Герасименко Анатолий: другие произведения.

Тотем Человека

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
  • Аннотация:
    Роман о кошках, воронах и любви.

  Пролог
  
  Все началось в маленьком игорном зале на окраине города.
  Это был грязный подвал, в котором нашли себе пристанище десять потрепанных 'одноруких бандитов'. Каждый вечер здесь играла музыка, звенели автоматы, а воздух становился густым от сигаретного дыма и проклятий. Изредка кто-то кричал, так что было слышно на улице: очередной счастливчик получал вожделенный куш, тысячу-другую рублей - перед тем проиграв в десять раз больше. Сколько в городе было таких мест, никто не знал, да и не стремился к этому. Во многих знаниях многие печали. И многие проблемы с действующим законодательством.
  Сейчас близился полдень, поэтому зал был пуст. Только стоял у входа охранник, который, подобно любому охраннику на службе, играл с мобильным телефоном, да в самом дальнем углу администратор зала о чем-то болтал с девушкой-кассиром. Окошко кассы светилось желтым светом, под потолком тихонько потрескивала лампа - единственная на весь подвал. Обычное начало рабочего дня. Как выяснилось потом, весьма необычного рабочего дня.
  Хлопнула дверь, и по ступенькам в зал спустился высокий мужчина лет тридцати. Длинные волосы его были собраны в хвост. Мужчина сел к ближайшему 'однорукому бандиту', порылся в карманах, сунул в приемник купюру и дернул за рычаг. Администратор и охранник лениво обернулись: они раньше не видели этого мужчину и хотели убедиться, что поговорка 'новичкам везет' не оправдается. Автомат сожрал деньги, погремел и выставил на табло скудную комбинацию нарисованных фруктов. Поговорка не оправдалась, мужчина проиграл. Администратор вернулся к разговору с девушкой, охранник вновь занялся сотовым. Заядлые игроки говорят, что в последовательности выпавших очков всегда есть сложная закономерность, разгадать которую можно, если тщательно записывать эти самые очки. Еще говорят, что можно легко выиграть, если сесть за автомат, где только что кто-нибудь проигрался. Значительно повышается шанс на удачу, если заранее выделить немного денег на проигрыш и положить их в отдельный карман. Все это работает так редко, что непонятно, работает ли вообще. Но иногда все-таки кто-то выигрывает - иначе никто бы не играл.
  Раздался оглушительный звон.
  Табло перед длинноволосым расцвело огнями. Длинный ряд цифр сменялся волшебным словом 'ДЖЕКПОТ', весело перемигивались лампы, порой светилась надпись 'call attendant', оставшаяся непереведенной, а под всем этим великолепием сияли три прямоугольника с золотыми буквами.
  Охранник поднял глаза от телефона и открыл рот.
  Администратор скривился, покинул свой пост у кассы и, поправляя галстук, двинулся к игроку. Тот сидел перед автоматом, немного сутулясь, опустив руки вдоль тела. Будто сделал какую-то очень важную работу и теперь отдыхал. Администратор подошел к нему и дружелюбно потрепал по плечу.
  - Поздравляю, братан, - скалясь, проговорил он. - Свезло тебе, прямо с первого раза.
  Игрок поднял взгляд. В глазах его плясали искорки - отраженное веселье 'однорукого бандита'. Администратор был невелик ростом, но удивительно широк, начиная от шеи и ниже.
  - С первого раза, говорю, - повторил администратор.
  - Со второго, - произнес длинноволосый. Он встал и двинулся к окошечку кассы.
  Девушка по ту сторону бронированного стекла глядела на приближавшегося мужчину с испугом. Она работала здесь всего две недели, и в первый же рабочий день ее особо предупредили о некоторых случаях. Слушая начальство, она кивала и улыбалась - из понятливых, стало быть - но тогда эти случаи представлялись чем-то далеким и нереальным, вроде... ну, скажем, вроде собственной смерти. А теперь произошло то, о чем ее предупредили совсем-совсем особо. Так что все далекое и нереальное вдруг стало очень близким и угрожающим.
  - Одну минуточку, - пробормотала девушка. Она вскочила с места, снова села, опять вскочила. - Одну минуточку...
  Мужчина, о котором предупредили совсем-совсем особо, наблюдал за ней, как кошка за пляшущим фантиком. Как старая, злая кошка, которая давным-давно потеряла интерес к играм, и теперь раздумывает, что лучше сделать: сначала оторвать от нитки надоевший фантик или сразу вцепиться в горло тому, кто тычет этим фантиком ей в нос.
  - Суммы большие сразу не выдаем, придется подождать, - авторитетно заявил администратор. Когда он успел подойти так близко? Только что стоял возле проштрафившегося 'однорукого бандита', а теперь сопит над ухом игрока. И словно бы теснее стало в подвале, опустился потолок, сдвинулись замызганные стены. Игрок повел плечами.
  Лампа мигнула с еле слышным щелчком. Это начала барахлить одна из пяти ее газовых трубок - та, что вечно первой выходила из строя. Лампа освещала игрокам жизненный путь каждый день, с тех пор как в подвале устроили казино. От рассвета до заката она служила неудачникам вместо солнца. Лампа была очень старой.
  - Сколько ждать? - громко спросил игрок, глядя на кассира. Девушка стала пересчитывать деньги, сбилась. Виновато посмотрела на мужчину и, не досчитав, сказала:
   - Только четверть... - вспомнила про микрофон, нажала кнопку и повторила в усиленном варианте: - Только четверть такой суммы можем сейчас выдать, на остальное расписку вам напишу.
   Игрок поднял бровь, но тут к окошечку протиснулся администратор.
   - Ну-ну, - сказал он. - Ну, ты проверь, а вдруг в сейфе с ночи осталось, проверь, давай, нехорошо так, ведь играл человек, выиграл, а ты его обламываешь, проверь-ка, давай.
   Он обернулся и подмигнул игроку. Девушка затараторила с облегчением - вспомнила свою часть сценария:
   - Ну да, конечно, ага, с ночи осталось, конечно, сейчас-сейчас-сейчас...
  Охранник, стоявший у входа, спрятал телефон, вразвалку приблизился и встал чуть позади. Девушка выкладывала в лоток деньги, пачку за пачкой. Игрок смотрел на растущую бумажную горку, чуть наклонив голову к груди: так он мог лучше видеть то, что происходило справа и слева. Пока ровным счетом ничего не происходило.
  - Все, - сказала девушка дребезжащим голосом. - Это половина. Больше нету.
  - Ну, извини, братан, - сочувственно сказал администратор. Он положил руку на плечо длинноволосого - вообще-то, при других обстоятельствах очень дружественный жест. - Сейчас мы тебе расписку... Погоди-ка, погоди. Ты спешишь, что ли?
  Игрок молча рассовывал деньги по карманам.
  - Погоди, - повторил администратор. - Я тебе помог, и ты мне помоги. Бог делиться велел, помнишь?
  Длинноволосый обернулся и обвел зал взглядом. По-прежнему никого не было.
  - Бог делиться велел, - сказал игрок. - Да, религия - штука полезная.
  С этими словами он вынул из кармана монетку - обычный рубль, серебристый кругляш. Администратор поднял брови и открыл рот, но длинноволосый опередил его, сказав:
  - Решка.
  Он подбросил монету в воздух. Сверкнув под потолком, рубль завертелся в воздухе и шлепнулся обратно на ладонь. Игрок прихлопнул его, затем изысканным жестом фокусника отвел руку и продемонстрировал гордо сияющую монету.
  - Решка, - сообщил он. - Как заказано.
  - И что? - тупо спросил охранник.
  - Смотри, - произнес игрок, театрально подняв брови. Монета исчезла в сжатом кулаке, прокатилась по костяшкам, очутилась между большим и указательным пальцем и там застыла, подрагивая, словно ядро в маленькой катапульте.
  - Прямо факир, - сказал охранник и захохотал. За ним принялся смеяться администратор, а потом сам игрок обнажил белоснежные клыки и залился смехом. Не переставая смеяться, он поднял руку к потолку. Послышался сухой щелчок - рубль отправился в полет, сверкая, как крошечный метеор. У охранника было очень хорошее зрение и отличная реакция, поэтому он успел заметить, как, бешено крутясь, монета влетела прямо в лампу. Сверкнуло, щелкнуло, зазвенело. Все, что нужно было сделать монете - задеть первую из пяти светящихся трубок, ту, что вечно барахлила. Осколки брызнули во все стороны, пробили соседние трубки, газ вырвался на свободу и, неслышно хохоча, смешался с атмосферой. Лампа - тусклое солнце неудачников - перестала существовать. Затем отчего-то померкли экраны 'одноруких бандитов', лопнул маленький плафон в каморке девушки-кассира, и в подвале наступила темнота. Обычно в темноте люди ведут себя тихо, потому что генетическая память напоминает им о тех временах, когда по ночам вокруг их стойбищ бродили саблезубые тигры и пещерные медведи. Но темнота, которая воцарилась в подвале, была очень громкой темнотой - крикливой, стучащей, падающей, матерящейся и крушащей все на своем пути. И, конечно, в этом ужасном шуме никто не услышал, как хлопнула входная дверь.
  Когда, наконец, принесли фонарик, а по стенам заплясали голубые отсветы мобильников, то обнаружилось, что длинноволосого игрока и след простыл.
  - Ушел, гнида, - сказал в наступившей тишине охранник.
  Через четверть часа, после обмена междометиями, завязался спор: стоит ли вызвать руководство на место происшествия. Спор решился сам собой, потому что руководство приехало на место происшествия без вызова. Неизвестно, случай то был или сверхъестественное чутье. Первым делом зажегся аварийный свет - чахлая лампочка над входом. Затем тот, кто его включил - пожилой человек в дорогом твидовом пальто - запер за собой дверь и спустился в подвал. Хрустя осколками лампы, человек в пальто подошел к администратору, выслушал сбивчивый его рассказ и задумчиво покивал, поглаживая нос, оседланный очками. Только начальник может позволить себе хранить такое спокойствие, когда все кругом взвинчены и напуганы. Начальник несколько раз щелкнул бесполезным выключателем, осмотрел автоматы, подергал за ручки, понажимал безнадежно мертвые кнопки. После этого он негромко произнес какое-то слово, в котором администратору послышалось 'затем', а охраннику, работавшему до этого в компьютерном магазине - 'модем'. И тот, и другой ошибались.
  Человек в твидовом пальто вышел на улицу, раскрыл щегольской телефон и набрал номер.
  - Через час у меня, - сказал он. - Всем быть.
  Не слушая ответа, он захлопнул крышку телефона и некоторое время смотрел в пустоту.
  - Тотем, - повторил он.
  
  ЧАСТЬ 1
  
  
  Глава 1
  Всего хорошего
  
  Я сразу понял, что Дины рядом нет. Чтобы убедиться, потянулся и нашарил слева на кровати смятую подушку, скомканное одеяло и прохладные складки простыни. В комнате я был один. Разумеется, ничего особенного нет в том, что жена встала раньше мужа, но почему-то стало тревожно. И тут же мутной волной хлынули воспоминания. Мы поссорились. Нарочитая вежливость, сорвавшаяся колкость, первая обида, первый упрек, моя грубость, ее отчуждение... Поссорились. Крепко поссорились, и едва успели помириться перед тем, как пришел Черный. Или сначала Черный пришел, а потом помирились? Или вообще не помирились? Ничего не помню. Проклятый коньяк.
  Ба, да ведь уже пол-двенадцатого. Попраздновали, однако. Надо откинуть одеяло и... вот так... осторожно-осторожно сесть на кровати. Эй, впередсмотрящий! Чист ли горизонт? Штормит, сэр! Как бы не пришлось свистать всех наверх... А ведь когда-то я, ребята, из кровати утром выпрыгивал. Когда-то я сразу зарядку начинал делать, ребята. Начинал с полста отжиманий, продолжал полусотней на пресс и заканчивал отработкой ударов по невидимому противнику, да еще по гантельке в каждой лапе было, да потом контрастный душ... Ага. Интересно, вот если я сейчас начну отжиматься от пола, на каком по счету отжимании умру от передозировки спортом? Я подождал, пока уляжется шторм - девять баллов под черепом, восемь в желудке - потом экономными движениями встал и завернулся в халат.
  Прямо передо мной на стене висело зеркало. Зеркало отражало темноволосого мужика с нестриженой челкой, упавшей на глаза; высокого мужика, сероглазого, вполне себе симпатичного. Только очень уж небритого и с заметной похмельной синевой под нижними веками. Н-да. Пора побриться, отмокнуть под душем и принять волшебную таблетку. Приступим же, и пусть таблетка будет первой в списке.
  Надлежало пройти долгую дорогу по коридору, а в конце меня ждала кухня, холодильник и вожделенная золотистая упаковка анальгетика. В конце вообще предстояло много хорошего, например, душ и туалет. Но перед этим нужно было миновать дверь в гостиную. Закрытую. Накануне в гостиной положили спать Черного, и, судя по тишине в квартире, он все еще спал. А потом, размышлял я, хватаясь за стену, потом можно будет определиться, где находится Дина. И принять душ. И выставить Черного за дверь, потому что сколько можно праздновать уже, в конце концов. И завалиться обратно в постель, обнимая Дину (помирились, помирились, теперь вспомнил) слушая шум дождя за окном, ожидая, когда утихнет боль. Ну ладно, шум дождя можно вычеркнуть, он слишком романтичный. А потом пойдем гулять. Мы давно не гуляли вдвоем, а я так люблю, когда она берет меня под руку и прижимается на ходу...
  На кухне Дины не было.
  И в ванной ее не было.
  И в туалете ее тоже не было.
  Оставалось предположить, что она в комнате у Черного. Вздор, что ей там делать? Дина Черного недолюбливала. До стычек не доходило, но оба подчеркнуто сторонились друг друга, и было невозможно представить, что Дина и Черный по доброй воле останутся вдвоем. Жаловаться на меня решила? Кому - Черному? Вряд ли.
  Я подкрался к двери и прислушался. Тиканье часов на стене. Музыка, сочащаяся из квартиры этажом выше: мерный гул басов, неразборчивые вопли солиста. Тот самый шум дождя, про который я успел решить, что он мне кажется с похмелья. Больше ничего расслышать не удалось. Я повернул ручку и осторожно приоткрыл дверь, после чего некоторое время рассматривал разобранный диван и столик с остатками вчерашней попойки. Даже за дверь посмотрел (ну и глупо же я выглядел при этом, должно быть). В комнате не было ни души.
  Я остался один - и головная боль со мной.
  Может, Черный с Диной пошли в магазин?
  А зачем? Не продолжать же этот вчерашний кошмар, и так им хреново не меньше моего, поди.
  Может, решили пошутить и прячутся?
  - Эй, - сказал я несмело. Никто не ответил.
  И тут я увидел на столике лист бумаги.
  'Не ищи, не вспоминай, не держи зла. Ты неплохой человек, но пьяница и лузер. Я уехала с Черным. Всего хорошего'.
  У нее была куча недостатков, и среди прочих - стремление всегда говорить правду. Особенно, если эта правда причиняла людям боль. У Черного тоже была куча недостатков, и самый главный из них - то, что он приходился мне другом.
  Я заметался по дому в поисках телефона, нашел, стал названивать Черному, Дине, опять Черному, снова Дине. Абоненты мои находились вне зоны действия сети или отключили свои аппараты. Да что же это такое. Я позвонил домой Черному. Бесполезно.
  'Розыгрыш, - сказал голос у меня в голове. - Решила проучить. А Черный, гад, подыграть согласился. На лестничной площадке, небось, стоят и хихикают'.
  Я кинулся в прихожую. Ломая ногти, отпер хитрые замки, выбежал на площадку. Никого.
  'Ну, не знаю, - сказал голос в голове. - Внизу посмотри'.
  Прыгая через две ступеньки, я спустился на первый этаж и выглянул во двор. Двор был огромным, гулким от летнего дождя, совершенно безлюдным. Только бродячая кошка настороженно глянула из-под машины. Не бойся, сестричка, свои. Жаль, говорить не умеешь. Вдруг помогла бы...
  'А может, этажом выше спрятались?' - предположил голос.
  Снова сумасшедший марафон по лестнице, до самого чердака. Все напрасно. Обратно я шел, тяжело налегая на перила: пробежки не для тех, кто выпил бутылку коньяку вчера на ужин.
  Квартиру я нашел такой же пустой, какой оставил. В открытую дверь натекло прогорклого лестничного запаха. Прихожая выглядела как-то не так. Чего-то не хватало, чего-то обычно незначительного, но сейчас очень важного. Я помотал головой, вызывая к жизни утихшую боль, уже почти осознав, уже почти испугавшись, уже не желая понимать - и все-таки понял.
  На вешалке не было плаща Дины, на полу - ее сапог. Дина ушла всерьез и насовсем.
  'Так не бывает, - подумал я. - Это не со мной происходит, этого со мной просто не может произойти'.
  Я опустился на корточки, не сводя глаз с тапочек Дины. Тридцать шестой размер. У всех кошек маленькие ножки. Тапочки мы купили вместе, долго выбирали в супермаркете, и еще Дина, воровато оглядываясь, успела их примерить, а я стоял, заслоняя, и мы смеялись, а потом пошли на кассу и оплатили эти тапочки, пушистые, ее любимого фиолетового цвета. Кассирша глядела испуганно и обиженно на развеселившихся влюбленных, а мы целовались, долго, прилюдно, почти напоказ...
  То, что произошло в следующий миг, было странно, и я никогда больше не испытывал таких ощущений - ни раньше, ни потом.
  Голова закружилась, точно я падал, вокруг поплыли сверкающие точки. Я задышал часто-часто и ощутил странный, усиливающийся зуд в кончиках пальцев. Дикая, сокрушительная ненависть маревом заклубилась перед глазами. Я поднялся на ноги. Зуд в пальцах усилился, стал теплом, разлился от кистей к локтям и охватил грудь. Черный, Черный, Черный. Он украл у меня жену, украл. Сволочь, тварь поганая. Ведь знал, что Дина - это все, что у меня в жизни хорошего было. Ни работы, ни образования, ни денег. Только жена, красавица и умница. Украл. Все украл. Я глубоко вдохнул и закричал. Это был даже не крик, а что-то среднее между рычанием и шипением. Потом мне стало очень легко, ибо обнаружилось, что можно бить кулаками в стену. Что-то жалобно хрустнуло на запястье. Разбил часы. Стекло над циферблатом брызнуло осколками, стрелки погнулись и навсегда застыли, сойдясь на двенадцати. Эти часы были первым подарком от Дины, я носил их, не снимая. Теперь их можно было снять.
  Вынув из кармана телефон, я набрал номер Боба и сказал:
  - Боб, у меня жену украли.
  Помолчав секунду, тот спросил:
  - Кто?
  - Черный, - сказал я очень спокойно.
  - Не ори, - посоветовал Боб. - Ты дома?
  - Дома.
  - Сейчас буду. Не уходи никуда.
  - Да я, кажется, никуда не спешу, - сказал я коротким гудкам.
   После этого оставалось только ждать. Заперев дверь, я прошел в гостиную, сел на разобранную кровать и стал читать проклятую записку, будто надеялся в ней найти подсказку, утешение, секретный код - хоть что-нибудь, кроме страшных коротких слов.
   На смену ярости пришло другое чувство. Никогда не было мне так одиноко; не помню отродясь такого отчаянного, бесконечного одиночества... не помню. А ведь моя память хранит в себе целых две жизни. Человеческую - ту, что проживаю сейчас - и прошлую, кошачью. 'Слушая Тотем, поступишь верно', - вспомнил я. Когда тебе плохо, когда не знаешь, что делать, когда жизнь показывает зубы - представь, что бы на твоем месте делал Тотем, и обретешь покой. Это знает каждый хинко, был ли он раньше кошкой, волком, крысой или еще кем.
   Но сейчас я не знал, что бы сделал мой Тотем. Никогда, никогда, никогда мне не было так одиноко и так страшно.
  Вскоре приехал Боб, как и обещал. Коротко, по-деловому звякнул в дверь и, входя, привычным движением нагнул голову, чтобы не стукнуться о притолоку. На нем была милицейская форма. Я начал сбивчивый рассказ о своей беде, но Боб поднял ладонь и прикрыл глаза, будто заснул на ходу. Не раздеваясь, встал посреди прихожей. Пришлось замолчать: стараясь думать картинками, я сосредоточенно вспоминал все, что случилось, начиная со вчерашнего вечера. Боб стоял, зажмурившись, похожий на манекен, огромный манекен.
  Хорошо, что от прошлых жизней у нас остаются не только воспоминания. Хорошо, что еще остается - дар.
  Прошла минута.
  - Черный у вас ночевал? - спросил Боб.
  Я кивнул.
  - Просто так пришел?
  - Сказал, что в автоматах деньги выиграл. Отмечали.
  Боб покачал головой:
  - Вы же в ссоре.
  Я замялся.
  - Не то чтобы в ссоре... Просто поругались сильно. Потом остыли, но не общались почти с тех пор. Почти год. А вчера он пришел. Я думал, хочет лед сломать.
  - Чего сломать?
  - Лед. Так говорится.
  Он несколько секунд изучал мое лицо, затем попросил:
  - Записку покажи.
  Записку он изучал долго, словно учил наизусть.
  - Ты уверен, что это почерк Дины? - спросил он.
  Я опять кивнул.
  - Ну, ладно, - сказал Боб, отдал мне записку и хрустнул суставами. - И что ты от меня хочешь?
  - Я хочу, чтобы ты помог мне найти Дину.
  - Зачем? - спросил Боб.
  Я подумал: а и в самом деле, что можно сделать, если даже мы их найдем? Уговаривать Дину вернуться? Скорее всего, пустой номер. Потребовать судебного разбирательства? Глупости, зачем мне судебное разбирательство. Попрощаться?
  Вот это больше похоже на правду. Попрощаться по-человечески. Невыносимо думать, что шесть лет жизни с любимой женщиной закончились десятью словами, нацарапанными на мятой бумажке. И еще что-то сделать, надо что-то сделать еще... Ах да. Черный. Ты мне ответишь за то, что натворил, братец.
  В этот момент Боб сказал:
  - Повезло тебе, что у меня выходной. Поехали.
  - Куда?
  - К Черному, куда. Он ведь на Ленинском живет?
  - У него телефон не отвечает, - предупредил я.
  Боб выпятил грудь и посмотрел свысока. Он любил так делать; впрочем, очень легко смотреть на всех свысока при росте метр девяносто пять.
  - Знаешь, великолепный, - сказал Боб, - не все люди считают своим долгом снять трубку, когда звонит телефон.
  'Великолепный' звучало чертовски обидно, но он был прав. Вообще-то, Боб всегда любил поддеть меня по пустякам. Вот, 'великолепным' назвал. (Говорят, раньше все кошки-хинко так друг к другу обращались. Потом это стало... архаичным - так принято говорить? Да, это стало архаичным. Если проще, слово превратилось в дразнилку). Но в список проявлений дружбы входит умение прощать. Или хотя бы так принято думать. Так что я быстро оделся, накинул плащ - роскошный мой макинтош, еще один подарок Дины. Мы спустились. Прямо посредине двора помещался 'уазик' Боба, нагло и откровенно отрезав пути к выезду, по меньшей мере, полудюжине машин. Я в первый раз очутился в ментовской машине, хотя Боба знаю с детства. Каково это - сидеть в милицейском 'уазике'? Да ничего особенного. Тряско немного, вот и все.
  ...Мы уехали, а бездомная кошка смотрела из-под машины нам вслед.
  Доехали быстро. Скорее всего, потому, что все уступали дорогу 'уазику'. Все-таки Боб молодец: хоть и выходной, а приехал на служебной машине, да еще оделся, что называется, по форме. Это могло сыграть нам на руку - если что. В дороге Боб молчал, а я думал про Черного и Дину.
  - Ключи у тебя есть? - спросил Боб, когда мы очутились перед дверью в квартиру Черного. Я помотал головой.
  - Придется ломать, - решил Боб. - Ладно, сначала так попробуем...
  Он позвонил в дверь. Раздался неожиданно громкий, резкий звук. Черный так и не удосужился поменять старый звонок, который поставили при строительстве, лет тридцать назад. Собственно, это устройство нельзя было называть 'звонком', потому что издавало оно не звон, а пронзительный, сверлящий сигнал на каких-то особенно болезненных для уха частотах. Видно, строители тех времен считали, что, если кто-то пришел в гости, то такое событие сродни боевой тревоге на корабле, и оповещать об этом должна оглушительная сирена, а не буржуазное звяканье.
  Боб позвонил еще раз, и еще, а потом отступил на шаг и ударил в дверь плечом. При этом он крепко наступил мне на ногу. Я понял, что для Боба началась охота, и он не замечает вокруг ничего, кроме своей цели. Дверь поддалась со второго удара - Боб был зверски силен, как и все хинко-волки. Он влетел в квартиру, одним прыжком очутился на кухне, вернулся, рванул дверь в единственную комнату. Я сунулся в кладовку, заглянул в санузел. Потом мы с Бобом встретились в прихожей.
  - Пусто, - сказал я, чтобы что-нибудь сказать.
  - Пусто, - согласился Боб и перевел дух. - Кофе сделаешь?
  - Если есть, - сказал я с сомнением. - Думаешь, уже можно не торопиться?
  Боб оскалился.
  - Головой торопиться надо, Тимоха.
  В кухонном шкафчике нашлась початая банка кофе. Из банки пахло горелой пластмассой, с этикетки безнадежно улыбался очень известный певец. Я вскипятил чайник и заварил напиток так, как любил Боб: полчашки смеси из кофейных гранул и сахара, полчашки кипятка. Себе я налил воды, потому что, хоть голова и прошла, но страшно хотелось пить. Эх, пива бы.
  Боб аккуратно прикрыл входную дверь, так, чтобы нанесенный ущерб был незаметным. Получилось неплохо. Наверное, Боба специально учили бережно ломать чужую собственность. Мы уселись за кухонный стол и стали смотреть по сторонам. Кухня у Черного была маленькая и замызганная. В кафеле зияли проплешины, двери шкафчиков не закрывались, в мойке высилась стопка тарелок, подобная античным руинам - очень грязным руинам со следами плесени. Потолок стоило побелить.
  - Н-да, - сказал Боб.
  - Что - н-да? - спросил я.
  Он покачал головой, дуя на свое жуткое пойло.
  - С кондачка взять не получилось. Придется в розыск давать обоих, это надолго. Настраивайся на ожидание, старик.
  Я вспомнил, о чем хотел сказать.
  - Мы с ней поссорились вчера, - говорить было трудно, слова застревали в горле. - Сильно поссорились. Я выпил, она... ну, в общем, сорвались.
  Боб посмотрел на меня.
  - Опять завязать обещал?
  Я кивнул.
  - А Черный пришел с бутылкой?
  - Да, - поспешно сказал я. - Нет... Не помню. По-моему, я сначала того... потом мы поссорились, а потом уже Черный... Или сначала помирились...
  - Бывает, - сказал Боб с фальшивым пониманием. - С женой поссорился, с Черным поссорился... Бывает.
  Лучше бы он промолчал.
  - Извини, - сказал я, встал и вышел в комнату.
  Здесь все напоминало Черного. Здесь стоял его запах: нестиранные носки, курево, дорогая туалетная вода. Кресло в углу хранило форму его зада, обои под выключателем на стене были вытерты до гнусного бежевого цвета. Когда-то мы с Черным дружили, когда-то я равнялся на этого человека, когда-то копировал его привычки - до того памятного скандала - но я ни единого раза не был у него дома. Он избегал приглашать меня в гости и всякий раз находил предлог, чтобы отказать, когда я напрашивался сам.
  Сволочь.
  Вор.
  Ты воспользовался нашей маленькой войной, Черный.
  Ненавижу тебя, падали кусок.
  - Тим, ты чего? - спросил Боб у меня за спиной. Я обернулся. Видно, что-то было у меня с лицом, потому что он поднял брови и осторожно взял меня за локоть.
  - Все нормально будет, - сказал он. - Слышишь, да? Нормально все.
  - Ага, - сказал я, - нормально.
  В прихожей раздался звонок, тот самый сигнал к боевой тревоге. Я бросился вон из комнаты, распахнул покалеченную дверь и успел слегка удивиться, а потом у меня в животе взорвалась сверхновая звезда. Поначалу было не очень больно, только отчего-то я оказался на полу, и еще в легких совсем не осталось воздуха. Скорчившись, я пытался вдохнуть, но вместо обычного, человеческого вдоха получались какие-то рыгающие всхлипы. 'Вот он, знаменитый удар в солнечное сплетение', - спокойно отметил голос в голове. Вслед за этим я смог сделать крошечный вдох, и вместе с воздухом пришла боль.
  Тот, кто меня ударил, был одет в адидасовский спортивный костюм; тот, кто пришел с ним, щеголял в длиннополом пальто, из-под которого выглядывали спортивные же брюки. 'Адидас' шагнул ко мне, но тут же поднял руки над головой. Его напарник резко повернулся - мелькнули полы пальто - и затопотал вниз по лестнице.
  - Стоять, - пролаял Боб, перепрыгнул через меня и устремился следом за беглецом. По дороге Боб совершил короткое движение рукой, в которой невесть откуда очутился пистолет. 'Адидас', отлетев к стенке, сполз на пол со мною рядом - только штукатурка за обоями посыпалась. После этого он не шевелился и не издавал звуков. Даже глаза закрыл. Впервые за день я почувствовал что-то вроде удовлетворения.
  Боб вернулся в квартиру.
  - Ушел, - сообщил он. - Вставай, чего разлегся.
  Он протянул руку. Я встал, обнаружив, что снова могу дышать. Не так уж страшна оказалась первая встреча с миром, который показывают в боевиках. Впрочем, если бы не Боб, я, скорее всего, никогда больше не смог бы смотреть кино... В это время Боб, схватив 'адидаса' за ногу, потащил его на кухню. Там он поместил его посредине пола и легонько пнул под ребра.
  - Товарищ майор, - не открывая глаз, сказал 'адидас'. - Не бейте, ошибка вышла. Извиняемся, и все такое.
  - Твои товарищи лошадь в овраге доедают, - сказал Боб. - Звать-то как?
  - Петром.
  - Ну, Петя, - сказал Боб, устраиваясь верхом на табуретке. - Я сейчас вызову ребят, и они тебя отвезут, куда надо. Но вот что будет дальше - это вопрос. Предлагаю внятно и быстро рассказать, зачем вы сюда приходили. В таком случае я всем говорю, что ты на улице к девушке пристал, а мой друг ее решил защитить. В результате чего ты ему нанес легкие телесные повреждения. Это если ты будешь с нами честен. Если не будешь, то расскажу все без утайки: как вы дверь ломали, как в квартиру врывались, как ты мне ножиком угрожал, и как при обыске у тебя в карманах я нашел пакет с очень странным порошком...
  - Начальник, - сказал Петя, - за что ж так-то. Я скажу.
  И он сказал.
  По словам 'адидаса' выходило, что он работал в игорном бизнесе, как он выразился, 'администратором зала'. Сеть клубов, которую держали Петины хозяева, была довольно велика и приносила хороший доход вполне легальными методами. Но вот беда: неделю назад появился везунчик, который трижды выиграл большие суммы в клубах этой сети. Охрана клуба, где все произошло в последний раз, попыталась задержать везунчика, но он сумел уйти. Тем не менее, его запомнили и составили примерный портрет, который к сегодняшнему утру разослали в каждое казино. Везунчик себя ждать не заставил, объявился в очередной раз, да не один, а с бабой. Они пришли как раз в тот самый клуб, где работал Петя. Само собой, везунчика узнали еще на входе, попытались схватить, но каким-то чудом и он, и его баба смогли убежать. Правда, Петя успел схватить его за подол куртки, и куртка осталась у Пети. В кармане куртки обнаружился паспорт, а в паспорте - имя везунчика и адрес прописки. Петя тут же пошел по горячим следам и очутился здесь. Начальник, тля буду, не вру. Отпустили бы меня, ничего ведь плохого не сделал, а другу вашему я фишек отсыплю за моральный ущерб...
  - Цыц, - сказал Боб. - Паспорт его с собой?
  'Адидас' закивал.
  - Давай сюда, - сказал Боб. - Только медленно.
  Он принял из трясущихся рук паспорт в обложке из поддельной кожи. Я заглянул в раскрытую книжечку. С ламинированной странички смотрел на меня очень молодой Черный, еще с короткими волосами и в галстуке.
  - Сука, - сказал я.
  - Наручники принеси из машины, - попросил Боб. - В бардачке. Держи ключи.
  - Начальник... - заныл 'адидас'.
  - Хлебало заверни, - посоветовал ему Боб.
  Я спустился за наручниками. На улице шел тот же дождь, что и с утра. Все было мокрым и печальным, и, пока я искал, где Боб оставил машину, мне натекло за шиворот. Оказывается, мы припарковались за мусорной площадкой: почти что спрятались. Умно. Все кругом, похоже, умнее меня. Сговорились, наверное... Я открыл дверь, потянувшись - черт, больно же - открыл бардачок. Под кипой журналов притаились, тускло блестя, наручники. Раньше я никогда не видел их воочию. Они были очень тяжелыми, на вид опасными, словно хищными. Поднимаясь по лестнице, я немного боялся, что сделаю неловкое движение, и 'браслеты' - так их называют, да? - защелкнутся у меня на запястье, поэтому вздохнул с облегчением, когда наручники взял Боб. Он хлестнул одним кольцом по руке Пети, другим - по трубе батареи и, убедившись, что Петя прикован надежно, сказал мне:
  - Выйдем, поговорить надо.
  Я послушно поплелся за ним в комнату, но он вместо разговора вытащил телефон и принялся обзванивать каких-то знакомых ментов. Было это так: 'Илюха, здоров. Сам как? Нормально? Слушай, пошли одного лоботряса игровые автоматы обходить. Казино? Казино пускай тоже глянет. А все просто: надо найти двух человечков. Мужик и девчонка. Нет, фоторобот не получится. Какой еще фоторобот? Да их ни с кем не спутаешь. Он высокий, худой, волосы черные, длинные. Лет тридцать на вид. Девушка - брюнетка, волосы до плеч, вьются. Девушка роста мужику по грудь, выглядит на двадцать-двадцать пять. Глаза черные. Большие, круглые. Фигура? Спортивная, я бы сказал. Что ты ржешь, дубина. Что - особые приметы? Не, особых нет никаких, вроде. Вместе они все время, вот особая примета. Не разлей вода. И играть будут. В автоматы. Запомнил? Все, как увидит их твой человек - пусть в участок ведет и мне звонит. Спасибо тебе, старик. До связи'. Потом он набирал следующий номер, и все повторялось: 'Серый, хай. Сам как? Слушай, есть дело одно...'
  Как это гнусно, слушать полицейское описание любимого человека. Дина была невысокая, гибкая и стройная. Ее глаза все время меняли цвет: утром - как черный янтарь, днем - как влажный базальт, вечером - как древесный уголь. Они научили меня различать оттенки черного, ее глаза. У Дины был небольшой прямой нос, как у Афины Кресилая, и мягкие губы - как у Венеры Боттичелли. Волосы Дины сверкали, точно вороненая сталь. Я не знал женщины красивей ее.
  Наконец, Боб закончил последний разговор и сказал: 'Уф'.
  - А почему автоматы? - спросил я.
  - Он в казино выиграл, так? - спросил Боб
  - Так.
  - Ему понравилось, так?
  - Ну.
  - Ну а теперь подумай, что у него на уме, и как ему в этом может помочь твоя Дина.
  Через секунду я понял, как она может ему помочь.
  - Дерьмо, - сказал я.
  
  Глава 2
  Лимон, лимон, лимон
  
  - Да, - сказал Черный. - По уши в дерьме теперь.
  Его рубашка потемнела от дождя, брюки по низу были исхлестаны грязью. Дина заглянула ему в глаза. Он глубоко затянулся, выпустил дым из уголка губ, бросил взгляд под ноги. Дине захотелось стать маленькой и незаметной (как когда-то), убежать, спрятаться... но она сделала выбор, пошла с Черным, и теперь ей надлежало быть с Черным всегда и везде. И в любую погоду. Она поежилась, плотнее запахивая короткий плащ. Хорошо, что джинсы надела, замерзла бы в юбке сейчас. Даром, что июнь месяц.
  - Холодно? - спросила она Черного. - Может, к тебе домой зайдем, другую куртку наденешь?
  Черный бросил окурок.
  - Нет. Давай сначала сыграем еще раз. Только накачку сделаем. Для гарантии.
  Это было ужасно - дарить на улице, под чужими взглядами, да еще дождь снова начал накрапывать - но Дина кивнула:
  - Ладно. Только за угол отойдем.
  За углом был проспект, очень людный, так что пришлось вернуться, зайти во двор, но там шумела детская площадка, и они прошли в следующий двор, смрадный и душный питерский 'колодец'. Там, среди мусорных баков, они обнялись. Дина приникла щекой к мокрой ткани. От Черного пахло дорогим дезодорантом и табаком, и еще его собственным запахом, грубоватым и терпким. Она закрыла глаза. 'Возлюбленный, возлюбленный... прекрасный, первый из равных. Каждый волос твой - что алмазный, каждый шаг твой - радость для земли. Глаза твои - что зеленые луны, длань - что серп судьбы, движения - будто волны в море. Так разделим же удачу, ибо краток наш век, и жестоки враги наши; страданием полнится земля, и предки скорбят об усопших. Станем же, словно ветер, легки; словно вода, непреклонны. Станем быстрыми, словно жаркое пламя, и, подобно земле, неустанными будем в делах. Радость, любимый, великое чудо грядет...' Они стояли, обнявшись, живые и теплые посреди дождя, и дарили друг другу. Дина была сильнее, Черный был совсем слабым рядом с ней, но Дина чувствовала, что он старается изо всех сил, до последней капли себя выжимает, чтобы она стала хоть немного, хоть ненадолго удачливее, чтобы испытала на себе священный дар Тотема... Дина глубоко вдохнула, задержала дыхание, а, когда стала выдыхать, то на грани слышимости возник нежный звук, такой тихий, что непонятно, был ли он на самом деле. Звук, который умеют издавать только кошки.
  Так прошла маленькая вечность.
  - Пойдем, - сказал Черный.
   Взявшись за руки, они вышли на улицу - накачанные волшебным везением, невероятно удачливые, почти как боги... на ближайший час-два. Потом, Дина знала, накачка иссякнет. Но им этого времени хватит. Должно хватить. Казино было совсем близко, сплошь матовые стекла и вечный, ни днем, ни ночью не угасающий огонь рекламы. К широким дверям вела лестница, облицованная белесой плиткой, а по обе стороны от лестницы лежали медные сфинксы. 'Как там сейчас Тимка?' - подумала Дина, поднимаясь по ступеням. Что сделано, то сделано, назад не вернешь. Рано или поздно все равно пришлось бы выбирать... Они вступили в зал, наполненный звоном и электронным курлыканьем. Черный, не останавливаясь, поднялся на второй этаж к 'одноруким бандитам', по лестнице, в точности повторявшей ту, что была на улице. Дина последовала за ним, гадая, подают ли здесь бесплатные напитки. После вчерашнего коньяка страшно хотелось пить.
  Первый же автомат с готовностью сожрал купюру. Черный произвел губами звук, нечто вроде 'п-ф-ф!', и нажал кнопку. Нарисованные барабаны на табло завертелись цветным вихрем.
  Лимон, лимон, лимон.
   - Да что такое, - озадаченно произнес Черный. Он повернулся к Дине:
   - Ты в полную силу качаешь, а?
   Дина - она смотрела в сторону - затрясла головой:
   - Пожалуйста, пожалуйста... Только не оборачивайся сейчас, я сначала к тебе повернусь, потом еще раз сыграешь, а потом уже посмотришь...
   - Чего? - удивился Черный.
   - Там двое, в форме, они глядят сюда все время, еще шепчутся.
   Черный хмыкнул и легонько потрепал ее по голове, взлохматив волосы:
   - Расслабься, женщина. Это другая сеть, там был 'Клондайк', здесь - 'Эльдорадо'. Разные хозяева, разные связи, улавливаешь? Глазеют на тебя, вот и все. Ты им понравилась.
   - Да, - сказала Дина. Она не отводила взгляда от тех, в форме. - Не называй меня женщиной.
   - Прости, киска, - миролюбиво сказал Черный. - Давай-ка лучше поцелуй меня, и сыграем опять. Что-то не ладится сегодня, а?
   - Ага, - двое охранников медленно направились в их сторону. Дина поспешно отвернулась, Черный опустил лицо, нашел ее губы. Они поцеловались, сладко и долго, а когда закончили поцелуй, охранники были уже рядом.
   - Пройдемте с нами, молодой человек, - сказал один из них и взял Черного под руку. В тот же момент второй шагнул к Дине, но трогать не стал. Из вежливости.
   - Хорошо, - сказал Черный. - С удовольствием.
  И ударил охранника в челюсть.
   Дина с места рванулась к выходу. Цепкие пальцы, как клювы стервятников, впились в плечо, но Дина вильнула в сторону, очень быстро и очень ловко, и освободилась. 'Солнышко, - успела подумать о Черном, - подарил, сколько мог'. Она побежала прямо к окну, большому, во всю стену. Пол, казалось, летел навстречу, от падения удерживал только сумасшедший бег. Она не оглядывалась: знала, что Черный спасется. Если она спаслась, то и ему ничего не грозит. Он дарил ей, она дарила ему, и она была сильнее - все просто. Вот и окно, и еще двое дуболомов перед ним, уже растопырились в ожидании легкой добычи. Нет, мальчики. Право дотронуться до кошки надо заслужить... Дина выставила согнутую в локте руку и с разбега ушла в кувырок, прямо под ноги охранникам. Они такого, конечно, не ждали. Дина заметила краем глаза, что один схватил руками воздух, там, где рассчитывал ее поймать. Дина трижды перекатилась через голову и, не дожидаясь, пока мир вокруг нее перестанет вертеться, прыгнула прямо на оконное стекло. Она ударила обеими руками и ногой, стекло всхлипнуло и распалось на тысячу кусков, так что Дина полетела на землю, будто окутанная стеклянным водопадом. Тротуар поддал по ногам, вышибая дух, и пришлось снова несколько раз катиться, на сей раз боком, чтобы погасить инерцию падения. Затем началась сумасшедшая гонка - за угол, через перекресток, и дальше по проспекту. Черный, злой и невредимый, бежал рядом с ней. Остановились они только в двух кварталах от казино, тяжело дыша и уперев руки в колени.
  Дина долго не могла перевести дыхание, а когда, наконец, сумела разогнуться, то поняла, что везение закончилось.
  Прямо перед ней, терпеливо ожидая, пока она отдышится, стоял милиционер. Это был пожилой, тучный дядька. От него шел особый запах, запах одежды, которую носят, не меняя, сотни дней кряду, запах, который не могут заглушить никакие стирки, никакой одеколон - запах казармы. И еще от него несло чесноком. Из-под фуражки топорщился ежик седоватых волос. Милиционер был монументален, он возвышался над окружающим ландшафтом, он подавлял и внушал почтение. Он не спешил обратить на себя внимание, поскольку знал, что рано или поздно его неминуемо заметят и воздадут должное.
  - Сержант Копайгора, - сказал милиционер. Фамилия оказалась всему остальному под стать. - Документики показываем.
  Дина бросила быстрый взгляд на Черного: бежать? Но Черный никуда бежать не торопился. Он смотрел назад. Преследователи все-таки их догнали - почти. Теперь оба охранника стояли метрах в двадцати от них и точно так же, как они, пытались отдышаться. Выражения лиц охранников можно было читать, как открытую книгу. Очень короткую книгу. На самом деле, всего несколько слов.
  -...А нет документов, - произнес Черный. - Паспорт я потерял сегодня.
  'Правду говорить легко и приятно', - подумала Дина. Ее трясло.
  - Тогда пройдемте, - сказал милиционер. - Номер паспорта помним?
  - Э-э, не-а, - сказал Черный, нагло улыбаясь.
  - Пошли, там разберемся, - флегматично велел сержант Копайгора.
  - Пошли, - согласился Черный.
  Они зашагали по проспекту. Черный молчал и улыбался. Дине было страшно. Она боялась этого чересчур спокойного мента, боялась улыбки Черного, боялась оглянуться, чтобы не увидеть охранников. И еще ей до слез хотелось пить. Пересилив себя, она все же обернулась и увидела, что охранники идут следом, сохраняя дистанцию. Один из них помахал рукой. Дине стало еще хуже, но тут сержант Копайгора сказал: 'Налево'. Они прошли под арку в тесный дворик. Справа оказалась желтая кирпичная стена, слева - красная кирпичная стена, а прямо, в самом сердце дворика притаилось двухэтажное здание с окошками, забранными решеткой. Милиционер пропустил Дину и Черного вперед, предоставив им самостоятельно открыть единственную дверь в здании, которая разразилась безнадежным, заунывным скрежетом. За дверью оказался длинный коридор, а вдоль по коридору тянулся ряд камер. В самой дальней камере кто-то заунывно кричал: 'Мамама... Мамама... Мамама...' 'Обезьянник', - подумала Дина.
  - Ну что, голубки, - сказал милиционер свежим голосом. - От кого бежали-то?
  - Ни от кого, - быстро сказала Дина, а Черный добавил:
  - Утренняя пробежка.
  Сержант Копайгора покачал головой.
  - Это в двенадцать-то часов дня? Долго спите, девочки.
  У Черного поползла вверх правая бровь. Дина испугалась, что он скажет какую-нибудь грубость в ответ, но мент продолжал:
  - Родственник тут, понимаешь, с ног сбился, ищет их, а они по улицам бегают. Сейчас позвоню, он за вами приедет, а вы пока посидите тут. Полезно будет. И мне меньше хлопот.
  Дина почувствовала, что у нее в голове словно бы надулся огромный, мягкий шар, и еще послышался звук, будто далеко-далеко застрекотал кузнечик. 'Побледнела, - подумала Дина, - точно, побледнела'. Тем временем милиционер отпер дверь в первую камеру. Там было пусто, только стояла у стены длинная лавка. Черный не спешил входить: в камере кисло и непристойно воняло блевотой. Тут же нашелся источник запаха - звездообразная лужа на полу рядом с лавкой.
  - Ну, чего ждем, - сказал мент беззлобно. - Не люкс, да. Потерпите полчаса, ничего не станется.
  Дина шагнула через порог, предварительно задержав дыхание. Черный последовал за ней, и милиционер закрыл дверь, на удивление аккуратно и тихо, без лязга и скрежета, с каким обычно закрываются тюремные двери в кино. Словно во сне, Дина села на лавку. Словно во сне, выдохнула. Потом пришлось вдохнуть, и ощущение сна мгновенно развеялось, потому что, когда спишь, редко ощущаешь запахи. Ну, во всяком случае, запахи такой силы.
  - Что делать будем? - спросила Дина.
  Черный пожал плечами. Он предпочел не садиться, а встал у двери, повернувшись к Дине спиной и засунув ладони в карманы. Локти при этом у него оттопырились, как ручки бульонной чашки.
  - Тимка нас ищет, - беспомощно продолжала Дина. - Что делать-то а, Макс?
  - Кто ищет - тот всегда найдет, - не оборачиваясь, бросил Черный. - Скажем, что прикололись.
  - А поверит?
  Черный хмыкнул.
  - Тебе точно поверит. Скажи, мол, хотели денег в автоматы наиграть, ему подарить.
  'Правду говорить легко и приятно, - подумала Дина. - Особенно, если немного привирать'.
   - Тем более, все почти так и было, - сказал Черный, точно прочел ее мысли. - За исключением последнего.
  Дина увидела на полу таракана. Таракан неторопливо подполз к луже и застыл у одного из рвотных протуберанцев. Дина почувствовала легкое головокружение. Во рту внезапно стало полным-полно слюны. Надо было срочно отвлечься.
  - Макс, а почему они на нас так взъелись? - спросила Дина. - Что, нельзя выиграть совсем у них, что ли? Это же нечестно...
  Черный помолчал.
  - Прости, - сказал он нехотя. - Я ведь тебе совсем другое обещал. Денег обещал, жизни сладкой... Ирландия, домик у моря. Прости.
  Дина вздохнула и тут же об этом пожалела.
  - Ну, ничего, - сказала она, - найдешь себе другую подружку, еще посильнее меня. Будет тебе так дарить - по воде ходить сможешь...
  - Не говори ерунды, - сказал Черный, а Дина подумала, что он ее, все-таки, здорово любит. Ей стало немного легче. Она подошла к Черному сзади, обняла его и прошептала:
  - Что-нибудь придумаем, а? Не может ведь так быть, чтобы мы больше не виделись, правда?
  - Придумаем, - сказал Черный. - Напридумывали уже. Допридумывались.
  - Просто не повезло, - начала Дина. Она тут же поняла, какую глупость сказала, но было поздно. Черный сбросил ее руки со своих плеч и принялся мерить шагами камеру:
  - Не повезло. Ага. Нам-то. Конечно. Ты же у нас, вроде, чудо природы. Тебя, помнится, службы вербовали. Вербовали? Было, а?
  Дина покорно кивнула. Ноги ее мелко тряслись - начало сказываться пережитое напряжение. Дина снова опустилась на лавку.
  - Если кого-то в Отдел вербуют, значит, он того стоит, как-никак. А? Рекордсменка?.. И вот ты все утро меня подкачивала. Вроде бы. С ночи еще. Я уже не просто удачливым должен быть, в меня стрелять можно, пули отскакивать будут. А мы отчего-то, э-э, сидим по уши в дерьме, и ты мне - 'не повезло'. А?
  Он встал перед Диной, так что она, сидя на лавке, видела только его ширинку. Дина разозлилась, впервые разозлилась на Черного по-настоящему. Даже слезы навернулись на глаза от гнева. Стоит тут. Король болота. Отчитывает, как школьницу. На себя посмотри, чучело.
  - Откуда я знаю? - крикнула она, задрав голову. - Я все, как надо, делаю. Откуда я знаю, что не так? Может, если бы не я, нас бы пристрелили уже. Вон как мы со второго этажа сиганули, хрен так без накачки выйдет. Я что, виновата, что Тимка нас ищет?
  - Тимка, - пробормотал Черный. - Тимка... Кто бы мог подумать. Был ведь тише воды, ниже травы. Лузер, тряпка. Алкаш. Ты ведь написала: не ищи. Вот чего он полез, а? Чего ему от нас надо?
  Дина спрятала лицо в ладонях. Тимка. На третьем курсе она уехала с родителями в Египет, а Тим остался здесь, в Питере. Ее не было две недели, и каждый день он звонил ей, сумасшедшие деньги потратили на разговоры, тогда и обычная-то мобильная связь стоила недешево, а тут еще роуминг... Родители Дины терпеть не могли Тима - хотя он тогда еще совсем не пил - и встречать ее в аэропорт он не поехал. Встречу назначили у Казанского собора, перед фонтаном. К тому времени как пришла Дина, Тим уже был на месте. Они увидели друг друга, когда между ними оставалось полсотни метров, и Тим побежал навстречу. Дина тоже могла побежать, на ней были легкие туфли без каблуков и спортивный лифчик, но она решила, что будет выглядеть глупо и только улыбалась, а он подлетел, схватил ее за талию и приподнял над землей.
  Это было хорошее время. Наверное, самое лучшее время в ее жизни.
  А потом появился Черный... нет, не так. Черный был с самого начала. Лучший друг Тима - рубаха-парень, игрок и аферист. Дина и Черный недолюбливали друг друга. Или, по крайней мере, верили в это. Но потом случилась та скверная ночь, ночь глупой мести, ночь глупой измены. Дина просто хотела его проучить - пьяного, своевольного Тимку - а Черный оказался рядом. Кто мог знать, что глупая месть обернется глупой любовью. Большой любовью. Большой глупой любовью.
  - Сколько времени? - спросил Черный.
  Дина машинально глянула на часы.
  - Два почти, - ответила она. - А что?
  - Два, - задумчиво сказал Черный. - Так... Вышли от тебя мы в десять... Куртку с паспортом с меня стащили - было двенадцать...
  - Позже, - отозвалась Дина.
  - Двенадцать, - раздраженно Черный. - Я знаю, что говорю. Как раз время посмотрел перед этим... Выходит, если даже Тимка сразу проснулся, как мы ушли, то с того времени всего четыре часа прошло. Быстро он среагировал. Вот что значит с легавым дружить.
  - Думаешь, Боб ему помогает?
  - Уверен.
  - Да, Тимка молодец, - безучастно сказала Дина. - Зря я тебя послушала. Надо было попрощаться по-человечески, а не убегать.
  - Скучаешь, - произнес Черный.
  - Нет, - сказала Дина, почувствовав раздражение.
  - Скучаешь, - с нажимом повторил Черный.
  - Я же сказала, нет! Перестань, Тим! - воскликнула Дина и осеклась. Ей и раньше случалось называть людей именем мужа, она слышала, что такое часто бывает, когда долго живешь вместе с человеком. Больше всего на свете она боялась назвать Тима именем Черного, но этого ни разу не произошло. А вот Черного она изредка звала Тимом, отчего Черный приходил в мрачное и язвительное настроение. Но никогда раньше не случалось того, что произошло теперь.
  Черный сильно побледнел, глаза его выкатились из орбит, так что лицо стало похоже на яичницу из двух яиц. Потом он оскалился и начал рычать, хрипло и с каким-то нутряным присвистом. Дина онемела от ужаса, а Черный, подбежав к двери, ударил в нее ногой. Бесполезно: дверь видала и не такое. Черный снова разбежался и опять атаковал дверь - с тем же результатом. Это наверное, выглядело комично, но Дине было не до смеха. Опомнившись, она вскочила, подбежала к Черному и встала у него на пути. Он налетел на нее, оба упали на грязный пол. Падая, Дина подумала, что это, верно, была последняя глупость в ее жизни - собственным телом остановить мужика весом девяносто килограммов. Но упали они на удивление мягко и медленно, все-таки не зря она старалась, накачивала его удачей там, за мусорными баками, и еще раньше, с утра, и ночью, дома. Черный, лежа сверху, всхлипывал и бился, а Дина заплела его ноги своими, держала за руки и приговаривала: 'Ну-ну-ну, все уже, все...'
  Мало-помалу он затих. Дина лежала, обнявшись с ним, слушая крики из дальней камеры: 'Мамама... Мамама... Мамама...' Никогда еще не бывало ей так одиноко. Никогда еще не бывало ей так страшно. В коридоре раздались шаги. Дина решила, что сейчас придут к ним, станут бить Черного, чтобы не скандалил. 'Не дам', - решила она, крепче прижалась к любовнику и зажмурила глаза.
  - Здрасте, - сказали в коридоре. Голос был незнакомый, низкий, бархатный. Очень приятный голос. Дине он понравился.
  - Ну, здорово, коли не шутишь, - ответил голос сержанта Копайгоры. - Чего надо-то?
  - Вы парочку задержали? Мужика высокого и девчонку?
  - А! - обрадовался мент. - Так вы родственник!
  Бархатный проговорил: 'М-м'.
  - Проходите, проходите, - говорил между тем милиционер, - Борис Семеныч как раз утром звонил, сказал у казино дежурить, так я туда пошел, глядь - а они навстречу бегут! Ну, думаю, и ходить никуда не надо. Вот повезло-то. Вы тут подождите минуточку, а я их сейчас приведу.
  - Очень хорошо! - сказал бархатный. - Замечательно.
  У кошек есть особенное чувство. На протяжении многих тысяч лет они были всего лишь маленькими пушистыми существами. Клыки и когти страшны только для тех, кто еще меньше тебя, а для крупных хищников ты - всего лишь добыча. Поэтому кошки научились предвидеть смертельную опасность загодя. Хотя бы за несколько секунд.
  Правда, в данном случае это умение было совершенно бесполезным.
  - Макс, давай, поднимайся, Макс, - зашептала Дина. - Ну вставай же, беда, случилось что-то, там за нами пришли!
  Черный лежал, вцепившись в нее, словно утопающий. Дина однажды тянула из воды мальчишку, когда подрабатывала вожатой в лагере. Ей было шестнадцать, мальчишке - двенадцать, и весить он мог никак не больше нее самой, но Дине казалось, что он тяжелее Земли, и он цеплялся за нее руками и ногами так же, как теперь это делал Черный... Она задергалась, пытаясь освободиться, и тогда дверь в камеру открылась.
  - Полюбуйтесь, - укоризненно сказал мент. - Даже здесь трахаться затеяли.
  При этих словах Черный как ни в чем не бывало встал, помог подняться Дине и спросил:
  - Вы кто такой?
  Он обращался к невысокому мужчине, который выглядывал из-за сержантского плеча. Мужчина принадлежал к той породе людей, чья внешность позволяет сразу отнести владельца к категории 'бандит'. Иногда такое впечатление бывает ошибочным. Но, если вы увидите перед собой бритого налысо мужика с грубыми монохромными татуировками на руках и глубоким шрамом через скулу, то вряд ли станете выяснять, ошиблись или нет.
  - Как не стыдно, - сказал мент. - Жену увел, друга старого знать не хочет...
  - Здравствуй, Максик, - жизнерадостно сказал бритый тем самым бархатным роскошным басом. - Вот я вас и нашел. Пойдем, разговор есть.
  - Потолкуйте по-дружески, - сказал мент и заржал.
  - Погодите, - сказала Дина. - Что происходит? Я вас не знаю.
  Бритый нахмурился.
  - Потом поговорим, - буркнул он. - Пошли.
  Шрам у него на лице был толстым, нежно-розовым и походил на второй рот.
  - Давайте-давайте, - поддержал мент. - А то помогу сейчас.
  - Да я этого мудака впервые вижу! - заорал Черный. - Это похищение, вы что, не понимаете?
  - Стыдно, - сказал бритый, благодушно улыбаясь обоими ртами. - Ай, как стыдно...
   - Так, - сказал мент и отстегнул от пояса дубинку. - Семейные вопросы дома улаживать будете. На счет раз очистили помещение. Раз.
   Черный повернулся к Дине, изо всех сил ей подмигнул и решительно шагнул к выходу. Дина совершенно не поняла, что означало это подмигивание, но решила, что Черный что-то придумал. Поэтому она пошла следом, стараясь держаться прямо и не глядеть на бритого. Когда она проходила мимо, то не удержалась и скосила глаза. Бритый ухмылялся.
   - Спасибо вам, - обратился он к сержанту Копайгоре, когда все вышли в коридор. - Без вас еще долго бы искали.
   - Борису Семенычу привет передавайте, - сказал милиционер бодро. Он запер дверь в камеру простым ключом, похожим на букву 'Г'. 'Интересно, зачем он ее запирает? - отрешенно подумала Дина. - От кого? Господи, чушь какая в голову лезет. Так, собралась, собралась... Выйдем - через голову кувырнуться попробую, как тогда, в казино. И деру. Как бы Максу сигнал дать? А получится ли через голову? Дура, дура, и он тоже хорош. Надо было не ссориться в этом обезьяннике вонючем, а накачку дарить'. Все это промелькнуло у нее в голове, пока бритый вел их к выходу. Больше она ничего не успела придумать, потому что за дверью обнаружился огромный джип, блестящий, словно мокрый бегемот. У дверей джипа стоял еще один бандит - теперь Дина была уверена, что это бандиты, кто же еще, такие страшные, этот худой, прыщавый, смотрит на нее, будто уже изнасиловал, нет, нет, не хочу, да что же это такое...
   Тут бритый похлопал ее по плечу и сказал:
   - Слушая Тотем, поступишь верно.
   После чего подмигнул, будто старой знакомой. Дина настолько не ожидала услышать эти, заученные с детства, слова, что беспрекословно позволила себя усадить в джип. Бритый подождал, пока она устроится на заднем сиденье, и аккуратно закрыл за ней дверь. 'Наши, - думала Дина растерянно и радостно. - Наши. Это же только хинко знают. Они - тоже хинко, выходит? Может, это спасение?' Худой сел на место водителя и без выражения посмотрел на Дину в зеркало заднего вида. Бледные щеки худого, покрытые прыщами, походили на лунную поверхность, изрытую кратерами
   Тут открылась дверь с другой стороны, и на Дину тяжело упал Черный. Глаза его были закрыты, обеими руками он держался за голову. Дина взвизгнула. Машина, ужасно дернувшись, взяла с места.
   - Отпустите! - закричала Дина.
   С переднего сиденья обернулся бритый.
   - Тебе тоже, что ли, захотелось, сестренка? - удивленно спросил он. - Ну, получай.
  Траурные пятна заплясали перед глазами Дины, что-то принялось распирать в груди, будто там раздувался шар с раскаленным газом. Боль разломила голову, точно в ней бились тысячи скорпионов, и каждый вонзал свое жало в одно и то же место - в макушку, в кость, в красные нежные оболочки... Дина захрипела, отталкиваясь ногами. Бритый смотрел на нее, улыбаясь своей двойной улыбкой. Боль стала нестерпимой. Машина вильнула.
  - Хватит, - сказал худой бандит. - Увлекся.
  Бритый моргнул. Боль тут же отпустила. Дина тихо заплакала от страха и вместе с тем от облегчения.
  - Пить хотите? - бесстрастно спросил водитель. Дина не знала, что ответить, но, когда ей протянули початую бутылку, схватила ее обеими руками и, едва не поперхнувшись, стала глотать выдохшийся, теплый лимонад.
  - Будешь тихонько сидеть - не трону больше, - пообещал бритый. Только теперь Дина заметила, что у него острые черты лица и маленькие руки с короткими пальцами. Крыса. Как же сразу-то не поняла...
  - Куда вы нас везете? - спросила она. Водитель опять глянул на нее в зеркало заднего вида - как выстрелил рикошетом - и ответил:
  - К своим.
  
  Глава 3
  Listed and wanted
  
  После этого мне стало совсем хреново. Выходит, она для него была чем-то вроде безотказного амулета. Мало кто знал, что Дина могла накачивать партнера с исключительной силой. Мало кто знал, что Дину из-за этого вербовали в органы, и что она отказалась. Ночи после этого не спала, ждала: давить начнут, заставят. Но решения своего не поменяла. Мало кто знал...
  Было еще одно обстоятельство.
  Те, кто держал дома кошку, знают, какое это независимое и гордое существо. Ни одна кошка не унизится до того, чтобы подойти к человеку, а тем более, потереться о ноги или вспрыгнуть на колени, если у кошки не будет на то желания. Проси - не проси, дрессируй - не дрессируй. Если вы кошке неприятны, то кошка это скрывать не станет.
  Но как все меняется, если кошка проголодалась или замерзла! Вам громко мурлычут, вам наступают на ноги, вас метят усами и обмахивают хвостом. Многие считают это проявлением двуличной кошачьей натуры: любовь снаружи, расчетливое пренебрежение внутри. Они ошибаются. Кошки по-настоящему испытывают нежность по отношению к тому, кто им сейчас нужен. Есть такая пословица: 'Одна и та же рука способна держать меч и ласкать ребенка'. Эту пословицу сложили кошки. Вернее, те, кто были кошками в прошлой жизни и сохранили об этом память. Эмоциональная гибкость, ребята. Мы так жили.
  Мы и теперь так живем.
  Для того чтобы накачивать (мне больше нравится, как говорили в старину: 'дарить'), так вот, для того чтобы дарить, нам надо, пусть на малое время, ощутить к партнеру горячую любовь и обожание. Это легко, особенно если учесть, что кошки обычно дарят тем, кто им близок - родителям, детям, супругам. Впрочем, способности у всех хинко разные. Считанные кошки могут повысить удачу партнера надежно, быстро и надолго. Например, такими способностями обладает Дина. Я или, скажем, Черный по сравнению с ней - как карманные фонарики рядом с маяком. И все же, в каждом из нас горит священный дар кошачьего Тотема. Нам никто не завидует, потому что мы можем только накачивать других людей, а сами себя - нет. Я слышал, что это связано с законом сохранения энергии. Возможно.
  Как это происходит?
  Секс - самый простой способ сделать накачку в несколько раз эффективнее. Просто прижаться к человеку - тоже неплохой вариант. Некоторые кошки читают про себя что-то вроде молитвы, некоторые занимаются аутотренингом, но все без исключения знают: главное - чтобы соприкасались тела. Значит, сейчас моя жена обнимала Черного и думала о нем, как о земном божестве. А может, он ее трахал, а она думала о нем, как о земном божестве. Или они просто держались за руки, а она...
  - Прекрати, - сказал Боб. - У тебя все на лице написано.
  Я сделал вид, что улыбаюсь.
  - Ну-ну, - сказал Боб.
  Я решил заслониться от него кружкой. Заодно отхлебнул. Пиво было холодное, но невкусное. Черный никогда не разбирался в пиве, для него разливное пльзенское из чешского бара ничем не отличалось от отечественного солодового напитка в пластиковой баклаге. Собственно, как раз такую баклагу я и нашел у него в холодильнике. Ну... в два раза лучше, чем ничего. Я сделал еще глоток и непринужденно спросил:
  - Боб, а у тебя на работе что-нибудь интересное было в последнее время?
  Боб подумал.
  - Да нет, - сказал он. - Что у меня может быть интересного... Вызывают, приезжаем - там опять какой-нибудь придурок 'спидов' перебрал и буянит. Ну, ему дубинкой по шарам и в машину. Романтика.
  - А расследования?
  Боб махнул ручищей.
  - Ты телевизор-то поменьше смотри. Не видели? Не замечали? Не встречали? Ах, встречали? А где? Не помните? Жаль. Ну, спасибо за обалденную помощь в раскрытии преступления. Родина вас не забудет. Все.
  ...просто держались за руки, а она, закрыв глаза, думала о нем, как о земном божестве. Накачка - это меньше, чем любовь, но гораздо больше, чем дружба. После накачки все меняется...
  - Вот у Сашки - у нее да, интересная работа, - продолжал Боб, глядя на меня с недоверием. - Такая, тля, интересная, что когда-нибудь вдовцом останусь.
  - Постучи по дереву, - сказал я.
  Боб усмехнулся.
  - Стучи, не стучи, все одно. Пули, знаешь, стука не боятся. Пули вообще ничего не боятся, они - дуры...
  Мы посмеялись, хотя смеяться не хотелось ни мне, ни ему. Жену Боба звали Александрой. Она часто говорила, что ее родители хотели мальчика, потому и назвали дочь таким именем. Как бы то ни было, Саша выросла девушкой боевой, самостоятельной и выбрала мужскую профессию. Сейчас она носила лейтенантские погоны, а служила в организации, которую называла просто 'Отдел' (с большой буквы, ребята). Чем она там занималась, я точно не знал. Ни Боб, ни Саша об этом не распространялись, а спросить было неловко - хотя, вроде бы, в Академии Саша училась на психолога. В прошлой жизни она была кошкой, как я и Дина. Хинко-псы прекрасно уживаются с кошками-хинко, это всем известно. А вот кошки с кошками...
  - Слушай, а как это они все тебе подчинились? - спросил я. - Неужели ты такая важная птица, что, стоит позвонить, все сразу перед тобой расстилаются?
  Боб почесал в затылке.
  - Никакая не птица, - сказал он. - Друзей умею заводить, вот и все.
  Я хмыкнул.
  - Тайный дар собачьего Тотема?
  - Волчьего Тотема, - серьезно поправил Боб. - И Тотем тут ни при чем. Просто у меня всегда было много друзей.
  - И все - менты, - в тон ему откликнулся я.
  - Не только, - сказал он печально. - Еще вот кошаки всякие глупые, бесполезные. Вечно пьяные.
  Он приставил ладони к голове на манер кошачьих ушей. Потом рассмеялся и, протянув через весь стол руку, хлопнул меня по плечу.
  - Найдем, - сказал он. Я кивнул.
  Мы по-прежнему сидели на кухне у Черного. Петю-'адидаса' увезли неразговорчивые сотрудники Боба, причем Петя слезно просил его не забирать, обещая всем нам фишки и девочек. После этого прошел, наверное, час или около того. Пиво заканчивалось. Я все ждал, когда же, в конце концов, алкоголь сделает меня мягким и лояльным к судьбе. Честно говоря, я устал. Подлец, которого я считал другом, украл мою жену; я все утро бегал по лестницам; мне наносили удары под дых и подсовывали дерьмовое пиво из холодильника. По-моему, я заслужил если не забытье, то хотя бы легкое опьянение. А оно не приходило. Даже наоборот, с каждым глотком я становился все трезвее и злей. Черный. Сука. Ничего, весь город теперь ищет тебя. Как тебе - против целого города? 'Десяток ментов - это не весь город, - укоризненно сказал голос в голове. - Все-таки ты пьян. И потом, почему ты думаешь, что он еще в Питере?' Я вздрогнул.
  - Боб, а вдруг он... они уехали сразу из города? - спросил я.
  Боб задумался.
  - Может, и так, - сказал он. - Но тогда мы вообще ничего не можем сделать. Только в розыск дать.
  - Давай дадим, - сказал я безнадежно. Боб поднялся из-за стола:
  - Поехали к тебе. Фотографии найдем. Надо же портреты будет напечатать.
  - Listed and wanted, - пробормотал я. - Бред какой-то.
  - Пошли-пошли,- сказал Боб. - Хватит бухать.
  Я не спешил. Мне никуда не хотелось ехать, а бухать как раз хотелось, и очень сильно. Но надо было оставаться в хорошей форме, потому что вдруг Черного с Диной найдут уже сегодня. Тогда надо будет... вот что надо? 'Морду набить, - услужливо шепнул голос. - Искалечить. Вор'. У меня заболел ушибленный поддых. Я не хотел никого бить, я только мечтал, чтобы все это поскорее закончилось, и Дина бы ко мне вернулась. Тут мысли заканчивались, и начинались мгновенные страшные видения, в которых Дина обнимала Черного, вставала перед ним в мои любимые позы, стонала, мурлыкала - невозможно представить... но это же была Дина, девочка моя единственная, чистая, любимая, которая ни разу за все шесть лет не давала не повода для ревности ни взглядом, ни жестом... Я нацелился отхлебнуть из кружки. Кружка была пуста.
  - У меня нет его фотографий, - сказал я. - Нету в моем доме фотографий этого... - комната дернулась перед глазами, и пиво тут было не при чем. Еще никогда не случалось мне кого-либо так ненавидеть. Дерьмо, дерьма кусок, подонок, тварь. Убью. Так бы поступил мой Тотем, так поступлю и я.
  - Тогда здесь поищем, - предложил Боб. Я встал. Ого. Нет, определенно, в эти баклаги что-то подмешивают. Ведь трезвый сидел только что.
  В комнате я первым делом подошел к шкафу и сладострастно, широким движением вывалил на пол книги. Ни за чем, просто так. Несколько пинков по книгам. А вдруг там и впрямь фотографии найдутся. Книги, будто квадратные птицы, взмахивали переплетами, но улететь не могли. Чем бы еще поживиться? Мебели в комнате было всего ничего: тот самый шкаф, который я только что победил, заваленный хламом письменный стол, офисное кресло на толстых паучьих ногах да тумба с телевизором в углу. Тяжелым шагом я подступил к столу и, словно ножи из тела жертвы, выдернул все три ящика. Ящики стонали, из них сыпалась разнородная мелочь: презервативы, зажигалки, сломанный плеер с обвислыми кишками наушников, исписанные ручки, окурки, пузырьки от каких-то лекарств. Ни одной фотографии. Боб стоял в дверях, прислонившись к стене и сложив руки на груди. Когда он складывал руки на груди, то становился похож на голливудского полицейского. Боб молчал, и молчание это, вкупе со сложенными руками, говорило, что на нашей стороне закон, детка. Ладненько, ищем дальше. На столе - диски, грязные тарелки, компьютерные потроха. Роскошный ноутбук, открытый, являющий свету заляпанные экран и клавиатуру.
  - Включи-ка, - посоветовал Боб. - Там, скорее всего, фотки есть какие-никакие.
  Я последовал его совету и, пока оживал ноутбук, сбросил хлам с кресла. С дорогого кожаного кресла, такому место в директорском кабинете. Подтянув кресло поближе - оно, как танк, с тяжелым лязгом проехалось по полу - я попытался устроиться за столом. Ничего, удобно. Ногам что-то мешает. Что-то бесформенное, шуршащее. Сумка какая-то. Я двинул ногой, но сумка не пожелала сдаваться, ей было уютно в ее логове под столешницей, и она не хотела делить належанное местечко с моими ногами. Выругавшись, я нагнулся, ухватил сумку за первую попавшуюся лямку и выволок ее из-под стола. Пусть ее посреди комнаты валяется, все одно свинарник вокруг. Вернемся к ноутбуку. Так. Диск только один. На рабочем столе - ярлык 'Мои документы'. Готов поспорить, там действительно его документы.
  - Тим, - позвал Боб, - глянь-ка.
  Сумка стояла на полу, приоткрыв зев. Это была здоровенная дорожная сумка с жесткими бортами, удобным широким ремнем и кучей симпатичных боковых карманов. Снизу элегантно топорщились колесики. Сначала я ничего не понял, но затем, когда Боб полностью расстегнул молнию, я увидел, что сумку наполняли пачки купюр. Доверху.
  Вот здесь я должен сделать признание. Мне тут же страшно захотелось взять несколько пачек. Если бы не Боб, я бы, наверное, так и поступил. Но Боб, хладнокровно запустив в сумку лапы, стал выгребать из нее деньги и аккуратно складывать рядом на грязном полу. Он делал это как-то обыденно, буднично, словно разбирал покупки, вернувшись из магазина. Наваждение рассеялось, я опустился на колени и принялся помогать Бобу. Очень скоро выяснилось, что денег было не так много, как показалось вначале. Пачки занимали примерно четверть от всего объема сумки, а под ними лежала аккуратно сложенная одежда: пара джинсов, свитер, белье. В боковом кармане, похожем на велосипедную сумочку, мы нашли электробритву. В другом кармане - швейцарский нож.
  - Ясно, - сказал Боб. Он уселся в директорское кресло, глядя на выпотрошенную сумку. Закинув ногу на ногу, Боб нашарил в кармане форменной рубашки пачку сигарет и закурил. Курил он редко и по очень серьезным поводам, поэтому немудрено, что я забеспокоился.
  - Что - ясно? - спросил я.
  Боб задумчиво пыхнул дымом в мою сторону, поспешно извинился и стал размахивать руками, отгоняя дым, как муху. Этим он добился только того, что дым разошелся по всей комнате, отчего стало положительно невозможно дышать. Боб сказал:
  - Ясно, во-первых, что он действительно собрался добывать деньги игрой. Причем, уже начал, и у него неплохо получалось. Не врал, значит, Петя этот...
  - А одежда? Он уезжать собрался? Зачем?
  Тут же всплыло воспоминание: мы с Черным, еще до ссоры, смотрим под пиво и рыбку 'Святых из трущоб'. 'Мы с тобой, Тимоха, ирландцы по духу', - сказал тогда Черный непонятно и задумчиво (он был уже здорово пьян). Он всегда боготворил Ирландию, не знаю почему. А я ему возразил: 'Все ирландцы - ирландцы, но некоторые ирландцы ирландей других...' Я тоже был здорово пьян, и эта фраза показалось нам обоим жутко смешной. Вот оно как, Черный. Значит, ты решил стать ирландей всех...
  Боб поискал, куда бы сбросить пепел и, не найдя, стряхнул его прямо на пол. Полу от этого хуже не стало.
  - Я так полагаю, - с расстановкой проговорил Боб, - я так полагаю, что Черный не дурак. Он понимал, что рано или поздно его вычислят и попросят вернуть денежки. Вот и приготовился к отъезду. Правда, со временем не рассчитал. Кстати! - он вдруг просиял и погрозил мне сигаретой. - Кстати, здесь одежда только для него. Это, скорее всего, значит, что Дину он собой брать не планировал. То есть, она, должно быть, с ним заранее не договаривалась...
  Я застыл.
  - Черт. Извини, - спохватившись, сказал Боб.
  - Проехали, - сказал я.
  Боб принялся старательно давить сигарету о подошву ботинка.
   - Вообще, я слышал, прикрывать собираются всю эту лавочку, - сообщил он. - Вроде, закон готовят, чтобы все казино из города убрать. Тоже повод торопиться.
  Я безучастно кивнул. Закон так закон. Дура лекс, сед лекс.
  
   - Непонятно только, каким образом Черный успел столько наиграть, - продолжал Боб. - Вроде, они... в общем, если он только сегодня утром с Диной... Э-э...
  - Я понял, - сказал я быстро. - А может, они здесь уже были? Черный сыграл, пришел сюда... с Диной... деньги оставил, потом опять ушел. Ушли, то есть, они. С Диной.
  Боб покачал головой.
  - Со временем напряженно. Но, скорее всего, что так и было. Либо его еще кто-то подкачивал до Дины. О!
  - Чего?
  - Что, если он сам себя научился. А? - Боб щелкнул пальцами.
  - Что, сам себе удачу повышать? Это исключено.
  - Уверен? - спросил Боб с подозрением.
  Я вздохнул.
  - Этого вообще никто не умеет. К сожалению. У нас получается работать только с другими людьми, себе ни одна кошка дарить не сможет. Это... ну, как самому с собой поцеловаться, что ли. Невозможно при всем желании.
  Последовала пауза.
  -Да, неудачное сравнение, - признал я.
  Боб пожал плечами:
  - Тебе виднее. Откуда мне знать, какие у великолепных кошек желания.
  - Ах ты, песья шкура, - сказал я, и мы захохотали. У меня отлегло от сердца. Чертова сумка давала надежду, хоть и слабую, на то, что Дина осталась мне верна. Глупо, знаю. Но я все время ждал какого-нибудь знака, который бы на это указал. Может... может, просто проучить меня решила...
  У Боба за пазухой пискнул телефон.
  - Да, - сказал Боб. - Да? Где? Ай, молодца. А это точно они? Ну, давай. Жди.
  Я боялся поверить, но Боб сказал:
  - Все, нам повезло. Копайгора их поймал.
  - Что, правда? - я даже не стал переспрашивать фамилию.
  Боб улыбался до ушей, словно спаниель, который нашел утку-подранка и принес ее хозяину.
  - Поехали, старик, - сказал он. - За полчаса долетим.
  Это были очень хорошие слова, я бы сказал - героические. После таких слов полагается сразу поехать и за полчаса долететь. Но вышло по-другому. Сначала пришлось ждать, переминаясь с ноги на ногу, потея, дергая пуговицы надетого до времени плаща - ждать, пока Боб побросает деньги обратно в сумку. Разумеется, оставлять их на полу не годилось, изувеченная дверь в квартиру могла считаться дверью только номинально, да и не было гарантии, что сюда не придут старательные приятели адидасового Пети. Но все равно казалось, что Боб надо мной измывается, стараясь растянуть процесс. Наконец, с деньгами было покончено, Боб застегнул сумку (гнев, о богиня! с третьего раза), и, проскочив вперед меня, побежал вниз по лестнице. Всегда он так: сам на коне, а всем остальным предлагаются роли в массовке. Оказавшись в машине, Боб с жирным хрустом врубил передачу, и 'уазик' затрясся по узкой дорожке к выезду. Не тут-то было. Одновременно захотелось выехать еще трем машинам. До черта в этом дворе автолюбителей собралось, доложу я вам. При каждой встрече приходилось тормозить, и начиналась дерганая рокировка, причем казалось, что 'уазику' дорогу уступают подчеркнуто медленно, словно глумясь. В конце концов, проклятый двор остался позади, Боб заложил крутой вираж, выходя на проспект, и уже через пять минут мы, беспечные и стремительные, влетели в пробку. Это была не та вялотекущая, дежурная пробка, в какой ежеутренне и ежевечерне томятся офисные работники. Эта пробка не относилась и к аварийным заторам, когда машинами запружена вся улица, и с первого взгляда ясно, что надо ехать в объезд. Нет, пробка, которая поймала наш 'уазик', принадлежала к редкому, коварному виду пробок, которые сперва заманивают водителя мнимой свободой, а потом внезапно оборачиваются многокилометровым, зловонным, безнадежным стойбищем. Сначала Боб ужасно бранился, вертел руль, строил отчаянные рожи соседям, сигналил и мигал фарами. Потом ему надоело, он заглушил двигатель и сказал:
  - Ничего. Никуда они не денутся.
  - Может, сирену включишь? - осторожно предложил я. Было ужасно сидеть без дела, зная, что твоя жена заперта в камеру с такой сволочью, как Черный. Но Боб только хмыкнул:
  - Все равно никто не пропустит, им двигаться некуда. Вон, посмотри, - он махнул рукой. Я послушно огляделся. Справа от нас стояло два ряда машин, слева - три. Да. Придется ждать.
  И тут на меня накатило во второй раз. Не так, как утром, но тоже очень сильно. Вспомнились последние слова записки: 'Ты неплохой человек, но пьяница и лузер'. Лузер... Ну и словечко. Что-то такое было, песня какая-то. I'm a loser, baby, so why don't you kill me? А, да. Вот что он мне сказал тогда, в тот день. Вместо прощания бросил из дверей: 'Бывай здоров, лузер'. Лу-зер. Теперь то же самое слово нашлось в записке Дины. 'Lose' значит 'терять'. Ты много потеряешь, Черный. Больше, чем я. Черный, Черный, как же я тебя встречу. Слушая Тотем, поступишь верно? Вот что говорит мой Тотем: потерпи, ждать осталось совсем недолго. Как хорошо будет выдавить тебе глаза, мразь. Надавить, медленно, глубже и глубже, а потом резко повернуть, и чтобы брызнуло из-под когтей. А еще можно сбить тебя с ног и сверху прыгнуть, выставив коленку, на грудь, слушая хруст ребер, как они отламываются от позвонков. Или схватить между ног и сжать изо всех сил, у меня сильные руки, сорок кило на эспандере. Интересно, что тогда будет? Кто из нас окажется лузером?
  - Черный - из Потока? - спросил Боб. Я очнулся. Боб мельком посмотрел на меня и вернулся к дороге. Оказывается, мы уже гнали во весь опор. Пробка кончилась. Я не заметил, когда это произошло. Так бывает в поезде - заснул, пока стояли, а проснулся уже в пути.
  - Что? - переспросил я.
  Боб усмехнулся, показав клыки.
  - Задумался, да? Не грузись. Уже приехали почти. Я говорю, Черный - из Потока?
  - Да, - мы свернули в какой-то дремучий переулок, здесь дорога была отвратительная, вся в выбоинах и щебенке, но Боб не снизил скорости. Машину затрясло, я схватился за ручку. - Нет... не знаю. У нас с ним был один учитель, он проповедовал Тропу. Правда, потом Черный с ним поссорился. Ну, во взглядах не сошлись.
  - Вот как. Не сошлись. С учителем-то... - Боб покрутил головой. - Ну, а Дина? Она - тоже?
  - Дина - да, из этих, - нехотя ответил я. - Правда, так, без фанатизма. Никуда не ходит, дома практикует понемножку.
  - А, - сказал Боб и вывернул руль, уходя от глубокой ямы.
  - А что?
  - Не, ничего. Сашка недавно интересоваться стала ребятами из Потока.
  - Почему? Они по какому-нибудь делу проходят, или она решила к ним записаться?
  Боб весело глянул в мою сторону.
  - Понятия не имею.
  Я задумался. То, что Саша 'стала интересоваться' Потоком, было настолько странно и неожиданно, что я даже отвлекся на какое-то время от мыслей про Черного. Поток... Адепты этого странного учения много времени проводили вместе, на своих странных сборищах, где занимались странными вещами. Говорили, что они ни в грош не ставят нынешнюю, человеческую жизнь и стремятся поскорее умереть, чтобы возродиться в желанном облике Тотема. Говорили, что некоторые из них принимают наркотики, чтобы почувствовать себя животным - например, мескалин. Говорили, что те из них, кто был в прошлой жизни хищником, устраивают порой охоту на простых людей. Говорили, что они практикуют на своих тусовках свальные оргии. Может быть, это было правдой, но Дина в оргиях не участвовала, за прохожими не гонялась и склонности к самоубийству не обнаруживала. Она всегда была спокойной и сдержанной, как и подобает настоящей кошке. Единственным проявлением ее религиозности было то, что порой она могла просидеть оба выходных дня в медитации, запершись в нашей маленькой комнате и покуривая марихуану. Так бывало всегда, когда мы ссорились. И еще - она не переносила обычных людей. Поток был единодушен в своей ненависти к простецам. Да. Когда мы с Диной впервые встретились, мне только-только исполнилось двадцать лет, передо мной была самая прекрасная женщина в мире, и я не очень-то думал о религиозных разногласиях. Может быть, зря. Потом мы часто спорили с Диной об этих вещах. О методах, о философии, о 'практиках'. Сейчас я раскаивался в том, что когда-то осмеливался спорить с Диной.
  В любом случае, Саша с ее легким характером никак не подходила на фанатичного последователя Потока. Наверное, по работе пришлось что-то такое...
   - Все, приехали, - произнес Боб и лихо затормозил.
  Я вышел из машины. Ноги дрожали. Где? Где они, где моя жена и этот подонок? Но ни Черного, ни Дины я не увидел. 'Уазик' стоял посреди тесного двора, который был со всех сторон зажат стенами. Справа архитектурным кошмаром высилась желтая кирпичная стена, слева ветхой твердыней стояла красная кирпичная стена, а прямо перед нами находился двухэтажный дом с плешивой штукатуркой. Фасад дома украшали зарешеченные окна, посредине была дверь, не точно посредине, чуть влево, ровно настолько, чтобы это выглядело максимально уродливо. Дверь угрожающе заскрипела, из-за нее показался грузный здоровяк в видавшей виды милицейской форме. Здоровяк улыбался.
  - Здравия желаю, Борис Семеныч! - крикнул он Бобу издалека. - Все, уехали уже голубки! Товарищ ваш за ними приезжал! Забрал!
  'Чего?' - спросил голос у меня в голове.
  Здоровяк подошел к нам, отдуваясь и обмахиваясь фуражкой.
  - Уехали, - повторил он. - Опередили вас, товарищ майор. Буквально-вот на десять минут. Я думал, вы тоже подъедете...
  Дождь, что накрапывал все утро, сделал передышку. Под ногами расползались цветные бензиновые пятна.
  - Так, - сказал Боб, уперев палец милиционеру в грудь. Тот все еще улыбался, но уже не очень уверенно. - Быстро, что за товарищ. Когда приехал. Как ты ему их отдал.
  - Так, это... - начал здоровяк.
  - Говори, сука! - заорал Боб. Здоровяк начал путано и длинно объяснять, при этом у него тряслась нижняя губа, как у ребенка, который собирается плакать. Я очень быстро все понял.
  - Боб, - забормотал я, - Боб...
  - Сейчас, - сказал он, не оборачиваясь. - Марку, номер машины, куда поехали, может, сказали, намекнули, хоть что-то, - это уже менту. Тот развел руками так, что выронил фуражку - он так и не успел ее надеть и все время мял в ладонях. Фуражка улетела в лужу, прямо в середину бензинового пятна, а здоровяк, не замечая этого, бормотал что-то про шрам на морде и лысину...
  - Поехали, - сказал Боб. Не дожидаясь, пока я захлопну дверь со своей стороны, он бросил машину с места. Я едва не вылетел наружу. Боб, неловко правя одной рукой, другой нажимал кнопки на телефоне.
  - Серый, - сказал он затем в трубку, - того придурка утреннего для допроса приведи мне. Буду через пятнадцать минут. А? Давай, только не сильно. Но так, чтобы испугался. У меня времени нет ни хрена. Ага. Всё.
  Я вспомнил про тапочки, про фиолетовые тапочки Дины. Тапочки были последним, что я видел, уходя из дома. Она покупала себе новые тапочки каждый месяц, а старые выкидывала. Дину увезли. Из-за Черного, этот ублюдок слишком много себе позволил, и теперь они ее увезли. Будут допрашивать. Может быть, станут бить. Или хуже. Дина - большая девочка, говорил я себе. Она не позволит ничего с собой сделать плохого, а если и позволит, то мы это переживем, мы это вместе переживем. Каждый, кто причинил ей вред, ответит передо мной. Это я обещаю. В общем, я себя уговаривал, и получалось неплохо, но, когда казалось, что я почти с собой договорился, то вспоминались тапочки, босые ноги Дины и маленький шрамик у нее на лодыжке...
  Это продлилось недолго. Ровно через пятнадцать минут мы затормозили перед другим двухэтажным зданием с решетками на окнах. Почти бегом поднялись по ступенькам на второй этаж, в кабинет Боба. Нам открыл невзрачный милиционер с бородавкой на переносице.
  - Готов, - сказал он. Боб кивнул, и бородавчатый поплелся прочь, шаркая ногами и обтирая зачем-то руки о штаны.
  В кабинете обнаружился Петя. Он был все еще в 'адидасах', правда, уже изрядно потрепанных. Никаких следов на лице у него не было, поэтому я подумал: 'чтобы испугался' - это была такая шутка. Потом я вспомнил про валенки и резиновые шланги - и решил больше ничего не вспоминать.
  Боб стремительно подошел к Пете. Навис над ним. Петя дернулся в сторону, словно уворачиваясь от удара. Боб воровато на меня оглянулся:
  - Тимоха, слушай... В коридоре меня подожди, хорошо? Я быстро. Я ведь быстро, да? - добавил он, обращаясь к Пете. Тот ничего не ответил, только мотнул головой. Стало противно во рту, и я вышел.
  В коридоре никого не нашлось. Бородавчатый мент уже ушел, коридор был пустым и гулким. У стены в ряд стояли стулья, новые и очень удобные на вид. Я сел. Встал. Прошелся. Опять сел. Не выдержал и снова встал. Где-то за тремя стенами радио пело про зону, кабаки и судьбу-злодейку.
  Из кабинета Боба в коридор не проникало ни звука.
  'Сейчас он его забьет до смерти, - подумал я спокойно. - Мой старый друг на работе занимается тем, что убивает людей. Они сидят на стуле, закованные в наручники, и ничего не могут поделать, а он их бьет, пока они не умирают...'
  Внезапно дверь распахнулась, и прямо на меня вышел Петя. Совершенно нормальной походкой, не хромая, не горбясь. Наручники на нем и впрямь присутствовали, но он не производил впечатления человека, избитого до смерти. За ним следом шел Боб.
  - Извини, начальник, - говорил Петя, - больше сказать нечего.
  - Да-да, - отвечал ему Боб. - Ты и так помог, спасибо.
  - Словечко замолвишь? - настойчиво спрашивал Петя, и Боб успокаивающе ему вторил:
  - Замолвлю, замолвлю. Как договаривались.
  Они поравнялись со мной.
  - Пошли, - бросил мне Боб. - Сейчас этого кадра сдам только, и пойдем.
  - Куда их повезли? - спросил я, догоняя его. - С Диной нормально все?
  - Если поторопимся, будет нормально, - ответил Боб. Он прошел еще несколько шагов, потом обернулся ко мне:
  - Слушай, а вы умеете на понижение работать?
  - Это как? - не понял я.
  - Ну, не повышать удачу, а наоборот. Делать так, чтобы у человека все из рук валилось, чтобы ему не везло по жизни, чтобы...
  - А, - сказал я. - Нет. Так не бывает. А что?
  - Ничего, - сказал Боб. - Мысль дурацкая в голову пришла.
  
  
  Глава 4
  Невермор
  
   'Просто идиотизм, - подумала Дина, - верх идиотизма, невообразимая глупость. Надо было от мента сразу убегать, не останавливаться, так ведь нет, понадеялись неизвестно на что. Моя милиция меня бережет'. Черный пришел в себя и сидел рядом, бледный, с запавшими глазами. Они долго ехали по каким-то незнакомым районам. Кругом громоздились новостройки, сменявшиеся огромными, ничем не занятыми пустырями, вдалеке необъятные пирамиды теплостанций подпирали облачное небо, машина то выезжала на кольцевую, то снова пряталась среди домов, а потом дома вообще куда-то исчезли, и мимо окон замелькали деревья. Наконец, машина остановилась. Бритый - крыса - открыл дверь со стороны Дины и велел:
   - На выход, только потихоньку.
  Дина вылезла из машины, подала руку Черному. Тот схватился.
  - Резких движений не делать, - предупредил бритый. - Особенно ногами. Я-то быстрее валю, чем вы бегаете.
  Дина огляделась. Они стояли на небольшой бетонной площадке-автостоянке. Вокруг был парк. Прямо перед ними стоял древний особняк, какие встречаются в области - длинный, в два этажа. Дождь перестал. Было слышно, как где-то неподалеку шумит дорога.
  - К дому, - сказал бритый. Дина послушно направилась к особняку, гадая, можно ли спросить, где они, и зачем понадобились этим жутким людям. Подумав, она решила молчать: и так скоро все узнает. 'Не будут же они нас убивать, в конце концов', - заключила она невесть почему. Мысль была настолько нелогичной, что нелогичностью своей завораживала и даже немного успокаивала. Дина повторяла про себя эту мысль на разные лады, пока бритый вел их к особняку, и потом, когда они оказались внутри, и только когда их ввели в какую-то дальнюю комнату, она перестала думать, из-за того, что страх стал громче мыслей. Все комнаты, через которые они прошли, были обставлены хорошей мебелью; в одной даже построили камин. Чувствовалось, что к обстановке приложил руку специально нанятый дизайнер. Впрочем, вся роскошь была пропитана тем неуловимым духом мертвечины, который обычно витает в музеях. На роскошных, обитых бархатом стульях никогда никто не сидел, книги в шкафах были сосланы туда навечно, а камин сроду не топили, довольствуясь незаметными обогревателями, притаившимися вдоль стен. Комната, в которую привели Дину и Черного, была, очевидно, конференц-залом. Посредине стоял длинный стол, справа и слева от него разместились стулья, не такие, как в остальных комнатах, а вполне современные: сплошь гнутая сталь и кожаная обивка. Несильно надавив Дине на плечи, бритый усадил ее на стул в конце стола. Рядом плюхнулся Черный. Бритый встал чуть поодаль с таким видом, будто сейчас произойдет что-то очень интересное.
  И произошло.
   Хлопнула невидимая дверь, воздух наполнился движением, и в комнате возник пожилой мужчина, одетый в деловой костюм. На лице у мужчины красовалась ершистая борода, только-только потерявшая статус щетины. Острый нос оседлан был очками без оправы. Мужчина улыбался. Глядя на эту улыбку, совершенно невозможно было поверить, что в мире есть место хмурым и неудачливым людям. Этот человек умел делать все на свете лучше других, успевал всюду раньше других и знал о чем угодно больше других - вот о чем говорила такая улыбка. Человек подошел к Черному и уселся на краешек стола. При этом он так элегантно поддернул брюки, что Дина невольно залюбовалась.
   - Рад вас видеть, ребята, - сказал он, все так же улыбаясь. - Меня зовут Леонард Борисович. Для своих - Стокрылый. Возвращения вам.
   - Аб хинк, - машинально ответил Дина. Ей стало немного легче. Этот странный человек был хинко. Хинко - значит, почти друг. 'Наверное, какая-то ошибка...' - подумала Дина.
   - Аб хинк! - воскликнул Стокрылый Леонард Борисович. - Уверен, сейчас мы все уладим и разойдемся, довольные друг другом. Да?
   Дина закивала радостно. Голос у их нового знакомого был звучный, глубокий, но с хрипотцой.
   - Как угодно, - сказал Черный, и Дине показалось, что его слова прозвучали насмешливо. Стокрылый слегка поклонился, при этом очки коротко блеснули. Он по-птичьи соскочил со стола и прошелся по залу, небрежно и словно в задумчивости проводя рукой по спинкам стульев. При этом слышался глухой прерывистый звук: 'Пам-пам-пам'. Это ударяла по кожаным подушкам ладонь Стокрылого. Он дошел до дальнего конца зала, повернулся на каблуках и начал говорить.
   Вот что он сказал:
   - Когда-то кланы хинко воевали. В давние времена, когда сам мир был юн и бестолков, мы ополчались друг на друга. Но сейчас каждый из нас понимает - должен понять - что единственные наши враги - это обычные простецы. Ведь после смерти, вернувшись в долгожданный звериный облик, мы рискуем пасть от их руки. Поэтому объединимся же перед лицом общего врага, и отринем все разногласия. Возвращения вам, брат и сестра! Возвращения в благословенный облик Зверя. Аб хинк.
   Говоря это, Стокрылый вышагивал по залу, и последние слова он произнес, очутившись рядом с Черным. Черный посмотрел на него. Стокрылый прочистил горло и спросил:
   - В общем, где деньги?
   - У меня, - сказал Черный невозмутимо. Стокрылый наклонил голову, улыбнулся и мягко заметил:
   - Брат, нехорошо стяжать у своих. Я тебе о чем сейчас говорил? Ты что, не слушал, что ли?
   - А, - сказал Черный, - теперь понимаю. Делиться надо, да? Мне это недавно говорили уже. И проповедь, э-э, была. Только не такая длинная, покороче.
   Стокрылый мигнул.
   - Вот что я тебе скажу, птица, - проговорил Черный. - Я игрок. Я выиграл. Рискнул и выиграл. Теперь ты обязан оставить мне мой выигрыш, а я тебе не обязан ничем. Давай разойдемся по-хорошему.
   Стокрылый посмотрел на него задумчиво, извлек из кармана изящный складной телефон и сказал в него:
   - Хвост, зайдите в переговорную, дитя мое. У нас трудности.
   После этого он обратился почему-то к Дине:
   - Великолепная кошка! (Стокрылый произнес это серьезно, без тени иронии). Прошу, вразумите своего друга. Я догадываюсь, что именно с вашей помощью он пытался получить богатство неправедным путем. Вы еще совсем молоды, но должны понимать, что игорные дома - не место для благородных хинко. Я держу сеть казино с одной только целью: чтобы деньги простецов могли послужить на пользу нашей общины. Быдло идет в казино, быдло оставляет там лишние сбережения, а мы с полным правом ими пользуемся. Вы согласны?
   Дина кивнула. Она не хотела кивать, но голос Стокрылого обладал странной, почти магической силой. Слушая этот голос, хотелось не просто делать то, чего требовал его хозяин, а угадывать и предвосхищать его желания. Обаяние? Да, пожалуй, то, что излучал Стокрылый, можно было бы назвать обаянием.
  В этот момент хлопнула дверь, и в зале появился давнишний водитель джипа. Он встал за стулом, на котором сидел Черный.
   - Раз вы согласны, могу дать вам минуту на совещание, - сказал Стокрылый и демонстративно повернулся к Дине спиной. Дина наклонилась к Черному и шепнула, приложив губы к уху:
   - Слушай, отдай им деньги, а? Он, по-моему, ненормальный. Что ты там выиграл за один раз, подумаешь... Уедем в другой город, там сыграем. Тем более, все наперекосяк идет.
   Черный поморщился.
   - Я не один раз выиграл, - прошептал он в ответ. - Потом расскажу. Бабки большие, в общем.
   - Как это не один? - спросила Дина. - Какие бабки?
  Черный замотал головой. Дине захотелось влепить ему пощечину. Первый раз в жизни. Какого черта, их сейчас, может, пытать будут, а он темнит. Нашел время крутого из себя строить.
   - Ну что, договорились? - обернувшись, дружелюбно спросил Стокрылый. - Минута прошла. Будьте добры сказать, где мои деньги. Где... наши деньги.
  - Каркнул ворон 'невермор', - сказал Черный и ухмыльнулся.
   Стокрылый вздохнул.
   - Что ж, - сказал он. - Тогда я пойду, а с вами поговорят мои помощники.
   Он развернулся и вышел. Дина поглядела ему в спину. Почему-то ей казалось, что с ним уходит их надежда, что последний шанс на жизнь покидает комнату, аккуратно прикрыв за собой дверь. Сзади послышался шорох. Бандит со шрамом положил руку Дине на плечо, водитель же оперся на плечи Черного. У Дины зашумело в ушах, в груди бухнуло сердце. Видимо, бритый был очень могучей и опытной крысой, раз мог так виртуозно управлять силой удара. Что почувствовал Черный, Дина не знала, но видела, как он зажмурился и задвигал челюстью, будто хотел что-то прожевать.
   - Сначала глазик, - сказал бритый. - Глазик сначала... Эй, великолепный! Не спи. Гляди, как я твою кралю на запчасти разбирать буду.
   Он поднес к самому глазу Дины маленький кривой нож, похожий на коготь. Дина хотела закричать, хотела вырваться, но сил у нее совсем не осталось: тело отказывалось повиноваться, как онемевшая со сна рука. Да, бритый был силен. Он провел лезвием по веку Дины, совсем не нажимая. Прикосновение щекотало, казалось нежным.
   - Слышь, крысятина, - услышала Дина голос Черного. Тот еле ворочал языком, будто пьяный. - У меня дома деньги. Адрес записывай...
   - Говори, я запомню, - сказал бандит. Он с сожалением поглядел на Дину. - Такие глазки... Ну, хорошо. Что там с адресом?
   Черный назвал адрес. Бритый набрал номер на простеньком кургузом мобильнике.
   - Вот и славно, трам-пам-пам, - пробормотал он. Черный тяжело дышал. Худощавый водитель за его спиной украдкой достал из кармана таблетку и разжевал, скривившись. Дина слышала, что многие крысы мучаются приступами мигрени, когда используют свой дар. Говорили, что такое бывает у молодых, неопытных крыс, и поэтому немногие соглашаются на профессиональную деятельность, а те, кто все-таки соглашаются, часто становятся жертвами наркотической зависимости, подсаживаются на сильные анальгетики. Этот, похоже, был из числа последних. 'Чтоб ты поскорее сдох, говнюк, - подумала Дина. - И чтоб тебе потом лабораторной мышью вернуться'.
   - Алло! - сказал бритый. - Шорох? Дело есть. Бери Петьку, и дуйте по такому адресу... Что - подожди? Что значит - проблемы?
   Трубка зажурчала человеческим голосом. Бритый слушал молча. Лишь играл желваками.
   - А они? - спросил он через минуту. Невидимый собеседник произнес несколько слов.
   - А ты? - спросил бандит. В трубке помолчали, потом стали оправдываться. Не нужно слышать слов, чтобы понять, что кто-то оправдывается.
   - Я тебя, мудака, на собачий корм пущу, - ровно сказал бритый в трубку. - Почему не доложили? Почему сами полезли? Сейчас же ко мне. Будешь извиняться до летального исхода. Почки вырежу и китайцам продам. Ид-диот. Быстро задницу поднял и сюда!
   Он с треском закрыл телефон, провел рукой по лицу и несколько секунд смотрел прямо перед собой.
   - Так, - сказал он Черному. - Значит, вот ты как с другом, да? Решил на нас ментуру натравить?
   - Чего? - спросил Черный. Дина подумала: 'Вот теперь конец. Они тут все психи. Свихнулись, вместе с хозяином. Или Черный свихнулся. Или я. Какая разница, исход-то один: нам не жить. Тимка, Тимка. Прости, котенок, дуру безмозглую. Эх, была не была'.
   - Никакую ментуру... - начала она, но бритый, вытянув ногу, как-то очень ловко толкнул стул, на котором она сидела. Стул опрокинулся, Дина испытала мгновенное чувство полета, а затем пол ударил ее по затылку с кукольным стуком. 'Это конец? - с удивлением подумала она. - А, нет, вроде. Промахнулся крыс. Разве что сотрясение. Или он просто хотел, чтобы я заткнулась?' Уже через несколько секунд боль отхлынула, но Дина решила притвориться, что потеряла сознание. Вроде бы, так умела делать Миледи из 'Трех мушкетеров' - прикидываться обморочной и наблюдать за противником сквозь длинные ресницы. Дина замерла на полу, глядя на Черного и бандитов через радужную решетку между полусомкнутыми веками.
   - Быстро звони, сука! - каркнул бритый, наматывая на руку длинные волосы Черного. Словно кошку за хвост таскал. - Быстро своим корешам звони, легавым!
   - Иди в ж..у, крыса помойная! - заорал в ответ Черный. - Ни хрена не знаю ни про какую ментуру, в первый раз слышу! Забирай свои деньги гребаные и отпусти нас, падаль!
   Такие слова, конечно, не могли остаться безнаказанными. Крысы подступили к Черному, он по-кошачьи завизжал, скорчился и свалился со стула. Оба бандита нависли над ним - водитель с мученическим выражением держался за виски - и бритый несколько раз пнул Черного, но тут раздался топот, и в зале появился кто-то, невидимый Дине. Этот невидимый крикнул:
   - Хвост! Менты приехали. Один - волк, с ним кошка, кажется.
   Дина чуть не расплакалась от счастья. Впрочем, радоваться было рано.
   - Доигрались, - заметил сквозь одышку бритый и на прощание еще раз лягнул Черного. - Пойдем.
   - А этих здесь оставим? - спросил водитель. Бритый сморщился:
   - Нет, с собой возьмем. Конечно, оставим, никуда они не денутся. Котяра нескоро очухается, а девку, я, похоже, гм... Да.
   - Ничего страшного, - заверил водитель. - Потом уберем.
   Они ушли.
  Дина, для верности сосчитав до десяти, на четвереньках подползла к Черному и поцеловала его в кровоточащие губы.
   'Возлюбленный, возлюбленный'...
   Он дернулся, поднял бестолково руку, замычал. Ему крепко досталось.
  'Так разделим же удачу, ибо краток наш век, и жестоки враги наши'...
  Дина задрала рубашку на Черном, провела языком по избитым ребрам - раз, и другой, и еще. Она зажмурилась, вылизывая тело любимого, покачивая головой в такт движениям языка. Черный вздохнул и задышал свободно.
  'Станем быстрыми, словно жаркое пламя'...
  Дина мурлыкала. В горле трепетал едва слышный звук, от этого делалось спокойно и радостно. Она делала то, что должна была делать. Пусть в следующую секунду сюда ворвутся бандиты, пусть даже несчастный Тимка застанет ее в таком виде, все равно. Она - кошка, значит, она должна быть со своим мужчиной, до самой смерти.
  'Радость, любимый, великое чудо грядет'...
  Дина мурлыкала.
   И Черный ожил. Он тихонько отстранился, привстал и сказал:
   - Спасибо.
   Она тут же потерлась ухом о его щеку. Не смогла удержаться. Черный поцеловал ее крепко, как умел целовать только он, и произнес:
   - Надо драпать, киска. Надо драпать.
   Дина была согласна. Черный встал, схватил один из стульев, что стояли вокруг стола, с натугой размахнулся и обрушил стул ножками в окно. Окно лопнуло, плеснув осколками. Черный, хрустя по полу, подбежал к оскаленному проему, крикнул:
   - Иди, подсажу!
   Дина взяла его за плечи, поставила ногу в подставленные ладони: раз! Вспрыгнула на подоконник, заплясала между стеклянными зубьями, торчащими из рамы. Свобода была рядом, ее можно было увидеть и услышать - мокрая трава в парке, шум деревьев - и Дине захотелось ее, свободу, потрогать, побежать по траве, спрятаться между деревьями. Дина примерилась, выгадывая, как спрыгнуть половчее, когда сзади раздалось странное рычание. Она обернулась.
   В дальнем конце зала, пригнувшись и растопырив руки, стоял Тим. Он глядел на Черного, а Черный глядел на него. Оба рычали, будто настоящие коты, не так низко и рокочуще, как это получается у собак, но хрипло и с подвыванием, будто медленно произносили какие-то странные слова, состоявшие из одних только гласных: 'А-а-о-о-ы-ы...' Потом Тим бросился вперед. Неудачно: зацепился ногами за стул, совершил пируэт и упал. Падая, он схватился за другой стул, и тот упал на Тима сверху. Тим принялся махать руками и ногами, пытаясь встать, но стулья мешали ему. Дина смотрела на него во все глаза, не зная, как поступить, и тогда Черный толкнул ее так, что она выпала из окна наружу, едва успев встретить землю руками. Черный прыгнул за ней. 'Давай, давай, - шепнул он, махнув рукой в направлении деревьев, - побежали, сейчас оторвемся'. С ладони слетели красные брызги. 'Кровь у тебя', - задыхаясь на бегу, сказала Дина. 'Стекло зацепил', - отозвался Черный и прибавил ходу.
  Парк был бесконечным, в воздухе стоял пряный запах мокрой листвы. Парк не жаловал беглецов, играл за хозяев, бросал кочки Дине под ноги, хлестал ее ветками ракитника, выставлял навстречу корявые ветви. Дина не понимала, куда бежит, она понимала только, что заблудилась и ждала - вот-вот выскочит из-за деревьев бритый, встанет на пути, и голова превратится в наполненный болью шар, а потом их потащат по земле назад, к Стокрылому...
   - Дина! - слабый, далекий крик. Тим. Черный дернул ее за рукав: 'Туда!' Она свернула, оскальзываясь на брызнувшей влагой земле. Едва не оступившись, выровняла бег. Между деревьями стало светлее, неожиданно парк закончился, и началась ровная бетонная площадка. Бежать по ней было намного легче, Дина что было сил заработала ногами. Воздух огнем врывался в легкие, под ребрами щемило.
  - Куда! - крикнул Черный. - Стой!
  Она пробежала по инерции еще десяток шагов, потом оглянулась. Оказывается, это была автостоянка. У самой границы парка терпеливо ждали машины: спортивный двухместный автомобиль, громоздкий квадроцикл и тот самый джип, на котором их сюда привезли. Чуть поодаль - милицейский 'уазик', который рядом с дорогими машинами выглядел дворнягой на собачьей выставке. Черный махал рукой, стоя около джипа. Дина подбежала к нему.
  - Не... подведи... куколка, - выдохнул Черный и обнял Дину. - Качай... давай...
  '...Страданием полнится земля, и предки скорбят об усопших. Станем же, словно ветер, легки...'
  - Давай, - сказал Черный, дыша ей в шею.
  '...и, подобно земле, неустанными будем в делах. Радость, любимый...'
  - Все, время, - произнес Черный. Он отделился от Дины, дернул ручку автомобильной двери. Дверь оказалась незапертой - это началось везение, обычное кошачье везение после кошачьей накачки. Конечно же, в замке нашлись ключи, и бензина был полный бак, и машина завелась с первого раза, непривычно, по-гоночному рыкнув...
  Сзади что-то ударило в корпус, да так сильно, что джип испуганно присел на задние колеса. Дина отчаянно обернулась. Прямо на нее сквозь полосатое заднее стекло смотрел Тим. Он замахнулся, ударил опять, обеими руками. Стекло расцвело сеткой трещин, и снова качнулась машина. Черный выругался, совершил ногами сложное па на педалях, одновременно подтолкнул рукоятку передачи. Истошно взвизгнув, мотор заглох. Черный хватил по рулю кулаком - кровь из раненой руки брызнула на приборную панель - и принялся терзать ключ зажигания, но машина, которая так послушно завелась вначале, теперь лишь кудахтала стартером. Тим обошел машину и локтем разбил стекло сбоку от Черного. Тот молниеносно спрятал голову от осколков, а затем, оскалившись в разбитое окно, зашипел. 'Они сейчас убьют друг друга', - подумала Дина. Надо было что-то крикнуть, что-то сказать, но она увидела лицо Тима, испугалась, и слова умерли в горле.
  Быстрая тень метнулась откуда-то сбоку, накрыла Тима, упала вместе с ним. Это был небритый водитель, уже выдохшийся, неспособный никого мучить, но все еще опасный своей обычной, мужицкой силой. Взметнулась за окном чья-то нога, кто-то вскрикнул. В этот момент мотор фыркнул, будто гигантская рысь, и Черный стартовал.
  Оставляя за собой дымное облако, джип помчался вперед, быстрее и быстрее, унося Дину прочь от говорливых воронов-садистов, от молчаливых садистов-крыс, от сумасшедшего бега... от Тима, который был так страшен в своей ярости, ярости влюбленного, обманутого зверя. Дина закрыла глаза, только на минуту, а когда открыла их снова, то увидела, что они едут по шоссе. Черный вел джип, остервенело ныряя между машинами, то и дело выруливая на встречную полосу. Он кривился, когда приходилось раненой рукой переключать скорости. Кровь была везде: на руле, на рукоятке передач, на стеклах приборов. Машину то и дело заносило, и тогда Черному приходилось вертеть руль обеими руками. Выл мотор, пахло бензином, Дину швыряло на широком сиденье так, что она решила пристегнуться, хотя ненавидела ремни безопасности. Закончив возиться со своим ремнем, она потянулась к Черному. 'Не трогай', - рявкнул тот, но Дина, не слушая, перекинула ему через грудь ремень и щелкнула замком. 'Я же сказал, не трогай', - с досадой проговорил Черный. Дина открыла рот, чтобы ответить, но в это мгновение, покачиваясь на ходу, слева надвинулось грязное, ободранное тулово 'Камаза'. Дина вскрикнула. Машина завиляла, заерзала, раздался гудок.
  Потом был удар.
  
  Глава 5
  Жизнь наша - тайна
  
   Этого я не ожидал. В тот самый момент, когда я протянул к Черному руки, когда уже ощутил тепло его лица, вдохнул вонь его пота и увидел, как расширяются его зрачки - вот тогда-то проклятая крыса сбила меня с ног.
   'Чертовски не повезло, а?' - сочувственно сказал голос в голове. Худой, жилистый бандит сидел на мне верхом. Одна грязная лапа карябала по горлу, другая суматошно пыталась поймать руки. Я извивался, как ящерица, пойманная за хвост, молотил наугад по воздуху, но мой противник был очень силен. Он дышал тухлятиной, он притискивал меня к асфальту коленями, он таскал меня за волосы. Наконец, решив, вероятно, что так со мной будет легче совладать, он навалился на меня всем телом. Я почувствовал спиной его костлявые ребра, вялый живот и ниже - ноги, как ожившие швабры. Я тут же сообразил, что вот так же он наваливается на женщин. Так же он мог навалиться на Дину. Возможно, что и навалился. Только что. После этой мысли что-то изменилось, я перестал быть человеком и стал Тотемом - сильным, злым, свободным. Извернувшись, как кошка, я выкатился из-под противника и стал пинать его, целя в морду. Бандит не успел подняться и стоял на коленях. По-видимому, я ни разу не попал, потому что он очень ловко закрывался руками. В конце концов он преодолел бы мою атаку, насколько яростную, настолько же неумелую, но вдруг у него под плащом заиграл телефон. Это его отвлекло, он поднял руку слишком медленно, и мой ботинок попал ему в глаз.
   Он тут же закричал, свернулся клубком и накрыл лицо ладонями. Я добавил еще несколько ударов - по костистой спине, по ногам - но чертова жалость помешала мне, и я не стал его добивать. Дыша, как паровоз, я стоял над ним, а он, постанывая, вытянул неугомонный телефон, прижал его к уху и некоторое время слушал. Потом он, шатаясь, встал и сказал мне:
   - Пойдем. Шеф зовет.
   Он по-прежнему закрывал рукой глаз. Из-под пальцев текла кровь. Второй глаз глядел на меня безо всякой злости, а, скорее, с обидой. Мне стало жаль незадачливого крысюка. Тут же я (или Тотем во мне?) устыдился своей жалости, а еще через мгновение пришел стыд за то, что мне стало стыдно: это ведь был подонок, бандит, похититель. Похититель часто дышал, дергал щекой, осторожно промакивал пальцами разбитую губу. Глупость он сделал, вот что. Надо было не меня хватать, а Черного из машины выкидывать. Но, видно, не разобрался впопыхах... Мы побрели к дому. Мой соперник прихрамывал, а я старался держаться ровно, хотя устал, как дьявол, и еще зверски болела спина. Видно, этот крысеныш что-то там повредил.
  Я вошел в дом, во второй раз за последние двадцать минут. Вестибюль, который на первый взгляд представился мне огромным, как театральное фойе, оказался маленьким и даже уютным: кожаная мебель, мягкий свет, звонкий фонтанчик в центре. В вестибюле было нехорошо. Прямо у входа стоял Боб и поигрывал пистолетом, направляя его то на бородатого представительного мужчину в очках, то на вторую крысу, бритоголового, приземистого мужика с довольно страховидным шрамом. Чуть поодаль, в кресле сидел привратник, который открыл нам дверь. Лицо у Боба было отрешенное, словно у пианиста. Пистолет сосредоточенно глядел в пространство единственным глазом. Очкастый бородач говорил:
  - ...Самое худшее, что принесла нам так называемая цивилизация - это идиотские нормы поведения. В былые времена вы бы просто так не ворвались ко мне в дом, юноша. Я - уважаемый человек. Раньше уважаемые люди жили в замках. За крепкими стенами и дубовыми дверями. И таких, как вы, встречали ушатом помоев.
  Боб неопределенно повел головой.
  - Спрячьте-ка лучше пистолет, - продолжал бородач, - пока беды не вышло. Вы вломились ко мне в дом. Испортили мебель. Покалечили моих сотрудников. А теперь...
  - Ваши сотрудники, - сказал Боб утробно, - ну да. Один такой сотрудник сейчас в СИЗО у меня сидит. Показания дает.
  - Чушь, - твердо сказал человек в очках. Боб скривил рот, как будто сосал больной зуб:
  - Не надо, Стокрылый. Вы их все равно упустили... Не догнал ведь ты их, да? - обратился он ко мне.
  Я покачал головой.
  - Никто никого не упускал, - с разделением проговорил тот, кого Боб назвал Стокрылым. - Двое хулиганов с целью мародерства проникли ко мне в дом, нанесли урон имуществу и скрылись в неизвестном направлении...
  - А еще, - сказал я, - они угнали твою тачку.
  Все уставились на меня. Внезапно навалилась такая усталость, такое измождение, что я понял: еще немного - и упаду, прямо под ноги этим бандитам. Рядом с креслом, в котором сидел привратник, стоял очень удобный на вид кожаный диван. Из последних сил я доковылял до этого дивана и рухнул в него всей своей грязной, уставшей, измочаленной тушей. Какого черта. Я уделал тощего крысиного засранца, рядом со мной находился вооруженный милиционер, и, к тому же, мне было нечего терять. Черный увез Дину, теперь, наверное, насовсем. Могу я, по крайней мере, сесть и немного отдохнуть?
  - Хозяин, - позвал я Стокрылого, - выпить чего-нибудь не найдется?
  Тот великолепно владел собой.
  - Извольте, - сказал он бесстрастно, - на кухне вам могут налить молока. Полную миску.
  Тут меня прорвало.
  - Слышишь, ты, - сказал я дрожащим голосом, - если ты хоть что-нибудь, хоть что-нибудь...
  Стокрылый поднял руку. Я почему-то замолчал, хотя говорить собирался еще долго.
  - Юноша, - сказал Стокрылый Бобу, - опустите, пожалуйста, ваше гнусное оружие.
  Боб нехотя повиновался.
  - Молодые люди, - продолжал Стокрылый серьезно, - надеюсь, вы понимаете, что все ваши предположения совершено беспочвенны. Вдумайтесь только: меня оболгал какой-то бандит. Арестант, зэ-ка, быдло. Безо всяких на то оснований. Видимо, назвал первое имя, которое взбрело на ум. Я ведь довольно известный в городе человек. Вы, господа, ошибочно - ошибочно! - связали бред этого несчастного с волнующими вас событиями и вломились ко мне в жилище. Абсолютно на то не имея права, подчеркиваю. Один из вас стал угрожать пистолетом мне и моим подчиненным, а другой, как мародер какой-то, начал рыскать по дому...
  - Всем привет! - сказал от дверей веселый женский голос.
  Боб ухмыльнулся и спрятал пистолет.
  - Ну, наконец-то! - сказал он. - Долго ты.
  - Пробки, - сказала Саша. Цокая каблучками, она прошла в середину вестибюля. Улыбнулась всем по очереди, извлекла, словно из воздуха, удостоверение и взмахнула им, как фея волшебной палочкой.
  - Так, короче, - сказала она. - Вы тут громко говорили, я немножко послушала. Предлагаю всем помириться и разойтись.
  Все замолчали. Боб, судя по всему, вовсе не настроен был мириться и расходиться, но делать было нечего. Стокрылый кругом выходил прав, мы ничего не могли доказать. Стокрылому тоже не улыбалось нас отпускать, но Сашины корочки произвели на него впечатление. Я... Мне было все равно. Дину увезли. Больше ничего не сделаешь. Поэтому я тоже молчал.
   Саша, воспользовавшись паузой, подмигнула мне и помахала рукой, сложив пальцы на манер кошачьей лапки. Я ответил на тотемное приветствие. Саша всегда здоровалась со мной, как того требовала традиция. И с Диной, и с Черным, и с любой кошкой. Добрая, приветливая девчонка. Как ее угораздило очутиться в органах госбеза? Юбка и пиджак на ней были сшиты из бежевой ткани, но покроем напоминали военную форму. То ли уставное предписание, то ли сама Саша выбрала такой стиль - неизвестно.
  Первым принял решение Боб. Он аккуратно надел фуражку, взял под козырек и, ни на кого не глядя, вышел вон. Я, крякнув, поднялся из глубин диванчика и последовал за ним. Проходя мимо Стокрылого, я не удержался и пробормотал: 'Сыр выпал - с ним была плутовка такова'.
  Стокрылый поглядел мне в переносицу.
  - Вы опасны для общества, юноша, - заметил он.
  - Не каркай, - сказал я.
  - Брэк, - вмешалась Саша. - А то я сейчас протокол составлять начну. До вечера, думаю, управимся.
  Я вскинул руки - получилось немного театрально, зато крысы смешно шарахнулись. Стокрылый не издал ни звука, не шелохнулся, даже не сморгнул. Я зашагал к выходу. Крысы провожали меня взглядами: немного заломило виски, но тут же прошло. Наверное, совсем выдохлись, бедолаги.
  Как только мы вышли из дома, Саша сделала серьезное лицо и спросила:
  - Ну, как ты, братик?
  Она выглядела, как типичная кошка: небольшого роста, с круглым лицом. Каштановые волосы она заплетала в косичку, толстую и короткую. Сашу никто бы не назвал красавицей, слишком широкие у нее были скулы, да и вздернутый нос действительно походил на кошачий. Но про это забывал любой, кто видел ее влажные огромные глаза, словно из зеленого нефрита - волшебные глаза. Саша почему-то меня очень любила и часто называла 'братиком'. Говорила, что до рождения людьми мы были братом и сестрой. У меня таких воспоминаний не сохранилось, но я ей верил.
  - Плохо дело, - сказал я Саше. - Я ведь его почти догнал, знаешь.
  - Не переживай, - сказала она. - Найдем-найдем, обещаю.
  - Поехали в отделение, - предложил Боб. - По дороге подумаем.
  - По дороге ты мне расскажешь, как с Леонардом поцапался, - возразила Саша сердито. - Надо же так умудриться.
  - А кто такой этот Леонард? - спросил я беспечно.
  Саша и Боб уставились на меня.
  - Бандит он, - сказал Боб. - В девяностые пол-города держал.
  - Это раньше, - сказала Саша. - А теперь он, как бы, хорошим стал. С такими бабками оно нетрудно: скажешь, что завязал - тебе все верят.
  - В депутаты метит, - добавил Боб.
  - Птица высокого полета, короче, - подвела итог Саша.
  Мне стало стыдно. Выходит, из-за меня Боб ввязался в какую-то гнусную историю. Я вовсе не хотел, чтобы все выходило так, как вышло. Просто, когда мы ввалились в дом Стокрылого, и навстречу выскочили ощеренные крысы во главе со своим хозяином, то как-то само собой получилось, что Боб взял всех на мушку, а я побежал по бесконечной анфиладе комнат, выкликая имя Дины.
  - Сглупил ты, старик, между прочим, - с укоризной сказал Боб, словно прочитав мои мысли. - Ломанулся куда-то, как бешеный. Надо было спокойно, не торопясь, всем вместе...
  Я вздохнул.
  - Впрочем, - добавил Боб, - тогда Черный тем более убежать бы успел.
  Он старательно избегал в разговоре имени Дины, словно мы охотились только за Черным. Вот и теперь он сказал: 'Черный успел убежать', а не 'они успели убежать'. Боб был хорошим другом.
  - Ладно, - сказала Саша. - Я эту ворону потом побеседовать приглашу. Все нормально будет. Против нас не попрешь.
  - Он не ворона, - буркнул нехотя Боб. - Он - ворон.
  - На вкус никакой разницы, - парировала Саша, и все мы заулыбались.
  Утихший было дождь к этому времени отдохнул и зарядил с новой силой. 'Уазик' принял нас в свое остывшее нутро, причем мы с Сашей, не сговариваясь, устроились на заднем сиденье. Боб завел машину и выехал со стоянки. Я все искал взглядом, не осталось ли следов от нашей с крысенышем драки, но нет, не осталось. Зато на черном от дождя асфальте красовались еще более черные следы покрышек джипа. Здорово газанул, приятель. Далеко ли уедешь? Боб молча вел машину, упершись вытянутыми руками в руль. Я смотрел в окно. Стекло было затянуто кисельной пленкой дождя. Дорога делила надвое унылую пустошь, на горизонте топорщился лес. Мне было очень, очень плохо. Интересно, кто придумал выражение 'на душе скребут кошки'. Кошачьи когти - не для того, чтобы скрести, они хороши, чтобы вонзаться в жертву и рвать ее на части. Вот это и происходило с моей душой. По всему выходило, что в провале операции виноват именно я. Наверное, я и впрямь лузер, прав был Черный. Именно лузер. Человек, который теряет. Такого слова в русском языке нет, 'неудачник' - это тот, кому просто не везет в жизни. А 'лузер' - тот, кто не может удержать в руках везения... Больше всего мне было стыдно из-за идиотского кульбита в конференц-зале. Хорош герой. Жену вернуть не может, ему бы все со стульями воевать. Увалень. Но как я, однако, в глаз этому засранцу засветил...
  'Лузер'.
  'Лузер, да?'
  'Да, именно так. Лузер. Тебе все поднесли на блюдечке, а ты это блюдечко прогадил'.
  'Я не просил никакого блюдечка. Я - самостоятельный человек, взрослый. Хватит с меня твоей опеки'.
  'Опе-еки?'
  'Опеки'.
  'Опе-е-еки?'
  'Да, б...дь, опеки! Вот больше всего раздражают люди, которые сначала лезут со своим добром, когда не просят, а потом...'
  'Опеки, значит'.
  '...а потом попрекать этим добром начинают. Я просил в универ меня устраивать? Просил? Я бы сам пошел - туда, куда хотел. А не туда, куда ты...'
  'Да иди ты в ж...у, придурок! одно слово - лузер. Хотел бы - пошел бы, какой разговор? В армии бы пару лет отчалил, как я, и пошел бы. Только тебя бы там в инвалида превратили'.
  'Ничего. И пошел бы. Тебя же не превратили как-то. И меня...'
  'Я - не ты'.
  'Да уж. Это уж точно. Ты, б...дь, у нас орел-мужчина и вообще рэмбо хренов...'
  'Не ругайся, сопляк'.
  'Я ругаюсь? Это я еще не ругаюсь. А за сопляка ответишь'.
  'Мне знаешь что? Мне просто жалко смотреть...'
  'Катись со своей жалостью'.
  '...смотреть, как вы живете. Вы же нищие. Динка себе и получше кого найти смогла бы'.
  'Не лезь в мою личную жизнь'.
  'Да очень на-адо. Очень надо лезть в ваши личные, э-э, грязные простыни'.
  'Вот и не лезь. Сука такая'.
  'И Динка твоя тебе под стать. Нашла себе принца на белом коне. А что, мужняя жена теперь, не шалава какая. Киндер-кирхен-кюхен'.
  ...Удар. Еще удар. Потом он ушел - ожесточенно шмыгая разбитым носом, оставив меня корчиться на полу: 'Бывай здоров, лузер'. Это было год назад. И только вчера он пришел ко мне пить мировую...
  Пить мировую.
  Подлец.
  - А, м-мать, - сказал вдруг Боб. Он судорожно затормозил и выскочил на дорогу, позабыв закрыть дверь. Саша ахнула и тоже выпрыгнула из машины. Я отчаянно принялся озираться, стараясь увидеть, что же они там нашли. Потом увидел.
  Джип привалился к фонарному столбу, похожий на раздавленное насекомое. Не на мелкую мошку, от какой остается только влажное пятно на обоях - на огромного черного жука, которому страшной силой вывернуло внутренности и расплющило блестящий панцирь. Подушка безопасности белым парусом наполняла кабину. Переднее колесо глядело из железного месива, как мертвый круглый глаз. Капот вздыбился и выпускал пар.
  Джип был пуст.
  Я трижды обошел его, двигаясь, как зомби из плохого фильма. Ноги не гнулись в коленях, руки искали, за что бы ухватиться. Потом сел на обочине. Затрясло. Боб и Саша подобрались с боков, взяли меня под руки и отволокли обратно в 'уазик'. Я не сопротивлялся. Мне хотелось выпить. Зверски. Прямо сейчас. 'Если их там нет, - думал я, - значит, оба живы. Если нет, значит, живы. Если нет, значит...'
  Боб забрался на водительское сиденье. Саша села рядом со мной, аккуратно прикрыла дверь и затихла. От нее пахло духами. Дина пахла только собой, она сроду не пользовалась дезодорантами и духами, причем этот ее волшебный запах не был потной кислятиной, как у обычных людей - он благоухал, как винный букет, нежный и терпкий. Дина...
  Черный, я убью тебя.
  Я заставлю тебя пережить то, что пережил сам. Ты украл у меня Дину, украл часть меня самого. Я возьму клещи, Черный, и стану отрывать у тебя палец за пальцем, пока ты не поймешь, что это такое - потерять часть себя самого. Палец за пальцем, а, чтобы ты не истек кровью, я накалю клещи докрасна. Потом, когда у тебя не останется пальцев, я отрежу тебе нос и уши. Вот после этого мы поговорим на равных, Черный, проклятый вор.
  - Тим, - сказал Боб.
  Хотя, если подумать, кто мне позволит такое? Скорее всего, я просто изобью тебя до полусмерти. Изувечу, так, чтобы ты больше никогда не смог воровать чужих жен.
  - Тимоха! - гавкнул Боб.
  Или оставить все как есть? Ты попадешь в тюрьму, а в тюрьме свои законы. Там любят смазливых мальчиков. Пускай даже срок тебе выйдет небольшой, на твою долю хватит. А за тюремными воротами тебя будет ждать Стокрылый.
  - Тим! - закричала Саша и затормошила меня, как куклу.
  - Все, - сказал я. Саша еще раз тряхнула меня, так, что лязгнули зубы, и я торопливо добавил: - Все, честно. Больше не буду. Поехали уже куда-нибудь. Выпить охота.
  - Тьфу на тебя, - сердито сказала Саша. - Напугал.
  - С ним уже не в первый раз так, - сообщил Боб. - Наверное, ему, правда, лучше рюмаху хлопнуть.
  - Ну так поехали, - сказала Саша нетерпеливо. - Сядем где-нибудь, выпьем. Заодно протокол тебе составим, я помогу.
  Боб цыкнул зубом:
  - Ладно. Прорвемся...
  Нам не сразу удалось отъехать от места аварии: машины, которые проезжали мимо, замедляли ход, и от этого образовалась небольшая пробка. Сквозь стекла автомобилей было видно, как водители разглядывают изуродованный джип - до хруста выворачивая шею, со смесью интереса и отвращения на лице. И радости, гадкой радости. Не моя машина стоит, обняв железным телом столб, не моя кровь застывает на лобовом стекле, не меня сшивают по частям в реанимации. Люди. Простецы. Пожалуй, верно учит Поток: нет ничего хуже, чем быть человеком. Ни один зверь не способен наслаждаться чужим горем.
  - Тим, не молчи, - сказала Саша.
  - Я вот думаю, а может, эти ребята из Потока не такие уж дураки, - сказал я. - Может, они в чем-то правы.
  - Правы насчет чего? - спросил Боб. - Насчет того, что все люди - сволочи, или насчет того, что надо поскорее сдохнуть?
  Я улыбнулся и кивнул:
  - Да, глупо звучит. Но все равно.
  - В любой религии можно что-то хорошее найти, - осторожно сказала Саша.
  - Поздравляю, - со смешком произнес Боб. - Ты на верном пути. Косичка у тебя уже есть. Осталось только в ихнюю секту записаться. Только на оргии я тебя не пущу, даже не надейся.
  - Да вранье все это, про оргии, - с внезапным раздражением сказала Саша. - У них там лекции читают, тренинги какие-то устраивают.
  - Во-во, - сказал Боб.- Тренинги.
  - Иди нафиг, - сказала Саша.
  Это было странно и для нее нетипично. Боб часто подтрунивал над женой, а Саша терпеливо сносила его шутки. Сейчас что-то пошло не так. 'Чем бы их отвлечь', - подумал я. Тут очень кстати вспомнилось то, что давным-давно не давало мне покоя. Была не была. Если сейчас не спрошу, потом точно не смогу. Заодно ссориться перестанут.
  - Саша, - спросил я, - а что у тебя за работа?
  Она удивленно на меня посмотрела.
  - Я никогда не говорила, что ли?
  - Нет.
  Они с Бобом переглянулись. Саша пожала плечами.
  - Я психолог, - сказала Саша.
  - Ну-ну, - заметил я, слабо улыбаясь.
  - Да скажи ему, - махнул рукой Боб.
  Саша вздохнула.
  - Я работаю с хинко, - сказала она. - Ищу сильных, тех, кто может нам помочь. Ищу тех, у кого необычные, редкие способности. Кого найду, с каждым беседую, приглашаю с нами сотрудничать. Многие идут навстречу. У нас платят хорошо, соцпакет, льготы...
  Вот оно как. Значит, в органах про хинко знают все подряд. Или все, кому положено - это, в общем, одно и то же. Нет, я подозревал, конечно, что наше существование - не такая уж тайна за семью печатями. Но все равно приятней думать, что о тебе знают только такие, как ты. Ну, и некоторые простецы, кто побогаче да повлиятельней. Да, Милон Радович, вы, как всегда, оказались правы. Как вы говорили тогда? 'Притворяйтесь людьми. В гибкости - сила. Будьте людьми внешне, внутри же храните свою природу. Если о нас станет известно простецам, простецы сживут нас со света, потому что привыкли уничтожать все, что не похоже на них. Будьте незаметными, прячьтесь в траве, спасайтесь на ветвях деревьев. Жизнь наша - тайна, и потому в тайне - наша жизнь...' Был вечер, и часы, отведенные на урок, давно прошли. За окном было мокро и тоскливо (как теперь), а он все говорил и говорил, уставив взгляд на сцепленные пальцы, и мы слушали. Мы, конечно, тогда ничего не понимали. Но слушали. Потому что было невозможно, нельзя было даже представить себе, как это: не слушать, когда говорит Милон Радович. У каждого котенка, у каждого щенка - у любого маленького хинко, который смотрит на мир непривычными, человеческими глазами - есть учитель. Должен быть учитель. Потому что иначе ты свихнешься, не успев получить паспорт. Ты боишься людей, с трудом отвечаешь, когда они с тобой заговаривают. Тебя тянет к кошкам. Ты любишь свернуться клубком и спать при свете, любишь вылизывать руки, тебе снятся сны, где ты - вовсе не ты, а прекрасное существо с зелеными глазами и мягким мехом. Эти сны не отступают и наяву. Ты умеешь издавать ни на что не похожие звуки, сам не понимаешь, как, но умеешь. И еще: твоим близким всегда везет... Родители сперва умиляются и сюсюкают, слушая твои рассказы о прошлой жизни. Это - в пять лет, в шесть. Потом - смеются, уже немного тревожно, уже нерадостно. Это - в восемь лет, максимум, в десять. Потом настает время первого визита к детскому психологу. Потом... если повезет, тебя найдет учитель. Я успел пройти почти все стадии, когда меня отыскал Милон Радович. Вычислил каким-то, одному ему ведомым способом очередного странного ребенка в школьном стаде, выждал время, угадал момент и открыл истину. Не всем везет так, как повезло мне.
  Чему учат наши учителя? Слушать голос Тотема, конечно же. А еще они учат выживать, таиться, прятаться в мире людей. Не бояться себя, не бояться других, искать себе подобных. Учат - быть счастливым. Эх, Милон Радович, Милон Радович. Старый серб, занесенный судьбой в Россию. Старый кот, который так здорово умел притворяться человеком. У него были ницшеанские усы, сплошь серебряные, и молодые зеленые глаза с желтой искоркой. Сколько прошло, как его нет? Да, точно. Семь лет, семь с половиной. Мне тогда было восемнадцать, Черному - двадцать один. Черный ведь тоже был его учеником. Тропа...
  Жизнь наша - тайна.
  Внезапно я догадался.
  - Так это ты разговаривала с Диной, когда ее к вам вызывали?
  - Конечно, я, - кивнула Саша. - Работа у меня такая. Я, честно говоря, думала, что она тебе говорила.
  - Вот почему она так легко смогла отказаться, - пробормотал я. Дина мне ничего об этом не рассказывала. Саша нахмурилась:
  - Мы, как бы, никого сотрудничать не заставляем. Никогда.
  Боб, налегая плечом, повертел ручку на двери. Опустив стекло насколько возможно, он закурил. В машине с открытым окном стало шумно и холодно, салон наполнился смесью табачного дыма и бензиновой гари.
  - Я вот думаю, - сказал Боб, выпуская дым в окно, - что ж им так не везет-то.
  Пепел сорвался с кончика сигареты и метелью закружил по салону. Несколько пепельных снежинок упало на рукав, я смахнул их, и они размазались по ткани, оставив следы, похожие на кометы. Боб, зажав сигарету в зубах, принялся перечислять:
  - Сначала куртку с Черного сняли - раз. Вместе с паспортом. Потом Черный с Диной каким-то образом Копайгоре попались. Это уже два. То, что он их первому встречному на руки сдал, я даже не удивляюсь, Копайгора всегда без мозгов был. Но это, я считаю, третий случай, когда им очень-очень сильно не повезло. Притом, что оба - кошки. Пара кошек при обоюдном согласии - это генератор везения.
  'Значит, у них не все гладко, - с безумной логикой подумал я. - Дина, золотце мое. Ни хрена она ему не дарит, только вид делает. Опомнилась...'
  'Ну-ну, - сказал голос в голове. - Сам-то в это веришь?'
  - И машина разбилась, - задумчиво проговорила Саша.
  - Во! - сказал Боб. - Четыре. Слишком уж много несчастий на них валится. Такое впечатление, что им как будто кто-то специально удачу понизил. Правда, я у Тимки спросил - он сказал, что такого не бывает.
  Саша поджала губы и, похоже, собралась что-то сказать, но в этот момент у Боба зазвонил телефон.
   - Да! - сказал Боб в трубку. - Чего хотел?
  Ему ответили, и Боб дернулся в кресле, точно хотел обернуться, но застыл на полдороге.
  - Иди ты, - сказал он. - Где? Тю. Так это ж рядом...
  Боб, ухом прижав телефон к плечу, завертел руль так, что 'уазик' накренился, словно попавший в бурю пиратский бриг. Сзади яростно засигналили.
   - И что сделали? - продолжал Боб. - Да ну? Сильно? А ты?
  Голос в трубке виновато квакнул.
  - Понятно, - сказал Боб. - Дубина ты, и больше ничего. Ох, доберусь я до тебя... Значит так, сейчас вызывай всех, кто у тебя там рядом. Оцепляйте здание, внутрь - ни шагу, понятно? Ждите меня, скоро буду. Если они опять уйдут, меня дожидаться не надо. Сам возьмешь у кого-нибудь пистолет и застрелишься. Все, конец связи.
  Мы с Сашей сидели, вцепившись в дверные ручки.
  - Я же говорил, что им не везет, - сказал Боб и бросил машину вперед так, что меня вжало в сиденье.
  - Что с Диной? - спросил я.
  
  
  Глава 6
  Так мне и надо
  
  Рана была длинная, грязная и на вид довольно глубокая. Крови, против ожидания, текло совсем чуть-чуть. Но все-таки она текла, сочилась из пореза, как вишневый компот из трещины в банке. Рукав рубашки стоял коробом, на ткани кровь быстро засыхала. Черный морщился, но молчал.
  Дина надорвала у плаща подкладку и, зубами отделив полосу узорчатой материи, крепко перебинтовала руку Черного. Повязка вышла лохматая, но аккуратная. Во всяком случае, на ней не спешила расползаться краснота. К тому же, подкладка была узорчатая, так что Черный походил теперь на хиппи, который носит на запястье цветастую феньку. Дина хотела оторвать еще кусок, но побоялась: тогда станет заметно, что с плащом неладно. Им еще повезло, что у Черного была темного цвета рубашка, из-за чего кровавый рукав казался просто перепачканным городской грязью.
  - Ну, что теперь делать будем? - спросила Дина. Проклятый дождь лил пуще прежнего, за ворот текло, и единственное обстоятельство, которое немного утешало - то, что удалось оттереть руки о мокрую траву.
  Черный стал хлопать по карманам в поисках сигарет.
  - Не знаю, - сказал он.
  Дина огляделась. Они с Черным сидели на автобусной остановке неподалеку от того места, где разбился угнанный джип. Мимо проносились окутанные брызгами машины. Воздух пах озоном и сталью. Последние крохи везения, похоже, ушли на то, чтобы выбраться из аварии без единого синяка. Правда, Дина едва не задохнулась, барахтаясь под исправно надувшейся подушкой безопасности, но кому какое дело. 'Сижу здесь, как пугало, - отстраненно подумала Дина. - Кошка, которая ходит сама по себе - это кошка, которая никому не нужна. Бедный Тимка. Бедная я. А ведь как все начиналось'.
  - Макс, - позвала она.
  - М-м, - откликнулся Черный.
  - А что ты хотел сказать, когда говорил, что не один раз выиграл?
  Черный опустил руки между колен.
  - То и хотел, - произнес он, разглядывая трещины в асфальте, - что не один раз выиграл, не только вчера.
  - А когда еще?
  - Какая разница, - раздраженно сказал Черный.
  - Нет-нет, - сказала Дина терпеливо. - Разница очень большая. Понимаешь, какая штука, милый. Если ты выигрывал раньше, значит, тебя кто-то накачивал. Причем, неплохо так накачивал, получше меня. Что ж ты меня-то с собой взял, раз у тебя еще кто-то есть?
  - Да ну, киска, - сказал Черный со смешком. - Никого, кроме тебя, у меня нет. Только ты мне и дарила.
  - Вот как, - сказала Дина и покачала ногой. Туфли хорошие были. Теперь только выбросить... если, конечно, мне когда-нибудь понадобятся новые туфли. - Вот как. И когда же это было? Когда я тебе в казино играть помогала?
  - Слушай, ты чего, а? - измученно спросил Черный.
  - Давай-давай, - поддержала Дина. - Вспоминай.
  - О, блин, - сказал Черный и подергал себя за волосы, что было у него признаком смущения. - Да так и не вспомнишь.
  - Именно, - сказал Дина. - Я, например, вообще не помню.
  - Ну, знаешь, как бывает, - буркнул Черный, - порезвились, поигрались... Потом - ты к мужу, а я, э-э, того... В казино, вот.
  Дина по-прежнему смотрела на носки туфель, грязные, измятые, поцарапанные. Теперь понятно, почему он так часто приглашал ее к себе последнее время. Она-то, дура, думала, что желанна. Она-то, идиотка, надеялась, что их чувства вошли в новую фазу. Она так обрадовалась, когда он предложил ей встречаться не раз в неделю, как раньше, а раз в три дня...
  - Ты что же, - голос крошился, как мартовская сосулька, - что же, со мной только из-за накачки спал? Да?
  - Не говори ерунду, девочка, - миролюбиво сказал Черный. - Давай лучше подумаем, как отсюда выбраться.
  - Скотина, - сказала Дина и отвернулась.
  Прошла минута.
  - Между прочим, ты, когда трахаешься, то накачиваешь гораздо меньше, чем когда просто обнимаешься, - сказал неизвестно зачем Черный.
  - Ну, извини, - проговорила Дина. - Предупредил бы, я бы постаралась.
  Черный помолчал еще несколько минут.
  - Ладно, - сказал он. - Прости, если что. Я поехал.
  - Куда это? - спросила Дина.
  - У меня друг в Янино живет. Сейчас мне отсидеться надо где-нибудь, а у него на даче как раз нет никого. Поеду. Бывай, киска. Прости еще раз.
  Он встал, пошатнулся и, выйдя к самой кромке шоссе, выставил руку.
  'На жалость давим, - подумала Дина. - Ну-ну'.
  - Макс, не дури, - сказала она. - Слышишь?
  Черный, не оборачиваясь, тянул руку. Машины неслись мимо, не сбавляя скорости. Один раз его окатило водой по пояс.
  - Макс, - позвала Дина. - Давай уже сдадимся Тимке и Боре. Ничего они с нами не сделают. Куда ты теперь, без паспорта, раненый? Еще бандюги эти тебя искать будут.
  - Нормально, - сказал Черный громко. - Перебьюсь. А Тимка на меня зол. Небось, спит и видит, как бы отыграться. Да его псы-дружки в два счета мне какое-нибудь дело пришьют. Похищение людей. То есть тебя. И пойду зону топтать. Не-е, хрена лысого. Как поутихнет все, рвану в другой город, авось пройдет невезуха. Наиграю денег, сделаю новый паспорт. И в Ирландию. Устроюсь - черкну письмо, захочешь - приедешь. А пока... пока иди-иди к своему Тимке. Сам выкручусь, без тебя. И так ты со мной дерьма наелась.
  Он наконец соизволил обернуться. Все-таки он был красавцем, высокий, черноволосый, сероглазый, с этой его ухмылкой, будто серпом подрезающей сердце... Дина вздохнула, встала и подошла к Черному.
  - Садись, - велела она. - Сама голосовать буду.
  Черный не стал ломать комедию и сел на скамейку. Вернее, упал: все-таки, он потерял порядочно крови. Дина набросила на лицо упругую от дождя прядь, слегка выставила бедро и отвела руку.
  Скрипуче затормозила синяя 'копейка'.
  - Эй, красавица, - окликнули изнутри. - Далеко едем, слушай? А джигит твой тоже едет или так, бесплатно сидит?
  Дина нагнулась к окну. Она знала, что сейчас ее грудь почти полностью видна из выреза кофточки; что взгляд исподлобья выходит трогательный и вместе с тем немного развратный; что, если улыбнуться пошире, то можно показать, какие у нее ровные-ровные зубы; и что...
  - Здравствуйте, - сказала она, солнечно улыбаясь. - Вы извините, у нас беда случилась. Ограбили. Выручите, а? До города доехать надо.
  Водитель - черноглазый, пышноусый - потер коричневой рукой коричневый подбородок.
  - А далеко вам? - спросил он. - А то смотрите, недавно подвозил один вот тоже двоих, там мальчик и девочка был, так девочка ему песни пел пока, мальчик все деньги из бардачок украл. А?
  - Да что вы, - сделав серьезное лицо, сказала Дина. - Нам бы до города только.
  Водитель побарабанил пальцами по рулю.
  - Ай, слушай, садись, - сказал он. - Только у меня там помидоры, на задний сиденье.
  - Вот спасибо! - обрадовалась Дина, еще раз улыбнулась и махнула Черному.
  На заднем сиденье действительно был ящик с помидорами. Черный сел слева от ящика, Дина - справа. Водитель включил радио. Сын Востока слушал музыку, которую в России принято называть шансоном. Копейка прокашлялась, затряслась и, покачивая боками, отчалила от остановки.
  - Ты с ума сошла, - шепнул Черный на ухо Дине. - Что это за катафалк?
  - Спасибо скажи, - также шепотом откликнулась Дина. - Он нас бесплатно до города довезет.
  - Здравствуй, дорогой! - рискованно обернувшись, сказал Черному водитель. - Куда едем, да?
  - Добрый день, - вежливо сказал Черный. - До Колтушского шоссе, если вас не затруднит.
  - До Колтушского! - сказал водитель, совершая округлое движение растопыренной пятерней. - Слушай, сначала девушка сказал - до города. Я смотрю, люди совсем устали, наверное, беда. До города, хорошо, до города. А ты - до Колтушского. Это же сколько переехать надо!
  - Ну, до города, - казал Черный. - Тоже замечательно, спасибо, будьте здоровы, пожалуйста. Дина пихнула его в бок. Черный реагировать не стал.
  - Ладно, - помолчав, сказал водитель. - Говори сразу, куда надо. Вон рука совсем плохо, вижу.
  - Надо в Янино, - сказал Черный негромко.
  - Янино, хорошо, Янино, - согласился водитель, энергично кивая и глядя на дорогу. - Я так считаю, помогать друг другу надо. Если люди помогать друг другу не хочет, тогда сразу война начнется. Когда война бывает, так это значит, что люди совсем совесть потерял, Аллаха забыл. А помогать надо, знаешь, так: захотелось помочь - сразу помогай, не думай. У тебя рука весь кровь грязный, возьми в аптечке бинт есть, перекись...
  - Спасибо, - сказала Дина. Ей отчего-то захотелось плакать.
  - Э, красавица, - сказал грустно водитель. - Спасибо Аллаху скажешь. За вами гонится кто?
  - Не должны, - сказал Черный, который уже разыскал аптечку и теперь рылся в ней.
  - Ну и хорошо, - сказал водитель. - Покажешь, где это твое Янино-манино.
  - Вы, где Колтушское, знаете? - спросил Черный.
  Водитель кивнул:
  - Знаю, как не знать? У меня в Колтушах брат живет, езжу туда, на выходные езжу, у него детишки малые, навещаю племянники, знаю Колтушское, как не знать.
  - Вы до Колтушского, если не трудно, довезите, - попросил Черный. - Там немного проехать, я покажу.
  - Договорились, - сказал водитель задумчиво. - Только через город поедем. Много-много времени меньше через город.
  - А почему не по объездной? - спросила Дина. - Я думала, по объездной времени меньше.
  - Объездная ремонт идет, - лаконично ответил водитель.
  Дина кивнула, хотя ей вовсе не улыбалось ехать через город. В городе были гаишники, которые, остановив грязную 'копейку', получили бы, кроме легкой добычи в лице черноусого кавказца, еще и окровавленного пассажира без паспорта. Но вокруг уже плыли айсберги новостроек, змеились дорожные развязки, становился многоводным поток машин: начинался город. Вдруг мигнули огоньками фонари над дорогой, затеплились желтым светом, а затем ярко вспыхнули все разом, словно на праздник. 'Поздно уже', - подумала Дина. Июньский вечер казался из-за дождя неуютным, сиротским, и ей до слез захотелось очутиться дома. Только, если раньше вернуться не позволяла гордость, то теперь - вина и страх перед Тимом. 'На помойке сдохну, - пронеслось в голове. - Как в прошлый раз. Все повторяется, так мне и надо...' Правда, сейчас никакой помойки не было, был только старый автомобиль, пропахший запахом овощного базара, но теплый и уютный. Так что Дина заставила себя успокоиться. И оставалась спокойной целых двадцать минут.
  'Копейка' заглохла, когда они ехали по незнакомому проспекту в безлюдном промышленном районе. Все произошло очень просто. Остановились перед светофором, и двигатель потерял сознание. Водитель молча, без брани и междометий, принялся терзать стартер, но машина только жаловалась тихонько. Видно, такое случилось не в первый, не в десятый и даже не в сотый раз. Потом кавказец бросил: 'Пять минута подожди' и выскочил из машины. Он поднял капот, принялся там негромко чем-то позвякивать, причем по салону 'копейки' потек приторный химический запах.
  - Приехали, - негромко сказал Черный.
  - Сейчас поедем, - успокаивающе сказала Дина. - Видишь, он знает, что делает.
  - Даже я знаю, что он делает, - сказал Черный. - Он пытается оживить труп.
  - Ну, ничего, ничего, - сказала Дина. - Оживит как-нибудь.
  Черный закончил протирать руку ваткой, смоченной перекисью. Рана выглядела неплохо. Края были ровными, кровь остановилась.
  - Забинтуй снова, - попросил Черный.
  Дина взяла брусочек бинта и принялась обматывать руку.
  - Знаешь, - сказала она, - ты тогда, утром, сказал, что я вполсилы работаю.
  - Ничего я не говорил, - перебил ее Черный, но Дина покачала головой:
  - Неважно. Говорил, или собирался сказать... Неважно. В общем, я тебе клянусь: сильнее, чем сегодня, я еще никогда не дарила.
  Черный задумался. Дина закончила бинтовать руку и завязала концы бинта одноухим узлом. Она поискала, куда бы сунуть прежнюю повязку - пропитанную кровью тряпку, лоскут, оторванный от подкладки плаща - и, не найдя, брезгливо затолкала в карман.
  - Тогда в чем дело, а? - спросил он. - Ведь нам не просто не везет. Мы будто... не знаю, будто проклятие какое-то на нас. Вон, драндулет этот поймали - и тот сломался.
  Дина обняла Черного, приложила ухо к его груди. Было очень неудобно сидеть вот так, изогнувшись. Дина понимала, что сейчас она выглядит не как великолепная кошка, а как теленок, жмущийся к матери. Но ей хотелось быть поближе к Черному.
  'Возлюбленный, возлюбленный...'
  - Все будет хорошо, - сказала она. - Наверное, это я во всем виновата. Наверное, я слабее стала, вот и все.
  '...Краток наш век, и жестоки враги наши...'
  Ей не давала покоя одна мысль. Мысль эта металась в голове, словно оса, попавшая в пакет со сластями, настойчиво, яростно, неустанно. Дина понимала, что, если дать мысли вырваться, начать ее думать по-настоящему, то она отравит ядом все вокруг. И Дина старалась не думать. Но не думать получалось все хуже и хуже.
  Мысль была такая: 'Мы прокляты'.
  Теперь, когда Черный сказал о проклятии, Дине стало страшно. Оса нашла в пакете крошечную дырку и теперь вовсю работала челюстями, чтобы ее расширить. Можно было надеяться, что Дина просто не могла накачивать никого, кроме Тима. Как-никак, он был ее первым и единственным партнером, если не считать Черного. 'Импринтинг, вот как это называется, - думала Дина. - Просто я зациклила свой дар на Тимке и слабею вдали от него. Как сказочный герой, который брал силу из земли. Подняли его над землей - стал слабее ребенка'. С другой стороны, Черный тоже больше не мог дарить, потерял свои способности. Теперь, как Черный с Диной ни старались, сколько нежности ни выливали друг на друга, результат был один. Сначала - легкое везение, потом - беспросветная полоса неудач. А Черный вряд ли страдал от импринтинга на Тима. За последний год бывшие друзья ни разу не встретились
  'Мы прокляты', - невольно подумала Дина еще раз. Мысль была глупая, но все объясняла. К тому же, как ни крути, они заслужили проклятие. Дина предала мужа, Черный увел жену у друга. Они поступили плохо и теперь за это расплачивались. Вернее, они поступили так, как им хотелось. 'Слушая Тотем, поступишь верно', - подумала Дина. Эти слова знал любой хинко, но теперь Дине вспомнился бритый бандит, и слова вместо успокоения принесли ужас.
   Металлическое звяканье под капотом прекратилось. 'Сейчас поедем', - решила Дина, и ужас отступил. Не было никакого проклятия, не было возмездия. Просто загадочное, священное умение повышать удачу имело свои загадочные законы, которые трудно было постичь человеку. 'Сейчас поедем', - подумала Дина опять, и ей стало легче.
   - Не двигайся, - пробормотал Черный и пригнулся. - Главное, лицо не поднимай. Толь-ко-не-дви-гай-ся...
   Дина застыла, вжавшись в сиденье, спрятала лицо у Черного на груди, но краем глаза все равно увидела, как водитель растерянно потирает руки, черные от машинной смазки, и, неистово дергая головой, что-то отвечает огромному милиционеру. Тучному, седоватому милиционеру, который даже спиной умудрялся излучать уныние и покорность судьбе.
   - Это он, - прошептала Дина. - Смотри, Макс, это же он! Что творится, а?
   - На пол, - обронил Черный. - На пол, может, не увидит. Живо!
   Они полезли вниз, пряча руки и ноги под сиденья. Была надежда, что все обойдется, надежда маленькая и слабая, но вполне оправданная: стекла 'копейки' чернели глухой тонировкой, так что с улицы нельзя было разглядеть, что творится в салоне. Прямо перед лицом у Дины оказался вонючий темный комок, в котором она с омерзением признала тухлый помидор. Черный, ворочаясь, крепко стукнул ее ногой по затылку, после чего они затихли, и стали слышны слова:
   -...Регистрации нет, небось, еще и документов нет на машину.
   - Есть документы, регистрация есть, все есть.
   - Показывай. Гм, да. Так, ладно. Что в багажнике, открывай багажник.
   - Там помидоры, в багажнике, - ответил водитель дрогнувшим голосом, - помидоры-момидоры племянникам везу...
   - Открывай, - велел сержант Копайгора, который непостижимым образом оказался здесь, на перекрестке в тот самый момент, когда заглохла проклятая 'копейка'. Две пары ног зашаркали от капота к багажнику. Машина вздрогнула, раздался скрип.
   - Помидоры-момидоры, - передразнил водителя Копайгора. - Ну, хорошо. Что в салоне, покажи, и можешь ехать.
   - А нет ничего в салоне, тащ-сержант, - скороговоркой зачастил водитель. - В салоне только помидоров ящик еще, больше нет ничего, тащ-сержант.
   - Да как ты меня заколебал своими помидорами, - задумчиво сказал Копайгора. - Хорошие хоть везешь, не гнилые?
   - Не, не гнилой, первый сорт!
   - Показывай, - решил Копайгора. - Может, куплю у тебя пару килограммов, хе-хе.
   - То племянникам, тащ-сержант, то не продается, - слабо запричитал водитель, уже понимая, что пропал.
   - Племянникам в багажнике два ящика, да еще в салоне ящик, - хохотнул мент. - Во нарожали, а. Давай, дверь открой, покажешь.
   - На х...й, - сказал Черный. - С меня хватит.
   Дина забилась, пытаясь высвободить руки, а Черный не спеша встал, с хрустом перекинул голову слева направо и вышел из машины. Обмирая, Дина видела в тонированное окно, как Черный подошел к милиционеру. Копайгора еще не узнал Черного - только удивился, вероятно, что из машины вылез высокий человек, которого там раньше не было видно, и что этот человек не похож на кавказца. Затем по лицу Копайгоры прошла рябь понимания, и тут же Черный, шагнув вперед, выстрелил кулаком менту в челюсть. Копайгора, одной рукой держась за багажник, а другой размахивая, попятился и сел на карачки. Черный, подскочив ближе, с тошнотворным звуком влепил ему опять, куда именно, Дина не разглядела, потому что в это время боролась с замком двери. Черный открыл дверь, схватил Дину за руку и потянул прочь от машины. Дина оглянулась и увидела, что Копайгора бежит следом, но как-то неохотно, словно боится догнать. Еще через мгновение она заметила, как Черный что-то прячет под рубашку. Что-то небольшое, увесистое, с рифленой рукояткой.
   - Ты пистолет у него забрал? - выдохнула она. - Пистолет? Зачем?
   Черный не ответил. Бежать ему было трудно, он несколько раз споткнулся. Свернув за угол, Черный и Дина оказались в тихом переулке, который впереди эволюционировал в тупик. Справа была высокая кирпичная стена - изъеденная временем, без единого окошка. Слева с тупым самодовольством стоял бетонный забор. Черный подбежал к этому забору, подставил руки замком и велел Дине:
   - Лезь.
   - Туда? - ужаснулась Дина, но Черный закивал:
   - Туда, туда, давай, он уже сейчас нас догонит, перелазь, ради Тотема.
   Дине оставалось только подчиниться. Она вскарабкалась на бетонную плиту, оказавшуюся неожиданно узкой и скользкой от дождя и, задержав дыхание, спрыгнула вниз. На груду битого кирпича.
   После этого она очень удивилась, потому что обнаружила себя лежащей в каком-то темном и сыром помещении. Было холодно - от озноба зуб на зуб не попадал - и до смерти хотелось пить. Пахло дерьмом и крысами. Где-то неподалеку шумели машины. 'Очень интересно, - подумала она. - Так я еще ни разу не просыпалась... Или я не спала?' В следующую секунду - поганую, бесчеловечную секунду - вспомнилось все, что произошло за день: побег из дома, свалка в казино, Копайгора, бандиты, Тимка, авария, опять Копайгора... Что же было потом? Дина зажмурилась. Ведь только мгновение назад она ничего этого не помнила, как хорошо было, проклятье... Все-таки, что было после того, как они побежали к забору? И какого черта я здесь лежу? Дина попыталась сесть, для чего подтянула ноги. В правой лодыжке словно взорвалась бомба. Боль огнем шарахнула вниз, по ступне. Дина коротко, по-кошачьи вскрикнула.
   - Лежи, - сказал голос Черного. Дина повернула голову. Черный сидел рядом на корточках. - Лежи, ты, похоже, ногу сломала.
   - А как... - начала Дина и сразу все поняла. - Я сознание потеряла, да?
   Черный кивнул:
   - Спрыгнула неудачно. Не повезло, - он горько усмехнулся. - Уже минут пятнадцать так лежишь. Больно, да?
  Дина кивнула, пытаясь сообразить, что теперь делать. Вернее, что теперь остается делать ей. Боль чуть поутихла, но озноб стал невыносимым, Дину трясло, будто она лежала голой. И еще - жажда. Горло саднило, как при ангине, язык превратился в кусок наждака.
   - Где это мы? - спросила она.
   Черный сплюнул.
   - Это какая-то развалина, - сообщил он. - Завод бывший или что-то вроде того. Здесь никого нет. Наверное, сносить собрались, потому и забор вокруг поставили... Я тебе ногу вылизал, - добавил он вдруг, смутившись, - но, вроде, не очень помогло, да?
   Дина еще раз попробовала сесть, но поняла, что лучше этого не делать. Не очень помогло. Да. Тотем милосердный, полжизни отдала бы за бутылку воды... Она вдруг спохватилась:
   - А ты-то что сидишь? Тебе бежать надо, со мной же ничего не будет.
   Черный опустил голову.
   - Тот мусор... он не увидел, наверное, как я через стенку лез. Потому что тогда бы сюда уже прибежал. Я подумал... ну, не бросать же... тебя. Вот. Решил подождать хотя бы, пока ты не очнешься.
   - Максик, - сказала Дина. Она протянула руку и погладила Черного по щеке. Вот и все. Закончилось твое путешествие, глупая кошка. Ах, как скверно вышло...
   - Телефон включить уже можно, - сказал Черный. - Звони Тимке, скажи, где ты есть. Тебе в больницу надо.
   - Макс, - сказала Дина.
   - Да, - сказал Черный.
   - Макс, - сказала Дина и расплакалась. Он наклонился над ней. Неловко, осторожно обнял и поцеловал в губы.
   - Я позвоню, - сказал он.
   Потом Черный выпрямился и замер. Капли дождя барабанили по невидимой крыше, где-то под полом пищала мышь. Черный стоял, медленно поворачивая голову из стороны в сторону.
   - Показалось, - сказал он. - Или нет...
   Дина, торопливо вытерев глаза, тоже стала изо всех сил прислушиваться. Какой-то шорох... нет, топот... Да, бежит кто-то... близко, совсем близко.
   - А, чтоб вас всех, - сказал Черный и начал стрелять в темноту.
  
  
  
  Глава 7
  Страшнее, чем пули
  
   В темноте 'Уазик' клюнул носом, высветив фарами забор, сложенный из бетонных плит. Забор казался бесконечным. Мерно повторялся узор выпуклых квадратов, дальние плиты уходили в вечерний туман, сизый от дождя. Впереди был тупик, одна из бесчисленных слепых кишок большого города, идеальное место для убийства или изнасилования. Ненавижу тупики.
   - Где же этот болван, - сказал Боб, стиснув челюсти. - Волыну прогадил, в рожу отхватил и прячется... Ничего. От меня не спрячешься. А, вот он.
   Он уже приоткрыл дверь 'уазика', собираясь наружу, но Саша тронула его за плечо.
   - Погоди, - сказала она, блестя глазами. - Давай сначала я вам подарю. И Тимка пусть подарит... сколько может.
   Я опешил. Это было неслыханно, это было не просто неприлично - невозможно. Мало того, что Саша предлагала разделить с ней удачу, она делала это, нимало не стесняясь мужа, да к тому же приглашала его присоединиться. Я замялся. А вот Боб не колебался ни секунды: перегнулся на заднее сиденье, взял Сашу за руку. Две пары глаз смотрели на меня. В женском взгляде был вопрос, в мужском - нетерпение.
   - Чего ты? - спросила Саша. - У нас все так делают перед дежурством. У Боба тоже на работе кошки есть. Давай, не стесняйся.
   - Я не стесняюсь, - сказал я. 'Глупо отказываться, - сказал голос в голове. - Просто глупо. Ведешь себя, как маленький. У мерзавца пистолет, а ты из себя девственника строишь'. Возникла гаденькая мысль, что, если бы Саша предложила заняться с ней накачкой с глазу на глаз, я бы не колебался.
   Я сжал одной рукой протянутую ладонь Боба, другой коснулся тонких Сашиных пальцев. Она коротко стригла ногти, я почувствовал округлости подушечек. Саша улыбнулась, как умеют только кошки - уголками рта. Она была славная, моя сестренка. Всегда улыбалась, и знала, что сказать в трудную минуту. Мои единственные настоящие друзья. Узнали, что у меня беда, все бросили и примчались. А теперь собирались рисковать жизнью ради глупого пьяницы. Да что там - собирались. Разве Боб не встретил в одиночку свору Стокрылого? Разве не спасла нас Саша, возникнув между нами и бандитами, когда все уже почти вцепись друг другу в глотки? Друзья мои, милые. Если бы хоть раз я мог им чем-нибудь помочь так, как они помогали мне. Если бы я знал, что хоть немного их достоин. И ведь никакой корысти, никаких обязательств, только чистая, братская любовь между нами. Друзья. Навсегда.
   В тот самый момент я решил: если смогу когда-нибудь отплатить им - отплачу сполна.
  Люди часто дают себе такие клятвы.
  Правда, не часто представляется возможность выполнить обещанное.
  Но об этом думать не принято - верно, ребята?
   - Ладно, - сказал Боб и прочистил горло. - Ладно.
   Саша, закрыв глаза, тихонько пела.
   - Са-аш, - позвал шепотом Боб. Саша, все так же зажмурившись и продолжая мурлыкать, погладила меня по волосам. Затем вздрогнула, открыла глаза и, потянувшись на переднее сиденье, обняла Боба за шею.
   - Ну, пойдем что ли, - сказала она и первой, не дожидаясь нас с Бобом, выскользнула из автомобиля.
   Снаружи ждал давнишний здоровенный мент - тот самый, который сначала поймал Дину и Черного, а потом отдал их бандитам. Мент был мокрый, бледный и напуганный. Левый глаз у него заплыл. Я почему-то вспомнил фамилию - Копайгора. Я ожидал, что этот Копайгора тут же поведет нас за собой, что наконец-то я получу возможность запустить когти Черному в горло, что сейчас-то начнется самое страшное и долгожданное...
   Вместо этого Боб огляделся, по сторонам, опять закурил (он сегодня, наверное, месячную норму по сигаретам выполнил) и спросил мента:
   - Ты кого-нибудь позвал?
   - Позвал, - сказал Копайгора несчастным голосом.
   - Ну, и где они? - спросил Боб.
   - Сказали, скоро будут, - отвечал Копайгора.
   - Честно? - протянул Боб.
   - Я позвал, честно! - заволновался мент.
  - А они? - спросил Боб. Мент побагровел и, пригнувшись, что-то тихонько сказал Бобу. Тот поиграл желваками. Вот и все. Никакой помощи не будет. Дружба дружбой, а служба службой, мой бедный доверчивый пес...
  Боб отвернулся и стал куда-то звонить. Я отошел на несколько шагов. Вечер, дождь и одиночество. Можно было ждать подмогу (судя по всему, очень долго), можно было поискать где-нибудь поблизости магазинчик и купить бутылку водки, можно было сесть на асфальт и выпить эту бутылку из горла, сольно. А Дина уходила бы все дальше и дальше, пока след не потерялся бы навсегда. Просто из-за того, что у Черного был пистолет, а мы, сильные, взрослые люди, к тому же с повышенным везением - мы боялись. Не пистолета боялись. Черного. Я порылся в кармане, отыскал монетку и подбросил ее. Монетка легла точно на ладонь, что было добрым знаком. 'Решка, - подумал я. - Пусть это будет решка...' Монета закувыркалась в воздухе: я прихлопнул ее на рукаве. Вся в гордых завитушках, на меня смотрела единица; рядом скромно прилепилось слово 'рубль'. Решка. Я подбросил монетку еще раз. Решка. Еще. Решка. Решка, решка, решка. Саша с любопытством за мной следила. Я встретил ее взгляд и подмигнул. Она неуверенно улыбнулась, а я, не говоря лишних слов, развернулся на каблуках и пошел к забору.
   - Э! - сдавленно крикнул Боб. - Куда?
   Я не обернулся. Они нагнали меня.
   - Ты что, - сказал Боб, - у него же пистолет.
   - А у меня - вот это, - ответил я и показал ему монетку. Боб глянул на меня, перевел взгляд на монетку.
   - Боря, - сказала Саша, - а давай попробуем. Пока работает.
   Тот обвел глазами меня, Сашу, забор, вечернее небо и мента, который стоял в отдалении, не решившись приблизиться.
   - Психи, - сказал Боб.
   - Подсади, - сказал я.
   - Хрена лысого, - возразил он. - Я сначала.
   Он поманил Копайгору. Тот сорвался с места, будто от того, с какой скоростью он к нам подбежит, зависела его жизнь. Судя по выражению лица Боба, примерно так оно и было.
   - Если приедет кто - все внутрь, - сказал Боб. Копайгора кивнул. Боб смерил его взглядом и добавил: - Остаешься за старшего!
   Должно быть, он шутил, но получилось не смешно. Боб ухватился за край забора - при таком огромном росте это было легко - напружинился и запрыгнул на забор. Именно запрыгнул, не влез и не подтянулся. Волк, что тут скажешь. Впрочем, не исключено, что давала себя знать накачка. Я, ухватившись за протянутую руку Боба, взмыл на верхотуру без особых усилий. Как только рядом оказалась Саша, Боб спрыгнул, приземлившись беззвучно.
   По ту сторону забора стояло древнее здание. Длинное, заброшенное, темное, оно щерилось кирпичной изъеденной кладкой, дышало гнилью из покривившихся дверных проемов, таращило глазницы окон, которые не помнили о стеклах. Когда-то здесь находился завод, или казармы, или еще что-нибудь; когда-то каменное чудовище каждое утро пожирало тысячи людей с тем, чтобы выплюнуть их к вечеру. Сейчас же это была груда строительного мусора, чудом сохранявшего форму дома.
   - Безнадежно, - сказал Боб. - Они ушли уже, наверное.
   Я присел на корточки. Давно спустился вечер, но с улицы через забор светили фонари, выхватывая черно-желтые картинки из фиолетовой тени под ногами. Нечто пестрое, измятое и заскорузлое валялось между булыжников. Какая-то тряпка. Что-то знакомое. Узор, где я видел этот узор? А на узоре темные пятна. Кровь, что ли. Я пригляделся. Убогий свет фонаря все же позволил различить отвратительный бурый оттенок. Неповторимый оттенок. Да, точно. Кровь. Узор...
   Вспомнил.
   У Дины был плащ, модный, дорогой, строгого фасона - кошки любят длиннополую одежду. Снаружи темно-синий, изнутри плащ весело переливался лазоревой подкладкой с фантазийным орнаментом. Кусок этой самой подкладки сейчас лежал у меня под ногами, и дождь не спеша размывал на нем кровавые пятна. Дина была ранена. Дина истекала кровью. Голова прояснилась, воздух стал тяжелым и холодным, и зазвенело в ушах. Тотем во мне ожил, встал на задние лапы и зарычал, оскалив клыки. Тотем чуял кровь и хотел еще больше крови. Я поднялся с корточек и пошел к ближайшему черному провалу в стене.
   - Ты чего? - спросил шепотом Боб, догоняя меня. Саша вытащила из-под мышки небольшой пистолет и теперь кралась справа. Я не ответил. Боялся, что, если открою рот, то начну кричать. А кричать было никак нельзя, потому что тишина стала нашей единственной союзницей, капризной и переменчивой, и спугнуть ее ничего не стоило. Под ногами расползались битые кирпичи, перекатывалась щебенка, угрожающе потрескивали гнилые доски. Тут и там чернели лужи. Из дыры в стене воняло нечистотами и сыростью, тем запахом, который всегда поселяется в заброшенных домах, ставших приютом бомжей. Никаких бомжей, конечно, мы не встретили, у бродяг инстинкт самосохранения развит получше, чем у крыс. Но внутри здания на грязном полу повсюду валялось тряпье, разбросаны были пустые бутылки, а поодаль, у стены, помещался пустой ящик, на котором смердели остатки чьего-то ужина. Когда-то, будучи котом, я три раза подумал бы, прежде чем есть такое. Но, видно, нелегко стать доминирующим биологическим видом на планете... Мы шли чередой гулких огромных комнат, ступая осторожно и медленно. Глаза привыкли к темноте, я уже различал проплешины в штукатурке, дивился на продавленный потолок. Дом с нетерпением ждал окончательного разрушения. Интересно, бывают ли случаи перерождения у домов? Когда этот гниющий остов снесут к чертовой матери, его душа, возможно, найдет прибежище в теле новостройки... Будет ли он помнить прошлую жизнь, или это - удел хинко? Додумать я не успел, потому что увидел в очередной комнате лежащую на полу Дину. Я метнулся к ней, и тогда все началось.
   Совсем рядом в воздухе пронеслось что-то маленькое и злое, а потом я услышал грохот выстрелов, будто огромным молотком били по огромной доске. В дальнем конце зала мелькнула тень. Черный. Он. Наконец-то.
   Позже я много раз думал, что же заставило меня броситься за ним, вместо того чтобы остаться с Диной. Странно и страшно: твоя жена лежит раненая на полу, зовет тебя, протягивает руки, а ты бежишь мимо. Но тогда я именно так и сделал. Кровь превратилась в кипяток, сумерки рассеялись, в лицо дохнул тугой ветер. Я мчался за Черным, за добычей. Он отстреливался на бегу, но пули, визжа и хохоча, летели мимо. Со мной поравнялся Боб. Он тоже охотился, он хотел поймать Черного быстрее меня, но хлопнул очередной выстрел, и Боб, заскулив, остался позади. Я убью тебя, Черный. За Дину. За Боба. За всех. Он бежал далеко впереди, его спина мелькала в дверных проемах, но я догонял, я был быстрее и сильнее, и еще - меня вела ярость.
   Вдруг Черный остановился.
   Нас разделяла всего одна комната. Я захрипел, прибавил ходу - огнем вспыхнули перегруженные мышцы - и одновременно услышал крик Черного. Он вскинул руку с пистолетом и выстрелил - в упор, между нами оставалось несколько шагов. Шею обожгло. Так в школьной столовой исподтишка прикладывали нагретую в чае ложку. В этот момент вокруг все начало трещать и сыпаться - должно быть, пуля попала в какой-то жизненно важный орган старого дома. Но мы были заняты: я повалил Черного на пол и старался разбить ему голову подвернувшимся под руку кирпичом, а Черный, облапив мое лицо, силился свернуть мне шею. Что-то стукнуло по затылку - я подумал, что это Черный как-то дотянулся до головы второй рукой. Затем Черный по-кошачьи подобрался и лягнул меня, так, что я кубарем покатился по грязному полу. Оплевываясь от известковой пыли, я увидел, что потолок огромными, выпуклыми кусками рушится на нас, и что Черный лежит, не двигаясь, придавленный толстенной балкой. Здание рассыпалось, вздыхая, как умирающий великан. Это Черный убил его, пули довершили разрушение, поставили свинцовые точки в жизнях древних стен. На ноги повалилось что-то тяжелое, рука оказалась в цепких каменных челюстях. Я не мог сдвинуться с места и только лежал, осыпаемый мусором, щепками, какими-то лохмотьями - лежал, ослепнув, оглохнув, и ждал.
   Но та, кого я ждал, не пришла.
  Грохот развеялся, проступили обычные звуки - дальний шум машин, человеческие голоса, шаги. Кто-то брел по развалинам, но я не мог его позвать, а только сипел тихонько. Сорвал голос. Наверное, я все-таки кричал, пока меня заваливало. Наверху было темное небо, подсвеченное городской лавиной огня. Это было прекрасно. Давным-давно, лет в семь или восемь, я любил играть так: построить шалашом диванные подушки, сверху навалить одеяла, облицевать фасад книгами, завесить простыней, а чуть позже, когда наскучит мягкое убежище, тайком от себя самого двинуть ногой в секретное место - слабое место. Шалаш падал на своего обитателя, а я, вопя и брыкаясь, представлял, что погибаю под обломками, что замурован в подушечную тюрьму навечно, и что каждая подушка весит, по меньшей мере, полтонны. Затем я лежал смирно, заваленный барахлом, и упивался восхитительной смесью воображаемой трагедии и реального комфорта. Так я играл, когда бывал один - а одиночество меня всегда любило. Сейчас я словно вернулся в детство, потому что совсем не испытывал боли, лежа под обломками. Верно, сказывалась Сашина накачка, позволившая удивительным образом выжить в катастрофе... и даже устроиться с некоторым удобством. Если, конечно, можно назвать удобным положение, когда тело закручено винтом, ноги будто схвачены огромными клещами, а руку затянуло в каменное месиво. Моему покою мешали только два обстоятельства. Во-первых, постепенно, но ощутимо немели придавленные ноги, а, во-вторых, я боялся, что при обвале пострадала Дина. Потом на обломках заплясали синие отблески 'скорой помощи'. Меня нашли и стали откапывать. Я шептал, что со мной все нормально, что я живой, пробовал в доказательство встать, но меня не слушали и только покрикивали ободряюще. 'Дина, - сипел я. - Дина где? Что с Диной?' Меня не понимали. Я забился в панике, потому что из молчания моих спасителей сделал вывод, что Дина погибла.
  Саша возникла, как ангел на фоне развалин.
  - Тимка, - сказала она обрадовано, - Тимка, живой! - и стала душить в объятиях. Ее отогнали, под меня сунули носилки и хотели куда-то нести, но я рванулся, едва не выпав из носилок, так что спасатели, недовольно ворча, опустили меня и помогли сесть. Рядом на корточки опустилась Саша.
  - Дина, - прохрипел я. - Дина что?
  - Дина нормально, - сказала Саша. - Тебя зовет.
  - Помоги, - сказал я и встал, схватившись за Сашу. Оставив позади раздраженных спасателей, мы побрели по руинам. Я увидел издали сгорбленного Боба, суетливого мента рядом с ним - и Дину. Она сидела на каменном обломке, выставив ногу, уже забинтованную. Отделившись от Саши, я похромал так быстро, как мог. Дина потянулась ко мне. Я, не то сев, не то упав рядом, схватил ее в охапку и стал целовать. Она ничего не говорила, и ее лицо было мокрым от дождя.
  Потом я вспомнил и спросил Боба:
  - Ты как?
  - Уже нормально, - сказал он мрачно. - Контузия, понимаешь.
  - Повезло, - сказала Саша со значением, ероша ему волосы.
  - В смысле? - не понял я.
  - Да, как в кино, знаешь, - скривившись, ответил Боб. - У меня зажигалка в кармане была. В нее и попало. Ребрам больно теперь... Вам с Сашкой спасибо.
  - Всегда пожалуйста, - сказала Саша, и непонятно было, чего в ее голосе больше - иронии или пережитого страха.
  К ним подошел спасатель, что-то сказал. Боб со стоном разогнулся и поднялся на ноги. Опираться на Сашу он не стал - пошел, растирая грудь, по-журавлиному вышагивая среди обломков. Саша поспешила за ним, а спасатель выругался под нос и скрылся из виду в дождливых сумерках. Мы с Диной остались одни.
  - Нога как? - спросил я. - У тебя кровь была, да?
  - Нет, - сказала она.
  - А как же... - навалилась дурнота, и стало все равно. - А, ладно. Неважно.
  - Нога не очень, - сообщила Дина. - Но терпимо. Пить вот хотелось, ужас. Напоили. Сказали, надо рентген сделать, но вряд ли перелом. Это я с забора прыгнула...
  - Ага, - сказал я.
  - Тимка, - сказала Дина, - нашел все-таки.
  Она улыбнулась - и сразу губы у нее задрожали, так что улыбка вышла недолгая. Сейчас Дина была очень красива, пожалуй, еще красивее, чем всегда. Надо было задать вопрос и получить ответ, и этот ответ был страшнее, чем пули, бандиты и катастрофы. Но без него я не мог жить дальше.
  - Дина, - сказал я.
  - Да, - сказала она.
  - Дина, - сказал я. - Почему ты это сделала?
  Она покачала головой.
  - Я ошиблась, - сказала она.
  Это было паршиво. Честно, ребята. Это очень скверно - когда тебе признаются в измене. Но еще хуже, когда тебе лгут. Поэтому теперь я был рад правде. Даже такой.
  - Прости, - сказала Дина.
  Я кивнул. А что мне оставалось делать? Я любил ее, вот и все. Может быть, я - лузер, пьяница, обманутый муж, без одного удара убийца. Может быть, вы смеетесь надо мной. Может быть, вы правы. Но, пока у меня есть любовь, мне плевать на вашу правоту. Мы обнялись. Дина водила по моей спине ладошкой и шмыгала носом. Потом рядом появилась Саша. Присела на камень, сосредоточенно посмотрела на ногти. Ногти были короче некуда, но она все-таки нашла какой-то заусенец и впилась в него зубами. У нее была привычка грызть ногти. И никто не мог отучить. Даже в ее хваленой Академии. Саша грызла ногти всегда, когда ей бывало трудно.
  - Привет, Сашка, - сказала Дина, не оборачиваясь.
  - Привет-привет, - задумчиво отозвалась та. - Вас подбросить? Мы уезжаем сейчас. Можем крюк сделать, до дома вам как раз. Или как, тебе врач что сказал, тебе в травму надо, наверное?
  - Надо, - сказал я. - Рентген надо сделать.
  - Тогда до травмы, а потом домой.
  Она говорила таким будничным тоном, что было ясно: дела шли из рук вон плохо.
  - Саша, - позвал я.
  - А, - сказала она и принялась за другой палец.
  - Где Черный?
  Она вынула палец изо рта и спрятала руки между коленями.
  - Черный умер, - проговорила Саша, глядя перед собой. - Погиб.
  Дина не вздрогнула, не издала ни звука. Только вздохнула прерывисто.
  - Вы туда лучше не ходите, не надо, - сказала Саша, опять принимаясь за ногти. - Его... в общем, как бы, узнать сложно его теперь.
  Подошел Боб, положил руку мне на плечо. Мимо проехала 'скорая помощь', дробя сгустившуюся темноту синими всполохами. 'Зря приехали', - подумал я. В голове было пусто.
  - Увезите нас отсюда, - попросил я.
  
  Глава 8
  Что-нибудь плохое
  
   И нас увезли. На опознание я не поехал. Да никто и не звал. Боб деликатно сказал, что с делами управится сам. Саша, верно, отдувалась перед начальством - как-никак, на участие в том, что случилось, никто ее не благословлял. Так что мы с Диной были предоставлены друг другу - с той минуты, когда за Бобом закрылась дверь. Он привез нас из больницы, у Дины вышло растяжение, так что ей наложили модерновый лонгет ('...можно мыться, можно в сауну, можно ходить... вы сколько весите, девушка? Тогда уже все, последний слой кладу...') и отпустили с миром. Дежурный врач, завороженный чарами Дины, выдал ей какие-то огромной силы пилюли, одну из которых Дина тут же приняла. Результатом явилось то, что путь от 'уазика' до двери дома она проделала почти самостоятельно, налегши на мое плечо. По лестнице, однако, мне ее пришлось нести. Лифт, как всегда, не работал, а Боб уже уехал, так что помощи ждать было неоткуда. Я чуть не падал от усталости, но Дина дышала мне в шею, и, кроме того, в голову лезли непрошеные мысли.
  ...На похороны ехать. Когда? Не спросил. Эх, Черный, Черный. Ну, не завтра же. Разберемся... Вот ведь как бывает. Ведь с детства дружили... Э, что это такое? Откуда комок в горле, откуда это душное, накатывающее - он ведь жену твою украл, умницу-красавицу. Предатель...
  ...Черный. Так и не доехал до своей Ирландии.
  Ступеньки с подлой неожиданностью кончились, последовал сравнительно легкий участок - лестничная площадка первого этажа - а после сразу начались новые ступеньки.
  Нет, наверное, я ужасный человек. Я чувствовал облегчение - не хотел чувствовать, загонял его обратно, но тщетно. Да, погиб. Да, знали друг друга двадцать хреновых лет. Да, погиб глупо, нелепо.
  'Но ведь Дина-то теперь будет с тобой', - сказал голос спокойно, и я проклял его за это спокойствие. Не скорбь, не тоска, а облегчение... И еще - вина. Странно. Не сделав ничего, что бы стало для Черного смертельным, я, тем не менее, ощущал себя виновным в его смерти. Наверное, потому, что хотел этого. Теперь, когда он действительно был мертв, было странно и жутко вспоминать припадки бешенства, которые терзали меня весь этот долгий день. Неужели я хотел пытать Черного, бить, хотел, чтобы перестал дышать - в сущности, отвратительный человек, но все же...
  ...Черный.
  - Дальше сама пойду, - сказала Дина. - На тебе лица нет.
  - Ладно, - выдохнул я. - Обопрись.
  Мы продолжали восхождение, медленно-медленно. 'Слушай голос Тотема'... Я поступал именно так, как того требовала звериная моя сущность. Гнался по следу, дрался, жаждал убийства, и в результате все вышло именно так, как я хотел. Опасное это дело - хотеть. Единственное оправдание, которое приходило в голову - то, что никогда раньше со мной такого не бывало. Гнев, отвращение, раздражение, когда мы поссорились. Но тогда он все равно оставался для меня... оставался - Черным. Забыл я об этом, только когда Черный украл у меня Дину. А, что теперь думать. Назад ничего не воротишь. Да и пришли уже, хвала Тотему.
  Дверь хлопнула, замок с деловитым скрежетом проснулся, чтобы совершить самое важное дело в своей жизни - запереть дверь - и впал опять в летаргический сон. Мы стояли посреди прихожей. Далеко, через открытую дверь в конце коридора, была видна кровать, которую я так и не застелил утром. Дина присела на тумбочку и повела плечами, отчего плащ ее сполз на пол. Мне стало неловко: я должен был сказать что-то, но не знал, с чего начать. Поэтому я молчал. Почему молчала Дина - не знаю.
  - Я в ванну, ладно? - сказала Дина, наконец. - Поможешь?
  Я кивнул. Те, кто были когда-то кошками, ценят чистоту. Дважды в сутки мы принимаем душ, то и дело моем руки, каждое утро надеваем свежее белье и постоянно точим пилочками ногти. Я отлично понимал, что ощущает Дина - измученная, в оборванной одежде, в засохшем поту и крови. Обо мне и говорить было нечего. Того, кто побывал под обломками, даже грязным назвать нельзя, мое состояние лежало по ту сторону понятия 'грязь'.
  Я подхватил Дину, и мы заковыляли в ванную. Там Дина пустила воду, а я вспомнил (с неприличной, дикой радостью), что в холодильнике осталась почти полная бутылка коньяку. Сходил на кухню, взял бутылку.
  Дина ждала меня, сидя на краю ванны.
  - Можно? - спросил я. Дина кивнула.
  Потом мы долго слушали тишину. Дина - лежа в зеленой от соли воде, я - примостившись на краю ванны. Нога Дины, укутанная в лонгет, торчала из воды, как труба затонувшего парохода.
  - Дина, - позвал я.
  - М-м, - ответила она. Я отхлебнул коньяку. Хорошо. Крепко.
  - Почему, а, Дин?
  Она не отвечала очень долго.
  - Я... увлеклась им по очень большой глупости, - сказала она, не открывая глаз. - Одно к одному. Понимаешь?
  - Нет, - сказал я. Дина повела головой:
  - Просто поверь. И прости. Если можешь.
   - Да, да, - пожалуй, зря я спросил, вот что.
  - А ты... с тобой поцапались перед этим, я расстроена очень была. Не знаю, что на меня нашло. Повелась, как девчонка. Романтика, - она криво улыбнулась, а потом вдруг, совершенно без предупреждения, стала плакать. Оперлась на край ванны одной рукой, другую прижала к лицу. Склонила голову. Волосы рассыпались, как колокол, черный колокол. Я не знал, как ее утешить, и надо ли утешать. Оставалось просто сидеть и ждать. И пить, разумеется. Когда бутылка опустела на треть, Дина всхлипнула в последний раз, наполовину высунулась из ванны, словно русалка, и обняла меня за шею. 'Прости-прости-прости, - зашептала она, зарываясь лицом мне в волосы. - Прости, милый, любимый, хороший, единственный, прости дуру, прости...' Я протянул ей бутылку. Дина выпила, кашлянула, зажав рот ладонью, и снова легла на спину. Прошло пять или десять минут. Она дышала мерно и легко, и я понял, что она уснула.
  Дина была совсем легкая, почти невесомая - маленькая черноволосая женщина, похожая на кошку. Я отнес ее на разобранную постель, затем сходил за бутылкой. Улегшись рядом с Диной, я стал пить из горлышка и размышлять.
   Мне вспоминалась охота.
   ...На улице идет дождь, мелкий, почти туман. Капюшон - на голову. Однажды Дина купила два китайских непромокаемых плаща с застежкой-молнией - ярко-красного цвета, шуршащие и глянцевые. После того, как дома развернули покупки, выяснилось, что застежки доходят до самого лба. Мы долго веселились, примеряя красные хламиды, гоняясь друг за другом по квартире, похожие не то на мультяшных средневековых палачей, не то на презервативы из социальной рекламы. Последнее сравнение оказалось решающим, и наши салки превратились в другую игру. Конечно, я никогда не надевал тот дождевик на охоту. Попробуй походи несколько часов под дождем в большом полиэтиленовом пакете. Мой плащ - это шедевр английской мануфактуры: длинный, до пят, бурый, тяжело шелестящий бурнус. Больше всего люблю осеннюю охоту. Из-за плаща.
   А вот и добыча. Под парковой скамейкой, похожий на большой коричневый гриб, лежит кошелек. Неспешно подойти, оглянуться - не разводка ли? Нет, не похоже: никого вокруг. Наклониться и бросить поживу в раскрытый зев сумки. Первая удача за сегодняшний день. Пристроиться на краешке мокрой скамейки, засунуть руки по локоть в сумку и пересчитать наличные в кошельке. Охота приносит рублей пятьсот в день. Зимой - меньше. На морозе долго не побегаешь. Я никогда не охотился дольше, чем хотел. Несколько часов пешей прогулки, приятной и полезной - для здоровья и для кармана. Но Дина очень сильна, и, если ходить подольше, можно найти до тысячи, как это было в один из солнечных дней.
  Конечно, я пробовал играть в спортлото. Конечно, ввязывался в лотереи. Но бизнес есть бизнес. Только такой авантюрист, как Черный, может рискнуть - и пойти против вековой системы рэкета. Да, я выиграл несколько раз, по мелочи. Но потом мне позвонили и предложили - очень вежливо - больше так не делать. Хорошо хоть, деньги оставили. Да и какие то были деньги... Наверное, правду говорил Милон Радович: Пушкин писал с натуры, и была в самом деле старуха-графиня, которой дарила удачу ее добрая воспитанница. Но уже тогда не дремали ушлые хинко, держатели игорных домов. И глупая старушенция умерла вовсе не от того, что на нее наставил пистолет распаленный повеса...
   Вот поэтому-то она от тебя и хотела сбежать, лузер. Не из-за денег, конечно, ее бухгалтерской зарплаты хватало на двоих. Нет, деньги тут ни причем. И пьянка ни при чем, я думаю. Ну, поссорились, ну, помирились. Просто однажды пришел в ее дом красавец-котяра, игрок и романтик, и сказал: пойдем со мной, девчонка. Я покажу тебе небо в алмазах, мы с тобой сорвем большой куш, а потом убежим далеко-далеко. Все, что тебе нужно сделать - бросить своего лузера. Найдем твоему дару лучшее применение, чем накачивать охотника за потерянными кошельками. Пойдешь? И она пошла. Кто в этом виноват?
  'Мы с тобой, Тимоха - ирландцы по духу'.
  Да нет, старик. Если хинко не правы, и нас не ждет перерождение после смерти, то ты, может, теперь и в Ирландии. В своей, небесной Ирландии, где зеленые поля, и 'гиннесс', и виски за так, и веселые драки в пабах, и рыжие, бесстыжие девчонки... Ты теперь и вправду ирландей всех. А я - здесь. Рядом с женщиной, которую едва не потерял. А может, и потерял уже - кто знает.
  Лузер.
  Ведь полюбила меня эта девушка, полюбила так, как никто не любил, красавица, умница, неземное создание. Против воли родительской в чужой дом ушла. И что получила? Пьяницу-мужа, бездельника и лодыря, который даже университет не смог закончить. Получила нищую 'двушку', этому пьянице доставшуюся от мамы. Скучную работу нашла, чтобы кормить того самого пьяницу... Я сделал чудовищный глоток, поперхнулся коньячным огнем и долго кашлял вполголоса, чтобы не разбудить Дину. Лузер. Лузер. Тот, кто теряет. И потерял бы последнее, если б не было на свете друзей, которые тоже бед повидали со мной... Я снова приложился к бутылке.
  За упокой, Черный.
  И - Возвращения тебе. Вернись огромным котярой, цветом, как смоль, грозой всей округи, яростным и зеленоглазым. Вернись пантерой, легкой и сумрачной, владыкой ночных джунглей. Вернись тигром, тигром вернись, светло горящим, полосатым демоном, воплощением страха и величия. Вернись. Я знаю, мы встретимся. Как там говорится? Аб хинк, старик.
  Мне будет тебя не хватать.
  Оле-Лукойе, не торопясь, подошел сзади и врезал мне по голове мешком со снами.
  И было утро, и был хаос, и боль.
   Я долго мучался в полутьме. Зыбкие кошмары боролись с мигренью, воспаленный желудок обменивался сигналами с переполненным мочевым пузырем. Наконец, я решил, что надо достойно встретить похмелье, и встал. Дины рядом не было: жутковатый привет из прошлого. Я, однако, не позволил страху застать себя врасплох, потому что из кухни доносился приглушенно, но явственно, голос Дины. Она была не одна, с ней перекликался другой голос, который также принадлежал женщине. Очень знакомый голос, между прочим. Я кое-как задрапировался в халат и в таком виде отправился на кухню, сделав по дороге остановки в туалете и ванной.
   На кухне была Саша. Они с Диной сидели за столом, пили кофе и о чем-то очень оживленно беседовали. Входя, я уловил обрывок Сашиной фразы: '...работа такая, ничего не поделаешь'.
   - А вот и он, - сказала Дина при моем появлении. - Ну что, оставляю вас.
   Она тяжело поднялась из-за стола и запрыгала к выходу.
   - Давай помогу, - сказал я.
   - Не надо, - сказала она. - Близко же.
   Я повернулся к Саше.
   - Привет, - сказала она, как всегда, очень ласково, и сложила из пальцев кошачью лапку.
   - Ага, - сказал я. - Ты извини, мне надо...
   - Давай-давай...
  Таблетка не хотела разжевываться, крошки застревали под языком и больно царапались. Вода в чайнике была слишком горячей. Пришлось запить химическое месиво из-под крана. У воды был неописуемый вкус. Я сплюнул тягучей слюной, налил спитого чая и, усевшись напротив Саши, спросил:
   - Ты по делу или так зашла?
   Саша пригубила кофе.
   - Вообще-то, по делу, - призналась она. - Но не уверена. Ты как вообще, братик?
   - В норме, - соврал я.
   Саша покивала.
   - Ладно, - сказала она. - Как скажешь.
   - Да-да, - сказал я. - Ну?
   Саша замялась.
  - Короче, - начала она, - есть некоторые факты, которые тебе стоит знать.
  Вот с таких простых фраз и начинается конец света. Да, конечно, потом шестая часть вод обратится в кислоту, и взойдет звезда с оригинальным названием, и поедут четыре всадника - за ними не заржавеет. И падет Вавилон, великая шутница. Но начало будет именно таким. Обыденным и чуть официальным.
  Черт.
   - Так, - сказал я, стараясь выглядеть спокойно. Говорят, у меня это получается из рук вон плохо. - Ты давай, бросай свои психологические штучки. Говори прямо, понимаешь.
   - Ну... - она поглядела в угол и вдруг стала очень серьезной. - Я вчера уже говорила, что занимаюсь хинко. Не простыми хинко, а сильными. Или необычными. Поэтому у меня есть, скажем так, привычка замечать странные вещи. Потому что странные вещи часто происходят рядом с хинко. Ну, короче, ты знаешь...
   - Знаю, - сказал я. - Белый маг в восьмом поколении наведет удачу в делах. Хотя бы постарается.
  Боль стукнула на прощание в темя и улетела. Потом, наверное, вспомнила что-то важное и вернулась.
   - Да, да, - сказала Саша очень терпеливо. - Этих придурков я тоже иногда проверяю. Но речь не о них. К сожалению.
   'О, блин', - сказал голос в голове.
   - Ясно, - сказал я. - Кто-то завел дело на Черного, Дина по нему проходит соучастницей, и теперь ей надо отрабатывать. Так?
   - Нет, не так, - сказала Саша еще терпеливей прежнего. - Дина знает, что мы ей всегда будем рады. Но насильно ее вербовать никто не будет. И дела, насколько мне известно, на нее не заводили.
   - Здорово, - сказал я без энтузиазма. - А что тогда?
   Саша отпила кофе, аккуратно отодвинула чашку и положила руки на стол, одну на другую, словно прилежная ученица. У меня промелькнуло в голове, что вот так она сидела на уроках в школе - некрасивая умная девочка, с которой все дружили, и которую никто не любил.
   - Мы с Бобом кое-что вчера заметили, - сказала Саша. - Он при тебе ведь сказал, что Черному выходила полоса невезения?
   - Ну, - сказал я.
  - Как ты думаешь сам, отчего две кошки, постоянно друг друга подкачивая, то и дело вляпывались так, что...
   - Я думаю, что Дина его не подкачивала, - сказал я резко. - Оттого все и провалилось.
   Саша грустно покивала.
   - Ты на меня не сердись, пожалуйста, - попросила она вдруг. - Мне очень не хотелось к тебе сегодня идти. Я ведь все понимаю.
   - Забей, - сказал я. - Просто скажи, что хотела. Я тоже понимаю. Дело твое подневольное, наша служба и опасна, и трудна, и все такое.
   - Дина его подкачивала, - сказала Саша. - Я с ней сегодня разговаривала. Она говорит, что качала в полную силу.
   Я молчал. А что сказать-то?
   - Понимаешь, Тимка, - мягко продолжала Саша, - мало кто об этом знает, но иногда появляются кошки, которые способны не увеличивать везение, а уменьшать. Порчу наводить, как бы. Вот. Ты - один из таких.
   Голова разгуделась, будто в нее напустили пчел.
   - Так, - сказал я. - Ага... Ф-фу, елки-палки. То есть, это я как-то на Черного порчу наводил?
   - Я догадываюсь, как, - сказала Саша, глядя мне в глаза. - Видишь ли, с этим умением никто не рождается. Такое возникает, если кошка очень-очень переживает, или ненавидит кого-то изо всех сил. Короче, знаешь, как в песенке: говорят, не повезет, если черный кот...
   - Да, - сказал я.
   - Что думаешь? - спросила Саша.
   Я пожал плечами.
   - Если не веришь, можно какой-нибудь эксперимент провести, - предложила Саша. - Хочешь?
   Я кивнул.
   - Подумай про меня что-нибудь, - попросила она. - Что-нибудь плохое.
   Я нервно рассмеялся.
   - Да ты чего. Какое еще плохое?
   - Что угодно, - сказала Саша. - Например, какая я стерва, что приперлась к тебе домой и мешаю спокойно похмелиться.
   Я помотал головой.
   - Да ну, - сказал я неуверенно. - Что ты...
   - Подумай, что я твою Дину разбудила с утра, допрашивать стала, - продолжала Саша. - Именно допрашивать, по всем правилам.
   Я поморщился: боль стала невыносимой.
   - А еще мне кажется, что вам с Диной надо отдельно пожить, - сказала Саша, улыбаясь. - Непросто ей сейчас, неужели не видишь? Думаешь, то, что Черный умер, ей пофигу? Готова спорить, она там плачет сейчас, в спальне.
   - Она же нормально с тобой разговаривала, - сказал я, закипая. - Все утро. Нет? В конце концов...
   - А что ей еще делать? - возразила Саша. - При живом муже любовника оплакивать? Головой-то подумай.
   - Саша, - сказал я, - мы сами разберемся.
   - Да, как же, разберетесь, - фыркнула та. - Шесть лет разбирались, до адюльтера дошли...
   Раздался треск. Саша, неловко взмахнув руками, исчезла под столом. Падая, она зацепила рукавом чашку с недопитым кофе, и чашка полетела вслед. Я вскочил, обежал стол и помог Саше подняться. Она по-прежнему улыбалась, правда, теперь улыбка выходила изрядно вымученной. Костюм ее - тот самый, бежевый, форменного покроя - был спереди залит кофе. Стул развалился на куски, и это было странно, потому что стул я сам недавно принес из магазина - новый, прочный, красивый стул...
   - Вот так все и происходит, - сказала Саша. - Дай-ка я в ванную.
   Она прошла в ванную и принялась застирывать пятно от кофе под струей воды, а я стоял рядом и беспомощно повторял: 'Сашка, извини, чес-слово, Сашка, блин, да что это, слушай...'
   - Не извиняйся, - сказала она сквозь шум воды. - Я ведь сама напросилась. Наоборот, это ты прости, я много гадостей сказала. Нельзя было так. Просто хотела тебя расшевелить.
   Я подумал. Голова трещала - хоть святых вон выноси.
   - Да нет, ты права, наверное, - сказал я. - Знаешь, ты тут постой минутку, ладно? Я сейчас.
   На цыпочках я вышел из ванной и подкрался к спальне. Дверь была закрыта, в коридор не доносилось ни звука. Помедлив, я рывком открыл дверь.
  Дина лежала на диване, поглаживая ногу выше лонгета. В углу мерцал телевизор. Показывали футбольный матч - крошечные фигурки игроков, сверкающая точка мяча, нежная зелень поля, расчерченная белесыми линиями. Дина удивленно на меня поглядела. На ее лице не было слез.
   - Уже поговорили? - спросила она.
   - Почти, - сказал я, помедлив, и вернулся в ванную. Саша вешала мокрый пиджак на батарею.
   - Тим, мне, короче, очень стыдно, - сказала она. - Честно.
   - Не, все нормально, - бодро сказал я. - И ничего она не плачет. Сидит, ящик смотрит.
   - Вот видишь, - обрадовалась Саша. - Ты правильно сказал, вы сами во всем прекрасно разберетесь.
   Я кивнул. Дина ненавидела футбол всем сердцем, презирала раскрашенных фанатов, шипела на экран, когда на очередном канале выпадало несколько секунд футбольного матча. Она говорила, что это было связано с ее бывшим парнем. Я не возражал, потому что никогда не понимал футбола. Это у нас было общее. Всегда.
   - Пойдем, еще поговорим, - предложила Саша. - Немного осталось.
   Я покорно проследовал в кухню. Обломки стулая пинками загнал под стол, Сашу усадил на свой стул, а сам остался стоять.
   - Так, - сказал я.
   - Ну, ты, я думаю, понял, - сказала Саша. - Такие, как ты, раз в десять лет рождаются, а то и в двадцать. Приглашаем тебя к сотрудничеству. Деньги хорошие. Льготы. Ограничений никаких, за границу ездить можно.
   Сотрудничество. Очень гладкое слово. Славное слово. Только длинное. Ничего хорошего длинными словами не называют. Хотите - проверьте.
   - Зачем? - спросил я.
   - Террористы, - сказала Саша. - Шпионы. Просто бандиты. Нашим ребятам будет легче работать, если каждой такой сволочи будет везти чуточку поменьше. Короче, ты можешь спасти кучу жизней, Тим. И ничем не будешь рисковать, это я тебе как друг обещаю.
   Я молчал.
   - Ладно, - сказала Саша. - Подумай. Только очень тебя прошу, подумай хорошенько. Как решишь - звони. Мой телефон ты знаешь.
   Я проводил ее до двери. Она уже обувалась, когда я вспомнил про пиджак, который сушился на батарее.
   - А пиджак-то, - сказал я.
   - Пиджак потом заберу, - сказала Саша.
   - Не замерзнешь?
   - Не-а, - она безмятежно улыбалась. - Машина ждет, служебная.
   Я спохватился.
  - Да! - сказал я. - А похороны... ну, Черного - когда?
   Она попятилась. Улыбка медленно превращалась во что-то другое.
   - Так а... - она помедлила, - уже похоронили.
  Повисло молчание.
  - Как? - тупо спросил я.
  Саша взялась за ручку двери.
  - Ну... - замялась, помотала головой, - честно говоря, там путаница небольшая вышла... когда несколько неопознанных жму... трупов поступает, то их, ну.... вскрывают, и... пособие делают для студентов... а там было нечего вскрывать, короче, как бы... по большому счету... И это... патологоанатомы сказали - чего место занимает, пусть сожгут... думали, бомж какой-то... потом разобрались уже, но...
  Я прислонился к стене. Страшно захотелось выпить.
  - Урна - в колумбарии, - беспомощно сказала Саша.
  - Иди, а? - попросил я.
  И она ушла, тихонько притворив за собой дверь. Только замок щелкнул предательски громко.
  Я сосчитал до двадцати и пошел в спальню.
  Дина по-прежнему смотрела телевизор. На сей раз свой любимый 'Animal Planet'. Черт его знает, может, померещился мне этот проклятый футбол...
  - Ну что? - спросила Дина. - Как разговор?
  - Охренеть, - сказал я честно. - Ты уже знаешь?
  Дина кивнула. На экране газель убегала от гепарда. Едва различимое мелькание ног, белая мишень охвостья, безумные от страха глаза - и размашистые прыжки хищника, пятнистый хвост, как нагайка, хлещущий осоку. Все закончилось в пять секунд. Как всегда, было удивительно, что газель падает под ударами пушистых, мягких на вид лап. Как всегда, я болел за гепарда. Ничего не могу с собой поделать.
  - Саша мне все с утра рассказала, - сказала Дина
  - Что думаешь? - спросил я.
  - Я тебе не советчик, - быстро сказала Дина. - Слушая Тотем...
  - Да, - сказал я. 'Слушая Тотем, поступишь верно'. Знаем, помним, понимаем...
  Верим.
  - Дина, а что такое по-английски 'lose'? - спросил я.
  - Глагол? 'To lose', в смысле?
  - Да.
  - 'Проигрывать'. Или 'терять'.
  'Проигрывать, - подумал я. - Вон оно как'.
  - А что? - спросила Дина, и тут же потупилась. Вспомнила.
  - Нет, ничего, - пробормотал я. - Все верно.
  ...Она всегда хорошела, когда злилась. Лицо ее, обычно бледное, розовело, глаза становились влажными и большими, а в уголке губ ложилась горькая складка, которую хотелось целовать, прося прощения, что бы ни говорил раньше. Когда я был маленьким и глупым котенком, то мечтал, что однажды найду девушку, с которой проживу всю жизнь. Я точно ее найду, говорил себе маленький глупый котенок, и никогда не буду с ней ссориться. А если все-таки поссорюсь, то не дам сказать ни слова - примусь целовать, так что ей придется ответить, и ссора пройдет сама собой. Забавно, я так и делал в первое время, когда мы только начали жить с Диной. Но очень скоро выяснилось, что не всё можно решить поцелуями. Например, скандал, который я закатил, прождав её полночи. Она пришла со студенческой вечеринки, веселая, пьяная. Неизвестно, кто был пьяней, она или я. Зато хорошо запомнилось, кто первым начал кричать. Дина. Шатаясь, выплевывая оскорбления, поминая все мои грехи, она бродила по квартире, а следом шел я, и орал еще громче. На кухне она разбила графин, наливая воды в стакан. В спальне столкнула на пол телевизор, чудом не разбившийся - упал он страшно, экраном вниз, но Дина даже не взглянула на то, что сделала. В гостиной она зачем-то разложила гладильную доску, вывалила на пол белье из шкафа и принялась орудовать утюгом. И все это время визжала, надсаживаясь: 'Ублюдок, пьянь! Сколько в тебя вложила, все зря! За что ты меня так ненавидишь!' Я к этому времени замолчал. Просто стоял, и смотрел, и решал, что мне стоит сделать - высадить окно этим ее чертовым утюгом, или самому броситься головой в стенку. Даже тогда у меня не было в мыслях причинить ей вред. Но знаешь, Дина, я в эту минуту тебя по-настоящему ненавидел. Поэтому признаюсь: когда из утюга брызнула тебе на руку белая, злая струя пара - какую-то долю секунды я торжествовал. А потом ты уронила утюг, села на пол и зарыдала. Я подбежал к тебе, схватил за плечи. Мы обнялись. Я долго, ласково вылизывал ожог - кто-то яростно стучал по батарее, разбуженный нашими криками, ты вздрагивала в моих объятиях и тихо мурлыкала, а я раз за разом проводил языком по руке. Горячий пар не оставил следов на коже. Был ли тому причиной священный кошачий обычай, или ты ловко притворилась раненой, чтобы я тебя простил? Какая разница, какая разница. Я люблю тебя, Дина, что бы ты ни делала.
   - Как же быть, - произнес я задумчиво.
  Дина шевельнулась, перетекла с подушек поближе ко мне.
   - Ты пойми, - сказала она. - Дело, конечно, твое, и решать тебе. Но факт есть факт. У тебя только что прорезалось такое, чего никто больше не умеет. И Саша тебе за это умение, наверное, обещает очень и очень много. А взамен всего-навсего предлагает пойти на работу. Просто пойти на работу.
   - Воображаю, - сказал я, - что там за работа.
   Дина изучала мое лицо долго, тщательно, словно видела в первый раз - и размышляла над тем, что видит. Мне было очень стыдно. Но еще больше мне было - страшно.
   - Если не понравится, - произнесла Дина очень тихо, - уволишься. И будешь снова собирать по улицам чужие кошельки.
   Я вдруг вспомнил, как давным-давно, тысячу лет назад, до той злосчастной ссоры Черный говорил мне: 'Работа. Нормальная мужская работа, вот что тебе нужно. Если ты что-то умеешь делать лучше других, в жизни становится гораздо меньше проблем. В конце концов, если тебе где-то не понравится, можешь уволиться'. Тогда он нашел место в ремонтной мастерской и страшно этим гордился. А через месяц уволился сам и больше нигде не работал. До сегодняшнего дня...
  До самой смерти.
  - Тим, - сказала Дина, - не плачь.
  
  ЧАСТЬ 2
  
  Глава 1
  Невиновных нет
  
   Утро наливалось жарой. Солнце изо всех сил старалось пробить стекла, поливало огнем квадратное пятно на обоях, снайперски стреляло в глаза через щель между занавесками. Позже, часа через два, солнце станет дырой в раскаленном небе, круглым окошком в пекло, а пока оно только набирало силу. По радио говорили, что даже старожилы отродясь не помнят такого жаркого августа (старожилы, кстати, никогда ничего не помнят: ни такого жаркого лета, ни такой дождливой осени, ни такой распоясавшейся молодежи. На то они, впрочем, и старожилы, чтобы иметь проблемы с памятью). Вещуны предрекали Апокалипсис. Пивные компании усердно рекламировали пиво. Словом, все было как всегда, если лето выдается чуть жарче обычного.
  В остальном лето проходило, как любое другое - сонный покой, духота, пышные грозы - и больше ничем особенным не выделялось. Про Апокалипсис Сашина контора ничего не знала, а, значит, беспокоиться было не о чем. С пивом было сложнее. 'Ты не алкоголик, - сказала Саша. - Ты можешь бросить в любой момент. Поэтому бросай сейчас'. Это случилось после того, как я в первый раз приехал на место службы. Вернее, так: когда я приехал на место службы во второй раз. После бессонной ночи, проведенной в обнимку с бутылкой. Небритый, морда опухла, как спелая слива, изо рта воняет смесью мяты и перегара. (О, мятная жвачка! Сколько раз твердили миру, что запах мяты только усиливает запах алкоголя, что помогает это средство только первые десять минут. Нет, все равно не переведутся на свете утренние пьяницы, работающие челюстями, словно красноглазые похмельные кролики). Тогда-то Саша и вызвала меня на разговор. 'Либо работаешь - либо пьешь', - сказала она, и, чудо из чудес, я уже второй месяц держался. Не вполне, конечно. Одну или две банки пива я себе по вечерам позволял... а последнее время всегда две, чего уж там... но я держался, ребята. Шесть дней в неделю.
   Суббота была моя.
  Если точнее, моим было все время, начиная с вечера пятницы и заканчивая ранним утром воскресенья. Не могу сказать, что я стал меньше пить. В целом, получалось примерно одинаково, если сравнивать с той благословенной порой, когда Саша не была еще моим начальником, а была просто кошкой-сестричкой; когда Дина еще не помышляла о бегстве с Черным; когда я ежедневно бродил по Питеру в поисках оброненных кошельков; когда я еще не успел убить собственного друга. Тогда я каждый вечер ложился спать пьяным, и каждое утро вставал с легкого похмелья. Но не было у меня привычки надираться до беспамятства, как это случалось теперь.
  Ах, какое это искусство - пить на выходных! Вечер пятницы: пивная увертюра и аллегретто, веселое и бравурное, в котором коньяк, ликер и кофе играют, словно звездное трио. После этого я позволял собственному организму антракт длиною в ночь. Субботнее утро: дуэт коктейлей, обязательно под плотный, здоровый хор сосисок, иначе до финала можно просто не дожить. Потом небольшой перерыв, чтобы музыканты настроились, а я сходил в магазин. Оставшаяся часть композиции следует по нарастающей. Осторожные, зовущие аккорды светлого пива сменяются страстной хабанерой вермута. Мотив звучит все настойчивей, все горячей, и, наконец, ярко и мощно вступает главная тема: односолодовый виски десятилетней выдержки. Такая кульминация - удел искушенных ценителей. Душевный порыв при этом настолько прекрасен и могуч, что надо как следует закусывать. Только не останавливайтесь, заклинаю вас! С этого времени никаких кофе-брейков, никаких адажио, только вперед и вверх, и к вечеру в крови расцветет великолепная кода, рефреном повторяющая опьянение от утренних коктейлей, только усиленное, доведенное до совершенства. Потом надо заснуть, а утром воскресенья хорошо пойти погулять. Воздух будет гарантированно пахнуть вермутом. Не знаю почему, но, если накануне пил вермут, утром весь город благоухает полынью. Здесь важно не сорваться и не позволить себе ни одного глотка спиртного, иначе все воскресенье будет посвящено тяжкому отходняку. Итак, девиз воскресенья - пост и медитация, и тогда утром понедельника я буду свеж и прекрасен, и поеду на службу в сносном расположении духа.
   Жуть какая, верно?
   Вот оно как раз теперь и начиналось, утро понедельника. Я доедал разваренную, отвратительно полезную овсянку, когда в телефоне проснулась напоминалка. Восемь двадцать. Десять минут, чтобы одеться, потом - срок выходить. К форме одежды в Отделе никогда не придирались, но, знаете, чертовски обидно ходить в драном свитере и грязных джинсах, когда вокруг все носят костюмы. Оттого-то сейчас я надевал перед зеркалом пиджак, стараясь, чтобы ни крошки перхоти не попало на темную ткань. Одевшись, замер. Идти к Дине или нет? Последнее время она подолгу спала по утрам и редко выходила меня провожать. Тихонько вступить в сонную темноту спальни, наклониться над спящим, нежным комочком, поцеловать щеку со складками от подушки...
   Требовательно пискнул телефон. Восемь тридцать. Прощания не будет.
   Я спустился во двор - еще прохладный двор, подобный морскому дну, но уже затаивший угрозу будущего пекла. То и дело в лицо плескал ветерок, теплый и тошнотворный, как нагревшаяся водка. Спасаясь в тени домов, я перебежками добрался до метро.
   О, духота!
   О, смешанная вонь резины, электричества и вековой туннельной пыли!
   О, бабушки!
   Наконец, приехал. Девять двадцать. Еще десять минут пешком, и Отдел распахнул передо мной свои двери - сплошь алюминий и стекло, будто воплощенная мечта Чернышевского. Ну, откровенно говоря, это я сам их распахнул, и даже не распахнул, а так, чуть сдвинул с места, налегая всем телом, совсем как в метро, и прошмыгнул в получившуюся щель.
   На страже нашего покоя стояли не бравые молодцы в форме, и даже не строгие мужчины в штатском. Нет, просто сидел за плексигласовой загородкой вахтер, вооруженный лишь кнопкой, что заклинивала турникет. Вахтер проводил меня прозрачным взглядом сквозь прорези вязаной лыжной маски. Он не знал, кто я такой. Иногда я думал, что в Отдел сотрудников набирают не по принципу 'умеет хранить тайну', а по принципу 'не задает вопросов'. Возможно, этот старичок, подобно большинству простецов, не знал даже о существовании хинко. Он просто сидел на шатком стуле за прозрачным щитом, изо дня в день глядя на проходящих мимо людей, получал за это свой небогатый оклад, а на все остальное ему было наплевать. Все, что ему требовалось знать насчет меня - ровно в десять-ноль-ноль мимо пройдет темноволосый высокий человек, и к этому времени надо надеть маску. Когда человек минует КПП, маску можно будет снять. Конец информации.
   Я немного завидовал этому вахтеру, если честно.
   В кабинете было душно. Все было, как всегда: простой письменный стол, офисное кресло на колесиках, конверт из коричневой бумаги на столе. Больше в моей каморке ничему находиться не полагалось.
  Я сделал несколько задумчивых, неспешных кругов вокруг стола. Распахнул окно, немного подышал уличной жарой.
  То, чем я занимаюсь - важно.
  То, чем я занимаюсь - нужно.
  То, чем я занимаюсь, никто не умеет делать, кроме меня.
  То, чем я занимаюсь... А, проклятье. Сколько ни повторяй, все равно легче не станет. Надо просто сесть, открыть конверт и начать работу.
   И я сел, и открыл конверт, и вынул из него первую фотографию. Главное - видеть лицо. Саша говорила, что мой дар лучше всего работает, если дотронуться до жертвы. (Схватить в охапку, повалить и попытаться разбить камнем голову, как было с Черным. 'Дотронуться', так она это назвала. Да.) Чуть слабее будет воздействие, если объект (Сашино словечко) находится в зоне видимости. Еще слабее - если я гляжу на фотографию. Еле-еле, совсем чуть-чуть - если я только представляю себе жертву, не имея ее перед глазами. Именно поэтому все сотрудники Отдела, которых я видел, разговаривали со мной, не снимая масок - вязаных черных масок, какие надевают лыжники. Или спецназовцы. Маску носил даже Константин Палыч, мой куратор. Даже вахтер надевал маску, когда я проходил через КПП.
  Впрочем, хорошо знакомым людям я могу нанести вред, невзирая на видимость и расстояние. Самым близким людям. Например, старым друзьям.
  Ладно.
  Сейчас передо мной первая фотография, а это значит, что рабочий день начался.
   Я как следует рассмотрел фото. Военный в форме болотного цвета. Жесткое, красивое лицо: энергичный подбородок, крепкое переносье, близко посаженные глаза. Форма на нем была без знаков различия. Родинка на левой щеке, большая, темная. Вот с родинки-то я и начну. Бог шельму метит, верно, мужик? Я отлично знаю, чего стоит твоя железная выправка, твоя показная, брутальная красота, твоя крутость. Вечером, перед сном ты лично проверяешь охрану внешнего периметра, и охрану дверей дома, и особенно охрану дверей спальни. В спальню нельзя заходить никому. Там тебя ждет закованный в наручники тоненький мальчик, еще не понимающий, где он, и что с ним будут делать. Ты входишь в спальню - куда делась выправка, отчего ты сгорбился и охромел? - ты входишь в спальню, а мальчишка смотрит с ужасом, потому что узнал тебя. Я представляю полутьму, детские крики, гортанный рев самца - все это внутренним взглядом, а перед глазами у меня лежит фотография. Ненавижу. Ненавижу. Кровь толчками в висках. Я ничего не могу сделать, ты так далеко, так хорошо спрятался, но рано или поздно выползешь из своей щели, и мы тебя раздавим. Руки тянутся к фотографии, комкают ее, мнут, стискивают в злых кулаках. В клочья, в ошметки порвать, как его самого бы порвал. Ненавижу. Ненавижу. Старший брат Боба погиб в Чечне. Из-за таких, как ты, может, из-за тебя. Да, да, из-за тебя, я это чувствую, гнида. Ты убил его, ты превратил молодого парня в грязное, обожженное мясо. Трупы. Вчерашние школьники, несмышленые, обезумевшие от страха, они теперь - трупы, они погибли страшной смертью вдали от дома, а ты жив и свободен. Но это ненадолго, потому что теперь у тебя есть я. Ненавижу. Ненавижу.
   Я закрыл глаза и несколько минут приводил в норму дыхание. Сердце успокоилось. Марево перед глазами пропало. Я аккуратно смел обрывки фотографии в подставленную пригоршню. Под столом всегда стоит корзина. Туда их.
   Следующий.
   Тюремное фото. Тупая, злобная морда, стриженый затылок, могучие жевательные мышцы. Уши прижаты к голове, как бывает у боксеров. Рот - узкая кривая полоса. Смотрит в камеру с презрением. Если твоя фотография здесь, значит, ты на свободе. Значит, принялся за старое. Ведь принялся, отродье? Мне отсюда хорошо видно, как ты стоишь в подворотне, пряча руку в кармане, пряча в руке дешевый нож с выкидным лезвием. Многие уличные убийства - на совести владельцев ларьков с китайским барахлом. Никто не станет резать людей дорогим ножом, купленным в охотничьем магазине. Нет, гопота берет грошовое перо в ларьке, чтобы потом выбросить без сожаления. Ты, мразь. Когда-то тебе не хватило на банку 'ягуара', и ты окликнул одинокого прохожего, старика, который нес домой из банка пенсию. В руках сам собой оказался нож. Так легко оказалось воткнуть сталь человеку в кишки, так просто, так незамысловато. Ты уложил на землю умирающего, обшарил карманы и пошел в винный магазин. И это было начало отличного нового развлечения, вдобавок к дракам на дискотеках, гашишу и колесам - встретить, заступить дорогу, ткнуть ножом, не ради денег, ради кайфа... Попался ты только на шестой по счету жертве. Девчонка, которой ты хотел распороть горло, рванулась и, брызжа кровью, побежала к свету, к людям, в тот самый магазин, где ты собирался тратить ее посмертные деньги. Тебя поймали, но ты сумел убежать и теперь ходишь по моему городу, отравляя воздух, которым я дышу. Ненавижу. Ненавижу.
   Я поперхнулся и с минуту кашлял. Эту фотографию я тоже разорвал. Ее пришлось терзать дольше предыдущей, бумага оказалась качественной, толстой. Клочки я опять смел в корзину.
   Следующий.
   Уродливый мускулистый громила. Сломанный нос, маленькие глазки. Кого-то он мне напоминает. Что-то было такое, гнусное... Ах да. Мерзость. Лучше бы не вспоминал. Однажды в собственном подъезде, когда спускался по лестнице, я наткнулся на здоровенного мужика, который держал за руки женщину. Женщина вырывалась, здоровяк ухмылялся во всю пасть. Собственно, это не очень походило на изнасилование: не было ни криков о помощи, ни угроз, не трещала разрываемая одежда - только беспомощно шаркали по полу кроссовки девушки, да слышался приглушенный диалог: 'Пусти', 'Пойдем', 'Да пусти', 'Пойдем, я сказал', 'Никуда не пойду', 'Пойдем, пойдем'... Девушка пыталась высвободить запястья, но мужик весил, навскидку, раза в три больше ее. Он был огромен, и даже я, встань рядом, едва достал бы ему макушкой до подбородка; а я довольно высок. Да, это не очень походило на изнасилование. Хотя, признаться, никогда я не видел, как кого-нибудь насилуют, так что сравнить мне было не с чем. С тоской я понял, что мужик сумеет отправить меня на тот свет не то что одним ударом - одним щелчком. Но деваться было некуда. 'Привет', - сказал я девушке. Она посмотрела на меня. Такого перепуганного лица я раньше никогда не видел. В кино артисты, конечно, изо всех сил стараются изобразить страх, но им ведь при этом надо оставаться красивыми, а настоящий страх уродует человека. Вот дьявол, подумал я, а ведь это и впрямь изнасилование. Мужик тоже посмотрел на меня. В тот же момент я вспомнил, что встречал девушку раньше, она жила не то двумя, не то тремя этажами выше. 'А это кто?' - спросил я беззаботно, кивая в сторону мужика. Тот поднял брови. Похоже, он задумался: кто я такой, какую угрозу (ха-ха) могу представлять, и что ему теперь предстоит сделать - прихлопнуть вначале меня, а потом жертву, или наоборот. Видимо, он ослабил хватку, потому что девушка резко дернулась, освободилась и опрометью кинулась вверх по лестнице.
   Мы остались с мужиком один на один. Я повернулся к нему спиной и вышел из подъезда. Не спеша, засунув руки в карманы, готовый развернуться всем телом, ожидая малейшего шороха, который показал бы, что мой противник перешел в наступление. Однако ничего не случилось.
  Здоровяка я больше никогда не видел. Девушку встречал пару раз, но она ни разу не подала вида, что меня узнала. Почему всегда чувствуешь себя идиотом, когда делаешь доброе дело?
  Теперь ты поплатишься, сволочь. За мой страх, за страх той девчонки, за то, что ты огромный, потный, вонючий ублюдок с крошечными мозгами. Ненавижу. Ненавижу. Ненавижу.
  Я выругался и стукнул кулаком по фотографии, прежде чем разорвать. В груди родилось смутное тепло. Пускай между тем давним событием и моей теперешней жертвой на самом деле не было никакой связи. Так, что-то общее в грубых чертах, в выражениях рыл. Но мне стало хорошо, хотя бы на минуту.
   На следующей фотографии была женщина. Я так удивился, что сначала долго рассматривал незнакомое лицо, обрюзгшее, полное. Странно. Ты-то чем провинилась перед Отделом, тетка? Придется выдумывать. Я встал и прошелся по кабинету, разминая затекшие мышцы. На часах... ого, полдень уже. Долго я сегодня. Что бы такое про нее придумать?
   'Я не могу просто так, ни за что ненавидеть человека'.
   'Каждого человека есть за что ненавидеть'.
   'Не может быть'.
   'Поверь, этих есть за что. Ну сам подумай, ими ведь Отдел занимается'.
   'Я понимаю. Но все равно не могу. Вот этот, к примеру, что он такого сделал?'
   'Это военный преступник. Отправил на смерть кучу народа. Сам в бункере сидит, приказы отдает. Дерьмо, каких поискать, короче. И педик к тому же'.
   'Так ты про каждого из них все знаешь?'
   'Я ничего не знаю. Один раз спросила у начальства, мне сказали: 'вопрос не по окладу'. Я такой же простой исполнитель, как и ты. Только у меня погоны есть, а у тебя - нет. Знает все про них руководство, оно дает приказы'.
   'То есть, ты все это сейчас из головы придумала? Что он военный, что в бункере, и насчет педика тоже?'
   'Да какая разница! Он преступник. Иначе бы нам его фотографию не дали. И... да, он военный - вон, форма на нем. Остальное можешь придумать сам. Про педика я сказала потому, что знаю, как ты их не любишь'.
   'То есть, мне самому надо выдумывать причины...'
   'Да'.
   '...по которым я должен...'
   'Да, да. Пойми, Тимка, главное - это результат. А что ты при этом думаешь, как этого добиваешься - это все неважно, это на твое, как бы, усмотрение. Только помни, пожалуйста: невиновных здесь нет. Ты ведь хищник, у тебя в крови охота. Слушай голос Тотема'.
   Невиновных нет.
  Я взял фотографию со стола. Ох, и толстая баба. Сотня килограммов грязного сала, в одной лапе дорогущая перьевая ручка, в другой лапе зажат гламурный мобильник. Воспетая Кустодиевым пышная красота русских женщин, нежная кожа, роскошная грудь - все это не про нее. Она просто жирная хрюшка, раздобревшая на государственных харчах, бюрократ, хапуга, сволочь. Сколько их, одинаково мерзких, цедят через губу: 'Нет приема, санитарный день, документы не подготовили, очередь на два года вперед, внесите пошлину, требуется подпись заместителя' - и проситель вязнет в недрах вонючих коридоров. А ты приходишь на службу, и пьешь чай, и болтаешь с подобными себе гадинами, и пялишься в окно, и плюешь в потолок - с утра, перед обедом, после обеда, перед каждым перекуром и после каждого перекура. Бедолаги, которые с ночи стоят в очереди к тебе на поклон, ждут и надеются, каждые пять минут проверяют, на месте ли всевозможные справки, документы, формы, приказы, и все для того, чтобы ты, наконец, вышла из кабинета, едва не застряв в проходе, и сиплым от ожирения голосом объявила: 'На сегодня прием окончен'. Ненавижу. Ненавижу...
  Нет, нет, нет. Великий Тотем, это же просто больная старуха, в жизни не испытавшая ни любви, ни веселья. За что ее так? Неужели она недостаточно поплатилась? Растраченная молодость, погубленное здоровье, сын-наркоман и шлюшка-дочь, и нет внуков, ни одного, а смерть уже близко. Сейчас я сделаю так, что у нее пропадет последняя кроха удачи. Она выйдет на улицу, поскользнется, упадет и сломает бедро, или проворуется, или на нее нападут гопники, или с ней случится еще какая-нибудь гадость, и все ради загадочных целей Отдела... Невероятно.
  А может, все это впустую?
  Все те два месяца, которые я провел в Отделе, мне приходилось только смотреть на фотографии. Изо дня в день - смотреть и ненавидеть. Что при этом происходило с теми, кто был на фото, мне не говорили. Да я и не спрашивал, если честно. Работаю - значит, так надо. Если бы мной оказалось недовольно таинственное начальство, которое было начальством и для Саши, то меня давно прогнали бы к черту. Так? Наверное, так. Здесь не курорт, здесь организация серьезная. Пожалуй, самая серьезная во всей стране. И все-таки меня одолевали сомнения. Я часто вспоминал день, когда погиб Черный. Если правда было то, что я мог наводить на человека неудачу; если одной только силой гнева я делал так, что Черный и Дина все время попадали из огня да в полымя; если рок, вызванный мной, был настолько силен, что глушил автомобильные моторы, руководил случайными перемещениями десятка людей и в конце обрушил на голову Черного груду битого кирпича... Если все это было на самом деле, то почему мы так долго не могли их поймать? Почему мы не настигли их сразу, как только они попались этому толстому менту с невообразимой фамилией? Может, тогда Черный остался бы жив.
  'Это не ты убил его', - сказал я себе в тысячный раз.
  'Это ты убил его', - возразил в тысячный раз голос в голове.
   В дверь постучали.
   - Войдите! - крикнул я, роняя фотографию на пол. Ровно через минуту дверь открылась, и я увидел Сашу. Только она осмеливалась заходить ко мне во время работы. Про минутную паузу знали все, но верила в ее эффективность одна Саша. И еще - она никогда не надевала маску.
   - Привет, - сказала она, взмахнув рукой по-кошачьи. Думаю, я должен описать это движение более подробно. Итак, вы подгибаете пальцы таким образом, чтобы получилось некоторое подобие когтей, затем поднимаете ладонь до уровня уха и несколько раз покачиваете ей. Насколько мне известно, тотемное приветствие в ходу только у кошек. Волки, крысы, и, тем более, остальные малочисленные хинко здороваются так, как это принято у простецов.
   - Служу России, - откликнулся я. Саша улыбнулась:
   - Тебе так отвечать необязательно... Что мрачный такой?
   Она села на стул и украдкой заглянула в корзину.
   - Я не мрачный, - сказал я. - Задумчивый, разве.
   Саша некоторое время изучала мое лицо.
   - Ладно, - сказала она. - Не буду тебе морали читать. Как дела, вообще?
   Я пожал плечами.
   - Вам виднее. Я ж не знаю, что с этими бедолагами происходит.
   Саша кивнула, пропустив 'бедолаг' мимо ушей.
   - Речь не результатах твоей работы, - сказала она. - Речь о самом процессе. Тебе здесь комфортно? Ничто не мешает? Ничего поменять не хочется?
   Я подумал. Вспомнилось последнее фото.
   - Да нет, пожалуй.
   - А если честно?
   Я отвернулся к окну. Сказать? Не сказать?
   Скажу.
   - Если честно, - проговорил я, - чувствую себя идиотом. Смотрю на фотки, пыжусь, что-то себе представляю... А ощущение, что толку от этих моих представлений никакого нет. Или почти никакого.
   Саша скрестила руки на груди, вытянула ноги и постучала носком левой туфли о носок правой.
   - Ну что, - сказала она задумчиво, - тогда ты готов работать с живым объектом.
   - Это как?
   - Боевой вылет, - объяснила Саша. - Туда, где очень нужно наше влияние, но куда нельзя послать спецназ.
   Я помолчал, осознавая.
   - Это раньше частая практика была, - пояснила Саша. - Раньше вас много было, таких, как ты.
   - А сейчас?
   Саша опустила глаза.
   - Сейчас только ты один, - сказала она. - Я бы тобой ни за что не рисковала, но руководство требует. Говорят, это полезно... Психологически оправдано, короче.
   - Чтобы я увидел результат?
   - Да. Результат.
   Вот так. Любишь зарплату - люби и под пули становиться.
   - Да ты не бойся, - сказала Саша, словно прочитав мои мысли, - это безопасно. Про тебя ведь никто не знает, никто тебя не ждет. И прикрывать будут.
   Да уж.
   - Можешь отказаться, - добавила Саша. - Никто тебе слова не скажет. Будешь по-прежнему по фотографиям работать.
   - Когда? - спросил я. - Когда этот самый боевой вылет?
   - Этого никто не знает, - сказала Саша, немного удивившись. - Просто надо быть готовым, вот и все. Тяжело, а что поделаешь.
   Налетел жаркий ветер. Под окном росла старая, раскидистая липа, и ветер путался в ее кроне, шелестел листьями. Будто зеленой лапой, скреб веткой по оконному стеклу. Милон Радович жил на окраине города, деревья подступали к его дому вплотную, и точно так же стучала ветка в окно комнаты, где мы собирались. Мы предлагали спилить ветку, но учитель запретил, сказал, что любит деревья... Семь лет прошло. В тот раз - в последний раз - Черный снова потребовал от Милона Радовича 'всю правду о Потоке'. Черный уже давно вел себя с учителем странно, держался вызывающе. Давал понять, что Милон Радович от нас что-то скрывает, настырно расспрашивал о ритуалах Потока - слово 'ритуалы' Черный произносил с гаденькой ухмылкой. Вот и тогда он спросил: 'Если, по вашим словам, Тропа и Поток настолько похожи, то почему вы говорите с нами о Потоке в таком тоне?' 'В каком тоне, Макс?' - спросил учитель спокойно. 'Будто это запрещено цензурой, - сказал Черный. - Скажите честно, что у них происходит там, на собраниях?' Учитель долго молчал, покачиваясь в кресле (последние полгода он почти все время проводил в кресле - отказывали ноги). Потом он сказал: 'Поток - интуитивное постижение Тотема. Постижение через ощущение, постижение через транс и глубокую медитацию. Это все, что вам нужно знать об этом учении'. 'Транс и медитация? - глумливо спросил Черный. - И только-то?' Учитель кивнул, печально, словно соглашаясь с кем-то невидимым, и мне показалось - Черный смутился. Потом Милон Радович сказал: 'Может быть, придет время, и вы решите, что Тропа не годится для вас. Что Поток прав, что человеческий ум - обуза, что чувствовать - лучше, чем думать. Я не хочу навязывать вам свою волю. Слушайте голос Тотема в сердце, и только он поможет вам выбирать. Помните только, что наша Тропа - следование самому духу Тотема. Мы соизмеряем каждый шаг с мыслями о том, что бы делал на нашем месте Тотем. Мы - философы. Мы принимаем человеческое воплощение со всеми его недостатками - и с единственным преимуществом. Преимуществом ума. Я хотел научить вас многим вещам, но надеюсь, что научил хотя бы одной: думать. Прежде всего думать, как поступил бы ваш Тотем, а уж потом поступать'. Эти последние слова он произнес, в упор глядя на Черного. Тот поднял бровь и спросил: 'А вы знаете, что говорят про нас те, из Потока?' 'Если тебе не все равно, что они говорят, Максим, - ответил учитель, - иди и спроси их сам'. Черный поднялся и вышел. Я не знал, что сказать, и только слушал, как он одевается в прихожей, как возится с замком, как хлопает дверью. Мне было стыдно за Черного, я не мог заставить себя взглянуть на Милона Радовича. А он сказал задумчиво: 'Одному из вас недостает ума, другому - воли. Макс... он всегда делал то, что говорил ему голос Тотема, но никогда не слушал до конца. Ты, напротив, ясно слышишь Тотем, но слишком осторожен, чтобы начать действовать. Подавляя Зверя в себе, ты искажаешь свою природу и уподобляешься простецу'. Он помолчал еще немного и грустно добавил: 'Держитесь друг друга, мальчики. Мое Возвращение близко'.
  - Я бы тебе советовала отказаться, - сказала Саша тихо. - Это не очень опасно, но страшно. Еще раз говорю, Тимоха: ни в жизни тебя на такое бы не отправила, но сверху надавили. Я-то против них не пойду, а ты птичка вольная. Как скажешь, так и будет.
  'Слишком осторожен, чтобы начать действовать'.
  - Орден дадут? - спросил я.
  
  
  
  Глава 2
  Сфинкс
  
  Чем-то странным пахло в этом пансионате. В каждом коридоре, в каждом номере, даже в столовой, пробиваясь через тошнотворный запах диетически приготовленной дряни, витал слабый, но устойчивый химический аромат. Словно травил сонный газ из отдушин под потолком. Правда, говорили, что никакого сонного газа не существовало, а отдушины - это вентиляция. Ну да, конечно. Скажите, на кой ляд вентиляция в здании, где окон больше, чем стен? Хочешь проветрить, открывай и проветривай, хоть обдышись этим гребаным лесным воздухом, свежим, мать его за ногу, и благотворно влияющим на легкие, пасись они конем.
  Черный со стоном перевернулся в постели и надавил на кнопку в изголовье. Держал долго, представляя, как надрывается звонок где-то в недрах служебных помещений. Голова адски трещала. У него теперь часто болела голова, каждое утро и почти каждый вечер, а иногда разбаливалась к обеду. Не мучаться же в одиночку. Ну-ка, быстро все сюда. А то мое величество изволит гневаться. Вы же не хотите, чтобы я гневался?
  Деликатно постучав и выждав положенную минуту, вошла медсестра. Халатик, каблучки, чулочки. И - черная сплошная маска с прорезями для глаз и рта, как у спецназовца. Стук был якобы данью вежливости, а на взгляд Черного, являлся форменным издевательством. Стучаться надо, когда просишь отворить дверь. В пансионате двери не запирались. Спрашивается, зачем стучать каждый раз, прежде чем вломиться в номер? Чтобы я успел приготовиться, ага. Очистить помыслы, настроиться на добро и по возможности впасть в нирвану. Дабы не зацепить ненароком того, кто войдет. Суки. И двери незапирающиеся - тоже у кого-то извращенное чувство юмора. Выйти отсюда нельзя, войти сюда тоже никому нельзя, отдушины эти, опять же; тюрьма и тюрьма, одно название, что санаторий. А двери мы не запираем, не-ет. Зачем? У нас все по-домашнему...
  - Таблетки принеси, - буркнул Черный медсестре. Та выбежала, радешенька, что легко отделалась. Подумать, что ли, про нее чего-нибудь, чтобы каблук по дороге сломала... Впрочем, не стану: надо к ней попробовать подкатить... а с каблуком она и лодыжку сломать может, и вместо нее другая будет. Черный с усилием сел в кровати, аккуратно пристроил в складках одеяла больные ноги и стал ждать.
  Но таблетки принесла не медсестра. В дверь (уже без стука) вошел прилизанный военный в халате поверх формы. Куратор. (Как же его там... Деньковский? Маньковский? Тоже маску нацепил, придурок). Таблетки и маленький стаканчик с водой он нес на пластмассовом красном подносе, какие водятся в забегаловках с самообслуживанием.
  - Доброе утро, - сказал он Черному. Черный поморгал на поднос, принял таблетки и откинулся на подушку. Военный забрал у него стаканчик и встал с подносом посреди комнаты.
  - Еще пожелания будут? - спросил он. В прорезях маски бегали маленькие воспаленные глаза.
  - Пожеланий нет, - сказал Черный.
  - Тогда через полчаса начинайте работу, - сказал куратор. - Материалы вам принесут.
  Черный задумчиво помассировал виски. Лекарство не спешило действовать, как это часто бывало в последнее время. То ли он к этой дряни привык, то ли таблетки подменять стали...
  - Не буду я сегодня работать, братуха, - сказал Черный доверительно. - Башка разламывается, настроения нет, погода испортилась. Ты, э-э... иди себе, а я, пожалуй, посплю до обеда. Обойдетесь сегодня без меня.
  - Виноват, - сказал куратор прежним голосом.
  - Свободен, - объяснил ему Черный. - Пшел вон.
  Куратор стоял без движения, словно все его силы ушли на мыслительный процесс. Черный напрягся. Ах ты, холуй задрипанный, сапог, пушечное мясо. Да я ж тебя в пыль сотру, говно ты маленькое. Ты же без погон, как без хрена, терминатор вшивый. Что, слов русских не понимаешь? Забыл, кто я такой? Ну-ка...
  Под потолком раздался треск. Трубчатая лампа, до этого горевшая едким матовым светом, мигнула, налилась фиолетовым пламенем и лопнула, пролив на военного каскад осколков. Тот отскочил и принялся отряхиваться.
  - Виноват, - повторил он и скорым шагом вышел из номера. Черный до предела задрал бровь, губами издал ему вслед неприличный звук и устроился поудобнее на кровати. Пошарив под подушкой, он вынул мятую пачку 'лаки страйк' и закурил. 'Опять лампа', - подумал Черный.
  Здесь его раздражало все подряд. Еда, идиотские двери без замков, чертовы отдушины, тюремный режим, постоянные уколы, неудобные костыли, тупые медсестры, еда, слишком резкий свет, унылый вид из окна, дерьмовая планировка, из-за которой приходилось слишком много ходить на больных ногах, плакаты на стенах, подозрительная химическая вонь, медицинская аппаратура, еда. Но больше всего раздражал куратор и две медсестры, которые обходились с ним так, словно он был гадюкой, принадлежавшей к редкому виду. Они всегда глядели на него с плохо скрываемым отвращением и еще хуже скрываемым страхом. Ах да. И еще больше его раздражали - маски.
  Как бы отсюда удрать половчее, подумал Черный. Впрочем, на таких ногах не то что удирать - до сортира дойти, и то подвиг. Ноги, переломанные под обвалом, заживали медленно и неохотно. А ведь могло быть хуже. Могло, как с Тимом. Черный затянулся и вспомнил: вот он стреляет по Тимке, по бегущему глупому, рассерженному Тимке. Стреляет, забирая нарочно слишком вправо. Катится, кувыркаясь, скуля, подбитый Боб. Следующий выстрел Черный делает - так же нарочно - слишком влево, но подлый, не пристрелянный 'макаров' направляет пулю по-своему, и Тима цепляет по шее, а уже через секунду Тим прыгает навстречу, и падает, падает, падает чертов потолок... Черный затянулся еще, и еще, а потом сигарета вдруг кончилась, и пришлось закуривать другую. Он тогда оттолкнул Тима - увидел, что сверху рушится балка. Хотел спасти. Вышло - убил. Все из-за легавых чертовых, подумал он. Из-за ворона б...ского. Из-за...
  Черный почувствовал, что закипает, и мгновенно остыл. За эти два месяца он здорово научился управлять собственной яростью. Вспомнилось, как он очутился в больнице, пришел в себя среди угрюмых нянечек и молодых обалдуев-врачей. Всем кругом плевать было на изувеченного человека. Плевать, что ему нужна утка, плевать, что он хочет пить, плевать на все, кроме нескончаемой болтовни друг с другом (в случае нянечек) и халявной наркоты из аптечек (в случае врачей). Он долго терпел. О, Тотем свидетель, он терпел бесконечно долго! Зато, когда терпение кончилось, пришла такая чистая, незамутненная рассудком ненависть к этим сволочам, что началось настоящее светопреставление. Для начала прорвало трубу в коридоре - так, для затравки. Вода в трубе была горячей: Черный с радостным удивлением слушал вопли из-за дверей. Потом водой залило проводку, и на всем этаже погас свет. Позже Черный узнал, что это стоило жизни какому-то бедолаге на операционном столе, но это не особенно тронуло. Убив собственного друга, как-то перестаешь замечать такие мелочи. После проводки настал черед лифта. Задохлик-практикант полетел на дно шахты в компании трупа на каталке. (Черному представлялось: за секунду до того, как оборвались несущий и страховочный тросы, практикант, скорее всего, думал, что отвезет жмурика в морг, а сам пойдет пить пиво). И все это, не считая уборщицы, уколовшей палец об использованный шприц, хирурга, до кости порезавшегося собственным ланцетом, интерна, ширнувшегося второпях не из той ампулы... Затем приехала Саша. По ее словам, просто решила навестить больного. Единственная, заметьте, среди всех. Она погладила его по спутанным волосам, напоила соком. Вызвала дежурную сестру и учинила той допрос с пристрастием. Потом ушла - а с Черным стали обходиться, как с раненым народным героем. Пару недель спустя в палату явились четверо людей в белых халатах, которые забрали Черного из больницы. Тогда он еще не знал, куда его везут, и был поэтому совершенно счастлив.
  По коридору зацокали каблучки. Дверь распахнулась, появилась Саша - легка на помине, как ангелочек. Черный мысленно поаплодировал незадачливому терминатору. Саша, заранее улыбаясь, плотно затворила дверь, приблизилась и села на кровать, так что боком Черный ощутил через одеяло женское тепло.
  - Болит? - участливо спросила она.
  - Еще как, - сказал Черный. - Что не здороваешься-то?
  Саша подняла руку до уха. Черный ответил тем же. Саша засмеялась и, нагнувшись, обняла его, коротко, но крепко. Черному всегда делалось легче, когда она была рядом. Странно, он никогда не испытывал влечения к этой девушке, а вместо этого ощущал к ней что-то вроде братской любви. Не любви даже, просто она была - своя в доску. Сестренка. Единственная, кто мог его понять. Вокруг были одни простецы, наглые, бездарные вонючки. А Саша была хинко, к тому же кошкой. Как Дина.
  - Ты чего? - спросила Саша, испытующе на него глядя. - Заболел?
  - Да нет, - ответил Черный, отведя глаза.
  - А что случилось? Твой куратор позвонил сам не свой, сказал, ты плохо себя чувствуешь, буянишь...
  - Дебил, - прокомментировал Черный.
  Саша улыбнулась, и он тоже заулыбался, глядя на нее.
  - Ну, в чем проблема-то? - спросила она.
  - Так... - нехотя сказал Черный. - Надоело все. Когда вы меня выпустите уже. Полагаешь, очень здорово два месяца подряд в четырех стенах сидеть?
  - Ну, ну, - сказала Саша успокаивающим голосом. - Во-первых, ты вспомни, какой ты два месяца назад был. Думаешь, легко врачам пришлось?
  - Я уже здоров, - упрямо сказал Черный. - Могу идти, куда захочу.
  Саша покачала головой.
  - Далеко не уйдешь на одном желании. Без костылей.
  Черный промолчал: Саша была права. Он ходил каждый день. Ходил взад-вперед по комнате, ходил упорно и трудно, ходил, пока во рту не становилось сухо, а от боли не начинали трястись колени. Но все равно получалось очень плохо, и ни разу он не смог пройти без костылей больше трех шагов. За последнюю неделю у него наметилось улучшение - теперь он мог обходиться одним костылем.
  - Потом, - продолжала Саша, - ты же знаешь. Пока ты здесь, под моим крылышком, тебе ничто не грозит. Выйдешь отсюда - они сразу на тебя набросятся.
  - Кто набросится-то, - вяло сказал Черный. - Да они и думать про меня забыли.
  - Ага, конечно, - сказала Саша, жмурясь. - Они тебя что просили? Деньги вернуть?
  - Ну.
  - Ты им вернул?
  - Не успел, - буркнул Черный. - Ваши ребята постарались.
  - Во, - сказала Саша. - На бабки бандитов кинул, и думаешь, они от тебя так просто отстанут... Ты имей в виду, тебя в Отделе ценят, но не до такой же степени, чтобы охрану круглосуточную на дом обеспечить.
  - Хотя бы телефон дайте, позвонить, - взмолился Черный.
  Саша покачала головой.
  - Об этом и думать забудь. Сюда все равно никого не пропустят, а у тех, кому ты позвонишь, начнутся проблемы. И весьма серьезные. Например, знать, где ты находишься - очень опасно, а по телефонному звонку это вычислить проще простого. Кстати, а почему ты опять об этом заговорил? Мы же сто раз это обсуждали. И вообще, обвинений с тебя никто не снимал. Нападение на сотрудника милиции при исполнении. Разбойное, с целью ограбления и с нанесением телесных повреждений. Нападение на... - Саша моргнула, - другого сотрудника милиции, уже с применением оружия, то есть, покушение на убийство. Опять же, при исполнении. Это, как бы, не считая всякой мелочи, типа угона автомобиля, кражи 'макарова', разрушения муниципальной собственности...
  - Какой еще собственности? - удивился Черный. - Той развалины, что ли, которая на меня же и грохнулась?
  Саша пожала плечами.
   - Так ты в суде будешь говорить. Если слово дадут.
  Черный помолчал. Вот как. То есть, я еще спасибо им сказать должен, что не обычную зону топтать отправился, а в этом лепрозории сижу.
  Потом он решился. Гулять так гулять...
  - Я хочу живой объект, - сказал он, глядя прямо в зеленые Сашины глаза.
  Та хмыкнула.
  - Тебе не рано живой-то объект? Это ведь работа оперативная, там, может, бегать надо будет, а ты бегать не можешь.
  - Ничего, - упрямо сказал Черный. - Настоящему воину бегать ни к чему.
  Саша задумалась.
  - Ну хорошо, - сказала она, - я спрошу. Но ты обещай, что будешь хорошо себя вести.
  - Оки-доки, - сказал Черный. - Вести так вести. Хорошо так хорошо... Как раз посмотрю, что я реально могу. А то, э-э, сидишь, на фотографии онани...
  - Могу сказать, что ты достаточно сильный по сравнению... - Саша смешалась, но тут же продолжила, - по сравнению с теми, кто раньше был. То есть, да, результат налицо. Ты хорошо работаешь.
  - Расскажи, что за результат, - потребовал Черный. Саша вздохнула.
  - Ну, что тебе рассказывать... Все просто. Люди бьются в авариях. Промахиваются по нашим ребятам. На прошлой неделе... помнишь такого, худощавого, с поломанным носом?
  - Ну. Такого забудешь. Морда отвратная.
  - А еще одного, в очках, лысого?
  - Тоже помню. Я всех помню. Дерьмовая фотография, кстати, была, черно-белая, к тому же.
  - Они три дня назад стрелку забили. Друг с другом. Не поделили что-то, видать, - Саша замолчала.
  - И кто кого? - заинтересованно спросил Черный.
  - Победила дружба, - сказала Саша. - Мы только трупы забрали.
  - Во как, - сказал Черный.
  - Да, - поддержала Саша. - С таким, как ты, у нас скоро работы не останется.
  Черный помолчал, осознавая услышанное. Где-то в душе, подумал он, должен быть, наверное, какой-то предохранительный клапан, который вот сейчас заставил бы его раскаиваться, думать о содеянном, мучиться совестью. Говорят, у всех такой клапан есть. Даже у Бен Ладена. Но, видно, у Черного после смерти Тима этот клапан перегорел.
  Он вдруг вспомнил, о чем давно хотел спросить.
  - Сашка, - спросил он, - а есть... ну, у сфинксов такая фишка, что порча наводится каким-нибудь особым способом? Я сколько раз ни делал, все выходит: то стекла бьются, то кипяток какой-нибудь...
  Саша подумала.
  - Нет, - сказал она с уверенностью. - Нет. Такого нет. Просто чем сфинкс сильнее, тем у него больше масштаб разрушений. У тебя по мелочи так получается, понимаешь?
  Черный пожал плечами.
  - Смотри, - сказала Саша. - Чаще всего человеку не везет в быту. А какие неприятности в быту самые частые? Разбил что-нибудь, порезался, током ударило, обварился... Вот, аварии, опять же.
  - Ясно, - разочарованно сказал Черный.
  - Сильные сфинксы экзотичную порчу наводят, - объяснила Саша. - Такую, что не выжить. Был один лет двадцать назад, я про него в архиве прочитала. Так он молнию вызывал. Объекты у него все время попадали в грозу. Вышел на улицу, хоп - дождь пошел. Не будешь же ты дома сидеть, ждать, пока тучки разойдутся. Объект раскрывает зонт, тут молния бабах - и все. Угольки.
  - Ух ты, - сказал Черный. - А землетрясение можно вызвать?
  - Вряд ли. Это же конец всему, как бы. Не только объекту, пол-города в руинах. Ты же не будешь пол-города ненавидеть?
  - Посмотрим, - загадочно сказал Черный, и они засмеялись. Саша была единственной девушкой, с которой Черному удавался разговор. Рядом с ней он себя чувствовал, словно вернулся домой после долгой отлучки и нашел, что дома все в порядке. Саша не пыталась затащить его в постель, не кокетничала, не требовала денег, а самое главное, не учила жить. Вот это последнее было, пожалуй, основным.
  Она была действительно похожа на Дину...
  Стоп-стоп-стоп, сказал себе Черный. Это нам совершенно ни к чему.
  - Главное - практика, - сказала Саша. - Надо работать, надо тренироваться. Тогда со временем будешь становиться все сильнее. Сравни-ка, что ты умел в самом начале, и что умеешь теперь.
  - Посмотреть бы, - сказал Черный.
  - Всему свое время, - сказала Саша терпеливо. - Хочешь выезд - будет тебе выезд. Но только, когда окрепнешь. Мы не можем позволить, чтобы наш... единственный сфинкс подвергался опасности.
  - Ты так и не ответила на главный вопрос, между прочим. Когда вы меня выпустите?
  - Солнце, - серьезно произнесла Саша, - да ведь это не мне решать. Есть начальство, ему виднее. Могу только сказать, что прямой директивы тебя здесь удерживать никто не давал. А, значит, рано или поздно тебя выпустят. М-м?
  Черный задумчиво кивнул. Уже что-то. Хотя надежда, разумеется, слабая. 'А вот пускай попробуют, - с мрачным удовлетворением подумал Черный. - Пусть только осмелятся. В землю вколочу. По ноздри'.
  - Ну как? - спросила Саша. - Договорились?
  - Ладно, - снисходительно проговорил Черный. - Скажи, нехай свой конверт хлебанный несут. Потружусь... на благо Родины.
  - Вот умница, - одобрила Саша. - Ладно, пойду я... Тебе принести чего-нибудь?
  - Дисков принеси в следующий раз, - попросил Черный. - 'Раммштайн' найди полную коллекцию.
  - Ладно, - сказала Саша. - Все, что прикажешь. Пока!
  Она взмахнула на прощание ладошкой и упорхнула. Черный заложил руки за голову и стал смотреть в потолок. Он смотрел в потолок очень долго, пока не пришел куратор и не положил конверт на прикроватную тумбочку.
  Ну, что ж. На таких условиях можно и потрудиться. Черный дождался, пока уйдет куратор, пошарил под подушкой, вытащил плеер и аккуратно вложил наушники в уши. Плеер принесла ему Саша, она же обеспечивала его музыкой. Увы, вместо крохотного флэш-плеера Черному приходилось пользоваться громоздким и неудобным в обращении дискменом. Флэш-технологии всем хороши, кроме одного: прежде чем слушать такой плеер, надо в него что-нибудь закачать, а компьютера, сколько Черный ни просил, ему так и не дали. Зато в тумбочке росла стопка компакт-дисков.
  Черный не глядя запустил руку в тумбочку. Что у нас выпало сегодня? Какие-то японцы. А, это те самые, которые в конце каждой строчки орут слово 'нинген'. В отличие от тысяч идиотов-поклонников Черный знал, что оно значит. С первого аккорда Черный ощутил легкое головокружение - таблетки подействовали в полный рост. Был в них, похоже, какой-то слабый опиат. Недаром самую зверскую боль они снимали в два счета. Черный содрогнулся, когда звук ударил по барабанным перепонкам - громкость, как всегда, была на максимуме - и, чувствуя, как по жилам течет разбавленный кровью анальгетик, взял конверт. Он подождал, пока вступит вокалист, и разорвал конверт, попав точно в такт музыке. Посыпались фотографии. Вот вы где у меня, паскуды. Десять штук, как с куста. Парочка на завтрак, пятеро на обед, трое на закуску. Ненавидеть - это очень просто, нинген. Аппетит приходит во время еды. Главное - начать, потом все легче и легче, и уже неважно, кого. Ненависть прибавляет сил, словно экстази, будоражит, как кокаин, делает свободным, как кислота, а главное - она всегда с тобой, нинген. Черный во все горло заорал слова припева, так, чтобы перекричать музыку в наушниках. Затем принялся хватать фотографии одну за другой. Он вглядывался в лица, скалил клыки, рычал и выл. Он выстроил их всех в ряд на одеяле, а потом глядел на них, слушая гитарный рев, исходя злобой, чувствуя себя бесконечно сильным, огромным, всевластным, хватал по одной и рвал в клочья. Вот ты, старый козел. Что ты сделал Отделу? Убивал стариков, насиловал малолеток, взрывал бомбы в метро? Да плевать. Ты простец, разменная монетка, вонючая падаль, нинген. Раздавлю. А ты, толстая харя - ты, наверное, проворовался? Как же, вижу, едва не трескаешься от жира, свинья, небось, попил крови, поел свежих мозгов - ад-ми-ни-стра-ция... В печку бы тебя, чтобы вшей прожарить в башке. Хорошо бы ты живым Отделу попался, чтобы они тебе яйца вырвали и сожрать заставили. Ты, и ты, и ты - не стоят ваши жизни ни хрена, как не стоили с самого рождения, и хорошо бы вам увидеть перед смертью, как дохнут ваши прыщавые сыновья и похотливые дочери. Я, Черный, великолепный хинко, ненавижу вас и желаю вам смерти. Вы мне за все заплатите, мрази. За ноги, за голову, за то, что подсел на эти поганые колеса, за то, что сижу здесь, как в тюрьме. За Тима, которого из-за вас убил. Из-за вас! Всех пущу в расход - в клочья, в кашу кровавую, в пыль. Одну Дину пощажу. Только Дина останется. Когда-нибудь так и будет. Ну, а пока - вот они, те, кто первые пойдут. Все, как на ладони. Ты, и ты, и ты, нинген. Иди к папочке, к папочке в когти. Кошки умеют ждать. Кошки умеют помнить.
  Он долго рвал фотографии, кричал и пел, и не заметил, как сестра принесла обед. Только когда хлопнула дверь, перекрыв грохот в наушниках, Черный вздрогнул, выключил музыку и долго, долго сидел, глядя на клочья фотографий перед собой.
  Потом он произнес шепотом:
  - Дина.
  
  
  Глава 3
  Вниз по течению
  
  Закрыв за собой дверь, Саша прижалась к стене спиной и некоторое время стояла, глубоко дыша, чувствуя, как под горлом колотится сердце. Великий Тотем, как же страшно-то. Опять выиграла, утихомирила этого зверя, заставила работать. Надолго ее не хватит. Ведь сначала было не так плохо. Черный дичился, отказывался верить в собственные способности, нервничал. Только на третью неделю он приступил к работе с фотографиями - осторожно, боязливо. Зато как он умел ненавидеть! Мягкому, незлобивому от природы Тимке не угнаться было за Черным... Самое главное, не показать, как я его боюсь, подумала Саша. Поймет, что притворяюсь - конец.
  Тогда, увидев изломанное тело Черного под кирпичными грудами, она подумала, что Тим с его открывшимися способностями быстро добьет Черного - сам того не понимая. Много ли надо тяжело раненому? Откажет какой-нибудь медицинский аппарат, или выпадет из вены игла капельницы, или незадачливые санитары уронят носилки. Тогда-то появилась мысль, показавшаяся сперва сумасшедшей: соврать Тиму, сказать, что Черный умер. Тим - хороший человек, совесть не позволит ему ненавидеть мертвеца. Саша поделилась этой мыслью с Бобом, и тот, как ни странно, согласился. Правда, они еще не были уверены насчет возможностей Тима, догадка только-только начала складываться. Боб сказал - откроем правду, но потом, когда Черный оправится. Боб сказал - может, Тим не виноват, бывают же случайности. Он ошибался. Тим действительно был 'сфинксом', так в Отделе называли ему подобных. Саша понимала: если Тиму сказать, что Черный жив, Черному не поздоровится. И наоборот, если Черный узнает, что враг остался в живых, то наверняка постарается его прикончить. Сам Черный о своих чувствах к Тиму говорить избегал. Но все было ясно и без слов.
  Если совсем честно, было еще одно обстоятельство. Решающее обстоятельство. Страх за собственную шкуру. И за Боба. Если Тим и Черный узнают, что Саша им лгала - ей конец. И Бобу, за компанию. А потом эти двое сойдутся в дуэли, и тот, кто выживет, станет совершено неуправляем. Саша помнила масштабную операцию пятилетней давности, оцепленную область, патрули, сотрудников в штатском. Десятки мертвецов. Люди - случайные прохожие - умирали просто потому, что попадались на пути взбешенного сфинкса, почуявшего собственную власть. Его так и не удалось взять живым, труп нашли в каком-то ночном клубе. Саша была тогда стажером, курсантом. На всю жизнь запомнила роскошно отделанный подвал, гремящий из огромных колонок драм-н-бас, вспышки стробоскопа, лазеры... и трупы, трупы, трупы на полу. Смерть от передозировки экстази; от остановки сердца; от обезвоживания; от инсульта; кто-то просто оступился, упал и ударился затылком о каменный пол; кто-то напоролся на осколки стакана с коктейлем; все смерти были глупыми, случайными, нелепыми - все сорок пять смертей. Повезло еще, что время было раннее, и клуб только-только открылся, приняв первую дозу посетителей.
  Нельзя допустить, чтобы сфинкс узнал о том, какую угрозу представляет одним своим существованием. Поэтому-то их так долго готовили к реальным операциям, с тщательно выверенной смесью уважения и опеки, подсовывали - в виде тренировки, в виде тестов - фотографии. Поэтому-то с каждым сфинксом общался только куратор - и еще два-три человека, по крайней необходимости. Это была опасная работа, пожалуй, опасней всего на свете. Нам повышают оклады, нам дают по три отпуска в году, и только мы имеем право в любое время дня и ночи вызвать Милу, чтобы она накачала нас под завязку, по уши... Добрая, славная Мила. Что бы мы без тебя делали. Просто редкая удача, что у нас работает самая сильная кошка в городе (а еще, по слухам, самая сильная в стране). Каждый, кто готовился войти в палату Черного (или в кабинет Тима), перед этим шел к Миле, и она дарила ему, сколько могла. Говорят, кошки не просто повышают удачу своим партнерам - они берут ее у мира взаймы. Против природы не попрешь: тут прибавилось, там убавилось, закон сохранения, в школе еще проходили... А сфинксы - они просто расплачиваются за все везение, которое мы взяли. Любому человеку в жизни может повезти, и может не повезти. В целом, баланс должен быть нулевой, удача в итоге равняется невезению. Кошки смещают этот баланс в сторону удачи - по чуть-чуть, исподволь. Зато платить по счетам приходится сразу и помногу. Любой сфинкс стократ сильнее обычной кошки, только у кошек дар работает со знаком плюс, а у сфинксов - со знаком минус. Да, Мила - просто спасение. Да и то, надо сказать, Черный играючи понижает удачу ниже нуля всем, кого накачала Мила. Стоит ему только разозлиться посильней. Так что...
  Так что, для Саши выход был один. Молчание.
  Саша взмахнула пропуском перед носом у охранника. Тот кивнул безучастно, не глядя ни на пропуск, ни на Сашу. Можно надеяться, что не запомнил. Вот ведь как: вроде и отпросилась, и чиста перед начальством, а все равно светиться лишний раз ни к чему. Вдруг придет кому-нибудь в голову проследить. Она села в подоспевшую маршрутку, пробралась на заднее сиденье, постаралась устроиться поудобнее в жестком кресле. Машина немного постояла - здесь, у санатория, была конечная остановка - и, никого, кроме Саши, не дождавшись, тихонько двинулась в путь. 'Сейчас одиннадцать, - думала Саша. - Если пробок не будет, доберусь за полчаса, а лекция в двенадцать - хорошее место займу, в уголке. А когда лекция кончится, то есть часа через полтора, у меня останется еще целых четыре часа... Нет, не у меня - у нас. Главное, вернуться вовремя'. Она вспомнила, как однажды прибежала, запыхавшись, домой пол-восьмого, и какой допрос ей тогда учинил Боб. Интересно, поверил он ей или нет. 'Нельзя так жить', - подумала она, но тут же забыла свои мысли.
  Маршрутка, конечно же, попала в пробку. Вчерашняя жара сменилась сегодня тоненьким, моросящим дождем. Водитель оставил открытым люк, и Саша глядела, как с потолка срывались редкие капли. Надо бы, по-хорошему, самой подняться и захлопнуть. Саша представила, как встает, тянется к высокому потолку, ей не хватает роста, приходится встать на цыпочки, и еще держаться одной рукой за поручень, так что стоишь распяленной в самом проходе, и кофточка задирается, открывая живот, а водитель пялится в зеркальце, и когда, наконец, достаешь кончиками пальцев до рукоятки люка, машину бросает вбок, чтобы ты завалилась на сиденье, взбрыкнув ногами... Черт с ним, решила Саша. Сам закроет. Тяжело быть женщиной. Но, если хотя бы один человек тебя понимает по-настоящему, то уже легче. Впрочем, надо быть честной с самой собой: единственный человек. Зато какой...
  Саша запрокинула голову, зажмурилась. В детстве учитель говорил: когда нечего делать, всегда представляй реку... Река несет лодочку... река нежно баюкает лодочку на волнах... их реки встретились... это такое чудо, теперь они плывут по реке вместе... Река огромная, полноводная, места хватит всем-всем... Вниз, вниз, вниз по течению...
  Она приехала за десять минут до начала лекции. Как ни странно, место в углу было свободным. Саша стала пробираться между прихожанами. Кто-то сидел в позе лотоса, кто-то вытянул перед собой ноги, кто-то просто лежал, уставясь в потолок и подложив руки под голову. Лекции каждый раз происходили на новом месте (еще говорили 'на новой точке'), чтобы сохранить общину в секрете и избавить ее от праздных слушателей. Из уст в уста передавали, где случится следующая лекция - или просто называли номер 'точки'. В этот раз заветным местом оказался гигантский подвал под офисным центром, 'точка' номер пять. Здесь были уже почти все прихожане - круглолицые, большеглазые кошки, плечистые волки, крысы с аристократическими маленькими ладонями. Были здесь и странные, ни на одного зверя не похожие существа, одни - долговязые и тощие, другие - приземистые и рукастые, третьи - огромные, сплошь заросшие волосом, четвертые - субтильные и медлительные... Черт его знает, кем они были в прошлых жизнях. Кем-то, вероятно, были: китайский гороскоп не на пустом месте возник. Вон тот, носатый, горделивый - вылитый петух. А тот, что сидит, насупившись, в дальнем углу - это бык. Или кто-нибудь вроде быка. Саша знала, что родиться человеком может любое животное. Многие собирались небольшими группами - чаще всего, один мужчина и несколько девушек. Почти все носили длинные волосы, собранные на затылке в хвост. Или в косичку.
  Саша опустилась на толстый, мягкий ковер, подтянула поближе подушку и улеглась в любимую позу: лежа на боку, ноги поджаты, руки сложены перед грудью. Так лежат кошки, когда находятся между сном и явью. Так она всегда любила устраиваться на диване, не отдавая себе отчета, что похожа на кошку, пока не пришла сюда и не узнала, что самая удобная поза для хинко - это поза его Тотема.
   - Возвращения вам! - разнесся по залу сильный, веселый голос. - Возвращения вам, братья и сестры!
   - Аб хинк! - откликнулся зал. Латынь слилась в многоголосый хор, из-за этого два коротких слова растянулись до размеров большого, длинного лозунга, но Саша знала, как отвечать на приветствие, и поэтому крикнула со всеми, не смущаясь: 'Аб хинк!'. Человек в дальнем конце зала поднял руки и улыбнулся. Он был в белом костюме, прекрасном костюме цвета сливочного мороженого - так Бредбери писал про белые костюмы. Добрый старый Бредбери, кошка из кошек.
   - Все собрались? Ждать никого не будем?
   'А-а-х', - пронесся по залу шорох, и это одновременно значило и согласие, и солидарность, и все, что угодно было этому волшебнику в белом костюме. Звук, в котором было так много почитания, восхищения и любви, что не осталось места для слов.
   - Тогда заприте, пожалуйста, дверь, - попросил человек в белом. Кто-то бросился, задвинул тяжелую щеколду. Лектор терпеливо ждал, пока доброволец усядется на место - этим подчеркивая, что здесь все равны, что каждому будет уделено равное внимание, и что сам лектор - всего лишь один, кому выпала честь выступать перед многими.
   - Начнем, друзья.
   В уши вливается тишина, замолкают говоруны, утихает шепот, даже занятые друг другом парочки смущенно приводят себя в порядок.
   - Жил некогда некто, по имени Гарри, по прозвищу Степной волк. Он ходил на двух ногах, носил одежду и был человеком, но по сути он был зверем. Как я, как мы, как любой из нас. Он страдал и метался, и больше всего на свете ему хотелось двух вещей. Первое - оставаться человеком, когда он чувствовал себя человеком. Второе - оставаться волком, когда он был волком. Бедный Гарри, бедный невежественный хинко. Тому из вас, кто не знает, чем все закончилось у бедняги Гарри, могу сказать, что закончилось все очень плохо. Гарри сошел с ума. Так бывает с хинко, которые не понимают свою природу. Природа же наша - ничего лишнего не требует. Она не заставляет делать ничего противоестественного. Она только хочет, чтобы мы оставались в Потоке. В Потоке жизни, который мы помним со времен прошлых воплощений. В Потоке, куда мы обязательно вернемся. Мы все после смерти готовимся стать зверями. Это - великая цель.
   Ах, этот голос! Как он завораживает, как он успокаивает и берет за сердце. В нем - мед и виноград, бархат и сталь, лед и ацетиленовое пламя. Этот голос старше, чем сама жизнь, и то же время он вечно останется молодым. Это голос разума, который примирился с сердцем. Голос пророка.
   - Я сегодня не буду много рассказывать, - говорит человек в белом. - Я не буду много рассуждать, приводить кучу примеров - не буду. Сегодня, - голос понижается, становится нежным, доверительным, - сегодня я хочу, чтобы вы немного помолчали и вспомнили. Как это было. Кем вы были. Кто был вместе с вами, кого вы нашли и кого потеряли. Я хочу, чтобы вы снова стали котятами, щенками, птенцами, ощутили тепло гнезда, вдохнули запах матери. Чтобы увидели своих братьев и сестер - вспомните, как вы играли с ними, как смотрели в глаза, похожие на ваши собственные, как прижимались друг к другу по ночам, чтобы согреться и прогнать дурные сны. Я хочу, чтобы вы вспомнили свои семьи. Тех, кого выбрали для продолжения рода, прекрасных, сильных, ласковых. Я хочу, чтобы вы... Чтобы вы вспомнили сейчас своих детенышей. Да. Своих детей. Они были похожи и непохожи на вас, и вы удивились, когда их увидели, но вы сразу их узнали, и стали кормить, и оберегать, и узнавали всегда. Из всего стада. Из всего прайда. Из всей стаи узнавали их, своих детей, свое семя. Я хочу, чтобы вы их вспомнили сейчас. Давайте помолчим. И вспомним. Доверьтесь Потоку.
  Саша опустила голову. Пятеро котят, пятеро смешных, неуклюжих клубков мал мала меньше. Пятый - самый маленький. Он позже всех открыл глаза, и ему всегда доставался самый маленький сосок, как она ни старалась. Но, когда все братья засыпали вповалку, он единственный ковылял к ней на непослушных лапках, и тыкался в шерсть на ее животе, и засыпал только с ней в обнимку. Когда во двор пришел чужой, то все дети забились в самый темный и далекий угол - под дровяной сарай, в спасительную тьму, и сверкали оттуда круглыми глазенками. Она стояла перед чужаком и рычала, а он глядел на нее молча. Это был огромный черный кот с проплешиной на голове, там, куда пришлись собачьи клыки. У него был короткий хвост, лишь частично покрытый шерстью, и впалые бока, но голова сидела на высоком и мощном загривке, лапы были длинные и жилистые, и когти такие огромные, что не втягивались до конца. Она рычала - маленькая черепаховой масти кошка, прижавшаяся к земле перед котом, который вдвое превосходил ее размерами и впятеро силой. Она рычала, а кот стоял и смотрел на нее, нагло, выжидающе. И вот, когда она поняла, что надо пересилить страх, первой броситься и принять бой - маленькая пушистая молния возникла между ними. Ее меньший котенок. Он выгнулся дугой, вздыбил редкую шерстку на загривке и округлил глаза. А потом он заорал. Она раньше никогда не слышала его крика - только писк. Битве кошек всегда предшествует ритуал, соревнование боевых кличей. Теперь ее сын ревел на чужака, словно большой, взрослый кот. Чужак дернул хвостом, потряс головой, попятился. И ушел прочь.
  - Вспомним, - разнесся голос по залу. - Вспомним.
  Рыжий вырос красавцем. Он научился драться, приходил под утро весь в ржавых пятнах, и от него остро пахло свежим мясом. Он выследил черного кота и убил его в ночь, когда луна была, словно белая плошка с молоком. Он стал новым хозяином их угодий, а когда наступила пора, то пришел к ней ночью, и она подчинилась - ведь он был так красив и силен, ее сын, ее муж, отец ее детей.
  Может, ей не нужно было подчиняться? Может, именно за этот поступок она теперь наказана человечьим воплощением? Все равно. Оно того стоило.
  - Вспомним.
  Саша плакала. Рыжий всегда громко мурлыкал, раскатисто и с придыханием, норовил подобраться поближе во сне и положить лапу ей на голову, любил дотянуться мордой и ласково боднуть ухом. В тот день, когда он погиб, шел дождь - как и сегодня. Ей что-то почудилось в полудреме, и она вскочила, вся как пружина, озираясь, еще не понимая, где находится, но уже зная, что случилась беда. У кошек есть шестое чувство, чувство близкой беды. Она бросилась туда, куда ее вело это бесполезное, страшное чувство, и очень скоро нашла Рыжего - у самой обочины, еще живого, еще в сознании. Он лежал, мурлыкал, зажмурившись, и только самым кончиком хвоста яростно бил по мокрому асфальту. Мурлыкал - для нее, на прощание, все тише и тише, пока не умер. Это случилось двадцать пять лет тому назад. Немного спустя....
  - Вспомним.
  Немного спустя умерла она сама.
   - Вспомним, как было хорошо.
   Саша утерла слезы. Да, это было хорошо. Ночь, и тысячи звуков, и свобода в каждом сантиметре гибкого тела. День, и сладостная дрема, и нежное солнце во всем мире, от края до края. Снова ночь, снова охота: шорох, мгновенный бросок, последний трепет добычи. Кровь. Сладкая, восхитительная кровь, словно передающая силы убитого зверя прямо ей в жилы. А потом - привести себя в порядок, юркнуть в убежище и там заснуть, с полным животом, и спать долго, долго, долго. Да, это было хорошо. Рыжий приходил за полночь, они лежали рядом, думая каждый о своем, наслаждаясь теплом, которое могут подарить друг другу только кошки. Не грубые объятия, к каким привыкли люди. Нет, это совсем особенное, неповторимое чувство, когда любимый находится рядом, слегка, самыми кончиками волосков касается тебя, так, чтобы ты ощущала тепло его тела - и только. Это может длиться очень долго - изысканная кошачья ласка, высшая нежность.
   Да, это было хорошо.
   - Возвращения вам, братья и сестры, - серьезно сказал человек в белом.
   'Аб хинк', - нестройно, прерывисто. 'Аб хинк', - запоздало прошептала Саша.
   - Я не могу проникнуть в ваши мысли, поэтому скажу о себе. Я умел летать. Больше мне сказать нечего, но это было. Я умел летать, мог подняться в небо. Теперь я могу только мечтать о полетах. И я снова говорю: Возвращения вам.
   'Аб'...
   - Не спешите отвечать, - голос стал проникновенным, - не спешите. Сначала ответьте себе самим: готовы ли вы вернуться? Вернуться к той жизни, которой мы лишены теперь, к вольной, дикой, счастливой жизни?
   Зал молчал, ждал, что будет дальше. Саша вспомнила уличных кошек - грязных, ободранных, больных - и на минуту ей стало холодно. Хочет ли она Вернуться? Туда, где страх, и голод, и вечная борьба за жизнь? Туда, где любой простец может спустить с тебя шкуру, туда, где убивают твоих детей, а тебя ради забавы топят в мешке?
   - Люди говорят: я мыслю, значит, существую, - сказал человек в белом. - Как это верно! Мыслю, значит, существую. Существую: в облике человека. Существую: мучаюсь сомнениями, моралью, бредовым умствованием, поиском таких же, как я, мыслящих бедолаг. Существую: влюбляюсь, не получаю ответа, страдаю, ломаю жизнь себе и близким. Существую: делаю ошибки, рожаю детей, требую, чтобы они не повторяли моих ошибок, но учить их могу только на примере этих самых ошибок - и дети растут еще более несчастными, чем я. Существую: в вечном страхе смерти и наказания за то, что жил не так, как положено. Так существуют - люди.
  Оратор замолк и перевел дух. Затем во всеобщем молчании он продолжил:
  - Братья и сестры! Готовы ли вы перестать существовать, как люди - и начать жить? Жить по-настоящему?
   'А-а-х'.
   - Тогда Поток принимает вас, - произнес человек в белом, и голос его дрогнул, впервые за все время.
   'А-а-х'.
   - Поток принимает вас.
   'А-а-х'.
   - Поток принимает вас! - закричал человек, и Саша вдруг закричала в ответ:
   - Аб хинк!
   - Аб хинк! - подхватили все вокруг. - Аб хинк! Аб хинк!
   Саше стало легко и просторно. Да. Да, пусть так и будет. Все равно жить кошкой в тысячу раз прекраснее, чем мучаться в человеческом теле. Да. Аб хинк...
   Человек выждал минуту и снова поднял руки. Дождавшись, пока смолкли выкрики, он произнес:
   - Тогда больше не будем терять времени и начнем занятия. Тема сегодняшней медитации - свободная. Можете представлять все, что угодно. Погоня, брачные танцы, может быть, кто-то любит воображать, что снова стал детенышем и играет... да, все, что угодно. Никаких ограничений, никаких условий. Слушая Тотем...
   '...поступим верно', - закончил восторженный хор голосов. Оратор улыбнулся:
   - В точности так. Слаб тот зверь, что смиряет себя раздумьем. Имя ему - человек. Не уподобляйтесь простецам. Будьте, как ваши Тотемы, сильны и естественны. Возвращения вам.
   Заиграла музыка. Медленная, ритмичная, она странным образом подходила к негромкому шуму, что поднялся вокруг. Вздохи, шепот, тихие стоны, похожие на урчание. Пары вновь ласкали друг друга. Кто-то затеял с партнером игру, легонько кусаясь и размахивая руками, согнутыми наподобие лап. Кто-то свернулся клубком и, казалось, крепко спал. Кто-то, сноровисто обвязав руку жгутом, выдавливал в вену прозрачную жидкость из припасенного шприца - таких было много. Кто-то уже лежал, открыв глаза, и жгут сползал с подергивающейся руки, как сытая змея. Кто-то просто сидел, поджав ноги и, тихонько раскачиваясь, бормотал под нос одному ему ведомые мантры. Я...
  Я - Кошка.
  Я - Кошка, подумала Саша. Я - Кошка. Не узнали? Это я, вы часто видели меня по утрам, когда выносили мусор. Я сидела на крышке мусорного бака и наблюдала за вами. Кошки умеют наблюдать лучше человека, любого человека. Где вы еще могли меня видеть? Лет сорок назад, когда я попалась двум подросткам. Один связал мне проволокой лапы и держал голову, а другой пассатижами раздавливал хвост. Вы тогда проходили мимо. Посмотрели мельком и ускорили шаг. Ребятам было по шестнадцать лет, и вы их тоже испугались, такой большой и сильный, весом в десять раз больше меня.
   А еще когда-то в бенгальских джунглях я прыгала людям на спину. Если они успевали обернуться, то ударом лапы я ломала выставленную руку с револьвером, а потом превращала человеческую голову в месиво коротким рывком челюстей. Меня не могли остановить ни егеря, ни ловушки, ни лесной пожар. У кошки девять жизней, вы же знаете. Я истребляла стада, принадлежавшие вашим предкам, наводила ужас на целые деревни. Мое имя боялись упоминать после захода солнца. В мою честь возводили храмы, бросали на алтари куски парного мяса, чтобы я была милостива к вам - я, Кошка.
  Потом я несколько лет жила в вашем доме. Спала у вас в ногах, ела вашу пищу. Мурлыкала, лежа на человеческих коленях, и понимала почти все ваши слова: пусть это останется моей маленькой тайной. Вы награждали меня множеством прозвищ, играли со мной - я сожалею о каждой царапине, поверьте. Вы ухаживали за мной, когда я заболела, и целую ночь проплакали, когда, придя с работы, нашли на кухне мертвую кошку с поседевшей мордой.
   Я - Кошка, и я хочу вернуться.
  Священный дар - вот все, что соединяет меня и ту красавицу черепаховой расцветки, что влюбилась в собственного сына. Привычка зализывать раны, тяга к кошачьим, душ по три раза в день, умение спать калачиком, зеленые глаза и курносый нос - все это, может быть, совпадения. Романтическая сказка, которая объединяет хинко. Возможно, мы лишь воображаем, что помним о прошлых жизнях. Считаем себя зверьми, сторонимся людей и тянемся друг к другу - тихие безумцы, несчастные изгои. Но у каждого из нас есть Дар, существование которого нельзя оспорить. Наводить удачу, слышать чужие мысли, исцелять прикосновением и даже убивать взглядом. Кто-то наделен способностями больше, кто-то меньше, но любой хинко обладает Даром. И это прекрасно, потому что дает надежду. Может, когда мы умрем, то вернутся - светло горящий тигр, дивный орел, подлунный волк. И сказка превратится в жизнь.
  Музыка смолкла. Саша открыла глаза. В зале не было больше людей: воздух наполнился мяуканьем и ревом, взвизгиваниями и шлепками, и хрипом, и стонами, и шипением. Какая-то девушка, зажмурившись, извивалась на полу перед Сашей. 'Надо спешить', - подумала Саша и, осторожно перешагивая через людей, двинулась к выходу. По дороге ее несколько раз пытались остановить, хватали за юбку, взрыкивали в лицо, даже легонько укусили за ногу. Наконец, зал кончился. Поднявшись по короткой лестнице, Саша очутилась в тесном дворике. Прямо перед ней была арка, из которой открывался вид на улицу. Поодаль Саша увидела группу людей, обступивших лектора. Саша приблизилась.
   -...Я, знаете ли, буддист, - говорил коренастый мужчина, невысокий, черноволосый, по виду типичный кот. - Я знаком с теорией перерождений. Так вот, вопрос: вы же не будете отрицать, что животному трудно контролировать перерождения? Вернее, невозможно. Мир страстей, мир инстинктов...
   - Не буду я ничего отрицать, - сказал оратор и широко улыбнулся. - Смотрите: конечно, это трудно. Мало того - почти невозможно! Да только - послушайте! - контролировать перерождения есть в принципе задача невыполнимая, то есть, выполнимая, но на очень высоких уровнях восприятия. Если вы святой, например. Чувствуете?
  Его собеседник неуверенно кивнул. Саша ничего не поняла, но ей тоже отчего-то захотелось кивнуть.
  - Поэтому, - сказал человек в белом, - можете, конечно, задаваться вопросами, кому труднее контролировать перерождения, как звери создают себе карму, есть ли возможность для животного стать обратно человеком... Одним словом, хотите мыслить - продолжайте мыслить. Мыслить, как человек - значит, оставаться человеком. Продолжайте. Мы вас неволить не будем.
  Вокруг засмеялись, кто-то захлопал. Коренастый пытался что-то сказать, но его уже никто не слушал.
  - Возвращения вам! - крикнул человек в белом и взмахнул рукой, прощаясь. Это был знак. Саша вышла из-под арки и медленно зашагала по улице.
  Ей всегда было хорошо после лекций. Всегда? Ну, все шесть раз. Какая разница. Не в количестве дело, когда речь идет о духовной жизни. Да и не в лекциях дело. Дело - в нем.
  Кто-то дотронулся до ее руки. Он стоял рядом, дьявольски элегантный, божественно прекрасный в своем белом костюме.
  - Привет, - сказала она, улыбаясь.
  - Привет, - сказал он, беря ее ладонь в свои руки. - Поедем ко мне? Погуляем.
  - Хорошо, - сказала она. - Только у меня немного времени совсем.
  Он покачал головой.
  - У нас очень много времени. Вся вечность.
  - Вся вечность, - повторила она. - Поскорее бы, Лео.
  - Это можно устроить, - сказал Стокрылый и улыбнулся.
  
  
  Глава 4
  Тотем Человека
  
   У каждого дома - свой запах.
   Стоит открыть дверь квартиры - запах приветствует тебя, как бесплотный страж. Новая мебель и свежая краска. Мусорное ведро, оставленное с вечера, и вчерашние котлеты. Корвалол и застарелый папиросный дым. Кошачья моча и моча младенцев. Ароматические палочки и освежитель воздуха - консервированный запах консервированных фруктов. Жареная курица. Туалетная вода.
   Марихуана.
   Я снял куртку, стянул ботинки. Мы ходим по дому в тапочках. Помню, в детстве как-то зашел играть к друзьям, тапочки у них были не в моде, пришлось полировать чужой пол собственными носками. Пол был холодный. У нас дома всегда носили тапочки. Так было принято. Так было принято и в семье у Дины. Так принято и у нас.
  Марихуана.
  Плита на кухне заставлена кастрюлями. Открыл наугад: волшебный пар, грибы, мясо, картошка. Столы без единой соринки, мойка без единой грязной тарелки. Дина умеет вести хозяйство. Последние два месяца дом встречает меня запахом чистоты. Мы, кошки, любим чистоту, я уже говорил. И готовить умеет Дина. Она все умеет делать хорошо, за что ни берется. Два месяца подряд, с тех пор, как я начал работать, вечера наши пахнут чистотой и шарлоткой.
  И только изредка - марихуаной.
  Я так и не научился курить эту дрянь. Пьянствовать я начал давно, мне и четырнадцати не было, когда я выпил свой первый стакан. А вот с марихуаной так ничего и не получилось. Первый раз в жизни я затянулся каннабисом из рук Дины. Она не любила вин, не понимала коньяка, презирала водку - но знала толк в подкурке. Дина-то и забила для меня первый косяк. Был вечер, мы остались одни в ее квартире; родителей не было. Я честно сказал, что курю дурь в первый раз. Дина засмеялась и пообещала, что будет хорошо. Делая первую затяжку, я улыбался. Когда со мной была Дина, я не боялся ничего. Но марихуана оказалась очень страшной вещью. Уже через четверть часа вселенная вокруг меня превратилась в кисель. Я не мог говорить, не мог пройти нескольких шагов, не мог думать о чем-то одном дольше нескольких секунд. Вдруг я с ужасом сообразил, что с минуты на минуту могут вернуться родители Дины. Это был кошмар. Меня трясло от страха. Каждый шорох, каждый стук за стеной был, словно поступь Смерти. Дина лежала на диване, покачивая головой в диадеме наушников: она не замечала, что со мной творится. Я ушел на кухню и там метался от стены к стене, пока не пришла Дина. Она сразу поняла, что со мной неладно. Открыла окна, повела в ванную и втолкнула под душ. Скоро меня отпустило. Родители так и не приехали, я остался у Дины на ночь. Это была хорошая ночь, одна из лучших, что выпадали нам с Диной, но, умирая, я вспомню не эту ночь, а день, который ей предшествовал.
  Я не могу звать марихуану 'травкой'. Я зову ее марихуаной. Наркотик должен называться именем наркотика, а не ласковым детским словечком. Именно так. Марихуана. Я достал из холодильника банку пива и пошел в спальню.
   Дина сидела за столом, уставясь в волшебное зеркало ноутбука. Запах в спальне был сильнее; впрочем, кто другой этого бы и не заметил. Это все мое чертово обоняние. У Дины то же самое, и у Боба, и у Саши. Мы все чувствуем запахи сильнее простецов.
   - Привет, - сказала Дина, не оборачиваясь. Голос у нее был самый обычный, и я решил уже, что померещился мне этот сладкий травянистый аромат. Но потом она обернулась: фарфоровая маска лица, черные озера зрачков - и я понял, что Дина все-таки курила, и курила много. Присев на край постели, я открыл банку - ссс-пок - спросил:
   - Проветривала?
   Она кивнула и заулыбалась:
   - Все равно пахнет, да?
   Тот, кто курит марихуану с детства, отлично контролирует себя под кайфом. Я так умею с алкоголем. Вы не заметите, что я пьян, пока я не дохну в вашу сторону. Или пока не упаду.
   - Пахнет, да? - повторила Дина виновато.
   - Ерунда, - сказал я, и Дина захихикала. Она смеялась дробно и часто, пока не кончился выдох, но и тогда она не перестала, продолжала высмеивать последние глотки воздуха из легких, сгибаясь над клавиатурой, кашляя, вытирая слезы, тряся головой и стуча кулаком по столу. Потом она с хриплым стоном вдохнула, словно ныряльщик, и начала смеяться опять. Я перевел взгляд на телевизор, что журчал в углу. Как всегда, 'Animal Planet'. Других каналов Дина не признавала, да и этот-то включала для фона, для сопровождения своих странных медитаций. Она всегда была из Потока, сколько я знал ее. И всегда медитировала. Но раньше она перед практикой зажигала благовония, а теперь каждый раз, в обязательном порядке выкуривала косяк. 'Animal Planet', как я понял, входил в рацион любого, кто исповедовал Поток. Я прикладывался к банке и глядел, как тревожные сурикаты выискивают где-то вдалеке невидимых врагов; как аллигаторы умело притворяются бревнами, похожими на аллигаторов; как невинные антилопы гибнут под ударами львиных лап; как элегантный жираф спит, свернув шею калачиком. И все это время Дина хихикала, то громче, то тише.
  'Практики'... Вообще-то, я слышал о существовании каких-то ритуалов под общим названием 'Тотем-о'. Собственно, про 'Тотем-о' слышали многие хинко, но никто не знал, что это такое. Говорили, в начале прошлого века в Германии существовала группа добровольцев, которые разработали эту методику и опробовали ее на себе. У каждого была очень простая цель: усилить до предела свой тотемный дар. Сначала им везло. В группе оказались ученые - психиатр, историк и этнограф (кошка, волк и крыса). Они собрали и возглавили экспедицию в Штаты, где несколько лет жили среди аборигенов-тотемистов. Что они там делали, неизвестно. В Германию их вернула война. Везение закончилось: исследованиями заинтересовалось 'Анэнербе'. Работу засекретили, ученых перевели в закрытый институт, и больше о них никто ничего не слышал. А потом 'Анэнербе' не стало. Говорили, что остались какие-то наработки, рукописи, результаты экспериментов; вот на этих-то крохах и выросли те практики, которыми сейчас занимаются Дина и ее соратники.
  Впрочем, все это могло быть красивой сказкой, которую придумали наркоманы из Потока.
   - Извини, - сказала Дина, отсмеявшись. - Я тут немного того...
   - Ерунда, - сказал я во второй раз и хотел отпить пива. Банка оказалась пустой. Тревожный симптом, однако. Я сходил на кухню. В холодильнике застыли наизготовку банки - как солдаты в жестяной броне. Пол-литровые камикадзе, готовые ринуться в бой. Банзай! Ссс-пок.
   - Ты кушай, - сказала Дина, когда я вернулся. - Ужин на плите. Обед там же, - и она снова хохотнула.
   Я кивнул. Вторая банка расставалась с жизнью не спеша.
   - Где сидишь? - спросил я, кивнув на ноутбук.
  - На форуме, - сказала она. Четкая артикуляция, ровный голос. Только очень быстро разговаривает, короткими очередями выстреливает слова.
   - Хинко-ру? - уточнил я.
   Она помотала головой, нахмурившись:
   - Хинко-ком. Хинко-ру - его крысы сделали, там почти все крысы. Модераторы тоже. Да и потом, они все слизали с хинко-ком. Он раньше появился.
   Я запил полученные сведения парой глотков пива. Поднялся и подошел к Дине. Голова закружилась: почти литр лагера на голодный желудок. Славно мы общаемся - пьяный муж и упоротая женушка...
   А почему бы и нет.
   Я взглянул на экран. Сайт не изменился с тех пор, как я его видел полгода назад. Серые панели, рубленый шрифт, маленькая надпись вверху - название форума. Слева - сокращенные обозначения разделов, понятные только завсегдатаям. Никаких картинок. Ни одного баннера. Больше я ничего не успел разглядеть, Дина свернула окно. Разглядел бы еще меньше, но марихуана плохо влияет на мелкую моторику, и Дина попала курсором по крестику только с третьего раза.
   - Не смотри, - протянула она. - Нечего там тебе смотреть.
   - Это почему это? - спросил я, устраиваясь рядом. - Может, я тоже хочу.
   Она снова усмехнулась - впрочем, неуверенно.
   - А что ты там пишешь? - продолжал я.
   Дина помолчала.
   - Мы новостями обмениваемся. М-м... ну, всякую фигню, в общем, постим.
   Я кивнул.
   - Еще опытом обмениваемся, - добавила Дина.
   Я кивнул.
   - Обмениваемся там, - пробормотала она. - Обмениваемся...
  Я ждал, что Дина снова засмеется, но этого не случилось.
   - Тим, - позвала она. - Ты иди, покушай, а?
   Я допил пиво и поставил банку под стол.
   - Опытом, значит, - повторил я. - Это, наверное, у какого барыги шмаль забористее, да?
   - Тимка, - беспомощно сказала она, - не надо.
   Зрачки у нее были огромные, почти с радужку размером.
   - Дело твое, - сказал я. - Дело со-вер-шен-но твое. Я тогда тоже хочу. Если у вас религия позволяет траву пыхать, то водку жрать тоже, наверное, можно. Пусти, регистрироваться буду. Что, инвайт надо?
   - Тим, - промурлыкала она и обняла меня за плечи. - Чего ты. Ну, покурила. Ну, ты тоже выпил. Все нормально ведь, а? Иди, покушай.
   Мне стало стыдно.
   - Дина, - сказал я. - Ты только правильно пойми. Я, может, и впрямь к вам приду. Только вот скажи. Я слушаю голос Тотема. Ты слушаешь голос Тотема. Я жду Возвращения. Ты ждешь Возвращения. В чем же разница-то?
   Она поежилась, по-прежнему обнимая меня, и я почувствовал, как напряглись ее руки.
   - Ты слушаешь умом, - сказала Дина, и голос ее дрогнул - не то от наркотика, не то от чего другого. - А мы слушаем сердцем.
   Я опять хотел съязвить, но не стал. Дина молчала, думая о чем-то своем - глаза прищурены, губы шевелятся.
   - И мы оба одинаково боимся Возвращения, - закончила она. - Все верно. Разницы нет.
   Я молчал. Она была права. Хинко не боятся самой смерти, ведь мы точно знаем, что будет потом. Но жизнь зверя коротка и полна трудностей - на взгляд человека. Очень сложно преодолеть в себе именно этот страх, никчемный, чисто человеческий страх возвращения в облик Тотема. Для того нам и нужна наша религия. Чтобы побороть страх. И принять то воплощение, по которому тоскует память.
  Я спросил:
   - Так наркотики вам нужны, чтобы не бояться?
   - Нет, - твердо ответила Дина. - Они нужны для практики. Ты не поймешь, у тебя нет посвящения.
   - Где уж мне, - откликнулся я.
   - Не сердись, - попросила она.
   - Глупости какие, - сказал я. - Ничего я не сержусь.
   - Нет, ты сердишься.
   - Это я просто пьяный...
   Она посмотрела мне в глаза:
   - Пойдем уже покушаем, а? Что-то на хавчик пробивает, сил нет.
   И мы пошли на кухню - цепляясь друг за друга, посмеиваясь и оступаясь на каждом шагу. Дина умела готовить. В любом состоянии. Не знаю, что она сделала сначала, накурилась или приготовила обед, но получилось у нее что-то диковинное. Орудуя половником, Дина произнесла французское словосочетание, которого я не запомнил. Потом мы стали есть.
   Было вкусно.
   Очень вкусно.
   Затем третий пивной камикадзе отправился в бой, и я спросил:
   - Простецы, значит, для вас - второй сорт? Жить кошкой хорошо, жить хинко плохо, а жить простецом, наверное, это полный отстой?
   Она снова пожала плечами.
   - Простецы... простецы - они как сырье. Понимаешь? Они умрут... рано или поздно... и тоже, может быть, станут зверями. Только вряд ли, потому что для этого надо себя осознавать кем-то большим, чем просто человек.
   - И курить шмаль, - в тон ей сказал я.
   - Далась тебе эта шмаль.
   - Мне-то как раз не далась...
   - Сиди уж. Вот кто обещал - 'банку в день', 'банку в день'? Опять завтра Сашка тебе выволочку устроит.
   - Не устроит. Я в кабинете спрячусь.
   - Тебя запах выдаст. За километр.
   - Ха! Запах? От трех-то баночек?
   - Надеюсь, - произнесла Дина серьезно, - их действительно будет три.
   - Фи, - сказал я.
   - Не фикай, - сказала Дина.
   - Ты мне нотации-то не читай, - сказал я. - Может, этого хочет мой Тотем. Нажраться в хлам. Сама же сказала: не сдерживай желаний...
   Я допил банку и швырнул ее в мусорное ведро. Не попал.
   - Балда ты, - сказала Дина. - Сам ведь знаешь, это все иносказательно говорится.
   Я грузно поднялся и вытянул из холодильника четвертую банку.
   Банзай.
  - Слушай, - я сделал глоток, - а почему мы не задаемся вопросом: как бы на нашем месте поступил человек? Просто хороший, нормальный человек. Как раз, если тебе надо что-то сделать, а ты не знаешь, что именно. И тогда обращаешься не к Тотему Кошки, а к Тотему... Тотему Человека. Представь, что есть такой - Тотем Человека. А?
  Дина подумала.
  - Да нет, это невозможно, - сказала она медленно. - Вот кошка. Кошка всегда знает, что для нее хорошо, а что - плохо. Ты видел когда-нибудь, чтобы кошка сомневалась?
  - Только что, - сказал я и глупо захихикал. Дина отмахнулась:
  - Не смешно... Тимка, Тотем - это просто эталон. То, как мы должны поступать. То, как мы должны думать. Слушай голос Тотема - и все будет нормально. А... человек, - она помедлила перед этим словом, наверняка хотела сказать 'простец', - человек сам не знает, что хорошо, а что плохо. Как он может быть Тотемом - если ни в чем не уверен?
   Я фыркнул поверх банки, обрызгав стол пеной.
   - Да не смеши. Кто угодно знает, что хорошо, а что плохо.
   - Для дикаря из племени мумба-юмба добро - это убить всех своих врагов, - сказала Дина. Кажется, она полностью пришла в себя. - А зло для него - это оставить хоть одного врага в живых.
   - Мы-то не из племени мумба-юмба, - возразил я. - И потом, все это детский лепет. Аргументы прошлого столетия. Сейчас, я уверен, любой дикарь знает, что убивать, насиловать и грабить - плохо, бяки. А хорошо - делиться и помогать. Скажешь, нет?
   - Не уверена.
   - Знает, - убежденно сказал я. - На уровне интуиции он прекрасно понимает, что бить людей дубинкой по макушке некрасиво. Он же не станет бить по макушке своих детей? Не станет. Значит, понимает, что такое добро и зло? Значит, понимает, и никакая религия ему для этого не нужна. Вот как раз убивать всех врагов - это ему велит его первобытная религия. А внутри он все равно чувствует, где хорошо, а где плохо...
   'Да ты пьян, братец', - бесстрастно отметил голос в голове.
   Дина хмыкнула:
   - Добавки тебе положить?
   - Давай! - я махнул рукой. - Будем пировать и веселиться. Черт побери. 'Чарльз Дарвин целый век трудился, чтоб доказать происхожденье... Дурак, зачем он не напился, тогда бы не было сомненья...'
   - Не надо петь эту чушь, - резко сказала Дина.
   - Прости, котенок, - согласился я. Четвертая банка, судя по весу, наполовину опустела.
   Какое-то время мы молча жевали.
   Голос в голове молчал. В знак протеста, видимо. Ну, обещал, да. Ну, напился разочек. Тварь я дрожащая или не тварь? А, пропади все пропадом.
   - Все-таки ваш Поток - просто наркоманская секта, - сказал я неожиданно для себя. И так же неожиданно обнаружил страшное облегчение. Словно всегда хотел произнести эти слова, но не решался.
   - Сек-та, - раздельно повторил я. С огромным удовольствием.
   Дина встала. Она держала в руках пустую тарелку, и тарелка заметно подрагивала.
   - Не смей, - сказала Дина тихо.
   - Чего это 'не смей', - сказал я. - Ты мне лучше скажи, чем так хорош этот самый Поток. Тем, что можно обдолбаться во славу Тотема и ни о чем не думать?
   В течение нескольких бесконечных секунд я ждал, что она швырнет тарелку об пол. Ну, давай, думал я. Растаманка несчастная. Давай-давай. Крыть нечем - давай скандалить. Фанатичка. Я жду. Достойный будет ответ, нечего сказать.
   Но она отвернулась, и отошла к мойке, и сложила в нее тарелку, беззвучно, словно та была из поролона. Открыв воду, Дина вернулась к столу и забрала тарелку у меня. Потом она снова подошла к мойке, сунула тарелку под воду.
   Взвизгнула.
   Понеслось: опрокинутый стул, удар по крану, стонущая Дина, схватившаяся за руку, моя брань, холодная вода - совершенно бесполезная - мазь, где эта мазь, да не эта, а та закончилась, ты что, специально, дурак, что ли, специально, как больно, больно-то как, сам попробуй, специально, я не знаю, сейчас, сейчас, может, к врачу надо, сам иди к врачу, если надо, мазь куда положила, оставь меня, сама сдохну, крахмал надо, крахмалом ожоги сыплют, иди к чертовой матери со своим крахмалом, я же как лучше хочу, да, ты всегда как лучше хочешь, сейчас тоже как лучше хотел, знаешь ведь, как ты можешь, что бывает, это из-за тебя я обварилась, дурак, дурак, господи, как больно-то, мама, мамочка, Дина, прости, не трогай меня, прости, прости, не трогай, иди сюда, иди ко мне, прости, за что ты меня так, я не хотел, правда, прости, больно - черт, черт, черт...
   Кто-то говорил мне, что после ссоры хорошо заняться любовью. Ерунда. После ссоры хорошо бы потерять память.
   - Это все из-за того, что ты пьешь, - тихонько сказала Дина. Мы сидели обнявшись прямо на полу. Я не видел ее лица. Руку мы забинтовали, хотя ожог вышел не сильный. Проклятый панельный дом. Проклятая централизованная система. Температура воды зависит от того, какой кран повернул сосед за стеной. Моешься, бывало, в душе, а тебя - то ледяной водой, то кипятком поливает. Правда, такого, как сейчас, еще никогда не бывало. Видно, я на самом деле силен... зараза. Или это из-за испытаний в теплосети? Как раз теперь лето... Испытывают... Что-то там...
  - Из-за того, что ты пьешь, - повторила Дина, словно услышала мои мысли. Я протянул руку (холодильник возвышался надо мной, как небоскреб), достал новую банку. Открыл.
  - Я просто себя еще не научился контролировать, - сказал я. - Дина, солнце. Я буду стараться. Чет... Честно. Прости.
  Она сделала неловкое движение: не то пожала плечами, не то дернулась, пытаясь высвободиться из моих объятий. Отпускать ее я не стал.
  - Ты никогда не научишься, - сказала она.
  - Откуда ты знаешь?
  - Знаю.
  Мы помолчали. Вкус у пива был кислый, пузырьки мешали сделать глоток - верные признаки того, что выпито уже много.
  - Ты знаешь, как я пришла к Потоку? - спросила Дина.
  - Нет.
  - Я... меня с детства учили Тропе. У нас с тобой, в принципе, схожее воспитание было. Слушай Тотем, анализируй, размышляй. Рациональный подход... - она хмыкнула. - И... мне было тяжело. Очень тяжело. Я ненавидела людей. Каждый день я на метро ездила в институт. Самый час пик, что туда, что обратно. Потные, грязные, вонючие... Как я их ненавидела.
  - Понимаю.
  - Хрена лысого ты понимаешь. Ты-то мужик. Тебя придавишь, а ты сдачи дашь. А девчонку весом в сорок кило... да меня вообще не замечали. В вагон входит такой, знаешь, бугай: локтем пихнул, я и улетела... Но давка - фигня. Извращенцы - вот где самый кошмар. Я один раз в переполненном вагоне ехала от 'Московской' до 'Техноложки'. Сколько там станций? Шесть?
  Я прикинул.
  - Пять, вроде бы.
  - Пять, да... Так вот, сзади пристроился какой-то подонок и всю дорогу лапал меня под юбкой. Я и так, и этак вертелась - куда там, стоят, как сельди в бочке. Голову поверну - непонятно, кто. Сзади - двое мужиков. Может, они оба... Главное, я говорю в голос: 'Прекрати!' Он руку убирает, пару минут не трогает, потом снова начинает. Я опять: 'Кому сказала, перестань!' Все повторяется.
  - А что ж ты не закричала?
  - А толку-то? Вокруг все стояли, всё видели. Как я перестать просила, тоже всем было слышно. Никто не вступился. Понимаешь? Ник-то. Вот они, твои простецы. А мне еще и страшно было очень. Если человек такое вытворяет, у него явно не все дома. А ну как закричу - он мне и нож в спину?
  Я допил банку одним тяжелым, длинным глотком. Тошнота стукнулась под язык, голова пошла кругом. Но я был не из робких и достал еще одну банку. Банзай.
  - Я их всех ненавидела, - медленно говорила Дина. - Всех. Выйду из метро - аж трясет. Ноги дрожат, руки дрожат. Слезы на глазах. У меня ведь от ярости слезы текут, ты знал?
  - Нет.
  - Вот. Плачу от злости. Как крокодил... Иду и плачу. Чем больше злюсь, чем больше все это в себе переживаю, тем хуже становится. Злоба, она разъедает, как, знаешь, желудочный сок у язвенников. И так - каждый день.
  - К тебе каждый день извращенцы приставали?
  - Нет. По-разному было. Но да, все время что-нибудь случалось. В институте, опять-таки, жизнь не сахар. В общем, тяжко было.
  - Ты не рассказывала.
  - А что рассказывать? Зачем тебе все эти гадости слушать? Сейчас просто к слову пришлось, вот и говорю. Так бы ни в жизнь не стала.
  'Девочка моя славная', - подумал я и крепче прижал ее к себе. Одной рукой. Второй поднес банку ко рту.
  'Хватит', - сказал голос в голове, но я его, как водится, не послушал.
  - А причем здесь Поток?
  - Ну... Может, ты и не поймешь.
  - Я постараюсь.
  И я постарался...
  Дина продолжала рассказ. Измотанная, несчастная, она открылась одной из подруг. Та была из Потока. Подруга пригласила Дину на 'лекцию' - так они называли свои сборища - и Дина пошла, хотя боялась, что ее заманивают в секту. Но, по большому счету, ей было уже все равно. 'Лекция' оказалась самой настоящей лекцией. Все происходило в просторном, светлом зале; собравшиеся выглядели обычными людьми. Не было фанатичного блеска в глазах, никто не кликушествовал, не молился напоказ. Все ждали лектора. Когда он взошел на трибуну, его приветствовали сдержанными аплодисментами. Лектор выступал полтора часа. Он не сказал ни слова о том, что Поток - религия. Он даже не назвал Поток философией. Все полтора часа лектор рассказывал о человеческих проблемах, о том, как трудно жить людям, и насколько проще может стать жизнь, если слушать голос Тотема в своем сердце. Лектор говорил о злобе, о тревоге, о бесполезных умствованиях, о вечном страхе смерти и страхе наказания после смерти. Он говорил - и Дине казалось, что он рассказывает о ней. Когда лекция кончилась, началась медитация. Подруга шепнула Дине, что можно уйти, но Дина осталась. И вошла в коллективный транс - вместе со всеми. С первого раза, без наркотиков, сама по себе.
  Никогда в этой жизни ей не было так хорошо.
  И она пришла на лекцию снова. И снова слушала лектора - он на сей раз был немногословен. Потом опять устроили медитацию. Дине хотелось заплакать, когда кончился сеанс, так ей было дивно, так отдохновенно там, по ту сторону человечьего бытия. Но она не заплакала. А потом была еще одна лекция, и еще, и еще...
  Через месяц она в очередной раз попалась извращенцу. Вернее, наоборот: он попался ей. Был вагон метро, час пик, и духота, и вонь, и потная, грязная лапа сзади. Дина дождалась 'Техноложки' - там всегда выходила куча народу. Когда открылись двери, люди хлынули наружу. Вокруг стало чуть свободнее. Дина резко повернулась и ткнула пальцами в глаза того, кто стоял позади. Он даже не успел убрать руку. Из глаз хлестанула какая-то бледная жижица, извращенец упал и стал корчиться на полу, закрывая лицо, а Дина выпрыгнула из вагона и не торопясь пошла к эскалатору. Впервые в жизни она не стала размышлять, как бы поступила на ее месте кошка. Она просто поступила, как кошка. Инстинктивно. Не думая. С тех пор все плохое словно бы текло мимо нее, не задевая. Она точно знала, как ответить хамливой тетке в магазине, чтобы та заткнулась; как посмотреть на однокурсника, чтобы тот почувствовал себя ничтожеством; как принимать комплименты поклонников, чтобы те видели в ней богиню; она вновь стала кошкой, как это было когда-то, до рождения. Правда, через год лекции почему-то превратились в секретные мероприятия, на них стало очень трудно попасть. Вести о том, где будет новая лекция, передавались из уст в уста. Говорили, что такие правила ввел новый лектор. Дина его никогда не видела. Она как раз собиралась разузнать все об этом новом лекторе, но нашлось дело более важное. Она встретила меня.
  - Самое главное, что я перестала всех ненавидеть, - говорила Дина. Кухня то и дело принималась кружиться, в ушах звенело. 'Коперник целый век трудился, чтоб доказать земли вращенье. Дурак, зачем он не напился, тогда бы не было сомненья...' - Я поняла, нельзя так относиться к простецам. Они все убогие. У кого нет памяти о прошлой жизни - у того нет Тотема. У кого нет Тотема - тот обделен от рождения. А ты... ты должен их ненавидеть. Ты их ненавидишь каждый день. У тебя работа такая. И чем дольше будешь себя против всех настраивать, тем легче будет ненавидеть. Неужели ты способен ненавидеть убогих? Я бы так не смогла.
  - У них есть... Тотем, - сказал я. Меня повело куда-то вбок и вверх, я лег на пол и закрыл глаза. - Тотем... Человека.
  - Бедный мой, - услышал я. Потом всё куда-то провалилось.
  
  Глава 5
  Аб хинк
  
   Дольки апельсина были нежные, глянцевые. Они окружили курицу на противне, точно утлые спасательные шлюпки, собравшиеся вокруг 'Титаника'. Птичья кожа превратилась в сладкую корку, и сквозь нее сочились бежевые слезы. В последнем протесте человечеству вскинулись обрубки лап, стыдливо прижались к груди культяпки-крылья. Из развороченного куриного зада торчал апельсиновый шар. Стокрылый нацелился ножами, вонзил клинки в мясо, неуловимым движением отпилил ножку и ловко подал Саше на тарелку. Тут же добавил апельсиновых долек.
   - Это не надо, - засмеялась Саша. - Это я не буду.
   - Ты попробуй сначала...
   - Я представляю. Мама все время то свинину с яблоками делала, то лимонную корку в суп бросала. Ешь-ешь, потом на зубах такой, короче, фрукт, - она произнесла это нарочито по-простому: 'фрухт'.
   - А ты все равно попробуй.
   Саша покорно улыбнулась. Для тебя все что угодно. Она подцепила вилкой дымящуюся корочку, слегка задержала дыхание и отправила в рот. Прожевала.
   - Вкусно, - сказала она с удивлением. Стокрылый улыбнулся:
   - Теперь все вместе.
   Саша отрезала треугольник мяса, поддела ножом пюре, добавила его на вилку и, покосившись на Стокрылого, накинула сверху апельсин.
   - М-м, - сказала она через секунду.
   - Во-от, - удовлетворенно произнес Стокрылый. Он поднял, салютуя, бутылку вина, плеснул немного в свой бокал, при этом молниеносно обернул бутылку вокруг оси, обмывая горлышко, и наполнил бокал, что стоял перед Сашей.
   - За нас, - предложил он, долив себе.
   - За тебя, - возразила Саша.
   - За нас, - настойчиво повторил Стокрылый. Хрусталь пропел дуэтом. Вино было легкое, почти не пьянило. Много пить нельзя, иначе заметит Боб. 'Боб', - подумала она с жалостью, но мысль эта была такой короткой, что не удержалась в голове. За оставшиеся два часа винный дух выветрится. Самое главное, проследить, чтобы Боб выпил раньше, чем к ней приблизится. Тогда не учует. Хвала Тотему, они не так часто целуются. Хвала Тотему, Боб стал много курить за последнее время и потерял остроту обоняния.
   - Аб хинк, - произнесла она чуть слышно.
   - Аб хинк, - откликнулся Стокрылый.
   Они ели в молчании. Саше удивительно легко давалось молчание рядом со Стокрылым. Так она могла молчать только с отцом. На рыбалке. Точно, на рыбалке было лучше всего. Отец мало разговаривал. Когда они ходили в лес, забирались в самую чащу, и однажды ей посчастливилось увидеть огромный, коврово-мохнатый лосиный бок сквозь перистую зелень - они молчали. Когда она помогала отцу в винограднике - они жили тогда на юге, каждый день после школы она сразу шла в виноградник и там, окутанный сладким запахом лозы, ее ждал отец, и молча протягивал ей секатор, и улыбался - они молчали. Когда они в первый раз пошли в поход, на пять дней, тогда еще мама вся извелась, и закатила скандал, стоило им вернуться, и все-таки это было здорово, жить в палатке, разводить костер, рыбачить... Да, рыбалка, лучше всего была рыбалка. И на рыбалке они молчали. Такое же молчание порой хранил Стокрылый, и это было лучше человеческих слов.
   Саша всегда дружила с отцом, а с матерью - нет. Саше вообще всегда трудно было с людьми своего пола. В детстве она дружила с мальчиками, с девочками ей становилось тошно. С первого класса и до десятого Саша была только с парнями. Прогуливала с ними уроки, пила пиво, ходила на футбол. Никто и никогда не пытался с ней переспать. И она в том не видела ничего особенного. Ей нравилась мужская дружба, и страшно было менять ее на что-то новое, темное, влажное, запретное. До первого курса она думала, что никто из мальчиков не предлагал ей секс по той же причине: берегли отношения. Мальчик с девочкой дружил, мальчик дружбой дорожил... Дура.
  В академии все стало на свои места. Саша влюбилась в сокурсника, так, как умеют влюбляться кошки - до истерики, до обмороков. Сама ему открылась. Он пошел с ней на свидание, которое назначила, опять-таки, она сама. Переспал с ней несколько раз и бросил. Без объяснений, без комментариев. Просто она пришла на лекцию пораньше и увидела, как он целуется с другой. Всё. Их любовь прожила ровно пять недель.
   В тот день она сразу пошла домой и, запершись в ванной, долго смотрела на себя в зеркало. Самая обычная девчонка, за что ей такое... Самая обычная... Бледная, с не выщипанными бровями и вздернутым носом. Вечно в брюках. С лодыжками, на которых курчавится нежный золотистый пух - как ей стыдно было, когда он ее раздевал, ведь она не думала, что все случится на первом же свидании. А трусики, великий Тотем, трусики в полосочку... Срам. И еще - духи. Мамины духи, которыми ей милостиво разрешено было пользоваться.
   В тот же день она позвонила одному из друзей (мальчику, естественно), заняла у него денег и отправилась, трепеща, в салон красоты.
   А через полгода вышла замуж за Боба. Это была дружба, скрепленная печатью в паспорте. С Бобом было классно, весело. Им нравились одни и те же фильмы, рок-группы, детективы. С Бобом можно было махнуть на пару недель в поход, взяв с собой только рюкзаки и спутниковые телефоны. С Бобом было уютно, да, именно уютно, где бы они вдвоем ни оказывались: в кафе, в клубе, в машине, в лесу, у черта на рогах. Боб - огромный, сильный, добродушный. Настоящий защитник и верный, верный, верный товарищ.
   С Бобом не получалось только одно. Молчать. Он все время с ней разговаривал. Когда она его не слушала, он продолжал говорить, обсуждал сам с собой нераскрытые дела, строил вслух планы, бормотал под нос какие-то расчеты. Он вызывал ее на разговор. Он любил говорить, Боб. Крупные мужчины обычно молчаливы, но на Боба этот закон не действовал.
  - Все, - сказала Саша, отодвигая тарелку. - Спасибо. Как у тебя это получается...
   - Просто, - сказал Стокрылый, легко поднимаясь и забирая у нее приборы. - Это очень простой рецепт. Нужно только помнить, что готовишь для любимого человека. Для себя так не получится, даже пробовать не стоит.
   - Дай я хоть посуду помою, - сказала Саша, улыбаясь.
   - Зачем? - удивился Стокрылый. - Домработница придет, помоет. Пойдем лучше в парк. Погуляем.
   Жестом, элегантным до неповторимости, он протянул Саше ладонь, помог выйти из-за стола. Потом она взяла его под руку. Она раньше никого не брала под руку, даже Боба - слишком велика была у них разница в росте. Теперь она прижималась к мягкой пиджачной ткани, хранившей запах дорогого парфюма, чувствовала под пальцами плечо Стокрылого. Это было волшебно.
   Пока они обедали, дождь перестал, и выглянуло солнце. Стокрылый и Саша не пошли в западную часть парка - старую, нехоженую - а направились к дубовой роще, которую прорезывали светлые, широкие аллеи. Где-то там была беседка, невысокое сооружение из крашеных деревянных реек.
   - Сашенька, - сказал Стокрылый. - Если тебе по службе нужна какая-нибудь информация, то я готов.
   - Какая там информация. Вот тебе я точно должна была новости принести. Но, как бы, пока все глухо.
   - Я понимаю, - деликатно сказал Стокрылый. - Если ты ничего не говоришь, значит, новостей пока нет.
   - Прости, - сказала она. - Я знаю, что очень медленно все делаю. Но быстрее никак.
   - Ну что ты. Ты ведь здорово рискуешь. Я бы для себя в жизни не просил. Это все община.
   Они некоторое время шагали в тишине. С молодого деревца упал желудь, в листве прошелестела белка. Солнце припекало. Роща была спокойной, блестящей после дождя... Только вот надо потом было возвращаться к Бобу.
   - Община это хорошо, - сказала она, немного пугаясь собственных слов, - а все-таки я это для тебя делаю. Не для общины.
   - Делай, как хочешь, - проговорил Стокрылый мягко. - Слушай голос Тотема.
   - Аб хинк.
   - Аб хинк.
   Они приблизились к беседке.
  Саша решилась.
  - Лео, зачем он тебе? - спросила она, обмирая от собственной наглости.
  Стокрылый мягко улыбнулся. Так улыбается взрослый, которого ребенок умоляет хоть намекнуть, что же, ну что ему подарят на день рождения?
  - Он послужит на благо общины. Больше я пока ничего не могу тебе сказать. Но обещаю, что скоро ты все узнаешь.
  Саша все еще колебалась, и Стокрылый добавил:
  - Я сам тебе все скажу. Ты первой получишь приглашение. Клянусь Тотемом. Просто еще не время, понимаешь?
   Саша кивнула, хотя не поняла ровным счетом ничего. Беседка была уже совсем рядом, и скамейки, о чудо, скамейки были совсем сухие... Ее пробрала дрожь - тремоло, начавшееся низко в животе и разлившееся по ногам и выше, до самой шеи.
   - Скамейки сухие, - сказала Саша, стараясь говорить спокойно. - Можно посидеть.
   - Давай, - согласился Стокрылый.
   Они устроились рядом на жестком решетчатом сиденье. Стокрылый протянул руку ладонью вверх, и Саша положила сверху свою руку, а потом их пальцы сжались, и Стокрылый негромко, нараспев заговорил. Слова, которые он произносил, не походили ни на один известный Саше язык. Но эти слова будто вобрали в себя одновременно твердость латыни, нежность арабских песен, легкое дыхание славянской речи, жаркую россыпь санскрита... и еще было иногда что-то незнакомое, гортанное, с присвистом и щелканьем - так могли бы разговаривать древние индейцы, какие-нибудь гуроны или мохавки. Потом произошло что-то такое, отчего сильно закружилась голова, и где-то далеко-далеко зазвенели серебряные колокольчики. Они звенели все ближе, все нежней, и у нее стало покалывать в пальцах ног, будто онемели чуть-чуть, а потом внизу родилась какая-то волна, поднялась выше, затопила все тело, и она закрыла глаза, и увидела реку.
   ...самую большую реку в мире. Такую, что несла волны от горизонта до горизонта, от неба до неба, от рождения до рождения. Теперь Саша знала: не надо браться за весла, не надо бороться с волнами. Ничего не нужно делать, потому что река - это она сама. Вода, и волны, и заводи, и пороги - во всем этом есть она, Саша. Но она была не одна, теперь не одна. Их волны слились, теперь река стала еще шире. Теперь будет хорошо. Теперь. Впереди океан...
   Когда все прошло, она некоторое время лежала на скамье, изнеженная, наполненная медитацией до краев. Солнце светило в глаза, а потом налетел ветер и сбросил капли с листьев ей на лицо.
   - Скажи, как это у тебя? - тихо спросил Стокрылый. Он сидел рядом, на полу, осторожно перебирал ее волосы, заплетая косу. Саша задумалась. Сначала она хотела рассказать про колокольчики и про волну, и долго подбирала слова - ей было стыдно говорить о таких вещах. Но вдруг все слова куда-то пропали, и она произнесла:
   - Река.
   - Поток? - переспросил Стокрылый.
   - Поток, - кивнула Саша.
   Она рассказала ему про реку, про то, какая она большая, и что лучше ничего не бывает, и как раньше она думала, что выдумала реку, пока не встретила его. Стокрылый слушал внимательно, не перебивал. Саша расхрабрилась и объявила, что теперь они оба - одна река, и, значит, не надо ничего делать, а только быть вместе. Поле этого она посмотрела на него со страхом.
   - Ни грести, ни плыть, - проговорил задумчиво Стокрылый. Саша от этого готова была встать перед ним на колени: так он здорово все понял, так сказал, совсем ее словами. Но Стокрылый покачал головой и заметил:
   - Может статься, там, впереди, вовсе не море.
   - А что? - спросила Саша испуганно. Он тут же улыбнулся:
   - Ну, не знаю. Водопад какой-нибудь. Сашенька, быть в Потоке - не значит безвольно плыть по течению. Надо бороться. Знаешь, чем сильны звери? Они всегда борются. Я видел фотографию однажды в журнале, фотографию берега где-то в Антарктиде. Представляешь, кто-то поймал пингвина, привязал его за лапу к колышку, вбил колышек в лед и ушел. Навсегда.
   - Это кто сделал? - спросила Саша. Стокрылый пожал плечами:
   - Да кто ж его знает... Человек, ясное дело. И знаешь, этот пингвин, он умер, конечно. Вмерз в лед. Но перед смертью он изо всех сил рвался к воде, так что веревка была натянута, как струна. Так его и нашли. Головой к морю, с веревкой на лапе, и с открытыми глазами. Он до самого конца верил, что освободится. Ему бы немного везения - веревка там гнилая, или еще что... и вернулся бы в воду.
   - Какой кошмар, - сказала Саша.
   - Аб хинк, - напомнил Стокрылый.
   - Аб хинк, - повторила она. - Знаешь, иногда я их ненавижу.
   - Простецов?
   - Да. Всех.
   - Не надо, - сказал Стокрылый. - Они ведь убогие. Ничего не понимают, считают себя венцом творения. Быдло.
   - Все равно, - упрямо сказала Саша. - Сволочи.
   - Быдло, - наставительно произнес Стокрылый, - не виновато, что оно быдло. У простецов ведь нет ни дара, ни памяти. Забудь о них, не обращай внимания. Надо бороться с простецом в себе. Медитируй, практикуй, всем сердцем желай Возвращения. И станешь, как Тотем.
   Он всегда был с ней таким. Спокойным, почти бесстрастным. Он не любил говорить о религии. Большинство верующих, которых она знала, обожали судачить о своей религиозности. Они поминутно спрашивали, который час (ах, не пропустить бы практику), хвастались друг перед другом редкими сортами ароматических палочек (некоторые из которых сильно заинтересовали бы Отдел по борьбе с наркотой), обвешивались талисманами с изображением Тотема. Стокрылый же никогда себе такого не позволял. Он словно берег силы для лекций. Зато на лекциях он преображался, становясь звездой, актером, пророком, вождем - почти богом. Саша подумала, что не приняла бы первое его приглашение, будь он хоть чем-то похож на фанатика. 'Кстати, в следующий вторник я выступаю с лекцией, - сказал он тогда. - Приходите посмотреть, послушать. Вам понравится'. Она еще подумала: 'Ведь это просто лекция'. Как все-таки замечательно, что она тогда пришла. И ведь чуть не опоздала к началу, а потом двери закрыли и никого не впускали. Как здорово, что она...
   Чуть не опоздала.
   - Сколько времени? - спросила Саша чужим голосом.
   Стокрылый поднес часы к глазам, сощурился - он был без очков:
   - Ого.
   - Сколько?
   - Без двадцати шесть.
   Саша издала шипение, какое всегда у нее получалось, если она была сильно расстроена или испугана - горловое 'х-х-х'. Времени не было. Они побежали сквозь дубовую рощу, напрямик, выбежали на стоянку и прыгнули в спортивный автомобиль Стокрылого, низкий, приемистый, похожий на каплю олова. Заревел двигатель, фыркнули покрышки. Машина полетела к шоссе. Саша, глядя в зеркало заднего вида, пыталась накрасить губы. Стокрылый уперся вытянутыми руками в руль. Через несколько минут он снова поглядел на часы.
   - Успеваем? - спросила Саша. Стокрылый прижал подбородок к груди, прибавил скорости и начал лавировать между машинами. Следующие несколько минут были настолько жуткими, что Саша вцепилась в ручку двери и закрыла глаза. Машину болтало: Стокрылый то резко бросал ее вперед, отчего перехватывало дыхание, то так же резко тормозил, и тогда в Сашину грудь больно врезался ремень безопасности. Попытка медитировать на Тотем провалилась. Сколько Саша ни старалась представить, что сделала бы в ее положении настоящая кошка, по всему выходило, что кошка вцепилась бы когтями в обивку кресла и орала от ужаса. По-настоящему же умная кошка вовсе не оказалась бы в такой ситуации. Как там говорил Боб? Глупая кошка - мертвая кошка, да. Эти слова он произносил всякий раз, когда они видели кошачий труп на дороге, раскатанную кровавую шкурку. Это было у Боба своеобразным утешением для Саши, мол, раз кошка дала себя убить, значит, то была негодная кошка, глупая. И правильно, подумала Саша с ожесточением. Так мне и надо. Но по-умному я жить больше не хочу. Хватит. Всю жизнь умной была. Хоть под конец глупостей наделаю, себе на радость... Машина резко затормозила, Саша открыла глаза и увидела, что Стокрылый привез ее домой. Вернее, не совсем домой, затормозил в сотне метров от двенадцатиэтажки, где жили они с Бобом.
   - Ровно шесть, - сказал Стокрылый. - Из твоих окон нас не видно. Беги.
   Она чуть не расплакалась - все-таки спас, спас! Понимая, что другого шанса уже не будет, Саша нагнулась и поцеловала Стокрылого коротким робким поцелуем.
   Впервые.
  Потом она выпорхнула из машины и, теряя туфли, побежала к дому. За спиной грохнул растревоженный двигатель: Стокрылый уехал. Саша влетела в парадную, пританцовывая, дождалась лифта и, чувствуя толчки крови в висках, отперла дверь в квартиру.
   Она успела раньше Боба. Квартира была пуста.
   Саша выдохнула, уткнулась лбом в дверь и некоторое время смотрела в пол. Затем она пошла в ванную. Руки отяжелели, ноги отзывались ломотой, ныла спина. Ей вдруг показалось, что от нее сильно пахнет парфюмом Стокрылого, и в воду отправилось почти все содержимое флакона с пеной. Саша устроилась в ванне, закрыла глаза.
   Изменщица.
   По сути - изменщица. Неважно, что они не спят вместе. То, что с ней происходит, не сравнить с сексом, это лучше секса, секс только бы помешал таким отношениям... Изменщица. Ведь сама тогда назначила встречу в ресторане - ну что такого, все так делают, не на улице же беседу проводить! А он уже там был. Столик заказал, вино, свечи. Другому бы посмеялась в лицо и стала бы обрабатывать, а с ним так не вышло. Черт его знает, чем он так сумел ее очаровать. Видно, тем, что балансировал все время на тонкой грани, когда обычная мужская галантность переходит в откровенное ухаживание. Она ждала всего, чего угодно - страха, грубости, подкупа, попытки соблазнить. А он встал навстречу, слегка поклонился и помог ей сесть. Просто подвинул стул, когда она опускалась на сиденье. Говорят, так положено, воспитанный джентльмен обязан помочь даме занять место за столом. Положено-то положено, да только с ней это случилось впервые...
   - Хуже всего, - медленно пробормотала Саша, - что я боюсь.
   Она боялась, как никогда в жизни.
   Не того, что обо всем узнает Боб.
   Не того, что обо всем узнают в Отделе.
   Саша боялась, что Стокрылому нужна не она - умная девушка с зелеными глазами - а совсем другой человек. Да, Стокрылый был с ней нежен. Да, никогда раньше с ней такого не было. Казалось бы, радуйся, великолепная. Он тебя наставляет, он о тебе заботится, понимает тебя с полуслова, даже на кухне ради тебя возится. Все очень хорошо. Слишком хорошо. Надо же было все испортить и рассказать ему о...
   В замке повернулся ключ, хлопнула дверь, и голос Боба сказал:
   - Ку-ку! Есть кто живой?
   - Есть! - крикнула Саша как можно громче и бодрее. 'Волосы, волосы. Он заплетал тебе косу, идиотка. Твои волосы пахнут его руками. Скорей'. Она схватила с полки шампунь, плюхнула в пригоршню тяжелого геля, стала размазывать по голове. Под веками жгло, вода шумно плескала на пол, и Саша не заметила, как в ванную вошел Боб. Когда ей удалось открыть глаза, он был уже совсем рядом и пристально смотрел на нее. 'Что? - быстро подумала Саша. - Запах учуял? Что стряслось, почему он так смотрит, да не томи же...' Боб вдруг ухмыльнулся и запустил руку под пенное покрывало. Саша беспомощно улыбалась, повторяя: 'Боб, прекрати... Перестань, ну... Я так не хочу, Боб, пожалуйста...' Наконец, рука вынырнула, Боб сказал: 'Жду в спальне!' и вышел, забыв затворить дверь. По дороге он насвистывал: у него было хорошее настроение.
   Саше очень хотелось заплакать, но делать этого было никак нельзя.
   Вдруг Боб вернулся.
   - У тебя вызов пропущенный, - сказал он, протягивая мобильник. - Посмотри, может, важно... Полотенце дать?
   - Уотерпруф, - сказала Саша и взяла телефон мыльной рукой (он действительно был непромокаемым). Вызов пропущенный... Еще чего не хватало. Номер был знакомый, и на секунду ей показалось, что это номер Стокрылого. Но тут же она поняла: звонили с работы. В этот момент мобильник зашелся трелью.
   - Да, - сказала Саша, постаравшись вложить в это слово всю злость, которая накопилась за день.
   - Я... не вовремя, Кравченко? - спросил мужской голос.
   'Твою мать, - подумала Саша. - Как некстати'.
   - Я в ванной, товарищ майор, - сказала она. - Не слышала.
   В трубке вздохнули.
   - Завтра операцию проводим. Сегодня вышел приказ.
   - Виновата, - сказала Саша, рефлекторно выпрямляя спину в мыльной воде. - А я здесь при чем?
   В трубке помолчали.
   - Говорят, у нас два сфинкса есть, - с издевкой сказал мужской голос. - Говорят, учатся еще, неопытные. Говорят, ты, вроде, с ними психологическую работу ведешь. Ты же у нас психолог...
   'Твою мать, - подумала Саша. - Твою м-а-ать...'
   - Поддержку обеспечишь? - спросил голос. Сухо спросил, по-деловому, уже без иронии.
   - Слушаюсь, - сказала она.
  
  
  Глава 6
  Полголовы
  
   Я сидел на столе и болтал ногами. При этом каблуки стукались о доски, которыми стол был обшит спереди, и получался сдвоенный глухой звук. Интересно, зачем нужны эти доски, и кто их придумал. Ведь материала много тратится, а практической пользы от этого никакой нет. Наверное, когда-то бюрократам просто-напросто было неуютно от того, что просители видели их ноги. Допустим, ты с каменной мордой говоришь: 'Для подписания акта необходимо наличие завизированной формы номер двадцать пять в шести нотариально заверенных экземплярах' - а в этот момент кто угодно может заглянуть под стол и увидеть, что у тебя нога дергается. А так - стол полностью закрывает тебя от груди и ниже. У посетителей создается ощущение, что перед ними - маленькая, но неприступная крепость. Это деморализует. Еще в закрытом столе можно устроить бар. Или прятать проституток. Или сделать засаду для ниндзя. Великий Тотем, какая чушь в голову лезет... Я соскочил со стола и стал ходить по кабинету взад-вперед. Стало легче, но ненадолго.
   Когда я в двести восемьдесят пятый раз прошел от стены до окна и повернулся, чтобы идти обратно, в дверь постучали. 'Да-да', - сказал я преувеличенно веселым тоном. Ничего не произошло: тот, кто был за дверью, выжидал положенную минуту. Я успел мгновенно разозлиться на тех, кто придумал это идиотское правило, почти столь же мгновенно успокоиться и напрячь мышцы лица таким образом, чтобы получилась улыбка. За последние два месяца я научился очень быстро брать эмоции под контроль. Иногда это помогало.
   Потом дверь открылась. На пороге стояла удивительной красоты девушка в джинсовом костюме. У нее были прямые черные волосы и орехового цвета глаза, по-кошачьи круглые.
   Маску она не носила.
   - Привет, - жизнерадостно сказала она. - Меня Мила зовут. Я твой партнер по накачке.
   - Заходи, - сказал я. Красавица заулыбалась и сделала шаг вперед. Она пересекла комнату - охотничьей походкой - и протянула ладонь. Я осторожно пожал кончики пальцев. На ощупь пальцы были горячие, жесткие и сухие.
   - Тим, - представился я.
   - Я знаю, но все равно очень приятно... У тебя второй стул есть?
   - Нет, - сказал я.
   - Что ж они так, не подготовили ничего, - вздохнула Мила. - Ну... давай на стол сядем?
   - Давай, - согласился я. Легко подтянувшись, она устроилась на столе. Спину Мила держала прямо, ноги скромно свела вместе. Приглашая, похлопала по столешнице. Я примостился рядом. Снова захотелось болтать ногами, но я сдержался.
   - Ты в первый раз, да? - спросила она.
   Я кивнул.
   - Тогда слушай. Поедем втроем: твой куратор, ты и я. Куратору почти ничего делать не придется. Мне, по большому счету, тоже. Моя работа - вас обоих накачать под завязку сейчас и продолжать понемногу дарить во время операции. Я очень сильная, это без ложной скромности говорю. Так что основная работа - на тебе. Работай, не отвлекайся. Если какие-то непредвиденные ситуации будут, куратор все разрулит. Он давно к ним внедрен, свой человек.
   Я кивал. Наверное, у нас было не так много времени, но я никак не мог собраться с духом. Ведь надо ее обнять хотя бы. Или она по-другому накачивает?
  - Кто это будет? - спросил я, просто, чтобы что-то сказать. - То есть, кто, ну, э-э, объект?
  Мила улыбнулась и взяла меня за руку. Я невольно опустил глаза. Все-таки удивительно горячие у нее пальцы, прямо обжигают. Или это у меня руки холодные? Нервы шалят...
  - Знаешь, как нас зовут, Тим? - спросила она.
  - Не понял?
  - Наш Отдел вся Контора зовет 'зверинцем'. Мы - домашние животные. Рабочая скотинка. Когда есть нужда, нас поднимают по тревоге. Нам никто не должен объяснять, чем мы будем заниматься. И слава Тотему. Меньше знаешь - крепче спишь.
  - Ну, понял, понял.
  - Какой-то бедолага заинтересовал Контору. Посадить его не получилось, попросту застрелить - нельзя, шум поднимется. Вот мы и понадобились.
  - Ясно.
  - Ничего, что я это говорю?
  - Ничего.
  Она вдруг подалась вперед и посмотрела мне в глаза - близко-близко.
  - А ты славный, - произнесла она через несколько секунд.
  Я не знал, что ответить, поэтому ухмыльнулся. Криво и неловко.
  - Кидай монетку, - сказала Мила.
  - Что, уже все?
  - Все, все.
   Я высвободил (очень аккуратно) руку из ее пальцев, нашарил в кармане рубль.
   - Орел, - произнес я. Трепеща, как серебряная колибри, монетка взлетела в воздух и упала в подставленную ладонь гербом вверх. Мила подняла тонкие брови:
   - Знаешь анекдот про студента, который монетку бросал, когда просыпался? Орел - спать дальше, решка - идти за пивом...
   - На ребро - идти на лекцию, - закончил я. - Знаю, конечно.
   Она улыбалась.
   - Ты серьезно? - спросил я. Мила пожала плечами:
   - А ты попробуй. Только не лови, пусть на пол падает.
  Я заглянул ей в глаза. В карей радужке вспыхивали янтарные искорки.
  'Издеваются над тобой, дурачок, - заметил голос в голове. - Шутки шутят'.
  - На ребро, - сказал я и отправил рубль в полет. Он сделал несколько ленивых оборотов, потерял скорость и скользнул по отвесной траектории к полу. Звяк. Я спрыгнул со стола и опустился на корточки. В комнате пол был покрыт тем же старым, рассохшимся паркетом, что и во всем здании. Серые от времени доски издавали почти музыкальный скрип, когда на них наступали; между соседними паркетинами зияли щели. В одну из таких щелей и угодила моя монетка. Чуть накренившись, сверкая штампованным ликом, рубль торчал из пола - стоял на ребре в прямом смысле этих слов.
  Мила чуть наклонила голову. Она по-прежнему улыбалась.
  Я щелкнул ногтем - монетка рванулась вверх и в сторону. Она ударилась о потолок над головой у Милы и, срикошетив, полетела вниз. Мила не сделала ни одного движения, не отпрянула, не вздрогнула. Сидела так же, как и раньше, выпрямив спину, держа ноги вместе. Рубль вонзился в ложбинку, образованную сомкнутыми бедрами, и остался там - стиснутый с обеих сторон джинсовой тканью и, вероятно, очень довольный.
  - Еще проверять будешь? - спросила Мила.
  'Она не будет вынимать монету, - подумал я. - Просто, чтобы посмотреть, как я выкручусь. Это должен сделать я. Взять монету, которая зажата у нее между ног. Так мне и надо. Выпендриться хотел? Выпендрился. Теперь расхлебывай'.
  'Да не делай ничего, - сказал голос в голове. - Она встанет, монетка упадет. Тогда и подберешь. Эка невидаль. Сделай вид, что ничего не происходит'.
  'Подойду и заберу монетку, - думал я. - Вот так вот сейчас встану с корточек, подойду и двумя пальцами - хоп! Дело сделано'.
  'Она вздрогнет, - предположил голос. - Рубль свалится вниз. Что ты тогда скажешь - 'мадам, разведите ножки, я мелочь заберу?'
  'Можно будет обратить все в шутку'.
  'Уже обратил. Умник'.
  Мила поглядела на меня, склонив голову набок, и двумя пальцами вытащила монету. Повертела, разглядывая на свету.
  - По-моему, - сказала Мила, - я ее заработала.
  Она опустила рубль в нагрудный карман.
  Потом мы засмеялись - сначала она, потом я.
  - Иди одевайся, - посоветовала Мила. - Скоро выезжать. А я к Палычу зайду, подкачаю. Знаешь, где одежду выдают?
  - Нет.
  - На второй этаж спустишься, по коридору направо, до конца. Там найдешь каптера, скажешь размер. Твои шмотки он заберет, выдаст казенные. Вернемся - поменяешь обратно.
  - М-м, - с каптером я уже был знаком, он однажды принес мне в кабинет новое кресло. Хотя... вот интересный вопрос: можно ли говорить, что знаком с человеком, если видел его только в маске?
  - И вниз давай, там уже машина готова.
  - Хорошо.
  В коридоре меня ждала Саша.
  - Ну как, познакомились?- спросила она с оживлением. - Правда, она классная?
  - Правда, - сказал я.
  - Тебе она не понравилась?
  - Понравилась.
  Саша рассмеялась и хлопнула меня по плечу:
  - Не боись. Если Милка накачку сделала, от тебя пули отскакивать будут.
  - Какие пули? - спросил я.
  - Это я фигурально.
  - А-а.
  - Тебе сказали, что будет?
  - Кто же мне скажет? - произнес я с раздражением. Саша ойкнула, оступившись, и чуть не упала. Я еле успел ее поймать.
  - Черт, извини, - буркнул я.- На нервах весь.
  - Все нормально, - терпеливо сказала Саша. - Все хорошо. Значит, так. Есть один мужик, он очень богатый. Но он захотел стать очень-очень богатым и начал бодаться с кем-то наверху. Короче, его передали Конторе, велели заняться. Но что-то у них там заело, не то у него юристы слишком хорошие, не то еще что. Поэтому его отдали нам. Теперь им будешь заниматься ты.
  - Заниматься, - повторил я.
  - Ага.
  - Что значит 'заниматься'? Что мне с ним сделать?
  - Что сможешь, - сказала Саша. - Как увидишь, начинай работать в полную силу. Вы придете на сходняк, твой куратор замещает кого-то из крупных бизнесменов. По легенде. По той же легенде, ты - бодигард, а Милка - референт. Сядете подальше от объекта, чтобы не зацепило в случае чего.
  - Погоди, - перебил я. - В случае чего нас может зацепить? Чем это - зацепить?
  Она пожала плечами.
  - Откуда ж я знаю, на что у тебя сил хватит. Может, в незнакомой ситуации ты только люстру над головой у этого мужика сможешь потушить. А может, его блевать потянет по-черному, - она хихикнула, - престиж потерян навсегда. Короче, больше ничего сказать тебе не могу, все от тебя самого зависит. Ты, главное, не дрейфь.
  - Прекрасно, - проворчал я. - Пойди туда, не знаю куда...
  - Давай-давай, - сказала Саша. - Не боги горшки обжигают.
  От этой фразы меня покоробило. У Дины была тетка, которая занималась художественной керамикой. Дома у тетки стоял гончарный круг, в кладовке хранился набор разноцветных глин, а в коридоре помещался огромный стеллаж с кистями и красками. Почетное место в углу мастерской занимала круглая, блестящая муфельная печь. Как-то Дина пригласила меня проведать тетку. Та оказалась красивой пышной женщиной, очень интеллигентной, юморной. Мне предложили слепить собственными руками горшок, расписать его и обжечь. Я провозился часа три. Весь перемазался глиной ('Для своей вещи человек месить глину сам должен', - твердила тетка), изошел потом, проклял свое существование, вертя ногой круг, чуть не вывихнул пальцы ('Идеальная окружность - это вам не хухры-мухры', - довольно подпевала тетка) но все же вылепил на круге кособокий, неказистый горшочек. 'А теперь, - сказала тетка, - обжиг. Обжиг - дело непростое, я твой горшок сама обжигать буду'. Она откинула дверь печи, и взору открылись полки, уставленные керамикой: горшками, статуэтками, вазами, амулетами. Тетка затворила дверь печи и стала колдовать над циферблатом. 'Приходи послезавтра, - таинственно шепнула она, - а лучше через пару дней. Вещь нагреться должна сначала, медленно, постепенно... а потом остыть, тоже постепенно. Ей нужно время, много времени. Как в любви, понимаешь? Поспешишь - и лопнет твоя любовь, трещину даст'. Я тогда кивнул, почти пьяный от этой искусницы, которой подчинялась липкая, грубая глина, и, наверное, так же подчинялись мужчины. Да, фразу 'не боги горшки обжигают' придумали люди, которые понимали в гончарном деле столько же, сколько я - в генной инженерии.
  - Вот эта дверь, - прервала мои размышления Саша.
  Нам открыл каптер, сумрачный мужик в военной форме. Разумеется, на нем была маска. Он откозырял Саше, кивнул мне и, блеснув глазами из шерстяных прорезей, вышел в соседнее помещение. Сказать ему я ничего не успел. Потом он принес черный костюм-тройку, вяло поникший на вешалке.
  Я взял вешалку за крючок.
  - Чем этот костюм лучше моего? - спросил я Сашу. Просто так спросил. От нервов.
  Саша нетерпеливо повела головой:
  - Так положено. Едешь куда-то, где нужен костюм - Отдел тебе костюм обеспечит.
  - Раздевалка вон там, - неожиданно высоким голосом сказал каптер и ткнул большим пальцем за спину. Я посмотрел в указанном направлении. Там была маленькая кабинка.
  Выйдя из кабинки, я спросил Сашу:
  - Ну как?
  - Супер! - сказала та. - Как на заказ.
  Мне было неудобно. Жало в плечах, рукава были слишком длинными. И запах...
  - А почему так химией несет? - спросил я.
  - Чистили, наверное...
  - Ваш костюмчик пожалуйте сюда, - произнес каптер, тряхнув черным пластиковым мешком для мусора. - Как вернетесь, выдам в целости и сохранности.
  Маска у него была пыльная, на макушке петли поползли, и сквозь них пробилась щетинистая военная прическа. Каптер был блондином.
  - Ну, иди вниз, там машина ждет, - сказала Саша и быстро вздохнула. - Ни пуха.
  - Поди к черту, великолепная, - сказал я, и мы обнялись.
  Внизу и вправду ждала машина, белоснежный 'Мерседес' представительского класса. Как только я подошел, водитель открыл переднюю дверь. Я нырнул в машину, и тут же она тронулась. Водителя, разумеется, я видел только в профиль - черно-вязаный, спецназовский профиль. Белесые ресницы и сжатые губы - вот и все, что оставила маска моему взору.
  - Понеслась душа в рай, - сказала Мила. Она устроилась на заднем сиденье, одетая в строгий костюм такого же черного цвета, как и тот, что выдали мне.
  Рядом с ней сидел человек с волчьим лицом. У него были маленькие уши, прижатые к голове, короткая стрижка и глаза, смотревшие с профессиональным выражением усталости и доброты.
  - Ну как, готов? - спросил он.
  Я сразу узнал его по голосу. Это был Константин Палыч, мой куратор. Раньше я видел его только в маске.
  - Готов, - ответил я.
  - Вводную тебе Саша давала?
  Я кивнул.
  - Значит, вкратце повторю, - заговорил куратор. - Входим, нас обыскивают. Всех. Дальше идем наверх. Да, переговоры - мое дело. Вам ничего говорить не надо. Так, на чем я... Идем на третий этаж, там будет длинный зал. Я сажусь за стол - для нас должны были подальше место приготовить, но это уж как повезет - вы встаете позади меня. Объект я тебе покажу. Все, дальше работаешь по нему. Сидеть нам недолго, полчаса примерно. Если ничего не получится, в конце встаем и едем обратно. Ничего страшного, не судьба, значит. Если ты все-таки добиваешься результата - действуем по обстоятельствам. Но в любом случае уходим, как только представится такая возможность. Излишне светиться не надо. Ясно?
  Мне стало обидно. Что значит - не судьба? Я, что ли, в игрушки с ними играю?
  - Ясно, - сказал я.
  - Есть, - сказал Константин Палыч. - Будь аккуратнее, нас не зацепи.
  Я снова кивнул. 'Нас не зацепи' - это означало: 'мы перед тобой, как на ладони'. Это означало: 'мы боимся тебя'. Это означало: 'как бы там ни было, ты для нас опасен, и обращаться мы с тобой будем, как с любым, кто для нас опасен'. А 'будь аккуратнее' означало: 'мы не такие дураки, какими кажемся, и лучше тебе быть аккуратнее'. Интересно, чем они вооружены? Наверное, у Константина Палыча где-нибудь запрятана ампула с сонным газом, или крошечный шокер, и что-нибудь похожее несет с собой Мила - на всякий случай, для подстраховки, если я вдруг решу перенести свою ненависть на них. Я представил себе, как Мила выходит из машины и оступается, и подворачивает ногу (к примеру), а Константин Палыч тут же, не вынимая руки из кармана, стреляет мне в затылок маленькой серебряной иглой (к примеру), и водитель, для гарантии, сует мне под челюсть трещащий шокер (опять-таки, к примеру). Потом, конечно, все извиняются и пишут объяснительные записки, и приходит Саша со своим фирменным виноватым видом... Кстати, как они собираются пройти через охрану, если у них есть оружие?
  - Приехали, - нарушил мои мысли Константин Палыч. - На выход. Ты - телохранитель, поэтому нам должен двери открыть. Субординация такая.
   Я вышел из машины. 'Мерседес' стоял у дверей старинного здания. Нас ждали два очень серьезных охранника, которые уставились на меня с рабочим интересом. Стараясь выглядеть значительно, я открыл дверь Константину Палычу, тот не спеша выбрался из машины и пошел вперед, задев меня плечом. За ним двинулась Мила. Мне оставалось только захлопнуть дверь и чуть не вприпрыжку их догонять. За дверями лежал вестибюль, очень современный, сплошь гнутый металл и тонированное стекло.
   Здесь тоже была охрана. Совершенно кубический человек подошел ко мне, поигрывая желто-полосатым детектором металла, похожим на игрушечный меч. Он долго утюжил мне бока, плечи, запястья и, с особым тщанием, лодыжки. Потом буркнул что-то вроде 'Ру, пжалста'. Я развел руки, и меня деликатно, однако настойчиво обхлопали; не обошли вниманием даже спину и живот. Я представил, что они могут там искать - меч, например, или метательные кинжалы - и едва не рассмеялся, но потом вспомнил про 'нас не зацепи', и стало не до смеха.
  Милу обыскивала страшенная тетка в униформе.
   Наконец, нас сочли неопасными, и мы стали подниматься по широкой лестнице. Константин Палыч вел Милу под руку. Черт знает что, подумал я. Устроили, понимаешь, маскарад. Когда уже, наконец...
   Еще двое охранников распахнули перед нами резные створки дверей, и мы вступили в конференц-зал. Кто-то подскочил к Константину Палычу, шепнул несколько слов. Он кивнул. Обернулся ко мне, зашептал:
   - Совсем рядом с объектом нам места дали. Не повезло. Старайся не привлекать внимания, не пялься. Лучше в этот раз впустую съездим, чем подозрения вызовем.
   Я кивнул. Признаться, у меня отлегло от сердца. Операция, считай, сорвалась, причем, вовсе не по моей вине. Можно немного постараться для вида и ехать домой. А потом... потом скажу Сашке, что все это не по мне. Ведь и вправду не по мне. Ну что это - ездить на бандитские сходки в костюме с чужого плеча, разыгрывать из себя не то Джеймса Бонда, не то графа Калиостро. Пусть играют без меня.
   'Вот Черному такая работа понравилась бы, - заметил голос в голове. - Работа для настоящего ирландца...'
   Не успел я обдумать эту мысль, как Мила с Константином Палычем остановились. Мы стояли почти во главе стола. Куратор не торопясь, степенно опустился в тяжелое кресло. Я, памятуя вводную, встал позади. Рядом вытянулась Мила. Константин Палыч поманил меня небрежным движением пальцев - где только набрался барских замашек, ведь только что был весь суровый вояка. Я нагнулся к нему.
   - Объект - во главе стола, - чревовещательски прошипел Константин Палыч. - Главный. Не пялься, ради Бога, не пялься...
   Я отметил про себя это 'ради Бога': христиане среди хинко встречались редко. Потом я забыл обо всем.
  Я увидел объект.
   Когда-то, давным-давно мой отец хотел открыть свое дело. Нашел партнеров, снял мастерскую, закупил материалы, выбил лицензию на частное предпринимательство. Принял первый заказ. Стояли девяностые, денег не было, и вдруг они появились. Отец был счастлив. Недолго: спустя две недели в мастерскую зашли трое крепышей в спортивных костюмах. Их вел гигантский двуногий боров, стриженый под ноль. Боров заговорил с отцом. Боров сказал: 'Борзые, что ли, совсем, страх потеряли'. Боров сказал: 'Делиться надо, Христос велел'. Боров назвал такую сумму, о которой Христос, полагаю, даже не слышал никогда в своей святой нищей жизни. Отец вспылил. Я тогда был рядом. Меня закрыли в чулане, и я слышал, как мучили моего папу. Он произносил: 'э-эх, а', и 'х-хы', и 'у-в-в', и еще много разных звуков. Потом я услышал, что папа стал кашлять, со свистом, с нутряным клокотанием, и на это накладывались звуки ударов, сочные и гулкие. Тогда я заколотил ногами в дверь и закричал изо всех сил. Угрожал - смешно, глупо, по-детски - пока кто-то из бандитов не приоткрыл дверь чулана и не посмотрел внутрь. Только посмотрел. Черт его знает, что спасло мне жизнь в тот день. Я до смерти испугался и замолк. Даже, кажется, немного намочил штаны. Совсем чуть-чуть: я был храбрым мальчиком.
   'Что поделаешь, Семен, - говорила мать, когда мы пришли к отцу в больницу. - Против лома нет приема. У них сила. У тебя семья. Будем жить, как жили... Потихоньку, помаленьку'.
   А я вспоминал говорящего борова, у которого шея была толщиной с голову, и золотая цепь на шее - толщиной с палец. Я, слабый, глупый мальчишка, плакал от бессилия, оттого, что мой отец - не самый сильный мужчина на свете, оттого, что мир устроен для сволочей. Я думал: когда-нибудь я вырасту, встречу этого борова и убью его. Я знал, что этого никогда не будет.
   Но я ошибся. Теперь боров сидел во главе длинного стола в роскошном конференц-зале и, ухмыляясь, слушал, что ему по очереди говорят собравшиеся хряки-шестерки. Сидел совсем близко, в паре метров от меня. Жирное, подлое, гнусное чудище. Сердце многорукого спрута.
   Наши взгляды встретились.
   Он долго изучал меня, потом открыл перекошенную пасть, повернулся к тем, кто стоял у него за спиной и поманил их. Двое в черном пригнулись, готовые выслушать его шепот.
   И тут раздался взрыв. Он был такой громкий, что я оглох. Что-то брызнуло на лицо, на одежду. Я подумал, что наш план раскрыли, что это - какая-нибудь слезоточивая дрянь из аэрозольных баллонов, которой нас хотят обезвредить. Я зажмурился и поднес руки к лицу. Вокруг странно пахло, от рук пахло сильнее. Открыв глаза, я увидел, что руки мои - в крови. До плеч. Грудь была тоже забрызгана кровью, и что-то стекало по лицу. 'Сейчас умру', - подумалось с обидой. Кто-то сильный, жестокий схватил меня за шиворот и притиснул к полу. Я лежал без движения, а рядом лежала Мила, тоже вся в крови. Вдруг она улыбнулась и подмигнула. Стало очень страшно. До сих пор я ничего не слышал, но теперь - как из соседней комнаты - начали доноситься крики, грохот, сирена. Все громче и громче. Кто-то топтался возле самой моей головы, едва не наступая на лицо. Я видел носки ботинок, блестящие и тоже заляпанные кровью. Так продолжалось несколько минут, потом ботинки куда-то пропали, надо мной появился Константин Палыч и потянул за руку. Пальцы у него были жесткие, как плоскогубцы. Он ничего не кричал, лицо его оставалось спокойным. Когда я поднялся на ноги, он, почти касаясь губами моего уха, сказал: 'Уходим'. И тут же потащил куда-то. Я послушно побежал следом, но все-таки не выдержал и оглянулся. В зале царила суматоха, какие-то люди с пистолетами кричали друг на друга, а на столе, словно поверженное пугало, лежал тот, кого я ненавидел несколько минут назад. На месте лица у него были красные лохмотья. Так бывает, если лопнет по шву мягкая игрушка - лезут наружу клочья поролона, тряпки, лоскуты ватина. То же самое теперь виднелось там, где раньше была голова, только все было словно облито алой краской. Может быть, мне померещился весь этот кошмар, потому что через долю секунды Константин Палыч смачно, по-военному выругался и повлек меня за собой с утроенной силой. Мила бежала впереди. Охранники заступили нам дорогу - Константин Палыч что-то сказал негромко, и они отпрянули. 'Мерседес' уже урчал мотором. Мы запрыгнули внутрь, и машина понесла нас прочь.
   Я откинулся на спинку и услышал, как что-то хрустит, словно полиэтилен. Подо мной и впрямь была полиэтиленовая пленка, она покрывала все сиденья. Сзади послышался щелчок зажигалки.
   - Ванька, - сказал куратор водителю, - когда постелить успел?
   - Так грохнуло нихреново, - ответил тот. - Я подумал, что лучше перебдеть, чем недобдеть. Потом с меня ведь спросят, почему обивка грязная.
   - Молодец, - затягиваясь, похвалил Константин Палыч. - Ну, а кто у нас больше всех молодец, так это Тимофей. Просто классно. Говоришь, первый раз?
   Я кивнул, глядя на дорогу. Меня вдруг затошнило.
   - А что случилось-то? - спросила Мила. Она курила в окно, зажав сигарету в запачканных красным пальцах. - Такой грохот, я ничего не поняла.
   - У охранника патроны взорвались в пушке, - объяснил куратор. - Совсем рядом, бедняга, стоял. Пополам вышло: ему в грудь, этому ушлепку в харю. Чисто сработано, ничего не скажешь. Жалко служивого, да ничего не попишешь. Могло быть хуже, между прочим, могло кучу народа зацепить, а вышло - как по заказу.
   - Готов клиент, да? - спросила Мила буднично.
   Константин Палыч хохотнул.
   - Ты видела, что от него осталось? Полголовы будто кувалдой снесло. Фарш. Готов, не сомневайся. Вон, его морду - всю по нам размазало. Хорошо, одежка казенная. Жди премиальных, Тимоха, - и он хлопнул меня по плечу.
   Под языком вдруг стало тесно от слюны, голова закружилась. Я сказал: 'Извините', наклонился, и меня вырвало прямо на коврик.
   - Зараза, - сказал водитель. - Я же внизу ничего не постелил.
   - Ну-у, дружок, - протянул Константин Палыч, - что ж ты не предупредил, что крови не переносишь? Придется тебе потренироваться. В прозекторской подежуришь месячишко - как рукой снимет.
   Я дергался от сухих спазмов. Мясная, душная вонь стояла в салоне, но меня тошнило вовсе не от этого. Перед глазами плыли фотографии, десятки, сотни фотографий, черно-белые и цветные, яркие и поблекшие, гладкие и потрескавшиеся от старости. И на каждой фотографии вместо лица было разодранное месиво - будто кувалдой снесло, фарш, готов, не сомневайся. Меня выворачивало, пока водитель не сказал:
   - Вылазь, приехали.
   - Изви... - сказал я ему и согнулся в последний раз.
   - Ладно, бывает, - мрачно ответил он.
   Вахтер на КПП при виде нас медленно поднялся с места. За турникетом ждала Саша, с круглыми, как у испуганной кошки, глазами.
   - Вы... чего? - спросила она. - Вы целы?
   - Целехоньки, - бодро ответил Константин Палыч. - Сейчас в душ, потом айда ко мне в кабинет. Дернем по сто капель за почин. Молодец Тимоха. Тим, пошли, покажу, где вымыться можно.
   - Сейчас, - сказала Саша. - На пару слов... подопечного, можно?
   - Конечно, - ответил куратор. - Тогда она тебе и скажет, куда идти.
   - До свидания, - сказала Мила, глядя на нас серьезно. - Мне пора.
   Она успела стереть кровь с лица, наверное, носила с собой салфетки. Неплохой сюжет для рекламы. 'Свежесть и комфорт в любой ситуации'.
   - Ага, - ответил я, уже ничего не соображая. Саша взяла меня за полу пиджака - снизу крови не было - и потянула в сторону. Подождала, пока Мила скроется за углом.
   - Тим, ты как, что там случилось-то? - громким шепотом спросила она. - Это что, это чья кровь, там что, стреляли?
   И тут меня накрыло.
   - Душ, - сказал я, садясь прямо на пол. Голова кружилась, перед глазами колыхалась темнота. - В душ бы мне...
  
  Глава 7
  Хэлло, Долли
  
   Душевая была устроена по-спартански. Ржавые трубы, маленькие форсунки над головой, кафельные стены, цементный пол. В целом, было похоже на американские фильмы про тюрьму. Обычно в таких местах с главным положительным героем происходят разные нехорошие вещи, а потом он всем за это мстит. Когда я вошел, в душевой уже был Константин Палыч. Мне раньше никогда не приходилось мыться с другими людьми. Я помедлил с минуту, размышляя, как быть - Константин Палыч стоял повернувшись ко мне спиной - потом, сообразив, что кровь на мне каждую секунду все сильнее свертывается, быстро содрал одежду и встал под тепленький дождик. Рядом плескался куратор. Перед глазами плыли видения: мои руки, все в красном; распластанный на столе труп; равнодушная Мила, выпускающая дым в окно. Я не мог вспомнить только самого момента, когда произошел взрыв. На месте этого воспоминания стояла душная пелена с запахом крови. Меня опять замутило, но тут кто-то громко сказал над самым ухом:
   - Ты это, заходи, как отчитаешься, лады?
   Я открыл глаза, вежливо улыбнулся и кивнул. На груди у Константина Палыча были две беловатые ямки - шрамы от пуль, почти полностью скрытые под густым волосом. Он подмигнул и вышел из душевой.
   А я сел на корточки.
   Будто кувалдой снесло. Свежесть и комфорт в любой ситуации. Дернем по сто капель. Вылазь, приехали. Готов клиент, да? Жди премиальных, Тимоха. Лучше перебдеть, чем недобдеть. Просто классно. Это чья кровь, там что, стреляли? Такой грохот, я ничего не поняла. Чисто сработано, ничего не скажешь. Чисто сработано... Значит, бывает еще и не чисто... Я принялся тереть лицо руками, сплевывал, сморкался и полоскал рот. Ничего не помогало. Запах оставался при мне, он, наверное, въелся в каждую пору на коже, проник в мышцы, пропитал кости и растворился в желудке. Меня опять замутило. Я выключил воду, кое-как натянул рубашку и брюки (сравнительно чистые; потом, не голым же идти) и пошел искать каптера.
   Каптер был на месте. Он молча вернул мне одежду. Я боялся, что он спросит про пиджак, который остался в душевой - у меня не хватило духу взять липкую ткань в руки - но обошлось.
   Потом я пошел к Саше. Та была у себя в кабинете. Как только я переступил через порог, она вскочила из-за стола, подбежала ко мне и заговорила:
   - Тим, Тим, мне уже все рассказали, какой кошмар, в жизни такого не видела, представляю, каково тебе было, но ты молодцом, отлично держишься, не сдаешься, так и надо, я в тебе не сомневалась...
   - Я сяду, можно?
   - Конечно-конечно, садись-садись, может, чаю тебе, или покрепче чего, ты скажи...
   Почему они все так хотят меня напоить?
   - Саш, не переигрывай, - попросил я. Она тут же замолчала. Мы сели по разные стороны стола - такого же бюрократического пьедестала, что и в моей комнате. Стол ломился от распечаток, папок, каких-то захватанных гроссбухов казенного вида. Были здесь и знакомые мне конверты - те лежали аккуратной стопкой, в стороне. Боюсь, зря ты их готовила, сестричка.
   - Саша, - сказал я, - ответь мне, пожалуйста, честно. Это очень важно, поэтому без отмазок, хорошо? Только один вопрос, и все, идет?
   Она кивала, не сводя с меня глаз.
   - Я сегодня убил двух людей, - продолжал я. Щека стала дергаться, пришлось прижать рукой.- Целых двух людей. Сашка, сколько - сколько я еще убил?
   Она закусила губу.
   - Ни одного, - сказала она.
   - Ни одного?
   - Я не могу отвечать за тех, кто в розыске, - ровным голосом сказала она, - Но из тех, кого я знаю, все живы.
   Живы. Вот как. Кто-то попадает в катастрофу, и ему отрывает руки-ноги, но его можно спасти. Будет жить. Кто-то другой попадает в уличную перестрелку, ему перебивает шальной пулей позвоночник, и он лежит, как труп, подключенный к приборам, но он жив, с этим не поспоришь. Может быть, он даже осознает себя. Немного слышит, видит свет через сомкнутые веки, понимает, что он будет жить таким образом очень, очень долго. Кто-то - если дело происходит на войне - попадает в плен к врагу. Пыточное дело за последние сто лет значительно развилось, ведь главная задача хорошего палача - это чтобы его подопечный оставался как можно дольше в живых. Раньше приходилось полагаться только на выносливость истязаемых, да на собственный опыт, а теперь есть еще куча стимуляторов, наркотиков, разной химии, призванной вытащить умирающего от болевого шока обратно на этот свет, чтобы он еще немного, еще несколько дней, может быть, недель - оставался в живых.
  'Из тех, кого я знаю, все живы'.
   Правду говорить легко и приятно.
   - Что ты смотришь, - сказала Саша. Зрачки у нее были шире обычного, или так только казалось? - Это же преступники.
   Я вдохнул через рот, чтобы не чуять кровавого запаха.
   - Преступники, да... - сказал я. - Преступники...
  Саша молчала, теребя пальцами воздух. Конечно, она боялась. Теперь я сам себя боялся. Саша наклонила голову и сидела без звука, словно чего-то ждала. Может, того, что у нее под ногами провалится пол. Может, того, что у нее остановится сердце. Или произойдет еще что-нибудь, о чем потом скажут - трагическая случайность. Скажут - нелепая смерть. Скажут - люди иногда умирают просто потому, что им очень не повезло. Саша ждала смерти.
  Слушай голос Тотема.
   - Я тебя очень люблю, - сказал я. - Ты очень хорошая. Не бойся. Только работать у вас я больше не буду. Даже не проси.
   'Если заставят - им никакие маски не помогут', - подумал я, но мысль вышла неубедительной.
   Саша шмыгнула носом:
  - Прости меня, а?
   - Ага, - сказал я.
   - Братик, - сказала она. - Прости.
   - Угу, - сказал я. - Мне пора...
   Она снова шмыгнула носом, закусила губу и покачала головой. На меня она не смотрела, уставилась куда-то в угол.
   - Ты ведь не сразу такой стал, ты сначала слабенький был совсем, - проговорила она. - Это все потому что каждый день... С фотографиями... Натренировался... Ай, Тимка, что мы наделали, Тимка-а...
   Я молчал. Спрашивается, а чего я ждал от этой должности? Ведь догадывался, что рано или поздно все закончится убийствами. Но нет, продолжал ходить на работу, исправно пялился на фотографии, исходил злобой, искал себе оправдания и, что самое смешное, находил их. Вот ведь в чем дело, ребята: мне почти это нравилось. Я... как сказать, вошел во вкус? Да нет, пожалуй. Я привык, да, точно, привык к этому занятию. Мнил себя этакой Немезидой, десницей судьбы для врагов общества. Играл в супермена. Вот и доигрался.
   - Я пойду.
   - Тебе надо будет бумаги оформить.
   - Хорошо, хорошо, только потом, можно?
   - Можно, конечно. Я скажу... скажу, что у тебя семейные обстоятельства, как бы, или еще что...
  - Скажи. Пока, Сашка.
  - Пока, Тим. Братик, ты на меня не сердишься? Нет?
  - Нет.
   На улице пахло кровью. Как в мясном ларьке. Я покосился на солнце и побрел к метро. Всю жизнь думал, каково это - стать убийцей. Оказывается, очень просто. Однажды, когда мне было лет десять, я охотился за бабочками, а вокруг летали ласточки - низко, к дождю. Решил поймать на лету маленькую крылатую молнию, взмахнул сачком. На земле затрепыхался визжащий перьевой комок. Я перебил птице крыло. Она прожила еще два дня в старой клетке, что я нашел на чердаке, неподвижная, взъерошенная, сидела на полу, не делая попыток запрыгнуть на жердочку. На третий день я нашел ласточку мертвой. Клетка почему-то оказалась открытой, птица лежала на полу в двух шагах от нее. Что ж, похоронил ее в коробочке, вот и все. Но еще долго я вспоминал это гнусное чудо: только что была живая ласточка, быстрая и легкая, потом удар сачком - и она превращается в сломанную заводную игрушку. И умирает. Тогда я всерьез считал себя убийцей. Глупый, чувствительный ребенок, городской недотрога, чьи сверстники десятками истребляли мелких птиц ради забавы. Это было еще до моей встречи с Милоном Радовичем. Много позже, уже подростком, я нашел на берегу моря полусгнивший труп дельфиненка. Беднягу распороло пополам - сунулся, должно быть, под моторную лодку. Я всматривался в обнаженные кости, разглядывал странные очертания мертвого тела, понимая, что этот труп чем-то отличается от виденных мною туш на скотобойне, но не понимая, чем же именно. Наконец, понял. Ласты почти полностью разложились, и было видно, что косточки, ранее скрытые массивной плотью, превращенные при жизни в рыбий плавник, складываются в почти человеческую - кисть руки...
   - Эй!
  ...кисть руки. Мертвец с телом рыбы и руками ребенка. Стоя над изуродованным трупом дельфина, я...
  - Слышь?
  ...я подумал отчего-то, что убить животное и убить кого-то еще - это разные...
  - Че, глухой, да?
  ...разные вещи.
  - Стой! Телефон есть? Позвонить надо!
  Я обернулся. Их было трое. Выпяченные на коленях тренировочные штаны, скривленные в гадкой усмешке губы, юношеские усики у того, кто, похоже, был главным. Слева был высокий забор, справа - беспросветная череда закрытых ларьков. Как я только забрел в эту глушь? Ведь метро - вот оно, совсем рядом. Надо же было так промахнуться.
  - Братуха, спешишь? Мелочи не найдется?
  Они пахли сигаретами, потом и энергетическими коктейлями. И еще они пахли страхом. Чужим страхом и своим. Страхом, что им попадется когда-нибудь добыча не по зубам, страхом, что нарвутся на милицейский патруль, страхом, что не смогут впервые в жизни совладать с девкой, и, конечно, страхом отцовской порки - они были еще совсем сопляками, мои...
  - Че, без понятия? Щас по понятиям разговор будет. Ты с какого района?
  ...мои жертвы.
  Тот, кто заступил дорогу, вытянул руку с коротким обрубком травматического пистолета. Сухо бахнуло. Сзади вскрикнули детским, жалобным голосом. Второй, который заходил сбоку, испуганно выругался. Главный выпучил глаза, глядя мне за спину. Стало страшно, я понял, что стоит мне обернуться и увидеть, что же там произошло, как я обязательно сойду с ума. Запах крови стал резким, металлическим. Я рванул с места, как бегун на дорожке, и побежал к метро так быстро, как мог. Вслед неслись заячьи, вибрирующие крики. 'Опять, - стучала мысль между висков, - опять, началось, началось! Еще немного, чуть-чуть оставалось. Опять, опять'.
  Метро казалось спасительным убежищем, но против страха не бывает убежищ. Поезд ехал долго, полжизни и еще полжизни. Вторая половина была хуже первой. Неужели это навсегда?..
  ...Зато дома ничего не пришлось рассказывать. Дина ждала меня. С порога обхватила тонкими руками, зашептала на ухо, рассыпала по шее поцелуи. Зачем-то повела в ванную, усадила в горячую воду. Я не сопротивлялся. Наверное, ей Саша позвонила. Дина гладила по волосам и что-то спрашивала, а я ни слова не понимал, и не знал поэтому, что ответить.
  Потом как-то сразу я снова стал обычным человеком.
  Ну, не совсем обычным.
  Но все-таки человеком.
  Я вылез из ванны, вытерся и как был, голый, пошел на кухню. За окном уже была ночь.
  Обычная питерская ночь, душная и спокойная.
  Жизнь осторожно тронула меня лапой и обнюхала.
  Кажется, все закончилось.
  Кроме запаха крови.
  - ...Если это и вправду был твой старый враг, то чего же ты переживаешь?
  - Я не хотел, чтобы было... так. И потом, он не один погиб.
  - Погоди-погоди. Ты пойми, я с тобой не спорю, я тебе хочу помочь. Что значит - не хотел, чтобы было так? Как - так?
  - Ты понимаешь.
  - Не понимаю.
  - Дина, человеку снесло полголовы. Я целый час отмыться не мог.
  - То есть, ты хочешь сказать, что, если бы он тихо-мирно умер от инфаркта, тебе было бы легче?
  - Да, - сказал я, чувствуя себя очень глупо. - Нет. Погоди. При чем тут...
  - Тим, я не слепая. Я понимаю. На твоих глазах погиб страшной смертью человек.
  - Двое людей.
  - Двое людей. Не буду напоминать, что одним из них был сволочной бандит, что он, наверное, отправил на тот свет чертову кучу народу. Что он наверняка натворил бы еще много всякого дерьма. Ладно. Про второго тоже ничего не скажу, хотя, вообще-то, у бандитов в услужении ходят такие же бандиты. Этот охранник, скорее всего, был просто бычарой. Палачом на окладе.
  - Дина... - как же они все любят оправдываться, оправдывать, прикидываться невиновными. И меня чуть не затащили к себе. До чего у них все просто. Хороших людей убивать нельзя, а плохих можно. Кто хороший, а кто плохой, мне скажут.
  - Не перебивай, пожалуйста. Так вот. Скажи мне, Тим, почему ты сейчас чувствуешь вину, а раньше не чувствовал?
  'О, черт', - подумал я.
  - Фотографии. Много. Разные люди, которые тебе, в общем-то, ничего не сделали. Почему?
  - Фотографии, - задумчиво сказал я, - как тебе сказать... Тогда я, во-первых, не знал, что делаю. Поэтому я до сегодняшнего дня не верил по-настоящему. Нет, я видел, конечно, что способен на нечто... Ну, вот ты ошпарилась, или Саша со стула упала... Но это все как-то не очень серьезно.
  - Несерьезно, ага, - буркнула Дина, тронув забинтованную руку. Я закряхтел:
  - Да нет же, ну Дина...
  - Я понимаю, - сказала она. - Раньше ты себя чувствовал колдуном, а теперь - киллером. Так?
  - Так, - сказал я.
  'Могла бы и помягче', - сказал голос с раздражением.
  'Умница моя, - подумал я. - Все понимает... А ты заткнись'.
   Опять возник запах. Я крепко зажмурился. Запах исчез. Дина внимательно наблюдала за мной.
   - Может, тебе выпить? - спросила она.
   Я замотал головой так, что хрустнуло в шее:
   - Нет. Не сейчас.
   ...На выходе из конторы меня поймал Константин Палыч. Бодро вскрикивая, размахивая руками, повел к себе в кабинет. Я решил, что сто грамм на прощание мне и вправду не помешают. В кабинете куратор открыл шкафчик, зверски подмигнул и разлил по маленьким стаканам водку. Я опрокинул стакан в рот и, глотая, понял, что резиновый запах спирта чем-то напоминает тот гнусный коктейль из пороха и крови, который забил мне ноздри в момент взрыва. Водка, обжигая горло, вылетела обратно. Константин Палыч сочувственно заухал и отправил меня домой: 'отоспишься, и с новыми силами за работу'. Я ничего ему не сказал...
   - Потом выпью, - сказал я.
   Дина помолчала.
   - Это для тебя нехарактерно, - сказала она.
   Я сказал:
   - Для меня нехарактерно убивать людей направо и налево. Раньше так было, во всяком случае.
   Дина поджала губы. Мы сидели за кухонным столом, я чистил картошку, Дина на это смотрела. Как раз теперь я закончил с последней картофелиной и переместился к мойке.
   - Прежде всего, надо определить, что такое убийство, - начала Дина.
  Где-то в затылке родилась маленькая злость. Я почувствовал ее появление, как, должно быть, больной мигренью угадывает по малейшим признакам скорый приступ. Злость была мне противопоказана.
  Я вздохнул несколько раз, сосчитал до десяти.
  И все прошло.
  На этот раз.
   - Слушай, - сказал я, не оборачиваясь, - давай без философии. Просто скажи, что бы ты сделала на моем месте.
   Картошка была вся в мелких пятнах гнили. Вода брызгала мне на живот. Только не начинай все снова, ты уже достаточно натворил.
   - Если бы со мной такое случилось, - негромко сказала Дина, - я бы послушала голос кошки.
   - Я тоже слушаю голос кошки. Моя кошка молчит.
   - А моя кошка говорит, что надо драться с врагами, - проговорила Дина. Я обернулся. Она сидела, закрыв глаза. - Кошка говорит: если ты попал в бой, то надо сражаться. И еще она считает, что глупо страдать, если страдания ничем уже не помогут.
   Я хмыкнул. Как ни странно, от этих слов мне стало легче. Самую малость, но легче.
   - А что твоя кошка думает по поводу...
   - Всё, кошка свернулась калачиком, закрыла нос хвостом и уснула, - безмятежно сказала Дина.
   Я задумался. Когда погиб Черный, Дина была удивительно спокойна. Тогда я решил, что она просто смирилась, приняла решение остаться со мной, забыла о коротком увлечении. Оказывается, все дело в кошке...
   - Ну, правильно, - пробормотал я. - Не можешь изменить ситуацию - измени отношение к ситуации.
   - Ты говоришь, как атеисты, - сказала Дина и впервые за вечер улыбнулась. - Ты же не атеист.
   - А что не так?
   - Нет никакой ситуации, - сказала она и потянулась. - Есть только твое отношение. Но ты не поймешь.
   - Не сомневаюсь.
   - Не сердись, - сказала Дина. Я и не думал сердиться, но она встала, подошла и погладила меня по щеке. У нее была тонкая кожа, на руках просвечивали бледные вены. Бинт, намотанный на ладонь, с шорохом задел мою вечернюю щетину. - Мне ведь тоже нелегко.
   Снова запахло кровью.
   - Что ты имеешь в виду? - спросил я, стараясь выглядеть невозмутимо.
   - Ничего особенного, - сказала она, продолжая меня гладить. - Ничего. Просто я - маленькая слабая женщина, которая живет с большим сильным мужчиной. Иногда - слишком сильным. Но он порой забывает, какой он сильный, и делает мне больно.
   'Ну, а ты как думал?' - спросил голос в голове.
   - Дина, - сказал я. - Черт...
   - Ничего, - сказала она и прижалась ко мне. - Я уже почти привыкла.
   Мы застыли посреди кухни. Дина, Дина. Никого ближе у меня никогда не было. Дина, девочка моя дорогая. Я тебя люблю, как же я тебя люблю...
   - Я тебя люблю, - это вырвалось само собой, без моей помощи.
   - Я... - начала Дина, и тут из коридора требовательно запиликал ее мобильник. Она поцеловала меня, выскользнула из объятий и пошла в прихожую. Отчего-то мне стало тоскливо и жутко, словно этот звонок нас разлучал не на минуту, а на всю оставшуюся вечность. Я поплелся за Диной - как раз вовремя, чтобы увидеть, как она достает телефон из сумочки, смотрит на экран и говорит:
   - Привет, Саша!
   Она стояла в пол-оборота ко мне, так что я видел ее профиль. Нос, как у Афины, и губы, как у Венеры. 'Саша звонит, - подумалось. - Наверное, про меня будут разговаривать'.
   - Это... ты? - спросила Дина медленно. Странно. Что там происходит на том конце трубки... Дина бросила на меня косой взгляд и почему-то ушла из прихожей в комнату. Да елки-палки. Секретничайте, сколько угодно, девочки. Я вернулся в кухню, свалил картошку в кастрюлю, залил ее кипятком из чайника и поставил на огонь. Жизнь наша - тайна. Вот дьявол... Кажется, только сейчас я начал вас понимать, Милон Радович. Дина все не шла. Я выпил стакан воды. Каким-то чудом у воды не было запаха крови. Дина все не шла. Картошка забурлила, я убавил огонь и решил посмотреть, что же там происходит. Крадучись пробрался в комнату.
   Дина сжалась в комочек на диване. Взгляд устремлен за окно, губы шепчут что-то, слышное только ей одной. Телефон она держала в руке - так, словно собиралась набрать номер или ответить на звонок.
   - Ты чего? - спросил я. Она обернулась. Когда Дина злилась, боялась или горевала, кожа вокруг ее губ становилась белой. Сейчас побелело все лицо, только кончики ушей были розовыми.
   - Ничего, - сказала она.
   - Все нормально, малыш? - спросил я и опустился на диван рядом с ней. - Саша что-нибудь плохое сказала?
   - Это была не Саша, - сказала Дина. - Просто номер похожий. Ошиблись номером.
   - Тогда почему ты испугалась? Я же вижу, испугалась.
   Она сделала попытку улыбнуться. Попытка провалилась.
   - Я испугалась, что... - Дина прикрыла на мгновение глаза, и я увидел, что у нее дрожат ресницы. - Ну, в общем, испугалась. Уже все, уже прошло. Не обращай внимания.
   - Точно?
   - Точно, - она улыбнулась, на этот раз по-настоящему. - Пойду, картошку проверю.
   - Я сам.
   - Давай...
   Я отправился на кухню. Потыкал вилкой картофелины, твердые, как теннисные мячи. Немного постоял у окна. Лучший способ отвлечься от проблемы - это найти другую проблему. Мне не нравилось, как побледнела Дина. Мне не нравилось, как странно она со мной говорила. Мне очень не нравилось, что она побежала в комнату - разговаривать с тем, кто ошибся номером. И больше всего мне не нравилось, что телефон Дины, зовя хозяйку, пел ее любимую мелодию - 'Хэлло, Долли'. У Дины было два вида звонка. Если звонил кто-то чужой, мобильник верещал однообразный джингл, которому его научили на фабрике. Если же на связи оказывались друзья, раздавалась веселая 'Долли'. Тот, кто ошибся номером, не разбудил бы 'Долли' ни при каких обстоятельствах.
   'Да ты, брат, скоро свихнешься', - грустно сказал голос в голове.
   Пожалуй, он был прав.
  
  
  Глава 8
  Понадобятся ноги
  
   Десять шагов. Поворот. Десять шагов. Привал.
   Вчера Черный сломал трость. От ярости. Просто стукнул чертовой палкой о стену, и очень удивился, когда полетели щепки. У него теперь были сильные руки - натренировал, пока ходил на костылях. Но руки сегодня не понадобятся. Понадобятся ноги. А ноги, как назло, разболелись: то ли на погоду реагируют, то ли бессонная ночь сказалась. Просил же Сашку дать таблеток. Нет, ты тогда все, как бы, испортишь, будешь, как бы, под кайфом и не сможешь, как бы, ориентироваться в ситуации... А все почему? А все от дерьмовой организации. Какого хрена, спрашивается, больной человек на сломанных ногах бегать должен, когда для этого здоровые есть? Хорошо, что припрятал парочку колес. Надо будет закинуться перед выездом. Ну, ладно. Отдохнул и в путь. Как вставать-то больно, Тотем мой драный.
   Десять шагов. Поворот. Десять шагов. Привал. Новую трость дали. Красивая. Только рукоятка неудобная. Десять шагов. Поворот. Десять шагов. Привал.
   В дверь постучали.
   - Да! - раздраженно крикнул Черный. Через минуту в палату заглянула улыбчивая девушка с черными волосами:
   - Можно?
   - Нужно, - сказал Черный.
   - Меня Милой зовут, - сказала девушка, входя. Черный кивнул. Мила поискала глазами, куда бы сесть, и примостилась на кровати рядом с Черным. В другой раз его бы это вдохновило. Но не сейчас. Не сейчас. И потом, она вовсе не была похожа на Дину. Да, и какого черта она без маски ходит? Совсем страх потеряли.
   - Вводная такая... - начала было девушка, но Черный перебил:
   - Знаю, знаю, сто раз проходили, наизусть уже выучил. Едем втроем с водителем, старшая - Сашка, отрабатываем и уезжаем. Шаг вправо, шаг влево - расстрел.
   Мила улыбнулась по-кошачьи, уголками губ.
   - Что с куратором-то твоим?
   - Заболел, - резко ответил Черный.
   Мила кивнула, чему-то по-прежнему улыбаясь.
   - Надоело здесь, да? - спросила она негромко.
   'Знает?' - подумал Черный. В ноге стрельнула боль, прогнала подозрения.
   - А ты как думаешь? - вопросом ответил он.
   - Я думаю, - серьезно сказала Мила, - что тебя все либо жалеют, либо боятся. Это хорошо, но только когда недолго. Так что да, мне кажется, тебе здесь надоело.
   Черный уставился ей в глаза, и она выдержала его взгляд. Радужка у Милы была окрашена в светло-коричневый цвет с кошачьей желтой искрой.
   - Ладно, чего там, - проворчал Черный. - Кормят на халяву, и на том спасибо. Ты накачивать-то будешь?
   - А я уже, - рассмеялась Мила. - Можешь проверить.
   Черный поднял бровь.
   - Жаль, монетки нет, - сказал он. - Последний раз я деньги видел месяца два назад.
   'Правда, их было очень много', - мысленно добавил он.
   - А ты как-нибудь по-другому, - предложила Мила. - Говорят, накачка от боли помогает.
   - Вранье, - убежденно сказал Черный. - Я проверял.
   - А партнер сильный был? - промурлыкала Мила.
   - Еще какой.
   - Все равно проверь, - сказала Мила и подмигнула.
   'Была не была, - подумал Черный. - Чем я рискую? Ну, больно будет. Ну, упаду. А, черт с ним. Буду падать - постараюсь на нее приземлиться'.
   Он задержал дыхание, оперся на трость и встал.
   Боли не было.
   Совсем.
   Черный сделал несколько шагов. Подумал, взял трость под мышку и сделал еще несколько шагов.
   Мила следила за ним, чинно сложив руки на коленях.
   - Вот это да, - сказал Черный. - Лучше таблеток...
   - Ты, все-таки, аккуратнее, - посоветовала Мила. - Знаешь, что сейчас происходит?
  - Нет, - буркнул Черный. Он осторожно поднимался на цыпочках.
  - И я не знаю. Загадка. Думают, что меняется химический баланс в клетках спинного мозга. Но так происходит только с больными... партнерами. И только у самых сильных кошек.
  - И сколько вас таких, самых сильных? - хмуро спросил Черный.
  - Неважно. Важно, что ноги у тебя по-прежнему больные. Кончится моя накачка - станешь таким же, как был. Не злоупотребляй.
  Черный быстро вернулся к кровати и сел. Самое необычное обезболивающее в мире...
  - Все, уже не злоупотребляю, - сказал он. - Эх, жалко, сам себе так не сделаешь.
  - Я могу к тебе почаще заходить, - сказала Мила и улыбнулась уже по-человечески.
  - Было бы неплохо, - задумчиво сказал Черный. - Слушай, а ты чего без маски?
  - А в маске накачку не сделаешь, - объяснила Мила.
  - Еще одна загадка, - пробормотал Черный. - И как, не боишься?
  Мила снова засмеялась. Она начинала нравиться Черному.
  В это время дверь отворилась, и вошла Саша.
  - Все, едем, - сказала она. - Милка, спускайся в машину. Макс, я тебе одежду принесла, - она бросила на кровать хрустящий пластиковый пакет. - Переодевайся.
  Мила вышла. Черный посмотрел ей вслед.
  В пакете был строгий костюм цвета сажи и серая рубашка.
  - Это что? - с отвращением спросил Черный - Не было нормальных джинсов, что ли?
  - Так положено, - сказала Саша ласково. - Ну, будь умницей. Если все нормально будет, поговоришь с Лео, он тебе 'Дизель' купит. Или 'Левайс'.
  Черный хмыкнул и принялся раздеваться прямо при Саше. Скинул пижамные штаны, куртку, остался в одних трусах. Просунул руки в рукава сорочки; кривясь, натянул брюки. Перебирая пальцами, стал застегивать пуговицы.
  - Макс, - позвала Саша, - а Макс...
  - Ну чего? - спросил Черный, возясь с пуговицами. - Что-нибудь изменилось, что ли?
  - Ты знаешь... - Саша помедлила, - тебе ведь все равно нельзя будет никуда выходить.
  - Это понятно, - фыркнул Черный. - Обвинения-то в силе. Меня ваши умельцы будут искать, лучше вообще под землю закопаться.
  - И... и звонить тоже никому нельзя, - Саша прислонилась к стене.
  Черный оставил не застегнутой манжету и воззрился на Сашу, заламывая бровь.
  - Что-то ты недоговариваешь, сестренка, - сказал он. - Что-то темнишь. А? Почему это мне нельзя никому позвонить? Я еще тогда не вкурил, но теперь еще меньше понимаю.
  - Макс, - сказала Саша, - ты, пожалуйста, пойми правильно. Тогда... Ну, когда тебя завалило... Короче, начальство решило, что тебя правильно... ну, как бы, объявить... мертвым.
  - Э-э, не понял, - сказал Черный. - Что значит - объявить? Как это - объявить мертвым? Вы что, в газетах написали: так и так, мол, Максим Ильин скончался, веселится и ликует весь народ... Так, что ли?
  - Нет, - несчастным голосом сказала Саша. - Мы документы оформили, заключение о смерти, свидетельство о захоронении... Всем позвонили...
  Черный помолчал.
  - Всем? - спросил он. - А Дине?
  Саша кивнула.
  - Может, и могилка у меня есть где-нибудь? - вкрадчиво спросил Черный. - И плиту поставили - 'эн-эм', неизвестный мужчина, свидетельство о смерти номер такое-то?
  - Урна в крематории стоит, - пробормотала Саша.
  - Ну да, - сказал Черный. - Так оно дешевле.
  - Макс... - сказала Саша.
  - Я одного не понял, - перебил ее Черный. - Почему мне теперь нельзя им позвонить и сказать, что я жив?
  - Да по той же причине! За ними всеми с этой ночи слежка начнется, что за Диной твоей, что за... - Саша замешкалась, - за всеми, короче! Ты сейчас им скажешь, что жив, а Отдел только этого и будет ждать. Тебя захотят проведать - приведут на хвосте следаков.
  - Ах вы, засранцы, - сказал Черный и задумался.
  Когда он узнал имя человека, который затеял его спасение, то очень удивился. Он так удивился, что у Саши начались месячные, внезапно и обильно, и она убежала в туалет по гигиеническим делам, оставив Черного успокаиваться и обдумывать сложившуюся ситуацию. А ситуация получалась весьма и весьма непростая. С одной стороны, все походило на подставу. Хитрый бандит, у которого не получилось дотянуться до Черного с первого раза; глупая, продажная Сашка, ради сомнительных целей готовая рискнуть карьерой, да заодно и жизнью; ненадежный, рассчитанный на удачу план побега. С другой стороны, работа на Стокрылого вела к деньгам и свободе, вела к исполнению главной мечты Черного. К тому же, если вдуматься, Стокрылый был не такой уж страшной фигурой. Да, он не совсем честно вел игру в казино. Да, он держал в подчинении гнусных крыс, и сам был, прямо скажем, не сахар.
  Но, невзирая на это, Стокрылый мог оказаться надежным деловым партнером. Все-таки он был крупным дельцом, а сейчас беспринципные кидалы в бизнесе не выживают - не то время. Черный думал и оценивал, взвешивал и решал, и все это он делал очень быстро. Как всегда. Словом, к тому времени, как бледная Саша вернулась из туалета и принялась затирать бумажкой капли на полу, Черный уже принял решение.
  Твердое решение.
  Сейчас Черный начал в нем сомневаться.
  - Все равно не понимаю, - сказал он.
  - Тебе, я думаю, Лео лучше объяснит, - сказала Саша. - Он очень хорошо объясняет.
  Черный внимательно посмотрел на нее. Саша стояла, по-прежнему прижавшись к стене. 'Боится, - подумал он. - Ничего, пускай еще немного побоится. Напоследок'.
  Прошла минута - самая молчаливая и тягостная из всех минут. Черный достал сигареты, закурил и принялся размышлять. Бежать было опасно. Оставаться было невыносимо. От него что-то скрывали, и скрывали очень неумело: шила в мешке не утаишь. Очевидно, шило размером было с турнирное рыцарское копье. Но Сашка явно приготовилась стоять насмерть. В прямом смысле.
  - Ну, пошли, что ли, - проворчал, наконец, Черный. - Тихушница гороховая.
  Саша с облегчением вздохнула - довольно громко - и помогла ему подняться. Потом они долго шли какими-то желтыми коридорами. 'Прощайте, стены, - думал Черный. Перед выходом он украдкой кинул в рот пару сэкономленных таблеток, и они как раз начинали действовать. - Прощай, добрый друг лифт, прощайте, проклятые лестницы, чтоб вам обрушиться в ад вместе со всеми своими ступеньками. Жаль, что на бетон мои проклятия не действуют, но, надеюсь, хотя бы вашим строителям теперь так же хреново, как мне... Прощай, газовая вонь по углам, прощай, дерьмовая халявная еда, прощайте, медсестры - так ни одну и не оприходовал, и Тотем с вами, кобылы, не очень-то и хотелось. Меня ждет Дина, печальная богиня, веселая вдова. Прощай, тюрьма, здравствуй, жизнь'.
  Саша порылась в кармане, глянула на экран телефона.
  - Опаздываем, - бросила через плечо. - Блин, и трубка садится...
  - Постой-ка, - сказал Черный. Она обернулась, округлив глаза, а он, широко шагнув, обнял ее и похлопал по спине - грубовато-дружески, как боевого товарища.
  - Спасибо, Саш, - произнес он.
  - Ты, как бы, это, - сказала она, - не злишься, а?
  - На кого? - удивился Черный. - На тебя?
  Она заулыбалась, а Черный еще раз притиснул ее к себе, провел руками по бокам и отпустил.
  - Ну, пойдем скорее, - сказала Саша. - А то Милка черт-те что подумает... И так сложно было ее с твоим куратором поссорить. Того и гляди, догадываться начнет.
  А у них здесь прямо шпионские страсти, пронеслось в голове у Черного. Он незаметно переместил плоский камешек телефона из рукава в карман. Все-таки неглупые люди пиджаки придумали. Карманов, что в армейской боевой разгрузке. Лишь бы никто не вздумал сейчас позвонить...
  - Ты себя как чувствуешь? - спросила Саша.- Я думала, когда Милка тебе подарит, ноги не так болеть будут.
  - Нормально, - сказал Черный.
  На улице было уже темно. Блестел в свете фонарей автомобиль, который должен был их везти на задание, на бой, на расправу - а на самом деле вез к неизвестности, погоне и страху. Черный, растопырясь, задевая тростью бока машины, полез в кожаное нутро, пахнувшее дешевой хвойной свежестью. Мила уже была здесь, на переднем сиденье - курила, пуская дым в прорезь окна. Молчаливый шофер в маске завел двигатель, и ночь двинулась мимо окон.
  Ехали окраинами, задворками, мимо железнодорожных путей, мимо спящих поездов. Ехали мимо древних водонапорных башен, превращенных темнотой в средневековые цитадели. Ехали по ухабам, брызгали фонтанами из мертвых луж, пугали бродячих собак. Потом водитель налег на руль, завертел, и автомобиль оказался вдруг на кольцевой, на каком-то новом, очевидно, участке, потому что машин здесь не было совсем. А может, здесь и не положено было никому ездить, и только воины Конторы имели право срезать путь через закрытую для простых смертных магистраль. По кольцевой машина понеслась с огромной скоростью, так что Черному даже стало не по себе. 'Отвык, - подумал он. - За два месяца отвык в машинах ездить'. Впрочем, гонка быстро закончилась, и через развязку свернули в город. Опять потянулась глухомань, вереницы гаражей, бесконечные кирпичные заборы в язвах граффити, пустыри. Черный давно бросил попытки угадать, где они находятся, и просто смотрел в окно, украдкой разминая затекшие от долгого сидения ноги. Позади остался виадук, потом другой. Затем въехали в затхлый спальный райончик, какие Черный называл 'клопино'. Миновали одну сонную улицу, свернули на другую. Бибикнули пьяному, который задумался, стоя посреди улицы. На третьем повороте Саша повернулась к Черному и подмигнула.
  Черный облизал губы, набрал воздуха и громко произнес:
  - Вот черт. Забыл в сортир сходить.
  - А потерпеть никак? - с фальшивой досадой спросила Саша. - Там ведь туалет будет.
  - Да меня сейчас разорвет нафиг, - проникновенно сказал Черный. - Вы что, издеваетесь? Остановите, я выйду. Делов-то на пару минут. Потом дальше поедем.
  - Давайте остановимся, - внезапно предложила Мила. - Времени навалом. Зачем человека мучить.
  Черный подозрительно уставился ей в затылок. Неужели все-таки знает? Но Саша, не проявив беспокойства, сказала:
  - Хорошо-хорошо, вон у той парадной давайте. Ты ведь сможешь во двор зайти? - обратилась она к Черному. Тот закатил глаза. Водитель притормозил.
  - Я тебя провожу, - сказала Саша.
  - Благодарю, - сказал Черный. Ему вдруг начал страшно нравиться весь этот цирк. - Я как-нибудь сам управлюсь...
  - По уставу положено, - возразила с переднего сиденья Мила. Черному опять показалось, что она знает слишком много для человека, которому ничего не полагается знать. Однако Мила тут же развеяла наваждение, прибавив:
  - Я с вами пойду. Покурю, воздухом подышу.
  Это было нехорошо, но такая ситуация предусматривалась. Саша вышла и протянула руку Черному. Черный проигнорировал предложенную помощь и, размахивая тростью, стал выбираться из машины самостоятельно.
   - Давайте, - кряхтел он, - пойдемте. Все втроем, ага. Поможете мне, калеке. Одна палку будет держать, другая еще что-нибудь... А, может, еще и водилу возьмем? А? Как думаете? Давайте, пускай рядом стоит, комаров отгоняет...
   Мила уже стояла около машины, держала в длинных пальцах длинную сигарету и улыбалась. Саша взяла Черного за плечо, легонько дернула.
   - Молчу, молчу, - буркнул он и, тяжко опираясь на трость, заковылял к дому. Мила с Сашей шли следом. Оказавшись во дворе, Черный издал негромкий возглас.
   - Вон там! - произнес он, указал тростью в пространство, покачнулся и чуть не упал. Обретя с Сашиной помощью равновесие, он двинулся к самому темному углу. Двор походил на коробку с каменными стенами. Светились гигантской мозаикой окошки, откуда-то пахло жареным луком, где-то громко играла музыка, где-то громко бранились...
  Во дворе никого не было. Повезло. Попросту повезло. Действовала накачка Милы, и эта накачка была сильнее всех, что испытывал Черный.
   - Ну ладно, - сказал Черный девушкам, - отвернитесь, что ли.
   Саша потянула Милу за рукав.
   - Во-во, - сказал Черный. - Лучше вообще отойдите. Чтобы не оскоромиться.
   Он повернулся к стене и сделал вид, что возится с ширинкой. Дверь в подъезд была совсем рядом. Черный несколько раз вдохнул и выдохнул.
  - Ах, как некрасиво, - со вкусом произнес он. - Как это по-плебейски, писать под чужими дверями! Но организм диктует свою мораль. Да здравствует мораль организма!
  Последнюю фразу он выкрикнул на весь двор.
  - Тихо ты, - яростно зашептала Саша. Дверь за спиной у Черного заскрипела.
  Он обернулся.
  В дверном проеме стоял бритоголовый крепыш. На щеке у него красовался толстый шрам, легко различимый даже в темноте.
  - Гадим, значит, - сказал бритоголовый приятным, бархатным голосом. - Ссым, значит, где люди ходят.
  - Минутку, - сказала Саша. Крепыш обратил на нее внимание.
  - И баб уже привел, значит, - продолжал он.
  - Мы уже уходим... - начала Мила, но бритоголовый не дал ей закончить.
  - А я вас, тля, сейчас как отучу! - заорал он и выхватил из-за спины пистолет. Дважды бахнуло. Мила и Саша стали кричать, согнувшись и закрывая лица. Черный сорвался с места и побежал. Ему не нужно было больше притворяться, и он бежал изо всех сил, как не приходилось ему бегать уже много-много недель. Трость он выбросил, чтобы не мешала. В боку тут же закололо, сердце трепыхалось у самого горла - сказывалось отсутствие тренировок. Но Черный не обращал внимания на эти мелочи, потому что его полностью занимала другая проблема.
  Он заблудился.
  Вначале он думал, что следует пробежать между домами, свернуть в подворотню, сделать сто метров по дорожке и выскочить на улицу. На улице его будет ждать машина, серая 'тойота'-универсал. Черный сядет в машину, и все закончится. Ну, или начнется - это как посмотреть. Первые несколько секунд дела шли точно по намеченному плану. Пробежка между домами, подворотня, сто метров по дорожке. Но дорожка почему-то вывела его вовсе не на улицу, а в соседний двор. На раздумья времени не было, Саша не просто должна была изображать перед Милой видимость погони - она должна была из кожи вон лезть, чтобы поймать Черного. Только при этом условии ей удастся немного отвести от себя подозрение. Слезогонка, которой оглушили Милу и Сашу, давала, разумеется, Черному небольшую фору во времени. Но... газовый пистолет - это газовый пистолет, оружие для отступления. Скорее всего, девушки уже в пути. И Черный бежал.
  Он пересек соседний двор, юркнул под арку, оказался еще в одном дворе. Шарахнулся от парочки влюбленных. Пробежал по детской площадке, лавируя между качелями. Расплескал неглубокую лужу. Метнулся в проход между домами. Нелепым зигзагом пробежал по закоулку. Теряя дыхание, изнемогая, рванулся в подворотню - и увидел обещанную 'тойоту'. Машина стояла под деревьями, глазастая, ушастая и очень дружелюбная на вид. До нее было рукой подать, метров десять.
  Черный побежал быстрее. Споткнулся. Взмахнув руками, удержал равновесие, неловко перебрал ногами. Еще раз споткнулся. Упал на колено.
  В этот момент закончился срок накачки. Волшебного подарка Милы, самого необычного обезболивающего в мире.
  Боль была такой сильной, что он почти услышал ее - тысячи нервных окончаний вскрикнули разом. Он хрипло каркнул, стиснул зубы и вытаращил глаза. Приподнялся на руках, пытаясь встать. Зарычал. И услышал голос.
  Голос сказал:
  - Бедный мальчик. Скорее, помогите мне, не видите, ему плохо. Быстро в машину.
  Чьи-то руки подхватили со всех сторон, подняли в воздух. Черный изогнулся и увидел лицо. Борода, круглые очки, внимательный, обеспокоенный взгляд.
  - Сейчас, сейчас, - говорил Стокрылый. - Сейчас поедем, у меня таблетки есть. Если совсем худо будет, укол сделаем. Сейчас, потерпи. Потерпишь?
  Черный кивнул.
  - Потерпи...
  Черный почувствовал, как его заносят в машину, кладут на сиденье. Прямо над головой оказался прозрачный люк в крыше. Машина тронулась и поехала, набирая скорость, а Черный лежал, глядя в ночное небо, подсвеченное городским заревом. С неба невозмутимо смотрел месяц. Черный показал ему язык и сморщился от боли.
  - Таблетки ваши давайте, - сказал он.
  
  Глава 9
  Настоящее доброе дело
  
  - Ну, и как тебя лучше звать? Макс, Максим?
  Черный покачал головой:
  - В каком смысле - лучше?
  Стокрылый развел руками.
  - Если мне предстоит долго общаться с человеком, я всегда спрашиваю, какое имя он предпочитает. Кому-то нравится уменьшительное, кому-то полное. Кто-то вообще любит прозвище.
  - Зовите меня Черным.
  Стокрылый поднял брови.
  - Старая добрая традиция? Вот уж не думал... Ты - из Потока, юноша?
  - Да, - солгал Черный.
  - Аб хинк.
  - Аб хинк, - нехотя ответил Черный.
  - Сейчас молодежь, соблюдающая традиции - довольно редкий случай.
  - А я вообще - редкий случай, - сказал Черный. Он улыбался. - У меня был приятель, тоже кот. Тоже с черными волосами. Так мы друг друга и звали - он Черный, и я Черный. И ничего, ни разу не перепутали...
  - И где теперь этот приятель? - спросил Стокрылый.
  - Теперь он думает, что я умер, - сказал Черный.
  Возникла пауза, про какую обычно говорят 'неловкое молчание'. Черный не понимал такого выражения. Ему нравилось молчать.
  - Да... - сказал Стокрылый. - Посадили тебя в калошу, нечего сказать.
  - Очень жаль, что вам нечего сказать, Лео, - резко проговорил Черный, - потому что началось все именно с вас. Помните?
  Стокрылый поджал губы.
  - Я не буду оправдываться, - неторопливо сказал он. - Я только соблюдал интересы общины. Ну, и свои, разумеется. Но, раз уж с меня все началось, то мной все и закончится. Все просто: есть миллион евро. Есть маленький дом на берегу Ирландского моря. И есть один талантливый юноша, который достоин того, чтобы его мечта исполнилась.
  Черный отпил из стакана. Он лежал в глубоком кресле. Успокоенная таблетками, молчала боль в ногах. В стакане колыхался односолодовый десятилетний скотч (виски Черный пил без содовой, льда и прочих обывательских добавок). Напротив, в таком же кресле, как у Черного, сидел Стокрылый. Обстановка в комнате была похожа на ту, которую изображают в кино, когда хотят показать дом богача: голые светлые стены, из мебели - лишь пара кресел да стеклянный приземистый столик. Внушительных размеров телевизор в углу. Огромное, во всю стену, окно. Остальные комнаты были обставлены в том же стиле. Словом, чувствовалось, что в квартире никто никогда не жил.
  Черный допил скотч и поставил стакан. Стекло встретило стекло с печальным игрушечным стуком, Черный поморщился.
  - На берегу Ирландского моря? - спросил он.
  Стокрылый кивнул:
  - Двухэтажный коттедж. Стоит на краю утеса. В ясную погоду с балкона можно разглядеть остров Мэн. И ни единой живой души на два километра вокруг. Ну, разве что овцы.
  - Овцы?
  - Да, овцы. Там ведь горы, а в горах овечьи пастбища. Ирландцы любят разводить живность.
  - Это хорошо, - задумчиво сказал Черный. - Люблю баранину.
  - Считай, что ты уже в Ирландии, - проговорил Стокрылый.
  - Налейте еще, - попросил Черный. Стокрылый потянулся к графину - Черный первый раз в жизни видел, чтобы виски держали в графине - разлил солнечную жидкость по стаканам. Черный принял из его рук стакан и спросил:
  - Талантливому юноше, я так понимаю, надо, э-э, доказать, что он достоин ирландских пастбищ?
  Стокрылый встал и прошелся по комнате.
  - Может, разговор на завтра отложим? - предложил он. - Отдохнешь, выспишься.
  - Я два месяца только и делал, что отдыхал и высыпался, - осклабившись, сказал Черный. - Так что валяйте. Тем более, вы меня заинтриговали, я теперь вообще не усну.
  Стокрылый подошел к окну и стал смотреть вниз, заложив руки за спину. Что и говорить, вид отсюда открывался знатный, с высоты пятнадцати этажей было видно пол-города. Грела ночное небо золотая, подсвеченная прожекторами шапка Исаакия, пылал огнями Невский, светилась газовым пламенем вершина телебашни.
  - Все-таки построят, - пробормотал Стокрылый. Черный глянул вопросительно, Стокрылый мотнул подбородком.
  - Башню, - пояснил Стокрылый. - В центре города. Триста метров. Такой, знаешь, хер в небесах. Ничего святого.
  Черный пожал плечами:
  - Я вообще Питер не люблю.
  - А я вот любил, - вздохнул Стокрылый. - Раньше... Простецы уродуют город, как хотят. Питеру конец.
  Он замолчал. Черный стал молчать вместе с ним, из деликатности. Прошла минута, за ней другая. На исходе пятой минуты Черный понял, что выражение 'неловкое молчание' придумали из-за таких, как Стокрылый. Черный совсем было собрался кашлянуть или сделать еще что-нибудь, и тут Стокрылый заговорил.
  - Тебе очень повезло, - сказал он негромко. - Конечно, если ты настоящий хинко. Ты можешь стать великим. Не таким, которому простецы ставят памятники. Тебя не ждет слава, тебя не ждет признание. Тебя ждет большое, настоящее доброе дело. Но это дело непростое.
  Черный подумал.
  - Рассказывайте, - сказал он и достал сигареты.
  Стокрылый начал рассказывать.
  Когда-то он был учителем. Подобно многим учителям, искал маленьких хинко, будил в них воспоминания, учил их новой жизни в новом теле. Стокрылый проповедовал Поток. Ученики его жили недолго, но ярко, жили так, как подсказывал им Тотем. Вернее, как подсказывал Стокрылый - ведь юный ум не всегда может верно истолковать веления сердца. И, хотя не все были благодарны Стокрылому за трудное учение, он был уверен: те, кто уже Вернулись, счастливы только благодаря ему. Даже те, чьи слабые тела не выдержали суровых практик - все они теперь возродились в телах своих Тотемов, и по-другому быть просто не могло. Однако со временем у него совсем не осталось учеников. Кто-то погиб, кто-то испугался участи собратьев и переметнулся к Тропе. Это было тяжелое время для Стокрылого. Он забросил учительство, перестал посещать собрания и отдался мирским делам.
  Шли годы. Миновали перевороты, утихли войны. Годы изменили страну, и Стокрылый почувствовал, что ему самому тоже надо меняться. Он оборвал старые связи, наладил новые, превратился в почетного гражданина - хоть и немного стоил почет простецов. После этого Стокрылый снова решил вернуться к учительству. Но сначала нужно было понять, что творится в мире его сородичей. Когда Стокрылый вновь пришел в общину - простым слушателем, обычным пернатым хинко - религия переживала не лучшие времена. Ни в ком не было яркой, настоящей веры. Хинко приходили на собрания послушать выступления разглагольствующих дураков, поболтать, покурить травку и разойтись по домам. Очевидно было, что растлевающая философия Тропы дала свои плоды. Маловеры забыли священные практики, попрали звериную естественность, разрушили традиции. Под угрозой оказалась сама тайна существования хинко: говорят, среди того сброда, что проводил время на лекциях, встречались обычные люди, которые принимали Поток за новую модную ветвь психологии. Подумать только, простецы участвовали в таинствах!
  Разложению надо было положить конец. Стокрылый решил взять общину под свое крыло. Он подготовил лекцию - собственно, не лекцию, а проповедь - назначил время и выступил. Потом еще раз, и еще, и еще. Видно, что-то было особенное в том, что он говорил (или в том, как он говорил) потому что за короткое время он стал весьма популярным. Очень популярным. Популярней всех. ('Ирландей всех? - подумал Черный. - Ну ладно...') На его выступления приходили большими компаниями. Когда он начинал говорить с трибуны, слушатели словно впадали в транс; когда же лекция заканчивалась, они толпами рвались к трибуне. Пожать руку, взять автограф, просто сказать 'спасибо' - а после уточнить дату и время следующего сеанса. Он был... мессией? Ну да, можно сказать и так. Он был мессией. Тем более, что свято место пусто не бывает, а пустовало оно, по мнению Стокрылого, излишне долго.
   Через какое-то время Стокрылый понял: пора. Он не стал объявлять о предстоящей лекции открыто, как это было раньше, а просто подозвал кого-то из поклонников и сказал ему: 'Через две недели, в том же месте, в то же время. Передай другим'. На следующее выступление пришли только те слушатели, которые действительно хотели придти. Хотели - и приложили усилия, чтобы узнать, когда и куда нужно приходить. Постепенно круг слушателей сузился до полусотни хинко, но это были истинно верующие, готовые принять идею Возвращения всем сердцем. Стокрылый много работал с ними, разговаривал, учил их. Так прошло несколько лет, и теперь он был убежден: пришло время действовать. Может быть, не все прихожане понимали это столь же ясно, как он, но все они были объединены волей к хинкарнации, презрением к человеческой жизни - и готовностью принять свободу жизни звериной.
  - Они готовы, - заканчивая свою речь, сказал Стокрылый. - Пусть даже не знают об этом, но они готовы. Ты просто поможешь им - как друг, как брат по вере. Это непростой выбор. Если ты откажешься, я пойму. Аб хинк.
  'Он ненормальный, - подумал Черный. - Псих. Набрал таких же психов и хочет отправить их на тот свет. И почему-то для этого ему нужен я'.
  - То есть, - проговорил он, - вы хотите, чтобы я взял фотографии ваших учеников...
  - Нет-нет, - перебил Стокрылый. - Фотографии - вздор. Ты можешь эффективно воздействовать на человека, только глядя ему в лицо, это знают все, кто хоть что-то слышал о сфинксах. Остальное - так, ерунда. Во всяком случае, мне не нужно, чтобы мои ребята ломали руки-ноги или болели заразными болезнями. Мне нужно, чтобы они пришли к Возвращению - легко и с гарантией. Ты пойдешь со мной на лекцию, будешь стоять рядом со мной и глядеть в зал. Чтобы те, кого ты увидишь, испытали скорейшее перерождение.
  'Интересно, - отрешенно подумал Черный. - Кажется, он давно мной интересуется'.
  - Не совсем понимаю, зачем вам нужна именно моя помощь, - вежливо сказал он. - Куда проще было бы взять, например, немного фосгена, ну, и... по-моему, очень просто.
  Стокрылый покачал головой.
  - Все намного сложнее. Видишь ли, есть определенные практики - тайное учение. Их еще называют 'Тотем-о'...
  - Знаю, - перебил Черный. - Слышал. Анэнербе?
  Стокрылый сморщился.
  - Анэнербе присвоило чужие исследования, - сказал он. - Я же говорю - все гораздо сложнее. И интереснее. Видишь ли, я держал в руках документы, которые остались от тех времен. Там есть совершенно четкие инструкции, что и как нужно делать, чтобы реализовать наши цели.
  Черный хмыкнул.
  - Не смейся, - серьезно произнес Стокрылый. - Там и про тебя написано.
  'Точно, псих', - подумал Черный, а вслух заметил:
  - Это очень занятно, Лео... Именно про меня?
  - Ну, - сказал Стокрылый, - если дословно, там сказано 'черный птах укажет им дорогу, черный лев их освободит'. А еще там написано: 'и больше не вернутся людьми, а только зверями, и останутся зверями до окончания времени'.
  У Стокрылого расширились глаза, и, хотя он смотрел Черному в лицо, взгляд его был устремлен куда-то гораздо дальше. Взгляд этот не выражал ни мыслей, ни чувств, а только какое-то мрачное исступление. Неприятный был взгляд, что и говорить.
  Черный почесал в затылке. Вот как, значит. До окончания времени. Серьезная цель.
  - А там не сказано, что лев и... э-э, птах должны отправиться за этими ребятами? - спросил он.
  Стокрылый моргнул, легонько потряс головой. Глаза у него снова сделались, как у нормального человека.
   - Я бы с радостью последовал за паствой, - сказал он, - но у меня останется незаконченное дело. Важное дело. Поэтому - к сожалению! - я должен буду оставаться человеком. Причем, свободным человеком, а не заключенным в тюрьме для простецов.
  'Он забыл добавить пару раз 'аб хинк', - подумал Черный. - Экий хитрый говнюк. Мозги набекрень, а соображает'.
  - Что это за важное дело? - спросил он. - Если не секрет, конечно.
  Стокрылый помедлил.
  - Для тебя - не секрет, - сказал он нехотя. - Ритуал, видишь ли, имеет особое значение. Для меня. Мне надо будет его должным образом завершить.
  Черный поднял бровь.
  - В тексте есть недвусмысленное указание на то, что мне предстоит слиться с Тотемом, - продолжал Стокрылый. Он опять смотрел куда-то вдаль. - '...Птах же поглотит тело мертвое...' Сейчас, точно вспомню... 'Тело мертвое'... А, да. 'И обретет силу к жизни вечной, звериной'.
  - А-а, - сказал Черный неопределенно. Стокрылый мигнул, посмотрел по-птичьи, боком, и улыбнулся. Улыбка получилась жутковатая.
  - Я смогу... смогу снова летать, представляешь? - произнес он. - Вечно...
  Черный кивнул как можно естественнее.
  - Удивлен? - спросил Стокрылый.
  - Не без, - признался Черный. Он потянулся к столу, налил себе виски, но пить не спешил. - Гм, да. Давайте расставим точки над... Да. Вы собираетесь - что-то съесть? Какая-то ритуальная трапеза, что ли?
  - Любимая пища моего Тотема - глаза мертвецов, - не переставая улыбаться, сказал Стокрылый. - Для тебя это, надеюсь, не новость?
  - Ну что вы, - сказал Черный и залпом выпил виски. Шумно вдохнув через нос, он спросил: - Надеюсь, мне ничего не надо будет, э-э, такого жрать?
  Стокрылый интеллигентно засмеялся.
  - Нет-нет, - сказал он, - про льва в тексте больше упоминания нет. По завершении ритуала ты будешь абсолютно свободен, и я выполню свою часть обязательств.
  'Спокойно, - подумал Черный, - спокойно. Миллион евро и дом на берегу моря. Можно сколько угодно считать, что ты уже в Ирландии, но быстрее от этого туда не попадешь. А если эта птица сейчас сдохнет, то не попадешь никогда. Ничего особенного, видал я психозы и покруче'.
  - Я согласен, - сказал он. Стокрылый сдержанно улыбнулся.
  - Не сомневался в тебе, - сказал он.
  - Аб хинк, - сказал Черный. Видно, он переборщил, потому что Стокрылый в ответ лишь нахмурился и произнес:
  - Тогда к делу.
  Он покинул комнату, чем-то погромыхал из коридора ('В кладовке роется', - подумал Черный) и вернулся с кожаной сумкой, на вид совсем новой.
  Из сумки появились: подставка для ароматических палочек в виде вороньего клюва; сами палочки в узорчатом бумажном пенале; несколько странных предметов из золотистого металла, которые были похожи на детали сложного механизма; небольшой медный гонг с изогнутой колотушкой. Все это Стокрылый разложил тут же на полу, после чего, поддернув брюки, опустился на колени и принялся соединять друг с другом золотые детали. Вскоре у него в руках оказался диковинный прибор, похожий на астролябию. Стокрылый осторожно поставил его на стеклянную поверхность стола. Щелкнув зажигалкой, пустил дымок от палочки. Запахло душно и тревожно, пряностями и почему-то копченой рыбой. Стокрылый склонился над астролябией, что-то повернул, что-то нажал. В центре прибора завертелась, набирая скорость, круглая ажурная пластина, и от ее вращения родился упругий звук.
  Включился телевизор. На экране появилась пантера, длинная, черная, с усталыми жемчужными глазами. Кошачье тело змеилось, огибая чахлые рыжие кусты. Перекатывались под шкурой мускулы, неслышно ступали бархатные лапы - само совершенство. Камера обогнула пантеру, проплыла над ней, приблизилась к морде, экран от края до края заполнился алым зевком. Черный вдохнул дым, и ему показалось, что стал громче звук от странной астролябии, которая была вовсе не астролябией.
  Пантера подобралась и прыгнула.
  Стокрылый заговорил:
  - Твоя главная задача сейчас - научиться контролировать силу. Опытные сфинксы могут выбирать, какое несчастье случится с жертвой, могут работать одновременно с несколькими объектами, могут еще много разных вещей.
  - Что это? - спросил Черный - Вы... меня дрессировать... собрались? Или...
  Астролябия гудела, и гудение проникало в череп, давило изнутри на глаза, мешало думать. Слова давались нелегко, словно Черный говорил в воду. Как в детстве, купаясь, наберешь воздуха, нырнешь и кричишь, и вокруг головы - громкие пузыри.
  Стокрылый взял в одну руку гонг. В другую колотушку. Сказал задумчиво:
  - Да.
  Он начал нараспев читать какие-то стихи - в том, что это были стихи, Черный не сомневался, хотя не мог поймать ни ритма, ни рифмы. Странные слова, переплетающиеся звуки языка, подобного которому Черный никогда не слышал. 'Не латынь, - подумал он (мозг совсем отказывался думать, мысли стали мелкие и быстрые, словно рыбки на мелководье), - не латынь. И не... не арабский... а какой... что...'
  В этот миг Стокрылый несильно размахнулся и ударил в гонг. Черный мгновенно напрягся в ожидании гулкого медного звона, но вместо этого услышал взрыв. Вернее, даже не услышал, а почувствовал всем телом - такой оглушительный, сокрушающий это был звук. Черный на минуту перестал видеть, а, когда вновь обрел зрение, то все было другое. И сам он был другой. Совсем другой. Молодой. Сильный. Чует запахи, много запахов. Главный запах - свежее мясо, нежное, сладкое. Идет на запах. Тихо идет, осторожно. Сверху - голоса. Не замечают. Спрятаться. Не видит, но знает: мясо - здесь. Ждать. Ждать. Шаги - тише. Голоса - дальше. Ушли. Можно выйти. Мясо. Вот оно. Прыгнул, ест, ест. Мясо. Свежее. Ест. Еще. Еще. Опасно, могут вернуться. Ест. Мясо. Еще... Вдруг - схватили. Живот полный, не убежать. Рывок, падение: бросили наземь, с размаху. Больно. Больно. Живот полный, не выдержать. Больно. Бьют ногами, отползает. Еще бьют. Больно. Ответить. Прыгнул, вцепился. Бьют в живот. Еще. Притворился, лежит. Уходят. Лежит. Лежит. Больно. Лежит долго, не двигается. Боль проходит. Темнота. Ночь. Встает, идет к дому. Тень. Спрятаться. Ждет. Ждет. Он, кто бил - выходит. Крик. Запах страха. Завтра. Завтра. Завтра. Завтра. Шипит в лицо, скалит зубы. Крик. Страх. Завтра. Завтра. Завтра. Бросают камень - мимо. Убегает. Крик - вслед. Завтра. Завтра. Грохот. Страшный грохот, со всех сторон, будто земля лопнула. Не понимает. Завтра. Не видит, ничего не видит, страшно. Страшно, будто другой, совсем другой. Темнота. Не видит, страшно. Страшно. Вдруг стало светлее, легче. Будто что-то было. Было что-то, точно было, а что? Черный застонал, схватился за голову: гнусный воющий звук сверлил виски, раскалывал кость, проникал в череп. 'Уберите, - пробормотал Черный. - Хватит...' Тут же стало тихо. Проступили сквозь светлую пелену очертания мира, и Черный увидел, как Стокрылый торопливо колдует над замершей астролябией. Гонг лежал рядом на столе. Черного передернуло от одного вида этой дряни. Надо же...
  - Ни хрена себе, - произнес он хрипло.
  Стокрылый поднял на него глаза и улыбнулся:
  - Ну как? Что-нибудь видел?
  Черный помолчал, вспоминая.
  - Завтра, - сказал он, наконец.
  - Что завтра? - не понял Стокрылый. Черный перевел взгляд на телевизор. Экран был пустым, серым. Пульта нигде не было видно. Черный сморщился и помотал головой.
  - Неважно. Что это было, а? Что за дерьмо?
  - Тебе нужно учиться, - повторил Стокрылый. - Это было введение в практику.
  - Практику, - сказал Черный. - Хренактику. Откройте окно, Лео, дышать нечем от вашего дыма.
  Стокрылый подошел к окну, повернул ручку, и в комнату ворвался сквозняк, пахнувший дождем. Черный поежился. Ему все еще не верилось, что он - здесь, в человеческом теле. Он потянулся за графином, налить еще, перебить вкус мяса во рту. Сладкого, сладкого мяса...
  - Лучше не стоит, - сказал Стокрылый, глядя на графин. - Я и так ошибку сделал. Туда опасно пьяным входить. Можно там и остаться.
  Черный фыркнул. Налив себе виски, он завозился в кресле, устраивая ноги, которые вдруг разболелись. Стокрылый внимательно следил за ним. Черный, неловко согнув кисть, извлек из кармана пачку сигарет и закурил.
  - Значит, 'Тотем-о', - проговорил он задумчиво. - Я думал, это медитации какие-нибудь.
  - Медитации - тоже путь к Тотему, - сказал назидательно Стокрылый. - Только долгий и сравнительно легкий. И ненадежный. А то, что я им предлагаю - это навсегда. Гарантия, что они всегда будут рождаться зверьми. Они - и я.
  Черный глубоко затянулся.
  - А все вот это, - он показал на астролябию, - стало быть, для тех, кто легких путей не ищет?
  - Для тех, у кого совсем мало времени, - без улыбки сказал Стокрылый. - Ты в розыске, не забыл? Причем, искать тебя в этот раз будут не менты.
  Черный докурил и стал мять окурок в пепельнице.
  - Откуда вы все это знаете? - спросил он. - Как эти стихи к вам попали, что вы наизусть шпарите? Где практики раскопали?
  Стокрылый усмехнулся:
  - Я - пернатый хинко. Нас немного, зато мы все время поддерживаем друг с другом связь. Даже те, кто очень далеко живет. Бумаги 'Анэнербе' нашел мой старый друг.
  - Я слышал, - задумчиво сказала Черный, - что такими вещами, вроде, положено с детства заниматься, и еще с учителем обязательно. А мне тридцать лет в обед, да и из вас, Лео, гуру, как из...
  - Молодой человек, - сказал Стокрылый с упреком, - я щенков-котят воспитывал, еще когда ты на свет не родился... Во, совсем забыл.
  Он вынул из сумки футляр сложной формы и протянул его Черному.
  - Будешь тренироваться на тех, кто внизу, - сказал Стокрылый. - Отсюда очень хорошая перспектива.
  Черный открыл футляр. Внутри был полевой бинокль. В детстве Черный любил дождаться, пока никого не будет дома, чтобы отпереть припасенным ключом комод, где лежал дедовский трофейный 'Цейс'. Тяжелый, обтянутый потертой кожей, выкрашенный черной краской, из-под которой местами просвечивала латунь, бинокль был похож на оружие, на что-то, из чего можно выстрелить. Черный залезал на подоконник и смотрел в бинокль на улицу. Черному представлялось, что он - властелин мира, бог, который наблюдает за людишками и в любой момент может оборвать чью-то жизнь, из прихоти, просто так... Да. Мечты сбываются. Хотел ведь в шестом классе сорвать джекпот в игровые автоматы. Как хотел, так и вышло. Теперь вот бинокль. Инженеры 'Цейса' здорово продвинулись за последние полвека: у Черного в руках был матово-черный, обтекаемый прибор, имевший сходство с космическим кораблем из 'Звездных войн'. На оружие бинокль не тянул - разве что на игрушечное. Черный знал, что такая игрушка стоит полторы тысячи евро.
  - Ладно, я пошел, - сказал Стокрылый. - Навещу тебя через пару дней. Пока - отдыхай, отсыпайся, отъедайся. Холодильник полный, бар тоже. С тренировками поосторожнее, смотри, чтобы тебя не засекли. Ну все, пока.
   Он повернулся и вышел из комнаты. Черный с усилием встал и, повиснув на костылях - просил же трость, мать-перемать - последовал за Стокрылым. Нагнал у открытой двери. Стокрылый замахал руками:
   - Сиди, сиди! Вовсе необязательно меня провожать.
   - А кто же дверь закроет? - возразил Черный безмятежно.
   - Да сам я и закрою.
   - Где ключи, Лео? - спросил Черный, уже зная ответ.
   - А зачем тебе ключи? - деланно удивился Стокрылый. - Ключи тебе ни к чему. О том, что ты здесь, знаем только ты да я. У меня ключ есть, а тебе и ходить-то никуда не надо. Как закончим наше общее дело - отвезу прямехонько в аэропорт, посажу на самолет 'Петербург - Дублин'. И все дела. Тебе беспокоиться не о чем. Я же сказал - отсыпайся, отъедайся...
   - Интересно, - заметил Черный. - Только вы да я... А если вам на улице кирпич на голову свалится? Что мне здесь - с голоду подыхать? Я ведь не выберусь нипочем, это ж пятнадцатый этаж. И дверь, как в сейфе.
   Стокрылый повесил сумку на плечо.
   - Кирпич ни с того ни сего, - внушительно сказал он, - никому на голову не свалится. Для этого кто-то должен постараться. Например, ты. Но ты же не будешь, правда?
   Он улыбнулся, впервые показав зубы - отбеленные, ухоженные, мелкие - и выскользнул наружу. Потом раздался скрежет: Стокрылый запирал замок. Толстые, с палец, рычаги из блестящей стали заняли свои места в глубоких шахтах. По два рычага сверху, снизу и с обеих сторон двери. Черный, подтянувшись на костылях, посмотрел в глазок. Стокрылый по ту сторону двери, будто того и ждал, помахал рукой и начал не спеша спускаться по лестнице.
   'Сука', - подумал Черный, но тут же спохватился. Спокойствие, только спокойствие. Пустяки, дело житейское. Всего-то заключил сделку с шизофреником, который запер меня под замок и намерен гипнотизировать в ожидании, что я стану ходячей смертью. А еще он мечтает вволю поесть человечинки. Бывает...
   Черный доковылял до кухни, приложил ухо к стене, которая граничила с соседней квартирой, и прислушался. Было тихо. Абсолютно тихо. Мраморного цвета кафель холодил щеку, из-за герметичных окон еле-еле шумел город. А за стеной было тихо. Черный повторил эту операцию с остальными стенами, потом, кряхтя и ругаясь, лег на пол и прижался ухом к паркету, еще пахнувшему лаком. Везде ждала тишина. Можно было кричать, можно было включить на всю катушку пижонский телевизор, можно было колотить по полу молотком - никто бы отозвался, потому что отзываться было некому. Он оказался в тюрьме - со вкусом обставленной, комфортабельной, пятикомнатной камере-одиночке.
   ...миллион евро и домик в Ирландии....
   Черный встал, доковылял до кресла, упал в кресло, плеснул себе виски и погрузился в размышления. Он - хинко. Хинко в таких ситуациях положено слушать голос Тотема. Эти слова только что произнес Стокрылый, и от этого слова были неприятны, словно на них остался запах его дыхания... но Черный с детства знал: если в чем-то сомневаешься, попроси совета у Тотема. Вот что бы сказал Тотем? А? Накормили, напоили, устроили жить в шикарном доме, пообещали исполнить самую главную мечту. Прямо скажем, любая кошка позавидует. Взамен нужно только приехать один раз на их идиотское сборище и всех там возненавидеть. Психованная ворона отчего-то думает, что несчастным болванам придет после этого конец. А хотя бы и так. Чем меньше дураков на свете, тем легче жить нормальным людям. Тимку не вернешь, а эти фанатики и ногтя Тимкиного не стоят. Хотя, конечно, трупы жрать - это уже перебор. Этого я, признаться, не ожидал. Даже от такого шизоида, как Стокрылый. Тут он меня удивил... Впрочем, какая разница. До того, что творится в его вороньих мозгах, моему Тотему нет ровным счетом никакого дела. Слушая Тотем, поступишь верно.
  Да. Поступишь верно. Черному даже стало интересно. Он никогда не видел, на что способен, и наконец-то представился случай проверить свои силы. А странные практики... Что ж, ради миллиона евро можно и потерпеть. Тем более что терпеть, по всей видимости, предстояло недолго.
   Но было еще кое-что, чего он терпеть не собирался.
  Черный скособочился в кресле и извлек из кармана Сашин телефон. Сняв блок клавиш, несколько секунд изучал надпись на дисплее. 'Батарея разряжена'. Ну, на один звонок, надеюсь, хватит...
  Он набрал номер и стал слушать длинные гудки.
  Сердце начало колотиться сильнее, в ногах запульсировала боль.
  Потом в трубке сказали:
  - Привет, Саша!
  - Дина, здравствуй, - быстро заговорил он. - Дина, я живой, тебя обманули.
   Дина не сразу ответила.
   - Это... ты? - спросила она таким голосом, словно до этого тысячу лет ей приходилось молчать.
  - Это я, киска, - ответил Черный. - Самый настоящий. Я хочу тебя видеть.
  
  ЧАСТЬ 3
  
  Глава 1
  Жилец вершин
  
   Они стали спать раздельно.
   Все началось, когда Тим нашел работу. Когда-то они ложились вместе. Дине не надо было рано вставать на службу, так что накануне можно было допоздна валяться в постели, смотреть телевизор, заниматься любовью. Она, и Тим, и ночная тишина вокруг. Пили шампанское, тихонько смеялись, ласкали друг друга, болтали о пустяках. То было славное время, теперь оно ушло навсегда. Тим ложился в одиннадцать, чтобы встать в семь, принять душ, уложить свою ненаглядную челку и приготовить завтрак. Потом он отправлялся на работу. На свою первую в жизни обычную работу, как у всех людей. Приходил поздно, усталый, очень довольный собой. Он называл себя - кодер. Не программист, а именно кодер. Он стал добытчиком, хозяином, мужчиной, и плевать, что его зарплата все равно была вдвое меньше, чем у Дины. Тим больше не подбирал кошельки на улице. Тим больше не пил - совсем, ни капли. С того самого дня, как он уволился из Отдела, Тим не выпил ни одного глотка спиртного, во всяком случае, при Дине. Да, Тим работал и не пил.
   И спал отдельно от нее.
   Поначалу он придумал для этого совсем глупую причину. Жара. Тим стонал всю ночь напролет, ворочался, будил Дину, пил воду, ходил по квартире. Под утро уходил в кабинет (так он называл маленькую комнату) и досыпал там, открыв окно настежь. Дина звала его обратно, но он отказывался. Утверждал, дескать, боится ее простудить, дескать, ему необходим холодный воздух, чтобы крепко спать. Жаловался на кошмары с запахом крови. Теперь, когда после страшных августовских событий прошло - сколько? месяц? - теперь, когда наступила промозглая осень, он так и не вернулся в спальню. Новым предлогом стал телевизор. Ах, ты слишком любишь смотреть ужасы на ночь, а мне вставать спозаранку. Лучше будем ложиться в разных комнатах, будет и тебе свободнее, и я высплюсь. Так и повелось.
  Дина не возражала. Чем меньше они бывали вдвоем, тем ей было легче. Так было проще. Проще дожить до следующего свидания с Черным.
  Так было проще и Тиму? Возможно. Каково ему было понимать - а он понимал, не мог не понимать - что жена остается с ним, прежде всего, из страха, из унизительного, подлого страха умереть страшной, нелепой смертью? Ведь стоит ему потерять над собой власть, хоть на минуту - и Дину размажет по асфальту грузовик, или шальной ветер сбросит с карниза на голову многотонный пласт штукатурки, или просто остановится от какой-нибудь редкой болезни слабенькое женское сердце... что-нибудь странное, из ряда вон выходящее, о чем будут судачить патологоанатомы после вскрытия. А вот у нас случай был, ребята, привезли девчонку молодую, красавица, сил нет. И полчерепа как не бывало! Ну, натурально, мужу укол сделали, а то все руки на себя наложить хотел... Он, муж-то, как на Семеныча зверем посмотрел - Семеныч скальпель выронил, аккурат себе на ногу, а скальпель-то весь в формалине! Как матерился тогда! Да, бывает же... Главное, говорю, померла по-дурацки...
  Он ведь из-за этого такой стал, подумала Дина. Не может быть, чтобы ничего не чувствовал. Вот и скрывается, старается отойти подальше. Тимка, Тимка, как же я виновата перед тобой, бедный мой, страшный мой... А ведь он совсем не тот, что прежде. Где мой славный, домашний котик, которого я подобрала шесть лет тому назад? Я же любила тебя, Тим. Любила до беспамятства. И поначалу (ты не поверишь) действительно недолюбливала твоего долговязого дружка, которой имел привычку заявиться под вечер, выпить с тобой бутылку виски и заночевать у нас. Но я знала: ты его любил, почти так же, как меня. У вас было что-то похожее в глазах - у домашнего котика и у помоечного авантюриста. Вы были друзья не разлей вода, как братья, ближе братьев. Я не смела вставать между вами.
  И все-таки встала.
  Черт бы побрал тот вечер, когда он пришел (как всегда) с бутылкой, и ты надрался (как всегда) до беспамятства, а я, вопреки обычаю, не ушла (как всегда) смотреть телевизор в спальне, а осталась с вами. Я была зла, и я была раздосадована, и я, подумала: а что, как это будет, соблазнить лучшего друга своего мужа? В наказание. Пока ты спишь, мертвецки пьяный, на соседней кушетке. Я подумала - как это будет? А вышло оно совсем не так, как ожидала.
  Тимка, Тимка. Что поделаешь, бывает такая любовь, которая сначала горит ярко, как маяк, а потом тлеет, как кухонная тряпка. И все бы ничего, жили бы мы с тобой без особой любви, может, еще и детишек бы настругали - да подвернулся мне черный котяра. Говорят, в той самой Ирландии верят, что черный кот приносит удачу и счастье. Говорят-то верно, да не все знают, что примета касается только своего, домашнего кота, а чужой черный кот, как и у нас, приносит беду.
  Счастье или несчастье, а мы с Черным решили: умный человек прячет лист в лесу. Там, где много эмоций - неприязнь, отвращение, ненависть - там никто не станет искать любовь. Вот и разыгрывали перед Тимкой холодность, отчуждение, вечные пикировки. Как же он, бедняга, переживал, что его жена и его лучший друг не могут найти общий язык. Глупый, бедный Тимка.
  Мой Тимка. Мой славный домашний котик.
  Я ведь до сих пор тебя люблю, знаешь. Только не той горючей, высокооктановой любовью, что была в начале, а скучной, обычной, вязкой, как нефть-сырец. Наверное, так друг друга любят большинство простецов.
  Теперь мой котик стал гордым профи, он влюблен в свою работу, как раньше был влюблен в меня. Мой котик из очаровательного пьяницы превратился в аскетичного трезвенника. Снова, как когда-то, занимается по утрам немыслимой зарядкой, скачет с пудовыми гирями, воюет с тенью. Правильное питание, и режим, и редкий, гигиенический секс с женой. Тимка, Тимка, ты стал прекрасен, ты стал - мечта, мужик, такой, что заглядываются на улице малолетние соплюхи... но ты опоздал, мой бедный, мой страшный.
  На работе пришлось сказать, что пошла на тренинги. Дина долго выдумывала, какие тренинги назвать. Помог спам: 'Турбо-психология, или Познай себя за пять шагов!' Познавать себя Дина отправлялась в четыре часа пополудни, по средам и пятницам. Тиму она соврала что-то несуразное, про еженедельные отчеты. Тот и ухом не повел, привык, что она то и дело засиживалась допоздна. Встречал ее в полночь разогретым ужином и словами: 'Ну как, сошелся дебет с кредитом?' Он ничего не понимал в бухгалтерии, глупый бедный Тимка. Он давно ничего уже не понимал.
  Было ли ей по-настоящему плохо? Один раз. Дина тогда вернулась от Черного, было еще совсем рано. Тима тоже отпустили с работы пораньше, и он пришел домой, победно размахивая соблазнительным пакетом. Нехитрый набор: шампанское, тарталетки, банка икры. Сок - для себя. В тот момент, когда открылась дверь в квартиру, Дина в тысячный, должно быть, раз ныряла заново в тот мир, который она делила с Черным. Прохладный шелк простыней, горячая кожа, глаза, блеснувшие в полутьме из-под опущенных век; задержанный выдох, влажные от пота волосы... И тут - Тим, с отвратительно мажорными возгласами, с вечным 'Жрать охота - сил нет'. Как будто специально стискивает в объятиях побольней. Как будто специально громко смеется - раздражающе громко, неприлично. Выйти на кухню, отвернуться от всего мира, смотреть в окно: птица полетела, еще птица полетела, как бы туда, к ним...
  Но он подходит, просто подходит сзади, обнимает - носом в волосы - и шепчет что-то нежное, глупое. Хуже всего, думала Дина, (сидя на работе перед компьютером, дожидаясь часа, когда можно будет уйти на благословенные тренинги), хуже всего, что очень скоро все это закончится. Черный думает, что Тим умер. 'Так ты теперь вдова? Соболезную', - чуть ли не первое, что он сказал, когда смогли, наконец, разговаривать. Сказал так, что Дина сразу поняла: лучше не разубеждать.
  'Тайное всегда становится явным, - думала Дина, выходя из офиса в дождливый осенний вечер. - Шила в мешке не утаишь, сколько веревочке не виться, все равно конец придет, коготок увяз - всей птичке пропасть... Впрочем, это другое...' Она замахала рукой, села в подъехавшее такси, сказала адрес. В кои-то веки случилось чудо. Ей достался молчаливый водитель. И - радость! - не работало радио. Дина свернулась в клубочек на заднем сиденье. Как ни крути, все должно закончиться очень плохо. Хуже всего будет, конечно, если Черный узнает о Тиме. Нельзя, ни в коем случае нельзя, чтобы Тим пострадал. Значит, меньше разговоров на свиданиях. Значит, больше секса. И хорошо, и прекрасно, я только 'за'... А потом Черный выполнит свою загадочную работу для ворона и уедет. Уедет в Ирландию, а я останусь здесь. Пожалуйста, пожалуйста, взмолилась Дина - сама не зная, кому - пожалуйста, дайте мне навидаться с ним на прощание... Пусть это все закончится просто слезами, моими слезами, обещаю, их никто не увидит, ни Тим, ни Макс, я буду плакать столько, сколько надо, чтобы искупить свою вину, но, пожалуйста, пускай тайна останется тайной.
  Водитель притормозил, обернулся через плечо, что-то спросил с раздражением. Дина очнулась. Оказывается, он уже в третий или четвертый раз спрашивал у нее номер дома. Дина вытерла слезы, ответила. Таксист посмотрел внимательным восточным взглядом. Машина поехала дальше. Дина прерывисто вздохнула.
  Если Черный узнает, что Тим жив, Тим умрет.
  Если Тим узнает, что Черный жив... тут все намного сложнее. Тим, скорее всего, не станет ничего делать с Черным. Он позвонит Бобу, или свяжется - в обход Саши - с Отделом, ведь остались у него там, должно быть, какие-то знакомые. За Черным придут, его схватят, вернут в тот странный тюремный санаторий. Очевидно, расскажут, каким образом на него вышли. Расскажут про Тима. И Тим умрет. Очень возможно, что Черный при этом разозлится также на Сашу, на Дину и на всех остальных, кто ему врал все это долгое время. Тогда они тоже умрут. Но это уже неважно: предательницу-Сашку Дине не жаль было совершенно, себя - тем более. А вот Тим не должен пострадать ни в коем случае.
   Выходит, все, что ей остается теперь - молчание. Молчание с любовником. Молчание с мужем. Что ж, можно и помолчать. Похоже, это все ненадолго. Черный уедет, она останется. И все закончится - навсегда. Если она опять бросит Тима и уедет вместе с Черным, то Тим найдет их, обязательно найдет. Как тогда, весной. Разве что искать будет не полдня, а, скажем, неделю. Что будет, если Тим и Черный встретятся лицом к лицу, Дине представлять не хотелось.
   Если она уедет вместе с Черным... А ведь он ни разу тебя не позвал с собой, киска.
   - Приехали, - сказал водитель совершенно без акцента.
  Дина расплатилась и вышла. Как всегда, задрала голову, разглядывая пятнадцатиэтажную башню. Высоко. Кажется, отсюда до крыши - полкилометра, не меньше. А ведь на самом деле... ну, сколько? Потолки два с половиной, плюс полметра на перекрытия, значит, один этаж - метра три. Три на пятнадцать - сорок пять метров всего. Ерунда. Да, на таком расстоянии веревку должно быть видно как на ладони. Впрочем, говорят, люди редко смотрят вверх.
  Что за расследование тогда она устроила, что за детектив! Черный - по умирающему, обессиленному телефону - быстро наговаривал: 'Точечная высотка, пятнадцать этажей, из окна на два часа Исаакиевский, на тринадцать часов Невский, прямо по курсу телебашня... ты слушаешь?' 'Я записываю', - отозвалась она. В этот момент у него отключился, наконец, телефон, и она едва успела спрятать бумажку - перед тем, как в спальню вошел Тим. Позже она провела не один час, расчерчивая циркулем карту, а потом вдоль и поперек избегала оказавшийся под подозрением район. Наконец, нашла восемь пятнадцатиэтажных домов, каждый из которых проходил по уликам как подозреваемый. Восемь раз по четыре квартиры. 'Здравствуйте, перепись населения, ответьте, пожалуйста, на несколько вопросов'... В первой квартире на нее хотели спустить собаку, в третьей - открыли и попытались затащить внутрь пьяные жлобы. Квартиры с шестой по девятнадцатую молчали.
  В двадцатой был Черный.
  Она подошла к парадной и набрала номер на домофоне.
  - Да, - сказал чей-то голос.
  - Милиция, откройте, - сказала она.
  Пискнул зуммер, дверь открылась. Это срабатывало каждый раз. В первый раз она долго мокла под дождем, ждала случайного прохожего, совсем как котенок, выпавший из окна, потерявший дорогу домой. 'Откройте, милиция'. Это случилось, когда проклятый дождь залез за шиворот, и не было больше сил, и любимый был рядом, совсем рядом, руку, кажется, протяни, вот он, а не проникнуть к нему...
  Да, милиции у нас боятся.
  Дина поднялась на пятнадцатый этаж пешком. Ритуал. Пешком до рая. Если новомодный, хромом и сталью блестящий лифт застрянет между небом и землей, то Тотем знает, сколько времени ей придется звать на помощь. Сколько драгоценного времени, которого она должна потратить на Черного, на Черного, на Черного - и вернуться до ночи домой. Нет, даже представить страшно, уж лучше эта спиральная каторга - вверх, направо, направо, вверх, направо, направо, вверх, и так до того момента, когда она, наконец, тяжело дыша, подойдет к двери, наклонится к замочной скважине, облизнет губы, наберет воздуха, тихонько-тихонько прочистит горло и скажет:
  - Ма-акс.
  И важно дождаться, не отпрянуть от двери, не выпрямиться. Дождаться, пока он подковыляет на своих несчастных костылях к замочной скважине - с той стороны, и тоже пристроится - с той стороны - и тоже выдохнет - с той стороны:
  - Привет.
  Словно поцелуй. Его дыхание сквозь узкую дыру в толстом металле, прилетевшее на сквозняке, замешанное на аромате краски, но - его! Его! Дыхание, как первый поцелуй, год назад.
  - Приве-ет, - вернуть.
  Что самое главное в поцелуе?
  Дыхание любимого.
  Не влажное лобзание слизистой: этого полно и в сексе, а поцелуй не есть секс, вернее, это совсем не секс. Не возможность видеть глаза: недаром почти все зажмуриваются во время поцелуя, и правильно делают. Не касание кожи лица, с запахом пыли и городской бензиновой гари. Дыхание. Неповторимый, сладкий, пьянящий выдох возлюбленного. Целоваться - это дышать дыханием любимого человека.
  И даже так, через замочную скважину: 'привет - привет'. Поцелуй. Почти.
  Теперь - к делу. Квартира - сто вторая - рядом. Тогда, месяц назад...
  'Как?'
  'Не знаю'.
  'Ключа нет?'
  'Нет'.
  'От соседей? Сказать, что заливают?'
  'Там никто не живет'.
  'Точно?'
  'Точно'.
  'А снизу?'
  'И снизу. Нигде. Со всех сторон пусто, весь этаж пустой, один я. Робинзон, на хрен, Крузо'.
  'И я... - прошептала она, - я... твоя Пятница...'
  'Подожди, - сказал он. - Мысль есть одна'
   Службы вскрытия дверей. Однажды они с Тимом возвращались под утро домой, Тим подвыпил и потерял ключ от квартиры. Бранясь, замиряясь, снова бранясь, они обзвонили дюжину друзей (повеселился разбуженный спозаранку Боб, предложивший услуги знакомого медвежатника - 'только вам малехо придется подождать, великолепные, он сейчас срок мотает'), пока, наконец, не нашли на клочке выброшенной газеты телефон круглосуточной службы вскрытия дверей. (Круглосуточной, нет, каково?!) Сонный мужик с тяжелым ящиком инструментов ровно две минуты возился над замком: через сто двадцать секунд цитадель семьи Ганиных пала. Нанятый взломщик получил 'на водку' (как выразился Тим) и отправился досматривать седьмой сон. 'Прикольно, - говорил тогда Тим, - он даже не спросил у нас документов. Типа, привет, ребята, вам дверь ломануть, а и пожалуйста, мне это пару пустяков, деньги мои - проблемы ваши...'
   Над дверью квартиры номер сто два вызванный 'медвежатник' трудился минут двадцать. Документов он у Дины, разумеется, не спросил. Надо взломать дверь дорогущей квартиры в центре Питера? Нет проблем, только заплатите деньги. Абсолютно легальный бизнес. Правда, Дине пришлось распрощаться со всем содержимым кошелька. Но она только что вдохнула дыхание любимого, и ей было все равно.
   Квартира номер сто два походила на пустой музейный зал после реставрации. Запах краски, лака, пыли. Много, много солнечного света. Дина высунулась из окна, посмотрела вниз и увидела, что по стене тянется узкий, в полкирпича, горизонтальный выступ. По странной прихоти архитектора такими выступами был опоясан весь дом, сверху донизу. Если забыть, что под тобой - сорок метров пустого воздуха, то вполне можно перейти по выступу до соседнего окна, где будет ждать Черный. Полтора метра, может быть, два. Немного. Надо только подстраховаться. Найти веревку, обвязать один ее конец вокруг талии, а другой конец привязать к батарее отопления. Но в сто второй не было веревки. Пришлось пожертвовать поясом - натуральная кожа, вот она, польза дорогих аксессуаров! - потом в ход пошла куртка, ее пришлось скрепить лифчиком. Из соседнего окна выглядывал встревоженный Черный, готовился поймать. Дина встала на подоконник, пошатнулась, вцепилась что было сил в раму окна, стала шарить отчаянно вытянутым носком. Наконец, ступила на выступ обеими ногами. Ветер, ветер, какой ветер здесь, на высоте! Дина обнаружила, что гораздо легче передвигаться, закрыв глаза. Маленькими, голубиными шажками она засеменила по кирпичной полосе, цепляясь пальцами за неровности стены, ломая ногти, пачкая блузку на груди. Потом Дине вдруг почудилось, что она падает, и Дина взвизгнула, но тут ее за плечо крепко схватил Черный, повлек, втянул в свое окно.
  И они обнялись.
  Так было в первый раз.
  И во второй, и в третий.
  Так случится и теперь.
  Правда, теперь у нее была альпинистская веревка. Веревка лежала в квартире сто два, под северным окном, а в назначенный час оборачивалась единственной связью между квартирой Черного и всей остальной вселенной. Как будто Дина переходила по этой веревке в отдельный мир, где безраздельно властвовал увечный, но прекрасный демон, мечтающий об одном: вырваться из своей тюрьмы и навсегда улететь в края зеленых полей и серых скал. Улететь без нее - это Дина поняла с самого начала. Иногда она ненавидела Черного за то, что тот дал ей знать о себе на месяц, на два перед вечной разлукой. Да, он говорил, что вызовет её. Да, он говорил, что они будут вместе.
  Он врал?
  Он ошибался.
  Кажется, так принято говорить о тех, кого любишь.
  Дина привычно обвязалась веревкой, растворила окно, задом полезла наружу. Должно быть, потешный вид, если смотреть с улицы. Девушка лезет попой вперед из окна, осторожно, поскальзываясь на карнизе, провожаемая взглядами голубей. Дине казалось, что зад ее заслоняет собой весь мир, будто флаг, который она вывешивает в знак презрения к этому самому миру. 'Чудовище - жилец вершин, с ужасным задом, схватило несшую кувшин, с прелестным взглядом...' Никогда не понимала, у кого в этом стихотворении ужасный зад... ай, скользко, черт... а у кого - взгляд... ведь если узел развяжется, ну всего лишь на минуту ослабнет, а я оступлюсь... то полечу вниз этаким винтом, раскручиваясь по мере приближения к земле.... а, нет, еще сначала повисну... повисю... повишу... пока узел будет скользить к смерти... а я буду качаться, как маятник... а уже потом узел развяжется... а какой, интересно, звук получится, когда... наверно, похожий на то, какой бывает от молотка, когда мясо отбиваешь... от шипастого такого молотка... и еще ... черт, подмышкой тянет, неужели узел... и еще интересно - при ударе подкинет вверх, или сразу шмяк, и все, лежать? 'Она качалась, точно плод, в ветвях косматых рук...' Будь что будет - ногу, тяни ногу, и руками, руками за стенку держись...
  Ах!
  Схватил меня, с прелестным взглядом. Тащит. Можно стравить веревку. Уже все, уже за талию держит... каково ему, ведь он ходить почти не может... кряхтя, кряхтя... как это неэротично - кряхтеть, но переваливаться через подоконник тоже ведь как-нибудь нужно... Тотем, как это уродливо выглядит... с ужасными задом... блин... хорошо, если правы авторы детективов, и наверх никто-никто никогда-никогда не смотрит... а ведь веревка-то осталась снаружи...
  Все.
  - Ну, здравствуй, - сказал он, как обычно.
  Они стали целоваться, уже по-настоящему, и Дина думала, как тяжело будет идти обратно.
  Затем он расстегнул на ней блузку.
  - Прямо сразу? - спросила Дина с выражением, которого сама разгадать не смогла.
  - Да, прямо сразу, - уверенно сказал Черный.
  - Помоги тогда...
  Из окна веяло свежестью, и недавним дождем, и от ее одежды тоже пахло дождем, и бетоном, и уличным воздухом.
  Потом они лежали на твердом прохладном полу. Из окна дул ветер. Тот самый ветер, который едва не скинул ее на асфальт.
  - Ноги как? - спросила Дина.
  - Нормально, - ответил Черный.
  Дина глядела вверх. По потолку короткими перебежками шныряла муха. За окном на перевернутом небе плыли облака. У них оставалось примерно сорок минут, а потом нужно лезть обратно, вытягивать веревку, выходить из сто второй квартиры, прикрыв дверь так, чтобы она казалась целой, и ехать домой.
  Но сначала можно поговорить.
  Только не о Тиме.
  И не о Саше.
  И не об Отделе.
  И не об Ирландии, великий Тотем, только не о ней.
  Нужно искать простые темы для разговора. Совершенно невинные, ни к чему не обязывающие темы. Ну, например...
  - Все-таки, зачем ты нужен ворону? - спросила Дина, тут же пожалев об этом. Нашла, о чем говорить, ничего не скажешь.
  Черный долго молчал.
  - Так, ерунда, - сказал он. - У богатых свои причуды.
  - А-а, - сказала она.- И что за причуды?
  Черный повернулся набок и обнял ее. Правая рука протянулась вдоль тела, а левую он подсунул Дине под шею. Получилось очень уютно, как будто она была ребенком в его объятиях. Дина ничего не могла с собой поделать. Дина замурлыкала.
  - Потом расскажу, - сказал Черный.
  Дина завозилась, устраиваясь поудобнее. Ей было тепло.
  - Люблю тебя, - пробормотала она.
  
  Глава 2
  Делайте, что хотите
  
   Когда звонит начальство, это ни с чем не спутаешь. Можно ошибиться, если ждешь звонка, чтобы назначить свидание: поднимаешь трубку, а там всего лишь социологический опрос. Бывает так, что, наоборот, думаешь - звонит любимый, насчет клуба, танцев и так далее, а на проводе оказывается мама. Можно даже превратить телефон в подобие оракула. Угадаешь, кто на связи - повезет сегодня, не угадаешь - не повезет.
   И только начальственный вызов угадывается безошибочно. Вот главные признаки того, что звонит руководитель: за секунду до звонка вы расслаблены, благодушны и полны оптимизма; при первой же телефонной трели все внутри вас будто превращается в ледяной студень; когда вы подносите трубку к уху, то воздух становится густым, как манная каша, и таким же отвратительным на вкус; а голос, который вы слышите - о, должно быть, таким голосом инквизиторы приговаривали проштрафившихся еретиков к очищению огнем - этот голос лишает вас остатков воли, наполняет безумием, обращает в беспомощное насекомое.
   Как правило, этот голос произносит три слова:
   - Зайдите ко мне.
   Саша никогда не гадала, кто звонит. Служебным телефоном пользовался только Майор. Остальные сослуживцы, даже старшие по званию, предпочитали звонить на мобильный. Майор вызывал ее по внутренней связи. Этим он, во-первых, подчеркивал разницу в положении - не намерен он болтать с подчиненной, как мальчик, по сотовому - а, во-вторых, показывал, что для него слишком большой труд взять из ящика стола Сашино личное дело, где, среди прочего, указан номер мобильника. Поэтому, когда прозвучал звонок, Саша ни секунды не сомневалась в том, что ее ждет. Несмотря на это, она успела пройти через все стадии - напряжение, ожидание неизбежного, страх, отчаяние - прежде чем услышала голос Майора:
   - Зайдите ко мне, Кравченко.
   Саша облизнула губы, прошептала: 'Есть', - и нажала на рычаг.
   Восемь шагов по кабинету. На ходу оправить юбку. Двадцать шагов по коридору до лестницы. Приладить волосы, приструнить выбившуюся прядь. Три лестничных пролета вверх. Держать спину прямо, не размахивать руками, следить за дыханием. Еще четыре шага до двери, обитой древним, вонючим дерматином. Стучать не положено. Майор считает, что, если подчиненный стучит, прежде чем войти, то подозревает начальство в непотребстве. Начальство не может заниматься непотребством. Оно - начальство.
   Саша без стука вошла в кабинет и застыла по стойке 'смирно'. Майор - старый, рыхлый, с одутловатым, чисто выбритым лицом - изучал ее с минуту, потом буркнул:
   - Садитесь.
   Саша примостилась на краешке стула. В кабинете пахло затхлой бумагой и дешевым одеколоном. Как только Саша села, Майор словно бы утратил к ней интерес. Начал перекладывать с места на места старые подшивки, пробежал взглядом через приспущенные очки какой-то документ, хлопнул по пачке распечаток дыроколом. Очки, маленькие, щегольские, без оправы, до странного уместно выглядели на грубой майорской морде. Саша смирно ждала, понемногу успокаиваясь. Она даже попыталась представить реку, но вспомнила наставления Лео и собралась. Надо бороться, а не плыть по течению. В конце-то концов, ну что такого, просто разговор с начальством, дело житейское, обычное. И вот когда она успокоилась окончательно, и даже почувствовала к Майору что-то вроде симпатии: сидит тут день-деньской, бедняга, света белого не видит со своими бумажками... тогда-то Майор и сказал, глядя в угол:
   - Я вас, Кравченко, лишаю премии.
   Саша ощутила, как сотни иголочек покалывают ей скулы, постепенно перемещаясь к вискам. Черт, черт, черт, неужели краснею...
   - Если к концу месяца - к концу месяца! - не найдете Ильина, буду ставить вопрос об увольнении.
   Иголочки мигрировали к шее и оккупировали затылок. Нет, это я не краснею. Это я - бледнею...
   - Молчите? - спросил Майор брезгливо и снова с хрустом и скрежетом припечатал бумаги дыроколом. - Очень зря молчите. Где отчеты? Где протоколы, где доклады? Три недели прошло, я уже и забыл про этот случай, думал, вы его тут же нашли, Ильина этого. Тут же!! Ан нет, понимаешь! Звонят мне сегодня утром и спрашивают: в курсе ты, Михалыч, что у тебя месяц назад сфинкс сбежал? В курсе, говорю, а как же. А в курсе ты, спрашивают, что он до сих пор где-то бегает? И тут выясняется, что я совсем даже не в курсе. А?!
   - Я... - оказывается, что-то случилось с голосом. Вместо сильного, грудного, как некоторые говорят, сексуального тембра вышло какое-то простуженное сипение. - Я признаю... вину. Делаем все, что в силах. Пока поиски... как бы, не увенчались.
   'Тотем, Тотем, пушистый, славный Тотем, забери меня отсюда. Я хочу охотиться по ночам и спать днем, и любить, и драться, и бегать, и не хочу, чтобы на меня орали старые хряки в погонах'.
   - Вину, - фыркнул Майор. Он снял очки, навалился грудью на стол и заговорил: - Если бы вы, Кравченко, просто были старшей на операции... Если бы у вас из-под носа просто сбежал ценный материал... я бы вам слова не сказал. Да, выговор сделал бы, конечно, а так - ну, не повезло, с кем не бывает. Вы все равно замещали этого... как его... который тогда под машину попал, куратор Ильина... Но вы-то сами на это вызвались! Никто за язык не тянул. Вы с Ильиным работали - сколько? два, три месяца? Он для вас должен был стать как брат родной! И тут - пожалуйста, он вас элементарно, как школьницу, простите, нае...т и сбегает. Вы сами... молчите! Теперь я говорю, молчите! Вы сами настояли на этой дурацкой идее - сказать каждому, что его приятель мертв. Да не перебивайте уже, наконец! Плевать, как они там относились друг к другу! Пришлось бы немного надавить, поработать с ними по-умному - по-умному, не так, как вы, понимаете? И сейчас они бы друг друга кон-тро-ли-ро-вали! Да знаю я, что вы психолог. Я сам себе психолог, я эту психологию отлично понимаю. Один захочет сбежать - второй его остановит. Второй какой-нибудь фортель выкинет - первый на подхвате. Это же подарок судьбы - двое сфинксов в Отделе. Теперь всё. Оба ушли, а мы остались с проваленной работой. За которую меня - меня, понимаете, не вас, не Пушкина, меня! - могут запросто выкинуть с должности.
   Майор взял какой-то документ и тут же в сердцах отбросил. Бумага спланировала на пол с печальным шелестом.
   - Я могу попробовать привлечь Ганина, - сказала Саша. Зря сказала, в общем-то.
   - Да? - язвительно спросил Майор. - И что, этот Ганин к вам Ильина за руку приведет? Ильин сбежал, теперь его надо искать обычными оперативными методами. И быстро, потому что он, вообще говоря, опасен. А Ганина... Ганина постарайтесь вернуть, конечно. Но он - второстепенная цель. Слабый, нестабильный. Вы знаете.
   - Я очень постараюсь его вернуть, - сказала Саша. - Только... у него был нервный срыв после операции.
   Майор смотрел на нее, по-прежнему навалившись грудью на стол. Он дышал неслышно, но при каждом вдохе заметно раздувались ноздри, и еще у него слегка отвисла нижняя губа, обнажая нижние клыки - массивные, желтые от табака. Вдруг Саша заметила под майорским ухом участок щетинистой поросли, нетронутый бритвой. Щетина была рыжая, толстая, густая, и под ней таился алый прыщ с янтарной головкой. У Саши подступило к горлу.
  - Я сказала... - Саша замялась, - но я попробую. Не уверена, правда...
   Она не могла врать, когда на нее глядел Майор.
   - Бесподобно, б...дь, - сказал Майор, откинулся на стуле и стал смотреть в сторону.
   - Я... - снова начала было Саша, но Майор перебил:
   - Все, вы свободны. До конца месяца чтоб Ильин был - найден, пойман, помещен в санаторий и готов к работе. Делайте, что хотите - привлекайте Ганина, идите к гадалкам, мужа попросите, чтобы он свою псарню на ноги поднял. Все, что угодно. Лишь бы результат был. И - да! Если в ходе операции рассекретите наш зверинец - вам конец. Статьи за огласку среди простецов, разумеется, нет. Но если в какой-нибудь газетенке появится статья про зверолюдей, которые ходят между сынами человеческими... (Майор скривился) ...то вы у меня сядете. Это я обещаю.
  Он перевел дух и закончил:
  - Ступайте, Тотем с вами. Очень надеюсь, что он вам поможет.
   Саша встала, едва не опрокинув стул. Пошла к выходу. 'Хорошо бы сейчас в обморок хлопнуться, - думала она. - Чтобы вспомнил, говнюк, как с женщиной разговаривать. Я бы на полу лежала, бледная и интересная, а он бы мне в лицо из стакана брызгал и не знал, что делать... Хотя черта лысого - оставил бы валяться, только фельдшера бы вызвал и дальше с бумажками своими играться стал... Сволочь'.
   - Кравченко! - окликнул ее Майор.
  'Ну что еще...'
   - Слушаю, - она обернулась.
   - В вас тогда кто стрелял? Консьерж?
   - К-консьерж.
   - Почему?
   Саша закусила губу.
   - Ильин захотел по нужде. Он стал... стал мочиться у стены дома, и консьерж это увидел.
   - И открыл огонь?
   - У него была 'Черемуха'
  - Вам не показалось странным, что вместо бабки-божьего одуванчика в обычном панельном доме дежурит мудак с газовым оружием?
  Саша помедлила.
  - Вот с него и начните, - посоветовал Майор. - Странно, что вы еще не допросили управдома. Это был бы первый, по-моему, самый очевидный шаг.
  Саша неуверенно кивнула.
  - И проваливайте уже с глаз моих, - усталым, севшим голосом попросил Майор. - Сил никаких с вами нету... великолепная.
  Оказавшись у себя в кабинете, Саша заперла дверь, подошла к окну и прижалась к стеклу лбом. Особенно жаль было звания. Премия-то - черт с ней, смешно даже. 'Лишаю премии'. Да хоть всю зарплату забирай, боров жирный. Я мужняя жена, меня Боб кормит. Хотя какая я теперь жена. Изменщица, грош цена такой. Ладно, подумала она. Ладно, знала ведь, на что идешь. И погоны потерять можно, и мужа, и еще дешево отделаешься, если на зону не загремишь. Впрочем, на зону - это вряд ли. Лео отмажет. А вот опозориться на всю жизнь - это как два пальца об асфальт... Ладно. Хватит пороть горячку, надо сесть, успокоиться, придумать выход (лучше два или три выхода), а потом... потом ехать к Лео. Сейчас три двадцать. До Лео ехать сорок минут, а рандеву в пять. Значит, на придумывание выхода у меня целый час времени.
  Она села за стол, положила перед собой чистый лист бумаги, подперла голову руками и стала думать.
  Вариант номер один. Сдать Черного Майору. Это конец. Черный поймет, что она его предала, и не простит. Ему даже не надо применять свой жуткий дар, достаточно просто рассказать всю правду на допросе. Ему-то что, он все равно, считай, что в тюрьме окажется. Терять нечего. А Саше в этом случае не поможет и Стокрылый. Если даже захочет. Может ведь и не захотеть: она в этом случае и его сдает, не только Черного.
  Вариант номер два. Придумать какую-нибудь детективную, мозголомную версию случившегося. Это интересно, но вряд ли эффективно. Потому что, как ни крути, Черному удалось сбежать очень просто, прямо-таки образцово-показательно просто, и сразу видно, что рыльце у Саши в пуху по самую переносицу. Единственный способ выкрутиться - передать кому-нибудь дело Черного. А потом - ловко, незаметно пустить незадачливого преемника по ложному следу. Да только не держат дураков в Отделе, вот беда... Сложно. Очень сложно это будет провернуть. Но обдумать стоит - и сюжет возможного детектива, и кандидата на роль шерлока-холмса.
  И - last but not least - ничего не делать. Так будет лучше для всех. Но недолго. До конца месяца. А там - погоны долой, с работы, скорее всего, тоже долой, и, ясен пень, Майор кому-нибудь толковому расследование поручит. Либо сам всем этим дерьмом займется. Это - тоже конец, конец карьере, конец семейной жизни... но, по крайней мере, конец не такой скорый и жуткий. Что хорошо - она будет чиста перед Стокрылым, и Стокрылый сможет ей помочь. Кстати, сколько там до конца месяца? Саша взглянула на календарь, и ей захотелось подпрыгнуть, как кошке при виде змеи, с места вверх на всех четырех лапах. На дворе стояло двадцать третье число. Так проклятый хряк дал мне всего неделю? Нет, серьезно - неделю?! Да это ведь... да он все знает, потрясенно подумала Саша. Просто хочет со мной поиграть, поглядеть, что я буду делать. Сука. Нет, какая сука... За неделю мне не успеть ничего. Ни-че-го. Хотя нет, погодите-ка. Если бы Майор знал правду, он бы не дал не ни хрена времени - ни недели, ни дня, ни часа. Он бы просто вызвал меня в свой вонючий кабинет, как сегодня. Только там ждали бы двое прапоров-крыс и маленький шприц с волшебной жидкостью, от которой бы я преисполнилась доверия и любви ко всему миру, и ответила бы на все-все-все вопросы, а потом придумала бы еще вопросы, самостоятельно, и ответила бы на них, а потом стала бы лезть к Майору и крысам обниматься, по очереди... впрочем, к этому времени меня, вероятно, заковали бы в наручники.
  'Надо все рассказать Лео, - беспомощно подумала она. - Лео точно придумает, что делать. В конце концов, он может просто увезти Черного из страны... если уже не увез... что он, кстати, с ним делает, зачем ему Макс? Так и не сказал... Надо, надо разговорить Лео, объяснить, что ситуация - серьезная, серьезней некуда, что он под угрозой, что я сама под угрозой. Он поймет'.
  Перед ней все еще лежал бумажный лист, такой же чистый, как и полчаса назад. Саша шмыгнула носом и достала телефон. Новый, дешевый, который пришлось купить вместо того, что потеряла. Если потеряла, конечно. Впрочем, об этом лучше не думать, и так проблем хватает.
  Стокрылый долго не отвечал. Гудков десять, а то и пятнадцать. Потом в трубке сочно щелкнуло, загудело. Стокрылый с раздражением произнес:
  - Потом перезвоню. Не мешай.
  И отключился.
  Саша обвела глазами комнату. Вроде бы, ничего не изменилось. Мир притворялся таким же, каким был несколько секунд назад. Лео впервые в жизни ей нагрубил. Но ей надо было связаться с ним, тотчас же, немедленно! Он был ей нужен, нужен, как никто никогда в жизни. 'Должно быть, спутал номер', - безумно подумала Саша, вновь терзая телефон. Снова гудки - долго, долго. 'В данный момент абонент не может ответить на ваш звонок', - сообщила невидимая стерва. Саша набрала номер опять, снова выслушала голос роботессы, снова набрала... Стокрылый принял вызов на восьмой раз.
  - Я же сказал, занят! - гаркнул он. - Чего тебе?
  - Лео, т-ты что, как бы, - сказала Саша. Голос ломался, не слушался. - Это же я.
  - Ну, слышу, - сказал Стокрылый, уже немного мягче. - Чего трезвонишь, перезвоню скоро. У меня дела сейчас. Что-нибудь срочное? Мы ведь встречаемся сегодня, нет?
  - Да, - сказала она.
  - Что - да? Срочное у тебя что-то?
  - Нет.
  - Полтора часа потерпит?
  Саша помолчала. В трубке был слышен какой-то надсадный гул. Неприятный, тягучий звук, непохожий на обычные телефонные помехи. И еще - она могла в этом поклясться - кто-то тихо рычал. Утробно и страшно, как рассерженная кошка. Огромная кошка.
  - Ну? - спросил Стокрылый. - Давай побыстрее.
  - Да, - сказала она. - Да, потерпит.
  - Вот и чудно, - сказал Стокрылый. - Все, до встречи.
  Связь прервалась. Саша посмотрела на лист, который все еще лежал перед ней и все еще был пуст. Она застонала, скомкала лист и что было сил запустила бумажным комком в стену.
  'Как мяукнется - так и откликнется', - произнес кто-то над самым ее ухом. Саша вздрогнула. Голос был глумлив и противен, но, когда она обернулась, рядом никого не оказалось. Почти теряя сознание от страха, она подскочила к двери, забилась, отпирая замок. Успела схватить с рогатой вешалки плащ, причем вешалка грохнулась на пол. Саша так быстро слетела вниз по лестнице, что потеряла равновесие на повороте. Чуть не упала: пришлось схватиться за перила.
  Спокойно.
  Спокойно.
  Она перевела дух, провела рукой по волосам. Накинула плащ. В самом деле, еще ничего не случилось. Ты же умная девочка, и сильная, а Лео тоже умный, и намного, намного сильнее тебя.
  И впереди еще целая неделя.
  Бесподобно, б...дь.
  Она вышла на улицу. Поймала такси. Гулять так гулять. А то потом премии не будет, придется пояс затянуть...
  Она хмыкнула - должно быть, слишком громко - и таксист посмотрел на нее в зеркало заднего вида.
  - Девушка, с вами нормально все? - спросил он. Таксист был русским, и это почему-то взбесило Сашу.
  - А то смех без причины - признак, сами знаете... - таксист заулыбался. Он хотел пошутить, может быть, даже немного пофлиртовать. С телками надо попроще. Телки любят, когда над ними стебутся. Телки - они такие. Пошутишь - сами из штанов выпрыгивают... Саша дрожащими пальцами раскрыла сумочку, достала удостоверение, перегнулась на переднее сиденье и яростно ткнула 'корочки' таксисту под нос. Тот мгновенно оценил ситуацию - перестал улыбаться и прибавил скорости.
  - Виноват, - пробормотал он.
  - За дорогой следи, - сказала Саша, пряча удостоверение, и, не удержавшись, добавила: - Быдло...
  Водитель не ответил. Он молчал до конца дороги и не произнес ни слова даже тогда, когда Саша вышла, не заплатив. Она изо всех сил хлопнула дверцей, так, что в стальных костях автомобиля что-то жалобно хрустнуло. Водитель очень аккуратно развернулся и уехал, а Саша немного постояла на улице, приходя в себя. Затем она осознала, что проклятое такси привезло ее вовсе не туда, куда было нужно. Она просила к ресторану 'Союз', а очутилась у бара с таким же названием. Разница была еще в том, что ресторан находился на Пяти углах, а бар - на проспекте Стачек. Саша выругалась и протянула руку. До встречи со Стокрылым оставалось пять минут, а ехать, похоже, не меньше получаса - вон пробища какая...
  Следующему таксисту она заплатила по счетчику и не взяла сдачи. Теряя туфли на бегу, запахиваясь в непослушный на ветру плащ, вбежала в ресторан. Огляделась, привыкая к полутьме. В углу сидели двое влюбленных, у окна какой-то пьяница задумчиво глядел на полупустой графинчик водки. Больше в ресторане никого не было. Подлетел официант с подчеркнуто-пошлым 'Чего изволите, девушка?' 'А... мужчина... лет сорок-сорок пять... меня ждать... должен...' - пролепетала она. Официант пожал плечами вежливо и нагло. 'Никого не было, изволите подождать? У нас русская, украинская кухня, сегодня рыбный день, можете ознакомиться с меню...' 'Коньяку', - попросила она, садясь за столик. Официант исчез. Негромко играла безобразная музыка, и пьяница у окна курил папиросу. Дым был солоноватым и приторным, дешевый дым от дешевого табака. Саша одним махом выпила принесенный коньяк, заказала еще и стала ждать.
  Стокрылый пришел без двадцати шесть. Прошелестев пиджаком, оседлал стул, поправил очки, накрыл Сашины руки своими. Саша не пошевелилась.
  - Прости, котенок, - быстро сказал он. - Дела.
  - Мог бы позвонить, - сказала она.
  Стокрылый заворочал головой:
  - Сначала очень занят был, потом - за рулем. Ехать пришлось побыстрее, не до телефона... Ну, прости, а? Как ты? Официант! - в сторону. - Ну, не молчи, рассказывай. Что стряслось? Простишь старую ворону?
  Перед Сашей все еще стояла вторая, нетронутая рюмка. Она выпила, закашлялась и сквозь кашель вытолкнула слова:
  - На... ачальство спрашивает, почему так... так долго. Черного надо искать.
  Она подавила приступ коньячной тошноты и выдохнула, морщась:
  - Выгнать обещали.
  Стокрылый покивал. Его лицо хранило печальное, рассеянное выражение. Словно узнал, что у его любимой золотой рыбки - плавниковая гниль, и долго рыбка не протянет.
  - Сколько ты продержишься? - просто спросил он.
  Саша задохнулась. Как же... Ведь он должен был - помочь... Ах, глупая, глупая кошка. Ведь это ты сама решила, что он что-то тебе должен.
  - Мне дали срок до конца месяца, - сказала она как можно ровней. - Неделю.
  Стокрылый мягко улыбнулся.
  - Неделя - это очень много. Знаешь, в России после войны деревни строили всем миром. Если у кого хату разбомбили или сожгли, то со всей округи, кто мог, приходили отстраивать заново. Глину месили ногами, лошадьми. Бабы, дети камыши на крышу резали. Полста человек дом возводили. И как раз за неделю управлялись. А еще через неделю на крышу прилетали аисты, - взгляд его стал мечтательным, - гнездо вить...
  Он вдруг протянул руку и провел рукой по ее волосам:
  - Успокойся, девочка. Ты нужна мне. Друг познается в беде, а сейчас, похоже, беда совсем рядом. А?
  Она закрыла глаза.
  - Ле-о, - сказала она трескучим голосом.
  - Да, мое сокровище...
  - Лео, что мне делать-то?
  - Пообещай сначала, что не будешь плакать.
  Она кивнула, но Стокрылый, взяв ее лицо в ладони, повторил:
  - Обещаешь?
  - Обещаю, - сказала Саша, и он отнял руки от ее лица, и улыбнулся. Саша глядела на него и диву давалась: еще секунду назад был другим, нежным, ласковым, а теперь снова мгновенно перевоплотился в бизнесмена. Как это ему удается? Стокрылый снял очки и стал протирать линзы.
  - Так, - задумчиво сказал он. - Что тебе делать. Я скажу, что тебе делать. Затаись. Уйди на дно. Скажись больной, сделай вид, что на тебя напали хулиганы. Скажи, что умерла в Клязьме любимая бабушка. Бабушка - это хлеб, кстати: почему-то на бабушкины похороны всегда отпускают, бабушки даже надежнее, чем тетушки... Нет, правда. А сама - на дачу. Малину будешь собирать, или крыжовник - что у тебя на даче есть. Правда, придется нам видеться реже, - он вздохнул, - но это ненадолго. Мне всего-то нужна как раз неделя.
  - А потом? - с нажимом спросила Саша. - Что потом будет?
  Стокрылый закончил протирать очки и посмотрел сквозь них на свет.
  - А потом, - торжественно сказал он, - я тебе позвоню и дам инструкции.
  Саша поглядела на него ошеломленно, а он улыбнулся и крикнул:
  - Официант! Ну где вы там?
  Все было хорошо. Снова - как всегда, как раньше, как обычно. Снова Саше стало легко-легко. Не хотелось больше ничего, кроме как упасть перед Стокрылым на колени, и так остаться навечно... И тогда она незаметно под столом сняла левую туфлю, а потом примерилась, подняла ногу и каблуком правой изо всех сил наступила - на пальцы, на ногти, на живую, мягкую плоть. Боль была такая, что сами собой в кулаки собрались пальцы, затискивая накрахмаленную ресторанную скатерть. Стокрылый удивлено глянул на Сашу, а Саша улыбнулась - вежливо, как самурай со вспоротым животом - и спросила:
  - Зачем... тебе... Черный?
  
  Глава 3
  Бэк ту вайлднесс
  
  - Почему ты на ночь-то не остаешься?
  Дина вздохнула. Постель была широкая-широкая, как целая страна. Маленькое государство со своими нравами, обычаями - местные жители очень любят сон и секс, и ненавидят работать. Государство с собственной валютой, единственной в мире валютой, которую надо перед употреблением доставать из упаковки. Кроме того, у нас - кровать-монархия: есть король. И королева. Вообще, кровати и государства во многом похожи. Бывают большие кровати и не очень - двуспальные империи и карликовые диванчики-кушетки. Бывают кровати благополучные, процветающие, плодотворно скрипящие каждую ночь, и кровати, через которые поссорившиеся супруги проводят границу. Бывает даже так, что в кроватях кто-то рождается, обеспечивая прирост населения, или умирает, передавая свою бывшую постель наследнику матраса, узурпатору спинок резного дерева...
  - На ночь-то останешься сегодня? - опять спросил Черный, откинув одеяло. - Никогда не остаешься.
  Дина качнула головой. Врать легко. Надо только поверить в собственное вранье, и тогда врать - легче, чем говорить правду.
  - У меня график, - терпеливо сказала она, - режим. Понимаешь? Встаю в шесть, готовлю диетический завтрак. Думаешь, вот это все просто так дается? - она провела ладонью по бедрам, намеренно круглым жестом огладила плоский живот. - Потом полтора часа до работы, арбайтен по-стахановски. Дважды в неделю - к тебе, на другой конец города. Чтобы от тебя до работы добраться - это вообще два часа с гаком. Вот поеду от тебя ненакрашенная, без завтрака, в грязном белье. Что все скажут?
  Черный звонко шлепнул ее по попе:
  - Что скажут? Скажут - трахалась Динка всю ночь, счастливая...
  Он улыбался, по-кошачьи, во весь рот. Во все клыки. Дина ухмыльнулась, покачала задом, прыгнула ему на грудь, но он был начеку и после короткой борьбы оказался сверху. Она забила ногами, отталкиваясь, чувствуя пятками его пресс - словно из твердой резины - и почти сбросила Черного, но тот увернулся, каким-то необычайно ловким захватом сдавил ей кисть, плечо, шею - все вместе, так что она тихонько завопила от игрушечной боли и покорно вертанулась на живот.
  - Ага, - пропыхтел он самодовольно, устраиваясь на ее бедрах.
  - Ага, - пискнула она, - были бы у меня когти, ты бы сейчас кишки... ох... собирал... ай...
  - Были бы у меня когти, - возразил он, - я бы тебя вообще не спрашивал... А?
  - Пусти, дурачок, - сказала она в подушку.
  - А вот и не пущу... Пообещай что-нибудь.
  Дина раздумывала секунду.
  - Ну, например... - начала она.
  И тут в замке повернулся ключ.
  Черный зашипел и вскочил. 'Приехали', - сказал он. 'Лео?' - спросила Дина - потому что Черный так называл Стокрылого. 'Ну, а кто еще', - откликнулся Черный, натягивая на голое тело джинсы. Дина метнулась к окну: на секунду ей показалось совершенно естественным в этих обстоятельствах лезть обнаженной на стену дома, обвязавшись веревкой. Веревка лежала тут же, дожидаясь своего часа. За последние три недели Дина наловчилась лазать по стенам, и теперь без лишних слов принялась вязать петлю вокруг груди. Веревка вырывалась из пальцев, обжигала кожу. 'Куда? - рявкнул Черный. - Совсем уже? Под кровать, под кровать лезь'. Дина застыла. Кровать была высокой, поистине королевской, кругом до самого пола обшитой резными досками. Между досками и полом оставалось не больше десяти сантиметров. Средних размеров кошка проскользнула бы под кровать с легкостью, но Дина была, скажем, несколько больше средних размеров кошки.
  Наружная дверь - цельнометаллический шедевр - с негромким, домашним скрипом распахнулась. На очереди была внутренняя дверь, обычная, из ДСП и досок. 'Давай! - отчаянно зашептал Черный. - Полезай!' Он нагнулся, схватившись за край кровати. Мускулы на спине вздулись, Черный застонал от натуги: 'Быстрее, ну!' Ноги его дрожали. Дина кое-как сбросила недовязанную петлю, кувырнулась в распахнутую деревянную пасть - видно было, сколько там скопилось пыли, мусора - и Черный, сказав: 'Ложись!', опустил кровать на пол.
  Под кроватью оказалось просторно. Хватило места, чтобы перевернуться с боку на бок, и можно было даже вытянуть руки, продавив наружу матрас. Дина тут же представила, что она - египетская принцесса, которую похоронили заживо, и что она силится открыть тяжеленную крышку каменного саркофага. Впрочем, ей от этого стало жутко. Отбросив мысли, она стала глядеть в узкую щель над полом. Ноги Черного подошли к веревке: он все еще хромал, хотя ходил без костылей. Конец веревки несколькими пинками отправлен был под батарею.
   Только после этого Черный надел тапочки и поднял валявшуюся на полу рубаху.
  - Ну, где ты там? - раздался из прихожей голос, который Дина тут же вспомнила (и тут же пожалела, что вспомнила).
  - Иду, иду, - ворчливо отозвался Черный. - Поспать не даешь человеку...
  Сразу после этого он шепотом выругался, а еще секундой позже матрас над Диной прогнулся и заскрипел. Она сообразила, что вся ее одежда осталась наверху. Черный промял матрас еще в нескольких местах, опять выругался и слез с кровати. Затем прямо в лицо Дине полетели ее скомканные трусики, за ними последовала юбка, блузка и прочее. Последним под кровать влетел ремешок, пряжкой едва не выбив Дине глаз.
  - Иду! - еще раз крикнул Черный и захромал прочь из комнаты. Уходя, он задел рукой по двери, но та была тяжелой, из дорогого дерева, и, лениво качнувшись, осталась полуоткрытой - почти как была. Дина слышала удаляющиеся, неровные шаги Черного, слышала приветственные возгласы, даже, кажется, уловила шелест, с которым обменялись рукопожатием Черный и Стокрылый. Потом заговорили негромко, о чем - непонятно. Дина решила одеться. Мало ли что, вдруг потом времени не будет. Под кроватью воздушными комками летала пыль. Черный не утруждал себя уборкой, и пыль в квартире лежала по углам небольшими серыми сугробами. Это печалило Дину, ибо не убирают обычно там, где не собираются надолго задерживаться. Впрочем, утешала она себя, Черный всегда был жутким неряхой. Она кое-как натянула одежду, устроилась посреди пыльных сугробов поудобнее и принялась слушать.
  Сначала почти ничего не было слышно. Из соседней комнаты доносились какие-то щелчки, негромкие возгласы, шаги. Потянуло дымом. Дина решила было, что на улице подожгли мусорный бак, но потом сообразила, что это ритуальные палочки. Слишком явственными были ноты сандала и еще каких-то благовоний, хотя в целом запах выходил довольно гадостный. 'Пантеру поставь', - непонятно сказал Черный. Опять щелчки. 'А без этого нельзя?' - спросил Черный очень недовольным голосом. Стокрылый быстро, успокаивающе забормотал. 'Ну, ладно, - проворчал Черный. - Запускай, что ли'. С минуту было тихо. Потом Дина услышала нарастающий гул. Поначалу звук был низким и вибрирующим, затем стал повышаться, одновременно усиливаясь. Будто взлетал реактивный самолет, только маленький. Дине вдруг стало страшно, она почему-то подумала, что в соседней комнате вправду стоит реактивный истребитель, игрушечный, но вместе с тем настоящий. Ей вспомнился старый рассказ Кинга, про то, как человека убили игрушечные солдаты. Гул стал невыносимым. Дина зажала уши, но от этого стало еще хуже, потому что гул загадочным образом усилился. Еще немного, и она бы стала кричать. Но тут она услышала слова. Стокрылый забубнил на каком-то мертвом языке, словно читал не то стихи, не то мантры. Время от времени он громко, четко произносил: 'Пятьдесят два... Пятьдесят два... Пятьдесят два...' Это было так странно, даже смешно, и Дине захотелось смеяться, но в этот момент в соседней комнате зарычала пантера.
  В том, что это была именно пантера, Дина не сомневалась. Она, как и многие хинко, любила смотреть передачи про животных и знала, как рычат крупные хищники семейства кошачьих. Сейчас в комнате по соседству была именно пантера - Дина узнала это хриплое 'у-о-оу-р-р', мяуканье, переходящее в рев. Пантера рычала долго, протяжно, и в реве было столько ярости, сколько Дине не приходилось слышать за всю жизнь. Этот звук был сама концентрированная ненависть, злоба в чистом виде. То, что заставляет военных палачей топтать сапогами пленников. То, что движет кулаками пьяных мужей, до смерти забивающих собственных жен. То, что живет в уме футбольного фаната, раздирающего рот противнику. Все это было в реве пантеры, тысячекратно усиленное и помноженное на себя.
  - Убить, - забубнил вдруг Стокрылый. - Убить. Убить. Убить...
  Дина зажала уши и зажмурилась. Так она пролежала довольно долго, а когда осмелилась, наконец, отнять от ушей ладони, то обнаружила, что все закончилось. Из соседней комнаты доносились только стоны Черного и странные металлические щелчки, в точности повторявшие те, что она слышала в начале.
  - Ну, все, - сказал Стокрылый устало. - Через пару дней повторим, потом тренировки начнем. Ты с биноклем упражнялся?
  - Не-е, - произнес Черный. Чего в этом возгласе было больше - человечьего голоса или звериного рычания - Дина сказать бы не смогла.
  - Напрасно, - сухо заметил Стокрылый. - Значит, упражнения будут под моим руководством.
  Черный рыкнул.
  - Ладно, - сказал Стокрылый, и Дина услышала его шаги. Шаги удалялись. - Готовься морально и отдыхай. Аб хинк...
  - Аб хинк, - слабо откликнулся Черный. Он оставался в комнате.
  - Не вставай, - крикнул от двери Стокрылый. - Увидимся!
  Проскрежетал короткую песню замок, и в квартире стало тихо. Тишина была долгой, она пахла тяжелым дымом ароматических палочек, тишина давила и пугала, и больше всего хотелось эту тишину сломать: громко сказать что-нибудь, или хлопнуть в ладоши, или просто закричать. Но Дина боялась, что она ошиблась, и Стокрылый еще здесь - притворился, что ушел, а на самом деле затаился и ждет. Когда она выползет из-под кровати, то он, как стервятник налетит на нее и станет душить, а Черный ничем не сможет помешать, потому что Стокрылый превратил Черного в зверя, в пантеру, и посадил на цепь, и теперь Черный только и может, что рычать, а кормить его Стокрылый будет человечиной, он сам сказал - пятьдесят два человека, и первой будет как раз Дина...
  - Ты как тут, живая? - спросил Черный над самым ухом. Дина вздрогнула так сильно, что стукнулась затылком об пол. Черный стоял на коленях и, пригнувшись к самому полу, обеспокоенно смотрел на нее.
  - Выпусти меня, - велела она.
  Он поднял край кровати, на этот раз намного ниже. Дина едва смогла вылезти. Потом Черный с грохотом уронил кровать, окончательно добив тишину. Дина уселась на разворошенные простыни, отряхивая с одежды пыль и паутину.
  - Сядь-ка, - сказала она. - Посиди.
  Черный повиновался. Только сейчас Дина заметила, что глаза у него ввалились, что он тяжело дышит, и что лицо у него белое, как манная каша. Ей стало его жалко до слез, но слишком многое надо было узнать. Глядя ему в глаза, она спросила:
  - Что такое пятьдесят два?
  Черный потер шею, зажмурился.
  - Не понимаю, - сказал он. - Какие пятьдесят два? Где ты это слышала?
  - Так, - сказала Дина. - Не понимаешь, значит... Что это гудело?
  - Гудело? - бестолково переспросил Черный. - Ах, это. Сам не знаю, такая, знаешь, хрень паршивая... Послушай, киска, ты вот что... Тебе в это вовсе ни к чему вляпываться.
  - Нет уж, Макс, - сказала она, постаравшись, чтобы в голосе звучали твердость и упрек (правда, старания ее пропали даром). - Я уже в это вляпалась. Давай-ка рассказывай, что там у вас происходит. Что этот подлец чертов с тобой делает. Почему такой вой стоит. Я чуть от страха не умерла, - продолжала она, возмущаясь все больше. - Ничего себе 'не вляпывайся'.
  Черный молчал.
  - И что это за пятьдесят два человека, которых кто-то должен убить, - добавила она.
  Черный молчал.
  - Почему-то мне кажется, что это ты должен их убить, - закончила Дина.
  - И почему это тебе так кажется? - медленно спросил Черный. Он принялся обгрызать заусенец на мизинце.
  - А там больше, знаешь ли, никого не было, в комнате, - сказала Дина, дивясь собственной логичности. - Только ты и эта ворона.
  - Ворон, - машинально поправил Черный.
  - На вкус никакой разницы, - сказала Дина. - Так что там у вас?
  Черный вздохнул.
  - Не отстанешь ведь, - тоскливо сказал он.
  - Не отстану, - согласилась Дина и закинула ногу на ногу.
  Черный улегся на постель. Делал он это медленно, в три разделения, морщась - видно, снова заныли ноги.
  - Значит, так, - сказал он. - Если коротко, то этот псих... э-э, он собрал вокруг себя секту. Ну, секту - не секту, по его рассказам выходит, что это самые обычные хинко, как мы с тобой. Во-от... Их ровно пятьдесят два человека, и он хочет, чтобы они вроде как... э-э... вернулись. Вот. Аб хинк.
  - Что значит - вернулись? - спросила Дина. - И при чем тут 'аб хинк'?
  - Ну... - Черный зарылся в подушку, закряхтел. - 'Аб хинк' - это, вроде как, значит, 'отсюда', 'прочь'. Вроде как, айда на свободу, братцы, и все такое. Бэк ту вайлднесс.
  - 'Аб хинк', - сказала Дина, - это просто красиво звучащее наречие. На латыни. Само по себе оно, по-моему, вообще не употребляется. А что там насчет 'вернулись'?
  Черный сел не кровати.
  - Слушай, - сказал он нетерпеливо. - Я же сказал, что он псих. Он пронюхал, что я могу наводить порчу. И почему-то вбил себе в голову, что в моих силах порешить полсотни людей. Силой мысли, так сказать. Какие-то сказки приплел, 'Тотем-о', знаешь... Что-то там с трупами делать собирается, какую-то кровавую мессу устроить. Ну, это уже без меня. Вообще, сам я в это ни на грош не верю, но он пообещал... ну, сама знаешь, что. Я и согласился.
  'Дурак, - подумала Дина с ужасом. - Боже мой, какой дурак'. Она вспомнила, как Тим пришел со своего единственного 'боевого вылета' - пепельно-бледный, молчаливый, полез в ванну, а Дина в это время стояла сзади, держа ненужный халат. У Тима на шее, под волосами она тогда увидела бурые точки, будто коричневой краской сбрызнули сквозь дуршлаг. Неотмытая запекшаяся кровь. Чужая кровь.
  - Он первый начал, - продолжал Черный.- Я ему никаких гарантий не давал.
  - Да, - сказала Дина.
  - Чего ты так смотришь? - спросил Черный. - Ну Дина, киска. Это же бизнес... Сделаю, что в моих силах. Он, правда, какое-то шаманство дурацкое затеял... да ты слышала все. Ерунда какая-то. Короче, я так решил: сделаю все, как он хочет. Чтоб ему потом не отвертеться было.
  - Да, - сказала Дина.
  У Черного не было 'боевых вылетов'. Он не знал своей силы. Не видел, на что способен. Не отмывал кровь, въевшуюся в кожу. Не смотрел на трупы тех, кого убил. Он просто пялился на фотографии и злился - как Тим. Когда-то. Для Черного, вечного игрока, этот договор был очередной игрой. Только Черный не вполне представлял себе размер ставок.
  - Ворон при любом раскладе не станет права качать, - заключил Черный. - Он же меня, как огня, боится.
  - Да... - сказала Дина, - да...
  - Что - да?
  - Да, - сказал Дина. - Боится. Как огня. 'Слушая Тотем, поступишь верно, - подумала она. - Пусть все будет, как есть, пускай все идет своим чередом, неужели я недостаточно настрадалась... Слушая Тотем, поступишь верно...'
  Ей вдруг вспомнилось, как эти слова произнес бритый бандит - с изуверским спокойствием, предательски дружелюбно.
  Слушай голос Тотема.
  - Иди ко мне, - сказала она.
  И они продолжили то, что начали несколько часов назад.
  'Возлюбленный, возлюбленный... прекрасный, первый из равных'.
  - Ну, что ты, что ты... - говорил Черный. - Все будет хорошо... Я сделаю, как он просит... и все.
  - Да.
  'Каждый волос твой - что алмазный, каждый шаг твой - радость для земли. Глаза твои - что зеленые луны, длань - что серп судьбы, движения - будто волны в море'.
  - А потом я уеду, как хотел. И денег много будет, и вообще.
  - Да.
  'Так разделим же удачу, ибо краток наш век, и жестоки враги наши; страданием полнится земля, и предки скорбят об усопших'.
  - А потом... Потом ты ко мне приедешь.
  И, хотя он сказал это в первый раз, и Дина ждала этого больше всего на свете, она ответила только:
  - Да.
  'Станем же, словно ветер, легки; словно вода, непреклонны. Станем быстрыми, словно жаркое пламя, и, подобно земле, неустанными будем в делах'.
  - Хорошо... - прошептал он.
  - Да, - сказала она.
  'Радость, любимый, великое чудо грядет'.
  Слушая Тотем, поступишь верно.
  Но не надейся, что тебе от этого станет лучше.
  Когда они закончили, Дина сразу встала, оделась и принялась обвязываться веревкой.
  - Когда в следующий раз придешь? - спросил Черный. Он не стал подниматься с кровати. - Давай послезавтра. Ворон каждые три дня прилетает, не хотелось бы, чтобы как сегодня... Сегодня он что-то из графика выбился.
  - Да, - сказала она.
  - Так когда придешь? - повторил он.
  Дина открыла окно и встала на подоконник.
  - Скоро, - сказала она.
  
  Глава 4
  Если что
  
  Теперь она была словно пилот бомбардировщика. Звено вышло на цель, палец в толстой перчатке лег на кнопку сброса, люк открылся, и набитые взрывчаткой цилиндры полетели вниз, к земле. Это уже конец - хотя конец еще не наступил. Можно жалеть о содеянном, можно умолять бомбы вернуться, можно просто плакать и кричать - все равно это ничего не изменит. Дина точно знала, что чувствует пилот за секунду до того, как его бомбы коснутся земли. Радость. Радость, что больше от тебя ничего не зависит. Потому что дальнейшее - целиком в руках судьбы.
  Всю ночь она думала. Она и забыла, что это такое: по-настоящему думать. Последние полгода ее ум был занят совершенно другими вещами. Страданием. Страхом. Раскаянием. Воспоминаниями - о, Тотем, сколько же она вспоминала! Говорят, недавно создали компьютер, память которого может вместить события жизни человека за год. Можно привязать к себе камеру и снимать себя - сутками напролет, как ходишь, разговариваешь, улыбаешься, ешь, плачешь, испражняешься, занимаешься сексом, засыпаешь, спишь, просыпаешься, работаешь. И так целый год. А потом можно будет сказать: ну надо же! В этом компьютере - все, что я делала, начиная с первого января! Глупо, конечно. Но Дина долгое время сама была таким компьютером. Она помнила каждую секунду, проведенную с Черным. Каждое прикосновение, каждое слово. Каждую ласку и каждую ссору. С того самого дня, когда Саша сказала, что Черный мертв, и до той секунды, когда он позвонил, живой и здоровый - Дина только и делала, что вспоминала.
  Потом всему этому настал конец. Черный оказался жив. И было счастье, ровно три недели. Оставался, конечно, страх перед Тимом и перед Стокрылым, и даже перед самим Черным, ведь он теперь тоже был смертоносным сфинксом. Но все равно Дина была счастлива. Она карабкалась по пыльному бетону на огромной высоте, она врала Тиму, она врала подругам, начальству и сотрудникам - и все-таки она была счастлива.
  И ведь все это могло продолжаться. Черт-те где, в странной Ирландии, о которой так мечтал Черный. Под страхом поисков Тима. Под страхом поссориться с Черным. Но счастье могло продолжаться, и Дина имела на это полное право.
  Слушай голос Тотема.
  ...Они падали, скребли ногами, закатывали глаза, захлебывались рвотой в приступе аппендицита. Они вскидывали руки, пластались в неуклюжем, безнадежном прыжке, слыша краткий визг тормозов и хруст своих костей о жестокий бампер. Они валились в пустоту, неловко нагнувшись над кромкой балкона, и последние секунды, которые отделяли их от земли, были целиком заняты мыслью: 'Не может быть'. Они умирали, скорчившись, как эмбрионы, царапая грудь, слыша брань врачей 'Скорой'. Они умирали, с бесконечным удивлением глядя на розовый фонтан, бьющий из собственной груди, слыша запоздалый выстрел, который, как всегда, не успел за шальной пулей. Они умирали, до последнего стараясь не паниковать, зажимая артерию, роняя скользкий от крови телефон, нагибаясь, чтобы его подобрать, вспоминая, что денег на счете нет, набирая заветные '112' - и слушая гудки, набирая полузабытые '08' - и слушая те же гудки, уже теряя сознание, набирая всему миру известные '911' - и не слыша бесстрастного: 'Дежурный на линии' - они умирали.
  Умирали. От глупых, нелепых, случайных смертей
  Всего их было пятьдесят два человека.
  А может, все будет не так, и они умрут гораздо проще и быстрее. Прямо на глазах у Черного.
  Слушай голос Тотема.
  Дина слушала голос Тотема всю ночь: ей нужно было захотеть. Хотеть оказалось очень трудным делом, труднее, чем делать, труднее, чем думать, и уж намного труднее, чем вспоминать. Но она захотела. Теперь она могла делать то, что хотела. И была уверена, что поступает верно.
  Прежде всего нужно было встать в шесть часов утра. Провалявшись без сна почти всю ночь. Если бы кто-нибудь спросил Дину потом, сотни лет спустя - что было труднее всего? - она, не сомневаясь, ответила бы: проснуться. Встать под противный писк будильника. Напрячь мышцы живота, опереться на руки, сесть и спустить ноги с кровати. Вот на этом она чуть не сломалась. Открыть глаза Дина позволила себе только в ванной, куда пробралась на ощупь. Дальше все было значительно легче. Маршрутки в пол-седьмого утра ходили часто, народу было не так много. Дине досталось сидячее место, и она едва не заснула опять. А может, и заснула, не заметив: выходить было скоро, на конечной.
  Боб и Саша жили в новом, пятнадцатиэтажном доме. 'Совсем как Макс', - ежась от недосыпа, подумала Дина. Предрассветная серость, пахнущий гарью туман, пронизывающий до костей холод. Она скорым шагом пошла к двери, надавила кнопки на домофоне.
  Ждать пришлось долго. Гудок, гудок. Гудок, гудок. 'Неужели опоздала, - думала Дина. - Не может быть, чтоб у обоих дежурство. (Гудок, гудок.) Такого невезения просто не бывает, это несправедливо. Кто-то должен быть дома. (Гудок, гудок). Хорошо бы Боб. Ему можно просто все рассказать. И посмотреть на его лицо, когда он узнает. (Гудок, гудок). Если там только Саша... Если там только Саша, тогда еще проще. Даже говорить ничего не придется. Просто войду, сяду и буду молчать (Гудок, гудок). Буду молчать, пока она сама не заговорит. Главное, при этом не заснуть. (Гудок...)'
  - Да! - раздраженно сказал голос Боба.
  - Боб, привет, это я, - сказала Дина, и, поскольку Боб молчал, добавила: - Открой, пожалуйста. Погово...
   Домофон разрешающе пискнул. Дина рванула на себя холодную, покрытую утренней влагой ручку, взбежала по лестнице. Бежать старалась как можно быстрей, чтобы от бега колотилось сердце, чтобы самой не замечать, как без того колотится оно от волнения. Дверь квартиры уже была наготове. Сквозь узкую щель тянуло сонным теплом, запахом кофе, каким-то неповторимым, вкусным ароматом чужой квартиры. На мгновение Дине стало ужасно жалко Боба и Сашу (особенно Сашу) но она переступила порог, увидела Боба - босиком, в одних трениках - и вспомнила, что отныне она лишь пилот бомбардировщика.
  ...Стокрылый, сволочь, тварь психованная. Это ты во всем виноват. Что ты сделал с моей верой. Что ты сделал с великой, древней религией. Люди шли к тебе за помощью, а ты устроил им промывку мозгов. Ты поплатишься, пернатая дрянь.
  Но сначала поплатятся мои друзья. Я - бомбардировщик, я - бомбардировщик...
  Боб, словно догадывался о чем-то, без единого вопроса впустил ее в дом, провел на кухню. Налил кофе. Кофе Дина терпеть не могла, но сейчас, обжигаясь, отпила жадно несколько глотков и без предисловия сказала:
   - Я знаю, где Черный.
  Боб мог бы сказать: 'Он же умер'. Мог бы сказать: 'Я тоже знаю, где он, Дина. Он - на небесах, а теперь иди домой и выспись'. Мог бы сказать: 'Что? О чем ты говоришь?', или 'Чушь какая-то', или 'Ну-ка повтори'. Но он превзошел все ожидания Дины, потому что спросил:
  - Где?
  Глядя на маслянисто-лаковую поверхность кофе, Дина проговорила:
  - Его прячет Лео Стокрылый. Он устроил Максу побег и заключил с ним договор. Макс должен убить много людей, Стокрылый за это даст ему денег. И еще кое-что даст... но это неважно. Я не знаю сроков, надо все делать как можно быстрей.
  Подумав, она добавила - все-таки, это было очень важно:
  - Сбежать Черному помогла Саша.
  Потом она снова взяла чашку и только тогда заметила, как сильно дрожат руки.
  Боб повторил:
  - Где?
  Дина спохватилась, ведь он спрашивал именно об этом, а она забыла сказать, но тут она заметила, что Боб смотрит не на нее, а куда-то ей за спину, туда, где был выход из кухни, и тогда Дина, обернувшись, увидела Сашу.
  Саша улыбнулась ей, слабо-слабо. Подняла руку в тотемном приветствии.
  - Доброе утро, сестренка, - сказала она. Дина не знала, что сказать, и Саша добавила: - Извини, мне с Борей... на пару слов.
  Боб поднялся и вышел из кухни, задев по дороге Сашу плечом. Саша снова улыбнулась - она была в ночной сорочке - и сказала Дине:
  - Догадывался ведь...
  Она махнула рукой и вышла вслед за Бобом.
  Их не было минут двадцать. За это время Дина успела задремать, положив голову на стол. Очнулась она оттого, что кто-то осторожно тряс ее за плечо. Над ней стоял Боб, рядом была Саша. Оба уже были одеты, Боб - по форме, Саша - в свой обычный полувоенный костюм-двойку.
  - Собрались? - спросила Дина бестолково. Саша сказала:
  - Прости.
  Дина качнула головой:
  - Ну, и что вы будете делать?
  Боб аккуратно, по-мужски присел на краешек табуретки.
  - Думаю, Сашке надо представить все так, будто она сама нашла Макса, - сказал он. Деловито сказал, рассудительно. - Тогда у нее хоть какая-то надежда есть. Если что, свидетелей найдем. Так что... - он посмотрел на часы, - она сейчас к себе, опергруппу готовить. А я ребят возьму, туда подтянемся. Мало ли что.
  Саша смотрела на Дину сухими глазами. Вот оно как, подумала Дина. Значит, простил. Может, еще раньше простил.
  - Ты мысли можешь читать, да? - спросила она Боба невпопад. Тот не удивился:
  - Мысли не могу, настроение чувствую. Картинку снять могу, но только, если мне ее по своей воле покажут. Все волки так умеют.
  Саша стояла прямая, как новогодняя елка. Дина начала злиться. Вот оно как, подумала она опять. Поговорили, обсудили, помирились и снова готовы к охоте. К совместной охоте, прошу заметить. Семья, ячейка общества. То есть, вы - благородные, а я - шлюха подзаборная... мне любимого предать - это всю жизнь мучаться... а вы уже помирились...
  Бедный Тим, вдруг подумала она.
  И разозлилась.
  - Черный вас убьет, - сказала она. - Только суньтесь. По асфальту размажет. И кишки по деревьям развесит. Его Стокрылый натаскивал. Рассказать, как? Рассказать?
  Боб посмотрел на нее.
  - И тебя, - сказала Дина Саше, - за то, что чудище из него сделала. Ты и вся ваша кодла. И тебя, - это уже Бобу, - просто так, за компанию... когда эту ее опергруппу будет на куски рвать. Всех.
  - Успокойся, - сказал Боб, и она замолчала.
  - Что ты предлагаешь? - спросил Боб.
  Дина в несколько глотков выхлебала остывший кофе. В голове словно зажгли прожектор. Самое страшное было позади. Самое страшное оказалось самым стыдным, самым противным. Теперь можно было и впрямь успокоиться.
  - Сейчас, - сказала Дина, - Сашка едет на работу. Не спеша, вовремя. По дороге ей придется придумать красивую историю про то, как она нашла Черного. Как - неважно, главное, чтобы все сходилось. На первый взгляд хотя бы. Едет, значит, приезжает... и собирает группу захвата. Небольшую, без шумихи, без начальственного ведома. Сумеешь? - спросила она Сашу, и Саша кивнула.
  - Возьмите на всякий случай сеть какую-нибудь, - посоветовала Дина. - Или шокеры. Только не переусердствуй... те. Если с Максом что-нибудь случится - ответишь.
  - Потом... на пару слов, - ответила Саша. И что ей эта далась эта пара слов, подумала Дина. Может, заклинание какое знает...
  - Так, - продолжила она. - Значит, Саша не спеша - не спеша! - едет на работу, берет там нескольких людей и отправляется к Максу. А мы с тобой, Боб, тем временем тоже едем к Максу. Только очень быстро. Очень-очень быстро. И чем быстрее выедем, тем будет лучше.
  - Зачем? - спросил Боб. - Прощаться будете?
  - Дурак ты, пес, - сказала она, не сдерживаясь. Боб никак не отреагировал, только сморгнул. - Я его уговаривать буду. Чтобы вы все живы остались.
  Воцарилось молчание.
  - Спасибо тебе, - неожиданно сказала Саша.
  Дина заглянула на дно кружки. Кружка была пуста.
  - Поехали, - сказала она. - Скорее.
  - На пару слов, - напомнила Саша. Боб поднялся - жалобно скрипнула табуретка.
  - Пойду, мотор прогрею.
  Дверь захлопнулась. Дина осталась сидеть, Саша осталась стоять.
  - Помирились? - спросила Дина безучастно.
  Саша села на корточки.
  - Он меня ударить хотел, - сказала она. - Рука дернулась. Но не ударил.
  Она помолчала.
  - Помирились, - сказала Дина. Саша несколько раз кивнула, глядя перед собой.
  - Ты меня считаешь дурой? - спросила она. - Только честно.
  Дина посмотрела на нее сверху вниз.
  - Ты хоть знаешь, зачем Черный нужен ворону?
  Саша стала раскачиваться, обхватив колени.
  - Не знаю. Он не сказал. Короче, если считаешь меня дурой, можешь считать дальше.
  'А ведь ей и впрямь важно мое мнение, - с удивлением подумала Дина. - Почему? Ах да...'
  - Знаешь, - сказала она, - на твоем месте я поступила бы точно так же.
  Саша продолжала раскачиваться.
  - В общем-то, я и поступила точно так же, - подумав, закончила Дина.
  - То есть, ты меня дурой не считаешь?
  - Еще как считаю.
  Саша встала, шагнула к Дине и обняла её. Дина осторожно погладила Сашу по спине. Спина была горячей и твердой.
  - Я поеду, - сказала Дина. - Попробую его уговорить.
  Саша выпрямилась.
  - Если что, вали все на меня, - сказала она с бедовым выражением.
  Дина усмехнулась.
  - Если что, - повторила она, поднимаясь. - Если что - мы все покойники.
  Она вышла из дома. 'Уазик' стоял у самого подъезда, наполняя двор ядовитым выхлопом. Дина забралась в машину, и Боб рванул с места.
  Некоторое время они ехали молча, с огромной скоростью рассекая утренний туман, одинокие на дороге, словно последние люди на земле.
  Потом Дина спросила:
  - И тебе плевать?
  Боб сказал:
  - Это наше дело. Только наше.
  Дина снова разозлилась. На минуту ей больше всего захотелось сказать, что она пошутила, соврала, чтобы всех подразнить. Сказать - и отправиться спать. И спать не меньше суток кряду. Тогда она ощутила бездонный ужас оттого, что было уже поздно, поздно, что она сделала непоправимое, упустила свое ненадежное счастье, быть может, навсегда. Но Дина тут же вспомнила, что теперь она - пилот-бомбардировщик. Бомбы уже летят к земле. Ей стало чуточку легче.
  - Здесь налево, - сказала она.
  - В том доме? - спросил Боб.
  - Да, - сказала она. - На пятнадцатом этаже.
  Боб открыл дверь. Почему-то его ключ подошел, может, случайно, а может, был у него какой-то особенный, ментовский волшебный ключ. Они вызвали лифт - Дина впервые ехала в этом лифте. Ничего себе кабинка, стены под дерево отделаны, и зеркала... Великий Тотем, ну и видок у меня. Под глазами будто синькой намазано. Останусь живой - высплюсь, решила она, и тут лифт остановился.
  - Что теперь? - спросил Боб. - Сюда?
  - Ну, - она ухмыльнулась, - на самом деле, нет. Но вход - именно здесь.
  - Это как? - не понял Боб. - Двойная квартира, что ли?
  - Типа того, - сказала Дина, открывая взломанную дверь, - двойная квартира... двойная жизнь... у всех - нормальная, у меня - двойная...
  Боб от двери увидел обвитую вокруг батареи веревку и покачал головой.
  - Так, - сказала Дина,- я сейчас лезу. Потом, если что, тебе звоню.
  - Если что? - спросил Боб. Он глядел неприятно, сведя брови, и глаза у него были, как маленькие лампочки.
  - Если смогу, - уточнила она, привычно обвязалась веревкой и открыла окно. Несколько секунд Дина стояла на подоконнике, наслаждаясь ветром и свежестью, что разом прогнали сон, а потом крепко взялась за веревку и шагнула за окно, ловя ступнями стену.
  Окно у Черного было открыто. Она спустилась в домашнее тепло. Медленно отвязала веревку. Обошла спальню - пустую спальню с огромной кроватью. Когда-то это была монархия, когда-то здесь кипели сражения во имя любви. Теперь это была просто большая кровать, неприбранная, с брошенным, скомканным бельем. Дина толкнула дверь в гостиную. Здесь они когда-то смотрели телевизор, и пили вино из запасов Стокрылого, и болтали о пустяках, старательно обходя плохие темы... Телевизор был здесь, и бар был здесь, а больше ничего не было. Ничего и никого. Дина заглянула в третью комнату, абсолютно пустую, непонятно для чего нужную - да, абсолютно пустую. И только когда она подошла к кухне - тогда-то и увидела она то, что могла обнаружить гораздо раньше, если бы ей не застили глаза возбуждение, страх и усталость.
  Дина толкнула незапертую дверь. Огромный плоский кусок стали со знакомым звуком повернулся на петлях. Блеснули жала хитроумного сейфового замка, спрятанные в железных гнездах. Потянуло холодом с лестницы.
  Здесь никого не было. Черный ушел, и ушел его странный покровитель. Здесь никого не было, квартира опустела, как выпитая бутылка яда. Здесь никого не было.
  Боб стоял на лестничной площадке - смотрел непонимающе, настороженно.
  - Его здесь нет, - сказала Дина. - Заходи, что ли.
  Не дожидаясь Боба, она вернулась в квартиру. Дойдя до спальни, бросилась на кровать. Зарылась лицом в простыни - ей показалось, что они еще теплые - вдохнула запах Черного. Горячо выдохнула ртом в подушку, потом всей грудью, медленно вдохнула опять - его, его запах, он здесь спал, долго, и сны, наверное, видел, и даже ее, глупую, наверно, иногда видел во сне, но чаще, наверное, свою Ирландию... А, к черту... Горло сжалось.
  Скрипнули пружины матраса. Боб опустился на кровать.
  - Я знаю, о чем ты думаешь, - сказала Дина. Она была благодарна Бобу за то, что он был здесь. Плакать при нем не позволяла гордость, а расплакаться сейчас она боялась больше всего.
  - Либо его кто-то предупредил... - начал Боб.
  - Либо он спер у меня шпильку, открыл замок и пошел погулять, - закончила Дина. Она наконец вынула лицо из простыней и посмотрела на Боба.
  Боб посмотрел на нее в ответ. Глаза у него были, как лампочки. Черные лампочки.
  - Вообще, - продолжила Дина, переворачиваясь на спину, - есть много вариантов. Например, что у Макса все это время был ключ, и что теперь он просто решил им воспользоваться. Или, что я тебя обманула и пустила по ложному следу. Наконец, можно предположить, что по чистой случайности Стокрылый именно сегодня решил Макса отсюда вывезти. Но все эти версии слишком логичные.
  Боб сел на кровать.
  - Не понимаю, - признался он.
  - Опоздали мы, Боря, - сказала Дина. - И как бы нам еще больше не опоздать. Это Саша их предупредила.
  Боб повертел в огромных лапах мобильник. Мобильник поскрипывал, но не сдавался.
  - Откуда ты знаешь? - спросил он.
  Дина покачала головой.
  - Очень просто, - сказала она. - На ее месте я поступила бы точно так же.
  Боб, видимо, решившись, нажал несколько кнопок на телефоне.
  - Но не поступила, - пробормотала Дина. - Не в этот раз.
  Боб сморщился и поднес телефон к уху. В ожидании ответа еще раз посмотрел на Дину.
  - Это ваше дело, - сказала она. Глаза слипались. Снова началась противная, мелкая дрожь от недосыпа. - Ты был прав.
  Боб, слушая гудки, покачал головой.
  - Уже не только наше, - сказал он.
  - Это ваше дело, - повторила Дина. - Разбирайтесь сами.
  - Саша, - сказал Боб в трубку, - все отменяется. Ну, вот так. Решили действовать по-другому. Да. Сейчас все собираемся у Ганиных. Жду тебя там. Все. Давай. Да. Да. Конечно. Жду.
  Он нажал на кнопку, обрывая связь.
  Дина приподнялась на локтях.
  - То есть, как бы все нормально? - спросила она с глумливым удивлением. - Типа, так и надо?
  Боб встал.
  - Нет, - сказал он. - Это я просто... делаю то, что лучше всего умею. Да.
  Дина подумала.
  - Лучше всего ты умеешь быть дураком? - предположила она.
  Боб отвернулся.
  - Поехали, - сказал он.
  
  Глава 5
  Побочный эффект
  
   - Поехали, - сказал Стокрылый. Черный сонно заморгал. Стокрылый возвышался над ним, как стервятник над падалью, и от него веяло уличным холодом.
   - Вы чего, Лео, - буркнул Черный. Он не выспался и чувствовал себя прескверно. Так всегда бывает, если не спал большую часть ночи. Просыпаешься словно пьяный, и кажется, что додумываешь ту самую мысль, которую начал думать, засыпая. Нет ничего хуже, чем проснуться по будильнику и обнаружить, что спал меньше часа - разве что роль будильника будет исполнять старый раздраженный ворон, замаскированный под человека. Заснуть получилось только под утро, всю ночь мерещились какие-то призраки по темным углам. Сначала то был Тим - старый друг, обманутый, изуродованный, засыпанный битыми кирпичами. Тим не был виден, а только чувствовалось, что он тут. Безгласное напоминание о том, что случилось по вине Черного. Черный переворачивался набок, стонал, закрывался одеялом с головой, и тут за плечами тихо возникала Дина. Славная девчонка, вдова, потерявшая мужа, вдова, которую теперь хотел бросить и любовник. Ну, может, не совсем бросить, он действительно собирался вызвать ее в Ирландию... потом, когда обоснуется и заживет спокойно, ирландей всех (то снова был Тим, мертвый и веселый). Может быть, через год. Или через два. Дина не жаловалась, только стояла сзади - он это чувствовал, точно чувствовал - и молчала. Тогда Черный рывком разворачивался, скрипя зубами от боли, и таращился в темноту. В темноте, разумеется, никого не было, и тогда Черный вставал, брел в сортир, глотал на кухне таблетки - обезболивающие, снотворные. Таблетки уснуть не помогали, зато вызывали к жизни сонм причудливых галлюцинаций. Некоторые грезы Черный мог чуть-чуть контролировать - обычное дело при страшном недосыпе, когда вроде бы видишь сон, но понимаешь, что не спишь. Близилось утро, галлюцинации становились все более странными, все более гадкими и подробными. А к утру они почему-то превратились в расцвеченные, яркие воспоминания. Обычные воспоминания, только очень скверные; едкое снадобье снов источало гниль, мертвечину.... Черный будто заново переживал все самое стыдное и гнусное, что с ним случалось в жизни. Это было ужасно, но он ничего не мог поделать, а только лежал в полудреме и вспоминал, вспоминал, вспоминал. Например, как в пять лет ему нравилось...
   - Поехали, поехали, - нетерпеливо проговорил Стокрылый и потянул за одеяло. - Тревога. Сценарий поменялся, твой выход - прямо сегодня.
   - Это вы о чем? - хмуро спросил Черный.
   - О том самом, - ответил Стокрылый раздраженно и вдруг закричал: - Да подымайся же ты, Тотема ради! Саша звонила, сказала - Отдел твой след взял. Они тут с минуты на минуту будут. Ну?
   Черный рывком поднялся и принялся одеваться. Натянув джинсы и водолазку, он сунул ноги в тапочки и, не дожидаясь Стокрылого, заковылял к выходу. Отдел взял след... С этого и надо было начинать, ворона щипаная. Сашку, значит, раскололи. Ну, что ж, долго держалась, молодец. Сколько прошло? Недели три, четыре? Около того, пожалуй: у него не было календаря. Черный медленно опустился на пол и стал зашнуровывать ботинки. В последний раз он надевал ботинки, когда бежал из проклятого санатория. Вот и грязь на подошвах осталась, комками сыплется - еще тогда запачкался, пока по лужам бегал. Словно и не было этих трех недель... Хотя нет, ноги порядком зажили. Значит, все-таки немало времени прошло. Теперь, глядишь, и убежать смогу, взаправду, без накачки.
   ...в пять лет ему нравилось давить ногами лягушек. Поймать и наступить, медленно, и смотреть, как изо рта у лягушки растет кровавый пузырь. Ну и сволочью же я был маленькой, мрачно подумал он. Жалко, что об этом так никто и не узнал - может, если бы тогда выпороли, то сейчас не так тошно было бы...
   - Ох, мать твою!! - услышал он голос Стокрылого. Черный удивился: кажется, впервые ворон открыто проявлял при нем эмоции. То есть, раньше эмоции за Стокрылым водились, но были процентов на девяносто актерской игрой, а на десять - просто враньем. Теперь же он был взаправду испуган. Стокрылый попятился в коридор, продолжая глядеть в окно спальни, хотя, кроме серого, затянутого тучами неба, там ничего не было видно.
   - Чего такое? - спросил Черный и встал, внимательно прислушиваясь к собственным коленкам. Коленки были недовольны, но бунтовать пока, вроде, не собирались.
   - Приехали за тобой, - сказал Стокрылый. - Я сейчас из окна видел. Повезло нам, что окна во двор...
   - Где повезло-то, - сказал Черный ошарашено. - Как мы теперь проскочим?
   Стокрылый, пыхтя, возился с замком.
   - Сейчас... - от натуги лицо его стало гвоздичного цвета. - Может... еще разок повезет... только тихо.
   Он отворил дверь и прислушался.
   Черный тоже прислушался.
   Где-то далеко внизу грохнула дверь. Спустя несколько секунд взвыли моторы лифта. Стокрылый перевел дух.
   - Побежали! - велел он.
   - По лестнице? - на всякий случай уточнил Черный.
   - Нет, по воздуху! - каркнул Стокрылый. - Придется потерпеть, раз уж они такие придурки, что на лифте поехали. Это же удача, шанс один на миллион... - последние слова он договаривал уже на бегу, резво топоча по ступенькам. Черному ничего не оставалось, как последовать за ним. 'Ни хрена не выйдет, - думал он. - Дверь не заперли даже. Сейчас они ворвутся внутрь, увидят сразу, что никого нет, и погонятся за нами...' Черный представил спецназовцев, которые бегут за ним по лестнице, и припустил вдвое быстрей. Колени зверски болели, но пока держались. И - о чудо - за Черным и Стокрылым все еще никто не гнался. Задыхаясь и хрипя, они вывалились во двор. Двор был безлюдным и промозглым.
   - А... машина-то ваша... - прорычал Черный. Он согнулся, держась за колени, радуясь мгновенной передышке, но Стокрылый потянул его за рукав:
   - За домом, близко, побежали скорее! Думаешь, я у всех на виду брошу...
   Пришлось опять бежать. Ноги болели так, что бег Черного по скорости приближался к прогулочному шагу. Черный с размаху наступал в лужи, разбрызгивал грязь, шатался, сопел и постанывал. Стокрылый, видно, понимая, старался бежать медленнее, делал множество мелких шажочков, поминутно оглядывался, сверкая очками. Помощь, однако, не предлагал. Да и какая от него была бы помощь - не на себе же он Черного понес бы...
   Спорткар действительно стоял за углом. При появлении Стокрылого автомобиль приветственно вякнул сигнализацией. Хлопнули двери - со стороны водителя, и потом, с большим запозданием, со стороны пассажира. Оказавшись в машине, Черный перестал сдерживаться, схватился за колено и стал вполголоса ругаться страшными словами. Стокрылый не мешал ему: заведя мотор, протирал очки, запотевшие в тепле после утреннего холода. ...Больно-то как, Тотем. А уж как ковылял враскоряку, стыдоба. Хоть и перед вороной, а все равно стыдно. Так стыдно, кажется, никогда не было. А, нет, вот еще было один раз...
  ....было один раз, да. Картинка, смазанная, будто смотришь старый телевизор со слабым сигналом. Черный, пятнадцатилетний, стоит в кругу одноклассников, пьет пиво, смеется и рассказывает. Тонька? Да, сладенькая. Было пару раз, потом бросил. Целуется клево. Только уламывать долго. И не страшно Черному, что к новенькой Тоньке он даже не успел ни разу подойти - ведь никто из приятелей тоже с ней еще не знаком, и проверить его слова невозможно...
   Стокрылый, выматерившись, рванул с места. На лобовом стекле поползли в стороны жирные капли, придавленные встречным ветром. Занесло влево. Занесло вправо. Тонко заверещали покрышки. Черный схватился за ручку двери и принялся обхлопывать куртку в поисках обезболивающих таблеток. А, да - в нагрудном кармане. Вот они, бриллианты, лучшие друзья девушек. Не забыл-таки. Таблетки были ужасно горькие, и от них немел язык, словно от уколов, какие делают стоматологи. Но это были настоящие бриллианты, и с ними не подружился бы только дурак. Только счастливый дурак, у которого ничего не болит...
   - Сейчас заедем ко мне, - говорил Стокрылый, не отрывая взгляда от дороги, и закрутил руль, поворачивая под немыслимым углом, - проведем последний сеанс, соберемся с силами, и вперед. Лекцию я назначил на полдень. Как закончим - сразу в аэропорт.
   Вот это дело, подумал Черный весело. Язык онемел совершенно. Бриллиант опустился по пищеводу в желудок и начал свое искрометное действие. Черному стало легко и отрадно. Сейчас все и закончится. Стокрылый получит свой куш, а я смоюсь. И пусть только попробует мне недодать хотя бы евро: знает ведь, падла, с кем имеет дело. Это же я, великий, могучий и беспощадный. Черный поймал свое отражение в зеркале заднего вида и задиристо подмигнул. Все было на мази. И от бабушки ушел, и от дедушки ушел, а от тебя, ворона припадочная, и подавно уйду... Все было о'кей. Только вот...
   ....только вот кто-то один нашелся тогда. Один смелый, наглый мудак, который в тот же день подвел к Черному новенькую - ничего не подозревающую, вежливо улыбающуюся - и сказал: 'Ну-ка, повтори, куда ты ее...' И Черный смотрел, как новенькая перестает улыбаться, а тот мудак, наоборот, улыбается все шире, все гаже, и Черный ничего не сделал - не дал ему в морду, не сказал ни слова девушке. Только стоял, глядя в землю, пока они не ушли.
   - Зараза! - заорал Стокрылый. Спорткар вильнул, Черного бросило грудью на ремень. Хорошо, что пристегнулся. - Смотри, куда прешь!
   Старик - плешивый, с головы до пят мокрый от дождя - вытаращил глаза, покрутил у виска пальцем и пошел своей дорогой. Стокрылый опять ругнулся и резко перебросил рукоятку передач.
   Что это со мной, подумал Черный с удивлением и страхом. Зачем я все это вспоминаю? Ну, молодой был, ну дурак. С кем не бывает. Зачем это мне? Я ведь - великолепный кот, само совершенство, первый среди равных. И от бабушки ушел, и от дедушки ушел, что было - то прошло... грех молодости гения... Он потряс головой. Наверное, все таблетки чертовы виноваты. Не надо было столько их жрать, иногда стоило и потерпеть. А может, не только в таблетках дело. А может, и вовсе не в них.
   - Лео, - сказал он, - слушайте, хрен с ней, с практикой сегодня. Не будем, хорошо? Я и так готов.
  Стокрылый бросил на него злой, косой взгляд.
  - Ты с биноклем тренировался?
  Черный потер колени. Опять заболели, что ты поделаешь. Из-за одной мысли о бинокле.
  - Нет, - сказал он.
  Стокрылый заворчал невнятно.
  - А, ладно, - сказал он. - И так времени в обрез. Сейчас все равно ко мне, переодеться надо.
  Следующие полчаса они ехали молча. Стокрылый молчал потому что ему, верно, не хотелось отвлекаться от дороги на скорости сто восемьдесят километров в час. Черный же молчал, потому что совершенно против своей воли, с ужасом и отвращением вспоминал, как...
  ...вспоминал, как расчехлил, наконец, бинокль и добрых пять минут рассматривал, вертя так и этак. Странное дело: всегда любил бинокли и подзорные трубы, но эту дорогую штуковину было противно брать в руки. Само прикосновение к шероховатым матовым тубусам вызывало дрожь внизу спины. Черный повернул бинокль - на линзы упал солнечный луч и, отразившись, выстрелил в глаза. Черный выругался, зажмурился и потряс головой, а когда открыл глаза, то ему показалось - бинокль смотрит на него окулярами, внимательно и недобро. Черный оставил его на подоконнике и сходил за бутылкой. Немного выпить не повредит, совсем нервы расшатались, проклятая ворона с ее проклятыми тренингами... Когда он вернулся, то нашел бинокль лежащим на полу. Словно чертов прибор спрыгнул с подоконника и пополз за Черным. Он все-таки нашел в себе силы, чтобы поднять бинокль и вернуть на подоконник. Ну, мало ли, неаккуратно положил, уходя, вот хреновина и упала, хорошо еще, не разбилось ничего... Ладно, с кем не бывает. Черный несколько раз отхлебнул из горлышка и, успокоившись, приложил бинокль к глазам. Вот и первый объект. Ну-ка... Человек, молодой, лет двадцати. На первый взгляд, ничего особенного. Та-ак... Ты, сволочь. Простец. Ты не замечаешь вокруг ничего, кроме того, что можно сожрать, выкурить или трахнуть. Безмозглый кусок мяса, жрущий, плюющийся спермой и дерьмом, по ошибке наделенный даром речи. Ты рано подохнешь, сгоришь от наркоты и гепатита, но перед этим постараешься заразить своей мерзостью как можно больше людей. Ты и тебе подобные, вас даже педерастами-то нельзя назвать, вы модные метросексуалы, вы с равной охотой развращаете мальчиков и девочек, вы - побочная ветвь цивилизации, дрянь, отбросы... Человек остановился. Оглянулся, открыл рот: звал кого-то. В этот миг с улицы на тротуар круто свернула новенькая блестящая машина, ударила человека сбоку - тот словно обнял капот всем телом - отбросила и, тормозя, перекатилась через тело передними колесами. Черного передернуло. Он еще ничего не успел понять, когда увидел - у бинокля было отличное поле обзора - увидел, как к лежащему человеку бежит женщина. Подбежала. Упала на колени. Потянула за руку, похлопала по щекам (рядом стоял, опустив плечи, водитель машины). Поднялась с колен. Шатаясь, держась за голову, открыла рот. Закричала - крик было слышно даже здесь, за толстыми стеклами, на высоте пятнадцати этажей. Черный шарахнулся от подоконника, задернул шторы, опрокинул бутылку. Женщина кричала еще долго - пять минут или десять, то громче, то тише, то выла пронзительно и долго, то захлебывалась короткими рыданиями. Потом крики стихли. Черный открыл глаза...
  - Все, приехали, - сказал Стокрылый.
  ...Черный открыл глаза. Он заново пережил этот гребаный кошмар. Заново. Все то время, что кричала женщина - он все это время стоял посреди спальни, зажмурившись и сжимая в руке бинокль. Как только крики смолкли, он со всей мочи ахнул бинокль об стену.
  Ну ничего. Это с непривычки, это в первый раз. Почему нельзя сделать так, чтобы некоторые вещи начинались сразу со второго раза? Секс, например. Или курение. Кстати, да, да, да!! Закурить, вот что надо. Ни разу еще не курил, как проснулся, это же помереть можно... Он похлопал по груди и обнаружил, что вместо сигарет по ошибке сунул во второй карман еще одну пачку таблеток.
  - Лео, а у вас закурить нет? - спросил он со слабой надеждой. Стокрылый пожал плечами:
  - Я бросил, ты же знаешь... Впрочем, могу у охраны спросить.
  - Это хорошо бы, - слабым голосом заметил Черный.
  - Посиди, я сейчас, - велел Стокрылый и выбрался из машины. Как раз вовремя, чтобы Черный вспомнил про свою первую сигарету. Как купил - с бьющимся сердцем - в ларьке мягкую пачку 'родопи'. Как, озираясь, вышел на лестничную площадку. Как в первый раз осторожно клюнул дымящуюся сигарету - отвратительный вкус, зачем это курят? Потом сообразил, что надо, наверное, в легкие дым втянуть. Закашлялся до слез, чуть не упал от головокружения. И столкнулся с отцом, который вышел на площадку вынести мусор...
  - На, держи - произнес Стокрылый. Черный чуть не заорал от неожиданности. И когда это проклятый ворон успел вернуться? Стокрылый протягивал пачку сигарет. Брови его удивленно карабкались на лоб. - Ты будешь или нет?
  Черный кивнул, вытряс из пачки сигарету, закурил. Вкус был мерзостный; он закашлялся. Совсем как те 'родопи'... Черт, черт, что это со мной. Все, с этой минуты - никаких воспоминаний. Нету у меня больше памяти. Не-ту.
  - Готов? - спросил Стокрылый. Взглядом он словно мерил Черному температуру. Черный неуверенно кивнул:
  - Вы что, уже переоделись?
  - Нет, конечно, - фыркнул Стокрылый. - За куревом тебе ходил. Тебе, кстати, в джинсах там не стоит появляться. Надо, чтобы ты рядом со мной был. Я выступать буду, а ты на сцене в кресле сидеть. Якобы, европейское светило, гуру с горы, - он закаркал, - у, я тебя так представлю. Как Воланд у Булгакова, сидеть будешь. Трость тебе дам...
  - А они поверят? - спросил Черный. Стокрылый осекся:
  - То есть как... Конечно. Это ведь я сам скажу; разумеется, поверят. Просто со сцены удобнее всего работать будет.
  - Я не о том, - сказал Черный. - Они вам поверят, что я - светило. А вы их обманете. Это еще мягко говоря. А?
  - Иногда, - назидательно сказал Стокрылый, - вера сильнее лжи.
  - Чего? - не понял Черный.
  Стокрылый начал что-то длинно, высокопарно объяснять, а Черный вдруг совершенно отчетливо увидел: вот он звонит Тиму, приглашает в кино. Говорит: у меня тут три билета, подхватывай Дину, и пойдем... Они встречаются у кинотеатра, он, Тим и Дина, все улыбаются, и Тим держит Дину за руку, а потом Черный лезет в карман за билетами, извлекает - сначала один цветастый прямоугольник, потом второй, потом долго, напоказ шарит в кармане и, наконец, мучительно кривясь, говорит: 'Потерял третий... Идите без меня'. Тогда Дина и Тим переглядываются, и Дина что-то шепчет Тиму. Тим говорит: 'Это ведь ты купил. Давай лучше Динка с тобой сходит, я все равно боевики не очень люблю'. 'Как в 'Криминальном чтиве'?' - спрашивает Черный. Дина смеется, а Тим, смущенно улыбаясь, потирает затылок и спрашивает: 'А что было в 'Криминальном чтиве'?' Дина говорит: 'Помнишь, там Траволту босс просит сходить с его женой в кино?' 'А, с Умой Турман, - говорит Тим и хихикает, - а потом он ей шприц в грудь всаживал еще, да?' Все смеются. 'Давайте, идите', - говорит Тим, посмеиваясь. 'Ты точно... все нормально?' - спрашивает Дина. 'Нормально-нормально, - ухмыляется Тим. - Тут за углом ирландский паб. Там меня и найдете'. 'Ирландский - это круто', - серьезно говорит Черный. 'Точно', - говорит Тим, и они хлопают друг друга по плечам. Пять минут спустя Черный с Диной, взявшись за руки, пробираются в полутьме к своим местам - не самым лучшим, в дальнем ряду. А еще через минуту они начинают жадно, взахлеб целоваться...
  - Эй, - это уже Стокрылый. - Эй!
  Черный вздрогнул: пепел дополз по сигарете до пальцев. Дина. Проклятье. Дина... 'Давай за город махнем, Тим к родителям собрался на весь день', - так она сказала, это было зимой, прошлой зимой, после Рождества. Не было еще в их жизни ни Стокрылого, ни Отдела, ни мнимых смертей, а был только постоянный секс, постоянное веселье, и почти забавно было обманывать простодушного, глупенького Тимку... 'Давай за город махнем', - сказала она, а Черный засмеялся: 'Что там делать-то, за городом, зима же. Снеговиков, что ли, лепить? Любиться все равно невозможно - задницы поотмораживаем на хрен'. Она, все еще улыбаясь, слегка наклонила голову и сказала: 'Интересно, а для тебя свидание со мной без интима - это не свидание?'. Она была чудо как хороша в обтягивающих черных брюках, в короткой шубке с меховой оторочкой и в теплых сапожках с пушистыми отворотами. Дина стояла, покачиваясь с каблука на носок, а он тогда не нашелся, что сказать. Да она и не ждала ответа. Рассмеялась и перевела тему разговора, сказала что-то про переход на зимнее время, а он...
  - Макс! - гаркнул Стокрылый.
  - Я... - Черный откашлялся. - Э-э, я, Лео, похоже...
  Стокрылый вдруг взял его железными пальцами за виски, заглянул в глаза. Кажется, до самого мозга взглядом достал.
  - Понятно, - сказал он. - Все нормально, это пройдет.
  - Что пройдет? - спросил Черный. Голос его предал. - Что со мной? Не хочу, а вспоминаю, понимаете вы? Уже сил никаких нет. Что ж это?
  Стокрылый мудро улыбнулся.
  - Это практики, - сказал он. - Такой небольшой побочный эффект. Ну, а что ты хочешь? Ты заново все свои жизни прожил, все-все вспомнил, что видел. Да, практики - штука мощная. Но... не волнуйся, это пройдет.
  - Что пройдет? - спросил Черный со страхом. Таким же голосом - перехваченным, душным - он говорил с ними, тогда, когда они полукружьем зажали его на задворках школы, притиснули к стене, и начали плевать, по очереди, стараясь попасть в глаза. Он уговаривал их: 'ребята, не надо, ребята, пустите', и внутри что-то нарастало, нарастало, а он только помнил, что должен скрывать свою сущность, как учил Милон Радович... Притворяться человеком, в гибкости - сила... Он говорил: 'ребята, не надо, пустите, ну ребята', он говорил это, а они плевали в него, и смеялись. А потом кто-то - он не видел, кто - подступил к нему и ударил палкой сбоку в бедро, и он упал от страшной боли на одно колено, и вот тогда он как-то по-новому вспомнил те слова... Будьте людьми внешне, внутри же храните свою природу, да, точно... Все еще повторяя: 'ребята, не надо', он распрямился, как пружина, и прыгнул на самого большого и страшного, и природа показалась, вся как есть. Он вцепился зубами в горячую, ненавистную плоть, услышал визг жертвы, брызнуло что-то соленое и горячее, а он зарычал и стиснул челюсти. Главный враг визжал и просил пощады, остальные разбегались в страхе, он слышал топот испуганных ног. Потом он вскочил, перемазанный красным, и помчался за кем-то, потому что природа больше не могла храниться внутри - потому что он стал тем, кем был всегда.
  Ведь забыл уже, давно забыл, напрочь, а сейчас снова вспомнил.
  Стокрылый придвинулся к нему, коснулся лба Черного своим лбом, сухим, твердым, морщинистым. Заговорил доверительно:
  - Главная цель практик была - разбудить в тебе Тотем. Видно, мы старались не зря, потому что ты вспомнил в подробностях не только прошлые жизни, но и эту, человеческую. Не бойся: как вспомнил, так и забудешь. У людей память короткая.
  Черный оттолкнул Стокрылого и отвернулся.
  - Слушайте, Лео, - помолчав, спросил он, - а какой у вас дар? Ну, наш дар, тотемный?
  Стокрылый какое-то время не отвечал. В машине было тихо, лишь потрескивал, остывая, восьмицилиндровый двигатель, да стучал по крыше дождь. Небо с утра так и не очистилось - наоборот, наползли друг на друга сизые ватные тучи. Дождь усилился: его шорох стал слышен даже сквозь автомобильные стекла. За горизонтом полыхнула зарница.
  - Слово, - сказал Стокрылый. - Вот какой у меня дар. Во всех сказках ворон - птица мудрая. И противников побеждает исключительно в споре. Дар ворона - очаровывать словами.
  Все правильно, подумал Черный. Теперь все понятно.
  Вдруг он увидел их. Десятки, сотни лиц, старые и молодые, глуповато-злые и умно-хитрые, простодушно-звериные и притворно-добрые - они все были здесь, с ним, и все смотрели на него. Фотографии. Те, на ком он тренировался, оттачивал свое искусство, все они вернулись и были теперь с ним. Парочка на завтрак, пятеро на обед, трое на закуску. Ненавидеть - это очень просто, нинген. Аппетит приходит во время еды. Главное - начать, потом все легче и легче, и уже неважно, кого. Мы не в обиде, говорили они. Мы все понимаем и прощаем тебя, нинген. На твоем месте мы поступили бы точно так же, и точно так же поступил бы любой человек. Ведь человек слаб, слабее зверя, слабее даже самого себя, нинген. Уж куда тебе было тягаться с самим собой - слабому человеку с сильным зверем. Ведь, сколько жизней ни прожил, сколько зла ни помнишь, всегда есть только тот ты, который сейчас. Черный-мечтатель, Черный-игрок, Черный-одинокий ковбой, Черный-любовник, Черный-убийца, Черный-нинген. Ты ведь знаешь, что такое 'нинген', Черный? 'Нинген' по-японски значит - 'человек'. Просто человек.
  - Все нормально, - сказал Стокрылый, заводя мотор. За горизонтом опять сверкнуло - уже ярче, уже ближе, с багровым оттенком.
  И тут Черный подумал: 'Тим'.
  Мертвый Тим.
  Ведь это он его убил, он сам. Своими руками, а ведь они про Ирландию... вместе... Черт, а, черт, зараза. Бабу увести - это одно, подраться, поспорить - они ведь коты, у котов так заведено... но он его - убил. Взял пистолет, зачем он только тогда спер у этого придурка пушку, зачем?!
  - Все будет хорошо! - закричал Стокрылый, выруливая на шоссе. Дождь лил как из ведра. Из-под колес рванулись белесые волны брызг.
  Пули - злые, быстрые, быстрее глаза, быстрее самой мысли. Сначала летит пуля, и только потом понимаешь, что выстрелил... Все тогда обрушилось, обоим досталось. Но Черный выжил, а Тим остался лежать под кирпичами. И Черный даже не поглядел на него, не закрыл ему глаза, не потерся щекой о холодную щеку - в последний раз.
  - Едем, времени мало, - быстро говорил Стокрылый.
  Он так долго злился на Тима - за что? Черный силился вспомнить и не мог. Но ведь вспомнил же самую дрянь, все, что мог и не вспоминать, а вот самое главное - нет. За что он злился на Тима? Что случилось тогда, почему они стали врагами, хуже врагов - стали бывшими друзьями? Что это было?
  - Держись! - крикнул Стокрылый. Двигатель взревел, машина прыгнула вперед. - Не сдавайся, держись!
  - Плохо, - прохрипел Черный, - плохо...
  - Тогда злись! - кричал Стокрылый. - Злись, копи злость! Сейчас доедем, недолго уже, там душу отведешь! Вспомни, кто во всем виноват! Вспомни, кого ненавидишь!
  ...Фотографии вихрем взлетели вокруг Черного, смотрели немо, о чем-то хотели сказать - и не могли. Кто же виноват, правда, кто? Кого я ненавижу? Черный сжался на сиденье, мыча, вцепившись себе в волосы. Машина неслась по закоулкам, сворачивала на проспекты, подрезала фуры, легковушки и джипы, и вслед яростно бибикали, а Черный - Черный вспоминал. Небо над ними просветлело и снова потемнело, будто наступил день, который сменился вечером, и дождем брызнуло в стекла, а Черный вспоминал. Метнулись по сторонам магазины, превращенные в музеи, и музеи, превращенные в магазины; пронесся длиннющей громадой зелено-пенный дворец; прыснула из-под колес бродячая собака, заметалась по улице, пропала в зеркалах заднего вида, а Черный вспоминал - постепенно, медленно, не веря, не желая верить, но все-таки вспоминал...
  - Мы на месте, - сказал Стокрылый и затормозил.
  Черный поглядел сквозь залитое дождем стекло и увидел, куда они приехали.
  - Вспомнил, - сказал он.
   Невдалеке ударил раскат грома.
  
  Глава 6
  Чтобы всем было лучше
  
  Я сразу понял, что Дины рядом нет. Чтобы увериться, потянулся и нашарил пустые, прохладные складки простыни. В комнате я был один. Разумеется, ничего особенного нет в том, что жена встала раньше мужа... Стоп-стоп, мы ведь теперь в разных комнатах спим. Черт.
  Это уже было - когда? Не так давно, как могло показаться. Про такое еще говорят 'в другой жизни', но я точно помнил: в другой жизни такого не было. Последние три месяца стали, наверное, самыми тяжелыми временами с моего прошлого рождения. Много случилось того, что нужно забыть, и слишком много для того, чтобы случившееся забылось быстро. Да, в другой жизни такого не бывало.
  Зато бывало нечто очень похожее. Накатывало знакомое чувство, от которого хочется выгнуть спину, зашипеть и спрятаться куда-нибудь, где тебя не будет видно. В конце концов, мы были всего лишь маленькими пушистыми существами. Клыки и когти страшны только для тех, кто еще меньше тебя, а для крупных хищников ты - всего лишь добыча. Поэтому мы научились предвидеть смертельную опасность загодя. Хотя бы за несколько часов. И воспитали в себе это чувство - чувство близкой беды.
  Оно разбудило меня, дыхание беды над самым ухом. Ему вторил стук дождевых капель по стеклу.
  Я встал, накинул халат, поплелся в ванную. Стоя под душем, убеждал себя, что весенний кошмар не повторится, что Дина не может бросить меня опять. Долго бормотал что-то под нос, сплевывал попавшие в рот брызги. В конце концов, пустил горячую воду. Заорал, ошпарившись. Пустил холодную. Завопил, оледенев. Выскочив из душа, стал растираться полотенцем. Фигня, все фигня. Снаряд не попадает дважды в ту же воронку. В одну и ту же реку можно войти только один раз. Дина меня уже бросила однажды. Больше это не повторится. Если судьбе будет угодно мне насолить, Госпожа Фортуна изберет какой-нибудь новый метод.
  Ведь так?
  Так.
  Теория вероятности - штука серьезная, ребята. И не спорьте: я теперь кодер. Пришлось подучить кое-что из недоученной институтской математики. Снаряд не попадает второй раз в одну и ту же точку. И воды речные несутся так неудержимо, что, когда заново войдешь в реку, это будет совсем-совсем другая река...
  'Зато снарядом можно попасть в реку сколько угодно раз, - сказал голос в голове. - И, с тактической точки зрения, это будет та же самая река. Ну, разве что с немного большим количеством оглушенной рыбы...'
  Я отогнал эти мысли. Чушь. Пора было собираться. Тотем великий, до чего же хорошо вставать без похмелья! Все-таки здорово, что я завязал. Удивительное дело, скольким вещам понадобилось случиться, чтобы я завязал. Отдел с его кровавым заданием. Дина с ее изменой. Сашка со своими амбициями. И Черный, бедняга Черный - где бы ты теперь ни был, старик, я тебе благодарен. Ведь с тебя все началось. С твоей смерти. Прости, Черный, прости, Дина, простите, все мои жертвы, невинные и виновные.
  Я в который раз обнаружил, что стою посреди комнаты, шевеля губами, глядя в пространство. Частенько со мной теперь такое. Говорят, у человека начинаются необратимые изменения в психике, если он убьет своими руками больше пяти людей. Черный; бандит на задании; его незадачливый охранник; да, немного осталось, в общем-то. Еще неизвестно, что с теми было, на фотографиях. Я затряс головой. Ерунда, е-рун-да! Жизнь наша - тайна, и в тайне - наша жизнь. Хреновый из меня вышел ученик, Милон Радович. Из моей тайны получилась смерть. Но, во всяком случае, я остановился, как только это понял.
  Так, всё, блин. Я на работу опаздываю.
  И в это время открылась дверь в прихожей. Я был на кухне, так что мне оставалось только обернуться и смотреть, как в дом входит Дина,
  ('Скажи: Дина, солнышко! Вернулась! Забыла что-нибудь?')
  за ней - Боб, как всегда, пригнувшись, чтобы не снести волчьим загривком притолоку,
  ('А теперь сделай удивленное лицо и воскликни: 'Ба, да это Боб! Что так рано, дружище? Понятые срочно понадобились?')
  и, наконец, последней, как-то нехотя через порог шагает Саша, бледная, как сама Смерть, и с такой же дежурной улыбкой.
  ('Ух ты, - сказал голос в голове озадаченно, - а вот этого, признайся, ты не ожидал').
  - Привет, - сказал я. Саша вяло улыбнулась и взмахнула кошачьей лапкой. Боб, тяжело ступая форменными ботинками, прошел мимо меня к окну и там застыл, а Дина подлетела ко мне, взяла за руку и сказала:
  - Тим, есть разговор. Пойдем.
  Кивнула в сторону спальни.
  Я покачал головой:
  - Мне на работу пора. Уже пол-девятого.
  - Я знаю, - терпеливо сказала она. - Отзвонись, что не придешь. Соври что-нибудь.
  - Зачем? - я твердо решил не поддаваться. - Что случилось-то?
  Дина вздохнула.
  - Прости, - сказала она. - В любом случае, решать только тебе. Пожалуйста, выслушай меня, а потом можешь ехать на работу и вообще делать все, что хочешь. Но сначала выслушай. Идет?
  Я кивнул, и она потащила меня в спальню. Там усадила на кровать.
  А сама зачем-то встала передо мной на колени.
  'Ого', - с восхищением сказал голос в голове.
  - Дина, - сказал я, - одно из двух. Или ты сейчас выглядишь очень смешно, или я выгляжу очень глупо. Пожалуйста, перестань.
  Она кивнула, отстраненно, глядя куда-то мне за плечо:
  - Ты тоже чувствуешь?
  Я закрыл глаза, сосчитал до десяти и решил, что какое-то время еще смогу потерпеть этот балаган. Минуты две, подумал я, а потом сделаю что-нибудь страшное, попрощаюсь со всеми и пойду, наконец, на работу. 'Скажи мне, - подумал я, - скажи, что ты в порядке, что я в порядке, что все в полном порядке. Скажи. Да, я чувствую беду. Да, мне страшно и плохо. Теперь скажи, что самое плохое уже случилось. Вы нашли труп у Боба в квартире, и вам надо от него срочно избавиться. Так? Или Саша продала Родину китайцам, а они в обмен подсунули ей фальшивый героин. Ну?'
  - Черный жив, - сказала она.
  Стало тихо. Так тихо, что я услышал, как этажом ниже чей-то будильник нескладно выводит электронный гимн. Дождь усилился и словно выстукивал по стеклу барабанное соло - редкое и медленное.
  А потом я подумал, что сплю. Нет, серьезно, ребята - хотя именно так говорят, когда происходит... ну происходит что-то вроде такого... но я и вправду подумал, что сплю. Ведь сколько раз во сне являлся ко мне Черный - живой, улыбчивый - и мы шли пить пиво, разговаривали, и смеялись, и не было ни смерти, ни предательства, ни смертоносного дара.
  - Где он? - спросил я с огромным облегчением. Я очень боялся проснуться.
  Дина посмотрела на меня со странным выражением.
  - Где он? - повторил я. - Господи, Динка... Это же здорово. Я ведь... Ну что ты молчишь?
  Я схватил ее за плечи.
  Дина прикрыла глаза, набрала воздуху и произнесла:
  - Саша и Боб нас обманули. Он не умер тогда, под обломками. Он выжил, и долгое время работал на Отдел. Как ты. У него тоже нашли... способности. Как у тебя. Потом он сбежал. Сбежать ему помогла Саша. Он теперь у Стокрылого. Помнишь Стокрылого?
  Я кивнул. Признаться, я бы кивнул, о чем бы меня ни спросили. Многовато получалось для пол-девятого утра.
  - Вот, - продолжала Дина. - Он уже месяц почти у Стокрылого, и Стокрылый его готовит для... в общем, Черный должен для него убить полсотни людей. Как... ты, силой мысли. За это Стокрылый ему обещал, что отвезет в Ирландию. Вот. Надо...
  Я вздохнул и встал. Помог подняться Дине с колен.
  - Надо им помешать, - сказал Дина неуверенно.
  - Да-а, - сказал я. - Да. Да, черт.
  Она испуганно посмотрела на меня:
  - Ты... ты не сердишься?
  - За что это? - удивился я.
  - Ну ведь мы все это время с Черным... - она не договорила. Глаза у нее расширились, рот приоткрылся, и зрачки стали огромные, почти в размер радужки.
  Я опустился обратно на кровать и сжал виски руками.
  Вот так.
  Дважды в реку войти можно, ребята. Можно и трижды, и четырежды. И еще много, много раз. При одном условии: если ты лузер.
  Черный оказался жив, да еще поживее меня. Он жил на тайной квартире, работал на олигарха, прятался от Отдела, водил за нос Сашино начальство. Он занимался сексом с моей женой. Наверное, чаще, чем я сам.
  - Тим, - сказала Дина, прижимаясь ко мне. Я обнял ее. Не должен был, наверное. Да, изменница, да, обманщица, да, да. Но, видите ли, в чем дело... Она ведь могла этого не говорить. Просто не говорить. Молчать. И я бы никогда не узнал. Вот простая душа - как ребенок, нашкодила и несется родителям на себя ябедничать.
  'Он ее трахал, - напомнил голос в голове. - И ей нравилось'.
  Да, да, да. Все так. Но сейчас она пришла - ко мне.
  - Он не знает, что ты жив, - сказала Дина в отчаянии, - не знает...
  Я немного отстранил ее от себя, чтоб посмотреть в глаза. Изучал ее лицо с минуту. Я любовался. Честно. Она ведь была очень красивой, моя жена - прямой нос, огромные глаза цвета мокрой гальки, вьющиеся черные локоны... Только залегли под глазами черные круги - не спала, должно быть, всю ночь.
  - Это ведь все серьезно, да? - спросил я. - Боб пришел, Саша... вы меня не разыгрываете, нет?
  - Тим, - умоляюще сказала Дина.
  - Так... - я еще немного полюбовался. - И что дальше?
  - Нет, нет, нет, - забормотала она, - Тимка, Тим, ты скажи, скажи что-нибудь, Тим, я очень плохая, я совсем плохая, но ты хоть что-нибудь скажи...
  Я улыбнулся. Улыбка, наверное, получилась так себе, но лучше в тот момент не вышло.
  - Да мне плевать, какая ты, - сказал я. - Я тебя люблю, глупая.
  - Тим, - сказала она. - Ох, Тим...
  - Да, - сказал я.
  - Тим, - сказала она.
  - Черт бы тебя побрал, - это уже вырвалось само собой. Она глянула на меня, как мышь на кошку, а я спросил:
  - Зачем вы сюда пришли?
  Дина вздохнула в два разделения, а потом сказала:
  - Это Боб объяснит.
  - Э-э, стоп, - сказал я. - Есть один вопрос. Лично к тебе. Как ты узнала про Черного?
  - Он позвонил тогда, - проговорила она, и тут я (редкий случай!) увидел, что Дина краснеет. - Помнишь, еще такой звонок, я подумала, что Саша...
  - Ага, - сказал я. - Хорошо, пойдем.
  И мы вернулись на кухню. Там за столом сидел Боб, как памятник мировой скорби, а в углу стояла Саша. Ну, ребята. Дина выглядела, как человек, который не спал всю ночь напролет. Саша, если судить по лицу, не спала последние полгода.
   Мы с Бобом обменялись взглядами. Похоже, в этой кухне он и я были единственными людьми, которые не собирались просить друг у друга прощения. Я сел за стол напротив Боба. Попросил:
   - Девчонки, кофейку организуйте, а?
   Саша - не Дина - метнулась к шкафу, стала хватать одну за другой многочисленные банки в поисках кофейной. Дина, поглядев на это, протянула руку и включила электрочайник.
   Боб молчал и смотрел в стол.
  - Значит, он живой, - сказал я, чтобы сломать лед.
  Боб кивнул.
  - Это, значит, ты придумал, что он мертвый, - продолжал я. Боб помотал головой. Я перевел взгляд на Сашу. Та как-то съежилась, продолжая одновременно насыпать кофе из банки в чашку - четвертую или пятую ложку.
  - Та-ак, - сказал я. - Ну, и?
  - Вы бы друг друга поубивали, - хмуро проронил Боб. - Вы ж злые были друг на дружку, как черти. Он... он тоже не знает, что ты живой.
  Я покивал. Ну, это ладно.
  - По крайней мере, нам тогда показалось, что так будет лучше, - добавил Боб. А Саша промолчала. Ох, что-то много пауз в твоей партии, Саша. Не к добру. Уж кто-кто, а мы, кошки, разбираемся, когда что-то не к добру. Да... Значит, вам показалось. Будет лучше - так, значит, вам показалось. Замечательно. Черт с ним, что я потерял друга. Черт с ним, что не смог с ним по-человечески поговорить. Черт с ним, что воображал себя убийцей. Будет лучше. Да уж, не сомневаюсь. Хуже-то уже некуда.
  'Эй, братишка, - весело сказал голос в голове. - Воображал себя убийцей, говоришь? Ты и есть убийца, между прочим. Забыл?'
  - Вопрос номер раз, - сказал я. - Что он делает у Стокрылого?
  - Обещал ему убить всю его паству, - сказал Боб нехотя. Раздался грохот и звон: Саша уронила на пол обе чашки и банку, полную кофе. Точнее, когда-то полную. Теперь кофе наполнял всю кухню. Дина схватила Сашу за плечи, повлекла в ванную.
  - Не то, - сказал я. - Это я уже знаю. Как он попал к Стокрылому?
  Боб вздохнул.
  - Сашка помогла, - признался он.
  Я помолчал. Уж больно неприличный вопрос я собирался задать. Стоило дать Бобу ответить на него самому.
  И он ответил.
  Вот что он сказал:
  - Она... Сашка в него втрескалась, короче. В ворона. Он поманил - она пошла.
  Ребята, ребята. Жаль, что никого не было рядом с нами в тот момент. Потому что момент был - один на миллион. Боб произнес слова - такие банальные, такие грубые и обыденные: втрескалась, поманил, пошла... И ведь я почти поверил, что он сказал это искренне. Есть ведь такие люди, для которых все просто. Жена - это собственность, вроде телевизора или дивана. Если кто-то украл у тебя телевизор, дай вору по щам и верни собственность. А если телевизор испытывает какие-то чувства к новому владельцу, то это проблемы только его, телевизора.
  Но потом Боб посмотрел на меня, и я увидел...
  Клянусь, я не вру, ребята.
  У этого волчары, мента, тевтонского Геркулеса без страха и упрека.
  Я увидел - слезы в его глазах.
  И мне стало так стыдно, как не бывало уже давным-давно. С тех пор, как я задушил хозяйкиного цыпленка - одну жизнь тому назад. Цыпленок был горячий, бьющийся, слабый, и у него была кровь, как молоко, сладкая... а девчонка, дуреха, прорыдала весь вечер... очень, очень стыдно было. Как сейчас, только сейчас стыднее, потому что это был Боб, а Боба я знал со школьной скамьи, Тотем мой драный, крашеный...
  'Боб, дружище', - хотел сказать я, и почти собрался это сказать, и тут хлопнула дверь ванной. Возникла Дина и потянула меня за рукав. Я покорно поднялся и последовал за ней, ощущая всю нелепость ситуации: мной повелевала изменившая мне жена. Но, видно, словно 'нелепость' и впрямь придумали простецы. Для хинко 'нелепость' - это, похоже, нормальное состояние. Да...
  Впрочем, Дина не собиралась мной особо повелевать. Она просто втолкнула меня в ванную и ушла.
  А в ванной, оказывается, была Саша.
  О, проклятье, обреченно подумал я. Еще один откровенный разговор.
  Саша смотрела на меня, я смотрел на нее.
  То же, что с Бобом: обоим смерть как хочется выговориться, но не знают, с чего начать. Что ж, тогда я начну.
  - Ты, значит, всем своим поведением хочешь показать, что не знала, - сказал я. Саша замотала головой так, будто она у нее держалась на резинках - были в моем детстве такие куклы, у них руки-ноги на шарниры крепились, а голова на резинке. Саша сидела на краю ванны, а теперь вдруг встала, вцепилась мне в отвороты халата и заговорила:
  - Нет, нет - не знала - не знала - он от меня скрывал - я в мыслях не держала, ты что - он ведь такой... такой, как бы, ну, он бы не смог, может ошибка какая, а, может, ты как-нибудь сможешь... братик, миленький... А?
  Тут до меня начало доходить.
  - Ага, - сказал я. - То есть ты хочешь, чтобы сейчас Черный умер по-дурацки, а твой ворон остался жив-живехонек? За этим ты меня сюда позвала? Потому что из всех сил не знала, что они там готовят?
  Честно говоря, мне хотелось, чтобы она сказала 'нет'. Но она ничего не сказала. Потому что не успела.
  В недрах ее полуформенного костюма запиликал телефон. Она, чуть не уронив, достала трубку, прижала к уху и сказала:
  - Алло!!
  Именно так, с двумя восклицательными знаками. Телефон был так себе, дешевенький, но громкий. Очень громкий. Потому я услышал - не хуже Саши:
  - Милая, здравствуй! Спасибо тебе, мы спасены. Ур-ра!
  - Ага, - сказала Саша, бегая глазами. - Не за что.
  - Да чего там - не за что. Позвонила, предупредила. Очень оперативно. Теперь вот что. Ты сегодня очень занята?
  - Н-нет, - сказала Саша, - нет, не очень. А что?
  - А! - голос в трубке обрадовался. - Это просто отлично. У меня лекция сегодня наметилась. Внеплановая, потому что потом у меня до-олго не будет времени на выступления. Но зато это будет совсем короткая лекция. Придешь?
  Саша молчала.
  - Алло! - добродушно крикнул Стокрылый.
  - Да, - сказала Саша, - да. Приду. Обязательно. Где?
  - На восьмой точке, - загадочно сказал Стокрылый. - Как тебе, не слишком экзотично?
  В трубке раздалось карканье - это он так смеялся.
  - Нет, - сказала Саша. - Все в порядке. Во сколько?
  - Через час. И всем знакомым скажи!
  - Считай, что уже сказала, - медленно произнесла Саша.
  - Все, целую! - бодро сказал Стокрылый и отключился.
   Саша вновь села на краешек ванны, закрыла лицо руками и принялась раскачиваться.
   - Слушая Тотем, - сказал я, - поступишь верно. Но своей головой тоже надо думать, великолепная.
   - Выйди, пожалуйста, - попросила она. - Выйди.
   Я вышел. На кухне было тихо. Дина пялилась в окно - ничего там не было интересного, один сплошной дождь. Боб пристально изучал поверхность стола. Признаюсь, что часто резал хлеб без доски; резал изуверского вида ножом-пилой, так что мой покоцанный стол, с некоторой натяжкой, мог вызывать интерес Боба как криминалиста.
   - Так, - произнес я, шагнув через кучу кофе, который рассыпала Саша. Налив себе чаю - не терплю кофе - я вернулся к столу и продолжал: - Поскольку на работу я уже всяко опоздал, давайте выкладывайте мне все, чего я не знаю. Вопрос номер два: когда намечается этот, понимаешь, геноцид, как о нем стало известно, и почему я все-таки вам нужен.
   Боб поднял брови, но его опередила Дина.
   - Это я обо всем узнала, - сказала она и повернулась ко мне. Все-таки она была прекрасна - даже невыспавшаяся, ненакрашенная и почти непричесанная. - Случайно узнала. Когда... когда была у Макса. Вчера. А сегодня решила сказать Бобу. И Саше. Думала...
   - Думала, что Саша сразу нам эту ворону на блюдечке подаст, - зло проворчал Боб, - а Саша-то взяла - и сдала нас вороне...
   - Неправда, - сказала Саша. Мы обернулись, все, разом: Саша стояла в дверях. - Никого я не сдавала. Ни Динку, ни тебя, тем более. Сказала только, что квартиру Черного вычислили, и что выслали опергруппу. Все. Я просто хотела...
   Опять пауза. Ну же, кто-нибудь, скажите хоть что-то!
   - Хотела, чтобы всем...
   Пауза. Только слышно, как лупит дождь за окном.
   -...Чтобы всем было лучше, - закончила Саша.
   Все. Тишина и шелест дождя.
   А потом загремел гром. Совсем близко.
  
  Глава 7
  Великолепный
  
   - Нет, - сказал я. - Черному я ничего не сделаю. Я ведь один раз его уже убил.
   Дина заметно дернулась. Ну, хорошо, это для меня - заметно. Кто другой, пожалуй, и не заметил бы ничего. Зато Боб медленно повернул голову - словно боевое орудие проворачивал - и уставился на меня жерлами глаз. Ну, что смотришь, пес? Погоня в горячей крови... Я, в отличие от всех вас, знаю, что это такое - убить человека силой желания. И больше никогда такого не сделаю.
   - Стокрылого, - продолжал я, - тоже убивать не буду.
   Тут уж не выдержала Саша. Закрыла глаза и неслышно вздохнула. На ее месте я был бы посдержаннее.
   - Предлагаю вот что, - сказал я. - Сейчас мы, все вместе, садимся в машину Боба... ты ведь на машине, да?
   Боб кивнул.
   - Замечательно. В дороге друг друга подкачиваем, кто как может. Дело серьезное, сами понимаете. Без перехода на личности (Тотем пушистый, что за чушь я несу? Как это можно - подкачивать без перехода на личности? Ну да ладно. Разберемся). Прибываем на место как можно раньше и ждем. Ждем Стокрылого и... Черного. Потом я попытаюсь уговорить Черного, а вы все вместе бьете Стокрылого.
   - В каком смысле... бьете? - спросила Дина. Саша стояла, опустив глаза. Ох, и не нравилось мне это. Похоже, с ней что-то происходило, и это что-то было вовсе не тем, что должно происходить с благовоспитанной домашней кошкой.
   - В прямом! - я подумал и кивнул. - Физически. Нападаете вместе и бьете. Он должен быть обезврежен. Не знаю, что у него за дар такой, но думаю, что дар нехилый. Вон он что с... нами делает (Хотел сказать - с Сашей, но пожалел). А без сознания он много не сумеет.
  - Что за место-то? - глухо спросил Боб.
  - Восьмая точка, - сказал я, улыбаясь, как тридцать лет назад: выставив клыки и прижав уши. - Саша покажет.
  Мы двинулись вон из квартиры - вниз, вниз, вниз, в промозглый дождливый холод. 'Уазик' был тут же - преданно мок под ливнем, дожидаясь Боба. Говорят, собаки похожи на хозяев. То же верно и для машин.
  - Куда? - спросил Боб с деланным равнодушием. Саша - она забралась вперед - наклонилась к его уху, что-то шепнула. Боб посмотрел на нее со странным выражением. 'Уазик' скрежетнул передачей. Далекий удар грома отметил начало нашего пути.
  За всю дорогу никто не сказал ни слова. Дина в самом начале взяла меня за руку и больше не отпускала. Только сжимала сильнее, когда громыхало все ближе и ближе. Она боялась молний. Говорила, что в детстве видела, как ударила молния совсем рядом с ней. Тогда Дина была на пляже с родителями. Дело происходило на юге. Они укрылись от летней, мгновенной грозы под раскидистым тентом, и взрослые пили вино, а тринадцатилетняя Дина сидела на песке, завернувшись в оделяло, и дрожала от холода и страха. Неподалеку была спасательная вышка, Дина смотрела на эту вышку, не отводя глаз. Потом вдруг на весь мир полыхнуло голубым светом, и Дина ослепла, а через мгновение еще и оглохла - с такой силой взорвался гром. В первую минуту ей казалось, что наступил конец света, что раскололось небо. С ней тогда случилась истерика...
  Зарокотало. Я посмотрел на Дину. Она сидела, закрыв глаза, и сжимала мои пальцы. Губы ее шевелились. Я прислушался. '...Словно ветер, легки, словно вода, непреклонны... станем быстрыми, словно жаркое пламя...' - вот что я расслышал. Наверное, одна из молитв Потока, подумал я. Дина вдруг обняла меня.
  - Великое чудо грядет... - пробормотала она чуть слышно, - великое чудо...
  - Ты о чем? - спросил я, но она лишь помотала головой.
  В это время Боб затормозил. Я огляделся. Не может быть...
  - Сашка, - сказал я, - ты уверена, что это и есть - восьмая точка?
  Она кивнула, не поднимая головы. 'Уазик' стоял около строительного забора - одинаковых бетонных блоков с незатейливым рельефным узором. Здесь и там блоки покосились, и сквозь дыры в заборе виднелось гигантское кирпичное здание. Неимоверно длинное, страшное, оно скалилось кирпичной щербатой кладкой, смердело тухлятиной из дверных проемов, таращило лопнувшие бельма окон. Когда-то здесь находилось трамвайное депо, или завод, или еще что-нибудь; когда-то этот каменный динозавр каждое утро пожирал тысячи простецов с тем, чтобы к вечеру ими же испражниться. Сейчас же это была груда строительного мусора, даже не притворявшаяся, что сохраняет форму дома.
  Это было то самое место, где несколько месяцев тому назад встретились в битве мы с Черным.
  Но, если в прошлый раз этот дом выглядел просто-напросто жутким и заброшенным, то теперь он смотрел живым остовом, кирпичным зомби, готовым наброситься на всякого, и сожрать его, и перемолоть все кости, и похоронить в себе... как это случилось с Черным.
  Стоп-стоп-стоп. Но ведь на самом деле этого не случилось - верно, а, Саша?
  - Ошибки нет, - сказала Саша тихонько. - Это - восьмая точка. Мы уже здесь пару раз собирались
  - Еж твою мать, - сказал Боб. - Ну и местечко. Почему здесь-то, а?
  Саша пожала плечами.
  - Никто не контролирует, - предположила она. - Никому не видно, если специально через забор не заглядывать. А если и заглянуть - как бы, что такого, сидят себе люди и сидят. Может, съезд будущих арендаторов проводят. Или домовладельцев.
  - Н-да, - сказал Боб. - Что-то в этом есть. Но все-таки прежде всего вижу я в этом банальный вороний выпендреж, - и он с вызовом на меня посмотрел. Я поднял брови. Несладко ему приходилось. Но и мне не легче.
  - Лекция на полдень назначена, - сказала Саша, - уже народу прилично должно собраться.
  - Ты о чем? - спросил Боб. Неприятно спросил, жестко.
  - Если мы придем... а там никого нет... - Саша помолчала, потом закончила, - значит, это подстава.
  Боб фыркнул.
  - Поэтому пойду только я, - продолжала Саша. - Если все будет в порядке, я вам позвоню, и вы...
  - Ну уж нет, - сказал Боб. Саша повернула голову - медленно-медленно - и поглядела на него. Так, наверное, пес смотрит в лицо хозяину. Старый, беззубый, оглохший пес, который цапнул сослепу хозяйского внучка. Смотрит - в хозяйские глаза, прищуренные поверх ружейных стволов.
  Боб сказал:
  - Пойдем вместе. Так?
  - Так, - сказал я. Все обернулись на меня, а я объяснил:
  - Там будет Черный. Если все, что вы тут говорили - правда, то он не знает, что я жив. Поэтому, когда Черный меня увидит, это будет... эффект внезапности, так ведь говорят?
  Боб кивнул, не сводя с меня глаз.
  - Вот, - сказал я. - Эффект внезапности... Дальше я буду с ним разговаривать. А вы отвлекайте Стокрылого.
  - И о чем ты собрался с ним говорить? - насмешливо спросил Боб.
  Я вспомнил, как давным-давно на этом самом месте Саша делила накачку со мной и Бобом. Вспомнил, как решил тогда: если смогу когда-нибудь отплатить им - отплачу сполна. Люди часто дают себе такие клятвы. И, к несчастью, им иногда представляется возможность выполнить обещанное.
  А Черный...
  Я знал, что скажу Черному.
  - Думаю, у меня все получится, - сказал я.
  Дина сжала мою руку еще сильнее - так, что стало больно. Но я не стал отнимать ладонь.
  - А если не получится? - спросил Боб.
  Я пожал плечами.
  - Тогда не получится вообще ни у кого.
  Мы молчали с минуту. Потом Саша негромко сказала:
  - Пойдемте, что ли...
  Мы вышли из машины и двинулись гуськом к пролому в кирпичной стене - впереди Саша, за ней Боб, Дина и я. Честно говоря, мне было страшно. Голос в голове вопил от ужаса, ноги превратились в желе. Вся надежда на благополучный исход была в том, что злость Черного ко мне прошла, так же, как и моя - к нему. Но это была очень слабая надежда. Фактически, я шел на смерть и понимал это. Это очень тяжело, идти на смерть, ребята. Нормальный человек на моем месте не смог бы сделать и шагу вперед. Да и мой Тотем - самый храбрый на свете кот - в любой момент развернулся бы на сто восемьдесят и рванул бы от того места так, что только пятки бы засверкали. Но меня кое-что держало.
   Во-первых, Боб и Саша, которым я все-таки поклялся отплатить.
   Во-вторых, тот боров-мафиози и его бедняга-охранник.
   А, в-третьих, Черный. Не тот Черный, который ждал меня, сам того не зная, по ту сторону кирпичного забора - живой, здоровый палач, машина смерти, любовник моей жены - а стонущий, изломанный человек, которого я бросил умирать здесь же, три месяца назад, под грудой кирпича и бетона.
  И за них всех я был в ответе, ребята.
  А, значит, готов был умереть.
  Или должен был готов умереть.
  Или хотя бы думал, что должен был готов...
  Голос в голове понял, что истерика бесполезна, и заткнулся - как я надеялся, надолго.
  Мы шли, оскальзываясь на мокром щебне, подворачивая ноги на предательских горках кирпича, перешагивая через непонятного происхождения ямы, доверху наполненные черной водой. Мы взбирались на холмы, созданные разрушением, и спускались в долины, которые разрушение пощадило. Мы старались держаться подальше от шатающихся стен, мы перепрыгивали зияющие дыры в трухлявых полах, мы шли, и шли, и шли в поисках места, где под проливным дождем будет читать свою лекцию пернатый фанатик. А рядом, как живой дьявол, будет сидеть чудовище, в которое превратился мой старый друг. И все это время сверху лил дождь - 'проклятый, вечный, грузный, ледяной', какой и не снился Данте, хотя бы потому что Данте не слышал этот тревожный, угрожающий грохот, приближавшийся к нам со стороны Петергофа - и не видел ярких, на полнеба зарниц.
  - Если что, - шепнула вдруг Дина, - я вместе с тобой буду его заговаривать.
  Я хмыкнул.
  - Что? - спросила она растерянно.
  - Черный чувствует, когда врут, - объяснил я. - У тебя все по глазам видно.
  Мы взошли на гигантский холм битого кирпича и увидели место, где должна была пройти лекция. Это был естественный амфитеатр, образовавшийся на месте огромного кругового оползня. Хинко сидели на кирпичах, на земле, на кучах строительного мусора, прямо под проливным дождем, не замечая льющихся с неба потоков воды - спокойные, веселые - и некоторые вполголоса переговаривались, и некоторые (по парочкам) целовались. По-видимому, все неплохо себя чувствовали и очень ждали лекцию. Я бегло их пересчитал: похоже, здесь было как раз полсотни человек. Преданная, однако, паства у Стокрылого. При такой погоде явка сто процентов. В центре сборища было свободное место, там кто-то положил несколько широких досок, так что образовалась импровизированная эстрада. На эстраде, чуть слева, стояло огромное кресло, все в лохмотьях обивки, но все еще величественное, почти трон - на подобных тронах восседали в своих кабинетах начальники глав-торг-снаб-сбыт-потреб-и-прочая-и-прочая-отделов. Я сразу понял, для кого это кресло.
  Все было готово.
  Кажется, мы успели вовремя.
  Мне стало окончательно страшно.
  - Охранник-то где? - пробормотал я, чтобы что-то сказать. - Что же, никто это все не охраняет? Стройка же... Режимный объект...
  Боб усмехнулся.
  - Охраняет, - сказал он. - Дали ему, небось, штуку-другую, так он уже второй час в ближайшем пивняке сидит и охраняет. Наивный ты, Тимоха.
  - Я не наивный, - резко возразил я. Ближайшие к нам хинко обернулись и принялись нас вяло разглядывать. Похоже, они чувствовали себя в полной безопасности, даже присутствие здоровяка-пса в милицейской форме не могло их смутить. С нами была Саша - значит, мы свои. - Я не наивный, - повторил я.
  - А какой же ты? - спросил Боб с легкой злостью.
  - Он - великолепный, - сказала Дина. Совершенно серьезно. А потом привстала на цыпочки и поцеловала меня в щеку.
  Боб ничего не сказал.
  Дождь лил, как будто над нами в небе кто-то провертел дыру. Молнии били все чаще, гром бухал и бабахал, почти не переставая. 'Как пить дать воспаление легких все схватим, - подумал я. - Если доживем, конечно'.
  - Ну, - произнесла через минуту Саша, - вот-вот появятся.
  Она прерывисто вздохнула.
  - Ждем, - предложил Боб. - Можно поближе туда подобраться...
  - Не надо, - возразил я. - Вдруг у вороны пистолет есть.
  - Он ворон, - сказал Боб: по-видимому, машинально.
  - На вкус... - начал я, поглядел на Сашу и осекся. Она сделала вид, что не слышала - а может, и впрямь не слышала. Саша сидела на корточках и раскачивалась, мерно, медленно, глядя в пустоту.
  Прошло пять минут.
  Блеснула молния. Громыхнуло - совсем близко, раздельно. Дина вздрогнула. В толпе хинко кто-то одобрительно засвистел. Гром стальной телегой прокатился по небу, затих вдалеке. Мы стояли на вершине амфитеатра из битых кирпичей, а внизу были люди: ровно пятьдесят один человек. У меня хватило времени их пересчитать - раз, и второй, и даже третий, и все время получалось не пятьдесят два, а пятьдесят один. Я думал, что ошибаюсь от волнения, но потом понял: пятьдесят второй сидит у моих ног и раскачивается. Все верно. Пятьдесят два.
  - Никого нет, - сказала Саша хрипло.
  - Подождем, - сказал Боб. Полыхнуло; ахнуло - раскатисто, страшно, с десятикратным эхом.
  - Может, они как-то узнали? - спросила Дина.
  - Да нет, - сказал я со смешком, - разве что нас вот тут увидели.
  - Ну, тогда нам бы сразу конец пришел, - сказала Дина.
  - А ведь ты права, - сказала Саша прерывающимся голосом. - Может, спрячемся?
  Я порылся в кармане, отыскал монетку и подбросил ее. Поймать не смог: дунул ветер, и монетка, коротко блеснув, упала в грязь. 'Решка, - подумал я, нагибаясь. - Пусть это будет решка...'
   - По-моему... - начала Дина, но Боб поднял палец. Мы прислушались. Да... да, точно. К нам приближалась машина. Непростая это была машина: ее двигатель ревел, как турбина самолета, покрышки визжали, как шлюхи в преисподней, и все это становилось все громче и ближе, и, наконец, когда мы готовы были уже кубарем скатиться с кирпичной груды в поисках укрытия - автомобиль со скрежетом затормозил и затих.
   Хлопнули дверцы.
   Хинко, которые тоже прислушивались к этим звукам, обрадовано загомонили.
  - Есть, - шепнул Боб и потянул из-за пазухи пистолет. Дина прижалась ко мне и задрожала, то ли от дождя, то ли от всего остального. Я выпрямился, чтобы Черному лучше было меня видно, когда он выйдет на эстраду - хотя больше всего мне хотелось превратиться в маленькую кошку, как это было когда-то, и сигануть в дыру между ближайшими кирпичами. А еще сильнее мне хотелось выпить - Тотем, великий Тотем, как же мучительно, невыносимо мне хотелось выпить, хоть рюмку водки, хоть глоток коньяку, хоть полбанки пива... но ничего этого здесь не было, а была только беда - я чувствовал ее, как чувствует любая кошка. Ну, где они там...
  В этот миг все началось.
  Саша вдруг застонала, громко, с рыданием. Села на землю и поползла назад, опираясь на руки. За ней по щебенке тянулась широкая кровавая полоса. Видно было, что кровь течет прямо из-под юбки форменного покроя; течет быстро, хлещет ручьем, так что даже не успевает размыть ее ливень. Боб вскрикнул невнятно, наклонился, подхватил Сашу подмышки - а та запрокинула лицо, и попыталась как-то неловко подтянуться к нему, словно хотела поцеловать. Она даже открыла рот, но тут же кашлянула, как ребенок - тоненько, тихо - и ее вытошнило кровью прямо на подбородок.
  Дина дернула меня за локоть.
  - Бежим! - закричала она. - Скорее!
  И она побежала - вниз, вниз по кирпичам и щебенке, а я рванул следом, то перебирая ногами, то съезжая на заднице, и единственной мыслью у меня было: 'Надо остановить. Хватит. Как-нибудь остановить'. Так прошло несколько секунд - или минут, я потерял счет времени - а потом Дина передо мной встала, как вкопанная, и я налетел не на нее, едва не сшибив. Я увидел впереди - метрах в десяти, не больше -
  Спортивную машину у огромной прорехи в заборе;
  Человека в очках и плаще, стоявшего рядом с машиной - Стокрылого;
  Другого человека, опустившегося перед ним на колени и закрывшего лицо руками - это был Черный.
  В тот момент, когда я их увидел, Стокрылый шагнул к Черному и нагнулся. Одной рукой Стокрылый с силой отвел ладони Черного от лица, а другой дал ему пощечину.
  Черный смотрел на Стокрылого - долго, целую секунду, а может, и того больше. Затем Черный улыбнулся. Черный поднялся на ноги и воздел руки к небу. Черный закричал, как разъяренная кошка - я никогда не слышал, чтобы так кричали люди - и бросился на Стокрылого.
   А потом прямо в них ударила молния. Ослепительно-голубая пустота расколола мир пополам: выжгла мозг, тысячевольтным током прошла по каждому нерву. Взорвался гром - то был отец всех громов, великий, страшный и беспощадный. Вселенная лопнула перед самым моим лицом, грохот скомкал меня, перемешал внутренности, раздробил каждую косточку в истерзанном теле и швырнул меня на землю.
   И все кончилось.
   Остался только дождь, проклятый, вечный, грузный, ледяной. Я лежал на спине с открытым ртом, и пил этот дождь, и не мог напиться. 'Дина! - позвал я, не слыша собственного голоса. - Ди-на...' Надо мной возникла Дина. Это был, наверное, самый счастливый момент в жизни. Она сказала что-то, беззвучно двигая губами. 'Что?' - заорал я. Она, исказившись, прокричала слово в самое ухо, и на этот раз я услышал: '...лния'. Дина подала руку, и я кое-как встал. У Дины был такой вид, будто она полдня валялась в известке, а потом упала со скалистого обрыва, причем приземлилась опять-таки на кучу известки. У меня вид был не лучше. Ливень омывал нас, оставляя на одежде белесые потеки. Дина посмотрела туда, где до катастрофы был автомобиль, Стокрылый - и Черный. Ахнула и побежала. Я поплелся следом.
   Автомобиль стоял, как стоял раньше. Во всяком случае, повреждений на нем заметно не было. Подле него лежало дымящееся черное бревно. Очки чудом не расплавились и тускло блестели на обугленном лице - то был Стокрылый. Рядом лежал Черный, почти голый, в лохмотьях джинсов, с багровыми полосами через всю грудь. Дина упала рядом с ним, обняла, прижалась. Черный застонал и стал махать в воздухе руками. Он что-то пытался сказать - косноязычно, непонятно. Я встал над ним, хотел поймать его за обожженную руку, но он задергался, глядя куда-то вверх, и я понял, что он ничего не видит. Потом он опять застонал. Дина гладила его по голове, не давала вставать, успокаивала.
   - Что стоишь, - бросила она мне, - 'Скорую' вызывай!
   Дождь превратился в сплошную стену воды. Я начал хлопать по карманам, понимая уже, что потерял телефон. Вокруг меня собирались прихожане Стокрылого, живые, здоровые, ничего не понимающие. Кто-то заплакал, бросился к обгорелому мертвецу; кто-то принялся громко молиться на латыни. 'Телефон, - сказал я громко, - Дайте телефон, в 'Скорую' позвонить!' Мне протянули сразу несколько трубок, но это было уже не нужно, потому что я услышал совсем рядом завывания сирены и увидел синие всполохи проблескового маячка. Прихожане медленно собирались вокруг трупа Стокрылого. Дина лежала на земле рядом с Черным. Тот успокоился, только водил лицом, словно искал кого-то, и о чем-то тихо спрашивал Дину. Дина так же тихо отвечала, обнимая его, прижимая руки. Черного то и дело сотрясала дрожь. Я снял куртку, встал на колени и укрыл его. Надо было пойти встретить 'Скорую' и показать водителю, куда ехать. Надо было посмотреть, как там Саша. Надо было...
   - Кто это? - спросил Черный, глядя невидящими глазами в мою сторону.
   - Это Тим, - сказала Дина. Она обвила его ноги своими, держала за плечи - и все равно Черного били сильные судороги.
   - Тим, - сказал Черный и взмахнул рукой. - Не вижу ничего... Тим?
   - Привет, - произнес я. Честно говоря, это было все, что я готовился ему сказать.
   - Привет, - сказал он. - Дай руку...
   Я поймал его ладонь и сжал. От запястья до самого плеча по руке змеились красные линии, похожие на водоросли. Знаки молнии - вот как это называется. Знаки молнии.
   - Живой, - сказал Черный и улыбнулся. Я хотел спросить, о ком он говорит - о себе или обо мне, но тут он перестал улыбаться и запрокинул голову. Я сказал: 'Черный', - но меня отодвинули в сторону, и кто-то в синей врачебной форме наклонился над Черным, а кто-то другой в синей врачебной форме стал копаться в своем чемоданчике, а кто-то третий в синей врачебной форме подкатил носилки. Черного подняли и положили на эти носилки, а я все звал: 'Черный, Черный' - и продолжал повторять его имя, когда помогал затащить носилки в машину, и потом, сидя в машине, все звал и звал его - пока не понял, наконец, что Черный меня не слышит.
  
  
  Эпилог
  
  В больницах всегда пахнет смертью. Даже в маленькой районной поликлинике - вотчине хирургов-алкашей и толстых медсестер - даже здесь кто-нибудь когда-то умирал. А если и нет, то здесь все готово к смерти. Каждая больничная койка мечтает стать катафалком.
  У Саши я пробыл совсем недолго, она все еще была без сознания. Тем более, в палате круглосуточно дежурил Боб - а сейчас я был вовсе не нужен Бобу, Бобу раздавленному, Бобу смятенному, Бобу, скрывающему слезы. Да, Боб все время сидел у ее постели. И Мила. И еще какая-нибудь кошка - они все накачивали Сашу, денно и нощно. Как она тогда сказала, на кухне, за чашкой кофе, вечность тому назад? 'С этим умением никто не рождается. Такое возникает, если кошка очень-очень переживает, или ненавидит кого-то изо всех сил'. Легче всего ненавидеть тех, кого любил когда-то. Труднее - тех, кого ни разу не видел. Самое трудное дело - ненавидеть самого себя. Это на самом деле трудно. Конечно, в какой-то момент любой из нас чувствует к себе неприязнь. Даже отвращение. Меня поймет любой, кого с перепоя рвало в раковину. Когда в передышке между спазмами поднимаешь потное, забрызганное лицо и смотришь на себя в зеркало - это самое лучшее средство, чтобы стошнило еще раз. Глаза - как вареные, и серая, опухшая морда, и мерзкий, дряблый рот с ниточкой слюны... да, это - Отвращение с большой буквы. Но это - не ненависть, о, нет, даже в такой момент ты себя любишь, любишь изо всех сил, и мечтаешь, чтобы закончилась поскорее рвотная пытка, и ты, любимый, наконец, уснул и видел сны, быть может... Вот ведь в чем дело, ребята: любовь к самому себе - следующий шаг инстинкта самосохранения. Это помогает выжить в таких сложных ситуациях, когда троим надо прыгать из горящего самолета, а парашютов только два. Или, например, если корабль тонет, а шлюпок на воду успели спустить вчетверо меньше, чем нужно. Тут-то отступает на задний план все то, что называют 'человеческим': самопожертвование, героизм, отвага. На сцену выходит вечный инстинкт - любовь к себе. И побеждает. Если, конечно, не находится пара-тройка зануд, вооруженных автоматическим оружием, вопящих: 'Первыми идут женщины и дети'. Впрочем, опыт показывает, что для таких зануд место в шлюпке почему-то всегда отыскивается. Да, любовь к себе - это основной инстинкт, что бы там ни говорила Шэрон Стоун.
  Но некоторые умудряются преодолеть этот могучий инстинкт.
  Человек, который испытывает ненависть к себе, может прожить долгую, хоть и несчастливую жизнь. Сфинкс, который себя возненавидел - обречен. Сомневаюсь, что Саша выжила бы, если бы ушлый Боб заранее не вызвал к 'восьмой точке' машину 'скорой помощи'. Саше очень не повезло, катастрофически не повезло: одновременно дал о себе знать огромный полип в матке, и случилось прободение язвы желудка. Насчет язвы неудивительно - слишком много кофе, слишком много нервотрепки и слишком мало сна в последние месяцы. Но по женской части Саша, вроде, всегда была здорова... Страшное, наверное, это дело: когда предаешь все, что у тебя есть, ради одного человека, а потом этот человек предает тебя. Ненависть к себе - с этим умением никто не рождается, бедная моя названая сестричка.
  Но у тебя все будет хорошо. О тебе исправно заботятся. Надеюсь, когда ты очнешься, то перестанешь себя ненавидеть. Ведь ты теперь ценный сотрудник Отдела. Мила сказала, что какой-то 'боров' готов 'все замять', что тебя ждет 'большая карьера'. Удачи тебе. Я всегда тебя любил, зеленоглазая. Мой дом - твой дом, заходи, когда хочешь, одна или с мужем. Теперь это просто: я ведь живу в одиночку и всегда рад гостям. Любым гостям. Даже сфинксу.
  Палата Черного была в другом крыле больницы. Он лежал в ожоговом. Как только я отворил дверь, он вяло махнул перебинтованной рукой. Я принес настоящего бараньего рагу - зашел в ирландский ресторанчик неподалеку, попросил налить в термос. Мы немного помолчали, он о своем, я о своем. У нас с Черным никогда не выходило поговорить по душам - все больше вот так сидели, молчали. Впрочем, в этот раз он - лежал и молчал. Лишь под конец проговорил глухо, сквозь бинты:
  - Динка тебе сказать что-то хотела.
  - Вот пусть сама и говорит, - ответил я, и мы снова замолчали.
  Какого черта, ребята.
  Он был, наверное, единственным, кто понимал меня по-настоящему. Он так же, как я, умел ненавидеть. Так же, как я, знал подлинную цену ненависти. И, так же, как я, решил: больше никогда. Разница только в том, что я выбрал - быть человеком. Ну, во всяком случае, я это так называл... А он выбрал - молнию. Может, и правильно выбрал, если учесть, что та же молния сожгла Стокрылого. Дина сказала: если бы она не накачала Черного накануне, то конец пришел бы и ему. Но об этом я старался не думать. По ряду причин.
  В конце свидания я вытряхнул Черному на одеяло подарок: плеер и десяток дисков. У него аж глаз загорелся - тот, что был виден из-под бинтов. Пальцами правой руки, которая уже немного его слушалась, он стал тыкать в кнопки плеера. В общем, подарок ему понравился - казалось, он и забыл о моем присутствии.
  А я пошел домой.
  Один.
  Еще тогда, когда стало ясно, что Черный выживет, что ему ничего не угрожает - в конце концов, порой в людей попадают молнии, и хоть бы что - вот тогда-то я и сказал Дине: 'Выбирай'. И она кивнула, и даже поцеловала меня. То ли на прощание. То ли в знак благодарности. Она с тех пор каждый день бывала у Черного - я видел это по свежим цветам на столе, по мытым фруктам в вазе, по книгам из его дома. Я ведь тоже навещал его каждый день. Удивительное дело, но мы с Диной ни разу не встретились в больнице. Может, оно и к лучшему.
  Я шел домой. Было холодно, с утра выпал первый снег. Тонкий, неверный, этот снег таял на земле, на жухлых, непривычных к холоду газонах, но на машинах он лежал покойно и ровно, похожий на детские тонкие одеяльца из ватина. Дина не сказала мне, кого выбрала. Может быть, она все это время жила у Черного в квартире - наводила порядок, готовила дом к возвращению хозяина. А может, жила с родителями. Я не знал, я поклялся не вмешиваться в ее жизнь, пока она этого не захочет, и соблюдал клятву. Иногда я звонил ей, и мы разговаривали, подолгу, обо всем, что взбредет в голову. Так продолжалось уже больше месяца подряд. Она ни разу не позвонила первой.
  Было холодно. Я озяб и засунул руки поглубже в карманы, нашарив соринки, годами копившиеся в складках. Порывами задувал колючий ветер - из тех, что превращают в зиму даже самую раннюю осень.
  А потом я увидел ее.
  Она лежала - черным комком на белоснежной земле, бессильная, распластанная. Еще живая. Да, точно, живая: я подбежал, опустился на корточки и подсунул руки под легкое тельце, а она дернулась, словно приняла меня за своего мучителя, и слабо взмахнула крылом. Кроу-хантеры. Эти сволочи. Я поднял взгляд. Кому, спрашивается, помешала ворона, сидевшая на ветке рябины? Понятно, что рябина - ягода вкусная, но не для людей же. Только вороны, снегири и прочие пернатые набивают желудки этой горькой дрянью. Нет, надо было обязательно пальнуть из своей мелкашки, которую и оружием-то не назовешь. Я взял ворону на руки. Рана была не слишком серьезная, просто перебита плечевая кость. На четверть часа работы ветеринару. Почему тогда не пытается ворона ускакать, волоча по земле бесполезное крыло, почему смотрит на меня - то одним, то другим глазом? Верно, много крови потеряла: снег подтаял и превратился в грязно-алую лужицу.
  - Отнесу-ка я тебя домой, птица, - задумчиво сказал я. - А там разберемся, где ближайшая ветлечебница, и вообще...
  Ворона ничего не ответила, только повернула голову - так, чтобы смотреть на меня обоими глазами - и дважды моргнула, застенчиво, совсем, как человек. Черт, куртку кровью замарал. Я вспомнил, как несколько месяцев назад отмывался под казенным душем от человечьей крови. Потом вспомнил, как давным-давно охотился с сачком за бабочками, а вокруг летали ласточки - низко, к дождю.
  - Домой, - решительно сказал я. Ворона тяжко заворочалась у меня в руках, устраиваясь поудобнее. Раненое крыло свисало черным флагом, но здоровое плотно прилегало к телу, и птица в моих объятиях была, словно торпеда - живая, черная, блестящая торпеда. В такт моим шагам ворона легонько покачивала головой. Дом был все ближе. Я уже различал дверь парадной и кнопки на домофоне. Первым делом поищу какие-нибудь тряпки, размышлял я. Устрою гнездо. А потом можно будет и телефонный справочник найти. Интересно, сколько надо заплатить ветеринару, чтобы вызвать на дом? Еще, небось, не поедет - к вороне-то. Скажу, что пес заболел, а как приедут, сделаю морду кирпичом: дескать, не так поняли. Ворона лежала смирно, поглядывая на меня - то слева, то справа - и все так же застенчиво моргала третьим веком.
  - Эх ты, бедолага, - сказал я. Ворона беззвучно раскрыла клюв. Я осторожно погладил ее по голове. Перья были жесткими, скользкими на ощупь. Ворона прикрыла глаза серой пленкой. Я приложил к домофону ключ и вошел в подъезд. Решил, что на десятый этаж поеду лифтом. Ни к чему беспокоить птицу. Кнопка уже горела: кто-то спускался, похоже, с самого верхнего этажа. Ну что же, подождем.
  Двери лифта разъехались, и я увидел девушку. На какой-то сумасшедший, счастливый миг мне показалось, что это Дина: те же волнистые волосы, те же огромные глаза. Но девушка шагнула из сумеречно-желтого лифта на свет, и я понял свою ошибку. Волосы у незнакомки были каштанового цвета, глаза - серые, а нос - короткий и забавно вздернутый кверху. Меня мог обмануть разве что рост. Девушка едва доставала мне до груди - так же, как и Дина.
  - Извините, - сказал я и попытался протиснуться мимо нее в лифт.
  - Ничего себе! - воскликнула она. - Что это у вас?
  - Ворона, - сказал я. Девушка нахмурилась, и пришлось добавить: - На улице вот подобрал... Ей крыло поранили.
  Двери лифта закрылись - он устал нас ждать.
  - Дайте-ка сюда, - потребовала девушка решительно. Я протянул незнакомке ворону. Птица, как ни странно, даже не дернулась, покорно перекочевала в руки девушки, а та, словно не замечая, что пачкает куртку вороньей кровью, как-то очень ловко перехватила раненое крыло и стала его рассматривать. Потом ее рука дрогнула, ворона встрепенулась и издала звук, который из жалости я готов был принять за карканье. 'Чш-ш-ш, - зашептала девушка. - Все уже, все...' Я стоял, соображая, не стоит ли мне отнять у нее птицу, вежливо попрощаться и уйти к себе. Девушка подняла на меня взгляд исподлобья, взгляд внимательный и словно изучающий, и тут только я заметил - круглые глаза, маленький рост, высокие скулы. Кошка? Ну конечно. Почему, интересно, я раньше ее не встречал?
  - Послушайте, - сказала девушка, - я, собственно, врач. Йод у меня найдется, лубки на крыло наложить, думаю, сумею. Только...
  Честное слово, она покраснела.
  - Только очень уж птица... большая. Вы не могли бы мне помочь?
  - Подержать? - спросил я.
  Она кивнула.
  - Я тут, напротив живу. И клетка у меня есть свободная как раз. От попугая осталась. Поживет, пока не оправится. Сможете ее навещать даже...
  Я посмотрел в глаза вороне. Или ворону? Никогда не умел их толком различать. Птица была крупной, иссиня-черной, с массивным клювом. В глазах, почти полностью затянутых пергаментной пленкой, ничего нельзя было прочесть: только боль была в них. Боль - и бесконечное, звериное терпение.
  - Ну так как? - спросила девушка и совсем порозовела.
  - С радостью, - сказал я как можно проще, а потом сложил пальцы в кошачью лапку и помахал над плечом.
  Ничего не произошло. Девушка неуверенно улыбнулась, отступила на крошечный шаг - и только.
  Она была человеком. Простецом.
  - Соседи, значит, - сказала она. Я кивнул. Мы спустились на улицу. Снег на машинах был белый-белый, как полуденные облака, когда они отражают солнечный свет. Некоторое время мы шли молча. Я был немного растерян и думал: что бы сказал на моем месте настоящий кот? По всему выходило, что кот бы ничего не говорил. Слова придумали люди. И имена - когда-то мы были просто Рыжий, Черный, Пятнышко, Белая....
  - Меня зовут Тим, - сказал я.
  - Лола, - сказала она и, подхватив ворону левой рукой, подала правую. Мы обменялись рукопожатием. У нее были мягкие, сильные пальцы.
  'Ну, не знаю, - подумал я. - По-моему, она хорошенькая'.
  Голос в голове смущенно промолчал.
  Ветер утих; мне на лоб упала снежинка. Она быстро растаяла, но потом упала еще одна, и еще, и еще. Я вытер лоб и почему-то улыбнулся.
  - Смотрите, - сказала Лола, - снег пошел.
  - Здорово, - сказал я. Она глянула на меня - искоса, быстро, и я сделал вид, что не заметил.
  До самого ее дома мы молчали.
  Думаю, она чувствовала то же, что и я. Но наверняка я этого знать не мог, потому что у нас были разные Тотемы.
  Тотем Кошки.
  И Тотем Человека.

Популярное на LitNet.com О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) О.Герр "Невеста в бегах"(Любовное фэнтези) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевая фантастика) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"