Гершман Антон Лейбович: другие произведения.

Земляне. Крик протеста. Война началась. Неоконченная Глава. Будет Дописана.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая глава. Использовано - тренировочная миссия.


   Война началась
   8 декабря 2499 года, 03:45 ВСК (время сектора Копрулу). Эскадрилья "духов". Ведущий корабль. Маршрут полета - патрулирование системы Сара. Цель полета - ординарное дежурство.
   В тесной кабинке "духа", по наработанной годами схеме оглядывая десятки датчиков, сидел командир эскадрильи, капитан Джованни Мантойя. Шло ординарное дежурство - иными словами, обычный облет двух недавно основанных колоний системы Сара. Эскадрилья дежурила на внутренней сфере - была еще внешняя сфера, точно такие же облеты, но в два раза дальше от системы. Эскадрилья Хуго Лопеса, дежурившая на ней, должна была заметить корабли Менгска, если они вдруг появятся, вызвать подмогу с внутренней сферы, стянуть свои силы и дать бой. Предполагалось, что времени, которое может пройти с момента обнаружения противника до момента его подлета на дистанцию огня, вполне достаточно для сбора дюжины "духов" с внешней сферы к месту боя, а уж двенадцать космических истребителей играючи управятся с тремя-четырьмя машинами повстанцев (откуда у них больше).
   По радиосвязи средней дальности шел обычный треп скучающих патрульных пилотов - о спорте, девочках, новостях "на большой земле" (так колонисты называли метрополию вместе с развитыми колониями). Джованни в полуха слушал переговоры, представляя по голосу каждого пилота - это помогало не сойти с ума от многочасового болтания в металлической коробке посреди пустоты.
  -- Чани, на кого ставишь в субботу? (Боб Бишоп, заядлый фанат всех возможных видов спорта, сам преуспевший разве что в баре)
  -- Меня зовут Рамачарака, между прочим. (Шри Рамачарака, потомок индусов, совершенно необидчивый, но любящий изобразить обратное)
  -- Брось, твое имя на трезвую голову не выговоришь! (Сидор Палеев, славянин, совершенно непонятно, каким образом умудряющийся оставаться трезвым после галлона пальмового вина - фраза была более колоритной, но идиомы Сидора пониманию капитана не поддавались)
  -- Боб, ты бы хоть уточнил, о чем говоришь - об американском футболе или о прыжках с шестом. (Фриц Борман, аккуратист до мозга костей, за пять месяцев службы в колониях две медали пилота и крест за боевые заслуги)
  -- О родео, конечно!
  -- На лошадях или на быках? (Пьер Мажино, или просто Пьери, самый молодой пилот эскадрильи, юноша с горящим взором, вспыхивающий от скромности как минимум три раза в час)
  -- На ринодонтах!
   Общий взрыв хохота. Забавные существа, внешне похожие на носорогов, но гораздо медлительнее, были весьма добродушны и на родео могли выступать разве что в качестве барьеров. Капитан тоже не смог сдержать улыбки. Однако, новость, которую он долго откладывал, сообщить следовало. И момент был как нельзя более удачен - команда расслабилась, а расслабляться в патрулировании все же не следует. Точным касанием пульта он включил микрофон:
  -- Парни, а кто что-нибудь знает о Дюке?
  -- Командир, а кто о нем ничего не знает?
   Опять взрыв хохота. Действительно, генерал Эдмонд Дюк, руководитель дивизии Альфа, отвечающий за государственную безопасность всей Конфедерации - это не та личность, о которой можно ничего не знать. Начав службу с самых нижних ступеней должностной лестницы, этот японец с европейским именем и европейской же фамилией (ЛОД в свое время весьма жестко контролировала языковые реформы в развитых азиатских странах) к сорока годам уже возглавил сильнейшее в Конфедерации воинское формирование, дивизию, обеспечивающую безопасность первых лиц государства, что бы ни случилось, способную подавить любой мятеж - ну, скажем, так считалось до появления Сынов Корхала.
  -- Так вот, ребята, Дюк летит на Сара.
   Замешательство. Впрочем, недолгое.
  -- Капитан, когда он прилетает?
  -- Путь от Тарсониса неблизкий. Но через неделю крейсер Дюка будет виден на локаторах патруля.
   Пауза. Затем нерешительный, чуть дрожащий голос - Пьери, конечно.
  -- Капитан, Вы уверены?..
  -- В чем?
  -- В сроках?
  -- А что, не хочется упустить такое замечательное событие?
  -- Да нет, сэр... Просто я вчера познакомился с очаровательной девушкой... И, кажется, влюбился. По уши.
  -- Это все прекрасно, мальчик, поздравляю тебя, но при чем тут Дюк?
  -- Просто, сэр, если Дюка будет видно не раньше, чем через неделю, то на моем локаторе враг.
   Настала очередь Джованни удивиться. Впрочем, он тут же понял, в чем дело.
  -- Ты думаешь, ребята Лопеса не заметили бы корабль противника? Или дали бы бой и погибли, не оповестив о заварушке нас?
  -- Нет, сэр, я так не думаю, но...
  -- Наверняка метеорит, Пьер.
  -- Сэр, в этот "метеорит" половина нашей эскадрильи влезет!
  -- Думаешь, транспортный корабль? Что ж, сынок, если это действительно так, считай, что представление тебя к медали пилота уже на Тарсонисе.
  -- Разрешите приступить к определению параметров?
  -- Отставить. Я уже подлетаю к твоему квадрату. Сейчас сделаю сам. У молодого человека, увлеченного девушкой, в локаторе может не только транспорт появиться, но и Тарсонис целиком.
   Капитан говорил добродушным, но покровительственным тоном. Юности свойственна романтика, жажда битвы с неуловимыми террористами, ну и все такое... Мантойя задал прицелу слежение за обьектом, вызвавшим огонек на его локаторе (собственно, огоньков было два, и ближний - корабль Пьери - в расчет он не принимал). Затем он покрутил верньеры определения массы, размеров, скорости и характера движения объекта. Впрочем, объектов было уже два. Нет, три. Через минуту он сказал в микрофон слегка изменившимся голосом.
  -- Пьер... похоже, медаль у тебя в кармане.
  -- Командир, какие-то проблемы? (Боб)
  -- Да нет... Эскадрилья, слушай приказ! Все ко мне! Сторонние переговоры отставить! Полная боевая готовность! "Разогреть" режим невидимости! Отчет Дюку идет немедленно. Ребята, только спокойно.
   А на экране локатора вспыхивали все новые и новые огоньки.
  
   8 декабря 2499 года, 03:50 ВСК. Флагманский крейсер "Норад". Пункт отправки - орбита планеты Тарсонис. Пункт назначения - система Сара. Цель полета - государственная тайна.
   Эдмонд Дюк, немолодой уже японец, пару лет назад справивший свой 50-летний юбилей, сидел в рубке и предавался воспоминаниям. Вот уже двенадцать лет он командовал самыми лучшими войсками Конфедерации - дивизией Альфа. На этом посту он преданно служил своему правительству во времена Войн Гильдий (собственно, в разгар этих войн он и принял командование дивизией, вместе со званием генерала), на этом же посту он беспощадно боролся с мятежами, то и дело вспыхивавшими на территории покоренного Синдиката, и опять же на этом посту он борется теперь с людьми Арктуруса Менгска, Менгска-младшего. И вот теперь - новое задание. Совершенно секретное, равно как и совершенно отличное от всего, что приходилось выполнять до сих пор. Впрочем, не его дело - вникать во все тонкости. Этим пусть занимаются ученые, транспорт с которыми сопровождает его крейсер. Эскадра высадит их на последней остановке перед системой Сара - космической станции, известной как Институт Джекобса. Чем на этой станции занимаются - толком никто из военных не знал. Дюк - знал. Отчасти. Подробности старого вояки не касаются. Он делает свое дело, и делает его хорошо. Конечно, ему жаль, что земляне, которых и так мало в этих бесконечно далеких от родной Солнечной системы чужих космических просторах, истребляют друг друга. Но раз он ничего не может с этим поделать, он должен, по крайней мере, защитить тех, кто правы. Так он решил в молодости, так он считает и до сих пор. Долгие годы военной карьеры не дали ему завести семью, но он об этом и не жалел - хотя втайне он и мечтал, чтобы у него был сын. Возможно, поэтому ему так полюбился молодой Арчибальд Джексон - офицер, недавно с отличием закончивший академию и проходящий стажировку под началом генерала Дюка, был способным учеником (в свои 28 лет он уже имел все шансы получить пост маршала какой-нибудь из новых колоний), и, что особенно отличало его в глазах Эдмонда, относился к нему, как к строгому, но справедливому отцу. То, что у Джексона не было родителей, еще больше их сближало. Сейчас Арчи тренирует новобранцев в располагающемся неподалеку от системы Сара лагере - небольшой планетке Тутта.
   Вспыхнул сигнальный огонек системы текстовых сообщений. Для того, чтобы нижестоящие офицеры не отвлекали вышестоящих без крайней надобности, но, в то же время, имели возможность сообщить нечто важное и срочное, испокон веков служит система субординации. На космических кораблях она нашла отражение в организации средств связи. Можно общаться по видеофону или по радиосвязи, но это требует активного участия обеих сторон в процессе разговора. Если вышестоящий офицер занят более важными делами, отвлекать его нельзя. Поэтому нижестоящие офицеры отсылают свои сообщения по системе дальней текстовой связи. Чтобы не тратить лишнее время на ее отправку, наиболее частые слова и обороты можно вводить нажатием одной клавиши. Впрочем, все это - излишние технические подробности, вряд ли интересующие читателя. В данном случае огонек сигнализировал, что пришло сообщение экстремальной важности. Дюк нажал кнопку приема и прочитал вспыхнувший на мониторе текст. Нахмурившись, он ткнул пару кнопок и вперился немигающими глазами в появившееся на экране видеофона лицо капитана Лопеса, командира дежурной эскадрильи, патрулировавшей внешнюю сферу охраны системы Сара.
   Хуго Лопес, колонист испанского происхождения, недоуменно посмотрел на экран, но, увидев там генерала Дюка, быстро справился с удивлением и отрапортовал:
  -- Докладывает командир патрульной эскадрильи космических истребителей капитан Лопес. Провожу патрулирование внешней сферы системы Сара. За время дежурства происшествий не было.
  -- Вольно, капитан. Объясните мне, как патрульная эскадрилья может пропустить корабли врага?
  -- Это возможно, в случае, если небольшое количество кораблей малого тоннажа идет быстрой скоростью на режиме невидимости, а система импульсного сканирования временно разряжена.
  -- Отличные знания, капитан. А что Вы скажете о пропущенной эскадре пятидесяти кораблей большого тоннажа, идущей малой скоростью?
  -- Боевые крейсера мы бы, конечно, заметили, сэр, тем более, что режима невидимости у них не предусмотрено в связи со значительным энергопотре... Вы хотите сказать, что... Но этого не может...
  -- Может. Сейчас эскадрилья внутренней сферы готовится принять бой с эскадрой из пятидесяти крейсеров.
  -- Из пяти-десяти крейсеров? С пятью крейсерами они, быть может, и справятся, но с десятью - разрешите следовать к внутренней сфере с целью помощи принявшей бой эскадрилье?
  -- Не из пяти-десяти, а из пятидесяти! Через Вашу эскадрилью просочилось пятьдесят кораблей большого тоннажа. Вы понимаете, что за это расстреливают?
  -- Сэр... это же невозможно... мы бы заметили такое количество крейсеров...
  -- Только потому, что я и сам в это верю, Вы до сих пор не получили команды передать управление эскадрильей и следовать в шлюпке под трибунал. Вам предписывается немедленно лететь на внутреннюю сферу под командование капитана Мантойи. Будем надеяться, что большая часть этих кораблей - десантные транспортники. Если нет... Вы понимаете, что моя эскадра доберется до Вас не раньше, чем через неделю. Я рапортую на Тарсонис о случившемся, пусть они пришлют еще "духов". Но готовьтесь к самому страшному. Удачи, капитан!
  
   8 декабря 2499 года, 04:05 ВСК. Объединенная эскадрилья патрулирования системы Сара. Цель полета - отражение потенциальной атаки противника.
   На экранах локаторов можно было проследить захватывающую картину - огромная светящаяся клинообразная фигура, состоящая из медленно плывущих ровным строем точек, и сгущающееся перед носом клина облачко из пары дюжин точек более мелких, но и более быстрых. Встреча клина и облачка должна была состояться неотвратимо - это было очевидно. Эфир смолк. Лица пилотов напряженно вглядывались в экраны. Разве что Борман выглядел совершенно спокойно - но это было вызвано не недооценкой ситуации, а строгой внутренней дисциплиной.
   Системы определения параметров уже показали, что с вероятностью 98% все корабли имеют одинаковый тип. Поскольку никто не отпустит полсотни транспортных кораблей без охраны, было очевидно, что на эскадрилью летят боевые корабли - пятьдесят крупнотоннажных боевых кораблей, один из которых шутя справится с двумя истребителями.
  -- Ребята, только спокойно! - повторил капитан эскадрильи Джованни Мантойя. - К нам идет подмога, так что продержимся, сколько сможем, а потом будет легче.
  -- Сэр, у меня предложение! - неугомонный Пьери.
  -- Слушаю тебя.
  -- Можно попробовать расколоть караван.
  -- Конкретно?
  -- В невидимом режиме нанести одновременно удар с разных сторон, они разбредутся, а мы их по очереди?
  -- Молодец, парень. Соображаешь. Эскадрилья, слушай мою команду!
   Клин вражеских кораблей приближался. Они вошли в зону действия спутника визуального контроля.
  -- Караван в зоне визуального контроля. Приступаю к идентификации кораблей, - сообщил всем Мантойя, и неофициально прибавил: - ну что, ребята, сейчас мы этих красавчиков увидим.
   Нужно ли говорить, что как ни очевиден был состав каравана, у каждого теплилась надежда, что это транспортные корабли с одним-двумя крейсерами охраны. Ведь тогда ситуация была бы кардинально иной - мало того, что шансы на победу были бы гигантскими, но еще можно было бы привести домой богатую добычу (в лучшем случае), или предотвратить угрозу десанта (если в транспортах боевые машины и пехота).
   Щелкнул тумблер, и на экране появилось изображение каравана. Это не были боевые крейсера. Но транспортами эти машины тоже не были.
   Огромные, больше даже боевого крейсера, золотистые пузатые сигары, окруженные слабым голубоватым сиянием, величаво плыли по направлению к планете Чау Сара, одной из двух колоний землян в патрулируемой системе.
  
   8 декабря 2499 года, 04:10 ВСК. Базовый лагерь на малой планете Тутта. Офис Арчибальда Джексона. Цель - тренировка новобранцев и стажировка офицеров.
   Капитан Джексон вскрыл пакет и ознакомился с заданием. Ничего особенного - обычная тренировка по развертке базы. Быстро пробежавшись по коридорам Центра Управления, он вышел на площадку, где его уже ожидали операторы четырех строительных машин (точнее, КСА - космических строительных аппаратов). Надо заметить, что КСА модели T-280 - это достаточно универсальный экипаж. С его помощью можно делать почти все, что угодно, от сборки зданий из готовых модулей до сбора полезных ископаемых и ремонта техники. Операторы - новички. Нет, они, конечно, хорошо обучены управлять КСА, но на полигоне, на Большой Земле. С реальными задачами они не сталкивались. Правда, один из операторов - мулат средних лет по имени Мганга, постоянно ковыряющийся в носу - уже только что успешно выполнил задание по постройке склада продовольствия. Арчибальд поправил фуражку и дал команду:
  -- По машинам!
   Операторы споро заняли свои места в вертких аппаратах. Выглядели КСА намного аккуратнее предыдущих моделей - металлические машины чуть выше человеческого роста, слегка напоминающие обыкновенный скафандр с широко расставленными руками-манипуляторами и с шасси вместо ног. Капитан встал перед аппаратами и разразился речью:
  -- Вы все прибыли с "большой земли" для освоения новых просторов. Как вы наверняка знаете, наше правительство ведет обширную программу по расширению Конфедерации. На каждой пригодной для жизни планете мы оставляем небольшую группу людей, в надежде, что через много поколений они расселятся повсюду. Вы понимаете, что жизнь в таких колониях непроста, несмотря на то, что мы эпизодически присылаем новых людей и технику, и, тем не менее, вы здесь. Это значит, что романтика пионеров вам дороже материального уюта. Что и хорошо. Вы будете направлены на одну из новых колоний - планету Мар Сара. Предыдущая группа ушла на соседнюю планету Чау Сара. Что я могу рассказать о Мар Сара... Опасной живности практически нет, климат по всей планете жаркий, не считая небольших прохладных участков вблизи полюсов - это оттого, что радиус ее орбиты невелик. Планета покрыта джунглями и прериями, на ней много полезных ископаемых, которые вы сейчас и будете собирать. На "большой земле" вы вряд ли их видели, поэтому объясняю задачу. Вон та россыпь голубых кристаллов - очень ценный минерал космокварц. Отрезаете кусочек резаком, приносите к центру управления. Где находится склад - вы знаете. Приступайте!
  -- Вас понял, сэр! - отозвалось четыре голоса.
   КСА разбрелись по месторождению минералов. Можно было приступать к следующему пункту задания. Джексон вернулся в центр управления и отдал команду:
  -- Когда накопите достаточно минералов для ввода в строй нового КСА - выпускайте, сажайте новичка и подпускайте к остальным, пускай они его вводят в курс дела. И так далее. Когда на складе будет постоянно лежать центнер кварца - дайте мне знать.
   Центнер космокварца - это не так много, как может показаться. Но на то, чтобы построить склад продовольствия, такого количества хватит. По заданию нужно сдать под ключ три склада. Два уже стоят. Еще нужно собрать сотню баррелей веспена - он нужен для дальнейшей деятельности в колонии. А пока есть немного времени, нужно потренировать солдат - это в большинстве своем молодые ребята, жаждущие славы, но совершенно неопытные в ратном деле. Капитан направился к другому выходу из центра управления - там уже поджидал мобильный патруль - четыре группы по четыре пехотинца. Они охраняли центр управления (непонятно, правда, от чего), но по нажатию кнопки были вызваны на сборный пункт. Арчибальд дал трем группам задание прочесать ближайшие окрестности, одну оставил дежурить на линии, по которой бегали проворные КСА, и пошел пить кофе. В офисе его ждали.
  -- Телевидение, сэр! Будем снимать учения для просмотра в колониях Мар Сара. Для поднятия боевого духа, сэр! Если Вы не против, конечно!
  -- Магда, документы проверили? - спросил Джексон секретаря - простите, адъютанта - бритую наголо феминистку с колючими глазами и ярко-алыми губами.
  -- Так точно, сэр. Все чисто, - отозвалась Магда, не отрывая глаз от мониторов.
  -- Съемки разрешаю. Хотя, собственно, какие там учения... Обычная развертка базы. Магда! Закажите на завтрак мне цыпленка с лимоном по-китайски, остальным по их желанию. Впрочем, господа, настоятельно рекомендую именно цыпленка - здесь ничего более вкусного вы не найдете, это тренировочный лагерь.
   Вы не пробовали цыпленка с лимоном по-китайски? Фирменный рецепт космических вояк. Режете запеченное куриное филе или грудку ломтиками, на порцию уходит около фунта. Поливаете темным соевым соусом, в который для густоты вмешан кукурузный крахмал - на столовую ложку соуса чайную ложку крахмала. Режете ломтиками лимон и красиво обкладываете. Получайте удовольствие. Да, чуть не забыл! Филе нужно резать всенепременно атомным резаком, а запекать в разряде гауссовой винтовки. Не знаете, где взять? Это как раз не проблема - два резака стоят на любой Т-280, а гауссову винтовку одолжите у первого встречного рядового пехотинца. Впрочем, шутка. Разрезать нежное мясо можно обычным ножом, а гауссова винтовка в применении к курятине мало чем отличается от обычной микроволновой печи. Однако, юный Арчи в свое время на это попался. Тем не менее, с тех пор это его любимое блюдо. А если кто-то Вам скажет, что это обычная печеная курятина с лимоном, полейте его порцию соевым соусом прямо из бутылочки со словами: "А теперь - по-китайски!"
   Капитан уже допивал свой кофе, когда заверещал зуммер. Надев наушники, капитан услышал голос одного из патрульных:
  -- Сэр, могу ли я говорить с Вами откровенно?
  -- Да, конечно, Лемюэль, Вы же знаете, что я не чванлив.
  -- Признаться, сэр, мне кажется, что Вы нечетко отдаете команды. Например, Вы сейчас послали на прочесывание окрестностей три группы, но не сказали конкретно, вступать ли им в бой с обнаруженными боевыми единицами противника, или же продолжать движение, стараясь оставаться незамеченными.
  -- Лемюэль, Вы, кажется, с Тарсониса, и прилетели лишь недавно?
  -- Так точно, сэр!
  -- Так вот, Лемюэль, пока Вы летели, устав претерпел некоторые изменения. Я, как Вы, конечно, понимаете (губы Джексона посетила едва заметная саркастическая усмешка), отдаю себе отчет, чем отличается команда "прибыть в квадрат такой-то" от команды "пробиться к квадрату такому-то" (по-русски это были бы плохие команды - слишком похожи на слух - но не забудем, что английский язык давно победил, а слова "move" и "attack" спутать невозможно). Однако устав явно предписывает в случае, если имеет место указанная Вами неточность, двигаться, избегая боя, если местность не разведана либо известно, что она "чистая", и вступать в бой с первым же встреченным отрядом или отдельной единицей войск противника, если известно, что территория занята врагом. Вам все ясно?
  -- Так точно, сэр. Разрешите окончить связь?
  -- Разрешаю.
   Одним глотком прикончив чашку, капитан немного поразмыслил над только что происшедшим диалогом. Обязанность командира - заботиться о воинском образовании подчиненных. Война, да еще в космосе - это ремесло, которое невозможно освоить в тиши учебных частей Конфедерации, да, впрочем, и на тренировочных базах. Необходимо пройти испытание огнем. Устав - это, конечно, не автомат и не бронежилет. Но он дает возможность солдату действовать, не раздумывая, в случаях, когда времени на раздумья просто нет. Командиру же он дает возможность ставить боевую задачу быстро и точно. То, что боец, приготовленный к отправке в колонии, не знает элементарных вещей - нехорошо. Но политика экспансии, проводимая Конфедерацией, не дает возможности создать небольшое, но хорошо обученное войско на каждой новой колонии. Пройдет время, колонисты расселятся, освоятся, и будет у них армия что надо. А пока... м-да...
  -- Сэр, неиспользуемый запас космокварца достиг ста двадцати килограммов, - сообщила Магда.
  -- Спасибо, Магда! - не по уставу ответил Арчибальд. Затем он перекинул тумблер вызова и по привычке чуть наклонился к микрофону:
  -- Мганга, вызывает капитан. Мганга, вызывает капитан.
  -- Капитан, Мганга на связи.
  -- Мганга, вызывает капитан. Приказ. Сдать собранные минералы в центр управления. Взять детали для постройки склада продовольствия. Строить склад продовольствия в ста двадцати метрах к северо-западо-западу от центра управления. О выполнении доложить. Приступайте!
  -- Вас понял, сэр!
   Спустя минуту за окном проехал КСА, груженный деталями. Мганга приступил к постройке склада.
   В офисе вновь воцарилась тишина, прерываемая только попискиванием электронной игрушки, имплантированной в лысый череп адъютанта. Устав этого не запрещал, а Магда, несмотря на свой феминизм, тщательно следовала молодежной моде (в дозволенных пределах, разумеется).
   Издалека донесся стрекот гауссовых винтовок. "Этого еще не хватало!" - подумал Джексон. Только он протянул руку к пульту, как на нем загорелся тревожный красный огонек, сопровождаемый пронзительным звуком зуммера. Арчибальд на сей раз включил громкую связь.
  -- Что там у вас? Налет? - не дожидаясь рапорта, спросил он у сержанта Томского, старшего одной из посланных на прочесывание окрестностей четверок.
  -- Никак нет, сэр! Животные! Исключительно злобные твари!
  -- Животные? Здесь? На тренировочном полигоне?!
  -- Так точно, сэр! Квадрат четыре бис. Есть раненые!
  -- Кто ранен, какова степень тяжести?
  -- Рядовой Смит, прокушен скафандр в области правой лодыжки, вырван клок мяса из икры правой ноги, повреждено ахиллесово сухожилие. Рядовой Паулюс, легкая укушенная рана левой кисти, легкая укушенная рана левого предплечья. Обоим оказана первая помощь на месте, могут вести бой, но желательна госпитализация рядового Смита.
  -- Что за животные?
  -- Не могу опознать, сэр! Не местные, не земные, не тарсонианские и не сарианские.
  -- Сержант Томский, сержант Янсон, вызывает капитан. Приказ. Рядового Смита в сопровождении рядового Паулюса направить из группы Томского в группу Янсона для осуществления патрулирования линии доставки минералов. Рядового Мадиани и рядового Кавада направить из группы Янсона в группу Томского для осуществления боевых действий.
  -- Есть, сэр! Пошли, пошли, пошли, быстро!..
  -- Капитан, вызывает сержант Нерол! Нападение неопознанных диких животных! Нападение отбито, пострадавших нет! Квадрат девять си.
  -- Капитан, вызывает рядовой Мизандари! Наша группа уничтожена в квадрате три эй! Нападение неопознанных диких животных при подъеме группы по пандусу. Зажали, гады, и грызли всем скопом ближайшего. Остался я один, требуется медицинская помощь! Нападение отбито. Продвигаюсь в центр полигона.
  -- Сержанты всех групп, занятых разведкой территории, вызывает капитан! Собраться в центре полигона!
   Отдав последний приказ, Джексон откинулся на спинку кресла командующего базой. Как бы он хотел быть сейчас со своими войсками, а не сидеть в безопасности за пультами! Но, хотя душа его и рвалась вести своих солдат, разумом Арчибальд понимал, что больше пользы он принесет именно здесь. И тут он вспомнил. Центр полигона - там стоят вышки метеоустановок, за ними очень легко спрятаться! Тут же он отдал новую команду:
  -- Сержанты всех разведгрупп, вызывает капитан! Отменить команду сбора в центре полигона! Атаковать центр полигона!!!
   Только услышав рапорты сержантов о принятии приказа, Джексон позволил себе вздохнуть спокойнее. Спустя несколько секунд раздался звук зуммера. Арчибальд надел наушники и приготовился услышать неприятные новости, но это оказался всего лишь строитель:
  -- Капитан, это Мганга. Склад продовольствия построен. Жду дальнейших приказаний.
   Джексон взглянул на мониторы, увидел, что запас материалов достаточен, и продолжил разговор:
  -- Мганга, к юго-востоку от центра управления расположен гейзер веспена. Вы видите его?
  -- Так точно, сэр!
  -- Берите необходимые материалы и приступайте к постройке очистного завода. По окончании запускайте завод и возите веспен на склад центра управления.
  -- Вас понял!
   Совсем неподалеку послышалась перестрелка. Вскоре по громкой связи Арчибальд услышал:
  -- Капитан, вызывает сержант Нерол. Центр полигона атакован с целью уничтожения неизвестных агрессивных животных. Животные уничтожены.
  -- Нерол, вызывает капитан. Отлично сработано.
  -- Сержанты всех разведгрупп, вызывает капитан. После сбора прочесать полигон на предмет наличия неизвестных агрессивных животных. При обнаружении уничтожать. По возможности доставить экземпляр в центр управления для передачи специалистам. Конец приказа.
   Капитан надеялся, что больше неприятностей не будет. Но на сердце у него было неспокойно.
  
   8 декабря 2499 года, 04:15 ВСК. Объединенная эскадрилья патрулирования системы Сара. Цель полета - отражение атаки флота неизвестных существ.
   Караван чужаков шел прежним курсом, не ускоряясь и не замедляясь. Полсотни огромных машин, в любую из которых можно было бы уместить половину эскадрильи "духов", а то и больше, были выстроены в форме клина. На некотором расстоянии от острия клина, окружив его со всех сторон, летело две дюжины "духов" - эскадрилья Мантойи, усиленная кораблями Лопеса. Согласно разработанному плану, следовало включить режим невидимости и ударить одновременно со всех сторон, отсекая голову клина от остального каравана. Командир уже собирался отдать приказ, но что-то, какая-то мысль ему мешала. Потом он понял - оставалась возможность, что эти корабли следуют с мирной целью. К тому же, это чужаки (слово "инопланетяне" уже давно не годилось - человечество не было привязано к одной-единственной планете), это первый контакт землян с представителями иного разума. Не хотелось бы начинать его с боевых действий. Однако, видимо, придется. В связи с тем, что чужаки не ответили на линкос (код, показывающий разумность передающих его существ и определяющий дальнейший способ общения), нужно атаковать караван хотя бы для того, чтобы дать понять - его присутствие здесь землянам нежелательно. Высшее командование дало добро. Вздохнув, Мантойя подал условный сигнал к началу атаки.
   Двадцать четыре мощных лазерных пучка устремились по направлению к каравану словно бы ниоткуда. Корабли, на которые были нацелены удары "духов", даже не дрогнули - вся энергия, без остатка, растворилась в окружающем сигары сиянии. Повтор залпа. Никаких изменений. Караван следует прежним курсом. И еще залп. Кажется, есть некоторое изменение - некоторые корабли чуть притормозили и стали рыскать носами. Но затем они восстановили строй. Наконец, командир эскадрильи просигнализировал отбой и общий сбор. Было очевидно - выбранная тактика бессмысленна.
   Вражеский клин продолжал свое движение, не выказывая никаких признаков обеспокоенности атакой землян. Медленно, но неуклонно загадочные корабли приближались к Чау Сара.
  -- Внимание, эскадрилья! - сказал Мантойя. - Меняем тактику. Очевидно, одиночный луч не причиняет врагу никакого ущерба. Будем стрелять все вместе по одному кораблю. Для определенности бьем в середину внешнего борта.
   Некоторое время ушло на перестроение. Наконец, все "духи" собрались в небольшую группу возле одного из кораблей противника - не самого переднего, чтобы в случае успеха атаки расколоть караван. По сигналу командира пилоты синхронно утопили клавишу лазерного огня. Такого залпа - ну, может быть, двух-трех - хватило бы, чтобы уничтожить укрепленное здание. Корабль остался невредим. Тем не менее, результат залпа был заметен на глаз - окружающее сигару голубоватое сияние заметно побледнело, сам космический исполин почти остановился. Вражеский клин замедлил ход, задние корабли подлетели ближе к передним, и строй чужаков стал больше походить уже на облако.
  -- Проклятье! - в сердцах крикнул в эфир Лопес.
   Причину крика спрашивать не потребовалось. Все пилоты увидели на экранах визуального наблюдения проявляющийся "дух". Разрядился аккумулятор, дающий энергию режиму невидимости. Корабли неизвестной цивилизации тут же утратили прежнюю величавость. Впрочем, нет - они-то как раз продолжали горделиво висеть в пространстве. Но свой удар они нанесли - откуда-то из задней части каждого из девяти ближайших к подстреленной сигаре неизвестных конфедератам кораблей с бешеной скоростью выскользнуло по восемь крошечных юрких аппаратов. Больше всего эти аппараты издалека напоминали бы театральные бинокли, но вблизи они оказались страшным оружием - две соединенные перемычкой пушки, окруженные все той же голубоватой защитной аурой, начали стрелять с почти невероятной скоростью. Они облепили "дух" Лопеса, как осы взрезанный арбуз. Товарищи по оружию попытались начать отстрел непрерывно перемещающихся вокруг своей жертвы истребителей чужой цивилизации, но тщетно - через несколько секунд крутящийся вокруг своего центра отстреливающийся "дух" вспыхнул взрывом. Если на Лопесе и была какая-то вина перед Конфедерацией, ему уже не стоять перед трибуналом.
   - Доннерветтер! - непонятно выругался Борман и начал вести на вид беспорядочную, но на самом деле виртуозную стрельбу по истребителям противника. Теперь он не боялся зацепить своего. Два "бинокля" под напором лазерных лучей потеряли свою голубоватую ауру и мгновение спустя превратились в обломки. Остальные аппараты все с той же невообразимой скоростью кинулись к выпустившим их кораблям и скрылись внутри них.
  -- Борман, отставить преследование противника! - раздался в эфире резкий окрик Мантойи. Командир эскадрильи (теперь единственный для двух дюжин "духов") тут же добавил более мягким тоном:
  -- Фриц, у тебя вот-вот закончится невидимость. Ребята, отходим!
  
   8 декабря 2499 года, 04:20 ВСК. Флагманский крейсер "Норад". Пункт отправки - орбита планеты Тарсонис. Пункт назначения - система Сара. Цель полета - государственная тайна.
   Генерал Дюк только что получил отчет о проведенных в системе Сара боевых действиях. Никогда прежде он не испытывал такой тревоги за какую-либо колонию Конфедерации. Пока подойдут крейсера, такая армада носителей (он решил так назвать про себя пузатые корабли неизвестной цивилизации), не только уничтожит две дюжины "духов", но и сможет выкосить под корень население планет системы - ни на Чау, ни на Мар еще нет заводов по производству мобильной военной техники, способной уничтожить флот пришельцев. Максимум, на что способна промышленность этих колоний - постараться в кратчайшие сроки возвести как можно больше зенитных комплексов. Если бы враг высадил десант, с ним тоже можно было бы попробовать справиться - конечно, если превосходство иной цивилизации в наземной технике по сравнению с колонистами не столь значительно, как то, что Дюк только что видел. Но если они решат просто обстрелять людей четырьмя сотнями пронырливых истребителей, останется уповать только на зенитные комплексы. Генерал не добавил "и на Бога", как сделал бы его предшественник на посту командующего дивизией Альфа, семья которого сохранила свою веру, несмотря на террор Лиги на Земле и пренебрежительное безбожие Конфедерации в секторе Копрулу - он, происходивший из японцев, так и не научился совмещать в своем сердце Аматэрасу и Будду, как было принято в Японии полтысячи лет назад.
   Прервав размышления Дюка, внезапно загорелся индикатор вызова на видеосвязь. Генерал подтвердил прием вызова и с изумлением воззрился на экран. Лицо, которое появилось на мониторе, не принадлежало ни одному из его прямых начальников. Более того, вообще человеку это лицо принадлежать не могло.
   На генерала Дюка смотрел представитель иной, хоть и явно гуманоидной, цивилизации. Кожа лица была морщинистой, но морщины эти скорее подошли бы не старику, а ящерице. Большие синие глаза, лучащиеся мудростью, были будто бы густо подведены черной тушью, что придавало чужаку отдаленное сходство с пандой. На голове существа была странная кожаная, отороченная мехом шапочка. Чужак наклонил голову в одну сторону, затем в другую, словно приглядываясь к землянину, а затем неожиданно заговорил густым звучным голосом:
  -- Эн Таро Адун! Во славу и именем великого учителя нашего Адуна! Приветствую Вас, землянин Дюк!
  -- Кхм... Приветствую Вас! - генерал попытался побороть изумление и достойно ответить на вызов. - Прошу Вас назвать себя.
  -- Я - экзекутор Тассадар, полномочный представитель Конклава верховных жрецов Адуна. Вы, насколько мне известно - генерал Дюк, полномочный представитель Конфедерации, командующий военным подразделением, известным, как дивизия Альфа. Наши ранги в наших системах званий примерно равны. - При разговоре чужак эпизодически наклонял голову вбок и слегка кивал, точно подчеркивая наиболее важные фрагменты речи. - Вы можете задавать еще вопросы.
  -- Откуда вы знаете наш язык?
  -- Мы внимательно приглядываемся к вам, земляне, с самого вашего появления в этом участке Вселенной, следуя заветам великого учителя нашего Адуна, да славится его имя.
  -- "Мы" - это кто? Как вас называть?
  -- Мы - первые сотворенные. Учитывая правила употребления вами слов из древних языков, будет правильнее называть нас "Протосс". - Звук "с" на конце слова получился у Тассадара длинным и шипящим.
  -- Сотворенные кем? Богом?
  -- Сотворенные другими. Величайшими. Время дорого, и не следует углубляться в историю. Еще вопросы?
  -- Вы показали свою мощь. Чего Вы хотите?
  -- Прикажите нападающим на нас космическим кораблям прекратить атаки. Мы можем их уничтожить с легкостью, но это ненужная жертва.
  -- Вы лично наблюдаете за землянами с момента нашего прибытия?
  -- Да.
  -- Каков же Ваш возраст?
  -- В ваших единицах измерения времени, мне примерно триста пятьдесят шесть ваших лет. Точность плюс-минус полгода. Я понимаю, что вы живете намного меньше, но по нашим меркам я еще довольно молод. Думаю, для вас это соответствует менее, чем тридцати годам.
  -- Если я прикажу не атаковать Ваш караван?
  -- То мы не тронем Ваш флот. Заканчиваю связь. Прощайте, генерал.
  
   8 декабря 2499 года, 04:20 ВСК. Базовый лагерь на малой планете Тутта. Офис Арчибальда Джексона. Цель - тренировка новобранцев и стажировка офицеров.
   Расставив ноги и заложив руки за спину, Арчибальд задумчиво разглядывал кровавую мешанину дурно пахнущего мяса и хитиновых обломков. В пяти метрах дальше лежали три истерзанных трупа в лохмотьях, оставшихся от бронированных скафандров космической десантной пехоты. Капитан поднял голову и перевел взгляд на одиннадцать стоящих солдат. Вздохнув, Джексон снял фуражку и встал по стойке "смирно". Пехотинцы откинули шлемы и также вытянулись, отдавая последнюю честь павшим. Салюты в колониях считались непозволительной тратой боезапаса, поэтому ограничились минутой молчания. Затем капитан вернул фуражку на место, откашлялся, и сказал:
  -- Героическая смерть не может быть глупой. Но даже к солдату она может прийти слишком рано. Эти парни могли прожить долгую и счастливую жизнь. Могли погибнуть в неравном бою с повстанцами с Корхала или в результате их террористического акта. Но смерть подкралась тогда и туда, где ее никто не ждал. Тем не менее, будем помнить - от того, что наши соратники приняли смерть в учебном лагере, отстреливаясь от неизвестных... тварей (Арчибальд колебался, назвать их насекомыми или зверьми, но вырвалось именно такое слово), их подвиг нисколько не уменьшает свое значение. Они сполна выполнили свой долг перед Конфедерацией и братьями по оружию. Приступайте.
   Последнее слово относилось к операторам двух стоявших неподалеку машин КСА. Аппараты подъехали к контейнеру, в котором лежали останки бойцов, легко подняли его и увезли. Джексон снова принялся изучать кровавое месиво из мяса и хитина. Новобранцы ждали. Через некоторое время Арчибальд спросил:
  -- Я так понял, это все, что осталось от тех животных?
  -- Это наиболее крупные куски, - ответил сержант Томский. Его группа первой подверглась атаке, он и отвечал за зачистку территории. - Остальное уже увезли КСА, там вообще один фарш.
  -- Почему не удалось получить хоть немного более целый экземпляр?
  -- Очень злобные твари. Лезут, несмотря на любые ранения. Даже если весь изранен, но хоть одна лапа цела - все равно ползет и вцепляется.
  -- На что хоть они похожи?
  -- Пожалуй, на собак... или на саранчу... трудно сказать, ничего похожего не встречалось. Пожалуй, если взять крокодила ростом с очень крупную собаку, покрыть хитином, сделать лапы, как у таракана - вот будет как-то так.
  -- Признаки разума?
  -- Навряд ли. Очень злобные и агрессивные. И жрут все, даже металл. Когти острые и твердые, как алмаз, зубы тоже. Очень мощные челюстные мышцы.
  -- Что ж, благодарю вас. Всем солдатам отдыхать.
   Распустив строй, Джексон вызвал КСА, приказав им перенести то, что осталось от неизвестных животных, в морозильную камеру до отправки грузового фрегата в ближайший исследовательский центр. Затем он вернулся в офис и отправил подробный рапорт о случившемся. Бригада телевизионщиков потирала руки - похоже, им досталась настоящая сенсация. Капитан пообещал, что журналистам будет предоставлено жилье до тех пор, пока не огласят свой вердикт ученые.
  
   8 декабря 2499 года, 04:25 ВСК. Объединенная эскадрилья патрулирования системы Сара. Цель полета - отражение потенциальной атаки Протосс.
   Капитан Мантойя смотрел на экран видеосвязи.
  -- Вы можете отключить невидимость. Протосс пообещали на вас не нападать, - сказал генерал Дюк.
  -- Сэр, но они...
  -- Летят прямо на Чау Сара, я знаю.
  -- Прикажете пропустить?
  -- А вы сможете их сдержать? - генерал невесело улыбнулся. - Конечно, пропустить.
  -- Вас понял, сэр, - уныло ответил Джованни. - Продолжать облет системы Сара?
  -- Облет пусть продолжает эскадрилья Ло... Хм... Да... Эскадрилья внешнего патрулирования переходит под командование капитана Бормана - да, да, лейтенант Борман получает звание капитана и будет вести внешнюю эскадрилью.
  -- А внутренняя?
  -- Будете лететь почетным эскортом протосс. Только не притирайтесь слишком близко.
  -- Вы считаете, что они...
  -- Вот именно, капитан. Они пообещали не трогать флот, но мы не знаем по меньшей мере двух вещей - насколько можно верить их обещаниям и почему они так целеустремленно движутся к Чау.
  
   8 декабря 2499 года, 05:40 ВСК. Офис маршала колонии Чау Сара.
   Мэтью Аткинс получил пост маршала, как только колония была основана. Этот сорокалетний мужчина с намечающимся брюшком и круглым добродушным лицом только казался мягким - в колонии благодаря ему царила жесткая дисциплина. Чиновники даже не помышляли об использовании своего положения в личных целях - сформированные Аткинсом народные дружины безопасности колонии, несговорчивые ребята с повязками "НДБК" на рукавах, имели право по жалобам населения производить суд на месте. После того, как первый взяточник исполнил на центральной площади жигу, будучи подвешен за шею, других охотников повторить его проступок не нашлось. Тем не менее - а может быть, именно благодаря этому - маршала в народе любили и знали, что он всегда стоит на страже интересов простых пионеров космоса.
   Сейчас Аткинс сидел в кресле, закинув ноги на стол, и изучал приказ метрополии. Перечитав его в третий раз, он решительно произнес:
  -- Бред!
   Но приказ есть приказ - маршал сам неукоснительно подчинялся поступающим директивам и требовал того же от подчиненных. Он нажал клавишу селектора и обратился к секретарше:
  -- Люсиль, вызовите ко мне шефа НДБК, директора телевидения, министра транспорта и дорог, министра обороны, быстро. Да, и на сегодня Вы мне больше не нужны.
   На Чау Сара сутки очень удачно совпадают с физиологическим ритмом человека, что очень удобно - рабочий день заканчивается всегда в одно и то же время в единицах ВСК. А сегодня Люсиль выключила свой компьютер даже на двадцать минут раньше положенного. Впрочем, домой она не собиралась. С завтрашнего дня она в отпуске и билет у нее лежит в сумочке.
  
   8 декабря 2499 года, 10:25 ВСК. Эскадрилья внутреннего патрулирования системы Сара. Зона безопасности планеты Чау Сара. Цель полета - сопровождение флотилии протосс.
   Капитан Мантойя держал совет с генералом Эдмундом Дюком:
  -- Сэр, они подлетают. Что будем делать?
  -- Боевые крейсера летят к вам со всей возможной скоростью. На планете активированы все комплексы противокосмической обороны. Согласно расчетам, имеющейся сети должно хватить по крайней мере для сдерживания их сил. Тамошний маршал хорошо поработал. Что еще?
  -- Похоже, часть кораблей летит в обход, а часть замедляет ход. Подозреваю, они хотят занять стационарные орбиты вокруг всей планеты.
  -- Цель?
  -- Думаю, блокада колонии.
  -- Нет смысла.
  -- Думаете, удар?
  -- Как в случае с Корхалом? Не исключено. Пока держитесь на расстоянии, чтобы не спровоцировать гостей, но если они начнут боевые действия, попробуйте сделать, что возможно. Надеюсь, аккумуляторы генераторов невидимости у всех успели зарядиться?
  
   8 декабря 2499 года, 10:50 ВСК. Колония Чау Сара. Столица. Центральная площадь.
   Через толпу встревоженных колонистов не могла бы пробиться ни одна машина, даже если бы движение транспорта было разрешено. Большинство людей испуганно глядели в небо, где из светящегося сгустка, еще вчера не существовавшего, разбегались в стороны десятки звезд. Даже если бы не было молчаливых дружинников, провожающих людей в убежища, даже если бы обращение маршала не передавалось по всем средствам массовой информации каждые пять минут, все равно никто бы не поверил, что это заурядный метеорный поток. Впрочем, в то, что это корабли иной цивилизации, тоже верили далеко не все. Слишком многие помнили еще войны Гильдий и трагедию Корхала. И уж тем более никто не верил, что тревога еще вполне может оказаться и ложной. Впрочем, судя по тону, и сам маршал упоминал о такой возможности с изрядным скепсисом.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"