Георгиевич Ярослав: другие произведения.

То, что внутри. Пробуждение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.21*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очнуться в теле драконида, некроманта и копейщика, в замке, кишащем нежитью и чудовищами. Пробить себе путь на волю, побеждая всё более сильных врагов. Добывать, создавать, улучшать оружие и артефакты. Встретить близкого человека. И не найти ответы. Литрпг-ходилка в стиле Heretic, Hexen, Blade of Darknes и т.д., с массой отсылок и пасхалок. К ней — щепотка человеческих отношений и социальных экспериментов.
    Окончено


То, что внутри.

Пробуждение

  
   Очнуться в теле драконида, некроманта и копейщика, в замке, кишащем нежитью и чудовищами. Пробить себе путь на волю, побеждая всё более сильных врагов. Добывать, создавать, улучшать оружие и артефакты. Встретить близкого человека. И не найти ответы.
   Литрпг-ходилка в стиле Heretic, Hexen, Blade of Darknes и т.д., с массой отсылок и пасхалок. К ней -- щепотка человеческих отношений и социальных экспериментов.
  -- Глава 1
   -- Пробудись, дитя тьмы!..
   "А? Какое дитя, какой тьмы? Что происходит? Почему всё серое? И, постойте... А я вообще вижу?!".
   -- ...ты долго спал. Но настала пора!
   "Как так -- спал?.. Какая пора?..".
   -- Тебе требуется новое тело, Пробуждённый. Выбери личину для воплощения! Доступны: человек, цверг, тёмный альв, снежный великан, волколюд, гаргулий, упырь, болотник, призрачник, демон, драконид...
   "Какой альф, какой упырь, какой, к демонам, демон? Скажите лучше, почему я себя не чувствую?".
   -- Отсутствие выбора приравнено к случайному выбору!
   "Что?! Какой случайный выбор?! Да вы там совсем охренели!"
   -- ...поздравляем, дитя тьмы. Теперь ты... Драконид!
   "Да в дупе у вас драконид! Что же это такое-то, а?! Кто позволил за меня выбирать?.. Хорошо, конечно, что не упырь хотя бы, но всё же...".
   -- Твои физические кондиции будут... Сохранены. Расовые способности твоей личины... Скрыты. Особые внешние признаки... Серая кожа, отсутствие волосяного покрова и ушей, острые когти, "драконьи" зубы, "драконьи" глаза, костяные наросты на голове, плечах, лопатках, руках и коленях. Твой пол будет... Сохранён. Поздравляем, дитя тьмы! Теперь ты -- мужчина!
   "И на том спасибо, дорогие! Какая радость-то! И... Я вижу!!! Ура! Я снова вижу! Только... Что за подвал?.. Почему темно? И как же всё затекло, как же холодно... Эй!.. Слышь, ты?! Почему я не могу двигаться?!".
   -- Пробуждённый! Тебе воздастся по поступкам и делам... Не твоим. Выбери прошлое своей личины. Доступные варианты: еретик, чернокнижник, алхимик, ведьмак, вервольф, вампир, убийца.
   "Э-э-э, нет, господа нехорошие! Не дам больше собой рулить! Чернокнижника мне давайте, колдунствовать хочу!".
   -- Отсутствие выбора...
   "Что?! Чернокнижник! Чернокнижник, чернокнижник мой выбор!.. Так слышишь?!".
   -- Поздравляем, дитя тьмы. Теперь ты -- чернокнижник!
   "Да засуньте своё поздравление... Ладно, молчу, молчу. Хоть что-то получилось выбрать, и на том спасибо. Знать бы ещё, что за зверь этот, чернокнижник ваш...".
   -- Пробуждённый! Чернокнижие -- обширная область, в которой много направлений и школ. Выбери известную своей личине. Доступны: некромантия, демонология, химерология, магия крови, чёрная магия, магия хаоса...
   "И что выбрать? Всё какое-то... Ладно, пусть будет некромантия. Слышишь, ты? Некромантия! Некромантию мне!..".
   -- Поздравляем, дитя тьмы! Теперь ты -- некромант!
   "Хотя -- всю жизнь, блин, мечтал, с трупами возиться... Перевыбрать нельзя, нет?..".
   -- Пробуждённый! Много пота и крови потрачено на то, чтобы научиться... Не тобой. Владение каким оружием предпочтёшь ты для своей личины? Доступно: щит-меч, щит-топор, двуручный меч, дубины и палицы, цеп, клевцы и боевые молоты, древковое колющее...
   "Да в руках не держал ничего из этого! Некоторое даже не представляю, как выглядит! И где, где вас спрашиваю все луки-арбалеты? Я бы издалека лучше... Ладно, ладно, понял. Исходим из того, что есть. Что проще всего во владении? Древковое? Это же копьё наверное? Или дубина? Нет, пусть будет древковое, оно хоть длинное. Не лук-арбалет конечно, но хоть так...".
   -- Поздравляем, дитя тьмы! Теперь ты владеешь древковым колющим оружием! Какой из видов этого оружия ты предпочтёшь -- копья, алебарды, гарпуны, трезубцы, годендаги...
   "Копья хочу!".
   -- Поздравляем, дитя тьмы! Теперь ты -- копейщик!
   "Ещё раз -- засунь себе свои поздравления, тварь неведомая! И кто ты вообще, а? Откуда со мной говоришь? Покажи лицо своё, эй, слышишь?!".
   -- Дитя тьмы! Твоя личина готова принять твой дух. Пойди и возьми своё! Останется только один!
   Меня согнуло от внезапной боли, и я покатился по холодному каменному полу, ударившись головой о подставку с факелом. Каменному полу?.. Факел?.. Как только судороги отпустили мышцы, я встал на дрожащих ногах, держась за стеночку, и огляделся.
   Первое и главное -- в комнате, где я пришёл в себя, кроме меня никого больше не было. Вообще. Только на полу масляно поблескивала многолучевая звезда, нарисованная красным, даже коричневатым. От неё ещё и тянуло мерзким запахом, как на бойне. Не кровь ли это?.. И... Постойте. Что за куски мяса разложены в концах лучей? А это... Глаз, что ли?..
   Почувствовал, что подташнивает, и поскорее отвернулся. Тоже, блин, нашёлся некромансер! Готовый от вида сырого мяса и какого-то глаза проблеваться. Передёрнул плечами, и не только от омерзения -- холодный сквозняк неприятно холодил голое тело.
   Попробовал успокоить бурю внутри и огляделся ещё раз, стараясь не смотреть в сторону этой пентаграммы, или как там её. Крохотное помещение, может полуподвальное, а может, и нет. Не знаю, почему решил, что подземелье. Наверное, из-за сырости и холода, или из-за того, что стены сложены из приличного размера грубых булыжников, кое-где покрытых мхом и паутиной. Сквозь крошечное окошко, забранное решётками, видно бегущие тёмно-синие тучи. Там темно, но вспышки далёких зарниц изредка освещают небо. На какой высоте находится окно, и само помещение, непонятно, но с ним хоть ясно, что я нахожусь не полностью под землёй.
   Кроме стен, окошечка, шедевра изобразительного искусства на полу и "торшера" -- догорающего факела, приделанного торчащему из пола длинному металлическому штырю -- в комнате больше ничего. Кривые, разного размера ступени ведут к деревянной двери, на вид массивной, из толстых досок, соединённых двумя полосами ржавого железа. Круглая ручка-кольцо так и тянет попробовать дёрнуть за неё, а закрытый изнутри засов, напротив, приносит немалое успокоение и желание этого никогда не делать. Пока буду оставаться тут -- шиш кто влезет и доберется до меня.
   Ан нет. Не надо себе врать... Если кто-то закрыл меня изнутри -- значит, смог уйти после этого. Не сам же я закрылся, так? И не сам же он порезал себя на куски и разложил по лучам пентаграммы? По этим ошмёткам поди пойми, кто это был при жизни. Хочется верить, что хотя бы не человек. Тьфу, опять дурно становится...
   И одно ясно точно. Раз тот тип ушёл, значит, и вернуться сможет. Ещё и факел догорает, а снаружи темно. Что же делать дальше? Остаться в комнате, наедине с кровищей и чьими-то останками на полу, и ждать того не знаю кого, с целью озадачить вопросом? Или всё же решиться, открыть засов, и выглянуть наружу?
   Да о чём я. Зачем самого себя обманывать? Торчать в комнате вечность не получится, выйти придётся -- рано или поздно, так или иначе, но какая-нибудь нужда заставит. Чтобы найти воды, например. Или хоть какую-нибудь еду. А если так -- то какая разница? Что толку сидеть тут и ждать у моря погоды? Значит -- решено. Идём на разведку. Но не сразу...
   Вздохнул, прикрыл глаза, и наконец решился. Пришла пора заняться самым пугающим. Я начал осторожно щупать себя, проверять тело, эту, как её, "личину"... Убедился -- да, действительно, ни ушей, ни волос. Зато есть сантиметровые крепкие когти, изо рта торчат острые игольчатые зубы, на локтях, коленях, плечах и груди костяные наросты, похожие на шипы...
   Да... Теперь, наверняка, я редкостный красавчик, мечта любой женщины! Как увидит -- сразу помрёт со страху. А если не помрёт -- всё равно мне ничего не светит. И даже если вдруг дойдёт до физической близости, каким-нибудь из своих шипов наверняка проткну. Свинство. Не подписывался я на такое... Но что есть, то есть. Ничего с этим уже, судя по всему, не поделаешь, и надо разбираться с остальными вопросами.
   Осторожно пройдя вдоль стены к окну, стараясь не вступить босыми ступнями в кровь на полу, подпрыгнул и подтянулся на руках, обдирая голую грудь и локти о шершавые камни. Провисел так пару минут, но так ничего и не увидел. Всё те же тучи и зарницы, и ничего более.
   Спрыгнув, вернулся обратно. Перенёс взгляд на "торшер". Вытащил факел из крепления, и свободной рукой дёрнул железяку. А ведь он так себе, держится-то! Но выломать одной рукой не поулчится, пришлось взяться обоими, одновременно не отпуская факел, и навалиться всем телом. Штуковина с треском вывернулась, брызнув в стороны осколками камней и цемента.
   Взвесил в руке запчасть от "торшера", убедился, что штуковина ухватистая и увесистая, при желании кого угодно смогу обрадовать. И то хлеб! Поупражнялся немного, привыкая. Чувствуя себя уже гораздо увереннее, подошёл к двери. Замер, вслушиваясь, и стоял так долго. Ничего не происходило, вселяя уверенность, что с той стороны никакой злодей не поджидает.
   Наконец, вроде как успокоившись, я взял факел с "копьём" в одну руку и потянул тяжёлое кольцо на себя. Дверь с противным скрипом медленно открылась внутрь... И тут же с мерзким писком мне в ноги кинулось что-то. Я рефлекторно отскочил. Одновременно ударил в направлении писка и движения, это как-то само собой получилось. Металл звякнул о камень, высекая искры. Факел от резкого движения погас.
   К счастью, вспышка за окном осветила комнату. Я увидел блеснувшие фасетчатые глаза и омерзительные жвала. Паук, размером с хорошую кошку. Бегущий ко мне, быстро перебирая конечностями и с мерзким звуком царапая ими о каменный пол!
   Вновь я отпрыгнул назад, вляпавшись ногой во что-то холодное и скользкое, и вновь руки, будто не родные, перехватыватили моё единственное оружие. Мне оставалось только отстранённо наблюдать, как железяка бьёт в направлении движения в темноте и звука. Ещё назад, ещё удар... Очень удачно комнату осветила особо яркая зарница...
   Я увидел, что паук ковыляет ко мне уже совсем медленно, часть его конечностей перебита. Спокойнее, стараясь контролировать каждое движение и понять, как это делаю, ударил ему прямо в поганую "морду". Удар получается на загляденье, не те поспешные, панические, что были до этого. Я замер, готовый бить снова. Но ничто больше не шаркало коготками по полу, и не пищало. Нужто, всё?..
   Я дождался, когда комнату осветит в очередной раз. Членистоногая тварь лежала без движения у противоположной стены, конечностями вверх. Отбегался, отпищался, гадёныш! Но что это было, а? И много тут ещё таких? Подошёл поближе, пошевелил палкой. Ох и мрзючая же тварь, как из самого жуткого кошмара. Закрыть бы сейчас эту дверь, чтобы никакого больше такого не набежало...
   Подумав, я действительно двинулся к двери. Но, к сожалению, не ради спасительной безопасности. Как там говорится? Что-то типа того, что "один заблудившийся стоит тысячи оставшихся в стойле"... И вообще, движение -- это жизнь. Особенно, возвратно-поступательное. Эх, нет, не туда мысли понесло... Но одно ясно точно. Сидеть и бояться не буду, контрпродуктивно. Пойду дальше!
   Высунулся наружу. Конечно же, осторожно, медленно, готовый ко всему. Только сделал это, сразу вляпался физиономией в паутину. Спасибо, дорогие! С такими знаками сразу ясно: расслабляться не стоит! Правда, я и не собирался...
   Огляделся, пытаясь различить что-то сквозь кромешную тьму. Ни одного светлого пятна, и даже зарницы из оставшегося позади окна не позволяли увидеть что-то. Только проявлялась иногда подсвеченная короткими вспышками противоположная стена, сложенная из больших грубых камнных глыб, как и комнатушка моего "появления", и уходящий в обе стороны проход. Вот и куда идти, а? Хотя, о чём я опять, ясно же -- налево. Но как бы ещё не "вляпаться", в самом разном смысле этого слова, во всякие неприятности?..
   Ещё интересно, как быстро они свою паутину плетут, пауки эти? Могли успеть, пока некий неизвестный... Делал со мной что-то в той комнате? Или этим путём просто никто не ходил, никогда?
   Очередная мысль озарила мой разум не хуже, чем зарницы подземелье. Всё просто же. Тайный ход! Надо исследовать стены, наверняка, где-то там есть замаскированная дверь. Иначе, как объяснить весь этот бред?
   Я вернулся и начал осторожно простукивать стены, пол, кое-где даже попробовал дотянуться до потолка. Делал это долго и упорно, с трудом сдерживая нетерпение и накапливающееся от нудной однообразной работы раздражение. В конце концов, и правда показалось, что в одном месте звук другой. Но сколько я ни пытался, так и не смог придумать способа открыть потайную дверь. В принципе, логично -- не обязаны же они все открываться с обеих сторон? Может, там изнутри такой же засов. Подумав ещё, я решил признать поражение, и возвращаться к первоначальному плану.
   Как жаль, что факел потух. И как хорошо, что эти многоногие твари такие шумные...
   Второй паук набросился на меня уже через десяток шагов. Я ударил на звук и попробовал отскочить назад. Не успел, кажется, самую малость, и что-то острое полоснуло по ноге. Чувствуя, как поднимается паника, со всей дури двинул своим "копьем" по тому месту, где должна была находиться эта букашка-переросток. Попал, мерзкий паучий писк стал тому подтвержением. Писк отлетел в сторону и оборвался, закончившись смачным шлепком. Я выждал немного и пошёл дальше, чуть прихрамывая и шипя от боли.
   Потом был следующий паук, и ещё, и ещё... Вскоре я достаточно наловчился, чтобы гарантированно убивать тварей с пары ударов, прямо так, в полной темноте. И, к счастью, дальше обходилось без ранений. Плохо только, что ноге становилось всё хуже и хуже, она начала мерзко ныть и неметь. Уж не ядовиты ли эти гады, случаем?!
   А потом я увидел перед собой свет. Надо ли объяснять вселенский размер охватившей мою пропащую душу радости?.. Передвигаться наощупь и сражаться с тварями, которых даже не видишь -- это то ещё удовольствие...
   Кажется, я не терял бдительности, и шёл всё так же осторожно. Или нет, и я просто обманываю себя?..
   В какой-то момент, шагнув вперёд, я обнаружил, что пол под моей ногой качнулся. Самое поганое -- произошло это, только когда я уже перенёс вес вперёд, на здоровую ногу. Всё произошло в считанные мгновения -- вот стою, осторожно шагаю, а вот уже падаю, тщетно пытаясь зацепиться хоть за что-то и ударяясь о камни.
   Недолгий полёт, или, скорее, скатывание по каменной горке, болезненное приземление, свет, режущий глаза... И вот я лежу на спине и чувствую, как кто-то под ней копошится. И слышу знакомый звук. Паук, тварь поганая...
   Содрогаясь от омерзения и холодея от страха -- а вдруг куснёт, за что-нибудь жизненно-важное? -- я перекатился на бок и ударом кулака заставил гада заткнуться. Бедолаге и так уже досталось, еле шевелился. Надо же было такому случиться, свалился прямо на него!..
   Но размышлять-валяться было некогда. Я заполошно огляделся в поисках своего канделябра-торшера-копья, позорно выпущенного из рук во время полёта. Тогда казалось более важным ухватиться за что-нибудь. Ага, вот оно, моё оружие, рядом...
   Схватил его и поскорее вскочил на ноги. Потому что, судя по звуку, со всех сторон ко мне бежали пауки, десятки их... Я их не видел, но слышал прекрасно.
   Несколько мгновений до нападения позволили оглядеться. Я оказался в приличных размеров пещере, округлой формы, с хаотичными нагроможденими из осколков скальной породы повсюду. Камни заросли мхом и между ними даже виднелись какие-то грибы. Свет, позволяющий видеть, исходил от россыпи разноцветных продолговатых колбочек, валяющихся на полу... Рядом со скелетом в истлевших лохмотьях.
   Всё, время вышло... Вскочив на одну из каменюк, чтобы получить хоть какое-то преимущество, я ударил первого прыгнувшего навстречу паука. И -- как же хорошо видеть! Гаду хватило одного попадания. Не откладывая, тут же отоварил ещё одного, выскочившего следом. И спешно повернулся, чтобы успеть отбиться от тех, кто уже, судя по звукам, подобрался сзади...
   Во время движения железяка задела один из грибов, и я краем глаза заметил, как над ним расползается зеленоватое облако. Инстинктивно отпрыгнул от него подальше, на соседний скальный выступ. Чуть не упал вниз, больная нога подвела -- но удержался. И тут же пришлось сбивать вниз сразу двух пауков, одного пинком, второго -- ударив "копьём".
   Ситуация предельно простая: хочешь жить -- бей их быстрее, чем они успевают лезть на тебя. Вокруг меня росли горы из паучиных трупиков, но на место погибших тут же вставали новые. А я-то один! Вскоре дыхание сбилось, руки начали тяжелеть, а количество ошибок увеличилось. Вот один из гадов добрался до и так уже больной ноги, впившись в неё острыми жвалами. Пригвоздив паука к камню и стряхнув вниз, я понял, что уже не успеваю отбить следующую атаку, сразу трое сородичей убитого лезли на меня со всех сторон...
   Решение, что делать, пришло мгновенно. Уткнув "копьё" в пол пещеры и взявшись за него обоими руками, я перепрыгнул обратно, туда, где ещё недавно клубилось облако зелёного тумана, сейчас бесследно исчезнувшее. Ноздри уловили лёгкий резковатый запах, но это уже были, видимо, остатки.
   Какая-то деталь заставила насторожиться. Кинул взгляд под ноги... А ведь количество трупиков гораздо больше того, которое я своими руками сделал! В голове будто зажглась лампочка. Так значит, эта дрянь ядовитая, и убивает их?..
   Ещё не додумав мысль, я ударил по нескольким ближайшим грибам, создавая дымовую завесу, и поскорее ретировался на следующий камень, попутно прикончив ещё пару пауков. Несколько секунд в запасе было, и я начал наблюдать. Вот из облака появился один из членистоногих. Идёт еле-еле, спотыкается... Падает. Есть!..
   Новое знание дало огромное преимущество. Я начал быстро перемещаться по пещере, стараясь опережать пауков. Они были неприятно быстрыми, но всё же ноги у мелких гадёнышей гораздо короче, чем мои, а когда я ещё и копьё своё в качестве шеста для прыжков использовал...
   Всюду позади меня оставались зеленоватые облачка, выбитые из грибов. К сожалению, выяснилось, некоторые грибы ничего такого не давали, просто рассыпаясь или отлетая в стороны -- но даже тех немногих, ядовитых, хватило с лихвой, и вскоре я разделался с последним гадом.
   Сразу навалилась вселенская усталость и больная нога напомнила о себе с удвоенной силой. Прошёлся несколько раз туда-обратно, еле-еле ковыляя и используя железяку как костыль, в любой момент готовый перехватить её поудобнее отоварить очередного противника. Но вокруг были только трупики, поле битвы осталось за мной. Количество поверженных врагов ужасало. Их были десятки, если не сотни. Неужели всё это сделал я, сам?..
   Хотелось просто лечь где-нибудь, растянуться без сил, отдышаться... Но дважды раненая нога напомнила о себе неприятной ноющей болью, и я ковылял дальше. Надо срочно выбираться, и делать что-то со всем этим! Иначе, есть риск остаться здесь, внизу, навсегда. Рядом с тем скелетом. И сначала надо глянуть, что там за колбы рядом с ним. Ведь недаром же они светятся?
   Подковылял поближе, присмотрелся. То ещё зрелище. Голый череп скалился куда-то в пустоту. Прямо из грудной клетки, опутанной паутиной, растёт гриб. Конечности утопают во мху, уже ползущему по ним, как по корням старого пня. Изодранные лохмотья позволяют судить, что, видимо, это был мужчина, но ничего более. Колбы разбросаны вокруг, одна, голубенькая, зажата в костлявых пальцах. Как же ты оказался тут, несчастный?..
   Я невольно вздрогнул, когда на лбу черепа засветилась красноватая пентаграмма, а в пустых глазницах что-то зашевелилось. Тонкие струйки дыма потекли вверх, образуя полупрозрачный человеческий силуэт. Не дожидаясь, пока это что-то нападёт на меня, я отпрыгнул назад, на безопасное расстояние, невольно вскрикнув от боли в ноге, и выставил перед собой оружие. Что бы ты ни было, я просто так не дамся!..
   Однако, силуэт не двигался, так и оставшись висеть над головой скелета, а ушей моих достиг лёгкий шелест. Не сразу понял, что это слова. Призрак что-то говорил, но быстро замолк. Пришлось восстанавливать по памяти. Вроде, там было что-то про "коридор", "шёл", "упал"...
   -- Кто ты? Ты можешь говорить? -- наконец, я опомнился. Драться всегда успеется. А вдруг, мне и правда получится поговорить с этой тенью отца Гамлета?
   -- Я дух покойного аколита Мактиуса Леста. Я могу говорить.
   -- Ты не нападёшь на меня?
   -- Дух не может напасть на призвавшего его некроманта.
   А-а-а, точно! Я же из этих! Некромансеров... Чуть не хлопнул себя по лбу. Со всей беготнёй и паучьими драками, совсем забыл. Хотя, с другой стороны, немудрено... Слышал-то я об этом всего один раз, от того неведомого голоса, и никакой информации больше, никаких подтверждений о моих якобы способностях с тех пор не было. А была необходимость выживать здесь и сейчас, сражаясь с ордами ядовитых пауков.
   -- Я могу заставить тебя напасть на кого-то другого?
   -- Дух обязан слушаться призвавшего его некроманта, но я не могу причинить вреда живым.
   -- А что ты вообще можешь?
   -- Я могу отвечать на вопросы.
   -- Хм, хорошо... Тогда такой вопрос. Все ли духи безобидны для живых?
   -- Нет. Есть опасные.
   -- А что надо сделать, чтобы дух стал опасным?
   -- Провести особый ритуал.
   -- Какой ритуал? Как его провести?
   -- Я не знаю.
   -- Хорошо. Повтори, как ты оказался здесь?
   -- Шёл по тёмному коридору, и провалился вниз.
   -- Немного не то хотел узнать... Но ладно. Что за колбы разбросаны вокруг тебя?
   -- Продолговатые колбы, с синей жидкостью -- малые снадобья восстановления здоровья. Квадратная баночка, с сиреневой жидкостью -- большое снадобье восстановления здоровья. Продолговатые колбы, с красной жидкостью внутри -- малые "боевые коктейли". Продолговатая колба, с жёлтой жидкостью -- малый эликсир восстановления. Маленькая зелёная баночка -- бодрящая настойка на травах.
   -- Интересно... И как их использовать?
   -- Всё, кроме эликсира восстановления, принимается внутрь. Эликсир восстановления требуется налить на повреждённый участок.
   У меня на языке вертелись тысячи вопросов. Но я вдруг заметил, что призрак бледнеет.
   -- Эй! Почему ты бледнеешь?
   -- Время призыва ограничено силой некроманта и его внутренним запасом энергии...
   -- Я смогу призвать тебя ещё раз?
   -- Нет...
   -- А я могу призвать духов пауков?..
   -- Нет... Только разумных...
   Призрак Лактиуса Места, или как его там, окончательно истаял, и я вновь остался совершенно один. Не откладывая, решил заняться сбором и изучением содержимого колб. В конце концов, плохую вещь снадобьем, эликсиром, и уж тем более коктейлем или настойкой не назовут, так ведь?
   Собрал всё, что было, и разложил перед собой. Получалось: малый эликсир восстановления -- одна штука, большое снадобье здоровья -- одна штука, малые снадобья здоровья -- три штуки, малые "боевые коктейли" -- две штуки, бодрящая настойка -- одна штука. Ещё, во мху нашлось несколько пустых стекляшек, их собрал тоже. На всякий случай.
   Сложенные рядом склянки давали достаточно света. Ну как, достаточно... Всё это время я находился в полутьме, которая своё "полу" заработала только в сравнении с тем кромешным мраком, из которого я провалился сюда.
   Но сейчас я хотя бы видел очертания предметов. И своё тело, не в мгновенных вспышках, а нормально. Последнее не радовало... Что там голос говорил? Серая кожа? Какого цвета она сейчас, при всём желании не скажу. Но вот дурацкие когти... Как у какой-то модницы, фу. И подстричь нечем.
   Руки, ноги, вроде не кажутся какими-то чужими. С ними всё нормально. Вроде... Если не считать запёкшейся крови на ранах.
   Хозяйство тоже не удивляет. Ну кроме только полного отсутствия волос. Прикрыться чем, что ли?..
   Скосился на труп. Нет, его лохмотья только если на тярпки сгодятся.
   Ещё раз посмотрел на склянки. Пить или не пить? Какие могут быть вопросы... Конечно, пить!..
   Начал с настойки. Она ещё и единственная не светилась. С лёгким хлопком выдернул пробку, зачем-то сказав сам себе "добрый вечер", поднёс горлышко к носу. Втянул запах... Вроде, недурственно. Чувствуется спирт и какие-то травяные нотки, вроде бы и незнакомые, но при этом легко распознаваемые как нечто растительного происхождения.
   Пригубил немного, буквально капельку, чтобы только на язык попало. Его хорошенько так обожгло, но это был приятный жар, с хорошим послевкусием. Глотнул побольше... Эх, а ведь неплохо, совсем неплохо! Тепло растеклось по пищеводу. Судя по ощущениям, штуковина и вправду давала сил и бодрости, я даже плечи расправил, а в голове -- что удивительно -- прояснилось.
   Только жаль, ни запить, ни закусить! Если только... Нет, нет, отставить! Сырые грибы я потреблять ещё не готов. Не сейчас. А вот водички бы не помешало, а то во рту пересохло... Глаз сам собой лёг на колбы. Что там, в самых простых, синеньких? Снадобье восстановления здоровья?
   Взял одну, открыл и повторил нехитрые действия -- понюхал, попробовал на язык, глотнул. Показалось чем-то отдалённо похоже на берёзовый сок. Никаких видимых вредных последствий не последовало, и я залпом допил настойку, вернее, какие-то жалкие капли её -- пузырь-то крошечный, там буквально на донышке и оставалось. Следом отправил остатки снадобья восстановления.
   Кинув использованные колбы к остальным пустым стекляшкам, стал ждать последствий. Каких конкретно? Ну, наверное, "снадобье восстановления здоровья" должно это самое здоровье восстанавливать. Как, почему -- другого планы вопросы, мне сейчас не интересные. Сейчас главное -- узнать, правда ли эта штука будет как-то работать, или просто красивая бутафория.
   Сидел, ждал. Ничего не происходило. Уже решил было, что ничего не будет, и хотел встать... И тут меня повело. Перед глазами поплыло, всё вокруг закрутилось. Падая, успел только сделать так, что грохнулся не на склянки, а рядом.
  
  -- Глава 2
   Пробуждение оказалось тяжёлым, будто после недельного запоя. Отвратительный привкус во рту, ещё больше усилившаяся жажда, "вертолёт" перед глазами... Шатаясь, сел, огляделся, скосил глаза на ногу. А ведь она теперь совсем не болит, только чешется! Неужели сработало?.. Еле сдерживая сильнейшее желание разодрать всё своими жуткими когтями, осторожно отковырял корки. Под ними обнаружилась гладкая кожа, и никаких последствий ранений!
   Пара минут ушла на массаж восстановленной конечности: когти всё так же боялся пускать в ход, но чесалось просто зверски. Только запредельным усилием воли удалось заставить себя прекратить этот медитативный процесс и вернуться к реальности.
   Что делать дальше? Я в пещере, в которую упал и из которой непонятно как выбираться. Тут куча склянок, которые жалко бросать и которые явно полезны -- пусть они и не без побочных эффектов. Взять бы всё это добро с собой, куда бы я ни пошёл. Вопрос -- как? И то, что они светятся -- одновременно и плохо, и хорошо... С одной стороны, демаскирует, но с другой -- можно использоавть вместо факела.
   Скосил глаза на скелет этого Песта, или как там его. Извини, но, видимо, придётся это сделать...
   Из всей его одежды наиболее целым и крепким оказался рукав не то рубахи, не то куртки -- что это было при жизни, уже не понять. Оторвал, разрывая ткань когтями, и стащил с трупа.
   Связал тугой узелок, в который удалось с некоторым трудом запихать все мои невеликие находки, включая пустые банки. Сразу стало гораздо темнее. Ещё один кусок материи, на этот раз со штанов, стал ремнём испровизированной сумки, которую повесил на шею.
   После этого взял в одну руку колбу с жёлтой жидкостью -- она светилась сильнее всего, в другую -- своё оружие, и пошёл вдоль стен пещеры, искать, как бы из неё выбраться.
   Выяснил следующее. Забраться наверх можно было в трёх разных местах. В одном -- очень удобно, казалось, кто-то специально вырубил гигантские ступеньки, где-то с мой рост размером, просто перебирайся с уступа на уступ. Наверху даже будто бы темнело что-то, похожее на проход. Два других пути предполагали экстремальное скалолазание. По одному из них я и решил взбираться -- учитывая, что творится вокруг, как-то спокойнее тихонько заходить через заднюю дверь, чем ломиться в парадную.
   "Копьё" тоже пришлось вешать на себя, при помощи очередной тряпки -- нужны были свободные руки. Скелет остался лежать совсем голым. Во мне даже шевельнулось что-то, и я натаскал с округи мха, прикрыв бедолагу ровным слоем. Большего всё равно не сделать, пусть хоть так будет.
   Закончив с этим, мысленно поплевал на руки и подошёл к месту предполагаемого восхождения. Светящуюся колбу зажал в зубах, освещая ею стену перед собой. Опасно, да, только наглотаться битого стекла не хватало... Но какие ещё могут быть варианты?.. Оставалось надеяться на свою аккуратность и на то, что случайно не перекушу и не разобью свой "фонарик".
   Подтянулся, уцепившись за удобный выступ, и, помогая ногами, полез вверх. Вот где когти пригодились -- они прекрасно цеплялись за камень, легко пронзая податливую породу, хоть и не глубоко, но достаточно, чтобы не соскользнуть вниз.
   Щель за щелью, выступ за выступом, метр за метром... Пыхтя, я лез наверх, уже проклиная себя за "гениальную" идею сделать это именно здесь. И когда, казалось, дальше лезть уже было некуда, и я всерьёз опасался, что вот-вот доберусь до потолка, упрусь в него головой и придётся ползти обратно -- вот тогда я наконец и достиг края широкого уступа, который тянулся вдаль в обе стороны, и по которому вполне можно было идти. Перевалившись через край, я растянулся, дожидаясь, пока ноющее после тяжёлой работы тело хоть немного отойдёт и успокаивая сердцебиение.
   Отдышавшись, взял оружие в руки. Паутины нет, но это не повод расслабляться! "Фонарик" в зубы, и вперёд -- конечно, так я как на ладони, но хоть вижу, куда иду, и не навернусь вниз.
   Пошёл в сторону, противоположную той удобной лестнице из уступов, продолжая претворять в жизнь концепцию "нормальные герои всегда идут в обход". Видимо, идея эта была всё же не самая лучшая... Потому что уже через десяток шагов, за резким поворотом, я увидел нечто странное. Чёрный шар с жёлтыми огненными прожилками, как у древесного листа. Они пульсировали и переливались, как живые...
   Не успел я подумать, что штуковина как живая, как она начала шевелиться, раскрываясь и расправляя крылья, из которых, как оказалось, и был сложен шар. Не дожидаясь, пока "это" начнёт делать со мной всякое разное, наверняка плохое, я кинулся вперёд и принялся молотить по нему канделябром, не обращая внимания на зловещий клёкот и разлетающиеся в стороны раскалённые брызги.
   Неведомая тварь не осталась в долгу -- раскрыв огненную пасть, она выстрелила в меня целой очередью из жёлтых огненных шаров, попавших в руки, грудь и живот. К счастью, большего сделать крылатая гадина уже не смогла -- очередной удар оказался смертельным, судя по безвольно упавшей голове, опустившимся крыльям и гаснущим "огненным" прожилкам.
   Убедившись, что больше бояться нечего, я осторожно скосил глаза вниз. Боль от ожогов уже растекалась по телу, заставляя из последних сил сдерживаться, чтобы не раздавить колбу во рту. Я поспешно вынул её и позволил себе застонать, медленно сползая на камни.
   Плохо слушающимися, обгоревшими пальцами, с трудом распутал узелок и отправил в себя одно из голубых зелий, восстанавливающих здоровье. Чуть поколебавшись, выпил и второе, последнее. И стал, скрипя зубами, ждать спасительного забытья...
   Как назло, эффект получился совсем не такой, как в прошлый раз. По крайней мере, я не отрубился. По обожжённым участкам кожи начало постепенно разливаться тепло, сначала усиливая и без того почти нестерпимую боль, но потом постепенно ослабляя её. Прошло какое-то время, и я вновь ощутил себя способным хоть как-то двигаться, а места, где были ожоги, начали безбожно чесаться. Похоже, пронесло... И, видимо, просто не надо было пить эти снадобья вместе с настойкой. Вот только, что делать в следующий раз? Осталось только одно, большое лечащее, которое сиреневого цвета. И чего я сразу две колбы-то заглотил?.. Вдруг бы одной хватило!
   Стараясь отвлечь зашевелившуюся внутри жабу, перешёл к обследованию трупа крылатой зверюшки. Выглядела она премерзко, как летучая мышь-переросток. Такая же злобная морда с оскаленными зубами, такие же маленькие глазки, такие же кожистые крылья. Больше никаких намёков на огненные линии, они исчезли бесследно с гибелью существа. Вот только... Да, перевернув труп на спину, убедился -- у него в груди, под кожей, что-то светилось.
   Оставить как есть? Или всё таки...
   Или. Поколебавшись мгновение и сглотнув образовавшийся в горле ком, я вонзил свои когти в грудь летучей мыши-переростка, и буквально раскрыл её в стороны. Хрупкие тонкие рёбра, и так уже изрядно поломанные моими ударами, поддавались легко, и там, в глубине, пульсировало голубым нечто. Я взял его пальцами и вырвал, извлекая наружу.
   Чёрный многогранный камушек, похожий на пирамидку, со светящимися голубым символами на гранях. Не успел я толком разглядеть, как он растаял в руке и будто впитался в неё. А я так и остался сидеть, в недоумении разглядывая свои окровавленные пальцы. И что это было сейчас?..
   Отвечать мне никто не спешил. Попробовал обратиться к лежащему рядом трупу, как к скелету внизу -- ничего не получилось. То ли сделал всё не так, то ли эта тварь, как и пауки, не относится к разумным. А жаль, вопросы вертелись на языке крайне интересные...
   Пошевелив ещё трупик и убедившись, что никаких загадок в себе он не таит, я собрал колбы, связал их обратно в свёрток, перехватил поудобнее копьё-канделябр, и пошёл дальше, ещё более осторожно, чем до этого.
   Спустя какое-то время наткнулся на ещё один шар. На этот раз не стал рассусоливать, набросился на него сразу, пока он даже не начал трансформацию. А когда начал -- следил за мордой и старался уйти с линии возможного огня. В итоге, летучая мышь "потухла", так и не успев плюнуть ни разу. Я повторил с её трупом все те же действия, что и с предыдущей, достал из груди камушек и растворил в руке. Что бы это ни было, вряд ли стоит разбрасываться такими штуками.
   Потом были ещё два шара, с которыми удалось справиться без проблем, и, в конце концов, я понял, что обошёл пещеру кругом -- дошёл до "парадной лестницы", только теперь с другого конца. И там был проход. Видимо, путь наружу.
   Открытым вопросом осталось, откуда я провалился в пещеру -- судя по оущениям, отверстие должно было находиться где-то в стене ниже парапета, по которому я шёл, то есть у меня получилось подняться выше того тёмного коридора с пауками. Подумав, решил не искать его -- не факт, что получится подняться назад, да и ничего хорошего меня там не ждёт. А значит -- вперёд, только вперёд!
   Как выяснилось, не зря я опасался этого слишком удобного и явно подставного пути. Только подошёл к круглому тёмному зёву, в глубине которого, как оказалось, была дверь -- как по пещере прошла лёгкая дрожь. Я кинулся к двери, попробовал открыть -- оказалось заперто. А за спиной что-то вспыхнуло, освещая тёмные своды.
   Я обернулся -- это поднимались в воздух три огненные "летучие мыши". В меня уже летели пылающие шары, к счастью, довольно медленно -- так, что я смог уклониться от них, прыгнув за камень.
   Ситуация получалась препоганой: вперёд не пройти, сзади -- враги, которые летают и могут достать издалека. Высунулся из-за камня -- в мою сторону тут же вновь плюнули, пришлось прятаться обратно.
   С другой стороны -- пока прячусь за камнем, им меня тоже не достать. А это значит... Будем ждать.
   Потянулись долгие томительные минуты. В стену рядом ещё несколько раз врезались очереди из огненных шаров, но ни одна меня не задела. И наконец, моё терпение вознаградилось. Я заметил на стене блики от пламени, кто-то клюнул!
   Выбив пробку у одной из колб с "боевым коктейлем", выпил её залпом. Что бы это ни было -- сейчас пригодятся любые средства.
   Перед глазами будто появилась красная дымка, и я почувствовал закипающую злость. Огненные летучие мыши? Дайте десять! Всех перемолочу! Мышцы налились неэфемерной силой, сердце превратилось в боевой барабан, призывающий выйти на ринг и порвать всех на лоскуты.
   И я бросился вперёд. Легко уйдя от первых двух шаров, не обратив внимания на третий, врезавшийся в плечо, я налетел на крылатую сволочь и мощным ударом прямо в прыжке заставил её кубарем полететь назад. Две остальные маячили сзади -- одна сдала в сторону, уворачиваясь от летящего в неё уже трупика своей товарки, вторая плюнула огнём.
   Только приземлившись, я прыгнул не от неё, обратно в укрытие, а, наоборот, вперёд. Пройдя в каких-то миллиметрах от летящих шаров, взвился в воздух и прямо в полёте ударил летуна по крылу, ломая его. В меня полетели новые шары, от которых я уже не успел увернуться -- но мой противник падал вниз, и большинство из них ушли вверх, бессильно разбиваясь о стены.
   В то же мгновение спину обдало жаром -- оставшаяся "в строю" тварь принялась расстреливать меня, будто в тире, пользуясь тем, что я забыл про неё. Бешено взревев -- что, это я так могу, правда?! -- я развернулся, пригибаясь и пропускя над головой очередную очередь, и побежал навстречу последней оставшейся летучей мыши. Та, будто поняв мои намерения, отлетела в сторону -- туда, где пропасть, и где её не достать.
   Одновременно, красная дымка перед глазами начала мигать, будто предупреждая, что сейчас исчезнет. А тварь зависла в воздухе и снова выстрелила.
   Решение опять сформировалось мгновенно. Используя последние мгновения своего "боевого коктейля", я остановился, отвёл руку с "копьём", вытягивая вперёд левую ногу и приседая на правую -- и резко выпрямился, кидая снаряд вперёд.
   В то же мгновение последние отблески красного пропали, и я как подкошенный рухнул на каменный уступ, лишь чудом не перевалившись через него и не полетев вниз. Все конечности налились свинцовой тяжестью, и внезапно пришла боль. От обожжённых рук, плеча, спины...
   У меня не было сил даже поднять голову, чтобы убедиться, что попал в свою цель. Судя по тому, что никто больше не пытался меня достать, я таки сбил крылатую гадину.
   Всё так же не смотря по сторонам, собрав остатки сил и всю волю, я пополз к камню, за которым остался свёрток с остатками снадобий. Перед глазами темнело и летали светящиеся "мушки", боль заставляла стонать сквозь зубы, но я подтягивал своё тело всё дальше и дальше. И как всё это закончилось, просто не помню. В какой-то момент пришёл в себя уже с пустой банкой из-под снадобья в руке. Боль заметно ослабла, силы постепенно возвращались... Работает, светящаяся дрянь!..
   Жаль вот только -- почти все эти волшебные зелья, которые нашёл в пещере, в ней и истратил. Прискорбно... Что бы ни ждало снаружи, есть подозрение, что там подобные штуки ой как понадобятся, не меньше, чем здесь.
   Сиреневая микстура оказалась забористой -- поставила на ноги за считанные секунды. Даже зудело вроде не так сильно, как после "голубых". Или просто привык?
   Убедившись, что силы восстановились, не стал разлёживаться и отправился собирать трофеи. Надо было хотя бы вернуть своё незаменимое оружие, и выковырять из трупов голубые камни. Что бы это ни было, не хотелось разбрасываться даже такими непонятными мелочами. Кто знает, что в будущем пригодится?..
   Один труп валялся неподалёку, два других упали куда-то вниз. Спускаться на этот раз решил уже по "парадной лестнице". Хотя какая это лестница... Если только для великанов. К слову, какой я всё-таки молодец, что сразу по ней не пошёл, и сначала расправился с шарами-летучими мышами поодиночке. Если бы они пробудились все, сразу, мне бы определённо пришла хана. А что-то подсказывало, что именно так и должно было случиться.
   Спускаться оказалось не так и легко, но всё же возможно. Долго ходил внизу, нашёл канделябр и одно тело, второго так и не отыскал. Видимо, застрял где-то по дороге, повис на камнях. Да и ладно с ним...
   Когда вернулся к двери, готовясь искать какой-нибудь хитроумный способ взломать её -- она оказалась открыта. Магия?.. Или где-то в плитах "парадной лестницы" были скрыты потайные пружины?
   Долго думать об этом у меня не получилось -- на стене появились блики, как от факелов, и из-за поворота быстрым шагом вышли два чудища. На этот раз прямоходящие, в чём-то даже человекоподобные, ростом с меня... Вот только -- двухголовые, и с такими злобными, свирепыми, как у ящериц каких-то, харями, и с такими горящими красным маленькими глазками, что сразу стало ясно -- каши с этими братцами не сваришь, и гасить их надо как можно скорее. Ещё больше в этом убеждали шипастые дубины, сжатые в мускулистых лапах, и свирепый рык, который твари издали при виде меня.
   Драться с ними я не стал. Вместо этого просто побежал назад, пользуясь тяжёлой неповоротливостью чудовищ, и выбрался на опоясывающую пещеру террасу. Она была слишком узкая, чтобы идти по ней вдвоём, и уж тем паче свободно рахмахивать дубинами. Это давало некоторые шансы и преимущество.
   Как и ожидал, враги пошли по одному. Первого, как только сунулся, я долбанул железякой по ноге, пользуясь её длиной и преимуществом первого удара. Только в последнее мгновение успел подумать "что я делаю, не попаду ведь..." -- но попал! Чудище взревело и оступилось, шипастая дубина со свистом пролетела совсем рядом, ударившись о стену -- уклониться от неё успел, но всё было на волоске. Факел, сжатый в другой лапе, метнулся мне навстречу, рассыпая искры -- но ещё один удар "торшером" попал чудищу точно в предплечье, заставив выронить горящую просмоленную деревяшку. Противник попытался схватиться за канделябр освободившейся рукой, но я успел убрать его, и, увернувшись от очередного размашистого удара дубинки, ткнул прямо в одну из оскаленных рож, выбив острые клыки и загнав железяку глубоко в глотку.
   Дёрнул назад -- застряло... А двухголовый заревел раненым зверем, уронил своё шипастое ковыряло и схватился обоими руками за моё "копьё". Я потянул ещё сильнее -- чудище упало на колени, но держало крепко, всё так же цепляясь за торчащее из глотки "древко".
   Дилемма, что же делать дальше, разрешилась просто. Со спины моего противника раздался рёв, и его здоровую голову буквально расквасило дубиной. То ли его брат-близнец пришёл в бешенство от вида крови, то ли просто настолько хотел до меня добраться, что по сравнению с этим тёплые чувства к сородичу были для него ничто -- но он, мало того, что добил первого двухголового, так ещё и полез через него на меня!
   Я еле успел высвободить своё оружие, теперь всё испачканное в крови и каких-то мерзкого вида ошмётках, отскочил от врезавшейся в камни палицы и снова побежал прочь, разрывая дистанцию. Окончательно убедившись, что мои новые враги, будучи могучими и мускулистыми, при этом жутко медлительны и неповоротливы, я собирался воспользоваться этим по-полной.
   Но повозиться, тем не менее, пришлось изрядно. Мои удары, пусть болезненные, никак не могли причинить заметного вреда противнику. Двухголовый ревел от боли -- но продолжал двигаться, выбивая искры и каменную крошку из стен и пола своей дубиной, размахивая ею с неутомимостью механизма. В отличие от тех же пауков, или летучих мышек, которым можно было с одного-двух ударов переломать кости, расправиться с этим было той ещё проблемой.
   У меня всё не получалось ударить по тем единственным, выявленным опытным путём, уязвимым местам -- головам твари. Противник же мой мог просто задеть меня своей палицей, и мне бы хватило, поэтому приходилось быть всё время начеку.
   Всё закончилось, когда я, отступая, оступился, и от летящей дубины пришлось закрываться копьём, подняв его над собой в обоих руках -- иначе уже просто не выходило. Страшный удар чуть не вышиб дух, но я ловко подцепил оружие противника и вырвал его из мощной лапищи, заставив упасть где-то за спиной. Тварь бросилась на меня уже врукопашную, но я вцепился когтями ей сразу в обе глотки, и уже чувствуя, как рёбра трещат в стальных тисках, вдавливал пальцы глубже и глубже, видя стекающие вниз струйки крови...
   Когда чудище, наконец, испустило дух, мы какое-то время так и лежали, обнявшись в темноте, словно нежащиеся в постели любовники. Один из факелов погас, второй чадил где-то вдалеке, давая совсем немного света, а мои колбы остались далеко, я выронил их -- хотелось верить, что твари не потоптали всё это хозяйство.
   Пока я решился наконец выбраться из-под трупа, последний факел погас. Вновь окутавшая всё темнота пугала -- кто знает, что она ещё может таить в себе?.. Пришлось восстанавливать навыки хождения наощупь... И ползком возвращаться к проходу из пещеры, где разглядел наконец легкое свечение -- целая колба-фонарик валялась на камнях, просто скрытая от меня до поры поворотом. Я взял её, и уже со светом принялся обследовать тела врагов.
   Были они похожи на двухголовых прямоходящих ящериц-переростков. Ростом с меня, но шире в плечах -- теперь казалось чудом, что я смог расправиться с такими здоровяками. Всю "одежду" двухголовых составляли круглые щитки на груди, крепящиеся на надетых крест-накрест ремнях, дурацкие шипастые наплечники, наручи и поножи. Повозившись, я снял их и попробовал натянуть на себя, но одёжка оказалась не по размеру, и больше мешала. То же самое и с дубинами -- я попробовал покрутить одной и чуть не отбил себе ногу. С немалым сожалением, решил оставить это замечательное оружие -- с "канделябром" уже как-то привычнее и надёжнее, да и не такой он тяжёлый.
   Призвать духов двухголовых, чтобы поговорить, не вышло. Зато получлиось выковырять такие же светящиеся пирамидки, как у "летучих мышей". С виду они ничем не отличались, и точно так же растаяли в руках, оставляя вопросы -- что же вы такое, и для чего нужны?..
   Невольно скосил глаза в сторону раскрытой двери. Что-то подсказывало, что там, за нею, вопросов появится ещё больше... И не стоит откладывать, чтобы хотя бы узнать их!
   Окинув напоследок взглядом ставшую уже почти родной пещеру, я почти привычно взял в зубы колбу с золотистой жидкостью, дающую, если по правде, совсем немного света, и направился вперёд, навстречу неизвестности.
   За дверью, в конце извилистого прохода, обнаружилось место, откуда пришли двухголовые. Уютная комнатка, освещённая факелами, с грубо сколоченным столом и двумя скамьями посередине, да с грудой соломы в углу. На последней, видимо, спали, а вот стол явно использовали по прямому назначению. Прямо на нём, без какой-либо посуды и столовых приборов, валялся приличных размеров окорок, слегка понадкусанный, половина сыра, и две буханки хлеба. Ещё там стоял кувшин, до половины наполненный водой.
   Убедившись, что втрая дверь, ведущая в комнату, закрыта, я выпустил наружу копившийся всё это время зверский голод, и уничтожил за один присест едва ли не всё, что нашёл на столе. Осталась только буханка хлеба и кусок сыра. Запоздало уже подумал, что зря так безоглядно отдался неизвестно какого происхождения мясу, хранившемуся в условиях вопиющей антисанитарии, ещё и обгрызенному неизвестно кем... Но было уже поздно, и приятная тяжесть в животе говорила -- не переживай, мол, главное -- чтобы мне было хорошо.
   Следующей по полезности находкой оказалась вязанка факелов, сваленная в углу, и ещё порадовал мешок из грубой засаленной ткани, в который получлиось их положить, вместе с моими колбами, теперь уже в основном пустыми.
   Позволив себе немного вздремнуть, буквально минут десять, и умывшись водой из кувшина, я пошёл дальше, ругаясь сквозь зубы на нехватку рук -- их катастрофически недоставало, чтобы держать и факел, и верное оружие, и мешок.
   За дверью обнаружилась ведущая вверх винтовая лестинца, пробитая, судя по всему, прямо в толще скалы. Я осторожно пошёл по ней, внимательно глядя по сторонам в поисках паутины, отблесков света и любых других признаков таящихся за углом неприятелей.
   Но ничего такого не встретилось, а мой подъём закончлися у массивной, как всё сдесь, деревянной двери. Ещё только увидев её из-за очередного поворота, я погасил факел, и дальше шёл наощупь. Не пожалел об этом -- судя по тому, что время от времени сквозь щели в грубо подогнанных досках просвечивали какие-то вспышки, дверь вела на улицу, или в помещение с окнами.
   Устроившись около двери, долго вслушивался и всматривался сквозь щели наружу. Ничего подозрительного не заметил. Предыдущий опыт показывал, что это ничего не значит, поэтому я пристроил свой мешок на одну из ступенек, поудобнее перехватил "канделябр", и начал аккуратно открывать дверь.
   Жуткий, режущий уши скрип никогда не смазываемых петель свёл на ноль все эти предосторожности, и уже не скрываясь, я выпрыгнул наружу.
   Там меня встретил длинный, полукруглый коридор со стрельчатыми окнами без стёкол, снаружи которых были видны всё те же тучи и зарницы. Внутрь врывались порывы холодного ветра, заносило мелкую противную морось, на полу натекли приличных размеров лужи. И никого вокруг. Постояв немного, готовый ко всему и осторожно оглядываясь, я подошёл к одному из окон и выглянул наружу.
   Судя по всему, здание, по которому я гулял, стояло на высокой горе. Под самыми окнами, ниже на пару этажей, тянулась зубчатая крепостная, стена. На ней не было видно ни души. А дальше, за этой стеной, то ли клубился туман, то ли плыли облака, и ничего не было видно вообще. Вот как узнать, что там, под этим клубящимся покровом? Далеко ли до земли, и что за местность вообще?
   Очередной порыв студёного ветра, бросивший в меня неприятной водяной пылью, заставил передёрнуть плечами. Я вернулся к двери, подальше от непогоды, вытащил свой мешок, закинул за плечо, взял свободной рукой оружие. Посмотрел налево, посмотрел направо... И двинулся в очевидную сторону, крадучись и со всеми возможными предосторожностями. Где бы я ни был, обстановка уже доказала, что пренебрегать безопасностью не стоит.
   Как ни странно, коридор был девственно пуст. Зато вскоре я нашёл очередную дверь в стене, и замер перед нею, терзамемый вопросом -- зайти, потревожив и подразнив неизвестное, или идти дальше.
   Колебался недолго. Оставлять за спиной дверь, за которой может таиться незнамо какое количество кровожадных тварей -- не лучший вариант. Вдруг придётся спешно отступать? А оказаться между двух огней не хотелось бы.
   Да, риск, но... Набрав побольше воздуха в грудь, я потянул дверь на себя.
  
  -- Глава 3
   Выскочившие на меня скелеты оказались неудобными противниками. Быстрые, неожиданно сильные, неутомимые, не чувствующие боли. И откуда только берётся это всё в голых костяках?
   Одно порадовало -- вооружены они оказались кое-как, ржавыми кривыми мечами, да ещё у одного в руке болтался изрубленный круглый щит, а на голове сидела половина шлема. Поэтому, держа дистанцию, я всё-таки разобрал их на куски, точными ударами по суставам выбивая кости, которые и так не пойми как держались вместе. Сперва одного лишил руки с мечом, подом другого -- ноги, а потом уже добивал, пользуясь полученным преимуществом.
   Точность и лёгкость, с какой я орудовал своим оружием, теперь воспринимались как должное. Более того, кажется, я всё лучше и лучше контролировал свои действия, и они постепенно становились не "заимствованными", а своими, собственными.
   Трофеев досталось мало -- только всё те же пирамидки, которые как-то крепились внутри пустых костяков. Ржавое и иззубренное оружие никуда не годилось, один меч переломился пополам, у второго отвалилась рукоять. Даже щит я доконал сильным ударом, превратив в груду бесполезных щепок, которые еле-еле держала вместе сильно траченная жизнью кожа. Духов призвать, к сожаленю, тоже не получилось.
   Своеобразный "сюрприз" ждал меня в следующей комнате, находившейся за той, из которой выскочили скелеты. Чадящий на стене факел выхватывал из темноты расположенные вдоль стен клетки, и находящуюся посередине многолучевую звезду, одновременно не похожую на ту, уже знакомую мне, и чем-то её напоминающую.
   Клетки в основном были пустыми, но в одной лежало иссушенное тело. Человеческое.
   Я вновь почувствовал, что становится дурно, но поборол поднимающуюся внутри бурю. Блевать не буду точно. Не для того я те харчи в каморке двухголовых поглощал! Неизвестно же, когда ещё до еды доберусь. Отвернувшись и несколько раз глубоко вздохнув, я попробовал призвать духа. И на этот раз получилось!
   Передо мной завис бородатый тощий мужичонка, со впавшими глазами и измождённым лицом.
   -- Я Вало, кретсьянин. Я не опасен для тебя, дух не может напасть на призвавшего его, -- ответил он на первые, ещё не заданные мною, вопросы.
   Они что, мысли читают?
   -- Иногда, духи воспринимают обращённые к себе несказанные слова. Но мы не можем читать все мысли.
   -- Ясно... Что ничего не ясно. Как ты здесь очутился?
   -- На нашу деревню напали, и меня схватили люди Некроманта.
   -- Кто такой Некромант?
   -- Владелец этого замка.
   -- Зачем ему понадобился ты?
   -- Чтобы превратить в низшую нежить.
   -- Что такое низшая нежить?
   -- Зомби, скелеты...
   -- Как Некромант собирался это сделать?
   -- Не он. Это должны были сделать для него младшие прислужники. В середине комнаты простая звезда обращения. Чтобы превратить меня в нежить, они должны были напитать её силой, убить меня внутри этой звезды, и поместить в рану Камень Маны.
   -- Почему они не сделали этого?
   -- Я умер раньше.
   -- Из мёртвых нежить не получается?
   -- Получается, но она хуже.
   -- Можно сделать то же, но без звезды призыва?
   -- Не знаю.
   -- Как напитать звезду призыва силой?
   -- Не знаю.
   -- Можно ли поднимать не людей, а каких-нибудь других существ?
   -- Можно, я видел много разной нежити.
   Дух начал бледнеть и истончаться, и я поспешно спросил:
   -- Как выглядят Камни Маны?
   -- Чёрные, с синими символами... С треугольными гранями... -- да, мог бы не спрашивать. Это очевидно.
   Несчастный Вало, закончив фразу, совсм исчез, оставив меня в глубоком расстройстве и задумчивости. Первое было вызвано тем, что окружающий мир повернулся ещё более омерзительными гранями, и начал играть совсем уж неприглядными красками. Да ещё и у всех местных ужасов, и, возможно, моих неприятностей, появилось человеческое -- а человеческое ли? -- лицо. Возникло сразу два противоречивых желания -- свалить отсюда подальше, или же, наоборот, переговорить с этим Некромантом.
   Пищей же для размышлений стало то, что я, как потенциальный, вроде как, некромант, тоже хотел бы получить возможность использовать свои способности, и желательно -- не на своих собратьях. Как это делать, и возможно ли делать вообще, мыслей не было. Но когда снова вышел в коридор, родился дерзкий план эксперимента. Правда, для его осуществления требовались новые поверженные враги. И я пошёл дальше, теперь уже со вполне определённой целью.
   Как назло, навстречу никого не попадалось. Но зато за шелестом дождя мне вскоре послышались какие-то звуки. Они доносились с улицы. Осторожно подойдя к одному из окон, я, медленно и по чуть-чуть высовываясь из-за его края, выглянул наружу.
   Там происходило интересное. Три скелета наседали на двухголового. Четвёртый костяк кувыркался рядом, пытаясь встать на перебитых ногах. Что самое поразительное, драка происходила в полной тишине -- двухголовый бился молча, что уж говорить о его неживых проитвниках. Были слышны только звуки ударов -- когда палица чудища о двух мордах врезалась в щиты его врагов, и когда те блии своими мечами, иногда доставая живую плоть -- кровищи уже натекло море -- а иногда, бессильно звякая клинками о металл наплечников или наручей.
   Наконец, один из скелетов ловко подскочил со спины, и подрубил одну из ног двухголового. Тот развернулся, ударом палицы переломил хребет обидчику -- но в это же время двое оставшихся синхронно атаковали его, глубоко вонзив свои мечи в бок и спину. Вот тогда жалобный вой и разнёсся над кажущимся пустым замком, заставляя шевелиться волосы на голове и леденеть всё внутри. Не то, чтобя я жалел этого павшего смертью храбрых -- он мне такой же враг, как и порубившие его. Но... Отчего-то очень легко было представить на его месте себя.
   Понаблюдав немного, как скалящиеся пустыми черепушками скелетоны терзают агонизирующее тело, я осторожно отодвинулся от окна вглубь помещения, и огляделся по сторонам. Очень вовремя -- со стороны, откуда я пришёл, по коридору бежал сородич погибшего внизу чудовища. До него было ещё далеко, но я поспешил навстречу -- замучаюсь же тащить потом такую тушу...
   Монстр видел меня и совершенно точно горел желанием пообщаться поближе. Я не стал ему отказывать. Ничего нового не изобретал -- бил издалека, не подпуская к себе и стараясь держать дистанцию, а улучив момент, вообще оббежал противника и припустил в обратную сторону, к комнате со звездой обращения и клеткой. Там, подпустив чудище поближе, ударил его в голову -- на этот раз старясь сделать так, чтобы не застряло.
   Ошеломить гада удалось, он замешкался -- и тут же получил ещё раз, а потом ещё, и ещё. Как ни пытался я сделать так, чтобы он не откинулся сразу, он скоропостижно скончался, залив всё вокруг кровищей... Вздохнув, я полез к нему в грудь за камнем. Чтобы он не "впитался", выковыривал заветную штуковину при помощи двух обломкоов клинка, оставшегося от одного из скелетов, используя их как щипцы.
   И камень, и двухголового перетащил в нужную комнату. Труп пристроил посередине намалёванной на полу геометрической фигуры, камень до поры оставил рядом. И встал, натурально задумавшись -- а что же делать со всем этим дальше?.. Как "завести" эту окаянную звезду?
   Информации было слишком мало, и пришлось применять дедовский проверенный способ -- то есть, метод тыка. Кажется, я разве что только не сплясал вокруг трупа и звезды, чего только не делал с ними. В конце концов, представил себя сильным могущественным магом-волшебником, который водит своей... хм... палочкой, волшебной, конечно же, вдоль нарисованных линий, с неким особенным мысленным усилием. То есть, вроде как просто очертил рукой контуры звезды. И она загорелась!
   Всунуть "камень маны" туда, откуда я его до этого достал, оказалось не так просто, хирург из меня тот ещё. Но я справился. И... Ничего не произошло.
   -- Эй, тварь! Я к тебе обращаюсь! А ну встал и пошёл, я зря что ли...
   Мертвяк зашевелился. Неужто получилось?!
   Отскочил подальше, на всякий пожарный. То, что он будет слушаться, ещё бабушка надвое сказала. Может же и напасть...
   Опасения оказались напрасны. Двухголовый встал, сгорбившись, безвольно повесив обе свои головы и опустив руки к земле, словно обезьяна марки "горилла", и сомнамбулой побрёл вперёд, подволакивая одну из ног. Упёрся в стену, завалился, снова встал и снова попробовал сквозь неё пройти...
   -- Эй, тварь! Стоять!
   Послушался...
   -- Развернуться!.. Присесть!.. Встать!.. Дай лапу!.. Нет, не ту!.. Другую!..
   Постепенно, мы наладили взаимопонимание. Поднятый мною мертвяк оказался непроходимо тупым, но при этом слушался беспрекословно. Жаль только, оказался он гораздо более неуклюжим и слабосильным, чем прототип. И были ещё лёгкие опасения, что вскоре, когда его тело закоченеет, станет ещё хуже...
   Но, тем не менее, опыт удался. Что из всего сделанного мною принесло пользу, я так и не понял. Надо ли было вырезать камень и опять вставлять, или можно было прямо так, целого класть, тербовались ли словесные команды, и тому подобное... Я чувствовал себя, будто туземец, которому досталось высокотехнологичное оружие. Но ничего, рано или поздно, со всем этим разберёмся. Главное -- начало положено!
   И дальше мы шли уже вдвоём. Персик, так назвал своего молчаливого подопечного, шаркал впереди, принимая возможный огонь на себя, а я крался сзади, готовый, если что, подскочить и помочь. Следующих двух скелетов, выпрыгнувших из-за очередной двери, мы разбирали уже вдвоём. Конечно, громко сказано -- по хорошему, нам бы ещё налаживать и налаживать боевое взаимодействие... Ладно, признаюсь, толку с двухголового оказалось не так чтобы много -- но он по крайней мере перетягивал часть внимания скелетонов на себя.
   То, что обнаружилось за следующей дверью, вызвало мой бурный восторг. Мы нашли оружейную! Конечно, скорее это просто была свалка всякого древнего хлама -- но среди него оказалось вполне себе в приличном состоянии копьё, с толстым древком и листовидным наконечником. Поменять окаянный канделябр на что-то нормальное казалось настоящим счастьем!
   Там же нашлись какие-то рваные древние кольчуги, панцири и прочие детали доспехов. Примерять всё это на себя, подумав, не стал -- кто его знает, лечат ли здешние эликсиры столбняк, заражение крови и прочие радости. Ни подкольчужных рубах, ни чего бы то ни было ещё, поддеть под железки, и в помине не было. А вот попробовать натянуть всё это на Персика -- почему бы и нет?
   В итоге, двухголовый превратился в настоящую ходячую крепость, тяжело двигающуюся и звенящую при каждом шаге. А мне большего не требовалось -- дралось чудище совершенно отвартительно, и всё, что от него было нужно, это чтобы он дольше оставался в строю и действовал на нервы противникам, если так можно говорить про скелетов.
   Когда мы вышли из оружейной, на нас напал ещё один, живой двухголовый. И на этот раз получилось всё сделать как нельзя лучше -- Персик, слушая команду "Взять", просто схватил своего живого сородича, и держал его в объятиях, пока я проводил очередной эксперимент. Он заключался в том, что я нарисовал своей воображаемой "волшебной палочкой" контуры звезды, которые старательно запоминал и заучивал до этого, сделал при помощи копья в обоих головах подопытного аккуратные дырки, так, чтобы не сильно попортить внешний вид, и начал уговаривать его разными способами восстать.
   Удивительно -- но и этот эксперимент увенчался успехом! То ли мне везло, то ли в голове проснулись какие-то заимствованные "знания", как в работе с копьём. Но двухголовый сначала перестал дёргаться, а потом начал -- именно так, как я того и хотел.
   И дальше мы пошли уже втроём -- я, Персик и Барсик. Барсик получил более адекватное имя как куда более резвый и гораздо более сообразительный.
   Так мы добрались до конца коридора. Там была лестница, ведущая вниз. Я оставил обоих подопечных караулить тылы, а сам аккуратно подполз и заглянул за краешек -- но ничего подозрительного не увидел, хотя просматривалась лестница только до поворота. Подумав немного, решил дальше не идти, успеется. Вместо этого мы вернулись назад, и обследовали коридор в другую сторону. Драка с ещё двумя скелетами показала, что Барсик сохранил кое-какие рефлексы и соображалку, и не просто стоит или дубасит по воздуху, как старший собрат. К соажалению, ничего интересного, кроме тупика, с того конца не обнаружилось.
   Зато я, заполучив в свои руки уже целых четыре камня маны, решил быстренько сгонять туда-обратно в пещеру и попробовать приспособить под свои некромантские дела ещё и трупики летунов. Так что, когда мы вернулись к лестнице, нас было семеро -- два больших зомбяка, гремящих железом и вооружённых своими любимыми шипастыми палицами, и четыре кое-как ползущих на крыльях твари поменьше.
   Внизу лестницы караулила четвёрка скелетов. Волноваться из них заставил только один, лучник -- остальные просто завязли в моём воинстве, которое заблокировало их в узком проходе и позволяло спокойно бить из-за своих спин копьём. Лучник, к счастью, мазал как не в себя. Ни одна его стрела не попала в цель -- но они пролетали неприятно близко от меня, заставляя всякий раз напрягаться.
   Потом один склетон то ли сообразил перепрыгнуть через низеньких летунов, то ли просто случайно споткнулся, и почти добрался до меня -- за что и получил, лишившись черепушки, которая очень хорошо отлетела от удара копьём по шейным позвонкам.
   Потом и отважного -- или нет, поди их разбери, что у мертвых на уме -- лучника постигла такая же бесславная участь, как и всех остальных. Он даже в упор попасть не смог ни в кого...
   Когда взял его оружие в руки, кажется, понял причину такой запредельной меткости. Сам примерился к луку, попробовал выстрелить, выбрав в качестве мишени Персика -- дедушка старый, дедушке всё равно -- и ни одна из стрел не попала даже близко к цели. И суть не в том, что я так себе стрелок. Нет, уж в дерево, или стоящего спокойно зомбяка, с десяти шагов попасть каждый дурак сможет. Пробелма заключалась в другом: в колчане не нашлось практически ни одной нормальной стрелы, все были какие-то кривые, битые, треснутые, со свёрнутым оперением... Я, конечно, всё равно отобрал несколько более-менее приличных, и лук взял с собой, в надежде, что получится найти нормальные боеприпасы и набить руку в запускании их во врагов, но особой надежды на это супер-оружие не возлагал.
   Выковыряв оставшиеся от скелетов камни маны, я, повинуясь какому-то наитью, попробвал снова активировать звёзды обращения, вставив дополнительные "батаерйки" в своих двухголовых подопечных.
   Кажется, помогло -- двигаться они стали заметно лучше, и даже начали что-то соображать. По крайней мере, со следующей четвёркой скелетов дрался уже не я один, а все мы втроём, наравне. А добытых уже из этих противников камней хватило, чтобы улучшить ещё и летунов, так что следующую четвёрку мы атаковали вообще как надо, изучив простенький боевой порядок и несколько новых команд. Так, например, когда я говорил "воздух", двухголовые синхронно кидали свои палицы во врагов, не очень метко -- но на дистанции нескольких шагов попадали гарантированно.
   Прадва, опытным путём я выяснил ещё кое-что неприятное, но, пожалуй, достаточно ожидаемое: со временем камни маны в моих подчинённых выгорали. Да и сам я в какой-то момент просто не смог создать очередную звезду, как ни старался. Закралось лёгкое подозрение, которое я тут же решил проверить. Попробовал повторить то же самое, но растворив в руке один из добытых камушков... И вуаля! Похоже, мне самому эта мана требовалась точно так же, как и моим неживым соратникам.
   Так, за всеми этими размышлениями и изысканиями, я как-то совсем перестал следить за обстановкой. А очень зря...
  
  -- Глава 4
   Сначала, из какой-то распахнувшейся двери на нас навалилась целая толпа скелетов, от которых еле удалось отбиться. Они изрубили двух бывших летунов до состояния полной непригодности, и изрядно подпортили Персика, так что он совсем лишился одной руки и ходил теперь сильно прихрамывая.
   Не успел я отдышаться и починить зомбяку испорченную ногу, при помощи палок и сделанных из обрывков тряпок верёвок, как странный звук, внезапно раздавшийся со спины, заставил резко обернуться.
   На нас шёл рыцарь в сверкающих доспехах, полностью скрывающих всё тело. Вышагивал он спокойно, будто вышел на прогулку, закинув длинное копьё на плечо и небрежно придерживая рукой в кольчужной перчатке. Шлем, в виде какой-то вытянутой вперёд морды, с загнутыми небольшими рогами, скрывал лицо полностью, так что было совершенно непонятно -- живой это человек, или какая-то очередная нежить.
   Я ощутил, как внутри всё сжимается. То, как этот пресонаж уверенно и молча направляется в нашу сторону, подспудно вселяло какой-то необъяснимый ужас. Неведомое всегда кажется куда более страшным, чем уже знакомое и привычное, пусть и несколько неприятное... Рыцарь был сплошной загадкой, и что от него ждать, можно было только догадываться.
   Повинуясь моим командам, зомби повернулись к новой угрозе, пытаясь взять наступающего в кольцо. Я всё-таки не удержался, и крикнул:
   -- Эй, уважаемый! Может, просто поговорим?
   Рыцарь не подал вида, что услышал меня. Если не считать за ответ то, что он снял копьё с плеча и перехватил поудобнее, ускоряя шаг и направляясь прямо нам навстречу.
   -- Ну как хочешь... Не жалуйся потом, мол, хулиганы доспехов лишают!
   Я поднял лук, наложил стрелу из тех, что получше, и выстрелил. Даже рядом не прошло. Тип в доспехах никак не отреагировал на угрозу. Я выстрелил снова, а он вступил в центр образованного моими подопечными полукруга и вдруг резко прыгнул вбок, насадив на копьё одного из летунов и тут же стряхнув ставшую безвольной тушку на землю.
   Как он умудрился убить его, с одного удара?! Это же нежить!
   -- Вперёд! Взять!
   Остальные зомби попёрли на врага, но тот легко ушёл вбок, и теперь двигался на меня. Ещё одна поспешно выпущенная стрела ушла в молоко, после чего я в сердцах кинул бесполезный лук на землю, и поудобнее перехватил копьё.
   Как выяснилось, поединок копейщиков -- совершенно неинтересное занятие. Один пытается ткнуть заточенной палкой в другого, второй отбивает эту палку своей, а потом наоборот. К счастью, мне хватало скорости и заимствованных рефлексов на то, чтобы не подставиться после первых же ударов -- но я чувствовал, что долго так продолжаться не может. Рыцарь пару раз практически подловил меня, и отбиться получилось только чудом.
   К счастью, на нашей стороне был численный перевес. Ручные зомби навалились на моего врага, не давая ему вплотную заняться мною. Рыцарь, видимо, хотел быстро прикончить меня, а потмо уже заниматься остальными -- но обломал зубы, и, поняв, что мгновенной победы не выйдет, переключился на зомбяков, прикончив мне последнего ползучего летуна и двинувшись в сторону Барсика.
   Этого я уже допустить не мог, и насел на копейщика, подставляясь и рискуя, но изо всех сил стараясь отвлечь на себя. Это стоило мелькнувшего на волосок от груди наконечника копья, которое ещё чуть-чуть, и воткнулось бы в мою нежную плоть -- увернулся я в самый последний момент. Но рыцарь таки отвлёкся от зомбяка и позволил тому заметно приблизиться к себе.
   -- Барсик, воздух!
   Повинуясь команде, мертвяк размахнулся и запустил своей тяжеленной палицей вперёд. Та, со свистом пролетев по воздуху, врезалась в сверкающие доспехи повернувшегося ко мне рыцаря, прямо в спину, заставив того потерять равновесие и сделать шаг вперёд. Мне этого оказалось достаточно, чтобы увернуться от вражьего копья, качнувшегося и ушедшего в сторону, и вонзить наконечник своего прямо в прорезь шлема, туда, где по идее должны находиться глаза.
   Рыцарь упал как подкошенный, но падая умудрился извернуться и вогнать копьё мне в бедро. Глубоко, так, что наконечник чуть не выскочил с другой стороны. Шипя, я схватился за торчащее из ноги древко, пытаясь зафиксировать его неподвижно -- каждое движение вызывало боль. Но тяжёлая неуклюжая штуковина упорно не слушалась, выворачиваясь и ещё больше расширяя рану... И, даже несмотря на боль, я обратил внимание, как древко воткнутого в меня копья краснеет. Изнутри. Как присосавшийся комар... И кровотечения не было заметно, хотя оно должно было бы присутствовать, и неслабое.
   Пока вытаскивал оружие рыцаря из себя, кажется, терял сознание. Может, даже не раз. Но я в конце концов сделал это. Потом дополз до мешка с вещами, и вылил на ногу золотистый эликсир -- последнее, что оставалось из "пещерных" трофеев. Рана затянулась почти мгновенно, хотя сил мне это не прибавило. Меня заметно мутило и всё вокруг было, как в тумане.
   Встряхнул головой -- расслабляться нельзя. Не здесь и не сейчас... И посмотрел, наконец, на поверженного противника. Тот лежал вроде бы неподвижно. Моё копьё сломал, гад -- и когда только успел?..
   Не стал сразу подходить к нему, позволив сначала своим мёртвым помощникам хорошенько обработать тело дубинами, вминая и корёжа железо доспехов, чтобы наверняка. Размер, к сожалению, мне опять не подходил, это я оценил уже на глаз, так что было не жалко...
   Спустя пару минут решился подойти, вернее, подползти. Стянул шлем -- под ним оказалось нормальное, хотя и бледное, лицо. Человек! Живой. Был живым...
   Отвернулся. Неприятное зрелище. Но... Не до сантиментов. Глаза боятся, руки делают.
   Первое, что порадовало, на поясе обнаружилась удобная кожаная сумочка. В ней находилось несколько зелёных склянок и три знакомых сиреневых баночки. Не колеблясь, откупорил одну их них и опрокинул в себя -- встать на ноги сейчас важнее всего, не до экономии. С удовольствием посидел немного, смакуя чувство, как силы возвращаются, мышцы наливаются силой, а в голове проясняется. Ох и забористые штуки, эти большие снадобья! Как бы ещё найти место, где их выдают, и узнать, за какие заслуги...
   Сумку со склянками тут же нацепил на себя -- точно пригодится. Кроме неё, из "странных" штук обнаружился какой-то небольшой томик с черепушкой на обложке, висевший на цепи, тоже прицепленной к поясу, который я отложил в сторонку -- уж больно подозрительный вид у него, на хорошей вещи не рисуют такое, которое выглядит как "не влезай, убьёт".
   Особого внимания удостоилась фляга с водой, в которую, судя по всему, была добавлена капелька чего-то алкогольного, чисто символически. Ещё в одной сумке обнаружились полоски вяленого мяса -- только не думать, откуда оно, и какого происхождения! -- и сухари. Там же лежали какие-то продолговатые кожаные чехлы, похожие на отрезанные от перчатки пальцы. Какое-то время непонимающе смотрел на них, а потом дошло. Да это же, чтобы предохраняться! Диво дивное, ещё бы их литыми из металла делали...
   Выбросил гадость к чертям. Уж больно похоже на то, что они многоразовые, которые стирают, сушат, и опять... На фиг, на фиг такое счастье. Да и не похоже, чтобы на меня вешались со всех сторон знойные и жадные до мужского внимания красотки. Если только какие-то из скелетов... Тьфу, вот тоже, нашёл о чём думать. Сразу настроение упало ниже некуда.
   Доспехи, как и предполагал, оказались мне не по размеру и сильно мятые. Кое-что, сохранившееся получше, натянул на Барсика -- Персик уже в самом прямом смысле разваливался, и что-то подсказывало, что ближайшие драки он может не пережить. В основном же я просто скинул всё железо грудой мусора, в сторонке.
   Одежда рыцаря не вызвала никакого желания надеть её на себя, ибо была вся испачкана в крови. Пошёл в прок только широкий пояс, на который прицепил ножны с узким длинным кинжалом, видно, для добивания таких же рыцарей, и простым рабочим ножиком -- для всяких бытовых вещей, вроде нарезать колбасу или отрезать кому-то уши.
   Ещё мне достался вполне приличный плащ, почти не драный и лишь чуть-чуть заляпанный. Я натянул его на себя, прямо на голое тело. Потренировался распахивать перед молчаливо стоящими зомбяками. Определённо, вещь! Настоящее оружие устрашения.
   Камня в груди у дохлого рыцаря не нашёл, хотя ответственно раскурочил всё, несмотря на внезапно особо сильные рвотные позывы. Раньше, когда делал это с разной нелюдью, было как-то проще. Видимо, когда видишь перед собой сородича, включаются какие-то защитные механизмы.
   После всех грязных дел вымыл руки в ближайшей луже и, привычно уже оглядевшись по сторонам и убедившись, что никого рядом не появилось, протянул руку к копью. С виду -- самое что ни на есть обычное. Может, показалось? Или нет?..
   Повернулся к мёртвому рыцарю. Попробовал спросить его, так, чтобы ответил... И получилось. Передо мной появился дух, как две капли воды похожий на лежащего у ног поверженного врага, только не с такой перекошенной рожей и, если можно так сказать, целый.
   -- Это копьё зовётся Кровососущий. Оно получает силу, напитываясь кровью живых существ, -- как обычно, первым заговорил призрак, отвечая на первый заданный -- вернее, не заданный вопрос.
   -- Что происходит с той силой, которую оно получает?
   -- Оно использует её, чтобы нанести особо сильные раны и вызвать кровотечение.
   -- Прекрасно. А что это за книга висела у тебя на цепи? Для чего она?
   -- Это могущественный одноразовый артефакт, Том Силы. Он высвобождает особые способности оружия активировавшего его.
   -- Например?
   -- Я видел, как после его использования молот воина после каждого удара бил противников молниями с небес.
   -- Неплохо... А зелёные склянки? Что это?
   -- Универсальные зелёные зелья.
   -- Так и называются -- просто зелёные?
   -- Да.
   -- Для чего они?
   -- Их можно использовать по-разному.
   -- Как?
   -- Если разбить их с закрытой пробкой, они взрываются. Если с открытой -- испаряются и создают облако ядовитого тумана.
   -- Такого же, как если раздавить грибы? Ну, такие толстые, с зелёными шляпками?..
   -- Зелье получают из этих грибов.
   -- Ясно... У тебя были ещё какие-то необычные вещи? Что-то магическое?
   -- Нет.
   -- Я должен ещё что-то знать про твоё оружие?
   -- Нет.
   -- Хорошо... Тогда пошли дальше. Кто ты? Кому служишь?
   -- Я Арст. Проклятый рыцарь. Служу Некроманту.
   -- Много вас таких?
   -- Десятки.
   -- Как случилось так, что ты стал проклятым рыцарем?
   -- Я хотел силы и бессмертия.
   -- Ты получил их?
   -- И да, и нет...
   -- Хорош ответ. Ладно, -- дух начал мигать, намекая, что пора ускориться. -- Почему я хожу здесь безнаказанно? Почему никто не поднимает тревогу?
   -- Пока не заметили... -- мне показалось, или дух усмехнулся? -- Но я сообщил куда надо... Если не вернусь, сюда придут...
   Проклятый рыцарь Арст исчез, а я затравленно огляделся, понимая, что часики тикают и у меня, видимо, остались последние спокойные мгновения. Будто вторя мыслям, где-то вдалеке забил гонг.
   -- Мать, мать, мать! Побежали отсюда! Скорей! -- крикнул своим подопечным, перехватил поудобнее копьё, и побежал в сторону ближайшей двери, откуда до того на нас выбежала толпа скелетонов. Судя по тому, сколько их вывалилось оттуда, внутри этих тварей не должно было остаться... Ну, по идее. А нам хоть бы где-то укрыться и не стоять на открытом месте у всех на виду, рядом с явными уликами и последствиями нанесения тяжёких телесных, повлёкших за собою смерть... Если это слово подходит для нежити и этих самых "проклятых рыцарей".
   Странная штука -- удача. То её совсем нет, а то -- хоть греби лопатой...
   Мы миновали что-то вроде казармы, потом -- пробежали по гулкому коридору, поднялись по леснтнице, выбежали в небольшой дворик и проскочили его, взбежали по ещё одной леснице, и оказались после всего этого в большом просторном зале. Его освещал проникающий сквозь красочные витражи довольно яркий свет.
   Мы бежали долго и шумно -- и на всём протяжении нашего пути каким-то чудом не встретилось никого, даже несмотря на доносящийся время от времени издалека тревожный звук гонга. Будто то обилие всякой твари, с которой мне приходилось сражаться до этого, было кратковременным явлением.
   А вот потом мы "нарвались"...
  
  -- Глава 5
   Когда я пинком распахнул высокую, в полтора роста, дверь, неожиданно красиво сделанную, со всякой резьбой, инкрустациями и завитушками, и когда мы шумно ввалились в находящийся с другой стороны зал -- на звук нашего появления обернулось нечто, вновь заставившее мои поджилки трястись, а все чувства взвыть об опасности.
   Спадающая до самого пола мантия, и не как тот снятый с проклятого рыцаря драный плащ, а красивая, выполненная в чёрно-зелёных тонах. Надвинутый на лицо капюшон, с будто клубящейся под ним тенью, из которой видны только горящие всё тем же зелёным глаза. И тонкие руки в перчатках. Одна из рук сжимала нож, с которого капала кровь, а у ног существа лежало чьё-то обнажённое тело. Вот всё, что я успел увидеть.
   Эту информацию я впитал за какие-то считанные мгновения. Тут же бросился вперёд -- чем бы это нечто в мантии ни было, вряд ли встреча с ним сулит что-то хорошее. Ещё не видел ничего такого здесь, что бы просто мирно паслось и давало себя погладить...
   Оправдывая мои опасения, тварь воздела руки в моём направлении -- и я, даже не досмотрев, что будет дальше, запредельным усилием заставил тело уйти прыжком в сторону. Не зря. Рядом пронеслось что-то невидимое, но очень убийственное, я ощутил это буквально кожей. Падение Персика, или Барсика, где-то за спиной, подтвердило правильность моих подозрений.
   И не подумав замедляться, я, наоборот, только ещё больше ускорился, и в два прыжка приблизился к существу на расстояние удара. Вот моё копьё уже, кажется, вонзается в него... И тут эта тварь просто берёт, и исчезает. Мгновение я пытался понять, в чём дело, а потом отпрыгнул в сторону, всё равно куда.
   Ощущение опасности дохнуло в спину, мимо опять пролетело смертельное невидимое нечто. Я заозирался. Носитель мантии обнаружился далеко в стороне, совсем не там, где он был в последний раз. Телепортировался, гад! И сейчас воздел руки в сторону последнего из моих подопечных, который тут же начал заваливаться набок, в компанию к упокоенному сотоварищу...
   У меня было несколько мгновений на то, чтобы решить, что делать дальше. И я придумал. Запущенное в колдовскую тварь копьё ещё летело, а я уже рвал завязки на сумке с "гранатами", извлекая первую склянку. Когда существо в мантии исчезло в слабой вспышке, уходя от снаряда, я резко повернулся, пытаясь найти место его нового появления. И засёк! Только гад начал воздевать руки в мою сторону, как я швырнул в него боеприпас, тут же потянув из сумки следующий.
   Нас зацепило одновременно. Под ногами моего противника рвануло, а я ощутил, будто в грудь врезаются тысячи ножей. Но я поднял руку и метнул следующую бутылку, с удовольствием наблюдая, что колдуну от этого явно несладко. Следующая полетела с открытой пробкой, так, чтобы создать ядовитый туман. И только потом я извлёк лечилку. Перед глазами темнело, и я чувствовал, что если не сделаю что-то, то вот-вот просто упаду. Заглотил залпом. Не дожидаясь, пока снадобье окажет своё действие, заковылял вперёд, держа наготове предпоследнюю зелёную бутыль.
   Тратить её не потребовалось. Когда ядовитый туман рассеялся, я увидел лежащее навзничь тело. Вернулся за копьём, на всякий случай потыкал издалека -- поверженный враг даже не шевельнулся, и цвет древка не изменился. Видимо, это можно было воспринимать как то, что он уже точно мёртв.
   Успокоившись на этот счёт, я прошёлся вдоль стен, и обнаружил ещё одну дверь кроме той, через которую пришёл. Обе запирались изнутри, засовы внушали, и я поскорее отгородил себя от внешнего мира. Конечно, если в гости придёт другой такой любитель телепортов, двери, скорее всего, не помогут -- но хоть какое-то успокоение и иллюзию защищённости опущенные засовы подарили. А от всего, как ни старайся, не защитишься никогда...
   Потом позволил себе осмотреться и изучить внутреннюю обстановку уже более детально. Два ряда массивных квадратных колонн, украшенных сверху лепниной. Что-то вроде кафедры в дальнем конце. В потолке, а также в двух боковых стенах, большие витражные окна. На них не изображено ничего сюжетного, просто какие-то хаотичные ломаные узоры, в основном красно-фиолетовые. И откуда берётся свет в этих витражах, хороший вопрос. На улице-то темнота. Факелы?.. Специальное колдовство?.. Ещё что-то?.. Хотя, не самый насущный вопрос для меня сейчас. Есть поважнее.
   Опустил взгляд вниз. Под ногами -- пол из гладких ровных плит, белоснежных, девственно чистых. Свежая кровь на них алеет особенно ярко, как отдельный элемент декора. Даже в чём-то красиво. Но... Мерзко. Да, смерть не может быть красивой, что бы кто ни говорил. И опять этот омерзительный запах, как на бойне...
   Тело убиенного тварью казалось вроде как и человеческим, а вроде -- и нет. Низкорослый, ниже, чем по плечо мне, неприлично широкоплечий и заросший бородой. Гном, что ли? Или этот, как его... Цверг? Хотя, опять же, не самый важный вопрос из тех, что на повестке. Какое-то время точно подождёт.
   Я опять прошёлся вдоль стен, ещё раз на всякий случай проверяя, нет ли каких незамеченных мною ходов внутрь, тех же тайных проходов. И подошёл, наконец, к кафедре, или столу. На нём сверху лежала раскрытая книга, выглядевшая древним фолиантом, с какими-то схемами и символами на пожелтевших страницах, и стояло два свечных огарка.
   Снизу, с обратной стороны, обнаружились многочисленные полочки, на которых валялась всякая непонятная мелочь. Косточки, перья, какие-то сушёные лапки... Отдельно стояла солидная пузатая бутыль. Откупорил туго загнанную в горлышко пробку, понюхал... А ведь знакомый аромат! Это же та самая, так её, бодрящая настойка! Родительница похмелий и больной головы!
   Кроме неё, среди хлама нашлось несколько камней маны, которые я сгрёб на какой-то кусок пергамента и скрутил в кулёк. Уже точно установил, что если эти штуки не касаются кожи, то и не всасываются. Всё это вместе с бутылью собрал вместе и забрал с собой, отнеся к остальным вещам. И только потом приступил к самому важному сейчас -- подошёл к телу существа в мантии.
   Откинул капюшон, посмотрел на жуткое, нечеловеческое лицо. Провёл быстрый осмотр тела на предмет полезных вещей -- кроме мантии, на трупе не было ничего, да и этот предмет одежды сильно опалило взрывами. Хотя, несколько кусков я всё же оторвал, материя хорошая. Камня в груди тоже не заметил, по крайней мере, наружу он не просвечивал, а вскрытием заниматься всё-таки не стал.
   Легонько пнул лежачего и крепко задумался. Вопросов у меня накопилось слишком много, чтобы успеть получить все ответы за тот короткий срок, что отводится на общение с духом. И что же делать? Ведь этот, которого я убил последнего, точно знает много. Это не крестьянин, сидевший всё последнее время в клетке, и не упавший в подземелье так называемый "аколит". Упускать такой случай никак нельзя.
   Шестерёнки в голове проворачивались с тяжким скрипом. Я сначала стоял, потом начал ходить, потом глотнул настойки, потом полистал -- ничего не поняв -- книгу. Снова вернулся к валяющемуся на полу телу. Ну что с тобой делать-то, а, окаянный?
   И тут меня осенило. Я аж подпрыгнул, готовый сразу претворять план в жизнь. Конечно, тут же одёрнул себя -- слишком радоваться раньше времени не стоит. Вместо того, чтобы сразу приступить к задуманному, сначала попробовал составить максимально информативный набор вопросов. На тот случай, если ничего не получится. Вопросы делились на три группы: про некромантию, про способности существа к телепортации и к тому подобному, и про замок, в котором я оказался. По части последнего, конкретно меня интересовал, конечно же, самый простой и быстрый путь наружу, и способы перемещения внутри так, чтобы меня никто не заметил, возможно -- с помощью тайных ходов, если они есть.
   К призыву духа я приступил, только когда понял, что ничего больше придумать и нигде подстелить соломки нельзя. Для этого быстро выпалил, против обыкновения -- вслух:
   -- Как сделать так, чтобы ты не исчез быстро? Как задать тебе много вопросов?
   Призрак омерзительного существа появился передо мной, легонько покачиваясь -- и, мне кажется, усмехнулся:
   -- Любого духа можно привязать к магическому предмету, тогда он останется в материальном мире и не развоплотится сразу.
   -- Как это сделать?
   -- Я не знаю.
   -- Ч-ч-ч-ёрт! А кто знает? Как узнать?!
   -- Вон та книга. Страница седьмая, вторая половина...
   -- Лети за мной! -- я, сломя голову, метнулся к кафедре, забежал за неё и начал листать книгу. Там даже нумерации не оказалось! Пришлось отсчитывать от начала, перепроверив два раза -- показалось, что сбился.
   -- Вот, смотри! Что я должен сделать?!
   -- Очевидно, начертить вон ту звезду, поместить в центр магический предмет, а в концах лучей камни маны. Потом выполнить вот эту последовательность жестов и приказать духу поместиться внутрь магического предмета.
   -- Что за предмет? Что может быть им?
   -- Например, вот это копьё...
   Я метнулся вперёд, схватив книгу, и начал рисовать "волшебной палочкой" необходимый символ. Не знаю, то ли влияло моё возбуждение, то ли я стал лучше управляться всем этим, то ли просто место оказалось таким, специально подготовленным -- но получалось на удивление легко, светящиеся линии очень чётко и с первого раза проявились в воздухе, практически над самым полом.
   Я кинул копьё в центр, метнулся к вещам и бегом вернулся, начав выкладывать камни в нужные места. Уже в процессе понял, что их не хватает.
   -- Камней не хватает! Я могу их быстро добыть где-нибудь?
   -- Ты же можешь сам создавать камни! Каждый маг может.
   -- Правда?!! Как?!
   -- Ну... Не знаю, как объяснить это. Просто пожелай.
   Хорошо сказано, "просто пожелай". Однако... Я не понял, как -- но у меня получилось. В нужные места легли недостающие камни. Стараясь не тратить времени, я тут же начал пытаться воспроизвести жесты, судя по всему, схематично нарисованные на странице книги. Сразу понял -- что-то не так.
   -- Я правильно делаю?
   -- Нет.
   -- Как сделать правильно? Можешь показать?
   Дух послушался, и начал показывать необходимые операции -- а я повторял за ним. И на этот раз прошло! Камни вспыхнули и исчезли, а звезда начала светиться ещё сильнее. Одновременно, начал мигать дух...
   -- Приказываю! Иди внутрь копья!
   Призрак метнулся к светящимся символам... И исчез на полпути.
   Получилось? Или нет? Как понять?
   Звезда потухла. Копьё осталось лежать, с виду неизменное. Камней не осталось.
   -- Эй, дух! Приказываю, ответь!
   Тишина в ответ.
   Может, он обманул меня? Да нет, вроде, не должен был...
   Я подошёл к копью и поднял его, внимательно рассматривая. Ну не может же быть так, чтобы всё было напрасно. Это несправедливо!
   "Не ной, некромант. Всё получилось, ты заключил меня в копьё", -- голос раздался прямо в голове. -- "Теперь ты можешь слышать меня, только пока держишь своё оружие в руках. И, пока ты тут... Хочу обратить внимание на один очень важный момент. Для того, чтобы я оставался в этом мире, меня регулярно надо подпитывать маной!"
   Что ж, ожидаемо. Всё имеет свою цену. Но, как бы там ни было, информация, которую может выдать это существо, точно стоит какого-то количества камней. Я довольно осклабился -- ничего, мана так мана. Чего не сделаешь ради знаний!
   И мне показалось, или я услышал ехидный смешок?
  
  -- Глава 6
   Я подозревал что-то такое. У везения есть границы. Не могло всё получиться просто, без проблем, и сразу так, как нужно. Хотя я надеялся...
   -- Если не будешь отвечать, сломаю!
   "У тебя нет другого оружия. Ты не сделаешь этого!"
   -- Не переживай, добуду. Как добыл это. Хочешь проверить?
   "Ну давай, блефуй, огненнокровый..."
   Я подошёл к ближайшей колонне и начал гнуть копьё об неё, взяв обоими руками за концы. Действительно рискуя сломать. Жалко... Но -- что делать, если эта дрянь не хочет по-хорошему? Быть для неё бесплатным донором маны -- на такое я не подписывался.
   "Нет! Нет! Не надо!.. Я готов говорить!.."
   Сделал вид, что не слышу. Кажется, вот-вот, и копьё совсем сломается... Насколько же хорошо оно, всё-таки, сделано! Шедевр незнакомого оружейника! Как не хочется портить такую замечательную штуковину!
   "Я скажу! Отсюда идёт тайный ход! Я покажу, как его открыть! Через него можно попасть в самое безопасное место замка -- в библиотеку!.."
   Отпустил и сделал шаг от колонны.
   -- А ответы на остальные вопросы?
   "У меня мало сил... Дай мне маны..."
   -- Я больше не буду давать тебе ничего! И так уже слил неведомо сколько, не получив ничего взамен! Я теперь вообще не уверен, что у самого хоть что-то осталось... А ты всё жрёшь, да жрёшь. Ладно бы, хоть толк был. И, знаешь? Пожалуй, я лучше просто подожду, пока ты загнёшься без маны, и помещу в копьё кого-нибудь другого. Более сговорчивого. Или даже не стану дожидаться. Процедуру-то вроде запомнил, может, не сразу, но смогу повторить. Усёк?
   "Ладно... Но сил у меня и правда немного! Или дай маны, или напои меня кровью!"
   -- А каким боком к тебе кровь-то, дружок?
   "Ты откуда свалился? Это копьё -- артефакт, завязанный на кровь. Увеличивает через неё свою силу. Схема элементарная: больше крови получает -- больше крови пускает..."
   -- Но какое это отношение имеет к тебе? Ты -- дух, которого я просто поместил в этот артефакт!
   "И ты думал, что он останется после этого неизменным? Как бы не так, хе-хе... Наивный. Я чуть перестроил копьё под себя. Теперь могу подпитывать себя кровью и управлять возможностями этого примитивного орудия!"
   -- Ах ты! То есть, ты, если захочешь, можешь заблокировать его возможности?
   "Я этого не говорил!"
   -- Только попробуй. Сломаю. Поменяю на более толковое оружие.
   "Ладно-ладно, не волнуйся! Я буду паинькой. Если что, я могу улучшать это твоё копьё, наделять новыми способностями. Не хочешь?".
   -- Возможно. Но потом. На вопросы-то ответишь?
   "Отвечу, отвечу".
   -- Покажи для начала, где этот тайный ход. Я жду.
   "Подойди к левой стене... Да, к этой. Правее, ещё правее, ещё... Так, остановись. Оно. Теперь вперёд, два шага. Видишь ту голову льва? Нажми на неё. Сильнее, чего ты боишься... Вот. Что, не обманул я, да?"
   Передо мной с глухим звуком отъехала вглубь часть стены, открывая узкий тёмный лаз, ведущий вдоль зала. Изнутри пахнуло прохладным застоявшимся воздухом. А ещё... Я протянул руку вперёд, поводил ею, и извлёк наружу паутину.
   -- Там есть пауки?
   "Возможно. Я не пользовался этим ходом уже очень давно".
   -- Куда он ведёт?
   "В одну из внутренних залов замка. Обычно, она не используется".
   -- Я смогу закрыть этот ход изнутри?
   "Да, там специальный рычаг... Ты смотришь на него... Верно, это он".
   -- Хорошо. А теперь, слушай сюда, повторять не буду. От того, что будет со мной, напрямую зависит и твоя будущая "жизнь". Я за сегодня пустил кровь такому количеству разных тварей, что уже сбился со счёта... Если бы копьё было у меня с самого начала -- оно бы просто обпилось этой крови. Понимаешь, к чему я? Представляешь, если ты достанешься какому-нибудь тупому зомбяку, или скелету? Или если тебя закинут в то недоразумение, которое заменяет им оружейную? А?..
   "Если меня увидит маг, он сразу поймёт, что я -- артефакт. И не даст пропасть!"
   -- Маги обычно не воюют. В отличие от меня. Поставят в чулан, и оставят. Так? И вообще, какова вероятность, что ты попадёшься магу? Может, он никогда тебя не увидит... Я бы задумался на твоём месте, кто бы ты там ни был.
   "Ладно. В твоих словах есть зерно... Возможно. Чего ты хочешь?"
   -- Твоей помощи. Если ты будешь помогать мне -- это будет хорошо и для тебя. И первое, что мне нужно, ответь -- здесь есть ещё что-то, что может мне пригодиться? Я могу взять какие-нибудь вещи, которые сделают меня сильнее?
   "Конечно. Возьми книгу. Если не знал -- это малый гримуар практической некромантии. Там описаны многие базовые вещи... Которыми желательно владеть практикующему магу смерти".
   -- Книгу я так и так беру. Ещё что?
   "Снизу, на полочках, несколько полезных штук. На второй, у задней стенки... Да не бойся ты, запусти руку глубже... Да, вот он. Доставай..."
   Я вытянул какой-то камень, возможно, драгоценный, на цепочке и в простой металлической оправе.
   "Это малый амулет защиты".
   -- От чего защищает? Как работает?
   "Надень на шею. Он может заблокировать направленную на тебя магию".
   -- Может?
   "Да. Срабатывает не всегда, и от особо сильных чар может сломаться насовсем".
   -- Ладно, хоть что-то... Ещё что?
   "Та же полка, правый угол. Тоже в самом конце. Там кольцо".
   И правда, нашарил крохотный прохладный кругляшок. Надел на мизинец -- с трудом, но налезло.
   -- Это у нас что?
   "Защищает от нескольких ядов. И ещё больше может определить. Достаточно коснуться им напитка или продукта, который хочется проверить".
   -- Прекрасно. Дальше?
   "Самая нижняя полка, тоже в глубине. Кожаный мешочек, в нём камни..."
   Высыпал на ладонь несколько сияющих огранённых самоцветов, синего и красного цвета.
   -- Что это?
   "Специальные камни усиления. Если найти мастера, который инкрустирует их в оружие... Например, в меня. То они придадут ему, то есть мне, новые свойства".
   -- Хорошо, с этим понятно. Хорошая штука. Возможно, даже и инкрустирую их... В тебя. Если будешь хорошо себя вести.
   "Буду, конечно, буду... И там же, рядом, возьми ещё Синий ключ".
   Достал большой, с мою ладонь, ключ, и правда синий. Будто у металла, из которого он сделан, такой цвет.
   -- Готово. Что-нибудь ещё?
   "Ну, бутылку моей любимой настойки ты уже взял".
   -- Редкостная бурда...
   "Вот не надо! Это лучшее, что можно найти здесь!"
   -- Ладно, допустим. Что, значит, закончились полезные вещи? Остальное -- хлам?
   "Тебе это вряд ли пригодится".
   Я взял мешок, и просто сгрёб в него всё, что нашёл. Нужно, не нужно, буду разбираться потом. Показалось, или моё копьё горестно вздохнуло?
   -- Ну так что. Значит, на этом всё? Можно уходить?
   "Я предложил бы тебе ещё сделать что-нибудь с моим телом... Чтобы из него не сделали какого-нибудь мерзкого тупого зомбяка. Но ты этого, конечно, делать не будешь..."
   -- Сделаю, если пообещаешь быть сговорчивее и не вставлять палки в колёса. И, конечно, если объяснишь, как это сделать.
   "Ну, нам надо сжечь тело..."
   -- Сжечь? Ты рехнулся. Тогда сюда сразу все сбегутся, на дым... Нет уж, дорогой, пошли, я лучше как-нибудь ещё заставлю тебя говорить...
   "Ладно-ладно, стой!.. Не надо уходить! Есть ещё один способ!.."
   -- Говори!
   "Открой гримуар. Третья страница, там ритуал. И, если не сложно, оттащи потом моё тело в проход. Может, там не найдут".
   Я раскрыл книгу на нужной странице, и какое-то время тупо смотрел туда, пытаясь разобраться в символах и рисунках.
   "Да чего сложного! Смотри, вот это -- обозначение мёртвого. Это -- астральное усилие, которое прикладываем к нужной сущности, то есть к этому самому мёртвому..."
   Какое-то время я выслушивал ликбез. Было сложно, но действительно познавательно.
   Но в какой-то момент, внезапно даже для самого себя, я начал в голос ржать.
   "Что случилось? Что смешного в заполнении астрального слепка от бывшей живой сущности структуриованной энергией?"
   -- Смешного то, что меня учит, блин, говорящее копьё... Да ты продолжай, продолжай. Я в норме.
   Вскоре я провёл необходимый ритуал, и, взяв на руки, отнёс тело в проход. Оглядевшись в последний раз, не забыл ли чего, взял мешок с вещами и потянулся к рычагу, закрыть за собой.
   "Не хочешь факел-то запалить?"
   -- Обойдусь.
   "Ты же не обладаешь возможностью темновидиния? Или я что-то не знаю о вашей расе?"
   -- Да есть один метод...
   Я вытащил колбу "малого боевого коктейля", последнее, что осталось из добытого в пещере, и сжал зубами.
   "Оригинально!"
   -- А то! Знай наших, -- ответил, вынужденно достав "фонарик" изо рта.
   Светил коктейль, конечно, куда хуже эликсира восстановления, и красноватый свет лишь совсем немного разгонял тьму. Подумал, что это я поспешил бахвалиться, и с факелом, всё же, было бы проще и надёжнее... А может, это я просто отвык от темноты, побегав по поверхности.
   Нет, всё в порядке. Постояв с минуту, всё же освоился и начал более-менее ориентироваться.
   -- Командуй. Куда идти?
   "Направо!"
   Я снова сунул колбу в рот, на всякий случай опустил копьё, чтобы, если что, сразу бить появившихся пауков, и начал протискиваться вперёд. Узкий проход оказался слишком маленьким для меня, тем более с вещами и крупногабаритным оружием.
   -- Долго ли идти? -- попробовал заговорить, не вынимая колбы изо рта и передвинув её вбок, как сигару. Вроде, получилось разборчиво.
   "Порядком".
   -- Тогда можем поговорить. У меня ряд вопросов к тебе.
   "Давай, жги, огненнокровый... Всё равно же не успокоишься, да?"
   -- Конечно, не успокоюсь. Вопрос первый: как выбраться из замка?
   "Боюсь, это проблема. Замок, если ты не заметил, на скале, и дорога вниз хорошо охраняется...".
   -- Не так, как та стена?
   "Конечно. То -- внутренняя, куда никакой враг при всём желании пробраться не сможет. Просто никто не ждал, что диверсант проникнет так глубоко".
   -- Диверсант и сам не ожидал... Но всё же. Может, есть какой-то путь ещё?
   "Ну... В глубине скалы старые, заброшенные шахты. Они выходят на поверхность в другом месте. Но их облюбовала всевозможная нечисть, так что даже сам Некромант туда боится лезть и приказал замуровать выходы. Боюсь, ты не сможешь пройти по тому пути".
   -- И там не смогу, и там не смогу?
   "Да, как-то так".
   -- А где больше не смогу?
   "Так, вестимо, если попрёшься поверху. Там повсюду расставлены ловушки, чтобы отловить беглецов. Ведь из темниц нет-нет, да и убегает кто. У входа много стражи, магов и воинов, они всегда наготове, в ожидании нападений снизу. И туда быстро подоспеет подмога в случае поднятия тревоги".
   -- Значит, пойдём через шахты...
   "Что? Какие шахты? Одумайся! Или больше ничего не буду тебе говорить!"
   -- А какие варианты есть у меня ещё? Тут, сколько ни крутись, рано или поздно меня всё равно поймают... Или ты этого и хочешь, а, говорящее копьё?
   Повисло многозначительное молчание. Ну, всё ясно с ним.
   "Знаешь, если ты пойдёшь поверху, у тебя всё-таки есть шансы! Я могу подсказать..."
   -- Ничего даже слышать не хочу. Ты свой шанс упустил. И давай забудем пока про мои планы. Пройдёмся лучше дальше по вопросам, по порядку. Кто ты? Вернее, кто ты был?
   "Я -- призрачник!"
   -- Что за раса такая? Никогда не слышал.
   "Мы -- истинные порождения магии. Один сильный тёмный колдун, в глубокой древности, хотел создать идеальных слуг и дал живым существам некоторые свойства призраков... Но его творения оказались настолько хороши, что убили его, и обрели свободу!"
   -- И, обретя свободу, вы пошли служить всяким Некромантам?..
   "К сожалению, не все свои проблемы мы можем решить сами... Хотя, какое мы. Теперь я -- полноценный дух, заключённый в артефакт!.."
   -- Ну, прости. Сам же на меня первый напал.
   "Хочешь сказать, что не сделал бы этого сам, если бы мог?"
   -- Даже не буду такого говорить. Вы тут все в этом замке какие-то агрессивные и кидаетесь, от самого безобидного паучка до того типа в сверкающих латах. Хотя, на самом деле, будь у меня возможность разойтись мирно -- то, почему бы и нет? К тебе лично у меня нет претензий.
   "Что толку говорить о том, что не случилось?".
   -- И то правда, призрачник. Проехали. Как, кстати, зовут-то тебя?
   "Меня звали... Духолов".
   -- Так вот, Духолов. Не научишь меня тем своим трюкам? Исчезать, появляться, кидаться смертельной непонятной гадостью?
   "Хе-хе-хе! Огненнокровый, это способности, присущие только моей расе. Ты ничему такому не научишься никогда, при всём желании".
   -- Да? Ну как так-то...
   "Слушай, огненнокровый. Ты же драконид! Я не понимаю, почему ты не используешь свои, собственные способности".
   -- А они у меня что, есть?
   "Конечно, есть! У каждой расы они должны быть. В который раз спрашиваю -- ты откуда такой свалился?.."
   -- Откуда свалился, там таких больше нету... Ты не сбивай меня. Что за способности? Какие они у меня?
   "Ты что, серьёзно меня спрашиваешь? Кто из нас драконид -- ты, или я? Мне-то откуда всё это знать? Подумай головой!"
   -- Ну, может, слышал чего...
   "Слышал? Знаешь, какие сказки обычно рассказывают? Про нас, например, что можем в других вселяться, бросая свои тела, или возрождаться после смерти, как фениксы!"
   -- И что, разве это неправда? Неужели, прямо так и не можете?
   "И ты туда же. Откуда вы все берётесь-то такие, легковерные! Неужели, если бы могли, не захватили бы мир до сих пор?"
   -- Ну, кто знает, кто знает... Так что там про нас, драконидов, говорят-то?
   "Да тоже, сказки всякие обычно... Что в драконов превращаетесь, что летать можете, огнём дышать, видеть далеко..."
   -- Интересно. Мне нравится.
   "На самом деле, единственный, которого я видел, летать не мог. Иначе бы он сделал это после того, как его обнаружили лезущим по отвесной стене".
   -- По отвесной стене, лезущим... А ты говоришь, что не знаешь, какие у нас способности!
   "Так какая тут способность... Так, физиологическая особенность организма..."
   -- А ты учёный, смотрю. Такими словами умными бросаешься...
   "Думаешь, в некроманты берут кого попало? То-то же! Не все такие неучи, как некоторые..."
   -- Попросил бы! Между прочим, ты всё ещё просто копьё, и полностью в моих руках.
   "А как ещё мне тебя назвать? Ты же вообще ничего не знаешь толком! Как жесты закрепления делал, это смех один... И кто таких неучей готовит?"
   -- Никто. Я самоучка.
   "Что? Самоучка?"
   -- Да.
   "А, понял. Ты нашёл какую-то книгу и читал её, понимая с серединки на половинку..."
   -- Я не читал ни одной книги по некромантии. Первая, которую держал в руках -- твоя.
   "Она не совсем моя... Но неважно. Ты хочешь сказать -- что ты просто взял, и сам научился некромантии? Это, вообще, возможно? Всегда считал, что нет, и надо долго учиться!"
   -- И тем не менее, вот. Пример перед тобой.
   "Да, умеешь удивить... Кстати, там, спереди, пауки. Пять штук. Не вздумай сдохнуть из-за такой мелочи".
   -- Откуда знаешь?
   "Я чувствую кровь на расстоянии!"
   -- И молчал?..
   "Ну, случая сказать не было..."
   Вскоре и правда послышался знакомый писк и шворканье маленьких быстрых лапок по полу. Я встретил тварей меткими быстрыми ударами -- копьё не канделябр, лёгкое, прихватистое, бить одно удовольствие! А главное -- убивает с одного удара! Единственное, что плохо -- длинное, в узком проходе не развернуться...
   Пауков и правда оказалось пять, и проблем не доставил ни один из них. Всех прикончил без проблем, играючи.
   -- Эй! Духолов, бывший кровососущий! Будешь их кровь?
   "У пауков нет крови. Ты что, не знал?"
   -- Ну, как знаешь!
   "Нет, нет, дай мне. Подойдут любые жизненные жидкости".
   Я воткнул копьё поочерёдно в каждый из трупиков. Кажется, даже слышал звук жадного всасывания. Ну и артефакт я у себя пригрел...
   Потом внимательно осмотрел поле битвы. На меня напали на развилке, но ответвление вело в тупик. Там, в самом тёмном углу, откуда и появились пауки, обнаружилась самая настоящая паутина -- впервые видел её не в виде жалких обрывков, а целиком. И паутина эта закрывала весь проход, от пола и до потолка.
   Внизу в полупрозрачном коконе что-то билось. Присмотрелся -- крыса. Несколькими быстрыми ударами сорвал паутину, и поддел край кокона, разрывая его. Зверёк, блеснув на меня маленькими злобными глазками, вывернулся и поковылял куда-то прочь.
   -- Да о чём вы, конечно, не стоит благодарности... -- проговорил вслед немного обиженно.
   "Мог бы и мне дать. Это настоящая, живая кровь. То, что надо!"
   -- Перебьёшься. Тебя ещё найдём, чем напоить.
   Дальше, в углу, обнаружился целый склад всевозможных костей, видимо, объедков с паучьего стола. Я пошелудил его, раскидывая кучи какого-то тряпья, черепушки неведомых зверей, клоки паутины и прочую мерзость.
   "Что ты надеешься найти в этой куче мусора?"
   -- Не знаю... Что-нибудь, глядишь, и найду.
   Если честно, сам не верил, что обнаружу что-то полезное. Но пройти, не проверив, не мог. И когда внизу что-то блеснуло, не смог сдержать радостный возглас.
   Это оказался амулет, практически такой же, как тот, защищающий от магии, только с камнем другого цвета. Конечно, насколько я мог это понять в полумраке, еле рассеиваемом красным тревожным светом.
   "Да ты везунчик!"
   -- И не говори. Я же могу одеть сразу два, да?
   "Конечно. Эффект суммируется".
   Я нацепил кулон на шею, и пошёл дальше, вновь возобновив допрос своего невольного информатора.
   -- Давай, продолжай рассказывать. Как так получается, что ты можешь не отвечать на мои вопросы? Ты же призванный мною дух?
   "Ты же провёл ритуал. Раньше я был привязан к тебе -- а теперь, к копью".
   -- И ты знал об этом?
   "Конечно".
   -- И молчал?
   "Так ты прямо не спросил. Если бы спросил, я бы ответил!"
   -- Но, всё-таки, ты мог бы об этом сказать?
   "Ну, допустим, мог... И что с того?"
   -- Да нет, ничего. Составляю психологический портрет своего помощника...
   "Психоло-что?"
   -- Не бери в голову. Вернее, в наконечник. Или чем ты там теперь думаешь...
   "А вот это -- обидно! В отличии от вас, теплокровных озабоченных животных, мы способны отрешиться от низменных инстинктов и принимать решения на основе чистых, логических рассуждений!"
   -- Я имел в виду другой наконечник, дубина... Так что ещё вопрос, кто из нас озабоченное животное!
   Копьё обиженно замолчало. Но спустя несколько шагов всё-таки соизволило заговорить:
   "Почти пришли. Ещё десять шагов, и справа будет рычаг".
   -- Хорошо. И на том спасибо. Пока не пришли, ты мне хоть на последний-то вопрос ответь. По поводу некромантии...
   "Да куда я денусь. Подскажу, если что надо будет... Если оплатишь это маной, конечно!"
   Я даже стукнул в сердцах древком о пол -- ну что за жадная скотина-то, а? Хотя, конечно, это ещё ничего. Могло быть и хуже...
   Вскоре прямо по курсу обнаружился рычаг, точь-в-точь такой же, как и тот, в другом конце тоннеля. Интересно, их тут что, серийно изготовляют? Где, интересно? И какими ещё механизмами эти штуки могут управлять?
   -- Где будет выход?
   "Левая стена".
   Подошёл, по своему обыкновению, послушать. Минут десять спустя решился нажать на рычаг -- сквозь толстую каменную кладку либо не было слышно ничего, либо там никого и правда не было. По крайней мере, из тех, кто двигается.
   С премерзким скрежетом часть стены слегка отъехала в сторону, открывая узкую щель. Я бы в неё при всём желании не пролез. Сквозь неё было видно большой, довольно просторный зал. Вроде бы, и правда, пустой.
   -- И как предлагаешь тут пролезть? -- злобно прошипел, стискивая в руках копьё.
   "Ничего не знаю. Видимо, механизмы засорились, или ещё что... Попробуй подтолкнуть!"
   Попробовал. Стена не сдвинулась даже на волосок. После нескольких безуспешных попыток вернулся к рычагу, перевёл его в начальное положение. Снова раздался жуткий треск где-то в глубине, и вход закрылся. Я вновь переключил ручку на открытие, подпрыгнул к движущемуся сегменту и стал изо всех сил помогать ему открыться, уперевшись ногами в противоположную стену.
   Теперь, вроде, получилось чуть пошире. С огромным трудом, сняв плащ, пояс и все сумки, обдирая грудь и спину о шершавые, необработанные поверхности, я протиснулся наружу. Очень неприятный момент -- если бы рядом кто-то был, мог брать голыми руками. К счастью, пронесло, в зале и правда не оказалось ни души. Хотя, о чём я, какое "ни души"... Никаких оживших мертвецов тоже не было. А то этих, скорее всего, стоит упоминать отдельно.
   Удивительно, что даже на скрежет засорившегося механизма никто не явился. Опять везёт? Как долго это будет длиться?
   Длинная зала чем-то напоминала тот коридор, в котором я постигал азы некромантии. Та же архитектура. Только пропорции чуть другие, стены строго прямые, не уходят вдалеке вбок, и дальний конец виден, а не скрывается за плавным поворотом. Те же стрельчатые окна без стёкол, с натёкшими под ними лужами. То же буйство непогоды снаружи -- хотя, вроде, там стало немного светлеть.
   Я с некоторым трудом вытащил из щели оставшиеся вещи -- особенно пришлось повозиться с мешком, который всё никак не хотел пролезать, и ткань которого пропорол один из положенных внутрь обломков трофейных клинков. Пришлось перекладывать содержимое так, чтобы оно по возможности не вываливалось, и прокладывать дырку тряпками. Такой роскоши, как нитка с иголкой, в моём хозяйстве не завалялось...
   -- Как закрыть выход из хода?
   "Видишь камень, который чуть темнее? Левее, выше... Да, он. Нажимай!"
   Надавил на камень, и стена опять закрылась. Придирчиво оглядел то, что в итоге получилось, и расстроился -- оставшаяся щель, к сожалению, вышла достаточно широкой и заметной. Конечно, если знать, куда смотреть и что искать. Проклятый испорченный механизм. Попробовал подтолкнуть, задвинуть поглубже, ожидаемо ничего не получилось. С таким же успехом мог бы двигать скалу.
   "Наигрался? Давай направо. Там проход, за ним будет длинная галерея. Тебе в неё".
   Я прошёл в указанном направлении, и встал у высокого прохода без дверей. Он чисто формально отгораживал залу от длинной узкой галереи, которая начиналась с другой стороны. Прямая и длинная, она просматривалась до конца, где за очередным проходом, видимо, начиналась другая зала. С одной стороны галарею образовывала стена с окнами, с другой -- темнели очень подозрительные ниши.
   -- Что в тех нишах?
   "Там просто статуи. Не беспокойся, сюда редко кто заходит, опасаться нечего".
   Что-то никакого успокоения от слов копья я не почувствовал, а, напротив, стал ещё более внимательно вглядываться вдаль. Осторожно ступив на пол галереи, подошёл к окну. Аккуратно выглянул из-за самого уголка, совсем чуть-чуть, и убедился, что там, внизу, всё тот же обрыв и клубящийся туман.
   Говорите, мне по расе положено лазить по отвесным стенам, как мухе, или какому-нибудь пауку? Ни в жизнь не соглашусь. По крайней мере, не здесь и не сейчас. Тут никаких сил не хватит до низу доползти... К тому же, камни мокрые, наверняка скользкие, навернуться -- раз плюнуть.
   Медленно отступил вглубь, так, чтобы не привлечь ничьего внимания резким движением. Подошёл к ближайшей нише. Что ты там говорил, палка-ковырялка? Статуи внутри?.. Чтоб я ещё хоть в чём-то поверил тебе!
   Нет, в каком-то смысле, там и правда обнаружилась статуя. Довольно молодая женщина, с угловатыми чертами сильно истощённого лица и впалыми глазами. Она сидела, забившись в угол, и с ужасом глядела вдаль, куда-то мимо меня. Слишком правдоподобно, слишком реалистично. И разве не положено статую устранавливать в середине ниши, на равном удалении от всех стен? Или, если даже в глубине, то хотя бы симметрично? И, наконец -- зачем приковывать её цепью?
   -- Что это?
   "Я же сказал, там статуи. Они давно не живые. Тебе не о чем беспокоиться".
   -- Мне повторить вопрос?
   "Ладно, ладно, не кипятись. Что ты хочешь узнать?"
   -- Кто это?
   "Будто я знаю, кто... Какая-то человеческая женщина, крестьянка, наверное".
   -- Зачем она здесь? Почему статуя? Для чего прикована?
   Копьё, кажется, тяжело вздохнуло.
   "Эта галерея используется для создания баньшей. Это такие духи, очень опасные. Для того, чтобы они получились, подходят только женщины. Для трансформации они проходят ряд подготовительных этапов... Во время одного из которых рвутся узы, соединяющие душу с плотью. Бесплотные духи отделяются от тел, которые каменеют и остаются здесь. К сожалению, баньши -- штучный товар, они очень сложны в создании... Поэтому, заняты лишь некоторые ниши".
   "К сожалению". Ах ты, тварь!
   Еле сдержался, чтобы не сломать копьё прямо тут, на месте.
   -- Как бороться с такими духами?
   "Боюсь, в двух словах я тебя не научу. Это не так просто..."
   -- Но всё же?
   "Специальные заклинания, специальные артефакты. Есть целый перечень приёмов и средств, которые можно и нужно использовать. Есть ещё запрещённые -- которые только делают духов сильнее".
   -- Ладно, допустим... Что я смогу сделать, если встерчу этого вашего духа здесь, сейчас?
   "Ничего".
   -- Совсем ничего?
   "Можешь помолиться, если веришь в какого-то бога. Я бы мог изменить структуру копья, чтобы оно наносило урон бесплотным существам -- но для этого нужна мана, много маны. Ты же не дашь мне её, ведь так?.."
   -- И как долго ты будешь это делать? И сколько маны надо?
   "К сожалению, вынужден разочаровать. Столько у тебя сейчас всё равно нет. И... Процесс долгий, займёт время. Так что, повторюсь, здесь и сейчас ты ничего не сделаешь".
   -- Если кину зелёную склянку? Она же даёт какое-то магическое пламя?
   "Попробуй. Но я не слышал, чтобы подобное наносило урон бесплотным".
   -- Спасибо, обрадовал...
   "Конечно, не в моём положении это говорить... Но, мне кажется, кое-кому хватит уже болтать, и пора действовать. Давно бы прошёл эту несчастную галерею и убедился, что тебе здесь ничего не грозит. Для того, чтобы стать баньши, недостаточно просто потерять связь с телом. Так что, их тут не бывает".
   -- Твоими бы устами... Хотя, в одном ты прав. Хватит болтать.
   И я шагнул вперёд. Осторожно, крадучись, держа всё-таки наготове склянку зелёного зелья. Копьё и мешок приходилось нести в одной руке. Эх, надо было сделать из тела этого болтуна зомби, пусть бы тащил всё... Или из того трупа, которого моё копьё, ещё будучи живым, прикончило...
   Галерея пугала, вселяла леденящий ужас. Кажется, я понял, почему риск встретить кого-то здесь невелик -- если это какая-то аура данного места, то желающих по своей воле испытать её на своей шкуре должно быть немного. Если, конечно, ты не безмозглый зомби
   Занятые ниши встречались редко, в основном они пустовали. Но это не приносило облегчения -- от каждой увиденной статуи веяло такой запредельной тоской и безысходностью, что я, видя их, невольно сбивался с шага и отводил глаза.
   Самое страшное ждало впереди. Когда я проходил мимо очередной ниши со статуей, стараясь не смотреть на неё -- она легонько зашевелилась, звякнув цепью.
  
  -- Глава 7
   -- Изыди, чудище! Вы не получите ничего! -- истошный вопль застал врасплох, заставив вздрогнуть. Хотя, казалось бы, куда дальше -- я думал, что придётся менять отсутствующие штаны, уже после того, как эта девушка в нише впервые зашевелилась. Я ведь еле удержался, в самый последний момент, чтобы не кинуть в неё пузырём с зелёной гадостью! Был бы большой бабах и раскиданные вокруг ошмётки. Но хоть не орал бы никто...
   "Чувствую альвийскую кровь! Дай мне напиться! Я быстро заткну её!"
   -- Счас! Никакой крови пить мы не будем... -- возразил я.
   Тут же сообразил, что сказал это вслух, и понять мои слова можно очень превратно. Прислонил копьё к стене, и, стараясь смягчить впечатление, повернулся к девушке и приложил палец к губам:
   -- Тс-с-с!
   Жест мой возымел прямо обратный эффект -- эта, на цепи, заверещала ещё истошнее. Ну зачем так громко-то, а?!
   Я сунул так и не использованную склянку в сумку, освобождая руки, и шагнул вперёд. При этом, так получилось, что плащ сам собой распахнулся, показывая, что под ним ничего нет. Меня это в конец разозлило, и я не только не стал его запахивать, только ещё шире распахнул. Ровно так, как когда репетировал перед Персиком и Барсиком.
   И вот это, наконец, сработало. "Альвийская кровь", увидав мою прекрасную наготу, потеряла дар речи, и подарила пару мгновений благословенной тишины -- которых как раз хватило, чтобы навалиться на неё и зажать рот рукой. Девушка начала вырываться, но это уже не имело значения, у неё не было шансов. И, главное -- наконец, наступила тишина.
   Прижав её к полу, поглубже в нише, и продолжая зажимать рот, я прислушался, не бежит ли к нам кто. Осторожно выглянул, в каждое мгновение ожидая приближения кого-нибудь, привлечённого воплями. Вроде, пронесло, всё тихо...
   Выждав ещё немного, наконец позволил себе уделить внимание и трепыхающейся подо мной особе.
   Молодая, красивая. Одета в лохмотья, но фигура ничего. Высокая, прямо такая, как люблю. Длинные чёрные волосы, сейчас спутанные и грязные, но если расчесать -- цены им не будет. Большие миндалевидные глаза, странного, непонятного цвета. Чуть выступающие скулы, острый подбородок, нос с небольшой горбинкой. На вид не такая заморенная, как остальные. Свеженькая, что ли?
   Смотрит испуганно, но с решимостью. Хотя, кажется, где-то в глубине зрачков всё же прячется эта обречённость и безысходность, как у тех, окаменевших. Она ещё не сломалась, но... Первую трещинку её защита уже дала. Жалко. Оставлю здесь -- совесть сгрызёт, без вариантов.
   -- Тише ты, не рыпайся, и послушай, -- закончив осмотр, буркнул я ей в самое ухо, -- я сам-то не здешний. Пытаюсь вот выбраться из этого проклятого замка. Будешь вести себя хорошо -- попробую освободить. А будешь орать -- набежит охрана. Ты же хочешь отсюда выбраться, не так ли? Или предпочтёшь, чтобы меня обнаружили, убили, а с тобой всё равно сделали то, что собирались сделать?
   Вроде немного успокоилась, хотя и смотрит с недоверием. Не верит... Но, кажется, зерно сомнения я зародил.
   -- Сама посуди. Что я тут с тобой вожусь-то? Почему рот затыкаю? Хотел бы сделать чего -- уже бы сделал. Вон, моё копьё очень просило твоей крови, напиться. Оно у меня как живое, и говрит, и пожрать любит. Очень. Говорит, альвийскую кровь почуяло, а она для него особенно вкусная...
   На последней фразе она вздрогнула, и начала мычать и вырываться по-новой, но я сильней сжал руку на её лице и слегка надавил когтями.
   -- Да тихо ты! Вот честно, ещё немного, оставлю тебя и уйду! Подумай головой, попробуй без эмоций. Ты ничего не теряешь. Доверишься мне -- получишь шанс. Конечно, может, погибнешь, но может -- спасёшься. А останешься тут, тогда шансов никаких, гарантированно. Знаешь, сколько статуй в этой галерее? Они были такими же, как ты...
   Кажется, прониклась.
   -- Будешь молчать? Кивни, если да. Ладно, можешь просто моргнуть...
   Хлопнула длинными ресницами, подтверждая готовность идти на сотрудничество. Чуть ослабил хватку -- вроде, молчит. Отпустил совсем, и ещё раз выснулся из ниши, оглядевшись по сторонам. Вернулся обратно.
   -- Покажи цепи. Да не дёргайся так...
   Прикована за ногу. Мощные, массивные звенья. На такой крупного зверя держать можно, не то, что хрупкую девушку. И никаких даже намёков на какие-то замки и возможность снять всё это. Заварено, или заковано, намертво. Другим концом крепится на вмурованный в стену штырь, который даже не шатается...
   -- Плохо. Хорошая цепь. Не знаешь, как её можно снять?
   Отрицательно помотала головой.
   -- Да можешь говорить. Только не ори, главное. Всё говори, любые мелочи, которые помогут придумать -- как тебя вызволить.
   -- Не знаю, -- а голос необычный, может, чуть слишком звонкий, но красивый, приятный. -- Меня заковали прямо здесь. Переносная жаровня, молот. Делал кузнец...
   -- Откуда принесли эту жаровню? Куда унесли? Где живёт этот кузнец?
   -- Там, -- показала пальчиком в ту сторону, куда я направлялся. -- А ты не обманешь? Правда хочешь освободить меня?
   -- Правда.
   -- Зачем? Ты же... Порождение тьмы, как и все тут?
   -- И что? Хоть тьмы, хоть не тьмы. Может, ничто человеческое нам тоже не чуждо.
   -- Человеческое? Ты же драконид!
   -- А что, думаешь, драконидам человеческое чуждо должно быть? Да и ты сама эта, как её, альвийка...
   Она помотала головой.
   -- Нет. Моя мать... Никогда не говорила про отца. Я подозревала конечно, но...
   -- Да неважно. Я этого даже знать не хочу. Сейчас наша задача -- придумать, как отцепить тебя... Кстати, тут больше нет... Таких же?
   -- Нет. Больше никого. Я одна... Кроме этих. Застывших.
   -- Ладно. Тогда я пошёл, попробую найти кузнеца или кого-то в таком роде.
   Девушка внезапно схватила меня за руку, и прижала её к гурди:
   -- Не уходи! Не оставляй меня здесь! Я... Я так боюсь!
   Внутри ёкнуло. И -- быстро же она переобулась! Вот я -- чудище, а вот уже -- "не уходи". Одним словом, женщина!
   -- Если не уйду -- не смогу тебя вытащить.
   -- Хорошо. Но только... Обязательно возвращайся, ладно?
   -- Не могу обещать. Может меня... Того. Но постараюсь.
   Я всё-таки высвободил свою руку, решительно встал и взял копьё.
   "Ты совершаешь большую ошибку! Альвы славятся своей вероломностью! Освободишь её -- придётся всё время следить за спиной... Рано или поздно, твоя бдительность ослабнет, и она воспользуется этим!"
   -- Заткнись. Тебя вообще не хочу слышать, -- отойдя на несколько шагов от ниши с девушкой, буркнул вполголоса. И, остановившись у следующего углубления в стене, закинул туда мешок. Таскаться с ним точно не буду -- руки занимает, да и всё самое важное у меня с собой, на теле.
   "Дал бы напиться -- и не слышал бы меня ещё о-о-очень долго. Кровь альвов сильна. Она дала бы мне ресурсы перестроить структуру копья. Ты же хотел иметь возможность убивать бесплотных существ?"
   -- Заткнись. Или расскажи лучше -- как цепь снять?
   "Зачем мне это? Что с того будет?"
   -- Я тебя не сломаю.
   Дальше шёл в тишине. То ли довод показался весомым, то ли -- копьё обиделось. Ну и хрен с ним.
   Когда подходил к концу галереи, из-за угла на меня выскочил двухголовый. Я усмехнулся. Ну иди, иди сюда. Судя по тому, что видел раньше -- вы тут такие же гости, как и я. Потому, можно не переживать, что хозяева замка хватятся твоей гибели. А мне от тебя со всех сторон польза!
   Встреча с настоящим противником, из плоти и крови, а не с теми, кого я боялся встретить, неожиданно принесла радость. Я выплеснул всю копившуюся внутри злость и просто набросился на двухглового, истыкав его, как подушку для иголок. Но бил быстро, сразу убирая оружие назад, не давая копью напиться вражьей крови.
   Когда закончил, оно всё-таки не выдержало:
   "Ну дай напиться-то, а! Тебе же всё равно с этой крови никакой пользы!"
   -- Говори, как снять цепь.
   "Я всё равно не знаю же!"
   -- Мне любые идеи сгодятся. Самые бредовые. Жду!
   "Ну, лучше всего раскалить. Тот металл, которым скрепляют две половинки, обычно более плавкий и быстрее переходит в жидкое состояние. Ещё, он обычно мягче, и его можно попытаться выбить. Можно попробовать перекусить. Или разжать одно из звеньев щипцами. Хотя, я не стал бы делать ничего из этого... Достаточно?"
   -- Ну, допустим... -- я всё-таки ткнул жалом копья в лежащее перед собой тело, и, кажется, услышал донёсшееся до меня довольное урчание. Древко начало легонько подрагивать, будто жадно лакающий воду пёс, окрасившись в красный.
   Когда это закончилось, я попробовал создать из трупа зомби, прямо так, не вынимая камня из его груди. Начал рисовать звезду... И тут копьё заговорило:
   "Что за варварский метод!"
   -- А? Что тебе не нравится?
   "Ну, если бы ты нормально учился, то знал бы -- все эти схемы, символы, они не нужны. Это просто способ облечь знания в какую-то форму, передать их. Костыли, которые позволяют тебе представить структуру заклинания и перестроить энергетические потоки именно так, как тебе нужно. Но ты же всё равно не понимаешь всего этого -- так зачем тогда рисуешь?"
   -- Ну, я не умею по-другому! -- я всё-таки завершил ритуал, и мой новый неживой слуга зашевелился.
   "Как знаешь. Сам говорил, мол, хочешь, чтобы я тебе помогал и наставлял..."
   -- Ну и как, по твоему, я должен делать?
   "Просто брать и делать. Это же элементарное заклинание! Ты, как я понял, уже достаточно хорошо его представляешь интуитивно, чтобы активировать одним мысленным усилием".
   -- Допустим. А чего ты сам-то рисовал тогда, а?
   "Ты не путай простейший ритуал, которому обучают каждого начинающего школяра, и мою работу! Я создавал высшую нежить. И создал бы... Если бы кто-то не помешал мне".
   -- Ну, прости. И что за высшую ты хотел создать?
   "Я хотел сохранить тому зомби разум и память. Если бы получилось -- у меня был бы собственный кузнец-артефактор, полностью послушный и зависящий только от меня!"
   -- Надо было всё-таки брать его с собой...
   "Ты бы всё равно не смог завершить ритуал. Не твой уровень. У тебя бы получился всего лишь ещё один тупой зомби..."
   -- Ну-ну, -- хотя, конечно, он прав. Некромант из меня ещё очень сильно так себе... -- Кстати, ты не сказал про приближение этого, двухголового.
   "И не скажу. Ты отвратительно ведёшь себя по отношению к своему самому верному другу!"
   -- Что? Что ты сказал?
   "Ну а как ещё назвать твоё единственное, по сути, оружие?"
   За этим диалогом я всё-таки дошёл до того зала на другом конца галереи. Вернее, мы, спереди теперь послушно шагал мой новый помощник, которого решил назвать Рыжиком. Продолжая традицию, так сказать.
   Зал оказался точной копией того, куда меня вывел тайный ход, и был таким же пустым. Кроме того прохода, через который я вошёл, из него вело ещё две двери. Я в задумчивости остановился перед ними.
   "Если бы мы придерживались изначального плана, я бы сказал, что нам нужна правая. Через неё ближе идти к библиотеке".
   -- Понятно. Значит, выбираем левую...
   С другой стороны обнаружилась комната, куда более скромная как по размерам, так и по убранству. Простые квадратные окна, ещё и маленькие, низкий потолок, грубые стены, сложенные из больших замшелых каменюг разного размера... И два здоровенных зомбяка, нездорового зелёного цвета, которые синхронно повернулись и медленно двинулись мне навстречу.
   "Знаешь же, что это чумные? И плюются ядом? Как замрут, сразу уворачивайся..."
   Конечно же, я не знал. И подивился, что в кои-то веки этот Духолов подсказал что-то действительно дельное -- когда один из зомбей остановился, чуть отклонившись назад, я тут же прыгнул вбок. И не пожалел -- струя зловонной жидкости пролетела совсем рядом.
   С моей стороны последовало несколько быстрых ударов, потом пришлось вновь уходить от очередного плевка. Зомби двигались медленно и с основательно, но за этим чувствовалась скрытая мощь. Я сполна убедился в ней, когда один из зелёных повернулся к Рыжику, удары дубины которого сначала просто игнорировал, и свалил моего двухголового одним ударом, буквально вбив кулаком в землю и, судя по звуку, переломав все кости. Это как бы мне таких наделать-то, а? Дайте два, а лучше десять!
   Самое гнусное, они ещё и игнорировали мои удары. Наконечник копья очень неохотно входил в зеленоватую плоть и так и норовил завязнуть в ней. В итоге, получалось наносить только поверхностные раны, на которые этим двум, похоже, было совершенно плевать.
   Они ещё и начали зажимать меня в угол. Собрав все силы и выжимая из тела всё, я набросился на одного и принялся буквально кромсать его, финальным мощным ударом в голову опрокинув на землю. Радуясь маленькой победе, чуть не попался под плевок второго зомби. Еле успел пригнуться, и тут же пошёл разбираться уже с ним...
   "Если что, ты не убил того, что сзади. Он сейчас полежит чуть, и начнёт вставать".
   -- М-мать! И что делать?
   "Скажу, если пообещаешь мне камни с них".
   -- Договорились!
   "Сноси головы. Копьём это сложно, но возможно. Несколько хороших ударов по шее, и каждый из них упокоится навсегда".
   -- Вот без тебя бы не догадался...
   "Камни! Помни про камни! Если обманешь, не скажу тебе больше вообще ничего..."
   Отковыривать голову при помощи копья, у движущейся мишени, оказалось далеко не самым простым занятием. Но после пары минут "танцев" из приставных шагов и прыжков в тесной комнате я справился с обоими.
   -- Как тебе дать камни? Сначала впитать в себя, или?..
   "Или! Просто коснись их наконечником!"
   Трогать этих нездорового цвета мертвецов я совсем не горел желанием -- кто знает, какие сюрпризы ещё они таят в себе. Потому только порадовался тому, что отпала необходимость ковыряться в их потрохах. Просто тыкал каждому в грудь до тех пор, пока не попадал в камень.
   -- Слушай. А ведь можно было сразу в камень бить, нет?
   "Конечно, можно!"
   -- И что ты мне не подсказал?
   "Хотел посмотреть, на что ты способен, хе-хе".
   -- Тварь!
   "Но вообще -- неужели ты думаешь, что мы, некроманты, такие дураки, чтобы оставлять уязвимое место у своих творений? Ты поди доберись ещё до тех камней. Опять же, я легко мог застрять у них в рёбрах, это не лучший конец для такого замечательного копья!"
   -- Ну ладно, ладно. Допустим. И куда дальше?
   Передо мной опять две двери, одна деревянная, вторая обитая металлом.
   "Вот тут не скажу. Я здесь не бывал вообще никогда".
   -- Тогда попробую ту, железную. Ведь не случайно же её так укрепили, да?..
   "Пробуй..."
   За дверью было темно, но того света, который падал из-за моей спины, хватало, чтобы осветить длинный коридор с перпендикулярно торчащими из стен многочисленными перегородками. Они были с обоих сторон, превращали помещение в нечто наподобие стойла. И там, кажется, кто-то был. Я застыл в напряжённом ожидании, пытаясь понять, что за джинна выпустил из бутылки. И дождался. Из тёмной глубины начали выходить зомби, десятки их!
   Я поспешно запер дверь и начал озираться в поисках того, чем бы запереть или хотя бы подпереть её.
   "Поздравляю, ты нашёл инкубатор. Там их много. И они возбудились, почувствовав рядом живого!"
   -- Скажи лучше, как с этим справиться теперь!
   "Что мне за это будет?"
   -- Что нибудь, да будет!
   "Кровь альвийки?"
   -- Нет! Что-нибудь другое!
   "Достань книгу и попробуй сделать то, что на десятой странице. Это запрещающий знак. Через него поднятые не смогут пройти"
   Опять эти дурацкие ритуалы, которые приходится делать на скорость, не понимая, что творишь... Это как бежать по лабиринту с завязанными глазами, ориентируясь только на чьи-то команды. Но захочешь не попасть на ужин к паре десятков зомби, и не так раскорячишься.
   Я пытался сделать то, что описывали непонятные символы и рисунки. В них почти не было пересечений с предыдущими проведёнными мной ритуалами. Тем не менее, я смог начертить очередную многолучевую звезду, вкладывая в неё свою энергию, и начать уже при помощи неё делать ещё какие-то махинации с энергией, или маной, разгоняя её по лучам, создавая завихрения и замкнутые контуры. Духолов иногда поправлял меня, но, в целом, я справился сам. Закончил ровно в тот момент, когда дверь распахнулась под мощным ударом, и на пороге застыл один из чумных.
   Его пустые глаза смотрели куда-то мимо, и я не мог понять, видит он меня вообще или нет. И что сейчас будет. На всякий случай, сместился в сторону, так, чтобы не задело плевком, и был готов в любой момент уйти с траектории зловонной струи.
   Зелёный потоптался, развернулся и ушёл вглубь. На его место вышел другой, постоял, и уступил место следующему... Я попробовал, осторожно подойдя сбоку, закрыть дверь, но не успел её захлопнуть -- как у меня её выбило из рук. Стоящий на пороге тупо смотрел в пустоту, будто только-что не он чуть не снёс меня. Твари, они что, так и будут стоять тут, и нервировать?
   "Ты ничего с этим не сделаешь. Знак наложен ближе от прохода, дверь под него не подпадает".
   Это я уже и сам понял. Сделать ещё один?.. Нет, жалко времени.
   -- Как долго знак работает?
   "Достаточно. Ты успеешь несколько раз сходить туда, где убил меня, и вернуться обратно, прежде чем его сила ослабнет".
   -- Прекрасно.
   Оставив зомбей за спиной, я повернулся ко второй двери. Что же находится за нею?..
   Появившийся со спины двухголовый ненадолго отвлёк от насущных дел. Пара ударов, и он упал. Мысленное усилие -- и занял место павшего Рыжика. Без всех этих пентаграмм, или что это, и прочей лабуды.
   "А ты делаешь успехи! Может, из тебя и выйдет толк!"
   Я только пожал плечами -- мол, кто бы сомневался. И повернулся к вновьподнятому зомбяку.
   -- Нарекаю тебя Рыжик-второй! -- торжественно опустил древко копья ему на плечо. -- Служи мне верой и правдой! Если будешь вести себя хорошо, засуну побольше маны, и будешь почти как живой.
   "Беру слова назад. Из психов некроманты не получаются..."
   Игнорируя бурчание своего "ручного" артефакта, я всё-таки потянул на себя несчастную дверь. И вежливо отошёл в сторонку, пуская своего двухголового подопечного внутрь.
   Предосторожности оказались излишни -- внутри никого не оказалось. Зато нашлось то, что я, собственно, и искал -- куча всяких инструментов, грубых, крупногабаритных, и такого вида, что я не мог понять -- это для кузнечного дела вообще нужно, или изощрённые орудия пыток.
   "Чего смотришь-то? Бери те щипцы с длинными ручками, молоток, долото, и я бы вон тот зазубренный нож захватил -- он очень удобен для жертвоприношений..."
   Я взял всё, кроме ножа, сгрёб в охапку, и скорей поспешил обратно, в галерею. Рыжика-второго оставил сзади, сторожить тылы.
   Когда я появился у нужной ниши и прикованная девушка увидела меня, в первое мгновение вздрогнула и, кажется, чуть было не закричала опять. Но сдержалась. Молодец, тоже быстро учится...
   -- Ты вернулся! Не обманул! -- в глазах её я прочитал такое обожание и благодарность, что стало неудобно.
   -- Да чё там... Эта... Ещё же надо цепь... Того.
   Я свалил инструменты прямо на пол перед нею, разозлившись сам на себя за внезапный приступ козноязычия, и стал ковыряться. Не стал говорить, что если ничего не получится, видимо, я всё-таки уйду, и оставлю её тут. Радуется она зря...
   Мироздание будто смеялось надо мной -- с цепью категорически ничего не получалось. Что я ни делал, как ни изгалялся, она никак не поддавалась. Я даже наплевал на конспирацию и начал бить молотком по зубилу, замирая после каждого удара и оглядываясь, будто мог увидеть, услышал меня кто или нет. Но -- безрезультатно.
   -- Не получается, -- наконец, признался я, и нашёл в себе силы посмотреть в эти большие глаза непонятного цвета.
   Она ещё, как на зло, всё никак не опускала их и долго пристально смотрела на меня... Потом моргнула, и отвернулась. Я заметил блестящие капельки на ресницах.
   -- Это было бы слишком хорошо, чтобы быть правдой. Спасибо тебе уже за то, что пытался помочь. И не прошёл мимо... Помни, я Дайя, дочь Мерты.
   -- Дайя... Не хочу тебя бросать здесь. Но не знаю, что ещё могу сделать. Вроде, время ещё есть... Думай. Может, я что-то упустил, какой-то способ, как разобраться с этой окаянной цепью?..
   Девушка утёрла слёзы и вновь посмотрела на меня. Потом на цепь. Деловито, без лишней суеты. Нахмурилась...
   -- Цепь ковали, пока она была горячая. Нужно её нагреть. У тебя есть, из чего развести огонь?
   Я притащил мешок и вывалил всё содержимое. Связка факелов вполне могла пойти на дрова. Вот только... Как их поджечь?
   -- Мне нечем развести огонь.
   Дайя удивлённо преподняла бровь.
   -- Ты же драконид! Существо, которое рождается в огне, и живёт всю жизнь вместе с ним! Я слышала, что вы можете создавать пламя!
   -- Да? Ну... Ты могла заметить -- я не очень правильный драконид. Но если говоришь так -- попробую.
   Я сел перед факелами, сложенными кучкой, и уставился на них. Поднатужился. Попробовал сделать что-нибудь такое, как когда занимался некромантией. Потом попробовал, наоборот, расслабиться. Шиш. Ничего не сработало.
   -- Ты что, пытаешься зажечь их силой мысли, или взглядом?
   -- Ну... Как-нибудь. А как ещё можно?
   -- Я слышала, что вы создаёте огонь руками. Но, наверное, это сказки, да?
   Поднял руки ладонями вверх и всмотрелся в них. Там, на коже, были многочисленные отверстия, похожие на крупные поры. Раньше я как-то особо не обращал на них внимания, не до того было. А что, если и правда?..
   Не успел додумать, как на ладони начало появляться пламя, сплетаясь своими языками во что-то наподобие шара. Я завороженно смотрел на него, на то, как этот огонь мерно пульсирует, выбрасывая наружу крохотные протуберанцы и распространяя вокруг ровный, приятный жар.
   Потом опомнился, и попробовал опустить шар вниз, туда, где сложил дрова для костра. Порождённое мною огненное чудо медленно поплыло по воздуху, оторвавшись от ладони. Я попробовал ухватить его и направить в нужную сторону другой рукой, но фаербол отскочил, как мячик, и полетел в стену ниши, чуть не задев ахнувшую и порскнувшую в сторону Дайю. Врезавшись в камни, пламя растеклось по ним и бесследно пропало в какие-то мгновения.
   -- Вот это да! А говорил, не умеешь...
   -- Мне бы повторить ещё такое... -- тем не менее, я настроился на деловой лад, и начал сгребать под цепь факела и всё прочее, горючее.
   -- А тебе он нужен, костёр-то? Может, просто подержишь шар над цепью? И никакого дыма...
   Внимательно посмотрел на девушку. И кивнул. Дельный совет, это мне минус, не сообразил, слишком ошалел от новых возможностей...
   Вызывать шар второй раз получилось так же легко. Я специально сделал это прямо над цепью, в том месте, где хотел её разделить. Не у самого основания -- боялся опалить ногу.
   Через некоторое время я понял, что исходящий от шара жар слишком силён, и я не могу удерживать его в руках. К счастью, этого и не требовалось -- фаербол сам лежал в том месте, где я его установил, и не собирался никуда двигаться, а вскоре и вообще погас. Оставив под собой цепь, от которой почти ощутимо шло тепло...
   Пришлось создать ещё несколько шаров, прежде чем металл накалился докрасна. После этого я скорее схватил инструменты, и на этот раз без проблем разжал нагретые звенья. Пленница жуткой галереи обрела свободу! Думаю, не надо описывать её чувства. Она просто накинулась на меня и сжала в объятиях, никак не желая отпускать, плача и шепча слова благодарности.
   Но задерживаться в жуткой галерее дольше, чем требовалось, точно не стоило. Не без труда высвободившись, я быстро собрал всё добро обратно в мешок, и поскорее пошёл, пригласив Дайю следовать за собой. Вот тут и обнаружились две проблемы...
   Первая -- она, конечно, старалась и очень хотела выбраться на свободу, но была сильно ослаблена и истощена. Девушка шла, шатаясь, закусив губу и сжав кулачки... И молчала. Никаких просьб подождать, остановиться отдохнуть, и тому подобного.
   Второй косяк заключался в обрывке цепи на ноге. Он мерзко звенел по камням при каждом шаге, и она ничего не могла с этим поделать.
   Пришлось останавливаться, доставать один из кусков материи, и приматывать источник шума к ноге. Получилось некрасиво, но действенно. А пока я занимался этим -- девушка уплетала за обе щеки выданное ей сушёное мясо, сухари, хлеб, сыр... Вернее, она практически мгновенно заглотила всю мою еду. И, было видно, лишь огромным усилием воли остановилась, чтобы не осушить доставшуюся ей флягу проклятого рыцаря до дна.
   -- На, глотни ещё этого, -- протянул ей бутыль с настойкой. -- Только мне оставь.
   Подождав, пока она сделает большой глоток, отхлебнул тоже. Со всеми этими треволнениями сам ужасно устал, и требовалось хоть что-то, чтобы восстановить силы, душевные и физические. Есть хотелось тоже, но рука не поднялась остановить Дайю, когда она уничтожала все мои запасы. В конце концов, сам-то я питался относительно недавно, а девушка -- неизвестно когда...
   Зато, после всего этого мы пошли гораздо быстрее. Небольшая запинка случилась только перед Рыжиком-Вторым. Когда он выступил из тени, Дайя вскрикнула и замерла на полушаге.
   -- Не беспокойся. Это мой зомби, зовут "Рыжик-Два". Он меня слушается, и не тронет тебя.
   -- Что значит -- твой зомби? И как это... Слушается?..
   -- Ну, например, вот... -- я протянул заметно опустевший мешок, и, немного повозившись с "управлением", заставил Рыжика взять его, чтобы тащить дальше не самому.
   Дайя удостоила меня долгим задумчивым взглядом. Я пожал плечами -- мол, ну а что такого-то. Драконид-некромант, спасающий попавших в беду прекрасных дам... Эка невидаль!
   Дальше мы прошли, повинуясь подсказкам Духолова, целый ряд залов, коридоров и лестниц. По пути не встретили никого, везде было всё так же безлюдно и пусто. Опять начала свербить мысль, что такое везение не может продолжаться вечно.
   И, видимо, я накаркал. Когда копьё сказало: "Всё, мы пришли -- за этой дверью библиотека", я, сначала, обрадовался. Открыл, вошёл внутрь, окинул взглядом ряды стеллажей с книгами... Неужели, дошли?
   В следующее мгновение прямо передо мной в лёгких вспышках появилось три существа в чёрно-зелёных мантиях. Призрачники. С небольшой задержкой, сбоку возник ещё один.
   Что? Самое безопасное место в замке? Да этот гад просто завёл меня в ловушку, на растерзание сородичам!
  -- Глава 8
   Как я выжил в начавшемся хаосе? Сам не знаю. Только поняв, как попал, сразу начал двигаться, сбивая врагам прицел. Эти их убойные штуки долетают не мгновенно, и увернуться в принципе можно. По мне всё равно попали несколько раз -- но не вывели из строя. Видимо, работали амулеты.
   Прямо на ходу запустил копьё-предателя в ближайшего призрачника, следом отправил в полёт обе зелёные склянки. Оставшись без оружия, принялся метать по-македонски огненные шары. Теми, которые кидал с левой руки, отчаянно мазал -- но всё равно продолжал их швырять, для увеличения энтропии в окружающем пространстве.
   На какого-то призрачника просто налетел, буквально лицом к лицу, и разорвал когтями его глотку. Даже сам не знал, что могу так. В какого-то выстрелил в упор, и, пробегая мимо, смотрел, как он мечется в своей пылающей мантии. Потом вспомнил про Том Силы, сорвал с пояса, раскрыл. Книга сама собой вспыхнула и исчезла, без какого-то видимого эффекта. Из-за того, что отвлёкся на эти действия, чуть не проворонил "выстрел" одного из призрачников. Еле успел отшатнуться, попробовал запустить ему в отместку шаром... Но вместо этого из руки вырвался настоящий столб пламени, и бил до тех пор, пока я буквально не испепелил своего врага.
   Я начал носиться, поливая всё вокруг, как из огнемётов. Разверзся настоящий ад -- запах горелого мяса и палёной шерсти, едкий дым от занявшейся бумаги... Потом меня пару раз неплохо достали, пришлось, одной рукой отстреливаясь, другой вытягивать бутылочку снадобья и глотать прямо на ходу. Только восстановил более-менее функции организма -- накрыло ещё раз, и отлечиться больше не получилось. Уворачиваясь от очередного "выстрела" призрачника, я упал на бок, и то, что оставалось в сумке на поясе, разбилось.
   Последний противник, когда понял, что все его товарищи полегли, просто сбежал, исчезнув из помещения. Этим вызвал у меня приступ неконтролируемой злости. Где его искать теперь? А ведь гад наверняка подмогу приведёт!
   Хромая и стараясь не наступать на подвёрнутую в горячке боя ногу, я шагал между чадащих стеллажей с книгами, пытаясь собраться с мыслями и решить, что делать дальше, попутно проводя сбор трофеев и ревизию оставшегося имущества.
   Попробовал поднять зомби из одного из попавшегося под ноги призрачников, из тех, что обгорел поменьше -- не вышло, видимо, мана на нуле. Расковырял грудь -- никаких камней. Свинство. Даже тут плохо! Хотя, нет, это я поспешил -- в руке у мёртвого зажат защитный амулет. С трудом разжал пальцы, и надел на себя. Пусть будет.
   Рыжик-второй нашёлся у самого входа, его порешали сразу. Он валялся в виде кучи зловонных ошмётков. Поискал камень маны -- нет. Или закончился, или его уже забрали, или закатился куда. Рядом -- мешок, с жалкими остатками всякого хлама... В принципе, его можно бы и бросить, но пусть будет. Если подберу что получше, поменяю.
   Вот ещё один призрачник. Этот интересный -- у него посох с синим камнем в навершии, из которого выстреливает замораживающий луч. Им-то Рыжика-Два и прикончило -- вернее, сначала превратило в ледяную статую, а потом телепортировавшийся к нему противник лёгким ударом разбил её на кусочки. Последствия чего, собственно, и можно теперь лицезреть.
   Посох, конечно, подобрал -- пригодится... У того же призрачника обнаружилась сумка с двумя большими снадобьями здоровья и тремя зелёными зельями. Снял её и просто перевесил взамен той, что была раньше. Новая, кажется, более удобная и вместительная.
   А вот и копьё-предатель!.. Кто бы мог подумать, что я им попаду?.. Торчит из вражьей грудины. Красненькое, напившееся. Доволен, тварь, да?
   Схватил обеими руками, намереваясь сломать.
   "Ты был прекрасен! Я не жалею, что поставил на тебя!"
   -- Ч-что?
   "Мне понравилось, как ты расправился с этими хамами и зазнайками. Так им и надо!"
   -- Ты знал про то, что они будут здесь?
   "Конечно!"
   -- И не сказал мне.
   "А ты бы пошёл сюда иначе? А?"
   -- Нет, конечно.
   "Вот. А так -- ты помог мне сделать то, о чём я мечтал уже давным-давно. И теперь я помогу тебе".
   -- Нет тебе больше веры. Я тебя сейчас превращу в две бесполезные половинки, а потом кину в костёр...
   "Нет-нет! Не надо!.."
   -- Надо, Душка, надо...
   "Зачем? Почему? Сейчас, когда и так самое страшное позади, а мы можем пожинать плоды победы?"
   -- Плоды победы?
   "Конечно! Неужели, тебе не нужны трофеи? И отсюда ведёт тайный ход. С помощью него мы успеем свалить до тех пор, пока сюда за нами придут!"
   -- Да ну? Опять твои штучки?
   "Никаких "штучек"! И у нас мало времени, если что. Скорее бери всё необходимое, и пошли!"
   -- Обязательно. Как только покажешь выход. И как найдём нашу спутницу... Кстати, надеюсь, с ней всё хорошо?..
   Дайя, как всё началось -- сразу свалила. Оно, конечно, и хорошо, под ногами не мешалась и глупо не погибла... Но, тем не менее, галочка в досье. Что там копьё говорило про альвийскую кровь, а? Кто знает, с какой целью она зашухерилась. И коли на то пошло -- не застукали ли её там, пока я не видел?..
   Ан нет, вот и она, голубушка. Заглядывает осторожно, пригибаясь, смотрит через клубы дыма. Махнул рукой -- мол, заходи.
   -- Я не смогла бы помочь! Вот если бы у меня было оружие...
   Угрюмо кивнул. Если бы, да кабы. Лук-то я уже давно выкинул, вместе со стрелами, как бесполезную и мешающую передвигаться кучу хлама. Как выяснилось, зря -- девушка сказала, что умеет стрелять.
   Дать ей морозящий посох? Нет, пока повременю.
   -- Палка. Говори, где выход?
   "Иди ко второму стеллажу сбоку. Там третья книга на второй полке, возьми её"
   Пробежал, пригибаясь и кашляя от дыма. Внутри становилось всё более невыносимо, ещё немного, и мы изжаримся заживо.
   "Теперь иди на другой конец. И вставь в такое же место"
   Сделал всё, как сказало копьё. Там как раз оказался пустой "слот" между других книг. Книжный шкаф, только книга встала на место, отъехал в сторону...
   -- Хорошо. Куда ведёт ход?
   "В подвальные помещения"
   -- Изнутри закрывается?
   "Конечно!"
   -- И никто про это ничего не знает?
   "Я случайно открыл этот ход. Про других не знаю. Почти уверен, что не знают..."
   -- Ах ты! Почти... Ладно, что ещё тут можно взять?
   "Ледяной посох брата Форста ты и так уже взял. Кстати, знаешь, как его уменьшить? Поверни камень, надавив с двух сторон, и он придёт в "походное" положение, так что сможешь заткнуть за пояс, -- после нескольких неудачных попыток и правда получилось сделать так, что посох внезапно сам собой уменьшился да размеров небольшой палочки. -- Ещё, обязательно возьми книги по артефакторике и некромантии, это первый стеллаж, у правого края... Ага, и вон та, снизу. Всё, это самое важное. Там, в столах, которые у окон, бывает, оставляют храниться амулеты и зелья. Можешь взять ещё какие-нибудь книги, если тебе они интересны, хе-хе"
   Обмотав вокруг лица оторванную от мантии одного из призрачников тряпку, я прошёлся вдоль стеллажей, вглядываясь в корешки. Нашёл три знакомых названия: химерология, демонология и магия крови. Чуть в стороне обнаружилась магия огня. Последняя уже занялась, пришлось буквально выковыривать при помощи копья и сбивать пламя. Всё сгрёб в мешок. В столах обнаружились три малых снадобья здоровья, одно из которых выпил сразу, и ещё какое-то кольцо с камнем, бутыль настойки и пара чёрствых сухарей. Кольцо на палец, всё остальное в мешок.
   -- Всё, уходим! -- повернулся к следующей за мной по пятам Дайе, как раз в этот момент закашлявшейся. Вытащив из мешка один из факелов, запалил его, и протянул ей, чтобы держала. Подумав, выдал ей и мешок, сам оставшись только с копьём.
   Проход так заранее я открыл зря -- нам предстояло подниматься, и всё внутри заволокло дымом. Но, тем не менее, я безошибочно нашёл торчащий из стены рычаг, и после его закрытия стеллаж за спиной вернулся на место, а мы остались в сильно задымлённом, плохо освещённом узком проходе, идущем к лестнице.
   -- Эй, деревяшка! Ты говорил, мы попадём в подвал!
   "И? Сказал, попадём -- значит, попадём. Тут нужно немного подняться, потом спуск будет".
   Зачем я опять доверился этому своевольному поганцу? Опять ведь заведёт куда-нибудь не туда...
   Будто насмехаясь надо мной, с той стороны стеллажа что-то рухнуло, и стало слышно гудение пламени. Судя по всему, мы вовремя успели, и путь назад уже в любом случае отрезан...
   Мы начали подниматься, задыхаясь от вездесущего дыма и высматривая в нём дорогу слезящимися глазами. Когда подъём, наконец, закончился и сменился спуском, сразу стало легче, но мы ещё долго не могли избавиться от последствий прогулки по несвежему воздуху, откашливая эту гадость из лёгких.
   Выйдя из очередной потайной двери, мы оказались в какой-то подсобке, в которой валялись разные инструменты -- лопаты, молотки, вёдра... Погасив факел, я начал, по обыкновению, прислушиваться.
   -- Это подвальные помещения? -- шепнул копью.
   "Ещё нет. Дальше нам придётся пройти по замку..."
   -- Опять обманул меня?
   "Почему? Мы попадём вниз, не переживай!"
   За дверью определённо был кто-то, я слышал звуки. И что делать?
   -- Кто там?
   "Не чувствую никого. Значит, наверное, нежить".
   Понимая, что отсиживаться вечно у нас точно не получится, толкнул дверь и выскочил наружу. Ждал скелетов или зомбей, но увидел двух рыцарей, похожих на того, "проклятого". Одно хорошо -- они стояли ко мне спиной.
   Налетел на них вихрем, не давая опомниться. Первому ударил куда-то под шлем, едва не снеся его, и отвесил пинка ниже поясницы, заставив пролететь вперёд. Второй развернулся ко мне -- в руках его был лук, но пока он накладывал стрелу, я ушёл в сторону и заставил его закрываться от моих ударов, не давая стрелять.
   За спиной второго послышалась возня и звяканье металла о камни, видимо тот, первый, начал подниматься -- прыгнув в сторону, ударил лучника копьём плашмя сзади коленей, заставляя упасть, и уже когда он грохнулся наземь, вбил наконечник копья между двумя металлическими пластинами возле шеи. Судя по тому, как тип в доспехах обмяк, скончался. Со второго раза выдернув слегка застрявшее копьё, шагнул к оставшемуся "рыцарю" и несколькими точными ударами заставил присоединиться к товарищу.
   Осмотр тел заставил слегка удивиться. Доспехи внутри были пустые.
   -- И как я смог убить их, а? Ты же говорил, для духов нужно что-то специальное...
   "Это особые духи. Они привязаны к материальному миру, чтобы иметь возможность влиять на него и передвигать доспехи. Высшая некромантия, не что-нибудь!"
   Зато, внутри нашлись камни маны. С почти осязаемым удовлетворением впитал их в себя -- хоть бы хватило на пару-другую огненных шариков. Кидать их очень понравилось,. И пользы с них куда больше, чем со всех этих зомбей, как их не прокачивай.
   Лук и колчан торжественно выдал скромно стоящей в сторонке Дайе. Та чуть не запрыгала от радости! Будто норковую шубу ей подарил.
   Из залы с "пустыми" рыцарями вышли ещё в одну, пустую -- и зачем им столько жилплощади неиспользуемой в замке, а? Совершенно бесполезное и неразумное применение, половина залов пустует. Мало того, что зазря, так ещё и всякие диверсанты-лазутчики могут там прятаться.
   Хотя, нам-то грех жаловаться. В следующей зале была целая группа из зомби и скелетов, потратил на них время, но разобрал всех без проблем. Собрал камни, копью даже предлагать не стал -- да оно и само молчало.
   Потом была какая-то парадная, красивая лестница с картинами и статуями. Мы спустились по ней всего один пролёт, прошли по полутёмному коридору и вышли на другую, маленькую, грязную и без окон. Духолов сказал, что она и ведёт уже до самого нижнего уровня замка, откуда можно проникнуть в шахты.
   Удивительно -- но до самого конца пути мы так никого и не встретили, если не считать пары пауков и двухголового, из которого, подумав немного, я всё-таки сделал зомби-носильщика.
   Выход в шахты нашёлся в одном из, судя по всему, давным-давно заброшенных помещений. Об этом говорил толстый слой пыли и свисающая отовсюду паутина. Мелких кровожадных тварей нас ждало всего около десятка, и я перебил их, даже не напрягаясь. Видимо, с пропитанием в этих местах негусто...
   Я встал у тяжёлой каменной плиты, с выбитыми на ней какими-то символами.
   "Вот то, что ты искал. Я бы всё равно сказал, что не советую туда соваться... Но над нами сейчас растревоженное осиное гнездо. Может, даже сам Некромант обратил взор на свои владения. Пути назад нет, огненнокровый. Сдвинь эту каменюку, и полезли вниз..."
  
  -- Глава 9
   -- И чего ты боялся, Душка? Обычные подземелья с пауками и без света... Что тут такого-то?-- вопросил я у своего копья, вынимая светящуюся колбу-фонарик изо рта и переступая через очередную гору паучьих трупиков.
   Конечно, говоря это я был не серьёзен, просто подкалывал свой артефакт. Понятно, не на пустом месте он придумал, что тут, мол, всё плохо. Но до поры мы шли без проблем, если не считать за таковые кромешную темноту вокруг и этих постоянно лезущих отовсюду пауков. Не таких, как наверху, с желтоватыми лапками, а красных, более ядрёных и откормленных, с маленькую собачку. Кого они только едят тут, неужто, на крысах отжираются?..
   "Погоди. Всё ещё будет!"
   -- Ты только обещаешь!
   -- Опять сам с собой разговариваешь? -- донеслось сзади бурчание Дайи. Услышав, что я закончил, она решила догнать меня -- так-то строго-настрого было запрещено приближаться, пока я членистоногих кошмарю, только если с другой стороны прижмут. На подходе ко мне девушка споткнулась об один из паучьих трупиков и выматерилась. Как-то по-хитрому, на свой манер -- уже не раз обращал внимание, как странно она иногда говорит. Непривычно.
   -- Я говорю не сам с собой, а с Душкой! Не путай, женщина, и лучше смотри под ноги.
   -- Да я не понимаю, как ты по такой темноте идёшь так легко, и умудряешься ещё по кому-то попадать... Что тут увидеть-то можно?
   -- Я тебе снадобье дал? Дал. Что ещё надо-то? Света -- больше, чем достаточно.
   В качестве фонариков мы использовали те два малых снадобья здоровья, которые я нашёл в библиотеке, они больше всего под это подходили. Небольшие продолговатые колбочки честно отрабатывали, своим слабым голубоватым свечением заливая узкие стены и низкий, давящий потолок подземного хода, по которому мы шли. Дайя свой несла в руке, я, в основном, зажав в зубах, чтобы не мешало работать копьём.
   -- Ну вам, драконидам, может, и достаточно. А я же эта, как ты там сказал? Альвийская кровь! Куда мне...
   -- Так смотри и учись, женщина!
   -- Смотри, ха...
   -- Ну, я образно.
   Чем дальше мы удалялись от нашего места встречи, тем разговорчивее становилась моя спутница. Я только радовался этому, лучше так, чем если бы молчала. Задирать её в ответ на ворчание доставляло немалое удовольствие. Может, это я просто соскучился по общению?
   -- А не хочешь привал сделать? Идём уже давно, без отдыха...
   Остановился и кинул взгляд назад. Да, мышцы не перестают ныть от постоянных нагрузок, ноги отяжелели. Тело давно просит -- мол, хозяин, давай, притормози. А я его не слушаю. И девчонка не просто так спотыкается... Она-то вообще истощена и измучена до крайности.
   Нет, если бы мы просто гуляли, где-нибудь по безопасным местам -- легко прошли бы ещё столько же, а то и больше. Раз есть силы говорить, значит -- и идти найдутся. Но... Если впереди нас и правда ждут подземелья, полные опасностей, то неизвестно, когда понадобятся все силы. Какая-нибудь глупая ошибка, совершённая из-за усталости, может стать роковой.
   -- Пожалуй, ты права. Я не слышу за нами погони, не вижу тут ничего особо страшного вокруг. Даже пауков пока больше нет. Можно передохнуть.
   Оглядевшись, достал обе бутыли с настойкой, кинул мешок к стене и уселся прямо на него. Девушка, поколебавшись, села рядом, не сразу точно попав своей попой туда, куда надо, и неожиданно сильно прижавшись ко мне боком. Близость её тела показалась внезапно волнительной. О том, что рядом со мной симпатичная молодая особа не моего пола, я до того как-то и не задумывался даже -- просто было не до того. А тут вдруг встал вопрос...
   Чтобы заполнить неловкую тишину, открыл одну из бутылок, сделал приличный глоток и протянул спутнице. Та тоже отпила. Эх, жаль, перекусить ничего не осталось...
   -- Как тебя зовут?
   -- А? -- вопрос застал меня врасплох.
   -- Ну как зовут. Имя. Оно у тебя есть?
   Имя? Зовут? У меня?
   -- Да это неважно.
   -- Что? В смысле, не важно?
   -- Говорю, какая разница?..
   И снова тишина. Она что, обиделась? Ан нет, заговорила снова...
   -- Ну не хочешь, не говори.
   Почему не хочу? Это просто неважно. Хотя... Безразлично, да. Я не стал ничего говорить в ответ.
   -- Откуда ты? Как попал сюда? Тоже не скажешь?..
   Да, само собой.
   -- Молчишь... Знаешь, а и ладно. Я хоть с кем-то могу говорить теперь! Пусть ты даже и не отвечаешь. Это там... Так...
   Вот, блин. На такое не рассчитывал -- она начала всхлипывать, а потом и вовсе разревелось. Попробовал приобнять -- вздрогнула, отстранилась. Ну да, я же чудище. Драконид. Однако... Нет, смотрите-ка, поддаётся.
   Вскоре мы уже сидели, обнявшись. Я утирал девушке слёзы, шептал всякую бессмысленную чушь... И думал совсем о другом. Нет, понятно, не время, не место, и она многое пережила. Но организму-то не прикажешь!
   Дайя будто почувствовала что-то, подняла голову и посмотрела на меня. Не знаю, что там на самом деле увидела. Надеюсь, ничего. Вокруг нас было всё так же очень темно, даже я, пусть и ориентировался при таком освещении, вернее -- при его отсутствии, не мог рассмотреть деталей.
   И, тем не менее, губы наши встретились. Потом руки. А я понял, что больше себя не контролирую, и не остановлюсь ни за что. Сначала просто целовал и гладил, то и дело вспоминая о дурацких когтях и останавливаясь в последний момент, чтобы не поранить. Потом положил девушку на пол, кинув вниз свой плащ -- плохая постель, холодная и жёсткая, но где взять другую?..
   Контроль ко мне вернулся, когда я уже был в ней. Когда вдруг понял, что она не отвечает, вообще никак не реагирует. Молча лежит, будто мы не любовью занимаемся, а она просто прилегла тут отдохнуть. Не вырывается, не кричит, позволяет мне всё... Но как-то не похоже это на нечто добровольное и доставляющее удовольствие обоим.
   Поэтому, как мне нн хотелось завершить начатое, невзирая на всякие досадные мелочи, пришлось заставить себя остановиться. Да, я чудище и драконид, но какие-то понятия всё же имею. Может, неправильные. Может, заставляющие испытывать неудобства. Но... Пусть будет так.
   Что там с ней случилось? Увидела меня случайно? Вспомнила, кто я? Или что-то ещё, куда более ужасное? Что её остановило? Ей и так досталось, чтобы терпеть ещё что-то от меня. Спрашивать, в чём дело, не буду точно.
   Мы молча, в тишине, вернули одежду, у кого она была, в исходное состояние. Я поднял с пола плащ. Глотнул ещё настойки, протянул Дайе. Она жадно присосалась, никак не желая отпускать бутыль, и осушила до дна. Кинул пустую посудину в мешок -- пусть будет, хоть воды где-нибудь наберём потом, в нищем хозяйстве всё сгодится.
   Так же, в тишине, мы пошли дальше. "Отдохнули", называется. Хотя... Я, на удивление, чувствовал себя посвежевшим. Может, времени хватило, чтобы восстановиться, а может, спасибо настойке... Жаль, осталась только одна бутылка.
   А подземелье будто решило, что хватит нам отдыхать -- совсем от безделья дурью маемся. И начало подкидывать сюрпризы.
   Сначала, со всех сторон полезли пауки, будто прорвало какую-то воображаемую плотину. Десятки их. Удивительно, что этого не случилось в самый "интересный" момент, вот весело было бы... Нет, я со всеми справился, не впервой, да и копьё теперь удобное, а владение им кажется всё более простым и привычным делом. Но это была, так сказать, "затравка".
   Сзади, издалека, порождая многочисленно эхо, раздался жуткий вопль, заставляющий леденеть кровь и трястись поджилки. Он будто говорил: "Ждите! Я иду!".
   -- Душка! Что это?
   "Понятия не имею! Но, на твоём месте, я бы достал посох брата Форста!"
   -- Маны мало!
   "Ничего, у него собственный заряд. На сколько-то хватит".
   -- Ага, "на сколько-то"...
   "Потом кидай шарами и зельями. И постарайся сделать всё, чтобы выжить, слышишь! Я не знаю, что это, но если после него останусь валяться в этих тёмных коридорах один, никому не нужный, никогда тебе этого не прощу!"
   -- Да мне как-то без разницы, будешь ты меня прощать или нет...
   Я положил болтливое копьё рядом, на землю, чтобы, если что, можно было быстро взять. Достал морозящий посох, раза с третьего смог увеличить, перехватил обоими руками. Только бы эта дрянь не подвела! Не знаю, сколько там у меня этой самой маны, но надолго точно не хватит.
   Дайя встала рядом, с луком.
   -- Держи лучше зелья и свети. Хотя...
   Быстро достав из мешка факелы, я зажёг огненным шаром парочку. Яркий свет резал уже отвыкшие от такой роскоши глаза, сначала показалось даже, что мы ослепли. Тратить факелы, которых и так мало, расточительство, да... Но если уж подыхать -- то хоть видеть, из-за чего.
   Когда жуткое "оно" добралось до нас, оказалось страшным -- но не настолько, по сравнению с тем, что я ожидал. К тому же, оно испугалось огня, и если сначала подбежало с видом: "Да я, да вас, да сейчас!", то, увидев факелы, немного поумерило свой пыл. Мне даже стыдно стало за свой изначальный страх. Но... Орала эта дрянь действительно забористо, и её ещё надо было как-то прикончить.
   Здоровенная не то черепаха, не то броненосец, с шипами по всему телу, с зубастой пастью и со светящимися зелёным большими глазами, она осторожно ступала короткими когтистыми лапами, медленно приближаясь к нам и втягивая воздух толстыми, расплющенными ноздрями. Роговые пластины по всему телу намекали, что вряд ли получилтся пробить их тем же копьём. Не дожидаясь, когда мы сойдёмся врукопашную, я поднял посох... И ничего не произошло. Не сразу, ой не сразу я сообразил, что надо нажимать на особый выступ сбоку "древка".
   В руках дёрнулось, я еле не выпустил оружие -- оказалось, луч бьёт с неслабой такой отдачей. Вонзаясь в мерзкую гадину, он буквально поливал её морозным потоком, облизывая толстую тушу, замедляя и заставляя жалобно орать. И тварь превратилась в ледяную статую! Сожрав при этом весь "боезапас" посоха...
   А вдали уже кричала следующая. И не одна. Кажется, они приближались со всех сторон.
   Я кинулся к телу, пытаясь расковырять ему грудь и найти окаянные камни с маной. Собственными когтями сделать это не выходило, в вещах нарыл один из обломков клинков, загнал его между броневыми пластинами, нажал... И окончательно сломал.
   Подхватил копьё.
   -- Душка. Как из него камень достать?
   "Какой камень?"
   -- Камень маны.
   "Так у него нету камня маны, это же живое существо!"
   Точно. Пауки -- без камней все. У того "проклятого рыцаря", и у призрачников -- тоже ничего не нашёл. Видимо, и они считались за живых. Хотя, если эти живые -- тогда кто остальные?
   -- Так а те, с камнями, тогда кто? -- не откладывая, задал интересующий вопрос.
   "Магически созданные конструкты. У живых энергия распределяется поровну, между вещественным воплощением и астральным отражением, и легко перетекает из одного в другое. Это как сообщающиеся сосуды. А конструкты не имеют цельных астральных отражений, их заменяют источники энергии, камни, и искусственные контуры. У поднятых мёртвых они обычно накладываются на астральный отпечаток существа, каким он был, когда оно ещё было живым..."
   -- Это всё безусловно познавательно. Но. Для меня гораздо важней сейчас практический вопрос -- как я могу пополнить свою ману?
   "Вот, я говорил -- образованность должна быть комплексной и полноценной, без пробелов! Знаешь, в чём сила некроманта? В возможности поднимать и использовать мёртвые тела? Вовсе нет! Какой-нибудь големостроитель сделал бы лучше. Это лишь побочный эффект!.. Сила некроманта -- в возможности быстро забирать энергию у других существ, убивая их!"
   -- И? К чему ты клонишь? Можно быстрее?..
   "Ты, конечно же, не включил зрение некроманта и не активировал ловушку. А надо бы. Делай следующее..."
   Повинуясь подсказкам копья, я начертил очередной магический символ перед собой -- на этот раз не звезду, а круг.
   "Звёзды -- когда хочешь направить энергию вовне. А мы работаем над тобой. Потому, фигуры должны быть иные..." -- так пояснило это копьё.
   Потом была очередная последовательность жестов, разгоняющих "энергию" по контурам нарисованного и заставляющих принимать форму уже не в плоскости, а в трёхмерном, и даже четырёхмерном, если считать астрал, пространстве. А затем всё закончилось, светящиеся линии потухли, и всё осталось, как было до этого.
   -- Ну? И что? Что теперь изменилось?
   "Теперь ты можешь видеть души. Когда убиваешь живых -- от них отделяется астральная сущность. Если ты не подготовил удерживающий контур, то должен просто успеть схватить и поглотить её".
   -- И? Что мне делать с этим? -- пнул труп, начавший уже премерзко вонять. -- Я не вижу тут никаких астральных сущностей, которых надо ловить.
   "Так конечно, она уже давно улетела и развеялась. С этой горы мяса ты уже ничего не получишь".
   -- Мог сразу сказать?..
   "Что бы это изменило? А так ты теперь хоть знаешь, что делать".
   Проклиная про себя копьё, я повернулся в сторону звуков, предвещающих появление очередной твари, что продиралась к нам по тоннелю. И как они, такие массивные, умудряются тут не застревать?..
   Будто в ответ на мой вопрос, стена сбоку покрылась сетью трещин, вспучилась, и из неё показалась безобразная харя. Что это ещё одна броненосная тварь, которая лезет к нам прямо сквозь камень, я осознал, только уже вытаскивая копьё из одного её глаза и направляя руку для удара по другому. Это были самые очевидные уязвимые места.
   Жуткий вопль боли оглушил и заставил отшатнуться. Факел, который ответственно держала в руке Дайя, потух. Камни из разрушаемой стены посыпались во все стороны, некоторые отлетая и довольно ощутимо ударяя меня. Пришлось спешно ретироваться, но я успел ещё зарядить огненным шаром, опалив вылезающей твари морду.
   Мы остались в кромешной темноте. Тут же сзади раздался рёв, подбиралась ещё одна, такая же тварь. Нас окружали.
   Оттолкнув Дайю -- не до сантиментов -- метнул за спину огненным шаром, заставив второго броненосца на миг остановиться. Следом полетела склянка, с открытой крышкой -- пусть надышится ядовитой дряни, может, передумает лезть к нам.
   Тем временем, первая уже полностью выбралась из пролома и ревела, вертя мордой по сторонам. Мне показалась, или в её голосе появились жалобные нотки?
   "Если сможешь удерживать меня внутри раны, я смогу пить её кровь! Это ослабит её!"
   -- Хорошо! -- несколько шагов вперёд, создать огненный шар в левой руке, для освещения, а правой, размахнувшись, метнуть копьё... Прекрасно. Запущенное почти в упор, оно вознилось довольно глубоко, прямо в раззявленную глотку твари. Лезть туда самому -- простите, я не самоубийца...
   Вторая тварь прошла сквозь ядовитое облако и поджимала сзади. Мы оказались как между молотом и наковальней. Я начал метать фаерболы, один за другим. Они разбивались о бронированную морду, но, кажется, не причиняли вреда. Рядом так же ответственно выпускала стрелу за стерлой Дайя -- некоторые из них, на удивление, даже впивались куда-то. Но неглубоко.
   Тварь сзади взревела, заставив обернуться и метнуть огнём в неё тоже. Но то, что летящий сгусток пламени выхватил из темноты, заставило сердце радостно забиться. Броненосная гадина уже лежала на полу и совсем еле-еле трепыхалась, пытаясь вытащить из себя кровососущее копьё!
   Я как раз успел подскочить в тот момент, когда броненосец перестал дёргаться. И увидел наконец то, про что говорил Духолов. Над тушей появилось что-то призрачное и неясное, похожее на дымку, готовое вот-вот улетучиться... Моя рука, запущенная в это облачко тумана, начала буквально впитывать его в себя. Какие-то секунды -- и как ничего не бывало. Что-то изменилось вообще?
   Зажёг шар, чтобы подсветить себе, схватился за копьё, вытащил его -- и повторил трюк со второй тварью. Оставшись неподалёку, вовремя подскочив и так же "втянув" то, что от неё осталось после гибели.
   "Как ты мог отпускать меня, оставлять в них? Они же могли сломать меня!"
   -- Скажи ещё, что не рад этому, кровопийца. Небось, на всю будущую жизнь насосался?
   "Попрошу без пошлых шуточек".
   От занимательного диалога с извлечённым из трупа копьём отлвекла Дайя, которая подошла и тронула меня за руку.
   -- Мы так и будем тут стоять? Кажется, их тут скоро будет много... И запали факел, пожалуйста.
   Наконец-то, она снова заговорила! Радуясь этому факту, я запалил огнешар на руке, улыбаясь во все тридцать... А кто его знает, сколько у меня сейчас зубов. Не считал.
   Но вот показал я их, кажется, зря. Девушка отшатнулась и сделала шаг назад, уставившись на меня расширившимися от страха глазами. Да. Если ты драконид и чудище -- лучше, не улыбайся!
  
  -- Глава 10
   -- Опять, блин, эта дурацкая мана, энергия, или как её там, кончилась... -- пробурчал я в пространство, понимая, что очередной огненный шар создать не получится. Перехватил копьё двумя руками и отступил за двух поднятых после предыдущей схватки зомби. Вновь пришла пора рукопашной.
   "Ты и этого не знаешь?.."
   -- Чего "и этого"? Можешь изъясняться яснее?
   "Ну, ты же можешь пленить чей-то дух, и заставить работать на себя. С его помощью всегда будешь знать про состояние своего организма, и физического, и астрального. А если ещё и научишь свой дух взаимодействовать с артефактами... Ты всегда будешь знать, сколько энергии в каждом из них. И когда пора меня кормить, например!.."
   Подбежавшие пещерные гоблины заставили прервать диалог и встать поудобнее, готовясь к схватке. Четверых я уже изжарил шарами на дальней дистанции, но трое уцелело. С ними и предстояло разобраться...
   Омерзительные существа, лучше бы было темно и я не видел их. Сгорбленные, с длинными, как у обезьян, передними лапами, покрытые облезлой клочковатой шерстью, редкостно вонючие, с оскаленными слюнявыми пастями, щерящимися длинными острыми клыками, с бородавками по всему телу, с мутными и непропорционально большими, как у всех здесь живущих, глазами, с длинными вытянутыми ушами... Почти у каждого на шее болталось ожерелье из фаланг пальцев, а вооружены они были берцовыми или ещё какими-то костями, которые использовали как дубинки. На происхождение костей намекало обилие человеческих, или близких к человеческим, скелетов. Откуда только их здесь столько-то, а? Неужели, предыдущие беглецы из замка?
   Из-за спины вылетела стрела и вонзилась в плечо первого из нападавших, заставив замедлить шаг. Это Дайя, видимо, наконец пристроила факел в какую-то из расщелин, или просто прислонила к стене, и освободила себе руки. Судя по бегающим по стенам и потолку отсветам, и моей выросшей и удлинившейся тени, огонь трепыхался где-то на уровне пола.
   Бежавший вторым гоблин оттолкнул раненого сородича и прыгнул вперёд. Обманный выпад копьём заставил его убрать неосмотрительно подставленную ногу -- и второй, уже проведённый до конца, пробил голень. Я отпрыгнул назад, давая гоблину споткнуться и упасть, и готовился принять следующего, уже подбиравшегося приставными шагами, игнорируя двинувшихся на перехват зомбяков... Но тут случилось то, за что я так невзлюбил этих тварей.
   Моя жертва бешено заревела, начав корчиться на полу, выгибая тело под совершенно невообразимыми углами, и вдруг прыгнула прямо с места, из положения лёжа. Так быстро и агрессивно, что я еле успел подставить копьё. Гоблина пробило насквозь. Но он, не переставая рычать, схватился обоими руками за древко и начал могучими рывками насаживать себя всё глубже и глубже, смотря на меня безумно выпученными глазами, скалясь зубастой пастью и продолжая бешено реветь. Даже воткнувшаяся в глаз стрела не остановила его...
   Движение сбоку, и мне пришлось спешно уворачиваться от свистнувшей у самого уха дубины. Ещё один из этой троицы, единственный оставшийся невредимым, попытался добраться до меня, проскочив мимо своих уже однажды умерших сородичей. Пришлось резко сдвигаться в сторону и пытаться сделать так, чтобы хрипящий и начавший пускать кровавые пузыри гоблин на копье оказался между мной и этим, другим. Которого, очень кстати, наконец занял один из подоспевших зомбяков... Пользуясь передышкой, я упёр ногу припадочному в живот и потянул оружие на себя, вынимая. Он всё так же держал его, и вырвать копьё полностью не представлялось возможным. Но мне это и не было нужно -- я, с силой направляя копьё туда, куда надо, ударил снова, вонзив наконечник прямо в сердце. Это, наконец, стало для гоблина достаточным поводом совсем закончиться и начать сползать на землю.
   Удар по голове заставил пошатнуться, я попробовал уклониться -- но ещё один, последовавший за первым, чуть не добил меня. К счастью, напавший на меня гоблин тут же упал, подмятый под себя моим зомби-солдатом. Да и из руки у него торчала стрела -- Дайя, молодчинка, не теряла времени зря. Я поскорее протянул руку, впитав поднявшееся над телом слаборазличимое облачко, и пополнил запас маны.
   Последний наш противник, раненый ещё в самом начале, став свидетелем такой бесславной гибели товарищей, попробовал убежать. Но метко пущенное вслед копьё вонзилось ему в спину, заставив рухнуть на пол. Гоблин попробовал встать и вытащить его из себя... Дохлый номер. Сейчас Душка высосет всю его кровь, а вместе с нею и силы.
   Как и ожидал, не прошло и нескольких секунд, как уродец бессильно растянулся на неровном каменном полу. К тому моменту я успел подойти, и впитал ещё одно облачко. Самый ценный ресурс здесь, вернее -- единственный, мне доступный.
   Вытащил копьё, на всякий случай ещё раз огляделся и прислушался, нет ли кого -- и вернулся назад, туда, где у еле трепещущего факела стояла Дайя. Напряжённая, с луком наизготовку, внимательно смотрящая в темноту, она смотрелась необычайно красиво. Как скульптура, вышедшая из рук мастера...
   Скульптура, блин. Я мысленно сплюнул, вспомнив место и обстоятельства, при которых мы встретились. Нет, ну нафиг все эти художества и тех, кто их делает. Найти бы, и из самих такое сделать!
   -- Всё? Нету больше? -- приглушённо, чуть устало спросила меня девушка, вырвав из задумчивости.
   -- Да. С этими закончили, можно передохнуть.
   -- У меня стрелы кончились. Поможешь вытащить?
   -- Да, без проблем.
   Взял обломок меча и по возможности аккуратно извлёк все выпущенные девушкой стрелы, вырезая просто с кусками плоти и стряхивая ошмётки на пол. Ещё какое-то количество валялось на полу. Две стрелы сломались, остальные целые. Вот это точно -- невосполнимый ресурс...
   Подошёл к девушке, протянул ей найденные боеприпасы. Она взяла, посмотрела мне в глаза и заговорила. С какими-то непривычными, звенящими, истеричными нотками в голосе:
   -- Сколько это ещё будет продолжаться? Мы когда-нибудь пройдём эти проклятые пещеры? Или так и сдохнем здесь, когда в очередной раз не справимся со всеми?..
   Что-то новое. Хотя... Неудивительно, долгий поход сквозь подземелья может кого угодно измотать.
   Сначала было то, что я назвал про себя "верхние пещеры". Там были только пауки и проламывающие стены броненосцы. И пусть вскоре стало ясно, что последние не столько опасные, сколько страшные, хлопот они каждый раз доставляли изрядно. Самое гнусное, что маны на их убиение тратилось гораздо больше, чем у меня получалось восстановить, впитывая их рассеивающиеся "астральные тела", или души. А последнее ведь ещё и не всегда получалось...
   Потом, видимо, мы вышли из ареала обитания броненосцев, вошли в "пещеры гоблинов", и, казалось бы, можно было вздохнуть свободно и расслабиться. Но нет, начались ходы, которые просто кишели от всевозможной твари. Кого тут только не попадалось -- и пауки, которые приобрели неприятное свойство прятаться в щелях на потолке и время от времени падать прямо на голову; и "огненные яйца", из которых вылезали крылатые твари -- Душка поименовал их почему-то гаргулиями, и только одно спасало от них -- в узких, приземистых коридорах им было попросту негде летать; и те самые пещерные гоблины, всегда набрасывающиеся сворой и часто приходящие в бешенство при получении сильных ранений; и змеи, время от времени выползающие из-за камней и пытающиеся со злобным шипением укусить; и, наконец, гигантские, почти непробиваемые плотоядные черви, главной неприятностью от которых было то, что, даже издохнув, они зачастую занимали собой весь проход, и приходилось буквально протискиваться в узкие щели между стеной и зловонной плотью. У меня постоянно вертелся в голове вопрос -- да откуда их тут столько, где они еду-то берут?
   И всё это лезло и лезло на нас постоянно, не давая отдохнуть и расслабиться. Даже когда мы останавливались, или чуть отходили назад, спустя какое-то время из темноты появлялся какой-нибудь очередной подземный житель, и хорошо, если один. И вновь приходилось брать в уставшие руки копьё и идти разбираться. Или швырять огненными шарами -- хотя свой энергетический запас я всеми силами берёг, стараясь не расходовать понапрасну. Только в самых опасных ситуациях, когда без этого никак!
   Так что, у Дайи был вполне весомый резон психовать, и я понимал её прекрасно. Сколько часов мы уже здесь? А может, суток? Темнота, давящие со всех сторон массы камня, постоянно лезущие отовсюду враги, жаждущие отведать нашей плоти и крови... Отсутствие еды и заканчивающаяся вода, почти подошедший к концу запас факелов... И никакого, даже призрачного намёка на свет в конце тоннеля, чего-то, что бы могло подарить надежду на благополучный исход.
   Уперев копьё в пол и облокотившись на него, я посмотрел девушке в глаза. Та с вызовом ответила, и мы какое-то время так и стояли, молча пожирая взглядами друг друга. Да, попалась же спутница мне... Можно было бы сказать -- иди назад, в той галерее всегда будут рады твоему возвращению. Но я, конечно же, промолчал. Это слишком жестоко.
   -- Душка.
   "Хватит уже называть меня так, ты, жалкий кусок мяса!"
   -- Как хочу, так и буду.
   "Играешь с водой, огненнокровый!"
   -- Дам тебе напиться изо всех убитых сейчас гоблинов, если ответишь!
   "Внимательно слушаю! Что мой прекрасный и мудрый господин пожелает?"
   -- Мы можем выйти из пещер?
   "Теоретически или фактически?"
   -- Для начала, теоретически.
   "Да. Естественно. Выходы из пещер есть внизу".
   -- Говорит, теоретически выйти можем, -- это Дайе. И уже копью: -- А практически, шансы есть?
   "Практически, чем дальше вниз, тем больше будет тварей. Судя по тому, что наше движение замедляется, и нам всё сложнее пробираться вниз... Прогноз неутешительный. Может, только, если ты согласишься всё же улучшить меня... Но ты делать этого не хочешь. Ну, что, дашь гоблинов?"
   -- Дам, дам тебе этих гоблинов. Только погоди, не беги вперёд телеги. Что там с практическими шансами-то? Подробнее можно?
   "Боюсь, что я не вижу способов как-то значительно ускорить наше передвижение, или увеличить вероятность его успешного завершения. Прогноз неутешительный".
   -- А что, если я улучшу тебя, например?
   "Улучшить меня безусловно надо, это поднимет наши шансы и боеспособность. Но... Боюсь, мы всё равно не пройдём. Вы, вернее. Я-то тут не потеряюсь, какой-нибудь гоблин наверняка подберёт..."
   -- Вот. Душка говорит, что у нас есть все шансы, -- улыбнулся девушке. -- Чем глубже вниз, тем тоньше будут эти... Гоблины. Короче, дальше будет легче и легче, главное, сейчас перетерпеть. Ведь так, а, друг наш востроносый?
   Копьё обиженно промолчало. Зато Дайя молчать не стала. Что, неужели настолько фальшиво получилось?..
   -- Может, всё-таки вренёмся назад? Пока не поздно?
   -- И? Что, думаешь, там нас ждут с распростёртыми? Наверняка же уже поняли, куда мы ушли. Выставили охрану или какие-нибудь ловушки -- как раз, на такой случай, если решим вернуться. Так что, я считаю, поворачивать сейчас нельзя. Надо идти до конца.
   -- И стоило получить вновь свободу ради того, чтобы сгинуть здесь? -- девушка уронила лук на землю и закрыла лицо руками. При этом, было ясно, что претензия не ко мне. Просто истощена, морально и физически. Не верит в успех.
   Думал подойти, утешить... Потом вспомнил, чем всё кончилось в прошлый раз... И махнул рукой. Нет, только хуже ещё сделаю. Сама отойдёт.
   Пошёл "поить" копьё, и попутно начал очередной диалог с ним -- тихонечко, так, чтобы девчонка не услышала:
   -- Так что ты там говорил, деревяшка? Про поймать духа?
   "Тебе нужно будет не просто поглотить то, что останется от кого-то из следующих противников, а сохранить его... И видоизменить. Это непростой ритуал".
   -- Ну, рассказывай...
   "А ты сделаешь то, что я попрошу?"
   -- А что ты попросишь?
   "Да ничего нового, сам всё знаешь... Я бы сказал так, что очевидно: давно назрела необходимость улучшить меня. Тебе и самому понадобится более совершенное оружие. Так ты точно не пройдёшь вниз -- а со мною, новым и хорошим, появляется пусть крохотный, но всё же шанс. Задумайся!"
   -- Хорошо. Когда закончим со мной, возьмусь и за тебя тоже.
   "Значит, договорились! Тогда, открывай книгу по некромантии, вторую, которую взял из библиотеки. И слушай меня..."
   -- Ты опять говоришь со своей палкой? Что вы там задумали? -- голос Дейи ворвался в наш уютный чисто мужской мирок... Кстати, а мужской ли?..
   -- Да так. Нужно один ритуал провести. Подойди поближе и подержи факел, пожалуйста.
   Девушка с недовольным видом послушалась -- явно же, хотела подробностей. Но нет, не сейчас. И, пока ещё не занялся делом, задал всё же интересовавший меня вопрос:
   -- Душка. Слушай. А призрачники... У них есть разделение мужчина-женщина? Там пестики, тычинки...
   "Ты издеваешься? Конечно, есть!"
   -- Прекрасно. А ты тогда... Мальчик?..
   "Ч-что?! Да ты!.. Да как ты!.. Да как ты мог подумать!.."
   -- Так мальчик, или девочка?
   "Мальчик, мальчик. И, огненнокровый, я очень жалею сейчас, что лишён тела. Я бы тебя заставил уважать..."
   -- Да ладно, ладно, расслабься. Давай работать, -- и, посмотрев на смотрящую на меня с вопросом Дайю: -- Я просто выяснил. Моё копьё -- мальчик. Так что, ты в меньшинстве. Не бери в голову...
   Девушка пожала плечами, с очень странным видом. А я раскрыл книгу и вновь взялся за попытки понять все эти рисунки и закорючки. Духолов подсказывал, объясняя непонятные моменты, и скоро на полу появилась очередная геометрическая фигура, нарисованная на этот раз в реальности, на полу и кровью гоблинов. Поверх неё добавил другую, уже чисто энергетическую, и, как обычно, запустил всё это жестами.
   "Тебе придётся приманить сюда кого-то, или притащить, ещё живого. И убить прямо внутри фигуры".
   -- Тьфу ты, да чтоб тебя! Раньше не мог сказать?
   "А ты бы тогда согласился на ритуал?.."
   Я крепко задумался. Может, и нет, а может... Убийства всевозможной нечисти стали уже практически рутиной и чем-то естественным, тем, что неприятно, но что постоянно приходится делать. Так какая разница, убивать их в бою, или разложив внутри очередной звезды или круга?
   -- Останешься здесь, зомби посторожат. Не ходи никуда. Факелы ещё есть. Если вернусь не один, без моей команды не стреляй. Вернусь быстро, -- не слушая возражений, сказал своей спутнице -- и ушёл во тьму.
   Как назло, быстро не вышло -- охота затянулась. Сначала на меня напал большой выводок пауков, от которых, едва ли не впервые за всё время здесь, отбился лишь еле-еле, уж больно много их оказалось. Потом был червь. Потом -- летун, которого взять живым не получилось бы ну вообще никак, во-первых -- из-за того, что летает, а во-вторых -- потому что грозил меня изжарить своими шарами, если бы я не сделал с ним этого сам.
   Камень маны пришёлся очень кстати. И когда на меня вывалилась из бокового прохода стайка гоблинов, я быстренько изжарил шарами нескольких, и побежал, любезно приглашая остальных проследовать за собой. Не самому же их тащить, в конце-то концов?
   Когда приблизился к месту, где оставил свою спутницу, сердце пропустило удар. Её там не оказалось. Горящий факел чадил, воткнутый между двух камней, и никого рядом. Неужели, пока меня не было, на неё напали какие-то твари? Или решила уйти, вернуться одна?..
   Тут же в стороне, между камней, зашевелилась тень. Встала во весь рост, подняла лук... Всё в порядке, она. Просто схоронилась в сторонке от источника света, так раздражающего местных, ещё и так, что не разглядишь, пока не начнёт шевелиться... Молодец, ничего не скажешь! Неужто, эта самая альвийская кровь проснулась?
   Успокоившись, я повернулся и занялся гоблинами. Их за мной увязалось пять штук.
   "Чем больше их ты сохранишь живыми до начала ритуала, тем лучше!"
   -- Сколько нужно?
   "Ну, хотя бы один, это минимум".
   -- Хорошо.
   Шар в ноги бегущему вторым -- и он упал, вереща, а следующий споткнулся об него и полетел кубарем. Пока эти возятся -- ближайшего копьём якобы в голову, и когда пригнулся -- быстро вниз, двойной по ногам. Всё, минус два! Эти хоть и живы, но ходить теперь не смогут, а ползающий гоблин -- это пол гоблина!
   Того, который встал, пришлось валить сразу, слишком близко ко мне подобрался. Четвёртого пробило стрелой -- просил же, чтобы не мешалась! Хотя, ладно, опасный тоже был, мог и задеть... И, вроде, она не смертельно его, так, просто ранила хорошенько.
   С пятым получилось вообще хорошо -- мне никто больше не мешал, и я его очень ювелирно "поштопал", несколькими ударами подрезав мышцы, так, чтобы не мог стоять и держать оружие. Но этот гад взбесился, и все мои труды пошли прахом. Пришлось пригвоздить копьём к полу, и держать, пока Духолов не высосет всю кровь. Так гоблинов осталось трое, из них один истекал кровью со стрелой в груди, и, видимо, был готов вот-вот отдать концы.
   Скорее схватил его, и притащил к начерченной на полу фигуре. Теперь, если и сдохнет, то хоть не зря. Вернулся к остальным, ударил их несколько раз по рукам и ногам, и отволок туда же, кинув сверху и тут же прибив точными ударами, пока не расползлись.
   Линии на полу светились уже не так ярко, как сразу после создания. Ещё немного времени -- и пришлось бы начинать ритуал сначала. Но я успел. Облачка, поднявшиеся из принесённых в жертву, приняли антропоморфные очертания и начали биться внутри очерченного круга.
   "Прекрасно. Половина дела сделана. Теперь нужен артефакт, который будет способен принять в себя астральных слуг".
   -- И что же это будет? Копьё?
   "Нет уж, мне тут одному хорошо. Что там у тебя есть ещё, из того, что не жалко? Амулеты? Посох? Ещё что?.."
   -- Синий ключ. Камни. Кольца есть. От ядов и второе, непонятное, в библиотеке подобрал.
   "Ты так и не разобрался, что оно даёт?"
   -- Нет, -- я поднял руку и рассмотрел его. Простая полоска металла, ни камней, ничего. Не золото и не серебро, похоже на железо.
   "Тогда лучше брать то, что имеет известные свойства. Если нам непонятно, что там внутри, последствия могут быть непредсказуемы".
   -- И что лучше из того, что осталось?
   "Желательно, чтобы это было что-то компактное, что постоянно носишь. Те же амулеты защиты от магии, например".
   -- А они сохранят свои свойства?
   "Вряд ли".
   -- Жалко. Давай кольцо лучше. Из библиотеки. Всё равно бесполезное. Не выйдет, повторю ритуал...
   "Ну, как знаешь, огненнокровый. Моё дело -- предупредить".
   -- Да, риск на мне. Что теперь?
   "Оттащи трупы. Не нужны больше. Помести кольцо в центр. И запускай пишущий контур".
   -- Какой-какой?
   "Ну вот ту маленькую звёздочку! Что же ты тугой-то такой..."
   Я выполнил необходимую последовательность, и мечущихся духов буквально втянуло внутрь кольца. Они сопротивлялись, безмолвно открывали бесплотные рты, которые просвечивали насквозь... Выглядело всё это до крайности жутко. У меня аж волосы на голове зашевелились, а в голове билась мысль -- вот что я сейчас делаю?! Одно дело -- просто прикончить кого-то, пусть даже это кровожадный убийца и людоед. Другое -- обречь его душу на вечное рабство. Стоило ли оно того?
   Но отступать было поздно. Кольцо ждало на полу, среди быстро угасающих линий, и слабо светилось. Я наклонился, поднял его и надел на палец. Зашипел -- горячее!..
   Ну, и что? Как я теперь буду знать то, чего не знал раньше? Что-то изменилось вообще?
   Меня вдруг как по голове ударили, в глазах потемнело. Когда чуть прояснилось, понял, что стою на четвереньках, на полу. Крик Дайи данёсся откуда-то издалека. Кажется, услышал шёпот Духолова. Как, если я не держу его сейчас в руках? Это возможно?..
   Голова начала раскалываться, мысли путаться и разбегаться, превратившись в череду каких-то кровавых ведений и жутких по своей жестокости желаний. А ещё я почувствовал запредельную, агрессивную, полную свирепой жажды возмездия ненависть. К себе. Но... Это же не мои мысли! Не мои чувства!
   С трудом, будто продираясь сквозь затягивающее в трясину болото, я начал давить всё лишнее, спасая свою личность. И выгонять всё наносное прочь. И чем дальше, тем легче это происходило. С каждым таким воображаемым шагом мои "враги" в голове слабели, отступая, и в конце превратились во что-то податливое и трусливо забившееся в угол. Я победил!
   Открыл глаза и увидел над собой обеспокоенное лицо Дайи. Кажется, уже лежу. Голова на её коленях. Как приятно!
   -- Ты в порядке? Всё хорошо?
   -- Да, замечательно. Я их заломал, и заставлю работать на себя!.. -- я растянул губы в улыбке, обнажая свои ровные красивые зубки... Мгновенно изменившийся и помрачневший взгляд девушки указал на то, что я опять совершил ошибку. Но было уже слишком поздно.
   Она резко встала и отошла в сторону, а я едва не ударился головой о камни. Хорошо, успел среагировать. Медленно сел, посмотрел на спину отвернувшейся и думающей что-то там своё спутницы... И решил что опять, не сейчас ею заниматься. Сначала, надо завершить начатое.
   Моя воля мяла послушные теперь астральные сущности, заключённые в кольце, как пластилин. Превратить в элементарные механизмы, заставить бывших тупых гоблинов выполнять простейшие функции... Большего они, к сожалению, не смогут. Да мне и не надо пока. На периферии ещё оставалось что-то тёмное и непознанное, то, что было в артефакте изначально. Но оно не мешало... Пока. Потом, разберёмся и с этим.
   В итоге, с созданием артефакта я провозился значительно дольше, чем на то рассчитывал. Настолько, что на нас вышла очередная банда гоблинов, небольшая, всего в четыре морды. В каком-то смысле это было даже хорошо -- как раз случай проверить всё, что сделал, в полевых условиях.
   Я схватил копьё и направился навстречу мелким уродцам.
   "Ну, что? Получилось? Что ты молчишь, мне же интересно!"
   -- Потом. Хочу проверить...
   На самом деле, я немного лукавил. Часть, вроде, работала и без проверки. На периферии зрения появились две небольшие пиктограммки, схематически изображающие человека в полный рост, и цифра. На одной из пиктограмм разными цветами отбражалась усталость разных частей тела, на другой -- их повреждения и целостность, а цифра просто показывала, сколько у меня маны. Сейчас было тринадцать.
   Зажёг шар, кинул им в одного из гоблинов, выводя из строя. Показатель маны убавился на три единицы. Работает! Прыгнув вперёд, быстро провёл связку, превратив ещё одного гоблина в дуршлаг. На одной из пиктограмм жёлтое сменилось оранжевым. Да, я действую на пределе, старясь загнать мышцы, а не сохранить силы, как обычно. Но цель достигнута: этим данным, вроде, тоже вполне можно доверять.
   И, наконец, последняя проверка: быстро добил раненого гоблина точным ударом в сердце, и втянул облачко над ним. Замогильный голос прямо в голове заставил вздрогнуть:
   "Получено мана ладонь-палец!"
   Тьфу ты. Ведь смог сделать так, чтобы цифры нормально отображались, без всех этих архаичных ладонь, палец... Там сейчас шестнадцать. Всё правильно. А тут-то что?
   Быстро вывел из строя, не убивая, оставшихся гоблинов, и опять погрузился в кольцо, в поисках ошибки. Вскоре нашёл -- в одном месте забыл добавить простой "транслятор" с гоблинского языка на нормальный, человеческий.
   Добил одного из противников, провёл рукой над ним.
   "Получено пять маны!"
   -- Ура!
   "Получено четыре маны!"
   "Получено семь маны!"
   И та цифра, которую вижу -- тридцать два. Вроде, сходится. И последний штрих...
   Рядом появился символ, изображающий копьё. И две шкалы. Красная, со знаком капельки -- это кровь. Вторая -- синенькая. С маной, как у меня.
   Потыкав копьём в трупы, убедился, что красная растёт. Слив Душке единицу маны, проверил, что и эта тоже.
   -- Сколько ты маны сейчас получил?
   "Зачем тебе?"
   -- Хочу проверить, как эта штука работает.
   "Ты просто можешь подсоединить свой артефакт ко мне, и будешь считыать всё, что захочешь".
   -- Так и сделаю. Но ты скажи сначала, -- потому что показать-то он мне может что угодно... Хочется внешних механизмов контроля и учёта. Может паранойя, но пусть будет.
   "Ну, я получил треть нормы, нужной для поднятия нежити. У нас она называется треть зомби".
   -- Хорошо. А всего у тебя сколько?
   "Семь с двумя третями зомби".
   -- Прекрасно... А крови?
   "В чём считаем? В гоблинах?.."
   Спустя какое-то время я "откалибровал" копьё, и подключился к нему уже напрямую, сравнив цифры. Сейчас они, конечно, совпали, но если в будущем Душка вздумает что-то там мухлевать, я это сразу выясню.
   Отдельной цифрой появилось число маны, необходимой для улучшения копья. Сотня. И где я ему столько набью?.. По словам Духолова, для большего эффекта желательно ещё и крови побольше, и поглотить какой-нибудь артефакт, например, тот же ледяной посох. С одной стороны, закатать бы губу кое-кому, а с другой -- мне с двумя палками воевать всё одно несподручно, так чего бы из них одну не сделать...
   Когда я, наконец, разобрался со всем этим, взял мешок и махнул Дайе -- мол, пошли, она так и осталась стоять, держа факел в чуть дрожащей руке. Пришлось обернуться и вопросительно посмотреть -- мол, ну что ещё? Спохватился -- темно, что она там на моей физиономии, к тому же драконидо-чудоюдской, увидит?
   Однако, разглядела, или поняла по контексту.
   -- Ты -- больной головой, и кровожадное чудовище! Творишь всякие ужасы и говоришь сам с собой! Я не пойду с тобой дальше!
  
  -- Глава 11
   Иногда, всё-таки, хорошо быть драконидом, большим, злым и страшным. Когда Дайя начала все эти свои выкрутасы, я просто сделал зверское лицо, подошёл к ней, закинул на плечо, невзирая на жалкие попытки отбиться -- и так и пошёл дальше. Хотя, посмотрел бы я, как она останется одна, и будет выбираться из подземелий... Факелы-то почти закончились к тому моменту, а в темноте девушка ориентировалась не в пример хуже меня.
   Когда на нас полезли очередные твари, разбираться с ними я стал прямо так, даже и не думая опускать на землю уже уставшую вырываться к тому моменту девушку. Драться с такими ограничениями, сразу скажу, оказалось довольно сложно, и даже опасно -- но чего не сделаешь в воспитательных целях?..
   После этого я спросил свою затрепыхавшуюся с новыми силами ношу, согласна ли она вести себя хорошо, учитывая, что впереди наблюдается целая банда пещерных гоблинов. И Дайя сдалась. Видимо, представила, как я орудую копьём одной рукой, при этом постоянно промахиваясь, а её вкусные сочные ножки болтаются у самых морд кровожадных тварей-людоедов, и это оказалось слишком. Моя строптивая спутница согласилась идти за мной дальше, но сделала это с таким гордым и оскорблённым видом, чтобы даже мне, твердолобому мужлану и чудовищу, стало понятно -- это не безоговорочная капитуляция, а временное отступление.
   Сказать по правде, теперь я чувствовал себя несколько неуютно, когда она оставалась сзади, вооружённая луком. Так и представлял, как меня утыкивают прилетающие сзади стрелы, как ежа иголки. Но отбирать оружие у своей спутницы не стал, показывая этим, что якобы совсем не боюсь её.
   Так мы и шли, и шли, и шли дальше, оставляя за собой тела местных обитателей, которые уже не столько пугали и напрягали, сколько усиливали и без того немалое утомление от всего этого. Я всеми силами пытался копить ману, и старался как можно меньше прибегать к использованию огнешаров и призыву зомбей. Хотелось набрать сотню и улучшить копьё -- и потому, что обещал, и потому, что сам не прочь был заполучить в свои руки более эффективное оружие. Но даже несмотря на мою крайнюю бережливость, количество маны в "запасниках" едва достигло двадцати восьми единиц...
   Казалось уже, не будет конца этим проклятым ходам, пробитым в скальной толще, и мы будем там находиться, да и находимся уже, целую вечность. Даже во мне начал ворочаться и подтачивать изнутри уверенность неслабенький такой червячок сомнения -- а то ли мы делаем вообще, а не стоит ли и попробовать другие пути, и правда попытаться вернуться назад, и тому подобное. Ведь могли заблудиться легко... И именно тогда, когда я всерьёз начал задумываться обо всём этом, понимая, что идти вниз можно сколько угодно, случилось радостное событие. Мы, наконец, достигли конца подземелий!
   Правда, это торжественное событие, наше явление большому миру, оказалось излишне поспешным и сопряжённым с некоторыми спецэффектами. Только мы заметили какой-то свет впереди, и у нас появились первые робкие мысли, а не выход ли это, как началось самое настоящее землетрясение. С потолка посыпались пыль и камни, последние -- как мелкая щебёнка, так и довольно внушительные, такие, которые вполне могли зашибить насмерть. Пришлось, позабыв всё, нестись сломя голову вперёд, в надежде, что спереди действительно выход, а не какой-то мираж... И только мы выскочили на узкий скалистый уступ, как тоннель буквально завалило сразу позади нас.
   Но мы оказались под открытым небом!.. Которое значительно посветлело с тех пор, как я видел его в последний раз, и даже поменяло цвет с тёмно-синего на тёмно- и светло-серый, а местами даже белый. Никакого солнца не было и в помине, но быстро бегущие куда-то пёстрые облака хотя бы перестали посыпать землю мерзкой водяной пылью. Остались только пронизывающий ветер и всепроникающая сырость -- те единственные вещи, отсутствию которых я радовался в подземельях.
   От наших ног вперёд уходило, постепенно расширяясь, ущелье, и мы стояли буквально в самом его начале. С обоих сторон и сзади поднимались отвесные скалы, под ногами, за краем уступа, уходила вниз пропасть с клубящимся туманом на дне. Может, там было и не так глубоко, как казалось на первый взгляд, и я даже смог бы спуститься... Но имелся путь гораздо более безопасный и приятный взгляду.
   Вперёд, вдоль одной из стен ущелья, шла узкая каменная тропа. Давно заброшенная -- кое-где, прямо посреди неё, торчали чахлые кустарники, все с облетающими пожухлыми листьями, и ни одного следа на поверхности, будто уже давным-давно никто не тревожил этот девственный безлюдный уголок. Но то, что по ней ходили, и даже, возможно, возили что-то, было ясно невооружённым взглядом, даже мне, не самому большому знатоку в этих делах. В стороне валялись давным-давно сгнившие доски, обросшие мхом и даже проросшие кое-где травой, а самое главное -- виднелась довольно ровная колея, пробитая прямо в камне. А раз сюда как-то умудрились затащить телегу, или что там катали -- значит, путь впереди должен быть. Если его не завалило так же, как тот, что остался позади.
   -- Сдаётся, это ещё не конец. Я бы не расслаблялся пока. Хорошо? -- посмотрел на Дайю. Та в дневном свете выглядела особо уставшей и бледной. -- Выберемся, отдохнём...
   Девушка заторможенно кивнула.
   -- Ладно, ладно, -- скинул с плеча мешок, и откупорил нашу последнюю бутыль с настойкой. Там оставалось совсем чуть, на донышке. Сделал глоток сам, протянул остатки спутнице. -- На, взбодрись, и потопали. Пока светло ещё. Надеюсь, ещё всё те же сутки... А не неделя прошла, или того больше.
   "Я следил. Прошло около половины светового дня".
   -- Раньше не мог сказать?
   "А ты спрашивал? И, огненнокровый, я бы на твоём месте был предельно осторожен. Тут может быть ещё опаснее, чем в пещерах..."
   Молча кивнул, соглашаясь. Тут прекрасно могут обитать все те же твари -- гаргульи, пещерные гоблины и прочие, или даже кто-то ещё, пока мне неведомый.
   Окинул взглядом дорогу, по которой предстояло идти. Узкая полоска между обрывом и почти отвесной скалой, ведёт куда-то вдаль и немного вниз. Не хотелось бы столкнуться на ней с каким-нибудь чудищем, тут ни уйти, ни убежать. И для летунов раздолье...
   Неприятная мысль, которую я постоянно топил, всё всплывала и всплывала на поверхность. Может, это специальная ловушка, для таких как мы. Обвал сзади, невозможность выбирать путь спереди. Но... К сожалению, выбора-то особого и не было. Если только не лезть вниз или вверх по отвесным скалам, что в нашем случае не вариант. Если я и смогу это сделать, то Дайя -- вряд ли.
   Тем не менее, я крепко задумался, и даже лёг на скалу у самого края, долго всматриваясь вниз, пытаясь разглядеть что-то за клубящимся туманом и, если повезёт, высмотреть какие-нибудь тропы или ходы в скалах. Потом перевернулся на спину, и так же попробовал исследовать каменные стены, поднимающиеся вверх. Кое-где, пожалуй, даже можно было бы взобраться, камни вроде не такие скользкие, должно быть не так опасно... А вон, кажется, даже видна небольшая терраса, или что-то такого рода. Конечно, это путь назад, нам-то надо наоборот, спускаться. Но, может, проверить -- что там? Вдруг, вход в тоннель, по которому удобнее спускаться, обходной путь, или ещё что?
   -- Стой здесь, никуда не уходи. Кричи, если что. Я быстро, -- сказал молчаливо сидящей, привалившись к скале, Дайе. Та блуждала взглядом в каких-то неведомых далях и только молчаливо кивнула в ответ.
   Я скинул плащ и оказался опять совсем голым. Холодный ветер заставил неприятно поёжиться и задуматься -- а то ли я делаю?..
   Из остатков тряпок связал крепление для копья -- уж что точно внизу оставлять не буду, а то эти двое ещё сговорятся. Из обрывка мантии призрачников, такого, который выглядел поприличнее, соорудил себе нечто навроде набедренной повязки. Исключительно ради своей спутницы, не гоблинов же с пауками стесняться?..
   Ещё раз убедившись, что рядом никого нет и опасность отсутствует, полез наверх. Взбираться оказалось сильно дольше, чем казалось снизу, и на это ушло изрядно времени. Но я не пожалел -- хотя того, что искал в первую очередь, не нашёл. В смысле, сверху не обнаружилось никакого альтернативного прохода и пути наружу. Он был когда-то, но его завалило камнями, точь-в-точь как тот тоннель, по которому мы пришли. Произошло это явно давно, валуны успели обрасти мхом, кое-где травой и даже какими-то мелкими не то деревцами, не то кустами.
   Но главное, из-под всего этого торчал наружу скелет в лохмотьях, в одной из рук сжимающий металлическую чашу или кубок, на длинной ножке. Внутри этой чаши что-то было, хотя она лежала на боку. Будто отливающая тёмно-фиолетовым жидкость, ещё и движущаяся, с какими-то завихрениями. Явно, артефакт. Что бы это ни было, оставлять его я не собирался!
   Прежде, чем разбираться с находкой, глянул вниз, проверить, как там дела. Убедился, что всё нормально -- моя спутница всё так же сидела, облокотившись о скалу, и рядом -- никого. Успокоился, за тылы можно быть спокойным.
   Взгляд сам собой скользнул дальше, вдоль тропы. Сверху оказалось довольно неплохо видно то, что было скрыто с того места, где мы вышли на поверхность и где я оставил Дайю. Дорога чуть заворачивала, опускалась, и приводила к забитому гнилыми досками входу в какую-то пещеру. Неужели, опять придётся лезть в подземелья? Как же они достали... Но хоть, вроде бы, можно быть спокойным - никто оттуда не придёт, а если и начнёт ломать доски, то я, скорее всего, услышу.
   Переведя взгляд на мертвеца, собрался с мыслями, сортируя и структурируя в уме все самые насущные вопросы, и призвал духа. Жалкая единица маны -- смешная цена за информацию. Не исключено, что именно она поможет выбраться отсюда.
   Призрак какого-то очередного мужика, низкорослого и косматого, появился передо мной, и сразу, не тратя времени, ответил на первый вопрос:
   -- В моей руке Чаша Силы. Она нужна, чтобы восстанавливать внутреннюю энергию.
   -- Это то же, что и мана?
   -- Да. Это одно из названий.
   -- Чаша не могла испортиться? Она не опасна для меня, если захочу её использовать?
   -- Чаша Силы не может быть опасна. Она не может испортиться.
   -- У тебя есть ещё что-нибудь полезное?
   -- У меня была сумка. Зелья, артефакты. Было оружие и деньги. Всё осталась под камнями.
   Да, разобрать завал у меня не факт что выйдет, но хоть главное выяснил. И новость вполне себе радует! Возможно, получится набрать на улучшение копья!
   -- Кто ты? Как тут очутился, что произошло с тобой?
   -- Я Наг Неб, охотник за сокровищами. Я ходил в пещеры, искал артефакты Древних. Духи скал разгневались на меня. Они завалили меня камнями. Я умер, потому что не смог выбраться.
   -- Ты знаешь, где находятся артефакты?
   -- Я собрал некоторые, и спрятал в пещере. Но её завалило. Она не здесь.
   -- Кто такие Древние?
   -- Не знаю. Говорят, это те, кто ходит между мирами и создаёт их.
   -- Зачем тебе их артефакты?
   -- Они дорого стоят.
   -- Как отсюда выбраться наружу?
   -- По заброшенным шахтам.
   -- Там опасно?
   -- Там очень опасно. Много гоблинов, орков, нежити.
   -- Как ты прошёл шахты?
   -- У меня была сфера невидимости.
   -- Как можно пройти шахты без сферы?
   -- Никак. Слишком опасно.
   -- Есть ли какие-нибудь секретные ходы? Есть какие-нибудь места, в которых можно найти что-то полезное? -- призрак начал мигать. Скорее, скорее, пока не поздно, спросить как можно больше!..
   -- Я делал тайники, когда шёл...
   -- Как их искать?
   -- Я рисовал на них знаки...
   -- А пещера. Как её найти?..
   -- Завалена... Знаки...
   Исчез. Чуть-чуть не хватило, узнать, что за знаки-то! Ломай теперь голову, думай, где они -- эти тайники, и пещера с сокровищами...
   Но, конечно, это было бы слишком хорошо. Даже то, что мне удалось выяснить, даже и это уже неплохо. Взяв заветную чашу и отложив в сторону, попробовал разобрать завал. Кое-что отгрести удалось... Но бедолагу Неба придавило особо крупным камнем, таким, что даже десять таких, как я, его вряд ли смогли бы сдвинуть. Как оттащить или откатить его, я придумать не смог, подкопаться тоже вариантов не было -- кругом одни скалы. Видимо, про эти артефакты, зелья, деньги и что там ещё, придётся забыть.
   Но зато у меня появилась чаша. Ещё раз посмотрев вниз, и убедившись, что там ничего не изменилось, я взялся за копьё.
   "Ну наконец-то. Я уж думал, ты забыл про своего старого верного друга и слугу... Мы же будем улучшать меня, да?.."
   -- Что, прямо сейчас?
   "А чего бы нет-то? У нас вдвоём маны уже почти половина от того, что нужно. Чаша даст много. Перед тем, как использовать её, лучше слей весь запас мне -- так она больше восстановит. Крови у меня достаточно. Хотя всегда можно больше. Альвийская кровь из той девчонки была бы очень кстати. А ещё твоя..."
   -- Моя?!
   "Ну да. Ты же принадлежишь особой расе. С твоей кровью я бы мог перенять какое-нибудь полезное свойство, и ещё больше сродниться с тобой..."
   -- Ну, не знаю, не знаю, деревяшка...
   "Можешь не всю отдавать. Для меня и немного будет хорошо".
   -- Сколько -- немного?
   "Ну, не одна капля... Больше. Чем больше, тем лучше. Но смотри, огненнокровый, я не хочу, чтобы ты погиб тут, оставив меня валяться в таком месте, где меня ни в жизнь никто не найдёт. Держи себя в руках!"
   -- Спасибо, попробую... И, слушай. Все книги остались внизу.
   "А сейчас они и не нужны. Я всё сделаю сам. В будущем, для следующего улучшения, там без них никак, да. Но пока -- нет".
   -- Ну ладно...
   Ещё раз проверил все цифры. У копья собственный заряд -- двадцать две, одну единицу он сожрал, они у него уходят со скоростью где-то примерно штука в час. Ещё двадцать семь у меня. Слить ему всё?.. Ладно, пробуем. Вместе как раз получится сорок девять -- без одной единицы половина того, что требуется.
   Теперь берём эту чашу... Что с ней делать-то?
   "Да что-что... Пить, конечно!"
   -- Эту гадость?
   "А что такого-то? Все пьют, а ты особенный? Давай, бери, не мни сиськи!"
   Хмыкнув, я осторожно коснулся края чаши губами, и попробовал втянуть в себя полупрозрачную светящуюся субстанцию, ни на секунду не прекращающую своего движения. Попробовать сначала только немного не получилось -- она влилась в меня вся, сразу. При этом я не почувствовал никакого вкуса, да и вообще ничего -- будто просто воздух втянул.
   Однако цифра на периферии зрения тут же прыгнула с тревожного красного нуля до гордой зелёной сотни. Эх, видать, в меня больше не влезет. А жаль...
   Пятьдесят пять единиц -- сразу с запасом, на будущее -- переправил копью. Остальное оставил себе. Даже этого должно было хватить на то, чтобы создать себе маленькую армию зомби и закидать всех врагов огненными шарами!
   "Если что, ты перевёл мне минимальное количество, необходимое для улучшения. Но никто не мешает добавить. Чем больше у меня будет маны, тем больше у меня будет возможностей и тем лучше я себя смогу сделать. Я бы не жалел -- потом, переиграть уже не сможешь. А накопить маны ты всегда успеешь".
   -- Да откуда её брать-то вообще, эту ману?
   "Твой организм постоянно вырабатывает. Если бы ты не тратил всё сразу, через какое-то время легко набрал бы эту свою сотню. Так что давай, не жадничай. Мы же хотим, чтобы у тебя было самое-самое лучшее на свете волшебное копьё?"
   -- Ладно, ладно...
   "И не забудь скормить мне ледяной посох. И крови своей дай, если девчонку жалко!..".
   Ещё сорок единиц, скрепя сердце, перевёл "на счёт" Духолова. Потом достал ледяной посох. И что с ним делать?..
   "Просто положи меня так, чтобы я касался его наконечником".
   Кровь. Допустим, она ему и правда нужна... Но -- как это сделать?
   "Сказать, как?"
   -- Дать проткнуть меня наконечником? Да сейчас, я видел, как ты за раз выпиваешь врагов...
   Вместо этого, когтём одной руки царапнул по запястью другой. Поднял руку над копьём, так, чтобы капли начали падать на него. Получалось медленно и неэффективно. Поколебавшись пару мгновений, достал из сумки лечащие снадобья, и полоснул по ране ещё. Кровь потекла тонкой струйкой, и я держал так очень долго, пока не стал чувствовать нарастающую слабость и головокружение. Выпил малое снадобье, рана начала затягиваться, силы вернулись. Повторил, полоснув снова, и опять долго держал руку, поливая кровью копьё. Залечился уже большим флакончиком.
   -- Так хватит?
   "Прекрасно. Это даже больше, чем было надо! Я столько сил чувствую! Я создам из себя самый мощный и прекрасный артефакт во всём мире!"
   -- Что надо, чтобы запустить улучшение?
   "Твоя прямая команда. Больше ничего. Дальше я сам всё сделаю..."
   Как бы не так. Команду я и правда дал... Но не пустил всё на самотёк, нет. Пусть я плохо понимал все эти тонкости магической науки, но прекрасно запомнил, как создавал себе кольцо и заставлял духов гоблинов превращаться в послушные механизмы. И сейчас, точно так же, ворвался во внутреннее пространство своего копья, ломая волю крайне недовольного этим самоуправством Духолова, и принялся делать то, что нужно мне -- а не то, что хотел он.
   Настройка создания артефакта отняла уйму сил, поглотив всё моё внимание. Пришлось в процессе ещё и добавлять ресурсов, скармливать копью нож и кинжал, снятые мною с проклятого рыцаря.
   Когда я понял, что всё -- бессильно откинулся на камни и так и лежал какое-то время, не в силах пошевелиться. Но главное сделано, и если всё получится так, как хочу я -- скоро в моих руках и правда появится очень неплохое оружие.
   Одно расстраивало -- вместо всех цифр и прочих данных об артефакте, появилась надпись "В процессе улучшения. Время -- неизвестно". На время Духолов покинул меня, став самым обычным копьём, без каких бы то ни было особых свойств и способностей...
   После всего этого я лажал, приходя в себя, довольно долго. Тело затекло и болело от впивающихся камней, ещё и мутило немного. Лишь с немалым трудом удалось наконец заставить себя пошевелиться и сесть. Надо было собираться, и спускаться уже вниз. Посмотрел на пустую чашу силы. Внутри теперь ничего, пустая. Взять с собой? Наверное, она бесполезна, но кто знает... Вдруг, получится как-то перезарядить? Не сразу, но приспособил неудобный предмет, заткнув за пояс.
   Ледяной посох исчез бесследно, мы с Духоловом поглотили его. Не скажу, что жалел об этом -- часть его свойств удалось перетащить без каких-то потерь. После завершения улучшения должна была снова открыться возможность ими пользоваться, пусть и в несколько ином виде. Зато, теперь нужно было таскать только копьё. Снова приспособил его себе, привязав и закинув за спину.
   Выглянул за край уступа. С одной стороны, как уже повелось, проверить, всё ли там хорошо, с другой -- просто, чтобы отсрочить момент спуска. Уж больно долго и сложно я сюда лез, а обратный-то путь в разы тяжелее! Ещё и слегка не в себе был после возни с созданием артефакта...
   Однако то, что я увидел внизу, не понравилось мне совсем. Дайя куда-то исчезла!
  
  -- Глава 12
   Поспешно спускаясь вниз, я прочувствовал весь спектр эмоций в отношении своей спутницы. Сначала это были беспокойство и тревога за неё, потом они сменились злостью и раздражением, ведь это она наверняка сама решила сбежать от меня... В то, что кто-то напал на неё и уволок насильно, как-то не верилось. Ни следов борьбы, ни криков, которые я бы услышал, да и мешок с вещами остался нетронутым. Тот забитый досками вход тоже был закрытым, по крайней мере, так казалось издалека... Так что, куда она там исчезла -- непонятно.
   Когда я пару раз чуть не сорвался вниз, понял, что надо срочно брать себя в руки и закруглять излишне бурные переживания, иначе всё для меня может закончиться очень быстро и плачевно. И я успокоился. Помогла мысль: а что, в конце концов, волноваться? Дайя, конечно, симпатичная, но у нас как-то не сложилось. А так, она девочка взрослая, и раз не хочет со мной -- так и пусть катится на все четыре и ко всем чертям. Да, сожрут её, почти наверняка. Какие-нибудь пещерные гоблины, или ещё кто. Но это её выбор, её свобода. Я и так уже много сделал, когда увёл её из галереи и спас от той ужасной участи, которая была уготована бедняжке.
   К тому моменту как я, в очередной раз ища ногой опору, нащупал, наконец, твёрдую горизонтальную поверхность, и с громадным облегчением спрыгнул на дорогу -- окончательно сформировалось мнение как относительно случившегося, так и моего дальнейшего поведения. Причём, уже без эмоций, исключительно исходя из фактов и вытекающих из них логических выводов. Поборов немалый соблазн забить на поиски и оставить всё как есть, я решил всё же так не делать. Просто потому, что она явно не совсем в себе и не очень адекватно воспринимает действительность. Оставлять такую без присмотра -- бесславно сгинет, и всё. Если это произойдёт, будет немного жаль, даже не немного. Хотя бы потому, что столько сил потратил на неё уже...
   Подождав, пока индикаторы усталости почти всех мышц сменятся с красных на хотя бы жёлтые, начал осматриваться. Из оставленных внизу вещей исчезла фляга, последние несколько факелов и то малое снадобье здоровья, которое я выдал Дайе ещё в самом начале нашего спуска в пещеры. Она так и не вернула его, сделав вид что "забыла", а я не напоминал. Зря. С другой стороны, так у неё будут хоть какие-то шансы...
   Естественно, лук со стрелами пропали тоже. Ещё одна деталь и аргумент в пользу того, что девушка ушла по своей воле, её не утащили. Хотя могли, конечно, и как трофей взять. Пещерные гоблины, и все прочие, кто нам раньше попадался, вряд ли позарились бы на это добро. У них мозгов бы не хватило научиться обращаться со столь совершенным оружием. А вот кто-нибудь другой, ещё неведомый -- тот вполне...
   Мне остался только многострадальный, изрядно затасканный и грязный мешок со всяким бесполезным хламом: обрывками тряпок, пустыми бутылками, обломками мечей. Но, самое главное, в нём лежали книги. Специально проверил -- все остались. И на том спасибо. И хорошо копьё с собой взял, да сумку с остатками боевых зелёных зелий и эликсиров. Те же камни, для усиления оружия, тоже всё время находились при мне.
   Завершив ревизию, я прошёлся до забитого досками входа, внимательно глядя по сторонам. Идти пришлось минут пятнадцать, сверху всё это казалось гораздо ближе.
   Вход выглядел заделанным намертво. Почти столько же времени, сколько шёл, я потратил на возню с досками -- несмотря на древний вид, они держались довольно крепко, и расшатать я смог только несколько.
   Наконец, вытащил одну, с противным скрипом. Вгляделся в полутьму, пытаясь увидеть в ней что-то... И отшатнулся. Бросившийся прямо в лицо паук вернул с небес на землю, и на какое-то время пришлось заняться им и его собратьями, которые полезли из щели буквально один за другим, так, что я еле успевал молотить копьём, отправляя гадов на тот свет. Это были всё такие же, как встречались нам ранее в пещерах, жирные, с полосатыми красными лапками, и -- что особенно удобно, если встречаешься с ними в темноте -- с горящими красным глазами.
   Когда паучий поток иссяк, я воспользовался паузой и поскорее поставил доску на место. Задумался. Получалось, по этому, самому очевидному пути, Дайя вряд ли смогла бы пройти. Она не справилась бы и с двумя пауками, лук -- не лучшее оружие против маленьких юрких тварей. А значит, что? Значит, она ушла как-то по-другому, иным способом.
   Но как? Не упала же она просто вниз? Специально прошёлся обратно, до того места, где мы расстались, по самому краю дороги, внимательно вглядываясь в пропасть под ногами. И ничего. Ни следов крови, ни обрывков одежды, ни того, чего так боялся увидеть -- распластанного внизу тела. Только скалы, практически отвесные, и клубящийся туман под ними.
   Так куда же она могла деться? Если честно, у меня просто закончились варианты. Наверх, ко мне, она вряд ли бы забралась, да и заметил бы её. Вниз... Это надо очень хорошо разбежаться и прыгнуть, чтобы пролететь сразу туда, в туманную бездну, не застряв в камнях и не оставив следов. Что же ещё могло произойти? Прилетел волшебник на голубом вертолёте? Унесли призраки? Стала невидимой? Что из этого наименее бредово?..
   Я принялся раз за разом, с упорством, граничащим с одержимостью, ходить взад-вперёд. Смотрел то на стены, то на пропасть внизу. Больше никаких вариантов, ни как забраться наверх, ни как, наоборот, спуститься, в голову не приходило. И, наверное, я бы так мог ходить ещё очень долго... Но в конце концов мне просто повезло.
   Нечто странное я заметил, проходя в очередной, уже неизвестно который, раз вдоль скалы, и всматриваясь в её поверхность. Уже не единожды до того замечал, что от одного из торчащих из расселин куцых не то деревьев, не то кустарников, отрывались и падали вниз листья. На этот раз я тоже увидел это, периферийным зрением. Отвернулся, всматриваясь в подозрительный скалистый уступ, который почему-то очень мозолил глаза, перевёл взгляд обратно... И меня как током ударило. Лист исчез.
   Сильных порывов ветра не было, а если бы даже и были -- его вряд ли унесло бы куда-то настолько, чтобы я не смог этого увидеть. Куда же он пропал? Забился за камень, выступ? Так их там нет, именно в этом месте. Вообще ни одного! Вокруг сколько угодно, а тут -- ровная, плоская стена.
   Я подошёл к скале, хотел попробовать вскарабкаться чуть наверх, может, так получилось бы разглядеть что-то -- но рука ухнула в пустоту. Отскочил назад, не понимая. Поднял копьё, ткнул вперёд... Наконечник прошёл сквозь каменную поверхность, будто её там и не было.
   Что это? Обман зрения? Как бы там ни было, пока не проверю, не узнаю. Сделав два шага вперёд, я буквально прошёл сквозь прозрачную преграду, оказываясь по "ту сторону". Сзади -- вид на дорогу. Чуть потемневший, будто сквозь затонированное стекло. Спереди -- ступени, идущие довольно круто вверх. И в толстом слое пыли можно отчётливо различить следы босых ног, небольших, скорее всего -- женских.
   Интересно, как она смогла найти этот ход? Специально искала, или случайно увидела, как я? Наверное, второе. Таинственное место довольно близко к тому месту, где я оставлял её. Наверное, Дайя действительно могла, сидя и просто смотря вдаль, заметить аномалию. Точно так же, как и я до этого. Учитывая, что сидела и ждала меня она долго -- вероятность такого исхода получалась куда как не маленькой...
   Вот только, о чём она думала, убегая так? Что я не додумаюсь и не смогу найти замаскированный лаз? Что не захочу искать её? Или просто -- считала, что так у неё появится фора, и она сможет убежать и скрыться?
   Сходив за мешком и взвалив его на плечо, поудобнее перехватив копьё, я снова прошёл сквозь иллюзию и начал подниматься по ступеням. Ход, против ожиданий, углублялся в скалу только в начале, потом вновь выходил к "поверхности". Сквозь вырубленные в стене окна внутрь попадало достаточно света, и, судя по всему, они тоже были защищены иллюзиями от взглядов извне. Интересно, насколько это дорогостоящая магия, и как давно она здесь? Неужели это всё так и стояло, наверное, целые годы, без подпитки маной? Или тут есть какой-то секрет?..
   Вскоре лестница закончилась, и я вышел на вырубленную прямо в скале горизонтальную тропу. Судя по всему, её уже не защищали никакие иллюзии, просто, с наружной стороны тянулась настоящая стена из камней. Снаружи они должны были казаться естественным нагромождением -- разного размера, формы, и даже высоты. Но на самом деле, кто-то явно устанавливал их специально, и очень аккуратно стесал внутреннюю сторону, так, что никаких сомнений не оставалось -- этот ход искусственно создан.
   Секретная тропа оказалась в разы уже, чем та дорога внизу, и мне приходилось буквально протискиваться вперёд. Она петляла и то опускалась, то поднималась. В конце концов, я оказался прямо над тем забитым досками входом, в тоннель с пауками. Тут же подумал, что, наверное, надо быть осторожным, и внимательнее смотреть под ноги. Ведь кто сказал, что иллюзии могут быть только на вертикальных поверхностях?..
   Я будто в воду глядел. Ход снова нырнул в скалу, приведя в довольно приличных размеров пещеру, скудно освещённую и заросшую старыми знакомцами -- грибами с ядовитым зелёным туманом внутри. И вот там, посередине, как раз и обнаружился вертикальный колодец, ведущий прямо вниз. С чем-то, похожим на очень грубые ступени, высеченные прямо в одной из стен.
   Я пристроился возле дыры в полу и долго всматривался в темноту. Показалось, что увидел нечто, похожее на те лохмотья, которые были на моей спутнице. И что делать? Идти дальше, туда, куда ведёт тайный ход, или спуститься и проверить?
   Колебался недолго. Вперёд уйти всегда успею, а тут даже напрягаться не надо, есть удобная лестница. Слезу, быстро проверю, и вернусь. Много времени занять не должно, а пауков внизу я вроде уже и так перебил...
   Спускаться и правда оказалось не сложно. Вот только -- ступени заканчивались где-то метрах в двух с половиной над поверхностью, и пришлось прыгать.
   Приземлился среди кучи человеческих скелетов и паучьих трупиков. Сквозь щели между досками с одной стороны проникал какой-никакой свет, в другую сторону вёл скрывающийся в темноте тоннель. Никого живого -- видимо, всех, кто тут был, я выманил наружу. На одном из костяков и правда оказалось надето платье Дайи. Рядом валялся знакомый мне сломанный лук.
   Вот только, кости выглядели древними-предревними. И неужели даже пауки, даже в таком количестве, смогли уничтожить все мягкие ткани за столь краткий промежуток времени? Не верится, ой, не верится...
   Зато, среди всякого хлама, древних костей и гор сгнившего тряпья, разбросанных вокруг, я нашёл целую колбу с малым снадобьем здоровья, пару более-менее сохранившихся кожаных сумок, и ржавый нож. Так себе трофеи, но хоть что-то.
   Посмотрел наверх -- снизу секретного хода не видно. Сплошной каменный потолок. Ещё и скругляющийся кверху, так, что не вскарабкаться при всём желании. Пришлось выламывать доски и вылезать наружу. Само собой, позади себя я всё вернул в первозданное состояние.
   К тому месту, откуда спрыгнул, возвращался бегом -- было жаль времени. Вновь вернулся к пещере с грибами. Оттуда ход вёл дальше куда-то вглубь, в темноту. Пришлось доставать так удачно подвернувшуюся колбу и использовать по старинке, как фонарик. Невольно даже посетила мысль: а не та ли это колба, которую давал Дайе? Вдруг, это всё, что от неё осталось -- или, наоборот, последний привет от девушки? Которой стало стыдно, и она решила вернуть хотя бы часть чужого имущества?
   Как бы там ни было, шёл вперёд я предельно осторожно, ещё и пытаясь прощупывать кончиком копья пол перед собой. Никаких сюрпризов больше не встречалось, только пару раз споткнулся о паучьи трупики. Откуда они здесь? Неужто моя спутница научилась, наконец, расправляться с ними? Или это естественная смерть, возможно, следствие грызни с сородичами -- такие тоже уже попадались, и не раз?
   А потом, ход закончился. Просто упёрся в тупик. В конце которого, облокотившись на стену, сидела и испуганно смотрела на меня Дайя. Не полностью голая, как я того ожидал, вовсе нет. В приличном брючном костюмчике, который даже почти пришёлся по фигуре. Просто он был чуть дырявый в двух местах, сквозь которые, видимо, убивали его предыдущего хозяина. Или хозяйку...
   -- Ну и что это такое, а?
   Девушка молча пожала плечами.
   -- Хотела от меня смыться? Уйти одна?
   Чуть подумала и кивнула.
   --Знаешь? Да и катись ты, блин, куда хочешь, -- почувствовал, что закипаю. -- Бегать за тобой никакого желания. И лук зачем было ломать?..
   Опустила глаза. Ага, знает, что виновата. Ничего.
   Сделал несколько шагов вперёд. Вздрогнула. Боится... Но я, на самом деле, уже потерял к ней интерес. Начал ворошить ногой битые черепки на полу, и куски досок -- видимо, обломки то ли ящиков, то ли бочек.
   Наверное, тут когда-то был склад. Хранили что-то съестное. Но сейчачс от былого великолепия осталось только усеивающее пол ровным слоем крошево. Я походил по нему, разгребая и пытаясь найти что-то внутри. Но -- нет, ничего. Кажется, кто-то уже побывал здесь, и взял что, что можно было взять. И не тот ли это был искатель артефактов древних, которого я нашёл наверху?
   -- Тут нет ничего. Кто-то был здесь, и разорил склад, -- глухо проговорила Дайя. Первые слова от неё. Что это с нею вдруг произошло? Совесть проснулась?
   Я всё равно прошёлся вдоль стен, простукивая древком копья. Даже потолок проверил. Нет, ничего. Видимо, это не более, чем своеобразная кладовка бывших хозяев гор. Устроена, конечно, странно -- но, может, они просто приспособили под свои нужды естественную пещеру?
   Поняв, что ничего интересного больше не найду, я просто молча развернулся, и пошёл назад. Не говоря Дайе больше ничего. Если моё общество так противно этой особе -- так зачем навязываться?
   Где-то в глубине я был удовлетворён. Жива, по крайней мере. Если хватит ума сообразить, и пойти за мной следом -- возможно, выберется отсюда. Но ждать её не буду. Более того -- отсутствие спутницы, в каком-то смысле, развязывает руки. Я теперь снова мобилен и могу передвигаться, не оглядываясь назад и не дожидаясь никого!
   Возвращаясь обратно, не стал тратить время и срезал прямо через колодец, спустившись вниз, по ступенькам. Боялся, что в мешке, который скидываю, побьются бутылки -- но, на удивление, всё осталось целым. Хотя, даже если бы и нет -- невелика потеря.
   В тоннеле со скелетами и дохлыми пауками всё оставалось по-прежнему. Ещё раз оглядевшись, достал фонарик-колбу и пошёл вглубь, в темноту. Судя по всему выходило, другого пути, чтобы выбраться, не найти.
   Недлинный, но сильно извилистый проход в скале вывел в огромную, просто поражающую воображение пещеру. Я словно попал в ещё один тоннель, только гигантских размеров, тянущийся куда-то вдаль. Конца ему не было видно: того света, который проникал сквозь пробитые в высоком своде вертикальные шахты, едва хватало, чтобы разглядеть то, что находится вблизи. Зато хорошо просматривалось дно пещеры, ровное, плоское, лишь засыпанное всяким мусором и обломками камней. И я был от него на высоте метров десяти.
   Прямо от моих ног, вдоль стены пещеры, тянулись деревянные леса. Выглядели они крайне шатко и ненадёжно, но в конце можно было разглядеть лестницу.
   Очень осторожно, буквально крадучись, я попробовал хлипкие доски. Воображение тут же нарисовало тысячи вариантов, как всё это рушится, как я разбиваюсь о камни внизу, как напарываюсь на ржавые гвозди, как застреваю в образовавшейся под ногами дыре... Но я сделал шаг, потом другой, а затем и вообще прошёл дальше, вдоль самой стены, ступая только там, где под досками были продольные балки.
   Даже так было ощущение, что очень сильно рискую. Но -- иных путей вниз не было видно. И я аккуратно, прислушиваясь к каждому скрипу, шаг за шагом продвигался вперёд. И так даже удалось дойти до той несчастной лестницы.
   Но вот она выглядела сильно хуже. Попробовав самую верхнюю ступеньку ногой, я с огорчением проследил за тем, как она ломается пополам. И как спускаться?.. Хоть бы верёвка в хозяйстве завалялась какая, что ли... Или крылья и умение летать -- в конце концов, драконид я, или где?..
   Как назло, ещё и стена пещеры имела отрицательный наклон. Даже если бы я умудрился как-нибудь уцепиться и повиснуть на ней -- спуск дальше выглядел абсолютно нереальным. Получалось -- в любом случае, мне только один путь вниз, по этой древней, прогнившей лестнице.
   Вздохнув и в последний раз обречённо оглядевшись вокруг, в тщетных попытках найти иной способ достичь далёкой поверхности, я начал спуск. Не как по лестнице, а будто слезая по дереву, обняв толстый ствол столба и стараясь ставить ногу на поперечины только у самого места крепления, ни в коем случае не посередине. Даже так некоторые трещали и проваливались под ногами, так, что приходилось буквально повисать, вцепившись в вертикальную деревяшку. Но, главное, она выдерживала, и я спускался дальше и дальше.
   Особенное неудобство доставлял дурацкий мешок, который, немного помучившись, я просто скинул вниз. Звон стекла сообщил о том, что на этот раз спасти бутылки не удалось. Вспомнилось, что и фляга-то у девчонки, забыл забрать...
   А где-то на полпути я услышал со спины какие-то подозрительные звуки. Осторожно оглянулся... И выматерился. Конечно, про себя.
   По дну пещеры гордо вышагивала банда пещерных гоблинов. Присмотрелся -- нет, эти гораздо крупнее, мощнее, хотя по комплекции и внешнему виду похожи -- длинные руки, короткие ноги, безобразные лица с острыми ушами и торчащими клыками. Одеты гораздо приличнее пещерных, и, вроде, даже вооружены нормально, не костями вместо дубинок. Показалось, что даже цвет кожи немного другой.
   Среди них особенно выделялся один, идущий чуть позади. Раза в полтора, если не в два, выше сородичей, он медленно переваливался, еле поспевая следом. В одной набедренной повязке, мощный, весь увитый мускулами, и с дубиной -- почти настоящим деревом на плече, он реально внушал какой-то первобытный страх и трепет. Я даже представить себе не мог, как можно справиться с таким гигантом.
   Компания внизу деловито шагала куда-то по своим делам. Не знаю, слышали они звон от упавшего мешка, или нет... Но меня не видели, и я постарался замереть и не двигаться, сливаясь с местностью. Только того, чтобы они заметили меня сейчас, и не хватало.
   Будто назло, я ощутил идущий сзади жар и увидел красноватые блики, побежавшие по стенам. Повернул голову назад, туда, где торчало моё многострадальное копьё, привязанное за спиной перед спуском.
   Его наконечник покраснел, будто раскалившись, и прямо на глазах менял форму, вытягиваясь вперёд и набухая двумя почками с противоположных сторон. Из одной такой "почки" начало проявляться небольшое выступающее лезвие, как у топорика, конец другой всё больше рос в бок, утончаясь, и в конце концов превратился в крюк.
   Улучшение артефакта прошло первую стадию, превращая копьё в алебарду. Как же не вовремя!.. И, к сожалению, это только внешнее изменение -- процессы внутри всё ещё продолжаются, судя по надписи, которую я вижу, и неизвестно, когда в моих руках появится наконец полноценный, полностью рабочий артефакт.
   Те, снизу, вроде не смотрели наверх, и не заметили меня. Хотел уже было вздохнуть спокойно, расслабившись, мол, пронесло -- как под моими ногами предательски хрустнуло. И гоблины тотчас замерли, все, кроме здоровяка. Тот ещё два шага прошёл, и только после этого сообразил остановиться тоже -- видимо, с мозгами у этого товарища не очень...
   Заметят? Не заметят? Я следил, как медленно поворачиваются их головы, сканируя пространство. Как один смотрит уже практически в мою сторону, но мимо, вниз. Потом, судя по всему, обращает внимание на красные сполохи, которые ещё не совсем затухли -- взгляд его поднимается вверх, и встречается с моим.
   Вопль, палец, показывающий в мою сторону... Какие-то мгновения, и остальные тоже меня замечают. Тот, что был спереди, тянет висящую на поясе странную штуковину, подносит к губам... Рог. По пещере раскатывается громкий, многократно поддержанный эхом зов. А подо мной усиливается треск. Кажется, ещё чуть-чуть, и я полечу вниз.
  -- Глава 13
   Вопрос, спускаться и встретить новую напасть лицом к лицу, или подняться и отбиваться от лезущих ко мне врагов с высоты, не стоял. У двоих из гоблинов я увидел луки, тогда как у меня самого не было ничего "дальнобойного", если не считать зелий-бомбочек... Если я залезу, а они останутся караулить снизу -- никогда не спущусь. И рано или поздно просто помру с голода.
   Совсем отбросив осторожность, я как можно быстрее начал спускаться вниз. Всё равно, падать уже не так высоко, да и ситуация сложилась не располагающая к медлительности. Одна стрела свистнула совсем рядом, вторая воткнулась в деревяшку, лишь чуть-чуть разминувшись с моей рукой. Я, конечно, переместился на дальнюю от лучников сторону столба, постаравшись спрятаться за этой естественной преградой, но чувствовал себя мишенью в тире. Если бы они просто остались на месте и продолжили обстрел издалека, мне бы пришла крышка.
   К счастью, им либо мозгов не хватило, либо они были слишком уверены в себе, либо жаждали рукопашной схватки. К тому времени, как я, наконец, спрыгнул на пол пещеры, чуть не повредив ногу о неудачно подвернувшийся под неё обломок камня, пещерные обитатели почти добежали до меня. Стрелкам было уже не так удобно целиться из-за спин сотоварищей -- и, главное, того здоровяка-переростка, который неожиданно неплохо разогнался, и от поступи которого, казалось, сотрясалось всё вокруг.
   Используя последние секунды до свалки, я запустил во врагов огненный шар, потратив три единицы маны из пяти, и вытащил обе склянки с зельями. У первой, прежде чем кинуть, вырвал пробку зубами, вторую метнул прямо так. После, не тратя времени и не дожидаясь, пока среди бегущих ко мне расползётся зеленоватое облачко, и не обращая внимания на бухнувший взрыв, дёрнул копьё, вернее -- теперь уже алебарду, вырывая из импровизированных креплений за спиной.
   Главарь гоблинов сильно вырвался вперёд, и уже почти добрался до меня. Он ловко увернулся от пущенной в него склянки -- к счастью, она не пропала, а, пролетев дальше, ударилась о бежавшего следом -- и, с бешеным рёвом оскалив широкую пасть с торчащими вверх острыми клыками, прыгнул вперёд. Брызжущая слюна, налитые кровью белки, бешено раздувающиеся ноздри... Это было само бешенство и животная ненависть. Я опустил алебарду, направив острый шип наконечника на врага, и шагнул навстречу.
   Но гоблин, против ожиданий, не налетел на него, а внезапно замедлился и взвыл, совсем уже нечеловеческим голосом. В маленьких злобных глазках сверкнуло торжество, а в длинной лапе я увидел пузатую бутыль -- точь-в-точь такую же, какую только что кинул сам. Доля секунды -- и она полетела мне под ноги!
   Не знаю, как я успел среагировать и направить оружие, сбив снаряд ещё на подлёте. Топор алебарды разрнёс бутыль на мелкие осколки, превратив во вспухший прямо в воздухе огненный шар. Руки опалило и посекло стеклянными осколками, несколько впилось в лицо -- но, к счастью, не так сильно, как могло бы быть, попади бутыль с зельем прямо в меня.
   Но самое неприятное, я выяснил, что у моего бывшего копья, а нынешней алебарды, оказывается, заметно изменился вес и сместился центр тяжести. Попытка уколоть оказавшегося на расстоянии удара гоблина-переростка чуть не оставила меня без оружия -- пользуясь моей неожиданной неуклюжестью, противник легко увернулся и наступил на пролетевшее слишком далеко в свою сторону древко, почти придавив его к земле. Я еле успел дёрнуть алебарду на себя, крутанув вокруг оси, так, что заострённый крюк топорища вонзился сзади врагу в стопу. Он заверещал, пробуя высвободиться, и тут мы оба сделали неприятное открытие: крюк застрял.
   Я дёрнул на себя, потом ещё, и ещё. В конце концов, всё же смог высвободить оружие, но это стоило пары драгоценных секунд, в течение которых раненый чуть не отрубил мне руку своим ятаганом, потом в неё вонзилась стрела, и ещё одна чуть было не попала в лицо...
   После того, как я отпрыгнул от раненого главаря, он вытащил какое-то зелье и прямо на моих глазах заглотил его, тут же вновь вскочив на ноги, будто ни в чём ни бывало. Дальше наблюдать за ним не получилось, тут же пришлось блокировать древком алебарды свистнувший рядом клинок, и, не успел я отпрыгнуть, в попытке разорвать дистанцию и вернуть себе инициативу -- как увидел летящую сверху дубину здоровяка, который добежал, бесцеремонно растолкав остальных, и теперь рвался расправиться со мной.
   Сделав шаг в сторону, я позволил дубине врезалась в землю на том месте, где только что сам находился. Раздавшиеся грохот и терск оглушили, и я чуть не напоролся на направленное прямо в грудь искривлённое жало ятагана. Увернулся, заблокировал ещё один клинок, который чуть не снёс полчерепа, попробовал отскочить... И тут же снова пришлось отбиваться.
   Думал, выдержу первый напор, верну инициативу -- и разделаюсь с противниками по-одному, как всегда раньше делал с пещерными гоблинами. Но не тут-то было. Я просто не успевал никого ударить, только крутился на пределе возможностей, лишь чудом отбивая направленное на себя оружие или уворачиваясь от него, каждый раз замечая направленные на себя удары только в самый последний момент. Внезапно стало очевидно -- это конец. Вопрос времени, когда меня совсем зажмут и добьют. Силы не бесконечны, я уже и так выдыхался, и новое оружие оказалось предательски непривычным и неудобным, каждое движение заставляло сосредотачивать все силы и внимание...
   Когда отчаяние внезапно накатило на меня и почти овладело разумом, яркий светлый росчерк, прилетевший откуда-то сверху, вонзился в одного из противников. Сражённый гоблин, крутанувшись на месте, начал заваливаться на бок. Пользуясь короткой заминкой, я тут же ударил его соседа. Тот отскочил, но мне только того было и надо, и я рванул вперёд, прямо через вылетающее из павшего "облачко" души.
   Впитав его в себя, почувствовал некоторый прилив сил. Картинка "усталости" мигнула, и я даже потратил драгоценное мгновение, чтобы убедиться -- там действительно стало меньше красного. И, конечно же, у меня появилась мана! Теперь -- целых шесть единиц! Следующего противника, главаря, который опять подобрался ко мне, встретил выпущенный почти в упор огненный шар. Фаербол врезался в голову, а я, не давая обожжённому гоблину опомниться, тут же рубанул его топором алебарды по шее и прыгнул вперёд. Ещё одно облачко, ещё восемь единиц маны, ещё немного жизненных сил... Но я не останавливался. Прямо так, на ходу, зацепил ещё одного врага крюком, буквально бросив навстречу здоровяку, который вновь всех растолкал, с рёвом шагнул мне навстречу и вознёс над собой дубину...
   Толстый деревянный ствол буквально расплющил попавшего под удар гоблина, я еле успел вырвать алебарду назад. Рубанул по ногам ещё одного противника, добив колющим в грудь. Поразил следующего, потом ещё одного... И вдруг понял, что всё, противники кончились. Мы остались один на один с гигантом, который, кажется, даже не заметил, что остался один, и что попутно прикончил "своего". Он вновь воздел своё титаническое оружие над безобразной головой, ревя и озираясь в поисках меня.
   Шагнув навстречу и впитав очередное облачко, я увидел, как яркий росчерк вонзился переростку в грудь. Он его даже не заметил. Быстрый взгляд туда, откуда прилетел странный выстрел -- и я успел увидеть возникающую вспышку и то, как этот луч устремляется вниз, снова в ту же цель. Мгновений хватило, чтобы удостовериться -- да, это она, моя заблудшая спутница. Видимо, в том секретном тоннеле всё же было что-то такое, о чём она умолчала, и что присвоила себе...
   Легко уйдя в сторону от дубины, я подрубил гиганту одну из ног. Отступил, вновь увернулся, опять ударил. И так несколько раз. Ещё раз отследил краем глаза, как сверху зажигается -- и отскочил в сторону, в безопасноть, постаравшись проследить за летящим огнём. Хотелось понять, что же это.
   Не фиксируя взгляд на одной точке, а следуя им за несущимся вниз лучом, наконец смог в деталях разглядеть это. Луч оказался ни чем иным, как стрелой. Просто светящейся, без оперения, с гипертрофированно широким, треугольным наконечником. Но самое главное -- похоже, даже эта волшебная стрела никак не могла "взять" здоровяка, даже несмотря на то, что гоблинов убивала с первого раза!
   У меня тоже долго не получалось ничего с ним сделать. Я колол, рубил, уворачивался, но, казалось, всё было бесполезным. Гигант просто не обращал внимания на раны и капающую из многочисленных порезов кровь, продолжая с громовым рёвом взымать вверх и кидать вниз дубину, которая после каждого удара о каменный пол мячиком отскакивала вверх и уже давно начала ломаться и трескаться.
   И тем не менее, я добил гада! Пришлось рискнуть, приблизиться на опасное расстояние и вбить наконечник алебарды прямо в раззявленную пасть. Сначала, казалось, удар не возымел успеха. Дубина всё так же поднималась вверх, готовая обрушиться на меня... Но потом здоровяк зашатался, выпустил своё оружие, и с грохотом рухнул навзничь.
   Увидев поднимающийся вверх бледный призрак, я поскорее прыгнул вперёд и с почти физическим наслаждением впитал его. Цифра маны скакнула сразу до отметки "сорок три". На картинках, изображающих усталость и повреждения, красное сменяется жёлтым, а жёлтое -- зелёным. Раненые нога и рука, пусть и не восстановились до конца, но хотя бы перестали болеть. Только стрела досаждала. Вытащить бы её... Но самому -- неудобно.
   Бросил взгляд наверх, на Дайю. Стоит с луком, смотрит вниз. В меня стрелять вроде как не собирается -- и то хорошо... Но что эта вздорная девчонка будет делать дальше? Можно ли рассчитывать на её помощь?
   На всякий случай, я продолжил следить за нею краем глаза, на полном серьёзе готовый в любой момент отпрыгнуть, если вдруг вздумает выпустить стрелу и в меня. Но это не было поводом, чтобы откладывать другие дела. Я быстро прошёлся по трупам, обыскивая их на предмет всего, что могло бы пригодиться, и попутно добил одного из раненых, "впитав" его и заработав ещё четыре "штуки" маны.
   Получалось, мы расправились с семью гоблинами, или кто это был. Главарь, переросток, два лучника и трое обычных. Главарь был чуть больше других и, на мой неопытный взгляд, не в пример лучше экипирован, переросток был просто огромный, но у него, кроме набедренной повязки, ничего с собой не имелось. Остальные -- все плюс-минус одинаковых кондиций и с похожим снаряжением.
   Наибольший интерес, конечно, представлял гоблинский предводитель. Быстрый обыск показал, что в его сумке, довольно неплохой к слову, лежало два больших снадобья здоровья. Как хорошо, что он не успел их использовать! Там же нашлись куски какого-то мяса подозрительного происхождения, точило, нечто, видимо, для разведения огня, несколько мешочков с порошками, несколько камней, с виду самых обычных булыжников, горсть серебряных монет с незнакомыми надписями и профилями, и какое-то количество серебряных же украшений. Скорее всего, хозяев этих брошек, серьг и прочей мелочёвки уже давным-давно нет среди живых...
   С пояса главаря я снял рог и здоровенный тесак, ещё и в удобных ножнах. Последнему порадовался особо -- учитывая, что снятые с рыцаря нож и кинжал скормил алебарде, а всё остальное собранной мною железо было самым настоящим хламом.
   Ещё у гоблина нашлась солидных размеров кожаная фляга. Я обрадовался было, что напьюсь наконец, но когда выдернул деревянную пробку, в нос ударил сильный запах. Кровь. Будто вокруг её было мало...
   Ничего из найденного выкидывать не стал, разложил аккуратно, и прошёлся по остальным телам. Там улов оказался не в пример скромнее -- ещё несколько монет, пара малых снадобий здоровья, несколько ножей и кинжалов, и всё та же мелочовка неясного происхождения. Оружие гоблинов и изрядно опустевшие колчаны со стрелами сложил отдельно, не зная, нужно ли вообще мне это всё.
   Тем временем, Дайя, видимо, устала следить, как я мародёрствую. Изящно продевшись в лук, так, что тетива легла ровно в ложбинку между грудей, она подошла к краю лесов, села, свесив ноги... Ловким движением вся перевернулась, обвив один из столбов ногами, и начала ловко спускаться вниз. Я подошёл подстраховать, но моя помощь не потребовалась, девушка прекрасно справилась и сама.
   Спрыгнув вниз, Дайя окинула меня каким-то уставшим взглядом, и... заговорила!
   -- У тебя стрела торчит. Тебе так нравится?..
   -- Да... Знаешь, мы, дракониды, народ такой, варварский. Любим разные странные украшения в себя вставлять...
   -- Ну смотри. А то, хотела предложить достать...
   -- Хочешь себе такое же, да? Завидно?..
   Шутка не прошла -- девушка скривилась, будто съела лимон. Но шагнула вперёд, и резким движением сломала древко стрелы пополам. Я весь сжался -- думал, будет очень больно. Но удивился, когда почти ничего не почувствовал.
   Обломки стрелы упали на камни, а я поднял руку, разглядывая рану. Кажется, понял, в чём дело. Она зажила прямо так, вокруг засевшей в плоти деревяшки... Оставив сквозную дыру. Видимо, те, поглощённые мною души, восстановившие моё здоровье и силы, отработали на полную, отлечив тело, но не смогли ничего сделать с засевшим в нём инородным предметом.
   Разглядывая рану, крепко задумался. Такие штуки можно использовать и специально. Сделать на теле "тайники" для небольших, но полезных предметов... Перспектива калечить себя, конечно, не самая приятная -- но я, кажется, уже ничего не боюсь.
   Поднял взгляд на Дайю.
   -- Из чего ты стреляла? Что за лук такой?
   -- Лук рыцаря-лучника.
   -- Нашла его там? В том секретном тоннеле?
   Пожала плечами, в том смысле, мол -- а сам как думаешь?
   -- И чем он стреляет? Что это за стрелы?
   -- Для него нужна мана. У меня она, кстати, почти кончилась...
   -- Понятно... Почему ты помогла мне? Я же ненормальный, чудище, тварь тьмы, и всякое такое...
   Девушка долго молча глядела на меня. Заговорила внезапно, когда уже и не ждал:
   -- А почему ты пошёл за мной?
   Хотел было открыть рот, чтобы сказать, зачем -- но вдруг понял, что это не вопрос, а ответ. И лишь пожал плечами.
   -- Допустим, понятно... И что дальше?
   -- Что, что... Выбираться надо. Скоро тут будет не протолкнуться.
   Словно в подтверждение её словам, издалека раздался рёв рога. Точь-в-точь такой же, как когда трубил главарь истреблённой нами банды.
   -- Разумно. Сейчас, только сделаю кое-что... -- кивнул на трофеи. -- Ты пока бери, что тебе надо, это общее.
   Сам же повернулся к главарю, призывая духа.
   Безобразный, с совершенно нечеловеческими чертами, его призрак смотрел уже без животной злости, равнодушно. По обыкновению, он сразу ответил на первый вопрос, не дожидаясь, когда озвучу его вслух:
   -- Мы быть Рррарх. Мы быть горный орк. Мы быть очень много.
   -- Среди вас был один очень большой. Кто это?
   -- Очень большой быть горный тролль.
   -- Он ваш союзник? Или как животное, лошадь например?
   -- Мы не быть понимать, как лошадь.
   -- Горный тролль разумный? Он подчинялся тебе?
   -- Горный тролль быть совсем неразумный. Горный тролль быть подчиняться только свой хотеть. Горный тролль быть хотеть только быть есть. Быть есть горный тролль много-много, когда быть рядом много орк...
   -- Понял, понял. Следующий вопрос. Тут ещё водятся пещерные гоблины... Им не проще тоже, когда "рядом много орк"?
   -- Пещерный гоблин быть позор. Пещерный гоблин быть убиваться об орк, везде где быть видеть.
   -- Понятно... Как много вас здесь ещё? Орков?
   -- Орк быть много-много. Орк быть владеть пещеры раньше карлики.
   -- Как отсюда выбраться, так, чтобы пройти мимо вас?
   -- Никак не быть выбраться. Быть один пещера, быть один путь вниз. Быть много-много орк.
   -- В вашем отряде были какие-то ценные предметы? Что-то, что я могу взять с собой и использовать?
   -- Быть много кровь и мясо человек. Быть вкусно, полезно. Быть костяной порошок и сушёный мозг. Быть зачарованный ятаган. Быть мой. Быть всегда яд. Быть монеты и быть снадобья. Быть круглый камень, один палец, один палец и ещё раз один палец.
   -- Зачем они? Эти камни?
   -- Быть давать старый механизм карлик работать.
   Дух начал мигать... Но основное я, вроде, узнал. Хотя, нет, ещё важный вопрос...
   -- Зачем ты трубил в рог?
   -- Быть говорить, тут наш охота!..
   -- Почему кто-то ответил, тоже протрубив?
   -- Быть говорить, ничего не знать... Тоже быть прийти сюда и все убивать...
   -- Кто это? Их много?
   -- Гаррхх... Быть много-много.. Ладонь-ладонь и ещё ладонь-ладонь орк, палец, палец и палец тролль...
   Призрак окончательно развеялся в воздухе, оставив меня наедине с насущным вопросом: ладонь-ладонь и ещё ладонь-ладонь, это двадцать, или сколько?..
   Задумчиво оглядел остальные трупы. Кого бы ещё допросить?..
   -- Чудовище. Помнишь, что нам надо уходить? -- Дайя сбила с мысли, заставляя вернуться с небес на землю. В чём-то она, конечно, была права. Но я планировал ещё кое-что попробовать...
   Подойдя к телу горного тролля, сделал ему разрез на груди, материализовал камень призыва и вложил в рану. После этого активировал поднятие нежити... И ничего не получилось.
   Как так? Неужели не выйдет сделать эту тушу послушной себе? А я так надеялся... Три единицы маны на создание камня, три на сам ритуал -- и на нашей стороне появился бы настоящий танк!
   Я разозлился, пнул тело, попробовал ещё раз послать ему мысленный призыв восстать -- и тролль зашевелился! Правда, ожидаемой радости это мне не принесло. Тридцатку маны, почти весь накопленный мною запас, как корова языком слизала...
  -- Глава 14
   За нами гнались. Звук рога раздавался всё ближе и ближе. Он отражался от стен, прокатывался под высокими сводами гулким эхом, и догонял нас, заставляя Дайю вздрагивать, а меня скрипеть зубами от бессильной злости... Кажется, преследователи просто забавлялись. Мол -- мы знаем, что вы тут. Вы никуда от нас не денетесь, бегите не бегите.
   Дайя хромала и сильно задерживала движение. Всё-таки, насколько проще было без неё! Один я чувствовал себя намного свободнее. Но надо быть справедливым, не вмешайся девушка тогда, орки с троллем раскатали бы меня в блин, даже не заметив. Вдвоём всё же легче. В крайнем случае, можно встать спиной к спине, и отбиваться. А ещё, в каком-то смысле теперь можно считать, что мы квиты. Я спас её один раз, она меня -- ровно столько же.
   Тролль-зомби тоже двигался медленно, смешно переваливаясь на своих непропорционально коротеньких ножках, каждая из которых, однако, была толщиной почти с моё туловище. Но уж кого-кого, а его оставлять я точно не собирался. Больше тридцати единиц маны осталось в этой неповоротливой махине! Да я бы лучше их на шары спустил, или Дайе скинул, чтобы имела запас для лука!
   Того, что я ей отдал, создав и вручив камень маны на семь единиц, оказалось до неприличия мало. Она впитала его... И сказала, что теперь хватит на целых четыре выстрела. Целых. Четыре. Выстрела. Когда услышал об этом, чуть не взвыл...
   Но что сделано, то сделано, и в предстоящей схватке я возлагал многое на этого слишком дорого обошедшегося нам зомби-тролля. Пусть он медлительный, пусть неуклюжий, но зато -- сильный и большой.
   А в том, что драка рано или поздно произойдёт, я не сомневался ни секунды. Деваться нам из пещеры просто некуда, орки наверняка знают все ходы и лазы, как свои... Кстати, так и не посчитал, сколько у них там пальцев. И -- не спрятаться, не убежать. Ничего из этого при таких исходных нам не светит точно.
   Тем не менее, мы продолжали двигаться по полутёмной пещере, уходя от полусгнивших лесов всё дальше и дальше. Зачем? Я очень надеялся найти какое-нибудь место, более удобное для драки, чем просто открытое пространство. Оказаться против десятков орков и трёх троллей вот так вот, один на один, не хотелось.
   Я внимательно смотрел по сторонам, рассчитывая найти какой-нибудь ход поменьше, вообще всё, что угодно, лишь бы уйти из основной пещеры. Наверное, благодаря этому и заметил Знак. Сначала подумал, что это наскальная живопись местных обитателей, уж больно специфичным выглядело изображение. Но приглядевшись повнимательнее, различил кое-какие знакомые черты... Да тот мужичок-кладоискатель, оказывается, обладал недюжинными художественными способностями!
   Я замер, вглядываясь в рисунок. Высеченный на камне грубыми, но вполне узнаваемыми линиями косматый тип. Совершенно голый и, будто издеваясь, трясущий в нашу сторону своими причиндалами. Если бы я не знал историю, рассказанную кладоискателем про Знаки -- решил бы, что это просто какой-то диверсант-злоумышленник забрался в стан врага, с целью начать такую своеобразную информационную войну.
   Орки, видимо, тоже так решили. На стене тут и там виднелись выбоины и сколы -- наверное, не раз и не два пытались уничтожить ненавистное изображение. Непонятно только, почему у них это не получилось. Терпения не хватило, умения, или стало жалко инструмента? А может, во всём повинна какая-то магия?
   Как бы там ни было, я тут же остановился, разглядывая изображение и пытаясь расшифровать его тайный смысл. Так и продолжал стоять, когда сзади подковыляла Дайя и замерла рядом. Её взгляд, сначала скользнувший по картине, а потом остановившийся на мне, был очень красноречивым и полным скепсиса.
   -- Не думала, что голые мужчины тебя так интересуют. Надеюсь, не будем стоять тут и любоваться, пока нас не сожрут?
   Я ничего отвечать не стал, начав простукивать древком стену. Уже в процессе сообразил, что вряд ли всё так просто. Те ребята, которые дубасили тут по скале, пытаясь стереть картинку, они уж наверняка бы проломили любую перегородку и нашли тайник внутри. А значит -- он где-то рядом, или открывается иным, особым способом.
   Тем не менее, для успокоения совести я старательно обстучал всё вокруг, убедившись, что звук везде одинаковый. Потом вновь вернулся к изображению. Какую ещё информацию из него можно извлечь? Смотрит прямо, руки разведены в разные стороны, будто в жесте удивления. И только, кхм, хозяйство торчит набок. Может, это что-то и значит?.. А ведь, если да -- это прекрасный способ зашифровать информацию о тайнике! Никто и не подумает о том, что такого рода картинка может иметь некий смысл, двойное дно.
   Звук рога раздался где-то уже совсем близко.
   -- Да пошли уже, скорее! Нас сейчас догонят! -- Дайя всполошилась, рассерженно насев на меня и дёрнув за локоть. Первый естественный позыв был поддаться и побежать. Ведь они вот-вот будут тут! Но я сдержался.
   -- Спокойно. Нас вс ё равно настигнут, рано или поздно, так или иначе. Это место не хуже других.
   -- Я пойду! А ты... А ты оставайся!..
   -- Сначала они убьют меня, потом -- догонят и убьют тебя. Расправятся поодиночке. А так, хоть какой-то шанс, -- я равнодушно пожал плечами, сам в этот момент пробуя нарисовать мысленную линию, которая бы продолжила предполагаемый "указатель" на рисунке. Она проходила по стене, чуть поднимаясь, там шла дальше, ещё дальше... И упиралась в небольшой уступ, находящийся где-то на высоте полутора человеческих ростов! Совсем узкий и еле различимый, если бы специально не высматривал -- наверное, и не заметил бы. Наверняка, это оно! Не может быть таких совпадений!
   Быстро метнувшись к подозрительному месту, я вскарабкался наверх -- как же хорошо иметь крепкие и острые когти! Уже там, наверху, с некоторым трудом выпрямился, еле уместив стопы на крохотной полоске горизонтальной поверхности, и прошёлся по ней туда-обратно, внимательно вглядываясь в каждый камень и расщелину, даже ощупывая всё -- вдруг, наткнусь на эту колдовскую завесу?
   Я действительно нашёл такое место. Правда, оно закрывало не целый проход или окно, как те, виденные мною ранее. "Засекреченным" оказалась совсем небольшая вертикальная выемка в стене, шириной около двух ладоней. Достав "фонарик", я просунул голову внутрь, и увидел перед собой рычаг. Точно такого же вида, как были в замке некроманта.
   Естественно, тут же попробовал переключить его -- времени разбираться и заниматься какими-то изысканиями не было. Каждую секунду нас могли настигнуть орки, и я то и дело с беспокойством оглядываясь по сторонам. Но рычаг и не подумал сдвигаться, будто вмурованный намертво. Как я ни жал на него -- ничего не получалось. Неужели механизм совсем пришёл в негодность от времени? Это так обидно -- обломаться, когда приз, казалось, уже в руках!
   Я принялся внимательно исследовать рычаг и всё вокруг -- вдруг, не заметил или не понял чего? И странность действительно обнаружилась. Полукруглая выемка над рычагом, очень ровной формы. Мелькнул какой-то образ, ассоциация, тут же убежав. Я принялся усиленно думать, в безуспешных попытках понять, что же забыл. Из-за нервяка и наседающей погони всё никак не получалось собраться с мыслями...
   К счастью, я вспомнил. Те круглые камни, взятые у вожака орков! Как он говорил? "Быть давать старый механизм карлик работать" -- так, вроде?..
   Хорошо, что всё хоть немного ценное и небольшого размера я складывал в сумку на поясе, не понадобилось тратить время на то, чтобы спуститься и забраться обратно. Быстро найдя в ней почти идеально круглый шарик, один из тех трёх, я взял его и поднёс к выемке в скале. Уже на подходе и сам камень, и выемка начали светиться слабым голубоватым светом и чуть примагничиваться друг к другу. Когда я уже почти вставил камень в гнездо -- кажется, между ними даже пробежала искра. И ровное слабое свечение так и осталось, освещая рычаг и всё пространство за магической "завесой".
   Новая попытка сдвинуть рычаг оказалась успешной, он поддался легко, если бы захотел -- повернул одним пальцем. Кусок каменной стены рядом со мной отошёл в сторону, открывая проход куда-то во тьму. Но самое главное -- куда бы ни вёл открывшийся тоннель, уже в самом его начале было достаточно места, чтобы поместиться и нам с Дайей, и даже разместить тролля. А рычаг изнутри, полный дубляж того, которым я открыл "секрет", намекал на то, что можно попытаться закрыть тайник и с этой стороны.
   -- Давай сюда мешок, лук, и сама лезь! Тут можно спрятаться! Скорее, время!.. -- я свесился и подал руку Дайе, которая всё это время то обеспокоенно оглядывалась назад, в сторону, откуда должны были появиться наши преследователи, то смотрела наверх, на меня, и явно колебалась -- бежать дальше, или оставаться.
   Девушка взобралась довольно быстро, что немудрено -- появилась неиллюзорная надежда на то, что мы всё-таки выживем. Хотя бы протянем на какое-то время дольше. Следом пришла очередь нашего большого друга.
   Эта громадина, повинуясь моим командам, просто подошла, подтянулась на руках, и ввалилась внутрь, сразу закрыв собой почти весь проход. Пришлось пропихивать тролля поглубже, чтобы добраться до рычага с внутренней стороны. Нажав на него, я заставил скалу за нашей спиной вновь задвинуться, закрывая проход. И только после этого позволил себе устало облокотиться о стену и выдохнуть:
   -- Получилось! Теперь нас точно не найдут!
   Однако перевести дыхание даже хотя бы пару минут не получилось -- Дайя уже вовсю шуровала где-то там, в темноте, и я скорей поспешил к ней, еле продравшись между уже совсем холодной тушей мёртвого тролля и неровной скалой, одновременно доставая из сумки "фонарик".
   В небольшом углублении в стене стояли хаотично наваленные деревянные ящики и бочки. Девушка как раз двигала те, которые ближе всего. Судя по тому, что она не особо напрягалась, внутри ничего не было.
   Когда Дайя взялась за очередную бочку, из-под её ног раздался истошный писк, и что-то быстро метнулось вперёд. Девушка истошно взвизгнула, а я удобнее перехватил алебарду, готовый к чему угодно.
   Это оказалась всего лишь крыса. Она сама, видимо, страшно перепугалась, и молнией порскнула в темноту, прочь от жутких двуногих. Наконечник алебарды высек сноп искр совсем рядом от бегущей зверюшки, но не попал -- больно быстро она двигалась.
   -- Дайя. Дорогая. Нам бы потише... Кто знает, какие тут ещё сюрпризы могут быть?
   -- Да, знаю. Прости... Буду молчать.
   -- И что там? Нашла что?
   -- Ну, посмотри сам... -- девушка кивнула вперёд, призывая насладиться доставшимися нам сокровищами. Я встал рядом, случайно чуть коснувшись её руки. Удивительно, но Дайя даже не дёрнулась и не отстранилась сразу, как делала всегда раньше. Устала, что ли?..
   Между ящиков и бочек, спрятанный за ними, лежал арбалет. Сердце забилось чаще -- вот оно, настоящее оружие! Да я теперь всех этих орков издалека постреляю, пусть только сунуться! Давай же, иди к папочке!.. Я поскорее присел, беря заветный агрегат в руки... И испытал величайшее разочарование. Прямо на моих глазах тетива порвалась, буквально рассыпавшись.
   -- Дай посмотреть...
   Передал оружие спутнице. Она взяла его, с некоторым усилием и противным скрипом провернула барабан, зафиксировала, потом отпустила при помощи спускового крючка в рукоятке снизу, и в конце концов протянула мне.
   -- Найти и поменять тетиву, будет работать. Ещё почистить бы его. В остальном -- всё в порядке.
   -- А у вас все девушки так хорошо в оружии разбираются?
   -- Нет. Просто... Доводилось.
   Повисло тяжкое молчание, намекающее на то, что продолжения не будет. Я ещё раз внимательно осмотрел арбалет. Если забыть про тетиву... Пожалуй, он, и правда, вполне себе в норме. Металлические части слегка заржавели, но лакированное дерево не сгнило, и видны даже какие-то письмена и резьба. Оружие сделано качественно и с любовью. Точно возьму с собой, пусть он пока не рабочий. Оставлять такое нельзя.
   Дальнейший осмотр припасённых кладоискателем запасов принёс нам ещё много интересного. В одной из бочек оказалась целая гора камней маны. В основном я их скормил Дайе -- её стрелы уже доказали свою эффективность. Часть "насовал" в тролля, нашпиговав его, будто курочку чесноком. Надеялся, что получится так сделать его более сообразительным и подвижным, как удалось в своё время с теми первыми зомбяками, полученными из двухголовых.
   Несколько штук, конечно, "впитал" сам. И второй раз подряд слегка разочаровался. Большое количество камней компенсировалось тем, что каждый из них содержал в себе ровно по единице маны, и ни один больше. Испортились они, что ли, лежа тут?..
   -- У тебя тоже по одной были, да? -- спросил у Дайи. Та непонимающе уставилась на меня. Сообразил -- ведь у неё "показатель" маны может быть совершенно другой, и может, даже, не в цифрах. -- На сколько выстрелов у тебя теперь?
   -- Почти два десятка!
   Девушка отрапортовала так гордо и выглядела такой довольной, что я невольно запрятал недовольство поглубже. Конечно, могло быть много больше -- но даже и так не стоит жаловаться. Случись теперь заварушка, по крайней мере двум десяткам орков не поздоровится.
   Следующей порадовавшей нас находкой стали зелья. Шесть знакомых уже мне пузатых зелёных бутылочек, и четыре точно таких же, но красного цвета. Одинаковая форма посуды наводила на мысли о том, что и назначение у веществ сходное. Но... Что это на самом деле?
   -- Не знаешь, что это? -- спросил спутницу -- мало ли, в курсе. Дайя в ответ пожала плечами.
   Руки чесались испробовать новые колдовские штуки прямо тут, не отходя от кассы, но я сдержал расточительный позыв. Лучше сделать это, когда будет возможность совместить эксперимент с истреблением каких-нибудь очередных врагов. А идеально, если вообще выйдет сперва расспросить перед этим какого-нибудь духа.
   Все найденные зелья отправил в сумку на поясе, пару зелёных выдал Дайе, на всякий случай. Само собой, для начала объяснил принцип работы и технику безопасности.
   Помимо зелий и камней, нашлись ещё три непонятные штуки, напоминающие покрытые шипами кубы, или многогранники. Их предназначение выяснить не удалось. Дайя, похоже, разбиралась только в луках и арбалетах, а больше спросить было некого. Может, это те самые артефакты древних, которые искал и про которые говорил погибший кладоискатель...
   На этих штуковинах, к сожалению, полезное закончилось. Всё остальное, хранившееся в ящиках и бочках -- полуистлевшее шмотьё, давным-давно испортившиеся и затвердевшие до состояния камня продукты, и даже нечто, вообще обратившееся в пыль, уже не могло представлять для нас никакого интереса. Разве что, чтобы развести костёр, но уж этого я точно делать не собирался.
   Я ещё несколько раз прошёлся вдоль стен, простукивая всё, в тщетной надежде найти ещё какие-нибудь тайники и высматривая знаки. Но -- нет, то, что можно было найти и собрать, мы собрали. Оставался уходящий куда-то в толщу скалы тоннель. Из него легонько тянуло сквозняком, и это давало надежду, что там, где-то в кромешной темноте, может быть выход...
   Ход оказался длинным, извилистым, и совершенно пустым. Даже крыс больше не встречалось, не говоря о пауках и прочей твари. А в конце нас ждала квадратная кабинка, из железного каркаса и покрывающих его подгнивших досок, с тянущимися вверх и уходящими в отверстия в потолке четыремя толстыми троссами. У края пола кабинки виднелся какой-то сложный механизм, из которого торчал рычаг, такой же, как и все виденные ранее, и рядом с ним имелись две выемки под камни.
   -- Что это?
   -- Лифт. С его помощью мы спустимся вниз! Если, конечно, он работает...
   Удивительно -- он работал. Даже выдержал нас втроём, вместе с троллем, хотя я очень боялся и поначалу думал его оставить. Но не смог противиться своей жадности, и всё-таки рискнул...
   Древний механизм скрипя, стуча и иногда пугая нас резкими провалами или "зависаниями", честно спустил платформу лифта на несколько ярусов вниз, на большую и даже кое-как освещённую площадку. Но чуда не случилось, если это и был путь наружу -- то явно не быстрый и прямой. Вокруг в полутьме всё те же угадывались входы пещер, и оттуда нам навстречу выскочила пара кровожадно зарычавших орков.
  -- Глава 15
   Не знаю, на что рассчитывал первый орк, нападая на тролля. Мой подопечный просто обрушил оба кулака вниз и превратил его в кровавую лепёшку, которую затем подмял под себя и зачем-то начал топтать. Несколько движений, мерзкие чавкающие звуки, и на каменистой поверхности осталась только одна плоская "проекция", как от попавшей под машину лягушки.
   Второй орк оказался умнее -- бочком миновав опасного противника, попробовал сунуться ко мне. Даже сумел увернулся от колющего алебардой, оскалив клыки, прыгнул вперёд... И уже на подлёте получил крюком по шее сзади, так, что едва не лишился головы. И одновременно, в грудь ему вонзилась светящаяся стрела, выпущенная из-за моей спины Дайей.
   Я поспешно прыгнул вперёд, чтобы успеть втянуть облачко. "Получено один маны". Артефакт так и не заработал нормально! Хотя, откуда помещённым в него душам гоблинов знать правила... Какого языка? Ненадолго задумался -- а что это за язык, на котором я говорю, откуда я его знаю? Даже мелькнул по касательной совсем лёгкий интерес -- кто же я такой на самом деле? Но, как всегда ранее, я отмёл всё это, как совершенно не важное. Какое это может иметь значение?
   Повернулся к Дайе, смотревшей с отстранённым видом куда-то в стену, будто не замечая меня.
   -- Можно было и не стрелять. Я бы сам справился.
   -- Хорошо, -- девушка пожала плечами с таким видом, будто теперь и в руки лук не возьмёт, даже когда меня обступят со всех сторон и будут дубасить с особым цинизмом десятки гоблинов и прочих тварей.
   -- Нет, нет. Я совсем не то хотел сказать, что тебе не надо стрелять! Твоя помощь нужна, очень. Просто... Надо экономить ману. А то вдруг чего!
   -- Хорошо, -- Дайя опять пожала плечами.
   -- С двумя-тремя я справляюсь нормально. Ещё пару на себя возьмёт... Моська. Нашего большого друга теперь так зовут, я решил. А вот если врагов окажется больше, или что-то случится из ряда вон... Ну, ты поняла, да?
   Девушка для разнообразия кивнула. Ну вот и как с ней такой работать вообще, а?..
   Старясь скрыть досаду, я быстро обыскал трупы. Не нашёл ничего интересного -- у этих при себе даже фляжек с кровью не оказалось, будто бедолаги просто вышли до ветру, и тут - какая неожиданность - встретили нас.
   После этого, с чувством выполненного долга, огляделся. Можно было позволить себе заняться изучением того, что привлекло внимание с самого начала -- я про стены помещения, в которое мы попали. Три из них были гладкими и отвесными, будто отполированные, или выплавленные. Они, конечно, выглядели странно и необычно... Но интерес представляла именно четвёртая, которую покрывали сверху донизу странные барельефы.
   Свет проникал через какие-то проломы под потолком и было его совсем немного, но всё же достаточно, чтобы различить кое-какие детали. И чем дольше я вглядывался, тем больше поражался тому, что видел. Перед нами оказалась огромная, искусно выполненная, детальная карта подземелий, с крохотными рельефными изображениями ходов, залов и лестниц. Частично она была испорчена, много где имелись сколы и горелые пятна, кое-где, в местах, где, видимо, раньше были вставлены какие-то камни или нечто похожее, зияли пустые гнёзда.
   После непродолжительного изучения карты мне удалось даже определить то место, где мы сами находимся. Правда, имелись несоответствия. Совпадали два выхода, видимо, бывшие когда-то парадными: по бокам от них остались постаменты для статуй, крохотные изображения которых можно было различить на стене, а навсегда распахнутые и заваленные всевозможным мусором двери покрывала испоганенная вандалами, но всё же очень красивая и сложная резьба. Но, помимо этого, из помещения вело ещё три тоннеля, которых на карте не было. Низкие, грубо и будто кое-как прорубленные, они казались рваными ранами на гладких стенах.
   Я подошёл ко входу в один из них и, чуть нагнувшись -- ход был низким -- заглянул в полутьму. Тоннель почти сразу поворачивал, рассмотреть куда он ведёт было нельзя. Изнутри веяло сыростью и было слышно, как где-то вдалеке мерно капает вода.
   Потом прошёлся к одному из "парадных" входов. За широким проёмом, в небольшом отдалении, имелся полностью перекрывающий его завал, которого точно так же не было изображено на карте. Словно кто-то пришёл в эти изначально кем-то аккуратно и с любовью прорубленные подземелья и частью порушил их, а частью наделал своих ходов, не особо заботясь об эстетической составляющей.
   Я походил от прохода к проходу, пытаясь сверяться с картой и просчитывать, куда они могут вести. К сожалению, на покрывающих стену барельефах нигде не было слова "выход", и ничто даже отдалённо его напоминало. Казалось совершенно равнозначным, в какую сторону идти -- все пути одинаковы...
   Я долго изучал стену, старясь разглядеть в полутьме и запомнить как можно больше. Вскоре пришлось прерваться - из одного из тоннелей донёсся приближающийся шум. Я поскорее отбежал в сторонку, крикнув Моське, чтобы он подошёл поближе и встал ровно напротив выхода.
   Оттуда появилась группа орков. Только выбежав из хода, они, не разбираясь, налетели на тролля -- и очень быстро закончились, как под его кулаками, так и от моей алебарды. Стоя чуть позади, я страховал подопечного, не давая обойти его и пользуясь каждым удобным случаем, чтобы ударить. Не столько ради того, чтобы помочь, сколько ради близости к вылетающим облачкам "душ".
   Когда среди нападавших не осталось никого живого, я подошёл и одобряюще похлопал Моську по толстой заднице. Вряд ли он понял моё проявление чувств, но мне это было безразлично. Я остался крайне доволен этим своеобразным тест-драйвом зомбяка нового типа.
   Потеряв где-то дубину - видимо, мёртвому она не нужна - он двигался теперь заметно быстрее, несмотря даже на то, что сдал в гибкости и подвижности по сравнению с собой в живом варианте. А разницы в наносимом уроне я не заметил. Как тогда, когда он размазал дубиной подкинутого мной своего же соратника, так и сейчас, когда без каких-либо проблем расправился со всеми, кто на него полез, так что от них всех оставались одни "проекции". Так в чём же тогда смысл, если эти брёвна только замедляют?..
   Быть может, если бы орки додумались отобрать у своих больших друзей дубины, те стали бы куда более опасными для врагов. Но, видимо, клыкастые либо не имели достаточного влияния, чтобы лишить "больших братьев" их любимых игрушек, либо, что более вероятно, просто не додумались. Как не могли никак сообразить, что нападать на тролля -- гиблое дело.
   Нет, не зря я так потратился на этого зомби. Без него было бы сложнее. Мои мышцы теперь находились в "зелёной" зоне, только несколько перешли в жёлтую. Не сравнить с тем, что было раньше, когда я делал всё один, и отсвечивал преимущественно в жёлтых и красных спектрах, чувствуя при этом, естественно, крайнюю усталость.
   -- Сторожи! -- приказал троллю, а сам прошёлся между трупов, проверяя на предмет скудных трофеев, а также выбирая наиболее сохранившихся - получилось, что это исключительно те, кого убивал сам, и кого не топтал Моська - и тех, кто мог быть вожаками стаи.
   Мана хорошо пополнилась, особенно "жирным" оказалось одно из облачков, давшее сразу пять единиц, и можно было немного потратиться. Подняв двух орков-зомби, я повернулся к Дайе:
   -- Сейчас пойдём дальше. Мы вперёд, ты чуть позади. Стрелы зря не трать, если что -- кричи. За нами могут быть преследователи, смотри внимательнее...
   Девушка кивнула.
   -- Охранять! -- махнул рукой зомбякам, и те двинулись ей навстречу. Тут же поспешил ответить на недоумённый и брезгливо-вопросительный взгляд спутницы: -- Не пугайся. Эта парочка составит тебе компанию и будет живым... ну, то есть, мёртвым щитом. Задержат нападающих, а ты тем временем убежишь.
   Дайя такой компании явно не обрадовалась, и окончательно погрязла в мрачно-молчаливом настроении. В ответ на мои слова она только ещё раз пожала плечами и равнодушно отвернулась, мол, сил моих на тебя больше смотреть нет...
   А я позволил себе потратиться на призыв духов орков. Первая же пара, из тех, которые больше походили на предводителей и обеспеченных, дала достаточно информации о том, что выход из пещер есть. Где-то дальше, в глубине, имеется некий спуск к болотам, который охраняется каменными големами. Вот только не удалось получить никакой конкретики, как его найти. Все попытки наложить знания орков на карту тоже закончились ничем. Максимум, что удавалось выжать из призраков, это нечто вроде: "Быть иди-иди-иди ход, потом быть сторона иди ход, потом быть иди-иди ход, потом быть место ход болото". Измучившись пытать этих косноязычных чудовищ вопросами, я решил просто выбрать любой начальный вектор, и время от времени на развилках вызывая очередного духа, просто показывая поочерёдно каждый из ходов, и спрашивая -- туда или нет.
   Поняв, что больше ничего из карты не запомню, а срисовать её некуда, я направил наш небольшой отряд дальше. Двигались молча, в тишине, только иногда прерываемой воплями и рыком выскакивающих на нас орков. Дайя была всё такой же мрачной и сосредоточенной, и за тот час, или даже больше, что мы пробивались по старым заброшенным шахтам и выработкам, где то и дело попадались брошенные кирки, вагонетки, а временами даже раздолбанные рельсы, она не проронила ни слова. Наши неживые друзья молчали по определению, а мне общаться не хотелось тем более, да и хватало дел без этого.
   Всякий раз, как на нас нападали, я старался выходить навстречу новым противникам, оттачивая навыки владения новым оружием в боевых условиях и, конечно же, поглощая души. Это определённо имело толк. Количество маны понемногу росло, а алебарда, поначалу казавшаяся тяжёлой и неудобной, начинала ощущаться всё более привычно. Я уже не только не боялся из-за неуклюжего движения потерять её или каким-то иным образом оказаться в щекотливой ситуации, но и всё чаще попадал именно туда, куда целился, а не просто гда-то рядом, и потихоньку открывал для себя всё новые хитрые приёмы, вроде захвата оружия крюком и тому подобных гадостей, а также, по возможности, шлифовал их.
   Ману старался не тратить, не поднимая больше зомбей и, тем более, не швыряясь огнешарами. Только изредка призывал духов, чтобы убедиться, что мы движемся в верном направлении.
   В материале для призраков не было недостатка. Орки лезли на нас всё время, то выбегая откуда-то из боковых отнорков, то попадаясь прямо по пути. Иногда они нападали по одному, иногда небольшими группами, но редко -- больше четырёх-пяти. И что самое приятное, мы ни разу не встретили троллей. Судя по всему, это мне очень повезло нарваться в самом начале на две крупные банды, но поодиночке клыкастые ребята куда менее опасны.
   Основным опасением было, что нас нагонят те "гаррх", или как их там, из верхних пещер, или что наткнёмся на их конкурентов из нижних. Чуть меньше я беспокоился, но всё же беспокоился, что заблудимся -- в условиях отсутствия каких-то явных ориентиров, когда каждый ход как две капли похож на другие, и при отсутствии полного доверия к получаемой от духов информации, я совершенно не понимал, куда мы движемся, и не начали ли мы ходить кругами. Искать совпадения с картой на стене забросил очень скоро, как безнадёжное дело. Она была слишком сложной, и местность вокруг слишком изменилась.
   Тем не менее, мы не заблудились. Прикончив очередную группу орков и пройдя по короткому, извилистому коридору, мы оказались на поверхности!..
   Там было всё так же пасмурно и даже шёл дождь, но после тёмных пещер казалось, что дневной свет выжигает глаза. Дайя вообще беспомощно стояла, хлопая длинными ресницами -- точно так, как и в прошлый раз, когда мы выбежали из рушащегося тоннеля. Тогда она тяжело перенесла такое резкое изменение освещения. Мне же было неприятно, но терпимо. Видимо, несовершенные человеческие органы зрения куда более уязвимы к таким вещам.
   Привыкнув и проморгавшись, я подошёл к невысокому парапету, окружающему полукруглую террасу. Внизу -- всё такой же обрыв... Но теперь там, между клубящимися не то облаками, не то клубами тумана, можно было разглядеть поверхность. И вниз вела лестница!
   Первая радость быстро прошла. Я пригляделся к широким каменным ступеням и с огорчением заметил, что почти сразу они обрываются, и дальше пути, судя по всему, нет. Но, тем не менее, наша цель была как никогда близка. Ещё чуть-чуть, ещё немного, и мы покинем эти проклятые места!
   Я как раз вглядывался вдаль, пытаясь понять, что нас ждёт там, внизу, когда раздался почти позабытый голос в голове:
   "И долго мы будем тут стоять, любоваться красотами? Я голодный!.."
   -- Да ладно! Да неужели! Да быть не может! Ты снова с нами?.. -- и в сторону Дайи: -- Не переживай, дорогая, это я снова со своим копьём... Вернее, теперь уже алебардой, разговариваю. Ну, ты помнишь, я же ненормальный и всё такое.
   "Именно, ненормальный. Самое верное определение!"
   -- Поговори мне тут...
   "И поговорю. Мои запасы истощились, всё почти на нуле. Требуются мана и кровь!"
   -- Ничего страшного. Маны сейчас залью, кровь тоже скоро будет. Судя по всему, нам ещё долго по здешним тоннелям шататься...
   На террасу выходило два тоннеля -- один, по которому мы пришли, и рядом ещё один, такой же. Видимо, единственный путь для нас лежал туда. Ещё раз с тоской поглядев вниз, на недосягаемую землю и ждущую нас там свободу, вожделенное отсутствие необходимости бороться за жизнь почти каждое мгновение, я направился к тёмному проходу.
   -- Когда будем пробовать твои новые способности?
   "Сначала надо кровь восстановить. Всё ушло, подумать только... И ты бы своей ещё подлил! Не помешает!"
   -- Будет, будет, всё будет...
   Вскоре на нас выбежали очередные орки. Я разделался с ними сам, поглотив облачка душ и подолгу держа наконечник алебарды погружённым в трупы. Духолов выпивал их буквально досуха, как паук, оставляя только сморщенные побелевшие оболочки. Раньше действие копья было куда менее заметным. И я, если честно, не планировал такого изменения. Видимо, своенравный артефакт всё-таки смог повернуть что-то в свою пользу... Но ругаться по этому поводу я не стал. Потому что уже на следующей группе испробовал всю мощь нового оружия. Она превзошла все ожидания!
   Когда клыкастые жители местных пещер показались из бокового прохода и побежали к нам, я направил алебарду в их сторону и дал Духолову команду. С наконечника сорвались три сверкнувшие красным сосульки. Они полетели по зигзагообразным траекториям, словно вьющиеся мухи, в сторону орков, и пробили насквозь сразу двоих из них. После этого разбились о каменную стену и рассыпались мелкими осколками, которые сильно посекли всех вокруг. Подранков я добил без всякого труда.
   "Ну и как тебе?"
   -- Великолепно. Я доволен. Нарекаю тебя за это артебардой!
   "Чего?.."
   -- Ну, ты алебарда? Алебарда. Артефакт? Артефакт. Ещё и стреляешь почти как хорошая такая артиллерия...
   "Арти-что?.."
   -- Не бери в наконечник. Говорю, классная штука ты теперь. Полезная!
   "Ну смотри, огненнокровый. Я ведь и обидеться могу... И ещё, знаешь, если бы ты дал своей крови, ледышки бы ещё и взрывались. А?.. Чего тебе стоит?.. Давай, не жадничай!"
   -- Ладно, сделаем. Заодно, поставим ещё один эксперимент...
   По поводу последнего я очень сильно сомневался и был вообще не уверен, что стоит это делать. Но -- стоило попробовать, даже несмотря на риск и неприятные, если не сказать больше, ощущения.
   -- Давай, уменьшайся.
   "Может, не надо?"
   -- Надо, Душка, надо. Давай-давай...
   Алебарда начала быстро усыхать в размерах, став будто игрушечной, размером меньше локтя. То самое свойство поглощённого посоха, который плевался льдом, и которое мне так хотелось использовать для своего преображённого оружия.
   -- Дайя. Посмотрите пока с Моськой по сторонам. Я какое-то время буду не в кондиции...
   После этого зарылся в мешок с хламом, который всё ещё путешествовал с нами, и вытащил оттуда более-менее приличную стрелу, из захваченных ещё оттуда, из пещер гоблинов. Присел, облокотившись на каменную стену тоннеля. Стиснул зубы, поднёс наконечник к руке чуть выше ладони. Надавил, дождавшись, пока потечёт кровь. Убедился, что тонкая струйка попадает точно на алебарду, тут же впитываясь... И начал загонять стрелу всё глубже и глубже, остановившись только тогда, когда она зашла под кожу почти полностью. После этого, не переставая держать руку над Духоловом, схватил предусмотрительно поставленное рядом зелье здоровья и залпом выпил его.
   Спустя какое-то время боль прошла, и я вытащил стрелу наружу. Под кожей осталась не заросшая полость, как в том месте, куда угодила стрела орка. Та, кстати, уже частично затянулась.
   Взяв Духолова, я вставил его в отверстие. Вошёл идеально. Единственное, держался плохо -- если опустить руку, выпадал. Но... Ничего страшного, подзарастёт, будет лучше. Зато, со стороны теперь никто не поймёт, что у меня есть оружие, если я не захочу показать его. Пригодится или нет мне такой фокус, вопрос хороший, но лишним не будет точно.
   "Да ты тот ещё весельчак, огненнокровый!"
   -- Конечно. Чувство юмора и хорошее настроение по жизни -- мой конёк!
   Я вытер руку тряпкой и наконец поднял глаза на Дайю, которая всё это время стояла рядом, обмерев. Девушка поспешно отвернулась, мол, да и не смотрела вовсе, я вообще караулю тут, врагов смотрю. Но я успел разглядеть в её взгляде какую-то странную смесь из жалости и омерзения. Не стал ничего ни спрашивать, ни начинать разговор, ни объяснять. Если хочет считать меня тварью тьмы, ненормальным, ещё и мазохистом, истязающим не пойми для чего своё тело -- это её дело.
   И, как всегда - только стоило порадоваться и почувствовать себя спокойнее, как снова всё вокруг поменялось. Рог, прозвучавший неожиданно близко, заставил вздрогнуть. Трубили как раз с той стороны, куда мы шли. Только этого не хватало... Нет, в каком-то смысле я теперь не боялся встречи даже с крупной бандой. Тоннель какой-то очередной шахты, хоть и был достаточно широк, но не позволил бы нас окружить и напасть всем сразу. А мы, с моим новым артефактом и луком Дайи, наверняка имели преимущество в плотности огня, и сунься кто на нас, сильно проредили бы нападающих ещё на подходе. А тех, кто выживет, встретили бы Моська и зомби-орки, мимо которых тоже поди прорвись...
   С такими мыслями я решительно повернулся навстречу звуку. Поймав обращённый на себя взгляд Дайи, которая соблаговолила вновь обратить на меня внимание, улыбнулся -- как хочется верить, мило и обаятельно. Хотя, скорее всего, на самом деле я мерзко и кровожадно ухмыльнулся.
   -- Будем драться. Бегать можно вечно. Но теперь у нас есть шанс... Поэтому никуда не уходим, стоим здесь и встречаем врага. И больше не экономим. Дам команду -- стреляй всех, не жди. На мне те, которые слева, на тебе те, кто справа... Что? Не знаешь, как это? Просто целься во врагов, которые побегут туда, где стоит орк без половины головы. А я буду в тех, которые со стороны орка, который с отрубленными пальцами. Так поняла?.. Прекрасно. И все тролли тоже на мне, если будут. Твой лук их не берёт, а моё чудо-ружьё, глядишь, и пробьёт толстые шкуры! Всё, готовимся, ждём!
   Скинул плащ -- будет только мешать. Открыл сумку с зельями, на всякий случай приготовил к метанию. Перевесил поудобнее. Возможно, вот она, возможность опробовать эти таинственные красные бутылочки. Узнаю хоть, на что они способны... Пусть и жалко такой красоты. Лечилки, конечно, тоже поближе. Проверить, быстро ли доставать, потренироваться. Кто знает, как там всё повернётся? По идее, должны вытянуть, но вдруг что пойдёт не так?.. Нужно быть готовым ко всему!
   Ждать пришлось до неприличия долго. Я уже думал наплевать на всё и просто пойти дальше... Когда рог протрубил вновь, на этот раз уже совсем рядом. Спустя пару минут из-за далёкого поворота выбежали первые противники, освещая себе дорогу факелами.
   Я перевёл взгляд на Дайю, дёрнувшуюся рядом и напряжённо сжавшую лук.
   -- Спокойно! Пока не стреляем. Пусть подойдут...
   Увидев нас, орки взревели. С каждым шагом они были всё ближе, эти кровожадные чудища, способные, кажется, только убивать. Вновь раздался рёв рога, опять из-за поворота, так, что не получалось разглядеть вражьего предводителя. Странно, в той, первой банде, главарь бежал впереди. Хорошо это, или плохо? Вряд ли из-за того, что он слабак. Вон, уже второй тролль появился, может, и ещё будут, а это вроде бы должно показывать статус банды. Если это те, из верхних пещер -- их вообще должно быть трое...
   Орки наконец подбежали достаточно близко, так, что ждать дальше было уже попросту опасно. И я отдал команду:
   -- Давай!..
   Стрела Дайи и мои льдинки вылетели почти одновременно. Я с удовольствием проследил, как блеснувшие красным снаряды устремляются вперёд, маленьким, но смертоносным рассерженным роем, на ходу наводясь на цели и буквально пробивая их насквозь. Брызги крови, удивлённый рык и стоны... И первые несколько врагов пали на землю. Причём, достало и второй ряд, и, возможно, даже третий. Откуда-то из гущи даже полыхнуло огнём -- судя по всему, сработало обещанное Духоловом взрывное действие.
   И вновь, будто кто-то надсмехался надо мной -- не успел я порадоваться, как пришло разочарование. Духолов не среагировал на мою команду выстрелить снова.
   "Мне нужно время на то, чтобы накопить заряд. Ты что, не знал?.."
   -- Мог раньше сказать?..
   "Ну-у, ты не спрашивал..."
   -- Тварь! Гад! Да гори ты в аду! Сколько ждать? Нас же сейчас прикончат...
   Нет, я, конечно, преувеличивал -- стрелы Дайи летели одна за другой, сражённые ими орки падали, и до нашего зомби-заслона не добежал ни один. Но... Ситуация начинала накаляться!
   "Сейчас.. Ещё немножко... Подожди... Вот, можно!.."
   Я выстрелил снова, вновь произведя настоящее опустошение в рядах врага. На этот раз смог нормально разглядеть действие взрывов -- один из снарядов "сдетонировал" прямо внутри орка, буквально разворотив ему грудь, так, что сквозь образовавшуюся дыру оказалось возможно разглядеть бегущих следом. Всех, кто оказался рядом, забрызгало кровью, многих посекло острыми осколками. Сам взрыв, судя по всему, произошёл из-за столкновения с костью -- мягкие ткани мои ледышки проходили насквозь, даже не замечая.
   Перед нами уже появилось что-то вроде баррикады из трупов, о которую спотыкались следующие смертники, выбегающие из темноты. Но вот вперёд вырвался тролль, с рёвом и по своему обыкновению расталкивая мелюзгу. Стрела Дайи бессильно воткнулась в него, но он продолжил нестись навстречу, будто и не заметил ничего.
   -- Я же говорил! Не трогай троллей! Бей остальных!
   -- Тогда сам стреляй!
   -- ... !
   Не удержался от нецензурного. Стрелять и правда было надо. Но мерзотная артебарда опять перезаряжалась...
   -- Душка! Сколько ещё? Срочно надо!..
   "Сам ты душка, огненнокровый! Сколько надо, столько надо..."
   -- Не время шутить! Сломаю к хренам собачьим!
   "А я и не шучу! Жди!"
   И вновь я замер, направив оружие в грудь бегущему на нас великану. Его поступь в прямом смысле слова сотрясала стены, при каждом шаге сверху начинала сыпаться пыль, или какая-то каменная крошка. Ещё не хватало, чтобы всё тут обвалилось...
   "Можно!"
   Кровавые снаряды тут же вылетели вперёд, правильно выбрав цель и устремившись к здоровяку. Который и не подумал как-то уворачиваться, встретив летящую навстречу смерть открытой грудью... И продолжил бежать, как ни в чём ни бывало.
   -- Что? Душка, какого хрена?
   "Ничего не знаю. Ты сказал, я выстрелил..."
   Но тут ноги тролля всё-таки подкосились, и он рухнул вперёд. Я проводил взглядом облачко души, наверняка таящее в себе много маны и жизненной энергии. К сожалению, не судьба, не дотянуться...
   Орки, кажется, наконец прониклись и замедлили бег. Но зато появились откуда-то лучники. Опасно свистнуло у самого уха. Дайя скрылась за одним из зомбяков, в которого тут же воткнулось несколько стрел, я пригнулся позади другого. Кроме того, приближались ещё два тролля, я чувствовал, как их шаги гулко отдаются в камнях.
   -- Их слишком много! -- у Дайи, наконец, прорезался голос.
   -- Ничего! Справимся!
   -- Побежали, пока не поздно! Твои мертвецы задержат их!
   -- Куда, бежать-то? Нам надо вперёд...
   Нет, это прогресс. Хотя бы не пытается убежать сама, а предлагает составить ей компанию!
   "Я перезарядился!"
   Но думать об этом и радоваться мы сейчас, конечно, не будем. Поднявшись, я стал выбирать цель... И с огорчением увидел, что орки сильно рассредоточились. Так, что сразить сразу пачку, как делал сначала, не выходило никак. Похоже, кое-какие мозги имеются, не такие они всё-таки и тупые!
   Однако, и я не пальцем делан. Прицелился и выстрелил в двоих, стоящих около стены.
   Орки заметили мои действия и попробовали отскочить. Один действительно увернулся, но за вторым мои смертоносные снаряды повернули, полностью повторяя его движение, и пробили насквозь.
   Вылетев с другой стороны, ледышки врезались в стену и вспухли огненными шарами, разбрасывая вокруг острые осколки. Накрыло всех вокруг, в том числе и того счастливчика, который ушёл от прямого попадания. Конечно, убить их так не убило, но изранило неплохо. А ведь там были так досаждавшие нам лучники!
   Пользуясь суматохой, Дайя выпустила ещё пару стрел, оба раза попав по целям. И крикнула:
   -- У меня всё!
   Я сгенерировал камень маны и кинул девушке. Она ловко поймала на лету. Мне показалось, или разглядел в её глазах что-то похожее на благодарность? Нет, конечно, не может быть. Только не от неё!
   Все эти посторонние мысли мелькали вскользь, пытаясь зацепиться в голове, но понимая, что там им сейчас не место. Очень хотелось оказаться подальше отсюда, забыть про всех этих поганых орков, и думать о чём угодно, только не о том, что нам вот-вот может настать хана. Но кто тогда будет здесь и сейчас заниматься всем этим?..
   Я выглянул из-за своего неживого, вернее альтернативно-живого, прикрытия, уже ставшего похожим на ежа из-за утыкавших его стрел. Подозрительная тишина со стороны врагов не могла значить ничего хорошего.
   Орки расступились, насколько это было возможно в тесном тоннеле, образуя по центру проход для кого-то. Руки зачесались выстрелить по ним -- так удобно стоят! Но, как на зло, приходилось ждать перезарядки оружия, и... Похоже, стоило приберечь заряды для целей посерьёзнее.
   К нам навстречу шагали два ростовых щита, из-за которых не было видно ничего -- ни кто там за ними, ни что они скрывают. Только маячили позади два тролля, неожиданно смирно и послушно бредущие следом.
   Дойдя до баррикады из трупов, щитоносцы стали сдвигаться вбок и, наконец, встали у самой стены. Тролли проследовали дальше и встали рядом, прикрывая собой сгрудившихся за спинами орков.
   Опять зачесались руки выстрелить... Но я сдержался.
   "Можно стрелять. И у нас осталось четыре выстрела".
   Только этого не хватало. Если сейчас обнаружится ещё какой-то сюрприз, ответить на него будет нечем...
   Будто подслушав мои мысли, щитоносцы разошлись в стороны, открывая нашим взорам то, что до поры скрывалось за ними -- невысокую фигуру в балахоне. Она опиралась на посох с навершием из черепа, судя по всему, человеческого, и ещё несколько точно таких же висело ожерельем на груди.
   Пока я колебался, стрелять или нет -- фигура воткнула посох прямо в пол тоннеля, будто там не камень, а мягкая земля, и отступила назад. Щиты вновь сомкнулись, закрывая сгорбленного, и мы остались один на один с этой палкой, смотрящей на нас пустыми глазницами насаженного на себя черепа.
   Ритмичный стук донёсся от задних рядов орков и наполнил пещеру. Барабаны? Откуда, зачем?.. И случайно ли это всё? Просто ритуал, акт устрашения? Нет, как бы не так, явно же что-то нечисто... И оставлять всё, как есть, казалось преступным. Я всё же выстрелил. Естественно, выбрав целью посох.
   Кровяные сосульки пролетели мимо, даже не заметив его. Самонавелись на ближайшие живые цели рядом, ранив тролля и пару орков. Но ведь это было совсем не то, на что я рассчитывал!..
   "Спросил бы сначала, прежде чем стрелять! Кровяной лёд выбирает ближайшие живые цели, и летит прямо только тогда, когда их нет!"
   Я молча скрипнул зубами. Конечно, я знал это, ведь сам "программировал" свою артебарду. Но сейчас специально стрелял так, чтобы никого на траектории не оказалось -- но снаряды всё равно отклонились! Таким макаром они ещё научатся летать назад...
   Тем временем, у черепа из глазниц начал валить дым, собираясь сверху в небольшое облачко, которое и не думало куда-то улетать или рассеиваться. Ещё один кандидат на выстрел, который я всё равно сделать не мог... Или это было бы так же бесполезно?
   Будто прочитав мои мысли, Дайя выпустила стрелу в клубящееся нечто. Как я и ожидал - безрезультатно. А облако, тем временем, совсем сформировалось, приняв очертания... Призрака. Да, я таких видел много. И что? Он будет сейчас со мной говорить?
   "Если что -- это, судя по всему, боевой дух. Благодаря моему, прошу заметить, очень своевременному улучшению, ты сможешь нанести ему урон. Но... Помни. Он быстр! Очень быстр и опасен. Если доберётся до тебя, мало не покажется".
   -- И на том спасибо. Вот нет бы ты всегда так вовремя всё говорил?..
   "Ну, мне будет немного жаль, если хозяин поменяется. Я хотел выбраться из этих пещер, попробовать, наконец, настоящей человеческой крови..."
   Барабаны ускорились, облачко медленно двинулось в нашу сторону.
   "Осторожней! Очень быстрый, помнишь?.."
   -- Да, да...
   Когда дух сорвался в нашу сторону, я даже не успел разглядеть. Он двигался и в самом деле с запредельной скоростью. Но метнулся сначала к Дайе - и я увидел, как девушка падает. После этого оказался за моей спиной.
   Когда я повернулся, разинутая полупрозрачная пасть уже почти налетела на меня. В последнее мгновение, на пределе возможностей, я уклонился, так и не успев даже направить алебарду духу навстречу. А он пронёсся мимо... Пролетев сквозь зомби-орка и буквально разорвав его на куски.
   Краем глаза увидел, как Дайя встаёт. Всё-таки уцелела! И тут же вновь пришлось прыгать в сторону, уходя с траектории пикирующего вниз и беззвучно орущего что-то призрака.
   На этот раз я успел повернуть алебарду, и лезвие топора задело полупрозрачное облачко. Не знаю, возымело ли это действие -- но, кажется, дальше оно полетело медленнее, и на следующем заходе я смог поразить его точным ударом посередине. Присел, пропуская духа над собой, и ещё раз добавил вслед. И после этого он исчез! Мы справились с очередной напастью! Вот только, начав вновь воспринимать окружающее и наконец заметив, что происходит вокруг, я сразу растерял весь запал.
   Тролли почти дошли до Моськи и последнего оставшегося зомби-орка. Дайя больше никуда не стреляла, нянчила окровавленную руку и пыталась открыть снадобье здоровья, вырывая пробку зубами. Барабаны стучали с совсем бешеным ритмом, а над посохом собиралось новое облако.
   Взревев, я выстрелил по ближайшему троллю. На уровне пояса, так, чтобы досталось и идущим следом. Получилось неплохо -- здоровяк упал, как подкошенный, и хоть шевелился, но уже не был противником. Нескольким оркам позади тоже неслабо досталось, а одного из них прямо на моих глазах добил оказавшийся рядом товарищ, и непонятно, то ли он сделал это, чтобы избавить сородича от мучений, то ли просто припомнил давние обиды.
   Остальные взревели и кинулись вперёд, будто дожидались именно этого момента. Я понял, что выстрелить больше не успею. Прислонил алебарду к стене и потянул из сумки зелья. Два зелёных, с открытыми пробками, разбились и обратились в облачка ядовитого дыма, а я на время застыл, и, дождавшись, когда живая волна приблизится на расстояние броска, метнул туда ещё и красное, сопроводив его двумя огненными шарами.
   Действие бутылки превзошло все ожидания. Она вспухла жирной огненной вспышкой, сильно ослепив всех, и меня в том числе, и разбрызгалась во все стороны яркими брызгами, образовав одну большую лужицу и множество поменьше. Судя по диким воплям и запаху горелого мяса, который долетел даже до меня -- это что-то было очень горячим!
   Но как я ни старался проредить нападающих, до нас добежали многие. Живой тролль оказался напротив Моськи и обрушил на него дубину, вмяв бедолаге голову в плечи. Сразу несколько орков налетели на своего мёртвого собрата и опрокинули его, пользуясь неповоротливостью зомби. Светящиеся стрелы вновь начали мелькать в стороне -- видимо, Дайя смогла восстановиться -- но я помнил, что их хватит ненадолго.
   И я бросился вперёд, одновременно метнув предпоследнее зелёное зелье, уже как обычную бомбу, и перехватывая поудобнее алебарду, не с конца, а посередине, чтобы честно рубиться и бить сразу обоими концами. Ещё два выстрела оставались... Но они для тролля, топчущегося в обнимку с обхватившим его поистине мёртвой хваткой Моськой, и того типа в балахоне.
   Уже врубаясь во вражьи ряды подумал, что носить на поясе зелье, которое, если его случайно разобьют, может вмиг испепелить меня -- не лучшая идея. И что надо было не жадничать, не беречь его для мифического "крайнего случая", а пускать в ход сразу. Поздно.
   Всё, что было потом, слилось в сплошную кровавую круговерть. Меня задели несколько раз, ни разу не ранив серьёзно, и, к счастью, не попав по бутылям. Стрелять в наступившем хаосе, к счастью, никто не мог, и мы рубились как есть, просто и честно -- кто быстрее, и кто сильнее.
   Когда спустя время я раскидал последних противников и огляделся, увидел сначала безголового Моську, стоящего в обнимку с теперь уже тоже мёртвым сородичем, потом разглядел Дайю, неумело отбивающуюся кривым ятаганом от наседающего на неё орка. И только потом уже заметил остатки орков, по ту сторону от рассеивающихся облачков зелёного тумана, и щитоносцев, вновь выпускающих вперёд горбуна в балахоне...
   Уже не колеблясь, я выстрелил в него. Просто сразу, как увидел.
   Проследил, как красные ледышки пробивают тело шамана насквозь. Как он падает. Как по рядам вражьего воинства проносится протяжный вздох... И что, это всё? В том смысле, что -- "а так можно было?" Настолько просто?
   Оставив до поры оркам орочье, кинулся на выручку Дайе, уже опять раненой, отоварив по спине её противника. С наслаждением втянул облачко души, чуть подлечиваясь, и тут же усугубил малым снадобьем здоровья.
   Вновь повернулся к врагам... Вовремя. Облако духа опять кинулось на нас. Но либо было более медленным, чем предыдущее, либо я "разогрелся". Попал по нему с первого раза, разрубив топором алебарды пополам и увернувшись от ошмётков, которые тут же развеялись бесследно.
   После этого, без всякой надежды, дал команду Моське кинуть труп и идти в атаку... И тот послушался! Совсем уже изувеченное тело моего зомби-тролля заковыляло, переступив через труп недавно убиенного собрата, в сторону топчущихся на расстоянии орков. И мне показалось, или они дрогнули?
   Вот только, щитоносцы вновь расступились, пропуская вперёд типа в балахоне. Их там что, рота целая? Второй отправился туда же, куда и первый, заодно задело одного из щитоносцев. И вот это стало последней каплей. Орки дрогнули и побежали!
   И не думая так их отпускать, мы с Моськой ломанулись следом, подгоняя бегущих моим хриплым криком и тяжкой троллиной поступью. Первым делом я добрался до посоха с черепом и вырвал его, кинув вниз. Вроде, никаких духов над ним больше не витало, и можно было не бояться удара с этой стороны.
   Огляделся, ища следующую цель. И увидел ещё одного типа в балахоне!
   Он пытался бежать вместе со всеми, но явно сильно уступал в скорости. Быстрая пробежка на пределе возможностей, и мой сокрушающий удар настиг поганца, проткнув едва ли не насквозь.
   Сражённый ещё падал, когда я заметил шевеление сбоку, где до этого, казалось, никого не было. Там пытался встать на ноги ещё один "балахон". Не давая ему подняться, пригвоздил его к скалистому полу, и огляделся снова.
   Все орки разбежались, гнаться за ними смысла больше не было. Владельцев балахонов и ожерелий с черепами вокруг тоже не наблюдалось. Несколько раз внимательно огляделся, отдельно отметив несчастный посох, который валялся бесполезной палкой, и Дайю, которая сидела, привалившись к стене, и изображала из себя сильно уставшую от смертельной схватки женщину.
   Похоже, поля боя осталось за нами. Мы опять победили! И теперь пришло время разобраться с трофеями, а также с тем, кто такие эти ребята в балахонах, и откуда их так много.
  
  -- Глава 16
   Я не сразу понял, что заполучил в свои руки. Частичная неуязвимость! Это, определённо, стоило всего пережитого.
   Что дело нечисто, я начал догадываться уже тогда, когда нашёл только один труп в балахоне. Походив по всем местам где их убивал и где точно должны были оставаться убитые мною, обнаружил только тела обычных орков-бойцов, и точно никого внешне похожего. Те шаманы выглядели сморщенными стариками, а все остальные -- молодыми и в расцвете сил, если можно так сказать про этих уродцев.
   Выяснить, в чём дело, требовалось срочно. Вдруг они телепортировались куда-то, и теперь ждут момента, чтобы напасть? На всякий случай сказал Дайе, чтобы держалась рядом и смотрела по сторонам, и сам постоянно был начеку.
   Расследование начал с того, что разложил весь инвентарь шамана: посох, ожерелье из черепов, разнообразную мелочёвку -- костяную бижутерию и всякие непонятные штуки, предназначение и происхождение которых не получалось определить даже примерно. Поняв, что разобраться с этим без помощников не смогу, начал добывать информацию единственно доступным способом.
   Призывать дух "балахонистого", чтобы узнать все ответы сразу, не стал. Слишком ценный ресурс. Начал с духов орков-щитоносцев, тех, которые его защищали -- эти наверняка должны были много знать, и помочь мне с правильной формулировкой вопросов для самого шамана. Был ещё вариант попытаться провести ритуал и заточить его в артефакт, но я подумал, что хватит с меня Духолова и кольца с заточёнными в него гоблинами. К тому же, в обычном вызове духа очень нравилась невозможность соврать мне. Я даже боялся представить, сколько и чего смог утаить прохиндей Душка, пользуясь отсутствием моей прямой власти над ним.
   Щитоносцев я очень подробно расспросил, допытываясь до каждой мелочи, одного за другим. Если опустить подробности ужасных косноязычных диалогов, звучавших примерно как: "мы быть рука и рука Гаррх", "мы быть помощь и защита Гаррх", "Гаррх быть великий шаман", "Гаррх быть управлять дух мёртв", удалось уяснить кое-что весьма интересное.
   То, что я не нашёл других трупов, объяснялось предельно просто. Шаман в балахоне, этот Гаррх, был один. Просто он имел очень крутую способность -- перед смертельным ударом, когда, казалось, уже ничто не сможет спасти его, он всегда исчезал, "подсовывая" на своё место чей-нибудь труп. Это делало его фактически неуязвимым.
   Я аж похолодел, когда узнал все эти щекотливые подробности. Как удалось победить столь сильного и коварного противника? Мы же прошли по самой кромке! Шаман мог просто извести меня, появляясь и атакуя раз за разом, даже без помощи своих подчинённых. Меняясь местом с телами валяющихся вокруг орков -- а их было много -- он бы в конце концов достал меня, так или иначе.
   Другой крутой козырь Гаррха -- призыв духов-убийц. Кровожадные и опасные призраки помогали оркам справиться с самыми сильными противниками, всегда сметая любые преграды, когда клыкастым не хватало собственных сил и сил сопровождающих их троллей. На мой вопрос, что же это за враги такие, кого не получается одолеть такой ораве народа, выяснил, что банда Гаррх боялась только големов и болотных тварей. Сородичи, как правило, или убегали, или подчинялись -- противостоять на равных самой крупной банде "пещер где быть карлик" никто не мог.
   Про карликов тоже узнал -- по словам орков, это бывшие хозяева подземелий. Собственно, как я и без того уже догадался. Куда делись, почему ушли, никто из клыкастой братии не знал и никогда даже таким вопросом не задавался.
   Если вернуться к посоху, я ещё узнал следующее: чтобы "зарядить" его, Гаррх проводил ритуалы с жертвоприношениями. Активировать способность он мог только "несколько пальцев"подряд, то есть считанные разы, и поэтому всегда берёг эти попытки, заряжая по неприятелю своим "главным калибром", только испробовав все другие пути и убедившись, что иначе не победить.
   Кроме этого шаман мог говорить с мёртвыми, анимировать трупы, получать энергию во время жертвоприношений и от гибели врагов -- всё то же, что и я сам. Видимо, типичный некромант, просто обладающий кое-какими артефактами, или способностями. И, конечно, у меня зачесались руки попытаться заполучить всё это в своё распоряжение. Сформулировав максимально лаконичный и точный список вопросов, я призвал дух Гаррха... и понял, что всё пошло прахом.
   Нет, призрак старика бодро шпарил про то, что я должен делать, чтобы та или иная штука заработала. Он даже был не столь косноязычен, как другие. Но знания оказались очень своеобразными. "Браять щепотка пыль кость, сыпать воздух, петь малый песня дух, играть барабан", "одеть круг кость палец, принести жертва младенец ночь круглый луна, петь большой песня дух, рисовать знак кровь лоб щека, петь палец и палец большой песня дух, ходить круг...", и так далее. Я промучил этого гада с особой интенсивностью и предельным напряжением мозгов всё то недолгое время, которое нам было отведено, только для того, чтобы понять -- всё рассказанное просто не запомню. И было странное ощущение, что меня водят за нос.
   Расстроившись и отчаявшись, я пошёл на последнее средство -- взял в руки Душку, с целью посоветоваться с опытным товарищем. Хотя надо было, конечно, сделать это с самого начала.
   "Огненнокровый. В следующий раз не делай таких вещей без меня. Моя память гораздо лучше твоей, и я бы легко запомнил всё то, что этот шарлатан наговорил тебе".
   -- Интересно. И что, предлагаешь призывать духа и при этом держать тебя за древко?
   "Именно. За древко. Хотя, если желаешь, можешь и за какое другое место..."
   -- Мне кажется, или я различаю в твоём ответе некую странную иронию, якобы присущую только тем, кого ты обычно презираешь?
   "С кем поведёшься... Но давай к делу, огненнокровый. Если помнишь, я говорил, что слабым магам нужны способы представить то, что они делают, как-то овеществить все процессы. В академической некромантии для этого рисуют символы, пентаграммы, круги... А всякие самоучки и шарлатаны пользуются тем, что знают сами. Откуда этому тупому орку знать, что такое геометрическая фигура, ведь правда? Вот он и пытался представить всё в виде песен, ритуалов, разных близких себе действий. Громоздко, неэффективно, зачастую основано на неверной модели окружающего мира, слабом его понимании, когда связываются совсем не связанные вещи. Поэтому и некромант этот твой был так себе. Но... Кое-что из всего можно было вычленить, ведь так? Как он получал свою неуязвимость? При помощи кольца?"
   -- Да. Говорит, костяное кольцо. Надеваешь на палец трупа, поёшь "большой песня дух", приносишь...
   "Не надо мне всё это рассказывать. Давай к сути. Чтобы всё заработало как надо, ты должен привязать к себе кольцо. Либо это первый, кто наденет его после гибели предыдущего хозяина. Либо нужны какие-то специальные действия. И я думаю, ты это сможешь сделать без всех этих ритуалов, вполне, у тебя опыт уже есть".
   Я не стал спорить и взял упомянутое кольцо, массивное, грубо сделанное и безобразное на вид. Натянул на палец, и... оно внезапно сжалось вокруг него, будто сделанное из эластичного материала, и впилось в него чем-то острым, казалось, множеством острых жал! Невольно вскрикнув от неожиданности, я увидел, как вниз начинает течь кровь. Попробовал сорвать костяшку, но она сидела мёртво.
   Кольцо удалось снять лишь минуту спустя, после множества безуспешных попыток. Надевать его снова после этого у меня никакого желания не было, палец болел и выглядел обезображенным. Дайя, до того ходившая между трупами и высматривавшая что-то для себя, смотрела на всё это, замерев, с каким-то странным выражением, всё с той же смесью омерзения и жалости.
   "Ну и что ты разволновался так? Тебе даже делать ничего не пришлось, радуйся! Кольцо всё сделало на себя. Не советовал бы снимать его, потеряешь. А ещё лучше надеть его поскорее на какого-нибудь мертвеца. Мало ли что..."
   -- А если это будет оживший мертвец?
   "Думаю, разницы никакой".
   -- Шаман говорил, что только "мёртвый мёртвый труп".
   "Он шарлатан, живущий в своём мирке случайно зародившихся суеверий и заблуждений. Простой труп от поднятого мало чем отличается. К тому же... Кто мешает сделать из зомби этот твой, как ты сказал, мёртвый-мёртвый труп?"
   -- Ладно, уговорил... -- на самом деле, нет -- веры этому бывшему призрачнику было ни на грош. Вдруг, хочет таким хитрым способом извести меня? Но идея таскать за собой труп, чтобы, если всё и правда заработает, и не надо было далеко бежать от точки воскрешения к месту гибели, мне нравилась куда меньше, чем таскать за собой ходящего на своих ногах зомби.
   Однако, подумав немного, я решил дилемму так, чтобы и волки целы, и овцы сыты -- с помощью свежеподнятого зомби, которому поручил тащить на себе труп с одетым на палец кольцом.
   Следующим на очереди был посох для призыва духов. К сожалению, с ним так не повезло. Я долго ходил вокруг, пытался каким-либо способом заставить эту штуковину откликнуться и заработать, но всё было бесполезно. Решив не тратить времени и разобраться с безусловно полезной вещицей позже, закинул артефакт и всё остальное барахло шамана в мешок и продолжил осмотр поля боя.
   Сбор трофеев меня утомил. Я просто устал ходить между трупов орков и троллей, ворочать их, оттаскивать друг от друга, обыскивать и сваливать всё хоть более-менее ценное в кучу. Но оставлять всё это добро рука не поднималась. Как минимум потому, что оно уже вскоре могло вновь обернуться против нас, подобранное какими-нибудь другими орками.
   В основном в гору собранного летели ножи, ятаганы, луки со стрелами, фляги, сумки и заплечные мешки. Порадовало изрядное количество факелов, часть из которых тут же запалил -- зачем жить в темноте, если можно разогнать мрак и повысить уровень как комфорта, так и безопасности?
   Нашлось какое-то количество монет и украшений, но такое попадалось только у немногих "сержантов", как я их назвал, по сравнению с другими заметно лучше экипированных и вооружённых, вроде главаря из первой встреченной банды.
   В основном с тех же товарищей, этих "сержантов", набрал прилично всяких склянок и банок. Запас пополнился на пять малых снадобий восстановления здоровья и четыре больших, на один эликсир восстановления, а также на целый десяток малых боевых "коктейлей" и полдюжины идентичных по цвету и внешнему виду жидкости, но в солидных пузатых бутылях.
   Нашлись крутобокие бутылочки с зелёными зельями, в числе пяти штук, видимо, всё те же "универсальные", которые я использовал сам. Кроме них -- зелёная жидкость другого оттенка, в закупоренных колбах, в приличном количестве -- штук пятнадцать. Для уверенности призвал пару духов и подробно расспросил их. Убедился, что в основном все зелья и снадобья классифицировал верно, бутыли с красной жидкостью -- "большие боевые коктейли", а в пробирках яд, чтобы смачивать стрелы и клинки.
   Собирая стеклотару, думал об одном -- как же хорошо, что орки не успели применить всё это против меня. Нет, обилие осколков повсюду намекало, что многое пошло в ход, или случайно разбились, и в мои загребущие лапы попала лишь малая часть орочьего арсенала. Но даже в горячке боя я бы заметил, если бы меня попытались взрывать бомбами или травить ядовитым туманом, а ничего такого не было. Какие-то из орков могли быть нажравшимися "боевых коктейлей", но с виду разницы я не заметил -- бесноватыми они казались по умолчанию, все.
   Большую часть найденного я с трудом разместил в своей "боевой" сумке. Уже чувствовал себя, когда она пустая, как-то неуютно. Часть "лечилок" и "гранат" выдал Дайе, чтобы всегда имела под рукой минимальный набор -- как показал опыт, девушке всё это тоже не помешает, во время боя может случиться всякое.
   И самую главную радость нам принёс мешок с нормальной едой -- хлебом, сыром и какими-то копчёностями, явно частично птичьего, а частично животного происхождения, то есть -- точно не человечина. Там же нашлось несколько бутылок с настойкой, и мы с Дайей, усевшись на большого и удобного мёртвого тролля, почти полностью приговорили всё это прямо на месте.
   После этого, сытый, довольный и немного "весёлый" вследствие выпивания в одно горло почти целой бутыли настойки, я, наконец, объявил разомлевшей и не желающей никуда идти спутнице новость. Мы почти достигли цели! Осталось совсем немного до того места, где пещеры заканчиваются, и откуда можно выйти наружу.
   К заветной цели мы двинулись солидным караваном. Моська, изрядно потрёпанный и лишившийся головы, тащил на себе сразу несколько огромных мешков с собранным барахлом, следом шествовала вереница навьюченных трофеями зомби-орков. Среди прочего они несли труп с надетым на палец костяным кольцом, мой последний шанс на случай серьёзных неприятностей. Проверять заранее, как всё это работает, я совершенно не горел желанием, но не воспользоваться такой возможностью было бы кощунством.
   Процессия из ходячих мертвецов, освещённая трепещущим огнём множества "трофейных" факелов, выглядела жутковато и внушительно. Орки перестали нас беспокоить, и, кажется, даже Дайя, которая периодически недовольно косилась на всё это, прониклась и немного расслабилась. Ведь когда ты не один, а на твоей стороне целая армия, пусть состоящая из зомби, это совсем не то же самое, как когда пробираешься крохотной группкой в почти кромешной темноте.
   И как вскоре выяснилось, нормальный свет -- отнюдь не роскошь. В мечущихся бликах живого огня я разглядел знакомый по стилю рисунок. Он был на потолке одного из тоннелей. Искусно показанный грубыми, но очень точными линиями человечек, изображенный стоящим спиной и со спущенными штанами. Заметил бы я его, если бы просто светил "фонариком"? Очень вряд ли, света колб едва хватало на то, чтобы разглядеть, что под ногами.
   Стараясь не думать о том, сколько таких тайников уже осталось позади, так и не обнаруженные мною, я стал искать способ вскрыть "секрет". Первой же мыслью стал вопрос -- как этот художник-любитель смог туда забраться? Подумав и походив вокруг, нашёл несколько удобных уступов и щелей в стене, по которым забрался почти на самый верх, так, что протяни руку -- и можно коснуться наскальной живописи.
   Что делать дальше, сообразил не сразу. Явных указателей, как в прошлый раз, не нашлось, и я долго шарил руками по стенам, всматривался в каждую трещинку, в каждую тень. В конце концов удалось разглядеть небольшой уступ в стороне. Изображая из себя ползущую по потолку муху, я с трудом дотянулся до него, после чего часть стены отъехала в сторону. Открылся тёмный проход, узкий лаз, которого еле хватило бы, чтобы протиснуться в него ползком.
   Не откладывая, я подтянулся на руках и втянул своё тело внутрь. Само собой, колба с жёлтым эликсиром восстановления, дающим больше всего света из всех этих снадобий и зелий, уже была в зубах и позволяла видеть всё перед собой.
   Внутри лаз расширился до небольшой комнаты, совершенно пустой, если не считать трёх лежащих посередине, прямо на полу предметов. Они слабо поблескивали полированным, будто совсем не тронутым временем металлом. Массивные, просто огромные очки, наводящие на ассоциации с пчёлами или мухами, широкий браслет, скорее -- наруч, и ключ длиной в полторы ладони, больше похожий на какое-то особо извращённое оружие.
   Первыми изучил очки. Они оказались на удивление не тяжёлыми, хотя выглядели на целый килограмм, или даже больше. Гладкий металл оправы, никаких украшений, только с боков, по краям, небольшие разноцветные камушки, по несколько штук с каждой стороны. Вместо дужек -- гладкий эластичный ремешок из непонятного материала, с хитрым механизмом для его подтягивания, и из того же материала уплотняющие прокладки во всех местах, где очки должны прилегать к лицу.
   Нацепил непонятный предмет себе на нос, подтянул ремешок, и понял, что сквозь тёмные толстые линзы совершенно ничего не вижу, даже светящуюся колбу. Снял поскорее, почувствовав себя полностью ослепшим,и почему-то подумав о каких-то мартышках.
   Следующим исследовал наруч-браслет. Широкий, из такого же лёгкого металла, он был мне заметно велик и неудобно болтался на руке. Вдоль идущих по поверхности воображаемых линий шли цепочки из всё тех же разноцветных камушков. Предназначение предмета не получилось установить даже примерно, на часть доспеха он вроде не походил, но и украшением казался весьма сомнительным.
   Ключ выглядел самым понятным. Большой, из того металла, что и первые два предмета, и с всё теми же узорами из инкрустированных в него камней. Найти бы ещё замок, для которого он создан...
   Собрав все предметы и поспешно исследовав поверхность комнаты на предмет потайных ходов или скрытых механизмов, я поскорее выбрался наружу, спрыгнув прямо на пол тоннеля.
   -- И что? Везде, где увижу похабный рисунок на стене, искать что-то полезное? -- Дайя, кажется, заждалась меня. И неужели это она обрадовалась моему появлению? -- Что там у тебя? Покажешь?
   -- На, смотри. Знаешь, что это? -- на первый вопрос отвечать не стал. Не хотелось врать, но и рассказывать про свои секреты -- тоже.
   Девушка взяла поочерёдно найденные мною штуковины, повертела в руках.
   -- Ну, это ключ... Эта штука похожа на наруч... А вот это что, даже и не знаю.
   -- Очки. Внешний вид всего этого, материал, узоры, тебе это всё ничего не говорит? Не узнаёшь?
   -- Нет. А должны?
   -- Есть подозрение, что это артефакты Древних.
   -- Кого?..
   -- Ясно. Не бери в голову...
   Взял в руки Духолова.
   -- А ты, мой верный друг и алебарда, что скажешь? Знаешь что-нибудь про Древних?
   "Слышал немного. Всегда думал, что это -- не более чем сказки, порождённые всеобщей безграмотностью и суевериями".
   -- И что за сказки?
   "Якобы когда-то давно наш мир посещали развитые и очень сильные существа, а потом как пришли, так и ушли. И якобы если разгадать тайну их могущества, можно получить огромную силу. Многие поколения искателей сокровищ тщетно пытались разыскать хоть что-то, оставшееся от этих мифических Древних, но ни про одного успешного я не знаю".
   -- Понятно, спасибо... -- и в ответ на вопросительный взгляд Дайи: -- Душка говорит, что тоже ничего не знает. Якобы, есть слухи, но никем не подтверждённые, что были такие, но не более.
   Девушка пожала плечами и изобразила разочарование на лице. На том мы закончили все разговоры и двинулись дальше. Впереди ждал охраняемый големами проход и долгожданная свобода.
  
  -- Глава 17
   Големы. Каменные человекоподобные махины, каждая выше меня на две головы. Грубо вырубленные тела, с непонятным креплением излишне массивных конечностей к туловищу. Едва обозначенные черты резких, гротескных лиц, сделанных будто "для галочки", без проработки деталей. Ещё и каждый с третьим глазом во лбу...
   Двигались они рваными, угловатыми движениями, иногда ненадолго останавливаясь, "подвисая". Обманчиво медлительные и страшные таящейся за этой мнимой неспешностью силой, они напоминали чумных зомби из замка, таких же внешне неуклюжих, но смертельно опасных вблизи.
   Ещё больше их роднила невосприимчивость к физическим повреждениям. Пусть достигалась она разными способами: в вязкой плоти оживших мертвецов оружие застревало, так и не нанеся вреда, а от пришедших в движение каменных глыб оно отскакивало -- результат был один. О выщербленные туловища големов бессильно разбивались как кровяные ледышки из моей артебарды, так и стрелы Дайи, которые просто исчезали, будто искры в воде.
   Четвёрка стражей-големов одновременно появилась из скрытых магическими завесами ниш, расположенных в разных концах ведущего на свободу тоннеля. Они быстро сошлись в центре, там, куда успели пройти отправленные в качестве живой приманки зомби, буквально растоптали их, пройдясь по вяло дергающимся мертвякам, как катки по асфальту, синхронно развернулись и начали расходиться.
   Спасибо полученной от духов информации, мы были готовы к этому. Даже я не смог бы выбраться из смертельной ловушки, если бы нас зажали в узком проходе, напав с разных сторон. Но подробные допросы орков, многие из которых ходили через опасное место не один раз, позволили узнать многое, и я собирался воспользоваться полученными знаниями по-полной.
   Способ, каким клыкастые справлялись со стражами, поражал простотой. Их выманивали из прохода в соседнюю залу, на широкое место, закидывали зелёными зельями, создавая дымовую завесу из ядовитого тумана, и... проходили мимо. Всё. Мне это решение настолько понравилось, что я не собирался ничего придумывать нового, и уж тем более пытаться справиться с чересчур сильными врагами. На то, что это бесполезно, косвенно намекало обилие белеющих костяков и ржавого оружия на полу, а явно -- полученная от орков информация, согласно которой стражей прохода как было изначально четыре, так столько же и оставалось очень долгое время, несмотря на постоянные попытки жителей пещер и ближайших окрестностей с ними разобраться.
   Согласно "рекомендациям" орков, первое, что надо было сделать -- выманить врагов из прохода. Чем мы и занялись. Големы уже почти скрылись в своих нишах, когда мы начали стрелять по ним и привлекли этим к себе внимание. Тяжело ступающие каменные башни ненадолго замерли на полушаге, а затем развернулись и двинулись к нам, неожиданно прилично ускорившись.
   План, такой хороший и простой в теории, на практике начал разваливаться почти сразу: двое стражей, пройдя несколько шагов, остановились -- видимо, с целью охранять тылы и не давать таким хитрецам, как мы, воспользоваться переполохом. Пришлось просить Дайю потратить ещё несколько стрел на то, чтобы подбодрить их. Но когда эта парочка, наконец, направилась вслед за собратьями, первая двойка уже слишком вырвалась вперёд. А ведь надо было поймать их в одном месте, так, чтобы гарантированно закидать зельями, запас которых у нас был весьма ограничен!
   Пришлось жертвовать малым ради большего. Только мы выбежали из тоннеля в предваряющее его помещение, лишь немногим более широкое, чем он сам, как я дал распоряжение двум ожидающим в отдалении зомби-оркам двигаться вперёд, по самому краешку, вдоль стенки. Самое печальное -- времени на то, чтобы забрать навьюченные на мертвяков мешки с добром, уже не оставалось...
   Големы, выскочив за нами и увидев новых противников, повернули к моим подопечным, резко сменив траектории движения, несколькими быстрыми шагами приблизились и ненадолго задержались, потратив каждый ровно по одному удару. Мёртвая плоть и кости сминались под каменными кулаками, будто сделанные из пластилина, а сами стражи казались детьми, ломающими надоевшие игрушки -- настолько несопоставимо огромной казалась их сила. Окончательно упокоив мертвецов, големы снова повернулись к нам -- но увидели ещё двух зомби, идущих навстречу, теперь уже по другому краю помещения.
   Так, пожертвовав четырьмя "носильщиками" вместе с нагруженными на них трофеями, я собрал големов в более-менее компактную группу. Чуть поколебавшись, послал ещё одного мертвяка в самую их гущу, так, что все четверо снова изменили курсы, направившись "разбираться" с засланцем и почти скучковавшись вместе. Лучше момента уже было не придумать.
   -- Кидай! -- откупоривая первую бутыль с зельем и размахиваясь ею, я крикнул Дайе.
   Склянка, пролетев по дуге, со звоном разбилась под ногами каменных воинов, уже почти встретившихся с зомбяком. Рядом, смешно вскрикнув, запустила свой снаряд моя спутница. Я, не дожидаясь, кидал ещё и ещё...
   Какие-то секунды -- и мы практически опустошили запасы, я себе оставил лишь одну "бомбу", на всякий случай. В центре помещения расползлось добротное, широкое облако ядовито-зелёного цвета. Одновременно, я скомандовал нашему "каравану" мертвецов двигаться вперёд. Дорога была каждая секунда.
   -- Вперёд, скорее!
   Между стеной и облаком остался совсем узкий проход из чистого воздуха, и я со всех ног побежал к нему, перехватив алебарду и увлекая Дайю за собой. Какой-то жалкий десяток шагов -- и мы окажемся по ту сторону! Никогда ещё свобода не была так близка!
   Голем появился из тумана внезапно. Уклонившись от чего-то, летящего мимо, я сначала не понял, что это -- и только отпрыгнув уже в сторону, сообразил, что это каменный кулак, чуть было не угробивший меня. От следующего удара ушёл легко, проскочив вперёд, но вот Дайя, и весь мой караван из зомби, остались позади. Нас отрезало друг от друга практически неуязвимым каменным воином -- а часики тикали, ядовитый туман не может держаться вечно!
   Не думая, я, развернувшись, атаковал голема. Выстрелил почти в упор, очень сильно рискуя -- мог задеть девушку, промахнувшись, или посечь самого себя осколками. К счастью, обошлось -- но и толку от ледышек, рассыпавшихся при встрече с каменной кожей мелким крошевом, я не заметил.
   Тут же, не останавливаясь, попробовал ударить. Несколько быстрых взмахов, звон металла о камень, искры -- совершенно бесполезно. Сам лишь чудом увернулся от очередного удара, чуть не угодив в зелёное облако.
   -- М-мать! -- вариантов, похоже, не оставалось. Отпрыгнув назад и отметив краем глаза, что Дайя выпускает в стража одну стрелу за другой, так же безрезультатно, я запустил руку в сумку и потянул неприкосновенный запас. Уж если это не поможет...
   Склянка с красной жидкостью врезалась в каменное тело где-то на уровне груди, тут же расплескавшись во все стороны горящими каплями. "Кожа" голема начала стекать вниз раскалённой лавой, пахнуло жаром, нагревшийся воздух вокруг каменного тела начал колебаться, как бывает над костром. Страж неожиданно резво начал молотить по своему телу руками, как горящий человек, пытающийся сбить пламя...
   Я хотел было рискнуть, приблизиться и ударить его, для верности -- но Душка остановил истошным воплем:
   "Нет! Нет, что ты делаешь, дурак, не смей! Ты же не хочешь меня сжечь или расплавить?.."
   Пришлось, оставшись в стороне, стоять и наблюдать за агонией магического конструкта, вероятнее всего неодушевлённого, но ставшего внезапно до жути похожим на живое существо. Я смотрел, как плавятся его пальцы, которыми он пытался содрать с себя жидкое пламя, как разрастается дыра в его груди, как искажаются формы и контуры, будто облитые кислотой... и как потом вдруг, внезапно, голем складывается под собственным весом пополам. И всё это -- в почти полной тишине.
   Ядовитый дым уже начало разносить, вот-вот из него могли появиться сородичи погибшего. Я молча махнул Дайе рукой -- мол, беги сюда. Кричать поостерёгся. Кто их знает, вдруг, выйдут на звук?
   Девушка не заставила просить себя дважды, и, разбежавшись, перепрыгнула через бесформенную груду камня, разогретого докрасна. Прыжок выглядел опасно, вокруг голема было нестерпимо жарко, он даже ещё немного шевелился -- но, к счастью, обошлось. Дайя ловко вскочила на ноги рядом со мной, естественным движением отряхнув штаны и мимолётно улыбнувшись... улыбнувшись мне!
   Следом потащились зомби. Этим не хватало подвижности и ловкости, чтобы перепрыгнуть тело стража, и они просто пошли прямо сквозь редеющее облако. И как раз в это время из него появился второй голем, напавший на бредущих мертвяков сбоку и начавший крушить их одного за другим.
   -- Дайя, вперёд! Меня не жди! -- обернувшись к девушке и махнув рукой к проходу, я кинулся им навстречу.
   И вовсе не потому, что хотел спасти этих бездушных зомби от неминуемой гибели. С тем, что потеряю их всех, или почти всех, я уже смирился. Было жаль, но совсем немного -- самые ценные вещи держал всегда при себе, остальное было по большей части хламом и имело куда меньшую ценность.
   Первой причиной был тот зомби, с костяным кольцом на пальце. Его, или хотя бы кольцо, следовало вытащить любой ценой. Вторая причина крылась в поверженном големе. Он наконец прекратил дёргаться и буквально развалился на части, голова покатившись в сторону, руки и ноги отделились от потерявших форму остатков туловища, бессильно опав на пол. Но самое главное -- у стража будто "раскрылась" грудь, вернее, то, что от неё осталось, и оттуда вывалилась какая-то витая металлическая штуковина. В расположенных вдоль её контуров в хаотичном порядке гнёздах угадывались камни маны, а в середине, будто обвитая телом стальной змеи -- виднелась знакомая чаша-кубок, с клубящимся внутри сиреневым маревом, точь-в-точь такая же, как та, которая досталась мне от кладоискателя. Бросать столь ценный трофей казалось кощунством.
   Туман совсем рассеялся, но, к счастью, стражи были заняты истреблением зомби-орков. Прежде, чем они обратили внимание на меня, я успел схватить странную железяку. Она оказалась нестерпимо горячей и опалила пальцы, так, что чуть не выронил её, но я и не подумал отпускать её. После этого убедился, что несколько моих подчинённых, в том числе Моська и тот, кто тащил на себе тело с кольцом, прорвались, и поскорее погнал всех в сторону ведущего наружу тоннеля, туда, где нетерпеливо переминалась с ноги на ногу Дайя.
   Не такой уж и длинный тоннель мы преодолели быстро, чавкающие и гремящие звуки позади подгоняли. Это не помешало пойти на жуткую наглость, сунуться за завесу в одну из ниш, где "жили" големы -- но, по крайней мере на первый взгляд, ничего интересного там не обнаружилось, только голые стены, а искать секретки и простукивать стены времени у меня точно не было...
   Снаружи было хорошо. Мы замерли, подставив лица ветру, глядя на поднимающиеся вверх отвесные скалы, откуда спустились. Под ногами была ровная поверхность, никаких больше пропастей и ущелий. Наконец-то, мы выбрались наружу!
   -- Ура! Мы выбрались! -- запыхавшаяся и раскрасневшаяся Дайя неожиданно подскочила ко мне и крепко обняла.
   -- Погоди, ещё болото пройти... -- я, конечно, попробовал урезонить спутницу, опустив свободную руку ей на плечи... Но сам чувствовал небывалый подъём. Конечно, здесь, внизу, тоже опасно, тоже много жаждущих нашей крови тварей, если верить рассказанному орками. Зато больше не будет ни этой давящей массы камня над головой, ни опостылевшей темноты вокруг, ни застоявшегося спёртого воздуха!
   Вернуться с небес на землю помог раздавшийся неподалёку всплеск. Над болотной жижей, начинающейся уже в нескольких шагах, поднялся грязно-зелёный силуэт. Чешуйчатая кожа, красные, налитые кровью глаза, безобразная ящероподобная морда, перепонки под руками, похожие на крылья -- сталкер. Он постоял какое-то время, затем нырнул под воду, скрывшись из глаз... А потом вновь показался, уже чуть в стороне, и запустил в нас каким-то светящимся шаром. Идиллия оказалась нарушена, пришлось срочно толкать девушку в сторону и отскакивать самому, уворачиваясь от снаряда.
   "Вы бы тут ещё чем занялись, у болотных тварей-то на виду", -- проворчал Душка, -- "вот бы они вас за задницы-то за ваши голые и похватали!"
   Проигнорировав язвительную реплику артефакта, я просто поднял его к плечу, прицелившись. Когда сталкер вновь выглянул проверить, как у нас дела, и не окочурились ли мы случаем, я тут же выстрелил в него. Попал с первого раза, хотя моей заслуги в том не было -- самонаводящиеся ледышки заметно отклонились от начального курса и пробили уже начавшего погружаться гада насквозь.
   Я застыл, глядя по сторонам и прислушиваясь. Над округой стояло ровное, мерное гудение множества насекомых, дополняемое всплесками, хлюпаньем, кваканьем, какими-то криками... Пришлось шлёпнуть себя по щеке -- на неё сел немаленьких размеров комар, примеряясь, как бы поудобнее укусить. Видимо, все болотные жители решили сообща напомнить нам, чтобы не расслаблялись.
   Повернулся к Дайе. Девушка стояла рядом, напряжённо вглядываясь вдаль, с таким независимым и равнодушным видом, будто это не она недавно так расчувствовалась.
   -- Пойдём по тропе орков. Следуй сразу за мной, никуда не отходи. Основные наши враги -- сталкеры, одного я только что убил. Я буду высматривать их спереди, ты поглядывай назад. Если стреляют -- пригибаемся и кричим "ложись". Всё понятно?
   -- А почему кричим "ложись", но пригибаемся?
   -- Потому что "пригибаемся" кричать дольше.
   -- Хм-м-м... Ладно. А ты ещё сказал -- основные враги. Будут ещё не основные?
   -- Конечно. Рыбы-пираньи, акулы, блуждающие щупальца, сирены, гигантские лягушки и улитки, если не повезёт -- нарвёмся на кракена. А, ещё болотные гоблины, эти не как пещерные, гораздо опасней. Могут ставить ловушки, устраивать засады... Поэтому, ещё раз, очень прошу -- иди сразу за мной, буквально след в след, и не суйся никуда. Ладно? Я постараюсь всё это отследить, мне духи рассказали много разного...
   Девушка кивнула, выражая готовность. Я сдержался, чтобы не улыбнуться "подбадривающе". Вовремя вспомнил про свою внешность.
   Сразу в болото мы не пошли. Прежде я всё-таки раскурочил добытую из голема штуковину. Смысл и предназначение её для меня так и остались скрытыми, но вот вставленные в специальные гнёзда пять камней магии оказались самыми обычными, ещё и приличной ёмкости каждый. Те три, которые я поглотил, дали в общей сложности шестьдесят единиц маны, остальные выдал Дайе, и, судя по довольному виду девушки, ей тоже перепало достаточно. Чашу использовать до поры не стал, отправив к остальным ценным артефактам.
   Чтобы отправиться дальше, пришлось по колено зайти в мутную, не просматриваемую до дна жижу. Направление я определил по воткнутым с некоторой периодичностью столбам с надетыми на них черепами -- хотелось верить, не человеческими. Я шёл впереди, следом Дайя, за нами -- три оставшихся зомби, Моська и два орка: первый простой носильщик с навьюченным на него всевозможным барахлом, другой -- с моим трупом-запаской на закорках.
   Поверхность узкой каменистой тропы под ногами была склизкой, один раз чуть не улетев с неё, я начал ступать очень осторожно и контролировать каждое движение. Кроме того, среди ряски и плавающих туда-сюда частичек не то водорослей, не то поднятого со дна грунта то и дело попадались какие-то снующие туда-обратно жучки и пиявки, несколько из которых почти сразу впились в мои ноги. В воздухе рядом с нами скоро образовалось целое облако всевозможной жужжащей дряни, так и норовящей сесть и укусить.
   -- Уж лучше обратно, в тоннели, в темноту! -- через какое-то время не выдержал я, стряхивая с себя очередных кровопийц. Показалось, что Дайя промолчала из-за спины полностью одобрительно. Конечно, она была в обуви и имела нормальную одежду, потому находилась по сравнению со мной в куда более выгодном положении, но шлепки и злобное шипение с её стороны я слышал регулярно.
   Тем не менее, вся эта кровососущая мелочь, конечно, досаждала, но большой опасности не представляла. И только было я подумал, что как-то всё слишком хорошо, что никто из крупных гадов нас не беспокоит -- как они все будто проснулись. Сначала в стороне мелькнула, присматриваясь, пара сталкеров, и одновременно я увидел двинувшиеся в нашем направлении острые плавники, торчащие над водой. Потом что-то плюхнулось сзади, и послышалась приглушённая ругань Дайи. Не успел спросить её, как дела, как почувствовал, что ноги легонько касается нечто гладкое и холодное. Скосив глаза вниз, успел разглядеть, как вокруг голени обвивается тонкое щупальце...
   "Только не бей мною по камням!.." -- истошный вопль Душки не остановил мою руку, и я принялся крошить, не разбирая, всё вокруг своих ног. Вода быстро окрасилась красным, начала буквально бурлить какими-то кровоточащими обрубками, хвостами, всплывающими наверх чешуйчатыми телами.
   -- Ложись! -- очень вовремя крикнула Дайя, и мне пришлось ещё и окунаться во всё это. Над головой пролетело несколько шаров, выпущенных сталкерами, а на моих руках гроздьями повисли пираньи, буквально вынырнувшие наружу, лишь бы добраться до живой плоти. Стряхнув гадов и выстрелив прямо сквозь вынырнувшего передо мной какого-то болотного монстра, я перехватил алебарду посередине и принялся с повышенной интенсивностью молотить топором, превращая жижу вокруг в что-то, отдалённо напоминающее рыбный суп...
   Спустя какое-то время натиск ослаб, Дайя подстрелила одного сталкера, я второго, всю прочую живность удалось покрошить руками -- моя спутница тоже вооружилась трофейным клинком, и вовсю орудовала им. Наконец, мы смогли продолжить свой путь. Пользуясь передышкой, я потратил одно малое снадобье жизни, подправляя здоровье -- уж больно прилично меня обкусали.
   Волны болотной нечисти ещё несколько раз накатывали на нас, всякий раз заставляя напрягать все силы для того, чтобы отбиться, но вскоре мы неплохо приноровились противостоять им, и я даже немного расслабился. Зря...
   Пара мгновений -- и всё опять поменялось. Истошный крик Дайи и сильный всплеск заставили обернуться. Я успел только увидеть, как отчаянно бьющуюся и пытающуюся зацепиться хоть за что-то девушку обвили толстые щупальца и тащат в сторону, прочь с тропы. Быстрый взгляд в ту сторону... Там на поднятых им самим волнах качалось нечто огромное и ужасное. Кракен!
   Выстрелив в тушу, я прыгнул вперёд, туда, где ещё барахталась и пыталась сопротивляться Дайя, несколькими богатырскими ударами освободил её и, схватив за шиворот, буквально вышвырнул обратно, на тропу. Пока делал это, что-то схватило меня за ноги и сильно дёрнуло, так что я ухнул с головой в мутную воду, мгновенно потеряв ориентацию. Еле успел задержать дыхание, чуть не наглотавшись болотной жижи...
   Меня тащило и тащило куда-то, сдавливая всё сильнее. Я молотил алебардой наугад, ещё выстрелил куда-то в ту сторону, где, как думал, должен быть кракен, но перед глазами уже шли круги, и было ясно, что это -- конец.
   А потом сработало кольцо. Момент -- и я перестал быть под водой, а появился на поверхности, на спине зомби-носильщика, отплёвываясь от мерзкой на вкус болотной жижи во рту, чувствуя, как она стекает по мне ручьями, и, самое главное, жадно втягивая воздух. Рядом остервенело выпускающую стрелу за стрелой Дайю. Её глаза при виде меня расширились, и она замерла, так и не завершив движения.
   -- Нет времени объяснять! Побежали! -- все духи орков были единодушны в одном: если встретишь кракена, беги, справиться с ним невозможно. И я даже не собирался хоть как-то пытаться опровергнуть этот тезис или проверять его на собственном опыте.
   К счастью, все вещи -- и алебарда, и сумка с зельями и прочими "ништяками", так и остались при мне, а заплечный мешок с габаритными артефактами тащил на себе Моська. Поэтому я не стал задерживаться а схватил всё ещё, мягко говоря, немного удивлённую девушку за руку, и потащил её за собой, дав команду мёртвому троллю следовать за нами. Два остальных зомбяка остались прикрывать отход...
   Видимо, так сразу и надо было делать -- не красться через это поганое болото, надеясь остаться незамеченными, а просто бежать, не останавливаясь. А может, это просто кракен распугал всех своим появлением. Остаток пути мы преодолели вообще без проблем, и даже мелькнувшие где-то в стороне болотные гоблины не рискнули встать у нас на дороге. Пострелять и порубить ещё пришлось, не без этого, но по сравнению с предыдущими замесами -- совсем немного. Только с Моськой пришлось распрощаться. Выяснилось, что всё это время пираньи обгладывали его подводную часть, сжирая с неё всё мясо, и в какой-то момент тролль просто рухнул, неспособный идти дальше.
   И вот мы с Дайей выкарабкались, наконец, на твёрдую землю, пусть и усеянную побелевшими костями. Позади остались и скала, вершина которой терялась в облаках, со всеми этими выгрызенными в каменном нутре шахтами и проходами, и не видимый отсюда замок, и зловонная лужа, кишащая плотоядной и опасной живностью. А впереди приветливо шелестел листвой лес, освещённый лучами внезапно выглянувшего из-за облаков солнца. Доносящиеся оттуда, из густых пушистых крон птичьи трели казались самой лучшей музыкой на свете. В голове не укладывалось, что мы смогли, что завершили такой долгий и нелёгкий путь!
   -- Пойдём отсюда, скорее, здесь ещё опасно... -- я всё ещё стоял, пытаясь осознать и прочувствовать всё это, когда Дайя подошла и просительно заглянула мне в глаза. Девушка была напряжена, сосредоточена, но одновременно из её облика исчезла та тень обречённости, к которой я уже успел привыкнуть. Будто теперь она верила, что у нас всё получится, и конечная цель уже где-то рядом.
   Подтверждая мои мысли, девушка сказала:
   -- Я знаю эти места. Тут немного до заставы. Дойдём туда... И можно будет расслабиться.
   После этого, мы как-то незаметно поменялись ролями. Теперь девушка шла впереди, уверенно ведя меня куда-то через лес, а я спешил следом, плохо понимая, где нахожусь, и куда мы вообще направляемся.
   По плотно въевшейся уже привычке я не переставал вертеть головой и следить за обстановкой, готовый к любым неприятностям. Но мир вокруг изменился слишком разительно по сравнению с тем, к чему я привык.
   Мы отмеряли шагами километр за километром, час за часом, вокруг начало вечереть и сгущались сумерки -- а на нас так никто и не напал, даже не попался на дороге. Ни двухголовых, ни горгулий, ни скелетов, ни даже захудалых пауков. Вообще никого. Только надоедливо жужжащие вокруг насекомые, но они по сравнению со всемЮ оставшимся позади, казалось совсем уж незначительной мелочью.
   Как-то незаметно под нашими ногами появилась тропа, влившаяся вскоре в разбитую и явно редко используемую просёлочную дорогу. Идти было всё легче и легче. Усталость накапливалась тоже, но я втянулся в ритм, и просто механически шагал вперёд. Некую пружину внутри всё больше отпускало, а в голову начали проникать посторонние мысли. Ненадолго даже мелькнуло подобие интереса к тому, кто же я такой -- но, как и раньше, оно быстро и бесследно пропало.
   Уже почти совсем стемнело, когда Дайя сначала замедлила шаг, потом совсем остановилась и повернулась ко мне.
   -- Вот. Кажется... Дошли, -- она потупила взгляд.
   Я молча посмотрел на девушку, не понимая, к чему она клонит.
   -- Спасибо тебе... Ты на самом деле не чудовище, хотя выглядишь страшно. Ты... Да неважно! -- она сделала шаг навстречу и поцеловала меня. Крепко, по настоящему. Отстранилась, уверенно тряхнула чёлкой: -- Я этого никогда не забуду!
   Происходящее не нравилось мне всё больше, и я решился наконец озвучить вертевшийся на языке вопрос:
   -- Что случилось? Что происходит? Мы прощаемся, что ли?
   На лице моей боевой подруги отразилось сильнейшее удивление. Наконец, она сказала:
   -- Там, дальше, застава. Поставленная людьми. Чтобы... Не пускать плодящихся здесь тварей тьмы дальше, в обитаемые земли.
   После этих слов я начал понимать, что к чему... И Дайя тут же подтвердила начавшую приобретать чёткие очертания догадку:
   -- У тебя доброе сердце, я знаю. Ты сильно помог мне. Спас. Но... Для других ты -- драконид, такая же тварь и нечисть, как все остальные. Извини, но дальше тебе нельзя.
   Земля начала уходить из-под ног. И вовсе не из-за перспективы расстаться с девушкой, совсем нет. Просто... Я так хотел выбраться, сбежать из проклятого замка прочь, пройти все эти окаянные шахты, болото... И ради чего? Куда я так стремился и рвался? Туда, где мне всё равно не найдётся места, где мне не будут рады? Как же так?..
   -- Я надеюсь, ты найдёшь своё счастье, безымянный. А сейчас... Мне надо идти. Может, ещё увидимся, когда-нибудь... Надеюсь.
   С этими словами девушка резко развернулась, будто не оставляя себе возможности передумать и повернуть назад, и пошла дальше. А я так и остался стоять, ошарашенный, глядя ей вслед. Напряжённая спина, опущенная голова... Видимо, девушка сама не очень-то рада была расставаться.
   Когда она зашла за поворот дороги, я, наконец, опомнился. И пошёл следом. Надо же было хоть издалека посмотреть, что это за застава такая, и как её, если что, обходить... Да и, чего себе врать, хотелось просто проследить за своей бывшей спутницей, убедиться, что всё у неё будет хорошо.
   Лес закончился, сменившись широкой прогалиной. Видимо, её специально вырубили или даже выжгли когда-то. Вдалеке виднелось нечто похожее на небольшую деревянную крепость, из одной-единственной башенки и ворот под нею. В обе стороны от этой "заставы", сколько хватало глаз, тянулся невысокий частокол.
   Я встал, притаившись за стволом одного из деревьев, и стал наблюдать за уверенно шагающей по дороге девушкой. Через какое-то время вдруг понял, что картинка "приближается", увеличиваясь в глазах. Встряхнул головой, отгоняя морок, снова увидел всё "нормально". Присмотрелся к крохотной, почти незаметно удаляющейся фигурке... И всё повторилось опять. Неужели, во мне открылась ещё какая-то способность?..
   Не став отказываться от столь кстати пробудившегося "бонуса", я продолжил следить за происходящим. На заставе началось шевеление, между зубцов башенки кто-то мелькнул пару раз. Дайя подошла к воротам и остановилась, немного не доходя до них. Видимо, её окрикнули, и она начала диалог с охраняющими заставу.
   Девушка положила оружие на землю, отошла в сторону. Прошло несколько долгих секунд, когда ничего не происходило -- видимо, Дайя продолжали разговор, возможно, отвечала на вопросы. Между зубцов башенки появилось сразу несколько человек с лукам. Тонкие тёмные чёрточки синхронно сорвались вперёд, прочерчивая пространство. Я проследил за ними... И не поверил глазам. До самого последнего момента отказывался принять это. Пока не увидел, как Дайя падает на землю, вся утыканная стрелами.
  
  -- Глава 18
   Я успокоился только после того, как вся застава превратилась в гигантский погребальный костёр, гудящий и выстреливающий к ночным небесам снопы искр, а из находившихся там стражников в живых не осталось никого. Будто внутри меня пробудилось что-то первобытное, жаждущее крови, не способное остановиться. А эти жалкие людишки... Что они могли со мной сделать?..
   Нет, я не потерял голову, не стал кидаться в бой сразу, не стал подставляться и бежать через открытую всем взорам прогалину на виду настороженных воинов. Несмотря на расстояние, я прекрасно рассмотрел поднявшееся над телом Дайи облачко "души", сообщившее о том, что можно не спешить -- спасать и защищать больше некого.
   Я дождался своего времени -- ночи, и только вместе с темнотой пришёл туда, где меня не ждали. И даже больше. К частоколу я подошёл сильно в стороне от заставы, и перелез его очень осторожно, стараясь не задеть протянутые поверху сигнальные нити. Видимо, они хорошо работали против местной нечисти -- но я-то куда сообразительнее, или внимательнее, или просто ждал чего-то подобного.
   К цели подошёл с тыла. Массивная, обитая железом дверь, запертая изнутри, не дала проникнуть внутрь сразу. Но это меня не остановило -- с моими когтями забраться по стене на башенку не составило труда. Душку, чтобы не мешался, до времени уменьшил и спрятал "в руку", и извлёк наружу его только уже вися на самом верху, перед нападением.
   Один удар и один выстрел -- и оба часовых, оставленных сторожить покой остальных, обратились в послушных моим командам зомби. Когда убивал первого, рука ещё дрогнула -- как-никак, сородич. Пусть я выгляжу как "драконид" по местным меркам, но сам-то чувствую, что не всегда был таким... Но уже когда расправлялся со вторым, жалел только, что он слишком легко отделается. Какие они мне сородичи, в конце концов, эти убийцы? Всякая нечисть и нежить хотя бы не притворяется, сразу показывает свою суть. А эти... Стрелять в беззащитную женщину...
   Вниз спускался вслед за мертвяками, накрутив себя и кипя праведной злобой, и убивал всех, кто попадался на пути. Духолов просто верещал от восторга -- наконец, получилось человечьей крови напиться! Я ему в кои-то веки совсем не мешал, подолгу удерживая оружие в телах, так, что их высасывало почти полностью.
   Внутри оказалось около десятка стражников. Мне больше всего запомнились молодой парнишка, с большими испуганными глазами и лицом, как у девчонки, и какой-то усатый тип. Последний очень быстро сориентировался, что к чему, и даже почти достал меня своим мечом... Но кровяные ледышки пробили его насквозь, не оставляя шансов.
   Убедившись, что никого в живых не осталось, и никто не убежал, я отыскал тело Дайи и занёс в самую единственную комнату внутри башни. Смёл всё с большого, заставленного грязной посудой и заваленного объедками стола, натаскал каких-то парадных плащей, и расстелил сверху. Положил девушку сверху. Собрал всю ту немногочисленную мебель, которую нашёл, бочки, ящики, свалил в кучу и с истинным наслаждением накрошил в мелкую щепу, вымещая злость и готовя пищу для пламени. Когда вокруг стола образовалась настоящая гора из деревянных обломков и разного горючего хлама, полил всё это маслом для светильников, найденным в одном из кувшинов. Добавил и толстым стенам, и дощатому полу, и вообще забрызгал всё вокруг.
   Только после этого, предусмотрительно отойдя к двери, принялся метать внутрь шар за шаром. Огонь занялся быстро, жадно бросившись на предложенную ему пищу, и уже вскоре внутри запылал огромный костёр. Он начал пробовать горячими жадными языками стены и низкий потолок, сквозь узкие бойницы и единственный дверной проём повалили клубы дыма. Какие-то минуты -- и башня занялась вся. Сухая древесина с готовностью отдавалась огню в порыве самоубийственной и смертельной страсти, а пламя лизало её, шарило своими вмиг вырастающими руками, и ревело от наслаждения и восторга.
   Когда застава полыхала так, что можно было быть спокойным, что она не потухнет и спокойно догорит уже без моей постоянной поддержки, я переключился на стражников. Два часовых, обращённых в зомби, уже перетаскали тела наружу и аккуратно разложили в ряд.
   Первым призвал дух усатого.
   -- Я Карел Май, десятник пограничной стражи.
   -- Почему вы убили женщину, которая вышла к заставе? Что она вам сделала? -- не совладав с эмоциями, закричал я на него.
   -- Все порождения тьмы, которые приходят со стороны болота и проклятого замка, должны быть уничтожены, -- совершенно равнодушно ответил призрак.
   -- Она не была порождением тьмы!
   На это он промолчал. Видимо, не расценил мою реплику как вопрос.
   -- Почему вы решили, что она -- порождение тьмы?
   -- Все, кто приходит со стороны болота и проклятого замка, порождения тьмы.
   -- А если вы пошлёте туда разведчиков? Когда они вернутся, тоже будут порождениями тьмы?
   -- Не будут.
   -- Но почему в одном случае будут, в другом -- нет?
   -- Все, кто приходит со стороны болота и проклятого замка, порождения тьмы...
   Я ещё долго пытал десятника, пытаясь вывести на чистую воду. Но он, вернее, его дух, был свято уверен в своей правоте, и даже не допускал мысли о возможной ошибке. В конце концов время истекло, и я понял, что потратил его совершенно впустую, на бесполезные и не существенные для меня вопросы. А ведь мужик наверняка был самым знающим из всех! Следовало совладать наконец с бушующими внутри страстями, выйти из амплуа благородного мстителя, попробовать отрешиться от всего и просто узнать всё то, что поможет выжить.
   Остальных стражников расспрашивал как мог спокойно и бесстрастно, хотя мысли то и дело пытались убежать не в том направлении. И мне удалось получить некоторое понимание происходящего вокруг. Выяснилось, что я нахожусь на территории государства с простым и безыскусным названием Великая Империя, и располагается оно на континенте Блэкмарш. Слова "планета" никто из моих собеседников не понял, но они рассказали, что известно ещё про два материка и назвали какое-то количество государств, которые я просто не запомнил за ненадобностью и из-за их большого количества.
   Какое-то время назад здесь побывали иномировые захватчики, которых удалось остановить, отбросить назад и заблокировать в отдельных областях, но не победить окончательно. С тех пор на каждом из континентов остались "заражённые" пятна, подобные замку некроманта, куда местным нет хода -- но и, обратно, обитающим там тварям тоже не выбраться наружу из-за многочисленных пограничных крепостей, кордонов и постоянно дежурящих поблизости армий.
   Агрессоры пришли при помощи телепортов, позволяющих путешествовать между мирами. Периодическое появление двухголовых -- следствие сбоя портальной системы, из-за которой эти бойцы давным-давно разгромленных армий до сих пор появляются иногда в "точках высадки", дезориентированные, лишённые командования и ничего не понимающие.
   Что конкретно послужило концом вторжения и что позволило остановить захватчиков, я так толком и не понял. Если собрать все обрывки информации воедино, выходило что-то вроде того, что сильнейшие маги мира объединилось и добрались до главаря армии вторжения, на котором было слишком много завязано. Оставшись без единого руководства, его военачальники перегрызлись между с собой -- после чего их и получилось победить по одному.
   Но то всё -- дела давно минувших дней. Я, конечно, понимал, что без знания всей исторической подоплёки не понять мир вокруг, но куда больше меня беспокоило и волновало настоящее. И вот тут самой грустной новостью стало следующее: порождения тьмы, к которым все опрошенные однозначно отнесли и меня, как драконида -- они везде в обитаемых землях вне закона, и за поимку их, то есть нас, полагаются награды. Есть даже специальная каста охотников за нечистью -- так называемые "ведьмаки". Что бы я ни делал, как бы ни пытался доказать свою безобидность и благие намерения, везде меня ждут в лучшем случае темница, а в худшем -- казнь, или судьба быть убитым охотником за головами. Причём, последнее в прямом смысле, везде в "пунктах приёма" деньги выдают именно за головы убитых.
   Расстроенный открывшимися безрадостными перспективами, я оставил позади беснующееся, дожирающее бревенчатые стены пламя, и пошёл прочь, прямо сквозь ночь. Вместе со мной в разные стороны, как лучи, исходящие из одной вершины, отправились и поднятые мною зомби, каждый -- с надписью кровью на груди: "убийца невинных". Я надеялся убить этим сразу двух зайцев -- хотя бы частично замести следы, и донести всё же до остальных, что справедливость есть.
   Сам сначала направился вдоль частокола -- какое-то время всерьёз обдумывал мысль дойти до следующей заставы и повторить там всё и тоже. Но пока шагал, понял, что зверски устал, и как-то отпустило. Опять же, кто их знает -- а вдруг, там нормальные? Просто нам с Дайей не повезло, и попалась застава из дураков и отморозков?
   Повернув вглубь "обитаемых земель", я так и шёл, пока ночь не кончилась. Уже под утро оказался рядом с какой-то деревенькой. Многоголосый собачий лай, заметно усилившийся с моим приближением, и высокие заборы убедили, что соваться туда не стоит. В полях неподалёку нашёлся стог сена, и я, поняв, что вымотан до предела и всё равно не найду места лучше, решил забраться внутрь и там переночевать.
   Но перед этим заставил себя сделать то, что планировал уже очень давно. Перевёл Духолову всю ману, какая накопилась, активировал чашу, восстановив запас -- вышло сразу полторы сотни, и непонятно, то ли это размер максимального запаса у меня вырос, то ли просто чаша оказалась более качественная. После этого опять закинул почти всё Духолову, себе оставил тридцать единиц, для неприкосновенного запаса. Вытряхнул из мешка всё, что там было -- отравленный ятаган орка, шест для призыва духов, конструкцию, выпавшую из голема, фляги с кровью, мешки с костяной пылью, и прочий хлам. Сделал надрез на руке, щедро полил наконечник алебарды. И запустил, наконец, очередное улучшение, скормив Душке весь накопленный и не нужный, по большому счёту, хлам, задав в общих чертах, что хочу от нового артефакта. Была надежда, что пока буду спать, улучшение как раз и завершится.
   Проснулся какое-то время спустя, от весёлых детских голосов рядом. Замер, стараясь не выдать себя ничем, и когда незваные гости, вроде бы, удалились, выждал ещё какое-то время и попробовал осторожно выбраться наружу.
   Огляделся -- вроде, рядом никого. Чувствовал себя крайне не выспавшимся и разбитым, улучшение так и не завершилось, но окружающая обстановка была слишком безмятежной, располагала к какому-то умиротворению и спокойствию. Жаркое светило заметно поднялось над горизонтом, хотя до зенита ему ещё было далеко. По чистейшему голубому небу бежали рыхлые барашки облачков, вдали кружились с криками какие-то белые птицы. Над цветами порхали яркие бабочки, взбивая воздух пёстрыми крылышками. Мимо лица с деловитым жужжанием проносились насекомые. Пахло сеном, нагретым на солнце, или что у них тут за звезда...
   Требовательно заурчавший живот напомнил о том, что неплохо бы в него что-нибудь поместить, желательно съедобное, а царапина на руке заставила вспомнить вчерашний день. Благостное настроение как рукой сняло, и я пошёл дальше, размышляя, где найти пищу. Деньги в наличии имелись, но было подозрение, что никто из местных даже не станет со мной разговаривать, не то что торговаться. Выходить на большую дорогу и грабить одиноких путников не улыбалось совсем. Идеальным вариантом вообще считал такой, когда никто меня не увидит.
   Крики вдалеке и какие-то фигурки, машущие руками и быстро удаляющиеся, прервали поток мыслей и вмиг разрушили все планы. Меня заметили. Досадуя за собственную неосторожность, я припустил лёгкой трусцой в сторону темнеющего неподалёку леса. Добравшись до него, поскорее проломился сквозь густой подлесок, надеясь, что никто за мной сюда не последует, и, не сбавляя скорости, продолжил углубляться в чащобу.
   Сколько так продолжалось, не знаю. Может, час, может, больше. В какой-то момент, когда ненадолго остановился около небольшого ручейка, чтобы напиться, сквозь журчание воды послышались какие-то звуки. Я отошёл подальше и замер, прислушиваясь. Определённо, издалека доносились собачий лай, крики... Я оказался рядом с какими-то людными местами? Местные баре охотятся? Или... Или это всё по мою душу?..
   Постаравшись определить, откуда шум, я побежал в противоположном направлении. Мне не нужно было ни случайных, ни, тем более, намеренных встреч. Но, к сожалению, уже скоро пришлось признать -- звуки не удаляются. Наоборот, они приближаются. Неужели, всё-таки за мной? Что делать, куда деваться?..
   Обуреваемый сомнениями, продолжать бег или повернуть, я вылетел на небольшую полянку. Там меня и спеленали. По ногам что-то резко ударило, и я, не удержав равновесия, полетел вперёд. Сразу же сверху навалилась живая тяжесть, придавив к земле и пытаясь вывернуть руки.
   Я извернулся, почти вырвался, полоснул кого-то когтями... и очень неудачно ударился боком о землю, всем весом обрушившись на сумку со снадобьями. Последнее оставшееся из зелёных, припасённое на всякий случай и не истраченное в охраняемом големами проходе, рвануло, раздавленное мной, и перед глазами всё померкло.
   Пришёл в себя уже в раскачивающейся на ухабах в противно скрипящей телеге, через совершенно неопределённый промежуток времени. Меня скрутили по рукам и ногам, из всего тела свободно двигать можно было, фактически, только одной головой. Оглядевшись вокруг, увидел двух сидящих на облучке типов, с седыми до белизны волосами, собранными в хвосты. Тут же обнаружился и ещё один, сзади -- заметив, что я шевелюсь, он ударил меня по затылку, и я опять отрубился. Успел разглядеть только дурацкий шрам на щеке, и промелькнувшее на лице презрительное выражение.
   Окончательно оклемался только сильно позже, видимо, когда мы уже завершали нашу поездку. Из-за бортиков телеги были видны высокие каменные стены, а тот тип даже не стал меня "выключать" на этот раз, позволив, в меру скромных и очень ограниченных возможностей, глазеть по сторонам глазами. И слушать спокойную болтовню тех двоих, сидящих спереди.
   -- Слышь, Салим! Как думаешь, сотню-то дадут? За живого? -- голос первого молодой, звонкий, полный какого-то нетерпения и азарта.
   -- Да чего ж не дать-то, конечно, дадут... Там эта, баба альвийская, распорядилась их живыми по возможности приводить. Для чего-то нужны ей больно. Так что, думаю, вполне себе дадут... -- второй голос -- рассудительный, спокойный, явно в возрасте мужик.
   -- А кто она такая, баба эта? Откуда?
   -- Так откуда же мне знать-то, а? Припёрлась вчера, деловая такая. Да не просто припёрлась, а с Особой Императорской Грамотой! Так вот, припёрлась... И -- давай всех баламутить. Мол, покончить с нашествием, мол, тёмных извести, мол, земли вернуть, мол, людям спокойствие подарить... Тех сюда, этих туда... Будто толк от этого будет какой. Короче, её бы устами, да настойку бабки Ады хлебать!
   -- Уж сколько их было таких, да?..
   -- И не говори! Вот помяни моё слово, с этой всё так же и будет. Пообломает, зубки-то свои... А работу всю -- опять нам делать. Ничего, лишь бы звонкой монетой платили.
   -- А чего, зубки-то у неё? И всё остальное? Красивая?..
   -- Дык, альвийка! Конечно, красивая! У них других и не водится...
   -- И чего, этого значит для неё и везём? Да?
   -- Вестимо. О, глянь-кось, очнулся, зыркает... -- меня ощутимо пнули в бок. И только тут я наконец сообразил, что, по хорошему, уже давно должен бы истечь кровью, после взрыва-то. Ан нет, живой! Неужто, потратились, подлечили?..
   Вытащили меня из телеги перед угрюмым многоэтажным зданием из серого камня. Забранные решётками окошечки однозначно намекали на выполняемую им совершенно определённую функцию.
   Затёкшие от долгой неподвижности ноги, на которых распустили путы, сильно затекли и подкосились, только меня на них поставили. Я так и рухнул на землю. Никто даже не попытался помочь встать, всем было всё равно. Так и пришлось валяться в грязи, между свежих и засохших лошадиных каштанов, и скрипеть зубами от боли в получивших наконец приток крови конечностях. И снова слушать...
   -- Кто у вас там? -- голос новый, незнакомый, издалека. Повернулся в его сторону -- тип в яркой одёжке, что-то типа мундира, с мечом на боку. Вышел из высоких дверей и идёт навстречу, в сопровождении ещё двух, в шлемах, кирасах и с копьями. Это меня, что ли, конвоировать? Как они, интересно, этими своими копьями орудовать будут, если попытаюсь убежать? Особенно, в помещении?..
   -- Кто-кто. Драконид!
   -- Да вижу, что драконид, Салим. Рассказывай!
   -- Так а чего тебе, рассказывать-то... Вот, поймали! Облаву устроили, да поймали. Староста тамошний клич поднял, мол, посторонний рядом с селом шарится, вида нечеловеческого. Мы сразу облаву и устроили. Этот, как погнали, так он сам, как миленький, в ручки к нам и прибежал. Совсем непуганый какой-то. В ловушку сунулся, словно кутёнок неразумный, и не подумал даже, что специально ведут... Под конец только, когда сообразил, что беда пришла ему -- вот тогда неприятный сюрприз подкинул, самоубиться решил, на зелье подорвался. Всех осколками посёк, сильно. Только даже это у него не вышло. Не сдох, дурак, всё равно... Из его же сумки на него исцеляющее зелье натекло -- даже лечить не понадобилось. А то мы уже думали, придётся от него голову везти одну...
   -- Где взяли-то?
   -- Так здесь, рядом, у Радимовки. Почти граница.
   -- Да знаю, знаю, где Радимовка эта. Там ночью застава сгорела неподалёку. И девку какую-то, говорят, живьём сожгли. Как думаешь, может этот быть из той банды, что непотребство учинила?
   -- Этот -- вряд ли. Там вампиры были, и некромант. Точно говорю. А у этого клыков нету, и на мертвовода не похож, больно бестолковый... Ни духов-разведчиков вперёд себя, ни костяных гончих. Свиты даже никакой за собой не вёл. Хотя, конечно, если их много там было, мог на подхвате работать... Но эти, дракониды, они обычно с другими не водятся.
   -- Ладно, понял тебя. Пусть дальше дознаватели, да заплечных дел мастера, разбираются -- мог, или не мог. Держи, Салим, тут сто двадцать. Было велено, за живых столько давать всем...
   Меня, наконец, поставили на ноги, и повели. Не внутрь здания, как я почему-то рассчитывал, а куда-то за угол. О том, чтобы бежать, нечего было и думать, ноги освободили только частично, а руки были крепко скручены за спиной и стянуты в локтях, да ещё и мешок на них нацепили -- видимо, чтобы не мог царапаться и огненные шары в кого ни попадя кидать.
   Неподалёку от главного здания обнаружилась кузница. Там меня развязали, но радости это не принесло, потому как на смену верёвкам пришли тяжёлые кандалы. И моего мнения никто не спрашивал, опытные вертухаи скрутили как миленького, даже пикнуть не успел. Зря на них напраслину возводил, знают своё дело, даже копья не помешали.
   Выведя из кузницы, меня доволокли до стоящей неподалёку телеги и примотали к торчащему из неё посередине вертикальному столбу. Стражники сели спереди, один взял в руки вожжи, и понурые лошадки потащили это странное сооружение со мной вперёд.
   Мы проехали по улицам города, всюду вызывая живейший интерес местных жителей и собирая толпы зрителей вокруг. И если бы только зрителей... В меня летели камни, комья грязи, вообще всё, что можно и нельзя представить. Мне кажется, я на всю жизнь насмотрелся искажённых ненавистью лиц. Тут были все -- мужчины, женщины, дети. Последние особенно досаждали, подолгу сопровождая телегу и изыскивая множество способов, как же мне досадить.
   Длилось это долго, но, к счастью, не бесконечно. И закончился мой путь всё-таки в том мрачном здании с решётками, в подвальном помещении без окон, которое скудно освещала пара чадящих факелов, так, что дальний конец терялся в полутьме. Вдоль стен располагались железные клетки-камеры, в одну из которых меня и закинули, головой вперёд. Перекатившись на бок, я сел на полу, зазвенев дурацкими цепями, и начал медленно поворачивать голову, оглядываясь.
   Тут же дёрнулся, пытаясь увернуться. На прутья, отделяющие мою клетку от соседней, бросилось что-то огромное и лохматое.
   -- Бу! -- крикнуло оно, изучая меня блестящими в полутьме глазами. А потом загоготало, сотрясаясь всем телом. -- Сморите, испугался, гы! Да не трясись ты так, дракончик. Не съем я тебя. Пока... Гы!
   Это огромное лохматое оказалось мужиком под два метра, если не больше, в высоту, и лишь чуть меньше в ширину. Мужик этот напоминал конституцией шкаф -- мускулистый такой, самоходный шкаф, с грубыми чертами лица, массивными надбровными дугами, ещё и одетый в какие-то засаленные обрывки шкур. Правда, открытые участки кожи не сильно отличались от этих лохмотьев -- покрытые такой же густой, топорщащейся, и явно давно не мытой шерстью.
   Отдельно обращали на себя внимание огромная борода, скрывающая нижнюю половину лица, и копна торчащих во все стороны волос на голове. Запах от этого товарища исходил соответствующий, причём, мне показалось, что разит от него псиной.
   Потряся разделяющую нас перегородку и ещё поорав что-то, здоровяк быстро потерял интерес ко мне -- наверное, понял, что больше не получится запугать меня, и стал ходить по своему узилищу взад-вперёд, словно беснующийся тигр. А я, когда окончательно привык к темноте, смог разглядеть ещё одну особенность его внешности. Глаза. Они у него были ни разу не человеческими. И когда смотрели в мою сторону, выражение имели очень нехорошее. Так обычно смотрят на пищу...
   Это зрелище было каким-то завораживающим, и я всё продолжал и продолжал следить за плавными, крадущимися движениями своего соседа. Делал это совершенно не стесняясь -- чего бояться, если нас разделяют толстые металлические прутья, уже один раз проверенные на прочность. Да и всё равно мы тут все, скорее всего, смертники.
   Перестать пялиться на лохматого соседа стоило некоторых усилий. Но я всё же сделал это. Надо было узнать, кто и что ещё есть вокруг. На одном здоровяке мир не сошёлся.
   Кто от меня прямо напротив, через проход, разглядеть не получилось. Какая-то груда тряпья, и, кажется, волос, лежащая на полу и не показывающая никакого интереса к окружающему. Зато в той клетке, которая наискосок, обнаружилась тощая человеческая фигурка. Она сидела сгорбившись и смотрела прямо на меня пронзительным, колючим взглядом.
   Мы какое-то время играли в "гляделки", не проронив ни слова. Вокруг при этом сгустилась какая-то напряжённая, угрожающая тишина. Даже беснующийся здоровяк притих и подошёл поближе, проявив интерес к происходящему -- я видел его силуэт боковым зрением, и слышал возбуждённое сопение совсем близко от себя.
   Потом сидящий молчун улыбнулся, и я невольно скосил глаза на выглянувшие из-под верхней губы длинные, острые клыки. Меня невольно передёрнуло. Что за парад уродов? Куда я попал? Хотя... Если честно, и сам-то хорош...
   Ещё одна клетка наискосок была пуста. И я, наконец, повернул голову в противоположную от лохматого сторону, уставившись на последнего своего соседа. Тоже широкоплечий, тоже с развитой мускулатурой, тоже бородатый, вот только низкорослый. Это было сразу заметно даже несмотря на то, что он сидел.
   Ухмыльнувшись сквозь растительность на лице, коротышка прогоготал:
   -- Нет-нет, не смотри на меня так, смертничек! Перед тобой -- самый обычный цверг. Во мне ничего особого: ни таких замечательных острых передних зубок, как у того тощего господина, ни таких красивых глазок, как у твоего шумного блохастого соседа...
   -- ...сам ты блохастый, слышь, ты!..
   -- ...и даже сисек нету, как у нашей красотки, той, что напротив. А они у неё такие, ух-х-х, не сиськи -- мечта!..
   Груда шмотья в клетке через проход зашевелилась и пробурчала женским голосом, мелодичным, но чуть хрипловатым:
   -- Иди в... Очень далеко иди, Вили!
   -- Я тоже люблю тебя, сладкая! Надеюсь, ещё станцуем на одной виселице!
   -- Знаешь, где у тебя сейчас будет виселица?..
   -- Полно, полно, дорогуша, не кипятись. Всё равно же ничего не сделаешь! Или ты ещё надеешься соблазнить стражников и выбраться отсюда? До сих пор не убедилась, что бесполезно? У них у всех амулеты! Ты для них самая обычная баба, грязная и слегка потасканная. Смирись уже.
   Дама напротив наконец изволила подняться с пола и явить миру своё лицо, да и фигуру, неплохо различимую сквозь многочисленные прорехи в платье. Должен заметить, мой сосед Вили явно покривил душой, назвав узницу "самой обычной бабой". Как минимум, она была очень даже ничего. Высший сорт. Конечно, фингал под глазом, расцарапанная щека и спутанные лохмы портили впечатление, но женщина была очень хороша даже несмотря на это, какой-то откровенно порочной красотой, так, что при одном лишь взгляде на неё пробуждались все самые низменные фантазии, а томный, изучающий взгляд и перманентная развратная усмешка уголком губ, обещали их феерическую реализацию.
   Безымянная узница какое-то время разглядывала меня молча, потом послала воздушный поцелуй и заговорила:
   -- Добро пожаловать, красавчик. Хотя... Какой ты, в ..., красавчик?..
   -- И не претендую, вообще-то. А гостеприимство ваше уже оценить успел... Нигде не чувствовал себя так покойно! Как дома, даже лучше!
   Женщина ухмыльнулась, ещё больше искривив губы.
   -- Не обращай внимания на этих мужланов. Все на одной виселице будем, как говорит Вили... Ах, да, совсем о манерах с этими чудаками забыла. Меня зовут Майя, и я единственная дама здесь. Так что, если найдёшь способ выбраться... Ты знаешь, к кому идти.
   С этими словами она развернулась, показывая, что не ждёт ответа, и снова примостилась на полу. Всего несколько простых движений. Но каждое из них было наполнено грацией и просто сквозило женственностью, было направлено на одно -- на соблазнение. Поймал себя на том, что выглядит это всё как бесплатная презентация. Мол, смотрите, любуйтесь... Но если хотите больше, оплачивайте полный доступ.
   Я с усилием отвёл глаза от зрелища. И поймал на себе насмешливый взгляд клыкастого молчуна напротив. Стараясь уйти от него, отвернулся... И увидел, что здоровяк смотрит совершенно так же, откровенно ухмыляясь во всю свою немалых размеров рожу. По поводу Вили даже не сомневался и не стал проверять. Наверняка там всё то же, абсолютно.
   Смешок с его стороны подтвердил догадку.
   -- Ну и как тебе? Она у нас ведьма. Настоящая! Соблазнит любого.
   Лохматый загоготал, будто цверг сказал что-то донельзя смешное. Я просто промолчал.
   -- Что-то ты больно неразговорчивый, а? Не хочешь поддержать беседу? Или только с дамами разговариваешь? А то ведь смотри, мы и обидеться можем...
   -- Да обижайтесь, мне чего.
   -- Не скажи, дружок, не скажи... Ты не смотри, что тут все по отдельным клеткам сидят. Способов, как подпортить жизнь друг другу, всё равно немало.
   -- Какая разница? Если нас повесят всё равно?
   -- А не факт, кстати. Далеко не факт. Ходят слухи... Тс-с-с, идут! А ну-ка, может, нам с кем-то прощаться пора настала, а, братцы? Делайте ставки! Я вот надеюсь, что наконец этого блохастого заберут, больно шумный! Достал!..
   Здоровяк зашёлся в гневной тираде и начал трясти прутья клетки, а я прислушался, пытаясь разобрать хоть что-то кроме поднятого им шума. С той стороны, откуда меня привели, доносились голоса, но различить о чём они говорят не получалось.
   Я с ожиданием уставился на проход -- интересно было, кого же там принесло. Именно интересно, я совершенно не боялся почему-то. Только злился на шумного соседа, который своим буйным поведением мешал получить, возможно, жизненно-важную информацию.
   Вскоре удалось разглядеть их. Тип спереди, с факелом -- простой стражник. Освещает дорогу. За ним идёт тот, в мундире, который меня принимал, и ещё какой-то хлыщ. И последний говорит что-то ещё одному... Нет, одной. Это девушка, её никак толком не разглядеть из-за постоянно забегающего вперёд хлыща.
   Равнодушно, вернее -- с лёгким интересом, я пробежался глазами туда-сюда по этой компании... И вдруг, как током ударило. Девушка! Я её узнал. Я вспомнил.
  
  -- Глава 19
   -- Да зачем ты весь этот спам читаешь!
   -- Дорогой, ну что ты опять! Ещё недели нет, как мы женаты, а ты уже ворчишь...
   -- И вовсе даже не ворчу! -- я переворачиваю её на спину, подавив лёгкое "сопротивление", целую в губы, которые с готовностью приоткрываются навстречу моим, и провожу кончиками пальцев по бархатистой коже чуть отставленного в сторону обнажённого бедра. Широкая гостиничная кровать протестующе крякает, когда смещаю центр тяжести. Потом, через некоторое время, крякает ещё. И ещё. И потом ещё... И вообще, начинает делать это с некоторой постоянной ритмичностью, а к скрипу примешиваются лёгкие, приглушённые стоны.
   Спустя какое-то время я откидываюсь назад. Мы лежим, обнявшись. Её голова на моём плече, длинные ресницы задумчиво хлопают. Погладив свободной рукой по щеке, привлекаю к себе внимание.
   -- Ну ладно, давай, рассказывай. Что там такое интересное прочитала?
   -- Ты же всё равно меня слушать не хочешь...
   -- Да нет, я весь внимание. А ещё, сейчас я -- сама умиротворённость. Разводи на всё, на что хочешь. Поведусь.
   -- Правда?! Прямо на всё-всё?
   -- Как, на всё... Кроме тройничка с негром!
   -- Ну во-о-о-от, я уже было думала набрать номерок один...
   -- Номерок? Я тебе устрою номерок!..
   -- Да ладно, не кипятись. Никаких тройников. Будет сразу оргия. И не только с неграми!..
   На какое-то время беседа опять прервалась, пока мы окончательно расшатывали гостиничное имущество. Причём, ничего такого на этот раз, я просто старался защекотать свою уже какое-то время законную супругу, а она отчаянно сопротивлялась.
   -- Хоть бы кровать нормальную поставили... -- наконец, пробурчала она, уворачиваясь в очередной раз и надув губки.
   Я в ответ усмехнулся.
   -- Мне -- наоборот, нравится. Есть в этом что-то такое...
   -- Такое... А если бы не перебивал и дослушал меня, было бы не просто такое, а о-го-го какое!
   -- О-го-го?
   -- Ну да. Смотри сюда! Квесты в виртуальной реальности. Совершенно безопасное приключение. Разные миры. Разные сюжеты. Полное погружение и вживание. Уникальная технология. И -- та-дам! Акция для молодожёнов! Участие в шоу с прямой трансляцией! Победителям -- приз, пять миллионов баксов!
   -- Что значит "шоу с прямо трансляцией"?..
   -- Пишут, что у этой штуки много зрителей. Это как сериал, или телевизионные шоу прошлого века. Только -- куда более непредсказуемо, интересно, и куда больше возможностей. Виртуальная реальность, там же можно всё, что угодно!.. Короче, дорогой. Давай попробуем, а?
   -- Знаешь, как-то не прельщает меня участие в таком "шоу"... Это же что, на нас куча народу пялиться будет?
   -- Не на нас. На наших аватаров. Это вовсе не одно и то же!
   -- Ну-ну...
   -- Да ты просто зануда! И лентяй! И нет в тебе духа авантюризма! Мы когда в последний раз что-то действительно безумное вытворяли?..
   -- Хм... Мост в Германии?
   -- Это было уже два года назад. Два! И с тех пор -- ничего. Только работа, дом, работа. Сдохнуть со скуки можно!
   -- Как так -- ничего? А наша свадьба, это разве не безумное?
   -- Ах ты ж...
   И вновь пришлось прервать диалог, потому что меня попытались задушить подушкой. Но жестокого и скандального преступления в гостиничном номере, прямо среди бела дня, не случилось. Убийца не учёл один немаловажный фактор -- что я сильнее.
   Когда благоверная поняла всю бесплодность попыток совладать со мной -- будто, без проверки не знала -- откатилась в сторону и жалобно протянула:
   -- Ну пожа-а-алуйста!..
   -- Мне эта идея не нравится.
   -- Ну давай просто съездим, узнаем. У них же тут офис недалеко.
   -- Знаю я эти твои посмотрим...
   -- Да хватит уже занудствовать! Чего тебе стоит? У нас -- медовый месяц! Можем делать всё, что хотим! А тут -- такой шанс... Ещё и заработать можно, если повезёт... Ну давай, а?..
   -- На то, что мы выиграем в этой штуке, про которую слышим в первый раз, я бы не надеялся. Там наверняка всё схвачено, для своих, и нужно готовиться. Но это ладно. Лучше скажи -- ты когда-нибудь видела хоть одно шоу подобного рода?
   -- Да ты же знаешь, я такое не смотрю.
   -- И я не смотрю. А вдруг, там непотребства? Те же самые негры, например?
   -- Ну непотребства, и ладно. Подумаешь... Откажемся. Давай, дорогой, я уже вызвала такси. Тут пять минут всего!..
   Под таким напором пришлось всё-таки отступить. Мы быстро оделись, собрались и вышли. Поездка заняла и впрямь совсем немного времени. Мы вышли из такси около высокого офисного здания, с кучей контор внутри. Там, как только узнали, кто мы и для чего явились, тут же вызвали толстенького мужичка в костюме, который повёл нас в нужный офис, при этом так насел и болтал без умолку с таким напором, что ему могла бы позавидовать даже моя супруга.
   -- К сожалению, у нас сегодня, вот буквально сейчас, оканчивается набор для шоу... Знаете, оно грандиозно!.. А призы, эх, призы... Пять миллионов, за пару-другую дней настоящего удовольствия...
   -- А взносы-то сколько? -- перебил я его.
   -- Да сущая мелочь! Пятьсот за двоих, это вообще ни о чём.
   -- Откуда тогда такие баснословные призы? Неужели так много участников?
   -- Нет. Наше шоу просто очень популярно! Много спонсоров, большие деньги получаем от зрителей. Скажу по секрету... Мы бы могли вообще сделать участие бесплатным! Но в таком люди идут очень неохотно. Подозревают подвох. Поэтому, было решено делать минимальный взнос, который идёт на улучшение сервиса. Туда входит медицинское наблюдение, работа техников... Да и сам мир, квесты... Вы думаете, это всё так просто делается?.. Там работа многих специалистов!..
   -- Пятьсот -- это всего за два дня, когда мы будем играться? Ещё и на публику?
   -- Дорогой, пять сотен мы можем позволить для нашего бюджета, не так ли?
   -- Конечно можем, но...
   -- А что вы сказали? Набор на шоу, с призом, заканчивается?..
   -- Да-да, сегодня. Если вы решитесь прямо сейчас, конечно, можете успеть...
   -- Дорогой!
   -- Нет, мне это всё очень не нравится.
   -- Ну дорого-о-о-ой... Честно, наша жизнь совсем погрязла в бытовухе. Подари это мне. К тому же, ты ведь любишь всё это фэнтези, не так ли? Скажите, там есть квесты в фэнтези-сеттингах?..
   -- Да-да, конечно, есть! Уникальные, интереснейшие квесты...
   -- Вот! Всё будет, как ты любишь! Ну чего тебе стоит, а?..
   Взгляд, как у котика из Шрека... И я вынужден был признать капитуляцию. В конце концов, не хотел себе признаваться -- но уже и самому стало интересно, что это за виртуальная реальность с "вживанием". Да и дурацкий приз. Я понимал, что он не светит нам. Но вдруг?..
   Конечно, вся эта поспешность немного напрягала, и оставалось ощущение какого-то подвоха, особенно после того, как нам несколько раз заявляли -- что подвоха нет. Однако, кроме того не очень приятного мужичка в костюме вокруг нас появились люди куда более располагающие, в том числе улыбчивая медсестричка, которая пообещала совершенно бесплатно полный осмотр прямо на месте, с кучей анализов, просвечиваний и прочих непонятных штук, в которых я, если честно, не очень. Результаты всего этого обещали выдать на руки нам перед уходом, вместе с поздравительными сертификатами и прочим.
   За почти полтора часа беготни мы получили по стопке бумаг с печатями и подписями, по которым выходило, что мы более-менее здоровы и можем участвовать в виртуальных квестах. Потом уже мы сами подписывали всякие договоры и прочее. Я честно пытался их читать, но это было просто нереальным, каждый выглядел солидным талмудом, не как "Война и мир", но близко к этому.
   Далее -- пошёл инструктаж, что делать, что не делать... Там всё было хорошо, пока меня не зацепило одной фразой.
   -- Что значит -- выставить болевые ощущения? Зачем они мне? Мы же идём развлекаться!
   Тощий тип в очочках, рассказывающий нам теорию, как-то вдруг стушевался и начал остервенело тереть нос.
   -- Ну... Вы понимаете... Вы же участвуете в шоу, не так ли? И хотите попробовать выиграть приз. Поэтому -- вам надо их выставить обязательно. Это условие!
   -- Нет, вы не поняли. Зачем мне болевые ощущения в развлекательном квесте? В виртуальной реальности? Зачем это вообще нужно для нормальных людей, не мазохистов?
   -- Вы опять не понимаете... Это же просто так называется. Если отключить болевые ощущения, то вы не будете чувствовать и... Гм... Приятные, -- его глазки стрельнули в сторону моей благоверной, и мне это очень не понравилось. Видимо, заметив моё недовольство, очкарик поспешил исправиться: -- Вы вообще ничего не будете чувствовать. Не сможете ходить, лазить по скалам, даже держать в руках предметы. Все эти действия завязаны на обратные связи от наших рецепторов, органов чувств... Без этого не будет вживания.
   -- Вживание. Который раз уже слышу. Что это значит?
   -- Как? Вы не знаете? Это же наша оригинальная технология! Чтобы полностью прочувствовать себя внутри приключения, мы дарим проходящим квест полное забвение! Вы не будете знать, что находитесь в игре!
   -- Забвение? Не будем знать?
   -- Ну, то есть, медицине не знакомы способы, чтобы заставить человека что-то забыть. Имею ввиду, безопасные способы неизвестны... А вот просто временно поставить блок, убедить человека не вспоминать что-то... Это легко, это можно сделать! Вы просто будете играть с полной самоотдачей, свято веря, что всё вокруг -- настоящее! Поверьте, это настоящее приключение. Немногим доступно такое!
   -- Как-то не очень хотелось бы, чтобы в моих мозгах кто-то копался...
   -- Никто и не будет, поверьте! Это общая методика, вас просто под гипнозом убедят не вспоминать некоторые вещи, и всё...
   Не слушая больше говорящего, я достал коммуникатор и начал искать информацию относительно проекта, в который мы вписались. Первая же ссылка мне очень не понравилась. "После прохождения виртуального квеста лучшие друзья рассорились и стали злейшими врагами!.."
   -- Я бы не советовал отвлекаться, у нас мало времени, а вы должны дослушать инструктаж...
   -- А я бы не советовал лезть ко мне с тупыми советами! Я не впишусь в блудняк, которого не понимаю!
   -- Как хотите, но не могу не напомнить -- вы уже подписали бумаги, и за выход из проекта будет наложен крупный денежный штраф...
   -- Чего?!
   -- Вас уже представили публике, вас ждут. Репутационные потери компании при отмене будут катастрофическими. Кто оплатит издержки?.. Кроме того, подтвердив участие в проекте, вы лишили возможности участвовать в нём других кандидатов. Это тоже учитывается...
   Я хотел уже наброситься на этого засранца и вбить ему его дурацкие очки в физиономию, но меня остановила моя половина, придержав за руку.
   -- Погоди. Успокойся. Не надо горячиться, -- и уже к очкарику. -- Мы выходим из проекта. Дорогой, не дёргайся, это я втравила нас в это -- я всё и оплачу. Сколько, говорите, штраф?
   -- Три миллиона долларов.
   -- С-сколько?
   -- Повторюсь: издержки компании, кандидаты, которым отказали...
   -- Это надувательство!.. Да как вы смеете!..
   Теперь уже я взял жену за руку, взглядом заставив замолчать.
   -- Короче, мы участвуем. Конечно, засудить бы вас, проклятые мошенники... Но ваше счастье, что у нас медовый месяц, и я не хочу его портить. Проще вычеркнуть эту пару дней из жизни, забыть как страшный сон и не связываться с вами больше. Так что, будет вам это ваше долбаное шоу... Сейчас только, паре людей позвоню. Нет-нет, ничего такого, не переживайте. Это на всякий случай.
   Конечно, я был зол. Очень зол. И хотел, чтобы всё закончилось поскорее.
   Когда уже находился внутри аппарата для виртпогружения, а перед глазами начало темнеть и закрутились крохотные "звёздочки", что, судя по всему, и ознаменовало процесс перехода, был какой-то период, когда я уже ничего не видел, но всё ещё слышал. Обрывки разговора, незнакомые голоса.
   -- ...благодарю за работу... прекрасные экземпляры...
   -- ...не за что... все они... не читают... мелким шрифтом...
   -- ...анкеты готовы... монтируем видео с камер... фото из соцсетей... смотрите, вот тут целуются... тут за ручку... сейчас расплачусь, радуга из ушей пойдёт...
   -- ...то, что надо... будет хорошая игра... они её не забудут...
   -- ...проблемы?...
   -- ...ещё в сознании... слышит...
   -- ...не страшно... постарались... не смогут выйти, пока не завершат... или он жёнушку, или она его...
   -- ...бумаги?..
   -- ...в порядке... все подписи есть... не прикопаешься...
   Как ни хотелось всё-таки просто встать и послать всё-таки эту затею к чертям, хоть и за три миллиона, меня уже затягивало в какой-то водоворот, и тьма перед глазами закручивалась в вихри. Стряхнуть с себя дурман уже не получалось никак.
   Или, может, мне это всё почудилось? Во входящем в транс перевозбуждённом мозгу, растревоженном паранойей и негативными эмоциями, пробудились соответствующие образы?.. Что-то вроде сна? Где правда?
   Потом я очнулся в комнатке с пентаграммой. Ничего не помня, вернее, не желая вспоминать. Дрался с пауками, двухголовыми, нежитью... Пытался выбраться из проклятого замка... И -- в голове, как молнией сверкнуло. Дайя. То, что у нас было... Это, вообще, можно считать изменой, или как?..
   Громкий окрик из "реального" мира ненадолго вернул меня к действительности. Хлыщ демонстративно прокашлялся, развернул какой-то свиток, и, держа его перед собой на вытянутых руках, начал читать. Вернее -- орать на всю темницу.
   -- Эй, вы все! Слушайте сюда! Величайшей милостью Императора вам будет даровано помилование! Жизнь и возможность уйти через портал в мир, откуда пришли! Для этого, всего лишь надо...
   После этого я снова "отключился" и перестал слушать его. Нет, слова отпечатывались и откладывались где-то, возможно, я даже их понимал. Но это было совершенно безразлично. Какая разница, если всё вокруг -- ненастоящее?
   Вернее, почти всё. Я смотрел на неё во все глаза. Она -- на меня. В этом немом диалоге было скрыто гораздо больше, чем в пустых бессмысленных звуках, сотрясающих воздух. Я впитывал каждую мелочь, каждую деталь, каждое движение.
   Без всяких сомнений это та, которую я знаю уже много лет. Её движения, её мимика, её взгляд, её лицо и фигурка. Просто -- немного, совсем чуть-чуть другие.
   Глаза стали чуть ярче и сочнее, будто надела цветные линзы. Волосы светлее, приобрели более яркий оттенок, стали не просто светло-русыми, а буквально золотыми, и куда длиннее, чем раньше. Куда только девалось то коротенькое "каре"? Теперь казалось, будто это потоки жидкого драгоценного металла стекают, струясь, на плечи.
   Кожа, лоб, щёки -- всё приобрело девственное-свежий вид, как у младенца. Я заметил это даже в разгоняемой факелами полутьме - а может, особенно в ней. Не разглядеть было ни родинок, ни морщинок, вообще ни одного изъяна, словно передо мной отфотошопленная девочка с обложки глянцевого журнала.
   Что касается фигуры, она у жены всегда была хороша -- но сейчас над ней будто поработал античный скульптор, который вроде и оставил всё как есть, но не совсем. Невидимое зубило стесало каждый грамм жира везде, где его быть не должно, при этом оставив где надо приятные округлости. Талия уже, бёдра шире. Ноги, бывшие немного "иксиком", выпрямились и стали длиннее. Меня аж передёрнуло, как представил, что неведомый дизайнер играется с ползунками и трёхмерным изображением, буквально вертя телом моей жены, как захочет.
   И, само собой, отметить всё это я смог только потому, что одета моя благоверная была на удивление по-современному: никаких платьев, чепчиков, прочей средневековой мути. Обтягивающие кожаные штаны, высокие сапоги, короткая куртка, стянутая широким поясом, распущенные волосы. Всё. И поди пойми -- это норма здесь, или благоверная нарушила все догмы и морали местного общества, устроив ему эмансипацию и суфражизм в своём лице.
   А ещё, от меня не укрылось то, как жёнушка, заметив меня, чуть отодвинулась от хлыща. Будто машинально. И в связи с этим встал очень насущный вопрос -- а это вообще что такое? Между ними что-то есть? Внутри нешуточно вскипела ревность, правда, я тут же сам себя одёрнул. Как могу судить, когда сам?.. И может ли это вообще хоть что-то значить? Если здесь всё не настоящее?..
   Хлыщ замолк, и только после этого я осознал, что на протяжении всего этого времени он не переставал говорить. Их компания ещё постояла немного будто в нерешительности. В наступившей тишине неожиданно громко прозвучала фраза главного стражника:
   - Вы всё сказали? Не вижу смысла дольше задерживаться здесь. Заключённые... Пусть подумают.
   Они повернулись и пошли к выходу. Я их, вернее - её, провожал взглядом до самого дверного проёма, отрезающего нашу темницу от остального мира. Перед тем, как исчезнуть в нём, жёнушка приостановилась, коротко посмотрела на меня через плечо, и тут же решительно шагнула прочь.
   Вокруг поднялся оживлённый галдёж, но я не слушал и не слышал ничего, будучи мыслями далеко и от этой поганой клетки под землёй, и от расшумевшихся сокамерников. Всё происходящее начало как-то неиллюзорно напрягать. Хотелось действия, а не сидения взаперти, без возможности повлиять на свою судьбу.
   Коснулся тайника на руке, проверил, что уменьшенная алебарда всё там же, на своём месте. Хорошо, что не успел её достать, когда на меня напали. И ещё лучше, что пленившие меня не заметили странной твёрдой штуки под кожей. К сожалению, улучшение всё ещё не закончилось, и пока ни посоветоваться с Душкой, ни использовать его возможности по полной мне не светило... Но осознание того, что я не совсем безоружен и смогу, если что, постоять за себя или дорого продать жизнь, меня неожиданно успокоило. И настроило на деловой лад
   Я прислушался к разговорам. Явно же что-то неординарное случилось, раз все начали так оживлённо общаться? Даже тот тощий тип с клыками, кажется, что-то сказал? Зря всё-таки, ой зря я пропустил мимо ушей речь хлыща. Не пришлось бы догадываться о причине споров и восстанавливать информацию по крупицам.
   -- Только выпустите! Только дайте оружие! Я им покажу! Я им устрою!..
   -- Устроишь, устроишь... Конечно же, устроишь!.. Знаешь, дурак ты всё-таки, блохастый. Неужели, думаешь, не предусмотрели этого? Прыгни на них, сразу прикончат! Это я тебе говорю! Поэтому, я считаю так. Надо сделать вид, что мы подчинились. Пройти через портал. А там уже можно слать всех в бездну, и самим выбираться.
   -- Вот и я говорю, мальчики, нельзя сразу вида подавать! Хитрее надо быть. Изворотливее. Не знаю, как вы, а я вот точно не хотела бы тут снова оказаться. И танцевать ни с кем на виселице не собираюсь. Раз уж нам дали возможность соскочить с крючка... Глупо не воспользоваться!
   -- Да вы боитесь! Трусы, гы! Карлик и девка... Конечно, чего от вас, ждать-то! Эй, вы! Чего молчите! Дракончик, упырь!
   -- Вот, кстати, да. И я присоединюсь к вопросу. Что вы думаете о сложившейся ситуации... Господа?
   На мне скрестились три взгляда. Нет, четыре. Я кивнул на того, с клыками -- мол, а чего я-то сразу. Его, его спрашивайте! Цверг в ответ огорчённо покачал головой.
   -- Ну вот зачем же, так сразу, стрелки-то переводить? А?.. Скажи, чего тебе стоит ответить? Или, может, ты просто лазутчик? Подсадили сюда специально, за нами подглядывать? Потому и молчишь, да всё больше сам слушаешь?
   Направленные на меня взгляды потяжелели и ожесточились. Этот Вили, похоже, общее подозрение озвучил. И как им доказать, что я не подсадная утка? А надо ли?..
   -- Да срисовал я уже вас всех давно, чего переживаете? Сейчас, вызовут когда, так и скажу: Вили первого на виселицу, больно хитрозадый и потрепаться любит. Агента под прикрытием раскрыл, гад такой. А потом лохматого, этот шумный и бунтовать собрался...
   Шум со стороны входа заставил всех встрепенуться. Мы, не сговариваясь, повернулись в ту сторону. Несколько стражников под предводительством типа в мундире прошли мимо клеток, и остановились... Напротив моей.
   Под звон ключей и отпираемой решётки, главный стражник бросил мне:
   -- Ты! На выход!
   И равнодушно отвернулся, осматривая остальных узников.
   Напасть сейчас? Или узнать сначала, что они хотят от меня? А вдруг... Вдруг их послала моя супруга?
   Нет, до времени лучше попридержать свой единственный козырь. Всё равно, если сейчас сбегу, будет очень сложно выбираться сначала из здания, а затем из города. Нужно больше информации. Ждать момента. И, главное, попробовать понять, что от меня нужно вообще в глобальном плане. И нужно ли? Может, просто остаться сидеть здесь, и ждать, когда пройдут эти два дня квеста?
   Под конвоем меня вывели из подвала и погнали на самый верх, сначала по одной лестнице, винтовой и узкой, потом по другой -- широкой, парадной, с колоннами и статуями по бокам. Окончилась прогулка за высокой деревянной дверью, в довольно просторном кабинете. Где я, без всякого удивления, увидел её. Она стояла у окна и задумчиво смотрела вдаль. А рядом вился знакомый хлыщ.
   -- Госпожа Генерал-Инспектор! Заключённый, с которым вы хотели поговорить, -- меня легонько толкнули внутрь. Так легонько, что чуть не упал.
   -- Оставьте его. Спасибо. И выйдите все.
   -- Но...
   -- Не переживайте, я справлюсь, -- и через пару мгновений, когда никто никуда так и не двинулся: -- Не поняла. Вы ещё тут?
   Ох, как же хорошо я знаю этот тон! Как же она всегда любила строить всех! Официантов, которые накосячили, докторов, выписывающих неоправданно дорогое лекарство, банковских служащих, своих подчинённых... Кому только от неё не доставалось! Я уже приготовился, предвкушая, к представлению. Но мундир внезапно не стал спорить, развернулся на месте и вышел, вместе с сопровождающими.
   Только сказал, обернувшись уже в дверном проёме:
   -- Госпожа Генерал-Инспектор. Мы будем неподалёку. Если понадобится помощь -- зовите.
   -- Хорошо. Спасибо.
   Моя благоверная окинула внешне равнодушным взглядом меня, после чего с наигранным удивлением повернулась к хлыщу.
   -- Вас тоже касается.
   -- Но..
   -- Я сказала, хочу допросить тёмного. Вы мне для этого не нужны. Ещё вопросы?
   -- Просто хочу напомнить, что меня приставили смотреть за вами. И следить, чтобы вы не совершали ошибок... Сейчас, как раз, вы можете сделать одну из них. Среди людей пойдут слухи, пересуды. Посланник Императора не должен совершать никаких действий, которые могут негативно сказаться на репутации!
   -- Вам результат нужен, или репутация? Вы хотите изгнать тёмных отсюда? Вы хотите, чтобы наша Империя стала на ступень выше других государств, приобрела нерушимый авторитет, развязала себе руки? Нет? Если нет, я доложу о вас, сообщив, что вы препятствуете выполнению миссии государственной важности!
   -- Но, зайка, мы же...
   -- Вон!.. -- моя жена в гневе страшна. Но я -- ещё больше. Не успел этот гад гордо мотнуть головой, мол, как такое можно, повышать голос на меня -- как я уже оказался рядом, накинул ему на шею цепь кандалов и начал душить.
   -- Нет, не надо! Оставь его!
   -- Оставь? А про "зайку" не хочешь мне рассказать?..
   -- Расскажу! Только отпусти его!
   Дверь распахнулась, и внутрь влетели стражники. Двое оттащили меня в сторону и начали бить, остальные принялись виться и квохтать вокруг пострадавшего, оказывая ему какую-то первую местную помощь. Шухер случился ещё тот, я даже довольно усмехнулся, несмотря на направленное на себя концентрированное физическое насилие и человеческую агрессию, выражаемые в сильных ударах и пинках. Могу ещё, однако!
   Больше всех всполошился мундир. Укоризну, звучавшую в его голосе, можно было бы намазывать на хлеб, будь она маслом.
   -- Госпожа Генерал-Инспектор. Я предупреждал! Твари тьмы очень опасны и коварны! У вас нет опыта работы с ними. Позвольте, мои люди проведут дознание, как это установлено. У нас отличные мастера пыточных дел. Из него быстро вытянут всё, что он знает и не знает...
   -- Господин Капитан не послушал, когда я просила его покинуть помещение, и поплатился за это. Поставив под угрозу всю нашу затею! Так что будьте добры, выйдите все. А уж с этим тёмным я как-нибудь разберусь сама. Чай, не девочка безобидная. Под мою ответственность!
   Спустя какое-то количество времени, наполненного вежливой руганью и попытками образумить мою благоверную -- обречёнными изначально, уж я-то знал -- нас наконец оставили. И когда засов опустился, запирая дверь изнутри, я, наконец, смог расслабиться. Всё-таки, мы играем на одной стороне!
   -- Ну и урода они из тебя сделали... Дорогой. Хочешь выпить?
   -- Ха. Выпить! Вот перекусить бы я не отказался. А ещё -- узнать, что это за тип такой, и почему ты для него "зайка".
   Жена повернулась ко мне и долго изучающе смотрела.
   -- Это мой любовник... Нет-нет, Отелло, подожди! Повремени, пожалуйста. Дай дорассказать, -- она высвободила шею из моих рук и прошла к шкафчику, из которого достала глиняную бутыль, отпив прямо из её горла. -- Так что ты там сказал, не поняла? Будешь, нет? Есть, уж прости, нечего.
   Я отрицательно покачал головой. Пахло умопомрачительно вкусно, действительно хорошим вином, но... Алкоголь на пустой желудок -- плохая идея. В компании благоверной и в такой подозрительной ситуации -- вдвойне.
   -- А про любовника... Я пришла в себя в его постели. Он утверждал, что мы вместе уже давно. Само собой, я ему не поверила. Тем более, раз он из тайной полиции. Стукач.
   -- То есть... Он любовник, но, вроде как, не настоящий?
   -- Именно. Я смогла противостоять соблазну! Кто хорошая жена?.. Я хорошая жена!..
   -- А что, был он, соблазн-то этот?
   -- Нет, -- она ответила вроде бы и уверенно, но с небольшой задержкой. Я сделал зарубку в памяти, но развивать тему не стал. Потом. Да и у самого рыльце в пушку...
   -- Ладно, хватит о любовниках. Объясни, что происходит.
   -- Что происходит... Надо избавить мир от Тьмы. Проникнуть в замок некроманта, победить его самого, и захватить Сферу Миров. Вас отправят туда, тебя и тех, с кем ты сидел в подвале, при помощи захваченного телепорта тёмных. Пройти сквозь него могут только... Такие, как вы. Все, кто не порождение тьмы -- пройдя через него, погибают.
   -- И что будет после? Для нас всё закончится?
   -- Должно. Надеюсь, -- моя половина подняла с пола какой-то пыльный мешок, и с грохотом вытряхнула на стол его содержимое. Я узнал свои вещи. -- Посмотри -- это, вроде, твоё?
   -- Да! Откуда оно у тебя?
   -- Улики. Упаковали вместе с тобой эти, как их... Ведьмаки. И доставили сюда, для расследования. Даже деньги! Само собой, всё сдавали по описи и за вознаграждение. И, надеюсь, ты же не сжигал ту заставу на границе, ещё и вместе с девушкой внутри?
   -- Нет, конечно. Как ты могла подумать!.. -- кажется, у меня тоже получилось слегка фальшиво. По крайней мере, супруга окинула меня изучающим взглядом. Но ничего не сказала.
   -- Проверь вещи, всё ли там. И нужно ли ещё что. Постараюсь добыть -- если в рамках разумного, само собой. И, прости, пока тебе отдать всё это не могу, снаряжение и оружие вам выдадут только перед самым заданием.
   -- У меня были ещё всякие зелья, снадобья, эликсиры...
   -- Вам дадут полный комплект каждому, не переживай. И тебе бы оружие не помешало. Знаешь, без него тут гулять опасно... А когда вы полезете в замок некроманта -- будет опаснее вдвойне.
   -- Хорошо, дорогая. Выберу себе и оружие.
   -- Бери что-нибудь попроще, чему не надо учиться. Дубинку там...
   -- Ага, так и сделаю.
   -- Правильно. А ещё, знаешь что, дорогой... Ну и чудищем же ты стал, а!.. -- благоверная ещё раз прошлась по мне взглядом, вверх-вниз. -- Но сказать я хотела другое. Ты прикрылся бы чем. А то, ходишь тут, светишь перед всеми...
   Плащ у меня отобрали, и теперь я пришёл к изначальному виду, то есть тому, как когда появился в той комнатке в замке.
   -- Да нормально я хожу. Предки так ходили, а я чем хуже?.. Ладно, ладно, всё, замолкаю! Ты мне вот что скажи. То, что вокруг -- оно же ненастоящее, правда?..
   Супруга подняла на меня свои шикарные глаза и смотрела, долго и пристально. И когда она уже, казалось, созрела ответить -- раздался требовательный стук в дверь, и чьи-то приглушённые крики снаружи.
   -- Боюсь, наше время истекло. Иди в тот угол, забейся в него, и сделай вид, будто я тебя страшно била. Или заставляла смотреть "Мою прекрасную няню".
   -- О нет, только не это!..
   -- Вот. Ещё можешь представить, что у меня на голове бигуди, а на лице маска. Представил? Хорошо представил? Бу!..
   Я сделал вид, что вздрогнул, входя в роль, и поскорее рухнул и вжался в указанный угол. Где меня и обнаружили ворвавшиеся внутрь вертухаи, во главе с их предводителем. И, конечно же, в компании с хлыщом-любовничком.
   -- Дознание проведено. Подозреваемый сознался в уничтожении заставы и принесении в жертву невинной девушки посредством сжигания. Тем самым он доказал, что достаточно опасен для того, чтобы отправить в замок. Можете отвести обратно, вниз. И оставьте уже меня, я устала...
   Жёнушка разыграла спектакль на "отлично", заставив поверить в сказанное даже меня. Но я был не в обиде за то, что она так бессовестно возводит на меня напраслину. Сам же не всё рассказал и не всё показал. В крепко сжатом кулаке нагревался железный кругляшок -- мой перстень, с заключёнными внутри гоблинами. Конечно, бесполезная мелочь вроде бы, но перед такими потрясениями и нависшей угрозой очередного "приключения" мне надо было знать как минимум, сколько осталось маны в запасе. Улучшение Душки вот-вот должно закончиться, а чем заряжать моё любимое копьё?..
   В подвале было тихо и темно, контраст с тем, что на "поверхности", был огромным. Сокамерники встретили лёгким ворчанием и якобы обидными подколками, мол, стукач вернулся. Проигнорировал их. Оказавшись в своей клетке, выждал немного, пока интерес ко мне подугаснет, и, прикрывшись от посторонних взглядов, осторожно надел кольцо на палец. Мышцы в зелёной зоне, готов к бою. Повреждения -- немного желтоватого, там, где били, но на это можно не обращать внимания. Ну и главное, маны тридцать пять единиц. Не так, чтобы много... Но на то, чтобы пострелять, хватит вполне!
   Снимать кольцо не стал, несмотря на опасность "засветить" его. Потерять казалось гораздо хуже. Облокотившись о стенку, задумался о том, куда же ввязался и как из всего этого выбраться. Так, полусидя, и заснул, незаметно для себя. А пришёл в сознание только от странного ощущения -- кольцо на пальце нагрелось и будто пульсировало.
   Не успел я удивиться... Как почувствовал страх. Приближалось что-то могущественное и страшное. Я замер, постаравшись изобразить из себя спящего. И эта штука на пальце неожиданно помогла мне, будто вытащив из тела и повесив где-то неподалёку. Я бодрствовал. Я мог слышать, видеть и чувствовать, хоть и через какую-то туманную пелену, всё то, что слышало, видело и чувствовало моё тело -- но я твёрдо знал, что извне кажусь спящим.
   Мысленно усмехнулся -- вот и раскрылось, наконец, базовое свойство артефакта, в который я так неосторожно вторгся со своими гоблинами и идеями использования. Видимо, в него вшит какой-то вариант ментальной защиты. Или способность входить в нечто вроде транса. Или и то, и другое вместе... И как же хорошо, что я не сломал ничего, когда дорабатывал эту, как оказалось, полезнейшую вещицу!
   Но что сейчас будет? Меня начнут убивать? Может, лучше стоит вырвать себя из цепких лап этого странного полусна, достать Душку, и показать гадам? Может, промедление будет стоить жизни?..
   Раздавшиеся рядом голоса отогнали сомнения. Информация стоит того, чтобы потерпеть и рискнуть. Для меня сейчас знания и понимание окружающего -- важнее всего.
   -- Быстро наш подопытный вернулся!
   -- Да. Признаться, не ожидал. Удивительные результаты!
   -- И не говорите, коллега! Но я бы не спешил радоваться, эксперимент далёк от завершения...
   -- Это точно. Но мы дали ход запасному плану, можно считать, всё под контролем. Будем надеяться, что и дальше всё пройдёт хорошо. Да помогут нам Светлые Боги...
   -- Вы же не верующий?
   -- Когда на кону выживание мира, можно и уверовать. На всякий, так сказать, случай...
   -- Это точно... Ладно, что там подопытный? Не стал себя осознавать?
   -- Нет. Внедрённая матрица оказалась на удивление сильной.
   -- И что, он до сих пор считает себя человеком из другого мира?
   -- Да. А что особенно полезно -- он считает, что для него всё здесь "игра".
   -- Игра?.. Хорошая же игра!..
   -- У них, в том мире, есть специальная магия для этого. Они создают целые миры, которые на самом деле не существуют. Это я узнал из его памяти. Поэтому нам очень повезло, не пришлось даже ничего выдумывать. Я только навёл на него небольшой морок, убедил, будто он слышит голоса. Так, чтобы ещё крепче поверил, что всё с ним происходит не на самом деле...
   -- Коллега, если всё и правда так -- преклоняюсь перед вашими способностями. Найти настолько подходящего кандидата...
   -- Именно. Лучше варианта представить невозможно, и я потратил уйму времени на розыски.
   -- А ещё те странные проявления! Когда он освободил девчонку и зачем-то таскал её за собой, и даже когда дал крысе убежать... Подумать только! Уж от кого таких проявлений чувств ждал бы в последнюю очередь!
   -- Его истинная личина спит. Глубоко внутри. Она отчасти проявила себя, когда он уничтожал заставу...
   -- Тем дуракам так и надо!
   -- Это другой вопрос. Уже готовятся новые распоряжения, скоро разошлём по всей границе... Но тогда, я уже было думал, придётся вмешаться. Нет, к счастью, его истинное "я" не пробудилось. Только слегка выглянуло, помогло совершить расправу -- и снова ушло на дно.
   -- А если такое всё же случится?
   -- Не говори этого вслух. В крайнем случае... Можем воспользоваться помощью нашей красавицы. Он доверяет ей.
   -- Должен заметить, она прекрасно сыграла его жену.
   -- Да. Не отличить от образа, который я извлёк из памяти иномирянина. Ладно, я проверил всё. Он спит, во всех смыслах. Пока бояться нечего.
   -- То есть, план в силе?
   -- Да. Готовьте портал, это ваша епархия. Отправляем их в замок.
   На этом голоса замолкли... И я вдруг очнулся от забытья, дёрнувшись и вскочив прямо на месте.
   -- Эй, стукач! Подъём! За нами пришли, гы! Вот я с тобой и разделаюсь, гы!
   Между клетками ходили стражники, стуча копьями по прутьям. Один как раз выгонял в проход Майю, которая обманчиво стыдливо прикрывала руками прорехи на одежде, и смотрела на всех испуганными, но очень много что обещающими глазами. Но мужики в кирасах совершенно не обращали на это внимания.
   В голове моей царил такой первозданный хаос, что по сравнению с ним суета вокруг казалась образцом порядка и организованности. Что это было? Сон? Глюк?
   Если мне привиделось, то что именно? Где реальность? Что настоящее? Эти голоса, которые я услышал... Это легко могло быть предусмотрено сюжетом квеста. Чтобы ещё больше убедить меня в том, что всё вокруг -- реальность, раз уж я вспомнил себя. И, конечно, чтобы рассорить с женой.
   Вообще, очень подозрительно -- я слышал не предназначенное мне уже дважды, сначала тогда, когда "погружался" в виртуальность, и теперь снова. Не может же быть таких совпадений, чтобы два раза подряд повезло. Ведь не может быть?..
   Или всё наоборот? Что, если то, что я слышал сейчас, правда? Когда я очнулся, кольцо ещё было горячим. Они же не могли предугадать, что я стащу его. Наверное. Или это тоже подстроено?.. И если разговор был на самом деле -- то кто я тогда такой?..
  
  -- Глава 20
   Тепло внутри руки заставило вздрогнуть. На периферии зрения мигнуло сообщение, что улучшение закончено. В голове раздался голос Душки, по которому уже успел соскучиться:
   "Так. И куда ты успел вляпаться, огненнокровый? Уже на полдня оставить нельзя!.."
   -- Вляпался, да. Смотри, слушай...
   -- Э-э?.. Что ты там сказал, дракончик?.. -- лохматый, которого вели передо мной, обернулся, звякнув цепями.
   -- Не бери в голову, блохастый! Думаю. Вслух. О том, как же это я оказался в темнице в городе светлых, и что будет, когда нас через портал в замок зашлют...
   -- Разговорчики! -- стражник сзади прервал мою речь чувствительным ударом по спине. Пришлось замолчать.
   "О, да я могу тебя всячески поносить, а ты даже ответить не сможешь! Как удобно!" -- голос этого поганца прямо сочился довольством. Я ему ничего, само собой, отвечать не стал...
   Из темницы нас отвели наверх, в большую залу с порталом. Я сразу понял, что это он. Большое зеркало в человеческий рост, с клубящимся багрово-черным маревом внутри, с расходящимися от центра концентрическими кругами, наподобие волн. Рядом с колдовской штуковиной, по обе стороны, стояло два типа в белых мантиях. Не те ли это, которых я слышал недавно?..
   -- Слушать сюда, заключённые! -- а вот и старый знакомец, мундир. Рядом с ним топчется хлыщ. И, конечно, моя благоверная тут же, сканирует сокамерников изучающим взглядом, демонстративно игнорируя меня.
   Хорошо поставленный командный голос мундира продолжил вещать, и пришлось отвлечься от любования аппетитными формами супруги и пространных размышлений о судьбах мира, всё-таки вслушавшись. Наверняка же по делу всё говорит...
   -- Вы проходите в этот портал, и сразу оказываетесь в замке! Там вам, поверьте, не будут рады! Чтобы победить и остаться в живых, вам придётся держаться вместе! Вместе, слышите? Поодиночке вас перебьют на раз! Поэтому -- никаких свар! Идёте и делаете своё дело! Каждому выдадут диск мгновенного переноса сюда, обратно. Но появетесь без Сферы Миров -- вас сразу убьют. Вы должны её добыть. Ясно?
   -- Так сфера одна, а нас много!.. -- Вили подал голос, и вопрос его был абсолютно правомерным. Какая может быть речь о работе в группе, когда победить может только один?
   -- Все, кто активирует свой диск позже того, кто добудет сферу и вернётся, будут помилованы!
   -- Да? Значит, я могу появиться там, в замке, и ничего не делать? Просто подождать, пока кто-то сделает всю работу, и только после этого активировать портал? -- цверг снова озвучил мой вопрос.
   -- Если ты будешь ничего не делать и ждать, то вы не добудете никакой Сферы вообще! Это не шутка и не так просто сделать! Ясно, дубина? Не перебивать! Слушайте дальше! Вам сейчас вернут вещи, пустят в оружейную и на склад снаряжения. Можете брать всё, чего вам недостаёт. Всем выдадут по полному комплекту зелий и снадобий. Восстановят ману. Но! Если хоть кто-то попробует чудить -- ему тут же придёт конец! Пощады не будет, это не шутка!
   Поднялся лёгкий гомон, так, что стражникам пришлось работать, усмиряя разволновавшуюся публику.
   -- Я всё сказал! Вы можете получить помилование, даже несмотря на всё то, что совершили! Не упускайте такой шанс, задумайтесь!
   Мундир сделал шаг назад, давая понять, что закончил. Зато вперёд неожиданно вышла моя супруга, и пошла вдоль ряда, надевая каждому на шею по толстому железному ошейнику. Никто не обрадовался такому повороту, и каждый раз эта простая вроде бы операция превращалась в небольшую потасовку. Не сопротивлялись только клыкастый молчун и я.
   Когда благоверная застёгивала на мне тяжёлую штуковину, наклонилась и шепнула, незаметно вроде бы для окружающих:
   -- Добудь Сферу, и всё закончится...
   Я прикрыл глаза, давая понять, что понял. И успел заметить внимательный взгляд одного из тех, в белых мантиях. Он, определённо, видел всё. Может, даже слышал. Но промолчал.
   Так как я стоял последним в шеренге, на мне унизительная процедура завершилось. Супруга отошла на пару шагов и повернулась к нам, подняв вверх оставшийся в руках лишний ошейник.
   -- Это -- могущественные артефакты-бомбы. Если вы не появитесь здесь в течение недели, вам оторвет головы. Так что не советую пытаться сбежать. Снимать их тоже. И устраивать сейчас что-то. Одна данная нами команда -- и вы трупы. Мгновенно.
   На этом инструктаж закончился. С нас, наконец, сбили кандалы. Окружённые целой толпой стражников, мы получили свои вещи и возможность пройти в оружейную. Там я для вида взял какую-то жуткого вида булаву с торчащими во все стороны шипами. То, как я её держал и пытался нести, вызвало усмешки у многих окружающих, оставив меня полностью довольным. Единственное, покоробил внезапно жалостливый взгляд со стороны жены. Она серьёзно думает, что я такой лох?..
   Пристав к какому-то мужику гражданского вида, который стоял возле отдела с луками и стрелами, я выклянчил новую тетиву для арбалета и даже с его помощью смог привести грозное оружие в рабочее состояние. В комплект к самострелу пошла вязанка тяжёлых железных болтов. Правда, на вопрос, можно ли пристрелять оружие, меня послали... Как и на просьбу вставить камни усиления. Но это было бы слишком хорошо.
   На складе обмундирования, кроме одежды, я выбрал новые подсумки для зелий и снадобий, а также относительно удобный мешок на лямках для всякого крупногабаритного барахла, которое и не собирался бросать. Кто знает, что ещё пригодится. То, что я считал артефактами древних, никого не заинтересовало -- и поди пойми, то ли сам ошибся, то ли никто просто не понял, что перед ними. Но это вовсе не значило, что надо бросать всё праведно нажитое. Всё может пригодиться в самый неожиданный момент -- как то кольцо.
   Удалось набрать и зелий, так, что все сумки теперь ломились от них. Там были и лечилки, и "боевые коктейли", и зелёные бомбочки. Только красных не обнаружилось, и на мой вопрос все, к кому бы я ни обратился, делали удивлённое лицо -- мол, а что, такие бывают?..
   После этого я посчитал, что закончил с подготовкой. И когда все, даже долго выбиравшая себе наряд Майя, наконец, собрались, обнаружилась неожиданная новость. К нашей пятёрке приставили шестого.
   -- Это Альт. Ведьмак. Он пойдёт с вами...
   -- Постойте! Но не вы ли недавно нам говорили, что через портал могут проходить только "тёмные"?
   -- А ведьмаки и есть тёмные. Полукровки. Их с детства выращивают и воспитывают в специальных заведениях. Вы удивлены?
   -- Предатель! Сожру!
   -- Спокойнее, заключённый Марк. Не советовал бы ссориться с этим человеком. Он всю жизнь сражался с подобными тебе. У него огромный опыт. И на его счету немало уничтоженных оборотней...
   Так я узнал, как зовут "лохматого". И получил очередное подтверждение к своей догадке относительно того, кто же он такой -- хотя, это было очевидно.
   -- Всё, время! Проходим по одному, по порядку!
   Первым по порядку оказался я. И не думаю, что случайно.
   Подошёл к порталу. Окинул напоследок взглядом нашу команду. Выглядела она, должен сказать, колоритно.
   Марк-оборотень переоделся в нормальную одежду -- незадолго до этого, прямо голыми руками, он оторвал рукава у выданной ему кожаной куртки и превратил её в безрукавку. Над штанами и сапогами проводить каких-то актов вандализма не стал, а вот вокруг головы повязал оторванный прямо от куска какой-то материи ремешок, убрав длинные волосы назад. Из оружия "лохматый" выбрал огромную, просто монструозного вида двуручную и двулезвийную секиру, которая в его могучих руках показалось лёгонькой тростинкой.
   Клыкастый всё так же молчал и пытался казаться незаметным -- что получалось у него не очень. Вещей у него, видимо, никаких не было, и он почти не стал ничего брать из предложенного. Только несколько камней маны, узкий двуручный меч и длинный плащ, который накинул прямо поверх той хламиды, которая уже была на нём. И, конечно же, в ответ на мой взгляд этот тип по своему обыкновению ухмыльнулся, слегка обнажив длинные клыки.
   В противоположность ему Вили набрал всякого барахла, кажется, за двоих, если не за всех пятерых сразу. Натянул на себя кольчугу, шлем, взял круглый щит и короткий широкий меч, наподобие римского гладиуса, и превратился во что-то наподобие стальной башни. В закинутый за плечи мешок было засунуто просто всё, до чего он смог дотянуться, и он долго перебирал его, вынимая одни вещи и засовывая вместо них другие.
   Майя сильнее всех преобразилась внешне. В шикарном обтягивающем платье, с причёсанными и убранными в сложную причёску волосами, она теперь выглядела настоящей дамой из высшего света. Вот только, зачем так наряжаться перед походом в замок, полный нежити? Что-то говорило, что мертвяки вряд ли оценят внешний вид красавицы. К счастью, с нашей бывшей сокамерницей всё было не так уж и безнадёжно -- на поясе у неё появились ножны, в них короткий меч, а в руках -- туго набитая сумка с добром.
   Последним, чуть в стороне, стоял ведьмак. Собранные в хвост белоснежные волосы, шрам на щеке... Это, интересно, тот же, или просто похож? Два меча, множество сумок, стальной взгляд и пренебрежение на лице. Тип вызывал отвращение на подсознательном уровне.
   -- Не стоим! Двигаемся!
   Оглянулся на супругу. Та легонько улыбнулась, краешком губ, и подмигнула. Так, как делала сотни раз раньше... Надеюсь, внешне я не проявил своих чувств. Но внутри всё будто обрушилось в какую-то тоскливую бездну, оставив внутри сосущее ощущение пустоты и безнадёжности. Послать бы всех, просто подойти к ней, обнять...
   Шаг вперёд -- и я увидел, как моё тело постепенно исчезает за пеленой из начавших ещё более агрессивно пульсировать красно-чёрных кругов. Ещё один шаг -- и я оказался в тёмном помещении, освещённом лишь парящим сзади, прямо в воздухе, кругом портала. Стен, потолка разглядеть не получалось, и где это мы оказались, понятия я не имел ни малейшего.
   -- А ну, двинься! -- в последнее мгновение я увернулся от тычка подоспевшего сзади Марка. -- Наконец-то, устрою, гы! Как я тебя ненавижу! Порву! Сожру!
   -- Что, девочки, опять собачимся?.. -- из портала появился Вили, и тут же плавно, одним слитным движением, перетёк вбок, в сторону от него. -- У меня предложение получше. Смотрите и учитесь.
   Тощий и клыкастый уже стоял в сторонке, улыбался. Когда успел только?..
   Следующей из светящего круга к нам, в темноту, вышла Майя, ступая величественно, как королева. Было заметно, что темнота дезориентировала её, но она быстро шмыгнула в сторонку и начала вертеть головой, видимо, стараясь привыкнуть к полумраку.
   Замыкающим был ведьмак. И не успел он даже проявиться рядом с нами целиком, как Вили атаковал его, ударив клинком ниже пояса, сзади.
   Этому Альту, или как там его, опыта и рефлексов точно не занимать. Он успел увернуться, уйдя от удара, выхватил один из своих мечей и сам атаковал цверга.
   Я не колебался ни секунды. Кидая бесполезную булаву вниз, прошептал:
   -- Душка...
   "Да!"
   Это больно -- когда алебарда начинает расти прямо из поднятой вверх руки, разрывая кожу и вырываясь наружу. Но оно того стоило. Ведьмак обернулся -- но поздно, моё оружие завершило трансформацию, уже пробивая его тело насквозь, вытянувшись из моей руки, как длинное жало.
   Такой удар должен бы прикончить беловолосого -- но нет, он умудрился развернуться и ударить мечом Марка, решившего присоединиться к забаве. Тот оставил валяться где-то позади свою устрашающую секиру и был безоружен. Отбив лезвие голой рукой, другой он ударил ведьмака по голове, оглушая. С противоположной стороны подскочил Вили, вновь ударив своим коротким клинком, на этот раз удачно.
   Я дёрнул за древко, высвобождая Душку.
   "Нет, подожди, дай напиться!.. Такая сладкая, такая необычная кровь!.."
   Его напоить и правда не помешало бы, но... Оставаться безоружным в такой момент? Пока извлеку алебарду из тела -- потрачу доли секунды. А следующим в очереди на расправу могу стать я сам, легко. Идея, что я лазутчик, вряд ли выветрилась из горячих голов моих "товарищей".
   Тем временем, расправа шла своим чередом. Бедолага Альт, его уже даже стало жалко, всё никак не хотел погибать, но ему усиленно в этом помогали почти все без исключения. Марк всё так же голыми руками распорол ведьмаку живот и, достав оттуда печень, жадно жрал её в стороне. Вили тыкал в шатающуюся, непонятно почему и зачем всё ещё стоящую фигуру мечом. Молчаливый и клыкастый, сделав всего одно движение, как-то быстро и незаметно для глаза, оказался вдруг совсем рядом от беловолосого и впился клыками в его незащищённую шею. Майя единственная ничего не делала, но смотрела на всё происходящее с молчаливым одобрением.
   Вся эта кровавая вакханалия подсвечивалась багровыми отсветами портала, и на мгновение мне показалось, что попал в ад. Всё походило на горячечный бред, галлюцинацию.
   Только об этом подумал как телепорт, будто устыдившись происходящего, вдруг исчез, оставив нас в полной темноте. Я привычно нашарил одну из сумок и извлёк оттуда колбу, конечно же самую яркую, жёлтую. Когда свет вернулся, увидел практически рядом с собой вампира, который, казалось, только-только остановился, а ещё мгновение назад двигался. Позади него наконец рухнуло на пол тело ведьмака -- домучился. Марк и Вили, стоящие над ним, мерили друг друга взглядами. Майя задумчиво поворачивалась, смотря то на нас двоих, то на них.
   Вампир внезапно улыбнулся, этой своей коронной клыкастой улыбкой. И заговорил, тихим и лишённым эмоций голосом:
   -- Меня зовут Каин. Меня заинтересовало твоё оружие. Но, вижу, ты так просто с ним не расстанешься, так ведь?..
   Я кивнул.
   -- Тогда, думаю, нам нечего делить. Предлагаю объединиться... И выбраться отсюда вместе.
   -- Сфера?
   -- Ты хочешь идти на поводу у светлых? Ты действительно думаешь -- они пощадят тебя?
   Если честно, нет. Но... У меня-то свой резон. Говорить о нём я, конечно, не стал.
   -- Не думаю. Но считаю, что Сферу надо добыть, раз уж мы здесь.
   -- Самоубийство. Хотя, если хотите... -- вампир обвёл рукой всех присутствующих. -- Я вам мешать не буду.
   -- Сферу надо найти и забрать себе, вы чего! Светляки же не просто так нас за нею послали! -- языком Вили, судя по всему, управляла жадность. Кто бы сомневался. Наверняка продумывает, как бы заполучить артефакт в свои руки и загнать подороже...
   -- Я надеюсь, нас всё-таки помилуют... -- как-то непривычно робко для себя вставила свои пять копеек Майя.
   -- После этого-то? -- хохотнул цверг, ткнув мечом в сторону трупа ведьмака.
   --Так никто не узнает! И... -- ведьма не договорила, оборвав своё возражение на полуслове. Видимо, хотела сказать, что сама-то не убивала никого и формально чиста, но поняла, что это аргумент для остальных довольно слабенький.
   Марк поставил точку в споре, заставив вспомнить, где мы находимся.
   -- Я чувствую запах, -- громко втянув воздух, рыкнул он. -- Сейчас у нас будут гости. Много гостей, гы!..
   Не успел он договорить, как в отдалении послышался громкий и протяжный скрип петель, которые не смазывали целую вечность, наверное. На смену ему пришёл топот, скорее даже шарканье множества ног, а из открывшегося дверного проёма хлынул свет.
   Быстро метнувшись к телу Альта, я одел ему на палец костяное кольцо. Подстраховка лишней не будет. Конечно, я раскрываюсь перед "друзьями", и они могут по-тихому утянуть ценный артефакт... Но главная надежда на то, что всем будет не до этого. И, конечно, надо посматривать за трупом одним глазком.
   -- Эй, дракончик, хватит ковыряться там! Тащи сюда свою задницу, сейчас каждая на счету, гы!
   Я еле успел до момента, когда начался замес. Нас буквально накрыло волной разнородной нежити. Выстрел ледышками, сделанный в упор, пробил насквозь какого-то зомби -- но тот, кажется, даже не обратил внимания. Пришлось лезть в рукопашную.
   "А чего это ты не хочешь попробовать?.."
   -- Позже... Не торопи... -- увернулся от плевка чумного, подрубил ноги скелету, ушёл в сторону... И чуть не столкнулся с Марком, который с рёвом крутанулся вокруг оси, срубив своей вновь оказавшейся в могучих лапах секирой головы сразу нескольким противникам. До чего же непривычно драться в группе!
   С другой стороны вертел мечом вампир. Никогда бы не подумал, что этот худой и с виду физически не очень развитый товарищ сможет так им орудовать. Во все стороны летели ошмётки, отрубленные конечности... Только кровищи не было -- враги не живые. Но зрелище и без того впечатляло.
   Эти оба, было видно, привыкли работать поодиночке -- как и я. В противовес нам всем Вили с Майей внезапно объединились и в пару. Цверг стоял, казалось, не отступая со своей позиции ни на миллиметр, и лишь слегка поворачивался, как бронированная башня, быстрыми уколами клинка разя врагов и всегда успевая прикрыться щитом от любых ответных ударов. А ведьма танцевала, иначе не скажешь, по правую руку от него, взяв меч двумя руками и умудряясь как-то не запутаться в своём длинном платье.
   Я вполне успевал вертеть головой, мониторя окружающую обстановку, и одновременно отбиваться от наседающих со всех сторон врагов. За эти неполные двое суток, насыщенных непрерывными драками и сражениями, я буквально сроднился с заточенным железом. Всё уже делалось на автомате.
   Казалось бы -- всего ничего времени прошло, за такой короткий промежуток невозможно привыкнуть и научиться. Но, тем не менее. Следует ли за это благодарить заимствованные рефлексы?.. Которые, кстати, тоже -- очень, просто крайне хороший и сложный вопрос. Что-то не слышал я о технологиях, способных мгновенно обучить человека чему-то, хоть в реальности, хоть в виртуале. Если бы такие были -- мир бы мгновенно перевернулся с ног на голову. Что это? Опять какое-то самовнушение, гипноз, и я на самом деле ничего не умею, мне только кажется? Или, это -- та самая чёрная кошка, подсказывающая, что я в матрице... вернее, наоборот?
   Прошла, наверное, всего пара минут, и поток лезущей на нас нежити как-то резко иссяк, а потом и вовсе закончился. Порубив попытавшегося атаковать меня скелета прямо на лету, и убедившись, что он последний, я огляделся по сторонам уже полноценно, не отвлекаясь и внимательно наблюдая за своими соратниками.
   Марк, что-то ворча про себя, начал зализывать приличных размеров рану на руке. В прямом смысле зализывать, языком. В стороне пинками раскидывал трупы Вили. Щит цверга разъело плевками чумных зомби практически до основания -- коротышка принципиально не уворачивался, всегда закрывался -- и теперь он очень смешно ругался, пытаясь найти себе замену среди всего того хлама, который притащили с собой мертвяки. Майя семенила следом и успокаивала напарника, время от времени касаясь его плеча рукой -- будто он мог чувствовать что-то сквозь броню и подкольчужную рубаху -- и что-то бормотала ему на ушко. Я напрягся, прислушиваясь:
   -- Вот видишь, дорогой... Ты такой сильный... Ты такой умный... А когда я рядом, когда помогаю -- ты ещё сильнее и умнее!..
   Что же до Каина, вампир стоял, небрежно облокотившись на меч, и смотрел по сторонам с неопределённым выражением. Мы опять встретились взглядами, и он, конечно же, обнажил клыки в своей коронной усмешке.
   Я быстро прошёлся по телам и собирал камни маны для Душки. Походя отметил, что оборотень покончил со своим странным занятием, а рана на его руке затянулась. Интересно, это и правда из-за того, что лизал, или он незаметно для меня выпил снадобье? И если причина первая -- как он будет себя лечить, если его ранят, например, в задницу? И ещё, как он отбил меч рукой, но получил эту рану? Опять, сплошные вопросы...
   Одновременно, цверг наконец нашёл более-менее приличный щит, и начал ковыряться с ним. В какой-то момент я увидел в его руках что-то сверкнувшее. "Приблизил" картинку, пользуясь своей новой способностью видеть далеко... И понял, что это камни усиления. Точь-в-точь такие же, как у меня в сумке. Вили прямо на моих глазах приложил их к умбону щита, и они буквально вплавились в него, приветливо мигнув синим и красным.
   -- Что, я оружейник! И алхимик. Так что, если кому надо улучшить оружие, или изготовить какое-нибудь зелье... Можем договориться за небольшую плату, -- коротышка заметил мой интерес и правильно интерпретировал его.
   Я уже думал было сказать про свои камни и попросить улучшить Душку, но потом задумался, и понял -- нет, не дам в руки этому проходимцу своё главное оружие. Даже на пару секунд, даже держа за другой конец. И уж тем более не доверю ему вставлять туда камни. Кто его знает, что он при их помощи сделает? Хотя соблазн велик, ой как велик...
   "Что? Не будешь улучшать меня при помощи этого низкорослого выродка, да? Неужели в тебе появилось благоразумие, огненнокровый?" -- сам виновник моих сомнений не преминул прокомментировать ситуацию.
   -- Что-то ты больно молчаливым стал... -- прошептал ему в ответ, так, чтобы остальные не услышали.
   "А что с тобой говорить-то? Всё, что хотел, я уже давно узнал..."
   Марк несколько раз шумно втянул воздух.
   -- Чувствую врагов! Приближаются! Выйдем отсюда, а? Терпеть не могу подземелья!
   Каин легонько кивнул, сделал несколько шагов по направлению к выходу и демонстративно оглянулся -- мол, где же вы? Пришлось идти следом, сидеть и ждать толпу нежити, или кто там явился по нашу душу, в полутьме какого-то подвала, действительно казалось не лучшей затеей. Остальные, правда, остались на местах -- видимо, ждали, что будет дальше.
   Вампир, когда я поравнялся с ним, ещё и пропустил вперёд приглашающим жестом -- мол, только после вас. Хотелось послать его глубоко и надолго, но сделал вид, будто спокоен в отношении того, что у меня за спиной незаметно и почти мгновенно перемещающийся упырь, вооружённый длинным острым мечом, которым прекрасно владеет.
   Снаружи нас встретили густой туман и сырость. Находясь внизу, у подножия скалы, где солнышко и тепло, я уже начал забывать, как же здесь хорошо и радостно, в этом замке. Судя по всему, тут так всегда, иначе не бывает.
   Только вышел, обернулся проконтролировать, где там кровопийца -- и не увидел его. Резко крутанувшись на месте, обнаружил ухмыляющегося поганца с противоположной стороны. Никак, просто никак он не мог незаметно переместиться туда, я же не совсем слепой... Или мог?
   -- Чего ты лыбишься-то всё время? -- не выдержал я, и пошёл в атаку. -- Я вообще по девочкам! Ты мне сколько хочешь можешь улыбаться, не поможет!
   В ответа получил только ещё более издевательскую усмешку. Такую, что захотелось порубить гада на месте, или прошить насквозь ледяными сосульками... Но я сдержался.
   Тем временем, остальные прониклись моей самоотверженностью и тоже выбрались наружу, щурясь от яркого света. Марк опять начал принюхиваться.
   -- Идут. Готовьтесь.
   Вскоре послышалось знакомое уже шарканье множества ног, бряцанье оружия, жутковатый стук голых костей друг о друга. Из тумана вынырнул первый скелет, на пару мгновений замер, равнодушно оглядев нас пустыми дырами глазниц, и бросился вперёд, подняв ржавый выщербленный меч. Следом, один за другим, начали появляться другие мёртвые воины.
   Мы схлестнулись, и опять всё завертелось-закрутилось. Я не тратил заряды, стараясь больше работать топором алебарды, наиболее эффективным против неживых противников. Но крюк и копейный наконечник тоже шли в ход, а иногда и обратная сторона древка.
   В пылу схватки пропустил плевок чумного зомби, который оказался жутко болезненным и частично вывел меня из строя. Пришлось поскорее отскакивать, залечиться снадобьем. Мой отход неожиданно прикрыл Марк.
   -- Спасибо! -- крикнул ему, возвращаясь в строй и с новыми силами разбирая на запчасти прущую на нас нежить. Оборотень ничего не ответил.
   Вместо его грубого голоса я услышал куда более приятный, Майи.
   -- Берегитесь! Сзади!
   Я резко отскочил в сторону и ушёл от свистнувшего рядом копья, которым орудовал скелет в ржавых доспехах. Разорвал дистанцию, обернулся... И увидел то, что заставило нашу ведьму закричать. Со спины к нам подкралась пятёрка призрачников.
   Гады дали по нам залп, пришлось очень постараться, чтобы увернуться. Одно порадовало - "дружественным огнём" мои старые знакомцы изрядно посекли своих же, включая того самого скелета, который оказался спасён моим внезапным отступлением. Ответный выстрел ледышками прошил одного, остальных, кажется, тоже задело, и они все мгновенно исчезали в порталах, меняя местоположение.
   "Так их, гадов! Будут знать, как зазнаваться! И ты помнишь, что мне надо время, чтобы перезарядиться?.." -- эта жгучая любовь Душки к сородичам так и осталась для меня непонятной.
   Вычислив, где новые враги появились после телепортации, я уже собирался было ринуться навстречу ближайшему, махая алебардой и кидая во все стороны огненные шары -- но вдруг увидел, как за его спиной появился Каин, будто материализовавшись из тумана. И прямо так, сзади, не показываясь врагу на глаза, рубанул его мечом.
   Тем временем, "рядовая" нежить уже вновь набежала со всех сторон, и пришлось отвлечься, чтобы хоть как-то остановить её. Когда я вновь повернулся в сторону призрачников и гоняющего их вампира, всё там уже было кончено. Тело последнего из Душкиных дальних родствеников опало на землю прямо на моих глазах, а клыкастый достал откуда-то белую тряпочку и протёр нижнюю часть лица, всю измазанную в крови.
   Не успел порадоваться, что опасность с тыла больше не грозит, и позавидовать вампиру -- мне-то тоже надо копьё поить -- как толпа нежити перед нами расступилась, давая дорогу пятерым проклятым рыцарям. И тут уже я не стал дожидаться. Выстрелил из алебарды, метнул зелёные зелья -- и, не давая остальным опомниться, ринулся вперёд.
   Причина была проста. Снеся голову первому же врагу, уже задетому выстрелом и взрывами, я втянул вылетевшее из него облачко души. И не просто втянул -- а алебардой. После улучшения моему оружию требовалась уже не только кровь, Духолов теперь оправдывал своё имя на все сто.
   Остальные не спешили присоединиться к забаве и смотрели на меня с расстояния. Вряд ли из вежливости и желания не мешать, скорее, желая посмотреть, на что я способен, или ожидая, когда меня убьют и можно будет поживиться тем, что останется. Но, главное -- все были далеко и на безопасном расстоянии. Поэтому я решился, наконец, испробовать новые возможности своего оружия, испытав его по-полной. Конечно, это значило раскрыть козыри -- но иначе получалось, что я никак не смогу полноценно использовать алебарду и даже опробовать её.
   "Ну наконец-то! Я уже и не надеялся!.." -- в восторге заверещал Духолов. И вокруг его наконечника начало собираться багряное облако, приобретая очертания человеческой фигуры без ног, с непропорционально большой разинутой пастью. Сформировавшись, оно тут же рвануло вперёд.
   С момента гибели первого проклятого прошло не более мгновения. Остальные уже обступили меня, готовясь взять в клещи. И выстрел оказался очень кстати.
   Буквально пробив ближайшего противника насквозь, вместе с доспехом, кровавый дух с безумным хохотом устремился дальше, с двух рук расшвыривая кровавые ледышки, буквально горстями. Смертоносные снаряды разлетались во все стороны и прошивали насквозь попадающихся на пути зомби и скелетов, иногда взрываясь. Некоторые имели зеленоватый оттенок и несли в себе яд -- к сожалению, работающий только против живых.
   Сделав победный круг над полем боя, облако рассеялось, издав протяжный замогильный стон. А я повернулся к трём оставшимся рыцарям и скорее атаковал их, пока не подоспели остальные. Мне нужно было поглотить как можно больше призраков прежде, чем кто-то сообразит помешать этому.
   В итоге, не получилось только с последним. До него добрался Каин, сорвав шлем и присосавшись к шее. Глядя на это, я понял, что оценивать его самоотверженную атаку на призрачников следует с совершенно очевидной стороны. Упырю требуется кровь, много её -- как мне души. И он просто порадовался возможности сразиться с живыми противниками, а не с бесполезной в этом плане нежитью.
   С остальными мертвяками мы разобрались быстро, уже все вместе. Я даже не поверил сначала -- мол, неужели, всё? Пользуясь передышкой, поскорее пошёл между дважды мёртвых тел, собирать камни маны.
   На пути внезапно оказалась Майя.
   -- Дракончик, а ты, оказывается, у нас о-го-го!
   Ведьма сделала шаг навстречу и попробовала коснуться моей руки. Рефлекторно уклонившись, я вопросительно посмотрел на неё. Что это, вообще, такое?..
   -- Ты что пугаешься-то так, а? -- Майя улыбнулась самыми уголками своих чувственных пухлых губок и легонько прищурила глаза, которые, как и раньше, сулили исполнение всех самых сокровенных фантазий и желаний.
   Я ничего не ответил и на всякий случай легонько покрутил головой, смотря, кто заходит со спины, чтобы сделать со мной что-нибудь нехорошее. Оказалось -- никто. Марк и Каин откровенно ухмылялись, оба будучи в зоне видимости. Вили тоже находился за спиной Майи, застыв с очередным щитом в руках, вот только смотрел на нас, в отличие от остальных, с откровенной ненавистью.
   Ведьма тем временем продолжила:
   -- Давай, сделаю тебе массаж! Ты же так устал! Если хочешь, не только массаж... У тебя когда женщина в последний раз была?.. -- когда её ротик приоткрывался, показывая ровные белые зубки, так и хотелось шагнуть навстречу и впиться в него губами. Схватить, повалить прямо здесь... Нагревшееся кольцо, кажется, обожгло палец. Я с усилием встряхнул головой, отгоняя наваждение. И, наконец, ответил:
   -- Не надо мне ничего предлагать. Я женат.
   И отвернулся, возвращаясь к прерванному занятию, игнорируя обиженное сопение позади. Казалось бы, инцидент исчерпан -- но тут, прокашлявшись, заговорил Вили.
   -- Господа и дама. А вы помните, что я говорил, ещё когда мы сидели в своих клетках? Этому типу доверять нельзя! Я, если что, остаюсь при своём мнении. Он вполне может быть подсадной уткой. И даже то, что помог убить ведьмака, ничего не значит!
   Не обращая на него внимания, я поглотил наконечником копья очередной камень.
   -- Вы видели, какое у него оружие? Откуда бы он мог его получить, а?
   Ещё камушек. Нет, с этим оратором надо что-то делать. Подняв глаза на цверга, ухмыльнулся, настолько нагло и беззаботно, насколько это вообще было возможно -- надеюсь, не переиграл:
   -- Признай, просто тебе понравилась моя алебарда, и ты хочешь забрать её. А ещё ревнуешь нашу прелестную Майю. Так и скажи.
   -- И вовсе не...
   -- А ещё, прошу заметить. Если мы сейчас подерёмся -- драку могут пережить не все, -- для внушительности качнул алебардой, направив её в сторону коротышки. Тот ощутимо напрягся.
   -- Мне вот, этот тип тоже не нравится, гы. И я бы его давно... Но ты, Вили, мне не нравишься больше, -- Марк показал своё отношение, и я невольно даже почувствовал к нему какую-то приязнь и благодарность.
   Вампир просто пожал плечами, изобразив своё любимое выражение лица. Видимо, опять решил играть в молчанку.
   -- Вили, дорогой... -- Майя, уже отошедшая от меня, попробовала снова подкатить к цвергу, но тот огрызнулся на неё, мол, катись отсюда, продажная. Ведьма в ответ пожала плечами и отвернулась с независимым видом, мол, да не очень-то и хотелось.
   Я уже хотел сказать, что пора бы прекратить всю эту "Санта-Барбару" и заняться решением более насущных вопросов, таких, как добыча Сферы или попытка выбраться из замка, но тут нас вновь атаковали. И на этот раз Марк не смог предупредить заранее. По простой причине -- противник оказался бесплотным.
   Первый удар пришёлся по Каину, вампир просто оказался ближе всех на пути напавшего. Полупрозрачный силуэт, похожий на марево над костром, появился прямо из стены какой-то постройки и с разгону влетел в вампира. Наш клыкастый товарищ буквально рассыпался десятками летучих мышей, которые, хлопая кожистыми крыльями, начали разлетаться во все стороны. Некоторых из них тоже задело, и мёртвые тела зверьков попадали вниз, рядом со звякнувшим о камни мечом, опавшей одеждой... И ошейником. Но остальные разлетелись, и, сбившись в воздухе в стаю, полетели куда-то.
   Марк, Вили и Майя обернулись навстречу новой угрозе, невольно сбившись в кучу и выставив оружие вперёд. Полупрозрачная женская фигура -- я смог разглядеть её -- оказалась ровно между нами, замерев, будто в нерешительности -- на кого же следующего напасть?
   "А вот и баньши! Правда ведь хорошо, что ты улучшил меня?.."
   Оставив реплику Духолова без ответа, я наклонил его и выстрелил. Кровавый дух метнулся навстречу полупрозрачному силуэту, взревев и оставляя за собой шлейф из усеивающих землю ледышек.
   Баньши метнулась в сторону, уходя с траектории "выстрела", но и "снаряд" был самонаводящимся и резко изменил траекторию вслед за ней. Когда эти две точки совпали, раздался жуткий, леденящий душу крик, от которого, если бы они у меня были, все волосы встали бы дыбом.
   Два духа аннигилировали друг друга, осыпав всё вокруг сосульками и какими-то полупрозрачными, быстро истаивающими ошмётками. А я поскорее отскочил от стены, рядом с которой стоял, и начал обеспокоенно оглядываться. Сколько их ещё может быть тут? Не окажусь ли я следующей мишенью?
   -- За нас взялись всерьёз, -- голос Вили, -- если уж Некромант пустил в ход свои отборные войска, духов... Боюсь, нам теперь так уйти не дадут.
   -- И? К чему это?
   -- К тому, что мы около главной башни. Его башни, -- Вили махнул мечом в сторону высящейся над клубящимся туманным морем высокой постройки, которую я никогда не назвал бы башней -- скорее, замком, дворцом, или готическим храмом. -- Сейчас нам куда проще пробраться туда, и попробовать прикончить его. Ну и забрать сферу...
   -- Я сразу говорила, надо идти и сделать это! Давайте же, чего медлить! Пока будем стоять тут, этот Некромант ещё кого-нибудь пришлёт... И так нас уже стало меньше!
   -- Меньше? Гы. Да сколько было, столько и есть...
   Майя резко повернулась к оборотню, собираясь, наверное, дать ему гневную отповедь -- мол, что издеваешься над бедной девушкой -- но успела увидеть то, куда уже смотрели мы все. Из-за угла выходил ни кто иной, как Каин, жив-живёхонек. Судя по всему, не у меня одного артефакт на восстановление...
   -- Вот это да! Каин! Как неожиданно, мы все так рады... -- протянул Вили, причём с таким выражением, что было ясно -- если кто и рад, то уж точно не он.
   Вампир усмехался с видом "не дождётесь" -- это я, кажется, начал различать эмоциональные оттенки его улыбок. Совершенно не стесняясь полной наготы, прошёл к вещам, неспешно оделся, взял меч. Артефакт-бомбу трогать не стал, так и оставив валяться.
   -- Да ты хитрец... -- присвистнул Вили, и я не мог с ним не согласиться. И осознал, что сам-то могу сделать так же. Если активировать артефакт -- я не погибну, вместо меня костяное кольцо подсунет труп. Если всё сработает, как надо, конечно. Так что, теоретически можно вообще не бояться этой бомбы. Я свободен! Стыдно только, что сам не догадался...
   -- Прекрасно, мальчики. Раз уж у нас такое счастье и все в сборе -- может, пошли всё-таки, сходим в гости к этому Некроманту, а?
   -- Давно пора, гы...
   И мы пошли. Осторожно, держась подальше от стен и стараясь не выпускать из вида друг друга, так, на всякий случай, и до рези в глазах вглядываясь в густой клубящийся туман, то наплывающий волнами, то растекающийся в стороны и открывающий целые островки чистого пространства.
   У подножья башни, которую я всё так же считал скорее замком, нас ждало две неприятные новости. Первая -- ворота перед самым нашим носом заперли. Вторая -- из многочисленных бойниц по нам открыли огонь, и его плотность оказалась весьма ощутимой. Кроме обычных стрел, вниз летели и светящиеся, наподобие тех, которые использовала Дайя.
   Отбежав в сторону и укрывшись за невысоким сложенным из камней заборчиком, мы стали обсуждать ситуацию.
   -- Выбьем ворота, гы!
   -- Блохастый, ты как всегда... Вот чем думаешь? Сам посуди, пока будешь по воротам долбить, из тебя настоящего ежа сделают. А те светящиеся, они же ещё и любую защиту прошивают. Не говорю про то, что нам таран надо где-то добыть.
   -- Ещё раз назовёшь блохастым -- тебе конец.
   -- Мальчики, не ссорьтесь! И вовсе наш Марк не блохастый. Правда? Он у нас настоящий зверь. Р-р-р! Мечта, не мужчина...
   -- Майя, дорогая, избавь нас от этих своих...
   -- А чо, мне нравится! Пусть говорит, гы!
   -- Мы обсуждаем не сравнительные характеристики нашего блохастого как мужчины...
   -- Я тебе что сказал, а?.. -- Марк надвинулся на довольно ухмыляющегося Вили, но на его дороге встала Майя.
   -- Заколебали, -- буркнул я, глядя на всё это. -- Мы будем решать, как проникнуть внутрь?
   -- А что решать-то? Ты у нас по стенам лазить умеешь. Такие ворота управляются и запираются механизмом, он обычно сразу над ними. Заберёшься туда, откроешь, впустишь нас, вот и вся недолга... -- цверг опять хитро ухмыльнулся.
   -- Ага, шикарно придумал. Только одного не учёл -- что я тоже до конца доберусь в виде ежа. Вернее, не доберусь вовсе. Нет, скажешь?..
   -- Ну-у-у...
   -- Пусть вон, этот. Упырь слетает! Он же может, как стая мышей. Ещё и телепортироваться умеет, гы!
   Все повернулись к вампиру. Тот усмехался.
   -- Что, клыкастый наш товарищ? Хочешь сказать, ты не в доле? Избавился от ошейника -- можешь гулять? И Сфера не нужна?
   -- Не скажу. Меня Сфера тоже... Интересует.
   -- Ну так давай, сделай же что-то для этого! Нет?
   -- Нет. Я не могу.
   -- Чего это ты не сможешь?
   -- Чтобы перемещаться в пространстве, мне нужен туман. А его перед замком нет.
   -- А летучие мыши?
   -- Они неразумны. Улетят в любое место...
   -- Плохо... Дракончик, значит, только ты у нас в кандидатах и остаёшься.
   -- Самоубийство.
   -- Вся наша затея -- уже самоубийство.
   -- И тем не менее.
   -- Подождите, мальчики. У меня... У меня есть одно колечко. Оно делает незаметным, -- было видно, что Майя очень не хочет делиться "своей прелестью", но желание заполучить Сферу и нежелание подставляться самой в ней сильнее. -- Только как сделать так, что ты мне его точно вернёшь?..
   Новые вводные оказались интересными, и я их хорошенько обдумал. В конце концов, терять-то нечего. Если убьют -- появлюсь в том подвале. Остальные об этом, конечно, не знают, и считают, будто я сильно рискую. Так что главное -- не соглашаться сразу, заподозрят.
   Решив для себя, я поупирался и попререкался, чтобы выглядело правдоподобнее, но, в конце концов, позволил себя уговорить. Вили прямо чуть не разорвало от чувства собственной важности, от того, что все действуют по его плану, и отдельно -- от того, что удалось меня уговорить. Я изо всех сил старался казаться серьёзным, мрачным и задумчивым -- мол, вписался в блудняк, только осознал, но сдать назад уже не позволяет гордость.
   Что до остальных, Майя начала окучивать Марка, и они теперь были полностью заняты друг другом. Вампир открыто скалился. Не знаю, раскусил он меня, или нет, но -- очень вероятно. Чем дальше, тем более опасным казался этот тип. Пусть зачастую молчаливые и выглядят умными исключительно из-за того, что не открывают рот и не имеют шансов сказать тех глупостей, что вертятся на языке, но это -- явно не тот случай. Если ещё и вспомнить про его способности... Надо держать ухо востро.
   Взяв кольцо и оставив в залог свой мешок с барахлом, иначе жадная ведьма наотрез отказывалась делиться, я активировал артефакт и направился в сторону башни. Душку заранее уменьшил и спрятал в руку -- лазить по отвесным стенам с ним не очень. Двигался осторожно, готовый в любой момент уворачиваться от летящих стрел. Однако, на удивление, никто не спешил меня убивать. И я шаг за шагом приблизился к стене, сложенной из грубых каменных глыб.
   По ней начал взбираться наверх. Повисев у первой бойницы, и выяснил, что внутри стоит рыцарь-лучник с луком, точь-в-точь, как у Дайи. Продолжил подъём, аккуратно "обойдя" бойницу. У следующей ситуация в точности повторилась. Зато ярусом выше имелись настоящие окна, все забранные решётками, но одно будто специально для меня оставили открытым. Повисев, прислушиваясь, около него, я осторожно шмыгнул внутрь.
   Внутри была большая зала, внешне не имеющая ничего общего с оборонительными сооружениями: колонны, лепнина на потолке, огромные люстры и мозаичный пол. Можно было бы решить, что я попал в какой-то дворец с вельможами, дамами в платьях и балами, если бы не замершие около соседних окон скелеты-лучники. Стояли они совершенно неподвижно, внимания на меня не обращали, и я, успокаивая взволнованно колотящееся сердце, осторожно сделал пару шагов вбок. Мёртвые воины никак не отреагировали.
   Убедившись, что никто тревогу поднимать не собирается, я аккуратно обошёл их и вышел в коридор. И уже там внезапно осознал, что прекрасно понимаю, где нахожусь. Внутренняя планировка, расположение помещений -- всё казалось знакомым.
   Постоял немного, пытаясь понять -- что же это такое. Очередные "чужие" знания и рефлексы? Самовнушение? Или ещё что?
   Прошёлся в сторону, противоположную той, куда мне было нужно. Подошёл к стене, в которой, я точно знал, находится потайная дверь. Нажал на внешне неотличимый от остальных камень, встал на нужную плиту на полу... И кусок стены действительно отъехал!
   Я замер в нерешительности. Передо мной был тайный ход в помещение, соседнее тому, где хранится Сфера. Касательно которой даже получилось вспомнить что это, и как она выглядит. Большой светящийся шар на металлической треноге, внутри которого клубится какая-то муть. И я от этой штуковины как никогда близко. А раз так -- может, ну их, моих "товарищей"? Быстренько пробежаться туда, забрать артефакт, и порталом обратно? Или для начала самоубиться, попробовав снять ошейник, и перенести её в тот подвал?
   Против такого варианта было то, что я могу один не справлюсь с охраной. Ещё и оставил свои вещи "в залог". Но... Там арбалет, который я ни разу не использовал, и какие-то штуки, якобы артефакты древних, про которые даже не знаю -- что это, и какую имеет ценность. Взамен же я заполучил кольцо невидимости, или, если более корректно, незаметности, ведь раз работает на нежить, значит, действует и на другие органы чувств, не только на зрение. Не такая и плохая замена куче разного хлама. И кто помешает мне потом вернуть оставленные вещи себе?
   А самое главное -- оставшиеся "товарищи"-то мне ни разу не товарищи! Каждый только и ждёт, как бы воткнуть нож в спину, или использовать в своих целях! Разве стоят они того, чтобы делить победу и трофеи?
   Поняв, что сомнений больше нет, я извлёк из руки Душку, увеличивая, и скользнул в тайный ход. Решение далось не сказать, чтобы легко, чувствовал себя немного не в своей тарелке. Нет, я прекрасно понимал, что заполучив Сферу, мы всё равно передерёмся, и она так или иначе достанется кому-то одному. Мои действия -- просто упреждающий удар. Но от некоторых душевных терзаний и угрызений совести это не избавляло.
   В узком тоннеле мне не встретилось ничего и никого, даже пауков, и я быстро добежал до его противоположного конца. Там нажал на привычного вида рычаг. Едва дверь открылась настолько, чтобы можно было выбраться наружу, я выпрыгнул из-за неё, готовый ко всему.
   С другой стороны никого не оказалось. Совершенно пустая, просторная зала, красивая и очень богато украшенная. Многочисленные фрески, изображающие низкорослых бородатых шахтёров, кузнецов и воинов ещё больше укрепили в мысли, что всё вокруг создано не нынешними владельцами замка.
   Быстро оглядевшись и окончательно убедившись, что бояться некого, я метнулся к высоким тяжёлым дверям, за которыми должна храниться Сфера. Внутри теплилась надежда, что её никто не охраняет, и я смогу заполучить артефакт без каких-либо проблем.
   Конечно, ей не суждено было сбыться. С той стороны оказалось весьма людно, если можно применить такие слова к собравшимся там существам. Призрачники, баньши, проклятые рыцари, какие-то незнакомого вида типы в мантиях и с бараньими рогами... Все они начали поворачиваться на звук открываемых дверей, и я, не дожидаясь завершения этого движения, на ходу выстрелил в самую гущу этого сборища. Следом сразу потащил из сумки первое зелёное зелье, вырвал зубами пробку и закинул, добавляя хаоса и смерти к тому, что сеял мечущийся между опешивших врагов кровавый дух.
   Я успел кинуть ещё несколько бомб до тех пор, как моё призрачный помощник развеялся, оставив позади настоящую просеку, и на меня со всех сторон набросились изрядно потрёпанные противники. Увернувшись от выстрела какого-то призрачника и перехватив алебарду поудобнее, я кинулся навстречу, рубанув по прянувшей навстречу баньши. К счастью, Душка ещё после первого улучшения приобрёл способность наносить урон нематериальным противникам, поэтому блеклый призрак рассыпался на крохотные облачка с истошным воплем, от которого у меня заложило уши. Я продолжил движение и врубился во вражьи ряды, и когда Душка перезарядился, выстрелил ещё раз, кинувшись следом за духом, добивая оставшихся противников.
   Наверное, не прошло и минуты, как я уже оглядывал пустое помещение, не веря, что это -- всё. Но только сделал несколько шагов по направлению к артефакту, как ветер со спины и мелькнувшая тень заставили резко прянуть в сторону. На меня летела гигантская летучая мышь. Прямо в полёте она окуталась облачком из маслянисто блестящего дыма и превратилась в хорошо знакомого мне персонажа.
   Каин изящно крутанул меч, делая шаг навстречу, и поприветствовал меня оскалом:
   -- Думал, самый умный, да?
   -- А у тебя всё-таки была возможность проникнуть в башню? И ты не сказал об этом?
   -- Конечно. У меня много чего ещё есть...
   Тут я почувствовал, что очень устал. Настолько, что хочу прямо сейчас упасть на колени, стоять уже просто невыносимо. А главное -- бросить наконец эту тяжёлую и неудобную алебарду...
   Нагревшееся кольцо заставило опомниться, и, когда вампир оказался уже почти рядом со мной, я окончательно сбросил наваждение и атаковал его. Длина оружия дала преимущество первого удара, но Каин легко увернулся, уйдя вбок. К сожалению, по скорости он меня превосходил.
   Мы начали по кругу обходить друг друга.
   -- Ты тоже не так прост, драконид. Жаль, что приходится выступать против. Тебя хорошо было бы иметь в своей команде.
   -- Так кто же тебя заставляет, а?
   -- Не кто, а что. Сфера!..
   Мы обменялись ещё несколькими ударами. Вампир попробовал ускориться и зайти сбоку, но я успел отследить его движение, и он чуть не напоролся на наконечник алебарды. После этого продолжил, как ни в чём ни бывало.
   -- Да. Сфера. Она не может принадлежать нескольким. Поэтому... В живых останется только один!
   Следующая атака оказалась самой опасной, я чуть было не пропустил метнувшийся навстречу клинок. Но успел выстрелить. В самый последний момент. Единственный оставшийся заряд, последний заключённый в алебарде дух, рванулся вперёд, выпущенный в упор. И пробил тело Каина насквозь, так, что когда меч коснулся моего плеча, он уже потерял в силе удара.
   Тем не менее, этого хватило, чтобы рука повисла плетью, заливая всё вокруг кровью. Скрипя зубами, я поспешно выхватил лечащее снадобье, потом ещё и ещё, и только после этого, когда боль немного прошла, вылил на плечо жёлтое снадобье восстановления. Обречённо проводил взглядом разлетающихся летучих мышей. Они ведь снова соберутся, и этот гад вернётся за мной... Может, с остальными. Сколько осталось времени? Минуты, секунды?
   Шагнув к сфере, положил на неё руку. Привычным, хорошо знакомым движением. Артефакт ответил мне, прянув навстречу, как встречающий хозяина пёс. Я ощутил перетекающую в меня мощь, как она наполняет всё внутри... И вдруг увидел прямо перед глазами зыбкий, полупрозрачный призрак, тянущийся ко мне руками. Призрак очень хорошо знакомого мне человека. Какие-то мгновения -- и будто кто-то включил звук, который стал долетать обрывками, как при плохой связи.
   -- Дорогой!.. Ты такой молодец!.. Верила в тебя!.. Скорее!.. Возвращайся со Сферой!.. Всё закончится!.. Так устала от всего!.. Соскучилась!.. Скорее, домой!..
   От разглядывания призрака меня отвлёк звук шагов позади. Я резко обернулся.
   У входа в зал замерло несколько персонажей. Вроде -- люди. Богато расшитые балахоны, посохи в руках, у одного на поясе -- книга. Холодные глаза, жёсткие, но не обделённые интеллектом физиономии. Серьёзные товарищи, от которых можно ожидать любой подлянки. Почему-то кажется, что смутно знакомые.
   Я поскорее поднял Духолова, с тем, чтобы расстрелять новых врагов хотя бы обычными выстрелами -- ледышками, не требующими духов. Но не успел.
   Все вошедшие внезапно низко склонились. Будто... Кланяясь?.. Или не будто?..
   -- С возвращением, Повелитель. Простите, не признали сразу. Мы ждали и надеялись...
   Замерев в полном обалдении, я смотрел на всё это. Полупрозрачное изображение благоверной зашлось в крике -- мол, скорее, закрытие квеста, выход из игры уже почти в руках, принесёшь Сферу -- и будет тебе счастье... Но всё моё внимание было сосредоточено на склонившихся людях, которые наконец изволили выпрямиться. Враждебности незнакомцы и правда не проявляли. Обманный манёвр, или?..
   Не дождавшись от меня ни слова, один из них, как раз тот, который с книгой, заговорил:
   -- В замок проникли посторонние. Устранение их без запуска внутренних охранных контуров затруднено...
   Он ещё не закончил -- как я понял, о чём речь. Дал мысленную команду, и от моих рук во все стороны потянулась паутина. Вернее, она здесь была изначально, до меня, просто я активировал её, и стал тем самым "пауком", который сидит в центре и управляет всем.
   Чем дальше расползались невидимые нити, тем больше я "видел" и "чувствовал". Для меня теперь было открыто всё, что происходило в замке: где находится Каин, летящий по направлению к залу со Сферой, где Марк, Майя и Вили. Я узнал, где располагаются защитные артефакты-ловушки -- вмурованные в стены, замаскированные под статуи, скрытые в самых неожиданных местах. До поры спавшие, сейчас они одна за другой включались, готовые выполнять свои функции. Наконец, паутина дала информацию о многочисленных мёртвых бойцах, которые подчинялись теперь моей и только моей воле!
   -- Дорогой... Ты попал под действие тьмы... Скорее, спасайся... -- не прекращая, продолжала голосить моя благоверная -- или кто-то, на неё очень похожий.
   Перекрыв её, с другой стороны заговорил тип с книгой:
   -- Какие будут распоряжения?
   -- ...диск мгновенного переноса!.. Запусти его!.. Принеси нам Сферу!..
   Взмахнув рукой, я развеял надоедливый призрак. Сразу стало тише и спокойнее.
   -- Схватите посторонних. Живыми. Потом -- подробные отчёты мне. Относительно состояния наших дел. Всё, что я должен знать.
   Проводил взглядом удаляющиеся фигуры. Прошёл к высокому, забранному решёткой окну, из которого открывался прекрасный вид на... видимо, мой замок. Возможно даже, настоящий.
   "Ну что, Некромант? Какие планы теперь?" -- Душка, доселе молчавший, наконец решил подать голос.
   -- А какие у тёмного властелина могут быть планы? Конечно, захватывать мир... -- криво усмехнувшись, ответил я. Правда, тут же спохватился и обернулся, махнув рукой в сторону Сферы. -- Извиняюсь. Не мир. Миры!..
  

КОНЕЦ

  
  
  
  
  
  
  
   Раса: Драконид
   Специализация: Чернокнижник
   Изученные школы магии: Некромантия
   Специализация ближнего боя: Двуручное колющее оружие
   Изученные виды оружия: Копьё, Алебарда
  
   УМЕНИЯ:
   создание камня маны (требуется: 3 маны)
   призыв духа (требуется: 1 маны)
   поднятие нежити (требуется: 3 маны, тело/жертва, камень маны)
   усиление нежити (требуется: 3 маны, нежить, камень маны)
   вселение духа в артефакт (требуется: 10 маны, дух, артефакт, камни маны)
   зрение некроманта (пассивное)
   ловушка (пассивное)
   огненный шар (требуется: 3 маны)
   удар наконечником копья
   удар древком копья
   бросок копья
   блок древком
   удар наконечником алебарды
   рубящий топором алебарды
   зацеп крюком алебарды
   удар тупым концом алебарды
  
   ПРЕДМЕТЫ
   Оружие:
   копьё Духолов-Кровососущий (говорящее, высасывает кровь, поглощает ману, создаёт рваные раны, вызывает кровотечение, стреляет стрелами из замёрзшей и взрывающейся крови, стреляет кровавыми духами)
   тесак Ррарха
   арбалет
   очки древних
   браслет древних
  
   Снадобья:
   большие снадобья здоровья 1
   малые снадобья здоровья 5
   малые "боевые коктейли" 6
   большие "боевые коктейли" 4
   Эликсиры:
   малый эликсир восстановления 3
   Зелья:
   универсальные зелёные зелья 9
   универсальные красные зелья 0
   яд орков 5
   Артефакты древних
   ??? 3
   Бижутерия:
   малый амулет защиты от магии 3
   кольцо защита от ядов/определение
   кольцо мент.защиты/отображения статов
   кольцо возрождения
   Книги:
   книга некромантии 2
   книга химерологии 1
   книга демонологии 1
   книга магии крови 1
   книга магии огня 1
   Ключи:
   синий ключ
   круглые камни гномов 2
   ключ древних
   Прочее:
   том силы 0
   камни усиления оружия 4
   мешок, украшения, две бутыли с настойкой
   монеты медные 168
   монеты серебряные 55
   монеты золотые 5
  
   МАНА:
   Собственная: 80/150
  
   Алебарда:
   Мана: 97/100
   Кровь: 85/100
   Огненная кровь: 0/10
   Яд: 2/10
   Духи: 0/10
  
  
  

Оценка: 7.21*15  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) С.Елена "Невеста на заказ"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"