Гианэя: другие произведения.

Бьёрн или загадка трёх миров

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Для офицера междумирья Бьёрн это её первое серьезное задание. Казалось бы, на первый взгляд все просто, но почему тогда цена провала слишком высока? (1,2,3,4 главы) Счетчик посещений Counter.CO.KZ

  Пролог
  - Пойдем. Только туда и сразу назад!
  - Отстань.
  - Только одним глазком! Честное слово!
  Собеседник начал колебаться.
  - Ну пойдем, мы совсем на чуть-чуть... Я у тебя больше ничегошеньки просить не буду! - мальчик жалобно выпятил нижнюю губу. Очаровательные голубые глаза и копна светлых, как сено, волос придавали ему сходство с ангелочком. Естественно, обманчивое.
  - Мама же запретила туда ходить,- все еще не сдавался оппонент.
  - Ну пожалуйста... Мама сказала, что одним туда нельзя. Но мы же не одни, а с Динкой и Элином.
  Тот, кого упрашивали, засопел и внезапно заинтересовался пейзажем.
  - Кедрик!
  - Ладно,- смягчился брат, совсем по-взрослому вздохнув,- но только совсем на чуть-чуть, чтобы мама не узнала!
  Близнецы крадучись выбрались со двора и присоединились к остальным ребятам. Вскоре детвора уже неслась сломя голову к заветной цели. Надо заметить, что родители не зря ограждали своих чад от посещения Запретного Лога, а именно туда направилась компания. Это место пользовалось дурной славой, потому что не раз случалось, забредет корова ли туда, человек и как в воду канет. Еще в окрестностях часто странные вещи находили: то железную(!) размалеванную сатанинскими надписями банку, то бумажку блестящую, то шарик прыгучий да мохнатый. Нехорошее место, сразу понятно. Хотели жители к магу городскому обратиться, да передумали. Село находилось недалеко от главного королевского тракта, который служил источником дохода практически всем жителям. Авось приедет маг да велит закрыть дорогу али перенести куда. Как тогда жить? Вот и ограничивались селяне запугиванием детей и следили, чтоб никакая пакость из дьявольского места не полезла.
  Ребятня тем временем шустро приближалась к Логу. Привлекала их не только необычность самого места, но и те сокровища, которые можно найти вокруг. Понятное дело, на подобную вылазку отваживались далеко не все, и не всем хватало духа задержаться в непосредственной близости от места, из которого не возвращались. Но тем ценнее были находки, и тем больше уважения получал обладатель! Сам Запретный находился за темным, еловым лесом. Уже более трех столетий лет Лог пользовался своей славой, и местные уже не помнили, как он выглядит. Детвора направлялась именно к лесу, впрочем, заходить далеко никто из них не собирался. Четверо рассредоточились по окраине, заглядывая под каждый куст или низкую ветку. Прошло уже около часа, но поиск все не давал результатов.
  -Так не пойдет, - пробурчал светловолосый мальчик,- что я, зря брата упрашивал! И так Кедрик во всем лучше меня. Надо еще чуть-чуть подальше зайти!- и он углубился в лес, еще не догадываясь, какой странной окажется находка.
  -Эдди! Вернись! - второй брат заметил мелькнувший знакомый силуэт, направляющийся в чащу.
  Не дожидаясь, пока Эд скроется за деревьями, мальчик кинулся следом. Пробежав по бурелому метров сто и почти нагнав брата, он вдруг остановился. Близнецы стояли и смотрели, как сквозь деревья пробивается неестественный яркий свет. Удивленно переглянувшись, они стали нерешительно пробираться ближе к странному фонарю. Несмотря на внешнюю схожесть, братья обладали абсолютно разными характерами. Но вопрос 'Что это?' волновал обоих сейчас больше всего на свете. Наконец, они выбрались на поляну и изумленно застыли. Глаза их расширились от смеси страха и восторга: этот день запомнится детям как самый необычный...
  
   Глава 1
   Я шла по белому коридору и привычно погрузилась в размышления: окружающая обстановка давно была изучена до каждой трещинки и более не заслуживала моего внимания. Хотя нет, трещинок здесь быть не могло, потому что ККНР, крыло контроля научных разработок, тщательно следило за состоянием как своих сотрудников, так и всего прочего, включая помещения штаба. Ноги сами несли меня на ковер к шефу, то есть, простите, на прием. Вот и заветная дверь: я ухватилась за ручку и посмотрела в небольшой экранчик на двери. Постаралась не моргать, чтобы сканер сетчатки выдал верный результат, а начальник не заставил в десятый раз перечитать все инструкции к служебной аппаратуре. Мелодичный перезвон - доступ открыт. Я вошла в просторный светлый кабинет: в центре широкий полупустой стол, несколько мягких кресел и книжные шкафы тёмного дерева у стен. Все это я также видела не раз и не два.
  - Офицер Анастасия Бьёрн, вы, как всегда, пунктуальны. Человек, стоявший спиной ко мне, повернулся, и я поняла, что шеф доволен. Его серые глаза, кажется, всегда стремились проникнуть в твои мысли, а тонкие губы сейчас искривились в усмешке. Неужели он доволен лишь точностью? Или это способ усыпить мою бдительность? Но недоумение подождет, на лице моем лишь нейтральная маска.
  - Насколько я знаю, с вашего последнего задания прошел месяц. Должно быть, уже устали отдыхать?
  Ой-ой, вопрос с подвохом.
  - Никак нет, сэр, офицер не имеет право на усталость,- прямо смотрю в глаза: уверенность, только её должен видеть командир. Как бы ни был глуп и смешон вопрос, отвечать следует четко по Правилам.
  -Похвально, не ожидал такого знания устава. Ну что ж, отдых закончен. Условия задания получите на личный экран, срок жесткий, при невыполнении возможно даже устранение исполнителя. Мне жаль, Бьёрн. Терять такого ценного сотрудника - это роскошь для нас, но сейчас задание действительно серьезно. Свободны,- шеф снова отвернулся и уставился на очередной голографический пейзаж за окном.
  Я развернулась на каблуках и вышла. В голове метались самые разные мысли. Игры действительно кончились. Таких жестких и странных условий еще не было. Или выполняешь в срок, или пытаешься защитить свою жизнь от коллег. Пришлось не терять времени и сразу отправиться в личную каюту. Пять этажей вверх, коридор, поворот, еще коридор. Я на месте. За десять лет обучения крыло стало если не домом, то привычным убежищем. Сканирование сетчатки - я зашла в каюту, где аскетичная обстановка давно надоела до тошноты. Открыла свой персональный монитор и погрузилась в информационный поток, который тут же услужливо захлестнул мои мысли. Чтобы трезво оценить ситуацию, пришлось минут пять расставлять в голове 'по полочкам' все, что знала или узнала. Предстояло отправиться на Терру, или как её называют сами жители, да и я еще каких-то десять лет назад, на Землю.
  Раньше я жила в небольшом провинциальном российском городке, посещала институт в качестве студентки, у меня даже были родители и друзья. Все закончилось внезапно, когда в дверь нашей двухкомнатной квартиры в центре города позвонили неизвестные. Их было двое, в серых костюмах, только вот лиц не помню ... Шеф говорил, что со временем память вернется полностью, но сейчас еще остаются нечеткие моменты. Двое в сером представились сотрудниками из папиной лаборатории и сообщили, что там произошел взрыв. В результате все находящиеся работники погибли, в том числе и мой отец. Мы с мамой еще не хотели верить, все казалось, что это ошибка. Разговор проходил в нашей прихожей, но дверь была еще открыта. Вдруг раздался хлопок, все заволокло белым едким дымом. Раздались выстрелы, воздух начал немного проясняться. То, что я увидела, было кошмаром наяву. Один человек в сером остался на месте, причем даже не изменил позы, другой выворачивал руку какому-то странному человеку, закутанному в черную хламиду. Лица его я тоже не помню. Но самое страшное, что моя мать лежала на полу в расползающейся луже крови. Я бросилась к ней, но стоявший до этого неподвижно человек железной хваткой вцепился в мои плечи. Вырваться не получалось, как я ни старалась. Пленник почему-то хрипел, моя мать молчала, коллеги отца переговаривались на чужом языке и на мои требования вызвать скорую помощь никак не реагировали. Мысли путались, хотелось закричать, заплакать, избить всех этих непонятных и неизвестных людей: кто-то из них убийца...
  - Она мертва, - раздался бесцветный голос того, кто держал меня, - из-за Альба .- Он кивнул на пленника.
  Ни кто такой Альб, ни что будет дальше - ничто меня не интересовало. Мир дрогнул и поплыл перед глазами. Дальше только белая пелена, от которой мне удалось избавиться уже в каюте. Своей каюте. Далее был курс психотерапии, самопознания и адаптации. Главнокомандующий Крыла Контроля Гилберт Баль, он же шеф, отнесся ко мне словно к дочери. От него я узнала настоящую картину произошедшего: лаборатория отца занималась запрещенными исследованиями, а взрыв произошел из-за вырвавшейся Твари. Хорошо, корпсы успели вовремя, чтобы не допустить жертв хотя бы из мирного населения. Корпсы - это служащие крыла. Такое странное название пошло от английского corpse- тело, труп. Совершенное тело сотрудника, натренированное, с развитыми индивидуальными особенностями, с регулируемым порогом болевой чувствительности, но мозг производил только холодные, точные и быстрые расчеты. Никаких эмоций! Они мешали выполнению задания. Тело, лишенное творческой мысли и собственных стремлений. По крайней мере, руководство думало, что все так и обстоит. Должно обстоять. Уже после успешного завершения психотренингов я узнала о печальной судьбе корпсов, которые не поддались внушениям, сохранили эмоции, но не смогли их скрыть. Я смогла, иначе меня ждало полное стирание личности.
  Дело не в том, что я не доверяю начальству или сомневаюсь в наших целях. Совсем нет! Просто смерть родителей заставила мое сердце зачерстветь.
  Стало трудно проявлять чувства и эмоции, они как будто притупились. А то, что осталось, вполне можно скрыть от дотошных специалистов. Вы спросите, зачем скрывать? Это все, что у меня осталось...
  Я слишком отвлеклась: следует еще обдумать задание. Итак, отправиться нужно на Терру, примерно в европейскую часть. Что там за город? Никогда не была в нем раньше, а предстоит сложная операция. Нужно выявить в местном учебном заведении группу ученых, занимающихся исследованием прикладной портализации с целью вызова Тварей за Грань. Эти ученые - психи, Альбы, зачем-то тащат опасных зверюшек из мира Тумана, гиблого, малоизученного места. И эти же ученые препятствуют закрытию порталов. ККНР стремится залатать все портальные 'дыры', потому что иначе такие 'подарочки' в виде монстров заполонят Терру, а следом и наш мир. К слову, пространство Земли и База находятся в параллельной реальности, поэтому мы, как совершенная система, оберегаем соседний мир. База локализуется в межпланетном измерении и соединена пространственными коридорами с основными городами-планетами Империи. Существуют коридоры и до Терры, но к ним имеют доступ очень немногие сотрудники, чего уж говорить о корпсах, рядовых исполнителях. Снова отвлеклась, надо будет потренироваться в самоконтроле. Итак, предстоит выявить кучку неадекватных деятелей науки, обезвредить и закрыть портал. Но это же рядовое задание для двух-трех корпсов! Думай, Бьёрн, думай. Почему именно ты и в таких условиях! Да, хороший боец, не лучший, но хороший. Да, подходяще выглядишь для студентки. За два десятка лет, а время на Базе течет по-особенному, моя внешность не претерпела значительных изменений: те же темно-русые волосы длиной до середины спины, правда добавилось несколько седых прядей, те же сине-зеленые глаза, меняющие свой цвет в зависимости от освещения и моего настроения. Только скулы заострились, да фигура стала жилистой и гибкой. Совсем забыла, взгляд теперь не выражает меня, он выражает то, что ДОЛЖЕН. Актерскому мастерству нас тоже обучали, точнее, обучали имитировать нужные эмоциональные реакции. О, как же трудно давались мне эти занятия! Но пришлось приспосабливаться. Выживать. Я закрыла монитор и начала собирать вещи: языковой генератор в виде наручных часов - пятьсот основных языковых словарей да возможность пополнения, он же - устройство для связи с Базой, последняя разработка; любимые дымовые капсулы, плащ частичной невидимости, заколка для волос - накладывает на одежду голографическую иллюзию, имитирующую типичный стиль окружающих или то, что запрограммируешь. Так же пришлось захватить дематериализующий порошок для останков и пространственный рассинхронизатор для закрытия порталов. Все это богатство поместилось в рюкзак из генетически модифицированной искусственно выращенной кожи. Я готова, осталось лишь запастись деньгами, но это уже на входе в Коридор. На мне удобный костюм из современной синтетики: прочный, легкий, с хорошей вентиляцией и высоким коэффициентом термоизоляции при активации соответствующего режима. На ногах мягкие сапоги из той же синтетики, а волосы стянуты в тугой жгут. И снова я иду по коридорам Базы, теперь уже на задание.
  - Привет,- ко мне присоединился Стен. Он, как и я, сохранил свою личность почти полностью. Наверное, это и служило той невидимой ниточкой, что связывала нас.
  - Приветствую,- мой голос не уступает по нейтральности. Наблюдение за корпсами ведется постоянно, ошибки недопустимы.
  - Тебе поручили задание,- утверждение. Склоняю голову в знак согласия.
  - Я провожу тебя,- в серых глазах друга на мгновение вспыхивает грусть. Она только для меня. Я рада... наверное.
  Скорый шаг отвлекал от навязчивых мыслей, погружал в легкий транс. Вот и мой Коридор, на входе в него Ассистент выдал пачку смутно знакомых бумажек и удалился. Да, деньги. Спрятала их в рюкзак, и посмотрела на Стена: старше меня на добрых полвека, с пепельными волосами и мягкими чертами лица тридцатилетнего мужчины, он позволил себе выразить сочувствие во взгляде. Что-то знает? Не хочет отпускать? Я улыбнулась, заученно растянув губы. Друг поймет, в этот момент я искренна.
  Пора. Не оборачиваясь, я шагнула прямо в темноту пространственного туннеля. Воздух тяжелый, магнитные поля постоянно искривляются и перемещаются, слышится гул. Что это? Внезапно воздух сжался, в глазах потемнело, а в нос ударил какой-то знакомый запах.
  Зрение вернулось и показало мне печальную картину: стояла я посреди маленькой кухни, явно требующей ремонта, гул издавал старенький холодильник, рядом на полу лежала девушка в домашнем халате, а причиной запаха оказался газ. Первым делом выключила конфорку и открыла окно: не хватало только взрыва во временной конспиративной квартире. Мне не нужно было проверять пульс, чтобы узнать, жива ли девушка. Корпсов учили ощущать такие вещи на расстоянии: в теле на полу не было и капли жизни. Осталось только запечатлеть образ несчастной и затем уничтожить труп, посыпав дематериализующим порошком. Так я и поступила. Тело вспыхнуло зеленым пламенем и через несколько секунд испарилось, но я успела полностью считать эмоции последнего дня жизни несчастной. Не могу точно объяснить, как это у меня всегда получалось, просто приходило знание, причем довольно спонтанно. Корпсы не должны быть импатами, а поскольку меня еще не поймали и не отправили на обследования, руководству либо неизвестно о моем даре, либо... Да, не слишком радостные перспективы. Я надеялась на первый вариант.
  Итак, мне предстояло вжиться в роль, стать несостоявшейся самоубийцей. Что же я знала? Достаточно: девушка двадцати двух лет, родилась в пригороде, из маленькой небогатой семьи. Жила как и все, альтернативной музыкой или идеями не увлекалась, была 'серой мышкой'. В ВУЗ она поступила не с первой попытки и сейчас обучалась на четвертом курсе химического факультета. В личной жизни тоже было не слишком много событий. Насколько я знала из досье и эмоций несчастной, её последнее увлечение и послужило причиной самоубийства. Я привычно подавила сочувствие. Бегло осмотрев квартиру и не нашла ничего примечательного, что могло бы указывать на связь с пространственными опытами. Самое обычное однокомнатное жилище, далеко не роскошное, но с претензией на уют. Я как раз стояла у окна в спальне, когда раздался странный, однообразный и на удивление противный звук. Оглянувшись, заметила будильник. Ну конечно! В прошлой жизни этот предмет обихода вызывал бурю эмоций. Легкая улыбка скользнула по лицу: в основном, по утрам. А тем временем стрелки уже показывали, что стоит поспешить. Моя предшественница не опаздывала! Пора было собираться. Набросив видео и звуковую иллюзию, я взглянула в зеркало. Нет, эта девушка определенно не умела оформлять свой внешний вид. Пусть по инструкции и не следовало отличаться от прототипа, но чувство приличия не давало выйти на улицу в вытянутых на коленках землистого цвета штанах по щиколотку, бесформенной куртке и кроссовках. И пусть начальство не предъявляет претензии: стремление хоть иногда меняться присуще всем людям. Послала небольшой импульс в заколку и одежда изменилась на серый свободный плащ чуть ниже колен, высокие ботинки на шнуровке и свободные джинсы, так же темного оттенка, поскольку именно в такой гамме предпочитала одеваться покойная. В прихожей весьма кстати обнаружилась и сумка покойной. Пора действовать.
  
   Глава 2
   Промозглое утро четверга встретило меня тяжелыми каплями начинающегося дождя и укутало жесткими порывами ветра. Целую вечность я не была на этой планете, вечность прошла со смерти родителей. Осторожно я позволила себе грусть. Небо, такое серое и печальное, оно сейчас меня понимает. Что бы было, останься я здесь? Чего бы смогла достичь? Что бы получила, что бы еще потеряла? Да, это размышления не на одну ночь. Я шла по утренней улице вместе с другими прохожими. Сдерживая зевоту и укутавшись потеплее, они хмуро спешили по своим делам. Должно быть, сейчас я их раздражала своим бодрым видом. Мимо проносились машины, серые от слоя грязи. Каждый такой железный монстр непременно норовил окатить зазевавшегося пешехода мутноватой жижей, сделать его похожим на себя. Осенние деревья тоскливо покачивались на ветру, держа в сетях голых ветвей современные и не очень многоэтажки. Я шла к остановке общественного транспорта и сверялась с воспоминаниями несчастной, которую, кстати, звали Алёна Ростовцева. Не забыть бы. Нужный автобус не заставил себя ждать. За двадцать лет, проведенных на Базе, я успела забыть все 'прелести' транспорта в час-пик, но тело инстинктивно приняло наиболее устойчивую позицию между грузной женщиной и странным женоподобным черноволосым парнем. Пора было продумать дальнейший план действий. По материалам Базы, Алена тесно общалась с Альбами, теми самыми сумасшедшими учеными. Необходимо было только вычислить всех преступников, пробраться в лабораторию и уничтожить портал. После уничтожения следовало вернуться на базу и передать собранную информацию Балю. Убивать или обезвреживать Альбов в этот раз было не нужно. На первый взгляд, все просто, но могут возникнуть непредвиденные сложности.
  Автобус подъехал к нужной остановке и буквально выплюнул мое несчастное тело из своей переполненной пасти. Даже не нужно было сверяться с памятью Алёны, чтобы опознать в близлежащем здании университет: он возвышался серой громадой среди небольшого сквера, подавлял внушительностью и авторитетом, которые, казалось, можно было даже потрогать. Высокие, некогда белые колонны придавали странной воздушности этому зданию, но не могли ввести в заблуждение. С разных сторон к центральному входу - высоким дверям темного дерева, хлопавшим в своем особенном хаотичном ритме, стекались люди. Я посмотрела на часы: десять минут до пары, стоило и мне поспешить. Расписание занятий на этот день Алёна знала наизусть, поэтому заглядывать в отдел расписания не было никакой необходимости, и я сразу же направила свои стопы в аудиторию, находившуюся на втором этаже. Путь мой пролегал через центральную лестницу, широкую, с мраморными перилами. Сам университет внутри выглядел не менее внушительно, чем снаружи. Но намного важнее сейчас было собраться с мыслями. Алёна была практически изгоем группы, мало с кем общалась, вела себя тихо и голос старалась не повышать. Но к иному положению вещей она и не стремилась, сознательно держа дистанцию между собой и окружающими. Нужно соответствовать. Слегка ссутулив плечи и опустив голову, я зашла в аудиторию. Факультет у Алены был химический, и сейчас как раз намечался семинар по фармацевтической химии. Преподавателя еще не было, так что я беспрепятственно зашла в кабинет и заняла место на последней парте. Здороваться было не обязательно - мой прототип не утруждал себя этим. Я сосредоточилась, необходимо было проверить маскировку и обдумать ситуацию. Внешне было похоже, что я досматриваю сон, подперев голову рукой и прикрыв глаза, которые и без того надежно спрятаны за толстыми линзами очков. Голограмма была безупречной, а я извлекла из сумки необходимое для занятия: тетрадь, ручку и учебник.
  Порывшись в воспоминаниях девушки, я отобрала для себя круг личностей, которые больше всего походили на моих клиентов. Всего их набралось четыре человека, первый - Дмитрий Васильевич Кедрин, ассистент на кафедре физической химии, немногословный мужчина сорока одного года, высокий, худощавый и темноволосый. Номером два в моем списке оказалась девушка, студентка пятого курса, Анастасия Сорокина, странная и взбалмошная особа, но с отличной деловой хваткой. У неё были рыжие волосы, которые разлетались мелкими кудряшками при резких движениях хозяйки, и россыпь веснушек на улыбчивом лице. Антон Черных, одногруппник Алёны. Я обвела глазами присутствующих: да, вот он, расположился за второй партой вполоборота и увлеченно что-то читает. Русые длинные и прямые волосы аккуратно собраны в хвост, хмурится, светлые глаза бегают вдоль строк, а тонкие губы сжаты - видимо, ему важна хорошая успеваемость. И последний, Баста, юноша лет двадцати двух, среднего роста, широкоплечий, смуглый брюнет с карими выразительными глазами и живой мимикой. К сожалению, мне известно только его прозвище, или, как на Тэрре сейчас говорят, ник.
   В аудиторию вошла преподавательница, немолодая женщина, в растянутом зеленом свитере и с грустными глазами. Она обвела присутствующих взглядом , открывая журнал:
  - Кто у нас сегодня отсутствует?- вопрос явно относился к кучерявой блондинке за первой партой.
  - Все здесь, - ответила она, чуть поспешнее, чем следовало. Наверняка она относилась к тем личностям, которые стремятся хорошо показать себя перед начальством, порой случайно или не совсем подставляя согруппников или сослуживцев. Подобные люди искренне считают, будто самые нелюбимые жизнью и не грех иногда отомстить за это окружающим.
  - Замечательно. Все готовы? Есть какие-нибудь вопросы по пройденной теме? - ответом послужила тишина, даже шорохи стихли.- Раз нет, значит к доске пойдет... Ростовцева. Что-то ты давно не отвечала, будем исправлять.
  Вызывать подозрения было нельзя, и я покорно отправилась к доске. Ничего сложного в ответе не было, всего лишь описать препарат, как это сделано в учебнике, доступ к которому я всегда могла получить ментально, как сотни раз делала на учениях за последние двадцать лет. Я нарисовала на доске формулу доставшегося мне дротаверина гидрохлорида, несколько реакций с ним, рассказала остальное и вернулась на свое место. Ничего необычного я не проделала, потому как настоящая Алёна всегда хорошо готовилась к занятиям. После меня отвечала какая-то невысокая девушка, а вот следующим был Черных, мой подозреваемый. Антон слегка нервничал, теребил рукав и запнулся несколько раз. Преподаватель засчитал ответ на слабую четверку. Антон усердно повторял перед занятием, но ответил хуже остальных. Странно: или ему плохо давалась учеба, или он до этого не видел материал.
  Остаток пары прошел без происшествий, то есть Алёну не спрашивали, к ней не обращались, не заставляли что-то делать и ничего не требовали. Как только занятие завершилось, студенты почти покинули кабинет, а я аккуратно собрала свой нехитрый ученический скраб, ко мне подошел Антон:
  - Как поживаешь, Ростовцева?- он приветливо заулыбался, заставляя почему-то искать подвох.
  -Жить можно, но не нужно,- произнесла я и искренне понадеялась, что Алёна простила бы меня за чёрный юмор.
  - Что так? Обидел кто?- Черных посерьезнел и постарался заглянуть мне в глаза.
  - Нет, всё нормально, Антон. Правда. Ты лучше скажи, почему так плохо отвечал сегодня?
  - А четверка- это разве плохо?- постарался искренне удивиться мой подозреваемый, от чего его русые брови поползли вверх.
  - Для тебя - да!- отрезала я. Антон Черных был на редкость талантливым химиком, заядлым 'ботаником' и хорошим товарищем. Последний пункт меня настораживал больше всего, потому как мог угрожать мне разоблачением с неизвестными последствиями.
  - Зря я сомневался в твоих дедуктивных способностях,- вздохнул он.- Вчера весь вечер занимался в нашем кружке, ох и весело же было! Представляешь, Дмитрий нашел новый объект, и мы ездили на осмотр! Пока составляли описание, пока рассчитывали параметры, вечер и пролетел. Но знаешь, Алёнка, это того стоило. - Черных довольно сощурился, затем, видимо что-то вспомнив, хлопнул себя по лбу. - Как я мог забыть! Всё улажено, Ростовцева, можешь приходить на собеседование.
  Заговорщицкий вид Антона и собственный здравый смысл говорили мне, что я упустила что-то очень важное. Дело в том, что импаты, и я вместе с ними, могут считывать ту информацию, которая была наиболее важна для источника, другими словами, если человек забыл о чем-то, то и импат не сможет этого узнать, поскольку такая информация хранится уже на другом, более глубоком уровне сознания. И что же мне теперь делать? Думай, Бьёрн, думай... Придется играть по-честному. Насколько это возможно.
  - Собеседование?- я вполне искренне изобразила недоумение.
  -Ты совсем память потеряла с этими своими чувствами? Я для тебя старался, упрашивал Кедрина, чтобы он посмотрел перспективную студентку! Эх ты.- Антон махнул рукой и направился к выходу из кабинета. - Еще увидимся!- кинул он на прощание.
  Любопытно, очень любопытно. Если не ошибаюсь, Кедрин - это именно тот самый ассистент Кедрин, еще один мой подозреваемый. А это значит, что мне сказочно повезло! С такими мыслями я вышла из аудитории и пошла по коридору к месту, где должна была проходить следующая пара.
  Студенты были повсюду: они стояли и сидели, куда-то торопились, весело болтали и громко смеялись. От пестрого и шумного окружения я интуитивно старалась держаться подальше, и поэтому пробиралась к цели осторожно. Вдруг кто-то припечатал меня к ближайшей стене. Я чуть было рефлекторно не заехала обидчику в челюсть, но вовремя сообразила, что настоящая Ростовцева так бы не поступила. Жаль.
  - Ой, а кто это тут у нас такой неуклюжий?- с издевкой протянул смутно знакомый голос у меня над ухом. Слишком близко - я попыталась отстраниться. Надо мной нависал долговязый увалень, придвинувшись к моему лицу так близко, что, обладай он хоть толикой Видения, смог бы разглядеть меня настоящую под голограммой Алёны. Вороные пряди живописно падали ему на лицо, красивые губы изогнулись в ухмылке. Удушающий парфюм дополнил образ. Сомнений больше не было - это Денис, трагично безответная любовь Алёны. И причина её смерти. Сама не отдавая себе отчет, я начала злиться.
  - Что же ты молчишь? Я ослепил тебя, Алёнушка? - местный альфа-самец одной рукой опирался на стену, отрезая мне путь к отступлению, а другой обхватил за талию.- Нехорошо, я чуть не упал из-за тебя. Извинись.
  Тут я заметила, что ценителей столь "искрометного" юмора набралось достаточно, и они сформировали небольшое кольцо вокруг нас. Во все времена люди занимались травлей для развлечения. Ничего удивительного, что и здесь зрители оказались на стороне местного плейбоя, поскольку за меня еще никто не вступился.
  - Отвали, придурок,- я попыталась вспомнить земной сленг, но желаемого эффекта не добилась.
  Этот фарс начинал уже порядком надоедать, и я собиралась хорошенько приложить местного красавчика обо что-нибудь твердое, как вдруг заметила направляющегося в нашу сторону Антона. Он разжился в буфете сливочным йогуртом и как раз увлеченно отрывал фольгу. Как только с этой процедурой было покончено, мой одногруппник поднял глаза, заметил столпившихся ребят, а еще меня, припечатанную к стенке. Судя по изменившемуся выражению его лица, ничего хорошего он не подумал. Антон поспешил в нашу сторону, расталкивая наиболее непонятливых студентов, которые не успели уступить ему дорогу.
  - Но ты же на самом деле не этого хочешь, признайся,- всё не унимался остряк.
  - А чего? Постой, не говори, я знаю! Я должен тебя поцеловать, и ты превратишься из жабы в принцессу! Прости, Алёнушка, но это уже домогательство... - шутка была оценена, и со стороны зрителей послышались одобрительные смешки.
  Черных наконец-то пробрался сквозь толпу любопытных, но, протискиваясь в круг, потерял равновесие, и несколько капель йогурта оказалось на полу и на одежде местного плейбоя. А так ли случайно он споткнулся? Ден не растерялся: - Смотрите, Антошечка пожаловал! Наверное, спасать подружку-жабу?- красавчик отвлекся, ослабил захват, и я смогла вырваться из неудобного положения, предварительно отдавив обидчику ноги.
  - Сазонов, меня, конечно, рады видеть многие, но чтобы настолько... - Тон красноречиво покосился на его джинсы, где двусмысленно красовались пятна от йогурта. Денис побагровел.
  - Это мои любимые джинсы, урод!
  Но тщетно, теперь смеялись уже над ним. Закон стаи.
   Черных тем временем схватил меня за руку и повел прочь.
  -Ну и дура же ты, Ростовцева! Ненормальная! Как можно было втрескаться в такое ничтожество. Хорошо, хоть краснеть не начала как обычно,- Антон закатил глаза.- А ему только этого и надо, пользуется тем, что ты как тряпка рядом с ним. Надеюсь, у тебя не было с ним ничего серьезного...
  Я анализировала воспоминания прототипа только для задания, личная жизнь к делу не относилась. А вот тут память Алёны преподнесла мне сюрприз. Она переспала с ним! А он снял это на камеру и шантажировал? Так вот, почему она покончила с собой. Да, именно. Снова непрошеное сочувствие.
  - Я тебе сколько раз говорил, забудь его. Таких презирать надо, а ты... - Антошка с грустью вздохнул.
  - Антон?
  - Что?
  - Не беспокойся за меня. Всё уже в прошлом, я переболела,- спокойно проговорила я. Друг остановился и посмотрел на меня:
  - Ты это серьезно сейчас?
  - Абсолютно! Теперь я понимаю, что это было наваждение,- главное - сделать честный и серьезный взгляд.
  - Так это же замечательно!- воскликнул он.- Алёнка, я так рад! Ты умница!
  - А сегодня мне хотелось его ударить! Так что ты своим появление спас Денисочку от ужасных мук,- ехидно закончила я.
  - Если бы знал, шел бы помедленнее,- хохотнул Тон,- кстати, ты теперь полностью подходишь для нашего научного кружка! Я боялся, что эта твоя странность помешает, но теперь, Алёнка! Я хочу, чтобы ты была с нами. Сегодня в шесть я тебе позвоню и сообщу, куда и когда приходить.
  - Хорошо, договорились,- я улыбнулась в ответ, и мы поспешили на следующую пару.
  
  Глава 3
  Остаток учебного дня прошел спокойно и размеренно. Алёна не была компанейской девушкой, что здорово облегчало моё существование. Достаточно было просто тихо сидеть за одной из последних парт и читать, что бы не вызывать подозрений у людей, знавших Ростовцеву не первый год. Иногда, во время особенно захватывающих объяснений преподавателя, я задумывалась: почему одним людям необходимо быть в центре событий, другим же достаточно взгляда со стороны, почему одни нуждаются в социуме как в воздухе, другим дороже одиночество и спокойствие. Никогда нельзя сказать наверняка, какой человек лучше. Да и как можно сравнивать людей, по какому признаку? Он хороший, потому что подобрал на улице котенка? А если этот человек предаст лучшего друга? Но он же подобрал котенка! Сложно... Как хорошо, что я теперь не совсем человек. Корпс. Черт побери, это неплохо звучит!
  Я стояла на крыльце академии, чуть в стороне от основного потока студентов, и с наслаждением вдыхала задымленный промозглый осенний воздух. Серый день обещал вскоре превратиться в не менее серый вечер, когда мало у кого возникнет желание лишний раз выйти на улицу.
  Три часа. Нужно возвращаться в квартиру и ждать звонка от Антона. Дорога заняла совсем немного сил и времени - все-таки не час пик. Вот и знакомая многоэтажка. Повыше подняв воротник плаща, я направилась к обшарпанному подъезду, стараясь не вдыхать аромат близлежащей мусорки. Я проверила почту: писем не было, и только после этого поднялась на нужный этаж и замерла. Глаза закрыты, дыхание ровное, сознание максимально охватило окружающее пространство. Похоже, гостей не было, можно входить. Квартира встретила меня темнотой и гулким звуком капающей воды из старого крана. Наконец можно расслабиться. Хотя бы на несколько минут. Я прошла в комнату, завалилась на диван и начала ежедневную медитацию.
  'Отчет',- мысль яркая и резкая, как молния, пронзила сознание. Я села на диване и глубоко вздохнула. Нельзя так резко прерывать медитацию, но начальство решило напомнить о моих обязанностях. Я планировала связаться с шефом перед выходом из дома, когда будет известно место встречи. Но если даже пришло напоминание...
  Я встала и подошла к большому зеркалу, вставленному в створку шкафа. Кнопка активации связи на часах нажата, отражение пропало и зеркальная гладь стала преображаться: потемнела, пошла рябью, после чего центр начал светлеть. Одновременно в светлой области проявился кабинет начальника, а затем и он сам. Гилберт Баль сидел в своем высоком черном кресле и нетерпеливо постукивал пальцами по столу. Выражение лица же было абсолютно нейтральным. Вот и пойми, показывал ли он нетерпение или хотел, что бы я так подумала.
  - Командующий, офицер Бьёрн для доклада готова.
  -Докладывай,- голос Гилберта прозвучал сухо, давая понять: шутить он не намерен.
  Я рассказала обо всем, что произошло. Впрочем, инцидент с Виктором Самохиным избежал детализации, всё же это не относится к делу. Баль слушал внимательно, не перебивал и следил за моими движениями во время доклада. Но я не зря провела все эти двадцать лет, эмоций в моих движениях и словах не было ни на грамм, всё соответствовало инструкции. Только сухие факты. Похоже, шеф остался доволен, потому что по завершении моего доклада не дал никаких дополнительных указаний, одобрительно качнул головой, и отключил связь.
  Из задумчивости меня вывел телефонный звонок.
  - Алло.
  - Ростовцева, ну что, готова?- прозвучал жизнерадостный голос Антона.
  - Конечно.
  - Тогда через час в Первомайском парке у главных ворот. Не опаздывай!
  -Хорошо, выезжаю,- бодро ответила я.
  - До встречи!- и он повесил трубку.
  Пора было собираться.
  В мои часы был встроен не только языковой генератор и средство связи, но и довольно удобная проекционная карта, поэтому добраться до парка я смогла быстро и без затруднений. Любопытство. Оно сгубило кошку, но по зубам ли ему корпс? Посмотрим. А точнее, посмотрим из укромного уголка на место встречи. Подняв воротник пальто и сунув руки в карманы, я устроилась на противоположной стороне улицы так, что главные ворота Первомайского парка просматривались достаточно хорошо, а меня оттуда не было заметно. Прикинувшись частью пейзажа я начала наблюдение.
  Пять минут до встречи. Около ворот прогуливался человек: он прихрамывал на левую ногу, отчего напомнил матроса, вышедшего на берег. Высокий, и, что характерно для людей его роста, сутулый. Мимо этого человека уже во второй раз прошла грузная дама с шустрой и бестолковой болонкой, устрашающе зарычавшей на мужчину. Неподалёку на скамейке сидела девушка и вдумчиво читала постоянно сгибающуюся на ветру газету, волосы её были спрятаны под платок, а на кончике носа красовались очки с толстыми стеклами. Больше никого подозрительно не наблюдалось, потому как остальные прохожие не горели желанием проводить лишнее время на продуваемом пятачке в такую погоду и как можно быстрее проходили мимо. Я уже сделала шаг, что бы выйти из своего укрытия и направиться к месту встречи, как на меня налетел какой-то парень. Он извинился и пошел дальше, да и этот эпизод не имел бы ровным счетом никакого значения, если бы молодой человек на мгновение не посмотрел в мои глаза. Этот пристальный взгляд цвета шоколада почему-то взволновал. Я знаю этого человека? Парень уже скрылся из вида, когда меня осенила догадка. Он чертовски похож на Басту! Алёна видела его всего один раз, но образ запомнился отлично. Только вот незачем было так реагировать, мое поведение нуждалось в анализе, Терра на меня плохо влияла.
  Ровно семь на часах, и уже действительно пора идти на встречу. На пятачке перед воротами в парк остались только двое: мужчина и странная девушка на скамейке, ближней из тех, что стояли с обеих сторон от ворот парка. Кто же из них? Или оба сразу?
  - Как хорошо, что ты вовремя!- за спиной раздался жизнерадостный голос и чья-то рука легла мне на плечо.
  Я вздрогнула и обернулась:
  - Черных, не пугай меня!
  Как он смог незаметно подойти?
  - Дмитрий Васильевич!- Антон обратился к тому самому хромому человеку.- Идите сюда! Это та самая девушка, о которой я рассказывал.
  Кедрин произвел на меня двойственное впечатление: он казался умным и мягким человеком, говорил тихо и вежливо, но взгляд его обладал твердостью и силой. Говорили о погоде, учебе, особенно много внимания уделили пятнам на солнце, но мнение специалистов Базы я высказывать побоялась, поэтому поддержать тему не смогла. Тут девушка, всё это время увлеченно листающая газету и последние несколько минут забывающая это делать, встала со скамейки, бросила продукт СМИ в урну и направилась к нам.
  - Привет, мальчики, девочки!
  - Девушка, а Вы кто?- Черных мигом посерьезнел.
  - Да ладно тебе!- обиженно протянула девушка.
  - Настя, прекрати уже маскарад,- вмешался Дмитрий Васильевич.
  - Ты же сама сказала, что станешь неузнаваемой,- хихикнул Тон, а девушка тем временем сняла очки и развязала платок. По её плечам рассыпались огненные кудряшки.
  - Как ты уже поняла, я Настя. А ты Алёна, я знаю. Приятно познакомиться!- девушка весело улыбнулась.
  - Мне тоже приятно познакомиться,- смущенно улыбнулась я. Безусловно, это Сорокина. Похоже, я познакомилась со всеми, кроме Басты. А вот и он: в нашу сторону направлялся так неаккуратно толкнувший меня молодой человек.
  - Вечер добрый,- он обменялся рукопожатиями с мужской частью компании и заглянул в глаза женской.
  - Баста,- представился он, глядя на меня,- добро пожаловать.
  - Алёна Ростовцева, спасибо. Надеюсь, я буду вам полезна.
  - Думаю, будешь,- Баста наконец-то улыбнулся,- только можно вопрос?
  - Конечно.
  - Кого ты недавно ждала в соседнем переулке? Не меня ли?
  Хм, а он прямолинеен и опасен. Мне следует быть осторожней.
  - Я не хотела приходить раньше назначенного времени. Я же никого из вас не знала и побоялась оказаться в глупом положении,- я потупила взгляд и позволила румянцу слегка разлиться по щекам. Всё правильно, это как раз в духе настоящей Ростовцевой.
  Кажется, поверил, потому что я почувствовала, как напряжение, до этого незримо витавшее между нами, исчезло, лопнуло подобно мыльному пузырю. Настя вздохнула, Дмитрий Васильевич снял очки и начал протирать их носовым платком, а Баста улыбнулся широко и искренне:
  - Всё нормально, зря ты нас боялась. Мы не страшные и не кусаемся!
  После этих слов мне пришлось сдержать нервный смешок. Я контролирую свои эмоции, поэтому желания мстить за смерть родителей у меня не возникает. Не возникает желания и знать правду. Потому что не может возникнуть то, что всегда было. Мама наверняка знала что-то лишнее. А отец? И пусть в памяти моей все еще белые пятна, как на старой карте, у меня нет причин не доверять своей организации. Но, определенно, люди плохо на меня влияют...
  Кедрин предложил отправиться на железнодорожный вокзал, который находился в десяти минутах ходьбы от парка. Подозреваю, что именно этот факт и послужил причиной выбора места встречи. По пути Дмитрий Васильевич, или Василич - так его звали коллеги, Альбы, рассказывал о новом объекте, на который он наткнулся совершенно случайно. Речь шла о странном овраге рядом с трассой. Объект располагался таким образом, что странность можно было заметить только со стороны дачного поселка. Кедрин не упомянул, как же он нашел феномен, а никто из команды не спрашивал. Я поймала себя на том, что не могу постоянно воспринимать идущих рядом людей как опасных ученых, иногда они кажутся веселыми и добрыми, теми, кого я когда-то оставила в прошлой жизни. Сквозь толщу двадцати лет все еще доносились призрачные отголоски прежней жизни, и теперь почему-то их звук стал отчетливее. Как старый шрам, ноющий в плохую погоду.
  А Василич тем временем продолжал рассказывать о предстоящей поездке, именно в дачный поселок мы должны отправиться. Говорил он только для меня, остальные не проявляли интерес. Теперь мне было известно, что научный кружок занимался изучением неких пространственных явлений, определял характеристики, выявлял закономерности опытным путем. Причем для начальства была придумана особая легенда, согласно которой это вовсе не научный кружок, занимающийся подозрительными явлениями, а обычная маленькая секция спортивного ориентирования. Такое прикрытие было не лишено остроумия, поскольку приходилось часто выезжать на места очередных исследований.
  Тем временем наша компания добралась до вокзала, приобрела билеты на электричку и отправилась навстречу неизвестности. По крайней мере, для меня будущее было туманно.
  
  Глава 4
  Поселок находился в такой местности, которая с высоты птичьего полета похожа на шахматную доску. Степные просторы благодаря еще Николаю Ивановичу Вавилову прорезаны аккуратными полосами деревьев, называемыми обычно посадками.
  Небо хмурилось, сгущая и без того почти осязаемые сумерки. Отряд ученых-добровольцев двигался через дачный поселок, оставив позади уже добрую половину домов и станцию. За городом как нигде чувствовалась осень с ее темными вечерами и порывистым ветром, несущим хороводы рыжих листьев вперемешку с легкой ностальгией по лету. Лишь в некоторых домах горел свет - там обитали самые стойкие любители загородной жизни, у которых были желание и возможность продлить дачный сезон.
  - Вот мы и пришли,- сказал Дмитрий Васильевич,- видите, метров через сто слабое свечение на фоне леса? Это то, что нам нужно. Настя, что чувствуешь?
  Настасья закрыла глаза и глубоко вздохнула.
  - Что-то есть, но смутное. Надо бы поближе подойти.
  Кедрин кивнул и первым стал осторожно пробираться к беловатой дымке света, выделяющейся на фоне черного провала - по всей видимости, оврага.
  - Ветер стих, Дмитрий Васильевич, нехорошо это,- поежился Антон.
  - Ничего, успеем. Ждите тут. Я проверю,- проговорил Василич. Все послушно остановилась, а руководитель отряда достал из-за пазухи странный прибор, похожий сразу на барометр, счетчик Гейгера и компас. Кедрин ступал осторожно, не отрывая взгляда от дисплея. Я стояла за учеными и пыталась привести мысли в порядок. Что это за место? Неужели портал...
  - Что там?- решилась я подать голос.
  - Тише,- шикнул на меня Антон.
  До светящегося марева оставалось метров пять, когда руководитель сделал шаг назад, остановился и махнул нам рукой.
  - Все, здесь заканчивается безопасная зона.
  После этих слов остальные развели бурную деятельность: Черных достал из сумки и расстелил плед, на который тут же уселась Настя и приняла сосредоточенный вид; Баста достал из рюкзака ноутбук, присоединил к нему самодельный коробок со схемами и вытянул антенну. После этого заговорил Дмитрий Васильевич:
  - Алена, я хотел привести тебя на место исследования, что бы ты увидела все своими глазами и поняла, насколько мы тебе доверяем, и насколько важно то, чем мы занимаемся. Понимаешь? В нашем кружке каждый играет свою роль: несравненная Анастасия - наш экстрасенс, Баста - компьютерный гений и штатный сердцеед, Антон - моя 'правая рука'. Но нас слишком мало, необходимы свежие кадры. Именно поэтому я и поручил Тону подыскать еще людей.Мы не вполне понимали, почему его выбор пал на тебя, подозревали, что это лишь из-за вашей дружбы,- Черных смущенно потупился,- но так было только поначалу, когда твои способности были не слишком велики, сегодня же произошел скачок, который, кстати, подтвердили и Настя, и Антон. Я решил, что нельзя упускать такого ценного сотрудника, и вот ты здесь, с нами. Ростовцева Алена, мы здесь занимаемся опасными исследованиями, в абсолютно новом направлении науки, изучаем искажения пространства, пример ты можешь видеть перед собой,- Кедрин указал рукой на свечение, и я машинально посмотрела туда, в то время как мысли мои были далеко.
  - И теперь ты должна поклясться, что будешь с нами до конца, не предашь интересов сообщества и отдельных сотрудников, обязуешься хранить в тайне наше существование, а так же оказывать посильную помощь в исследованиях. Алена, подумай, у тебя еще есть возможность отказаться.
  - Я хочу быть с вами, я уже все решила. Клянусь! - давно было понятно, что с меня потребуют клятву или еще что- нибудь в этом духе. Произнесенные слова имеют тем большую силу, чем сильнее ты в них веришь. Друзья- ученые, у меня есть большое преимущество перед вами, я умею не верить.
  - Нет, ну что это за клятва! Давай полностью,- возмутился Баста.
  Пришлось повторить: 'Клянусь быть с вами до конца, не предавать интересов сообщества и отдельных сотрудников, обязуюсь хранить в тайне ваше существование, а так же оказывать посильную помощь в исследованиях'.
  - Клятва принята,- торжественно объявил Дмитрий Васильевич.
  - Ура!- негромким хором приветствовали меня теперь уже коллеги.
  Глупцы, даже клятву не могли нормально составить, в ней же нет основополагающих моментов. Нет ни того, чем клянусь, ни кары за нарушение. Словом, для меня пока все складывалось просто замечательно.
  - Можно только один вопрос?- я стремилась сразу все прояснить.
  - Конечно.
  - А что у меня за способности, которые сегодня так усилились?
  - А ты разве не импат и не умеешь сканировать окружающее пространство?- хитро сощурился Кедрин.
  Вот тут я потеряла дар речи...
  Как? Как они узнали, если даже родное ККНР не в курсе? Стоп, спокойствие. Вдох и выдох ровнее.
  - Как вы узнали?
  - Это все наша Настя,- улыбнулся Баста, а Самохина слегка кивнула, стараясь не выходить из оцепенения, - она уже давно за тобой наблюдала, астрально, конечно.
  - Значит, вы за мной следили?- я издала нервный смешок для правдоподобности,- хотя нет, все правильно. На самом деле я сама только недавно начала замечать за собой странности и еще не все понимаю...
  Значит, совпадение. Но как странно. Похоже, на базе и правда не знали о способностях моего прототипа, иначе не в их интересах дезинформировать исполнителя.
  - Ну, формальности улажены и можно приступить к работе. Баста, какие новости?
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Каменистый "Восемнадцать с плюсом" (ЛитРПГ) | | С.Елена "Жена в наследство" (Любовное фэнтези) | | В.Василенко "Смертный" (Боевое фэнтези) | | Н.Жарова "Выжить в Антарктиде" (Научная фантастика) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | | Triangulum "Сожённый телескоп" (Научная фантастика) | | Н.Шнейдер "У бешеных нет души" (Постапокалипсис) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | С.Ледовская "Соната для сводного брата" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"