Геращенко Андрей Евгеньевич: другие произведения.

Катарсис. Очищение через покаяние в романе Ф.Достоевского "Братья Карамазовы".

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 6.19*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Анализ романа Достоевского "Братья Карамазовы", проведение сравнительных параллелей с творчеством Толстого и другими работами писателя. Опубликовано в "Современное русское зарубежье: антология : в 7 т.", т. 6 : Философия. / рук. проекта: В.К. Сергеев, В.Н. Иванов ; Правительство Москвы [и др.]. - М. : Серебряные нити, 2005-. ISBN 5-89163-040-0. /Москва, 2009.


Андрей Геращенко

Катарсис. Очищение через покаяние

в романе Ф.Достоевского "Братья Карамазовы".

  
   Катарсис (или по-русски - очищение) во многом является основой для целого ряда произведений искусства --будь то литература, живопись или музыка. Совершенно очевидно, что сам по себе катарсис предполагает именно небывалое и всепоглощающее движение духа, ибо без осознания этических и альтруистических ценностей очищение становится невозможным. Между тем сам по себе катарсис не происходит из одних лишь движений духа, сколь бы мощными и всеобъемлющими они не были, так как основой очищению души служит покаяние - осознание собственной неправоты и глубочайшее раскаяние. Здесь совершенно очевидно литература соприкасается с религией и само понятие покаяния почти тождественно. Слово "почти" я употребляю совершенно намеренно, так как всё же есть здесь и некоторые, не столь заметные на первый взгляд, различия.
   Вся богатейшая русская классика как бы состоит из двух больших течений - разработки психологизма героев в их отношении к миру и другим людям и в разработке психологизма внутреннего, направленного на анализ собственного внутреннего мира, своей души. Первое, конечно же, наиболее ярко олицетворяет гений Льва Толстого. Второе - не менее значимый гений Фёдора Достоевского. Но если Толстой - олицетворение России витринной, более элитной и светской, то Достоевский в своём творчестве показал другую Россию - так сказать, Россию второго плана. В творчестве Толстого и Достоевского очень глубоко разработаны психологические портреты. И главная ценность этих портретов в том, что, соединяя несколько типичных черт представителей русского общества 19 века и Толстой, и Достоевский смогли создать яркие, запоминающиеся, но вместе с тем нетипичные образы, которые, тем не менее, написаны глубоко реалистично. Пьер Безухов, Наташа Ростова, Нехлюдов, Смердяков, Раскольников, старец Зосима - великолепнейшие и незабываемые образы. Но вместе с тем нетрудно заметить и значительную разницу в их разработке. Если Толстой анализирует психологические портреты своих персонажей, как внутренние проекции происходящих с ними событий, то Достоевский, наоборот, выводит всю логику поступков из психологического состояния своих героев. Правы и тот, и дугой. Мы, благодаря этим двум гениям, можем взглянуть на 19 век как бы с двух сторон и это, несомненно, даёт нам возможность обрести полноту восприятия.
   Герои Достоевского часто гораздо менее симпатичны, чем герои Толстого. В них много трагичности, надломленности и их беды и несчастья обычно логически вытекают из их больных и искалеченных душ. Трагичность Толстого иная. Она не оставляет столь тяжёлого впечатления беспросветности и читатель постоянно надеется, что всё наладится, если изменятся обстоятельства. Справедливости ради стоит отметить, что в последние свои годы Толстой в своём творчестве сблизился с Достоевским - его "Воскресение" наполнено тем же провинциальным трагизмом, не броским, не столь масштабным. Но не менее интересным и реальным. Вместе с тем даже в "Воскресении" Толстой остаётся Толстым и его герои, и вся суть романа полностью направлены, буквально упираются в несправедливое построение общества. У Достоевского же сами социальные проблемы всё равно остаются, за редким исключением ("Бедные люди") на втором плане, а, по сути всё разворачивается вокруг внутренних побуждений и поисков человеческой души.
   Последний роман Достоевского "Братья Карамазовы" очень показателен в этом плане и всё в нём пропитано духом катарсиса и покаяния. Все сколько-нибудь заметные персонажи - старец Зосима, трое братьев Карамазовых, Грушенька, Екатерина - стремятся к катарсису, пытаются обрести духовное очищение, но далеко не все его обретают. Обилие персонажей и героев в романе вовсе не представляется какой-то хаотичной, перепутанной мозаикой. Наоборот, всё предельно логично и обоснованно и по прочтении романа возникает мысль, что без любого из своих персонажей "Братья Карамазовы" потеряли бы свою завершённость и красоту.
   Общеизвестно, что изначально прототипом Дмитрия Карамазова был избран офицер Ильинский, обвинённый в убийстве отца и сидевший вместе с Достоевским в остроге, а затем выпущенный на свободу после того, как в убийстве сознался его младший брат. Да и остальные персонажи и события написаны на основе реальных фактов, произошедших в Тобольске и иных местах, что само по себе примечательно. Именно поэтому само повествование потрясает своим реализмом и ощущением почти физической сопричастности к происходящему, что, видимо, было бы невозможным без той детализации, которую тщательно прописывал Достоевский, будь то быт или же чувства.
   Роман начинается описанием беспутной и разгульной жизни старшего Карамазова - Фёдора Павловича. Его пьянство, скупость, чёрствость и эгоизм, совершенно необременительные для него самого в молодые годы, ударили по Фёдору Карамазову бумерангом в старости. Испытывавшие горести и лишённые материнской любви Дмитрий и Иван не любили своего отца, и сам старик это чувствовал и страдал, но, всё равно, будучи не в силах сдержаться, платил детям той же монетой. Из всех людей он любил лишь младшего сына Алёшу, потому что чувствовал его искреннюю любовь, но раздражался из-за этого, так как понимал, что этой сыновней любви не достоин. В страсти Фёдора Павловича к Грушеньке было бы неверно видеть лишь сладострастие стареющего сатира. Конечно, было и это, но всё же старик Карамазов понимал, что жизнь уходит и он никому не нужен. И это отравляло всё его существование. Возможность брака с Грушенькой стала для него единственным выходом и здесь его вражда с сыном, как явным соперником, приняла чрезвычайно уродливую форму. Закономерна и гибель старшего Карамазова от руки Смердякова - своего четвёртого, внебрачного сына. Так и не нашедший в себе сил к катарсису старик получает прощение читателя, приняв насильственную смерть, как возмездие за совершённые бесчинства.
   Истинным убийцей был Смердяков. На первый взгляд, он - самый зловещий и неприятный персонаж, несмотря на свою убогость. Даже сама фамилия - Смердяков, вызывает отвращение. Но посмотрим на всё это с другой стороны - человек, по сути, является вечным лакеем своего собственного отца и своих же братьев, лишён всего, что есть у них, лишён матери и, даже, доброй памяти о ней. Что хорошего видел Смердяков от своих братьев и отца? И он, несомненно, зная о своём происхождении, чувствует в своём сердце всепожирающую ненависть и, видимо, строит различные планы мести. В конце концов, он убивает главного виновника своего рождения - отца Фёдора Павловича Карамазова и ворует деньги. Но это не приносит ему счастья. Смердяков возвращает деньги Ивану и вешается, не выдержав внутреннего напряжения собственной совести. Но полного катарсиса не происходит и у Смердякова. Почему он не сказал правду перед смертью? Потому, что ни один человек никогда не пожалел его и Смердяков, ослеплённый ненавистью и обидой на весь мир, вешается не потому, что ему жаль Дмитрия. Наоборот - он даже рад аресту Дмитрия и сумасшествию Ивана. Смердяков просто не может выдержать осознания того, что он - убийца. Самоубийство Смердякова вызывает сложные чувства и, в целом, возникает ощущение высшей справедливости того, что заканчивается жизнь, которой не должно было быть, странным образом смешивая у читателя чувство вины перед Смердяковым и облегчения от его ухода из жизни.
   Не менее сложна по своему развитию (хотя и достаточно ярка по движению души) судьба старшего из братьев - Дмитрия Карамазова. Испытав лишения в детстве, он в юности превращается в любителя кутежей и разгульной жизни. Вся жизнь Дмитрия наполнена страстями. Здесь и огромная любовь, и подкупающие честность и искренность соединены в причудливую смесь вместе с ненасытной ненавистью к отцу, желанием его смерти. Дмитрий по-своему действительно убийца, так как совершил убийство мысленно, ибо желал его. И именно как наказание за это желание, принимает Дмитрий суд и приговор. Вот что пишет сам Достоевский о своём герое: "... он очищается сердцем и совестью под грозой несчастья и ложного обвинения. Принимает душой наказания не за то, что он сделал, а за то, что он был так безобразен, что мог и хотел сделать преступление, в котором ложно будет обвинён судебной ошибкой. Характер вполне русский: гром не грянет - мужик не перекрестится. Нравственное очищение его начинается уже во время нескольких часов предварительного следствия, на которое и предназначаю эту девятую книгу. Мне, как автору, это очень дорого".
   Идейным стержнем романа, несомненно, является "Великий инквизитор" Ивана Карамазова. По сути - это манифест механического социализма и атеизма, направленный на возвеличивание и удовлетворение конкретных потребностей человека при почти полном игнорировании душевных переживаний и развития духа вообще. Иван Карамазов - достаточно сложная и противоречивая личность. Человек, получивший блестящее образование и обладающий прекрасным интеллектом, по сути не находит своего места в обществе и увлекается новыми идеями социализма, только что начавшими проникать в Россию из Европы. Иван - предвестник нигилизма, не признающий и критикующий не только устои христианства, но и самой России. Несмотря на ряд справедливых моментов критики христианства "Великий инквизитор" по своей сути разрушителен и Достоевский на примере Ивана и его произведения показывает абсурдность отрицания духовности и попыток свести прогресс лишь к удовлетворению материальных потребностей человека. Попутно раздаётся критика христианства и, прежде всего, католичества, чьи идеологические ошибки во многом и спровоцировали появление "Великого инквизитора" и вообще грубого нигилизма в России в частности. Иван также желает смерти отца и, по сути, будучи в состоянии её предотвратить, ничего не делает для этого, ибо, как социалист, полагает, что имеет право на наследство, не особенно задумываясь о моральной стороне своих желаний. В идейном смысле убийцей отца является именно он. Арест Дмитрия выводит Ивана из равновесия, приведя к противоречию его эгоистический нигилизм и человеческие моральные нормы. Его сумасшествие - разрешение этого противоречия и расплата за безбожие. И именно в сумасшествии его очищение, так как именно сумасшествие Ивана и является лучшим подтверждением той духовной брани, которая развернулась в его душе и, по сути, привела к покаянию.
   Женские персонажи романа выписаны не столь тщательно, однако образ Грушеньки очень ярок и содержателен. Ненавидящая дворян за их положение и титул, Грушенька, привыкшая к всеобщему вниманию, забавляется соперничеством Дмитрия и Фёдора Карамазовых. Ей, несомненно, льстит и то, что Дмитрий предпочёл её, простую девушку Грушеньку, дворянке Екатерине Ивановне. Сама же Грушенька не любит никого из них - её сердце принадлежит поляку. Поворотной точкой становится встреча Грушеньки с отставным польским офицером, её первой любовью. Глубочайшее разочарование зрелой женщины в том, кого она полюбила, будучи совсем девочкой, порождает в душе Грушеньки раскаяние в своём поведении и пробуждает чувства к Дмитрию. Всё это особенно усиливает арест Дмитрия и известие о том, что он обвиняется в убийстве отца. Грушенька справедливо считает себя ответственной за всё, что произошло, но, несмотря ни на что, верит Дмитрию, решив разделить с ним его судьбу.
   Не очень значима по сюжетной линии, но вместе с тем весьма сильна сцена смерти и похорон Илюшечки Снегирёва. Эта сцена, по сути, не имеет большой смысловой нагрузки для самого романа и направлена, прежде всего, для пробуждения раскаяния в душах читателей. Смерть ребёнка потрясает своей реалистичностью и, вместе с тем, силой переживаний. Мы вдруг с удивлением осознаём, что в мирке незаметных и незначимых людей могут происходить трагедии огромной силы. Несомненно, на Достоевского тяжёлое впечатление произвела смерть его собственного сына. Смерть сама по себе трагична, а смерть ребёнка - к тому же и нелепа по своей сути. Старик Снегирёв искренне скорбит о сыне, потеряв последнюю цель жизни. И мы уже не испытываем предубеждение к бедному и жалкому человеку. Наоборот, мы испытываем негодование по отношении к обществу, которое довело Снегирёва до такого состояния. Это понимают и дети и их раскаяние также реально и весьма осознанно.
   В романе очень немного явно положительных персонажей, служащих примером для читателя. Это, конечно же, старец Зосима и младший Карамазов - Алёша. Старец Зосима, благодаря потрясению от смерти брата, однажды понимает, что возможность слышать пение птиц и шум листвы гораздо важнее пагубных мирских страстей и уходит в религию, будучи не в силах иным способом разрешить свою внутреннюю проблему ответственности за благополучие не только людей, но и любого живого существа. Посредством старца Зосимы (имевшего реального исторического прототипа) Достоевский высказывает собственные мысли. Вот что он пишет по этому поводу: "Само собой, что многое из поучений моего старца Зосимы (или, лучше сказать, способ их выражения) принадлежит лицу его, то есть художественному изображению его. Я же хоть и вполне тех же мыслей, какие и он выражает, но если б лично от себя выражал их, то выразил бы их в другой форме и другим языком... Взял я лицо и фигуру из древнерусских иноков и святителей. При глубоком смирении надежды беспредельные, наивные о будущем России, о нравственном и даже политическом её предназначении".
   Последнее уточнение о "наивности" особенно важно для понимания и образа Алёши, и всей идеи романа в целом. Алексей Карамазов - ученик Зосимы, его продолжатель. Но он слишком наивен и Зосима сознательно отправляет его в мир, справедливо полагая, что внутренне Алёша пока не готов к монашескому подвигу. Огромное впечатление на Алёшу произвело погребение Зосимы и злопыхательство ряда священнослужителей по поводу "тлетворного духа" Алёшу поражает не столько сам факт появления "тлетворного духа", сколько поведение священнослужителей, на поверку оказавшихся недалёкими фанатиками. И здесь Алёша понимает, что сама система церкви и старец Зосима - далеко не одно и то же. И Алёша сознательно уходит в мир, желая укрепить свою веру и не смущать её несправедливостью священнослужителей. Именно этот синтез православия и грядущей религиозной общественной этики Достоевский пытается представить, как альтернативу бездуховному механистическому социализму Ивана.
   Но сам писатель предчувствует, что будущее не за Алёшей - оно за Иваном. Не сейчас, так позже. И именно в этом весь апофеоз русской трагедии. Идеи Ивана пугают своей фатальной стройностью, и даже Алёша не может найти достойный ответ, потеряв своего учителя. В этом и состоит главная идея романа.
   Вот что пишет сам Достоевский: "Треснули основы общества под революцией реформ, замутилось море. Исчезли и стёрлись границы добра и зла. ...теперь беспорядок всеобщий, беспорядок везде и всюду в обществе, в делах его, в руководящих идеях (которых по тому самому нет), в убеждениях (которых по тому же нет), в разложении семейного начала. Если есть убеждения страстные - то только разрушительные (социализм). Нравственных идей не имеется, вдруг ни одной не осталось и главное с таким видом говорит он, что как будто их никогда и не было".
   Достоевский зовёт нас всех к покаянию и очищению, предчувствуя надвигающийся хаос и гибель России, продолжающуюся по сей день. Его слова сейчас актуальны, как никогда. Мы всё так же, как и герои "Братьев Карамазовых", живём страстями и бездуховными побуждениями, думая не о покаянии и очищении, а о корыстных мирских сиюминутных целях. И именно поэтому роман до сих пор, по сути, не прочитан, хотя содержит страшное пророчество: без покаяния и очищения, без торжества идей о первостепенности духа русский мир (да и мир вообще) обречён на заклание всепожирающему и всеуничтожающему Молоху. Очищение и покаяние неминуемо состоятся, но горько, если оно произойдёт только самой нашей гибелью.
  

май 1999 г. - 8 июня 1999 года

г. Витебск


Оценка: 6.19*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"