Гельфер Дмитрий: другие произведения.

Серые будни богов: Книга 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.54*9  Ваша оценка:

  Пролог
  
  В комнате для переговоров царил сущий бедлам. Просторное помещение, рассчитанное человек на двадцать, с красивыми кожаными креслами, мониторами и кучей самой разнообразной техники. В офисе "Ответа" вся эта красота использовалась обычно редко, но... Именно это помещение как нельзя лучше подходило для штаба спасателей, наводнивших загородную резиденцию корпорации после теракта.
  Кто-то постоянно входил и выходил, край длинного стола рядом со входом был завален бумагами и планшетами. Щелкали и бубнили едва различимыми голосами десятки раций. От людей в бронежилетах разило потом, а от тех, что в пожарных комбинезонах ещё и гарью.
  У дальнего конца того же стола, пристегнутые наручниками к металлическим стульям, сидели двое молодых людей. У светловолосого из рассечённой брови ещё сочилась кровь, а под глазом уже налился здоровенный синяк. У второго, темноволосого, левое ухо напоминало пунцовый пельмень.
  - Это они? - Поинтересовался крепко сбитый мужчина в мятом, но дорогом костюме и старомодных очках.
  - Да, Иван Юлианович, - Сопровождавший директора корпорации офицер приподнял кепку с надписью "Полиция" и вытер лысину платком. - Этих взяли у генераторной. Ну, как взяли... сами сдались. Как осознали, что одни остались, так и сдались.
  - Что с остальными?
  - Еще троих взяли на дальней подстанции. Те крепко засели, со знанием дела, смею доложить. Мои ребята газ пустили, так что вся троица без сознания, - Нудноватым тоном докладывал офицер, будто про урожай или повышение надоев. - Ещё один бегал в посёлке. Именно он занимался поджогами. Скрылся гад в лесополосе, но вы не переживайте, ребята и его скоро возьмут.
  - Занятно, - Иван Юлианович подошёл к столу и поворошил рукой кучу самых разнообразных предметов, по всей видимости конфискованных у захваченной парочки. - И вот чего я понять не могу: как у них все так складно вышло-то?
  - Мы это как раз выясняем, - Вроде и виновато, но всё так же бесцветно ответил полицейский.
  - Здесь защитных систем на миллионы! - Хромов взмахнул рукой, охватывая всю обстановку разом. Хладнокровие и сдержанность, обычно присущие директору, на этот раз отказали. - Как?! Вот объясните мне как.
  - "Нетерпимые" - сила, с которой нельзя не считаться! - Вмешался молодой человек с разбитой бровью. Здоровый глаз светился ненавистью настоящего фанатика, ноздри раздувались в гневе. - Вам не укрыться ни за какими системами. Наш праведный гнев не остановить!
  Второй парень сидел поникший и на фоне ярящегося товарища выглядел случайным прохожим.
  - Вот из каких методичек они берут эту ахинею? - Иван Юлианович резко успокоился, а вопрос адресовал своему провожатому.
  Офицер лишь неопределённо пожал плечами, а Хромов вернулся к изучению конфискованных вещей. Планы здания, отпечатанные на износостойком пластике. Фонарики, мультитулы, отмычки обычные и электронные. Моток верёвки с карабинами. Скомканная обёртка от шоколадного батончика и раритетная зажигалка Зиппо.
  - Как они вошли в здание? - Машинально перекладывая добычу из одной кучки в другую вновь задал вопрос директор. - Насколько я помню, при несанкционированном проникновении все двери блокируются, а на окнах вообще стальные шторы падают.
  - Да, всё так. Но, как мы поняли, при пожаре это происходит не сразу. Чтобы дать людям покинуть помещения, - Полицейский вновь вытер платком лысину. - Они знали где поджечь и сколько пройдёт времени, прежде чем выходы заблокируются.
  - Кто-то сдал им схему нашей защиты?
  - Наверняка.
  Блондин, прислушивавшийся к разговору гнусно ухмыльнулся. На него устремились два очень внимательных взгляда, но комментариев от террориста не последовало.
  - Кто-то из сотрудников?
  - Не обязательно...
  Внезапно Хромов напрягся, выудил из общей кучи хлама пластиковый прямоугольник пропуска и, перевернув, лихорадочно впился глазами в фотографию юной девушки.
  - Мариса? - Он постучал пропуском по согнутому пальцу левой руки и заозирался, будто надеясь увидеть хозяйку пропуска в этой же комнате. - Занятно.
  И решительно двинулся на выход. То, как отреагировал на эту находку второй захваченный, темноволосый, уже ни директор, ни офицер не увидели. А парня раздирали противоречия: злость и чувство вины.
  
  ***
  
  Ей приходилось идти против потока, но с каждым шагом толпа редела и вместе с этим в голове все отчётливее и радостнее звучала мысль: "Теперь всё будет хорошо!"
  Сэма как будто окружала аура уверенности. Мариса только сейчас стала понимать в каком напряжении прожила эти несколько последних дней. Когда ей казалось, что след окончательно потерян, а на руках умирал Крэйвен. Точно, Крйвен!
  - Сэм, - Мариса дождалась, когда толпа станет достаточно редкой и, догнав коллегу, зашагала рядом. - Ты не будешь возражать, если я попрощаюсь с ним?
  - С этим местным? Привязалась?
  Он не насмехался, он говорил вполне серьёзно и с искренним участием, но Мариса всё равно ответила лишь кривой ухмылкой.
  - Ты взрослая девочка, - Наконец ответил Сэм. - Просто подумай о том, что ему как-то придётся жить, после того, как ты уйдёшь. Подумай, хорошо? Встретимся "там".
  Он свернул в узкий проулок, где не было в данный момент никого из прохожих и, сделав едва ли два шага, просто растаял в воздухе.
  Мариса зябко поёжилась и отправилась в опостылевшую за последние дни гостиницу.
  А в комнате ровным счётом ничего не изменилось. Они и выбежали то минут пятнадцать назад, а по ощущениям девушки - так целую вечность. Крэйвен всё так же спал. Худое, измождённое лицо. Отросшая борода и на выбритых висках уже заметен ёршик волос.
  Она думала попрощаться, но просто не знала, как это сделать. Будить больного не хотелось совершенно, но и просто ждать, пожалуй, смысла нет. Что она ему скажет? Я ухожу навсегда? Неправильно как-то. Не по-людски.
  Мариса прошлась по комнате. До окна и обратно. Затем снова к окну. Зачем-то выглянула на улицу, переложила их котомки с жалкими пожитками, накопленными за время путешествия. Затем решительно вытряхнула на пол содержимое из той котомки, что носила последний месяц за плечами и, присев на табурет, стала "наполнять" её наличностью.
  Она может облегчить жизнь этому парню. За все мытарства, что он перенёс из-за неё. За ту помощь, за поддержку в моменты, когда отчаяние захлёстывало с головой. Это меньшее, что она может ему дать.
  Через двадцать минут котомка была полна. Килограмм пятнадцать серебра в монетах преимущественно имперской чеканки. Настоящее богатство.
  А Крэйвен так и не проснулся. Девушка завязала горловину и задвинула "оплату за труды" под стол.
  Подойдя к кровати, она прислушалась к мерному дыханию. Вроде и вправду здоров, спасибо Сэму. Она сняла с шеи свой талисман - первую созданную магией монету, золотую с квадратной дыркой посередине, и вложила её Крэйвену в ладонь. Он поймёт, он всё поймёт.
  Наклонившись, она едва коснулась губами его губ и сразу, чтобы не передумать, активировала модуль возврата.
  
  Глава 1
  
  Опять бежать. Ну почему? Набегались уже. Хватит! Неужели нельзя составить разумный план, продумать маршрут и просто следовать ему? Ленгмар сопротивлялся как мог, но пережитый ужас полёта с, чего греха таить, нотками восторга туманил мысли и сковывал движения. Ситуация очень живо напоминала бегство с постоялого двора в Запороженке, когда всю ночь он петлял по лесу в кромешной тьме. Но тогда была понятна хотя бы причина. Тогда по пятам шли охотники за головами. Теперь же... Это просто блажь Кадая, который решил, что маловато приключений выпало на их долю и дальнейший путь непременно должен пройти в компании этого ужасного дерева-монстра.
  Когда они выбрались на узкий пирс, каменным языком уходящий в море, толпа отрезала все пути назад. Люди держались на расстоянии, но их было столько, что они просто закупорили проход и Ленгмар нехотя смирился с неизбежным.
  - Не пролезет, - Вклинился в нерадостные мысли юноши Кадай. - Ты как считаешь?
  Маг изучал дверь у основания маяка и как раз в этот момент примерялся, войдёт ли в проём харакса. Та упиралась. Не нравился животине тёмный и узкий проход. Ленгмар тоже заглянул внутрь.
  - Не пролезет, - Подтвердил он.
  Запахи затхлости, сырости и лампадного масла щекотали ноздри. Свет на узкую винтовую лестницу проникал лишь через вереницу окон-бойниц. Если в дверь у хараксы ещё были шансы протиснуться, сложив крылья, то дальнейший путь был заказан. Там и человеку без должной сноровки не пройти, куда уж летающему дереву.
  - Поднимайся, - Скомандовал Кадай. - Я тебя догоню.
  Как именно маг собирается решить проблему оставалось загадкой. Ленгмар лишь на пару мгновений задержался, наблюдая как тот затеял беззвучный разговор с монстром, и стал карабкаться наверх.
  Ступени были истёртыми и очень крутыми. Зато каждый полный виток лестницы выводил на ровную площадку, где можно было перевести дух. На второй площадке его и нагнал Кадай.
  - Ты как? - Поинтересовался маг, тяжело переводя дыхание.
  - Нам обязательно туда лезть? - Вместо ответа поинтересовался Ленгмар.
  - Обязательно, - Старший товарищ демонстрировал неподдельное рвение. - Я понял, как управлять полётом. Понимаешь? На этот раз всё получится.
  Лестница заканчивалась в крошечной круглой комнате на вершине маяка, где, по всей видимости, по ночам дежурил смотритель. Стол, стул, полки вдоль стен со свитками в непромокаемых чехлах, плетёные корзины с какими-то инструментами, тряпками и прочим хламом - вот и вся обстановка. Ещё выше можно было забраться по шаткой приставной лестнице. Они выбрались на открытую галерею через люк, скорее похожий на узкий лаз. Вот уж где харакса бы не прошла, так это здесь.
  - Что дальше?! - Теперь Ленгмару приходилось кричать, чтобы пересилить шум ветра, что бесчинствовал на верхушке маяка.
  - Сейчас... - Отмахнулся Кадай.
  Он перегнулся через перила. Прошёлся вдоль них, высматривая что-то внизу. Ленгмар тоже с опаской глянул за край и тут-же отшатнулся. Над кромкой каменного парапета, прямо на уровне его лица вначале показались сложенные крылья, а затем и морда хараксы. Она медленно, но уверенно ползла по внешней стороне стены.
  - Ах, вот ты где, - Отодвинув юношу, Кадай принялся помогать существу перелезть через парапет.
  А потом маг закрыл глаза и развёл руки в стороны. И стал творить магию, которую Ленгмар всю свою жизнь считал сильнейшей.
  Ветер, что и так завывал на такой высоте, взревел с неистовой силой, будто в кузнечном горне. Струи воздуха, свивавшиеся в косы по воле Кадая, были настолько плотными, что их можно было легко различить глазами и, наверное, даже потрогать. Где-то за пазухой у Ленгмара разлилось приятное тепло и ему даже почудилось слабое голубое свечение, пробивающееся сквозь рубаху. А ведь именно там он хранил свою самую ценную вещь... Ну, пусть не совсем свою. Там он прятал Крылья ветров.
  - Забирайся, - Кадай кивнул на их 'скакуна'. - Живо!
  Голос, отдавший распоряжение, был напоен такой силой, что Ленгмару в жизни не доводилось слышать. Ни в исполнении дяди, ни в чьём-либо ещё. Чувствовалось неотъемлемое право повелевать. Стихиями, людьми, мирозданием, чем угодно. И Ленгмар не посмел ослушаться.
  Харакса расправила крылья, качнулась в восходящих потоках. Показалось, что её сейчас унесёт, но нет - удержалась. Юноша залез на шершавую спину, вцепился руками и ногами, спрятав голову в сгибе локтя. Лишь бы не видеть творящееся вокруг. Ещё бы ничего и не слышать.
  Он почувствовал, что впереди умостился Кадай, а потом резкое тянущее чувство внизу живота заставило тоненько заскулить от страха.
  К тому моменту, когда Ленгмар осмелился глянуть вниз, они уже поднялись на приличную высоту. Пока просто кружили на месте, двигаясь по спирали, поэтому внизу по-прежнему простиралась Оскахина. С её пёстрыми улочками, с множеством кораблей в порту и на рейде. С толпой, что собралась около маяка.
  - Ты сейчас ничего странного не почувствовал? - Перекрикивая ветер спросил Кадай.
  Он это что, серьёзно? Да Ленгмар только что прочувствовал уйму самых странных ощущений в своей жизни.
  - Не знаю, как описать, - Маг дёрнул плечом и стал всматриваться в пёструю толпу, в которой уже было не разобрать отдельных лиц. - Как будто кто-то в спину смотрит.
  - Они все на нас сейчас смотрят.
  - Это верно, - Согласился Кадай. - Но тут немного другое.
  
  ***
  
  Ленгмару всегда казалось, что облака - они такие плотные и мягкие. Как пуховая перина. И не нашлось бы слов ни в одном языке мира, чтобы выразить степень его разочарования. Холодная, мерзкая субстанция. Сырость, беззастенчиво пускающая за шиворот свои стылые щупальца. Как будто осенний туман, только намного хуже. Одежда мгновенно пропиталась влагой, на лбу выступили капли, но совсем не от жары.
  - З-зачем мы сюда сунулись? - Стуча зубами, поинтересовался он у Кадая.
  - Солнце скоро сядет. Дальше полетим по звёздам.
  Чуть погодя они поднялись ещё выше и очутились поверх облаков. Ленгмар кинул взгляд назад: красное зарево освещало край белой пустыни откуда-то снизу. Аясар уступала Аяману свою вахту на небосводе. Теперь, из-за облаков, не было видно ни моря, ни зеленой полосы берега по левую руку, которой они держались, продвигаясь почти строго на восток от Оскахины. Они едва успели засветло достичь вершины Кас-Гирима.
  Конечно, до высот Аз-Гафура этой скале было далеко, но именно она должна была послужить ориентиром. Кадай всю дорогу приговаривал, что боится пропустить её в темноте. И закручивал вихри с такой силой, что уже не было сил держаться за шершавые бока хараксы.
  Они поспели как раз к закату. Снежная шапка на вершине Кас-Гирима отсвечивала розовым. Теперь предстояло повернуть на север и лететь, держась чуть правее Срединной гряды. И так, по-видимому, всю ночь. Более точно Кадай проложить маршрут способен не был.
  Ленгмара аж передёрнуло от мыслей о подобной перспективе. Он отсидел уже всё, что можно. И страх отступил, и восхищение полётом прошло. Осталась одна лишь усталость и холод. Он зябко передернул плечами и посильнее вжался в спину Кадая.
  - Сейчас сделаю потеплее. Я, кажется, понял как...
  Харакса качнулась во внезапном порыве горячего воздуха, а Ленгмар блаженно закатил глаза. Это, пожалуй, было лучшее ощущение за весь день.
  Иногда юношу бесили решения, принимаемые старшим товарищем. Иногда - поражали своей продуманностью. Он периодически забывал насколько многогранны познания и таланты Кадая. А иногда недоумевал, задаваясь вопросом: 'Ну, как такое можно не знать?!'. А маг регулярно доставал новые чудеса из пыльного мешка своей дырявой памяти.
  Ленгмар зевнул. По правую руку небосвод был обильно усыпан звёздами. Ветер, вызываемый Кадаем, теперь всё время был тёплым и юношу стало клонить в сон. Он периодически вздрагивал, вспоминая, где находится и как далеко до земли. Потом глаза вновь закрывались.
  Он не знал долго ли продлилась последняя дрёма, но на этот раз все его чувства вопили о том, что что-то идёт не так. Ленгмар огляделся. В свете луны едва угадывались силуэты деревьев. Стоп! Почему они так близко? И куда делся тёплый ветер?
  - Кадай! - Ленгмар завопил что есть мочи. - Кадай, очнись!
  Мальчишка в исступлении заколотил по спине уснувшего мага. Ведь без поддержки искусственный ветер стих, а земля приближалась слишком быстро.
  - Что? Я не сплю... - Вяло стал отбиваться Кадай, а потом тоже заметил неладное. - Ох, ты-ж!
  Порыв ветра ударил резко и неровно. Правое крыло ушло вверх. Харакса чуть не кувыркнулась в воздухе, а наездники еле удержались. Новый порыв под левое крыло, видимо должен был выровнять ситуацию, но сделалось только хуже. Они стали цеплять верхушки деревьев и полёт окончательно утратил шансы на продолжение.
  Когда руки Ленгмара не выдержали, и он устремился навстречу земле, то искренне думал, что настал конец. Он зажмурился и закричал, но перед самым столкновением почувствовал ещё один рывок воздуха. Или не совсем рывок... Как-будто стихия уплотнилась, превращаясь в мягкую прокладку, что смягчила падение. Ленгмар со всего маха врезался в землю. Да, благодаря магии он остался цел, но всё равно было очень больно. А потом он покатился по склону и тут уж никакая магия не могла его уберечь от столкновения со встречными камнями и стволами деревьев.
  Удар об один из стволов остановил падение, но вышиб из юноши дух, заодно лишая и сознания.
  
  ***
  
  - Ты как?
  Вопрос прозвучал глухо, как будто Ленгмара укутали дюжиной одеял, а говорящий находится снаружи. Юноша с трудом разлепил глаза. Над ним склонился знакомый силуэт, а по телу прошлась волна облегчения. Его обрабатывали магией лечения, смывая даже воспоминания о боли.
  - Уже лучше.
  - Не везёт нам с транспортом, да? - Нервно хохотнул Кадай. Руки, порхавшие над телом Ленгмара слегка подрагивали и к творимой волшбе это вряд ли имело отношение.
  - О чём ты? - Юноша с трудом привстал, принимая сидячее положение.
  - Да, так... Вспомнился паром на порогах Ворчуньи.
  На лице мага проступила улыбка, но была она неестественная, будто нарисованная. А правый глаз моргал вдвое чаще, чем левый.
  - Ты знаешь где мы?
  - Понятия не имею, - Кадай встал, отряхивая колени и посмотрел на звёзды. - Утром отправимся дальше на север, а там - как повезёт.
  - Я больше не полечу, - Заныл Ленгмар, падая обратно на подстилку из прошлогодней листвы.
  - Не волнуйся. Никто не полетит.
  Улыбка сползла с лица мага, а взгляд скользнул куда-то ниже по склону. Там, в дюжине шагов от них, стояла харакса. Неподвижная, как изваяние. Плохая пародия на настоящее дерево. В неверном свете луны виднелось одно крыло-ветка, торчащая строго вверх. Второе было надломлено и держалось буквально на тоненькой полоске коры. Лапы широко расставлены, а хвост почти полностью ушёл в землю. Крылатое дерево всё-таки пустило корни.
  - Ты ложись, поспи, - Кадай снял с себя плащ, предлагая Ленгмару укрыться. - Завтра пойдём пешком. Нужны будут силы.
  - А ты?
  - А я немного поколдую.
  Маг подошёл к израненному дереву и взялся за надломленную ветку. Лечить дерево? Нет, это уже было вообще за гранью понимая Ленгмара. Он с сомнением следил за манипуляциями Кадая, но усталость взяла своё, и он вскоре уснул.
  Снилось ему что-то хорошее. Несмотря на все тяготы, прошедшего в полёте дня. Несмотря на травмы. Он не помнил, что именно, но это определённо было так. Иначе откуда это ощущение тепла в районе груди?
  Ленгмар перевернулся на другой бок. Уставшее сознание отметило, что вокруг по-прежнему темно, хотя восточный край неба уже и окрасился алым. Значит можно ещё поспать. Но это тепло в районе груди... Он приоткрыл один глаз и заглянул за пазуху. Крылья Ветров источали ровное голубое свечение. Ленгмар оглянулся, выискивая глазами хараксу и Кадая.
  Маг так и не ложился спать. Он по-прежнему колдовал, на этот раз чуть в стороне от дерева. Юноша закутался в плащ и побрёл смотреть, чем именно тот занят.
  При ближайшем рассмотрении харакса была в идеальном состоянии. В темноте, конечно, много не разглядишь, но, по крайней мере, оба крыла теперь были на месте. Кадай же сидел на земле, поджав под себя ноги, с закрытыми глазами и шарил рукой в траве.
  - Потерял чего? - Ленгмар понимал, что спрашивает глупость. Ведь свет кинжала явно указывал, что эти манипуляции - магия стихий.
  - Нет, - Ответил Кадай, не открывая глаз и не прекращая движений. - Воду призываю.
  Воду? Ленгмар присел рядом и тут из-под пальцев Кадая вдруг забил родничок. Вода, теряясь в траве, побежала вниз по склону.
  - Ну, теперь можно и поспать.
  Маг, не обращая внимания на сырость и прохладу, разлёгся на ровном клочке травы. Закинул руки за голову и уставился в звёздное небо. На этот раз он улыбался не напряжённо, а мечтательно и немного устало.
  Крылья Ветров тоже угасли. Ленгмар немного понаблюдал как созданный магией источник насыщает влагой землю и тоже пошёл досыпать. А в голове крутилась мысль, что ложбинка, куда стекала вода, уже через седмицу превратится в настоящее озеро.
  
  Глава 2
  
  Проклятый золотой кругляш до боли врезался в ладонь, а Крэйвен продолжал бесцельно пялиться в окно. Там царило привычное для Оскахины оживление, но его мысли занимало совсем другое. Мариса ушла...
  И ведь в каком хорошем расположении духа он пришёл в себя. Боль отступила, в воздухе витал едва уловимый запах луговых трав. Так обычно пахло всякий раз, стоило Марисе принять ванну. А на губах как будто остался след от мимолётного поцелуя. Ему следовало бы догадаться сразу, но Крэйвен осознал случившееся лишь обнаружив в своей ладони даньгенский золотой на кожаном шнурке. Её талисман.
  Давно понимал, что рано или поздно это случится, но легче от того не становилось. Теперь можно вернуться к прежней разгульной жизни. Но зачем? За прошедший месяц с небольшим он слишком сильно изменился, чтобы по-прежнему довольствоваться дешёвой выпивкой, доступными женщинами и бессмысленным мордобоем.
  Стряхнув оцепенение, Крэйвен направился к двери, по пути подхватив с кровати мешочек с теми самыми травами, что Мариса добавляла в воду. Там же валялись и прочие её пожитки, но вещмешок стоял рядом на полу и не выглядел пустым. Он присел и развязал шнурок на горловине. Ну, точно: прощальный подарок.
  Рука погрузилась в кучу разномастных серебряных монет, зачерпнула жменю. Крэйвен наблюдал как монеты ссыпаются обратно, одна за одной.
  - Спасибо, - Грустно усмехнувшись, прошептал он. И кинул мимолётный взгляд наверх, как будто незримый адресат находится именно там. - За всё спасибо.
  Раньше он и представить себе не мог такого богатства. Сейчас же... Любые деньги отдать готов только за возможность ещё разок встретиться с ней.
  Задвинув наследство подальше от любопытных глаз прислуги, Крэйвен набил до отказа имевшиеся в наличие кошельки. Новая жизнь, новые хлопоты. Предстояла увлекательная затея - разменять серебро по частям на золото, да так, чтобы не вызвать лишних вопросов. Потому как таскаться с полным мешком серебра - это надо обладать недюжинной силой и полным отсутствием здравого смысла. Спустившись по лестнице, Крэйвен очутился в полупустом обеденном зале. С кухни доносился запах свежей выпечки.
  - Это ты здесь хозяин? - Он окликнул пузатого коротышку, что суетился за барной стойкой. - Жрать хочу, сил нет. Сорганизуй чего посытнее.
  - О, о! Погоди. Ты же тот самый иннол, что был при смерти?! - Оживился толстяк, округлив глаза и зачем-то тыча пальцем в сторону лестницы на второй этаж. - Это хорошо, что ты выздоровел. Это 'ух-х-х' как хорошо!
  - У-х-х, - Согласился Крэйвен, слегка стушевавшись от такого напора. - Я ж и не спорю.
  Внешний вид и манеры выдавали в хозяине уроженца Альганги. Хотя, чего удивляться? Оскахина - город, в котором уживаются представители народов со всех концов света. А конкретно этот район, вплотную примыкающий к порту, облюбовали ганиши и милуниты: основные народности юго-востока империи. Вот между собою их Крэйвен различал уже с трудом. И те, и другие смуглые, черноглазы. Носят на голове чалму. Говорят, всего и различий, что в разных богов верили когда-то. Но то было до присоединения Альганги к Империи.
  - Меня зовут М'хесс илии'Твон. Можешь называть меня просто М'хесс, - Панибратски приобняв за плечи иннола, поведал трактирщик. - Госпожа Мариса за тебя так переживала. Говорила, что непременно вылечит, а я то, глупец, не верил.
  - Она давно ушла?
  - Ушла? - М'хесс чуть отстранился, заглядывая Крэйвену в глаза. - Как ушла? Вчера я видел своими глазами, она поднималась в комнату. И потом весь вечер был тут. И с самого утра был тут. При мне она не уходила.
  - И тем не менее, её нет, - Крэйвен сбросил с плеча пухлую руку трактирщика. - Что насчёт завтрака?
  На барную стойку легли две спаты, заботливо отобранные из общей кучи. Не слишком мало и не слишком много. Крэйвен не знал сколько уже заплатила Мариса, а торговаться, имея за плечами столько наличности, не видел смысла.
  Свежий хлеб и кровяные колбаски, тушёные бобы и жаренные яйца. Тонизирующий взвар из трав, растущих на восточном побережье Альганги. Крэйвен поглощал это всё как тыхран фарага неосторожных рыболовов. М'хесс подносил добавку и всё норовил задавать вопросы, но неизменно натыкался на грозный взгляд иннола из-под насупленных бровей. Бедняга так и не решился.
  В конце концов, после плотного завтрака, Крэйвен выбрался на свежий воздух. Солнце припекало почти по-летнему. Понадобилось несколько ходок, в течение которых серебро обернулось в золото и долговые расписки. Ни разу в жизни до того не державший в руках монеты крупнее хасты, Крэйвен вдруг окунулся в мир больших денег. И оказалось, что здесь бумаги уважаемых купцов из Зульгарата и Империи очень даже в ходу, а по степени удобства в обращении так и вовсе превосходят жёлтые кругляши.
  А ещё Крэйвен услышал последние новости, о которых не судачил только ленивый: какие-то сумасшедшие давеча оседлали хараксу и улетели с верхушки маяка куда-то на восток. И даже смутные описания этих наездников были не нужны, чтобы он мог с уверенностью сказать, что это Кадай и княжич. Просто по степени безумия всего, что вытворяла эта парочка на протяжении своего пути начиная с разрушенного замка Айвара.
  Дальнейшие планы на новую жизнь в свете этой информации стоило бы пересмотреть. Если это правда, а сомневаться не приходилось... Уж больно много людей стало свидетелями. Так вот, если это правда, то легко предположить, что и Мариса узнала о безумной выходке. И если та удалась, то, выходит, его спасительница вновь упустила беглецов. Может так статься, что она продолжает поиски.
  Ушла своими 'божественными' тропами. А ставшего ненужным йоннола бросила. Вероятно, всерьёз посчитала, будто ему так будет лучше. Облагодетельствовала... Но он то об этом не просил!
  Крэйвен плохо спал эту ночь. Голова гудела от вороха мыслей, сомнений, противоречий. Обида соперничала с благодарностью. И лишь под утро, измученный и так и не уснувший, он неожиданно нашёл решение. В Оскахине он или где? Кто прозревает грядущее лучше Оракула? Кто, как не он, способен дать нужный совет? Крэйвен сразу же, не дожидаясь рассвета, собрал свои нехитрые пожитки и покинул гостиницу.
  Даже ранним утром по улицам сновали люди. Служки с кухонь спешили за свежими продуктами для завтрака господ, торговцы рыбой развозили утренний улов. Воздух ещё не успел прогреться. Крэйвен шёл в сторону Большого торга, за которым возвышалась лестница в Обитель. Ночные бдения не лучшим образом сказались на его состоянии, а может и слабость после болезни давала о себе знать. Он натыкался на случайных прохожих, извинялся невпопад и продолжал упорно брести в нужном направлении.
  Кажется, он был первым, среди сегодняшних посетителей Обители. По крайней мере устроиться под навесом получилось без проблем. А дальше, густой патокой потянулось ожидание. Он почти не смотрел по сторонам, погружённый в свои мысли, и всё крепче сжимал в руке талисман Марисы.
  - С тобой всё в порядке?
  Из задумчивости его вывел голос мальчишки. Крэйвен поднял глаза. Местный служка, худой и чумазый.
  - Да...
  Хотя, какое к тыхрану фараге 'да'? Крэйвен тяжело вздохнул и не стал отпираться от очевидного:
  - Нет! Со мной точно не всё в порядке.
  Как ни странно, мальчишка оказался именно тем собеседником, который был ему нужен в данный момент. Незнакомец, на мнение которого плевать. В меру внимательный, в меру ехидный, но не по злому. И вопросы задаёт, как будто наперёд знает всю историю.
  Крэйвен и сам не заметил, как выболтал правду. И про свои способности, и про контры с властями Уствинского княжества. Про поиски одного из настоящих богов в компании такой-же настоящей богини. Даже про оставленное ему сокровище проболтался. Но вот что странно: он отчего-то ни капельки не переживал и с каждым сказанным словом будто легче становилось.
  - Сейчас выйдет распорядитель, - Мальчишка внезапно прервал исповедь Крэйвена. - Отдашь ему кошель серебра в качестве подношения. Больше не надо.
  - Но...
  - Я знаю, деньгами не принято, - Он легко поднялся с земли, опираясь на метлу и вложил в руку опешившего иннола пару каких-то мелких предметов. - Распорядитель Пулон не будет возражать.
  - А Оракул? - Не задумываясь переспросил Крэйвен.
  - Не волнуйся, старик тебя примет, - Служка лукаво подмигнул. - Он любит пророчить людям с интересной судьбой.
  Стоило загадочному собеседнику отойти, как флёр дурмана начал отступать, стирая в то же время воспоминания о самом разговоре. Глядя в удаляющуюся тощую спину, Крэйвен с ужасом осознавал, что выболтал мальчишке абсолютно всё.
  Но уже парой мгновений спустя он вновь сидел погруженный в собственные мысли. В одной руке было зажато серебро для подношения, в другой - золотой на кожаном шнурке и странная деревянная пуговица.
  
  ***
  
  - Это ценное подношение, - С деланной ленцой отметил распорядитель, взвешивая в руке переданный кошель. - Но я должен предупредить, что Оракул не приветствует такие дары. Он считает их недостаточно личными.
  - Я слышал об этом, - Крэйвен демонстрировал полное равнодушие и смирение перед судьбой.
  - Дары не подлежат возврату, - Напирал толстяк в алом одеянии. - Даже если Великий тебе откажет.
  Иннол в ответ лишь пожал плечами. Он и сам не мог понять, откуда такая уверенность, но знал: Оракул не откажет. А может всё дело в том, что для него теперь эта сумма - сущий пустяк? Выждав ещё несколько мгновений, толстяк хмыкнул, дёрнул бровью и двинулся вместе со своей процессией дальше. Мешочек незаметно исчез в складках алой хламиды.
  Как бы то ни было, когда солнцу оставалось всего ладонь и три пальца, чтобы нырнуть за отроги Туманного кряжа, Крэйвену сообщили, что Оракул готов даровать аудиенцию. Вперёд него прошло всего шестеро. Не так уж плохо.
  В качестве провожатого выступал один из свиты распорядителя. Постоянно улыбающийся тощий старик в розовом одеянии. Чёрная подводка на глазах при ближайшем рассмотрении выглядела корявой и неаккуратной, будто сделанная дрожащей рукой.
  Крэйвена заставили омыть руки в мраморной чаше при входе, а затем повели узкими тёмными коридорами куда-то вглубь Обители.
  В конце маршрута обнаружилась комната, устланная коврами в несколько слоёв. Причём не только пол, но и стены. По центру, скрестив ноги, на горе подушек восседал совсем уж древний старец.
  - Проходи, не стесняйся, - Едва взмахнув рукой, Оракул указал на подушки напротив себя.
  Крэйвену такая поза была непривычна, но он постарался сесть прямо и не заваливаться набок на этой мягкой горе.
  - Вижу, что ищешь ты потерянную возлюбленную, - Едва слышным надтреснутым голосом констатировал старец. - Так?
  - Она мне не возлюбленная, - Пробурчал Крэйвен.
  - Ой ли? - Оракул улыбнулся, как будто наперёд знал, что иннол ему возразит. - Ты уверен?
  Он хотел ляпнуть 'Много ты понимаешь', но удержался. Где-то в глубине души и вправду теплилась надежда на взаимность. Но это чувство было внове для отвязного гуляки, записного сердцееда и прожигателя жизни. А вдруг это не любовь? Почём ему знать? Тем более, она - богиня.
  - Хорошо, - Сдался под испытующим взглядом слезящихся глаз Крэйвен. - Но она больше, чем возлюбленная!
  Оракул усмехнулся и удовлетворенно кивнул.
  - И ты не задумывался, почему же она покинула тебя?
  Почему?! И он ещё спрашивает... Да ей наплевать на него, вот почему! Крэйвен до хруста сжал кулаки. Этим же вопросом он задавался всю ночь. Пришлось напомнить себе, что он несправедлив. Ведь как Мариса самоотверженно выхаживала его. После вызволения из темницы, затем после ранения в Пируссе. А какое наследство оставила? Могла ведь ничего этого не делать.
  - Она тоже кое-кого ищет, - С трудом, но Крэйвен смог сформулировать ответ нейтральным тоном.
  - Возлюбленного? - Седая бровь издевательски поползла вверх.
  - Нет!
  Подобная мысль неожиданно кольнула в сердце ревностью и Крэйвен отреагировал острее, чем собирался. Оракул сухо хихикнул, явно наслаждаясь реакцией.
  - Скорее родственник, верно? Вроде брата?
  - Тебе и правда ведомо многое, о, Великий.
  - Она оставила тебе что-нибудь на память?
  Откуда?.. Крэйвен удивлённо вскинулся. Хотя, всё верно. Это же Оракул. Для того ведь и пришёл к этому старцу. Он разжал кулак, в котором удерживал амулет, только сейчас обратив внимание, что помимо монеты там зажато кое-что ещё.
  - У меня есть два совета для твоей беды: верный способ найти твою возлюбленную и простой.
  Крэйвен подобрался, внимая словам Оракула.
  - Есть на свете мастера, что могут отыскать человека, ежели им дать предмет, что был дорог прежнему владельцу, - Старик тяжело вздохнул, пожевал губами. Как-будто на мгновение забыл о чём следует рассказывать дальше. - Это одно из умений Познавших сокрытое.
  Крэйвен прикинул, что найти такого умельца в Оскахине должно быть не сложно. Большинство Познавших сокрытое были родом из Зульгарата, а зульгарцы путешественники каких поискать.
  - А простой способ какой?
  - Что? Ах, да. Это и есть простой способ, - Выдержав паузу, Оракул продолжил. - А верный способ - это найти того, кого ищет твоя возлюбленная. И ждать, когда она сама за ним придёт.
  - Да как я его найду?! - Вспылил иннол. - Даже она не смогла...
  - Найдёшь, коли повезёт. Да и я подскажу, - Старик пожал плечами, даже не обратив на вспышку никакого внимания. - Сейчас тот, кого она ищет на пути к Школам Пика Совершенства. Если поторопишься - застанешь его там.
  И на этом замолк. Так просто? Крэйвен выждал ещё пару мгновений, но продолжения не последовало. Старик сидел неподвижно, прикрыв глаза и казалось, что просто уснул. Он понял, что на этом аудиенция, видимо, закончена.
  - Спасибо, Великий, - Крэйвен отвесил поклон, едва не съехав с подушек и, пятясь, направился к выходу.
  Поход к Оракулу вышел отнюдь не бесполезным. Теперь надо ещё раз всё хорошенько обмозговать. У выхода Крэйвен ещё раз на всякий случай оглянулся.
  - Он тебе больше ничего не скажет.
  Тыхран фарага! Разве можно так пугать? От неожиданности Крэйвен вздрогнул. Из темноты прохода вынырнул служка. Чумазое лицо было смутно знакомо, но он никак не мог вспомнить, где мог его видеть прежде.
  Мальчишка махнул рукой призывая следовать за ним. Довёл почти до самого выхода, не проронив и слова. Уже у мраморной чаши слегка отстал, пропуская посетителя вперёд.
  - Успехов в поисках, Молния, - Раздался из-за спины иннола насмешливый голос. - И ещё маленький совет на прощанье: если с монетой ничего не выйдет, попробуй пуговицу.
  Когда удивлённый Крэйвен оглянулся, то малец уже успел скрыться во мраке коридора.
  
  ***
  
  В комнате с коврами всё время горели чаши с маслом. От дыма у старика постоянно слезились глаза, но он привык за долгие годы не обращать на это внимания. Мальчишка со слишком взрослыми глазами стоял, облокотившись о дверной косяк и о чём-то думал. Глубокая морщинка залегла между бровей на юном лице.
  - Я сказал ему всё, как ты просил. Слово в слово.
  - Спасибо, Юлим. Я в тебе и не сомневался.
  - Если бы я еще понимал хотя бы половину того, что приходится рассказывать людям, - По-старчески брюзжа, стал жаловаться на жизнь старик. - Что это за девица, которая больше, чем возлюбленная?
  - Юлим, прекрати, - Мальчишка лукаво улыбнулся и наконец-то отлип от косяка. - Я тебе доверяю, как родному сыну, но мы много раз это обсуждали. Если ты узнаешь лишнее, то весь наш маскарад потеряет смысл.
  - Да, да... И ты опять сделаешь так, что я всё забуду?
  - Это для твоего же блага, Юлим, - Малец прошёлся мимо старика похлопав того по плечу. - Для твоего же блага.
  На старом, сплошь усеянном морщинами, лице расплылась детская улыбка.

Оценка: 9.54*9  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  К.Болотина "Истинная для дракона" (Любовное фэнтези) | | Я.Егорова "Блуд" (Женский роман) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Романтическая проза) | | А.Рай "Операция О.Т.Б.О.Р." (Любовная фантастика) | | С.Суббота "Я - Стрела. Академия Стражей" (Любовное фэнтези) | | М.Старр "Мачеха для наследника, или К черту дракона! " (Юмористическое фэнтези) | | Л.Сокол "Сердце умирает медленно" (Молодежная проза) | | М.Славная "У босса на крючке" (Женский роман) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | | С.Полторацкая "Последняя из рода Игнис" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"