Генис Давид Ефимович: другие произведения.

Заметки врача: сорок лет в пустынях Казахстана. Глав 6

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава 6. Плач по Аралу


   Заметки врача: сорок лет в пустынях Казахстана. Глава 6
  
   Давид Генис
  
   Глава 6. Плач по Аралу...
  
  
   Природа не допускает шуток, она всегда
   серьёзна и строга, она всегда правда.
   Иоганн Гёте (1749-1832)
  
   Чем глубже мы заглядываем в природу, тем больше
   мы понимаем, что она исполнена жизни, и тем
   основательнее узнаем, что вся жизнь - это великая
   тайна и что мы тесно связаны со всеми явлениями
   жизни в природе. Человек больше не может жить
   только для самого себя.
   Альберт Швейцер (1875-1965)
  
  
   Ондатру ловили и... болели.
  
   Однажды, еще в 70-х годах, позвонил коллега из отдела особо-опасных инфекций.
   - Давид Ефимович, вы больных туляремией видели?
   - Нет, с этой "младшей сестренкой" чумы не встречался.
   - В инфекционное отделение нашей областной парень поступил. Сейчас мне оттуда сообщили. Говорят: - туляремия. Я туда собираюсь, компанию составите?
   - Да, Владлен Алексеевич, спасибо, конечно идем. Помню же, когда-то ее, пока не
   был открыт возбудитель, считали даже легкой формой чумы.
  
   Мы отправились в областную больницу. Персонал знакомый. Без проблем для нас. Накинули белые халаты, зашли в палату. На койке молодой парень. Cостояние как будто нормальное. О том, что туляремия ближайший родственник чумы, явно не догадывается. Ему, наоборот, интересно, что это врачи бегают на него смотреть.
  
   На левой стороне шеи хорошо виден крупный "узел" (бубон). Это воспаленный лимфатический узел c уже начавшимся изъязвлением.
   - Сильно болит?
   - Да не особенно.
   - Как себя чувствуешь?
   - Нормально.
   В данном случае заболел солдат из воинской части, потому он и попал в нашу больницу. Жаловаться, видимо, не привык, хотя голову держит прямо. Явно шеей крутить больно. Да и антибиотики уже в дело пошли... Были солдаты где-то возле озер и то ли поймали, то ли подстрелили ондатру, а наш пациент снимал с нее шкурку. В этот момент шея зачесалась. Конечно, почесал...
   Не стали мы его разочаровывать. Болезнь далеко не из "приятных". Я даже сфотографировал этого больного с его "уникальной шишкой". Так выразился один наш доктор. Уникальность была в редкости этого заболевания в наших краях. Не могу, правда, сказать, что случаев туляремии не было ни до, ни после этого. Скорее всего, были. Сельские медики вполне обычными антибиотиками могли, в какой-то мере, справиться
   и без анализов, пролечить как "осложненное" воспалительное заболевание. Диагноз придумать всегда можно: абсцесс, фурункул, лимфаденит. Вроде бы похоже...
  
   Могу сослаться на мнение специалиста: У. Избанова (Алматы, 2010) в автореферате своей диссертации пишет о том, что в Казахстане у более чем половины больных врачи устанавливали диагноз туляремии через 15-35 дней со дня обращения. Она же опросила 180 медицинских работников о знаниях этой инфекции. Итоги оказались не в пользу медиков. Да и сами пациенты спокойно реагировали и не спешили за медицинской помощью, лечились домашними средствами.
  
   Проще говоря, и медики мало знают о туляремии, и больные без паники. Это отмечено в 2010 году, так что говорить о давних временах ХХ века? В Казахстане в 1950-1959 годы заболели туляремией 4651 человек. Получили вакцину, начали делать профилактические прививки. И в следующем десятилетии заболели всего 313 человек. Вплоть до 2009 года число заболевших не превышало нескольких десятков. В Кызылординской области в 2006-2007 годы было выделено восемь положительных проб от грызунов и клещей. Природа, как сберкасса, хранит нашего врага.
  
   Военные стратеги изучали возможность применения возбудителей туляремии в качестве бактериологического оружия. Туляремия не вызывает высокую смертность, но может надолго лишить человека трудоспособности или боеспособности. Особенно опасна в случае развития легочной формы. Об этом пишут современные специалисты. Вот такая "сестренка"... Озер в наших краях было много, немало водилось в них всякой живности, в том числе и ондатры. Ловцы-охотники этой озерной зверушки иногда болели, так на то и болезни, чтобы ими болеть... В интернете нашел отчетные данные Минздрава Казахстана: в стране было зарегистрировано 16 больных туляремией в 2005-2006 годы. Значит, инфекция, хоть и несильно, продолжает там гнездиться...
  
   Прогноз старого рыбака
  
   Но уйду от туляремии, вернусь к ондатре. Она была завезена из Северной Америки и акклиматизирована в озерах европейской части России еще в начале ХХ века. Оттуда попала и в Казахстан, в частности в озера и низовья Сыр-Дарьи. В наших местах было много озер, изобилие рыбы, действовали рыбацкие колхозы. В первые же годы работы в районе я часто бывал в поселке Берказань (Бырказан, с казахского - "один казан". Так казахи называли пеликанов, которые в своем мешковидном клюве могли собрать казан рыбы). Там, у местных охотников, я впервые и увидел ондатр, которых отлавливали и живыми отправляли в Белоруссию, где занимались восстановлением ее численности после войны.
  
   Ондатра прекрасно плавает и ныряет, строит свои хатки на воде из тростника, веток и другого подручного материала. Вход в такую хатку всегда под водой. Однажды я попал
   по нашим медицинским делам в небольшой аул вблизи озера. Хозяйка начала готовить обед, по опыту знал, что дело это долгое. А тут хозяин говорит мне:
   - В нашем озере ондатра водится.
   - В природе я никогда этих зверьков не видел, пойду, посмотрю.
   - Иди.
   Старый рыбак при этом хитро улыбнулся.
   Ходил я по берегу озера, на воде ко всем кучам камыша (в наших краях так называли тростник) приглядывался, вдруг "чудо" озерное выглянет. На солнце внимания не обращаю, ноги замочил, пока лазил по камышам. Правда, летом не страшно, у нас в это время хорошо тепло, не очень простудишься. Ходил долго, потом откуда-то изнутри сигналы стали поступать. Это мой пустой желудок о себе напоминать начал. Делать нечего, вернулся. Народ уже обедает.
   Хозяин смеется:
   - Видел?
   - Нет. Попрятались, что ли, или на соседнее озеро убежали?
   - Ондатра не бегает. Где дом, там и живет. Здесь камыша много, для нее корм. Как тебе ходить, жарко было?
   - Еще как. Солнце работает на совесть!
   - У ондатры шубу видел? Как думаешь, в жару, днем, ей надо выходить? Нет,
   она днем спит, в своем доме прячется. А вечером, или ночью, а часто и утром, она выходит на кормежку и другие свои дела делает. Так что ночевать оставайся, бесбармак будем делать, а ты вечером на берегу сидеть будешь, ондатру ждать.
   - Спасибо, но времени нет оставаться.
   - Тогда садись, будем чай пить. Ондатры уже мало стало. Можешь и не увидеть.
   В таких случаях говорят, тот старик "как в воду глядел". Я еще много лет в области после той встречи работал, но ондатру так больше нигде и не встречал. Так, возможно, потому и случаев туляремии меньше стало?
  
   Ондатра достаточно крупный, до одного-двух килограммов весом, красивый зверек с прекрасным коричневатым мехом. Но он в наших местах в пятидесятые годы почти не ценился. Местные дамы ондатровые шубы не шили и не носили. Казахи предпочитали шубы и большие шапки, хорошо защищавшие от холодных пронизывающих ветров,
   шить из волчьих шкур.
  
   Чумологи подарили мне тушку ондатры, я поместил ее в наш музей. Приятный темно-коричневый мех, так и хочется погладить. Приходил народ, тоже любовался. Шубы или шапки ондатровые все видели. А самого зверька - не приходилось. Правда, спустя несколько лет, кто-то украл эту тушку из нашего музея. Много позже ондатра и у нас вошла в моду и стала цениться. Но... по тем временам она уже почти исчезла. Куда же
   она подевалась? Тоже интересный вопрос.
  
  
  
  
   Камыша не будет - всю воду рис заберет
  
   Обилие озер, весенние разливы Сыр-Дарьи - и потому огромные территории были заняты камышом (тростником). Однажды по нашей Казахской железной дороге прокатился Н. Хрущев, даже соизволил показаться в дверях вагона на вокзале, где собрались толпы начальства и жителей. Хрущев и увидел, пока ехал по территории нашей области, эти обширные заросли тростника. Возможно, заметил, или кто-то обратил его внимание на это. Желающих "покорять" природу всегда было достаточно. Чем кончился его визит?
  
   В Кзыл-Орде построили громадный целлюлозно-картонный комбинат. Сырьем для него назначили камыш. Читал, что тонна камыша заменяет полторы тонны древесины при изготовлении целлюлозы. Что и говорить, польза очевидная. Организовали специальный камышсовхоз при комбинате. Науку привлекли. Но что бывает, когда левая рука не знает, что делает правая, а "высокое" начальство не слушает ученых и практиков? Помню, тогда еще, когда только пошли разговоры о возможности строительства этого комбината, начальник противосаранчевой экспедиции сказал, что дело это бесперспективное, камыша не будет, рис всю воду заберет. Прошло много лет. Его слова и объяснения полностью оправдались...
  
   В предвоенные годы в нашу область были выселены корейцы с Дальнего Востока. Они, по убеждению "органов" и властей, могли оказаться японскими шпионами! Переселенцам разрешили жить только в сельской местности. И они начали заниматься тем, чем умели - огородничеством и рисоводством. Воды в области было в изобилии, а рис растет в воде.
   В 1930 году несколько казахских семей создали сельскохозяйственную артель. Так недалеко от Кзыл-Орды возник один из первых колхозов области - "Казрис". В первый год колхоз засеял лишь 15 гектаров риса. В 1938 году сюда влились и приезжие корейские семьи. И было засеяно с их участием 500 гектаров, получили хороший урожай. В годы моей работы в районе (1955-1958), этот колхоз уже в основном занимался рисоводством.
  
   В этот аул мы ездили бороться с комарами, спутниками рисоводческих зон. Здесь же вели энтомологические учеты численности и поведения малярийных комаров. Этих кровососов и в помещениях, и на полях было видимо-невидимо.
  
   Фактически с приездом в область корейцев и началось тут массовое рисосеяние.
   Особенно активно отрасль начала развиваться после 1960 года. Дали нашей области задание растить рис, кормить страну. На Сыр-Дарье в 1956 году построили плотину, прорыли крупные магистральные каналы, подававшие воду на рисовые поля. Мощные насосы буквально высасывали воду из реки. От Кзыл-Ординского гидроузла (так называлась официально плотина) отходит крупный Левобережный магистральный канал Ширкейли длиной до 90 км. Он обеспечивал водой три района (Сырдарьинский, Джалагашский и Кармакшинский). Не канал - целая река.
  
   Хорошо помню, что в 1959 году в области под рис засеяли 19 тысяч га. А уже в 1978 году была утверждена фантастическая схема института "Казгипрозем" из Алма-Аты на перспективу до 1990 года. Площади орошаемых земель мечтали расширить до 429,9 тысячи гектаров. Из них под рис планировалось до 145 тысяч. Об этом с гордостью писала наша областная газета "Путь Ленина", вырезка из которой сохранилась в моем архиве. "Планов громадьё...". Эта директивная "научно-обоснованная схема" прозвучала как окончательный приговор Сыр-Дарье и Аральскому морю. Что и случилось.
  
   На самом же деле площади посевов были намного больше. Реальный расход воды не контролировался. Если раньше озера наполнялись во время весенних разливов реки, то в 70-80-е годы все это заметно сошло на нет. В сохранившихся у меня вырезках из газеты "Путь Ленина" сообщается: в 1977 году было сдано риса государству более 282 тысяч тонн. Но уже через два года область собрала более 313 тысяч тонн риса. Аппетиты начальства росли: задание на 1981 год уже составило 410 тысяч! Цифры разбухали... Кажется, ясно дошло, что уже не было резервов для волевых "заданий", реку вычерпали всю, но пресловутый лозунг "Больше хлеба Родине" отменить еще не решались.
  
   Когда исчез вседержавный Госплан вместе с породившим его СССР, что-то изменилось в лучшую сторону. В интернете читал, что посевы риса в области в 2002 году заняли "всего" 56 тысяч гектаров. Хотел вздохнуть с облегчением, но не получилось: в 2006-м рис уже занял 70 тысяч га. Но не похоже, чтобы эти цифры кардинально изменились.
   В спор не буду вступать, площади могут меняться по различным причинам, тем более, что сейчас нет обязательного государственного планирования, как это было во времена Союза. И нет погони за рапортами о "повышении урожайности", когда все сводилось к засеву "нелегальных" площадей, дабы "отрапортовать" и получить премии и звания.
  
   Рисовые посевы размещают на небольших участках (чеках), площадь каждого колеблется от одного до нескольких гектаров. Группы чеков составляют массивы (карты). Здесь много поливных и дренажных каналов. Почему дренаж? Рис растет как болотный злак, "по колено" в воде. Но воду периодически меняют. При созревании риса воду окончательно спускают и осушают чеки, чтобы могли работать жатки и комбайны. Но после поливов оставалось много соли. Чтобы избавиться от нее почву промывали водой. В общем, рис забирал всю воду. Для камыша и ондатры воды уже не оставалось. Где уж тут было разгуляться ондатре, когда рис вытеснил всё. Кстати и комбинат практически уже работал на привозной древесине, а не на почти исчезнувшем камыше.
  
   Камыш и пиво...
  
   Где рисовые посевы, там и обширная сеть каналов. Зарастали они камышом. И горожан гоняли на заготовку сена для совхозного скота. А "сеном" и был тот самый камыш. Комаров были тучи. Привлекали горожан, особенно студентов, и на уборку риса, ибо косилки (комбайны) выкашивали основную часть чека, а по краям приходилось в полусогнутом состоянии докашивать остатки вручную.
  
   И не раз коллектив областной санэпидстанции тоже выезжал на тот "сенокос". Запомнилось, как однажды выехали в ближний совхоз почти всем коллективом. Набрали еды, а наши мужички даже пива бочонок "сообразили". Приехали утром в совхоз, нам показали участок, заросший камышом, то бишь "сеном".
   Какая же работа на голодный желудок? Расстелили мы дастарханы ("скатерти-самобранки"), приступили к "завтраку". Ну и по кружечке пива для начала тоже. В это время подъехали два тракториста, видимо, проверить, косим мы там, где надо и то, что нужно? Налили им пива тоже.
   - Хорошее пиво, холодное. Спасибо, - говорят ребята.
   А на дворе уже жара. Пиво к месту. Трактористы не уезжают, мнутся рядом.
   - Если еще пивом угостите, мы вам сейчас весь участок скосим.
   - О чем разговор, ребята. Для вас - пожалуйста!
   За час буквально они управились, весь камыш покосили.
   - Пусть камыш полежит, подсушится, мы потом приедем и соберем.
   - Жаксы! (Хорошо!). Пусть сушится на здоровье. Давай к нашему дастархану.
   - Нет, спасибо, нам только пива бы еще.
   Выпили еще по кружке. Уехали веселые. После обеда действительно приехали опять, трактором сгребли весь камыш, а нам осталось только его в снопы повязать. Ребят же опять пивом угостили, расстались все довольные друг другом.
  
   Cпрашивается, зачем надо было кучу горожан гонять на сенокос, когда совхоз мог бы закупить бочонок пива, угостить своих трактористов и завершили бы без проблем все работы не только на нашем участке, а по всему совхозу.?
  
  
   0x01 graphic
   Закат на Аральском море. 1974 год, сентябрь. Фото Д. Гениса.
  
  
   Рис стал главнее Аральского моря
  
   Рис стал главным "начальником" в области. Если директор совхоза или первый секретарь райкома партии хотели стать Героем Социалистического труда, им надо было "отрапортовать". Уж очень престижное звание было по тем временам. А так как всегда были те, кому позарез хотелось выбиться в герои, то надо было и "рапортовать". Правда, мешала небольшая деталь: нужен был рекордный урожай. И ход к нему был даже менее извилист, чем прыжок шахматного коня.
  
   Сажали побольше, но в отчетах всё соответствовало "нормативам". В сумме получали "искомое"... Вот свидетельство ответственного работника обкома партии тех лет:
   "При возделывании риса широко практиковались приписки - выращивание "лишних гектаров", скрытых от учета посевов, благодаря чему "росли" урожаи и в результате некоторые получали награды и звания" (Махамбетов К., 2010, //www.kz.ukoz.kz/news/...).
  
   Не хочу, чтобы меня сейчас поняли как "критикана". Да, люди работали и труд их был далеко не легок. Рис никому не давался просто так. Много в области было успешных рисоводов, механизаторов, агрономов, организаторов производства. В "моем" Сыр-Дарьинском районе славился, например, директор рисоводческого колхоза "Джамбул" Ким Дык Ман, тоже, кстати, Герой Соцтруда.
  
   Но в целом, конечно, в те, советские, времена думали только о тоннах риса для сдачи государству. Вернее, приходилось думать только о них. Так требовали. Это кончилось тем, что повысушили многие озера, почти исчезли рыбацкие колхозы, стали дефицитом хорошая рыба и ондатра, сократились площади и под камышом. Сыр-Дарья в годы моей молодости была судоходной рекой с пристанями, баржами, речными судами. Река поила Аральское море, река давала жизнь рыбе, ондатре и камышу. Море кормило и радовало людей...
  
   0x01 graphic
   Оросительный канал. Вода идет на рисовые посевы. Кзыл-Ординская область.
   Фото Д. Гениса.
  
   В 80-е годы появились признаки экологической катастрофы в Аральском регионе. Рис начал выпивать реку, а за ней и море. Арал начал высыхать и терять экономическое и хозяйственное значение...
  
   Как было хорошо в 60-е годы! Приедешь в город Аральск в командировку, встречал ресторан на берегу моря. Даже не на берегу, был еще и на сваях прямо на воде. Ты сидел на открытой веранде, а под тобой между сваями плескались тихо и лениво морские
   волны. И угощали там рыбными блюдами. Под великолепного жареного сазана, аральского сазана, и по "пять грамм" с друзьями и коллегами хорошо шло...
  
   Особенно вечером здесь было приятно. За горизонт уходила жара. Забывалось, что совсем рядом пески и солончаки. С моря тянуло влажной прохладой. А если еще торговля завозила свежее пиво, которое с аральским копченым лещом шло вне конкурса, то... Рядом, в порту, всегда было шумно от множества судов, барж и работающих портальных кранов. Шум не мешал. Он звучал привычным знаком рабочих суток в этом городе рыбы, рыбаков и моряков. Шум порта как украшение и герб этого приморского города. Море видно было из окон проходивших поездов. Город жил морем. Поэт Борис Смоленский (погиб на фронте в 1941 году) такие строки написал:
   И сразу память остро ранит,
   И сразу - вот оно - Вчера!
   Так море пахнет вечерами.
   Так морем пахнут вечера.
  
   Приезжая в восьмидесятые годы в этот некогда морской город, грустно было видеть ржавые и полузанесенные песком остовы тех кораблей и барж. А море даже на горизонте уже не было видно. И морем больше не пахли вечера...
  
   0x01 graphic
   Мальчишки на Аральском море, Аральск, порт. 1967 г. Фото Давида Гениса
  
  
   Сапфир в обрамлении пустынь
  
   Сапфир в обрамлении пустынь: Кызылкум, Каракумы, Устюрт, Приаральские Каракумы. Обнимали они крепко синий самоцвет уникального озера-моря по имени Аральское. Ученые называли его озером. Люди издавна нарекли его морем. Делили его между собой Узбекистан и Казахстан. Уточню: в Казахстане - это зона Кзыл-Ординской области.
  
   Казахи называют его Арал те?ізі, Аральское море, Арал (Орал).Почему "Арал"? Слово "арал", вернее, "орал", в переводе с казахского - "остров". Аральское море это - "Море островов". Да, островов, больших и малых, там их много было, более тысячи. Лирики объясняют термин тем, что предки считали Арал спасительным островом жизни и благополучия среди пустынных горячих песков Каракумы и Кызылкум. Возможно. Я его назвал сапфиром в песках. Для жителей окружающих земель море было не для красного словца, оно было им гарантией на жизнь.
   Еще до шестидесятых годов ХХ столетия Арал стоял на четвертом месте в ряду крупных озер мира. Впереди него были только Каспий, Верхнее озеро Северной Америки и озеро Виктория (Африка). Площадь Аральского моря равнялась 64 490 км2; в длину оно достигало 428 км и в ширину -- 284 км. Чем не море?
  
   0x01 graphic
   Кзыл-Орда. Рисовый элеватор. Главным богатством области считался рис, ради чего вычерпали Сыр-Дарью и Аральское море (из рекламы).
  
  
   Правда, особой глубиной не могло похвастать. В среднем всего от десяти до шестнадцати метров, хотя в отдельных местах до дна было почти от пятидесяти до семидесяти метров. Наиболее глубоким море было у западного берега, да и то, глубины более тридцати метров занимали не более нескольких процентов всей площади.
  
   В Аральское море впадают две реки - Аму-Дарья и Сыр-Дарья. Они поддерживали его баланс сотни лет. Куда же девалась приходящая вода? Уходила в небо. Да, Арал - это громадный испаритель для всего региона. В год с поверхности моря поступало в атмосферу около 60 куб.км воды. Он же был и важным щитом, сдерживая и нейтрализуя суховеи песчаных пустынь. Но самое главное - уровень моря восполнялся притоком рек. И так было сотни лет. Пока не вмешался наш советский человек, покоритель природы...
  
   Море и рыба кормили людей
  
   В давний, но еще благополучный, год заместитель редактора областной газеты "Путь Ленина" Ракип Насыров пригласил меня, как нештатного корреспондента газеты, в совместную командировку на Арал. Я был легким на подъем. Утром мы уже стали пассажирами скорого поезда N 17 Фрунзе - Москва. Ныне тот город, столица Киргизии, переименован в Бишкек. Семь часов под стук колес мы коротали время в поездном ресторане, благо под коньяк нам тут предложили отличные гранаты. Не надо ни лимонов, ни шоколада к напитку, если на столе в достатке эти южные чудо-ягоды.
  
   В порту нам выделили средний сейнер и "пошли" мы в дальние края, в посёлок Бугунь на восточном побережье моря. Несколько часов с командой сейнера сами по себе были интересными, а для меня и в новинку. Даже разрешили мне рядом с рулевым постоять, "порулить" и попытаться выдержать курс корабля. Встречных судов не было, простор для неуча. Чуть нос судна забирал влево, надо было крутить руль вправо. Я резво пытался вернуть нос сейнера на линейку. А его почему-то тянуло куда-то вбок. Срочно крутил обратно, тут же заносило в другую сторону. Рулевой рядом посмеивался:
   - Что, доктор, больных лечить легче, чем кораблем управлять?
   - Везде трудно, когда не умеешь. А вы давно тут?
   - Родился здесь. Отец рыбак, и дед был рыбак, я - моряк, хотя всё равно рыбу ловим, значит, тоже рыбак. Все мы у моря живем и морем питаемся. Местные, по-дедовски, на лодках в море выходили. А затем лодки, груженные рыбой, на берег вытаскивали с помощью верблюдов. Теперь вот сейнеры большие. Улов хороший. Море богатое, доброе, для людей рыбу не жалеет. Бесбармак часто из рыбы варим, не пробовали? Вкуснее мяса. Рыба тут сочная, сладкая, жирная. В гости придете, угостим. Мать и жена - на коптильне работают, тут, в Бугуни.
  
   Так, за разговорами, мы и пришли в бугуньский порт-причал. Там была большая база рыбаков и рыбокоптильный завод. Продукция шла на экспорт да в столичные города. Нам надо было писать репортаж о передовиках производства. Помню длинные ряды висевшей на леске сушившейся рыбы, коптильные цехи, многие десятки работавших по очистке рыбы женщин. И аромат копчёностей. База солидная была, жизнь кипела.
  
   Мой "учитель", матрос-рулевой, оказался прав по части бесбармака из рыбы. Директор базы, после всех полагающихся "интервью" и фотоснимков, весьма серьезный и деловой местный "атаман", увидев, как мы закрыли журналистские блокноты, неожиданно расплылся в улыбке:
   - Ну что, жолдастар (товарищи), я с утра ничего не ел, не пил, засох совсем. Без вас за дастархан не сяду. Прошу в наш дом, наша супруга рыбу приготовила, даже здесь ее запах чувствую...
  
   Как же горько было много позже узнать, что "хозяином" тут стал песок, а известный в наших краях поселок стал "вымирающим". На берегах было несколько рыбокоптильных заводов, продукция которых славилась. Ничего лучшего не было, чем копчёный аральский лещ, жерех, вяленый усач. В столицах, да и не только там, эта копчёность шла "валютой". Возвращаешься из командировки в Аральск, всегда чуть ли не полмешка копчёного леща с собой. Были времена...
  
   Но было на Арале кое-что и посерьёзнее. Во времена СССР в послевоенные годы вблизи Аральска возникли три военных городка, в которые простых смертных не пускали: Аральск-5 ("Урал") на юге города и Аральск-6 ("Чайка" и "Берёзка") в нескольких километрах к северо-западу от него. В городке "Урал" размещались воинские подразделения. Они обслуживали секретный полигон, что был на острове Возрождения. Городок "Чайка" относился к ракетным войскам стратегического назначения, а в "Берёзке" проживал персонал военного аэродрома.
  
   Жены некоторых военных работали в Аральске, а через них уже и жительницы города добирались до тамошних "богатых" магазинов. После распада страны российские воинские части уехали, а поселки были фактически разрушены и разграблены местным населением. И можно было издалека видеть многоэтажки с пустыми оконными проемами. А с гибелью Арала зачах и сам Аральск. Здесь тоже появилось много брошенных домов...
  
   А я опять за рыбу. В море обитали 20 видов промысловых рыб. Вылавливали в год до сорока - шестидесяти тысяч тонн её. Как не вспоминать аральского усача. Наши рыбаки, включая любителей, ловили его в Сыр-Дарье и озерах. Рыбина могла быть длиной до метра и весом в 10-20 кг. Помню, в 50-е годы мама солила и вялила эту рыбу большими кусками. Когда надо было, кусок вымачивали в воде. Лишняя соль уходила. Нужная оставалась. Да никакая селедка не могла составить конкуренцию. Рыба была сочная, жирная, по вкусу бесподобная.
  
   Прошли годы. Исчез усач. В магазинах зато появилась килька... И вдруг искра надежды. В газете "Кызылординские вести" (2010) вычитал заметку о том, что на Сыр-Дарье задержали рыболова-браконьера. Он выловил трех усачей общим весом почти в шесть килограммов (кошмар, ограбил государство!). Рыбака, понятно, оштрафуют, рыба всё же в "Красной Книге" прописана, под охраной государства. Да бог с ним, с браконьером. Там разберутся. Главное, что в реке поймали усача. Может, со временем наплодится эта рыба, вот будет радости любителям...
  
  
  
  
   Как я усача не угадал
  
   В Аральский район мне приходилось довольно часто выезжать. Условия жизни там становились всё злее. С окружающих барханов несло суховеями и песком. Вода в дефиците, жара с избытком. И инфекции покоя не давали.
  
   По моей линии здесь, в районной санитарно-эпидемиологической станции, трудился энтомолог Владимир Васильевич Губенко. Он окончил биологический факультет педагогического института. В местной санэпидстанции по штату должен был быть врач-паразитолог. Но его не было. И Володя, официально заведуя отделом, многое делал из того, что должен был бы делать врач. Разбирался во всём, в районе всех знал и умел дело делать. Пока заочно учился в институте, работал в райкоме комсомола, где опыта "руководства" набирался.
  
   У него одно время фельдшером-помощником паразитолога работал Нагашибай Жанпеисов, коренной аралец. Позже он переехал в Кзыл-Орду и пришел в наш отдел. Не сосчитать, сколько мы с ним по командировкам километров и дней "накручивали". Серьезный был парень. За исполнение заданий можно было не беспокоиться. В 2011 году Нагашибая не стало. Сухой воздух и пыль Приаралья, да бронхиальная астма доконали...
  
   Мой аралец Володя Губенко был спец по рыбе. На рыбалке с ним не был, но неповторимую "двойную" уху, сваренную им на берегу Сыр-Дарьи, ел. Запах и густой вкус ее до сих пор в памяти. Пристал он там ко мне:
   - Как же, Давид Ефимович, столько лет живете на Сыр-Дарье, а ни рыбалкой не увлекаетесь, ни секретов ухи не знаете!
   - Так я же больше по чабанам езжу, а не по рыбакам. В бесбармаке что-то еще соображаю. Вот поем твоей ухи, и мне на полгода хватит.
  
   А Володя мне рыбину небольшую показывает. Опять подзуживает:
   - Узнали? Нет? Так это же и есть усач. Мало стало этой рыбы. Случайно попала. Смотрите: морда вытянутая, да усы длинные. И чешуя мелкая.
   - Знаешь, Володя, сазана и щуку сразу отличу. Значит, если на них не похож, про
   усача буду думать?
   - Да нет, я серьезно. Жалко рыбу. И себя тоже, давно уже усача не ел. Он для нереста по Сыр-Дарье уходил вверх по течению даже на многие сотни километров. По дороге залегал на зимовку в речных ямах. Весной мог дальше подниматься. Нерест с мая по июль. Потом рыба вновь возвращалась в море. Правда, часть ее оставалась в реке или озерах. Только вы там повывели её.
   - Знаю, Володя, читал. Когда построили на Сыр-Дарье две крупные плотины, прервали пути к местам нереста. Плотины строили, о рыбе никто не думал. И уже в семидесятых годах усач на наших столах исчез.
   - Так и знал, что притворяетесь...
   - Ладно, пока рыбоохрана не поймала, кидай своего усача в котел. Гостя баснями не кормят.
  
  
   Попробуйте наполнить сито водой
  
   Не раз слышал удивленный вопрос от руководящих хозяйственников:
   - Неужели из-за поливов посевов можно высушить Аральское море? Может, так в природе? Говорят, когда-то уровень Арала тоже падал. Но ничего, ведь со временем восстанавливался. Не мудрите ли, доктора?
   - Попробуйте возле крупного арыка или канала выкопать яму. Она очень быстро заполнится водой. Наши энтомологи и инженер-гидротехник часто выезжают на многие такие участки. В местах грунтовых просачиваний воды вблизи аулов мы воюем с комарами. Вы же и сами видели, пока идет полив, во многих местах стоят вдоль каналов грунтовые разливы воды.
   - Да, это мы и сами видели. Так всегда было. Паники не надо. Мы должны планы выполнять.
   - А вы когда-нибудь пробовали наполнить водой сито?
   - Что еще за сито?
   - Для воды наши арыки настоящее сито. Часть успевает дальше покатиться, а сколько воды просто уходит в землю. Раньше мало сажали, а теперь, посмотрите, на десятки километров тянутся арыки и каналы. И их тянут всё дальше и больше. Вот и посчитайте, сколько воды уходит по дороге в землю, на разливы, в воздух. Для Арала и не остаётся уже ничего...
  
   Смотрели на нас пустыми глазами. Врачи, что с них возьмешь, ни в хозяйстве, ни в линии партии не разбираются... Обычно после таких невежливых разговоров нас могли достаточно "вежливо" осадить, мол, вам, докторам, легко говорить и советы давать. А им, деятелям, еще и "планы" надо делать...
  
  
   0x01 graphic
   Карта изменений зеркала моря за 1957-2002 годы
   (//www.cawater-info.net/aral/data/map.htm)
  
  
   Да, казалось бы, грамотнее было не арыки в земле копать, а укладывать бетонные желоба. Понимаю, это колоссально дорого. Но уверен, вполне можно ныне посчитать, сколько миллионов долларов уходит и уйдет на восстановление русла Сыр-Дарьи и акватории Аральского моря, всей морской и приморской инфраструктуры. Думаю, можно подсчитать экономические потери за все прошедшие годы гибели Арала. Ломать - не строить. Ведь сейчас в сотни и сотни раз всё восстановление обойдется дороже. Я уже не говорю о тысячах людских трагедий и страданий. Но стенаниями о прошлом теперь не решить ничего...
  
   Гибель Арала была запланирована
  
   Идея принести Арал в жертву принадлежит еще дореволюционным деятелям России. Воейков (1908) настаивал, что существование Аральского моря неоправданно, поскольку экономический эффект от него (рыбоводство, морской транспорт) намного меньше, чем от развития экономики и орошаемого земледелия. В 1913 году директор Департамента земельных улучшений России князь Масальский считал, что конечной целью является "использовать водные ресурсы края и создать новый Туркестан.., приобщив к культуре десятки миллионов гектаров новых земель и обеспечить русскую промышленность необходимым хлопком...".
  
   Вот еще "мысль": "Искусственное понижение уровня Аральского моря или его исчезновение как озера привело бы к осушению огромных болотистых массивов в дельте Амударьи и Сырдарьи, к понижению уровня грунтовых вод, к улучшению мелиоративной обстановки. Эти земельные массивы смогли бы быть частично вовлечены в земледельческое использование" (Сборник "Cредняя Азия", М., 1968).
  
   На прогнозных картах, составленных по заданию Минводхоза СССР в связи с проектом переброски вод, на месте Арала указывались посевы риса. Так что исчезновение Арала было запланировано. Поражает маразм тех, кто "указывал" и тех, кто согласно кивал головой. Давно известно было, что дно Аральского моря сплошь из осадочных пород (песок) и миллионов тонн наносных солей. И по ним собирались сажать рис?
  
   Так что же сделали люди с морем?
  
   Так что же сделали люди с этим морем? Без цифр не обойтись. Очень кратко по материалам статьи "Батиметрические характеристики Аральского моря" (//www.cawater-info.net/aral/data/tabs.htm) и некоторым другим ситуация выглядит следующим образом:
  
   Приток в Аральское море (куб.км, в десятилетие):
   годы Аму-Дарья Сыр-Дарья всего
   1951-1960 459.9 177.4 637.3
   1961-1970 448.7 66.8 515.5
   1971-1980 162.0 23.2 185.2
   1981-1990 55.15 15.81 70.96
  
   Суммарно сток Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи в благополучные годы (1951-1960) был равен 637 куб.км. В предпоследнее десятилетие ХХ века (1981-1990) он упал до 70,96 куб.км или стал почти в девять раз меньше исходного.
  
   В 1981-1990 годы Сыр-Дарья несла в море в среднем 15,81 куб.км воды, или более чем в 11 раз меньше исходного. Еще более неутешительно выглядит её сток в 1974-1987 годы с колебаниями от 0,2 до 1,3 куб.км ежегодно. Вода реки почти не попадала в море, обрекая его на усыхание и гибель. Падение объема стока обеих рек в море началось с 1961 года. Так было положено начало трагедии моря и людей региона.
  
   Цифры, цифры... Фигурируют они в многочисленных статьях об Арале. Но суть всё же остается одна и та же: море жило в основном только за счет двух великих рек. Не стали они поить море, значит, неминуемо обрекли его на верное умирание.
  
   Важный признак живого моря - его уровень. Эта величина колеблется. Много снега в горах, значит, много воды в реках. Были годы многоводные и маловодные. Всем понятно. И в море попадает то больше, то меньше воды. Но уровень моря в среднем был выше 53-х метров, он несильно "прыгал". Жизнь моря и вокруг него продолжалась без потрясений...
   Но когда начал падать объем стока рек, уровень моря тоже начал снижаться. Глубина моря в среднем упала в два раза. Не шутка. Такого в мире еще не было. Но я уже писал, что море было мелководным. И заметно усохнув, оно превратилось, по сути, в громадную лужу. Рыба передохла, суда превратились в металлолом, осев на сухое дно "моря". Многие тысячи люди потеряли работу и источники жизни.
  
   0x01 graphic
   Аральское море высохло, пески засыпают аулы Приаралья.
   Фото: (//news.nur.kz/190560.html), 2011 год
  
  
   Я просмотрел данные за 1780-1960 годы. Никогда уровень не опускался ниже 49 м. А
   в 1985-1986 годы случилось то, что должно было произойти: море разделилось на две неравные части - Большой (южный) Арал и Малый Арал (северная часть). Площадь водного зеркала моря сократилась с 65,6 тысяч кв.км (1950 год) до 22,8 тысяч кв.км (2001 год), или в три раза.
  
   С 1986 года ведутся уже раздельные измерения этих двух "морей". Кстати, мелеющий и высыхающий Большой Арал в 2001 году, в свою очередь, разделился на западную и восточную части. Вместо моря образовалось три мелководных озера. Грустно... Малый Арал тоже продолжал усыхать и в 1993 году занимал всего 18,4 кв.км. А Узбекистан давал все больше хлопка, южный Казахстан давал всё больше риса. В итоге - выпили реки, почти уничтожив море. И не стало ничего. Остались только горестные воспоминания для местных жителей, да поселки и суда, заносимые песком...
  
   Кзылординских медиков "наверху" не хотели слышать. Но ученые об этом же писали, их тоже не хотели слушать. Так, известный ученый-географ, сотрудник Института географии Академии наук СССР, Лауреат Государственной премии СССР, Заслуженный деятель науки РСФСР Э. М. Мурзаев в своей интересной книге "Годы исканий в Азии", вышедшей из печати в 1973 году, подчеркиваю - в 1973 году, так написал (С.80): "Увеличение забора воды на орошение и водоснабжение городов и промышленности приведет в конце концов к тому, что ни Амударья, ни Сырдарья не в состоянии будут снабжать Аральское море. С момента полного прекращения поступления воды в Аральскую котловину пройдет всего каких-нибудь 40 лет, как от широкого моря останется относительно небольшой солончак или солёное озерко в самом глубоком месте". Но море высохло гораздо раньше...
  
   И было: сухой Арал привлек... гиен.
  
   В конце 80-х годов в Аральском районе охотники заметили прикочевавших сюда гиен, обитателей песков Туркмении. Видимо, гибель рыб на усыхающем дне моря и привлекла этих поедателей мертвечины.
  
   Только-только пришел я однажды на работу, вдруг звонок: взволнованный голос Володи Губенко из Аральской санэпидстанции.
   - Давид Ефимович, очень интересная новость.
   - Чувствую по твоему тону, всю ночь не спал, не мог дождаться утра...
   - Наши охотники видели гиен. Понимаете, я здесь с рождения живу, их никогда не было.
   - Подожди, не шуми. Почему решили, что гиены?
   - Да по всему видно, что гиены. Охотники одну тушу с собой привезли.
   - Володя, давай ближе к "телу". Если есть туша, попроси охотников отрезать
   одну стопу и кусок шкуры с шерстью. Передай мне.
   Через пару дней он мне переслал "доказательства". Привезли стопу, типично четырехпалую, какие только у гиен, и кусок полосатой шкуры. Да, я убедился, что это реальные гиены. Но они в наших краях не прижились. Ушли.
  
   Если кому-то приходилось видеть гиен в зоопарке, как говорится, вовек не забудет их. Похожи на собак, но не собаки. Полосатые, как тигры, но совсем даже не они. Зоологи их даже выделили в особое семейство гиеновых, хотя в нём всего четыре вида. На южной территории бывшего СССР водилась только полосатая гиена. Вот эти "черти полосатые" и пожаловали к нам "в гости". Думаю, наши охотники быстро их отвадили.
  
  
   0x01 graphic
   Гиена пригрелась на солнышке. Фото Давида Гениса.
  
  
   Питаются гиены чаще всего падалью. И создал их бог для этой цели, чтобы землю в чистоте держали. Чем массе дохлой рыбы окружающую среду не в тот аромат вводить, лучше уж пусть эти зубастики потрудятся. Всем будет польза. Еще знамениты эти сумрачно смотрящие на тебя (из-за сетки вольеры) создания своими челюстями - там, где прошла стая гиен, ни костей, ни рогов и копыт, ничего не остается. Всё разгрызут, сглотают, переварят. Конечно, если одинокий ягненок или какая зверушка попадется, мимо не пройдут. Охотиться умеют хорошо и бегают быстро.
  
   Высокое начальство в катастрофу не верило
  
   "Аральский кризис - это наиболее яркий пример экологической проблемы с серьезными социально-экономическими последствиями, с которой прямо или косвенно связаны все государства Центральной Азии. Кризисная ситуация, вызванная высыханием Аральского моря, сложилась в результате аграрной направленности экономики на основе развития орошаемого земледелия и роста объемов безвозвратного водопотребления на орошения" (4-я конференция министров "Окружающая среда для Европы". Дания, 1998).
  
   О том, что море и Сыр-Дарья мелеют, что это грозит безводьем, экологической
   катастрофой и, соответственно, резким ухудшением санитарно-бытовых условий жизни населения и ростом инфекций, первыми забили тревогу наши медики. Главный врач Кзыл-Ординской областной санэпидстанции Дмитрий Максимович Шек и заведующий санитарным отделом Мэлс Жубатканов начали готовить и посылать справки, докладные, официальные обращения еще в конце 70-х годов.
  
   "Губка" руководства всё впитывала. Но ничего не выдавала. Наши сигналы уходили
   в "черную дыру" архивов партийных органов. Областное начальство реально не могло ничего сделать, все планы и директивы шли из Москвы. И обращаться туда с нашими "мелкими" проблемами, руководство области, конечно, не решалось. Ответ был один - "интересы государства важнее". Жили одним, сегодняшним, днем. В этом и были "интересы государства". Что будет "завтра" ни думать, ни что-то решать, "наверху" не хотели.
  
   Что означало высыхание Аральского моря? Вода уходила в небо, испарялась. Оставались донный песок и соли, которыми так богат был солёный Арал. Вместо водного зеркала - песчано-солёная, солончаковая, мертвая пустыня. Ей даже имя присвоили: Аралкум. Увеличилась минерализация почв. Усилилась засуха во всем регионе. Бури, песчано-солевые и пыльные, стали наваждением.
  
   Когда мы уезжали на лето или в командировку куда-нибудь в российские места, сразу замечали - кожа лиц жителей тех мест была розовой, живой. В наших местах преобладал сероватый оттенок. Молодые девушки с серыми лицами... Причина была в высокой сухости и запыленности воздуха наших мест. А тут еще высыхающий Арал. Тонны и тонны мелкодисперсной пыли и соли сухого дна поднимались ветрами до небес, накрывали территорию области, осадки отслеживались и в Сибири, и на севере Европы,
   и даже Канады.
  
   Не удивлял поэтому рост заболеваемости органов дыхания. Где пыль - там и заболевания глаз. Уменьшение речного стока воды повышало ее минерализацию и жесткость. Начало расти число людей с заболеваниями органов пищеварения, мочеполовой, костно-мышечной и других систем. Плохая экология -- одна из причин сердечно-сосудистых болезней. Разрастались проблемы с дефицитом питьевой воды. Начали трясти население вспышки острых кишечных инфекций...
  
   В Советском Союзе ухудшающееся состояние Аральского моря держалось в тайне десятилетиями, вплоть до 1985 года, когда М.С. Горбачев сделал проблему экологической катастрофы достоянием гласности. Только при нём, когда "говорить и писать" стало немного легче, и когда уже всем было ясно, что с природой натворили что-то ужасное, в Кзыл-Орду приехал из Алма-Аты известный академик. Наши специалисты вышли на него. Он почитал материалы, поверил, и, с его подачи, об экологической катастрофе начали говорить вслух. До этого данное слово ни говорить вслух, ни писать нельзя было. Академик смог сказать об этом в ЦК партии республики, там прислушались. Чиновничий механизм медленно, но заворочался.
  
   Помню 1988 год. ЦК партии согласился готовить решение по проблеме экологической катастрофы в Аральском регионе. Но для этого им нужно было научное заключение. Сделать его поручили Академии наук республики. Там, не владея конкретными данными, пригласили кзылординцев. Наша областная санэпидстанция представила обширные данные по всем разделам проблемы. Детали опущу, отмечу только, что заведующий облздравотделом Ернияз Омаров и я готовили первичный короткий макет заключения для Академии, будучи в командировке в Алма-Ате. Нам сказали, текст должен быть не более листа. Не очень хотелось ученым и руководящим мужам влезать в детали бедствия. Может быть, формально нужен был официальный "сигнал" "снизу" за подписью первого лица "от медицины области". Бюрократия в нашей стране четко блюла канцелярские "порядки". Наш формальный одностраничный "сигнал" потом, конечно, десяток раз переделывали. С кем надо было, согласовывали. Обкатывали и шлифовали, как морские волны гальку прибрежную. Но то, что наш "первичный" проект всё же любезно приняли, уже было что-то...
  
   В сентябре 1988 года свет увидело Постановление ЦК партии и Совета Министров Казахстана "О мерах по коренному улучшению экологической и санитарной обстановки в районе Аральского моря, повышению эффективности использования и усилению охраны водных и земельных ресурсов в его бассейне".
   Конечно, ничего кардинального не произошло. "Коренного улучшения" мы тогда не дождались. Начались дебаты, какие районы и кого отнести к жертвам экологической катастрофы. К тому времени, как известно, в Союзе уже и денег не было, да и сам Союз
   на ладан дышал. Потом - волна независимостей. Стало не до аральцев.
  
   И уже только после 2000 года вновь вернулись к проблеме, что-то начали реально делать. Не могу не упомянуть Еркина Ауельбекова. 22 января 1985 года на пленуме обкома партии, в те времена высшего органа власти в любой области страны, Ауельбеков Еркин Нуржанович был избран первым секретарем обкома. Именно с его поддержкой удалось поднять на общегосударственный и международный уровень вопрос Аральской экологической катастрофы. Он оказал решающее влияние на принятие Постановления Совета Министров СССР "О мерах по коренному улучшению экологической и санитарной обстановки в районе Аральского моря" (1988) и Постановления Совета Министров СССР "О мерах по ускорению социально-экономического развития Кызыл­ординской области Казахской ССР".
  
   Сейчас эти "громкие" названия правительственных постановлений звучат без всякого эффекта, но в те времена это были настоящие прорывы. До Ауельбекова никто и слышать не хотел об "экологической проблеме" в регионе. И я помню, с каким восторгом и вздохом облегчения восприняли эти решения мы, санитарные врачи области. Конечно, в те времена непонятной "перестройки" практически мало что могло измениться. Но "слово" было произнесено: Экологическая Катастрофа.
  
  
   Брюшной тиф в Аральске (из дневника, в сокращении)
  
   2 октября 1980 г.: Деваться некуда. Вчера позвонил главный врач Дмитрий Шек. Обрадовал: есть для меня работа. В Аральске, мол, подъем заболеваемости брюшным тифом. Понял. Сегодня утром поездом N17 (Фрунзе - Москва) выехал в "приморский" город. Через семь часов утомительного сидения на жесткой скамье вагона был уже на месте.
  
   Аральск встретил пасмурным небом и дождем. Не везет. В Кзыл-Орде было солнечно. Город стоит на песчаных барханах, потому по мокрому песку хоть и тяжело вышагивать, но зато не надо вытаскивать ноги из глинистой грязи, как в наших более южных районах.
  
   Остановился в старой гостинице. Новая строится, уже возвели 4-этажный корпус, но до сдачи еще далеко. Вместе со мной приехал и В. А. Харламов, мой сосед по дому и начальник строительного управления "Жилстрой" в Кзыл-Орде. Он - по скандальной проблеме фильтровальной станции в Аманаткуле. Это - на Сыр-Дарье, на водозаборе для аральского водопровода. Там уже "юбилей": строят ее 10 лет, хотя город Аральск задыхается без достатка чистой воды. Срочно сняли начальника и главного инженера ПМК (передвижная механизированная колонна), которая ведет это строительство. Решили приостановить работы на всех других объектах, лишь бы быстрее достроить станцию. Всё, и стройматериалы, и деньги, ушли "налево", теперь - "аврал". Спасать положение и послали опытного Харламова...
  
   3 октября: С утра ушел в райсанэпидстанцию. Город старый, много домов старорусского типа, со ставнями. А моря уже нет, весь залив практически высох, порт ликвидирован. Живет этот приморский город уже не на берегу моря... Оптимизма у местных жителей давно нет. Ничего хорошего уже не ждут. Воду для Аральска городской водопровод тянет издалека, из Аманаткуля, из закрытой части Сыр-Дарьи. Устье реки перекрыли дамбой, чтобы создать "озеро" и было откуда воду качать. В итоге в Арал из реки сток вообще перестал поступать. Вода в запруде плохая по всем показателям, почти стоячая. Потому и водопровод качает нездоровую воду. Сети старые и негодные, всё время прорывы. Надежд на эффект новой фильтровальной станции мало, ее закладывали десять лет назад, когда такой катастрофической ситуации не предвидели.
  
   Очаги брюшного тифа, по нашим меркам, немногочисленные. Пока сезонный подъем. Хороший термин, успокаивающий. Где бы - паника. А нам - привычно. Так и говорим: сезонный подъем. Всё, значит, в "норме"... За статистикой теряем смысл: речь ведь о брюшняке, одной из самых опасных инфекций. Привычно. Как в Африке... Все очаги разбросаны по городу, что связано только с водопроводом, с водой. Возможно, играют роль и домашние водные резервуары, но пока нет семейных вспышек. Думаю, спасает
   еще и то, что казахи сырую воду не пьют. Дети могут.
  
   Шек и его заместитель Умиралиева Жемискуль уже уехали, мы здесь вдвоем с бактериологом Марьей Васильевной Белявской остаемся. Впереди три дня выходных (воскресенье, суббота, а понедельник - День Конституции), но будем трудиться, для нас
   и праздники - будни. Значит, в радость...
  
   Сегодня поступило одно экстренное извещение, вчера - тоже одно. Возможно, это затишье перед бурей. Кому хочется на три выходных дня лечь в "заразное" отделение? Анализы воды остаются плохими. Один эпидемиолог местный сегодня заболел, пока не знаю, чем и насколько серьезно, второй работает только год. Моя задача - взять на себя эпидемиологический отдел райСЭС.
  
   В провизорное ("наблюдательное") отделение сейчас кладут всех с повышенной температурой. В их числе с диагнозами ангин, респираторных вирусных инфекций, пневмонии. Явно - перестраховка. Она, конечно, нужна, но не без разбору же, сколько за этим дополнительной нагрузки: обследовать контактных, анализы крови и материала на копро- и уринокультуру в лаборатории, фагирование, наблюдение за очагом, а это ежедневные посещения дома заболевшего... Элементы паники всё же есть... Надо будет разбираться, планирую посмотреть больных в "провизорке" и с местными врачами обсудить ситуацию. Не настолько четко здесь соблюдается санитарно-дезинфекционный режим, чтобы спокойно сюда всех подряд ложить. Понимаю, сложно участковым
   медикам наблюдать дома больных. На подворных обходах только медсестры, да и они,
   в основном, еще "девчушки". Потому и везут всех в больницу.
  
   Отдельные больные поступали и с нескольких сельских участков. Беспокоит, как бы и там не "загорелость". Сделал раскладку случаев по дням регистрации за сентябрь. Хотел проследить, как шло развитие событий. Цепочка получилась без особо крупных подъемов. Вот что по Аральску по пятидневкам: 4, 4, 5, 5, 9, 7 случаев. За три дня октября поступило уже четыре экстренных извещения по поводу брюшного тифа.
  
   4 октября: Утром - солнце, после обеда - пасмурно. Вечером - дождь. Сыро, прохладно. Я в номере гостиницы один. Вскипятил чай в кружке, благо всегда вожу с собой маленький кипятильник. Помогает в моих дневных записях разбираться этот "кружковый" без деликатесов напиток. Ко всему привыкаешь: где-то и один случай брюшняка - шум и паника. А тут уже под сорок тянет, и вроде бы "без проблем". Эпидситуация в Аральске у высыхающего моря и почти обезвоженной Сыр-Дарьи уже чуть ли не в привычную категорию входит...
  
   По водопроводу тоже безрадостно: от 2 и 3 октября из шестнадцати проб воды рост кишечной палочки в восьми. Рост даже в пробах из резервуара насосной станции и первой водопроводной колонки. В чем дело? Химики дают по своим анализам постоянное гиперхлорирование. Думаю: не могут ли подобные данные баканализов связываться с запоздалыми доставкой и посевом проб воды? Может, где-то еще есть "проколы". Завтра надо будет в баклаборатории проверить время отбора проб, доставки и посева. Ведь пробы из резервуара берут первыми и поэтому возят дольше всех. Работают механически, бездумно. Предложить вести ведомость времени отбора проб и установить жесткий контроль за всеми этапами от отбора до посева. Во всяком случае надо исключить возможные ошибки, чтобы нам можно было объективно судить о результатах анализов.
  
   Врачу по школьной гигиене предложил вести сетку экспресс-анализов воды на кипячение из школьных питьевых бачков. Умно советую: надо отмечать число проб и результатов. Это поможет четко оценивать объем и кратность отбора проб, их количество и точки с неудовлетворительными результатами. Получим сразу программу к действию. Сейчас важен контроль качества питьевой воды, в том числе, в питьевых бачках школ. Как моют и дезинфицируют питьевые бачки? Тут же и питание в школах: как моют посуду и т.д. А как в надворных туалетах? Прежде всего, именно там дезинфекция нужна, а не классных комнат, чем здесь почему-то увлекаются. В общем, набегает куча "мелких" вопросов, но без их решения ничего не сделаем. Во всех школах "городской" цивилизации нет, всё еще по дедовским "стандартам". Составляю подробную схему-маршрутку, на что надо обращать внимание и что по ходу проверять. Всё это на завтра, для планерки в райсанэпидстанции.
  
   8 октября: Ночью была сильная гроза. Сегодня - пасмурно, сыро, земля мокрая, лужи, грязь. Осень, в общем. Погода для настроения... Утром проверил медпункт школы-интерната. Есть врач и медсестра, но ответственности не чувствуется. Выявили среди контактных лиц бактерионосителя дизентерии (от 1 октября), а оказалось, что ребенок не учится здесь с 14 сентября. Списки фиктивные? Не знаю. Заставил повторно обследовать всех контактных, пусть ищут этого носителя.
  
   Зашли мы в палаты-спальни интерната. Окна не утеплены, дует, холодно, одеяла тонкие. Сказал завучу (директора не было), обещал принять меры. До меня он не знал, что осенью холодно бывает? Что делать, когда у людей душа не болит за дело? Очень заняты, перегружены? Да, но есть ведь и какие-то неотложные, явно первоочередные дела, о которых нельзя забывать при любой занятости, особенно, когда речь о детях. Что-то потянуло на "громкие слова". Всё это здесь понимают не хуже меня. Но особого настроения у персонала нет, свои бытовые проблемы забивают всё. Море сохнет. Город тухнет. Появились дома с забитыми окнами. Уезжает народ. Нет перспективы.
  
   Да и привыкли работать так, не спеша... Все мои первые впечатления вынес на обсуждение на штаб районной чрезвычайной противоэпидемической комиссии (райЧПК) при райисполкоме. Собрались. Поговорили. Написали соответствующие бумаги. Не думаю, что что-то сдвинул... Скрип колес пока не слышен...
  
   К работникам райСЭС я без ругани и истерики. Что знаю - говорю, советую. Ходил в интернат с санитарным врачом по гигиене детей Бекбосыновой Галией и эпидемиологом Карамурзаевой Тасбике. Обе окончили мединститут в прошлом, 1979 году, в Караганде. Им еще набираться и набираться опыта.
  
   Сегодня поступило два экстренных извещения. Один больной переведен из детского отделения. Держали до получения положительного результата анализа на брюшной тиф ("гемокультуры"), т.е. когда бактериологи подтвердили, что из крови выделена культура брюшнотифозных микробов. Это - 100% подтверждение диагноза. Где-то перестраховка, где-то совсем наоборот.
  
   9 октября: Сегодня весь день опять пасмурно, к концу дня моросит, холодно, ветер. Погода диктует настроение. С эпидемиологом Есмагамбетовым был во временном эпидстационаре. Он развернут дополнительно к действующему инфекционному отделению. Постановка работы неважная, истории болезни ведут неаккуратно, лабораторно диагнозы не обосновываются, почти нет анализов. Там пробыл до обеда, просмотрел истории болезни, обошел палаты, смотрел больных.
  
   Вечером, на штабе, доложил об этом. А с врачом придется поговорить детально, по каждому больному. Сегодня поступило 4 экстренных извещения по гепатиту и 4 - на больных брюшным тифом. "Раскочегарило" или просто после праздника накопились. Надо разбираться. Звонили из Кзыл-Орды, из областной СЭС, обрадовали - командировку продлили до 14 октября.
  
   В эпидстационаре молодая врач Тулепбергенова, сидим с ней, разбираемся по каждому больному. Фактически все молодые врачи варятся в "собственном соку", в институте учат "вообще", а здесь не у кого спросить и некому с них спросить.
   - Доктор, из 14-ти больных у семерых не взяли кровь на гемокультуру, а на серологию - у 11-ти. Лежат здесь больные и для наблюдения по поводу повышенной температуры для исключения или подтверждения диагноза брюшного тифа. Лежат себе и лежат...
   Смотрит на меня доктор, головой кивает, обещает всё сделать сегодня же. Вот еще один грех: вместо современного и достоверного анализа РПГА (реакция пассивной гемагглютинации) направляют кровь в лабораторию на устаревшую реакцию Видаля. Нет журнала регистрации больных, истории болезни без номеров. Запутаться легко, кому что сделали или не сделали: не регистрируют выполнение назначения на анализы. Ну ладно,
   а почему дневники в истории болезни пишут нерегулярно? У многих нет даже даты установления клинического диагноза.
   Спрашиваю у врача:
   - А вы больных каждый день смотрите?
   - Да, конечно...
   - Ну вот, смотрите: вы выписали четырех человек с измененным диагнозом, но в райСЭС не сообщили. Это же не для галочки, там участковые медики бегают по очагам, которых уже нет. Некоторые истории болезни не оформлены, хотя больные выписаны.
   Сидит. Молчит. О чем думает, не видно.
   - Вот еще одна история болезни. Больная с диагнозом "паратиф В", но диагноз не обоснован лабораторно. Ни одного подтверждающего результата анализов, вот такая диагностика.
   Ко всему этому у меня еще было много замечаний по клинической диагностике и лечению. Поговорил с врачами, все молодые, спросить или не у кого, или не хотят показать, что понимают меньше других. Совместных обсуждений не ведут. Одна радость - тяжелых больных не было. Всё же теперь антибиотики спасают.
  
   В санотделе с Таргиновым Куандыком, он зав.отделом, пересмотрели график забора проб воды на бакисследование на октябрь. Посоветовал - не надо брать контрольные пробы в одни и те же дни. Например, в школах отбирают пробы по средам. Значит, там и кипятить воду для питьевых бачков будут по средам к приходу отборщика проб. Для водопровода мы решили брать пробы три раза в неделю в 10-ти постоянных точках и еще по три случайно выбранные колонки. В школах - брать один-два раза в неделю пробы из питьевых бачков, а на предприятиях - раз в неделю. Разобрали с ним и порядок работы с результатами анализов. Все бланки кучей подшиты в папке, какие могут быть тут размышления гигиениста? С августа не ведет сетку анализов воды. Показал, как ее сделать, чтобы на одном листе перед глазами была полная картина отборов и динамика показателей.
  
   10 октября: К 9-ти утра с Есмагамбетовым и Бекбосыновой пошли в детскую консультацию. Провел там беседу и инструктаж с медсестрами школ и детсадов по организации противоэпидемических мер. Им тоже нелегко, работы много, директора школ не всегда могут или хотят помочь, а иногда просто не слушают медсестер. Есть такие директора, в гоноре, считают себя почти наместником бога в школе. А медсестры-казашки четко воспитаны, со старшим мужчиной, да еще директором, только молча....
  
   По Аральску потихоньку "набегает" вирусный гепатит: в сентябре было пять больных и в начале октября уже пять. Предугадать "поведение" гепатита сложно, учитывая общую ситуацию с водопроводом. Фактически низовья Сыр-Дарьи, откуда гонят воду в Аральск, это скопище отходов и ядохимикатов со всей ее протяженности. Не радостно.
  
   Заведующей детской консультацией на штабе дали задание за десять дней привить гамма-глобулином всех детей, посещающих детские учреждения. Такое же задание получила и зав.женской консультацией в отношении беременных. Правда, всё это предпринято уже с опозданием, прививки надо было делать за месяц раньше до сезонного подъема.
  
   ...Поздний вечер, дневная организационная сумятица наконец улеглась. В записях, которые веду из "спортивного" интереса, многое опускаю или сокращаю. Понимаю, что пройдут времена, и многое убежит из памяти. Да и для обычного отчета по командировке тоже что-то пригодится. И, кроме того, план на завтра нужно еще детально продумать, причем не только для себя, но и для райСЭС. Завтра с утра опять беготня, и продумывать на тему "что бы еще надо сделать", времени не будет. Лечь спать раньше двенадцати не получится...
  
   11 октября, суббота: В райсанэпидстанции сегодня - субботник, готовятся к зиме. Утепляются, в смысле. Отпечатал статью с громким заголовком "Еще раз о чистоте" для радиотрансляции по городской сети. Отдал текст сотруднице райСЭС, которая числится здесь санпросветорганизатором. Она, думаю, и прочтет его в переводе на казахский язык.
  
   Занялся статистикой. Составил разработку случаев брюшного тифа по улицам и школам, сетку анализов по водопроводным колонкам. Без наглядных и суммирующих материалов что-то самим наметить конкретно и, на этой основе, доказательно ставить вопросы нельзя. Всё будет сводиться только к болтовне. Еще и для районных работников мои разработки послужат хорошим примером для их последующей аналитической работы. Я-то здесь временно, а им тут "бороться" и "сегодня и ежедневно". Советы мои воспринимают внимательно, в институте им только о высоких материях говорили. Пока всё составлял да объяснял, время до обеда и пролетело.
  
   С бактериологом М. В. Белявской после обеда ходили по Аральску. Она человек шумный, эмоциональный, возмущена недостоверной работой баклаборатории. Сушилку греют до 120 градусов, а надо до 180! На ее замечания отвечают: "мы два дня стерилизуем материалы по 120 градусов и в сумме набираем даже 240". Логика железная. Автоклав тоже плохо работает, нет реле, значит, нет контроля за температурой. Потому на чашках с питательной средой, на которые лаборант ничего еще и не сеял, растут сами по себе даже колонии кишечной палочки. Вот такие фокусы... Предложил врачу по школьной гигиене
   в каждой партии смывов и проб оставлять чистыми некоторые пробирки для контроля.
   Но об этом лаборантам не говорить. Только таким постоянным контролем можно будет оценивать качество работы баклаборатории и заставить их навести порядок в своем хозяйстве.
  
   На этом записи в моем дневнике по Аральску закончились. Печально, но из моих дневников сохранились только две тетради. Что осталось по этому эпизоду я сейчас внес
   в мои "Заметки". Это достоверное послание из тех далёких времен. Хотелось донести до читателя дух и ситуацию ушедшей эпохи, условия, в которых трудились местные кадры, да и про себя "пожаловаться". Как мой главный врач Д. М. Шек говорил: "Давид, больше некому, все в командировках, сам видишь". Что ж, когда родина устами главного врача говорила "надо", значит, собирал саквояж и - на поезд...
  
   Младенцы в Приаралье умирали в 2,5 раза чаще
   Вернусь к аральской экологической катастрофе. На эту тему много диссертаций и
   статей. Пишут, изучают, опять пишут. Да, ситуация возникла очень серьезная. Уже в течение ряда десятилетий она становилась всё хуже и хуже. Что делать - вот такая она, зона экологической катастрофы. Можно встретить и более мягкий термин: "кризисная зона". Как ни обозначь, радостного мало.
  
   Проведу экскурс в период 1992-2002 годов, используя материалы, опубликованных в Казахстане. Вот что писала в своей статье А. Ш. Альназарова из Научного центра имени
   Х. Жуматова (Алматы). Санитарная и экологическая обстановка в Приаралье продолжала ухудшаться. Пустыня активно наступала на дельту Сыр-Дарьи. К 2000 году из 1,5 млн гектаров почв высохло, засолилось и превратилось в пустыню, более половины. Это означало усиление жары и сухости воздуха, увеличение перепада между летними и зимними температурами воздуха, и много чего еще тяжелого для людей региона.
  
   Свою каверзную "долю" добавили и пестициды (ядохимикаты). По данным Минздрава Казахстана, объем применения пестицидов в сельском хозяйстве Приаралья составлял более 500 тонн в год. Их следы обнаруживали в почвах и в подземных водах, в растениях и в речной воде, в крови обследованных жителей. Об этом написала группа авторов, в их числе к.м.н. М. А. Жубатканов, заведующий санитарным отделом СЭС Кызылординской области (Сборник Вопросы гигиены окружающей среды. Алматы, 1992).
  
   Общая заболеваемость населения здесь с 1990 года возросла более чем в три раза. Во столько же раз возрос уровень врожденных аномалий, новообразований, болезней органов дыхания и пищеварения. Более чем в два раза стало людей, страдающих болезнями крови и кроветворных органов, эндокринной системы. В Приаралье более половины беременных женщин страдали экстрагенитальными заболеваниями. В этой зоне "рукотворных несчастий" младенцы умирали в 2,5 раза чаще, чем в среднем по республике.
  
   Эксперт: воздух сухого Арала губит людей
  
   В интервью Deutsche Welle немецкий эксперт Jenniver Sehring рассказывает о том, как проблема нехватки воды для региона связана с высыханием Аральского моря. Приведу кратко некоторые выдержки.
J.S. - Арал следует рассматривать как часть большого бассейна Аральского моря, который охватывает практически всю Центральную Азию. Говоря об аральском кризисе, мы говорим об общей проблеме региона.
Deutsche Welle: - Какое количество живущих в Центральной Азии людей страдает от высыхания Арала?
J.S. - Порядка 4-х миллионов человек. Это, прежде всего, Каракалпакстан в Узбекистане и Кзыл-Ординская область в Казахстане. Они испытывают осложнения со здоровьем, потеряли работу, потому что рыболовство и переработка рыбы (добавлю - и судоходство. - Д.Г.) в приаральских районах давно прекратились. Опосредованно затронуто все население Центральной Азии, потому что осушение Арала приводит к стремительному изменению климата региона. Аральское море было важнейшим элементом баланса в противостоянии очень сухому, жаркому континентальному климату, несколько охлаждая Центральную Азию в целом. Но теперь, когда три четверти водной поверхности Арала просто испарилось, лето стало жарче, огромные территории заняли пустыни, вегетационный период сократился. А это означает, что возможностей для сельского хозяйства стало меньше. Чаще стали происходить пылевые бури, поднимающие в воздух соль и ядовитые вещества с высохшего дна моря и распространяя их на сотни километров. Арал - это не локальная проблема, она затрагивает весь регион.
DW - Как конкретно отражается на здоровье людей осушение Аральского моря?
J.S. - Ущерб для здоровья населения фиксируется уже со второй половины двадцатого века. Особенно у тех, кто живет в Приаралье. Детская, младенческая смертность в разы превышает норму и является одной из самых высоких в мире. В регионе развиваются материнская анемия, тиф, туберкулез, прогрессируют заболевания дыхательных путей и те, что связаны с некачественной водой. Именно поэтому многие проекты, которые в последние 15 лет были посвящены Аралу, концентрировали свое внимание на вопросах здравоохранения и обеспечения населения чистой питьевой водой.
DW - В этом году тема воды и водоснабжения стала одной из самых острых в отношениях стран Центральной Азии. Достаточно вспомнить, какой конфликт возник вокруг строительства Киргизией и Таджикистаном гидроэлектростанций на руслах рек, которые спускаются вниз к Узбекистану и Казахстану. Связаны ли эти конфликты с проблемой Аральского моря?
J.S. - Проблема водоснабжения стала особенно острой в последние годы, ее усиливала засушливая погода. В текущем году эта тема приобрела большую публичность благодаря встрече глав центральноазиатских государств в апреле, посвященной водным аспектам в рамках международного Фонда спасения Арала. Основная тема встречи была заявлена как поиск общих новых решений аральского кризиса, но в результате, эта тема была вытеснена полностью. Ее заменила проблема баланса между водоснабжением и добычей электроэнергии. Обострился конфликт между странами, условно говоря, верховья - Киргизией и Таджикистаном, и странами низовья. У стран верховья свой интерес - обеспечить себя энергией и добиться энергетической независимости и активизировать собственное развитие. У стран низовья - Узбекистана, Туркмении и Казахстана - необходимость в воде наблюдается особенно весной и летом, в частности, для орошения полей (М. Бушуев, //www.dw-world.de/dw/article/0,,4418378,00.html).
  
   В общем, экологическая катастрофа стала, наконец, общепризнанной трагедией для громадного региона Приаралья и его населения. Написал слово "катастрофа", и вспомнил другие события, которые чуть не привели к социальной катастрофе. Это был страшный декабрь 1986-го...
  
   Не забыть Казахстан декабря 1986-го...
  
   Во времена горбачевской "перестройки" мы еще жили в Казахстане, ни в какие "дали" даже и не думали стремиться. Много тогда происходило такого, к чему никто не только не привык, но даже и не думал о возможности "такого". Это были и новинки, и серьезные потрясения. Как на реке ледоход. Так, картиной ледохода, и запомнились те бурные, наполненные тревожными слухами и событиями, дни декабря 1986 года. 16 декабря в Алма-Ате состоялся пленум ЦК Компартии Казахстана. Пленум снял Динмухаммеда Кунаева с поста 1-го секретаря ЦК КП республики. Кунаев руководил Казахстаном в течение почти трех десятилетий. И "избрали" на его место секретаря Ульяновской партийной организации Геннадия Колбина, ставленника Горбачева. Говорили, что он до этого руководил КГБ в одной из закавказских республик.
  
   Такая скоропалительная и непонятная замена лидера республики не осталась незамеченной. Утром 17 декабря на площадь имени Л. И. Брежнева, что перед зданием ЦК, вышла молодежь. В руках демонстрантов были транспаранты с надписями: "Мы хотим сами управлять собою", "Каждому народу - свои вожди", "Да здравствует Казахстан!", "Нет диктатуре Москвы!". По рассказам, были там и более агрессивные лозунги, и более "активные ребята".
  
   В общем, вмешались силовые структуры, началось избиение демонстрантов и ответные акции. Молодежь Алма-Аты, в то время столицы Казахской ССР, вышла на центральную площадь и заявила о своем несогласии с методами правления КПСС. Горбачев, провозгласивший "перестройку", все еще жил и действовал старыми, брежневскими понятиями. Бывший секретарь Ставропольского крайкома партии, видимо, искренне верил, что Советский Союз это всего лишь большой, бывший подчиненный ему, его край. Короче, митинг был жестоко подавлен силовыми структурами, не обошлось без жертв.
  
   Это были первые массовые волнения студенче­ской и рабочей молодежи на национальной почве. 17-18 декабря 1986 года в демонстрациях участвовали более тридцати тысяч рабочих и студентов вузов, учащихся техникумов и средних школ. Два дня шли митинги, заканчивавшиеся беспорядками. И уже на третий день начались быстрые судебные разбирательства и наказания.
  
   Включилась официальная пресса. Писали, всё было устроено "несознательной частью молодежи, подстрекаемой националистическими элементами". В газетах появились слова: "мафия". "коррумпированные кланы", "националистические подпольные организации". Впервые прозвучало понятие: "антиперестроечные силы". А демонстрантов в народе стали называть "декабристами". Их судили. Давали сроки. Исключали из институтов...
  
   Через три года XV сессия Верховного Совета Казахстана осудила постановление ЦК КПСС за необъективную оценку декабрьских событий. На очередном пленуме ЦК республиканской Компартии было заявлено: "...следует вполне определенно сказать о том, что выход молодежи на площадь не был нацелен против других народов...". Были пересмотрены дела осужденных "декабристов", многих из них освободили "за отсутствием состава преступления". 6 июля 1989 года была создана Комиссия Президиума Верховного Совета Казахской ССР. Дело в том, что в те декабрьские дни события произошли ведь не только в Алма-Ате. Митинги и демонстрации протеста прошли в Джезказгане, Караганде, Талды-Кургане, Аркалыке, Кокчетаве, Павлодаре, Чимкенте и других городах. Было много пострадавших. Тогда, в 1986-м, об этом газеты не писали, только шли тревожные слухи...
  
   Я не берусь здесь анализировать или оценивать события тех горячих дней. Просто помню, как тогда всё висело на волоске. Я видел по нашим возбужденным сотрудникам-казахам, что эти события для них были далеко не безразличны. И слухов, одни страшнее других, хватало, и никто не мог сказать, что будет завтра. Ведь поднялась не только Алма-Ата. Это был настоящий социальный ледоход в республике. Вскоре Колбина убрали. Страсти утихомирились. Казахстан шел к своей Независимости.
  
   19 августа 1991 года - переломная дата в жизни республики, да и Союза. В Москве происходит попытка государственного переворота. В это время Назарбаев издаёт указы "Об образовании Совета безопасности Казахской ССР", "О переходе государственных предприятий и организаций союзного подчинения в ведение Правительства Казахской ССР", "О закрытии Семипалатинского полигона" и др. В сентябре того же года в республике распускается коммунистическая партия. Затем, 16 декабря 1991 года, принимается Закон о Независимости. Республика Казахстан стала самостоятельным независимым государством. Вот такие были дела...
  
   Перестройка: слова и дела
  
   Немного назад: 25 февраля 1986 года с Политическим докладом на ХХVII съезде партии выступил Генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев. Новый, молодой и говорливый. Всех опьянил умением красиво и без бумажки говорить. Как водится, речи были сладкими, многословными и без последующего результата. Цитата:
   "...Центральный Комитет КПСС, его Политбюро, определили основные направления перестройки хозяйственного механизма страны"...
  
   Мы привыкли - каждый съезд партии "определял основные направления перестройки хозяйственного механизма страны". Да воз-то оставался всё на том же месте... О своем "коньке" - перестройке, Горбачев говорил и на Пленуме ЦК 27-28 января 1987 года. Но реально оказалось, что страна шла к своему краху. Вот такая "перестройка" выпала на нашу долю. Все мы пережили "перестройку" и знаем, что это было за социальное землетрясение, разрушившее СССР как карточный домик. А я во все годы перестройки по-прежнему только "по блату" мог не чаще раза в неделю "достать" одну-две курочки с синеватым отливом и испытывал при этом "щастье".
  
   25 декабря 1991 года Горбачев сложил с себя полномочия Президента СССР и передал дела Б. Н. Ельцину, первому Президенту России. С 1 января 1992 года СССР перестал существовать, распавшись на независимые государства, которые якобы составили СНГ - Союз Независимых Государств... Опять же на бумаге...
  
   Цены на продукты и все товары резко полезли вверх. Прилавки опустели. Особенно ударило по населению обесценивание вкладов в сберегательных кассах с 1 января 1992 года. В течение суток деньги обесценились в тысячу раз. Просто государство обворовало население, это была какая-то "операция" "знаменитых" жуликов-наперсточников. Об этом времени много написано и пишется, страны и народы "СНГ" долго не могли прийти в себя. Понятно, всё это отразилось и на социальной сфере. Не буду больше углубляться
   в эти времена, но мы тогда жили и не сказать о них хотя бы пару слов как бы было и "невежливо"...
  
   Определена трасса канала
  
   Вернусь к Аралу. И сразу вспомнилась горячка 80-х. Сколько появилось проектов по спасению Арала. Столько гениальных людей вокруг оказалось. Предлагали сократить разбор воды из Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи на орошение полей. Значит, всему населению перейти на выпас баранов? Предлагали "взять" воду из озер Памира и Тянь-Шаня, повернуть сибирские реки, соединить Арал с Каспием...
  
   ...Это сообщение было напечатано в Кзыл-Ординской областной газете "Путь Ленина" 15 июня 1978 года, в разгар "великих планов" переброски части стока сибирских рек в зону Аральского региона. Интересно, что речь шла не о спасении Аральского моря, а только об "орошении миллионов гектаров плодородных земель". Угробили две великие реки и море, теперь, горя "трудовым" энтузиазмом, решили угробить и сибирские реки... Процитирую сообщение, оно хорошо передает "созидательный дух" тех времен:
  
   "Основными направлениями развития народного хозяйства СССР на 1978 -1980 годы предусмотрено проведение научных исследований и необходимых проектных работ по переброске части стока сибирских рек в Среднюю Азию.
   На заседании государственной экспертной комиссии... был одобрен проект, по которому рукотворная река возьмет начало у слияния Иртыша с Обью у селения Белогорье. Пройдя 2300 километров, она пересечет Сырдарью у города Джусалы и соединит в урочище Джумуртау в районе города Низами свои воды с водами Амударьи. Позади работа тысяч ученых и инженеров, 26 проектных организаций, 36 научно-исследовательских институтов.
   На всем протяжении канал позволит улучшить водообеспечение и оросить миллионы гектаров плодородных земель. С вводом в строй первой очереди по нему в районы интенсивного земледелия Средней Азии ежегодно будет поступать 25 кубических километров обской воды, что примерно равно годовому стоку реки Сырдарья. Далее это количество вырастет до 60 кубических километров".
  
   ...Давно кануло в Лету то время абсурдных гигантоманий и "великих планов". Труд "тысяч ученых и инженеров" ушел, как говорится, "коту под хвост"... А трагедия Арала, региона Средней Азии и Казахстана, так и осталась трагедией...
  
  
   Суда на песке. Бывшее Аральское море.
   Фото: (//filius-photo.livejournal.com/30216.html), 2011
  
  
   Если не море, то хоть - озеро?
  
   Кто-то более "приземленный" предложил дамбой разделить северную и южную части усохшего Арала. Это помогло бы за счет стока Сыр-Дарьи сохранить водный объем Малого моря и жизнь на его берегах. В начале 90-х местные власти и жители Аральского района из песка нагребли дамбу. Но вода песок размыла. Инициатора уволили с работы. Кустарно остановить исчезающее море еще никто в мире не пытался сделать. Не удалось это и аральцам.
  
   В 2001 году правительство Казахстана обратилось во Всемирный банк развития с просьбой о займе. Деньги были выделены. Это позволило на инженерной основе взяться за решение проблемы. Между Большим (южной частью) и Малым (северной частью) Аралом в 2005 году насыпали капитальную 13-километровую дамбу. Тут же соорудили бетонную перемычку Кок-Арал с бетонированными шлюзами. На Сыр-Дарье взялись за восстановление гидросооружений. И дело пошло - возрос объем воды, поступающей в Малый Арал. Уже в 2006 году начали увеличиваться водная площадь "малого моря" и уровень воды. Читал (2013), что Малый Арал уже начал приближаться к Аральску. Проявилась тенденция к снижению солености воды. Выросли уловы рыбы. До полной радости еще было очень далеко, но первые успехи радовали. Все надеются, что Арал оживет. Верят: реальные меры дадут и реальный результат.
  
Правда, речь идет только о северной, отгороженной части бывшего моря. Южную часть, территория которой относится к Узбекистану, восстанавливать, как будто, не собираются. На высохшем дне моря планировали добывать нефть и газ. Будут сажать саксаул, чтобы остановить пески и уменьшить угрозу пылевых бурь...
  
   0x01 graphic
   Малый Арал - искусственно обводненная северная часть моря в пределах Кызылординской области. 2009 г. Фото: П. Волков
  
  
   Сколько уровней надо Аралу?
    
   Ныне я живу далеко от берегов Арала, Великого озера, которое картографы и люди всегда именовали уважительно: Аральское Море! Помню хорошо, как морские волны его залива Сарышыганак полукругом заходили к городу Аральску и тихо плескались у городских построек. Залив был судоходным, венчал его большой морской порт.
  
   А на картах Кызылординской области, рисованных в конце первого десятилетия XXI века, изображено вместо голубого залива сухое урочище Сарышыганак. Если линейкой
   по карте - то полсотни километров от Аральска до воды точно было. Правда, ныне пишут, что вода пошла в этот залив и аральцы ждут не дождутся окунуть свои ноги в его воды в своем же городе. Как было когда-то. Дай бог им дождаться, заслужили по всем статьям...
  
   Нет, вода не сама по себе пошла. Большие деньги, большая работа и серьезная международная помощь приостановили трагедию. Игорь Титенок, журналист газеты "Кызылординские вести" писал 2 августа 2011 года о том, что "После реализации первой фазы международного проекта уровень северной части моря поднялся, и вода вышла в урочище Сарышыганак и двинулась к Аральску. Причем этот процесс пошел неожиданно быстрее, чем предполагалось в проектных расчетах. Тут сказались и многоводные годы в бассейне Сырдарьи, и зимние сбросы с Токтагульского водохранилища несколько лет подряд".
  
   Но проект еще далек от своего завершения. Возникли споры, что делать дальше, то ли уровень плотины поднимать, то ли создавать сложные гидротехнические сооружения. Всемирный банк, финансирующий проект, предложил казахстанской стороне самим выбрать приемлемый вариант. Но аральцам нужно только одно: быстрейшее возвращение моря. Хотя как такового моря уже давно нет... Для меня, "простой публики",
   живущей старыми воспоминаниями, важно одно - глубокое море у города Аральск.
  
   Международная помощь
  
   "Сегодняшний Аральск - городок удивительный. ...здесь можно встретить гостей из многих стран мира. Люди хотят помочь жителям Приаралья. Причин тому две: во-первых, трагедия Арала на слуху, во-вторых, едва ли не каждый, проехавший сотню километров по пыльной степной дороге, по дну высохшего моря, где встретятся лишь суслики да степные орлы, и увидевший после этого зеленое зеркало Малого Арала, полюбит его суровую красоту. Удачных примеров помощи немного, но они есть.
  
  
  
   Водосброс плотины Кокарал на Аральском море (//www.panoramio.com/photo/11928575)
  
  
   В 1996 году датчанин Курт Кристенсен приехал на Арал. В Малом Арале остались большие запасы камбалы, но ловить ее рыбаки не умели. Камбала это донная рыба, и для ее ловли нужны специальные сети. Кристенсен организовал фонд помощи и подарил рыбакам донные сети и морозильники. Теперь, например, в поселке Жамбыл сразу можно заметить, что здесь живут люди, имеющие работу и средства к существованию. Другие спонсоры действуют, как правило, через находящийся в Аральске Центр поддержки инициатив" (интернет, в сокращении, автор Н. Вихрев).
  
   Я уехал из Кзыл-Ординской области в 1996 году. И конечно, в моей памяти остался и тот, живой, синий, многоводный и многорыбный Арал, по которому мне приходилось "ходить" на больших сейнерах. Но и уже другой, погибающий, бросивший всех, кого он кормил до сих пор, на произвол судьбы, тоже в памяти. Ибо советская власть об Арале, Аральске и аральцах думать не хотела, сгинув в итоге сама.
  
   И потому мне очень интересно и радостно читать очерки современных журналистов, пишущих о восстановлении моря и жизни на его берегах. Приведу отрывки из еще одного очерка на эту тему. Уж прошу извинить за обилие выписок, но Арал стоит того... "Сегодня все иначе. На въезде в город билборд: "Добрые вести! Море возвращается!" За годы обмеления Арал ушел от города на 75 километров. Несколько часов по барханам в уазике, и мы приезжаем в сердце проекта, вернее, первой его фазы. Здесь, между большим и малым Аралом, насыпана 13-ти километровая дамба. Заканчивается она бетонной перемычкой Кок-Арал. Пока что вода в Арале слишком солёная. Из-за этого промышленный лов увеличивается не так быстро, как хотелось бы местным рыбакам. Причем, изголодавшиеся по работе жители Приаралья не хотят отдавать на откуп ни одну из сопутствующих сфер деятельности -- даже необходимый инвентарь теперь производят на месте. А вместо бывшего порта в Аральске, на берегу, собираются сделать музей под открытым небом. Главными его экспонатами станут суда, которым уже не ходить по морю, даже когда оно вернется. Наверное, это будет один из самых печальных музеев на земле -- в память о человеческой самонадеянности" (//www.nomad.su/?a=201004060015).
  
В интернете (www.vokrugsveta.ru) прочитал, что, по сообщению Daily Telegraph, Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун в июне 2010 года полетав на вертолете над сухим дном Арала, сказал: "Это, без сомнения, одна из худших экологических катастроф в мире... Очень грустно, что такое могущественное море исчезло. Это стало ярким доказательством того, что происходит, когда мы теряем наши ресурсы, когда мы с пренебрежением относимся к нашей окружающей среде, когда мы неумело управляем нашей окружающей средой. Это совместная ответственность, и все должны принять в этом участие".
  
   В 2007 году Всемирный банк выделил Казахстану $126 млн. Деньги пошли на выполнение второго этапа проекта спасения северной части моря. Ранее, казахские власти получили от Всемирного банка $68 млн на строительство мощной дамбы, разделившей море на две части.
  
   О находке мазара (некрополя) на дне Арала.
  
   Но с высохшего дна моря есть и интересные сигналы. Археологическая экспедиция Кызылординского университета им. Коркыт-Ата в 2001 году нашла остатки двух древних городов. Их условно назвали Кердери-1 и Кердери-2. Они существовали в период XI-XV веков. Арал ныне обмелел. А что-либо подобное было в прошлые времена? Да, оказывается, было. Об этом скажу, а сейчас об интересной информации кзылординца
   Е. А. Смагулова. Коротко перескажу это сообщение о находке древнего мазара (некрополя) на высохшем дне Арала. Получается, что несколько веков назад на месте нынешнего обмеления тоже была "сухота" и люди устроили там кладбище. Знаю, что в Средней Азии жители свои захоронения никогда не делали в низинах. Их могилы ("молушки") на возвышенностях служили ориентиром для путников и караванов. Важность этого степные люди прекрасно знали. Значит, и здесь, на месте древнего захоронения, несколько веков тому назад было не просто сухо, а достаточно высоко. И
   всё это ушло под воду...
  
   В конце июня 2000 года Смагулов принял участие в экспедиции по изучению археологической находки на бывшем дне Аральского моря, точнее, на территории заповедника Барсакельмес. Что же обнаружили искатели?
   "Памятник представляет собой вытянутый овальный в плане бугор, длинной осью на север - юг. Размеры 42х30 м, высота около 2,3 м. Поверхность холма усыпана хаотичной россыпью обломков жженного квадратного кирпича и частично обработанных плоских массивных каменных плит. Всю его центральную часть образуют развалины прямоугольной постройки, основания стен которой сложены из каменных плит. Размеры постройки 24х10 м. Постройка разделена двумя поперечными стенами на три помещения. Вокруг фундамента и на его поверхности обилие обломков и целых жженных кирпичей. Среди них найдено несколько фрагментов глазурованных и не глазурованных декоративных плит с резным и штампованным орнаментом".
  
   С трех сторон постройки, по склонам, было обнаружено несколько десятков погребений, выложенных из жженого кирпича. Некоторые из них были разрушены так, что скелеты лежали почти на поверхности. Вся постройка была понята как мазар. На окружающей территории выявлены остатки кирпичеобжигательных печей. Автор отмечает, что датировка мазара и некрополя при нем хронологически совпадает с датировкой периода наибольшего обмеления Арала в прошлом. По характеру декоративной облицовки портала постройка может быть датирована концом ХIII - ХIVвека.
  
   Археологи в поисках аральской "Атлантиды".
  
   Журналисты без сенсаций не могут. Тут же первые находки кто-то окрестил "Аральской Атлантидой". Да нет, без фантазий и мистики, тут начали работать археологи и даже их первые находки оказались очень интересными и важными. Со дна бывшего Арала "всплыла" история жизни средневековья. Затопленный много веков назад, предстал перед глазами специалистов давно ушедший мир. Правда, еще далеко не весь. Многое остается под водой или занесено песком.
  
Еще одно сообщение: в 2004 году археологическая экспедиция во главе с профессором Кызылординского университета А.Х. Айдосовым провела повторную разведку того же участка дна моря (//livehistory.ru/forum.html?func=). Экспедиция обнаружила не только остатки мавзолея, но и следы древнего города, возможно, построенного в XIII веке и затопленного водами Аральского моря в XV веке. Были обнаружены следы захоронений, мельницы по дроблению камней, монеты и жернова, керамические изделия и другие свидетельства древней цивилизации. Ученые выдвинули гипотезу, что город и мавзолей стали жертвами изменений водного уровня Аральского моря. Это поддержало предположения, что на дне Аральского моря находятся развалины древних городов.
  
   Журналисты идут по следам ученых
  
   Обратился я и к статьям журналистов из разных изданий. А. Мыскина в статье
   "Арал-Асар: жизнь на дне моря" ("Караван", 2012, //www.caravan.kz/article/8219) пишет о том, что по данным ученых, городище, условно названное Арал-Асар, занимает площадь
   в шесть гектаров. Строительные конструкции города размыты и сглажены водами Арала. Археологи в огромном количестве обнаружили здесь мельничные жернова, сосуды из керамики и их обломки, фрагменты железных и бронзовых изделий. Видимо, древние горожане занимались земледелием, выращивали зерно и рис. Количество найденных жерновов и монет говорит о том, что жители занимались и торговлей.
  
   В мавзолее было обнаружено девять захоронений, одно из них привлекло особое внимание - в нем нашли две золотые сережки.
   - Находка свидетельствует, что верования отцов - тенгрианство, шаманизм - еще были сильны в те времена, когда существовал древний город, - сказал один из археологов. Версию подтверждает необычная форма найденных украшений: серьги украшены головой барса.
  
   0x01 graphic
   Затерянный мир на высохшем дне Арала. Находка казахстанских археологов
   (Кривошеев С., //newzzz.kz/story/kazahstanskie_arheologi_otiskali).
  
  
   Коротко перескажу статью кызылординского журналиста Владимира Ли "Аральская Атлантида" (//kungrad.com/aral/book/atlant/). Он пишет еще об одной сенсационной находке. В 20 километрах от упомянутого мавзолея охотники обнаружили на высохшим дне моря развалины древнего города. Кызылординские ученые из университета исследовали остатки городища. Они сняли слой песка с поверхности некоторых разрушенных строений и обнаружили хаотично расположенные останки людей и домашних животных. Это может говорить только о том, что они погибли в одно и то же время и что некому было их похоронить. Беда застигла людей врасплох, избежать ее никому не удалось. На местах раскопок все осталось так, как было на момент гибели города. По мнению профессора Айдосова, причиной тому могла быть вода, которая неожиданно окружила поселение, и люди не сумели спастись. Как известно, Аральское море начало вновь заполняться в XIV веке, и вполне возможно, этот процесс протекал довольно быстро. Считают, что обмеление Арала в те времена было связано с интенсивным земледелием в дельте Аму-Дарьи. Завоеватель Тамерлан разрушил все сооружения в этой зоне, что и обусловило интенсивный приток воды из Аму-Дарьи.
  
   С. Кривошеев (//newzzz.kz/story) приводит слова специалиста: - Впервые оказавшись на этом месте, мы не поверили своим глазам, - делится впечатлениями Д. Воякин, магистр исторических наук, руководитель отдела Института археологии Министерства образования и науки Республики Казахстан, - на дне, усыпанном белой солью, виднеются очертания древнего города, четко различаются остатки мавзолеев и некрополей. Город условно назвали Арал-Асар - "Аральский след". Археологи, прежде всего, определили его площадь - шесть гектаров. Найденная во время раскопок керамика относилась к
   концу XIV века, то есть периоду Золотой орды. Судя по находкам, горожане интенсивно занимались выращиванием риса. Причем объемы производства были велики, рисовые поля с гигантскими ирригационными системами и каналами занимали большую часть городища. Об этом говорят найденные огромные складские помещения. Это и кажется странным. Население Центрально-Азиатского региона в те времена преимущественно вело кочевой образ жизни и занималось разведением скота. И потому предметы земледельческого характера стали для ученых неожиданностью.
  
   По мнению Д.Воякина, жители могли переселиться сюда из городов, которые до сих пор скрыты водами Арала. Неизвестно, кем являлись жители поселения. Возможно, это были этнические потомки смешанных огузо-кипчакских племен. И. Аржанцева, заведующая центром археологии Евразии Института этнологии и антропологии РАН, кандидат исторических наук:
   - Несмотря на то, что Центральная Азия славна именно кочевыми племенами, в районе Приаралья была сильно развита земледельческая культура. А значит, местность в нижнем течении Сырдарьи отличалась наличием оседлых племен, которые умудрились развить очень мощное ирригационное земледелие.
  
На этом мой краткий экскурс "на дно моря Аральского" заканчиваю. Когда-то "на дне" пустыни Сахары кипела жизнь. Пришли пески и всё спрятали на многие века. Пока никто не знает, сколько еще поселений скрывают от нас море и донные пески. Но историки и археологи считают, что их немало. Специалисты делали аэрофотосъемки территории и... увидели, что на дне моря на километры тянутся следы бывших полей и ирригационных систем. Если это подтвердится, значит, были и поселки, жили тут люди. В общем, "лишь только миг между прошлым и будущим называется "жизнь". Не поспоришь, всё так.
  
  

0x01 graphic

   Здесь было море (//ziza.qip.ru/2010/10/13/kogda_ischezaet_more_12_foto.html)
  
  
   И саки с гуннами, и Тарас Шевченко - все тут были...
  
   Крайний северо-запад области занимает Аральский район. У нас маленького ничего не было. Район площадью побольше любой закавказской республики. Вот масштабы! В 80-х годах я и главный врач областной санэпидстанции Д.М. Шек сопровождали вновь назначенного заведующего облздравотделом Е. Омарова в ознакомительной поездке по району. Недели не хватило, чтобы объехать хотя бы все населенные пункты.
   Район был организован в 1938 году. Город Аральск возник в 1905 году из бывшего здесь аула, когда строилась железная дорога Москва - Ташкент. А до этого местный
   народ жил в аулах по берегам Арала. Скот держали. Рыбачили.
  
   Одни любят по земле бродить. Их называют геологами и зоологами. Другие любят в земле копаться. Это, понятно, археологи. Вот и "накопали" здесь стоянки неолита и памятники эпохи бронзы чуть ли не по всему району. В низовьях реки Сыр-Дарьи был открыт уникальный памятник эпохи поздней бронзы - могильник Тогускен. По свидетельству летописцев и исторических памятников, еще до новой эры в низовьях реки жили саки и яксарты. Кочевали гунны на запад. Понятное дело, понравились им низовья Сыр-Дарьи, корма для скота здесь много было. Свои "следы" тут тоже оставили.
  
   Этот район был очень интересным и для нас, эпидемиологов. Уже в первый год работы в Сырдарьинском районе меня пригласили в Аральск на ежегодную конференцию противочумной службы области. После "мирной" жизни в далеком Свердловске попасть во "владения" чумологов было потрясающе занимательно. Такого там наслушался. Аральский район и поныне остается активным очагом чумы. А сколько мне пришлось позже потратить моих молодых лет жизни на аральских вспышках гепатита или брюшняка, паратифа или чумы...
  
   А почему - Шевченко? Первое научное изучение и описание Аральского моря провела экспедиция А. Бутакова в 1848-1849 годы. Тарас Шевченко участвовал в ней от начала и до конца, впервые в истории запечатлев Арал, его острова и берега в обширной серии акварелей, карандашных рисунков, эскизных набросков с натуры.
  
  
   0x01 graphic
   Канал оросительный как река полноводный, вода идет на рисовые посевы нескольких районов. (Фото Цой С.).
  
  
   Тяжелым здесь был не только климат...
  
Удивительным в наших краях когда-то было Аральское море, рыбообильное, судоходное, кормившее тысячи и тысячи людей. Это было "пятно" сапфира в приаральских песках. Но судьба этому "сапфиру" досталась нелегкая. Как и людям, жившим тут или волей-неволей попавших на его берега.
  
   Я много раз бывал в Аральске и в его поселках, многое и многих там видел и знал. И всё же хочу слово предоставить Л. В. Сапожниковой, заслуженной учительнице одной из аральских школ, коренной жительнице, автору книги "Педагогические раздумья, или россияне у Арала" (изд. "Тyмар", Кызылорда, 2005), описавшей трагедию многих людей, вытолкнутых сюда в сталинские времена или войной на голод и смерть. Ибо страшным здесь был не только климат. Из книги (цит. по //aralsk.tk/viewtopic.php?f=3&t=1109):
  
   "С 1928 года начали на Арал выселять из России кулаков и других людей, мешавших строить социализм. Весь Арал был в ужасе от cталинских репрессий. "Враги народа были всюду", ими были уже заполнены острова на Аральском море, а "врагов" продолжали искать. "Врагами народа" Арал продолжал пополняться: "троцкисты, зиновьевцы, бухаринцы"... Сестра маршала Тухачевского отбывала здесь свой срок. Жены дипломатов, знавшие до 8-ми языков, работали грузчицами. Когда мама работала в детском доме, у нее помощницей была Анна Радецкая, дочь генерала. Женщина, владевшая многими языками, чистила картошку, мыла посуду, выносила помои, ей не разрешали преподавать иностранные языки, хотя в школах не было преподавателей-специалистов. Была в ссылке на Арале красавица врач Бронштейн Ревекка Яковлевна из Москвы. Прекрасный специалист, она лечила детей и взрослых, была очень внимательная и добрая, никому не отказывала в медицинской помощи...
  
   Сталин, "отец всех народов", увидел в корейском народе японских шпионов и потенциальных изменников Родины. В 1937 году началось массовое переселение их в Казахстан. Везли корейцев через всю страну в переполненных вагонах, не дав толком собраться в дальний путь.
  
   ...В рыболовецкие колхозы Аральского района было направлено 2400 семей. Они проживали и в Аральске. В те времена не хватало кадров: врачей, учителей, работников морского транспорта, юристов и т.д. А корейцы были людьми образованными, многие
   из них кончали вузы Владивостока. Корейцы были в то время самыми хорошими специалистами во многих отраслях. В Аральске они работали на морском транспорте в рыболовецких колхозах, были хорошими специалистами по обработке рыбы. Не секрет, что корейское мастерство учителя-математика было каким-то необычным. Там, где математику вели корейцы, ее знали все, получали такие знания, что удивляли при поступлении во многие вузы.
  
К нам на Арал в начале войны привезли немцев из Поволжья и из других мест. Они приехали раздетыми, многие без постели и одежды. А зимы на Арале в те года были очень суровыми. Немцев распределяли по островам Аральского моря, где не было источников пресной воды. На таких островах как "Уялы", "Узун-Каир" и др. зимой заготавливался лед, выдавался по норме для питья. Многих поселяли в поселках "Сольтрест" и "Аралсульфат", в рыболовецких колхозах на западном берегу Аральского моря, т.е. в местах с тяжелыми бытовыми и климатическими условиями".

К этому добавлю. В Аральский район выселили и калмыков из приволжских степей в 1942-1943 годах. Многих расселили на островах и в удаленных колхозах. Никто реально не заботился о "врагах народа". Не хватало продуктов, овощей, воды для питья. Сколько погибло в тех условиях людей, до сих пор неизвестно.
  
   Были среди них и медики. Район поставлял больных лепрой. Помню, здесь очень хорошо отзывались о враче лепрологе, калмыке по-национальности, Лиджиеве. После реабилитации он вернулся в Калмыкию, говорили, что его там назначили руководителем здравоохранения этой воссозданной автономной республики. Я еще застал в Аральске Владимира Мухараева. Хирург, энергичный, деловой и авторитетный главный врач Аральской районной больницы, тоже калмык. Он у нас прославился еще и в главной
   роли в знаменитом по тем временам кинофильме "Дочь степей", поставленном на
   Алма-Атинской киностудии. Он тоже вскоре уехал в Калмыкию.
  
   Песок песку рознь...
  
   Аральский район - это море и песок. Но не всякий песок "хороший". Геологи обнаружили залежи кварцевого песка в урочище Саршокы. Чем он отличается от всей остальной "армады", усыпавшей район и область барханами? Это оказался особо чистый, без примеси глины, кварцевый песок. Его сразу можно пускать в производство стекла высокого качества. Геологи подсчитали, что этого песка более пятнадцати миллионов тонн. Читал, что создали там карьер и обеспечивают стекольные заводы Кыргызстана, Узбекистана и еще где-то. Единственное, о чем жалею - не пришлось мне там побывать, на память того песка из чистого кварца хоть немного для коллекции прихватить...
  
   Барсакельмес: "Пойдешь - не вернешься"
  
   Был в мои времена на Аральском море то ли загадочный, то ли овеянный легендами и слухами, остров Барсакельмес ("Пойдешь - не вернешься"). Название острова связано с легендами о тёмных силах на острове. Добраться туда в давние времена можно было только на лодке, а назад вернуться не всегда удавалось из-за сильных морских штормов. Вот и получалось, ушел и не вернулся. Но это так, самая простая версия...
  
   Я употребил выше слово "был", т.к. ныне, из-за обмеления моря, бывший остров уже даже и не полуостров. Он попросту соединился в одно целое с другим бывшим островом
   и с "Большой землей". Сейчас это - урочище Барсакельмес. Остров исчез, но название осталось.
  
   Во время одной из командировок в Аральск я остановился у моего коллеги, Володи Губенко. Он, любитель-рыбак, родился в Аральске, и рассказывал много об этом районе, который он "облазил сверху-донизу". И когда как-то зашел наш очередной разговор на аральские темы, я спросил, может ли он помочь мне попасть на остров Барсакельмес.
   - Так ведь там населения нет, только метеостанция и служба заповедника.
   - Знаю. Но слышал, что и место интересное, и хотелось знаменитых куланов посмотреть. Я же про них читал. Их первым описал для науки еще в 1775 году Паллас. Это он их назвал "то ли лошадь, то ли полуосел". Их в те времена много было, а потом люди постарались и почти всех выбили. Из шкур куланов делали ценную кожу (шагрень, сафьян), а на востоке сафьяновые сапоги ценились очень высоко. Еще читал, что в Казахстане куланы в 30-х годах уже исчезли.
   - Туда добраться проблема. Наши казахи не поедут, сами знаете, Барса-Кельмес, это - "пойдешь - не вернешься". На машине и потом на катере туда добираться - очень далеко и долго. Самолет, может, и летает, но, думаю, редко, и навряд ли нас возьмет. Уедем туда и не вернемся...
   - Слушай, Володя, почему, говоришь, ваши казахи не поедут туда?
   - Так я же не раз слышал от них всякие разговоры. Правда-неправда, не знаю. Старики говорят, что очень давно какой-то аул зимой по льду перешел на остров. Там для скота корма достаточно было. Но потом, через год туда кто-то добрался и увидел, что и люди, и скот там погибли. Думаю, что летом там воды не было. Казахи тот остров еще называют "су жок", безводный. Но с тех пор вроде бы и назвали нынешним именем. Старики считают, что аллах тех "переселенцев" наказал за то, что туда забрались. Говорят, что там раньше какие-то большие змеи водились, опасные для человека. А среди рыбаков тоже свои байки ходят, мол, туда можно на лодке добраться, а назад не все возвращаются. Даже если на море шторм поднимается, к тому острову рыбаки не хотят причаливать. В общем, боятся, о том острове нехорошая слава...
   - Далеко до острова?
   - Да. Он к юго-западу от нашего Аральска. До него около двухсот километров по морю. На лодке не доберешься.
   - Из твоих знакомых кто-то там бывал?
   - Из наших медиков никто.
   - А из не медиков? Что-то ты хитришь. Тайна?
   - Да нет. Я там не был. Давно с одним моряком был знаком, он только и сказал, что жара и сухота там заметные. Он туда летом попал, чуть живьем не сварился. Очень "тепло" было, где-то между сорока и пятьюдесятью градусами. Хоть и выпили с ним, ничего больше не рассказал. Вы же знаете, в наших местах части Северного морского флота. Секрет держат, даже выпивши...
   То ли Володя и сам не хотел в такую безрадостную даль забираться, то ли он, действительно, не нашел путей, как нам туда попасть, но так и не удалось мне на том острове побывать.
  
   Сейчас, в трудах праведных на ниве писания мемуаров, я вспомнил о Барсакельмесе. Но ныне туда "добраться" для меня оказалось намного легче. Помог интернет. И сразу же наткнулся на опровержения тех давних страхов и слухов. Ладно бы только наши аксакалы "были" рассказывали. Ведь появились статьи и в современном стиле, мол, там кто-то и базу инопланетян видел. И даже "зеленых человечков". И явно неземные какие-то силы там типа бермудского треугольника действуют. Уфологи тут как тут, заинтересовались.
   Вот что написал С. Лукьяненко, писатель-фантаст: "Сверхъестественного там ничего нет. В 50-е годы казахстанская газета "Ленинская смена" опубликовала сенсационную статью про летающего древнего ящера, замеченного на острове. Хотели этим поднять тираж газеты. ...Однажды ко мне обратилась группа московских уфологов с просьбой рассказать им о загадочном и таинственном Барсакельмесе. Я сочинил несколько легенд и сказок про творившуюся на острове чертовщину, подкрепил все это якобы письмами рыбаков и 1-го апреля отослал материал. Исследователи приняли все за чистую монету. Реальность же гораздо проще, но, как я думаю, печальнее".
  
   И еще запись из признаний Лукьяненко: "История, на которую журнал "Техника -- Молодежи" недавно уже начал ссылаться, как на бесспорный факт существования летающих тарелок и машин времени, оказалась полностью высосана из пальца. Независимо друг от друга в розыгрыш включались все новые и новые поколения. И если
   не поставить сейчас точку над Барса-Кельмес, то и наши внуки будут организовывать экспедиции на несчастный островок. Так что, каюсь. Грешен. И бодрая картинка из "ТМ", где птеранодон несет в клюве летающую тарелку, увы, лишена оснований".
   Вот еще одно мнение. В.Чернобров, руководитель научно-исследовательского объединения "Космопоиск": "Большинство страшилок, которые я слышал о нем, имеют отношение к фантастике. Однако, на острове есть и реальная аномальная зона. Причина аномалии, вероятнее всего, кроется в особенности бывших местных течений Аральского моря. ...Взаимодействие их с воздухом приводило к необычным оптическим эффектам, отсюда и рассказы о странных свечениях, остановившемся времени и тому подобном. Базы НЛО там, скорее всего, нет и не было, но во все времена эта зона была изолирована от людей. И сегодня местные официальные лица очень ревностно следят за тем, чтобы на остров не ступала нога постороннего. Интересно, почему?".
   Да, вроде бы честно пишут, вернее, разоблачают. Но в интернете пишут и "бывалые", да такое "сообщают", виденное "собственными глазами", что писатели фантасты блекнут... Кто кого громче "передокажет"? Ведь научной авторитетной экспертизы не опубликовано... Легенды об острове создали люди. Они же и положили конец этим легендам. Ибо по вине людей исчезло Аральское море, а вместе с ним и остров Барсакельмес, ставший в конце ХХ века частью материка.
  
   Первое научное описание острова дала экспедиция лейтенанта А. И. Бутакова в 1848 году. Участники этой экспедиции провели топографическую съемку острова и дали общее ландшафтное описание. Много зарисовок там сделал Т. Шевченко, участник той экспедиции. Эти рисунки находятся в музее, в Украине. В 1874 году острова этого моря изучал зоолог В.Д. Аленицын.
  
   В 1899--1902 годы известный русский ученый географ Л.С. Берг работал инспектором рыбных промыслов на Арале и Сыр-Дарье. Он затем в течение ряда лет участвовал в нескольких экспедициях на Арал, написав капитальный труд "1908. Аральское море: Опыт физико-географической монографии", за который ему присудили докторскую степень. Хочу подчеркнуть авторитетность Л.С Берга, доктора географических и биологических наук, заведовавшего кафедрой географии ЛГУ, академика АН СССР, Президента Географического общества СССР.
  
   Эти серьезные ученые-исследователи на острове Барсакельмес никаких чудес не обнаружили. По логике, в те дикие времена "чудеса и приключения" как раз и могли иметь место. Извините, уфологи, не было на острове "человечков зеленых"...
  
   Куланы - гордые красавцы
  
   Ну и бог с ними, со всеми байками. Куланы - гордые красавцы с Барсакельмес. Вот как написал В. Орлов в журнале "Вокруг Света" (1977): "Грациозные животные. Они походили скорее на зебр, чем на ослов - невысокие, изящные, с желтовато-апельсиновой лоснящейся, как шелк, кожей, с белым животом и ногами с черными копытами. Вскидывая головой в сторону, они пряли высокими ушами, охаживая себя короткими ударами хвоста, и принимались щипать траву".
  
   Остров в 1960 годы был немалым, 23 х 7 километров. Когда море начало мелеть, во второй половине 90-х остров уже превратился в полуостров, размеры его увеличились вдвое. А в 2009 году исчез и полуостров, он просто стал частью береговой суши. Теперь говорить о Барсакельмесе уже нет и смысла. Люди угробили и этот остров...
  
   Государственным заповедником остров стал еще в 1939 году. Но известность он получил в 50-е годы XX века. Это потому, что на остров переселили куланов из Туркмении, где им грозило исчезновение. В 1953 году завезли на остров всего несколько голов. К началу 80-х здесь было уже более трехсот куланов. В последние годы ушедшего века аральская ситуация настолько изменилась, что куланов опять стали переселять в другие места. Это, например, Алтын-Эмельский национальный парк и Прикаспийский заказник. Есть они, кажется, еще и в заповеднике на юго-востоке Туркмении. Как сообщает сайт (//www.peacekaz.net/kulan.html), куланов было много по всей пустынной и полупустынной зоне Казахстана и Средней Азии, и наибольшую территорию занимал казахстанский подвид. Однако охота ради мяса кончилась тем, что в 1935 или 1936 году был убит последний кулан казахстанского подвида.
  
  
   0x01 graphic
   Куланы. Фото:Джикибаев, //www.caravan.kz/article/13185/print
  
  
   В 1982 году расплодившихся на острове куланов стали расселять и в Казахстане: на северном побережье Капчагайского водохранилища, в пустыне Бетпакдала и на полуострове Бузачи в Мангистауской области. Но не так уж их и много. Куланы ныне прописаны в Красных книгах Казахстана и ЮНЕСКО. Вот только охотники браконьеры те Красные книги не читают...
  
   На остров Барсакельмес меня влекло, конечно, не желание "похитить" какие-то сверхсекреты или разобраться с досужими байками. Знаменитый остров-легенда уже и сам по себе достаточный повод забраться туда, да к тому же я знал о тамошних куланах, ради которых стоило пожертвовать одной-двумя неделями моего драгоценного времени. Увидел бы я их или нет, а скорее всего, и нет, меня не пугало. В "соседях" бы побывал, это уже очень весомый аргумент для поездки. Но из попытки побывать на острове, как я уже писал, ничего не вышло.
  
   Так вот, о кулане. Лошадь не лошадь, осел не осел. Кто-то их назвал азиатским ослом, кто-то полуослом. А куланы чувствуют себя прекрасно в своей жизненной нише, не относясь ни к лошадям, ни к ослам. Ослы помельче будут. У лошади голова и уши поменьше, да ноги потолще. Хотя все они родственники. Кулан, по-латыни - Equus hemionus, непарнокопытное животное, относится к роду лошадей (семейству лошадиных).
  
   В наших присырдарьинских местах ослов много было, незаменимый транспорт в сельских условиях. Помню, кто-то из сельских "грамотных" стариков с апломбом уверял меня, что наши ослы это потомки степных туркменских куланов. Так, мол, старики говорили. Патриотично, конечно. Недавно встретил описание зоологов, утверждающих на основе работ генетиков, что наши ослы - африканского происхождения. А вот куланы составляют азиатскую линию ослов и имеют четкие генетические отличия от своих африканских собратьев. Так что, старики "немного" ошиблись...
  
   Куланы - долгожители Северной Азии еще с мамонтовых времен. Мамонтов в наших песках, я знал точно, уже не встретишь, так хоть к куланам приобщиться даже издалека мечталось. В дикой природе бывшего СССР памятники мамонтовых времен были полностью истреблены. Хотя нет, в Казахстане куланы остались еще на... почтовых марках.
  
   Почему их куланами называют? По одной версии, термин этот от монгольского "хулан", что означает "непобедимый, быстрый, шустрый". По другой версии, от казахского слова "кула", обозначающего идущую вдоль спины от холки до хвоста узкую черно-бурую полосу.
  
   Хотите увидеть этих красавцев? Надо отправиться в сухие равнинные пустыни и полупустыни. Не спешите. Теперь их там не встретишь. Они ныне в заповедниках и, может быть, в зоопарках. Мне видеть куланов не пришлось, но приведу описание профессора А.Г. Банникова: "В сумерках, после летнего дня можно видеть, как табуны животных лавиной катятся к воде. На несколько минут куланы замирают у самой воды, а затем долго и шумно пьют. Всю ночь слышатся цоканье копыт, фырканье, тревожные голоса кобылиц, подзывающих жеребят, и повелительные крики вожака. А утром, когда над пустыней только поднимается красное солнце и воздух чист, перед вами открывается великолепное зрелище: удивительно легко и грациозно мчится цепочка куланов. Вот они, словно по команде, развернулись фронтом, всматриваются, нет ли опасности, вновь круто поворачиваются и скрываются за холмами".
  
   К своей "лекции" о куланах добавлю еще, что этот "то ли лошадь, то ли осел" способен бежать со скоростью до 70 км/ч, выдерживая такой темп на протяжении нескольких километров. Табун ведет самка, а вожак косяка, жеребец, идет сзади. Он охраняет свой гарем от соперников и волков, руководит движением табуна.
  
   Я куланов видел только на фотографиях. На фото впечатление, что головы у диких степных куланов почти лошадиные, если не смотреть на длину ушей. В моем понятии они тонконогие, хорошо поджарые, не те "жирные", которых можно увидеть в зоопарках. Здесь им не надо бегать от врагов и не надо далеко кочевать в поисках корма и воды. В вольере жизнь спокойная. Можно толстеть.
  
   Зоолог нашей противочумной станции, В.С. Чижевский, который за свои годы и в туркменских предгорьях чуму ловил, однажды пресек меня, когда я заикнулся, что все куланы одного вида и везде потому одинаковые.
   - А ты видел куланов в предгорьях Туркмении?
   - Так я в Туркмении не был, и в тамошних предгорьях не был. Ну и что?
   - А то, что вид один, но подвидов у них несколько. У тех, что живут в песках, и цвет шерсти песчаный. Маскировка такая. Чтобы волки не сразу увидели. Горные, вернее, предгорные, они в горы не заходят, и размером поменьше, и окраска немного поярче. Ноги покороче, голова побольше. Вообще, они скорее похожи на ослов. Вот в зоопарках, по-моему, чаще куланы именно этого подвида, уж больно они на наших ишаков похожи.
   - Так может в зоопарках и держат ослов вместо куланов?
   - Да нет. Ты уж совсем загнул.
   Однажды еще в годы моей работы в районе, я спросил у одного аксакала, видел ли он когда-нибудь куланов?
   Старик помедлил, потеребил куцую бородку, заложил за губу свежую порцию насвая. Потом начал медленно вспоминать.
   - Много лет я был чабаном. Когда совсем молодой был, я не здесь жил, видел один раз, как волки табун куланов гнали. Вожак увидел или учуял их, хоть волки и не близко были. Куланы далеко видят. Волков боятся. Потому любят на открытых местах пастись, в кусты не заходят. Табун быстро стал уходить. Я сидел на лошади и сверху увидел вдали несколько волков. Они за табуном погнались. Мои собаки шум подняли, волков пугали. Думаю, табун от волков ушел. Куланы могут бежать быстрее лошади, волкам их не догнать. Если молодые или старые есть, тогда могут отрезать.
   - Кроме волков, наверно, никого не боялись?
   - Так в степи кроме волков и нет никого. Я не видел, старики говорили, куланы, если убежать не могут, например, когда в табуне молодые есть, буду драться с волками. Кулан весом килограммов больше ста будет, копытами ударит, убьет. И зубы тоже сильные. Кудай сактасын (Боже спаси). У одного чабана дурная собака за малышом погналась, так она хорошо получила от вожака, потом через пару дней подохла.
   - Вы своих овец к озеру гоняли на водопой. А куланы туда не приходили?
   - Давно это было, еще до войны. Плохо помню. Мы овец к воде днем гоняли. А они вечером приходили. У них свое место было. Друг другу мы не мешали.
  
   Вообще, мне тогда повезло, "знающий" чабан попался. В степи так - если сам и не видел, но другие видели или слышали, обязательно расскажут. Закон степей: делиться новостями и всем, что сам слышал. "Узун кулак" называется - "длинное ухо". Тот чабан мне "своё" рассказывал, или слышанное за своё передавал, не важно. Что-то еще помнили люди степей о давно ушедшем времени...
  
   Куланы и жару, и морозы хорошо переносят. Их хотели люди приручить. Не вышло. Пытались скрещивать с ослами и лошадьми. Опять не вышло. Мулы не давали потомство. Даже в зоопарках к людям привыкают, но ручными не станут. Гордые. И породу берегут...
   Вот, почитал, что пишут другие, и сам повторил что-то из этого, и легче стало, как будто и самому с куланами повидаться удалось...
  
   Остров военных "чудес"...
  
Так мне и не удалось выбраться на Барсакельмес. Но ныне этот остров меня заинтересовал еще и с моей профессиональной стороны. В интернете недавно встретил очерк российских журналистов, побывавших там в 2008 году. Они пишут о возможном использовании глухого недоступного острова в советские времена в качестве полигона для испытаний бактериологического оружия. Ведь сравнительно недалеко был остров Возрождения, где такие работы, как ныне хорошо известно, велись... Если их версия верна, тогда понятны и строгий режим охраны территории, описанный журналистами, и мои очень несерьезные попытки дилетанта попасть на этот остров в прошлом...
  
  
   0x01 graphic
   Малый (Северный) Арал - есть уже море и рыба. 2009. (//lifeglobe.net/blogs/details?id=484).
  
  
  
   Приведу в сокращении впечатления и наблюдения журналистов агентства "Итоги" (//www.itogi.ru/paradox/2008/49/135237.htm. С.Кривошеев). Они обнаружили остатки заброшенных и полуразрушенных построек в центральной части острова. Повсюду были разбросаны "какие-то бумаги, колбы, мензурки, фрагменты военного обмундирования". Нашли они и ящичек, в котором "обнаружили кучу заявлений, написанных разными учеными, о приеме на работу. Все бумаги датированы 1953 годом. В бумагах лежали и заявления тех же ученых с просьбой уволить их по собственному желанию. Причем, судя по датам, от приема на работу до увольнения во всех случаях прошло не больше месяца".
  
   Да, резонно задать вопрос, почему они так быстро отказались от работы? Журналисты отмечают, что видимый беспорядок говорит только о поспешности ухода. Почему? Что случилось тогда? Я предполагаю, что они получили приказ о немедленной эвакуации без времени на сборы или по каким-либо политическим мотивам или в связи с аварией бактериологического характера.
  
   "Неподалеку от домов натыкаемся на землянки. Проводник сказал, что одно время на острове работали заключенные, они и жили в землянках. Для чего на острове держали заключенных? В стороне замечаем взлетно-посадочную полосу, явно предназначенную для транспортных самолетов, там же высится пара хорошо сохранившихся антенн. Для чего в этом забытом богом месте столь серьезные сооружения? Уж, наверное, не для того, чтобы перевозить куланов.
  
   Мы обнаружили возвышение, напоминающее гигантскую тарелку. Мы бродили по нему, и ощущения возникали совсем иные, чем когда ходишь по обычной земле. Казалось, будто под ногами у нас спрятано некое сооружение, уходящее вниз на неведомую глубину. Может быть, тут спрятан вход в бетонный бункер, в котором располагались некие секретные исследовательские лаборатории?Проводник, заметив заинтересованность
   нашу, настойчиво предложил отправиться в другую сторону".
  
   По моему мнению, если они обнаружили что-то похожее на бункер, можно думать, что там захоронены трупы погибших (животных или людей?) при бактериологических испытаниях и остатки заразных материалов. Могли вывозить сюда для захоронения и
   что-то опасное с острова Возрождения. Вполне похоже.
  
   "Бытует стойкое убеждение, что остров умышленно берегут от посторонних глаз, поскольку он хранит страшные секреты. Исследователь Михаил Антонов долгое время пытался разгадать тайны Барсакельмеса. "Один старый профессор рассказал мне очень интересный факт, - говорит он, - неподалеку, на острове Возрождения, осуществляли разработку и хранение биологического оружия. Но мало кто знает, что его испытание велось именно на Барсакельмесе. Например, мне удалось раскопать сведения о чудовищных экспериментах. Ученые из секретных НИИ заражали человеческий волос опасными вирусами и расщепляли его на отрезки меньше микрона. На Барсакельмес завозили заключенных, над ними пролетал самолет, который и распылял эту адскую массу над их головами".
  
   В июле 2011 года в газете "Кызылординские вести" прочитал о заслуженной учительнице из Аральска Л. В. Сапожниковой, много лет отдавшей не только школе, но и творчеству. Из газетной заметки узнал, что она пишет очередную книгу, которую назвала "Арал - любовь моя". Я не жил на Арале, но много раз бывал тут как врач, и в городе, и на море. И тоже скажу - Арал, любовь моя. И добавлю: Итак, прощай старый Арал! Здравствуй, новый Арал! Живи и здравствуй, Арал!
  
  
  
  
   Cм. продолжение: глава 7. Это страшное слово "Чума".
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"