стал распространяться о подробностях маг. - Сказал, что я на верном пути, а память когда-нибудь вернётся сама.
  Оракул не просил сохранять его истинную личность в тайне. Они этот вопрос не обсуждали, но Кадаю казалось, что тут двух мнений просто быть не может.
  - В Оскахине нас больше ничего не держит, - Он подобрал свою сумку и закинул на плечо. - И мы можем отправиться к Пику Совершенства. Я же обещал, что мы и туда доберёмся. Помнишь?
  Княжич просиял, и их троица направилась к выходу. На вершине лестницы, у подножия которой раскинулась многоголосая ярмарка, Кадай притормозил. Его взор был устремлён к дымке на горизонте, а разум устремился ещё дальше. Их ожидает долгий путь. Возможно, для его целей не столь важна конечная точка, как сама дорога. Возможно, что и в Школах Пика Совершенства он не найдёт ответов. Пускай.
  - Вам будет надоть наёмный корабль нанимать, - Вклинился со своей осьмушкой скутума Сухой. - Откель возьмёте денег?
  - Что-нибудь придумаем, - Кадай обернулся и смерил следопыта испытующим взглядом. - Наши пути расходятся здесь?
  - Истинная правда.
  Они бы, наверно, могли долго прощаться. Говорить друг другу правильные слова и желать удачи. Но из ворот выбежал запыхавшийся служка, в котором с трудом можно было узнать истинного Оракула.
  - Как хорошо, что я вас догнал, господин! - Он бросил взгляд на сопровождающих Кадая. Сглотнул, собираясь с мыслями. - Оракул просит о помощи.
  - Что случилось?
  - Харакса беснуется, - Пожаловался мальчишка. - А вам животные подвластны. Великий так сказал, он видел...
  - Веди! - Решительно скомандовал Кадай.
  Ленгмар и Сухой остались позади, изумлённо хлопая глазами. Чуть не бегом Кадай пересёк двор с ожидающими своей очереди посетителями и вбежал в маленький дворик, куда сложили подношения. Харакса вела себя вполне пристойно и уж точно не бесновалась.
  - Ты же им не успел рассказать про меня? - Поинтересовался Оракул, неспешно входя на территорию хозяйственного двора.
  - Нет. Я и не собирался.
  - Это - хорошо, - Мальчишка безбоязненно подошёл к хараксе. Та доверчиво ткнулась шершавой мордой ему в ладонь. - Я тебя чего, снова-то позвал... Ты знаешь, что за сок даёт вот это 'дерево'?
  - Догадываюсь, - Не совсем понимая к чему клонит Оракул, ответил Кадай. - Я краем уха слушал похвальбу её хозяина.
  - Медленный и сладкий яд. Иссушающий душу и отбирающий разум, - Веско заметил Оракул. - Я не хочу, чтобы в Оскахине рос источник подобной заразы.
  - Харакса не виновата...
  - Я знаю! - Зло отрезал мальчишка и обернулся. И вновь этот взгляд, который никак не может принадлежать ребёнку. - Я знаю, что распорядитель Пулон не упустит такой возможности. И Оскахину наполнят пускающие слюни идиоты. А этот город и без того не так спокоен, как думают некоторые.
  - Чего ты хочешь от меня?
  - Сделай так, чтобы она улетела. Я видел, ты можешь.
  Кадай подошёл к несчастному созданию и для надёжности тронул кору на морде. Харакса ведь только наполовину животное. Но контакт наладился мгновенно.
  Череда образов: прекрасных, захватывающих дух, дарующих радость полёта. Кадая посетила мысль, что как-то так и с ним совсем недавно работал Оракул. В видениях дюжины величественных созданий парили над белоснежными вершинами, оседлав воздушные потоки.
  Маг попытался внедрить мысль-образ, что никто не будет мешать, что харакса может вернуться к своим. Туда, где чистое небо, где морозный воздух.
  - Кра-архха, - Жалобно скрипнули в ответ.
  И в голове возникла новая картинка, где каменистый склон проносится в опасной близости под крыльями-ветвями. А те с трудом подстраиваются, улавливая набегающий воздух. Уже деревенеющее тело не может лавировать так легко, как в беспечной юности. Затем довольно жёсткое приземление. Попытки ползти и ощущение надежды, что со следующего выступа можно будет спланировать чуть дальше. Ещё и ещё, а в конце - главный приз. Укромная долина. Влажная почва, где так легко пустить корни. Густые туманы. И мириады вкусной мошкары для пропитания потомства.
  - Она не сможет улететь отсюда, - Кадай разорвал контакт и сокрушенно покачал головой.
  - И ничего нельзя сделать?
  Оракул в этот момент полностью растерял всю таинственность и величие и выглядел обычным растерянным мальчишкой. Он погладил ластящуюся к нему хараксу и поднял на Кадая взгляд полный надежды.
  - Я что-нибудь придумаю, - Не в первый раз за этот день пообещал маг. - Ты сможешь сделать так, чтобы мне не мешали вывести её из Обители?
  - Сделаю!
  Мальчишка взбодрился и решительно зашагал на выход. Кадай лёгким импульсом дал команду хараксе следовать за ними. Он не знал в чём секрет, но, по-прежнему ожидающие аудиенции во внешнем дворе, игнорировали странную процессию. Уже миновав внешние ворота Кадай оглянулся, чтобы удостовериться - никто не пялится им вслед, никто не обсуждает. И ладно бы только сторонние люди, но Ленгмар с Сухим стояли буквально в нескольких шагах и абсолютно не реагировали на их появление.
  На вопросительный взгляд в сторону Оракула Кадай получил лишь тяжелый вздох и признание:
  - Ну, ладно, ладно. Я немного соврал, что совсем не могу влиять на чужие нити. Доволен?
  - Когда верну память, то буду знать наверняка, - Отшутился Кадай.
  - Иди, - Оракул махнул на прощанье. - А я пойду дальше морочить головы страждущим.
  Истинный хозяин Обители оставил его одного в компании несчастного крылатого создания. И стоило щуплой фигурке скрыться из виду, как спутники Кадая будто очнулись ото сна.
  - Эт-то что такое? - Ошарашенно спросил Ленгмар. - Как ты её забрал? И зачем?
  - Исполняю просьбу Великого Оракула из Оскахины.
  Кадай начал спускаться по лестнице. Харакса послушно двинулась следом, но подойдя к первой же ступеньке остановилась и расправила крылья.
  - Кра-архха!
  Живое дерево топталось на месте, раскачивая крыльями-ветвями, но продолжать движение отказывалось.
  - Что не так? - Кадай обменялся с существом серией мыслеобразов.
  Крутая лестница. Крутой обрыв. Снова крутая лестница. Крылья опираются на воздух и несут вперёд. Часть образов маг уже видел сегодня. Он обернулся, оценивая крутизну и продолжительность спуска. От нагретых солнцем ступеней вверх поднималось едва заметное марево тёплого воздуха.
  - Вот оно что, - Кадай понимающе покивал. - Похоже, нам предлагают прокатиться.
  
  ***
  
  - Я на неё не сяду! - Голосил Ленгмар. Губы у мальчишки тряслись, глаза намокли.
  - Тогда я улечу без тебя.
  - Не-ет. Ты же обещал!
  - Тогда садись на хараксу.
  Княжич от страху сжался в комочек и раскачивался, сидя на пятках и тихонько подвывая. Лицо спрятано в ладонях. И ни в какую не соглашался на предложенную авантюру. Сухой стоял чуть поодаль и осуждающе качал головой. То ли не одобрял идею Кадая лететь верхом на хараксе, то ли поражался трусости Ленгмара.
  - Эй, смотрите, там же это летающее дерево из Альганги! Вы чего там с ним делаете?
  В отсутствие Оракула на них всё же обратили внимание. В воротах показался сначала один, затем ещё двое посетителей Обители.
  - Ленгмар, последний раз говорю. Залезай, а то улечу без тебя, - Кадай, конечно, лукавил, но как ещё убедить мальчишку принять решение придумать не мог.
  - Я на неё не ся-а-аду!
  Сколько ещё могли продолжаться препирательства - вопрос. Неожиданно точку в споре поставил Сухой. Он просо ухватил Ленгмара за шкирку и закинул на хараксу позади Кадая.
  - Гони!
  Древесный ствол под ними ощутимо напрягся как натянутый лук, а затем тугим толчком распрямился, отправляя хараксу и пассажиров в воздух. Окружающий мир закружился, за спиной истошно завопил Ленгмар. Однако уже через пару мгновений полёт выровнялся, и они плавно заскользили вниз. Понемногу, но всё же снижаясь.
  - Нет, нет, нет! - Маг попытался управлять полётом, но ничего не получалось.
  Как бы он ни тянул вверх, какие бы команды не транслировал хараксе, всё равно снижение продолжалось. И происходило оно слишком быстро. Вначале, далеко внизу под крыльями пронеслась торговая площадь при Обители. А вот с крышами домов на её границе они уже едва разминулись.
  Кадаю лишь чудом удалось вывернуть и продолжить полёт между домами вдоль торговой улицы. Но такими темпами им не удастся вылететь даже за пределы города. Маг выругался про себя, укоряя за поспешность и самонадеянность. Ну где эти восходящие потоки, когда они так нужны? Ведь как-то же ими можно управлять? Маги из Ордена такое умеют. Чем он хуже?
  Сосредоточиться мешал Ленгмар, клещом вцепившийся в плечи. Прямо в ухо ввинчивался тонкий и монотонный писк в его исполнении. Но когда до земли оставалось всего ничего Кадай вроде нащупал то, что искал: в лицо дохнуло вызванным магическими усилиями ветром. Только этого было мало. Они чиркнули по верхушке торговой палатки, харакса вильнула, полёт потерял плавность и иллюзию управляемости.
  Вся троица кубарем покатилась по мостовой. Ломая прилавки, распугивая прохожих. А ведь совсем немного не дотянули до порта... Буквально пару кварталов.
  - Ты как, цел? - Поинтересовался Кадай у княжича, подавая руку и помогая подняться.
  Тот до этого на четвереньках пытался убраться подальше от какой-то дородной тётке, что пострадала от их приземления и теперь вымещала злость, охаживая мальчишку веером по хребтине.
  - Не уверен...
  С хараксой тоже было всё в порядке. Она стряхнула обломки раскуроченных палаток, расправила крылья и огласила округу своим скрипучим кличем 'Кра-архха!!!'. Люди моментально прянули в стороны. Вокруг образовался круг пустоты.
  - Так, нам нужна возвышенность, - Возбуждённо выдохнул в ухо Ленгмара Кадай и лихорадочно стал озираться. - Ещё разок прыгнем и можем лететь хоть до самого Пика Совершенства.
  - Чего?! Да ни за что!
  - Я нащупал как управлять потоками, - С горящими глазами похвастал маг.
  А сам уже прикидывал с какой бы из соседних крыш совершить прыжок. И тут его взгляд зацепился за местную высотную доминанту. За маяк в порту.
  - То, что надо. Пойдём!
  А толпа возбуждённых зевак всё нарастала, угрожая в любой момент блокировать проход.
  
  Эпилог
  
  Портовые кварталы Оскахины никому бы не пришло в голову назвать спокойным местом. Здесь всегда царила суета. Но это... Это выходило за рамки обыденного даже по местным меркам. Безоговорочно.
  По улицам древнего города шествовало крылатое дерево. Харакса - чудо из заморских сказок. Существо передвигалось своим ходом, как какая-нибудь обыкновенная вьючная скотина. Короткие узловатые лапы сгибались с явно слышимым скрипом, голова проворачивалась с трудом. Вскинутые ветки-крылья, покрытые плотными кожистыми листьями, мерно покачивались в такт шагам и только хвост метался из стороны в сторону, выдавая истинный настрой хозяйки.
  Мужчина в потрёпанном плаще придерживал чудовище в районе холки, а второй рукой тащил отчаянно сопротивляющегося мальчишку.
  Толпа прибывала с каждым мгновением, но первые ряды по-прежнему держали дистанцию. Вся эта процессия медленно, но уверено продвигалась в сторону пирса, на дальнем конце которого виднелось белое здание маяка.
  На общем фоне недоумённого интереса выделялась парочка: высокий крепкий мужчина и хрупкая девушка. Они отчаянно торили путь сквозь толпу, но никак не могли пробиться.
  - Алекс! - Девушка пыталась перекричать гомон сотен людей, собравшихся на торговой улочке.
  Мужчина не растрачивал усилия на ерунду, он работал локтями и рвался вперёд.
  Когда толпа добралась до пирса, то продираться дальше стало фактически невозможно. Они безнадёжно застряли стиснутые телами зевак в узком проходе, хотя до цели оставалась какая-то жалкая сотня метров.
  - Алекс!!! - Очередная попытка и снова без успеха.
  По толпе прокатился слитный удивлённый вздох, когда мужчина и мальчишка скрылись за дверцей у основания маяка, а их зверюга уверенно поползла по стене.
  - Что они делают? - Севшим голосом поинтересовалась девушка у напарника. - Зачем они туда лезут?
  - Это самая высокая точка в округе, - Мрачно заметил тот и, сокрушённо покачав головой, вынес вердикт. - Улетят. Ей богу улетят.
  - Что?! Опять? - Вскинулась девушка и вновь попыталась прорваться сквозь толпу. - Алекс, стой!
  Но, конечно, их никто не слышал. Толпа, наблюдавшая как живое дерево медленно, но неуклонно лезет по стене, гомонила всё сильней. Удивлённо, обескуражено, но не зло.
  Когда создание перевалило через парапет на верхушке маяка, то зрителям остался виден лишь краешек зелёных крыльев. Какое-то время казалось, что на этом всё и закончиться, но, внезапно, стал ощущаться нарастающий ветер. Он дул со спины. Он дул с моря, он дул со все сторон и видимые невооруженным глазом тугие струи закручивались спиралью вокруг маяка, уносясь вверх. Ветер завывал, рвал полы одежды. Стоило оглянуться, как глаза забивало песком и пылью.
  А потом толпа ахнула. Широко расправив крылья над маяком кружила харакса. Ветер стал ещё крепче и существо, не шевеля крыльями, широкими кругами стало набирать высоту.
  Девушка не находила себе места. Заливаясь слезами, но не отрывая глаз от двух силуэтов на спине у крылатого создания, она следила как вновь уходит тот, кого ей необходимо спасти. Кого срочно нужно вытаскивать в реальный мир, пока не стало слишком поздно. А вот напарник был спокоен и предельно сосредоточен. Он поднял руку, сложил пальцы на манер когтистой лапы и направил в сторону беглецов.
  - Я их пометил, - Через мгновение облегченно выдохнул он. - Теперь мы их сможем найти и оттуда. Уходим.
  Он развернулся и стал пробираться сквозь толпу в обратную сторону. Девушка кинула последний взгляд на уже едва заметную зелёную точку в вышине.
  - Ну, Алекс! Вот только попробуй снова сбежать...
  
  ***
  
  Чем-то недовольный распорядитель Обители принимал в этот день дары без надлежащей степенности. Его мысли были явно поглощены иными заботами. Да и посетителей в этот день набралось меньше обычного. Поговаривали, что в городе какие-то безумцы оседлали хараксу и улетели с вершины маяка. Может и врут, конечно. Где ж это видано, чтоб люди на хараксе летали?
  Мальчишка, босой и в обносках, стоял посреди двора и, обняв древко метлы, с улыбкой наблюдал за метаниями толстяка в алом одеянии. Очередь редела и, когда последняя корзина с зульгарскими винами перекочевала в запасники Оракула, взгляд мальчишки наткнулся на одинокую фигуру мужчины, который сидел под навесом. Потерянный взгляд, ввалившиеся щёки и одежда, что висит мешком, будто он долго и тяжело болел.
  Видимо он пришел, как все остальные просить совета Оракула, да настолько погряз в собственных мыслях, что перестал замечать происходящее вокруг.
  Служка подошёл поближе и встал, заслонив собой солнце. Мужчина никак не отреагировал. Он по-прежнему пялился куда-то в пустоту. В руке был крепко зажат золотой кулон на кожаном шнурке.
  - С тобой всё в порядке? - Поинтересовался у страдальца мальчишка.
  - Да... - Немного заторможено ответил тот, а затем встряхнулся. - Нет! Со мной точно не всё в порядке.
  - Вот и я так подумал.
  - Она ушла... - Плечи мужчины вновь поникли.
  - А-а-а, любовь? - Улыбнулся малец. - Понимаю. Старо как мир.
  - Мал ты ещё понимать, - Огрызнулся тот. - Она была не просто женщина, это была богиня.
  Мальчишка не обиделся и никак не отреагировал на довольно резкую отповедь, но в его взгляде отразилась отнюдь не детская мудрость.
  - Я вот не пойму: ты выглядишь как йоннол, - Мужчина на это замечание судорожно провёл рукой по совсем недавно выбритым вискам. - Но ни один из предавших Духов Глубин не станет называть смертную женщину богиней.
  - Можешь мне не верить, - Кисло улыбнулся проситель. - Но она не из Вальнарского пантеона. Нет. Жрецы всё врут, а она - настоящая.
  - Смелое заявление, - Мальчишка уселся прямо в пыль, скрестив ноги и уложив на колени метлу. - А не боишься?..
  - Чего? Смерти? Мне уже всё равно... - Отмахнулся мужчина. Покрутил между пальцами свой талисман и тяжело вздохнул.
  - Это подношение для оракула?
  - Что? Нет, это она оставила. На память.
  - Можно посмотреть? - Мальчишка состроил самое невинное выражение лица, на какое был способен.
  Нехотя, будто отрывая часть себя, йоннол передал талисман в руки мальчишке. Это оказалась дангенская монета с квадратным отверстием в середине. Малец разглядывал её довольно долго, а потом достал из-за пазухи старую деревянную пуговицу. На чумазом лице проступила торжествующая улыбка, а лукавый взгляд устремился куда-то на север.
  - А вот теперь мне всё понятно, старый друг. Теперь всё сходится...

Оценка: 5.88*43  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Оболенская, "В плену его желаний" (Любовное фэнтези) | | Е.Светлакова "Кофе для идеального мужчины" (Женский роман) | | М.Кистяева "Аукцион Судьбы" (Романтическая проза) | | А.Джейн "#любовь ненависть" (Любовные романы) | | С.Волкова "Невеста Кристального Дракона" (Попаданцы в другие миры) | | С.Грей "Гадалка для миллионера" (Современный любовный роман) | | Я.Ясная "Как-то раз под Новый год" (Короткий любовный роман) | | Е.Кариди "Невеста чудовища" (Любовное фэнтези) | | С.Грей "Успокой меня" (Современный любовный роман) | | Е.Литвинова "Сюрприз для советника" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"