Генералов Антон: другие произведения.

Адъютант

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 5.34*89  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Роман. Жанр - фэнтези с элементами "паропанка".

  
  
  
  Глава 1.
  Адъютант.
  Смотря на удаляющийся берег с кормы броненосца, я не верил, что за два года, проведённые в королевстве Ровалия, могло произойти столько событий. Назначение адъютантом нашего военного атташе в этой стране было не самым приятным известием. Нет, возможно, для кого-то это желанная синекура, а для свежеиспечённого лейтенанта, мечтающего о подвигах и приключениях - это серьёзный удар. Но обо всём по порядку.
  Родился я в семье потомственных военных, и ни о какой другой карьере даже не помышлял. Наш дворянский род древний, хотя и не титулованный. Мой дед мог легко получить титул, стоил только попросить. Ему, прославленному имперскому генералу, никто бы не отказал. Но просить, тем более для себя - это ниже его достоинства. Его слова: "Триста лет жили без титула и ещё столько же проживем, а что клянчить - это занятие для придворных лизоблюдов". Да, в этом весь он.
  Итак, для меня сначала был кадетский корпус, затем Императорская пехотное училище, и всё было хорошо - продвигаясь к выпуску не хватал звёзд с неба, но и в систематических залётчиках тоже не числился. Главное было - попасть в первые двенадцать, и тогда свежеиспечённый лейтенант мог по традиции выбрать место службы. И выбор был давно сделан в пользу корпуса Горных егерей. А что - дальнее пограничье, горы Гинкуша, покрытые ледниками и утопающие в зелени долины, периодические стычки с горцами. И главное - подальше от столицы с её приёмами, балами и многочисленной роднёй. С постоянными: "Что вы, что вы! В это четверг вы обязательно должны быть у нас на обед, и отказа я не принимаю". Смокинг с накрахмаленной рубашкой, а есть ещё фрак... О нет! Чур меня, чур!
  Как написал один поэт:
  
  Я устал от потрёпанных истин,
  От пустых непонятных речей.
  Ну-ка, ветер разбойничий, свистни
  Застоявшейся тройке моей!
  
  Пусть помчится по снежному полю
  Чрез злую пургу и метель
  На свободу, а может в неволю,
  Только чтобы подальше отсель.
  
  Ну, тройки у нас уже лет как с восемьдесят заменили паровозами, но смысла это не меняет. Нет, конечно, извозчиков в городах полно, но чтобы в дальние края - да на почтовой тройке... Увы. Так что в мечтах уже отправлялсь с Восточного вокзала к месту своей службы. Но верно говорят: "Хочешь рассмешить богов - расскажи им о своих планах". После самого выпуска и тожественного вручения погон случилось несчастье - погиб мой двоюродные брат. Как мы потом узнали, его рота была выделена в помощь пограничной страже. Совместно они должны были перехватить крупную банду контрабандистов, собирающуюся рвануть через границу. Была устроена засада, банду застали врасплох. Но они не дрогнули и пошли на прорыв. Завязался упорный бой, в котором и погиб Станислав. После же, когда перетряхнули груз, стало понятно, что послужило стимулом к такой отваге у банды. Это было золото с нелегальных приисков, целых триста кило. Видно это золото собиралось не один год, и им было за что рисковать. Такой куш очень не хотелось терять, поэтому и дрались отчаянно, пленных почти не было. Случилось это почти в тех краях, куда я ждал назначения.
  И тут Маман, сильно занервничав, насела на отца, что назначения в те края - неоправданный риск, и что он, как любящий отец, должен вразумить дитё от поспешных решений. Он, конечно, возмутился - профессия, которой все мужчины в нашей отдают себя без остатка на протяжении веков связана с риском, и у него шрамы не от неудачных падений, а у его отца шрам через всю грудь от Пешеханского ятагана тоже не досадная случайность. И ей, пожившей в дальних гарнизонах, не пристало уподобляться курице наседке.
  Но эта отповедь не возымела должного, и моя Маман задействовала тяжёлую осадную артиллерию - и это был бабушка. Вообще - это был запрещённый приём. Они вдвоём насели на отца и деда. И это были осада и штурм по всем правилам. Нет, я конечно знал, что они что предприняли, но о масштабе даже не догадывался. А ведь мог бы, знаю же и ту, и другую с рождения. У них упорства - как у линейных броненосцев, когда они в бою прорывают вражеский строй. Когда получил вызов в Военное министерство - забеспокоился. Обычно назначения не требуют посещения министерства. В управление кадров вызов был бы понятен - там побывали уже все мои однокурсники. И многие уже разъехались по местам своей службы. В канцелярии осчастливили предписанием и назначением на должность адъютанта нашего военного атташе в Ровалли. Минут пять я честно пытался осознать всю глубину свалившегося на меня счастья, а потом взял пролётку и примчался домой, чтобы разобраться с авторами этого непотребства.
  - Тихон, а где все? - поинтересовался я у нашего дворецкого.
  - Ваша мама вместе с Евгенией Валерьевной отбыли в гости к вашей тётке, - ответил тот. - А отец с дедом в кабинете
  - Спасибо, Тихон, - усмехнулся я, и направился наверх, чтобы поговорить с оставшимися.
  По скоропостижному отъезду родственников в гости мне стало понятно, что маман с бабкой решили таким способом переждать бурю, оставив держать оборону двух генералов.
  Кабинет встретил меня гнетущей тишиной - сидевшие в креслах отец с дедом молчали и выжидательно смотрели на меня. На столе стоял початый графин с бренди и тарелка с лёгкой закуской. Батю и деда ждали трубка и сигары.
  - Ну что?! Сами сдались и меня сдали?! - решил я сразу захватить инициативу. - Ладно, папа... Но ты, дед, почему?! Ты же никогда и не перед кем не пасовал, а тут взял и пошел на поводу у наших дам! И как это понимать?!
  Вид двух прославленных военачальников, на какой-то момент стушевавшихся как гимназисты-первоклассники, являлся весьма занимательным зрелищем. Однако долго мне им любоваться не пришлось, потому что генералы - они и дома генералы.
  - Сашка, не начинай! Большой уже, и сам должен понимать, что насели на нас очень сильно! - начал дед. - Ты свою бабку знаешь. Если ей что-то в голову втемяшилось - то всё... А когда твоя мать к ней присоединилась - вообще житья не стало!
  - К тому же не нас одних они теребили, а чуть ли не всю родню, - добавил отец.
  - Может я вас и понимаю... Но что же мне теперь делать? - уселся я за стол. - И правда в посольство ехать, что ли?!
  - Именно так, - кивнул дед. - Отправишься в Ровалию, послужишь годик при посольстве, а за это время наши клуши немножко успокоятся.
  - Да-да, - добавил отец. - А потом мы тебя потихоньку переведем в полк.
  - А как быть с навыками командования? Там же их невозможно получить будет! - возмутился я.
  - Ничего, - проворчал дед. - Ты у нас мальчик смышлёный. Справишься.
  - А более пристойного места не было?
  - Пара мест имелась, - усмехнулся отец. - Одно в управлении тыла, а второе в управлении кадров. Думаешь, это было бы лучше?
  - Нет, конечно!
  - А если нет, то тогда успокойся и следуй туда, куда предписано, - сказал дед.
  - А пока расскажи нам, что ты вообще знаешь о королевстве Ровалия...
  - Ну, только то, что было в курсе политической географии в академии.
  - Ну, так блесни знаниями, - стал подзуживать дед.
  И я начал вспоминать. Ровалия находиться на южном материке и отделена от других стран Алтанийским хребтом. Хребет практически непроходим, кроме одного места, через которое и пролегает караванная торговля с остальным материком. Именно караванная - вьючные лошади, верблюды, мулы. Потому как проложить железнодорожный путь на высоте тысяча двести метров - это ненаучная фантастика. Площадь страны чуть больше тридцать тысяч квадратных километров, имеет один крупный глубоководный порт на побережье, он же по совместительству и столица Верхофстадт. Населения столицы - около миллиона, населения все страны - пять. Правит страной его величество Максимилиана IX, крепкий дядька которому перевалило за пятый десяток. Я его видел прошлой осенью, когда он приезжал принимать построенные у нас два броненосных крейсера. Ну, а вооружённые силы у ровалийцёв небольшие - тридцать восемь тысяч штыков и сабель, разделённые на два корпуса.
  Страна - один из наиболее значимых производителей металлопродукции, в их горах много железных рудников. А в Верхофстаде один из мировых центров торговли алмазами. Их там не добывают, а доставляют караванами из-за Алтанийских гор. И рулит там как доставкой, так обработкой и продажей гномий банкирский дом Балин, Орин и сыновья. Если я правильно помню, то он третий по могуществу среди гномьих банков, и то ли десятый, то ли одиннадцатый среди банкирских домов мира. Отряды их кондотьеров в королевстве если и уступают по численности армии, то не на много. Именно на них лежит ответственность за сопровождение и охрану караванов, пересекающих горы.
  - Вот собственно почти всё, что я помню. Ну, там ещё по мелочам - численный состав флота, что отряды наёмников кондотьеров состоят как из гномов, так и людей и т.д.
  - Всё правильно, - подтвердил отец.
  - Но ты забыл один прелюбопытный момент. Под хребтом Алтанийских гор находится самое западное княжество дроу, и правит там (что странно для тёмных эльфов) князь, а не княгиня, что было бы логично для них с их матриархатом. Но даже не в этом дело. В подземном мире идёт постоянный и затяжной конфликт между королевствами гномами и княжествами тёмных.
  Дед крякнул и дополнил, задумчиво потягивая бренди из приземистого пузатого бокала:
  -Не то чтобы сражения были систематическими, но там, где их владения соприкасаются - стычки далеко не редкость. Дроу берут в рабство гномов. Гномы же соответственно пытаются захватить кого-нибудь, чтобы обменять на своих. Также за богатые шахты бои не менее жаркие. И конфликту этому не менее трёх сотен лет. И естественно, что эти расы, мягко говоря, друг друга недолюбливают.
  Папа затянулся трубкой, выпустил дым и перехватил инициативу:
  -Но в Ровалии есть единственное в мире посольство темных. И это в королевстве, где гномы (как ты, надеюсь, догадался) находятся в очень тёплых отношениях правительством. Неправда ли - любопытный факт. Как сообщал наш посол, на важных приёмах во дворце они тоже бывают, и это вместе с гномами. И заметь - ни одной стычки, ни свары. Да что там - даже косого взгляда.
  - Ну, они вообще не разговаривают, и сидят за разными столами, - вставил дед. - Уходят тёмные с приёмов всегда первыми и прибывают на них последними. Бывают только на самых важных, которые по дипломатическому этикету нельзя игнорировать.
  - Загадочное миролюбие, - вставил я.
  - А то! Многие дипломаты, да и не только они, отдали бы немало, чтобы узнать причину этого перемирия.
  - Гномы, как я понимаю, молчат.
  - Ну да.
  - А к остроухим головорезам лезть с расспросами - идиотов нет.
  - Ну вот, общий смысл ты уловил, - заключил отец.
  - Будет о чём подумать во время плавания. Отправляешься завтра на "Княжне Анне", вещи у тебя давно собраны. Прощайся с друзьями, у нас вечером торжественный ужин. В честь твоего отбытия к месту службы.
  - Да было бы с кем прощаться. Все друзья давно получили назначения и разъехались, это меня вы промариновали полтора месяца.
  - Ладно, не дуйся. Я сказал - всего на год. Поживёшь как на курорте, дипломатическая служба - это не гарнизон. Я знаю тамошнего атташе - лихой вояка, тоже там не по своей воле. После тяжёлого ранения его отправили на спокойное место, дослужит до пенсии. Как бы ни так - он завали рапортами с просьбой о переводе всех, вплоть до канцелярии военного министра. А скоро и до Императора дойдёт. Такой же неугомонный характер, как и у тебя. Думаю - сработаетесь. Ну, а к первому офицерскому званию мы с дедом приготовили тебе подарок. Вот, возьми.
  И отец протяну мне небольшой изящный перстень, явно нечеловеческой работы - эльфийской или гномьей. Руны, опоясывающие голову виверны, украшающую печатку, были эльфийские, а вот язык был мне не знаком. Синдарин более-менее мне знаком, нам его преподавали в академии. Но здесь что-то очень близкое, но другое, и где-то я уже их видел. А здесь и видел, прямо здесь. Кабинет с книгами, картами, астролябиями и коллекцией оружия был моим любимы местом в доме. Когда отец не работал в нём - я становился его полноправным хозяином.
  Перевёл взгляд висевшие на стене клинки и некоторое время изучал их. Кое-что было взято им в боях, а что-то куплено в лавках оружейников или у ростовщиков - видать, оставленное в залог пропившимися до последних штанов моряками или солдатами. Мощный нордлиндский палаш - тяжелый, широкий, обоюдоострый. Привезенный кем-то из-за Бескрайнего океана сионский Дао, изящно выгнутый - его вытащил из окостеневшей руки поверженного Пшханского головореза ещё мой дед. Гномий боевой нож Га-бар. Арбоннская офицерская сабля с вызолоченным и богато украшенным эфесом, заканчивающимся головой волка. Вторая сабля - Эгирейская, на ее эфесе было изображение скачущего на коне всадника и странной надписью "Делай мир ровнее" золотом на вороненой стали. В центре всего этого оружейного великолепия висели две жемчужины. Один - это Эльвегар, меч гвардии короля светлых эльфов, а второй - ятаган тёмных эльфов. И вот на нём я и видел подобные руны.
  - Откуда у нас взялся артефакт дроу?
  То, что это артефакт - я даже не сомневался. Ну, не будут дарить мне пусть и очень дорогую (а работа эльфийских мастеров, как и гномьих, всегда ценились очень высоко), но бесполезную вещь. Слишком хорошо я знаю своих.
  - Этот подарок очень давно мне вручил один тёмный, - начал отец. - Примерно двадцать лет назад я был участником географической экспедиции, проходившей по юго-восточной оконечности Гинкушского хребта. Командовал нашими проводниками дроу. Уж не знаю, как он попал в те края - от мест обитания его народа они очень далеки. В общем, если кротко излагать ту историю - вляпались мы там в приключения, и так случилось, что мы с ним спасли друг дружке жизнь не по одному разу. Когда расставлюсь - на память обменялись подарками. Я подарил свою саблю из пешеханской стали гномьей ковки, а он мне вот это перстень. Да, ты прав - это магический артефакт.
  - Что он делает?
  - Знаешь артефакт гномов "Берсерк"?
  - Да. Он увеличивает силу владельца, при ранении останавливая кровь, также делает его практически нечувственным к боли. Очень любим абордажниками, морским пехотинцами, и вообще всеми, кто либо по складу характера, либо по необходимости оказывается в гуще схватки.
  - Ну, и способен его купить. Его продают, если я правильно цену помню, червонцев за двести, - вставил дед.
  - А что этот делает?
  - Практически - то же самое, но намного лучше. Во-первых, не просто останавливает кровь, но и подлечивает владельца. Да, серьёзные раны ему не по силам, но о мелких можешь не беспокоится. Во-вторых, увеличивает силу в три раз. Ну, а напоследок - твоя скорость возрастёт в десять раз. Правда, всего на десять секунд. Можешь не переживать, что порвёшь мышцы или сухожилия, этого не будет. Сам пробовал. Это перстенёк не единожды меня выручал. Правда, не представляю, как маги-артефакторы дроу добились этого. Сейчас привязку к тебе сделаем - и будет у тебя туз в рукаве.
  Привязка была несложной. Просто капнули моей кровью в пасть виверны на печатке, у неё загорелись глаза, и по рунам прошлась череда маленьких огоньков.
  - Всё, - сказал отец. - Теперь он твой.
  - Ну, вы меня прям на войну собираете
  - Ну не на войну, а на всякий случай, - сказал отец, улыбнувшись.
  - Ага, а случаи бывают разные, - поддержал дед, также расплываясь в улыбке.
  И мы все рассмеялись. А дальше был ужин, как пишут на месте моей будущей службы "прошедший в тёплой и дружеской атмосфере".
  
  
  Глава 2.
  В путь-дорогу.
  Утро встретили хлопотами. Вроде всё давно собрано, все оговорено - ан нет, найдется, что положить или сказать. Ну вот, закончили и с этим. Провожать меня вышло на крыльцо всё наше семейство. Мы обнялись с дедом, мама с бабушкой, вернувшиеся из "гостей", просто зацеловали меня, крепко пожал руку Тихон. Наш дворецкий - практически член семьи, он послужил с дедом тридцать пять лет, пройдя путь от простого солдата до лейтенанта. Имеет золотое оружие за храбрость. И первым приёмам фехтования учил меня он. Да и не только меня, и отец прошёл школу это старого вояки и рубаки.
  Отец хлопнул меня по плечу и сказал.
  - А я с тобой прокачусь. Поболтаем по дороге - и тебе не скучно, и я проветрюсь.
  Погрузив мой нехитрый скарб на нашу коляску, дорожный саквояж и два чемодана. И мы не спеша тронулись в сторону порта.
  - Вот что, Сашка. У меня будет одна просьба к тебе, точнее не у меня, а у моих хороших друзей.
  Если отец начинает издалека, то дело и вправду серьёзное.
  - Когда прибудешь в Верхофстадт и немного обживёшься, то прогуляйся по старому городу, найди улицу Западную, дом 32. Там находится оружейная лавка, и держит её гном, мастер-оружейник Турин. Зайдёшь и спросишь, не изготовит ли он для тебя охотничий нож по типу орчьего ухореза и рукояткой из дерева зебрано. На это он ответит: "Хороший выбор для охотника на крупную дичь. Но я бы предложил рукоятку чёрного граба и вставки из рога лося". Оформишь заказ, он пригласит тебя выпить чашечку чая, и за ней ты предашь привет из его родного Синегорья. А тебе расскажут все местные новости и сплетни. Так как мастер Турин очень уважаем в местной гномьей общине.
  - Пап, а твои хорошие друзья случайно не в военной разведке служат? А?
  - Сам догадался или кто подсказал? - с усмешкой спросил отец. - Не делай такое таинственной выражение лица, тут не будет нечего серьёзного. Просто он познакомится с тобой, ты с ним. И вы будете иметь друг друга в виду. Нечего серьёзного - так, запасной вариант на всякий случай.
  - Ага, и для того, чтобы сообщить эту несерьёзную информацию, нашего кучера заменил твой адъютант? Кстати, привет, Юрка!
  Я Юрку Вершинина приметил сразу, как мы отъехали от дома. И ещё подумал - чего это лихой старлей в кучера переквалифицировался? Ну, всё теперь понятно - папа решил дать мне последние установки. И даже кучера Ерофеича посчитал ненадёжным. Просто шпионские страсти какие-то.
  - Утро доброе, Сашка. Просто некоторую информацию лучше бы знать как можно меньшему кругу лиц. Тем более, у Кузьмы Ерофеича дела - Златник захромал. Ничего серьёзного, но присмотреть надо. Так что всё одно к одному.
  На это я лишь усмехнулся. Златник - это роскошный вороной конь моего отца и любимец Ерофеича. Они вдвоём с него пылинки сдувают.
  Коляска мерно катила по прямой улице, проходящей с запада на восток почти через весь город в сторону порта. Лавки, магазины уже открылись, но прохожих было ещё не очень много. Путь наш пролегал через центральную часть города мимо помпезного здания министерства Иностранных дел и казарм двух гвардейских полков. Императорский дворец остался севернее, его роскошный трёхсотметровый фасад от нас загораживали три квартал домов богатых аристократов, чиновников, промышленников и банкиров. Ниже по улице, где дома стоят чуть плотнее, народу прибавилось. А при выезде с улицы справа располагалось здание адмиралтейства - старое, приземистое, с часовой башней и каменными химерами на крыше. Слева начинались пирсы, доки, корабельные стоянки, здесь стоял таможенный корпус. Ветер, больше не сдерживаемый жилыми кварталами, гулял по пространству порта, пирсам и набережным. Он донес до меня запах моря, дегтя, которым были пропитаны доски пирсов, и угля.
  Мы проехали по порту до пришвартованной у пассажирского пирса "Княжны Анны". Я не моряк, но не залюбоваться этим судно было невозможно. У лайнера были обводы яхты. Острый клипперный форштевень, три трубы, три мачты с возможностью постановки парусов. Он имел стальной корпус с двойным дном, на борту могли разместиться 35 пассажиров первого класса и 210 пассажиров второго. Третьего класса не было вообще, и это было необычно. В трюмах можно расположить 3250 тонн груза. Но главная его изюминка - это скорость. 15 узлов крейсерского хода и 22 полного. А такими характеристиками могли похвастается только военные крейсера. И таких судна было три. Они обеспечивают скоростные пассажирские и почтовые перевозки с важными портами сопредельных государств на западе нашего континента, и только "Анна" ходит в дальние рейсы к нашей единственной колонии, находящейся на восточном берегу южного континента.
  На причале, у трапа, куда мы подкатили на коляске, нас встретил стюард. Он ловко подхватил мои чемоданы, саквояж взял я, Юрка остался с лошадями, до конца играя роль кучера, а нас с отцом стюард повёл нас по лабиринтам палуб и трапов туда, где находились каюты первого класса. Билет первого класса, как сказал папа - это подарок от бабушки. Да, здесь не скупились и старалась поразить своих клиентов роскошью и удобством апартаментов на своих лайнерах. Но она была не кричащей. Видно, что здесь потрудились мастера своего дела. В каюте было две комнаты (спальня, гостиная) и ванная комната.
  Бросив саквояж и попросив стюарда оставить чемоданы в гостиной, мы вернулись к трапу. Здесь мы на прощание обнялись, и отец сошёл на пирс, к другим провожавшим. Я остался здесь же у борта, наблюдая, как прибывают и поднимаются другие пассажиры. Лайнер шёл с заходами в несколько портов по пути. Кто-то сойдёт в первом порту, а это будет Абоннское королевство. Исмар его - крупнейший экспортный морской порт с ежегодным грузооборотом около 3 миллионов тонн. Расположен в устье специально созданного морского канала, который выходит в Висмарский залив Студёного моря. Оборудован пятью гаванями для различных типов грузов. Обитель купцов, предпринимателей, ростовщиков, разнообразных ремесленников и прочего торгового люда.
  Вот эта группа, прибывшая на наёмном фиакре, наверняка сойдёт там. Возглавлял её седой чопорный господин во фраке, с ним было двое помощников или секретарей и гном. Седой господин и гном, не переставая что-то обсуждать, поднялись по трапу, предоставив разбираться с багажом стюардам и помощникам. За ними экипажи начали подъезжать очень часто, и череда пассажиров потянулось сплошным потоком. Большинство было семейными парами, которые решили провести летний отдых на курортах Эгирейской республики, славившийся своей изысканной кухней и тёплым морем. У них багажа было не в пример больше, а некоторые были вместе с прислугой. В этом шумном потоке дам, господ, детей с няньками поднялись на борт и несколько офицеров. Поприветствовав их, продолжил наблюдение. Основной поток схлынул где-то минут через сорок.
  Судно уже готовилось к отходу, когда на пирс прибыл еще один и похоже последний пассажир. И КАКОЙ. И кареты вышел ОРК. Да, настоящий степной орк, рослая, более чем двухметровая мускулистая громадина с клыками, выпирающими из нижней челюсти и зеленоватой кожей. Но не это привлекало внимание, а то, как он был одет. На нём не было привычных для его народа доспехов из дублёной кожи степных буйволов с нашитыми коваными чешуйками. Также не наблюдалось их излюбленных тяжёлых сабель или секиры. Вообще на орке не было ничего, что было бы присуще его народу. А одет он был в добротный, хорошо сшитый костюм, в котором явно чувствовалась рука мастера. Не то что я записной модник, но прожив всю сознательную жизнь в столице волей-неволей начнёшь разбираться в одежде. Ведь справедливо говорят: "По одёжке встречают, а по уму провожают". Для столицы это правило даже удваивается. В правой руке этот не обычный пассажир нес дорожный, обтянутый кожей чемодан, а в левой объёмный кофр и, судя по размеру, все доспехи и оружие были сложены в него. Из-под лацканов пиджака выглядывали массивные золотые браслеты воина, а в ухе была серьга.
  Трап слегка поскрипывал под ним, хотя другие пассажиры поднимались по нему спокойно. Взойдя на борт, он протянул билет одному из стюардов, а другому свой чемодан и покинул палубу с невозмутимостью и высокомерием, достойным эльфийского лорда. Хотя пялились (именно так, другого слова я не подберу) на него все - и матросы, и пассажиры, и провожавшие. Но наш попутчик будто бы этого не заметил. Да, похоже, мы будем соседями - он свернул направо, в сторону кормы, к каютам первого класса. И похоже - всё, больше никого не ожидается. Матросы привычно засуетились, убирая трап. Отдали швартовы. Я на прощанье махнул отцу и Юрке. И наш лайнер медленно отчаливает от причала и, влекомый трудягами-буксирами, двинулся к выходу из порта. Так началось моё заморское приключение.
  Наш лайнер по праву слыл хорошим ходоком. Форштевень, как острый нож, вспарывал морские волны. А на палубах и в каютах лайнера текла размеренная жизнь. Здесь было все для того, чтобы пассажиры чувствовали себя как дома. Здесь имелись прекрасные салоны, большая библиотека, парикмахерская, где дамы могли сделать себе изысканную прическу и маникюр. Мы завтракали, обедали и ужинали в салоне, который был отделан орехом и украшен позолоченными барельефами тритонов и нимф, инкрустированных перламутром. Стены в курительном салоне были обтянуты кожей. На стенах салонов и коридоров висели картины с изображениями старинных кораблей и дальних стран.
  
  
  Глава 3.
  Плавание.
  И через пару дней все пассажиры в той или иной степени перезнакомились. Чопорный господин и гном оказались представителями совета директоров "Златогор-банка". И да, они сойдут на стоянке в Исмаре. Зачем плывут - они не распространялись, но по обрывкам фраз можно было понять, что едут заключать какой-то выгодный контракт. Его пункты они, не переставая, обсуждали за завтраком, обедом и ужином. Офицеры были из 87 пехотного Его Императорского Величества полка, возвращающиеся из отпусков. Им плыть дольше всех. Полк стоит в Залимаре - единственной нашей колонии.
  В прошлом Залимарский эмират был грозой всего южного океана и пристанищем пиратов. Основал его племянник Пешеханкого султана на восточном побережье Южного материка для торговли с жителями и контроля за судоходством. Это они так простое пиратство называли. И было это лет эдак двести назад. Поначалу эмират полностью контролировался султаном, но как только племянник твёрдо встал на ноги, и были построены порт, форты, цитадель, дяде мило помахали ручкой и заявили, что эмират становится самостоятельным и не намерен платить налоги в султанскую казну.
  В Пешханстве естественно взбесились от такой наглости, да и ущерб казне солидный. И послали эскадру. Но ничего у неё не вышло: за те годы, что были у эмира на подготовку, он потрудился на славу. Карателей встретила мощнейшая крепость и форты с более чем тысячью орудий. А высадка десанта ни к чему не привела - с суши было как бы ни хуже, чем с моря. Сплошные джунгли, топкая пойма реки, и все прелести, начиная от ядовитых змей и москитов и заканчивая хищными зверями и местными туземцами, у которых с эмиром были очень тесные взаимоотношения. Ну, эскадра постояла, постояла - и убралась не солоно хлебавши.
  Еще насколько раз другие султаны пытались посчитаться с мятежниками, но результат был тот же. А эмират зажил. Торговля слоновой костью, золото, рабы, редкие ингредиенты для алхимиков и магов, что можно найти в глубине джунглей, шкуры экзотических животных. Пиратство также приносило хороший доход. Все, кто проплывал мимо, обязаны были платить сбор в казну, а кто не хотел - захватывали и беззастенчиво грабили. Потом бедолаги должны были ещё выкупать себя и судно. Если у них не было денег, то требовали, чтобы платило государство, под чьим флагом ходило судно. А когда и государство отказывалось платить выкуп - тут всё было совсем хреново: команду и пассажиров, если таковые были, выставляли на торги. Это всё не нравилось очень многим, и не одно государство посылало эскадры с войсками, чтобы наказать зарвавшихся пиратов, а заодно и прибрать к рукам столь лакомый кусок. Но все обломали зубы об этот орешек.
  А о том, как нашему флоту удалось всё-таки его захватить - надо бы рассказать отдельно. Стремительный прорыв наших броненосных крейсеров во внутреннюю бухту с последующей высадкой десанта прямо на пирсы и набережные вошёл во все учебники по тактике. Там всё было просто до гениальности. После очередного нападения и захвата судна наш флот разработал простой по сути, но очень дерзкий план. Он основывался на том, что орудия фортов цитадели хоть и многочисленны, но устаревших систем, не обладают достаточной скорострельностью и к тому же большинство смотрит в сторону моря, а гавань с бастионов не простреливается. И, сделав ставку на скорость броненосный крейсеров, можно ворваться в гавань и высадить десант.
  Так и поступили: броненосцы отвлекли огнём форты, а крейсера, прокравшись в предрассветной дымке вдоль берега, на максимальном ходу ворвались в порт. Да, конечно, предварительно маги воды проверили, нет ли на фарватере мин или иной опасности. Но за два века эмиры так уверовали в неприступности своего города, что даже цепь, пригораживающую вход в ночное время, не подняли.
  Потом горел порт, когда броненосцы входили в западную гавань, обстреливая дворец из всех орудий. Десант с тыла захватил батареи, и они замолчали. Вспыхнуло восстание рабов, в городе была жуткая схватка почти безоружных людей (да и не только людей, кого только местная знать ни держала в неволе) со своими бывшими хозяевами. Пока десант разбирался с орудийной прислугой, гвардией эмира и рядовыми пиратами, восставшие помножили на ноль почти всё население города, да и сами понесли огромные потери. И нашему флоту достался почти пустой, заваленный трупами город с местами разгорающимися пожарами. Так такой лакомый город достался нашей стране. Да, он не вписывался в нашу государственную доктрину. Но не отдавать же его, и деньги он приносит в бюджет немалые. Мы не торгуем рабами и не поддерживаем пиратов, но даже без этих статей доходов прибыль впечатляющая. Так что подумали - и приняли эмират под свой протекторат. Заменили орудия на бастионах, выставили крепостное минное поле, разместили свой гарнизон (87 пехотный - как раз часть его). В порту на постоянной основе базируется третья дивизия лёгких крейсеров и три канонерки. Вот так-то.
  Остальные пассажиры - обычная публика для таких рейсов. Разве что орк привлекал всеобщее внимание. Он вёл себя подчёркнуто независимо, ни с кем не общался. Единственное, что можно было от него услышать - это скупое приветствие во время приёмов пищи в ресторане и такое же во время случайных встреч в коридорах или на палубах. По тем немногочисленным словам, что от него можно было услышать, нашим языком он владел в совершенстве. Речь была чистая, без всяких рычащих ноток, так присущих этому народу. Но по-прежнему было непонятно, куда он плывёт. Дети степей не любят покидать их, а он забрался очень далеко. Степи орков или как ещё их называли "Великие степи" находятся чуть ли не на другом конце континента. А уж одеться как человек было для обычного орка чем-то невероятным.
  Да, бывают, орки носят человеческую одежду. Ну, так это полукровки, они часто подряжаются грузчиками, вышибалами... да везде, где нужна недюжая сила, их можно встретить. Здесь же настоящий, стопроцентный степной воин. Когда он проходит через двери, которые на судне которые явно для него малы, то становится очень похож на нашего кота Барсика - он так же втекал (именно не протискивался, а втекал) через чуть приоткрытые двери. Да и золотые браслеты, выглядывающие из-под манжет дорогого костюма, явно говорили об этом. Жаль, что их почти не видно - нельзя разглядеть знаки, нанесённые на них. По ним можно было определить из какого наш попутчик клана. Всего великих кланов семнадцать, а мелких более двухсот. Тут гадать можно до бесконечности.
  Пока я разглядывал и знакомился со своими соседями, наше судно пересекло Студёное море и, сделав краткую остановку в Абоннском королевстве, вышло в Бескрайний океан. Там, на западе, за горизонтом, почти в трёх тысячах морских миль - Коралловый архипелаг, далее Жемчужные острова (это ещё две тысячи миль), а дальше каких-то шесть тысячи четыреста миль - и сказочный Сионь. Ну, как сказочный, - просто очень далёкий, там тоже есть наше посольство, да и не только наше. Да, путь туда неблизкий и небезопасный. Пираты нападать на крупные трансокеанские лайнеры не нападают. Слишком быстрые, слишком большие, и на охране не экономят. А вот обычные парусные барки, которые ходят в такую даль за шёлком, чаем, фарфором им вполне по зубам. Там как - напали, перебили команду, и исчезли вместе с кораблём и грузом. Спрятаться на просторах Бескрайнего океана не сложно - я причислил два самых крупных архипелага на пути в Сионь, а их куда как больше. А уж отдельных островов, коралловых рифов вообще не перечесть. В их тихих бухтах или лагунах груз перекочует из трюмов одних судов в трюма других и будет продан вполне легально.
  Пираты часто привечают разных беглых магов и магов-самоучек. Если на континентальных полях сражений маги играют чисто вспомогательную роль, то в командах джентльменов удачи роль у них одна из главнейших. В классическом бою опытный маг может прикрыть от силы человек десять - пятнадцать. Архимаг - ну где-то до сотни. Это только от винтовочного обстрела и осколков артиллерийских снарядов. Полог, который он поддерживает, прямых попаданий из полевых орудий выдержит не более трёх. А архимаги - птицы редкие, да и вообще даже самый могущественный может скастовать заклинание на объект, находящийся не более чем в двухстах метрах. Да, в этом радиусе он будет силён. Кольцо огня, Плачь земли, Воздушный кулак, Водяной бич, и прочие высшие заклинания из стихийных магий.
  Но вдали от него тихо-тихо подтянется полевая арт. Батарея, и с трёх или пяти километров беглым огнём накроет квадрат вместе с этим незадачливым героем. А как мы помним, защитный полог выдерживает только три попадания, и это если только его держать, а не поливать высшими заклинаниями направо и налево. Так что в обычной армии маги лечат, маги строят, проводят разведку, заряжают артефакты, делают их же. Выполняют важную, но не главную работу.
  В пиратских командах всё не так. При абордаже и недоучка вполне способен натворить дел. Действуя из-за спин, он бросает огненные шары, ледяные копья, ну и другие гостинцы, на что хватает силы и мастерства. Но даже не в этом его главный козырь, а в умении контролировать магических существ. Любимые существа пиратских магов - это Драугр. Любим он из-за соотношения цены - качества. Для его создания не нужно быть некромантом высшей ступени. Например, Костяного паука или Рыцаря смерти без ранга хотя бы магистра магии смерти даже пытаться создать не стоит. Повезёт, если просто в живых останешься. С даугром все гораздо проще, изготавливается он из обычного зомби. А его поднять способен просто человек с магическим даром, ритуал прост до безобразия. Но пользы от такого зомби никакой - медлительны, неуклюжи, плохо соображают, плохо используют оружие, да силён, не чувствует боли; не боится смерти. Так пятеро крепких и не брезгливых мужиков легко разберу его на составляющие и упокоят.
  С даургом же все иначе. Производится даург так: поднимается зомби, на него наносятся руны призыва и подчинения, и в это тело подселяется специально вызванный дух. Под воздействием магических рун и вселённого духа тело зомби меняется - разбухает примерно втрое, становиться значительно тяжелее, оставаясь не подверженным разложению много лет. Кожа становится невероятно прочной, обычным клинком её не разрубить, не разрезать. Пули ему - что горох. Двигается достаточно быстро, может использовать оружие. Питаясь после боя - способен заращивать повреждения. Да и умнее он становится, понимает уже не простые односложные приказы, как зомби. Вот при абордаже он и становится главным козырем пиратов. Чем сильнее маг, тем большим количеством даургов он способен управлять. Два-три таких существа способны порубить в капусту всю команду захватываемого судна. Если среди них не окажется мага или достаточного числа бойцов с артефактным оружием.
  Вот лет пятнадцать назад был такой пират Юсуф Косой, выходец из султаната. Так он снюхался с личем. Чем смог привлёк или заинтересовать эту древнюю и могучую тварь - неизвестно, но факт остаётся фактом, действовали они сообща. Ух, и покуролесили они на обоих архипелагах, даже несколько городов на островах захватили. Три года не могли их поймать. Так вот у Юсуфа (хотя, конечно - у лича) в подчинении было пятьдесят даургов и три костяных паука. Когда их выследили - без боя они не сдались, и устроили такую баню. В Великом герцогстве Гроссберг (а именно они имеют обширные владения на островах) до сих пор с содроганием вспоминают ту операцию. Пиратскую флотилию (две парусные шхуны и парусно-винтовой бриг) заблокировали у острова Медуз, что находится на самой южной, малопосещаемой оконечности Жемчужного архипелага. Штурмовали базу два крейсера, три канонерки, три батальона морской пехоты с приданными им дестью магами.
  Результаты двенадцати дней непрерывных боёв. Потери: два батальона целиком, шесть магов из десяти и, в довершение - потоплена канонерка. Корсаров убито около пятисот, где-то семьдесят захвачено, все даурги и костяные пауки уничтожены. Юсуф тоже убит. А вот лич ушёл. Как - никто не знает. Как только Гроссбергцы очухались от драки и утёрли кровавые сопли - не поскупившись на портал пригласили не только своих магов, но из Эгирейской республики (там хорошая академия магии). Вот они вместе буквально просеяли остров чрез мелкое сито - так хотели лича поймать, но не судьба, он как в воду канул. Вот так вот. Весело порой в тех краях.
  Ну, а у меня ещё пять дней вынужденного безделья - и я на месте. Осталось только курортников в республике высадить. Последняя остановка не принесла особых неожиданностей. Разве что стоянка была дольше, чем в прошлый раз, капитан (видно перед второй половиной плавания) решил пополнить запасы угля, и то, что среди пассажиров появился маг. Да и не один. Вот только вчера вспоминал даургов - и на тебе, пожалуйста. Даург телохранитель. Редкое зрелище в этих краях. Сейчас я впервые вижу даурга вживую, не на картинке. Челюсти чуть вытянуты вперед, руки удлинённые, а на пальцах изогнутые когти. Фигура, как говорится, - что поставь, что положи. Грация носорога. На нём надета кольчуга двойного плетения, кожаные штаны, на поясе тяжёлая сабля. Вокруг шеи золотой ошейник, испещрённый рунами - так называемый "Ошейник раба". В принципе маг поддерживает контроль и без него, он нужен лишь для спокойствия окружающих или если магическим существом владеет не маг. Рабство в наших краях запрещено, но в любом правиле есть исключения. И эти исключения касаются магических существ.
  Вообще наш мир довольно странен. Здесь, на западе континента, цивилизация прочно взялась курс на совмещение магии и техники. Тут уже много чисто технических удобств: сеть железных дорог, телеграфная связь, телефоны, паровые суда и прочее. Но стоит отправиться куда-нибудь подальше - и начинается путешествие в прошлое без всякой машины времени. Те же архипелаги, это: паруса, пираты, вспышки огненных шаров, треск бортов сходящих в абордажной схватке судов. Романтика - хлебай её полной ложкой, если выживешь.
  Ну, а на юго-востоке нашего же континента - Ханабарская равнина. Это между Гинкушским хребтом и Крышей мира. С её Вольными баронствами. Там царит средневековье: латная пехота, рыцарская конница и замки. Словно путешественник попадает в рыцарский роман. Даже драконы есть, почти настоящие. Виверны обитают как раз в тех краях. Эти, так называемые, Вольные баронства, хотя там есть и королевства, графства и даже княжества. Все эти страны-малыши, которые только спят и видят, как бы отрезать кусок территории у соседа, и порой даже осмеливаются совершать набеги на крупные страны. Хотя, какие набеги, так - бандитские вылазки. С соседями этим непоседам не повезло - с севера наша империя, с юга горный халифат и очередное подгорное королевство гномов, на западе граница с Султанатом. Ну, а на востоке степи орков и Великий лес эльфов. А туда соваться не рискуют даже орки, при всей их нелюбви к длинноухому племени. Вот сами орки порой в баронства заглядывают на огонёк, и резвятся на славу.
  Южный материк - одна сплошная территория загадок: бескрайня пустыня, непроходимые джунгли. Государств на нём немного, а площадь огромна. Что происходит в его центре - тайна, и лишь неясные слухи о происходящем там, в его глубине доходят до обитаемых мест. И эти слухи жутковаты... Да, вот где был бы уместен такой телохранитель, как у этого мага. Сухой, чуть сгорбленный старик гордо осмотрел на окружающих, в глазах бегали почти мальчишеские искорки, казалось, что вот-вот и он рассмеётся. Твёрдым шагом маг вместе с даургом проследовали за стюардом. Этим же вечером за ужином мы познакомились. Войдя в салон ресторан, и окинув взглядам изрядно поредевшую публику, маг направился к моему столику.
  - Молодой человек, вы не против, если я составлю вам компанию?
  - Нет, конечно. Присаживайтесь.
  - Разрешите представиться: магистр прикладной магии, профессор академии магии Эгирейской республики Адриан Деверо - к вашим услугам.
  - Лейтенант Александр Владимирович Шабалин.
  - Тоже путешествуете в одиночку? - спросил он, усаживаясь напротив.
  - Нет, еду по службе.
  - Шабалин, Шабалин. А вы случайно не...
  - Сын, внук. Вот уж не думал, что маг интересуется военными делами.
  - Да что вы, что вы, нет, конечно, - замахал рукам мой собеседник. - Просто ваши дед с отцом принимали участие практически во все более-менее крупных конфликтах последних шестидесяти лет. И проявили они себя очень ярко, статьи были во всех газетах, так что хочешь - не хочешь, а услышишь. А у людей нашей профессии прекрасная память.
  - А вы мэтр. Куда путь держите?
  - В Верхофстадт и дальше, через горы, в Огненную пустыню. Меня интересует один заброшенный город в этой пустыне.
  - Оазис Аль-Альбейни!!!
  - У вас о нём слышали? - улыбка заиграл на его губах. - Впрочем, это известное место. Да, мне туда.
  - Ещё бы не быть известным, там из-под песка такое лезет!
  - Мне будет очень интересно изучить местных обитателей. - И с ехидством добавил: - Вы правы, там встречаются любопытные экземпляры.
  - Профессор, как бы эти экземпляры не изучили вас, причём по частям. Боюсь, один даург там не справится.
  - Не беспокойтесь, мы с Максом бывали в куда как более опасных местах. Моему телохранителю скоро исполнится сто, а так как он с возрастом только сильней становятся... Да и я тоже не подарок, смею вас заверить.
  - Но всё же вы вдвоём, профессор, в таких местах...
  - Не переживайте. Меня, конечно, называют в университете старым и выжившим из ума авантюристом, только это далеко не так. Если в этом была хоть толика правды, то я бы не прожил столько лет, странствуя по столь опасным местам. К тому же меня в Верхофстаде ждёт два десятка наёмников и два оболтуса - аспиранта.
  - И простите, сколько вам?
  - О... Молодой человек, двести восемьдесят три, - провозгласил он и добавил: - Что, старо выгляжу?
  Мы переглянулись и дружно рассмеялись.
  - Весёлый вы, мэтр, человек, - покачал головой я.
  - А что? Если маг, если прожил уйму лет, то надо становится высокомерным заносчивым сухарём. Не это не для меня. И пускай меня в ректорском совете считают чудаковатым. Как что случается - так за советом бегут ко мне. "Адриан помоги, Адриан у нас проблемы". Так и хочется сказать: не у нас - а у вас.
  - Ещё бы, с вашим-то опытом да прожитыми годами. К кому же еще им бежать?
  - Ну, например, к ректору или к директору. Они-то постарше меня будут. Только вот не помогут. Скажут - сами накасячили, сами и разгребайте. А вы представляете, какие студиозы выдумщики?
  - Представляю. Сам был совсем недавно пускай не студентом, а курсантом, но разница невелика.
  - Вот видите. А у меня ещё и экспериментаторы. Гении непризнанные. Такого напридумывают, что волосы дыбом встают, причём на всём теле, - рассмеялся мой собеседник.
  В зал вошли офицеры и, холодно кивнув мне, расселись через два столика. Я с ними за всё плавание перекинули едва ли парой десятков фраз. Невзлюбили они меня. Ясно, подумали - генеральский сынок получил тёплое место при посольстве. Читалось это у них на лицах. А вот они - соль земли, и армейскую лямку тянут по-настоящему.
  - Что-то ваши коллеги как-то холодно к вам относятся, - изрёк маг. - Что за кошка между господами офицерами пробежала? Вы ведь из одной армии.
  - Да, не сошлись во мнениях по вопросам службы. Профессор, скажите, если не секрет, что вы надеетесь найти в заброшенном городе? - перевёл разговор на другую тему.
  - Что вы, какой секрет, о чем вы? - усмехнулся мой собеседник. - Прежде чем перейти к конкретике, позвольте небольшой экскурс в историю тех мест.
  - С удовольствием мэтр. Вкусный ужин, хороший собеседник, интересная история - что может быть лучше, чтобы скоротать вечер.
  - Ну, если так - тогда приступим. Благо, тушёную телятину уже принесли, и по запаху она изумительна. Ох, люблю я, когда она так приготовлена: на кости, с чесноком, лавровым листом и черным перцем - это очень вкусное, ароматное и блюдо. Мясо получается разварным, мягким, легко отделяется от кости и готовится практически без участия повара.
  - Вы ещё и гурман!
  - О, у меня много скрытых талантов. Но, впрочем, сейчас не обо мне. Мясо остывает, а это нехорошо. Да и рассказ начать тоже не терпится, видно соскучатся по кафедре и лекциям. Итак. Существовал когда-то, а если конкретней - лет пятьсот назад караванный путь через Огненную пустыню. Шёл он наискосок, если смотреть на карту, с юга-запада на северо-восток через цепь оазисов. И примерно на полпути в крупном оазисе с источником чистой воды вырос город. Жители кормили караваны, они давали приют, отдых и защиту за стенами усталым торговцам, пополняли запасы воды. Те взамен платили звонкой монетой. Путь жил - жил и город. Но где-то лет эдак триста спустя произошли подвижки песка, и он полностью засыпал два оазиса и один источник на маршруте. Сам песок подвинулся, али кто помог - о том история умалчивает. Город в оазисе стал хиреть: нет караванов - нет торговли. И люди стали покидать его. А спустя лет сто его окончательно прикончил набег одного из племён, обитающих в пустыне.
  Сто лет назад в этот пустующий город пришёл некромант, осел там, построил силами зомби себе дворец и стал там жить. Кто это был - доподлинно неизвестно. Хотя понятно, почему коллега забрался в такую глушь - никто не мешает экспериментировать. Чтобы никто к нему не совался, раскинул сеть магических ловушек - оазис с источником в пустыне огромная ценность. С тех пор про Оазис Аль-Альбейни стали ходить страшные истории, впрочем, вполне заслуженные. Понимаете, молодой человек, некромант - это не полноценный маг, у него узкая направленность. Стихиями он не управляет, огонь и вода ему неподвластны, боевой магии он не знает. Все, что он может сделать - повелевать мертвыми.
  Вот мой коллега и начал эксперименты, направленные на то, чтобы усилить свои возможности и возможности своих подчинённых. Костяные пауки, усиленные рунами, даурги, также призванные, изменённые и усиленные далеко не по классической схеме, и прочие существа из бестиария, подвластного некромантам. Что-то у него получалось, что-то нет... Все более или менее удачные экземпляры он выпускал попастись вокруг оазиса. Проверить, так сказать, свои идеи в поле. Со временем их собралось изрядное количество. Вот вся эта красота и подстерегает любого, кто решить сунутся в те края.
  Но вот некоторое время назад стало известно, что хозяин оазиса пропал. Вот смельчаки порой и отправляются в эту глушь, чтобы поймать кого-нибудь из его питомцев. За эти образцы платят хорошие деньги. В них много уникальных наработок, и они интересны не только практикующим некромантам.
  - Профессор, а лабораторию нашли? - спросил я.
  - Да что вы? Какое там. Самые удачливые с сильной магической поддержкой проникали едва ли на два квартала за городскую стену, а уж чтобы дойти до дворца или войти в него - и речи нет. Коллега умел хранить и защищать свои тайны.
  - Умел хранить??? Вы предполагаете, что...
  - Ну, предполагать можно всё что угодно. Просто, он ни с того ни с сего сорвался с насиженного места, где прожил целый век. Странно это. Хотя может и доэкспереметировался, от случайностей никто не застрахован. Мы, маги, конечно очень живучи, и чем дольше мы живём, чем больше мы пропускаем через себя магическую энергию, тем более живучим и способным к залечиваю ран и повреждений становится наш организм. А с некромантами все это можно помножить на два. Но без головы не выживет даже самый древний могучий из них. Вот так-то.
  - Спасибо, метр! Очень интересный рассказ.
  - Ах, оставьте! Что ещё надо такому старику как я, как не почесать языком за хорошим ужином с хорошим собеседником. Вы замечательно умеете слушать, - сказал он, отодвигая тарелку. - Местному повару моё восхищение, мясо было бесподобно.
  - Коку, мэтр, коку. Мы на судне.
  - Ах, ну да, - рассмеялся он.
  Ужин и правда удался. Слушая историю, я с удовольствием съел все, что принесли. И смею заверить, что маг был прав, не часто доводилось пробовать столь искусно приготовленное блюдо. Кок был в ударе. Разговор немного затих, пока стюарды убирали со стола. И в этот момент в ресторан отужинать вошёл орк. Лицо магистра Деверо медленно вытянулось, а глаза заметно округлились.
  - Тысяча дохлых демонов!!! А этот что здесь делает? - вырвалось у него.
  - О, вы знакомы с нашим необычным попутчиком? - спросил я в надежде, что удастся пролить свет на личность столь загадочной персоны, интригующий всех пассажиров.
  - Нет. Но увидеть здесь настоящего Степного лорда, разодетого как какой-нибудь великосветский хлыщ... Это дорогого стоит. Да ещё он мастер клинка и, похоже, имеет дворянское достоинство вашей Империи.
  Вот тут уже у меня стали округлятся глаза, и брови начали стремительное восхождение по лбу. Единственное, что я смог из себя выдавить:
  - Магистр, а Степной лорд - это вообще что или кто, и чем его едят? К тому же почему вы решили, что он наш дворянин?
  - Да, так конечно они себя не называют. Это определение имеет хождение здесь, на западе континента. Понимаете, лейтенант, у орков есть при всей их бесшабашности строгая иерархия. На высшей ступени стоят вожди кланов, на ступеньку ниже - орчьи шаманы, а на третьей ступени как раз располагаются Ужас степей, Волчьи всадники, наездники на варгах, или как мы их называем - Степные лорды. Далее - опытные воины, ветераны, ну ещё ниже простые воины. Замыкают всё рабы.
  - Да, у нас их как раз называют Волчьим всадниками. Я понял, о ком вы. Но почему лорды?
  - Вы представляете, во сколько обходится содержание варга? И кто вообще такой варг.
  - Ну, это изменённый орчьими шаманами степной волк, приспособленный для верховой езды.
  Маг улыбнулся и покачал головой.
  - Как у вас всё просто - волк, приспособленный для верховой езды. Если бы так. В каждом клане есть несколько приручённых степных волков. Когда среди орков появляется воин, достойный стать Волчьим всадником, шаман выбирает из помёта самого сильного щенка и проводит крайне сложный ритуал. Он вызывает духов и выселяет одного, самого подходящего в живого щенка. Я подчёркиваю - в живого. На такое не способны людские маги. Да что там - на такое не способны даже светлые эльфы, известные мастера в магии жизни и природы. В мёртвое - да, любой недоучка. Вон на Архипелаге тех же даургов кто только не делает. А в живое - только шаманы орков.
  Вот этого щенка растит сам воин. Благодаря подселённому духу и ряду магических манипуляций наш волчонок вымахивает величиной с лошадь, обладает высоким интеллектом, ментальной связью с наездником. Это не просто ездовое животное - он становится фактически частью воина. Во времена великих набегов всадники на варгах становили ударной частью орды. Всадники на них - это гордость всех орков, и неважно, к какому клану принадлежит наездник. Слава богам, много их никогда не было. Если я правильно помню, то в последнем великом набеге участвовало около шестисот тысяч орчьих воинов. Из них наездников было где-то десять тысяч.
  - Десять тысяч семьсот, если быть точным. Мы их посчитали, мэтр. Орда прокатилась по трём нашим южным провинциям, пресекла границу с султанатом, прошла весь султанат и дошла до моря. Наши армейские корпуса потрепали орков только на обратном пути, когда они возвращались перегруженные добычей из султаната. После это император решил построить оборонительную линию крепостей на границе с Великой степью. И последующие их попытки устроить подобный набег захлёбывались ещё в начале.
  - Ну вот, сам почитай процент их от массы всей орды. Представь, сколько ест такой волк свежего мяса. Да, конечно, орки кочевники-скотоводы, и их стада лошадей и коров огромны. Но самим им надо что-то есть, и продают они скот и вам, и в горный халифат, да тем же гномам.
  - А как вы узнали, что он мастер клинка и Волчий наездник?
  - Да просто в магическом зрении его браслеты очень характерно светятся. Он сейчас скрывает их под манжетами сорочки, так что простой наблюдатель просто заметит, прикрыты браслеты, но что они из себя представляют - не рассмотрит. И примет за простого рядового воина. А почему я подумал, что он ваш дворянин. Тут никакой магии. Приглядитесь - на его левой руке, на мизинце - золотое кольцо с печаткой. Такое обычно носят дворяне повсеместно, но только у вас оно из золота, в других странах оно из серебра. Традиция. Вот у вас - на безымянном, - указал он на мою левую руку.
  Я не стал переубеждать метра, что вирена на перстне не мой родовой герб. Да и печатка у меня была, лежала где-то на дне саквояжа, не носил я, как и отец, эту безделицу. У него она в столе, в кабинете лежала и доставал он её только если надо было запечатать почту.
  - Может просто украшение?
  - Нет, от него тоже тянет магией. Только слабенькой, такой чтобы сургуч расплавить, если свечи под рукой нет, да лёгонький магический оттиск оставить в подтверждение подлинности. И сравнить есть с чем. - Он с усмешкой протянул левую руку над столом, поворачивая на мизинце кольцо печаткой наружу.
  - Так-то, молодой человек. порой наблюдательность в купе со знаниями не менее эффективны, чем магия.
  - Уели вы меня, мэтр, - сокрушённо посетовал я.
  - Да оставьте, проживите вы с моё - и не на такое были бы способны.
  - Вот тут я подумал. Мы так его плотно обсуждаем, а у орков помнится мне острый слух. Невежливо выходит.
  - Не слышит он нас. Я когда мы только стали ужинать, набросил заклинание Полога тишины, не люблю посторонние уши. Даже если разговор чисто светский. Привычка. А по губам он вряд ли читает, к тому же сидит спиной. Правы вы - невежливо, но ведь чертовски любопытно, что он здесь делает! Разодетый как какой-нибудь франт, видно, что ему человеческая одежда не в новинку - слишком непринужденно её носит. И обратите внимание на обращение со столовыми приборами. Сожри меня демоны, у меня студенты в университетской столовой так себя не ведут, а у нас учатся отпрыски не последних семей в республике, да и не только из неё. Большинство же орков всю жизни едет с ножа или руками. Я сомневаюсь, что все вожди знают хотя бы о существование простой вилки. Не то что, как ей пользоваться. Здесь же прямо-таки выпускник элитной школы или вашего Пажеского корпуса.
  - Метр я не слышал, чтобы кому-то из орков дали дворянство. Эта новость точно была бы во всех газетах. Да что там газеты её обсуждали на каждом углу от великосветских салонов до последней забегаловки. Шумиха поднялась бы знатная. У нас обычно такие сообщения печатает Новости империи, как и все указы Императора.
  Маг хмыкнул.
  - Могли публично и не объявить, - размышляя, протянул он. - Слишком уж сногсшибательная новость. Побоялись скандала. Но тогда возникает вопрос - за что такая щедрая награда? Что бы про вашего Императора ни говорили, он подобными милостями не разбрасывается. Какая-то тайна.
  - Да, мэтр, только боюсь, мы этого никогда не узнаем, - подвёл итог я.
  - Наверно, - поддержал меня маг. - Только не надо отчаиваться, порой ответы находятся в самых необычных местах. Так что, никогда не говорите "никогда". Завтра к середине дня судно достигнет Верхофстадта, потом у меня ещё дней десять, чтобы утрясти дела - и в пустыню. А вам лейтенант плыть до Залимара?
  - Нет, профессор, - покачал головой я. - Сойду вместе с вами.
  - Превосходно, может ещё встретимся в городе. Приятно было познакомиться, - сказал он, протягивая руку.
  - Взаимно, мэтр Деверо, - ответил я, крепко пожимая протянутую руку.
  
  
  Глава 4.
  Посольство.
  На следующий день примерно к часу дня мы уже швартовались в гавани Верхофстадта. Не зря эта пароходная компания славится пунктуальностью. За исключением неизбежных на море случайностей, доставляет своих пассажиров быстро и с комфортом. Правда и дерёт за это не малые деньги. Других прибывших ждал пограничный и таможенный контроль, а я впервые смог порадоваться своему нынешнему положению. Мой дипломатический паспорт помог избежать всех формальностей, офицер погранохраны проверил паспорт, кивнул и провёл мимо сотрудников таможенного департамента. Хотя порт был и достаточно велик, но отдельного пирса для пассажирских судов здесь не было, все необходимые формальности пассажиры проходили прямо в развёрнутой у трапа палатке. Проведя меня, офицер козырнул и скрылся внутри неё. Стюард поставил рядом багаж и вежливо откланялся, даже чаевые не взял. М-да, здорово они вышколены. Ну, вот и на месте. Сейчас возьму извозчика (или как они здесь называются) и поеду предстану пред ясны очи моего нового начальства.
  - Господин лейтенант, господин лейтенант.
  Меня кто-то окликнул. Бросив беглый взгляд по сторонам, я увидел человека, спешащего ко мне. Человек лет тридцати - тридцати пяти, в серой тройке с лёгкой элегантной тросточкой в руках.
  - Лейтенант Шабалин? Александр Владимирович? - поинтересовался подошедший.
  - Да. С кем имею честь?
  - Я второй секретарь посольства, Виктор Валерьевич Кононов, - представился он, обозначив лёгкий вежливый полон. - Меня послали встретить вас.
  - Очень приятно, Виктор Валерьевич, - сказал я, протягивая руку. - Но, право слово, не стоило - я бы сам прекрасно добрался, а у вас наверно много дел.
  - О-о-о, сразу видно, что вы только что прибыли. Здесь любое дело воспринимается как редкая удача. Обычное состояние нашего немногочисленного посольского коллектива можно охарактеризовать как рутина и безделье. Собственно, что мы здесь болтаем? Пойдёмте, у меня коляска, по дороге я вам обрисую в красках всю жизнь нашего диппредставительства. - И взмахом руки подозвал носильщика.
  Шустрый малый быстро подхватил весь мой скарб и направился за нами к стоящим невдалеке разнообразным гужевым повозкам, ожидавшим пассажиров. Дипломат бодро вышагивал впереди. Подойдя к запряжённой двумя тёмно-гнедыми лошадями коляске, он бросил кучеру.
  - Фадеич, прими багаж. - А сам, пока я вручал мелочь носильщику, разместился внутри. Последовав его примеру, я устроился рядом на кожаном диване.
  - Фадеич, давай, в посольство. Только помедленнее, а я пока веду в курс дела нашего нового коллегу. Да, и познакомьтесь - это наш кучер Фадей Ильич, для знакомых просто Фадеич. Большой знаток лошадей и этого города. А это новый адъютант полковника Мезенцева, Александр Владимирович Шабалин.
  - Очень приятно, ваше благородие, рад служить, - откликнулся с облучка кучер.
  - И я рад, Фадеич. Надеюсь, покажешь мне город, как выпадет свободный денёк.
  - Да это мы всегда. Чай, уже как пять лет здесь служу. Весь Верхофстадт из конца в конец не по одному разу изъездил, да и не только его.
  Под болтовню кучера мы медленно покидали порт. Те немногочисленные пассажиры, что сошли с "Княжны Анны" вместе со мной, только-только закончили с формальностями и рассаживались по экипажам. Профессора с его телохранителем я не разглядел, но вот кое-кого другого приметил. Таинственный орк садился в крытый экипаж. Вот ведь чудеса - не было его ни на трапе, ни на пирсе, и в таможенную палатку он не входил. От наблюдений меня отвлёк Виктор Валерьевич.
  - Кого-то знакомого увидели?
  - Да нет, как раз не увидел. Со мной плыл один профессор-маг. Сходили на берег мы вместе, но я что-то его не вижу.
  Про орка я ничего говорить не стал.
  - Значит, ещё таможню проходит. Лейтенант, мы на юге, здесь всё делается неспешно и размерено. Давайте я вас постепенно буду водить в курс здешней жизни, и заодно познакомлю с городом.
  Коляска выехала из порта и направилась по улице, именуемой Крепостной, вдоль моря.
  - Ранее здесь проходила крепостная стена, отделявшая город от порта, бухты и окружавшая весь Старый город. Позже стену разобрали, на её месте проложили окружную улицу. Далее мы свернули на Ратушную площадь она небольшая, но её украшают целых две ратуши. Первая поменьше, это здание сейчас используется как архив, а вторая - новая, городская, построена совсем недавно, несколько подавляет своими размерами. Дом, как видишь, выполнен в смешанном стиле, отдельные элементы фасада относят к модерну, псевдоготике и другим стилистическим направлениям, также используются мотивы средневекового зодчества. Фасад акцентирован ритмичной чередой башенок, щипцов, эркеров, окон в стиле модерн. На углу дома - высокая башня, выполненная в духе Средневековья. Башня - гранёная, со сложно фигурным абрисом, стоит при пересечении городских магистралей: Каштанового и Королевского бульваров. На ней размещаются большие часы. Часы бьют раз в полчаса. Регулярный бой, в том числе в ночное время, вызвал определённую полемику жителей домов округи с городской администрацией. Нам надо вглубь Старого города по Каштановому бульвару.
  Большие раскидистые и явно старые каштаны давали густую тень, что было очень приятно. В порту, у воды жары не чувствовалось, но когда мы углубились в город, она навалилась неожиданно. Да, действительно ЮГ.
  - Что, жарко? - поинтересовался мой провожатый.
  - Есть немного.
  - И это, лейтенант, сегодня ещё прохладный денёк выдался. Советую прикупить один артефакт, - дипломат указал на заколку на галстуке. - Он охлаждает, называется "Ветерок", и без него в иные дни на улицу и носа не высунешь - такое пекло стоит. В городе с часу дня примерно до четырёх часов жизнь замирает, все пережидают зной. И горожане перемещаются в кафе, рестораны, частные салоны, где установлены крупные охлаждающие артефакты. Так что здесь все работают с перерывом на жару. У нас в посольстве режим такой же. Хотя нашу работу можно назвать перманентным бездельем. С тех пор как три года назад мы заключили контракт на постройку крейсеров, в нашей работе царит полнейший штиль. Визы выдавать некому, Империя далеко, желающих посетить нет, наши не едут по тем же причинам - далеко и популярные курорты той же Республики намного ближе и давно проверены.
  - А охотники? Вот в Залимар они едут легко, а это намного дальше.
  - Сравнили Залимар и Ровалию. Здесь дичи достойной нет, всю местную можно добыть и дома. В местных горах водятся те же горные козлы, козероги, Снежная коза, марала, можно добыть Пуму. У нас на юге она тоже водится. А вот в джунгли Залимара - это просто кладезь уникальной трофейной дичи. Одна Плащеносная Гидра чего стоит. А там ещё Большерогий болотный замбар, а уж бивни гигантского Стегодона сделают счастливым любого охотника. И это далеко не все трофейные животные, которых можно добыть в тех краях.
  - А вы заядлый охотник, как я посмотрю? - спросил я, а сам подумал: - "Хорошо, что дед немного приобщил меня к охоте". Не то что он сильно этим увлекается, нет, просто любит порой, когда выдастся свободное время побродить с ружьём по лесу.
  - Да нет, ничего серьёзного. Так, балуюсь иногда.
  - Может, подскажите адреса пары хороших оружейных магазинов. Я тоже не чужд этому увлечению. А ничего из своего арсенала захватить не удосужился.
  Просьбу отца посетить один магазинчик я помнил.
  - Да с радостью, будет хоть с кем обсудить трофеи и устроить вылазку на природу, - резко повеселел Виктор Валерьевич. - Но, как я и говорил, нет здесь достойных трофеев. Но на тушёную оленину можете смело рассчитывать. Хотя, если перевалить через горы и поискать в пустыне, то можно найти и неплохой трофей. Но в горах и пустыне шастают банды в надежде откусит кусок от очередного гномьего каравана.
  - И как, успешно пасутся эти рыцари ножа и топора?
  - Да куда там - у гномов такая охрана, что любой позавидует, обучена, вооружена до зубов и магическая поддержка имеется, не раз отучала зариться на чужое. Но вот никак не переводятся разбойники, всё манят алмазы. Хотя, если были абсолютно честным - история знает два удачных налёта. Первый - когда караван потрепала песчаная буря, разбойникам удалось отбить часть груза. Второй случился десять лет назад, тогда бандиты подстроил сход лавины в горах и взяли весь груз. Но с тех пор удачных нападений не было.
  Так, за разговором, мы медленно ехали по бульвару, и он вправду бы довольно безлюден - лишь редкие прохожие попадались нам по пути. Здесь бульвар был немного необычен. На привычном мне бульваре полоса зелёных насаждений идёт обычно посреди улицы. Здесь же она шла не только посередине, но и вдоль домов, для создания большей тени. Проехав ещё немного, коляска свернула на одну из параллельных улиц. Здесь было пустынно. Казалось, что вся улица погружена в вечную дрему. Лишь изредка проезжал экипаж или патруль жандармов. Особняк посольства расположен в середине улицы. Он был серый, похожий на крепость, по крышу увитый плющом, с развевающимся на флагштоке полотнищем и нашим гербом над входом. Герб - Золотой Грифон в императорской короне на алом поле и держащий золотые меч и тарч. Похоже, в него был внедрён какой-то защитный амулет или он сам был этим амулетом. Первый раз перстень амулет ожил, и руку обожгло холодом. Отец предупреждал, что так будет, если на меня направлено магическое воздействие. Холодом обдаст, если чары будут не опасны, а если жаром - то магия смертельна.
  - Ну, вот мы и на месте, - сказал мой провожатый, первым выбираясь из коляски. Он постучал дверь и прождал почти три минуты, пока нам открыли.
  - Виктор Валерьевич! - швейцар был удивлен до глубины души. - Но разве вы не должны были встретить нашего нового сотрудника?
  - Уже встретил, - сказал он, входя вместе со мной в большой полутемный холл. - Вот видите, меня не было два часа, а для всех как будто не уходил.
  Швейцар был высок ростом, плотен, как скала, и казался эдакой ожившей статуей. Его лицо с острыми скулами, лукавыми бледно-зелеными глазами и тонкой полоской усов над не менее тонкой верхней губой - живое и подвижное. Несмотря на свои габариты, похоже он когда надо быстр, ловок и проворен, точно охотящийся за добычей горный кот. Одет несколько небрежно, можно сказать, даже не как швейцар - чистая светло-серая рубашка, васильковый галстук с незатянутым узлом, жилет в светлую-коричневою полоску и точно такие же брюки. Явно из бывших военных, у меня глаз намётан - либо пацергренадер, либо кирасир. Не похож на остальных дворецких, что служат богатым семьям. Он не чопорный, не цедит слова, не кажется исполнительным и подобострастно-вежливым. Нет, точно бывший военный.
  - Познакомьтесь, лейтенант - это наш швейцар, дворецкий и по совместительству охранник, Станислав. Он бывший ваш, подпрапорщик из панцирных гренадер.
  Я не ошибся.
  - Здравие желаю, господин лейтенант! - мастерски рявкнул бывший подпрапорщик.
  - И тебе не кашлять, - решил отшутиться я. - Оглушил, зачем так гаркнул? Ведь уже не в армии.
  - Рефлекс, ваше благородие, выработанный многолетней практикой.
  А у самого в глазах плясали бесенята.
  - Ну раз так - то будем знакомы, - сказал я и протянул руку. После рукопожатия кисть немного заныла. Да, вот эта рука! Что я последнее время громил встречаю - то орка, то вот теперь этого охранника.
  Тем временем кучер принёс мой багаж. А Станислав докладывал дипломату.
  - Я принял вашу корреспонденцию. Она на вашем столе. - Он шел за нами, отчитываясь о проделанной работе. - Спешу вам напомнить, что завтра у мэра день рождения. Он даёт бал. Если пойдёте, то приглашение тоже на столе. Посол о вас не спрашивал, а вот полковник ждёт своего нового адъютанта, и уже справлялся.
  - Тогда я пошёл, не след томить ожиданием своего начальника. - Быстрыми движеньями отцепил от саквояжа кожаный футляр с саблей и извлёк её, прицепив к ремню. Дело в том, что по уставу в путешествии или не на службе офицер мог не носить холодное с мундиром. - Куда идти-то?
  - Второй этаж, третья дверь справа, - сказал дипломат, указав на широкую дубовую лестницу.
  Я постучал.
  - Входи смело, там приёмная, а кабинет за ней, - донеслось вслед.
  Так и поступил, пройдя маленькую приёмную со столом секретаря, постучал уже в дверь кабинета.
  - Да-да, войдите, - донеслось оттуда.
  Коротко себя осмотрел, вдохнул, потянул дверь и шагнул внутрь, стараясь печатать шаг. Два шага по кабинету, руку к фуражке, и на выдохе:
  - Господин полковник, лейтенант Шабалин. Представляюсь по случаю прибытия к месту службы.
  Стараюсь смотреть перед собой.
  - О, какой герой! Да вольно уже. Ну, дай на тебя посмотрю, герой.
  Фокусирую взгляд и...
  - Дядя Лёша!!!
  Не верю своим глазам. Старый армейский друг моего деда, Алексей Владимирович Мезенцев. Ведь дед говорил ещё дома, как сейчас помню, он сказал. "Я знаю тамошнего атташе, лихой вояка" Вот ведь... И не сказал. Мягко говоря - ошарашен. Полковник раньше командовал Пятым Пантер-гренадерским полком. Он половину жизни провел на границах, воевал на юге с султанскими эмирами в песках и степях, и был одни из тех, кто захватил Залимару для нашей Империи. В детстве, во время долгих разговоров, мне довелось услышать, как его пехотный батальон удерживал перевал в снежных Гинкушах от очередной вылазки из вольных баронств, как вспыхнуло восстание рабов, как горел порт Залимара, когда наши броненосцы входили в его гавань, обстреливая дворец эмира из всех орудий.
  Полковник встаёт и походит ко мне.
  - Ну, вырос, чертяга, вырос-то как. Ну, дай на тебя посмотрю, - говорил он, обнимая и встряхивая меня.
  - Дядя Лёша, это вы! То есть Алексей Владимирович, - сбился я.
  - Ну да! А что, дед тебе ничего не сказал? - удивился он.
  - Нет. Он сказал только "Я знаю тамошнего атташе лихой вояка..." И всё.
  - Вот ведь конспиратор хренов! Ладно, садись. Как доехал?
  - Хорошо. И здесь встретили, проводили как важную персону. Вы постарались? - поинтересовался я.
  - Ну, во-первых, какое такое "Вы"? А? Я тебя ещё в синеньких ползунках помню. Ладно если были бы посторонние. Тогда - да. А так?
  - Извини, дядя Лёша.
  - О, вот так уже лучше, - сменил гнев на милость старый вояка. - А во-вторых, я не предпринимал никаких действий по твоей торжественной встрече. Наверно, посол или кто по собственной инициативе. Здесь все готовы на всё, лишь бы развеять скуку. Ты даже не представляешь, чем тут все со скуки занимаются.
  - Да мне, когда мы сюда ехали, Виктор Валерьевич поведал, что здесь в делах царит полнейший штиль. Со времен подписания контракта на крейсера.
  - Да, всё так и есть. Здесь непосредственно в штате посольстве служат десять человек, с тобой уже одиннадцать. Ну, с нашим вторым секретарём ты уже знаком. Далее по списку - сам посол, первый секретарь, третий секретарь, военный атташе, кучер, наш охранник-швейцар, повар, шифровальщик и маг. Да, чтобы ты не удивлялся, далеко не каждый сотрудник посольства - дипломат. Дипломатов, то есть сотрудников МИД, имеющих дипломатические паспорта и облечённых дипломатическим иммунитетом, в посольстве обычно бывает не больше трети от общей численности сотрудников (не считая, разумеется, членов семей). Ну, мои живут дома, дочка учится в университете. Да и у остальных семьи на родине. Кроме посла. У него жена здесь с двумя близнецами. Правда, на время летней жары они переехали в предгорья, так здесь поступают многие. С делами и правда не густо - обычная посольская рутина, обычно разбавленная светским и дипломатическими приёмами. Которые опостылеют довольно быстро. Вот наш коллектив и ищет, чем бы развеять скуку. Витя, второй секретарь, например, увлёкся охотой.
  - Да, он мне говорил, что слегка балуется.
  - Ага, как же, и поэтому объездил всю страну и облазал все горы, добирался даже до пустыни. Правда, хватила ума не углубляться далеко в пески. Первый секретарь заделался ловеласом, любовниц просто коллекционирует. Повар не вышел за рамки профессии, его увлечение - экзотические блюда разных стран и народов. Порой радуете очередным шедевром. Третий секретарь у нас художник, не расстаться с мольбертом. Как по мне, так у него здорово получается. Хотя я не сильно разбираюсь в живописи. Маг оккупировал местную библиотеку и пропадает там сутками. Посол собирает модели парусников. А кучер и охранник, два неразлучных приятеля участвуют в кулачных боях на деньги.
  - Так кучер не такой здоровяк. Если с охранником всё понятно, панцергренадер есть панцергренадер, то его-то куда понесло? - удивился я.
  - О, это зря. Ты его в бою не видел - скорость, молниеносная реакция, мощные и точные удары. Он не раз выходил победителем из боёв с противниками в два-три крупнее себя. - Ну, если продолжить об увлечениях - я решил заняться мемуарами. Так что все развлекаются, как могут. Ах да, есть ещё шифровальщик. Но здесь я скаламбурю: шифровальщик шифруется так, что и непонятно, какой дурью он мается. Всех можно будет увидеть в понедельник, когда проходит еженедельная летучка. Приходят магической почтой министерская корреспонденция и сведения о ситуации в мире. Посол нам её озвучивает, определяемся с перечнем дел на неделю, и все расходятся по своим делам. Тогда и познакомишься со всеми лично.
  - В общем - болото, дядя Лёша. И я здесь на год.
  - Но, но не кривись, дед правильно сделал, что тебя сюда услал. Подальше от больших неприятностей.
  - Да причём здесь дед? Тут наши дамы постарались, переполошились всю родню. И вот результат. Да и какие там ещё неприятности?
  - Эх ты, ничегошеньки ты не знаешь. Вся нервная суета твоей матери и бабки просто отлично совпала интересами твоего дед и отца. Или думаешь - их двоих легко переиграть на их же поле? По военным делам с дедом император консультируется. Не с военным министром, не с начальником генштаба, а с ним. Да и начальник генштаба - его ученик. Думаешь, имея такие связи, он бы легко не продавил назначение своему любимому внуку? А?
  - Но тогда ЗАЧЕМ был весь это спектакль?
  От новостей у меня голова основательно шла кругом.
  - ВОТ! Уже задаёшь правильные вопросы. В своём письме он как раз просил меня в вести тебя в курс дела и объяснить, что да как. Во-первых, твоему деду осенью присвоят звание генерал-фельдмаршала. Во-вторых, назначат его в Государственный совет. Указы уже подписаны. А знаешь, как называют Государственный совет?
  - Знаю. Теневым правительством его называют.
  - Да, это не просто название, это в действительности так, хотя и не афишируется. Если кабинет министров тянет обычную государственную рутину, то Госсовет обсуждает и порой решает дела особой государственной важности. Председательствует всегда сам император. И вот туда, на место неофициального министра обороны, твой дед и будет назначен. Как ты понимаешь - должность придворная, а при дворе ещё тот гадюшник. Кое-кто из этих шаркунов решил, что Шабалиных становится слишком много. Деду и твоему отцу навредить у них руки коротки, а вот подстроить гадость тебе, и через тебя досадить им... Вполне реальный план. И твои старики решили вывести тебя из-под удара. Служба в любой армейской части на территории Империи не подходила по множеству причин. И они, прекрасно зная тебя, поставили пред выбором - либо кабинетная служба или путешествие и хоть какое-то разнообразие. И ты, Сашка, сделал правильный выбор.
  - Хотя выбора у меня и не было.
  - Не грусти, Александр. За год дед прижмёт хвосты этим гадам, и ты снова вернёшься к армейской службе. Здесь, между прочем, если присмотреться - немало интересных вещей происходят.
  - Меня посветили, что гномы с дроу заключили чуть ли не перемирие на данной территории.
  - Да, это известный факт. Но даже не в этом дело. Местный король уделяет чересчур большое внимание армии и флоту. С чего бы? Ведь противников нет как таковых. Единственный более или менее серьёзный враг на суше - это пустынные кочевники. Даже если предположить, что кто-то из вождей племён организует из этой пёстрой толпы объединённую армию, между Ровалией и ими будет высокогорный перевал, неприступная гномья крепость в одной из долин на маршруте и, наконец, армейский форт с гарнизоном с этой стороны у подножия. Кочевники пустыни - это сплошь всадники. Сам понимаешь, что штурм крепости силами одной конницы - это из разряда сказок.
  - А если застать врасплох?
  - Гномов? На пути, по которому они возят свои алмазы? Да у них столько секретов и дозоров выставлено, что мышь не проскочит, а ты говоришь про армию. Путь через горы один. Также можно отмести версию с попыткой захватить территорию с той стороны хребта. Там захватывать нечего, все реки и речушки стекают с гор в эту сторону, с той лишь пара жалких ручьёв. И в итоге - каменистая равнина, плавно переходящая в пески. Нет, не стоит усилий.
  - Кто-то высказывал мнение, что держать столько войск надо в противовес наёмниками гномов. На случай их бунта.
  - Да не смеши, Саша. Это самая нелепая из версий. Кондотьерам прекрасно платят, для них созданы прекрасные условия. Есть бары, где можно выпить и помахать кулаками, весёлые дома с дамами на любой вкус. Дисциплина у них не хуже армейской, если что не так - билет на ближайшее судно, и из страны попросят мигом. Да и гномам невыгодна ссора с королевской властью, они обладают здесь феноменальным влиянием, и терять его не намерены. А если надо что-то - просто купят без всякого шума. Брильянты приносят громадный доход. Семья, контролирующая банкирский дом "Балин, Орин и сыновья" - это банкиры, торговцы и немного инженеры. Они привыкли решать проблемы тихо, кулуарно, за столом переговоров, а не при помощи клинков и штыков. Нет, категорически отпадает. Тёмные же заняты сами собой, и на поверхности почти не появляются. Так что причин нет, а королевство продолжает закупаться самым современным вооружением. Знаешь, какое их последнее приобретение?
  - Нет, - отрицательно покачал я головой.
  - Сидишь. Вот и сиди! Четыре гномьих танки!!! Вот такие пироги с котятами.
  - Блин! Дядя Лёша, гномы их же никому не продают! Не за какие деньги! А это точно?
  - Да, я сам видел, когда их королю показывали. Пока экипажи состоят из гномов, но ускоренно обучается и местные. Две машины убыли в предгорья, ещё две базируются у казарм королевской гвардии. После того как гномы разбили объединённые войска четырёх королевств, все считали, что этот козырь они приберегают только для себя. Но хорошие отношения с влиятельной гномьей семьёй просто творят чудеса, куда там до них всяким магам.
  - Я слышал о бое в Туманной долине, но всегда в разных вариантах.
  - Да все врут, как очевидцы, - усмехнулся дядя Лёша. - А произошло следующее. Как-то раз правители вольных баронств захотели заняться своим любимым делом - обогатится за чужой счёт, ну, а попросту пограбить. И не кого-нибудь, а гномов. На севере горной системы, называемой Крышей мира, есть ряд долин выходящих к вольным баронствам. В одной из них, именуемой Туманной, ручьи, проходя сквозь горные породы, выносят в долину золотой песок. Это золото и привлекло туда баронов. Вообще название "битва четырёх королей" придумали газетчики. На самом деле в налёте участвовали два короля, князь и герцог, ну и всякой мелкой швали до кучи. Обшей численностью в шестнадцать тысяч мечей. Гномов в небольшом городке, что стоял в долине, жило чуть больше тысячи, а в крепости, что закрывала вход в долину гарнизон ещё из двухсот. Так что, какими бы гномы ни были хорошими воинами, у противника перевес был подавляющий. Собственно, нападающий на это и рассчитывали. Поначалу у них всё получалось. Подойдя к долине и, стремительным броском, не считаясь с потерями бароны овладели крепостью. Защитники дрались отчаянно, но при таком численном перевесе их просто смели.
  Дальше - выдвинувшись к городу, они и его хотели взять с ходу. Но не вышило - из крепости успели послать сигнал о нападении и коротышки как могли подготовились. Пришлось баронам брать штурмом каждую лавку и каждый дом, пробиваясь к центру, где в банке рядом с ратушей хранилось добытое золото. Звенела стали, полыхали пожары, ярко вспыхивала боевая магия, изредка звучали выстрелы.
  И когда до победы осталось только развалить здание банка, из горных туннелей появились двадцать танков и два полка тяжёлой гномьей пехоты. Тут непонятно - то ли они ждали в засаде, то ли задержались на марше. Второе вероятней, гномы за своих всегда стоят горой, и сомневаюсь, что они просто бы смотрели, как убивают их родичей. А переброска танков подземными туннелями наверно то ещё приключение, да и после переброски эти драндулеты надо ещё раскочегарить. Их прибытие не сильно напрягло атакующих, численный перевес по-прежнему был у них. Даже два штурма подряд не уменьшило силы баронов: потом посчитали, что на момент основного сражения они потеряли где-то около двух тысяч. Так что вожаки не сильно переживали - войск у них было втрое больше, чем у гномов. Тем временем бородачи развернулись из походных колонн и, выдвинув вперёд танки, начали наступление. Когда сблизились, из спонсонов танков ударили картечницы, а из башен заухали корабельные 40-калиберные трёхдюймовки, выкашивая врагов снопами картечи.
  Про вольных баронов можно сказать много чего плохого, но они не трусы. Никто не побежал, несмотря на всё увеличивающиеся потери рыцарская конница старалась зайти во фланг, а пехота под градом картечи и свинца сойтись с гномами в рукопашную, чтобы прекратить обстрел из пушек. Маги же обрушили самые мощные заклинание на надвигающиеся стальные крепости. Но не тут-то было. Каждый магический удар только усиливал защиту. Наши маги предположили, что на машины были наложены руны обращения, и чем сильнее маги били по ним, тем сильнее становилась магическая защита. При таких случаях никакой магии только физическое воздействие.
  - Поговаривали, что тогда на них были установлены малые магические купола...
  - Говорить можно всё что угодно. Язык - он без костей. Ты представляешь, сколько стоит полностью заряженный кристалл такого купола? Нет? Так я скажу. Они стоят как броненосец, пускай не первого ранга, а береговой обороны. Короче - чуть меньше, чем до хрена. А их там понадобилось бы двадцать штук, вот и считай сам.
  - В общем, маги собрались быстро и те, кто владел стихиями, начали использовать землю и воду, чтобы замедлить наступление. Только вот плотность огня была такова, что гномы перемололи к тому времени до половины сил противника. И начали целенаправленно накрывать огнём магов. Только небольшие отряды смогли прорваться сквозь этот огневой вал и добраться до пехотных линий, сойдясь в рукопашную. Большую часть прорвавшихся составляли отряд пеших рыцарей из Маркграфства Шолейн и просто рыцари, потерявшие своих коней в отчаянной атаке. Те и другие выжили только благодаря тому, что у них были магически усиленные доспехи и огромное количество защитных артефактов с амулетами. Но долго праздновать их успех им не дали - плотным винтовочным огнём ослабли защиту амулетов, а потом тяжёлые пехотинцы показали, что не зря считаются элитой войск подгорных королей. Укороченные кацбальгеры против рыцарских бастардов и двулезвийные боевые топоры против фламбергов. Никто не просил и не давал пощады.
  Когда прорвавшихся перебили, войска баронов всё-таки дрогнули и, сперва медленно, а потом всё быстрей побежали. Гномы же, не ускоряя наступления, медленно и размеренно в надвинутых шлемах, усиленных рунам панцирях шли по пятам своих врагов. Вместе с танками пехотинцы продолжали поливать смертоносной картечью и свинцом бегущих врагов. В итоге из долины врывались единицы. Погибли все лидеры налётчиков, бородачи взяли славную виру за погибших родичей.
  - У меня только три вопроса. Первый - где ты, дядя Лёша, так научился живописать события? Второй - гномы медленно наступали потому, что их танки не могли выдать более пяти вёрст в час? И третий - кто такие Пешие рыцари?
  - А что, не похоже повествование на моё?
  - Нет. Слишком лирично и поэтично.
  - Ну да. Действительно я практически процитировал статью корреспондента Вестника Андрады, а он был там и наблюдал за событиями с окрестных склонов. Он также сделал несколько десятков магических фотографий, которые потом вместе с статьёй перепечатали почти все газеты нашего мира. И да Вестник - это издание Андрадского королевства, находящегося в центре баронств, и являющегося одним из немногих островков стабильности и безопасности в вечно бурлящем регионе. Сами андрадцы в авантюре участия не принимали, а вот корреспондента прислали.
  - Ага, и шпиона по совместительству, - с усмешкой вставил я.
  - Да, это уж как водится, - поддержал меня старый полковник. - Ну, по танкам ты прав, те образцы не могли выдать больше пяти километров в час, и дальностью хода всего в двенадцать километров. Вот коротышки и боялись, что пехота обгонит танки и они не смогут поддерживать их огнём, боясь накрыть своих.
  - А те, что они продали сюда, более совершенны?
  - По вооружению один в один. Та же пушка и те же две шестиствольные картечницы в спонсонах. А вот по механике - значительно совершенней. Боевой вес удалось удержать на уровне 22 - 23 тонн. Корпус выполнен из броневой стали толщиной 8,46 - 12,7 мм, с дополнительными накладками на лобовых деталях. В передней части место водителя, в лобовой броне лючок для вождения на марше. В боевой обстановке у водителя имеется два перископа с посеребренными зеркалами. По обеим сторонам от него находятся водяные баки. За водителем находится боевой штырь пушки, с которого начинается боевое отделение. В просторном боевом отделении в два яруса размещено вооружение. За боевым отделением расположен паровой котел и место механика. Над местом механика расположен вентиляционный купол с тремя смотровыми щелями. С его помощью механик может вести наблюдение за кормовыми секторами и в случае необходимости брать на себя управление при движении задним ходом.
  Справа и слева от котла в гусеничных обводах находятся конденсаторы пара. В кормовой части корпуса был размещен топливный бак, вмещающий 110 пудов сырой нефти. В гусеничных обводах перед ведущим колесами горизонтально расположены две паровых машины двойного расширения. Над машинами размещены маслобаки на 8 пудов касторового масла каждый. Дальность хода увеличилась до тридцать километров. А разогрев котла составляет всего 15 минут, после чего котел выдаёт высокотемпературный 250-градусный пар с 12-атмосферным давлением. Ну и корпус дополнительно усилен рунной магией, в которой гномы мастера. Это всё, что мне удалось осторожно разузнать по его технической составляющей.
  - Да не будь этот агрегат столь дорог и радиус действия поболе, он перевернул бы все основы полевого сражения.
  - Танк гномов уже, как ты выразился, перевернул тактику, будь он ещё совершенней - то стратегию, а так только внёс правки. Наши спецы из генштаба позаботились о тактике противодействия. Пока ответ примитивен - это рвы и заказ на бронебойные снаряды к полевым пушкам.
  - А что там с пешими рыцарями? Я о таких не слышал, - напомнил я дяде Лёше, похоже танки его здорово зацепили.
  - О, и не мудрено. Дело в том, что пешие рыцари из Маркграфства Шолейн - это придумка только этого государства. Фактически это голем в виде рыцаря, но управляется он не духом, как обычный голем, а человеком, сидящем внутри него. Знаешь в чём слабость обычного голема?
  - В цене, в сложности изготовления и обслуживания, да и тупы они на редкость.
  - Всё верно, изготовления идёт на стыке многих наук. Тут и артефакторы, и маги призыва, и рунные маги, а если голем механический, то и инженеры работают. И стоит кому-нибудь ошибиться - достанется всем неслабо. Вышедший из-под контроля голем - это что с чем-то. Будет крушить всё, до чего сможет дотянутся. Тупы же они, потому что духи, вселённые в них, очень слабы. Чем сильнее дух - тем он умнее, но и сложнее его подчинить. Если такого вселить в голема, то он будет стараться сорвать печати подчинения и со временем сорвёт или обойдёт. А разъярённый неуправляемый дух внутри боевой машины - это врагу не пожелаешь. То, что он будет разъярён - это сто процентов. Его же насильно подчинили, впихнули в материальный объект, а они страсть как этого не любят. Поэтому и сажают слабых, эти ни сорвать печати не могут, ни обойти их. Но и тупы на редкость. Команды вперёд-назад, здесь, копай - понимают, а всё более сложные для них высшая математика.
  Так что все големы обычно делятся на инженерных и осадных. Сейчас осадных не осталось - современные крепости штурмуют без них. А раньше их подводили к крепости, командовали "вперёд", и либо он проломит стену или его разберут на запчасти. Дорогое конечно удовольствие, но всё лучше, чем класть людей в бессмысленных штурмах. Так что големы в армии остались в инженерных частях, а на гражданке - те же стройки, горное дело и охрана. Очень любят банкиры ставить в свои хранилища подобных стражей.
  А в графстве придумали заменить духа на человека. Точнее - не так. Они решили дополнить его человеком. Правда, он не может управлять ни человекообразным големом или слишком большим. Там что связанное с аурой, я точно не помню. Проведя ряд экспериментов, изобретатели графства установили, что оптимальная форма - это рыцарский доспех высотой более двух метров и не выше трёх. Вот местные мастера и делают здоровенные доспехи, встраивают всяческие амулеты как защитные, так и атакующие. Ну и на толщине стали не экономят - ведь человек не силой своих мышц всю эту тяжесть будет таскать. И местный маркграф решил, что у него будет аналог тяжёлой пехоты. Заказал в свою армию две сотни таких доспехов, а когда они себя показали довольно эффективными, другие тоже стали задумывается о приобретении себе таких же, ну и граф решил на этом ещё и подзаработать. Кто хочет заказать такой доспех себе - платит в казну денежку и получает грамоту, что он произведён в пешие рыцари Маркграфства с вручением серебряных шпор и цепи. И только тогда мастера берутся выполнять заказ, когда увидят грамоту.
  Ну, а используют их примерно, как обычных големов. Во время сражений идут в первых рядах и проламывают вражеский строй, на штурмах, возглавляя атакующих, первыми врываются в проломы или наоборот, удерживают их от осаждающих. У богатых купцов защищают торговые караваны. Торговля в баронствах - небезопасное ремесло, а шагать вместе с караваном это рыцарь может довольно долго, человек внутри практически не устаёт. Некоторые берут кредит в гномьем банке, покупают себе этот доспех и подаются в наёмники. За два три года, если конечно не погибнут, кредит отдают.
  - Они настолько эффективны?
  - Ну, для тех мест - очень даже. Однажды был случай. Одному барону для охраны замковой сокровищницы понадобилась Адская гончая. И один местный демонолог решил её призвать. Но вместо гончей призвал демона, правда мелкого, из той братии, что обитает у самого порога. Тварь не очень сильная, хотя замку бы хватило, да и барону со свитой тоже. Только на его счастье служили у него три таких рыцаря. Вот они эту тварь и завалили. Правда, сами герои были похожи на изжёванные консервные банки, и ремонт доспехов его милости обошёлся в кругленькую сумму. Но все живы. А прикончить демона без поддержки мага это, я тебе скажу, достижение. Хотя нет, был один погибший. Этого незадачливого демонолога барон приказал утопить во рву.
  - Пешие - потому что ни одна лошадь не вынесет такую груду железа, - догадался я.
  - Да. На броню там не поскупились. Кстати. Саш, где планируешь жить?
  - Думаю снять жильё где-нибудь поближе к посольству.
  - А знаешь что? Это особняк довольно крупный, и входит на две улицы. Ты сейчас подъехал с парадного, а есть и другой, с соседней улицы. Там есть отдельный вход, и с него можно попасть в квартиру управляющего, которая пустует. Она довольно просторная и снимать ничего не надо. Думаю, тебе понравится.
  - Знаете что, дядя Лёша, похоже, выражение "живу на работе" становится вполне конкретным. А не фигурой речи.
  - Зато никто не обвинит, что ты опоздал на службу, потому как с неё ты и не уходил. Ладно, я все важные для тебя новости сообщил, на все вопросы ответил, в курс дел в вёл. Пошли смотреть квартиру.
  И мой непосредственный начальник, хлопнув по столу, за которым мы сидели, встал. Так началась моя служба в посольстве.
  
  
  Глава 5.
  Дурные вести. (У брал часть текста по договору с издательством.)
Оценка: 5.34*89  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) Грейш "Кибернет"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Тополян "Механист"(Боевик) М.Лафф, "Трактирщица-3. Паутина для Бизнес-леди"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Невеста Стального принца - 2"(Любовное фэнтези) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "К бою!" С.Бакшеев "Вокалистка" Н.Сайбер "И полвека в придачу"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"