Генерал-Полкан: другие произведения.

"Хищная любовь" - мнение.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Тут рассказ с моим мнением.


Mongoose

Хищная любовь

  
   Форд нетерпеливо бибикнул.
   Плохо. Бибикнуть форд не может. Он может сигналить. Тут вот в чем дело. Би-би - это звукоподражание. Форд так не говорит. Это серьезная машина.
  
   - Ты что, не понял? Я сказала же, что не отдам!
  
   В "не понял" звучит угроза. А это нежная девушка. Лучше было бы "да отстань ты от меня". Хотя, если вы собирались придать словам приблатненую смысловую окраску - годится.
  
   Мелко накрапывал серенький питерский дождь. Над головой шумел раскидистой кроной каштан, стекающие с листьев капли то и дело падали мне за шиворот.
  
   Мне не нравится. Или это специально:сереньКИЙ питерсКИЙ, раскидистОЙ кронОЙ, капЛИ падаЛИ.
  
  
   Я слепо смотрел в ее глаза, не в силах осмыслить услышанное.
   - Не понял, - честно сказал я.
   - О Боже, - еле слышно произнесла она, оборачиваясь на Форд.
  
   Вот только тут появляется картина. Улица, двое стоят, ее ждет Форд. Кстати, Форд - это американская фамилия такая. Машина марки пишется по иному. Тут типа каламбур?
  
  
   Незамедлительно водительская дверца открылась, и над крышей машины выросла огромная, кирпичом морда и соответствующие ей плечи.
  
   Морда - формы параллелепипед?
  
   - Парняга, чо, какие-то проблемы? - спросил меня сейф, по-видимому, временно исполняющий роль Боже.
  
   Сейф... Видимо вы не офисный работник. Сейф - это такое маленькое и тяжелое. А то, что вы назвали сейфом - несгораемый шкаф. Если ваш собеседник карлик - вы в своем праве.
  
  
   - Да, проблемы, - ответил я.
   Сейф расторопно для своей комплекции обогнул форд и приблизился ко мне.
   - Изабелла, в машину, - скомандовал он.
   Она взглянула на меня, сказала:
   - Извини, Артем, это ведь правда не твоя любовь... Она давно моя, пойми...
   - В машину, я сказал! - рявкнул сейф.
   Он подошел ко мне вплотную. Позади него мягко хлопнула дверца.
   - Парняга, я реально понимаю: детство там, первая любовь - мурлы-курлы. Но и ты меня догони. Девчонка она сейчас моя, и ты со своими запарами мне реально не по теме. Секешь, а? Конечно, еще разок попробовать можешь - если ты парняга рисковый, понты, может, имеешь... - Сейф положил руку мне на плечо, толстое его запястье обвивал серебряный браслет. - Но ведь это не так, - Мне ее любовь не нужна, - сказал я. - Мне нужна своя. Своя! - Мой голос сорвался на крик. - Я эту девчонку полгода искал, у меня...
   Пальцы клешней сдавили плечо.
   - А-а...
   Я схватил двумя руками его руку и вывернулся.
  
   Выше клешню заменить клещами, а тут "руками его клешню".
  
   Впрочем, сейф, похоже, не собирался меня удерживать, только подошел на шаг и спокойно сказал:
   - Парняга, тебе только что все оговорили по этой теме. А что ты раньше лопухнулся - реально твои проблемы.
  
   Тут мне не понятно. Вывернулся. А он подошел. Значит - отскочил подальше? На несколько шагов? Ну, не очень мне понятна диспозиция.
  
  
   Сейф отодвинул меня в сторону, хотя проход я ему совершенно не заграждал, и пошел к машине. Останавливать его было бесполезно. Я посмотрел в небо, в серое полотно, тускло светящееся между темно-зеленых листьев, и задал небу единственный вопрос: "За что?". За что здоровый, двадцатиоднолетний, успешный в жизни парень лишен возможности любить?
   За то, что в ранней юности запал на красавицу, подарил ей свою любовь, не добившись ее любви взамен?
   Хлопнула дверца, сразу же завелся мотор. Форд покатил прочь.
   Почему? Почему за подобные ошибки нужно расплачиваться всей жизнью? Как такое может происходить?
   Я вернулся на землю, посмотрел по сторонам, и зашагал к метро.
  
   До метро я не дошел, ноги сами занесли меня в Дом Книги, переехавший недавно в свое прежнее здание. Здесь всегда много народу, сегодня же, по субботнему дню, людей вообще было невпроворот. Я кое-как протолкался к стеллажам с юридической литературой и зашарил взглядом по полкам.
   Вскоре я нашел, что искал - тоненькая книжка называлась "Конституция РФ". Раньше вот никогда подобными вещами не интересовался, да и, если честно, не думал, что придется.
   Теперь, очевидно, ситуация изменилась. Я не слышал о каких-либо процессах по поводу любви, но наверняка должен быть закон, обязывающий возвращать чужую любовь...
   Около кассы толпилась очередь. Я встал в конец и от нечего делать стал глядеть по сторонам. На табличке над стоящим рядом стеллажом красовалась малопонятная надпись "Наукотворчество". За ним на стене висел плакат, на клетчатом фоне маркером было выведено: "С мая по июнь скидка 5% на всю юридическую литературу! Плюс новая акция "Любимым быть выгодно!": каждому, имеющему подаренный браслет, дополнительная скидка в 5%! Тем, у кого подаренных браслетов несколько, предоставляется право накопительной скидки, по 5% за каждый браслет (максимальный размер скидки составляет 50%)".
   Я отвернулся. Неприятно было думать, что я уже никому не смогу подарить свой браслет... Свою любовь.
   Подошла моя очередь. Толстая, с некрасивым лицом женщина, взяла книжку и провела сканером по штрих-коду. Посмотрела на меня:
   - У нас новая акция "Любимым быть выгодно", если вы...
   - Да, я знаю, - перебил я. - У меня браслета нет.
   Кассирша кивнула. Назвав сумму, пробила чек, и я протянул ей деньги. Кассирша подняла было руку, но неожиданно вздрогнула и отдернула ее.
   - В чем дело? - удивился я.
   И тут же понял.
   - Извините, - сказал я.
   Переложил купюру в правую руку и протянул кассирше. Та, исподлобья посмотрев на меня, взяла ее, отсчитала сдачу и шлепнула на прилавок книжку. Дурак же я, стоило точно так же подать ей деньги, она бы не заметила и не дергалась. Теперь вот еще кое-кто из очереди косился на меня.
   Я ведь по теплой погоде вышел в одной футболке. А так прекрасно видно, что на левом запястье у меня нет ни одного браслета: ни золотого, ни серебряного.
   Надо было накинуть ветровку...
  
   Ой-ой-ой. А какже серый питерский дождь? А как же капли ПАДАЮЩИЕ! За шиворот? За шиворот футболки?
  
  
   Смешно, наверно, но, листая Конституцию, я вспомнил, что когда-то все-таки читал ее. Очень знакомыми показались строки: "Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека... стремясь обеспечить благополучие и процветание России... сознавая себя частью мирового сообщества, принимаем Конституцию Российской Федерации". В школе мы ее проходили, что ли? На уроках ОБЖ разве что, в этом предмете чего только не было...
   В прочитанном только что прологе никаких отсылок к любви не было. Вообще ни одного слова насчет любви. Видно, в официальных документах вообще мало о таких мелочах говорят.
   - Молодой человек, уступили бы вы место бабушке, - укоризненно сказала мне сидящая справа женщина и кивнула головой в сторону дверей.
   Я перевел взгляд туда, и увидел старушку, одной рукой вяло опирающейся о поручень, а другой облокотившейся на стекло с надписью "Не прислоняться". Я встал и подошел к старушке.
   - Садитесь, - предложил я ей.
   Старушка обернулась, сурово, но без злобы сказала:
   - Чего, самому догадаться уступить место трудно было?
   Я заметил, как пассажиры стали с любопытством поворачивать на нас головы. Спорить, будучи с голым запястьем, мне не хотелось, и потому я просто сказал:
   - Извините.
   Старушка недовольно поджала губы, подняла стоявшую на полу сумку и тяжело двинулась к сиденьям. Вдруг сказала:
   - И ум и совесть потеряли... скопцы!..
   - Извините, кто? - не понял я.
   Зря я это сказал.
   - Скопцы! - развернувшись, громко сказала бабка. Публика заулыбалась. - Или думаешь, я уже совсем слепая стала? Ходят тут по улице, голыми, сухонькими ручонками размахивают!..
   У самой старушки из-под рукава осеннего пальто выглядывал серебряный браслет. Настроение у меня было совсем фиговым, и, наверно, потому я не смог сдержаться:
   - Вы-то многое знаете! Вековуха!..
   Лицо старушки пошло пятнами.
   - Ах ты хам!
   Она бросилась на меня, замахав руками. Я, зажав конституцию в руке, попятился вглубь вагона.
   - Люди добры-е! - вопила старушка. - Что же это средь бела дня творится-то! Что же это... Господи, где ж взять силы, чтоб поставить на место евнухов этих, Господи, где ж взять силы!..
   За окном мелькали колонны - поезд останавливался на станции, и в этом было мое спасение. Мигнул свет, я живенько протолкался к открывающимся дверям и выскочил на станцию.
   Бабка еще что-то кричала из дверей, что-то про скопцов, заполонивших весь свет, не дающим людям жить как люди, но я быстрым шагом удалялся от нее. Прозвучала будто бестелесная фраза "Осторожно, двери закрываются...", и я вошел в ближайший вагон.
   Народу стало больше. Около дверей вновь стояла старушка, только этой никто не собирался уступать место. Рядом со мной за поручень левой рукой держался мужчина с мелированной прической и серьгой в ухе. На запястье у него красовался золотой браслет - видно, мужчина все еще не торопился отдавать кому-нибудь любовь... Не то что я.
   - Вова, нам скоро выходить? - спросил мелированного мужчину другой, сидящий перед ним на сиденье.
   Вова нагнулся к сидящему и на самое ухо (правда, я услышал) прошептал:
   - Вячеслав, потерпи, скоро ты все узнаешь...
   Сидящий улыбнулся, качнул тощими плечами, провел рукой по волосам. На запястье был золотой браслет.
   Я отвернулся, прислонился к двери и открыл конституцию. Следующая станция моя, но хотя бы страницу я прочесть успею...
   "Статья 2. Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства".
   Я задумался. Можно ли трактовать ситуацию, будто меня лишают свободы? Или, может, права: права любить?..
   Следующие несколько листов я просмотрел наискосок. Ничего интересного там не было. Потом началась глава 2 под названием "Права и свободы человека и гражданина", но тут поезд остановился, и я вышел.
   На эскалаторе я продолжил чтение. Строчки мелькали перед глазами:
   "В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина... Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц... Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации... Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени... Право частной собственности охраняется законом... Каждый вправе иметь любовь в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться ею как единолично, так и совместно с другими лицами".
   Я споткнулся и чуть не загремел на пол - увлекшись, и не заметил, как кончился эскалатор.
   Сюда, в вестибюль через открытые входные двери задувал сильный ветер. Я поежился и пошел напролом сквозь сплошной поток. Снаружи ветер был не таким сильным, но чувствовалось, что с полудня ощутимо похолодало. Дождя не было, хотя по серому полотну неба ползли клочки будто бы ватных туч. Скорее всего, скоро будет ливень.
   Я свернул конституцию в трубочку и, задумавшись, где бы мне найти хорошего юриста, пошел к троллейбусной остановке.
  
   Риты дома не было. Зато Скуч встретил меня, улыбаясь и нетерпеливо поскуливая. Я вывел добермана на прогулку - дождя еще не было, потом поел обнаружившейся на плите картошки и полез в Интернет.
   Со всех трех форумов, на которых я обитал, в хороших знакомых у меня был лишь один адвокат. В форуме его не оказалось, тогда я нашел в личной информации номер его ICQ и запустил "интернет-пейджер".
   Слава Богу, никаких подтверждений Wild_one от новых гостей в его ICQ не требовал, и я сразу обнаружил, что он сидит в Интернете.
   Я кликнул по окошку форума, нашел имя и отчество Wild_one'а. Что ни говори, а хорошо, когда человек имени своего не скрывает.
   Пододвинув клавиатуру, я застучал по клавишам:
   - Здравствуйте Дмитрий Борисович.
   Отправил сообщение. Ожидать пришлось минуту, видно, Дмитрий Борисович был чем-то занят.
   - Кто это? - наконец появился ответ.
   - Мы с вами виделись на литературном форуме. Мой ник там Xenon.
   Еще полминуты Дмитрий Борисович вспоминал. А может, он печатал ответ...
   - А, добрый день, Xenon. Ты по делу?
   Если честно, я очень сомневался, что он вспомнил меня. Но это было неважно.
   - Вообще-то да... - сказал я.
   - Э-эх, - притворно закряхтел Дмитрий Борисович. - Даже в субботний день хорошему адвокату отдохнуть не дадут. Ты в каком городе?
   Деловая хватка. Понятно, что для ведения дела в другой город он не поедет. Я припомнил, что было написано в соответствующей графе его личной информации, и сказал:
   - В Красноярске.
   - Да? - удивился Дмитрий Борисович. - Правда? Где живешь?
   Вот. Уже проверяет.
   - На Гагарина. В общем можно мне вас спросить кое-что?
   - Да, спрашивай, конечно.
   Дмитрий Борисович, как и на форуме, аккуратно расставлял запятые, будто не понимая, что они давно уже перестали быть мерилом интеллигентности.
   - У меня такая история... - начал я. - В общем три года назад я по уши влюбился в одну девчонку. Хотя по уши - не то слово... В общем я отдал ей свою любовь. Но вот так оказалось, что она не отдала мне своей. Хотя говорила, что любит, говорила... Ну, я не придал этому особого значения. Мы гуляли там, целовались. А потом она исчезла. Я сначала тоже не понял к чему бы это, а когда заметался было поздно. Знакомая история?
   Через пару секунд Дмитрий Борисович ответил:
   - Не совсем...
   Это было странно. Но я продолжил:
   - Полгода назад я повстречал одну девушку... В общем я чувствую, что мог бы ее любить. Как будто искра, знаете? Но без кольца... вы знаете.
   - Без кольца - нет конца, так?
   - Да... Но ведь не только этого. Любви тоже нет. Я вижу как она меня любит, понимаю и что она нравится мне - но дальше этого ходу нет. Будто тупик.
   Я отправил это сообщение и, не дожидаясь ответа, застучал по клавишам снова:
   - Я нашел ту девчонку. Она не хочет отдавать мне мою любовь.
   Я ожидал, что эти слова произведут впечатление; может быть, расположат ко мне человека, взявшего роль бесплатного консультанта.
   - Сожалею, - неожиданно сказал он.
   По подоконнику забарабанили первые капли дождя. За окном потемнело.
   - Что мне теперь делать? - спросил я.
   - Застрелиться.
   Вот это ответ! Я чуть не перевернулся вместе со стулом.
   - Что это значит? Вы же адвокат! Посоветуйте мне что-нибудь!!!!
   - Мальчик, за всю мою карьеру, у меня было всего пять таких случаев. Всего пять. Гораздо чаще люди своей головой доходили, что адвокат в этом деле не помощник.
   - То есть как? - Я спешно открыл конституцию. - Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Разве нет?
   - Что с того?
   Я стал листать конституцию.
   - Вот! Каждый вправе иметь любовь в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться ею как единолично, так и совместно с другими лицами! Любовь входит в рамки частной собственности! Значит подчиняется закону об этой собственности! - Я стучал по клавишам со скоростью урагана. - У меня мою собственность присовоили путем мошенничества или как это у вас называется!!!!!!!
  
   Ой-ой ой. Какие мы. Значит, говорим, что адвокат расставляет запятые, а сами? И сами расставляем? Только одно подчеркивание зеленым у меня тут. Де-ма-гог.
  
  
   - В том-то все и дело, дорогой мой, что любовь не подчиняется стандартным рамкам Уголовного, Административного и любого другого кодексов. Любовь физиологически не может быть передана другому лицу путем обмана, угрозы и всего прочего. Только как подарок. Чистосердечный, искренний подарок. Никаких нотариусов, никаких доверенностей...
   Вот и всё - пронеслась фраза в голове сквозь туман. Еле попадая по кнопкам, я написал:
   - Что мне теперь делать?
   - Ты уже спрашивал, - ответил Дмитрий Борисович и тут же ушел из Сети.
   Секунду я смотрел на посеревшую строчку Wild_one, потом дотянулся рукой до системного блока, выключил компьютер и вышел из-за стола.
   За окном свирепствовал ливень. Я устало прижался лбом к стеклу, посмотрел на прогибающиеся от порывов ветра деревья, на танцующие в струях дождя кусты, на кипящие лужи, увидел под окном спортивный ягуар, бессильно елозящий дворниками по ветровому стеклу, заметил сквозь каскады потоков спешащую укрыться и радостно смеющуюся парочку. Парень и девушка нелепо расправили над головами огромную газету, и от этой нелепости им, казалось, было еще веселей...
   Не видел я лишь одного. Будущего.
  
   Субботний день у Риты выдается, как правило, не менее тяжелым, чем предыдущие пять. Не то, что у меня, разгильдяя-вечерника Института Точной Механики и Оптики... работающего, впрочем, в престижной конторе днем, до института. Да, это тяжело не менее, но зато субботу я отдыхал. А Рита высиживала на лекциях и семинарах - почти до самого вечера.
   Пришла она домой, вымокшая до нитки. Она вымылась в душе, потом мы поели, и за ужином я ей все рассказал. Как совершенно случайно нашел в городе ту девчонку. Поведал, как мы мило поговорили, как потом я пошел в Дом Книги и как проехался в метро. Пересказал и последующую беседу с адвокатом.
   Я вполне отдавал себе отчет в том, что если она уйдет, я воспользуюсь советом Дмитрия Борисовича. В то же время, мною не было произнесено ни слова на этот счет. Я не собирался ее мучить... и не хотел бессмысленной жалости.
   Прав, наверно, был сейф: что я раньше лопухнулся - реально мои проблемы.
   Вот только Рита повела себя так, как я совсем не ожидал. Она отложила вилку, обошла стол и буквально повисла у меня на шее, рыдая и выталкивая сквозь слезы слова: "Мы найдем выход, Темка... Мы найдем, Артем... Обязательно найдем...".
   И в тот миг мне захотелось верить Рите, верить до боли, до крика. До сих пор я ничего не хотел в жизни так сильно, как поверить в эти слова, поверить в ее любовь... и свою тоже.
   Я как мог успокаивал Риту, в конце концов отнес девушку на кровать и стал, что-то нашептывая, поглаживать ее мягкую кожу. Подушечки пальцев очерчивали ее полуобнаженную талию, пробегали по ложбинке вдоль позвоночника, мягко теребили мочку уха... Я легонько касался губ Риты своими, целовал руки, шею, слушал, как стучит ее сердце...
   И тогда я ощутил что-то внутри себя. Будто легкий ветерок прогулялся под кожей - как у подростка, впервые увидевшего фотографию обнаженной женщины.
   Не знаю, что это было. По крайней мере, могу сказать точно: у меня захватило дух.
   Рита уснула. Я тихонько встал и пошел в гостиную, захватив в прихожей трубку радиотелефона.
   Дождь все шел. В комнату от уличного фонаря проникал квадрат света, и в нем на полу будто играл театр теней. Я не стал включать свет.
   Согнав с дивана Скуча и усевшись на нагретое место, я набрал по памяти номер телефона. На третьем гудке мне ответили.
   - Але? - с ударением на первом слоге спросил тяжелый бас Влада.
   - Влад, привет, это Артем с твоей группы. Ничего, что я тебе с домашнего?
   - О, здоро-о-ово, чува-ак! Да все пучком, у меня безлимитка! Как дела-то?
   - Спасибо, хреново.
   - О, а чо так? - рассмеялся Влад.
   - Влад, не надо смеяться, у меня правда дела хреновые.
   - О как... - голос Влада потускнел, зато приобрел серьезность. - Чего стряслось?
   - Кое-кого заказать надо.
   - Ты чо, сдурел?!! Такое по мобиле?! Давай завтра встретимся, на Гостинке, возле Адмиралтейства!
   Влад, как сам говорил, занимается бизнесом, хотя на самом-то деле его бизнес является рэкетом. Что ни говори, а это был именно тот человек, который мне сейчас нужен. В институте Влад появлялся только во время сессии, на сдаче экзаменов, причем сдавал он их в буквальном смысле: деньгами. Правда поначалу, когда Влад еще не был в курсе всех расценок и лазеек, ему пришлось туго с одним экзаменом. Вот тогда-то я ему и помог, а он запомнил меня как хорошего человека...
   - Влад, мне надо сейчас.
   - Ты чо, братан?! - Даже при общении со мной у Влада иногда проскакивали словечки блатного жаргона... - Какой сейчас? Ты, вообще, в курсе, как такие дела делаются? Фильмы видел?
   - Не смотрю телевизор...
   - Ну ты даешь, Темыч. Что хоть стряслось?.. Можешь говорить, не боись.
   Я поразмыслил секунду... и выложил Владу всю историю.
   - Да-а, чувак. Дела у тебя... и покруче, чем у меня. Только знаешь, в этом я тебе помочь не могу.
   - Что? - тупо спросил я.
   - То есть пришить ту бабу ты, конечно, можешь. Только ничего это тебе не даст.
   - Почему?..
   - Да потому что кольца-то останутся при ней! Ты типа ребенок, не понимаешь, что они не могут разлететься, как птички?
   Я молчал, прозревая. За окном ветками деревьев шелестел дождь.
   - Ты чо, пословиц не знаешь? Вдовец - скопец, еще там чо-нибудь.
   Я молчал. Слов не было.
   - Не, я, конечно, понимаю, что ты фольклора не знаешь, программистам не положено... Но мама-то тебе чо-нибудь говорила?.. Темыч, ты как там, а? Чо с тобой происходит?
   Я таки выдавил из себя слово:
   - Искра.
   - Да, да, искра, ты говорил. Только огня без воздуха не будет. Типа, без кольца... слышишь, как завернул, а? Ладно, не парься. Мой тебе совет: влюби в себя ту твою бабу, добейся, в общем, ее кольца. А потом - бам-с! - пошли ее анфас! В момент тебя разлюбит, а уж коль и ты ее не любишь, то мигом кольца поменяются!..
   - Светлая мысль, - сказал я. - Благодарю, не премину так поступить.
   - Ну давай, Темыч! Тут кореша подвалили, так что бывай!
   - Ага, пока...
   Я положил трубку на пол, вытянулся на диване.
   Рита, ты уверена, что мы найдем выход? Ты сама веришь в это, Рит?
   Я уже нет.
   У "той бабы" на запястье было пять колец. Пять колец! И ни одного из них серебряного!
  
   Хм. Так что, раньше он этого не замечал?
  
   Я поднялся, включил компьютер, нетерпеливо нажал пробел, когда запустилась программа проверки диска. Фольклора, говоришь, Влад, не знаю? Я запустил соединение с Интернетом. Сейчас мигом все узнаем!
   Набрал в поисковике: "кольца генезис". Высветилась первая десятка ссылок из 742-х найденных. С первых же слов я понял, что промахнулся. Сразу пошли ссылки на какие-то форумы, нашлась статья о "генезисе русских переводов "Властелина Колец" Джона Рональда Роуэла Толкиена". В этой книге-трилогии, как я слышал, рассказывалось о мире, в котором вместе с людьми жили нелюди, и однажды появился некто, способный захватить власть над всеми носящими кольца людьми. Рассказывалось, как армия скопцов и нелюдей боролась с легионами зомбированных людей, как они нашли "кольцо всевластья", срубили его со злой руки и таки уничтожили хаос в мире... Когда-то я хотел почитать эту книгу... когда-то.
   Решив особо не умничать, я написал "кольца история зарождения". Теперь строгих совпадений было всего три, но и из них я не нашел ответа на мой вопрос. Опять была ссылка на "Властелина...", еще обнаружилась подборка исторических фактов, связанных с кольцами. Ну, например, как Хрущев на заседании ООН, чтоб привлечь внимание, постучал кольцом по столу, и еще много чего...
   Я задумался. Обычная статья по моей теме может и не содержать введенных слов... Зато, как правило, такие своеобразные эссе и называют достаточно оригинально. Я вспомнил Толкиена... мир, который придумал он... и написал:
   "Мир без колец".
   Я, конечно, не удивился, увидев, что первая ссылка ведет на статью по "Властелину...". Да уж... вот он фольклор, Влад! Который гораздо важнее людям истинных колец и истинных скопцов... Первые две десятки ссылок вели на чепуху. А вот в третьей десятке я нашел, что искал. Статья называлась "Хищная любовь".
   Я впился глазами в строчки.

"Использованы фрагменты Книги Жизни.

   Кольцо, как и древо жизни, является символом возникновения. Ребенок, появляющийся на свет из чрева матери, уже владеет кольцом; правда, оно еще только под кожей. Но придет время, рубец на запястье ребенка раскроется, и кольцо увидит свет...
   У каждого этот возраст свой, но обычно он укладывается в рамки 4-7 лет от рождения. Стоит отметить, что к этому возрасту половое созревание, конечно же, не завершено, поэтому совокупления в таком возрасте никак не предвидится. Между тем, любовь действительно возможна - и именно в том понимании, в каком его вкладывают в это определение половозрелые люди.
   И тогда кольцо приобретает новое значение. Оно становится символом любви и верности. Акт переплетения колец - высочайшее достижение природы, и счастливейшие люди - те, кто испытал его.
   В этих правдивых словах кроется самая главная беда человечества. Да, прекрасно, что любящие люди не смогут изменить своей половине - даже если очень захотят. Когда на твоем запястье нет твоего кольца - ты можешь любить лишь ту женщину, которая его носит. Но как же велико несчастье вдов и вдовцов, которые лишаются одновременно не только любимого человека, но и возможности полюбить снова! Что уж говорить о случаях, когда в порыве страсти, человек не получает кольца любимой, отдавая свое! По одной России за прошедший год зарегистрировано 232 самоубийства, и у 73% человек не было своего кольца на запястье...
   И ведь решения этой проблемы нет...".
   Я не стал читать дальше. Уже и не знаю, чего я хотел здесь найти... Скорее всего, во всех имеющихся в Интернете статьях лишь размусоливается эта тема, и ничего больше...
   Выключив компьютер, я посидел немного, прислушиваясь к шуму дождя за окном. Потом встал и вернулся к Рите. Она не спала.
   - Мы сделаем тебе кольцо, - прошептала Рита. - Как серебряное. Никто и не заметит разницы, никто не будет на тебя смотреть...
   Я промолчал, проглотил вставший в горле комок. Рит, ты не понимаешь, не хочешь понимать, что это не решит, совсем ничего не решит...
   Рита притянула меня к себе, глубоко поцеловала. От этого я, как и всегда, возбудился, но, как и обычно, не почувствовал ничего...
   Она любила меня полночи.
  
   Часа в три ночи я проснулся. Все так же шел дождь, но здесь, в спальне его шума почти не было слышно. А я боялся шевельнуться. Что-то было не так.
   Я медленно, так, что заскрипела шея, повернул голову вбок и посмотрел на свое левое запястье.
   Все-таки Рита слишком любила меня...
   На запястье висело серебряное кольцо.
   И тут же я понял, почему количество самоубийств не такое и большое, а за практику Wild_one'а всего лишь пять человек пришли к нему с историей, похожую на мою.
   Можно жить и не любя. Надо лишь знать, что любят тебя.
   Видно, время залечивает даже эту страшную рану... Можно привыкнуть и к такой жизни... Иначе - если ты умрешь - скорее всего, умрет и тот, кто тебя любит...
   Поднявшись с кровати, я натянул трусы и вышел из квартиры. Сбежал босиком один пролет, открыл дверь подъезда, выскочил во двор.
   Лил дождь. Он и не уменьшился, только ветра не было. Под ногами хлюпали лужи. Я выбежал на середину двора, бессильно поднял в небо глаза, упал коленками на раскисшую землю.
   Ведь нельзя же так жить! Нельзя же?!
   Это ведь пытка, пытка, на которую ты соглашаешься сам!
   Мир, где каждый человек тебе чужой... где ты не увидишь своих детей... где ненависть начинается там, где кончается любовь...
   Только теперь я понял, как ненавижу этот мир.
   Холод стекал по моей коже, струился сквозь кости и мышцы, плескался в мыслях... Я упал в холод.
   И поднялся на покрытом ночным мраком лугу. Тонкая, будто газонная трава поднималась до колен, поодаль в одиночке стояли какие-то раскидистые деревья. В вышине сияли звезды. И ни ветерка, ни звука вокруг.
   Я сделал шаг, и горизонт посветлел. Я еще раз шагнул, и небо впереди окрасилось в розовый цвет. Я побежал, и словно из травы вынырнул сияюще-красный шар... Я мчался к Солнцу, трава мягко била мне по ногам, легкие радостно пили холодный воздух, а я бежал, и Солнце поднималось все выше и выше, отрывалось, наконец, от горизонта, желтело, трава вокруг зеленела, гасли звезды, и небо становилось голубым...
   Я вздрогнул, вдруг закашлялся. Лежал я в своем дворе, скрючившись на голой, покрытой водой земле.
   Господи... Стыд-то какой... Впасть в экзальтацию...
   Дождь не прекратился. Я встал, добежал до подъезда, отряхнулся около двери. Дома запрыгнул в душ и долго тер себя мочалкой.
   Потом лег спать, с надеждой, что не заработал воспаления легких.
  
   Утром все было иначе. Я проснулся сам, около одиннадцати, Рита готовила на кухне завтрак, там скворчала яичница, и очень знакомый запах проникал в спальню. Негромко играла музыка.
   Я не чувствовал вчерашнего бессилия. Напротив, я был полон энергии, стремления что-нибудь сделать, желания быть таким, как все. Весьма способствовало этому желанию серебряное кольцо на запястье.
   Умывшись, я пришел на кухню, сказал "доброе утро" Рите, мы позавтракали. За беседой не вспоминали вчерашний разговор. Я предложил прогуляться по городу, и мы пошли.
   День выдался солнечным, в воздухе пахло свежестью и весной. Цвела сирень, в воздухе носились первые насекомые - Рита даже заметила бабочку-капустницу, невесть как оказавшуюся в центре города.
   Мы прогулялись по Невскому, прошлись вдоль фасада Адмиралтейства, я предложил забраться на крышу дома поблизости. Мы как-то уже были там, и теперь не изменилось ровным счетом ничего. Как на ладони предстало Адмиралтейство, шикарное здание Дома Книги, церковь Спаса на Крови... Потом мы прокатились на лодке по каналу Грибоедова, зашли в прекрасную пиццерию, отправились на Васильевский остров... Горки, аттракционы - ощущения водопадами выплескивались из нас, уже кружилась голова и устали ноги. Незаметно наступил вечер, мы вернулись домой.
   И дома произошло то, что до этого я чувствовал только во сне.
   Рита, как обычно, любила меня...
   Вот только...
   ... на этот раз...
   ...тупика не было.
   Я никогда не забуду, как расширились ее глаза - в безжизненном недоумении, потом в полном шоке, а затем: в рвущей преграды радости.
   Я видел только ее глаза, я не видел ничего и никого в этом мире... Который совершенно неожиданно снова стал моим.
   Стоит ли удивляться, что в понедельник не было никакой работы и институтов. Как и во вторник. Как и во время всей следующей недели. Мы отключили телефон и почти не выходили из дома.
   Мы любили друг друга.
  
   - Мам, не нервничай ты... - сказал я, хотя сам нервничал чуть ли не больше.
   Поодаль сидели родители Риты, внешне они выглядели гораздо более спокойными.
   - Артем, как я могу не нервничать! Что ты!
   Мама комкала в руках носовой платок. В зале было светло, как днем, но на самом деле день только начинался. Я подошел к окну, прижался лбом к стеклу как когда-то.
   Падали большие пушинки снега. Двор почти не был освещен, я видел лишь силуэты голых деревьев возле забора, да истоптанный снег около входа в госпиталь.
   Но это было не важно. Я видел кое-что другое, неизмеримо большее и гораздо более важное. Мое будущее. Мое счастье. Нет, не радость - стать отцом в двадцать два радости немного. Счастье.
   Не знаю, заслужил ли я его, почему оказался именно я, а не кто-то другой. Не знаю.
   - Артем! - воскликнула мама.
   Я обернулся. По коридору к нам шел доктор, вид у него был безрадостный.
   Я быстрым шагом пошел навстречу. Сзади потянулись родители.
   - Артем Данилович? - кивнул врач. - Пойдемте со мной. Только вы, - глянул он мне за спину.
   - О-ох, ну можно хоть одним глазком-то взглянуть? - спросила мама.
   - Попозже, попозже, - сказал врач.
   Когда мы отошли на три шага, доктор сказал:
   - Соболезную.
   - Что??
   Внутри все похолодело.
   - Пойдемте, увидите сами.
   - Что-то с Ритой?
   Мы вошли в небольшое, светлое помещение, насквозь пропахшее какими-то медицинскими запахами. Еще пахло кровью.
   Рита лежала на кушетке и смотрела на меня улыбаясь. Мне сразу полегчало, но ноги все еще оставались ватными. Я подошел к ней. На груди у нее, завернутый в полотенца, лежал ребенок и смотрел вокруг любопытными глазенками, почему-то даже не думая кричать.
   Мой сын... Да, нам давно сказали, что будет сын. Рита взяла его за ручонку, осторожно протянула мне. Я коснулся одним пальцем его кисти, кожа была мягкой, чуть влажной, под ней будто не было костей.
   Секундой позже я понял, засмеялся и обнял за шею улыбающуюся Риту, осторожно и оттого как-то неловко.
   На левом запястье малыша не было никакого рубца - одна лишь чистая, молочная кожа.
  
  
   Это рассказ о мужском эгоизме? Парией был А. Теперь нет браслета у Р. Нет и не будет у сына. Через год-другой А. найдет другую женщину. И уйдет из семьи. Ну, и правильно. Так им , этим бабам и надо. Месть!!!
  
   Интересная подача идеи. Но не очень хорошо проработана. Хотя в малой форме - это слишком уж сложно: реализовать надуманный факт. Если читатель верит - все хорошо. Если не верит - это для него слабенькая фантазирование. А что бы поверил - надо уболтать.
  
   При рассмотрении использовался текст с конкурса Хищные вещи.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) М.Бюте "Другой мир 3 •белая ворона•"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"