Гераклион: другие произведения.

Картак 2. День сдвига. Часть 2 (неокончено)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.87*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть книги. Недописана. Не проверена ни на ошибки, ни на логические связи с первой книгой, ни на что бы то ни было. Возможно в процессе правки буду переписаны абзацы, страницы или даже целые главы (а возможно и что-то сотру к ядрени... совсем). Критика приветствуется конструктивная, особенно по сюжетным дырам и нелогичностям. Так же буду рад примерам авторских приемов (я все-таки сопливый новичок). Коментарии наподобие говно, шлак и т.д. будут удаляться.


Глава 5

Кровавое ущелье

   Когда кажется - креститься надо!
   (Правила борьбы с бесами)
  
   Когда крестишься - еще больше кажется!..
   (Деза от бесов)
  
   Агентия. Центральная провинция. Город Летир. Таверна Красная башня. Триста пятнадцатый день от прибытия...
  
   - Что ж, документы я прочел и скажу тебе одно - свободных магов нет. Если хочешь, могу отправить с тобой других специалистов. Вот, набросал тут краткие характеристики. - Мужчина, сидящий за массивной стойкой, положил на отполированную до блеска столешницу исписанный листок.
   Если не знать, что у мужчины нет одной ноги, то его вполне можно принять за вполне здорового и сильного воина. Короткая стрижка, обветренное и словно точеное из гранита лицо, грубые с трудовыми мозолями руки, подтянутая, если не сказать спортивная фигура - всё это никак не вписывалось в образ хозяина таверны. По идее он должен быть пузаном, натирающим кружки за стойкой, иметь пару подбородков или толстые щеки, а не то, что сейчас видела перед собой Макеза.
   Когда они упустили беглецов среди ночи, пришлось продолжать поиски утром, так как ночным зрением в тот момент никто не обладал. Все следы привели погоню к реке возле небольшой деревушки и там оборвались. Макеза тогда предположила, что беглецы украли одну из лодок, которые были привязаны к деревьям у реки, но ни один крестьянин не заявил о пропаже, когда девушка их опрашивала. Мысли о плоте пришлось отбросить из-за отсутствия следов вырубки возле берега, да и времени у беглецов столько нет, тем более стук топора перебудил бы всю округу.
   Но в то, что все пошли вплавь по реке не верилось. Змеевка слишком широка здесь, для переправы на другой берег, а лезть в воду, чтобы вплавь спускаться вниз по течению не имеет смысла. Всё равно погоня пойдет вдоль берега и обнюхает каждый куст. Но беглецов нигде не было, словно они растворились в воде.
   Досада из-за неудачи вылилась в несколько дней раздражения, которое пришлось терпеть Айнаку и Саин'кэ. Да еще как назло пошли дожди, задержавшиеся этой осенью почти на два месяца. О любых следах пришлось забыть и глубже кутаться в плащи, чтобы не подцепить простуду. И только когда погоня добралась до Летира, Макеза сменила раздражение на взволнованность. Ей очень не хотелось оправдываться перед Сево, которому она должна передать посылку Диана и доложить о ходе задания. Она, боевой маг огня, будет лепетать оправдания перед обычным человеком! Правда тут ничего не поделаешь, принадлежность к магам для Королевских Когтей играет не столь значительную роль, как в светской жизни или в армии.
   Но она зря волновалась. Сево ни слова не сказал об ошибках или невыполненном поручении. Он задавал уточняющие вопросы, выяснял детали, ничего не выдавало в нем досаду или раздражение на нерадивого подчиненного. Да, именно подчиненного, потому что в письме Диан передавал девушку под руководство Сево. Хозяин Красной башни был спокоен и словно непробиваем, ни одной эмоции не проскользнуло на его лице, лишь глаза светились любопытством.
   - С магами у нас дело обстоит нормально, холл оказался довольно неплох. Так что тут ничего менять не нужно. А насчет других специалистов, - девушка взяла листок и быстро пробежалась взглядом по сухим строкам, - нужен кто-то, кто умеет работать в городе. Какой-нибудь вор или тому подобная личность, чтобы сразу выйти на теневых хозяев. У них есть много глаз и ушей, возможно с их помощью нам удастся завершить начатое быстрее.
   - Хм, верно мыслишь. - Одобрительно кивнул Сево. - Здесь мои люди следят за улицами, на границе тебе придется работать с менее покладистой публикой. Советую взять Кукловода, очень предприимчивый молодой человек.
   В списке и правда был такой персонаж. Оска Кукловод, парень двадцати двух лет, имеющий внушительный список грешков, который тянется за ним с десятилетнего возраста. Умен, хитер и внешне чуточку привлекателен, когда помыт. Состоит в Королевском Когте три года, звание "старший низун". Псоледне дело, на котором он попался - кража со взломом. Причем попался по глупости, перепутал дома и вместо поместья представителя торговой гильдии влез в окно к магу. Тот засек нарушителя еще на лужайке палисадника и, когда Кукловод залез, скрутил его прямо на подоконнике.
   - Пожалуй нет. - Задумчиво покачала головой девушка.
   - Объясни. - Заинтересованно произнес Сево.
   - Как связной он может быть не плох, а вот в стычке - не думаю. Мое столкновение с Димом и его компанией четко дало понять - нужны те, кто способен противостоять магии или действовать эффективно в любой нестандартной ситуации. Из моих подчиненных с этим, скажем так, почти справился Айнак. Я тоже сплоховала, но это из-за недостатка информации. Саин'кэ в этом деле не помощник, он все же не жил среди людей и ему трудно освоиться до сих пор.
   - Резонно. - Кивнул Сево. - По мне так Кукловод должен справится с нестандартными ситуациями... И кто по твоему лучше всего подходит?
   - Думаю Лиса.
   - Уверена? Лиса гораздо моложе Кукловода и до сих пор на побегушках.
   - Да, уверена. Во-первых она отлично владеет холодным оружием в отличие от Кукловода, который знает только ножи, это выровняет наши возможности, у нас только Саин'кэ может похвастаться этим. Во-вторых тут написано, что она "повздорила с магом и избила его". Я так понимаю он не стоял безвольной куклой и сопротивлялся? - Макеза перевела взгляд с бумаги на мужчину. Тот снова утвердительно кивнул и она продолжила: - Значит как-то справилась с ним, а это уже не стандартная ситуация, когда немаг уделал мага. В компании беглецов есть картак, хаменхафский маг и дэрнийка с голубым лайром, так что этот пункт будет жирным плюсом. Ну и в-третьих она девушка. Мне до ужаса надоело находиться среди тупых мужланов. Сначала солдаты, теперь эти... Баст и холл конечно не столько тупые, сколько эммм, как бы сказать... В общем они другие.
   - Ясно. - Впервые лицо мужчины озарила легкая улыбка, которая впрочем тут же исчезла. - Пусть будет Лиса. Что-нибудь еще нужно? В пределах разумного конечно.
   - Если есть возможность, то слегка прибарахлиться. - С этими словами девушка достала жезл и положила на стол. - Когда приписали к пьятру, не успела сменить, так и хожу с ученическим.
   - Вот держи. - Сево чиркнул пару слов на клочке бумаги и протянул девушке. - Зайди в управу, там тебе выдадут всё что нужно. Лиса будет ждать там.
   - Спасибо.
   - Аккуратнее в пути. Не хотелось бы оправдываться перед "одноглазым". - Хмыкнул мужчина, косясь на свой протез.
   Макеза не сразу поняла смысл фразы, а когда он наконец дошел, её глаза стали расширяться.
   - Неужели он...
   - Нет, что ты! - Засмеялся мужчина. - Это не он. Просто убегать на одной ноге трудновато будет.
  
   Спустя три часа. Тут же...
  
   Зал шумел. Сейчас в нем находилось на удивление много людей. Буквально несколько часов назад, когда приходила рыжеволосая волшебница, зал почти пустовал, зато теперь. Кто бы мог подумать, что новость об удержании Верхней крепости, которую недавно принес вестовой, так всколыхнет народ. По городу уже гуляет тысяча и одна басня о противостоянии Агентии и Мазэмо, а тут такая радость - мы дали им по зубам! Теперь все поднимают здравицы в честь Нотуса Зоркого и его армии, сай льётся рекой, стекая под столешницу, а бедные официантки не успевают спрятать свои филейные части от ладоней захмелевших гостей.
   И никто же не знает о том, что произошло на самом деле, - хмыкнул про себя Сево, - зато гордости-то сколько, будто сами сражались. Хозяин Красной башни, облокотившись о стойку, внимательно следил за происходящим, хотя со стороны казалось, что его совершенно не интересует действо в зале и он решает дилемму - какую же из кружек протереть теперь?
   Он бы многое отдал, чтобы посмотреть, как любой из пьяной толпы встретится лицом к лицу с боевым холлом или берсерком. Тогда бы у них поубавилось пылу и может они даже включили бы свои мозги, наконец сообразив какой ценой дается победа над вейгами.
   Но этим вряд ли доведется, сейчас не в армии только старики, дети и те, кто смог откупиться. Тех кто ценит свою шкуру не меньше чем звонкую монету на полет стрелы не заставишь приблизиться к линии фронта, они из кожи вон полезут замасливая деньгами сборщиков, чтобы избежать такой участи.
   Входная дверь заведения открылась, пропуская в зал лучи солнечного света и прерывая мысли Сево. На пороге появился тот, кого он ждал вот уже больше получаса - Лир Ухоглаз собственной персоной. Местный попрошайка, когда-то спасенный хозяином Красной башни от гнева городской стражи, теперь работал информатором и справлялся со своей обязанностью гораздо лучше штатных соглядатаев, за что и получил свое прозвище.
   Парнишка скорой походкой прошел к стойке, постоянно вращая головой во все стороны, словно выискивая тайную угрозу. Да, уличные привычки въедаются в человека надолго, даже здесь, где ему вроде бы ничего не грозит, он всё равно оглядывается. Хотя может так и к лучшему...
   - Привет, Сево. - Коротко кивнул парень, пристраиваясь на высоком стуле возле стойки. Его лохматая шевелюра торчала в разные стороны "острыми" запыленными колючками, а длинная челка скрывала один глаз, отчего казалось, что парень специально прячет пол лица. - Старый пердун отправил птичку. Всё как ты просил.
   - Вот старый пердун услышит когда-нибудь как ты его называешь и поджарит тебе пятки. Попомни мои слова. - Хмыкнул Сево.
   - Ай, не узнает, - махнул рукой парень, - если ты не скажешь. Дашь поесть чего-нибудь?
   - На, держи. - Словно по заказу из-под стойки появился маленький чугунок и лепешка. - Мара готовила, правда пока тебя дождалось уже остыло немного. Чего слышно в округе? Или может старый что передал?
   - Не... Старый ничего не говорил... - Уминая пищу, стал докладывать парень. - А слухи есть кое какие. Тебе про что... рассказать? Рынок? Центр? Порт?.. Или мосты?
   - Про рынки с портами уже слышал, чай не утро раннее, да сам почти в центре нахожусь, так что в курсе. А с мостами чего случилось?
   - Да так, оказия небольшая... Там паренек один, из охраны, шум утром поднять хотел, да на старшого в тумане налетел... Говорят оба искупались знатно, когда с моста полетели. Так вот, тот солдатик, что старшого искупал, говорит что бежал тревогу поднимать, мол по реке кто-то плывет и на приказы не реагирует.... - Парень прервался, чтобы облизать ложку, и продолжил: - Старшой к мосту, глядь, а там туман да и только. Ну в общем солдатику влетело. Но! - Ухоглаз вздернул вверх указательный палец. - Лишиться бы ему поста, кабы не еще один страж у второго моста, что по ту сторону реки. Тот правда говорит не про лодку, а про силуэты, которые от реки в сторону ущелья побежали. Вроде как трое взрослых и ребенок. И дозор на берегу следы нашел, правда на дороге их уже дождем замыло, так что к ущелью или нет, но они прошли.
   - Четыре говоришь? - Встрепенулся Сево.
   - Не, трое и ребенок...
   - Бегом за город лети в сторону Кеча, бабу рыжую по дороге найди и все расскажи. Если что, говори - хромой послал, а то пришибет чего доброго.
   - Так э...
   - Бегом давай! Я к старику ушел, Мара за меня останется. Как сделаешь - ей отчет.
  
   Северная провинция. Крепость Верхний проход. Апартаменты магов. То же время...
  
   Сквозь закрытое окно пронесся огненный комок, перепугав сидящего за столом мужчину, который по привычке наливал в ёмкость парящую жидкость из термоса. Рефлексы сработали быстрее, чем мысль осознания заставила голову соображать. Он, мгновенно прыгнув через стол, выхватил рунный шестопер и подхватил прислоненный к столу щит. Отработанная годами боевая стойка была принята мгновенно - наполненный силой щит закрывает тело, левая нога немного впереди правой, колени полусогнуты, а оружие отведено чуть в сторону и назад. Только когда огненный комок неподвижно завис над столом, мужчина опознал в нем феникса.
   - Старею... - Хмуро бросил мужчина и опустил щит с оружием. - Цей Диан слушает!
   - Хромой говорит. - Произнесла трескучим голосом огненная птица. Складывалось ощущение, что с тобой разговаривает бушующий пожар, который пожирает трещащие от жара деревья, настолько сильно прорывались в словах ревущие нотки. - Цветок упустила цель возле Омы. Отправляю её в Кеч. Помог чем смог. Цель обросла знакомыми. Д'Эрн. Тч'Идари. Маг Хамен-Хафа. Его способности растут. Подробности с вестовым. Летир поднял, цель не появлялась.
   Закончив говрить, огонь стал опадать, а на столе начала образовываться кучка пепла. Диан вздохнул и подошел поближе, поднимая по дороге лежащий на полу опрокинутый термос. На столе зола, а на полу лужа - очень удачно письмецо пришло...
   М-да, а он надеялся, что Маки справится быстрее. Хотя, Дим и раньше был не прост, а теперь и подавно. Сколько раз он должен умереть? Три? Или больше? Костяные горы, удар холла, разлом и ошейник... Вроде ничего не упустил. Что ж, можно сказать, что этот засранец сможет накрутить хвост Маки, с такими-то задатками. Да, точно старею, надо было серьёзней подойти к поиску беглеца...
   Не успел он додумать, как почти затухшая птица резко разгорелась, заставив мужчину отскочить и выругаться:
   - Фу, погань! Чуть не зашиб тебя!... Цэй Диан слушает!
   - Хромой говорит. Цели замечены. Ушли в ущелье. Цветок далеко. Послал вернуть её. Разведка потеряла след. Дожди.
   Вот опять, - подумал мужчина, наблюдая, как птица снова стала тускнеть и сыпать на стол новую порцию пепла, - этот засранец обвел всех вокруг пальца.
   Присев в кресло, Диан вылил в кружку остатки из термоса и пригубил терпкого напитка. Вот же удачливый сукин сын! На пути цэя очень редко встречались такие, а если точнее, только однажды. И звали такого удачливого Боном... Тысячником Боном. Хоть Диан и видел Дима всего раз, но истории рассказанные о нем напоминали ему предводителя картаков. Как была бы рада видеть его Грикс - словами не передать. Бон столько раз выскальзывал из её цепких лап. Прямо как Дим...
   Диан обязан найти его и вернуть в строй. Пусть все рунные бойцы давали клятву хранить тайну, но её можно обойти, так же как и любой договор, ведь везде есть лазейки. Тем более все его необъяснимые способности не должны попасть к врагам. Его никому нельзя отдавать, либо он наш, либо ничей! Эх, если бы сам Диан мог отправиться в путь...
   Ладно, сейчас не до этого. Надо сосредоточиться. Отставив в сторону кружку, Диан скрутил в трубку один из лежащих на столе чистых листков, извлек из кармана маленькую стальную коробочку и коснулся ей края бумаги. Листок тут же загорелся и мужчина поднес его к затухающей птице.
   Когда пламя коснулось почти истлевшего посланника, он запылал с новой силой и расправил крылья. Мужчина от такого преображения немного скривил лицо и чуть отстранился, слишком большой жар пошел от казалось бы фантомной птицы.
   - Говорит Одноглазый. - Начал надиктовывать Диан. - Цветок вернуть на маршрут. Цель - город Харрис Ифа. Второй выход из ущелья рядом. Дёргай нити, пусть ей там помогут.
   Закончив говорить, мужчина затушил почти сгоревшую бумагу, а потом взял свой стакан и плеснул остатками напитка в феникса. Тот резво увернулся от летящей влаги и порскнул в окно, размываясь в воздухе желтой черточкой.
  
   Ёрдовы горы. Кровавое ущелье. Триста пятнадцатый день от прибытия. Вечер...
  
   Необычная, почти зловещая тишина царила в ущелье, даже приток Змеевки, который превратился из медленного ленивого рукава в быстрый проток с торчащими то тут, то там островками подточеных водой камней, был не слышен из глубины. Только треск костра разбавлял гнетущую тишину вечерних сумерек.
   Мы остановились на привал и сначала просто попадали кто где стоял. Изматывающий марш-бросок по каменистому ущелью вымотал всех. Мы держались и сжав зубы шли вперед, чтобы подальше уйти от Летира.
   После столкновения с Макезой и её командой каждый из нас разбежался по округе, преследуемый своим противником. Оки отбился от холла и трусливо сбежал вниз по реке в надежде найти лодку, что ему впоследствии и удалось. Майи после боя с Саин'кэ решила искать нас тоже ниже по течению, так как помнила, что на утро все собирались идти туда. Арра же во время испытания моего щита и следующим за ними приведением в чувство Оки, возилась с моим мечом (из её объяснений я мало что понял, лишь то, что она воспользовалась какой-то старой техникой отца, меняя свойства металла) и после неожиданного нападения дала стрекача, так как в панике подумала, что за ней вернулись рабовладельцы. Месяцы заточения сделали свое черное дело и девушка невольно поддалась чувствам, слишком яркими были воспоминания об издевательствах. Только когда первый страх прошел и утихла паника, Арра вернулась назад, чтобы помочь. Она подоспела вовремя, Макеза уже успела зацепить меня огненным хлыстом. Ну а дальше в ход пошел измененный зеленый клинок.
   На пару с дэрнийкой мы стали брести возле берега пока я не обнаружил Майи. Воссоединившись с тч'идари, наше трио продолжило путь в сторону предполагаемой деревни. Не доходя до нее, Кэп уловил нетипичные для ночного времени звуки у реки. Оттуда слышался глухой стук и что-то вроде "Кто ж так привязывает?... Писэю тебе в тёщи!"
   Так мы нашли Оки, который раскопал в камышах спрятанную лодку и пытался перерубить толстенный канат, которым она была привязана ко вбитому в землю колышку с кольцом.
   Ох и лицо было у нашего иллюзиониста, когда мы вышли прямо на него и зашуршали камышами. Я думал он прям без лодки рванет реку переплывать. Глазища выпучены, челюсть упала на пол, руки отдернуты от каната и крепко вцеплены в сумку, а ноги медленно поворачивают тело на сто восемьдесят градусов в ожиданий команды "На Старт!" Кэп даже мне диаграмму сердцебиения Оки вывел, настолько громко оно у него заколотилось.
   После того как мы убедили Оки, что это все таки мы, а не злобные маги под нашими личинами, все дружно отодрали лодку от берега вместе с канатом и колышком и, погрузившись, отплыли. Мимо Омы прошли рано утром, когда реку закрывал сильный туман, поэтому нас никто не заметил, позволив немного отдохнуть и выспаться. Ближе к полудню пришлось править вдоль берега, чтобы ориентироваться. Некстати начавшийся дождь помог и в то же время тормозил - видимость упала до четырех-пяти метров. Скорость движения серьезно упала, иногда вообще приходилось останавливаться и переносить лодку на себе через перелески, огибая попадавшиеся на пути прибрежные деревеньки. Около полутора суток нам понадобилось чтобы достичь окрестностей Летира, а вот дальше уплыть не получилось.
   Когда я видел карту Агентии на стене в крепости, Летир казался прибрежным городком, который находится на правом берегу Змеевки. На деле же все оказалось иначе. Город стоял на реке в самом узком месте, которое попалось на всем протяжении от Мокрой крепости. Основная часть города как и на карте находилась на правом берегу, но еще две небольших располагались прямо в центре реки на острове и на левом берегу, где находилась своеобразная мини-крепость, закрывающая проход на мост.
   Реку здесь перекрывали два моста. Первый соединял правый берег с островом и был полностью каменным. А второй, соединяющий остров и левый берег, оказался двойным. Каменные части моста не доходили друг до друга десятка два-три метров. Посередине, закрывая такую "дыру", находился толстый деревянно-металлический помост, который при помощи цепей и хитрого механизма мог опускаться в воду и пропускать корабли.
   На каждом мосту, на берегах и на самом острове круглые сутки дежурили часовые. Так что тихонько проплыть, не привлекая внимания, оказалось той еще задачей. Даже магия Оки не гарантировала безопасности, ведь в городе есть маги, и некоторые из них несут службу в городской страже. Уж они-то запросто раскусят простенькие иллюзии Оки, после чего обычные солдаты истыкают нас болтами как ёжиков.
   Подплывали мы к Летиру тоже утром, и пока шел спор, как лучше преодолеть препятствие, солнце выглянуло из-за горизонта, туман стал расползаться, а мы обнаружили, что от города нас отделяет около трехсот метров. В спешке мы начали править к берегу, когда Оки заметил движущийся на острове огонек факела. Затем оттуда кто-то прокричал что-то невнятное и нам пришлось налечь на весла посильнее. Скрип уключин разносился по водной глади очень далеко, Оки даже кастуя иллюзию попутно молился, чтобы нас никто не услышал сквозь шум речного течения.
   На берег мы смогли выйти, когда до мини-крепости оставалось не более сотни метров. Наскоро наложенная иллюзия на берегу стала сбоить, но времени для её поправки не оставалось. Мы трусцой стали пробираться в направлении дороги, обходя по дуге город, и чтобы не встретиться с разъездом стражи старались сделать это побыстрее, ведь наши следы иллюзия не скрывала.
   В суматохе даже забыли захватить с собой лодку, а когда отошли на приличное расстояние, то уже не решились возвращаться обратно. Из-за такого головотяпства встал вопрос куда дальше двигаться. В город для нас дорога закрыта, идти по тракту в сторону разлома бессмысленно, а прямой путь в Хамен-Хаф преграждал приток змеевки, который вливался в реку за городом немного ниже по течению. С лодками ничего придумать не получится, берега там каменистые и все суденышки находятся либо на правом берегу, либо в городской черте.
   Более-менее безопасными путями оставались дорога через ущелье и Ёрдовы горы или через приток Змеевки, причем вплавь. В устье приток был немногим уже основной реки, да и течение его было гораздо сильнее, так что риск утонуть становился довольно высок. Оставаться в окрестностях города слишком рискованно, поэтому на общем голосовании почти единогласно решили отправляться через ущелье.
   Когда мы отошли от города на приличное расстояние и уже были в предгорьях, Оки заметил пять точек, рыскающих вокруг мини-крепости. Туман уже давно расползся и теперь поля с перелесками отчетливо зеленели под лучами солнца. А черные точки, кружащие вокруг места нашей недавней швартовки, вскоре сбились в кучку и стали ползти в нашем направлении.
   Судя по скорости перемещения, преследователи были не пешими. Конечно в предгорьях почва стала больше каменистой, но никто из нас не стал рисковать и мы ускорились насколько смогли. Была надежда, что преследователи не смогут так же быстро передвигаться среди скал.
   К полудню получилось оторваться. Конечно не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять куда мы ушли, ведь дорога в ущелье была одна, но после того как нас стали скрывать от прямой видимости изгибы скал, погоня пропала совсем.
   На этот счет у меня была только одна мысль. Оки как-то обмолвился, что в Кровавое ущелье без надобности никто не суётся - плохое это место. До выяснения подробностей дело не дошло, ноги переставлять было тяжело, не говоря уже о том, чтобы болтать.
   Хотя мне тоже казалось, что в ущелье будто что-то давит на тебя, гнетет мрачная атмосфера. Я уже забыл о тех опасностях, которые меня поджидали у бастов и в Костяных горах. Земли людей слишком безопасны, человек истребил хищников и опасные растения, очистил свое жилище сталью и магией. Может где-то совсем в глухих местах и осталось что-то необычное, трудно сказать, мне таких мест не попалось.
   Я "расслабился", забыл о том как это больно получать по бестолковке из-за своей же глупости. Извилистая дорога ущелья постепенно уходила вверх и только бурный приток Змеевки становился всё ниже и ниже, подтачивая отвесные берега. На одной из более широких и ровных площадок тропы мы наткнулись на остатки здания. Что-то небольшое, то ли сторожка, то ли небольшой домик - трудно сказать, вокруг валялось много битого камня, припорошенного пылью и заросшего редкими кустами невысокой травы, да остатки фундамента, обломками раскрошенных "зубов" торчащие из земли.
   Возле них мы остановились на первый привал после марш-броска. Рядом с развалинами проглядывало черное пятнышко старого кострища, поэтому нам показалось, что место относительно безопасно.
   - Ху-у-у-ух! - Выдохнул Оки, упав на задницу. - Никогда так долго не бегал...
   - Говорят... бег полезен... для здоровья. - Немного отдышавшись, я тоже присел на голую землю.
   - Я тогда на всю жизнь выздоровел. - Пробурчал маг.
   - Кстати, я слышал, что Кровавое ущелье получило свое название после битвы с вейгами...
   - Нет. - Покачал головой Оки. - Оно просто стало известным. Кровавым оно называлось из-за этого. - И маг указал рукой на макушки еще не слишком высоких стен ущелья.
   Повинуясь указке, я посмотрел вверх. Солнце в ущелье и так не радовало нас своим присутствием, а к закату здесь стало намного темней. Так что когда взгляд упал на подсвеченные верхушки скал, удивление стало расти быстрее, чем осознание увиденного. Последние солнечные лучи окрашивали скалы в яркий красный цвет, но вопреки законам оптики подсвеченные участки не обрывались строгой тенью снизу. Скалы будто начинали светиться изнутри, отчего своеобразные красные "подтеки" спускались вниз и будто пульсировали в такт какому-то ритму. Вместо того, чтобы исчезать с уходящим солнцем, они опускались всё ниже и ниже.
   - Вот это да-а-а... - Протянул я раскрыв рот.
   - Ага. - Поддакнул маг. - Такое можно наблюдать только в Ёрдовых горах. Маги говорят, что здесь воздух магией пропитан, от этого и светятся скалы. Хотя как стемнеет, то и они потухнут.
   Мы еще какое-то время смотрели на скалы, вглядываясь в диковинную игру свечений, в то время как Майи уже разобрала свои вещи и принялась готовить посуду. Когда она нас окликнула, пришлось оторваться от прекрасного зрелища и идти искать дрова.
   С ними здесь оказалось туго. Растительности мало, в развалинах почти ничего нет, только старую полусгнившую балку удалось отыскать. Пришлось разойтись пошире и собирать сушняк, да ломать кусты.
   Я ушел немного вперед по тропе пока собирал топливо, поэтому насторожился, когда услышал шелест каменной крошки немного впереди. Окинув взглядом узкую тропу, посмотрел наверх вдоль склона и даже заглянул за обрыв, где внизу бушевал приток Змеевки.
   - Хм, наверно показалось. - Пробурчал я и пошел обратно к лагерю. На магическое зрение перейти в тот момент не додумался, тем более так и не привык к нему, а последние пару дней вообще старался не использовать из-за Кэпа, который отбирал любые крупицы мощности своих процессоров для анализа структур и схем. Даже эхолокация работала на минимальном расстоянии с пределом в десяток метров.
   В лагере уже весело потрескивал костер, а Майи что-то напевала над котелком. Скинув свою "добычу" я присел рядом с магом и стал разбираться с тем, что наработал Кэп за несколько дней.
   Искин удивил, я бы никогда не подумал, что он настолько мощный. С момента драки на берегу и пути к ущелью, он проанализировал кучу схем, заклинаний и рун, которые я когда-либо видел. И теперь в моём загашнике (то есть в памяти Кэпа) насчитывалось с десяток плетений под картака, самым интересным из которых был пространственный транспортер. Это некий аналог простенького дезинтегратора, только вместо расщепления материала он его переносит из одного места в другое. Нет, это не портал, он переносит материал не мгновенно (причем очень даже не мгновенно), да и расстояние переноса не превышает метра. Зато он может переносить материал из вещи, не разрушая её, причем даже если перенос осуществляется изнутри, а не снаружи объекта. Вот и приспособление для создания необходимых мне рунных примочек...
   Остальные разработки Кэпа не то чтобы были совсем уж ниже этого уровня, просто их применение для меня оказалось не очень целесообразно. Например три варианта осветительных приборов или устойчивая иллюзия цветка (мне Оки на плоту показывал, а Кэп адаптировал плетение под меня). А вот с последней разработкой я сначала вообще не разобрался - штука, похожая на лучевую кость человека, изъеденная рунными связками, как трухлявый пень. Я её вертел и так, и эдак, даже приложенное Кэпом описание удосужился досконально прочитать, но так и не понял зачем нужна "палка" способная пропускать и преобразовывать маго- сигналы и потоки, да еще и с силовыми креплениями под другие такие же.
   Запросив у Кэпа информацию по разработке вплоть до предназначения этой штуки, я впал в ступор. Развернувшаяся передо мной схема являла собой сложнейшую конструкцию из металла, испещренного рунами, которая в совокупности имела вид четырехметровых крыльев летучей мыши.
   - Это нафига такое?... - В недоумении зашептал я.
   Оки покосился на меня, но ничего не сказал, наверно мой расфокусированный взгляд в одну точку назывался "ушел в себя - вернусь не скоро".
   - Силовой каркасный модуль с автономным питанием и нервно-импульсным управлением. - Подал голос Кэп. - Предназначен для интеграции в биологическую особь, кодовое имя "Арра". Приоритет разработки "высший", задано носителем 73 часа 22 минуты назад. Данный модуль предполагается оснастить собственным концентратором энергии, распределителями, накопителями, копи-нейронной сетью связей, силовым усилением за счет энергии... - Далее шло скрупулезное описание структуры, системы питания и управления крыльями, все достоинства и недостатки разрабатываемой модели, а так же предполагаемые способы решения этих проблем. В конце занудный голос Кэпа подвел итог: - ...расчет модуля завершен на 2%. Предположительное время окончания при текущей вычислительной мощности составит 3748 часов 46 минут...
   Два месяца! Ахренеть!
   - ...при поступлении дополнительных данных для расчета или увеличении вычислительной мощности время окончания разработки модуля может измениться. - Закончил монолог искин. Черт, хочу обратно нормального Кэпа, а не этот Эхо! Вот он нудный....
   Всё конечно круто, только для изготовления крыльев нужен будет тот самый пространственный транспортер (для сокращения обозвал его "протер", хотя искин и предлагал другие варианты, даже просером его обзывал, зануда). А ведь его тоже нужно еще сделать. По форме он выглядел как дырявая перчатка без пальцев с кучей рун внутри и снаружи. И если руны проблемой не были, то вот изготовление такой странной загогулины становилось затруднительно. В голову пришла только форма из глины, в которую можно залить расплавленный метал, тем более под этот артефакт подойдет даже легкоплавкий свинец.
   - Дим. - Отвлекла меня Майи. Пока мы с Оки впитывали задницей энергию земли, а Арра вытягивала её тем же местом из небольшого камня, тч'идари закончила священный ритуал зельеварения и лечения песца. - Иди сюда.
   Я поднялся и подошел ближе. В тряпичном гнезде, сложенном из старого плаща, лежал Мэр-ро, которого пару минут назад поила Майи. И сейчас он подслеповато щурился и тихонько попискивал.
   - Мэр-ро... - У меня сердце пропустило удар, наконец-то он очнулся! - Маленький мой...
   Тут в мыслях стали появляться образы. Ох, как давно же их не было, я даже отвык от такого способа общения. Но не это меня заставило замолчать. В образах было столько боли, словно песца жгли на костре. Он просто кричал в своих эмоциях и звал "мамку", просил, чтобы я прекратил это, помог и защитил...
   - Майи, сделай что-нибудь! Ему больно! - Сразу же, как только образы выпустили меня из плена, закричал я. Тч'идари сразу же засуетилась, перебирая травы и склянки. Я же пытался транслировать Мэр-ро утешение, мол "сейчас малыш, сейчас будет легче". И всё это время меня била дикая дрожь, хотя сидел на одном месте и не шевелился, сконцентрировавшись на этих образах.
   Только когда Майи чем-то напоила Мэр-ро и он заснул, меня немного отпустило. Я наконец-то смог выдохнуть и перевести дух. Арра и Оки смотрели на меня со странной смесью жалости и недоумения, и только успокоившись, я понял почему. Слёзы. На моих щеках были две влажные дорожки... Я ведь даже не заметил, как они появились.
   - Что с ним, почему ему так больно? - Немного хриплым голосом спросил я Майи.
   - Я не знаю. - Задумчиво произнесла она, складывая "медицинские" препараты в сумку. - У твоего зверя сильно повреждено... не знаю как на людском это сказать, ближе всего это называется магическое тело... наверно. Оно искорежено, словно ураганом. Не представляю, что за магия его так покалечила. Когда ты нам встретился, у тебя тоже было такое, только чуть-чуть, незаметно почти, и... прошло быстро. Твой зверь восстанавливается, только плохо, медленно.
   - И как быть? Он ведь опять придет в себя...
   - Снова напою сонным отваром. - Прервала меня Майи. - Не бойся, я постараюсь облегчить его муки.
   - Спасибо... - Устало произнес я.
   В мыслях был кавардак, но одно стало понятно точно, тот коктейль магических потоков в разломе повлиял на Мэр-ро гораздо сильнее, чем на меня. Непонятно только почему. Возможно из-за того, что при падении я быстро пересек туман и завалился в пещеру, а песец мариновался там дольше, пытаясь найти мой след. А может он просто оказался беззащитнее людей и подвергся воздействию сильнее меня. Погано это. Но еще поганее - моё бессилие. Мне нечем помочь Мэр-ро, даже с учетом всех примочек...
   - Вы слышали? - Внезапно встрепенулся Оки.
   - Что? - Почти синхронно с Аррой спросил я.
   - Там кто-то есть. - Маг указал рукой во тьму в сторону тропы.
   - С чего ты взя... - Непроизвольно перейдя на ночное зрение, я мгновенно заткнулся. Там, из обрыва выползала какая-то тварь. Причем она была... каменной. - ТРЕВОГА!!!
   Я, Оки и Арра встали полукругом, обступив костер, Майи осталась в центре и подгребла к себе поближе Мэр-ро. Дэрнийка взяла в руки зеленый клинок, по которому тут же заплясали еле уловимые голубые всполохи. Я так и не забрал его, да и девушка просила повременить, сказала, что еще не закончила с ним. Оки в своей манере "дунул-плюнул-прошептал" и рядом с нами появилось штук двадцать наших копий.
   За первой тварью, вылезшей из обрыва, показались лапы еще одной. Немного дальше по тропе тоже шуршали мелкие камешки, отчего я немного приуныл, ведь судя по звукам их тут не три и даже не четыре...
   - Что это за твари? - Спросил я, напитывая щит силой.
   - Не знаю. - Буркнула дэрнийка.
   - Я тоже. - Прошептала за спиной Майи, и только Оки молчал, обливаясь потом то ли от напряжения, то ли от страха.
   - Хреново... Что ж, попробуем отогнать их. - С этими словами я подхватил более-менее толстую горящую ветку из костра и швырнул в морду ближайшей твари.
   На первый взгляд тварь походила на питбуля-переростка, но сходство с ним ограничивалось только формой безглазой морды и общими очертаниями фигуры, все остальное к собакам не имело никакого отношения. Помимо того, что существо будто собрали из сотен небольших камней, оно как бы перетекало в движении вместо простой ходьбы. Вот у нее четыре лапы, вот три, а вот уже пять, и каждая новая появлялась из тела в то время как остальные втягивались обратно.
   Ответа на мой выпад не последовало, существо продолжало медленно приближаться к нам, проигнорировав и снаряд, и обжигающее пламя.
   - Чемоданы все упаковали? - Спросил я единственное цензурное, что крутилось у меня в голове.
   Все трое синхронно кивнули, даже наши копии как-то утвердительно подбоченились.
   - Тогда... БЕЖИМ!
   Нагруженный вещами "табор" было рванул обратно по тропе, но быстро окончил свой победоносный забег. Первым остановился Оки, Майи от неожиданности впечаталась в его спину, я успел заметить столпотворение, а вот сбавить скорость - нет, так что с криком "Твою мать!" на земле образовалась куча-мала с моей тушкой во главе. Только Арра избежала подобной участи, перепрыгнув нас. Толпа копий мгновенно рассеялась, как только Оки скрылся под нашими телами.
   Причиной столь резкой остановки оказались еще две твари, которые заходили к нам по тропе со стороны города. Пока мы спешно принимали вертикальное положение, становились в круг, нас взяли в клещи. Помимо двух тварей перегораживающих путь к городу, сзади подошли еще четыре, а за ними в неверном свете костра виднелись еще штук шесть. Мы оставались целыми и невредимыми только потому, что твари приближались к нам не спеша, словно чувствовали, что нам некуда деться.
   - Оки, попробуй их отвлечь своими копиями. - Попросил я мага, снимая с пояса булаву. Она конечно не была рунным шестопером, но я успел нанести на нее легкий рисунок рунной вязи, который планировал со временем сделать более основательным. Надеюсь пару ударов он продержится.
   Маг с натужным стоном выдавил из себя несколько слов заклинания и нас снова окружили копии, только в этот раз их оказалось гораздо меньше. Похоже Оки начал выдыхаться.
   Иллюзии тут же рванули врассыпную, твари резко ускорились и двинулись им наперерез. Воспользовавшись моментом, я влил энергию в булаву и шваркнул ближайшую ко мне тварь прямо по голове. Удар попал точно в цель. Руку отсушило, словно я со всей силы саданул по монолитной скале. Зато появился первый результат - с громким "Крак!" тварь развалилась на кучку небольших камней.
   Пока я отскакивал обратно, чтобы не попасть под удар второй твари, заметил как Оки оседает на землю. А когда снова утвердился на ногах, то понял почему. Каменные твари рвали на части казалось бы бесплотные иллюзии. Причем они делали это как пылесосы. От их касаний копия как бы вытягивалась в их направлении, а когда контакт прерывался, иллюзии становились бледнее.
   - Черт! Майи, присмотри за Оки. - Крикнул я, размахиваясь для второго удара. Булава в руках после первого сильно нагрелась, ощущение было словно с плиты горячую сковородку схватил. Чувствую скоро не удержу её в руках.
   Вторая тварь оказалась умнее и попыталась уклониться от булавы, но немного не успела и получила удар по одной из лап. Конечность тут же осыпалась жменей камешков, а вот её хозяйка нет. Вместо своей скоропостижной смерти она тут же отрастила новую и прыгнула на меня, пока я не успел отскочить обратно.
   В подставленный щит словно тараном саданули, меня отбросило на пару шагов назад и протащило немного по земле, пока я не уткнулся в лежащего мага. Правда для твари такой маневр тоже не остался бесследным, энергия щита отбросила её гораздо сильнее, отчего та кувыркаясь докатилась до края обрыва и рухнула вниз.
   Пока вставал, твари успешно растерзали иллюзии и теперь спешили к нам. За спиной тренькнула тетива, и в одну из них влетело оперенное древко, да так и застряло в щели между камнями, не причинив никаких неудобств. К одной из ближайших "собачек" бросилась Арра, нанося удар зеленым клинком.
   От соприкосновения клинка и каменного тела в воздухе появился звон, а тварь словно взорвали изнутри. Она брызнула в стороны дождем осколков, сопровождаемым голубыми разрядами. Не успевшую отскочить Арру просто снесло напором и похоронило под кучей камней прямо возле Майи.
   Дело принимало скверный оборот, тварей было еще не меньше пяти-шести штук, и это только в освещенном месте, а там, где свет костра не доставал, к нам двигались еще несколько теней (я конечно всё видел, но пересчитывать особо времени не было). Арра не подавала признаков жизни, Оки постанывая пытался принять сидячее положение, а Майи стоя на месте крутила головой пытаясь определить в кого стрелять и надо ли вообще это делать, ведь результатов от стрел почти нет, да и запас снарядов судя по торчащим из колчана хвостам был не очень то богат.
   Булава немилосердно жгла руку, сил терпеть жар уже не оставалось, поэтому влив в неё порцию энергии, я замахнулся и швырнул её в одну из тварей. Та резко сместилась в сторону пропуская снаряд и повернула безглазую морду ко мне. Булава просвистела мимо и разнесла в крошку следующую за ней тварь.
   Мысли в моей голове метались как загнанный зверь, из оружия у меня остался только щит, а голыми руками, даже если использовать способности берсерка, я многого не сделаю, банально руки-ноги переломаю об их каменные головы. Из защиты только щит, который от серьёзных перегрузок тоже нагреется и дай бог если просто расплавится а не взорвется, всё же я не мастер артефактор, да и изготовление было в походных условиях.
   Пришлось смещаться назад и приступать к раскопкам. Пока я отбивался щитом и выковыривал меч, Оки немного пришел в себя и, не придумав ничего лучше, стал бросать в тварей те камни, которые остались от поверженных до этого "собачек". Вот только вместо того чтобы как-то навредить ей или просто отскочить, камень словно впитался в неё, отчего голова твари стала как-то прям шире...
   - Оки, бл?, ты на чьей стороне? - Закричал я, выдирая из каменного крошева клинок и откатываясь вбок.
   - На своей! - Маг с хеканьем запустил еще один булыжник.
   - Ты!... Да перестань бросать камни! Ты ж их подкармливаешь!
   - Чего-о-о?
   - Того! Вот смотри. - И я тоже запустил в тварь увесистым камнем, который так же "впитался" ею, и по-моему с довольным урчанием.
   - Как ты там говорил? Мля?.. так кажется?
   - Ага.
   - Мля-я-я-я....
   Пока я встряхивал зеленый клинок, по которому почему-то не хотели бегать голубые искорки, тройка тварей зашла к нам с разных сторон и вознамерилась откусить кому-нибудь что-нибудь ненужное.
   - Да что ж вы неугомонные такие? - Зарычал я сквозь зубы. Какая-то обреченная злость скопилась во мне и теперь требовала выхода. Наверно подсознательно я понимал, что в одиночку не выстою против этих существ, и злился, причем даже не знал на что, то ли на свое бессилие, то ли на них.
   Отчасти это хороший стимул для способностей берсерка, мир стал приобретать красные тона, хотя казалось даже с ними клинком много не навоюешь. Но попытаться я все-таки решил. Увеличенная сила позволила сделать длинный прыжок в сторону одной из тварей и попутно извернуться, чтобы достать клинком другую.
   Звон металла снова огласил округу. Каменная тварь вопреки ожиданиям не стала взрываться изнутри, просто её голова рассыпалась в месте соприкосновения с клинком и породила цепную реакцию, постепенно разрушая остальное тело. Заканчивая прыжок приземлением на вторую тварь, я выставил перед собой щит, по самую маковку напитанный энергией, и с размаха врезался в существо. Меня здорово приложило о тыльную сторону щита, зато тварь отшвырнуло с такой силой, что она рассыпалась на части, приложившись о скальный выступ. Встряхнув головой, я развернулся и ринулся к третьей "собачке", которая уже собиралась откусить голову Оки.
   Какое-то время получалось раскидывать каменных тварей щитом или убивал зеленым клинком, но мои силы оказались не бесконечны. Усталость побеждала злость, способности берсерка постепенно сходили на нет, а твари все лезли и лезли. Ко всему добавилась еще одна нехорошая новость - чем больше было убитых тварей, тем больше вокруг становилось "щебня", который серьёзно стал затруднять нам передвижение. А вот у "собачек" таких проблем не было - наоборот, они активно стали впитывать в себя попавшиеся под ноги камешки и расти в размерах. А здоровенную каменную дуру в два человеческих роста не так-то просто оттолкнуть даже рунным щитом, который к тому же приближался по температуре к раскаленной сковородке.
   Когда я в очередной раз "зарезал" мелкую тварь и её останки всосались следующей боле крупной, нас уже оттеснили к стене ущелья за практически потухший костёр. Зажимали нас в угол три о-о-очень большие "собачки", штук шесть среднего размера (раза в два больше номинальных) и хрен знает сколько еще обычных, силуэты которых терялись за тушами ближайших "великанов".
   - Эх, а я и помолиться не успел... - Сквозь отдышку произнес Оки, когда на пару с Майи оттащил в угол выкопанную Арру.
   - Так молись, я еще пару минут продержусь... наверное. - Буркнул я, пятясь назад.
   - Дык, ни одной молитвы не знаю. - Покаялся Оки.
   - Тогда песни пой. - Произнес я и бросился в очередную самоубийственную атаку. Прекрасно понимал, что убить здоровых каменных тварей уже не получится даже зеленым клинком - ноги они отращивали, а до головы было просто не достать, - зато отогнать щитом на пару метров можно. Пусть не много, но хоть что-то. Как говорится - перед смертью не надышишься.
   - Ве-е-еселятся маги в круге, аж качается земля!* - Загорланил вдруг Оки. - Па-а-аколдуем на досуге, и заклятья полетят! Ой-ля-ля, ой-ля-ля! И заклятья полетят!...
   Хотелось сказать "Да я ж пошутил", но столкновение с каменной тварью отбило желание говорить. Под такую грозную (или просто громкую) песню и мой толчок, здоровенный каменный монстр отклонился назад и вправо, сталкиваясь со своей товаркой. Захрустели камни, высекая снопы искр, но обе туши равновесия не потеряли и с непоколебимым спокойствием двинулись обратно.
   - ...Шепот-знак мы не забудем, и энергии заряд. - Продолжал тем временем Оки. - Руну к руне пририсуем, и получится обряд! Ой-ля-ля, ой-ля-ля! И получится обряд!
   Как только он закончил второй куплет, что-то неуловимо стало меняться. Сначала мне показалось, что Оки немного сорвал голос и начинает похрипывать. Звук постепенно становился громче, он отдаленно напоминал низкий рокот, и с каждым предложением песни почему-то становился все ближе и ближе.
   - Ну-ка замолчи. - Шикнул я, когда маг открыл рот для следующего куплета.
   Вместо голоса Оки с противоположной стороны ущелья раздался тяжелый рык, который и казался мне поначалу рокотом. Я перевел взгляд туда, где среди скальных вершин показалась передвигающаяся куча камня. Она была поистине огромной, раза в три-четыре больше самых больших "собачек", которые окружали нас.
   Пока всматривался в эту громадину все каменные твари сначала замедлились, а потом совсем остановились и повернули морды в том же направлении. Наверно это самый главный босс, иначе почему остальные перестали нас атаковать?
   Тем временем среди скал, расширяя себе проход на массивный выступ, выползала еще одна "собачка". Только помимо своих гигантских размеров она отличалась от остальных наличием красных глаз на своей морде. Семерых глаз... Пока я их пересчитывал, сквозь щели в камнях проглянул восьмой... потом девятый. Волосы на моём затылке зашевелились.
   - Это что еще за тварь? - Вырвалось у меня.
   - Это вон те красные точки, да? Скажи мне, что это не глаза, пожалуйста... - Произнес Оки каким-то дрожащим голосом.
   - Это глаза.
   - Это конец наш... - Взглянул он на меня. - Паутина хаоса не оставит нас в живых.
   [Паутина хаоса - рукотворный или естественный концентратор обрывков заклинаний и магических излучений. Под воздействием естественных потоков магии приобретает псевдосознание или наделяется установкой от создателя. Подпитывается за счет поглощения полного спектра магических излучений от смерти разумного существа. Так же имеет шанс выжить в естественных вихрях энергий. При наборе определенной плотности энергий создает полностью подчиненную копию себя и захватывает дополнительную территорию для обитания. Самовосстанавливается за счет принятого для образа материала. Уничтожается направленным воздействием для структурирования потоков (иначе магией порядка), сильнейшим излучением (высшей магией огня или света) или антимагическими поглотителями. Паутина хаоса опасна иммунностью к большинству видов магии и высокой сопротивляемости физической деформации.]
   - Так он на другой стороне ущелья. Пока спустится, пока речку бурную преодолеет, да снова наверх залезет, если вообще залезет... Мы к тому времени либо помрем, либо сбежим.
   - Ему всё равно, река, стена или жерло вулкана, он не заметит... - Оки даже как-то осунулся, произнося эту речь. - Магия его не берет, простым оружием почти невозможно убить, если только не сбросить на него скалу... Только пустоты магии смертельны для него. А я такой амулет всего раз в жизни видел, у старого короля Хамен-Хафа, когда тот на празднике по площади проезжал.
   - 3.14здец!
   - Хуже. Паутина хаоса питается не только плотью, она жрёт душу.
   После этих слов я как-то вдруг вспомнил про магическое зрение и тут же отдал команду Кэпу. Мир перед глазами словно расцвел. Та "собачка" с глазами, которая медленно подбиралась к краю уступа, действительно представляла собой хаос магических потоков, почти таких же как в разломе, только более правильных. Нет, магия в ней бурлила, наглядно демонстрируя понятие "броуновское движение", но все-таки в определенных границах и по своеобразным траекториям. На язык просилось определение "растрепанный клубок для вязания", примерно так эта тварь выглядела в магическом плане. И от этого клубка тянулись извивающиеся нити ко всем остальным каменным "собачкам". Паутина нитей тоже бурлила, иногда между ними проскакивали короткие разряды, особенно там, где нити были ближе всего друг к другу. Но не это заставило меня замереть в ужасе. Если каждая ниточка тянулась к одной твари, то "собачек" в округе было не менее пары сотен, а не штук двадцать-тридцать, которые были в моем поле зрения.
   - Зеленый металл на хаос магии действует? - Мысль, которая посетила меня во время рассматривания магических потоков, не давала покоя. Я пытался уцепиться за любой шанс, даже если он призрачный.
   - Наверно. - Неуверенно произнес Оки. - Я не знаю, не слышал, чтобы кто-то пробовал... По идее магия на зеленый металл не действует, а вот как он на неё...
   - Некоторые "собачки" от удара клинка умирали. - Задумчиво протянул я, внимательно оценивая его вес в руке.
   - Собачки? Это вот эти вот монстры? - Опешил маг.
   - Ага. - Буркнул я, старательно возбуждая в себе гнев. Нехотя красная пелена перед глазами стала сгущаться, а я все продолжал себя накручивать: "Они не дали мне отдохнуть! И костер потух, теперь снова искать дрова! Да ещё очищать место от камней! Полночи работать! А ещё... Ёще они опрокинули котелок с кашей! Суки!!!"
   Последний довод для меня был очень сильным, причем я даже немножко зарычал, хотя сам от себя такого не ожидал. Мир уже давно пестрил "инфракрасным" цветом, внутри клокотала злоба. Воздух стал до ужаса плотным, легкие с трудом пытались втянуть хоть частичку. Звуки растянулись, становясь неприятно низкими, а многоглазая каменная тварь практически зависла у края уступа, так и не начав спуска.
   Не обращая на все это особого внимания и даже толком не задумываясь, чего это я сейчас делаю, взял и со всей силы швырнул зеленый клинок в тварь, метя ей между глаз. И только когда рука выпустила рукоять, я понял, что сотворил глупость, лишившись такого сильного оружия против магии, ведь вряд ли клинок сможет перелететь ущелье, скорее он просто упадет вниз, не преодолев и середины. Такая мысль мелькнула и пропала, потому что запущенный мною клинок как-то слишком быстро мелькнул в воздухе и шмякнул тварь по голове. Я даже не успел удивиться, что смог с такой скоростью запустить меч, как в воздухе раздался звон металла, а клинок, выбив смачный "шмат" камней и целый пучок искр из головы твари, срикошетил и исчез где-то в небе.
   А затем произошло что-то странное, я словно провалился в холодную воду. Звуки резко ударили по ушам, воздух мгновенно наполнил легкие, причем чуть не разорвав их, а зрение стало отказывать. Сначала пропала вся краснота, а затем, словно шнур старого телевизора выдернули из розетки, изображение стало затягивать чернотой, сужая его до мягкого перекрестия в самом центре, которое через секунду тоже пропало, оставив после себя фантомные зайчики. И только звук рассыпающихся камней продолжал сопровождать меня, пока тело не ощутило удар о твердую и очень холодную землю.
  

***

  
   Оки горланил песню, которую когда-то услышал в трактире. Тогда "лецензированные" маги отмечали свой третий хвост на шляпе, заливая окрестности алкоголем. Сейчас конечно была совершенно другая ситуация, чтобы горланить "Пьяного мага", но умирать стоя на коленях и моля о пощаде Оки не хотел.
   Однако весь боевой настрой слетел мгновенно, стоило пожаловать паутине хаоса. Раньше Оки считал этих тварей почти мифом, ну или совсем далекой опасностью, которую вряд ли встретит за всю свою жизнь. Видимо Цирана считала иначе.
   Паутина хаоса была страшна. Не видом, и даже не своей неправильностью, а неизвестностью, которая ждала человека после знакомства с её чревом. Весь запал мгновенно пропал, а веселая злость испарилась, уступая место липкому страху.
   Не нужно быть видящим, чтобы ощутить то неестественное, бурлящее нечто, которое скрыто под слоем камня в теле монстра. Всё естество мага кричало об опасности, исходящей от этой твари. И только вопросы Дима удерживали Оки на грани, не позволяя скатиться в истерику.
   - Зеленый металл на паутину хаоса действует? - Спросил он.
   Такой вопрос заставил мага прийти в себя и шевелить мозгами. Стоит попытаться что-то предпринять, как делает это Дим.
   - Наверно. - Произнес Оки, пытаясь вспомнить все упоминания о применении зеленого металла против таких тварей. - Я не знаю, не слышал, чтобы кто-то пробовал... По идее магия на зеленый металл не действует, а вот как он на неё...
   - Некоторые "собачки" от удара клинка умирали. - Задумчиво протянул Дим, косясь на свой клинок.
   Собачки? Вот эти монстры - собачки??? Да как вообще таких тварей можно сравнить с домашним животным, они же и рядом не стояли!
   - Ага. - Вдруг произнес Дим.
   Похоже я это вслух сказал - подумал Оки, наблюдая за Димом, на лице которого стала появляться какая-то злая усмешка. Секунду она ширилась, превращаясь в оскал, а затем он вообще рыкнул словно зверь и размазался в воздухе. Оки не понял, что с ним произошло, только и успел услышать, как на той стороне ущелья звякнул металл.
   Повернувшись на звук, маг не поверил тому что видит - глаза хаоса гасли. Тварь умирала.
   Пара ударов сердца и за пропастью послышался грохот камнепада - паутина хаоса развалилась на целую кучу камней, которые скатывались с уступа и падали в ревущий речной поток.
   - Писэю тебе в тещи!!! Как ты это сделал?... - Оки так и не договорил, потому что услышал, как кто-то кулем повалился на землю. Повернувшись на звук, он увидел Дима, который распластался на земле так и не выпустив из рук щит. - Эй, Дим, ты в порядке?
   Майи почти одновременно с магом бросилась к парню, но как только они склонились над ним, округу огласил сильнейший грохот. Испугавшись, оба отпрыгнули от парня, и только спустя пару секунд до них дошло - это одновременно рассыпались все каменные твари...
  

Глава 6

Великий воин

  
   Маленький мальчик нашел кимоно,
   пару приемов он видел в кино...
   (народное творчество)
  
   Другой мир... Когда-то это казалось сказкой, выдумкой фантастов пишущих книги, бестселлером по которым снимают фильмы. Загадка, тайна манящая непосвященных, сулящая небывалые чудеса, неизведанные земли, где ты можешь стать кем угодно - магом или воином, лордом или бродягой-авантюристом. Всё это хотел испытать каждый, кто задумывался о других мирах.
   Два года назад сказка стала явью. Виктория оказалась в другом мире. Вот только ни супермагом, ни воином, ни тем более лордом никто не собирался её делать, тем более за просто так.
   Четырехэтажное строение, расположенное на усеченной скале, окруженной глубокой пропастью - вот чем оказалось место прибытия Виктории. Где она оказалась, что за горы вокруг, на каком языке говорят люди - неизвестно.
   Первый день в чужом мире ярко отпечатался в её памяти. После вспышки, подземелья превратились в украшенный барельефами зал, в котором восседало в позе лотоса несколько десятков человек. Причем все люди оказались мужчинами - лысые, в желто-коричневых хламидах, словом отдаленно напоминающие шаолиньских монахов.
   Когда девушка появилась в центре круга, образованного сидящими людьми, все взгляды скрестились на ней. Отойдя от первого шока, Вика начала задавать робкие вопросы, в ответ на которые получала лишь молчанье. Поняв бесперспективность попыток, она решила выйти на улицу, чтобы найти более вменяемых людей. Но и там её ждала неудача. Храм, коим оказалось здание, окружала небольшая полоса твердой скальной поверхности, в некоторых местах достигая площади в десяток квадратных метров, а за ней - темнота пропасти. И только через сотню метров пропасти среди отвесных скал виднелся обрыв, от которого отходила пологая тропа, огибая извивы скальных выступов и теряясь где-то вдали, среди царства горных вершин.
   Остров среди скал, на котором повезло оказаться девушке, был своеобразным пристанищем для почти двух сотен людей, остатков клана Воздушной ноги, как потом узнала Виктория. Мужчины, которых только и видела в первый день девушка, совершенно не обращали на неё внимания, даже когда она срывалась на крик или хватала людей за руки, чтобы хоть кто-то из них что-нибудь произнес.
   Такое равнодушие со стороны, чувство потерянности и безысходности, охватившее Вику, довели её до истерики. Она плакала, смеялась, с кем-то ругалась, хотя и не получала ни слова в ответ. А под конец дня, устав носиться по кругу как белка, забылась тревожным сном на ступенях главного входа.
   Только на следующий день, когда настойчивое тормошение разбудило Вику, она услышала местную речь.
   - Naneska... ky io tokai. - Над ней склонилась женщина, которая настойчиво трясла её за плечо.
   Это была первая женщина, которую увидела здесь Вика, и первый человек, который вообще заговорил с ней, пусть и на незнакомом языке.
   - Tokai. Le uie yo. - Увидев, что Вика проснулась, женщина подергав за руку, указала куда-то в сторону здания.
   Вика постанывая приподнялась, все-таки ночь на ступенях давала о себе знать, затекшие конечности неимоверно болели, а разогнанная по жилам кровь порождала ощущение тысячи иголок впившихся в тело.
   - Uie. - Махнула рукой женщина призывая идти за ней и стала подниматься по ступеням.
   Вика двинулась следом. Женщина зашла в храм, а затем свернула в неприметную узкую дверь справа от главного входа. Некоторое время они шли узкими коридорами, спускались по стертой от времени лестнице и наконец пришли в просторное подземное помещение оказавшееся огромной кухней. Здесь девушку встретили шум посуды, пар исходящий из нескольких кастрюль, стуки деревянных пестов и голоса.
   На кухне не было ни одного мужчины, только женщины. Каждая из них занималась своим делом - готовила, убирала и даже стирала. Прачечная оказалась в дальнем углу помещения, где располагалось несколько каменных ванн и проходил такой же каменный желоб, по которому постоянно текла вода.
   Атмосфера здесь царила не в пример лучше чем наверху, где толпа лысых мужчин безмолвно бродила по храму. Женщины в отличие от них переговаривались, шутили, ругались, хихикали, а иногда даже пели.
   Женщина, которая привела сюда Вику, остановилась и повернулась к девушке. Смерила её взглядом и приняв какое-то решение заговорила, видимо пытаясь рассказать, что ей надо делать.
   - Я ничего не понимаю. - Девушка попыталась жестами объяснить, что не знает языка.
   Женщина в ответ сокрушенно покачала головой, и взяв Вику за руку, подвела к одному из столов.
   - Tan-nyo ka so kinava. - Указала она на нож и какой-то корнеплод. - Kinava. - Повторила она и, взяв его в руки, изобразила будто режет корнеплод.
   - Надо порезать? - Уточнила Вика, указывая на нож и овощи.
   - Iyi, kinava. - Кивнула женщина.
   Сначала Вика хотела отказаться от столь достойного предложения поработать на кухне, но подумав решила не испытывать судьбу. Сейчас, когда она оказалась здесь, где витали запахи еды, живот напомнил о том, что девушка не ела как минимум сутки. Отказываться от возможности поесть, пусть и поработав немного на кухне, было глупо.
   Так и началась жизнь землянки в новом мире, хотя тогда Вика еще не догадывалась, что эта работа будет единственной соломинкой, за которую нужно хвататься, ведь кроме работы на кухне ей ничего не оставалось делать. А за просто так здесь не кормили.
   Вика конечно пыталась уйти из храма, когда немного осмотрелась и изучила свое место обитания. Но потерпела неудачу. "Островок" среди скал, на котором стоял храм, не имел ни мостов, ни переброшенных через обрыв веревок, ни выдолбленных в толще скал ступеней или еще каких-нибудь путей через пропасть. У девушки просто не укладывалось в голове, как пара сотен человек может здесь жить. Чем они питаются? Точнее "чем" она знала, а вот откуда берут? Ведь на скале практически ничего не росло, кроме чахлой травки, которая с горем пополам находила редкие трещинки в камне, чтобы зацепиться и выжить.
   Еще страннее выглядела вода, которая бежала по желобу в кухне. Складывалось впечатление, что она пробивала себе дорогу сквозь основание "островка" специально, чтобы достичь кухни, а потом спуститься вниз. Это было невероятно, но все еще как-то укладывалось в голове, ведь и у нас в древности создавали водопровод и канализацию. Правда в пропасти не журчала вода, а в округе не было видно никаких ручьёв.
   Целый месяц Виктория прожила, ломая голову над загадкой островка, пока однажды утром, по ставшей для неё традиции, не вышла к обрыву встречать рассвет. В легком утреннем тумане, сквозь который проглядывали освещенные солнцем горные вершины, она увидела приближающийся к "островку" силуэт. Это был один из молчаливых монахов, вот только он летел со стороны пропасти, да еще с такой скоростью, будто его запулили из катапульты.
   У девушки даже мелькнула мысль в голове, мол сейчас разобьется, слишком большая скорость. Но вопреки всему, монах как-то странно засучил ногами в воздухе и его падение превратилось в плавное приземление. Он просто изменил траекторию движения, словно гравитация потеряла над ним власть, и, пробежав вперед едва касаясь носочками земли, притормозил у самых ступеней, прямо там, где стояла девушка.
   - Ha oiy. - Поклонился он ей и невозмутимо зашагал по ступеням вверх.
   - Ха ойи. - На автомате повторила девушка, ошарашенная случившимся.
   Встряхнув головой, она обернулась ко входу в храм, но монаха там уже не было, только створка дверей поскрипывая медленно закрывалась за ним. От разглядывания двери её отвлекло эхо голосов, доносящееся как раз оттуда, откуда прилетел странный монах. Вика повернулась в том направлении и стала вглядываться в редеющий туман, который становился все прозрачнее и прозрачнее, уступая позиции утреннему солнцу.
   В тумане появилось темное пятно, постепенно превращаясь в силуэт человека. Еще один монах, у которого за плечами располагались объемистые плетеные корзины, а на голове красовалась коническая шляпа, летел по воздуху к скале храма. Он так же засучил ногами и плавно приземлился, подбегая к ступеням.
   - Ha oiy. - Улыбнувшись, кивнул он и направился в храм.
   - Ха ойи. - Обалдело повторила девушка, хотя в мыслях у неё были совершенно другие слова, в основном матерные.
   Это было невозможно, но она собственными глазами все видела. Либо сумасшествие подкралось к ней настолько незаметно, что ей видится странный мир с летающими людьми, либо в этом мире что-то не так. Обе мысли вызывали неконтролируемый протест, который и сопровождался безмолвной бранью.
   Прийти в себя Вике не дали. За вторым появился третий монах, а за ним четвертый, пятый... Всего их прибыло около двух десятков и каждый нес на себе пару больших плетеных корзин.
   В этот день впервые молчаливые монахи храма были похожи на нормальных людей, которые говорят, смеются и просто радуются дорогим гостям. К вечеру даже в центральном помещении, том самом где появилась Вика, произошел своеобразный пир. Там даже присутствовали девушки, чего за целый месяц пребывания здесь не было ни разу.
   Прибывшие гости так и остались жить в храме, а вот несколько постоянных жильцов на следующее утро ушли вместо них, на глазах у Вики перепрыгивая почти стометровую пропасть.
   Сколько потом было криков и мольбы, сколько пролитых слез в попытке уговорить снова замолчавших монахов показать девушке способ так прыгать... Вика сама не знала почему решила, что монахи способны это сделать.
   Бесплодность попыток Вика поняла сразу, но попытаться стоило. Конечно язык был другим, но жесты никто не отменял и девушка лезла из кожи вон, чтобы донести до монахов свою просьбу. Вот только они оставались глухи и немы к ней. Лишь женщины на кухне пытались понять, чего хочет девушка. А когда понимали, то просто печально качали головами, пытаясь ей что-то объяснить в ответ.
  

***

  
   Полгода Вика жила как заключенный. Сон в маленькой каморке, которая примыкала к кухне, готовка или уборка, редкие прогулки по храму, которые со временем осточертели настолько, что каждая монашеская лысина вызывала жгучее желание треснуть по ней половником, вот и все разнообразие.
   В течение этого времени несколько раз появлялись "прыгуны", как их обозвала Вика, устраивались небольшие празднички в главном зале храма, а в остальном жизнь оставалась вялой и однообразной. Единственным плюсом оказалась возможность учить местный язык. Волей-неволей погруженная в чужую среду Вика стала понимать, чего от нее хотят, когда обращаются, что просят или на что ругаются. Постепенно смысл слов начал складываться в понятия и предложения. К исходу шестого месяца девушка могла сносно общаться с женщинами. Мужчины почему-то ни с кем разговаривать не хотели, даже в праздник "прыгунов" они старались откреститься от женщин, хоть и могли перекинуться парой фраз.
   Конечно таких знаний не хватило, чтобы выстроить полную картину о мире, но кое-что Вика все же узнала. Горы, в которых находился храм, делили между собой четыре страны: Агентия, Хамен-Хаф, Ёрд и немножко Мазэмо. Конкретно сам храм и его окрестности относилась к государству Хамен-Хаф, которое лежало южнее.
   Жителями местного храма являлся клан "Воздушной ноги", а точнее его остатки. В свое время могущественный клан Воздушной ноги вступил в противостояние с молодым, набирающим мощь кланом Золотого ящера, и проиграл. Молодость, амбиции и безрассудство позволили Золотым ящерам одержать верх над архаичными традициями и закостенелыми обычаями Воздушной ноги. В ходе противостояния было пролито много крови, а остатки клана вытеснены в горы, где их защитой осталась скрытность и затворнический образ жизни. Поговаривают, что Ящеры иногда наведываются сюда, дабы испытать на прочность последний оплот проигравших, но пока им не удалось довести дело до конца. Хотя на взгляд Виктории, Ящеры просто не хотели утруждаться, ведь клан Воздушной ноги практически не показывает носа из своего убежища, если не считать простых торговцев, которые приносят пищу в храм. Вся история клана Воздушной ноги - это вольный пересказ слухов и домыслов, которыми делились с ней женщины. Реальная же история хранилась монахами под грозной печатью молчания.
   Жизнь в храме, как охарактеризовала её Вика, была как болото, которое разбавлялось небольшим "дождиком" во время прихода торговцев. В остальном все оставалось неизменным - мужчины познавали себя и медитировали, достигая какого-то непонятного просветления, защищали храм от нападений и природных бедствий, а женщины в свою очередь готовили пищу, стирали и убирали.
   Почему женщины вообще подряжались это делать, для Вики было загадкой до определенного дня. Причем об этом никто не рассказывал, как бы девушка не изгалялась, выспрашивая мотивы побудившие остальных к такой жизни. Но это открытие было сопряжено с другим, не менее значимым.
   Когда девушка задалась вопросом - а откуда у монахов деньги на еду? - и начала копать в этом направлении, то выяснилось, что зарабатывают как раз таки мужчины, создавая некие амулеты, которые охотно покупают в городах и поселках страны. Правда в чем заключается такая популярность безделушек, никто толком объяснить не мог, ссылаясь на какую-то эфемерную "силу". Этой же "силой", как ей пояснили, пользуются торговцы, когда перепрыгивают пропасть.
   "Ага" - подумала девушка - "значит все-таки это не возможности тела, а какое-то хитрое приспособление, наделяющее способностями и позволяющее порхать по воздуху". Но дальнейшие события опровергли такую теорию и привели к неожиданным выводам.
   Однажды, в самый вроде бы обычный день, все женщины не сговариваясь стали покидать место своего обитания - кухню. Они вышли на первый этаж, собрались в кучку и стали чего-то ждать, периодически шушукаясь между собой и хихикая. На все вопросы женщины отвечали лукавой улыбкой или приглушенным смешком, никак не проясняющим ситуации.
   С восходом солнца сюда же пришли и мужчины, выстраиваясь полукругом в несколько шеренг. Когда все стали на свои места, от женской кучки отделились небольшие группки, которые подходя к строю мужчин разбились на одиночек и, взяв какого-нибудь мужчину под ручку, скрылись в недрах храма. Так продолжалось, пока Вика не осталась совсем одна из женского коллектива и человек пять из мужского, которые представляли собой самое молодое поколение храма.
   Что происходит? Куда все разбрелись? В голове девушки постоянно всплывали вопросы, особенно когда она ловила на себе немного удивленные взгляды оставшихся парней. Ответ на все эти вопросы стал приходить постепенно. Пока Вика ходила по храму, пытаясь увидеть хоть одну из парочек, до её слуха иногда стали долетать далекие стоны, игривые смешки или какой-то шепот. Порой ей казалось, что она слышит ритмичные поскрипывания или глухие удары.
   "Да они же трахаться пошли!" - Догадка осенившая девушку оказалась неожиданной. - "Вот это да-а-а... Стоп! А где они всё делают?"
   На первом этаже никаких комнат не было и в помине, всего лишь три зала - большой и два малых. На нижние этажи никто из женщин не вернулся, это первое место, которое осмотрела девушка. Значит звук доносится сверху - констатировала она.
   За все время, проведенное здесь, Вика ни разу не поднималась выше первого этажа. Причина была банальна - гладкие внутренние стены не имели лестниц на второй и последующие этажи. Мужчины туда попадали при помощи своих "прыжков", а женщины такой способностью не обладали.
   В этот день Вика единственная, кто ночевал в кухонных каморках, остальные женщины так и не вернулись к вечеру. Зато на следующий день, перед восходом солнца, вся женская часть храма спустилась вниз и принялась за свои обязанности. Только в этот раз было гораздо больше шума. Выйдя из каморки, Вика увидела румяные, светящиеся от счастья лица женщин, которые весело переговаривались, шутили и смеялись, попутно занимаясь повседневными делами.
   "М-да..." - тоскливо подумала девушка - "Может и мне стоило кого-нибудь выбрать? Хоть какое-то разнообразие в моем пресном существовании".
   Но такое настроение мгновенно улетучилось, когда веселые, а от этого непривычно разговорчивые женщины просветили Вику насчет произошедшего вчера события. Оказывается все они не имеют никакого отношения к клану Воздушной ноги. Женщины просто прибывают сюда с торговцами и живут, дожидаясь дня "любви".
   Конечно мужчин существует много и за пределами здешней обители, да и девушки не сказать что уродины, чтобы от них шарахались, но загвоздка заключалась в другом. Женщины шли сюда, чтобы зачать ребенка от мужчин обладающих той самой "силой", о которой слышала девушка. И вот здесь впервые прозвучало слово, суть которого Вике объясняли добрых полчаса. Все мужчины клана Воздушной ноги считались магами, как поняла из объяснений девушка. И именно поэтому сюда шли женщины, ведь шанс родить одаренного малыша гораздо выше, если его отцом станет пусть и слабый, но маг. Причем они шли не просто из близлежащих окрестностей, а чуть ли не со всей страны.
   "Идиотизм!" - Было первой мыслью Вики, когда она осознала все, что ей рассказали. Трудно вот так просто поверить в магию... Да и в баб, которые идут сюда за детьми, пусть эти женщины и не являются представителями голубых кровей. Хотя запудрить мозги можно любой, особенно если продемонстрировать что-то вроде способностей "прыгунов". Но червячок сомнений понемногу грыз гранитную стену, построенную на знаниях земных реалий. Ведь здешние мужчины умели прыгать в длину на сотню метров, а в высоту на добрых два десятка, причем при приземлении никто из них не разбивался в лепешку. С учетом развития здешнего мира такое оборудование должно быть слишком сложным для каких-то монахов.
   И как бы Вика не уговаривала себя, убеждая в существовании некоего устройства в храме, позволяющего проворачивать такие трюки, видеть его она не видела. Да и женщины почему-то не могли повторить такой трюк. Терзаемая противоречиями девушка прожила в стенах храма еще два месяца до одной случайности, которая изменила её быт на маленьком скальном "островке".
   По обыкновению Вика трудилась вместе со всеми женщинами, что работали на кухне. Чаще всего ей доставалась плита с большущей кастрюлей или резка овощей. И как ни странно тяжелее всего было у плиты. Огромный, в пол её роста половник с трудом ворочался в огромной кастрюле, за которой приставили смотреть девушку. Пот градом катился по лицу то ли от парящего варева, то ли от усилий, прикладываемых Викой к орудию труда.
   Уже привычная рутина погрузила девушку в своеобразный транс, который появляется от монотонной и однообразной работы. Окружающие голоса словно далекое радио еще больше убаюкивали девушку. Разбилось такое спокойствие в один миг.
   Размеренное щебетание женщин вдруг разрезал громкий крик. Девушка мгновенно повернулась в сторону его источника. Реакция была непроизвольной, просто здесь очень редко происходило что-то неординарное, и крик сразу же приковал к себе множество взглядов.
   Его источником оказалась пышногрудая женщина, которая несла с мойки посуду и столовые приборы. Вика застала как раз тот момент, когда она поскользнувшись на разбросанных по полу очистках и, не удержав равновесия, повалилась на стойку, где висели ножи. Все это происходило в паре-тройке метров от Вики.
   Женщина упала настолько "удачно", что ножи взлетели в вверх словно стайка пичуг. Часть из них тут же приземлилась на место, пригвоздив женщину к деревянному полу, а остальные, которые импульс направил по иной траектории, полетели в сторону Вики и еще двух женщин, стоящих неподалеку.
   Блеснувшие в свете ламп лезвия приближались к девушке, словно бесстрастные осколки льда, несущие только холод и смерть. Жажда жизни захватила девушку с головой, такое иногда случалось, ведь её спортивные увлечения были отнюдь не безопасными.
   Каким-то шестым чувством она поняла, что не успевает уклониться и поэтому рефлекторно попыталась отмахнуться половником. Вика даже сама не заметила, как тяжелая кухонная утварь стала совсем легкой, в какой-то момент она просто почувствовала его продолжением своей руки, словно та приобрела объем. Взмах получился настолько быстрым, что ножи смело, как пушинку.
   Несколько мгновений после этого Вика пыталась почувствовать в теле боль от ранений, но ничего подобного не происходило, и она сначала осмотрела себя, а потом и все вокруг. Женщины, которые стояли неподалеку, лежали на полу. Одной нож попал в ногу, отчего она заливалась слезами и кричала от боли. А вот второй не повезло еще больше, гладкая деревянная рукоятка торчала из виска.
   "Мертвая..." - Вика твердила это словно мантру, не в силах оторвать взгляда от убитой. - "мертвая..."
   Затем взгляд неожиданно зацепился за несколько ножей, которые на разную глубину воткнулись в деревянный пол недалеко от её ног. Она рассматривала кривые, изогнутые лезвия, переводила взгляд на немного помятый половник и никак не могла понять, как же так вышло.
   Кое-кто из женщин, находившихся в этот момент рядом и видевших все происходящее, в немом удивлении смотрели на эту картину. Только спустя десяток секунд, когда их отпустило первое ошеломление, они отмерли и кинулись к пострадавшим.
   Там правда и так хватало помощников. Некоторые из них помогали раненой, другие пытались привести в чувство женщину, упавшую на стойку с ножами, а кое-кто отправился наверх, чтобы рассказать о произошедшем.
   Через несколько минут в помещение кухни спустился один из монахов. Это был старик, который, как казалось Вике, был самым старым из мужчин во всем храме. Она видела его всего лишь пару раз за более чем полгода жизни. Тем было удивительнее лицезреть его здесь. Он подошел к ней, окинул взглядом торчащие из пола ножи, потом зажатый в руке половник и немного нахмурившись произнес:
   - Иди за мной.
   Девушка даже не подумала ослушаться, она до сих пор была под впечатлением от произошедшего, поэтому безропотно последовала за стариком.
   - Это можешь оставить здесь. - Указал он на половник, который девушка так и держала в руке.
   - Э... хорошо.
   В молчании они поднялись по лестнице, где им встретились несколько монахов спускающихся вниз под причитания одной из женщин, потом так же молча вошли в большой зал, где несколько месяцев назад появилась Вика, и наконец остановились у огромного барельефа, изображавшего некое таинство - старый монах с длинной бородой передавал коленопреклоненному молодому монаху трубку и какую-то пластину, а вокруг них расположились остальные монахи, которые, образовав круг, сидели на скрещенных ногах и наблюдали за церемонией.
   Старик поводил рукой у нижнего края барельефа, прошептал непонятную фразу и сделал некий жест, чем-то похожий на осенение священнослужителей. Секунду ничего не происходило, а затем участок стены вместе с барельефом стал опускаться, исчезая в отверстии в полу и открывая вид на широкую лестницу, уходящую куда-то в толщу скального основания.
   - Ничего не трогай и иди строго за мной. - Произнес старик. Потом окинул девушку взглядом еще раз и, хмыкнув, произнес: - И не волнуйся так, тебе ничего не грозит.
   Спуск был короткий, но девушка с уверенностью могла сказать, что это подземное помещение находилось ниже кухни. Оно оказалось практически таким же по размеру, как и большой зал.
   В центре находились до боли знакомые по подземелью каменные панели, а вокруг возле стен такие же ложементы, напоминающие огромные пульты управления. У дальнего края помещения притулился постамент, на котором были разложены сотни маленьких камушков, к каждому из которых крепилась металлическая цепочка. Над этим постаментом, словно в воздухе, висел небольшой октаэдр, испускающий едва уловимое свечение. На стенах и потолке, играя тенями, чернели выпуклые надписи на незнакомом, но странно похожем на китайский, языке. А еще на панелях виднелись овалы.
   "О господи..." - Подумала девушка, оглядывая окружающее "богатство", и особенно останавливаясь на овалах. У неё появилось непреодолимое желание приложить ладонь к какому-нибудь из них, как тогда в подземелье. - "Они могут открыть дорогу домой!"
   Последняя мысль оказалась настолько яркой, что Вика даже не задумываясь о последствиях потянулась к ближайшему пятну. Старик, все это время наблюдавший за девушкой и видевший её порыв, резко взмахнул рукой, как бы пресекая движение Вики.
   Щелк! - Раздался сухой звук в тишине подземелья.
   - Ай! - Вторила ему девушка, одергивая руку и прижимая её к груди.
   - Я же сказал - ничего не трогай! - Сурово произнес старик, помахав зажатой в руке палочкой, которой (Вика могла поклясться чем угодно) еще мгновение назад у него не было.
   - Но почему? - Возопила девушка, потирая ушибленное место. - Эти овалы могут помочь мне вернуться домой. Что вам с этого?
   - Видишь как он тускло светится? - Указал старик на октаэдр. - Пока кристалл не наберется силы лучше ничего здесь не трогать. Божественные врата сами включатся когда придет время.
   - И когда оно придет?
   - Каждые десять лет кристалл копит силу, а когда набирает ее вдосталь - божественные врата открываются.
   - Десять лет... - В шоке произнесла девушка, понимая всю грусть и печаль своего положения.
   - Да, именно так. Никто не знает почему столько, так было всегда. Если же ты попытаешься открыть их сейчас, то на нас обрушится страшное несчастье. Такое уже было пятьдесят лет назад. Именно поэтому клан Воздушной ноги насчитывает не боле полутора сотен человек, а не тысячи как было раньше. И виноват в этом не столько клан Огненного ящера, сколько мы сами.
   - Подожди, стар... - Девушка запнулась, не зная как обратиться к старику. Имени он не называл, а вот так просто сказать ему "старик" казалось ей неправильным, пусть даже он и соответствует возрасту.
   - Меня зовут Ями, я глава клана Воздушной ноги. - Представился старик и слегка склонил голову. - Насколько помню, тебя зовут Вики.
   - Э... да. - Пробормотала девушка. Она снова чувствовала себя не в своей тарелке, ведь перед ней стоял самый главный человек на этом "островке". - Скажите, Ями, - опомнилась она, - а что это за место? И зачем мы сюда пришли?
   Действительно, когда волнение улеглось, девушка сообразила, что данное помещение не имеет к храму отношения. Точнее сейчас оно является его частью, но вот создавали его вряд ли те, кто строил храм. Окружающее пространство просто кричало о более современном развитии его создателей. Помимо уже знакомых девушке овалов, здесь присутствовало множество панелей, как в том подземелье, на Земле. Среди ложементов встречалось что-то напоминающее техническое оборудование, какие-то коммуникационные сети, представленные стеклянными трубками, каналами и разного рода желобами, в которых видимо когда-то проходили провода или их аналог. Да тот же постамент с октаэдром в сочетании с храмом был сравним с БМВ в древнем Риме, который внезапно появился бы в Колизее.
   - Мы называем это место хранилищем. - Ответил Ями. - Здесь хранится сила божественных врат, заключенная в кристалле. Как ты понимаешь, все это создано не человеческими руками. - Обвел он пространство вокруг себя. - И думается мне, что остальные расы к этому тоже непричастны. Храм был построен на старых развалинах, в недрах которых обнаружился зал с божественными вратами и само хранилище. Очень давно, кто-то из предков клана Воздушной ноги нашел это место и разгадал тайну врат, которые раз в десять лет открываются и пропускают к нам в мир живых существ. Иногда они мирные, иногда наоборот. Бывало, что приходили люди, как ты например, а бывало и нелюди, хотя и гораздо реже. Так мы взяли на себя бремя хранителей божественных врат. Не скажу, что делалось это бескорыстно, альтруизмом кланы не страдают. Знания, которыми делились пришельцы, иногда оказывались очень полезны, правда бывали случаи, когда ущерба становилось больше чем прибыли. Так произошло пятьдесят лет назад, когда на собрании клана его глава попытался открыть божественные врата до срока, поддавшись на уговоры пришельца. За одно мгновение умерли тысячи людей. Вместо полноценного перехода, врата забрали у людей части тел. Ты сама можешь представить, что творилось в большом зале, когда такое количество людей разрывает на части...
   Девушка представила себе такую картину и поежилась от нахлынувших чувств. Вика никогда не была особо брезгливой, но куча трупов, от которой разливается море крови, вызывали дурноту.
   - ...Что же касается того, зачем мы пришли. - Продолжил старик. - Вот, возьми это. - Он взял с одного из ложементов продолговатый металлический цилиндр, похожий на очень узкий тубус. Похожий был изображен на барельефе, в руках у старого монаха, только здесь он не походил на трубку, скорее на металлический прут. Его поверхность была испещрена мелкими затейливыми знаками, которые переплетались между собой, образовывая некий правильный узор, чем-то похожий на кельтский.
   Цилиндр, диаметром сантиметра в три, приятно лег в руку и даже казалось стал отдавать теплотой. Извивы узоров мягко засветились у места касания ладони, мерно пульсируя в такт сердцебиению.
   - В тебе и правда дремлет сила... - Задумчиво рассматривая цилиндр в руках девушки, произнес Яма.
   - Сила? Та самая си... Ай! - Мягкое тепло в руке сменилось резкой болью. Девушка попыталась отбросить предмет в сторону, но он вцепился в ладонь мертвой хваткой, сотнями тончайших иголок пронзая кожу. Такое движение вызвало новую волну боли. - Что за черт?! А-и-и-и-й!!!
   - Терпи. - Коротко бросил старик.
   - Какой терпи? Помогите убрать эту штуку! Она мне сейчас руку разорвет!
   Крики не возымели никакого действия, старик оставался на месте и не спешил помогать девушке. Вика попыталась другой рукой разжать пальцы и стала отгибать указательный, из-под которого тут же вытекла струйка крови. Боль была очень сильной, аж до зубовного скрежета, а палец совершенно не хотел сниматься с казалось бы очень тонких и хрупких иголок.
   Борьба не продлилась и пары секунд, как иголки исчезли, освобождая руку. Цилиндр выскользнул и упал на землю, по нему несколько раз пробежали волны света, заставляя рисунок оживать и двигаться. Когда представление закончилось, помещение погрузилось в тишину, только воздух, втягиваемый девушкой сквозь сжатые зубы, иногда её нарушал.
   - Теперь кашитан принадлежит тебе. Возьми же его, ибо никто более не способен его взять. - Как-то нараспев протянул старик.
   "Иди ты в жопу" - Хотелось сказать Вике, но она сдержалась, и даже не подумала притрагиваться к цилиндру. Палец, который она от него отдирала, неимоверно болел, а кровь из него никак не хотела останавливаться. Единственным фактом, пока не поддающимся объяснению, оказалась целостность ладони и остальных пальцев. Их словно и не протыкали сотней иголок - кожа гладенькая, без единой дырочки.
   - Боишься? - Старик словно угадал её мысли. - А нечего выделываться, когда тебе говорят терпи. - С ворчливой издевкой произнес он. - Бери, не бойся, теперь ничего такого не случится. Оружие настоящего мастера должно попробовать крови своего владельца, чтобы потом знать, чью кровь не стоит пить. Жажда эта должна быть направлена на его врагов.
   - Мне он не нужен. - Скривилась Вика. - Забирайте его сами.
   - Я не могу. Для меня прикосновение к твоему кашитану смертельно. Он убьёт любого чужака, посмевшего взять его в руки.
   - Мне он тем более не нужен...
   - Он признал тебя, теперь никто не сможет им воспользоваться, кроме владельца. И ты возьмешь последний кашитан или я тебя заставлю. - В спокойном голосе Ями прозвучала угроза.
   Вика покосилась на старика. Маленький лысенький (так и хотелось сказать "старикашка"), весь сухонький, и не сдуваемый ветром казалось только из-за веса своей хламиды, он совершенно не вызывал чувства опасения. Наоборот, угроза из его уст мало что не насмешила девушку. Ей, не чурающейся спорта, причем не самого легкого, не составит труда выбить из старика вековую пыль, как из старого ковра.
   Что-то такое прочел в её глазах и старик, потому что в следующее мгновение он будто размазался в воздухе, а девушка почувствовала сильный удар по ногам сзади. Землю словно вырвали из-под ног. Мгновение полета и она больно бьется о каменный пол пятой точкой, от чего немилосердно прострелило болью позвоночник и сперло дыхание.
   Когда мельтешение комнаты перед глазами остановилось, Вика увидела стоящего перед собой Ями и направленную в лицо палочку, которой старик шлепал её по руке.
   - Ты возьмешь последний кашитан. - Спокойно произнес он, прикладывая к голове девушке гладкий металлический прямоугольник. - А я исполню волю Дай-Вета...
   После того, как металлическая пластина коснулась лба девушки, звуки вокруг стали отдаляться и слов Ями она уже не слышала. Последним воспоминанием, которое она успела осмыслить, был сильный жар от пластины, странный желтый текст отражающийся на лице старика и необычный шипящий язык, который словно предупреждал о чем-то важном. Но смысл предупреждения остался неизвестен.
  

***

  
   - Ты возьмешь последний кашитан. А я исполню волю Дай-Вета.
   После подсечки, девушка шлепнулась на задницу, да так удачно, что Ями не пришлось тянуться к её голове. Годы брали свое и ускорение далось Ями очень тяжело, даже амулет не смягчил воздействия.
   Все сказки, которые рассказывали о клане Воздушной ноги, приходилось поддерживать, чтобы отвадить нежеланных гостей. Ведь узнай остальные, что клан лишился последнего мага со смертью Дай-Вета и храм будет разграблен, а клан истреблен. Только благодаря амулетам, оставленным старым главой и позволяющим немного снижать гравитацию, поддерживалась легенда о владении силой каждого соклановца. Тем более с зарядкой не возникло проблем, когда Дай-Вет показал Ями возможности кристалла, который набирая силу одновременно мог заряжать амулеты, разложенные возле него.
   Теперь же есть шанс. Кашитан сразу признал владельца, а ведь когда-то Ями держал его около суток, и он даже не проснулся. Да, старик помнил, как плывет и изменяется оружие в руках Дай-Вета, не каждая магия способна творить такое с металлом. И тем горше было осознание, что кашитан не признал Ями в силу отсутствия у старика дара.
   Пока девушка не оклемалась, он приложил ей ко лбу старый артефакт Дай-Вета, который тут же засветился. Странная вещица, её даже не пришлось держать, она словно прилипла к коже.
   - Что ж, надеюсь Дай-Вет говорил о тебе... - Произнес Ями, но девушка его уже не слышала.
   Её глаза закатились и она обмякла, заваливаясь набок. Старый монах успел подхватить её и аккуратно уложить на пол. После секундного созерцания он отошел к одной из ниш, притаившихся за ложементами, извлек из нее старый громоздкий фолиант и, открыв его где-то на середине, задумчиво стал выводить символы.
   Это был дневник Ями, который он вел уже много лет. Именно здесь были записаны слова Дай-Вета, предрекшего появление великого воина и закрытие божественных врат. Помнится тогда он передал в руки Ями странную металлическую пластинку, велев проверить избранника.
   Старик кинул мимолетный взгляд на девушку и его рука остановилась, не дописав слово. Пластинка исчезла со лба девушки, только кожа в том месте все еще светилась символами. Ями удивился, но тут же взял себя в руки. "Если он исчез - значит так надо" - подумал он. Десять лет назад он уже проверял пришельца, вышедшего из божественных врат. Он не был человеком, как и тем великим воином, предреченным Дай-Ветом. Его не признал кашитан, как и пластина.
   - Неужели она? - Спросил сам себя старик, выводя очередной иероглиф. - Неужели великий воин - девушка?...
   Трудно было это принять. Нет, среди женщин встречались те, кто решил пойти тропой мужчин, но превзойти их в воинском умении они не могли. Ловкость конечно помогала скомпенсировать женщинам недостаток силы, но далеко не всегда. И тем страннее казалось происходящее, ведь Дай-Вет говорил, что этому воину не найдется равных.
   Кто мог предположить, что самая заурядная девушка, появившаяся из божественных врат, владеет силой? Ведь она ничем не выдавала себя, пока не наступила угроза жизни. А ведь с самого начала она вела себя как те же кухарки. Крики, слезы, мольбы - все что присуще обычной женщине, за исключением незнакомого языка. Хотя к другим наречиям они привыкли, никто из пришельцев не знал местных языков.
   И вдруг одна из кухарок прибегает и рассказывает о несчастном случае, в котором обнаруживается странность пришелицы. По словам женщин, когда девушка взмахнула тяжеленным половником, на нем появилось изумрудное свечение и ножи, словно притянутые неведомой силой, сбились в один комок. Мало того, этот комок из смятых ножей девушка с невероятной легкостью отбила своим импровизированным оружием.
   Такое событие вызывало гораздо больший интерес нежели смерти кухарок, которые время от времени случались.
   Перечитав строки, Ями устало прикрыл глаза и потер виски. Если она правда та, о ком говорил Дай-Вет, то у клана есть будущее. Обернувшись, он кинул взгляд на девушку. Она безмятежно лежала на голом камне, её грудь вздымалась в такт дыханию, а светящиеся строки символов на лбу практически исчезли.
   - Наследие Дай-Вета признало тебя. - Произнес Ями, нарушая звенящую тишину. - И скоро ты станешь великим воином...
  
   Ёрдовы горы. Хамен-Хаф. Последнее пристанище клана Воздушной ноги. Время настоящее.
  
   -Аско, Тай-То, Ний, Эдр. - Прозвучала команда и четверо парней бросились в схватку.
   От куполообразного свода вот уже добрых пятнадцать минут отражались звуки хлестких ударов, звон стали и приглушенные стоны. Солнечный свет, проникая в узкие стрельчатые окна, освещал с десяток лысых мужчин в коричневых монашеских рясах, постоянно перестраивающихся и нападающих на своего противника.
   Противостоящий им воин был юрким и очень быстрым, поэтому большинство выпадов, не находя цели, пропадали впустую. Казалось он только что был здесь, но через мгновение его фигура мелькнула в другом месте, а затем сместилась еще дальше и перетекла за спины нападающих. Движения закутанной в плащ фигуры были отработаны с невероятной точностью, казалось что она, ускользая от атак, буквально просачивается меж своих противников. И только глухие стоны, раздающиеся с их стороны, доказывали, что воин не только уклоняется, но и успевает атаковать в ответ.
   - Айда, Низиро, Юй, Шао. - Прозвучала новая команда и к нападающим добавились еще четверо.
   Темп сражения увеличился, воин в плаще стал резче, еще быстрее. Мельтешение клинков и дубин монахов стало гуще, но все равно не давало видимого результата. В какой-то момент воина снова взяли в кольцо, и казалось что вот-вот ему настанет конец. Но нет, из окружения покатившись по полу выпали три фигуры, а стремительная тень порскнула в образовавшуюся брешь.
   На мгновение воин замер, в его руках стало видно оружие, которое при столкновении становилось серебряным вихрем. Стальное копьё - именно с ним он вырвался из окружения. Один миг и оружие в руке воина заиграло солнечным зайчиком и перетекло, превращаясь в длинный тонкий хлыст с серебряным отливом. Закутанная в плащ фигура подпрыгнула и, перебирая ногами словно по ступеням, пробежалась по воздуху над головами монахов. Несколько резких щелчков хлыстом и из толпы противника выпадает еще пара человек.
   Приземлившись в самую гущу монахов, воин крутнулся волчком, изменяя свое оружие, и нанес серию ударов. Ближайшие к нему противники повалились на землю даже не успев атаковать, чем выиграли для своего визави драгоценное время.
   Бой продолжался еще пять минут, число противников постоянно менялось, когда очередная партия монахов катилась по земле, а выбывшие до этого приходили в себя и вставали в строй. Он бы продолжился и дальше, если бы наконец не прозвучала команда:
   - Достаточно!
   Словно по мановению волшебной палочки противники замерли, а затем поклонились друг другу и разошлись. Монахи потянулись к дверям, ведущим на нижний этаж, где находились комнаты, а воин закутанный в плащ остался на месте.
   - Сегодня получилось неплохо. - Обратился к нему старик Ями. - Но ты можешь лучше.
   - Куда еще-то? - Из-под плаща раздался возмущенный женский голос. - Я и так от полутора десятков отбивалась.
   - А без кашитана как? А? - В голосе старика послышалось ехидство.
   - Ну ты уж совсем-то не зверствуй, Ями. - Немного сконфуженно произнесла девушка. - Было бы тяжелее, не спорю... Но я справлюсь!
   - Верю-верю. - Поднял ладони вверх Ями. - Ты молодец.
   - Спасибо.
   - Конечно, не стоит тебя так хвалить, вдруг ты зазнаешься и начнешь недооценивать противника, но все же хочу тебе кое-что сказать...
   Старик выдержал паузу, наслаждаясь нетерпением девушки. Та аж заерзала и стала теребить рукоять кашитана, вызвав легкую улыбку на лице старика.
   - Когда ты появилась здесь, никто даже не подумал, что ты станешь сильным воином. Даже я, пепел на мою лысую голову, не воспринял все в серьез. Но ты показала, что достойна. Я был сильно удивлен твоей способности впитывать знания как губка. Твоя форма казалась мне не слишком уж подготовленной и я рассчитывал на пять-семь лет обучения вместо прошедших полутора. Но ты справилась раньше.
   Пока старик говорил, смущение и удивление все сильнее и сильнее одолевали девушку. Ями никогда не хвалил её. Все достижения Вики подвергались одобрению только молчаливым кивком старика. Зато ошибки и недочеты отмечались на теле, иногда учебный процесс оставлял синяки, ссадины, порезы и даже переломы. И вот теперь он хвалит её. С одной стороны это приятно, очень. С другой - первая похвала за более чем полтора года настораживала. Не спроста Ями завел этот разговор, ох не спроста.
   - Мне трудно в этом признаться, - тем временем продолжил старик, - но я не смогу тебя обучить большему. Я сделал все, что в моих силах. Ты прекрасно освоила кашитан, сама, без помощи мага овладела искусством фан данги. И теперь тебе нужен другой учитель.
   - Другой? Я не понимаю....
   - Подожди, не перебивай. Да, тебе нужен другой учитель. Более сильный, более коварный и более строгий чем я.
   - Но где его взять?
   - За пределами нашего храма. Он называется "мир". Не подумай, мы не прогоняем тебя, наоборот, мы бы хотели чтобы ты осталась. Но ты должна познать его. Посмотреть как живут люди и нелюди, увидеть настоящую магию, а возможно даже найти учителя-мага, ведь мы не сможем дать тебе такие знания...
   - Спасибо, Ями, я благодарна вам за все. Если это необходимо, то я отправлюсь в путешествие.
   - Хорошо. Надеюсь ты сделаешь это не прямо сейчас? Сегодня придут торговцы. Вечером будет празднование, а через несколько дней следующие отправятся в дорогу. Ты можешь выйти с ними.
   - Было бы здорово. - Улыбнулась в ответ девушка.
   - Мы будем с нетерпением ждать твоего возвращения. А пока, пойдем выпьем чаю? У меня где-то завалялась горсть белого илиса. - Старик повернулся к ней спиной, чтобы скрыть от девушки хитрющую улыбку невольно выползшую на лицо, и направился к выходу из зала.
   [Илис - вид чая, выращиваемый на южных склонах Тэплхафа на границе с Ховеин Данном. Имеет магические свойства "подобия". Не обладает вкусом и запахом. Все, что чувствуют разумные, употребляя настой из илиса, это желаемый вкус и запах. Для каждого разумного он свой, неповторимый. Именно из-за свойств "подобия" чай является самым вкусным и обладает самым приятным ароматом для индивидуума.]
   - Ями, хитрец! И ты молчал? - Засмеялась девушка, направившись вслед за стариком.
   Ями умудрился заныкать самый вкусный чай, который могли себе позволить монахи. Слишком дорогим был илис, его выращивали чуть ли не на другом краю континента в Ховеин Данне, поэтому он был настолько редким в этих краях. Помнится, когда Вика первый раз попробовала его, то не поверила своему языку. Чай, простой чай, но вот его вкус! Такого она никогда не пробовала. И крепко подсела на "забугорную" редкость. Тем более торговцы очень редко добывали такой товар и всегда в слишком маленьких дозах, чтобы отдавать его на общую кухню. Именно поэтому он чаще доставался только Ями. А старик в свою очередь иногда баловал единственную ученицу...
   Да, два года жизни прошло, и если первые полгода казались девушке совершенно нереальными, то последующие полтора принесли еще больше удивления, как и массу понимания. Сказки про магию, необычных существ и зверей, так любимых земными фантастами, здесь оказались совсем не сказками. И если поначалу все казалось безумием, то сейчас, когда девушка сама овладела частью таинств, все стало естественным и привычным.
   Конечно Вика не видела нечеловеческих существ, только пару изображений на барельефах и кучу рассказов от торговцев. Зато она видела карту земель, которая была выложена мозаикой на полу в центральном зале второго этажа, успела прогуляться по окрестным горам и полюбоваться необычными для землянина и самыми обыденными для местных животными. Постепенно окружающий мир стал наполнять девушку, пропитывать собой её жизнь, становиться её частью.
   За проведенное в храме время Вика получила массу информации, пусть и со слов окружающих. Но больше всего она узнала от Ями. Он рассказывал ей всё, что она спрашивала и даже больше, он заставлял её учить языки, тренироваться как с оружием, так и во владении техник фан данги. А она не будь дурой и понимая, что здешний мир куда опасней и жестче земного, старалась впитать в себя максимум информации и научиться защищать себя.
   Как ни странно, но проще всего давались языки. Сейчас девушка свободно могла говорить на людском и вейгском языках, немного понимала дэрнийский и могла перекинуться парой фраз на языках тчидари и акхов.
   А вот с владением оружием по первому времени были трудности. Физическая подготовка девушки позволяла минимизировать тренировки на укрепление тела, поэтому основной упор был сделан на холодное оружие, первым из которых стоял тот пресловутый кашитан.
   Ох сколько эмоций испытала девушка, когда стальной прут в её руках первый раз перетек в тонкое металлическое копьё. Помнится она от неожиданности бросила его в сторону, словно в руках оказался не металл, а ядовитая гадюка. Зато потом, когда она поняла, что это особенность кашитана - менять себя по воле хозяина - о-о-о, сколько было детского восторга...
   Правда его быстро прекратил Ями, поставив в спарринг с девушкой самого молодого послушника клана. И вот тогда Вика поняла, что от владения своим оружием зависит её жизнь. Если здесь, на тренировочном поединке, пятнадцатилетний паренек валяет её по земле, оставляя синяки и ушибы на всем теле, то чего можно будет ждать вне храмовых стен? Тем более нравы здесь отнюдь не миролюбивые.
   Каждый день изнурительные тренировки, изучение географии, традиций, политики, языков и рас - вот все, что видела за последние полтора года Вика. Зато теперь она способна противостоять двум десяткам простых вояк, легко и непринужденно может заткнуть за пояс придворного хлыща и даже немного потягаться с магами, конечно если у них на шапке не меньше трех-четырех хвостов.
   Ями сказал, что её ждет мир вне стен храма. Что ж, наверно это действительно нужно, ведь глупо просидеть в храме десять лет, дожидаясь открытия божественных врат, и не взглянуть хоть одним глазком как живут люди (а точнее маги), как в реальности выглядят вейги, тч'идари, д'эрны и остальные. Да, действительно стоит посмотреть мир, ведь в запасе еще целых восемь лет...
   - Эй, Ями! - Из размышлений девушку вырвал взмывший в воздух старик. - Ты опять собрался сбежать и оставить бедную девушку без илиса? Вот уж нет! - И она прыгнула ему вслед.
   - Сначала догони! - Засмеялся старик, стремительно набирая скорость, и порскнул в окно.
  

Глава 7

Тысячник Бон

   - Невиноватая я! Он сам пришел!
   (крылатая фраза)
   Ёрдовы горы. Кровавое ущелье. Триста семнадцатый день от прибытия...
  
   Проснулся я от того, что возле лица заерзало нечто маленькое и волосатое. Когда открыл глаза, то столкнулся лицом к лицу со зверьком Майи. Эта зеленая мини-версия чужого примостилась у меня в изголовье и сейчас старательно утаптывала мои отросшие волосы пытаясь свить из них гнездо. Правда судя по ощущениям оно уже там было и скоро в нем вылупится парочка ксеноморфов.
   Я набрал в легкие воздуха, чтобы от души гаркнуть на зверя, все-таки пнуть его лежа было проблематично. Он это заметил, как и мой очень недобрый взгляд, и осознал всю печаль положения.
   Наверно в глазах было что-то слишком грозное. Зверек жалобно пискнул и рванул куда-то за горизонт моего обзора. Наверно побежал хозяйке жаловаться, засранец.
   Вот вроде бы зверек неплохой, да и мне ничего плохого не сделал, но что-то в нем меня дико раздражало... или пугало. Все-таки сходство с тварями из ужастика слишком сильное. Да и не нравится мне, когда прическу без моего же ведома делают.
   - Та-а-ак... А это что такое?
   Когда попытался встать, плащ, которым я был укрыт, почему-то не захотел меня отпускать. Что ж, приподнимем край и посмотрим... О-о!...
   Под плащом я был не один. Меня обнимали, причем и рукой, и ногой. А еще умильно так причмокнув уткнулись носом в ключицу. И этим кем-то оказалась слегка перебинтованная Арра. Ну как слегка, один глаз как у пирата закрыт повязкой, вторая рука замотана до локтя, ну а дальше я не видел, только на ощупь ощущал (хотя через одежду много не наощущаешь, так что больше нафантазировал)...
   - Мля-я-я... - Прошептал я, стараясь представить вагон дохлых крыс вместо того, что ощущал под плащом.
   Пытаясь тихонько выползти из объятий, начал ёрзать. Получалось плохо, даже когда изобразил движение гусеницы. Мне в ключицу что-то недовольно буркнули, ткнули в бок кулачком и сильнее обняли.
   Вселенная, за что-о-о-о?!!! За что ты испытываешь раба своего???
   Наверно в моем взгляде, направленном в голубое небо, было столько вселенской тоски, что подошедшая Майи аж запнулась и прижала уши к голове. Хм, а я и не знал, что она так умеет, прям как кошка... Так, млять, опять куда-то не туда понесло! Вагон дохлых крыс, вагон дохлых крыс....
   - Дим? - Как-то неуверенно произнесла Майи.
   - Помоги выбраться. - Произнес шепотом.
   Получив в ответ кивок, я снова принялся подражать гусенице. Маий в это время аккуратно попыталась приподнять руки и ноги Арры, но в момент, когда я был почти на свободе, она уронила ногу обратно, да еще так неудачно, прям по заряженным батарейкам... У-у-у-у...
   Наша возня растормошила Арру. Та замычала сквозь сон, приподняла голову и открыла глаза. Сначала она осмотрела мою грудь, потом перешла на мое лицо и встретилась со мной взглядом (а у меня еще и слезы от боли наворачиваться начали, тот еще видок наверно). Эффект пошел сразу, её зрачки расширились, но осмотр на этом не закончился. Она ме-е-едленно перевела взгляд на свою руку, которую приподняла Майи, так и замершая в нелепой позе, потом встретилась взглядом с тчидари и немного нахмурилась.
   Пара мгновений прошли в молчании и неподвижности. Каждый видимо думал о чем-то своем, но явно не радостном. Я например молился, чтобы Арру не переклинило снова, а то чего доброго лишусь не только батареек, но и глаз, ушей, и может даже носа. Майи видимо мечтала оказаться где-нибудь подальше, ибо если дэрнийка выйдет из себя, то именно тчидари придется усмирять строптивую. А вот о чем думала Арра - трудно сказать. Но...
   После молчаливой задумчивости дэрнийка резко выдернула свою руку из захвата Майи, подгребла меня поближе, уткнулась носом в ключицу, буркнув что-то типа "потерпишь", и одним движением накрыла нас плащом.
   Обалдели все. Даже Оки, который наблюдал эту картину от костра, оказавшегося чуть левее нашей "спальни". Вот только если Майи почти равнодушно вернулась к своим занятиям, то Оки высказался как-то едко, мол "о, голубки проснулись". Ну сукан, я тебе припомню.
   И тут, на третий день, индеец Зоркий Глаз заметил, что у хижины нет стены... Точнее я вспомнил, что нас по идее должны рвать на куски милые каменные собачки. И наверно меня все-таки грохнули и я в раю. Хотя в каком раю? Че это тут Оки тогда делает? И где остальные прекрасные девы помимо забинтованной Арры? Хм, похоже все-таки как-то выжили...
   - Эй, Оки. - Позвал я мага, за что тут же получил кулачком в ребро и бурчание из-под плаща похожее на "потише нельзя?", причем очень недовольное. - Что произошло? - Понизив голос, произнес я.
   - Ну как тебе сказать, сам толком не понял. В общем после того как ты вырубился... - А дальше Остапа понесло.
   После моей отключки маг, аки могучий вой, избранник богов и осененный дланью Его, рвал на лоскуты всех тварей голыми руками, защищая грудью бесчувственных меня и дэрнийку, и чувственную Майи. Дрался он, как лев, пока твари не кончились. Затем, впотьмах стал собирать свой поверженный отряд дабы вознести почести павшим товарищам и прочее, и прочее...
   - Все твари распались спустя два удара сердца когда ты потерял сознание. - Обломала сию балладу Майи.
   - Вот Писэю тебе в тёщи! Ну вот зачем, а? Я ж такую красивую историю сочинил... - Разоряясь Оки отвернулся к костру.
   Заново выпытывать подробности пришлось у тчидари. Рассказ Майи хоть и не пестрил такими яркими красками, как повесть Оки, но был на удивление ёмким и точным. Что я натворил тчидари не поняла, но когда с противоположной стороны ущелья звякнул металл, а красные глаза стали гаснуть (монстра целиком кроме меня никто же не видел), я потерял сознание и мешком свалился на землю. Маий с магом дружно кинулись приводить меня в себя, только не успели даже дотронуться как округу возвестил грохот. Это развалились все остальные собачки. Похоже мне удалось убить центр той паутины, а остальные без подпитки "хозяина" не смогли существовать дальше. Снова везение (или моя дурость) помогло нам выжить. М-да...
   Потом была обычная рутина. Выкопать и перевязать дэрнийку (её снова засыпало, когда все твари развалились), очистить место лагеря от камней, насобирать топлива для костра и сообразить лежанки для "раненых", чтобы ночью не замерзли. Ну как лежанки, немного тряпок под голову и завернуть в плащ, вот и вся лежанка. Чтобы было теплее обе лежанки, мою и дэрнийки, положили рядом. Ночью похоже было очень холодно, раз дэрнийка залезла ко мне и закутала нас в два плаща.
   Никто не придал значения, что две "куколки" смешались и превратились в одну. Поэтому провалялись мы нетронутыми почти до обеда. Когда под плащом началась возня, на шевеление подтянулась Майи, а дальнейшие события мне уже и так известны.
   Самое странное в этой истории для меня это запуск клинка. Конечно способность берсерка придает не меряно сил, но чтоб так быстро и главное далеко зашвырнуть меч... Такого за собой я не припомню. Пнуть еще куда ни шло, нога сильнее руки. Хотя... Может я расту? Раньше меня хватало ненадолго, помню еще по разборке с Сэгом. Зато при схватке с Шомпом, я уверенно держался несколько минут. Хм, может больше тренироваться? Хотя нет, а то придется постоянно накручивать себя до красных "глаз", размажу еще кого-нибудь случайно, потом собирай Оки по частям... Да и чует пятая точка, что практики мне хватит, больно любит она притягивать к себе неприятности.
   Через полчаса боданий с Аррой я наконец умудрился вылезти из-под плаща и совершить утренний моцион. Рассматривая свое отражение в котелке с водой, я думал о том, стоит ли бриться или оставить все как есть. С одной стороны бородища и лохматая голова вкупе с моим телосложение делали меня прямо таки мужичиной лет сорока-пятидесяти. А с другой - я ведь не такой уж старый, двадцать четыре года стукнуло, а заросли на лице старят минимум на десятку. В конце концов победила ностальгия, мне захотелось посмотреть на себя прежнего, каким был дома. Я даже не предполагал сколько впечатлений вызовет мой порыв.
   - Так ты совсем еще молодой. - Удивленно протянул Оки, пялясь на мое лицо.
   - Ну... Где-то двадцать пять зим. - Смущенно произнес я.
   - Сопляк... - Покачал головой тот, но дальше комментировать не стал.
   Майи как обычно все восприняла без эмоций, а вот Арра наоборот.
   На улице все-таки осень по местному времени. На равнине холод не сильно чувствовался, даже наоборот жарковато было, а вот здесь, в горах, зябковато становилось даже в полдень. Я промучился около часа, пытаясь вобрать тепло костра, чуть ли не обниматься с дровами лез, мешая Майт готовить. Когда она меня все-таки прогнала, я решил разбудить смуглянку. Мой плащик-то до сих пор служит одеялом. Да и хватит уже валяться, скоро обед!
   Растормошил смуглянку быстро. Недовольная прерванным сном Арра показала свой лик из-под плаща и посмотрела на меня.
   - Setreka dokta! - Рявкнула она, подпрыгивая на месте и доставая откуда-то нож. - Не подходи!
   [Устойчивое матерное выражение. Аналогично нашим "жеваный крот", "ёп твою за ногу" и подобным.]
   - Эй, ты чего? - Опешил я, делая пару шагов назад.
   - Дим? - Недоуменно посмотрела на меня дэрнийка. - Это ты? А где?... - И она обвела рукой с зажатым в ней ножом мой подбородок.
   - Побрился. - Пожимаю плечами, мол чего тут такого. - Давно пора было, да все руки не доходили.
   Ни слова не говоря она резко переместилась ко мне (я чуть кирпичей от неожиданности не наложил) и так нежно провела рукой по щеке. Потом осмотрела подбородок справа, слева и даже снизу. Окинула взглядом подрезанные волосы на голове и улыбнулась.
   - А тебе идет. - Мурлыкнула она и как-то плавно обошла меня сбоку, при этом незаметно подбирая из кучи свой плащ и накидывая его на плечи.
   Это было... необычно. Я наверно полминуты стоял и переваривал произошедшее. Когда мысли "что это было?" зашли на четвертый круг, плюнул, встряхнул головой и, подняв свой плащ, вернулся к костру, от которого уже потянулся приятный запах пищи.
   Ели в молчании. Только Оки как-то странно поглядывал на дэрнийку, умостившуюся рядом со мной. Смуглянка в основном игнорировала этот взгляд, но бывало и зыркала в ответ, отчего маг печально вздыхал и возвращался к еде. Мне сначала казалось это странным, даже задумался, что же за кошка между ними пробежала?
   Работая челюстями, я старался вычленить ту мысль, которая вертелась в голове. Что мы знаем? В неволе Оки помогал Арре, пусть он и не злодей, но альтруизмом тоже сильно не страдает. Так почему помогал? Из жалости? Может быть. А может было что-то еще, что-то большее? Это мне кажется более правдоподобным, правда я могу ошибаться, все-таки не слежу за ним постоянно.
   Так, возьмем как данность наличие чувств. Если наш маг неровно дышит к дэрнийке, то сегодняшняя сцена ему не очень приятна. А с учетом того, что Арра до сих пор не подпускает его к себе (да и Майи особо не жалует), то обнимашки под плащом можно истолковать превратно. Твою ж мать! Мне только "сантабарбары" не хватает для полного счастья.
   Я понимаю, что после всех истязаний Арра не в восторге от плотских утех, причем это мягко сказано. Тем более она сейчас не в той форме, чтобы заниматься такими "глупостями". Правда зачастую здравый смысл отказывает, когда есть чувства. Вряд ли Оки станет слушать мои объяснения, скорее примет за попытку оправдаться, и добьюсь я тогда прямо противоположного результата. Значит нужно действовать по-другому. Надо держать Арру на расстоянии. Любви между нами нет, а просто потрахаться можно будет и с другими (крик части тела, иногда заменяющей мозг: Ой деби-и-ил!... Где ты тут других видишь?). Всё, хватит об амурных делах, а то чем чаще о них думаю, тем скабрезней начинает проявлять себя воображение.
   Пока размышлял над всем, не заметил пропажу дэрнийки. Оки просветил меня, что она пошла исследовать тропу на проходимость, ибо камни после тварюшек могли серьёзно осложнить путь. Сам маг еще доедал свою порцию, Майи заканчивала поить Мэр-ро, который оказывается ночью еще раз приходил в себя, ну а я решил заняться сборами в дорогу.
   - Дим. - Позвала Майи.
   - Что случилось? - Оторвался я от поисков своей сумки и подошел к ней, подумав что с Мэр-ро что-то не так.
   - У нас кончается еда. - Сказала она совсем не то, что я ожидал услышать. - Запасы последний раз пополнялись еще до сплава по реке. Если экономить, то хватит на день-два.
   - И почему они каменными были? - Пнул останки тварей Оки после реплики Майи. - Сейчас бы столько мяса набрали...
   - М-да, придется что-нибудь искать. - Задумался я. - Есть у кого толковые идеи?
   - У меня нет. - Покачала головой тчидари. - Я лесной житель. В горах почти ничего не знаю.
   - Мне тоже похвастаться нечем. - Оки пожал плечами. - Знаю, что есть горные козлы, но где их искать? Может Арра чем поможет, у них пол страны среди гор и холмов расположено. Кстати, что-то она долго... - Протянул он и двинулся к тропе, туда же, куда недавно ушла дэрнийка.
   - Вот и еще одна проблемка нарисовалась. - Задумчиво пробурчал я, возвращаясь к поискам сумки.
   Скорее шутки ради, чем действительно рассчитывая на какой-то результат, я спросил единственного "разумного", который присутствовал при обсуждении, но никак в нем не участвовал:
   - Эй, Кэп, у тебя пожрать ничего нет?
   А дальше мои глаза полезли на лоб, потому что перед ними визуализировалось трехмерное изображение маленьких кубиков с символами "Вода" и "Концентрация". Шесть штук "водных" и семь "концентрированных" покоились в моем вакуумном рюкзаке, о существовании которого я благополучно успел позабыть, ведь раздеваться, а тем более купаться, шанс предоставлялся крайне редко. И все эти кубики настолько стали привычной ношей (и привычным неудобством, все-таки находились на спине), что ощущались как элемент одежды или брони.
   Со стороны наверно выглядело комично. Сначала я пучу глаза, потом лезу руками под одежду, словно меня закусала стая блох, а потом верчусь не хуже волчка, пытаясь выкатить из складок одежды выпавший кубик "концентрата". Кстати, так его называл старый модуль, новый Кэп определял его как ХУП (хранилище-уплотнитель порциона).
   - Что с ним делать? Есть? - Задал я вопрос, наконец вытащив кубик на свет божий.
   В ответ Кэп высветил странную схему, подсвеченную в трех местах жирными точками. Она видоизменялась, пока не свернулась в куб, реальное воплощение которого лежало в моей руке. Недолго думая, я стал нажимать в те самые точки, и кубик неожиданно завибрировал.
   Пришлось ставить его на землю и отходить, его вибрация нарастала, создавая ощущение будто он сейчас взорвется. Вопреки ожиданиям кубик без всяких спецэффектов стал разворачиваться как картонная коробка, только вместо пустоты из него появились новые грани, образуя куб побольше. Преобразования повторялись до тех пор, пока куб не стал объемом литра в три-четыре. Тогда он последний раз раскрылся, показывая наконец свое нутро, и распался на четыре одинаковых контейнера.
   Во время метаморфоз Кэп старательно писал все энергетические изменения в кубике, чем пополнил копилку "знаний". Параллельно с этим он выдавал перевод текста, который появился на четырех контейнерах. И гласил он вот что:
   1-й контейнер содержал пищевой концентрат ВУБА17
   2-йсодержал органический сублимат ОС30
   3-й селекционную крупу П90
   4-й селекционную крупу П38
   Если странный концентрат напоминал пластинки гематогена, а сублимат брикеты с джемом, то крупа была похожа на гранулы отрубей, причем что П90, что П38 были зелеными.
   - Это что? - Обалдело спросил маг.
   - Это как? - Одновременно с ним произнес я, напрочь игнорируя Оки. Все потому, что у меня в голове не укладывалось, как можно упаковать в "спичечный" коробок (примерные размеры кубика до распаковки) такой объем.
   В ответ на просьбу Кэп расщедрился на описание, составляющее целую электронную "портянку" километровой длинны, исписанную формулами и рунными структурами. К каждой из них давалось минимум по абзацу пояснений, и это не считая заумных терминов, непереведенных на человечий язык.
   Это был разрыв шаблона или даже когнитивный диссонанс... Я застыл в одной позе, раскрыв рот, и тупо пялился на четыре контейнера. Мои спутники смогли дозваться меня только через минуту, когда ко мне подошел маг.
   - Ты чего? - Спросил он, сопровождая слова пробуждающим хлопком по плечу.
   - Я идиот.
   - Это да. А коробки откуда?
   - Да нашел как-то парочку странных вещиц, а они вон чем оказались... - Начал я объяснять, но не успел, ко мне незаметно подошла вернувшаяся с тропы Арра.
   Тресь! - Возмутился мой затылок от столкновения с ладошкой дэрнийки.
   И если Оки от неожиданности отскочил, то я просто опешил. С выпученными глазами моя голова повернулась в сторону угрозы. А там, держа в руках что-то замотанное в тряпки, пылала праведным гневом наша смуглянка.
   - Ты что с ним сделал? - Последовал ответ на мое восторженно-вопросительное выражение лица (ну а как иначе, после подзатыльника так и тянуло спросить "что за дела?", только гораздо нецензурней).
   Я обалдел еще больше, но так и не ответил на поставленный вопрос, потому что не понимал с "кем" и главное "что" мог сделать. До смуглянки видимо дошло, что она немного некорректно подошла к ситуации, поэтому тряпка была развернута и моим глазам представлен зеленый клинок. Точнее то, что он собой представлял.
   Лезвие зазубрено, будто его обглодала акула, само полотно погнуто в двух местах, а остриё так вообще напоминало рыболовный крючок. Вот это я его запулил... И хватило же дури.
   - А где ты его нашла? - Мои руки сами потянулись к мечу. Тем более отвечать смысла не видел. Ну кинул, даже очень далеко кинул, а что дальше с ним произошло черт его знает, у меня биноклей в глазу нет (вру, немножко есть, но не говорить же об этом).
   - Какая разница? Тут стараешься, понимаешь, делаешь из хоромосова дерьма нормальное оружие, а владелец превращает его в груду металлолома! - Столько возмущения на лице дэрнийки я еще не видел. У неё даже глаз задергался по моему. - Давай сюда кузнечный инструмент. - Потребовала она.
   Дальнейшие поиски моей сумки были совместными. Они кстати увенчались успехом за полминуты, Арра как ищейка разыскала мой помятый рюкзак и выпотрошила его в поисках инструмента. Ворчания о качестве инструмента тоже прошлись по моему самолюбию, потому что самое ласковое звучало как " какой хозяин такой и инструмент".
   Выслушав все, что обо мне думает дэрнийка, мы наконец покинули стоянку и прервали затянувшийся привал.
  
   Хамен-Хаф. Земли Яй. Резиденция клана Золотого Ящера. В это же время...
  
   - Зачем тебе это нужно? Сейчас и так не хватает людей, разделять силы глупо. У недобитков нечего делать, если бы они имели что-нибудь ценное, их давно бы уничтожили.
   - Отец, ты ошибаешься. Я не просто так прошу. Мои люди справятся, но потерь может быть слишком много, поэтому я не хочу рисковать. Мне не нужно много, всего лишь пару-тройку треххвостых.
   - И что же такого есть на этом куске скалы, что ты туда рвешься?
   - Я давно наблюдал за ними. Мои шпионки многое успели услышать и увидеть. У недобитков есть секреты, и не только их амулеты...
   - Ты прекрасно знаешь, что маги до сих пор над ними бьются, причем не только наши. Все бесполезно. Большинство уже забросило идею разгадки. Создатель амулетов давно кормит червей в земле. Старикан отказался делиться, и мне ничего не оставалось как попробовать взять необходимое силой. Только ничего не вышло, ты сам прекрасно знаешь. Старик умер раньше чем палачи развязали ему язык.
   - Зато остались последователи. У них наверняка есть информация и пара интересных вещиц, отец. Амулеты это мелочи, главное разговорить их владельцев.
   - Бесполезно. Думаешь до тебя никто не пробовал? Не ты первый пытаешься это провернуть. Толка нет, последователи ничего не знают, а видящие говорят, что амулеты защищены. Кроме тумана вокруг них ничего нельзя рассмотреть.
   - Значит есть какой-то другой способ. Недобитки ими пользуются, и мы сможем.
   - Привязку на каждого делал Дай-Вет. Ты думаешь почему их так мало? Они уже десяток лет никого не принимают, никто не может применить побрякушки без него. Тайна умерла вместе со старым главой. Так что выбрось из головы всякие глупости и помоги отцу в действительно стоящем деле. Нынче наш король ищет отшельника. Разослал во все края поисковые группы Серебряных, а сам сидит в своем замке. Хотя мои люди говорят иное, будто король сам выехал с одной из них. Одиннадцать групп проверили, там его нет, осталось проверить еще три. Нам надо спешить, не только у Ящеров есть шпионы. Ты знаешь, что Псы Ирико и Розовый Фламинго не упустят такого шанса. И про Речников со всякой мелочью забывать не стоит.
   - Брось, отец. Даже если мы найдем его раньше других, что с ним делать? Выкрасть? Серебрянные не подпустят нас даже на полет стрелы. Пусть маги у них не выше трех хвостов, зато диверсанты и убийцы - высший класс. Нам ничего не светит, только посмотреть издалека. Полномасштабный бой никто затевать не станет. Если один из кланов решиться, то его с радостью сожрут другие - слишком хороший повод избавиться от конкурента, чтобы его упускать. Я не предлагаю бросить всё и идти своим чередом. Оставь наблюдение, собирай информацию и жди удобного момента. А пока он представится, мы займемся другими делами.
   - Ага, поучи меня, поучи. Думаешь без тебя не знаю что делать? Разберусь, не беспокойся. А насчет других дел - пока ни одно из них не требует моего вмешательства. О чем ты говоришь?
   - Тебе что-нибудь известно про божественные врата или кристалл силы?
   - Сказки наивных идиотов! Многие кланы побывали в последнем пристанище недобитков. Там нет никаких врат и кристалла. Это байка для молодых и горячих юнцов как ты! Не лезь туда, они скоро сами подохнут, незачем тратить на них свои силы.
   - Почему ты их защищаешь, отец?
   - Я не защищаю их, я защищаю своих людей от глупой смерти. Да мы раздавим этот гнойник за пару часов, только это ничего не даст кроме потерь. А мне не хочется бездарно терять тех, кто приносит пользу. Кстати... Недобитки её тоже приносят. Они наглядно демонстрируют что бывает с теми, кто решился объявить войну Золотому Ящеру. Так что пусть живут, им недолго осталось.
   - Но отец...
   - Никаких но. Либо ты помогаешь мне, либо делаешь все своими силами. Магов не дам. Никого не дам, мне сейчас нужен каждый человек. Если тебе не терпится повоевать - это твое право. Но губить своих людей ради призрачных богатств я не позволю.
   - Ясно.
   Разговор прекратился, сменившись напряженной тишиной, которую вскоре прервал громкий хлопок дверью и удаляющиеся шаги. Хозяин кабинета остался в одиночестве.
   - Когда же ты наберешься ума? - Устало произнес он. - Все бы тебе гоняться за сокровищами. Эх, рано тебе еще браться за клан, слишком рано...
  
  
   Ёрдовы горы. Кровавое ущелье. Триста девятнадцатый день от прибытия. Вечер...
  
   Тиха украинская ночь... И неожиданно утро. Сегодня оно принесло очередной сюрприз. Мне казалось, что Арра после нашего совместного пробуждения будет как все, спокойно обустраиваться на ночлег и заниматься своими делами.
   У дэрнийки на этот счет было другое мнение. И это мнение вместе со смуглянкой я обнаружил сегодня утром под своим плащом. Не знаю, когда она успела заползти ко мне, но точно помню, что после дежурства засыпал один.
   Целый день сегодня размышлял как потактичней отшить Арру, правда ничего толкового не придумал. Только бросал в её сторону косые взгляды, пытаясь рассмотреть хоть какую-то реакцию. Что-нибудь, что определенно говорило об её отношении к таким ночевкам. Тщетно. Смуглянка вела себя как обычно, уделяя внимания остальным ровно столько, сколько требует дорога.
   Правда лишний раз её старались не трогать после того как она нашла зеленый клинок не совсем в товарном виде. Особенно на привале, когда Арра бралась за инструмент и пыталась вернуть мечу прежние очертания. Ругалась тогда смуглянка заковыристо, я даже понял что велик и могуч не только русский язык.
   Дорога сегодня радовала отсутствием неожиданностей и спокойствием. Даже дэрнийка никого не одарила подзатыльником, не говоря о всяких каменных "собачках" или сухопутном кракене. Да-да, вчера зверь Майи где-то умудрился такого найти. Да еще и притащить к нам. Точнее я так и не разобрался, то ли это зверь притащил кракена, то ли кракен притащил зверя, чтобы мы забрали обратно безумное зеленое чудовище.
   Честно, мне жалко того осминожку. С перепугу я размазал его булавой по окрестным скалам, и только потом мне сказали, что Хлыщ (местное название кракена) почти безобиден - сидит себе в щели на скалах и ловит пролетающих птичек.
   В общем вчерашний день выдался нервным и было не до внутренних разборок, зато сегодня сам бог велел. Мы спокойно шли до самого вечера, нормально расположились на ночлег, заварили моей крупы с добавлением сублимата (кстати, вкусная вещь оказалась) и вскоре попадали в свои лежанки.
   И теперь я лежу, делаю вид, что уже крепко сплю, ведь мое дежурство выпало под утро. А на самом деле просто жду когда же Арра сподобится на подвиг.
   Ждал долго. Не дождался и немного придремал. Ко мне уже мягко подкрадывался глубокий сон, когда я почувствовал, что плащ кто-то тянет. Вся дрема улетучилась мгновенно, тело напряглось, а рука по привычке потянулась к поясу, хотя булаву я всегда отстегивал и клал у изголовья.
   Приоткрыв один глаз, увидел как под плащ пытается аккуратно залезть Арра. Дальше изображать спящего не имело смысла, поэтому я вздохнул и принял сидячее положение. Попытки проникнуть в мою лежанку тут же прекратились. Смуглянка сделала вид будто ничего подобного не делала и просто решила посидеть рядом.
   - Надо поговорить. - Прервал я тишину. Балаган стоит прекращать, тем более взгляд Оки уже прожигает мою спину. - Отойдем?
   Не дожидаясь ответа, я встал и пошел в темноту где вчера видел парочку подходящих для посиделок валунов. Подойдя к ним, сел и стал смотреть вдаль, благо Кэп уже перестроил свои датчики на темное время суток. Арра не заставила себя долго ждать и притулилась на соседнем камне.
   - Зачем ты это делаешь? - Спросил я.
   Девушка как-то печально вздохнула и отвела взгляд. В воздухе повисла тишина, нарушаемая шелестом легкого ветерка.
   - Это трудно объяснить. - Прервала она молчание. Её голос звучал слишком глухо, только благодаря Кэпу я все услышал. - Просто рядом с тобой безопасно. Даже не знаю как это объяснить...
   - А разве с остальными не так?
   - Нет, не так... - Арра снова вздохнула, собираясь с мыслями. - Понимаешь, дело не в них. Я понимаю, что они хотят мне добра, что они заботятся обо мне, стараются разговаривать как с нормальной, хотя и видели меня совсем другую... Я понимаю это здесь, - дэрнийка приложила ладонь к груди, - только проблема тут. - Коснулась она виска.
   - Прости, но мне не совсем понятно...
   - Лица. - Перебила она меня. - Все дело в них. Рабовладельцев было много, насильники сменялись еще чаще, а лица мага и тчидари были постоянны. Каждый раз, когда я смотрю на них, в голове что-то щелкает и я вспоминаю... вспоминаю все, что со мной произошло... Не хочу этого, хочу все забыть... Но не могу. Они все время напоминают мне об этом. Невольно, просто потому что я их помню. Каждый раз, когда меня избитую и изнасилованную бросали в барак, там были они. Боль, отчаяние и безысходность - вот что отражается в глубине их глаз. Потому что они все видели... они помнят...
   Арра внезапно замолчала. Я перевел на нее взгляд и увидел бегущие по щекам слезы. Не говоря ни слова, притянул её к себе, обнял и стал гладить по волосам.
   - А ты нет. - Сквозь всхлип проронила девушка. - С тобой кошмар закончился... Только рядом с тобой мне тепло и спокойно. Прошу... не прогоняй меня....
   Так, это всего лишь соринка в глаз попала. Я сказал соринка! Ты мужик, Дим, а мужики не плачут! Успокойся и подумай что теперь делать, говорят это помогает.
   Отказать в такой просьбе невозможно. Я грубый, невежественный и эгоистичный, но не сволочь же! И пусть Оки бесится - плевать.
   - Эх... - Глубоко вздохнул я, пытаясь привести в норму нахлынувшие эмоции, и тихонько произнес: - Не плачь, все будет хорошо. Все будет хорошо...
  
   Ёрдовы горы. Кровавое ущелье. Долина Парденай. Триста двадцатый день от прибытия...
  
   Утро началось по новому стандарту. Я как и положено дежурил, Арра сладко потягиваясь выползла из-под моего плаща, сопровождаемая недовольным взглядом Оки, который ковырял тростинкой костер, а Майи колдовала над котелком, периодически гоняя мага, чтобы не ковырял угли и не засыпал кашу пеплом. И все это в молчании.
   Раньше утро начиналось с шуточной перебранки меня и мага. Теперь же шутить настроения у него не было. При моем приближении к импровизированному "столу" с едой, он уткнулся в свою походную миску и исподлобья оглядывал окружающих.
   Арра, словно заряженный энерджайзер, смолотила свою порцию и принялась за правку зеленого клинка. Как ни странно, сегодня ворчания не было. Мы втроем тоже затягивать с завтраком не стали. Быстренько поели, накормили каждый своего зверя и стали собираться в дорогу.
   Утренний штиль начал сменялся ветерком, разгоняющим легкий туман. Солнце постепенно пробивалось сквозь его поредевшие хлопья, трансформируя угрюмые мрачные скалы в яркие, словно покрашенные в красный цвет, каменные клыки. А молчаливая процессия из двух человек, дэрнийки и тчидари двинулась в путь.
   Так как разговоры не клеились и было скучновато, я принялся играться с настройками Кэпа. После распаковки кубиков с едой, искин почерпнул немного информации и пересчитал крылья для Арры. Теперь готовность структуры составляла 19%, время оставшегося расчета существенно сократилось и помимо той "первой" косточки появилось еще несколько элементов мелко испещренных рунами.
   Забивать себе голову выкладками по устройству я не стал, толку разбираться с еще не готовой схемой? А вот выкроить немного мощностей Кэпа для экспериментов все-таки решил. Интерес заключался в том, что при наличии стольких датчиков и возможностей искина глупо было не попробовать применить его как своеобразную "сигнализацию" на угрозы.
   Поэтому путь мой скрашивали различные алгоритмы действий, которые мы просчитывали, обкатывали или зарубали на корню. Кэп умный компьютер, он сразу же после нескольких опытов стал понимать, чего от него хотят, и стал нарабатывать базу, предлагая уже свои варианты действий.
   В частности, мы отрабатывали определение опасности непосредственно мне, затем определение всего необычного, чего не должно быть в определенной местности (то есть в большинстве случаев рукотворные объекты), ну и как завершение всего - отработка оповещения.
   Сначала мне приходила в голову сирена воздушной тревоги, но потом подумалось, что будет мало приятного, если она например неожиданно заорет в городе. Конечно слышать её буду только я, но это не отменяет моих идиотских поступков при сильном испуге. Размажу еще кого-то по мостовой или сломаю чего-нибудь, оправдывайся потом перед властями, что ты не верблюд.
   Поэтому для угрозы жизни был разработан своеобразный зуммер (раздражающий писк) и подсветка угрозы красным мигающим контуром или таким же маркером, если цель слишком маленькая. Для всяких "необычностей", не угрожающих моей тушке, пришлось ограничиться мигающим конвертиком. Если первая система опознавания почти всегда срабатывала как надо, то с необычными вещами получилось немного не так как задумано. Нужна была калибровка, искин поначалу много чего определял "странного", до самого обеда я устранял эти неточности, переписывал параметры поиска и уточнял детали. Из всего, что искин обнаружил, к природным явлениям не относились только вырубленное в скале прямоугольное отверстие и столбик, попавшийся нам на пути.
   К полудню даже хотел бросить маяться дурью и отключить вторую систему, особенно когда Кэп выделил красным около десятка неровных пятен на окружающих ущелье скалах. Настроение от неудачи в этом направлении было паршивым, так что "разработке" грозило отправиться в топку. Остановило меня заявление Арры, мол здесь когда-то знатно повоевали. Я спросил откуда такие выводы, и она в ответ стала указывать на выделенные ранее Кэпом пятна, описывая их как следы применения магии. Где-то под слоем пыли обнаружились подтеки камня, нагретого когда-то до высоких температур, где-то трещины от сильных ударов, нанесенных чем-то мощным и тяжелым.
   После этого, я воодушевленный с новой силой принялся настраивать систему. Заморочился с этим делом так, что не заметил, как мы подошли к горной долине. Тропа шла прямо в неё и терялась где-то вдали среди мелкой поросли травы.
   Мы дружно остановились. Нет, не из-за открывшейся красоты, хотя не спорю, долина выглядела очень впечатляюще. Мы остановились потому, что сразу после входа в долину, где ущелье раздавалось в ширину, прямо посередине тропы стояли друг напротив друга две статуи.
   Одна была небольшой и олицетворяла собой человека. Он стоял к нам спиной, воздев руки к небу и держа странный узловатый посох с причудливым навершием, которое из-за слоя грязи не поддавалось идентификации. Принадлежность его определить оказалось труднее всего. Одежда явно военного образца, на поясе висит меч, торс прикрывает кираса, а на голове каплевидный шлем. Но в то же время посох и странная поза намекали на явно магическую составляющую.
   Вторая статуя была гораздо массивнее. Выше на две головы, шире в плечах, да и в объеме тоже. Это был вейг, точнее самка вегов. Я лично их не видел, но у кого еще может быть шесть пар грудей? Она стояла лицом к человеку, вытянув вперед правую руку с зажатым в ней предметом. Из одежды свиноматка имела только своеобразную юбку из шкур и что-то среднее между венком и короной на голове.
   Тот кто создавал эти скульптуры подошел к делу с душой. Лица человека видно не было, но его поза отчетливо говорила, что перед ним враг. Напряженная, готовая как к атаке, так и к защите. В долгу не оставалась и свиноматка - складывалось впечатление, что она готовится к броску. На лице оскал и злоба, тело наклонено чуть вперед, предмет в протянутой к человеку руке явно не ягодный кекс, а оружие. Причем все детали, начиная от каменных мускул и заканчивая каменной одеждой, выполнены с высокой точностью. Если бы не серый, как окружающие скалы, цвет статуй, то их вполне можно принять за живые.
   - Спускаемся в долину? - Разорвал молчание Оки.
   - Да. - Кивнул я.
   - Нужно сделать привал. - Вклинилась Майи. - Надо поискать травы.
   С травой тут действительно богаче чем в ущелье. Если там с трудом можно было найти сушняка для чахлого костра, то здесь возможно удастся набрать нормальных дров, если хорошенько проредить кустарники, которые виднелись вдали.
   После слов о привале все оживились и стали спускаться. Я подходя к статуям перешел на магическое зрение. Все-таки выделенные Кэпом в красную кайму скульптуры невольно вызвали опасение. И как оказалось не зря. С магическим фоном возле статуй творилось что-то необычное. Вместо мерного движения потоки пульсировали, словно скульптуры были своеобразными магическими мехами, то втягивающими "воздух", то выбрасывающими обратно.
   - Держитесь от статуй подальше. - Предупредил я спутников, останавливаясь и поднимая руку. - С ними что-то не так.
   По мере прохождения нам открывался вид на лицо человека, и сейчас с этого ракурса оно отлично просматривалось. Как я и ожидал это был мужчина (сомнения все же были, вдруг против свиноматки тоже баба вышла), вот только не простой. Он оказался негром, прям классическим таким, с пухлыми губами, кучерявыми волосами и приплюснутым носом. Первый раз их здесь вижу...
   - Это же Не'Гре!... - Удивленно произнес Оки.
   - Кто? - Я.
   - Ты шутишь? - Арра.
   - Некромант? - Майи.
   Все сказали одновременно, отчего вышла целая мешанина и никто толком ничего не понял.
   - Странно, - задумчиво протянул Оки, - что он здесь делал, да еще и в компании Расы?
   - Расы? - Я снова недоумевал. Конечно мне доводилось слышать о некромантах, да и о том что они "черные", но вот то что они реально негры, это для меня стало сюрпризом. А теперь еще какая-то раса.
   - Раса в переводе с вейгского - мать. - Стал рассказывать Оки. - Они все имеют перевод. Холл - мысль, их еще называют "Ne Youred-da hollah" - мысль от мысли Ёрда. Шаманы - "Ne Youred-da sill", что значит кровь от крови Ёрда. Воины зовутся "Ne Youred-da graa" - плоть от плоти Ёрда. А самки называются "Domgo Ras-sa Youredd" - Матери Ёрда или иначе королевы. Ты разве не знал, что в Ёрде нет правителей-мужчин? Там правит Мать, она одна из самых могущественных представителей среди вейгов.
   - Слышал конечно, но не особо верил. Тот же берсерк вдвое крупнее той самки. - Кивок на статую. - Да и шаманы не слишком мелкие. И чтобы такими лбами правили самки?
   - Это все знают. - Насмешливо произнес маг. - В отличие от тех же холлов или шаманов, Расы имеют способность полностью подчинять себе любого вейга противоположного пола...
   Пока Оки все мне рассказывал и подтрунивал над моим незнанием, Арра и Майи прошли мимо статуй.
   - Вы там долго будете? - Повернулась к нам дэрника.
   - Идем-идем. - Ответил я и пошел вперед.
  

***

  
   - Идем-идем. - Ответил Дим, обезоруживающе улыбаясь дэрнийке.
   "Идем-идем". - Передразнил в мыслях маг. - "Ах Дим, без тебя никак не идется".
   Оки сам не мог понять, что нашло на него в последние дни. Его стало раздражать буквально все... Особенно Дим.
   Оки еще не осознавал толком, что это банальная ревность. Да, ему понравилась Арра, еще тогда, в бараке рабовладельцев, где он увидел её в первый раз. Жизнь раба была наполнена совсем другими впечатлениями, чтобы чувство симпатии могло разгореться во что-то большее. А когда Дим их освободил, то все затмила эйфория - он снова свободен! он сможет вернуться домой! и даже найти и отомстить тем, кто его сдал.
   Зато сейчас, когда эти чувства улеглись, когда жизнь стала пусть и неспокойной, но привычной, симпатия к дэрнийке поглощала мага все сильнее и сильнее, трансформируясь в любовь... или в одержимость.
   Оки гнал от себя мысли, что это ревность, что из-за неё ему так хреново. Но последние пару дней только усугубили ситуацию. Что-то грызло его, особенно когда он видел довольное лицо Арры после ночи проведенной вместе с Димом.
   Маг представил, чем они могли заниматься ночью, и его скрутил приступ лютой злобы. Каким-то остатком здравого смысла он понимал, что вымещать злость на своих спутниках лучше не стоит. В момент вспышки гнева статуи попались на глаза очень кстати. Пусть они тоже ничего не сделали магу, зато на них можно выпустить пар не получив ответного удара, ведь им все равно, они же каменные.
   Злоба требовала выхода. Подняв небольшой камень с земли, маг от души размахнулся и кинул его в Расу, целясь точно в пятак. Ему казалось, что это отличная мишень, поэтому он не пожалел вложенной силы, надеясь отколоть хотя бы кусочек.
   Камень с глухим стуком ударил прямо в цель и, отскочив, полетел дальше, оставляя после себя насечку. На душе чуть-чуть полегчало, позволив Оки взять себя в руки.
   "С этим надо что-то делать". - Подумал он. - "И быстрее, пока у меня есть шанс"...
  

***

  
   Майи с Аррой стояли и ждали нас. Подойдя к ним, понял что они смотрят назад, куда-то за меня.
   - Пошли? - Спросил я их
   Сзади послышался странный хруст. Так лопается камень от удара. Я сначала не понял откуда он идет когда обернулся - вроде ничего не изменилось вокруг. Только Оки почему-то сгорбился и затравлено смотрел на статуи.
   В одно мгновение свиноматка с громким хлопком брызнула осколками и тучей пыли. Мага мгновенно снесло волной, я только успел заметить, как его тело пролетело над нашими головами, когда пришлось выставлять щит и закрываться от летящих камней. Арра успела спрятаться за меня, а вот Майи не повезло, один из осколков сбил её с ног и протащил по склону пару метров. "Чужой" не удержался на спине и отлетел в сторону, извиваясь всем телом и оглашая округу истошным писком.
   Как только осколки перестали барабанить по щиту, я отступил назад, пытаясь прикрыть Майи вместе с Аррой, которая пятилась чуть позади меня. Каменная пыль быстро рассасывалась, и то что я видел сквозь это марево, мне очень не нравилось. Там что-то шевелилось, словно вскипающая земля. Через несколько мгновений удалось рассмотреть, что землю действительно покрывает какая-то масса.
   - Это что?... Жуки? - Выглянув из-за моего плеча спросила Арра.
   - Это очень большие жуки. И их дохрена! - Вглядывался я в транслируемое Кэпом изображение красной от маркеров кучи. - Поднимай Майи, быстрее!
   Насекомых действительно было очень много, все пространство тропы между скал было заполнено шевелящимся и стрекочущим ковром. Кого там только не было, и скалапендры, и жуки похожие на тех, что атаковали Верхнюю крепость, и гусеницы с шипами на горбу, и странные фиолетово-лимонные черви, и.... Да их там тьма была! И ладно бы просто насекомые, но скалапендра и несколько видов гусениц оказались мне по колено, а жуки по объему не уступали футбольному мячу, не говоря уже за червей больше похожих на упитанного питона.
   Пока дэрнийка поднимала Майи, весь этот живой ковер сбился в кучу и выстрелил в нас тугим жгутом, собранным из тел насекомых. Удар оказался настолько страшен, что меня отбросило назад как пушинку. Я сбил Арру, отчего та выронила Майи и покатилась вместе со мной по земле.
   Наконец остановившись, я приподнялся и посмотрел на Майи. Она зашевелилась и начала вставать. Жгут из насекомых отбросило назад и разорвало на части, но он снова собирался в одну кучу. Щит немилосердно жег руку, видимо нагрузка на него пришлась слишком большая.
   Я бросился вперед, чтобы оттащить Майи, но не успел на каких-то пару мгновений. Жгут выстрелил еще раз. Мир снова начал замедляться, звуки потяжелели и растянулись. Вот Майи поднимает голову, медленно поворачивается в сторону насекомых, которые неумолимо приближаются к хрупкому телу тчидари. Еще секунда и они достигнут цели.
   Тут я замечаю еще один объект, летящий наперерез насекомым. Им оказался зеленый зверь Майи. Я настолько удивился его появлению, что меня выбрасывает из непонятного транса, ускоряющего восприятие.
   Дальше все понеслось вскачь. Зверь своим телом отталкивает тчидари и попадает под удар. Жгут вопреки ожиданием не размазывает его, а хватает, как язык хамелеона муху, и втягивается обратно в основную массу насекомых. Истошный визг зверя захлебывается в мешанине тел. И тут же появляется отчаянный крик. Это Майи кричит простирая руки вслед своему зверю.
   Я все еще не пришел в себя от удивления, но по инерции поднимаю кричащую Майи на руки и передаю её Арре. Когда снова повернулся к куче, насекомые начали движение прямо на нас, при этом снова сбиваясь в жгут. В нескольких метрах от меня появилась моя копия и побежала наперерез движению насекомых. За ней еще одна, потом еще, пока они не стали мельтишить перед глазами.
   Отвлекающий маневр Оки (видимо пришел в себя после 3.14дюлины), позволил мне рвануть вслед за смуглянкой. Мы пробежали не больше десятка метров, когда перед нами вспучилась земля и из неё полезли насекомые.
   Пришлось резко сменить направление. Но и там нас уже ждали хитрые твари, мы оказались словно на большом блюде, окруженные шевелящимся ковром. С каждой атакой основной массы насекомых иллюзий становилось все меньше и меньше.
   - Ты видишь Оки? - Перекрикивая стрекот, спросил я Арру, продолжая вертеть головой в поисках выхода.
   - Нет!
   Мага и правда рядом не было, только иллюзии, которых становилось все меньше и меньше. Я уже перешел на магическое зрение, чтобы разглядеть его. И тут увидел нечто - словно черная дыра, проявилась статуя человека. Точнее она показалась из-за основной кучи насекомых, когда та немного расползлась.
   Языки черного дыма, обтекая ноги, руки и торс, словно языки пламени срывались с плеч и истаивали в воздухе. На фоне всей мешанины энергии, которая бурлила вокруг насекомых, статуя была как монолит, такой черный провал в ничто с очертаниями человека.
   "Это что еще за?.." - мелькнула мысль, и закрутилась с бешенной скоростью выстраиваясь в предположения. - "Это из-за неё? Она ими управляет? Или помогает нам? А может её разрушить?"
   Последняя мысль чем-то зацепила. Что будет если разбить статую некроманта? Хуже нам точно не станет, мы не сможем отбиться от насекомых, еще немного и они захлестнут нас, пожирая словно пламя лед. А что если это поможет? Ведь изначально статуи изображали "противостояние", возможно некромант будет на нашей стороне.
   На размышление потребовалось не больше мгновения, за которое твари успели нанести еще один удар, от которого уклониться удалось только чудом. Куча насекомых была уже слишком близко, следующая атака может стать последней, тем более наше окружение стало плотнее, кольцо насекомых медленно, но уверенно сжималось.
   Схватив булаву, я со всей возможной силы запустил её в статую человека. Повторить подвиг с зеленым клинком не вышло, булава полетела с обычной скоростью и рассмотреть результат броска времени не хватило. Напитав щит, я приготовился к очередному удару насекомых, который не заставил себя ждать.
   Глухой удар и меня отбрасывает назад вместе со стоящей сзади Майи и Аррой. Руку обжигает раскаленным металлом, кожаный ремешок на локте рвется не выдерживая температуры, а я отбрасываю теперь уже бесполезную защиту в сторону.
   - Ну вот, кажется конец наш близ... - Начал я готовиться к неминуемому.
   - РРР-РА-А-А-А! - Раздался безумный рык, отражаясь от стен ущелья пробирающим до костей эхом.
   Все насекомые как по команде замерли на мгновение, а затем резко изменили направление движения, вытягиваясь в сторону статуй. Даже наше окружение начало стремительно двигаться к общей куче, абсолютно игнорируя нас.
   Там, где стояла статуя негра, разрасталось черное пламя. Словно волны прибоя оно надвигалось на насекомых, поглощая их сотнями. Казалось что сейчас оно спалит их всех, но вопреки ожиданиям пламя было не всесильно, оно тоже страдало под натиском "живого ковра". Противостояние насекомых с потоком пламени продолжалось не больше минуты, за которую мы успели убраться подальше и теперь наблюдали за происходящим издалека.
   В один из "наплывов" пламя рухнуло на кучу насекомых и растеклось по ним черным ковром, истаивая вместе с ними и превращаясь в пепел. За мгновение от насекомых не осталось ничего, как и от черного огня. Мы уже обрадовались, когда из кучи пепла выскочила здоровенная стрекоза.
   - АХА-ХА-ХА-ХА!!! - Презрительно засмеялась она громким бабским голосом. Именно бабским, складывалось впечатление что толстая тетка (как статуя свиноматки) тычет в тебя пальцем и смеется, будто ты обделался посреди улицы.
   - Аха-ха-ха! - Отразился от скал её голос.
   Несколько мгновений стрекоза кружила вокруг кучи пепла, а затем взмыла вверх и полетела на север. Громкий хохот еще долго затихал вдали, отражаясь от скальных вершин.
   Расслабиться нам не позволили. Струйки темного пламени выпростались из пепла и потянулись к нам. За короткий миг они оказались рядом, мы даже не успели глазом моргнуть не говоря уже о бегстве, и соткались в полупрозрачную фигуру негра, того самого, что был статуей. Он обвел нас троих взглядом и остановился на мне.
   - Kauellemash takhee Bona kartakus. - Произнес он и бросил мне под ноги сгусток черного огня, от которого я шарахнулся в сторону и чуть снова не снес Арру. - Aha-ha-ha! - Засмеялся некромант, истаивая в воздухе.
   [(недословный перевод с латуса (некр.)) Выжившим дарю Бона сынам.]
   - Твою мать! - Выругался я, рассматривая матово черный шарик оставшийся в месте падения сгустка черного огня. - Что это сейчас было?
   - Духи места, которых мы потревожили. - Произнесла Арра.
   - Да как потревожили-то? Толстую свинью же никто не трогал!
   - Оки в неё камень кинул.
   - Оки? - Я вспомнил про мага и стал осматриваться вокруг. Маг оказался метрах в пятидесяти правее нас у небольшого скального выступа.
   И тут до меня наконец дошло, что сказала Арра. Оки кинул в статую камень, а та возьми да и взорвись. Я же говорил быть осторожней! Раздражение захлестнуло меня с головой и я направился прямиком к магу.
   - Сука... Ты что творишь, идиот?!! - Схватив мага за ворот, я приподнял его над землей. Гнев и сила переполняли меня, даже не заметил, как мир приобрел красный оттенок. Продолжая движение, прижал мага к выступу и, придвинувшись лицом к лицу, сквозь зубы произнес: - Какого хрена, Оки? Мы все чуть не сдохли!
   - Отпусти!... Урод! - Маг не висел безвольной куклой. В его взгляде мелькал налет безумия. Он суматошно махал руками и пинался, бил по моему предплечью в надежде что я ослаблю хватку. Все это происходило с каким-то отчаянным остервенением, как у зверя, загнанного в угол. Но дальнейшие его слова немного прояснили ситуацию. - Отпусти говорю!... Иди со своей бескрылкой обнимайся! Я не по этим делам!
   - Ты дебил, да? Дебил? - Мое озверение перешло на новый уровень, даже показалось, что я вижу как бьётся сердце мага. Правда наваждение быстро сошло. - Ты совсем ничего не понимаешь?
   - Я все понимаю! - Рявкнул он в ответ, повисая на моей руке. - Это каждый поймет! Особенно утром!
   - Ты думаешь мы с ней трахаемся? - Я наверно перешел на змеиный язык, мое шипение сквозь зубы содержало столько яда, что можно отравить стаю мамонтов. - А ты подумал своей тупой головой, что ей совершенно не до этого? А? Что она пару лет даже думать об этом не сможет без истерики после всего, что испытала в рабстве? Нет? Не приходило?!!!
   - Я... не...
   - Именно, что "не"! - Я выпустил ворот мага из рук, отчего он сполз по стенке и стал растирать шею, исподлобья поглядывая на меня. - Она приходит ко мне не за любовью. Ей просто так легче...
   - Легче? - В голосе мага смешались горечь, вопрос и даже претензия.
   - Да, легче! Вы ей напоминаете о пленении, а я нет. Дело не в любви или ненависти. Ей просто страшно засыпать в одиночестве и поэтому она приходит ко мне. Мы не трахаемся и не целуемся! Мы просто спим!
   У Оки был такой пришибленно-обиженный вид, словно злой дядя Дим у малыша мага конфету отобрал. Представляю, какие кошки скребутся у него в душе. Только мне плевать, в моей гнев душит любые зачатки жалости и милосердия.
   Мы так и стояли друг напротив друга. Переваривали сказанные упреки и успокаивались. Он прижавшись спиной к скале, а я нависая над ним, как рок или возмездие. У Оки казалось обида сменяется грустью и раскаянием, в то время как мой гнев уступает место простой моральной усталости и опустошенности.
   - Она потеряла все. Нет дома, семьи, а до недавнего времени не было и свободы. Твари, которые называют себя людьми, отрезав крылья лишили её данного создателем неба... Ты думаешь только о себе, о том как тебе больно и обидно видеть нас двоих. Но ты ни разу не сообразил взглянуть на мир её глазами... А-а-а, к демонам тебя! - Махнув рукой, я развернулся и пошел к дэрнийке, которая сидела рядом с Майи.
   Подходя ближе стало казаться, что это не Майи. Я даже встряхнул головой и потер глаза. Но нет, Арра придерживала за плечи определенно тчидари, вот только она... постарела.
   Шерсть на голове и шее поседела, а на теле появились заметные белые пряди. Вокруг глаз залегли морщины, а острые уши обвисли словно мятая бумажка. Во всем теле появилась некая неправильность, словно согбенность стариков, вот только я знал что она и близко не так стара. Тело Майи била крупная дрожь, а пальцы на руках вообще жили своей жизнью, выбивая в воздухе "барабанную" дробь.
   - Что с ней? - Опустился я возле них.
   - Не знаю. - Встревожено ответила Арра. - Никогда такого не видела. Она меняется прямо на глазах. Смотри. - Указала она на трясущиеся руки.
   Они действительно менялись, из обычных девичьих превращаясь в сухие старческие. Никто из нас не представлял что происходит и как с этим бороться. Единственное, что мы сделали, это убрались вглубь долины, подальше от разрушенных статуй.
   Я переносил Майи, которая вскоре потеряла сознание, а дэрнийка с магом оставшиеся вещи и Мэр-ро. Не забыл я и про странный черный шар, оставленный некромантом, который аккуратно затолкал в сумку стараясь не прикасаться голыми руками.
   Гнетущая атмосфера на привале долго не давала мне уснуть, а воспоминания о насекомых заставляли вздрагивать от каждого шороха и напрягать Кэпа. Только к утру удалось забыться тревожным сном. А на следующий день Майи пришла в себя...
  
   Ёрдовы горы. Кровавое ущелье. Вход в долину Парденай. Сразу после ухода Дима...
  
   Сумерки постепенно накрывали ущелье и долину, слабый ветер играл серым пеплом, оставшимся от черного пламени и полчищ насекомых. Место у разрушенных статуй с наступлением темноты становилось все мрачнее и мрачнее. Только далекий огонек костра, мелькающий где-то в долине, разбивал гнетущую атмосферу опасности.
   Внезапно пепел перестал подчиняться потокам ветра и потянулся к остову статуй. Он вытягивался тонкими ручейками отовсюду, собираясь в неясное растрепанное облако. Из щелей, трещин и даже из-под камней, повторяя путь пепла, соткались темные струи мрака. Огибая пыльное облако они собрались у останков статуи некроманта и стали уплотняться.
   Через несколько мгновений вместо пепельного облака и сгустка мрака друг напротив друга остались две фигуры - черный как ночь некромант и тучная бледно-серая Раса.
   - Твоя взяла, Бон. - Недовольно проворчала свиноматка. - Как только людишки догадались спасти свои шкуры?...
   - Среди них есть мой птенец. - На лицо некроманта вылезла усмешка. - Мы всегда накручивали вам хвосты. Сегодняшний пинок под зад не исключение.
   - Гриксов выродок. - Выругалась свиноматка, покрываясь серым каменным налетом. - Если бы не место смерти, я бы вырвала у них кишки!... - Слова скомкано захлебнулись, когда свиноматка покрылась каменной коркой с ног до головы.
   - На таких как он троих ваших надо. - Покачал головой некромант. - До встречи в чертогах смерти, старая Мать...
   Звездное небо осветило ущелье, в котором замерли друг напротив друга две каменные статуи, и только примятая трава осталась напоминанием о сегодняшнем столкновении. Якорь мертвых в виде двух статуй вновь стал безжизненным в ожидание следующих путешественников, которые в своей безалаберности снова призовут духов.
   [Старая Мать - одна из приближенных королевы-маетри, имеет редкий талант использовать заемную магию духов.]
  

Глава 8

Пути сходятся

   - Вот это у тебя наколки, круть!
   (встреча колобка и глобуса)
   Ёрдовы горы. Территория Ёрда. Территория Хамен-Хафа. Несколько дней пути...
  
   Дела в отряде шли неважно. Раздрай между мной и магом усугубился состоянием Майи. На следующий день она пришла в себя, правда еще добрых полдня находилась в каком-то трансе, выполняя все действия механически и смотря на все стеклянным взглядом.
   Немного расшевелил её Мэр-ро, который снова очнулся и стал скулить от боли. Тогда во взгляде тчидари появилась осмысленность, она спохватилась и стала собирать травы для отвара, напрочь игнорируя нас и не отвечая ни на какие вопросы. Только когда Майи управилась с песцом, мы смогли до нее достучаться. Точнее она залилась слезами после очередного расспроса и вывалила на нас все что было у неё на душе.
   Зеленый зверь Майи не был какой-то разновидностью животного, точнее он как бы был, но никогда не рождался - его создали искусственно. О ритуале взросления народа тчидари ходит много сказок (со слов Арры и Оки), только они несут лишь часть истины. Когда рождается в семье лесного народа ребенок, родители сажают дерево. К четырнадцати годам, в день выбора над ребенком и посаженым деревом проводят ритуал (там что-то связано с магией крови, Майи отказалась рассказывать про него, мол секрет), в конце которого на свет появляется своеобразный фамилиар ребенка. Он делит со своим хозяином пополам жизнь, эмоции и много чего еще. За счет фамилиара тчидари имеют постоянную связь с Великим лесом (и не только, я так понял они чувствуют все растения), могут управлять им словно живым существом (по недосказанностям и намекам выходило что их лес и правда цельное живое существо, хотя я не уверен полностью), а так же усиливать магию, если владелец фамилиара имеет дар.
   Когда фамилиар умирает, хозяин теряет практически все, что отдал ему. За исключением эмоций - они теперь полностью принадлежат владельцу. Со смертью зверя тчидари сразу же стареют, ведь часть жизни умерла вместе с ним. Связь с Великим лесом теряется, а если хозяин фамилиара сам виноват в его смерти, то лес может отвергнуть тчидари, что впоследствии приводит к изгнанию (а так же к смерти, ибо тчидари без поддержки своего государства долго не живут).
   Наш отряд окончательно превратился в сборище инвалидов. Арра - немного двинутая дэрнийка без крыльев, Оки - раненый маг иллюзий (приземление прошло не очень удачно, два сломанных ребра и содранная рука, не говоря уже о не прошедших последствиях сотрясения), который страдает от неразделенной любви. За меня вообще говорить можно часами - картак, недоюзер технических прибамбасов, да еще и чужак в этом мире не знающий толком реалий. А теперь и Майи стала полутчидари.
   Из долины выходило несколько троп, большая часть из которых вела в земли Ёрда. Мы старались держаться южнее, насколько это было возможно в горах. Усилили бдительность, потому что несколько раз натыкались на отряды вейгов. Не знаю, наверно нам сильно повезло, но ни с одним из них не было ни шамана, ни холла. Только благодаря Кэпу и отсутствию у вейгов магической поддержки нам удавалось разминуться с ними незамеченными.
   Через три дня после ухода из долины мы дошли до территории Хамен-Хафа. Свидетельством стала разрушенная застава на тропе, которая сохранила на остатках стен символику и людские надписи. Да и маг опознал окрестные горы, сказав что дальше в полудне пути будет развилка, от которой отходит дорога на равнину к городу Саядж и тропа к старому храму, в котором обитают остатки клана Воздушной ноги.
  
   Ёрдовы горы. Территория Хамен-Хафа. Триста двадцать четвертый день от прибытия. Утро...
  
   Мы уже почти подошли к развилке, когда Кэп стал выдавать какие-то данные. Сначала появилась надпись "Соединение...", а потом пошла телеметрия: данные по устойчивости связи, частоты (в основном почему-то аварийные) и куча совершенно непонятной для меня информации.
   Данные появились неожиданно, я даже замер на месте, чуть не споткнувшись на очередном шаге. Помимо информации о соединении пошла картинка изменяющая мою карту. Местность в радиусе пяти-шести километров стала обрастать объемом, появились отметки высот и глубин, затем данные координат и наконец мерцающая точка с надписью "Портальный комплекс номер...."
   Я жадно впился взглядом в строчки и даже не заметил, как после остановки кто-то врезался в мою спину. Меня в данный момент интересовал только портал.
   Главная моя радость заключалась в том, что портал работал! То есть он в данный момент никого не переносил, но был в рабочем состоянии. Так же мне был передан лог-файл в котором говорилось, что последнее срабатывание было аж два года назад, правда перенос прошел штатно и без всяких неисправностей. Но это не столь важно относительно данных, повествующих о месте, с которого был совершен перенос. Я получил координаты Земли!!!
   Как я узнал что это именно Земля? Все просто, помимо данных портала-отправителя информация содержала карту планеты-отправителя и всех расположенных на ней порталов. И это была Земля! Если я прилетел без "опозновательных знаков" и информационный комплекс не смог вычислить точку отправки, то этот портал получил все данные. Теперь не придется рассчитывать на авось, как я предполагал сначала, мол доберусь до портала, а там разберусь уже куда и как перемещаться.
   - Дим, ты чего? - Отвлек меня от радостных мыслей голос Арры.
   - Кое-что вспомнил. - Соврал я. - Оки! Тропа, что идет к лану Воздушной ноги, начинается сразу за вон той скалой?
   - Да. - Коротко кивнул маг. - Ты уже бывал здесь?
   - Ага. - Радостно ответил я прикидывая дальнейший маршрут.
   И тут мое лицо помрачнело, а радостное настроение улетучилось. Дальнейший маршрут нужен только мне, остальным - нет. Я посмотрел на Арру, на сверток с Мэр-ро и погрустнел еще больше.
   - Ребят, мне кое-что нужно сделать. - Слова давались мне тяжело. - На развилке вы отправитесь дальше, а я сверну. Не спрашивайте зачем, все равно не отвечу.
   - Я с тобой. - Тут же сказала Арра.
   - Нет. Тебе нельзя. - Вранье давалось мне все тяжелее и тяжелее. Я чувствовал себя последней сволочью, особенно от того, что сказал потом: - Присмотри за Мэр-ро... ему тоже будет опасно там.
   С одной стороны я нагло врал. Что там может быть опасного, если по данным портал работает штатно? Разве что ребята из клана Воздушной ноги, так и с ними можно договориться. А вот с другой была чистая правда. Я не могу взять с собой Арру и Мэр-ро. Даже представить боюсь, что с ними сделают в моем мире. Женщина похожая на демона из священных писаний с отрезанными крыльями и собака имеющая их, ко всему еще и способная взглядом выжечь мозг (хотя без магии это вряд ли выйдет, но кто знает наверняка?). Их не только препарируют. Их разберут на атомы во благо науки. Помимо этого у них есть существенный недостаток - они привыкли защищаться до смерти. Если здесь это норма, то на Земле грозит минимум тюрьмой.
   Видя как Арра открыла рот, чтобы что-то сказать, я покачал головой и решился на еще более поганую ложь:
   - Я догоню вас, но мне правда нужно сделать все самому. Мы можем договориться, где встретимся. Думаю за день управлюсь.
   - Хорошо. - Как-то неуверенно произнесла Арра.
   - Отлично. - Вклинился Оки. У него даже глаза заблестели. И я кажется знаю почему. - Если все всё решили, то пошли дальше. Чем раньше мы выберемся из гор, тем лучше. Ближайший город будет недалеко от перевала, называется Саядж, там есть трактир под названием Жареный питух, мы остановимся в нем.
   - Угу, пошли. - Кивнул я.
  

***

  
   - Сайто, с вами отправится еще один человек... О, вот и она. Познакомься, Сайто, это Вики. - Ями представил старшине торгового каравана подошедшую девушку.
   - Здравствуйте. - Произнесла она, пристраиваясь рядом с Ями.
   - Она проследует с вами до Саяджа. - Продолжил старик.
   - А она уже...
   - Нет, Сайто. - Прервал он мужчину. - Просто покажи ей дорогу.
   - Хорошо. - Кивнул караванщик, поправив сползшую лямку, удерживающую на спине две огромных корзины. - Тогда я пойду, отдам последние распоряжения, и когда солнце осветит шпиль - выходим.
   - Хорошо, я буду вовремя. - Кивнула девушка.
   Старик Ями раскланялся с караванщиком и отвел Вику в сторону.
   - Сегодня начнется твое последнее испытание. - Издалека начал он. - Мне хотелось...
   Страшный треск снаружи храма прервал старика на полуслове. Он вместе с девушкой повернулся к приоткрытым воротам, через которые тут же забежал молодой монах. Спотыкаясь и взмахивая руками, он подбежал к Ями и согнулся в приступе кашля.
   - Там! Там! - Тыкая рукой в сторону ворот, сквозь отдышку прокричал монах. - Нападение!
   - Кто? - Коротко бросил старик.
   - Ящеры!
   - Труби подъем всем! Пойдем со мной, быстро. - Последнее старик уже говорил девушке, утягивая её за собой в сторону подземелья с кристаллом.
   Остановившись у фрески, Ями проделал уже привычные Вике манипуляции и открыл проход в подземелье.
   - Вот. - Из складок балахона старик извлек свиток, перетянутый бечевой, и металлическую пластину, очень похожую на ту, что он приложил ко лбу Вики при первом посещении подземелья. - Возьми. - Вложил он их в руки девушке. - Прочтешь внизу, я закрою за тобой дверь и сломаю механизм, чтобы никто не проник внутрь. Там, в подземелье, сразу за кристаллом есть проход. Он выведет тебя к обрыву...
   - Ями. - Прервала его девушка. - Я могу помочь! Ты же тренировал меня...
   - Нет! Ты должна выжить! Среди нас нет магов, а у Ящеров они есть. Ты не сможешь сейчас противостоять им, по крайней мере не всем сразу. Мы будем сражаться до конца, отвлекая их на себя. А ты должна выбраться, пока они не знают о тебе. Все, иди! - Старик подтолкнул девушку к проходу, а сам отошел и стал производить какие-то манипуляции со стеной у прохода.
   Девушка еще мгновение смотрела на него, борясь с подступающими слезами, а потом развернулась и помчалась вниз. Только полы плаща мелькнули в тени прохода, оставив старика в одиночестве.
   Она бежала даже не замечая ступеней, смахивала слезы, которые застилали взор. Вика понимала, что возможно никогда не увидит старика, и гнала, гнала эти мысли прочь. Но они не отступали.
   Девушка не запомнила, как преодолела спуск, она очнулась только спустя несколько минут, стоя у кристалла и вглядываясь в его мерное свечение. На тумбе возле него лежала шляпа, которую иногда одевал старик. Конусовидный, набранный из прочных палочек головной убор с двумя ленточками у нижнего края - Ями его так любил.
   Вика, хотела взять его в руки, но протянув их вспомнила, что все еще сжимает свиток и пластинку. Развернув бумагу, девушка вчиталась в ровные строки.
   "...Я видел её, видел Прядильщицу. Она рассказала мне путь клана. Я не зря хранил свое проклятье, оно предназначено ему.
   Воин великий сквозь врата придет, и закроются они навсегда. Пусть проклятие моё он возьмет, по металлу что в челе и в груди. Пусть хранитель останков моих проверку начнет. По металлу на разные дни, но сначала чело осенить. Символ бога светиться начнет, а затем если бой предстоит, приложи часть проклятья к груди.
   Между святом богов пусть хранитель возьмет на себя мой последний обет. Передаст ему мудрость силы Ноги. Так сказал глава клана - Дай-Вет.
   Чтобы легче далось путь бойца постигать, передайте ему кашитан. Я оставил его у земли где врата, под крупицей их силы."
   Вика прочитала строки уже в третий раз, но так ничего и не поняла. Наконец, перевернув листок, она увидела небольшую приписку, оставленную рукой Ями.
   "Прислони пластинку к груди" - гласила она.
   Девушка перевела взгляд на зажатую в руках пластину, затем снова на листок, и, устав разбираться в хитросплетениях, стала расстегивать фибулу плаща. Пусть ясности в строках нет, но Ями не стал бы просто так что-то говорить, а значит она должна все сделать, возможно это нужно чтобы выбраться отсюда.
   Не успела она оголить грудь, как за спиной послышался грохот, а со ступеней прикатились несколько камней и клубы пыли. Не раздумывая больше ни секунды, Вика приложила пластину к груди. Та словно намагниченная прилипла к коже и засветилась странными символами, очень похожими на те, что были написаны на потолке подземелья.
   Пока девушка все проделывала, клубы пыли распространились на все подземелье, отчего дышать стало невозможно. Натягивая на лицо повязку, Вика заметила, что свет идет не только от груди, но и ото лба.
   "Так значит первая пластина у меня на лбу?" - Удивилась девушка и потрогала голову. Вопреки ожиданиям никакой пластины там не оказалось. Опустив взгляд на грудь, Вика даже не успела испугаться осознания, что на ней тоже не оказалось пластины, а светится теперь сама кожа, как свод подземелья затрясся и с потолка посыпались маленькие камешки.
   Подхватив с постамента шляпу Ями, девушка нырнула за него и стала искать проход. Он оказался скрыт под деревянными ящиками, стоящими друг на друге у стены. Отодвинув их в сторону, девушка бросила взгляд назад и уже собралась спускаться в лаз, когда сквозь мутное облако пыли пробилась вспышка света и под ноги ей прикатился кристалл.
   Даже не задумываясь зачем она это делает, девушка засунула его под мышку и, протиснувшись в отверстие, поползла вперед. Плащ постоянно спутывал ноги, кристалл мешал нормально перебирать левой рукой, а шляпа Ями и легкий доспех, выданный ей когда-то стариком, постоянно скребли стены лаза.
   Наконец впереди посветлело и показался выходит из прохода. Он заканчивался на небольшом уступе у пропасти, что окружала храм. Площадка первого этажа осталась где-то вверху, отчего звуки боя доходили сюда искаженным эхом, порождая дикую мешанину лязга стали, грохота камня и криков людей.
   С противоположной стороны пропасти в отвесной скале было вырублено прямоугольное отверстие, уходящее куда-то в толщу камня. Именно туда похоже придется прыгать Вике.
   - Что ж, вот и первый серьезный экзамен на Воздушную ногу, да Вика? - Спросила сама себя девушка, удобнее вставая на уступ. - Это тебе не на ровную площадку через пропасть прыгать. Тут попасть постараться надо...
   Сделав для уверенности глубокий вздох, девушка оттолкнулась и полетела вперед, перебирая ногами в воздухе словно по невидимой тропинке. Нежданно в голове мелькнула мысль-воспоминание, как она сделала это первый раз. Сейчас ощущение ничем не отличалось. Ты словно бежишь по натянутому канату и стараешься держать равновесие, хотя на самом деле под тобой просто воздух и пропасть, безумно глубокая пропасть. Мурашки стаей бегут по телу, и кажется будто это из-за страха, но Вика всегда знала, что так отзывается внутри сила. Если долго так лететь, то тело почувствует жар, а затем и "пламя", которое терзает тебя изнутри. Ями говорил, что каждый по-своему чувствует силу, у Дай-Вета это был лютый холод, а у Вики жаркий огонь.
   Девушка отвлеклась всего на миг и чуть не промахнулась мимо цели. Только верный кашитан, перетекший в форму длинного крюка, позволил ей зацепиться за край отверстия. Удар о скалу вызвал вспышку боли, в глазах заплясали звезды, но девушка так и не выпустила свое оружие из рук. Подтянувшись, она забралась в проход и отползла от края.
   Колени и правое плечо саднило, по виску стекала струйка крови, пропитывая так и не снятую с лица повязку, но это были мелочи. Новый лаз мало отличался от предыдущего, такой же узкий и неудобный.
   Выбравшись наконец из узкой кишки лаза, проточенного в скале будто огромным червем, девушка оказалась на маленьком крутом уступе, край которого уходил вверх на полметра прекрасно скрывая Вику от нападающих на храм. Подобравшись к нему, она немного осмотрелась.
   Прямо под ней на тропе находилось шестеро всадников на странных полуптицах-полуживотных. Вика знала, что их называют критчами, она даже как-то училась ездить на одном из них около года назад, когда по заказу Ями торговцы привели его с собой. Агрессивное плотоядное животное - вот чем оказался критч, но тем не менее он прекрасно мог нестись со скоростью ветра даже с двумя такими седоками как Вика. И сейчас группа всадников оказалась тут как нельзя кстати.
   Сам храм был закрыт от девушки изгибом скалы и увидеть его можно только спустившись вниз на тропу. Чем девушка и занялась. Аккуратно, стараясь не шуметь, она вспорхнула с уступа и перебирая ногами в воздухе приземлилась на спину одному из всадников сильным ударом выбив того из седла. Критч под девушкой сначала взбрыкнул, но быстро успокоился, когда Вика дернула за узду и стала разворачивать животное.
   Остальные всадники следили за сражением и не сразу заметили своего товарища, лежащего на земле. Только когда девушка рванула в галоп, попутно вытолкнув в пропасть еще одного всадника с критчем, они обнаружили врага.
   Девушка мчалась вперед, снова вытирая непрошенные слезы. Она видела, что осталось от храма, когда выбивала всадника из седла. Именно из-за боли, которая пронзила её сердце при взгляде на пылающие останки стен и тела в желто-коричневых рясах, разбросанные у ступеней, она столкнула второго всадника в пропасть. Но легче от этого не стало. Только горше, ведь теперь ей не к кому возвращаться, и именно теперь она стала убийцей. Или воином... Великим воином, о котором иногда говорил Ями.
  

***

  
   - Мы все осмотрели, там нет ничего. - Доложил воин в испачканной сажей броне.
   - Ничего? - Вскинул бровь мужчина в треххвостой шляпе. - Значит ты все спрятал, да, старик? - Наклонился он к Ями.
   Старик стоял перед магом на коленях, из его носа и рта текли струйки крови, но руки упорно не выпускали обломок меча из рук, а взгляд был прямым и твердым.
   Он смотрел вдаль, туда где на шесть фигурок всадников пикировала еще одна. Та самая, в его любимой шляпе. На лице старика расцвела улыбка и он посмотрел прямо в глаза магу:
   - Тебе ничего не светит, слышишь? Отродье стервятника!
   - Вот значит как... - Растягивая слова произнес маг.
   Протянув руку вперед, он приложил указательный палец ко лбу старика. Окружающие услышали только слабый хлопок, когда тело Ями вздрогнуло и он стал заваливаться набок. Маг отступил на шаг, чтобы полюбоваться на обгоревший отпечаток пальца на лбу старика, и довольно хмыкнул.
   - Шут! - Прозвучало за его спиной, отвлекая от созерцания трупа.
   [Местное, более обыденное название мага, управляющего военным подразделением. Означает градацию или положение мага в сборном войске. Шут - главным является сам маг; Шейг - маг является заместителем командира и его правой рукой; Шо - маг командует малым отрядом в составе большего или является простым подчиненным.]
   Маг развернулся и увидел бегущего к нему солдата.
   - Есть один беглец. - Произнес тот сквозь отдышку. - За ним погнались четверо, что были на тропе. Остальная погоня еще перебирается на ту сторону.
   - Откуда он там взялся? Вы же все проверили! - Лицо мага исказил гнев.
   - Не могу знать....
   - Так иди и выясни! - Рявкнул он в лицо солдату. - И чтобы доставили беглеца ко мне!
   - Это... - Неуверенно произнес солдат.
   - Что еще?!!
   - Один из всадников говорит, что видел у беглеца кристалл...
   - Догнать!!! БЫСТРО!!!!!
   Не успело эхо команды затихнуть, как из пропасти послышался нарастающий гул.
   - Что за?... - Начал маг и вдруг почувствовал, как задрожала под ногами земля. - Уходим! Быстрее-быстрее!!!
   В течение минуты маг оказался у обрыва, где воины перебирались по веревочным лестницам на другой край. Растолкав солдат, он схватился за одну из них и пополз вперед.
   - Демоны вас побери, быстрее давайте, быстрее!!! - Выбравшись на другой стороне, прокричал он, ощущая, как тряска резко прекратилась. - Да чего вы медлите!..
   Слова мага потонули в громком взрыве. Прямо в центре разрушенного храма земля вспучилась и лопнула тысячами осколков. Грохот заложил уши, а яркая вспышка ослепила окружающих. Через мгновение каменная шрапнель стала разрывать на клочья тех, кого не снесло ударной волной.
  

***

  
   После развилки, когда мои попутчики пошли в сторону города, а я свернул на узкую тропу, пришлось раздеваться и прятать свои вещи. Проникнуть в портал лучше всего незаметно, тем более если этот клан Воздушной ноги в нем обосновался. Именно поэтому вся моя одежда, оружие и даже сумка были спрятаны под кучкой камней в неприметной расщелине в десятке метров от развилки.
   Скинув с себя за столь огромное время броню, я почувствовал себя пушинкой... и немного голым. Даже подумать не мог, что так привыкну к тяжелой кольчуге, плотной одежде, щиту и оружию, которое в сумме весило не меньше десятка килограмм.
   Приободрившись от неожиданной легкости, я отдал Кэпу команду на полную прозрачность комбеза и, загерметизировав тело, двинулся вперед. На душе все еще был осадок от вранья попутчиком, но постепенно он отступал под надеждой скорого попадания на Землю.
   Лицемерно, не спорю. Но кто бы отказался от возможности попасть домой ради в общем-то незнакомых существ? Думаю никто. Может быть я бы забрал с собой Мэр-ро, только как он будет жить в мире, где от магии есть только крохи? Да и скрывать его придется, собак с крыльями у нас на Земле не водится.
   В общем к черту! Надо думать о доме, уже скоро можно будет повидаться с родителями, выпить бутылочку пивка с батей. Да просто закурить, я уже так соскучился по этой вредной, поганой, но такой земной привычке.
   - Рассинхронизация управляющего центра. Модуль управления был извлечен. Переход на аварийные частоты вещания. Тестирование системы... - Внезапно Кэп стал транслировать непонятный текст. Только через несколько секунд я сообразил, что это передача с портала. Частоты менялись, данные скакали перед глазами, отчего все сливалось и суть ситуации ускользала от внимания.
   - Кэп, что это значит?
   - Кто-то извлек управляющий модуль портального комплекса, система ищет резервные.
   - Чем это грозит?
   - Теоретически - только переходом на резервные модули. - Лаконичный ответ искина немного успокоил меня, но я все равно решил немного поднажать.
   Вскоре тропа немного расширилась, теперь по ней могла бы проехать целая телега. Зато слева появился обрыв, который дальше становился отвеснее и глубже, а справа наоборот - вставала стена скалы, на которой иногда попадались небольшие уступы и трещины.
   Я придвинулся ближе к скале. Пусть маскировка и делала меня прозрачным, но вот бесплотным все же нет. Если по тропе внезапно попадутся путники, то мне всего лишь нужно будет замереть и пропустить их мимо. А насчет всяких тайных застав или наблюдательных постов - режим обнаружения всего необычного был активирован еще у развилки, так что Кэп бдил, временами показывая мне отметины человеческого пребывания на тропе.
   Судя по координатам, мне оставалось совсем немного до портала, около полутора километров, когда кое-что привлекло мое внимание.
   - Оп-па! Глянь-ка, веревочка интересная. Да как замаскирована. - Мое удивление было обоснованно, веревка действительно очень хорошо сливалась со скальной растительностью, и если бы я не Кэп, то так бы и не заметил ее.
   - Анализ визуальной информации начат. - Вклинился искин. Все никак не научу его разговаривать на нормальном человеческом языке, вечно он заумью выражается. - Построена модель приспособления.
   Искин подсветил контуры ловушки. Веревочка уходила вверх метров на семь и терялась за краем уступа, зато то, что нависало над краем, очень хорошо было видно. Там громоздилась куча камней размером с мою тушку, и держалась она при помощи незаметных клиньев, связанных веревочкой. Если бы не подсветка, хрен бы я отличил рукотворность данной конструкции от естественного происхождения.
   Рефлекторно отошел от этого места метров на десять назад, все так же держась возле стеночки. Только потом остановился и понял, что бояться нечего, если конечно не трогать ту замаскированную веревочку.
   - Тьфу...
   - Обнаружены живые объекты. - Перебил искин. - Двое, расстояние около двух сотен метров, на двенадцать часов, двадцать два градуса выше горизонта. Расстояние быстро сокращается... - Заминка искина мне очень не понравилось. Где-то в районе копчика зазудело. - Обнаружены еще восемь объектов, расстояние около двух сотен метров, направление прежнее, быстро сокращают расстояние.
   - Твою мать. Да это самураи какие-то... - Вырвалось у меня.
   По дороге вниз летел всадник на критче. На голове у него была китайская шапочка-амигаса, тело закрывал плащ, через который проглядывали угловатые формы доспеха. Одной рукой он держал узду, а второй оружие очень похожее на нагинату.
   За ним гнались еще четверо, правда без шапок-конусов, и одежда была более темной расцветки, если не сказать мрачной. В руках трое из четырех держали натянутые луки и палили по убегающему всаднику, а четвертый, самый первый из них, раскручивал веревочную петлю.
   Загоняли жертву молча и слаженно. Было видно, что работают профессионалы. Стрелами они умело направляли убегающего всадника на нужную траекторию движения. А последний загонщик был уже готов бросить петлю. Но они где-то просчитались.
   Убегающий резко дернул узду, отчего скакун под ним мгновенно отпрыгнул в сторону скалы. Петля пролетела мимо. Но две стрелы вонзились в переднюю лапу критча, от чего тот споткнулся и начал заваливаться вперед. Наездник в этот момент как-то выгнулся и напружинив ноги соскочил со спины критча, ускоряя свое движение.
   В прыжке он разрезал своим оружием скрытую веревочку и, сделав кульбит в воздухе, приземлился за мной, смягчая удар перекатом. Преследователям не хватило буквально мгновения, чтобы вырваться из-под камнепада, который обрушился на их головы.
   Все произошло настолько быстро, что я даже никак не отреагировал, стоял прилипший к скале и смотрел на представление. В себя меня вернул прикатившийся мне под ноги небольшой камешек - частица камнепада, который стукнул меня по ноге. Я обернулся и посмотрел на устроителя западни.
   Беглец поднимался с земли и отряхивал свой плащ, совершенно не обращая внимания на кучу камней и похороненных под ним преследователей. Сейчас можно было рассмотреть его получше, когда он стоял недалеко. Хотя многого сказать о нем не могу. Пол головы было скрыто за амигасой, остальную часть прикрывала материя наподобие маски. Даже для глаз осталась всего лишь небольшая щелочка. Под плащом мелькали части доспехов, но рассмотреть толком, что они собой представляют, я не смог. Понял только то, что от агентийских они отличаются сильно. Да этот всадник вообще здорово отличался от виденных мной. Двигался плавно, пружинисто. Оружие было не типичным для здешних людей, да и китайские шляпы мне раньше не встречались.
   Тем временем странный всадник подошел к своему раненому критчу, отстегнул небольшую сумку, в которой сверкнул гранями странный осколок стекла, и перекинул ее через плечо. Минуту наверно стоял и смотрел на раненого скакуна. А потом резко взмахнул оружием, вонзив его в тело животного. Критч дернулся и обмяк.
   Это был какой-то выверт мозга!!! Все происходило молча, как в немом кино. От этого становилось жутко. Горы вокруг, торчащие пики скал в пропасти и долбанные самураи крошащие друг друга и своих скакунов. Господи, да что за хрень здесь творится!??
   Я стоял и смотрел в след удаляющемуся беглецу, который в одночасье из дичи сам превратился в охотника, заманив преследователей в западню. Только когда колышущаяся на ветру пола плаща скрылась за поворотом тропы, я отлип от скалы и подошел к завалу. Груда камней возвышалась практически во весь мой рост, хотя часть уже скатилась в пропасть. Разгребать завал мне не улыбалось, поэтому нужно было перелезть его, причем не свалившись в пропасть.
   Чертовы камикадзе! Не могли свои войнушки устроить когда я здесь уже пройду? Ур-р-роды!
   - Так, а че ты мне сигналишь? - Это я уже обратился к искину, который выводил мне странные наборы символов.
   - Фиксирую дестабилизацию димогамных потоков. Существует вероятность, что портальный комплекс еще не активировал резервный управляющий модуль.
   - И?
   - Возможен выход из строя димогамных капсул, об этом косвенно говорит дестабилизация димогамных потоков.
   - То есть он сейчас взо...
   Громкий бабах вдали за скалой ответил на мой вопрос прежде, чем я его закончил.
   - Связь с портальным комплексом потеряна. - Добил меня сообщением Кэп.
   - ЖЁВАНЫЙ КРО-О-О-ОТ!!!!
  
   Хамен-Хафа. Окресности Саяджа. Триста двадцать четвертый день от прибытия. Полдень...
  
   Оки был доволен, если не сказать рад. Он свободен, скоро доберется домой, осталось ведь не так уж много, а теперь еще и нет Дима, который стал между ним и Аррой. Жизнь прекрасна! Даже то, что дэрнийка по нему тоскует - не беда. У Оки есть теперь много времени, чтобы изменить ситуацию в свою пользу. Главное сделать так, чтобы Дим их не нашел и не отпускать Арру, а то она попыталась сразу же рвануть вслед за Димом как только он свернул на развилке. Благо наказ заботиться о песце, да потрепанная тчидари не позволили ей бросить поредевший отряд. Не без помощи Оки, конечно. Именно он надавил на жалость, воззвал к долгу, мол ты же дала ему обещание заботиться о звере. И дэрнийка сдалась.
   Маг уже прикидывал в уме дальнейший план, когда перед глазами мелькнули две стрелы, наконечники которых были замотаны в странные мешочки. Арра и Майи не успели даже опомниться, как оба снаряда попали им в головы и сбили с ног.
   Самого же мага с трех сторон окружили старые знакомцы - холл, магесса и странный парень с серой кожей.
   - Где Дим? - Спросила девушка, зажигая в ладони огонь.
   - Он ушел от нас. - С перепугу выпалил Оки. - Но обещал вернуться. - Попытался он тут же оправдаться, когда заметил в глазах девушки бурю гнева.
   - Где? Когда?
   - В Жареном петухе, сегодня вечером или завтра утром.
   - Вяжите его. - Бросила она холлу и серокожему. Те не заставили себя долго ждать - серокожий заломил магу руки, а холл развесил всем троим такое же украшение, какое эти двое носили сами - рабский поводок.
  
   Хамен-Хафа. Саядж. Триста двадцать четвертый день от прибытия. Ночь...
  
   "Чтоб вас черти драли!" - Именно такие мысли бродили у меня в голове. Это касалось всех трактиров на этой планете и их хозяев тоже. Понастроят тут, а мне бедному приключения на задницу.
   Как говорится дело было вечером, делать было нечего... После неудачного похода к порталу (дошел, посмотрел на разруху, на каких-то вояк, спешно уносящих ноги, плюнул и ушел, все равно через пропасть не перелезть) я пришел в Саядж, где мы с "командой" договорились встретиться. Настроение пробило отметку плинтуса и волочилось где-то в канализации. Поэтому гадать насколько мы с ними разминулись, я не брался, просто надеялся, что они не ушли отсюда и все еще ждут.
   На город уже опустилась ночь, когда я пробирался к обусловленному месту встречи, коим был трактир под названием Zaya Bic (причем это не зая-бис, а Жареный Петух, если переводить на русский). Темные улицы окраин средневекового городка не то место, где можно свободно бродить, любуясь звездами. Именно это обстоятельство заставляло меня быстрее перебирать ногами, сторонясь темных закоулков.
   Единственной загвоздкой заставившей меня стоять минут пять посреди улицы как идиота оказалось то, что на нужном перекрестке находились два трактира и оба были с вывесками без подписей, на которых красовался петух. Причем на одной под петухом находилась сковорода, а под вторым просто огонь. Вот в какой идти? Прикинув в уме проблему, решил не заморачиваться и поступить по-мужски - пойти налево (ну в тот что слева).
   Наконец, после ночной прогулки моя рука толкнула слегка заскрипевшую дверь двухэтажного здания трактира, из которого на улицу тут же вырвался смех и гомон нескольких людей. Вместе с ними оттуда пахнуло запахом еды, перегара и дыма от чадящих светильников. Настроение немножко поползло вверх, так как мысли мгновенно перескочили с мрачных улиц к предвкушению вкусного ужина и мягкой постели, коих я частенько в этом мире был лишен.
   Войдя вовнутрь, осмотрел всё и всех вокруг. На мгновение внутри повисла тишина, а эти "вокруг" осмотрели в ответ меня. После такого своеобразного приветствия присутствующие вернулись к своим делам, признав во мне простого обывателя и потеряв всякий интерес. Тут оказалось не так многолюдно, как думалось сначала, всего полтора десятка человек. Компания из семи работяг заканчивала свой рабочий день за одним из столиков, наливаясь местной сивухой, еще трое наемников поглощали ужин за другим столом, о чем-то разговаривая, две личности неопределенного статуса дремали под столами, видимо закончив этот день хорошей "заворотниковой" дозой. Стоял за стойкой хозяин сего заведения, косо поглядывая на спящих и отдавая распоряжение официантке, которая утаскивала грязную посуду на кухню. В самом углу зала за самым дальним столиком сидела подозрительно знакомая фигура, закутанная в плащ с китайской шапочкой-конусом на голове.
   "Ну привет" - Мысленно поздоровался я с ней, потому что это был тот самый ниндзя, которого я видел в горах и который завалил камнями своих преследователей.
   Хозяин трактира, отдав последние цэ-у официантке, повернулся к подошедшему мне и, широко растянув губы в улыбке, поинтересовался:
   - Что привело путника в столь поздний час в славное заведение Добра?
   - Есть кое-что. Например, найдется ли в твоем славном заведении, чем утолить голод и снять усталость от дальней дороги? - Поддержал я его вежливый тон.
   - Конечно! В моем заведении прекрасно готовят, а снять комнату в нем не погнушается и аристократ. Если путник желает вкусно поесть и с комфортом переночевать, то стоить это будет сущую мелочь - всего 83 чешуйки.
   На моем лице не дрогнул ни один мускул, хотя так хотелось сказать ему "Ты ахренел?"
   - И что же входит в эти восемьдесят три чешуйки, уважаемый Добр?
   - О, за эту цену ваш ужин составят три блюда и кувшин великолепного сайя, а комната будет с мягкой кроватью и чистым, пахнущим луговыми травами бельем. Так же в комнате находится прибитый к полу сундук с замком и шкаф с зеркалом. А за дополнительную плату к путнику придет ночная фея, которая скрасит ваше общество и поможет снять усталость от долгого пути. - Еще шире улыбнулся трактирщик. Видимо мой неизменившийся доброжелательный вид после озвученной суммы придал ему уверенности в моей платежеспособности и теперь он готов из кожи вон вылезть, чтобы срубить с меня побольше бабла.
   - Очень заманчиво. - Многозначительно протянул я. А действительно, секса-то у меня давненько не было, почему бы и не взять такую услугу (вы.....у хоть кого-то за разрушенный портал)? Да и судя по тому, что здесь есть зеркало, что вообще-то редкость даже для зажиточных людей, то поневоле поверишь во все, что рассказал трактирщик. - Сколько за все? Ну, с дополнительной платой.
   - Один светляк. - Еще шире улыбнулся Добр, хотя казалось что дальше уже некуда, и так уши пододвинулись к затылку.
   "Ёп! Он точно ахренел!" - Внутри меня шла нешуточная война. С одной стороны был хомяк, который жадно, до крови дрался за каждую чешуйку. А с другой моя естественная мужская потребность, которая верещала о спермотоксикозе, отравившем организм, и о вредности дальнейшего воздержания, ибо я могу отравиться настолько, что при удобном случае начну бросаться на деревья, а это падение авторитета, самоуважения и прочее-прочее... Но самым главным доводом, о который хомяк разбил все кулаки, оказалась мысль: "У нас никогда не было инопланетянки!!!"
   - Уговорил! - Махнул я рукой, отдавая трактирщику монету. Хомяк в этот момент получил серпом по яйцам и теперь медленно умирал, жалобно причитая о "мужском" достоинстве, которое отправит все нажитое непосильным трудом состояние на ветер.
   - О, прошу, выбирайте стол, присаживайтесь! - Указал он рукой в сторону зала. - Сейчас Шарки все вам принесет.
   - Спасибо. - Кивнул я и направился в еще один дальний угол, как раз с другой стороны зала от ниндзя. Оттуда хорошо было наблюдать как за входом, так и за обстановкой в зале. Единственный недостаток - до окон и дверей было далековато, "ниндзе" в этом плане больше повезло, у него окошко через стол находилось.
   Устроившись за столиком и ожидая заказа, я принялся рассматривать всех посетителей. Пьяные и храпящие под столом ребятки при ближайшем рассмотрении оказались тоже работягами, которые переборщили отмечая окончание рабочего дня. Один судя по характерным деталям одежды был плотником, иначе кто будет украшен древесной стружкой на рубахе и носить в кармане молоток и стамеску? Второй был из той же оперы, либо кожевенник, либо охотник, это выдавала в нем кожаная одежда, которая преобладала на фоне всего остального. Она конечно не была высокого качества на мой взгляд, но вот её обилие говорило о том, что он её не покупает (денег не хватит), а делает сам.
   Семеро мужиков, которые еще не были в состоянии двух своих товарищей, судя по разговору были из гильдии гончаров или как там их называют, кто из глины делает посуду и кирпичи... Сегодня они удачно сдали партию товара, над которой трудились целый месяц, и теперь пропивают свою получку.
   Наемники были обычными. Угрюмые бородатые мужики при оружии и в легкой броне. Примечательного в них ничего такого я не заметил, только цвет волос у каждого был разный - черный, рыжий и русый. Они спокойно поглощали еду с выпивкой, временами о чем-то тихо переговариваясь, видимо обсуждая какие-то свои наемничьи моменты, так как внимание на окружающих практически не обращали.
   Ниндзя был страннее всех. Перед ним на столе стоял одинокий кувшин и кружка, к которой тот иногда прикладывался. Сам же он был как статуя, выпьет и сидит не шелохнувшись. Я поначалу косился, пытаясь что-нибудь рассмотреть особенного. Вот только ничего не вышло. Во-первых в том углу было так же темно как и в моем и поэтому какие-то детали одежды или носимого под плащом оружия высмотреть не удалось (тратить мощности Кэпа только для "поглазеть" было лень), а во-вторых от этого дела меня отвлекла официантка.
   - Добрый вечер. - Внезапно донеслось до меня женским голосом. - Вот ваш заказ.
   Когда я повернулся, девушка ставила на стол тарелки. Она оказалась слегка полноватой миловидной девчушкой лет двадцати, а может и моложе, все-таки жирные пятна и кухонный фартук красоты и молодости ей не добавляли. Мешковатое платье и всклокоченные, стянутые бечевой волосы так же портили общую картину.
   "Если отмыть да причесать, да еще и платьице приличное одеть, то будет очень даже ничего..." - Рассматривая официантку, подумал я.
   Та в свою очередь в долгу не осталась и тоже стреляла в меня глазками, а на её устах иногда мелькала легкая улыбка. Ох кажись часть с того светляка она сегодня заберет себе, если трактирщик жадиной не окажется.
   Расставив на столе тарелки, кувшин и ложку с ножом, девушка вдруг подошла поближе и наклонилась ко мне:
   - Ваша комната на втором этаже. - Вложив ключ мне в руку, прошептала она. - Вторая дверь справа по коридору. - После чего, игриво улыбнувшись и окинув меня взглядом, развернулась и пошла в сторону кухни, старательно виляя задом. Вот только её виляния можно и не заметить, если не присматриваться, одежда ведь на ней не обтягивающий латексный костюмчик. Но мне и этого хватило... Ох у ж эти гормоны.
   Немного просидев в священном ступоре провожая взглядом задницу официантки, я все-таки пришел в себя, когда за ней закрылась дверь кухни, а живот настойчиво потребовал не заниматься дурью и приступить к нормальному делу, то бишь насыщению. Этому и посвятил себя на следующие минут двадцать.
   Допивая разбавленную недоалкогольную субстанцию под названием сай, я уже собирался подняться наверх в комнату, чтобы после сытного ужина вытянуть ноги (искать своих ночью глупо, лучше утром, тем более мой трактир может оказаться не тем), как вдруг входная дверь скрипнула, открываясь и пропуская вовнутрь одного человека.
   Внешность его была необычной. Первое что бросилось в глаза, это его хвостатый головной убор, говорящий о том, что к нам пожаловал маг. Второе то, что помимо магии он еще дружит с холодным оружием, так как у него на поясе был меч, а грудь пересекала перевязь с метательными ножами. Причем все это оружие было не бутафорско-показным, на клинках не было и намека на роскошь, только аскетичная практичность и потертость от частого использования. И наконец, третье - его лицо. Оно было вытянутым, с такими мимическими морщинками, что казалось он смотрит на всех с прищуром и ироничной улыбкой, а вкупе с хвостатым колпаком оно напоминало... Кого-то из моего мира. Но вот кого? Бывает так, вроде видишь знакомое лицо, а кто это - не можешь вспомнить.
   Он зашел, остановился недалеко от входа и окинул взглядом помещение, остановившись на закутанной в плащ фигуре.
   И тут произошло сразу несколько событий. Со словами "А вот и наш беглец" лицо мага расплылось в улыбке. На это ниндзя почему-то отреагировал, приподняв и повернув голову в сторону говорившего.
   "Джокер!" - После того как улыбнулся маг, я наконец-то вспомнил кого он мне напоминал. Причем он действительно был очень похож, просто ужасающе... У меня даже мурашки по спине побежали, когда я начал вспоминать, что Джокер-то отъявленный социопат, который людей убивает легко и с юморком.
   Додумать мысль мне не дал ниндзя:
   - Ну 3.14дец! - Послышалось из его угла, когда он начал подниматься.
   Я только и подумал, что мол "действительно, похоже тебе 3.14дец", как вдруг до меня дошло, что во-первых ниндзя это женщина, так как голос был не свойственен мужику, а во-вторых она ругнулась по-русски... ПО-РУССКИ, БЛ?!!!!
   Размышляя над этим я не сразу заметил как мгновенно пропали наемники, как бригада рабочих гуськом протиснулась в дверь за спиной "Джокера". Даже как пропали двое пьяных из под столов, уносимые сердобольными гончарами. Только и увидел мельком как трактирщик захлопывает за собой кухонную дверь, из-за которой виднелось обеспокоенное лицо официантки.
   В руке Джокера появилась какая-то фосфоресцирующая дрянь, которую он тут же зашвырнул в девушку. Та в одно мгновение вытащила из под плаща короткую дубинку, которая резко увеличилась на пол метра, превратившись в то самое оружие, напоминающее нагинату. Коротко им взмахнув она отбила летящую дрянь. Джокер такому финту не удивился, стоял в расслабленной позе и, все так же улыбаясь, смотрел на девушку, которая стала в боевую стойку и, сплюнув, произнесла:
   - Уже выпить нормально не дают.
   - И не говори. - Брякнул я, от чего ко мне повернулась и ниндзя, и Джокер.
   Если Джокер смотрел на меня с выражением "Ты откуда здесь? Совсем бессмертный что ли?", то вот лицо ниндзя я рассмотреть не мог, но думаю там удивления был целый вагон.
   - А я че? Я ничо... Пойду вот спать, заплатил же. - Поняв во что вляпался, я попытался отыграть все назад и по-тихому свалить в свою комнатку. Хрен с ней с бабой, которая по-русски разговаривает, мало ли здесь таких ходит, не одному же мне быть уникальным.
   Не успел. Только сделал шаг по направлению к лестнице, как почувствовал, что меня сковала некая сила и пошевелиться из-за нее не удается. Энергетическое зрение (тут уж пришлось Кэпа напрячь) успело показать на мне некую структуру и остаточный след, который тянулся от Джокера. Видимо моя реплика ему не понравилась и он решил поболтать со мной по душам.
   - Куда это ты собрался? - Подтверждая мои подозрения, произнес он. - Останься, мне интересно поболтать с тем, кто знает одно тарабарское наречие.
   - Ага, не уходи. У меня тоже будет пара вопросов. - Вставила свои пять копеек ниндзя.
   Дальше они, словно сговорившись, синхронно бросились в атаку друг на друга. Джокер попробовал еще пару раз чем-то магическим приголубить девушку, но та умело отбивала все своим оружием. Причем сама она тоже не оставалась в долгу, постоянно атакуя мага.
   Тот словно червяк извивался в самых замысловатых траекториях и ускользал с линии атаки. Поняв тщетность магических атак, Джокер извлек свой меч и ринулся врукопашную. Зазвенела сталь, посыпались искры, а входная дверь распахнулась и в трактир стали вбегать ребятки в таком же обмундировании, которое я видел на вояках в горах.
   Сразу же ситуация изменилась, теперь уже девушка извивалась словно змея ускользая от многочисленных соперников, которые стали теснить её к лестнице на второй этаж. Она конечно порывалась уйти по-английски, выпрыгнув в окно, но Джокер ей не дал такой возможности. Если прямые магические атаки она отбивала, то вот опосредованные ей причиняли много неудобств.
   Подпрыгнув вверх она попыталась приземлиться на один из столов и уже с него юркнуть в окно, но Джокер разнес мебель до того как ноги ниндзя его коснулись, отчего та шмякнулась на землю и еле избежала двух ударов клинками. Этот хитрющий маг умело направлял девушку выстраивая ее путь отступления так как ему нужно. То пол сбоку от нее вздыбится щепками, то прилетевший откуда-то стул собьет её в полете изменив траекторию. А вся остальная свора шакалов не давала ей нормально реагировать на возникающую опасность.
   Бой сместился правее меня и уже приблизился к самой лестнице, где девушке с одной стороны было легче защищаться, так как нападать на нее могли только с одной стороны, но с другой было трудно избегать атак от мага, который такими темпами скоро должен был задавить её. Почти все нападающие сейчас находились ко мне спиной, не обращая никакого внимания на такую статую как я. Это было мне только на руку.
   С того момента как начался бой, я, краем глаза следя за его ходом, усиленно пытался перегрузить ту структуру, которая меня сковала. Маг был занят, вояки тоже, поэтому мне никто не мешал. Структура оказалась хитрой, куда бы я ни направлял свою энергию, она только растягивалась и не стремилась разрушаться. Но несколько слабых мест я все же нашел. Вот только придется влить почти всю свою энергию. А когда я пустой - это головокружение и плохая координация движения. Но деваться было некуда, попробуем не переусердствовать, а то на разговор с Джокером меня что-то не тянет.
   Поднапрягшись, я немного схитрил и умудрился влить большую часть энергии в один слабый узел, который находился у меня на груди, и оставить чуть-чуть, чтоб прям на крайний случай. Правда меня все равно стало подташнивать. От такого издевательства структура растянулась вдвое, позволив мне выскользнуть из нее, а потом сжалась до минимума, обняв и с хрустом перемолов попавшийся ей на пути стул.
   В общей суматохе этого никто не заметил, поэтому мне удалось бесшумно схватить еще один стул и, подкравшись, огреть им по голове мага, который сейчас находился за спинами своих ребят. Вывод из строя главного калибра сначала никто не заметил, что помогло мне приложить табуреткой еще двоих до того как меня заметили. А вот ниндзя на лестнице почувствовав облегчения начала сеять смерть в рядах нападающих. Вот тогда они начали коситься в сторону своего бомбардира, мол чего это он медлит. Но натыкались взглядом на мою фигуру, орудующую деревянным стулом.
  
   То же время. Там же. Второй этаж....
  
  
   (Здесь пока моя муза пасанула и послала меня "навзничь", так что продолжение будет видимо не скоро. Но все же спойлер: На втором этаже были захваченные Арра, Оки и Майи, а в соседней с ними комнате Макеза, Саинкэ и Айнак)
   Паутина хаоса - рукотворный или естественный концентратор обрывков заклинаний и магических излучений. Под воздействием естественных потоков магии приобретает псевдосознание или наделяется установкой от создателя. Подпитывается за счет поглощения полного спектра магических излучений от смерти разумного существа. Так же имеет шанс выжить в естественных вихрях энергий. При наборе определенной плотности энергий создает полностью подчиненную копию себя и захватывает дополнительную территорию для обитания. Самовосстанавливается за счет принятого для образа материала. Уничтожается направленным воздействием для структурирования потоков (иначе магией порядка), сильнейшим излучением (высшей магией огня или света) или антимагическими поглотителями. Паутина хаоса опасна иммунностью к большинству видов магии и высокой сопротивляемости физической деформации.
   Илис - вид чая, выращиваемый на южных склонах Тэплхафа на границе с Ховеин Данном. Имеет магические свойства "подобия". Не обладает вкусом и запахом. Все, что чувствуют разумные, употребляя настой из илиса, это желаемый вкус и запах. Для каждого разумного он свой, неповторимый. Именно из-за свойств "подобия" чай является самым вкусным и обладает самым приятным ароматом для индивидуума.
   Устойчивое матерное выражение. Аналогично нашим "жеваный крот", "ёп твою за ногу" и подобным.
   (недословный перевод с латуса (некр.)) Выжившим дарю Бона сынам.
   Старая Мать - одна из приближенных королевы-маетри, имеет редкий талант использовать заемную магию духов.
   Местное, более обыденное название мага, управляющего военным подразделением. Означает градацию или положение мага в сборном войске. Шут - главным является сам маг; Шейг - маг является заместителем командира и его правой рукой; Шо - маг командует малым отрядом в составе большего или является простым подчиненным.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 7.87*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) Е.Азарова "Его снежная ведьма"(Любовное фэнтези) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"