Геращенко Андрей Евгеньевич: другие произведения.

Минск, июнь 1941-го

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 4.56*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Несмотря на выступление Молотова по радио о германской агрессии, минчане в первое время не придали ему должного значения. 22 июня немецкой авиации так и не удалось прорваться к Минску - несколько её атак были отбиты на подступах к городу. Поэтому, несмотря на периодическое объявление воздушной тревоги, обстановка оставалась относительно спокойной... http://rusedin.ru/2012/06/22/minsk-iyun-1941-go/


Андрей Геращенко

  

Драматическая оборона Минска в 1941 году.

  
   Минск был захвачен фашистами на седьмой день войны - уже 28 июня 2012 года. Это было серьёзным успехом немецкого наступления и имело большое значение для поднятия духа немецкой армии и, соответственно, было серьёзным ударом как по самолюбию И.Сталина, так и серьёзным моральным потрясением и для белорусов, и для всего СССР. Ведь была потеряна одна из столиц славянских республик и потеряна всего спустя неделю после начала боевых действий. Вокруг падения Минска сейчас можно встретить немало спекуляций и измышлений, поэтому тем важнее внимательно ещё раз проанализировать эти события, произошедшие в самый неудачный для нашей армии и страны в целом период начала Великой Отечественной войны.
   Следует отметить, что несмотря на статус столицы БССР предвоенный Минск был заметно меньше того почти двухмиллионного города, в который он превратился в наше время. Если взять за основу данные переписи 1939 года (она была последней перед войной), то в городе жило всего 238 772 человека. Интересен и национальный состав, отражающий общую тенденцию и других белорусских городов - белорусов было 54%, евреев - 31%, русских - 10%. Но город развивался очень динамично. В 1940 году было уже 250 000 жителей, а в начале 1941 года - уже 300 000.
   Минску было уделено отдельное внимание и в известном плане немецкого командования о проведении "молниеносной войны" под названием "Барбаросса". Предполагалось, что части группы армий "Центр" под командованием генерал-фельдмаршала Ф. фон Бока, при поддержке авиации 2-го воздушного флота генерал-фельдмаршала А. Кессельринга должны взять Минск в клещи, а затем соединиться севернее Смоленска, окружив и уничтожив все советские силы в Белоруссии, чтобы дальнейшее наступление на северо-восток и восток СССР.
   Частично эти планы были известны советскому командованию, однако они не были должным образом проанализированы. Так, ещё в 1939 году в руки советской разведки попали топографические карты военных игр вермахта, из которых следовало, что Минск немцы в случае начала боевых действий (тогда этот вопрос А.Гитлером ещё не был решён окончательно) планируют взять Минск уже на пятый день войны. По воспоминаниям бывшей сотрудницы Разведывательного управления НКВД СССР З.И. Воскресенской начальник Главного разведывательного управления Генштаба Ф.И. Голиков не только не отнёсся к полученным данным серьёзно, но даже проявил мало уместную в данном случае иронию, заявив буквально следующее: "Итак, они решили врезаться клиньями. И, подумайте, на пятый день намерены забрать Минск. Ай да Кейтель, силен!".
   К сожалению, подобное отношение было скорее правилом, нежели исключением. 14 июня 1941 года, в тот самый день, когда было опубликовано сообщения ТАСС, опровергающее "слухи о возможной войне Германии с СССР", на совещании в Берлине генрал-полковник Гудериан, который командовал 2-й танковой армией фашистов, на впорос Гитлера о том, сколько нужно времени, чтобы дойти до Минска, ответил" "пять-шесть" дней. Как видим, германское военное командование в данном случае было более реалистично, что лишний раз доказывает лучшую организационную подготовленность и проработку возможных сценариев боевых действий немцев в начальный период войны.
   А в предвоенном Минске, над которым уже вовсю сгустились тучи вражеского нашествия, люди продолжали жить обычной мирной жизнью. 18 июня 1941 года было закончено строительство щитов и шлюзов минского искусственного озера, они были опущены и котловина начала постепенно заполняться водами Свислочи. Само открытие было назначено как раз на 22 июня 1941 года. Это торжественное открытие 22 июня было прервано выступлением по радио В.Молотова, посвящённым началу войны . Бурлила и культурная жизнь - в разгаре были гастроли Одесского украинского театра Революции, Государственного гродненского польского театра, музыкальных и цирковых коллективов. В самый канун фашистского наступления вечером 21 июня 1941 года в Доме Красной армии прошёл спектакль МХАТа "Тартюф" по пьесе Мольера. На спектакле было руководство БССР и ЗапОВО. В ложе, которую занимал командующий генерал армии Д.Г.Павлов, была установлена аппаратура высокочастотной связи с Москвой и войсками округа. После спектакля состоялся торжественный ужин и всё руководство разъехалось по домам лишь после полуночи. В это самое время нарком обороны маршал Советского Союза С.К.Тимошенко и начальник Генштаба генерал армии Г.К.Жуков настойчиво пытались убедить И.В.Сталина в необходимости отдать приказ привести пограничные округа в полную боевую готовность.
   На рассвете 22 июня 1941 фашистская Германия начала военные действия против Советского Союза. Её авиация нанесла массированные удары по аэродромам, железнодорожным узлам, военно-морским базам, местам расквартирования военных частей и многим городам на глубину 250--300 км от государственной границы. По всей западной границе СССР развернулись тяжёлые бои. Уже в 4.30 утра на квартире первого секретаря ЦК КП(б)Б П.К.Пономаренко раздался телефонный звонок - командующий округом Д.Г.Павлов сообщил о событиях на границе. В 4.45 началось совещание командования и начсостава округа. Даже в этих условиях на совещании пока не шло речи о начале полномасштабной войны. Начала передаваться согласованная и уже запоздавшая директива из Москвы о приведении войск в полную боевую готовность.
   Несмотря на выступление В.Молодова по радио минчане в первое время не придали ему должного значения. Вот как об этом вспоминает минчанка З.Шиманская: "В день, когда началась война, мы были в цирке... Вышли: на улице... все говорят: "Война". Мы: "Ура!" Дети...". Ей вторит М.Виноградова, которая тогда была одиннадцатилетней школьницей: "Я услышала из открытого окна радиовыступление Молотова. Закричала: "Мама, война началась, нужно что-то делать!" А мать продолжает шить платье, как будто не слышит, а как окончила работу, повесила его на стул и тогда уж спохватилась...".
   Главный удар фашисты нанесли по Белостокскому выступу с целью разгром находящихся там советских сил с последующим развитием наступления на Минск. В самом Минске и вокруг него единственной полностью отмобилизованной двизией была 100-я ордена Ленина, дислоцированная в минском пригороде Уручье. Остальные части продолжали мобилизацию и формирование.
   22 июня немецкой авиации так и не удалось прорваться к Минску - несколько атак фашистских самолётов были отбиты на подступах к городу. В силу этого обстоятельства, несмотря на периодические объявления воздушной тревоги, обстановка в Минске было относительно спокойной. В 15.00 П.К.Пономаренко собрал минский партактив, уделив особое внимание вопросам организации перевода партийной и хозяйственной работы в режим военного времени. Ставилась также задача недопущения фактов бегства и преждевременной эвакуации. На совещании пока не было и речи о возможной эвакуации, а тем более - сдаче Минска немцам.
   На заводах, предприятиях и учреждениях города были организованы массовые антивоенные митинги. На них звучали патриотические призывы и лозунги, вносились предложения о трёхсменной и внеурочной работе. Но даже в этих условиях, когда, казалось бы, всё уже ясно, некоторые руководители проявляли сомнения. Так, перед митингом на обувной фабрике секретарь местного парткома спросил московского корреспондента "Правды" в Белоруссии П.А.Лидова, в какой степени можно говорить плохо о немцах и Гитлере. Журналист проявил большую решительность и сказал, что чем жёстче, тем лучше. Вечером П.Лидов надиктовал по телефону свою первую военную публикацию, которая вышла на следующий день в "Правде" в специально подготовленной подборке "Огромный патриотический подъём". Но и журналист пока не понимал до конца сути происходящего: "18 часов. Первый день подходит к концу. Полное спокойствие царит в белорусской столице. Народ начеку, уверен в себе, в своей правоте. Такой народ непобедим".
   Тем временем немцы наносили основной удар на минском направлении силами группы армий "Центр" и в первую очередь 2-й и 3-й танковыми группами, которые стремились после мощных фланговых ударов соединиться и окружить советские части западнее Минска. Второй эшелон РККА только начал выдвижение к границе. 21-й стрелковый корпус (3 дивизии) выдвинулся из Витебска в район Лиды, а 47-й стрелковый корпус - из Бобруйска в район Обуз-Лесьна, где находилось полевое управление вновь образованного на основе ЗапОВО Западного фронта. Продолжалась также переброска 22-й армии из Уральского и 21-й армии из состава Приволжского военных округов. Эти войска не участвовали в пограничных боях, но сыграли свою роль в последующей обороне.
   Уже 22 июня 1941 года моторизованные корпуса 3-й танковой группы вышли к Неману и сумели овладеть мостами в Алитусе и Мяркине, продолжив наступление. 2-я танковая группа Гудериана заняла 22 июня Брест, не сумев овладеть Брестской крепостью. Вечером того же дня командующий западным фронтом Д.Г.Павлов (как и его коллеги - командующие Юго-Западным и Северо-Западным фронтами) получил приказ за подписями Тимошенко, Жукова и члена главвоенсовета Маленкова разгромить вторгшегося противника мощными контрударами, а к 24 июня даже занять польские Сувалки и Люблин. Совершенно очевидно, что в Москве пока плохо представляли себе реальную обстановку на фронте.
   23 июня в штаб Западного фронта вылетели маршалы Б. М. Шапошников и Г. И. Кулик, а чуть позже - маршал К. Е. Ворошилов.
   Немецкая авиация прорвалась в Минск только утром 23 июня, когда немецике самолёты обстреляли аэродром в Лошице и мирное население на восточной окраине города. Но в полдень появились и бомбардировщики - они бомбили товарную станцию и расположение стрелковой дивизии в Уручье. Также был атакован минский аэродром в Лошице. Там не было зенитного прикрытия, поэтому большое количество самолётов было уничтожено прямо на земле, практически полностью сгорели склады с авиационным горючим. Немецкая авиация сразу же завоевала общее господство в воздухе. После первых ударов фашистов едва ли не единственным боеспособным авиасоединением Западного фронта осталась 43-я ИАД под командованием прославившегося своими подвигами ещё в Испании генерал-майора Г.Н.Захарова, базировавшаяся в районе Орши. Ближе к полудню два ее полка: 160-й ИАП майора Костромина и 163-й ИАП майора Лагутина, прикрывая Минск, вступили в бой и сбили около 10 самолетов противника (командиры точными данными не располагали). Однако плохая организация ПВО Минска не позволила этой внушительной силе - 60 И-153 (72 пилота) 160-го ИАП и 59 И-16 (72 пилота) 163-го - надежно прикрыть город. К вечеру аэродром в Лошице и Минск горели. Вот как это описывает комдив Г.Н.Захаров: "Низко над Минском ходили большие двухмоторные машины. Я видел их, подлетая, но мне в голову не могло прийти, что это ходят Ju-88. Они шли на малых высотах и прицельно швыряли бомбы на отдельные здания. Вражеских истребителей в небе не было. Подвергая город в течение дня непрерывной бомбардировке, превратив аэродром в жаровню, "юнкерсы" под вечер чувствовали себя в полной безопасности. Я находился выше, прямо над центром города, когда увидел одного над крышей здания штаба округа. Спикировал, пристроился ему в хвост и стрелял в упор длинными очередями. Ju-88 не загорелся, но внезапно накренился и упал в районе оперного театра. Над окраиной я атаковал другого и поджег его. Он уходил дымя, но я думаю, что не вытянул - как и у первого, у него слишком мал был запас высоты". Так легендарный Г.Захаров продолжил свой боевой счет, открытый еще в Испании.
   Паники пока не было, однако население стало стремительно закупать продукты, во дворах принялись рыть траншеи и щели для защиты от бомбардировок, однако опыта по их сооружению не было, и во многих случаях выкапывали обыкновенные ямы.
  

0x01 graphic

   Фото 004: Дети во время фашистской бомбежки под Минском в первые дни войны. http://blogs.klerk.ru/users/tot/?recordid=428&direction=prev
  
   Начало бомбардировок заставило руководство БССР принять решение о подготовке к частичной эвакуации и отправить запрос на её подготовку И.Сталину. Несколько поколебавшись, Сталин дал добро, однако обратил особое внимание на недопустимость паники. Было решено провести эвакуацию в течение двух дней всех детей из детских домов, садов, лагерей, городов, подвергшихся налётам немецкой авиации. Также приняли решение начать вывоз денежных знаков, ценностей, секретных архивов и партийных документов, оборудования авиационного завода. За пределы БССР предполагалось вывозить только деньги, ценности и оборудование авиационного завода. Ценности и деньги вывезли на рассвете 25 июня в Тамбов, а вот эвакуировать оборудование так и не успели. Полностью была сорвана и эвакуация детей. На совещании решался вопрос о помощи беженцам, массово начавшим прибывать в Минск из Западной Белоруссии. Важным решением было увеличить поставки мяса в 4 раза. Предпринимались меры по защите только что введённой в эксплуатацию плотины минского искусственного озера - её подрыв авиацией противника мог привести к серьёзному наводнению. Минскому горисполкому было поручено срочно переоборудовать все подходящие подвальные помещения в бомбоубежища. Минск к началу войны не имел ни одного бомбоубежища, что было прямым следствием наступательной доктрины РККА на случай возможной войны с Германией.
   Для помощи действующей армии предполагалось создать отряды ополчения в каждом из трёх районов Минска и раздать им 5 тысяч винтовок и патроны. Отряды, правда в гораздо меньшем количестве, были сформированы, но оружие так и не раздали вовремя - в результате к моменту обороны Минска в этих отрядах была примерно одна винтовка на 10 человек, что только усилило их неэффективность и увеличило потери личного состава. Но всё же эти отряды сыграли свою роль в совместном с милицией патрулировании Минска, борьбе с немецко-фашистскими десантами.
  

0x01 graphic

Фото 005: Бойцы народного ополчения.

http://www.belta.by/ru/articles/dossier/Belarus-v-gody-Velikoj-Otechestvennoj-vojny-tsifry-i-fakty_i_430.html

  
   23 июня началась мобилизация всех военнообязанных. Отдельные категории - командиры запаса, медики, водители автомашин, работники связи, юристы, политработники были вызваны в военкоматы уже 22 или в ночь на 23 июня. Но многие минчане и сами добровольно обращались в военкоматы. За первые два дня войны было подано 1857 заявлений добровольцев. Но уже 24 июня в связи с ухудшением обстановки и усилением активности немецкой авиации военкоматы были передислоцированы в пригороды Минска - в Колодищи и Красное урочище. Всего до 28 июня военкоматы направили в РККА около 27 тысяч человек (не только минчан, но и жителей других городов и деревень Белоруссии), более 700 автомобилей, 20 тысяч лошадей т другие ресурсы. Однако в сложной обстановке мобилизация была неполной - многие так и не получили повесток, часть же призванных не смогли найти новое местоположение военкоматов.
   Между тем фашисты неумолимо рвались к Минску. Его оборона была краткой, но очень ожесточённой. По сути, основные боевые действия продолжались всего четыре дня - с 25 по 28 июня. Оборону Минского укрепрайона старого рубежа обороны (так называемой Линии Сталина) осуществлял 44-й стрелковый корпус, которы м командовал комдив В.А.Юшкевич. 44-й корпус занимал оборону двумя дивизиями (64-й и 108-й) по линии Дзержинск-Заславль-Стайки. Пришлось занимать дорвольно протяжённые линии обороны. 108-я дивизия обороняла 40-км участка фронта, а 64-я - 52 км. Местное население из прилегающих деревень, Дзержинска и самого Минска массово участвовали в возведении оборонительных сооружений, осуществляли подвоз продовольствия и боеприпасов. Многие мужчины напрямую записывались в РККА.
  

0x01 graphic

   Фото 001: Карта-схема обороны Минска в июне 1941 года. http://www.musicforums.ru/lirics/full_1289395773.html
  
   25 июня на дальних подступах к Минску завязались ожесточённые бои. 4 стрелковые дивизии РККА сдерживали наступление 2 танковых и 1 моторизованной дивизии 3-й танковой группы Гота с северо-запада и 2 дивизий 2-й танковой группы Гудериана. 26 июня фашистская авиация, господствовавшая в воздухе, нанесла массированные бомбовые удары по позициям 44-го корпуса, а затем была проведена продолжительная артподготовка. Главный удар фашисты нанесли в стык 30-го и 118-го стрелковых полков 64-й дивизии РККА. Бои шли целые сутки, однако советские солдаты и офицеры, неся большие потери, сдерживали наступление превосходящих сил врага. 27 июня фашисты подтянули резервы и вновь пошли в наступление. Советские войска стояли насмерть, порой переходя в контратаки. Некоторые населённые пункты - Заславль, Рогово, Ломшино, Ошнарово, по несколько раз переходили из рук в руки. В ходе развернувшегося сражения 64-я дивизия уничтожила за три дня 300 танков, бронетранспортёров и автомобилей наступавших немцев.
   Так и не сумев прорваться на этом участке, немцы двинулись в обход Минска на Острошицкий городок. Их встретила 100-я стрелковая дивизия генерал-майора И.Н.Руссиянова и 161-й полк полковника А.И.Михайлова 2-го стрелкового корпуса. Руссиянов, отбивая многочисленные атаки фашистов, 27 июня перешёл в наступление и отбросил фашистов на 10-14 километров. Ценой больших потерь фашисты вновь вернулись на занятые ими позиции только к вечеру дня. Немцы обошли стойкую дивизию с флангов и, чтобы не попасть в окружение, Руссиянов отвёл её за реку Волму на новый рубеж обороны. В ходе боёв 100-й дивизии Руссиянова удалось уничтожить 100 танков, 13 бронемашин, 60 мотоциклов, 23 противотанковых орудия фашистов. Во время этих боёв свой знаменитый подвиг совершили капитан Н.Ф.Гастелло и экипаж его самолёта в составе А.А. Бурденюка, Г. Н. Скоробогатого и А. А. Калинина, которые 26 июня направили свой горящий бомбардировщик на скопление вражеской техники.
   Ожесточённо держали оборону и части 108-й стрелковой дивизии, артиллеристы 49-го корпусного артиллерийского полка, пограничники 16-го Дзержинского погранотряда, части войск НКВД, но силы были неравными.
   К вечеру 28 июня немецкие танки прорвали советскую оборону на стыке 100-й и 64-й дивизий и вошли в Минск. В городе завязались уличные бои.
  

0x01 graphic

Фото 002: Немцы занимают Минск. http://minsk-old-new.com/minsk-2610-.htm

  
   В течение этого же дня на юго-западных подступах к Минску 26-я танковая дивизия генерала В.Т.Обухова нанесла контрудар, уничтожив 50 танков врага и отбросив его на несколько километров. Сражение за Минск несмотря на сдачу города и его драматизм продемонстрировало высокую боеспособность частей и соединений РККА, их мужество и героизм. Оборонительные бои под Минском стали одной из причин неудачи гитлеровского плана "молниеносной войны" "Барбаросса". 3 дивизиям, которые обороняли Минск, в числе первых присвоены почётные звания гвардейских: 100-я стала 1-й гвардейской, 161-я - 4-й гвардейской, 64-я - 7-й гвардейской.
   Ожесточённые бои в Белоруссии по словам начальника германского Генштаба Ф. Гальдера, сковали весь центр и часть правого крыла немецкой 4-й Армии, которую пришлось усилить 10-й танковой дивизией. Вот что писал он в своём военном дневнике, приводя слова генерал-инспектора пехоты Отта: "Упорное сопротивление русских заставляет нас вести бой по всем правилам наших боевых уставов. В Польше и на Западе мы могли позволить себе известные вольности и отступления от уставных принципов; теперь это недопустимо".
   Минск был захвачен фашистами несмотря на приказ наркома обороны СССР маршал С. К. Тимошенко: "Минск ни в коем случае не сдавать, даже при условии полного окружения войск, его обороняющих". Несмотря на оказанное серьёзное сопротивление Западный фронт был серьёзно потрёпан. РККА в Белостокском и Минском "котлах" потеряла 11 стрелковых, 2 кавалерийские, 6 танковых и 4 моторизованные дивизии, в сражениях погибли 3 комкора и 2 комдива, 2 комкора и 6 командиров дивизий попали в плен, ещё 1 командир корпуса и 2 командира дивизий пропали без вести. 11 июля 1941 года немецы подвели итоги боёв группы армий "Центр": согласно утверждениям вермахта в двух "котлах" - Белостокском и Минском попало в плен 324 000 советских военнослужащих, в том числе несколько старших генералов, захвачено 3332 танка, 1809 орудий и другие многочисленные военные трофеи.
   Между тем накал боёв на восточном фронте привёл к тому, что даже Министр пропаганды Геббельс, перед началом вторжения считавший, что "большевизм рухнет как карточный домик", уже 2 июля вынужден признать в своём дневнике: "На Восточном фронте: боевые действия продолжаются. Усиленное и отчаянное сопротивление противника... У противника много убитых, мало раненых и пленных... В общем, происходят очень тяжёлые бои. О "прогулке" не может быть и речи. Красный режим мобилизовал народ. К этому прибавляется ещё и баснословное упрямство русских. Наши солдаты еле справляются. Но до сих пор всё идёт по плану. Положение не критическое, но серьезное и требует всех усилий".
   Потеря Минска оказала гнетущее воздействие на советское руководство и лично И.Сталина. 30 июня был арестован командующий фронтом генерал армии Д. Г. Павлов и другие генералы. После недолгого следствия Павлов и целый ряд других высокопоставленных советских генералов были расстреляны. Все они были реабилитированы посмертно после смерти И.Сталина.
   А в занятом немцами Минске фашистские нелюди устанавливали свои новые порядки. Вот как вспоминала об этом жена рабочего минского машиностроительного завода им. Кирова Любовь Федоровна Климчук: "В лесу нас нагнали 12 автомашин с фашистскими солдатами. Немцы остановили машины,соскочили на землю и без какого-либо предупреждения начали нас расстреливать из автоматов и винтовок. От пуль поганых бандитов погибло не меньше 50 человек, в том числе 18 детей. После этого нас оцепили и погнали в город. На наши просьбы и мольбы взять раненых немцы ответили ударами штыков и прикладов. Издеваясь над нами, фашисты не разрешили останавливаться. Тех же кто падал, обессилев от потери крови немцы прикалывали штыками. Фашистские изверги закололи и застрелили 35 человек. Никогда не забыть ужасного зрелища, очевидцем которого я была, в пяти километрах от Минска. Раненый немецкой пулей 15- летний мальчик Саша Свергун упал на землю и не смог подняться. Немецкий солдат начал бить его ногами и прикладом. Когда и это не помогло фашист замахнулся штыком. Мать Саши бросилась к сыну и заслонила его своим телом. Озверелый фашист приколол штыком и мать и сына. До города нас дошло около 150 человек В течение трех дней шли допросы. Каждый день от пыток и от фашистских пуль умирали по 20-25 человек. На четвертый день допрос прекратился. Оставшихся в живых 85 советских граждан немцы увели на дорожные работы в г. Смолевичи".
  

0x01 graphic

Фото 003: Новый фашистский порядок в Минске в действии.

  
   Ей вторит и заведующий районной библиотекой Михась Короткевич, которому удалось вырваться из немецкого концентрационного лагеря около Минска, куда фашисты сгоняли всех беженцев, перехваченных на дорогах: "Последние пять дней тысячи заключенных -- взрослых и детей -- не получали никакой пищи. На шестой день фашисты выдали нам гнилые селедки -- одну на три человека. На тысячу человек заключенных фашисты приводят в день одну бочку воды. Во всем лагере имеется одна ржавая кружка. В лагере сотни больных, но им не оказывается никакой медицинской помощи. Трупы умерших от голода и побоев по неделе. 21 июля комендант лагеря заставил большую группу евреев вырыть котлованы. Когда ямы были готовы, евреев связали и бросили в яму. Затем фашисты приказали белорусам, находившихся в лагере засыпать евреев землей. Все белорусы, как один, наотрез отказались выполнить это чудовищное приказание. Тогда рассвирепевшие фашисты из пулеметов расстреляли 40 евреев и 30 белорусов. Каждый вечер комендант лагеря отбирал по спискам людей и утром их расстреливали в двухстах метрах от лагеря".
   Эти и другие подобные зверства фашистов вскоре приведут к началу полномасштабной партизанской войны, развернувшейся на территории Белоруссии. Разорённый Минск будет освобождён только три года спустя в результате операции "Багратион".

20 июня 2010 года

  


Оценка: 4.56*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Боталова "Невеста под прикрытием"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"