Герасимов Александр Николаевич: другие произведения.

Вкус жизни

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Александр ГЕРАСИМОВ
  
  ВКУС ЖИЗНИ
  
   "Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли; не поклоняйся им и не служи им..."
  (Исход, 20;4,5)
  
  
  
   Однажды, тихим летним вечером, когда дневной зной прошел, а ночь еще не охладила воздух настолько, чтобы хотелось накинуть на плеча что-нибудь более теплое, чем обычное платье, великий Цинь Ши-Хуанди призвал к себе бывших при его дворе иностранных посланников, министров и советников во главе с мудрейшим Ли Сы, а так же случившихся проездом в Поднебесной Империи принцев и королей дружественных Китаю государств.
  
   Величайший из когда-либо живших под Небом сообщил собравшимся, что созвал их, чтобы продемонстрировать им явление, случающееся раз в тысячу лет - цветение редчайшего и прекраснейшего на земле цветка, Шин-Хуа*.
  
   Хлопнув в ладоши, император подал знак внести в Нефритовый зал дворца необыкновенный цветок. Специально приставленные к растению люди, принесли на плечах нарочно к случаю сделанные из тика, железа и золота, носилки с фарфоровым горшком, в который из императорского сада был пересажен цвет Шин-Хуа.
  
   Когда облеченный особенным доверием садовник снял с цветка расшитое изображениями четырех стихий, Луны, Солнца и других планет шелковое покрывало, удивлению присутствующих не было предела. Глазам изумленных зрителей предстало довольно невзрачное растение с невысоким стволом, буроватыми листьями и единственным, крохотным, бело-розовым, наполовину уже распустившимся бутоном.
  
   Но никому и в голову не пришло выказать свое неудовольствие от увиденного. Все присутствующие удивленно закивали головами и стали тихонько переговариваться в знак того, что они потрясены столь необычным зрелищем.
  
   Император дал знак присутствующим замолчать. Благоговейная тишина воцарилась в Нефритовом зале.
  
   Садовник накрыл цветок большим хрустальным колпаком и, почтительно пятясь, покинул собрание.
  
   И тут произошло то, чего никто не мог ожидать. С последним лучом вечерней зари бутон вдруг полностью раскрылся, и присутствующие увидали неописуемой красоты великолепный цветок. Прошел один только миг и, к изумлению собравшихся, растение сбросило лепестки, выпустило из немедленно появившейся завязи круглый, фиолетовый, похожий на инжир плод, который тут же, на глазах у всех, вырос с хорошую дыню и... взорвался! Взорвался, выбросив из нутра множество семян, и залил накрывающий его хрусталь густым кроваво-красным соком.
  
  
  
  ***
  
   "...Шокирующие кадры смерти принцессы Дианы впервые показала американская телекомпания CBS. Черно-белые фотографии умирающей принцессы были изъяты французскими властями у одного из папарацци, преследовавших ее автомобиль.
  
   На пленке запечатлены первые минуты после трагедии августа 1997 года в Париже. Тогда за принцессой Дианой и ее другом Доди аль-Файедом гнались фотографы. Съемку производила и полиция, прибывшая на место автокатастрофы чуть позже.
  
   Помимо фотографий создатели фильма обнародовали и другую малоизвестную информацию: отчеты экспертов, изучавших место трагедии и обломки машины, результаты вскрытия тела водителя Анри Поля. Отец Доди - Мохаммед аль-Файед - сразу же расценил политику CBS как недостойную и бесчувственную, обвинив телекомпанию в том, что она беззастенчиво наживается на жертвах трагедии.
  
   Тем не менее представленный фильм дал новые подтверждения того, что гибель принцессы Дианы - не случайное стечение обстоятельств. Руководители CBS опровергают официальную версию - водитель принцессы не был пьян. Более того, есть данные, что незадолго до трагедии он получил крупную сумму денег. От кого - пока не известно.
  
   Напомним, что согласно одной из версий автокатастрофа была тщательно спланирована, и стоял за этим не кто иной, как муж принцессы Дианы. Кстати, в самом начале этого года британская газета Daily Mirror опубликовала текст письма принцессы к ее бывшему дворецкому Полу Барреллу.
  
   Диана писала, что опасается покушения на свою жизнь: у ее машины все время были неисправны тормоза, и ей известно, кто выводит их из строя. Имя этого человека в письме было тщательно зачеркнуто. Леди Ди считала, что злоумышленник действовал по приказу принца. "Мой муж планирует "несчастный случай" в моей машине, повреждение тормозов и серьезную травму головы, с тем чтобы открыть себе дорогу для повторной женитьбы", - говорилось в письме..."
  
  
   "...На судоверфи Blohm + Voss в Гамбурге спущена на воду новая, самая дорогая частная яхта в мире, принадлежащая Роману Абрамовичу.
  
   Судно принадлежит к серии Eclipse и стоит триста сорок миллионов евро. Длина яхты - почти сто семьдесят метров. Это всего лишь на пять метров меньше, чем пятизвездочный круизный лайнер "MS Deutschland", на котором немецкое телевидение снимает мыльную оперу "Traumschiff". На яхте - одиннадцать кают класса люкс для двадцати четырех гостей, которых будет обслуживать команда из семидесяти человек. По оценкам экспертов, содержание этого судна обойдется как минимум в двадцать пять-тридцать миллионов евро в год.
  
   Корпус яхты сделан из пуленепробиваемой стали, окна - из бронированного стекла. На борту установлена система оповещения о ракетном нападении. В ангарах яхты базируются два вертолета и мини-субмарина, способная погружаться на глубину до пятидесяти метров.
  
   Роман Абрамович намерен отправиться на новой яхте на следующий чемпионат мира по футболу. Чтобы гостям не было скучно в пути, на яхте имеются два бассейна, кинотеатр и дискотека..."
  
  (из газет)
  
  
  ***
  - Мама моя дорогая! - Саня Доведов очнулся от мучившего его всю ночь кошмара. Он спустил ноги с кровати и попытался нащупать ногой тапок. Потерпев в этом деле неудачу, он перегнулся с кровати так, что голова его оказалась между толстых, покрытых шершавой, навроде куриной, кожей колен. Перевернутым веждам его открылась малоприглядная панорама холостяцкого подкроватья. Пыль, сбившаяся в плотные, подвижные от тяжелого Саниного дыхания, серые рулончики; пара ссохшихся мумий разномастных носков; посиневший от старости яблочный огрызок; остатки скукоженного, поросшего голубой плесенью, недоеденного бутерброда с сыром и никаких тебе тапок. Саня распрямился, взъерошил пальцами волосы, нашарил на тумбочке и нацепил на нос подмотанные синей изолентой очки, толчком оторвался от кровати и, подошедши к окну, по детской примете истошно прокричал:
  
  - Сон! Сон! Уходи! Сон-сон! У-хо-ди! Сон-сон! Уходи-и-и-и!!!
  
   И было что прогонять. Сане снилось, что он пробирается через вязкое, словно сделанное их патоки, болото. А всего-то - ступил на полустертую "зебру", переходя дорогу. Ноги тут же увязли по щиколотки, и невидимая, а оттого еще более страшная, сила стала тянуть его в асфальтовую глубину. С громадным трудом вытаскивая ноги из начинавшего пузыриться от неимоверной жары асфальта, потерявший всякую силу Саня, отчего-то непременно должен был перебраться на ту сторону улицы. Это было тем более глупо, что из-за поворота появилась огнедышащая пасть громадного, как сошедшая с ума деревенская изба, грузового автомобиля. Разрисованная летящим пламенем полукруглая морда грузовика ощерилась зубами радиаторной решетки, из двух труб по бокам кабины валил густой черный дым. Чудовищный автомобиль несся на Доведова, норовя размазать его по дороге. Саня набрал воздуха в легкие и, водимый наитием, нырнул в воняющую гудроном и смолой асфальтовую жижу.
  
   Поразительно, но на глубине было тихо и, что совсем уж невероятно, прозрачно. Словно Саня нырнул не в асфальт, а в прохладные воды Красного Моря. Задрав голову вверх, он увидал, как инфернальный грузовик пронесся над ним, словно ужасный вестник конца Света. От пережитого Сане приспичило по малой нужде и он завертел головой в поисках какого-нибудь для этого укромного местечка... и проснулся.
  
  
  ***
  "...16 августа 1977 года Элвис Пресли был найден мертвым в ванной комнате своего дома. Он скончался от сердечного приступа. Ему было сорок два года. Считается, что Элвис умер не от чрезмерно большой дозы лекарств, хотя в его крови и было найдено десять разных видов наркотиков.
  
   Президент США Картер в своей речи, посвященной памяти Элвиса Пресли, в частности, сказал: "...для всего мира он был символом жизненных сил, бунтарства и чувства юмора нашей великой страны". Смерть Элвиса вызвала массовый психоз. Многие женщины утверждали, что занимаются любовью с его духом. Лужайка перед домом Элвиса в Мемфисе была покрыта телами женщин, упавших там в обморок: они не желали жить в мире, в котором уже никогда не будет Элвиса Пресли..."
  
  "...Толпы фанатов окружили подступы к больнице медицинского центра Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, куда был госпитализирован знаменитый певец, в ожидании каких-либо подробностей о смерти короля поп-музыки.
  
   Первым о возможных причинах заговорил брат певца, Джермейн: "Похоже, что у него остановилось сердце, когда он находился дома. Но точная причина смерти не будет известна, пока нет результатов вскрытия", - заявил он. Смерть Майкла Джексона была констатирована 25 июня в 14:26 по местному времени.
  
   Тысячи поклонников таланта Майкла Джексона, а также и просто те, кто остался неравнодушным к известию о его внезапной кончине, собрались на знаменитой нью-йоркской площади Таймс-Сквер, которая считается самым людным местом в мире, способным собрать до миллиона человек, и около дома в Индиане, где певец провел детство..."
  
  (из газет)
  
  
  
  ***
   Саня Доведов был холостяк. В полном и сакральном смысле этого слова. Доставшаяся ему от матери комната в малонаселенной коммуналке дома сталинского образца в центре Города, в Новейшие Времена обернулась отдельной квартирой на выселках. Другой бы прыгал до неба от радости. Но не таков был Александр Наумович Доведов 1963 года рождения. В коммуналке ему было привольнее. В случае внезапного безденежья или локального (в Саниной комнате) голода не пропадешь. На крайняк всегда можно было картофелем разжиться у Мерзликиных. У них на зиму два мешка в чулане было припасено. А на случай бестабачья в прихожей на подоконнике стояла литровая банка жирных сигаретных "бычков".
  
   Переехав в собственное жильё, Саня заскучал. Пришлось тверже отнестись к жизни. В частности, найти какую-никакую работу. Что не так-то и просто, как может показаться на первый взгляд. Тем более, что никогда человек толком не работал. Ну, там разовые погрузки пивных ящиков в пункте приема стеклотары, кратковременную должность помощника экспедитору на швейной фабрике, а так же службу разнорабочим на Щеточно-мочалочном Объединении им. XVII Партконференции, можно опустить, как малозначительные факты Саниной трудовой биографии...
  
  
  ***
   "...Джон Леннон с Йоко Оно вернулись домой около одиннадцати часов вечера, чтобы пожелать спокойной ночи Шону. Лимузин не заехал во внутренний двор Дакоты, Джон и Йоко вышли на 72-й улице. Джон поравнялся с Чепменом, Йоко шла чуть впереди. Они прошли в арку дома (некоторые утверждают, что перед выстрелами убийца окликнул Леннона, но сам он этого не помнит) и Марк Чепмен выстрелил в спину пять раз, первая пуля прошла над головой, остальные попали в Джона: две в район сердца, две в левое плечо. Пройдя, шатаясь, несколько шагов Джон упал.
  
   Швейцар выбил пистолет из рук убийцы и бросил его на тротуар. Он заорал на Чепмена: "Do you know what you"ve done?". Тот спокойно ответил: "Yes, I just shot John Lennon". Чепмен снял пальто и шапку, продемонстрировав, что безоружен. Он не пытался скрыться и оставался на месте преступления до прибытия полиции. При нём была обнаружена книга "Над пропастью во ржи" Д. Селинджера в бумажной обложке. На внутренней стороне обложки было написано рукой Чепмена: To Holden Caulfield. From Holden Caulfield. This is my statement..."
  
  
  "...Мартин Лютер Кинг забронировал номер 306 мотеля "Лорейн" в Мемфисе, которым владел темнокожий предприниматель Уолтер Бейли. Близкий друг и коллега Кинга, преподобный Ральф Девид Абернетли, который присутствовал при покушении, сообщил Комиссии Палаты Представителей по покушениям, что Кинг и его окружение останавливалось в этом мотеле так часто, что 306 номер стали называть "Сьют Кинга-Абернетли".
  
   Последние слова Кинга были адресованы музыканту Бену Бранчу. Бранч должен был играть на концерте, который Мартин Лютер должен был посетить. Кинг сказал: "Бен, обязательно сыграй "Take My Hand, Precious Lord" на сегодняшней встрече. Сыграй её хорошенько".
  
   В шесть часов пополудни по местному времени 4 апреля 1968 года, когда Кинг стоял на балконе второго этажа мотеля, его поразила одна пуля, выпущенная из винтовки. Пуля прошла через правую часть шеи и глотку, потом, пройдя через спинной мозг, остановилась в плече.
  
   Кинг был срочно отправлен в госпиталь св. Иосифа, где врачи вскрыли его грудную клетку и провели прямой массаж сердца. О его смерти было объявлено в семь часов вечера..."
  
  
  (из газет)
  
  
  
  ***
  - Ты, парень, слушай сюда, - рыжий, словно опутанный медной проволокой, человек подлил в кружки с пивом еще немного сиреневатой жидкости из пузатенькой "четвертинки", - Я тебе добра желаю. Вишь ли, какая штуковина получилась - они всё наше себе загребли. Пока мы зенками своими хлопали, еврейцы всё и прибрали. А как же? Их, брат, историческая, как говорится, задача такая. Такое у них строение ума и тела, чтобы из всякой худой истории свою выгоду извлечь. Это я тебе, как бывший замполит, по секрету сообщаю. Мировое еврейство всем рулит. Вот те крест! - рыжий шумно вобрал в себя носом воздух и размашисто перекрестился.
  - Как же это так? - поинтересовался Саня.
  - А вот так! - безапелляционно сообщил рыжий, - Это я тебе ответственно заявляю. У меня, как-никак, два высших, можно сказать, хоть и не совсем законченных, образования. Все началось еще в ветхозаветные времена!.. Когда гражданка Израиля, Эсфирь, сумела обвести вокруг пальца - он поднял вверх нечистый указательный палец и назидательно помотал им перед Саниным носом, - наивного в своей простоте персидского царедворца Амана, приспешника царя Артарк... - рыжий снова набрал в грудь побольше воздуха и справился с трудновыговариваемым словом, - Артаксеркса! Вот! - он победно взглянул на Доведова.
  - Погоди, дядя! - заветрел головой Саня, - Что-то я никак в толк не возьму. Я ведь тоже, на минуточку, еврей... наполовину...
  - Все мы наполовину евреи! - убежденно заявил "дядя" - Я, между прочим, Николай Ильич. Семёнов. Будем знакомы.
  - Александр Доведов, - пожал протянутую руку Саня, - Можно просто "Саня".
  - Вот я и говорю, Саня, - с нажимом продолжал рыжий, - Вот я и говорю, что они, - он опять ткнул пальцем куда-то вверх и несколько за плечо, - ОНИ опутали своими сетями весь мир. И смеются над нами, сидя на мешках с золотом. С нашим, между прочим, золотом...
  
  
  ***
  "...28 июня 1914 года австрийский престолонаследник, эрцгерцог Франц Фердинанд приехал в Сараево по приглашению генерала Оскара Потиорека, чтобы наблюдать за маневрами...
  
   ...После неудавшегося на него покушения Франц Фердинанд отправился читать речь в городскую ратушу. После чтения речи эрцгерцог решил поехать в больницу навестить раненых при покушении. Софи настояла на том, чтобы ехать с ним. Ехать решили по боковой набережной Аппель. Потиорек забыл сообщить шофёру Францу Урбану об изменении маршрута.
  
   Шофёр повернул на улицу Франца Иосифа. Ему объяснили, что он едет неправильно. Он начал медленно разворачивать машину. В этот момент машину заметил сербский террорист, студент Гаврило Принцип, покупавший в соседнем магазине бутерброд. Он подбежал к машине и выстрелил Софи в живот, а затем Францу Фердинанду в шею.
  
   Фердинанд и его жена были перевезены в резиденцию губернатора, где они умерли не более чем через час после выстрелов..."
  
  (из газет)
  
  
  ***
  - Ты, парень, сообрази... - Саня с проволочным Семёновым перебрались из пивной на свежий воздух, в заплеванный сквер возле Адмиралтейских бань, - Эта самая Эсфирь по наущению своего кузена Мордехая соблазнила самого Артаксеркса. И заделалась его любовницей, а потом и женой. И обманным путем заманив его в свои щупальцы, отговорила разделаться с евреями раз и навсегда. Больше тебе скажу - сам автор идеи радикального решения еврейского вопроса, Аман, пал смертью храбрых, оклеветанный этой сучкой, Эсфирью. А именно - был повешен на том суку, который предназначался для Морд... ды-ха-я! Прикинь - со времен Вавилонского плена прошло хрен знает сколько времени, а еврей остался таким же хитрожопым, как и в ветхозаветные времена. Всё под евреем, - рыжий стал загибать пальцы, - Финансы - раз, медицина - два, культура - и та вся "хава нагила", я не говорю уже о геополитике. К каждому, заметь, к каждому православному человеку свой еврей приставлен!..
  - Так уж и к каждому?- засомневался Саня.
  - Не веришь?! - возмутился Семенов, - А я тебе докажу! Как два пальца об асфальт. Вот скажи, кто твой непосредственный начальник?..
  
   Доведов уставился на облупленный носок собственного ботинка, пытаясь представить себе начальника. Но ничего путного придумать не смог. Ему почему-то представился пышнобородый патлатый Карл Маркс. Мотнув головой, Саня постарался сфокусировать взоры на собеседнике. Тот принял это движение за знак согласия и продолжил:
  
  - Вот видишь? То-то же! Над всяким из нас смотрящий стоит!
  - Как же так? - не смотря на отравляющее действие сиреневого "ерша", Доведов еще не совсем потерял соображение, - Как же могут они всех охватить, когда нас вон сколько?.. А их?..
  - Дурак ты, паренек, - ласково потрепал Санину прическу рыжий, - Их... тьмы и тьмы, как сказал поэт. С раскосыми и жадными глазами.
  
   Вбитые когда-то в мозг обязательной школьной программой по литературе, в Саниной голове барахтались процитированные Семёновым строчки. И он согласно мотнул головой.
  
  - То-то же, - повторил Семёнов, - картина, в общем, ясна. Где ты видел сильно пьющего еврея?
  - А я? - в Сане вдруг взыграла отцовская кровь. Ему вдруг почему-то стало обидно.
  - Ты не в счет. Какой ты еврей? - закрыл Сане ладонью рот рыжий "проповедник", - Сам посуди - когда бы ты был насто-я-а-щий еврей, ты бы сейчас... на скрипке играл бы... или на тромбоне... где-нибудь... в консерватории. А ты "синьку" здесь со мной пьёшь. А всё почему?...
  - Почему? - спросил Саня.
  - А потому, мил человек, что это ОНИ нас с тобой спаивают! - и в доказательство своих слов Семёнов обвел рукой окрест по широкой дуге...
  
  
  ***
  "...В день своей смерти Цезарь колебался, идти ли ему в сенат, но его уговорил один из друзей. По дороге кто-то из встречных сунул в руку Цезарю записку с предупреждением о готовящемся против него заговоре. Но император присоединил ее к другим запискам, которые держал в левой руке,- он собирался прочесть их в сенате. Однако сделать это он не успел.
  
   Он сел, и заговорщики окружили его, словно для приветствия. Тотчас Тиллий Цимбр, взявший на себя первую роль, подошел к нему ближе, как будто с просьбой, и когда тот, отказываясь, сделал ему знак подождать, схватил за тогу выше локтей. Цезарь кричит: "Это уже насилие! " - и тут Каска, размахнувшись сзади, наносит ему рану пониже горла.
  
   Цезарь хватает Каску за руку, прокалывает ее грифелем, пытается вскочить, но второй удар его останавливает. Когда же он увидел, что со всех сторон на него направлены обнаженные кинжалы, он накинул на голову тогу и левой рукой распустил ее складки ниже колен, чтобы пристойнее упасть, укрытым до пят; и так он был поражен двадцатью тремя ударами, только при первом испустив не крик даже, а стон,- хотя некоторые передают, что бросившемуся на него Марку Бруту он сказал: "И ты, Брут? "
  
   Все разбежались; бездыханный, он остался лежать, пока трое рабов, взвалив его на носилки, не отнесли его домой. И среди стольких ран только одна, но мнению врача Антистия, оказалась смертельной - вторая, нанесенная в грудь..."
  
  (из хроник)
  
  
  
  ***
   Продолжили у Семенова. Оказалось, рыжий живет в отдельной квартире и, более того, женат. Похожая на богомолку, закутанная в серый оренбургский плат супруга встретила мужа с привычной молчаливой тяжестью. Взглянув из-под плотно навязанной на голову косынки, на сконфуженного Саню строгимим оловянным взором, сказала только сквозь зубы:
  
  - Обувь снимайте. Полы вымыла.
  
   В квартире было пусто до эха, отражающегося от голых стен, но чисто, словно выскоблено ножом. Стены желтели давно наклеенными старыми, советскими еще, газетами.
  
  - Ремонт всё собираюсь закончить, - прояснил картину Семенов, - да вот, как-то руки не доходят. То - одно, понимаешь, то - другое... - он выставил на оклеенный вытертой до бела клеенкой стол трофей - пол-литра "палёнки" и буханку черствого ржаного хлеба. Фураж честно заработанный новыми приятелями по дороге - вынесли на помойку из круглосуточно торгующего алкогольной отравой и просроченными продуктами шалмана порожние винные ящики и стекла от разбитой клиентами витрины.
  
  - Мать! - крикнул Семенов в темноту коридора, - Давай закуску! Я хлеба принес!
  
   К Саниному удивлению, "мать" принесла откуда-то из комнат небольшую кастрюльку с холодными котлетами, поставила на клеенку, нарезала хлеб, и, не говоря ни слова, удалилась.
  
  - Холодильник в комнате держит, - кивнул вслед жене Семенов, - На случай атомной войны.
  
   Довольный своей шуткой он хохотнул, плеснул в стаканы "по чуть-чуть", добыл из столового ящика две алюминиевые вилки и пригласил Саню:
  
  - Угощайся, парень, чем Бог послал. Ну, как говорится, будем!..
  
  
  ***
   "...4 апреля 1866 года Александр II отправился на прогулку со своими племянниками в Летний сад. Насладившись свежим воздухом, царь уже садился в карету, когда из толпы зевак, наблюдавших за прогулкой государя, вышел молодой человек и навел на него пистолет. Существуют две версии происшедшего далее. Согласно первой, стрелявший в царя промахнулся вследствие своей неопытности в обращении с оружием, по другой - дуло пистолета оттолкнул стоящий рядом крестьянин, и в результате пуля пролетела рядом с головой Александра II. Как бы там ни было, покушавшегося схватили, и второго выстрела он уже произвести не успел.
  
   Стрелявшим оказался дворянин Дмитрий Каракозов, незадолго до этого исключенный из Московского университета за участие в студенческих беспорядках..."
  
  
   "...1 марта 1881 года Александр II выехал из Зимнего дворца в Манеж. Его сопровождали семь казаков охраны и трое полицейских во главе с полицмейстером Адрианом Дворжицким, следующие в отдельных санях за царской каретой. Поприсутствовав на разводе караулов и откушав чаю у своей кузины, царь отправился обратно в Зимний через Екатерининский канал.
  
   Такой поворот событий полностью рушил все планы заговорщиков. Мина на Садовой становилась совершенно бесполезной горкой динамита. И в этой ситуации Перовская, возглавившая организацию после ареста Желябова, в спешном режиме перерабатывает детали операции. Четверо народовольцев - Игнатий Гриневицкий, Николай Рысаков, Алексей Емельянов, Тимофей Михайлов - занимают позиции вдоль набережной Екатерининского канала и ждут условного сигнала от Перовской, по которому должны кидать бомбы в царскую карету. Таким сигналом должен был стать взмах ее платка.
  
   Царский кортеж выехал на набережную. Далее события развивались практически мгновенно. Мелькнул платок Перовской - и Рысаков бросил свою бомбу в сторону царской кареты. Раздался оглушительный взрыв. Проехав еще некоторое расстояние, царская карета остановилась. Император не пострадал. Однако вместо того чтобы покинуть место покушения, Александр II пожелал увидеть преступника. Он подошел к схваченному Рысакову.... В этот момент не замеченный охраной Гриневицкий кидает в ноги царю вторую бомбу. Взрывная волна отбросила Александра II на землю, из раздробленных ног хлестала кровь. Из последних сил он прошептал: "Отвезите меня во дворец... Там я хочу умереть..."
  
   1 марта 1881 года в 15 часов 35 минут на флагштоке Зимнего дворца был спущен императорский штандарт, оповестив население Санкт-Петербурга о смерти императора Александра II..."
  
  (из газет)
  
  
  ***
  - Ротшильды с Морганами да с Рокфеллерами по сравнению с ним - дети малые. Они накапливали богатство, как бы, по инерции. Сказано им было: "Собирай!", вот они и собирали монетку к монетке, камушек к камушку, вроде, как марки или фантики, не рассчитывая тратить на себя направо и налево. Потому, общак! Банкирские дома специально устраивались там, где по разумению мирового еврейства им ничего не грозило. Основал это дело Мейер Амшель Родшильд, мать его, Первый, сын менялы Амшеля Ротшильда. На масонские денежки. Во, как! Розенкрейцеры с иллюминатами и знать не знали, и ведать не ведали, куда пойдут награбленные ими богатства. Евреи сперва прибрали к рукам сокровища рыцарей святого креста, благородных разбойников. А потом разобрались и с самими крестоносцами...
  
   Саня сидел у окна на табурете и смотрел на улицу. Слова рыжего пьяницы убаюкивали его. Ему было только неясно, отчего такой образованный человек сидит не в Кремле, а с ним, Саней Доведовым, на обшарпанной кухне и попусту тратит на него столько умных слов.
  
  -...и руками Филиппа Красивого сожгли тамплиеров к такой-то матери на острове Ситэ в Лютеции. Как говорится - головка бо-бо, денежки тю-тю.
  
   Но самое главное, они превратили деньги в ничто, в бумаги, кружащиеся по всему белу свету. Ротшильды решили задачу, над которой евреи работали столетиями: как защитить их законную собственность от грабежа. С того времени их реальное богатство было недосягаемо для толпы, и практически недоступно для жадных до золота европейских монархов...
  
   И теперь. О нашем, так сказать, о девичьем. У нас, в России, революцию кто сделал?.. Ась?.. Не слышу-у... Вся власть советам? Нет, брат, шалишь! Вся власть евреям! И теперь Абрамович покупает себе яхты пачками, а мы с тобой сидим на жопе ровно и ни гу-гу. Во, брат, как!..
  
  
  ***
  "...31 марта 1878 года судом присяжных началось слушание дела Веры Засулич о покушении на убийство градоначальника Санкт-Петербурга генерала Федора Федоровича Трепова.
  
   Уголовное дело Веры Засулич было связано с демонстрацией молодежи 6 декабря 1876 года у Казанского Собора, где был арестован и осужден студент А.П. Боголюбов. По распоряжению генерала Ф.Ф. Трепова арестант А.П. Боголюбов был выпорот розгами в доме предварительного заключения, хотя телесные наказания законом были запрещены. Засулич никогда не встречалась с Боголюбовым, не знала и не видела его.
  
  24 января 1878 года она, явившись на прием к Трепову, стреляла в него, ранила в руку, выразив таким образом свой протест.
  
   Председательствующим на суде был знаменитый юрист Анатолий Федорович Кони. Защищал подсудимую П.А. Александров. Судом присяжных Вера Засулич была оправдана, освобождена из-под стражи и несколько дней спустя оказалась в Женеве..."
  
  (из газет)
  
  
  
  ***
  - ...Вот поэтому, Санёк, ты должен убить Романа Абрамовича!** - голос Семенова звучал в Саниной голове, словно в пустой бочке из-под солонины, глухо и с коротким эхом.
  
   Он оторвался от созерцания заваленной серым, ноздреватым, еще не стаявшим снегом улицы и обратил свои неверные взоры на собеседника:
  
  - Как это... убить?
  - А так же, как Брут Гая Юлия Цезаря - коротким обоюдоострым кинжалом, - уверенно сообщил Семенов, - Ты входишь в доверие к олигарху, становишься его правой рукой. Он буквально шагу без тебя не может ступить. Улучшив момент, когда никого рядом с вами не будет, ты достаешь из складок плаща приготовленный заранее кинжал и одним выверенным движением закалываешь ничего не подозревающего Абрамовича... Но для этого тебе нужно выучиться хорошенько играть в футбол. Vous me comprenez, mon ami? Хо-ро-шенько. Пожалуй, что начнем прямо сейчас.
  
   Семенов смахнул в жестяную раковину пустую кастрюльку и вилки, извлек откуда-то из-под стола толстый черный маркер и со свистом стал чертить на клеенке контуры футбольного поля - изобразил центральную линию и круг, нарисовал пару кривоватых ворот и прочую разметку. Затем он выхватил из оставшегося хлеба кусок мякиша и скатал из него шарик.
  
  - Мяч, - пояснил он.
  
   Затем Семенов тем же фломастером довольно ловко нарисовал на руках "футболистов" - так, что указательный и средний пальцы стали обутыми в бутсы и полосатые гетры "ногами", большой же и безымянный изображали руки. На тыльной стороне ладони, в ложбинке между указательным и средним пальцами он нарисовал потешные круглые рожицы. То же он сделал и на Саниных руках.
  
  - Итак, - торжественно провозгласил он, - Ты - "Челси"! Я, - ткнул он себя в грудь пальцем, - "Манчестер Юнайтед". Мяч у тебя. Ты нападаешь...
  
  
  
  ЭПИЛОГ
  
   Как-то утром, прогуливаясь по набережной Крюкова канала, Саня Доведов завернул в Щепяной переулок. В кармане его приятно позвякивала пара заработанных на сдаче пивных жестянок медяков. Светило желтое весеннее солнышко, небеса переливались всеми оттенками лазури и ультрамарина, вышитые серым шелком на голых еще черных ветвях, воодушевленные наконец-то пришедшим осторожным теплом городские воробьи оглушительно чирикали, возвещая наступление в Северных Пальмирах долгожданной весны. Санин путь пролегал мимо захудалого пивного булдыря, приткнувшегося к стене на задах старого Литовского рынка. Криво приделанная к старинному грязно-палевому фасаду жестяная вывеска сулила путнику все тридцать три удовольствия: "Заходи, не пожалеешь! Пиво всех сортов. Распивочно и навынос". Саня еще раз взглянул на компанию орущих благим матом воробьев и, видно заразившись из бесшабашной веселостью, махнул рукой на то, что может остаться без ужина, зажал в кармане свои богатства и распахнул обитую металлическим листом дверь заведения.
  
   Оказалось, заведение пользовалось популярностью. Все сидячие места были заняты. Взявши кружку желтоватой жидкой "тройки", Саня примерился к примостившемуся у давно немытого окна кривому круглому столику на блестящей, намертво приваренной к железной стенке пивной, ноге. Устроившись поудобнее, он собрался было уже вкусить от житейских щедрот, как знакомый натужный шепот заставил его остановить начатое было движение и оглянуться. За соседним с его столиком, вполоборота к нему, так, что в контражуре был виден только усыпанный рыжими точками, крупный, сбитый на бок нос и часть щеки, сидел г-н Семенов, собственной расхристанной персоной, и, тыкая пальцем в грудь своего vis-;-vis, горячо убеждал его:
  - Ты пойми, паренек! Всё в их руках! Всё! И международный терроризм - тоже их рук дело! Я же тебе, парень, одного только добра желаю. Нужно вот что сделать...
  
   Доведов отвернулся от "заговорщиков", отхлебнул хороший глоток прохладного, с легкой горчинкой, пивка, захрустел прилагавшимся к пиву ржаным сухариком и стал смотреть в окно.
  
   За окном, делая разные военные артикулы, бодро маршировали терракотовые солдаты императора Цынь Ши-Хуанди.
  
   "Вот и весна пришла...", - подумал Саня.
  
  
  * Шин-Хуа (кит.) - жизнь.
  **При написании сего произведения ни один Абрамович не пострадал.
  
  
  СПб, Март 2011 г.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"