Герасимова Людмила Николаевна: другие произведения.

Мучительница первая моя (Алмазы от нищенки)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда наступает долгожданный отпуск, и ты мечтаешь наконец-то выспаться, а ночью тебя будит странный звук и на пороге обнаруживается тело убитой малознакомой девушки, теряешь не только сон, но и покой, терзаясь вопросами: что привело её к твоей двери в такой поздний час, почему её убили, и кто убийца. Ещё и любопытная подруга не даёт расслабиться, уговаривает заняться расследованием преступления, чтобы самостоятельно разгадать все тайны. И невдомёк доморощенным сыщицам, что это может быть опасно для жизни... Книгу полностью можно найти на Андронуме по ссылке https://andronum.com/product/gerasimova-lyudmila-almazy-ot-nishchenki/


ЛЮДМИЛА ГЕРАСИМОВА

  
   0x01 graphic
  
  

г. Краснодар

2007 год

Алмазы от нищенки

(Мучительница первая моя)

Глава 1

   Странный внезапный звук пронзил сонный бред. Зина дёрнулась и широко открыла глаза. В квартире и за тёмным окном стояла ночная тишина. Сердце бешено колотилось у горла, непонятная тревога сковала ужасом тело. "Что?! Что это было?!" - стучало в мозгу. Собравшись с духом, она опустила ноги на пол и почему-то на цыпочках, прислушиваясь, отправилась проверять входную дверь.
   Замки были закрыты. Глубоко вздохнув (наверное, приснилось), хозяйка решила вернуться в постель и поплелась к спальне. Жуткий вой за дверью остановил её на полпути. Ноги внезапно подкосились, и она сползла по стенке на холодный пол прихожей. Воображение услужливо нарисовало лёгкое полупрозрачное привидение, стремящееся пролезть в замочную скважину и стонущее от неудачи. Неожиданно в сознание проникли другие звуки, они и вернули трусиху к действительности. По лестнице поднимались люди, негромко переговариваясь.
   - Ну, не фига себе, - отчётливо прозвучал мужской голос.
   В ответ послышалось рычание. "Боже мой, что это?" - оставаясь сидеть и судорожно обнимая колени, Зина вся обратилась в слух. До неё донеслось "держи-и-и", что-то шумно завозилось, "привидение" завизжало, потом тоскливо заскулило.
   Следующий резкий звук заставил её вздрогнуть - в квартиру позвонили, и голос соседки тёти Таи громко позвал:
   - Зиночка! Не бойся! Открывай!
   Девушка поднялась и на непослушных ногах, опираясь о стену, приблизилась к двери. Замок никак не слушался, и лучше бы он не открылся!
   Картина, представшая перед её глазами, казалась продолжением страшного сна. На тесной лестничной площадке возились с чем-то на полу два милиционера; ниже, на ступеньке, курил мужчина в штатском. В открытых дверях двух квартир стояли соседи: тётя Тая из тридцать седьмой в наспех накинутом на плечи халате и Сергей Кузьмич в белой майке и полосатых семейных трусах из сороковой. У обоих были перекошенные лица, и смотрели они под ноги Зине, а там, головой на половике, лицом вниз, неподвижно лежала женщина. Её левая нога была согнута в коленке, правая заканчивалась у лестницы, а руки тянулись вверх. Знакомое Зине зелёное платье в клетку на спине женщины имело большую бурую кляксу, в центре которой торчал чёрный предмет, похожий на рукоятку ножа.
   Наконец стало видно, с чем возились милиционеры. На площадке с забинтованной пастью на боку валялась опутанная бельевыми верёвками рыжая дворняжка. Она испуганно остановила влажные круглые глаза на Зине и стала извиваться на скользком полу. Всё вокруг казалось нереальным, и до девушки не сразу дошёл вопрос, заданный курящим мужчиной:
   - Вы знаете убитую?
   - Нет, я не знаю. Убитую? Как уб-битую? Н-ну да, а то чего бы вдруг она здесь...
   - Если вы её не знаете, то почему её убили у вашей двери?
   - А п-почему у моей двери? Так у неё и сп-просите! Ах, да! Из-звините! Я ни-ни-чего н-н-не понимаю и ни-ничего н-н-не з-знаю, - язык еле ворочался, отказывался слушаться, прилипая к сухому нёбу. Нестерпимо хотелось пить. "Лечь бы сейчас в постель, - тоскливо подумала Зина, глядя на стоящего перед ней мужчину, - забыться, уснуть, а завтра узнать, что всё это приснилось".
   - Вы слышали что-нибудь подозрительное? - голос милиционера, плавающего в сизом дыме, вернул её к действительности.
   - Я п-проснулась от к-какого-то звука. Н-не могу сказать, что это было. Сразу подошла к двери, - пыталась справиться с дрожью Зина.
   Было невыносимо находиться рядом с мёртвым человеком. Обхватив себя за плечи, она старалась унять озноб и не смотреть вниз, на тело на полу, но взгляд, как магнитом, притягивался к бурому пятну. Хотелось вспомнить что-то очень важное, но нужная мысль ускользала. От сигареты остался маленький окурок, милиционер раздавил его о перила и щелчком послал вниз на четвёртый этаж. Проследив взглядом за траекторией падения, мужчина поднял глаза на бледную девушку и устало произнес:
   - Идите, оденьтесь... Сейчас приедут криминалисты, вы ещё понадобитесь.
   Зина с радостью попятилась в квартиру. Прикрыв створку, она со стыдом заметила на себе лишь одну розовую, в цветочек, ночную рубашку. Шагнув в юбку и наспех заправив в неё тонкую "ночнушку", она сунула руки в рукава тёплой кофты и отправилась на кухню выпить чашечку кофе.
  

Глава 2

  
   В дверь позвонили и пригласили свидетеля выйти. На площадке возились новые люди. Один из них, примостив то ли тетрадь, то ли книжку на перила, бубня что-то под нос, сосредоточенно писал. Другой, похожий на пожилого мальчика, упаковывал в футляр фотоаппарат с громоздкой вспышкой. Собаки на полу уже не было, исчезли и два милиционера, связавшие её. Осталось одно знакомое лицо - грузный усталый мент, опять пускающий дым через нос. Он подал Зине горячую шершавую руку. Пришлось перешагнуть через нарисованный мелом силуэт, спуститься с соседями на четвёртый этаж к накрытым носилкам, и, дождавшись своей очереди, после всхлипывающей и бормочущей "Боже мой, молоденькая-то какая" тёти Таи и молча сопящего Сергея Кузьмича заставить себя взглянуть на лицо покойницы. Зине стало дурно, она ухватилась за сопровождавшего их следователя и побелевшими губами прошептала: "Света... Это Света!"
   - Вы знали убитую? - оживился мужчина и, видя состояние девушки, предложил: "Пройдёмте к вам".
   За столом уютной кухни он достал потрёпанный блокнот, отыскал пустую страницу и прижал широкой ладонью к столу.
   - Назовите свою фамилию, имя и отчество.
   - Лисянская Зинаида Викторовна.
   - Где работаете?
   - В школе, в двадцать четвёртой, учителем. Преподаю русский язык и литературу.
   - Живёте одна?
   - С мамой. Она сейчас на даче. А я вот, осталась. И чего я не поехала с ней?!
   - Назовите убитую.
   - Света. Фамилии не знаю. Мы с ней не очень хорошо знакомы. Она живёт, жила, - исправилась Зина, - в пятом подъезде нашего дома. На первом этаже. Я у неё была один раз, заходила на минутку.
   - Как вы с ней познакомились? - поднял усталые глаза следователь.
   - Совершенно случайно. Я как-то раз возвращалась из школы домой после второй смены, часов в шесть вечера. Дело было зимой, поэтому на улице совсем стемнело. Не успела я подойти к нашему дому, как кто-то налетел на меня сзади и сбил с ног. У меня тогда выхватили сумку с тетрадями учеников. Почти сразу же из-за угла вышла девушка с небольшой рыжей собачкой. Она помогла мне подняться, отряхнуться. Так мы познакомились. Сейчас люди не знают, кто этажом ниже живёт, не то что в другом подъезде. Вот нас и свёл случай. Кстати, на следующий день, рано утром (а это было воскресенье), меня разбудила удивлённая мама. Мне вернула сумку вместе с тетрадками новая знакомая - она утром выгуливала собаку и нашла всё это у соседнего дома под кустом. Правда, исчезли старенький кошелёк с мелочью и мои ключи.
   Я в тот же день пошла к Свете поблагодарить её. Жила она очень скромно, даже бедно. Потом мы с ней виделись ещё несколько раз. Иногда утром, иногда вечером. Она всегда гуляла с беспородной рыжей собачкой, звала которую то ли Нюськой, то ли Пуськой.
   - Она жила одна?
   - Нет, со старшей сестрой-инвалидом. Да! Ещё как-то жаловалась, что к ним часто перебирается с пожитками брат, когда его выгоняет жена.
   - Когда вы виделись в последний раз?
   - Не помню. Может, недели две назад. Вообще, я её часто вижу, когда утром иду на работу. Простите, видела. Она выгуливала собаку. Но сейчас я в отпуске. Редко рано выхожу из дому.
   - Вспомните, о чём вы говорили в последний раз.
   - Мы не говорили. Издали кивнули друг другу.
   - Что-нибудь можете добавить?
   Зина покачала головой.
   - Завтра в десять ноль-ноль жду вас в следственном отделе прокуратуры, в восьмом кабинете. Запишите адрес, - следователь назвал улицу и номер и добавил: - Подумайте до утра. Может, ещё что-нибудь вспомните. Ведь она почему-то шла ночью к вам..........................
   Утром, позавтракав и одевшись, Зина всё топталась на пороге, не решаясь выйти из квартиры: не хотелось перешагивать через нарисованный на полу силуэт. Спасла трусиху добрая тётя Тая, она позвонила в квартиру и прокричала:
   - Зин, открывай! Это я!
   На площадке не было никаких признаков разыгравшейся ночью трагедии. На удивлённые вопросы, куда всё исчезло и было ли вообще, соседка ответила:
   - Я не смогла больше уснуть и решила лестницу отмыть, чтобы скорее забылось. А сейчас надо идти в прокуратуру! Я ведь ценный свидетель, - гордо заявила она. - Это я первая увидела бедную девочку, когда собака завыла. Я и вызвала ночью милицию.

Глава 3

   В прокуратуре свидетельницы задержались до полудня. Первые двадцать минут они сидели в пустом коридоре под закрытой дверью, гадая, как поступить, прежде чем к кабинету напротив подошёл молодой сотрудник весьма симпатичной наружности и вставил ключ в замок.
   Вы не скажете, - подскочила с места тётя Тая, - где следователь? Он нам в десять назначил, а самого нет. Сколько нам ждать ещё? Или уйти можно?
   - А?! - обернулся мужчина. - Пётр Иванович ещё в восемь уехал на задание. Должен вот-вот вернуться. Вам нужно подождать.
   Свидетельницы от скуки принялись рассматривать скудную обстановку открытого кабинета, в который то и дело входили люди, просили какие-то дела и спрашивали, как себя чувствует Вячеслав, скоро ли выпишется. Димыч (так называли сослуживцы хозяина кабинета) отвечал, передавал бумаги и, вздыхая, возвращался к монитору компьютера.
   Прошло больше часа тягостного ожидания, пока в коридоре не появился вчерашний следователь. Вначале была приглашена тётя Тая. Зина осталась сидеть на месте, прислушиваясь к звукам за дверью, но ничего разобрать не смогла. Минут через десять отпустили соседку и вызвали её.
   В кабинете витал крепкий запах кофе, Кречетов, с усталым лицом и воспалёнными глазами, сел за письменный стол, держа большую чашку в руках, из которой, извинившись, отхлебнул ароматный напиток. Отставив чашку, он некоторое время молча писал её ночные показания, потом зачитал их вслух, спросил, всё ли с её слов записано верно, желает ли она что-нибудь добавить, и, придвинув лист, дал его подписать.
   Зина, конечно, опоздала на автобус и не поехала на дачу. Раздосадованная, усталая, она плелась домой, мечтая об одном - выспаться. Дома её ждал сюрприз: вернулась с дачи мама. Возбужденная, она громкими восклицаниями встретила на пороге дочь:
   - Представляешь, я сегодня не спала всю ночь! Вечером долго не ложилась: было душно. Я читала почти до двенадцати, потом закрыла окна и выключила свет. Но почему-то сон не шёл, вдруг слышу... - женщина округлила глаза. - Вокруг дома кто-то ходит. Потом в дверь ключ вставляют. Возились, возились, а у меня замок на защёлке. Потом за дом пошли. Стали решётки дёргать. Если бы ты знала, какого я страху натерпелась! Продрожала всю ночь, представляешь?! Правда, уже не слышала никаких звуков. А утром чуть свет побежала к Анне Петровне, а она не поверила. Так мы с ней обошли весь наш двор и нашли сигарету, а может, папиросу - я в них не разбираюсь. А ещё куст розы сломан, а на колючках кусок чёрной тряпки. Наверное, штаны подлец порвал...
   Мама всё не успокаивалась, кляла неизвестного "гада", которому понадобилось зачем-то лазить по чужой даче и пугать беззащитную женщину. Теперь она боится ночевать там одна. Вот была бы заботливой дочь, так не оставила бы мать на растерзание преступникам. Так нет же, на дачу не заманишь...
   Зина, проходя мимо, обняла мать за плечи и чмокнула в щёку.
   - А где ты с утра была, да так долго? - поинтересовалась женщина.
   - Да так, бегала кое-куда. Знаешь, у меня тоже была бессонница. Давай немного поспим.
   Когда проснулась Зина, дом оказался пустым. Разыгрался волчий аппетит. Она доела то немногое, что осталось в холодильнике с вечера, кстати пришлись и сочные розовые помидоры, привезённые с дачи.
   Вот и вернулась мама. Прикрыв осторожно входную дверь, она на цыпочках проследовала в кухню.
   - А-а, уже встала! Доченька! Бедненькая! Чего же ты только не натерпелась ночью! А я тут ещё со своими жалобами...Мне Тая всё рассказала.
   Зина неожиданно почувствовала острую необходимость поговорить с единственной подругой Таней, с которой познакомилась при поступлении в пединститут, училась в одной группе, почти не расставалась во время учёбы, пока Татьяна, удачно вышедшая замуж, не перешла на четвёртом курсе на заочное отделение. Подруга окончила институт на год позже и не рвалась на работу в школу (Зина уже преподавала), всё чаще подумывая о том, чтобы сменить неблагодарную профессию преподавателя на что-нибудь более увлекательное и достойное в смысле оплаты. Сейчас она воспитывала сыночка Максимку. Её муж зарабатывал вполне прилично, купленная им сразу после свадьбы квартира была отделана и обставлена модным дизайнером. За совместные четыре года жизни Игорь, муж Татьяны, второй раз сменил иномарку. Сейчас велись отделочные работы в двухэтажном доме за городом. Вообще, молодая семья Калугиных жила спокойно, легко, без особых претензий к жизни. Подруги продолжали общаться друг с другом, чаще по телефону. Вот и сейчас Зина выбила на кнопках знакомый номер.
   - Слушаю вас, - колокольчиком зазвенел весёлый голос.
   - Привет, подружка! - обрадовалась Зина, что застала Таню дома. - Мне очень нужно с тобой поговорить! Очень нужно! Тут такое произошло!
   - Ну так рассказывай, я только поудобней усядусь.
   - Нет, ты не поняла. Я хотела с тобой встретиться!
   - Так в чём же дело? Игорь только что пришёл, посидит с Максимкой. А я хоть погуляю, - с радостью нашла выход Татьяна......................
  

Глава 4

  
   Через полчаса по квартире разлилась нетерпеливая трель. Разодетая в пух и прах Татьяна ворвалась в прихожую, благоухая ароматом французских духов и припадая на правую ногу. Не успела Зина узнать, что случилось, как она, попеременно прыгая на одной ноге, сняла поочерёдно модные босоножки на высоком тонком каблуке (вернее, каблук был на левой босоножке, на правой таковой отсутствовал), постучала подошвами покалеченной обуви друг о друга и спросила:
   - Где у вас мусор? Надо выбросить!
   - Как выбросить? Они же дорогущие! Их ещё починить можно! - пыталась урезонить подругу Зина в то время, как та заталкивала испорченную обувь в ведро. - Как это случилось?
   - Да я так летела к тебе! Радовалась, что вырвалась на свободу! Погналась за троллейбусом, успела вскочить в него, но ... вот - оставила на тротуаре каблук.
   - Как же ты шла от остановки к дому?
   - Как?! Хромая и виляя этим боком. Ты знаешь, я никогда раньше, даже в день свадьбы, не удостаивалась такого внимания прохожих, как сегодня! И особенно радует, что почти все прохожие были мужчинами! Представляешь, какая удача! Я себя чувствовала кинозвездой или супермоделью.................
   - Ну, давай рассказывай! Что у тебя случилось? Сгораю от нетерпения. У тебя по телефону такой загадочный голос был! И дай мне что-нибудь выпить! Здравствуйте, тётя Клавочка! Сначала что-нибудь холодненького, а потом можно и горячительного! Тётечка Клавочка, угостите жаждущую своей знаменитой наливкой, пожалейте потерпевшую! - шлёпая босыми ногами по полу, звонко выкрикивала Таня, делая обход маленькой квартиры. Заглянув в тесную ванную и вымыв руки, гостья направилась в кухню.
   Клавдия Петровна, обрадованная приходу весёлой и ласковой подруги дочери, рысцой бросилась к холодильнику, достала запотевший графинчик. В трёх хрустальных фужерах заплескалась ароматная малиновая наливка, в широкой вазе появились яблоки. Клавдия Петровна расположилась за столом, намереваясь принять участие в общем разговоре.
   - Ну, выпьем, мои дорогие, за прекрасную жизнь, которая преподносит нам замечательные сюрпризы! - глядя через фужер на свет, загадочно произнесла гостья.
   - Да уж, сюрпризы! - начала было Клавдия Петровна, но Зина предложила Тане взять вино и фрукты в комнату, чтобы поговорить там.
   Мать, немного обидевшись на дочь, вскоре успокоилась и забылась перед экраном телевизора, увлечённая любимым телесериалом.
   Оставшись с Таней наедине, Зина рассказала о страшном сне, который увидела накануне ночью и только сейчас вдруг вспомнила.
   - Знаешь, у меня в классе есть очень трудный ребёнок из неблагополучной семьи. Его отец за что-то сидит, а матери до сына нет никакого дела. Мальчишка растет, как придорожная трава: в шестом классе уже курит, учится из рук вон плохо, вернее, вообще ничего не учит, вечно попадает в плохие истории: то сотовый у товарища стащил, то на вокзале ночевал - в милицию забрали. Я с ним так намучилась, но ведь жалко парня, а проучить как-то надо. В общем, поставила я ему в году двойку по русскому языку, чтобы он остался на осень и жизнь не казалась ему сплошным праздником. Так он, представляешь, мне пригрозил, что скоро из тюрьмы вернётся отец и разберётся со мной!
   - И что, этот зэк посмел тебя обидеть? - изменилась в лице Татьяна.
   - Нет, слушай дальше. Мне сегодня приснилось, что я почему-то ночью нахожусь в школе, вокруг никого нет, и я иду по тёмному коридору, а коридоры узкие и очень длинные. Вдруг чувствую: кто-то крадётся за мной. Оглядываюсь и вижу огромного мужчину (прямо слонопотам) с ножом в руках. Я догадываюсь, что это отец Сашки Яблочкина вышел на волю, чтобы убить меня. Пытаюсь убежать, но еле передвигаюсь на ватных ногах. Хочу попасть в спортивный зал - он должен быть открытым - еле волочусь по коридору мимо закрытых дверей. Почему-то нет голоса, и я не могу позвать на помощь, а кожей чувствую, что убийца рядом, в спину дышит. Наконец оказываюсь перед спортивным залом и с огромным усилием открываю тяжёлую дверь. Хочу спрятаться в темноте, а там - Сашка! Гадко так смеется и рожи мерзкие мне корчит. И вдруг прямо на глазах начинает расти, будто его надувают, и превращается в своего огромного отца...
   - Ну и? Что дальше?
   - А дальше я проснулась от какого-то звука. Я тогда не поняла, что это. Показалось, что Сашка с отцом-уголовником у меня в доме. Так жутко стало! Сердце бухает вот здесь, в горле, вся в холодном поту...
   - И что за звук тебя разбудил? - перебила подруга.
   - Как потом оказалось, выла на лестнице собака девушки, которую сегодня ночью убили у моей двери.
   - Как у твоей двери? Убили? Да ты что?! Шутишь?
   - Не до шуток! Думаешь, позвала тебя, чтобы сон страшный рассказать?
   - Ну и ну! - встряхнула волосами Татьяна. - Тогда рассказывай. Да со всеми подробностями!
   И Зина поведала о ночном кошмаре и походе в милицию.
   - Что ты об этом думаешь? - спросила она, внимательно следя за эмоциями подруги.
   - Очень интересно! Это же такая встряска! Выброс адреналина! Жаль, меня здесь не было!
   Не ожидая такой реакции, Зина, удивлённая до крайности, напомнила:
   - Но ведь человек погиб! Да ещё почему-то на пороге нашей квартиры! Да это общение с правоохранительными органами! Не очень-то приятное, надо тебе сказать.
   - Да! Жаль девушку! - согласилась Татьяна и помолчала. - Но ведь всё это так интересно! Как в фильме! Ну почему она пришла к твоей квартире? Жила б ты на первом этаже, можно было бы предположить, что собака забежала в чужой подъезд, а Света за ней! Тут её бомж и прикончил! Наверное, деньги и драгоценности забрал!
   - О чём ты говоришь?! Кто выгуливает собаку ночью и берёт с собой кошелёк? - возразила Зина. - А драгоценности она, наверное, только по телевизору видела. У них в квартире такая нищета. Сестра в инвалидной коляске. Да я Свету еле пристроила уборщицей в кафе через папу одной моей ученицы. Она мне так была благодарна! Даже неудобно становилось, когда каждый раз, когда меня видела, спасибо говорила и отчитывалась, сколько ей заплатили. Я даже слегка позавидовала. Где же справедливость, Тань?! Я, учитель первой категории, с высшим образованием, пятилетним стажем, имею нагрузку в двадцать пять часов и классное руководство, работаю в две смены, несу домой полные сумки тетрадей, чтобы ночью их проверить и ночью же подготовиться к урокам и написать план занятий, получаю зарплату чуть больше шести тысяч! Хорошо ещё, семьи нет, да мама еду готовит. Никакой личной жизни. А Света за уборку в кафе вечерами получала на руки семь тысяч рублей! И целый день свободна. И нервы никто не треплет! Где же справедливость?! А? Нет! Не нужны мы, педагоги, нашему государству, как и грамотное молодое поколение. Ты представляешь, мои ученики ...
   - Ладно, хватит жаловаться! Я всё это знаю, поэтому и хочу найти более комфортное место. А ты работай себе, ты бы и бесплатно уроки давала - такая у нас идейная! Но всё-таки очень интересно, почему она ночью шла к тебе, - задумчиво произнесла Таня. - В этом есть какая-то загадка... Хотя... Думаю, мы её можем разгадать.
   - Каким образом? Что надумала?
   - Всё очень просто, как апельсин. Идём к её сестре, пособолезнуем, спросим, чем помочь, и узнаем, что ей известно об этом.
   Зинаида стала быстро собираться. Ища в шкафу что-нибудь тёмное, она удивлялась, как такая простая мысль не пришла в её голову. Губы не стала красить, решив, что это неуместно. Маме крикнула из прихожей, что пошла провожать Таню и скоро вернётся. Подруга прошлёпала босыми ногами в большую комнату и пожелала спокойной ночи "тётечке Клавочке" и приятных сновидений. Клавдия Петровна, пытавшаяся смотреть фильмы на двух каналах одновременно, прервалась на рекламу и вышла в прихожую.
   - Господи, деточка, ты что, босиком пойдёшь по улице? - всплеснула она полными руками.
   - Так лето же, - пошутила Таня. - Зинуль, дай напрокат какие-нибудь шлёпанцы....
  

Глава 5

   - Можно войти? - звонкий голос Татьяны вспугнул мёртвую тишину квартиры.
   - Да! - послышался слабый плачущий голос.
   Гостьи переглянулись и двинулись на шелестящий звук. В дверном проёме показалась инвалидная коляска, а в ней тучная женщина, одетая в тёплый байковый халат. Пухлые руки лежали на резиновом ободке колёс, она без усилий поворачивала их, таким образом передвигаясь по комнате. Пропуская посетительниц, она крутанула колёса назад и отъехала к окну. Вся старая дешёвая мебель небольшого помещения стояла вдоль стен, середина была пуста, чтобы предметы не мешали движению. В комнате царил полумрак: сюда даже днём не проникали лучи солнца - так густо переплелись ветви деревьев, закрывая обзор из окна. К тяжёлому, затхлому воздуху старых вещей и грязного белья примешивался слабый запах сырости подвала.
   Хозяйка, утирая то ли слёзы, то ли пот с лица, выжидающе смотрела на вошедших.
   - Вы меня не помните? Я однажды была у вас. Со Светой, - робко напомнила Зина.
   - Свету убили сегодня ночью, - бесстрастно сообщила женщина.
   - Да, мы знаем! Мы соболезнуем! Очень жаль, - лепетала Зина.
   - Скажите, как вас звать? Меня - Татьяной Николаевной, а мою подругу - Зинаидой Викторовной. Мы пришли выразить своё соболезнование. Вот! Всё, что можем! - протянула Таня три сотни.
   Хозяйка, блеснув глазами, деньги сразу взяла и, раскрыв веером три бумажки, удовлетворённая, опустила их в карман халата.
   - Нельзя, говорят, благодарить, - быстро произнесла она. - А звать меня Марьей Ильиничной.
   - Дело в том, что ваша сестра погибла под дверью квартиры Зины. Не знаете, зачем Света шла к ней ночью?
   - А, так это Зиночка - подружка Светочки? - прояснился взгляд хозяйки.
   Зина смутилась: она никогда не считала покойную подругой.
   - Она такая хорошая: на работу устроила, советы хорошие давала, деньгами помогала...
   - Какими деньгами? Когда? - пролепетала Зинаида.
   - Когда Света приносила деньги от Зины? Какие суммы? - строго спросила Таня.
   - Да что, она сама не помнит? - удивилась Мария Ильинична.
   - Вот и не помнит. И всё-таки, какие суммы? - настаивала, подтолкнув локтём подругу, Татьяна.
   - Да разные суммы. Вначале - это когда Светочка устроилась на работу в кафе, но ещё не получала зарплаты - то сто рублей принесёт, то двести, а позже так и по триста давала.
   - И как часто Света приносила деньги от меня? - прорезался голос у Зины.
   - Так довольно часто! Сначала раз в неделю, потом по два-три раза. Теперь не знаю, как дальше жить буду: одна, без помощи, на одну инвалидную пенсию, - всхлипнула женщина.
   - Марья Ильинична, вы никогда не задумывались над тем, откуда у нищей учительницы такие деньги, что можно поделиться с другими? - упрямо возвращалась Татьяна к интересующей её теме.
   - Кто нищая учительница? - не поняла хозяйка.
   - Так вот - Зинаида Викторовна! Она получает меньше зарплату, чем ваша Света в кафе.
   Зина слегка покраснела: неприятно, когда тебя называют нищей, да ещё вдруг узнаёшь, что якобы давала Свете деньги на бедность. Ничего не понимая, она уже и забыла, с какой целью пришла в этот дом. Но Таня твёрдо гнула свою линию:
   - Марья Ильинична, скажите, что нужно было Свете ночью у Зинаиды Викторовны?
   - Так у меня об этом уже спрашивали.
   - Кто спрашивал?
   - Так ещё ночью милиция. Когда сказали, что убили Светочку, - опустила голову и будто задумалась женщина.
   - И что вы им ответили? Зачем Света ночью ходила в чужой подъезд, к чужой квартире?
   - Так я ничего не знаю. Она всегда возвращалась из кафе после двенадцати и выгуливала собаку. А я её всегда ждала, чтобы она уложила меня спать. Смотрела телевизор. Так и вчера. Она открыла дверь и позвала Пуську. Они ушли. Я ждала, ждала её и уснула в кресле. Потом меня разбудила милиция...
   Мария Ильинична ниже опустила голову и стала всхлипывать.
   Зина дёрнула за руку подругу, дескать, пошли, хватит мучить бедную женщину.
   - Когда похороны? - не зная, как уйти, спросила Таня.
   - Милиция пока не разрешает хоронить, говорят, тело нужно для следствия. Но я похоронами всё равно не могу заниматься. Всё сделает мой брат. Как я теперь буду одна? - опять всхлипнула хозяйка.
   - Но ведь у вас есть брат и невестка! - оттесняя подругу к выходу, резонно заметила Таня.
   - Они не будут за мной ухаживать. Невестка терпеть меня не может. А брат у неё под каблуком. Вот только, если она его опять выгонит из дома...
   Девушки наконец попрощались и выскочили на улицу, с шумом вдохнув свежего воздуха.
   - Кажется, насквозь пропитались запахом бедности. Давай пройдёмся пешком, проветримся и подумаем, - предложила Таня.
   Они медленно шли по проспекту и дышали полной грудью. Не хотелось разговаривать и думать о чём-нибудь серьёзном... Татьяна, жадно поглощая в хрустящем сахарном рожке холодное ассорти из ароматных разноцветных шариков, неожиданно спросила:
   - А парень у неё был?
   - У кого? - вынырнула из задумчивости Зина. - Я не знаю. Она мне не говорила.
   - А далеко это кафе?
   - Ты каждый день мимо ходишь в магазин.
   - "Южная ночь", что ли? - удивилась Таня, вытирая платочком пальцы. - Так пойдём туда, побеседуем с персоналом.
   - О чём будем говорить, и кто нас туда пустит?
   - Как это не пустят? Это что, закрытый клуб? Мы обыкновенные посетительницы, желаем поужинать. Все расходы беру на себя!
   Но в кафе их действительно не пустили. В этот вечер всё помещение было арендовано под свадьбу, и пускали только по приглашениям.
   Неунывающая Татьяна решила:
   - Завтра часов в двенадцать встречаемся здесь, я тебя угощаю завтраком....

  
   В уютном зале кафе было прохладно от работающего кондиционера, окна от солнца защищали жалюзи. Было пусто, только в углу двое влюблённых, касаясь лбами друг друга, мило ворковали, забыв о тающем в вазочках мороженом. Девушки заняли столик у окна. Немного оглядевшись, они догадались, что днём здесь самообслуживание, и подошли к стойке. Татьяна заказала кофе, бутерброды с сыром и ветчиной, мороженое нескольких сортов. Пока Зина всё относила на столик, она, расплачиваясь, поинтересовалась, как можно увидеть Свету.
   - Какую Свету? - подняла брови домиком девушка за стойкой.
   - Она у вас убирает помещения, - уточнила Таня.
   - Дневных уборщиц по имени Света нет. Впрочем, я здесь работаю вторую неделю, может, не всех знаю.
   Вернувшись, Таня развела руками:
   - Осечка, она её не знает - днём работает. Давай хоть поедим, оценим, так сказать, здешнюю кухню.
   Кофе был ароматным, вкусным, бутерброды - свежими, а мороженое - просто восхитительным. Таня поглядывала на Зину - та, вместо того чтобы наслаждаться вкусной едой, вяло жевала, глядя на стол в одну точку. Колоски её тёмных бровей почти сошлись на переносице, что свидетельствовало о напряжённой работе мысли.
   - Ты часто бываешь в кафе? - не выдержала Таня.
   Зина не сразу поняла вопроса:
   - А-а-а? Нет, конечно. Раз в году и только с тобой.
   - Вот и перестань хмуриться, наслаждайся мороженым и жизнью.
   В зале появилась ещё одна девушка в таком же кружевном фартучке, как и продавщица за стойкой. Собрав вазочки и чашки со стола, за которым раньше сидели влюблённые, она с подносом проследовала мимо. Таня окликнула её, попросила подойти, пригласила сесть. Но та отказалась:
   - Простите, нам нельзя сидеть за столиком с клиентами.
   - Мы разыскиваем подругу Свету, она у вас работает уборщицей, - перешла к делу Татьяна.
   - Уборщицу Свету убили. Ой! - спохватилась девушка. - Я, правда, не знаю, ваша ли это Света!
   - Ей двадцать лет, у неё тёмные волосы, рост средний, симпатичная, - включилась в разговор Зина.
   - Наверное, это она и есть. Вчера приходила милиция, опрашивали всех и меня тоже. Но что я знаю? Мы с ней несколько раз виделись - сталкивались по работе, но практически не разговаривали.
   - Не знаете, парень у неё был? - спросила Зина.
   - Не знаю, - пожала плечами девушка. Забрав поднос, она продолжила свой путь.
   - Да, не густо, - проговорила Таня. - Придётся позвать администратора.
   Она направилась к барной стойке. Девушка за прозрачной витриной старательно протирала салфеткой фужеры, когда услышала просьбу посетительницы. Удивлённо приподняв брови, она всё-таки кивнула и покинула рабочее место, исчезнув за дверью рядом. Таня снова села за стол.
   - Сейчас позовёт, - сказала она, доедая растаявшее мороженое.
   Вернулась за стойку девушка и стала сосредоточенно перекладывать предметы на полке. Вслед за ней в зале появился молодой мужчина с гладко выбритой головой, одетый во всё светлое: в белоснежную рубашку с короткими рукавами, льняные брюки и туфли молочного цвета. Он посмотрел на единственных посетителей у окна пронзительным взглядом, приблизился к столику и спросил мягким баритоном:
   - В чём состоят ваши претензии?
   - Претензий нет, нам всё очень понравилось! - поспешно заверила Таня. - У нас к вам несколько вопросов.
   - На предмет чего? - удивился администратор.
   - Вы можете присесть? - подала голос Зина.
   Молодой человек перевёл взгляд на неё и сел напротив.
   - Ну-с, слушаю ваши вопросы.
   - У вас работает наша подруга Света. Уборщицей. Мы её разыскиваем, а ваши девушки сказали, что её убили, и ничего о ней добавить не могут, - на одном дыхании выпалила Зина, почему-то сильно смущаясь и не в силах отвести взгляда от синих глаз сидящего напротив симпатичного администратора.
   - Ну, если это ваша подруга, то почему вы её не ищете у неё дома?
   - Там закрыто, - поспешно ответила Таня.
   - Что вы от меня конкретно хотите? - поднимаясь со стула, уточнил мужчина.
   Татьяна придержала его за локоть, не дав встать. Администратор удивлённо взглянул на девушку, но всё-таки вернулся в сидячее положение. Она же улыбнулась самой очаровательной улыбкой, на которую была способна, и пропела ангельским голоском:
   - Хотим, чтобы вы нам рассказали всё, что знаете о Свете.
   - Но я о ней ничего не знаю.
   - Но вы ведь администратор, по долгу службы должны были руководить ею. Ведь так? Что вы скрываете? - Татьяна предприняла последнюю попытку вытянуть сведения из заартачившегося мужчины.
   На его лице дрогнули в полуулыбке скулы:
   - Мне нечего скрывать. Я уже отвечал милиции, что с ней мне не довелось близко познакомиться, потому как я пятый день на этой должности, в этом кафе, - сделав ударение на словах "этом кафе", администратор всё-таки встал и, посмотрев на Зину, поинтересовался: "Может, ещё что-то хотите узнать?"
   - А с директором можно поговорить? - обращаясь почему-то к застывшей, как макака под взглядом удава, подруге, спросила Таня.
   - Я покажу его кабинет, но пойдёте к нему сами, - согласился молодой человек и двинулся впереди девушек по залу.
   Он вышел в освещённый узкий, отделанный белым блестящим эксапаном коридор и, указав рукой на дорогую металлическую дверь, вошёл в соседнюю, такую же.
   Татьяна передёрнула плечами. "Фу ты, ну ты, какие мы!" - ехидно послала она закрывшейся двери и решительно постучала в ту, перед которой стояла. Девушки прислушались, ожидая приглашения. За дверью, кроме лёгкого шума кондиционера, не раздавалось ни единого звука. Теперь постучала Зина, и тут же внутри зазвонил телефон, настойчиво, громко, но никто не снимал трубку.
   Таня шагнула к двери соседнего кабинета, без церемоний открыла её:
   - Извините, но вашего директора нет! Не подскажете, когда его можно застать на месте?
   Администратор стремительно вышел в коридор, заставив девушек попятиться.
   - Он там! Никуда не собирался уходить. Стучать нужно громче! - с лёгким раздражением проговорил он.
   Со словами "Сергей Анатольич, можно?" он нажал на резную ручку и шагнул в отворившуюся дверь, но тут же замер на пороге, прошептав: "Бог ты мой! Что это?". Любопытная Татьяна заглянула в кабинет через плечо остолбеневшего мужчины: "Ну, и где он?" В метрах пяти от неё перед открытым сейфом на левом боку, без движений, спиной к вошедшим, на мягком светлом ковре лежал мужчина. Его спина в белой рубашке имела небольшой изъян - красное пятно слева с бурой дыркой в центре....................
   Антон Владимирович пригласил всех в соседний кабинет. Девушек, решивших наконец-то отправиться домой, не отпустили, пока не взяли у каждой в отдельности свидетельские показания.
   Оказавшись на улице, Татьяна решила проводить расстроенную Зину домой. Шли пешком три остановки молча, у дома сели на свободную скамейку под кустами сирени перед подъездом, где несколько дней назад жила Света.
   - Зина! О чём тебя менты спрашивали? - поинтересовалась Таня, разглядывая свои туфли-лодочки.
   - Да у них, пожалуй, одни и те же вопросы ко всем.
   - Ну, и что ты отвечала?
   - Правду, конечно, только теперь, чувствую, совсем затаскают по кабинетам! Отпуск мой, видимо, проведу в милиции. И почему я тогда с мамой не уехала на дачу? Сейчас бы всего этого не было!
   - Да в чём дело? Что ты такое им сказала, что возомнила себя ценным свидетелем?
   - Во-первых, я знала директора кафе. Я же через него и устроила Свету на работу. Господи, это же Леночка - дочка Сергея Анатольевича и жена его ещё не знают о случившемся! Бедные! Бедная девочка! Без отца осталась! Надо позвонить им и родительскому комитету класса, помочь семье! - слегка раскачиваясь из стороны в сторону, печально говорила Зина.
   - А что "во-вторых"? - напомнила Таня.
   - А во-вторых, я сказала, что мы пришли поговорить с ним об убитой Светлане. Да ты уже, наверное, до меня им рассказала.
   - Ничего я не рассказала! Сказала, что пришли в кафе посидеть, да увидеться с подругой, которая там работает. Я не говорила о ней, как о мертвой. Ой, смотри, Светкин брат пошёл в подъезд. Молодец! Не оставляет сестру-калеку.
   - Танюш, пора нам разбегаться! Тебя, наверное, свекровь ругает почём зря: уже почти пять!
   - Ничего, Игорь Максимку заберет, а у меня уважительная причина. Представляешь, ведь не поверят, что я вляпалась в криминальную историю; труп, можно сказать, первая обнаружила. Эх, хорошо все-таки жить, дышать этим воздухом, слышать щебет птиц! Особенно это сейчас понимаешь, после того как встретилась лицом к лицу со смертью! - звонким голосом говорила Таня, широко раскинув руки по спинке скамьи и глядя в небо............ - Ну, пойдём к тебе, что-нибудь поедим, а то я уже проголодалась. Да свекрови позвоню от вас.
   По квартире витал запах сдобы. Клавдия Петровна выглянула из кухни:
   - Что так долго? Без обеда! Идите пирожки с вишней есть.
   - С удовольствием, тетя Клавочка! Я вашу выпечку люблю! А компот будет? - щебетала Таня.
   - Будет, будет, - улыбнулась раскрасневшаяся от жары женщина и принялась накрывать на стол............................
   Таня засиделась допоздна. Позвонив мужу, отдала распоряжение выкупать, покормить и уложить сына в постель. Подруги долго обсуждали случившееся, охали, вздыхали, строили предположение, начинали повторяться, терялись в догадках и в конце концов решили, что Тане пора домой. Теперь Зина провожала подругу.
   Шли медленно вдоль дома, вдыхая свежий вечерний воздух, молчали. Свет из окон первого этажа падал на землю светлыми прямоугольниками. Только завернули за угол, как Таня сжала тонкое запястье подруги и прошептала: "Смотри!". Из тёмного окна первого этажа выпрыгнул человек. Высокий худой мужчина, пригнувшись, пересёк пятно света и побежал прочь от дома, быстро скрывшись в темноте между деревьями. Переглянувшись, девушки приблизились к отрытому окну.
   - Это же Светина квартира! Не случилось ли чего? Почему-то темно! Может, позвать сестру? - встревожилась Зина.
   - А ну-ка, посмотри, что там! Я тебя подсажу!
   Не дав подруге опомниться, Татьяна, присев, схватила её за ноги выше колен и, рывком оторвав от земли, не удержав равновесия, припечаталась вместе с ношей к кирпичной стене - Зина, качнувшись вперёд, схватилась за раму открытого окна. Таня, пристроив ноги подруги на кирпичный выступ, принялась подталкивать её снизу под мягкое место, кряхтя "ну что там?". Зина оперлась на локти и, слегка брыкаясь, попыталась освободиться.
   - Ничего не видно. Тихо и темно. Спят, наверное. Помоги, я буду прыгать.
   Сорвавшись вниз, при этом слегка ободрав левый локоть, Зина покачала головой: "Ну, ты даёшь! Сама бы полезла", на что получила ответ: "Да я бы с удовольствием, только в тебе сил нет мой рост выдержать". Девушки продолжили путь на остановку троллейбуса.
   - Может, это брат таким образом налево ходит, чтоб ни жена, ни сестра не знали? - предположила Таня.
   - Надеюсь, что это так и не будет третьего трупа! - вздохнула Зина.
  

Глава 7

  
   Утро следующего дня началось со звонков: Зина выразила соболезнование жене погибшего, потом попросила председателя родительского комитета класса помочь семье Кругловых. Попытка дозвониться до Тани не увенчалась успехом. Вернулась с рынка мама, прокричав с порога:
   - А я мясо хорошее купила! К обеду будут голубцы!
   - Очень хорошо! - отозвалась дочь.
   В квартиру нетерпеливо зазвонили. Зина, решив, что это Таня, бросилась открывать дверь - на пороге стояла тётя Тая. Глаза её горели, щёки пылали. Не успев перешагнуть через порог, соседка ещё с площадки возбуждённо заговорила:
   - Зин, представляешь?! У той убитой, что лежала тут, у нас, сегодня ночью мать убили, инвалидку! Милиции понаехало! Даже собаку привезли!
   - Что? - опешила девушка. - Не может быть! У неё не было матери! Инвалид - это её сестра!
   - Ну, так сестру! Какая разница? Что-то тут не так! Не случайно молодую-то убили! А ты, девонька, поостерегись! - с этими словами тётя Тая выкатилась на лестничную площадку и стала звонить в сороковую квартиру, чтобы сообщить сногсшибательную новость Сергею Кузьмичу.
   Зина опять схватилась за трубку и, услышав на другом конце провода мелодичный голос подруги, прикрыв рот ладонью, лихорадочно зашептала:
   - Тань, представляешь, вчера мы видели убийцу! Сестру Светы убили! Приедешь? Сможешь? Жду.
   Татьяна, как всегда, стремительно влетела к Лисянским. В прихожей, стаскивая с ног туфли, она втянула носом аппетитный запах и прокричала:
   - Тётя Клавочка, не дадите умереть с голоду? Согласна и на корочку хлеба и стакан сырой воды!
   Зинаида рассердилась:
   - Потом поешь. Что так долго? Я уже извелась в ожидании!
   - Идём, идём к тебе! - подталкивая подругу в сторону спальни, шептала Таня. Прикрыв дверь, она приказала ей сесть:
   - Похоже, ты уже привыкла к трупам, не бьёшься в истерике.
   - Но я его, то есть труп, не видела, слава Богу! - возразила Зина. - Ну, так что за таинственность?
   - Ты сейчас упадёшь! Я проделала огромную работу, пока ты тут трупы коллекционировала. Ну, слушай! Я утром отправилась в кафе и встретилась с твоим Антоном. Молчи! Не возражай! Антон пообещал нам помочь с расследованием!
   - С расследованием?
   - Да, да! Мы втроём должны раскрутить это дело. Мы уже многое знаем!
   - Что мы знаем? Только немного знаем трёх людей, которые друг за другом отправились на тот свет не по своей воле! - возразила Зина.
   - Милиция не в курсе, что мы видели убийцу сестры Светы, а может, и убийцу всех троих. Потом Антон пообещал достать адрес служащей, которая убирает другие помещения тоже ночью. Понимаешь, они должны были общаться. Одевайся! Мы едем к этой Вале! Вот адрес! Антон дал! - радостно помахала бумажкой Татьяна. - Обедаем и едем! Ох, чует моё сердце, мы на пороге открытий!
   - Девочки, кто тут умирал от голода? Корочка хлеба и стакан сырой воды на столе, - появилась на пороге комнаты смеющаяся Клавдия Петровна. - Живо мыть руки!
   - Любимая тётя Клавочка, была бы у меня такая свекровь! - обнимая за полную талию хозяйку, двинулась по направлению к кухне хитрая Татьяна.
   Энергично, с аппетитом поглощая борщ со сметаной, густо посыпанный петрушкой, а затем пузатый голубец с румяными поджаренными боками, плавающий в сметане, Таня с набитым ртом не уставала нахваливать кулинарные способности тёти Клавочки, которая, раскрасневшись от удовольствия, складывала горкой в вазочку вчерашние пирожки.
   Ещё не закончился обед, как по квартире пронёсся требовательный трезвон.
   - Сидите, доедайте - сама открою, - сказала мама и пошла к двери.
   Не успели подруги проглотить кусок, как в коридоре стало твориться что-то невообразимое. Вскрикнула Клавдия Петровна, загомонили голоса, послышалось недовольное урчание. Дверь кухни стремительно распахнулась - в тесное помещение влетела огромная серая овчарка, таща на поводке щуплого рыжего паренька. Она бросилась к Зине и водрузила мощные лапы ей на плечи. Огромная морда со стоячими ушами и сетчатым металлическим намордником оказалась перед лицом окаменевшей от испуга девушки, которая секунду назад откусила пирожок, да так и не успела его проглотить. Таня завизжала и соскочила с табуретки, опрокинув чашку с компотом. Взмыленный рыжий паренёк на том конце поводка, то есть у двери, переводя дух, приказал неожиданно низким голосом: "Фу, Муха! Лежать!". Муха, недовольно урча, нехотя убрала лапы с дрожащих девичьих плеч и улеглась в ногах хозяина. Через секунду тесная кухня заполнилась до отказа: вошли ещё двое, да протиснулась Зинина мама, стараясь собой загородить дочь от собаки.
   - Что это такое? Что вы себе позволяете? Да ещё с псиной! Все полы затоптали! - гневно обводя незваных гостей выпученными глазами, срываясь на визг, вопрошала Клавдия Петровна.
   - Выйдите, гражданочка, в коридор, не мешайте следствию, - приказал один, солиднее и старше, и добавил: - Серёжа, свободен, вернись с Мухой на исходную, ещё раз проверь.
   Клавдия Петровна, задыхаясь от возмущения, вынуждена была попятиться из кухни, теснимая Мухой с мелким Серёжей на поводке.
   - Так-так, - загадочно произнёс всё тот же мужчина. Локтем согнутой руки он сдвинул на столе тарелки, освободив место, и уселся на табурет, на котором несколько минут назад спокойно обедала Зина (теперь отскочившая к Тане, стоявшей у окна), разложил на клеёнке бумаги и оглядел жмущихся друг к другу девушек. - Что, сразу признаваться будем? Отпираться бессмысленно!
   - Это в чём же нам признаваться? - осмелела Татьяна и плюхнулась на стул. - Сядь, ты в своём доме, - приказала она Зине, подвинув к ней ногой свободный табурет.
   - Понятно, кто здесь главный, - усмехнулся мент. - А дурочку строить тут нечего: розыскная собака никогда не ошибается - прямо к преступнику и привела, а может, к преступникам!
   - Это мы преступники? - удивилась Таня. - И что же мы натворили?
   - Так, бери её в комнату, - кивнул головой на Зину капитан, - а я эту бойкую допрошу.
   - Пройдёмте, - велел второй Зиночке, пропуская её в коридор, где перед кухней растерянная хозяйка терзала руками подол фартука.
   - Доченька, куда он тебя ведёт? Что им от тебя надо? - засеменила следом Клавдия Петровна.
   - Не волнуйся, мама, сейчас всё выяснится. Я сама ничего не понимаю.
   - Не разговаривать! А вы, гражданочка, не входите, - мужчина закрыл дверь в комнату перед носом хозяйки...
  
   Старое кресло перед низким журнальным столиком жалобно скрипнула под весом незваного гостя, бумаги легли на стеклянную поверхность, хозяйке было приказано сесть напротив. Мужчина посмотрел в глаза девушке и, назвавшись скороговоркой следователем по особо важным делам Петровым Сергеем Степановичем, стал заполнять формуляры анкетными данными подозреваемой.
   - Так где вы находились вчера между восемью и десятью вечера? - прищурив глаза, спросил Петров.
   Зина удивилась:
   - В чём всё-таки меня обвиняют?
   - Пока ещё не обвиняют, а подозревают. В убийстве, - добавил следователь.
   - В убийстве? Кого? - поразилась новости Зина......................
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"