Гертов Игорь Александрович: другие произведения.

Точка равновесия* часть 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.46*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очередной попаданец. Мир прежний. Временной интервал - на стыке второй и третьей части ДЛ. Комменты ко всей истории - сюда. Продолжения будут прибиты.

   Как достал Гелера этот сон! Десять лет прошло, а картинка постоянно всплывает, заставляя переживать свой последний бой.
   Он лежал на острых камнях и пытался понять что случилось. Но... так было в реальности, десять лет назад. Сейчас Гел уже точно знал, что его накрыло выстрелом с орбиты, что у него повреждён позвоночник, волновая травма мозга и... все сопутствующие медицинские подробности. Он мог бы сообщить медику, который скоро появится, точный диагноз. И даже... стоимость всех проведенных на его тушке операций. Эту цифру Гел помнил прекрасно.
   Но у сна собственная логика и капитан Гелер продолжал лежать, ожидая своего сержанта. Лежать голым, мучительно переживая, что снаряжение его и одежда совершенно непонятным образом пропали.
   Шаги его спасителя звучали совсем по-другому, но это же сон? Сейчас сержант почешет затылок и сообщит, что "это всё фигня", что "не может у железного Гела внутри быть таких человеческих потрохов". Тут ничего другого не ожидалось. Слишком уж врезалась в память эта глупая шутка.
   Но вместо привычной фразы раздался женский вопль.
   - Мамочка, ещё один голый! Да что же это такое?!
   Гел он неожиданности вздрогнул... и начал просыпаться. Выныривать из забытья было тяжело. Как во время его давней болезни. Тело было непослушным, руки вялыми. Тем не менее, процесс шел и в какой-то момент Гел вынырнул окончательно.
   - Ну, ты меня слышишь? - Кто-то наглый упорно тормошил Гелера за плечо.
   - Слышу. Оставь меня в покое.
   Гел хотел подняться, чтобы убрать противные видения... и обнаружил, что он сидит. Причём сидит на какой-то очень неудобной поверхности с острыми выступами.
   - Что за херня? - Гел открыл глаза и сразу же закрыл. Смотреть было очень больно. Он прижал пальцами веки и с трудом удержался от ругани. Всё до боли знакомо. Похоже, злополучная болезнь, поставившая крест на его службе, вернулась.
   - Ты в в этом железе разбираешься? Ну, мужик, не тормози! - Голос был женским и у его владелицы явно начиналась истерика.
   "Кошмар какой-то". Гел дёрнул плечом, избавляясь от наглой руки.
   - Какое, нахер, железо? Я глаза открыть не могу! Врача позови, мне срочно нужен... а, дерьмо! Где моя одежда? Где сумка с лекарством? Что... вообще случилось?
   Рука отпустила плечо, но задавать глупые вопросы не перестала.
   - Что ты помнишь?
   Гел поморщился. Расспрашивать голого человека по крайней мере неприлично.
   - Я пришел по объявлению. В лабораторный комплекс семьи Кижи требовался специалист... - Он замолчал вспоминая подробности.
   - Какой специалист? С твоей коллекцией шрамов... не говори мне, что ты уборщик. - Женщина была бесцеремонной до упора.
   - Да ты двинулась, подруга, оставь меня в покое!
   - Какой специалист? Кем ты работал?
   Гел ещё раз попытался осмотреться через чуть приоткрытые веки. Амбец. Какое-то техническое помещение. Похоже - на корабле. Ни хрена себе, какой к демонам корабль?! Ему нельзя в пустоту! Он в самом обычном городе шёл устраиваться на самую обычную работу и... кажется, устроился.
   Гел поёрзал, пытаясь удобнее сесть. Демоны Ночи! Ребра оплётки резали голую кожу.
   - Одежда!
   - Да ладно тебе, тут не холодно. Или ты меня стесняешься? Ты ведь явно вояка, а у вас там все моются вместе...
   Гел вздохнул.
   - Дура набитая. Если я сижу на энерговоде, то это помещение седьмого класса. А от пыли, которая тут везде, у человека за сутки язвы появляются. Или ты тут душ видела?
   - В ящике твоя одежда. За твоей спиной, слева от...
   Аккуратно ощупывая босой ногой пол, Гел уже ковылял к одежде. Слева. Рука наткнулась на скользкую панель, добралась до ручки выдвижного контейнера.
   Оделся он быстро и так же быстро убедился в том, что одежда - именно та, которую он одевал последний раз. Ни бумажника с карточками, ни чехла с ключами в карманах не было. Пластиковые жетоны на проезд в транспорте, платок... больше Гел ничего и не носил. Самое плохое, что в вещах не обнаружилось сумки, в которой хранился аварийный запас лекарств. Носки и обувь на месте. Уже легче.
   - Ну что ты так возишься? Где тебя взяли? Что ты видел? Что это за "помещение седьмого класса"? - Женщина выдавала вопросы без остановки. Вслушиваться в её визг смысла не было. Обычная истерика. Под этот аккомпанемент Гел оделся и вернулся на трубу. Ноги дрожали и сидя было легче думать.
   С памятью у Гелера всё было в порядке. Да, он прошел собеседование со старшим специалистом лаборатории, получил временный пропуск и отправился смотреть железо, которое местные... мыслители собирались отправить на пустотную станцию. Всё правильно. Вышел из админкорпуса и... всё. Больше ничего не помнит.
   - Ради Сола, помолчи хоть минутку, женщина?
   Высокий женский голос немилосердно рвался в уши и добавлял боли в гудящую как колокол голову.
   - Нет у нас минутки, дядя. Хочешь знать где мы? Так вот тебе радостная новость: я без понятия. В нашей лабе ничего похожего я не видела. Тут нифига не работает и ни одна дверь не открывается, Гесс сказал, что свежий воздух не поступает, мой ящик отключился первым и теперь...
   - Стоп! Какой ящик отключился? - Гел вдохнул и... пополз обратно, чтобы ощупать место, из которого он выпал на трубу. Ледяные стенки, металл, металл... пластика нет. - Куда воздух не поступает?
   - Вот ты мне и расскажи. Я обычный администратор и нихрена в этом железе не понимаю. Надписи на непонятном языке. Я даже не знаю на каком. - Женщина перевела дыхание. - Нас накрыли каким-то вырубающим полем ещё в Райно. Мы с Дюс как раз обсуждали... неважно. Я увидела большой атмосферник, но убежать и не подумала. Мало ли кто к нам в Кижи прилетает? Атмосферник сел на площадку, клац... и всё. Меня эти сволочи тоже раздели... - Женщина выдала характеристики похитителям и перешла к актуальной информации. - ...Теперь холодильники, в которых нас засунули, отключаются и люди просто выпадают из них на трубы. Никого из команды нет, света мало, слышишь? Всё тихо, я пыталась открыть двери...
   Гел вздрогнул. Устроился один на работу. Он вернулся к голосу и положил ладонь на металлическую поверхность с острыми полосами.
   - Всё понял. Молчи. Молчи, иначе отверну нахрен твою тупую голову. Достала своим визгом.
   Женщина поперхнулась и замолчала.
   Пальцы Гела пробежали по металлу в одну сторону, затем в другую. Так и есть, наощупь похоже на оплётку мощного энерговода. Затем он ещё раз попытался осмотреться. Безуспешно, всё сливалось в светлое пятно.
   - Энерговод? Эта труба, на которую ты меня посадила, какого цвета?
   - Желтая, при чем здесь...
   Короткий тычок локтем и всхлип.
   - Хорош кудахтать. Говори только когда я спрашиваю. Сейчас ты меня ведёшь к ближайшему коммутатору. Ну... к месту, где труба разделяется. Там будет... - Его ухватили за локоть и... он со скрипом в коленях пошел за проводницей. - Твою мать! У нас давно не пользуются заморозкой, какого хрена? Ты веди, не отвлекайся. Будешь читать надписи.
   - Ага. - Голос был... осторожным. - Если бы я понимала эти закорючки, то давно бы отсюда выбралась.
   - Выбралась бы, конечно... сколько человек? - Гел споткнулся о выступающий из пола блок и встал. Мышцы болели. Если это экстренная разморозка... то всё становится ясно. Он слышал о таких случаях и то, что он слышал... очень плохо. - Сколько человек ты уже нашла?
   - Тех, которые шевелятся - восемь. Трое совсем плохи. Два трупа. Бр-р-р. Три ящика ещё закрыты. Но я не все комнаты осмотрела. Открылась только одна дверь. В этой комнате ты один выпал. Ещё пять ящиков стоят закрытые. Что это за место такое?
   Слепой специалист со своим поводырем наконец добрались до развилки энерговода.
   - Так. Смотри на стены. На уровне глаз должна быть прямоугольная коробка с прозрачной крышкой. Если нет здесь, идём к следующей развилке.
   - Есть такая. Там внутри...
   - Я знаю что там. Слева на боковой стенке пенал с инструментом есть? Если нет, идём к следующей контрольной панели. Минимум один набор обязан быть в секции.
   - Есть. Длинная такая фиговина... холодная.
   - Знаю. Прижимаешь, двигаешь вправо и вверх. Снимай. Аккуратно, пенал тяжелый. - Уши уловили характерный звук открывшегося замка. - Крышку не трогай. Просто отдай его мне.
   В руки ткнулся желанный предмет. Гел перевернул пенал с инструментом и ощупал дно. Да, табличка на месте и... нет. Без глаз он даже крупную надпись не прочитает.
   - Мне надо сесть.
  
   Женщина с высоким голосом была права. Характерного дрожания энерговода Гел не чувствовал, значит реактор заглушен совсем. При мощности выше половины он бы так спокойно на экранированной трубе не усидел. При полной мощности... его бы отбросило от трубы защитным полем. Хе, о чём это он? Если его аварийно разморозило, значит нет питания. Энергии - НЕТ.
   Рано или поздно он прочитает маркировку и тогда вопросов станет меньше. Гел приоткрыл веки и аккуратно прижал пальцами уголки глаз. Больно? Не то слово. А дальше будет только хуже, потому что лекарства с собой нет.
   Проводница заткнулась, но её терпения хватило всего на десяток секунд молчания.
   - Там табличка внизу. Это... на каком языке? Я ничего не понимаю.
   - Трагг. Вся маркировка оборудования из Баронств пишется на трагге. Вполне вероятно, что и сам корабль... или станция, принадлежит Баронствам.
   Рука, державшая локоть Гела, сжалась. Женщина перешла на ультразвук.
   - Эй, помолчи! Ну что за... успокойся. Пока ещё шансы у нас есть. Тащи меня к остальным.
   Ноль реакции. Гел наощупь добрался до лица своего поводыря и грубо ткнул ладонью в щеку.
   - Заткнись... дура. Шевели костями!
   Нет, с его взглядами на слабый пол эта грубость никак не вязалась. Простой расчёт. Если он пожалеет женщину сейчас, то начнутся бесконечные сопли и причитания. И вообще, среди оставшихся наверняка найдётся кто-то зрячий и спокойный. Кто-то, с кем поиск выхода из ситуации не превратится в бесконечное приключение. В стиле садо-мазо. Ещё немного и этой курице на полном серьёзе придётся бить морду. Вон как её колотит. Ну её к демонам.
  
   Любой человек, проведя в пустоте часть жизни, чувствует её без глаз или ушей. Или... не привязываясь к конкретным звукам или ощущениям. Другой воздух, другая сила тяжести. Последнее чувствуется лучше всего.
   Случайный человек может и не понять разницы, но Гел провёл в пустоте достаточно времени. Сейчас все его ощущения говорили, что это - грузовой корабль или небольшая частная пустотная станция, причём они находятся в техническом помещении, не имеющем собственных компенсаторов.
   Качество поля прямо зависит от количества компенсаторных пластин в наборе. Полный набор... Гел, пожалуй, не видел ни разу. Почему? На самих пластинах экономят, да и энергии компенсаторы потребляют изрядно. Энергию сейчас экономят все. На грузовых кораблях требования к гравитации меньше чем на станции. Это по правилам. Но сейчас правила нарушают все кому не лень, и на станциях наборы пластин не заполняются по инструкциям. Так что... отвратительное качество компенсаторного набора всего лишь говорит о том, что это не планета.
   Судя по надписи на контейнере с инструментом, скорее - корабль. Два слова крупными буквами. Название корабля и планета первой регистрации. На небольшой базе слов или групп знаков будет не меньше четырёх. Вторая или третья группа - цифры. На коробке нет цифр, написанных крупным шрифтом. Это он определить может.
   Значит корабль? Не глупая шутка и вряд ли что-то другое. Комплект специального инструмента помечают не просто так.
   Главный реактор полностью глушится очень редко. Крупный ремонт, стоянка на орбите... хотя при длительной стоянке всегда идет разгрузка или погрузка и реактор обязан работать. При ремонте? Даже тогда оборудование не отключается аварийно. Такое как... как криогенные капсулы. И ещё. Требование заглушить реактор звучит при задержании транспорта для досмотра. Этот вариант был самым плохим.
   Итак... что известно точно? Отключение криогенного оборудования. Прямоугольные металлические ящики, похожие на гробы включаются при загрузке объекта и основное время обязаны быть присоединены к специальному оборудованию. Вот эти трубы и постоянно попадающиеся под ноги ящики с контрольными приборами... очевидно и есть то самое оборудование.
   Ему когда-то пришлось учить инструкции, так вот, там написано, что контейнеры для заморозки живых объектов автономно поддерживают режим около суток. Это с гарантией. Все перемещения между специализированными платформами обязаны укладываться в двадцать шесть часов. Иначе происходит аварийное отключение. Точное время зависит от состояния капсулы, но меньше двадцати двух часов оно быть не должно. Значит, как минимум сутки реактор этого корабля отключен.
   Если за сутки не появились люди из экипажа... значит, что? Экипажа нет? Контроль груза - одна из главных обязанностей команды. Говорили, что за рабов - специалистов, в Баронствах платят очень хорошие деньги. Так что, захваченные в лаборатории люди - очень дорогой груз. Да и сами контейнеры портятся при аварином сбросе содержимого. Мда. И никто не появился? Даже просто, посмотреть?
   - Дерьмо. Нас забрали из лаборатории, тащили контрабандой и корабль нарвался на дежурного из Патруля.
   - Что? - Всхлип был неожиданным.
   - Я говорю, что нашу лоханку, похоже, тормознул Патруль. Капитан дежурного корабля - одиночка, который не проводит досмотр нарушителей.
   Женщина что-то бормотала, но Гел её не слушал. Процедура обычна и незамысловата. Экипаж транспорта сваливает на своём шаттле, а сам грузовик остаётся висеть там, где его застукали.
   Почему остаётся? У Патруля для таких случаев есть чёткие инструкции. Когда на борту только один человек - капитан, ему запрещено покидать корабль. Запустить реакторы транспорта он не может. Даже проверить груз в трюмах пустого корабля и освободить рабов, ему не разрешат инструкции.
   Почему? Есть масса примеров, когда включались автономные оборонительные системы, срабатывало взрывное устройство... да и просто, на транспорте оставался кто-то из экипажа. Нет. Одиночка на транспорт не пойдёт. И остаётся ему совсем небольшой выбор. Либо расстрелять нарушителя, либо бросить в пустоте, лишив корабль собственного хода. Вот так чаще всего и бывает. И... да, достаточно часто рабы... точнее - какая-то их часть, такой брошенный транспорт покидают.
   Если нарушителя не расстреливают сразу, то двигательную секцию ему разбивают обязательно. Если... на этом корыте расстреляли двигатель... значит реактор, который расположен возле двигательного отсека, скорее всего - повреждён? Даже если нет, для его запуска потребуется отрезать и заглушить полутораметрового диаметра энерговод, питавший двигатель. Для нынешнего состояния Гела эта операция запредельна. Кроме того, это ведь транспорт из Баронств? Тут есть серьёзная проблема с пустотным снаряжением и вообще, с доступом к любому серьёзному оборудованию. Они, сволочи, имеют привычку ставить везде автоматы НО. Ну... как - везде? Отсек управления - обязательно. Двигательный отсек? Чаще всего - тоже. Именно в этих двух отсеках находятся пустотные костюмы, медикаменты, оружие... да всё важное там находится. Кроме... спасательных капсул.
   - Эй, ты успокоилась? Веди к остальным. Шансы спастись ещё есть. - Гелу хотелось верить, что это именно так. Очень хотелось.
  
   То, что они вышли к оставшимся в живых пленникам, Гел услышал сразу. Голос, встретивший их сразу за люком, был тоже женским, но более приятным... если бы был тише.
   - Айтен! Где ты пропала, мы уже волнуемся!
   - Я нашла новичка, Дюс. Избавьте меня от него. Кошмарный грубиян...
   Гел ещё подумал, что без визуальной картины разговор двух тупоголовых блондинок слушать не стоит. Но, к сожалению, он мог только слушать.
   Женщины, похоже, нашли друг друга и случилось это давно. Они трещали без умолку, как две экзотических птички, вертясь во все стороны, чтобы окружающие могли оценить яркие перья... ко-ко-ко, ах-ах-ах... тьфу! Что происходило Гел не видел, но в своих предположениях был близок к истине.
   - Ты представляешь, я ему говорю...
   Уши у Гела работали отлично и... с этим ничего нельзя поделать. Он скрипнул зубами и дойдя до стены, опустился на пол. Внушительный пенал с аварийным набором расположился на коленях.
   - Что это у тебя такое?
   Голос был мужским.
   - Набор инструмента. - Пальцы Гела неторопливо разбирали плотную упаковку контейнера. Специальных карманов у него нет, рабочего жилета - тоже, так что предметы выкладывались в ряд прямо на полу, на расстоянии вытянутой руки.
   - Этим можно открыть двери?
   Ответ любопытный получил не сразу. Гел тщательно ощупал очередной предмет, отложил, затем провёл рукой по неровному ряду из причудливых металлических загогулин.
   - Двери, точнее - люки, нам открывать нельзя. За любым из них может стоять автоматический пулемёт.
   Мужчина скептически хмыкнул.
   - Так уж и за любым?
   - Вам известно расположение коридоров? Это средний трюм или хвостовой? Правый или левый? Верхний ряд или нижний? Какая именно секция? Из шестнадцати?
   Смутить собеседника оказалось непросто.
   - Вот вместе с тобой и разберёмся. Ты плохо видишь? Есть Мено, у него со зрением полный порядок. Немного знает трагг, но в терминологии не разбирается совсем. Ты скажешь ему где искать маркировку. Он прочитает, ты объяснишь. Запустим реактор и будем искать выход.
   Гел замер ощупывая очередной предмет. Да, это местный руководитель. Вон как напорист.
   - Той двери, которая мне требуется, здесь нет. Отсюда нам доступны технические помещения секции и часть грузовых отсеков. Скорее всего... мы с вами в одной из хвостовых секций. Должен быть выход в инженерную, к реактору... но туда я не пойду сам, да и вам не советую.
   Шарканье обуви по ребристому покрытию Гел слышал хорошо. Шаги у его собеседника были тяжелыми. Крупный, спокойный человек.
   Шаги вернулись.
   - Я позвал Гесса. Он неважно себя чувствует, но должен услышать то, что ты говоришь. Светлая голова, иногда замечает полезные мелочи. Итак, мы находимся в хвостовой секции? Почему?
   Гел отложил в сторону два плотных тюбика и небольшой контейнер. Вот. Это и есть его главный инструмент, будь оно всё неладно. Ещё бы перчатки найти... но в этой упаковке защитную одежду искать бесполезно. Она вся в отсеке экипажа.
   - Там, где меня нашли, был энерговод желтого цвета. Диаметр... где-то полметра. Это скорее всего - шестьсот пятый. Третья ступень распределительной системы. Площадка хранения криогенных блоков требует нерегулярного но насыщенного потока энергии. У оборудования суточный цикл. Дальше... реактор всегда расположен в корме. На коротком энерговоде с двигателем. Сам по себе хлыст энерговода третьей ступени стоит больших денег, плюс укладка и экранирование... в общем - дорого. Никто не потянет шестьсот пять через весь корабль без крайней необходимости. Хвостовые секции могут отделяться так же, как и остальные, но отделяются редко. Именно потому, что в них монтируют энергоёмкие установки.
   Гел выдохнул и в очередной раз пожалел, что ничего не видит.
   - Воду уже нашли?
   - Да, но мы не знаем, можно ли её пить.
   Одобрительный кивок сидящего новичка.
   - Правильно. "Бримар" легко переводится. Нужен индекс с двумя первыми девятками. Люк у этой магистрали обычно яркий. Оранжевый или желтый. Слева за дверцей - пластиковые... или скорее, металлические стаканы. Это Баронства. Они пластик не любят. Но стаканы стоят слева. Всегда.
   Тяжелая поступь начала удаляться.
   - Зй! Не торопись! Вам потребуется... вот этот ключ.
   Пальцы Гела выцепили из разложенного на полу ряда требуемое и протянули в направлении того, кого их владелец определил как старшего.
   - Надо проследить, чтобы люди протёрлись влажной тканью. Тут очень вредная пыль и без защитного костюма находиться нельзя. На одежде... демоны с ней, но все ходили босиком, кто-то сидел на грязных поверхностях... не сделаем сразу - через сутки получим проблемы.
   - Во-от. Чувствуется опытный человек. Сейчас организую. Ключ взяли из руки и шаги удалились.
   - Мы нашли воздуховоды, но они не подают смесь. Почему?
   Гел покачал головой. Голос был глухим и принадлежал, очевидно, "светлой голове". Когда подошёл второй человек, он не заметил. Отвык жить без глаз.
   - Это не для воздуха. В смысле, не для дыхательной смеси. решетки прикрывают канал балансировки. Она подаёт большие объёмы в тех случаях, когда продувают или заполняют трюм. Воздух искать не надо. Имеющегося здесь нам хватит на пару суток. Если за это время не покинем корабль... тогда попытаемся запустить штатные регенераторы. Именно они поддерживают уровень кислорода.
   Про себя Гел подумал, что... скорее они перейдут в соседний трюм. Трюмов здесь шестнадцать, а людей... после такой разморозки выживает не много.
   "Светлая голова" продолжал спрашивать.
   - Где находятся регенераторы?
   - Сейчас найдут люк с девятками. Он всегда расположен на внутренней стене. Если останется шнур, мы её вскроем и получим доступ к регенераторам. Они размещаются за обшивкой внутренней стены.
   Гел плотнее прижал к ноге два пузатых тюбика. Самое необходимое.
   - А зачем тебе этот... шнур?
   - Покажу. Гесс? Перчатки у тебя есть?
   Короткий смешок собеседника.
   - Здесь все из административного корпуса, парень. Только мыслители... и красивые женщины. Ни лаборантов, ни техников. Откуда у мыслителей перчатки? Надо искать остальных. Так зачем тебе этот шнур?
   Гел промолчал. Очень нехорошо. Шнур пропитан активным составом, а у него нет спецкостюма. Водой эту дрянь не смоешь и тряпкой не вытрешь. Были бы глаза... он бы что-то придумал.
   - Ладно... мыслители. Ролсер у кого-то есть?
   Судя по хмыканью, с этим прибором собеседник был знаком. Нечто типа микроскопа, видеокамеры и вычислителя в одном корпусе. Напоминает очки с непрозрачными шершавыми стёклами. Часто снабжен специальными датчиками. Используют его при сложных работах или при исследованиях.
   Раз уж там внутри вычислитель, то этот прибор, похожий на очки с непрозрачными стёклами, позволяет без лишних телодвижений делать и запись процесса, и сравнительный анализ изображений. При сложном монтаже, на нейросеть владельца выдаются специальные пометки и инструкции. Исключительно удобная вещь.
   Собственно, для обычного человека проще пользоваться планшетом. Но те, кто работал с ролсером, уже ни на что его не променяют. Сложен в управлении? Ерунда, когда привыкнешь, этим очкам ни один планшет в подмётки не годится. Опять же - руки свободны.
   - Так... есть?
   - Подожди. Я думаю, что у Итела есть похожая игрушка, но где он... ага. Сиди. Сейчас тебе принесут воды. А я поищу этого лентяя.
   Гел замер. Ролсер... это очень хорошо. Именно такой прибор он использовал как замену глазам. Когда впервые остался без зрения. Все требуемые программы и настройки до сих пор хранятся в его нейросети. Сразу он, конечно, идеально работать не будет, менять и отлаживать потребуется многие функции. У Гела ведь не с глазами проблема? У него проблема с головой, глаза это уже симптомы.
   Глупо получилось. Сразу после памятного боя восстановить полностью его не смогли. Ресурс медблоков тогда уже был на вес керлита. Да и сама болезнь проявилась гораздо позднее, когда Гела списали с корабля и он работал на орбитальном комплексе. Но и тогда лечить голову он не стал. Просто пожадничал. Лечение обошлось бы слишком дорого. Решил, что раз нельзя работать в пустоте, то проще уйти на планету, там ему обострения не грозят. Вот и ушел.
   Пожалел продавать дом... кто бы знал? Теперь у него ни дома, ни глаз. Если не вернётся на планету, то и головы скоро не станет.
   - Вот. Нашел я тебе ролсер.
   Гел вздрогнул и осторожно протянул руку на голос.
   - А... что сказал хозяин? Он не против?
   - Ничего не сказал. Умер Ител. Уснул в своём уголке и не проснулся. Нашли только сейчас. Спросил бы ты раньше... хотя. - Гесс выдохнул. - У нас нет ни аптечки, ни медика. Никто не знает чем бедняга болел и почему умер.
   Гел молча кивнул и стал ощупывать полученный предмет. Затем его руки замерли. Неприятно такое говорить? Скорее - необходимо.
   - Мёртвых надо сразу паковать в пластырь. Маркировка люков с пластырем "Огэн". Нам требуется индекс начинающийся на шесть-три, там трёхметровые квадраты пластика. Эти люки белого цвета. Ключ для запоров тот же. Заворачивать надо быстро, пластик затвердевает в течение пары минут.
   Гесс хмыкнул.
   - Ты... служил на таком корабле?
   - Нет. Орбитальный Йоден, затем технический Сап 9884. Там такие же секции, на Сапе. В смысле - их комплектовали тоже в Баронствах.
   - А почему на планету ушел? В пустоте платят гораздо больше.
   Гел повернул лицо к Гессу. Глазницы уже наверняка опухли... бр-р. Ему показывали фотографии.
   - Из-за зрения. Мне нельзя в пустоту.
   Тот фыркнул.
   - Да ладно. Сейчас лечат всё.
   - Угу. Восемьдесят штук... и сразу всё лечат. Розовых, с Императором. Это между прочим, мой дом на Голке. Со всей начинкой.
   Собеседник оживился.
   - Ты живёшь на Голке? Я тоже. Линия Семири, дом восемь. Я тебя не видел раньше.
   Гел кивнул. Адрес знакомый... и всё. Он на линию Семири не заходил ни разу. Очень дорогой район.
   - Два последних года я на резервной базе Мари сидел, на полюсе. Вот... вернулся, начал искать работу поближе.
   - А я всю жизнь здесь. - Гесс фыркнул. - В смысле - там. Жил. Ладно, смотри игрушку Итела. Может к ней ещё что-то потребуется.
  
   Ролсер уже при первом осмотре неприятно удивил Гела. Ну, то, что это дешёвка... покойнику Сол судья, а вот содержимое долговременной памяти и установленные программы? Инфракрасный режим, сборник порно, игры. Хорош работничек. Подсматривать за тёлками и рубиться в "Освобождение"?
   - А кем этот... парень работал?
   Гесс явно думал о чем-то другом.
   - Работал? Парень? А-а... ты про Итела? В гости к отцу пришел. Нигде он не работал. Не требовалось.
   - А... отец что?
   - Дори? Он мёртвым выпал. Так что, сейчас завернут их вместе. Мда. Жаль, одежда слишком уж не подходящая для похорон.
   Гел разом встрепенулся. Слово "одежда". Вот.
   - Скажи, чтобы обувь снимали. С мёртвых. На Пенри было жарко, у многих открытая обувь. Это совсем плохо. И здесь и там... да демоны знают, куда мы попадём отсюда. Эти курицы сломают каблук и будут выть. И ничего не сделаешь.
   Сосед что-то пробормотал в сторону. Гел так и не разобрал что именно.
   - Курицы... это кто?
   - Ну эта блондинка, которая меня нашла и её подружка. Характерно цокают. Высокий каблук.
   "Светлая голова" рассмеялся.
   - Эх, где ж ты был раньше? Называть наших высокородных леди курицами? Жесть.
   А Гел спохватился. Он свою проводницу не рассмотрел толком. А вдруг... не блондинка? И тут же вернулся к главному.
   - Хватит. Ты сейчас и сам на них похож. Скажи своему начальнику про обувь. Пока не поздно. И пусть в ящиках с одеждой посмотрят. Сейчас не до брезгливости. Одежда... может что полезного будет в карманах.
   - Тебе требуется что-то конкретное?
   - Мне? - Гел покрутил в руках приобретение. - Зарядку бы для... этого прибора.
   Собеседник присвистнул и поднялся с корточек. Звук был достаточно характерный.
   - Пойду-ка я. А то Риен уже тащит пластырь... это ведь пластырь ты посоветовал, мертвых заворачивать?
   - Да. Это не моя идея. Так обычно делается.
  
   Пока Гел настраивал замену глазам, группа собрала всех живых в одном помещении. Массивный и на удивление подвижный руководитель проводил общее собрание.
   - Решение примем сообща. Если здесь есть ресурсы, то они принадлежат всем нам...
   Гел так и сидел на полу. Отсек был небольшим и подходить к оратору не требовалось. И так всё слышно.
   "Ресурсы общие, но распоряжения отдаёшь ты. Как всегда". Мысль была спокойной и не злой. Возможно, это лучший вариант.
   Оратор старался успокоить собравшихся и ему это удавалось. Но вот он закончил с общей частью и подошел к Гелу.
   - Где мы находимся, Гелер?
   К этому времени ролсер уже кое-как работал. И первым делом была прочитана надпись на пенале с инструментом.
   - Транспортный корабль "Хемалит", планета приписки - Нола, Баронства. Хвостовая секция трюмов, блок "Сетер". То есть - средний в верхнем ряде.
   - Куда мы можем попасть из этой секции? Кроме мест, защищённых автоматическими пулемётами.
   "Вот так. Возможность попасть в инженерный отсек... теоретически есть, но он её отсекает сразу. Умница. Меньше будет криков".
   - Оба боковых блока. В один мы попадём обязательно. Во втором... там тоже могут быть люди. Такие же, как мы.
   - Почему - обязательно?
   Стартовая площадка спасательных капсул расположена на стыке двух половин, верхней и нижней. Половины разделены ребром жесткости, в которое упакованы коммуникации, блоки компенсаторов и крепёжные устройства, удерживающие секции на корпусе. Вход в технические коридоры внешнего корпуса, идущего вдоль разделительного ребра и центрального стержня расположены в двух местах. Это служебные тамбуры перед носовой частью - секцией экипажа и хвостовой - инженерной секцией. Оба тамбура и стыки служебных коридоров обязательно защищены пулемётами. Всё это Гел и рассказывал. Спокойно и подробно.
   Чтобы попасть в служебный коридор, он прорежет стену в соседний блок. Затем - в определённом месте прорежет внешнюю стену. Вопрос в том, сохранил ли экипаж штатные спаскапсулы и где именно они находятся. В транспорте таких точек - четыре. Часто бывает, что на грузовиках часть капсул продают. Этот транспорт скорее всего, исключением не является.
   Нет, в нижнюю часть секции он не пойдёт. Помимо того, что стыки могут быть перекрыты, для выхода из верхней секции в стык потребуется резать две толстых переборки. И ещё две - для того, чтобы попасть в нижнюю секцию. Без специального снаряжения он этого не сможет сделать физически.
   Вероятность того, что они сразу найдут исправную спаскапсулу оценивается как... ноль. Если капсулы и есть, то ближе к отсеку экипажа. Но это - теория, проверить надо все стартовые блоки. Сколько времени потребуется чтобы добраться до площадки с рабочими капсулами, он не скажет. Любые поиски людей или спасательные работы он рекомендует проводить только после того, как исправные капсулы будут найдены.
   Гел не торопясь объяснял собравшимся все свои умозаключения. Да, он будет делать именно так как сказал. Нет. Советы и указания оставьте себе. Он хочет жить сам и готов спасти тех, кто будет ему помогать. Да, остальных пленников они спасут. Если в капсулах останется место. Если у них останется время. Но скорее всего, смысла в поисках ещё кого-то нет. В процессе выхода будет вскрыто ещё несколько отсеков и теоретически, у их группы воздуха будет существенно больше чем у других. К тому же, они уже упаковали в пластик мёртвые тела. Сделают ли то же самое остальные? Ну откуда ему знать? Предполагается самый плохой вариант: ничего подобного они не сделают. Если в соседнем отсеке трупы испортят воздух и они вскроют переборки с таким отсеком, то... времени станет совсем мало.
  
   Растягивать общее собрание надолго никто не собирался. Когда люди разбрелись по углам, лидер подошёл к Гелу и присел рядом.
   - Ты сказал, что физически не сможешь прорезать выход в нижнюю часть. Что это значит?
   Лицо Гела замерло. Тема была неприятной.
   - Стенки прорезаются с помощью аварийного набора. В нём только один эффективный инструмент - режущий шнур... вот эти два туба. Шнур, как я уже говорил, пропитан активным составом. Без защитного костюма, это наверняка - химические ожоги. У меня только две руки. И вот этих упаковок не хватит, чтобы научить ещё кого-то. Аптечек у нас нет. Возможно, они найдутся в спаскапсуле. Я на это очень рассчитываю.
   - Что в активном составе пропитки, тетрон?
   "Гляди-ка, этот дядя знаком с пустотными технологиями"?
   - Обычно виртан, это же Баронства? Тетрон - имперская разработка.
   - Пф-ф. И ты собрался голыми руками укладывать шнур с виртаном? Спасибо, Гел.
   - Да за что благодарить-то? Я ведь прямо говорю, что спасаюсь сам, а кто сможет пройти со мной... ради Сола. Каждая дыра в стене - это минимум два ожога. Активаторы я локтем или через пластик не установлю. Если будет мало места... значит и рукой могу зацепить уже установленный шнур. Тут без каких либо гарантий.
   Он покрутил в руках ролсер.
   - Часа через два надо начинать.
   - Почему через два?
   - Где-то столько времени займёт приведение этой... игрушки в рабочее состояние. В новых моделях, оказывается, изрядно урезали возможности. И ещё. Может у кого-то есть резервный блок питания или ручная зарядка? Я не хочу в самый ответственный момент остаться без глаз.
  
  * Спустя двенадцать часов.
  
   Если бы ситуация была менее трагичной, зрители бы попадали со смеху. Ну да. Если бы были зрители. Представьте себе узкий коридор в котором сталкиваются две зеркально похожие цепочки людей. Каждую цепочку возглавляет человек, осторожно несущий перед собой обожженные ладони. Специально такого не придумаешь. Даже фигуры у встретившихся были похожи, военный стандарт Империи. Разве что один носил ролсер, похожий на тёмные очки.
   - Гелер, ка семь, сорок три.
   - Вонум, эс три, сто двадцать. Приветствую, капитан. Сколько у тебя?
   - Двигаются восемнадцать. Плюс шесть лежачих. На нашей стороне капсул нет. У тебя?
   Гел заглянул за спину коллеги. Пятеро крепких ребят и две спокойные женщины. Похоже на спасательную экспедицию.
   - У меня есть капсулы. Полный комплект. Места хватит всем. С людьми что? Профильные специалисты есть?
   Точно угадал. Они, похоже, уже запустили оборудование капсул. Он бы сам сделал именно так.
   - Ноль. Научники, администраторы.
   - У меня двое с военным стажем и медик. Джей! Помоги людям! Как у тебя с навигацией?
   - Б-7. И обязательный минимум пилотирования.
   - Замечательно.
   Гел аккуратно отошел к стене и опустил ноющие ладони, чтобы освободить проход для своих спутников. Группа коллеги разделилась. Сейчас часть отправится за теми, кто сам не передвигается.
   - В капсулах медицина есть? - Гел чуть приподнял ладони.
   - Бри! Обработай капитану ожоги.
   Медиком была женщина. Чем именно она обрабатывала руки Гел не понял, но на то она и специалист. Жжение заметно уменьшилось. Благодать...
   Парочка стояла возле стенки и неторопливо обсуждала перспективы. Подошел массивный администратор. Гел обнаружил, что до сих пор не знает как его зовут.
   - Гел, я так понял, это наши коллеги по несчастью?
   - Знакомься, Вон. Это старший гражданской группы... я не знаю имени.
   - Профессор Творни. Руководитель... бывший руководитель комплекса Кижи. Кто будет старшим у вас?
   Гел молча кивнул на соседа. С его болезнью лучше пусть старшим будет здоровый человек.
   Тот отреагировал быстро.
   - Я понял, капитан, только ты не отключайся. У нас нет навигатора и все мои квалифы по связи здесь не помогут. - Сосед Гела отлепился от стенки. - Народ! Старший в группе я, капитан Вонум. Капитана Гелера слушать как меня самого...
   Гел рассматривал обожженные кисти и удивлялся. Уже всё? Ему не надо тащить больное тело, не надо... но сосед быстро "успокоил".
   - Гел. Обработай руки, прими энергетик и стимулятор. К двадцати трём подготовь маршрут для капсул. Бри! Смотришь за капитаном. От этого момента и до самого старта капсул он обязан двигаться и быть в рабочем состоянии. Разрешаю использовать любые необходимые медикаменты.
   Оставалось только пожать плечами. Он сам сделал бы точно так же. Одна школа.
  
   Медик сразу попросила снять ролсер.
   - Что с глазами?
   - Волновая травма, не соблюдены особые условия. Ограничения на работу в пустоте не выдерживаются.
   Бри выдохнула. На самом корабле, в спасательных капсулах, автоматика использует мощные волновые поля. Любой контакт с этими полями для её подопечного нежелателен.
   - Что из лекарств есть с собой?
   - Ничего. Сумка с личной аптечкой пропала. Пойдёт любой адаптант из группы "Лоун". Лучше - от семнадцатого и выше. Запрет на "Ками" и "Террол". Вроде всё?
   - Угу. Ничего похожего у меня нет. Только "Семь-три" и "Нормал" из волновых адаптантов. Колоть?
   - Конечно. Выбора ведь нет?
   До настоящего доктора Гел доберётся совсем не скоро, так что надо использовать то, что в наличии. Чтобы добраться живым.
  
  
   Добравшись до стартового отсека, Гел понял, почему коллега его держал на ногах. Система сброса есть, а вот с системой определения маршрута - большие проблемы. Нет конкретной цели для эвакуации. Нет навигатора, способного по специфическим данным оборудования определить подходящую планету, проложить короткий или... экономный маршрут, задать на самой планете оптимальные для спасаемых людей точки посадки. Высадиться посреди пустыни - мало удовольствия. Да и самой посадкой было бы неплохо управлять опытному пилоту. Или как минимум заложить корректные инструкции с учётом состояния спаскапсулы.
   Вот этим всем Гел и занимался до самого отбытия. Вышел из капсулы только один раз. На шум. Точнее - его привлек характерный лязг передёрнутого затвора.
   - Ты задолбал, Вон. Я тебе последний раз говорю, мы заберём медика, ещё один аварийный набор и уйдём на вот этой капсуле вчетвером. Твоё распределение нам до известного места.
   Гел устало вздохнул. Это... те самые? Которые с боевым опытом?
   Рослый мужчина успел вскрыть шкаф со снаряжением и держал в руке короткий автомат. Вон, судя по его сдержанности, работать с такими клиентами не умел.
   - Эй, парень, а меня с собой возьмёшь? Я без медика загнусь за пару часов. - Гел виновато улыбался, показывая пустые покрытые ожогами ладони.
   "Парень" резко обернулся.
   - А-а... это ты. Ну, нахрена нам безрукий, слепой огрызок?
   "Дурак. Даже не отошел от Вона". Судьба бунтаря была решена. Дурак в компании не требуется. Встал поперёк один раз, значит - встанет ещё раз. И не факт, что будет кому его усмирить.
   - Так нахрен ты нам нужен, не слышу?
   Гел спокойно подошел.
   - А вот мы сейчас... пошепчемся. И я всё объясню. Понимаешь, парень, жить хотят все...
   Парень позволил взять себя за рукав и оттащить на два метра в сторону. Что взять с дурака?
   Шептаться Гел не стал. Два удара, резвый великан начал падать на пол. Гел отнял автомат и добавил пинок, скорректировав падение тела. Хруст. Одна из стоек для питающего кабеля закончила дело.
   - В капсулу! - Гел повёл стволом. Оставшиеся трое, смешно растопыривая руки, послушно выполнили команду. Он бы на их месте попытался поговорить. Но он - это он. Гел шел следом и забросив автомат за спину, двумя движениями закрыл входной люк капсулы бунтарей. Затем отошел к стене и кривясь от боли рванул рычаг запуска.
   Скрежет замков, шипение выталкивающего поршня и гулкий хлопок мембраны.
   - Первый - пошел.
   Вон уныло смотрел на остывающее тело. Те, кто вышел из капсул на шум, жались к стенам, круглыми глазами глядя на Гела.
   - Ты что, Вон, серьёзно собрался с ним разговаривать?
   Коллега вяло пожал плечами. У него явно была не та служба. Связь есть связь. Гел отдал автомат и молча вернулся к себе. Уходя к своему люку услышал за спиной характерные щелчки заряжаемого оружия. Нет, его новый знакомый ещё не совсем потерян для общества.
   На кораблях огнестрельное оружие используют редко, а аварийные запасы, те вообще хранятся десятилетиями. Если не столетиями. Ладно сам автомат, он менее подвержен внешним факторам, а вот боеприпасы с корабельного склада всегда имеют пустотные наклейки. Магазин при изготовлении заполняется нейтральным газом и наклейка препятствует его утечке.
   Привычка проверять наличие защитной полоски есть только у тех, кто с этим постоянно работает. Всё оружие на корабле имеет такую защиту. И она, в отличие от стандартной, простым передёргиванием затвора не снимается.
   Если ты угрожаешь кому-то на борту корабля, принято делать первый выстрел, чтобы показать, что оружие заряжено и работает. Выстрела Гел не слышал, потому всё и закончилось так быстро. Впрочем - нет. Противник оказался наглым профаном. Это - не лечится.
  
   Когда проверка системы показала, что к старту всё готово, Гел выполз на причал и уселся возле стены. Оборудование капсулы до старта не включалось и здесь воздух был заметно лучше. Прохладно? Да, после душного отсека управления, в котором он провёл несколько часов, это было приятно.
   - Мы готовы, Гел?
   - Инструктаж провёл?
   - В общих чертах. Расскажешь про посадку.
   Гел поёрзал на полу, устраиваясь удобнее.
   - Давай сюда старших. Буду рассказывать.
   Собралось пять человек. Сам Гел из-за своей болезни старшим быть объективно не мог. Шестая капсула уже висела рядом с неподвижным кораблём, дожидаясь старта остальных. Самостоятельности её Гел лишил.
  
   - Итак первое, что вам требуется помнить. Шкаф с аварийным снаряжением, маркированный синими надписями. Открывать непосредственно перед посадкой. Там нет ничего такого, что вам понадобится во время пустотного перехода. Там оружие, которое не должно стать причиной конфликта или его инструментом. Следующее. Все переодеваются в тонкие костюмы, находящиеся за дверцей с зелёной маркировкой. Это предохранит от потери жидкости. Просто напоминаю. Это важно и это надо делать обязательно.
   Он глотнул из фляги и прижал до щелчка крышку.
   - Капсулы объединены в одну группу. Маршрут корректирую я и данные автоматически передаются всем. До планеты мы доберёмся почти одновременно, но точки высадки будут разными. Они выбираются после первого витка, согласно карты поверхности, полученной при облёте. Я не думаю, что оборудование капсулы способно корректно выбрать место посадки. Программы анализа здесь - дерьмо. Но есть я. Практического опыта сброса модулей с людьми у меня достаточно. Все приземлятся целыми... или почти целыми. Дальше. Планета, к которой мы идём - обитаемая, но признаков современных технологичных устройств я не обнаружил. Возможно, они обнаружатся с близкого расстояния. В любом случае, выбора у нас нет...
  
   Минут двадцать Гел буквально читал корабельную мантру, т.е. инструкцию по использованию спасательных капсул. Когда текст закончился он мотнул головой.
   - Всё. Больше вам ничего знать не надо. Всем - удачи!
   Короткий шорох приближающихся шагов. Знакомый шорох.
   - Бри? У тебя есть вопросы? Медикаментов у тебя достаточно?
   - Извини, Гел.
   - Ты о чём? Это ведь я тебе всех немощных сосватал? Я. Так что... извиняться не надо. Я наглотался твоей дряни по самую макушку, до посадки дотяну. Тут всего двенадцать дней ходу. Фигня. Ты... это, упаковывай отошедших сразу. Вон уже показал как?
   - За меня не волнуйся. У тебя есть две порции адаптантов. Вот... держи. Здесь ещё на два приёма. Я завернула три капсулы отдельно, их вколешь перед посадкой на планету. Там самые сильные лекарства. Постарайся посадить меня рядом... и всё будет хорошо.
   - Спокойно. У меня есть Журен. Он крепкий парень и с мозгами у него полный порядок. Сам Творни его "исполнительным мужчиной" назвал, так что... беспокойся о себе. Сажать капсулы буду туда, где меньше риска. Хорош ныть, медик.
   Собственные шансы добраться до поверхности живым и дождаться помощи, Гел сейчас не рассматривал из принципа. Чтобы не расстраиваться. Лекарства Бри давали бодрость и снимали боль, но пили ресурсы организма беспощадно. Силы уходили слишком быстро. Следующий приём лекарств будет только перед посадкой. Иначе от него просто ничего не останется.
  
   Старт прошел спокойно. Все устройства на капсулах отработали стандартно, стайка из шести уродливых цилиндров выстроилась в линию и начала разгон.
   Маршрут Гел выбрал самый короткий из возможных. Он не настолько доверял чужому оборудованию, чтобы тянуть до ближайшей планеты Империи.
   Вторая стандартная тактика в этом случае была нежелательной. Именно такая программа была забита в оборудование изначально. Капсулам следовало добраться до ближайшего крупного узла транспортной ветки.
   Корабль из Баронств, а это означает, что использовать маршруты заложенные в память вычислителя, как минимум глупо. Ну не станут корабли, перевозящие рабов, двигаться по стандартным веткам Синти. Значит, если кто и подберёт беглецов, то наверняка - такие же "торговцы"? Отказать.
   С включением маршевого двигателя у Гела резко ухудшилось самочувствие и с момента старта до сигнала о выходе на орбиту планеты он провел в бреду. Даже после того, как заинструктированный до состояния механизма "исполнительный мужчина" Журен вколол ему нужные лекарства, состояние улучшилось не на много.
   Гел запустил заготовленные заранее программы анализа, провёл визуальную выборку по текущим параметрам капсул. На одной из них барахлил двигатель, вторая теряла герметичность... повреждения и поломки были у всех и Гел постарался максимально облегчить посадку. Обойти атмосферные ловушки и облегчить спуск для тех, у кого ненадёжный корпус. Тут уж было не до выбора удобного места, главное - не упасть на головы своим будущим соседям. Долой пустыню, к демонам горные массивы и крупные водоёмы. Места с умеренной растительностью, недалеко от крупных городов. Дальше началось распределение по техническим данным. Рядом с капсулой медика Гел посадит здоровых людей... и дальше, дальше. Кому-то достанется климат получше, а кто-то будет добираться до жилья... как получится. Тут уж ничего не поделаешь.
   Собственно, он отследил начало торможения для каждой капсулы и последним усилием довёл собственную до точки, когда его действия уже никакого значения не имели. Автоматика использует все оставшиеся ресурсы. Единственное, что сейчас имело значение - именно ресурс. Прочность корпуса, тормозные двигатели и собственно автоматика.
  
   Прибытие на планету Гел отметил чётко. Хуже на его памяти, он ещё ни разу не приземлялся. У десантной капсулы всё же есть амортизаторы, да и... корпус покрепче. После удара внешний корпус судёнышка просто прекратил своё существование. Острые куски раскалённого внешнего корпуса пробили внутренний и сразу же начала гореть обивка. Ничего другого не ожидалось, потому всё необходимое было упаковано перед спуском на планету. Пять внушительных мешков вывалились из капсулы на траву, двое твёрдо стоявших на ногах мужчин принялись извлекать через неудобно расположенный люк больных, а женщина мужественно оттаскивала груз подальше от раскалённой капсулы.
   Когда Гела вытащили на покрытую травой поляну, было ощущение, словно с головы сняли тяжелый камень с острыми краями. Он облегчённо вздохнул и выключился. Приехали.
  
  
  
   -...Прикинь? Одна! Эти долбаные мешки я всю жизнь помнить буду. Молчишь? И хорошо. Смешно, но если бы Косс назвал меня курицей, я бы ему башку отвернула мигом. Хилый умник. А ты называешь и... ничего. Странно? Ты снова молчишь. Да знаю я, что ты меня не слышишь и даже завидую. Я вот вижу восхитительный лес и озеро с белым песочком. Но этот унылый зануда Журен совсем звезданулся и запрещает мне отходить от тебя...
   Гел с трудом сдержал стон. Тот же самый голос. Та же самая женщина. Теперь-то он знал, что Айтен, обнаружившая его красотка, достаточно приятная особа. Общительна и не так глупа, как думалось сразу. Но некоторые её задвиги Гел выносил с трудом.
   - Привет, красотка.
   - Ой! Ты очнулся? Я позову Жура, а то он мне дырку в голове своим нытьём проделает...
   Сиделка сорвалась с места не выясняя когда именно Гел проснулся и что он успел услышать.
  
   Гел лежал под жаркими лучами местного солнца и вяло думал о том, что надо бы расчистить площадку, срезать траву, поставить палатки... затем пришел Журен и стало немного веселее.
   - Не могу найти эту наглую сволочь Айтен. Крикнула, что ты проснулся и исчезла. Гел, сейчас к тебе подойдёт Итер, а я схожу к озеру. Если эта тупая кукла решила искупаться, я ей мозг высушу.
   - А что с озером не так?
   - Да странное оно. Вокруг густые заросли, влажность, полно растительности, а вода в озере совершенно чистая. Ни водорослей, ни рыбы, ни ила. Нет опавших листьев или обломанных веток, хотя вокруг мусора навалом. Так не бывает. Или химия, или что похуже. Воду мы ещё не проверили...
   Голос старшего группы отдалялся и в конце концов Гел перестал его слышать. Вот и хорошо. Похоже, "исполнительный мужчина" вполне справляется. Дёргать его лишний раз не надо.
  
   Дрёму больного прервали приближающиеся голоса.
   - Да хватит нудеть, нормальная там вода! Ты гад специально ждал пока я разденусь? Посмотрел? Понравилось?
   Голос Журена был почти ласковым.
   - Дурочка, ты... пила воду?
   - Да! Я её пила и ничего со мной не случилось. Между прочим, гораздо вкуснее чем та дрянь, которую выдал ты.
   - "Та дрянь" очищена от местной заразы, а в озере... непонятно что водится.
   Гел сжал голову руками. Долбаный цирк.
   - Эй! Заткнулись, оба. Все собираются сюда и слушают инструкцию. Если мне придётся подняться, чтобы вразумить тупых, то будут трупы. Обещаю. Если нарушаете правила, то знайте - лечить вас тут нечем...
   Смешно, но этого едва двигающегося человека, группа боялась. Послушно собрались все пять человек, включая лежачих. Беглецы выслушали очередную армейскую, за неимением другой, инструкцию и занялись устройством лагеря, распаковкой мешков и приготовлением пищи. Поход за топливом для костров оставили на потом.
   Палатки из аварийного набора неважно пахли. Это... мягко говоря. Впрочем, дешевый репеллент, которым была покрыта ткань смывался водой, уходя в почву вокруг палатки, так что снаружи скоро вонять перестанет. Климат здесь жаркий, большая влажность. Дожди должны быть часто. Внутри? Придётся привыкать. Говорили, что эту дрянь даже крупные животные стараются обходить стороной, так что какая-то безопасность гарантируется именно вонью.
  
   Группа подобралась неважно. Ну... как подобралась? Гел с такими профанами ещё ни разу не попадал в джунгли. Ни на отдых, ни по службе... никак. Единственный кто старался выполнять инструкции и из-за этого страдал меньше других, был Журен. Из ходячих. Медика не было и лежачие оставались лежать. Хорошим Гел считал то, что хуже стало только одному из них. На собственное состояние Гел просто не обращал внимания. Не до того.
   День был очень длинным. К вечеру, когда в лагере сделали всё, что Гел смог придумать, он уже еле шевелился. Его покормили ужином и оттащили в палатку.
  
   Утро было жарким. Судя по данным приборов капсулы, эта планета вообще была чуть теплее нормы. Собственно, общее "чуть", означало, что кое-где человеку будет сложно выжить. Ничего странного Гел в этом не видел. Нормализацию планет проводили ступенями, начиная с седьмого класса. То есть, чтобы при необходимости подправить климат, планете требовалось получить седьмой класс. А седьмой класс - это развитая энергетика. Пусть не нейтрал, но ЭНЕРГЕТИКА. Это помимо целого комплекса требований. На этой... Благодати, приборы капсулы обнаружили характерные для промышленности излучения только в одном месте. При детальном рассмотрении выяснилось, что там металлургия. Скорее всего - кустарная. Следовательно, у планеты нет необходимости в больших количествах металла. Какое значение имеет всё перечисленное? Эта планета не имела контактов с Империей. Не имела металлоёмких производств... да ничего она не имела.
   Гел окончательно проснулся и самостоятельно выполз на своё место к дереву. Ему стало лучше вдали от мощных волновых полей и теперь он мог нормально осмотреться.
  
   Капсула упала на край вытянутой лесной поляны. В один из тупых углов неравностороннего треугольника. На втором находилось озеро, третий острым клином уходил в густые заросли. Максимальная длина свободного от деревьев пространства была около километра. Гел поднял снимки с орбиты и стал смотреть, где именно они упали и как отсюда выбираться.
   Работать со снимками поверхности, имея только нейросеть, неблагодарное занятие. Снимки многослойные, в древнем как мир формате и упрощать или конвертировать их было не на чем. Объём одного снимка обсчитывался долго, но торопиться Гелу было некуда. Да и выбора не было. Привычный полевой вычислитель, обязательно входивший в военный комплект, здесь отсутствовал.
   Гел ещё раз осмотрел с помощью ролсера поляну. Высокая трава. Жарко и влажно. Значит, насекомые и пресмыкающиеся. Вдали мелькает что-то мелкое, но чтобы разобрать требуется прибор получше, чем недоделанная детская игрушка. Надо будет сегодня вырезать траву и... выложить по периметру полосы пропитанной репеллентом палаточной ткани. Или выстирать одну из палаток, а водой, оставшейся после стирки, полить по кругу. Тут Журен сам разберётся.
   Гел снял ролсер и ощупал его пальцами. Спасибо, конечно, что этот прибор случайно оказался в одном из карманов неудачливого мальчика, умершего на станции. Но Гел был разочарован. Датчики были средненькие, процессор оставлял желать лучшего. Спасибо, хоть ёмкость постоянной памяти была вполне приличной. И - да. С мозгом владельца он работал очень мягко, за что ему большое душевное спасибо. Из плохого? Возможно, в городе никакой проблемы с зарядкой ролсера не наблюдалось, но здесь? Заряжался прибор странной коробочкой с воротком, который требовалось вращать лично. Прикольно? Новый владелец вздохнул. Ну что прикольного в трёхчасовом процессе, занимающем обе руки? Он скоро двинется от постоянного вращения этой корговой ручки.
   Лагерь разбили в самом высоком месте, на приличном расстоянии от густых зарослей. Надо будет спросить у старшего, не было ли ночью гостей из леса. Дрова заготовленные на ночь сожгли полностью, значит... да ничего это не значит. Уверенности в том, что под утро кто-то действительно дежурил возле костра, у Гела не было. Не тот контингент.
  
   Второй возле одинокого дерева появилась... конечно же, Айтен.
   - Я дура, прости меня. Но удержаться не было никакой возможности. Ты ведь Журену не скажешь?
   Гел выдохнул. Начинается.
   - Что случилось?
   - Но... ты ведь не скажешь?
   - Если потребуется тебя прибить, я сделаю это сам.
   - Я тебя люблю, Гел... - Шаги приблизились.
   - Что-о?!
   - Я в смысле, спасибо. Я скупнулась в озере. Так классно!
   - Пф-ф-ф. - Гел откинул голову к стволу дерева. - Зачем?! Ты что, не понимаешь своей маленькой глупой головой, что это может быть опасно?
   - Я - не глупая. Я зашла по песочку, меньше чем по колено и быстро облилась из ведра. Вышла, протерлась влажной майкой и...
   Гел поймал себя на том, что давно так не удивлялся. Есть люди, которым периодически везёт. А есть вот такие... экземпляры, которые творят что пожелают и... с ними ничего не происходит.
   - Ты слышала, ЧТО вчера рассказывал Журен? Он вечером бросил обрубок дерева в воду. Затем второй, подальше. Какое-то существо утащило оба немаленьких куска под воду в течение пяти минут.
   - Ну, заешь ли! Я управилась гораздо быстрее. - Айтен замолчала. - А знаешь, здесь такие прикольные птицы бегают, длиннющие ноги и хохолок на голове красный. Я хотела погладить. Они такие красивые...
   Гел в который раз поклялся себе, что свалит от этой красавицы при первой же возможности. Там где ей ничего не будет, окружающим может достаться вдвое больше неприятностей.
   -...так эта зараза начала шипеть и клацать своим здоровенным клювом. Убежать не может, но шеей вертит так, что подойти нельзя.
   - Кто не может убежать?
   Это из своей палатки выбрался Журен.
   - Птица. - Айтен моментально замолчала.
   - КАКАЯ птица, Айтен? Где ты здесь нашла птицу?
   - Если ты отойдёшь на сотню метров к центру поляны, то сам всё увидишь. Они толкутся там всей стаей. Штук двадцать. Если подойти ближе, то все разбегаются и галдят как безумные. А одна осталась на месте. У неё нога застряла. Вот... вот о ней я и рассказываю.
   - А там точно сотня метров? - Гел насторожился. - Я бы услышал птичий гам.
   - Ладно. Немного больше.
   - Мда. - Шаги Журена размеренно удалялись. - Дров нет. Вода из озера... нормальная. Но кипятить надо обязательно. Много органики. Органика есть, а водорослей нет. По-че-му?
   Айтен с уходом старшего заметно оживилась.
   - Гел, а у тебя есть... граната?
   - Что-о?! Зачем ТЕБЕ граната?
   - Ну как же? В ролике про забытый остров, помнишь? Там в озере жило страшилище, так Риен его гранатой - Ба-ах!
   Гел напрягся. Надо срочно пересчитать оружие... и вообще, лучше бы его держать при себе.
   - Угу. Этому твоему Риену, наверняка не надо было брать из озера воду. За сутки в такой жаре труп начнёт разлагаться и что станет с водой? Правильно.
   Но вывод Айтен сделала совсем не тот.
   - Значит, граната у тебя есть. Это хо-ро-шо. Из автомата я уже стреляла, меня Вуос возил на стрельбище. Жаль его с нами нет. Вот человек, которому всё по-барабану, из любой дыры вылезет...
   - Айтен! Пока местное светило не поднялось, сходи за водой.
   Журен кричал от кострища.
   - Да ладно, я же целое ведро принесла? Куда он воду девает?
  
   Журен поливал водой ткань, реализуя вчерашнюю идею Гела. Невысказанную, между прочим. Об этом он сообщил за завтраком. И траву срезать, тоже заставил всех, кто стоял на ногах. Ткань он пожалел. Скрученную в жгут траву вымачивали там же, где плескалась одна из запасных палаток и выкладывали на границе очищенного пространства.
   За птицей никто не пошел. Журен сделал анализ мяса мелкого грызуна, пойманного на границе леса и сказал, что результат отвратительный. ЭТО есть нельзя. Причина, к сожалению, была не в размере или виде животного. Какое-то органическое соединение давало неправильную реакцию. Уверенности в том, что организм человека это переварит без эксцессов у Журена не было.
   Самые жаркие послеобеденные часы спасённые провели под тентом из влажной ткани. Остаток дня был заполнен хозяйственными хлопотами. Журен явно беспокоился о том, чтобы не оставлять свободного времени своим подопечным. Или... действительно хотел обустроить место? Эту мысль Гел додумывал с трудом. Похоже, действие препаратов, вколотых перед посадкой капсулы заканчивалось.
   О том, что происходило в палаточном лагере дальше, Гелу рассказывали после того, как он начал что-то понимать. Удачливая красотка раздобыла удобную палку и... таки прибила бедную птичку. Нож она взять забыла, потому притащила тушку в лагерь целиком и воспользовавшись отсутствием Журена, зажарила на костре кусок птичьей ноги. Зажарила и съела. Вот так просто. Нет, она и остальным приготовила, вы не подумайте плохого.
   Вернувшийся старший сразу сделал анализ мяса и... вынужден был согласиться. Эта птица была съедобной.
  
   - Очень странное место, Гел. Такое впечатление, что местные животные разные. Часть уже была на планете, а часть - завезена. Кстати, растения - тоже разные. То дерево, возле которого мы устроили лагерь, оно - другое. Совершенно нормальное. А вот в деревьях из леса что-то не так. Какая-то мелочь, которую я так и не понял до сих пор. Кстати, эта тварь, из озера, она трескает ВСЁ подряд. И правильное и неправильное. В чём тут причина? В наборе из капсулы был самый слабый анализатор, который вообще попадал мне в руки. Без нормального оборудования я не найду ничего. Да ты лежи, не поднимайся. Сейчас лекарь придёт, станет лучше. Уникум этот дед. У него в голове какой-то медицинский комплекс, не иначе. Представь, подошел, поводил руками и - ап! Говорит, что уже всё в порядке.
   Гел лежал на деревянной кровати. Она скрипела, доски, из которых набрана лежанка, были не слишком плотно закреплены и спина больного это постоянно чувствовала.
   - Кстати, мы тогда доели эту пернатую сволочь. Должен сказать, что мясо было вкусным. Я даже спасибо Айтен сказал.
   - Ага, спасибо. Твоё спасибо очень маленькое, а вот твоих упрёков - выше крыши...
   Гел вздрогнул. На этот раз голос Айтен был тихим. Похоже, она находилась в этой же комнате. И тоже ожидала врача.
   - А что... с Айтен?
   - Ну... что? Она загорала. И загорела.
   - Как? Я же сразу после приземления сказал, что здесь очень жесткий спектр светила и...
   - Ой, ла-адно вам. Ну перележала я немного на солнце. Ерунда.
   Происходящему с Айтен Гел просто устал удивляться.
   - А где мы, собственно?
   - Так я же рассказываю? С этой птицы всё и началось. На второй день мы доели остатки, закопали кости и весь мусор. На третий я решил, что мясо подходит для нас, а пайки надо экономить, взял автомат и пошел искать это... стадо.
   Гел терпеливо слушал.
   - Ничего особенного не произошло. Подстрелил среднего размера птицу и оттащил в лагерь. Всего три выстрела потратил.
   - Надо было взять обычную палку... автомат он взял... - Айтен, даже еле живая не упускала случая вставить шпильку.
   - Да. Ранил я птицу сразу, а вот добивать оказалось сложно. Эта пернатая сволочь имеет очень острый и массивный клюв, а её голова на длинной шее делает полный оборот без особого напряжения, палку надо было взять. Но я и так справился. Во-от. Пока мы ощипывали и разделывали тушку, к нам вышли местные. Оказалось, что этот посёлок далеко, но местные собирают в лесу сок... кайава? Кажется так это дерево называется? Услышали выстрелы. И сами к нам пришли... вот, собственно и всё.
  
   Пока Журен описывал процесс переселения в деревню, до них наконец добрался лекарь. Старший поднялся и отошел к двери. Судя по всему, комната была не очень большой и места возле кроватей для двоих взрослых мужчин было недостаточно.
   Шаркающие шаги гостя дошли к кровати Гела и... неожиданно бодрый голос пророкотал длинную фразу. Смысл сказанного до больного дошел не сразу. Основная масса слов была из общеимперского, но как эти слова использовались... ужас.
   - Дядя, ты головой, торчащей над твоим глупым телом думаешь иногда? Почему ты меня позвал сюда в последний раз?
   Журен завозился, топча земляной пол.
   - Уважаемый, остальные люди чувствовали себя хуже.
   - Остальные тропо просто лентяи, которые не следят за своим телом. Перемёрзли, съели негодную пищу. Что сложного в том, чтобы съесть плод жоку? Когда холодно, любой ребёнок знает, что плоды жоку согревают...
   Гел вздрогнул. Мда. Перемёрзли? Плод жоку? И этот знаток собирается его лечить?
   -...тебя бесстыжая женщина, я даже смотреть не хочу. пожуёшь листья креви и приложишь на красную кожу. Что морщишься? Я тебя не заставлял голой бегать под дневными лучами Вигаль.
   - Это... сколько же их жевать надо, чтобы...
   Тут ожил стоящий возле двери Журен.
   - Спокойно, сестричка. Я сделаю вытяжку и смешаю с защитным гелем.
   - Хорошо бы, братец, а то я сдохну, пока нажую на все обгоревшие места...
   Братец? Сестричка? Гел навострил уши.
   - Мне уже давно памятник надо поставить, сестричка. С тем кошмарным валом неприятностей, которые ты доставляешь, только герой может справиться.
   - Да ладно скулить, твоё место в лабе, тоже неприятность?
   - Если будете мешать мне, выставлю за дверь. Всех. - На этот раз лекарь был прямолинеен. - Потом поговорите. Итак. У тебя в голове что-то неправильно, дядя. Я не понимаю, что именно, потому и... делать ничего не буду. Там есть чужак, но он добрый и есть... нет, я не знаю что это. Но. Есть слабость, есть больные глаза и... ты чем-то сильно отравился?
   - Не было выбора. - Гел подумал, что стимуляторы производства Баронств, вполне сойдут за сильное отравление. - Надо было делать работу.
   - Да-да. Так бывает. Это не страшно.
   - Руки?
   - Ерунда. Ты очень сильный человек. Все вылечишь. Я только помогаю твоему телу там, где оно не справляется без чужой помощи. Тридцать круглых. Это мало, но я сделаю не всё. Столько, сколько смогу. Получится больше - цена будет выше.
   - Круглых? - Гел... просто не понял.
   - Это местная монета, Гел. Мы договорились об оплате. Не волнуйся. - Журен поспешил вмешаться.
   Больному ничего не оставалось, как расслабиться и... получать удовольствие. Впрочем, то, что с ним происходило, удовольствием назвать сложно. Начали чесаться обожженные кисти. Очень сильно. Гел с огромным трудом удержался от рефлекторных движений.
   - Я ведь говорю, что ты сильный человек? - На этот раз голос лекаря был едва слышным. - Извини, но видеть ты не будешь. Я тут бессилен. Боль в глазах мы снимем... спи.
   На этом месте Гел отключился.
  
   Дальше всё было просто. Уже на следующий день Гел поднялся на ноги. Слабость и потеря веса? Ерунда. Руки приходили в норму очень быстро. Без рубцов. Связки восстанавливались, что ещё надо? Вот. Еда. Про съедобных птиц местные знали, но... они не охотились.
   Всё правильно говорил Журен. На этой планете были две разных ветви. В местной терминологии - боку и тропо. Они при смешении не давали потомства. Это о деревьях, животных и... людях.
   В деревне жили боку, пришельцы, соответственно, относились к тропо. Внешних отличий не было совсем. Анализатор Журена показал... те самые незначительные изменения. Не определяемые этим убогим прибором. То есть - совпадение с вариантом... таким-то на 80%. Чужеродные включения не опознаны. То, что ещё 5-7% принадлежат тоже человеку, но другой расы, прибор конечно не указывал. И тот самый остаток. Ясно что в собственную базу прибора поместилось немного вариантов для сравнения. Что взять с дешевки?
   Треть пищи, употребляемой местными жителями, для пришельцев не годилась. То, что могли есть тропо... второй ветви есть было запрещено. Увеличивалась вероятность болезни, с которой местные волшебники не справлялись никак.
   Темные пятна на лицах боку были нормой, а вот у тропо они означали близкую смерть. И напротив, боку теряющий пятна, быстро умирал.
   Гел, честно говоря думал, что его армейский комплект вакцин может сам по себе сожрать любую существующую дрянь. Но лишний раз грузить тело не желал. И всё бы ничего, но... жрать хотелось жутко. Скудный травяной рацион его выздоравливающий организм переваривал моментально, а жевать целый день было просто не реально.
   Собственно, проблема была общей для пришельцев. Пищи было мало и на вкус она была весьма посредственной. К сожалению, посёлков тропо рядом не было. Да и вообще, эта ветвь большей частью жила в городах. Местные иногда называли тропо - северные люди, хотя расположенный впритык к экватору континент и слово "север" имели мало общего.
   Вполне очевидным выходом было просто переселиться к тропо... но здесь и начинались нюансы местного закона. Долг посёлку. За лечение, за продукты, за жильё. Пока этот долг не погашен, они никуда не уйдут.
   Местные жители не делали различия между своими и чужими. Они заботились о новых жителях, кормили и давали жильё. Как своим, без принуждения и попрёков. Отвечали на любые корректные вопросы, объясняли, показывали... но долга это не отменяло. Если они уедут и в течении тридцати дней не погасят долг, на них ополчится государство. Это было очень серьёзной угрозой.
  
   Долг составил семьдесят пять круглых белых монет. Для этой местности - сумма серьёзная. Один круглый в сутки у жителей посёлка считался замечательным заработком. Треть - нормой. Практически все внутренние сделки были обменом. Собственная грубая ткань, нехитрая утварь, пища, всё это перемещалось без использования монет. Деньги этим людям приносили поставки овощей и сбор того самого сока.
   Жителей в посёлке было человек сорок. Корзины плёл один мужчина. Глиняная посуда под сок - покупалась в городе.
   Четвёрка поёрзала... и устроилась на работу. Даже одна монета в неделю - это уже что-то. Чужаки оказались совершенно неприспособленными к местным условиям, но лишние руки в посёлке лишними не были. Журен и Дасс освободили местных умельцев и плели корзины уже двое, один занимался сбором овощей. Айтен помогала ткачихе, освободив более умелые руки её помощницы. Гелу тоже нашлось чем заняться. Раз в неделю он выдёргивал из стремительно уменьшающегося поголовья странных птиц одну взрослую особь, остальное время помогал в посёлке. Когда прибывали телеги с кувшинами, уже упоминавшийся древесный сок собирали в пузатые глиняные кувшины, Гел разгружал и переносил их куда скажут. То же самое и с местным... с тем, что можно назвать сельским хозяйством. Три вида корнеплодов, в сезон - несколько видов фруктов. Это всё собиралось в корзины. Два раза в месяц приходил караван из ближайшего города. Всё собранное отправлялось этим караваном на рынок.
   Свободная ниша? Гел впервые пожалел, что не умеет плести корзины. Не говоря уже о кувшинах. Но для глины требовался обжиг, нужен качественный исходный материал. В этом Гел не разбирался и... не хотел экспериментировать. Так что, скорее - корзины. С тарой здесь был ощутимый напряг.
   Жизнь понемногу стала налаживаться, но тут до посёлка добралась ещё одна группа выживших. Из пяти человек. Вся пляска с бубнами и вызовом лекаря повторилась снова. Прибывших на ноги поставили гораздо быстрее, благодаря тому, что самое активное участие приняла первая группа. И всё бы хорошо, но долг посёлку заметно вырос.
  
   Когда появился Косс со своей группой, люди сразу стали вести себя иначе. Айтен опять "надела корону". Журен замкнулся и перестал сообщать все новости подряд. Иерархия лаборатории если не восстановилась полностью, то оказала значительное влияние на общение людей. Сам Гел внезапно оказался в вакууме. Обычный технарь без "крепкой руки" в руководстве.
   Местные, с которыми он чаще всего работал, были немногословны по собственным причинам. Всё таки разница между тропо и боку была физическая. Они не могли иметь общее потомство, питались разными продуктами, по-разному воспринимали лучи Вигаль. Гела не приглашали за общий стол, с ним было бесполезно обсуждать достоинства любвеобильной вдовушки. Местные женщины откровенно шарахались от чужаков. Кроме того, он даже со всеми своими болезнями, оказался гораздо выносливее местных силачей и это не могло не влиять на их отношения.
   Собственно говоря, Гела такая ситуация вполне устраивала. Он считал дни когда сможет покинуть посёлок. К малолюдному посёлку со странными традициями его ничего не привязывало.
   К прибывшему пополнению приехал тот же самый... пятидесятилетний "дед". В этот раз он поговорил со своим пациентом и описал ситуацию подробнее.
   Лекари сильнее его, переселяются туда, где больше людей. Есть смысл поехать в один из крупных городов. Желательно - на север континента. Там много тропо и лекари знают о них больше. Работы в городе всегда хватает и собрать деньги на лечение - задача выполнимая. Лекари безусловно обращают внимание на уровень благосостояния клиентов. Это справедливо. В этом мире правило действительно работает в обе стороны и бедным пациентам никто не отказывает.
   Ещё одна тема заставила Гела шевелиться. Артефакты Интеграции. Местные удивлялись, откуда у приезжих столько работающих артефактов? Обычно все эти мудрёные железки даже на переплавку не годятся.
   То, что подобные вещи здесь существовали, прямо указывало на присутствие имперцев на планете. Неважно, вчера они ушли или четыреста лет назад. Насколько знал Гел, Интеграция всегда строит на планете базы. И главное, эти базы они никогда не оставляют пустыми. Что может быть на базе Интеграции? Курьер или шаттл. Даже если что-то другое, он поднимет корабль и доведёт до ближайшей планеты. Все эти овощные идиллии, телеги на деревянном ходу и плетёные корзины Гелу... просто не нравятся. Про кастовое деление вообще говорить нечего. В этом случае всегда есть и войны и проблемы. А вот спокойной жизни нет. Собственно, он уберётся домой... при любом раскладе. Он ХОЧЕТ попасть домой. К нормальным людям, съедобным продуктам и... горячей воде.
   Время себе ползло потихоньку и от доли Гела в долге посёлку оставалось всё меньше круглых монет. Ещё неделя и он свалит отсюда. Капитан Гелер считал, что в сложных ситуациях необходимо думать что нет времени. Что он опаздывает. Даже если это не так. Только при серьёзном напряжении сил человек получает достойный результат.
  
   Короткая цепочка из четырёх повозок ползла узкой просекой, по которой в деревню приходил караван. Дорогой пользовались четыре раза в месяц. Две ходки туда, две обратно. Четыре возчика, четыре телеги, четыре пары сато. Массивные животные, похожие на быков, имели крепкие костяные щитки на груди и боках. Они неторопливо чавкали своими ластами по грязи и продавливали телом проход для влекомых телег. За неделю дорога зарастала полностью. Из города телеги шли почти пустыми. В смысле - они везли тару, в которой ничего не было. Как уже говорилось, кувшинов в посёлке не делали.
   Лёгкие телеги несколько компенсировали те усилия, которые прилагали сато, пробиваясь сквозь молодую поросль. Местные со странных телег, с колёсами в человеческий рост, вообще не слезали. Гел сдуру попытался идти рядом, но очень быстро понял, что неправ.
   - Что чужак, не нравится ходить пешком?
   - Наверное я не достаточно похож на твоих сато. Меня жидкое месиво, которое вы называете дорогой, просто не держит.
   - Не похож?
   Компания заросших щетиной пятнистых боку-возчиков, оживлённо зашевелилась. Во-от. Этого глупого вопроса им хватит на пару часов неторопливого обсуждения.
   Все местные боку были похожи как... три капли воды. Впрочем - нет. Пятна у всех были разными. У Гепа, на повозке которого ехал Гел, светло-коричневое пятно занимало половину лица. У соседа спереди - только нос. Странно, но именно таким расположением пятна, его обладатель гордился.
   Похожие парни были в посёлке. Гел провёл с ними уйму времени, таская кувшины, корзины и брёвна из леса в посёлок и обратно. Именно потому его и взяли грузчиком. Жители посёлка были даже рады, что никого из своих не придётся отвлекать от работы.
   За эту работу Гел денег не получит. Они закроют остаток его долга. Сидящий на медленно ползущей телеге грузчик хмуро улыбнулся. К демонам этих мыслителей. Со всеми их умными планами и невиданной прибылью.
   И с чего они все так загорелись идеей жизни в этой дыре? Птиц разводить, делать кувшины и увеличить сбор сока, поставлять пищу для других тропо... детский садик. Валить отсюда надо. Вот это - да. А они решили закопаться поглубже в грязь.
   Жалко расставаться? Кивок. Расставаться с хорошими людьми всегда жалко. Но... именно из расставаний и состоит жизнь человека.
   Гел вырос в очень хорошем городе. Именно хорошим ему запомнилось место, где он провёл детство. Затем его родители нашли новую работу и новое место... оно было плохим. В двенадцать лет полностью менять окружение - это может сломать ребёнка. Или ожесточить. Но как бы там ни было, и это Гел пережил. И развод родителей с очередным переездом. Затем - учёбу в техническом колледже и... женитьбу.
   Потребовалось пятнадцать лет, чтобы понять, что... ладно. Это всё тоже давным-давно забыто. Что было дальше? Дальше было хорошо. Корабль, на котором он выполнял ремонт, принял нового бойца. Капитан Кранг пережил горькое разочарование, когда при тестировании ВМ выдал рекомендации. Сам капитан, безусловно, желал бы усадить Гела на пустую штатную должность и использовать его опыт пустотных работ на полную катушку. Но так не получилось и следующие пятнадцать лет Гел провоевал.
   Они с кэпом часто смеялись, вспоминая первые месяцы. Кранг руками и ногами отбивался от возможности создать на корабле подразделение спецов, а Гел, в свою очередь, пытался настоять на обратном. Потребовалось два года и больше сотни полевых операций, чтобы капитан согласился.
   Ещё через два года была первая командировка. Другой корабль, другой капитан и... та же самая работа на поверхности планет. Затем - следующий корабль. Состав группы тоже менялся. Кто-то уходил по ранению, кто-то... уходил совсем. В конце концов и сам он ушёл. Глупо и... обидно. На тяжелом крейсере для прикомандированного ВМ заблочил полное восстановление. Объяснять, что его родной корабль ушел на ротацию, Гел... устал. Потом устал бегать в наземную контору Патруля. Потом...
   - Слышь, богер, а чего твоя девка не поехала с тобой? Семью надо беречь, тут нет разницы кто ты, боку или тропо. Такую жену бросать... я бы не захотел.
   Гел вздрогнул. О чём это он? А. Айтен. Ну... какая из неё жена? Капризная игрушка. Очень дорогая... и это - не он так сказал. Она сама. Пока было плохо - пристроилась к крепкому плечу. Затем, когда вернулись знакомые люди и встали на ноги - быстро нашла куда причалить.
  
   - Ты ведь собрался уходить из посёлка? Уходи завтра с караваном. Если будет остаток долга, я возьму его на себя.
   Норн был серьёзным мужчиной. Он пробился на прежнем месте и то же самое делал здесь. Успешно. Почему этот разговор завёл именно он? Новому "владельцу" Айтен требовались хорошие отношения с местными. Женщина выбрала? И оба мужчины ещё живы? Где порядок? Да уж. Слово эмансипация в такой глуши появится нескоро. А если и появится, то до-олго будет ругательством. В общем, выбор Айтен для местных - не аргумент. Вот то, что Гел её бросил, потому, что она слишком слаба, чтобы с ним путешествовать... это уважительная причина.
   Айтен сделала вид, что ничего особенного не произошло. Обидно? Гел машинально пожал плечами. Видели глаза что покупали?..
   Телега подпрыгнула на древесном стволе и Гел прервал воспоминания. Корговы кувшины! Пришлось лезть вглубь повозки и проверять, всё ли на месте. Прокладки, крепления, крышки...
   Дорога стала хуже и времени на воспоминания у Гела больше не было.
  
   Этот городок назывался Луори. По сути, это была всего лишь взрослая копия посёлка, из которого Гел уехал. Плюс был всего один - огромный овощной рынок. Сюда собирались продукты из десятка мелких селений и отсюда же разъезжались в разные стороны. Возможно, Гел бы пожил здесь дольше, но... не сложилось.
   Работу он нашел быстро. Благодаря... обычной математике. Торговец, который выкупил поставку, нуждался в толковом и дешевом помощнике. Гел со своей нейросетью без труда определял качество продуктов, точно знал где и что лежит и что сколько стоит. Моментально пересчитывал сумму любой монетой. Четверть, треть, половина монеты для него проблемы, ясное дело, не представляли.
   Он посмотрел как медлительный хозяин возится с мешком разнообразных монет и... предложил помощь. Его проверили и глибе Торер вздохнул с явным облегчением. У него уже было два помощника, но оба - родственники и считали эти балбесы ничуть не лучше самого Торера.
  
   День у торговца был насыщенный. Гел появился после обеда и только до вечера пришло ещё два каравана.
   - Глибе Маскару отсчитай сто двадцать монет, Ункасу - восемьдесят. Чиом привезёт двести тридцать пять, отсортируй их до завтра. Этот покупатель обычно привозит все монеты водном мешке... хлопотно считать. Завтра прибудет ещё одна связка телег, потом три дня отдыха. Свободная комната здесь есть, оставайся. Завтра найдём нормальную мебель и посуду. Незачем тратиться на чужих людей.
   Гел понимающе кивнул. Комната в этом месте откусит от его оплаты сущую мелочь... в карман самого Торера. Впрочем, место не хуже других. Рядом с работой. Что ещё? Обширное поместье Торера далековато от центральных районов города. Но... два километра для Гела - не далеко. Пройдётся ножками, если что. Особенно после многокилометровых походов за соком кайавы.
   Сначала он удивился такому быстрому приёму, но глибе Торер, как оказалось, знает, что в посёлок вышли чужие люди - тропо. Знает сколько с них взял лекарь и как они отдают деньги. Кто и где работает. С этой стороной торговли у толстяка никаких проблем не было. Гел подумал, что возчики наверняка трындят с хозяином... за жизнь, пока телеги разгружаются. А тот - внимательный слушатель.
   - Люди говорят, что ты спас своих соседей? Достойный поступок. Плохо, конечно, что тебе пришлось бросить семью. Но согласись, для мужчины...
   Гел скрипнул зубами. Началось. Он уже был не рад, что именно так всё получилось с Айтен. Каждый встречный спешил утешить, мол красавица жена в хозяйстве ни к чему. Если ты не богат и болен... и дальше по тексту. Все всё и обо всём знали. Долбаная деревня.
  
   К вечеру второго дня Гелу собрали мебель и постельные принадлежности, кое-какую посуду. Торер выдал аванс и в выходной Гел собирался на рынок за новой одеждой. Быть слишком заметным он не хотел. Неудобно, когда на тебя пялятся ВСЕ. Да ещё и пальцами тычут. Необычная ткань, странная одежда, невиданная обувь.
   Гел сортировал выручку и пытался представить себе, ЧТО ему покупать из одежды? С обувью вариантов не было. Местные ласты он не оденет. А вот широкая рубашка с длинными рукавами... самое то.
   Из посёлка Гел ушел... не пустым. Он собрал для себя аптечку, отобрал из аварийного запаса качественные ножи и... унёс пистолет и все имевшиеся гранаты. Личное оружие капитан Гелер никогда роскошью не считал. Мало ли как для него повернётся путешествие? Гранаты? Это уже из принципа. Оставишь их в посёлке и уже на следующий день Айтен с гранатой в руке отправится чистить... "такое красивое озеро с белым песочком". Просто чтобы посмотреть как она "бахнет".
   Скрип замка во входной двери был неожиданностью. Все нужные привычки у Гела были на месте. Дверь он открытой оставить не мог. В помещении сейчас только один человек - он сам. И он считает деньги, а значит расслабляться нельзя. Для этого городка дневная выручка глибе Торера представляла настоящее богатство.
   Гел быстро сбросил мешки в ящик и сгрёб со столешницы мелочь. Всё заняло меньше десятка секунд. Затем ощупал пояс и перешел из неудобного закутка в котором стоял стол хозяина в промежуток между мешками.
   Дверь открыли относительно быстро. При тех замках, которые здесь существовали, Гел бы и сам любую дверь открыл. Пальцем.
   В просторное помещение склада вошел высокий мужчина. Атлетическое телосложение у боку встречалось редко, но этот экземпляр был достоин статуи. По сторонам незваный гость не смотрел, шел точно к тому месту где под столешницей был ящик с деньгами.
   - Добрый вечер, красавчик. Что забыл?
   - Ты кто? - Верзила, добравшийся до средины зала, не остановился, продолжая идти к столу. - Отойди в сторону, останешься жив. Халой! Иди сюда. Чем ты смотрел? Здесь один работник остался.
   Второй гость был пожиже, но у него в руке был длинный нож. На риторический вопрос подельника он отвечать не собирался.
   Гел сделал шаг навстречу, оставляя за спиной самую широкую часть помещения.
   - Кто я? Неважно. Валите отсюда. Оба. Прямо сейчас.
   Первый молча схватился за нож, висевший на поясе. Потом грозно посмотрел на работника. Останавливаться он не собирался.
   Для местного жителя нож является веским аргументом. Местные вообще не носят оружия. У них табу на убийство. Странная история, которую никто не желал рассказывать чужаку. Нельзя... и всё.
   Грабители даже не замедлили шаг. Гел пригладил ладонями ролсер. Только бы не слетел во время драки. В том, что драка будет, у него лично сомнений уже не было.
   - Мы пришли за деньгами из ящика. Возьмём и уйдём. Ты или останешься жить, или... - Второй криво улыбнулся и с силой вогнал нож в стену. Чвок! Лезвие ножа с характерным звуком вошло на пару сантиметров, отколов слой штукатурки.
   - Ну и... зря. - Гел не стал дожидаться пока второй нападающий освободит собственное оружие, а первый выберет удобное положение для своих длинных рук. С подобными играми он был знаком лучше чем гости. Кроме того, ему требовалось закончить свою работу.
  
  
   - Ох! - Глибе Торер прижал руки к груди и медленно опустился на пол.
   - Эй, всё уже закончилось, глибе. Эти плохие люди уже никого не обидят.
   Гел с удивлением смотрел толстяка, хватающего ртом воздух, как выброшенная из воды рыбина.
   - Ой, плохо-то как... - Торер надышался и теперь скулил. - Мёртвые люди в доме... ой-ой.
   Гел посмотрел на грабителей. Ну... и что? Ему угрожали ножом. Требовали отдать деньги из ящика. Ладно, если бы просто угрожали, но вот этот... даже ткнуть пытался. Ножом. Интересно, он специально выбрал самую ржавую железку из местных... произведений искусства? Чтобы его сильней боялись?
   - Нельзя убивать людей, Гелер. Нельзя-а...
   - Ага. Пусть убивают они?
   Толстяк на слова работника не отреагировал никак. Он сидел и плакал. Это продолжалось до тех пор, пока местный парнишка-рассыльный не привёл полицейского.
   - Что... здесь случилось? - Последние два слова хранитель порядка или охранитель, как это почётное занятие называли местные, выдавил автоматически. Живописно разбросанные тела комментариев не требовали. Гел развёл руками, показывая - сам видишь. Случилось.
   - Хозяин в шоке, так что давай... поговорим на улице?
   Прибывший нервно вытирал платком сухое лицо.
   - Я - тоже в шоке. Нет. Торера сейчас уведут в дом. Лай?
   Рассыльный с трудом оторвал взгляд от мёртвых тел.
   - Что надо, глибе Веран?
   - Помоги своему аста дойти до жилой половины. СЕЙЧАС.
   - Угу. - Пацан шмыгнул носом и покосился на Гела. Глаза у него были круглыми.
   - Шевелись, лентяй!
   Ноющего хозяина отбуксировали до двери и наконец, вытолкнули. Полицейский прикрыл створку, вернулся к телам и вздохнул.
   - Ну... рассказывай. Убийца.
   - Этот появился первым и прошел прямо к столу. Второй встал в проходе. Я успел перехватить этого... боку вот здесь. Спросил что ему надо, он сказал...
   История была короткой. Показать запись с нейросети Гел не мог, даже если бы потребовалось. Нет проектора. Но охранитель прошел к одному телу, затем к другому. Почесал макушку и кивнул.
   - Похоже. Вот этот, - он осторожно толкнул тело носком ботинка, - убил двоих в нашем городе. Второй не убивал, но был рядом и держал жену Крини, когда того грабили. Пятна не обманут.
   - Второй сказал, что их пятеро и меня обязательно накажут за... первого. Надо бы найти, пока слухи не пошли. Тебе помочь?
   Охранитель насмешливо наклонил голову.
   - Мне? Помочь? Ты себе помоги сначала.
   Гел вытаращился.
   - Уменя всё в порядке. Дырку в рукаве я зашью без проблем. Впрочем... получить ночью по голове камнем мне совсем не хочется. Так что, помогать я буду ТЕБЕ, глибе охранитель. Ну и себе попутно.
   Местный блюститель порядка осмотрелся и придвинул ногой стул. Сел, на него и подпёр ладонью голову.
   - Ты ведь пришлый?
   - Да. Наш корабль сел на камни возле...
   - Оставь. Я это всё уже слышал. Расскажи-ка мне лучше, где ты так убивать научился? На Бохене этому учат только в одном месте. Ты служил у Владетеля? Почему ушел? Да и... зачем? У нас люди убийц не любят.
   Гел пожал плечами. Пусть думает что угодно. Охлопал одежду парочки и выгрузил на стол две кучки мелкого хлама. Денег в карманах не было. Два ржавых недоразумения, именуемых ножами. Мешочек мелких сушеных фруктов. Связка разных ключей. Слишком большая связка даже для владельца городского дома. Какой-то плотный рулончик ткани. Грязный... как вся одежда грабителей.
   - Ладно рожи небритые. Это я могу понять. Но почему такая грязная одежда? - Гелу захотелось срочно помыть руки.
   - Так они же в лесу живут, чужак. Или у вас на Железном Пути по-другому? Что это я? Там же нет леса.
   Гел не совсем понял, какое отношение Железный Путь, то есть караванная тропа, по которой везли изделия из местного железа, имеет к нему лично. Название громкое... да, было такое. Местные рассказывали, что там, дескать, самые злые люди на континенте. Они... в этом месте рассказчик обычно закатывал глаза, они - УБИВАЮТ. Ага. То есть, этот хмурый мужчина считает, что он служил у Владетеля? Ну и Сол ему в помощь.
   - Так что будем делать с этими?
   Охранитель пожал плечами.
   - А что с ними делать? Ничего. Ты отвезёшь их к ближайшему озеру и отдашь маскил.
   - Может... прикопать по-тихому? Чего разводить танцы с похоронами?
   Глаза охранителя полезли из орбит.
   - Ты... что говоришь? С ума сошел? Да тут уже через десять дней будет куча проблем. Погоди. Так ты... действительно из Империи? О-о...
   Гел подошел и опёрся на край стола. Чего он не знает?
   - Что за херня у вас происходит? Меня это нытьё про убийц уже во-как достало. - Рука механически показала как. - Тебе ли не знать что такое война? Или... ты искренне веришь, что удары плетью перевоспитают того, кто привык отнимать чужое?
   - Есть большая беда и есть беда меньше, имперец. Живыми эти твари принесут меньше вреда. Убивать нельзя. Если люди посмотрят на нас и решат иначе... - Охранитель замер и выразительно покосился на дверь. - А знаешь, отсюда тебя прогонят, точно. Значит, тебе потребуется работа.
   - А ты тут с какой стороны?
   - А я смогу рассказать тебе правду. Да.
   Он не дожидаясь ответа Гела, стал копаться в своей сумке. На тусклый свет местной керосинки появилась металлическая бляха, похожая на пряжку для широкого ремня. Может её так и носили вначале? Сейчас знак самого Верана был приколот на правой стороне куртки.
   - На. Когда будешь везти трупы к озеру, покажешь людям. Иначе будут вопросы. И обязательно дождись гражданской церемонии. Послушай, посмотри. Мне потом меньше будет рассказывать.
   Гел вздохнул.
   - Сейчас уже почти двенадцать часов, Веран. Где я тебе найду возчика... и какие ночью могут быть церемонии?
   - А я не тороплю. Церемония начнётся по первому щиту. Помощник Торера с тобой рассчитается раньше и поможет... убраться здесь. Деньги за перевоз я верну завтра. Если будут проблемы с возчиком... - Палец постучал по бляхе. - Это помогает.
  
   Всё так и получилось. Утром Гел проснулся от стука в дверь. Натянул штаны и открыл. Младший сын хозяина с завистью посмотрел на густую вязь шрамов, покрывавшую мускулистый торс работника.
   - Я... тоже хотел стать воином. Эти все сказки про убийц... я не верю.
   Гел пожал плечами.
   - Мне охранитель вчера кое-что рассказал, джоко. Не торопись называть всё что не нравится, сказками. Иногда лучше правду не знать вообще.
   - Ну да. - Парень вздохнул. - Вот и отец так говорит.
   - Ладно. Что ещё сказал твой отец?
   Лицо парня резко утратило мечтательность.
   - У нас нет выхода. Отвратительно то, что мы должны тебя уволить. Не правильно и просто - подло выгонять человека, который...
   - Стоп-стоп. Спокойнее. Твой отец ведь не это сказал?
   - Да. То есть - нет. Он такого чужому человеку не скажет никогда. Здесь плата за... услугу. - Парень протянул мешочек с монетами. - Аванс ты оставляешь себе. Из ящика возьми пятьдесят монет мелкими - это за внезапный отказ от места. Сюда приходить больше не надо. Он сказал так.
   Гел с сожалением кивнул. Прав был Веран.
   - Возчик?
   - Унан возьмётся за перевоз к озеру. Две круглых. Я помогу отнести... это.
   Младшему Торера было лет семнадцать. Крепкий парень... но.
   - Нужна ткань или что-то закрыть тела. Чтоб не пялились случайные прохожие.
   Кивок. Парень исчез в дверях и появился с двумя тонкими ковриками из местной прочной травы. К этому моменту Гел уже собрался, собственно, ему и собирать-то было нечего. Одел пояс с оружием, сверху на него отрезанную от комбинезона верхнюю половину, изображавшую рубаху. Сумка, продукты из которой он брал в дороге, была пустой.
   Тела завернули в циновки и Гел, пожалев молодого парня, водиночку отнёс их на повозку Унана. Того самого молчаливого боку, с которым приехал в город из посёлка. Торер так и не появился.
  
  
   Гел покрутил шеей. Всё повторяется. Точно так же тряслась по камням мостовой скрипучая деревянная повозка и вел её тот же самый возчик с вечно хмурой физиономией. Впрочем, дороги возле города куда лучше лесных просек.
   - Что, чужак, не любит тебя старик Бохен?
   Старик? Этому континенту ещё расти и расти... старик. Гел хмыкнул и... ничего не ответил. Возможно и не любит. А возможно - наоборот. Он жив и почти здоров. Пусть это до следующего приступа, но пару лет он не будет испытывать особых проблем. К ноющей боли появляющейся во время приступа, привыкнуть нельзя. Она заслоняет весь мир. К слепоте он привык. Тем более, что есть ролсер.
   - Надо бы добавить, чужак?
   Гел не сразу понял о чём речь.
   - Сейчас нас встретят люди... ты, что ли, будешь с ними объясняться? Монету добавишь. - Возчик поставил точку в разговоре и лицо его стало немного менее хмурым.
   - Нет. Ничего я объяснять не буду. Сюда смотри.
   Из-под неровного обреза рубахи показалась приколотая к ремню бляха.
   - О... как? Почему ты сразу мне Лейк не показал? Странные вы все... - Возница запнулся и покачал накрученной на голову тряпкой.
   Гел зацепился взглядом за головной убор. Кунам носили только мужчины боку. Они чаще всего брили и лицо и голову, говоря, что настоящий боку должен гордиться своими пятнами. Чистое лицо показывает, что его владельцу нет причин бояться бога справедливости.
   Собственно, городские боку таких тонкостей не придерживались. Но головы тоже брили. Вот тропо относились к растительности на голове более вдумчиво. Тут вариантов была масса. От причудливо выстриженных полос до свёрнутой на затылке самой настоящей косы. Помимо того, что кожа тропо больше страдала от солнечных лучей, они ещё и старались показать причёской, что живут в городе, что часто моются... и чем их меньше жило в одном месте, тем больше они старались отделиться от своих пятнистых соседей. И одеждой и причёской. Даже язык у них куда более похож на общий...
   - Завтра поедете с Вераном в Комац. Среди твоих тропо завёлся должник. Нехорошо.
   Гел вздрогнул и перевёл взгляд на спину возчика. Комац? А. Так в городе называли тот самый посёлок.
   - Когда это успел? Мы ведь сюда вместе ехали и всё было в порядке?
   - Так срок вышел только сегодня. Олладу ваш тропо недоплатил пять монет за кувшины.
   Гел буквально офигел. Из-за пяти монет человека бить кнутом? Да ещё и привязывать к месту на три года?
   - Подожди. Как это - недоплатил? Что за человек?
  
   Нет, это был не Косс и не Журен. Кеваль? Да, есть такое имя. Он был приписан... к капсуле Косса. Стоп.
   - Кеваль должен был сказать, что собирает сок ка... ну ты понял... на самом дальнем от посёлка участке. С этого участка они приходят в посёлок один раз в месяц. Вот... к следующему вашему появлению он как раз выйдет с полными кувшинами. Да, кувшины у них большие. Это что, он их для себя покупал?
   Точно. Этот парень заказал большие кувшины, чтобы приносить больше сока. Их тащили связкой, продев сквозь верёвочные петли две деревянные жерди. Обычные кувшины складывали на носилки. Для дальнего перехода это было неудобно. И сока получалось меньше. Были бы ручные тележки... но изготавливать тачки в посёлке никто не умел. Без обсуждения с Коссом он бы ничего заказывать не стал.
   - А какое это имеет отношение к закону? - Вопрос возчика был равнодушным.
   - Оллад спрашивал в посёлке? Про деньги.
   - А почему он обязан спрашивать?
   - Потому что если бы спросил, то деньги ему бы вернули сразу. Для этого есть общая касса. У нас люди занимаются каждый своим делом. Деньгами занимается Косс.
   Гел подумал, что он и сам бы вернул деньги. Вот прямо сейчас. И плевать на коргову пятёрку. Только... поможет ли это? Заявление-то уже сделано?
   - Глупо.
   - Ничего не глупо. У нас нет глупых законов, чужак. Веран поедет в посёлок и притащит сюда этого засранца - тропо.
   Гел криво улыбнулся. Ну вот всё и разложено по полочкам. "Засранец - тропо". С боку так не поступают. В ЭТОЙ местности. Чтобы заявили на "своего" боку охранителю, требуется куда более серьёзный проступок.
   Повозка повернула и начала спускаться к блестевшему в рассветных лучах озеру. На площадке возле воды уже собралась приличная куча горожан. Там же стояли три телеги.
   - Многовато мертвых для маленького городка.
   - У Гевана жена умерла вчера. Молодая женщина. Мать ушла за ней. Кто третий... не знаю. Наверное ночью умер. Вчера никто про третьего не говорил. Пока мы объезжали вокруг, они прямиком из города добрались.
   По ритуалу на каждого умершего требовалась одна телега. Гел обернулся и посмотрел на две пары ботинок, качавшихся в такт движению.
   - Вот так и занимайся грабежом. Похоронят как мусор.
   - Не надо смеяться над мёртвыми, чужак. - Возчик скрипел круче собственной телеги.
   - Ничего. За вот этим, справа, две чужих жизни. Второй ему помогал.
   - Мёртвые все равны.
   Гел благоразумно промолчал. Были бы равны, Веран бы оплатил нормальные похороны. Он спохватился. Стоп. Это... он ведь сейчас выполняет обязанности Верана? Фу-ух. Вовремя возчик ему напомнил. Без этого напоминания Гел бы подъехал к воде и просто свалил трупы как есть. Вместе с циновками и одеждой. Обитатели водоёма съедят всё. Это он знал точно. А вот собравшиеся люди? Эти могут не понять.
   Чем дальше осмысливалась ситуация, тем больше она Гелу не нравилась. Эти двое боку, он - тропо. Какой удачный пример получится? Негодяи убивают боку и смеются над святыми вещами? Бр-р-р. Сол упаси от таких ситуаций.
   - Спасибо, Уннан.
   Возчик едва не подпрыгнул на своей протёртой доске.
   - Это... за что мне спасибо?
   - Моё отношение к тем, кем были эти граждане, не должно мешать соблюдению традиций.
   Возчик покрутил головой и слегка расправил плечи. Герой.
  
   - Ты не должен скрывать знак закона.
   Гел пропустил упрёк мимо ушей. Человек, каждый день проводя церемонии, явно вошел в роль. Или, наставляя каждый день покойников слегка... зазвездел и воображал себя наместником богини смерти.
   - Глибе, я ведь не о том говорю? Знак вы увидели? Он настоящий? Для этих двоих надо организовать похороны. Как вы уже заметили, я чужак и это... не моё дело. Традиции знаете вы, и пришел я именно к вам. То, что они боку и убийцы, для властительницы мёртвых тел не важно? Я согласен. Всё должно быть сделано правильно.
   Старик смотрел на слепого охранителя и не подозревал, что тот в свою очередь рассматривает его недовольное лицо с помощью торчащего из кармана рубахи предмета.
   - Две монеты. Мне потребуется связать для каждого лодку. Это монета на двоих. Половинку я отдам тем, кто их разденет. Половинку возьмут чтецы...
  
   Спустя два часа Гел пополнил свои знания местным обрядом похорон. "Лодкой" здесь называли несколько связок сухого тростника, которыми обвязывали тело покойника, чтобы оно лежало на поверхности воды. Чтецы просили бога смерти не торопиться и рассмотреть жизнь каждого... всё это, конечно, было интересно. Но. Фольклор Гелу не нравился никогда. Он побывал на многих планетах и выслушивать местные сказки ради нескольких мелких отличий не желал.
   Обратно к городу Гел топал пешком. Уннан от озера повернул на объездную дорогу и трястись с ним лишний час не хотелось. Расстояние до домов было небольшим и Гел решил пройтись пешком.
   В город путник пришел мокрым от пота. Отсутствие над головой листвы больших деревьев ощутимо изменило его отношение к подобным прогулкам. Ткань комбинезона оказалась слишком плотной, рубаха моментально прилипала к телу и полностью перекрывала приток воздуха. Рукава оказались короткими и ладони приходилось прятать под рубаху, чтобы нежная кожа на месте ожогов не обгорела. Мокрые от пота складки капюшона немилосердно тёрли шею. Мало тени и... совсем нет мелкого лесного мусора, от которого эта рубашка замечательно спасала. С одеждой требовалось что-то делать. Срочно.
   В первую очередь Гел добрался до небольшой постройки, где торговцы, приехавшие на рынок, спали по ночам. Бани здесь не было, но вода и местное мыло нашлись. Гел вымылся и даже прополоскал рубаху, смыв с неё пот и дорожную пыль. Под лучами Вигаль рубаха высохнет быстро. А что мятая... тут уж ничего не поделать. Толкаться по рынку в грязной, пропахшей потом одежде ему не хотелось. Для запаха достаточно будет и местных боку.
  
   - Обалдеть можно. Выбор потрясающий, я даже не знаю что делать.
   Выбор и вправду... был. Слева магазин в котором куртки и рубахи, справа очень похожий, но уже - штаны и обувь. Ремни отдельно, шляпы и сумки - тоже отдельно.
   - Целых ЧЕТЫРЕ магазина. Так... с чего начать? - Гел посмеялся и отправился заказывать рубаху. Местные изделия его не впечатлили. Что делать со штанами он пока не решил. То, что носили местные... это самый крайний случай.
   Магазин был вполне в местном вкусе. Низкие столы, на которых стопками лежали разные и по ткани, и по размеру рубашки. В стопки одежда складывалась только исходя из наличия доступного места.
   - Что вы ищете? - Прилизанная макушка продавца качнулась назад, открыв коротенькую бороду и усы. Пятна можно было не искать. Только у тропо встречалась ухоженная растительность на лице.
   - Глибе, надо выбрать образец, по которому мне сошьют рубашку. Ну... ткань, фасон, я в этом не слишком разбираюсь.
   - Ну что ты, зачем тратить зря время и деньги? Сейчас мы подберём тебе готовую рубашку. - Продавец просочился между столами, подошел ближе и стала заметна седина в шевелюре. Лет сорок дяде. Для местных - вполне приличный возраст.
   - Эх... ладно. - Гел попытался скрыть растерянность. - Тонкая ткань. С... вот таким капюшоном. Его рука потрепала висящий на спине кусок материи. И... да. Рукава широкие, чтобы закрывали кисти.
   Продавец посмотрел. Подошел ближе и опять посмотрел.
   - Пришитая йета? Зачем её пришивать?
   - Йета? Я издалека приехал, объясни мне, что такое - йета?
   Взгляд продавца пробежал по огрызку рабочего комбинезона и застыл на руке Гела. Усы возмущённо встопорщились.
   - А зачем закрывать шрамы? У нас на человека с такими руками никто косо не посмотрит. Шрамы у мужчины... - Взгляд поднялся к лицу. - Э... а с глазами что? Пф-ф-ф. Извини.
   - Да ладно. Я уже привык. - Гел решил, что повязку сделать надо. Чтобы не попадать вот так, в неудобную ситуацию. Глаза-то у него выглядели вполне обычно, но замершие в одной точке зрачки этого... дядю, похоже, напугали. И опять разница в языке заставила внимательнее относиться к своей речи.
   Это в общеимперском дядя(т.е. глибе) - родственник. Здесь это слово использовали как обращение к незнакомому мужчине. Никакой издёвки быть не должно.
   - Я почти ничего не вижу, глибе. Повязку потерял в лесу и найти замену пока не успел. Может у вас найдётся подходящая ткань? Мне не хочется объяснять каждому встречному, что я ничего не вижу.
   Продавец крякнул. И быстро переместился в дальний угол, где в одной из стопок обнаружился искомый предмет, называющийся йетой. Он принёс его Гелу и аккуратно положил в руку.
   - Да, похоже. Вот, смотри... Если не пришить, он крутится, если ткань... вот такая, он может натирать шею. Он хорошо защищает лицо от Вигаль и не надо бояться, что во время работы повернётся или потеряется.
   - Кем ты работаешь?
   Гел со вздохом поднял подол своего балахона и постучал пальцем по недавнему приобретению.
   - Зачем Верану ещё один... помощник? - Продавец явно сдержался, чтобы не добавить "слепой".
   - Ты у меня спрашиваешь? Я не знаю, но зря людей не нанимают, верно? Значит - причина есть.
   - Ладно... у нас охранителям бесплатно не шьют.
   - И не требуется. Бесплатно. Требуется одежда. Сегодня.
  
   - Рила? Ты на месте?
   - А куда я денусь? Что за проблема у нашего покупателя?
   Гел удивлённо покрутил головой. Вот даже как? Приятный женский голос раздавался из-за стены, закрывавшей дальнюю часть помещения. Стена была собрана из тонких деревянных щитов с окошками, затянутыми плотной сеткой.
   - Нашему гостю надо сшить рубашку. С пришитой йетой из мягкой дисы и длинными рукавами.
   - Да, рукава - это обязательно. В лесу, где я жил раньше, света мало. Сегодня прошелся по городу и понял, что кожа на обожженных местах слишком нежная для дневных лучей Вигаль. Нужна накидка для поездок в степь и надо сшить штаны. Я покажу как именно.
   - Пилем? Пусть охранитель пройдёт во двор. - Женский голос слегка изменился. В нём звучало раздражение. Гел, если и удивился этому, то подумал, что привередливых покупателей не любит никто. Может быть он отрывает мастерицу от другой работы?
  
   - Да, я уже понимаю. Что плохо в той рубашке, которую ты сейчас носишь? Снимай. Я такую работу ещё не видела. Надо посмотреть. Не бойся, Вигаль сюда не заглядывает. Вот... здесь лавочка. Можешь присесть. Телва! Оставь менгу и иди сюда.
   Гелу пришлось достать из нагрудного кармана ролсер и положить его в сумку. Саму сумку он пристроил на свободный участок обычной лавки, стоявшей под навесом из полос плотной плетёной травы. Похоже, что воды тут не боялись, потому, что такие коврики должны быстро размокать под дождём.
   Как выглядела помощница Гел не увидел. Шорох легкой обуви и краткие пояснения мастерицы. Говорили женщины тихо и только о шитье. И это тоже было странно. Они не спросили что у него на поясе, зачем ему ТАКИЕ штаны и... у женщин всегда есть глупые вопросы.
   Эта ткань? А менее плотная есть? Вот... эта лучше. Что тонкая - не страшно. На локти и на плечи надо сделать накладки... Штаны? Чуть свободнее вот здесь и шнурки вот тут и тут, петли для пояса... карманы. Именно такие не обязательно. Чуть ниже... вот здесь, вот такого размера накладные с косточкой... слово "пуговица" на Бохене на понимали.
   Когда помощница ушла, женщина наконец задала вопрос.
   - Я видела тебя утром возле озера. Тебе мало мёртвых на Железном Пути? Зачем ты привозишь нам смерть? Барки был неплохим парнем.
   - Это... высокий? Или маленький, с пятном на носу?
   - Высокий. Он был другом Телвы. Она сейчас шьёт тебе одежду.
   - Странно. Вы знаете что он убил двоих? Здесь, в городе?
   - Это не правда. Дети выдумали. Или испугались.
   Гел потёр щеку. Да, конечно. Сейчас у самого бандита уже ничего не спросишь, а его подружка будет с пеной на губах доказывать, что парень не виноват. Даже если точно знает, что это не так. Ну кто хочет быть любовницей убийцы? Героя? Это - да. А люди? Да, врут они всё.
   - Ты внимательно рассмотрела мою рубашку? Дырку слева видишь? Это от ножа. Держал этот нож твой "неплохой парень".
   - Ты слепой, кто тебе поверит?
   - Два человека и два ножа. Это видел Торер, видел его помощник, видел охранитель Веран. Нож второго застрял в мешке с корнем вату. Значит - это был именно... Барки? Да. Я жить жочу не меньше тебя. Или твоей подруги.
   - Отдал бы деньги. Чужие деньги. Тореру ничего не сделается.
   И снова Гел хмыкнул.
   - Вот я возму сейчас и заставлю тебя раздеться. Силой. Что ты почувствуешь?
   - Я позову Кельми и он...
   Быстрое движение и рука Гела с приобретённой повязкой оказалась возле рта мастерицы.
   - У Барка в кармане был точно такой же рулончик ткани. Называют его - кляп. С этой штукой во рту ты кричать или звать на помощь не сможешь. Тебе поверят, если ты пожалуешься? Потом? А сейчас... ты готова смириться? Ведь многие думают, что от... этого тебя не убудет?
   Женщина рванулась, но не смогла даже голову отвернуть. Рука с рулончиком осторожно отодвинулась. Гел отпустил мастерицу, вернулся на лавку и покачал головой.
   - Плохо, что он не остановился сам. Я ведь не слабый старик Гевер, которого он зарезал? И не Маки... так звали жену второго убитого? Что ОНА тебе говорит про этого убийцу? Она-то точно видела всё. Или ей вставили кляп и... вдвоем позабавились? И теперь женщине приходится прятаться от людей, потому что стыдно?
   Повисла пауза. Ответа, конечно, не было.
   - Второй сказал, что всего их пятеро. У вас... женщины не пропадали в городе? Пять мужиков, в лесу. Они что, сами и готовят и убирают? Да и... скучно там таким сильным и мужественным мужчинам.
   - Хватит. Ты ничего не знаешь про... этих людей.
   - Мне не надо знать именно этих. Я на таких уродов десять лет смотрел. Они все поступают так, как хочет их звериное нутро. Другими, к сожалению, они не станут. Они будут бояться и только пока есть страх - будут жить нормально. Как только страх пропадёт, будут отнимать чужое. Может и хорошо, что ты ничего не видела сама. Живи спокойно. Улыбайся незнакомым людям и рассказывай о справедливости. Маки уже никогда не сможет улыбаться чужим.
   Молчание. Собственно, Гел сомневался, что его здесь услышат. Люди внимательно слушают только то, что им нравится. А плохое... никому не хочется знать.
   - Маки выпила отвар прени. Она уже ничего не скажет.
   Гел молча пожал плечами. Что тут скажешь? Смерть для слабой женщины оказалась выходом? Её дело.
   - Не верю тебе, чужак. Ты наслушался базарных сплетен. Так нельзя, осуждать человека по чужим разговорам.
   Гел хмыкнул.
   - Вот смотри. Осталось ещё трое таких же... героев. Я их найду и возьму тебя с собой. Не бойся, я смогу защитить и тебя и других. Ты посмотришь как живут ваши герои, кто им стирает и готовит. Потом я СПРОШУ у них самих как всё было... и поверь, мне они скажут правду. Что скажут? Не знаю. Но думаю, что тебе это не понравится.
   Снова молчание и шорох ткани.
   - Ты не такой как Веран.
   - Все люди разные. Одинаковых нет.
   - Я... не думаю, что мне надо ехать с тобой.
   Буквально поняла. Местные люди слишком наивны.
   - Извини. Я не настаиваю. Достаточно того, что ты представила как это всё выглядит на самом деле. Давай прекратим этот разговор. Так что у нас со штанами? Шьём здесь... или мне идти через дорогу?
   Рука покупателя вытолкнула из сумки ролсер и чуть повернула камеры. Да, мастерица была красивой женщиной. Гордость и уверенность в своей правоте обычно есть у тех, кто с детства привык быть объектом поклонения. Или безнаказанность? Или... да мало ли что?
   Тем временем Рила зашла в дом и почти сразу вернулась, неся заготовку для брюк, сшитую по внутреннему шву. Наблюдать за её плавными движениями было приятно.
   Клиента поставили на ноги и он мужественно объяснял где должны быть карманы, где плотные накладки, где стягивающие шнурки. Затем принесли смётанную рубашку и руки мастерицы принялись расправлять детали, чуть меняя их положение.
   - ... Это действительно шрамы? И ты ещё жив?
   - У нас был хороший лекарь.
   - Но глаза он тебе не вылечил?
   - Любому мастерству есть предел.
   Рука прошлась по спине, повторяя линии шрамов. Гел подумал, что если Рила спросит откуда этот шрам... то отвечать будет очень сложно. Но... обошлось. Вопрос был другим.
  
  
   До вечера, точнее - до третьего удара щита, знаменующего конец рабочего дня, оставалось слишком много времени. Чем заняться? Бродить по рынку Гелу не хотелось. Сходить к Верану? Его наверняка нет дома. С женой охранителя он не знаком и в глазах местных обывателей этот визит будет истолкован однозначно.
   - Говорите, что у вас боку различают по пятнам? Вот мы и посмотрим.
   Гел решил поискать следы сообщников. Если один из мертвецов захаживал к подружке, то вполне возможно, что недалеко видели его самого. И того, кто с ним приходил.
   Легенда сложилась не сразу. Да и спрашивать надо было осторожно. И конечно, не об убитом. Вероятность того, что о его смерти уже слышали, слишком велика. Спрашивать надо о тех, кто остался. Есть интересная деталь, которая Гелу очень поможет. Поиски оставшихся бандитов он начнёт с приезжих грузчиков. Они меньше общаются с местными.
   - ...говоришь, он целую половину монеты взял в долг? Ну можешь прощаться с деньгами. Кубо не работает сам и друзья у него такие же голодранцы.
   Веран дал достаточно косвенной информации, чтобы в расспросах был смысл. Гел вскользь упомянул странное пятно на лице, его описал один из работников убитого недавно торговца. Дескать, койки в рыночном общежитии стояли рядом. Добавил к истории собственный денежный интерес и сразу получил ворох информации.
   Имя, принадлежность к интересующей группе и направление, с которого в город приезжал упомянутый мужчина. Появлялся утром и уходил вечером. В городе не оставался, значит - живет в трёх-четырёх часах ходу от рынка. Ближайший лесной массив... да, соответствует упомянутой дороге на Висс. Где-то там они и гнездятся. Сегодня Гел успеет ещё и посмотреть собственными глазами за выездом из города. Если повезёт, проследит за одним из шайки. Если, конечно, тот находится в Луоре.
  
   Спустя час Гел в потёртой тёмной накидке, купленной с рук, сидел в тени одного из деревьев на опушке леса. Здесь ему было гораздо комфортнее, чем в городе. Дорога была пустынной и он убивал время, запустив наконец программу для выделения нормальной карты местности из общего снимка с орбиты. Давно пора этим заняться.
   Всё разрешилось гораздо проще. Увидев женскую фигуру, Гел сначала пропустил её, не обратив внимания. Затем решил рассмотреть сложный узор на накидке, увеличил изображение и хмыкнул. Эту вещь он видел во дворе швейной мастерской. И висела она среди другой одежды на деревянных колышках, вбитых в стену. Помощница швеи? Так она бывала у своего парня? И ничего Риле не рассказывала? Ну да. Она же - боку.
   - Мда. Хорошо бы ошибиться.
   Гел поднялся и двинулся вдоль кромки леса, поглядывая на женщину. У него есть ещё почти час. Ровно столько времени он проведёт пятнистую подружку. Если за это время она не свернёт в лес, значит он ошибся.
   Телва свернула в лес через десять минут, как только между ней и городом появился первый холм.
  
  *Сразу после третьего щита.
  
   - Меня зовут Гелер. Я за своей одеждой.
   Калитка во внутренний двор скрипнула, открываясь.
   - Заходи. Всё готово.
   Гел уловил запах, которого не было днём. Цветочный, очень слабый. Ролсер был по-прежнему настроен на инфракрасный режим и Гел автоматически окинул взглядом дом. Пусто?
   После сегодняшней охоты его слегка потряхивало. Он не успел за швеёй вовремя. Когда понял, что дело плохо, рванулся к одному из домов заброшенного посёлка, где его прибор показывал несколько человеческих фигур.
   Швея требовала долю денег. Оставшиеся только смеялись, дескать мужика её уже нет, так что пусть сама возьмёт. Если сможет.
   - Вонючие сато. Завтра же расскажу хозяйке. Она меня не выдаст, а вот вам придётся...
   Звук удара и грохот посуды. Крик женщин из другой половины дома.
   Швея лежала сломанной куклой, а её убийцы возмущались тем. что на последок не успели попробовать, что ж в ней такого хорошего их бывший главарь нашел?
   Уходить было поздно, бандиты, увидев что гость один и с повязкой на глазах, даже ничего слушать не стали. Ну и зря. Гел даже не успел понять, почему они так накинулись. Потому что чужой человек или потому, что их друзей убил именно он.
   На этот раз, Гел был максимально предусмотрителен. Повторять историю с Вераном и трупами ему не хотелось совсем. Он первым делом убедился в том, что женщины надёжно заперты в своей комнате. За день-два они не умрут. Скорее всего, уже завтра утром выберутся сами. Без постоянного надзора это сделать не так сложно. А вот тела мужчин и неудачницы... была поднята карта и без труда обнаружено озеро. Совсем рядом.
   - Кому-то не лень было копать озёра возле каждого посёлка? И зачем? Вместо мусорника?
   Впрочем, размышлять о местных особенностях было некогда. Четыре тела отправились в озеро вместе с одеждой. Гел на скорую руку обыскал дом, но, к сожалению, денег в доме не было. Искать тайник рядом просто не было времени. Он едва успевал забрать одежду. После первого удара его ждёт Веран и совершенно не понятно как сложится день. Если возчик прав и они с Вераном поедут к оставшимся в посёлке беглецам, то сделать это завтра он не сможет.
  
   - Знаешь, я спросила у Телвы о других женщинах...
   Гел молча повернулся. Стол под навесом был пуст. Где заказ?
   - ...Мне очень не понравилось, как она отреагировала. Потом вспомнила, что в день ограбления Телва ходила к Тореру. Надо было отнести новую одежду ему и штаны его младшему.
   - И... что?
   - Да ничего. - Рила мотнула головой. - Я её так и не спросила. Она предупредила Пилема и ушла домой. Завтра спрошу. Пусть только попробует мне соврать.
   - А... сам Пилем где? - Гел поспешил объяснить вопрос. - В доме слишком тихо. Мне, наверное, не стоило сюда приходить? Болтать будут.
   Он не сомневался в том, что его поздний визит обязательно заметят. В этой большой деревне даже у камней на мостовой есть глаза.
   Хозяйка только рассмеялась и смех у неё был невесёлым. Она прошла рядом с Гелом и он снова почувствовал уже знакомый запах. Мда.
   - И что? Ты разве не знаешь, что одинокая вдова для местных - гулящая женщина? Обо мне так и говорят, так что... даже обидно. Плохого куча, а вот хорошего - нет.
   "Почему нет хорошего"? Гел оценил появление нового запаха и пустой стол для заказов. "Сегодня - будет". Он постарался не думать о том, что завтра эту красивую женщину ожидают не очень приятные новости. Неизвестно что будет с приютом бандитов, но её помощница на работу уже не придёт. Если женщины из дома запомнили Телву по прежним визитам... тогда неприятных новостей прибавится.
   Впрочем... всё это будет завтра.
  
   Гел ушел из магазина до восхода солнца. У него на сон времени не оставалось, а хозяйка, получив свою "хорошую половину", крепко спала. Если Пилем появится в магазине до того, как она проснётся... а так, скорее всего и будет, то поводов для сплетен станет на порядок больше.
   Рила дорвалась до сладкого. Гел тоже не остался равнодушным и... некоторые места в магазине были приведены в беспорядок. Да что там... Гел хмыкнул и покрутил головой. Айтен, со всем её опытом и спортивным телом было далеко до обычной швеи. Масса эмоций, масса слов. Очень хорошо всё получилось. Тело шагающего по тёмной улице Гела было лёгким, новая одежда сохранила запах духов... отличное утро.
  
   - Что-то рано пришел. Где ты вчера гулял?
   Веран мотался по двору собственного дома. Что именно делал хозяин, Гел не понял. Да и не интересно было. Он разглядывал жену охранителя.
   Рила про неё много говорила. Жесткая, злая, оттрепала особо разговорчивых местных тёток за длинный язык... похожа на Гела.
   "Ну и чем же она на меня похожа"?
   - Не трогай человека, Веран. Сходи лучше к Даливу. Он отдаст тебе ткань и половину мешка зерна. Если пойду я... его опять потребуется везти к лекарю.
   Веран покосился на помощника, вздохнул и выскочил из двора. Высокая гибкая женщина проводила мужа взглядом и повернулась к гостю.
   - Лиеза не трогай. Я приготовлю завтрак.
   Скрипнула дверь и хозяйка исчезла в доме. Гел остался один. Точнее - его оставили в компании двух четвероногих. Гибкого верхового лиеза и коренастого туку.
   Гел смотрел на хищный оскал верхового животного и мрачно думал, что трогать этого гада он и не подумает. Там такие зубы, что... в общем - нет. Между тем, объект его интереса пританцовывал на месте, крутился в небольшой загородке, демонстрировал гостю свою змеиную грацию... развлекался как мог. И радостно скалился, намекая, что... они ещё не знакомы.
   Лиезов в городе было всего два. Один сюда приехал вместе с Вераном, второй... второго купил местный торговец. Купил, но так и не решился его приручить. Местные от души ржали, обсуждая мужественного человека, который потратился на лиеза, а теперь... смотрит на него через окно своего дома, боясь подойти ближе. В первое знакомство он покусал нового владельца, сломал ему копытом два ребра и теперь вопрос о совместных путешествиях повис в воздухе.
   - Красивый стервец. Ничего не скажешь. Но воевать с тобой я не собираюсь. У тебя нет ни реактора, ни колёс... не интересно. Во-от...
   Гел чуть не подскочил. Пока он рассматривал одного четвероногого, к нему подобрался второй и ткнул мягкими губами в бок.
   Этот... транспорт был существенно проще. Невысокий, мощный, с угловатой мордой и огромными грустными глазами. Сейчас эти глаза смотрели на гостя.
   - Упс. И чего ты от меня хочешь?
   Туку укоризненно мотнул головой и снова ткнул носом.
   - У тебя в кармане кеми? Вот это он и хочет.
   Гел опять чуть не подскочил. Расслабился он что-то. Хозяйка вышла, а он и не заметил. Кстати. А что в кармане... мда. Традиционные местные фрукты - кеми. Мелкие сушеные ягоды, которые можно жевать на ходу. Как орешки или зерна вари... баловство, короче.
   - Ты знал? - Гел осторожно провел ладонью по шерсти нового знакомого. - Знал, что я не люблю... это. Вот эти жевательные кусочки, которые пахнут как... Ну да. А вот Рила не знает.
   Туку согласно кивнул и... опять ткнул мордой в карман. Через минуту он уже разжевывал первую порцию лакомства.
   - Наш Ке любит всех, у кого есть сушеная мелочь. - Хозяйка улыбалась.
   - А тех, кто на нём ездит? Он тоже любит?
   - Не-а. Этих... не любит никто. И не стыдно взрослому тропо трястись по дороге на таком неказистом туку?
   Гел рассмеялся. Злая, говорите?
   - Взрослому тропо и на своих двоих совсем не стыдно. Вот только, тащиться по лесной грязи пешком? Нет уж. Если потребуется, а и с лиезом договорюсь. Ехать лучше чем идти.
   Общаться с Нури оказалось гораздо легче, чем с местными клушами. Она говорила короткими фразами, не ссылаясь на богов и не соблюдая местных приличий. Резко, просто, без непонятных намёков.
   Болтать с хозяйкой было приятно. Туку... тоже так думал. Пока Гел трепался, сидя на лавочке, этот клиент стрескал половину его запаса. К сожалению, Веран вернулся быстро и благодать закончилась.
   - Ке, у тебя наглая морда не треснет? - Туку изобразил виноватый вид и с отчетливо слышным тяжким вздохом отправился к загородке. Веран отнёс в дом мешок и вернулся во двор. - Гел? Ты готов ехать в посёлок?
   - Да хоть куда. Вчера мне возчик рассказал про пятёрку, которую должен Кемаль.
   Веран отрицательно мотнул головой.
   - Забудь. Зануда Олли подаёт по десять заявлений каждый месяц. Из принципа. К тому же я знаю, как у вас разделены обязанности. И сам Олли это прекрасно знает, так что... забудь. Выберемся из города, расскажу. Дома я о работе не говорю. Нури запилит до смерти. А пока... завтрак?
   Веран обернулся к жене. Та сделала приглашающий жест рукой.
   - У меня всё готово.
  
  
  ***
  
   - Я не очень хороший оратор, Гел.
   Веран ехал шагом, чтобы новый помощник мог за ним успевать на коротконогом туку. Лиез уже отбегался и теперь только недовольно косился на медлительного спутника. Туку было плевать на лиеза. И на дорогу. И на своего всадника. И на два тяжелых мешка с запасами еды. Единственное на что он неизменно реагировал, это жменька сушеных ягод, которую Гел доставал из кармана.
   - Когда писались правила, люди вымирали целыми селениями. Мне как-то пытались объяснить почему всё так происходит, но я ничего не понял. Слишком сложно. Правила? Не так сложно. Когда привыкнешь - и вовсе просто.
   Гел хмыкнул. Жена Верана была другого мнения. Ей не нравились правила этого городка. Она не желала носить платок и закрывать лицо. Но жить так, как привыкла на Железном Пути, она просто не могла.
   -... и когда человек умирает, его останки некому переработать. Умирали на Бохене не только люди. Птицы, звери, трава, деревья... даже мелкие мошки исчезли.
   Гел хлопнул себя по лбу. Вот дурак. Это же постоянно перед глазами? Нет комаров, нет червей. Ещё в палаточном лагере он удивился, что за сутки не увидел ни одной змеи.
   - ... не надо так делать. Это очень неприличный жест. Если я... понимаю, что ты из другого мира, то в любом из поселков на тебя накинутся с кулаками. Ты только что назвал меня полным идиотом. И это - очень мягкий перевод. Боку обычно добавляют ещё несколько... эпитетов.
   Гел выпрямился.
   - Когда это я успел?
   - Вот этот хлопок ладонью по лбу. Постарайся так не делать. Так вот, эта болезнь живёт в каждом. Та, которая у боко - смертельна для тропо и наоборот. Когда человек умирает, его болезнь просыпается. Полностью уничтожить её могут только маскил. Если тело закопать, болезнь уходит в землю. Это знает каждый. Земля становится чёрной. Да ты и сам всё увидишь.
   Несовместимость? Да ещё на таком уровне? Гел покрутил головой. Вот тебе и раз.
   - Погоди. Обычно в природе есть способы справляться с такой бедой.
   - Да. Но у нас всё происходит очень медленно. Владетель говорил, что необходимо ещё две жизни, чтобы правила изменились. Первые две, после Беды, тропо и боку рядом жить не могли. Вообще.
   Объяснения у Верана были... для бедных. То есть - для местного уровня знаний. Гел из всего сказанного понял, что произошла крупная катастрофа и на континент попали чужеродные вирусы. Что именно и как? Боги разгневались.
   Впрочем, теперь ему проще понимать происходящее... стоп!
   - Веран? А что на Ко-Вигаль делали имперцы?
   - Они появились в самом начале Большой Беды...
   Очередную сказочку Гел выслушал уже более внимательно. И вспотел. Империя адаптировала планету? Не она ли доставила сюда то, что стало для этих людей смертью? Вот это... номер. Гел ещё раз перебрал факты. Появились в самом начале. Он сам - тропо и то, что живёт в нём - опасно для местных боку. Но у него совершенно обычный организм?
   К вечеру, когда пара путешественников добралась до посёлка, настроение Гела упало ниже плинтуса. Куда они попали? Что за эксперименты здесь проводила Империя? Что... ВООБЩЕ происходит с этой планетой?
  
   - Это ты вызвал охранителя? - Гел рассматривал выстроенные в ряд тюки. Его бывшие подопечные собрались уходить из посёлка. Собрались за день до приезда Верана. Сами.
   - Нет. Нас в посёлке стало больше, чем должно находиться тут. Лекарь приходил к Миену и рассказал. Когда в маленькой деревне живут рядом боку и тропо, последних не должно быть больше четверти. Нас уже больше. Ты видел, что здесь мало женщин и нет детей?
   - Перевезли к родственникам?
   Косс молча кивнул.
   - В лесу... появляются чёрные пятна?
   Ещё один кивок.
   - Вы... ВСЁ убираете в озеро?
   - Бесполезно. С некоторого времени мы строго выполняем меры карантина. Это не решает проблемы. Мы продали всё и отдали часть купленных кувшинов. Посёлок решил, что мы можем уйти.
   Гел мотнул головой. Когда под угрозой жизнь, не до денег. Кстати.
   - Сколько вы ещё должны посёлку?
   - Сорок пять. Мы поселимся дальше. Возле поляны...
   - Нельзя. Поляна, птицы, трава и деревья на поляне - тоже из Империи. Ты ходил на место, где Журен закопал остатки птицы?
   - Конечно. Мы ведь не глупые дети, Гел? Там всё чисто... постой. А с такого же места здесь нам пришлось убирать с десяток мешков чёрной земли.
   - В озеро? - Кивок.
   - Вам надо уходить дальше. На половину тропо. Это километров двести на север. Я сделаю копию карты.
   Косс скривился. Затем сделал несколько шагом и со злостью пнул мешок с вещами.
   - Мы только встали на ноги, Гел. Обзавелись связями, поняли что и как можем делать тут. Деревья кайява растут только здесь. Там сок - готовое сырьё для целого ряда полезных вещей... на нём мы могли заработать... а, Демоны Ночи! А чем заниматься на новом месте? Где жить? А как тащить эти вещи? Да и зачем, если двести километров на север... это уже другие условия?
   Гел покосился на мешки.
   - А что там?
   - Там специальная глиняная посуда. Для переработки сока на месте.
   - Боку не смогут ей пользоваться?
   Косс рассмеялся.
   - В местных школах химию не преподают. Тут вообще, кроме дурацкого Закона детям ничего не рассказывают.
   - Не дурацкого. Косс, аккуратнее. Набор условий для адаптации. ОБЯЗАТЕЛЬНЫХ условий. Только благодаря этим условиям люди перестали умирать.
   - Ты... узнал в чём дело?
   - Несовместимость. Интеграторы увидели всё, запустили процессы совмещения и... свалили отсюда.
   "Светлая голова" отрицательно качнул подбородком.
   - Нет, я не говорю, что так всё и было. Но этот вариант - самый правдоподобный.
   - Всё правильно, Гел. Почти. Интеграторы и совмещение... скорее всего так и было. Затем пропал Император и прекратились поставки. Ты... ты хоть можешь себе вообразить какой объём специального оборудования и дорогих материалов требуется, чтобы провести вот такое совмещение для целой планеты? Они... скорее всего остались здесь. Закон ведь существует? И выполняется.
   - Так какого хрена люди дохнут?
   - Не кипятись, Патруль. На минимуме ресурсов опытный специалист может вытянуть ситуацию. Вот только... методы и сроки нормализации будут совсем другими. И опять же, персонал-то наверняка разбежался? Местные не привлекаются к основному проекту. Все воздействия легендируются и... вот мы попали?
   Гел надел ролсер и в упор рассматривал Косса.
   - Тебе сколько лет, умник? Только не лепи мне про деда - Интегратора.
   - Много. Больше чем... - Косс покосился на кучку бывших сотрудников. - ...Чем многие думают. И я не имел отношения к персоналу Интеграции. Выполнял часть отдельных заказов на оборудование. И общался с людьми.
   Он вздохнул и прищурился. Больше из него ничего вытянуть не удалось.
   Гел ещё раз прокрутил в голове новости и понял, что... для него-то ничего не поменялось? Он не специалист и как исправить ситуацию совершенно не представляет. Он даже не знает кому надо помогать. Стоп.
   - Косс? Вот, держи. В городе для меня всегда есть заработок. А с вашим соком... вы вечность будете долг отрабатывать. Веран мне кое что рассказал... долгов лучше не оставлять.
   Косс посмотрел на мешок с монетами.
   - А... как ты? Лекарь бесплатно лечить не будет.
   - На следующие шесть месяцев у меня работа есть. А дальше я просто не заглядываю. В этой корговой дыре может случиться что угодно. В мешке около сотни монет. Это вам поможет. Иди к Верану. Мы приехали сюда чтобы ваш отъезд был правильным и не осталось непонятных ситуаций. Лекарь... посоветовал так сделать. ну и... место посмотрим. Чёрные пятна - это смерть.
  
   В посёлке Гел с Вераном прожили три дня. Денег хватило на всё. Несколько небольших пятен почистили и проследили за отбытием тропо к новому месту. В планы Косса Гел не вникал. Он умный парень, обязательно что-то придумает.
   Когда цепочка груженых людей скрылась за изгибом дороги Веран удовлетворённо кивнул.
   - Подходишь. Знак остаётся у тебя. Деньги все отдал?
   Гел удивлённо обернулся.
   - Какие деньги?
   - Да ладно. Они же погасили долг, купили пару вьючных сото. Те деньги, что тебе дал Торер?
   Гел хотел махнуть рукой и сдержался. Мало ли что местным померещится?
   - Не страшно. Ты ведь не бесплатно меня используешь?
   Веран рассмеялся.
   - Конечно нет. Использую. - Кивок. - Завтра поедешь в Менгель(Соседний город). Там есть груз, который требуется провести до точки назначения. Вернёшься - сразу ко мне.
  
Оценка: 8.46*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Алиев "Проклятый абитуриент"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Е.Флат "Похищенная невеста"(Любовное фэнтези) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"