Генис Давид Ефимович: другие произведения.

Заметки врача: сорок лет в пустынях Казахстана. Глава 11

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава 11. Не пустыня, а мир вирусов и бактерий


   Заметки врача: сорок лет в пустынях Казахстана. Глава 11
  
   Давид Генис
  
   Глава 11. Не пустыня, а мир вирусов и микробов...
  
  
   Как ни грустно в этом непонятном мире,
   но он всё же прекрасен.
  
   И. А. Бунин
  
   Для меня, направленного после окончания института в 1955 году на работу в южный Казахстан, шуточный список болезней для доктора Айболита очень скоро потерял юморной смысл. Мой край я называл "заповедником" заразных болезней. Люди болели, умирали. Надо было лечить и спасать. Врачи, средний и младший медперсонал трудились в условиях, которые сегодняшним медикам и представить трудно. А для меня, молодого,
   а потом и не совсем молодого врача, страницы моих учебников оживали на глазах...
  
   Когда, действительно, коровы оказывались виновниками
  
   В главе о Байконуре я вспоминал, как военные считали бродячих коров главной причиной эпидемии вирусного гепатита А в городе Ленинске (прежнее название Байконура). А что? Коровы не такие уж и безгрешные. Правда, от них к нам другие болезни, как тот еще "подарочек" своим двуногим хозяевам.
  
   О брюшном тифе слышали, наверное, многие. Есть еще болезнь, паратиф "В" (произносится как "паратиф Б"). Отличается другим видом микробов, некоторыми симптомами, обычно не дает тяжелых и смертельных осложнений. От этого не легче, болезнь есть болезнь, тем более, из тифо-паратифозной группы...
  
   В какой-то из 70-х годов в Аральске в течение нескольких дней заболели около двухсот пятидесяти школьников. ЧП областного масштаба. Нет, не областного - об этой вспышке тут же сообщил даже "Голос Америки", что всполошило наши областные власти. Это
   еще были времена, когда "голоса" были "вражескими", так что понятно, как всё было воспринято начальством всех рангов.
  
   Что же там случилось? Водозабор для городского водопровода располагался на реке Сыр-Дарье, длина "нитки" водовода по доставке воды в город в несколько десятков километров. А в тех пустынных местах, где проходил этот магистральный водовод, постоянно выпасался крупный рогатый скот.
  
   Однажды этот водовод из-за ветхости труб прорвало. Вода затопила большую территорию окружающих выпасов. Но из-за удаленности об аварийной ситуации узнали не сразу, а когда узнали, "специалисты" прекратили забор воды из реки. Но городские насосы забыли остановить первыми, и озеро с тех выпасов моментально втянуло в трубы водопровода. Эту воду подали в город.
  
  
   0x01 graphic
   Вход в железнодорожный парк, излюбленное место отдыха горожан.
   Кзыл-Орда. 50-е годы. Фото Давида Гениса.
  
   Да, аварию всё же устранили. Насосы вновь заработали и воду начали подавать в город. Но капитальную промывку и дезинфекцию всех водопроводных сетей не провели. Короче говоря, "зараза" (возбудители паратифа В) из колонок сочилась еще достаточно долго.
  
   Жители никогда сырую воду не пили. А в школах для того и переменки, чтобы
   воды напиться. Правда, существовало требование - в школах заполнять питьевые бачки только кипяченной остуженной водой. Бачки положено было ежедневно промывать кипятком. На бачках должны были быть не "носики", которые брали все в рот, а фонтанчики. Но кому это надо было? А, значит, ничего толком и не соблюдалось.
  
   И как же было не заболеть, если школьники пили сырую воду, которой перед этим основательно "прополаскали" коровьи пастбища? Вот паратиф В как раз из той группы болезней, носителями возбудителей которых и являются коровы.
  
   Без меня на той вспышке тоже не обошлось. Месяц там просидел... В связи со вспышкой приехала группа специалистов областной санэпидстанции. Мне поручили возглавить мероприятия. Как всегда, в первые дни самая горячка. Больные идут "потоком", поступают со всех школ города. Больница переполнена. С главным врачом райбольницы сидим, ломаем головы, какие отделения срочно перепрофилировать.
  
   Звоним в областное аптекоуправление: в Аральске не хватает антибиотиков. В те времена эту инфекцию лечили левомицетином. Сразу нам вопрос: кто будет за них платить? Значит, срочно готовим проект решения райисполкома с просьбой выделить деньги по эпидфонду и отправляем его в облисполком для утверждения.
  
   Каждый вечер - заседание районной противоэпидемической комиссии при райисполкоме. Все уставшие за день, но деловые. Много говорим, но мало что сдвигаем
   с места. Прежде всего, это касается срочного устранения всех основных санитарных нарушений в школах, на водопроводе и по санитарной очистке города.
  
   "Начальник" водопровода директор горкомхоза на нас "ноль внимания", хотя слушает вежливо. В это время его люди и техника были задействованы ремонтом водопроводной ветки к дому первого секретаря райкома партии. Мы там видели большую разрытую траншею, правда, заметного трудового энтузиазма не было замечено. Траншея была. Рабочих не было. Но считалось, что горкомхоз денно и нощно занят этой важнейшей стройкой. Потому до проблем жителей города руки не доходили...
  
   Всё срочно, всё надо, куча дел, куча бумаг. Мобилизованы все местные медработники. Приехали многие на помощь из Кзыл-Орды. Со мной в номере гостиницы остановился наш заведующий отделением школьной гигиены молодой врач Рахимбек Акимжанов. Мы с ним все вечера сидели до двенадцати ночи и разрабатывали подробный план действий на следующий день буквально для всех участников "тушителей пожара", включая и местных медицинских работников.
   Поначалу моя методика работы его страшно удивила, но потом и он вошел в этот ритм. Но зато уже в восемь утра мы были в райсанэпидстанции, к восьми собирались основные руководители групп и участники мероприятий, а это было где-то двадцать - тридцать человек. Обсуждали кратко ситуацию. Люди отчитывались за прошедший день. Без долгих разговоров все получали план работы на день. При этом что-то корректировали
   по итогам утренней планерки. На нее уходило примерно полчаса. Люди знали, что надо делать и за что им придется вечером или завтра утром на штабе держать отчет.
  
   Естественно, встал вопрос о гигиене в школах. Школы большие. Условия, прости господи. "Удобства" во дворе. Это означает - никакой санитарии. Водопровод убогий, представлен соседней колонкой или единственным краном в подсобке школы. Питьевые бачки в школах мы посоветовали переделать. Но переделывать их и ставить бойлеры
   для постоянного кипячения воды директора школ не спешили. И многие другие наши предписания уходили в их "столы". Всякие причины находили. Грозные меры в виде
   10-20-рублевых штрафов не пугали директоров школ. Уверен, они их потом с учителей собирали...
   Что дальше? "Пожар"-то не потушен.
  
   Идем за помощью к "Первому"
  
   Приехал главный врач областной санитарно-эпидемиологической станции Д. М. Шек. Мы с ним прошли рейдом по школам. Директора не спорят, все говорят "махл" (хорошо, ладно), сделаем.
  
   0x01 graphic
   У старого здания областной санэпидстанции, 30 апреля 1965 г., Кзыл-Орда.
   Слева: Давид Генис; Чикин Анатолий, помсанврача; Пипиньян Павел Иванович, санитарный врач; Ялышев Халим Аминович (главный врач); Исмаил Баскаков, пом.эпидемиолога отдела особо-опасных инфекций.
  
  
   Первым секретарем райкома партии там был достопочтенный товарищ Есетов. К тому же, сей товарищ Т. Есетов был еще и депутатом Верховного Совета СССР. Другими словами, живая партийная и советская власть в одном лице. Первое лицо в районе. Не шутка!
  
   С трудом пробились на прием к олицетворению местной власти, к "первому". В районе он выше Бога. Для начала Есетов вошел в раж, стал кричать на нас. Куда мы смотрим, море начинает высыхать, это влечет заметное ухудшение всех условий жизни в районе и городе. Поэтому здесь и вспышка. Ну и так далее...
  
   Наша "делегация", это - Д. Шек, я и главный врач районной санэпидстанции Гульжан
   Дошниязова. Молча сидим, ждем, чем весь этот словесный понос кончится. Мы же должны дождаться, что он скажет конкретно. Ничего конкретного не дождались. Д. Шек, не вступая в дебаты, коротко заявил, если в течение суток не будут приняты в районе действенные меры по наведению санитарного порядка в школах и на водопроводе, с завтрашнего числа мы закрываем школы города и докладываем о ситуации в обком партии и Министерство здравоохранения республики. С тем и ушли.
  
   Через два часа первый секретарь райкома партии собрал всех, какие только были в районе, руководителей. В зале человек сто, битком. Говорил "Первый". В зале было тише, чем на Луне. Никто даже не кашлял. Он вызывал к трибуне всех директоров школ. Он их громил, как мальчишек. Вызвал к трибуне начальника горводопровода, чуть не довел его до инфаркта. Основной тезис "Первого" был коротким: "Я вас назначил директорами. Я вас и выгоню. Ни спать, ни есть, всё, что требует санитарная служба, чтобы было выполнено". Такого разъяренного разноса я ни до, ни после, никогда не слышал.
  
  
   0x01 graphic
   Не птичка, а "бегунок" какой-то. Шустрая, быстрая, элегантная. Кзыл-Ординская область, Казахстан. Фото Давида Гениса.
  
  
   К концу дня мы с Шеком решили пройти по школам. Поискать резонанс, отзвук, так сказать. Зашли в первую из них. Уроки давно кончились. Но директор в школе. Нас увидел, переменился в лице. Стал кланяться чуть не в пояс и униженно повторять, мол, сделаем всё, сделаем всё, уже делаем... Нам стало не по себе. Ведь "первый" их всех буквально с грязью смешал. Это был шок не только для них, но и для нас. В другие
   школы не пошли. С тяжелым сердцем вернулись в гостиницу.
  
   Да, многое было сделано тогда. Вспышку локализовали. Какой-то порядок навели. Но какой ценой... До сих пор то состояние шока не могу забыть. На второй день я рассказал Дошниязовой о нашем визите в школу. Она тоже была под впечатлением того собрания.
   Я ожидал от нее "женских" эмоций, по ее лицу видел, что "они" есть. Но деловитость и положение главного санитарного врача района возобладали:
   - Конечно, сочувствую директорам школ, все-таки не мальчики, перед залом стоять и краснеть, не дай бог. Но кто же им виноват? Мы, врачи, предупреждали их, инфекция не шутит с нашими детьми. О детях надо думать, а не о них...
  
   Дошниязова Гульжан Жанжигитовна, окончив в 1974 году Карагандинский медицинский институт, начала работать санитарным врачом в Аральском районе. С 1975 года она - главный врач. Помню, сколько проблем было со строительством важного водоисточника для области Арало-Сарыбулакского группового водопровода. Самое активное участие в этом принимала и Дошниязова. И когда в 1989 году была введена в строй первая очередь, что заметно улучшило и объем, и качество водоснабжения населения района, ей было чему радоваться. Гульжан в числе первых поднимала вопрос об экологии Аральского моря и пагубном воздействии последствий обмеления моря на здоровье населения.
  
   Сколько же мы с ней провели времени на заседаниях противоэпидемической комиссии райисполкома по поводу то чумы, то паратифа, то еще какой-нибудь "заразы". Сколько вместе пришлось "говорить", "бегать" и "организовывать". Гульжан, симпатичная и категоричная, знающая и решительная, четко понимавшая свою ответственность за благополучие района, в то же время умела и посмеяться, и "расслабиться", снимая стресс в связи с каким-нибудь очередным ЧП. Знаю, однажды даже было предложение
   назначить ее главным врачом областной санэпидстанции...
  
   Минздрав Казахстана сообщил, что в 2005-2006 годах в стране переболело паратифом "В" 2604 человека. Конечно, проблема паратифов серьезная, и хоть мы говорим, что "виноваты" коровы, но на самом деле виноваты санитарная безграмотность населения и условия, которые создаются или не устраняются, потому что кто-то этим всерьез не занимается.
  
   0x01 graphic
   Кулик в поисках добычи. Кзыл-Ординская область. Фото Д. Гениса.
  
  
  
  
   Виноватым оказался теленок...
  
   Зимой, в январские школьные каникулы, позвонили из Казалинского района. Что случилось? В участковую больницу одного из дальних совхозов поступили два старика с очень высокой температурой и непонятным диагнозом. Я всегда был "нацелен" на возможность сыпного тифа, да и сезон располагал к такой мысли. Пять часов на скором поезде, несколько часов на машине, и меня встречает врач участковой больницы. Пошли
   с ним к тем старикам. Да, температура высокая, состояние довольно тяжелое, но говорить могут. Это всегда радовало. Типичной сыпи нет (почему и назвали сыпной тиф), но о
   тифе думать и не стал, когда посмотрел больных.
  
   Заболели дня два-три назад. Один из них, почувствовав неладное, пошел к другому. А тот тоже уже с высокой температурой лежит. Старики оказались явно мудрыми, сразу же поняли, дело серьезное. Пока силы были, добрались до совхозной больницы. "Откуда дровишки?". Помялись, но всё же рассказали. За пару дней до заболевания они, и еще учитель местной школы, зарезали заболевшего теленка. Мы все вместе пришли к выводу, что в той скотине все дело.
  
   Но какой же диагноз? Я таких больных никогда раньше не встречал. У обоих на пальцах легкие малоболезненные язвочки, очевидно, тут и проникла инфекция. Вокруг небольшая припухлость, гиперемия кожи, при надавливании несильная болезненность. Такие язвочки могут быть при туляремии, в наших краях эта штука случается, спасибо ондатрам. Но старики ондатру не ловили, в озерах не купались, и еще "мелочь": туляремия летом или ранней осенью. А сейчас - январь. Нет, этот диагноз снимаем. У обоих подмышкой на стороне язвочки большой отек.
  
   Чума среди зимы не бывает, да и типичного для чумы бубона нет. Не похоже и на сибирскую язву. В январе тоже не бывает. Перебираем симптомы, думаем, складываем и отнимаем, нет, никак не получается диагностический комплекс. Такое впечатление, что все эти болезни перемешали и старики нам подкинули диагностическую "шутку". Пока делаем пенициллин, понаблюдаем.
  
   Учитель уехал дня три назад в другой совхоз, благо каникулы, поехал по гостям. Мы туда дозвонились, а он как раз накануне умер. Дело приняло серьезный оборот. В конторе совхоза мы узнали, что в их хозяйстве идет падеж телят. И поэтому на ферме находится с передвижной автоветлабораторией Лигай, бактериолог областной ветеринарной станции. Поехали к нему. Рассказали о наших непонятных больных. Конечно, о больном теленке упомянули. Ветеринар оживился, возможно, это то, ради чего он здесь, в командировке.
   - Поехали.
   Вместе вернулись в больницу, он взял материал у больных из язвочек.
   - Завтра будет предварительный ответ.
  
   Да, на следующий день он сообщил диагноз: пастереллез. Сидим с совхозным врачом, смотрим друг на друга. Он ждет, что я скажу. А я с пастереллезом никогда не встречался. Бактериологи-чумологи мне как-то говорили, что в нашей области от диких грызунов
   они высевали этих бактерий. Но чтобы подобные случаи среди людей встречались в нашей области, да еще со смертельным исходом, не слышал.
   Ну и что? В наших грызунах вообще целый зоопарк всяких возбудителей. Вот вам, пожалуйста, пастереллы объявились... Одно время в род пастерелл включали также и возбудителей чумы и туляремии. Поэтому наши чумологи мимо не проходили, вели учет находок. А совхозный доктор смотрит на меня, ждет.
   - Понимаешь, пастереллез - не паразитарная болезнь. Она из сферы отдела особо-опасных инфекций. Но до них из вашего совхоза не дозвониться, да и нет в этом особой нужды. Для других людей ваши больные не опасны. Продолжай вводить пенициллин. Следи за давлением, предупреди ночную дежурную сестру, чтобы не спала и домой не ушла.У больных высокая температура, интоксикация. Можно ожидать токсический шок, давление может резко упасть. Прозеваете, умрут.
   - Да я и сам ночью буду в больнице. Старики же из нашего аула. Будем следить. А название у микробов какое-то интересное - пастереллы. Не слышал я раньше.
   - В прошлом веке жил француз-бактериолог Луи Пастер. Слышал?
   - Да, слышал. Вакцина против бешенства, пастеровский пункт, пастеризация молока, это всё от него...
   - Вот и этих микробов в честь него и назвали.
   - Даке, идемте к нам домой. Время чайковать, там у меня есть справочник врача, наверно, и про эту болезнь что-нибудь написано.
   - Да, от чая и справочника не откажусь, спасибо, идем.
   Зашли еще раз в палату к старикам, состояние не ухудшается, температура немного спала. Пенициллин действует. Медсестру дежурную еще раз грозно предупредили, чтобы ни-ни...
  
   Что пишут о пастереллезе?
  
   Пока жена совхозного Гиппократа готовит обед, мы с ним листаем справочник врача. Много не написано, но нам и этого пока достаточно для самообразования. В природе эти бактерии распространены достаточно широко, они частые обитатели слизистых оболочек верхних дыхательных путей внешне здоровых животных. А заражаться и болеть могут чуть ли не все, "кому не лень": птицы, грызуны, собаки, кошки, кролики, скот. Телята от этой болезни гибнут, вот и данный совхоз захватило.
  
   Прочитали: люди заболевают пастереллезом редко. А мы не лыком шиты, у нас вот сразу три человека пострадали. Потом жалел, что не описал эти случаи для медицинского журнала. Это было бы полезно почитать врачам и специалистам. Уже перед моим отъездом в США в нашей областной инфекционной больнице тоже был выявлен такой больной, и материал на анализ они посылали в Алма-Ату. Не могли здесь разобраться с диагнозом. А я об этом случае узнал уже "после драки". Уверен, местные ветеринары помогли бы, без Алма-Аты могли обойтись.
  
   В процессе подготовки этих заметок поискал что-нибудь интересное. Много не нашел. Больше пишут о пастереллезе собак и кошек. Люди заражаются при тесном общении с животными-носителями пастерелл. Микробы не очень устойчивы во внешней среде. Заболевания людей встречаются редко, но во многих странах.
  
   По сообщению с интернета (www.tatar-inform.ru/news/sibir) в Иркутской области "на ферме с 20 декабря 2007 года регистрировались заболевания среди крупного рогатого скота. В материале от заболевших и павших животных 3 января 2008 года выделен геном возбудителя pasteurella multocida и mannheimia haemolityca (пастереллез). На 10 января 2008 года общее количество вынужденно забитых животных составляет 124 головы, павших - 114". По более поздним данным, пало 489 голов. Болели ли там люди,
   не знаю. Для меня сейчас интересен сам факт заболевания скота. Это как бы перекличка
   с событиями в совхозе, свидетелями которых я был в семидесятые годы.
  
   А вот еще одно сообщение: "В западноказахстанских степях стадо сайгаков понесло огромные потери. По заключению областной ветеринарной лаборатории причиной заболевания сайгаков оказался пастереллез. Из 26 тысяч голов волго-уральской популяции сайги вымерло 12 тысяч! Большая часть павших сайгаков - самки, ослабленные после окота" (//kostdgsen.narod.ru/lenta1.html, 02.06.2010).
  
   Тут вообще какие-то ужасные цифры. 12 тысяч! Это что же такое, вся степь от горизонта до горизонта была покрыта тушами подохших сайгаков? Или под шумок охотники перестреляли в порядке "мясозаготовок" несколько тысяч и тут же на пастереллез списали? Ну ладно, это мои досужие сомнения...
  
   Я привел несколько вариантов, когда коровы (телята) могут быть виноваты в заражении и заболевании человека. Сайгаки хоть и не коровы, но, видимо, они могли служить источником заражения домашнего скота на общих пастбищах или водопоях. Могло быть и наоборот. Я уже не говорю о "коровьем" бруцеллезе, у нас его полно было.
  
   Кстати, еще к бруцеллезу
   Бруцеллез был нашей краевой патологией. Овцеводческая зона. Овцы не только в колхозах и совхозах, но и в каждом дворе в ауле. Да и коровы были не лучше. В интернете встретил, например, сообщение (//news.gazeta.kz/) о том, что в 2003 году в Приаралье был зарегистрирован 641 больной бруцеллезом, или в два раза больше, чем в предыдущем году. Уровень заболеваемости в расчете на 100 тысяч населения в пять раз превысил среднереспубликанский уровень.
   И для санитарной службы в связи с этой инфекцией проблем хватало. Еще в 1940 году была открыта областная противобруцеллезная станция, главными врачами её были
   Ф. Чун Сюн, а затем А. А. Акчурина. В 1957 году станция влилась в областную санэпидстанцию и получила статус отдела особо-опасных инфекций.
  
   А что есть бруцеллез? Откуда он? Это - молоко, молочные продукты, брынза, масло сливочное. Стерилизация. Пастеризация. Чистота и культура производства. Чего только
   не напридумывали люди. Но я еще помню по первым годам моей работы - на фермах в
   котлах прогревали молоко, изображая пастеризацию, или приготовленное масло (сливочное) перетапливали, дабы обезвредить и сохранить его. Но уже в шестидесятые-семидесятые годы начали и у нас появляться молочные заводы. Было это хорошо, да не очень хорошо. Гораздо легче было внедрить что-то техническое, чем понятие о строгой гигиене...
  
   0x01 graphic
   C неизменным спутником фотоаппаратом и телеобъективом Таир-3
   в горах Кара-Тау, участок Дарбаза ("Ворота"). Чиилийский район.
   Апрель 1968 г. (Фото Д. Гениса)
  
   Однажды был я в районном центре поселке Чиили. Главный врач райСЭС Старцева Алла Семеновна попросила меня:
   - Помогите нам, пожалуйста, с нашим молочным заводом разобраться
   - А что случилось?
   - Да не можем мы там ничего добиться, всё плохо, а вот не можем доказать...
   - Наверно, там родственные связи с руководством, которое "повыше"?
   - Да, и это. Врача по пищевой гигиене у нас в штате нет. А помощники (эти должности занимали фельдшера) не могут там разобраться.
   - Да не моя это "опера". Попробую...
  
   Несколько дней я посвятил молзаводу. Что делал? Из колхозов им привозили молоко к пяти-шести часам утра. Вот каждое утро я и приходил к этому времени и, пока шли приём и переработка молока, это где-то часа два-три, я находился там.
  
   Смотрел, пытался понять, что и как они делают. С помощью мастера изучал весь технологический процесс. Сидел подолгу в лаборатории, наблюдая за работой лаборантки. Выскакивал на площадку, где должны были мыть молоковозы после сдачи молока...
  
   Да, этот молзавод проверяли много раз работники и райСЭС, и облСЭС. Но вся беда была в том, что они приходили днем. В это время главные процессы уже не происходили. Молоко после дойки поступало из ближних колхозов рано утром, и на этом молзаводе всё успевали переработать. Что тут было днем обследовать? Вот и получались акты обо всём и ни о чем.
  
   Лаборантка, проверяя качество привезенного молока, при мне поначалу всё старалась делать по инструкции. Аж потела... За титровочную бюретку как за "зло земное" бралась. Но видно ведь, когда человек что-то делает "набитой" рукой, а когда все эти манипуляции для вида. Долго она терпеть не стала. Видит, что я молчу, и быстренько отодвинула все бюретки в сторону, достала ложку и просто, по-домашнему, стала определять качество и кислотность молока.
  
   Мыть и пропаривать оборудование и фляги надо было с помощью соды. Чтобы жир отмывать. Спрашиваю мастера, добавлял ли соду в воду? Да, конечно. Знаю, что честно меня обманывает. Перед этим по моей просьбе и рецепту химик райСЭС приготовила набор для экспресс-диагностики. Достаю набор. Добавил реактив в воду - цвет тот же, не изменился. Мастер, дорогой, ну что же ты меня пытаешься обмануть? У него глаза на лоб, не может быть, мол. Кинулся он в кладовку, принес пакет с содой, насыпал в воду.
   Проверяй, - говорит.
  
   Мне нравится роль фокусника. Однажды, еще в школе, в нашем зале показывал ребятам опыты с изменением цвета растворов. Эффект всегда был убийственный.
   И тут я вновь добавил реактив - вода сразу стала темносиней. Старый мастер даже рот раскрыл. Он же химию в школе не изучал. А тут такое... Белое стало сразу синим...
   Отдышался, а потом говорит:
   - Да, действительно, областные врачи, это областные...
   В общем, разобрался я во всей технологии завода, нарисовал схемы процессов, кучу нарушений "выловил" на всех этапах доставки, приёма и переработки молока. Потом в райСЭС устроил собрание-семинар, объяснял как и что надо проверять... Материал моей серьезной проверки, с фактами, цифрами и предложениями передал в райисполком, руководству Кзылординского молкомбината, исполнявшего роль управления молочной промышленности области, и в областную газету.
  
   Был ли резонанс? Да. Вместо капитального ремонта старой хибары, именуемой "молзаводом", решили строить новый молзавод. Через два года поселок получил типовой современный объект.
  
   И свою Кзыл-Орду не забыл...
  
   Похвастаюсь еще одной новостройкой. История такая же примерно. В нашем городе, кажется, уже сто лет, а может, и всю тысячу, действовал молочный завод. Здания старые, оборудование старое, мастера старые. Работники городской СЭС исправно писали акты, штрафовали виновных на десять рублей (это был максимум дозволенного), а завод как был старый, так им и оставался.
  
   О ситуации на молзаводе вот такой пример: 22 апреля 1977 года на Обществе гигиенистов и эпидемиологов мы слушали доклад А. Абдибаева "О заражении продукции гормолзавода салмонеллами в результате аварии водопроводной сети". Не помню уже конкретность ситуации, но понятно, что предприятие было весьма рисковым.
  
   Вскоре в горСЭС появился молодой активный врач по гигиене питания Якимов. Он мне однажды и предложил вместе пройтись по заводу. Говорю ему, я молоко пил, но на заводе не был ни разу. Это не мой объект и не моя компетенция.
   - Это и хорошо, что вы там не были, значит, увидите всё свежим глазом.
   Короче, упросил. И ранним утром в воскресенье, когда начальство дома спит и не помешает проверке, когда никто не ждет "комиссию", мы и отправились на "экскурсию". Ходили долго, увидели много.
  
   Материал мы направили первому секретарю горкома партии и в областную газету. А в те времена критический материал в газете (я, к тому же, был нештатным корреспондентом областной газеты, органа обкома партии и облисполкома) без ответа остаться не мог.
  
   Задвигались какие-то шестеренки в "правительстве" области. Из Алма-Аты приехала зав. отделом пищевой гигиены республиканской санэпидстанции. Она так удивлялась нашей с Якимовым смелости не только написать фактически разгромную справку, а еще и вынести шум на страницы областной газеты. Наш материал занял целую полосу (страницу) под кричащим заголовком: "Кефир и грязная бутылка".
  
   Тогда, в брежневские времена, это могло аукнуться нам достаточно серьезно. Якимова, между прочим, вызывали к первому секретарю горкома партии. Получил парень хороший втык. Мол, сор в избе не для того, чтобы его потом с шумом выносить. Да Якимов, по нашему сговору, на меня всё свалил, мол, из областной газеты корреспондент был. Обошлось для него...
  
   Через два-три года у нас начали строить типовой современный молкомбинат и оснастили его французскими автоматическими производственными линиями. Мой товарищ-одноклассник по школе, инженер-технолог этого завода, провел полгода во Франции, изучая секреты производства на нем. Не могу приписывать себе этот успех,
   но долю, думаю, тоже внес.
  
   "Шланговая" вспышка брюшного тифа
  
   В стародавние времена, когда аулы были небольшими, население довольно просто обходилось самодельными колодцами. Сырую воду не пили. Это спасало. Со временем аулы превратились в большие поселки колхозов и совхозов. Сюда пришла "цивилизация" - начали бурить скважины. Правда, не глубокие, лишь бы подешевле. Были артезианские также, но наружное оборудование опять же не делали. Оправдание было одно: нет денег. Хотя больших денег и не нужно было. Сколько раз приходилось об этом говорить с директорами и главными инженерами совхозов. Всей работы по благоустройству на
   один-два дня хватало.
  
   Тянули водопроводные линии, за которыми, в большинстве случаев, мало кто следил. Ставили колонку. И стар и млад тянулись сюда с ведрами. Жить стало как будто бы "веселее". Но цивилизация всё совершенствовалась и во многих совхозах с 60-70-х годов начали строить водопроводы.
  
   Это только Бог мог создать всё раз и навсегда. Люди же вечное еще не научились создавать. В том числе и водопроводы. Они почему-то начали стареть, ветшать, то труба лопнула, то колонка из строя вышла, то механика-слесаря (или сантехника) в штате совхоза не предусмотрели. И начали превращаться водопроводы в наших местах в головную боль для врачей, я уже не говорю о местном населении. Из-за нарушений санитарного режима начали возникать то малые, то крупные вспышки кишечных инфекций.
  
   ...В совхозе "Джалагашский" вспышка брюшного тифа. Наша бригада медиков выехала в тот очаг. Поселились в участковой больнице совхоза. Нам выделили пару палат. Все остальные забиты больными брюшным тифом. Кого-то увозили в районную больницу. Но большинство больных или подозрительных на заболевание были дети. И возникали проблемы с их госпитализацией в районный центр. Дети плакали, мамы боялись. Потому местную участковую больницу временно перевели в режим инфекционного стационара. За медсестрами были закреплены участки, и дважды в день они обходили дома, выявляя больных. Потом их осматривали врач участковой больницы и я.
  
   Мне дали подробную карту поселка, было там не менее сотни домов. Вопрос сразу - где могли дети заразиться? Заболевших было много. И заболели они в короткий промежуток времени. В таких случаях первой мыслью о причине всегда была вода.
  
   Я начал выяснять, где тут берут питьевую воду и почему большинство больных дети. Лето, каникулы, на школу "бочку" не покатишь. Чтобы быть уверенным в точности данных, сам с помощниками обошел все дома, всё заносил на карту-схему поселка. Оказалось, не на всех участках были заболевшие. Почему? В совхозе один водопровод,
   и воду из него пьет весь поселок. Откуда же мозаика случаев заболевших?
  
   Водопровод оказался, как всегда, далеко не примером в его содержании. Много мы выявили там нарушений и недостатков. Но в таком случае, больные должны быть по всему поселку. Начал я стрелками отмечать все дома, чьи жители ходили за водой к двум действующим колонкам. Среди них мало больных. Могли ведь и не от воды заразиться. Общение достаточно тесное, заболевший может спокойно вместе со всеми чай пить или еще как-то общаться.
  
   Но выявилась и большая группа домов, откуда за водой ходили к двору главного инженера совхоза. И там больных детей оказалось больше всего. Мы отправились в гости к этому руководителю. В совхозе уважение - прежде всего. Самого инженера не застали. Но жена напоила нас чаем, поговорили обо всех новостях и о здоровье хозяев и гостей. Надо понимать, в совхозе один главный инженер, и если он весь в делах о нуждах совхоза, то и ему кое-какие льготы полагаются. И протянули к его дому персональную линию, колонку установили во дворе, а "терем тот высокий" высоким же забором огородили. Чтобы, в смысле, народ по пустякам не беспокоил, за водой бы сюда не стал ходить...
  
   А то, что на весь большой совхоз было всего две действующие колонки, ну, что же поделать, ломаются они, понимаете ли, да и дорого тянуть линии и ставить колонки, чтобы их больше было. Не хочу ругать того "главного". Оказался он добрым человеком. Пожалел своих односельчан. Достал длинный многометровый шланг, подсоединил к колонке, что была установлена в его дворе. Другой конец шланга перебросил через забор.
  
   Неважно, что этот "конец" на земле валялся. А вокруг почти болото от текущей и разливаемой воды. За водой обычно посылали детей, чаще всего мальчишек. Они наберут воды, и тащат ведра или бачки домой. Но дело было летом, а лето в этих краях, как правило, жаркое, и потому всегда пить хочется. А тут открыл кран на шланге, и вода тебе сама в рот, да достаточно прохладная. Как же не испить, когда такая радость бесплатная. Не хочешь, а напьешься. Каждый тот шланг в рот берет, каждый руками "лапает". Затем каждый тот шланг на землю кидает, ведь больше некуда его положить было.
  
   В общем, стал этот шланг рассадником заразы в ауле. По моему вызову приехали лаборанты из районной санэпидстанции, взяли пробы воды из шланга и колонок. Из шланга выделили серьезное загрязнение кишечной палочкой, основной признак фекального загрязнения. Вот он, брюшной тиф, откуда. Потому я и назвал вспышку "шланговой". Убрали шланг, главный инженер открыл свои ворота, провели дезинфекцию водопровода. Вспышка затухла. Всё, можно ехать домой, несколько недель славно потрудились.
  
   Когда-то, только я успел приехать в область на работу, сразу же столкнулся именно с брюшным тифом. С тех пор, уже работая в областной санэпидстанции, чуть ли не ежегодно привлекался к участию в ликвидации то вспышек этой инфекции, то гепатита,
   то дизентерии. Этого "добра" у нас хватало.
  
   И нередко "мотались" мы то по аулам, то "крутились" в районных центрах, в частности, и вместе с врачом-эпидемиологом областной санэпидстанции Базарбаем Убайдуллаевым. Я его называл "шустрым доктором". Был он намного моложе меня, окончил Карагандинский медицинский институт в 1978 году. Шумливый, даже чересчур подвижный и активный. Мне приходилось с ним пересекаться только в случае вспышек кишечных инфекций. Благодаря интернету, Базарбай нашел меня, вот радости и шуму было! До сих пор остался Базарбай "шустрым". И не верится, что в 2010 году ему уже исполнилось 60! Был молодой доктор, стал аксакалом. И чего народ так быстро старится...
  
  
   0x01 graphic
   Скарабеи (жуки-навозники) катят навозный шар-питание для
   будущего потомства. Кзыл-Ординская область. Фото Д. Гениса.
  
  
   Туалет над водопроводной трубой!
  
   В одном из поселков Аральского района - случаи брюшного тифа. C местными работниками мы выехали туда. Больные все проживали на небольшом участке. Почему, за что такое "наказание"?
  
   Долго ломали голову, пока на все наши вопросы кто-то не вспомнил, проложена где-то здесь ветка от водопровода на этот участок. Взяли схему. Пошли по ходу трубы. И вскоре остановились - нам дорогу перегородил... надворный туалет. Эти сооружения были самого примитивного устройства. Яма, настил, коробка с дверью без защелки... А под одним из них (или совсем рядышком) на небольшой глубине проходила водопроводная труба. Трубы эти толком не изолировались. Водопровод не работал круглосуточно. И потому были и подсосы окружающей грунтовой воды.
  
   На этом участке проживало не так много людей, за несколько дней удалось их всех лабораторно обследовать и, действительно, выявили двух бактерионосителей
   брюшного тифа. Видимо, ранее переболели легко, выздоровели, но остались они зараженными и, как исправный автомат, выделяли этих микробов. Остальное уже понятно...
  
   Есть вопросы? У нас больше не было... Пришлось хозяйственникам тот туалет сносить, а трубу чистить, промывать и дезинфицировать. Простые бытовые проблемы. Вот только болели по-серьёзному.
  
   Листаю старый дневник...
  
   В моем рабочем дневнике давних лет записи не для легкого чтива. В частности, нашел в них эпопею участия в борьбе с паратифом и брюшняком в Казалинском районе. Надо ли писать сейчас о том, далёком? Думаю, надо. Это реальная история и свидетельства, записанные на двух десятках дневниковых страниц. Лучше не выдумаешь. Как было, так и записано.
  
   Решил подготовить текст для книги. Он даст представление о ситуации в той далекой глубинке в те самые правильные "коммунистические времена", о жизни казахского аула. Это записи о трудовых буднях медиков в борьбе со "злом", о медиках, которые не теряли надежды, что их услышат, и что людям станет хоть чуточку лучше и здоровее жить...
  
   В совхозе "Энгельс"
  
   По тем временам все наши совхозы кому-то "принадлежали". Мой, куда сегодня еду, это совхоз "Энгельс". Просто никому в голову не приходило произносить: совхоз имени Энгельса. Куда едем? В "Энгельс". Кратко и всем понятно. Правда, во времена независимости Казахстана всё это уже ушло в мусорное ведро, ныне везде казахские названия. Но я вспоминаю о тех давнишних временах, потому и названия сохраняю старые, как и во всей моей книге.
  
   Утром 6 сентября 1977 года я выехал в Казалинский район. Через пять часов поезд поменял на машину и сразу же, вместе с эпидемиологом райсанэпидстанции Космурзой Кабуловым, уехал в совхоз. Заведующий участковой больницей совхоза Амангельды Кадырбаев работал терапевтом в районной больнице, а с прошлого года переехал сюда с женой, она врач-педиатр. Доктор высокого роста, в очках, с мягкой улыбкой.
   - Амангельды, почему район поменял на совхоз?
   - Сказали - надо. Уговорили, поехал.
   У него и переночевали. А к восьми утра уже были на центральном токе. Рано утром здесь еще спокойно, машин с рисом нового урожая пока нет, люди не шумят. Но директор, полный широкоскулый среднего роста, на вид вроде бы и не грозный, уже здесь. В штабной времянке длинный стол, его уже успели до нас "оседлать" главный инженер, заместители директора по хозяйству и строительству. Мы с Кадырбаевым тоже усаживаемся, я представился, сказал по какому поводу приехал.
  
   - Вот наши командиры, - говорит Буркут Жукелов, директор, - всё, что нужно по благоустройству скважин, посмотрите на месте. Езжайте вместе. Нужно будет, дадим "Малютку", бульдозер, снимем людей с других работ. И, прищурившись хитро, добавил:
   - Всё сделаем, раз врачи говорят, что от этого люди болеют. Всё сделаем, наверно, прекратится заболеваемость. Потом доложите нам, и мы будем с них спрашивать выполнение. И кивает на своих помощников...
  
   По опыту уже знаю, чем больше обещают, тем меньше выполняют. Для директора сейчас ничего главнее нет, как дать план и "соцобязательства" уборки риса. Ну, а наши вопросы и предложения по благоустройству, думаю, и рад бы выполнить, да где и кто их когда-нибудь полностью выполнял?
  
   Вежливо прощаемся, отправляемся смотреть питьевые скважины. Одна из них недалеко за поселком совхоза, отсюда водовозы доставляют воду на полевые станы. Подъехали к ней. Выводная труба скважины всего на метр над землей. Бурильщики "сдали", совхозники "приняли". За остальное ни у кого голова не болит. Вокруг той трубы глубокая лужа. Для подъезда водовозов, правда, сделали настил, иначе машины бы тут в болоте утонули. А вокруг на десятки метров болото, тут же бродит скот. В двустах метрах - коровник. Вот от кого и паратиф "В" тут гуляет...
  
   Уезжать не спешу. Интересно посмотреть, как будут водовозы заправляться. Ждём.
   Дождались. Шофер скинул шланг прямо в лужу, протопал к нему и надел на выводную трубу скважины. Вся грязь так и ушла в цистерну. Доставит он потом эту "живую" водичку на полевые станы, в больницу, разольют по флягам или цистернам заказчиков, то бишь, жителей совхоза. Возят не каждый день, значит, хранят эти емкости по несколько дней. В наших тепло-горячих местах отличный инкубатор для всех микробов. При нас приехал всадник на лошади, тут же напоил ее из "общественной" лужи. Ну, и всё остальное туда же...
  
   Показываю совхозному доктору, где и как сходятся пути возбудителя и условий распространения. На мой неинженерный взгляд, на благоустройство скважины и больших денег не надо.
   - Амангельды, как думаешь? Надо прорыть канаву вон в тот недалекий отсюда канал с рисовых полей. Это даст сток воде. И болото высохнет. Трубу скважины оборудовать "гусаком", навесной шланг будет болтаться в воздухе, а не в луже. И автоводовозы заправлять легче, и чистоты намного больше будет.
  
   Улыбается мой доктор. Согласен. При мне вчера вечером он главному врачу района звонил. У него запас лекарств для полевых станов уже исчерпался. Просил еще прислать. А тут я со "своими" скважинами... Мысли не о них сейчас, уверен.
  
   Скважины в наших краях были самоизливающимися, вода шла под собственным напором. Знатоки уверяли, что закрыть скважину, например, вентилем, нельзя было, напор прекратится.
   - Хорошо, а отводную трубу можно проложить, чтобы лишняя вода стекала в сторону, а не заливала окружающую территорию? Пару самосвалов земли или песка привезти и болото засыпать, сложно? Вокруг сделать ограждение от скота. Еще бы и цементную отмостку уложить вокруг выводной трубы...
   Просто всё это сделать? Как мне один директор сказал, вам, докторам, всё просто и легко. А тут, понимаешь, хозяйство, на мелочовки времени не хватает...
   Хороши "мелочовки"...
  
   Посмотрели мы и скважину в центре совхоза. Да всё то же. Вернулись на центральный ток. К счастью, директора застали. Рассказал я ему всё, что видел. А самому в душе смешно и грустно. Я, врач, на полном серьезе объясняю руководителю, хозяйственнику, как благоустроить их же скважины. Он всё это лучше меня понимает. Но слушает внимательно. Вежливый. На международное положение не кивает. Заверил, за два дня сделают. Тут же дал команды своим. Оперативность - чтобы и я слышал. Кстати, в район приехал заместитель председателя облисполкома Зейнулла Жаркимбаев, человек достаточно жесткий. Думаю, это тоже подогрело директора. Руководящий гость ведь тоже может увидеть те заболоченные скважины. В восторге не будет.
  
   Часам к десяти утра мы с этими делами покончили и отправились на полевой стан 4-й бригады. Вчера оттуда поступил 17-летний парень с температурой сорок градусов. Сразу мысль - не паратиф ли? Болен третий день. Не хватало нам еще "групповщины" на этом стане.
   Застали мы здесь только пять-шесть девочек, учениц местной школы. Ребята 7-10-х классов, в момент нашего приезда где-то трудились на рисах. Обычно их использовали для ручной косьбы в местах, где жатки не доставали, на токах. Подъехали бригадир и главный агроном. Заболевший паренек только ночевал в юрте механизаторов, работал на комбайне. Со слов бригадира, парень уже три дня на работу не выходит, как заболел, сразу уехал домой в совхоз. Среди здешних школьников обстановка вроде бы спокойная, больных нет. Рассказали мы им о паратифе, о мерах предохранения от инфекции.
  
   Конечно, пошел сразу смотреть, а что и как с питьевой водой. Есть цистерна для воды, два титана, воду кипятят. Заверяют, что сырую воду не пьют. Так называемая полевая столовая под навесом. Мух не очень много. Может, просто потому, что в этот момент там никто не ел. Оставили им хлорамин, рассказали о порядке дезинфекции посуды.
  
   Всё, едем назад. До поселка добрались за 20 минут, но даже в нашем закрытом УАЗике наглотались-надышались мелкой лёссовой пыли. Всё стало белым, и лицо, и одежда. Вновь заехали в совхозную больницу. В изоляторе здесь лежат двое с повышенной температурой. Решили, что я их обоих заберу с собой в райбольницу с предварительным диагнозом "Паратиф В?". По дороге перед этим с врачом заехали в дом к еще одной больной, температурящей уже два дня. У нее пневмония, слава богу, не тиф. Оставили дома, будут лечить местные медики.
  
   Примерно через час добрались до Казалинска, когда-то этот старинный город был центром района (ныне райцентром является поселок Новоказалинск, железнодорожная станция). В Казалинске действует городская больница, есть инфекционное отделение. Но привезенных нами больных дежурная медсестра госпитализировать отказалась.
   - Почему?
   - Мест нет.
   Я зашел в ординаторскую отделения, здесь спокойно можно поставить 5-6 коек. В отделении всего один врач. Зачем ему так много места?
   - Вызывай доктора. Больных у вас оставлю. Поняла?
   - Жок (нет), не могу. Доктор меня ругать будет.
  
   Отругал медсестру и заставил принять больных. Приехал в райцентр уже вечером. Позвонил домой главному врачу райСЭС Берденову. Попросил связаться с главным врачом района. Надо решить вопрос о госпитализации инфекционных больных. Не дежурным сестрам решать эти дела. И пусть сообщит инфекционисту, что я оставил у него больных.
  
   Итак, день окончен. Вернулся в свой гостиничный номер. Конец сегодняшней рабочей субботы. В областной газете прочитал сводку о ходе уборки риса. У нас тоже хороший "урожай": по совхозу "Энгельс" за все дни 52 случая паратифа. Мы уже начинаем, кажется, привыкать к таким цифрам...
  
   Кошмар! Кошмар? В гостинице встретил кзылординца Эдуарда, он инженер, даже главный. Строитель дорог. Тот поделился впечатлениями:
   - Слушай, Давид. Был в совхозе "Энгельс". Главный инженер совхоза сказал: "У нас тут брюшной тиф, 50 человек уже увезли". И так это спокойненько сказал, будто ничего не случилось... Представляешь?
   - Представляю. Я как раз оттуда, и цифры верные, и всё остальное...
   - Знал бы, в тот чертов совхоз не поехал бы.
   - Эдик, не переживай. Ты почаще на небо поглядывай.
   - Это зачем еще?
   - Тогда грязь вокруг меньше замечать будешь...
   - Ну, даешь, доктор!
   - Небу не веришь, тогда чаще руки хорошо мой и сырой водой водку не запивай.
   - Мудро. Буду водку вообще без воды...
  
   Для меня суббота еще не окончена. Попросил Берденова завтра утром быть в
   санэпидстанции. Значит, надо подготовить материал для "разговоров" на завтра, и узнать, что сегодня было в районе. Просил собрать директоров школ в районном отделе образования. Надо обсудить итоги рейда по школам, который провели санитарные врачи (по моему вопроснику). Берденов ставил этот вопрос на штабе по рисоуборке, где обычно собираются все районные деятели. Интересно, что они там решили. Помню по недавнему опыту по Аральску, что до директоров школ "наши" проблемы гигиенического режима в школах доходят туго.
  
   "На ходу" возле одной из школ видел, учительница малышей привела на "водопой", иначе это не назовешь. Стоит в калитке, выпускает по двое, чтобы не устроили толкучку возле уличной водоразборной колонки. Пьют прямо из крана. Вот такой "питьевой режим".
  
   Вспомнил врача Кабулова, с которым сегодня ездил. Еще "свеженький", в этом году окончил Карагандинский мединститут.
   - Поехал бы на работу в любую область Казахстана, только не в нашу.
   - А чем тебе Кзыл-Ординская область не нравится?
   - Я же сам отсюда. Из Казалинска. Знаю, что это такое.
   Плохо слышит. Как будет работать? По причине тугоухости какая-то печаль отрешенности на лице. Недостаток звукового раздражителя, видимо, дает себя знать. Но вообще, улыбчивый парень и добросовестный. Пока мы были на полевом стане, побежал в медпункт писать предписание фельдшеру. Мы к директору совхоза с визитом. А Космурза в это время "прошелся" по столовой и тут же претензии предъявил директору. Тот вызвал зав.столовой, довел ее до слёз. Но на другой день в столовой и мух не было, и порядок навела...
  
   И был вечер, и было утро. И много дней...
  
   11 сентября 1977 г. Воскресенье. Почти неделю ничего не записывал. Не было времени и сил. Теперь жалею. Я всё еще в Казалинском районе. Брюшняк и этот паратиф "давят". В райСЭС сегодня дежурят. Я пришел к 8.30. С Берденовым, главным врачом райсанэпидстанции, сверяли списки больных гепатитом и брюшным тифом. Оформляли другую документацию, благо день выходной и потому менее загруженный текущими делами. Оценили общую ситуацию, наметили, что будем делать на следующей неделе. В три часа ушел в гостиницу. Хватит, тоже имею право на отдых.
  
   13 сентября. Пришел в райСЭС в 7-30 утра. Уточнил сведения о поступлении больных за вчерашний день и составил сводку. Всего по району уже 115 больных, из них брюшным тифом 64 и паратифом В - 51 (подтверждено гемокультурой 49 и серологически - двое). За вчерашний день поступило шесть больных. Ситуация еще остаётся напряженной. В 8 утра позвонил в Кзыл-Орду моему главному врачу Д. М. Шеку, доложил сводку.
  
   Через полчаса с Берденовым и Бисеновым Амангельды мы уехали в районную больницу. Тут же убедились, насколько бесталанной была некоторая боевая техника армии, которая "всех сильней". Для дезинфекции в очагах из Кзыл-Орды в Новоказалинск своим ходом пригнали автодезкамеру на шасси ГАЗ-63, армейский грузовой вездеход. Камера делалась в расчете на военные нужды, потому она на вездеходе. Пока за день да
   по нашим дорогам дотащилась до нас, котел "отлетел". Дверь кабины для дезинфекторов перестала закрываться. И, знаю, во всех районах их чаще всего использовали как транспорт. Наших дорог не выдерживали. На шасси стояли две тяжелые камеры, и при тряске они попросту ломали несущую раму. Умельцы одну камеру снимали. Этим
   машину спасали...
  
   В больнице я провел инструктаж медсестер. Все они участвуют в подворных обходах для раннего выявления больных и наблюдения за очагами. Им, конечно, трудно, и работать, и еще один-два раза в день по своему участку дома обходить. Но выхода нет. Всё еще многие больные поступают в поздние сроки, или даже с осложнениями. Боятся люди больницы, что тут поделаешь...
  
   В 10 утра приехали в райисполком, зашли к зампреду, он же председатель ЧПК
   (Чрезвычайной противоэпидемической комиссии) Досжанову. Принял вежливо, усадил, спросил, не торопимся ли мы. И повел разговор... с директором школы, потом позвонил директору технической школы, вызвал других директоров. Для него сейчас важнее рисоуборка, речь идет о мобилизации учеников на рисовые поля и зернотоки. Там тоже аврал...
  
   Наконец повернулся к нам. Доложили о ситуации. Были вопросы по противочумной станции, решили. Подписал решение райЧПК о выделении фонда бензина для наших машин, об оплате внеурочной работы привлеченных медсестер, утвердил состав медицинского штаба райЧПК. Незаметно тут два часа просидели.
  
   В час за мной приехал шофер райбольницы, отправились с ним опять в уже "родной" совхоз "Энгельс". Совхоз "горит", надо посмотреть, что там и как. С собой я опять взял Космурзу, буду учить на ходу. Эпидемиологом становятся не на институтских лекциях,
   а на вспышках.
  
   В участковой больнице совхоза застали только командированную сюда на помощь врача Айслу Тлекешеву. Документацию завела, все температурящие больные на учете. Уже хорошо, значит, не потеряет их из виду. Показала мне больную Рах-ту, болеет 5-й день, температура в средних пределах, на уровне 38-ми градусов. Вводят пенициллин, но почему-то в первые дни только два раза в сутки. Так с пневмонией не справиться. Пока температура держится. В легких обильные сухие хрипы. За тиф-паратиф симптомов нет. Врач переживает: а вдруг это тиф? Да, сомнения полезны, но в данном случае оставляем диагноз пневмонии.
  
   Но проблема в другом. Местные медсестры проходят по домам, при обходах сегодня выявили утром 6 человек с повышенной температурой, а вчера утром - 4-х и вечером 12. Никакого стационара не хватит, чтобы их всех для наблюдения госпитализировать. Сидим, разбираемся с доктором. Со многими больше паники, чем дела, на второй-третий день всё в норме. С учета снимаем.
  
   Советую, максимум три дня наблюдать здесь, затем уже направлять в город. В
   совхозной больнице устроили изолятор, "сомнительных" и тяжелых забирают сюда для наблюдения.
  
   Вредные попались врачи...
  
   Говорю Космурзе, - поедем смотреть, что директор совхоза сделал? - На лице улыбка: то ли не расслышал, то ли заранее знает, что там увидим.
  
   Да, командирский голос директора что-то пробил. Скважину "облагородили". Прорыли канаву и болотную лужу спустили. Само болото уже бульдозер землей засыпал и даже гравием посыпали, совсем культурно. Сделали стояк, на него подняли шланг. Чтобы водовозы сверху заправлялись, а не ловили шланг на земле, в луже...
  
   Но... Вредные попались врачи. Полдела за дело не приняли. Начинаю загибать пальцы, одной руки мало. Ограждение не сделали, скот все равно к скважине лезет, тоже пить хочет. Бетонное кольцо вокруг трубы сделали, но краны "не держат", и вновь вода натекает. При нас шофер водовоза набрал воды, а шланг просто на землю бросил. Почему? Стояк не закреплен, ходуном ходит, кран сорвало, вода течет вокруг. Значит, скоро опять болото будет. Шланг надо закрепить, чтобы он в воздухе над цистерной висел. Элементарно, кажется. А до местных строителей не доходит, или им всё "абы как"?
  
   Мой Космурза возмущается. Успокаиваю - с первого раза в нашей области ничего не делается. "Мудрые не спешат"...
   - Будешь по сто раз бегать и говорить, пока чего-то добьешься. Не потому, что руководители и специалисты на местах плохие, просто привыкли так. Даже им простую вещь, кажется, совсем понятную, почему надо, пока всех до ума не доведешь, не выполнят. Тебе в институте говорили о научных методах ликвидации инфекционных болезней. Тут - будни, проза, разговоры, штрафы... И нервотрепка для тебя. - Слушает молча. Внутри, чувствую, кипит гневом праведным.
   - Космурза, ты же в этих местах родился и вырос, лучше меня знаешь местные порядки...
   Улыбается мой юный эпидемиолог. Понимает, о чем говорю. Разворачиваемся и уезжаем на центральный ток, там штаб, возможно, и директора застанем.
   На току шум, пыль, работают веялки. Самосвалы везут рис с полей. Работают ребята из Казалинского СПТУ (сельское техническое училище), их человек 25. Тут же и школьники, тоже помогают. У всех лица завязаны, ибо пыль и мелкая солома тут же нос и рот забивают. Одним словом, работа у веялок та еще "радость"...
  
   Зашли мы в штаб. Счастье: питьевой бачок поставили. Для нас, что ли? Совсем не оборудован. Стоит общая кружка. В бачке - сырая вода. Мы тут же зав.током
   предписание сочинили, а он ничего и слушать не хочет.
   - Мой дело машины, сдать рис государству, а не люди.
   - Но ведь ваши люди болеют!
   - Есть доктор, он знает, люди болеют, не мой дело.
   Тут же, на столе под стеклом, лежит наше прошлое предписание по питьевому режиму с визой директора этому начальнику тока: "Искакову, исполнить до 10-го сентября". Мы приехали тринадцатого...
   - Ну как, Космурза, видел визу на твоем предписании?
   Опять улыбается. А куда ему деваться.
  
   Здесь, на местной кухне, готовят пищу централизованно и развозят по всем полевым станам, кормят рабочих, школьников, учеников СПТУ. Санитарное же состояние как в каменном веке. Бачки для пищи последний раз мыли, думаю, в прошлом году. Соды и дезсредств нет. Проще сказать, вообще ничего нет. В роли повара привлеченная домохозяйка. Вот такие "пироги".
  
   На току мы встретили рабочкома (председателя профсоюза рабочих совхоза) и даже уполномоченного милиции. Следят за порядком. Мы их просветили об увиденном, о причинах, почему в совхозе так много инфекционных больных. Они понятливо покивали головами, да, мол, плохо, совсем о здоровье людей не думают... И пошли по своим делам. Интересно, какие еще дела могут быть у председателя профсоюза совхоза, если не о здоровье и удобствах людей беспокоиться? Уже в седьмом часу вечера уехал из совхоза. Космурза остался, надеется попозже увидеться с директором.
  
   По дороге встретился с заведующим совхозной больницей. Был он в райцентре.
   - Амангельды, привет. Какие новости привез оттуда?
   - С главным врачом района звонили в областной отдел здравоохранения. Они обещали выделить дополнительно деньги. Мне Жумагулов сказал, в райцентре и городе больницы уже забиты больными сверх пределов. Решили нашу совхозную больницу временно перепрофилировать под инфекционный изолятор.
   - И почему радость на лице?
   - Получил 50 термометров, шприцы, должны приехать врачи-интерны, их пошлем на полевые станы, а медсестер смогу вернуть на участки. По эпидфонду им доплату обещали.
   Как иногда мало нужно человеку для счастья...
  
   14 сентября. Почему-то хочется спать, всего одиннадцатый час вечера, а завтра опять рано вставать. Но решил всё же описать "историю" прошедшего дня, иначе опять забуду. "Великих" дел как-будто нет, всё беготня, писанина, но это и есть проза борьбы в условиях серьезной вспышки сразу двух инфекций.
   Утром Берденов ушел на планерку в райбольницу. Я - на телефоне, дозвонился с трудом до Кзыл-Орды, передал сводку за вчерашний день, доложил ситуацию главному врачу. Больных уже 122 человека. Вчера поступило 8 больных, по одному из Казалинска
   и Новоказалинска, и шестеро из совхоза "Энгельс".
  
   Помощник санврача Бисенов Молдабай сдал мне докладную о рейде по колодцам и очистке дворов в Казалинске. Дело пошло, но тоже с большим скрипом. Надо разбираться, будем готовить материал в райисполком. Дал задание нашему эпидемиологу из облСЭС Бисенову Амангельды навести порядок с мерами по выписанным больным и среди контактных лиц (эпидкарты, очаги).
  
   Помсанврача по школьной гигиене Жумагалиевой Багдат, инструктору по санпросвету и помощнице врача-паразитолога Сыргаш поручил сегодня провести повторный рейд по школам и представить протоколы по выявленным недостаткам. В некоторых школах изготовили "фонтанчики", причем, голова не знала, что делают руки тех "мастеров". "Фонтанчики" эти на деле просто припаянные к баку изогнутые трубки, которые школьники берут в рот даже просто из интереса "пососать" воду. Еще хуже ситуация, чем была без этих горе-изделий. Только удивляет бездумье, безголовье и апатия местных руководителей, хотя знают об эпидемии, которую мы вежливо называем "вспышкой". И говорим мы много о гигиене. Нет, ничего их не колышет.
  
   В 12 часов зашел в баклабораторию. Хотели сделать баканализ воды, однако оказалось, нет дистиллированной воды. Главный врач обещал привезти из аптеки, но до сих пор ни воды, ни главврача. Вчера мыслей не было, что надо будет на сегодня?
  
   Санитарный врач райСЭС Омарова едет в совхоз имени 22-го партсъезда. Уже и оттуда поступили двое больных. Кроме того, обследует там состояние питьевого режима. Приехал Унгар Бекетаев, главный врач городской больницы. Сверяет списки больных. Обсуждаем ситуацию. Распутать клубок, кто, как и где мог заразиться. "Хитрая" задача... Унгар смеется, - скоро следователями станем.
   - Так эпидемиологи и есть следователи, и еще пожарные, и - воспитатели...
  
   Вышедшую из строя автодезкамеру отправляем обратно в Кзыл-Орду, толку от нее ни на грош. Повеселевший водитель Игорь Лим поехал заправляться. Можно позавидовать ему, сегодня будет дома...
  
   15 сентября. С раннего утра та же работа, сверить и передать в Кзыл-Орду сводку. Пока ничем порадовать начальство и самих себя не можем. Всего в районе уже 126 больных, из них брюшным тифом 70, паратифом В - 56, да еще гепатитом 16. Вчера поступило четверо больных. Разговаривал я с заместителем главврача облСЭС Амангельды Абдибаевым. Он попросил уточнить, почему мы и районная больница передаем разные цифры числа заболевших. Объяснил. Попросил также прислать информацию о проделанной работе. Хорошо, подготовим бумагу.
  
   Заодно от него узнал новость: главный врач Д. Шек с комиссией из Алма-Аты выехал
   в соседний с нами Кармакчинский район. Он тоже "горит", там "сидит" наша зав. эпид.отделом Брот Августина Генриховна. Видимо, приедут и к нам. Реальной помощи от них ждать не приходится, комиссия есть комиссия. Нет, я не переживаю сильно, делаем мы, кажется, всё, что можно в этих условиях, ну, а на "отдельные" недостатки, конечно, обратим внимание, даже серьезное внимание.
   "Пусть меня научат"...
  
   К 9-ти утра отправился к зам. пред.райисполкома Досжанову. Принял вежливо, подписал решение райЧПК по совхозу "Энгельс" (по материалам нашей проверки).
  
   Пришли трое работников районного убойного пункта. Жалуются. Их обидели, оштрафовали за санитарные нарушения. Недовольны, шум, крик, спор. Ничего. Как пришли, так и уйдут. Я ихним мясом не питаюсь, так что рычагов "воздействия" на меня нет.
   Омарова по итогам вчерашней поездки в совхоз рвёт и мечет.
   - Больше не поеду туда, пусть горят синим пламенем, не слушают и ничего не хотят делать. А там сплошные безобразия...
  
   Успокаиваю ее, садись, говорю, пиши справку по совхозу и готовь докладную в райком партии и райисполком. Пулемета у нас нет, чтобы их там всех пострелять, значит, строчи авторучкой. Готовь постановления на штрафы, я подпишу от имени облсанэпидстанции (мы имеем право максимально штрафовать на 20 рублей, а райСЭС - на десять). Может договорюсь с Досжановым, и от имени райЧПК оштрафуем на сто рублей. Это уже ощутимо. Не для кармана, хотя деньги всегда жалко. Главное, штраф воспринимают, как позор. Потому, прибегают в райСЭС и скандалят. А других и "позором" не прошибешь. Таких большинство.
  
   В суматохе незаметно пробежал день. Рабочий день окончен. Нет, поспешил. Берденов предложил к 9-ти вечера поехать с ним на базу "Заготзерно", там ныне ежевечерне заседает районный штаб по рисоуборке. Все руководители там, райком партии, райисполком, вот где можно хоть что-то пробить, во всяком случае, сказать вслух о ситуации. Ничего не сделают, но хоть услышат.
  
   Приехали я, Берденов и главный врач райбольницы Ф. Жумагулов. Народу не менее
   50-ти человек, все службы района. Начали где-то часов в 10. Вел заседание Первый секретарь райкома партии, он здесь бог и царь. Понятно, первые два часа говорили только о рисоуборке. Около полуночи секретарь заговорил о санитарных нарушениях (мы ему посылаем регулярно сводки по ситуации). Ругнул директоров школ, поднял Жумагулова. Зам. предисполкома Досжанов хотел мне дать слово, но лучше, конечно, что об этом сказал сам Первый. Через полчаса мы с Берденовым молча сбежали.
  
   16 сентября. Сводка не радует. Новых больных поступило вчера четверо. Итог: 129 больных. Одного выписали с измененным диагнозом. Утреннюю планерку в райСЭС проводил в основном я, никого не забыл, задания всем достались. А в остальном уже и повторяться не хочется. Да, недостатками, конечно, возмущаемся. Но реально ведь хозяйственникам тоже проблем хватает. Те же фонтанчики к питьевым бакам сделать - нет такой мастерской, сами кустарно что-то варганят, кто лучше, кто хуже. А ведь это проблема не десятка школ, а всей области. Сразу ответ: нужны "фонды", нужны деньги, нужны... Ох уж эта мне плановая экономика...
  
   17 сентября 1977 г. Уже опять суббота. Кто придумал этот блатной припев "В субботу не пойду на работу"? Коллектив райсанэпидстанции на месте, домой ушли в половине шестого. Я с Берденовым и Бисеновым только в шесть. Утром провели планерку, потратили час на отчеты за вчерашний день. Раскачиваю ребят, не привыкли к такому режиму: каждый день задания и каждый день отчитываться. Значит, надо "вертеться"...
  
   Я уже писал, как врач Омарова возмущалась санитарным состоянием совхоза "22-й партсъезд". Самое интересное для меня - названия совхозов "громкие", а отношение к делу плёвое. Пытаюсь провести аналогию с рисоуборкой. Кажется, если их всех послушать, ничего важнее на свете нет. Рис это Всему голова. Если так, почему каждый вечер - многочасовые "штабы", разборки, разносы. Почему на всех зернотоках сидят представители-погоняльщики? Значит, общая тенденция такова, что никому не хочется "выкладываться", живут не спеша, даже работают не спеша, всё равно будет утро и будет вечер... Работают не на себя, на государство, отсюда и заинтересованность "из под
   палки". Что уж нам, врачам, обижаться?
  
   Советская эпоха через акт санитарного врача...
  
   Вот что написала заведующая санитарным отделом Казалинской районной санэпидстанции Мухарам Омарова в акте от 14 сентября 1977 г. по совхозу имени 22-го партсъезда (привожу в сокращении):
  
   "Центральный зерноток. Работают приезжие из Аральска ученики ГПТУ-68 (50 чел). Живут в 4-х юртах по 16-17 человек. Одна юрта провалена и покрыта сверху досками (находится в аварийном состоянии), темно, душно, половина ребят спит на полу, нет кошмы или матрацев и подушек. Кухня и столовая под навесом, не оборудованы, посуды не хватает. Моют ее без дезинфекционных и моющих средств, в одном тазике. Готовят только одно блюдо. Нет цистерны и емкости для хранения питьевой воды. Всего тут три умывальника, три фляги, один титан. Нет питьевых бачков, пьют сырую воду из фляг. Нет душевой, кладовки для продуктов. Повара - тоже из учеников, без халатов и без медосмотра.
  
   Полевой стан (участок "Мырзабек"), бригады N 3 и 4. Здесь 300 учеников школы
   N 420, из школы участка Баскара - 65 чел., из школы участка Кумжиек - 65 чел и механизаторы - 27. Живут в 17-ти юртах и типовом общежитии. Ученики спят на полу, постели свои. У механизаторов есть койки. Юрты не проветриваются, в них грязно. Посуды, котлов не хватает. Нет положенных трех тазиков для мытья посуды. Моющих и дезинфекционных средств нет. Повара из учеников, без медосмотра и халатов.
  
   Готовят только одно блюдо из-за нехватки котлов. Пища однообразная. Нет кладовой для продуктов. Воду привозят из скважины, хранят в двух цистернах, их не мыли и не дезинфицировали перед началом эксплоатации. Крышки цистерн не закрываются, краны протекают. Ученики прямо на моих глазах набирали воду из цистерны разными ведрами
   и даже умывальниками. Титаны есть, но кипятят воду только к обеду для чая. Питьевые баки используют для... засолки и мытья мяса и сбора отходов. Воду пьют сырую из цистерны, ее же доставляют на поле.
  
   Участок Шенгельды (бригады N 1 и 2). Здесь 200 учеников из школы N 420, и
   75 из школы N 419, из местной школы N 190 - 75 учеников и столько же из ГПТУ Новоказалинска. Установлены 2 цистерны для питьевой воды, крышки не закрыты, нет краников. В питьевых баках сырая вода. На поле воду не доставляют. На кухне моющих средств нет. Посуду моют в одном тазике ради экономии воды. Банных дней нет".
  
   Каюсь, не стал здесь переписывать дальше, ибо всё примерно в таких же безобразиях, как и в других местах совхоза. Дальше из акта: "Совхозный центр: здесь две скважины. Предписание райсанэпидстанции не выполнено. Скважины не огорожены, заболоченности не ликвидированы, не благоустроены. Забор воды ведут внутри охранной зоны, не выведена удлиненная труба и не определено место для забора воды автоводовозом. Шофер водовоза медосмотр не прошел, нет паспорта на машину. Директора совхоза Жусупкулова штрафовали еще в июле, но штраф не уплачен!"
  
   Самое интересное, ведь рисоуборку вели не первый год, можно было бы и полевые станы оборудовать, и все бытовые вопросы решить. Но не было никакого желания у начальства всех уровней что-то решать для "тружеников полей", как любили заявлять они громогласно. В обкоме партии и облисполкоме разве не знали о всех этих преступных безобразиях? Хотя бы одного директора совхоза сняли с работы, уверен, по цепи до всех бы дошло. Нет, говорить о людях все умели, что-то делать толком никто не хотел...
  
   Акт Омаровой - типичный "кирпичик" из мозаики "портрета" советской эпохи словесной шумихи и глубоко наплевательского отношения к людям... Но зато для начальства всех уровней "козлами отпущения" всегда были именно санитарные врачи, мол, плохо работали и "допускали безобразия".
  
   Еще один "фронт" - школы
  
   Вот еще один "фронт": школы. Мы никогда не требовали сверхестественное, что было бы "не по карману". Читаю акты тех лет, и странное чувство одолевает, ведь требования наши фактически были "копеечными". Все школы в те годы были старых проектов, когда никто ни о какой цивилизации не думал: не было в них ни водопроводов, ни типовых столовых с набором необходимого инвентаря. Туалеты надворные ужасного "дизайна" были "украшением" любого школьного двора.
  
   Но в то же время в этих допотопных школах учились тысячи и тысячи детей, их постоянно "трясли" вспышки кишечных инфекций. И всё воспринималось спокойно. Согласен, денег не хватало. Не хватало, потому что половина бюджета страны уходила на военные цели. А остальная часть - на "помощь" "коммунистам" и борцам за "народную свободу" всех стран, от северного до южного полюсов...
  
   Опять меня занесло в "критиканство". Врачи-гигиенисты, работники санэпидслужбы, нередко слышали это слово в свой адрес. Работа была такая у нас, критиковать и упорно добиваться улучшения во всех сферах, где речь шла об охране здоровья людей. Вот только рычагов реального воздействия у нас почти не было.
  
   Помню, как однажды наш главный врач облСЭС Дмитрий Шек на заседании бюро обкома партии решил "поднять" один из вопросов улучшения санитарного состояния. На этом форуме главарей партии местного розлива на него же Первый секретарь обрушился: критиковать вы мастер, доложите лучше, что вы сделали сами по этому вопросу! Как будто ему было невдомек, что врач только и может, что анализировать ("критиковать" на партийном лексиконе) ситуацию, да еще рекомендовать и просить.
  
   Подобная грустная и совсем даже не смешная ситуация и со мной произошла, когда я работал в районе. На заседании райисполкома слушали о работе райпотребсоюза. Я попросил слова и "вылез" с критикой: там ухитрились на базе сгноить несколько тонн мяса. Тут же все на меня переключились, я оказался у них виноват. Ибо не проследил, не подсказал, не потребовал, и вообще проявил себя бездельником, которого только из-за молодости лет не отдали под суд. Настолько они все воспылали праведным гневом, что "забыли", это же мы акты и докладные писали, и здесь я этот вопрос поднял, не они.
  
   Конечно, зав.базой или председатель райпотребсоюза до меня понятия не имели, что мясо, например, надо хранить в холодильнике. Зато, под маской тех списанных сгнивших тонн, сколько хорошего мяса ушло всем им? Идиот на идиоте сидел, но все они были "наверху". А я по-мальчишески вздумал в эту банду влезть. Думаю, на меня сейчас многие обидятся из тех, что творили в те времена всё, что хотели. Да, задним числом легко ругаться... Вот и ругаюсь...
  
   Вернусь к казалинским школам. Мне период вспышки "букета" кишечных инфекций (брюшной тиф, паратиф, вирусный гепатит) не остался хорошими впечатлениями и воспоминаниями. Тогда неделями я должен был сидеть в районах. Что-то пробивать. Бороться. Потому буду писать. Не знаю уже, лучше ли сейчас отношение хозяйственников к проблемам охраны здоровья населения. Но то, что помню, и о чем еще и некоторые дневниковые записи остались, должен "вынести" на свет божий. Так было, в этом мы "жили".
  
   Передо мной два акта итогов рейда по школам района (сентябрь 1977 года):
   Во время рейдов охватили 17 школ, в том числе в совхозе "Энгельс". Везде почти одни и те же нарушения. Питьевые бачки отсутствуют. Если же они и были установлены, то без фонтанчиков, вместо которых чаще всего можно было увидеть металлическую кружку. Воду брали из шахтных колодцев, но бачки не очищали и не дезинфицировали. В буфетах нескольких школ оказалось всего по десятку стаканов. Ну и так далее. Акты большие, детальные по каждой школе, но почти как бы под одну копирку. Лаборанты брали периодически воду на анализ, но от этого она не становилась безопасней.
  
   ...Дальше записей в моем дневнике нет. Есть только приписка от 26 сентября: "Вновь выехал в Казалинский район". Когда-то на афишах цирка можно было увидеть анонс "Борьба: вчера, сегодня и всегда"... И у нас - "как всегда"...
  
   Суббота. Сижу в "родном" Новоказалинске
  
   1 октября 1977 г., суббота. Я, кажется, прописался в Казалинском районе, сижу вновь здесь уже неделю. Звонил главный врач из Кзыл-Орды, попросил остаться еще до понедельника-вторника и дождаться приезда мне на смену Августины Брот.
  
   Сегодня с Космурзой Кабуловым составляли донесение по совхозу "Энгельс". Сверяли фишки на каждого больного, а их здесь набралось более сотни. За весь день сделали половину работы, а еще осталось составить донесения по Казалинску и Новоказалинску. Эти донесения, как итог описания вспышки и проведенных мероприятий, пойдут "наверх". Поэтому работа дотошная и всё же интересная. Где-то эти материалы обобщат с другими, будут писать статьи, диссертации. Нам не жалко, самим писать статьи некогда...
  
   Вчера звонила А. Г. Брот, просила разобраться: в Аксай Алма-Атинской области, в лечебный санаторий поступил ребенок с диагнозом полиомиелита. Он с участка железнодорожного ведомства в Новоказалинске. Я связался с Капизой Берденовой, эпидемиологом ведомственной СЭС.
  
   Ребенок Р-н, рождения 26 июня 1976 года. Прививку АКДС против коклюша, дифтерии и столбняка получил 29 августа 1977-го. Через 2 дня у него повысилась температура тела, в ягодичной области на месте инъекции образовался инфильтрат, после чего не стал ходить, левую ногу волочит. Невропатолог выставил диагноз "очаговый левосторонний миелит, монопарез поствакцинальный". Ребенок был направлен в Алма-Ату. Прививку против полиомиелита получил в 1976 и 1977 годах. Ранее ребенок болел экссудативным диатезом. Больше ничего я здесь выяснить не смог. Случай, конечно, тяжелый и не совсем понятный. Причина пареза полиомиелит (?) или поствакцинальное осложнение (?).
  
   Звонил главный врач райбольницы Жумагулов Ф. с вопросом. В больницу оступила женщина 71 года. Оперировали, исход летальный. Диагноз: перфорация кишечника, кишечное кровотечение (брюшнотифозной этиологии?). Болела дома, лабораторного исследования не было. Оставить диагноз брюшного тифа или нет?
   Плохо, когда над врачами довлеет груз официальной статистики.
  
   Открываем больницу в совхозе "Кызылкум". 1977 год.
  
   В районе, на левобережье Сыр-Дарьи, в зоне песков построили новый совхоз на участке Каукей, назвали его "Кызылкумский". Недавно там тоже появились больные инфекционным гепатитом (вирусным гепатитом А). В прошедшую среду я и Суйеубаев Ж., зам.глав.врача райбольницы, вылетели туда самолетом. Нам лету 20-25 минут, а машиной преодолеть 90 км до совхоза понадобилось бы часа три езды. Своим ходом туда выехала автодезкамера с районным дезинфектором, помощником эпидемиолога Жалгасом Бижановым и педиатром Ураком.
   Участковая больница выстроена новая, но без души и всякого соображения. Да это вовсе оказалась и не больница. Совхоз поставил сборный щитовой дом как общежитие. В здании 29 комнат, все на 2-3 койки. Официально никто здание не принимал, а медики взяли по принципу "дареному коню в зубы не смотрят". Да, но в данном случае, у "коня" вообще никаких "зубов" не оказалось, так что и смотреть было не на что. Тем не менее, еще 1-го сентября был подписан приказ об открытии здесь больницы. Вот нас и попросили ее реально открыть.
  
   С радостным чувством первооткрывателей переступили порог. Да... Чувства, конечно, появились, и даже слова набежали сами собой, только вот в статью их вставлять нельзя. Окна не закрываются, рассохлись начисто. Полы страшноватые. Кухня вообще ни в какие рамки не лезет. Размер два на три метра, пол земляной, дверь на улицу, плиты нет, электричество к больнице вообще не подведено, про оборудование и говорить нечего, а что за кухня без печи кухонной? Окошко маленькое. Нет даже холодильника. С водоснабжением ничего не решено. В общем, стены, и только. Вот про надворный туалет не забыли, прямо напротив входной двери влепили. Красота! Тут только больных дизентерией ложить...
  
   Прошли здание внутри и снаружи, записали все первые, неотложные дела по приданию хоть какого-то вида медицинского учреждения. Поняли, нет времени на возмущения, надо браться за дело, другими словами, идти и выбивать нужное.
  
   Тем более приехал и назначенный зав.больницей врач Жумахметов Канабек. Его семья еще осталась в старом поселке совхоза, там сейчас ферма N 3. Совхоз овцеводческий. Бывший здесь ранее зав.медпунктом фельдшер Таукелов Жалгас и медсестра, его жена, теперь зачислены в штат больницы. Да, уже приняли завхоза, вместо которого мы тут стали заниматься хозяйством, да четыре санитарки. Это для трудоустройства местных кадров. Медсестер пока нет.
  
   С Суйеубаевым мы отправились к советской власти. Ее представлял здесь Ибраимов Коблан, председатель аулсовета (аульный Совет депутатов трудящихся). Полноватый товарищ невысокого роста, потому разговаривать с нами с высоты своего положения ему все же не пришлось.
  
   Спасибо, вошел в положение. В тот же день прислал подушки, нашел электрика и провели свет в здание. А мы по рации связались с больницей и слёзно попросили, помимо прочего, прислать два-три десятка электролампочек. Почему не два ящика? Дефицит. А совхозные умельцы соорудили плиту. Прислали трактор "Беларусь", он выкопал помойную яму.
   На этом наши хождения не закончились. Я написал предписание директору совхоза
   К. Саркулову, отправились к нему. Он на наши предложения не возражал, со всем согласился. Вызвал заместителя, главного инженера, прораба и десятника, прочитал им наше предписание и дал задание всё сделать за два-три дня. Дабы показать, "кто в доме хозяин", всем своим "командирам производства" врезал, ругал, говорил резко. Правда, "команда" его не трепетала, не бледнела и не краснела. Кивали головой, говорили "махл" (ладно).
   А я сидел и думал, неужели в наш адрес ничего не скажет? Да, в какой-то ясный момент у него всё же прорвалось:
   - Cтроим, сделали пекарню, почту, больницу и другие объекты, а когда нужна помощь совхозу - людей не дают, все, говорят, болеют, "мы не подчиняемся совхозу", а совхоз им - давай, как будто совхоз бездонная бочка.
  
   Вступать в пререкания с ним не стали. Пусть жалуется в райком, исполком, пусть пишет о своих обидах в Алма-Ату, Москву. Его проблемы. Нам от него одно только нужно - пусть доведет до ума больницу.
  
   Интересная всё же психология: если ты хозяин совхоза, так делай и строй как хозяин, а не на тяп-ляп. Строит он же для своего совхоза, для своих людей. Причем тут "бездонная бочка"? Наляпал нечто неудобоваримое и пытается это выдать за свой подвиг, не постеснялся заявить, что построил больницу.
  
   Выпустил директор "пар", перешел на нормальный язык. Обещал на следующий год построить кухню и аптеку. А сейчас проведут постоянное электричество, дооборудуют и сделают всё, что можно своими силами.
  
   Cерьезный разговор с директором у нас состоялся по поводу скважин. Здесь, в окружении песков, они единственный источник питьевой воды, и степень их благоустройства имеет принципиальное значение. Скважин в совхозе пять, все пробурены, но на этом всё и закончилось. Вода изливается беспрерывно, вокруг болото. Тут и машины, и люди, и скот. Шланг для заправки автоводовоза просто валяется на
   земле или в той же луже. Все условия для загрязнения скважины, и для возможного распространения кишечных инфекций. Как по трафарету. Одни и те же недостатки. Одна и та же политика - слова... Проектировщики скважин не могли не предусмотреть обязательного благоустройства. Но бурильщикам это было "до фени". Похоже, руководству районов и совхозов - тоже...
  
   Гепатит в совхозе "Кызылкумский"
  
   Напомню, мы всё же приехали не больницу открывать, а в связи с несколькими случаями заболеваний людей гепатитом. Пока суть да дело, выявили еще трех больных с подозрением на гепатит. Из них одна взрослая. Болеет неделю, печень не увеличена. Осмотрели, расспросили. По жалобам и данным осмотра, я поставил ей диагноз энтероколита. Местный врач решил, от греха подальше, все же оставить пока диагноз гепатита, сослался на слова больной, что "моча была красной". Из двоих больных детей только у одного явные симптомы желтухи.
  
   Пришлось срочно открывать "полевой госпиталь", вернее, придать какой-то жилой вид двум-трем палатам и положить туда больных. С санитарками провел инструктаж, поручил дезинфектору научить их азам дезинфекции и режима.
  
   В первый же день нашего прилёта мы обошли с Бижановым все дома участка поселка, откуда поступили больные. Здесь примерно 30 домов. Рядом, возле бани, скважина, воду носят... ведрами. В баню - ведрами?
  
   Интересно, что в двух домах, где хозяева сделали цементированные емкости или колодцы для хранения воды (заказывают водовоз), как раз и были выявлены двое больных гепатитом. Соседи у них воду не берут. Но проверить качество воды нет возможности. Вода здесь хранится минимум неделю и новая порция заливается сюда же, смешиваясь с остатками. Эту емкость не моют и не дезинфицируют.
  
   Объяснили хозяевам, что надо эти емкости высушить и хотя бы несколько дней подержать в сухом состоянии, дабы "зараза" там погибла. Согласились, но будут ли делать, сомневаюсь. Воду же больше негде хранить, а привозят её раз в неделю.
  
   Смотрел, как люди воду у скважины набирают. Кино. Подошла старушка, сама в лужу не полезла, попросила какую-то девочку. Та взяла коромысло, сполоснула ведра и вылила тут же в лужу. Пока набирала воду из скважины (из трубы) в одно ведро, вторым нечаянно зачерпнула воду из лужи. И туда же набрала чистой воды. В этом рукотворном озере дети и собаки. Жарко, всем приятно сполоснуться.
  
   Ходили мы по участку часа два с половиной. Всё пытался уяснить, как и где заразились больные, что поступили в районную больницу. В начале августа в одном из домов (там заболело 4 человека) на этом участке был "той" (праздничный пир). Первой заболела
   А-ва, она помогала готовить пищу для того сборища. В июле у соседей болели двое. Возможно, бытовая вспышка?
  
   Остановились мы в доме заведующего пекарней. Хозяин - весёлый человек. Был в армии на фронте, попал в плен, сидел 13 лет за то, что очутился в армии Власова, оттуда, из Туркестанского легиона, смог бежать и воевал в партизанском отряде. Жили мы в его юрте. Хозяин с достатком, юрта богатая, внутри тканные белые ленты с разноцветными узорами, висят кисти-украшения. Видимо, пекарня кое-что на жизнь давала...
  
   На 3-й день, в пятницу, прибыл самолет и мы вернулись в Новоказалинск. А вечером, в понедельник, 3 октября 1977 года, я уехал домой.
  
   Страсти по гепатиту. Новоказалинск, ноябрь 1977-го.
  
   ...Звонок нашему главному врачу из Новоказалинска. Звонит командированный сюда санитарный врач республиканской санэпидстанции Барабан Петр Данилович. Обижен: он там по какой-то причине остался один, нет никого из областной санэпидстанции. Просит помощь, не может там справиться. Кто на подхвате? Да, конечно, я. Главврач Шек позвонил. Попросил зайти.
   - Давид, тебе Казалинский район уже как родной. Всё и всех знаешь. Там сидит врач из Алма-Аты, что-то у него с местной властью не ладится. Поезжай, разберись в ситуации. На тебя надежда.
   Итак, сегодня, 26 октября 1977 года, я вновь в поезде. Командировка на десять дней. Причина - рост гепатита. Задание: остановить. Будто я маг какой-то.
  
   Скорым поездом N 5 (Ташкент - Москва) прибыл в три часа дня. Не успел я появиться в райсанэпидстанции, больной вопрос сразу ко мне в "объятия": много больных, мест нет, госпитализировать некуда. Так и думается - махну посохом и места появятся? Местных, видимо, не очень власти слушают, а доктор Барабан, санитарный врач, к вспышкам не приученный, вот и растерялся.
  
   Сразу же поехали смотреть 5-этажное здание железнодорожной технической школы. Работники больницы и санэпидстанции присмотрели его, здесь вполне можно развернуть 200-300 коек. Но как к нему подступиться? Железная дорога во времена СССР была государством в государстве. Когда мы посмотрели, оказалось, что вода только на первых двух этажах, внутренние туалеты закрыты. Ну и что? Другие "кандидаты" еще хуже. Да и разворачивать стационар на всех пяти этажах мы и не мыслим. Курсантов пока нет, здание пустует. Но скоро, в ноябре, они должны съехаться. Куда их тогда? Или куда "нас"?
  
   Пока мы действуем как партизаны. Посмотрели, решили, что ничего лучше не найдем, не выселять же райисполком из их здания (этот вариант точно бы не прошел). Написали справку на имя председателя райисполкома со всеми обоснованиями и предложениями.
   И пошли к нему. Но и он не властен над тем зданием и тем ведомством. Заколебался, предложил попробовать поискать другое помещение, которое бы районную советскую власть признавало.
  
   Нашли двухэтажное здание, нужен текущий ремонт. Оказалось, это тоже общежитие и опять же его хозяин - железная дорога. Тронуть их сердца слёзным разговором о больных не получается. У них свои больницы, свои санэпидстанции. А мы, "штатские", совсем даже не ихние... Обратился исполком в Управление Отделения железной дороги, оттуда пришла телеграмма - запретили.
  
   А тут еще ноябрьские праздники на носу, да еще какие - 60-летие Великого Октября! Значит, наш гепатит подождет. Начальство занялось политическими делами. Остальное всё - потом, потом...
  
   А пока суть да дело, с Барабаном пошли наводить санитарный порядок в районном центре. Больше всего претензий к ресторану. В райСЭС мне показали стопку из десятка предписаний в адрес директора общепита и разводят руками. В смысле, бессильны они перед кормильцем всего района. Я аккуратно выписал все претензии в один столбец, получился внушительный ряд. С этим мы и приступили.
  
   Да, нарушений в ресторане оказалось полно, и мелких, и крупных. Это не забегаловка где-то в далеком ауле, это ресторан в столице района. Даже за одно только плохое мытье посуды (а это банальный путь передачи гепатита и других кишечных инфекций) их бы там всех судить надо было.
   Прокурора местного эта проблема не интересовала. Написали мы предписание из 35-ти пунктов, вызвали зав. производством и предупредили, что с завтрашнего числа закрываем ресторан.
   Я же знаю "наших". Предложил утром, давай, Петр Данилович, прогуляемся туда. Всё было ожидаемо: ресторан работал, котлы кипели, старший повар с нами поздоровалась, спросила, как наше здоровье. Мы ее вчера предупредили, чтобы ничего не варила. Даже расписалась, что ознакомлена. Явно привыкла...
  
   Короче говоря, мы ресторан опечатали, опломбировали. Повар сразу к нам
   - А что я буду с пищей делать, варится ведь!
   - Мы вас вчера предупредили письменно, вручили лично, указали дату и час закрытия ресторана. Вы расписались.
   - Уй бай! Я не думала...
   - Видим, что не думали.
   Через час в санэпидстанции уже сидели председатель райпотребсоюза и сам директор общепита. Начали нас по-всякому уговаривать и убеждать. Всё же праздники великие на носу, будет районная партийная конференция, обедать им надо будет. Я в ответ им папку с актами и предписаниями, творчеством райСЭС. Коллекция за целый год. Сколько еще актов и предписаний нужно? Ушли, мы не сдались.
  
   Мой Петр Данилович что-то их немного даже жалеть начал.
   - Давид Ефимович, может, оштрафуем через эпидкомиссию. Действительно, у них партконференция. Политическое дело.
   - Петр Данилович, штраф даже через райисполком в сто рублей для них, как для тебя десять копеек. Не жалей, именно сейчас их и надо научить папу слушать...
  
   Говорю коллеге, идем на рынок, там большая столовая "Лагманная", в санэпидстанции тоже большая коллекция актов по этому объекту. Закрыли и там. Наказывать пищеторг, так наказывать. И кафе "Ветерок" тоже проверили и тут же закрыли. Буфет гостиницы на ремонте. Больше "пищевых" точек не осталось.
  
   Санитарная служба района, да и мы, не требовали что-то сверхстоличное, но чувство ответственности перед своими посетителями пищеторг должен нести или нет? Знаю, что мы их тогда хорошо научили, что такое гигиена и что санитарных врачей, если даже они просто районные врачи, уважать надо...
  
   Всё это сейчас пишу не ради какой-то похвальбы. Но грубейшие нарушения правил санитарных в местах общественного питания тоже помогали расти в районе и кишечным инфекциям, и тому же гепатиту. Конечно, ресторан закрыли, этим рост гепатита не остановили. Но не могли мы оставить без наказания плевательское отношение к требованиям местных санитарных врачей. Наказание нахального общепита перед лицом всей партийной общественности был как ход конем. И наш ход конем теперь долго будут помнить...
  
   1-го ноября, по нашей просьбе, было проведено расширенное заседание в райисполкоме. Собрали всех руководителей, заседали два часа. Разговор здесь шел достаточно серьезный, ведь все же знали о крупной вспышке гепатита. Болезнь тяжелая, с долгими последствиями, с ней не только "шутки", с ней и просто "неуважение" дорого обходятся. Все проблемы затронули: по общепиту, воде и водопроводу, детским учреждениям и школам, по молзаводу и рынку. Слушали нас, головами кивали. А думали, наверное, о предстоящих праздниках. Для них это было важнее...
  
   Я, понятно, тоже думал о них. 4-го ноября уехал домой и вернулся только 9-го. Что изменилось? Приехали еще врачи - Валентин Иванович Нечвальд, врач по коммунальной гигиене Республиканской СЭС, Олимпиада Михайловна Морозова, врач-эпидемиолог СЭС Ауэзовского района Алма-Аты и Николай Петрович Баранов, врач-биохимик областной психиатрической больницы из Караганды. Я приехал на неделю. Меня в Москве, в Институте медицинской паразитологии и тропических болезней 21 ноября будут слушать по проблеме висцерального лейшманиоза. Кзыл-Ординская область оставалась в СССР основным природным очагом этой смертельно тяжелой болезни. Да еще меня включили в состав Комитета по лейшманиозам под эгидой Минздрава СССР. Значит, отчитывайся "о проделанной работе"...
  
   9-го ноября я уже вновь был в Новоказалинске. В тот же день мы собрались в райисполкоме. Ситуация критическая. Две проблемы нависают дамокловым мечом. С одной стороны, чертов казалинский водопровод с его грязной водой. Закрыть бы его, этот главный рассадник гепатита и брюшняка, да где же воду взять для 20-тысячного поселка? Промывка, дезинфекция? Да, проводили, но разводные сети таковы, что их только выкрасить и выбросить... С другой стороны, потоком идут больные, куда их ложить? Я уже не говорю о проблемах питания, медштата и лекарств.
  
   И председатель райисполкома решился. В тот же день привлек свою милицию и с ее помощью выселил курсантов-железнодорожников из их общежития. В авральном порядке, пока суть да дело, завезли медицинское оборудование. И уже 12 ноября начали ложить здесь больных. Теперь никакое "чужое" начальство ничего не сможет сделать - больных не выселишь. Да и больные какие? Заразные! Начальство будет стороной теперь это здание обходить... Чего-чего, а о здоровье собственном пекутся зело рьяно... Самое интересное, много больных поступало и из домов железнодорожного ведомства, хотя, напомню, те деятели не очень хотели нам помогать. В городской больнице Казалинска тоже освободили одно отделение и поместили туда 30 больных гепатитом. Всего написал абзац, а сколько нервов, ругани, переживаний и проблем в нем уместилось!
  
   Забегая немного вперед, скажу, что же происходило в те октябрьско-ноябрьские дни в районе. Для читателя это будут только цифры. Но для жителей они были трагедией, страхом и проблемами. И для нас всех - головной болью...
  
   Я уехал из района 15-го ноября. Этой датой и ограничены мои данные. С 1-го августа в районе было учтено 412 больных гепатитом, из них по Новоказалинску заболели 169 человек. Но, в основном, вспышка всё же началась с 1-го октября. И еще цифры. Из общего числа заболевших только за первую половину ноября было 129 чел по району и
   94 по Новоказалинску. В некоторые дни число поступавших больных доходило до 20-ти!
   Это же была настоящая эпидемия. А официально говорили только о вспышке. Вот такое замазывание очевидного. Политика, ничего не скажешь. Почему я говорю об этой игре терминами? На правительственном уровне была бы совсем другая реакция. Ведь даже из нашего министерства никто не приехал, прислали нескольких рядовых врачей. Так рестораны мы могли закрывать и без них...
  
   Не было серьезной поддержки со стороны правительства нашей области и республики. Почему места для госпитализации больных надо было захватывать с помощью милиции? В отвоеванное общежитие уже 13 ноября (воскресенье) мы перевезли 142-х больных. Где и как они до этого лежали? В тесноте, в коридорах. В больнице, где, как назло, вышло из строя отопление...
  
   Уж очень интересно мне было, говорили ли на партконференции об эпидемии в районе? Здесь ведь все боги районные собирались. Судя по всему, говорили не о том.
   "...А в остальном, прекрасная маркиза, всё хорошо, всё хорошо"!
  
   Яны-Курган, август 1977 года.
  
   31 августа 1977 года: С утра необычно: пасмурно, прохладно. Опять в командировку. Ныне в Яны-Курган, в теплые края. Там уже рукой подать до Ташкента и Чимкента. Нет, мне не до лирики. Выехал в 9 утра поездом N 596 (Харьков - Ташкент). Судя по номеру поезда, ехать буду долго. В совхозе "Задарьинский" Яны-Курганского района несколько человек заболели брюшным тифом. Главный врач попросил меня выехать и разобраться, что там происходит. Вот и еду "разбираться"...
  
   Остановка на небольшой станции Тартугай. На перроне полно дынь и арбузов. Наши бахчевые славятся своим вкусом и потому пассажиры спешат наперегонки, торговля идет бойко. Небо и здесь грустное: всё обложено, солнца нет. Меня же больше интересовала местность, мелькавшая за окном. Из этих краев поступали дети, больные тяжелым заболеванием - лейшманиозом. Эта болезнь "из природы", я о ней пишу в другой главе.
  
   Из окна вагона удобно "обозревать" территорию. Мелкие барханы, заросшие невысоким кустарником, вперемежку с такырами и лёссовыми почвами. Интерес мой в вопросе - есть ли здесь москиты? Там, где москиты, там и лейшманиоз.
  
   Сразу за станцией Чиили местность резко меняется, будто кто-то отгородил невидимой стеной два района - Чиилийский и Яныкурганский. Почва мелкощебнистая, растительность очень редкая и низкорослая. Исчезли даже заросли лоха и джингиля (тамарикса). До Сыр-Дарьи отсюда далеко, чувствуется.
  
   ... Добрался до районной санэпидстанции. Там встретил трех выпускников этого года из Караганды. Молодые врачи, наше пополнение. Бисенов Амангельды, высокого роста, сам казалинский. Назначен в облСЭС эпидемиологом отдела особо-опасных инфекций. Второй доктор - Бахитов Халел. Тоже попал в облСЭС, будет заведовать отделением пищевой гигиены. Направили на месяц сюда по обслуживанию полевых станов на период рисоуборки. И Серик Аманжолов, ему поручили заведовать санитарным отделом райсанэпидстанции. Он родом из Джезказгана, но там не смог устроиться. Все трое уже женатые, молодцы.
   На мое поздравление ответили мудро:
   - А мы смотрели на 10 лет вперед...
   - Даке, привет, с приездом!
   Это пришел главный врач, Халила Спатаев. Ночью дежурил в оперативном штабе рисоуборки, должен был в шесть утра смениться, но приехало начальство, проводили наряды, смог выбраться только в 10 утра. Толком не выспался, но всё же пришел.
   - Давид Ефимович, где правду искать? У меня трех шоферов на рисоуборку забрали. Машины стоят. А сейчас такая нагрузка, сами знаете, полно народу на полевых станах и токах, только ездить и ездить. И облСЭС скучать не дает. От вас все письма - усилить, улучшить, добиться. Добьешься тут... Дезстанцию вообще закрыли и отправили рис убирать... Спать хочется, извините...
   Сидит уставший, полусонный и злой. Домой не пойти, некогда. А в шесть вечера опять надо на оперативное совещание к начальству. Держится за голову:
   - Вот кучу писем сегодня принесли. Смотрите, все почти из облСЭС. И что пишут? "Принять срочные и действенные меры". Кто бы мне объяснил, в чем именно эти "действенные"?
   - Халила, сочувствую. Но, раз сидишь на этом стуле, терпи.
   - Зав. бак.лабораторией Югай Людмила Николаевна просит отпуск. Ей с 25-го сентября ехать в Москву на три месяца на учебу. Нужно дать отпуск? Вроде бы, да. Но как дать именно сейчас, в разгар уборки и роста кишечных инфекций? Только останутся одни лаборантки... О, вот еще заявление об отпуске моего единственного помощника эпидемиолога Чулковой Нины Ивановны. Приказано - не отпускать в отпуск никого. Но она болеет, лежала в стационаре, сейчас у нее семейная путевка на Кавказ. Как не дать, когда вся "эпидемиология" на ней, даже из благодарности?
   Болит голова у Спатаева. И от невыспанности, и от проблем. Подсказываю, из области временно, может, кого-то пришлют в эпидотдел и баклабораторию?
   Хватается за телефон:
   - Срочно. Кзыл-Орду.
   Главного врача облСЭС нет, уехал. Будет только в понедельник.
   - Даке, что будет, то будет. Подпишу я отпуск Чулковой, не могу не подписать.
   - Я на твоей стороне. Если будет разговор, поддержу.
  
   Вечером, в гостиничном номере, вспоминаю разговор с моим главным врачом. Моя дочка, Лариса, поступила в Актюбинский медицинский институт. На два дня приехала домой. Я собирался с ней выехать, помочь отвезти вещи, постель, одежду. Зашел к главному:
   - Мне нужно пару дней, дочку проводить в Актюбинск.
   - Никаких дочек. Сам знаешь ситуацию. Прошу выехать в Яны-Курган, там уже проблемы.
  
   1 сентября: С утра со Спатаевым собрались в "Задарью". Он рад, ибо должен был сегодня с глав.врачом райбольницы выехать по полевым станам, но отказался, сославшись на мой приезд. Срочно поехал на нефтебазу бензин "выколачивать". За рулем "уазика" сам, шофер на уборке риса.
   - Вот, Даке, опять задание. Звонили из райисполкома, к ним поступила жалоба на трех листах из совхоза "Талап" на антисанитарию и плохую "культуру". Мне сказали, надо ехать и разбираться. Сослался на ваш приезд. Представитель нашего исполкома сейчас там, дали бы ему задание разбираться...
  
   Пока суть да дело, добрались мы часам к одиннадцати. Переехали Сыр-Дарью. Мост понтонный. Река какая-то "усохшая", заметно воды в ней поубавилось. Основная дорога асфальтированная. Но внутри совхоза "сушняк". Мы сразу же начинаем "глотать"
   мелкую лессовую пыль. Висит она тучей и "хвост" остается далеко позади нас. Жарко,
   но вынуждены поднять стекла. Кто помнит, в "наши" времена в машинах кондиционеров не было.
  
   В участковой совхозной больнице присланный на помощь терапевт из районной поликлиники Ш-в. Зав.больницей дежурит на центральном токе. Много привлеченных, вполне реален травматизм, врач нужен. Всё понятно.
  
   С местным фельдшером разбираемся в ситуации. В июле заболела брюшным тифом Уте-ва Д., 4-х лет, ее госпитализировали 20 июля. В августе уже поступило 7 больных, из них лабораторно были подтверждены диагнозы брюшного тифа у двоих, паратифа "В" у одного, и двое находились в инфекционном отделении под вопросом. Двоим диагнозы изменили. Проверили по дням примерного заболевания, это не была групповая вспышка, все они из разных домов и цепочка заболеваний тянулась с конца июля и в августе. Новых больных в совхозе не выявлено. Пока. Подворные обходы проводят с целью раннего выявления заболевших. Надеемся на районного терапевта. Вечером уехали.
  
   Интересная деталь не к месту: Халила сам выпить не откажется, но пьяных терпеть не может.
   - По запаху пьяного не узнаю. А по виду и разговору - сразу.
   К чему он это сказал, сейчас уже и не помню, но его фраза в мой дневник попала. Значит, был разговор на эту тему.
  
   2 сентября: Утром уехали на планерку в райбольницу. Собрались врачи и медицинские сестры. Зам. главного врача Зухарнай Искаков зачитал статью из "Медицинской газеты" (Москва) "Больше сдержанности, доктор". Проблема важная - не все медики себя умеют вести с пациентами и их близкими. Всё теоретически понятно, но реально не всегда и не
   у всех хватает выдержки, ведь пациенты тоже бывают иногда "не дай бог"...
  
   Я тоже выступил. Сказал о ситуации, напомнил о проблеме "грязных" шприцев и игл в связи с опасностью передачи вирусного гепатита. Однаразовых шприцев в те времена не было, да и обычные были в вечном дефиците, почему и не хватало времени для их тщательной обработки.
  
   После планерки мы со Спатаевым расстались. Райком партии привлек его в поездку по молочно-товарным фермам района - будет комиссия из обкома партии и последующее заслушивание в этом поднебесном учреждении. Вот они и спешат что-то успеть "подчистить". Я занимался в инфекционном отделении и райСЭС. Хотел вечером уехать домой, но поступило четверо больных брюшным тифом: два из "Задарьи" и два из поселка Тюмень-Арык. Придется остаться.
  
   3 сентября, суббота: В санэпидстанции застал Чулкову. Она фельдшер, но неплохо справляется с делами, знающая и энергичная. Показала свою схему: новые очаги группируются вокруг одного шахтного колодца. Вывезла больного из "Задарьи", лежал там в больнице с повышенной температурой и диагнозм "гастрит". Провела в очагах фагирование "контактных" лиц. Сегодня планирует выехать в Тюмень-Арык. Позвонил Амитову, главному врачу райбольницы. Предложил срочно выделить медсестру для термометрии, отозвать медсестер участковой больницы с полевых станов, заменить их поселковыми. Напомнил, в совхозе "Задарья" надо провести фагирование во всех очагах
   и окружающих участках. В целом, ситуация "привычная". Днем я вернулся в Кзыл-Орду.
  
   Спешу вновь в Яны-Курган. 1977-й год, октябрь.
  
   Еще одна дневниковая запись. Сохранил эту тетрадь мой коллега энтомолог Серикбол Кожаниязов, спасибо ему, и выпала у него возможность передать её мне лишь в 2011 году. Для меня - привет из прошлого века, из прошлой и такой уже далекой жизни и молодости. Читаю эти краткие деловые и давнишние записи, для кого-то они будут скучными, но это была наша бесконечная "борьба" с инфекциями, борьба за здоровье людей, как бы эти слова мои сейчас ни звучали громко.
  
   Однажды будучи в Москве, взял такси на вокзал. На вопрос таксиста, куда еду, автоматически ответил:
   - Да вот, в свою Африку возвращаюсь...
   - А как там, трудно? - сразу оживился таксист, - расскажите, как там?
   Деваться некуда, и начал я рассказывать о наших местах, жаре и скорпионах, инфекциях и песках. За полчаса, что ехали до Казанского вокзала, много чего рассказал молча слушавшему водителю. Потом он только и сказал, думаю, с почтением:
   - Да, далеко вас занесло. Я бы там не смог жить...
   К этому еще деталь: таксисту я заплатил тогда "с верхом" - три рубля. Меня провожал товарищ, москвич, и потом он отругал меня:
   - Зачем ты дал ему так много? Вы, приезжие богатеи, вот так развращаете наших таксистов, потом нас и везти не хотят!
   Лучшая оценка жизни в те времена, когда три рубля таксисту было признаком "богатея"...
   0x01 graphic
   Железнодорожный вокзал в районном центре поселке Яны-Курган. 1976 г.
   Фото Давида Гениса.
  
  
   Итак, листаю страницы дневника. Запись от 5 октября всё того же, 1977-го: В Яны-Кургане поступают больные гепатитом, но местные медики говорят, что вспышки нет. Благополучие или видимость? Звонила заведующая облздравотделом С. У. Макашева.
   Она усомнилась в той ситуации и попросила, чтобы я выехал в Яны-Курган.
  
   Когда просьба исходит от главного медика области, думать уже некогда. Тем более если уж Софья Утегеновна звонит, минуя моего главного врача Ялышева, значит, всё это серьезно. Вполне возможно, позвонили ей из райкома или обкома партии, а на их "сигналы" реагировать надо...
   10 октября: Сегодня утренним автобусом должен опять ехать в наш самый южный район, Яны-Курганский. Автовокзал. Очередь. Кто куда едет - сам знает. Объявлений нет. В Яны-Курган автобус должен быть в 8-05. Будет? Никто не знает. Наконец, объявляют - не будет. Но вскоре диктор автовокзала дополнила: в 8-40 ожидается рейс в Туркестан, по дороге и Яны-Курган. Значит, мне туда. Пришел автобус, все лезут напролом в кассу за билетом. Я - тоже. То, что мне надо срочно в Яны-Курган спасать народ, им неинтересно. Повезло, взял билет. Через три часа тряски в переполненном автобусе меня встречает районный центр.
  
   Кстати, в первых числах октября я уже был тут. И проблема была та же - брюшняк. И вновь я "в краю родном". В дневнике сохранился мой набросок - "см. записи в блокноте". Блокнота, понятно, сейчас никакого нет, значит, читаем дальше то, что осталось для истории в дневнике.
  
   ...С Халилой Спатаевым зашли к главному врачу районной больницы Амитову, он возглавляет все здравоохранение района, и райСЭС тоже подчиняется ему. Отношения между двумя "главными", на мой взгляд, "не совсем"... Понимаю, Халила раньше тоже был главным врачом райбольницы, потом ушел (или ушли?) в главные врачи известного в южных краях "грязевого" санатория "Яныкурган". Значит, заедает амбиция, почему он должен подчиняться глав.врачу больницы? Я с ним согласен полностью, да и не только я, так думала вся санпидслужба в союзном масштабе. Ибо складывалась анекдотичная ситуация - санэпидстанция контролировала ту инстанцию, которой и подчинялась.
  
   11 октября: со Спатаевым утром заехали в райисполком. Завтра заседание, надо писать проект решения. В десять утра конференция работников дошкольных учреждений, ему там выступать. Мне тоже интересно. Просидели там до двух дня.
  
   После обеда я и Макулбекова (заведующая дезотделом райСЭС) выехали в совхоз "Задарьинский". Он на левобережье Сыр-Дарьи. Добрались до совхозной больницы. Макулбекова с помощью бензидиновой пробы проверяла шприцы и иглы на качество мытья. Некоторые иглы дали реакцию на кровь, значит, есть опасность передачи вирусного гепатита. Интересно было наблюдать реакцию коллектива - вокруг собрались все: зав. больницей и старшая медсестра, две процедурные медсестры, санфельдшер. Уже хорошо, раз переживают за результаты контроля.
  
   Проверил, как ведут подворные обходы и наблюдение за температурящими больными. Разговаривал с терапевтом райбольницы, его направили на помощь возглавить все меры в этом очаге. Фактически занимается только лечением больных. Учета температурящих больных нет, наблюдение за ними толком не ведется, ничего не документируется.
   - Сестры где-то записывают фамилии температурящих на участках?
   - Они мне говорят, и я сразу иду туда, к больному.
   - А где записи об этом?
   - Зачем, я же сразу иду туда.
   - Вы идете к больному и ничего не документируете? Вы же должны сделать запись в амбулаторной карте больного, что, вы не знаете правил?
   - Знаю.
   - Где списки температуривших?
   - Вот они.
   - Это списки госпитализированных.
   - Других температуривших не было.
   - Так не может быть. По вашим данным, 7-8 медсестер ежедневно проводят обход и
   ни одного с повышенной температурой, кто бы остался дома?
   - Нет, мы всех выявляем.
   Сказка про белого бычка...
  
   Я обошел все очаги (дома), откуда поступали больные брюшным тифом и паратифом. Все они на участке новостройки. Чем объяснить? Есть общественный колодец и "качок" - трубчатый колодец. Я провожу пока рекогносцировку, другими словами, пока для меня первое знакомство с ситуацией в совхозе. Дни стоят теплые, солнечные. Возле гостиницы вечером прыгают лягушки, значит, даже лягушачья диета - насекомые пока еще зимы не чувствуют.
  
   Побывал на скважине. Она в центре совхоза, как главное украшение вместо какого-нибудь классического фонтана. Без шуток, это, действительно, фонтан. На поверхность земли выведена буровиками труба, вода фонтанирует постоянно. Вокруг болото, никакого благоустройства. Тут же люди, машины, скот, собаки. Моют машины здесь, и умываются люди здесь же. Удивительное равнодушие всех тут живущих, никого грязь и неустройство не волнуют, не портят аппетит и сон. Возле этой скважины с постоянным поливом сквер можно было разбить, деревья посадить. Да кому это надо.
  
   Зашел в местную школу. То же равнодушие. Воду для питья учеников не кипятят, питьевой бачок "оборудован" только одной железной кружкой, для верности посаженной на цепь.
  
   В шесть часов вечера, полный "впечатлений", вернулся в Яны-Курган. Вообще, я не в шоке. Всё, что увидел, стандартно. Так везде. Одни болеют кишечными инфекциями, других это не беспокоит...
  
   13 октября: С утра в райСЭС встретился с вызванным сюда терепевтом. Опять с ним разговор "на дурачка":
   - Получается, что вся моя работа перечеркивается, если плохо проводят подворные обходы. Значит, я виноват, - возмущается доктор.
   - Давайте без демагогии. Речь только о добросовестности подворных обходов в совхозе, где много больных брюшным тифом. Вы закрепленный врач именно в связи с этой тяжелой ситуацией. И за это с вас спрос. Вас не послали просто сидеть в совхозной больнице.
   - Но всех же выявляют
   - Как можно выявить "всех", если не измеряют температуру, не ведете их осмотр на дому?
   Оштрафовали, обиделся...
  
   Чулкова тоже ездила в этот совхоз. Оштрафовала зав. больницей и двух процедурных медсестер за грязные шприцы и иглы. Плохо обработанный шприц или игла это риск передачи гепатита. Медики это прекрасно понимают. Вернее, должны понимать. Игла с остатками крови как кастет в руке встречного хулигана.
  
   Все в одной "связке": руководство совхоза, зав.больницей, закрепленный врач, всем всё "мимо". Грязная скважина, грязные шприцы, плохие обходы, ничего их не возмущает и не волнует. Читать им нотации, "учить" взрослых людей, обладателей дипломов и должностей? Странно вообще-то...
  
   Чулкова привезла схему-карту поселка-новостройки, отметила все очаги и колодцы. Будем над ней думать. Искать надо общий водный источник, по всему похоже, что секрет "в воде".
  
   Но вначале надо было разобраться с достоверностью диагностики и учета больных. Потому отправился в инфекционное отделение. Состояние там тяжелое, больных много, перегрузка явная. Надо решать об открытии временных коек (эпидстационара). Написал об этом предписание главному врачу больницы, ему для "продвижения" вопроса нужна "бумага". В данном случае, мое предписание, как представителя облсанэпидстанции, та самая "бумага".
  
   Ведь дополнительные койки - это помещение, деньги, кадры. Должно быть решение райисполкома, затем ходатайство перед облисполкомом и облздравотделом о выделении денег из противоэпидемического фонда.
  
   Вместе с зав. отделением смотрели больных и документацию на них. Пробыл там до обеда. Истории выписанных больных уже посмотреть не успел. С Чулковой пошел в районную поликлинику. У статистика в наличии только вкладыши-листы выписанных больных, самих историй болезни нет, а меня интересует именно обоснованность диагностики. Чулкова осталась уточнять статистику.
  
   Я встретился со Спатаевым и отправились с ним в райисполком. Там увидел Амитова, рассказал ему о впечатлениях по участковой больнице и инфекционному отделению, вручил предписания с предложениями.
  
   В конце концов, я живой человек. Значит, должен обедать. Ресторан районного масштаба к моим услугам. Заказал "гуляш-картоп" (гуляш с картошкой). Больше ни на что глаз не лег. И отправился смотреть дела в санитарном отделе райСЭС.
  
   Застал тут санитарного врача и его помощника. Из кучи подшитых в папке бланков анализов, в которых черт ноги сломит, мы сделали на одном листе бумаги наглядную сетку результатов бак.анализов воды из разных точек водопровода. И тут же стало ясно видно - анализов мало, и все они плохие, коли-титр (т.е. число бактерий - кишечных палочек) везде превышает 1100 (вместо 3-х по нормативам!).
  
   Да, люди работают - пишут акты, письма и предписания. Только реакции на них никакой.
   - Ребята, мне нужны свежие сведения. Завтра отправляйтесь в рейд по водопроводным колонкам Яны-Кургана. Надо получить обоснованную картину ситуации. Когда вы пишете по нескольким колонкам, это никого не колышет. Если дадите картину по всему райцентру, по всем точкам водопровода и выложите это перед коммунальщиками и исполкомом, да еще привяжете данные по заболеваемости... Думаю, молчанием отделаться не смогут. Хоть что-нибудь да сделают. Услышал классическое "махл" (в смысле, согласие).
  
   Пришла Макулбекова, посмотрели вместе с ней ее акт по инфекционному отделению. Сопоставил с моими сегодняшними впечатлениями. Ругать ее не стал, никто из врачей акты работников среднего звена не рецензирует. Впечатление, для них главное, чтобы в папке были подшиты акты как документ работы.
  
   Завтра в Яны-Курган приезжает делегация Кара-Калпакии из Узбекистана. В области проводится декада искусства и литературы. Ждут приезда ансамбля. Наш Спатаев в поту, весь день в райкоме партии и райисполкоме, готовятся. После обеда он уехал в совхоз Берлик, там готовят для гостей праздничный той, значит, должен обеспечить санитарное благополучие.
  
   14-го октября: В гостиничном буфете стакан сметаны с булочкой, пиала чая,
   и - вперед. Выступаю в роли ментора (наставника). Помощникам санврача райСЭС по коммунальной и школьной гигиене дал подробный вопросник и задание провести рейды по всем водопроводным колонкам и школам райцентра. Посмотрел акты по пищевым объектам. Долго беседовал с молодым санврачом Аманжоловым.
   - Понимаешь, Серикбай, в практической работе есть один важный секрет: если начнешь без интереса, то он так никогда и не появится. Но сам по себе интерес не появится. Думай. Написать акт и подшить в папку - пустое дело. Считай, что твоя работа самая важная и нужная в этом мире. Сразу станет веселее жить...
   - Понял, но ведь на наши письма и акты мало кто реагирует. Надоедает так работать, нет уважения к нашей работе.
   - Ты сначал научись сам себя уважать, научись уважать свою работу. Тогда у тебя появится настойчивость и умение доказывать свою точку зрения и требования. На это, возможно, уйдут годы. Ты не спеши, у тебя вся жизнь впереди. Аксакалом сразу не становятся.
   - Вас слушают, вам хорошо...
   - Начни с малого. Наведи порядок в служебных инструкциях, чтобы всегда ты мог быстро найти нужное. Для тебя Государственные санитарные правила как козырь в споре. Без них на объекты не ходи. В актах и предписаниях ссылайся на правительственные документы. Это действует. Обязательно рецензируй акты твоих помощников, это будет хорошей учебой и для них, и для тебя. Вот, смотри, твои помощники пишут: "санитарное состояние удовлетворительное". А в акте, оказывается, и то - плохо, и это - плохо. Пишут акт, не понимая, о чем пишут. Практикуй чаще рейды по каким-то группам однотипных объектов, готовь по ним детальные обоснованные материалы и не бойся выносить на заседания разных инстанций. Будут отказывать, а ты опять и опять доказывай важность поднятых тобой вопросов. И не забывай о санкциях к тем, кто не выполняет требования государственных стандартов. Ты вот ни одного дела в прокуратуру не передал. Ты представитель Государственной санитарной службы. Точка.
  
   Уверен, говорил и советовал я много. Но в дневнике кратко отразил только суть. Думаю, молодым врачам хочется, чтобы перед ними "виновники" сразу падали ниц. Так не бывает и не будет никогда. Сначала надо много работать на авторитет, потом уже
   твой авторитет будет работать на тебя.
   - Вот, Серикбай, мой разговор с твоей помощницей:
   - Сегодня школу, которую просил посетить, проверила?
   - Ходила. Директора, завуча, завхоза, никого не было, поэтому акт не писала.
   - А сама хоть посмотрела, питьевой бачок есть?
   - Нет
   - О чем же еще хотела акт писать?
   - А там еще туалет очень плохой, и мусорного ящика нет.
   - Вот и оформляй директору сразу предписание и штраф, и пиши письмо в районный отдел образования. Укажи прежние акты.
   Слушает молодой врач, но явно сомневается...
   - Скажи, Серикбай, не твоя ли работа проверить, что сделала помощница и помочь ей. Если уж взялась за школу, так пусть по полной доведет дело до конца.
   Она ведь медсестра по образованию. Если честно, с нее и спроса нет. Не знает и не умеет. Да еще и не соображает, лишь бы день прошел, да бесполезный акт в папку подшить.
  
   ...Конец рабочего дня. Уходим. Не уверен, что до молодого доктора всё дошло, наверно, думал про меня, легко, мол, советы давать... Но, всё равно, что-то из моих слов в его извилинах застряло. Надеюсь...
   Вечером, в гостинице, написал статью "И течет себе вода" для областной газеты "Путь Ленина". Всю правду о совхозных скважинах изложил.
  
   Что еще за день сделал? "Добрался" до эпид.отдела. Проверил эпидкарты на случаи брюшного тифа и гепатита, и по двум из них написал подробную рецензию. В принципе, почти одни и те же недостатки кочуют из документа в документ. Да, областные специалисты-эпидемиологи проводят семинары, постоянно выезжают в районы, но ведь свою голову не вложишь в чужую. И текучки много.
  
   С Чулковой разобрали эпидкарты по всем очагам вирусного гепатита в поселке.
   Попробовали с ней прикинуть связи с водоисточниками по каждому случаю заболевания. Разброс заметный - тут и колонки, и привозная вода, и шахтные колодцы. Советую ей сесть вместе с санработниками и баклаборантами и детально увязать все данные по каждому очагу вместе. Нина Ивановна энергичная женщина, думаю, ей удастся провести такой анализ. Без него толку не будет. Сезонный подъем заболеваемости вирусным гепатитом в области уже, кажется, "привычное" явление, но это не повод опускать руки.
  
   Баклабораторию удалось немного "подтолкнуть", и она смогла провести 67 анализов воды. Хоть есть теперь на что опереться, не пойдешь ведь к высокому начальству с претензией: у вас вода плохая. А картина удручающая - почти все анализы плохие, бактериальная загрязненность высокая. 12 проб воды взяли в домах, где были случаи заболевания, и здесь почти везде вода плохая. Да откуда ей и взяться-то, чистой?
  
   Я выписал все случаи заболеваний гепатитом в поселке по улицам. Всего за сентябрь-октябрь набралось заболевших на 19-ти улицах, в том числе на восьми по два-три случая. Сделал табличку по возрасту. Из 33-х больных детей до 14-ти лет было 23. Вот и контингент, на который надо обратить внимание в первую очередь.
  
   Да, вспышки нет, все случаи разбросаны по поселку райцентра, видимой связи между ними нет. Идет "привычный" сезонный подъем заболеваемости гепатитом. Условия для подъема в низком качестве питьевой воды местного водопровода. Это то, с чем мы вынуждены мириться во всех районах. "Воюем" с хозяйственниками, это понятно, но переделать водопроводы и не в их силах.
  
   Всё, что можем, это поднимать настороженность медиков, добиваться улучшений санитарного режима и противоэпидемических мероприятий. Главное, насколько это в наших силах - не допустить "пожара" - крупной вспышки.
  
   Пересмотрел свои записи. Впечатление, что приехал ревизор. Возможно, такую функцию областные специалисты исполняли постоянно. Медицинский персонал в те
   годы набирался из выпускников Кзыл-Ординского медучилища. Это были фельдшера и медсестры лечебного профиля. И, понятно, проблема их подготовки постоянно была актуальной. Так из нас и получались и ревизоры, и наставники, а зачастую, и работники "за них".
  
   Приведу последнюю запись из этой тетради: "В субботу днем, 15-го октября, выехал
   из Яны-Кургана. В воскресенье утром жена уехала на неделю в Ташкент. У нее тоже командировка, ведет технический отдел на крупной обувной фабрике". Так и жили. То я, то она в разъездах... Боролись за здоровье народа и строили развитой социализм...
  
   Банка маринованной капусты...
   Главный врач областной санэпидстанции Х. А. Ялышев уехал в отпуск, меня оставил исполняющим обязанности. Тут опять "пересечение" с заведующей облздравотделом С. У. Макашевой. Это по ее указанию мне поручили "сидеть" на стуле главного врача. Конечно, приятно, когда руководство тебя ценит. Но это, обычно, и хлопоты, и немалые. А с учетом названной должности, это еще означает "вариться в собственном поту"...
   В какой-то день из Казалинского района позвонили, у них в одном из совхозов случай смерти от ботулизма. В районе эта острая форма отравления пищевыми продуктами, кажется, никогда не регистрировалась. У них вопрос - что делать? Что я могу издалека посоветовать? Командировать кого-то из специалистов не могу, оказались тоже в разъездах. Позвонил на санавиастанцию, через час я вылетел в совхоз. Маршрут долгий и длинный, но мы упорно сотрясали воздух. Внизу, под нами, если лететь прямо, окажется космодром Байконур и вся его режимная зона.
   Задал наивный вопрос пилоту, - почему так долго летим?
   - Летим долго потому, что летим не прямо.
   - А если прямо полетим?
   - Собьют без предупреждения.
   Пилот улыбается, искоса поглядывая на меня. Доволен эффектом. Да, летим в обход, делаем поневоле громадный крюк. Если закрыть глаза, полное впечатление, что тащимся на телеге по ухабистой степной дороге. Вся радость только - пыли нет...
  
   Правда, интересно вниз смотреть. Самолет маленький, летит сравнительно невысоко. Под нами коричневая, ноздреватая какая-то земля. Видимо, кустарники так выглядят. Иногда мелькают белые пятна солончаков. И всё это - до горизонта. Сколько тут земли незаселенной... Летим по правобережной зоне области, рисовые посевы на той стороне реки. А здесь серость и серо-буроватые просторы. Даже аулов не видели.
  
   Долетели. Самолет не развалился, мы тоже живые. Часа три летели... Встретил врач участковой больницы. На ходу рассказывает, мужчина умер ночью. Еще одна больная, женщина, живая и, как говорят медики, в стабильном состоянии. Пошли к ней. Противоботулиническую (лечебную) сыворотку ввели ей еще до меня, потому её состояние, кажется, без угрозы. В таких случаях, как правило, возникает вопрос о достоверности диагноза. Я мог судить об этом только по словам больной и врача. Они рассказали не очень много. Женщина была напугана. Но общее состояние в пределах средней тяжести. Врач видел больного (погибшего) уже в поздней стадии вчера, поздно вечером. Значит, все мои вопросы к ним.
  
   Что же случилось? Эти двое, по какому-то, видимо, важному для них поводу, встретились. Там, где встреча, там и закуска, и что-нибудь к закуске. Не вмешиваемся в эти дела. Для меня стало главным, что закуска была скромной, всего одна банка маринованной белокачанной капусты, купленной тут же, в совхозном магазине. Позже, когда нашли остатки "закуски", в лаборатории был выявлен и ботулинический токсин. Думаю, аппетит у мужичка был хороший, потому и доза токсина в его порции оказалась выше. Гадай, не гадай, он погиб быстро.
   - Когда капусту ели?
   - Вчера днем.
   - Вы много капусты ели?
   - Нет, совсем мало. Уй бай, уй бай. Почему так? Голова совсем болит. Почему умер? Капуста хорошая была, нормальная, в магазине взяли.
  
   В общем, женщина почувствовала себя плохо сегодня, рано утром. Заметила, что стала плохо видеть, "как будто сильно пьяная", все в глазах двоилось. Во рту стало сухо, появились затруднения в глотании и разговоре. Вначале тошнило, но рвоты не было. Почувствовала резкую слабость. Испугалась, сразу подумала на водку, могла отравиться. Еле добралась до больницы. Тут и узнала, что вчерашний собутыльник ночью умер.
  
   Зашли с врачом в ординаторскую. Смотрю на него: что добавишь?
   - Меня вечером вызвали к тому мужчине. Он из другого аула приехал, у друга остановился. Даже не понял сразу, что у него. Думал, пьяный сильно, потому что он странно смотрел. Потом понял, двоится у него в глазах. Говорил тоже странно. У него веки как бы опустились, прикрыли глаза. Спросил у хозяина насчет глаз. Нет, говорит, днем нормально смотрел. Значит, птоз. Почему? Начал я пальцем перед его глазами водить, он сказал, что ему трудно двигать глазами. Речь явно нарушена. Как будто, спотыкался язык. Температура была нормальной.
  
   Хотел забрать в больницу, но он отказался. Потом опять ночью вызвали. У него появились мягкие параличи мышц. Начались затруднения с дыханием. От паралича дыхательных мышц он вскоре скончался. Я ничего не мог сделать... А когда утром увидел эту женщину и узнал о вчерашней закуске, сразу подумал о ботулизме. Тут же позвонил
   в район, привезли сюда сыворотку, ввели этой больной. Сейчас вроде ничего.
  
   Помню, врач удивлялся, что ботулизм "выскочил" из банки с капустой. Обычно принято считать, что "отравляются" испорченными, несвежими продуктами или консервами. Остатки капусты и лаборанту показались по запаху "нормальными".
  
   Я согласился с диагнозом врача. В этом была главная цель моей поездки. Вскоре приехали люди из райсанэпидстанции. Проверили магазин, изъяли консервы. По словам продавца, банки с капустой стояли давно, да никто их не покупал. Найти накладную не смог. Сообщили потом в администрацию района и райпотребсоюз. Выдали предписание, чтобы изъяли из продажи все аналогичные консервы.
   И опять вернусь к тому же вопросу. Что же случилось? Что это за диагноз "ботулизм"? Виновники заболевания - микробы могут развиваться только в безкислородной среде. Вот почему причиной отравления служат консервы домашнего или, реже, промышленного производства (овощные, грибные, мясные, рыбные). А если эти микробы попадают в среду, где есть кислород, им становится очень неуютно, покрываются прочной оболочкой и так, в виде спор, могут долго сохраняться, чаще всего, в почве. Попадут споры в подходящую среду (например, в банку консервов с плохо промытыми овощами), начинают активно жить и выделять токсин, который здесь и накапливается. Это наиболее сильнодействующий из известных ядов. Споры как будто из чугуна отлиты: могут выдерживать температуру 100®С в течение нескольких часов. Однако токсины разрушаются при кипячении в течение 10 минут. Конечно, кипятить десять минут капусту из банки никто бы не стал. Вот такая печальная история с банкой маринованной капусты...
   Ботулизмом я по роду своей работы не занимался и сталкиваться со случаями этой болезни мне больше не приходилось. Но и этот единственный случай в моей практике запомнился надолго. Читал, что ранее в США смертность от ботулизма в среднем равнялась 10%. А в Казахстане в 2006-2007 годах было зарегистрировано 84 случая ботулизма. Нешуточная ситуация.
   "Он всю жизнь обожал мясное - шашлыки и рулеты, котлеты и ветчину. Она терпеть не могла мяса. Предпочитала рыбу - жареную и заливную, вяленую и уху. Он презирал рыбу, а любил мучное - батоны и булочки, кренделя и пирожки... Она остерегалась мучного и боготворила фрукты. Он не любил фрукты, а кушал овощи - капусту и помидоры, баклажаны и огурцы... Она не ела овощи, но балдела от сладкого: шоколада и конфет, тортов и мармелада. Они жили долго и счастливо, и умерли в один день... от баночки грибов. Её им прислала из деревни их сердобольная бабушка...". Даже в анекдоте - и тут ботулизм...
  
   Уха для гостей
  
   Чуть ли не ежегодно случались вспышки вирусного гепатита А. Человек - источник болезни, но вспышки были связаны с тем, что вирусы попадали в водоисточники, в сети примитивных водопроводов.
  
   В один из летних сезонов в нескольких райцентрах области возникли крупные вспышки, и мы разъехались по районам. Я с месяц "просидел" в Казалинском районе. "Боролись" с инфекцией. Однажды приехала в "мой" район министерская комиссия. В её составе ученый, специалист по гепатиту.
  
   Задаю ему кучу вопросов, которые возникли у меня по ходу работы в условиях вспышки. Он же только виновато улыбнулся, заметив при этом - "Ну и вопросы вы задаете". Но так и не ответил на них, ибо инструкции я и без него хорошо знал, а на те каверзные вопросы, которые нам поставлял опыт работы с больными и в очагах, теоретику оказались не под силу. Это я не в упрек тому, в общем-то, достаточно эрудированному специалисту. А к тому, насколько непредсказуемыми складывались ситуации в реальной жизни.
  
   В связи с этой комиссией вспомнил и забавный случай. Уже после возвращения домой, моя коллега Августина Брот, тоже месяц пробывшая на такой же вспышке в другом районе, спросила, чем помогла мне та приезжавшая высокая комиссия (ее возглавлял зам. министра). Я ответил на полном серьезе:
   - Да, комиссия приезжала. Местные товарищи в честь этого организовали выезд на один из островов Сыр-Дарьи.
   - На остров? Зачем?
   - Как зачем? Закон гостеприимства! Рыбоохранная инспекция подняла на ноги рыбаков и доставила туда свежую рыбу. Старший повар местного ресторана на тот остров выехала и приготовила фантастическую уху из сазанов. Понятно, всё было со всеми прочими "деталями" такого ночного банкета. Я не видел тех сазанов, но голова одного из них была размером, наверно, с кабанью. Для меня, хоть я здесь практически возглавлял все мероприятия по той вспышке и действительно много работал и во многом помогал местным врачам, никогда в жизни бы такую уху не "сообразили". Так что мне есть за что сказать спасибо комиссии...
   - Вам бы только шутить...
   - А почему бы и не пошутить с хорошей ухи?....
  
   Кстати, пару слов об Августине Генриховне Брот. Знающая, опытная врач эпидемиолог и хороший организатор. Приехала в нашу санэпидстанцию в 1962 году после окончания Алма-Атинского мединститута. Эпидотделом в те годы заведовал Шек. Но он вскоре занял должность заместителя заведующей областным отделом здравоохранения. И с 1966 по 1994 годы Брот А. Г. заведовала этим отделом. Позже перешла на "рядовую" должность эпидемиолога. Все вспышки кишечных и детских инфекций не обходились без ее участия.
  
   Однажды в одном из самых удаленных совхозов Яны-Курганского района случилось ЧП, ребенок заболел дифтерией. Конечно, она не смогла усидеть в своем кабинете, и на следующий день, рано утром, в "уазике" уже мчалась туда. Грешен, я увязался с ней, хотелось посмотреть её "в работе". Дело в том, что за все годы всевозможных вспышек, мы с ней, кажется, никогда не попадали в один и тот же район. Вспышек и "случаев" было много, каждому "хватало". Плюс к этому, я же еще был и нештатным корреспондентом и мне давно хотелось написать о ней в нашу областную газету.
  
   До Яны-Кургана с раннего утра, не евшие и даже чаю не попившие, мы за несколько часов без остановок проскочили 180 километров, да еще в совхоз пару десятков "отколесили". Эпидемиолог - это медицинский "следователь". Пока не разгадаешь, что откуда взялось, не можешь предложить, что делать. Значит, и нет гарантии, что не заболеют другие люди.
  
   На приглашение местных медиков "почайковать", отмахнулась - "не до этого". На разбор ситуации и решение, что надо сделать, на выработку рекомендаций местным медработникам, ушел тоже не один час. А потом... А потом опять такой же марш-бросок, и поздно вечером уже были дома.
  
   Я очерк написал, так и назвал "Один день врача-эпидемиолога", газета уделила ему почти всю вторую полосу. Потом сотрудник редакции мне передал, секретарь обкома партии, курировавший медицину, сказал, что доктор - героиня и ее надо бы наградить. Но, как всегда, начальство похвалит и забывает.
  
   В 90-х годах Главное санэпидуправление республики решило внедрить в стране автоматизированный мониторинг санитарной и инфекционной ситуации. С этой целью в областных санэпидстанциях были установлены редкие тогда компьютеры и санэпидстанции всех категорий были связаны единой интернет-сетью. Доктор Брот в комплексе этой единой сети внедрила систему оперативного наблюдения за кишечными инфекциями. И дело было не только в том, что на стол эпидемиологов и начальства ложились ежедневные цифры. Суть была именно в оценке текущей ситуации статистическими методами эпиданализа как базы для оперативной работы. А это открывало более достоверные и наглядные возможности оценочной, диагностической и профилактической работы врачей.
  
   В сборниках Казахского научно-исследовательского института эпидемиологии и инфекционных болезней были опубликованы ее статьи с анализом ситуации в области по ряду злободневных инфекций. Был многолетним свидетелем ее активности по внедрению в медучреждениях области иммунопрофилактики вакциноуправляемых инфекций. Речь идет о тех инфекциях, особенно в детском возрасте, где ведущей мерой является полнота охвата профилактическими прививками.
  
   Тот, кто занимался этим разделом эпидемиологии, знает, как всё это трудно пробивалось. И сегодня с этим не легче. Вот, не хотят люди, подогретые прессой, явно некомпетентной, своим детям делать прививки. Но этим создается принцип "сухого хвороста в лесу". Стоит "зажечь спичку", и - готово, лесной пожар.
  
   Во время студенческой практики в инфекционном детском отделении я видел ребенка, задыхавшегося от обложивших его горло дифтерийных пленок. Видел, как, буквально, тряслись руки у врачей, делавших задыхавшемуся ребенку трахеотомию. Этого случая мне хватило на всю жизнь. Подобное "видео" мамам бы показывать, которые не хотят делать своим детям, например, прививки против дифтерии.
  
   Принципиальная, иногда до упрямства, энергичная, способная и "пошуметь", если надо было для дела, компетентная и деловая, врач, эпидемиолог, боец. Такой запомнилась Августина.
  
   Гепатит и эвкалипт...
  
   С "радостными" временами одной вспышки вирусного гепатита в Казалинске связано еще одно интересное воспоминание. Приехал я в район. Прямым ходом отправился в райсанэпидстанцию. А там бурное заседание в кабинете главного врача. Здесь же два санитарных врача из республиканской санэпидстанции, прибывших пару дней назад, а также местные специалисты и кто-то из наших "областников". И, с ходу, главный врач Берденов Сержан ко мне:
   - Давид Ефимович, нужно ваше свежее мнение. Мы тут спорим. Директор рынка запретил приезжей из Сухуми торговать сушеными листьями эвкалипта.
   Она утверждает, что они полезны при заболевании печени. Рынком не знает, что это за листья и запретил торговлю. Он считает, что, может быть, от них и пошел гепатит в районе. Мы тоже не знаем, что это за листья. Помогите советом.
   - Зачем меня спрашивать? Вспышка началась задолго до ее приезда. Это - раз. И, во-вторых, листья, действительно, похожи на эвкалиптовые. Но у вас через дорогу аптека. Отнесите листья туда и вам скажут точно, что это, и можно ли их применять для домашнего лечения.
   Тут же отправили гонца в соседнюю аптеку. Там сказали: да, эвкалипт, это известное лекарственное средство.
   - Считаю спор оконченным, - это я подал голос. - По дороге сюда заглянул на базар. И вам, директору рынка, надо немедленно навести санитарный порядок в вашем хозяйстве. Там грязь, антисанитария. Колонка водопровода отключена. Это значит, ни руки, ни фрукты и овощи помыть негде. Мух полно, они там у вас на полном довольствии. А вы занялись листьями эвкалипта, которые к вам отношения не имеют. Наверно, с продавщицы "налог" не получили? Завтра с утра проверим ваш рынок, тут представители из Алма-Аты, они с вами разберутся.
   Рынком что-то промямлил в свое оправдание и поспешил быстро ретироваться. Вечером мы собрались в гостиничном номере, ужинали. Неожиданно пришла та продавщица, она тоже здесь остановилась.
   - Вот, в благодарность за вашу защиту хочу вам подарить немного листьев этого эвкалипта. Прекрасное средство. Дерево черноморского побережья Кавказа. Я по образованию медсестра. Я сама собираю и сушу листья, потому что надо знать, как это делать. То, что в аптеках продают, это уже совсем не то, потому что собирают и сушат все, кому не лень, а листья при этом теряют свои целебные свойства.
   - Да, ваши листья и цвет сохранили, и форму. И сложены аккуратно.
   - Главное, что они цельные, не пересушенные, и потому сохранили целебные эфирные масла. При простуде, заболеваниях верхних дыхательных путей настой листьев помогает отлично. Можно и дышать, и полоскать. Можно раны полоскать и промывать, тоже хорошо помогает.
   - А вот наш алмаатинец, видите, простыл, кашляет, чихает. Что-то красный, наверно, температура подскочила. Можете его вылечить?
   - Для вас всегда пожалуйста. Вот этот пучок листьев положите в чайник. И пусть ваш товарищ перед сном зальет его кипятком и в постели, под одеялом, дышит, пока будет идти пар. Пропарится, пропотеет, утром встанет, как огурчик.
   Утром мы, конечно, побежали к нему в номер проверять эксперимент. Чудо! Наш вчера хандривший доктор, действительно, как огурчик. Повеселел. Даже перестал чихать и кашлять.
   Моя дочка постоянно простуживалась, у нее были проблемы с хронической ангиной и "миндалинами". Когда уезжал домой, попросил я тех листьев. Запарил их для дочкиной ингаляции, аромат пошел по всей квартире. И эффект хороший. Права та медсестра была...
   Но прошло какое-то время, подарок я исчерпал. Пошел в аптеку, купил там пакетик, в котором не листья, а побелевшая от пересушки крошка какая-то. Кто-то знаток сушил. Запарил. Никакого аромата. Дочка подышала. А утром у нее опять проблемы с горлом. Так я убедился, насколько же аптечное сырье отличается от умелого сбора знатоков-травников. Вот такой гепатит с эвкалиптом оказался...
  
   "Боролись" с инфекциями не всегда по инструкции...
  
   Вернусь к непредсказуемости ситуаций, о чем я уже упомянул. Вспомнил два тяжелых случая, когда жесткая противоэпидемическая инструкция и драма жизни поставили перед выбором - с чем-то из них надо было не посчитаться...
  
   Первый случай. Вспышка брюшного тифа в одном из райцентров. Поступила женщина с осложнением тифа - тяжелым кишечным кровотечением. Вопрос стоял о её жизни. И родные вызвали ее дочь, студентку педагогического института. Конечно, девушка кинулась на вокзал, первым же поездом добралась до родного города. Но вся беда была в том, что поезд там останавливался всего на несколько минут, а девушка замешкалась и прыгнула с уже начавшего двигаться поезда. И ударилась головой о какой-то железный предмет. Она погибла на месте.
  
   Что делать? Мать при смерти. Дочь погибла. Сказать матери, которой нужен строгий постельный режим и покой, об этом нельзя. Узнает, сорвется домой на похороны. Будет истерика, слезы. Значит, можно потерять и ее. К тому же у нее брюшной тиф, а на похороны соберется много людей, значит, возможно и их заражение. Это тоже опасно. Не сказать? Тоже нельзя. Похоронить дочь, чтобы ее не увидела мать? Головоломная ситуация, ужасная.
   Я не знаю, какие там были родственные связи, которые у казахов всегда имели очень большое значение. По поводу этого случая в местный райком партии даже звонил первый секретарь обкома. Собралось заседание райкома и райисполкома. Они за то, чтобы сказать матери. Врачи - против: дочь уже потеряли, нельзя допустить, чтобы и мать погибла. У нее еще дети, в конце концов. О них думать надо. В кабинете гнетущая атмосфера этой страшной трагедии. Что делать, на что решиться? У каждой стороны веские, как будто, аргументы и мнения. Но всё же больше, кажется, именно эмоций.
  
   Я присутствовал на том заседании и тоже высказал свое мнение, поддержав местных врачей, исходя именно из угрозы здоровью женщины. Не спорил, просто объяснил. И даже сказал, что уважаю мнение первого секретаря обкома, но он в Кзыл-Орде, он не врач и можно понять его желание дать матери проститься с ее погибшей дочерью. Это святое. Но и сохранить жизнь тяжело больной матери - тоже святое дело. При этом я даже не поднял вопрос о возможной опасности её для здоровья окружающих, если ей разрешат уйти домой. Было не до этого, честно говоря.
  
   В конце концов согласились с мнением врачей. Матери ничего не сказали. А из её аула пригласили группу родственников-стариков с тем, чтобы они чуть позже подготовили женщину к известию об этой трагедии и выступили свидетелями похорон ее дочери. Тяжелая осталась у меня память о том случае. До сих пор всё в деталях помню.
  
   Второй случай примерно с такой же драматической ситуацией. И тоже связан со случаем брюшного тифа. Вместе с главным врачом областной санэпидстанции находился в Аральске. Причина - вспышка брюшного тифа. В какой-то момент мы с ним зашли в инфекционное отделение больницы. Что-то обсуждали. В это время заходит медсестра и передает просьбу одного из больных отпустить домой на похороны матери. Заведующий инфекционным отделением смотрит на нас:
   Мой Главный сразу жестко отрезал:
   - Вы что, с ума сошли, больного брюшным тифом отпустить в дом, где явно соберутся десятки людей?
   - Но у него же мама умерла!
   - Понимаю. Но еще раз прочитайте инструкцию и приказ министра..
   - Но...
   - Никаких "но". Я, как Главный санитарный врач области, запрещаю. Понятно?
   - Понятно...
   И, уже обращаясь ко мне:
   - Я должен уйти, а ты проследи, чтобы не нарушили инструкцию. С брюшным тифом шутки плохи, сам понимаешь не хуже меня.
   Хитрый Главный. Сам свалил, мне "доверил"...
  
   Он ушел. Мы с врачом сидим, друг на друга только смотрим, молчим. Возразить Главному нечего. Формально он прав. Мы не имеем права нарушать инструкцию, ясно, что инфекция есть инфекция. А как быть с сыновьими чувствами в этой драматической ситуации? В инструкции и приказе министра об этом ни слова.
   Понимаю, что последнее слово за мной.
   - Передай парню вот что. Официально мы его отпустить не имеем права, не можем...
   У врача лицо сразу стало скучным.
   - Подожди. Я не кончил. Слушай дальше. Медсестра, будто случайно, не закроет склад, где лежат домашние вещи больных. Парень сам "украдет" свои вещи, тихо переоденется
   и "сбежит" из отделения только на один вечер. Персонал этого побега не заметит. Утром же он должен опять лежать на своей кровати.
   - О, Даке, это все сделаем, рахмет.
   - И еще. Парень в достаточно удовлетворительном состоянии для "побега". Но его брюшной тиф никуда не делся. Предупреди, не кушать там ничего "тяжелого", особенно мяса и теста, и водки не пить - это может вызвать прободение язвы кишечника, кишечное кровотечение и смерть. Напугай, чтобы там за общий стол не садился. Дай ему еще пару советов по личному режиму. И "закроем глаза" на все инструкции.
  
   С умершей матерью тот парень попрощался, причиной новой вспышки не послужил, и даже водку не пил... Врач, когда потом встречались, всегда на меня с улыбкой смотрел и говорил: "Ну и голова у вас"... А моя "голова" в тот день подумала просто: милиции нет в инфекционном отделении. Парень всё равно бы сбежал. Да еще и осложнение мог заработать, что он там, о себе бы думал? А так, хоть под каким-то нашим контролем был.
  
   С этим инфекционистом у меня был как-то один интересный разговор. Сидели с ним
   в ординаторской, я просматривал истории болезни. Вдруг спросил:
   - Даке, почему у нас вы так строго контролируете, чтобы все больные гепатитом
   были госпитализированы, а в Грузии, например, все наоборот.
   - Не понял...
   - Я был недавно в Москве. На курсах повышения квалификации. Со мной там учился врач из Грузии. Я сказал ему, что завидую хирургам и другим врачам, они от больных
   кое-что имеют. А мы, инфекционисты, - ничего. В больницу положить больного - обязательно. Лечить по инструкции - обязательно. Нас тут без конца контролируют...
   А мне тот грузин ответил:
   - Пусть контролируют. У нас в больницу положить с диагнозом "гепатит" так просто не пройдет. Я должен одолжение больному сделать. Он мне тоже что-то должен. Что,
   мои дети кушать не хотят? Ты в гости придешь, я на шашлык деньги из своей маленькой зарплаты должен тратить? Вы совсем там в своих песках жить не умеете. Что ли не так? Нет, у нас инфекционисты тоже не хуже других врачей живут...
   - Почему такая разница, Даке? У них, что, другая страна?
   - Думаю, да...
   Посидели с ним, помолчали. Молча стали дальше истории болезни листать. Да, знать, не быть нам миллионерами. И даже шашлык для гостей из своей зарплаты покупать приходится...
  
   Натуральная оспа в Аральске
  
   Страшная трагедия случилась в Аральске в 1971 году, когда там заболели натуральной оспой девять человек. Эта болезнь была бичом человечества. Еще до войны немалое число людей болело ею и в Союзе. Когда же ввели массовые и обязательные прививки, с этой инфекцией в стране покончили. Передается она по воздуху почти "мгновенно", этим и страшна. Она в арсенале бактериологического оружия. Болезнь - вирусная, лечения нет ("против лома нет приёма").
  
  
   0x01 graphic
   Оспа натуральная. (интернет, funlog.ru/pics/_palachej).
  
  
   По всем странам начали проводить прививки. С 1971 года оспа исчезла в Южной Америке, в 1975 - в Азии, в 1977 году - в Африке. В 1980 году на очередной сессии Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ) официально было заявлено, что натуральной оспы на планете больше нет, поскольку в дикой природе этот вирус не существует. Правда, штаммы вируса натуральной оспы сохранились в особых центрах России и США... Но это под строгим контролем и, как бы, не в счет. Вернусь к тому, с чего начал разговор. Журналист из Алма-Аты О. Малахова, выезжавшая в Аральск с группой ученых, пишет:
   "В 1971 году в Аральске неожиданно заболели натуральной оспой девять человек,
   трое - со смертельным исходом. Реакция медиков и местных жителей была примерно одинаковой: шок, страх и удивление. Сейчас та история всплыла с подачи ученых Казахского научного центра карантинных и зоонозных инфекций.
   Свидетельства сохранились в научном центре (бывшем противочумном институте),
   и его директор Бахыт Атшабаров решил сделать эту историю достоянием общественности. В предисловии к книге о случившемся он объяснил причину этого так: "Погибли люди, не имевшие никакого отношения к полигону. Погибли потому, что не были защищены. Погибли, потому что не были извещены о той угрозе, которую, не спросив их, таили и испытывали рядом с их домом. Никто и никогда не извинится перед ними и их родными. Надеюсь, публикация этой книги будет памятью тем жителям Аральска, кто заболел оспой и погиб в 1971 году".
  
Что же там произошло? Мы все знали о таинственном острове в наших местах. Никто из нас там не бывал, не пускали и близко. В Аральске, во время моих туда командировок, я часто видел моряков с надписью на их бескозырьках "Северный флот". Это всегда удивляло. Почему - "Северный флот"?
  
  
  
   Остатки тайной лаборатории на о. Возрождения. (//zagovor.org/wiki).
  
  
   Остров Возрождения на Аральском море с 1948 года стал закрытым. Там был построен военный секретный полигон. Здесь, в течение полувека, готовились и испытывались в качестве бактериологического оружия возбудители натуральной оспы, сибирской язвы, чумы, лихорадки Ку, туляремии и других агентов. Это стало известно, например, по информации З. Рахматулина, бывшего начальника штаба полигона в 80-е годы, и
   Г. Лепешкина, одного из руководителей Степногорского биопредприятия в Казахстане.
   Д. Голубев (Нью-Йорк, 2003) пишет: "О том, что произошло тогда в Аральске, сказал миру П. Бургасов, генерал медицинской службы, академик, многолетний зам. министра здравоохранения СССР по проблемам эпидемиологии. В газете "Московские новости" Бургасов опубликовал статью под названием "Биологическое оружие: правда и вымысел". И в этой статье он пишет следующее: "Я сообщил Андропову, тогда главе КГБ, о том, что на Возрождении получена исключительная рецептура оспы. А ситуация с "утечкой" самого бакоружия была вот какая: исследовательский корабль Аральского мореходства подошел к острову на расстояние 15 километров (было запрещено ближе, чем на 40), лаборантка дважды в день выходила на палубу и брала пробы планктона. Возбудитель оспы, а на острове тогда было подорвано 400 граммов рецептуры, "достал" ее, она заразилась, а вернувшись домой в Аральск, заразила несколько человек, в том числе детей. Все умерли. Я позвонил начальнику Генштаба и попросил запретить остановку поездов в Аральске. Так была предотвращена эпидемия по всей стране". Далее Голубев пишет: "Вот откуда вирус попал в Аральск, вот почему там возникла вспышка оспы (кстати, о количестве погибших до сих пор неизвестно) и вот почему Минздрав об этом не сообщал в ВОЗ в течение 20 с лишним лет...".
  
  
   0x01 graphic
   В 80-е годы здесь была береговая база снабжения острова Возрождения.
   Фото: (Ilya Varlamov/zyalt.livejournal.com/28-300.ruPhoto Agency).
  
  
  
   Я в то время был в отпуске. Наши врачи рассказывали, что гражданских и близко не подпустили к той вспышке. Это, конечно, была "утечка" возбудителя в результате аварии или проведенного испытания. Всё в свои руки взяли военные.
  
   Но мне рассказывали и такую версию: женщина с тремя детьми на лодке добралась с острова Возрождения на берег и приехала в Аральск. Все они заболели, но умер только ее семимесячный ребенок, он оказался единственным непривитым. В СССР прививки против оспы начинали делать детям с 11-ти месяцев. После того случая мы получили вскоре приказ Союзминздрава, которым вводилось новое правило - прививки против оспы начали делать с шестимесячного возраста...
  
   Перед отъездом в США я должен был представить в ОВИР (или в посольство, не
   помню) справку, что я снят с воинского учета. Мне - 65, потому спокойно пришел в военкомат. Там меня "притормозили". Оказывается, я давно был назначен начальником "противочумного" отряда (военное подразделение на случай бактериологической войны) и, как специалист, я не подлежал снятию с учета. По этой причине мне даже присвоили звание капитана медицинской службы. И еще "обрадовали" - в случае призыва мне сразу же звание майора присвоят (по должности начальника отряда).
  
   К тому же, доходчиво объяснили, что пока суть да дело, повышение звания, звездочку капитана, по офицерским канонам надо бы "обмыть". Традиция такая в армии с давних времен. Пришлось "сбегать", принес, в "теплой" офицерской компании обмыли. Справку о снятии с учета все-таки дали. До звания майора не дослужился, уехал "простым" капитаном...
  
   "Репортаж с острова чумы" Ольги Малаховой
  
   В августе 2003 года на остров Возрождения в Аральском море прибыла экспедиция ученых и специалистов Казахского научного центра карантинных и зоонозных инфекций. Вместе с ней прибыла и журналистка О. Малахова. Вот что она писала в своем репортаже (приводится в отрывках. - Д. Г.): "Это сплошь безжизненная, как кажется на первый взгляд, территория. На горизонте, в нескольких километрах от нас, виден давно мертвый город. Из бинокля "любуемся" мрачным пейзажем: серые корпуса, дома с пустыми глазницами окон, странные производственные постройки, о назначении их можно только догадываться. Нам пути туда нет, это уже узбекская земля... Странные, непонятно для чего предназначенные сооружения, бункеры, вышки для наблюдения, высокая труба, жилой городок. Однако Россия, где есть "знающие" люди и архивы, официальную информацию об испытаниях Казахстану и Узбекистану, на чьих землях оказался бывший полигон, не представила. Есть только сообщения западной прессы да еще свидетельства очевидцев, главным из которых стал Кен Алибек (Кенжебек Алибеков. - Д.Г.), руководитель одной из бактериологических программ, после перестройки уехавший в Америку.
  
   ...Этой весной американцы выполнили на узбекской части острова одну задачу. Они провели работы по обеззараживанию захоронений штаммов сибирской язвы, вывезенных из Екатеринбурга и закопанных на острове десять лет назад. За это время Арал продолжал высыхать, остров становился все больше, "поднимался" из воды, и
   опасность попадания штаммов на материк возрастала.
  
На острове были испытательная площадка, жилой городок и особые меры секретности, когда ни одну рыбачью лодку не подпускали к его берегам. Остров обслуживала военная часть в Аральске со своим аэропортом, катерами морской флотилии. Сюда, по рассказам местных жителей, свозились лошади, закупаемые в прибрежных совхозах, и под усиленной охраной доставлялось оборудование и материалы. Нет никакой информации от российской стороны, которая в спешном порядке вывезла отсюда все оборудование, материалы и документы.
  
   Остров с 1948 года стал закрытым. Уже через год была оборудована взлетно-посадочная полоса для военно-транспортных самолетов, построены поселок Контубек (позже он назывался Аральском-5), двух- и трехэтажные дома и казармы. Появились штаб, автопарки, склады и лабораторный корпус с полигоном, окруженные рядами колючей проволоки. С моря полигон охранялся военными судами ("Новое поколение", 2003, www.np.kz).
  
   0x01 graphic
   Военный городок "спецов". Остров Возрождения. Из статьи К. Сорокина "Остров"
   (фото из архива семьи Сотниковых).
  
  
Остров Возрождения: правда и домыслы.
   Уж очень интересен и загадочен этот остров, много чего о нем пишут и еще больше того, о чем не пишут. Потому хочу кратко процитировать еще и статью Владимира Бровкина (Байконур, 2002):"...На острове находилось несколько тысяч военнослужащих и ученых. Кроме того, несколько воинских частей (в том числе ВВС и ВМФ) были расквартированы в городе Аральске, где дислоцировался и штаб полигона. В последние два года в западной, российской и казахстанской печати стали появляться упоминания о том, что в 1988 году на острове Возрождения были захоронены около двадцати 250-литровых ёмкостей из нержавеющей стали, заполненных возбудителями сибирской язвы, доставленные с военного объекта в Свердловске. Факт, никем не подтвержденный, но и не опровергнутый.
   Полигон функционировал до 1992 года, затем воинский контингент был передислоцирован, биолаборатория демонтирована, часть оборудования военные вывезли за пределы острова, а часть осталась захороненной на острове. С 1993 по 1998 год остров Возрождения фактически был отдан в руки любителей легкой наживы. Правда, лабораторный корпус и прилегающие к нему бараки остались относительно нетронутыми. Необычен и загадочен лабораторный корпус и прилегающие к нему бараки. Железные двери в большинство подвальных помещений заварены и не открыты по сей день. В 1998 году сюда прибыли геологи, экологи и эпидемиологи, в том числе американские. Заокеанские специалисты и сделали вывод, что перед своим уходом бывшие хозяева захоронили штаммы сибирской язвы, ставшие ненужными".
   Из лесов Африки появилась обезьянья оспа...
   Проблема натуральной оспы очень интересна, если так можно выразиться об убийце многих тысяч людей ("черная оспа"). Мы все с раннего детства получали прививки против оспы, потом этот опыт развитые страны распространили на население Азии и Африки. Наше поколение уже почти не знало об этой болезни. Хотя в тридцатые годы ХХ века люди еще болели этой "штукой", была, например, эпидемия оспы в СССР: 60 тысяч заболевших в 1932 году и около 40 тысяч в 1933-м.
   Последний случай заболевания человека натуральной оспой в мире был официально зарегистрирован в 1977 году. Какая радость, какой успех! Начали петь друг другу дифирамбы. В 1980 ООН торжественно объявила об искоренении оспы как болезни на Земном шаре. Прекратили свои работы ученые (тема - бесперспективная!), прекратилось производство вакцины и перестали делать людям прививки.
   Но впопыхах и от великой радости, вместе с водой выплеснули и... ребенка. Не учли, что ликвидировали заболевания оспой среди людей, а возбудитель, вирус натуральной оспы, остался! Он, например, хранится в государственных секретных лабораториях. Официально объявлено, что в "Векторе" (Государственный научный центр вирусологии и биотехнологии, Новосибирск) хранится 120 штаммов этого вируса и в аналогичном центре в Атланте (США) - 450 штаммов. Насколько точны истинные цифры, неизвестно. Возможно, еще кто-то или где-то прячут образцы этого вируса? Не найдется ли какой-нибудь спятивший с ума или просто поддавшийся давлению работник того страшного "архива" и вынесет пробирочку с вирусом на свет божий? Тот же остров Возрождения -это же была откровенная "утечка" заразного материала.
   А тут еще активизировались "родственники": оспа коров, оспа верблюдов, оспа обезьянья... Опять паника...
   Вот немного про обезьянью оспу и хочу рассказать. Она впервые была выявлена у лабораторных обезьян в 1958 году. И вдруг - удар по голове! В 1970-м поступило сообщение об обезьяньей оспе у людей. В 1998-м снова паника: в Африке, в стране Заир, заболели 92 человека. Сообщали, что в 73% люди заражались друг от друга. Новинка?
   Да нет, конечно. Обезьянья оспа "обитала" только в лесистых районах центральной и западной Африки. Люди там заражались от обезьян или грызунов контактным (возможно, воздушным) путем. Примерно 10% из числа больных умирали. 10% смертности - тут
   уже не до шуток.
  
   Картина болезни напоминает натуральную оспу, хотя протекает мягче. От момента заражения до проявления заболевания может пройти от 7 до 17 дней. За это время кто-то ("источник болезни") может уехать на любой край нашей матушки-земли. И там заболеть. Острое начало, лихорадка, головная боль, боль в пояснице, опухание лимфаузлов, общее чувство дискомфорта, слабость. На 3-4-й день появляются высыпания на коже. В общем, ничего радостного, это не простуда с насморком.
  
   И вот ошеломляющая новость: в 2003 году, впервые в США (в Западном полушарии) произошла вспышка обезьяньей оспы среди людей. Началось в штате Висконсин. А потом пошли сообщения о других заболевших. Всего в 6 штатах Среднего Запада (Иллинойс, Индиана, Канзас, Миссури, Огайо, Висконсин) тогда выявили 72 случая заболеваний. В следующем, 2004-м, было 15 больных и 90 подозреваемых случаев.
  
   По описаниям, у больных в США - узелковая сыпь появлялась вначале на лице, но иногда первоначально на других частях тела. Болезнь длилась 2-4 недели. Многие перенесли короткую лихорадку. Смертельных исходов не было. Конечно, специалисты начали искать причину. В конце концов выявили источники вируса обезьяньей оспы в США. Ими оказались грызуны, "собачки прерий" или "луговые собачки" (Рrairie dogs). По-нашему - суслики. Они, в свою очередь, заражались от завезенных из Африки экзотических животных гамбийских (хомяковых) крыс. И те, и другие весьма широко распространены в США как экзотические домашние животные. Большинство заболевших людей имели контакт именно с больными животными, приобретенных у продавца.
  
   Эксперименты ученых подтвердили: да, зараженные грызуны (Рrairie dogs) могут передавать вирус обезьяньей оспы воздушным путем и при контакте с восприимчивыми животными и людьми. В журнале "Emerging Infectious Diseases" (2005 год) описаны эти опыты. После внутрибрюшинного заражения вирусом обезьяньей оспы (Monkeypox) все животные (Рrairie dogs) погибли через 11 дней. Вирус был выделен из их крови и ротоглотки за несколько дней до гибели; большинство органов также содержали вирус. Ученые попробовали заразить грызунов через нос. Часть этих животных выжила, и вирус выделялся из их носовых выделений и ротоглотки в течение, как минимум, 22-х дней. Вирусы также активно "размножались" в их легких и языке. Всё это говорило о том, что
   и воздушный путь, и слизисто-кожный контакт важны в передаче вируса от грызунов человеку.
  
   Конечно, была паника. Все как бы основания. Может ли вирус обезьяньей оспы переродиться в вирус человеческой оспы? Ведь они так похожи, тем более, что люди могут заражаться, болеть и даже умирать от обезьяньего вируса. Вирусологи, генетики засели за работу. Они провели полную расшифровку генома обезьяньего вируса (геном содержит двухнитчатую ДНК). Было установлено, что "новичок" не предшественник вируса натуральной оспы человека, так что возникшая было паника, кажется, улеглась. Важно, что привитые против натуральной оспы не болеют и обезьяньей оспой. Да, но беда в том, что прививки давно прекратились и на сегодня уже многие, особенно дети и молодежь, иммунитета не имеют.
  
   Во всяком случае, США начали запасаться противооспенной вакциной. По сообщениям газет (июнь 2007) американские советники поддержали проект создания новой вакцины против натуральной оспы. Британская компания Acambis произвела около 200 миллионов доз экспериментальной вакцины. Она принята для стратегического запаса США. Большой толчок в этом отношении дали события 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. Испугались возможности биотерроризма.
  
   Когда-то её называли проказой, сейчас - лепрой
  
   ...В небольшом рыбацком поселке Казалинского района (регион Приаралья) вспышка сыпного тифа. Я с бригадой выехал "спасать" народ. Надо разобраться в причине вспышки, найти источник первичного заболевания, оценить прогноз. Одна из задач - два раза в день проводить обход по домам, дабы не пропустить вновь заболевших. На участке даже фельдшера нет. Потому ходим по домам, как можем, больным помогаем (говорят, болезни появляются там, где появляется врач), заодно там и кормимся.
  
   Казахи - гостеприимные люди, если в дом зашел, обязательно угощать будут. Тем более, знают, что мы здесь ради них находимся, а гостиниц и столовых тут со времен каменного века не было. У одной старушки поели, чаю попили. Тут она и говорит:
   - Доктор, посмотри мою ногу, я, старая дура, погреть ее хотела, а она у меня сгорела.
   Надо сказать, что в домах там везде были железные печки, в России их называли "буржуйками". Что значит "нога сгорела"? Нет болевой чувствительности, потому и "сгорела". Развернула бабка свои тряпки. Показала ногу. Если немедику увидеть, он неделю спать не будет. А бабка спокойно показывает. Будто и совсем не свою ногу. Диагноз? И долго думать не надо - это проказа. Вызвал лепрологов, ее забрали в лепрозорий. Конечно, ставить грозно звучащий диагноз - ответственное дело. Это влечет сразу же очень серьезные последствия для больного и его семьи. "Есть один диагноз, который нельзя ставить, если нет абсолютной уверенности в его достоверности, - это диагноз лепры" ("Руководство по борьбе с лепрой", ВОЗ, 1982). Для этого и работали лепрозории и врачи-лепрологи...
  
   Хансен и его "палочка"...
  
   Наша область была крупным очагом и этой болезни. В 10 км от Кзыл-Орды еще с довоенных лет находился республиканский лепрозорий. Основная масса больных выявлялась в зоне впадения Сыр-Дарьи в Аральское море, это были территории Казалинского и Аральского районов нашей, Кзыл-Ординской, области.
  
   Больных лепрой (проказой) (по-английски: leprosy, lepra) чаще всего выявляли в зонах впадения пресных рек в море, это было и на Аму-Дарье, и на Амуре, и в дельте Волги (здесь крупнейший в России очаг лепры), и в других сходных местах. Почему? До сих пор нет четкого и доказанного объяснения. Вообще, как человек заражается - тоже не очень понятно. Возможно, тут что-то связано с генетикой, ибо заболевают далеко не все, даже живущие в одной семье или по-соседству.
  
   Прочитал в интернете, что больной человек выделяет возбудителя при кашле, чихании и разговоре более 100 тыс. бактерий за 10 мин на расстояние до метра. Поэтому, мол, вероятным путем передачи проказы возможен воздушно-капельный. Не знаю, как-то не вяжется это утверждение с реальной жизнью. Возбудитель в большом количестве может содержаться на пораженных участках кожи больного. Поэтому возможна передача инфекции при тесном и длительном контакте кожи больного и здорового человека.
  
   На XI Международном конгрессе лепрологов еще в 1978 году признали мнение, что при контакте больного со здоровыми лицами последние быстро заражаются, однако заболевания возникают лишь у некоторых из них. Речь о невысокой восприимчивости человека. В это еще можно было бы поверить. Но когда речь о десятках и тысячах заболевших... И когда основные очаги все же привязаны больше к местам впадения рек
   в моря. Что это? Не открывшаяся нам до сих пор тайна? Божье проклятие, как в народе считали? Ведь термин "прокаженный" означает изгнание, отвержение для носителя болезни...
  
   Возбудителя болезни в 1871 году обнаружил норвежский ученый Герхард Хансен. Микроба ныне так и называют - палочка Хансена, точнее - микобактерия Хансена (Mycobacterium leprae). Странная такая "палочка": никаких животных заразить невозможно, в лаборатории выращивать не получается - нет такой питательной среды, которая была бы ей по вкусу.
  
   В 1960 году американцу Шепарду (Shepard) удалось заразить мышей. Он вводил возбудителя в подошву лапки. Но картину болезни и массовое размножение там бактерий не наблюдал. Более успешными оказались опыты заражения одного из видов броненосца. У этого животного температура тела понижена (30-35 ®С), а это оказалось подходящим условием для развития микобактерий лепры.
  
   Уверен, исследования продолжаются. Подождем. В те времена, когда я работал в Кзыл-Ординской области, современные "новинки" и гипотезы не были известны. Больные болели, врачи лечили, ученые думали...
  
   Некоторые врачи, как норвежец Даниэль Даниэльсен, итальянец Джузеппе Профета, работая с лепрозными больными, в течение ряда лет пытались себя заразить самыми разным способами - нет, не заразились. По много-многолетнему опыту нашего республиканского лепрозория, да и из научной литературы знаю, не было случаев заражения от контактов с больными среди медицинского персонала. Правда, был у нас такой случай еще в годы войны, заболел врач. Но не очень уверен, насколько это было доказано.
  
   Недавно сообщили, что обнаружен ген, способствующий предрасположенности к этой болезни. Наши врачи-лепрологи "тихо" говорили, что "проказой нельзя заразиться, проказой можно заболеть". Шутка не шутка, но как-то же заражались люди. Где-то в 90-х годах читал, что в США с лепрозориев сняли гриф "особой опасности". В СССР с этим не согласились.
  
   И всё же. Как заражаются лепрой? А кто её знает. Версий много, доказательств нет. Известно, например, по наследству она не передается, от больных рождаются здоровые дети. Да, лепру считают малозаразным заболеванием, но при длительном семейном сожительстве ("болезнь семейного обихода") возникали и семейные очаги.
   Вот говорят о передаче микроба при кашле и чихании. Так что, чихают и кашляют только в устьях пресноводных рек? Раньше ее в Приаралье, например, считали болезнью рыбаков. Я много раз слышал версию о возможности заражения или через рыбу, или через воду в зоне впадения пресных рек в море. Но ничего толком не доказано, в опытах ничего проверить пока никому не удалось. Специалисты-лепрологи, понятно, больше меня знают. Но ведь я только о своей работе в те далекие годы пишу, так что ко мне без претензий...
  
   Лепрозорий на наших горожан страх наводил...
  
   После войны, в 1946-1956 годы, неподалеку от нашего лепрозория развернулась большая стройка крупной плотины (гидроузел). Рядом вырос поселок Тас-Бугет, ставший с 1958 года центром Сырдарьинского района.
  
   И ближайшим соседом новому райцентру оказался лепрозорий. К тому же, пациенты лепрозория и жившие на его территории их семьи (считавшиеся контактными по этой болезни и находившихся под медицинским наблюдением) очень часто выезжали на кзылординский базар, который был центром снабжения горожан. И, конечно, это вызывало недовольство жителей города. Вскоре новое место выбрали в 40-45 километрах от областного центра на островке Талдыарал на русле реки Жана-Дарья. Здесь построили современную лечебницу на 110 мест.
   Лепрозорий наш появился в 1929 году. В те далекие годы в нем размещали до тысячи и более больных. Это теперь, в начале XXI века, во всей республике на учете всего осталось немногим больше 700 больных. Первый лепрозорий известен в Западной Европе с 570 года. Во время крестовых походов "борцы за правое дело" нахватались на Ближнем Востоке всяких инфекций. В том числе и проказы. В итоге в Центральной Европе к 1250 году лепрозориев было уже 19 тысяч (!). Если нет опечатки в этой цифре, то кошмар, не правда ли? Уверен, Господь как раз и наказал тех, кто под благой маской защиты "гроба господня" занимался грабежами и убийствами. Ибо для них было сказано в Нагорной проповеди Иисуса Христа (Евангелие от Матфея 5:21): "...не убивай; кто же убьет, подлежит суду". Защищая (якобы) Христа, не слушали и не исполняли его же наказов? Вот и наказаны были Божьим Судом, кто смертью неправедной, кто болезнью, которая хуже смерти была. Гнили заживо те христовы защитнички...
   Вопрос - а как у них было с генетикой? Я не встречал попыток объяснить эту массовую заболеваемость. Если летописи не врут, и было 19 тысяч "лепрозориев", сколько же было больных? Зачем далеко ходить, и в наших краях их много было. Я был дважды в нашем лепрозории. Для врачей города лепрологи проводили лекции и демонстрацию больных. Описывать впечатления не буду, они достаточно тягостны. Практически многие больные здесь находились пожизненно, здесь же создавали семьи, тут умирали. В 60-70-е годы появились новые, специфические, медикаменты, и в незапущенных стадиях врачи могли добиваться даже излечения.
  
   Наш, Кзыл-Ординский лепрозорий, был единственным в Казахстане и носил титул республиканской категории. Да и больные были, в основном, нашими.
   Главный врач областной больницы, он же главный хирург облздравотдела, Акрам Идрисов оперировал там многих больных. Эти наблюдения легли позже в основу его докторской диссертации и монографии по хирургии лепры.
  
   В статье Е. Джикибаева (газета "Караван", 10 февраля 2006) я прочитал следующее: "Живущим в Талдыарале (это наш лепрозорий. - Д.Г.) больным от 45 до 60 и более лет. Все они заразились детьми, в сороковых годах. Никто их тогда не лечил, отсюда и запущенность болезни. За последние 20 лет зафиксировано всего пять случаев заражения. Это не новые случаи, а вернулись в диспансер старые пациенты. (Интересная мысль - не потому ли новых случаев нет, что с 70-х годов дельта Сыр-Дарьи исчезла и Аральское море почти исчезло? То же и с Аму-Дарьей. - Д.Г.).
   Прокаженных в нашей стране официально как бы не стало четыре года назад. Тогда Минздрав предупредил: диагноз звучит оскорбительно и унижает честь и достоинство граждан. В Казахстане их всего 700, и теперь они - лепробольные.
   Атрофия нервных окончаний - самое страшное при диагнозе "лепра". Сначала у больных рассыпаются мелкие кости, практически у каждого нет пальцев рук и ног. Часто западает переносица, там тоже очень хрупкие кости".  
  
   Добавлю к теме: проказа или лепра? Как называть? В 1948 году в Гаване, на международном конгрессе, было принято решение исключить из лексикона слово "прокаженный". Слово "проказа" осталось в словаре журналистов, историков, да широкой публики. В медицине - "лепра".
  
   Много ли больных лепрой в мире?
  
   На этот вопрос легче всего ответить: много. По данным ВОЗ, в начале 1980-х годов в мире насчитывалось 12-14 млн больных (опять ужасные цифры!). По данным на 2006 год было около 15 млн больных, в основном в странах Южной Америки, Африки и Азии. Миллионом больше, миллионом меньше, кто их точно считает в тех южных странах. Среди них много и переболевших, но остающихся на учете: могут быть рецидивы.
  
   Так больных стало меньше или больше? К сожалению, рапортовать не получается.
   В 2004 году в мире было выявлено около 410 000 новых случаев. То ли это рост, то ли просто в ряде стран выявлять и регистрировать стали лучше. На ту же дату в России на учете состояло около 600-700 больных. В США ежегодно регистрируются от 120 до 170 новых случаев заболевания лепрой, чаще всего это завозные случаи из южных стран.
  
   Тора о проказе
   Лепра (проказа) -- одно из древнейших заболеваний, известных человечеству. Упоминания о нём имеются в письменных памятниках, начиная с XV-Х вв. до н.э. Это индийские Веды, древнекитайские медицинские трактаты, древнеегипетские папирусы, Тора (Ветхий Завет Библии). В Торе (Книга Ваикра, или Левит, 13:1-59) очень подробно описаны варианты возникновения и внешних признаков проказы. Одновременно говорится и о признаках, сходных, но не лепрозных. Тут же даны обязательные рекомендации во всех случаях обращаться к когенам, которые выступали в роли врачевателей, определяли диагноз и необходимые меры поведения больного и окружающих.
   Далеко шагнула современная медицина. Многое знаем. Многое понимаем. Но видим глазами нашими, думаю, то же самое, что видели и древние.
   "(2). Человек, на коже тела которого появится опухоль, или лишай, или пятно, и образуется на их месте язва, похожая на язву проказы, человек этот должен быть приведен ...к когену. (3). И осмотрит коген язву на коже тела, и если волосы на язве стали белыми, и расположена язва глубже кожи тела - то это язва проказы...".
   "(10). И увидит коген, что вот опухоль белая на коже, и волосы на ней стали белыми или нарост живого мяса на опухоли: (11) то это - проказа застарелая на коже тела...".
   "(18). И если у кого-либо на коже было воспаление и зажило, (19) и появилась на месте воспаления белая опухоль или красновато-белое пятно, то это должно быть осмотрено когеном. (20). ...пятно это на вид ниже кожи, и волосы на нем стали белыми... это язва проказы, расцветшая на воспалении".
  
   Не буду приводить другие описанные в Торе варианты. Судя по тому вниманию, которое уделено описанию этой болезни, проблема в те давние времена была важной. Страхом тысячелетий пропитано это слово...
  
   И "немного" холеры для региона...
  
   Если болезнь не захвачена в начале,
   то запоздалые средства бесполезны.
  
   Овидий
  
   Я твердо знал, об этом и в институте нам говорили, и во всех печатных материалах было - холеры в СССР нет, ее в тридцатых годах еще под корень уничтожили. Об этом все знали, конечно. И вдруг в 1966 году, в Каракалпакии, люди начали болеть какими-то поносами. Мало того, заболевали всё новые и новые люди. И этого еще было мало - больные начали умирать. То ли старые, то ли вдумчивые специалисты произнесли название диагноза. Начальство прикрикнуло на них - не разводите панику. Забыли там "золотое" правило инфекций: пропустил начало, жди осложнений.
  
   У нас ходили слухи, что когда число заболеваний перевалило за тысячу и число погибших исчислялось уже многими и многими десятками, если не сотнями, официальные "товарищи" вынуждены были этот диагноз произнести вслух. Холера...
  
   Кзыл-Ординская область граничила сотнями километров с этой автономной республикой Узбекистана. Граница была внешне неотличима. Песок и с той, и с другой стороны. Вольно пасущиеся верблюды. Свободно передвигавшиеся чабаны со своими отарами. И когда наши противоэпидемические группы выехали в те места, чтобы не допустить холеру на нашу территорию, кроме чабанов, живших тут испокон веку чуть ли не круглогодично, они никого не встретили. Чабаны сырую воду никогда не пили. Холеры в этих местах постоянных (вечных) кочевий чабанов не было. Холера свирепствовала в зоне Аму-Дарьи, в каракалпакских поселках и городах.
  
   Помню, речь тогда шла о каком-то злокозненном "заносе инфекции". Откуда холера тогда появилась, в чем была причина той колоссальной вспышки (вернее, эпидемии), если и стало известно, то было "секретом". Но когда в 1970 году в зоне Поволжья вспыхнула холера, стало ясно, она пополнила "букет" наших инфекций. Холера вернулась. Правда, это была не классическая азиатская холера, а холера "Эль-Тор", более мягкий ее вариант. Но она тоже пришла из южной Азии.
  
   Возбудители холеры (вибрионы) - это обитатели теплой воды. Не случайно, например, чуть ли не "вечные" очаги холеры связаны с рекой Инд. И в наших краях начали вести исследования воды и больных, подозрительных на холеру (т.н. группа риска). Сначала на удивление, а потом уже привычно, пошли редкие, но все же положительные результаты.
   В воде природных водоемов начали выявлять микробов из группы "Эль-Тор". Не совсем "та" холера, но все же... Реагировали на такие случаи серьезно. Урок Каракалпакии не остался забытым...
  
   И, как водится, я тоже должен был попасть в этот "водоворот". Командировка моя в одном из южных районов (пос. Чиили) свои ресурсы уже исчерпала. Где-то к концу дня
   на улице встретил бактериолога райсанэпидстанции. Я уже направился на вокзал, пятница на исходе, командировка кончилась. А врач меня спрашивает с удивлением:
   - Интересно, почему это тихо?
   - Не понял, что значит "почему тихо"?
   - Рабочий день кончается, а реакции на мое сообщение никакой!
   - Что должно было произойти?
   - Так я же сегодня выделил от больного возбудителя холеры Эль-Тор, сообщил об этом, а реакции никакой.
  
   Понял я тут, что выходные дни уже не для меня. Холерой занимаются специалисты отдела особо-опасных инфекций. Но я, врач и завотделом областной СЭС, уже не имею права уехать. Сразу же пошли звонить в Кзыл-Орду. Заведующая тем отделом сообщила нам, как направить материал от больного в Кзыл-Орду. Но ничего не сказала, что срочно выезжает сюда. Она мне полностью доверяет. Спасибо за доверие. Такая "оперативность" была у отдела особо-опасных инфекций...
  
   Больной лежал в железнодорожной больнице, а тамошняя "медицина", как и вся служба железной дороги, была государством в государстве. Потому районное начальство и не среагировало на сообщение бактериолога - пусть железная дорога сама и разбирается в своих проблемах. "Пусть" то "пусть", но всё же холера...
  
   Вопрос с курьером и отсылкой материала мы решили (до Кзыл-Орды всего два часа скорым поездом). Теперь надо будет до завтра ждать результат анализа... Пока суть да дело, следует принимать меры по изоляции в больнице и по домашнему адресу. Карантин накладывать. Шум везде поднимать. Все это задача главного врача железнодорожной больницы. Но не можем ее нигде найти. Оказалось, она с мужем на субботу и воскресенье всегда уезжает на рыбалку. Куда, никто не знает. Молодец, начальник, не придерешься. Уехать от не кончающихся проблем на выходные дни - ход конем. Один из рецептов долгожительства...
  
   С бактериологом пошли домой к А. С. Старцевой, главному врачу райсанэпидстанции.
   - Алла Семеновна, холера! Счастье-то какое!
   Она - чуть не в шоке:
   - Что делать? Не уезжайте, помогите, у нас же нет специалистов.
  
   Понял - женщинам только цветы, но не подобные шутки. Хорошо, обошлось без инфаркта или инсульта. Так умоляюще она на меня смотрела, прося о помощи, что ничего не оставалось, как встать грудью против холеры. В общем, для меня полный прокол и на железной дороге, и тут, в районе. Вернулся назад в гостиницу, сказал, что очень мне у них нравится, поэтому на эту ночь точно останусь. Вечером звонит мой главный врач Х. А. Ялышев:
   - Думаю, всё, что надо, ты там провел. В облздравотдел я сообщил. Давыд, еще, в воскресенье областные учения гражданской обороны по противоэпидемической защите. Раз уж ты там, пожалуйста, проверь готовность райбольницы и всех служб по районному плану ГО, надо успеть до приезда областной комиссии.
   - Ну, что ж. Служу Советскому Союзу!
   Значит, и в субботу не уеду. И воскресенье тоже пропало...
  
   В заключение приведу информацию по Кызылординской области за 9 месяцев 2007 года: "...из открытых водоемов отобрано 1010 проб воды, из них в 80-ти обнаружены холерные вибрионы". Еще в бытность моей работы в области, из водоемов выделялись холерные вибрионы т.н. второго типа "Эль-Тор". Видимо, ныне речь идет о них же. Эти вибрионы не являются возбудителями классической холеры, но... "холера бы их всех забрала"...
  
   С холерой шутки плохи
  
   В книге члена-корреспондента АМН СССР И. В. Домарадского, бывшего директора Ростовского противочумного НИИ ("Перевертыш", 1995, интернет) я прочитал воспоминания об упомянутой мной эпидемии холеры. Хочу привести короткий отрывок из нее:
   "В Каракалпакии началась эпидемия холеры и нам пришлось послать туда противоэпидемическую бригаду. Такое было в новинку, поскольку все были приучены к тому, что холера у нас ликвидирована. Вся Каракалпакия была отрезана от внешнего мира воинским частями, осуществлявшими карантинные функции. Выезжать из Каракалпакии можно было по особому разрешению после шестидневной обсервации с трехкратным бактериологическим обследованием.
  
   Распространение холеры по всей Каракалпакии и в некоторых районах Узбекистана в значительной мере было связано с поздней диагностикой первых случаев, поскольку врачи холеры не знали, а её появление в пределах Союза исключалось (ведь, как и чума, она тоже была "ликвидирована"). Поэтому гибель людей местные власти преподносили как следствие отравления их дефолиантами.
  
   Потом, когда о холере заговорили всерьез, но все-таки шепотом, её вспышку стали объяснять заносом из Афганистана, с которым у нас тогда была почти открытая граница, и эта версия долго оставалась господствующей. Например, эпидемию холеры в 1994 году в Дагестане - крупнейшую за последние годы в России - официальные власти снова преподносят как результат заноса. Истинное число заболевших и погибших от холеры в Каракалпакии секретилось даже от нас, не говоря уже о населении, что не могло не отражаться на эффективности противо-эпидемических мероприятий.
  
   В 1970-1971 годы вспыхнула эпидемия холеры, охватившая почти весь юг России и Украины. Добралась она и до Ростова и Таганрога. Была масса неприятностей с местными властями. Не желая признавать, что в таком городе, как Ростов, может быть холера, являющаяся показателем низкого санитарного состояния, местные власти ставили под сомнение каждый наш диагноз; но особенное раздражение у них вызывало уведомление об этих случаях Москвы, что входило в мои обязанности".
  
   А вот, что "сегодня" в мире
  
   В завершение приведу сообщение (//antilenta.ru/epidemii/) от 21 января 2008 года. В нём говорилось, что начавшаяся две недели назад эпидемия холеры на юге Конго унесла жизни 13 человек. По словам врачей, наиболее сложная ситуация сложилась в городе Лубумбаши, где погибли 8 человек и еще более 550 человек были заражены. Кроме того,
   в соседних городах распространение заболевания приняло характер эпидемии.
  
   Представители организации "Врачи без границ" сообщали, что основная масса заболевших проживала в бедных районах, где не было чистой воды и нормальных гигиенических условий жизни. Холера, прежде всего, это болезнь "грязной воды".
  
   И еще информация ВОЗ: на 10 декабря 2008 года в Зимбабве (Африка) холерой заболели 16141 человек, из них 775 умерли. Заболевания распространились и на соседние районы Мозамбика и ЮАР. На 18 февраля 2009 года Минздрав сообщил о том, что с августа 2008-го было зарегистрировано 79 613 случаев холеры. Из них в 3731 случае исход оказался смертельным. Но холера не ограничилась только одной страной. "Горели" Южная Африка, Малави, Мозамбик и Замбия...
  
   А сравнительно недавняя эпидемия на Гаити, о которой так много писали... Нет, всё же повторю те страшные цифры (не ручаясь за их точность), ибо произошло это в конце 2010 года. Умерло тогда от холеры около восьми тысяч человек! А многие думают, что холера что-то такое из средних веков... Да, ситуация тогда ухудшилась на Гаити еще и в связи со страшным землетрясением. Но всё же - холера...
  
  
   0x01 graphic
   05.10.2009. г. Аральск. Фото: П. Волков.
Верблюды на "своей" территории.
  
  
   Мой небольшой экскурс не исчерпывает всех вирусных и бактериальных инфекций, которые обитали в нашем южном "заповеднике". Я вспоминал только некоторые, с которыми мне приходилось заниматься. Меня однажды спросили: "Боролись вы, боролись. А инфекции как были, так есть и сегодня. Боролись с ветряными мельницами"? Я считаю вопрос несерьезным. Да, в советские времена был партийный лозунг-программа "Ликвидация инфекционных болезней". Много статей и диссертаций на эту тему люди написали. Всё - коту под хвост. Поняли абсурдность лозунга. Но бороться с инфекциями, стремиться уменьшить или даже свести к минимуму число заболевших - реальная задача и она выполнима. Но не только силами одних врачей. Это тоже надо объяснять?
  
  
  
  
   См. продолжение: глава 12. "Чёртовы гости"...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"