Герасименко Анатолий: другие произведения.

Древо и жертва

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ опубликован в журнале "Edita" # 68, 2016 г.

Знаю, висел я в ветвях на ветру
Девять долгих ночей, пронзенный копьем,
Посвященный Одину, в жертву себе же

Старшая Эдда

  Василий изогнулся, зашипел, изо всех сил куснул руку, державшую за шиворот. Мучитель завопил, рука разжалась. Василий бросился прочь, проскочил под кустом, рванул вдоль штакетника и юркнул в открывшуюся калитку, едва не попав под ноги потному толстяку в плавках. Слева, гремя цепью, с жарким лаем подскочил дворовый пес. Василий шарахнулся от пса, сиганул через забор, очутился в бурьяне, едва не завяз в обвисшей проволоке, прыгнул в сторону, угодил в чертополох и, тряся ушами, выкатился на дорогу. Здесь уже были мучители. Трое мальчишек бежали к нему, протяжно крича и размахивая палками; один из них держал руку на отлете и тряс прокушенной кистью. "Сволочи", - подумал Василий и побежал от них прочь, вверх по дороге - но навстречу пёр, клубя белой пылью, самосвал. Диким подскоком уйдя от самосвала, кот вылетел на обочину, впился когтями в разлапистый, высоченный ясень и, сыпля корой, единым махом взобрался на два человеческих роста. Затаился, припав к дереву животом. Сердце колотилось, легкие были готовы лопнуть, хвост сам собой вжимался куда-то под задние ноги.
  - Ты чо его не держал?
  - Я не держал?! Он руку мне кусил!
  - Надо было нормально держать потому что!
  - Сам бы держал!
  - Вот как теперь его обратно? Васька! Васька! Кс-кс-кс-кс! С! Кссс!
  - Не пойдет.
  - А я его щас палкой! Н-на!
  - На!
  - Н-н-а-а-а!
  - Ты чо так бросаешь криво!
  - Я нормально бросаю, ты сам криво!
  - Еще давай!
  - На-а-а!
  "Сволочи", - думал Василий. Палка ударила по стволу совсем рядом, отскочила, запуталась в ветках и повисла, качаясь. Кот прижал уши и полез вверх. Далеко внизу плескала листва: мучители бросали палки, но докинуть не могли - высоко. Он вскарабкался еще немного, нашел развилку и устроился на ней. Здесь было светло и просторно. Дул ветерок, отчего ясень слегка раскачивался. Какое-то время Василий, изогнув шею, глядел вниз, силясь высмотреть мучителей, но листья полностью скрывали мальчишек от кота - как, впрочем, и кота от мальчишек. Только слышны были высокие ломкие голоса: сначала препирались, кто выше бросит палку, потом заспорили - ждать, пока жертва слезет с дерева, или идти на реку. Победила река, и голоса стали удаляться, пока не затихли вдалеке. Василий по-драконьи разинул пасть и зашипел вслед мучителям - негромко, шепотом, чтобы не привлечь внимания. Облегчив душу, он принялся оглядываться.
  Прямо под ним шелестело зеленое марево древесной кроны, справа чернел фонарный столб с обрывками проводов на ржавой поперечине, слева, очень далеко, виднелась крыша родного дома. Сверху палило солнце - до неприличия яркое и совершенно равнодушное к тому, что творилось на земле. Где-то рядом в ветвях чирикали воробьи, но Василию сейчас было не до них. Пришла пора слезать. Слезать он ненавидел. Даже старая, приземистая сирень под окнами дома была для Василия непреодолимой в смысле слезания. О, сколько раз, застигнутый врасплох, он взлетал по упругим веткам и затаивался среди пыльной листвы! Сирень таила в пышной кроне бесчисленные удобные развилки, скрывала кота от злых мучительских глаз - словом, была верной и бескорыстной защитницей. Но, когда опасность удалялась, и приходило время спускаться - о, сколько раз он бывал унижен, сколько тягот выпало на его долю! Наверх летел стремительный хищник, ягуар, кугуар, пума; обратно же слезало неуклюжее боязливое создание. Спускался Василий задом, как это обычно заведено у кошек: робко оглядываясь на далекую землю, судорожно цепляясь за ствол передними лапами и отчаянно пытаясь вцарапаться в древесину тупыми когтями задних...
  "Сволочи", - тоскливо подумал Василий неизвестно про кого и завозился на суку, примериваясь, как бы ловчей начать ужасный спуск. Сперва он думал работать со стволом ясеня, как с сиренью - обнял передними, уперся задними - но кора оказалась скользкой и твердой, когти скребли вхолостую, и он чуть не сорвался. Спасся на голых инстинктах: в последний момент хвост отчаянно махнул в сторону, задницу повело следом, передние лапы сделали какой-то немыслимый кульбит, и через миг Василий обнаружил себя целым и невредимым - правда, сидящим уже на другой ветке. Перестав дрожать и нервически дергать хвостом, он осмотрелся и с ужасом понял, что инстинкты сыграли с ним злую шутку: спасаясь, Василий по инерции залез выше. Он предпринял ещё несколько героических попыток спуститься - каждый раз подолгу топтался, балансировал грязно-белыми длинными пятками, раскачивался вместе с веткой, тщательно выбирал место, куда поставить лапу - но все попытки закончились неудачно.
  Спустя десять минут Василий сидел на том же самом месте, мрачно глядел вниз и думал: "Сволочи". Про всех. Сволочами были, прежде всего, мальчишки, загнавшие его сюда; определенно сволочью был самосвал, преградивший в тревожный момент путь к бегству; редкой, подлой сволочью было дерево, которое сначала заманило Василия в густую крону, воспользовавшись его беспомощностью перед судьбой - а теперь вот обратилось в ловушку, в надмирную тюрьму, в позорный эшафот... Ветер взъерошил шерсть на загривке, суля вечернюю свежесть и ночной холод. Василий съёжился и мяукнул, завистливо вспомнив младшего своего брата Рыжика, который обладал редким, бесценным даром скоростного спуска. Забравшись на дерево, Рыжик не пятился и не боялся, а, наоборот, разворачивался головой к земле и с невнятным мявом устремлялся по стволу вниз. Добежав до самого низа, он прибавлял скорости и, спрыгнув, мгновенно уносился вдаль, оставляя с носом ждавших на земле преследователей. Василий со смутным злорадством подумал, что мучители в его отсутствие непременно примутся за младшего брата, но завидовать от этого Рыжику не перестал. Внезапно и сильно захотелось есть. Кот мяукнул во второй раз, в третий, помолчал, исполняясь жалости к себе, и стал орать, протяжно, надрывно и безнадежно.
  Через некоторое время снизу раздались голоса. Василий замолк и прислушался. Голоса принадлежали не мучителям. Говорили несколько людей, которых он для себя называл кормушками. Кормушки были выше и толще мучителей, кричали не так противно, гораздо реже швырялись тяжелыми предметами, а главное - имели обыкновение делиться с котами едой. Добровольно (это было важно). Сейчас, если судить по звукам и запахам, под деревом собралось трое кормушек.
  - Ой, как кричит! (Первая кормушка).
  - Сымать надо! Залез, а спрыгнуть никак. (Вторая).
  - Да я вас умоляю, жрать захочет - сойдет. (Третья).
  - Нет, ну как же... Вон какой бедный. Где он, кстати... Не видно... Кис-кис-кис...
  - Не, не спрыгнет. Сымать тока. На ту ветку забраться и сымать.
  - Я вас умоляю, еще за ним по деревьям лазать.
  - Кис-кис... Сейчас ему рыбки принесу. (Первая кормушка ушла).
  - Да не надо вашей рыбы, надо звать кого-нибудь. Во, Степан идет. Степан!! Сте-па-ан!!! Иди сюда!
  - Чо? (Осиплый далекий голос).
  - Ничо! Сюда иди, говорю! Алкаш старый.
  - Ну? Чо надо? (Осиплый Степан приблизился).
  - Да тут кошак мяучит, снять бы. Залезешь?
  - Кошак? Ну и нехай.
  - Залазь, бутылёк поставлю. (Вторая кормушка оказалась сердобольной).
  - Я вас умоляю. Лучше бы мне тот бутылёк дали. (Третья, похоже, зря носила звание кормушки).
  - Ну, это... Лестницу надо.
  - Пойдем, в сарае возьмешь.
  Голоса удалились. Василий сидел на ветке и периодически орал, чтобы себя обозначить. Минут через десять голоса вернулись.
  - Ну, я того. Полез.
  - Давай, давай. А то оно ж кричит. Жалко.
  - Я вас умоляю... (Третья кормушка явно не собиралась спасать Василия и была здесь с целью поглазеть).
  Дерево вздрогнуло от приставленной лестницы и мелко затряслось: Степан начал восхождение. Василий завертел головой, пытаясь оценить ситуацию. С одной стороны, он был рад, что привлек какое-никакое внимание и привел в действие силы, ведущие к спасению. С другой стороны, это спасение он представлял как-то иначе. Рисовалась в кошачьем мозгу этакая бесплотная сила, которая волшебным образом, нечувствительно перенесет вниз и предоставит себе. Потный, разящий перегаром мужик, лезущий по лестнице и готовый, судя по всему, ухватить Василия за нежный загривок, в воображаемую схему не вписывался. И вообще: Степан явно относился к третьему виду людей - самому непредсказуемому и оттого опасному. Такие, как он, являлись чем-то средним между кормушками и мучителями. Крупные, с низкими грубыми голосами, они могли порой накормить кота и даже вызволить из затруднительного положения - например, цыкнуть на гавкающую собаку. Но часто они же при виде Василия принимались кричать, шикать и бросаться чем-нибудь тяжелым. Из-за такого Василий их не любил, старался обходить подальше и про себя называл - врагами.
  Враг по имени Степан продрался сквозь ветки и, балансируя на последней ступеньке лестницы, потянулся к коту огромной грязной ладонью. Василий вздыбил шерсть и сложил на голове уши. От ладони пахло железом, краской и человеческой грязью. "Сволочь", - уверенно подумал Василий. Растянув до ушей пасть, он издал короткий шип и метко стукнул по степановой руке когтями, после чего проворно убрался на недосягаемую для врага высоту. Степан заревел матом. Оскальзываясь через две ступени, ссыпался на землю, обрушил лестницу и высказал кормушкам все, что родилось в душе - насчет Василия, дерева, самой идеи спасения, травмированной руки и мира в целом. Одна из кормушек - сердобольная - вновь посулила бутылёк. Степан исключил бутылёк, пожелал кормушке многого и удалился, посасывая ладонь. Василий проводил его взглядом и победительно обшипел.
  - Ну чо ж ты так-то, а? - спросила снизу сердобольная кормушка.
  - От паразит, - заметила другая.
  Василий опомнился. Боевой запал остыл, и кот со страхом осознал, что находится теперь еще выше прежнего - а единственная надежда на спасение только что ушла к ларьку врачевать нанесенные раны. Хуже того, сердобольная кормушка под деревом, кряхтя, взвалила на плечи лестницу и вперевалку удалилась прочь, а за ней ушла и другая - та, что "я-вас-умоляла". Василий неуверенно мяукнул, но никто не откликнулся. Он снова принялся орать. Орал долго, устал, охрип. Постепенно становилось темнее, холодало. Очень хотелось есть. Как назло, к дереву вернулась первая кормушка.
  - Киса, киса! Спускайся, я тебе рыбки! Кис-кис-кис...
  Снизу повеяло запахом жареной рыбы. Василий безошибочно определил камбалу в кляре и озверел от близости жратвы. Он стал орать ещё громче, сглатывая голодную слюну и невольно вытягивая шею вниз, чтобы приблизиться к камбале хотя бы на несколько сантиметров. Кормушка талдычила свое "кис-кис", протягивая к ветвям завернутую в бумажку рыбу. Так продолжалось с четверть часа. Потом кормушка ушла, горестно вздохнув и пробормотав на прощанье: "бедный котик". "Сволочь", - подумал Василий ей вслед, обессилел и задремал.
  Проснулся он утром, злой и разбитый. Солнце раздражающе слепило глаза, воробьи чирикали над самым ухом, враг Степан успел наклюкаться и, обосновавшись у ларька, распевал отвратительную пьяную песню. Чтобы заглушить Степана и воробьев, Василий снова начал орать. Оралось с утра громко: за ночь голос отдохнул и набрал силы. Проорав часа два, Василий обнаружил, что ему удалось собрать под деревом публику.
  - Давно это он?
  - Да второй день. Как скаженный, аж сердце заходится, тьфу...
  - Туда надо из шланга полить. Они всегда от воды бегут. Знаю, пробовал.
  - Тю! Где вы тот шланг найдете? Сюда ни один шланг...
  - Я вч-чера эт-ту с-суку с-снимал. Так он меня р-раз!!
  - А надо пожарных вызвать. У них и шланг найдется, и лестница. И вообще, в Америке, как кошка на дерево залезет - сразу вызывают пожарных. Знаю, видел.
  - Я вас умоляю. Станут пожарные из-за всякой ерунды приезжать.
  - Мальчишек позвать. Пускай слазают.
  - Придумаете еще. Я своего сына туда не пущу. Высоко же, убьется.
  - Рыбки ему носила - не идет...
  - А если дерево спилить?!
  - Я еще вчера сказала: жрать захочет - слезет.
  - Наплюйте вы. Как-нибудь выкрутится.
  - Ага! Наплюйте! Я б на вас поглядела, если б он у вас перед домом вот так сутками вопил!
  - Да я чего, я ничего. Надо только найти кого-нибудь, чтоб слазал...
  - Й-я эт-ту с-суку вч-чера...
  - Пожарных!
  - Я вас умоляю...
  В конце концов кто-то действительно вызвал пожарных. Взрыкивая дизелем, приехала старая, в облупившейся красно-белой раскраске машина с лестницей на крыше. Лениво вылезли двое мужиков в брезентовых куртках, позадирали головы на ясень, вполуха выслушали коллективные показания собравшихся кормушек. Один забрался в кабину, и наверх медленно, угрожающе стала выдвигаться лестница. Василий остекленевшими глазами следил, как длинношеее чудовище продирается сквозь листву, играючи ломая ветки и распугивая воробьев. Ему очень хотелось врасти в дерево. Когда железная тварь доросла до того места, где он сидел, Василий стряхнул оцепенение и белкой вспорхнул на два метра вверх. Здесь ствол раздваивался, указывая в небеса исполинской буквой "V", и Василий скрючился у подножия этой буквы. Дальше оба ствола росли тонкие, как плети, да вдобавок качались от ветра: лезть по ним было чистым самоубийством. Кот приник к ясеню, поджал дергающийся хвост и, брызгая слюной, зашипел на неумолимо приближавшуюся лестницу...
  Раздался хриплый железный лязг. Лестница дрогнула и прекратила расти. Василий корчился в развилке, щурил глаза и непрестанно облизывался от страха, держа одну лапу наготове - отбиваться. Несколько секунд ничего не происходило. Потом внизу хлопнула дверь машины, и снова загомонили голоса:
  - Эх, твою дивизию! Опять поломалась!
  - Что такое? Сейчас полезете?
  - Куда полезем, мать. Не видишь - лестницу заклинило. Петро, давай ты теперь починяй...
  - А чо я-то? Чо сразу я-то?
  - Я в прошлый раз был... Хорош разговоры разговаривать, починяй давай.
  - О! Пожарные называются! Не могут кота снять! А если на пожаре вот так?
  - Мать, не шуми...
  - Нет, ну посмотрите-ка, а! Вот это да! Я вас умоляю!
  - Дайте я. Пустите, дайте. Я гляну, помогу. Знаю, чинил.
  - Чо ты чинил... Отец, уйди!
  - Т-та-а-ак! Н-ну чего, уже вс-сё? Ухай... да... кали? Технику-то каз-зенну... ю? Ухай-да-ка-ли?
  - Степан, гос-споди, да ты-то куда лезешь! Сгинь!
  - Надо все-таки из шланга полить. Сам и слезет.
  - Да ну, у них ещё и шланг сломается...
  - Я вас умоляю!
  Василий немного пришел в себя. Железное чудище мертво торчало в листьях. Что-то звякало, под деревом гудел спор. Чуть погодя лестница, подергиваясь и грохоча, стала складываться. Затем люди на земле начали мало-помалу терять к Василию интерес и принялись расходиться. Уехали пожарные - в депо, чинить лестницу, которая, хоть и согласилась уменьшиться, никак не хотела раздвигаться обратно. Ушел тот, кто хотел облить Василия из шланга - на ходу он что-то доказывал Степану, а Степан неуклюже увлекал его за собой, держа азимут на ларек. Ушли кормушки - и сердобольная, и я-вас-умоляющая. Ушли все. Василий бурым комком съёжился в развилке, и со стороны могло показаться, что это не кот сидит на дереве, а меховая шапка застряла между веток - забросил её кто-то ещё зимой, да так она и осталась наверху, грязная, вылинявшая и никому не нужная. От пережитого Василий оцепенел и не мог даже орать. Он не чувствовал больше ни страха, ни жары, ни голода, не чуял порывов ветра - только сидел, прижавшись к дереву, и глядел перед собою пустыми глазами. Шли часы, солнце поднялось в зенит и стало опускаться, воробьи на ветках ссорились, дрались и мирились, под ясенем ходили и разговаривали люди, а Василий оставался нем и недвижим. Недвижим и нем.
  Потом это случилось.
  Где-то далеко, за домами, там, где проходила большая разбитая дорога, усыпанная по обочине гравием, родился звук. Слабое жужжание со звенящей нотой - будто летел стальной жук с жестяными крыльями. Звук этот проник в опустошенный ум Василия и тронул что-то родное, вечное. Кот задвигал ушами. Жужжание росло, обрастало басом, тарахтением. Василий ожил и завозился на ветке. Сомнений не было: с молочной фермы возвращалась его кормушка. Личная, домашняя. Он даже представил себе: вот она едет верхом на мотороллере - голова обвязана косынкой, толстые ноги в тапочках покоятся на рифленом железе. Вот позвякивают бидоны со сметаной в широком кузове - стоят впритык, укрытые рогожей. Вот кормушка заезжает во двор, заводит мотороллер в гараж и выходит оттуда, неся по бидону в каждой руке. Поступь её тяжела, от халата расходятся волны молочного запаха. Вот она идет на кухню и принимается разливать сметану по банкам, чтобы потом спрятать банки в светлом, ревущем нутре холодильника. А рядом - и звать не надо - околачивается Рыжик: урчит громче мотороллера, вьётся по ногам, бодает кормушку под колени. Кормушка разражается благостным уханьем, зачерпывает из бидона полный уполовник и плюхает в рыжикову миску сметану - сладкую, холодную, густую. Рыжик нависает над миской, опускает морду и, поджав усы, жрет, жрет, жрет, жрет, жрет...
  "Сволочь!" - яростно подумал Василий. Больше не было ни дерева, ни высоты, ни ветра - была только сметана и паскудный Рыжик, готовый стрескать общую долю в одно рыло. Не помня себя, Василий встал, попирая лапами шершавую кору. Завертел хвостом, соскочил на опасную с виду ветку. Ветка закачалась под его весом, но он махнул на соседнюю, оттуда - ниже, спружинил, прыгнул ещё ниже, заскользил, выровнялся. Птицей, мохнатой птицей слетел Василий на землю и помчался к родному дому. Вильнула, истошно сигналя, машина - он только припустил быстрее. Возник на дороге один из мучителей - Василий едва не сбил его с ног. Ворота уже закрывались, впустив во двор мотороллер с бесценным грузом, но Василий успел проскочить, галопом пронесся на кухню, увидел рядом с холодильником Рыжика и с разгону зарядил ему такую оплеуху, что младший брат опрометью вылетел вон. Потом Василий обернулся - как раз вовремя, чтобы встретить входящую кормушку долгим, охрипшим мявом.
  - Васька! - сказала та. - Где шлялся?
  - Мя-у-вя-я-я!! - ответил Василий.
  - Сметаны хошь?
  - Мня-я-я!!!
  - Ну сейчас, сейчас...
  Через минуту Василий, дрожа от нетерпения, погрузил нос в миску и принялся лакать восхитительную белоснежную сметану. Мучители, проклятое дерево, пьяный Степан, пожарная лестница, воробьи, дневная жара и ночной холод - все это не стоило и воспоминания. А вот сметана стоила. Пожалуй, ради сметаны можно было даже пострадать. Если бы Василий любил анализировать, он бы сказал, что все мучения предшествовавших дней подготовили его к этому мгновению, очистили, возвысили - и сделали вкус сметаны окончательно неземным. Но он не любил анализировать. Он любил жрать.
  "Сволочи", - с удовлетворением думал Василий, облизываясь.
  С улицы опасливо заглядывал в кухню побитый Рыжик.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"