Геращенко Андрей Евгеньевич: другие произведения.

Русский солдат Иван Дорощенко

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Его имя было практически неизвестно до 1985 года, когда неожиданно в Белоруссии узнали о разведчике-пехотинце Иване Васильевиче Дорощенко, полном кавалере ордена Славы, участнике Парада Победы 1945 года. А чуть позже, когда наступила перестройка, имя Дорощенко упоминалось уже в связи с другим - оказалось, что в 1985 году разведчику возвратили ордена и медали, которые отобрали сразу после войны. Сам же Иван Дорощенко послевоенные годы провёл в лагерях и тюрьмах. Впервые опубликовано на портале "Фонд "Русское единство": http://rusedin.ru/2011/06/09/russkij-soldat-ivan-doroshhenko/

  Андрей Геращенко
  
  Русский солдат Иван Дорощенко.
  
  В этом году исполняется 70 лет со дня начала самой кровавой и масштабной войны, унёсшей миллионы жизней наших соотечественников. Масштабы наших потерь, в том числе и среди мирного населения, были огромными. Поэтому я вполне разделяю мнение российских писателей, делегатов прошедшего в Москве 25-26 мая 2011 года XV Всемирного Русского народного собора о том, что на Поклонной горе необходимо установить отдельный памятник уничтоженному мирному населению. По сути, фашисты проводили политику геноцида против нашего народа. И если бы не мужество и стойкость нашей армии, потерь могло быть ещё больше, и под угрозой было бы вообще существование нашего государства.
  Колоссальная по своему трагизму и масштабу война выдвинула из народной среды сотни тысяч подлинных героев. Многие из них до сих пор либо вообще неизвестны, либо малоизвестны широкой аудитории. А ведь судьбы иных из этих людей настолько легендарны, что на их основе можно писать множество романов и снимать огромное количество кинофильмов. Это в США приходится выдумывать разного рода военные истории в духе "Спасти рядового Райна", потому что при всём уважении к союзникам и их помощи СССР основную тяжесть войны с фашизмом пришлось вынести именно русском Ивану. У нас же другая проблема - мощнейшее по заряду героизма наследие Великой Отечественной войны до сих пор окончательно не систематизировано, и подлинные, а не выдуманные герои часто так и остаются неизвестными. Помните, в канун 35-летия Победы в 1980 году вышел международный сериал "Неизвестная война", ставший настоящим откровением для миллионов европейцев и американцев? Если мы не будем помнить о наших героях, то рано или поздно такой "неизвестной" войной станет уже для наших людей Великая Отечественная. Мне вообще думается, что настало время издания новой современной книги о простых солдатах, которые, как и легендарный матрос Кошка во время Крымской войны, проявили лучшие качества нашего народа и вынесли на своих плечах всю тяжесть сражений с фашистами.
  Разные рода войск воевали с немцами. Понятно, что без авиации, флота, артиллерии или танкистов мы не могли победить по определению. Но общеизвестно и другое - наиболее тяжёлой была война для пехоты, которую не зря называли "царицей полей". Меся грязь, задыхаясь от пыли, замерзая в глубоких снегах, ночуя в окопах, пехотинцы прошли с боями по необъятным военным просторам. Но и среди пехоты выделялись те, кому приходилось рисковать жизнью почти ежедневно, те, кто в любой момент был готов и днём и ночью перейти линию фронта, взять "языка" или обнаружить огневые точки врага. Об одном из таких пехотинцев-разведчиков я и хочу рассказать читателям. Его имя было практически неизвестно до 1985 года, когда неожиданно в Белоруссии узнали о разведчике-пехотинце Иване Васильевиче Дорощенко, полном кавалере ордена Славы, участнике Парада Победы 1945 года. А чуть позже, когда наступила перестройка, имя Дорощенко упоминалось уже в связи с другим - оказалось, что в 1985 году разведчику возвратили ордена и медали, которые отобрали сразу после войны. Сам же Иван Дорощенко послевоенные годы провёл в лагерях и тюрьмах. Краток был миг славы у солдата - в девяностые годы его наконец-то стали иногда приглашать по поводу значимых дат во властные президиумы в небольшом белорусском городе Городке, но после смерти о нём вновь практически забыли - всё, что осталось, это небольшой памятный стенд в Городокском краеведческом музее... Мне повезло - в девяностые довелось несколько раз встречаться с разведчиком. Между нами сразу же установились хорошие, доверительные отношения. Может быть, поэтому Иван Дорощенко поведал мне многое из того, что предпочитал держать раньше в себе. А может, просто хотел рассказать правду о войне и своей жизни, чувствуя мою заинтересованность.
  Бывший партизан Иван Дорощенко, влившийся в регулярную армию, уроженец деревни Дубровка Городокского района Витебской области, с первых же дней привлёк внимание командования своей смекалкой, ловкостью и каким-то природным врождённым солдатским талантом - и стрелять, и маскироваться у него получалось лучше других, поэтому командование направило его в разведку. Не затерялся И.Дорощенко и среди разведчиков - поначалу он, конечно же, многому учился и присматривался к более опытным товарищам, но вскоре о молодом разведчике знали уже многие - и за линию фронта ходил не раз, и из единоборств с фашистами всегда выходил победителем, не изучая до этого никаких специальных единоборств. Пригодился и богатый партизанский опыт. Хотя в свободную минуту И.Дорощенко старался научиться всему, что может пригодиться, у других солдат - и болевому приёму, и особой технике стрельбы, потому что понимал, что любая мелочь может помочь выжить и, что ещё более важно - выполнить боевой приказ. Но иногда помогала просто сила воли и интуиция. Как-то в одном из рейдов за линию фронта Иван сцепился со здоровенным немцем - стрелять было нельзя, а нож немец выбил. Почувствовав, что немца ему не одолеть и тот вот-вот придушит разведчика, Дорощенко просто впился зубами ему в горло и так и загрыз насмерть. Приказ был выполнен, но вкус чужой крови Иван ещё долго чувствовал во рту и не мог есть несколько дней - ему казалось, что фашистской кровью пропитана вся пища. По совокупности всех этих подвигов И.Дорощенко получил свой первый орден Славы. Потом был и второй - как-то за линией фронта Иван вместе с напарником захватил важного немецкого офицера. До своих было далеко, да и напарник оказался тяжело ранен. Поначалу Дорощенко хотел пристрелить немца и вытащить товарища через линию фронта на себе к своим, но жаль было терять с таким трудом добытого "языка". И разведчик принял единственно верное решение - под угрозой оружия заставил немца тащить на себе своего раненого напарника. В результате и товарища спас и "языка" доставил.
  Не всегда, конечно, всё было так удачно и благополучно. В одном из выходов за линию фронта Ивана Дорощенко захватили фашисты - раненого, потерявшего сознание. Едва разведчик пришёл в себя, его тут же доставили в гестапо - там ему ломали пальцы, загоняли иголки под ногти, избивали. Солдат по его признанию уже думал, что смерть его неминуема. Но он до конца оставался разведчиком - едва представилась малейшая возможность, как он ею тут же воспользовался: после одного из избиений он попросил отвести его в туалет. Туалет был большой, дощатый и у разведчика ещё при предыдущем посещении возникла мысль попытаться сбежать. Для этого пришлось бесшумно нырнуть в выгребную яму и через неё выбраться с другой стороны наружу и уйти через росшие неподалёку кусты. На всё это у солдата было всего несколько минут. К тому же действовать нужно было с перебитыми пальцами. Немцы тут же подняли страшный переполох и устроили стрельбу и прочёсывание, но поймать вторично опытного разведчика им так и не удалось. Поскольку Дорощенко немцы увезли в сторону, то линию фронта ему пришлось переходить в месте дислокации чужого подразделения. На все уверения, что он свой, наши солдаты не реагировали и, не долго думая, сдали его в военную контрразведку СМЕРШ. Там, несмотря на перебитые пальцы и кровоточащие ногти, разведчика продолжили избивать теперь уже свои. Так бы и пропал солдат, если бы утром, когда его вывели под конвоем, не проезжал мимо знакомый генерал, хорошо знавший знаменитого разведчика. Дорощенко окликнул генерала и тот, узнав солдата, приказал своей охране забрать Дорощенко к себе в машину. На протесты смершевцев генерал заявил, что за линию фронта Иван ходил по его приказу, что было неправдой. Смершевцы не хотели отдавать разведчика, но ситуация в тот момент на линии фронта была сложной, да и охрана генерала, как и сами смершевцы, схватилась за оружие. В итоге Дорощенко в генеральской машине всё же увезли прочь. Но по дороге генерал не выдержал и высадил разведчика на полпути к его подразделению - слишком уж невыносимую вонь источал тот после фашистской выгребной ямы. Отмываться пришлось долго, как и залечивать пальцы и ногти.
  Много после этого славных дел совершил разведчик, но третьим орденом Славы его всё не награждали, памятуя об этом случае. Однако в самом конце войны произошло событие, после которого об Иване Дорощенко заговорила вся армия, где он служил, и не наградить героя ещё раз было уже просто нельзя. Было это под Муроцем в Верхней Силезии. Ранняя и по европейски тёплая весна согнала последний снег, и всё вокруг залило холодной апрельской водой. К этому времени Дорощенко был уже командиром взвода разведки. Перед наступлением полка командиру разведчиков была поставлена боевая задача - установить расположение немецкой обороны. Разведчики двумя группами по три и четыре человека перешли линию фронта и соединились в роще, откуда и вели наблюдение за одной из дорог. На свою беду по ней шли два немца, которым пришлось стать "языками". Дорощенко успешно сдал пленных в штаб, чем обеспечил значительный успех наступления полка. Но во время наступления вторая рота первого батальона не смогла преодолеть оборону и остановилась. Дорощенко, увидев, что полк пошёл вперёд, подошёл к командиру роты и попросил поднять роту в атаку, пообещав помощь разведчиков. Вместе с тремя своими разведчиками Иван поднял роту в атаку и вызвал ракетой огонь артиллерии по противостоящей им высоте. Но, несмотря на это, немцы пулемётным огнём остановили наших бойцов. Высота, где закрепились немцы, была окружена водой, поэтому они оказались в капкане и не могли отойти, яростно сопротивлялись. Погибли два товарища Дорощенко, шедшие впереди. Рота вновь вжалась в землю. Тогда Иван и его закадычный друг Пятин пошли вперёд вдвоём, используя неровности местности. Сейчас много говорят о спецназе, его умениях, профессионализме. А ведь настоящие профессионалы Великой Отечественной войны не только ни в чём не уступали современным спецназовцам, но зачастую превосходили их, имея колоссальный опыт многолетних, почти ежедневных единоборств. Одним из примеров таких профессионалов и был разведчик Иван Дорощенко. Его боевой друг Пятин ворвался на высоту первым и тут же нарвался на штык притаившегося в окопе рыжего немецкого фельдфебеля. Увидев, что его друг замертво рухнул на землю, Дорощенко просто зашёлся от ненависти и гнева - война уже заканчивалась, и они с Пятиным так мечтали о том, как заживут потом, после войны. Сильным ударом Дорощенко раскроил прикладом автомата череп фельдфебелю, да так, что сломал и сам приклад. Схватив автомат немца, командир разведчиков бросился в атаку. Наши, отрезанные от разведчика пулемётами, могли лишь наблюдать за его действиями издали. Используя повороты и небольшие неровности в траншеях, действуя где автоматом, где гранатами, Дорощенко, словно былинный богатырь, вышел победителем из схватки с тридцатью(!) фашистами. Двадцать четыре из них были убиты, а шестеро получивших ранения с нескрываемым ужасом, подняв руки, разглядывали странного русского, который, весь перепачканный кровью, прислонился с немецким автоматом наперевес к стене окопа и смотрел куда-то мимо них ничего не видящим взглядом...
  Вспоминаю, как дома у Ивана Васильевича мы сидели с ним на диване, и он говорил об этом бое, постепенно разоткровенничавшись.
  - Вот Пятин - какой парень был, какой разведчик! Я в нём на все сто был уверен - всю войну вместе прошли! А этот рыжий гад его штыком! - глядя вдаль, сказал Иван Васильевич, ещё и ещё раз переживая подробности того боя.
  - Иван Васильевич, а почему вы тех шестерых оставшихся немцев не убили - пожалели?! - спросил я.
  Дорощенко некоторое время разглядывал пол, а затем неожиданно признался:
  - Так я уже тогда без сознания был, ничего не соображал. В той траншее их тридцать, а я - один. Надо было выжить. Когда всё закончилось (мне потом рассказали), ко мне наша санитарка подбежала. У меня всё лицо в крови, пена на губах. Она с бинтом, а я ей - кулаком. Подбежали наши. Командир роты меня за горло схватил, повалил. Потом трое суток в медсанбате под конвоем лечили...
  - Почему под конвоем? Свои боялись?
  - Выходит, что так. Потом в себя пришёл - всё и рассказали.
  - А не страшно было в ту атаку идти - ведь конец войне? Не пойди в ту атаку ваш друг Пятин - уцелел бы, - спрашиваю я.
  - Это только дуракам не страшно. Мне всегда было страшно, но - только до первого выстрела, до начала - а там уже не до страха, там воевать нужно. Они бы без нас ту высоту не взяли. Пятина страшно жаль, только по-другому мы не могли - не раз так и раньше делали. Поубивали бы иначе наших солдат почём зря. А мы разведчики - нам попривычнее.
  Куда тут Рембо с его киношными подвигами! В этих скупых словах Дорощенко неожиданно открылась такая бездна правды о войне, что мне стало не по себе.
  4 мая 1945 года после своего ставшего широко известным в армии подвига Иван Дорощенко получил третий орден Славы и стал его полным кавалером.
  Победу Иван Дорощенко встретил в Вальденбурге. Не успел ещё отпраздновать и отдохнуть, как его полк бросили на освобождение Праги. Уже тогда, в девяностые, с подачи тех, кто хотел бы пересмотреть итоги войны, много говорилось о том, что Прагу освобождала не советская армия, а РОА Власова. Спросил я об этом и у разведчика. Дорощенко, немного подумав, ответил вполне недвусмысленно:
  - Я не историк и всего не знаю. Могу говорить только за себя и свой полк. Чтобы власовцы освобождали Прагу - я такого не видел и не помню. А вот то, что мы напоролись на их засаду и орудийными выстрелами они убили больше полсотни наших ребят - это было. Какие это вояки - только про грабежи и думали!
  После капитуляции Германии легендарного разведчика ожидал Парад Победы. Чувствовалось, что Дорощенко вспоминал об этом времени с нескрываемой радостью и теплотой - пожалуй, это был самый светлый и радостный период в его жизни. В Москву их привезли задолго до парада и разместили в казармах пехотного училища. Занимались строевой подготовкой - вначале на аэродроме, а затем и на Красную площадь ездили. Вечерами частыми гостями в училище были Будённый и Ворошилов. Не раз последний, будто простой солдат, лазил под стол, когда на пару с Покрышкиным проигрывал в домино безногому генералу Ястребову и его напарнику. В тот краткий период между Победой и парадом и знаменитые маршалы, и герои Светского Союза вместе с полными кавалерами орденов Славы чувствовали себя одной большой семьёй - это была настоящая военная элита, лучшие из тех, кто сломал хребет фашизму.
  И вот наступило 24 июня 1945 года. Парад Победы - самый светлый миг в жизни И.Дорощенко. Немецкие знамёна у подножья Мавзолея Ленина - что может быть более желанным для человека, прошедшего войну?!
  После Парада всех участников пригласили на торжественный приём. Ровно в два часа дня в Лефортово был приготовлен зал на 2 000 человек. Для каждой четвёрки - свой особенный столик. Подавали коньяк и закуску. Недалеко от Дорощенко сидел Калинин. Перед входом всех обыскали и отобрали даже карандаши. Позже стало понятно, почему - мимо всех столиков по рядам с рюмкой в руке прошёлся сам генералиссимус И.Сталин, который для Дорощенко и других участников Парада Победы был едва ли не Богом. Сталин закончил обход и вместе со всеми выпил за Победу. Позже возле столов, где в своём большинстве сидели члены правительства, возникло какое-то оживление, и в тот же момент послышалась команда: "Встать! Смирно! Всем на выход!".
  А после войны произошло то, чего можно было меньше всего ожидать. Во время отпуска в родной деревне Дубровке выпили в честь Победы. Показалось мало, и Дорощенко сбил замок с государственной лавки, чтобы продолжить вечер. За всё взятое он собирался расплатиться утром - лавка уже не работала. Похмелье было тяжёлым - гарнизонная гауптвахта, суд, лишение всех наград и первый большой лагерный срок. Время было сложное, так что былые заслуги не помогли.
  В лагере было тяжело прежде всего морально - боевой разведчик попал в одну компанию к ворам, бывшим полицаям, бандеровцам. Но и там, за колючей проволокой, воля русского солдата Ивана Дорощенко не была сломлена. Он старался поддержать попавших в лагерь фронтовиков, не стал мириться с воровским беспределом. Как-то воры в лагере, недовольные независимым характером Дорощенко, вызвали его на "разборку". Воров было около десятка, и они были уверены, что без особых проблем расправятся со строптивым фронтовиком. Через несколько минут все они лежали на полу котельной, корчась от боли, а одного из них, самого наглого, Дорощенко хотел сунуть прямо головой в распахнутую им же заслонку топливного отсека. Вор попросил пощады.
  С тех пор Ивана Дорощенко прозвали "мужик, ломом перепоясанный" и, несмотря на его игнорирование блатных законов, больше не трогали и всегда с ним считались - воровская почта разнесла новость о происшествии далеко за пределы данного лагеря. Но платой за это стал новый большой срок.
  Уже в другом лагере Иван Дорощенко не смог снести оскорбления одного из начальников, руководивших строительными работами и проучил того своим обычным способом - отделал на глазах у всей стройки. За это и получил свой третий срок.
  Освободившись после долгих лет тюрем и лагерей, Иван Дорощенко первым делом связался со своими фронтовыми друзьями и поехал на встречу с ними в Ленинград. Боевые товарищи встретили его на ура, но сразу же поинтересовались, где же он был все эти долгие годы, почему никогда не приезжал на встречи однополчан, и почему у него нет ни одной медали или ордена на груди. Скрепя сердце, пришлось обо всём рассказать. У кого-то из однополчан был знакомый журналист, который посоветовал Дорощенко обратиться с письмом в Москву и попросить рассмотреть вопрос о возвращении наград, раз уж лагерные срока закончились и наказание отбыто. Но на первое письмо ему так и не ответили.
  Дома же к вернувшемуся из лагерей герою относились подозрительно - бог знает за что его столько держали, может "враг народа" или того хуже - с немцами сотрудничал... Открыто в этом не упрекали, но никогда никуда не звали, словно и не был на войне Иван Дорощенко. Так и жил он эти годы - вторую половину семидесятых, начало восьмидесятых - забытый и никому не интересный, кроме своих однополчан, к которым, словно стремясь наверстать упущенное, ездил каждый праздник Победы выпить фронтовые сто грамм. Одни они знали и помнили, как он воевал. Именно благодаря боевым друзьям И.Дорощенко написал второе письмо в Москву. За него просили фронтовики, журналисты, подключили необходимые контакты и связи. И накануне 40-летия Победы И.Дорощенко вернули награды. Разглядывая привезённые ему ордена Славы И.Дорощенко сразу же отметил, что номера на них старые, но сами ордена - новые. 40-летие Победы в Ленинграде И.Дорощенко встретил при полном параде со слезами на глазах - за него радовались и буквально ликовали все знавшие его фронтовики.
  Узнали о нём, наконец, и на родине и периодически стали приглашать на разного рода мероприятия. Но не всегда охотно - рассказывал Иван Дорощенко о войне интересно, но не всегда с такой патетикой, с какой это привыкли делать за многие послевоенные годы другие. Слушали его с интересом, да и три ордена Славы говорили о многом, а это далеко не всем нравилось из ветеранов, которые привыкли, что раньше внимание уделяли прежде всего им. Дорощенко на это не обижался и всегда чувствовал на официальных мероприятиях себя скованно. Помню, как он говорил:
  - Ну чего они злятся? Не хотят звать, так и не звали бы. Я в президиумах не привык сидеть и даже как-то неловко себя чувствую - вдруг не так что сделаю и обижу кого. Пусть они говорят, у них и получается лучше... Хотя приятно, что хоть участником войны теперь считают.
  Тогда, в девяностые, все кому не лень оплёвывали советское прошлое, и я не мог не задать на прощание свой последний вопрос:
  - Иван Васильевич, а нет обиды на советскую власть, на СССР - ведь столько лет в лагерях, а потом забыты - без наград?! Судьба у вас непростая - вернись всё назад, что бы вы изменили?
  Дорощенко искренне удивился, внимательно на меня посмотрел, а потом уверенно сказал:
  - Какие могут быть обиды - сам, как дурак, дров наломал?! Виноват - вот и посадили. А другие два срока из-за горячности, может быть, и мог бы не получать, ну да как по-другому то было быть? А вот замок зря сбил - от водки всё это, дури! Конечно, не надо было тогда этого делать. Молодой был, только война кончилась. На нервах там на войне всё было, вот и стал вспыльчивым... А страна не при чём - думаю, мы ещё с Россией и Украиной и с другими объединимся. Благодарен, что несмотря на лагеря награды вернули - всё же за дело их дали. Обидно было бы без них умирать - вроде и не было ничего.
  Поражённый судьбой разведчика, я хотел написать ещё один более масштабный материал, но долго откладывал и в итоге так и не успел - Иван Дорощенко умер.
  Иван Дорощенко - простой русский солдат, каких немало было среди нашего народа в военное лихолетье. Вся его жизнь - пример постоянного подвига и героизма, преданности своей родине, любовь и уважение к которой он сохранил на всю жизнь несмотря на все трудности сложности. Какими же ничтожествами на его фоне выглядят люди, которые в бытность СССР неплохо жили, а затем проклинали и свою страну и всё, что с нею было связано.
  Об Иване Дорощенко почти забыли. Наверное, так постепенно забывают и о других. Но без прошлого у нас не будет будущего. Уверен, что нужно подумать об издании книги для детей и молодёжи "Солдаты Великой отечественной", где в популярной форме необходимо рассказать о наиболее ярких героях-солдатах, вынесших на своих плечах основную тяжесть войны.
  
  28 мая 2011 года
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"