Генис Давид Ефимович: другие произведения.

Заметки врача: сорок лет в пустынях Казахстана. Глава 14

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава 14. Красавицы газели и иноходцы сайгаки


   Заметки врача: сорок лет в пустынях Казахстана. Глава 14
  
   Давид Генис
  
   Глава 14. Красавицы газели и иноходцы сайгаки
  
   В жизни диких зверей, как и в человеческой жизни,
   есть свой трагизм, свой особый юмор, свой пафос,
   есть множество необыкновенно интересных фактов,
   действительных событий, ...написать о которых
   просто необходимо, и вряд ли кому-нибудь нужно,
   чтобы при этом что-то выдумывали.
  
   Джеймс Оливер Кервуд
   Бродяги Севера. США, 1916
  
   Переворачиваю страницы памяти. За время более чем сорокалетней врачебной работы в пустынях Казахстана осталось, конечно, много впечатлений не только по чисто профессиональным событиям. Инфекционные и паразитарные болезни, не дававшие нам покоя, часто были напрямую или косвенно связаны с природой, с животными. Cлучаи заболеваний и даже вспышки возникали по своим законам, по законам природы. А эта природа была вокруг нас. Она, даже в пустыне, всегда интересна. Вот и вспоминается...
  
   Красивая газель - джейран
  
   Погоди, газель степная, погоди,
   Иль не знаешь: торопливость не к добру.
   Сердце трепетное рвётся из груди
   И пылает, словно факел на ветру".
  
   Авраам ибн Сагл
   еврейский поэт. Испания. 1208-1260
  
   Время от времени приходилось выезжать с зоологами-чумологами по диким местам песков Кызылкум. Чума, геморрагическая лихорадка, лейшманиозы и еще много чего, безрадостного для людей, постоянно напоминали о себе... В таких поездках иногда встречались джейраны. Очень красивая, стройная газель (Gazella subgutturosa), занесенная в Международную Красную Книгу и в Красную Книгу Казахстана. Джейран - это единственный представитель рода газелей (подсемейства антилоп) на территории Казахстана.
  
   ...Натужно гудит наш вездеход ГАЗ-63, ползет по бездорожью, обгоняя черепах.
   Под колесами раскаленный песок Кызылкум, над нами - "белое солнце пустыни". Жарко. Мы млеем. Сейчас бы в тенек. Брезентовая крыша кузова не спасает, скоро сама начнет плавиться... Где-то вычитал слова Антуана де Сент-Экзюпери: "Пустыня... это, по-моему, самое красивое и самое печальное место на свете". Да, наткнется колесо на обломок засохшего корня саксаула или джингиля, который в песке как в засаде засел, вот и будешь в печали у застрявшей машины сидеть. Ребята все, кроме меня, чумологи. Им не привыкать. Лежат в кузове на нашем имуществе, кто дремлет, кто молча ждет, когда приедем. По сторонам не смотрят, о словах Сент-Экзюпери не слышали. В кузове два запасных баллона, бочка бензина, бочка воды. Ребята, опять же, опытные...
  
   Знаем, только где-то через час доберемся до очередной "точки", где опять будем искать чуму, вернее, обследовать местность и отлавливать грызунов. За ними через день прилетает самолет. Да, но где среди барханов найти посадочную площадку? И
   потому часто "искатели чумы" кайфуют в сауне, я хотел сказать, в своей палатке, пока машина за день не "махнет" в Кзыл-Орду и обратно.
  
   В нашем стольном граде, Кзыл-Орде, в лаборатории противочумной станции, доставленные материалы будут исследовать. Да еще выговаривать "полевикам" станут, что доставили к ним материал не совсем свежий. Здесь, в США, на пикник народ везет "кулеры", походные хранители холода. Почему противочумная система СССР не могла придумать что-то похожее на переносной холодильник с периодическим подключением
   к двигателю машины? Ведь сотни отрядов по стране в жаркие месяцы южного климата бороздили пустыни и степи, собирали материал для исследования. Но долгая доставка "била по мозгам". Не раз и не два привозили то, в чем уже искать что-либо было почти бесполезно...
  
   Работа нашей группы "муторная". С утра до вечера ходим в закрытых черных комбинезонах и сапогах (это при жаре повыше сорока!) по барханам. Сначала на нужной "точке" техники "обшагивают" барханы и распадки, разыскивают и тут же оценивают состояние колоний песчанок. Позже ставят многие десятки ловушек (капканов), а рано утром их надо несколько раз обойти. Попалась песчанка в капкан, сразу не вынул, подохнет, в горячем песке быстро загнивать начнет. А потом попробуй в ней микробов искать.
  
   На колонии песчанок может быть до сотни нор, и ко многим наклониться надо и специальной лентой несколько раз её "проутюжить". Зоологи отлавливают такой примитивной техникой блох, основных переносчиков микробов чумы в природе. Эти прыгающие твари тоже попадут в лабораторию. По их зараженности конкретно оценивается эпизоотологическая ситуация местности.
  
   А мы что? "Греемся" под горячим брезентом кузова, ждем, когда доберемся до очередной "точки". А там ставить нашу брезентовую палатку. К ней днем если прикоснешься, можно, кажется, ожог высшей степени получить. Натискаем в нее наши алюминиевые раскладушки. И вместо самовара закопченный чайник. Да еще надо будет дрова собирать. Да еще...
  
   ...Наш "старшой", зоолог Вадим Сергеевич Чижевский, однажды, сидя возле уже кипящего на костре чайника с железной кружкой в руке, вдруг изрек:
   - Вот, надо было не на зоолога учиться, а на хирурга.
   - Что это вас, Сергеич, в лирику ударило?
   - Да, понимаешь, хирургу всегда спасибо говорят. Отрезал ногу человеку, а родным говорит - иначе умер бы. А они ему - спасибо. Да еще "угощение" последует. Вот, посчитай, сколько он за год людей порежет. Сотня будет? Думаю, да, будет. И от многих спасибо.
   - Сергеич, вы, наверно, чифир заварили? Что это вас на "спасибо" потянуло?
   - А ты, доктор, посчитай, сколько мы, чумологи, за свою жизнь по жарким пескам потаскались, сколько не сотен, а тысяч людей от чумы спасаем. Все ведь так и думают, что чумой люди только в средние века гибли тысячами. А то, что они не болеют сегодня этой заразой, должны бы сказать спасибо нам, чумологам. Люди по по домам сидят, чистой работой занимаются, а мы тут из железных кружек кипяток тянем и последним потом от жары исходим... И никто спасибо нам не говорит...
   - Работа у нас такая...
   - Такая, не такая...
  
   0x01 graphic
   Джейран. Рогач, самец (интернет: //dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1984 ).
  
  
   Что только не вспоминаешь, пока вот так от "точки" до "точки" ползем. И вдруг, метрах в тридцати, выскочил джейран. Это был самец. Его по рогам сразу отличить можно. Рога черные, точеные, красивые, сравнительно небольшие.
  
   Этот житель пустынь большим размером не отличается. Взрослому человеку по высоте, наверно, где-то до пояса будет. И, смотря по возрасту и откормке, может весить до 20-30-ти килограммов. Так что, в смысле мяса, неплохая цель для охоты была в прошлые времена. Живет среди песков, и цвет у песка взял: боковушки тела и верх такого же оттенка. Но шея, брюхо, ноги изнутри покрыты белой шерстью.
  
   Кормился, бедолага, среди кустов джингиля. Наверно, шум мотора услышал, да не сразу сообразил, что это такое. А как увидел нас недалеко, испугался. Да от такой неожиданности подпрыгнул, как выброшенный катапультой. Значит, явно торопился убежать. И хвост свой показывает. Его черный кончик поднимается резко и на фоне белого пятна ("зеркала", как говорят зоологи) служит даже очень хорошим ориентиром. Знак для малышей или других "коллег" по группе, чтобы в панике не растеряться. Казахи джейрана так и называют: "кара-куйрюк" ("черный хвост", "чернохвостый").
  
   Выскочила эта газель, современная модная красавица, вернее, красавец, ноги тонкие, высокие. Отбежал скачками c гордо поднятой головой метров на пятьдесят или семьдесят, остановился и смотрит на нас. Ему тоже интересно, что это за чудища появились в его владениях, не собираемся ли мы тут пастись.
  
   Наш зоолог машину остановил, в приоткрытую дверцу кричит мне
   - Не хочешь лежку джейрана посмотреть? Он навряд ли сейчас выпасался, в жару, видимо, дремал где-то недалеко под кустом джингиля.
   Меня от жары разморило. Представил, это сейчас из кузова вылезать, да по песку искать что-то и где-то. Засомневался я...
   - Думаю, больше такого случая не будет. Давай, слазь.
   И сам уже на землю спрыгнул. Мы - за ним. Недолго ходили. Чижевский кричит нам:
   - Давай сюда. Вот его лежка.
   Действительно, как будто бы то ли разгребал камешки да мелкие веточки из-под себя в сторону, то ли придавил место под кустом. Да недалеко в небольшой ямке кучка навоза. Как будто тут коза лежала. Очень помет джейрана на козий похож. Такие же темные мелкие "орешки" с острым кончиком. Это меня уже Чижевский успел просветить.
   - Сергеич, так тут, смотрите, три таких лежки. А где же остальные джейраны?
   - Да нет, тут один лежал. Солнце двигается, и тень от куста двигается. Вот наш друг и меняет места своей лежки вслед за тенью. На солнце ему тоже жарко.
   - Так если он нас проспал, тем более, может и волка проворонить?
   - Да волку он рано или поздно и так достанется. Это молодой самец, видишь, вон он еще стоит, убежал, но не совсем. Любопытство одолевает. Думаю, с людьми или охотниками еще не встречался. Старый самец его из стада выгнал. Вот один пока и бродит. К следующему гону в конце года уже окрепнет, если доживет, свой гарем заведет.
   - А почему такая антисанитария? Где лежал, там и навоз.
   Смеется мой Сергеич.
   - Ты, городской человек, знаешь, как собаки свою территорию метят?
   Теперь уже я смеюсь.
   - А самцы джейраны метят свои пределы по своему. Они же, в принципе, не очень любят дальние миграции. Для будущего гарема территория кормежки ведь требуется. Вот он уже заранее и трудится. Обычно они с сентября этим делом начинают заниматься. Этот, из молодых да ранних? Правда, придет кто посильнее, может и выгнать.
  
   Пока наш зоолог со мной ликбезом занимался, добрались до машины. Вдали
   по-прежнему маячит спугнутый нами джейран. Ждет.
  
   ...Опять гудит мотор. Трогаемся. Едем своей дорогой. Успокоился наш рогач, делает большой круг и позади нас возвращается на свой участок то ли доедать, то ли досыпать. Мы же едем дальше по своим делам.
  
   Еще сравнительно недавно джейраны для чабанов левобережья Сыр-Дарьи не были важным источником мяса. Но когда появились ружья не только у чабанов, но и у многих горожан, да на охоту стали выезжать на машинах и группами, вот тут-то Красная Книга и понадобилась. Повыбили газелей.
  
   В тех местах, где приходилось ездить, джейраны мне встречались очень редко. Наши интересы не совпадали. Газели предпочитали места с сочным травяным кормом. А мы чаще всего забирались в маловодные и достаточно сухие зоны. Не пришлось мне видеть
   и "гонки" джейранов с машинами. Бегущих сайгаков видел. А с газелями не повезло.
  
И потому хочу привести отрывок из интернет-статьи В. Грюнберга "Восьмое путешествие по Мангыстау". Этот полуостров на Каспии мы когда-то хорошо знали как Мангышлак.
   "Мы отъехали совсем недалеко от посёлка Кызан и вдруг среди пасущихся верблюдов, рядом с дорогой, появляется четыре джейрана. Две самки с уже подросшими детёнышами мчатся вдоль автомобильной колеи. Непонятный, на первый взгляд, способ уходить от погони, заставляет джейранов бежать наперерез движущейся машине. Газели быстро устают и от напряжения высовывают лиловые языки. Вместо того, чтобы убежать, они, наоборот, всё более приближаются к нашей машине... Газели проносятся поперёк дорожной колеи в десятке метров перед автомобилем. Затем останавливаются и уже спокойно, то лёгкой рысью, то почти шагом уходят в поросшие полынью пески" (//www.vs-kz.narod.ru/grunberg.htm).
  
   Вы когда-нибудь мчались наперегонки с сайгаками?
  
   Сайгак, или сайга, - одно из интереснейших животных глинистых и щебнистых пустынь и степей Казахстана. Относятся эти жвачные животные к семейству полорогих отряда парнокопытных. Почему интересное? Прежде всего потому, что сайга, или степная антилопа, это "живое ископаемое", входит в состав так называемой, мамонтовой фауны. Сайга осталась одним из немногих крупных травоядных животных, доживших до наших дней. В те, мамонтовые, времена сайгаки населяли всю Европу. В Азии даже долины Иртыша, Енисея и Лены освоили, проникая далеко на север.
  
   Однажды летом наша машина неслась по степной дороге в долине степной речки
   Сары-Су, и параллельно, справа от нас, появилось стадо сайгаков. До них метров пятьдесят, не больше. Куда они неслись, не знаю. По характеру бега уже издали можно отличить этих животных. Бегут, низко опустив голову к земле, иноходью. Впечатление, будто парят над степью, на ходу что-то вынюхивая. Поэтому избегают пески и пересеченную местность.
  
   В стаде их было не меньше сотни, бежали, растянувшись густой цепью, друг за другом. Машина мчалась быстро, но головные животные успели впереди пересечь перед нами дорогу. И все стадо неслось с одной только целью: во что бы то ни стало нас обогнать, повторить маневр вожака. Нет, чтобы отстать, перебежать уже позади нас дорогу и затем спокойно присоединиться к передней группе.
  
   Я сижу в кабине, от меня они не очень далеко. Видно их хорошо. Фотоаппарат в сумке, достать не успею. Сайгаки воспринимают нашу машину как что-то большое и непонятное. На волка не похоже. Из ружей не палят, да и людей им не видно.
  
   Потому, видимо, и не боятся. Жесткий закон стада - делай, как делает вожак. Сайгаки развивают скорость до 70-80 километров в час. Но мы не стали изнурять их, тормозим, и всё стадо, не нарушая цепочку, перебежало дорогу впереди нашей машины. Картина редкая и запоминающаяся.
  
  

0x01 graphic

   Cайга - степная антилопа (//zhivayapriroda.ru/).
  
  
   Сайгака ни с кем не спутаешь
  
   И по внешнему виду сайгака ни с кем не спутаешь. Его сразу выдает вздутая горбатая морда, над ртом нависает мягкий подвижный как бы хоботок. На нем расположены две крупные, направленные вниз, ноздри. Самки безрогие, у самца красивые светлые почти вертикальные и слегка лирообразно изгибающиеся рога. В восточной медицине они считаются целебными, за что не одна тысяча самцов поплатилась жизнью. Вес сайгака от 15 до 30 кг., мясо вкусное. В наших краях зимой всегда можно было у браконьеров купить его по цене рубль за килограмм, что было намного дешевле и доступнее обычного мяса.
   Места обитания сайги не очень богаты кормом, и потому они в постоянном движении. Летом уходят из засушливых мест в более умеренные по климату степи, а в зимнее время кочуют обратно на юг. В тяжелые зимние и снежные времена их стада в поисках корма нередко появляются даже возле населенных мест. Охотники в такие моменты их не жалеют, спешат запастись мясом.
  
  
   0x01 graphic
Сайгаки ранним утром на водопое. Астраханский заповедник.
   Фото: Полонский Евгений (//club.foto.ru/gallery/photos/2088164/?7author )
  
  
   Как-то в гостинице в Аральске я оказался в одном номере с ученым-зоологом или охотоведом из Нукуса (Узбекистан). Он оказался агрессивным товарищем.
   - Почему ваши охотники так беспощадно уничтожают сайгу?
   - Потому, - отвечаю, - что мясо в дефиците, на рынке достаточно дорогое, потому и спрос на дешевую сайгачатину велик.
   - Но вы же природу уничтожаете, - возмущается он.
   - Вы в столовую здесь ходите?
   - Конечно, а где же тут еще питаться?
   - А чьё мясо едите, не спрашивали?
   - Всё равно. Это дикость - истреблять сайгу.
   - Скорее дикость, когда люди не могут купить в магазине или на рынке дешевое
   мясо. С браконьерством не одними приказами надо бороться.
   Это были далекие уже теперь времена развитого социализма. Социализм был, мяса не было.
  
   Конечно, ни до чего с тем "патриотом" дикой природы мы не договорились. Но вот, спустя много лет, приехав в США, увидел здесь, в городе и вблизи городских озер, "толпы" диких гусей. Они паслись и важно гуляли по лужайкам и аллеям парков и скверов, нехотя уступая людям дорогу. И еще что-то на своем гусином языке выговаривали тем людям, которые осмелились мешать им, гусям. Я был поражен.
  
   Если бы эти "толпы" гусей, да к нам тогда в Казахстан, им бы всем в первую же ночь всем головы поотворачивали бы. Потому что люди в Казахстане злые и не любят природу? Нет, конечно.
  
   В США уважение к природе воспитывается с детства. За уничтожение (охоту) диких животных без лицензии следует уголовное и финансовое наказание. Никому в голову не придет от инспектора или полиции отделаться взяткой. Но, главное, в США нет проблем
   с мясом. Я же помню, как в Союзе мясо или кур приходилось по блату "доставать" или в очереди выстаивать, еще не зная, что именно продавщица тебе на весы бросит и вообще достанется ли оно тебе. На слуху - классические вопли из очереди - "в одни руки не давать больше килограмма!".
  
   В начале мая появляются сайгачата. Самки для этого дела выбирают достаточно
   глухие, удаленные от водопоев места (здесь не будет волков). В это время сезона начинаются сильные ветра, дующие несколько дней. Казахи называют эти ветра "Бес кунак" (Пять гостей). Они считают, что так природа защищает от хищников молодняк: ветер не дает возможности выследить их по запаху или блеянию.
  
   Участки этих "родильных домов" обычно лишены растительности, земля здесь прогревается солнцем, утренняя холодная роса быстро исчезает. Сайгачата лежат, прижимаясь к земле, как бы сливаются с ней, закрывая глаза. Но через несколько дней уже довольно резво бегут за своей мамашей.
  
   Мне не приходилось видеть кочующие стада сайгаков, но те, кто видел бегущие сотни и сотни животных, говорили, что зрелище это незабываемое. Вот только бы не истребили окончательно все эти сотни и сотни...
  
   Однажды в юрте чабана за пиалой чая хозяин показал мне засушенный желчный пузырь сайгака.
   - Для чего это?
   Улыбнулся аксакал. Он медленно опустил эту штуку в теплую воду, пузырь там размягчился, и старик осторожно проглотил его целиком. Не видел бы, не поверил, что такая процедура возможна. Оказалось - это из арсенала народной медицины степных людей. Помогает при болях в спине, суставах, слабости. Так мне объяснил старый чабан. Да, труд чабанский не легок. Долгие дни на лошади или верблюде, зимой и летом, хроническая усталость спины. А еще бруцеллез, вечный спутник овец и чабанов. Вот и придумали желчные пузыри глотать. Только сайгаки скоро в дефиците будут, чем тогда лечиться?
  
  
   Сайгаки (самец и самка) на водопое.
   Фото: Е. Полонский (//club.foto.ru/gallery/photos/2088164/?7author )
  
  
   Человек с ружьем против сайги
  
   Первые учеты численности сайги были начаты во второй половине 19-го века. Тогда их на юго-востоке Казахстана насчитывалось около 700 тысяч. В 1992 году этих животных было уже значительно больше миллиона. Сколько их реально осталось в начале 21-го века, казахстанские экологи затруднялись ответить.
  
Почему? На сайгу охотились и официальные бригады, и сотни браконьеров. Контроль за отстрелом сайги после развала Советского Союза сошел на нет. Сайга это фактически "дармовое" мясо. И рога, как лекарственное сырье. Своё дело сделала неограниченная охота за рогами и мясом сайги. Численность её за постсоветские годы сократилась. Сайгачьи рога активно пошли на экспорт. В Китае рога "живого ископаемого" считают панацеей от многих болезней.
  
   Да не только чрезмерная охота виновата в сокращении поголовья сайги. Человек перестраивает и уничтожает природу в погоне за сиюминутной выгодой или попросту не задумываясь о возможных последствиях своей "бурной" деятельности. В 60-80-х годах ХХ века осваивались степи и полупустыни. Значительные территории Казахстана были распаханы. Стада овец пришли на естественные пастбища.
  
   Понакопали каналов с вертикальными стенками, непреодолимых для животных. Распахали под зерновые миллионы гектаров целины. Сайгак привык к раздолью степному. Он считал себя здесь хозяином. Было ему где кочевать в поисках корма. Да еще стрелять их стали с машин и вертолетов... Некоторые "умельцы" автоматы даже приспособили...
   В интернете прочитал интересную статью Мустафиной (2005). О чем она пишет? В давние времена земледельцы начали осваивать степи европейской части России. В итоге, диких степных животных начали вытеснять с их территорий. Постепенно-постепенно, к концу XVIII века, сайгаки ушли из степей западнее Дона. В ХIХ веке уже и охота стала интенсивной, повезли купцы рога сайгачьи в Китай, нашли прибыльное дело.
  
   Переломить положение удалось к началу 30-х годов, когда на границах СССР была практически ликвидирована контрабанда. Я с детства помню знаменитого тогда пограничника Карацупу. Границу "держали на замке". Прекратился и нелегальный вывоз рогов сайгака. Государство усилило охрану промысловых животных. После этого численность и зона распространения сайгаков стали расти. И уже с 1940-х годов начался так называемый "взрыв" их численности. Сайга стала обычной во многих местах республики. К 60-м годам сайгаки заселили все подходящие участки сухих степей, полупустынь и северных пустынь.
  
  
  
   На бархане (www.rahimbaev.ru)
  
  
   На территории Кзыл-Ординской области охота на сайгаков была достаточно распространенной. В осенне-зимнее время браконьеры выезжали даже на машинах на охоту. И привозили нередко полные кузова туш сайгаков. Даже на самолетах ухитрялись летать.
  
   Еще воспоминание. С началом запусков ракет с космодрома Байконур, охотники стали нередко замечать на спинах сайгаков необычные поражения - язвы, участки кожи с выпадением волос. Позже военные врачи из Ленинска предупредили нас, что сайгаков с подобной патологией следует избегать, Это были химические поражения, связанные с запусками и стрельбищами. Для людей мясо этих животных представляло реальную опасность. Один мой коллега был призван в армию. Служил в ракетных войсках на Украине. Очень удивился, когда на боевые учения по стрельбам попал в родные места, в нашу область на Байконур...
  
   "Зона покоя вокруг сайгака"
  
   В газете "Кызылординские вести" (3 марта 2012) журналист Игорь Титенок вновь поднимает тему защиты сайги. Он обратился за консультацией к ученым Института зоологии Казахстана и предлагает статью ген.директора института, академика НАН
   А. Мелдебекова и зав.лабораторией териологии д.б.н., профессора А.Бикенова. Коротко перескажу эту заметку.
  
   В Казахстане по вине человека сайгак уже дважды попадал под реальную угрозу истребления. В 90-е годы ХХ века сайгаки вновь оказались на грани исчезновения. Основной причиной стало возросшее браконьерство и ослабление инспекторского надзора. Браконьерство стало массовым. Били животных на мясо. Били самцов ради рогов, которые опять пошли контрабандой за рубеж. Значит, этим снижали репродуктивную способность стада.
  
   "Обнаглели" и волки. В советские времена велся их планомерный отстрел. Но в 90-х годах было уже не до них. По сведениям областных управлений охотничьего хозяйства, поголовье этих хищников в Казахстане достигло не менее 65-70 тысяч. Волки круглый год стали истреблять сайгаков. Короче говоря, "союз" браконьеров и волков за короткий период поставил популяцию сайгаков на грань вымирания. Да тут еще эпизоотия пастереллеза, от которой в 2010-2011 годах в Западно-Казахстанской области погибло более десяти тысяч этих жиаотных.
  
   Охота на сайгу в Казахстане была запрещена Правительством с 1999 года. Посмотрим... Да, "покой" сайгакам только снится...
  
   Сайга пришла - сайге дорогу
  
   А вот и ответ на мои страдания. В газете "Кызылординские вести" 17 января 2013 года прочитал короткую заметку, заголовок которой я написал выше. Зима, морозы. Сайга откочевала в пределы области в середине декабря. На зимовку сюда прибыло примерно 70 тысяч животных, это по данным областной территориальной инспекции лесного и охотничьего хозяйства.
  
   Сот­рудники инспекции, администрации лесхозов и правохранительных органов усилили контроль по предупреждению браконьерства. Штрафы серьезные, даже были возбуждены уголовные дела. Я уже писал, что охота на сайгу в Казахстане была запрещена Правительством с 1999 года, затем запрет продлили до 2021 года. Конечно, желание "поймать" дешевое "мясо", тем более, заработать на его продаже, это - стимул, который еще гонит людей в степи в мороз и бездорожье... Но перспектива быть самому пойманным и солидно оштрафованным тоже есть хороший стимул, чтобы остаться дома и спокойно чайковать в кругу семьи даже и без мяса...
  
   Олень благородный в наших тугаях
  
   Я приехал в область на работу в 1955 году. Слышал рассказы старых охотников и некоторых сельских жителей о том, что в наших местах когда-то были олени. Не думаю, что я тогда в это верил. Может быть, это были временные пришельцы. Видел я только сайгу и джейранов, в них и верил.
  
  
  
   Олень тугайный, бывший обитатель низовьев р. Сыр-Дарьи
   (Казахстан). (//blogs.mk.ru/users/de_bagira/post100714973).
  
   Нашего оленя, по научному "благородный тугайный олень" (Cervus elaphus bactrianus) я уже не застал. Если не ошибаюсь, казахи называли его "ак марал". Если вспомнить, что я встречал в наших местах имена казашек "Акмарал", то, значит, и олени в наших краях когда-то тоже были.
  
   Оказалось, зря не верил старикам. По данным Антипина, зав. кафедрой Кзыл-Ординского пединститута, последние тугайные олени были убиты браконьерами в бассейне Сырдарьи в 1956 году. До конца XIX века тугайный олень был обычен в пойме среднего и нижнего течения Сырдарьи. Он встречался от Аральского моря до Кзыл-Орды, реже - и выше по течению реки. Обитал он и по низовьям Сарысу до хребта Каратау. Ныне есть они только в охотничьем хозяйстве на реке Или, куда их завезли в 1981 году. Это тоже Казахстан, но в соседней области. Да разводят еще в Алмаатинском зоопарке.
   Тугайный олень записан в Красной Книге Казахстана. Да толку, в природе его не встретишь... Тугайный, или бухарский, олень - единственный из семи-восьми подвидов благородного оленя, живший в пустынной зоне, в саксаульниках, тугайных лесах и камышовых зарослях в поймах рек и речушек Аральского региона. И чем больше эти зоны осваивались человеком, тем меньше оставалось для оленей жизненного пространства. Да еще тут опять же "человек с ружьем"...
  
   В общем, как пишут, всегда этих оленей много не было. Рога его, как и рога марала, высоко ценились в Азии как лечебное средство. Всё одно к одному: потому и истребили быстро.
   В тени тамарикса
   С зоогруппой противочумной станции мне не раз случалось выезжать "в поле". Так они называли свои бесконечные скитания с апреля по сентябрь на диких просторах нашей области. Они вели постоянный мониторинг за бесчисленными поселениями грызунов и природными очагами чумы.
  
   Иногда с ними выезжал и я. Для меня это тоже были служебные выезды. Они были утомительны. Но мне нравились. Жару я переносил хорошо, не "умирал". В степи вольготно. Просторно. Что-то вроде экскурсии и отдых в тиши природы от суеты городской и канцелярской. Правда, к вечеру от "прогулок" под нашим солнышком и голова тяжелела, и ноги гудели...
  
   Вот и сейчас наша группа вышла на свою очередную "точку". Разбили палатку. Выбрали место вблизи зарослей кустов тамарикса. От него и тень, и для глаза удовольствие. Зелень все-таки. Тамарикс, или гребенщик (казахи называют его джингил или жынгыл), очень хорошо приспособлен к жарким и сухим условиям пустыни, к засоленным песчаным или глинистым почвам. Корни тамарикса могут достигать в глубину до 30 м и в горизонтальном направлении до 50 м. Как говорится, хочешь жить, надо стараться.
  
   0x01 graphic
   Тамарикс. Фото Menachem Kuchar No
  
  
   В глубоких расщелинах земли вдоль его корней всякая мелкая живность для себя находит убежище. В том числе, и мои "любимые" москиты. Это по их вине встречается в этих краях тяжелое, зачастую смертельное для детей, тропическое заболевание лейшманиоз. Из-за них и мотаемся мы, паразитологи и энтомологи, по пескам и аулам, выясняя эпидобстановку и пытаясь спасти детей.
  
   Встретить тамарикс можно и в долине Сыр-Дарьи, и среди песков. Впечатление, что тамарикс в этих местах наиболее распространенный кустарник. Как эти мощные кусты выдерживают в общем-то экстремальные условия жизни? Из ботаники я помнил только уроки, кажется, в пятом классе, и тягучие, даже восторженные, слова нашей учительницы о пестиках и тычинках. Правда, в 6-7-м классе я с удовольствием читал классическую книгу "Жизнь растения" известного профессора Тимирязева. Но к ботанике не устремился.
  
   Так вот, о нашем джингиле. Устьица глубоко погружены в кожицу листа и соприкасаются с внешней средой узким каналом, что уменьшает испарение влаги. Тамарикс не боится засоленности почвы, нередко даже и растет на солончаках. Избыток солей выделяется особыми желёзками. Высокое осмотическое давление клеточного сока дает возможность получать воду даже из засоленной почвы.
  
   Под кустами этого кустарника всегда видны были опавшие мелкие веточки. Они покрывали слоем окружающую куст землю. Тут, видимо, секрет, почему джингиль свободно на соленой почве рос. В этих опавших веточках много соли. Высасывая соленую воду из глубоких слоев почвы, куст себе оставлял воду, а от лишней соли избавлялся за счет сброшенных веточек, в которые и отправлял лишнюю соль. Да, но
   этим способствовал засолению верхних слоев почвы...
  
   Кусты тамарикса нередко достаточно большие, особенно в местах зарослей, где их давно не вырубали. Это и тень, и место укрытия, здесь можно встретить и птиц, и ползающих, и бегающих зверьков, от ящериц, грызунов и черепах до зайцев и лисиц.
  
  
   0x01 graphic
   Агама. (//www.drive2.ru/cars/daihatsu/rocky/rocky_1st_gen)
  
  
   Очень интересными были пустынные, достаточно крупные, ящерицы-агамы. Испуганные или чем-то раздраженные, они начинали напоминать хамелеонов, тут же меняя окраску тела. Я их по полу не различал, но читал, что самцы при этом становятся синими. Самки покрываются красными ромбовидными пятнами. Любят греться на солнце ранним утром. А днем, наоборот, забираются на нижние ветви, чаще всего, джингиля (тамарикса). Или прячутся в чьих-нибудь норах.
  
Кусты тамарикса и просто красивы, особенно в пору цветения. Местные жители заготавливают джингил в качестве топлива. Разрастаясь среди песков, эти растения хорошо их закрепляют. Заросли джингила нередки между барханами. Если кусты засыпает песками, из их горизонтальных корней могут возникать новые отростки. Вот почему этот кустарник еще в давние времена рекомендовали, например, для укрепления берегов крупных каналов. Казахи часто использовали ветки джингила для укрепления стенок степных колодцев, особенно на отдаленных участках. А мы длинными и прочными стволами и ветками джингила огораживали дачные участки.
  
   Ночь в пустыне Бетпакдала
  
   Зимой охотились на сайгаков, это был важный источник браконьерского мяса для населения. Однажды пригласили и меня. Вообще-то я стрелять умел. В институте заработал третий спортивный разряд по стрельбе из малокалиберки. В армии "настрелял" по стрельбе из револьвера первое место по роте. На стрельбах облвоенкомата из офицерского ТТ - тоже отличился, лучше всех отстрелялся. И наконец на областных соревнованиях ДОСААФ по стрельбе из боевой винтовки из трех положений занял первое место. За что на долгую память грамоту получил.
  
   И в первые годы работы я всегда с собой возил "мелкашку". Однажды подстрелил красивого петуха-фазана с шикарным хвостом. Перебежал он перед нашей машиной дорогу и спрятался в придорожных кустах. Только шикарный хвост свой не сообразил тоже убрать. Знать, не сработали "куриные мозги"?
  
   В другой раз мне в песках барханный кот попался. Как наш домашний кот, только крупнее и по шерстке его не погладишь. Интересное, но редкое животное. На территории Казахстана встречается только один вид - туркестанский барханный кот. Населяет Кызылкум на север до Сырдарьи. Правда, в голых песках его не встретишь, добыча для него обитала в закрепленных песках, где кустарники, трава, и всякая живность по его вкусу.
  
   Как-то в степи увидел пару сизоворонок, одну подбил сразу. Вторая взлетела, но вернулась назад. Выстрелил и по ней, она взлетела, сделала большой круг и... вернулась на прежнее место. Когда подошел, увидел, что она тоже мертва. Там оказалось гнездо. Умирая, из последних сил, птица всё же вернулась к своему гнезду. Но после этой "смерти вдвоем" я перестал охотиться. До сих пор помню то гнетущее и тяжелое чувство. Стрелял я не из-за простого азарта, добычу всегда исследовал потом в лаборатории, все искал паразитов, для человека опасных. Но вот так...
  
   Однажды меня попросили выступить в школе перед десятиклассниками на тему о животных, и я им этот случай привел как пример того, что такое любовь "до гроба" и семейная привязанность.
  
   И когда меня пригласили на охоту на сайгаков, я согласился из любопытства, но не в роли охотника. Мы выехали на грузовой машине, я в роли зрителя сидел в кабине, а охотники были в кузове, им оттуда было удобно ночью прожектором освещать степь и стрелять по дичи. Охота ведется только ночью. Дело было в январе 1958 года.
  
   Добирались до места день. Водитель наш был опытный и как водитель, и как охотник. И всё же решили не рисковать, взяли с собой двух, живших в степи на зимовках, местных казахов-проводников. Уехали мы где-то километров за сто с лишком на северо-восток. Места дикие, необжитые, бездорожные. Это была глинисто-щебнистая пустыня Бетпакдала (в переводе с казахского - голодная, злосчастная степь).
  
   Между прочим, назвать Бетпакдалу "необжитой", думаю, можно с некоторой натяжкой. Более 80 тысяч квадратных километров ее занимал военный полигон Сары-Шаган. Это зона к северо-западу и западу от озера Балхаш на территориях в основном Карагандинской и Жамбылской областей Казахстана. Мы крутились где-то не так далеко от запретной зоны. Центром полигона был закрытый город Приозёрск на берегу Балхаша. На картах его не было. Однажды под Новый год вражеские голоса то ли из "Голоса Америки", то ли из еще какой-то зарубежной радиостанции лично поздравили командный состав полигона, назвав их полными именами. После чего секретность сняли, город стал почти обычным городом, хотя въехать в него абы как нельзя было всё равно.
  
   Коростелев В. А. (//korostelev.webstolica.ru/forum/poligony) пишет о нем так:
   "Это - единственный полигон для разработки и испытаний противоракетного оружия. На территории полигона были испытаны все советские и российские противоракетные системы, предназначенные для построения стратегической противоракетной обороны (ПРО) от межконтинентальных баллистических ракет (МБР). На Сары-Шагане также был создан испытательный комплекс Терра-3 для разработки и испытания боевых лазеров большой мощности".
  
  

   Пустыня Бетпак-Дала. Колючая проволока - граница военного полигона Сары-Шаган.
   На территории полигонов сайга часто спасалась от засилья браконьеров (//korostelev.webstolica.ru/forum/poligony).
   .
  
   Ну, ладно. Кроме военных, там еще и сайгаки водились. Добрались туда только уже, когда солнце далеко и давно за кромку запада упало. Ночь показалась нам фантастически красивой, хоть и была безлунной. Ни сильного мороза, ни ветра. Небо - сплошь звездное, такое в городе никогда не увидишь. Прожектором начали освещать окрестности. И после недолгих кружений по степи и поисков вдруг впереди засветилось множество синеватых огоньков, будто затерявшийся в степи поселок нас манит к себе. Огоньки не двигаются, мерцают издалека.
  
   Но мы тут же сворачиваем в их сторону. Это стадо сайгаков, глаза отсвечивают синими огоньками. Животные слепнут от света прожектора и потому стоят, еще не понимая, в чем дело. Но после первых выстрелов двух охотников животные бегут врассыпную, мы по ухабам и бездорожью - за ними. Сайга развивает скорость до семидесяти километров в час, так что ночная погоня за ними далеко не безопасное дело.
  
   Мы кружим и кружим, догоняем, стреляем, в кузове уже полно сайгачьих туш. Вот под лучом прожектора появился красный огонек - глаза волка. Тоже караулил сайгаков. Он далеко не убежит. Достали. Я впервые увидел, как погибают волки. Мы за ним, а он по прямой убегает впереди машины. Бежит гордо, не виляет из стороны в сторону от страха. Быстро обессилев от нашей погони, остановился, но сил стоять уже не было. Лег на
   землю мордой к нам. Встретил смерть свою "лицом к лицу"...
  
   Тушу в кузов, и опять кружим. Вновь видим красный огонек, значит, повезло, опять волк. И второго подстрелили. За шкуру каждого хищника охотник получит пятьсот рублей премии (не пугайтесь цифры, это же было еще до хрущевской реформы денег). А платили потому, что волки очень досаждали чабанам, мясо овец им нравилось не меньше, чем людям. Но тут добавлялась еще и волчья страсть "резать" всех овец подряд, кто попадется под зубы, хотя утащить он мог не более одной овцы. Урон овцеводам наносили большой, хотя многие чабаны и держали собак "казахской" породы - волкодавов. В общем - и у
   нас азарт! Азарт!
  
   И вдруг где-то к середине ночи погода резко меняется. Небо потемнело, тучи быстро набежали, звезды исчезли. Подул сильный холодный ветер. И начался злой снегопад,
   крупные хлопья закружились вокруг нас, как дикие собаки. Ничего, ни зги, не видно вокруг. Где мы, куда ехать? Метель, вьюга, как все это ни назови, мы в ловушке.
  
   Фантастическая ночь грозила стать драматичной ночью. Заблудиться легко, бензин закончится или что-то случится с машиной, никто не поможет, замерзнем. Пешком не уйдешь. Волки не упустят. Бетпакдалу называют Голодной степью, здесь никого на десятки, если не на сотни километров. Мы покружились немного, пытаясь сообразить, в какую сторону надо ехать, а потом остановились. Решили ждать. Молчим. Идей нет, видимости нет. Ждем в ночной и злой пустыне погоды. А снег все кружит и сыпит. Кажется, что вьюга и снег пляшут во всем мире. Такого в наших краях мы никогда не видели. Знать, далеко на северо-восток забрались...
  
   И как-то сразу, на какое-то время, немного стихло и даже тучи раздвинулись. Проводники наши тихо сидят в кузове, примолкли, ориентировку они полностью потеряли. Водитель, Юрий Ким, вышел из машины, долго крутил головой, что-то высматривал, что-то вспоминал. И определил все же нужное направление. Мы двинулись в путь. И в этот момент я непроизвольно заметил на небе созвездие, напоминающее теннисную ракетку. Не знаю название, но форму очень хорошо запомнил.
  
   И, главное, четко запомнил, что привязка к нему оказалась в углу переднего окна кабины с моей стороны. Значения не придал, запомнилось автоматически. Немного проехали, неожиданно охотники стучат по кабине, поворачивай, мол. Оказалось, они заметили, как где-то сбоку мелькнул красный "огонек", скорее всего, это - лисица. Повернули, красный огонек мечется, мы крутимся за ним. Этот "попрыгунчик" - да, лисица. Волк убегает по прямой, лисица же скачет, путает след и направление. Нет, не убежала.
  
   Пока метались в азарте, с дороги, вернее, с нашего направления мы, конечно, сбились. К этому моменту снова тучи закрыли все, и снова снег, и вновь мы стали. Наверно, больше часа ждали решения нашей судьбы. Замерзли. Особенно те, кто в кузове. Да, собственно, в открытом кузове грузовой машины надежда только на свою шубу и была.
   В кабине хоть ветер да снег не донимали, хотя холодный металл кабины и у нас отбирал чуть ли не последние остатки тепла. Но очередной снежный приступ бетпакдалинской зимы неожиданно поутих. Не верим счастью. Думали, нас тут так и заметет сугробами. Машина наша на колесах, не на лыжах. По сугробам не проедешь.
  
   И опять же куча счастья привалила: на небе появился просвет. То ли все тучи уже на земле оказались, превратившись в снежные завалы. То ли ветер свою силу потерял. Выскочили мы с Юрием из кабины. Оба стоим, шеями вертим. Он что-то свое, а я ту "звездную ракетку" ищу. Увидел.
   - Юрий, смотри, вон ракетка на небе.
   - Уверен, это то, что надо?
   - Да, я ее еще в тот раз заприметил. Разворачивай машину.
   Хлопают наши дверки. Оба уставились в ветровое стекло кабины. Развернулись. Машину сориентировали по тому созвездию. Двинулись потихоньку. Тут же по кабине грохот. Это тарабанят сверху наши проводники.
   - Куда поехали? Надо в другую сторону.
   - Да пошли вы...
   Это Юрий уже их посылает куда-то. Едем вперед. Потарабанили еще, потом успокоились. Видимо, обдумывали, куда это их наш водитель послал... Держим ориентир на "ракетку". По каким-то ухабам, по снежным наносам, но ползем вперед. Вспомнили лозунг военных лет - "Вперед, на запад".
  
   Но червячок точит. Степь большая. И везде та "ракетка" видна. Тот ли наш выбор? А что делать? Других идей нет. Одно радует. От голода не умрем, мясо мерзлое грызть будем, до лета запаса хватит. Вот только бы морозы поутихли...
  
   К концу ночи впереди замаячили какие-то темные то ли постройки, то ли старые овечьи загоны. Взяли курс на них. В кузове молчат. То ли не видят, то ли там задремали
   в своих шубах.
   - Доктор, а мы ведь выбрались, - вдруг сказал Юрий, нарушив тревожную и долгую тишину, - это же домики наших проводников. Точно, они.
   Юрий остановил машину. Выбрался из кабины. Кричит проводникам:
   - Эй, жолдастар, приехали. Куда приехали, знаете?
   - Кудай сактасын (боже, спаси), место чужое, первый раз видим, заблудились, наверно.
   - Ну, дал бог нам проводников.
  
   А всё было просто. Они в этой снежной круговерти до того сами растерялись, что даже, когда подъехали к их домам, в темноте местность не узнали. Хорошо, Юрий их, что называется, носом ткнул.
  
   Хоть и замерзли, но мы от чая отказались. Назад придется ехать в Кзыл-Орду уже по бездорожью, чтобы охотинспекция не задержала. Да еще снег тоже не позволит быстро ехать. Значит, некогда чаи распивать.
  
   Все пути вели, нет, не в Рим. У нас там был свой Рим, который никак нельзя объехать. Метеостанция "Злиха". Ориентир в бескрайней степи. И точный пункт дороги домой. Мимо не проедешь. Да и ситуацию тут всегда можно узнать, в смысле, где охотинспекция сейчас народ ловит. Это было главным на тот важный исторический момент нашей охотничьей жизни.
  
   И уже где-то были мы метрах в пятидесяти от домика метеостанции, как заметили стоящий там "газик". Эх, такую зиму выдержали. А тут... Плакали наши сайгачьи туши. Заберут. Да еще штраф навешают. Да на работе скандал, как же, сам начальник на браконьерскую охоту позарился.
  
   Но снежная коллея здесь глубокая. Не развернешься. Не убежишь. Наверняка, нас заметили инспекторы. Юрий даже притормозил, смотрит на меня,
   - Давид Ефимович, что делать будем?
   - Едем на станцию. Что будет, то будет. Всё равно уже попались и нет другой дороги. Да и погреться надо, холод из себя вытряхнуть.
  
   Вот бывает же в жизни счастье! Зашли в помещение станции, а там... такие же
   "добытчики". Они рады нам, мы - им. Тоже их сначала напугали, когда услышали они шум мотора. Известно, когда страх оказывается ложным, такая радость, что словами не передать, только через рюмку можно...
  
   Отогрелись, новости все выяснили. А теперь домой, только не наезженной дорогой. Нас явно где-то караулят. По такырам, по "диким степям Забайкалья", по всяким степным закоулкам. Юрий, наш опытный водитель, "стёжки-дорожки" все хорошо знал. Не впервой по ним мотался. Вообще, если бы не он, навряд ли мы бы из той Бетпак-Далы вернулись живыми.
  
   Моя "добыча" от охоты - только впечатления. От мяса сайги отказался (хотя настреляли тогда два десятка голов). Больше на охоту не ездил. Та ночная погоня отбила желание. Но что такое ночная охота на сайгаков в зимней снежной пустыне Бетпакдала, как смесь фантастической и драматической ночи, до сих пор помню хорошо.
  
  
   0x01 graphic
   Верблюд и небо. Фото Давида Гениса.
  
  
   Необычным этюдом ("Верблюд и небо") решил закончить данную главу. Почему?
   Джейранов и сайгу я как-то назвал аристократами нашей зоны пустынь. Но как же без главного символа любой пустыни - верблюда? Да, верблюд это как бы проза, работяга, хоть его и величают кораблем пустыни. Но над ним небо - высокое, просторное и оно добавляет лирики. Небо для всех и - жизнь продолжается...
  
  
   См. продолжение: глава 15. Болезнь древняя, но позиции не сдает
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"