Генис Давид Ефимович: другие произведения.

Заметки врача: сорок лет в пустынях Казахстана. Глава 18

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава 18. "Не ходите, дети, в Африку гулять"


   Заметки врача: сорок лет в пустынях Казахстана. Глава 18
  
   Давид Генис
  
   Глава 18. "Не ходите, дети, в Африку гулять..."
  
   Медицина - наука, крайне необходимая для
   человека в любое время, в любом месте, и не
   только, когда он болен.
  
   Маймонид (Моше бен Маймон)
  
   "Экзотическая специальность"...
  
   Специальность моя звучала несколько мудро: врач - паразитолог высшей категории. Когда в Москве, проходя "экзекуцию" для получения визы в США, сказал, что занимаюсь паразитарными и тропическими болезнями, мою специальность назвали экзотической.
  
   Экзотика, так экзотика. Где наша не пропадала. В мою коллекцию экзотики без кавычек входила, в частности, и ришта. В Индии я никогда не был, потому могу и ошибиться, там этой болезнью страдали, наверно, десятки тысяч человек. Но и в наших, совсем не джунглевых местах, мне тоже "повезло" заниматься и риштой.
  
   Думаю, многие, особенно жители Средней Азии, слышали об упомянутой риште (c таджикского, ришта - "нить"). За рубежом этот паразитический червь называют мединским (по имени города Медина), или гвинейским. Болезнь распространена в ряде тропических стран. В англоязычной литературе пишут, в моем несильном переводе, так: "заболевание гвинейским червем" (Guinea worm disease). По-латыни более научно - Dracunculiasis. Виновника болезни именуют, как и в русскоязычной литературе, Dracunculus medinensis. Так принято по зоологической номенклатуре.
  
   Последний и крупнейший в СССР очаг заболеваемости риштой (по-научному, дракункулез, от лат. Dracunculus, маленький дракон, змея) еще в 30-е годы ХХ века был ликвидирован в Узбекистане. Это составляло предмет гордости советской власти и медицины. Где только можно было, об этом обязательно упоминали. Как же, вон, в Индии, где были англичане, десятки тысяч больных, а у нас, при самом передовом советско-партийном здравоохранении - ноль. Никого. Всех излечили.
  
   Конечно, было чем гордиться. В мире, в середине двадцатого века, от ришты тяжело страдали около 50-ти миллионов человек. По данным ВОЗ на 2004 год было "всего" 16 тысяч больных. По другим источникам, ВОЗ сообщала, что к 2007 году было учтено "всего" 25 тысяч больных риштой. Разнобой понятен, кто там в африканских или азиатских странах вел точную статистику заболевших? Во всяком случае, было сообщено, что если в конце 80-х больные дракункулезом (риштой) выявлялись в двадцати странах Азии и Африки, то в начале 2007 года только восемь стран еще не были свободны от этой паразитарной болезни.
  
  
   0x01 graphic
   Караван. (Фото: Игорь Зенин. С интернета).
  
   "Ришта и бухарские лекари"
   Очень красочно ситуацию по риште описал узбекский писатель Садриддин Айни ("Ришта и бухарские лекари"). Приведу в сокрашении:
   "Во времена эмира в Бухаре свирепствовала болезнь "ришта", излечить которую тогда никто не мог. Я заболел ею на четвертый год своей жизни в Бухаре. Тяжелые мучения перетерпел я за одиннадцать лет болезни. Когда я почувствовал какое-то движение под кожей у поясницы и обнаружил, что под кожей движется что-то скрученное в кольца, я рассказал об этом мулле Рузи и спросил его совета.
   - Все цирюльники Бухары вытягивают ришту.
  
   Через несколько дней у меня не оставалось сомнения, что это ришта, - кольца не разошлись, она спустилась ниже, и на ко­ленке левой ноги показался пупырышек, ее кончик. Сорвав пупырышек, я попытался ухватить и вытянуть из-под кожи нить ришты... Вдруг эта нить, длиной сантиметра в два, оборвалась и мгновенно ушла под кожу. Я тут же почувствовал, как холод распространился по моим мышцам, и вслед за тем огонь охватил все внутри меня, с ног до головы; по всей коже начался сильнейший зуд, и красные пятна покрыли тело. Дыхание у меня захватило, я был словно в печке, полной огня.
   Левая нога, где я оборвал ришту, покрылась красной зудящей опухолью и болела так, будто ее одновременно резали несколькими ножами. Ежедневно, раз в день, опухоль смазывали свежей мазью, которую мне принесли от цирюльника. На одиннадцатый день кожа пожелтела. Друзья привели цирюльника. Он в двух местах вскрыл опухоль, температура снизилась, рана мучила меня меньше, и опухоль спала. Питавшийся во все время болезни одним арбузным соком, я постепенно стал есть другие продукты. Но вставать еще не мог. Только через месяц, опираясь на палку, я начал выходить из комнаты. Спустя еще десять дней, опираясь на палку, прихрамывая, вышел на улицу.
  
   На следующий год ришта появилась у меня на правой ноге. В этот раз я побоялся сам тянуть ее и отправился к цирюльнику. Я сел и протянул ногу. Хаким разрезал кожу
   сбоку у коленной чашечки. Ришта показалась. Он ухватил ее. Боль была невыносимая,
   но я терпел, стыдясь плакать перед мастером и зрителями, окружившими лавку. Но сколько ни старался мастер вытащить всю нить, ничего не выходило.
  
   - Лбом стену не прошибешь! - с сожалением сознался мастер и взял ножницы, которыми обычно подстригал усы своих клиентов. Вытянутую часть нити он отрезал, надрез крепко перевязал шелковой ниткой и отпустил остаток ришты. На следующий день в назначенное время я снова пошел к нему. Хотя боль была нестерпимой, хуже, чем накануне, нить вышла вся, и я избавился от мучений. В следующие годы у меня бывало по две, даже по три ришты в год. Иногда не удавалось их вытянуть, и приходилось месяц-два лежать в постели. Несколько лет я терпел эту болезнь.
  
  
  
   0x08 graphic
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Из раны на ноге частично извлечена ришта
   (фото: сайт www.zepper.ru/parazit/parazit)
  
  
   Победитель ришты - Леонид Исаев
  
   Эта болезнь известна с незапамятных времен. Если у вас будет время, загляните в Египетский папирус Эберса XVII-XVI веков до н.э. Можно через стекло витрин в музеях посмотреть на ассирийские глиняные таблички, начирканные в 668-631 годы до н.э. Наконец, возьмите в ближайшей районной библиотеке труды Галена, Плутарха и Авиценны. И там тоже есть описание картины болезни. Вплоть до начала XX века ришта встечалась почти во всей Азии, на Ближнем Востоке и Аравийском полуострове, в Африке, в очагах Средней Азии.
  
  
   0x01 graphic
   Профессор Леонид Михайлович Исаев (1886-1964), Добился ликвидации
   очага ришты в Бухаре (Узбекистан).
  
  
   Основная заслуга в ликвидации очага ришты в Узбекистане принадлежит военному врачу и исследователю, лауреату Сталинской премии проф. Леониду Исаеву (1886-1964). Исаев начал борьбу с риштой в 1923-1924 годы в Бухаре (Узбекистан). В этом городе издавна существовал очаг болезни, от которой страдали тысячи людей. Многое не было известно о путях заражения, никто не знал, что надо делать и как предохранить людей от ришты.
  
   Он создал здесь Бухарский Тропический институт, который занимался малярией и риштой. С 1924 по 1930 год под его руководством были выявлены все больные риштой (ведь именно больные люди заражали воду прудов), обезврежены и очищены все городские водоемы (хаузы), где, как выяснил Исаев, люди заражались при питье сырой воды. И в 1931 году в Бухаре был выявлен и пролечен последний в стране больной риштой. Писатель Марк Поповский посвятил Исаеву интересную повесть "Тот, кто спорил".
  
   Мне посчастливилось встречаться с Л. М. Исаевым, слушать его, и впечатление, которое запомнилось о нем, как об ученом, это его "спорящий" тон выступлений. Он был "тот, кто спорил", доводя некоторых корифеев чуть ли не до инфаркта. Но на его стороне всегда была уверенность человека, знавшего не только теорию, но и практику медицины. Он жил и работал в Узбекистане. Из Бухары он перехал позже в Самарканд, где основал НИИ медицинской паразитологии (ныне институт носит имя Л. М. Исаева). Был я в этом институте, пригласили участвовать на конференции. Но, к сожалению, это произошло
   уже после смерти Исаева.
  
  
  
  
   И вдруг ришта "объявилась" в Казахстане?
  
   Уже после ликвидации единственного в СССР очага дракункулеза в Бухарской области Узбекистана, появились сообщения Петрова и Чертковой о выявлении ришты у барсука в Грузии. Чернышев в 1954 году сообщил о находке у шакала в Таджикистане. В 1950 году Дубницкий в Казахстане обнаружил этого паразита у красной лисицы. Была статья Исаева о риште у собак в Узбекистане (1934). Вот всё, что было известно о распространении ришты у животных на момент наших работ. Всё без потрясений...
  
   И вдруг в Кзыл-Ординской области нашлись такие "умники", как Чун Сюн и
   Генис, которые обнаруживали в шестидесятых-семидесятых годах эту ришту, правда, только у местных собак и кошек. О первых находках у собаки в Казахстане Ф. Чун-Сюн опубликовал сообщение в московском журнале "Медицинская паразитология и паразитарные болезни" в 1958 году. Об этом мы позже доложили на 5-й конференции по природной очаговости болезней и вопросам паразитологии республик Средней Азии и Казахстана в 1962 году во Фрунзе (ныне - Бишкек, Киргизия).
  
   Ученые в Алма-Ате этой, первой в Казахстане, находке, видимо, удивились. И вскоре к нам приехал С. Степанян, по-моему, из Института ветеринарии. Он провел обследования собак в Кзыл-Орде и выявил пораженных риштой, о чем и сообщил в 1961 году на 4-й конференции по природной очаговости болезней в Алма-Ате. Кроме того, в Нукусе
   (Кара-Калпакская АCCР) уже в 1965 году у собак и Муртазаев нашел ришту. Скажем, не густо, но уже можно было думать, что говорить о полной ликвидации ришты в стране не было оснований, что предположили и мы (Чун Сюн, 1958; Чун Сюн и Генис, 1962; С. Н. Боев, 1964).
  
   В 1966 году тот же московский журнал напечатал сообщение Чун Сюна о находке ришты у кошки в Кзыл-Орде. Опять это было впервые в Казахстане. До этого ришту у кошек обнаружили только в Грузии, о чем писали Петров и Чубабрия в 1955 году.
  
   В июле 1970 года я обнаружил у двух двухлетних кошек четыре половозрелые самки
   и массу личинок под кожей бедер задних лап, а позже, в конце августа - еще и у собаки, тоже под кожей одной из лап. В 1972 году мою статью "Новые случаи обнаружения Dracunculus medinensis у домашних животных (кошки и собаки) в Казахстане" опубликовал журнал "Медицинская паразитология и паразитарные болезни" (Медицина, М., N 3, с. 365). Приведу мои наблюдения:
  
   23/VII 1970 года мне доставили кошку двух лет. В подкожной клетчатке и между поверхностными фасциями бедер задних лап были найдены две самки (половозрелые) Dracunculus medinensis. Вокруг головных концов их располагались кожные язвочки и имелось множество живых личинок. Третий экземпляр ришты был обнаружен под кожей
   в области молочных желез, в соскобах из которых имелись живые личинки.
  
   30/VII 1970 года был доставлен двухлетний кот из дома, расположенного вблизи усадьбы, откуда поступила зараженная кошка. На его передней правой лапе находилось отверстие ранки, из которого ранее был удален фрагмент ришты. При разрезе кожи в
   этом месте я обнаружил фрагмент паразита ришты длиной примерно около 4 см и множество живых личинок.
  
   30 августа 1970 года ко мне обратился хозяин 1,5-годовалой собаки, из ранки на лапе которой также была удалена ришта. Усадьба на значительном расстоянии от указанных выше. Таким образом, в течение года в Кзыл-Орде я обнаружил три случая дракункулеза собак и кошек. Это дало основание предполагать наличие постоянного очага этой инвазии и потенциальную опасность заражения человека.
  
   Но насколько была велика реально эта опасность? Во-первых, детальное изучение показало, что у ряда диких животных ришта встречается, но, возможно, других видов.
   Что они означают для человека, данных не было. И ликвидация бывших когда-то очагов заболевания среди людей тоже подсказывает, что, видимо, животные для человека не очень серьезный источник возможного заражения. Но это так, мысли. Учесть необходимо еще и то, что в наших местах жители никогда не пили сырую воду из озер, да и не купались в них никогда. Хаузов, т.е. малых бассейнов, как, например, в Узбекистане, в наших местах никогда не делали. Значит, и заражаться не могли...
  
   В интернете я нашел монографию Donald Hopkins (США,1990), в которой автор пишет (перевод с английского мой. - Д.Г.): "Животные не являются резервуаром D. мedinensis (для человека). Несмотря на то, что близкие виды Dracunculus обнаружены у диких хищников на отдельных территориях, эти паразиты не заражают людей".
  
   Оставлю этот вопрос специалистам-биологам. Ибо окончательно подобные истины доказываются только экспериментально. И проверенными данными. Да, очень много ришты у людей, но, возможно, среди них есть и чужие экземпляры, ришта других видов? Медицинская энциклопедия (//medencped.ru/rishta/): "экспериментально удалось заразить риштой собак и обезьян". Т.е. эти животные могут заражаться той же риштой, что и человек. О чем спор, господа? Кто доказал, что нельзя - наоборот? С другой стороны, я
   не встречал работ, в которых бы детально, биологически обоснованно, анализировался видовой состав ришты от излеченных больных. Наука, как и Восток, - дело тонкое...
  
   Ришта - "змея" под кожей.
  
   Ришта - самый крупный из тканевых паразитов человека. Заболевание вызывает самка. Куда девается самец, длина которого всего 3-4 см, не очень важно. Сам по себе исчезает и всё, "растворяется в ночи". Он свое дело сделал, и больше природе не нужен. Почти всё тело взрослой самки заполнено массой микроскопических личинок. Кто-то из неленивых подсчитал, их может быть до десяти миллионов.
  
   Зрелая самка локализуется в подкожной клетчатке, обычно в ногах больного. Над головным концом ришты возникает псевдофурункул (нарыв), в этот разрыв кожи она и выпячивается.
  
  
   0x01 graphic
   В подобных местах люди заражаются риштой.
   (Michael M. Kliks, PhD., CTS Foundation, Honolulu, Hawaii).
  
  
   В южных странах в летнее время люди охотно заходят в водоемы, а в ряде стран верующие проводили омовения перед молитвой, также заходя в пруды. В воде уменьшалось чувство жжения и боли от присутствия паразита. Но риште только это и надо было: при контакте с водой ее передний конец разрывался, после чего личинки табуном попадали в воду. На этих личинок "волчий аппетит" у почти невидимых глазом водных рачков (циклопов). Их полно на мелководьях в стоячих или мало проточных водоемах, азиатских хаузах (искусственных прудах).
  
   Если человек не очень привередлив и не очень разглядывает напросвет, что он пьет, то при питье сырой воды из водоемов вполне можно наглотаться зараженных циклопов. Все кого-то "жруть". Циклоп - личинок, мы - циклопов. В желудке циклопы разрушаются. Освобожденные личинки через стенки кишечника добираются до подкожной клетчатки.
   В течение года достигают там стадии зрелого червя. Этих "путешественниц" в какой-то момент и обнаруживают под кожей. Медики удаляют червей хирургически.
  
   Конечно, сразу мне вопрос: а зачем вы всё это так подробно описываете, будто учебник пишете? Нет, конечно, не учебник и не руководство по медицине для "чайников". Сидели бы дома, в отпуске время убивали бы на рыбалке, в маркетах да в разговорах с соседями, незачем вам бы эти сведения о какой-то далекой риште. Но, во-первых, я сейчас серьезные воспоминания из памяти вытаскиваю, интересно же вспомнить, на что жизнь потратил. Потому и пишу о чем еще помню. Если кому-то это тоже интересным покажется, буду рад. И, во-вторых, вот именно, что дома в отпуск никто не сидит. И все отдыхающие не в Арктику или, на худой конец, в Антарктиду стремятся. Тропики им подавай. А там этой ришты навалом. И не случайно врачам-тропикологам ныне работы хватает, везет народ "экзотику", кто поработав на юге, кто наотдыхавшись там. Всё достаточно серьезно, ведь основная масса врачей всё-же с патологией тропиков не всегда знакома.
  
  
   0x01 graphic

Подростки пьют воду через специальные трубки с фильтром, не пропускающий
   личинок ришты. Судан. (//www.diary.ru/~gabblgob/?tag=2612337). 2011
  
  
   Гость из Америки
  
   Конечно, напрашивался вывод, что природный очаг ришты в СССР все же не был ликвидирован? Или существуют другие виды ришты и их очаги в природе? И насколько они опасны для человека? Вопрос интересный и принципиальный. В послегорбачевские времена позвонили из Института зоологии Академии наук Казахстана. Едет ко мне в
   гости профессор, доктор биологических наук Michael Kliks, Ph.D., научный сотрудник Фонда Фулбрайта, Гавайи, США.
  
   Он, оказывается, обо мне узнал из научной печати. Что его заинтересовало? Ученый, занимавшийся проблемами ришты, и отправился к нам, чтобы получить информацию из первых рук. Да, он приехал к нам в Кзыл-Орду (Чун Сюн к тому времени уже умер). Мы встретились. Побывали у ветеринаров. Его интересовало, были ли, по их данным, случаи регистрации ришты у собак? Он, понятно, рассуждал, как истинный американец, считая, что жители по поводу здоровья своих собачек к ветеринару немедленно бегать будут.
  
   Улыбались наши ветеринары. С коих пор о здоровье своих дворняг народ страдать будет? Что-то пытались вспоминать, но документальных данных и ярких воспоминаний не припомнили. Наоборот, на меня покивали, мол, вот Генис, знает... Потом меня в местный КГБ вызывали и отчитали как следует, как это я посмел американца принять и им не доложил. Было дело...
  
   Когда к нам приезжал профессор Кликс, он побывал и на нескольких небольших озерах, брал пробы воды. Потом, у себя, он определял вид собранных циклопов. Ему же надо было удостовериться, есть ли реальные условия для возникновения здесь очагов
   этой болезни. Уже после его отъезда меня вызывали в Комитет госбезопасности.
   Народ этот был всегда настороже.
   - Объясните, что американец искал в наших озерах?
   - Циклопов.
   - Кого-о?
   - Мелочь почти невидимая. Живет в воде. От неё, этой мелочи, потом у собак и человека здоровенные червяки под кожей вырастают. Ришта, слышали?
   - А зачем они ему? В Америке, что ли, мало ему этих самых циклопов?
   - Он ученый, биолог, по всему миру ездит. Он изучает ришту как мировую проблему.
   - А, может, он что-то другое выискивал?
   - Об этом я у него не спрашивал.
   Профессор М. Кликс по дороге заезжал в поселок Чиили, где его встречал районный паразитолог Алдан Бахитов. Он мне потом с удивлением и даже заметно с гордостью сообщил: "Американец сказал, что рад предстоящей встрече, ведь Генис - один из последних классиков паразитологии". Не я придумал - он сказал...
  
   Когда я приехал в США, пытался с ним связаться, но он уже, видимо, ушел на пенсию. Так я и не выяснил, за что он меня в классики записал... Хотя, думаю, не только за ришту, а за то, что всю жизнь "копался" в условиях дикой природы, изучая и борясь с инфекционными и паразитарными болезнями в далеко не легкой зоне. Он, в частности, предложил мне стать консультантом представляемого им Фонда Фулбрайта (США) по региону Средней Азии. Но наступили уже новые, постсоветские, времена, стало не до этого...
  
   Нам предлагали создать филиал отдела академического института
  
   Вспоминая Л. Исаева, энтузиаста и исследователя, жившего и работавшего в наших азиатских местах до самой смерти, подумал вот о чем. В шестидесятые годы член-корр. АМН П. А. Петрищева, заведовавшая отделом природноочаговых болезней в НИИ эпидемиологии им. Гамалея АМН СССР, предложила на базе нашего паразитологического отдела областной санэпидстанции организовать филиал этого отдела института. Проблем научного и практического характера было предостаточно, хватило бы заниматься на долгие годы для коллектива исследователей.
  
   Нам идея сначала понравилась. Потом Ф. Чун Сюн, мой шеф, передумал. Начнутся планы, отчеты, бумажная круговерть, "выбивание" штатов, помещений и оборудования,
   а он привык заниматься тем, что интересовало его, безо всякой бюрократической отчетности. Меня всегда приводил в радостный трепет большой гвоздь на стене, на который Чун Сюн накалывал все грозные бумаги, приходившие из "вышестоящих"...
  
   В общем, шеф отказался, а я еще был слишком молодым, чтобы решиться взять все это на себя. Кто знает, этот филиал со временем мог бы превратиться в филиал института природноочаговых и паразитарных болезней, тем более, что в родном Казахстане такого института до сих пор нет. Хорошая приставка "бы", всё стерпит.
  
  
   0x01 graphic
   Петрищева Полина Андреевна, д.б.н., зав. отделом природноочаговых
   инфекций НИИ эпидемиологии им Гамалея АМН СССР, Москва.
  
  
   И всё же, почему не пофантазировать о прошлом? К примеру, такой вопрос: вокруг в природных условиях масса грызунов, какова их роль в нашей зоне как возможных источников заражения человека? Читал кандидатскую и докторскую диссертации на эту тему из Алма-Аты и Киргизии. Встречал авторефераты диссертаций из других регионов. Не говоря уже о просто научных статьях. Да, интересная и важная тема. На базе нашей противочумной станции я исследовал тысячи диких грызунов. Нашел, в частности, у них случаи многокамерного эхинококкоза (альвеококкоза). Эта болезнь поражает печень человека как злокачественная опухоль и в конце концов приводит к смерти. Если этот паразит оказался у местных грызунов, значит, он есть и у лисиц, ибо циркуляция альвеококка совершается в природе между грызунами и лисами.
  
   В наших краях лисиц добывали немало, и заразиться от них через загрязненные руки было вполне возможно. Но считалось, что эта болезнь больше свойственна сибирскому региону. Оказалось, всё не совсем так. Интересно? Очень. Важно? Без обсуждения!
  
   В Москве, в 1961 году, я встретился с член-корром АН СССР проф. Надеждой Павловной Шихобаловой, заместителем академика К. И. Скрябина, директора Гельминтологической Лаборатории АН СССР, ныне Института паразитологии РАН. Надежда Павловна предложила представить мои материалы по гельминтозам грызунов
   в качестве диссертации на степень кандидата биологических наук. Я отказался. Меня интересовали медицинские проблемы, связанные с грызунами, а не сами грызуны, хотя попутно я и собрал интересный материал. Через много лет, перед отъездом в США, я предложил эти материалы и помощь по теме биологу-преподавателю университета Салимовой Фариде Валиевне.
  
   Летучие мыши не только летают...
  
  
   0x01 graphic
   Мышь летучая (фото с интернета).
  
  
   Или еще пример. В наших краях было много летучих мышей. Могут ли они быть источником или индикатором каких-либо заболеваний человека? В Южной Америке, читал, есть летучие мыши-кровососы. Они могут кусать и при этом еще и бешенством заразить человека. А у нас? Речь, конечно, не о бешенстве, для этого у нас предостаточно волков и собак было. Но всё же? В общем, я занялся летучими мышами.
  
   Ловил летучих мышей по чердакам. Исследовал около двухсот экземпляров вида
   Pipistrellus pipestrellus bactrianus в Кзыл-Орде. Нашел, в частности, у многих из них два вида гельминтов с локализацией в кишечнике и желчном пузыре, неизвестных науке. Материал отправил на рецензию академику К. И. Скрябину в АН СССР. Он дал добро, и статья была опубликована в международном журнале Helmintologia (1962-1963, t. IV,
   1-4 с. 136-139). На большом числе найденных экземпляров я выяснил основные их отличия от уже известных близких видов паразитов.
  
  
   0x01 graphic
   Международный журнал "Гельминтология", 1962-1963, т.4, 1-4. Помещена
   статья: Ф.Чун-Сюн и Д.Е. Генис "Новые трематоды рукокрылых".
  
  
   Названия мудрые, но приведу их, ибо далеко даже не каждому зоологу или биологу удается дать свое название и имя двум новым видам в мире животных: Paralecithodendrium kasakhstanica Tschun-Sjun et Genis sp. nov., обнаружены в желчном пузыре, и Pycnoporus kasakhstanica Tschun-Sjun et Genis, sp. nov., найдены в кишечнике.
  
   0x01 graphic
   Новый для науки вид трематоды (от летучих мышей Казахстана)
   Paralecithodendrium kasakhstanica sp. nov. (Helminthologia, 1962-1963 гг, т.4).
   Препарат и фото Давида Гениса.
  
  
   Могу добавить, что сходные, вернее, близкие, но все же самостоятельные виды гельминтов в те годы были обнаружены у летучих мышей в Индии, Европе и Горьковской области. В эту "коллекцию" (Семейство Lecithodendriidae Odhner, 1911) я добавил и мои находки в Казахстане. Однажды встретил работу Скворцова, гельминтолога из Молдавии, который, не имея указанных гельминтов и без их исследования, не дав себе труда тщательно узучить приводимые нами в статье морфологические и цифровые данные, безаппеляционно заключил, основываясь только на схематическом рисунке в моей статье, что они напоминают уже известные виды, а потому не могут, якобы, считаться новыми. Свои заключения о новизне указанных видов я выводил не по одному рисунку, а на основе изучения нескольких десятков этих трематод, собранных более чем у двух десятков мышей, что немаловажно. И, считаю, нет оснований не верить заключению специалистов из Гельминтологической Лаборатории АН СССР о новизне выявленных видов гельминтов. Это они, с санкции К. И. Скрябина, направили нашу статью в печать,
   в журнал "Гельминтология", где она и была напечатана.
  
   Край наш богатый для науки...
  
   Примеры с грызунами и летучими мышами я привел к тому, что большой объем
   научно-поисковой и исследовательской работы имелся для многих специалистов, и не только врачей, причем работы эти носили бы далеко не узкоместный и не только теоретический характер.
  
  
   0x01 graphic
   Статья Ф.Чун-Сюн и Д.Е. Генис "Новые трематоды рукокрылых".
   Международный журнал "Helminthologia", 1962-1963, т. 4, 1-4.
  
  
   Из Алма-Аты приезжала ко мне аспирантка с просьбой помочь собрать материал по сыпному тифу. У меня был солидный материал на эту тему, отдал, посчитав это добрым делом. Другая аспирантка, из Института зоологии, приезжала в область и собрала материал по гнусу (комары, мошки) на кандидатскую.
  
   Наше сотрудничество по крымской геморрагической лихорадке, считаю, во многом помогло молодому ученому-вирусологу из Алма-Аты Сагидулле Каримову вырасти до доктора медицинских наук. Мы долгие годы работали по проблеме крымской геморрагической лихорадки в нашей зоне пустынь. Помимо совместных статей и докладов (на XVI и XVII съездах Всесоюзного общества микробиологов и эпидемиологов в 1977 и 1989 годы), мы подготовили и методические указания:
   "Эпидемиология, лабораторная диагностика и профилактика КГЛ в Казахстане"
   (Методические рекомендации, утв. Минздравом КазССР 5 ноября 1976 года".
   "Методы обследования очагов КГЛ" (Методические указания, утв. Минздравом КазССР 21 ноября 1978 года, Алма-Ата).
  
  
   0x01 graphic
   Найденный мной новый для науки вид трематоды (у летучих мышей Казахстана)
   Pycnoporus kasakhstanica sp.nov. ("Helminthologia", 1962-1963,4).
   Фото и препарат Давида Гениса.
  
  
   Наш энтомолог, Серикбол Кожаниязов, вполне мог защитить и кандидатскую, и докторскую. По москитам он собрал уникальный материал. Перед отъездом в США я отдал все мои материалы по "геморрагичке" Канату Шушаеву, врачу из отдела особо-опасных инфекций нашей санэпидстанции, предложил писать кандидатскую. Знаю, что позже он переехал в Караганду, жаль, если этот материал пропал.
  
   Коллега, санитарный врач Жубатканов Мэлс, долго занимавшийся проблемами гигиены водоснабжения, поступил в аспирантуру в Алма-Ате, но когда встал вопрос о диссертационной теме, он позвонил мне, и я ему сформулировал название темы. Защита прошла успешно.
  
   Еще один "хвастунский" пример: наша врач-педиатр Ким Елена Филипповна, собираясь в Москву, в Институт усовершенствования врачей, попросила помочь подобрать тему реферата, который она должна была подготовить. Предложил ей провести анализ детской заболеваемости в связи с особенностями зонального климата. Подготовил основные цифры и графики многолетних и сезонных изменений показателей погоды и предложил сопоставить их с данными о заболеваемости детей. Позже, вернувшись с учебы, она рассказала, что реферат восприняли с восторгом и предложили ей готовить
   на его основе кандидатскую.
  
   Подобных примеров было достаточно. Думаю, открыли бы филиал, без работы и тематики по медико-биологическим проблемам не остались бы. Несколько раз я читал лекции на биологическом факультете педагогического института, а позже на медицинском отделении университета по проблемам паразитологии в нашей зоне, и многие студенты хотели бы заняться этим. Но поезд давно ушел...
  
   Быть врачом-паразитологом - быть профессионалом
  
   Многое из того, что я видел в те далекие годы, ушло в прошлое, и всё это то, о чем не рассказывают в учебниках. Но те же инфекционные и паразитарные болезни и сегодня дают о себе знать. И не только в том приаральском регионе пустынь Казахстана, которому я посвятил более сорока лет. Я всегда считал и считаю, что врач-паразитолог должен быть не только организатором, но и владеть методиками лабораторной диагностики, иметь четкое представление о клинических признаках и особенностях заразных и, конечно, паразитарных и тропических болезней. Другими словами, быть врачом, не статистиком. Иначе он просто превратится в "бумажного" работника.
  
   И вновь не удержусь, чтобы не вспомнить еще пару случаев. Приехал в районную больницу, зашел в клиническую лабораторию. Большинство лаборанток были моими ученицами по медицинскому училищу, где я вёл курс диагностики паразитарных болезней. Многие проходили подготовку в лаборатории нашего отдела. Кроме того, и некоторые практические проблемы их клинической диагностики всегда требовали внимания.
  
   Лаборантка меня увидела, обрадовалась: у них сложный случай. Обратилась женщина по поводу головных болей. Как обычно, у нее взяли кровь на анализ. А под микроскопом лаборантка вдруг увидела в крови активные подвижные одноклеточные организмы. И решила, это - лямблии. По ее словам, "все врачи" смотрели и согласились с ее мнением.
  
   Да, но лямблии обитают только в двенадцатиперстной кишке и в крови никак не могут оказаться. Напомнил об этом лаборантке. Та пожимает плечами
   - А тогда что это такое?
   Женщина эта даже еще не успела уйти из поликлиники. Лаборантка ее нашла, вновь взяла кровь из пальца. Сел я за микроскоп. Да, какие-то "шустряки" носятся в препарате. Сразу определил, что это не лямблии. Похоже, обычные водные жгутиковые, безвредные обитатели пресных водоемов. Но как могли они попасть в препарат крови?
  
   Препарат для микроскопии лаборантка разводила стерильным физиологическим раствором, полученным из аптеки. Стоит передо мной эта бутылка. Этикетка чин чином. Приготовлено сегодня. Смотрю, думаю, ничего не понимаю. Попытался представить, как бы я из этой поллитровой бутылки набирал пару капель для приготовления препарата. Неудобно же.
  
   Лаборантка подтвердила: да, неудобно. Поэтому наливает часть раствора в стаканчик, который споласкивает обычной колодезной водой (водопровода не было). И когда по моему предложению, она взяла каплю той колодезной воды под микроскоп, начала громко смеяться. Она увидела те же самые "лямблии". Но ведь чуть не "влепили" той пациентке нереальный диагноз, и как бы ее лечили?
  
   И еще случай. В Алма-Ате проводили республиканский семинар. Врач одной из областей привез с собой на консультацию препараты, на основании которых там определили вспышку(!) энтеробиоза (заражение острицами) в сельском поселке. Все участники семинара смотрели (опять это злополучное "все"!) и согласились с этим диагнозом.
   Доктор попросил меня тоже посмотреть препарат. Во-первых, само понятие "вспышка энтеробиоза", что называется - ни в какие ворота... Но, главное, коллеги не обратили внимание на увеличение микроскопа. Только когда я поставил под тем же увеличением препарат с яйцами остриц, все увидели разницу. Дело было осенью, грибной сезон, сельские жители, конечно же, перешли на грибную диету. И безвредные споры грибов были приняты за яйца глистов. Вот цена незнания лабораторной диагностики даже врачами паразитологами.
  
   Между прочим, лабораторная диагностика паразитарных болезней, в том числе и гельминтозов, достаточно сложная вещь. Сколько раз было голову ломать, то видишь или только кажется... Яйца гельминтов, по картине которых и определяют вид паразита, которым поражен человек, не всегда легко отличить друг от друга. Особенно, если этих самых яиц в препарате мало. И далеко не все лаборанты могли уверенно разбираться. У меня было много случаев убеждаться в этом.
  
   Вспоминаю такой разговор. В моем учебнике "Медицинская паразитология" для лаборантов всех профилей, я поместил очень интересную таблицу отличий яиц сходных двух гельминтов. Это были описторх, или кошачий сосальщик, и китайский сосальщик, или клонорх. Яйца этих двух гельминтов очень похожи. Автор таблицы - доктор медицинских наук, сотрудник Института медицинской паразитологии и тропической медицины им. Марциновского (Москва) Б. Астафьев.
  
   А в другом, не менее авторитетном научном институте меня спросили, пытался ли я сам, учитывая данные таблицы, отличить яйца этих двух, хоть и сходных, но все же разных гельминтов? Да, пытался, у меня были в коллекции оба гельминта. Если на таком уровне возникают спорные проблемы, то что сможет скромный лаборант в обычной лаборатории обычной больницы? Значит, пациенту вполне вероятно будет выставлен не тот диагноз...
  
   Была у меня пациентка, страдавшая периодическими приступами болей в животе. Смотрели терапевты, прошла всякие анализы. Диагноза нет, а приступы продолжаются. Наконец попала ко мне. При микроскопическом анализе нашли только какие-то странные древовидные образования, явно неживой природы. Они не могут быть причиной. Но странное дело - после каждого приступа именно они обнаруживались при анализе. Тщательный допрос о ее диете не помог понять, откуда же берутся эти "штуки". Загадка природы!
  
   И однажды среди ночи, мне вдруг приснился ответ. Я не поленился, встал, на кухне нашел безкосточковый кишмиш, залил теплой водой. Утром принес в нашу лабораторию. Никогда не знал, что в безкосточковом кишмише тоже есть пусть маленькая, но какая-то недоразвитая то ли косточка, то ли что-то вроде этого. Под микроскопом увидел те же самые древовидные образования.
  
   Пригласил пациентку, высказал, что она питается кишмишем, а мне ничего не сказала. И тут она вспомнила - да, она очень любит творожные сырки с изюмом. И мы вместе выяснили, что ее приступы болей связаны с творогом, у нее оказалась непереносимость этого продукта. Перестала есть творожные сырки, и исчезли приступы. Вот так. Чуть не выдумали ей "паразитарную" болезнь.
  
   Родители искали у сына болезнь...
  
   Приходит на прием парень, прислали терапевты на консультацию.
   - В чем дело ?
   Смеется:
   - Отец и мать полные, я - худой. Значит, чем-то болею. Родители настояли на моем обследовании. Врачи ничего определить не могут. Вчера опять был у терапевта, она сказала, мол, кроме Гениса тебе никто диагноз не определит. И послала к вам.
   Мне, конечно, лестно, но, когда тебя делают крайним, как-то не очень.
   Расспрашиваю. В армии, да и сейчас, уже после службы, чувствует себя хорошо. Физические нагрузки выдерживал спокойно. Аппетит нормальный, это и вызвало подозрение родителей - как же это, ест хорошо, а худой. Ничего не болит. Худощавый,
   но не истощенный. Прошел различные анализы. Всё в норме.
   - Какой же тебе поставить диагноз, чтобы родителей успокоить?
   Смеется. Сидели с ним, думали. И тут меня осенило.
   - На кого похож?
   - На отца.
   - А каким был отец в твоем возрасте?
   - Да такой же тощий, как я сейчас.
   - Вот тебе и диагноз, - говорю. Это не болезнь, это - генетика. Дорастешь до возраста отца, тоже будешь толстый. Дошло?
   - Да, - отвечает, и опять смеется, но уже счастливым смехом. - Сколько же я по врачам, да по анализам исходил, все у меня болезнь искали.
   Ушел веселый. Случай забавный, но ведь речь шла о поиске болезни! Тут уж не до забавного!
  
   Человеческий фактор
  
   Мне могут возразить, что эпидемиолог-паразитолог не может подменять лаборанта
   или лечащего врача. Я согласен, не должен и не может. Каждый из нас должен и обязан
   заниматься своим делом и хорошо знать свое дело.
  
   Но жизнь и мой опыт убедили меня, что это, к сожалению, далеко не всегда так. Прочитал в газете (2007), что в штате Колорадо, где я сейчас живу, в год допускается около 98 000 медицинских ошибок. Конечно, они разного характера, но всё-таки... Нечто подобное можно прочитать о ситуации в США, в России и в Европе. Человеческий фактор, - говорят в таких случаях. Фактор этот - страшная штука. И Чернобыль - человеческий фактор, и по ошибке удаленная на операции нога пациента - человеческий фактор, и ошибка лаборанта тоже из этой "оперы".
  
   Пока существует человек, будет существовать и "человеческий фактор". Значит,
   должна быть какая-то подстраховывающая система. В Союзе я сотрудничал с
   областной газетой, и знаю, что рано утром, перед сдачей набранного номера газеты в печать, в типографию приходил один из сотрудников газеты и просматривал весь номер, от строчки до строчки, дабы не пропустить "ляп" или ошибку. Его называли "свежей головой". Ибо тот журналист, который дежурил всю ночь и отвечал за выпуск этого номера, к утру "выдыхался" и мог просто уже автоматически не заметить ошибку. Там, где принимается важное решение, тем более там, где решение может как-то сказаться на здоровье или жизни человека должна быть "свежая голова", или, как в США говорят - "второе мнение".
  
   Похоже, что я ломлюсь в "открытые двери". Но часто самым трудным в жизни человека всегда было принять к исполнению именно "азбучные" истины. Человеческий фактор - опять!
  
   Когда по телевизору, в разгар паники с сибирской язвой, я увидел в передаче, как лаборантка в Нью-Йорке нюхает (!) порошок, подозрительный на споры сибирской язвы (а это же прямой, самый опасный, воздушный путь заражения спорами), даже моя жена (она математик и инженер, но уже полвека бок о бок с эпидемиологом рядом) обомлела - такой безграмотности и неосведомленности от лаборанта никак нельзя было ожидать!
   Вот вам и ответ на слово "должен"...
  
   То же самое и в клинической диагностике. Получил сообщение из района: поступил больной c подозрением на крымскую геморрагическую лихорадку. Срочно выехал туда. Зашел с инфекционистом в палату. Больной лежит на спине, смотрит на нас ясным взглядом, заложил ногу на ногу, да еще пальцами шевелит, играется сам с собой, значит. Лежать то ему, видно, скучно...
  
   Я диагноз снял. Первые признаки у больных даже при невысокой температуре это интоксикация и выраженная слабость. И никакого тебе ясного взгляда и игры пальцами. Пробу крови того больного с подозрением на "геморрагичку" отправили в Институт полиомиелита. Результат получили отрицательный.
  
   Правда, за "гипердиагностику" я никого и никогда не ругал. Гораздо опаснее, если бы местный медработник в долгих раздумьях или из боязни, что его обвинят в панике или некомпетентности, промолчал бы. В таких случаях говорили о "предварительном диагнозе". В инфекционном отделении вместе со мной работал врач Юрий Николаевич Шлыков, который был еще и участковым терапевтом. И когда он присылал в наш стационар больного, часто в направлении писал два-три диагноза: "Пневмония? Брюшной тиф? Сыпной тиф?" и т.п. Упреков в его адрес не было. Лучше подумать и заподозрить инфекционную болезнь, чем из-за ложной боязни пропустить её. Да я, собственно, больше всего и пишу о трудностях диагностики. Это было и всегда будет "гвоздем программы"!
  
   Лаборанту - верь, но и - проверь...
  
   Однажды знакомая попросила посмотреть ее племянника возрастом где-то в
   несколько месяцев. Он лежал в инфекционном отделении, диагноз - амебная дизентерия. Лечат, но состояние прогрессивно ухудшается. Для таких малышей дизентерия часто заканчивается трагически. Поехали в больницу.
  
   Первое, что я увидел, когда развернули ребенка, его пеленку. Картина типичной бактериальной дизентерии. Спросил у педиатра-инфекциониста этого отделения:
   - Где результат бактериологического анализа?
   - Не принесли еще.
   Ах, ты... Уже далеко не первый день ребенок в больнице...
   Сам пошел в лабораторию, бланк с результатом анализа лежит сиротливо на столике. Одни забыли передать в отделение. Другие забыли спросить, а где же результат анализа?
  
   Посмотрел ответ: выделены микробы бактериальной дизентерии. Вот тебе на! Лечили совсем от другой болезни, так бы и потеряли ребенка, для него счет жизни ведь шел уже на часы. В истории болезни этого ребенка увидел бланк анализа из другой (клинической) лаборатории этой же больницы: обнаружены амебы. Пошел "по следу". Нашел того лаборанта. Повторил анализ вместе с этим лаборантом, прошу показать, что она приняла за амеб.
  
   Микроскопия амеб достаточно трудная, легко можно нафантазировать. Что и было в данном случае. И лечащий врач хороша - поверила анализу, а не характерным симптомам болезни. Случай, понятно, скандальный. Я попросил главного врача собрать всех врачей
   и провел с ними разбор этой ситуации. Напомнил им: анализы дело нужное, без них в инфекционной патологии далеко не всегда можно диагноз определить. Но и безмерно, автоматически, анализам тоже верить нельзя. Лаборант ведь человек, может не знать, не уметь, или ошибиться.
  
   Когда-то зав. инфекционным отделением Чун Сюн Ф. учил нас, молодых ординаторов: если сомневаетесь, направьте в лабораторию материал якобы от двух разных больных, а потом сверьте результаты. Не выход, конечно, но что делать?
  
   Еще пример. Лаборант железнодорожной санэпидстанции доставила в наш отдел в баночке "сувенир". Считает, что это - выделившийся цепень. Наша врач лаборант Нелля Абдуллаевна Ризванова посмотрела, однако расценила "это" как лентовидный сгусток кишечной слизи. Спор чуть не до потолка. Пришли обе ко мне. Под лупой и малым увеличением микроскопа четко видно - нет структуры. Показываю. Объясняю. Даже достал музейные препараты для сравнения.
  
   Еле переубедили. Вот бывают такие упрямые не только пациенты... Авторитет мой подействовал. Авторитет не начальника отдела, а специалиста. Вернусь к тому же: не переубедил бы, значит, влепила бы пациенту несуществующий диагноз.
  
   Я знаю, что некоторые врачи-паразитологи даже в лабораторию предпочитали не заходить, им было проще "работать" с бумагами. Почему проще? Потому что не знали лабораторной диагностики и знать не хотели. Считали, пусть сам лаборант занимается "грязной работой" или, того не лучше, "своей работой". А разве все лаборанты многоопытные и всезнающие?
  
   Считал и считаю, врач-паразитолог, если он честный специалист и интересуется своей специальностью, обязан знать лабораторную диагностику. Не знаешь, учись. Если лаборант опытный, учись у него. Если нет, ищи, где и у кого можно спросить.
  
   В лечебном деле есть понятие консилиума. Но и в лабораторном деле подобный подход без страха за собственную амбицию, должен быть. В нашем отделе были опытные лаборанты Красавская Валентина Семеновна, Черникова Антонина Павловна, Ризванова Нелля Абдуллаевна. С ними было одно удовольствие работать. И сколько раз мы вместе сидели и дифференцировали находки в поисках истины. И всё же последнее слово нередко было за мной. Не потому, что диктовал, а потому, что доказывал свое мнение и знание. Помогала и собранная мною коллекция паразитов. Собирал не только у нас, но и выпрашивал препараты паразитов других территорий в научных институтах, например...
  
   Кстати, в моем учебнике "Медицинская паразитология" я привел более двухсот задач, не считая вопросы к каждой главе, на диагностику для тренировки и лаборанта, и врача.
   И насчет клинической диагностики я не раз писал. Не подменяя других специалистов и самому нельзя быть профаном и понимать, о чем речь.
Все, хватит нотаций. Вот вспомнил что-то из другой оперы...
  
   Когда шприцы в дефиците...
  
   В шестидесятые годы, когда я интенсивно занимался сыпным тифом, выезжал во все районы практически на все случаи выявления лихорадящих больных.
  
   Звонит районный инфекционист Эфендиев, у него лежат несколько больных в отделении с подозрением на брюшной тиф. Клинически, по его словам, не очень похожи, но, по данным лаборатории, в крови выделена "гемокультура", говоря проще, обнаружены бактерии брюшного тифа. Правда, и сами лаборанты не очень уверены в результате. Почему? Потому и просит приехать, мол, вместе подумаем.
  
   Ну, что же, раз надо, так надо. Приехал, посмотрели вместе этих больных. У них явно не сыпной тиф, да и на брюшной мало похожи. Но ведь результат анализа как бы "за", "положительный". Традиционно: против лома нет приёма. Решил пробы крови отвезти в город для перепроверки.
  
   А дело было летом. Дежурная медсестра начала брать пробы крови у больных. После каждого взятия выбегает на улицу (отделение занимало небольшое глинобитное здание, было это в Терень-Узякском районе). Проследил за ней. Оказалось, у нее всего один шприц (да, дефицит всегда был острый). На его кипячение после каждой пробы у нее времени, разумеется, нет. Думаю, и желания и чувства ответственности, тоже... А во дворе висит рукомойник (кто-то помнит, наверно, старомодные рукомойники с сосочком, который надо было ладошкой надавить, чтобы получить толику воды). Под этим рукомойником сполоснет шприц и - к следующему больному. Единственно, использовала стерильные иглы.
  
   Увидел, мне нехорошо стало. И инфекционист сразу понял, что за "гемокультуру" в лаборатории высеяли. Вместо "брюшного тифа" - небрежность медсестры. Пришлось и лаборантам внушение сделать: не знаешь, что-то непонятное получилось, спроси, но не сочиняй. Да, подобные дикие случаи еще ни о чем не говорят, хотя... И все же, когда сам тоже что-то понимаешь, это помогает.
  
   Юг есть юг. Мухи житья не давали
  
   Можно ли представить себе азиатский юг без мух? Ни спать без них, ни за стол без них... "Скукота"...
  
  
   0x01 graphic
  
   Мухи: Любовь? Инстинкт? "Гражданские" обязанности?
   Фото (Creative Commons license): Wagner Machado Carlos Lemes
   (//www.vokrugsveta.ru/telegraph/pulse/ )
  
  
   В 1960 году наша областная ветеринарная лечебница получила китайский хлорофос. В Союзе этот препарат был в дефиците, в новинку. Медицинские дезинфекционные станции его не применяли. У меня с ветеринарами всегда была дружба, я у них был частым гостем, нередко выезжали вместе по каким-то проблемам. И они мне подарили канистру (25 кг) этого хлорофоса. Чистый был, похожий чем-то на густой светлый мед.
  
   А в наших жарких южных краях от мух житья не было. В столовые, буфеты и прочие пищевые объекты зайти нельзя было. О хлорофосе я читал в медицинских журналах, были отдельные экспериментальные сообщения. Решил попробовать в условиях Кзыл-Орды.
  
   Действует ли хлорофос на мух, как действует, как его разводить? Сделали мы большой марлевый садок, наловили помощники мне сотню мух и выпустили мы их туда: гуляйте, "подружки". Мухи пить любят, поставил я им в садок плоские чашки с 0,1%-м раствором хлорофоса. Мы добрые, пейте. Уже через четыре часа почти все они передохли, а к утру не осталось ни одной.
  
   Только тот, кто жил на юге, знает, что такое армия назойливых мух. И когда мы предложили в нескольких домах поставить такие же водные приманки, двери работникам "широко открыли". К утру во всех опытных помещениях не осталось ни одной мухи. Наше старшее поколение помнит знаменитые ядовитые "мухоморы", коричневые бумажки с каким-то ядом, которые мы все покупали в аптеках и раскладывали по блюдечкам и тарелкам. А мухи себе летали.
  
   Предложил дезинфекционистам обработать места выплода и места на путях залета мух в помещения однопроцентным раствором. Эффект был разительный: численность мух в помещениях ресторана снизилась в 55 раз. Но и расход дефицитного препарата оказался большим. Тогда я посоветовал проверить второй вариант - расставить чашки с 0,2% раствором только на путях залета мух (коридоры, веранды, тамбуры и т.п. помещения),
   не проводя обработки.
  
   Выбрали для этого городской ресторан. Дезинфекторы выставили там в коридорах чашки с "хлорофосной" водой. На следующее утро, к началу рабочей смены, я зашел туда. И сразу даже ничего не понял. В четырех углах полутемного коридора стоят большие чашки, заполненные чуть не доверху чем-то темным. Старшим поваром там работала
   уже пожилая женщина. Я к ней.
   - Апа (обращение к женщине), что вы там насыпали? Золу, что ли?
   - Уй бай! Какая зола? Я сегодня пришла, даже плакала...
   - А что случилось?
   - Мух жалко стало, - смеется повар, - их столько много подохло, прямо жалко совсем...
  
   Теперь настала моя очередь изумляться. В это утро, наверно, вся округа осталась без мух. Проверили чуть позже, численность мух упала в 14 раз. Здорово! Эффект был объясним. Мухи в жаркую погоду тоже пить хотят, и хлорофосная вода у них подозрений не вызывала. Пили и тут же погибали. Мое сообщение об этом "Опыт применения хлорофоса в борьбе с мухами" напечатал московский журнал "Мед. паразитология и паразитарные болезни" (1965, 5, 620-621).
   А дезинфекционная служба нашей области потом в течение многих лет успешно применяла эту методику, перейдя уже на советский хлорофос. Правда, качеством он был похуже. Плохо очищенный, не столько привлекал, сколько на первых порах (пока не выдохнется) даже отпугивал мух. А вот как мухам можно было объяснить, что раз "советское - значит отличное"?
  
   А если честно? Приведу другое мнение. Энтомолог Эдриан Понт так впечатлился сей летающей божьей тварью, что написал: "Посмотрите на крылья мухи, освещенные солнечным светом. Тут все цвета радуги. Ни один художник лучше не нарисует". Признаюсь, как-то в пылу профессиональной борьбы с этими красавицами, не было времени разглядывать их крылья в солнечном свете. Если дома, то обычно спешил найти мухобойку... да разве угонишься? 400 взмахов крылышками, и два метра за секунду позади.
  
   Но ведь мухи действительно уникальные создания. Вот летает под потолком, ждет, когда я уйду. А я не ухожу. Молниеносное сальто, и уже сидит на потолке, показывая
   мне свою спину. Пока ни одно человеческое изобретение не способно на такой маневр. Слабо нам... А глаза? Это агрегат кругового обзора. Видит всё сразу и спереди, и сзади. Чуть шелохнулся - заметила. Вот и гоняйся с мухобойкой... Нет, ее только и можно этим хлорофосом...
  
   Беременность прервали по... ошибке
  
   Однажды пришла ко мне на прием молодая женщина. Плачет. История такая. Во время недавней беременности у нее начались рвоты. Положили ее в роддом "на сохранение". Тошноту и рвоту снять не смогли. У акушеров существовал диагноз: "Неукротимая рвота беременных", который служил показанием к прерыванию беременности. Видимо, потеряв надежду на устранение этого состояния и опасаясь угрозы её здоровью, ей и предложили прервать беременность. Да и саму женщину все это настолько измучило, что она согласилась с предложением акушеров.
  
   Но и после прерывания беременности состояние не улучшилось. И вот она сидит в моем кабинете, плачет, рассказывает свою печальную историю. Не буду сейчас вспоминать все детали, но у нее оказался желудочно-кишечный миаз.
  
   Что это еще за напасть? Мухи раздражают, садясь на лицо или на нашу пищу. Они не только переносят возбудителей ряда инфекций. Мухи, садясь на пищевые продукты, откладывают на них и яйца. Обычная комнатная, еще есть домовая, мясная и некоторые другие виды мух. Они могут откладывать яйца на соленую и копченую рыбу, сыр, брынзу, ветчину, свиное сало, часто на квашенную капусту. Особенно часто загрязняется мухами квашеная купуста, простоявшая до весны и лета.
  
   Моя пациентка, между прочим, тоже питалась такой прошлогодней капустой, не исключено, что именно она и послужила источником заражения.
  
   Человек, употребляя подобную загрязненную пищу, заглатывает случайно яйца и даже выплодившиеся из них личинки (размер их исчисляется в 1-3 мм и заметить их, конечно, очень трудно). Или личинки выплаживаются из яиц уже в желудочно-кишечном тракте. У людей, особенно с пониженной кислотностью желудочного сока, личинки остаются живыми и даже развиваются. Личинки, например, сырной мухи имеют настолько плотную оболочку, что могут пройти весь кишечный тракт, не перевариваясь, и выделяются наружу. Вот тогда и можно их обнаружить.
  
  
   0x01 graphic
   Птица выклевывает личинок оводов (интернет).
  
  
   Думаю, все наблюдали, как над перезрелыми или начинающими загнивать фруктами появляются очень мелкие мушки (их и называют - плодовые мушки). Если подобные перезрелые фрукты употреблять в пищу, можно наглотаться и яиц этих мушек. Личинки разных видов мух, попав вместе с пищей в желудок и кишечник, и вызывают раздражение и воспаление слизистой оболочки, боли в животе, рвоту, расстройство стула. Подобный миаз и привел к роковой ошибке в данном случае.
  
  
   0x01 graphic

Миаз ребенка (кордилобиоз). Вызывается личинкой мухи, попадающей
   на кожу при лежании на песке. Фурункулоподобная опухоль. Африка (Интернет).
  
   Приведу еще случай. Главный врач ветбаклаборатории рассказывал, как у него долго наблюдались расстройства в носовой полости (выделения, головные боли, периодически "закладывало" нос). Ему даже ставили диагноз "гайморит" и предлагали операцию. Чем-то он сам пробовал лечиться. А однажды выделились личинки полостных оводов. Это тоже - миаз. Врач этот ветеринар, часто бывал на фермах, а оводов вокруг скота всегда хватало. Видимо, где-то на воздухе явно "прикорнул", а некоторые оводы и мухи любят даже на лету откладывать яйца в глаза или носовые ходы.
  
   Я не так часто встречался или слышал о подобных случаях. Скорее всего, такие больные обращались к медикам, но подумать об этом диагнозе было не просто. Пока не увидишь личинки, можно только гадать. Чаще всего же о них и не думали, лечили больных, выставляя более привычные диагнозы.
  
   Позвонили как-то из областной глазной больницы. У пациента, сельского подростка,
   в глазу при осмотре обнаружили белую личинку очень небольшого размера. Я к ним приехал, подтвердил, что это была личинка овода. Самки этого вида на лету выпускают молочно-белую жидкость с личинками в ноздри, глаза животных и иногда человека. Эти личинки могут развиваться в веке, слезном мешке или на слизистой оболочке. Они
   опасны тем, что могут проникнуть и внутрь глазного яблока. Тогда трагедии не миновать.
  
   Во времена моей работы мы не очень-то и знали о всяких там Карибах, местах туристических или пляжных где-нибудь в Африке или Азии. Сейчас, кажется, нет места, где бы ни оказались туристы. Но там их ждут и местные болезни, об этом нельзя забывать. В том числе, и тропические миазы. Но с ними я уж точно не встречался, и потому мне тут и вспомнить нечего. Конечно, сейчас не будешь вслед за Чуковским предупреждать, не ходите, мол, дети, в Африку гулять. Во времена автора звучало хоть и игриво, но как бы серьезно. Теперь говори, пиши... Все равно будут гулять. Хорошо, если бы перед этим популярные брошюрки почитали...
  
   Вдруг у кого-то вопрос: начал с ришты, а кончаю про мух. В начале моего сказа о жизни былой я сразу предупредил - буду писать о том, что вспоминаю по ходу моего писания. Пока вспомнил - пишу. Потом могу забыть. И хоть все мои главы в книге с названиями, но воспоминания не терпят порядка: раз наплыли, записывай тут же.
   Потому мою книгу можно читать с начала и до конца, а можно читать и с конца...
  
  
  
  
  
  
   См. продолжение: глава 19. "Простейшие" - совсем даже не простейшие.
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Грон "Попала — не пропала, или Мой похититель из будущего"(Научная фантастика) Д.Толкачев "Калитка в бездну"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) А.Белых "Двойной подарок и дракон в комплекте"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) А.Анжело "Академия магии. Притяжение воды и пламени. Часть 2"(Любовное фэнтези) А.Фарутин "Карьерист. книга первая - Топливный король"(Боевик) Е.Никольская "Снежная Золушка"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"