Гимадисламов Фаниль Фаритович: другие произведения.

Татарский фильм ужасов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть-триллер с элементами детектива и юмора о поиске золотого клада Колчака.

  ТАТАРСКИЙ ФИЛЬМ УЖАСОВ
  (Повесть-триллер с элементами детектива и юмора)
  
  Вместо предисловия
  
  Свиреп был монгольский военачальник Хантимер. Нет, не зря его прозвали железным. Тимер - в переводе "железо". Как булат, как острый меч, как беспощадная кривая сабля решал он все проблемы. Именно он разграбил древний город Булгар. Ни одного целого камня не осталось в домах зажиточных горожан, а о деревянных строениях, подвластных огню, и речи нет.
  Когда жизнь на берегах Волги стала совсем невмоготу, жители стали думать, как вернуть нормальную прежнюю власть. Здесь, под пятой завоевателей, это было уже невозможно. Тогда храбрая предводительница одного из племен старуха Туй-бике собрала возле себя пятнадцать наиболее смелых и отчаянных людей. Пионеры на парусной лодке ушли по Волге.
  Долго не знали односельчане, что стало с беглецами. То, что они уже не вернутся, все догадались, едва пришли на место бывшего поселения.
  Старуха Туй-бике погрузила в лодку всю необходимую утварь, а главное: не оставила свой большой казан - символ богатства и изобилия в доме. Говорят, котел был шести пудов весом, его цепь также весила не меньше шести пудов. Гостеприимная Туй-бике любила и умела организовывать праздники и свадьбы на протяжении всей своей долгой жизни, и неспроста она заказала в молодости такой большой семейный казан.
  Пройдя на парусной лодке часть пути, путешественники сошли на берег. Местность им понравилась с первого взгляда, и первооткрыватели остались здесь жить.
  Остальные жители Булгар долго не могли найти следов беглецов. Казан, который они увезли с собой, надолго остался в их памяти.
  Обрастая слухами и легендами, котел стал олицетворять непокорность племени. Долгими вечерами у костров и биваков труженики-булгары мечтали попасть в благословенный город-казан, в котором нет насилия и жестокости, а есть свобода и независимость от монгольских завоевателей.
  Вольнолюбие местных племен захватчикам не понравилось. Отправленный на поиски военный отряд монгол отыскал убежище беглецов и перебил всех, кроме старухи и двоих его сыновей.
  Эти трое в момент набега не были в поселение на холме, а отправились на берег протекающий поблизости реки, где на облюбованном месте закопали старый казан, чтобы он не достался чужим, а приносил потомкам изобилие и счастье.
  Так, благодаря казану, представители древнего племени вновь остались живы. С тех пор прошло много годов. Многие из древнего народа булгар переселись в эти благословенные края, и вместе построили новый город - Казань.
  Говорят, что казан с цепью до сих пор лежит под городом, а найти его никто не может. А от этого котла идут в разных направлениях множество подземных ходов, из которых по ночам тайно выходят свободолюбивые сыновья и внуки бабушки Туй-бике и мстят ненавистным врагам Отечества.
  
  
  Глава первая, в которой читателю предстоит познакомиться с основными действующими лицами рассказанной истории и заодно посочувствовать его участникам.
  
  Однажды вечером мы сидели на крыльце и болтали.
  Все были настроены весело. Даже вечно хмурый Фандус и тот периодически улыбался.
  Тему ребята подняли интересную.
  Клады...
  Кого не волнуют истории о ненайденных несметных сокровищах, об авантюристах, посвятивших свою жизнь поискам чужих припрятанных богатств, и, конечно же, рассказы о немногих удачливых кладоискателях! Сама возможность очень быстро - в считанные минуты! - стать графом Монте-Кристо заставляет сильнее биться сердца.
  - Понимаете, какое тут дело, - заявил Ирек, - клады находят случайно, притом не очень часто и не везде. Конечно, они попадаются в руки профессиональным кладоискателям. Только редко. Ещё реже везет дилетантам.
  - Ну да, - согласился Фандус, - когда ищешь там, где отродясь не было даже монеты на кино, вряд ли найдешь пиратские золотые дублоны.
  Я вспомнил:
  - Недавно нашел в огороде пять советских копеек, которые мама потеряла, будучи маленькой девочкой.
  - Откуда знаешь?
  - Мама сама рассказала, когда я показал находку.
  - Узнала, что ли?
  - Нет. Просто перед кино бабушка отправила ее полоть картошку. На фильм она так и не попала. Фильм был классный - "Мазандаранский тигр". Хотела пойти на фильм по совету брата, а денежку так и не нашла, хоть весь огород по-пластунски облазила.
  Юра, которого мы называли, верзилой, захихикал.
  - Ты что? - возмутился я.
  - Видел я этот фильм. Ничего хорошего. Особенно для девочки. Так что мама пусть сильно не расстраивается.
  - И где ты его видел - этот фильм?
  - По телеку...
  - Врешь! По ТВ его никогда не показывали. Это очень старый фильм, - назидательно произнес я.
  Алеша поднял вверх палец, привлекая наше внимание:
  - А я вот недавно читал старую газету...
  - И что? Папирус сообщает интересные новости?
  Алеша не таков, чтобы обращать внимание на мелкие подколки.
  - В Казани шофёр районной прокуратуры во дворе отделения Госбанка заметил в автомобильной колее монету. Ты бы не стал нагибаться. А он поднял, - горячо продолжал любитель газет. - Оказалась старинная монета. Стали копать и нашли две стеклянные колбы, набитые золотыми монетами общим весом 1,3 кг.
  - Вот повезло водиле, - брякнул Ирек.
  - Подождите! - сказал я и заскочил домой.
  Оттуда я вынес газету и стал громко, с выражением читать:
  - "Черный лебедь" принес полмиллиарда долларов.
   В Атлантическом океане найден клад, который объявили самым крупным подводным сокровищем. О находке на днях заявила американская фирма Odyssey Marine Exploration. Эта компания, базирующаяся у берегов Флориды, отыскала на дне старинный галеон, "под завязку" набитый золотом и серебром.
  Громкая читка не мое изобретение. Так что все невольно слушали:
  - Кладоискатели вытащили на берег более 500 тысяч золотых и серебряных монет, а также ювелирные украшения. Общий вес ценного груза превышает 17 тонн и, по предварительной оценке, тянет на полмиллиарда долларов.
  Предположительно корабль, который археологи уже окрестили " Черным Лебедем", затонул в средние века прошлого тысячелетия. Где сейчас находятся судно и драгоценности - все это держится в секрете. Кроме того, Odyssey не сообщает, какому государству мог принадлежать галеон.
  Однако возможные хозяева сокровищ уже объявились. Правительство Испании заявило, находка Odyssey скорее всего незаконна, а корабль был поднят в испанских водах - проливе Гибралтар, и, собственно, принадлежит этой стране.
  Власти великобританской колонии Гибралтар подтвердили, что американская фирма действительно вела исследование в проливе. А в самой колонии приземлялся самолет American Airlines, который должен был увезти некий груз во Флориду. Гибралтарское руководство также констатировало, что поднятый корабль это не британское судно Sussex, потерпевшее крушение в 1694 году. На его поиски у Odyssey было разрешение от Испании и Великобритании.
  Возвращаясь к кладам, стоит отметить, что до настоящего времени самой ценной подводной находкой называли монеты и драгоценности с испанского судна Nuestra Senora de Atocha. Он лег на дно недалеко от берегов Флориды в 1622 году. Содержимое галеона стоит 400 миллионов долларов.
  - Вот это здорово! - заорал Алеша. - Только нам не везет...
  - Это почему?
  - Атлантический океан, Гибралтар и тому подобные названия мы знаем только по школьному курсу географии...
  - Н-да...
  - Можно поехать в туристическую поездку, - не сдавался Ирек.
  Родители Ирека работали в ГАИ. То есть отец работал гаишником, а мама... Она тоже хорошо устроила свою жизнь.
  - Куда? На Гибралтар?
  - А что? Это реально!
  - Может быть, и реально - были бы деньги... но сокровища уже найдены. Нет, ребята, надо искать поблизости.
  - Может под крыльцом? - протянул Фандус.
  - Ага, я там уже искал, - вставил я. - Когда уронил "симку" и все там перерыл.
  - Золота, получается, не нашел.
  - Какое золото! Даже "симку" не нашел...
  - Жалко...
  Пустой треп, похоже, всем нравился. Но, с другой стороны, нам делать все равно было нечего.
  Разве что пойти на окраину, где было озеро.
  - Пошли купаться!
  Мое предложение было с энтузиазмом самостоятельных школьников принято. На этом обсуждение историй о кладах закончилась.
  
  На берегу рос камыш. Вернее, это был рогоз, но дворовые ребята считали, что это камыш и ничем нельзя было их убедить в обратном.
  Упрямство - оборотная сторона настойчивости.
  В данном случае мое упорство не дало результатов, и я тоже называл растение, облюбовавшее воду у берега, камышом.
  На том месте, где мы подошли к воде, был проход, свободный от растительности. Любители купания давно протоптали здесь тропинку. По ней мы и спустились к озеру.
  Шумная ватага резвилась по всей акватории водоема, когда Ирек начал созывать всех к себе.
  Оказалось, на "Форде" подъехал Ринат.
  Мы знали этого бизнесмена. Ринат открыл несколько киосков. С тех пор у него стали водиться деньги. Бывало, и нам он одалживал "капусту" в трудную минуту.
  Парень был почти свой.
  - Как дела, пацаны? - начал он, по обыкновению почесывая свой знаменитый пивной животик.
  - Да так... - ответил я.
  Сегодня хвалиться особо было нечем.
  - Знаете, что делает собака, когда ей делать нечего? - спросил он, явно начиная подтрунивать.
  - Знаем! - дерзко перебил я. - Хочешь что-то предложить?
  - Хороший вопрос... Деньги вам нужны?
  - В каком смысле? - немного подрастерялся я.
  - В прямом... Корзина денег вас интересует?
  - Интересует... - загалдели мои приятели.
  - Тогда слушайте!
  Ринат опустил свою задницу на капот машины и стал рассказывать свою историю.
  
  Глава вторая, в которой события принимают криминальный характер, но наши герои не испытывают пиетета перед принципом неотвратимости наказания.
  
  Прежде чем продолжить повествование, я должен внести небольшое уточнение. Я никогда раньше не занимался воровством. А песни, которые я с удовольствием слушал на радио "Шансон", просто ласкали мой слух своей мелодичностью и заменяли безвременно ушедшего Высоцкого.
  - Ты остаешься на шухере! - сказал Ринат, выбрав начитанного и робкого Фандуса на самую ответственную работу.
  Остальная наша компания в некоторой тревоге и унынии терпеливо ждала своей очереди.
  - Остальные идем со мной!
  Ну-да! Угадать сей пассаж было несложно. Напрасно только ломали голову.
  Помогая руками и поддерживая друг друга, мы перелезли через довольно высокий кирпичный забор.
  - Беда! - взвыл Алеша.
  Обладая с детства мягким характером, он к жизни относился со страхом. Наверное, потому он первым заметил опасность.
  На нас со всех лап несся черный волкодав. То, что он не лаял, внушало большую тревогу. Цели у пса были ясные - пугать нас звуковым рядом он не собирался.
  - Смотрите! - еще раз голосом озвучил проблему Алеша.
  Оторопевшие мы не знали, что предпринять. Пытаться лезть обратно?
  Пес тем временем уже достигнет цели. Обнадеживало только то обстоятельство, что Ринат был спокоен и деловито полез в достаточно внушительную барсетку, с которой никогда не расставался.
  - У тебя там отравленная колбаса? Доставай быстрее! - подсказал Ирек. Явно не своим голосом.
  Ситуация выходила из-под контроля.
  - Не ссы, казак, атаманом будешь! - выдал бизнесмен.
  Мы все, похоже, в главари не стремились. Пес давал шансы только на героическую смерть.
  - Давай подпустим его ближе, - спокойно предложил Ринат, доставая что-то похожее на пистолет.
  - Ты убьешь его, - догадался Ирек.
  - Нет, усыплю. Дали охотники на бродячих собак. Выменял у них на водку.
  Пояснение про водку Ринат сделал уже после того, как игла вонзилась в тело громадного пса.
  Ситуация разрядилась. Мы смеялись над последним предложением Рината так, словно это была самая убойная шутка Гарика "бульдога" Харламова.
  - Будьте настороже, - предупредил Ринат. - Я ведь не могу всего предусмотреть.
  Позднее мы поняли, что в словах бизнесмена была сермяжная правда. Но сейчас перед нами стояла смелая задача - проникнуть в дом. С одной стороны, сделать такой ход не представляло трудностей.
  - В доме нет сигнализации, - заверил нас многоопытный Ринат.
  С другой стороны, здание было выстроено с известной роскошью и на окнах первого этажа всюду были металлические решетки.
  Я забыл сказать, что с нами на дело пошел неизвестный нам мужчина.
  - Он будет решать возникающие задачи, - представил лаконично Ринат своего приятеля.
  Так мы и не узнали, как зовут неразговорчивого специалиста. Он был круглый и розовощекий. Напоминал формами саквояж, который держал в руке. Похоже, именно там седеющий брюнет имел все необходимые инструменты. Вскоре догадка подтвердилась.
  - Помогите мне, пожалуйста, - попросил он.
  От стоящей на улице жары он просто тек ручьями.
  Внешностью мужчина походил на Дэнни ДеВито. Правда, если по моим запискам сняли кино, он отказался бы играть - больно роль маленькая.
  Болгарка на батарейках - именно такой инструмент толстяк де Витто достал из саквояжа и стал крушить решетку.
  Через окно мы проникли в дом.
  - Переверните все верх дном, но найдите спрятанный сейф, - распорядился Ринат.
  Приятели разбрелись по хозяйству. Роскошь сразу бросалась в глаза. Современному читателю нет нужды описывать дом нового русского или татарина - даже не бывавший в гостях человек поймет, что собой представляет жилище богатого нувориша. Для этого есть фильмы на Первом канале и магазины элитной мебели.
  Так получилось, что я случайно забрел в рабочий кабинет хозяина. Он находился рядом со спальней на втором этаже. В опочивальне делать нечего, рассудил я. В кабинете могли иметься деньги.
  - Что это? - удивился я.
  На столе были разложены пожелтевшие листки бумаги. Денег я нигде не нашел. Спрятал за пазухой листочки. Памятуя о недавнем разговоре о кладах, я решил: чем черт не шутит. Вдруг это чертежи острова сокровищ?
  - Выброшу, если не угадал, - мудро рассудил я.
  Я вышел на крик. Он раздавался рядом. Мои приятели нашли в спальне сейф. Конечно же, он был спрятан за картиной.
  - Дело за тобой! - позвал своего специалиста Ринат.
  В его серых глазах сверкнула искорка радости.
  - Сделай его! - рявкнул Ринат.
  Саквояжник вынул мудреные инструменты и стал, как в кино, колдовать над сейфом.
  Я все гадал: получится что-нибудь у старательного медвежатника или нет. Судя по тому, как нервно дрожали у мужичка руки, можно было с вероятностью до 99 процентов предположить неудачу.
   Должен признаться, что попал пальцем, как Ванга, в небо. Я имею в виду ее предсказания человечеству с 2008 по 3797 год:
  2008 - покушение на четырех глав правительств. Конфликт в Индостане. Это явится одной из причин третьей мировой войны.
  2010 - начало третьей мировой войны. Война начнется в ноябре 2010 года и окончится в октябре 2014 года. Начнется, как обычная, затем будет применено сначала ядерное оружие, потом химическое оружие.
  2011 - в результате выпадения радиоактивных осадков в Северном полушарии не останется ни животных, ни растительности. Затем мусульмане начнут химическую войну против оставшихся в живых европейцев. Большинство людей будет страдать гнойниками, раком кожи и другими кожными заболеваниями (следствие химической войны).
  2016 - Европа почти безлюдна.
   И далее тому подобный бред...
   Опубликованные самые полные предсказания знаменитой болгарской прорицательницы прошлого века оказались столь же удачны, как и мои.
   Сейф был открыт. В нем оказались какие-то бумаги и еще деньги.
  - Мы не напрасно возились! - заметил я, радуясь открытию.
  Ринат повернулся к нам:
  - Деньги вы обязательно получите, как и обещал. Солдат ребенка не обидит.
  Бизнесмен, как всегда, был в своем репертуаре.
  
  Солнце стояло уже в зените, когда мы вернулись к машинам.
  Под прямыми лучами находиться и вовсе было невозможно. Тени нигде не видно. Печет прямо в макушку. Мы все мечтали быстрее окунуться в воду озера.
  Толстяк получил денежки и теперь весело лыбился на мир.
  Ринат собрал у всех перчатки и вздохнул:
  - Надеюсь, никто не наследил больше, чем нужно...
  Мы терпеливо ждали, когда деньги перекочуют в наши карманы из просторной барсетки Рината. Но бизнесмен был верен себе и, похоже, не спешил с ними расстаться.
  - А теперь давайте мне все, что успели прихватить в усадьбе, - сурово произнес он.
  Наша компания несколько секунд колебалась. Потом из карманов стали появляться интересные предметы: золотишко, камни, часики и прочая дорогая дребедень из атрибута успешного человека.
  Один я не шевелился: драгоценностей я в карманы не пристроил.
  - Извини, сглупил, - честно признался я, перехватив взгляд Рината.
  Собрав наворованное, Ринат размахнулся и выбросил все в середину озера. Или почти...
  Нас охватил небольшой столбняк. Но прежде чем мы начали возмущаться, он вынул из барсетки деньги и протянул мне:
  - Поделите. Здесь больше, чем я обещал.
  Я молча протянул руку.
  - Есть вопросы? - Ринат закрыл барсетку. - Я думаю, никто не обижен.
  - Я понял, что с тобой можно иметь дело, - сказал я.
  Это была наша осторожная благодарность.
  
  Глава третья, в которой намечаются интересные события, но требуют от главного героя активных усилий.
  
  Как все удачливые воры мы затаились. Как не хотелось быстрее пустить денежки в ход, мы все-таки сдерживали себя и тратились исключительно на карманные расходы.
  Будучи смышленым малым, я придумал легенду. Суть ее заключалась в том, что я заходил в магазины поселка и покупал лотерейные билеты. Эта моя страсть стала привлекать внимание.
  - Мне тоже десять билетов, - сказал продавщице стоявший за мной в очереди Рифат.
  Толстый и розовощекий, он был похож на нового русского. Денег, правда, у него не водилось. Зато апломба у Рифата было немерено.
  - Ты следил за мной? - не выдержал я.
  - Давайте никому об этом не скажем.
  Рифат сделал таинственное лицо.
  По слухам, он работал водителем в каком-то важном министерстве. Экологии или сельского хозяйства...
  Возил самого замминистра.
  Если судить по его наглости, а то и вовсе замминистра внутренних дел. На вопросы он, как правило, не отвечал. Таинственно отмалчивался.
  - Рифат, тоже хочешь что-то выиграть?
  - А с какой целью еще покупают билеты? - не преминул съехидничать парень.
  Я не показал виду. Я ведь покупал вовсе не с целью выигрыша.
  - Рифат, тебе тоже кто-то стуканул? - спросил я его.
  - О чем ты?
  - У меня приятели поголовно покупают билеты... после того...
  - После чего? - быстро задал вопрос толстячок.
  - Я выиграл десять тысяч. А потом - пять.
  - Серьезно?
  - Ну да.
  Я говорил громко. Чтобы все стоявшие в очереди слышали.
  - Можно еще десять билетов прикупить? - Рифат обратился к продавщице, игнорируя других покупателей.
  - И мне десять... - сказал паренек в очереди.
  Толстые очки на носу картошкой делали его лицо умным.
  Дело сделано. Мне можно было уже уходить.
  Билеты почти все были немедленного типа. То есть выигрыш можно было получить, удалив защитный слой и обратившись к продавцу в случае удачи.
  Но я не спешил.
  - Дома проверю. Я купил на общие денежки, - пояснил я Рифату и попрощался.
  Еще немного - и нам можно смело тратить деньги.
  
  У меня была подруга. Не то чтобы зазноба, от которой я терял голову. Но мне она нравилась.
  Было в ней что-то необычное. Загадкой мне представлялось еще одно обстоятельство: она ходила вечно во что закутанная плюс неизменно белый платок на голове.
  Семья ее была многочисленная и жила в большом доме у оврага. Первым из нашей команды стал вхож в дом Наиль. О нем я пока ничего не рассказывал, но вскоре придется, поскольку он будет фигурировать в нашей истории.
  Учился он в университете на физфаке и сильно интересовался звездами.
  - Астроном! - называли мы его.
  Он приехал в Казань из Актанышского района. Вернее, из самого районного центра. Отношение наш Наиль к семейству Касимовых имел родственное. Правда, самое отдаленное.
  На первое время он поселился у родичей.
  В доме всем заведовала Моршида-апа. Муж у нее недавно погиб в автомобильной катастрофе на Челнинской трассе.
  Говорят, легковушка, в которой он ехал, по вине неопытного водителя вылетела на встречку и угодила под тяжеловоз-дальняк. Погибли все, включая водилу.
  Наиль мог со временем переехать в Казань - снять там жилье. Но принимая участие к родным, жил у них. Помогал по хозяйству, платил квартирные.
  Да и дружить с нами ему было сподручнее, живя здесь.
  - Она - хорошая женщина, говорю вам, добрая, - он размахивал руками налево и направо, видимо, показывая габариты своей хозяйки.
  - Да ладно врать, - подтрунивал я над ним, - не такой ты и любитель пожрать. Готовит, говоришь, хорошо.
  - Да. А то питался бы бомж-пакетами...
  - Не в этом дело. Тебя, вижу, больше женский пол привлекает.
  Наиль горячо возражал.
  Я-то имел в виду нечто другое.
  Касимовы оказались плодовиты.
  Четверо детей в семье. Все дочки.
  Бибисрур, Сагибжамал, Абзальниса, Махтурама. Не дочери, а феномены. Если, конечно, брать в расчет их имена.
  - А можно я тебя буду называть Машей? - спросил я разрешения в первый день знакомства у своей подруги.
  - Нет, это русское имя, - возразила Махтурама, - а я татарка...
  Это было видно.
  - Ладно, - согласился я, - а как-то сокращенно и ласково...
  - Нет такого.
  И в самом деле, как можно сократить.
  - Если хочешь ласкательно, называй меня Махтурамушкой...
  Я не захотел.
  Теперь я шел к Касимовым.
  Бумаги, которые я украл со стола хозяина коттеджа, оказались исписаны непонятными мне иероглифами.
  Чтобы понять их ценность, мне надо было, по крайней мере, иметь под рукой содержание, а для этого текст, исписанный карандашом, перевести на русский или любой другой европейский язык. Лучше, конечно, на русский.
  Я подозревал, что надписи сделаны на арабском. А Махтурама работала в агентстве "Татар-информ" и должно была немного знать по-арабски.
  
  Глава четвертая, в которой приводится небольшой исторический экскурс по примеру сэра Вальтера Скотта, но ленивым читателям необязательно ее читать, потому что на развитие сюжета рассказ о золоте Колчака почти не влияет.
  
  До 1917 года золотой запас России выражался астрономической цифрой - 1337 тонн. В то время - а это, как вы понимаете, самое начало XX века - никакая другая страна не имела в кладовых столько золота.
  Ну а дальше одни разочарования. Совершилась революция, в России пошли процессы, вышедшие из-под контроля и, как следствие, сотни тонн российского золота оказались неизвестно где.
  Царь не был лопухом. Николашка, как любовно называли его в народе, хотел как лучше. Ну а вышло, как вы догадываетесь, все как всегда.
  А дело было так.
  Когда начались схватки первой мировой войны, император Николай II предусмотрительно приказал эвакуировать российский золотой запас - по некоторым сведениям, 1600 тонн золота - вглубь страны. То есть в город, где мы живем.
  В результате мудрого царского повеления долгое время казна благополучно обреталась в Казани - вплоть до начала гражданской войны. Затем ее судьба стала поистине загадочной.
  Из истории мы знаем, что в 1918 году клад захватил адмирал Колчак и на эти деньги установил военную диктатуру в Сибири, на Урале и Дальнем Востоке.
  Однако не все золото досталось царскому офицеру. Есть сведения, что часть монет похитили.
  Походный дневник участников похода проливает свет на судьбу золота Колчака. По сведениям золотоискателей, сегодня оно надежно спрятано в Тюмени.
  Но в столь дальние края багаж добрался не весь.
  Судя по приблизительному переводу, сделанному при мне Махтурамой, часть золотых монет осела в окрестностях Казани. Белогвардеец-татарин, заполнявший в пути свои записи, сообщал, что участвовал в захоронении украденного колчаковского клада. Судя по бумажкам, он боялся забыть место схрона. Поэтому хитрый татарин в своих пометках зашифровал место клада, создав целую поэму загадок на арабском языке.
  Точнее, язык был татарский, но правописание было по принятому в те далекие времена правилу на арабском.
  Махтурама читала текст. Я все понимал. И в то же время многие слова были для меня загадкой. Да и истинный смысл послания не доходил до моего разума. Хитрюга и в самом деле хотел вернуться за кладом. Или передать свои записи-подсказки родным.
  - Все это надо обмозговать, - сказал я себе.
  Тут я прав. На местности можно будет легко расшифровать такие слова, как "лысый холм начинает падать в озеро, там ровно восемь раз выстрелить в свечу" или "половина лошади и целая вниз".
  Наверняка, белогвардеец понимал, что надо обозначать вечные ориентиры, а не деревья и строения.
  А животные, как я понимаю, это всего лишь единица измерения.
  Не так все запутанно. Казалось, окажись я на месте - сразу все разгадаю.
  Чтобы проверить, насколько описанные солдатом события соответствуют действительности, я пришел к казанскому приятелю и откопал в интернете интересные подробности.
  Оказывается, на нашей земле развивались стремительные события.
  Бывшим царским офицерам, воюющим против Красной армии, приходилось нелегко.
  Известный по фильму "Чапаев" некий Владимир Каппель с войском скрытно переправился через Волгу и прошел по тылам красных. В результате чуть не захватил в плен самого наркомвоенмора.
  После этого рейда Каппеля командование бросило под Симбирск против Тухачевского.
  Благодаря великим талантам белых генералов одна из наиболее боеспособных частей белой народной армии так и моталась по Поволжью - из края в край, изматываясь изо всех сил и закрывая на время бреши. Войска производили большой шум и достигали локальных успехов. При этом сильно пугая население и не одерживая каких-либо больших стратегических побед. Что в конечном итоге и определило крах всей белой компании.
  8 сентября пришлось сдать Казань, а 11 сентября 1918 года, не солоно хлебавши, уйти из Симбирска.
  Сил у освободительной армии явно не хватало.
  Ненадежными оказались и войска Чехословацкого корпуса.
  Чехи смотрели на безопасный восток, а с всенародным отпором большевизму в Поволжье у Народной армии Комитета членов Учредительного собрания (КомУч), созданного восставшими в Самаре 8 июня 1918 года сразу после захвата города чехами, ничего не вышло.
  Когда за недавние успехи Владимир Оскарович Каппель досрочно был произведен в очередной чин, свежеиспеченный генерал-майор в сердцах пожаловался своему соратнику полковнику В.И. Вырыпаеву:
  - Лучше бы прислали батальон пехоты!
  Как политический центр демократической контрреволюции КомУч, никак себя не показал и в сентябре 1918 года после Уфимского государственного совещания, фактически влился во "Временное всероссийское правительство" (Директорию). Неопределившиеся и недовольные происходящим члены КомУча и Директории не удовлетворяли ни левых, ни правых.
  В итоге правые 18 ноября 1918 года совершили военный переворот, разогнали Директорию, арестовали многих "учредиловцев" (причем, некоторые из них были расстреляны без суда и следствия), провозгласили военного министра Директории адмирала А.В. Колчака "Верховным правителем России".
  Остатки Народной армии КомУча - Директории (8 октября они оставили Самару, предварительно отправив несколько эшелонов с "казанским кладом" в Уфу) влились в армию Колчака, причем "каппелевцы" по договоренности их командира с адмиралом до конца гражданской войны в Сибири, Забайкалье и Приморье сохраняли большую военную автономию.
  Вернемся в Казань. Точнее, в Поволжье.
  Воевавший против белых Лев Давидович Троцкий в противовес речной флотилии КомУча, создал собственную. Надо сказать, более мощную. Вооруженную скорострельными морскими орудиями.
  В середине августа Каппель писал в Самару, что Красная армия становится лучше, более дисциплинированной, "военспецы", привлеченные Троцким на свою сторону, грамотно ведут операции, и "прежним кавалерийским наскоком ее уже не возьмешь".
  В сентябре Каппелю пришлось лично прибыть в Самару за подмогой. Но там уже творились великие дела.
  В КомУче генералу заявили:
  - Все это пустяки, главное - мы сейчас добились на совещании в Уфе образования Всероссийского правительства, и наши имена вошли в историю.
  Не хочу тиражировать имена этих политиканов, тем более что правое дело демократической контрреволюции против большевиков самими "учредиловцами" было уже проиграно.
  Так бездарно.
  Единственным реальным вкладом КомУча и его Народной армии в дело борьбы с большевизмом стал захваченный отрядом Каппеля казанский клад, доставшийся Колчаку.
  Как вы догадываетесь, это укрепило международный авторитет Верховного. Теперь он стал наследником Николая по праву. Золото позволило ему закупать в большом количестве оружие и амуницию, платить жалование своим офицерам и солдатам, не прибегая в массовом порядке к обиранию населения Сибири, как это делали красные.
  
  Глава пятая, в которой происходит тихое семейное чаепитие, но планам гениального авантюриста не удается воплотиться в жизнь.
  
  Женщины - это самое интересное, что есть в жизни каждого мужчины. Кое-кто утверждает даже, что это главное его приключение в жизни и - главная мечта, воплощенная в жизнь без особых трудностей.
  Кто не согласится с этим, конечно, будет спорить. Для этого товарища у меня припасена мысль, которую я испытал на собственной шкуре. Звучит она неожиданно: женщины - это самая страшная напасть, которую господь посылает своим пастырям и даже неверующим людям - просто-напросто из-за своей жадности до зрелищ. И в самом деле, все представления, которые человечество изобрело для того, чтобы скрасить время между трудовыми буднями, как раз и касаются этой тематики. Любви между полами и неизбежными проблемами в связи с этим сильным и противоречивым чувством.
  
  У Азата вечно были женщины намного старше его. Мама, это его мама, думал я. А нет. Подруга. И не просто подруга, с которой случайно оказался рядом, а та, с которой он делит постель. Ужас! Сколько им лет-то?
  Думал, они мне в мамы годятся. Думал, - в первый раз! - что со своей мамой он меня знакомит.
  Когда мне открыла дверь толстая туркменка - это я узнал позже, - я не сомневался, что это очередная пассия неугомонного Азата.
  Так оно и оказалось.
  - Милый дома, - просто сказала она.
  Я даже испугался. Не ко мне ли она обратилась с этим незатейливым эпитетом?
  Я торопливо прошел в дом.
  Конечно же, был включен ящик для идиотов.
  По телевизору М. Задорнов рассказывал старые анекдоты, выдавая их за свои новые шутки.
  Звук доносился из спальни.
  Надо сказать, жилище, в котором обитал Азат после смерти родителей, было хоть ветхим, но довольно вместительным.
  Иначе компания, которую я застал за столом, с трудом разместилась бы.
  Здесь были сам Азат, Света, которая открыла мне дверь, трое ее маленьких детей и еще Ирек.
  Да-да, тот самый Ирек, с которым я уже знакомил читателя.
  Поскольку стояло жаркое и засушливое лето 2010 года, все пили чай из больших пиал.
  Держа всеми пальцами правой руки эту чашку без ручки, Ирек дул на молочную поверхность.
  Даже дети двумя руками, как в старых фильмах про басмачей, держали пиалы и с наслаждением делали мелкие глотки.
  - Будешь наш туркменский зеленый чай? - спросила Света, как только я узнал, что ее зовут именно так.
  К слову, Азат представил мне и ее детей, но их имена у меня тут же вылетели из головы. Они не были чем-то примечательны. Обыкновенные русские имена, как и у Светы.
  Я взглянул на Ирека, с удовольствием участвовавшего в семейном чаепитии, и кивнул:
  - Хорошо.
  Мне тут же принесли пиалу, наполненную молочным напитком.
  Сделав приличный глоток, я чуть не поперхнулся.
  Это был обыкновенный зеленый чай с молоком, но в нем плавали кусочки еще не растопившегося жира - по-моему.
  - Что-то не так? - заметила мои телодвижения Света.
  - Что это за чай?
  - Мы в жару на родине всегда пьем такой чай. Он - с солью.
  Теперь я догадался, в чем дело.
  Вкус, надо вам сказать, был отвратительный.
  Как только детишки не плачут!
  Видимо, с детства потчуют этой гадостью. Вот и привыкли.
  Я оглядывался по сторонам.
  - Что-то еще? - спросила Света.
  - Нет-нет. Все хорошо, - соврал я. - Хорошо спасает от жары...
  Между тем я искал, куда бы незаметно слить эту бурду.
  Глядя на Ирека, я старательно допил пиалу до половины.
  Теперь, если я и поставлю чашку на стол, никто не обидится.
  - Азат, я хотел поговорить с тобой наедине, - сообразил я.
  Надо было сразу мне так поступить, корил я себя за растерянность и нерешительность.
  Как только Иреку может нравиться такой напиток!
  Поставив осторожно недопитую пиалу на стол, я вышел с Азатом во двор. Ирек потянулся за нами.
  - Есть идея, - сказал я.
  - Какая? - спросил Азат.
  Был он кудрявый - с длинными волосами - и невысоким худым телом. Худоба, впрочем, не мешала ему западать на крупных женщин. В этом я убедился только что.
  - Хорошая.
  - Я понимаю. У тебя нет плохих идей, - кивнул ловелас.
  Увидев Ирека, который не расстался с пиалой даже сейчас, я вынужден был задать мучивший меня вопрос:
  - Тебе так приятно это пить?
  - Ну да.
  Я вырвал у оторопевшего парня чашку и сделал маленький осторожный глоток.
  - Вот гад, - выругался я, - не мог меня предупредить.
  Ирек не чувствовал за собой вины.
  - Я сразу сказал: налейте мне обычный зеленый чай, - пояснил он, улыбаясь, - я даже в Таиланде не стал жрать жареных тараканов. Хотя родители щелкали их как семечки.
  Недавно семья гаишника ездила за границу, и я первым узнал об этом. Лично от Ирека. Хвастун еще тот!
  - Зря, - вмешался Азат, - я привык. Очень даже ничего.
  - А что, если я не собираюсь привыкать? Я вовсе не планирую жениться на Свете.
  - А что, я собираюсь? - обиделся Азат.
  Не буду продолжать.
  Разговор не склеился. Мы - слово за слово! - крупно поругались. Дело, конечно, до драки не дошло, но различные претензии и взаимные обвинения, как это бывает, усугубили ситуацию до крайности.
  Мне пришлось торжественно покинуть дискуссионный двор, оказавшийся далеко не культурным Гайд-парком.
  - Таким гостям мы не рады, - бросил мне вслед последнюю реплику хозяин.
  Но я был уже достаточно далеко, чтобы ретранслировать подвернувшийся на язык ответ.
  Что ж... Я унес его с собой.
  Такова судьба гениев.
  
  Глава шестая, в которой выясняется, что компания в поход собралась и насколько это к месту.
  
  - Ты что, собрался ехать в джинсах?
  - А почему нет?
  - Джинсы? Ни в коем случае. Долго сохнут, везде тянут и давят, ногу в них не согнуть, весят не меньше трех тренировочных штанов.
  Это Алексей Ляшко отчитывал Фандуса во дворе своего дома, где собрались старые друзья.
  Когда я узнал о сборе, я сразу прибежал к ним. Как оказалось, ребята собрались в поход в сторону Печищ и острова Свияжск.
  Это мероприятие, как нельзя лучше, решало мою проблему, с которой я приходил к Азату.
  - Хочешь сжечь их при сушке у костра?
  - Я не буду сушить, - пытался оправдаться Фандус.
  Выглядело это наивно.
  - Надо взять что-то более удобное из синтетических тканей, - подсказал я. - Треники, например.
  Ляшко с видом знатока кивнул.
  - Такие быстро сохнут, - продолжил я. - У меня дома, например, простыни из шелка. Мигом становятся сухими, едва постирал.
  Неутомимый командир продолжал придирчиво осматривать свое воинство. Под его острый глаз подвернулся Ирек:
  - А ты как оделся? - спросил с издевкой.
  Ирек был парень не промах:
  - В смысле?
  - Зачем в камуфляже?
  - Я на рыбалку всегда так езжу, - гордо добавил сын гаишника, - и с отцом на охоту. Всем рекомендую. Самый верный способ везде чувствовать себя комфортно.
  - Это не рыбалка. Это поход. Здесь прятаться не от кого. Потеряешься - в камуфляже не найдут. А нам это надо? Туристам это надо?
  Ляшко был категоричен.
  - А я правильно оделась?
  - Правильно. И всем лучше одеться во что-то яркое, - добавил Алексей и вновь повернулся к подруге Ирека Муслиме. - Кстати, девчонок не берем.
  - Это еще почему?
  - Я так решил.
  - А ты командир?
  Ляшко почел за благо не отвечать и обратился уже ко всем:
  - Все взяли миску, кружку, большую ложку?
  Друзья закивали.
  - И фонарик не забудьте... с батарейками.
  Все вынули китайские светодиодные фонарики и посветили в лицо новоявленному командиру. Впрочем, в солнечную погоду это был укус мошки.
  - Вот обязательные вещи! Топор. Сменные носки. Тарелка, кружка, ложка. Соль. Колышки для палатки. Сама палатка, конечно. Остальное - дело фантазии.
  Ирек, часто выезжавший с отцом на природу, поддакнул:
  - Да, и еще что-то против насекомых надо взять обязательно. Иначе съедят.
  Итак, походы...
  Самыми большими и известными походами по казанской земле, как оказалось, были пешие переходы Ивана Грозного.
  Иван Васильевич охотно участвовал в этих масштабных мероприятиях.
  В ту пору обстановка была далеко неспокойной.
  Как пишут историки, в первой половине XVI века - во времена правления ханов из крымского рода Гиреев - всесильное Казанское ханство вело возвышающее ее среди местного населения постоянные войны с Московской Русью.
  В общей сложности таких нашествий некоторые летописцы насчитали порядка сорока. Страдали, в основном, близлежащие земли. В частности геополитические регионы Нижнего Новгорода, Вятки, Владимира, Костромы, Галича, Мурома, Вологды.
  Как это делается сегодня, где хитростью, где подкупом, где посулами, Москва утвердила на казанском престоле касимовского правителя Шах-Али.
  Тот, понятное дело, стал сразу смотреть в рот Ивану Грозному и одобрил проект унии с Москвой.
  Но коалиция казанской знати не поддержала бархатную революцию и в 1546 году Шах-Али был изгнан.
  На трон взошел хан Сафа-Гирей, известный своей враждебностью к чужакам.
  Вот тогда и было задумано совершить великий поход и добиться окончательной победы.
  Всего Иван IV возглавил три похода на Казань.
  Только последний из них - поход 1552 года - принес заметный результат.
  Казанский кремль был взят штурмом, а правивший к тому времени уже другой хан - Едигер-Магомет - был захвачен в плен.
  Представляю, как пришлось готовиться к этому длительному мероприятию. Строить Свияжск - промежуточный лагерь на расстоянии пешего перехода от Казани, готовить провизию - на 150 тысяч человек опричнинского войска.
  Затраты не в пример нашим.
  - Выступаем на следующей неделе, - тоном великого русского царя сказал Ляшко, - в понедельник. Время есть.
  Когда будущие туристы более-менее определились с реквизитом, проблемы исчезли. На подходе оказался другой не менее важный вопрос - провизия.
  - Сколько берем бухла? - поинтересовался Ирек, знавший в этом толк.
  Ляшко отреагировал адекватно:
  - Предлагаю взять спирта. Меньше всего занимает места. Каждому по полторашке - думаю, хватит.
  В обсуждении я почти не участвовал. Меня занимали другие мысли.
  Мне предстояла сложная задача - в течение ближайшего времени развернуть поход в противоположном направлении. Мои планы были связаны с местами, где проходил боец белой армии.
  Мои будущие компаньоны, конечно же, об этом пока не догадывались.
  Зачем нам Свияжск?
  Нам не нужен Свияжск!
  Беляки не совались в направлении Свияжка - там был Троцкий.
  
  Глава седьмая. Хитрости и интриги.
  
  Сразу после занятия Самары восставшими войсками Чехословацкого корпуса и начала местного восстания Владимир Каппель оказался в Народной армии Комитета членов Учредительного собрания на должности помощника начальника Оперативного отдела Главного штаба.
  Численность первых добровольческих частей - пара рот пехоты, эскадрон кавалерии и конная батарея о двух орудиях - была ничтожна против превосходящих сил Красной армии.
  В штабе царила растерянность.
  Все возможные кандидаты на должность Главнокомандующего молчали. Среди офицеров было немного желающих командовать первыми самарскими добровольцами. Дело заранее казалось обреченным на провал.
  Вызвался только один подполковник Каппель, который сразу же был назначен большинством голосов и через некоторое время, благодаря своему таланту и смелости, достиг значительных успехов.
  Падение Симбирска - родины "вождя мирового пролетариата", другие победы Каппеля сильно напугали большевистское руководство.
  Ленин, который еще вчера скрывался ото всех, сегодня уже был всесильным правителем. Власть свалилась к нему в считанные минуты.
  Поэтому он на примере растерянного Временного правительства знал, что важно не взять власть, а удержать ее.
  На войну с опасностью он посылает хорошо себя зарекомендовавшего Льва Давидовича.
  Троцкий требует значительных подкреплений, объявляет знаменитый лозунг "революция в опасности", и прибывает лично на Волгу. Все имеющиеся в резерве силы красных в срочном порядке отправляются на Восточный фронт.
  - В последние годы Троцкий, видимо, ослабел и вел себя значительно ниже своей репутации ловкого человека, - пишет Алданов Марк Александрович в книге "Исторические портреты и очерки".
  С началом гражданской войны самой бенефисной ролью стала роль главнокомандующего Красной Армией. Троцкий оказался военным комиссаром, председателем Реввоенсовета, русским Карно и "электризатором революции". Какова была его действительная роль в гражданской войне, сказать в настоящее время трудно. После первого разрыва с Троцким большевики (то есть Сталин) опубликовали несколько документов, из которых как будто неопровержимо следует, что эта была довольно скромной и что "красный Наполеон" далеко не всегда вел себя по-наполеоновски. История этот вопрос (в отличие от большинства других) сумеет выяснить точно. Во всяком случае, для легенды Троцким было сделано все возможное. Он "прошел курс Академии Генерального штаба", ездил в царском поезде с вагоном-типографией, возил на фронт Демьяна Бедного и даже орден ему пожаловал - "отважному кавалеристу слова" (кто же мог предвидеть со стороны кавалериста слова такую черную неблагодарность?).
  На всех решительных фронтах он произносил пламенные речи. Каждая его речь была непременно с "восклицаниями". От Троцкого останется десять тысяч восклицаний - все больше образные. После покушения Доры Каплан он воскликнул: "Мы и прежде знали, что у товарища Ленина в груди металл!" Где-то на Волге, в Казани или в Саратове, он в порыве энтузиазма прокричал "глухим голосом": "Если буржуазия хочет взять для себя все место под солнцем, мы потушим солнце!" Галерка ревела от восторга, как некогда на спектаклях Иванова-Козельского.
  Хитрость входит в искусство войны необходимым элементом. Плоха, однако, та хитрость, которая может попутно обмануть свой собственный лагерь. Так писал кто-то из мудрых.
  Мне предстояло стать плохишом.
  План не являлся чем-то экстра-неординарным или невыполнимым. Я предполагал собрать втайне от основного коллектива всех своих друзей, участвовавших в налете на особняк, где я раздобыл бумаги белогвардейца. Обработав их соответствующим образом, переманить кучку на свою сторону.
  Здесь я не видел особых трудностей. Красноречия Троцкого у меня было навалом. Проблема заключалась в Ляшко.
  Поход организовывал именно этот Робинзон.
  Надо сказать, этого хитрого парня я знал не очень хорошо.
  Слышал, что он каждый год справляется на катамаранах куда-то по реке, ходит в горы и ввязывается в прочий экстрим.
  Разговор о какой-то вылазке на природу в нашей компании шел еще с зимы, но я не особенно в них участвовал. Любитель цивилизации и большой противник дикой природы я ни в каком походе участвовать не стал бы. Если бы не рукопись!
  Оказалось, что у ребят возник план провести неделю за городом в походных условиях, и они обратились к специалисту.
  Ляшко был ближайший специалист. То есть жил неподалеку, и ребята его хорошо знали.
  Вид у него был соответствующий. Огромная копна волос на голове. Как у Анджелы Дэвис. Когда надо, вырастала черная "абрековская" борода. Робинзон Крузо или какой-нибудь другой отважный путешественник из детских книг - не иначе.
  Немного поразмыслив, я отказался от первоначального плана.
  - Надо привлечь главаря на свою сторону, - сказал я себе, - случилась бы большевистская революция, если бы эсеры загодя переманили Ленина на свою сторону?
  
  Глава восьмая. Новые планы.
  
  Если кто-то захочет сделать фильм по моим запискам, то этому смелому режиссеру я могу дать один полезный совет. В кино, как правило, все развивается по другим законам. То есть все проще и стремительнее.
  Мои поиски выхода из сложившейся ситуации и временные трудности можно спокойно опустить. В таком случае на этом месте в фильме наша компания уже стремительно двигалась бы в направлении спрятанных сокровищ.
  Я как зритель вижу цепочку парней с огромными рюкзаками за спиной. В кадре мое лицо - крупно. Течет пот со лба. Камера делает поворот и - идет засветка от яркого летнего солнца. Это все кинематографические приемы...
  Перед глазами всех путников через расфокус возникают их мысли. Ребята видят кадры с золотым запасом России: 650 миллионов золотых рублей в монетах, 100 миллионов рублей кредитными знаками, слитки золота, платины и другие ценности.
  Пока я мечтал в таких примерно картинках и заманчивых киношных образах, незаметно наступило время встречи с Ляшко. Товарищ запаздывал.
  - Два часа девять минут... - протянул я вслух, взглянув на часы на руке.
  Было от чего сердиться. Я подкараулил Ляшко на следующий день и обо всем с ним договорился.
  При сообщении о золоте потомственный золотоискатель отреагировал как надо. Сама возможность поиска уже привлекала этого любителя тыркаться по местности. А тут есть какие-то шансы нарваться на реальное богатство.
  Ляшко давно мечтал купить профессиональное оборудование и экипировку для нового сплава по горной реке. Я со своими идеями подвернулся ему очень кстати.
  - А время идет... - проворчал я, не наблюдая на горизонте слегка прихрамывающего приятеля.
  Наконец, вдалеке я заметил унылую фигуру Ляшко. Судя по его неспешной походке, ему предстоял тяжелый разговор.
  Прислонившись к забору кладбища, я терпеливо ждал, когда он приблизится.
  - Привет! - бодро приветствовал я путника рукопожатием.
  Ляшко был озабочен.
  - Ну как?
  Ляшко хмыкнул, пожал плечами.
  - У тебя ничего не получилось? - догадался я.
  Леша молча кивнул.
  - Подробности!
  Я ждал продолжения. Жестом показал, что молчать не следует.
  - Все уже настроились на Свияжск. Я же сам их уговаривал. А тут надо менять планы...
  - Ну и что с того! Часто планы - просто руководство к действию...
  - Понимаешь, - Леша смущенно почесал подбородок, - многие хотят побывать в тех местах, где был Троцкий. Кто-то прочитал, что он самолично расстреливал пленных и контрреволюционеров. Кто-то хочет взглянуть на единственную деревянную церковь, сохранившуюся со времен Ивана Грозного. Многие говорят, что в такую жару надо держаться ближе к Волге. Купаться опять же. Ирек хочет рыбачить...
  - Ах, этот Ирек, - я был слишком расстроен, чтобы по-настоящему ругаться.
  Наверное, надо было воспользоваться первым вариантом плана. Тогда я не полагался бы полностью на красноречие Ляшко, которого у него не было.
  И тут я вспомнил историю.
  Надо вам сказать, я - авантюрист еще тот.
  Обмануть врага, оставить его в дураках - разве это не самое разлюбезное дело!
  Так говорил Лев Давидович, вспоминая Ленина, с которым был дружен.
  Из воспоминаний Троцкого:
  В газетах сообщалось, что переговоры близятся к благополучному концу.
  - Идете на компромисс? - спрашивал Ленин, всверливаясь глазами.
  Я отвечал, что мы пустили в газеты успокоительное сообщение нарочно, что это лишь военная хитрость в момент открытия генерального боя.
  - Вот это хо-ро-о-шо-о-о, - нараспев, весело, с подъемом проговорил Ленин и стал шагать по комнате, возбужденно потирая руки. - Это оч-чень хорошо!
  Военную хитрость Ильич любил вообще.
  Ну чем я хуже Ильича?
  Мне в голову пришла гениальная идея.
  - Хорошо, - сказал я озадаченному Ляшко, - мы едем со всеми.
  - Едем?
  - Ну да. Вот только сделаем небольшой трюк. Ты готов участвовать в предстоящей авантюре?
  Получить согласие побежденного и растерянного Алеши не представляло труда. Он покорно кивнул.
  С этого момента история покатилась по ухабам в полном соответствии с моими задумками.
  Как это здорово!
  
  Глава девятая, в которой туристы вспоминают персонажей древних страшилок и находят лучшее средство от страха - сон.
  
  На "ОМ"ике наша компания отправилась из речного вокзала Казани и вскоре высадилась на причале Верхнего Услона.
  - Я знаю короткий путь, - сказал Ирек.
  И мы пошли вдоль берега.
  Поднявшись между густыми зарослями малины и кособокими заборами на вершину холма, мы покинули участок, где разместились дачные домики, и вышли на открытый простор, где дул слегка прохладный ветер от Волги.
  Поскольку рюкзаки были набиты всевозможным полезным грузом и едой, все сильно вспотели.
  Через полчаса остановились на привал.
  - Надо уничтожить скоропортящиеся продукты, - предложил наш многоопытный Робинзон Крузо, покачивая отрастающей бородкой.
  Все начали доставать припасы.
  - Смотрите... - сказал Ляшко.
  - Туалетная бумага?
  Я оказался рядом и задал свой вопрос.
  - Ну да. Наверное, я единственный, кто догадался взять бумагу с собой...
  Я не сомневался в сказанном. Ляшко был известный засранец.
  - Водку будем пить вечером.
  С мнением Алексея все согласились.
  Мы планировали пройти по прибрежной зоне к Печищам, попутно осваивая природу и занимаясь рыбалкой.
  Таких энтузиастов-исследователей набралось человек пятнадцать. Не буду сейчас останавливаться на перечислении их имен. Знакомиться будем по ходу повествования. Может статься, что некоторые из ребят и вовсе не заслуживают упоминания.
  Например, Коля. Он был из того числа немногословных людей, которые даже здороваются молча. Однажды он читал газету и, когда я спросил его: " О чем пишут прогрессивные газеты?" - он молча протянул мне то, что держал в руке.
  - Газета - это хорошо! - подтвердил Ляшко, услышав наш разговор.
  - Я книгу взял с собой! - похвастался Алеша.
  - Это еще лучше, - похвалил тезку бородатый робинзон, - будет чем разжигать костер.
  Алеша обиделся.
  Книгу парень взял явно для других целей.
  - Не переживай, - утешил я приятеля, - Алексей взял туалетную бумагу.
  Теперь Алеша обиделся на меня.
  У парня с юмором что-то совсем плохо.
  
  Мы совсем выбились из сил, когда было решено остановиться на ночевку.
  Летом темнеет очень поздно. Приходится ориентироваться по усталости. К тому времени мы ползли вереницей по небольшому лесочку и, судя по всему, он и не собирался заканчиваться.
  - Решено, здесь! - буркнул Ляшко, обнаружив нечто похожее на поляну.
  Уставшие туристы уловили долгожданный сигнал.
  Стали разбивать палатки, собирать хворост для костра.
  - Книгу я не отдам! - сразу заявил Алеша.
  - Успокойся. Хворост сухой. Костер сразу загорится.
  Мои слова произвели на парня благоприятное впечатление. Будем считать, мы помирились.
  Уже совсем стемнело, когда путники плотно поужинали, немного пригубили спирта и расположились у костра плотной компанией. Спать почему-то не хотелось.
  - Мне нужно в кусты, - сказала Аня. - Муслима, идешь со мной?
  - Будьте осторожны, здесь водится Шурале, - сообщил я.
  - Кто это?
  - Не знаешь?
  - Расскажи! - набросились на меня заинтригованные слушатели.
  - Шурале - загадочное существо из татарских преданий. Многие его видели самолично. Живет оно в лесу. Обычно описывается как горбатое, волосатое, с длинными тонкими пальцами, и небольшим рогом на лбу.
  - Черт, что ли? - высказал догадку Ирек, девушка которого теперь боялась идти в кусты.
  - Не совсем.
  - И чем он опасен.
  - Это ужасное существо, благодаря своим длинным пальцам, запросто убивает людей. Не поверите, защекотав до смерти.
  - Я вспомнил. Так оно и есть, - подтвердил Ляшко.
  - Расскажите про него еще что-нибудь, - попросила Лилия, страшно любившая загадочные истории.
  - Если у кого пропала лошадь, все сельчане знали - шурале! Он любит кататься верхом. Скачет, пока животное не падает замертво.
  Лилия аж вздрогнула от восторга:
  - У любого существа есть слабые места.
  - У него нет. Впрочем, вру. Он боится воды. От шурале можно спастись, если есть ручей или озерцо. Надо просто перепрыгнуть или спрятаться в воде, - стал объяснять Ляшко.
  - Точно, но это мало годится, - не смог промолчать я, - только в воде обитает Су анасы. Это вроде русалки - существо мерзкое, длинноволосое.
  Удивительно, что ребята в массе своей ничего не знали про Шурале и Су анасы.
  Незадачливый лесной житель Шурале в Татарстане должен быть знаком каждому с самого раннего детства.
  Корни этого ставшего столь привычным для современной культуры персонажа уходят в глубокую древность.
  Прежде истории о лесном злом духе были окутаны таинственными легендами и мистическими поверьями.
  Каждый сказитель темными зимними вечерами в татарских деревнях рассказывал по-своему жуткую сказку, пока не родился Габдулла Тукай. По примеру поэтов А. Пушкина и М. Лермонтова, обрабатывавших сюжеты народных сказок, татарских поэт сочинил свою сказку.
  И с тех пор история стала официальной. Забылись страшные и загадочные мотивы, издавна вылезавшие в темноте при лучине и пугавшие неграмотных крестьянских детей.
  Нечто похожее произошло с европейской страшилкой про Красную шапочку.
  В народном рассказе Волк пробирается в бабушкин дом, убивает старушку и готовит из нее аппетитную еду.
  - Страшнее сказки в мире нет.
  Красная шапочка по неведению ест свою бабушку, не обращая внимания на странно ведущую себя кошку.
  Оказывается, та все это время пытается предостеречь гостью. Но девочка беспечна и увлечена едой.
  Потом маленькая обжорка оказывается в одной кровати с "бабушкой". Действительно, не на полу ведь ложиться. Холодно. А раскладушек еще не изобрели.
  И тут поистине страшная концовка: глупая и доверчивая девочка начинает более внимательно разглядывать соседку.
  В темноте она с ужасом замечает ее непомерно большие уши, нос, зубы. Когда Красная шапочка расспрашивает Волка о тех физиологических несуразицах, которые она заметила так поздно, мнимая бабушка нагло врет. Слушатели с замиранием сердца ждут, что сейчас произойдет.
  Так оно и есть. Страшный лесной Волчара съедает глупую девочку на завтрак. Так удачно подвергнувшуюся.
  - Это же сказка "Красная шапочка", - возмущенно сказала Рената, когда я рассказал фольклорный вариант.
  - Ну да. Просто я вспомнил подлинник, а не тот детский вариант, к которому вы привыкли. Вы уже не маленькие, чтобы щадить ваши чувства. Жизнь она гораздо страшнее...
  - Точно, - подтвердил Ляшко.
  Тут к костру вернулась Аня.
  - Я видела его...
  - Кого?
  - Вашего Шурале.
  - Пощекотал тебя?
  - Нет. Почесал от нас в лес.
  - Тогда порядок, - успокоился я.
  С течением времени первоначальное значение слова "шуреле" (по-татарски, половинник) было забыто, и оно стало обозначать лешего, оборотня. Чем дальше наши предки уходили от язычества и увереннее чувствовали себя в окружающем мире, тем меньше оставалось в нём мистики. Постепенно наводящий ужас и обладающий сверхъестественными силами лесной дух превратился в не злое и даже безобидное существо, правда, имеющее странные и неприятные привычки, но настолько глупое и доверчивое, что его нетрудно обмануть.
  Герой поэмы Габдуллы Тукая "Шурале" расправляется с Шурале, защемив ему пальцы в щели срубленного дерева.
  - Как тебя звать? - спрашивает напоследок обиженный лесной житель.
  - В прошлом году.
  - Странное имя, - удивляется незадачливый щекотун и, когда его находят соплеменники, он называет имя обидчика.
  - В прошлом году?
  Кто станет искать столь давнего обидчика!
  Пришедший из глубины веков и дремучих лесов языческий персонаж вряд ли мог напугать современную девушку, какой была Анна. Пожалуй, она увидела тень реального человека.
  - Это не так страшно! - в игру включился Ирек. - Будете слушать?
  - Рассказывай! - потребовала Аня, пропустившая первую историю.
  Ее голос показался мне очень резким.
  Ирек засмеялся:
  - Однажды давным-давно темным-темным вечером...
  - Похоже на сказку!
  - Это и есть сказка, - добавила Лилия.
  - Не сказка, а... - начал я, но Ирек тронул меня за плечо.
  - Вроде того... - сказал он.
  Все замерли.
  - Ага... Вы будете слушать? Тогда не перебивайте. В старом-старом доме в дальнем углу чердака маленький мальчик под грудой ненужных вещей нашел...
  - Пулемет? - быстро спросил Алеша.
  - Нет, старинную книгу с заклинаниями черного мага.
  - Обтянутую человеческой кожей и написанную кровью? - предположил Алеша.
  - Точно! Так вы знаете эту историю?
  - Нет. Я просто догадался.
  - Тогда я расскажу историю про черного капитана. Она еще более интересная. Когда я ее услышал, я две ночи подряд не мог заснуть. А потом мне снились кошмары.
  Рассказ всех дико заинтересовал.
  С затаенным дыханием мы слушали невероятную историю черного капитана. Ирек рассказывал от имени реального героя.
  Весь суммарный опыт наших жизней не шел ни в какое сравнение с тем, что пережил наш рассказчик.
  - А!!!
  Раздался вопль. Он доносился из темноты, которая окружала костер и нашу тесную компанию.
  - Проверьте быстро. Кого среди нас нет? - приказал Ляшко.
  Торопливо стали осматривать и пересчитывать друг друга.
  - Вроде все на месте, - неуверенно сообщил Ирек.
  - А Аня...
  - Здесь я, - отозвалась девчонка.
  - А Муслима?
  - Ушла в палатку, - пояснил Ирек, - вон она! Видите?
  - Надо проверить, кто там орет, - предложил Ляшко.
  Возникла пауза, как среди белых офицеров Каппеля.
  - Никто не хочет помочь попавшему в западню Шурале? - спросил, внутренне улыбаясь, А. Ляшко. - Тогда давайте спать.
  - А история Ирека? - вспомнила Лилия.
  - Завтра продолжим этот час ночных страшных сказок...
  Все начали разбредаться по палаткам.
  Караулить у костра остались я, Ляшко и Ирек.
  - Только не рассказывай эту историю без меня! - попросила Лилия, удаляясь к себе.
  Минут через десять мы решили тоже идти спать.
  Мы же не на войне, чтобы выставлять караульного.
  - Спокойной ночи!
  - Спокойных снов.
  - Пока. Пусть костер догорает. Ветра, вроде, нет...
  Кто-то, прячась, следил за нами из кустов.
  
   Глава десятая, в которой начинается таинственная история про черного капитана.
  
  Поутру все пятнадцать путников проснулись, едва солнце стало припекать за здорово живешь. Пока окрестность не превратилась в самое настоящее пекло, было решено приготовить завтрак на скорую руку и отправиться в путь.
  Старались держаться леса. На открытой местности было совершенно невыносимо.
  Солнце жарило изо всех сил.
  - У меня самый тяжелый рюкзак, - сообщил толстый Юра, отдуваясь. За двоих.
  - А у меня, похоже, набит кирпичами, - догадался я.
  Наступил момент, которого я ждал.
  Кое-кому стала в тягость атмосфера бесцельного блуждания по местности с тяжелым грузом за спиной. Рыбалка на берегу не принесла ожидаемых результатов. Даже самые заядлые рыбаки были разочарованы уловом, которого не было.
  Хитрый Ляшко стал уводить группу незаметно от реки. Как я понял, он вел людей поближе к трассе М7.
  - Никто не хочет передохнуть?
  Мой вопрос повис в знойном мареве.
  Но, судя по тому, как среди туристов возникло оживление, я сделал верный вывод, что люди с рюкзаками поддались на провокацию. Молча.
  Они стали садиться на свою ношу, которая тянет вниз, и тяжело вздыхать.
  - Еще немного - и можно приступать к третьей части плана, - сказал я. Разумеется, не вслух, а стратегу, который сидел у меня в голове.
  Тактика измора уже приносила долгожданные плоды или, если можно так выразиться, чувствительные результаты, которые работали нам с Ляшко на руку.
  А он, между тем, уводил группу все дальше от Печищ. В случае чего робинзон мог без зазрения совести притвориться Сусаниным.
  Вечером, когда достаточно стемнело, у костра остались самые стойкие.
  - Что-то я устал! - сообщил немногословный Колян и ушел в палатку.
  За ним последовали его соратники.
  - Рассказывай свою историю, - попросила Лиля.
  - Только с самого начала.
  Я хотел услышать ужастик, который давеча я пропустил занятый своими мыслями.
  - История... - Ирек сделал многозначительную паузу, - с самого начала не предвещала ничего необычного.
  - Ага... - кивнула Лиля, разбиравшаяся в такого рода историях.
  - Итак, одним осенним утром я отправился в дальнюю поездку. Я уже давно хотел навестить приятеля, жившего в соседнем крае. Я имею в виду Пермскую область. Когда я проехал Удмуртию, не заезжая миновал Пермь, уже начало смеркаться. Дорога становилась все более и более ухабистой и древней.
  - И тут все началось, - вмешался Рифат, прежде занимавшийся чем-то в палатке, а теперь подошедший с Гульназ к костру.
  Я как-то упустил из виду и не сообщил, что с нами увязался этот похожий на нового русского водитель-татарин.
  У него как раз начался отпуск (его шеф уехал на Мальдивы отдыхать). А примерный семьянин отправился с нами в поход, оставив жену с детьми в городе. Отпуск свалился ему неожиданно - как шефу горящая путевка.
  - Нет-нет. Это преамбула, - горячо возразил Ирек. - Сама история впереди. Итак, я приехал в городок, где проживал мой закадычный друг.
  В городе имелись кое-какие достопримечательности, но настолько незначительные, что потратить на их описание хотя бы строчку - это себя не уважать.
  Поэтому мы тратили все свободное время на дегустацию местных горячительных напитков.
  Приятель у меня работал в милиции и знал, у кого какой самогон водится.
  Судя по тому, что он рассказывал, работа не была пыльной.
  Одни искренне врали, другие им самозабвенно верили. Это был город самонадеянных людей или, точнее, наивных лохов.
  При таком подходе к делу преступлений здесь практически не совершалось. Хулиганы одни. Или домашние дебоширы.
  Шерлок Холмс в этих краях прожил бы не долго - наверняка повесился бы. Как мышь в холодильнике.
  От скуки они занимались раскрытием преступлений столетней давности и сильно в этом преуспели. Жаль только, что преступники успели улизнуть в загробный мир.
  Когда пришло время уезжать, я даже радовался. Если бы я знал, какие ужасные приключения ждут меня впереди!
  Тогда я не стал бы не только напиваться, но и вовсе прикладываться к стакану в наш последний прощальный день. Проводы как-то затянулись, и уже стало темнеть, когда мы выехали за город на двух автомашинах.
  На капоте провожающей машины была разложена закуска. Напарник моего приятеля, сотрудник местного ГАИ, достал из багажника еще одну бутылку. Надеюсь, последнюю.
  Я воочию убедился, как грамотно умеют пить гаишники. Не пьянея.
  Друг мой заметно окосел. Гаишник сел за руль.
  Я долго смотрел, как тает в темноте свет фонарей удаляющейся машины. Вскоре огни исчезли с глаз.
  - Где это я?
  Я с тревогой огляделся.
  Моя машина стояла на какой-то лесной дороге. Честно говоря, все дороги здесь не отвечали современным требованиям.
  - Я проеду несколько километров, а потом немного передохну, - решил я, садясь за руль.
  Разгоряченный алкоголем я все ехал и ехал.
  Хорошо, что в этих темных краях ГАИ не пасется на дороге, как это принято в Татарстане. Видимо, машин не так много на раздолбанных ухабах. Доить практически некого.
  Что и говорить, дьявольские места.
  Неудивительно, что за каждым поворотом или за каждым кустом мне мерещился таинственный враг.
  Пока это были только страхи, порожденные одиночеством. Но так продолжаться вечно не могло. По закону жанра неприятность случилась очень рано.
  Моя машина, которую я купил в кредит, похоже, заключила собственный договор с дьяволом - в самый ответственный момент сломалась.
  - Черт, черт! - заорал я, взывая к совести бездушной техники.
  Увы, мои причитания не были никем услышаны.
  Первоначальный осмотр с открытием капота показал, что мне самому с поломкой не справиться.
  - Сколько сегодня волнующих впечатлений!
  С этими словами я запер машину и отправился через поросшее бурьяном поле.
  На свое счастье где-то вдалеке за низкорослыми деревьями я разглядел несколько слабых огоньков. Это очаги цивилизации - не иначе.
  Ночи к тому времени (особенно в этих краях) становились довольно холодными.
   - Ирек! Ты сказал, что это история про черного капитана, - перебил неугомонный Рифат. - Пока что ни моря, ни капитана, ни тайны...
  Рифат не договорил.
  - Где Ляшко?
  С вопросом, больше похожим на вопль, чем на простое любопытство, обратилась к присутствующим Аня.
  Все переглянулись.
  - Может, он ушел спать? - высказала догадку Лиля.
  - Исключено, - сказал свое слово и я.
  Взволнованная компания стала искать исчезнувшего парня. В палатках, конечно, его не нашли. У костра его тоже давно не видели.
  - Он не мог отправиться домой?
  Предположение Ренаты было, по крайней мере, неуместным.
  - Нет, конечно, - сразу отверг Ирек.
  По лесу засверкали лучи фонариков.
  Ляшко нигде не было.
  
  Глава одиннадцатая. Паника в лесу и неизбежные последствия от этого. Поиски клада начинаются.
  
  - Это катастрофа! - закричал он, падая на колени.
  Тот, кого мы искали полночи, плутая среди берез и сосен, заявился к костру сам. К тому времени мы уже изрядно устали и были достаточно напуганы случившимся.
  - Что с тобой? - Аня подбежала к парню, готовая оказать посильную помощь.
  Это внезапно исчезновение и столь же загадочное появление произвело на туристов сильное впечатление.
  Свой живописный рассказ Ляшко дополнял жестами и прыжками.
  - И поперли они из-за всех деревьев и кустов, - Ляшко подошел к кульминации своего рассказа.
  По его словам выходило, что лагерь окружают призраки расстрелянных Троцким людей. Теперь за отсутствием самого Льва Давидовича они готовы обрушить свой гнев на любого, кто попадется им на глаза.
  И хотя в лесу никто самолично не видел описанных упырей, все испытали невиданный прежде шок.
  Ляшко просто-напросто мог слишком сильно углубиться в лес. А мы искали все-таки поблизости, не усматривая за парнем такой прыти.
  Стало быть, у нас есть некоторое время.
  Орда настроенных на месть живых мертвецов пока была на значительном расстоянии. Но, увы, это обстоятельство не мешало им приблизиться к цели в самое ближайшее время.
  Самые нетерпеливые стали сворачивать палатки.
  - Бежим к трассе! - предложил я.
  К счастью, дорога располагалась в противоположном направлении из перелеска, из которого появился испуганный бородач.
  Только один человек продолжал сидеть у костра.
  - Что это? Татарский фильм ужасов? - на Рифата, казалось, никакого впечатления не производит вся эта суматоха.
  Я отреагировал сразу:
  - Напрасно смеешься. Страшные события могут случиться в любом уголке земли.
  - Земля круглая - она не может иметь углов.
  - Хорошо, что ты не теряешь чувства юмора...
  Подруга Рифата подбежала к нему и набросилась с упреками.
  - Чего расселся! Ты поможешь мне?
  Тем самым Гульназ здорово помогла мне. Неуклюжий парень стал неторопливо собираться.
  - Суетливый генерал в мирное время смешон, а в военное - вызывает панику... - проворчал он.
  По всему видать, он чувствовал себя если не фельдмаршалом, то подполковником - уж точно. Суворов, блин!
  В короткие сроки палатки были свернуты, костер затушен, а весь наш отряд - в полной выправке и с фонариками в руках! - уже пробирался к дороге.
  Я понемногу отстал от группы и вынул из кармана сотовый телефон.
  Теперь главное, чтобы Расим не прозевал мой звонок и отреагировал соответствующим образом.
  Я подозреваю, что многие из группы поддались панике специально - и с удовольствием. Просто им надоела бестолковая лагерная жизнь, и они, воодушевленные страшными рассказами у костра, захотели испытать новые эмоции.
  Как бы то ни было, сейчас повальная истерика была нам с Ляшко очень даже кстати.
  Кстати оказалась и автомашина, появившаяся на пустынной ночной дороге.
  Мы стали махать изо всех сил руками. "Баргузин" сразу стал тормозить.
  По счастливой случайности за рулем авто сидел мой хороший знакомый Расим. Когда-то он работал на телевидении, а когда произошла реорганизация, он остался без работы. Тогда-то предприимчивый мужик приобрел "Баргузин" и стал заниматься обслуживанием свадеб и других мероприятий.
  - Привет! - обрадовался я. - Подберешь нашу компанию?
  - Без проблем, - ответил за него другой мой знакомый, сидевший рядом с водителем - Тимур.
  У этого парня лицо было и вовсе заспанным.
  - Только мы не заезжаем в Казань. Мы объедем город по окружной дороге, - пояснил он, захлопывая дверцу.
  - Устраивает! - ляпнул я.
  Компания стала грузиться в салон.
  Стало гораздо веселее. Комары не кусали, было тепло и даже светло - если смотреть на дорогу.
  - Я предлагаю одно очень интересное дело, - сказал Ляшко, виновато посмотрев на меня. - Вместо того чтобы бежать сломя голову в Казань, есть возможность заняться поисками клада.
  Я скрежетал зубами.
  - Ну, давай, рассказывай, - прорычал я.
  Виски заломило, словно на дыбе у палача.
  Доверить тайну Ляшко - это все равно, что выложить информацию под большим секретом некоему Ассанжу из WikiLeaks.
  - Анас утверждает, что в его бумагах - все чистая правда, - закончил предводитель туристов, жестом указывая на меня.
  Я смущенно кивнул.
  Похоже, все всерьез заинтересовались.
  Даже Расим с Тимуром с переднего сиденья, которых незадолго перед походом я нанял на работу за немалые деньги.
  Тут кто-то громко расхохотался.
  Я поискал взглядом среди притихших кладоискателей и увидел Рифата.
  Кто же еще этот нахал, как не Рифат?
  - В чем дело? - возмутился я.
  Рифат снова хохотнул:
  - Я могу высказать свое мнение?
  - Высказывай, - насторожился я.
  Мало того что беспардонно выложили мою тайну, но еще прилюдно смеются надо мной.
  - Когда я был маленький, у бабушки в сенях стоял обитый медью большой сундук. В таких, - Рифат облизнул губу, - раньше невеста привозила приданое. В нем бабушка хранила все самое ценное, потому что он запирался не только на висячий замок, но и внутренний.
  По праздникам она доставала пропахшие нафталином платья, скатерть на стол и какие-то вкусности. Это были, как правило, засохшие пряники, бублики или "сахарные головы". Там же, в недрах лара, хранились постельное белье, банные полотенца, а также документы, дедушкины медали, старинные серебряные монеты...
  Для малышни сундук казался волшебным. Когда бабушка умерла, пришло время открывать сундук. Родители стали искать ключи. Я им помогал. Когда ларь открыли, я был сильно расстроен. Я полагал, что в этом тайнике хранятся большие семейные ценности. Ничего полезного я, уже изрядно повзрослевший, не обнаружил...
  В продолжение рассказа я с трудом себя сдерживал. Сейчас я был озадачен:
  - Что это за история без конца?
  Рифат завершающе ухмыльнулся:
  - Может, у тебя тоже клад из бабушкиного сундука?
  Я растерялся. Но мне на выручку уже мчался Ляшко на всех парусах:
  - Я обещаю вам полные трюмы золота! - победно проорал он, убивая последних сомневающихся.
  На том и порешили.
  
  Глава двенадцатая. Мы едем за кладом.
  
  Похоже, никто не догадывался о наших с Ляшко небольших хитростях. Даже убитый - морально насмерть! - Рифат не выказал никаких подозрений по поводу стремительно развивающихся событий.
  Впрочем, большинство уже мирно похрапывали, видя перед мысленным взором несметные сокровища Алладина или кого-то другого. Подробности зависели от образовательного уровня спящего.
  Да и я решил прикорнуть, едва выяснил, что ситуация развивается по намеченному изначально мною плану.
  Если до этого, уважаемый читатель, я открыто называл названия местности, а также каждую его складку, то позвольте теперь запереть мои губы на замок.
  Должен сказать, что наши поиски клада пока не увенчались успехом и еще неизвестно, чем вся эта история закончится. Поэтому любой благоразумный искатель кладов будет темнить. Если мы и найдем клад, неизвестно, сможем ли зараз все вывезти.
  При таком положении дел любая утечка информация будет работать против нас. А пишу я, пока не зная, чем все обернется в конечном итоге. На телевидении говорят "Прямой эфир".
  Итак, мы доехали на "Баргузине" до некоей точки N на карте, и водитель остановил машину.
  - Надо всем выспаться, - предложил он. - Впереди трудный день. Предлагаю быстро разбить палатки.
  Сказать, что у всех прошел сон, пока ставили лагерь, это соврать. Оказавшись внутри палаток, туристы погрузились в самый сладкий сон, какой только существует в жизни человека.
  
  - В этой реке рыба есть!
  Радостный возглас вернувшегося с утренней рыбалки Ирека породил надежду полакомиться ухой.
  Так получилось, что от изменения плана выиграла все.
  Непонятно: зачем только ерепенились прежде?
  По счастливой случайности Расим остановил машину недалеко от речки. Или специально? Переехав по мостику и увидев водную гладь.
  Это была не Волга. Здесь не нужна лодка, а вполне достаточно закинуть удочку с берега. Чем рыбак Ирек и воспользовался. Мы воспользовались его уловом.
  Итак, на завтрак была уха и обломки сухих запахов, оставшихся для чая с прошлых перекусов. Воды было в избытке.
  Когда мы плотно позавтракали, свернули палатки и расселись по своим местам. Водителю я шепнул, куда ехать.
  Жизнь налаживалась.
  Даже немногословный Наиль стал что-то такое припевать под нос. А Юра раскрыл окошко и наслаждался утренним ветерком, который врывался в салон.
  Автомобильное путешествие оказалось гораздо приятнее пешего похода. С этим согласились самые упрямые.
  - Давай поменяемся местами, - предложил я Коляну.
  Так получилось, что Гульсина села рядом с ним, а не со мной - как ожидалось.
  Теперь я вынужден пояснить, как получилось, что с Гульсиной я связан некими узами.
  Дело было так.
  В самом начале Ляшко объявил, что в поход идут одни мальчишки. Однако сей благой порыв не был услышан, и многие пацаны, как вы заметили, взяли с собой свои временные половинки.
  Учитывая сложившуюся специфику, я непременно должен был поступить также. Однако Махтурама была не в отпуске и не могла его срочно взять. С другой стороны, я плохо представлял эту девушку в походных условиях. Конечно, я мог ошибаться, но как бы там ни было, ее кандидатура однозначно отпадала.
  И тут я вспомнил про Гульсину.
  Познакомился я с ней во время проводов моего сокурсника в армию.
  Мой приятель по энергетическому институту Дамир Латыпов, уроженец Башкирии, пришел к друзьям в общежитие, где отмечали Татьянин день с присущим студентам размахом. В результате Дамир остался ночевать в комнате, в которой разлился уже не только студенческий дух, а стоял самый настоящий духан.
  На его беду в институте проходил шмон. Точнее, в общаге вылавливали нерадивых студентов. Тех, кто пропускал занятия. Собутыльники, перед тем, как уйти на учебу, честно пытались его разбудить, но Дамир оказался упрямым.
  Проректор так же не смог его разбудить, хотя и сильно хлестал по щеке спящего.
  Когда комиссия ушла, Дамир понял, что сон безнадежно испорчен, и в сердцах отомстил обидчику. Так ему спьяну показалось.
  Он догнал проректора на лестничной площадке и пинком по заду отправил его догонять спускавшихся вниз членов комиссии.
  Его смелая выходка всем свидетелям подвига понравилась. При этом, настолько сильно, что они единодушно решили поощрить студента отправкой в армию, где такие бойцы на вес золота.
  - Это моя сестренка, замени меня, пока я буду отдавать долг, - сказал в день призыва бывший студент, знакомя с очаровательной девушкой из финансово-экономического института.
  Я обещал сделать все возможное. Но так получилось, что слова оказались пустым трепом: мы учились в разные смены, и встретиться с Гульсиной мне никак не удавалось. А по сотовому особенно не поговоришь. Тем более что нас пока связывала одна только тема - как служит Дамир Латыпов.
  - Привет, какая неожиданная встреча! - сказала она.
  - Да! Удивительная встреча, - подтвердил я.
  Если бы Гульсина знала, каких трудов мне стоила организация этой случайности!
  В общем, она торопилась за билетами. Чтобы ехать в Башкортостан.
  Мое предложение съездить на недельку в поход девушка приняла сразу, решив перенести сроки выезда на родину.
  - Я сама планировала попутешествовать по Башкирии этим летом, - призналась она, улыбаясь.
  - Жизнь вносит коррективы...
  - Я согласна.
  Так я оказался в одной связке с черноокой и темноволосой девушкой, которую, если честно, и знал-то не очень хорошо.
  Главное, она мне нравилась.
  - Почему остановились? - спросил водителя Юра, сидевший к нему ближе всех.
  Проселочная дорога делилась натрое. Каждая из них выглядела весьма сомнительно.
  - Куда ехать?
  Это водитель Расим обратил ко мне свой взор.
  Честно говоря, я не знал. На карте ни одной из наблюдаемых дорог нарисовано не было.
  - Давай карту, - потребовал Расим, - желающие могут перекурить...
  - Делать нечего, - вздохнул Юра.
  - В смысле, мы ждем, - догадался Ирек.
  - Вывод верный, - изрек я.
  Ирек оглядел тех, кто не вышел размять ноги:
  - А не начать ли мне свою историю?
  - О чем ты?
  - О черном капитане? - спросила Лиля.
  - Угадала!
  - Давай! - обрадовалась Лиля.
  Я тоже остался в салоне слушать историю. Водителю я уже сказал, куда ехать. А в деталях я не разбираюсь. В конце концов, не был я в этих краях ни разу. Пусть сами решают, куда ехать.
  - На чем я остановился? - спросил Ирек, проверяя своих слушателей.
  - Сломалась машина... - сказал кто-то. Совсем неуверенно.
  - Нет, я дошел до того места, когда увидел деревню.
  - Правильно, - вспомнил я.
  - В деревне горели несколько окон. Я имею в виду, что в них светился огонек. Я постучал в первую же калитку на окраине. В сенях раздалась какая-то возня, и, не открывая двери, мне предложили убираться. Я все больше убеждался, что у меня будут проблемы с ночлегом.
  Второй, третий, четвертый дом - нигде меня не пускали даже на порог. Какой-то перепуганный населенный пункт, решил я.
  Наконец, я пошел на звук. Откуда-то из темного переулка доносился нестройный гул голосов. Наверняка в доме шла развеселая пьянка. Там со мной могли поговорить. Я был в таком состоянии, что готов был участвовать даже в разбойничьей гулянке. Не на улице же ночевать. Холодно, однако!
  
  Глава тринадцатая. Ирек рассказывает...
  
  Сусанины определились, куда ехать. Как я догадался, Расим с Тимуром просто взяли как можно правее.
  Я надеялся, что они правы.
  Впрочем, все очень походило на подбрасывание монетки.
  - Когда я постучал, мне долго не открывали. - Ирек уже настроился на нужную волну. - Потом я дождался паузы в доносящихся пьяных воплях и стал стучать более настойчиво. Наконец, мои старания были замечены. Вышедший во двор по неотложному делу какой-то ханыга, не торопясь, подошел к воротам.
  - Это кто к нам пришел? - весело встретил он меня.
  Когда пьяница понял, что ошибся, сразу потерял ко мне интерес.
  - Подождите, - попросил я его.
  В моем положение любое участие мне было просто необходимо.
  - В чем дело? - возмутился алкаш, гордо задирая подбородок.
  - Я еду издалека.
  - Ну и что?
  Пауза была совсем короткой:
  - Мне надо где-то переночевать...
  - Никто тебя не пустит, - сообщил собеседник мне новость, которую я знал и без него.
  - Что же мне делать? Я заплачу.
  Представитель разбойничьего племени задумал и дал ответ, который меня удивил:
  - Ты попал в беду, и выбора у тебя, как я понимаю, нет. Придется идти к черному капитану.
  - Куда? - удивился я.
  Мне показалось, что мужик спьяну забыл, что он на суше.
  Забултыга пространно объяснил, что ночлег я могу получить только в одном месте. В большом доме на холме живет отщепенцем некий бывший морской офицер. Выйдя в отставку, он приехал с женой и деньгами в эти края и купил старинный особняк мастера горного дела, сбежавшего после революции за границу.
  - Почему его зовут черным капитаном? - поинтересовался я.
  Лицо собеседника вмиг стало бледным. Он отшатнулся.
  Или мне это показалось? Что можно разглядеть в темноте?
  Однако дальнейшие слова пьяного мужчины укрепили меня в моих сомнениях.
  - Кто сказал "черный капитан"? Почему "черный капитан"? Я говорил просто про капитана. Дело твое - можешь не идти к нему...
  Так - разговаривая больше сам с собой - мой собеседник торопливо удалился. Вскоре сильно хлопнула дверь в сенях.
  Немного постояв у ворот, я решил идти дальше в поисках дома черного капитана, где, возможно, меня ждал ночлег и кров.
  Вот он этот проклятый холм! Небольшой, кстати.
  На возвышении стояла старая облупившаяся усадьба.
  Я подошел ближе. Перемахнул через невысокую ивовую изгородь. Стал разглядывать поместье, гадая, какой ответ я получу от хозяина.
  Крыльцо с массивным каменным ограждением и чугунными перилами. С двух сторон - кованые двери. Одна из них, похоже, никогда, не открывалась. Дубовые окна с толстыми стеклами.
  В большом зале горел тусклый свет. Стояла мертвая тишина.
  Я негромко постучал. Через некоторое время повторил стук. Но уже более настойчиво.
  Я различил едва слышные шаги. Ожидание мне показалось долгим. Наконец дверь открылась.
  - Могу я с вами поговорить? - спросил я.
  Шаги стали удаляться. Дверь осталась открытой, поэтому я вошел.
  Дом не являлся образцом порядка. Весь пошел трещинами, кое-где отслоилась штукатурка, мухи нагадили везде, где только смогли.
  Я прошел по коридору и, войдя в зал, не увидел хозяина.
  Только подойдя поближе, в кресле, стоявшем ко мне спинкой, я обнаружил сидящего в нем старика.
  Это было очень странное существо. Очень высокий и худющий, словно всю жизнь проживавший в Освенциме. Абсолютно лысая голова, впалые щеки, тонкие бледные губы - в нем едва теплилась жизнь.
  Отставного капитана я представлял себе несколько иначе.
  - Можешь переночевать здесь... - сказал доходяга, не поворачивая головы.
  - Я благодарен вам за гостеприимство.
  - Клара приготовит вам поесть, если вы голодны...
  - Спасибо.
  Кто такая Клара мне предстояло выяснить. Скорее всего, жена. Если, конечно, этот еле живой пенсионер и есть обещанный мне черный капитан.
  Из его впалой груди снова донесся едва слышный голос:
  - У вас сломалась в пути машина?
  Я ответил. Хотя интонационно старик не обозначил вопросительного знака.
  - Можете открыть буфет и достать коньяка, - предложил гостю гостеприимный хозяин.
  Я приблизился к шкафчику и увидел там початую бутылку и несколько маленьких стаканчиков.
  - Мне не нужно, - предупредил мои движения хозяин.
  Я выпил.
  Разговор не клеился. Тем более что я уловил, что старик не только прикрыл глаза, но и немного прихрапывает.
  Так примерно спят кошки - короткими урывками.
  Кто-то обещал мне ужин, подумал я. Я был растерянности: будить старика, чтобы напомнить о своем аппетите или терпеливо ждать, когда само все образуется.
  Когда пьешь, как правило, мало ешь. Сейчас, когда я относительно протрезвел, у меня проснулся зверь в желудке, которого именуют жор.
  Оказалось, в этом доме все идет не как в реальном мире. То есть здесь все происходит само собой.
  - Идемте на кухню, - раздался голос за моей спиной.
  Совершенно бесшумно появилась хозяйка в переднике и позвала на ужин, столь желанный в моем положении.
  За дубовым столом в большой столовой был накрыт небольшой перекусон. Дымилась большая тарелка супа, был какой-то смешанный салат и несколько печенюшек с неровными краями - столь очевидное уродство я свалил на моих конкурентов, то есть крыс или мышей.
  - Чай вам сразу налить или позже? - спросила хозяйка, остановившись в дверях.
  - Позже, - ответил я, подойдя к замызганному умывальнику.
  - Тогда я не буду вам мешать, - моя спасительница сняла передник и покинула столовую.
  Но я радовался преждевременно. Первая же ложка супа, неосторожно проглоченная мною, напугала меня. Вне всякого сомнения, суп этот пили не меньше недели, добавляя каждый день какие-то новые ингредиенты.
  В бульоне плавали остатки курицы, куски мяса и кружки ливерной колбасы. Колбаса была посвежее. А крупа была самая разнообразная - это был сложный суп. Самый сложный, который я когда-либо в жизни ел.
  Впрочем, я не стал пить это пойло, а набравшись мужества, отправил ужин в помойное ведро.
  Теперь печенье, которое я с самого начала обозначил как отстойное, стало единственным питательным веществом. К застарелому салату я даже не притронулся. Запах сам говорил за себя и агитировал за путешествие к помоям.
  Чтобы налить чай, я стал искать заварочный чайник, но не нашел его. Решил ограничиться кипятком и с удивлением обнаружил, что в чайнике плавает заварка. На память пришли походы к студентам в общежитие.
  - К студенческому чаю не привыкать, - сказал я себе.
  Чай пришлось пить, хоть он и сильно напоминал старинный английский. Я имею в виду не стиль его или марку, а длительность жизни в кипятке.
  - Спасибо, - я вернулся к хозяину.
  
  Старец, проснувшийся от моих шагов, молча кивнул.
  Знает прощелыга, чем потчует гостей его жена!
  - Сколько сейчас времени? - неожиданно поинтересовался отставной капитан.
  - Половина двенадцати, - сообщил я.
  - Уже так поздно, а мы еще не спим.
  Я кивнул.
  - Дайте мне коньяку, - потребовал вдруг хозяин, - если бутылка пуста, откройте новую.
  Он показал вниз буфета, но бутылка была еще наполовину заполнена. И я протянул недопитое.
  - Давайте-давайте! - просил старик, протягивая ко мне дрожащую морщинистую руку.
  После этого он приложился к горлышку ртом и стал жадно пить. В течение нескольких секунд бутылка оказалась опустошенной. Осмотрев посуду на свет и убедившись, что в ней не осталось ни капли, старик швырнул тару в угол.
  Я невольно бросил взгляд в сторону, откуда раздался звон, и увидел целую гору битой и пустой посуды.
  - Приятное у него времяпровождение, - подумал я почти вслух.
  В душе я был, конечно, потрясен.
  - Пора!
  Это за спиной у меня раздался голос хозяйки. Она опять подошла неслышно и немного напугала меня своим неприятным скрипучим голосом.
  - А! Он уже выпил, - заметила она с облегчением.
   Тон ее говорил о том, что речь идет о лекарстве или, по крайней мере, о чем-то полезном.
  - Подождите! - я догнал хозяйку.
  - Хотите чаю?
  - Нет. Спасибо, я уже попил.
  - Вот и хорошо.
  - Я хотел узнать, вы давно вместе живете?
  - С тех пор, как он остался без жены.
  Ее ответ поразил меня:
  - Так вы не его жена?
  - Нет. Я прислуживаю хозяину.
  - А где его жена?
  - Тс-с-с!
  Хотя мы и разговаривали очень тихо, кухарка напугалась до истерики. Во всяком случае, ее плечи и - можно сказать - все ее тщедушное тело вздрагивали.
  - Хозяин не любит таких разговоров. Она уехала, бросив старика на произвол судьбы. Говорят, с молодым любовником. Я не знаю... Что это я разговорилась! Мне надо собираться домой.
  - Домой?
  - Да. Я живу в маленькой избе у околицы. Здесь недалеко.
  Когда кухарка ушла, я закрыл двери на засов.
  С некоторой тревогой я вернулся к креслу.
  Старец не спал.
  - Ты все запер? - спросил он, подозрительно осматривая меня с ног до головы.
  - Да, - подтвердил я. - Вы кого-то боитесь?
  - С чего ты взял? Нет, я никого не боюсь...
  Трескучий голос бывшего капитана говорил скорее об обратном.
  - Время уже двенадцать?
  - Три минуты первого.
  Капитан выругался:
  - Почему же я не могу заснуть.
  Потом повернулся ко мне всем корпусом.
  - Ее время пришло, - заплетающим языком сообщил он мне страшную новость и, бросив взгляд в сторону кухни, издал истошный вопль.
  Меня напугало даже не то, что он увидел, а ночной крик, который прозвучал совершенно неожиданно.
  Я повернул голову, опасаясь увидеть жуткую картину.
  Но, можно сказать, даже был разочарован. Кухарка оставила включенной лампочку в столовой, и я отчетливо видел, что ничего не изменилось с ее уходом.
  - Вот она! Вот она! - кричал старец, тыкая дрожащим пальцем вперед себя.
  Я тщетно пытался понять, что имеет в виду перепуганный любитель коньяка: занавеску, штору, таракана на стене или назойливую муху.
  - Не вижу... - протянул я.
  - Это она! - повторял старик. - Я так и знал.
  Я готов был разочаровать любителя ужастиков, но не знал, как это сделать.
  Едва я сделал несколько шагов в сторону кухни, чтобы своим мужеством сбить с него туман наваждения, как услышал мольбу:
  - Не оставляй меня... Мне так страшно!
  Я вынужден был исполнить пожелание, сделанное в такой энергичной форме, чтобы, по крайней мере, остановить пронзительный рев.
  Когда капитан немного успокоился, он произнес понимающе:
  - Конечно, ты ее не увидишь. Но ты все услышишь... Ты можешь услышать ее шаги. Да-да.
  Я не понимал, почему он в этом уверен.
  Большая доза коньяка, наконец, начала оказывать свое благоприятное действие, и испытавший шок старец понемногу стал засыпать. По тому, как он вздрагивал всем корпусом, я догадался, что ужас, преследовавший его, перекочевал в сновидения.
  Табурет, на котором я сидел, не мог оказать мне ту же услугу, какую оказывало удобное кресло хозяина. Я стал искать, где прикорнуть.
  Одна из дверей вела в спальню. Судя по запаху и другим мало уловимым признакам, в постели давно никто не почивал.
  - Видимо, гостевая, - решил я.
  Сон мне не шел. Злоключения сегодняшнего дня возбудили мое сознание до крайности. Я долго порывался встать и откупорить новую бутылку коньяка. Наконец, сон стал накатывать на мое сознание.
  И тут... в эту блаженную минуту раздался стук.
  Едва различимый, осторожный. Словно шаги.
  Что-то прошуршало совсем рядом со мной.
  Я запер дверь изнутри, поэтому в спальне стояла кромешная тьма. Волосами на голове я ощутил легкое касание ткани.
  Могу с кем угодно поспорить, что я видел в темноте, как рядом со мной прошла какая-то женщина. От нее исходил непонятный запах. Такой я ощущал в развалинах трущобы.
  - Кто здесь? - тихо спросил я.
  И мне ответили.
  В пронзительной тишине деревенского дома я услышал голос:
  - Я.
  Только потом я понял, что я сам нафантазировал себе ответ.
  В темноте я еще услышал какой-то шум в стене. Кто-то отделился от гладкой поверхности и поплыл в мою сторону.
  У меня не было сил, чтобы встать.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"