Гераклион: другие произведения.

Картак 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.73*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чужая планета. Чужой мир. Нет никого и ничего, что было знакомо. Зато есть цель - вернуться обратно. Путь будет трудным, он вскроет все недостатки, лелеемые в тайне от других под лживыми оправданиями, он заставит почувствовать жизнь как она есть - несправедливой, наполненной болью, гневом и ненавистью. Он заставит бороться за выживание. Он выбьет всю дурь о прекрасной и таинственной сказке. Ибо цель достигается потом и кровью. Пусть иногда и не твоей...


Оглавление

  
   Оглавление 2
   Пролог 3
   Часть первая. Пришелец 9
   Глава первая. Информационный комплекс 9
   Глава вторая. Сон или явь 21
   Глава третья. Без пособия по выживанию 29
   Глава четвертая. Не одинок 48
   Глава пятая. Насыщенная неделя 60
   Глава шестая. Духи, магия и кое-что ещё... 74
   Часть вторая. Людские земли 87
   Глава седьмая. Первая кровь 87
   Глава восьмая. Город 108
   Глава девятая. Вестовка 137
   Часть третья. Свой в чужой войне 156
   Глава десятая. Облечённые властью и нет 156
   Глава одиннадцатая. Раб военнообязанный 183
   Глава двенадцатая. На войну 206
   Глава тринадцатая. Нелюди 231
   Глава четырнадцатая. Верхушка 251
   Эпилог 273
   Глоссарий 276
   Постскриптум 286
  

Пролог

  
   Подвалы храма Озо города Пеликана, Ховеин Данн. Время неизвестно...
  
   - Ух ты! Это что-то интересное! - Молодой парень в невзрачной серой хламиде развернул старый потёртый свиток. - Так-так... Здесь что-то написано. Ммм... "Книга пророчеств. Глава двадцатая. Воззвание к богам"....
   - О, это действительно интересно! Ты нашел одну из страниц книги пророчеств нашего ордена. - Проскрипел замшелый старик в еще более невзрачной серой хламиде, которая была настолько потерта и покрыта пылью, что становилась похожа на нарост из такого же пыльного и серого каменного пола. - Не убирай далеко. Нужно будет потом сверить ее с новым писанием.
   - Что-то не пойму что здесь написано. Вроде на людском языке, но все равно чепуха получается. -Парень недоуменно перевернул свиток вверх ногами и снова попытался прочесть.
   - Ну-ка дай взглянуть. - Старик протянул руку и аккуратно взял старый свито.) - Оооо... Это же божественный язык! Хэх, еще бы ты смог прочесть, - усмехнулся он, - вас еще такому не учили. Кхэ-кхэм... Сейчас я переведу. Так. Записано со слов блаженного Оретто, 344 год от Исхода...
   "К нам придут издали две заблудших души. Уж поверьте мне, старому тосзу.
   В миг паденья дорог ты пусти на порог о великая дочь Алиоса.
   Пусть блуждают во тьме, но найдут путь к себе. Покажи им искатель Дияно.
   Заплети их судьбу в паутину одну ты прядильщица жизней, Цирана.
   Их дела не видны, но велики они. Это ж правда, могучий Мамли?
   Дверь закроют туда, где лишь смерти орда. Ты прости, Грикс, меня, не губи...
   Пропустите в острог, Мрак и Свет, в ваш чертог. К вам взываю, к Этону и Этне.
   Или гибель, иль дом обретут там вдвоем те заблудшие малые дети..."
   - Ничего не понял. - Пробурчал молодой парень, почесывая нос. - Стих какой-то... Это даже на пророчество не похоже. Почему его записали в такую книгу?
   - Молод ты еще. - Ухмыльнувшись, старик протягивает свиток парню. - На держи.
   - Молод не молод, все равно чепуха. Стихи не записывают просто так в книги пророчеств. Да и кто этот Оретто? Я раньше о таком не слышал.
   - Блаженный Оретто когда-то давным-давно был помощником настоятеля в одной из церквей епархии Ведающих. Ты ради любопытства загляни в книгу Знамен. Там все значимые персоны епархий записаны еще с доисходовых времен.
   - Вы наверно шутите? - Недоумение так явно отразилось на лице парня, что можно было писать картину. - Как блаженный мог написать такое?
   - Блаженным Оретто стал не сразу. После своего первого видения он начал заикаться и терять связь с реальностью. Это произошло настолько стремительно, что его даже не успели лишить сана. Только через год спохватились. К тому времени Оретто уже почти не мог говорить связно... Да и не нужно это было блаженному.
   - То есть этот стих он написал когда был нормальным? Но я все равно не пойму почему...
   - Оретто был неграмотен. - Перебил старик парня. - В те времена очень небольшое количество людей владели грамотой. Даже как видишь среди высоких чинов находились неграмотные. Так что этот "стих" как ты выразился был записан после того, как Оретто перестал разговаривать.
   - Но как это возможно?
   - Когда его посещали видения, он говорил четко и ясно. Вот только его голос был совсем не его. И язык на, котором он говорил, был не людским. Теперь понимаешь, почему этот "стих" записали в книгу?
   - Не совсем. Это можно было записать в книгу Мудрости или еще в какую... Почему в пророчества?
   - Эх, молодежь... Надо будет найти толкование к этому творению. Только потом, ближе к ужину. Сейчас давай-ка разберемся со всем этим. Мы и так добрых полчаса не тем делом занимаемся.
   Старик принялся за разбор макулатуры, которая была навалена кучей на огромном деревянном столе. А парень, хмыкнув, снова развернул свиток с пророчеством Оретто и, обходя стол, попытался его прочесть.
   - Язык сломать можно... - Пробурчал он, настраиваясь проговорить хотя бы первую строчку. - Куэнесизээ аньио эолинастэйо...
   - Что ты делаешь?!!! Прекрати сейчас же!!! - Старик, который казалось передвигается только держась за стеночку, неожиданно подскочил к парню и вырвал из рук свиток. - И чему вас только учат в семинарии? Нельзя читать вслух божественные письмена! Это же магия! Божье слово!!! Одно неправильное ударение, перепутанный слог и все - катастрофа!
   - Я.... я... я не знал. - Ошеломленный такой отповедью парень стоял и смотрел на старика, который прижимал к груди бумагу.
   - Не знал он... - Буркнул тот и, развернув свиток, посмотрел на строчки. Глаза старика стали расширяться.
   Молодой парень, замечая эти метаморфозы, стал повторять то же самое, предвкушая свое наказание.
   - Что-то произошло... - Глухо произнес старик, отрывая взгляд от свитка, чем вогнал парня практически в отчаяние. Только сейчас парень заметил, что текс на свитке начал светиться слабым голубоватым светом, пробегая по верхней строчке и перескакивая на следующую. Так они и стояли, пока свиток не засветился полностью. - Надеюсь ты просто запустил пророчество...
   - Разве это возможно?
   - Бывает и так...
  
   За год до настоящего времени....
  
   - ...По сообщениям местных властей при падении самолета погибли почти все пассажиры и пилот со вторым помощником. Так же сошедшей лавиной, спровоцированной взрывом авиационного топлива, погребло под тоннами снега группу туристов, находившихся в это время на склоне горы... - Вещала симпатичная девушка с экрана телевизора.
   Снова новости о политике, различных катастрофах и бедствиях... А под конец опять какая-нибудь чепуха в духе "Сторож дядя Вася из деревни Чугуево изобрел вечный двигатель на спирте...", такая чтобы снять напряжение и отвлечь от основных проблем недалеких обывателей, которые тут же примутся перемывать кости сторожу и шутить по поводу его "самогонного" аппарата.
   - ...По подтвержденным данным в состав группы туристов входили супруги Вразек Воржичек и Катерина Станецки, граждане Польши, американец Сэм Викслер, гражданин Германии Рихард Шварц, гражданка Украины Оксана Пронько и наша соотечественница Виктория Углова. На данный момент найдены тела пятерых членов группы, судьба Виктории пока остается неизвестной... - Где-то на заднем фоне продолжала вещать новостной диктор, когда мыслями я был уже в родных краях и с удовольствием вытягивался в кресле на берегу реки, держа в руках удочку.
   Эх, давненько я там не был. На следующий год точно возьму все скопившиеся отпуска и уеду отдыхать. А то все работа да работа... Надоело.
   - ...Единственный выживший в авиакатастрофе сейчас находится в тяжелом состоянии, врачи борются за его жизнь. Некоторые сотрудники спасательных служб рассказывают, что когда подоспела бригада оперативного реагирования, выживший пассажир находился в сознании и бормотал что-то про серебристое сияние в небе....
   - Да, инопланетян только не хватало. Кто же еще виноват в падении самолета? Конечно не техники, не обслуживающий персонал и уж точно не пилоты с диспетчерами. Ага, такую пакость только зеленые человечки могут сделать... Тьфу! - Не выдержал я и переключил на другой канал. Задрали всякую чушь в уши заливать. Тысяча проблем в стране, плюс дураки и дороги, а они про зеленых человечков болтают...
   Фух, точно устал. Уже на обычный выпуск новостей раздражаюсь. По любому на следующий год в большой отпуск рвану. Там рыбалка, любимый с детства лиственный лесок с прекрасным орешником, природа, старые друзья, которых не видел уже черт знает сколько. Точно рвану. По любому....
  
   Настоящее время. Отпуск...
  
   Все быстро изменилось. Буквально полчаса назад светило солнышко и чирикали птицы, а листва шумела от легкого ветерка. И вдруг стало тихо, небо затянулось тучами, а под сенью деревьев сгустился полумрак. Птицы притихли и затаились, только самые смелые из них летали над деревьями, не рискуя подняться выше.
   До дома оставалось не так уж много идти, пересечь высохший пруд возле усадьбы лесника и пройти по просеке несколько кварталов леса, чтобы выбраться к железнодорожному полотну. От него уже рукой подать до поселка.
   Когда-то тут был хороший пруд, на котором собиралось много рыбаков, но сейчас от него осталась размытая плотина и тонкая нить ручейка по дну. На берегу, с той стороны, где стоял дом лесника, торчали остатки свай от деревянной пристани и толстый столб, который когда-то служил привязью лодкам и пристанищем для фонаря. Теперь же напоминанием об этом был только он, столб. Толстый, практически в два человеческих обхвата. Зачем его такой поставили, никто теперь и не вспомнит, слишком он стар, чтобы его историю знали ныне живущие. Говорили что это одна из диковинных довоенных построек, которая каким-то чудом еще уцелела. Да, умели раньше строить...
   - А, черт... - Запнувшись о распустившийся шнурок, выругался я.
   Высохший пруд был практически преодолен, когда эта досадная мелочь заставила меня притормозить. Удовольствие споткнуться и разбить себе нос об какую-нибудь корягу прельщало гораздо меньше, чем небольшая остановка. Опершись о столб, я нагнулся, чтобы завязать обувь. Она была грязной после преодоления ручья, вся подошва оказалась облеплена рыжими комьями глины, а верх носков покрывал жирный слой черного ила. М-да, прогулка до орешника удалась...
   Послышался тихий шорох листвы. Среди безмолвия и штиля, которые царили в преддверие дождя, он был очень отчетливым. Воздух запах мокрой листвой и пылью. Первые несколько капель упали на щеки и нос.
   "Ну вот, не успел" протирая лицо рукой, подумал я и накинул капюшон. Небо на мгновение посветлело, а издалека стал нарастать тяжелый гул раската. Шум листвы стал гуще, тяжелые капли прогибали ее, срываясь вниз тонкими струйками. Земля стала быстро мокнуть. Первый же шаг вернул меня на два назад, ботинки мгновенно заскользили по мокрой глине. Только уцепившись за столб, мне удалось удержаться на месте.
   В этот момент сверкнуло особенно сильно, практически ослепив меня. В уши ударил грохот. Казалось, земля ушла из-под ног. Но продолжалось все буквально одно мгновение. Резкая боль в затылке привела меня немного в чувство.
   Я лежал на спине, в глазах все еще плясали зайчики от вспышки, а в ушах стоял сильный звон. По лицу стекали капли воды, мокрые волосы прилипли ко лбу. Руки ощущали твердую шершавую поверхность вместо мягкой земли и травы. Странно, таких камней вроде бы не было на дне пруда...
   Постепенно белые вспышки в глазах пропали, а на смену им пришла темнота. Только в ушах эхом раздавался затихающий шум листвы и писк тонкого звона, который остался после оглушающего грохота.
   Вспыхнул огонек извлеченной из кармана зажигалки. Осветились темные каменные стены круглого помещения с затерянным в густом мраке потолком.
   - Так, похоже это та самая довоенная постройка... - Пробурчал я, практически не слыша своего голоса от звона в ушах. Наверно провалился, и похоже отверстие сверху завалило, иначе я смог бы увидеть его, да и дождь должен бы через него сюда попадать, а тут вроде сухо, не считая моих следов.
   Взгляд прошелся по каменному полу, стенам, уперся в дверь, такую же каменную, как и все вокруг. Она ничем не отличалась от стены, только щели, обрисовывающие контур, позволили ее увидеть. Ручек, как и замочных скважин, на ней не было, только два запыленных овала по бокам, которые выделялись немного другим оттенком цвета, нежели стены.
   - И как тебя открыть? - Подойдя и шаря по каменной поверхности, спросил я пустоту.
   Руки ощупали двери, а взгляд осмотрел каждую трещинку, но так и не нашел ответа. Только молчаливые, покрытые пылью овалы все чаще и чаще стали притягивать к себе взор. Коснувшись одного из них, я замер от удивления.
   Маленькие голубые искорки, похожие на разряды статического электричества, вдруг побежали по руке и стали впитываться в поверхность стены. Дальше больше, количество искорок стало возрастать и они все быстрее и быстрее стали притягиваться к каменной поверхности, срываясь с кончиков пальцев и выстреливая прямо в пятно.
   Завороженный зрелищем, я не мог понять мерещится ли мне это или нет. Когда последние искорки сорвались с пальцев и впитались в овал, руку тут же пронзило резкой болью. Меня отбросило на пару шагов назад и опрокинуло на спину. Зажигалка выпала из рук, и огонек погас, погружая все в темноту. Теперь уже не было тихого шуршания листвы и звона, только обволакивающая, "ватная" тишина, разрезаемая моим дыханием и шелестом одежды.
   Но и она продлилась не долго. Даже не вставая с пола, я увидел, как засветились ровным голубым светом оба пятна. Где-то внутри стен зародился низкий рокот, будто откуда-то изнутри ко мне приближается каменный вал. Щели двери стали увеличиваться, заклубилась пыль, поднятая сквозняком, проникшим в отверстие между створ.
   - Вот тебе и довоенная постройка. Работает до сих пор... - Пробурчал я, вставая и подбирая упавшую зажигалку.
   Дверь начала открываться, сквозь щели резанул яркий свет, который заставил зажмуриться. Когда глаза привыкли к нему, и я протиснулся в так до конца не открытую дверь, стало ясно... что это не наша довоенная постройка.
   - Где это я?...
  

Часть первая

Пришелец

  

Глава первая

Информационный комплекс

  
   - Представь, вот ты сидишь сейчас, смотришь на звезды и гадаешь, есть ли где-то там жизнь?... А где-то там, среди звезд, так же кто-то сидит и смотрит уже на нас.... И гадает, а есть ли кто там, за горизонтом?
   - Так, мужики, Петровичу больше не наливать!...
   (посиделки у костра)
  
   Где-то....
  
   Башня. Именно это хотелось сказать, когда взору открылось помещение за дверью. Большое, круглое, несколько десятков метров в высоту, со стеклянным куполообразным потолком, сквозь который проникал яркий дневной свет. По стене, извиваясь, поднималась вверх каменная винтовая лестница, входящая в терассу у подножия стеклянного купола. Сами стены представляли собой полки, словно в библиотеке, с тысячами книг внутри. Но вместо бумажных корешков из них выглядывали прозрачные прямоугольники, будто вырезанные из стекла. По кругу у стен и на лестнице находились небольшие кафедры с чудными креслами. В центре был стеклянный октаэдр. Размерами чуть выше меня, полностью прозрачный и словно висящий в воздухе. Так казалось, потому что он касался пола всего лишь одной вершиной. Сквозь него можно было увидеть еще одну дверь, находящуюся на противоположной от меня стороне помещения. Возле неё лежала кучка непонятного хлама, и именно она цепляла взгляд, выделяясь среди всего этого великолепия стекла и камня.
   Помещение выглядело заброшенным. Мой первый шаг поднял целую тучу пыли, которая теперь клубилась у моих ног, закручиваясь и оседая на складках одежды.
   Неожиданно за спиной опять раздался рокот, заставивший меня резко отпрыгнуть от двери и развернуться в воздухе. Пыль взвилась с новой силой, закрывая от меня окружающее пространство. Когда она осела, стало видно, что дверь за мной закрылась, плотно сливаясь с рельефом стены.
   - Мать моя женщина, да что же это за место? - Вырвалось у меня, когда сердце перестало выбивать барабанную дробь.
   - Место... Место... - Эхо голоса отразилось от стен и повторило мой возглас...
   Осторожно обходя по кругу помещение, я стал осматриваться более внимательно. Естественно первой тщательному осмотру подверглась та самая кучка у второй двери, так как она смотрелась самым инородным объектом здесь. Я поворошил ее, и мне под ноги выкатилось что-то круглое. А когда оно остановилось, захотелось повторить свой акробатический трюк.
   - Твою мать! - На меня черными провалами глазниц смотрел череп. Он был без нижней челюсти, с отсутствующим левым клыком и чуть меньше обычного. Но сомнений нет - череп был человеческий. Поворошив ногой остатки кучи, увидел все остальное, что когда-то было живым организмом. И да, это был человек, по крайней мере свидетельств обратного не нашлось. - Чем же тебя так?...
   На костяшках кроме полусгнившего тряпья, бывшего когда-то одеждой, и двух металлических колец больше ничего не было.
   Осмотр остального удручал. Каменные кафедры оказались небольшими столиками с креслом и штукой, торчащей из столешницы, которая была похожа на палочку с блюдцем на конце. Может в нее что-то нужно вложить, но кроме пыли тут ничего подходящего не было.
   Полки со стеклянными "книгами" были выполнены как под копирку, все одинаковые, как и сами стекляшки. Эти "книги" невозможно было извлечь, они даже не шевелились, словно росли изнутри.
   Сквозь стеклянный купол башни было видно только молочные хлопья облаков и синеву неба. Даже деревьев, которые по идее должны быть на поверхности, не было. Хотя там, у пруда, не было и стеклянного купола...
   Октаэдр в центре вызвал еще большее удивление. Он действительно касался пола только одним углом, никаких подпорок или строп, которые бы его держали, я не обнаружил. Руками трогать не стал, если тут двери бьются током, то неизвестно, чем эта штука может звездануть.
   Именно эти мысли не давали мне покоя, когда я подходил к той двери, возле которой обнаружился скелет. Может он помер из-за того, что эта дверь ударила током гораздо сильнее, чем та, в которую я зашел? Проверить это желания не было. Поэтому единственным выходом мне казалось вернуться в ту темную комнату и найти проход наверх, через который я провалился.
   - Эй, как так? Что это за дела! А ну открыва-айся! - С натугой пытаясь раздвинуть створки двери, возмущался я, цепляясь кончиками пальцев за щели.
   Та ни в какую не поддавалась. Выделяющихся по цвету пятен на стенах с этой стороны не было, как и каких-либо ручек.
   - Все, замуровали... - Устав корячиться, пробормотал я, сползая по стеночке рядом с дверью.
  
   Полдня спустя. Тут же...
  
   - Жрать-то как хочется.... - Так говорил мне мой живот, когда особенно сильно урчал. И тогда приходило понимание, что скоро буду смотреть на свои ботинки с гастрономическим интересом.
   Сидел я в кресле одной из кафедр, закинув ноги на столик и держа в руке черепушку. От скуки уже начал разговаривать с ней. Иногда ловил себя на мысли, что потихоньку начинаю съезжать с катушек. Только ненормальный может разговаривать с останками человека...
   Съестного найти ничего не удалось, как и открыть двери. Первая оставалась безжизненной и не реагировала на мои потуги, а вторая была для меня "табу", умирать я еще не надумал. Выглядел я сейчас как трубочист, потому что излазил здесь все вдоль и поперек и собрал наверно всю пыль в округе. Что еще мне оставалось делать - не знаю. Только сидеть, общаться с самим собой да с черепушкой, которую для поднятия себе настроения обозвал Йориком. Но помогло это ненадолго...
   Я уже десять раз пожалел о том, что оставил дома на зарядке мобильник. Правда, с тем же успехом можно жалеть о том, что не догадался взять с собой отбойный молоток, чтоб к чертям раздолбить все двери.
   - Иди отдохни, а то устал наверно. - Зашвырнув черепок в сторону, я откинулся на спинку кресла. - Эй, принесите мне самбуку пжалста! - Ни к кому конкретно не обращаясь, бросил в пустоту.
   - Пжалста!... - Издевательски ответило эхо.
   Вздохнув печально, я опустил ноги и, опершись о кафедру руками, положил на них голову. Взгляд уперся в блюдце. Сначала интересно было, зачем ему такая форма, но потом как-то надоело разгадывать эту загадку. Почему-то чем больше на него смотрел, тем больше оно меня начинало раздражать. Даже появилось желание сломать его к чертовой матери... В какой-то момент чувство осторожности забылось от злости, а руки сами схватили блюдце, чтобы воплотить этот порыв.
   - М-мать!! - Непроизвольно вырвалось из меня, когда нехилый такой разряд прострелил мою руку.
   Чудеса на этом не закончились. После моего прикосновения в блюдце появилась полупрозрачная картинка. Схематичное изображение "чупачупса", который наклоняется к такому же схематичному изображению блюдца. Картинка мигнула, и все повторилось еще раз. После повтора изображение пропало, и блюдце снова приобрело изначальный вид.
   - Это чего такое было? - Наверно мне привиделось. Я взялся за блюдце еще раз. Хоп. Опять появилось изображение. Опять те же манипуляции, палочка наклонилась к блюдцу. - Из него что, есть надо? Или пить? Хрен поймешь... - От этого ребуса во мне стало нарастать раздражение.
   Для уверенности я осмотрел кафедру еще раз, потом соседнюю... И никакого чупачупса не нашел. Быстренько вернувшись к облюбованному месту, начал лапать все подряд. На блюдце снова и снова появлялось изображение чупачупса, который наклоняется к блюдцу и словно что-то есть (или пьет) из него.
   - Да нечего тут жрать!!! - Заорал я. - Или мне кланяться тебе надо за кусок доширака?!!...
   - Рака!... - Передразнило эхо.
   Стоп! Догадка застала меня врасплох. Точно, выемка будто под голову сделана! Может и правда надо к ней прислониться? И изображение вроде показывало что-то похожее. Это только мой воспаленный мозг мог предположить, что из него надо что-то есть...
   - М-да, если уж сходить сума, то по-полной... - Пробурчал я и, мысленно перекрестившись, прислонился лбом к блюдцу.
   Голова мгновенно прилипла, виски защипало, а в затылке появилось ощущение, что туда вкручивают шуруп. Я заорал благим матом, уперся в стойку кафедры руками и попытался оторваться от блюдца. Ага, не тут-то было, только боль усилилась.
   Потрепыхавшись немного, я прекратил извиваться, боясь неосторожным движением свернуть себе шею. Как только успокоился и сел ровно, боль утихла и стала вполне терпимой. Затем начало твориться что-то непонятное. Перед взором стали появляться различные изображения, будто задумался и в мыслях нарисовал себе картину. Стоило только сосредоточиться и такое состояние проходило, но ненадолго. Это было как навязчивая идея, или песенка, которую неосознанно все время напеваешь. Так и тут, стоило немного расслабиться, как картинки снова вставали перед глазами. С каждым разом они становились все четче и ярче, но стоило только осознать, что же я вижу, как картина сменялась новой. Весь процесс ускорялся, картинки скакали перед взором все чаще и чаще. Подсознание само выхватывало образы. От этого калейдоскопа голова разболелась сильнее.
   Минут через пять мое терпение стало подходить к концу, как вдруг боль прекратилась. Еще одно мгновение и перестало щипать виски. Все закончилось так же неожиданно, как и началось. Голову перестали сжимать тиски и она снова оказалась свободной.
   - И что за хрень это была? - Возмутился я, потирая пострадавшую часть тела. - Эк!.. - Тут же чуть не поперхнулся от неожиданности, потому что мне похоже ответили...
   Над блюдцем засветилась точка. Прямо в воздухе! Она немного разрослась и стала формироваться в человекообразное что-то небольшого размера. Метаморфозы происходили не более пяти секунд, и над блюдцем зависло изображение девушки.
   - С голодухи так не прет... - Терялся я в догадках, раз за разом протирая глаза.
   Но светящаяся девушка никуда не делась. Она стала четче, и уже можно было рассмотреть ее гораздо подробнее. Передо мной парила тридцатисантиметровая маленькая фея, одетая в строгий костюм тройку - блузка, пиджачок, юбка-карандашик. Волосы её были стянуты в тугой пучок на затылке и закреплены двумя спицами, а на носу покоились очки-половинки.
   - Грибов в лесу не ел, курить закончилось...
   - Перевод начат... - Прервала меня девушка. - Построение ассоциативных цепочек... Корреляция величин... - Посыпались из нее различные термины.
   Я немного ошалел, услышав женский голос от этой маленькой фигурки. Правда он был с какой-то механической составляющей, что сразу давало понять - эта девушка неживая.
   - Носитель данных номер 77ГС. - Тем временем продолжала она. - Разумное, млекопитающее второго класса. Подтверждено наличие энергетики. Сравнительный анализ начат. Перевод речи закончен на 87 процентов. Анализ поверхностных данных закончен на 23 процента. Подождите...
   - Да ну нахер, такого не может быть... - В то время, когда девушка продолжала говорить, я водил рукой сквозь нее.
   Голограмма (а это была именного голограмма) никак на руку не реагировала, чего в принципе не может быть, ведь для создания такого изображения должно присутствовать минимум три источника света. И моя рука должна перекрывать хоть какой-то из них, искажая его. Но голограмма будто не замечала моих действий и продолжала ровно проецироваться, в то время, как рука проходила сквозь нее без каких-либо неудобств.
   - Ай! - В какой-то момент из блюдца в руку выстрелил небольшой разряд, заставив меня её отдернуть.
   - Прошу воздержаться от каких-либо действий пока идет анализ данных и запуск систем. - Посмотрела она на меня укоризненно. Голограмма! Твою мать! Укоризненно! - Анализ завершен на 66 процентов. Запуск первого блока памяти. Подтверждение....
   Боль была настоящей. Это вывело меня из таких пространных дум, как сумасшествие. Прижав пострадавшую конечность к себе, я сидел и смотрел на голограмму, теперь уже внимательно слушая, о чем она вещает. После слова "Подтверждение" послышался низкий гул, и октаэдр в центре помещения начал разгораться изнутри голубоватым свечением.
   - Запуск второго блока памяти. - Продолжила голограмма. - Ошибка. Энергетическая нестабильность. Необходимо задействовать дополнительные энергетические блоки...
   После слова "Ошибка" все шкафы со стеклянными коробками вплоть до второго витка лестницы дважды мигнули голубоватым светом, но так и не засветились как октаэдр.
   - Запуск третьего блока памяти. Ошибка... - Все остальные блоки памяти, а их было семь, так же мигали и тухли, сопровождаясь словами об энергетической нестабильности. - Запуск диагностики энергоресурсов. Первый энергоблок блок выведен из строя. Причина: выработка ресурса....
   Диагностика продолжалась еще примерно пять минут. Только два энергетических блока исправно работали. У одного было 78 процентов запаса ресурсов, а у второго 60.
   - Анализ данных подготовлен. Соотношение величин построено. Произвожу записи анализа полученных данных... Сбой системы... Пр-р-роверка... - Затроила голограмма и замолчала. Несколько секунд она висела в воздухе без каких-либо движений, только иногда подергивалась рябью, будто помехи на телевизоре появились. - Недостаточно памяти, первичный блок заполнен. Запись на оставшиеся отменена - дефицит энергоресурсов. Необходимый минимум сохранен во временной памяти. Доступен речевой обмен. - Отмерла она.
   - Ты кто? - Был мой первый вопрос. Самый наверно блестящий из всех остальных.
   - Информационный интерфейс. - Ответила девушка.
   М-да, содержательный ответ.
   - Все-таки сошел с ума... - Подвел я итог.
   - Умственное состояние носителя данных в норме на 86 процентов. Фиксируется раздражительность вследствие усталости и легкого голода.
   - Да ну? А как тогда объяснить все это? - Немного успокоившись и осмелев, я решил поиграть в эту "игру" с моими глюками. Хотя сомнения закрадывались, так качественно галлюцинации не могут выглядеть, особенно с полной гаммой всех ощущений. - Или ты хочешь сказать, что в лесу на дне высохшего пруда, находится такое здоровое здание со всеми этими технологиями? Странновато, не находишь? Вероятность того, что я ударился головой и мне снится великолепный сон, гораздо выше, чем реальность всего этого. - Я обвел рукой пространство вокруг себя.
   - Информац-ц-ц-ционный комплекс, - снова затроила голограмма, - находится не под землей, а в воздушном пространстве на уровне тысячи трехсот пятидесяти метров над уровнем моря.
   - Че? Как может такая здоровая громадина, как твой этот комплекс, летать в воздухе? Это еще больше похоже на больную фантазию! - Ответил я, хотя взгляд непроизвольно поднялся вверх к стеклянному куполу, над которым клубились облака, и просвечивала синева неба. - Ладно, раз ты плод моего воображения или великолепный сон, что сути не меняет... то расскажи мне все по порядку, как это я сюда попал, и кстати куда сюда? Ну и заодно можешь рассказать о всех этих "анализах данных", "энергоблоках" и всего, что ты тут наговорила. Мне аж интересно, насколько богато мое воображение...
   - Перемещение осуществлено л-л-локальным порталом... - Немного подтраивая, начала повествовать голограмма.
   Ни много ни мало, но моя шизофрения серьезно разошлась, ведь голограмма плод моего воображения, а значит я разговариваю сам с собой. Никогда не думал, что могу такой хе... чуши напридумывать. Но слушать было интересно, даже иногда уточняющие вопросы стал задавать...
   Со слов ИИ (информационного интерфейса) выходило, что перенесло меня сюда порталом. Анализ (точнее тот минимум, что находится во временной памяти), при помощи которого компьютер снял последние мои воспоминания и произвел перевод языка, показал, что вспышка и грохот, которые я видел перед провалом в темное помещение, были молнией. Именно она ударила в тот столб, за который я держался. И именно она запустила процесс переноса.
   Сам столб, торчащий из земли, был антенной-передатчиком портального комплекса, находящегося под землей. Хороший заряд, который сообщила ему молния, запустил спонтанный процесс переноса, и меня выкинуло сюда. Голограмма утверждала, что раньше стояла защита на таких комплексах, но она не сработала, видимо оборудование было уже совсем изношенным и не выдержало перегрузки.
   В данных, которые "прилетели" со мной, не было меток, определяющих в какое место меня надо "приземлить". Спасло меня только то, что на всех порталах имеется определенная установка, перехватывающая такие "посылки" как я в принудительном порядке. Если бы не это, то отдельные части моего тела пролетели бы разное расстояние, ведь импульс затухает постепенно, а значит, при его истощении, мои останки размазало бы в открытом космосе на тысячи километров. Ближайшим активным порталом оказался именно тот, что находился в темной комнате. Он запеленговал "посылку", определил, что я лечу без метки, и "приземлил" меня здесь.
   Находилось это "здесь" непонятно где, единственное, что я понял из объяснения голограммы это формулировку "74,5 световых года". А все потому, что создатели всех этих порталов использовали не трехмерную систему координат, а какую-то пятимерную. Эти две дополнительные оси (голограмма обозвала их гравитационно-временными) нужны были как раз для порталов, так как вселенная не стоит на месте и планеты с солнечными системами и галактиками тоже движутся. А направлять посылки нужно имея точки привязки, которые тоже вместе с планетами перемещаются в пространстве. Еще была куча какой-то технической информации по порталам, которую я не понял, потому что она изобиловала совершенно зубодробильными и неизвестными терминами, и, вдобавок, голограмма частенько троила и прерывалась, что тоже не способствовало пониманию. Общий итог был таким - нахожусь я от своей родной планетки Земля в 74,5 световых годах с двумя гравитационно-временными искажениями по четвертой и пятой координате.
   Четвертая координата как-то отвечала за искажение пространства, появляющиеся в зонах влияния черных дыр, сверхновых, а так же еще пары непонятных явлений. И ее значение могло как увеличить расстояние в несколько раз, так и сократить. Как сейчас повлияли эти искажения, осталось для меня загадкой, потому что на вопрос "Пешком - это сколько по времени?" голограмма зависла на целых десять минут.
   Пятая координата отвечала за время в зоне все тех же искажений. Когда спрашивал голограмму, чем грозит неправильный расчет пятой координаты, то она начала сыпать кучей всяких терминов, из которой я вынес только одно - пока долетишь, можешь состариться или наоборот омолодиться (причем до состояния имбриона). Как такое технически возможно, я даже не смог представить.
   Насчет "здесь". То место, где находится портал и эта башня, называлось "Информационный центр" за номером таким-то. Если провести аналогию с компьютерами и интернетом, то его можно назвать сервером. Таких комплексов существовало несколько сотен тысяч. Тот, в котором я находился, оказался единственным на всю солнечную систему Сасус (ее тоже обозвала голограмма). Остальные были в других системах и на других планетах. Каких, я пока не спрашивал, хотелось дослушать до конца.
   Так вот, планета, в воздушном пространстве которой был сервер, называлась Сасус 4 (четвертая планета от звезды Сасус). От земли отличалась меньшей гравитацией, примерно на несколько сотых процента, и более высоким содержанием кислорода. Правда это было следствием того, что разумных на планете, как и заводов, машин, печей и всего, что загрязняет окружающую среду, не было.
   Сам сервер состоял из четырех помещений: первое было порталом, второе информационным центром, третье энергостанцией и четвертое моторным отсеком, в котором находился генератор антигравитации. Все было в плачевном состоянии, как сама система, которую давненько не запускали, так и энергоресурсы, которые практически все выработались. Оказывается, законсервировали сервер еще три тысячи триста двадцать шесть лет назад и все эти годы сервер потихоньку кушал свои двести энергоблоков. Нехилые батарейки тут стояли однако... В течение этого времени я был не первым посетителем комплекса. Предыдущие оказывались либо в состоянии Йорика, так как лезли сразу во вторую дверь, которая вела к энергостанции с моторным отсеком и находилась под серьезной защитой. Либо шли транзитом, дожидаясь, когда еще раз откроется дверь в портал, и благополучно исчезали отсюда. И только я такой уникальный додумался прислониться лбом к считывающему устройству и тем самым инициировал запуск первичного блока информационного комплекса.
   Еще бы, тут оригинальная памятка возле второй двери лежала. Сразу становилось понятно, что к ней лучше не лезть.
   Чем дальше, тем интереснее.... Дать исчерпывающую информацию по всем вопросам компьютер не мог, вся мощность была направлена на поддержание портала (один энергоблок) и на функции первичного блока памяти (второй энергоблок), который содержал техническую информацию о состоянии комплекса и чуть-чуть о месте, где сам комплекс находится.
   Чтобы добраться до остальной информации, нужно было запускать дополнительные блоки памяти, на что как раз и не хватало энергии. В то чуть-чуть, что было доступно, входила карта планеты, расположение на нем порталов и комплексов для исследователей, а так же информация о времени суток и ландшафте. Ну и куча технической информации по самому комплексу.
   Все было описано странными иероглифами, которые были чем-то похожи на китайские, только более геометрически правильными что-ли... Плюс к этому было очень много точек, черточек и чего-то напоминающего запятые и скобки. Оказалось, что это язык неких Эов, которые создали все это "безобразие" - комплексы, порталы, антигравитаторы и т.п. Перевод текста отсутствовал, а слушать, как голограмма зачитывает все это, было выше моих сил.
   Но выход нашелся, из стола кафедры, при нажатии на определенный участок под столешницей, выехала полочка, похожая на огромный дисковод в компьютере. На ней красовался тонкий металлический обруч и два прозрачных тонких стеклышка. Обруч напоминал диадему с небольшим утолщением с "лицевой" стороны и одевался на голову, а стекляшки вставлялись в глаза как линзы. Толщина диадемы была не больше пары миллиметров, поэтому веса ее я практически не почувствовал. Зато почувствовал, что она мне великовата, так как она сразу повисла на моих ушах и носу. Приподняв ее, я грешным делом хотел отказаться от такого неудобного украшения, но диадема слегка вздрогнула, а потом ужалась, вплотную обхватив голову чуть выше надбровных дуг. С линзами то же самое, они были великоваты мне, но когда попытался их вставить, то тоже изменили размер и нормально прилипли к глазам. Намучился с ними ужас просто. Никогда не носил очки или линзы, а с непривычки лезть грязными руками в глаза, стараясь аккуратно посадить на них эти кружочки, было сущей мукой.
   Ожидал от всего этого даже не знаю чего, наверно что над строчками иероглифов появится русский перевод. Но произошло нечто другое, текст просто становился понятен. Вроде смотришь на несколько иероглифов и вдруг понимаешь, что ты понимаешь их смысл (тавтология конечно, но иначе не объяснишь).
   - Что это.... Ай, млять... - Голова заныла, словно больной зуб, пошла носом кровь, а сам я чуть не свалился с кресла.
   - В данный момент происходит перенос базы данных языка из памяти лингво-анализатора в память носителя. Выстраиваются ассоциативные цепочки.... - Дальше голос голограммы как-то смазался и я поплыл. Когда сознание прояснилось, то обнаружил себя в полулежачем состоянии под столешницей кафедры.
   - А нельзя было сразу предупредить, что так произойдет? - Пытаясь подняться и вытирая кровь с подбородка, пробурчал я. - Как голова-то болит...
   - Скоро неприятные ощущения пройдут. - Успокоила она меня.
   - Что это за штука вообще, этот лингво-чего-то-там?
   - Это устройство предназначено для обучения и перевода различных языков в реальном времени. Создано Эов специально для контакта с аборигенами солнечной системы Кро. Данная модель является последней модификацией лингво-анализатора. Она обладает возможностью записи языка, анализа незнакомой речи в реальном времени, психоанализа, а так же встроенной защитой от таменного воздействия первого и второго порядков.
   - А текст?
   - Перевод текста осуществляется при наличии двух условий. Носитель должен знать разговорный язык. Носитель должен видеть текст, когда его читают.
   - Ого! А кровь из носа и боли в голове тоже будут?
   - Нет, обучение в реальном времени происходит не настолько быстро, как при перезаписи языка. Ориентировочно оно составит от двух до семи суток прямого контакта с аборигенами, в зависимости от сложности языка. Такой процесс записи не превышает по сложности таменного воздействия первого порядка и не несет особого ущерба мозгу носителя.
   - Да что это за воздействие?
   - Информация недоступна. Третий блок памяти не запущен.
   - Чего и следовало ожидать... Давай доступную.
   Получив возможность читать, я начал копаться во всей технической информации, которую смог выдать компьютер комплекса. Честно скажу - нихрена не понял. Мало того, что тут помимо электрической используются еще две какие-то неизвестные энергии под названием таменная и димогамная, так еще была куча понятий, не имеющих перевода. Вот у нас есть такие, как "число Авогадро" или какие-нибудь "ряды Фурье", вот и тут были, только перевода на них не было. Но все же четыре новости из всей просмотренной информации я вынес:
   1я - в комплексе имелся внешний модуль для хранения сообщений, пришедших после консервации, и в нем было три записи. Правда просмотреть их можно было только в отсеке портала, так как "почта" доставлялась тоже через него.
   2я - поесть и попить тут нет. Вообще.
   3я - через час портал окончательно аккумулирует энергию от блока питания и будет готов к работе. А значит я смогу вернуться домой!
   4я - дверь в энергостанцию и моторный отсек можно открыть. Правда доступа к узлам я в любом случае не получу. Максимум смогу пройтись по "предбаннику" перед этими отсеками и посмотреть на комбинезоны, которые предназначались для наладчиков систем.
   - Давай посмотрим на твой предбанник с костюмами. - Время еще было, и я решил взглянуть на недоступное доселе помещение, с замиранием сердца прикладывая ладонь к пыльному пятну у двери со скелетом. Небольшой разряд прострелил руку, создавая ощущение, словно палец в бронепровод от мотоциклетной катушки засунул. Вылетело крепкое словечко из моих уст, а дверь, шурша каменной поверхностью, стала разъезжаться.
   За ней оказался коридорчик три на пять метров. Справа и слева были двери, а прямо передо мной в стене находился шкаф, как в прихожей, с вешалками и висящими на них комбинезонами. Двери меня не интересовали, так как я знал, что мне их не открыть, а вот серые костюмчики вызвали нешуточный интерес. Выглядели они как гидрокостюм аквалангистов, только ткань не заканчивалась на запястьях и на шее. Рукава оканчивались круглой цельной "культей" без единого шва или отверстия, а выше плеч находилось что-то наподобие маски "бандюган-спецназовец", с отверстиями для глаз и рта. Весь костюм так же был без единого шва, очень легкий, но в то же время довольно прочный. На спине находился разрез, через который его видимо надевали.
   Схватив один из костюмов, я вернулся к столику и сел на кресло, попутно рассматривая и ощупывая ткань. Ради интереса попробовал натянуть его поверх своей одежды, правда ничего не вышло. Слишком узким он был для такой примерки.
   - Слушай ИИ, а как его одеть?
   - Комбинезон наладчика одевается на голое тело для синхронизации с носителем. - Отрезала голограмма.
   Больше информации от нее не последовало. Естественно я зацепился за слово "синхронизация" и стал раздеваться. Мне не терпелось посмотреть, что же может этот костюм-примочка.
   Во время этого я все так же расспрашивал голограмму на предмет наличия еще какой-нибудь информации. Оказалось такая есть, про ландшафт, флору и фауну планеты, правда она запакована, словно "zip" архив, и посмотреть ее смогу, если скину на внутреннюю память своего лингво-анализатора. Время нужное для загрузки информации было примерно от десяти до пятнадцати минут (все этот долбаный недостаток энергии), а за компанию мне предложили скинуть и пришедшие на "почту" такие же zip-овые сообщения. Правда для них пришлось встать и полураздетым проковылять к двери в портальный комплекс, чтобы приложить руку к овалу на стене (он появился сразу, как только я дал согласие на загрузку сообщений).
   - Соединение установлено. Передача данных начата. - Подтвердила операцию голограмма, когда я прислонил руку к овалу.
   Держаться за него рукой было не обязательно, поэтому я принялся дальше одеваться в комбинезон. Процесс меня настолько увлек, что я даже как-то забыл, где нахожусь.
   - Уок! - Резкий звук, раздавшийся словно отовсюду, заставил меня вздрогнуть.
   Я даже не успел толком надеть все это добро. Так и стоял с зажатой в зубах лямкой ремня, в одной руке держа свои камуфляжные штаны, другой придерживая наполовину натянутый комбинезон.
   - Уок! - Повторился звук, а цвет всего светящегося "хрусталя" сменился с холодно-синего на опасно-красный...
  

Глава вторая

Сон или явь

  
   - Бабушка! Я опять летал во сне!
   - Та-ак! Надо спрятать подальше мои таблетки....
  
   - Перегрузка питающего блока. Уок! - Прозвучал мужской механический голос. Причем мне понадобилось несколько секунд на осознание того, что говорил он на странном шипящем языке, но я его отлично понял.
   Голограмма девушки пошла рябью и замерцала. Все стеклянные коробки и октаэдр резко начали приобретать насыщенный красный цвет. Двери в портальную комнату, шурша, стали открываться.
   - Персоналу - немедленная эвакуация. Выбрана ближайшая стабильная точка переноса. Время до критического падения защиты димогамных капсул в питающем блоке приблизительно семь минут. - Продолжил вещать механический голос.
   - Ммммээ!!!... - Возмущенно замычал я, стоя у открытой двери с ремнем в зубах и ошалелым взглядом смотря на пустое место, где раньше была голограмма. А вокруг, невзирая на мое недоумение, раздается этот противный резкий "Уок!" и менторским тоном "радио" сообщает, куда деваться при "бомбовом ударе".
   Все бы ничего, сон как сон, чего в нем только не увидишь, но... Задница отчетливо начал сигнализировать, что нихрена это не забавно и надо бы рвать когти отсюда.
   - Разрушение оболочки первой капсулы. Запускаю процесс переноса. Обслуживающему персоналу немедленно пройти в портальную зону, закрытие дверей через одну минуту. - Вырвал меня из ступора механический голос.
   Я резко дернулся в сторону двери. Как назло споткнулся обо что-то и кубарем вкатился на портальную площадку. Распластавшись как морская звезда и ощущая всю гамму чувств от содранных ладоней и отбитых коленей, успеваю заметить, как ко мне подкатывается причина моего падения - черепок по имени Йорик. Отомстил мне сволочь за то, что я его кинул...
   - Ууу шука!... - Это все что я успел высказать ему, не выпуская ремня изо рта.
   Сзади через дверной проем послышался нарастающий гул и обрывки механического голоса. Двери начали медленно закрываться, а пол на портальной площадке стал наливаться свечением. Забегали строчки непонятных символов по нему, кругами расходясь от самого центра. На стенах материализовались полупрозрачные голограммы различных графиков и диаграмм, а в центре комнаты огромная карта материка, в левой части которой, на полуострове, замигала точка...
   - Необратимая стадия разрушения питающего блока. Время до выброса димогамной энергии...
   - Перенос данных завершен. - Перебивает механическое "радио" голос девушки-голограммы в голове.
   И последняя надпись, высвеченная интерфейсом переводчика, перед яркой вспышкой - "Начать распаковку данных?"

***

   Никто не знает, есть ли жизнь после смерти, есть ли то, что принято называть душой... Для живых это тайна покрытая мраком.
   Старый шаман Эн'ори-сан-Баст думал, что знает. Он общался с духами предков, как он считал. Они иногда открывали ему суть вещей, давали знания, но никогда не говорили, что же находится там, за гранью. Иногда его одолевали сомнения, что это вовсе не духи, а сама кровь, ее память приносит все эти знания. Остальное же - бред затуманенного трансом разума, и все бестелесные существа, эти духи предков, всего лишь подсознательное отображение того, что ты ожидаешь увидеть, когда начинаешь камлать. Правда приступы неверия быстро проходили, когда он получал разгневанный тычок духов при очередном камлании...
   Эн'ори-сан-Баст был себе на уме, искал нестыковки в том, что когда-то объяснял ему учитель, пытался понять, почему все так, а не иначе. Многие считали его дураком, который пытается попрать вековые устои, но он не обращал внимания на досужие сплетни и необоснованные, но не менее обидные обвинения. И добился признания. Его живой и пытливый ум помог стать ему одним из самых великих шаманов. Пусть не всегда он мог найти подтверждение или опровержение всему, что вдалбливали ему с детства, но эти тренировки научили его мыслить нестандартно, находить выход из, казалось бы, безвыходных ситуаций.
   Все, кто когда-то подшучивал над ним, а порой и откровенно издевался, теперь шли на поклон. Просили, молили, чтобы он помог им, благословил, излечил тело или же заговорил оружие. Но больше всего шли за советом, потому что он был одним из тех, кто не просто разговаривал с духами, а получал от них мудрость... Эн'ори-сан-Баст не был тщеславен, детство изгоя научило его понимать и различать, как относиться к соплеменникам и чего от них ждать. Поэтому он помогал достойным и ставил на место зарвавшихся.
   Но все это было слишком давно, всего этого он уже не помнил. Да и не мог вспомнить. Даже тот день, когда он узнал, что же там за гранью, не остался в его памяти. Только тишина и непонятная тоска теперь окружали его....
   Тишина пропала внезапно. Эн'ори-сан-Баст не понимал, куда она исчезла. Вокруг была серая мгла, сквозь которую иногда проглядывали очертания предметов. Он пытался сосредоточиться, рассмотреть тот источник, из-за которого ушла тишина, но сил было слишком мало... В памяти всплыли знания, что духу нужно не менее пары тысячелетий, чтобы накопить силу для того, чтобы просто видеть, видеть окружающий мир через призму души. Откуда он это узнал, Эн'ори-сан-Баст так и не понял, но знал он это точно. А еще он знал, что может подчинить себе живое существо, накопив достаточно сил для преодоления его защиты... Правда и живое существо может это сделать с ним, с духом.
   Вот вклинилось еще одно ощущение... Ощущение... Кто-то взял частичку его, ту самую, к которой привязан дух. Это породило в нем гнев... и смятение. Раньше Эн'ори-сан-Баст думал, что у духов нет эмоций, что они оставили их там, при жизни. Новое знание пришло так же, ниоткуда. Чувства это одна из трех главных составляющих души, именно они дают ей свой "оттенок", отпечаток. Второй частью была мысль. Эн'ори-сан-Баст не знал, что где-то в другом мире кто-то сказал "Мыслю - значит существую", но именно это знание открылось ему. И третьей частью стала энергия. Все они были взаимосвязаны, чувства порождали мысли, а те в свою очередь энергию, и наоборот.
   Гнев заставил Эн'ори действовать, осмыслить происходящее, сконцентрировать свою энергию для того, чтобы ощутить неизвестного, который потревожил его покой. И у него получилось. Он почувствовал его, это был живой... Живой!
   Мысли заметались. "Зачем он пришел? Зачем взял частицу меня?" Подступил страх, паника: "Он пришел за мной! Он хочет захватить меня, сделать своим рабом, пока я не набрался сил!"
   Последние мысли Эн'ори заставили его затаиться, закрыть свою энергию от живого, не отсвечивать, чтобы он не обнаружил его. Страх настолько сильно сковал дух шамана, что он не мог больше ни о чем думать, кроме своей участи.
   Но вот прошло время, а живой ничего не предпринял. Легкая искорка любопытства начала точить оковы страха. Поначалу чуть-чуть, словно моллюск из раковины, Эн'ори стал выглядывать и "ощупывать" живого. И он этого не заметил! Осмелев, шаман решил пойти на дерзость и попытаться узнать, о чем же думает живой, чего он хочет.
   Эн'ори был удивлен, если не сказать больше - просто ошеломлен. Живой даже не помышлял ни о чем подобном. Еще страннее было то, что он никак не защитил себя от чужого воздействия. Живой был словно чистый лист - хватай его и пиши, рисуй все что хочешь. Осознание этого ввело Эн'ори в ступор, он никогда еще не встречал такого глупца. Хотя даже не мог вспомнить об этом, но все равно знал, что не встречал...
   Шаман решил воспользоваться нежданно подвернувшейся удачей. Ведь это так заманчиво, снова получить тело, почувствовать вкус, тепло, ощутить запахи... Но.
   Все мечты рухнули в одно мгновенье. Живой наигрался с его частичкой и выбросил ее.
   "Да как ты смеешь?!!" - Разгневался дух. - "Дай только шанс, малюсенькую возможность, и я отомщу тебе! Ты узнаешь, что значит быть безвольным духом! Что значит, когда кто-то играется с частицей тебя, как малое дитя, а, наигравшись, выбрасывает, буд-то огрызок!"
   Дух Эн'ори-сан-Баста затаился в своей частичке, той, которую выкинули словно мусор. Он весь сконцентрировался в ней, бросив остальные свои останки бездушной кучкой праха. Эн'ори-сан-Баст, великий шаман, легенда - сейчас наблюдал за живым провалами глазниц желтого, потрескавшегося от времени черепа, в ожидании мести... И он сделает это, не будь он сыном Леса.
   Долго ему ждать не пришлось. Через какое-то время пространство наполнилось вязкой, тягучей атмосферой опасности. От живого повеяло беспокойством, он собрался убежать. Тогда Эн'ори собрал все силы в кулак и сделал один единственный рывок.
   "Если мне не быть, то со мной отправишься и ты!" - были последние мысли духа, когда лежащий в стороне череп сорвался с места и полетел к живому...
  
   Сасус 4. Следующие сутки. Крайний запад материка....
  
   Разбудил меня какой-то грохот. Наверно соседи сверху шкаф уронили... с кирпичами. Кожей я почему-то ощущал не свою любимую кровать, а холод и шершавую твердую поверхность, которая к тому же немного трясется. Правда тряска быстро прекратилась, как и грохот.
   Удивительное дело, когда я открыл глаза, то понял, что нахожусь в довольно знакомом помещении. Это была портальная площадка, только немного не та, что была в информационном комплексе. Отличия сразу бросились в глаза, мелкие трещинки на куполообразном потолке, две двери...
   - Какая-то нехорошая тенденция появилась у меня, видеть непонятные сны с порталами... - Пробурчал я переворачиваясь на бок. - Наверно сильно стукнулся, раз меня до сих пор не отпускает.
   Поежившись от холода, встал и огляделся. Все было в серых тонах, словно отключили цвета и сильно приглушили свет. Одна из дверей была сломана и сквозь нее выглядывали острые осколки каменного завала. Вторая была целой и даже наполовину открытой. За ней виднелся небольшой коридор, оканчивающийся лестницей. Никаких окон в помещении не было, что наталкивало на мысль о подземном расположении портальной площадки.
   Из одежды у меня остались штаны, комбинезон и ремень. Куртка с майкой и трусами видимо так и осталась на столике рядом с голограммой. Возле штанов на полу лежал еще один предмет - кипельно белый черепок Йорика. Теперь он не был похож на человеческий. Раньше он был желтым, покрытым сеточкой трещин и слоем пыли, сейчас же трещин на нем не было, он стал белым-белым, словно слепленный из снега, а размер его не превышал даже моего кулака. Узнал я его только по отсутствующему левому клыку. Это было странно...
   От холода по телу побежали мурашки. Пришлось натягивать комбинезон до конца и одевать поверх него штаны с ремнем. Обруча переводчика на голове не оказалось, наверно остался в предыдущем сне. Жаль, интересная была штуковина.
   Когда закончил облачение, я понял две вещи: комбинезон был мне все-таки великоват в области талии и не имел застежек на разрезе; а еще было не очень удобно орудовать руками без нормальных "пальцев" на конце рукава.
   - М-да, прикольненький мне наряд достался... Ремнем тебя что ли затянуть? - Кряхтя, я начал сводить края разреза за спиной. - С "пальцами" бы еще что-нибудь придумать... А, хрен с ним! Потом придумаю...
   Края постоянно выскальзывали из рук благодаря беспалым рукавам. Но вот что-то получилось, и, придерживая их одной рукой, а второй пытаясь обвернуть себя ремнем, я начал откровенно хихикать над всей чудаковатостью ситуации. Ремень упорно не хотел попадать в кольцо-застежку, а я представлял, как это выглядит со стороны и сдерживал смех, чтобы удерживаемые края на спине снова не разошлись.
   Хиханьки продолжались до того момента, пока комбинезон не зарастил разрез на спине и не притянулся к телу, словно вакуумная упаковка, из которой откачали воздух. Кисти рук обтянулись, образуя перчатки. Да что там говорить, я почувствовал, как гениталии обтянуло материалом.... Тут же вокруг внезапно включилось освещение. Такое тускло-красно-аварийное. Вот только лампочек что-то не было видно...
   Да и свет меня мало взволновал. После утяжки комбеза первой мыслью было "Скорее содрать эту гадость с тела!!!!" Но прежде чем я успел что-либо сделать, перед взором высветилась надпись. Гласила она о том, что лингво-анализатор принимает "шефство" в тандеме переводчик-комбинезон.
   - Еп твою ж... А я думал переводчик остался в предыдущем сне. - Выдал я вслух, читая сообщение. Хотя ощупывание головы четко дало понять, что диадэмы на мне нет. Может быть это комбинезон такую надпись высветил?...
   Стоп! Мысль пришла неожиданно. Вот что не давало покоя все это время! Текст! Во сне невозможно читать! Даже не так, читать можно, но если концентрировать внимание на отдельном слове, то оно превращается просто в набор бессвязных знаков.
   Для уверенности я даже написал ногой на пыльном полу слово "шизофрения". Вгляделся в него, но бессмыслицы не появилось... Написал пару предложений, вглядываясь в каждое слово. И никакой абракадабры, я все четко понимал и осмысливал...
   Впервые в жизни мне стало по-настоящему страшно....
   Паника. Так можно описать мое состояние в тот момент. Я начал носиться по всей комнате, прикладывать руку ко всем найденным овалам. Пытался найти какой-нибудь терминал или просто кнопку с надписью "пуск". Все в надежде найти способ вернуться обратно домой, ведь порталом меня сюда закинуло, им же может и вернуть.
   Но этот оказался безжизненным. Он не реагировал ни на что. Только аварийный свет давал надежду на жизнеспособность портала...
   В отчаянии я начал кричать, просить и даже умолять, чтобы меня вернули обратно. Звал на помощь, выкрикивал проклятья, получая в ответ только насмешку отраженного от свода эха и молчаливое спокойствие монолитных стен.
   Излазил весь пол в поисках символов, которые светились там, в предыдущем портале. Поскреб ногтями каждую трещинку. Но ничего не произошло, не появились голограммы с диковинными графиками и диаграммами, не засветился круг в центре, ничего... Пустота.
   Сквозь панику пробилась мысль, что возможно управление площадкой находится не здесь. Это дало надежду. Я протиснулся сквозь полуоткрытые двери и побежал к уходящей вверх лестнице. Задыхаясь от пыли, перескакивая через три ступени, несся наверх, пока меня не оставили силы. Под конец, еле переставляя ноги, я дошел до конца лестницы...
   Яркий солнечный свет заливал огромный кратер в несколько десятков метров, который находился в земле, и которым закончилась лестница. Еще не остывшие куски камня потрескивали, испуская тоненькие струйки дыма. Наклон кратера был таков, что один из его краев смотрел почти вертикально земле, а остальные образовывали выгнутые стены и пол. Запах гари и ощущение теплоты, исходящей от стенок кратера, давали понять, что недавно здесь что-то очень сильно взорвалось. Наверно именно этот грохот меня разбудил... Но страшным было не это, и даже не то, что я не нашел пульта управления.
   Кратер находился на холме, с которого открывался вид на поистине гигантский лес... в буквальном смысле гигантский...
  
   То же время. Восточнее... километров на двадцать...
  
   - Хан'оэ! - Послышался недалеко юношеский возглас. - Хан'оэ, вождь зовет тебя к себе... - В хижину шамана влетел запыхавшийся молодец.
   Судорожный кивок-приветствие и его сбитое дыхание говорили о важности вызова. Правда сам шаман уже знал, зачем вождь его зовет. Некоторое время назад он почувствовал возмущение земли, легкую дрожь и стоны духов. Вслед за ними пришел раскат, будто грозовое облако ворчало недовольно, но небо оставалось кристально чистым, а день все так же солнечным и светлым.
   - Скажи, что сейчас приду. Пусть ждет у сухого абба... - Проскрипел шаман.
   Мальчишка снова коротко кивнул и шмыгнул в дверь.
   Вздохнув, шаман оперся о свою вечную спутницу - кривую клюку из кричащего дерева, и приподнялся на ноги. Ему еще предстояло взобраться на холм к сухому аббу, а ведь годы берут свое. Ему недавно стукнуло уже девяносто восемь штормов. Это не мало, но до ухода на священный остров еще далеко...
   Кряхтя и постукивая клюкой, он выбрался из хижины. Зажмурился от яркого солнца и легкого ветерка, играющего с его седыми длинными волосами, заплетенными в миниатюрные косички. "Эх, хорошо..." подумал шаман, и, повернувшись в сторону холма, начал путь.
   Восхождение поначалу давалось нелегко, но вскоре кровь активнее побежала по жилам, прогрела тело. Дыхание участилось, в глазах загорелся огонек, присущий уверенному в себе мужчине.
   "Надо почаще совершать такие прогулки, а то совсем мхом зарасту..." подумал раскрасневшийся шаман, подходя к могучему, уже совершенно сухому дереву, возле которого стоял статный воин в серой накидке.
   Лук за плечами, торчащие там же оперенные кончики стрел и два кривых клинка на поясе вкупе с твердым взглядом воина делали его по-настоящему грозным. Сразу становилось видно - это он, вождь. Но главным отличием вождя было не это, главным было ожерелье рода, покоившееся на его груди. Сто семнадцать клыков врагов племени, висящих на шнурке, вот настоящее подтверждение силы. И в доказательство - кривой шрам, пересекающий нос и щеку на суровом лице...
   - Теплого дождя и яркого солнца росткам твоего племени, вождь. - Поприветствовал шаман воина.
   - Мудрости предков и силы духа в твоем жилище, шаман. - Ответил традиционным приветствием воин. - Ты знаешь, зачем я позвал тебя?
   - Да, вождь. Слух пока не отказал мне. Духи земли первыми зазвучали в унисон, вторили им и духи неба.
   - Духи земли... - Нахмурился воин. - Этого я не знал.
   Оба мужчины отправились вокруг сухого дерева, на западную сторону. Так велит обычай, когда шаман говорит с вождем, никто не смеет тревожить их поход. Движением они дают понять, что разговор еще идет, и только когда остановятся, станет ясно, что он закончен. Толщина старого абба превышала десяток обхватов, а вместе с торчащими толстыми корнями дорога становилась внушительней, как раз, чтобы обсудить все с толком и расстановкой. Если же за один оборот вокруг древнего дерева они не успеют, то пойдут на следующий, а за тем еще и еще, столько, сколько этого потребует разговор.
   - Не мудрено, вождь. Это смогли бы услышать только слышащие. А они пока малы. Жаль, что когда они смогут перенять мои знания, я стану уже брюзжащей развалиной... - Покачал головой шаман.
   - Не наговаривай на себя. Ты еще нас переживешь... - Усмехнулся воин. - Что насчет всего этого говорят духи?
   - Молчат.
   - Дай тогда совет, как поступить. Многие напуганы, никто не знает, откуда появился гром среди ясного неба и что он ознаменует. Шаман? - Воин не заметил, как Хан'оэ остановился. Только пройдя пару шагов и обернувшись, он увидел, что тот стоит позади.
   - Я воззову к предкам. А ты, вождь, собери теней.
   - Шаман, это же не война, зачем...
   - Не перечь. - Перебил его старик и вытянул руку в ту сторону, куда смотрел последние несколько мгновений. - Отправишь их в сторону Священного острова. Пусть осмотрят все побережье, но на остров не заплывают.
   - Но... - Хотел возразить вождь, и осекся, посмотрев в направлении указанном шаманом. - Все сделаю, Хан'оэ Аббарай-сан-Баст.
   - Поспешим... - Сказал шаман, смотря на запад. Пристукнул клюкой и, развернувшись, зашагал к хижине.
   А на западе, вдалеке над ковром зелени леса, поднимался в небо черный гриб дыма...
  

Глава третья

Без пособия по выживанию

  
   Если вы ночью заблудились в лесу, посмотрите на Полярную звезду. Она ничтожно мала, по сравнению с вашими проблемами.
  
   Шок. Именно им сменилась паника. Вокруг на несколько десятков метров лежали вповалку переломанные деревья, которые снесло от взрыва. Ничего вроде бы необычного, куча дров, иначе не назовешь. Но там, где начинался целый лес, необычного хватало с лихвой. Простые, пусть и большие деревья с шикарной витиеватой кроной соседствовали с поистине гигантскими своими собратьями. Высотой не меньше сотни метров, толстоствольные великаны взрезали небо своей кроной, закрывая тенью огромную площадь. Свисавшие с их ветвей лианы и различные вьющиеся растения создавали вид, будто это туча, которая поливает лес дождем. Эдакие грибовидные островки среди зеленого моря.
   Стайки птиц и каких-то мелких зверей постоянно сновали среди ветвей. Раздавались тысячи различных звуков. Дикая природа во всей красе...
   Я стоял и смотрел на эту фантасмагоричную картину и не мог поверить в увиденное. В голове билась только одна мысль "Этого не может быть..." Даже то прозрение, посетившее меня внизу и вызвавшее панику, отошло на задний план. Все эти порталы, комплексы, питающие блоки, чужие планеты, все это до последнего казалось сном, больной фантазией...
   В душе я понимал реальность происходящего, но отказывался верить. Эта внутренняя борьба продолжалась долго. Нерешительность, которая боролась за остатки иллюзорности окружающего, не давала сделать шаг, потрогать дымящиеся камни. Лишь бы не ломать эту тонкую грань иллюзии.
   Помог это сделать сам организм. Пустой желудок, в котором не было ни росинки вот уже несколько часов, настойчиво заурчав, сломал последнюю надежду на мираж.
   - Не-эт... - Простонав, я сполз спиной по стенке.
   На глаза начали наворачиваться непрошеные слезы. Только теперь пришло понимание, что здесь нет моих родных, нет моего дома... Вообще нет ничего, что было знакомо мне с детства. Это чужой мир. Горло сдавила обида на чертов случай, занесший меня в такую даль и бросивший на произвол судьбы. Чем я так прогневал... не знаю кого, богов или демонов. Но за что мне это?
   Повторное урчание живота на этот раз прервало мои стенания. Сильное чувство голода заставило меня успокоиться и подумать, как жить дальше. Смахнув так и не выступившие слезы, я принялся обдумывать все случившееся. Да, тяжело воспринимать все всерьез, но выхода нет. Самая насущная проблема сейчас это пропитание.
   Пошарив в карманах, я извлек единственную вещь, находящуюся в них - зажигалку. Первый шаг сделан, есть чем развести костер, осталось только его организовать.
   Косясь на стену джунглей, а именно такое впечатление создавал этот дремучий лес, я пробирался через поваленные деревья и собирал весь наломанный сушняк, чтобы потом отнести его ближе ко входу в подземелье. Именно в кратере перед спуском было решено разводить костер.
   Во время сбора топлива для костра мне попадались тушки различных мелких животных и птиц, раздавленных снесенными деревьями. Опознать их было трудно, они все представляли собой скорее фарш из мяса вперемешку с перьями, шкурой и костьми. Выбор был не велик, подобрав пару более-менее уцелевших тушек, я отправился готовить свой первый ужин в диких условиях...
   Костер, весело потрескивая углями, разгонял опустившиеся сумерки и освещал вход в подземелье портальной площадки. Матерясь сквозь зубы и периодически сдерживая рвотные позывы, я сидел и разделывал вторую тушку.
   - Твою мать!.... - Пучок окровавленных кишок с треском лопнул у меня в руке и заляпал все вокруг. - Штоб ты с.... Сука, да ты и так сдох! А-а-а черт!...
   Наконец бедная тушка была домучена и повешена на выломанные веточки. Импровизированные "шампура" заняли свои места на каменном мангале, сложенном из остывших осколков. А нетерпение вкупе с голодом начали точить мои нервы с новой силой, когда по воздуху поплыл запах поджаренного мяса.
   Ни маринада, ни специй, да даже соли нету. Вот только носу не прикажешь. Запах запустил цепную реакцию, и желудок с удвоенной силой стал обсасывать мой позвоночник.
   - Э-э-э, куда?!!! - Не успел я отойти от приятных мыслей о погружении жаренного мяса в мой живот, как перегоревший "шампур" уронил одну из тушек прямо в костер. - Да вы издеваетесь надо мной?!!
   Запасные шампура тоже пригодились, ими очень быстро можно выкатить обваленный в золе и земле кусок недожаренного мяса...
   - Вот так.... Да ёп!.... - Не успел первый упавший кусок снова занять свое место на мангале, как его путь повторил второй. - Что ж такое-то!!!!
   Ужин был чертовски отстойным. Мало того что мясо обвалялось в золе и земле, так на вкус оно ничем не отличалось от резины. Пресное, хрустящее на зубах от грязи, оно вызывало больше отвращения, чем удовольствия от насыщения. Но приходилось работать челюстями, от голода иначе не избавиться.
   - Больше таких зверьков есть не буду. Только птиц... Тьфу! - Сплюнув остатки хрустяще-вязкой слюны, я отправился вниз к безжизненной портальной площадке. По мне, так там ночевать будет гораздо безопаснее, чем наверху.
   Внизу все так же светил серовато-красный свет, поэтому брать с собой зажженную палку не пришлось. Осмотревшись, я стукнул себя по лбу. Вот чего мне стоило помимо дров набрать еще охапку веток, чтобы организовать себе удобную "кровать"? Но возвращаться обратно было неохота, наверху уже давно стемнело, и шататься там в поисках пушистых веток было бы глупо. Неизвестно, какой здесь водится зверь, а то пока соберу себе на лежанку, мной кто-нибудь закусит.
   - Кстати о зверье... - Вспомнилось, что голограмма мне передавала данные по флоре и фауне местной планетки. - Черт, этой штуки же нету.
   Руки непроизвольно потянулись ко лбу, нащупать там диадему переводчика. Наверно слетела с меня, когда я кубарем вкатился на портальную площадку... Жаль. Эта информация была бы в самый раз.
   Стоило подумать об этом, как в верхнем углу появилась надпись "Распаковка архива N7. Подождите" (Прим.: надпись проецируется линзами прямо в глаз, поэтому всплывающие изображения отображаются, словно на мониторе, в данном случае возле верхнего века чуть правее его середины.)
   - Откуда?... - Я обалдело начал ощупывать свою голову.
   Тем временем архив номер семь был успешно распакован, и перед моими глазами появилась фотография ящерицы с надписью "Аардоникс" и его описанием.
   - О господи... - Начали шептать мои губы. А потом я не сдержался и закричал. - Я попал в чертов Юрский период!!!
   От увиденного я сел на задницу прямо там, где стоял. Из привычных мне животных в списке были только отдаленные их предки, смутно напоминающие тех животных, которые были на моей родной планете. Диплодоки, брахиозавры, архиоптерикс и многие -завры и еще какие-то
-эриксы... На их фоне практически терялись остальные мелкие животные. Набор насекомых тоже впечатлял, я даже представить себе не мог таких видов и названий, которые тут встречались. На морских и речных животных мой мозг наверно перегорел от перегрузки и отключился. Маячившая на задворках засыпающего разума мысль, которая мне тогда запомнилась, звучала почти как молитва - "Господи! Надеюсь, что завтра я проснусь в своей постели и буду вспоминать обо всем этом, как о страшном сне..."
  
   Второй день от прибытия. Утро, которое ближе к обеду....
  
   - Держи карман шире, Дима... - Все-таки я проснулся не в своей постели.
   Вокруг был все тот же безжизненный каменный мешок умершего портала, освещаемый "аварийным" светом. Единственной белой точкой в этой красной комнате был маленький черепок Йорика, который я так и оставил валяться на полу.
   Сразу почему-то вспомнились ночные кошмары, снившиеся мне сегодня. Меня постоянно преследовала темная тень, которая что-то бубнила и тянула ко мне крючковатые пальцы. Я же дико орал и убегал, чувствуя всем своим естеством мертвую природу существа. Меня аж передернуло от воспоминаний.
   - Та-а-ак, хватит валяться. - Мурашки быстро привели меня в себя. - Встать... Надо встать.
   Скрипя и ругаясь как сапожник, я совершил этот подвиг. Весь правый бок затек, рука практически ничего не чувствовала, а на ногу тут же набросился целый сонм "иголок" и нещадно ее терроризировал.
   Странно, но именно такие мелкие неудобства успокоили меня. Вчерашняя паника теперь казалась совершенно чуждой, будто не моей. Мне всегда казалось, что безвыходных ситуаций не бывает, и если стараться, не сидеть на месте и действовать, то можно выбраться из любого дерьма. Вот и сейчас я вспоминал вчерашнее свое состояние и удивлялся - руки-ноги целые, живой, не голодный и выспавшийся, а все остальное можно исправить, было бы желание. А оно было. Плюс у меня имелось несколько преимуществ - зажигалка, прочная одежда (на комбинезоне даже затяжек после вчерашних брожений не осталось), теплое время суток снаружи и знания по окружающей среде.
   - Ну что, дружище? - Спросил я черепок, подняв его с пола. - Где наша не пропадала, а? Верно, везде не пропадала...
   Выбросить его почему-то не хотелось. Может из-за того, что эта черепушка одна из тех вещей, с которой начался мой "удивительный сон", или из-за того, что теперь он больше походил не на часть тела человека, а на небольшой сувенирчик. Своеобразный конечно, но сувенирчик. Да и размером он стал примерно с теннисный мяч, ну может чуть меньше.
   Засунув Йорика в карман, я отправился наверх, сегодня еще надо найти водоем, иначе можно совсем загнуться здесь...
   Перебираясь через завалы, я постоянно бросал взгляды на исполинские деревья. Мне было очень интересно, что это за чудо такое. Опознать их было трудно, они ни на что ранее виденное не были похожи, а мой справочник все еще распаковывал архив номер три, который видимо содержал данные по растительности планеты.
   Кстати, эта непонятная техника на прямые приказы никак не реагировала. А вот стоило заинтересоваться чем-то, подумать "А что же это такое?", как перед взором появлялся ответ или надпись о распаковке. В остальном прибор больше никак себя не проявлял, отчего мне иногда казалось, что я просто сошел с ума и мне мерещится всякая хрень...
   В этот раз прибор меня удивил. Во-первых после распаковки архива он высветил надпись о том, что соответствий не найдено, а во-вторых самоустранился, оставив мне список и возможность самому найти то, что я ищу.
   - Хм... - Просмотрев его визуально, не вчитываясь, у меня закрались подозрения. Судя по информации здесь должны быть всякие папоротники и пальмочки, ну максимум елки. А вот такого разнообразия растений никак не может быть. Либо справочник неправильный, либо одно из двух... - Может эволюция здесь быстрее сработала, чем на земле? Ладно, по ходу разберемся.
   Но походу стало еще непонятней.
   - Это че-то не туда здесь эволюция свернула. - Пробормотал я, наблюдая за одним миленьким кустиком с желто-красными цветочками. - Мама роди меня обратно...
   Этот представитель местной флоры прямо у меня на глазах поймал своими усиками-побегами пролетающую мимо птичку и теперь смачно хрустел ее костями, медленно втягивая беднягу в свое пушистое зеленое нутро.
   А каким поначалу лес был тихим, прям умиротворение нагонял. Птички чирикали, мелочь всякая лазила как по земле, так и по веткам. Куча всяких насекомых жужжала и стрекотала вокруг. Но сейчас...
   Медленно пятясь назад, я не спускал глаз с этого куста. У меня было ощущение, что он сделает вполне человеческое "Бэээ!" и отрыгнет пучок перьев. Хруст костей меня настолько впечатлил, что я пришел в себя, когда запнулся и свалился в кучу спутанных лиан.
   - Мамочки. - Протискиваясь сквозь паутину растений, мне удалось выбраться с другой стороны заросшего участка.
   Лес тут своеобразный. Местами дремуч настолько, что мышь не проскочит, а местами редкий, словно по линейке рассаживали. Даже иногда полянки попадались, такие светлые пятна в лесном мире сумерек.
   - Фух... - Как раз перед одной из них я сейчас и оказался. Встал, стряхнул с себя налипшие репейники и мох. - Надо запомнить такой кустик. К нему ни-ни, даже пописать не подходить...
   Полянка передо мной была светленькой, с ровной зеленой травкой, среди которой росли белые цветочки, похожие на знакомый мне колокольчик. Я уже было поднял ногу, чтобы ступить на этот "газон" с цветами, но что-то меня остановило. Насторожила некая неправильность травы. Её будто под линейку постригли...
   - Ррррррр! - Раздалось с противоположной стороны поляны.
   От неожиданности я так и замер с занесенной ногой и стал обшаривать округу взглядом. Полянка в диаметре была примерно метров сорок, может чуть меньше, поэтому прекрасно просматривалась. Но обладателя рыка все равно не было видно.
   - Рррррррр! - Снова повторилось с противоположного края. А в следующий момент кусок дерева с той стороны как-то поплыл и отлепился от ствола. Он грациозно стал обходить поляну по кругу, постепенно превращаясь в зверя.
   - Это еще что? - Во все глаза рассматривая диковину, прошептал я. Как зачарованный стоял и пялился. Даже мысли не проскочило, что оно может быть опасно.
   Животное действительно впечатляло. По форме оно походило на большую кошку, вот только голова у него была скорее собачьей, чем кошачьей. Оно не походило ни на что ранее мною виденное. Ярко желтые глаза сверкали на солнце, тело всё покрытое то ли чешуей, то ли какими-то наростами, такими же морщинистыми и серыми, как кора дерева, от которого зверь отделился. Белые клыки в оскаленной пасти, гибкое туловище с бугрящимися мышцами и конусовидный хвост, оканчивающийся чем-то наподобие женского гребешка, которым закалывают волосы на голове.
   - Ррр... - Вдруг рык этого странного животного оборвался на середине. А затем оно резко подняло голову вверх.
   Синхронно с этим движением зеленая ветка над животным отвалилась от дерева и в воздухе превратилась в стремительную тень, тут же вцепившуюся ему в морду.
   - Арррауууу!!!... - Сцепившиеся бешенным клубком стали кататься вдоль поляны рыча и визжа на всю округу.
   В какой-то момент этот "ёж" вкатился на поляну и стал оставлять за собой смачный кровавый след. На минуту мне показалось, что это кто-то кого-то прокусил и теперь усиленно добивает. Но тут они расцепились и стали разбегаться в разные стороны. А их злобный рык стал на несколько октав выше и теперь напоминал больше визг боли.
   Странная "ветка", сделав несколько прыжков, практически затихла и скрылась среди травы, а вот серая кошко-собака так просто сдаваться не собиралась. Она визжала и подпрыгивала на траве, упорно продвигаясь в мою сторону.
   Опустив ногу, я стал потихоньку отступать назад. Через пару шагов уперся спиной в дерево и замер в нерешительности. Мне хотелось досмотреть, чем все закончится, и в то же время хотелось поскорее убраться отсюда.
   Этот серый зверь, не добравшись до края поляны всего пару метров, обессилено рухнул в траву и больше не поднялся. Его грудь еще пару раз вздымалась, выталкивая с хрипом воздух из пасти, а потом он затих.
   Белые цветы, эти колокольчики, потянулись к туше зверя, сквозь которую начали проглядывать маленькие ростки зеленой травки. Мне сначала подумалось, что это глюк, но чем дольше я смотрел, тем отчетливее становилось видно, как трава прорастает сквозь тело зверя.
   Те цветы, которые смогли дотянуться до туши практически мгновенно изменили свой цвет на красный. И тут до меня дошло:
   - Они пьют кровь... - Прошептал я, не веря своим глазам.
   Эта мысль еще не успела толком оформиться и вызвать страх, как перед глазами высветилась надпись "Атака носителя. Обнаружен неизвестный токсин. Включена защита".
   Я завертел головой, пытаясь рассмотреть животное, которое могло меня атаковать. Но никого рядом не было. Через несколько секунд суматошных поисков заметил, что по мне ползут какие-то жучки.
   - Что за?... - Начал я стряхивать их с себя. Вот только их становилось все больше и больше, причем выползали они из-за спины.
   Отпрыгнув от дерева и развернувшись, я обомлел. Это было не дерево, а какой-то земляной столб, густо заросший вьюном и всякой травой. Только на уровне моей спины на нем была вмятина, и из трещин в ней выползали тысячи жучков.
   Опомнившись, я рванул в сторону портала, суматошно стряхивая насекомых. Пока бежал, в мыслях постоянно крутились картинки визжащих животных и плотоядной полянки. Голова была занята только этим, поэтому об осторожности говорить не приходилось. И тут же я поплатился за это. Нога за что-то зацепилась, превращая мой стремительный бег в полет. Приземлившись, я клацнул зубами и поймал мириады звезд, и только каким-то наитием почувствовал, как надо мной что-то пролетело. Чертыхаясь, стал на четвереньки и уперся взглядом в восемь красных глаз, находящихся в нескольких метрах впереди меня. К этим глазкам прилагалось черное мохнатое тело и восемь таких же мохнатых лап.
   Здоровенный черный паук быстро перебирая своими конечностями мчался ко мне. Не добежав пару метров, он стал на задние лапы и прыгнул вперед. У меня вся жизнь пролетела перед глазами, когда это чудовище, растопырив лапы летело мне в лицо.
   Не успел я опомниться, как трава в метре от меня резко брызнула в стороны и оттуда вырвался коричнево-желтый отросток. Он мгновенно захлестнул летящего паука и резко притянул к земле. Паук засучил лапами и защелкал своими здоровенными жвалами, но хватка отростка была настолько сильна, что мохнатое тело стало деформироваться под его давлением.
   Через мгновение из паука во все стороны брызнули вонючие ярко зеленые кишки, а его самого, переломанного, затянуло под землю. Меня забрызгало с ног до головы, я успел прикрыть только лицо. Но приятного все равно было мало. Попытавшись встать, почувствовал, что нога все еще за что-то зацеплена.
   Перевернувшись на спину, я увидел, как мою лодыжку обхватил зеленый усик, который был натянут словно струна. Буквально в полутора метрах от меня находился куст с желто-красными цветами, ощупывающий пространство вокруг себя еще десятком таких усиков.
   Я задергался, пытаясь вырвать ногу из захвата. Но ничего не выходило. Усик совершенно не хотел рваться, словно был сделан из толстой лески. Мои действия не остались незамеченными кустом и в мою сторону потянулись остальные усики. Я забарахтался еще активнее, стараясь не попасть под них и высвободить ногу.
   Неожиданно под руку попался камень, один из осколков разрушенного портального комплекса, которые разбросало по всей округе. Скол на нем был довольно острым, и я не преминул этим воспользоваться. Буквально в три удара мне удалось отсечь удерживающий меня ус и откатиться подальше от остальных.
   - Ну нахер... - Пятясь, пропищал я и рванул к бурелому, чтобы спрятаться в уютной пещерке мертвого портала...
  
   Еще полдня спустя....
  
   Пить хотелось неимоверно. Именно это заставило меня снова выбраться из своей норы. Памятуя о виденных тварях и растениях, я решил вооружиться. Разжег костер, нашел несколько крепких и более-менее ровных палок толщиной с два пальца и начал их обжигать, чтобы заточить.
   Работа заняла немало времени, день уже начал клониться к вечеру, тени стали длиннее, а сумерки под сенью леса гуще. Поэтому решил далеко не отходить, чтобы успеть вернуться в подземелье до полной темноты.
   Жажда уже настолько сильно меня одолевала, что я иногда порывался сжевать листок-другой с деревьев или поймать какую-нибудь мелочь и как вампир насосаться с нее крови. Первое не делал, потому что боялся отравиться неизвестными растениями, а второе - потому что хрен поймаешь голыми руками всех этих мелких пи... томцев.
   Напряжение давало о себе знать, я подскакивал на месте от любого резкого шороха. Постоянно до судорог стискивал древко копья. Но в один прекрасный момент все отступило на задний план.
   - Надеюсь не глюк... - Произнес я, прислушиваясь к легкому журчанию. Где-то недалеко текла вода и сейчас она занимала все мои мысли.
   Сорвавшись с места, я побежал на этот звук. От жажды мне совсем сорвало голову, отчего перестали иметь значения и опасные растения, и дикие животные, которые могли попасться мне на пути. Перескакивая через кочки и прорываясь сквозь заросли, я в какой-то момент ухнул вниз, не заметив уклон за очередными кустами. Моя скорость резко возросла, а контроль ситуации наоборот. И тут же мне пришлось пожалеть о такой своей беспечности.
   - Бл?! - С тарзановым криком я со всей дури шваркнулся о скраденный зарослями обломок комплекса и кубарем покатился вниз.
   Копье тут же за что-то зацепилось и его вырвало из рук. От этого меня развернуло спиной вперед, и я с громким "плюх" приземлился прямо в журчащий ручеек. Удар был настолько сильным, что даже перехватило дыхание. Рот стал раскрываться как у рыбы, пытаясь схватить немного живительного воздуха, но попадала в него только вода.
   За мгновения потери ориентации я наверное мог захлебнуться, если бы не зацепился руками за водоросли. Откашливаясь и отплевываясь, мне удалось выползти на сушу и отдышаться. И все только для того, чтобы тут же припасть к воде и начать жадно пить.
   Грязная вода, микробы, паразиты - все это было ничто. Главным в этот момент была живительная влага, которая наполняла меня энергией с каждым глотком. Остановился я лишь тогда, когда живот стал напоминать барабан.
   Только после этого мозг начал приходить в норму и пытаться соображать. Первым я нашел потерянное оружие. Потом начал искать то, во что можно набрать воды, и желательно, чтобы это что-то могло нагреваться на костре, дабы обеззаразить жидкость. Да, я идиот, только сейчас об этом подумал. Но что ж поделаешь...
   Поиски застопорились, когда наткнулся на обломок комплекса, который спровоцировал мое приземление. Они временами встречались в лесу, иногда маленькие, иногда такие как сейчас - здоровенные куски. В основном это были комья обожженной земли или обломки каменных стен и перекрытий. Но не в этот раз.
   Эта часть имела не только камень. Помимо него там красовалось что-то напоминающее предмет для сидения, иначе этот огрызок не назовешь. А вот в этом огрызке находился некий индивид, пристегнутый ремнями и закутанный в такой же комбинезон как у меня.
   - Эй, ты живой?... - Забрезжившая надежда умерла в муках, когда я схватил это тело за плечо. Оно сидело в кресле, чуть наклонившись вперед, причем так, что лицевая сторона его терялась за кустом, и когда я попытался вернуть его в нормальное положение, то мне открылся вид на обгоревший спереди комбинезон со скалящимся черепом и торчащими из груди обломками ребер.
   - Твою мать! - От испуга сразу же отдернул руки и немного попятился...
   Скелет повалился назад и окончательно сполз под ремни. Переборов приступ паники, я снова приблизился и начал ворошить останки. Каково же было мое удивление, когда из дыры в комбинезоне вместе с костями вывалился ржавый пистолет и мелкие металлические детали, при ближайшем рассмотрении оказавшиеся застежками для ремней и пуговицами. Остальная мелочь была совсем в плохом состоянии и идентификации не поддавалась. Пистолет оказался необычной формы, а на оставшихся целыми накладках рукояти красовалась надпись "Colt" и изображение лошади, вставшей на дыбы. Оружие было очень ржавым, так что разобрать и осмотреть его не представлялось возможным. Для меня он оказался бесполезен, поэтому я быстро потерял к нему интерес. Но самой шикарной находкой стала целая алюминиевая фляжка, на торце которой красовалась надпись "U.S. LF.&C 918".
   - Похоже я не первый проходимец тут... - Рассматривая находки, проговорил я. - Спасибо тебе, старик. Даже после смерти ты помог своему земляку... - Он ведь с Земли, а значит земляк, пусть и американец.
   Не знаю почему, но, отойдя пару метров от ручья, я начал рыхлить землю своим импровизированным оружием и выгребать ее руками. Когда ямка стала глубокой настолько, чтобы в неё поместились все останки неизвестного солдата, то аккуратно сложил туда все кости с металлической мелочью и засыпал все обратно.
   - Пусть земля тебе будет пухом... - Пробормотал я, стоя над небольшой могилкой в подступающих сумерках.
   Это странно прозвучит, но мне показалось, будто кто-то рядом облегченно вздохнул. Словно очень уставший человек смог наконец уйти на покой. Стайка мурашек пробежала по коже, возвращая меня в реальность.
   - У-ух-х... - Мотнул я головой, прогоняя наваждение. - Почудится же такое...
   После похорон дело пошло живее. Вернувшись к ручью, я помыл руки после земляных работ и сполоснул фляжку. Затем наполнив ее водой, отправился в обратный путь. Проходя мимо остатков комбинезона, решил рассмотреть их повнимательней, вдруг еще что-то упустил.
   - А это что? У меня такого нету... - Действительно нашлось. На "спине" у комбинезона был прилеплен прямоугольник из той же ткани, что и сам комбез. Поковыряв с краю, у меня получилось поддеть и отодрать его. Он отходил, словно приклеенный к стеклу скотч, с таким же треском.
   - Черт!... - Громко получилось. Я застыл на месте и стал вглядываться в заросли, попутно прислушиваясь к окружающему пространству. Но все было тихо. Никто не спешил меня сожрать.
   Осмотрев лоскут и так и эдак, не придумал ничего лучше, чем приложить его к спине так же, как он был закреплен на обгоревшем комбинезоне. Эта тряпка прилипла ко мне словно намагниченная, а интерфейс вывел сообщение о новом оборудовании. "Вакуумный рюкзак" - вот что это была за штука.
   Поначалу я не мог понять, как им пользоваться, он ни в какую не хотел открываться. Но стоило мне завести руку за спину и представить, что я что-то в него ложу, как из неё у меня выхватывался предмет и оказывался внутри рюкзака. Именно так стало с фляжкой. Причем, как она оказалась внутри рюкзака, я так и не понял. Зато доставать все было проще - заносишь руку назад, и в нее выпадает нужный тебе предмет. Я специально проверил, помимо фляжки засунув туда пару мелких камешков. Когда хотел достать фляжку, то выпадала именно она, а камни оставались на месте, и наоборот.
   - Да это же акуительно! - Восхитился я полезностью и удобством нового своего приобретения. - Хорошая вещица мне досталась!
   ...Вечер был славным. Жженое мясо, запиваемое кипятком из фляжки - о чем еще можно мечтать? Дохрена о чем... Но мечты быстро сменились воспоминаниями последних пары дней. Прокручивая их в уме, я вспомнил, что помимо информации о флоре и фауне планеты мне записаны еще три сообщения с портала.
   Именно попытками просмотреть эти сообщения я чуть не сломал себе мозг, когда ложился спать. Попытки были разными, и мысленно, и речью. Что-то наподобие: "компьютер, вывести первое сообщение" или "хочу прочитать письмо". Правда результат всегда был нулевой. Как только не изгалялся над формулировкой - все неудачно.
   - Распаковать пакеты данных... - Засыпая, проворчал я очередную мудреную белиберду, а полусонное сознание уже нарисовало в голове, как мои руки вскрывают пришедшую на почту посылку, которая почему-то была завернута в прозрачный целлофановый пакет. - Хи-хи... Распаковать пакет...

***

   - Всем кто слышит это сообщение. - Сказала голова, выглядящая как что-то среднее между ящерицей и гориллой. Глаза её были темно красными с маленькой точкой зрачка, ноздревые отверстия отсутствовали, а раздвоенный язык периодически выпрыгивал изо рта, словно у жуткой хищной змеи. Голова была совершенно лысая, вся покрытая чешуей, безухая, с маленькими пятнышками-мембранами по бокам. Она постоянно подергивалась легкой дымкой во время разговора. - Операция "Системный Код" была успешной, объект доставлен в зону контакта. В ответ на наши действия противник предпринял меры. Все операторы, которым я отправлял запрос, не отвечают. Возможно, виновата какая-то поломка оборудования, но эфир молчит. Я отправляю это сообщение в надежде, что кто-то расшифрует код вируса, образчик которого мне удалось извлечь. Он находится в пакетных данных. Нужно как можно скорее разработать комплекс противодействия. Иначе нас уже ничто не....
   Лицо заволокло туманной дымкой, сквозь которую эхом доносились последние слова. Вот туман начал движение, отдельные его части засветились. Начался хоровод бликов. Через время мельтешение прекратилось, становясь ровным и понятным изображением - формулами, цифрами, строчками текста и картинками с расчлененными цепочками ДНК. Какое-то время изображения оставались на месте, а затем блики снова начали водить хоровод и растворяться в появившемся тумане.
   - Докладывает командир корабля S7755. - Донесся голос из пустоты. Туман зашевелился, стал приобретать черты и насыщенность. Проявилось новое изображение - ящеро-горилла в непонятной униформе в каком-то техногенном помещении, а на заднем фоне спеленатый металлическими полосами робот. - На обратном пути, после высадки объекта, корабль наткнулся на дрейфующую капсулу. В ней найден новый вид дроида класса "Мибер", он находится в неактивном состоянии. Мы закрепили его силовыми полосами и поместили в статику. Отправим вам на первой портальной станции...
   К окончанию фразы туман зашевелился вновь, скрывая все в мутной дымке, только в этот раз изображение не пропало полностью, а перетекло в другое.
   Еще одна ящеро-горилла, вроде бы точно такая же, но чем-то неуловимо отличающаяся от предыдущей, появилась из него. Стояла она в еще одном техногенном помещении, фоном которого теперь были множество полок с причудливыми скафандрами.
   - Командиру корабля S7755. - Зазвучал более низкий голос. - Принимайте командование всеми кораблями и наземными комплексами в ближайших солнечных системах. Выполнить директиву "Один". Запрещается захват дрейфующих капсул. Связь только через точки портальных станций.
   Дальше туманная дымка породила целую серию различных образов, которые объединяло одно, ящеро-гориллы в одинаковых униформах и спеленатый металлическими полосами робот. Слышались различные голоса, номера кораблей, солнечных систем, и только последующие фразы совпадали как под копирку: "Захвачена дрейфующая капсула. В ней обнаружен...."
   Вся эта какофония голосов и изображений замерла, когда снова появилось изображение ящеро-гориллы на фоне скафандров.
   - Всем кто еще жив и слышит это сообщение. - Сказала она. - Мы не смогли предупредить всех. Но остается надежда, что эти кадры дойдут до выживших...
   Лицо растворилось в дымке. А затем стали появляться образы, один за другим, словно документальная съемка.
   Вот различные роботы и механизмы укладывают на ложе кричащую и вырывающуюся ящеро-гориллу, закрепляют ее конечности механическими держателями. Вот подкатываются другие механизмы, которые ощетинились страшными колюще-режущими манипуляторами. А дальше... Дальше происходит кошмар. Ящеро-горилл потрошат, препарируют, взбалтывают, измельчают и просеивают. Ставят сотни различных опытов. Все это вызывает животный ужас и дикое отвращение...
   В конце, после опытов, эти безумные машины производят какую-то жидкость, которую распыляют над тысячами капсул. Затем, все эти капсулы укладываются в различные установки, которые буквально выстреливают ими.
   Эти капсулы, концентраторы боли и мук ящеро-горилл, летят в черном пространстве открытого космоса, пропадая в одном месте и появляясь совершенно в другом. И их сотни тысяч...
   Вот одна капсула покрывается легким свечением и притягивается к каплевидному короблю... Вот вторая так же притянулась к другому... Вот третья упала на планету прямо в центр футуристического города, наполненного летающими машинами и гигантскими конструкциями-зданиями... Вот еще одна притянулась к какой-то огромной орбитальной станции...
   Кадры захватов и падений капсул сменялись один за другим с умопомрачительной скоростью, но всегда запечатлевался именно момент контакта. Откуда-то из глубин пришло осознание - капсулы, это "Ящик Пандоры" для ящеро-горилл....
   - Мы не успели.... Мы не смогли... - Тонут в сгустившейся дымке слова, звучащие низким, завораживающим голосом...
   На смену им приходят обрывки других, все время усиливающихся слов. Вот они оформились в предложения, затем дымка сгустилась в контуры помещения, обтянула тело новой ящеро-гориллы.
   - Докладывает глава наблюдательной группы Омдэ, Сасус 4. - Проговорила она. Находилась фигура ящеро-гориллы в окружении различных графиков, диаграмм и кучи полупрозрачных мониторов с бегущими по ним символами. - Немного не по графику, но время уже не терпит. Прошу принять меры в отношении начальника группы наладчиков. Его действия сильно меня настораживают...
   Этот представитель непонятных существ был гораздо живее предыдущих, он не стеснялся показывать эмоции, говорил скорее просто, чем казенными фразами, а его фигура не оставалась на месте. Во время речи он ходил взад-вперед и размахивал руками, подчеркивая степень взволнованности.
   - Этот, прошу прощения, поганец доигрался и как-то закольцевал порталы. Он постоянно ходит и причитает о каких-то великих достижениях, которые сравнимы с открытием димогамных полей. Это невозможно! Нет, это даже опасно! Я не потерплю, чтобы его выходки мешали нам перемещаться по планете! Или приструните его, или пришлите замену! Второе конечно предпочтительнее... - В конце задумчиво проговорил он. Но тут его отвлек замигавший красным один из мониторов. - Не может быть! Этот безумец все-таки решился...
   Его речь потонула в гуле новых, доносящихся как будто со всех сторон. Теперь уже все мониторы светились красным, а диаграммы и графики пришли в движение, символы замелькали с бешеной скоростью, а ящеро-горилла забегала, разрываясь между ними.
   Вскоре этот цветной хоровод слился в сплошную массу поблескивающую красными всполохами, но вот и они потухли, превратившись в серую густую дымку. Какое-то время она клубилась, перетекая струями в причудливые фигуры, потом стала рассеиваться, превращаясь в те самые, нормальные образы, которые обычно видит спящий человек...
   ...Светлые, наполненные старыми воспоминаниями из той, прежней жизни, они начали приносить успокоение взамен той тревоге, что принесли с собой ящеро-гориллы. Но вдруг все резко замерло, а в следующий момент картинку словно разрезала изнутри костлявая лапа. И из этого разреза послышался холодный скрипучий голос:
   - Живой.... Слышишь? Ответь, живой....

***

   - А-а-а-а! - Я резко сел, пытаясь успокоить сердце, бешено стучащее в груди. - Твою мать! Что за хрень мне снится? Фух...
   Глотнул воды из фляги, отдышался. В голове все еще крутились воспоминания из сна. Только был ли это сон? Или компьютер все же распаковал сообщения во сне? Если так, то я теперь знаю, как выглядят создатели порталов, и это нихрена не люди... И еще, похоже, что они все вымерли от заразы созданной какими-то машинами...
   - Тьфу, бред какой-то. - Тряхнул головой. Хотя происходящее со мной тоже реальным язык не повернется назвать, но это так. - Ладно, пока мне от этих знаний ни жарко, ни холодно, нужно выбираться отсюда и искать портал.
   Ничего умнее я тогда не придумал, чем идти вдоль ручья к более широкому водоему, а уже по нему передвигаться дальше. И вода всегда рядом будет, и рыбку поймать можно...
  
   Третий день от прибытия. Вечер. Полтора километра к западу от разрушенного портала...
  
   Играли солнечные лучи на водной глади, странные птицы парили в небе, выискивая только им известную добычу. А я стоял... Стоял и смотрел на ровную линию горизонта, где небо соприкасалось с водой.
   Море (или океан) шумело и волнами покачивало водоросли, плавающие в толще прозрачной голубой воды. Пришла мысль о том, что я на полуострове или что еще хуже на острове...
   - И почему я карту не запомнил? - Спросил сам себя, вспоминая полупрозрачную голограмму материка, которая высветилась тогда в портале. Промучившись так пару минут, психанул и пнул ногой ракушку. - Дубина!...
   Та пролетела пару метров и заскакала по воде. А я, провожая ее взглядом, непроизвольно стал считать "раз, два, три..."
   Не успела ракушка удариться о воду в четвертый раз, как у меня перед глазами развернулся целый холст контурной карты. "Материк Чи (первый). Планета Сасус 4" гласила полупрозрачная надпись.
   - Получите, распишитесь... - Пробормотал я, рассматривая карту. Слева на полуострове была отмечена красная точка с надписью "Восточный портал N2". Остальные точки на карте названные порталами были синими и не выделялись так ярко. Еще в самом углу изображения постоянно бежали строчки, сообщающие, что связь со спутниками и ретрансляторами не установлена, поэтому определить местоположение носителя невозможно.
   Сам материк был похож на бабочку. Два широких "крыла" и "туловище" соединялись между собой небольшими перешейками. Были тут и цепочки архипелагов, но не так уж много. Масштаб оказался 1:10 000 000. И это значило, что материк не маленький.
   - Так, а рельеф где? - Спросил я, не ожидая на самом деле ответа. Но все же его получил. Карта мгновенно приобрела объем и раскрасилась в привычные мне цвета высот и глубин. - Ого! А горы тут однако большие...
   Солнцу было далеко до горизонта, и я с уверенностью смог определить восток. Сверившись с картой, понял, что шел совершенно в противоположном направлении - на запад. А на западе был только океан и несколько островов в десятке километров от полуострова. Материк и остальные отмеченные на карте порталы находились восточнее. Шесть из них были расположены почти по прямой от западной части до восточного побережья. Еще около десятка разбросаны в южной и северной части материка.
   Пришлось возвращаться обратно и топать на восток мимо моего уютного подземелья. Причем по прикидкам дорога мне предстояла дальняя, около трех тысяч километров... если по прямой, в чем я очень сильно сомневался. Но деваться некуда, чтобы попасть домой надо найти еще один портал, а ближайший находится на востоке.
  
   Бастатик. Полдень. Двадцать километров к востоку от разрушенного портала...
  
   Хан'оэ был встревожен. Три дня две руки теней прочесывали побережье и ничего не нашли. Вождь сбился с ног, гоняя воинов. Духи же затаились, выжидая. Они что-то почувствовали, но в ответ молчали.
   Оставив на побережье одну руку теней прочесывать лес еще несколько дней, остальные вернулись в деревню. И вот теперь старый шаман сидел у высохшего абба, смотрел на запад и гадал, чего можно ждать в ближайшее время.
   Когда-то его учитель рассказывал ему страшную байку о пришельцах со Священного острова. Тогда оттуда пришло неизвестное существо, большое, ростом в шесть локтей, с четырьмя руками о трех когтистых пальцах, с вытянутой мордой, на которой черными бусинками блестели маленькие глазки и белели острые треугольные зубы в широкой пасти. Дети леса не решились выйти навстречу этому чуду, они затаились и стали наблюдать издалека.
   Существо шло на восток, зачем - никто не знал. Оно пробиралось сквозь лес будто скала, разрезая воздушные потоки. Многие хищники сторонились его, и дети леса получили подтверждение того, что поступили правильно, не выйдя ему на встречу.
   Все бы прошло спокойно, никто бы не встал на пути существа и его бы пропустили через лес, за которым начинались горы. Пусть идет, здесь он никому не нужен. Но случай решил все. Путь существа пролегал недалеко от одной из деревень. Все жители из нее должны были уйти в лес, предупрежденные об идущем чужаке. В суматохе все забыли о сироте Шиле, которая не найдя своих соплеменников, начала искать их, крича и плача от страха. Ведь останься ты в "вымершей" деревне, то страхи мигом задурманят голову нехорошими мыслями. А маленькой девочке много не надо, чтобы пуститься в плач.
   Существо услышало её. Дети леса опоздали буквально на пару ударов сердца. Когда вожди кланов с шаманами в сопровождении воинов-теней прибежали к деревне, монстр держал кричащую девочку за руку, поднятой на уровень своего лица. Никто не ожидал того, что через мгновение случилось на их глазах. Тварь резко клацнул челюстью... А испуганный плач девочки перешел в дикие крики боли. Монстр откусил ей ногу и медленно пережевывал её, наблюдая, как бьющаяся в агонии девочка затихает в его лапах.
   Первыми опомнились тени. Послышались сухие щелчки тетивы и слабый свист летящих стрел. Но монстр оказался чересчур толстокож, деревянные снаряды с железными наконечниками отскакивали от него, словно от каменной собаки.
   Прикрываемые другими тенями, побежали вперед вожди, обнажая на ходу клинки. Монстр отбросил покалеченную девочку в сторону и, взревев, бросился на атакующих. Завязалась страшная битва...
   В живых из полутора сотен детей леса осталась едва ли треть. Страшная тварь практически не поддавалась зачарованной стали, ее не могли проткнуть стрелы. И пока воины старались сдержать тварь, отдавая свои жизни, шаманы составили родовой круг. Это было очень сильное колдовство, родовой круг на памяти Хан'оэ не собирался никогда, такое могло случиться только в самых крайних случаях. Тогда детям леса повезло, что многие пришли понаблюдать за тварью и среди них оказалось столько шаманов.
   Тварь же оказалась не проста, она почувствовала угрозу и начала прорываться к камлающим, разрывая на куски любого, кто становился у нее на пути. Четыре могучих руки с бритвенно острыми когтями взрезали попавшего под них воина, как зачарованный клинок сухую щепу. Казалось, ее ничто не остановит, даже колдовство шаманов. Тварь уже добралась до круга и начала раскидывать камлающих, когда ее настигло проклятье. Выжившие тогда запомнили на всю жизнь высокий протяжный вой умирающей твари, которую черные тени духов рвали на куски. Она сопротивлялась, отбиваясь от них, и даже иногда успешно... Но пока жив хоть один шаман из родового круга, тварь обречена, какая бы сильная она не была. Черные духи - это одно из самых страшных оружий в арсенале шаманов. Это проклятые, вызванные из своих узилищ по воли крови потомков, за свои грехи обязанные служить до самого момента развоплощения. И они будут выполнять поставленную задачу до конца.
   Тварь умерла, унеся с собой больше восьми десятков жизней. А дети леса до сих пор не оправились от потерь, ведь тогда погибли почти все старшие шаманы, а учить новых было практически некому. За свою жизнь шаман обучает не больше десятка новых слышащих, отдавая им свои силы и мудрость. И таких осталось всего трое...
   Как ни странно, но покалеченная девочка тоже выжила, и она жива до сих пор. Старая, одноногая ведунья, живущая особняком почти у самых Костяных гор, получила от неведомой твари особый подарок в обмен на ногу - долголетие и невосприимчивость к ядам.
   Именно от нее Хан'оэ узнал подробности того случая. Теперь же эту историю знало все племя, которое затаилось в ожидании худшего. Вождь отправлял пришедших гонцов обратно с посланиями, чтобы все готовились как драться, так и убегать. Ведь составить сейчас родовой круг было практически некому. С тех времен в племенах не наберется и десятка старших шаманов...
  
   Четвертый день от прибытия. Вечер. Семь километров к востоку от разрушенного портала...
  
   Два деревянных копья и зажигалка - все мое оружие, а из защиты только комбинезон. Вот таким папуасом я отправился в поход на восток. Максимально осторожно старался пройти по дремучему лесу, обходя стороной полянки с газоном и кусты с желто-красными цветами. Но это не уберегло меня совсем от неприятностей.
   Животных в лесу было много, просто очень. Но самыми большими концентраторами живности оказались деревья гиганты. Там можно было найти и простых животных, и пресмыкающихся, и насекомых, и птиц. Очень злых птиц....
   Это дикое разнообразие тварей жило в жутком, умопомрачительном аду. Насекомые жрали птиц и рептилий, млекопитающих и сами растения. Птицы с рептилиями успешно истребляли как друг друга, так и насекомых. Млекопитающие вообще жрали все подряд, даже кору и иногда землю. Единственное, чего не было вокруг деревьев гигантов, это плотоядных растений. Почему-то они не хотели расти в его тени.
   Всего этого я не разглядывал и не изучал, просто вечерком как-то решил залезть на самый верх и посмотреть окрестности с большой высоты. Мне повезло, видимо умудрился пробраться по дереву, когда "ночники" еще не проснулись, а "дневники" уже засыпали. Поэтому меня практически никто не тревожил, кроме сколопендр, которые оказались толще ноги в обхвате.
   После покорения "Эвереста" меня сначала чуть не заклевали разбуженные птицы, а потом чуть не схарчили растревоженные полукомары-полужуки, на улей которых я нечаянно наступил. Мое бегство с этого дерева напоминало спуск Винни Пуха, когда свинья прострелила ему шарик.
   Если вверху обитала живность небольших размеров, то чем ближе к земле, тем она становилась крупнее. Под громкие матюги и вопли птиц наверно проснулось все дерево и на каждом уровне меня встречали все новые и новые постояльцы. Самым страшным оказался какой-то крот переросток, выползший из-под корней дерева гиганта. Он был не меньше медведя размером и прекрасно видел в сумерках в отличие от своего земного собрата. А бегала эта тварь не в пример шустрее косолапого. Если бы не очередная необычная полянка, то он бы меня сожрал, причем вместе с комбинезоном.
   Эта новая полянка с самого начала не казалась какой-то необычной, травы было много, цветочки синенькие везде проглядывали. Ну я и рванул туда без задней мысли. А вот крот переросток резко перед ней затормозил и быстро сдал назад. Чихнув пару раз, он ворчливо развернулся и отправился восвояси.
   Меня это почему-то немного развеселило, даже парочка скелетов животных среди травы не показалась подозрительной. Дикий взрыв хохота у меня вызвала надпись комбеза "Обнаружен неизвестный токсин. Включена защита носителя". Миновав полянку и сгибаясь от смеха, я пытался продолжить путь, но земля почему-то вдруг встала передо мной и больно ударила по лицу...
   Проснулся я утром с диким "похмельем", причем прекрасно знал, что алкоголя не пил и странных ягод не ел. Левая штанина была разорвана, а клочок ткани виднелся на обломанном сучку в полуметре от меня.
   Сразу же закрались подозрения. Вчера на меня что-то очень сильно воздействовало, отчего мне стало очень весело, а потом я вообще потерял ориентацию и отрубился. И вот сегодня проявляются последствия этого воздействия в виде головной боли и ломоты в суставах.
   Ощупав голову, обнаружил отсутствие отверстия для рта в маске комбинезона. Немало удивившись, попробовал оттянуть его и просунуть палец в отверстие для глаза и пощупать маску изнутри. Но и тут меня ждала неожиданность.
   - Не понял... А как я вижу? - Ковырял я пальцем прозрачный с моей стороны оттянутый материал комбеза. - И как теперь есть?
   Подумав немного, расстегнул штаны и заглянул в них. Отверстий для генов талии тоже не было, хотя при обтяжке комбинезона они были (сам не знаю когда они появились, на неодетом комбинезоне их не было).
   - Вот те на!...
   И тут я заметил надпись об атаке носителя, которая настолько мне приелась за последние дни, что периодически стал не замечать её. Покрутившись вокруг и осмотрев все, не нашел никаких признаков атаки меня любимого. Только один из цветочков, виденных мной вчера на поляне, словно репей прицепился к штанине. По инерции я отодрал его и собирался выкинуть, как комбез снова вывел сообщение о неизвестном токсине.
   - Так вот что вчера вызвало мое состояние. - Удовлетворенно произнес я, а потом до меня дошло, что сейчас опять начну хохотать и отрублюсь. Словно ядовитую гадюку отбросил цветок и приготовился к приходам. Но ни через пять, ни даже через двадцать пять минут ничего не произошло.
   Аккуратно подобравшись назад к поляне, снова увидел надпись о токсинах. Значит точно цветочки... Правда при свете дня рассмотрел и кое-что еще. Если вчера мне на глаза попались всего два скелета на поляне, то сейчас их можно было рассмотреть гораздо больше. Некоторые были относительно "свежими", некоторые уже наполовину вросли в землю и поросли травой, но их было не меньше сотни.
   - Вот еще одна странная полянка... - Пробормотал я и сорвал один из цветочков. Теперь стало понятно, почему закрылись все отверстия в комбинезоне и почему сегодня утром я проснулся, а не почил вечным сном. Это так включилась защита. И судя по тому, что через ткань можно дышать и не травиться токсинами, мой костюмчик мог фильтровать воздух. - Круто!
   Но это были не последние открытия, которыми меня обрадовал комбинезон. Не знаю, как его создатели впихнули в него все примочки, но я готов был расцеловать их за это!
  

Глава четвертая

Не одинок

  
   -Видишь суслика?
   - Нет.
   - А он есть.
   (ДМБ)
  
   Бастатик. Шестой день от прибытия. Девять километров к востоку от разрушенного портала...
  
   - Эх... - Вздохнул я с печалью, рассматривая лохмотья, торчащие из-под ремня. После прогулки по джунглям от штанов ничего не осталось, только ремень более-менее уцелел.
   Но это не самая большая беда. Если с питанием все решилось как-то само собой (животные сами хотели меня сожрать, за что были пойманы и употреблены в пищу), то с моей дорогой не все вышло так гладко.
   На шестой день пути, двигаясь в сторону востока, я вышел к береговой линии. Либо карта брешет, либо тут есть приливы и отливы. Хотя луны на небе ни разу не видел...
   Сейчас, стоя на берегу и рассматривая пролив, мне в голову приходили совершенно бредовые идеи о том, как его пересечь. Да, это был именно пролив, так как за линией воды виднелся другой берег.
   Ширина пролива была не то чтобы большая, но вплавь его преодолеть было бы очень трудно. Это первая идея, посетившая мою голову. На водной глади иногда проглядывали торчащие из воды камни, поросшие водорослями, а иногда и небольшие "островки" из их скоплений. Навскидку расстояние между берегами было около одного-двух километров. Поэтому идею пересечь пролив вплавь пришлось отбросить. Слишком далеко, да и неизвестно что за морские обитатели тут водятся. Сожрут еще...
   Вторым порывом было найти бревно и, держась за него, все так же переплыть. Но возможные морские обитатели поставили крест и на этом способе, все-таки пол туловища еще будет в воде.
   Третий же вариант показался мне более практичным. А именно, натаскать сушняка, благо его на побережье хватало, связать отодранными с деревьев вьюнами и с помощью длинной жерди, отталкиваясь от дна, спокойно преодолеть пролив. На мой взгляд это была самая лучшая идея.
   Выбор сделан, и работа закипела.
   На все про все ушло полдня. Закончил я уже под вечер, так что плыть решил утром. Получился конечно не совсем плот, скорее большая куча веток, стянутая вьюном, на которой можно уместить мою тушку. Длинной жерди не нашлось, поэтому было связано корявое весло.
   Разводить костер не стал, смысла не было. Ночью вижу не хуже кошки (оказывается "аварийное" освещение, это трансляция изображения мне в линзы от комбинезона). Да и газ в зажигалке стоило экономить, тем более что чуть ее не потерял, когда штаны стали превращаться в рваньё. Пришлось все перекладывать в вакуумный рюкзак. Не очень удобно конечно, когда на спине торчит бугорок от фляги и Йорика, но лучшего способа транспортировки у меня не было.
   Утром я лег на свою "доску пыток" (иначе не назовешь, сука все сучки запомню, каждый в памяти останется) и погреб к другому берегу. Напился соленой воды на всю жизнь. Теперь сладкой хочу... Когда добрался до берега, в порыве нежных чувств разнес свое плавсредство о ближайший камень, которых тут было в изобилии. Полегчало.
   Противоположный берег был каменист, от небольших голышей до приличных таких валунов, покрытых засохшими водорослями. За каменным берегом начиналась полоса густой травы, которая упиралась в стену леса.
   С часик сидел у "разбитого корыта", дожевывая остатки мяса и глядя на ленивые волны. И тут мое внимание привлек какой-то шум. Я обернулся к лесу и увидел человека у его кромки.
   - Вот тебе и нет разумных... - Пробормотал я, вглядываясь в незнакомца.
   Далековато конечно было, да и кусты мешали... Одет в необычную серую накидку, в руках кривая деревянная палка. Рыскает чего-то среди кустов. Что он там ищет, я так и не понял, но на контакт решил выйти. Приподнимаясь и стряхивая мусор, двинулся в сторону аборигена.
   - Эй! Мужик! - Крикнул я.
   Мужик меня заметил и даже что-то крикнул в ответ, но слов было не разобрать, мешал прибой и расстояние. Зато перед глазами появилась маленькая надпись "Анализ..." Хм, а переводчик похоже услышал...
   -Эй! - Я помахал ему рукой и уже более уверенно пошел в его направлении.
   Он начал копошиться в кустах, даже нагнулся ненадолго. А когда встал обратно, то в руках у него был лук (та самая кривая палка, только уже с натянутой тетивой), и наконечник стрелы смотрел в мою сторону. Я испугаться не успел, как этот папуас выстрелил. Стрела воткнулась в песок примерно в шаге от меня.
   - Ты ахренел что ли? - Крикнул я, немного осадив лошадей, а в голове в это время бродила мысль "Он че, совсем дурак? Так ведь убить можно". - Совсем с головой не дру...
   Предложение оборвала вторая стрела, выпущенная гораздо быстрее первой. Наблюдая за стремительной черточкой, приближающейся ко мне, в голове пронеслась короткая, но тем не менее очень правильная мысль "Я ж не на Земле!"
   Резкий удар в низ живота опрокинул меня на землю и сбил дыхание. Взгляд уперся в лежащий на земле ремень и стрелу, которая практически разворотила бляху. Теперь и ремня у меня не осталось...
   Чуть придя в себя, я начал вглядываться в ту сторону, где должен был находиться абориген. Из сидячего положения его было не видно, камни ограничивали обзор. Через несколько секунд показался силуэт среди кустов, крадущийся в мою сторону. Расстояние между нами сокращалось, но рассмотреть его толком все еще не получалось, трава скрадывала все детали. В этом аборигене было что-то такое странное, но что, трудно сказать... Вот он остановился, выпрямился и что-то просвистел...
   - Еб твою мать!... - Непроизвольно вырвалось у меня.
   Но формулировка соответствовала ситуации. Там стояло (именно стоялО, потому что это не было человеком) существо в серой накидке и держало натянутый лук со стрелой. Существо было немного худощавым, высоким (примерно 180-190 см), с широкими плечами и узким тазом. Лицо его было немного вытянутым с серой, как накидка, кожей. Светлые, с голубоватым отливом волосы до плеч, завязанные на кончиках в косички, приподымал легкий бриз, а прижатые к голове в направление затылка заостренные уши подрагивали в такт частому дыханию. Существо выглядело агрессивно, прищуренные глаза, узкая полоска сжатых губ и лук в руках давали понять, что оно вышло не на прогулку. Кроме накидки на нем было что-то наподобие штанов из грубой серой кожи и колчан, выглядывающий из-за его спины.
   Мой возглас не остался незамеченным, существо немного присело и сильнее натянуло тетиву.
   - Heyjarr! - Крикнуло оно.
   Это вывело меня из оцепенения, и я стал уползать в сторону, протискиваясь между камнями и пытаясь не попасться ему на глаза. В голове царила паника, одно дело люди, они знакомы, ты прекрасно знаешь их возможности, поведение, варианты реакций. То же и с животными, они действуют согласно инстинктам и в большинстве случаев их поведение предсказуемо. Но это существо навевало иррациональный страх. Оно было незнакомо, оно было разумным, и оно было вооружено. Как оно поступит, что сделает в следующий момент? Нет ответов, есть только одно желание залезть в нору, забиться в какую-нибудь щель так, чтобы тебя не смогли оттуда выковырять, а еще лучше, чтобы просто не заметили и прошли мимо.
   Отползти удалось не очень далеко. Возле очередного камня я запутался в сухих водорослях и на меня посыпалась всякая труха, отчего комбез загерметизировался и начал вопить о токсинах. Сзади послышался шорох камней и я, перевернувшись на спину и получив еще порцию мусора на голову, замер, боясь не то что шевельнуться, но даже вздохнуть. Взгляд уперся в край камня, из-за которого послышался шорох. Секунда, другая, и вот из-за него крадучись появляется это существо, обшаривая взглядом окружающее пространство.
   Наткнувшись на мой ремень, оно остановилось, подняло его и стало рассматривать. Я же, цепенея от ужаса, не сводил взгляда с его глаз. Они были синие!!! В смысле белок был не белком, а "синьком"! Светленьким таким, как небо над головой.
   Страх настолько сильно сковал меня, что подойди существо ко мне и ткни стрелой, то я не смог бы даже сдвинуться, слишком сильно свело мои мышцы от напряжения.
   Через мгновение послышался шорох, и к первому существу подошло еще одно.
   - U pa tae ne ai mau. - Сказало оно. - Mos tu ha enchy?*
   - Onu sita to bea s'ye. Vou se eove ieyshe.* - Ответило первое и передало ремень второму.
   Язык был мало того что незнаком, он еще изобиловал щелчками и причмокиваниями. Только частично понятны небольшие слова и интонации. Как вообще можно так разговаривать не укладывалось в голове, но эти существа прекрасно это делали.
   - Hve issa va ite onyui. Hve osso tal'i ite onsey vey. - Продолжило говорить первое существо. - Onu vi hle ti kah seychiy mi. O it veuk. Uhi cos. U sasu goi terhe na, saopa Han'oe Abbaray.*
   Второе что-то прощелкало в ответ и, повернувшись ко мне, начало приближаться. Сердце забилось еще сильнее, хотя казалось, куда уж больше, а в голове проносились совсем не радостные мысли: "Вот и отбегался Дима, сейчас оно подойдет и всадит тебе стрелу между глаз".
   Но существо, подойдя ближе, запрыгнуло рядом на камень и что-то просвистело. А затем спрыгнуло с другой стороны и куда-то ушло. Первое же существо направилось в противоположную сторону, сосредоточенно разглядывая окрестности и держа наготове лук.
   В голове все смешалось. Радость от того что "пронесло" и непонимание того, почему они меня не заметили, ведь я был всего в двух шагах. Ответ на второй вопрос нашелся сразу. Пошарив глазами вокруг, я не сразу понял, что моего тела нет. Вместо меня лежал шершавый камень присыпанный мусором и поросший водорослями.
   Не знаю, как я не усрался от еще больше охватившего меня тогда страха, но "паленым" так и не запахло...
   Пошевелив рукой, увидел, что камень это я! Точнее комбинезон прикинулся камнем. Тьфу! Короче он как-то изменил свой вид, став таким же, как камни вокруг, да еще и видимость наросших водорослей скопировал. Но приколы на этом не закончились. Когда я потихоньку начал выползать из своего "убежища", то он стал менять свой окрас и текстуру, подстраиваясь под окружающие меня предметы. Там, где были голые камни, по виду я становился таким же камнем, где была трава, комбинезон начинал копировать и ее. И так везде...
   Именно здесь я остро почувствовал нужду в инструкции по эксплуатации этой вещи. Эта чертова палочка-выручалочка уже в который раз спасает мне жизнь, а как ей толком пользоваться я даже не знаю.
   М-мать! Не о том думаю. Надо быстрее рвать когти отсюда, пока эти серые чудики не сделали из меня ёжика.
  
   Бастатик. Седьмой день от прибытия. Двадцать километров к востоку от разрушенного портала. Спустя пару часов после встречи на побережье...
  
   - Вот и случилось... - Еле слышно прошептал шаман, выслушав доклад командира руки теней.
   Старый страх, обитающий в сказках, обрел плоть. Пришло чудовище. Да оно другое, по описанию не такое могучее, как предыдущее, у него всего две руки, а ростом не более, чем любой из детей леса. Но оно хитрее и у него есть другие, еще неизведанные способности. Чего стоит одно исчезновение, да так, что самые лучшие из теней не смогли его найти. Причем воин принес доказательство, что попал в него зачарованной стрелой. Но ни крови, ни умирающего тела нет, всего лишь ремень с металлической застежкой, на которой видимо раньше изображался какой-то символ рода или племени. А это гораздо страшнее, ведь тогда это не просто тупая дикая тварь, желающая набить пузо, а разумное существо, которое имеет дом, предков, сородичей... И они все могут нагрянуть сюда.
   Возможно, не стоило встречать так это существо - стрелой. Возможно, они бы смогли договориться. Но уже поздно, никто не оставит нападение без ответа... А значит надо быть готовыми.
   - Отправляй гонцов, скорее, во все племена. Слышишь? Во все! Пусть шаманы готовятся, пусть собирают вокруг себя своих учеников. Отправь сообщение вождям, пусть готовят оружие и прячут семьи. И передай им свою историю слово в слово. Ты понял? Точно так, как ты сказал мне. - Хан'оэ стал давать указания воину. - И передай от меня: ищите существо, следите, но не нападайте без нужды. Я всеми силами буду молить предков, и, возможно, они уведут его. Но... пусть готовятся ко всему. И еще... отправь кого-нибудь к ней... может, она даст совет. Ступай...
   - Мудрости предков Хан'оэ Аббарай. - Поклонился воин.
   - Твердой руки и меткой стрелы Саин'кэ. - Чуть прикрыв глаза, ответил шаман и погрузился в свои мысли, провожая взглядом воина, удаляющегося от хижины.
  
   Бастатик. Район побережья. Полдня спустя....
  
   После долгих часов рыскания по лесу в суматошных поисках укрытия, я наконец смог прийти в норму. Найденное разлапистое дерево, не обремененное толпой живности, позволило мне укрыться на время и разобраться со всем, что произошло.
   Первым делом мой "хамелеон" - эта штука как неожиданно включилась, так неожиданно и выключилась. Пока я бродил по лесу даже не заметил, что комбинезон стал выглядеть как обычно. А вот включить такую маскировку снова у меня не получилось. Я конечно замечал, что функции как-то реагируют на мои желания, но не всегда понятно, как именно надо желать.
   Вот, например, информация по планете, которую мне выдавал интерфейс. Ведь она появлялась, когда я находил что-то неизвестное и хотел узнать или понять, что же это такое. Тогда мне выдавался один из вариантов информации, либо данных нет, либо полное описание интересующего меня объекта. Но вот повторно информацию об этом объекте затребовать не получалось, даже если я снова найду этот объект и не узнаю его поначалу.
   Насчет фильтрации, "герметизации" и ночного зрения все оставалось на прежнем уровне. Эти функции включались и выключались сами, когда комбез считал это необходимым. Теперь к этим функциям добавилась и способность хамелеона.
   Понятно конечно, что интерфейс как-то понимает мои желания, но вот как именно - вопрос большой. У меня были догадки из разряда "теория о чесании носа", но пока подтвердить их не получилось. Это теория о том, что если нос зачесался, то ты неосознанно хочешь его почесать, избавившись от неудобства, а вот искусственно захотеть, чтобы зачесался нос, ты не можешь, и поэтому используешь "костыли" в виде чихательного порошка или другого раздражителя.
   Осталось только выяснить, что на что реагирует...
   Мысли постепенно перешли в другое русло. Кушать хочется всегда, и надо бы добыть пищу. Вот только здесь есть совсем другие охотники, для которых уже я буду дичью. Сейчас, сидя в относительной безопасности и размышляя, я задавался вопросом "Что же это за существа? Зачем они на меня напали?". Перебирал в голове множество вариантов, от простого "Стреляют во всех незнакомцев" до "Приветствие такое у них". Нет, слишком притянуто за уши. Чем же им не понравился мой... Стоп!
   - Вот я дурак!... - Я же в комбинезоне был. Теперь понятна их реакция. У меня бы тоже рука не дрогнула, увидь такое диво (темно-серое нечто), у которого светятся белым глаза и зубы. А ведь существа все сплошь "голубоглазки". Наверно я для них казался каким-то демоном. В средние века на Земле тоже сильно бы не думали, встретив таких ребят, как местные жители.
   Ладно, это все уже пройденный этап, обратно время не повернешь...
   Рука непроизвольно потянулась почесать нос. Похоже, мысли про почесушки начали сказываться. Или моя немытость дает о себе знать... И тут произошло совсем для меня неожиданное, я почувствовал прикосновение пальца к носу не через слой комбинезона, а напрямую. Отведя руку от лица, я пялился на свой голый палец, у основания которого в аккуратненький отворот скатался участок комбинезона.
   - Неужели дырку протер? - Озвучил первую пришедшую мысль. - Да не, ты же крепкий как... как не знаю что.
   Только договорил, и отворот ожил, откатался до конца пальца и сомкнулся. Не осталось даже следа от отверстия...
   - Эк! - Икнул я то ли от неожиданности, то ли от поехавшей крыши. Немного отойдя от удивления, попробовал повторить действия, и так и эдак представляя, что же чешется. Но в ответ получал облом. Комбез не реагировал на мои потуги. - Черт бы побрал твоих создателей! Не могли нормальную инструкцию на тебе вытатуировать... Тьфу! Козлы!...
   ....Поход за пропитанием растянулся на оставшуюся часть дня. Возможность быть утыканным стрелами очень хорошо стимулировала мои способности по скрытому перемещению.
   Честно, ожидал целых толп серых аборигенов рыскающих по лесу в поисках меня, но никого не встретил. Наверно я просто везучий.
   С едой дела обстояли хуже. Лес значительно отличался от того, что был на острове. Гигантские деревья и непролазные дебри тут имелись, вот только хищных растений практически не было, как и обилия особо опасных хищников. Наверно аборигены проредили местную популяцию живности. Зверь здесь был конечно, только дело не в этом. Раньше ведь как я добывал мясо? Напала на меня ящерица или тушкан какой, пободались мы с ним немного и вот уже на костре поджаривается мясо. А тут никто не хотел на меня нападать, наоборот старались быстрее скрыться из поля зрения.
   Когда тени в лесу начали густеть, а лучи солнца перестали пробиваться сквозь узкие прорехи в листьях, обозленного на весь мир меня кривая вывела к поселению аборигенов. Сначала я заметил, что за очередными зарослями становится чуть светлее, а пробравшись дальше, увидел и край леса. Взору предстала широкая поляна с холмом в самой середине.
   Небольшие деревянные домики с травяной крышей раскинулись в художественном беспорядке у подножия холма. Только один из них стоял особняком у дальнего края поляны, примыкая практически вплотную к стене леса. Он немного отличался от остальных развешанными под крышей пучками трав, связками птичьих перьев и еще какой-то всячины. На самом холме находилось высохшее дерево-гигант.
   - А кора-то у тебя белая... - Автоматом подмечая эту деталь, прошептал я. Хотя раньше у них не было видно столь белоснежного цвета.
   Домиков было не меньше полутора десятков. Правда одна странность сразу бросалась в глаза - не было женщин и детей. Среди домиков по протоптанным тропинкам ходили серые ребятки с луками в руках, все одетые в однообразные накидки, только и отличались своими котомками и сбруей. Наверно это местная милиция, уж больно форма у них одинаковая.
   Не сказать, что их было тут очень много, пока сидел в кустах успел насчитать десятка два-два с половиной. И то некоторых мог по два раза посчитать, не видно отсюда, считал я "вот этого" или нет. Это был неприятный и опасный момент. А вот приятным был другой момент - они здесь готовили пищу, ее запах распространился аж сюда.
   В животе заурчало, и слюна начала "выдавливать" изо рта зубы. Идея пробраться и слямзить провиант созрела мгновенно, благо солнце уже село и до темноты оставалось не так уж много времени. И надеюсь, что эти ребятки не видят ночью так же хорошо как я.
  
   Бастатик. Деревня аборигенов. После заката...
  
   - Смотри, там что-то есть!
   - Где?
   - Да вон, видишь, ветви шевелятся!
   - И правда... Идем, посмотрим.
   - Ты чего? Стой. А вдруг это та тварь?
   - Ну и что?
   - Дурак ты. Разве не слышал, что старый шаман рассказывал? Она сожрет нас и даже не подавится.
   - Сказки все это. Не может одно существо убить почти сотню. Скажи, что ты испугался, в это я поверю.
   - Ничего я не испугался! А насчет одного существа... Как думаешь, наш шаман сможет такое сделать?
   - Конечно, это же шаман! А наш так вообще стар и опытен сильно.
   - И чем может эта тварь отличаться от шамана? Или по-твоему гонцы во все племена просто так побежали?
   - Так это... ну...
   - Вот тебе и это. Ладно, пойдем, глянем. Только аккуратно, если что, то сразу к вождю, ясно?
   - Что ж я совсем юнец безмозглый? Конечно сразу к вождю...
   ... - Смотри, тут правда кто-то лежал.
   - С чего ты взял? Темно же, как ты можешь там что-то увидеть?
   - Да вот ветка сломана, глянь! И кусты пригнуты, вон не до конца поднялись еще.
   - Что-то мне не по себе... Давай к вождю пойдем расскажем.
   - А пост как?
   - Какая разница? Если уйдем - получим по ушам, если не доложим, а это оказывается была тварь, думаешь легче будет?
   - Ну... не знаю...
   - Как хочешь. Можешь оставаться тут, а я пойду и все расскажу.
   - Эй, подожди! Я с тобой!
  

***

  
   Пробраться в селение удалось без проблем. Как я и надеялся, серокожие видели в темноте не лучше людей. Даже пытаться включить "хамелеон" не пришлось, просто проползти открытое пространство на пузе, а потом таиться в особо темных закоулках.
   Большинство серокожих разошлось, между домиками ходили только редкие двойки патрулей с зажженными факелами. Я старался держаться от них подальше, потому что один раз, когда они проходили слишком близко, мое ночное зрение автоматически отключилось, и я перестал видеть все, кроме освещенного факелом пятна. Пришлось ждать какое-то время, пока эта функция снова включится.
   С поисками необитаемой хижины было сложнее. Первые штук пять оказались с жильцами. В некоторых горел тусклый свет, а в некоторых были спящие серые ребятки. Двоих даже разбудил, благо успел убраться до того, как они зажгли свет.
   Обстановка в поселении царила напряженно-спокойная. Патрули негромко переговаривались, обходя свою территорию, остальные сидели по домам и занимались кто чем. Мой переводчик постоянно работал, об этом свидетельствовала не погасающая надпись "Анализ...", причем даже когда я не слышал разговоров. Видимо у оборудования порог слышимости намного выше, чем у меня. Кстати, я заметил одну странную, но приятную вещь, правда, не сразу ее осознал. Я начал понимать простые слова. Так из разговора серых с удивлением различил фразы "я", "ты", "мы", "нам", "надо", "да", "нет" и прочую такую мелочь. Переводчик оказался хорош...
   Размышляя об этом, пропустил очередной патруль и, выбравшись из-под прислоненной к домику большой плетеной корзины, начал потихоньку открывать дверь в помещение. Аккуратно заглянув в образовавшуюся щель, обшарил все взглядом и, не найдя никого, протиснулся внутрь.
   Домики в поселки были небольшие, скорее даже хижины, если бы не их довольно крепкие деревянные стены. В этом домике было всего одно окно с противоположной от входа стороны. Небольшое, но если что, то пролезть в него можно. Обстановка выглядела "богатой", в смысле всякой всячины тут хватало.
   Простенькая мебель - деревянная кровать покрытая сеном и шкурами, стол и пара полок на стенах. В середине домика находился небольшой очаг, слепленный вроде из глины, или чего-то похожего на нее. Труба от него поднималась вверх точно в середину крыши. Под потолком были натянуты веревки, на которых висели пучки трав, какие-то непонятные вещи (для меня непонятные), сушеная рыба, немного одежды и... прищепки. Такие деревяшки с вырезом в середине. Не знаю, но почему-то именно их я не ожидал увидеть. У меня меньше удивления вызвали железный кухонный нож, железное топорище и такая же железная кочерга с ухватом. Повергли меня в смятение и найденные на полке железные иголки, воткнутые в небольшую подушечку, сшитую из грубой ткани.
   Не знаю, чего я ожидал увидеть тут, каменные орудия труда наверно, ведь серые не выглядели высокоразвитой расой... Но тут были все атрибуты нормального человеческого жилья, за исключением электричества и приборов для него. Посуда, инструмент, оружие, одежда, различные мелочи типа тех же прищепок, гребешка, каких-то оберегов, сита, деревянных фигурок, детских кукол, связанных из тряпок и соломы, и еще много чего. Это был какой-то когнитивный диссонанс для меня. Наверно это все влияние стереотипов, которые нам показывает телевидение, мол раньше кроме "шкуры, дубины и самки" у людей ничего не было. М-да...
   Отвлекся я ненадолго, урчание в животе напомнило, зачем сюда пришел. Быстро сориентировался и начал сдергивать сушеную рыбку с веревки. Мало - всего десять штук, еще бы чего найти. Поиски продолжились, и минут через пять я наткнулся на плетеную корзинку, накрытую тканью, в которой лежали какие-то лепешки, завернутое в ткань вяленое мясо и небольшой глиняный сосуд, запечатанный какой-то вязкой массой вперемешку с веревками.
   - Это я удачно зашел. - Приговаривал я, пакуя добро в вакуумный рюкзак, который "проглатывал" все без проблем, только вес на спине добавлялся.
   Когда упаковка еды была закончена, встал вопрос орудий труда. Я решал, что же мне может пригодится в пути. Пока выбор остановился на ноже, топорике и веревке, но тут еще были стрелы для лука без самого лука. Копошение в вещах продолжилось в надежде захапать себе такое оружие.
   Идиллию нарушил гомон, донесшийся снаружи. Я замер возле разворошенной кровати и прислушался. Понять, конечно, толком ничего не понял, но вот то, что патрулей стало вдвое больше, определил. И перемещались они теперь перебежками вместо спокойного шага.
   Захлопали несколько дверей, послышались выкрики, увеличилось мельтешение факелов в деревне. Я, переместившись к окну, напрягся, пытаясь понять, чем вызвана такая суматоха, ведь не сигнализация же сработала?
   Тут дверь в домик отворилась, и на пороге нарисовался серый с зажатым в руке горящим факелом. У меня сработал инстинкт, привитый здешней флорой и фауной - я рыбкой нырнул в окно. "Пролетая над Парижем, летучий голландец зацепился кормой"... и немного застряла. Жопа-ноги с одной стороны окна, бестолковка-руки с другой. Не знаю, чем я зацепился, голова-то пролезла, значит и седалище должно, а оно вон как вышло...
   Сзади раздались встревоженные возгласы, и я совсем потерял голову. С криком "Спасите! Насилуют!" начал извиваться как уж и вывалился снаружи. Немного приложился головой о землю, но быстро очухался и, врубив пятую световую, помчался к стене леса. Только и успел краем глаза заметить колоритную фигуру, спускающуюся с холма от сухого дерева-гиганта. Эх, а ножик с топориком так и остались на столе...
  

***

  
   - Что здесь произошло?
   - Оно было здесь, вождь. - Поклонился один из воинов подошедшему вождю.
   - Что оно?
   - Эта тварь. Когда я открыл дверь, она стояла у окна, но за мгновение прыгнула в него. Сразу выскочить не смогла, зацепилась своим горбом. Я начал звать остальных, но когда подошла подмога, тварь уже выскочила и убежала.
   - Погоню отправили?
   - Да вождь, две руки теней прочесывают там окрестности.
   - Хорошо. Чей дом? Саин'кэ вроде? Где он сейчас?
   - Я здесь вождь. - Вышел из дверей второй воин.
   - Ты осмотрел жилище? Тварь что-то сделала?
   - Да, осмотрел. Это существо что-то искало. Пропала часть еды, а на столе лежит нож и топор. Все остальное вроде на месте...
   - Еда говоришь?...
   - Теплого дождя и яркого солнца росткам твоего племени вождь. - Проскрипел за спиной вождя старый шаман.
   Заслышав голос шамана, остальные воины начали расходиться. Остался только Саин'кэ и тот воин, что первым поприветствовал вождя.
   - Хан'оэ... - Обернулся вождь. - Мудрости предков тебе, шаман. Что скажешь? Ты уже знаешь что произошло?
   - Больше вождь, видел. - Кивнул шаман. - Видел, как убегало из селения это существо. И оно неплохо видит в темноте, по крайней мере, не хуже меня.
   - Хм... Не очень хорошая новость. Возвращай теней. - Обратился вождь к первому воину.
   Тот кивнул и скрылся среди домов.
   - Саин'кэ, расскажи шаману про то, что случилось у тебя в доме. - Повернулся к нему вождь.
   Рассказ занял не больше минуты, как и задумчивое молчание шамана.
   - Что ты решил вождь? - Наконец спросил он.
   - Это существо нужно поймать. Если оно не бросается на нас, а убегает, значит не так оно страшно, как ты рассказывал. Тем более эта тварь попрала заветы предков, она забралась в чужой дом, украла еду. И должна ответить за такое.
   - Не горячись. Возможно стоит...
   - Нет. - Оборвал шамана вождь. - Я и так поступал, как ты мне советовал, спрятал родных, заставил воинов не спать ночами и рыскать по лесам в поисках чудовища, которое на деле оказалось простым вором. Разве мы звери, шаман? Разве не могло это существо просто выйти к нам и попросить еду? Ты знаешь, мы бы не обеднели, если бы накормили его.
   - Ты забыл, как вы встретили его на побережье? - Огрызнулся шаман. - Сам бы потом вышел в одиночку к тем, кто сначала стреляет, а потом разбирается?
   - Это произошло благодаря тебе. - Распалялся вождь. - Ты сам нарассказывал ужасов про пришельцев с острова. Естественно воины будут сначала стрелять, а потом разбираться. Теперь я буду поступать так, как сам посчитаю нужным... Саин'кэ! - Вождь повернулся спиной к шаману и посмотрел на воина. - Ты лучший следопыт среди нас, поэтому на рассвете ваша рука начинает поиски твари.
   - Слушаюсь. - Поклонился воин.
   Вождь развернулся и ушел, оставив шамана и Саин'кэ стоять у дверей. Воин какое-то время стоял, ожидая, что шаман скажет что-нибудь, но тот задумчиво провожал вождя взглядом, а потом, пробурчав себе что-то под нос, отправился в сторону холма к высохшему аббу. Саин'кэ пожал плечами и ушел в дом, завтра ему предстояла нелегкая работа, поэтому сегодня стоит хорошенько выспаться...
  

Глава пятая

Насыщенная неделя

  
   В жизни всегда есть место подвигу.
   Главное - держаться от этого места подальше.
  
   Бастатик. Где-то в лесах. "Неделя удач"....
  
   Мне определенно везет. Так выкручиваться из всех моих приключений - это просто фантастика.
   После "налета" на деревню за мной началась форменная охота. Первых птичек я заметил утром следующего дня, когда заканчивал завтракать добытым провиантом. Эти серые ребятки практически не отставали от меня, я еле успевал уносить ноги. Но это было не моей заслугой, а моего незнания...
   Кстати, лес оказался не настолько пуст, как я посчитал сначала. Тут конечно не было такого обилия агрессивных растений и толп хищников, но они все же встречались. И здешняя теплокровная живность, ведущая не вегетарианский образ жизни, была э-э... колоритнее что ли.
   Так первый раз, убегая, я наткнулся на лежку странного зверя. Он был большим, не слон конечно, но больше носорога однозначно. У него было восемь конечностей, длинный хвост, на кончике которого росли костяные шипы, и странная голова полуящерицы-полуптицы с выпученными как у рака глазами. Все его тело покрывала сморщенная серо-буро-пошкорябанная кожа, а на спине имелись круглые белесо-желтые наросты, которые напоминали большие, еще не лопнувшие гнойники. Бррр... Зрелище еще то.
   В суматохе не заметил это чудо и нечаянно пробежался по его хребту. Ему это не очень понравилось, он заревел как паровоз и стал выискивать обидчика. Меня он не заметил, в тот момент комбинезон уже включил маскировку, и я отлично сливался с окружающей природой. А вот моих преследователей увидел отчетливо. Надеюсь, серые умеют бегать, потому что этот зверь, несмотря на свои габариты, перемещался резво.
   И таких случаев было несколько. То в рощу незнакомую попаду, которая была, видимо, очень опасна, но не для меня и моего костюма. И тогда преследователям приходилось выискивать обходные пути и снова брать мой след. Или еще случай, наткнулся на небольшую речку. Ну как наткнулся, свалился в нее с обрыва. Тут меня потеряли надолго, потому что я решил проплыть пару километров по течению, а уже потом выбираться и продолжать путь. А че они думали, все так просто будет? Щаз-з...
   Правда, больше по здешним речкам стараюсь не плавать. Но об этом чуть позже...
   Главное-то за прошедшее время, это не погоня, хоть она и являлась инициатором некоторых событий. Главное как раз эти самые события.
   Мои игры в салки с преследователями продолжались целую неделю, за которую я успел посетить еще несколько деревень серых. А так же научиться управлять некоторыми функциями своего оборудования. Еще узнал, что у меня есть одна странность, которая никак не могла просто так появиться. Ну и по мелочи всего: заполучил оружие, выучил местный язык, и, самое главное, кое с кем познакомился.
   Теперь обо всем по порядку. Естественно при наличии "хвоста" я не мог нормально добывать еду, максимум, на что хватало выигранного время, это прокипятить воду или сильнее оторваться, чтобы нормально поспать. Поэтому единственным реальным способом добыть себе еду был только поход в очередную деревню. Второй заход примерно так же закончился, как и первый, только успел разыскать еду и набить рюкзак, как поднялся переполох, и меня начали гонять по селению. Правда безуспешно. Я быстро терялся в темноте и спокойно убегал в лес. Зато третий заход мне запомнился.
   Эти ушлые ребята просекли, что я охочусь за едой, и приготовили мне ловушку. Ха! Думали я совсем идиот и попадусь на крючок... Каюсь, чуть не попался. А как бы вы поступили, когда жрать хочется, желудок уже догрызает позвоночник, и перед тобой стоит целый стол, заваленный мясом, лепешками, крынками с местным ягодным соком и кучей всяких фруктов? У меня даже мысли не было, что эта ловушка. Я просто подумал о некоем празднике, когда селяне выставляют еду кто чем богат. Ну и решил, что это я удачно зашел, вовремя так сказать, пока все не съели.
   Когда набивал рюкзак, заметил, что на меня как-то неправильно падает крыша рядом стоящего дома. Инстинкты, обостренные за прошедшее время, сработали быстрее, чем я осознал происходящее. Рывок в сторону, кувырок и вот сеть, в которую превратилась крыша, захватывает только мои лодыжки. Секунда и я уже на ногах, пригибаясь и петляя, зайцем несусь в сторону леса. В след мне тогда прилетело несколько стрел, благо ни одна не нашла цели. После этого я стал еще осторожнее и залезал только в дома, не трогая выставленное на показ угощение.
   Эти деревенские приключения имели очень хороший побочный эффект - я стал гораздо лучше знать язык серых. Мой переводчик трудился, не покладая виртуальных рук, и записывал все в мою бестолковку. Теперь я знал, почему серые, или как они себя называли Дети Леса, на меня охотятся. Первой причиной было то, что я пришелец со священного острова, а пришельцы оттуда ничего хорошего местным не приносили. Второй оказалось то, что я ворую, здесь это считалось серьезным оскорблением, поэтому нарушителя надо примерно наказать. Ну а третьей было то, что я сидел у всех в печенках из-за своей неуловимости. Даже слышал, как для моей поимки собираются привлечь местных шаманов. Но там что-то дело заглохло, какая-то тень старого дерева (абба по-моему) договорилась с шаманами и они не захотели охотиться, сказав, что вступят в игру только для защиты, а все остальное это забавы вождей и воинов. Совсем наверно обкурились, тени деревьев какие-то слушают... Правда мне это было только на руку.
   Обнаруженная странность проявила себя во время моего заплыва. Не знаю, как меня находили, по запаху или читая следы, но то, что река это универсальный запутыватель погони, я четко помнил из просмотренных дома кинофильмов. Плыл долго, по прикидкам отмахал не меньше пары километров, а когда решил выбираться, начались проблемы.
   До берега уже было рукой подать. Я уже почти чувствовал, как под ногами появляется дно, когда об них ударилось что-то большое и гладкое. В голове сразу пронеслись тысячи мыслей, начиная от здоровой змеи и заканчивая крокодилом. От страха я притопил сильнее, замахав руками, как пропеллером. Это наверно и привлекло внимание. Уже ступая по дну, я успел выйти из воды по грудь, когда меня укусили за ногу. Боль была очень сильной. Причем подводная тварь не собиралась меня отпускать, постоянно дергая за ногу и пытаясь затянуть обратно под воду. Изо всех сил упираясь свободной ногой и хватаясь за растущие вокруг водоросли, я старался выползти на берег.
   Сильно мешал судорожный кашель от того, что нахватался воды. Комбинезон мне здесь помогал только в одном, его не прокусили, а вот воду он успешно пропускал, поэтому герметизация сыграла со мной злую шутку, ведь откашливаться мне приходилось сквозь материю, закрывающую мне рот.
   Через какое-то время потуги и метания дали результат. На очередном рывке получилось практически полностью вылезти и немного рассмотреть тварь. Она была похожа на угря. Длинное извивающееся тело показалось на поверхности воды. Морда напоминала щучью, только была гораздо шире. Ее здоровенные, загнутые вовнутрь зубы цеплялись за складки комбинезона, не давая возможности освободить ногу.
   Паника уже отступила, слишком долго я боролся с этим угрем. Потихоньку в душе начало нарастать раздражение - "Какая-то рыбина пытается меня сожрать. Разве для этого я убегал? Разве для этого дрался с кустами и зверьём на острове? Зря голодал, не имея во рту маковой росинки по несколько дней? Как же меня все достали!!!"
   И вот тут произошла эта странность. Я почувствовал такой гнев, который никогда раньше не испытывал. В глазах немного потемнело, мир приобрел красноватый оттенок. Перед глазами высветилась надпись "Зафиксирован сильный отток энергии. Дестабилизация защитных функций", но меня это уже не заботило. Я потерял над собой контроль и начал со всей силы бить кулаками по рыбе. Мои удары оставляли нехилые дырки. Когда ее голова превратилась в фарш, а нога стала свободной, я поднялся и от души пнул эту тварь. Она вылетела из речки, сопровождаемая тучей брызг, и грохнулась где-то в кустах на противоположном берегу.
   С секунду еще стоял, наблюдая, как перестают шататься ветки кустов, а затем в глазах совсем потемнело, и земля показалась мягче пуховой перины. Такая сильная слабость накатила, что я почти потерял сознание, удерживаясь на грани только благодаря упрямству. "Нельзя валяться, иначе из пасти рыбы попаду в котел серых. Если не хуже..." именно эти мысли не давали окончательно закрыть глаза и заставляли сопротивляться дурноте.
   В тот момент мне не было дела до такой моей странности. Только потом, в более спокойной обстановке я понял, что это было что-то из ряда вон. Ну не обладаю я такой силой, чтобы пробивать дырки кулаками в живом существе, да еще с пинка отправлять ее в полет на полсотни метров. А еще мою голову не покидало воспоминание про ту надпись, высвеченную интерфейсом. Куда уходила энергия, откуда? И что вообще за энергия? Неужели у моего костюма садятся батарейки? Эти вопросы так и остались без ответа.
   Хоть я и переживал насчет этого, но попыток овладеть функциями комбинезона не оставлял. И у меня кое что стало получаться. Так первыми мне поддались ночное зрение и мимикрия. Со зрением оказалось проще всего, комбинезон реагировал на две вещи (может и больше, но я определил всего две), на расширение зрачка и на мое желание видеть. Именно желание, а не мысли.
   Это произошло в одной из деревень, четвертой кажется. Я тогда прятался за углом домика, когда патруль с факелами проходил мимо. Ночное зрение при их приближении автоматически отключилось. Мне тогда послышался голос от другого дома, но отблеск света факела не давала возможности рассмотреть, есть там кто-то или нет. И я стал всматриваться в темноту, желая увидеть, что же там такое. Функция ночного зрения мгновенно включилась. Глаза резануло так, что я на всю жизнь запомнил - включать ночное зрение рядом с источником света нельзя. Даже закрепил это знание парой крепких словечек, чтоб наверняка не забыть.
   С мимикрией было труднее, принцип ее включение мне стал понятен отчасти. Когда я пытался затаиться, при этом страстно представляя себя пустым местом, функция со скрипом, но включалась, правда через раз. До сих пор не понимал, чем отличается одна ситуация от другой, когда в первом случае функция срабатывала, а во втором нет. Но прогресс уже был. Единственной функцией, которая никак не реагировала на мои желания, оставалась герметизация. Включалась она только по каким-то своим, заложенным в программу алгоритмам.
   Заполучить оружие мне представился шанс на пятый день блужданий. Тогда преследователи меня снова догнали, и не сносить мне головы, если б не посчастливилось напороться на очередное диво местной фауны. Продираясь сквозь кусты, я споткнулся и кубарем свалился в какую-то яму. Начал было барахтаться, пытаясь выбраться, но замер, когда увидел сверху три заинтересованных клыкастых морды. Наверно в тот момент у меня включился "хамелеон", потому что морды сосредоточенно обнюхивали края ямы, но взглядом меня не находили. А я лежал, затаив дыхание, и не шевелился.
   С той стороны, откуда я прибежал, послышались возгласы, а морды, забыв про яму, навострили уши. Секунда и животные срываются на звук голосов. Немного подождав, я выбрался из своего укрытия. Вокруг уже никого не было, треск веток и крики все дальше и дальше удалялись от меня.
   Привалившись к корням какого-то дерева, я вздохнул, переводя дух и успокаиваясь. Комбинезон и правда включил маскировку, потому что мое тело сейчас напоминало деревянный горб на стволе дерева. Но полюбоваться этим мне не дали. Послышался шорох с той стороны, куда убежали животные, затем кусты дрогнули и разошлись в стороны, являя свету одного из моих преследователей. Наверно самого удачливого или самого упрямого. Ему удалось застать меня врасплох. Единственной надеждой оставалось то, что он меня не заметит, хотя такой горб на дереве не заметить нереально.
   Заметил. Не сводя с меня голубых глаз и обнажая клинок, он начал приближаться. Я замер в напряжении. Когда он замахнулся и ударил наискось, инстинкты сработали раньше меня, я в последний момент уклонился от удара и отскочил на пару шагов.
   (прим. автора: здесь и далее, когда персонаж говорит на русском, текст будет курсивом)
   - Очумел?! - Выкрикнул я в порыве "нежных" чувств. - Так же зарезать можно!!!
   - Ты знаешь нашу речь? - Впал в ступор охотник.
   - Да. - Кивнул я и со всей дури зарядил ему в нос.
   Удар вышел хороший, да и как иначе, цель ведь даже на дюйм не сдвинулась, тараща на меня свои голубые "блюдца". Падение Дитя Леса совпадало с его названием, он рухнул как срубленное дерево. Мне даже показалось, что я слышал скрип...
   - Эх, надо было на бокс идти... А все мама "Иди на танцы, иди на танцы..." - Пробормотал я, рассматривая своего визави.
   Как он мирно спал, прям загляденье, но любоваться долго им было нельзя. Скоро вернутся его друзья и к этому времени меня тут быть не должно. Уже развернулся и собрался уйти, но кое-что вспомнил. "Оружие!" - промелькнула мысль. Да, в деревне им разжиться не получилось.
   Клинок Дитя Леса был хорош. Красивый, с блестящим лезвием, на котором выведена какая-то гравировка, то ли растение, то ли письмо. Удобная ручка, обмотанная кожаным шнурком, неплохой баланс, длинна чуть больше локтя. Красота просто! По-моему такие ножички называются кукри, но точно сказать не могу, не знаток холодного оружия.
   Лук забирать не стал, все равно у серого колчан был пустой, толку мне от него? Стрелять не умею, стрелы надо еще найти, да и спрятать его некуда, он ведь гораздо больше, чем мой рюкзак. Из остального интересного ничего не осталось, только небольшой сверток с едой, который пришлось реквизировать. Поэтому, оставив охотника дремать на краю полянки, я отправился дальше...
   Вот так у меня появилось первое в жизни боевое холодное оружие. Но тогда еще не знал, что не последнее...
   Все это время я пробирался на восток, в основном ориентируясь по солнцу. Естественно прямым мой путь не был, взять хотя бы заплыв по реке. В конце концов, мне это немного надоело, и я решил найти какой-нибудь приметный ориентир, которого стоило бы придерживаться. Точкой обзора выбрал одно из деревьев исполинов. Здесь они тоже кишели живностью, но в основном мелкой и пугливой.
   Забираться на него пришлось наверно часа два, уж слишком лысоват он оказался, лианы и вьюны стали заканчиваться где-то на середине подъема. Хорошо еще, что белоснежная кора не была гладкой, и по ней можно было залезть.
   Добравшись до самой макушки, обнаружил ее сломанной и уложенной всякими веточками, перьями и всякой непонятной гадостью, похожей на смесь гх-м... говна и предыдущих составляющих. Примерно сопоставив размеры, понял, что это было очень большое гнездо, ну ОЧЕНЬ большое...
   Я даже немного труханул, представив хозяина местного жилища, но потом внимательнее присмотрелся и понял, что гнездом давно не пользовались. Где-то зияли небольшие дырки, где-то оно просело, грозя провалиться, а где-то дождями вымыло весь скрепляющий раствор, и там зияли голые ветки.
   Забравшись с более удобной стороны (западной) на бортик гнезда, я выпрямился и посмотрел вперед... Это просто фантастика!!! Вот это был ВИД!!! С такой высоты лесной ковер с "грибами" деревьев-великанов смотрелся просто потрясающе! Светило яркое солнце, кружили в небе над головой птицы. Где-то далеко, казалось, виднеется тонкая полоска водной глади, но это был всего лишь мираж, слишком далеко я находился от побережья. Легкий ветерок дул с запада, шевеля листву и качая ветви гиганта. Мне до ужаса захотелось почувствовать его дуновение, как он касается моей кожи, треплет волосы, да что уж говорить, просто проветрит мою шевелюру и отросшую за прошедшие дни бороду, которая теперь постоянно колола шею и лезла в нос.
   И о чудо! Воздушные струи коснулись моей кожи! Волосы стали растрепываться, а борода наконец перестала прилипать к лицу и шее. От неожиданности я немного потерялся, но потом сообразил достать трофейный клинок и посмотреть на свое отражение.
   - Боже мой, какой же я стал страшный... - Ошарашенно произнес я, всматриваясь в заросшего, лохматого человека, который отражался на лезвии.
   У меня появились седые волосы, много седых волос... Теперь, на когда-то темно-каштановой шевелюре, блестел налет седины. Дорого мне далось путешествие, а ведь оно еще не закончено и что меня ждет дальше остается только гадать.
   Проведя рукой по отросшей, свалявшейся бороде, я печально вздохнул. Иногда вот такие простые вещи очень сильно напоминают о том положении, в которое ты попал, и на душе становиться так тоскливо, что хоть волком вой... Седина, отросшие усы и борода, залегшие на лбу и в уголках глаз небольшие морщинки состарили меня на несколько десятков лет. Во что я превратился?..
   Наверно жалел бы себя долго, меня душила горечь и обида. Да, обида... На то, что попал в этот чертов мир, что моя жизнь превратилась в существование, что это, в конце концов, несправедливо... Наверно еще немного и я бы пустил слезу от навалившихся на меня разом обстоятельств, но спасительным кругом в омуте тоски стал резкий порыв ветра, который толкнул меня в лицо. Он был словно ушат холодной воды, который привел мысли в порядок и взбодрил тело. Мгновенное ощущение потери равновесия выдуло все мои терзания из головы и вернуло на грешную землю.
   Чуть не сорвавшись вниз, я уцепился за край гнезда рукой и аккуратно спустился на ровную площадку. Мысли стали приходить в порядок, дыхание возвращалось в норму, а застучавшее быстро сердце постепенно выравнивало свой ритм.
   - Что-то ты совсем раскис Дмитрий. Не дело это, ох не дело. Надо не об этом думать, а о том, как выбираться из этой задницы. Так что думай голова думай, шапку куплю... - Подбадривая себя такими простыми словами, я принялся за дело.
   Бриться острым клинком мне приходилось первый раз, поэтому до гладкости "попки младенца" сделать это не получилось. Боялся порезаться. Теперь меня нельзя было принять за старика, но и за двадцатитрехлетнего обалдуя тоже. Где-то посередине, примерно лет тридцать - тридцать пять.
   Когда сложил оружие в рюкзак, почувствовал, что ощущение ветра на коже начало пропадать. Комбинезон снова покрывал мою голову. Еще около часа я провел в гнезде тренируясь включать эту функцию - оголение частей тела. И именно ей овладел в полной мере. Все оказалось очень просто, нужно было захотеть к чему-то прикоснуться или почувствовать прикосновение чего-то, и тогда комбинезон услужливо открывал нужную часть тела.
   Закончив "рыльно-мыльные" процедуры и разбор функционала комбеза, я решил получше рассмотреть путь на восток и найти какой-нибудь заметный ориентир. Забравшись на бортик с восточной стороны, поднял взгляд и замер.
   - Ни хрена себе ориентир...
   На востоке возвышались горы. Большие горы со снежными шапками, теряющимися в белесой дымке облаков. До них было еще далеко, но и отсюда они внушали уважение. Первый раз я видел их воочию, а не на картинке. И это зрелище казалось нереальным, такие гиганты возвышались на горизонте.
   - Карта-карта-карта... Что у нас по карте... - Начал я ворошить память, и интерфейс услужливо вывел ее передо мной. - Странно, до гор по-моему еще далековато должно быть...
   Действительно, судя по карте, горы обозначались на отметке в две с половиной тысячи километров восточнее моего портала, плюс-минус десяток другой км. Что-то было не так либо с картой, либо с миром. Есть всего три варианта: первый - это не тот мир; второй - это не та карта; третий - карта безбожно устарела. Надеюсь это третий вариант...
   - Ладно, к черту ландшафт, главное, чтобы порталы на месте оказались...
   Только это произнес, как виртуальная карта очистилась от ландшафта и предстала моему взору чистенькая, как простыня. Только контуры материка и островов остались с отметками порталов.
   - Бл?! - Емкое замечание не возымело обратного действия. - Верни как было, сволочь!
   Эффекта не последовало. То ли в голосе было недостаточно силы убеждения, то ли лимит команд был исчерпан, но интерфейс безмолвно проигнорировал мои требования. В сердцах плюнув вниз, я уже собрался спускаться, когда глаз зацепился за какую-то неправильность в лесу по направлению моего движения. Чуть дальше, метрах в трехстах от меня на восток, была небольшая поляна, почти свободная от деревьев. И в ее середине находилось два скрученных между собой сухих дерева.
   - Так, похоже еще одна деревенька по курсу. Нужно зайти в гости...
   ...Это была не деревня.
   На идеально круглой поляне прямо в центре возвышалась избушка... на курьих ножках. Блин, да эта избушка правда была на ногах, которыми являлись части ствола двух сухих деревьев. Сам дом был каким-то хлипковатым, запущенным. Покосившаяся лесенка, спускающаяся по одной из "ног", давно требовала ремонта, скособоченная крыша грозила поехать, причем в ближайшее время. Двери были старыми и зияли щелями. Венчало это великолепие дырявый, местами упавший тын, окружавший домик и деревья. В общем, полный абзац...
   М-да, не завидую здешнему обитателю. Хотя кто тут жить-то будет? Такое ощущение, что дом бросили два века назад, когда деревья под ним еще не проросли. Мечты о пополнении "закромов родины" пали в неравной схватке с обстоятельствами. Но любопытство не давало пройти мимо. Вдруг там баба-яга костяная нога обитает.
   Такие мысли даже немного улыбнули и, вынырнув из-под сени деревьев, я начал потихоньку подходить к забору. Он действительно был очень старым, только столбики выглядели крепкими. Я даже ради интереса поскреб один из них пальцем, чтобы посмотреть, не рассыплется ли он в труху.
   Тын-н-н!!!
   Прямо перед моей рукой в столб вонзилась стрела. Я на автомате отпрыгнул на добрых пару метров и судорожно стал искать стрелка. Нашел быстро, вот только... это была серая. Очень старая серая, которая целилась в меня из лука, правда пока почему-то не стреляла. Взгляд ее метал молнии, рот был приоткрыт в безумном оскале, немного скрюченная фигура выдавала напряжение, но руки ее твердо держали лук и даже ни разу не дрогнули. Мой взгляд опустился ниже, пройдясь по растрепанным седым волосам и грязной серой тряпке, прикрывающей старуху до середины бедра, и остановился на ногах. Точнее на одной, потому что второй у нее не было. Вместо нее там была грубо оструганная деревяшка, примотанная тряпками к культе, на которую опиралась старуха.
   В голове сразу всплыла шутка про бабу-ягу костяную ногу. Дошутился, идиот....
   - Что уставился? - Проследив за моим взглядом, неожиданно мелодичным, но злым голосом спросила старуха. - Нравится мой подарок? Захотелось вторую попробовать на вкус, а, тварь?
   Я немного опешил от такой отповеди, но быстро пришел в себя.
   - Я не ем э-э... - Хотел сказать людей, правда быстро понял весь абсурд ситуации. - ...разумных.
   - Разговариваешь, как жаба квакает. - Немного раздраженно произнесла старуха, опуская лук. - Убить бы того, кто тебя учил... Это ты с острова пришел что ли? За тобой эти гонялись? - Кивнула она в сторону запада.
   - Да, я пришел с острова и именно за мной "эти" охотятся. - Подтвердил я.
   - Не похож ты на то страховидло, про которое мне рассказывали. Странный конечно, черный весь, только глаза да зубы светятся. Но ты точно не та тварь, которая сделала мне это. - Указала она на ногу. - Уж я-то его запомнила...
   - А, эт щас исправлю. - Заверил старуху, вспомнив, что на мне комбинезон. - Вот.
   Небольшим умственным усилием и прикосновением руки к лицу у меня получилось открыть голову, и теперь я показался во всей красе.
   - Ух ты! - Воскликнула она. - Так ты О'Мельх.
   - Кто? - Не понял я.
   - О'Мельх. - Повторила старуха. - Они за горами живут.
   - А эти О'Мельхи, они э-э-э, как я, да?
   - Ну да. Зря что ли тебя так называю? - Проворчала старуха. - Ну, коли не монстр ты страшный, то пойдем в дом. Расскажешь мне старой, как до жизни такой дошел, что все племена на тебя охотятся. Эх, только у шаманов мозгов хватило, слава предкам... - Продолжала она ворчать, поворачиваясь ко мне спиной. - Чего застыл? Пошли, гость дорогой... Не бойся, не съем тебя. Хи-хи-хи... - Рассмеялась старуха.
   - Э-э... ага, иду....
  
   "Неделя неудач Саин'кэ"
   Возле хижины ведуньи. Пятнадцатый день от прибытия, ближе к вечеру...
  
   "Поганая тварь, чтобы тебя духи покарали!!!"
   Это была единственная мысль, которая теперь преследовала Саин'кэ. Для него, воина тени и лучшего следопыта племени, началась черная полоса. Ничего не предвещало бури, обычная работа. И дело начало спориться. Наутро, после того, как тварь побывала в его доме, Саин'кэ по приказу вождя собрал руку теней и повел их по следу.
   "Действительно, работка должна быть не пыльной". - Думал воин. - "Эта тварь оставляет за собой целую тропу из следов". Уже к полудню они наткнулись на стоянку твари, где еще тлел не до конца потухший костер.
   Окрыленные удачей, воины устремились вперед, считая, что это будет самой легкой охотой из всех. Но первая же встреча дала им понять, что все не так просто. Тварь они настигли после полудня. Она неслась сквозь лес, не разбирая дороги и не смотря по сторонам. Такого тени себе не могли позволить, они слишком хорошо знали, кто может скрываться в этом лесу. Но следовать аккуратно за тварью не получилось, слишком часто она пропадала из виду и только оставленные следы помогали снова ее найти.
   Вскоре воинам надоели эти перегонки, и они перестали аккуратничать, решили пойти напролом, лишь бы догнать тварь и закончить дело быстрее. Этот шаг оказался опрометчивым. След твари вывел их прямиком к лежбищу ядовитого Рааз-ута. И он был зол, кто-то растревожил его. А тут как назло целая толпа теней у него перед глазами....
   "Поганая тварь!" - Подумал Саин'кэ, вспоминая, как они убегали от ядовитой гадины. Тогда двоим из руки пришлось отправиться в ближайшее селение, иначе без отвара листьев кричащего дерева они бы умерли в муках, отравленные ядом Рааз-ута.
   Саин'кэ пришлось набрать еще двух теней в соседнем племени, чья деревня находилась недалеко. Тут многие желали поймать тварь, так как и здесь она украла еду. Вождь конечно не похвалит за такое самоуправство, но Саин'кэ считал, что лучше перестраховаться, чем повторять ошибки.
   В очередной раз, когда они ее догнали, то увидели, как тварь растворяется среди падучей рощи. Все знали, что это смерть. Из рощи сможет выйти только полуразложившийся труп, отравленный соком тухлицы. Тени были раздосадованы таким окончанием охоты, тварь не сдалась, она решила покончить с собой... Смелый поступок. Но что-то не давало Саин'кэ покоя, что-то говорило внутри него - тварь не настолько проста.
   Новенькие, набранные взамен отравленных Рааз-утом, хорошо знали здешнюю местность. За падучей рощей через десять полетов стрелы находится еще одна деревня их племени. Саин'кэ решил идти туда. Новенькие вели по короткой тропе, но он подгонял воинов все быстрее и быстрее. Все были в недоумении, зачем так спешить, что может быть в той деревне такого. Но Саин'кэ молчал, он думал о твари.
   "Если она все-таки выжила, то должна зайти за едой... Вот тогда мы посмотрим, прав я или не прав". - Размышлял он.
   В деревне их приняли радушно и в то же время настороженно. Суматоха, которую они подняли, вызывала беспокойство. Только местный вождь оставался спокоен после разговора со следопытом и нормально смотрел на действия руки.
   Саин'кэ поставил стол возле дома, уложил его снедью и рассредоточил людей. Сам же забрался на крышу, прихватив с собой ловчую сеть.
   День медленно проходил, но все оставалось тихо. Многие уже расслабились и с сочувствием смотрели на следопыта, мол бедняга, совсем заболел этой тварью... Было обидно, но Саин'кэ терпел, он чувствовал, что прав, вот только доказать не мог.
   Под вечер, когда надежда стала угасать, а воины разбрелись по своим делам, только один Саин'ке сидел на крыше и лениво вглядывался в подступающие сумерки. Он уже сам начал думать, что ошибся, что зря устроил эту суматоху. Только опозорил себя перед другими.
   Но тут он заметил какую-то странность возле стола, будто тень от него вытянулась и стала наползать на стол, поглощая пищу. Несколько секунд он вглядывался, пытаясь определить, мерещится ему или нет. Но тут он увидел, как тень отделилась от стола и стала его обходить.
   "Это она! Это та тварь! Она выжила, я же говорил!" - хотелось ему закричать. Вот только он понимал, что это спугнет ее. В душе у следопыта поднялась волна радости и гордости за себя любимого. Он начал готовить сеть к броску, предвкушая, какие будут у соплеменников глаза, когда он покажет им скрученную собственноручно тварь. Рванув вперед и выбрасывая сеть, он вдруг почувствовал, как опора уходит из-под ног. Через мгновение его ноги провалились сквозь травяную крышу, а деревянная балка больно ударила в промежность. Что было дальше, он уже не видел, он только резко вскрикнул и завалился на спину, всеми силами пытаясь унять сильную боль...
   "Поганая тварь!" - Подумал Саин'кэ, потирая ту часть тела, которая тогда пострадала. Но эта "жертва" оказалась не напрасной. Теперь соплеменники смотрели на него с уважением. Ведь именно он дождался твари, именно он почти ее поймал.
   Тогда к Саин'ке присоединилось еще две руки теней, которые отправил местный вождь ему в помощь. "Теперь ты от меня не уйдешь..." - думал Саин'кэ. Рано или поздно они ее догонят.
   И как назло он опять ошибся. Обнаружив тварь, новенькие, рванули за ней, Саин'кэ даже не успел им что-либо сказать. Вся толпа "загонщиков" влетела под жучью плешь вслед за тварью. Причем тварь пронеслась, даже не замечая насекомых, а вот теням пришлось туго. Семеро из них тогда вернулись в поселок покусанные до невозможности, несомые своими собратьями на плечах.
   Отправленные взамен пострадавших, были не лучше, такие же горячие, спешащие доказать свое умение. Но каждый раз они оставались с носом. Особенно больно ударило по самолюбию исчезновение твари в воде. Тогда они искали следы почти целый день, гадая, утонула тварь или нет.
   Не утонула. К вечеру один из воинов нашел забитую в кашу рыбу, а на противоположном берегу кучу водорослей и следы, оставленные в мягком иле. Времени было потеряно много...
   Даже надежда снова обнаружить тварь стала гаснуть. Но Саин'кэ не отступал, он шел вперед, подчиняясь какому-то неведомому наитию, словно каменная собака, взявшая запах жертвы. На пятый день они снова обнаружили тварь. И почти догнали ее, когда....
   "Поганая тварь!!!" - Накручивал себя следопыт, вспоминая, как за ними погналась стая иглогривых.
   Он тогда чудом уцелел. И чудом этим оказались ямы хаиц, которых ловили здесь иглогривые. Саин'кэ в суматохе банально споткнулся о корягу и кубарем скатился в одну из ям. А когда смог выбраться, то иглогривых и след простыл, так же, как и его соплеменников.
   Саин'кэ не знал что ему делать, бежать за своими и помочь отбиться или ждать здесь. Правда, ждать возможно будет некого, иглогривый слишком страшный зверь.
   Но тут он увидел ее - тварь. Она притаилась на корнях дерева, замаскировалась под него, но плохо, очень плохо замаскировалась... В душе у следопыта поднялась волна ярости, он пошел прямо на нее, извлекая на ходу клинок. Ему хотелось разрубить тварь пополам, чтобы она больше никогда не смогла двигаться. Первый удар, в который Саин'кэ вложил море гнева, рассек только воздух. Эта тварь непостижимым образом смогла увернуться и отскочить. Зато теперь она не маскировалась, стояла перед ним во всей красе...
   - Отчумэл!!! - Крикнула что-то по-своему тварь. - Так же убить можно! - Тут же выдала она на родном следопыту наречии.
   - Ты знаешь наш язык? - Удивлению Саин'кэ не было границ. Он думал, что это зверь, пусть и умный, но зверь. А тварь умеет говорить, да еще знает язык Детей Леса!!!
   Это не укладывалось у следопыта в голове. Такая неожиданность просто выбила его из колеи, выдув весь гнев подчистую и оставив целую бурю эмоций....
   Следующая неожиданность была хуже, и она выдула не только гнев, но и сознание.
   - Да. - Подтвердило существо, а затем сильно ударило его по лицу.
   "ПОГАНАЯ ТВАРЬ!!!!" - Рычал про себя Саин'кэ, вспоминая, что лишился оружия. Это для него было самой страшной бедой. Потерять оружие для тени позволялось только после смерти. Теперь ему нет дороги обратно, пока он не вернет клинок. Его просто выгонят свои же родственники...
   - ПОГАНАЯ ТВАРЬ!!! - Крикнул он в сторону гор, вспоминая разговор со старой одноногой ведуньей, которая указала ему путь твари. - Я найду тебя, слышишь?!!! Найду-у-у!!!
   - Чего разорался-то? - Выглянула из дверей ведунья. - Иди отседова. И не зыркай тут, голь перекатная, шубу не дам!
  

Глава шестая

Духи, магия и кое-что ещё...

  
   - Я самое симпатичное приведение с мотором! Уа-ха-ха-ха!
   - Бл?, Петрович, поставь генератор на место!
  
   Бастатик. Предгорья Костяных гор. Пятнадцатый день от прибытия. Полдень...
  
   Местная баба-яга оказалась вполне вменяемой особой. Ну почти, временами ее пробивало на черный юмор и тогда она начинала хихикать. Хорошо хоть эти приступы длились недолго.
   Пообщались мы с ней очень плодотворно. Я узнал, что за горами живут люди, которых Дети Леса называют О'Мельхи. По эту сторону их нет, только дети леса, а здесь у подножия гор вообще только ведунья.
   Жила она здесь уже давно. Ей было сто двадцать четыре года (а так и не скажешь). Практически всю жизнь провела калекой, потому что в четыре годика со священного острова пожаловала какая-то тварь и откусила маленькой девочке ногу. Монстр, что сотворил с ней такое, взамен наделил некоторыми способностями.
   Она сама не знала, как так получилось, может слюна у твари была целебной, может еще что, но с тех пор ее не брала никакая отрава, а еще у нее открылся дар познания, в определенном смысле конечно. Ведунья стала понимать какие травы, корешки, ягоды и всякие минералы могут помочь от недуга. Она не могла объяснить, как это чувствовала, просто понимала и все. За эти способности местные и нарекли ее ведуньей (не путать с шаманами, это слово происходит от слова "ведать", то есть "знать").
   С одной стороны это был большой плюс - у нее появился неплохой заработок, ведь с такими способностями она неплохо врачевала. С другой - она так и осталась одна. Никто из мужчин не горел желанием создать с ней семью, всех страшили эти способности, да и мало было желающих заиметь в жены калеку. Мне стало немного жаль ее, одинокую, нелюдимую, которую боятся и презирают, но идут на поклон за лечением. Лицемеры...
   Еще ведунья поведала, что горы на востоке очень большие и холодные, поэтому соваться туда без теплой одежды не стоит. Всем этим старуха располагала и даже согласилась поделиться. Не бесплатно конечно. Честно, я тогда даже не знал, что ей можно предложить, но она сама решила...
   - У меня не очень много вещей. - Проговорил я, выкладывая из рюкзака на деревянный стол свое имущество. Всего ничего: фляга, клинок, зажигалка, немного еды и череп Йорика. - Это все что есть.
   По мере того, как вещи появлялись на столе, брови ведуньи вздымались все выше и выше. Под конец она вообще голубыми "блюдцами" смотрела на мое богатство.
   - Ты даже не представляешь, что имеешь... - Проговорила она. - Клинок можешь сразу спрятать, умирать я пока не собираюсь... Чего так смотришь? Ах да, откуда ж тебе знать. Ты вот где клинок взял?
   - Да у одного "охотника" отобрал.
   - А он жив-то остался? - С прищуром посмотрела на меня ведунья.
   - Да. Я вообще никого из детей леса не убивал. - Пожал я плечами.
   - Во-от! - Протянула она. - А знаешь ли ты, что отобрал клинок у одного из теней? Вижу, что нет. А по законам племени этот воин изгоняется до тех пор, пока либо не вернет свое оружие, либо не умрет. Как думаешь, он покарает наглеца или нет?
   - 3.14здец...
   - Не знаю, что ты сейчас сказал, но думаю, именно так это и называется. Еду можешь убрать обратно, у меня самой есть. - Ухмыльнулась она. - Ёмкость у тебя конечно интересная, но отверстие слишком узкое, не всякий корешок влезет. Да и мыть его не получится... Её тоже убирай. Теперь вот эта штука, это чего такое?
   - Это называется зажигалка. - Взяв её в руки, я щелкнул пьезой и зажег огонек. - Нужна для розжига.
   - Интересная штука. А что за жидкость такая в ней?
   - Она как раз и горит. Если закончится, то зажигалку можно выбросить.
   - Ага... Тогда тоже убирай. Зажигать мне есть чем, тем более никакая жидкость у меня не кончится. Хи-хи... А вот эту штучку дай посмотреть поближе. - Указала она на миниатюрный череп Йорика.
   Я услужливо его подал. Ведунья взяла череп в руки и какое-то время всматривалась в пустые глазницы. Потом чему-то улыбнулась и вернула вещицу обратно.
   - Это мне тоже не надо. - Все еще улыбаясь, произнесла она. - Может у тебя еще что-то есть? А то как-то нечестно получается, я тебе добротную теплую одежку с запасом еды даю, а ты мне ничего...
   - Больше вроде ничего нет. - Проговорил я, протягивая руку за спину и мысленно желая, чтобы из рюкзака выпало все, что там может лежать. Тут же почувствовал, как в ладони появилось что-то небольшое и легкое. В то же мгновение комбинезон завопил и загерметизировался, немного напугав ведунью. - Это защита, не пугайся. Просто я вспомнил, что у меня есть еще одна вещь и она немного опасна. Вот...
   Вынув руку из-за спины, раскрыл ладонь и немного подался вперед, чтобы ведунья могла увидеть маленький цветок. Да, я захватил с собой один из тех веселых синеньких цветочков. Просто мне подумалось, что когда-нибудь он поможет мне избавиться от хищника, с которым я не смогу справиться физически. Грех было не использовать даже такое подлое оружие...
   - Этот цветок чуть не погубил меня однажды. - Проговорил я. - Знакома с таким?
   - О да-а. - Протянула ведунья, вся подобравшаяся как кошка. - Я даже не представляю, как ты его добыл. Хотя нет, представляю, раз ты его держишь в руках и до сих пор не валяешься с блаженной улыбкой на устах... Его называют цветок мечты. Любой, кто заходит на поляну с ними, засыпает и видит великолепные сны... до самой своей смерти. Если конечно никто не сможет вытащить идиота с поляны.
   - Бери, он твой. - Положил я цветок на стол.
   Ведунья проворно вскочила из-за стола, сбегала за мокрой тряпкой, которой повязала себе лицо, и аккуратно завернула цветок уже в другую тряпочку, извлеченную из недр своего балахона. Затем она спрятала сверток в незаметную нишу возле небольшой печи и вернулась за стол.
   - Это щедрый подарок с твоей стороны. Из настойки этого цветка получится не меньше полусотни порций анестезии (прим. автора: некоторых слов нет в языке местных, или целое выражение можно описать одним, поэтому подставлено более подходящее по значению слово. В данном случае было "снадобье для сна больных"). Я помогу тебе с одеждой и едой, за такой подарок не жалко... Хи-хи.
   Так я обзавелся теплой одеждой и внушительным баулом с сухими лепешками, вяленым мясом и разнообразными орехами. С водой у меня проблем быть не должно, снега в горах хоть завались. Это так схохмила ведунья, но в чем-то она была права, дополнительная ноша ни к чему.
   Дальше наш диалог свелся к определенной "ничьей". Она вкратце рассказала о жизни Детей Леса, а я о своей.
   Живут они племенами без централизованной власти, то бишь не одним государством. В каждом племени есть самый главный - вождь. За ним по вертикали власти идет главный шаман, дальше старшие воины и простые шаманы, а затем все остальные. Живут охотой, рыболовством и собирательством, научились неплохо обрабатывать сталь и камень. Впрочем, ничего особенного в жизни детей леса не было. Кроме одного.
   Вот тут я уже ни в какую не верил в то, что мне втирала ведунья. Да, в определенную степень наития, как у старухи на лекарства, еще могу поверить, но в то, что здешние "шаманы" умеют колдовать, вызывать духов и творить всякие "непотребства", уж извините, нет. Верю в технологии, в здравый смысл иногда, даже в простую удачу верю, но не в колдовство.
   - Не буду тебя убеждать. Скоро сам все увидишь... Хи-хи... - В своем репертуаре выдала тогда ведунья, искоса взглянув на Йорика, лежащего на столе.
   Мне оставалось только пожать плечами и мысленно покрутить пальцем у виска. Все-таки крыша у бабули дала течь, немудрено конечно за столь долгий срок. Зато и я не остался в долгу, когда рассказывал про дом мой родной. Тут уже ведунья уперлась и ни в какую не хотела верить, что есть мир, где живут одни люди и их там миллиарды (тут и числа такого не знали). Причем этот мир без магии, все, что там движется, делает это благодаря техническому прогрессу. В общем, я ответил ей тем же, чем она мне, и тоже искоса глянул на зажигалку. Она немного нахмурилась, видимо борясь со своими демонами, но больше ничего не спросила.
   Попрощались мы с ней довольно тепло, она даже вышла на порог платочком мне в след помахать. Зараза вредная, не дала переночевать под крышей.
   - Придет еще за тобой тот охламон, что без оружия. Да еще и ватагу за собой притащит. Зачем они мне тут нужны? Не-ет, давай-ка ты в дорогу собирайся... - Ворчала она. Хотя ее тоже понять можно, зачем ей такой геморрой из-за одного пришельца, который все равно слиняет? А ведь ей здесь еще жить и жить.
  
   Бастатик. Предгорья Костяных гор. Пятнадцатый день от прибытия. Вечер....
  
   - Это чего такое? - Я замер на полпути к вершине очередного дерева-гиганта и стал вслушиваться в окружающее пространство. - Кричал что ли кто-то?
   Немного подождав повторения и не получив его, хмыкнул и полез дальше. Честно, наверно зря лез, направление и так известно было. Но почему-то еще раз хотелось убедиться, что горы не мираж, что они до сих пор стоят там, где их видел.
   Горы никуда не делись, они стали еще ближе и выше. У-ух, аж мурашки по коже пробежали. Никак не могу привыкнуть к этому. Вроде уже и понимаю, что не в родном мире, что вокруг бегают нечеловеки, а все равно возбуждает не по-детски....
   - М-мать! - Поскользнувшись на очень упитанной гусенице, которую я удачно раздавил, чуть было не сделал себе кастрацию, путем разбиения самого драгоценного о ветку. Ухватившись за неровности коры, завис буквально в паре сантиметров от "происшествия". - Еще бы чуть-чуть и все, Дима, про потомков можно было бы забыть. Так, а это что такое? - От созерцания кишок меня отвлек негромкий рык, который доносился снизу. Я замер и прислушался. До земли уже оставалось метров пять-семь, так что можно было выглянуть сбоку из-за толстой ветки и рассмотреть причину беспокойства.
   Внизу разворачивалась баталия. Штук шесть необычных ящериц размером с кошку окружили странного зверька. Необычными они были потому, что у них вместо чешуи была короткая тёмно серая лоснящаяся шерсть, а на кончике хвоста виднелся перевернутый шип.
   Зверёк же, которого они окружили, напоминал небольшую собаку, или скорее песца (видел их на охоте, этот был чем-то похож), вот только коготки у него были металлического серебристого цвета, а на спине красовалась парочка кожистых крыльев.
   Песец был прижат к стволу дерева и окружен со всех сторон. Мне показалось странным, что зверь, имеющий крылья, не возьмет и не улетит от нападающих, но тут я рассмотрел причину этому. Одно из крыльев было порвано и, наверное, не могло нормально держать зверя.
   Похоже мне удалось поспеть к кульминации. Перерыкивание и шипение достигло апогея, а затем ящерицы, будто сговорившись, все разом прыгнули на песца. Одна из них, не достигнув цели, кувыркнулась в воздухе и кулем упала на землю. Зато остальные долетели нормально, и образовавшийся клубок начал мять траву у подножия дерева.
   Драка была ожесточенной, я даже поначалу думал, что песец практически мгновенно проиграет, но сначала одна ящерица выпала из клубка бездыханной поломанной куклой, затем другая, а затем еще и еще, пока соперники не остались один на один. Шатающийся весь пожеванный песец и одна единственная ящерица, которая неимоверно громко шипела, стоя в полуметре от него.
   Момент напряжения, и ящерица бросается вперед. Песец медленно, немного неуклюже отклоняется в сторону и принимает ее вскользь на правый бок. Что произошло с ними я так и не понял, но ящерица приземлилась мертвой, а песец, не удержав равновесия, свалился на бок и больше не встал. Только грудь его часто вздымалась, показывая, что в звере еще теплится жизнь.
   Аккуратно спустившись с обратной стороны от места драки, я потихоньку стал отходить от дерева. Не хватало еще нарваться на другого хищника, который будет по здоровее этих ребят. То ли удача сбой дала, то ли моя особенность находить опасных тварей сработала, но в спину мне что-то вцепилось и рьяно стало дербанить мой рюкзак. Комбез заорал об атаке и загерметизировался.
   От неожиданности и легкой паники я не придумал ничего лучше, чем подпрыгнуть и со всей силы приземлиться на спину. Подо мной что-то хрюкнуло, а когда встал, то почувствовал, что на спине больше никого нет. Обернувшись, я мгновенно выхватил клинок (натренировался по дороге, жизнь-то здесь не курорт) и замер, готовый в любой момент отразить атаку. Передо мной, ощерившись, стояла одна из ящериц, только немного крупнее своих товарок. Похоже это вожак или самка, ждавшая приглашения к столу... Хотя, мне все равно.
   - Нэ падхады, зарэжу! - Выдал я зашипевшей твари.
   Не послушалась зараза. Вместо этого она она резко припала к земле и быстро шмыгнула в ноги. От неожиданности я подпрыгнул, как девчонка...
   Ящерица похоже не ожидала такого финта с моей стороны, потому что приземлился я прямо на её голову. Но тварь просто так сдаваться не пожелала и начала тыкать в меня своим жалом. Раздраженный таким ходом, я начал кромсать ящерицу клинком. Со злости накромсал её в фарш, только голова под ногами осталась целой.
   Странно, крови не было вообще, клинок оказался чистым, а части тела твари, лежавшие на земле, выглядели не как куски мяса, а скорее как комки земли. Они медленно рассыпались, словно песочный замок под дождем. От греха подальше я встал с головы твари и немного отошел, прислушиваясь к окружающему пространству.
   Все было спокойно, лес шумел уже привычными звуками. Хотя, на самой грани моего слуха промелькнуло что-то, тоненький писк, как у мыши. Наверно показалось от напряжения...
   Я аккуратно обогнул мертвую тварь и стал обходить дерево-гигант, вслушиваясь в какофонию звуков, чтобы не дай бог не пропустить очередное нападение. Но услышал только писк, который повторился вновь и теперь слышался гораздо отчетливее. Значит не показалось.
   На том месте, где дрались животные, теперь было несколько кучек от мертвых ящериц, среди которых все так же лежал крылатый песец. Я потихоньку подошел, держа наготове клинок, и посмотрел на этого беднягу. Шерсть была вся мокрая и слипшаяся, в некоторых местах свисая лохмотьями. Оба крыла порваны в клочья, а из аккуратных маленьких дырочек в шкуре сочится кровь вперемешку с какой-то зеленой жидкостью...
   Вдруг раненый повернул голову в мою сторону. От неожиданности я замер, сжав покрепче клинок. Но зверь оставался недвижим, просто смотрел полным боли и тоски взглядом. Мне даже стало жаль его - победить в неравной схватке и медленно умирать от подлого яда...
   Погрустить мне не дал интерфейс. "Таменное воздействие первого порядка. Уровень опасности минимален. Разрешить трансляцию?" - появилась надпись перед взором. Это был первый раз, когда интерфейс просил от меня осознанного действия.
   Честно, я сомневался в ответе. С одной стороны опасность минимальна и можно узнать, что за трансляция такая. С другой же пугала фраза "таменная энергия", ведь именно такое название встречалось в техническом описании силовых установок информационного комплекса.
   Жалко монетки нету, чтобы кинуть... А, была не была.
   - Разрешить трансляцию. - Дублируя команду мысленно, произнес я.
   В тот же момент на меня нахлынул целый ворох образов:
   "Играются на поляне дети. Рядом за ними наблюдают их родители". "Маленький мальчик бежит к матери, а та присела и развела в стороны руки, встречая его объятьями". "Вот мальчик совсем еще маленький, он не может ходить, и мама берет его на руки"...
   Этих образов было очень много. Разных по ситуации, но одинаковых в одном - маленький мальчик и его мать, которые были Детьми Леса. Под конец образы стали меняться, теперь вместо серых были животные, много разных животных, но одно оставалось неизменным, мама и сын....
   Наваждение так же мгновенно отпустило меня, как и пришло. Я стоял на том же месте, смотря на уже бездыханного зверя, и гадал, что это сейчас было...
   - Похоже я съезжаю с катушек... - Проворчал я.
   Совсем рядом раздался писк, заставивший меня резко повернулся в сторону его источника и начать обшаривать ствол дерева взглядом. Вреде ничего необычного нет....
   Еще один резкий "Пии-и-и..." и я увидел его! Это был маленький шерстистый комок, таившийся в неровностях коры. Я подошел и аккуратненько выковырял его оттуда....
   - Эй, малыш... - На руках у меня оказалась миниатюрная копия крылатого песца. Маленькие еще розовые крылышки, мутный взгляд черных глазюк и пронзительный писк, будто кричащий по-человечьи "Мама!" - Бедненький... Что же с тобой делать? - Провел я пальцем по его маленькому загривку, чем вызвал еще одну порцию писка.
   Не знаю, что в тот момент со мной произошло, раньше бы прошел мимо, оставив идти события своим чередом, так сказать, не нарушая законы джунглей. Но сейчас, держа в руках этот маленький беззащитный комочек, у меня не хватило духа оставить его здесь. Малыша больше некому защищать, мать отдала за него жизнь (я так понял, что в драке погибла самка), так почему же он должен остаться и умереть?
   Мне стало жалко этого кроху, такого маленького, беззащитного. Как такого можно бросить?
   - Эх, может я дурак и это мне когда-нибудь аукнется... - Приговаривая, достал из рюкзака скатанные в рулон теплые вещи и, одевшись, засунул малыша за пазуху. - Вот так. Потерпи чуть-чуть, сейчас придумаем тебе что-нибудь покушать...
  
   Костяные горы. Пещера в предгорьях. Сумерки...
  
   За все время осознанного существования духом Эн'ори испытал на себе всю гамму чувств от гнева до безысходности, от радости до грусти и многие другие.
   После того, как он выплеснул энергию в стремительном движении, чтобы помешать живому сбежать, он впал в состояние близкое к коме, если можно так назвать энергоистощение духа. Это продлилось недолго, вскоре он почувствовал, что его частица стала наполняться. А когда к нему вернулась способность "ощущать" окружающее, дух понял, что уже не находится на месте.
   Живой вопреки здравому смыслу унес частицу Эн'ори с собой. Дух высвободил слишком много энергии, и теперь от его вместилища осталась едва ли треть. Но это ничего, все можно исправить, тем более живой находится рядом и можно снова попробовать захватить его разум.
   Но тут духа ждала неудача. Живой уже был захвачен. Какая-то странная тварь не давала Эн'ори возможности даже прикоснуться к его разуму. Дух специально дожидался того момента, когда живой заснет, ведь именно в это время он становился наиболее беззащитен. И каково же было удивление, когда дух предпринял первую попытку и натолкнулся на глухую стену чуждого живому, слишком правильного разума.
   Эн'ори видел блуждающего во снах живого сквозь эту стену, пытался дотянуться до него, кричал изо всех сил... Но все было тщетно. Только эта тварь все время твердила одинаковые слова на каком-то неизвестном наречии.
   "Таменное воздействие второго порядка. Опасность. Включена защита разума носителя от перегрузки" - вещала она из раза в раз, чем доводила духа до бешенства. Он бился в эту глухую стену, предпринимал еще несколько попыток, пока окончательно не отчаялся.
   А затем он увидел других. Духов своего народа. Это было удивительно, живой принес его в родные земли. Именно здесь Эн'ори вспомнил все, кем был, кем стал и как ушел... Он общался с такими же, как он. Узнавал все, что произошло с тех времен, когда он был еще жив. И его душа стала наполняться спокойствием. Его потомки живут, они процветают...
   Уже только за это стоило отблагодарить живого, что позволил ему узнать это, дал возможность пообщаться со своими. Но живой все так же оставался за глухой стеной.
   Время шло. Родные места стали оставаться позади, как и духи. И Эн'ори затосковал. Он не знал, к чему же стоит стремиться. Потомки успешно обходятся без него, живой все так же недосягаем, пусть даже не для захвата разума, а просто для того чтобы поговорить... Так что же ему остается делать?
   На этот вопрос ему вскоре ответили. Он услышал стражей тех гор, вокруг которых ходила страшная слава. Теперь он узнал почему. Чем ближе становились горы, тем больше Эн'ори ощущал, как наполняется энергией. Ее здесь было просто море. Нет, целый океан! А значит.... Значит, пришло время поговорить.
   - Живой...
  

***

  
   Время клонилось к ночи и мне пришлось в быстром темпе искать место для ночлега. Залазить на очередное дерево со своей драгоценной ношей да еще одетым в обычную одежду было не очень разумно. Поэтому пришлось присматривать что-нибудь наземное.
   Благо лес немного поредел, так как земля начала идти на подъем, и стали появляться различные скальные останцы на поверхности. В одном из них я нашел не очень глубокую, зато высокую пещерку, которая оказалась без обитателей. В ней мы с маленьким пушистиком и устроились.
   Я натаскал дров и разжег костер, прокипятил воду и заварил чай из отсыпанных мне ведуньей травок. Закинув в рот кусочек лепешки и вяленного мяса, стал разжевывать, чтобы накормить своего питомца.
   - Ну же малыш, съешь немного. - Уговаривал я пушистика, держа его на руках и подсовывая под нос пережеванную еду.
   Маленький крылатый песец сначала постоянно пищал, но со временем затих. Наверно пригрелся за пазухой и уснул. Зато сейчас опять завел свою песню. Понятное дело он голоден и хочет мамкину сиську, а ему вместо этого пихают непонятную кашу, пахнущую чужим существом.
   Голод не тетка. Через время пушистик все же слопал чуть-чуть. Правда, пищать не перестал. Дал ему немного воды. Звереныш уверенно вылакал пол пробки от фляги и умостился на шубе, которую я положил на пол в качестве лежанки.
   - Эй, а мне где предлагаешь спать ложиться? - Вопросил я это чудо. Но ответа так и не получил, только небольшой фырк, похожий на икоту. - Ладно, не столб, подвинем...
   Осталось еще вход в пещеру закидать ветками. Костер конечно снаружи видно не будет, а вот алеющие стены - очень даже. Вздохнув, я встал и направился к выходу, попутно прикидывая какую можно поставить сигнализацию от незваных гостей.
   - Живой... - Раздалось за спиной таким знакомым, леденящим душу голосом.
   Я мгновенно развернулся и уперся взглядом в полупрозрачную темную фигуру. Точь-в-точь как во сне...
   - А-а-а-а!!!!! - Заорал я и вылетел из пещеры. - А-а-а-а!!! Сгинь, сука! Не подходи!!!
   Спотыкаясь, начал пятиться от пещеры задом, кидая в надвигающуюся тень все, что только попадалось под руки. А она будто не замечала моих потуг и все шла и шла за мной. Взгляд опустился к ее ногам... Ага, шла... Летела эта тварь за мной!
   - Уди!!! Зашибу нахрен!!! - Махая перед ней дрыном, я все так же отступал назад.
   - Успокойся, живой... - Прошелестела тварь. - Мне надо поговорить с тобой.
   - Я спокоен, мать твою, как удав!!! - Брошенный дрын пролетел сквозь нее, не причиняя никакого вреда. - Что ж ты за херня такая, неуязвимая!??
   - Мне незнаком твой язык, живой... - Остановившись, произнесла тварь. - Да прекрати ты кидаться! Все равно бестолку...
   - Кто ты такой?
   - Я дух Эн'ори сан-Баста, череп которого ты таскаешь за спиной. Успокойся, я пришел поговорить. Это нужно и мне, и тебе, поверь.
   - Что мне может быть нужно от э-э... духа? - Немного успокоившись, я попытался рассмотреть это чудо, правда царящая вокруг темнота этому не способствовала, а транслируемое комбезом изображение почему-то не улавливало существа.
   - Ты хочешь пройти горы и выжить?
   - Д-да...
   - Тогда нам точно стоит поговорить. Можешь вернуться в пещеру, там тепло и светло, и ты сможешь лучше меня рассмотреть.
   - Хорошо. Только это, без глупостей... - Осторожно обходя существо, произнес я.
   Он хмыкнул, но ничего не сказал, просто, так же вися в воздухе, последовал за мной. Черт возьми, неужели ведунья рассказывала мне не про свои глюки? Неужели здесь есть эта самая, легендарная магия?
   - Бред какой-то... - Непроизвольно вырвалось у меня.
   - Что ты сказал? - Тут же спросил дух.
   - Говорю, что ты плод моего воображения. Наверно ведунья дала мне лепешки из какой-то веселой травки... Или орешки были не совсем съедобными.
   В пещере он предстал во всей красе. Полупрозрачный серый в странном ветхом одеянии, парящий в десятке сантиметров от пола. Его белые волосы, казалось, живут своей жизнью, развеваясь на несуществующем ветре. Он был стар, очень стар. Все лицо испещрено морщинами, руки тонкие и жилистые, а ступни кажется вообще вырезаны из сухих веточек. Точно ходячий труп... или летячий...
   - Вон твой зверь тоже меня видит, значит я не галлюцинация.
   - Он тоже ел лепешку, так что это не аргумент. - Так и подмывало брякнуть что-то вроде "Шах и мат, детка". Но сдержался.
   Всполошенный недавними криками, маленький песец, попискивая, сидел и таращился на приведение.
   - Ты знаешь, что это очень опасный магический зверь? Не страшно его таскать с собой?
   - Что-то не замечал за ним ничего магического... А что, остальные звери не магические?
   - Большинство да, им хватает естественной защиты для существования. Но есть и такие, как он. - Указал дух на песца. - Природа наделяет их определенными силами. Например, твой зверь может вызывать видения или убивать взглядом. Не каждый шаман способен потягаться с ним. А уж если зверьков несколько, так и вообще вряд ли выживет.
   - Так может он мне сейчас и делает видение?
   - Нет, он еще слишком мал. Вот подрастет, тогда узнаешь. А пока...
   - Подожди, про животных можно и потом. Лучше скажи, откуда ты взялся?
   - С самого начала?
   - С самого...
   - Ну хорошо. Родился я...
   - Не настолько сначала. Не дурак, понимаю, что ты местный...
   - Не перебивай старших! Не дурак он... Ни какого уважения... - Заворчало приведение.
   - Все-все, больше не буду. - Примирительно поднял я руки.
   - Ты так лучше не делай там, куда идешь. Примут за мага. Так на чем я остановился? А... Так вот, родился я в этих лесах щтормов триста назад (ахренеть!), может чуть меньше. Рос как все, пока к нам в дом не пришел шаман нашего племени. Тогда я узнал, что у меня есть дар. Так началось мое обучение и жизнь шамана. На тот момент, когда я ушел из мира живых, мне было почти сто семьдесят пять штормов. А занесло меня на священный остров по одной причине. Ты сказал про ведунью... Я был одним из тех, кто убил тварь, которая лишила ее ноги. - Глубокомысленно затих дух.
   - Вот как... А что это за тварь была?
   - Не знаю кто она или что. Зато знаю, что она была очень страшным противником. Ее не брало ни оружие, ни магия, только проклятые смогли унести ее за собой... Но к тому моменту она смогла убить слишком много Детей Леса. Именно поэтому я отправился на остров. Хотел закрыть ту дверь раз и навсегда. Многие были убиты, еще больше ранены, а остальные оказались слишком молодыми и неопытными. Кроме меня просто некому было. Но судьба сыграла со мной злую шутку и вместо того, чтобы закрыть дверь, я в нее прошел. И оказался в странном каменном помещении... Последнее, что я помню, это как меня бьет молнией, а дальше ничего...
   - Это была защита. Я тоже мог умереть там, если бы не твои останки...
   - Хоть тебя получилось уберечь... - Горько хмыкнул дух.
   - Могу тебя обрадовать, шаман. Я закрыл ту дверь на острове. Раз и навсегда... - Теперь уже мне довелось произнести это с горечью.
   - Это очень хорошая новость! - Воскликнул дух, но тут же успокоился и пристально посмотрел на меня. - Так вот почему ты пришел сюда. Ты не смог пройти в нее обратно, да?
   - Да. - Подтвердил я. - Не по своей воле мне довелось попасть на ваш остров. Всего лишь случайность, плохая погода и вот... Я здесь. Теперь иду туда, где должны быть другие двери.
   - Так их много?
   - Хватает. Правда не знаю, остались ли они открытыми.
   - Что ж, вернуться домой дорогого стоит... Отчасти именно из-за твоего пути я пришел поговорить. Те горы, что ждут тебя впереди - там почти нет ничего живого. По крайней мере, на поверхности. Там есть такие, как я, только сильнее, гораздо сильнее. И они очень невзлюбили вашего брата...
   И дух пустился в рассказ. Когда-то давно, о-о-очень давно, люди пришли в эти горы с востока. Тогда в них еще жили существа, которые называли себя Нэй. О них практически ничего неизвестно, слишком много времени прошло. Эти существа жили в горах очень долго, но пришедшие люди не нашли с ними общий язык и стали истреблять их. Парадокс был в том, что людей с востока тоже гнала смерть, но Нэй, выжившим при истреблении, уже не было до этого дела. Они, собрав остатки некогда большого народа, сотворили страшное волшебство. Они прокляли живых.
   Теперь горы были безжизненными. Единственными обитателями здешних мест стали кости умерших и их духи, оставшиеся на страже. Живым не было хода сюда. Все, кто осмеливался прийти, умирали в страшных муках и становились новыми стражами, а старые в свою очередь развоплощались, передавая весь гнев и тоску новичкам. И не видеть им покоя, пожираемым лютой ненавистью к живым. "Если не жить нам на нашей земле, то не жить никому" - именно так было сказано Нэй, когда они сделали это. По сей день духи гор доносят эти слова всем осмелившимся прийти, по сей день они бродят среди снегов и голых камней в поисках смены...
   - И нет той магии, что снимет посмертное проклятье самоубийц, ибо души их стали тем камнем, о который разобьется любое волшебство. И не видеть им перерожденья более, погубившим себя ради мести... - Закончил дух.
   - Вот зачем я тебя на ночь слушал, а? Хрен теперь уснешь ведь... - Поежился я. - Как же мне тогда пройти?
   - Я помогу тебе, слушайся меня и ты пройдешь эти горы живым.
   - А тебе зачем это нужно?
   - Не хочу оставаться все время духом. Меня не погребли потомки, я не смог завершить то дело, пусть и сделанное за меня. И поэтому мне еще долго придется скитаться, чтобы найти способ уйти на второй круг. А эти Нэй, сами того не ведая, сотворили проход... Проход для нас - духов. Пройти через него им не дает проклятье и поэтому они так злы... Мне же оно не помеха, ведь я не страж. И мне нужно чтобы ты отнес меня к этому проходу...
   - Э-э... а куда именно?
   - К озеру Тысячи слез. Там Нэй когда-то и провели обряд. Отнесешь меня, а я взамен помогу тебе пройти горы. Согласен?
   - Да. - Кивнул я. - Но после того, как я тебя донесу, как мне выйти из гор? Насколько понимаю, озеро находится в горной долине?
   - В долине. - Теперь уже кивнул дух. - Практически с той стороны гор. Я расскажу, как дойти от озера до земель людей. Поверь, мне не нужна твоя смерть. Более того, я благодарен тебе за ту возможность, что ты мне предоставил...
   - Слушай, а почему ты вот так не появился раньше?
   - Не было сил... Я пытался пробиться к тебе во сне, но какая-то тварь не давала этого сделать. А вот так, воплоти, у меня получилось только возле этих гор. Здесь же вотчина духов, помнишь?
   - Помню...
   Дальнейший наш разговор был простым трепом мудрого дедушки и молодого оболтуса, который в сущности был не особо информативен. Я расспрашивал духа про магию, а он пытался все объяснить на словах. Но как можно рассказать слепому про цвет или глухому про звук? Вот так и мне...
   А следующий день стал началом череды других, наполненных холодом, голодом и безрадостными пейзажами из снега и голых камней...
  

Часть вторая

Людские земли

  

Глава седьмая

Первая кровь

  
   Того из них, кто делает всегда
   Лишь то, что сам он делать хочет,
   Быстрее прочих понесут туда,
   Куда он сам идти не хочет.
   (Туркменская пословица)
  
   Агентия. Восточные предгорья Костяных гор. Пятьдесят четвертый день от прибытия...
  
   - Наконец-то!... - На мои съежившиеся от холода щеки упали слезы радости. Горы остались позади...
   Поход через них был отнюдь не легкой прогулкой. Постоянно не хватало еды и дров. Если бы не редкие долины, встречающиеся среди бескрайних горных вершин, мне бы пришлось туго. Я думал, что умру среди белых морозных ущелий, а со мной умрет и мой звереныш. Ужаснее всего осознавать, что ты сам загнал себя в эту ловушку... Месяц, почти целый месяц я не чувствовал нормально своих рук и ног, не говоря уж про нос и губы.
   Спать... Это слово в здешних горах можно считать иронией или жестокой издевкой... Когда на горы опускались сумерки, вокруг начиналась какая-то вакханалия. Первым раздавался вой, наполненный такой болью и ненавистью, что кровь в жилах замирала. Ему отвечал второй, не менее ужасный, а за ним еще и еще. Когда они сливались воедино, появлялось ощущение, что рядом кто-то есть. Кто-то недобрый, просто смертельно недобрый...
   Каждую ночь это повторялось снова и снова. Чем дальше я заходил в горы, тем сильнее становился ужас. Временами даже слышался хруст снега, будто кто-то только что прошел мимо. Ощущение чужого взгляда не отпускало ни на минуту. Но никого вокруг не было, только мои следы и холодный ветер, терзающий снежное покрывало.
   Неподготовленному путнику не пересечь эти горы. Меня спасло только то, что я был отчасти готов, у меня были с собой еда и проводник. И только благодаря им мои кости не остались лежать там.
   Эти Нэй перехитрили сами себя, когда прокляли живых. "Если нам не жить на нашей земле...." - именно так начиналось посмертное проклятье, а, как известно, дьявол таится в деталях. И теперь в Костяных горах умирал любой живой, который находился НА землях Нэй.
   Эн'ори вел меня, указывая где и когда нужно останавливаться на ночлег или прятаться. Потом, когда я выполнил свое обещание, он раскрыл мне тайну.
   - Вижу, ты сам догадался, что нужно делать. - Сказал тогда дух. - Похвально. После того, как ты уйдешь из этой долины, на твоем пути будет много пещер. Именно там раньше жили Нэй. Запомни, никогда, слышишь, никогда не выходи наружу, если услышишь вой стражей. Ты не представляешь, что тебя ждет, если нарушишь это правило.
   - Я понимаю. Спасибо тебе...
   - Мы в расчете, живой. - Ухмыльнулся дух. Он так и не стал называть меня по имени, всегда только "живой". - Мне надо идти... Силы тебе, живой, и прямой дороги. Надеюсь, ты сможешь вернуться домой. Прощай...
   Полупрозрачная фигура духа начала таять, а эхо его голоса еще бродило по долине, всё затихая и затихая.
   - Прощай, шаман....
   Спустя тридцать четыре дня после ухода от ведуньи я выбрался по ущелью к восточному склону. Далеко внизу, после полосы голой каменной пустыни, вздымались вверх по склону желтые ручейки пожухлой травы, которые брали приступом такие неподатливые горные склоны. А ниже, там, где становилось гораздо теплее, травяной ковер принимал насыщенный зеленый цвет и вырастал в просто огромный по площади лес. Он был, конечно, не таким необычным, как с другой стороны гор. Здесь не было белоствольных деревьев гигантов и возможно других необычных растений, но своими размерами он, думаю, вряд ли уступал тому, что остался за горами.
   Все это великолепие прикрывала немного прозрачная дымка легкого утреннего тумана, который в первых лучах солнца заиграл всеми цветами радуги. Да... Я смог... Я выжил....
   Спуск по склону практически не запомнился, как и первые несколько дней проведенные в горячечном бреду из-за простуды. Только через неделю мучений я смог прийти в себя и продолжить путь.
   И хорошо, что я продолжил его в более-менее нормальном состоянии, так как к концу шестьдесят второго дня от прибытия в этот мир мне встретилось второе свидетельство о том, что здесь живут разумные. Пеньки деревьев и небольшое кострище были уже старыми, но такие явные следы звери не оставляют. Осмотрев свою находку, я продолжил путь намного осторожнее. Мне все еще помнилось первое знакомство с Детьми Леса и повторять такое с людьми желания не возникало... Напрочь...
  
   Агентия. Западная провинция. Деревня Журача. Шестьдесят третий день от прибытия. Ночь...
  
   (в скирде)
   - Ай, Хима, тут колется...
   - Сейчас, погоди. Вот, телогрейку постелил. Ну че?
   - Так-то лучше. Хи-хи... Ой! Хи-има, не спеши...
   - А чего ждать-то? Да я...
   - Тише ты, отец услышит!
   - Да не боюсь я твоего папки. Ничего он не сделает... Иди сюда.
   - Хима-а... А-ах...
   (звуки возни и шуршание соломы)
   - Хима... Погоди...
   - Ну чего еще?
   - Гляди, штаны с веревки сползають!
   - Какие штаны?
   - Да вон, глянь! Вишь, тень какая-то их втягивает... Мне страшно Хима, пойдем отсюдава, а?
   - Тень втягивает... - Задумчиво протянул мужской голос. - Ласька, да это ж прет их кто-то! А ну, где грабли-то мои! Иди отца зови, воры это! Бегом давай! - Уже в полный голос заговорил мужчина, а потом в сторону непонятной тени выкрикнул. - А ну положь штаны, где взял! Ах ты гомно, кому сказал положь! Ну щас я тебе!
  

***

   Утром шестьдесят третьего дня я дошел до места, где лес стал заметно редеть, а затем в нем появились натоптанные тропинки и все чаще стали попадаться вырубки. Где-то к полудню лес сменился небольшими рощицами и перелесками, а затем практически совсем отступил перед возделанными полями...
   Осторожность прежде всего! Именно это правило я соблюдал, продвигаясь по дороге, петляющей словно змея среди полей, и осматривая округу на наличие хозяев здешних земель.
   Через поле хорошо было видно и дорогу, и окружающее пространство, поэтому я не боялся прозевать нежданного гостя. Ближе к вечеру вдалеке показалась пара вьющихся струек дыма. А чуть позже и их источник.
   Это была небольшая деревня, огороженная внушительным частоколом с деревянной смотровой башней, которая притулилась у ворот. Вторая такая же виднелась с другого края деревни.
   Люди. Их я заметил сразу и никаких отличий от привычного мне человеческого облика пока что не обнаружил. Я отсиживался в кустах у дороги, наблюдая за обстановкой. Расстояние до деревни было около двухсот метров, ближе подойти не получилось, любую более-менее густую растительность возле частокола тщательно выкорчевывали. А на вышке точно заметят, если по дороге будет ползти кусок земли, плавно превращающийся в ползущий куст травы. И тогда здравствуй, Дима, непредусмотренные отверстия в твоем теле, проделанные острыми вилами.
   Я бы точно такую непонятную хрень от страха затыкал чем-нибудь острым... Хотя здесь, думаю, без страха затыкают. Люди тут наверно крепкие и морально устойчивые, все-таки жить в мире с привидениями по-другому никак. Тут нужно иметь поистине стальные яйца...
   Деревня была маленькая, навскидку домов в двадцать, но очень основательных. Сквозь приоткрытые ворота было видно часть широкой улицы и пару плетеных заборов, окружающих дворы. Из домашних животных смог увидеть обычных земных куриц, снующих туда-сюда везде, где им заблагорассудится, что-то похожее на корову и даже услышал, как лает собака, хотя их самих видно не было.
   Люди тоже временами курсировали через ворота, в основном взрослые. Но была и пара стаек малышей, которых какая-то предприимчивая особа колоритных размеров под веселые визги и смех загонял платком обратно в деревню. Видел несколько раз охотников с добычей, возвращающихся в поселок. В общем, обычная жизнь деревни, где все при деле. Даже один раз слышал звуки, похожие на удары молота по наковальне...
   Остаток дня провел на своем наблюдательном посту, вслушиваясь и всматриваясь во все происходящее. На вышках днем были молодые ребята, а вечером их сменили взрослые мужчины. За все время наблюдения мой переводчик усердно анализировал речь, даже тогда, когда я ее не мог толком расслышать или вовсе не слышал. Результаты появились гораздо быстрее, чем тогда, у Детей Леса. К концу дня я различал предлоги и простые слова "я, ты, мы, да, нет, дай, надо, хочу". И кстати речь у здешних людей была гораздо приятнее, чем у бастов, что-то среднее между "сю-сю му-сю" французов и грубым "Ахтунг!" немцев.
   Когда солнце село, и небо начало сереть, я пополз вокруг деревни на разведку. Обнаружил вторые ворота и недалеко от частокола в юго-восточном направлении рукотворную заводь с каким-то деревянно-веточным нагромождением в центре. Это было похоже на пруд с хаткой бобра посередине. Странное конечно сооружение, но заняло оно меня всего минут на пять.
   Как бы то ни было, а когда день совсем потух, ворота в деревню закрылись. Пришлось лезть через частокол. Мне позарез нужна нормальная одежда и еда. Живот настойчиво твердил, что питаться сырой рыбой и теми фруктами, распознанными как съедобные, долго не стоит. Одежда после моей прогулки по горам и недельном заседании в лесу стала похожа больше на кучу хлама, чем на что-то приличное, да и сильно контрастировала с местной модой. А еще нужна была обувь... И самое главное - надо найти средство для розжига костра. Моя зажигалка еще чудом держалась. Но газа осталось совсем мало, буквально покрыто тонким слоем донышко и все. Если попаду домой, то расцелую в губы руководство компании производителя.
   Песец остался на страже моих пожитков, когда я отправился на дело. Собаки временами перегавкивались, где-то выходил недовольный хозяин, орал на своего пса и тогда временно наступало затишье. Я молился, чтобы не попасть во двор к такому бдительному сторожу и не перебудить пол поселка, отдирая собаку от своей задницы.
   В деревне было всего две улицы, одна самая широкая шла от ворот до ворот, а вторая кривая и более узкая располагалась перпендикулярно широкой. Как и предполагал, домов оказалось два десятка, все остальное пространство во дворах занимали загоны для скота и всякие хозяйственные постройки.
   Я хотел получше рассмотреть быт людей, позаглядывать в окошки, а заодно определить, где можно поживиться чем-нибудь съестным, но каждый раз перелазить через плетень мне не улыбалось. Поэтому мой выбор остановился на одном ничем не примечательном дворе, где вокруг дома стояли две хозпостройки, между которыми были натянуты веревки с высыхающей после стирки одеждой, а рядом находился сенник, причем так удобно, что можно прокрасться практически незамеченным от самого забора. Именно одежда привлекла меня к этому дому, нужно по возможности отработать все пункты плана легко и без заморочек. Здесь одна из целей прямо на улице, и похоже собаки тут нет.
   Я аккуратно перелез через забор и начал продвигаться ближе к веревкам, замирая от каждого шороха. Преодолев сенник, приблизился к ним и начал аккуратно снимать штаны... И только тут заметил, что недавно пропавшая надпись "Анализ..." снова висит в уголку "экрана". Просто, когда стало темно, то люди разошлись по домам и большую часть темного времени переводчик ничего не анализировал, а тут вдруг начал. Значит где-то рядом разговаривают люди... Но не успел я это осознать, как из-за спины послышался гневный выкрик, а потом моя тушка впервые в жизни испытала ощущение грабель на своем хребте.
   - ....Ma arra, su enaky!!! Mu'rre! Nae b'rost! Ba marrey, b'ro-o-ost! - Неслось мне в спину, когда у меня на пятках выросли крылья, помогающие буквально перепрыгивать забор.
   Конечно таким образом частокол не преодолеть... Пришлось петлять среди дворов и запутывать погоню. Переполох поднялся немалый, людей на улицу высыпало много. Некоторые выбегали с зажженными факелами, другие - с орудиями труда, третьи же держали наготове охотничьи луки со стрелами. Поэтому пришлось затихариться в темном углу и внимательно следить, когда обстановка позволит мне убраться отсюда.
   На главной улице в полутора десятках метров от моего лежбища собралась гомонящая толпа, во главе которой был тот молодчик с граблями и какая-то деваха, кружащая возле него. Этот парень что-то втирал окружающим. Несколько минут пояснений на высоких тонах и большинство собравшихся, сплюнув на землю, опустило оружие и пошло по домам. Несколько человек осталось стоять посреди улицы и наблюдать, как подошедший с топором внушительный дядька сначала что-то резко крикнул девчушке и, дернув ту за руку, спрятал ее у себя за спиной, а затем обратился к молодчику с граблями. Короткий диалог и тут лицо дядьки как-то раздувается, в глазах проскакивает что-то недоброе, а молодчик, залепетав, начинает отступать от него и похоже готовится к геройскому подвигу - свалить пока не припекло...
   - Поздно батенька... - Выдал я шепотом и тут же заткнулся.
   Фух. Вроде никто не услышал, слишком все заинтересованы спектаклем....
  

***

  
   - Ласька! Я тебе чего сказал, а? Почему не дома? Ану подь сюда! - Дернул девушку за руку подошедший отец. - Я с тобой потом разберусь... Чего тут происходит?
   - Папка, Хима вора гнал, который у нас одежку воровал... - Попыталась сказать из-за спины девушка.
   - Цыц тебе! - Оборвал ее отец. - Не болтай чепухи!
   - Да правда это! Он с веревки штаны снимал. - Вклинился юноша. - Я схватил грабли, что в сеннике и...
   - В сеннике? У том, что подле веревок? - Уточнил мужчина.
   - Ага, так вот, схватил грабли и...
   - А чего это ты в моем сеннике делал? - Нахмурился мужчина, а затем взглянул на притихшую за спиной дочь. - Погоди.... Так это, Ласька с улицы прибежала... и ты в сеннике.... Ах ты сукин сын! Ану подь сюды! Щас я тебе всыплю!...
   - Дядь Ман, да я мимо проходил... - Начал пятиться парень.
   - Мимо он проходил! Да Ласька небось помешала-то пройти, да? Ану сюда поди ирод! Кому сказал!...
  

***

  
   И смешно и грешно - именно так я себя чувствовал, когда наблюдал за тем, как молодой парень с граблями убегает от взрослого мужика с топором. Это представление опять собрало небольшую кучку зрителей, но часа через полтора селяне начали рассасываться по домам. Рисковать растревожить "улей" еще раз я не стал. Просто стянул для комплекта рубаху и упер петуха из удачно подвернувшегося мне по дороге курятника. Ужин у нас с маленьким песцом в этот вечер был вкусным... но пресным.
   Следующие несколько дней были похожи один на другой. Я пробирался под покровом ночи в поселок и изымал "плохо лежащие" вещи. Так я обзавелся неплохой одеждой, сменив простые штаны и рубаху на приличную жилетку, куртку с капюшоном и кожаные штаны со шнуровкой. Обзавелся неплохими сапожками и заплечной сумкой, в которую пришлось переложить свои пожитки. Да, мои пожитки увеличили свой объем. Клинок, доставшийся мне от Детей леса, тоже пришлось переложить туда, иначе он сильно надавливал мне спину, когда я нес сумку на себе. Просто все оставить в вакуумном рюкзаке можно конечно, но тогда под одеждой у меня появлялся нехилый горб, а сама одежда становилась очень уж неудобной, да и ворот сдавливает горло от этого.
   С крылатым песцом у нас получился отличный тандем. Эта маленькая серая бестия еще не могла летать, зато носилась по округе быстрее пули. Но когда нужно было сторожить вещи, животина прилипала к рюкзаку с вещами как приклеенная, и дожидалась моего возвращения. Вообще у меня сложилось чувство, что песец меня понимает. Звучит дико, но он никогда не бесился, если я говорил ему что-то сделать. Когда у меня было хорошее настроение, он начинал играться со мной, мог в шутку полаять или рыкнуть, притаскивал мне всякую дрянь в зубах или вообще отчебучивал уморительные вещи. Один раз, когда он дурачился, развлекая меня своими шалостями, то умудрился оседлать притаившуюся в траве животину, похожую на смесь зайца и мини-кенгуру.
   Животное от испуга стало носиться по полю, а песец как приклеенный сидел у нее на горбу и весело попискивал. Я чуть не помер, валяясь на траве и хохоча во всю глотку. Тогда я первый раз получил подтверждение о необычности моего зверя. Животное, которое он оседлал, пробегало минут пять, а потом просто свалилось на землю. Когда я подошел к нему, оно уже не дышало и смотрело вдаль остекленевшими глазами, хотя на вид было вполне цело, только его шкура немножко поцарапана когтями или клыками песца. Задушить его мой питомец не смог бы, слишком разные весовые категории у них. Это могло значить только одно - у песца есть яд.
  
   Агентия. Западная провинция. Деревня Мышиный Луг. Семидесятый день от прибытия...
  
   Дорога вилась среди полей, перемежаемых лесом, петляла среди холмов и пересекала ручьи, иногда присоединяя к себе своих товарок или вливаясь в какую-нибудь деревушку. Она становилась все шире, утоптанней, обзаводилась отметинами от путников, прошедших по ней - кострами, удобными расчищенными полянками или облагороженными водоемами. При этом лента дороги оставалась одинокой, практически безлюдной, и только вблизи деревень она ненадолго оживала, пока сумерки не скрадут с нее всех путников.
   Мое мирное путешествие закончилось на пятой деревне. За прошедшее время, я сносно научился понимать язык людей, хотя сам еще не мог связать и предложения, а заодно немного изучил быт. Самым удивительным открытием для меня стало назначение рукотворных прудов с "хаткой бобра" посередине. Никогда бы не подумал, что это своеобразный загон для ездовых животных. Я конечно видел в деревнях телеги, даже один раз удалось посмотреть, как в такую запрягают быка, но вот то, что я увидел у пятой деревни просто не укладывалось в голове... У меня сначала случился когнитивный диссонанс или разрыв шаблона... хрен знает как назвать, но когда цепочку здоровых телег тащит просто огромная черепаха с паланкином на своем панцире, то думаю у других моих земных собратьев было бы так же.
   Эта черепаха с караваном телег на хвосте заехала в деревню, где от нее отцепили груз, сняли паланкин и отвели к рукотворному водоему. Там ее ничем не привязывали, нигде не закрывали, она просто спустилась в воду и плавала, временами залезая на островок.
   Но её размер не самое главное. На панцире у нее находились костяные отростки похожие на голые ветви деревьев. Именно за них крепили паланкин. Морда черепахи была немного жутковатой - на носу тоже находилась пара наростов, как у носорога, рот больше походил на птичий клюв, с небольшим загибом вниз верхней "губы". Глаза были зелеными, а на солнце так вообще становились просто изумрудными. Хвост заканчивался чешуйчатыми наслоениями вплоть до самого кончика, а здоровенные лапы, под кожей которых перекатывались бугры мышц, казалось способны раздавить человека, как таракана.
   Когда сгустились сумерки, я решил пробраться в деревню. Даже не знаю зачем. Скорее всего, мне просто стало любопытно, ведь такая диковина, как черепаха, здорово разбудила воображение, и мне казалось, что там, за частоколом, скрывается еще много удивительного.
   Действительно скрывалось, но не так много, как я думал... И частокол тут зараза высокий какой-то, с трудом его преодолел...
   Эта деревня оказалась немного внушительней предыдущих. Домов тут было гораздо больше, сами они выглядели покрасивей, а скарб во дворах побогаче. Тут даже был какой-то трактир или постоялый двор, о чем гласила вывеска с запеченной тушкой, висящая у приоткрытых ворот, за которыми находился дом. Во дворе виднелись все те повозки, что притащила черепаха.
   Обследовав всю территорию поселка, довольно большую надо сказать, интересного ничего не нашел. Поэтому целью естественно избрал трактир. Первой причиной было то, что в нем по-любому есть не только долгопортящиеся запасы пищи, но и "горячее", приготовленное для посетителей. Как раз то, чего мне так не хватало в последнее время. Вторая была не менее значимой - я подумал о выпивке. С того момента, как попал "сюда", мне неоднократно хотелось надраться до чертиков, чтобы хоть на время уйти от всех проблем и тревог...
   Время уже наверно перевалило за полночь, во всей деревне светилось всего пару окон, которые и были окнами трактира. Я подполз к одному из них, чтобы осмотреть внутреннее убранство помещения и планировку, а заодно и приметить что-нибудь интересненькое...
   Рассмотреть толком ничего не получилось, как только подошел поближе, то сразу уловил звуки речи, а затем в окне мелькнул чей-то затылок. Я притаился и начал вслушиваться. Мои теперешние знания языка позволяли довольно хорошо понимать смысл сказанного местными.
   -...мастер, давайте еще подолью? - Произнес заискивающе хрипловатый голос.
   - Давай. - Ответил ему второй, принадлежащий молодому мужчине. - Твой сай на удивление вкусный, не смотря на глушь, в которую ты забрался.
   - Рад, что вам нравится мастер. О, а вот и Алса.
   - Комната готова, мастер... - Прозвучал после скрипа двери женский голос. - Вода еще греется, но скоро уже можно будет обмыться.
   - Спасибо, Алса. - Ответил мастер, а затем послышался шорох и скрип закрываемой двери. - Хорошая девушка. Когда женить будешь, а, Ярд?
   - Ох, мастер, да за кого ее тут выдавать? Одни пахари да охотники. Единственный за кого можно было б, это кузнец... но вон, охамутали, с детями уже. А отдавать свою кровиночку за кого попало негоже... - Печально вздохнул Ярд. - Вот если бы мастеру она приглянулась, такому как вы, вот это было бы счастье...
   - Ты же знаешь, Ярд, у меня невеста есть. На середину Жалящего Бона назначена наша свадьба в храме Одолетеи. - Прихлебывая напиток, произнес мастер. - Будь это на пару оборотов раньше, то непременно бы засватался. Уж поверь мне Ярд, дочурка у тебя славная выросла.
   - Понимаю мастер, понимаю... кабы раньше, это да... - Завздыхал Ярд.
   - Не унывай, найдется и ей славный парень. Уж в девках она точно не останется.
   - Да услышит Дэртьякис твои слова, мастер. Лишь бы правда славный был... Ладно, пойду воду гляну, может уже подоспела. - Прохрипел Ярд.
   Послышались шаркающие шаги, а затем скрипнула дверь, и все стихло, только легкое хлюпанье напитком напоминало, что в комнате еще кто-то остался. Я сидел под окном и мысленно метался между "заглянуть в повозки" и "дождаться пока все уйдут и залезть в окно". Долго мучиться не пришлось, через пару минут снова скрипнула дверь и уже знакомый хриплый голос Ярда произнес:
   - Вода готова мастер. Можно купаться.
   - Спасибо Ярд. Пойду, ополоснусь и в кровать... Завтра в обратный путь выезжать, хочется быть отдохнувшим...
   - Как в обратный? Мастер, а вы не поедете дальше на запад? В Косой Холм или в Сенники? Или в Журачу? Там говорят, тварь какую-то видели, которая по ночам вещи ворует и скот забивает...
   - Ярд, и ты этим бредням веришь? - Видимо в этот момент Ярд кивнул, так как молодой мастер продолжил. - Зря. Всяким там тварям тряпки и топоры с вениками совершенно не нужны, я тебе точно говорю. Там просто ворует кто-то, может свои, а может парочка залетных разбойников... Но точно не монстр. А скот скорее всего зверь у них дерет, небось частокол давно не обновляли, вот он в дыры и пролазит...
   - Может быть, мастер, может быть... - Пробурчал Ярд.
   - Да не кисни, на следующий сезон заеду. А пока там делать нечего, я был там в прошлом сезоне и считаю, что с того момента вряд ли что-то изменилось. И не верь всяким сплетням, это недостойно такого человека как ты. Все, я пошел...
   - Идите, мастер, а я пока тут приберусь. - Все так же с ворчливыми нотками проговорил Ярд.
   Скрипнула дверь, а я принял низкий старт и собрался шерстить телеги. Успел сделать два шага, когда снова услышал скрип двери. "Кругом" - и я снова под окошком изображаю шпика.
   - Он ушел? - Прохрипел Ярд.
   - Да. Уже наверно плескается. - Ответила Алса.
   - Слава богу.
   - Пап, ну ты чего такой недовольный-то? Он что-то сделал?
   - Конечно сделал. - Вдруг прорычал Ярд. - Этот высокомерный гондольер не собирается завтра ехать в крайние деревни. Там, видите ли, ничего не изменилось с прошлого раза... Тьфу! Ему насрать, что колосья на солнце погорят, насрать на тех крестьян, что на своем горбу будут таскать воду, чтобы не остаться потом голодными. Ему вообще на все насрать! Он даже про тварь сказал, что это воры... Свои... Ты представляешь, сказал, что это может быть кто-то из своих! Если у них там, в городе, готовы мать родную продать за светляк, то нечего про нас такое говорить!...
   - Пап, ну чего ты, ну чего...
   - Да ничего! - Рыкнул пуще прежнего Ярд. - Чтоб ему там подмочило... его эту... репутацию...
   На какое-то мгновение в комнате наступила тишина, даже шороха передвигаемой посуды не стало слышно.
   - Ох... Не обращай внимания на своего старика, Алса... Что-то пошаливаю на старости лет.
   - Да я понимаю, пап...
   - Понимает она... Ладно, иди, я тут сам справлюсь. И не забудь засов поставить!
   - Хорошо, пап... - Прозвучали одновременно голос девушки и скрип двери.
   - Понимает она... - Продолжал ворчать Ярд. - Ничего ты глупая не понимаешь... Ведь может он взять тебя второй женой, может... Ерепенится только. Не по чину ему, видите ли, деревенская простушка... Ох... Что же мне с тобою делать...
   Дальнейшее ворчание слушать не имело смысла, я и так уже наслушался на целую ночь размышлений. Поэтому решил конкретно - иду и шуршу по телегам, а то такими темпами скоро к окну прирасту.
   Покопавшись в первой телеге, обнаружил только кучи вязанок с различными травами. Блин, целую телегу! Этот мастер что, коров дома с кроликами держит? Вторая тоже была с непонятной дрянью. Крепко спрессованные шарики, напоминающие макуху, громоздились огромной кучей, прогибая борта телеги. Может это корм для черепахи? А может и в первой был ее корм? Да какая разница, надо следующую смотреть...
   Третья телега, в которой я начал копаться принесла мне... Да соли в жопу было бы приятнее, чем то, что она мне принесла!
  
   Агентия. Западная провинция. Окресности деревни Мышиный Луг. Семидесятый день от прибытия, за несколько часов до заката...
  
   - Ну, чего так долго? - Спросил мужчина, притаившийся возле сломанного дерева.
   - Чего-чего... - Задыхаясь, огрызнулся сухощавый парень, подошедший к мужчине. На вид ему было лет тридцать. Потрепанная и запыленная одежда, зияющая в некоторых местах прорехами и грубо пришитыми латками, говорила о плачевном финансовом состоянии ее владельца. Лицо немного обветрено и загорело, руку украшает белесый неровный шрам. Немного искривленная переносица вкупе с недельной щетиной и мешками под красными, лихорадочно блестящими глазами, выдает в мужчине принадлежность к людям, не особо чтящим законы, а заткнутый за пояс нож в кожаных потертых ножнах только укрепил бы в этой мысли случайного наблюдателя. Но случайных здесь и сейчас не было, ведь недаром они так долго выбирали удобный перелесок, скрытый от посторонних глаз. - Сам бы побегал...
   - Не, я свое пробегал уже. Теперь очередь молодежи. - Криво ухмыльнулся мужчина.
   Улыбка вышла гадкой - искривленные губы, то ли в презрении к собеседнику, то ли в насмешке, открыли вид на желто-черные, практически прогнившие зубы. Он выглядел не лучше сухощавого - растрепанная, грязная борода, обрамляющая потрескавшиеся губы, грязный темно-серый платок, намотанный на голове в стиле пиратской банданы, скрывающей лысеющую голову, с которой пытались сбежать последние редкие волосы. Одежда такая же грязная и заштопанная. Единственными светлыми пятнами во всем его виде были только морщинистые руки и лицо, которые тоже носили отметки криминального прошлого. На переносице светились сразу несколько рубцов, уголок рта выделялся шрамом, видимо из-за неровно сросшейся когда-то порванной щеки, а правая рука притягивала взгляд отсутствием мизинца и безымянного пальца. На вид он был похож на старика, только двигался для него чересчур живо. Он никогда не задерживал взгляд на одном месте, постоянно зачем-то оборачивался и ерзал, а его трехпалая рука все время теребила завязки потрепанного походного мешка, который лежал рядом.
   - Ты случаем не уху ел? Молодые, видите ли, ему пусть бегают. - Начал заводиться худощавый.
   - Не пыли, Щепа. - Перебил его мужчина. - Я говорю, что стар уже, не могу так резво как вы, молодые. Вот раньше да-а... хе-хе...
   - Ой не 3.14ди, а?! Как светляк кто уронит, так ты вперед всех несешься, что хрен догонишь. Старый он, пф... - Фыркнул, успокаиваясь, Щепа.
   - Ты давай по делу.
   - А чего по делу. Эта деревня еще меньше, чем прошлая, даже не знаю, зачем мы сюда пёрлись. Надо было сразу на север валить...
   - Сразу нельзя. Нас бы там как раз и ждали. Нужно было отсидеться немного. Так что не трынди, давай выкладывай, что разглядел!
   - В деревне трое ворот и три вышки. Часовые баклуши бьют, сам видел, как двое из троих дремали. - Продолжил Щепа, присаживаясь рядом возле поваленного дерева. - Есть небольшой постоялый двор, можно его тряхнуть. Деньжат немного будет, дыра все-таки. Еще кузня, да титовник здоровый стоят, больше особого ничего нет... А! Еще на постоялый двор кто-то приехал. Сам не видел, пока обошел деревню там уже телеги пристроили. Так что гостей тоже можно проверить на предмет деньжат...
   - Не густо... Что по людям?
   - Как обычно - мужики, бабы, дети... Девок молодых полно. - Мечтательно улыбнулся Щепа.
   - Девок - это хорошо... - Задумчиво протянул первый.
   - Че? Я не ослышался? Ха! Да у тебя там все отсохло уже... Девки ему... Ах-ха-ха! - Заржал Щепа. - Какие тебе девки, Трехпалый?! Аха-ха! Ну ты... Ах-ха-ха!...
   Трехпалый, не произнеся ни слова, как-то резко дернулся и вдруг оказался почти вплотную к сухощавому. Смех мгновенно затих, Щепа замер, боясь сглотнуть. Его дрожащий кадык был в миллиметре от остро заточенного, блестящего на солнце тонкого лезвия.
   - Если тебе так интересно, то я могу тебе показать, как он отсох. Вот надрежу тебе сейчас рот, чтобы мой отсохший туда поместился, и покажу. А чтобы ты не дергался, ножичек от твоей 3.14делки вернется к горлу. Ну что, хочешь посмотреть? - Прорычал он Щепе в ухо, обдавая того гнилостным запахом изо рта.
   - Н-н-нет... - Запинаясь, пролепетал Щепа. - Косяк мой... Не вали... Все сделаю... Отработаю...
   - Ничему вас жизнь не учит... - Протянул Трехпалый, медленно отстраняя заточку от горла и присаживаясь на свое место. - Слушай сюда. Пока ты там девок рассматривал, я тоже без дела не сидел. Те телеги, что ты увидел у постоялого двора - из черепашьего каравана. Это кудесник приехал, если ты не понял...
   - Бл?! Надо срочно валить!... - Еще больше запаниковал Щепа.
   - Хлебало завали! - Рыкнул на него Трехпалый. - Сядь и слушай дальше! Он один, а значит подмастерье. Нормальные маги в одиночку не ездят, у них по-любому будет свита, хоть из того же ученика. Черепаха скорее всего гильдейская, а кудесник либо погодник, либо земляк, так что бояться его особо не следует, но и на постоялый двор мы не полезем...
   - А че тогда делать? Дальше на запад идти - смысла нет, там еще глуше, чем здесь. И нас все равно там найдут, рано или поздно... - Продолжил блеять Щепа.
   - Да не дрожи ты. Есть у меня одна мысля. Ты сказал на север валить надо, и я с тобой согласен, вот только с пустыми руками там делать нечего. Денег с деревушек мы больших не срубим, тут ты тоже прав... Но ты сам предложил один способ. - Ощерился Трехпалый.
   - Я предложил?... - В недоумении замер сухощавый.
   - Ага. Ты ж сам сказал - девки красивые тут есть...
   - И... и на кой они нам? Т-ты что, решил поразвлечься?
   - Ох и идиот же ты.... Чем на севере промышляют?
   - Дым-травой... э-э... лазурной и снежной пылью, рабами...
   - Во-о-от! Рабами. А знаешь ли ты, сколько нам отвалят за красивую молодую девку?
   - М-много наверно, я как-то не интересовался...
   - А зря, в нашей профессии никакая информация лишней не будет... хе-хе... На полученные деньги можно будет не только потеряться, но и неплохо устроиться... Да к тем же Гоям и устроиться сможем... наверное...
   - Так девку-то поймать надо, да потом тащить еще черт знает сколько. Нас могут десять раз повязать из-за нее.
   - Не повяжут, главное выйти немного западнее Бистата, а там я знаю одну старую тропку. Знакомый как-то рассказал про нее, так что все будет путем. На дело идем ночью, когда все заснут. Приготовь иглу для собаки... Так, что еще?.. Веревки у меня есть, зацепы для частокола тоже... Вроде ничего не забыл. Ах да, у тебя осталось еще немного лазури? Отлично, ее тоже захвати, девку же надо будет как-то успокоить....
   - Так а девку где найдем-то?
   - Ты совсем тупой? Иглу зачем берем?
   - Чтоб собаку заткнуть...
   - А собака где?
   - Э-э... во дворе.
   - Вот в гости к кому-нибудь и наведаемся. А если там девки нет, то спросим, у кого она есть. Все, теперь спать, чтобы ночью мне все гладко было. Понял? И без лишнего шума. Нам еще надо успеть уйти без хвоста....
  
   Агентия. Западная провинция. Деревня Мышиный Луг. Постоялый двор "Румяный Тит". Семидесятый день от прибытия, ночью...
  
   Ярд продолжил убирать грязную посуду после ухода дочери, ворча на жизнь и кляня законы. Алса, глупенькая, не понимает, что с такой внешностью в деревне ей будет не жизнь, а мука... Выдавать ее тут не за кого, не за обычных же крестьян и охотников, те не смогут ее защитить. А любой ублюдок, что познатнее или чином выше старосты, возьмет и будет пользовать ее... И никто не сможет ничего сделать... Как только Ярд смог уберечь дочурку до сего времени нетронутой, он сам не знал, не иначе божественное провидение помогло... Но теперь... Как быть теперь? Ведь Ярд не дурак, он видит, как на нее смотрят мужчины в деревне, как подбирают слюни заезжие...
   Еще этот кудесник, чтоб его... Ярд видел его взгляд, весь такой масляный... Ох не нравится он старику, но это был бы выход, если бы маг взял вторую жену. Им такое позволяется. Но нет же, не берет! Как же, крестьянка, не чета ему.... Но больше всего старик опасался того, что маг, даже будучи женатым, в один прекрасный день придет и попользует его дочь.... Ведь все они ублюдки! Это Ярд знал наверняка. Хромая нога по сей день напоминает ему об этом...
   Ни одного среди них нет нормального. Ни того, кто сделал с молодым, доверчивым стражником, начинающим свою карьеру, такое увечье, оставив его вдовцом с маленьким ребенком на руках. Ни тех, кто отказался его вылечить, мотивируя тем, что у такого, как он, не хватит денег на это. Ни тех, кто выставил его за дверь со словами "калеке на службе не место"... Все, все они ублюдки без чести... Все они... Зажравшиеся твари, которые ничего не хотят замечать вокруг, а только услаждают свои хотелки...
   - Все они... - Прошептал старик, унося грязную посуду в бадью для мойки, хотя на самом деле ему хотелось бросить в эту мойку ту часть жизни... и отмыть, чтобы она была чистой и светлой. - Ох... - Тяжело вздохнул он, отгоняя прочь нахлынувшие воспоминания.
   С тех пор мало что изменилось, даже наоборот, ухудшилось. Маги стали сильнее задирать нос, почти сравняв высоту его подъема с аристократией. Так что тут ничего не поделаешь... Но какими бы сволочами они не были, свое маги защищали до последнего - деньги, имущество, все.... Жены и дети как раз относились к этому. А если отпрыск рождается одаренным, то это огромный скачек в статусе мага, это уважение окружающих, щелчок по носу недругам... Но у всех этих сволочей не в чести брать в жены простолюдинку, им чем знатнее, тем приятней, тем больше пыли можно побросать в глаза. С-суки...
   Терзания старика прервал крик боли, донесшийся снаружи, как раз оттуда, где сегодня поставили телеги мага. Ярд бросил все дела и поспешил выйти на крыльцо. В коридоре выхватил масляный фонарь и, отворил дверь, вышел на порог.
   Возле телег метался маг, извергая проклятия в темноту. Понять, что происходит, старик сразу не смог, только в удивлении стоял и смотрел на кудесника. За спиной зашуршало и сквозь приоткрытую дверь показалось испуганное личико Алсы.
   - Я же говорил! - Крикнул маг, наконец заметив Ярда. - Это вор! Правда они у вас живучие какие-то, после жгучей плети он должен был валяться и выть от боли... А ты гляди, рванул, только его и видели!
   - Как вор? - Опешил старик.
   - Да вот так! Захотел я, понимаешь, душицы взять, чтоб в чан с водой добавить. Иду, гляжу, а в повозке копается кто-то. Вот и приголубил его... Эх, знал бы, что шустрый такой, подготовился б сразу... Ты чего замер? - Бросил взгляд на Ярда нахмурившийся маг. - Давай бегом за старостой, пусть всех поднимает, посмотрим, кто дома не ночует. А если все ночуют, то на спины им поглядим, там пометка моя должна быть.
   - Так староста... это... - Хотел сказать было Ярд, но осекся.
   - Я сказал ПОДНЯТЬ ВСЕХ! - Заорал маг.
   - Все сделаем, мастер... - Кивнул старик, пятясь, дабы не навлечь гнев мага.
   Вот и этот показал свое сучье нутро, а ведь его тут как родного принимали, все самое лучшее давали. Тварь... Но вслух старик сказать этого не осмелился. За себя не боялся, пожил уже, умирать не страшно. А вот за дочь... Кстати.
   - Алса, быстро беги к старосте, передай приказ мастера. - Повернувшись к дочери, сказал Ярд. Её нужно было отправить подальше, пока кудесник не успокоится. Неизвестно, что ему еще в голову взбредет...
   Девушка юркнула в темноту, выхватив у отца фонарь... Сам Ярд вернулся на кухню, на душе отчего-то было тревожно, что-то в этот день пошло не так...
   Старик даже предположить не мог, что в эту ночь деревню посетили незваные гости....
  

***

  
   - Че это щас было? - Испуганно дернулся Щепа. - Ты слышал?
   - Да. - Прошептал Трехпалый. - Кто-то, похоже, сильно влетел... Накрылось дело, валим!
   - В доме свет зажегся... - Обернувшись и посмотрев за забор, проговорил Щепа.
   - Твою мать! Давай вперед, с другой стороны выйдем... - Сказал Трехпалый, начав пробираться вдоль забора. - Сука, зацепы оставить придется...
   - Смотри! - Ткнул пальцем куда-то в сторону улицы Щепа.
   В том направлении мелькал прыгающий свет ночного фонаря. Кто-то приближался ко двору старосты.
   - Ага, вижу... - Замер на месте Трехпалый, внимательно всматриваясь в того, кто двигался в их направлении. - Похоже, девка бежит... Точно. Как же ты вовремя, родная....
   Трехпалый достал из своего мешка веревку и перекинул через плечо, потом быстро смотал враз похудевший мешок и засунул его за пазуху. Щепа же достал откуда-то небольшой матерчатый кисет и немного распустил завязки.
   - Пошли... - Скомандовал Трехпалый.
   Пока в доме у старосты просыпались и одевались домочадцы, разбуженные ночным криком, возле двора две тени, словно коршуны на добычу, набросились на дрожащий огонек, несущийся к свету недалеких окон. Мгновение и тени будто поглотили его, а потом растворились среди непроглядного мрака ночи....
  

***

  
   Копошусь себе потихоньку в третьей телеге. Тут кстати что-то поинтереснее пучков трав и макухи нарисовалось. Как вдруг...
   - Так и знал... - Прозвучало сзади, а потом что-то мокрое плюхнулось мне поперек спины, как вода.
   - А-а-а-а-а!!!!! - Заорал я от боли. Хрен там, а не вода! Первым ощущением было, словно по спине прошлись каленым железом. Мне казалось, что я чувствую запах своей паленой кожи. Ноги помимо воли понесли меня вперед в спасительную темноту, сквозь чертову повозку и забор, окружающий трактир.
   Я несся к частоколу, огибая дворы, а спину казалось разрывало на части. Упёршись в бревна стены, попробовал ухватиться руками за край, но даже толком поднять их не смог, не говоря уже о том, чтобы подпрыгнуть. Резко усилившаяся боль в спине обожгла до зубовного скрежета. Стало ясно - здесь частокол мне не преодолеть, я банально не смогу ухватиться за его верх. Пришлось мчаться дальше и искать место, где частокол будет пониже.
   Не знаю, сколько времени я крался вдоль частокола, в деревне уже засветилось много окон, потянулись на улицу люди. Из-за света и плохого контроля мое ночное зрение частенько сбоило и отключалось, поэтому от перелома рук и ног меня спасала просто невероятная удача, но я чувствовал, что везение может прекратиться в любой момент. Проползая мимо еще одного дома, в котором засветились окна, мельком успел заметить свисающую с частокола веревку. Это и стало моим спасением.
   В тот момент мне было все равно, кто ее оставил и зачем, мне нужно было поскорее убраться отсюда. Преодолевая резкую боль, скрипя зубами, я взобрался на частокол и перевалился по другую сторону. Сильный удар о землю чуть не выбил из меня дух, а спина с новой силой прострелила болью. Немного отдышавшись и придя в себя, я рванул в ночь, в ту сторону, где предположительно оставил свои вещи и песца.
   После того случая, когда меня огрели граблями по спине, я всегда перед походом в деревню скручивал свои вещи в небольшой тюк и вешал его на ветку, где оставлял под надзором песца. Такие меры были рассчитаны на подобный случай, когда надо уносить ноги, а времени на сборы практически нет. Поиски своего добра продлились непозволительно долго, мне даже началось казаться, что где-то рядом бродит толпа крестьян с зажженными факелами и острыми вилами. Правда зря волновался - пока искал вещи, ни одна живая душа не показалась рядом.
   К тому времени, когда их нашел, боль немного утихла, но еще не прошла до конца, зато мысли пришли в порядок и я начал более-менее нормально соображать. Нужно было уходить отсюда, крестьяне знают эту местность гораздо лучше, и найти меня под утро им не составит больших проблем. Идти в сторону "цивилизации", то есть на восток, тоже будет глупостью, ведь первое направление о котором подумают, это именно восток. На выбор оставалось только два варианта, север и юг. По сути, мне было без разницы куда именно, но ближе всего я был к северу от деревни, поэтому и выбрал это направление.
   Бежать придется долго, практически до самого утра - понимал я. Иначе могут поймать... Взгромоздив свою поклажу на здоровое плечо, а песца поверх неё, легкой трусцой побежал сквозь лес в направлении севера, немного отклоняясь восточнее, чтобы не уходить далеко от своего первоначального пути. Думалось, сделаю небольшую дугу и вернусь на дорогу, но сначала нужно будет выспаться днем. Ведь в какое время суток идти, с недавних пор, для меня вообще перестало быть проблемой...
   Бежал долго, навскидку где-то часов пять, с перерывами и остановками, но старался делать их короткими. Пытался не ломать кусты и наступать там, где есть возможность не оставлять следов. Ведь было точно известно - в деревне есть охотники и следопыты, которые нечета нашим современникам. Они всю жизнь прожили, зарабатывая своим ремеслом на хлеб, поэтому они точно найдут мой след. И я старался оттянуть этот момент, насколько это было возможно.
   На очередном привале, когда осматривал небольшие кусты на предмет сломанных веток, заметил, что песец немного встревожился, правда списал это на дикое зверье. За всю нашу дорогу он частенько так делал - поводит носом, встопорщит уши или просто замрет на месте. Черт, надо больше присматриваться к своему питомцу, это может однажды спасти мою жизнь....
   - Who ли сел? - Прозвучало где-то справа таким хриплым, низким голосом. Да так отчетливо, что я подпрыгнул на месте и замер, вслушиваясь в лес... - Я тебе че сказал? Идем без остановок, пока ноги не отвалятся!
   Мне даже показалось что у меня шизофрения, и голос обращается ко мне...
   - Бл?, да не могу я уже, Летрик. Они уже отваливаются... - Проблеял второй мужской голос.
   Меня с одной стороны расслабило - фух, не шизофрения. А с другой напрягло - какие-то хмыри находятся прямо за кустом. И кто их знает, из деревни они или нет... Для меня оба варианта не радужные, потому что если из деревни, то точно по мою душу, а если нет, то тем более. Добропорядочные граждане ночью по лесам не ходят. Мне оставалось только тихо сидеть, не создавать шума и выжидать, когда же эти ребятки (сколько их там? двое? больше?) отвалят.
   Было страшно, я сидел и трясся, а спина саднила, напоминая, что можно повторно получить 3.14дюлей. Думал, страшнее не будет, но тут взгляд зацепился за некую неровность на стволе дерева в паре метров от меня.
   Эта неровность медленно ползла вниз, смотря на меня с песцом миндалевидными черными зенками. Когда она моргала, чернота превращалась в вертикальный зрачок, окруженный яркой пурпурной радужкой. Через десяток секунд нарост достиг земли и начал медленно отлипать от дерева, все так же не сводя взгляда и превращая свою кожу-кору в бархатную черную шкуру. Похоже, не только я умею отлично маскироваться....
   "Сука, ну почему сейчас? Почему не на пятнадцать минут позже?" - билась в голове мысль. А тварь все приближалась и приближалась. Песец вообще на нее не обращал внимания, словно она для него не существовала, и только я видел, как она медленно перетекает по земле. Её взгляд плавно сместился с меня на моего питомца, а тело твари собралось в сжатую пружину. Похоже я совершенно ее не пугал. И мне это не понравилось...
   Зверь, которого не чувствует мой питомец, да еще такой, что не боится "двуногих".... Что же за тварь так неудачно нам встретилась? Пот градинами начал катиться по спине, обжигая солью и без того саднящую рану, а рука медленно потянулась к тюку, где торчала рукоять клинка.
   Все дальнейшее произошло мгновенно - тварь прыгнула в тот момент, когда я только успел вытащить оружие. Моя рука, наверное разрывая ткань мироздания, на всей возможной скорости понесла клинок наперерез существу, а песец, заметив мое резкое движение, начал уходить в сторону, подныривая под ноги.
   Секунда и клинок торчит в теле твари. Резкий визг бьёт по ушам, и тварь начинает извиваться, словно насаженная на шампур. Рукоять клинка обдала меня холодом, а причудливая вязь на лезвии стала наливаться тусклым синеватым свечением. Тело твари резко дернулось, завиваясь кольцами словно змея, из её подбрюшья показались сотни когтистых лапок, как у сороконожки, которые засучили, шкрябая по лезвию.... От такой неожиданности я просто не успел удержать клинок и он вырвался из рук, оставшись в извивающемся теле.
   Наверное, я пропустил тот момент, когда мои "соседи" всполошились. Вспомнил про них только после того, как по бокам от меня зашуршали кусты и показались две рожи. Именно рожи, лицами такое не называют.
   - Это же Шуршун! - Выдала та, что справа.
   - А это похоже человек... - Выдала вторая, повернувшись к первой и цепляясь взглядом за мою фигуру.
   - Привет. - Единственное, что я успел произнести. А потом понеслось....
   Под визги непонятного Шуршуна слева и справа на меня рванули два мужика. От первого, самого худого из них, я отмахнулся как-то рефлекторно, легко так... Второй вцепился в меня, как клещ, и мы с ним покатились по земле. Я пытался схватить его за шею, руки или еще за что-то, чтобы поймать в какой-нибудь удобный захват, но у меня ничего не выходило. И тут почувствовал, что эта сука тычет в меня чем-то острым. Хорошо хоть он пытался это сделать спереди, где комбинезон был цел. Порезать не порезал, но и приятного в этом было мало.
   Только тут я понял, что это тот выбор, где либо я, либо он.... До этого даже басты меня не ставили в такое положение. Со зверьми - это другое... Тут человек, я это прекрасно понимал. И во мне боролись те остатки "окультуренности" из моего прошлого и "зверь", который последнее время взращивался этим миром. Вот он, противник, знаю - надо его убить, иначе умру я. Но только мысль наскакивает на слова "убить" и "человек", как что-то во мне противится этому, во все горло кричит "нельзя!"
   Выбор за меня сделал второй противник. Он появился внезапно, я даже успел как-то забыть про него. Худощавый тоже орудовал чем-то острым, и именно ему улыбнулась удача. Он умудрился полоснуть по ране на спине.
   Что-то щелкнуло в голове, стерлась та грань, за которую "нельзя заходить"... Осталось только две мысли: "Они меня убьют!" и "Не хочу!". Вторая оказалась настолько яркой и сильной, что мои руки перестали искать удобный захват, перестали перехватывать оружие противника, а просто сомкнулись на его горле и стали сжиматься.
   - А-а-а-а-а!!!! - Взорвал ночной лес мой крик, перекрывая затихающий визг твари.
   Вместе с моим криком из глотки соперника, лежащего подо мной, вырвался хруст или даже треск, как от рвущейся мокрой ткани. А в руках у меня остался окровавленный кусок его горла.
   Осознание еще не пришло, когда худой обхватил меня за шею рукой. Вторая, с зажатым в ней клинком, приближалась к моей голове. Я банально не успевал что-либо сделать. Худой схватил меня, когда я был в неудобной позе, да еще и все руки оказались скользкими от крови...
   Чувство страха заполнило мой разум, перед глазами маячил призрак ножа приближающегося ко мне. Мгновения растянулись... Сквозь этот кошмар начали пробиваться два маленьких огонька, слабенько тлея в темноте, но очень быстро разгораясь. Когда они вспыхнули, мир ускорил свой бег. В голове словно взорвалась бомба, пронзив все мое существо дикой болью. Изо рта вырвался даже не крик, а тонкий протяжный вой. И как аккомпанемент мне, рядом так же выл худой разбойник. Вот только закончил он раньше меня...
   Последним, что запомнил мой взорвавшийся мозг в ту ночь, были два ярко желтых глаза маленького крылатого песца и тихий голос:
   - Ты знаешь, что это магический зверь? Не страшно? - Прошелестела сухой листвой в голове фраза Эн'ори сан-Баста.
   "Страшно" - понял я, теряя сознание....
  

Глава восьмая

Город

  
   За спрос могут бить в нос....
  
   Агентия. Западная провинция. Леса Бистата. Семьдесят первый день от прибытия, утро...
  
   Пробуждение было болезненным. Спина нещадно саднила, веки были слипшимися от засохшей грязи и крови, а голова была похожа на разбитый арбуз, который пытались заново собрать по кусочкам.
   Когда удалось продрать глаза, то мне предстала ужасная картина вчерашнего побоища. В шаге от меня валялся труп бородатого грязного мужика, всего заляпанного кровью с вывороченным напрочь горлом. Он так и не разжал свою, как оказалось, трехпалую ладонь, в которой покоился небольшой острый нож.
   Его сообщник сидел на земле, привалившись спиной к несчастному кусту, а на его лице застыла гримаса боли. Из ушей, рта, носа и даже из глаз у него вытекла кровь, которая застыла и превратила лицо в ужасающую маску. Маленькие засохшие ручейки, словно мазки сумасшедшего художника, изрисовали всю его голову.
   Мне не верилось, что я смог вырвать человеку горло. Непонятной осталась и смерть второго разбойника, просто не помнил как его убил. На какое-то время меня просто "накрыло". Я сидел, пялился на трупы, на кровь вокруг и бормотал какую-то несуразицу. В голове творился форменный бедлам...
   Немного придя в себя, я заметил в уголку "экрана" надписи от интерфейса. Дела были плохи, сообщения были одно другого хуже. Первое гласило о разрушении комбеза и рюкзака. Если сравнивать время, указанное в логе, то оно появилось как раз в тот момент, когда меня приголубили у телеги.
   Второе сообщение пришло через пять с половиной часов после первого: "Обнаружено деструктивное таменное воздействие третьего порядка. Процедура экстренной капсуляции сознания носителя начата. Превентивные меры защиты активированы... Разрушение блока защиты первого и второго порядков... Восстановление блоков защиты невозможно, деструктивное излучение разрушает блоки на этапе построения каркасного модуля. Критическая перегрузка головного мозга носителя. Для сохранности нейронных связей и восстановления нормальной мозговой активности носителя активирован запуск функции "МС"... Функция "МС" запущена. Производится отключение восприятия носителя и принудительное снижение мозговой активности до 35%. Задействовано автоматическое отключение функции "МС" после прекращения деструктивного воздействия".
   Полчаса назад пришло сообщение подтверждающее прекращение деструктивного воздействия и того, что блоки защиты восстановлены, а моя мозговая активность и восприятие возвращены в норму.
   Последнее сообщение пришло, судя по времени, в момент моего пробуждения. Сообщало оно о теперешнем состоянии комбинезона: "Режим восстановления структуры приостановлен, возобновление возможно при поступлении необходимых материалов. Получено 34,3%. Недостаток 66,7%. Состояние функций модуля КМ13 и ВР до восстановления поврежденных секторов: эхолокация - работоспособность 98,9%; ретрансляция излучения - работоспособность 100%; мимикрия - деактивировано; сопротивление физической деформации материала - работоспособность 74,3%; фильтрация и герметизация - деактивировано; синтез - работоспособность 100%. Производится запуск программы свертывания приборов для восстановления в фоновом режиме. Подтвердить выполнение программы?"
   Что это за функции, что за модули КМ13 и ВР, о которых говорилось в сообщениях, я не имел ни малейшего понятия... Моя бестолковка в этот момент туго соображала, и мозг зацепился за слова "повреждение" и "восстановить", поэтому команда на свертывание была одобрена. В то же мгновение с моего тела пропал и комбинезон, и вакуумный рюкзак. А вся грязь, что была на них, осыпалась вниз мелкой пылью. За спиной звякнули несколько медных монет, реквизированных в деревнях, которые я специально положил в вакуумный рюкзак, так как в карманов местной одежде не было. Куда все свернулось для меня осталось загадкой, вокруг не было никаких свертков, кроме моего тюка...
   Чуть не завыл от досады. Так хотелось стукнуть свою тупую голову обо что-то. Но вовремя одумался, повреждений на моем теле за одни сутки набралось чересчур много.
   В следующее мгновение я осознал одну вещь - вокруг еще было темно. Когда процедура свертывания закончилась, то сразу же окружающее пространство потемнело, а красноватый оттенок ночного зрения пропал. Это стало довольно неприятным сюрпризом.
   Когда потрошил тюк, натягивал одежду и складывал остатки скарба в заплечную сумку, напомнила о себе рана на спине. Она затрудняла движение и побаливала, когда вешал на плечо сумку. Но волновала меня не боль, а возможность получить заражение крови, антисептиками в деревне не удалось разжиться, даже простенькой сивухой.
   Перевязаться самостоятельно у меня не вышло, а мысль взглянуть на рану пришла уже потом, когда оделся и извлек на удивление чистый клинок из остатков шуршуна. Кстати его тушка была наполовину обглодана, наверное, песец постарался. Кстати, где эта животина? С момента моего пробуждения он так и не появился в поле зрения.
   Пока одевался и приводил себя в порядок, вокруг немного посветлело. Похоже уже наступило утро. Плохо. Я не смог удалиться от деревни настолько далеко, насколько хотел. Все из-за этих уродов....
   Хоронить трупы не было никакого желания, поэтому я забрал их ножи, несколько медных монет, которые смог найти, и оставил лежать в прежних позах. Честно, отвратительное ощущение обирать трупы, да еще когда они - дело твоих рук.
   Единственное, что мне оставалось еще сделать, это наскоро перекусить чем-нибудь из своих поредевших запасов. Пока уносил ноги из деревни, все фрукты от тряски превратились в мятую неприглядную субстанцию, а большинство лепешек просто раскрошилось. Целыми остались только вяленое мясо и сушеная рыба, да речная вода во фляге.
   Подумалось, что и бандиты должны были чем-то питаться, а значит где-то рядом у них есть запасы, ведь тут тела лежали без сумок и мешков. Жуя на ходу кусок вяленого мяса и стараясь не смотреть на трупы, я начал обходить кусты, через которые появились разбойники. Странно... По пути мне стали попадаться мертвые птички, мелкие зверьки и даже одна змея. А когда я вышел с другой стороны кустов, то мне открылась поистине постапокалиптичная картина.
   Небольшая лесная поляна, в центре которой находился валун с пристроенным на нем мешком. Возле камня на земле лежала связанная девушка в грязном платье, больше похожем на ночную рубашку, а вокруг этого "постамента" в невысокой траве валялись различные мертвые животные. Тут были и птицы, и млекопитающие, и рептилии, и еще какие-то непонятные существа.
   - Да что здесь творится? - Прошептал я, стоя на пороге этого "Ада".
   Взгляд опять остановился на девушке, и я, осторожно ступая на траву, начал пробираться к ней. Вокруг стояла гробовая тишина, и это не давало расслабиться. Кода подошел к девушке и посмотрел на ее лицо, то сразу понял - она мертва. Помимо связанных рук и ног у нее был заткнут рот грязной тряпкой, завязанный для надежности бечевой. И из-под этого кляпа виднелись засохшие дорожки какой-то субстанции. Такие же засохшие дорожки отчетливо виднелись под носом, а на самой земле была уже почти впитавшаяся лужица с остатками пищи.
   Всё понятно, во время приступа рвоты кляп не оставил девушке шансов и она просто захлебнулась. Причём уже несколько часов назад... Кожа вокруг запястий и щиколоток успела слегка потемнеть.
   - Господи. Да что же за люди тут живут?
   Теперь стала ясной причина, по которой разбойники сразу на меня набросились. Наверно они украли девушку и думали, что я один из поисковиков, разыскивающих её. Одной загадкой меньше... Но какие же они твари!!!
   Смотря на мертвую девчушку, я не смог побороть остатки человечности, которые полезли из меня со всех сторон. Её нужно похоронить... развязать и похоронить. Пусть те два ублюдка этого не заслужили, но она достойна если не жизни, то хотя бы нормального погребения.
   Взяв оба ножа, изъятых у разбойников, я принялся выковыривать землю прямо у камня, на котором до сих пор лежал нетронутый мешок. И пусть меня догонят, пусть поймают, зато совесть хотя бы в этом останется чиста.
   Могила была вырыта ко времени, когда макушки деревьев тронули первые лучи солнца, а я практически выбился из сил и похоже неслабо растревожил рану. Разрезав путы, я аккуратно начал переворачивать девушку, чтобы спустить вниз. Из разреза её платья выпал какой-то медальон на кожаном шнурке. Я замер, рассматривая надпись еще незнакомого мне письма на небольшой пластине. Мгновение колебался, а потом снял его и водрузил на камень, который, получается, стал надгробием могилы.
   Когда последние клочки земли улеглись на небольшой бугорок миниатюрного кургана, я с кряхтением распрямился. Нужно было что-то сказать, но после всего этого, в голове царила звенящая пустота. Только сердце начинало черстветь и зажигаться ненавистью к людям. Не знаю, как у других рас, но у бастов такого нет. Там они за ребенка-сироту положили кучу воинов и шаманов. А здесь... Здесь люди видимо ничем не отличаются от своих земных собратьев, где человек человеку волк...
   Тишину прервала зачирикавшая птица. Это вывело меня из задумчивости, и я посмотрел в том направлении, где среди ветвей притаилась птаха. Но и она пропела свою песню недолго. Из ближайших кустов вырвался мой питомец и подбежал к дереву. Его глаза полыхнули огнем, и птичка выпала из зеленой кроны дерева, стукнувшись о землю бездыханной куклой.
   Я замер в изумлении, посмотрел на мертвую птицу, на довольно скачущего вокруг нее песца... А потом обвел взглядом всю поляну, где царило поле, засеянное семенами смерти...
   - Ты! Тварь!!! - Прорычал я, поворачиваясь к песцу. В тот момент моё состояние можно было описать только одним словом - взрыв! Злость мгновенно поднялась откуда-то из глубин сознания. - Тебе от этого весело!?? Тебе мало смертей??
   Почему-то я даже не подумал о том, что кричу на животное, которое только что убило взглядом птицу. Было только жгучее желание задушить его голыми руками. Песец как-то почувствовал это и прижух, опустив крылья и прижавшись к земле.
   - Вижу, тебе понравилось? - Махнул по кругу рукой, обведя всю поляну. - А!?? ПОНРАВИЛОСЬ!!!???
   Уже практически навис над ним, когда в голове появилась надпись "Таменное воздействие первого порядка. Разрешить трансляцию?" От неожиданности я запнулся. Осмыслив через мгновение чего же от меня хотят, дал добро, и тут же в голову хлынул поток сумбурных образов, напитанных непониманием... Мой питомец был напуган. Он не понимал, за что я на него кричу и наступаю. Он перебирал все варианты от игр до съеденного шуршуна.
   Это немного охладило меня. Он же дитя, которое еще ничего не понимает толком... Я тоже хорош, не смог этого понять. Нужно ему объяснить, что можно, а что нельзя. Только как? Как ему это донести?
   Идей было не много. Я сосредоточился на образах смерти и стал вкладывать в них весь свой гнев и ненависть... Наверно он понял меня, потому что тут же спросил: "Почему? Ведь мы убивали (картинка охоты), ели убитых (картинка мяса на углях)".
   - Потому что любой зверь убивает только в двух случаях, когда голоден и когда защищается. - Сказал я вслух, пытаясь представить все это и напитать смыслом. - Так заведено. Когда зверь начинает убивать просто так, для забавы - это становится ошибкой, сбоем. И от таких сбоев природа избавляется.
   Не знаю, получилось ли у меня донести это до питомца, но впоследствии он перестал бездумно убивать. По крайней мере, при мне.
   Что ж, надеюсь дальше будет лучше. А чтобы не стало хуже нужно уходить. Слишком долго я был на одном месте...
  
   Агентия. Западная провинция. Деревня Мышиный Луг. Семьдесят первый день от прибытия...
  
   ...Все пошло не так с самого начала. Ведь он чувствовал тревогу, только не мог понять, что же ее вызвало... Ох, если бы он знал, то ни за что бы не отправил ее...
   Разгневанный маг полночи собирал селян, всех, от мала до велика. А потом осматривал собственноручно каждого, но так и не нашел вора. Ведь все селяне были перед ним, кроме ее одной...
   Не найдя искомого, впавший в бешенство маг чуть не убил Ярда, который умолял его послать крестьян на поиски Алсы. А когда осмотр окончился и маг ушел на постоялый двор, сыпля проклятьями, Ярд бросился к односельчанам. Сначала спрашивал, кто видел Алсу, когда, и не может ли она быть у кого-нибудь дома. Но все говорили, что видели ее еще днем.
   Сердце старика сжалось в предчувствии беды. Он начал умолять остальных разыскать ее. И селяне, выслушав старика-трактирщика, бросились врассыпную. Кто-то побежал прятать своих детей и дочерей, прекрасно понимая, что вор и пропажа девушки связаны. Кто-то вместе с трактирщиком помчался обыскивать деревню....
   До самого рассвета они осматривали все укромные уголки, все амбары и сараи, но Алсы нигде не было. И только когда начало светать они обнаружили следы крови и веревку, висящую на стене частокола.
   На поиски Алсы вызвались самые опытные охотники, готовые идти по следу день и ночь. Старик рвался в путь вместе с ними. Но они не пустили...
   - Пойми Ярд, с хромой ногой ты будешь нас тормозить. - Говорил один из них. - Мы найдем ее, обещаю...
   - Хорошо... - Взволнованно выдохнул старик. - Только прошу, ребятки... Прошу - скорее.
   Но даже когда охотники ушли Ярд не смог усидеть на месте. Как вообще можно сидеть и ждать, когда твоего ребенка, твою кровинку, смысл всей твоей жизни кто-то забрал? Лихорадочно обдумывая варианты и отбрасывая в сторону самые невероятные, старик вдруг вспомнил - "Маг"!!! Пусть теперь хоть убьет, лишь бы помог...
   Ярд на всей возможной скорости помчался домой, невзирая на хромую ногу. Добежав до постоялого двора, он ворвался вовнутрь словно вихрь. Забежал в спальню, в другую... Пусто. Рванул на кухню, на задний двор, в умывальню... Никого.
   "Да где же он!??" - Билась мысль, когда Ярд обошел весь постоялый двор.
   И только тут он обратил внимание, что телег во дворе больше нет. Через мгновение Ярд был у восточных ворот. У одной из раскрытых створок, сидел мальчишка подросток, потирая начинающий заплывать глаз. Оказалось что маг, не найдя утром хозяина трактира, заставил парнишку часового пригнать черепаху и запрячь повозки. А когда часовой отказался, мол с поста уходить нельзя, то получил хорошую взбучку.
   - Ушел... - Взвыл тогда старик. - Ему все равно...
   От этой мысли на глаза навернулись слезы бессилия и досады на самого себя...
   До самого вечера охотники не возвращались. Когда солнце начало клониться к горизонту, они показались у кромки леса. Старик, высматривающий их с вышки, помчался навстречу, но когда разглядел, что охотники идут одни, без его дочери, то его шаг немного замедлился, а потом он остановился совсем.
   Ярд стоял, вглядываясь по очереди в лица подходящих к нему людей, и искал ответ на свой безмолвный вопрос. В глазах у него таяла безумная надежда, сменяясь болью и горечью утраты... Ноги подкосились и он упал на колени. Его морщинистые руки затряслись, не выдержав нахлынувших чувств.
   - Ярд, прости... мы не успели... - Произнес первый из подошедших.
   - Где она? - Выдавил из себя старик.
   - Там. - Охотник указал направление рукой. - В половине дневного перехода... Не ходи, Ярд, это точно она... - Произнес он, протягивая старику медальон. Тот самый, что Ярд подарил своей дочери в детстве.
   Старик взял его и трясущимися руками прижал к груди...
   - Моя девочка... - Больше не сдерживаясь, в голос завыл он, покачиваясь на коленях из стороны в сторону. - Моя девочка....
   Охотники стояли, окружив его, и молчали. Никто не знал что говорить... Да и могут ли какие-то слова помочь тому горю, что постигло трактирщика?
   - Кто? Кто это сделал?... - Старик поднял наполненный болью взгляд.
   - Мы напали на след троих. - Начал один из охотников. - Двое шли вместе, а третий немного сбоку, в ту же сторону. В лесу сошлись. Может не поделили что и произошла драка... Там двое убитых лежат, не нашенских..... И могила Алсы... Третий ушел. След теряется у ручья...
   Все так же прижимая к груди медальон, Ярд молча встал и, повернувшись, нестройной походкой побрел обратно в деревню. Охотники пошли вслед за ним, не зная, что еще делать. Старик шел, сопровождаемый в полном молчании до самого постоялого двора. Зайти вслед за ним, в оставшуюся открытой дверь, никто из охотников не решился...
   Какое-то время трактирщик тихо сидел в комнате своей дочери, держа в руках медальон и смотря в окно. Слезы, не переставая, текли по его щекам, обволакивая растрепанную бороду и блестя в последних лучах солнца.
   В отчаянии он оставил посреди обеденного зала разбитую лампу и смазанную маслом бечеву, которую поджег, уходя и запирая дверь. Возле ворот его остановил бдительный часовой:
   - Ярд... - Замялся он, подбирая слова. - Не ходи, скоро ворота закрою...
   - Ну и что... - Пробурчал старик, обходя часового.
   - Постой, Ярд... - Схватил тот старика за предплечье. - Не ходи.
   Трактирщик замер на мгновение и поднял взгляд. Часовой немного ослабил хватку, сбитый с толку бурей чувств, отразившейся в глубине старческих глаз...
   - Я, хочу, увидеть, свою, дочь. - Процедил сквозь зубы Ярд, вырываясь из захвата.
   Часовой безмолвно отступил. Он знал, какое горе пришло к старику в дом, но как его остановить, увы, не понимал....
   Вскоре в деревне запылал новый рассвет, вырвавший жителей из своих кроватей. Ярким пламенем был объят постоялый двор Ярда. Всем селом они пытались потушить пожар, но пламя, напитанное болью и отчаянием, не хотело униматься, обжигая всех, кто пытался ранить его холодной водой.
   Кто-то смог увидеть в пламени боль и потерю, кто-то порушенные в прошлое мосты, а кто-то безудержную ярость, грозящую лютой смертью всем, кто повинен в случившемся... И тот, кто видел последнее, оказался ближе всех к истине, даже больше, чем сам подозревал.
   Старик шел. В лесу становилось все темнее и темнее. И только когда его глаза перестали видеть что-либо вокруг, он остановился, привалившись спиной к шершавой коре дерева. Эту ночь Ярд провел в тревожном сне на холодной земле. Ему снилась дочь - маленькая хрупкая Алса. Она веселилась, играя на лугу, срывала полевые цветы и вязала на голову венок... А он смотрел и не мог оторваться. Наверно даже здесь он понимал, что больше не увидит свою дочь такой, поэтому пытался запомнить, оставить в памяти каждую деталь... Её звонкий смех, милую улыбку с прекрасными ямочками на щеках... Её красивые русые волосы, развивающиеся на ветру... Её взгляд, излучающий тепло и любовь, её объятья...
   ... Разбудил старика солнечный свет, пробившись сквозь листья деревьев и развеяв прекрасный сон. К обеду Ярд вышел на поляну, где в центре лежал камень, а возле него возвышался небольшой холмик свежей земли. Он медленно подошел к нему и встал на колени. Душа еще не смирилась с потерей, и руки, не слушаясь старика, начали разгребать черную землю.
   Когда могила была расчищена, старик замер, всматриваясь в побледневшее лицо своей дочери. Согбенная спина поникла, морщинки на старческом лице казалось прорезались еще сильнее. Ярд еще долго смотрел на любимую дочь. Со стороны могло показаться, что он закаменел. Но вот рука медленно начала движение, потихоньку загребая горсть земли и сбрасывая ее вниз. Потом еще раз и еще...
   Когда тени исчезли, спрятавшись под кроны деревьев, поляна была уже пуста. Ярд ушел. Но не обратно в деревню, там его ничего не держало более, как и на этом свете. Толькой уйти в мир иной старик собрался вместе с третьим бандитом, который остался жив и ушел безнаказанным...
  
   Агентия. Западная провинция. Леса Бистата...
  
   Найденный вскоре после ухода с поляны ручей позволил мне привести себя в порядок и помог скрыть следы. Идти по нему пришлось почти полдня. Даже когда ноги в конец замерзли, я все еще боялся выйти на твердую землю. Да, опасность снова заболеть меня тоже пугала, но смерть от рук крестьян все же была гораздо страшней и реальней. Поэтому приходилось скрипеть зубами от холода, но продолжать перебирать ватными ногами по каменистому дну ручья.
   После этого пришлось сидеть пару часов на поляне и отогревать ноги, а затем слоняться по лесу в поисках дороги. Самым обидным оказалось то, что примерно через десяток километров восточнее дорога пересекала тот самый ручей... Дважды.
   Еще одной проблемой стала сама дорога. Похоже я приближался к крупному населенному пункту. По пути стали попадаться путники и даже повозки с запряженными быками. А чем дальше на восток, тем плотность движения все усиливалась и усиливалась. Сначала я уходил в лес и пережидал, пока пройдут люди. А когда движение на дороге стало постоянным, пришлось вообще с нее сойти и двигаться параллельно, чтобы не привлекать внимания.
   Выглядел я сейчас, скажем так, меньше, чем на троечку... Спутанные, неровно срезанные клинком волосы, недобритая борода в купе с парой синяков и краснющими от недосыпа глазами превратили меня даже не в бомжа, а в какого-то упыря. И я не удивлюсь, что первым в мой адрес прозвучит не "Здрасте", а звук тренкнувшей тетивы и свист летящей стрелы.
   Одежда тоже после драки с бандитами чистотой не блистала, да еще обзавелась парой небольших прорех. Вот только откуда они взялись? Неужели кто-то в темноте перепутал тюк со мной и потыкал его ножом? Хотя... Худой-то не сразу подключился к драке, после того, как я его оттолкнул....
   Заплечная сумка также ярко кричала о непростой жизни. Там на поляне я не сильно обратил на это внимание, но когда отошел от первоначальных впечатлений, то разглядел на ней пятна крови. Они благополучно впитались, высохли, и никак не хотели отстирываться в ручье. Так что сумка могла вызвать живой интерес персон исполняющих здесь роль полиции, коих я уже один раз видел на тракте.
   До того, как я вышел на дорогу, меня преследовало чувство, что за мной кто-то наблюдает. Причем это ощущение то появлялось, то пропадало. Это сильно нервировало, особенно когда песец тоже начинал нюхать воздух и искать что-то взглядом. Но ничего не происходило, наверно после всех передряг у меня разыгралась паранойя. Однако, вскоре после выхода на дорогу и ухода в лес, чтобы идти параллельно, это ощущение сошло на нет.
   Мои мысли оказались верными, я добрался до города Бистата. Он впечатлял. Нет, город не был гигантским мегаполисом и не блистал белоснежными башнями исполинами. Но он был средневековым. Окруженный каменной стеной, по которой лениво прохаживались одинокие стражники, он выглядел серьёзно. Вместо башен была только надвратная каменная пристройка с двумя бойницами. В ворота потихоньку входили и въезжали люди, иногда загонялся скот. Обратно выходил ручеек потоньше, да и повозки выезжали пореже.
   Я сидел в кустах, примерно в трех сотнях метров от стены. Ближе не позволяла полоса "отчуждения". Тут, как и возле деревень, от стен убирали растительность. Меня интересовала стража. Именно они могли стать серьезным препятствием для проникновения в город. Да, я наконец-то решился нормально выйти в люди. Мне нужна была информация, чтобы продолжить свой путь относительно безопасно, ведь осведомлен - значит вооружен. Язык уже более-менее изучен и даже немного натренирован, так что общаться смогу.
   Мои тревоги были напрасными, стражники, разморенные под солнышком, старались скрыться в теньке навеса, что обрамлял выдающуюся вперед надстройку и воротную арку. Они практически не цеплялись к проходящим мимо людям, даже тем, кто выглядел еще хуже меня. Похоже таким видом здесь никого не удивишь... Единственное, что вызывало интерес стражи, это въезжающие повозки, которые подвергались дотошному досмотру. Такое случалось редко и длилось до того момента, пока замученный возница не кинет стражу монетку.
   Наконец я решился и выбрался из леса, оставив песца на страже нашего добра. Когда проходил сквозь ворота, стража даже не обратила на меня внимания, так мазнула слегка взглядом. Преодолеть их оказалось проще пареной репы. А потом я влился в людской поток и начал разглядывать все вокруг. Одно дело увидеть средневековый город в фильме и совсем другое в реальности. Дома не блистали лоском, скорее наоборот, были обшарпаны и потерты, на земле валялся всякий мусор, в том числе и отходы жизнедеятельности гужевого транспорта. Большинство людей были одеты не в пример хуже меня. Не скажу что все, были тут и достойно одетые, но подавляющее большинство нет. Возможно, это просто окраина и поэтому тут всё так...
   Возле домов часто встречались прилепившиеся к стенам лотки, палатки и даже целые торговые павильоны. Складывалось впечатление, что улицы это один длинный разветвленный рынок. Но я ошибался, рынок нашелся потом.
   Поход по улицам продолжался, как и мои "зевалки" по сторонам. То, что в городе сильно варежку раскрывать нельзя и надо постоянно следить за окружающим пространством, я понял, когда меня чуть не затоптала четверка конных стражников, пронесшихся по улице. Причем все люди как-то мгновенно рассасывались перед ними, уступая дорогу, и так же мгновенно закрывали за ними образованный "коридор". Это произошло слишком незаметно для меня, непривычного к такому, и я среагировал, когда на меня уже почти наехали даже не думавшие притормозить стражи. Им вообще было все равно, задавят ли они кого или нет, даже внимания не обратили, что из-под лап их монстров выскочил человек.
   Именно лап, потому что всадники были не конными в полном смысле этого слова. Животные, которые так резво пронеслись по улице, на коней походили слабо. Это была какая-то смесь птицы и довольно крупного животного. Оно имело пеликаний клюв внушительных размеров и пестрый хохолок на затылке. Четыре мощные лапы с тремя когтистыми пальцами спереди и одним противостоящим сзади взрывали утрамбованную землю улиц. Только массивный круп с седлом и остриженная кисточка хвоста имели сходство с нормальной лошадью. Крыльев у этого странного животного не было, хотя весь его вид твердил об обратном, у птицы они должны быть. Критч - так называли его люди.
   Такая ситуация, где меня чуть не затоптали критчи, заставила задуматься и пересмотреть планы. Законов я не знаю, быта и традиций тоже, поэтому придется отказаться от первоначальной идеи остановиться на пару дней в городе. Буду приходить днем, а на ночь уходить в лес. И лишь когда узнаю более-менее реалии, то тогда и буду думать о постоялом дворе. Правда это не помешало мне о них поспрошать и посмотреть изнутри.
   Выбрав на мой взгляд среднего пошиба трактир, я направился к нему. Открыв дверь и войдя вовнутрь, успел кинуть взгляд на зал, когда почувствовал, что отрываюсь от земли.
   - А ну пшел отседава! - Прозвучало мне в затылок, когда мое тело сделало оборот на сто восемьдесят градусов вокруг неизвестного "центра" окружности.
   Так я познакомился с местным бомжом по имени Фор, оказавшись на земле возле него после смачного пинка, которым меня наградил трактирный вышибала. Бомж оказался разговорчивым парнем и просветил меня в какие заведения стоит лезть, а в какие нет. Конечно не бесплатно, пришлось отстегнуть ему пару медяков.
   В Бистате существовало негласное деление трактиров среди бродяг и бандитов. Как сказал Фор, мне довелось испробовать гостеприимство "серого". А еще есть тёмные и белые.
   Тёмные располагаются на окраинах и крышуются бандитами. Такие трактиры и постоялые дворы служат местом для проворачивания темных дел, и публика в них собирается хреновая. Причем настолько, что незнакомца могут там распотрошить за неосторожно брошенное слово. Чтобы там выжить нужно иметь десяток глаз на затылке или десяток охраны. Жратва там убогая, как и весь сервис в общем. Единственный плюс таких заведений - они дешевые.
   Серые трактиры находятся в основном где-то посередине между окраиной и центром города. Они принадлежат различного рода предпринимателям средней руки. Крышуются в основном стражей за определенную мзду. Такие трактиры будут подороже и почище. Почти безопасны, хотя за очень дорогую вещь тебя могут по-тихому придушить ночью, но такое бывает редко. В основном это вотчина стражи, наемников, торговцев средней руки ну и более-менее спокойных братков. Таких как я и Фор оттуда гонят взашей, что недавно мне и продемонстрировали.
   Белые находятся в центре и принадлежат аристократам. А что? Бизнес есть бизнес, и если трактир приносит солидный доход, то богатеи его прибирают к рукам. В общем определение говорит само за себя - они безумно дорогие. Зато в них тебя никто не зарежет ночью и сервис там на уровне. Такие трактиры являются отличным местом для деловых переговоров, да и "радушный" хозяин может послать незваных гостей на х... То есть разместить их в нем, а не у себя дома. К белым трактирам меня на пушечный выстрел не подпустят, голову свернут и не почешутся.
   Помимо трактиров в городе оказалось очень много мест, где можно переночевать. Всякие ночлежки, подвалы, бордели и подпольные лазы контрабандистов, всего не перечесть. Некоторые были даже бесплатными, вот только шанс огрести в них был примерно пятьдесят на пятьдесят, как в том анекдоте. В таких местах может шататься и простая шпана, и влиятельные люди, занесенные деловым ветром.
   Насчет заработка Фор меня обломал. Все более-менее хлебные места заняты, а небольшой хорошо оплачиваемой работенки в городе не бывает, все достается знакомым, друзьям или родственникам. Тем более для хорошей работы я рожей не вышел, бомжам в городе мало доверия. Единственное, что мне светит, это работа грузчиком. Берут всех, кто сможет таскать груз от зари до зари. Оплата там сдельная, за перенесенную сотню мер платят десять чешуек (так местные называли медные монеты).
   Я немного охренел и, поблагодарив Фора, отправился обдумывать план по добыче финансов. Они уже практически показали дно, у меня имелось чуть меньше десятка меди после похода по деревням.
   Перебирая варианты в голове, я не заметил, как кривая вывела меня к городскому рынку. Рынок в здешнем понимании оказался невозможной толчеей разношерстно одетых людей среди узких проходов, образованных лотками, лавками и магазинчиками. Вокруг орали продавцы и покупатели, торгуясь за каждый медяк. Кто-то нахваливал товар, другой орал на пойманного мальчишку карманника. Какофония звуков была нереальная. К этому добавлялась невообразимая смесь приятных и отвратительных запахов. Продавец рыбы мог соседствовать с продавцом выпечки, мясник соперничал за клиента с фермером, а кожевенник с флористом. Под ногами всего этого столпотворения чмокал жидко-грязный слой сгнивших и растоптанных продуктов, обильно покрывающий натоптанный земляной "асфальт".
   Ужас! Я чуть не поддался первому порыву выскочить оттуда сразу, как только понял, где нахожусь. Хорошо хоть вспомнил зачем вообще хотел попасть на рынок. Мне нужны деньги для продолжения пути, заработать я их много не смогу ввиду отсутствия такой работы. А мои "форточные" приключения в городе не пройдут, здесь люди не всегда спят крепко и вилы чаще всего хранят под подушкой. Тем более мой комбез до сих пор не подает признаков жизни...
   Значит надо что-то продать. А чтобы что-то продать, надо что-то укр... иметь. Вот для этого я и попёрся на рынок, чтобы хорошенько все осмотреть и найти товар, который можно стащить легко и без шума. Кстати...
   - Я тебе щас руки поотрываю! - Рыкнул я, не поворачивая головы.
   Шаловливые ручки, которые я ощущал на своем поясе и кое-где еще, тут же убрались. А неприметный мальчуган практически мгновенно затерялся среди толпы. Хмыкнув, я продолжил протискиваться сквозь людской поток и раскрыл пошире глаза с ушами.
   Рынок был большим, так что мои похождения закончились ближе к полудню. Довольный увиденным, я выбрался из людского муравейника и направился к западным воротам. Прогулка принесла свои плоды. Я увидел местную валюту и приценился к товарам. В обиходе были приняты три монеты, классика, как я подумал сначала: медь, серебро и золото. Но немножко ошибся, вместо серебра тут в ходу был какой-то сплав алюминия. Медная монетка называлась "тук" или чешуя. Это была самая мелкая монета. На одну чешуйку многого было не купить, в основном только 3.14дюлей. Ну можно еще метр бечевки купить, на котором толком даже не повесишься... За три чешуйки уже можно было купить хлеб, кувшин молока, немного овощей, плохонький нож и еще всякого по мелочи. В смысле три монетки стоит что-то одно из перечисленного.
   Дальше шел "дил" или светляк, который я принял за серебро. Выглядела монетка как треугольник иллюминатов, всевидящее око. Вот только помимо глаза на обратной стороне его красовался профиль нынешнего правителя. Эта монетка стоила сотню меди и встречалась в обиходе куда как реже.
   Последней и самой дорогой монетой была "пьядила" или бонка (солнышко). Золотой был круглый с отчеканенным гербом и профилем правителя на сторонах. Стоила такая монетка пять сотен светляков. Довольно большое соотношение, поэтому в обиходе она встречалась в пять раз реже. Точнее она встречалась у тех, кого за ротой охраны не рассмотреть.
   Дальнейший ценник был разбалансирован. Более крупные расчеты велись в драгоценных камнях, которым цену назначало казначейство или менялы. Еще существовали некие "магические деньги", они тоже представляли собой драгоценные камни, которые имели магические свойства и ценились магами. Это была самая дорогая "денежная" единица в государстве.
   Так же мне удалось наметить претендентов на изъятие имущества. Ими оказались три лотка в разных частях рынка, которые находились ближе всего к кривым улочкам, выводящим через дебри на соседние улицы. Эти улочки по прикидкам были отличным путём отхода, потому что стражники в них появлялись редко из-за дикой вони и различного рода мутных типов, которые там обретались.
   В первом лотке продавалась различная кухонная утварь. И привлек он меня как ни странно медной посудой, ведь деньги-то тоже из меди чеканят. Только там был охранник, из-за чего пришлось отнести этот вариант к плану "С".
   Вторым местом был лоток с различной сбруей. Хоть она и попадала под категорию не очень дорогих товаров, зато покупателей на неё можно найти в любом месте. Охраны тут не было, только крепкий мужик-продавец. И это оттеснило лоток сбруи к плану "Б".
   Третьим стал лоток сухонького старичка, в котором продавались какие-то камни. На первый взгляд простые булыжники различных цветов и оттенков, но оказалось, что самый дешевый из них стоит сотню чешуек. Покупатели у этого лотка были редкими гостями, поэтому продавец частенько дремал и не вызывал особого беспокойства. Единственное - надо будет потом узнать, что это за камешки и найти на них покупателя. Такая доступность товара и слабая охрана поставила лоток "каменщика" на первую строчку в рейтинге планов.
   Остальные лотки отметались по трем причинам: или товар был дешев, и его требовалось стащить целую гору, чтобы выторговать пару десятков меди; или товар был специфическим и труднореализуемым не на рынке; либо лотки располагались очень уж неудобно, поэтому меня быстрее железом накормят, чем я успею сделать ноги с украденными вещами.
   За такими мыслями я перестал вращать головой на триста шестьдесят и потерял бдительность. За что тут же поплатился. Чья-то рука схватила меня за ворот и затянула в небольшой полутемный закуток, а горло захолодило прислоненное лезвие ножа. Глаза понемногу привыкли к полумраку, и мне удалось рассмотреть человека, который прижал меня к стене.
   Передо мной стояла бандитская рожа. Все говорило об этом - потрепанный вид, недельная немытость вкупе с противным запахом пота, сломанный нос, куча шрамов на руках и лице, гнилые зубы во рту и недобрый прищур колючих темных глаз.
   - Ну привет. - Выдал он. - Чего это ты в гости не заходишь, не здороваешься?
   - К-к к-кому не прихожу? - Пролепетал я.
   - Как это к кому? По рынку ходишь, вынюхиваешь что-то, а к хозяевам не заходишь. Нехорошо... - Цыкнул он. - А вдруг они тебе подскажут, где то, что ты ищешь, а?
   - Я... я ничего не вынюхивал, просто приценялся.
   - 3.14дишь! - Резкий удар под дых и я падаю на землю.
   Пока я приходил в себя, грабитель мастерски обшмонал меня и забрал последние монеты вместе с ножами.
   - Смотри сюда! - Поводил он перед моими глазами заточкой. - Прежде чем дела проворачивать на чужой территории, надо разрешения спрашивать. Любой косяк с твоей стороны - разрежу на лоскуты, понял?
   Я судорожно кивнул, и грабитель, получив подтверждение, тут же скрылся из виду.
   Черт! Не хватало еще внимание криминальной структуры здесь привлекать... Пока мою шкуру окончательно не попортили, я решил свалить отсюда подальше. Выйдя на улицу, дошел до перекрестка и свернул. Около часа бесцельно пропетлял по городу. Мне казалось, что так меня потеряют из виду, если за мной идет слежка. Будь я мастером шпионажа, может и придумал что-то получше, но сейчас просто не хотел показывать бандитам, что стану выходить через западные ворота.
   Когда собрался уйти из города, наткнулся на небольшой магазинчик с вывеской в форме свитка и надписью под ним. Читать я еще не научился, не было возможности найти текст, который бы кто-то озвучил. Поэтому мне показалось, что это знак свыше. Ведь должно же за сегодня произойти что-то хорошее?
   Приоткрыв дверь, зашел в мягкий полумрак помещения. Когда глаза привыкли, я немного впал в ступор. Весь быт в городе и деревнях говорил о слабом развитии, присущем средневековью. Но когда открылся вид на стеллажи с сотнями свитков в этом магазинчике, мое мнение о местном развитии резко пошатнулось. Бумага это уровень! Может я даже туалетную где-нибудь найду? Но грезы развеялись сразу, когда подошел поближе и рассмотрел бумагу.
   Большинство свитков было написано на выделанной коже, некоторые были сшиты из тонких тростниковых палочек и веревочек, и только несколько штук было написано на чем-то напоминающем натуральную бумагу, только грубую и ломкую. В свиток ее еще можно свернуть, а вот "загнуть уголок" уже не получилось. Сам проверил на одном. Благо успел замести следы "эксперимента", пока из подсобки не вышел мужчина.
   - Ты откуда тут взялся? - Спросил он недоуменно. Похоже не ожидал здесь кого-то увидеть, я ведь тихонько зашел. - А ну вали нахрен! И не смей лапать грязными руками свитки! Пошел отсюда!
   Такая отповедь немного выбила из колеи. Как-то не укладывалось в голове такое обращение к покупателю... Только я кое-что забыл. Тут нет понятия "права потребителя".
   Пока думал, продавец решил исполнить свое желание и направился ко мне, дабы вышвырнуть на улицу. В этот момент за моей спиной хлопнула дверь и в помещении оказались два мордоворота в кольчугах и при оружии. Продавец замер, глянул на них и расплылся в улыбке:
   - Добрый день господа. Что вас привело в Обитель Мудрости? - Слащаво произнес он.
   - Нам это, карта нужна. Западной провинции. - Произнес один из мордоворотов, продвигаясь вперед и оттесняя меня в сторону. Второй повторил такой же трюк, только без слов.
   - Сейчас все будет. Вам какую? Есть за светляк - подробная. Есть за пять светляков - коронная. - Спросил продавец.
   - Неси обычную. Нам подробная ни к чему. - Буркнул первый детина.
   - Как скажете. - Скис немного продавец, но полез на верхнюю полку за кожаным свитком. - Вот. Пятнадцать чешуек.
   - Многовато будет. - Буркнул второй. - Покажи за что платим.
   - Э нет. А вдруг из вас кто маг иллюзий? Я разок покажу, а вам потом и карту ненадобно будет. Не пойдет. - Заерепенился продавец.
   - Ты думаешь, если бы мы магами были, то пришли бы к тебе в это блошиное гнездо? - Рыкнул первый. - Не неси чушь! Показывай или уйдём.
   - Ладно... - Стушевался продавец, разворачивая свиток. - Вот, смотри.
   Под это дело и мне любопытно стало. Аккуратно подобравшись со спины к бугаям, я заглянул через плечо одного из них. Карта действительно была так себе, но на безрыбье и рак...
   Бац! - щёлкнула моя челюсть, а ноги оторвались от пола. Миг полета и я спиной грохаюсь на пол магазина.
   - Who ли смотришь! - Рявкнул тот, из-за плеча которого я смотрел. - Вали отсюда, пока цел.
   Я начал потихоньку отползать ко входной двери, восстанавливая сбитое от падения дыхание. Напарник "рукоприкладчика" хмыкнул, глядя на меня, и повернулся обратно к продавцу.
   - Давай десять и мы заберем... - Прозвучали последние слова, которые я уловил, выползая на улицу.
   Фух. Ничего себе! На ровном месте чуть не помер. Надо учесть на будущее, быть поосторожнее....
   Но главное победа, я успел немного рассмотреть карту. Видел название и расположение городов, пары крепостей, реки и какой-то большой дороги... Единственная проблема, я не смог их прочесть. Нужно это исправить...
   Единственным местом, где это было возможно сделать безболезненно, это возле здания городской управы и местного отделения стражи. Как говорил Фор, там на стены краской наносили портреты разыскиваемых преступников и вознаграждение за их головы. Там же иногда писали последние указы местного землевладельца.
   Двинувшись в сторону центра и потирая ноющую челюсть, я потихоньку рассматривал окружающих людей. В городских жителях меня особо ничего не цепляло поначалу. Ну есть у них разница по социальному положению, которая отражается в одежде или лощености харь, ничего впрочем странного.... Но тут мое внимание привлекло другое. На некоторых людях я стал замечать ошейники. Таких попадалось мало, и мне казалось, что это какая-то отличительная особенность некой касты. Например каста "Ошейниконосцев" или "Собакопоклонников". Хрен их знает. Но вот их поведение чаще всего говорило, что это каста терпил. Даже один раз видел, как откровенные бомжи били двоих "ошейниконосцев", а те даже не сопротивлялись, просто прикрывались руками. И никто ничего не делал, все шли мимо, будто не замечая происходящего. Это было странно. Надо будет потом спросить у бомжа, что это за люди. Если не забуду...
   В центре у городской управы, находящейся как раз рядом с отделом городской стражи и владением местного градоправителя, я был как бельмо на глазу. Здесь люди выглядели опрятнее и богаче, улицы казались чище, а воздух свежее. Поэтому я притягивал практически все взгляды, когда стоял возле стены с намалеванными портретами беглецов и преступников. Ко мне даже один раз подошел стражник, охранявший вход в городскую управу.
   - Ты чего здесь трешься? Вали отсюда! - Тихо прорычал он.
   - Господин, мне надо дождаться здесь стража, такого как вы. Он сказал ждать здесь. Не прогоняйте, он подумает, что я сбежал. - Стараясь подпустить в голос дрожащих ноток, проблеял я. Хотя особо стараться не приходилось. Жопой чувствовал, что хожу сейчас по грани.
   - Другой страж говоришь... А как его зовут?
   - Он не сказал господин. - Замотал я головой. - Выглядит как вы, только не вы.
   - Тьфу! Еще один тупица на мою голову.... - Пробурчал он. - Ладно. Стой здесь и жди. Но если учудишь чего, то!... - Погрозил он мне кулаком.
   - Конечно-конечно, господин! Я буду вести себя тихо.
   - Тьфу! - Еще раз сплюнув, он развернулся и пошел на свой пост.
   Я же, искоса поглядывая на него, начал присматриваться к портретам на стене. Что могу сказать, художник у них тут неплохой, прям эмоции передает, да как точно... Опа! А вот два лица из нарисованных я где-то уже видел. Причем совсем недавно.
   Это были те два бандита, трупы которых теперь валяются возле поляны с могилой девушки. Так-так-так.... Еще бы прочитать, за что их разыскивают. Эх!
   Никто не подходил к стене и читать не собирался. Похоже, это было глупой идеей, только перехитрил сам себя. Уйти теперь не получится, сам же сказал, что жду здесь стража. А тот, у дверей управы, так и сверлит меня взглядом.
   Пришлось ждать непонятно чего. Через несколько часов я уже начал планировать побег от подозрительного стража, как вдруг увидел тех самых мордоворотов из "свиточного" магазина.
   Вот тут у меня мозг совсем отключился. Почему-то мне показалось, что если я с ними "заочно" знаком, то они мне помогут.
   - Господин! Господин! Подождите... - Я рванул им наперерез.
   - О! Глянь, ему было мало. Что, еще дать? - Хмыкнул "рукоприкладчик". - Щас выпишу, подходи неспеша.
   - Нет, господин, у меня есть дело к вам. - Подойдя и немного сбавив голос, произнес я, искоса поглядывая на стражника.
   Мои стрелялки глазами не остались незамеченными мордоворотами, и первый из них положил руку на плечо "рукоприкладчика".
   - Погоди-ка Кирз. Давай его послушаем. - Подошел он ближе ко мне. - Ну? Чего там у тебя?
   - Господин, вон видите те два рисунка? - Ткнул я пальцем в тех, кого опознал на стене.
   - Не слепой, вижу. И что с того?
   - Я знаю, где они. - Почти шепотом проговорил я.
   - Чего? - Обалдел первый. - А ну-ка погоди. Давай поглядим. - И потащил меня к стене с изображениями. - Вот эти двое? - Ткнув пальцем в моих "знакомых", спросил он.
   - Да врет этот ушлепок, Шомп. Затеял что-то небось. - Перебил товарища Кирз. - Точно. За ту оплеуху поквитаться решил. А? Верно говорю? Чего молчишь?
   - Не-не-не, правду говорю. - Закивал я головой, словно болванчик.
   - Погоди Кирз, дай прочитаю.... Так, беглый каторжник по кличке Трехпалый (Летрик), разыскивается за убийство. Награда пять светляков... Второй тоже беглый каторжник... Кличка, ммм... Щека что ли?
   - Щепа. - Вставил я. Интерфейс работал с текстом гораздо быстрее, чем с устным языком. Наверно потому, что устный мне уже знаком, а концепция письма тут не сильно отличалась от английского языка.
   - Точно. - Кивнул Шомп. - Погоди, ты серьезно знаешь, где они? Ааа... Ты что-то хочешь за информацию, да? Ну мы слушаем.
   - Вы правы господин. Мне нужна карта.
   - Карта? И зачем же она тебе нужна? - Спросил Кирз прищурившись.
   - Я в том магазине оказался не случайно. Мой хозяин отправил меня за картой. А после инцидента... - Я запнулся, потерев челюсть, чем вызвал дружный хмык у Шомпа и Кирза. - Меня обокрали на улице. И теперь мне не на что ее купить.
   - А здесь ты что делал?
   - Ну... Просто если к хозяину вернуться с пустыми руками, то одной взбучкой не отделаться. Вот и подумал, что в управе мне помогут. Но... - Я искоса глянул на стражника, который вроде бы потерял к нам интерес, но все равно бросал мельком в нашу сторону взгляды. - Только сейчас понял, что мне вряд ли здесь поверят. В лучшем случае просто вытолкают взашей...
   - Понятно... - Протянул Шомп. - Значит так, карту мы тебе сразу не отдадим. Сначала сходим и проверим, правду ты сказал или нет, а уже потом наградим по заслугам. - Многозначительно поиграв бровями, подвел он итог.
   - Хорошо. - Согласился я. - Могу показать на вашей карте, где лежат их трупы...
   - Трупы? - Одновременно спросили мордовороты.
   - Не хочешь ли ты сказать, что сам их прикончил? Что-то это попахивает авантюрой... - Высказался подозрительный Кирз.
   - Это не я их прикончил. Это хозяин сделал. - Пришлось оправдываться мне, на ходу придумывая историю.
   - Так чего он тогда сам не получит за них выкуп?
   - Он не знает про то, что они в розыске. Я тоже не знал, пока не пришел сюда...
   - Складно брешешь... - Хмыкнул Шомп и стал доставать карту. - На, показывай, где они находятся.
   Я быстренько описал маршрут и стал ждать вердикта.
   - Хорошо. - Сказал Шомп, пряча карту. - Мы сходим. За сегодня наверно управимся, так что к вечеру жди нас у западных ворот.
   - Оплату получишь там же... Она будет зависеть от того, что мы найдем. - Повторился за напарником Кирз. - Надеюсь, твой хозяин не убьет тебя за задержку. Целый день ходить за картой... Хе-хе-хе. - Уходя, подколол он меня.
   Мордовороты ушли, а я потихонечку отправился вслед за ними, чтобы убраться подальше от бдительного стража. Попетляв немного, снова наткнулся на магазинчик со свитками, который оказывается носила гордое название "Обитель мудрости"...
   - Маркетологи, вашу мать... - Пробурчал я, потирая челюсть, и побрел к воротам.
   Остаток дня провел в лесу недалеко от дороги, чтобы не пропустить возвращение мордоворотов. Время в ожидании тянулось медленно. Солнце уже успело зайти, когда на дороге появились мои знакомцы. Выбравшись из кустов, я вышел на дорогу и подождал, когда они приблизятся.
   - О, а вот и наш "работодатель", ха-ха. - Выдал удивительно веселый Кирз. В руках у него был мешок, внутри которого угадывались очертания двух шарообразных объектов. И когда до меня дошло, что там скорее всего головы бандитов, то мне немного поплохело. - Не слабо твой хозяин уделал этих ребят.
   Оба они сидели на небольшой повозке, которую тянул худенький бычок. Правил повозкой Шомп, так как Кирз охранял мешок с трофеями.
   - Это точно. - Поддакнул Шомп. - Такое ощущение, что он одного зубами загрыз, а со вторым вообще черт знает что сотворил!
   - Я рад, что вы нашли их. - Стараясь придать себе невозмутимый вид, произнес я. - Наш договор еще в силе?
   - Да. Вот держи. - Засунув руку в сумку и достав оттуда свиток, Шомп протянул его мне.
   Я аккуратно взял его и развернул. На выделанной коже была нарисована карта западной провинции. Только она оказалась совсем не той, которую я видел в магазинчике и у городской управы. Она выглядела как банкнота, побывавшая в стиральной машине. Да и детализация была просто ужасной. Никаких размеров, все рисовано приблизительно и на глаз. Ужас!
   - Так... так это же не та карта. - В изумлении протянул я.
   - Радуйся что мы вообще тебе её дали, ушлепок. - Навис надо мной Кирз. - Совсем оборзел что ли?
   - Нет, все нормально, господин. - Сдал я назад. С двумя такими дуболомами мне было не справиться, тем более они вооружены, а я нет.
   - Пшел отсюда! - Гаркнул мне в лицо Кирз.
   И я, под веселый хмык Шомпа, решил удалиться подобру-поздорову. Слишком часто стал получать тут дюлей, не хотелось зарабатывать еще.
   (карта)
  
   Агентия. Западная провинция. Бистат. Семьдесят седьмой день от прибытия...
  
   После посещения Бистата день я провел в лесу. Стоило отдохнуть от первых впечатлений. Да и не хотелось примелькаться еще сильнее, пусть криминал немного отвыкнет от моего образа. День конечно мало, но хоть так. Ну и желания лезть в эту вонючую клоаку, которую здесь именуют Бистатом, что-то не тянуло. В лесу почище будет и пахнет приятно...
   Жаль, что все хорошее имеет тенденцию заканчиваться... Пришлось идти на "дело".
   Город встретил шумом и суетой, навозной вонью, смешанной с потом, и запахом нагретого камня. Было не по себе, я все время оглядывался в поисках личностей, которые могли меня "пасти". Каждый встречный оборванец казался мне наблюдателем от бандитской шайки. Но волновался я зря, в городе сейчас было очень оживленно и мое присутствие вызывало у жителей интереса не больше, чем солнце на небе. Причина такого оживления оказалась проста.
   - ...Указом дерентира западной провинции за подписью короля Нотуса Зоркого всем мужчинам в возрасте от пятнадцати до пятидесяти лет надлежит явиться в городскую управу для распределения по дестам. - Вещал местный глашатай на перекрестке, стоя на бочке и читая текст из свитка. - Владетельным гражданам, не пожелавшим записаться, надлежит выплатить откуп за одного взрослого в размере сотни дилов или выставить взамен одного раба необходимого возраста...
   Дальше я уже не слушал. Рабы... Тут есть рабы!!! Твою мать, надо быть очень осторожным, чтобы не провести остаток дней в кандалах или ошейнике... Стоп! Я же видел на людях ошейники... Неужели это были рабы? Похоже, что так, иначе почему никто не вмешался, когда их избивали бродяги у всех на виду...
   Теперь идея своровать камни мне нравилась еще меньше, но отступать не хотелось. Торчать в этом городе, чтобы найти другой способ пополнить кошелек, я не собирался. Достаточно, уже неплохо распробовал местный менталитет и нравы. Лучше в лесу жить, чем здесь.
   Глашатаи попадались и дальше, а на рынке у них были целые помосты, с которых они верещали во все горло, пытаясь перекричать торговцев и покупателей. Суматоха на базаре в этот день казалось била все рекорды. Карманникам здесь самое раздолье, если они конечно на улицах, ведь глашатай что-то еще говорил о преступниках, которых будут отправлять в какие-то штрафные десты без "суда и следствия".
   В одном из закоулков на рынке среди нескольких бродяг я заметил Фора. Денег у меня не было, чтобы отсыпать бомжу, но я предусмотрительно взял с собой жареного мяса, приготовленного сегодня утром.
   Фор с великим удовольствием сожрал еду под завистливые взгляды своих товарищей, после чего благосклонно поделился своей мудростью. Посмеиваясь над моим незнанием, он немного просветил меня про рабов и другие расы.
   Сам Фор нелюдей не видел почти, только вейга как-то на невольничьем рынке. Это такой свиноголовый "минотавр". Всего представителей других рас было известно около десятка (Ахренеть!!!). Людей "другие" не любили. Очень. Люди оказались одной из четырех рас в этой части континента, которые привечали у себя рабство. Вейги, ак'хи и хроносы тоже его не чурались, но люди выделились и среди них. Свинорылые, как называли вейгов, никогда не порабощали своих соплеменников, как и ак'хи с хроносами. Зато люди такое делали вовсю, им было без разницы, кто будет приносить тебе тапочки, стирать одежду, работать в шахтах и каменоломнях.
   Но самое поганое, что делали люди, заключалось в другом. Человек, попавший в рабство, мог лишиться нескольких частей тела, как считалось, ненужных для его работы, например языка, пары пальцев или гениталий. Остальные расы могло ждать и что-то похуже, например они могли поплатиться не только телом, но и достоинством. Порабощённым вейгам, помимо того, что проделывали с людьми, могли спилить бивни, отрезать хвост или снять скальп, что считалось серьезнейшим оскорблением для них и было дико унизительно. С остальными тоже творили довольно много отвратных вещей. Конечно, эдакие зверства являлись редким явлением, но имели место быть. Именно за такое неуважение люди вызывала к себе презрение и ненависть. Но войска у "голокожих", как называли людей, были не хуже, чем у других, а маги даже универсальней. И нелюдям приходилось считаться с таким "гадким" народом. Тем более нас было не так уж и мало.
   Когда он закончил рассказ, то выдал мне не очень приятную новость:
   - Зря ты пришёл сюда, парень. - Прошептал он, чуть наклонившись ко мне. - Местная банда тебя давно приметила, твое счастье, что сейчас у них другой кипишь. Вишь, нашего государя желтый жук в зад укусил, что он такие указы сделал. Братва сейчас готовится залечь, ходят слухи, что на эту ночь собирается облава стражи, так что им не до тебя. Хотя крыса весточку о тебе понесла.
   Сказав это, бомж посмотрел на своих "товарищей". Честно, я их как-то не считал, когда подошел. Но он прав, среди них шатался приметный такой пацаненок с конопушками на всю морду, а теперь его нет.
   - Уходить тебе надо. Эта крыса даже своих иногда закладывает, правда по мелочи... Наверно поэтому еще жива. - Задумчиво протянул он. Потом встрепенулся и продолжил. - Иди, паря, жалко будет, если помрешь... Мало сейчас таких людей. - Первый раз на моей памяти улыбнулся он.
   - Спасибо. - Печально произнес я. - Я у тебя в долгу...
   М-да, надо поскорее заканчивать все и уходить. Самое время сделать то, что я задумал. Бандиты заняты, в городе суета, возможно у меня получится сделать все тихо и незаметно.
   Добравшись до нужного места, я стал шататься недалеко от цели и делать вид, что присматриваюсь к другим товарам. Передвигаться в такой толчее было еще то удовольствие, но это помогало скрываться из виду. Подходящий момент настал, когда к старику лоточнику подошел какой-то мутный тип в сером балахоне. Он приоткрыл полу своего одеяния и начал что-то показывать старику, при этом активно жестикулируя. Старик через какое-то время тоже включился в беседу.
   Мутный тип удачно прикрыл меня собой от старика. Я поравнялся с лотком, сделал вид, будто меня оттеснили к нему ближе, и попытался незаметно стянуть один из камней. Неважно какой, они все были не особо дешевыми.
   Мне практически удалось. Под руку попался черный камень, напоминавший запыленный уголь и оказавшийся на удивление тяжелым. В тот же момент перед глазами выскочила надпись интерфейса: "Обнаружен подходящий материал. Анализ. Синтез начат..."
   Я был в таком напряжении, проворачивая все это, что выскочившая надпись меня здорово напугала. От неожиданности даже замер на месте. Камень в руке немного нагрелся, а потом стал таять, растворяясь в моей ладони. Только мелкая черная пыль полетела на землю сквозь пальцы.
   - Ты что сделал? - Все происходящее не остались незамеченным лоточником. - Ты куда дел оджу ирод?
   Смысл слов быстро достиг нужного участка мозга, а жопа сразу же выдала вердикт - "Крути педали пока не дали!"
   - Сто-о-ой! - Кричал мне в след старик, когда я шмыгнул в толпу. - Держите вора! Держите вора!...
   Так быстро с рынка я никогда еще не выбирался. За мной гналась, по меньшей мере, пятёрка стражников. У меня перед ними было небольшое преимущество - я налегке, а они в броне, пусть и легкой. Это помогло мне быстрее пробраться через толпу и нырнуть в одну из узких улочек, которая по идее должна вывести на улицу, идущую к западным воротам. Стражники, расталкивая народ, наступали на пятки. Я даже пару раз заметил, как нерасторопным зевакам перепало эфесом меча по кумполу.
   Нырнуть в улочку оказалось отличной идеей. Тут тоже было много народа, только в основном бандитской наружности. Эти ребятки вмиг просекли ситуацию и помогли оторваться от стражи, открывая проход мне и "случайно" загораживая его преследователям. Не успел я обрадоваться, выбежав на улицу, как, пробегая мимо уже знакомого закутка, споткнулся и со всего размаха шлепнулся на землю. А потом почувствовал, что меня тянут за ногу.
   - Ну что урод, добегался? - Прозвучал знакомый голос, когда меня втащили в закуток и прижали к стене.
   - Я не... - Договорить мне не дали, заткнув рот ладонью. Это сделал тот же бандит, который позавчера приставлял мне к горлу нож. Мимо закутка пробежали несколько стражников, оглашающих улицу бранью. Еще через одну секунду в закуток забежал рыжий мальчуган и, задыхаясь, выдал:
   - Он у старого Бьята оджу спер! Сам видел...
   - Ага... Я тебе говорил про косяки, урод? - Кивнув мальчугану, спросил меня бандит. - Теперь не обессудь. - Сделав резкое движение слева направо, он чиркнул ножом по моему горлу.
   У меня перед глазами пронеслась вся жизнь... Почувствовав, как острое железо разрезает кожу, я схватился руками за горло и осел на землю, приготовившись умирать...
   Может и умер бы, но только не от пореза, а от самовнушения. Поток отчаянных мыслей прекратила надпись перед глазами, которую я осмыслял еще пару секунд: "Зафиксировано физическое воздействие на структуру КМ13. Активность защитной функции в фоновом режиме составляет 75%. Выход на полную мощность будет произведен по окончании синтеза. Ожидаемое время пять минут и тридцать шесть секунд. Максимальная нагрузка на материал до окончания синтеза находится в пределах..."
   Черт возьми, комбез активен! И видимо он находится под кожей... Иначе почему я могу нормально дышать с порезанным горлом?
   Все это произошло очень быстро, бандит даже не успел еще вытереть нож, когда я ощупал разрез и понял, что он не глубже простой царапины. Болит конечно, но не смертельно...
   - Зря ты это сделал. - Сказал я, поднимаясь на ноги и потихоньку зверея. Эта падла заставила меня сейчас такое пережить. Сижу тут, думаю что все - конец, буду валяться хладным трупом на земле, а эта довольная рожа пойдет брагу хлестать по трактирам. Да не тут-то было, у меня туз в рукаве оказался козырный. Так что хрена тебе лысого, гондольер!
   В глазах немного потемнело, а мир приобрел кровавый оттенок. Бандит вместе с мальчуганом недоуменно вытаращился на меня, точнее на "труп" с перерезанным горлом, который спокойно встал и начал говорить. И это стало их роковой ошибкой. Им стоило бежать, а не пялиться на живого "мертвеца". У меня опять случился приступ, как при борьбе с кусачей рыбой. Гнев вытеснил страх. Я сделал резкий рывок и со всей силы ударил бандита в лицо. Неожиданно рука не встретила никакого сопротивления и голова моего несостоявшегося убийцы с громким чмокающим звуком разлетелась, словно переспелый арбуз.
   Обезглавленное тело рухнуло, заставив мальчуган вжаться в стену. Похоже, страх настолько сильно его сковал, что он даже не пытался убежать, только расширенными от ужаса глазами наблюдал за моей окровавленной рукой. Странно, но я не ощущал никакого отвращения от кучи мозгов на земле. Похоже состояние "красного" гнева как-то блокирует все остальные эмоции...
   Мальчонка стоял и часто дышал, прилипнув к стене и пытаясь с ней слиться. Выходило у него откровенно плохо, выдавали глаза-блюдца. Я не собирался убивать его, но припугнуть было необходимо. Сделав резкое движение, переместился почти вплотную к пацану и, схватив за шиворот, приподнял его над землей:
   - Ты ничего не видел. Забежал сюда и нашел труп дружка. Понял?
   Он не ответил, только попытался кивнуть головой.
   - Разболтаешь, найду и сделаю с тобой так же. - Указал я на труп бандита, опуская пацана на землю. - Пшел отсюда!
   Тот что-то пискнул и растворился. А говорят телепортация миф. Брешут, я сам только что видел!
   Оттерев с руки кровь и оторвав запачканный рукав, аккуратно выбрался на улицу и пошел к западным воротам. Пусть мне придется обойти город по кругу, чтобы выйти с восточной стороны, зато так быстрее окажусь за его пределами. Главное, чтобы не пришлось пробиваться с боем сквозь воротную стражу.
   На удивление мне удалось это сделать тихо и мирно, без каких либо проблем. Мое беспокойство насчет стражников было напрасным. Они все так же проверяли повозки и не трогали пеших путников. Удивительно, в городе объявлен набор в армию, а люди могут вот так спокойно уйти... Хотя я мог чего-то и не знать...
  
   Агентия. Западная провинция. Где-то между Бистатом и Гашетом...
  
   В пути у меня было много времени поразмышлять над информацией, которой меня одарил город, а затем и встреченные деревушки.
   Минерал, который я пытался украсть на рынке, почти полностью покрыл недостаток материала для восстановления комбинезона, и он стал работать как прежде. Даже вакуумный рюкзак занял свое место и всасывал предметы как должно.
   От Бистата до Гашета, столицы западной провинции, путь занимал около полутора недель неспешной ходьбы, которая мне была только в радость. Вокруг природа, свежий воздух и никаких городских нечистот, в том числе и людей... Иногда я забредал в деревушки. Где похулиганить и украсть что-нибудь, где дров наколоть да воды натаскать за вкусный ужин и мягкое сено на сеновале. Не скажу, что везде меня принимали с распростертыми объятьями. Где-то гнали взашей, тыкая вилами в задницу. Именно такие места потом подвергались моему "разграблению".
   Слух о наборе в армию уже прошел, и в перелесках появились личности отнюдь не добропорядочные. Часть из них была бандитами, которые сбежали от облав, а часть простыми уклонистами, которые не пожелали вступать в армию. Селянам эти личности доставляли немало хлопот, поэтому меня чаще встречали граблями да вилами, принимая за одного из таких. Хотя, если подумать, то я тоже в определенном роде уклонист...
   Не миновала и меня встреча с парочкой таких индивидов. На одном из привалов, когда я разводил костер на поляне, из леса вышли два "товарища" и в грубой форме попросили меня отдать им вещи и сапоги. Вот дались им мои сапоги, а? Тем более одна пара на двоих! Да я сам их честно спёр!
   Правда подраться у нас не получилось, на шум из леса прибежал мой питомец. Эти ребятки, завидев его, рванули обратно так, что после них целая просека осталась. И кричали при этом что-то такое непонятное "Маэру" или "Мээру"... Слово это было похоже на местное "merro?", которое означало что-то типа видения или морока.
   Мой питомец за прошедшее время подрос и окреп, а его способности прогрессировали семимильными шагами. Теперь он мог летать на своих уже больших крыльях. Они в размахе были длинной как три песца вместе с хвостом. Общаться образами и убивать взглядом он теперь мог с расстояния в двадцать-тридцать шагов. Как он это все проделывал было трудно понять, да и образами объяснить такие умения у него не получалось. Но именно они натолкнули меня на мысль, почему бандиты назвали зверька мороком. Он же посылает образы, а для обычных людей это морок, галлюцинация.
   Так мой питомец наконец обзавелся именем Мэр-ро. Судя по общению и желаниям, я сделал вывод, что его развитие сейчас находится на уровне двух-трех летнего ребенка. Мне даже стало интересно, каким он будет лет через пять...
   Путешествие по деревням дало неожиданный результат. Стереотипы, упрямо засевшие в моей голове, твердили, что крестьяне тупые и необразованные. По крайней мере в фильмах их всегда показывали недалекими простаками. Это не правда. Они по большей части были наивны и неискушенны в интригах, у них отсутствовало образование, которое могли получить горожане. Но это не значило, что они глупы. Не все крестьяне родились и выросли в деревне. Многие из них в прошлом жили в городах. Кто-то сбежал из каменных джунглей от горькой судьбы. Кто-то шел туда на службу и возвращался в деревню на "пенсию". Хватало здесь и наёмников, которые наглядывали к одиноким вдовушкам и даже заводили семьи. Так что селяне в реальности оказались далеко не дремучими.
   Еще в городе я узнал, что королевство называется Агентией, а вот расширить знания о нем получилось в деревнях. Информация была подана в полу-правде полу-легенде, что не мешало мне выбрать цельное зерно истины из всех небылиц. Лет так дохрена назад (1500 примерно) произошел серьезный катаклизм. Здесь он назывался Войной Неба и Земли. До этого катаклизма людское государство было всего одно, но очень большое - империя Сокеба (Со-одж ке Бона). Жила себе, не тужила, строила по струнке соседей нелюдей. А потом громыхнуло. Как говорят крестьяне: "Небо почернело, земля разверзлась. Сверху падал лед, а снизу вырывались огненные реки". И вот на плодородных полях выросли горы или разлились морские воды, в засушливых областях потекли реки, а некогда высокие снежные пики превратились в каменные равнины.
   Последствия катаклизма вызвали период, названный Великим Исходом. Здесь его еще называют временем травли людей, конечно, по мнению самих людей. На самом деле тогда начались грандиозные войны за территорию, и все расы были втянуты в них. Некоторые не могли остаться на своих местах, потому что вместо зеленеющих лугов и мирных речек там теперь господствовали горы с белыми снежными шапками и бурные горные потоки. Другие наоборот оказались вместо таких уютных предгорий с кучей дичи и редких растений в засушливой области, где смогла прорасти только редкая желтая трава.
   Как говорилось ранее, в те времена существовало одно большое государство людей и множество королевств и княжеств иных рас, но вытесненные со своих мест обитания и вынужденные искать другое место для жизни они невольно становились соперниками за "кусок пирога". Говорят, даже пару рас в те времена истребили. Хотя почему говорят, я же шел через Костяные горы, знаю об этом не понаслышке...
   Дальше больше, государство людей занимало немалую часть западных земель на континенте, и ему пришлось тогда сражаться на несколько фронтов. С севера наседали красномордые ак'хи и свинорылые вейги, с востока стучались в ворота тч'идари и тогда еще многочисленные не'гре, а на юге с войной пришли д'эрны. Естественно такого натиска государство людей не выдержало и стало отступать, отдавая территории и огрызаясь в ответ. Тогда людей практически прижали к новообразованным Костяным горам, которые еще не были "Костяными", и люди от безысходности начали их форсировать. Некоторым удалось пересечь горы, но там они нарвались на бастов, которых в свое время серьезно притесняли. А те в свою очередь, почувствовав, что армия "гадких голокожих" теперь далеко за горами, решили очистить свои земли от непрошеных гостей. Часть людей замерзла в снегах, не сумев преодолеть тяготы пути, или пала в сражении с расой Нэй, приспособившейся к жизни в новых условиях.
   Когда Нэй сотворили свой страшный ритуал, люди осознали, что горы им не пересечь и встали намертво, стараясь если и продать свою жизнь, то как можно дороже. Словно загнанный в угол зверь, они дрались изо всех сил, зубами выгрызая себе право на существование. Спустя несколько лет жестоких войн люди смогли отбить некую часть своих территорий. Но на большее у них уже не осталось сил, война обескровила войска людей. Со временем карта человеческих территорий несколько раз менялась. Через пару десятилетий люди смогли закрепиться на отвоеванных землях и удерживать границы.
   К тому моменту всю вертикаль власти в стране представляли полевые генералы и их офицеры. Хозяйство, производства и торговля были в упадке, в скором времени все грозило рухнуть, а за падением системы ожидаемо последовало бы падение нравов и появление искателей легкой добычи. Первые прецеденты уже случились, причем не с крестьянами и ремесленниками, а с солдатами-дезертирами, вышедшими на "большую дорогу".
   Генералы стали бороться с врагами внутренними. Первые труды принесли успехи, но только временные. Власть сосредоточилась в руках четырех генералов: Мазэмо Кровававого, Арса Дудура, Киласа Хамен-Хафа и Агентия Безродного. Каждый из них был закаленным в боях, прожженным ветераном. У каждого из них были свои люди: солдаты и офицеры, ремесленники и крестьяне, женщины и дети... И у каждого было свое мнение о том, как нужно решать проблемы. Поначалу они договаривались, старались решать их сообща, но без центральной власти такой ход событий не мог продолжаться долго. Начались конфликты. Появились первые стычки отрядов, в которых приходилось разбираться полководцам, отрываясь от кучи неотложных дел. Затем саботаж, непонятно кем и зачем организованный, взаимные упреки и как следствие раскол империи.
   Новообразованные "кусочки" стали государствами и получили свои названия в честь занявших их полководцев, впоследствии ставших королями: Мазэмо, Хамен-Хаф, Агентия и Дудур. Расположение их осталось практически на местах дислокации войск генералов, лишь слегка претерпев изменения. Агентийцы закрепились в центре и на западе империи, Мазэмо на юге, Хамен-хаф на востоке, а Дудур на севере.
   Единственный раз, когда кардинально изменялись границы устоявшихся людских государств, стало Мазэмское землетрясение в шестом столетии от Исхода, после которого образовался земной разлом, а часть городов мазэмцев превратилась в груду обломков. Тогда вейги под шум неразберихи перешли границы и атаковали Мазэмо и Агентию. Мазэмцы, испытавшие на себе последствия тяжелого катаклизма, проигрывали сражение за сражением и отступали вглубь страны. Вейги, окрыленные успехом, рванули вперед, но забывшись в грабежах и мародерстве, получили жесткий отпор. Войска Агентии ударили вейгам во фланг. Внезапная атака увенчалась успехом, а быстрое контрнаступление дало возможность разделить силы противника и впоследствии отбросить вейгов назад.
   Тогда Агентия и расширила границы. Раньше они проходили по руслу реки Змеевки, а теперь стали проходить вдоль разлома. Потрепанный катаклизмом и войной Мазэмо не смог вернуть себе территорию, а мягкие намеки дипломатов на это упущение при королевском дворе Агентии просто игнорировались.
   После Первой Вейгской кампании была Вторая и даже Третья, закончившиеся пусть и кровавой, но ничьей. Участие в ней теперь принимали только агентийцы при попустительстве мазэмцев. Вейги дважды получили по зубам и воспылали лютой ненавистью к Агентии, а Мазэмо не смирилось с потерей своих земель. Так что войны на севере и северо-востоке страны были чаще, чем в других направлениях, раз так в пять.
   Возможно это еще один виток противостояния, поэтому и объявили набор в армию. А там кто его знает... Последняя-то война с вейгами была почти сотню лет назад, с тех пор и торговлю наладили, и мир вроде заключили...
   После развала империи Сокеба у людских государств оказались разные соседи. На западе Агентии находились Костяные горы, закрывающие проход на полуостров Бастатик. На юго-западе, во Внутреннем море, проходила морская граница с республикой Даэрин, а южные территории полностью граничили с Дудуром. Восточным соседом Агентии были Красные горы и королевство Хамен-Хаф. Северная граница проходила вдоль разлома, отделяя Агентию от королевства Мазэмо.
   Теперь понятно, почему в Агентии нелюдей так мало, ведь ее соседями почти везде были людские государства. Зато я теперь знал, что помимо бастов и нэй в этом мире есть вейги, ак'хи, д'эрны, тч'идари, хромосы и не'гре. Богато, вот только их описать толком никто не мог. Каждый бил себя пяткой в грудь и доказывал, что "они выглядят вот так и никак иначе".
   История это хорошо, но и настоящее меня тоже интересовало, в частности дорога на восток. На меня вылилось много информации, по большей части бесполезной, которую можно было объединить в одну простую фразу "дороги нынче не безопасны". Особенно "вестовки". Это придорожные трактиры, располагающиеся на перекрёстках дорог или на королевском тракте. Назвали их так из-за королевских вестников, которые имели право на бесплатный постой и пищу в таких заведениях. Вот только опасность в них представляли не гонцы. Крестьяне далеко не путешествуют и не останавливаются в таких местах, а торговые караваны не идут непрерывной чередой, чтобы обеспечивать постоянный приток средств. Оставаться на плаву вестовкам помогает контрабанда. Все селяне поголовно советовали держаться от дорожных трактиров подальше. Мол лучше в лесу переночевать, чем попасть под сходку темных личностей.
   Насчет Гашета все говорили, что он большой и красивый. Бистат по сравнению с ним - жопа мира. В Гашете можно найти все, что душе угодно. Мне конечно было угодно миновать Гашет. Спасибо, в Бистате наелся гостеприимства до отвала.
   О магах и магии крестьяне не говорили. Большинство старалось сменить тему, когда я плавно подводил их к этому, а некоторые вообще шикали и молча уходили. Складывалось впечатление, что маги это табу для крестьян. Да и те кто хоть что-то про них рассказывал сходились во мнении, что все они ублюдки. Причем очень мстительные ублюдки, и если хочешь дожить до старости, то лучше от них держаться подальше.
   Крестьяне не разбирались, кто из магов подмастерье или архимаг, кто жрец или шаман, они всех одаренных называли "мастер". Просто маги были очень щепетильны к своим титулам и должностям, а если ты назвал одного из них магом когда он жрец, то считай расписался в собственной смерти. А так и магу нормально и ты не ошибся, если назвал его мастером...
   ...Это было наверно самое мирное время, проведенное здесь. Никаких сражений на жизнь или насмерть, только свежий воздух и природа... Судьба злодейка видимо осталась недовольна моим "отпуском" и решила исправить положение. До Гашета по моим прикидкам оставалось идти пару дней, когда события снова понеслись вскачь... Ненавижу трактиры и постоялые дворы!
  

Глава девятая

Вестовка

  
   - Кто там?
   - Открывайте! Полиция!
   - Сами закрылись, сами и открывайте!
  
   Агентия. Западная провинция. Где-то между Бистатом и Гашетом. Восемьдесят седьмой день от прибытия...
  
   Дорога от Бистата постоянно перемежалась полосами полей и перелесков, иногда уходя в глухие рощи. Открытых участков становилось всё меньше и через неделю пути они стали попадаться на удивление редко.
   Судя по карте, скоро должна быть развилка. И там отмечена вестовка, которую по заверениям крестьян мне стоит обойти стороной. Но так хотелось поспать на нормальной кровати и поесть горячей пищи, что я решил плюнуть на опасения. Вышел из леса на дорогу и спокойно пошёл вперед. Людей вокруг совершенно не было, видимо до Гашета всё же идти дальше, чем я рассчитывал. Правда мне это только на руку, в смысле отсутствие людей. Иду не дёргаюсь, думаю о своём, песец, тихонько посапывая, мирно свернулся в клубочек на плече.
   Трень! - раздался звук из придорожных зарослей.
  

***

  
   Чертов дождь. И угораздило меня одеть одну рубаху. Послушался дурак Кривого - "Чего наряжаешься, авось не на бал к прынцессе". Сижу теперь, как лист на ветру трясусь, а толку нет.
   Но заказ трактирщика надо выполнить. Надеюсь Синеглазый хоть кого-нибудь упустит, а то скучно сидеть. Да и размяться не помешало бы.
   Плакса вон тоже замёрз, губы как у трупа. А Шкету хоть бы что, видать подогревает себя чем-то, недомаг малолетний. Эх, вот бы выгорело дело, толстяк тогда по светляку на брата отвалит.
   - Эй, Шило, чего дрожишь? Всех путников распугаешь, глянь, как кусты трясутся. - Схохмил Кривой.
   - Пасть завали и сиди тихо, а то тебя ща потрясу. - Умник нашёлся, я бы на него посмотрел, если бы он лежал на мокрой земле в мокрой же рубахе.
   - Да ладно тебе, чё ты рычишь...
   - Да не чо! Щас из-за твоего трёпа бегунков пропустим. Вали давай в дозор, а то щас зубами постучу.
   Кривой побурчал для виду, но под кусты полез. Знает пёс, что я за словом в карман не полезу, вмиг пары зубов лишу. Так, Плакса сидит рядом со Шкетом и присматривает, чтоб не струхнул в ответственный момент, а мне бы надо рубаху выжать.
   В деревне мало кто знает, чем мы промышляем, а те, кто знает, держат язык за зубами. Синеглазый на комплименты не разменивается, чикнет по горлу ножичком и говорливого нету. Надо бы потом присмотреть за Шкетом, чтоб болтал не сильно. Пригодится ещё малец...
   - Шило, иди глянь. - Прошипел Кривой.
   Я подхватил лук с парой стрел и приник к кустам. По дороге шел одинокий крестьянин с заплечным мешком. Задумался бедняга, вообще по сторонам не смотрит, а ведь так долго не проживёшь.
   - Мож его того? Всё равно пока никого нет. Разомнемся немного, да мешочек его посмотрим? И обувка у него ничо так. - Кривой аж слюни начал пускать.
   И правда, дело говорит. Всё прибыток, пусть и небольшой, но для дела не вредный.
   - Так, Плакса, хватай Шкета, пусть он готовит свой огонёк. А ты Кривой, как только я пущу стрелку, за мной галопом, понял?
   - Агась. - Кивнул Кривой.
   Трень! - Зазвучала тетива, отправляя стрелу в полёт....
  

***

  
   Я не успел ничего толком понять, от удара стрелы свалился на пятую точку, а Мэр-ро скатился в траву. Комбез выдержал, но теперь на груди будет нехилый синяк. Пошарив взглядом, увидел лежащую недалеко от меня стрелу. Кустарщина, сразу видно, не то, что у стражи. Теперь понятно, почему она комбинезон не пробила.
   Тут на дорогу из кустов вывалили четыре индивида, грязные и с такими рожами, что им не надо денег просить, сам всё отдашь. У самого первого был в руках лук, справа от него стоял мужик с тесаком, оружие остальных рассмотреть не успел.
   - Мэр-ро давай в кусты. Выведи из строя кого-нибудь. - Тихо сказал песцу, а сам напрягся, пытаясь включить маскировку и нырнуть вслед за питомцем.
   К тому времени, когда включилась маскировка, Мэр-ро успел приголубить самого молодого из бандитов. Громкий "шмяк" упавшего тела отвлек на себя внимание, позволяя мне подобраться ближе к лучнику.
   - Шкет, ты чего? - Сказал каким-то сиплым голосом мужик, стоящий рядом с упавшим.
   - Бл?, чё с ним, Плакса? - Занервничал лучник, отвлекаясь на шум сзади.
   Как раз в этот момент я поравнялся с ним и от всей души залепил ногой в челюсть. Никогда так не бил, даже не знаю, что на меня нашло, просто захотелось проверить как это делал Ван Дам. "Клац" челюстью стрелка был настолько громким, что заставил оставшихся на ногах бандитов посмотреть в нашу сторону.
   - Ёбана! Чё это за тварь? - Испуганно заорал мужик с тесаком, уставившись на меня. Только тут я сообразил, что стою в одежде, а ребятки видят, как из воротника и рукавов торчит пушистый веник травы.
   - А-а-а-а!!!!! - Заорал тот самый "Сиплый-Плакса". И тут же шмякнулся оземь, приголубленный песцом.
   - А-а-а-а-а!!!!! - Подыграл ему последний стоящий на ногах бандит, отбросивший в сторону тесак. - Помогите-е-е-е!!! - И начал убегать, да так резво!
   Шустрый оказался парень, пришлось догонять. Хорошо есть Мэр-ро, если бы не он, то беглец смог бы преуспеть в своем деле. Мой питомец погоню определил как новую игру и азартно оседлал бандита, доводя его до нервного срыва. Когда песец блестяще исполнил долг настоящего сторожевого собакена, бандит уже посерел лицом и по-моему обзавелся парой седых прядей.
   - Ну вот, инфаркт наверно мужику устроил. Разве так можно? Ай-яй-яй, какой нехороший пёсик. - В шутку пожурил я песца. Ведь мужик-то не умер, всего лишь парализован ядом, поэтому всё сейчас прекрасно слышит.
   Пока стаскивал всех бандитов туда, откуда они выбежали, наш "шокированный" парень начал потихоньку шевелиться. У бандитов в кустах оказалась лежка, где валялись веревки и мешок с харчами. Веревки пришлись как нельзя кстати, я связал всех работников ножа и топора по ногам и рукам. А потом подумал и для надежности привязал их к дереву.
   Наш "шокированный" парень уже окончательно пришел в себя и с ужасом взирал на песца. Поглядев на ошалелое лицо бандита, я приступил к делу, которое никогда в своей жизни не проводил - к допросу. Но тут меня ждал облом, мужик похоже настолько сильно струхнул, что когда я шлепнул его по щеке, он обделался и невнятно начал мычать. А потом просто затих и пустил слюнку.
   Я был в ступоре. Никогда не видел, как люди от страха съезжают с катушек. И вот теперь стою, смотрю на подобный "овощ" и не знаю, что с ним делать. Вопрос отпал на какое-то время, потому что зашевелился стрелок.
   Этот индивид оказался куда как разговорчивее. Пока я придавал ему сидяче-привязанное-к-дереву положение, он вывалил на мою голову столько угроз и мата, что портовые грузчики вместе с сапожниками обзавидовались бы. Ну хоть словарь ругательств пополнил...
   - Ты думаешь меня это пугает? - Немного наклонился к нему я, при этом старательно заставляя комбез загерметизироваться и прогнать волну мимикрии. Этот фокус я давно отрабатывал в свободное время.
   Эффект превзошел все ожидания. Стрелок мгновенно поперхнулся словом и вытаращился на меня. Наверно это действительно смотрится угрожающе. Еще больше ужаса на бандита произвел Мэр-ро, который спикировал мне на плечо. Взгляд песца и медленно складывающиеся крылья заставили нижнюю челюсть бандита мелко затрястись.
   - Ну что, сам расскажешь или тебе помочь? - Спросил я.
   - Ч-ч-что расскажу? - Запинаясь, прошептал бандит.
   - Кто такие, что здесь делали? Да вообще всё что спрошу.
   - Да-да-да. - Закивал бандит.
   - Ну тогда начинай.
   И он начал. Шило, как звали стрелка, оказался старшим среди этой группы бандитов. Именно этой, потому что была ещё одна. Так вот, "тройка" - Шило, Кривой и Плакса, были выходцами из местных деревень. Воровали, иногда грабили, занимались мелкой контрабандой и всякими не особо легальными поручениями за звонкую монету. Года два назад их подгреб под себя один криминальный авторитет по кличке Синеглазый, который "хулиганил" сразу по нескольким деревням. Он занимался контрабандой в чуть более крупных масштабах, чем "тройка", и иногда брался за мокруху.
   Несколько месяцев назад Синеглазый подгреб под себя Шкета. Это самый молодой из бандитов, которого Мэр-ро уложил первым. Оказалось, что он маг... почти. Его не взяли учиться. Везде давали отворот-поворот, и он вернулся в деревню к бате, от которого до этого сбежал в поисках лучшей доли. Ну и получил дюлей по возвращении, мол "Самостоятельности захотелось? Вот теперь зарабатывай себе на еду как можешь! А у меня не проси!"
   Тут как раз подвернулся Синеглазый с братками и предложением, от которого нельзя отказаться. Много Шкет не умел, но Синеглазый видимо рассчитывал на развитие мальца и поэтому вцепился в такую перспективу зубами.
   Напали на меня "тройка" и Шкет из-за барахла. А точнее просто от безделья. Они тут уже долго сидели и маялись в засаде, а одинокий путник с хорошими сапогами мог избавить "честну компанию" от скуки.
   Бл?, опять сапоги! Да чем же они их привлекают-то, а?
   Засада была организована для страховки, если кто-то успеет убежать от второй группы бандитов.
   Оказывается, Синеглазый плотно сотрудничал с одним трактирщиком по имени Толстый Сэг, трактир которого находился как раз на перекрестке, что должен быть дальше на восток. Он то и был основным контрабандистом в этом районе, и чаще всего именно он давал Синеглазому поручения. В этот раз они тоже выполняли заказ.
   Сейчас пятерка "Синеглазый и Ко" сидит в засаде дальше по дороге примерно в паре километров, и ждет жертву - какого-то местного торгаша. Я недоумевал, почему столько бандитов пришло убить всего лишь одного человека, но оказалось, что торгаш ездит в город не сам. С ним всегда отправляются два его сына, здоровые такие детинушки. Вот бандиты и решили всё сделать наверняка. Правда всё равно выходило многовато, пять человек во главе с Синеглазым и подстраховка из четырех ребят Шило.
   Дальше шло описание всей банды. Но выделялся из общего "мусора" только Синеглазый. Он был уроженцем деревни Зеленая Куча, находящейся где-то близ Гашета. По молодости залетел на год каторги. Выжил и вернулся обратно, но нормально жить так и не стал. Зарабатывал игрой в кости, мелким грабежом и подворовывал все, что плохо лежит. Года три-четыре назад спелся с Толстым Сэгом, стал у него подрабатывать. Ничего серьезного, доставить груз, набить бока жадным клиентам трактира и всё в таком духе. Потом начал сколачивать банду. Портить жизнь только сельчанам Синеглазый посчитал слишком мелким, поэтому решил выходить на большую дорогу, там-то уже можно развернуться.
   Со временем подобрал несколько парней. Начал щипать одиноких путников и торговцев, устранять за денежку неугодных Сэгу крестьян, но на кого-то более серьезного пока ещё не зарился. И вот дня три назад получил заказ от трактирщика: закопать одного человечка, торговца из деревенских.
   Слух ходил, будто Сэг попросил что-то у торговца, но получил отказ. Ему такой ход событий не понравился, и он собрался решить проблему кардинально. Сегодня торговец и два его сына должны были возвращаться из Гашета в свою деревню, и пока я тут расспрашивал пленников, их могли уже встретить.
   Жалости к бандитам у меня не было, поэтому решил оставить их как есть - связанными. Снова вырубив Шило, стал быстренько собираться в путь.
   Даже не знаю, стоило ли так делать? Хотя паранойя говорила, что оставленный в сознании бандит может сотворить кучу неприятных неожиданностей. Не те это люди, которых можно пожалеть, не меня так кого-то другого убьют. А так будет время спокойно уйти. Тем более мне ещё нужно миновать вторую группу бандитов. Ну а если смогут развязаться, то считай выиграли в лотерею.
   Денег у них не было, поэтому в трофеях у меня оказались лишь два тесака, простой лук с колчаном и пятеркой стрел. Задорого не продашь, но и малые деньги тоже деньги.
   Продолжать путь пришлось аккуратно, потихоньку пробираясь сквозь заросли. Через километр пути дорога делала изгиб, за которым была неизвестность. Мэр-ро отправился в придорожные кусты, а я приблизился к повороту. За ним мне открылась страшная картина. У обочины дороги стояла покосившаяся повозка. Возле колеса распластался молодой парень в луже собственной крови, натекшей из его головы. Рядом с ним, привалившись спиной к тому же колесу, была его точная копия с широко рассеченной грудью и с разрубленными напополам вилами в руках. В паре метров от телеги лежал мужик с пробитым затылком. Чуть сзади него, уткнувшись лицом в землю, лежали еще два мужика в рванье, а рядом на жопе сидел их товарищ, зажимая руками кровоточащий живот и тихо подвывая.
   Перед повозкой на спине лежал старик, одетый в кожаные штаны и серую рубаху, запятнанную кровью. Одна его рука была пригвозжена ножом к земле. Рядом стоял здоровенный бугай и что-то говорил старику, иногда пиная носком нож.
   Пришлось подобраться поближе, чтобы понять о чем идет речь.
   - Я тебя спрашиваю! Гондольер ты штопаный! - Послышались первые разборчивые ругательства, после чего он пнул нож. - Твои сынки положили моих ребят! Кто мне теперь их заменит, хрипящая ты куча дерьма?! - Бугай потянул с пояса меч. Это похоже был тот самый Синеглазый, вожак банды.
   В крови у меня забурлил адреналин. Страх и нерешительность заполнили меня с головой. С одной стороны этот жлоб будет сейчас убивать старика, с другой - мне было очень страшно нападать на бандита. Я хотел помочь, но не знал как к нему незаметно подобраться.
   Наверное Мэр-ро уловил мое желание. В кустах напротив Синеглазого блеснули два огонька. Бугай схватился за голову, выронив клинок, и с тихим стоном свалился на землю. Из его носа вытекла струйка крови, а взгляд остановился, буравя траву красными от разорванных капилляров глазами.
   Мужик, который скулил и зажимал живот, нервно завертел головой. Когда я вышел из кустов и направился к нему, он постарался отползти, но как-то неловко дернулся и повалился набок, судорожно раскрывая рот. Я немного замедлил шаг, не решаясь подойти вплотную. Несколько секунд он еще шевелился, а потом затих, и похоже окончательно.
   Подойдя к нему, я аккуратно убрал его руку с живота. Там был след от вил, видимо тот парнишка с разрубленными хоз инвентарем перед смертью угостил бандита железом в брюхо.
   Осмотревшись вокруг, я подошел к старику. Дела его были очень плохи. Помимо руки, пригвозженной к земле, у него была колотая рана в правом боку и груди. Не знаю, как старик еще держался, ведь скорее всего задели печень и легкое, но он был еще в сознании и пытался что-то сказать:
   - Кх... дочь... а-кх... он хотел... кх... - У старика выступала на губах кровь, и он захрипел, пытаясь вытолкнуть слово. - Кха-а... помоги Ниа-а-а... - Он забулькал, кровь стала пузыриться, вырываясь пополам с хрипом сквозь плотно сжатые зубы. А я стоял и не знал, что мне делать.
   Рванулся к повозке и попытался найти что-нибудь, чем можно перевязать раны, но там ничего подходящего не было, а вся одежда на убитых и раненом оказалась слишком грязной. Пока метался в поисках, старик затих.
   Я стоял среди восьми трупов и тупо хлопал глазами, не веря, что все это происходит со мной. Хоть и понимал, что новый мир отнюдь не сказка и мой путь не будет легкой прогулкой в парке, что здесь в людях гораздо больше жестокости и любой может убить за понравившиеся ему сапоги. Но пережить вторую бойню мне было тяжело.
   Человек, живущий в двадцать первом веке, взращенный на фильмах про супергероев, которому всю жизнь втирали про честность и справедливость, испытывает жесточайшее потрясение, столкнувшись с реальностью, не замазанной цензурой телеэкрана. А мне эту реальность вливали в глотку, не спрашивая хочу я того или нет.
   Как, мать вашу?!! КАК можно делать ТАКОЕ???!!!!
   Наверно мне нужно было убираться отсюда поскорее, но что-то во мне замкнуло. Что-то в голове...
   Когда я уходил, на этом месте горел погребальный костер для старика и его сыновей. А бандиты были повешены вдоль тракта на своей собственной веревке, найденной среди их вещей.
   В голове был настоящий Ад. Перед глазами все время стояли трупы и мои запачканные кровью руки. Мэр-ро не выдержал такого давления с моей стороны и убежал в лес, временами появляясь среди деревьев. Он беспокоился и пытался в меру своих сил приглядывать за мной. И наверно за мной нужен был присмотр, только человеческий, потому что зверь меня не остановит. Ведь я иду к трактиру Сэга.
   Упрямая, горящая в груди ненависть требовала от меня, чтобы я шел. Прямо туда, заглянуть в глаза ублюдку, что спокойно протирает стаканы за стойкой. Именно таким мне рисовало его воображение, довольным жизнью зажравшимся уродом, который радуется своему отражению в пивной кружке.
   Через час пути лес расступился и начались поля, впереди возле дороги показался деревянный забор и приземистое здание. Подойдя ближе, увидел раскрытые настежь ворота с вывеской, изображавшей жареную курицу на блюде.
   Осмотревшись по сторонам и не увидев никого вокруг, я двинулся к двери трактира. Она громко скрипнула при открытии, пропустив меня в полутемное просторное помещение. Внутри стояли три длинных стола, окруженные лавками, слева находилась стойка трактирщика и дверь за ней. В самом зале было пусто - ни хозяина, ни постояльцев.
   Пришлось наведаться на кухню. Но и там тоже никого не оказалось, единственным свидетельством недавнего присутствия человека служил теплый металлический чайник на столе. Из кухни вела еще одна дверь. Через нее я попал на задний двор, где находилась постройка наподобие сарая и метрах в пятидесяти деревенский нужник.
   Не найдя взглядом никого вокруг, подошел к сараю и открыл дверь. На удивление эта совершенно не скрипела. Петли были отлично смазаны и оставляли жирный след на древесине проема. В помещении слева громоздились полки с хозяйственным инвентарем, справа находилась поленница от пола до потолка, и никаких тебе дополнительных входов-выходов. На первый взгляд.
   Не знаю, что меня заставило пройтись глубже в сарай, туда, где царил полумрак, но именно там я наткнулся на крышку подвала. В углу, сразу за поленницей был четко очерченный контур деревянного люка с металлическим кольцом вместо ручки.
   Откинув крышку, я спустился вниз по крутой лестнице. Здесь было еще темнее, но света из открытого люка хватило, чтобы немного осмотреться. Это оказался предбанник подвала, здесь была только пара полок у стены с двумя масляными фонарями и дверь, за которой слышалась какая-то возня.
   Эта дверь тоже была отлично смазана и открылась без единого звука. Помещение, которое оказалось за ней, было довольно просторным и прохладным. У одной из стен находились деревянные бочки и бочонки, полки с глиняными бутылями и кувшинами. У другой висели подвешенные на крюках разделанные туши животных.
   Заметив движение, я бросил взгляд в дальнюю от входа часть помещения. Там у стены находился массивный стол, а возле него спиной ко мне стоял здоровенный мужик. В плечах чуть больше меня, но сказать, что прям гора мышц нельзя. Лет десять-двадцать назад он был первым парнем на деревне, но сейчас неплохо так заплыл жирком. Фигура его, опускаясь от плеч, напоминала грушу, заканчивающуюся толстенной жопой. Похоже я нашел Толстого Сэга...
   - Не на-а-адо... (всхлип) - Послышался полный боли и безысходности девичий голосок.
   - Заткнись бл?! Я говорил твоему грёбаному отцу, чтобы он по хорошему тебя за меня отдал! Так нет, уперся старый хрыч: "Она сама выберет кто ей мил". Тьфу, сука! - Грубым голосом рявкнул Толстый Сэг, одной рукой пытавшийся кого-то удержать.
   Сначала девичий голосок вогнал меня в ступор. Но произнесенные следом слова заставили шестеренки в голове двигаться в правильном направлении. До меня дошло, что эта толстая мразь пытается изнасиловать девчонку. Мало того, что из-за него случилась бойня на дороге, так этот hue plet решил и на хрен сесть, и вишенкой не подавиться.
   В этот раз упавшая на глаза красная пелена была настолько насыщенной, что я практически ничего не запомнил из произошедшего в подвале. Только урывки. Вот с разгона бью Толстого Сэга кулаком в затылок. От удара он отклоняется немного влево, но не теряет сознание. Вот вижу девчушку с разорванным на заднице платьем, лежащую животом на столе. Помню, как просто смахнул ее со столешницы и схватил за волосы толстяка. Потом помню весь окровавленный стол и разбитое в кашу лицо Сэга, который сквозь опухшие губы выпускает кровавые пузыри. А потом в памяти осталось только одно яркое воспоминание: Толстый Сэг висит подцепленный за подбородок на крюке, на котором недавно висела разделанная туша, а я стою и вытираю пот со лба, и в душе господствует такое мягкое, теплое ощущение, будто довольство от хорошо сделанной работы.
   Дальнейшее запомнилось еще хуже. В глазах все плыло. Я попытался выбраться из подвала, но не смог. Ноги становились ватными при каждом шаге, и меня постоянно шатало из стороны в сторону.
   Потом кто-то подхватил меня под руку. Помню только запах луговых трав и ощущение легкой щекотки на моей щеке. Потом яркий дневной свет, резанувший по глазам. Чей-то крик. И удары... Много ударов, которые сбили меня с ног и отправили в беспамятство.
  

***

  
   "О боги, ну почему вы так несправедливы ко мне?" - Вспомнил свои мысли Ярд. Тогда, бредя вдоль ручья, он не знал, найдет ли беглеца-разбойника. Но что-то гнало его вперед, не давало остановиться. Он уже давно не ел, одежда порвалась в нескольких местах, цепляясь за ветки и сучья. И только мешочек с десятком светляков, который он, еще будучи трактирщиком, по привычке таскал привязанным подмышкой, остался цел и невредим.
   Старика все это не волновало, ему незачем было тратить деньги, незачем было наряжаться и даже есть. Его постоянно одолевала мысль, что он не настигнет одного из трех оставшихся в живых убийц своей дочери. Но упрямство не давало остановиться.
   И вот, пройдя несколько километров, в очередной раз зацепившись за колючий куст, он не удержался и упал. На глаза навернулись казалось бы уже высохшие, выплаканные до конца слезы. Руки стали цепляться за траву, помогая хозяину встать, и вдруг схватили подсохшую, но еще мягкую землю, примятую чьей-то ногой. Старик смахнул слезу, не дающую рассмотреть находку, приподнялся... Это был след. Да, тут кто-то вышел из ручья.
   "Это он!" - озарило старика. Надежда снова придала сил, и Ярд, превозмогая ноющую боль в ноге, пошел дальше, вглядываясь как ищейка во все отметины, оставленные беглецом. Он шел, не обращая внимание на ссадины и царапины, которые ему доставались от деревьев и кустов, на голод, забирающий силы, и даже на боль в ноге, с трудом сгибающуюся при каждом шаге.
   Такое упорство дало результат. Он увидел его. Почти под вечер старик наткнулся на небольшую поляну, и именно там был тот, кто оставил след. Им оказался молодой парень, одетый в простую деревенскую одежду.
   Почему Ярд решил, что это он? Доказательства были отчетливо видны на его сумке. Её покрывали пятна крови. Видно даже, что парень пытался избавиться от них, но не преуспел.
   "Вот он мой шанс!" - Подумал старик, и стал аккуратно приближаться. Но вдруг слева от него на поляну выскочил зверь. Небольшой, похожий на собаку с крыльями. Ярд мгновенно замер, затаив дыхание, этот зверь был знаком старику. Морока можно встретить только у подножий Костяных гор, и земля тому пусть будет пухом, кому посчастливилось с ним столкнуться. Эта летающая собака могла сводить с ума и убивать взглядом. И сейчас она приближалась к парню.
   "Жаль, что это сделаю не я" - Подумал старик.
   Каково же было его удивление, когда парень, схватив морока за шкирку, посадил его на плечо и отправился в путь.
   Старик пришел в себя только когда парочка скрылась из виду. Встряхнувшись он стал аккуратно следовать за ними, стараясь не приближаться слишком близко. Теперь он понимал, что если такой зверь подчиняется бандиту, то убить его будет очень не просто. По крайней мере сейчас, без подготовки.
   Проследить парня получилось до тракта на Бистат, а затем он внезапно потерялся из виду. Вроде только что зашел в придорожные заросли и должен быть где-то неподалеку. Но его нет, он пропал практически не оставив за собой следов! Лишь сломанные веточки и примятая трава говорили о том, что здесь кто-то прошел, выходя обратно на дорогу.
   Растерянность была недолгой. Ярд теперь знал, куда направляется парень. Дорога вела только в Бистат. А уж там можно хорошенько подготовиться. И привычка таскать подмышкой мешочек светляков оказалась очень полезной.
   В городе старик привел свою одежду в более-менее нормальный вид и даже сообразил себе еды, ведь старое тело расходовало силы гораздо быстрее, чем молодое, а они ему ох как понадобятся. Он заказал у мага иллюзиониста портрет виденного им парня, заселился в дешевенький постоялый двор на окраине и приступил к подготовке.
   Старик никогда не подумал бы, что в старости ему пригодится опыт, приобретенный еще во времена, когда он был стражником. Память услужливо подсказывала как себя вести в окраинных трактирах, чтобы сойти за своего и не получить под ребра нож. Наметанный глаз, не потерявший за годы сноровку, вычленял из людской толпы городскую шпану, которой старик приплатил деньжат и раздал нарисованные магом портреты. Сделав такие нехитрые манипуляции, Ярд приготовился ждать вестей, приобретя у оружейника арбалет и сети для Морока.
   В городе было оживленно, среди народа ходили слухи о том, что по воле короля идет набор в армию. Указ Ярда не волновал, он калека, да и слишком стар уже для этого. А вот бандит скорее всего сбежит, чтобы его не загребли. Именно на это рассчитывал старик, когда платил шпане.
   Вскоре местные ребятки сообщили, что искомый человек был замечен при выходе из западных ворот. Вроде он еще отметился на рынке, что-то своровав у одного из торговцев и разозлив рыночные патрули.
   Снова гоняться за парнем в лесу не хотелось, поэтому старик потратил остатки денег на простенький амулет, который в радиусе дневного перехода мог показать, в каком направлении находится человек, если у тебя есть его вещи или, что еще лучше, его изображение. Конечно, такие изделия легко может обмануть маг или защитный амулет. Но Ярд надеялся, что у бандита, который ворует на рынке, такого амулета нет. Пока что его покупка четко указывала направление.
   "А он хитрец" - Подумал старик, следя как амулет постепенно меняет направление с западного на восточное. - "Решил обойти город и продолжить путь на восток? Очень хорошо"
   Сборы были короткими, уже через несколько часов старик покинул город через восточные ворота и отправился в погоню. Но тут его ждало разочарование, молодой бандит был гораздо быстрее. Если там, у ручья, старику каким-то чудом удалось настигнуть парня, то сейчас хромая нога стала серьёзным препятствием, отдаляя Ярда от цели.
   Главное - успеть провернуть всё до прихода в Гашет. В противном случае огромный город надежно скроет беглеца и старику вряд ли удастся разыскать его, тем более амулет скоро прекратит свою работу, все же он не бесконечен.
   Ярд старался изо всех сил и вскоре понял, что настигает цель. Амулет не только указывал направление, он еще немного нагревался, когда объект поисков становился ближе. И вот, за несколько переходов до Гашета он потеплел.
   Старик взвел арбалет и приготовил ловчую сеть. Для начала нужно избавиться от опасного зверя, а уже после можно приниматься за парня. Сразу убивать его не стоит, нужно узнать, как все произошло.
   Оружие старику досталось хорошее, не сказать, что лучшее из лучших, но однозначно стоящее своих денег. Трехзарядный арбалет с отличной балансировкой и малой отдачей, был довольно грозным средством устранения разумных. Сеть тоже была не проста, крепкая бечева, из которой она была сплетена, включала в себя тонкие стальные нити, чтобы ее невозможно было разрезать ножом. Поэтому пойманного зверя будет не так-то просто освободить, что позволит старику без помех разобраться с бандитом.
   Весь путь был практически без происшествий, и вот когда медальон стал нагреваться, судьба подбросила задачу.
   - Эй, мужик! - Прозвучал за спиной голос. - Притормози немного.
   Ярд замер, стараясь не подать виду, что он напряжен, так как старик сразу распознал интонации. Он повернул голову и бросил взгляд на приближающихся людей. Четвёрка бандитов, к гадалке не ходи, такие по лесам просто так не шатаются. Видок у всех четверых был потрепанный, а уж их рожи красноречиво говорили сами за себя.
   - Ты не спеши. - Произнес второй. - Нам твоя помощь нужна. Материальная. - Гадкая ухмылка выползла на его лицо.
   Ярд недолго размышлял над тем, что ему делать. До бандитов оставалось несколько шагов, когда он резко развернулся и выпустил первый болт. Тот мгновенно прошил ближайшего бандита и воткнулся в идущего следом. Головорезы были без брони, а арбалетный болт с малого расстояния способен прострелить человека насквозь.
   Два тела медленно осели наземь, приковав к себе недоуменные взгляды оставшихся на ногах. Еще два резких щелчка и к лежащим присоединились остальные.
   - Твари... - Выплюнул Ярд, вытаскивая и протирая болты.
   Перетащив тела в придорожные кусты, он прикрыл их ветками и пошел дальше. Время не терпит, нужно торопиться, амулет уже начал остывать.
   Дальше было еще интереснее. Пройдя пару полетов стрелы, ему открылась странная и ужасная картина. Почти затухший огромный костер у обочины и пять трупов, развешенных на ветвях деревьев вдоль дороги. Ярд, проходя мимо, недоуменно рассматривал их, вчитывался в одну и ту же надпись, выведенную кровью на одежде повешенных - "За дела свои". Убитые тоже оказались разбойниками, их внешний вид много рассказал старику.
   "Не один я очищаю этот мир от грязи" - Подумал он и продолжил идти вперед, оставляя висеть такой "наказ" дальше, чтобы это видели все, кто решил свернуть на кривую дорожку.
   Через некоторое время амулет опять начал теплеть, а когда старик разглядел трактир на перекрестке, держать магическую безделушку в руках было практически невозможно. Легкое движение в придорожных кустах привлекло внимание старика, отчего он остановился и стал вглядываться в них. Там был морок. Зверёк, не обращая внимание на окружающее, с аппетитом хрустел какой-то толстой черной змеёй, видимо пойманной неподалеку.
   Аккуратно надев специальные колечки сети на три болта, Ярд прицелился и выстрелил. Развернувшись в полете, сеть спеленала зверя и пригвоздила его к земле вместе с кустами.
   "Отлично. Одно дело сделано" - Заряжая последний четвертый болт подумал он. - "Теперь наведаемся в трактир"
   В заведении парня не оказалось, только пустые столы и одинокая стойка. Ярд проверил амулет, который показывал куда-то в утробу трактира, прошел на кухню, а затем, сверяясь с "указкой", на улицу.
   Может стечение обстоятельств, а может божественное провидение тому виной, но старик оказался на заднем дворе как раз в тот момент, когда двери сарая широко распахнулись и из них выпала молодая девушка, поверх которой повалился искомый беглец.
   Образ Алсы тут же всплыл перед взором. А картина, когда мужчина наваливается на девушку, просто взорвала старика. В нем поднялась такая ярость, что казалось закипела кровь в жилах.
   Он, не помня себя, забыв про свою непослушную ногу, подскочил к лежащим на земле. Сильным ударом здоровой ноги сбросил с девушки парня, но на этом не остановился. Он схватил его за волосы. Ударил раз, второй, третий...
   Ярд все бил и бил. Старику казалось, что парень вот точно так же навалился на его дочь и... и... От этого старик еще ожесточенней принимался бить уже безвольное тело. Он настолько погрузился в свою ярость, что даже не замечал, как девушка, на которую недавно навалился парень, пытается сдержать его удары, оттащить старика от бездыханного парня. Он даже не заметил, как оттолкнул ее и она упала.
   Ярд продолжал делать свое справедливое дело - давать воздаяние. Но вдруг, за спиной раздался голос, который заставил замереть занесенную для удара руку. Он скрутил мышцы и заглушил все окружающие звуки, принуждая старика обратиться в слух...
  

***

  
   Страх! Вот что поселилось в её сердце, когда пришел он.
   Отец с братьями пару дней назад уехал в город, чтобы распродать товар, и сегодня вечером должен был вернуться. Но вместо него пришел он - чудовище воплоти. Пришел и, не обращая внимания на мольбы и слезы, убил маму... Маму, которая кричала о помощи, заслоняя собой ребенка, заслоняя её, Нию.
   А когда взгляд мамы остановился и тело опало безвольной куклой в его руках, он схватил Нию и приволок к себе, в свое темное, мерзкое логово. Он разорвал платье, попытался сделать с ней это... Она сопротивлялась, кричала, но хлёсткий удар чуть было не выбил из нее дух. Ужас от осознания, что она не сможет противостоять ему, окончательно сковал девушку, оставив лишь возможность молить богов о спасении.
   И хвала им, они услышали! Из темноты подземелья, будто соткавшись из самого мрака, появился странный мужчина, который, рыча, растерзал её мучителя. Когда разодранное тело толстяка повисло на крюке, из странного спасителя будто вынули стержень. Его постоянно шатало, он практически падал при каждом шаге.
   "Он ранен! Ему нужна помощь!" - Озарило её.
   Превозмогая дрожь в ногах, девушка подошла к мужчине, который в очередной раз пытался подняться. Она подхватила его под руку и помогла выбраться из подземелья. Мужчина был тяжелым и с каждым шагом становился все слабее и слабее. Под конец, когда до улицы осталось сделать всего один шаг, он окончательно потерял силы, и Ния, не удержавшись на ногах, вывалилась вместе с ним наружу. Да так неудачно, что мужчина оказался сверху. Барахтаясь под ним, она попыталась выбраться, как вдруг кто-то закричал, а потом сильный удар сбросил с нее мужчину.
   От неожиданности девушка юркнула обратно в открытую дверь. Осторожно выглянув из-за неё, она увидела, что какой-то старик избивает её спасителя. Забыв про свой страх, девушка бросилась к нему под руку.
   - Остановись! Прекрати! - Кричала она, пытаясь помешать старику.
   Девушка хватала его за руки, не давая ударить, и тогда он начинал бить парня ногами. В отчаянии она попыталась оттащить его, но старик, даже не замечая этих потуг, просто оттолкнул девушку.
   Не удержавшись на ногах, она упала. Слезы, внезапно потекшие ручьем, застилали глаза, а горло сдавливали спазмы всхлипов, не давая вымолвить нормально ни слова. И тут она почувствовала это. Что-то странное, чуждое ей. Руки помимо воли уперлись в землю, а тело стало подниматься на ноги. Она видела, чувствовала всё, но не могла ничего сделать, будто кто-то другой сейчас управлял её телом, оставив девушку простым наблюдателем.
   Когда она утвердилось на непослушных ногах, из её рта полились слова, произносимые чужим, гулким как раскаты грома голосом:
   "Цена ошибки велика!
   Коль сделал выбор - отправляйся в путь.
   Но помни! Нет прямых путей и можно с них свернуть.
   Цена ошибки велика!
   Настигнув цель, потерю сможешь отыскать.
   Но помни! Как обрел покой, так можешь потерять!"
  
   Агентия. Западная провинция. Трактир Толстого Сэга. Восемьдесят восьмой день от прибытия...
  
   Сознание возвращалось медленно, толчками. Под каждый удар сердца в голове вспыхивали багровые пятна, а тело наливалось болью. Болели все мышцы, ныли кости, во рту было сухо как в пустыне, а движения языком вызывали ощущение, будто по нёбу прошлись наждачной бумагой.
   Первое, что я ощутил кроме боли, это холодное прикосновение к лицу. Кто-то постоянно прикладывал ладони ко лбу и щекам. Потом постепенно вернулся слух, и я уловил шуршание ткани и легкое поскрипывание дерева.
   Глубокий вздох вызвал на удивление резкую боль в правой части груди, отчего у меня непроизвольно вырвался стон. Тут же слух улови удаляющиеся шаги, а нос ощутил легкий аромат луговых трав.
   Через несколько минут снова послышались шаги, которые теперь приближались ко мне. И они были очень даже тяжелыми по сравнению с первыми, да ещё и какими-то дробными, будто идущий человек хромал.
   - Очнулся? - Прозвучал рядом какой-то знакомый голос. - Отлично. Значит будем говорить.
   Попытка открыть глаза только частично увенчалась успехом. Мне удалось открыть один глаз, и то не полностью. Окинув небольшую комнатку взглядом, я остановил его на бородатом старике, который сидел рядом со мной на стуле.
   - Кто ты? - Прохрипел я.
   - Ния, принеси ему воды. - Бросил куда-то за плечо старик, а затем ответил уже мне: - Ярдом зовут. А вот кто ты такой, я бы очень хотел узнать.
   Ярд... Знакомое какое-то имя, где же я его слышал? Ярд... Ох ты черт! Так же звали трактирщика в той самой деревне, где мне перепало от мага!
   - Эва как, гляжу мое имя навевает какие-то воспоминания? - Навис он надо мной. - А девчушку на поляне не помнишь случаем?
   - Я её не убивал. - Прохрипел я, но эти слова вызвали обратную успокоению реакцию. Старик покраснел, а его ноздри стали бешено раздуваться. Чтобы он окончательно не озверел я продолжил: - Это были те двое.
   Несколько мгновений и старик смог взять себя в руки. А потом какая-то девушка принесла кружку с водой и помогла напиться. Ох и отдубасили меня! Ощущение будто по мне танк проехался, даже простой поворот головы вызвал ноющую боль.
   - С чего я должен тебе верить? Следопыты нашли три следа, и они привели к могиле моей дочери!
   - Я расскажу. - Произнес я. После воды действительно стало легче говорить. В комнате повисла тишина. Девушка, которая приносила воду, тихонько присела в уголке и замерла, только Ярд сверлил меня недобрым взглядом. - В ту ночь я пробрался к вам в деревню, чтобы своровать немного еды. Так получилось, что в тот момент, когда ты, Ярд, разговаривал с мастером, я копался в его телегах...
   И я рассказал ему, как маг "приласкал" меня тогда, как я стал убегать. Как в поисках удобного места наткнулся на веревку, закрепленную на частоколе. Что она там висела задолго до меня и мне не принадлежала. А это значит, что в ту ночь помимо моей персоны в деревню еще кто-то залез.
   Потом рассказал, как убегал по лесу и на привале столкнулся с бандитами, рассказал о драке и потере сознания. Что, очнувшись утром, обнаружил убитых разбойников и связанную девушку, которая была уже мертва.
   По мере того, как я говорил, гнев Ярда сошел на нет, сменившись удивлением, а затем тоской. Под конец лицо старика немного осунулось, а из уголка глаз потекли слезы.
   - Почему ты не убил меня? - Я понял, из-за чего у меня все болит. Те крики и удары - это ведь Ярд мстил мне за дочь.
   - Если бы не она, убил бы. - Сквозь слезы произнес старик, кивнув в сторону девушки, которая тоже сидела и плакала в уголке. - Она похоже жрица бога, только не знала об этом. Когда я хотел добить тебя, она заговорила... и я не стал. Испугался.
   Я молча перевел взгляд на девушку, которая продолжала беззвучно рыдать и даже не повернулась в нашу сторону.
   - Что ж. - Смахнув слезы, произнес старик. - Похоже теперь моя очередь...
   Теперь рассказывал он. Как охотники вернулись с поисков. Как старик остался один и от отчаяния поджег свой трактир. Как отправился найти меня, ушедшего от праведного возмездия. Как нашел и выследил в Бистате, а потом и здесь на дороге. Как пришел в трактир и увидел меня, выпадающего из дверей сарая на девушку.
   - ...Понимаешь, я тогда подумал что ты и её... так же как Алсу. - С трудом промолвил он.
   - Все нормально Ярд. Я понимаю. - Тихо произнес я. - А никто не видел Мэр-ро?
   - В сарае его закрыл. Пока тебя здесь укладывали, он туда заскочил, наверно по запаху шел. А я, когда на двор за твоими вещами вернулся, увидел что он там шебуршит, и от греха подальше дверку-то прикрыл. Кто знает, что ему на ум придет.
   - Помоги мне встать.
   - Может лучше...
   - Нет. Помоги встать. - Приподнялся я, скрипя зубами от боли в ребрах. - Надо его выпустить. Иначе если просидит там день-другой, то я не поручусь, что он не прибьет вас на месте.
   - Уговорил. - Пробурчал Ярд, помогая мне встать с кровати.
   Честно, никогда я еще не чувствовал себя такой развалиной. Все тело болело, где-то сильнее, где-то слабее, но блин... В старике пропадает хороший боец, так меня отделать-то. Благо хоть ковылять могу, да голова не кружится.
   - Слушай Ярд, а почему Ния еще здесь? Разве у нее нет родных? - Когда мы вошли на кухню, спросил я старика.
   - Тот толстяк убил ее мать, когда выкрал девчонку из дома. - Зло прорычал старик. - Теперь она сидит и ждет отца с братьями, они вроде сегодня должны вернуться из города.
   И тут в моей голове щелкнуло - "торговец с сыновьями", "вернутся из города", "потерю можешь обрести" и все остальное встало на свои места.
   - Ярд, а ведь Ния кажись твоя потеря...
   Старик как вкопанный резко остановился, а я, не удержавшись на ногах, грохнулся на пол.
   - Бл?! У-у-у, как больно-о! - Корячась на полу, я попытался принять хотя бы сидячее положение.
   - Ты о чем? Какая потеря?!! Зачем ты со мной так шутишь?!! - Начал заводиться старик.
   - Остынь Ярд. - Все же сев, я примирительно выставил руки. - Помнишь, ты сказал, что видел повешенных бандитов на дороге и разожженный костер? Это сделал я.
   - Ты???
   - Да. Здесь я тоже не успел, Ярд, как и с Алсой. Эти бандиты убили отца и братьев Нии. Тот толстяк, что внизу... Ну ты понял. Так вот, он нанял этих бандитов, чтобы они убили их. Ведь тогда никто не помешал бы Сэгу забрать себе Нию. Да не смотри на меня так! Я узнал это, когда допрашивал первую группу бандитов... Бл?! Они ж живые остались! Я их просто связал и ушел! Теперь они сюда придут, точно.
   - Не придут, наверно. - Успокоившийся Ярд почесал свою бороду. - Их четверо было?
   - Э-э... Да.
   - Теперь это четыре трупа, которые кормят диких зверей в лесу.
   - Ты их?... Ага, понял.
   - Ты говорил о том, как допрашивал первую группу бандитов.
   - А, точно. Они-то мне и рассказали, что Толстый Сэг, ну владелец этого трактира, заказал местного крестьянина-торговца банде Синеглазого... Да это один из тех повешенных, главарем был. Так вот, они-то и выжидали отца с братьями Нии. Первую группу бандитов я просто связал и ушел, не хотелось руки марать, а вот когда наткнулся на вторую, то там уже все практически закончилось без меня. Отец Нии был тяжело ранен, а братья убиты. Из бандитов выжили двое - Синеглазый и еще один подранок. Синеглазого пришлось приговорить мне, а второй сам от потери крови умер. Я еще думал, что же ее отец имел в виду, когда говорил "дочь" и "помоги", а оно вон что значит. - Задумался я, но через несколько секунд встрепенулся от нетерпеливого хмыка Ярда. - Это я оттащил тела братьев и отца Нии на телегу и поджег все. А бандитов развесил в назидание остальным.
   - Это хорошо, но причем здесь моя потеря?!!!
   - Ты что, не понимаешь, Ярд, она теперь сирота. У нее больше никого нет, как и у тебя. Пойми, она выглядит не старше твоей дочки, и ей некуда больше идти. Представь, что станет здесь с девчонкой сиротой. Да ее любой встречный-поперечный будет...
   - Прекрати! Я понял. - Взгляд старика блеснул гневом, а потом рассеялся от задумчивости. - Может ты и прав, не зря же божественное послание прозвучало в тот самый момент. Эх, как бы теперь ей все рассказать.
   - Ты справишься старик, я знаю. - Попытался я приободрить Ярда.
   - Еще раз назовешь стариком - подобью второй глаз, понял? - Пригрозил он кулаком. - Ладно, вставай, пойдем выпускать твоего зверя.
  

***

  
   День сменялся днем, незаметно проходя в заботах. За неделю, что прошла с момента встречи парня, девушки и старика, измениться успело многое. Да, проблем оказалось море, но они по большей части были привычными. Ярд взялся обустраиваться на новом месте. Сложного в этом было только найти заначку старого хозяина и договориться с поставщиками продуктов. В остальном же Ярд был подкован как никто другой. Трактир даже не пришлось отстаивать у родственников предыдущего хозяина, потому что их не оказалось. Да и сам Ярд знал, как придорожные трактиры переходят из рук в руки. В бытность стражником он слышал о заведении Сэга, которое тогда имело другого хозяина и называлось тоже по-другому. И переходы таких заведений тогда совершались к человеку, который мог этим заниматься и оказывался ближе всех к цели. С тех пор ничего не изменилось.
   Другой заботой для старого трактирщика стала опека досужего парня, который норовил везде и всем помочь, невзирая на состояние своего здоровья. На удивление старика, тот оказался внимательным и очень не глупым, а самое главное добрым и отзывчивым. Он пытался поддержать Ярда и Нию как никто другой, потому что знал каково остаться одному в целом мире, ведь у него родных тут тоже не было. Ярд даже иногда задумывался, что бы было, если бы не вмешалась Ния. Как там она говорила? "Как обретешь, так можешь потерять"? Что это значило, старик так и не разгадал, но понимал, что что-то очень нехорошее.
   Самым тяжелым для Ярда стало другое. После того как Ние рассказали про отца и братьев, она проплакала всю ночь, а затем вообще замкнулась в себе и почти ни с кем не разговаривала. Единственный, с кем она проводила время, был Мэр-ро. Может быть он лучше людей мог залечить душевные раны, а может быть просто его молчаливая поддержка оказалась сильнее тысячи сказанных слов. Старик этого не знал.
   Так и стоял трактир на перекрестке дорог, приютивший четырех сирот в этом мире. Объяснить, почему все так произошло, наверное не сможет никто. Даже этот веселый и добрый, но такой странный парень, которому судьба не собиралась давать покоя.
   Пройдет время, и она отправит его в путь. И возможно он никогда не узнает, что Ния действительно станет Ярду как дочь, а старик постарается заменить ей потерянных родных. Дать то тепло и поддержку, которых она лишилась, потеряв мать. Поселить в душе надежду и уверенность в завтрашнем дне, которых не стало со смертью отца. И подарить ту радость, ушедшую тогда вместе с родными братьями.
   Возможно парень, чью нить жизни вплели в ткань этого мира боги, так и не узнает, что все у них получится. Что старый Ярд станет грозой местных разбойников и заядлых контрабандистов, при этом став одним из "Королевских Когтей". Что он вырастит и воспитает красавицу Нию, которая выучится травничеству и прослывет самой лучшей лекаршей в западной провинции. И даже выйдет замуж по любви, что в этих местах считалось даже не редкостью - мифом!
   А может наоборот. Когда-нибудь эти извилистые тропки судьбы приведут его обратно...
  

Часть третья

Свой в чужой войне

  

Глава десятая

Облечённые властью и нет

  
   Загнанный в угол Штирлиц сунул руку в карман.
   "Это конец..." - Подумал Штирлиц. - "А где же пистолет?"
  
   Агентия. Западная провинция. Трактир "Ярдова Находка" (бывший Толстого Сэга). Сто восемнадцатый день от прибытия...
  
   Время для меня тянулось ужасно долго. Основной причиной было отсутствие электричества, а соответственно и телевидения с интернетом, так что найти себе занятие, когда тебе разрешают пройтись только до туалета и поднять вес не тяжелее ложки, было просто нереально. Еще эта гнетущая обстановка, которая более-менее разрядилась через три дня при появлении посетителей. Я понимал, что Ярду и Ние очень тяжело, и старался отвлечь их от всего случившегося как мог, но волшебником не был, и получалось это у меня трудно, со скрипом. Особенно с девушкой, она вообще ходила как не живая, практически не разговаривала и очень мало ела, да и то только когда заставишь. Лишь заботы о поддержании трактира в порядке немного растормошили ее.
   Ярду было тяжело одному все делать, все же он не молод, да и нога давала о себе знать. Но он упорно гнал меня, если я приходил и предлагал помощь. И, слава богу, "прострация" Нии не зашла слишком далеко. Она заметила, как старику плохо и включилась в работу. Причем с головой. Наверно так она пыталась заглушить свою боль. Уйти в работу, чтобы не было времени на другие мысли.
   Я был удивлен их трудолюбию - буквально за несколько дней эти люди сделали из трактира "конфетку". Он ожил, приобрел свой неповторимый лоск, стал уютнее. Чувствовалась в наведенном порядке твердая мужская рука, а в деталях, каких-то мелочах проявлялась женская.
   Через три дня, после моего фееричного появления, в трактир пожаловал первый посетитель - гонец из Гашета, который вез указы дерентира в Бистат. Его практически не удивила смена хозяина, он просто задал как бы дежурный вопрос "А где Сэг?" и получил ответ, мол его бандиты недавно убили, так что теперь это место имеет другое название и хозяина.
   Через неделю в гости пожаловал целый караван. Это торговец из Хамен-Хафа ехал по своим делам в Мазэмо через Мокрую крепость. Всего с ним было пятнадцать человек: один порученец, трое грузчиков, а остальные были охраной. Думалось мне, что у нас эти ребятки, припив алкоголю, разойдутся не на шутку, уж больно лица у них были злые. Но они оказали вполне нормальными мужиками, даже торговец, у которого на роду написано быть хитрожопым и расчетливым.
   А дальше закипело. Не хочу сказать, что посетителей в трактире было море, нет. Они были редкими, иногда по паре дней никто не приезжал. Но уж если появлялись, то большой компанией. Через две недели моего пребывания в трактир пришел странный гость. Мужчина, закутанный в невзрачный серый плащ с самым обычным, практически незапоминающимся лицом. Они очень долго что-то обсуждали с Ярдом на кухне, почти полдня. В конце концов, человек ушел, даже ничего не заказав. Зато старик, старательно пряча небольшой кусок бумаги, метнулся из кухни в свою комнату. Единственное, что я успел разглядеть на том клочке местного "пергамента" была эмблема ворона, клюющего змею.
   Расспросы Ярда ничего не дали, он был словно глухая стена. Максимум, что получилось из него вытащить это фраза: "Такая информация может сократить твою жизнь более чем вдвое, так что обойдешься!"
   В общем, это было самое интересное за все время, что я провел в трактире. Мэр-ро за этот период было практически не видно. Днем он убегал в лес, а вечером, когда возвращался, постоянно торчал в комнате у Нии.
   Через три недели мои внешние повреждения практически сошли на нет, оставив после себя белесые пятна новой кожи, а ребра перестали отзываться резкой болью при каждом неосторожном движении или вздохе. Так что можно было уже готовиться и отправляться в путь. Что в принципе я и делал потихонечку.
   Как раз за день до намеченного мной отхода ко мне все же соизволил прилететь мой питомец. Удивительное дело, в его образах присутствовал оттенок смущения и... упрямства что ли. Это можно было описать так "Ты конечно извини, что внимания тебе не уделял, но так надо было".
   Я все прекрасно понимал, и знал, что мой зверек не так уж прост. Он растет, учится и уже многое начинает понимать. Именно поэтому я "поинтересовался" у него, не желает ли он остаться здесь. Мне, конечно, было тяжело это "вытащить" из себя без посторонних эмоций, все же я очень сильно привязался к нему. Мэр-ро меня понял, но отказался. Все, что он мне потом "протранслировал" звучало как "Мамку не брошу!"
   "Ах ты засранец!" - Подумал я. - "Может папка?"
   "Нет, мамка!" - Однозначно говорили его образы.
   Вот так к концу третьей недели были закончены мои сборы. Все барахло, что досталось мне от бандитов, выкупил Ярд, и теперь я стал богаче примерно на пол светляка.
   И вот настал тот день, когда я стоял на пороге с сумкой за плечами и Мэр-ро у ног.
   - Дим. Может останешься? - Спросил Ярд. - Чего ты там не видел? Поверь, свет посмотреть конечно дело интересное, но очень опасное. А здесь бери да живи, работай. Дом тебе поставим, семьей обзаведешься, а?
   Я им так и не рассказал всей правды, что я не из их мира. И объяснить, зачем мне нужно уходить, толком не смог.
   - Надо, Ярд, поверь. - Грустно улыбнулся я.
   - Как знаешь. - Вздохнул он. Помялся немного, а потом подошел ко мне и произнес: - Иди обниму хоть, непоседа.
   Мы крепко обнялись, похлопали друг дружку по спине, шмыгнули носами и разошлись. Я взглянул на стоящую рядышком Нию, улыбнулся ей. Больше наверно от смущения, потому что не знал, стоит ли тоже обнять ее или все-таки не надо, вдруг это разбередит раны.
   Но эту дилемму она разрешила сама. Неожиданно быстро она подбежала ко мне и крепко обняла. Чмокнула в щечку и зашептала на ухо:
   - Я тебя так и не поблагодарила... Спасибо что спас меня.
   Покрепче прижимая ее к себе, я постоял так немного, вдыхая запах луговых трав, и отстранился. А она, еще раз чмокнув меня, отпрянула, пряча за копной волос покатившиеся слезы.
   - Прощайте... - Тихо произнес я. - Дадут боги, может встретимся еще.
   - Прощай. - Сказал Ярд, провожая взглядом мою фигуру.
  
   Агентия. Западная провинция. Окрестности Гашета. Сто двадцать первый день от прибытия...
  
   Через день после моего ухода из трактира на дороге стало появляться более активное движение. Группки крестьян, повозки, разъезды и просто лиходеи. Как и раньше, я старался меньше мелькать в людных местах. Люди, что называется, заставили себя уважать и бояться, или по-простому - ненавидеть.
   Где была возможность, я шел лесами вдоль дороги. Дальше все чаще стали попадаться поля или деревни, которые можно было увидеть с тракта, так что особо прятаться становилось негде. Приходилось прикидываться местным обывателем и, подражая прохожим, пробираться сквозь людской поток, постепенно набирающий плотность.
   Это свидетельствовало о том, что город Гашет уже близко. К концу третьего дня я увидел его. Действительно, Бистат дыра по сравнению с ним. Город находился на холме, с трех сторон опоясанный высоченной серой стеной с зубцами и небольшими башнями, которые находились над каждым изломом стены. Все это великолепие опоясывал широкий укрепленный ров с водой. С севера город омывала очень большая река. Она оказалась просто невероятно огромной, другой берег еле угадывался в белесой утренней дымке. Над верхушками стен и домов в той части, где река приближалась к городу, виднелись корабельные мачты. Скорее всего та часть города практически вся портовая, ведь грех на такой реке не поставить порт.
   Чем ближе я подходил, тем чаще стал замечать в парящей над водой дымке небольшие суденышки. Похоже, местные рыбаки вышли на промысел. С моей стороны было видно двое ворот, западные и южные, от которых шла дорога, забегающая на каменные мосты, пересекающие ров. За стенами виднелись различные постройки, от обычных каменных домов до трех-четырех этажных усадеб, находящихся ближе к центру. В самой середине города возвышался замок (ну или что-то наподобие), шпили его башен наверно было видно из любой точки города, настолько высоки они были.
   Красотища! Я даже встал как вкопанный с раскрытым ртом, когда сквозь дымку передо мной проступила эта картина. Невероятно! В жизни такого чуда не видел!
   Все мои прекрасные впечатления прервал крик сзади:
   - Че рты раззявили! Ща задавлю! А ну брысь с дороги! - Загромыхало где-то у меня за спиной, а потом послышался щелчок кнута. Я поскорее отбежал в сторону, и мимо меня проковыляла черепаха, впряженная в караван повозок. В паланкине сидел обладатель громоподобного голоса - мордатый такой дядька, покрикивающий на нерасторопных пешеходов. Что ж, верно, зевать не стоит, нужно быстрее уходить. Конечно хотелось бы взглянуть и изнутри на город, но.... Ум в голову как известно у людей приходит через жопу, а если точнее, то после того, как по ней очень больно надают. Я не был исключением, понимание того, что мне нечего делать в плотно населенном городе, полном различных людей, нелюдей и магов, пришло только после полученных синяков и зуботычин. И теперь желания "поглазеть" начинали душиться здравым смыслом в корне, пока не приобрели непреодолимой силы.
   Я благополучно свернул с дороги и пошел по неширокой утоптанной тропинке, которая огибала засеянное поле вокруг города. Вдалеке виднелась небольшая деревенька, куда видимо и вела дорожка, и мне подумалось, что там остановиться будет гораздо лучше, чем в каменных джунглях Гашета. Тем более мне не хотелось оставлять Мэр-ро дожидаться меня из города, из которого я могу не выйти. Он и так в оживленных местах проводил время в одиночестве, бредя параллельно дороге где-нибудь в полях или зарослях. А в деревне его можно будет нормально покормить вечерком, не привлекая внимания. Он у меня гурман, от местного сыра за уши не оттащишь.
   Все было прекрасно спланировано, я даже успел на десяток-другой метров отойти от тракта, когда в дело вступил его величество Случай. Сука, ненавижу его за это...
   На дороге началось какое-то шевеление и ругань. Честно, крики крестьян или торговцев были частым явлением. Кто-то проезд не уступит, где-то место хорошее уже застолбили, и конфликты вспыхивали как бензин от горящей спички. До кровопролития в основном не доходило, но мордобой случался. Я немного привык к такому и старался меньше уделять внимания, но в целях безопасности всегда поглядывал в сторону конфликта. Вот и сейчас донесшиеся с дороги крики привлекли своей необычностью. Расстояние было уже большое и поглазеть можно без опаски.
   По тракту из города двигалась четверка всадников. Трое были стражами, только какими-то крутыми, такие мне раньше не встречал. Броня на них была мало того что до блеска начищена, так она еще выделялась золотистыми вставками и каймой. Еще на их нагрудниках красовалось не привычное для стражи изображение арбалета с болтом, а некая птица, как кондор, расправившая крылья. Вот только вместо ее головы было острие меча, который был изображен стоящим вертикально.
   Четвертый персонаж был интереснее. Там в деревне, где стоял старый трактир Ярда, я так и не успел нормально рассмотреть мага, но сейчас у меня сложилось впечатление, что вижу одного из их братии. Почему? Просто из брони у него был только шлем, наручи и окованные сапоги, а одежда изобиловала всякими витиеватыми изображениями, не свойственными одежде обычных людей. Но главным признаком был небольшой такой скипетр, закрепленный у мужчины на поясе, который сверкал на солнце блестящими гранями навершия.
   Крики, как я и ожидал, раздавались со стороны крестьян, торговцев и возниц, которые в спешном порядке пытались вжаться друг в друга вместе с повозками, чтобы уступить дорогу этой "фантастической" четверке. Кто-то кому-то на ногу наехал, где-то вол пихнул телегу или еще что, и крики с кулаками вырвались на волю как джин из бутылки.
   Зрелище было увлекательным, но не настолько, чтобы стоять и смотреть на него как в цирке, поэтому я решил идти дальше, не обращая на свару внимание. Когда я уже отворачивался, то краем глаза зацепил момент, как "предводитель" четверки поднял вверх левую руку и вся кавалькада резко остановилась. Этот жест заставил мою голову резко вернуться обратно в предыдущее положение и шире раскрыть глаза. А вот жопу действия четверки заставили почему-то напрячься.
   "Предводитель" отряда после их остановки начал водить правой рукой из стороны в сторону. На ней начинал светиться синим камень в кольце - то ярче, то тусклее. И почему-то ярче он светил, когда рука по дуге перемещалась в моем направлении.
   - Ребята! Сегодня у нас будет премия! - Крикнул "предводитель".
   После этого заявления "ребята" подобрались и начали просвечивать своим рентгеновским взглядом всех вокруг. Когда амплитуда движения руки уменьшилась настолько, что и дурак бы догадался, на кого она указывает, я рухнул наземь как подрубленный и пополз подальше отсюда.
   Диверсант из меня хреновый, через пару преодоленных метров сзади послышался топот, а затем меня окружили лапы критчей.
   Первый раз мне довелось лицезреть их так близко. Правда только снизу вверх. Туловище здоровое как у быка, лапы заканчиваются чем-то вроде собачьих или кошачьих, а голова напоминает пиликанью - с таким же большим клювом.
   - Вот это да! - Прозвучало надо мной, прерывая мое созерцание. - Какая находка. Ты что здесь делаешь, человече?
   - Э... очки потерял, ищу. - Ляпнул я первое, что пришло на ум.
   "Дебил!!!! Какие нахрен очки???!!" - тут же в голове пронеслась мысль. - "Их тут еще не изобрели наверное"...
   - Да ты что? - Удивленно произнес голос. - И откуда же у тебя очки?
   "Че-е-го??" - Пришла следом мысль, когда я понял, что произнес слово на местном языке и понятие "очки" знакомо этому человеку.
   Тут же за секунду у меня в голове пронеслась туча других мыслей и наконец сложился еще один пазл. Я выгляжу как простой крестьянин, так? Так. Если здесь изобрели очки, то эта штука дорогая до невозможности, ведь простое стекло не дешевое, а кривое, которое еще и увеличивает неплохо, так вообще на вес золота наверно. И интонация в вопросе теперь становится понятной. Откуда у такого оборванца, как я, может находиться столь дорогая вещица? Похоже мой ответ привлек ко мне больше внимания, чем если бы я просто невнятно мычал, так хоть за пьяного сойти был бы шанс.
   - Ну? Чего замолчал? - Произнесли сверху.
   - Во! Нашел! - Выдал я гениальный ответ, ткнув пальцем в сторону дороги. А жопа, пользуясь тем, что обалдевшие всадники повернулись в указанном направлении, стала активно двигать ногами, унося мою тушу подальше отсюда.
   Рывок был страшной авантюрой. Я надеялся оторваться хотя бы на десяток-другой метров, чтобы успеть сбросить вещи с одеждой и попытаться слиться с окружающим пространством. А в идеале успеть добежать ко рву и нырнуть в воду. Там-то уже будет проще.
   "Быстрее, быстрее!" - отмеряя расстояние крутилось в голове.
   Одежда как назло запуталась в лямке заплечной сумки, которую я хотел сбросить вместе с курткой, и у меня никак не получалось от нее избавиться.
   - Взять! - Хлестко прозвучало за спиной.
   От этого слова сердце ухнуло в пятки. А буквально через мгновение я сам ухнул наземь, захваченный петлей за плечи. Тут же на меня навалилась пара бронированных ребят и крепко спеленала веревками, прямо так, вместе с не снятой одеждой и сумкой.
   Где-то на периферии сознания стали пробиваться обеспокоенные образы Мэр-ро, который собирался прийти на помощь.
   "Назад! Жди здесь!" - Начал мысленно кричать я, чтобы он не влез. Слишком это было опасно для нас обоих. Пока песец будет кого-то обрабатывать, остальные прирежут меня. А когда люди после моей смерти продолжат падать с кровавой юшкой из носа, то найдут и Мэр-ро. Эти ребятки опытные, такие медлить не будут, сразу понятно.
   - Шустрый парень. - Подъехал ко мне предводитель четверки. - Не для меня конечно... Грузи его, ребята. Едем назад. - Бросил он остальным.
   Меня закинули на круп животному и повезли в город. Мэр-ро остался позади, двумя сверкающими огоньками глаз наблюдая за удаляющейся кавалькадой.
   "Потерпи малыш. Все будет хорошо". - Старался я транслировать ему. Но вскоре расстояние стало слишком большим, чтобы я мог услышать его ответ.
   М-да, хотелось посмотреть город - получите, распишитесь! Только не так, не брусчатку под ногами этих скакунов. Около часа я наблюдал мостовую и мусор вперемешку с дерьмом животных. Вокруг стоял гул "каменного муравейника", разговаривали люди, кричали торговцы и зазывалы, иногда пробивались речи глашатаев, сулящих баснословные деньги добровольцам, записавшимся в армию. В эту какофонию вклинивались мычание и топот животных, скрипы деревянных колес повозок и металлический звон то ли кузницы, то ли колокола.
   - Снимайте его. - Произнес предводитель четверки, когда мы наконец остановились.
   Бронированные парни стащили мою тушу со скакуна и, поставив на ноги, повели в какое-то здание. Там минут пять мы кружили по коридорам и лестницам, пока не достигли некой комнаты, в которую меня завели и усадили на стул, сняв перед этим путы с сумкой. После всего этого четверка мгновенно испарилась.
   Я немного огляделся вокруг. Это была не комната, скорее чей-то рабочий кабинет. Передо мной стоял массивный стол, заваленный бумагами и непонятными безделушками, а за ним находилось массивное кресло. В углу примостился шкаф, из которого торчали скрученные свитки, на стенах были развешаны различные гобелены с причудливой геральдикой. Все это убранство освещало единственное окно, сквозь которое я смог рассмотреть только крыши домов.
   "И чего мы сидим?" - Задал я сам себе вопрос. - "Не связан, окно перед тобой. Дерзай!"
   Действительно, пока никто не пришел, нужно постараться исчезнуть отсюда. В тот момент меня не волновало, что снаружи это здание могут охранять. Да даже то, что мужик, лезущий через окно, вызовет чересчур нездоровый интерес, тоже не пришло в голову. Но я не успел сделать и шага к оконному проему, как сзади открылась дверь.
   - О! - Произнес вошедший. - Стоя приветствуешь? Это хорошо! - Мужчина обогнул стол и примостился в кресле. - Зовут меня Диан Тэферон. Для тебя цэй Диан. Как ты наверно подумал я хозяин данного помещения. Да ты не стой, присаживайся.
   Я осторожно сел обратно на стул и приготовился слушать. Мужик выглядел колоритно. Он был здоровым. Не толстым, а именно здоровым. Немного лысоват, с пышными усами и черной повязкой, закрывающей левый глаз. На первый взгляд ему было около полтинника, такой строгий вояка в броне. Видно выправку привитую годами службы, голос поставлен хорошо, прям чувствуются командные нотки и уверенность. Руки грубые, мозолистые. Одет по такой же форме, как и необычные стражи. Серьезный дядя.
   - Так, посмотрим... - Задумчиво произнес он, разворачивая небольшой клочок бумаги, который принес с собой. - Картак... Угу. И все? Хм...
   Тут он потянулся к столу и извлек из его недр хрустальный шар, как у гадалки, и поставил его на стол.
   - Действительно картак. Что ж, это очень хорошо. Как тебя зовут? - Обратился он ко мне, глядя на засветившийся атрибут гадалки.
   - Дим.
   - Просто Дим?
   - Угу.
   - Кто твой хозяин Дим? - Продолжал он задавать вопросы, извлекая из недр стола что-то вроде термоса. Деревянный цилиндр в его руках легким движением разделился на сосуд и кружку.
   - Никто.
   - Никто? А ну-ка сними одежду. - Произнес он, наливая парящий напиток.
   Его просьба меня как-то не впечатлила. Я знал, что у меня на родине в древние времена, да и сейчас тоже, были гомосеки. Причем сейчас это считается в порядке вещей, но не так сильно афишируется. А вот раньше говорят еще и традиции по сношению мужчин были. Поэтому я напрягся и даже не сделал никаких попыток выполнить его поручение.
   - Чего сидишь? Давай, снимай. - Поднял он на меня взгляд.
   - Не буду. - Упрямо покачал я головой.
   - Ты не понял Дим, это не просьба. - В его голосе появились стальные нотки.
   Что ж, сейчас будет либо драка, либо моя скоропостижная кончина, потому что свое очко отдавать этому дяде я не собирался.
   - Дим, сделай все сам. Иначе мне придется позвать тех, кто сделает это за тебя. - Угрожающе произнес он.
   "Бл?! Да они тут со мной групповуху устроят!" - Пронеслось в голове, отчего я дико начал злиться. - "Хрена лысого тебе, мудила заднеприводный!"
   Молчание затянулось. Я сидел, набычившись и смотря на него исподлобья, он в ответ тоже сверлил меня недобрым взглядом.
   - Сам захотел. - Отрезал он и поднялся с кресла.
   Буря гнева во мне росла и росла. Я не дурак и смог сложить два и два. Все те случаи с моим помешательством и красной пеленой на глазах были вызваны гневом, который я сейчас старательно пытался пробудить. Другого способа, как выбраться отсюда, на мой взгляд не было.
   - А это уже интересно. - Сделав всего шаг из-за стола, он остановился и посмотрел на шар, который изменил свое свечение на фиолетовый спектр. - Очень интересно...
   У меня уже все приближалось к тому состоянию, в котором я зубами кирпич откусить смогу, когда Диан сел обратно в кресло и снова полез за чем-то в стол. То, что он извлек из недр стола, напоминало обычный фонарик, как у американских полицейских.
   - Ну раз так, то поговорим потом. - Произнес он, направив на меня "осветительный прибор".
   Яркая вспышка ослепила меня, а потом тело скрутила дикая судорога. Перед тем, как потерять сознание, я успел увидеть надпись интерфейса: "Разрыв связи модуля "КМ13" и "ВР" с носителем. Переход в фоновый режим работы"
  

***

  
   - Пират! Ты опять стащил мое одеяло?! Верни на место зараза, холодно же! - Крикнул я, не открывая глаз.
   Этот пес меня когда-нибудь окончательно достанет, отправлю его к родителям в отпуск, пусть в будке на улице поживет. Уж там-то он почувствует "вкус жизни".
   - Да что ж за наказание такое... - Бормоча себе под нос, я стал шарить рукой вокруг, чтобы найти стянутое одеяло. Но почему-то подо мной оказался не мягкий матрас любимой кровати, а что-то твердое и шершавое, как дерево. Резко открыв глаза, я посмотрел под руку.
   "И правда дерево" - Подумалось мне, когда поверхность моего ложа проявилась сквозь мутный сонный взгляд.
   - Димас, ты кажись до чертиков вчера допился. И тебя упрятали в каталажку... - Сам себе сказал я, когда осмотрел окружающее меня пространство.
   Место оказалось чем-то наподобие тюремной камеры. Именно наподобие, потому что таких уже века с девятнадцатого быть не должно. В одном углу находилась моя деревянная "кровать", в другом какое-то замызганное ведро, и на этом мебельное оснащение заканчивалось. Была конечно еще деревянная дверь, окованная металлическими полосами, с забранным решеткой просветом. Именно из этого просвета сюда падал луч, который освещал все вокруг блеклым желтым светом.
   - Не нашлось у них что ли местечка получше, чем этот вонючий подвал? - Все так же бормотал я, когда, поднявшись, пошел к двери.
   Странно, но на мне были одеты какие-то лохмотья, а не привычные для меня джинсы и футболка. Неужели я действительно так налакался, что попал сюда голым и меня приодели в это? Ладно, об этом можно потом подумать, главное сейчас узнать, за что меня здесь закрыли и выпросить хотя бы тапочки, а то пол просто ужас какой холодный.
   - Эй! Ребята! Есть тут кто живой?! - Крикнул я в окошко, приблизившись к двери. - Вымерли вы тут что ли?
   Действительно, после моего окрика тишину не разорвал звук шагов или открывшейся где-то двери. Даже голоса, который сказал бы мне закрыть пасть и сидеть тихо, не было. Зрение вскоре адаптировалось к свету, и я смог рассмотреть коридор за дверью. И почему-то у меня от него побежали мурашки по коже.
   Стены были не из цемента и даже не оштукатурены, они были сложены из булыжника, как дорога на красной площади. Источником света оказался здоровый чадящий факел, закрепленный на стене в кольце. Что же это за место-то такое, где вместо ламп помещение освещает факел? Да хрен бы с ним, с этим древним осветительным прибором. На каменном полу и нижней части стены были отчетливые следы того, что кого-то тут тащили волоком, и этому кому-то было очень плохо. Такой кровавый след здоровые люди не оставляют.
   Мне аж перехотелось звать кого-то. Правда вскоре проснулся голод, а чуть позже его подружка жажда, и выбора у меня не осталось. Крики все так же не возымели действия, поэтому пришлось дубасить ногой по двери. Много конечно не надубасишь голой пяткой, так что все оказалось впустую - за деревянной дверью стояла гробовая тишина.
   Какое-то время я блуждал по камере и рассматривал стены, ведро и свою "кровать". Ведро оказалось заменой туалету и пахло соответствующе. Благо чувствовалось это только при приближении к нему. Кровать была обычной тумбой на четырех деревянных ножках, прибитых к полу здоровенными металлическими гвоздями грубой ковки, они еще отдаленно напоминали чуть уменьшенные железнодорожные "костыли". Стены в этой камере, как и в коридоре, были выложены из камня и на них тоже нашлись затертые следы крови, что совсем повергло меня в уныние.
   Еще несколько раз я пытался докричаться до кого-нибудь, но безрезультатно. Побродил по камере и даже сходил в туалет, а затем, свернувшись калачиком, умостился на своей лежанке. Время медленно тянулось, свет от факела стал каким-то неровным, из коридора начало доноситься легкое потрескивание, как от догорающего костра. А затем свет вообще погас, погрузив все в кромешную мглу. Для меня это мало что поменяло, только позу, так как от жесткой лежанки затек бок.
   Валяясь в камере этой странной тюрьмы, в голову начали лезть страшные мысли о том, что вдруг меня тут просто забыли, и умирать мне здесь долго и мучительно от голода и жажды. Или о том, что рано или поздно сюда придут изуверы, которые размажут меня по стене так же, как размазали до этого других, чьи следы остались в камере и коридоре.
   Это долго не давало мне покоя, я все время ворочался из стороны в сторону. Но все же в какой-то момент задремал, даже сам не заметил как. Спать было холодно, я постоянно ежился, шарил рукой вокруг в поисках одеяла и просыпался. И вот в один прекрасный момент помимо холода что-то другое коснулось моего лица. Я как ошпаренный вскочил и уставился на светящееся окошко в двери. Постоял и медленно сел обратно на свой лежак.
   - Ох и здоров же ты дрыхнуть. - Прозвучало где-то рядом, примерно оттуда, где недавно находилась моя голова, когда я спал.
   - Бл?! - Я второй раз вскочил как ошпаренный и отпрыгнул почти к противоположной стене, разворачиваясь вокруг себя в полете. Оказывается, на моем лежаке в изголовье притулился старик в каком-то темном халате. Причем притулился так, что сразу его хрен заметишь.
   Привыкшие после света окошка к темноте глаза позволили более внимательно рассмотреть моего визитера. Действительно старикан, на язык даже просилась фраза "божий одуванчик". Он сидел, сжимая в руках какой-то сосуд, и внимательно смотрел на меня.
   - Что значит "биляд"? - Спокойно спросил он.
   И тут меня вставило. Я откуда-то знал этот язык, на котором говорил дедок. Но я точно знаю, что с иностранными у меня была так сказать проблемка. Я даже на английском мог разговаривать при помощи дядьки-переводчика, потому что словарь для меня в этом деле оказывался бессилен.
   Как-то меня так заклинило на мысли "откуда знаю язык", что я замер на месте и погрузился в себя. Ответ на этот вопрос как назло ускользал от меня, виляя хвостом. И "хихикал" так ехидно, будто говоря "Вот идиот, как такое можно забыть".
   - Похоже, много спать тебе нельзя, уж слишком странно на тебя влияет сон. Мне сказали, ты разговаривать умеешь, а ты молчишь, как в рот воды набрал. - Проговорил старик.
   - Я.. э-э... Мы вообще где? - Выдавил я из себя на странном языке. Вот вспомнить не могу, откуда его знаю, а говорю почему-то хорошо, почти без акцента. И причем знаю какой может быть акцент.
   - Городская управа Гашета, а точнее её подземная часть. - Спокойно ответил он.
   "Гашет!" - Пробило набатом в голове. - "Ё-о-о"..... - Нахлынули воспоминания.
   - Вижу, ты еще не пришел в себя. - Поднимаясь, зашарил рукой в полах халата старик, а потом, что-то достав и "чпокнув" этим, подошел ко мне. - На вот, понюхай.
   Я на автомате, еще толком не придя в себя, последовал его совету.
   - Что за?... Твою ж мать! - Резкий запах вывел меня из состояния ступора и заставил снова подскочить на месте.
   - Во! Хорошая реакция. Как ты себя чувствуешь? - Заглядывая в глаза и ощупывая мою голову, спросил он.
   - Жрать хочу... и пить... - Описал я первое, что ощущал в этот момент. - А ты кто?
   - Здешний лекарь, травник, зовут Жани Одуванчик.
   От его прозвища, совпавшего с моими мыслями, я за малым не заржал, но улыбку так и не смог спрятать. Старик тоже улыбнулся. Сразу стало видно что ему довольно много лет, сетка морщин, до того скрытая тенью и теперь освещаемая факелом, растеклась по всему лицу. Все мимические морщинки, усилившиеся при улыбке, создавали ему довольно добродушный, если не сказать добрый вид.
   - Так, процесс пошел, вижу, в себя приходишь. Скоро принесут поесть и попить, так что эти неудобства устраним.
   - За что я здесь? - Задал я насущный вопрос. - И что со мной будет?
   - За что - не знаю, а вот что с тобой будет - увидишь чуть позже. На вот глотни. - Жани достал из складок балахона мензурку и протянул мне. - Укрепляющий настой, тебе полезно будет. Ладно, пойду, доложу, что ты пришел в себя. Э, не-е, на твоем месте я бы не стал этого делать. - Сказал старик, когда моя рука потянулась почесать шею, которая немного зудела.
   - Почему? - Замерев, я посмотрел на него.
   - Потому что это может тебя убить. - Показал пальцем куда-то в район шеи травник.
   - Что "это"?
   - Ах да, ты же не видишь... Ладно, потом. Просто не трогай шею и все. Скоро все узнаешь. Но если невтерпеж, то еду принесут на металлическом подносе, он будет до блеска начищен, можешь на свое отражение в нем посмотреть. Все, я пошел. - И старик, зашаркав, вышел в коридор.
   Рядом с ним возник детина в кольчуге и с коротким мечом, лекарь кивнул ему и двинулся дальше. А детина, захлопнув дверь, зазвенел ключами. Пара громких хрустов возвестила о закрытии замка, а затем удаляющиеся шаги дали понять, что остался я здесь в гордом одиночестве.
  
   Агентия. Западная провинция. Гашет. Городская управа. Кабинет цэя Диана. Сто двадцать второй день от прибытия...
  
   -...Вот, отдашь это нашему кастеляну, он выдаст вам причитающееся. - Когда Жани вошел в кабинет Диана, тот отдавал какую-то бумагу гвардейцу. Взяв бумагу, гвардеец козырнул и вышел из кабинета. - А, Жани. Проходи, присаживайся. - Посмотрев на старика, произнес хозяин кабинета.
   - Парень очнулся. - Произнес старик, устраиваясь на стуле.
   - Очень хорошо. Ты осмотрел его, может надо что-то?
   - Все с ним в порядке. Слушай, он не похож на ту машину для убийств, которую ты мне описал. На, забери, мне не пригодилась эта штука. - Старик протянул Диану "фонарик".
   - Может быть... - Произнес хозяин кабинета, забирая его и кладя в стол. - Но артефакт показывал обратное.
   - Он у тебя уже сколько без поверок, десять лет? Не удивительно, что он дал сбой.
   - Может и сбой, а может и нет. Потом будет ясно, у парня впереди еще допрос, так что может там все и прояснится. Ты подготовил зелья?
   - Да. Надеюсь, вы не будете его калечить? Он вроде неплохой, жалко его просто так вот.
   - Ты шутишь Жани? Он картак, такими находками сейчас не разбрасываются. Целым он нам нужен гораздо больше, чем по частям. Помнем его немного и все.
   - Зачем вы вообще будете его допрашивать? Я думал его сразу в лагерь отправят.
   - Тут видишь какое дело... Первой причиной тому был показатель артефакта, он выявил в нем берсерка. И грех было бы это не проверить. Второй было то, что он бесхозный. Понимаешь? У него на теле нет ни одной метки, я сам проверял. В наше время картаки просто так по улице не разгуливают. Попадись он на глаза руннику или кому другому с определителем, век бы доживал в рабском ошейнике, если бы не состоял у кого-нибудь на службе.
   - А сейчас он не в ошейнике?
   - Сейчас он у нас. Это разные вещи.
   - Да как не назови, все одно и то же.
   - Ладно, не будем об этом. Третьей причиной оказалось вот это. - С этими словами Диан извлек из стола клинок. - Это меч бастов, именуемый "Клинок Тени". Принадлежать такая штука может только самой "Тени". Надо рассказывать кто это такие?
   - Не надо, наслышан. Это "бесшумные убийцы", как их называют в народе.
   - Именно. И вот тут возникает вопрос. Откуда у картака БЕЗ хозяина есть "Клинок Тени"?
   - Меч что, у него нашли?
   - Да. При обыске. У него в сумке хлам всякий был, а вот под рубахой клинок и пол светляка в чешуе. Ума не приложу, как он это все там таскал и оно у него не выпадало.
   - Интересный тебе попался парень.
   - И не говори. Очередная загадка на старости лет.
   - Это как посмотреть кто из нас старик. - Хмыкнул лекарь.
   - Ну ты же знаешь, что сила накладывает свой отпечаток. Я просто выгляжу моложе тебя, а так мы ровесники. - Добродушно пожурил травника мужчина.
   - Это да, не дали боги мне дара.
   - Опять начинаешь, старый брюзга... Будешь? - Диан извлек из недр стола деревянный цилиндр, который разделился в его руках на кружку и сосуд.
   - Не откажусь.
   - Ты знаешь, меня одно удивляет. Есть тут у меня в подчинении один маг, Шуа Серым кличут. Ну как маг, - махнул Диан рукой, - так, перворанговый всего лишь. Лентяй и неряха, пришибленный на голову мешком тщеславия. Даже не знаю, как его королевская школа выпустила.... Но везучий зараза. Представляешь, он за городские ворота толком не успел выехать, как притащил мне этого парня.
   - М-да... - Причмокивая напиток, произнес старик. - Действительно везучий. Что ты с парнишкой-то потом делать будешь? Ну, после этого вашего... опроса.
   - Да старому знакомому отправлю. Может слышал про Коло Рукоблуда? Нет? Он назначен командиром деста картаков, который сейчас формируют. Там сейчас некомплект как раз в одну единицу. Я уже отправил бумагу, через денек парнишку у меня заберут. Так что сегодня надо отработать по максимуму.
   - И почему через ваши ошейники нельзя все сделать чисто и без крови? - Как бы сам себя спросил старик.
   - Работы тогда у тебя здесь не будет, вот почему. - Буркнул Диан. - Сам знаешь почему, я не раз тебе говорил.
   - Да говорил, говорил... Неужели так никто и не довел до конца исследования этого... Как его там звали?
   - Саиран Копатель. Нет, не довели, потому что никто не смог разгадать его вязи. Ты помнишь его историю?
   - Да зачем она мне? Гадость эта...
   - Гадость не гадость, а знать ее надо. Он же как все разрабатывал, находил древние вещички и передирал с них часть рун. Как он это делал, до сих пор никто не знает. Говорят, у него для этого артефакт какой-то был. Правда после его смерти он пропал.
   - Ну и слава богам, что этот хрыч давным-давно загнулся.
   - Вообще-то он загнулся не своей смертью.
   - Че-е-его?
   - Да, его убили.
   - Что-то я такого не припомню в истории.
   - А этого там и не пишут. Помнишь трактат про "Бунт Красных Поводков"?
   - Да, восстание рабов в Империи.
   - Бунт начался как раз в том месте, где жил Саиран. Его самого первого повесили взбунтовавшиеся рабы. Это уже потом они стали лавинообразно восставать, потому что контроль новых ошейников был нарушен. А Саирана к тому времени клевали вороны, и некому было исправить ситуацию. Не смотри на меня так, Жани. Это я сам узнал относительно недавно. Проходили через меня некоторые ценные бумаги, контрабандой переправляемые в Мазэмо. Вот там и было донесение тайной стражи Императора. Понятное дело, что Империи давно нет, но болтать обо всем этом не стоит. Это я тебе как другу рассказал, так что ты там особо не распространяйся.
   - Конечно-конечно, о чем речь, Диан. Кому я могу рассказать? У меня-то из друзей уже все померли. Ближе тебя только внучка одна осталась.
   - Верю. Это я так, на всякий случай.
   - Так а чего там дальше? Почему разгадать-то вязи в ошейниках не могут?
   - Дело в том, что когда рабы вешали Саирана, у него в усадьбе вышел из строя очень мощный артефакт. Не знаю, может он был завязан на хозяина и когда того не стало он накрылся, может еще что. Но именно этот артефакт положил конец исследованиям Копателя. Он поднял в воздух его усадьбу, да так, что на том месте осталась только яма с десяток локтей в глубину. А ударная волна разогнула деревья на добрую сотню полетов стрелы от эпицентра. После этого у нас остались только поводки, которые мы используем по сей день, а полноценные рабские ошейники так и остались там, во взорванной усадьбе Саирана Копателя... - Прервался Диан, сделав большой глоток из кружки. - Представляешь, одел рабский ошейник заключенному и все, не надо бить или мучить его, он сам все расскажет, только прикажи.
   - Ага, тут бы такое тогда с рабами творить начали. Фу, даже думать об этом не хочу. Ты представляешь, полное подчинение, практически подавление воли? А ведь раб все чувствовал бы и понимал, только сделать ничего не мог бы.
   - Ты так говоришь, будто сейчас с ними ничего подобного не делают.
   - Сейчас у них есть выбор - не подчинись и умри или подчинись и терпи. А если бы Саиран доделал бы свои ошейники, то сейчас у рабов и этого не было бы.
   - Ага, а еще они могут грохнуть хозяина. Конечно тут же уйдут вслед за ним, но все же могут.
   - Зато это заставляет этих... хозяев, - выплюнул Жани слово, будто противную слизь, - не так сильно перегибать палку. Должны же они понимать, что у рабов есть предел и лучше...
   - Все, хватит! Не будем об этом. Ты знаешь, что мы никогда в этом вопросе не придем к соглашению. Ты считаешь, что без рабства было бы лучше. Я наоборот, что оно нужно, ибо люди хорошо работают только из-под палки. Так что давай без ругни... Лучше расскажи как там Маки. Все постигает магические таинства или уже устроилась в гильдию?
   - М-да, ты прав. - Немного остыл старик. - Маки... - Пожевал он губами. - Устроилась в гильдию этой весной.
   - Так это же хорошо! Чего так грустно вздыхаешь?
   - Про полковых магов указ слышал?
   - Конечно.
   - Маки одна из таких счастливиц. Старые пердуны в гильдии взяли и отправили молодежь в армию. "Пусть набираются мудрости в полевых условиях". - Скривив лицо, спародировал кого-то лекарь. - Тьфу! Самим страшно наверно, вот и прячутся за спины сопляков.
   - Жани, но если она откажется, то силой её никто не сможет заставить, кроме короля конечно.
   - Да в том-то и дело, что Маки сама туда рвется. Говорит, всех до белого каления доведет здесь, если её в нормальное место не отправят. Никакого сладу нет.
   - Ну-ну, не вешай нос, дружище. Тут пока я распоряжаюсь, кого и куда приставить. Определим ее к снабженцам, и на месте сидеть не будет, и в самое пекло не попадет. Как тебе такой выход?
   - Спасибо, Диан, я у тебя в долгу. - Приободрился травник. - Так и быть, сегодня ты выиграл в споре про рабство.
   - Ну ты и засранец. - Усмехнулся Диан. - Давай выпьем что ли за хороших друзей, которые в нужный момент приходят на выручку? - Поиграл он бровями.
   - Давай...
  
   Агентия. Западная провинция. Гашет. Городская управа. Казематы. Сто двадцать третий день от прибытия. Утро...
  
   - Ай! С-с-с... - Зашипел я.
   - Не дергайся, потерпи еще чуть-чуть. - Произнес Жани, обрабатывая раны на моем лице.
   Нынешняя ночь была для меня насыщенной. Как и обещал лекарь, меня плотно накормили и напоили. Я даже на какое-то время смог представить, что не все так плохо в моем положении, как могло показаться. Но потом вспомнил про терзавший меня вопрос и посмотрел на свое отражение в подносе.
   На мне был ошейник. Чертов рабский ошейник, что я видел на тех беднягах, которых избивали бомжи на улице! Я стал тем, кем больше всего боялся здесь стать - рабом. Но это было не самое хреновое событие за всю ночь. Дальше меня ожидал еще один сюрприз.
   Через некоторое время после ужина в камеру зашли два вооруженных стража и отконвоировали меня в другое подземное помещение - пыточную. Переступив порог той комнаты, я даже запнулся, когда осознал, что же вижу в ней. Сотни различных приспособлений и инструментов, служащих только одной цели - причинять боль разумному, вот что находилось там. И как апофеоз всего в центре этой здоровой "кунсткамеры" находился заляпанный старой высохшей кровью деревянный стул с лямками для зажатия рук, ног и головы. Больше половины набора палача в этой комнате мне было незнакомо, и я даже боялся представить для чего все это нужно. Но вот всякие железки, греющиеся в зажженной жаровне, металлическое ложе, висящее на цепях возле неё, дыба и различные пирамиды, наподобие "Бдения" или "Испанского осла", были красноречивее всего остального. А когда взгляд упал на "саркофаг" с шипами вовнутрь (не помню, как называется эта штука) у меня подкосились ноги.
   Упасть мне не дали мои конвоиры, которые быстро подхватили меня под руки и поволокли к стулу. Только когда меня усадили в него, в голову наконец пришли мысли, что нужно бы сопротивляться. Но было уже поздно, руки и ноги были закреплены и сейчас охранники раздумывали, стоит ли привязывать голову.
   - Оставьте так. - Прозвучал из темного угла мужской голос.
   Присмотревшись, я распознал там деревянный стол, за которым сидела человеческая фигура. Как она выглядела, рассмотреть не получилось, слишком темно было в том углу. Но его слова возымели мгновенное действие, стражи отступили от меня и, развернувшись, зашагали на выход.
   Хлопнула дверь, оставляя меня наедине с незнакомцем. Во рту от ужаса пересохло настолько, что у меня даже не получилось выдавить и слова. А так хотелось жалобно пропищать "Может не надо?"
   Несколько секунд ничего не происходило, фигура сидела неподвижно, а я рыскал по ней взглядом, пытаясь найти отклик понимания и сострадания, осознавая при этом, что все бесполезно. Затем дверь в комнату снова отворилась и в нее зашел человек - ужас этой ночи, который еще долго будет сниться мне в кошмарах. Это был заплечных дел мастер. Весь внешний вид вошедшего просто кричал об этом. Его голову закрывала черная маска, руки были облачены в толстые перчатки, видимо для защиты от жара углей. Поверх серой рубахи с закатанными рукавами и темных штанов на нём был одет кожаный, весь исцарапанный и запятнанный темными разводами фартук.
   Он остановился у входа и вопросительно уставился на темную фигуру.
   - Можешь начинать. - Лаконично ответила она.
   Палач кивнул и двинулся ко мне. А в темном углу зажглась свеча, потом еще одна и еще, пока их не стало ровно пять. Они осветили стол, на котором лежала кипа чистых листов и стояла чернильница с палочкой для письма. Вместе со столом они осветили и фигуру, которая оказалась среднего возраста мужчиной с неприметной внешностью и пустыми серыми глазами. Из одежды удалось рассмотреть на нем только серый плащ, который закрывал все остальное кроме рук. Они высовывались через прорези в нём и были облачены в рукава серой рубашки. Никаких знаков или вышитых вязей на нем не было, только на манжете одного из рукавов я смог заметить уже один раз виденное мной изображение-эмблему - ворон, клюющий змею...
   - Итак, приступим. - Произнес он. - Картак по имени Дим, это ты?
   Я не знал что отвечать, из головы вылетело практически все, во рту была пустыня, и язык по ней еле ворочался. А еще я не знал, кто такой картак и боялся ошибиться с ответом.
   На мое молчание дознаватель просто кивнул. А затем на меня вылился кувшин холодной воды. Это палач незаметно подкрался и плесканул его мне на голову.
   - Повторяю вопрос. Картак по имени Дим, это ты?
   - Я Дим. Только не к... ка-артак... - Хватая воздух ртом, как рыба, выдавил я из себя. Сейчас ко мне пришло понимание, что на вопросы лучше отвечать, иначе живым отсюда можно не выйти.
   Помнится, разговор с Ярдом перед моим уходом из трактира натолкнул меня на мысль, что надо бы придумать более подробную и правдоподобную историю моего здесь бытия, ведь тогда не получилось внятно объяснить старику откуда я, зачем иду на восток и все остальное. По дороге в Гашет мне подумалось, а вдруг попаду в такую ситуацию, где отмолчаться не получится и нужно будет что-то рассказать? И это что-то должно быть правдоподобно, причём настолько, чтобы сильно не солгав, можно было скрыть настоящую историю. Ведь неизвестно, как отнесутся здесь к пришельцу, обладающему непонятными способностями и магомеханическими устройствами.
   Именно в пути я сочинил более-менее пристойную байку. Она была проста: жил с отцом на западе, в лесах у Костяных гор. Матери не знал, в людском обществе практически не бывал. Когда отца не стало, пришлось уходить, потому что одному оказалось сложно выживать. Тем более я молод и мне очень не хватало общения. Меч (клинок бастов) стал наследством умершего отца. Откуда он у него был, отец не рассказывал, а я и не спрашивал. Попав в обжитые земли, столкнулся со свинством и невежеством людей, поэтому старался продвигаться по стране незаметно, в основном по лесам. Именно поэтому не попал ни к кому в рабство и не преступил законов. О комбезе и переводчике естественно рассказывать не собирался, поэтому в легенде они не фигурировали, как и Мэр-ро, потому что таких зверей люди не приручали. Они их боялись и убивали, если могли. Шел я на восток, так как знал из рассказа отца, что далеко-далеко есть страна, где нет рабства. Вот и все.
   Эту легенду с дополнительными деталями для правдоподобности я и рассказывал дознавателю. Мне конечно не верили на слово и поэтому били, топили, прижигали, заламывали и даже резали. Правда без серьезных увечий. Но очень больно... И я прекрасно понимал, что отступать от легенды нельзя, иначе порежут, прижгут и поломают гораздо сильнее, выясняя истину.
   Среди всего ужаса, что творился тут этой ночью, у меня даже вышло получить ценную информацию. Она запомнилась мне на всю жизнь, вместе с той болью, что сопровождала меня каждую секунду. Так я узнал, что являюсь картаком... да и вообще кто такие картаки на самом деле. Есть среди разумных маги, а есть простые смертные, не обладающие силой. Но еще есть небольшая прослойка между ними, так называемые недоразвитые маги - картаки.
   Ближе всего по смыслу это слово можно было перевести как инвалид, только в магическом смысле. И из-за своей особенности получалось, что находились картаки между молотом и наковальней. Для магов это были калеки, недоразвитые ублюдки, а у простых людей к ним сложилось отношение, как у русских к ментам, вроде и человек, но в то же время скотина. Если удавалось (главное слово "если"), картаки шли на воинскую службу, потому что там они ценились как сильная боевая единица, ведь кроме мага только они могли сражаться рунным оружием. Но чаще всего их ждало рабство.
   Особенность картака в том, что он имеет способность накапливать магическую энергию, как обычный маг, но вот использовать ее - нет, только при помощи костылей-артефактов. А ходячая батарейка, которая будет всегда при тебе, постоянно восполняющая свой резерв - это отличное подспорье для мага. Пусть и есть неодушевленные аналоги "батарейки", но они не умеют так защищать хозяина, как раб, жизнь которого зависит от жизни владельца ошейника.
   Для картака у людей существовало три пути: армия и относительно свободная жизнь; рабство у мага и работа охранником-батарейкой; рабство при королевском дворе, где охрана короля комплектовалась из картаков и магов (третий вариант от второго мало чем отличался). Быть свободным гражданином у таких магоинвалидов шансов практически не оставалось. Некоторым богатеям закон не писан, и если им захотелось заиметь "батарейку на ножках", то они ее приобретали, не взирая на твое мнение. Остановить их могла только сильная структура, например такая, как войска.
   Почему за картаками велась такая охота? Они были редкостью. Соотношение владеющих силой было примерно таким: тысяча магов на одного картака. Причем среди картаков тоже были какие-то уникальные, еще более редкие кадры, обладающие способностью "берсерк".
   А теперь представьте богатых и влиятельных магов. И помашите перед их носом магической редкостью. Что потом произойдет? Вот именно...
   Большинство истязаний и побоев мне досталось из-за неверия дознавателя о том, что я не знал про свою способность. Треть досталась за утверждение, что у меня нет хозяина, ведь дознаватель знал местные реалии и был немало удивлен моему заявлению. И остальное мне досталось за клинок бастов и непонятную мне способность, которую дознаватель называл "берсерк". Видимо он имел в виду мое состояние, когда на глаза падала кровавая пелена, а сила начинала бить через край.
   Наверно только мое упрямство и непонимание это ли он имеет в виду или нет, позволило мне сохранить такую мою особенность втайне. Похоже, я уникальнейший картак, причем мои мучители даже не подозревали насколько. Хотя нет, вру, подозревали и поэтому допрашивали. Но так и не узнали всей правды...
   Затем, после допроса, меня принесли в мою камеру. Этого у меня уже не осталось в памяти. Последнее, что запомнилось - как палач прижигает мне ногу раскаленным железом, а затем спасительная темнота. Видимо организм слишком сильно перенапрягся и не перенес еще одну дозу мучений.
   Проснулся я от ощущения ноющей боли. Меня кто-то гладил... или натирал. Когда получилось открыть глаза, то я смог рассмотреть лекаря Жани, который сидел на стульчике возле моего лежака, весь обставленный бутылями и горшочками. Вокруг валялась куча тряпок вымазанных в крови, а на коленях у него находился моток с еще чистыми.
   Он отрывал лоскут от этого мотка, смачивал чем-то резко пахнущим, затем макал тряпку в один из горшочков и начинал протирать мое тело. Ощущения от этого были очень неприятными, особенно когда он проходился по порезам или ожогам. От этого я стонал и пытался отползти куда-нибудь подальше. Жани такие попытки пресекал, требуя, чтобы я лежал тихо и не шевелился, пока он не промоет раны и не наложит заживляющую мазь с повязками.
   Мне было настолько хреново, что в промежутки, когда он смачивал новую тряпку, я погружался в полудрему и снова просыпался от его прикосновений. Так продолжалось некоторое время, пока измученный организм не перестал чувствовать что-либо вообще, кроме сильного истощения. Только тогда мне удалось снова погрузиться в тяжелый, вязкий полубред-полусон.
   Следующее пробуждение произошло, когда мне принесли еду и воду. Лекарь все еще был здесь, готовил мазь и повязки. Он-то и заставил меня поесть и утолить жажду, потому что сам бы я этого сделать не смог, да и не лез мне кусок в горло.... без посторонней помощи.
   Затем еще несколько коротких мгновений сна без ощущения боли, после которых пришла пора вставать, иначе наложить повязки было невозможно. К утру я частично стал напоминать мумию, весь в бинтах и "забальзамированный". Теперь лекарь, не спавший всю ночь, обрабатывал чем-то мое лицо, которое украшали синяки, разбитые губы и похоже сломанный нос.
   - Терпи, терпи парень. - Причитал он, смазывая очередной синяк. - К вечеру будешь как новый.
   - Шутишь, старик? Как я могу быть новым после этого? - Проскрипел я сорванным голосом.
   - Зря не веришь. От меня уходят либо здоровые люди, либо не уходят совсем... ну ты понял. Единственное, с чем не могут справиться мои руки и ум - это магические болезни. Дара нет у меня.
   - Люди-то может уходят. И я наверно уйду, но уж точно не к вечеру.
   - Тебе сегодня положено усиленное питание. Будешь есть - будут силы. А будут силы, то мои мази прекрасно справятся со всем до вечера, вот увидишь. - Убедительно произнес старик. - Ох-хо-хо, что же они тебя так. Отпирался наверно?
   - Нет, не отпирался... Они не поверили, что не знал о своих способностях, и что у меня нет хозяина. Да и за отцовский клинок досталось.
   - Дык как ты не мог знать-то про свои способности?
   - Жани! Глянь на меня. Я в лесу всю жизнь жил. Кто мне это мог рассказать?
   - А родители? Ты не смотри, мне доклады после твоего допроса на стол не клали. Я к ним отношения не имею, поэтому и спрашиваю. Но если не хочешь - не отвечай.
   - Нету в этом мире у меня родителей... - Проскрипел я. - Мать не помню, только отца. Он мало рассказывал, в основном как выживать. Про людей тоже говорил неохотно, сволочами всех называл. Теперь я его понимаю... В один прекрасный день он ушел на охоту без меня и больше не вернулся. Не знаю, что с ним случилось, задрал ли зверь, или я так надоел, что он убежал. Это тайна для меня по сей день. Я искал его, обошел все знакомые места, старался быстрее вернуться домой, вдруг он лежит там раненый и ему нужна помощь... Встречали меня только пустые стены. Поиски ничего не дали, и я просто ждал, год, два... А потом не выдержал и ушел. Теперь я здесь, побитый и замученный.
   - Кхм... Печальная история... - Немного смущенно произнес старик.
   - За клинок мне досталось, потому что я не знаю, откуда он у отца. Когда уходил из дома, я перерыл все вещи, в том числе и отцовские. Среди них-то и нашел клинок. О том, что он принадлежит каким-то бастам, понятия не имел. Но мне не поверили... Жани, сегодня ночью меня снова будут пытать?
   - Нет. Ты отправишься в тренировочный лагерь.
   - Почему? Я же ничего не сделал.
   - Не в этом дело. Сейчас об этом не говорят, но слухи наверху ходят, - ткнул он пальцем в потолок, - что в Мазэмо неспокойно, и начинается подготовка к военным действиям. Пока не ясно, против кого собираются силы, но наш король решил подстраховаться. Идет набор. Можно, конечно, откупиться или выставить раба за себя, но у тебя нет таких денег, да и раба думаю тоже. Тем более ты картак, поэтому так просто тебя не отпустят. Был бы шанс, если бы у тебя был серьезный покровитель, да и то очень малый. Такие, как ты, очень сильно требуются в войсках. Но большинство картаков служат либо при короле, либо спрятаны богатеями в подвалах, ведь толстосумы прекрасно знают, что их могут лишить такой прекрасной "игрушки". Так что тебя, свободного во всех смыслах, без боя не отдадут никому. Ты зря беспокоишься, поверь, для картака войска это неплохая альтернатива. Останься ты свободен и в один прекрасный день кто-нибудь из магов все равно нацепил бы на тебя ошейник. А у них служить, скажу я тебе, очень тяжко.
   - Понятно... - Задумчиво протянул я. - Наверно ты прав.
   На самом деле я думал о другом. О том, что военная подготовка здесь будет не лишней, ведь я не умею драться и владеть холодным оружием, а в этом мире оно одно из основных. И попутно буду искать способы сбежать, не может быть "замок" без "ключика", и ошейник тоже должен как-то сниматься. Беспокоило другое - Мэр-ро остался один. И воображение уже тысячу раз нарисовало, как он бросится в город в поисках меня, и люди поднимут его на вилы. Или какой-нибудь маг распластает его тушу для опытов.
   Зараза! Что же такое "не везет" и как с этим бороться?..
  
   Агентия. Западная провинция. Гашет. Городская управа. Вечер...
  
   Кормили меня в этот день усиленно, как и обещал лекарь, буквально через каждые два-три часа. Но сытости почему-то я не чувствовал, только сильный зуд под повязками. К полудню мое самочувствие улучшилось, у меня даже получилось самому встать и добраться до ведра, где я справил нужду.
   Несколько раз приходил Жани, проверял повязки, подмазывал раны мазью, удовлетворенно кивал и уходил. К вечеру, когда он пришел последний раз перед моей отправкой, сняли повязки. От зуда под ними ноющая боль почти не чувствовалась, поэтому я не поверил своим глазам, когда вместо ран на теле остались белесые пятна новой кожи и уже вполне зажившие шрамы. Чувствовал я себя к тому моменту не сказать, что хорошо, но той боли и усталости, как утром, у меня не было. А такой вид под повязками вообще не укладывался в голове.
   Я удивленно взглянул на лекаря. Тот хмыкнул, мол "Я же тебе говорил" и повел меня куда-то по коридорам. Честно, ожидал чего угодно, даже того, что меня опять будут пытать. Но через некоторое время мы оказались на заднем дворе, где светило вечернее солнце. Он был практически пуст, только несколько бочек с водой стояло у деревянного забора.
   Тут мне позволили вымыться (все кроме шеи) и принесли одежду, мою старую. К тому моменту, как я выкупался и оделся, во двор через ворота заехала пара всадников. Окольчуженные, в шлемах и со щитами. На поясе у них покоились меч и свернутый хлыст, а на верховых животных, чуть позади всадников, были смотанные рулоны ткани.
   - Иди за мной. - Махнул один из них рукой и, развернув животное, поехал наружу.
   Я послушно отправился вслед за ним, выходя на узкую улочку. Второй всадник пристроился за мной и последним выехал со двора. Ворота закрылись, оставив за забором смотрящего мне в след лекаря. Вот и все, теперь в лагерь.
   Прошли мы совсем немного, до более широкой улицы, где за поворотом стояли еще два всадника и цепочка таких же, как я, "окольцованных" ребят.
   - Становись в строй. - Сказал ехавший за мной всадник.
   Я пристроился в конец колонны, после чего всадники распределились вокруг нее, и прозвучала команда "шагом марш". Всего в отряде было десять человек, включая меня, и четверо всадников. Так мы выехали на более оживленную улицу, а затем вообще на проспект, где сновало много людей и повозок.
   Да, вот теперь мне удалось хорошенько рассмотреть Гашет. Он был чище и гораздо красивее Бистата. Высота домов достигала пяти этажей, это были целые усадьбы с лужайками перед домом и задним двором. Вокруг домов частенько встречались декоративные кусты и клумбы, иногда там росли даже небольшие деревца, дорожки были вымощены камнем, как и сама улица. Заборов практически не было, но никто из прохожих даже не думал наступать на лужайки, все ходили только по дороге. Сами дома были очень красивыми, по архитектуре чем-то напоминали готическую, такие же вытянутые, с острыми шпилями, расписанные замысловатыми узорами.
   Один раз мы вышли на площадь, где я, не поверив своим глазам, уставился на фонтан. Да, тут был настоящий фонтан. Круглая площадь была почти пуста, только прохожие струйками переходили с одной улицы на другую. Потом была еще одна площадь, только без фонтанов, а затем и множество других улиц. Мы выехали практически с самого центра. По мере того как мы продвигались, дома становились ниже, сначала в четыре этажа, потом в три, в два, и совсем одноэтажные. Убранство лужаек, как и они сами, становилось беднее, а затем и вовсе пропадали, сменившись легкими матерчатыми прилавками и навесами. Росписи с домов практически исчезли, как и красивая архитектура. Дома становились серыми и грубыми, чистый функционал - говорил их внешний вид.
   Чем дальше мы удалялись от центра, тем более заметными становились изменения. Скорее это были уже ремесленные районы, а там черт его знает, кто живет в узких улочка, разрезающих монолитную стену домов. Судя по тому, что улица, по которой мы шли, была достаточно широкой, она вела к воротам. И именно поэтому она была относительно чистой. В улочках, которые примыкали к ней, глаз иногда выхватывал хлам и мусор, разбросанный на земле, и даже бегающих крыс довелось пару раз увидеть. Эти твари наверно во всех мирах имеются, как и тараканы...
   Улица действительно привела к воротам, а затем к мосту через ров. Блин, издалека мне казалось, что стены у города не настолько большие. Но когда я проходил через ворота, то складывалось впечатление, что прохожу тоннель через гору. Стены были очень массивные, толщиной в пару десятков метров, не меньше. Арка ворот тоже была очень большой, по ширине здесь проехал бы КАМАЗ, а в высоту поместились бы все два. Даже не представляю, как строили такую громаду.
   Солнце уже клонилось к закату, когда мы отошли от города на несколько километров. Людей на дороге становилось все меньше и меньше. Наш отряд продвигался молча, даже удивительно, что никто не произнес ни слова, в том числе и конвоиры.
   Так мы шагали, пока солнце не село. Судя по его местоположению, мы двигались на восток, куда в принципе мне и надо было. Конвоиры остановились у небольшой рощи, среди которой оказалась поляна со старым кострищем, и приказали разбить лагерь, скинув рулоны с тканью на землю. Мы подошли и каждый выбрал себе рулон из кучи. Это были наши походные лежанки и одеяла, так сказать, два в одном. Двоих отрядили собирать дрова, еще двоих отправили за водой, тут вроде метрах в тридцати ручей должен течь. Так же назначили кашевара и выдали ему крупу с котелком, сказав дожидаться дров и воды.
   Странное дело, но мне казалось, что людей нельзя выпускать из виду, ведь они просто убегут. Правда это оказалось только моими мыслями, другие наверно знали что-то особенное про ошейники, поэтому убегать не пытались. То, что они не шутка, вскоре убедился и я.
   Щуплый парень, который устраивался "на отшибе" нашего лагеря, внезапно решил куда-то отойти, то ли нужду справить, то ли еще за чем. И один из конвоиров это увидел. Парню не повезло - этот конвоир оказался обладателем привязки ошейников. Бронированная латной перчаткой рука поднялась в направлении уходящего в кусты парня и стала сжиматься в кулак. Было такое ощущение, что страж сжимает невидимый эспандер.
   Парень, не дойдя до кустов, будто споткнулся, а потом схватился руками за горло. Я думал, что он сейчас умрет, ведь Жани предупреждал, что руками ошейник лучше не трогать, но этого не случилось, парень просто захрипел и начал оседать.
   Страж же в это время начал действовать двумя руками. Он ими перебирал в воздухе, словно тянул на себя трос. И хрипящего парня потянуло к нему, как будто кто-то схватил его за шиворот. Эта сцена привлекла всеобщее внимание, и мы вместе с остальными стражами стояли и наблюдали эту картину в полном молчании. Я просто обалдевал от увиденного. Да, магия и все такое, меня даже ей разок приголубили, даже призрака довелось увидеть... Но это все было так, с родни нашим технологиям, которые для людей девятнадцатого века показались бы магией. А вот такое воплощение неизвестной силы от простого человека пугало, пробирало аж до печенки.
   Хрипящего парня притянуло к конвоиру на расстояние пары метров. Затем страж встряхнул рукой, будто избавляясь от капель воды, и парень свалился на землю, хрипя и жадно глотая воздух. Когда он отдышался и встал, страж снова воздел руку, словно взял парня за горло, и тот замер на месте, вытянувшись вверх всем телом и став на носочки, будто его за голову пытаются поднять над землей.
   - Куда ты собрался? - Спокойным голосом произнес страж.
   - В... т-туалет. - Просипел парень.
   - Слушай сюда. - Конвоир приподнял руку еще выше, отчего парень засучил ногами, которые практически оторвались от земли. - И все остальные тоже! - Крикнул он, оглядев всех вокруг. - Вы здесь никто, вы грязь на моем сапоге! А так как сапог мой и подчиняется он мне, то и грязь на нём подчиняется тоже мне! С этого момента вы все делаете только по команде или с разрешения! Спать - с разрешения, срать - с разрешения, есть - с разрешения, даже дышать только с разрешения! Всем понятно??!!!
   Подвешенный в воздухе парень попытался что-то сказать, но не смог, его лицо приобрело цвет помидора, а глаза чуть ли не выкатывались из орбит. Все остальные со страхом в душе смотрели на стража и боялись промолвить слово.
   - Не слышу!!! - Проревел он.
   - Да. Понятно. С разрешения... - Прозвучал нестройный гул голосов.
   - Теперь всем жрать и спать! Рано утром выдвигаемся! - Он опустил руку, и парень второй раз распластался на земле, хватая воздух ртом. - Срать будете под себя! Любой, кто без приказа уйдет с поляны, лишится головы!
   Дальнейшее происходило в полном молчании. Кашевар приготовил еду, самую наверно дерьмовую, которую я ел на свете. Скрипя и кряхтя, все поели ее, с ненавистью глядя на стражей, которые жрали мясо и пили что-то алкогольное из своих запасов. Потом все завернулись в куцые грязные тряпки, которые мне раньше казались нормальными, когда были свернутыми в рулоны, и постарались заснуть. Получалось это плохо, земля была отнюдь не кроватью, да еще здорово холодила. Так что наш сон можно было назвать дремой, наполненной зубной "дробью" и затекшими конечностями.
   Утром все были измученными и невыспавшимися. Но нас никто не спрашивал, хотим мы идти или нет, просто скомандовали "вперед!" и все пошли, нагрузившись своими походными "кроватями". Не повезло кашевару, ему пришлось тащить на себе помимо одеяла еще и котелок, который был не таким уж и маленьким, а судя по его лицу, то и весил тоже не мало.
   Мы так же шли на восток, без привалов и остановок. Завтрака и обеда у нас не предвиделось, похоже прием пищи намечается только вечером... Такая обстановка не могла не сказаться на выносливости отряда и к полудню, когда солнце начало немилосердно жарить, один из парней где-то в середине строя начал ворчать. Сначала тихо, почти незаметно, но споткнувшись, выругался в полный голос.
   Тут же раздался свист и "ворчун" свалился на землю, обхватив лицо руками. Никто практически не заметил, из-за чего это произошло, только подъехавший страж, скручивающий и вешающий хлыст обратно на пояс, немного прояснил ситуацию.
   - Разговоры запрещены! Ты понял? - Обратился он к лежащему парню. - Встать!!! - Заорал он.
   Парень медленно поднялся, не убирая одной руки от лица. Ей он закрывал щеку и губы, похоже именно туда прилетел хлыст.
   - Ты меня понял??!!! - Снова спросил страж.
   Парень кивнул, отчего из-под его ладоней вытекла пара струек крови.
   - Вперед! - Дал команду страж и вернулся на свою позицию.
   Строй тронулся, зашаркали по земле босые ноги, втаптывая капельки крови в пыль, которые падали на нее, словно песчинки в часах, отсчитывающих наше время.
  

Глава одиннадцатая

Раб военнообязанный

  
   Полковник:
   - Что должен сделать солдат в первую очередь?
   Кто-то из строя:
   - Умереть за свою родину!
   Полковник:
   - Неправильно! Он должен сделать так, чтобы враг умер за свою!
  
   Агентия. На границе западной и центральной провинций. Тренировочный лагерь. Сто сорок четвертый день от прибытия...
  
   Двадцатый день как я в лагере. Небо только начало сереть, все уже спят, только мне не спится. Лежу на койке и смотрю в потолок, предаваясь воспоминаниям...
   Лагерь стал нашим персональным адом. Здесь нас не считали за людей, гоняли за любую оплошность. Причем наказание выражалось в получении порции плетей, после которых ты неминуемо попадаешь к местному лекарю. Прян Горький - так его здесь звали. Он заслуживал свое прозвище, его микстуры и мази были еще одним способом довести нас до белого каления. Он выглядел сущим коновалом, который казалось даже не знал такого понятия как обезболивающее. Так что его боялись не меньше, чем плетей.
   Первым, кто к нам пришел в халупу, когда конвоиры нас оставили, был местный прапор (это я его прапором окрестил) по имени Дель Злобный. Мать его за ногу, как оказались правы те, кто его так окрестил! Дель был назначен нашим инструктором на первое время, пока не прибудет прямой начальник деста - некий дэй Коло.
   Его тренировки были скорее пытками, чем являлись упражнениями. Он буквально старался втоптать нас в грязь. К работе с оружием нас совершенно не допускали, в то время как все остальные отряды, которые были в лагере, проходили нормальные курсы боевки. И это напрягало еще сильнее. Мне казалось, что нас готовят таскать припасы в пути и трупы на поле, потому что, кроме как бегать с тяжеленным мешком, прыгать и ползать, нас ничему не учили. Нас подвязывали на всю грязную работу, будь то наряды по кухне или извлечение "золота", как здесь говорили, из выгребной ямы.
   И это еще не все. Дель активно поощрял всех, кто задирал нас, бил и отбирал паек. Это оказывалось самым невыносимым. Кормили всего два раза в день, и когда ты к вечеру приползаешь на карачках в столовку, трясущимися от усталости и боли руками пытаешься донести ко рту ложку, тебе в лицо прилетает чья-то нога. А затем, когда ты скулящий валяешься на полу и зажимаешь "фонтан" из носа, у тебя забирают еду... Ты ничего, просто НИЧЕГО не можешь им сделать, потому что у тебя висит этот ЧЕРТОВ ОШЕЙНИК!!!
   В побоях и унижениях под страхом смерти от ошейника прошло полмесяца. За это время мы так толком и не познакомились друг с другом, на это практически не оставалось времени. Днем нам не разрешали болтать, щелкая хлыстом у самого уха, а ночью все приползали и падали на свои лежаки, засыпая мертвым сном.
   Но сегодня все изменилось...
   День начался как обычно, с приема пищи и изнурительных забегов. Ничего не предвещало перемен. И вот, когда время уже близилось к ужину, а мы с мешками перепрыгивали через деревянные преграды, один из парней споткнулся и упал. Тот самый щуплый, которого таскал за ошейник конвоир на привале.
   Разъяренный Дель подскочил к нему и начал пинать, заставляя парня продолжить забег. Тот, пытаясь увернуться от пинков, встал и прыгнул через перекладину. Но в полете его догнал сапог Деля и парень грохнулся всем телом на деревяшку, а мешок приземлившись сверху, добавив импульса. Перекладина треснула, складываясь пополам и позволяя парню вместе с мешком уткнуться в землю. Стоящий рядом Дель как-то замер и затрясся, а потом мы увидели, что часть деревяшки, отскочив, воткнулась ему в подбородок. Медленно из его рта стала вытекать струйка крови, а сам он начал заваливаться на бок.
   Мы дружно наклали "кирпичей" в штаны, потому что уже знали, если умрет обладатель привязки - рабу тоже не жить. Несколько мгновений все стояли в оцепенении, ожидая удушья. Но ничего не происходило. Меня отпустило первого:
   "Если мы живы, то Дель тоже" - Подумал я и метнулся к нему, отбросив в сторону мешок. Нужно было проверить пульс. И он присутствовал, когда я схватил прапора за запястье и прощупал его.
   - Бегом несем к Пряну. Он пока жив. - Крикнул я остальным.
   Мы дружно приподняли прапора и аккуратно оттащили к лекарю. На вопрос Пряна - что случилось - ответили, мол Дель нечаянно упал и пробил себе подбородок. Как потом оказалось, он пробил себе и язык, из-за чего дня два не сможет нормально разговаривать (счастье нашим ушам!!!). Но не суть...
   В этот день мы пришли на ужин раньше и без прапора. Какое же было блаженство, когда тебе дают горячую кашу и травяной настой, а не остывшую бурду с ботвой от чая. Все было просто великолепно, пока один из новобранцев (а тут почти весь лагерь состоял из них) не прицепился опять-таки к тому щуплому парню.
   Он подошел и что-то сказал ему, на что щуплый просто отрицательно помахал головой и постарался притянуть к себе чашку с кашей. Новобранец резко надвинулся на него и схватил за грудки, что-то шипя в лицо. Я был почти на другом конце стола, поэтому не расслышал, что тот требовал, но терпеть больше не собирался. Пусть меня хоть расстреляют, задолбало уже!
   Схватив кружку с горячим травяным настоем, я подошел сзади к этому "питуху" и хлопнулего по плечу.
   - Чего надо?! - Обернувшись, выплюнул он мне в лицо.
   - Угостить хочу. - Ответил я, плеснув ему в рожу кипятком.
   - А-А-А-А!!!! - Схватился он за ошпаренную морду, выпуская щуплого из захвата.
   Видя это дело, из-за столов повыскакивали ребята из его подразделения.
   "3.14дец!" - Подумал я, а вслух своим сказал. - Бегите парни.
   К этому моменту злоба во мне так сильно клокотала, что красная пелена застилала взор. И вся несущаяся на меня толпа не внушала мне ни грамма страха.
   Мои парни спешно покидали столовую, унося кто что успел схватить со стола. Я, не дожидаясь пока все убегут, схватил лавку прямо из-под жоп отстающих и зашвырнул ее в первую волну бегущих на меня вояк.
   - Страйк, твою мать! - Закричал я, пятясь задом.
   Пока кто-то барахтался, пытаясь скинуть с себя лавку и товарищей, другие спешно обходили кучу малу и летели ко мне. Отходя, я уперся в стойку выдачи чая и выхватил черпак из рук обалдевшего от происходящего повара.
   - Клиника пластической хирургии открыта! Первый пошел! - Размахнулся я неожиданным оружием. От удара паломником самого шустрого преследователя отбросило назад. - Полет нормальный. Второй пошел!
   А дальше понеслась, второй получил черпаком в живот и коленом в морду, следующие за ним двое ребяток споткнулись об скрючившегося товарища и получили ногой по затылку. Передо мной начал расти бруствер.
   - Подходи! Налетай! Пока горячее! - В толпу полетел чан с кипящим настоем.
   Сквозь гневные вопли послышался вой ошпаренных. К побитым добавлялось все больше и больше "тел", но и целых нападающих почему-то прибывало. Краем глаза я успел заметить, что, привлеченные шумом, в двери стали забегать и подключаться к общему веселью другие вояки, пытаясь достать меня из-за шевелящейся баррикады. Я отмахивался черпаком и опустевшей кастрюлей. Зубы и кровища из разбитых морд разлеталась по столовой как конфетти. Но вскоре меня просто зажали в угол, и пришлось туго. Нападающие в долгу не остались и тоже похватали различные орудия труда, чем и пытались меня достать.
   Поначалу напор был настолько сильный, что я подумал всё, конец мне. Но чем дальше, тем больше он начал ослабевать. И вот сквозь толпу нападающих замечаю, как в тыл "вражине" несутся ребятки из моего отряда. Кто-то с метлой в руках, кто-то с чашками, кто-то вообще с ведром, которым чистят выгребную яму... В общем, подмога подоспела как раз вовремя.
   Правда это нас все равно не спасло, нападающих было чересчур много, даже моего "запала" на всех не хватило. Нас по одному начали валять и хорошенечко воздавать по заслугам. Не знаю, может быть нас и забили бы до смерти, если б в какой-то момент шум не перекрыл громоподобный голос:
   - Прекратить, сучьи дети!!!
   Это был начальник лагеря Гогор. Все его узнавали только за одну фразу "сучьи дети". Мордобой мгновенно прекратился, и уцелевшие стали потихонечку приобретать вертикальное положение, попутно собирая рассыпанные по полу зубы.
   - Вы бл? совсем уху ели???!!! Что за 3.14допляски вы тут устроили?!!! А ну бегом на улицу! БЫСТРО ПОСТРОИТЬСЯ!!!
   Когда все выползли на улицу, вытащив бесчувственных товарищей, и выстроились в шеренги, на улице появился Гогор с красной от гнева мордой и торчащими вверх усами, словно вздыбленный хвост у кошки.
   - Мне насрать, кто из вас, сучьи дети, это устроил! Всем по двадцать плетей! - Он остановился и осмотрел строй "инвалидов". - Завтра... - Добавил он. - А сейчас все к Пряну и в койки! Увижу кого после захода - голову сниму! Ясно?!
   - Так точно! - Гаркнул строй и потянулся в сторону местной санчасти.
   В моем отряде потерь было много. На ногах передвигались только трое. И что удивительно, одним из троих был я, а вот вторым тот щуплый парень, из-за которого все началось. Третьим был здоровенный бугай, которого я про себя окрестил Ворчуном. Это тот самый, которому конвоир зарядил хлыстом по губам во время перехода. Остальные были в разной степени "разбитости", кто-то ковылял поддерживаемый под руку, кого-то тащили волоком, некоторые даже сами ползли на карачках к Пряну.
   Ох и оторвался лекарь на нас. Нет, он сильно не ругался, просто ворчал потихоньку. Но то, как он вправлял сломанные кости и вывихнутые суставы, было похоже на обратный процесс. А его до блевотины противные снадобья и мази, казалось были еще ужаснее в этот вечер.
   Ко всем прелестям местной больнички добавлялся и еще один ужас. Там у пряна лежал на койке наш "безмолвный" прапор и бешенными глазами наблюдал за всей этой процессией. В его взгляде читались все муки ада, которые он собирался предоставить нам после своего выздоровления.
   Ночью, когда все разлеглись спать, ко мне подошел щуплый.
   - Это... Спасибо, что заступился. - Произнес он. - Меня Дежи зовут.
   - Не за что. Меня Дим, будем знакомы.
   - Ага... Ты это, если что обращайся, я не забываю тех, кто мне помог.
   - Да ладно тебе, я же видел, как все потом мне на выручку пришли. А? Правда ребята? Хорошо мы им сегодня зубы пересчитали?
   - Да! А то! Хо-хо! - Нестройный радостный гул раздался с соседних кроватей.
   - А как ты их черпаком и кастрюлей, а! Вот это было мощно! - Выдал парень с соседней койки.
   - Да, точно! - Вторили ему. - Видали, как после удара у них зубы разлетались?
   - Там не только зубы, там носы в сторону смотреть начинали! Ха-ха!
   - Ну ты молодчина!
   - Где ты такому научился?
   И еще куча различных веселых возгласов.
   - Все парни, хорош. Не забыли, нас завтра ждут плети. Давайте выспимся хоть нормально, пока Дель не выздоровел. - Прервал я бурное веселье.
   - Да... Точно... Надо пользоваться моментом... - Начали успокаиваться ребята.
  
   На утро...
  
   Как бы не хотелось нашему прапору воткнуть нам в задницы раскаленный штырь, его мечта на следующий день так и не сбылась. Утром, после получения плетей и очередного похода к лекарю, нас (меня и мой отряд) выстроили перед казармами и сказали ждать.
   Лагерь представлял собой квадрат частокола размерами кэ-мэ на кэ-мэ с деревянными вышками на углах. Внутри было два ряда жилых построек справа и слева от "проезжей части", за которыми угадывались различные тренировочные площадки, снаряды и хозяйственные постройки. Заканчивались жилые постройки примерно в середине лагеря, остальную часть занимал местный плац, в конце которого находились вторые ворота. Охранялось все это дюжими ребятами по двое у каждых ворот и по одному на вышке. Так же несколько курсировало по самому лагерю, отдыхая или подготавливаясь к патрулям. Помимо охраны тут было много люда, в лагере царила своя атмосфера, так сказать военная суета. Раздавались отрывистые команды, выдвигались отряды за частокол или наоборот вовнутрь, сновал обслуживающий персонал.
   Наша казарма оказалась самой крайней в ряду жилых построек, небольшое помещение с десятком коек и полный аскетизм. Поэтому сейчас мы наблюдали ровные шеренги новобранцев, которые вышагивали по плацу и выходили за ворота.
   Через полчаса нарисовался какой-то лысый дядька лет пятидесяти с усами и в броне. Красивая у него была защита, блестящая на солнце кольчуга выдавала недешевую ковку, а наплечники, поножи и наручи были украшены зелеными вставками. Плащ, который развевался на легком ветру за его спиной был украшен серебристой нитью и замысловатым рисунком, правда я толком не смог рассмотреть, что же там вышито.
   Морда у него какая-то недобрая была, особенно мрачно смотрелся шрам, пересекающий правую бровь и щеку. У них тут мода что ли такая? Диан одноглазый на левый глаз, этот тоже поцарапанный. Лучше бы татуировку на лбу себе сделали...
   - Наконец-то! - Гаркнул он. - Вы додумались постоять за товарища. Еще бы неделя и я задушил бы вас собственными руками. Но слава богам этого не произошло. Кто первый начал драку?
   Все как-то заозирались вокруг, кто-то мельком бросал на меня сочувственные взгляды. А мне ничего не оставалось делать, как выйти из строя, потому что за меня вряд ли кто-то будет отвечать. Да и сам считал, что раз накуролесил, то должен и получить.
   - Картак Дим! - Выкрикнул я, делая шаг вперед.
   - Картак Дежи! - Одновременно со мной сделал то же самое щуплый.
   Мы взглянули друг на друга. Я удивленно, а он со смешинкой в глазах. Ай да шельма! Но не успели мы обменяться взглядами, как тут же зазвучали другие голоса.
   - Картак Кёрн! - Ворчун вышел из строя....
   - Картак Олл!...
   - Картак Линь!...
   - Картак Морт!...
   - Картак Йитар!...
   - Картак Тан!...
   - Картак Бе?да!...
   - Картак Нэзик!...
   Все парни сделали шаг вперед.
   - Хэх... - Хмыкнул усач. - Надо же. Поздравляю, вы прошли моё первое испытание! Теперь вас ждет исповедь Мамли! После неё вас ждут испытания на ловкость, силу и смекалку, вытачиванием и взращиванием которых будет заниматься мой помощник Герих! Затем, тех, кто пройдет все это (а пройдут все, говорил его вид, иначе хана), ожидает испытание рун! Этим вы будете заниматься под моим руководством. Зовут меня Коло, для вас - дэй Коло! Всем понятно?!
   - Так точно!
   - И еще, с этого дня за мордобой наказание усиливается. Замеченный будет бит палками. Если в процессе мордобоя один из участников умрет, второму тоже не жить. Все понятно?
   - Так точно!
   - Сейчас отправляетесь вон туда. - Указал он нам на приземистое строение, притулившееся в углу лагеря. - Там сейчас находится Герих. Он скажет, что вам делать дальше. Все, свободны.
   Мы пошли в указанном направлении. Возле неказистого приземистого здания околачивался худощавый мужчина с интересной прической а-ля "стояк молодого". Одет он был в простую одежду без брони. На первый взгляд этому дядьке было около сорока. Да и на второй тоже...
   - Меня зовут Герих. - Сказал он, когда мы подошли к нему. - Сейчас заходите по одному сюда. - Ткнул он пальцем в маленькое строение. - Первый вышел, второй зашел и так далее. Всем все понятно? Тогда первый вперед.
   Первым довелось быть мне. Я вошел в низкую дверь. Внутрь еле пробивался дневной свет, поэтому глаза с непривычки мало что рассмотрели. Когда проморгался, понял что нахожусь в чем-то наподобие часовни. Справа и слева на стенах были полки с маленькими чашами, из которых курился дымок, хотя запаха не чувствовалось. Тут были разложены вязанки каких-то трав по углам и под полками, а у противоположной от входа стены стоял маленький алтарь и странная фигурка на нем. Фигурка изображала четырехрукого человека с головой змеи, такой кобры с капюшоном. Она стояла на одном колене, в верхней паре рук держа мечи скрещенные над головой, а средними руками опираясь на щит, который был наполовину воткнут в землю.
   Я понимал, что это изображение одного из божеств, но вот какого... Может быть того самого Мамли? Созерцать мне его долго не дали. С шорохом из одного темного угла материализовался сгорбленный старичок в черном балахоне и свитком в руках.
   - Здравствуй отрок. - Поправляя полы балахона произнес он и подошел поближе. - Я духовный наставник воинов, жрец великого Мамли. Знаю, путь воина тяжел и требует поддержки. Отчасти такую поддержку дают прекрасные девы или крепкий напиток в компании товарищей. Я же помогаю им словом, мудрым советом или внемлю, ведь всем из нас иногда нужно поделиться тем грузом, который лежит на душе. Что гложет тебя, отрок? Говори, дальше этих стен твои слова не уйдут.
   - Только это, святой отец. - Ткнул я пальцем в ошейник, и только после этого осознал, что назвал жреца на манер американских священнослужителей.
   - Святой отец? Хм... Пусть будет так. - Немного удивленно протянул он. - Что ж, понимаю тебя, отрок. Это тяжело для многих, ты в этом не одинок. Но скажи, смог бы ты доверять носящему в себе силу? Представь - ты командуешь отрядом, идет бой и вдруг один из твоих солдат стал нападать на товарищей. Что бы ты делал?
   - Наверно постарался его нейтрализовать...
   - А если без магии это невозможно?
   - Даже не знаю. - Неуверенно замялся я. Ведь действительно, как можно простому человеку остановить того, кто хоть немного владеет магией? Тем более я не знаю ни её возможностей, ни как ей противостоять.
   - Именно поэтому вы носите поводки, отрок. Все это только для безопасности. Могу поведать тебе тайну... Только с одним условием, что ты её никому не расскажешь.
   - Обещаю не рассказывать. - Подобрался я. Возможно этот жрец прольёт свет на некоторые нюансы ношения ошейника, которые помогут его снять.
   - Поклянись именем Его, что не расскажешь военных секретов, одним из которых я и хочу с тобой поделиться, дабы успокоить твою душу. - Повел он рукой в сторону фигурки змее-человека.
   - Клянусь именем Мамли, что не выдам военной тайны. - Без задней мысли произнес я.
   - Клятва принята, Адиапе?ратос Ао?ратос принадлежащий Деметре. - Прошелестело со всех сторон сотней шипящих голосов.
   - Хрена се! - Вырвалось у меня. Волосы аж на жопе зашевелились. - Вы слышали? Это...
   - Глас божий. - Согласно кивнул жрец. - Его слышал только ты, отрок, ибо Он обращался к тебе.
   - Он назвал меня странным именем...
   - Не говори мне его, отрок. Он произнес твое истинное имя, данное тебе миром. В нем заключена сила и слабость. Плохие люди могут использовать его во вред, поэтому оно теперь твой личный военный секрет.
   - Кстати. - Вспомнил я про обещание жреца. - Вы хотели открыть мне некую тайну.
   - Открою, как не открыть. - Как-то лукаво посмотрел он на меня. Причем от того одухотворенного священнослужителя в нем не осталось и следа. Теперь он больше походил на пройдоху, который облапошил простака. - Ты поклялся хранить военные секреты, добровольно, и великий Мамли принял твою клятву. Без этого тебя убьёт свой же командир, если ты попадешь в плен. Никому не нужен воин, который под пытками может рассказать что угодно. После клятвы ты не сможешь рассказать врагу ничего, ни под пытками, ни по доброй воле, Мамли тебе не позволит. Вот такая тайна, которую нельзя разглашать даже твоим товарищам, которые еще не прошли исповедь. - Чуть нахмурив брови, добавил в голос стали жрец.
   Только теперь я осознал, что меня развели. Этот жрец оказался неплохим словоблудом и отчасти психологом. Так мастерски прикинуться одухотворенным верующим, старающимся тебе помочь, причем подводя тебя к нужному действу, это еще надо уметь.
   - Ну? Чего встал? Иди следующего зови. - Рявкнул жрец и опять скрылся в своем углу.
   Я вышел, а остальные стали заходить по одному в часовню. Мысли все еще крутились вокруг клятвы. Чем мне она грозит? Если на Земле все казалось сказкой и речи про ждущих тебя в аду чертей с кипящим котлом не воспринимались в принципе, то здесь, в магическом мире, слова клятвы вызывали здравое опасение за свою жизнь. И кстати, почему этот Мамли назвал меня таким странным именем? Что оно вообще значит?
   Пока размышлял над всем этим остальные ребята прошли обряд, и нас отправили получать амуницию. Кольчуги, шлемы, наручи, перчатки, поножи, щиты и даже плащ. Конечно для тренировок нам выдавали старье и не всем достались вещи нормального качества. Даже у меня кольчуга была ржавой и с дырками, да еще и на слона размером. Шлем выглядел, будто его пожевало стадо аллигаторов, а щит был треснувшим с надкусанными краями. Наверно в голодные годы испортили.
   - А можно мне другую кольчугу, а то эта здоровая для меня? - Спросил я у местного интенданта.
   - Тебе здесь что, лавка по пошиву что ли, или кузница? Бери что дали и вали нахрен отсюда! - Развопился он, как старая бабка.
   Я заскрипел зубами, с трудом сдерживаясь, чтобы не дать ему в морду. Останавливало меня только обещание от дэя Коло получить палок за драку. Хорошо хоть добрые люди потом подсказали, что когда приедет кузнец можно будет кольчугу подогнать. Пока правда придется так носить.
   - Так, все нарядились, красавицы? - Спросил Герих, когда мы прибарахлились. - Сейчас выходим на улицу, строимся и идем к выходу из лагеря, тому, что за кухней. Времени вам минута.
   Народ потянулся наружу. Я замотал кольчугу конвертом, попрыгал на месте, посмотрел, чтобы все было нормально подогнано и ничего не расстегнулось и не отвалилось, и поспешил за остальными.
   Строй наш отправился вдоль казарм через плац к выходу из лагеря. За воротами нам открылся вид на утоптанное поле и, чуть правее, полосу препятствий.
   - Ого! - Высказал свое мнение Керн.
   Да, тут было чему удивляться. Полоса препятствий представляла собой наверно полный набор "испытателя", который можно увидеть в фильмах про новобранцев. Чего там только не было. Столбы разных размеров вкопанные в землю, между которыми натянуты веревки или прибиты доски, вырытые ямы, насыпные валы, деревянные и каменные стены, за которыми были рвы наполненные земляной жижей или просто грязной водой. Где-то в середине виднелись дорожки с висящими канатами или одиночными балками, песчаные и гравийные участки, а во второй половине полосы препятствий что-то двигалось и болталось, причем такое движение происходило везде вплоть до здоровенной стены с выступами в самом конце полосы. Все это великолепие приводилось в движение тремя ветряками. Тянулась полоса препятствий метров наверно на пятьсот-шестьсот, и по прикидкам проходить её нужно не только бегом, ползком и в приседе, но так же раком-боком-перескоком.
   - Это "Мясорубка". - Сказал Герих, указывая на полосу препятствий. - Сейчас вы построитесь вначале и по команде станете преодолевать препятствия. Кто придет последним - десять плетей, кто не пройдет - десять плетей, самому хитрожопому, который попытается обойти Мясорубку сбоку - двадцать плетей. Вперед!
  
   Агентия. Западная провинция. Городская управа Гашета. Кабинет цэя Диана. Сто сорок седьмой день от прибытия...
  
   - Цэй Диан, разрешите? - Спросил просунувший голову в дверной проем посыльный.
   - Да. Чего там у тебя? - Оторвался от бумаг на столе хозяин кабинета.
   - Вам письмо. - Протянул запечатанный сургучной печатью конверт посыльный.
   - Отправитель?
   - Дэй Коло, цэй.
   - О! Давай сюда. Угу, свободен. - Принимая конверт, произнес Диан.
   Посыльный, передав письмо, откланялся и вышел из кабинета, закрыв за собой дверь.
   - Так-так-так, что же ты мне тут написал? - Шурша бумагами, приговаривал Диан. - Ага...
   "Здравствуй дружище! Как и просил вот тебе странность, замеченная за картаком по имени Дим. Сего дня он вступился за своего сослуживца и устроил драку в общей столовой. Результаты драки: тринадцать переломов рук, шесть ног и два челюсти, около сотни выбитых зубов, смятый черпак и не пригодная для готовки кастрюля.
   Ха-ха! Мне нравится этот парень! Где ты его откопал? Давай еще таких! Ты представляешь, он одним черпаком и пустой кастрюлей уложил полсотни человек. А сам-то остался почти невредим, только нос разбит и синяки по телу!
   Он чем-то похож на Алиама. Помнишь нашего бродягу, который не пропускал юбок и устраивал грандиозные драчки в кабаках? Вот этот орудует точь-в-точь как он! Эх, хорошие были времена. Я даже немного скучаю за ними...
   В общем он положил много парней кухонными приборами. Даже мне без рунника было бы тяжеловато! Ты говорил, есть подозрение, что он берсерк? Похоже на то. Но все-таки думаю, что он нераскрыт еще, иначе мертвых в стычке было бы больше, чем ноль.
   Подпись: дэй Коло Рукоблуд"
   Закончив читать, Диан откинулся на кресле и просидел так несколько минут, задумчиво теребя письмо. Затем отложил его в сторону, взял чистый лист и придвинул к себе чернильницу с палочкой. Какое-то время он сосредоточенно писал, потом помахал исписанным листом в воздухе, чтобы чернила быстрее просохли, и, скрутив его в трубочку, позвонил в небольшой колокольчик.
   Тут же на звук в комнату вошел его помощник.
   - Вызови ко мне Дасиса. - Сказал ему Диан.
  
   Агентия. На границе западной и центральной провинций. Тренировочный лагерь. Месяцы тренировок...
  
   В первый день никто из нас не прошел Мясорубку, как и во второй и в третий. Наелись мы плетей за это вдоволь. Зато я стал понимать, что Дель не такой уж был и урод. Он гонял нас с мешками как раз для того, чтобы мясорубка нам не показалась адом. Я думал раньше была грязь, когда ты в слякоть бежишь с мешком, весь перемазываешься в вонючей жиже из луж и потеешь как мышь. Но когда я упал в первый же ров с мутной водой на Мясорубке, вот тогда я почувствовал что такое грязь и зверская вонь.
   Хотя говорят мне еще повезло. Те, кто пробрался по Мясорубке дальше, застревали как раз на рве с дерьмом. В прямом смысле - там целая яма говна была, которую преодолеть было практически невозможно. Проплыть нереально, потому что все там вязко и дико воняет. Облеваться можно даже на подходе ко рву. Этот запах убивал всю надежду пройти по тонким жердям, перекинутым через ров, когда рядом летают подвешенные на веревках бревна.
   Где-то через неделю у нас получилось добраться до последней стены и рва в конце полосы препятствий. Там нас ждало еще одно испытание - на выходе из рва с водой стояло десять человек и не давало нам выбраться. И только через месяц мы смогли пройти Мясорубку полностью всем составом. К тому времени мы представляли из себя слаженную команду, которая действовала как единое целое.
   Вскоре к нам прибыл еще один человек, которого перевели из другого подразделения новобранцев, обнаружив у него способности картака. Дэй Коло ходил как кот объевшийся сметаны, это все таки редкость, обнаружить картака, когда их процент среди населения довольно мал. Звали новенького Дас, здоровенный детина не уступающий по габаритам Кёрну. С его приходом о сплоченности отряда пришлось на время забыть, потому что он оказался тем еще мудаком.
   У Даса в лагере были кореша из старого отряда новобранцев, причем этот отряд насчитывал почти сотню рыл. И поэтому с нами новенький вел себя по-свински, считая себя круче чем яица. Дас задирал всех, кто попадался под руку, выпячивая свое эго и стараясь занять главенствующее место в "банде", как он называл отряд.
   Пару раз ему били морду, даже темную пытались устроить, но потом нас по одному вылавливали его дружки и отыгрывались уже на нас. Все проделывалось очень качественно и тихо, потому что мало кто хотел получить палок за драку. Так что отомстить не получалось, десяток картаков против сотни дружков Даса ничего не мог сделать.
   Суть да дело, и с новичком просто перестали связываться, стараясь обходить его стороной или не обращать внимания. Правда от этого он только борзел.
   Вражда с ним закончилась внезапно. Где-то через полтора месяца в лагерь прибыла сотня ветеранов с южной границы, которая должна была через пару дней отправиться на север. Дас и Ко что-то не поделил с ними, причем серьезно. Первыми были отправлены к Пряну его дружки, сам Дас как-то успел избежать наказания. За это товарищи отвернулись от него, посчитав трусом и крысой, и он оказался совершенно один. У нас его никто не любил, памятуя о проблемах, которые он доставлял, а дружки теперь при случае сами норовили его потрепать.
   И вот однажды вечером я шел к местным удобствам под названием "домик в деревне", чтобы справить нужду, как вдруг услышал приглушенную ругань и возню. Сначала хотел пройти мимо, мало ли кого там месят. Вроде бы все свои сейчас в казарме, а остальные пусть сами разгребают, они нам никогда не помогали. Но тут услышал сдавленный голос Даса и сразу понял, кто там сейчас выхватывает горячих "пирожков". С одной стороны он козел и ввязываться в драку из-за него не хотелось, с другой - он один из нашего отряда, а своих в беде оставлять грех.
   Пару мгновений я колебался, пока не услышал отчетливый звук удара. Так мог звучать только сапог, прилетевший в голову человеку, уж я-то его помнил. И это перевесило чашу весов в пользу Даса. Я вылетел из-за "домиков" и увидел пятерых ребят пинающих одного, который пытался подняться, но не успевал под градом сыплющихся ударов.
   - Не честно толпой-то на одного. - Буркнул я и с разгона пнул мужика, стоящего ко мне спиной.
   Того понесло вперед и он, споткнувшись о Даса, завалился, увлекая за собой еще одного своего товарища. Оставшиеся на ногах трое повернулись ко мне и как по команде бросились в атаку.
   Ух, как больно получать сразу от троих-то! Но пока мне удавалось более-менее удачно уворачиваться и даже иногда давать сдачи, правда это продлилось не долго. То один, то второй меткий удар достигали цели, отчего у меня стала кружиться голова и сбивалось дыхание, а координация движений все ухудшалась и ухудшалась. С минуты на минуту я ожидал, что в схватку включатся те двое, которых завалил в самом начале, но вопреки ожиданиям в схватку включился Дас.
   Оказалось, пока я плясал и кружил с тремя моими преследователями, он времени даром не терял. Пока двое из пятерки барахтались вставая, Дас навалился на них и надавал по мордасам. Причем качественно надавал, ребятки лежали на земле, улыбаясь царству Морфея.
   Когда Дас включился в общую схватку, я был на последнем издыхании, один меткий пинок или удачно подставленная подножка и все, суши сухари. Первым же ударом с локтя в затылок Дас вывел из строя одного из трех оставшихся на ногах соперников. И теперь нас осталось так сказать поровну. Один переключился на Даса, второй остался со мной.
   Я сильно сдавал позиции, так как уже был серьезно потрепанный, и от этого потихоньку стал закипать. Красная пелена начала опускаться на глаза и очередной мой удар, которым я просто хотел отвлечь внимание, попал в цель. У моего соперника что-то хрустнуло в голове, и он свалился как подрубленный. В этот момент Дас примерно так же, только без хруста, доработал последнего из пятерки и посмотрел на меня, в ужасе замершего над поверженным противником.
   - Че стал? Валим отсюда. - Зашипел мне Дас.
   - Я похоже его убил. - Ответил я.
   - Че ты дуркуешь? - Начал он, подходя и щупая моего "трупа". - Живой он, челюсть только сломана. Твою мать, ты не мог аккуратнее? Теперь Пряна надо звать. Тьфу! - Замолчал он, а потом продолжил. - А зачем ты за меня впрягся? От меня же одни неприятности...
   - Знаешь, Дас. - Перебил я его. - Мне если честно насрать на них. Ты свой. Пусть и полный мудак, но свой. Эти ребятки как пришли, так и уйдут, а ты останешься. Мне с тобой кусок хлеба делить, не с ними.
   В общем, влетело нам здорово, зато после этого Дас стал вливаться в наш коллектив. Не скажу, что прям сразу, нет. Это дело шло постепенно, все-таки натворил он немало. Переломным моментом в этом стало его заступничество за Дежи перед Герихом. Плетьми были биты оба, зато наши парни зауважали Даса, закрыв глаза на старые его прегрешения.
  

***

  
   - Рассказывай. - Произнес Диан, устраиваясь удобнее в кресле.
   - Странный он. - Начал сидящий через стол дюжий парень. - Вроде и похож на простого деревенского олуха, но бывает в нем проскакивает что-то такое... не знаю даже как сказать. Да и его знания. Иногда он не понимает простых вещей, а иногда знает гораздо больше, чем простой крестьянин.
   - Давай подробнее.
   - Магии не знает вообще, смотрит на нее как малое дитя, открыв рот и выпучив глаза. Руны рассматривает очень пристально, словно диковину, которую никогда раньше в жизни не встречал. Хотя это не возможно, как бы глухо раньше не жил. У королевских всегда есть рунное оружие или доспех, амулеты те же... Да даже маги хоть и редко, но объезжают далекие деревни, а там без магии они точно не обходятся, это их обязанность помогать тамошним. И он не мог не видеть этого ни разу. Его непосредственность выглядит очень странно, тем более он картак. А ведь и это название парнишка воспринимает, словно никогда не знал о своих способностях.
   - Не настолько уж и странно. Если он пришел со стороны Костяных гор, то в тамошних лесах есть одиночки, да даже целые семьи отшельников, которые живут на труднодоступных заимках. Так что возможно он и вправду ничего подобного не видел, а уж узнать, что он картак, и подавно. - Потер место под повязкой хозяин. Вздохнул и устало привалился к столу. - Насчет его знаний, что ты имел в виду?
   - Здесь-то и есть главная неувязка. - Подобрался парень. - Если брать возможность, что он вырос в лесу и не сталкивался с магами, то откуда он может знать, что теплый воздух поднимается вверх или про приложение сил?
   - Что? - Бровь Диана поползла вверх. - Ты сейчас шутишь?
   - В том-то и дело, что нет. - Отрицательно покачал головой парень. - У него проскакивают знания из разных областей. Из теории магии - такие как тот же свет и линзы. Ведь их делают маги, а он знает, как они работают. Даже смог костер зажечь одной из них, представляешь?! Даже я о таком не знал!
   - Не удивительно, вы молодые балбесы на занятиях спите в основном. - Хмыкнул Диан. - Ладно, продолжай.
   - Так вот, еще он знает о приложении сил, про рычаги всякие. Фраза у него еще есть такая... м-мм.. как же он сказал?... А! Вот: "Чем больше мы выигрываем в скорости, тем больше мы проигрываем в силе". Каково?!! - Довольный произведенным эффектом парень откинулся на спинку стула, внимательно смотря за убежавшей на затылок бровью хозяина кабинета. - И это еще не все, он с успехом этим пользуется проходя полосу препятствий. А ведь этому учат в гильдии строителей, в самой Антаре.
   - Ты знаешь, Дасис, это очень странно. - Справившись с удивлением, проговорил Диан. - Я начал подозревать, что с ним что-то не так, когда нашел у него оружие бастов. А ведь такой принадлежать может только теням. И как этот простак смог его заполучить, так и осталось загадкой, хотя он и утверждал, что это наследство отца. Ты знал, что басты, уходя со своих земель, не берут с собой такое оружие?
   Парень отрицательно помотал головой.
   - Мало кто уже об этом помнит. - Продолжил Диан. - У нас с ними был всего один конфликт и очень давно. Но ни один, слышишь, ни один такой клинок не был оставлен. Сейчас басты иногда появляются здесь, в лесах, но никто не приносит с собой этого оружия, слишком уж оно ценно для них.
   - Но как же тогда... - Начал парень.
   - Сам не знаю. - Перебил Диан. - Либо ему дико повезло и его отец действительно оставил ему такой подарок, в чем я сильно сомневаюсь. Либо он смог убить баста и забрать клинок, во что я вообще отказываюсь верить, потому что простому крестьянину не справиться с тенями, даже с одним. Там не просто должна быть удача, там сама Цирана должна была спуститься к нему и направлять руку. А еще потому что, выходит, он пришел из-за гор. Ведь только там сейчас можно встретить баста с клинком тени. Понимаешь насколько это нереально? Никто из людей не смог пройти те горы, никто. И никто не суется на тот клочок суши, где обитают басты. Туда надо плыть по Звенящему морю мимо Кладбища кораблей или по Внутреннему, забирая к берегам Даэрина. Сам понимаешь на кораблях там делать нечего. Значит только через горы.... Или вся его история правда с натяжкой, или вообще сказка от и до.
   Хозяин кабинета поднялся с кресла и, сомкнув за спиной руки в замок, начал расхаживать из стороны в сторону, что-то обдумывая. Парень следил за ним взглядом, не решаясь прервать своего начальника, говорят - инициатива наказуема.
   - Вот что, Дас. - Остановился Диан и перевел взгляд на парня. - Продолжай следить за ним, только аккуратно, чтобы не раскрыться. Вот возьми ключ. - Хозяин кабинета достал из тумбочки в столе небольшой медный кругляш на цепочке и протянул его парню. - Им можно открыть привязанный поводок. Если что узнаешь или тебе покажется что-то очень подозрительным, то хватаешь этого картака в охапку и тянешь сюда. Это относится и к походу. Пока не знаю, когда вас отправят, но отправят точно. Кстати, он не буйный вообще? Все же маловато времени он тут пробыл, чтобы понять, какой он человек.
   - Нет. Я бы даже сказал, что он свой в доску. - Пожал плечами парень. - С теми с кем сдружился, в обиду не дает, как и они его. Даже история про него ходит, что он черпаком и кастрюлей полсотни положил, защищая своих. А так ведет себя нормально, на рожон не лезет. Как большинство в общем. А зачем это нужно?
   - Есть у меня подозрение, даже два. Первое - что он берсерк, а второе - что он шпион. Коло сказал, что если и берсерк, то пока не раскрытый. А вот в пользу шпиона говорят его проблески знаний. Пока не знаю чей, - Диан отмахнулся рукой от парня, который уже было раскрыл рот в вопросе, - может мазэмцев, сам знаешь ситуацию с ними, а может еще кого. Он, видишь, и ведет себя просто, но прокалывается на фразочках... как ты сказал, сила и скорость? Вот на таких. Не очень профессионально с его стороны, но кто знает, кого сейчас в шпики нанимают. Взять хотя бы нашу контору... А чего уж. - Дернул щекой мужчина, отчего повязка на глазу издевательски отогнулась, открывая вид на край зарубцевавшегося отверстия. - Можешь идти. Задачу надеюсь повторять не стоит?
   - Нет. Я все запомнил. - Кивнул парень.
   - Вот и хорошо. Свободен.
  

***

  
   После прохождения Мясорубки у нас начались тренировки по движению строем и разведывательными двойками, а так же тренировки с оружием. Конечно Мясорубку никто не отменял, и мы каждый день проходили эту полосу, сразу после боевки.
   Сначала нас тренировали с деревянными образцами оружия и в полной броне, а уже потом и с затупленными боевыми. Натаскивали в основном на работу с булавой, молотом, шестопером или другим дробящим оружием. Даже не знаю почему, может потому что мы картаки? Так же усиленно нас гоняли с мечом, арбалетом и луком, но тут без особого фанатизма. Причем во всех тренировках нас заставляли таскать щит на руке, даже если мы пользовались арбалетом.
   Всему этому нас учил сам дэй Коло, который так же, как и мы (я узнал случайно), являлся картаком.
   Не скажу, что все были супер бойцами, но драться сносно научились. В строю мы выходили на "троечку" по пятибалльной шкале, а вот по одиночке и парами у всех было по разному.
   Раз в неделю нас водили на стрельбище, где приобщали к техникам владения луком и арбалетом. Тут я был полной бездарностью. С пятидесяти метров я не попадал в яблочко ни разу даже из арбалета. Здесь нас с носом оставили Беда и Нэзик. Первый стрелял из лука как из автомата, попадая семь раз из десяти в мишень с сотни метров. А Нэзик рулил в арбалетной стрельбе. Поэтому Беда по праву таскал с собой лук и был назначен первым стрелком-разведчиком, а Нэзик - арбалет и назначение второго стрелка-разведчика.
   По боевке в принципе все, нас изо дня в день натаскивали только в этом. Мы должны уметь быстро пробить строй противника за счет дробящего оружия и щитов, и удержаться до момента подхода наших сил в пробитую брешь. Или занять глухую оборону при удержании определенного места, выстраивая из щитов круговую оборону. Правда для меня оставалось загадкой, что может сделать тринадцать человек, ведь десяток всадников их просто растопчет.
   За время моего пребывания здесь мы неплохо сдружились, правда чаще всего меня можно было увидеть в компании Кёрна или Дежи. Первый был здоровым коренастым молчуном, с таким видом, будто чем-то всегда недоволен. За это он получил кличку Ворчун, хотя на самом деле практически не ворчал и был добрейшей души человеком, что не мешало ему здорово махать кулаками и оружием. Второй уже имел кличку, и она подходила ему под стать. Дежи Плут, так величали самого неугомонного картака в десте.
   Но помимо них меня тянуло к Линю, самому мрачному члену нашей команды. Все мы были простыми ребятами, кто-то работал раньше в поле обычным крестьянином, кто-то был охотником в западных лесах, Дас вообще был рабом, которого хозяин использовал на арене в качестве бойца (он сам рассказывал), а вот Линь оказался другого поля ягодой.
   Он всегда был каким-то отстраненным, старался не вступать в споры и драки, да и вообще мало разговаривал, чаще всего сидя в теньке и размышляя о чем-то своем, недоступном нам. Нет, он так же как и все вставал горой за отряд, если это требовалось, но в остальное время оставался как бы "отшельником" внутри нашего круга. Именно это почему-то притягивало меня к нему, даже сам не знаю почему. Наверно было просто интерсено. И как оказалось не зря.
   Поначалу Линя пытались вызвать на откровенный разговор все кому не лень, но делалось это как-то топорно, грубовато. А иногда вообще в шутливо-приколистской форме, что напрочь отбивало у Линя желание болтать. Я же старался к нему подобраться, просто разговаривая о постороннем, о быте, проблемах, мечтах (естественно выдуманных). И в один прекрасный момент мне посчастливилось. Наверно самому Линю надоело все держать в себе, а я, по его мнению, как никто другой подходил для того, чтобы излить душу.
   - Знаешь, вот говорят, что картаки как маги могут накапливать энергию. А вот управлять - нет. Я честно не верю в это. Вот как можно не управлять тем, что ты имеешь? - Задал я вроде бы риторический вопрос, когда мы с Линем сидели в теньке казармы после ужина.
   - Можно. - Коротко ответил он. - Поверь...
   - В смысле? - Не понял я чему верить. - Ну вот рука у меня есть, я же могу ей управлять? Могу. И с силой так же. Просто нам не показывают, как это делать. Не учат.
   - Все не так. - Помотал он головой. - Смотри, вот у тебя есть телега. Ты можешь ее толкать или тянуть, можешь развернуть или переврнуть, да даже поломать ее можешь. А когда у тебя есть телега но нет рук, многое ты сможешь с ней сделать?
   - Нет... - Задумчиво протянул я, не понимая к чему он клонит.
   - Вот так и картак, у него есть "телега", но нет "рук".
   - Ничего не понятно... - Честно признался я.
   - Ладно, начнем с другого. В мире есть простые разумные и есть маги. Отличие одних от других в том, что у первых запас сил очень мал, чтобы им как-то воздействовать на окружающее, а у вторых очень большой и они могут это делать. То есть, у одних нет "телеги", а у других она есть. Понимаешь?
   - Угу. - Кивнул я.
   - Но помимо них есть еще картаки, у которых тоже есть "телега", вот только управлять они ей не могут, потому что нет "рук". Только если картаку дадут в зубы "веревку", один конец которой привязан к "телеге", он сможет потащить ее в нужном направлении.
   - А что может выступать в роли такой "веревки"?
   - Рунные предметы.
   - А, это амулеты всякие и артефакты, да?
   - Нет. Амулеты - это устройства, в которые маг заложил определенное количество силы. Со временем сила заканчивается, и амулет нужно заряжать еще раз. То есть амулет имеет внутреннее хранилище, и им могут пользоваться простые люди. Артефакт - это почти тот же амулет, вот только помимо хранилища он имеет накопитель, который сам собирает энергию. Артефактами простые люди тоже могут пользоваться, но на таких вещах чаще всего стоит привязка на хозяина, так что в чужих руках он скорее всего окажется бесполезен. Рунные же предметы не имеют ни хранилища, ни накопителя, и для простого разумного будут обычным предметом без магических особенностей. Такими вещами могут пользоваться только маги или картаки.
   - Откуда ты все это знаешь? - Недоуменно спросил я, когда у меня в голове улеглось пояснение Линя.
   - Я когда-то был магом. - С горечью в голосе произнес он.
   - Ты? Магом? Ого... - Это все на что меня хватило, слишком неожиданная была информация.
   Для меня маги представлялись эдакими небожителями, да притом опасными. А тут рядом сидит один из представителей этой братии и спокойно со мной разговаривает.
   - А почему ты тогда здесь? - Выпалил я, и только по напрягшемуся лицу Линя понял, что сморозил какую-то глупость.
   - Я преступник. - Вопреки ожиданиям он ответил.
   - Ты это, извини, если затронул больную тему... - Осторожно начал я.
   - Не за что извиняться. - Перебил он меня. - Рано или поздно кто-то узнал бы. Так что можешь спрашивать, от этого уже ничего не изменится...
   И я спрашивал. Линь Камень - так его раньше называли. Он был магом земли, работал фортификатором, просто строителем или занимался прокладкой дренажных систем в земле. Иногда гильдия направляла его по своим надобностям в команде других магов. Одна из таких поездок стала для Линя последней в качестве мага земли.
   В подробности он не вдавался. Сказал, что повздорил с жизнюком (так называют магов лекарей). Дошло до драки, а потом и до применения магии. Линю было не тягаться с "жизнюком", который человеческую природу знал от и до. И он проиграл. А на совете магов гильдии его признали виновным в бунте, подрыве авторитета мага, неуважении и прочее, прочее... Конечно Линь понимал, что все это происходит благодаря влиянию "жизнюка", которые находятся на особом положении в стране, но сделать ничего не мог. И тогда его лишили "рук", как он выразился. Он стал простым картаком.
   Как можно было лишить мага способности управлять энергией, Линь не рассказал, отделавшись фразой в духе: "ты все равно не поймешь". Зато он рассказал в общем о магах.
   Магия - это, запретное для простых смертных, понятие страшило и в то же время манило всех непосвященных. Любопытство не обошло стороной и меня.
   Каждая раса на материке обладала своей магией и рунной письменностью, не подвластной магам других рас. Почему-то руны нелюдей не подчинялись человеку, а людские не подчинялись остальным. То же самое с самой магией. Если людской маг мог сбить или как-то изменить заклинание другого людского мага во время кастования, то такой же фокус с нелюдями уже не проходил. Такая же ситуация была между других рас, они могли влиять на магию себе подобных, но не могли влиять на магию других представителей разумных, только лишь на ее проявления.
   Так он мне рассказал о главных различиях магов в людских землях. Самыми влиятельными и популярными были маги жизни и рунники. Первые за то, что лечили, делали "пластику" и все тому подобное, вплоть до продления жизни. Правда это продление как таковым не являлось, просто организм приводился в тонус, и убирались всякие болячки, сопутствующие стареющему организму, что позволяло некоторым людям перепрыгнуть порог в сто пятьдесят лет жизни. Вторые были популярны, потому что именно они изготавливали всякие амулеты, артефакты и разрабатывали новые заклинания, так как остальные маги этого не умели.
   После жизнюков и рунников наиболее влиятельными были боевые маги. Власть их распространялась на более узкий круг общества, но страха они наводили на всех, потому что один боевой маг мог соперничать в огневой мощи с танковой дивизией.
   Дальше шли рабочие маги. Там их полный спектр - строители, учители, погодники, коммунальщики, природники, водники и много кто еще. Самой маловлиятельной кастой в магической иерархии считались подмастерья, которые обучались в гильдиях, а не в общей магической школе. Они тоже разбивались по профессиям и принадлежности к силе.
   Что же касается внутреннего деления магов на категории, то их было всего три: жрецы, интуиты и рунники.
   Жрецы обладали божественной магией, которая была для обычных магов сродни шаманизму. Конечно ее так не называли, иначе местные монахи пошли бы войной на гильдии, но все же такое мнение бытовало. Просто воздействовать на божественную магию обычные маги не могли, так же как и на магию других рас. Да еще и молитвы эти с различными священными жестами очень напоминали пляски шаманов, когда те взывали к духам. Но тут было одно противоречие, божественная магия оставалась такой же загадкой для шаманов, как и шаманизм для монахов. Жрецы черпают свою силу от богов. Хрен знает правда это или нет, но Линь утверждал, что эта магия имеет какую-то другую основу и не поддается воздействию интуитам или рунникам.
   Кстати, среди людей нет шаманов, таким достоянием могут похвастаться басты с вейгами, ну может еще какая раса...
   Интуиты это маги, которые "чувствуют" силу. Именно так, чувствуют, и работают с ней посредством чувств. Интуит может работать с силой без заклинай, грубо, топорно, но сильно и очень мощно. Это главное их отличие от рунников.
   Рунники это маги, которые видят магию, но без заклинаний и рун не могут так сильно и эффективно работать с силой как интуиты. Они различают потоки, направляют и изменяют их, строя причудливые рунные вязи или структуры заклятий. Это преимущество дает им возможность создавать амулеты и артефакты, а так же находить накопители и резервуары сил. Рунник в столкновении с интуитом проигрывает всегда, потому что скорость создания заклинаний не может соперничать с мгновенной мощью интуита. Но если рунник будет иметь при себе свои изделия, а именно артефакты и амулеты, то уже интуиту не поздоровится. Он за мгновение сможет размать его по земле тонким слоем.
   Каждая категория магов имела свою градацию зависящую от силы мага, его опыта и много чего еще. Их разделяли на ступени, которые присваиваются в гильдиях или королевской школе магии. Самая низкая ступень - первая, она присваивается подмастерьям. Так же подмастерье может достигнуть и второй ступени, а вот третью и далее могут присвоить только в королевской школе. Но в основном так не делают, слишком много денег за это надо отвалить, поэтому подмастерье может щеголять второй ступенью, хотя на самом деле дорос уже и до четвертой.
   На данный момент самый сильный маг - ректор королевской школы магии Энос Яози - имеет восьмую ступень силы. Таких мощных магов в стране больше нет. Семерок в Агентии было не больше пары десятков, шестерок несколько сотен, а остальных даже считать не стоит.
   Про магов больше Линя не расспрашивал, потому что когда тема заходила за них, он страдальчески закатывал глаза и начинал ругаться странным языком, который мой переводчик оказался не в силе перевести без дополнительной информации.
   Еще он поведал о мире, который немного успел посмотреть в свое время. Оказывается, люди были не доминантной расой на материке, как я считал ранее. Я слышал, что людских государств четыре, и думал они занимают большую часть суши здесь, но оказалось все не так. По площади людские государства вместе взятые уступали государствам Фариоп Тич (Великий лес) и Ак'Хатис (Красная пустошь), а так же Мариан Грех (Мертвая земля или Обитель мертвых). Немалый кусок отхватили себе Даэрин и Теплхаф (Южногорье). Причем Тэплхаф находилось на севере материка и называлось так, потому что от когда-то большой страны после катаклизма остались только горы на юге. Чуть меньшие масштабы были у Ёрда, Бастатика и Вайбелхафа (Белогорье). Так что люди были не так уж и многочисленны.
   Меня так заинтриговали названия стран и рас, что я еще больше насел на Линя, за что чуть не получил по носу.
   - Я тебе что, учитель что ли? Задолбал! - Вот и все что он вскоре мне говорил, когда я у него что-то подобное спрашивал.
   Остальные ребята знали и того меньше, только слухи ходили один чуднее другого. Да и откуда им все это знать, все же не государственные разведчики.
  
   Агентия. На границе западной и центральной провинций. Тренировочный лагерь. Все те же месяцы тренировок...
  
   После прихода дэя Коло мы зажили нормально, но плохое все же случалось.
   Погиб Морт на одной из тренировок. Он неудачно приземлился со стены и свернул себе шею. Лекарь тогда развел руками и сказал, что его квалификации не хватит на реанимацию и лечение. Я тогда не поверил, что можно реанимировать человека при таких повреждениях, но ребята рассказали что жизнюки, начиная с пятой ступени, могут и не такое.
   Мне на тренировках тоже доставалось немало. Я дважды ломал ногу и один раз три ребра, когда поймал боком летящее бревно. Помню Прян лечит меня, заставляет пить всякую гадость, потом дунет-плюнет, руками поводит, да тряпочкой лоб протрет и скажет "Завтра бегать будешь лучше, чем прежде". И правда, на следующий день все восстанавливалось. Эх, нашим бы врачам такие мази с настоями....
   Но переломы и даже смерть Морта не отменили наши повседневные занятия. После отработки всего "курса" дэй Коло провел местные экзамены и признал нас годными к получению нашего, картакского оружия, которое теперь все время будет с нами.
   В этот комплект входили: меч зеленый из непонятного металла, длинной около восьмидесяти сантиметров (включая гарду); топорик малый, простой, внешне похож на франциску; шестопер артефактный, весь изрисованный причудливыми символами; нож засапожный простой; щит артефактный (тоже шел как оружие), изрисованный только с внутренней стороны хитрой концентрической вязью. Ну и каждому еще по мелочи разного перепало, кому-то лук и стрелы, кому-то арбалет с болтами, кто-то стал штатным лекарем и отправился постигать науку первой помощи к Пряну, а кто-то обзавелся черпаком и походным котелком.
   - Слушайте внимательно. - Вещал дэй перед строем. - Это рунное оружие. - Показал он на щит и шестопер. - Я буду вас учить, как им пользоваться. Выжму из вас все соки, но вы станете у меня лучшими рунными бойцами. Всем ясно?
   - Так точно! - Гаркнул строй.
   - Теперь подробней. Назначение щита - это защита от силового и слабого магического воздействия. Зона защиты покрывает метр в ширину и два в высоту с лицевой стороны щита. Так же щит можно использовать для толчка, чтобы продавливать строй или отбрасывать одиночных противников. Как это все делать покажу на занятии. Теперь шестопер. У него только одна функция - усиление удара. Сила удара такова, что человека отбросит на добрую сотню шагов сломанной куклой, так что аккуратнее с ним! И наконец клинок. Он сделан из металла хромосов, имеет очень хорошую сопротивляемость магии и поэтому не зачаровывается. Эффективен против магов, разрушает слабые заклинания и защиту вплоть до третьей ступени. Все понятно?
   - Так точно!
   - И самое главное. Лучше потеряйте голову, чем что-то из названных вещей! За потерю рунного оружия или клинка оторву яйца!!!! Понятно??!!!
   - Так точно!
   И понеслась. Тренировки с рунным оружием были сложнее, чем с обычным. Сложным оказалось понять, как подавать энергию в оружие и щит. Всякие фразы типа "почувствуйте его как продолжение своей руки" слабо помогали. Чаще всего они способствовали фразе "пошел нахер со своими советами!"
   Первым как нетрудно догадаться с этим справился Линь. Затем это получилось у Тана и Нэзика. Потом лавинообразно у всех остальных, кроме меня. Я почему-то никак не мог добиться, чтобы мое оружие работало, правда это спасло меня от полетов.
   Тренировки-то продолжались в строю. А случайная подача силы в рунное оружие и щит иногда играла злую шутку со стоящим рядом товарищем. И поначалу у нас многие учились летать, нечаянно задетые шестопером или щитом в реверсивном режиме.
   Я же постоянно приставал ко всем, дабы выяснить, как они это делают, что при этом чувствуют. Но у всех было по-разному. Кто-то говорил, что начинал чувствовать покалывание в руке, когда сила подавалась в оружие, кто-то тепло, а кто-то холодок.
   У меня ничего из этого не было. Как только не старался, и кручу его так и эдак, и понюхаю, и лизну. Ноль реакции. В конце концов я вышел из себя и хотел зашвырнуть все это рунное добро куда подальше, но вдруг почувствовал что-то непонятное в руках, сжимающих щит и шестопер. Такое странное ощущение, даже не знаю, как описать. Это что-то из разряда утреннего "тянешься потянешься, вытянуться не можешь", только в руке.
   Мгновенно проскочила мысль "может это оно?", и я поперся к манекенам, которые специально установили в конце тренировочного поля для отработки ударов. Первый же мой царский замах и последующий удар отправил чучело в далекий полет за границы лагеря. Я даже немного струхнул, у остальных манекены так далеко не летают.
   С этого момента начался период моего пребывания в этом мире в качестве рунного бойца...
  

Глава двенадцатая

В пути.

  
   Идем дорогой трудной мы в город изумрудный....
   (И.Токмакова)
  
   Агентия. На границе западной и центральной провинций. Тренировочный лагерь. Двести пятьдесят пятый день от прибытия...
  
   Когда я попал в этот мир, было начало весны, сейчас же лето клонилось к концу, погодка начала радовать пасмурными деньками и короткими дождями. По рассказам ребят тут теплая зима, хоть и бывает со снегом. Так что последние занятия нас особо не радовали. Одежда наша за все это время настолько обтрепалась и застиралась, что уже толком не грела, и промозглая погода постоянно снабжала наш отряд насморком и кашлем.
   Но не только это стало волновать нас. К концу лета в лагере стали происходить изменения, видимые невооруженным глазом. Постепенно ушли старые отряды, на смену которым пришли другие с новобранцами. А если точнее с бывшими крестьянами, которых гоняли, пытаясь сделать из них хоть какое-то подобие воинов. Из старожил в лагере вскоре остались только мы и сотня охранения.
   Появились среди людей слухи о боевых действиях на северной границе, но толком их подтвердить никто не мог. Все было на уровне испорченного телефона - в одном углу пукнули, в другом сказали, что усрался.
   Слухи слухами, а командиры подразделений начали гонять отряды сильнее, даже дэй впрягал нас на порядок больше. Так что многие прониклись и попытались собрать как можно больше информации из тех крупиц, что витали по лагерю.
   В один прекрасный промозглый день мы по привычке построились на завтрак. В лагере царила не свойственная обычному распорядку суета. Все бегали, носились туда-сюда, кто-то орал на весь лагерь, пропесочивая "тупоголовых сопляков" или раздавая распоряжения направо и налево. Через минуту мы увидели нашего дэя, который шел от офицерской казармы. Сегодня он был несколько мрачен.
   - Слушайте сюда ребята. - Начал он. - Нас отправляют в боевой выход. Плохо, что так быстро, нормальных воинов за прошедшее время из вас не сделать, вы и сами это понимаете. Но приказ есть приказ. Мы выдвигаемся в Сухарь своим составом. Там переходим под командование пьятра снабжения и продолжаем движение до Верхушки. Сейчас отправляетесь на склад и получаете свою форму и замену старой защите. Кому надо к кузнецу - не затягивайте, до завтра все должно быть сделано, с рассветом выходим. Вопросы? - В ответ молчание. - Тогда шагом марш!
   На складе нам выдали по походному мешку, в который была сложена наша форма, запасные рубахи со штанами и портянки. Старую одежду приказали собрать в кучу и сжечь за лагерем. Выдали новые кольчуги, наручи и сапоги взамен старым, а так же комплект походных столовых приборов. Всех подряд нагружали чем-то вроде спальников - пара одеял, непромокаемых с одной стороны и ворсистых с другой, были сшиты между собой на манер пододеяльника и имели отверстие с торца, закрывающееся деревянными застежками. Мне и еще двум ребятам выдали запас еды и общую посуду - котелок, черпак, тренога и всякой мелочи. У Пряна каждый получил небольшую котомку с бинтами, спиртом и несколькими склянками заживляющей мази.
   Наш дест вернулся в казарму и начал примерять обновки. Новая форма состояла из простой рубахи, плотного подкольчужного жилета, плотных штанов, накладок на ноги из твердой кожи, непромокаемого плаща с капюшоном, рукавиц обшитых с тыльной стороны металлическими накладками и сапог усиленных в верхней части дополнительным слоем кожи. Все это великолепие в купе с подогнанной кольчугой, сбруей и шлемом выглядело очень грозно. До попадания сюда я бы точно обосрался, если бы увидел, как дядька в такой экипировке мчится на меня.
   - Не может быть! - Воскликнул Линь и замер, держа в руках развернутый плащ.
   - Чего случилось? - Обернулись к нему ребята. - Чего орешь-то?
   - Сами посмотрите! - Развернул он перед нами плащ.
   На нем красовалось вышитое тонкой каемкой изображение половины солнца, внутри которого находилась странная карикатура на птицу с расправленными крыльями, а у ее основания, свернувшись кольцом и подняв голову, лежала змея.
   - Ну и чего? - Спросил Керн. - Эмблема как эмблема, чего раскричался?
   - Вы что, не знаете? - Линь ошалело обвел нас взглядом.
   - Не знаем. - Подтвердил я. - Поделишься?
   - Ну вы тьма-а-а... - Протянул он, качая головой.
   - Слушай, не тяни тита за хвост. - Не выдержал как всегда непоседливый Дежи. - Давай рассказывай.
   - Ладно-ладно. - Начал Линь, примирительно расставив в стороны руки. - Это одна из старых историй, о которых не очень любят говорить в теперешнее время. Отец нынешнего короля очень болезненно воспринимал напоминания о Тысяче Бона. Так что горланить об этом не стоит, усекли?
   - Подожди! - Прервал его Дежи. - Не хочешь ли ты сказать, что сказки про некра в армии правда?
   - Какого некра?... - Вклинился Керн.
   - Да тихо вам! - Оборвал я обоих. - Если вам известна история, то мне нет. И я бы хотел ее послушать! Продолжай Линь.
   - Угу. - Кивнул тот. - Вот эта эмблема принадлежала когда-то воинам из Тысячи Бона. - Ткнул он пальцем в солнце с птицей. - А что означает змея я не знаю, вроде бы тысяча делилась на сотни. У каждой такой сотни были свои, как бы "свойства". Знаю только про Рысей - они были группой разведки в тысяче, а змея... нет, не припомню.
   - А что за Тысяча Бона такая? - Подтолкнул его я.
   - Боном прозвали одного не'гре, который жил в Агентии около сотни лет назад. Как он попал в войска, история умалчивает, но сам факт его наличия там был просто фантастичен. Это и есть одна из причин, по которой об этом не любят говорить. Свое прозвище не'гре получил за цвет кожи, как бы в насмешку, но вскоре имя Бона стало вселять страх в сердца его врагов. Эту историю вкратце затронули на уроках по магическим битвам, там, где я учился... - Немного запнулся Линь. - И эта тема заинтересовала меня, пришлось подключить пару связей и выбить разрешение на посещение Антарского архива. Много прочесть, конечно, не успел, слишком хорошо королевство скрывает свои записи. По моим связям ударили так, что эхом даже меня шарахнуло. - Криво ухмыльнулся он. - Тогда, в архиве, мне в руки попался отчет командира сотни Рысей, входящего в состав Тысячи Бона. Судя по тем записям, вся тысяча Бона состояла из воинов-картаков... Вы представляете? Все они были картаками!
   - И чего тут такого? - Керн в недоумении воззрился на Линя.
   - Ой ты тяжелый... - Пробормотал Дежи. - Ну кем в войсках становятся картаки?
   - Да откуда мне знать? - Вспылил Керн. - Я же не ярмарочный шут, чтобы всякие сплетни собирать! Этим ты у нас славишься!
   - Эй-эй, тише парни. - Угомонил их Дас. - Дежи верно говорит, картаки в войсках всегда были рунными бойцами. Кроме магов только они могут эффективно работать с рунным оружием.
   - Именно! - Линь поднял вверх указательный палец. - Но не это самое невероятное. Собрать вместе целую тысячу картаков - вот что требует огромных сил и времени, ведь их даже меньше чем рунных магов. А теперь сложите все вместе: их командир - некр, тысяча рунных бойцов, и столько же комплектов рунного оружия и брони. А? Каково?
   В толпе послышался удивленный гомон, а кто-то даже присвистнул.
   - Эти парни наводили ужас на своих врагов. Такая силища может задавить и сотню магов-семерок. Во-во, о чем я и говорю. - Кивнул головой Линь ребятам, ошалело глядящим на него. - По слухам, ходившим у нас в школе, именно благодаря Тысяче Бона были разбиты войска вейгов в Третью компанию.
   - Слушай, а Кровавое ущелье случаем не имеет отношения к этим событиям? - Встрепенулся Дежи.
   - Самое прямое. - Вклинился Дас. - Тысяча Бона отправилась в то ущелье перекрыть проход, чтобы шаманы вейгов через него не прошли. Говорят там было не меньше двух сотен свинорылов-кудесников. После того сражения ущелье и стало Кровавым.
   - Да, было такое. Вот только это не вся история. - Продолжил Линь. - Их заманили туда. Как раз в том отчете командира Рысей, что я читал, было сказано об этом. Тысяча шла по ущелью, на одном из переходов они наткнулись на огромный отряд шаманов вейгов, почти пять сотен кудесников. С тыла, где несли свое дежурство Рыси, подошли еще десять сотен холлов. Тысячу Бона грамотно взяли в клещи, отступить некуда, по бокам скалы, спереди и сзади враги. Что там произошло в отчете практически не сказано, но думаю, сеча была ужасающей. Если кто и выжил тогда, то это было невероятное везение для такого счастливчика. В летописях говорится, что Тысяча Бона полегла вся, правда и вейги не ушли живыми. А как на самом деле все было, кто его знает...
   - Мужики! Есть две новости - хорошая и плохая. С какой начать? - Прерывая рассказ Линя, в комнату ворвался Нэзик.
   И когда только успел слинять отсюда?
   - Плохую сначала давай. - Сказал Дас.
   - Я сейчас разговаривал с замом старожил, Фиаром. - Начал Нэзик. - Ну тот, высокий, лысый такой. Так вот, он на короткой ноге с начальником лагеря и одним из первых узнает все новости...
   - Де не тяни ты! Выкладывай быстрее! - Рыкнул Дас.
   - А... ага. Так вот, по его словам с границы мутные вести какие-то идут. Масштабных боевых действий вроде нет, но кто-то по лесам шастает, да разбойники на дорогах разошлись, снабжение к крепостям плохое стало. Вот нас и посылают как усиление для пьятра снабжения. Такие дела...
   - Выходит, что кровушку пустить мы можем раньше, чем до границы доберемся? - Задумчиво произнес Керн.
   - Кто знает... - Начал Нэзик.
   - А хорошая какая? - Перебили его.
   - Фиар говорит, что в Сухаре к нам полкового мага поставят. - Выпалил тот и обвел всех взглядом.
   - Вот это, Нэзик, плохая новость. С неё и надо было начинать. - Посмурнел Линь.
   - Это почему же плохая? Маг сам по себе сила немалая...
   - Потому что мага просто так не дают. Похоже на севере всё серьёзней, чем мы думаем. - Подтвердил мои мысли Дас.
  
   Агентия. Западная провинция, дорога в Сухарь...
  
   Вечером перед выходом нашу казарму посетил Прян. Он рассказал о действии поводков в боевом походе, ведь с нас их никто не снимал. Все поводки привязывались к амулету, который должен находиться у командира отряда. Расстояние, на которое нам можно будет удаляться от командира, составляло километровый радиус. Трогать и щупать свои ошейники мы уже могли, когда приехали в лагерь, так же можно было делать и в боевом походе, за одним исключением - снять или магически воздействовать на ошейник нельзя, иначе убьет.
   При смерти командира привязка остается на его теле, но трогать труп нельзя - это специальная защита от предателя, мол если отряд взбунтуется и убьет командира, то с места не сдвинется, пока его не обнаружат или пока все привязанные не сдохнут от голода.
   Печально осознавать, что ты будешь постоянно висеть на волоске. Но кто сказал, что боевой выход это легкая прогулка по парку? Честно, было очень страшно. Мне не хотелось идти воевать за чужого дядю, постоянно искать угрозу, оглядываться, высматривая следующую за тобой старуху с косой. Только нас никто не спрашивал. Ты раб военнообязанный и ты должен выполнить приказ.
   Выдвинулся дест еще засветло. Утром нас поднял Герих и погнал в столовку на скорый завтрак и набор скоропортящихся продуктов на ближайшее время. Затем мы построились у ворот и под начинающее сереть небо вышли на марш.
   За все эти месяцы Мэр-ро так и не объявился. Хочется верить, что он нашел себе место или вернулся обратно в леса. Слишком трудно понимать, что самое честное и бескорыстное существо, которое ты знаешь в этом мире, для тебя потеряно. Что ж, надеюсь, тебя не затоптали злые крестьяне, не насадили на пики стражи и ты нашел себе новый дом, Мэр-ро...
   Когда мы обходили Гашет, казалось, ничто не изменилось и город живет своей жизнью. Крестьяне работают, купцы правят караваны, а стражи несут дежурство на каменных стенах. На первый взгляд. Вот только нервозности у населения прибавилось. Многие шарахались в сторону от вооруженных отрядов, на дорогах стали часто встречаться разъезды. А ведь когда я шел сюда, стражей на дорогах было не так много.
   Между городами, где движение практически отсутствовало, купцы и крестьяне старались сбиться в большие караваны, чтобы хоть как-то чувствовать себя в безопасности при такой неспокойной обстановке. В деревнях при нашем заходе сначала закрывали ставни и запирали двери, и только рассмотрев на нас форму королевских войск, выходили к нам навстречу.
   Ребята из деста были не рады такому положению дел, грядущая дорога теперь не казалась легкой и беззаботной. Наш путь лежал на запад до развилки, недалеко от трактира "Ярдова Находка". А потом на северо-запад до деревни под названием "Тотка" или если по-русски - "Переправа". Потом переправиться через Змеевку и прямиком до Сухой крепости. От нее уже на северо-восток через пару деревень к крепости Верхний проход, но уже в составе пьятра снабжения.
   Дни проходили медленно и однотонно, то угнетая моросящим дождем, то радуя редким солнцем. Чем ближе мы подходили к Переправе, тем разительнее были перемены в людях. Чаще всего, завидев наш отряд, крестьяне старались скрыться с глаз долой, а совсем редкие здесь разъезды хватались за оружие и отпускали его только тогда, когда наш дест оставлял их за спиной.
   В самой Тотке люд ходил смурной, постоянно оглядываясь на каждый шорох. Торговцы и мастеровые задирали цены, лавки были полупустые, праздношатающегося люда практически нет, не слышно детского смеха и не бегает босоногая детвора по улицам.
   Из слухов, которые удалось насобирать в деревне, выходило, что по округе носятся бандиты разных мастей и плевать им на разъезды. Уже четыре пятерки стражи порезали. И это только на этом берегу, а что творится на другом, крестьяне вообще боялись вслух говорить, шепча молитвы богам и прячась от назойливого внимания.
   Дэй все больше и больше мрачнел, и его настроение постепенно передавалось нам. Стало меньше разговоров, шуточек и подколов. Все постоянно были напряжены, как будто ожидали нападения каждую минуту. Это сильно выматывало, поэтому, когда дэй скомандовал остановку до следующего утра возле Тотки, все с облегчением вздохнули.
   Многие решились приложиться к спиртному, взятому в местном трактире. Это не возбранялось, если конечно в меру. Поэтому ребята собирались в кучки у костров и потихоньку отогревались, потребляя теплый напиток "сэт", чем-то напоминающий вино. Я тоже не был исключением, мандражировал как и все, поэтому не отказался пригубить местный аналог вина и посидеть послушать байки ребят, хотя некоторые из них уже слышал несколько раз...
  
   Агентия. Западная провинция. Гашет. Городская управа. Через неделю после выхода деста...
  
   - Диан, ты же обещал! - Лекарь ворвался вихрем в кабинет. - Ты же...
   Жани запнулся на полуслове, когда увидел, что Диан не один. В кабинете находилось еще двое мужчин, один из которых определенно был магом, а вот второй...
   - Все готово цэй Диан, вот возьмите. - Отвернувшись от внезапно ворвавшегося лекаря, произнес маг, передавая Диану небольшой амулет.
   - Спасибо Шуа, вы свободны. - Поблагодарил Диан.
   Маг развернулся и вышел из кабинета, не удостоив лекаря ни взглядом, ни кивком.
   - Проходи, Жани, садись. - Указал рукой на свободный стул хозяин кабинета. - Что тебя так взволновало?
   - Не делай вид, что ты ничего не знаешь! - Нервно выпалил лекарь. - Ты же обещал пристроить Маки в безопасное место. А сегодня я узнал, что ее вместе с обозом отправят из Сухаря в Верхнюю крепость!
   - Я не виноват, Жани. Я тоже об этом узнал буквально на днях. Твоя внучка оказалась с характером... - Хмыкнул Диан, присаживаясь в свое кресло и доставая из стола любимый термос. - Она грозилась разнести местную гильдию по камешкам, если ее не припишут к нормальному отряду. Вот там и решили отправить ее куда подальше.
   - Но как же теперь быть?
   - Поразмыслить надо... - Задумчиво протянул Диан, потягивая парящий напиток из кружки.
   В этот момент зашевелился оставленный без внимания третий мужчина, присутствующий в комнате. Только сейчас лекарь заметил, что его руки и ноги были привязаны к стулу, на котором он находился.
   Правда не только это привлекло взгляд лекаря. Пленник сидел закутанный в серую накидку, его голову скрывал глубокий капюшон, из-под которого выбивалась прядь белых волос. Кожа на руках была какого-то неестественного серого цвета. Он до сих пор не произнес ни слова, хотя обычно пленники в этой комнате просто не умолкают, браня служак либо выкладывая всю подноготную.
   - Кстати. - Уловив взгляд лекаря, Диан встал и подошел к пленнику. - Познакомься, баст по имени Саин'кэ. - И снял с него капюшон.
   - Баст? - Удивленно уставился на пленника Жани.
   - Да. - Довольно кивнул Диан. - Помнишь нашего картака, у которого мы обнаружили клинок теней? Так вот это, - указал он на баста, - хозяин того клинка.
   - Не может быть!
   - Может-может. Ты даже не представляешь, что поведал наш "гость". - Похлопал Диан баста по плечу, отчего тот скорчил гневную гримасу и засверкал своими синими глазами. - По его словам, наш картак приплыл со Священного острова, который находится на крайнем западе Бастатика. Приплыл и пронесся по их лесу словно стрела! Представляешь? И его не поймали!
   - Не может быть! - Повторился лекарь. - У бастов же есть эти, как их...
   - Тени, ты хотел сказать? Да, есть. Вот он, один из них. - Снова похлопал пленника по плечу Диан. - И у него наш картак свистнул меч теней. Ха-ха! Ты представляешь? Дал ему в нос и забрал клинок! Тени! Который положит десяток наших рейнджеров и не почешется! В нос!
   - Но как он смог?...
   - А вот тут таится самое интересное. - Ехидно прищурился Диан. - По словам нашего "гостя" картак может маскироваться похлеще шуршуна, представляешь? А еще он оказывается непробиваемый, и поэтому его так и не смогли истыкать стрелами словно ёжика.
   - Как непробиваемый?
   - Честно, я тоже в это сначала не поверил. Об амулетах скрыта я слышал, балуются таким иллюзионисты, но вот про непробиваемую одежду - нет. Однако в подтверждение рассказа говорит еще одна вещь. В тот день, когда дест картаков вышел в поход, мне на стол легла одна бумага от низуна. В Бистате некий парень, по описанию наш картак, выжил после того, как ему перерезали горло. Причем так выжил, что перерезальщик лишился своей, в буквальном смысле слова.
   - Диан, ты конечно извини, но в баста я еще поверю, он прямо передо мной сидит, а вот в остальное...
   - Да и я тоже ломаю над этим голову, но факты, факты! Тем, кто попытался перерезать горло нашему парню, был смотритель рынка по кличке Звонарь. Там целая история произошла. Этот Звонарь вроде припугнул нашего парня, мол не крутись на рынке или хуже будет. Тот вроде внял и на следующий день даже не показывался. А потом там объявили о наборе в армию и в городе поднялся переполох. Под это дело наш парень все же решился свистнуть один камешек у продавца. Знаешь, есть такой черненький, маги и алхимики их еще в своих экспериментах используют?
   - Оджа что ли?
   - Да, оджа. Непонятно зачем она ему нужна была, следов он не оставил. Но вот из-за этого он второй раз попался Звонарю. А тот возми и воплоти свое обещание - резанул нашего парня по горлу. Да не тут-то было, парнишка встал как ни в чем не бывало и одним ударом руки снес Звонарю голову.
   - Если он снес ему голову, то кто тогда рассказал обо всем?
   - Свидетелем был малец из местной шпаны, он то и сдал нашего парня Звонарю. Теперь обиженные бандюки ищут Дима, чтобы потолковать по душам. Так что история с его непробиваемостью уже подтверждена двумя источниками.
   - Вот это да. - Задумчиво протянул Жани. - Подожди, а как он от бастов к нам попал? Эти, - кивок в сторону пленника, - насколько я слышал, лодок не строят.
   - Вот это еще интереснее. - Встрепенулся Диан. - Наш парень преодолел Костяные горы. - Довольная ухмылка растянулась по всему лицу хозяина кабинета.
   - Как???!!!! Этого же никто не может сделать!
   - Вот именно! Бастам с этим проще, они не люди и проклятие на них так сильно не действует. Им максимум сумасшествие от духов грозит. А вот нам - смерть. Но наш парень обошел всех в этом деле. Он прошел горы, остался жив, и даже находится в здравом уме.
   - Чудеса какие-то... - Пробурчал лекарь. - И что ты теперь будешь делать?
   - Ты же слышал, что началась война? Ах да, ты же из-за этого и пришел... Так вот, там сейчас дело осложнилось тем, что мы воюем не с мазэмцами... - Диан немного запнулся, обдумывая как правильно выразиться. - Точнее мы воюем с вейгами, которых поддерживают мазэмцы. Как-то так.
   - О боги... - Испуганно прошептал лекарь.
   - Сейчас гребут всех магов в армию, даже подмастерьям не отсидеться. Так что в городе сейчас нет никого кроме старейшин гильдий или откровенных недоучек. И вернуть Маки обратно будет сложно.
   После слов Диана старый лекарь побелел лицом, а его нижняя челюсть начала мелко дрожать.
   - Да не переживай ты так, за Маки присматривают. Там сейчас один из моих парней, да и Коло ее в обиду не даст. Ты же знаешь его?
   - Да, это один из ваших э-э...
   - Из тысячи Бона, как и я. Нас всего ничего осталось. Я по крайней мере знаю, где находятся еще трое из наших.... Ну да не об этом. Как я говорил, гребут всех. И меня в том числе.
   - Но ты же не маг!
   - Зато я картак. И причем из той самой тысячи. - Тяжело обронил хозяин кабинета. - Меня ставят командиром сотни в азаме Гарада. С ним я отправлюсь в Верхнюю крепость и пригляжу за твоей внучкой.
   - Ох, Диан, ты уже в который раз мне помогаешь. - Запричитал Жани. - Я у тебя в неоплатном долгу...
   - Подожди, Жани. Я отправляюсь туда не только как подмога войскам. У меня есть приказ оттуда. - Ткнул тот пальцем в потолок. - Ну ты знаешь.
   - Угу. - Понимающе кивнул лекарь.
   - Как раз вот по этому делу. - Снова хлопнул по плечу баста Диан. - И мне нужно твое разрешение.
   - О чем ты? - Удивился лекарь.
   - Отправить твою внучку обратно, в Антару. Но для этого мне придется посвятить ее в дела, - снова ткнул пальцем в потолок Диан, - так что, мне нужно твое разрешение на её привлечение.
   - Конечно-конечно. - Закивал Жани. - Лишь бы она уехала с линии фронта.
   - Вот и хорошо. Ну что, выпьешь со мной, так сказать на дорожку?
   - Обижаешь, конечно выпью. - Придвинулся ближе к столу лекарь.
   Пленник устав корчить злые гримасы, дернул головой и устало откинулся на спинку стула. Его волосы опали и растеклись по плечам. Только тут Жани рассмотрел на басте черный ошейник поводка и понял, что за амулет передал Диану маг.
  
   Агентия. Северная провинция, дорога в Сухарь....
  
   После отдыха в окрестностях деревни мы с утра пораньше переплыли на пароме реку и отправились дальше. До Сухаря оставалось примерно два-три дневных перехода, поэтому темп держали бодрый.
   На дорогах перестали попадаться прохожие или повозки, даже разъезд всего один раз видели и то какой-то большой, почти пятнадцать всадников на критчах. Серьезных деревень по пути к крепости тут не было, так максимум в десяток домов. Люди в них чересчур настороженно встречали наш отряд, в одной вообще видимо все попрятались, так как дома стояли пустые, а на крики никто не вышел. Ближе к обеду мы наткнулись на сгоревшую деревушку в семь домов, когда отошли с тракта на привал. По останкам можно было сказать, что она сгорела дней пять назад. Жителей найти не удалось, скорее всего выжившие ушли, даже брошенных домашних питомцев видно не было.
   Ребята начали волноваться сильнее, дэй ходил мрачнее тучи и рычал на всех, кто замешкается или просто попадётся под горячую руку. Все понимали, что новости, которые доходили к нам в лагерь и половины правды не несли. Где же королевские войска? Вопрос просто висел в воздухе. Но видимо дэй сам прочел это в наших глазах. На очередном небольшом привале, когда ему надоели бросаемые в спину взгляды, он вздохнул, собираясь с мыслями, и, повернувшись к нам, начал говорить:
   - Вижу вас гнетет неизвестность парни. Я сам не рад такое видеть. - Он обвел всех взглядом и присел возле костра. - Многое замалчивается властями, король не хочет волнений в центральных областях. Но войска не справляются, людей не хватает.
   - Как же так? А армия, а королевская гвардия наконец? - Не выдержал Дежи. - Ведь набор шел и продолжает идти...
   - Да, продолжает. Но даже вы после нескольких месяцев мало что из себя представляете. - Сверкнул глазами Коло. - Ты понимаешь, какие воины будут выходить из тех, кто набран после вас? А я тебе скажу - это крестьяне с дрекольем. Насчет армии... разлом неплохо защищает нас от мазэмцев, поэтому большую армию король никогда не держал на северных границах. Основные силы сейчас собираются возле Мокрой крепости, а так же в Лика?ле, из которого легко можно перебросить войска в Низ или в За?вид. Гвардия тоже разделена на части и придана в усиление войскам.
   - А как же Верхушка? - Встрял Керн.
   - Это направление считается более безопасным. Всего лишь один мост в десяток шагов шириной, который перекрывается крепостью. Там сейчас базируется тысяча мечей, которые должны удержать проход. К тому же выводятся незанятые на южной и восточной границе части войск, которые должны в течение месяца подойти к Верхушке. Такие отряды, как мы, прибывают в Сухарь или в Ому, а потом отправляются в крепость на границе.
   - И много таких как мы? - Тут же проявил интерес я. Все-таки пока Коло отвечает и даже не ругается, когда его перебивали, так почему бы не спросить?
   - Таких как мы - нет. - Хмыкнул он. - Черных Змей всего десяток, да я с Герихом в придачу. Насчет других отрядов из картаков - есть еще парочка, расквартированные в Мокрой крепости и Ликале. Надеюсь не надо объяснять, почему отрядов с картаками так мало? Вижу - надо. Картаки очень редки, на сотню магов приходится хорошо если один, а за тот промежуток времени, за который проходит мобилизация, много картаков не соберешь. Прощелыги-кудесники готовы запрятать свои "батарейки" глубоко в подвалы, лишь бы не расставаться с таким богатством. И властям не так-то просто вырвать у них нужных нам бойцов. Даже гвардейцы короля были привлечены, а это о многом говорит. Остальные отряды состоят из простых воинов, которым в поддержку приписывают полковых магов. Всё, хорош. - Проговорил он, поднимаясь на ноги. - Окончить привал. Выдвигаемся.
   Все дружно начали суетиться, затушив костры и складывая в заплечные баулы нехитрые харчи. Отряд выдвинулся дальше. Выслали дозор и шли, внимательно осматривая местность. Время уже переваливало за полдень, когда вернулся взмыленный Нэзик и сбивчиво доложил, что впереди идет бой.
   - Кто с кем и диспозиция? - Спросил дэй.
   - Похоже схлестнулся торговый обоз с разбойниками. - Отдышавшись, докладывал разведчик. - В тысяче шагов за тем холмом. Обозники засели среди телег и огрызаются, а бандиты не могут пробиться и ведут обстрел. И тех и тех знатно потрепало, судя по трупам не меньше пятидесяти убитых с каждой стороны.
   - Боевое построение! - Заорал Коло. - Арт-два! Пробиваемся к обозникам. Бегом марш!
   Боевое построение представляло собой треугольник по четыре воина с каждой стороны и тройка начальства в центре - дэй Коло, и два зама, первым из которых был Герих, а вторым недавно назначенный Дас. Таким образом мы защищали держателя амулета со всех сторон и могли по команде атаковать в любую сторону без предварительных перестроений.
   Наш дест достиг места схватки буквально через пару минут. В это время разбойники решили сделать последний рывок и одним ударом снести защиту обозников и начать их планомерно уничтожать. Они сбились в кучу на тракте спиной к нам, прикрываясь щитами от стрел, и начали потихоньку продвигаться к обозу. Защита обозников строилась на четырех телегах, составленных в два ряда, и завалами всякой рухляди под телегами и в большинстве проходов между ними. Самих торгашей видно не было, наверно все залезли под телеги или закопались в хламе, чтобы не попасть под шальную стрелу. Оборону держало пару десятков воинов, которые засели в баррикаде и прикрылись щитами. Единственный проход, в образованный телегами и хламом периметр, был перегорожен тушами четырех тягловых быков.
   Как только толпа разбойников приблизилась на расстояние пятидесяти метров к баррикадам, кто-то из обозников зашвырнул в них камень, который упал прямо под ноги наступающим. Мгновенно в этом месте расцвел зеленый пламенный цветок размером с грузовик, а по ушам ударил звук взрыва.
   Ого! У них тут гранаты есть. Да еще какие!
   Но видимо ожидаемого эффекта взрыв не принес, зеленое пламя лизнуло невидимый купол, защищающий разбойников, и опало. В ответ полетело тоже что-то убойное, сверкнуло, грохнуло, но так же натолкнулось на щит обозников и кануло втуне. Опять засвистели стрелы между разбойниками и охранниками обоза, и все так же неумолимо сокращалось расстояние между ними.
   - Бона Ке Вар-р-ра!!! - Дэй Коло, пользуясь тем, что нас еще не заметили, скомандовал атаку и строй понесся прямо в тыл разбойникам. Скорее всего, это были не все нападающие, так как стрелы в обоз летели еще из придорожных кустов и подлеска рядом с трактом, но не так густо, как от толпы перед нами. Первыми нас конечно заметили те, кто сидел в кустах. Некоторые стрелы стали лететь в нашу сторону и отскакивать от вспыхивающих щитов, не причиняя никакого вреда.
   Нам оставалось метров пятнадцать до первого бойца разбойников, когда они поняли, что что-то не так. Вспышки от щитов и летящие в нас стрелы привлекли внимание бандитов. У них в строю началось шевеление в попытке быстро перестроиться, чтобы отразить атаку с тыла, но они уже катастрофически не успевали.
   - Адда!!! - Пронеслась команда над строем и клин нашего треугольника достиг первой шеренги разбойников.
   Короткое гудение от столкновения щита с телом бандита и первые из них отлетают назад словно пушечные ядра, сбивая сзади стоящих с такой силой, что кажется слышно хруст костей. Удар был столь силен, что мы мгновенно пробили огромную брешь в строю. Не давая разбойникам опомниться, дест разделился на две части и заработал шестоперами. От их ударов сминались металлические шлемы и трескались щиты, а люди попавшие под удар вбивались в землю сломанной кучей костей.
   Кровь хлестала во все стороны, выбивалась из сочленений в доспехах бандитов, словно сок из раздавленного кувалдой помидора. В боевом угаре из наших глоток вырывался дикий крик, позволявший хотя бы на время заглушить свой собственный страх от первой серьёзной схватки. Какофония голосов пополнялась и бандитами, только они не кричали, а выли, словно загнанный зверь, и молили о пощаде. Наш дест как безумная мясорубка прокатился по строю бандитов и втоптал их в грязь.
   Охрана обоза тоже не теряла времени даром. Пока мы были заняты основной группой бандитов, охранники отправили в кусты ещё несколько своих необычных гранат. Ближайшие деревья и кусты запылали ярким зелёно-жёлтым пламенем. Среди них заметались горящие люди, в ужасе кричащие о спасении.
   Калейдоскоп крови, перекошенных в ужасе лиц и мяса с торчащими из него обломками костей, живые факелы в перелеске - всё это смешалось в один дурной сон, заставляя адреналин в крови затмить разум и искать врага. Везде, вокруг, любого врага, лишь бы избавиться от этого чувства опасности, которое заставляет тебя рваться в бой, успеть убить первому, пока это не сделал твой противник.
   Привели меня в чувство только увесистые оплеухи Даса, когда бой был закончен, а половина из нас всё ещё била лежащие на земле изломанные тела.
   - Дим! Прекращай! Дим!!! - После третьей пощечины я начал приходить в норму. Адреналиновый отходняк тут же дал о себе знать, меня мелко затрясло, зубы залязгали друг о друга, выбивая противную дробь. - Всё кончено, мы победили...
   Сражение, или бойня, смотря с какой стороны посмотреть, заняло не больше пяти минут. Почти все разбойники были убиты, и только несколько валялось где-то в стороне, подвывая и подволакивая то одну, то другую конечность. Дэй Коло, недолго раздумывая, разбил отряд на двойки и отправил шерстить кусты. Правда там кроме горящих деревьев и кустов никого не осталось. Те из нас, кто ворвался под сень редколесья, нашли лишь обугленные тела стрелков.
   Дест отделался легко - несколько легкораненых и ни одного убитого. Занятый поисками сгоревших стрелков, я не сразу осознал ситуацию. Нас было всего двенадцать человек, а мы уничтожили отряд превосходящий нас в несколько раз. Значит правду говорили про Тысячу Бона - такое количество картаков с рунным оружием, это невероятная сила. Если так врываться во вражеский строй, то их должны были бояться пуще черта.
   Когда наш дест подошел к обозу, там уже вовсю царила суета, перевязывали раненых, собирали стрелы и оружие, оттаскивали в сторону погибших. Из общей толпы отделилось пять вояк и направилось в нашу сторону.
   - Анун, старший охраны обоза. - Представился один из них. - Спасибо, что пришли на помощь.
   - Это наша обязанность. Я командир деста Коло Рукоблуд. - Ответил дэй, на что все, в том числе и мы, вытаращились на него. Только Герих невозмутимо стоял и обозревал эту картину. Кому же как не ему знать настоящее прозвище командира. - Каковы потери у вас?
   - Э-э... - Приходя в себя, начал Анун. - Из шестидесяти воинов живыми осталось восемнадцать, трое ранены серьезно, у остальных царапины. Убит хозяин каравана и почти все обозники, только пятеро сейчас впрягают оставшихся быков и собирают вещи. Еще один, скорее всего не жилец, ему две стрелы в живот попало...
   Дальнейшие расспросы проходили без нас, так как дэй отправил весь состав в помощь обозникам. Все дела закончили уже к глубокому вечеру, поэтому лагерь разбили, отойдя метров двести от поля боя.
   Из рассказа старшего обоза выходило, что сопровождали они торговца, который заключил контракт с военными на поставку продовольствия в Сухую крепость. Вышли они дня на два раньше нас. Сначала я недоумевал, мы ведь меньше полного дня идем и их догнали, но все оказалось гораздо проще. Животные довольно медленно передвигаются и наша маршевая скорость превосходит их почти в полтора раза, а второй причиной являлось то, что нападение, которое мы помогли отбить, было уже третьим.
   Первые нападения были не столь серьезными, так как группы бандитов были малочисленными. Никто из охранников не понимал, почему разбойники, в тридцать голов числом, нападают на хорошо охраняемый караван. Но это было так, они нападали, теряли до половины состава и отступали, теряясь в лесах и унося жизни охранников. Единственное объяснение, которое было наиболее подходящим - они хотели измотать и задержать обозников, правда, никто не понимал зачем. А вот когда случилось третье нападение, стало все ясно. За те три дня люди и животные сильно уставали, так как, помимо движения в постоянном напряжении, нужно было следить за ранеными, и это сказалось при столкновении с многочисленной бандой разбойников. Если бы не своевременная помощь нашего отряда, то охрана обоза могла не выстоять.
   Все это выглядело очень хреново. Я прекрасно понимал, что идет полномасштабная диверсионная работа в тылу противника, чтобы остановить снабжение городов и крепостей, да еще и оборвать сообщение между ними. А ведь тут я ни разу не слышал о более действенном способе передачи сообщений, чем птичья почта или гонцы. Как общаются между собой маги, понятия не имею, но думаю, что если бы они изобрели быстрый и не особо энергозатратный способ общения, то это было бы применено в войсках.
   Надеюсь там, в центре Агентии это тоже понимают так же хорошо. Иначе нам придется очень несладко.
  

***

  
   Потянулись нудные дни переходов. Без обоза мы бы пришли в крепость за два дня, а с ним пришлось идти все четыре. За это время наши разведчики видели несколько небольших групп бандитов, поджидающих жертв на тракте, но завидев такую кавалькаду, они в бой не вступали и ретировались раньше, чем основные силы успевали дойти до места засады. Крупных групп разбойников нам не встречалось, а чем ближе мы подходили к Сухой крепости, и мелких не осталось в округе.
   К концу четвертого дня мы достигли Сухаря. От крепости тут осталась только местами недостроенная стена и пара башен на ней. Внутри располагались обычные деревянные постройки, дома, трактиры, несколько казарм и высокая смотровая башня, построенная на том, что осталось от когда-то хорошего каменного донжона. В принципе это была уже не крепость, а небольшой городок с крепостными стенами и башнями, но все равно тут можно было неплохо обороняться и выдержать несколько дней осады.
   Нас разместили в одной из казарм и дали целый день отдыха, за который мы должны были поправить свое снаряжение, ну и заняться тем, что кому надо. Основная толпа сразу ломанулась искать доступных женщин и вкусной еды с выпивкой. Сухарь был немного вытянут, примерно три километра в длину и один в ширину, так что наши ребята могли спокойно бродить практически по всему городку, не опасаясь получить удушение от ошейника.
   Мне тоже очень хотелось "выгулять малыша", но останавливало две вещи. Первая - это мысли о том, что в наш век технического прогресса проститутки имели такой большой букет кож-вен заболеваний, что впору вешаться, а здесь, в средневековье, уже эти болячки имели проституток, а не наоборот. Вторая менее значительная причина заключалась в отсутствии денег, у меня их практически не было после пребывания в городской управе Гашета. Всего пара монеток стрельнутых среди своих в казарме.
   Первым делом я направился искать кузнеца. Нужно было подправить сбрую, которая немного разболталась, все же нам выдали "свежак" и теперь при притирке он давал просадку. Кузню найти большого труда не составило, минут двадцать побродить да поспрашивать. И вот я уже в ней, меня встречает бородатый дядька с косой саженью в плечах и бронзовой от жара печи кожей на лице. Десяток минут на объяснения того, что мне нужно, еще десяток на замеры, и я снимаю кольчугу, часть сбруи и отдаю ему.
   - Приходи через пару часов, все будет готово. - Пробасил кузнец и скрылся в подсобке.
   Выйдя из кузницы, я пошел бродить по городку. Расспросы прохожих показали, что изысканных лавок в Сухаре нет, только травник-алхимик, живущий у южных ворот. Книгами здесь не торговали, спрос был до ужаса мал. Так же не водилось здесь лавки магических прибамбасов. Зря я считал Сухарь маленьким городком, это скорее большая деревня с каменной стеной.
   В общем, торговля тут особым разнообразием не отличалась, а вот воров было что-то многовато для такого места. Пока шатался по рынку, меня успели дважды ощупать, а третий раз даже под плащ залезть. Правда все, что нашли это тяжелого отцовского леща, отпущенного рукой в латной рукавице. Бедный пацан, мне его аж жалко стало, когда я посмотрел, кого так приголубил, и увидел наливающийся синяк на его левой скуле. Правда он не стал ждать продолжения и резко слинял из поля зрения.
   Протянув два часа, я вернулся в лавку кузнеца и застал там маленького пацанёнка и стук молота по металлу, доносящийся откуда-то из недр усадьбы мастера.
   - Здрасьте, а отец сейчас занят. Вы купить что желаете? - Спросил парнишка.
   - Нет, я пришел за заказом.
   - А, сейчас. - Скрылся тот. Через минуту стук молота прекратился, а через две в лавку зашел кузнец.
   - Ну как, заказ готов? - Спросил я.
   - Да, все тебе справил. Вот держи. - Протянул он мне вещи.
   Я тут же начал облачаться обратно, примостив клинок и щит на прилавке.
   - Гляжу меч у тебя из зеленки сделан, откуда такое добро? - Кивнул на мое оружие кузнец.
   - Выдали в казармах. А что? - Спросил я, пристраивая меч на пояс и одевая щит.
   - Может продашь? А я тебе точную копию из простого металла взамен дам. - Посмотрел он на меня, но увидев скептицизм на моем лице, продолжил. - Да не боись, сделаю так, что не отличишь от настоящего, ни по цвету, ни по прочности.
   - А сопротивление магии подобное можешь сделать, как у этого клинка? - Спросил я, на что кузнец виновато отвел взгляд. Видимо он думал, что я не знаю о свойствах этого металла и решил по дешевке у меня его выманить. - Зачем он тебе, если ты похожий сделать сможешь?
   - Из такого металла инструмент особый делают. - Нехотя протянул он. - Этот металл плохо поддается магии, кузнечным инструментом из него зачарованный металл куют.
   - Надо же. - Вынул я свой клинок и стал его рассматривать. - Нам об этом не говорили, только пообещали голову оторвать, если потеряю. А сколько будет стоить такой?
   - Правильно, что оторвать обещали. - Хмыкнул кузнец. - Такой около двух десятков золотом стоить будет, если просто в металле, а вот как оружие - больше сотни. Металл этот обычное железо, только для него хромосы специальный настой готовят, в котором месяц железный слиток держат. Готовым он становится, когда приобретает вот такой зеленый цвет. Куется потом легко, а вот магии практически не поддается. Стоит он так много, потому что хромосы секрет настоя никому не раскрывают, это их монополия. Мне, чтобы на молот из такого металла заработать, нужно пять лет не есть и из кузни не выходить.
   - Понятно... Ну бывай, мастер. - Расплатившись последними деньгами, попрощался я.
   Вернувшись в казарму, увидел только Гериха, все остальные еще бродили по городу, а Коло был у начальства. Герих сказал, что дэю сейчас там разнос устраивают за опоздание. Даже то, что мы отбили нападение на обоз, не остановит командира пьятра от резкого словечка. Звали его цэй Торин, он за словом в карман не лез и подчиненных отчитывал резко, но чаще всего по делу. Мага, который с нами отправится в путь, еще никто не видел, только слухи о мрачном типе в балахоне ходили.
   Я завалился на свой лежак, закинул мешок под него и стал мечтать о всяком, ожидая пока меня не сморит сон. Вскоре стали возвращаться парни, рассказывая о своих похождениях, о прохладном вине и горячих женщинах, о неплохой драчке и азартных играх, в которых спускали последние деньги. В общем парни чувствовали, что такое удовольствие придется испытать еще не скоро, а некоторым возможно вообще больше не придется, и по этому отрывались по-полной, не жалея денег.
  
   Агентия. Северная провинция. Выход из Сухаря. Дорога в Верхнюю крепость...
  
   Утро красит нежным цветом стены древнего...
   - А ну пошел нахер с дороги, дерьма кусок!
   - Пасть закрой, гондольер штопаный! Куда прешь, не видишь здесь люди стоят!?!
   - Я тебя щас кнутом-то по горбу перетяну! Люди... Тьфу! Че ты сморщил тут морду что жопу, мудозвон?!!
   - А ну оба рты закрыли! Орете как бабы! Чай не баре, чтобы дорогу уступали! Объедете, не переломитесь!
   М-да, вот под такие веселые разговорчики мы приближались к воротам в утренний час. А возле них уже ругались торговцы и работяги, спешащие кто в Сухарь, а кто из него по каким-то своим, важным делам. Во всем этом бардаке спешно пытались навести порядок стражники, завидевшие наш отряд и спешащие очистить путь.
   Наша кавалькада, состоящая из пьятра снабжения, приписанных к нему двух дестов копейщиков, повозки с полковым магом и нашим дестом, как раз сейчас подтягивалась к северным воротам, расталкивая в стороны столпившийся народ и отгоняя нерасторопных обывателей на повозках. Мы, как и копейщики с магом, были временно переданы под командование цэя Торина, у которого под началом был шестьдесят один человек, это считая командиров дестов и их замов. Копейщики и мы были не настолько мажорными, поэтому большого количества помощников не имели и общей численностью были в тридцать три "богатыря". Плюс ещё маг. Итого наша дружная толпа насчитывала девяносто пять человек. Почти сотня!
   Новые ребята были уже тёртыми калачами, поэтому конфликтов и неурядиц не произошло, наоборот все как-то быстро перезнакомились и даже нашли себе группы по интересам. Кроме мага, он был отдельной темой. Все время с самого начала он сидел в своей повозке, закутанный в черный балахон с глубоким капюшоном, и практически не шевелился. Только иногда черный провал капюшона поворачивался в сторону чего-то, заинтересовавшего мага. Так сразу и не скажешь, что он собой представлял, по сидящей фигуре складывалось впечатление, что это худой, невысокий старичок. Но это нарисовало сугубо мое воображение, взращенное на стандартах нашей земной фантастики. Этот "черный балахон", как прозвали его ребята, ни с кем не разговаривал и практически не реагировал на тех, кто к нему обращался, кроме начальства.
   Все сторонились мага. Вдруг его муха какая укусит и он тебя в порошок сотрет. Поэтому даже взгляд старались отвести и практически дрались за то, чтобы не идти к нему и не передавать какой-нибудь приказ начальства.
   Через полчаса, растолкав всех недовольных и горластых, наша колонна вышла в путь. Всего было десять повозок пьятра снабжения и еще одна, принадлежавшая магу. Порядок заняли такой: впереди дозор из двух двоек, в каждую из которых входил стрелок от пьятра и картак, затем дест Черных Змей, пять повозок пьятра, повозка мага, десяток копейщиков, пять оставшихся повозок пьятра и замыкал колонну оставшийся десяток копейщиков. В тыловой дозор пока решено было никого не отправлять.
   Темп движения был невысок из-за повозок, поэтому до Верхушки нам надо было добираться не меньше недели, а то и больше. Вояки шли бодренькие и налегке, просто все свои рюкзаки с харчами и скарбом закинули в повозки. Дорога убаюкивала - только размеренное движение, легкое марево от поднятой дорожной пыли и тихие разговорчики в строю.
   Время шло, местные пейзажи медленно проплывали назад. Вокруг были возделанные поля, перемежаемые рощами, редкие овраги с чахлыми ручейками или просто поросшие камышом, да пасмурная погода, которая временами радовала клином света, прорезающим тучные облака.
   Спокойный поход продолжался два дня - одинаковые пейзажи, мелкие деревеньки и практически никакого движения на дорогах, за исключением редких разъездов в десяток-полтора человек. К концу второго дня пейзаж постепенно начал меняться, все реже стали попадаться деревни и возделанные поля, густые рощи превратились в небольшие перелески, а влажная после редкого моросящего дождика погода начала становиться душноватой.
   На третий день дозор первый раз заметил разбойников. Те правда быстро ретировались, правильно посчитав, что мы им не по зубам. Но, как говорится "чем дальше в лес, тем толще партизаны", и разбойничьих шаек становилось все больше и больше. Нормальных столкновений пока не было, только пара легких перестрелок, из-за которых у нас был убит один из обозников и еще трое ранены. Ну и в остатке хреновое настроение начальства, которое начало всех гонять, как сидоровых коз.
   Весь этот день прошел на нервах, как наших, так и дозора. И только когда к ночи ближе мы остановились в чахлой роще, большинство вздохнуло с облегчением... Кроме назначенных часовых.
   Разбили лагерь. Каждый кучковался возле своего костра. Возле нашего количество людей варьировалось, многие приходили послушать байки неугомонного Дежи, да и сами что-нибудь рассказывали. Только маг черной тенью ходил между кострами и палатками, то принюхиваясь к чему-то, то щупая кусты и деревья. Ну, по крайней мере, это так выглядело.
   Как и везде в мужской компании разговоры шли об оружии, транспорте (в данном случае о скакунах), ну и конечно же о бабах. Тут не было такой традиции, как в средневековой Европе таскать за собой маркитанток, весь оборот еда-деньги проходил в поселках или на постоялых дворах, так что женским вниманием на время похода парни были обделены. Да чего уж греха таить, и я тоже на стену лезть начал без тепла и ласки, полгода почти уже ни грамма в рот, ни сантиметра в... ну вы поняли.
   Как это бывает, когда разговор заходит о прекрасных дамах, начинаются хиханьки-хаханьки и подъебки ближнего своего. То Дежи подкалывает Нэзика, что тот бабы обнаженной никогда не видел и, посмотрев на голую сиську, сразу в портки стрельнет. То уже Дас самого Дежи подкалывает насчет его похождений и собранного "букета" от представительниц прекрасного пола. Все это сопровождалось дружным хохотом слушателей и ехидным взглядом дэя. Видимо он что-то знал, чего не знали мы, но молчал как партизан, наблюдая за такой картиной.
   В долгу не остался и я, все-таки интернет великая вещь и там много интересных высказываний и анекдотов на эту тему. Некоторые пришлось подгонять под здешнюю действительность, а некоторые шли так, без изменений. Но все имели большой успех у ребят, даже маг остановился недалеко от костра и направил в нашу сторону черный провал своего капюшона.
   Я хорошо разошелся, парни хватались за животы и стирали рукавами слезы от смеха.
   - Фух! Гы-гы-гы. Откуда ты все это знаешь? Гы-гы... - Почти отсмеявшись, спросил Керн.
   - Да как откуда. Батька помню как припьет, так давай травить басни. - Соврал я и намылился отойти в сторонку, потому что мне нехило так придавило. Просто минут двадцать меня не отпускают в кусты, требуя еще что-нибудь схохмить про баб. - Так парни, я щас лопну, мне срочно надо своего Черного Змея выгулять. - Мужики снова дружно заржали.
   - Ты смотри аккуратнее там, а то уползет еще от тебя...
   - Или какая красивая баба утащит в свое логово. - Начали они меня напутствовать.
   - Скажите тоже - красивая. Многие бабы конечно прекрасны до безобразия... - Сказал я, вставая и направляясь в сторону кустов. - Но после безобразия все одинаковы. - Назидательно поднял палец и продолжил путь. Мужики сзади опять дружно заржали, но сквозь смех мое ухо уловило какое-то шипение. Я сначала не обратил на это внимания, пока зазвучавший голос не заставил смех прекратиться.
   - Ты так считаешь картак? Может мне вырвать твой грязный язык, оскорбляющий женщин?
   Теперь можно было отчетливо услышать, что это не шипение, а глухой голос. Причем это был раздраженный глухой голос, произносящий слова сквозь сжатые от гнева зубы. И он принадлежал женщине.
   Резкий поворот и моим глазам предстает маг, стоящий в пяти шагах от меня рядом с кружком ребят возле костра. Только у мага был теперь снят капюшон балахона, и он смотрел на меня... точнее ОНА!
   Мозг от осознания данного факта как-то перестал следить за языком:
   - О, баба! - Вырвалось у меня. И только когда вырвалось, запустился нормальный мыслительный процесс. Бл?!
   - Ах ты!.... - Ее лицо просто из раздраженного стало действительно гневным, аж пятнами немного пошло. В руке у девушки оказался какой-то укороченный посох или жезл, который она мгновенно извлекла из складок распахнувшегося балахона. Резкий взмах рукой и от навершия посоха ко второй руке протянулся еле видимый серебристый шлейф, а в самой руке начал загораться огонь.
   Это было настолько неожиданно, что я впал в ступор. Когда она была в балахоне, то нельзя было сказать, что это женщина. Скорее сухощавый или даже дрыщеватый мужик, причем его походка и движения были подходящим. Немного скрюченная спина и шаркающие шаги не давали даже повода подумать, что под балахоном скрывается девушка, причем такая. Раскрыв плащ, она выпрямилась, а загоревшийся огонь в руке полностью осветил ее.
   Что могу сказать, мозг не зря отказался соображать - она была красива, даже очень. Зеленые, немного раскосые глаза, чуть смугловатая кожа, аккуратное личико слегка восточного типа, совершенно не типичные для нее рыжие, просто огненные волосы до плеч, выбивающиеся из-под накинутого на голову капюшона зеленой туники, укрывавшей ее до пояса спереди и почти до колен сзади. Высокая грудь, подпоясанная ремнем тонкая талия, подтянутая попка, ножки в обтягивающих штанах и высоких, почти до колен, сапогах... Как будто с обложки журнала сошла.
   Я стоял, как громом пораженный, завороженный таким явлением. А ведь стоило что-то предпринять, огонек в руке не для освещения был зажжен.
   Не успела такая мысль до конца оформиться в моей голове, как сформировавшийся огненный клубок был брошен в мою сторону. Не знаю как, наверно тело сработало на рефлексах, но способность накачиваться энергией сработала мгновенно, усилив мой прыжок в несколько раз. Я просто оттолкнулся от земли со всей возможной силой и скоростью, на которую был способен. Тело, накачанное энергией, подбросило на добрых три метра вверх, при этом закручивая двойное сальто, а потом приземлило на ноги точно на то же самое место.
   "Обнаружено димогамное воздействие второго порядка. Запущено сканирование связей с модулями КМ13 и ВР. Подождите..." - Мелькнуло перед глазами и пропало. Этого еще не хватало!
   - Твою мать! - Только и успел выпалить я и начал уворачиваться от следующих огненных болидов.
   - Не смей (бросок огня) трогать (еще один бросок) мою (еще бросок) МАТЬ! (сразу два броска)
   Чтобы не быть поджаренным пришлось рвануть сквозь рощу. Было уже темно, но похоже комбез немного ожил после многомесячного молчания - я видел все в серых тонах, не так как при полноценном ночном видении, но и этого вполне хватало чтобы нормально бежать. Жаль только маскировка не включается, да и броню с оружием на мне не скроешь.
   Девушка, видимо, решила не бросать дело на полпути и рванула следом за мной. Поначалу мне легко удавалось уворачиваться от летящего огня, но потом она сменила тактику и мне пришлось совсем туго. На моем пути стали появляться невидимые барьеры, на которые я постоянно натыкался. Из-за них приходилось резко менять траекторию движения, а иногда даже носом пропахать землю. Натиск все усиливался и мое преимущество "берсерка" перестало быть таковым.
   Где-то за спиной в лагере раздавались крики и поднималась суета, но за нами они поспеть не могли, тем более ночным зрением из них вряд ли кто обладал. Не знаю как, наверно волшебница могла видеть ночью, но она уверенно преследовала меня, не налетая на деревья и не падая из-за попадающихся кочек и корней. Мы уже далековато убежали от лагеря, даже свет зажженных факелов перестал пробиваться сквозь жидкую рощу. Огненные снаряды стали бить точнее, с каждым разом все ближе и ближе к моей бренной тушке. Я уже только в последний момент успевал уклониться.
   Кстати, этот ее огонь был какого-то щадящего режима. Все деревья, трава и листва не загорались от него, а вот пара каких-то крыс (наверно белки были) и одна ворона, зажаренные до состояния угольков, прилетали сверху мне на голову. Все насекомые, которые попадались на пути огненного снаряда, просто вспыхивали пучком искр и осыпались на землю.
   Все это мой мозг отмечал краем сознания, в то время, как основная часть работала над вопросом "чем бы ее так стукнуть?", чтобы в пылу не убить, но и выключить минут на двадцать. Все-таки было пару возможностей вплотную к ней приблизиться, так что этот вариант был самой блестящей идеей, из тех, которые меня посетили.
   Только я собрался сделать рывок в сторону, уходя с линии атаки, чтобы в подкате подобраться ближе, как девушка внезапно грохнулась оземь, будто ей дубиной по затылку дали, и потеряла сознание.
   И тут в голове замелькали образы. Куча образов! А ведь я знаю ту заразу, которая может их посылать!!!
   - Мэр-ро? - Спросил я с надеждой пустое пространство. - Это ты? Ты где?
   Послышался тявк откуда-то слева, и крылатый засранец подлетел ко мне. Тут в эфире наступила неожиданная тишина, а потом посыпались образы, из которых сложился вопрос: Я не помешал вам с самкой делать щенков?
   - Щенков? - Недоуменно переспросил я. Но тут смысл образа достиг нужного участка мозга. - А-ХА-ХА-ХА!!!!
   Честно, давно так не ржал. Видимо вместе со смехом из меня выходило напряжение последних дней. Все как-то вдруг навалилось одно на другое. Хоть и свыкся более-менее с новыми реалиями, но все же, все же... А тут внезапное появление женского пола, который неровно к тебе дышит (а гнев вроде не попадает под определение ровно), серьезная угроза стать пережаренным бифштексом и появление мелкого комка шерсти с крыльями, которого уже и не надеялся встретить. Я был безумно рад его видеть, был рад, что мне не пришлось стукать девушку, и что все так хорошо закончилось. Да еще и песец сама непосредственность - выдал такое.
   - Нет, Мэр-ро, мы не делали щенков. - Погладил я того по холке. - Спасибо, что помог. Как ты меня нашел?
   Посыпался ворох образов. Оказывается Мэр-ро просидел целую неделю возле Гашета, прежде чем не выдержал и не отправился меня искать. Но след затерялся в большом городе, из-за чего песец задержался в нём, разыскивая потерянный запах. Несколько раз ему приходилось убегать от напуганных и рассерженных стражников, а один раз даже от мага. После этого он в город не заходил, только кружил вокруг него, пытаясь снова найти мой след.
   И в один прекрасный день он снова его взял, только на этот раз не в городе, а на дороге рядом с ним. Наверно тогда наш отряд шел мимо Гашета. Песец отправился по нему вслед за мной. И снова потерял его у "большой воды". Несколько дней он рыскал вдоль реки, пока не догадался через нее перелететь. Там он снова взял след, правда ослабший за несколько дней. Но он привел песца к Сухарю. Около суток песец рыскал вокруг него, пока не нашел свежий запах. Ну а дальше погоня за караваном и встреча здесь, посреди рощи.
   - Ты молодец, Мэр-ро. Ты даже не представляешь, как я рад тебя видеть!
   Дальше была ковайная сцена, где бедного песца гладят и тискают, а у того от сильных объятий вылезают глаза из орбит.
   Из радостных мыслей меня вывели крики, раздававшиеся со стороны лагеря - наши поиски никто прекращать не стал. Маг внезапно куда-то убежал в погоне за идиотом, а без него пьятр с места не сдвинется. Мертвый или живой маг должен быть найден.
   - Мэр-ро, сейчас я отнесу самку в лагерь к остальным двуногим. Ты им на глаза не попадайся, если что зови, ну или я тебя позову. Иногда я буду отходить от отряда, тогда можешь выходить ко мне, только так, чтобы тебя не заметили, хорошо? - Получив от песца заверения в том, что он все понял и теперь будет постоянно рядом, но на глаза никому не попадется, я подошел к девушке.
   Та оказалась на удивление легкой, когда ее поднял. К жезлу притрагиваться голыми руками было боязно, поэтому обмотал его вместе с магом полой ее же балахона. Вот так, с драгоценной ношей на руках, я предстал пред очи нашего доблестного начальства.
   - Жёваный крот! Вы там совсем уху ели? Тут за каждым кустом по разбойнику с луком и ржавым кинжалом сидит, а вы бл?дство в лесу устраиваете со светопреставлением! - Заорал на меня цэй Торин. - Надо было бл? сразу надпись на тракте оставить, что тут обоз стоит, и говна в костер закинуть, чтобы дым за несколько тысяч шагов увидали! Коло! Разберись с этим гондольером. - Крикнул он в сторону нашего костра, от которого уже спешил мой командир. - Чтобы глаза мои тебя не видели, понял бл??! Попадешься мне до крепости, пеняй на себя!
   - Так точно, цэй! - Попытался я козырнуть, но как-то не получилось, руки заняты.
   Цэй развернулся на пятках и умчался к себе, по пути раздавая команды, чтобы все поисковики вернулись в лагерь. Тут ко мне вплотную подошел дэй:
   - Давай неси Макезу в ее повозку и иди сюда, я тебя тут подожду.
   Значит тебя красавица Макезой зовут....
   Выполнив поручение, я вернулся к дэю. Тот что-то говорил Гериху, но быстро отпустил его при моем приближении. Резкий удар в челюсть я выдержал с достоинством, особенно когда со спины меня подперла мягкая земля.
   - Это за то, что мне достанется сегодня от Торина. - Проговорил Коло, помогая мне встать. - За остальное ругать тебя нет смысла. Это все-таки у мага нервы плохие, но за языком следи. - Начал тот тихо выдавать мне цэ-у. - Я вам не говорил, что маг женщина, а то начали бы ходить как петухи, хвост распушив, и кукарекали бы не по делу. Все внимание бабе вместо того, чтобы за окружающей обстановкой следить. Но кто ж знал, что так выйдет. Ладно, сам понимаешь, ты теперь не только цэю на глаза попадаться не должен, но и магу, пока она не остынет. Так что завтра заступаешь в дозор и до самой крепости из него не выходишь.
   - Так точно, дэй! - козырнул я.
   - Вот и отлично. Теперь спать. - Он развернулся и пошел в сторону нашего костра, но через пару шагов замер и повернулся обратно. - А как ты ее уложил? Неужели волшебным поцелуем? - И морду такую хитрющую делает. Ох не зря он свое прозвище носит, ох не зря...
   - Почти. - Съехал я с темы, пытаясь изобразить смущение. Видимо у меня получилось, так как дэй хмыкнул и пошел к своей палатке. Фух, слава богу, пронесло. Да и с дозором неплохо вышло, можно будет с Мэр-ро иногда болтать.
  

Глава тринадцатая

Нелюди

  
   Тому, кто не похож на нас,
   Не так легко среди людей.
   Страшён и в профиль, и в анфас,
   И кровь из ран бежит быстрей...
   (минутное помутнение автора)
  
   Агентия. Северная провинция. Дорога в Верхнюю крепость...
  
   К обеду наш "караван" добрался до самой крупной деревни на тракте по пути к крепости. Сама деревня носила какое-то зубодробильное название, не поддающееся переводу. Тут мы пополнили запасы, практически под завязку, так как дальше на пути деревень не предвиделось, и отправились дальше. Большинство из поселков были расположены восточнее или юго-восточнее ближе к реке и густым лесам с дичью. Ведь чем ближе к разлому, тем местность становилась суше, а растительность реже. Даже дождливая погода сменилась сухостью и жарой.
   Густые рощи практически пропали, остались небольшие перелески и невозделанные поля. Правда иногда стали попадаться заросли, густо заросшие каким-то кустарником. На вид он был как тёрн, такой же густой и колючий, но без синих ягод. Это очень сильно затрудняло работу дозору, так как в основном мы не выходили на тракт, а шли параллельно ему с двух сторон, и только через определенные промежутки времени выходили на него, чтобы обменяться своими наблюдениями.
   Сейчас уже было где-то часа четыре-пять после полудня, нас в дозоре было две двойки - я с Алеком, парнишкой стрелком из пьятра, и Тан, тоже с напарником из стрелков. Через минут двадцать у нас был контрольный выход на тракт, но я и так знал, что делает вторая двойка. Мэр-ро незаметно их сопровождал и докладывал мне обо всем необычном.
   "Зафиксирован выброс неизвестной энергии. Ориентировочное направление северо-восток. Переход в активный режим защиты. Восстановление связей завершено на 94%. Доступны все функции КМ13" - Вклинился в мои размышления интерфейс. Да так неожиданно, что я чуть не споткнулся.
   - Эй! Давай за мной, только тихо. - Махнул я рукой Алеку. Тот приблизился ко мне и кивнул головой, мол что случилось. - Там кто-то есть, - указал ему направление, - сейчас тихонечко двигаемся в ту сторону, с максимальной бесшумностью, понял?
   - С чего ты взял, что там кто-то есть?
   - Болтай меньше и давай за мной. - Не стал я ему отвечать. Бл?, нас в дозор отправили или на прогулку? За такие тупые вопросы дэй Коло уже бы зубы выбил. Нас ведь как в лагере учили, кому-то что-то показалось - иди и проверь, а уже потом песочь паникера, если там ничего нет.
   Алек и дальше продолжал бурчать, что ему приходится по дебрям лазить из-за всяких идиотов, которые припьют, а потом им мерещится. Терпение мое закончилось шагов через двадцать, ведь точно знаю, что там что-то есть, а этот полудурок рот не может закрыть, чем нас и демаскирует. Я остановился, потихонечку закипая, подождал пока он подойдет ко мне, и так нежно приподнял его за горло над землей.
   - Если ты сейчас пасть не закроешь, то лишишься ее вместе с головой, понял? - Прошипел я сквозь зубы. И только когда получил от Алека попытку сказать "да", опустил того на землю. - А теперь шагаешь за мной след в след, и чтобы шороху от тебя даже слышно не было.
   Дальше путь продолжался в тишине. Где-то через сотню метров интерфейс снова выдал сообщение, и мы припали к земле, пробираясь ползком сквозь кусты. Тут уже и мой напарник услышал странные звуки и перестал косо на меня смотреть, сосредоточившись на бесшумном передвижении и изучении местности. Чем ближе мы подбирались к источнику звуков, тем отчетливей понимали, что за зарослями кто-то есть.
   Приблизительно за тридцать метров до цели, сквозь кусты стали видны очертания небольшой поляны, а так же какого-то движения на ней. Мы практически вплотную подползли к краю, чтобы лучше рассмотреть расположившихся здесь незнакомцев.
   - Что за...
   - Мамочки! Это вейги! - Перебил меня Алек.
   Но он точно подметил - МАМОЧКИ! На поляне находилось пять существ, которых я никогда в жизни не видел. Вот у нас кинематограф развился до такой степени, что нарисовать реалистично можно любую тварь, но все-таки графику можно отличить от реальности. Здесь я увидел реальных "нереальных" существ и хочу сказать, что графикой такое не нарисовать. Все движения, морщинки, мимика, волоски, шмыганье носа при вдохе и многое-многое другое - всё это было просто поразительно. А физика движений вообще завораживала, большинство графических зверюшек с телеэкрана нервно курили в уголку по сравнению с реальностью, представшей перед нами.
   Алек затих, вжавшись в землю и затравленно наблюдая за этими существами, а я как любой нормальный человек, просто с невероятно выпученными глазами, смотрел на все ЭТО. Так наверно смотрят на настоящего живого динозавра, бегающего по Нью-Йорку.
   На поляне находилось пять свиней! Причем несколько из них (кто не сидел) ходили на двух ногах!! Самый ближайший ко мне свин стоял в пол-оборота, на нем была кожаная кираса с юбкой и наплечники с шипами. В руках он держал странное оружие - дубину, местами перемотанную ленточками с прикрепленной на конце частью челюсти какого-то животного. Почему-то на ум лезло слово "мотыга". Ноги у него, да и у всех на поляне имели дополнительный выгнутый в обратную сторону сустав и заканчивались полустопой-полукопытом. Руки оказались трехпалыми с ороговевшими кончиками пальцев вместо ногтей. Сама морда представляла свиное рыло с четырьмя кривыми бивнями и ёжиком-ирокезом, начинающимся ото лба и уходящим по спине вниз вдоль позвоночника. Хвост был не как у простых свиней спиралькой, а прямой, полуметровой длины с кисточкой волос на конце. Все тело, кроме кистей рук и пятака, покрывал слой короткой шерсти. Ростом примерно метр восемьдесят-девяносто, из-за ирокеза точно сказать нельзя. А веса наверно не меньше центнера.
   Второй представитель свинов, который сидел чуть дальше, был гораздо колоритнее. Он оказался очень здоровым, просто горой мышц. Кончики его пальцев были заточены, правую бровь пересекал шрам, из одежды только наплечники, наручи с острым концом и набедренная повязка, а за спиной виднеется просто невероятных размеров топор. Так как он сидел, трудно было сказать какого он роста, но судя по комплекции - думаю близок к двум с половиной метрам. Из четырех бивней одна пара отличалась просто неимоверной длинной и походила на бивни слонов (точнее один из этой пары, второй оказался сломан и аккуратно обточен). Зубы были острыми как иглы и как апофеоз всего, подбородок венчала маленькая бородка.
   Третий свин очень походил на первого, только его ирокез был гораздо пушистее, а сам он оказался немного ниже и коренастее. У него помимо однообразной защиты я увидел что-то наподобие обуви. В руке он держал секиру, на поясе покоились в ножнах меч и кинжал, а на шее висело ожерелье из клыков. Его набедренная повязка была слегка подрата снизу, поэтому он немного напоминал вооруженного до зубов туземца.
   Четвертый был тоже здоровым, примерно двух с половиной метров ростом. Только он выглядел скорее толстым, чем накачанным как второй. У него имелась такая же маленькая бородка и пушистый ирокез, но гигантские бивни отсутствовали. Он так же, как и предыдущие носил набедренную повязку, но с броней у него дело обстояло немного по-другому. От самого пятака и до лба двумя ремешками крепилась защитная металлическая пластина, которая со стороны напоминала больше намордник, чем средство защиты. Плечи так же прикрывали наплечники, только без шипов, а его наручи заканчивались заточенным лезвием гораздо дальше кистей рук. На спине у него висел здоровенный боевой топор с шипами на обухе.
   Этот толстяк стоял перед последним представителем своей расы в этой компашке, который разительно отличался от всех остальных. Первое что бросилось в глаза, это то, что он одет практически полностью. На ногах находилось что-то типа обуви, как у третьего свина, а так же короткие бриджи, прикрытые сверху набедренной повязкой с черепушкой на поясе. Торс прикрывало подобие рубашки, а поверх всего был одет плащ. Самый настоящий плащ с подбитыми металлическими пластинами нижними полями и карманами, из которых торчало что-то непонятное. Из брони - только наплечники с шипами.
   Все бы ничего, но этот свин оказался столь маленький относительно своих сородичей, что на язык просилось слово карлик. У него не было ирокеза, его уши были тоньше и длиннее чем у остальных, а пальцы заканчивались практически нормальными ногтями, правда черного цвета. Еще одним "недостатком" являлось отсутствие бивней. Только два маленьких клычка с претензией на них выглядывали из-под верхней губы.
   Вроде бы такой мелкий свин должен быть самым слабым в отряде, ан нет. Эта мелочь, за то время пока мы их рассматривали, отчитывала толстяка, визжа и похрюкивая на всю поляну. А толстый даже не предпринимал никаких попыток пнуть того копытом в голову. Он пытался оправдываться, но толком даже не мог вставить слово (или даже хрюкнуть). Остальные занимались своим делом - гора мышц сидел возле костра и подкидывал топливо, другой протирал тряпкой секиру, третий делал обход вокруг поляны.
   Мысленно я разделил их на "Мотыжника", "Туземца", "Амбала", "Толстяка" и "Карлика". Дождался пока Мотыжник отойдет к противоположному от нас краю поляны и обернулся к Алеку:
   - Щас тихонечко валим к своим. - И показал пример, как надо делать, словно рак пятясь задом.
   Проползти мы успели метров десять, когда Алек хрустнул какой-то сухой веткой. Мы синхронно замерли. Вроде и шелестит листва на деревьях, и всякие другие звуки есть, типа скрипа веток и криков птиц, но этот хруст был сродни грохоту разбитой вазы в минуту молчания.
   Я, почувствовав что-то неладное, обернулся. Точно, визг Карлика пропал! Через неимоверно долгое в моем восприятии мгновение поляна пришла в движение, и оно никак не напоминало мирные посиделки у костра.
   - Давай бегом. - Особо уже не таясь, я схватил Алека за шиворот и рванул через кусты, попутно пытаясь дать команду комбинезону покрыть защитой части тела, скрытые одеждой.
   У меня получилось, я почувствовал, как ощущение одежды сменяется однообразным чувством "второй" кожи. Сзади раздался треск ломаемых веток. Похоже у нас гости.
   - Мэр-ро! Где вторая группа?!! - Мысленно возопил я.
   Как ни странно он меня услышал и передал несколько образов, показывающих, что вторая группа выходит на дорогу.
   Отлично, только бы теперь успеть унести ноги и добраться до своих.
   Мы прорывались сквозь кустарник, который цеплялся за мой плащ и драл одежду Алека. Я уже не держал его за шиворот, он и сам понимал, что будет несладко, если такие большие дяди нас догонят, поэтому мчался словно отрастил на пятках крылья. За очередными кустами показался тракт, на нём в пятидесяти метрах от нас в направление основной колонны стоял Тан и его напарник.
   Алек бежал передо мной, но внезапно зацепился ногой за корень и растянулся прямо на дороге. Я по инерции пробежал еще пару шагов, перепрыгнув через него, и только тогда остановился. Тан заметил нас и помахал рукой, но было не до него, треск веток раздавался совсем рядом и с минуты на минуту кто-то должен был выскочить из кустов. Пришлось делать резкий рывок обратно, чтобы помочь напарнику.
   Успел я сделал только шаг, как кусты затрещали громче, а затем оттуда вырвался Туземец, чуть не споткнувшись об Алека. Он мгновенно нашарил взглядом меня с напарником и занес над головой секиру. Время в этот момент стало каким-то тягучим, как будто все происходило в замедленной съемке. Казалось, мои шаги идут неимоверное количество времени, хотя на самом деле наверно проходили какие-то доли секунды. Я успел в последний момент. Когда секира Туземца была уже на полпути, мне удалось подставить под удар щит и влить в него энергию. От стрессовой ситуации управлять им выходило плохо, и щит постоянно переключался с защитного режима на реверсивный.
   Секира резко опустилась. От удара щит блеснул, отражая предмет, а рука вместе с секирой отскочила обратно и по инерции развернула свина на девяносто градусов. Не теряя драгоценные секунды, я кое-как перешагнул через Алека и со всей силы зарядил шестопером прямо в защищенное металлом плечо "Туземца". От удара и влитой энергии того как ветром сдуло, откинув обратно в кусты.
   В скором темпе я поднял Алека и рванул вместе с ним к другой двойке. Подбежав к обалдевшим от такого зрелища ребятам, мы, выводя их из ступора криками "Вейги! Бегом назад!", помчались обратно к основным силам.
   Разведчики от основной группы отходили примерно на полкилометра, поэтому нам понадобилось меньше минуты, чтобы добежать до своих. Сквозь срывающееся дыхание мы доложили начальству об отряде вейгов. Я докладывал дэю, так как к Торину было опасно подходить, тем более остальные побежали именно к нему.
   - Как ты говоришь, один с большим бивнем, а еще один мелкий? - Спросил у меня Коло. - Ты ничего не перепутал?
   - Нет, я даже могу описать, кто в чем одет, их защиту и оружие, ну кроме мелкого, у него всякой всячины полно, даже не знаю оружие это или нет.
   - Хреново, только берсерка с холлом нам не хватало. - Озадаченно произнес он.
   Тут посыпались команды от Торина:
   - Коло! Защищаешь мага! Остальные - выстроить телеги в два ряда! Стрелки сверху на телегах! Открывать огонь по команде! Копейщики коробку перед телегами в две шеренги! Бегом! Кой в руки, на двадцати шагах бросок! - Дальше шли непереводимые эпитеты в адрес нерасторопных и перепуганных сменой обстановки бойцов.
   Дэй повел нас к повозке Макезы, которая стала у правого фланга выстраивающихся телег.
   - Трое вместе со мной наверх, на защиту мага! Остальные полукольцом с фронта телеги! Арт-один! Выполнять!
   У нас растерянных было гораздо меньше, поэтому команды были выполнены быстро и оперативно. Я оказался под рукой у Даса и он меня за шкирку затянул в телегу. Как раз к тому моменту, как мы залезли на нее и взяли Макезу в кольцо, из кустов стали выбегать свины.
   - Мэр-ро, сможешь помочь? - Мысленно закричал я, не зная рядом ли он или нет.
   Ответ в виде образов пришел тут же. Песец сомневался. Первый раз на моей памяти. Для него эти здоровые свины казались чудовищными монстрами, и он не знал, сможет ли кого-то из них обезвредить. Единственным, кто, по мнению песца, подходил и на ком он постарается это проверить, был самый мелкий из них. Я так же мысленно дал добро и предостерег, чтобы собакен включился в игру, когда Карлик отвлечется на сражение. Уж больно странен был его командный тон на поляне. Возможно это тот самый холл. Интересно кто это?
   Во время разговора с песцом я ощущал, как Макеза взглядом прожигает дыру в затылке. Хоть бы не огрела меня в горячке боя, а то скажет потом, что так и было.
   Додумать мысль мне не дали. На дороге показался весь отряд противника, отчего лицо дэя сразу напряглось, а Торин так вообще сбледнул. Ох не нравится мне это, они похоже сталкивались с такими ребятами, и их лица ничего хорошего нам не сулят.
   Мне казалось что вейги, завидев такой большой отряд, резко изменят курс движения и умотают, пока шкуры без дырок. Ага, вот только они думали иначе. Трое сразу помчались к нам, а вот "Амбал" и "Карлик" остались на месте. Мелкий начал что-то доставать из карманов, чем-то щелкать и повизгивать, затем в руках у него оказалась штука, отдаленно напоминающая пистолет с таким раструбом на конце ствола, как у мультяшного мушкета. Блин, если у них тут есть огнестрел, то дела плохи, наш дест может и выстоит, а вот стрелков и копейщиков пощелкают как орехи.
   В это время "Амбал" как-то покраснел весь, раздался вширь и ввысь, глаза немного засветились белым. И он сделал то, от чего у меня мурашки пробежали по коже. Вы когда-нибудь видели перед собой разъяренного быка, который бьет копытом и грозно мычит? Я тоже не видел. Зато здоровенный свин, который и так увеличился в размерах, гребанул ногой и громко завизжал. Так вот о каком берсерке говорил дэй...
   Такая картина не одного меня ввела в ступор, все парни вытаращились на такое диво. Но наш командир был не пальцем деланный, его такими штучками было не пронять:
   - Рты закрыли! Щиты перед собой, Бона Ке Вар-р-ра!!!
   - Бона Ке Вар-р-ра!!! - Заорали мы и начали сбрасывать оцепенение.
   - Стрелки! Бей вразнобой! - Гаркнул где-то слева Торин.
   Все эти метаморфозы Амбала, копошение Карлика и крики дэя не заняли по времени и пяти секунд. Но этого хватило, чтобы первые три свина достигли наших рядов. Мотыжник с разгона зарядил своим оружием по щитам наших ребят, защищавших повозку мага. Я надеялся, что того откинет обратно, но этого не произошло. Его оружие спокойно било по щитам, не испытывая никаких неудобств, только светиться чуть-чуть начинало. Непростой оказалась костяная мотыга. Или кость у нее волшебная, или я даже не знаю что, но хреначила она по защите здорово, оставляя при этом нехилые царапины.
   Туземец и Толстяк врубились в ряды копейщиков, которые встретили тех слитным броском коев. Правда результата это особого не принесло, шкура у свиней оказалась на диво твердая. Единственный успех копейщиков был в том, что им удалось вогнать одно из толстых копий в ногу Толстяку. Но это еще сильнее разъярило его, и он начал махать своим топором как мельница. Там началась настоящая мясорубка - слышались крики, звон металла и постоянно падали на землю поверженные люди. Лучники вовсю поливали стрелами свиней. Только по счастливой случайности кому-то удалось попасть в глаз Туземцу. Но даже с такой раной он еще какое-то время крошил мужиков.
   У меня начали труситься ноги, и подкатил к горлу ком при виде всего этого. А в голове билась всего одна мысль "Такого не может быть. Это невозможно!" Но в реальности оказалось очень даже возможным.
   - Не робей! - Дас шарахнул по моему наплечнику латной рукавицей. - Прорвемся...
   Он наверно был волшебником, потому что такие простые слова и небольшой тычок действительно помогли прийти в себя, взяться покрепче за шестопер и стиснуть железную ручку щита.
   Амбал все еще визжал и раздувался, он уже прошел порог в два с половиной метра и приближался к трем. В это время Карлик достал что-то из кармана, встряхнул и бросил в нашу сторону. Непонятная штуковина на подлете развернулась в зеленую пульсирующую сеть площадью не меньше десятка метров, но достигнуть нас так и не смогла.
   За моей спиной раздался шелестящий голос Макезы, а потом оттуда повеяло холодком. Летящая сеть тут же наткнулась на прозрачный, отливающий розовым пузырь, который заключил весь дест и повозку в себя. Небольшое искрение в месте соприкосновения с преградой и сеть бесследно распалась. Снова что-то прокричала Макеза, а затем появился низкий трансформаторный гул, будто силовая установка набирает мощность. Достигнув апогея, звук превратился в оглушающий грохот, и в Карлика устремилась ярко желтая ветвистая молния.
   Я даже подумал что это пропечет его до хрустящей корочки, но вместо этого перед мелким поросенком появился экран, мерцающий зеленым. Эта страшная молния просто расплескалась в стороны, не причинив Карлику никакого вреда. Зато определенно привлекло его внимание к нам.
   В ответ он начал стрелять из своей этой штуки с раструбом, попутно используя различные смертоносные артефакты, которые извлекал из карманов и недр плаща. Штука похожая на огнестрел, слава богу им не являлась, она стреляла небольшими белыми шариками, примерно с теннисный мяч размером. Хотя по напрягшемуся лицу Макезы было понятно, что они совсем не игрушечные.
   Теперь девушка больше защищалась, чем атаковала, потому что после серии шаров в ход шел очередной смертоносный артефакт. Лишь в мелких передышках, которые позволял себе Карлик, ковыряясь в новом артефакте, девушка пыталась как-нибудь пробить его защиту.
   Она отправила в него несколько огненных сгустков, которыми недавно гоняла меня, и тут же перешла в оборону. Карлик бросил перед собой на траву странный полупрозрачный камень, а буквально через секунду в нашу сторону протянулась полоса промороженной земли, блестящей инеем на травинках. Это казалось некой насмешкой, потому что ничего вроде бы серьёзного такое явление собой не представляло, но когда полоска мороза достигла невидимой границы защитного пузыря, в воздухе соткалась здоровенная льдина и с громким хрустом впечаталась в защиту, продавливая её на полметра в глубину.
   У девушки побежала струйка крови из носа. Она зарычала сквозь сжатые зубы и резким взмахом руки хлестнула воздух в направлении мелкого поросёнка. В тот же миг земля под ним будто брызнула осколками, заставив его верещать и суетиться, выставляя дополнительную защиту.
   Пока Карлик с волшебницей пробовали друг друга на прочность, а Толстяк, утыканный стрелами как ежик, каким-то образом крушил обозы, Амбал взвизгнул последний раз и, перестав вырастать (уже почти три метра вымахал), ломанулся к обозникам. Мелкий что-то визгнул ему вслед и тот изменил траекторию и помчался прямо на нас. Наверно приоритетней было завалить мага, поэтому Карлик направил Амбала сюда. Мотыжник, все это время успешно отбивающий шестоперы и монотонно долбящий по щитам, немного посторонился, пропуская здоровяка. Амбал со всего маху врезался плечом в строй наших ребят. Щиты ярко сверкнули, откидывая эту здоровенную тушу, но пара парней не смогла устоять на месте и со всей силы впечаталась спиной в обоз мага.
   Трухануло нас хорошо, на ногах осталась одна Макеза, а мы повалились кто как. Дэй выпал за борт, увлекая за собой еще одного бойца, Дас грохнулся прямо под ноги девушке, ну а я сверху на Даса. Пробитой брешью в строю попытался воспользоваться Мотыжник и рванул в образовавшийся проем, правда ребята после Амбала были не в настроении играться, поэтому Мотыжника встретило сразу четыре шестопера и один щит. Эффект получился неожиданный, Мотыжник отлетел от строя поломанной куклой и свалил собой поднимающегося Амбала, но вот сама костяная мотыга с остатками держащих ее рук осталась на месте и упала под ноги ребят. Видимо даже если по обладателю оружия долбануть магией, оно все равно оставалось не восприимчиво к ней, держа на месте хозяина, ну или часть его тела.
   Все это заметить я успел пока приземлялся на Даса и впопыхах поднимался. Но еще заметил и другую, более опасную вещь. От толчка обоза Макеза потеряла концентрацию, и Карлику удалось пробить ее щит. Поднимаясь, я с расширенными от ужаса глазами смотрел, как четыре шарика выплюнутые тем странным оружием приблизились к куполу, один из них растворился, пробивая защиту, а остальные три, не встречая сопротивления, продолжили свой полет. И летели они прямо в стоящую за мной девушку.
   Она пыталась что-то сделать, но наверно не успевала, так как шары были все ближе и ближе. В голове носились тысячи мыслей, но самой яркой была одна - без мага нам конец. Не знаю, почему я поступил так, как поступил, наверно мне было насрать, что увидят окружающие, просто хотелось выжить.
   Выставляя перед собой щит и отдавая команду комбезу на полную герметизацию, я сместился так, чтобы своим телом закрыть Макезу. В здравом уме я бы никогда так не поступил, скорее всего просто повалил бы волшебницу наземь, но в тот момент такие дельные мысли мне в голову не пришли.
   - Мэр-ро, давай!!! - Заорал я, рывком утвердившись на ногах.
   Два шара попали точно в щит, а третий почему то угодил в шестопер, который я выставил в сторону немного правее. Вторя моему крику, из-за спины что-то крикнула Макеза. В этот момент Карлик немного пошатнулся, похоже это Мэр-ро опробовал свои силы, а затем от волшебницы к мелкому свину протянулся ярко-рубиновый луч и прозвучал хлопок, как будто рядом взорвали надутый полиэтиленовый пакет.
   Карлик шмякнулся на землю, не подавая признаков жизни. Амбал, набирая новые обороты для второго захода, замахивался здоровенным топором. Толстяк корчился на коленях, пытаясь вытащить застрявшие в голове стрелы. Туземца уже давно затоптали и он лежал окровавленной грудой среди тел копейщиков, только обломки стрел смотрели в небо из его глазниц.
   Но меня это уже не волновало. После того, как шарики прилетели на мой щит и шестопер, я подумал что все, пронесло... Ошибался. Щит и шестопер мгновенно раскалились, от них пошел очень сильный жар. Было такое ощущение, будто меня засунули в духовку и у моей щеки находился раскаленный гриль. Я заорал. Так заорал, как никогда в жизни. Кожа на лице прямо под комбинезоном начала съеживаться, губы потрескались и пошла кровь. Глаза были зажмурены, но все равно было дико больно.
   Я свалился с обоза, размахивая руками в попытке отбросить щит и шестопер. Кожаная петля, которая одевалась на руку, чтобы даже выбитым не потерять шестопер, и ремешок щита, которым он фиксировался на руке в районе локтя, не позволяли сделать это быстро. Перед глазами мелькали надписи интерфейса о перегрузке, разрушении материала на конечностях и запуске сворачивания в фоновый режим для восстановления. Внимания на это я уже не обращал, мне было все равно, лишь бы избавиться от боли.
   Сколько продолжалась моя агония - не знаю, в тот момент время для меня перестало существовать. Шестопер каким-то чудом отвалился от меня первым, наверно все-таки перегорела петля. А щит... Щит взорвался, отправляя меня в спасительную тьму, где нет жара и боли, где есть только тишина.
  
   Агентия. Северная провинция. Дорога в Верхнюю крепость. Двести восемьдесят седьмой день от прибытия...
  
   Очнулся я на следующий день после стычки с вейгами. Проснулся от того, что жутко чесалось лицо и руки. При попытке выполнить такое желание столкнулся с проблемой. Руки и лицо были перебинтованы, причем руки от самого локтя, а лицо вообще имело только отверстия для глаз, рта и носа.
   - Да что ж такое! Еще бы член на узел завязали, чтобы поссать нельзя было. - По привычке на русском ругнулся я. - Эй, есть тут кто?
   - Ты чего такое орешь Дим? - Раздался справа голос Керна. - Похоже сильно тебя прибило, раз тарабарщину какую-то несешь.
   Блин, я же не дома...
   - Керн, ты?
   - Ага.
   - Помоги в кусты отойти, а то щас под себя налью. - Попросил его.
   - Щас, погоди чуток... - Поддерживая меня, проговорил он.
   Оказывается, Керн был моей наседкой все это время, что я провел в отключке. Пока он вел меня к местным удобствам, рассказал все, что я успел пропустить. В момент моей "контузии" ребята совсем озверели и набросились на Амбала. Карлик был в обезврежен, Толстяка добивали обозники, и единственным, на кого пал гнев нашего деста остался именно Амбал. Запинали его до такой степени, что он даже на отбивную был слабо похож. Даже здоровенный топор и увеличенная сила не смогли ему помочь. Его просто превратили в фарш.
   Из наших умер Герих. После первого удара Амбала именно его отбросило на телегу мага. Удар пришелся на голову, отчего шейные позвонки Гериха превратились в осколки пззла. Оставшееся от него оружие и щит достанутся мне, так как мои взорвались. Обозников потрепало гораздо сильнее, практически два десятка стрелков не пережили стычку. Сейчас там было двадцать два человека с легкими ранениями и царапинами, трое с поломанными ногами и двое совсем тяжелых. Из копейщиков практически никто не выжил, только двое парней все до ужаса переломанные лежали в повозках. Не стало в этой скоротечной битве и цэя Торина, который одним из первых пал в битве за обозы. Сейчас всеми командовал Коло, остальные командиры дестов выбрали его, как человека, отряд которого понес наименьшие потери.
   Раненых перебинтовывали, не отходя от места битвы, убитых тоже хоронили там. Затем отряд двинулся дальше, остановившись только глубоким вечером. Сейчас мы находились на том же месте, где вчера устроились на ночлег. Нужно было нормально всех осмотреть, поправить оружие, да и просто отдохнуть. Поэтому весь день отряд оставался на месте и не собирался идти до следующего утра.
   Керн все тараторил пока мы шли сквозь лагерь. Как оказалось, бинты на меня наматывала сама Макеза, предварительно смазав их приготовленной собственноручно мазью. Говорит, что она каждые пару часов приходила, что-то поправляла и прикладывала голову к груди, слушая, бьется ли мое сердце. Все бы ничего, но это поначалу вызывало удивление у ребят, ведь другим она настолько сильного внимания не уделяла. Все на места расставил Дас, который рассказал, как я собой закрыл волшебницу от атаки Карлика и чуть не погиб сам. Да и я до сих пор не понимаю, что меня тогда дернуло сделать такой шаг, но о содеянном ни капли не жалею.
   - Слушай Керн, я тут как бы сам попробую. Ты иди, с моими руками дело немного затянется. А там я кликну кого-нибудь, кто поближе будет. - Сказал я ему, когда он привел меня в перелесок.
   - Ну ты это, кричи тогда... ага... - Сам себе кивнул Керн, развернулся и пошел обратно в лагерь.
   Конечно дело делать пришлось дольше, чем я сам ожидал, все-таки трудно с замотанными в "варежку" пальцами снять пояс. Пара ласковых слов на великом и могучем творит чудеса, и пояс все же расстегнулся и позволил сделать мне то, чего я так долго ждал.
   Когда я закончил все дела и, даже не особо привлекая ласковые слова, застегнул обратно пояс, то решил не возвращаться в лагерь прямо сейчас. Помощи от меня будет не много, только отвлекать всех стану. Сквозь редкую рощу было видно, что в десятке метров от меня начинается обрыв, который плавно переходит в глубокий овраг, вот туда и направились мои стопы. Хотелось одиночества, посидеть, собраться с мыслями... Но одного меня не оставили, на горизонте нарисовался Мэр-ро. Хотя он тоже не особо болтлив и его молчаливое присутствие будет наверно даже лучше, чем просто сидение в одиночестве.
   - Привет дружок. - Обратился я к нему. - Спасибо тебе, что помог. Нам было бы очень трудно без твоей помощи.
   - Мэр-ро защитник! - Что-то наподобие этого выдал он, гордо распушив хвост. Потом взглянул на меня, всего такого побитого и упорхнул куда-то вниз на охоту, показав образами, что "мамке" нужна пища, а с замотанными лапами не поохотишься. Проявил заботу засранец...
   Я сел на краю обрыва и стал смотреть вдаль. Сейчас уже был вечер, солнцу до горизонта оставалось совсем чуть-чуть. Но время я выбрал удачное. Такой пейзаж как раз то, что мне сейчас нужно.
   Еще не бардовый, но уже красный диск светила медленно полз к линии горизонта. Легкое марево над землей от нагретого за день воздуха искажало небесную границу, превращая полет одиноких птиц вдалеке в завораживающий танец. Ветер, слегка колышущий траву, приносил долгожданную прохладу вечера, а мерное стрекотание просыпающихся ночных насекомых успокаивало лучше любой колыбельной. Красиво...
   Такое умиротворение снизошло, даже все проблемы как-то отодвинулись на задний план, растворяясь в медленном дыхании природы. Потекли плавно мысли, стали вспоминаться вечера, проведенные дома с родными и друзьями. Как-то незаметно защемила сердце тоска по далекому, но такому родному миру. Одинокая скупая слеза намочила повязку на лице...
   За спиной вдруг раздались чьи-то шаги, прерывая мои грустные воспоминания. Я думал незваный гость пройдет мимо и оставит меня наедине с моими мыслями, но нет, он шел именно ко мне. Гость остановился на краю перелеска, и у меня появилось ощущение пристального взгляда направленного в спину.
   Я обернулся посмотреть, кого же принесла нелегкая, и наткнулся на цепкий взгляд уставших глаз. Это был Дас, хотя мне сейчас было все равно, пусть даже сам Сатана - с места не сдвинусь. "Смотри, если тебе так хочется" мысленно произнес я и развернулся обратно, подставляя свое лицо, замотанное бинтами, под последние лучи солнца. Созерцание этого настолько затянуло меня, что я очнулся только тогда, когда в двух шагах от меня на краю оврага сел Дас.
   - Знаешь... - Неожиданно начала он разговор. - Мне тоже нравится смотреть на закат. Мой дед рассказывал мне забавную историю, когда я был еще маленький. Он говорил, что наше светило это душа Этны, которая бродит по небу и смотрит на нас, таких смешных людей. Что каждый вечер, когда солнце опускается за горизонт, она пытается согреть холодную душу Этона, отдавая ему самое теплое и самое светлое, что у нее есть - свое сердце. А он взамен дает ей частичку своей холодной души, темной, но такой прекрасной в ночи, чтобы украсить свою возлюбленную ожерельем из тысячи звезд.
   - Да, красивая легенда... - Проговорил я. На самом деле просто не знал, что можно сказать. Как-то неожиданно это прозвучало от скупого на доброе слово, грубоватого Даса. - Знаешь, у меня тогда вся жизнь перед глазами проскочила. И я понял, что слишком многого еще не успел, что я боюсь... Многие из нас боятся, что уже не смогут вернуться домой.
   - Я тоже. - Сказал он.
   Какое-то время мы молчали и смотрели на закат, а потом он задал вопрос, выбивший меня из колеи:
   - Почему ты не умер, Дим? Тогда, на телеге. Ведь щит взорвался.
   - Не знаю, Дас, не знаю...
   - Странный ты. - Как-то необычно посмотрел он на меня. В его взгляде была и печаль, и мудрость, не свойственные такому молодому парню. Этот взгляд будто говорил "Парень, я знаю, что тебе тяжело, но у меня нет выбора...", вот только какого выбора?
   Я молчал, а он все смотрел и смотрел. А потом тяжело вздохнул и встал.
   - Странный... Зато свой. - Хлопнул он меня по плечу, после чего развернулся и зашагал в сторону лагеря. - Ты долго не засиживайся здесь, а то Коло тебя в розыск подаст. - Крикнул он напоследок, прежде чем скрыться в роще.
   - Свой... - Тихо прошептал я, смотря вслед Дасу.
   Да, теперь я стал своим для них, как и они для меня. Пусть этот мир не мой, пусть не моя это война, зато теперь я свой. Свой в чужой войне.
   - Эй Дим! - Прерывая мои мысли, закричал где-то Кёрн.
   - Здесь я!
   - Пошли в лагерь. - Подойдя, сказал он. - Вейг в себя пришел, Коло его сейчас допрашивать будет.
   - Какой вейг?
   - А, забыл тебе рассказать. Тот мелкий, которого Макеза приголубила, живой остался, только без сознания почти сутки лежал, сейчас вроде очнулся. Макеза что-то колдует над ним, наверно готовит, чтобы тот руки на себя не наложил во время допроса. Оказывается Коло немного знает вейгский.
   - Ого! Ну пошли.
   Мы вернулись в лагерь и попали как раз к самому началу. Карлик, которого все здесь называли холлом, сидел в ошейнике возле костра. Дэй Коло находился рядом и ворочал в этом же костре раскаленные железки, видимо это были орудия пыток. Макеза тоже была неподалеку и контролировала обстановку.
   Удовлетворившись результатом, Коло оставил железки в костре и придвинулся к холлу. По моей коже мурашки побежали - слишком четкие воспоминания остались после пребывания в подвалах Гашетской управы.
   Дэй сначала просто задавал вопросы, но мелкий свин презрительно кривился и безмолвствовал. Когда у командира кончилось терпение, он взял одну из раскаленных железок и приложил к ноге несговорчивого холла, чуть выше копыта. Мгновенно запахло палёной кожей. Свин пронзительно завизжал и засучил конечностями.
   Особых усилий не потребовалось, через несколько минут такого допроса холл запел. Правда нанюхаться паленой плоти успели все, у меня даже пустой желудок начало выворачивать.
   "Анализ..." - засветилась надпись интерфейса, когда Коло начал задавать вопросы на незнакомом языке. Речь отчасти была понятна и мне. Вчера, когда мы следили за вейгами на поляне и потом во время сражения, переводчик тоже работал. Так что часть разговора я смог разобрать, но не всё, только короткие и простые фразы.
   - Как звать? - Обратился Коло к свину.
   - Айнак. - Сквозь стоны пробормотал тот.
   - Что вы делали здесь?
   - Разведка, диверсия, перехват почты и вестовых.
   - Много таких, как вы?
   - Десяток, может больше, я не знаю...
   - Все отряды такие, как ваш?
   - Нет, только три. Остальные без артефакторов. Некоторые даже без силача.
   Насколько я понял, холлами назывались вот такие карлики, как наш допрашиваемый, что на вейгском означало артефактчик. А силачами были ребятки с большими бивнями, как тот, который раздувался до огромных размеров, дэй такого берсерком назвал.
   - Почему вы с нами воюете?
   - У нас союз с Мазэмо. Мы помогаем победить в войне, они дают нам выход в Звенящее море и часть добычи. Хорошая сделка.
   - Твою мать! - Выругался на местном дэй. - Слушай сюда ребятки! Вейги в союзе с Мазэмо, любой свин - потенциальный противник. Так что даже в дикого кабана стрелять!
   - Так точно! - Донеслось со всех сторон.
   Допрос продолжился, но уже в более узком направлении и при активном участии Макезы. Командира и девушку интересовали все прибамбасы, которые использовал холл в столкновении. Все, что удалось снять со свина, было сложено в отдельную сумку, которую Макеза таскала постоянно с собой. И сейчас, извлекая новый предмет, она на пару с дэем задавала вопросы свину, пытаясь разобраться в принадлежности того или иного артефакта.
   Айнака не стали убивать, его оставили рабом. Он до самого конца нашего похода делал всю грязную работу в караване лишь за то, чтобы остаться живым.
   Я ушел, так и не досмотрев представление. И так тяжко было на все это смотреть, а когда пошли специализированные термины, то совсем перестал что-либо понимать. Просто так сидеть и смотреть, как из свина выбивают знания, никакого удовольствия не было, тем более запах паленой плоти до сих пор стоял возле костра.
   В уединении мне побыть довелось не долго. Первым ко мне подкрался Мэр-ро, притащивший в зубах какую-то птаху. С трудом удалось объяснить ему, что кусок сейчас в горло не полезет. А потом кто-то начал меня звать и пришлось в скором порядке отгонять песца, чтобы его не заметили. Похоже он немного обиделся - еду принес, а я мало того что отказался, так еще и прогнал.
   - Дим. - Наконец добрался до меня Кёрн. - Тебя Коло зовет. Он в своей палатке.
   - Иду.
   В палатке помимо командира была Макеза, которая рылась в сумке с артефактами вейгов.
   - Маки, можешь пока осмотреть его. - Обратился он к ней, отрывая видимо от довольно интересного дела.
   Девушка усадила меня на пол и стала разматывать повязки. Я старался отвести взгляд, мне все-таки страшно было после того случая с шутками и погоней. Но похоже ей было не до этого. Усталый взгляд и вялые движения говорили, что она очень сильно вымоталась за последние сутки, поэтому старалась сделать свою работу быстро, чтобы пораньше отправиться отдыхать.
   - Так голубки. - Начал дэй. - У вас наклевывается взаимопонимание. Сначала ты, Маки, пытаешься его убить, потом ты, Дим, ради неё помереть хочешь. Я сначала это дело хотел поручить Гериху, но не судьба. Зато после вчерашних событий я нашел более подходящую кандидатуру. Дим теперь спит, ест и даже в туалет ходит только вместе с Маки. Это приказ.
   Девушка мгновенно замерла, так и не размотав повязки, а затем обернулась и вместе со мной посмотрела на Коло. "С какого перепуга я должен это делать?" мелькнула у меня мысль. Хотя меня вряд ли будут спрашивать. Чертов ошейник! Одна надежда на Макезу, может она переубедит дэя?
   - Дэй Коло... - Начала она.
   - Даже слушать ничего не хочу. Ты пока что наш единственный маг и без охраны я тебя не оставлю. Вон он за тебя голову чуть не сложил, - кивнул он на меня, - пусть и дальше так делает, лишь бы ты осталась жива и делала свое дело. Хватит, я сказал! - Рявкнул он, когда Макеза снова попыталась открыть рот. - Будешь возмущаться, вообще весь дест с тобой в одной палатке спать будет, да в туалет под круговой защитой пойдешь! Выбирай!
   - Хорошо, дэй. - Пробурчала она, повернувшись ко мне.
   О-о-о мля, вот теперь ее взгляд был полон гнева. И почему-то предназначалось это мне одному. Ну 3.14дец! Спасибо тебе, командир, удружил!
   - Теперь ты. - Посмотрел дэй на меня. - Не знаю, как ты выжил и даже серьезных повреждений почти не получил, но это хорошо... и странно одновременно. Ничего не хочешь сказать?
   - Я сам не знаю.
   - Много странностей с тобой Дим, не находишь? То Макеза не помнит, как ты ее вырубил, то магию вейгов и взрыв щита спокойно переживаешь.
   - Да она сама споткнулась в лесу! Я ничего не делал... - Началь включать дурака я.
   - Рот закрой! - Рявкнул дэй. - Мне насрать как ты все это делаешь, мне важна эффективность моего отряда. А она может пострадать, если я буду чего-то не знать о своих бойцах.
   Он приподнялся и стал подходить ко мне.
   - В отчете кое-что говорилось о тебе. Например, подозрение есть у Диана, что ты берсерк. - Наклонившись, он пристально посмотрел мне в глаза. - Если это так, то скажи, хуже тебе не будет. Даже наоборот.
   - Я не умею так раздуваться как тот здоровенный свин... - Чуть не икнув, пробормотал я.
   - Ой хитришь ты что-то. - Прищурился Коло. - Смотри, если обманул, то не посмотрю, что ты мой боец, головы лишу сразу. Мне, знаешь ли, лживые твари в отряде не нужны...
   - Эй! - Вклинилась в разговор Макеза, которая закончила разматывать мои руки. - А где вся мазь?
   - Чего? - Недоуменно посмотрел я на нее.
   - Мази на руках нет! Ты что, разматывал бинты?
   - Н-нет...
   - Врешь! - С подозрением уставилась она на меня. - Дэй Коло, похоже он снимал бинты и смыл всю мазь.
   - Что в ней такого Маки? - Так же недоуменно спросил дэй.
   - Да я почти всю оджу на нее перевела, чтобы мясо на его руках нарастить!
   "Восстановление повреждений закончено на 100%" - как на зло появилась перед глазами надпись интерфейса.
  
   Агентия. Северная провинция. Дорога в Верхнюю крепость...
  
   Разговор с дэем вышел напряженным. Если не сказать больше. Я думал он меня на пару с Макезой убьет и за мазь, и за странности. Но все же мне кое-как удалось отбрехаться, хотя теперь дэй стал косо на меня посматривать. И похоже пребывание в компании мага, которая меня задушить готова, его здорово веселило.
   Макеза ничего не забыла, а разговор в палатке живо напомнил о ее неудаче, так что я оказался между молотом и наковальней. Когда пытался свинтить от раздраженного мага, то обязательно нарывался на дэя и получал по печени, а когда возвращался на "пост", мог получить взбучку от Макезы. Одно радовало, дэй строго запретил ей меня калечить.
   Следующие дни нашего пути ознаменовались подъебками в мой адрес со стороны ребят. Ну а как иначе, меня теперь только и называли подстилкой. Как же, какой-то мудак теперь постоянно трется возле такой красотки. Наверное не просто так, убалжает хорошо, иначе бы прогнали...
   Такое положение дел сильно напрягало, иногда приводило даже к конфликтам. Поэтому при любой возможности я старался быть среди своего деста, а не в повозке мага. За что и получил.
   На одном из привалов, когда я сидел с ребятами, примчался дэй и сходу начал:
   - Картак, ты совсем уху ел? Почему не на посту? А ну 3.14дуй к магу в повозку! И чтобы даже поссать сходить у Маки разрешение спрашивал! Нарушишь приказ ещё раз - переломаю кости. Понял?!! - Рявкнул мне в лицо.
   - Так точно, дэй!
   И поплелся к волшебнице, словно побитая собака. С одной стороны стыдно как-то было перед ребятами, с другой зависти поубавилось, теперь было много недоумения. Оказывается, все шутники и завистники думали, что я просто так возле девки трусь, и ненавидели меня, мол "почему он, а не я?"
   С тех пор шуточки стали не язвительными, а какими-то жалостливо-сочувствующими, типа "потерпи браток, скоро избавишься от этой мегеры". Хотя с продолжением пути только и оставалось, что любоваться этой "мегерой". Вокруг становилось все однообразней и однообразней. Перелески стали редеть, кусты вообще пропали, так небольшая травка осталась. Хмурые тучи, наползающие к полудню, не переставали преследовать нас, хотя погода держалась очень теплая и сухая. Смотреть вокруг стало не на что. Приходилось украдкой наблюдать за Маки. Она была действительно очень красива, особенно когда не замечала меня, и ее взгляд не становился раздраженным.
   Утро, первые солнечные лучи касаются наших лиц. Макеза сидит на повозке и ждет остальных, задумчивая такая, взгляд устремлён вдаль. Потом прикроет глаза, чуть подавшись вперед, подставляя лицо под струи легкого утреннего ветерка, который колышет локоны медных волос, улыбнется каким-то своим мыслям. Капюшон накидки медленно спадет на плечи, поддаваясь упругой силе ветра, и солнце раскрасит её волосы в огненно красный цвет, отчего покажется, будто ее окружает светлая, теплая аура.
   И я стою, зависнув от прекрасного видения.
   - Ты это, слюнки-то подбери. - Тихо подкравшийся Дежи сбивает всю красоту момента. - Залезай, охранник, в повозку. Выдвигаемся уже. - И лыбится зараза хитрая.
   Действительно, все уже собрались и построились в походную колонну. Прозвучала команда и караван медленно тронулся в путь. Раздался топот ног по сухой пыльной дороге, послышались среди общего шума разговоров перекрикивания командиров, проверяющих наличие бойцов. Да, пока не так жарко можно немного поболтать. Потом, ближе к полудню, когда многие пройдут два десятка километров, разговоры прекратятся, не до этого будет уставшим ребятам. Но пока все пользуются моментом.
   Отвлекла меня от разговоров среди ребят чернеющая полоса на земле возле линии горизонта.
   - Чего это там такое? - Спросил я Макезу, забыв, что у нас "тихая" вражда.
   - Где? - На удивление спокойно ответила она.
   - Да вон у горизонта полоска чернеет такая.
   - Это разлом.
   - Что за разлом?
   - Ты действительно странный. - Кинув на меня взгляд, проворчала Макеза. - О нем все знают. Много лет назад в этих краях произошло серьезное землетрясение, после которого появился разлом в земле. Из-за него началась война с вейгами, только Мазэмо тогда на нашей стороне воевал. Разлом тянется почти до самых гор на границе с Хамен-Хафом. Раньше его пытались исследовать, но ничего не вышло, даже до дна не достали. Там странный туман клубится, который вытягивает силы. Говорят, что если скинуть камень вниз, то можно даже не ждать когда появится стук от его падения, настолько разлом глубок. И рядом с ним ничего не растет, только трава. Подземные воды теперь обходят это место стороной - это знает каждый маг.
   Чем дальше мы ехали, тем ближе и ближе становилась та чернеющая полоска. На первый взгляд казалось, что она не очень большая. Но теперь я бы мог сказать, что ширина разлома не меньше пары сотен метров, а то и больше, хотя с уверенностью говорить о его размерах было рано.
   Ближе к вечеру на северо-востоке показалась крепость, которая отсюда виделась всего лишь маленьким бугорком. За это время полоса разлома то приближалась к дороге, то наоборот, отдалялась настолько, что сливалась с линией горизонта. До самой крепости мне так и не удалось оценить великолепие, оставленное природным катаклизмом. По словам ребят, крепость находится прямо на краю разлома в самом узком месте на ближайшие несколько сотен тысяч шагов вокруг.
   Около часа мы ещё шли, пока крепость не стала возвышаться над нами неприступной скалой. Основательные стены с башнями перекрывали своеобразный полуостров земли, выдающийся в сторону разлома. За ними скрывался замковый комплекс крепости, донжон которого мы видели издалека.
   Верхняя крепость смотрелась очень грозно, Сухарь и рядом не стоял. На высоких стенах среди зубцов было видно вышагивающих стражников, а башни, казалось, следили за нами своими черными провалами бойниц. Здоровенные закрытые ворота при нашем приближении даже не шелохнулись. Не доверяют нам. И правильно делают, тут среди нас бегает один вейг в ошейнике, но это украшение вряд ли кто видит сверху.
   - Стой! Кто такие?! - Выкрикнул со стены стражник, высунувшийся меж зубцов.
   - Обоз из Сухой крепости! Я командир отряда дэй Коло!
   - Ждите! - Выкрикнул страж и скрылся за стеной.
   Минут десять ничего не происходило. Потом что-то зашумело и ворота, оббитые толстыми полосами железа, начали медленно открываться.
   - Заходи! - Крикнули сверху. - Оружие не обнажать! Остановиться сразу за воротами!
   Ворота до конца не открылись, только на такую ширину, чтобы могла проехать повозка. Наш караван потихоньку втянулся вовнутрь и остановился за стеной, выстроившись в оборонительную позицию. Такой порядок караван принял не зря, во внутреннем дворе нас встречало не меньше сотни вооруженных солдат, а со стен выглядывали десятки арбалетов, которые провожали каждое наше движение острыми наконечниками болтов. Когда ворота за нашими спинами закрылись, отрезая путь назад, из строя солдат вышел мужчина, практически ничем не отличающийся от остальных, лишь на правом наплечнике красовался символ офицера.
   - Мэй Той Искра, комендант. - Представился он. - С кем говорю?
   - Дэй Коло Рукоблуд. - Ответил наш командир. Послышались смешки со стороны встречающих, но мэй остался невозмутим. Коло на это не обратил никакого внимания, наверно уже привык или научился неплохо скрывать эмоции. - Что-то я не помню, чтобы крепостью руководил Той Искра, а где же артэй Гиява? - От голоса дэя повеяло таким холодом, что все смехуечки быстро прекратились, а стоявший перед нами Той напрягся. Многие из простых вояк не могли рассмотреть знамя нашего деста, так как оно было вышито на плаще и находилось за нашими спинами. И только мэй понял - мы не так уж просты, особенно когда рассмотрел на вейге ошейник.
   - Гиява убит предателями. Только у них не было с собой вейга, а у вас есть! - Повысил голос Той. - Как думаешь, дэй, вы выглядите подозрительнее или нет? Тем более десятник не командует таким количеством воинов!
   - Временно командует. - Вставил Коло. - Командир пьятра погиб при столкновении с диверсионным отрядом вейгов. Нам удалось пленить холла, которого ты видишь в ошейнике. Или ты думаешь, он добровольно повесил на шею это украшение?
   - Не знаю. - Уже более спокойно сказал Той. - Может я погорячился, но ты сам должен понимать, что здесь всех так встречают. Документы есть? Послания?
   - Есть. - Кивнул Коло. - Только не здесь. Мне перед выходом сказали, что крепостью управляет Гиява, поэтому уж извини, но у меня подозрений не меньше, чем у тебя.
   - Идем. Твои воины пока пусть постоят здесь, под присмотром. - Произнес Той.
   Из строя за его спиной вышли пять солдат и окружили Коло. Дэй, кивнув Дасу, отправился за комендантом. А мы остались стоять здесь и улыбаться воякам, которые после ухода командира так и не сдвинулись с места.
  

Глава четырнадцатая

Верхушка

  
   Про смерть слагают тысячи легенд,
   Но лишь одна из них верна:
   Запомни - это комплимент,
   Из цепких лап ты выскользнешь когда...
   (жрица богини Грикс)
  
   Верхняя крепость. Кабинет коменданта.
  
   - Медальон? - Вопросительно уставился мэй на Коло.
   - Свой сначала покажи. - Ответил тот.
   - Дэй, ты не в том положении, чтобы условия ставить. - Угрожающе произнес Той.
   - Это ты не понимаешь, в каком оказался положении, оставив за дверью охрану. - Ответил Коло, подавая силу в шестопер и щит, отчего те аж засияли.
   - Предлагаешь силой помериться? - У Тоя на руке заплясал цветок из ветвистых разрядов.
   - Хм... - Хмыкнул Коло. - А я-то думаю, почему Искра. Подмастерье? - Больше утвердительно, чем спрашивая, произнес дэй.
   - Да.
   - Убедил. Вот. - Коло извлек из-за пазухи кругляш на цепочке с эмблемой солнца и прикоснулся к нему пальцем.
   Перед медальоном появилось изображение солнца с птицей и змеей, свернутой в кольцо у её ног. Все это великолепие окружала полупрозрачная надпись "Тысяча Бона. Сэй Коло. Сотня "Черная Змея". Специализация - диверсия, разведка".
   - Кхэ... - Чуть не подавился воздухом Той и сдавленно протянул: - Тысяча Бона... Не думал, что когда-нибудь столкнусь с легендой.
   - Можно сказать, что ты видишь перед собой остатки легенд. Твой?
   Теперь уже мэй вытащил свой медальон и коснулся пальцем изображенной на нем горной вершины. Перед медальоном появилось изображение заснеженных гор, обрамленное каменной башней с причудливой геральдической вязью. Эмблему тоже окружала полупрозрачная надпись: "Белая Тишина. Сэй Той Искра. Сотня "Белый Волк". Специализация - патруль, охрана границы".
   - Белая Тишина? Я слышал, что с юга перебрасывают войска, но про вас не знал. Белые Волки охраняют горные перевалы на границе с Дудуром, если не ошибаюсь? Откуда ты? Сазан? Хаф?
   - Сазан. - Кивнул Той.
   - Да, мы с тобой, как видишь, занимаем должности не по чину. - Усмехнулся Коло.
   - Вижу. Меня повысили при переводе сюда, медальон только не успел обновить. А вот почему ты десятник?
   - А кем командовать? Всего десяток картаков. Нету больше Тысячи Бона - нету и сэя Коло.
   - Ясно. Давай документы что ли...
   Дэй достал запечатанный пакет и передал Тою.
   - Странно. Когда мы выдвигались, о нападениях на Верхнюю крепость мне не сообщали. - Задумчиво протянул Коло.
   - Вы что не получали письма? - Удивился Той, вскрывая пакет ножом. - Мы трех вестовых уже отправил. За разломом собирается десятитысячная армия, комендант убит ряжеными диверсантами, которые под видом обоза пришли с юга. Почти всех магов пощелкали при последней стычке новым оружием - противник из стрел сделал артефакты, которые летят не по дуге, а по прямой и неплохо пробивают амулетную броню. Теперь из магов только я и старик! Да и какой с меня маг, до первой ступени еле дотягиваю, не те силы.
   - Ты же сам слышал, что мы столкнулись с отрядом вейгов. На допросе холл рассказал, что они перехватывали письма и гонцов.
   - Хреново... - Сплюнул Той, наконец обратив внимание на бумаги, извлеченные из конверта. - Ладно, располагайтесь пока, я дам команду ребятам, чтобы ваших устроили. Позже все обсудим. Что слышно насчет подкрепления нам?
   - Пока только мы. Планировалось через полмесяца после нашего выхода азам сюда направить. Если что и изменилось, то я не в курсе...
  

***

  
   - Так ребята, давайте за мной. - Вышел из строя встречающих еще один воин. - Меня зовут цэй Рим, я покажу вам, где расположиться.
   Наш отряд потянулся за Римом, а встречающие солдаты рассосались по своим делам. Размещением обоза и всех товаров занялись оставшиеся десятники пьятра, остальных отвели в замок и расположили на первом этаже в общих казармах. Раненых сразу куда-то утащили, по словам в местный лазарет, который находился во дворе крепости.
   Через час после того, как мы расположились, нас накормили, а потом пришел дэй Коло и раздал всем задания. Меня тоже вниманием не обошел, приказав сторожить Макезу и здесь. Теперь мне каждый день приходилось дежурить у двери ее комнаты или таскаться с ней по всей крепости. В этом был только один плюс - я осмотрел саму крепость.
   Если смотреть на нее с высоты птичьего полета, выглядела она как глаз, притулившийся на таком полуострове, вдающемся в разлом. "Зрачок" этой крепости, который собой представлял замковый комплекс, располагался почти у самого края обрыва. Внутри крепостных стен располагались всякие бытовые постройки типа загона для критчей, кузницы, каких-то складов и еще не пойми чего. Гарнизон же располагался в трехэтажном замковом комплексе.
   На первом этаже, самом широком, располагались казармы, кухня и обедни, а так же множество помещений военного назначения наподобие оружейной, складов амуниции, казарменных сортиров и прочего. На втором было что-то наподобие отделения таможенной службы, где проверялись бумаги, взимались налоги и пошлины на товары и людей, проезжающих через границу. А самый верхний этаж служил резиденцией коменданта крепости, часть апартаментов которого было передано под комнаты магов.
   Первый этаж крепости делился на две части сквозным арочным проходом трехметровой высоты и такой же ширины, который вел к мосту через разлом. Он заканчивался у края обрыва и перекрывался железной решеткой и деревянными воротами. Вход в казармы и остальные помещения крепости был как раз из арочного прохода. Это было сделано в качестве защиты, чтобы противник не смог проникнуть в комплекс с других сторон. На мой неискушенный взгляд такое решение было глупым, притащи к проходу много соломы, подожги и защитники сами наружу полезут, задыхаясь от дыма. Хотя я мог чего-то не знать, вдруг там система пожаротушения магическая есть.
   Был в комплексе и подвал, в котором хранились продукты и находились небольшие казематы. Но в сравнении со всем комплексом, подвал был довольно мал, все-таки земля у разлома не позволяла продалбливать в себе отверстия, поэтому подземные помещения были сделаны там, где она хоть как-то поддавалась проходчикам.
   Довелось мне побывать и в кабинете коменданта. Довольно просторное надо сказать рабочее место, не обремененное лишней мебелью. Только стол и пара шкафов, все остальное пространство занимало развешенное на стенах оружие и гобелены. И среди этих красот была большая, практически в пол стены, карта известной части материка, которую я очень тщательно изучил и запомнил.
   Вообще, очень укрепленная крепость - стены высокие, замковый комплекс с узкими стрельчатыми окнами, грамотное расположение бытовых построек, высокие башни. Крепкий орешек на мой неискушенный взгляд.
   Кстати насчет разлома. Его дно (если оно есть) терялось в туманной дымке, кипящей на глубине в пару десятков метров. Края у обрыва были оплавлены, причем так основательно, что даже трещинок на них нет. Складывалось впечатление, что эту "трещину" в земле сделали огромным раскаленным клинком.
   Рассказывали, что раньше маги пытались спуститься в разлом, где-то в районе города Ома, но не преуспели. Они конечно навязали веревок на пару километров, и даже попытались спуститься, но, достигнув дымки, им всем резко плохело и они ссыпались вниз. Глядя на такое дело, гильдии запретили лезть в сам разлом, а тем, кому интересно, могут постоять на краешке и поглазеть в бездну...
   Мэр-ро обосновался на крыше одной из башен и практически не появлялся на виду, он высовывал свой нос только когда мной приносились харчи из столовки. Я ему строго наказал не показываться людям, а если ему захочется проветриться, то пусть вылетает за пределы крепости и там охотится.
   Все бы ничего, но меня до жути задолбало караулить у двери Макезы или таскаться за ней хвостом. Единственное, что мне иногда хотелось от нее - это секса. Но все падало, когда видел недовольное лицо девушки и понимал, что скорее мне раскаленный прут в задницу воткнут, чем приласкают.
   Время из-за всего этого тянулось до ужаса медленно. Дни, проведенные в крепости, показались годом. Видел местного мага - сухощавого старика, который глядишь и рассыплется при резком движении. Перезнакомился с кучей народа, даже подраться успел разок. И все, обычная тягомотина и ощущение мрачной угрозы, нависшей над нашим бастионом.
   Несколько раз прибывали небольшие отряды из Омы. Только с ними жизнь в крепости ненадолго оживала, потому что приходили новые известия о положении дел. А потом все возвращалось на круги своя.
   Разведчики, которые выходили на другую сторону разлома, приносили только безрадостные вести. Там собиралось действительно огромное войско, не меньше десяти тысяч клинков. Причем среди них замечено значительное количество вейгов, от простых воинов до холлов, берсерков и даже шаманов, что было редкостью, так как последние очень неохотно покидали границы своего государства.
   В связи с этим местный маг, иногда вместе с Макезой и Тоем, что-то колдовал на мосту и вкладывал какие-то пластинки в небольшие ниши ограждений, рисовал надписи с внутренней стороны крепостных стен, которые выходили к разлому. Той даже попытался мне объяснить все эти манипуляции, когда я его расспрашивал, но у него не хватало знаний в этой области. Из всего им сказанного я вынес только две вещи: первая - маги минировали мост на крайний случай, вторая - ставили защиту на нашу сторону разлома, чтобы маги противника не смогли поставить новый мост.
   С двух сторон в этом месте разлома расстояние между краями достигало не более пары сотен метров. Это позволило в незапамятные времена возвести здесь мост, в других местах маги просто не "доставали".
   Оказывается, у них был ограниченный радиус воздействия на прямые манипуляции, который зависел от силы мага и его восприятия. Маг "единичка" мог работать на расстоянии двух-трех десятков шагов уверенно и не очень на трех с половиной. Маги "пятерки" могли дотянуться до сотни-двух, но сил им требовалось очень много. Единственным, что выбивалось за грани понимания это некие "фениксы" и манипуляции с погодой. Фениксами владеют маги выше "пятерки", это что-то наподобие нашего телеграфа, только послание перехватить невозможно. Вот это волшебство было дальнего действия, примерно до пяти тысяч километров. А с погодой могли управиться и "тройки" - дождик там вызвать или ветерок небольшой. Хотя и не так масштабно, но всё же это не сотня-другая метров.
  
   Агентия. Верхняя крепость. Двести девяносто девятый день от прибытия. Ночь...
  
   В один прекрасный вечер, когда мое дежурство у дверей волшебницы подошло к концу, я сидел в общей обедне и разговаривал с ребятами из здешних, которые рассказывали мне про недавние нападения.
   Первое случилось за две недели до нашего прихода. Тогда отряд в тысячу людей и две сотни вейгов постарался быстро преодолеть мост и пробиться в крепость. У противника было около десятка магов и пока они воевали на своем фронте, простые воины расстреливали из-за стен крепости подступавших солдат.
   Когда враги поняли, что с наскока крепость не взять, решили отступить и прекратили магические атаки. Наши маги, подумав, что скоротечный бой закончен, немного расслабились, за что и поплатились. Из отступающего войска вышел лучник. Никто не придал этому значения, расстояние было уже большое и стрела вряд ли долетела бы до конца моста. Но стрелок поднял лук и практически одну за другой выпустил четыре стрелы, которые размазались в воздухе белой линией. А когда удивление защитников прошло, то все сначала увидели трех убитых магов, которые вывалились за зубья стены и шлепнулись на мост, разбрызгивая мозги по камню. Четвертый, чудом уцелевший старик-маг, в немом удивлении смотрел на еще одну стрелу, пробившую камень зубца, за которым он стоял, и сверкающую хищным наконечником. Она застряла в стене, не достав всего лишь чуть-чуть. Удивление мага длилось недолго, всего несколько мгновений, зато потом пришел гнев. И тогда лучник на мосту вспыхнул как спичка, даже не успев повесить лук за спину.
   М-да, а старикан-то может выдать перцу. Зря я его трухлявым пеньком считал, пусть он не бегает стометровки как молодой, зато к предкам отправляет мгновенно. Но старик стариком, а вот того, кто мог послать и принять феникса у крепости больше не осталось.
   Второе нападение было совсем неожиданным. Тогда пришел обоз, якобы из Омы. Сотня воинов и телеги, груженые продовольствием. Единственное, что удивило тогда оставшегося мага, что на них были амулеты. Слабенькие, но сбивающие с направления летящие стрелы. То, что у командира отряда были и не такие прибамбасы, внимания никто не обратил. У каждой более-менее значимой персоны сейчас за пазухой было либо магическое оружие, либо такая же защита.
   Все это удивило, но в то же время обрадовало, такие бойцы сильнее обычных, и если так пойдет дальше, то маземцы побегут словно нашкодившие дети от отцовского ремня.
   Все поняли ошибочность своих суждений только перед ужином, когда один парень, из прибывших с обозом, был пойман поваром на кухне, когда пытался что-то подсыпать в общий котел с кашей. Повар был не лыком шит и быстро скрутил парнишку, отобрал кисет с порошком и хотел отнести его магу, чтобы тот определил какую дрянь сыпали в еду.
   Пока повар выволакивал молодца в коридор, к парню пришел подельник, чтобы узнать, как прошло дело. Вот тогда и понеслось веселье. Подельник убивает повара и развязывает отравителя. Убийство не скрыть, здесь каждая собака друг друга знает, и пропажу "кормильца" сразу заметят. Они принимают решение доложить предводителю о провале. Тот, выслушав их, поднимает бунт и в казарме начинается сеча. Предатели вырезали всех, кто в тот момент находился в казармах и попытались взять крепость пока никто не понял что случилось.
   На шум с улицы начали бежать воины, которые в это время несли дежурство или были на тренировках, но предателям с защитными амулетами удалось удержать их в дверях. Образовалось два очага сопротивления, один из арочного прохода в казармы, а второй в проходе к лестнице на верхние этажи. Там десяток воинов, с подоспевшим атрэем Гиявой, не пускали предателей вовнутрь.
   Как только к драке присоединился комендант, командир предателей использовал мощный амулет неизвестного производства, который пробил защиту Гиявы. Тогда от коменданта практически ничего не осталось, только лужица расплавленного металла доспехов. Но успех предатели развить не успели.
   Точку в противостоянии поставил старый маг. Он опоздал буквально на полминуты, чтобы спасти Гияву. Когда маг вступил в сражение, стало ясно, что предатели обречены. Первым же ударом был уничтожен главарь бунтарей, даже амулеты не спасли его от разгневанного мага. А когда предводитель шайки пал и нормально координировать действия стало некому, то уже простые воины прорвали их оборону и добили деморализованных предателей.
   Выживших конечно допрашивали, правда толку с простых рядовых было не много. Выяснили, что это засланцы, которые грабили обозы, жгли деревни и уничтожали малые разъезды стражи. Форма и обмундирование их было наполовину собрано с погибших агентийцев. Потом поступил приказ под видом обоза проникнуть в крепость и захватить замковый комплекс, а заодно и управление воротами у моста, чтобы открыть дорогу мазэмцам. По плану они должны были подать какой-то сигнал, чтобы войска со стороны Мазэмо рванули в наступление. Но маг им все испортил.
   -... Получается тот отряд, который атаковал нас чуть раньше, подготовил вот такую каверзу. Только со сроками у них что-то не сошлось. Но куда там, маг так вмазал, что мазэмцам только наблюдать с того края и осталось. Спелись с вейгами, твари!.. - Рассказывал мне один из десятников местной охраны, Карт. - Нас конечно тоже потрепали, почитай две с лишним сотни бойцов к богам отправили. Но сейчас мы им покажем! Ваш дест, три мага, это не бог весть что! - Стукнул кулаком по столу немного захмелевший десятник. Им не разрешалось прям так прикладываться к спиртному, но у офицерского состава с этим было попроще, чем у рядовых.
   Тут дверь обедни распахнулась, и в нее влетел запыхавшийся адъютант:
   - Всем боевая тревога! На той стороне замечено движение! Черные Змеи к воротам!
   Я уж обрадовался, думал со всеми рвану. Ага, так мне и дали...
   - Дим, есть тут Дим из Змей? - Выкрикнул адъютант.
   - Есть. - Уныло ответил я, понимая, что сейчас тот скажет.
   - Тебе приказано охранять мага. Дэй Коло сказал, ты знаешь какого.
   В крепости поднялась суета, постоянно кто-то куда-то бежал, раздавались команды, звенело оружие. Везде мелькали зажженные факелы. Со стороны все смотрелось жутко. Такое ощущение, что охота на ведьм началась.
   Мне тоже не следовало долго раззявлять варежку, поэтому я рванул на третий этаж к комнатам магов. На пролете лестницы со второго на третий этаж, столкнулся с Макезой и стариком, которые спускались вниз, чтобы выйти на крепостную стену со стороны разлома.
   - Что случилось? - Выпалил я, пристраиваясь сбоку от магов.
   - Мазэмцы зашевелились, начали подтягивается к мосту. - Сказал старик скрипучим голосом. - Будет штурм. И я не уверен, что в этот раз мы выстоим. Придется рушить мост.
   Больше умных вопросов я не задавал. Через пять минут мы уже были на большой террасе, которую образовывала крепостная стена, огибая в этом месте замковый комплекс. Тут уже расположились сотни стрелков и обслуга двух небольших метателей, но воины все прибывали и прибывали. Маги подошли к зубцам и взглянули на другую сторону разлома... А там было целое море огоньков, которое постоянно пополнялось такой же светящейся рекой, текущей из-за холма. Поток все не прекращался, хотя огней уже было наверно тысячи.
   Послышался лязг закрываемых внизу ворот. К нам на террасу вышел мэй Той вместе с несколькими командирами сотен и дэем Коло. Маги отошли от зубцов и стали рядом с комендантом.
   - Застор, что там видно? - Обратился Той к магу.
   - Сейчас у края примерно пять тысяч воинов, но войско еще прибывает. Холлов и шаманов не видно, только берсерки и простые вейги. Не нравится мне это, кажется, артефактчики с шаманами готовят какую-то гадость. Правда, я пока ничего не чувствую. - Сказал старик и вопросительно посмотрел на Макезу.
   - Я тоже. - Покачала головой та.
   - Всем быть начеку! - Обратился к солдатам мэй. - Обо всем странном незамедлительно докладывать мне или магам. Стрелки, на предельной дистанции бить в два шага, на убойной - вразнобой! Метатели нацелить в центр моста, стрелять зажигательными! По команде дать залп в три прыжка по ходу на десять шагов!
   На противоположном берегу войско все разрасталось и разрасталось. Уже весь "полуостров" и холм за ним светились огнями факелов. Наши защитники стояли в гробовой тишине. Все напряженные, как струны, готовые "зазвенеть" в любой момент. Только маг наставлял Макезу и передавал ей какие-то светящиеся камни.
   Ожидание продлилось еще около пяти минут. Войска противника еще продолжали прибывать, когда первые шеренги вступили на мост. Эта светящаяся змея вызывала прям священный трепет. Я только сейчас понял, что это действительно война - кровавая, беспощадная, наполненная металлическим привкусом и запахом гари. Мама, роди меня обратно!
   Первыми начали стрельбу метатели, освещая центральную часть моста разбившимися снарядами с зажигательной смесью. Затем подключились стрелки. С той стороны раздавался топот сотен ног и лязг металла, а с нашей только гулкие щелчки тетивы и свист стрел. Когда первый залп достиг цели, ночь разрезали громкие вопли раненых мазэмцев. Из плотной реки огней посыпались маленькие искорки, падающие с моста. Это были поверженные стрелами люди, так и не разжавшие рук с факелами. Первый залп стрелков был дан как раз между двумя зажженными метателем пятнами. Когда противник достиг среднего светлого пятна, стало видно, как мазэмцы падали не только с моста, но и под ноги своих товарищей. Страшное зрелище - светящаяся "змея" словно проглатывала падающих солдат, которые исчезали внутри нее, казалось бесследно.
   - Метатели! Зажигательным! По второй точке! Жги! - Закричал Той.
   Тут же в воздух взметнулись два огненных шара и по дуге рухнули прямо в середину строя противника, который уже прошел отметку второго пятна. Я думал, это будет выглядеть как в кино, когда бросают коктейль Молотова, примерно так и растекалась горящая жидкость по голым камням, но сейчас, когда снаряды попали в строй, произошло нечто. Горящий шар, ломая как кукол попавших под него солдат, разрывался от удара и расплескивал горючую смесь во все стороны. Только она не стелилась невысоким ковром, а вспыхивала на каждом человеке красным огненным факелом, причем складывалось ощущение, что этот огонь будто по цепочке передается от одного солдата к другому.
   Вопли боли зазвучали с новой силой. В радиусе двадцати метров от падения огненных шаров во все стороны начали разбегаться подожженные, но еще живые солдаты. Правда это не остановило текущую по мосту реку воинов, только больше гнева послышалось в их выкриках, громче зазвучал ритмичный звон металла, словно печатая каждый шаг. Это мазэмцы били своим оружием по щитам, поднимая боевой дух.
   В это время подул легкий ветерок, который принес со стороны моста запах паленой плоти. Честно, тут я не выдержал и метнулся к краю стены. Только и успел свеситься между двух зубцов и опустошить свой желудок. Не знаю, что больше на меня подействовало - страх, крики горящих заживо или этот запах.
   Немного отдышавшись, я вернулся на свое место возле волшебницы, которая тоже не могла похвастаться здоровым цветом лица. Правда она в отличие от меня держалась гораздо лучше. Тут я почувствовал тяжесть чьей-то руки на своем плече, а затем резкий рывок развернул меня на сто восемьдесят градусов.
   - Ты совсем уху ел? - Прилетел гневный крик в лицо, после чего мою голову мотнуло от хорошего леща в латной перчатке, которым дэй Коло наградил мою каску. - Не смей оставлять свой пост! Надо, блюй здесь! В следующий раз задушу собственными руками... - Процедил он сквозь зубы. А потом, не дожидаясь от меня ответа, развернулся и ушел обратно к Тою.
   Не успел Коло вернуться на место, как засвистели стрелы мазэмцев. Но такой урожай, как наши, они не собрали. Те, кто стоял практически у края стены, спрятались за зубцы. Лучников прикрывали щитами другие солдаты, составив целую стену практически перед ними, а командный состав прикрыли магией волшебники.
   Преодолев последнее освещенное пятно, войско мазэмцев стало претерпевать какие-то изменения. Свет факелов на крепостной стене отразился от поднятых над головами щитов, среди которых замелькали вытянутые силуэты осадных лестниц. Наши лучники уже нескончаемым потоком поливали врага стрелами. Все так же ссыпались с моста убитые и раненые солдаты, но поток не ослабевал. На место каждого убитого вставал новый воин, поднимая над своей головой щит и грозно что-то крича.
   Между зубцами стены показалось первые два бревнышка прислоненной лестницы. Зашевелились воины, спрятавшиеся от стрел за зубцами, отталкивая лестницы вбок. Слишком длинными те были, чтобы оттолкнуть их от себя и опрокинуть. В волнах накатывающих криков добавилась нота страха падающих в пропасть солдат.
   Вот появились еще одни "рога" лестницы, затем еще и еще. Защитники продолжали с остервенением сталкивать лестницы, но уже не так успешно. Кто-то получал стрелу и вываливался за стену, кто-то просто не успевали столкнуть лестницу, вступая в схватку на мечах. Среди зубцов стали появляться новые очаги сражения.
   Мазэмцы лезли наверх с какой-то дикой упёртостью, невзирая на мелькающие над головой стрелы и клинки, даже падающие сверху солдаты не могли остудить их горячие головы. Их становилось все больше и больше, они как муравьи заполонили практически все пространство терассы со стороны моста. Теперь нашим стрелкам приходилось бить поверх их голов, чтобы не задеть своих.
   Мне пока еще не пришлось вступить в бой, там и так было тесно от солдат, которые стояли насмерть и пока еще не пропустили ни одного противника. На какое-то время установилось равновесие, враги не могли пробиться на стену и их движение по мосту замедлилось, а наши не могли нормально атаковать подходящих к стене, не попав при этом по своим.
   Напряженное ожидание в преддверие движения чаши весов нарушило какое-то странное движение, происходящее с потоком огоньков на мосту. Зажженные метателем пятна остались позади, поэтому рассмотреть происходящее толком не получалось.
   - Началось... - Проскрипел старик.
   Я сначала не понял, что началось и не стал заострять внимание на старике, повернувшись обратно к мосту. Теперь уже отчетливо виднелся поток факелов разделенный на две части, который обтекал пустое пространство в середине строя. В этом месте появилось бардовое свечение, которое высветило около двадцати человек держащих в руках огромное бревно с ручками. Этот громадный таран будто наливался изнутри угрожающим светом, который становился всё ярче и ярче, пропорционально увеличивая страх в душе и загоняя сердце всё ближе к пяткам.
   Казалось, будто на мосту включили прожектор, настолько свет резал глаза, хотя маги не обращали на него никакого внимания. В одно мгновение свечение резко погасло, а из кончика бревна, направленного на крепость, вырвался луч. Странный, поначалу медленный, но всё набирающий скорость, он двигался всё быстрее и быстрее.
   - Не вмешивайся. - Каркнул сквозь крики сражающихся старик. Наверно это Макезе или Тою, иначе кто еще мог вмешаться? Потом он начал производить какие-то манипуляции руками и беззвучно зашевелил губами. Со стороны он походил на сумасшедшего старикашку, сбежавшего из психбольницы. Только у таких не стекает с рук легкая дымка, которая стелется по камням и спадает вниз по стене.
   Все это заняло какие-то мгновения. Напряжение стало ещё сильнее, даже лицо Тоя заострилось, хотя казалось, что дальше уже некуда. Луч врезался в ворота, послышался низкий грохот и вся дымка, стекающая с рук мага, расцвела красным цветом. Наступление на стены не прекращалось, никому из простых солдат эта магическая пикировка казалось не мешала, только на мосту светящаяся река все так же текла в два потока, давая дорогу лучу.
   Вдруг луч резко погас, дымка перестала светиться, хотя никуда не пропала. Маг все так же беззвучно шевелил губами, испуская ее с рук. И не зря, передышка оказалась короткой. Бревно снова начало разгораться, и снова потом появился луч.
   - Метатели, огонь по холлам! - Закричал Той.
   Твою мать! Так эти ребятки, держащие бревно, оказались вейгами. То-то у них артефакт такой интересный есть.
   Полетели огненные шары на артефактчиков, но, как и ожидалось, не причинили ни малейшего вреда. Над холлами появилась защита зеленоватого цвета, которая выглядела как крыша флигеля, и она успешно скидывала снаряды в пропасть.
   Все бы ничего, мы бы наверно продержались так очень долго, но люди у нас были не бесконечны. На десять тысяч войска противников приходилось чуть меньше тысячи защитников крепости. Люди сражающиеся за стену уставали, им на смену приходили более свежие, стоящие в резерве, но этого было недостаточно. Они не бессмертны, и на каждого нашего убитого пусть приходилось около десятка поверженных противников, но это очень мало. Если маги ничего не придумают, то до рассвета мы вряд ли доживем. Это понимал даже я...
   Небо над противоположным краем разлома, где находилось основное войско мазэмцев, начало темнеть. Казалось бы, куда уж больше, и так ночь на дворе. Однако это не фигуральное выражение, над ними действительно сгущался какой-то мрак. Что-то такое кисельно-вязкое, как горячая смола, растекалось над головами противника. Среди громких криков и лязга металла появился новый звук - мерное гудение, как будто включили большой трансформатор. Вся эта субстанция разрасталась и разрасталась, пока не закрыла от нас все огоньки на противоположной стороне. А потом она пришла в движение. И направилась в сторону крепости, вытягиваясь в струю и поглощая бегущие к нам огоньки.
   - Макеза! - Закричал старик. - Держи таран. Он поддается чарам рассеивания и отражения... - Дальше я слов старика не расслышал, так как гудение стало громче, и слова терялись на его фоне.
   Этот мрак уже преодолел половину пути до крепости, когда прямо в него угодил огненный снаряд метателя. Резкая вспышка от удара по мосту подсветила снизу эту субстанцию, которая на деле оказалась никакой не смолой. Это было скопление каких-то маленьких объектов, прямо рой пчел.
   "Точно! А гудение это жужжание тысяч крыльев" - догадка резко вспыхнула у меня в голове. Я даже обрадовался поначалу тому, что неизвестное стало известным. Только радовался недолго - если этих пчелок или что там летит, так много и сделаны они магией, то это не есть гуд. От этого прозрения радость как ветром сдуло, а детектор приключений сжался до такой степени, что им проволоку стальную можно перекусывать.
   Рой насекомых был уже в десятке метров от стен, когда на его пути появилась тускло светящаяся сеть из мелких электрических разрядов. Огромная жужжащая туча врезалась в неё с громким треском, искря как бенгальский огонь, и стала нарезаться на мелкие кусочки. Вся та труха, которая оставалась от насекомых, лавиной начала сыпаться на забирающихся по лестницам мазэмцев. Это немного замедлило их и позволило нашим воинам передохнуть, правда не очень долго. Туча все втекала и втекала в ловушку, оставляя после себя мелкое крошево. То тут, то там сеть иногда "рвалась" и одному-двум насекомым удавалось пробиться сквозь нее. И тогда кто-то из воинов с диким криком начинал биться на земле, пытаясь сорвать с себя жужжащую тварь, или падал вниз, срываясь со стены.
   Когда первые насекомые прорвались, свет от разрядов помог разглядеть их во всей красе. Походили эти твари на здоровых жуков-скарабеев с шипастым раскрытым панцирем, из-под которого били по воздуху полупрозрачные крылья. Их жвала начинали светиться голубым, когда тварь прилеплялась к человеку. Размером с человеческий кулак, эти твари молниеносно нападали на защитников и мгновенно вгрызались в незащищенные части тела солдат.
   Самое ужасное зрелище было, когда один такой жук вцепился в лицо воина, который стоял недалеко от нас. Его крик буквально захлебнулся от брызнувшей с лица крови. Но то, что он сделал, я никак не ожидал увидеть. Солдат сначала пытался отодрать тварь руками, но не смог. Быстрым движением извлекая кинжал, он коротко взмахнул им, а затем воткнул себе в лицо, пригвоздив тварь к своей голове. Несколько долгих мгновений эта композиция стояла неподвижно, а потом рухнула, не подавая никаких признаков жизни. Только струйка крови стекала из-под капюшона кольчуги на камни крепостной стены.
   Сквозь тучу насекомых что-то блеснуло, отвлекая меня от созерцания той страшной картины, а затем небо прочертили пять лучей. Четыре человека упали на землю, пронзенные стрелами с хищным наконечником, и только пятая застряла в моем щите. Вся магическая защита перед магами тут же лопнула как мыльный пузырь.
   Никто ничего не понял и только когда сеть из разрядов рассеялась, а остатки насекомых набросились на защитников, возле зубцов поднялась паника. Я успел только взглянуть на тех, кого поразили стрелы, как в душе все похолодело. Троих узнал сразу - на камнях лежали Коло, Той и маг Застор. Четвертый был мне незнаком.
   - Макеза взрывай мост! - Заорал я, пытаясь перекричать шум сражения и жужжание насекомых. - Быстрее! Нам не удержать их!
   Видимо она услышала меня, так как волосы на моем затылке стали шевелиться и стрелять статическими разрядами, когда я встал поближе к ней, вливая энергии в щит по максимуму. Поток стрел от противников усилился, и они забарабанили по вспыхивающему щиту, практически не переставая. Защитники у стен падали один за другим, сраженные забравшимися на стены мазэмцами или атакованные насекомыми. Практически все сопротивление на стене было сломлено и защитникам оставалось только быстрее отступить под своды замкового комплекса. Наши силы таяли буквально на глазах. Привлеченные вспышками щита, мазэмцы начали пробиваться ко мне с Макезой и им это прекрасно удавалось. Они практически дошли до нас, когда за их спинами прозвучал грохот. В небо взметнулись раскаленные осколки камней, факелы, оружие и щиты вместе с воинами противника. А потом пришла ударная волна, которая повалила всех с ног. Выстоял благодаря своему щиту только я.
   Рассеялась туча насекомых, брызнув во все стороны черной пылью. Наверно тех, кто это создал, тоже зацепило. Вокруг падали хлопья "черного снега" и повсюду в воздухе висела пыльная взвесь. Трудно было что-то разобрать сквозь все это, противоположная сторона разлома не просматривалась, да что там, даже зубцы стены еле угадывались сквозь дымку. Вокруг на мгновение воцарилась звенящая тишина.
   Потихоньку заворочались упавшие воины, сзади застонала волшебница. Я все так же, не опуская щита, попятился и помог ей встать. Выглядела она не очень, вся грязная, помятая, а из носа стекала струйка крови.
   - Ты как? - Спросил я у нее.
   - Терпимо... - Откашлявшись, проговорила она. - На меня можешь не рассчитывать, я выжата полностью. - Не успела она договорить, как послышались звуки зарождающегося боя. Причем бой шел под нами, где-то в районе ворот.
   - Не отходи от меня, держись рядом. - Сказал я ей и покрепче стиснул шестопер.
   На стене уже тоже началось противостояние, остатки мазэмцев, которые смогли забраться на стену, пока их лестницы не смело ударной волной, пришли в себя и начали наступать на очухавшихся защитников. Вторых осталось не многим больше противника, насекомые неплохо проредили обороняющихся на стене.
   Здесь уже мне пришлось принять участие в сражении. Враг не забыл о волшебнице, и большая часть выживших мазэмцев нацелилась на нас. Вокруг меня образовался самый крепкий очаг сопротивления. Большинство оставшихся в живых защитников были из командного состава, в основном сотники и командиры поменьше званием, которые собрались рядом, защищая единственного мага. А эти ребята не зря ели свой хлеб, они стоили минимум десятка простых воинов. Даже наверно мне с моим рунным оружием пришлось бы туго, напади на меня пятерка таких вояк.
   Без подкрепления и магической поддержки мазэмцы долго не продержались на стене. Пробить меня у них не получалось. Я выступал скорее отвлекающим фактором, чем основной ударной силой. А офицеры, с моей подачи, крошили всех врагов в капусту гораздо быстрее, чем те могли опомниться. Пять минут и от врага на стенах остались одни трупы, но внизу еще продолжалось сражение.
   - Уходим вниз. Здесь больше нечего делать. - Сказал кто-то из офицеров и все потянулись ко входу в комплекс. Я уходил одним из последних, прикрывая наши спины. Просто мне казалось, что те стрелы, оставляющие белый росчерк в воздухе, могут прилететь в любой момент. Но беспокоился я зря, ни одного такого подарка больше не было.
   Внизу в арочном проходе кипело сражение. Наш дест и около пары сотен солдат удерживали рвущихся сквозь разрушенные ворота мазэмцев и вейгов. Первыми естественно стояли Черные Змеи. Они сделали стенку из щитов и удерживали вейгов, среди которых было пять берсерков и десятка два средних свинов с очень знакомыми мотыгами. За спинами нашего деста расположились вперемешку мечники и копейщики, прикрывая стрелков, которые пытались поверх голов стрелять в мазэмцев. Получалось у них это откровенно хреново, так как стрелы попадали только в задние ряды атакующих.
   Я оставил Макезу на попечение офицеров еще у лестницы, и теперь протискиваться к своим.
   - Дим, на замене! - Крикнул Дас, первым заметивший меня. - Толкай! - В следующий миг заорал он.
   Дест резко сделал шаг вперед, а парни влили чуть больше энергии в щиты. Амбалы поотлетали назад, повалив часть мотыжников, а вот остальные так и не поддались на толчок за счет своих мотыг. Воспользовавшись дырой в строе, несколько ребят разошлись и атаковали вейгов шестоперами, а потом быстро сдали назад, прикрываясь щитами от полетевших стрел.
   - Толкай! - Снова послышалась команда, и дест повторил свой подвиг. В этот раз удачнее, двое мотыжников вбило шестоперами в землю по самую голову, причем буквально - они просто смялись в кучу мяса и переломанных костей. Такое очень не понравилось свинам и они усилили натиск. Через двадцать минут противостояния практически все мотыжники были убиты. Из вейгов выжили только четыре силача, которые с тупым упорством бросались на щиты деста и так же отлетали от них.
   - Дас! Выталкивай их! Моста нет! - Заорал я, пытаясь перекричать звуки боя.
   - Толкай! - Было мне ответом. - Адда! - Последовала сразу же команда.
   Видимо услышал, так как попыток отдубасить кого-то шестопером больше не было, и дест просто начал отталкивать мазэмцев дальше по проходу. Противопоставить тем было нечего, только надеяться, что наши ребята устанут. Но это будет еще не скоро. Постепенно толпа противника настолько уплотнилась, что отлетевшие в очередной раз берсерки вызвали крики паники в задних рядах мазэмцев. Как скоро выяснилось, там уже некуда было отступать, и они просто срывались в пропасть.
   Дело, как говорится, тронулось с мертвой точки, и уже через полчаса проход очистился от противника. Сквозь разрушенные ворота стала видна небольшая площадка перед ними, а дальше провал в темноту. Это все что осталось от моста, даже представить себе не могу, какой тут творился ад, когда вся эта масса камня взлетела на воздух. Ночь подходила к концу и на горизонте начало сереть небо, но огоньки факелов мазэмской армии еще долго светились на другой стороне разлома. Их количество уменьшилось, но оставалось еще очень большим. Боюсь представить, как бы все обернулось, если бы эта армада захватила крепость, не будь взорван мост.
   Уставшие воины начали разбредаться по всяким делам, до отдыха было еще далеко. Нужно было убрать весь мусор и похоронить павших. Когда наш дест тоже собрался пойти и заняться делом, я выловил Даса и, отведя его в сторону, сказал:
   - Коло мертв, Дас. Нас некому отсюда забрать. - Коло действительно после прибытия нашего деста привязал поводки к крепости, поэтому заниматься его похоронами можно было без опаски. Вот только теперь не осталось людей с привязывающим амулетом и нет мага, чтобы нас освободить, только истощенная Макеза, которая неизвестно может ли такое сделать.
   - Плохо... - Протянул тот. - Как это произошло?
   - Ты же слышал, как убили предыдущих магов? - Спросил я Даса и, получив подтверждающий кивок, продолжил. - Эти сволочи, под прикрытием волшебства, повторили такую же атаку. Пока маги были заняты, а обзор для воинов закрывала туча насекомых, враг нанес удар. Маг и комендант умерли вместе с дэем. Макеза выжила только потому, что я постоянно был рядом с ней. - И показал ему обломок стрелы в щите.
   - Вернись к Макезе, узнай может ли нам грозить нападение с той стороны и снимет ли она привязку. Мазэмцы до сих пор не ушли.
   - Хорошо.
   Найти волшебницу удалось быстро. Она до сих пор сидела на ступеньках лестницы и пыталась остановить все еще текущую из носа кровь.
   - Что, до сих пор течет? - Присев рядом, спросил я ее.
   - Да, это после того как щит пробили стрелы. Слишком большая отдача, теперь наверно полчаса не смогу остановить.
   - Слушай, Дас спрашивает, могут ли мазэмцы снова нас атаковать с той стороны? Ну мост какой-нибудь сделать или веревку закинуть.
   - Нет. Застор потрудился на славу, с той стороны стрела не долетит, чтобы закинуть веревку, а фортификационная магия будет отражаться с этого края. Единственная возможность перебраться на другую сторону, это построить мост отсюда, из крепости. Мне такое не под силу, маг четвертой или пятой ступени уже может что-нибудь придумать, но не я.
   - Это хорошо. А снять нашу привязку с крепости ты сможешь?
   - Нет. Я не знаю как снимать крепостную привязку. Только с амулета могу. - Уже в который раз переворачивая всю испачканную кровью тряпку и прикладывая ее к носу, прогундосила она.
   Я быстро нашел Даса и наш дест, который занимался складированием оружия и доспехов снятых с погибших. Пересказал слова Макезы, а потом присоединился ко всем сортировать железо. Часть откладывали на перековку, которая была вся покорежена или пробита, остальную груду оружия и доспехов сразу же растаскивали по складам местные вояки. Похоронная команда тоже трудилась не покладая рук, буквально через час на небольшой площади среди крепостных построек соорудили огромные погребальные костры. А через два о всех погибших напоминали только кучи пепла на земле.
   Когда совсем рассвело, крепость вернулась к обычному ритму жизни. Да, многих не было в живых, за начальников остались выжившие сотники и командиры пьятров. Да, улыбок на лицах людей не было, только сажа и грязь. Но жизнь на этом не закончилась, и оборону крепости никто не отменял.
   Гарнизон сократился с тысячи до пяти с половиной сотен солдат. Практически все из выживших при нападении находились внизу, ожидая в любой момент падение крепостных ворот, или оставались на постах, охраняя подступы к крепости с других сторон. Со стены, где развернулось главное сражение, из пяти сотен солдат выжило чуть больше пятидесяти. Большую часть убила прорвавшаяся туча насекомых, и только около сотни пали от честного железа.
   Когда сносили в общий костер тех, кто погиб от насекомых, то многие отворачивались или вообще бежали до ближайшего угла, чтобы опорожнить и так неполные желудки. Зрелище было ужасным, от людей оставалась куча мяса, иногда даже попадались наполовину обглоданные трупы. Вот так несут тело, а вместо головы и рук скалящийся череп и костяшки с остатками мягких тканей...
   Многие солдаты дремали на лавках и в коридорах, привалившись к стене, ловили каждое мгновение спокойствия и безмятежности, ведь никто не знал, доживет ли он до завтра или падет смертью храбрых в новом сражении. Казармы были пусты, многие просто не возвращались в них, дабы не вспоминать, что рядом лежал твой товарищ, который уже никогда не придет. Усталость сваливала практически всех, даже я начал клевать носом, когда солнце поднялось из-за горизонта.
   Дежурство, назначенное дэем, никто не отменял, поэтому я отправился на поиски Макезы. Она нашлась все там же, на ступеньках. Привалившись плечом к стене, она тихонько дремала, сжимая в руках запачканную кровью тряпку. Снующие мимо люди старались не трогать ее, все понимали, что магу нужен отдых, ведь без него она не сможет спасти их жизни. Пришлось отнести Макезу в ее комнату. Хоть она и упиралась, но понимала, что сама не дойдет, поэтому ее попытки были скорее отголоском упрямства, чем здравого смысла. Когда занес ее в комнату, она уже снова задремала. Аккуратно положив ее на кровать, я примостился в кресле, чтобы немного передохнуть. Думаю она не сильно обидится...
  
   Агентия. Верхняя крепость. Трехсотый день от прибытия. После полудня...
  
   Разбудили меня какая-то суета и крики. Судя по солнцу, времени прошло много, за полдень перевалило. Я уже собрался встать и пойти посмотреть, что там происходит, как зазвонил колокол в башне. Твою мать! Боевая тревога.
   - Тревога! Мазэмцы! - Послышались крики со двора. И суета разгорелась с новой силой.
   Залязгали доспехи и оружие, закричали командиры подразделений, отдавая приказы. Макеза приподнялась с кровати и мутными глазами обвела комнату. Её взгляд зацепился за меня и пошел дальше, но тут же вернулся обратно.
   - Ты что здесь...
   - Тревога, мазэмцы опять! - Не дал ей договорить я. - А ты сказала, что они не смогут перебраться на эту сторону.
   - Не может быть! - Воскликнула она, выбираясь из кровати. - Этого не должно было случиться!
   В коридоре оказалось пусто, поэтому мы поспешили спуститься на первый этаж. Но и тут уже никого не было. Только выйдя из замкового комплекса мы смогли поймать пробегающего мимо нас молодого парнишку.
   - Эй, что случилось и где все? - Спросил я его, схватив за руку.
   - Так это, на стене. - Махнул он рукой в сторону ворот, через которые мы прибыли в крепость. Я глянул туда и увидел суетящихся среди зубцов солдат. - Мазэмцы идут.
   - Как мазэмцы?! Мы же разрушили мост!
   - Не могу знать! С юга отряд движется...
   Дальше мы его слушать не стали и рванули к воротам. Между постройками и крепостной стеной был небольшой пустырь, на котором сейчас выстраивались шеренги солдат, а в середине у закрытых ворот стоял наш дест.
   - Что случилось Дас? - Подбежав к нему, спросил я.
   - Отряд мазэмцев идет к крепости со стороны королевства. Только что приехал разъезд, который их засек. Через пятнадцать-двадцать минут они будут уже здесь.
   - И много их?
   - По словам ребят около пяти сотен. Среди них холлы и шаманы, так что нам придется жарко.
   - 3.14здец! - Еще точнее описала ситуацию Макеза. - Я постараюсь их удержать, но на долго меня не хватит, управлять крепостной защитой меня только Застор немного учил... - Сказала она, копаясь в сумке и извлекая из нее те самые камешки, которые ей когда-то передавал старый маг.
   - Где тебе лучше будет противостоять шаманам? - Кивнул Дас.
   - Стану чуть дальше, между строем и замком. - Ответила волшебница. - Мне не обязательно видеть их.
   - Хорошо. Дим, защищай ее, она наш единственный шанс. - Сказал он.
   - Есть! - Козырнул я по привычке. И увидел в глазах Даса то, чего раньше не было. Уверенность опытного рубаки, спокойствие и смирение что ли... "Кто же ты такой Дас?" хотелось спросить его. Все остальные ребята были напуганы не меньше меня, а он был как скала среди волнующегося моря.
   - Идут! - Закричали со стены, отвлекая Даса от разговора. Я развернулся и отправился прикрывать Макезу, так и не успев задать вертевшийся на языке вопрос.
   - Всем приготовиться! Внимание! - Закричали командиры подразделений.
   Макеза начала раскладывать перед собой какие-то амулеты и закреплять камешки на руке какой-то хитрой перевязью из лямок и мешочков. Все замерли в тревожном ожидании. Можно было услышать, как скрепит где-то несмазанная ставня или как сквозняк свистит среди зубцов стены. Через десяток минут ожидания добавился новый звук - звук множества ног, топающих не в ногу. Мазэмцы...
   - Вразнобой стреляя-я-й! - Послышалось со стены, и лучники с арбалетчиками сделали первый залп.
   Полетели ответные стрелы, нашим стрелкам пришлось уйти под прикрытие зубцов и огрызаться уже оттуда. Стрелы, пущенные мазэмцами, не долетали до того пустыря, на котором мы находились, но на всякий случай я держал поднятый над головой щит.
   С двух башен начали стрелять метатели. Ого, а я и не знал, что они там есть. В ответ по башням начали стрелять холлы, так как канонаду из светящихся шаров и сосулек я уже видел при столкновении с диверсионным отрядом. Башни принимали удар с таким гулким звуком, словно били молотом по металлу наковальни.
   - Шаманы вступили в бой, прикрывай меня, я не смогу одновременно держать защиту для тех, кто на стене и для нас. - Выпалила Макеза и приняла какую-то непонятную позу, как будто хотела сделать шаг веред и наклонилась, разведя в стороны руки и согнув их в локтях. Ладони были направлены вверх и с них начала парить белесая дымка, которая практически сразу же рассеивалась.
   Я подошел вплотную к ней и влил побольше энергии в щит, заодно готовясь в любой момент накачать тело или отдать команду комбезу на герметизацию.
   Вокруг внезапно потемнело. Вроде небо чистое, но все же как-то мрачно стало, будто грозовая туча, занявшая весь горизонт, закрыла собой солнце. Послышался шелестящий звук, примерно так шумят камни, когда их прибоем скатывает обратно. А потом крепостные стены содрогнулись, заскрипели здоровенные ворота и поверх зубцов всколыхнулся песок.
   - Что это было? - Спросил я, обернувшись к Макезе. Та стояла вся напряженная, лицо ее побелело, несколько камешков на ее руке вспыхнули, а потом потухли, рассыпаясь в пыль.
   - Это шаманы. - Сквозь сжатые зубы процедила она. - Их магия. Сейчас будет ещё...
   И точно, шелестящий звук раздался вновь. Только в этот раз стены трухануло гораздо сильнее, даже кое-где появились маленькие трещинки, а люди стоящие на стене еле удержали равновесие.
   - Не знаю откуда у них столько силы... Но еще пара ударов и я не выдержу... - Натужно выговорила волшебница.
   Среди гула снарядов о башню вдруг послышался отчетливый хруст дробящихся камней. Массивная, крепкая башня просто крошилась, словно карточный домик под обстрелом вейгов. Огромные куски перекрытий буквально взрывались осколками камней после попадания магических снарядов. Во время очередного удачного попадания башня неожиданно рухнула, погребя под собой не успевших отбежать защитников.
   - А-а-а-а! - Закричала Макеза. Из носа у нее снова потекла кровь, а белки глаз стали красными от полопавшихся капилляров. Неведомая сила столкнула волшебницу на одно колено, но рук она не опустила и продолжала шумно выдыхать воздух сквозь плотно сжатые зубы.
   Я сначала не понял, что с ней произошло, попытался помочь ей подняться, но она отрицательно мотнула головой на мою попытку и продолжила так стоять. Только через секунду я осознал, что это реакция на пробитие башенной защиты. Как же мне в этот момент хотелось хоть краем глаза увидеть это "невидимое" противостояние магов, но картаку этого не дано...
   Вторая башня еще пока держалась. Шаманы больше не атаковали стену, позволив Макезе перевести дух, она даже приподнялась с колен. Обстрел на стенах продолжался, наших уже знатно покосило, и сейчас была уникальная возможность для мазэмцев приставить лестницы и закрепиться на стене. А при поддержке холлов и шаманов они бы смяли всю оборону за считанные минуты. Но враг почему-то медлил, и еще ни одной лестницы не показалось меж зубцов.
   - А-а-а... Твари-и-и! - Внезапно Макеза как-то резко припала к земле, а кровь теперь пошла не только из носа, но и из ушей. Мгновением позже послышался громкий треск, и здоровенные ворота на глазах разлезлись, как будто были сделаны из старой ветхой тряпки.
   - Бона Ке Варррааа! - Закричал Дас. И тут же в щиты деста ударили стрелы мазэмцев и разнокалиберное волшебство холлов.
   Тут бы Черным Змеям и полечь, но Макеза смогла их прикрыть, и парням оставалось только защищаться от стрел. Холлы поняв бессмысленность своих атак продолжили обстрел уцелевшей башни, а в ворота рванули обычные воины и берсерки вейгов. Началась рубка, дест стоял в мертвую, не пропуская вражеские войска через проход. Оставшиеся стрелки отстреливались со стен, одиноко огрызался метатель на еще держащейся башне, а копейщики с мечниками подошли ближе к воротной арке, выстраиваясь в плотную защитную линию.
   Сражение зависло в шатком равновесии. Шаманы молчали, и это настораживало. Адреналин в крови поднялся до такой степени, что я не заметил, как энергия сама хлынула в тело и заполнила его до краев. В ушах зашумело, а на глаза опустилась красная пелена. Мир как будто остановился, волны мазэмцев накатывают на строй деста и откатываются обратно, чтобы вновь собрать силы и снова попробовать на зуб оборону. Свистят стрелы, звенит от ударов башня.
   Я не знал, прошла ли минута, а может и целый час, когда вдруг наступающие мазэмцы резко отпрянули назад и разошлись в стороны, освобождая воротную арку...
   - Бегите! Я не удержу больше-е! - Закричала Макеза и осела наземь без чувств.
   В этот момент дест скрыло яркой вспышкой, а потом раздался громкий хлопок, от которого зазвенело в ушах. Меня что-то сильно ударило в ноги, и я завалился вперед, успев только заметить мелькнувший под ногами закопченный плащ с эмблемой Черных Змей.
  

***

  
   Когда очнулся, не услышал ничего кроме звона в своей голове, наверно от удара из меня выбило дух, и я потерял сознание. Кряхтя, попытался подняться с земли, но плечо тут же прострелило резкой болью. Повернув голову, увидел, что из спины торчит стрела.
   Втсать толком не получилось, только сесть на колени и немного осмотреться. В воздухе клубилась пыль. Сквозь нее я рассмотрел пустую воротную арку и всю покрытую телами наших бойцов площадку перед ней. И больше никого. Не было ни мазэмцев, ни вейгов. Вокруг стояла тишина, или я просто из-за звона ничего не мог расслышать.
   Обернувшись, увидел метрах в тридцати позади меня лежащую на земле без движений Макезу, всю припорошенную пылью и песком. А чуть ближе ко мне лежал Дас. В каком-то отупении я медленно начал ползти к нему на четвереньках. Он валялся на боку, и мне до жути было страшно перевернуть его на спину. В голове настойчиво колотилась мысль "только не они"... Трясущимися руками я потянулся к плечу воина и перевернул того на спину.
   Дас был еще жив. Изо рта и носа у него текла кровь и он постоянно открывал рот, будто рыба, пытаясь вдохнуть хоть каплю воздуха. А взгляд пронзительных серых глаз остановился на мне. Он как будто что-то говорил, но я никак не мог понять что.
   Я сидел в какой-то прострации и смотрел на умирающего товарища, отказываясь верить в это. Тут он схватил меня за руку и что-то вложил в нее, какой-то кругляш на цепочке. А потом притянул меня к себе.
   - Бона Ке Вара... - Прохрипел он и придвинул руку с вложенной вещью к моей шее. - Свободен... - Сказал он последнее слово и перестал дышать.
   В состояния помутнения я начал трясти его за плечо:
   - Дас, очнись. Дас! - Но он уже не отвечал, только застывший взгляд его был направлен на меня.
   "Неужели она тоже?" - Прекратив трясти Даса, я посмотрел на Макезу.
   Она лежала без движений, казалось жизнь покинула её тело, но мне так хотелось верить, что я не остался здесь один. Перевалившись через Даса, стал поползти к девушке. Промелькнувшее мимо меня чёрное пятно заставило поднять голову и посмотреть вверх.
   Повсюду кружили вороны. Сотни воронов... И откуда только взялись эти твари? Наверно почувствовали пир, но еще чего-то боялись.
   Опускаясь к мертвым телам и тут же взлетая, спутники смерти, черные как сама ночь, казалось водили над нами хороводы, кричали последнюю песню мёртвым солдатам. Они казались мне страшным проклятием, магией неизвестных шаманов. Черные твари, которые только и ждут, когда последний из нас перестанет дышать...
   Добравшись до девушки, я приложил ухо к её груди и, услышав слабый стук сердца, прошептал:
   - Живая...
  

Эпилог

  
   Верхняя крепость. Снаружи крепостной стены...
  
   Из-за отсутствия связи никто в крепости не знал, что первое боестолкновение с мазэмской армией произошло у Мокрой крепости. Смешанный полутысячный отряд мазэмцев и вейгов прорвался сквозь оборонительные заслоны и смог уйти по реке от погони. Выйдя на берег и передвигаясь по пустынной местности вдоль разлома, противник смог незамеченным достигнуть крепости Верхний проход и атаковать.
   Первоначально враги рассчитывали завязать бой и подать сигнал на противоположную сторону разлома, где базировалась третья вейго-маземская армия, но все сложилось несколько иначе. Почувствовав слабую магическую защиту крепости, холлы и шаман решили взять её до подхода основных сил. Никто из них не знал, что моста больше нет и они, захватив крепость, загонят себя в ловушку.
   Холлы и шаман успешно пробил оборону крепости, и уже не за горами был полный ее захват. Осталось дело только за простыми солдатами. Магические атаки прекратились, чтобы не тратить лишний раз силы. Воины ринулись к сломанным воротам, но вдруг натолкнулись на невидимую стену, а затем мазэмский отряд был атакован с тыла.
   Судьба любит преподносить сюрпризы. Пока защитники крепости держали оборону, подкрепление, в числе полутора тысяч воинов, вышедшее из Гашета и Омы, именно то, где находился цей Диан, смогло подоспеть к моменту развязки. Если бы не вовремя заметившие опасность холлы и шаман, то маземцев ждал бы полный разгром.
   Мазэмцы активно стали сопротивляться новому противнику. Агентийцы в свою очередь старались увести битву подальше от крепости, чтобы враг не смог закрепиться в ней. Невидимой стеной агентийские маги перекрыли разрушенные ворота, а солдаты под грамотным руководством медленно отступали, оттягивая противника на оперативный простор.
   Против свежих сил мазэмцы могли не выстоять, но в отличие от людских командиров, это понимал только Нэ Ёрд-а Сил - шаман вейгов. Уже полторы сотни зим его копыта топтали землю предков и врагов. Он видел, что хитрые командиры агентийцев специально отступают, оттягивая на себя мазэмское войско. Шаман прекрасно понимал - это очень серьезная проблема. Но мазэмцы, эти людишки, ничего дальше своего короткого носа не видят.
   (говорят на вейгском)
   - Мейрок! - Схватил шаман за шкирку одного из холлов. - Бери свой гурт и следуй за мной.
   - Слушаюсь, мудрый. - Выпалил карлик и начал раздавать команды.
   Мгновение и вокруг шамана кольцом выстроился десяток карликов во главе с Мейроком.
   - Быстро в крепость. С вас защита, с меня проход через разлом. Все ясно?
   - Да, мудрый. - Пролебизил Мейрок.
   - Тогда вперед!
   Слитным ударом холлы пробили брешь в защите воротной арки и отряд вейгов во главе с шаманом начал втягиваться в проход. Это не осталось незамеченным агентийцами и они усилили натиск, пытаясь перехватить беглецов, но уже не успевали.
   Отряд вейгов быстро вышел из сражения и за несколько минут достиг замкового комплекса. За их спинами шло сражение, даже скорее уничтожение мазэмского отряда. Без поддержки шамана и части холлов агентийцы разносили противника в пух и прах. Вслед шаману летели проклятья и крики о предательстве, но его это не волновало. Он должен выжить любой ценой.
   Когда вейги забежали в арочный проход, ведущий к мосту, они увидели раненого воина в доспехах. Он нёс бесчувственную девушку, опираясь одной рукой о стену. Ему оставалось сделать всего пару шагов до входа во внутренние помещения, когда появились вейги. Обернувшись, воин мгновенно оценил ситуацию и закинул девушку в проём, а затем ударил по его своду шестопёром, обрушив камни и заблокировав вход в казармы. Распрямившись, он выставил перед собой щит и принял защитную стойку.
   Шаман резко остановился и поднял сжатую в кулак руку, отдавая команду холлам не атаковать. Он узнал воина, он помнил кто это такие - картаки, рунные бойцы. Шаман был тогда в Кровавом ущелье, когда из сотен вейгов выжили единицы. Нэ Ёрд-а Сил оказался одним из тех счастливчиков. С тех пор в его душе поселилась лютая ненависть и страх перед этим воинством. И вот теперь он отомстит, пусть не всем, но хотя бы одному точно.
   Шаман резко простер руки, с которых мгновенно слетело около сотни прозрачных сгустков, похожих на человеческие черепа. Они тут же устремились к воину, и единственное, что смог сделать в тот момент агентиец, это влить всю доступную ему силу в щит, чтобы как-то противостоять волшебству. Каждый сгусток, врезавшийся в него, отбрасывал воина назад, разбиваясь о рунную защиту. Казалось агентиец устоит, но последний сгусток опрокинул его и, протащив по земле, скинул в зев пропасти.
   - Защищайте проход, пока я не сделаю тропу на ту сторону. - Сказал шаман холлам и отправился к краю. За его спиной закипел бой, агентийское подкрепление уничтожило отряд мазэмцев и теперь пробивалось к проходу. Холлы стояли насмерть в надежде, что шаман сделает всё для их спасения. Но у него была своя цель.
   Когда в воздухе над разломом стянулась в линию пыль, а затем уплотнилась в узенькую извилистую тропку, холлы были перебиты практически все. И шаман, оставив их за спиной, рванул вперед. Сделав несколько шагов по казалось бы хлипкой опоре, он увидел, что агентиец, упавший в пропасть, висит на одной руке, ухватившись за выступ обрыва, и из последних сил пытается удержаться.
   Их взгляды встретились. Прямой и открытый агентийца и полный ненависти шамана. Мгновение и с рук вейга слетает еще один сгусток, который сбивает руку воина с опоры, отправляя его в пропасть.
   - Надеюсь все твари бездны будут рады такому подарку! - Выплюнул шаман в след упавшему Диму и побежал через разлом...
  

Глоссарий

или то, что узнал Дим.

   Летоисчисление на Сасус 4.
   Сутки на Сасус 4 примерно ~25 часов. Движение планеты по своей орбите за год составляет 361 день и 1 час, поэтому каждый 25 год на планете Сасус 4 - високосный. Лишний день все называют по-разному, но чаще днем Смещения (Сдвига). Он везде считается днем магов, именно тогда происходит необъяснимое насыщение пространства магической энергией, а маги немного слетают с катушек от ощущения силы.
  
   Календарь бастов.
  
   Отсчет года (оборота) начинается в середине лета или "Времени штормов", который состоит из 81-го дня, в день "солнцестояния". После лета идет "Время духов", которое длится 140 дней, это осень и часть зимы. После "Времени духов" наступает "Время цветов", состоящее так же из 140 дней, в него входит часть зимы и весна.
  
   Календарь людских государств.
  
   Немного сложнее, чем у бастов, так как считать его можно по сезонам или месяцам. В каждом сезоне 60 дней, а в месяце 40, поэтому в одном сезоне может уместиться полтора месяца. Первый сезон называется "Сухая земля", он включает в себя месяц "Суши" (последний месяц лета) и половину месяца "Последнего урожая".
   После "Сухой земли" идет сезон "Линя", который включает в себя оставшуюся половину месяца "Последнего урожая" и весь месяц "Мокрых ветров", знаменующих осень.
   Сезон "Дождей", или по церковному "Тьмы", идет следом за сезоном "Линя" и включает в себя месяц "Небесных слёз" и половину месяца "Печалей", знаменующих зиму.
   За сезоном "Дождей" наступает сезон "Успокоения", включающий вторую половину месяца "Печалей" и месяц "Рождения". В сезон "Успокоения" заканчивается зима и наступает весна.
   Сезон "Расцвета" (от слова цвет) включает в себя месяц "Нового урожая", полмесяца "Золотого платья" и идет следом за сезоном "Успокоения". В этом сезоне заканчивается весна.
   После "Расцвета" идет сезон "Огня", или по церковному "Света", который состоит из второй половины "Золотого платья" и всего "Жалящего солнца" (жалящего Бона). Сезоном "Огня" заканчивается год.
   Между сезоном "Огня" и "Сухой земли" находится день "Бонарам" (солнцестояния) или "Зенитный". От этого дня идет отсчет нового года.
  
   Счет на людском языке (и диалектах) - atr, tatr, laetr, saetr, patr, nautr, hauctr, zaetr, neet и dett, которые соответствуют счету от одного до десяти. К десяткам добавлялось окончание -oss, к сотням -ossoss, к тысячам -azz. Число, например, двенадцать звучало как "Атрос татр", сто двенадцать как "дИтос Атрос татр", а двести двенадцать как "татросос атрос татр". С тысячами подругому, там сразу добавлялось окончание -ез: тысяча - атрез, десять тысяч - детез, сто тысяч - детосез. Значение миллион было только у магов - звучало как "ез-ас-ез", что означало "тысяча тысяч". Для обозначения слов "первый, второй, третий и т.д." использовалась частица "de" перед номером числа, например "дэ атр" означало "первый". Слово, обозначающее половину, звучало как "хам" и ставилось после числа, например полтысячи звучали как "атрез хам". Письменный счет велся практически как у римлян.

Табель о рангах и воинские подразделения Агентии.

  
   Дест - производное слово от "детт", десять. Наименование воинского подразделения в Агентии, в которое входили десять солдат, один адъютант и один командир.
   Пьятр или пята - производное слово от "патр", пять. Наименование воинского подразделения в Агентии, в которое входили пять дестов, семь адъютантов и шесть командиров: пять начальников дестов и один начальник пьятра.
   Детос или сотня - воинское подразделение в Агентии, в которое входило два пьятра, дест снабжения, восемнадцать адъютантов и четырнадцать командиров: одиннадцать начальников дестов, два начальника пьятров и один начальник детос или сотник.
   Азам или полутысяча - производное от двух слов "атрез" и "хам", тысяча и половина. Наименование воинского подразделения в Агентии, в которое входили пять сотен, пьятр снабжения, девяносто три адъютанта и семдесят два командира: пятьдесят пять начальников дестов, одиннадцать начальников пьятров, пять сотников и один начальник азама или полутысячник.
   Атрез или тысяча - название воинского подразделения в Агентии, в которое входили два азама, сотня снабжения, дест гвардии тысячника, сто девяносто три адъютанта и сто сорок шесть командиров: сто десять начальников дестов, двадцать два начальника пьятров, одиннадцать начальников сотен, два начальника азама и один начальник атрез или тысячник. Общая штатная численность людей в тысяче насчитывала тысяча триста сорок девять человек.
  
   Дэй - десятник.
   Цэй - начальник отдела, помощник и заместитель начальника городской стражи. В войсках цэй означает звание соответствующее земному командиру роты. В Агентии такое звание дают командиру пьятра.
   Сэй - начальник городской стражи. В войсках сэй означает звание соответствующее земному командиру батальона. В войсках Агентии такое звание ближе всего к сотнику.
   Мэй - полутысячник.
   Артэй - Комендант крепости. В войсках артэй означает звание соответствующее земному командиру части. В войсках Агентии такое звание ближе всего к тысячнику.
   Полковой маг - слова "полковой" нет в местном языке, поэтому подставлено более подходящее по смыслу. Маг приписывается к воинскому подразделению в качестве подчиненного и ставится на баланс. Маги этого не любят, так как приходится подчиняться немагам (редкий командир воинских подразделений обладает магическим даром), но указ короля есть указ короля.
   Отир - Как должность, это мэр города. Как представитель дворянского сословия, это бароны или виконты.
   Полунтир - Как должность, это управляющий приписанными к городу землями или полугубернатор. Как представитель дворянского сословия, это графы или маркизы.
   Дерентир - Как должность, это губернатор. Как представитель дворянского сословия, это князья или герцоги. Дерентир управляет провинцией, подчиняясь королю и совету магических гильдий провинции. Именно ограничение власти дерентира, в части магов и магии в целом, не позволяет применить один из вышеназванных терминов в точности.

Пантеон богов в людских землях.

Солнечные боги

  
   Одолотея - Сестра Галодеи, жена Маролиза, Богиня природы. В ее власти все, что рождается и живет. Она покровительница живых существ. Защитница детей и матерей. Существует много изображений богини, все преимущественно носят вид женщины с ребенком на руках.
  
   Галодея - Сестра Одолотеи, жена Маролиза, Богиня природы. В ее власти все растения. Она богиня плодородия, покровительница тч'идари. Изображена в виде юной обнаженной девы, подпоясанной тонкой лозой с колючками. Из головы у нее вместо волос прорастают ветви дерева, а кожа от предплечья превращается в древесную кору.
  
   Маролиз - Муж Галодеи и Одолотеи, отец Сарии и Дэртьякиса. Бог тщеславия. Покровитель богатеев, торговцев и игроков. Изображен в виде пузана, восседающего в дорогом и роскошном кресле. В одной руке он держит кубок, а в другой горсть монет и драгоценных камней. Облачен в просторную белую тогу и золотые сандалии, а на шее у него болтается цепь с кулоном, изображающим кул, местный аналог игральных костей.
  
   Дэртьякис - Сын Одолотеи и Маролиза. Бог удачи. Помощник отца. Не имеет распространенного образа, чаще всего это мужская фигура, закутанная в плащ с капюшоном. Это потому, что удача переменчива. Единственное что отличает его от остальных закутанных в такой плащ - маленькие белые крылышки, торчащие сквозь прорези в капюшоне где-то на уровне человеческих ушей.
  
   Сария - Дочь Галодеи и Маролиза. Богиня Гроз. Помощница матери. Ей приписывают все погодные условия и просят у нее благости, для взращивания урожаев. Изображена в виде молодой обнаженной девы, сидящей на облаке, которая смотрит вниз и целится во что-то молнией, зажатой в руке.
  
   Этна - Богиня солнца, тепла и огня. По легенде она полюбила темного бога Этона. Но из-за своей противоположной принадлежности так и не смогла родить ему дитя. Отвергнута светлыми сородичами и не принята темными. Так и блуждает ее душа по свету в виде солнца, в поисках любимого. Изображается чаще всего молодой девой в легком одеянии, обрамленной кругом с лучами.
  
   Раэт - Бог магии и колдовства. Изображается в виде безликой фигуры в длинном балахоне. Самый таинственный бог. Ему приписывают принадлежность к светлым богам, но темные с этим не согласны.

Полуночные боги

  
   Грикс - Смерть. Богиня мертвых. Изображена в виде молодой лысой девушки, сидящей на троне из костей, которая держит в приподнятой правой руке человеческий череп. Её голова вся в татуировках, изображающих все тот же череп.
  
   Этон - Отверженный. Бог мрака и тайны. Считается покровителем воров. По легенде влюбился в светлую богиню Этну. Был проклят сородичами и изгнан. Так и блуждает по свету в виде ночи, в поисках своей возлюбленной. Изображается в виде молодого юноши с кинжалом на поясе и мешком за плечами на фоне звездного неба.
  
   Раэт - Кудесник. В его власти вся магия и колдовство. Изображается в виде безликой фигуры в длинном балахоне. Самый таинственный бог. Ему приписывают принадлежность к темным богам, но светлые с этим не согласны.
  
   Лиария - Богиня-Змея. Всю хитрость и подлость олицетворяет Лиария. Ей приписывают создание всех ядов и отрав. Есть даже животные и насекомые, которых записали в ее слуги только за то, что они обладают отменным ядом. Изображена в виде Женщины с раздвоенным языком и змеиным хвостом вместо ног.
  
   Писэя - Богиня Язв. Её вотчиной считаются все болезни и уродства. Есть устойчивое выражение "Да не глянет на нас Писэя" или "Писэи взгляд". Первое означало что-то в духе "Чур меня", а второе относили к уродам. Так, например, когда видели страшную бабу, про нее сразу говорили "Писэи взгляд". Это касалось и картаков, считалось, что до рождения они развивались нормальными магами, а потом богиня удостоила их мимолетным взглядом, чем и сделала их "калеками". Изображена в виде старухи пораженной язвами, опирающейся на черную неровную клюку с бугристыми наростами.
  
   Вокус - Бог Висельников. Считается, что он покровительствует всему криминальному миру. Ему приписывают все неудачи, его поминают словно черта, который виновен во всем и который все знает (Черт его знает... Черт тебя принес... Черт тебя побери...). Изображен в виде повешенного улыбающегося молодого мужчины, держащего в расставленных руках бутыль вина и кинжал - две причины смертоубийства.

Срединные боги (или полубоги)

  
   Мамли - Воин-Зверь. Бог войны и справедливости (иногда воздаяния). Считается покровителем воинов, а в частности берсерков. По преданию был простым солдатом, влюбившимся в знатную девушку. Та отвечала взаимностью, как казалось воину, но в последствии предала, использовав его в своих целях. Воин все это узнал от палача, будучи им же казненным. От разрушенной любви и предательства он поклялся прийти с того света и отомстить. Перерожденный воин, получивший тело страшного зверя взамен своего, вернулся в мир живых и убил всех повинных в его смерти, кроме своей любимой. Изображается в виде зверя Мамли-ока, четырехрукого человека с головой кобры (на самом деле это такой же зверь, который когда-то посетил бастов и оставил ведунью без ноги, но люди его образ немного очеловечили). Мамли-ока стоял на одном колене, в верхней паре рук держа мечи, скрещенные над головой, а средними руками опираясь на щит, который был наполовину воткнут в землю.
  
   Уксю - Нищенка. Богиня милости, покровительница бездомных и нищих. По преданию именно она предала любовь Мамли. После его мести она осталась без средств к существованию и совершенно одна. Никто не хотел иметь дело с предательницей и лицемеркой. Она бродила по свету и испытала на себе все тяготы жизни безродной нищей девушки. Раскаялась в содеянном и поклялась помогать всем неимущим, за что стала легендой в устах бездомных. После ее смерти образовался культ аскетизма, где проповедовалось отречение от благ и смирение. Через несколько десятков лет культ официально признали религией и внесли в пантеон. Изображена в виде молодой девушки, одетой в драный балахон, подпоясанный простой бечевой, обутой в соломенную обувь и опирающуюся на деревянный необработанный посох.
  
   Озо - Трехглазый. Бог знаний. Он знает прошлое и видит будущее. Покровитель провидцев и гадалок. Изображен в виде обнаженного лысого мужчины с третьим глазом на лбу.
  
   Цирана - Прядильщица. Богиня судеб. Самая непредсказуемая богиня. Говорят, сам Дертьякис научился фокусам у нее. Она плетет судьбы всех разумных в мире, она себе на уме. Никто не знает, что за путь она тебе уготовила. Изображена в виде миловидной женщины средних лет. В левой руке она держит клубок, нить от которого тянется к полотну ткани, зажатой в правой руке. Клубок олицетворяет чью-то судьбу, а полотно - переплетение остальных.
  
   Алиоса - Хранительница. Богиня запретов, иногда её называют хранительницей очага. По преданиям нет надежнее хранилища, чем дом Алиосы. Она защищает свой дом, свой очаг и хранит всё в первозданном виде. Так же считается, что дом Алиосы это неподвластное (иначе запретное) любым богам место, из-за чего появилось множество легенд об удачливых воришках, спрятавших в доме Алиосы различные ценности, украденные у других богов. Алиоса изображена в виде простой миловидной женщины с корзинкой в одной руке и ключом в другой. Корзинка символизирует место, куда можно положить (отдать Алиосе) что-то ценное, а ключ символизирует сохранность вещи, которую отдали на сохранение.
  
   Дияно - Искатель. Бог дорог и морских путей. По преданиям влюбился в Цирану, которая не ответила взаимностью. В отместку он попытался доказать, что умеет вить дороги не менее замысловато, чем Цирана судьбы. Серьёзно в этом преуспел, но благосклонности Прядильщицы так и не добился. Хоть Дияно и срединный бог, но большинство считает его тёмным за злобный характер. Стараются никогда не молиться и не поминать лишний раз Искателя, когда отправляются в дальний путь. Могут пожелать помощи Дияно своему конкуренту (например торговцу), в основном для того, чтобы он пропал без вести в пути. Искатель изображен невысокого роста пузаном с брезгливым выражением лица, восседающим на тощем быке без седла.
  

Культы

   Культ двуликого: Информация недоступна
   Культ единого: Информация недоступна
   Культ проклятого: Информация недоступна

Расы известной части материка

  
   Кто

Произношение

Перевод (Прозвища)

Где живут

Государства (место обитания)

   O'mael
   О'Мельхи
   Люди (голокожие, мягкотелые)
   Запад и центральные области материка
   Агентия (Ahentys), Хамен-Хаф (Hamenn-Haff), Дудур (Doodure), Мазэмо (Misemm)
   Sun Basts
   Басты
   Дети леса (остроухие, носатые, серые)
   Запад материка
   Бастатик или Леса Бастов (Bastatic) (место обитания)
   Vaeghy
   Вейги
   Свины (свинорылые, хряки)
   Центральные области материка
   Ёрд (Youredd)
   De'Ern
   Д'Эрны
   Огненные птицы (летуны, рогатые, бестии)
   Юго-Запад материка
   Даэрин (Daerinn)
   Akk'xy
   Ак'хи
   Дикие красные (красномордые, дикари, держиморды)
   Северные и центральные области материка
   Ак'Хатис или Красные пустоши (Akk'Hateec) (место обитания)
   Tich'Idery
   Тч'идари
   Древесные ползуны (обезьяны, древолюбы, кустари, лешие, иногда дятлы)
   Центральные области, Юго-Восток материка
   Фариоп Тич или Великий Лес (Phareep Tich)
   Leex
   Ликсы
   Лисы (белоснежки)
   Юг материка
   Вабел Хаф или Белогорье (Whybell Haff) (место обитания)
   Quarkk
   Кварки
   Лягушки
   Восходное море, Север материка
   Хо?веин Данн или Свободные города (Houvvy Dann)
   Phorvopp
   Ворвопы
   Жабы
   Восходное море, Север материка
   Хо?веин Данн или Свободные города (Houvvy Dann)
   Ne'Hree
   Не'Гре
   Некроманты (Черномордые, гнусь)
   Восходное море, Центральные области и Север материка
   Нет своего государства
   Cromosus
   Хромосы
   Круглоносы (Зеленомордые, мехи)
   Север материка
   Тэплхаф или Южногорье (Teplhaff)
   O'Hreex
   О'Грехи
   Мертвые, Живущие в смерти (нежить, гнусь)
   Центральные области, Восток материка
   Мариан Грех, Обитель неживых или Мертвые земли (Mayreen Hreex)

Краткое описание рас известной части материка

  
   Sun Basts (Басты) - Гуманоиды. Рост - средний, метр семьдесят. Человеческое телосложение. Имеют серый цвет кожи, синее яблоко глаз и длинные заостренные уши. Волосяной покров преимущественно белого и светло-серого цвета. Вес может достигать до сотни килограмм. Преобладание магии - колдовство (шаманизм).
  
   O'mael (О'Мельхи) - Люди. Классические европейцы, азиаты и африканцы, хотя последних относят к другой расе. Преобладание магии - универсальность, за исключением колдовства (шаманизма).
  
   Vaeghy (Вейги) - Гуманоиды. Рост - от метра шестидесяти до двух с половиной. Почти человеческое телосложение. Трехпалые конечности, нижние представлены в виде копыт. Имеют хвост и кабанью голову. Вес может достигать более двух с половиной центнеров. Преобладание магии - колдовство (шаманизм), артефакторика, алхимия. Делятся на три подвида: Il'Vaeghy (Иль Вейги) - малые, чаще всего это магическая каста, в которую входят холлы и шаманы; Ol'Vaeghy (Оль Вейги) - средние, самые распространенные представители расы; Eg'Vaeghy (Эгь Вейги) - высокие, состоят в основном из воинов и берсерков, так сказать мускул народа Вейгов. Соотношение холлов относительно простых Вейгов примерно один на сотню, шаманов - один на три сотни, берсерков же примерно один на десяток.
  
   De'Ern (Д'Эрны) - Гуманоиды. Рост - средний, метр девяносто. Человеческое телосложение с дополнениями. Имеют зачатки рогов на лобной части лица, дополнительные конечности на спине в виде трех суставов с фалангами обтянутыми тонкой кожаной пленкой (иначе крылья), голый хвост со специальным листовидным окончанием, которое может раскрываться. Вес может достигать полутора сотен килограмм. Преобладание магии - классические воздух и огонь.
  
   Akk'xy (Ак'хи) - Гуманоиды. Рост - средний, два метра.Человеческое телосложение. Коренастые, с удлиненной парой нижних клыков и массивной нижней челюстью. Имеют насыщенно красный цвет кожи. Вес - средний, полтора центнера. Преобладание магии - колдовство (шаманизм), стихиальность.
  
   Tich'Idery (Тч'идари) - Гуманоиды. Рост - максимальный достигает метра шестидесяти. Почти человеческое телосложение. Руки и ноги четырехпалые. Полностью покрыты короткой густой шерстью, что создает эффект бархатности кожного покрова. Вес - средний, семьдесят килограмм. Преобладание магии - классическая магия жизни (природы).
  
   Leex (Ликсы) - Гуманоиды. Рост - до метра. Человеческое телосложение. Полностью покрыты белоснежной густой шерсткой. Считаются полуразумными из-за своеобразного языка, который практически невозможно воспроизвести без определенного устройства голосовых связок и ротовой полости. Но на самом деле они имеют свое общество, с присущими ему дифференциацией и разделением труда. Вес - до пятидесяти килограмм. Преобладание магии - классическая магия вода-воздух (магия холода).
  
   Quarkk (Кварки) и Phorvopp (Ворвопы) - Рептилии гуманоидного вида, больше всего похожие на больших прямоходящих жаб. Рост - до метра семидесяти. Кварки и Ворвопы относятся к одной расе, разделяют их только наличие хвоста-плавника у одних и его отсутствие у других. Живут преимущественно в прибрежных зонах и на мелководье, не делая принципиальной разницы между морской водой и речной. Вес - средний, восемьдесят килограмм. Преобладание магии - классическая магия воды. Особенности расы - способность к гипнозу.
  
   Ne'Hree (Некроманты) - Люди. Классические африканцы. Нелюдимая ветвь человечества, вынесенная обывателями в отдельную нишу рас. Преобладание магии - классическая некромантия и магия крови (ветвь магии жизни (не путать с природной)).
  
   Cromosus (Хромосы) - Гуманоиды. Рост - средний, метр восемьдесят. Человеческое телосложение. Коренастые и очень сильные. Имеют насыщенно зеленый цвет кожи. Хорошо видят в темноте за счет особенностей строения глаз. Из-за строения ушных раковин немного смещен диапазон слышимых частот в ультразвук. Кровь зеленого цвета, обладает слабыми антимагическими свойствами. Вес - средний, девяносто килограмм. Преобладание магии - классическая магия огня, рунопись. Особенности расы - развитие техники.
  
   O'Hreex (О'Грехи) - Гуманоиды и не только. Рост - различен. Различное телосложение. В классическом понимании - не живые. Имеют две ипостаси: материальную и нематериальную. Вес - никто не смог замерить. Преобладание магии - классическая магия некромантии, магия духа с уклоном в колдовство (шаманизм) и оккультность, рунопись, артефакторика, магия пространства, магия преобразования. Особенности расы - бессмертие (не умирают своей смертью).

Государственные строи.

  
   Агентия (Ahentys) - Монархия.
   Хамен-Хаф (Hamenn-Haff) - Монархия.
   Дудур (Doodure) - Монархия.
   Мазэмо (Misemm) - Абсолютная Монархия.
   Хо?веин Данн или Свободные города (Houvvy Dann) - Республика.
   Бастатик или Леса Бастов (Bastatic) (негосударственное образование) - Догосударственное общество. Племенной строй (Родовой).
   Ёрд (Youredd) - Теократия.
   Даэрин (Daerinn) - Федерация.
   Ак'Хатис или Красная пустыня (Akk'Hateec) (негосударственное образование) - Догосударственное общество. Племенной строй (Родовой).
   Фариоп Тич или Великий Лес (Phareep Tich) - Абсолютная монархия.
   Вабел Хаф или Белогорье (Whybell Haff) (негосударственное образование) - Догосударственное общество. Племенной строй (Родовой).
   Тэплхаф или Южногорье (Teplhaff) - Федерация.
   Мариан Грех, Обитель неживых или Мертвые земли (Mayreenn Hreex) - Информация отсутствует.
  

Карта к главе 8 должна быть тут. Но если её нет, то это печально... babbadook@mail.ru

  
  

Постскриптум

  
   Надеюсь, я добился той цели, которую ставил перед собой, создавая данную книгу. А именно отвлечь вас от серых будней, скрасить скучный вечер и просто повеселить. Если мне это удалось, то прошу так же поблагодарить всех, кто поддерживал меня и принимал активное участие в создании книги:
   Мишину Владимиру - За его разносы, за меткие замечания и за ту уверенность, которую он в меня вселял.
   Лазаревой Зое - За первый забракованный вариант и за пояснения, зачем же нужно телеге пятое колесо.
   Каклюгину Владимиру - За его видение мира, которое передалось мне.
   Каклюгиной Галине - За вредность и за веру в меня.
   Кругловой Виктории - За невмешательство и стойкий скептицизм.
   И многим другим, кто так или иначе влиял на мою работу.
  
  
  
   Жрец бога Озо
   Тень великого абба, сын Леса. (абб - дерево такое)
   Акуительно - от слова "куй". Например "куй железо пока горячо", а не то, что вы подумали. Хотя....
   Рука - означает количество равное пяти.
   Животное семейства псовых. Имеет очень гибкое телосложение. Размерами не превышает взрослую особь дирхаунда. Покрыто легкой, но очень крепкой пористой костяной защитой, которая расположена на теле животного в форме рыбьей чешуи с мешками для углубления пластин в местах загиба. Очень сильное и агрессивное животное.
   (недословный перевод)
   *- Я бежал, как мог. Что случилось?
   *- Тварь была здесь. Вот ее вещи.
   *- Отправь двоих на юг. Остальные пусть идут на север. Тварь с двумя руками и вся черная, видно только глаза. Если встретите - убивайте. Я в деревню, нужно все рассказать Хан'оэ Аббараю (Тени великого Абба).
   Дети леса или Басты (sun'Basts) - самоназвание расы.
   Выражение более экспрессивное, но аналога подобрать не смог...
   Рааз-ут - рептилия. Имеет довольно большие габариты, взрослая особь достигает двух метров в высоту и шести в длину (с учетом хвоста). Всеядна, имеет в запасе такое оружие как ядовитые наросты-железы. Действие ее яда довольно слабое, в основном железы рассчитаны для того, чтобы метить территорию и дичь, но в большом количестве яд токсичен и вызывает медленную атрофию мышечных тканей.
   Роща, состоящая из деревьев, названных тухлицей. Сок тухлицы очень ядовит для большинства растений и животных, содержит нейротоксин, вызывающий поражение, а затем и отмирание живых тканей, сопровождающееся гниением. Процесс протекает настолько быстро, что человеку хватает всего трех часов, чтобы лишиться кожного покрова. Опавшие листья тухлицы, при перегнивании и при высыхании после сезона дождей, образуют небольшое количество химических соединений - неорганических солей, достаточное для того, чтобы выжить со своей территории другие растения.
   Место временного пребывания кочующих насекомых, представляющих собой рои из нескольких тысяч особей. Внешне очень похожи на огромных комаров, в основном длинным хоботком, но так же имеют хитиновый панцирь с характерным зеленым отливом. Укусы их очень болезненны. Мигрируют вслед за своей королевой, которая разыскивает более благоприятное место для кладки личинок.
   Животное внешне похожее на гиену, относится к семейству кошачих. Имеет внушительные габариты, взрослая особь в холке достигает полутораметрового роста. Начиная от надбровных дуг, шерсть иглогривых становится ороговевшими колючками, достигающими сорокасантиметровой длины. Практически все тело кроме морды, подбрюшья и нижней части лап покрыто иглами. В период линьки, он же и является периодом брачных игр, нарастают новые, пока еще мягкие иглы, которые со временем затвердевают.
   Животное семейства псовых. Небольшие зверьки с пушистым хвостом, внешне похожи на лисицу. Имеют темно-коричневый окрас, живут стаями от десяти до тридцати особей. Вырывают большие ямы для складирования пищи.
   (не дословный перевод)
   * -.... Получи, сученышь! Куда?! Стой! Стой, ворюга!
   Напиток наподобие глинтвейна.
   Название месяца. Год делится на девять месяцев и один день. Подробнее см. Летоисчисление на Сасус 4. Бон - так у людей называлось солнце. Клички с приставкой "Бон" или "Бона" обозначали цвета "желтый", "рыжий", "огненный" или просто "светлый".
   Богиня природы. Подробнее см. Пантеон богов в людских землях.
   Оборот - один год
   (прим. автора: далее солнце именуется солнцем, оборот именуется годом)
   Бог удачи. Подробнее см. Пантеон богов в людских землях.
   Мат, простой мат.
   Просторечное название монеты определенного достоинства.
   Мат, простой мат.
   Тит - разновидность домашнего скота. Внешне похож на земного броненосца, только без самой брони. Довольно вонюч, так как особенностью защиты является выделение определенных ферментов через ректальное отверстие. Разводят его в качестве источника мяса.
   Наркотики это, наркотики.
   Гой - работорговец. Получили прозвище за крик "Го!", когда наказывали непослушных рабов.
   Мат, просто мат.
   Дословно - Три Пальца. Но в данном случае это кличка бандита "Трехпалый".
   МС - мозговой стазис. КМ13 - комбинезон модернизированный, модель номер 13. ВР - вакуумный рюкзак, модель номер 1.
   У блондинки спросили, какова вероятность, что, выйдя на улицу, она увидит живого динозавра. Та ответила, что 50 на 50. Когда у нее спросили, почему 50 на 50, она ответила: - Ну вы и тупые. Я либо его увижу, либо нет. Вот и 50 на 50.
   Мера - вес равный 65 кг.
   Губернатор с ограничениями. Подробнее см. Табель о рангах Агентии.
   Минерал с магическими свойствами. Из его порошков чаще всего изготавливали мази для лечебных целей. Но так же он применялся и в производстве магических ядов.
   So-odge kek Bonna - Устойчивое выражение, которое трактовалось как "Дом солнца".
   Пер. с Хинди - деревянная чашка. А в данном контексте - мат, обычный мат.
   Воинское звание. Подробнее см. Табель о рангах.
   Выражение "в чешуе" означает что-то наподобие "в мелких купюрах", в данном случае количество медных монет (чешуек) было эквивалентно половине алюминиевой монеты (светляка). Аналогичное выражение есть и для монеты достоинством выше, например: "пол золотого в светляке".
   Название воинского подразделения. Подробнее см. Табель о рангах
   Такого понятия нет в войсках Агентии, просто подставлено более подходящее по смыслу. Подробнее см. Табель о рангах.
   На самом деле команды "Так точно" в здешнем языке не было. Ответ звучал так - "Уво радад!" Если дословно переводить, то значение будет примерно как "Уже сделано, командир" или "Буде сделано"
   Бог войны. Подробнее см. Пантеон людских богов.
   Воинское звание. Подробнее см. Табель о рангах Агентии.
   Богиня судеб. Подробнее см. Пантеон людских богов.
   Магов в зависимости от ступени могли называть в числительной форме, например маг седьмой ступени вполне закономерно становился "семеркой", шестой - "шестеркой" и так далее.
   Сухарь - Разговорное название Сухой крепости. Она строилась у старого русла реки Змеевки, пока не произошло землетрясение и не образовался разлом. После того как старое русло реки стало идти прямиком в разлом, Змеевка в том месте, где строилась крепость, пересохла. Недостроенная крепость превратилась в небольшой городок с укрепленными стенами и получила название Сухой или в простонародье Сухарь.
   Название воинского подразделения. Подробнее см. Табель о рангах.
   Верхушка - Разговорное название крепости Верхний проход. После образования разлома в самых узких его местах построили крепости Верхний проход и Нижний проход (Низ) и протянули мосты через разлом, что позволило провести еще два торговых пути между Мазэмо и Агентией.
   Раса некромантов. Подробнее см. Расы известной части материка.
   Антарский архив - архив документов магического или исторического характера, находящийся в Белой башне королевской школы магии. Имеет отношение к службе Королевских Когтей и строго охраняется спецслужбами государства.
   Битва при Кровавом Ущелье - произошла в 1387 году от Исхода. В сражении участвовали: государство Ёрд с одной стороны, и государство Агентия - с другой.
   Низун - Мелкий шпик в тайной страже, работающий под прикрытием в криминальной сфере.
   Воинское подразделение. Подробнее см. Табель о рангах.
   Атакующее построение для рунных бойцов.
   Боевой клич Тысячи Бона. Создан некром в насмешку, так как звучит двусмысленно. С одной стороны его можно трактовать как "Даже солнце сражается за нас", с другой - у самого командира тысячи была кличка Бон, хотя по природе некры слуги тьмы.
   Команда на перевод щитов в реверсивный режим для первой шеренги или правого-левого флангов треугольника. При кратковременной подаче избыточной энергии в щит он помимо защитной функции переходит в атакующую, отталкивая всё, с чем столкнулся лицевой стороной. Такой режим довольно непродолжителен и длится несколько секунд, прекращая свое действие после столкновения или после рассеивания избыточной энергии в виде тепла.
   Люди имеющие настоящую фамилию или родовое имя чаще всего были знатью высоких рангов, простые смертные имели только своеобразные клички, которые со временем становились дополнением к имени и документально могли закрепляться за человеком.
   Металлическое короткое копьё похожее на пилум. У копейщиков помимо двухметрового деревянного копья, меча и щита имелось пять коев.
   Защитное построение для рунных бойцов.
   Воинское звание. Подробнее см. Табель о рангах.
   Воинское звание. Подробнее см. Табель о рангах.
   Воинское звание. Подробнее см. Табель о рангах.
   Стрельба в два шага - стрельба по противнику, когда первые шеренги дошли до расстояния чуть ближе излета стрелы. Залп производится под каждый второй шаг противника, иногда счет задается самими стрелками, которые синхронно топают два раза между залпами. Такой метод применялся в Агентии для замедления движения наступающего противника в узких местах.
   Залп прыжком на несколько шагов - метод стрельбы с метательных орудий по малым целям в Агентии. Прыжок означает изменение дальности стрельбы на заданное (десять) количество шагов. Первый залп дается в указанное место, остальные ближе или дальше на прыжок.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

280

  
  
  

Оценка: 5.73*21  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Шторм "Плохая невеста" (Любовное фэнтези) | | M.O. "Мгновения до бури. Выбор Леди" (Боевое фэнтези) | | С.Панченко "Ветер" (Постапокалипсис) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Д.Коуст, "Как легко и быстро сбежать от принца" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Мой (не) властный демон" (Любовное фэнтези) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1" (Киберпанк) | | И.границ "Ведьмина война 2: Бескрылая Матрона" (Боевое фэнтези) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | | А.Демьянов "Горизонты развития. Траппер" (ЛитРПГ) | |

Хиты на ProdaMan.ru Мои двенадцать увольнений. K A AЯ хочу тебя трогать. Виолетта РоманСнежный тайфун. Александр МихайловскийВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарШерлин. Гринь АннаАромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаВ объятиях змея. Адика ОлефирСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна Соболева
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"