Глаголевская Катарина: другие произведения.

"Скелеты" в наследство или Дневник институтки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Очередная писанина, не дошедшая до конкурса...)))


  

"Скелеты" в наследство

или

Дневник институтки

  
  

"Это от них нам предстоит узнать

некоторые подробности относительно

семейства ... , свидетельствующие о том,

что у этих господ, как и у прочих

смертных, были в чуланах свои скелеты".

William Makepeace Thackeray.

  
  
   Я прижала створку чугунных ворот коленом и навесила большой замок. Вот теперь, как говорят англичане, мой дом - моя крепость. Обернулась и посмотрела на "родовое гнездо". Смех - смехом, но этот двухэтажный кирпичный особнячок в Новгородской губернии действительно принадлежал нашей семье на протяжении последних ста пятидесяти лет... Его обошла стороной революция, разрушив большой дворянский дом, его каким-то чудом миновали невзгоды войны... И вот теперь, после смерти тети Пани, он достался мне.
   Вынула из багажника своей "Шкоды" большую сумку с продуктами, вещи заберу потом, щелкнула сигнализацией, машинку придется оставить у самых ворот - когда-то широкая подъездная дорога совсем заросла травой - не проехать. Ладно, муж обещал приехать в субботу, думаю, что за ночь ничего с моей малышкой не случится, да и ограда еще вполне крепкая. Поправила ремешок сумочки на плече и побрела, путаясь в высокой траве, к дому.
   Когда-то, очень давно, еще в позапрошлом веке, этот особнячок был построен моим пращуром для своего младшего сына, согласно семейным хроникам - моего пра-пра-пра-дедушки Кирилла Филипповича Лесовского. Располагался он на противоположном от основной усадьбы берегу довольно большого пруда. Сейчас пруд совсем обмелел и зарос и больше напоминал лужу... Хотя, в давние, доперестроечные времена, когда меня отправляли "на дачу" к тете Пане, мы с мальчишками из соседней деревни ловили в этом пруду карасей и еще какую-то рыбную мелочь для местных котов. От соседней деревни теперь тоже мало, что осталось - несколько заколоченных домов, да отставник Павел Михайлович, который жил здесь постоянно, держал двух коров и козу и присматривал по нашей просьбе за домом... Правда, в последнее время деревней и территорией вокруг нее заинтересовалась одна строительная фирма... И нам с мужем поступило от нее довольно интересное предложение о продаже особнячка. Конечно, "родовое гнездо" хотелось бы сохранить, но... Ухаживать за ним было некому. Мы все жили в Петербурге, работали, имея только небольшой отпуск, а по выходным в такую даль было не наездиться... Да и средств особнячок требовал немалых. Раньше, пока была жива тетя Паня, ее муж и младший брат - дядя Сережа, мужчины как-то ловко справлялись с поддержанием дома в порядке. Они были мастерами на все руки - что-то подправить, подколотить, выстрогать и выпилить - не составляло для них труда... Ушли они один за другим года три назад. Тетя Паня категорически отказалась переезжать в город... Мы не могли навещать ее часто, лишь несколько отпускных дней в году... Но она до последнего держалась молодцом, работала в саду, засевала огород... Павел Михайлович по-соседски помогал ей. Он-то и сообщил нам, что Прасковья Федоровна упала с табуретки, на которую забралась, чтобы достать что-то с антресолей, ударилась головой и умерла почти мгновенно. Она не дожила до своего столетия каких-то трех лет...
   И вот теперь мы с мужем решили в последний раз провести хоть часть отпуска в старом имении. Намеревались выехать сегодня вместе, но мужа, как всегда задержали дела... А в воскресенье должны были подъехать сразу два покупателя: представитель строительной фирмы и некий господин Полянски, которого нам сосватал один из приятелей мужа. Пришлось мне ехать одной - надо хоть немного привести дом в порядок, разобрать старые вещи...
  
   Я перемыла все окна на первом этаже и решила, что пора отдохнуть и перекусить. Привезенная из дома еда красиво расположилась на старинной тарелке с вензелями - а других у тети Пани отродясь не было - и отправилась греться в микроволновку. О чем-то задумавшись, автоматически щелкнула выключателем чайника. Красный огонек на нем зажегся и тут же погас. Одновременно остановилась микроволновка и утихло радио... Ох, опять я забыла, что все сразу здесь включать нельзя! Старенькая электросеть не выдерживала больших нагрузок. Снова влетит от мужа... А может, попробовать самой посмотреть эти пробки? Я подхватила маленькую лесенку-стремяночку и направилась к воротам, где на столбе, вроде как, и были прикреплены эти пробки.
   - Добрый вечерок, Гликерия Кирилловна - окликнул меня Павел Михайлович, проходивший мимо, - у вас тоже свет вырубило?
   - Добрый вечер. Так это не у меня пробки? Это совсем света нет?
   - Совсем, совсем. Я звонил, сказали авария на подстанции. Так что света до понедельника не будет, а может и дольше... У вас свечи-то есть?
   - Наверное... Ой, я вроде керосиновую лампу видела на чердаке... Пойду, пока совсем не стемнело, достану.
  
   По спиральной деревянной лесенке я поднялась на чердак. Лучи заходящего солнца попадали в два небольших окошка и освещали сваленные и расставленные на чердаке шкафы, старые стулья, какие-то коробки... Ох, работы тут непочатый край... Я огляделась в поисках керосиновой лампы, точно помню, что в прошлом году, когда мы были здесь в последний раз, еще при жизни тети Пани, она велела отнести запасную лампу на чердак... О, как же высоко Антон ее поставил... Пододвинула какой-то ящик, дотянулась с него до вожделенной лампы, вот только спускаясь, пошатнулась и задела какую-то круглую коробку, которая упала и раскрылась. Поставила лампу и наклонилась подобрать вывалившиеся из коробки вещи. Какие-то ленты, разноцветное старинное кружево, тетрадка в синей кожаной обложке... Нет, здесь уже не разобрать, что написано красивым ровным почерком. Подхватила лампу, тетрадку и спустилась в столовую.
   Любопытство всегда превалировало у меня над остальным... Еще спускаясь по лестнице на первый этаж, я не утерпела и открыла тетрадку. Каллиграфически-ровными буквами там было выведено: "Дневник институтки первого класса Екатерининского института Лесовской Гликерии Кирилловны. Лето 1890 года". Ох, ничего себе! Это же моя прапрабабушка! Меня даже назвали в память о ней этим дурацким именем, только потому, что кому-то из родственников показалось знаменательным совпадение наших отчеств! Спасибо папочке, он тут же переделал меня в Лику...
   Я придвинула большое удобное кресло поближе к окну, где еще было достаточно светло, поставила на широкий подоконник чашку с кофе - термос, взятый из дома поостыл, но лучше уж чуть остывший кофе, чем совсем никакого, и приготовилась заняться самым важным для меня на данный момент делом, а именно, прочтением дневника моей далекой родственницы. Правда, у меня хватило благоразумия заполнить и проверить керосиновую лампу. Сделала глоток кофе и раскрыла синюю тетрадь.
  
   * * *
  

Июля, 15-е.

   Сегодня идет дождь, и я решила, наконец, хотя бы начать выполнять задание, которое нам всем на лето задал Иван Наумович - наш учитель по русской словесности. Он велел вести летом дневник и описывать все происходящие события... Но, до вчерашнего дня ничего не происходило... Все было как обычно. Обычное провинциальное лето... А вчера...
   Вчера в соседнее имение приехал на побывку хозяйский сын - корнет Денис Мартынович Парменов, жених нашей Ладочки. И приехал он не один, а вместе со своими товарищами штабс-ротмистром Соболевским и поручиком Неведомским. Поручика я видела впервые, а вот с Владимиром Соболевским мы были немного знакомы. Он приезжал с Денисом позапрошлым летом. Высокий, кареглазый, с усами... Но, я была тогда еще совсем девчонка, даже платье носила еще короткое... Конечно, он не обратил на меня никакого внимания! Зато в этом году я была вознаграждена, когда удивленно и восхищенно блеснули его глаза и, когда он медленно склонился, целуя мне руку. И пусть Христинка считает, что он всем дамам одинаково целовал руки, но на конную прогулку завтра поутру он пригласил-то меня! Только бы завтра не было дождя!
   Ох, наверное, необходимо представить всех наших домочадцев.
   Имение "Яновы Сосны" и пять близлежащих деревень со всеми душами были пожалованы за особые заслуги перед государством моему пращуру еще во времена правления императрицы Екатерины Алексеевны. Все мужчины в нашем роду Лесовских отличались обстоятельностью, всегда и во всем. И барский особняк, возвышавшийся над озером с одной стороны и утопающий в зелени всегда ухоженного парка с другой, строился сразу и на века. Большое трехэтажное здание с флигелями спокойно вмещало всю нашу немаленькую семью, и было готово принять еще и гостей. После смерти дедушки - Филиппа Демидовича, главой семьи стал мой дядя Варфоломей Филиппович. Кроме него и его жены Ольги Николаевны, в имении постоянно проживали моя бабушка Агнесса Владимировна, младшая дедушкина сестра Конкордия Демидовна и сын дяди Вара Богусь, да и тот последний год, с осени он был принят в Александровский кадетский корпус, чем безумно гордился. А вот сейчас, по случаю намеченной на начало августа свадьбы, в имение съехалась вся семья, только батюшка, да муж тети Милады - Орест Павлович, должны были приехать в конце этой недели.
   Что ж, расскажу обо всех по порядку.
   Самые старшие - это наши бабушки: бабушка Несса и бабушка Дия, они дружат еще со Смольного института, где вместе учились, и уже давно живут вместе в правом флигеле, очень редко спускаясь вниз к обеду или чтобы выйти в сад. Но присутствовать на свадьбе своей старшей внучки изъявили желание обе. И даже новые платья заказали. И журналы мод велели им принести. Правда, им ничего из этих журналов не понравилось...
   Про дядю Вару и тетю Лелю я уже говорила. С Ладой, их дочкой, мы дружим с самого детства. Вместе и в лес с деревенскими девчонками по грибы да по ягоды, и на рыбалку с мальчишками. Знаете, какая в нашем озере рыба водится! Ох, да и попадало нам за наши шалости всегда вместе... И вот теперь Ладочка выходит замуж... Я и рада за нее, и грустно немного. Позавчера приехал из Москвы ее старший брат Родион. Весь важный такой... Как же, чин коллежского секретаря по своему Департаменту таможенных сборов получил! Теперь можно нос задирать и на нас свысока смотреть! Хм, как будто не мы с Ладкой ему пирожки с кухни таскали, когда он наказанный в кладовке сидел.
   Так, дальше. Старшая сестра отца Ульяна Филипповна и ее муж Ян Гославович. Они года два, как вернулись из Варшавы, где служил Ян Гославович, их дети, Бонифаций и Христина приехали вместе с ними. Жили они теперь тоже в Санкт-Петербурге, совсем недалеко от нас, но это не поспособствовало сближению наших семей. Боня учился в Университете, пожалуй, со всей их семьи он был самым приятным. Только очень тихим и незаметным. Христинку устроили в Смольный институт, и она страшно задирала нос перед нами с Ладой, как будто наш Екатерининский был хуже! Зато, если я в этом году не буду лениться, у меня есть все предпосылки для получения шифра, а ей это не светит в любом случае...
   Милада Филипповна и Орест Павлович вместе со своими детьми Парамоном, Наталией и Николаем жили в Новгороде, приезжая каждое лето в имение. Коленька был еще маленьким, ему недавно только исполнилось тринадцать, а вот с Натали и Моней мы были дружны и радовались каждой летней встрече. Правда с позапрошлого года Моня поступил в полк и это был его первый отпуск.
   Ой, что-то я заболталась... Уж и маман ужинать зовет...
  

Июля, 17-е.

   Вчера ничего не писала. Не до этого было. А сегодня я опять под домашним арестом! И, если бы это я набедокурила! Не так бы обидно было взаперти сидеть. Но тут. Тут такое произошло! Но обо всем по порядку.
   Утро вчера началось просто великолепно! Я уже проснулась и, лежа в постели мечтала о... Не важно, о чем я мечтала, когда под окном раздался тихий свист. Я тут же подскочила к окну. Под окном на вороном жеребце красовался Владимир Соболевский и держал под уздцы мою Белочку. Как ему удалось уговорить нашего конюха Микитку - не знаю, тот никому, кроме хозяев лошадей не доверяет. А может, он ее просто увел? Буквально через десять минут я причесанная, умытая и одетая в свою бирюзовую амазонку, которая, говорят, очень подходит к моим глазам, уже сбегала по наружной лесенке. Надо отметить, что жили мы летом в особнячке, построенном дедом специально для папа, когда он женился на маман. Особнячок стоял на берегу пруда и находился минутах в десяти-пятнадцати хода от главного дома, дорожка шла через парк, по берегу пруда, огибала наш дом и убегала в поля.
   Владимир спешился, приветствуя меня, склонился, поцеловав руку, потом помог сесть в седло. О чем мы болтали всю прогулку, сейчас уже и не упомню... Но было очень весело. Он рассказывал про службу в полку, потом мы немного, совсем чуть-чуть, посплетничали про жениха с невестой, а потом я призналась, что мы сегодня с девочками собираемся гадать. Владимир рассмеялся:
   - Никогда не поверю, что вы верите во всю эту ерунду, Гликерия Кирилловна!
   - Ох, прошу вас, Владимир Анджеевич! Не называйте меня этим ужасным именем!
   - Почему же ужасным? Очень красивое имя!
   - Терпеть его не могу! Это все дедушка постарался! Вот пришла ему в голову блажь всех детей и внуков исконно-русскими именами называть!
   - И как же вас тогда называть? - улыбнулся Владимир.
   - Зовите, как и все - Кери.
   - Как прикажете и только с вашего позволения, Кери. Но и вы уж, будьте любезны, обращайтесь ко мне просто по имени.
   - Хорошо, Владимир. А почему вы считаете гадание такой уж ерундой? - вернулась я к интересовавшей меня теме.
   - Кери! Право, это же все предрассудки, вы образованная девушка, вы не можете в это верить.
   - Да, я, в общем-то, и не верю... Просто интересно! Только вот теперь я уже жалею, что сказала вам об этом, вы опять будете считать меня маленькой и глупой...
   - Что вы, нет! И чтобы вам не было обидно, я тоже открою вам маленький секрет: сегодня вечером мы все приглашены во флигель к Родиону, у нас состоится первый мальчишник по случаю прощания нашего жениха с холостой жизнью.
   - Первый? А сколько их всего должно быть?
   - Вообще-то один... Но Денис уверяет, что за один раз не успеет попрощаться. Вы только нас Ладомире Варфаломеевне не выдавайте...
   - Хоть Ладочка и моя подруга, но я умею хранить секреты...
   - Кери, а это не вас там поджидают? - указал Владимир на видневшийся уже сквозь деревья наш дом. И на крыльце явно стояла маман...
   - Похоже, меня...
   - Вы не сказали, что собираетесь утром на верховую прогулку?
   - Про прогулку сказала. Не сказала, что не одна...
   - Ай-ай-ай, - лукаво улыбнулся Владимир и послал своего коня чуть вперед, опережая меня. Когда я подъехала к дому, он уже любезно расшаркивался с маман и уверял, что мы случайно встретились на прогулке, но он этому несказанно рад. И просил разрешения и в дальнейшем сопровождать меня на прогулках.
   Не знаю, поверила ли маман, но ругать меня не стала, лишь чуть укоризненно покачала головой. А после завтрака примчалась Ладка и утащила меня в лес за какой-то травкой для гадания.
  
   Мы дождались, когда совсем стемнело, только луна ярко серебрилась по поверхности озера, и зажгли свечи. Руководила гаданием Фекла, служанка из бывших дворовых, которая состояла сейчас горничной при Ладомире Варфаломеевне, и у которой бабка была потомственной гадалкой. Она расставила зеркала, разложила какие-то травы, зажгла свечи и усадила нас - меня, Ладу и Натали, перед зеркалом. Потом, велев нам пристально вглядываться в зеркало, начала что-то шептать. Но сколько я ни смотрела, кроме колеблющегося пламени свечи ничего не видела. Первой не выдержала Лада:
   - Все, не могу больше! Ничего не вижу! Ты, Фекла, наверное, не ту траву собрала, - она встала и отошла к окну, отодвинув легкую занавеску. Потом вдруг как-то вся подалась вперед, что-то разглядывая за окном:
   - Девочки, что это там?
   Мы подошли к ней, но не успели ничего разглядеть, как вдруг нам на лица упало что-то мокрое и холодное! Мы заорали. Ох, как же мы заорали! Буквально минуту спустя весь дом не спал, а в светелку Лады ввалились дядя Вара с берданкой, Родион с пистолетом и Денис со шпагой. Оказалось, что кто-то кинул в нас противные мокрые водоросли... Когда мы немного успокоились, Лада рассказала, что видела какую-то белую фигуру на берегу озера, и будто эта фигура махала руками и звала ее... Мужчины пообещали разобраться, кто это так хулиганит, и наказать его, а наше собрание решено было разогнать... Натали отправилась в сопровождении Мони в комнаты, где остановилась ее семья, а меня взялся проводить Родион. Он еще и маман хотел все рассказать, еле уговорила его позволить мне тихонько подняться в свою комнату по боковой лестнице.
   Утро мое началось поздно. И началось с того, что вместо моей горничной Марфы воду для умывания, а потом и завтрак принесла Праскева.
   - Праскева, а Марфа где? - спросила я, намазывая на блинчик клубничное варенье. Горничная маман как-то дернулась, потом перекрестилась и сказала:
   - Ох, не велела вам барыня ничего сказывать, да все равно, барышня, прознаете... Шило-то в мешке не утаишь... Утопла наша Марфа, прости, Господи, душу ее грешную, - перекрестилась она опять.
   - Как утопла? - чуть не подавилась я.
   - Да, как есть. Поутру мужики на пруд за карпами пошли, а там она, бедняжка, у берега в камышах лежит, уж холодная вся.
   Теперь мы перекрестились уже вместе.
   - Из города урядника вызвали, а вас матушка велела в вашей комнате, от греха подальше, запереть. Так что, не серчайте, барышня, но закрою я вас на ключ.
  
   Я подергала дверь, она действительно была заперта на ключ. Попробовала открыть замок шпилькой, как это делали герои в детективных романах, которые тайком притаскивали в институт сестры Войковские, но у меня ничего не получилось... И вот теперь я сижу у окна, описываю события вчерашнего дня... Но что же могло случиться с Марфой? Она вчера была совершенно обычной, только, что отпросилась у меня вечером пораньше, сказала, что на солнце перегрелась, когда помогала малину собирать, и плохо себя чувствует... Я не удерживала ее, мне и самой не терпелось остаться одной и сбежать к Ладе. Ой, кто-то, кажется, в форме урядника идет к нашему домику.
  

Июля, 17-е. 3 часа спустя.

   Это действительно оказался урядник. Маман не хотела его пускать ко мне, но он ей что-то такое сказал, что она была вынуждена послать за мной Праскеву. И потом битых три часа этот толстый, страдающий одышкой и пахнущий табаком полицейский выспрашивал меня, когда и как я видела Марфу. И не была ли она чем-то расстроена? И не было ли у нее с кем-нибудь романа? Ну, на этот вопрос, на него сразу зашикала маман, что, мол, даже, если и был, то мне знать об этом еще не положено. Да не было у нее ни с кем романа, у Марфы жених в соседней волости был. Они ждали, когда он дом достроит, тогда и обвенчаться хотели. Марфа поэтому и в горничные пошла, что в барском доме платили хорошо. А напоследок урядник спросил, не завидовала ли я Ладомире Варфаломеевне, что она замуж выходит? Я? Ладке? Да я только рада за нее была! А мне замуж еще рано, еще целый год учиться! А потом я еще немного подслушала, спрятавшись за портьерой, которая дверь прикрывала. Урядник сказал маман, что Марфа не сама утонула, и вообще не утонула, а ее задушили и в воду уже потом бросили. Но тут в коридоре появилась Праскева, и мне пришлось быстренько удалиться к себе. Но кто мог такое сделать с Марфой? И почему она оказалась ночью у пруда? Она ведь спать уходила, еще солнце не село.
  

Июля, 18-е.

   Я такая счастливая! Сейчас уже давно за полночь, все спят, а я не могу уснуть! Вчера, да, уже вчера, ближе к вечеру к нам явился Владимир и испросил у маман разрешения прогуляться со мной по парку. Я рассказала ему про визит урядника, и про то, что он чуть ли не обвинил меня в недоброжелательстве по отношению к Ладе. Владимир вздохнул и сказал, что урядника можно понять, ведь Марфа была одета в белую рубаху, а в распущенных волосах были запутаны водоросли.
   - Он решил, что это я подговорила Марфу напугать Ладочку? Да как он мог только такое подумать! И потом... Я ведь была там вместе с ней, когда в нас швырнули водоросли... Я и сама очень напугалась.
   - Просто он не знает, что во время устроенного переполоха в кабинете хозяина был вскрыт сейф, и были украдены драгоценности. А в сейфе была оставлена записка с написанным по-польски словом "справедливость".
   - Дядю Вару обокрали? Но... Но ведь все драгоценности тетя Леля хранит в спальне. И при чем тут "справедливость"?
   - Это были особые драгоценности. Поэтому и уряднику ничего не рассказали. Родион сказал, что их еще ваш дедушка привез после Польской компании. И что-то там с ними нечисто было...
   - Вы считаете, что их украл кто-то из... из поляков? Да тут больше половины таких!
   - Нет, Кери, я так не считаю, хотя Варфоломей Филиппович настаивает на том, что эта кража связана именно с событиями 1831 года. И он очень жалеет, что так и не удосужился расспросить отца о происхождении этих сокровищ.
   - Но, кто бы ни был этот похититель, вы считаете, что он и Марфу убил?
   - Возможно, ведь кто-то заставил ее изображать утопленницу, чтобы устроить переполох и всех отвлечь?
  
   И вот теперь я пытаюсь высчитать, кто мог убить Марфу. Если считать, что этот человек был и похитителем, и что он действительно из Польши, то... То, таких всего четверо.
   Ян Гославович Маковский. Вернулся из Варшавы два года назад. И до женитьбы на Ульяне Филипповне, вроде, жил в Польше. Сейчас служит в Министерстве иностранных дел. Всегда такой важный, надменный, никогда не улыбнется. И Ульяна Филипповна такая же. Хотя, папа говорит, что она раньше, до замужества, такой не была. И Христинка у них вредина, наябедничала-таки маман, что я сговорилась с Владимиром тогда верхом прогуляться.
   Боня. Бонифаций Янович, студент Университета. Нет, ну на него даже подумать смешно! Хотя... Хотя, он иногда так странно глядит через эти свои круглые очечки...
   Станислав Яцекович Неведомский, поручик, однополчанин Дениса и Владимира. И все. Больше я ничего про него не знаю. Ну, шутник, балагур... Все над Денисом подтрунивал, когда в понедельник они к нам с визитом заявились.
   И четвертый. Владимир. Нет, не может он быть. Хотя, про наше гадание только он знал... Или Лада тоже Денису рассказала? Надо будет у нее завтра, ой, уже сегодня спросить.
   А еще надо бабушек порасспросить про сокровища, которые дедушка из Польши привез. Решено, возьму на кухне варенье, что сегодня весь день варили, и пойду бабушек навещу...
  

Июля, 18-е, вечер.

   Утром меня разбудила Фекла, сказала, что барышня за мной послала, просила поскорее к ней прийти. И что такое могло у Лады стрястись, думала я, пока наскоро одевшись и причесавшись, бежала вслед за Феклой в большой дом. Лада сидела на постели все еще в ночной рубашке и куталась в одеяло, вся бледная, с кругами под глазами.
   - Ладочка! Что случилось? Что с тобой?
   Лада отослала служанку, потом повернулась ко мне:
   - Она опять ходила по озеру и звала меня.
   - Кто, Ладочка?
   - Утопленница. Я опять видела ее ночью. И еще. Вот, что я утром нашла в кувшине для умывания, - Лада протянула мне мятый лист бумаги. Я аккуратно расправила его. Кривыми и корявыми буквами было написано "Не венчайся. Обвенчаешься - умрешь!"
   - Лада... Лада, ну это чья-то глупая злая шутка... - попыталась я успокоить сестру.
   - Там еще водоросли в кувшине... Кери, помнишь цыганку, ту с ярмарки прошлым летом. Она ведь тоже сказала мне, что лишь невенчанной я долго проживу...
   - Сумасшедшая старуха! Она и жене Уездного исправника тогда ребенка с рогами и хвостом нагадала! Бедняжка чуть тут же на площади от испуга и не родила. Я знаю, мне папа рассказывал, - ну, про то, что папа мне рассказывал, я чуть преувеличила, он это маман рассказывал... Но, все равно, старуха сумасшедшая была...
   - Лада, давай лучше у Феклы спросим, зачем она водоросли в кувшин запихнула?
   - Ты считаешь, что это она сделала?
   - Ну, кувшин-то она тебе принесла?
   - Фекла! - тут же совсем не по-институтски заорала сестрица.
   - Да, барышня! Что случилось, барышня? - запыхавшись, вбежала горничная.
   - Посмотри, что лежит в кувшине! - у Ладки даже бледность прошла и глаза засверкали. Фекла осторожно приоткрыла крышку и двумя пальчиками вытащила длинную мокрую и лохматую водоросль.
   - Фу, какая пакость! - бросила ее обратно, - И зачем вы ее в кувшин положили, барышня?
   - Я положила?! Да это ты мне кувшин с этой мерзостью принесла! Где ты это взяла?
   - Бог с вами, барышня! - побледнела Фекла, - Да как можно? Я самолично теплой водицы на кухне набрала и вам принесла.
   - И нигде не останавливалась? Нигде кувшин без присмотра не оставляла? - вступил в разговор великий сыщик Кери Лесовская.
   - Да, нет, барышня! Хотя... - горничная на секунду задумалась, - ой, оставляла. На две минуточки, буквально. Меня Туся попросила с покрывалом помочь.
   - Туся, это рыженькая такая, что из деревни для барышни Маковской взяли?
   - Да, барышня, она.
   - А кувшин где в это время стоял?
   - На окне у лестницы, я как раз к вам поднималась, когда меня Туся окликнула.
   - Ладно, иди. И кувшин забери! - отпустила горничную Лада.
   - Вот сдается мне, что это Христинкины проделки! - стукнула я кулачком по постели.
   - Да зачем ей это, Кери? Я ей дорогу не перебегала, она и с Денисом-то только позавчера познакомилась...
   - Просто от общей вредности! Лада! Ну не нравится она мне! Все напакостить старается.
   - Да брось ты! Откуда она про предсказание цыганки может знать? Ее тогда с нами не было, а мы никому не рассказывали, чтобы за то, что без разрешения на ярмарку удрали, не влетело...
   - Ну, не знаю... По-моему, кое-кто из деревенских видел, как тебе тогда цыганка кричала...
   - Хорошо, уговорила, с кувшином Христина пошутила, но утопленница на озере точно была!
  
   После завтрака Лада с тетей Лелей уехали в город к портнихе, которая подгоняла платье, привезенное из Парижа, под похудевшую сестрицыну фигуру. Хм, еще пара утопленниц и всю работу опять придется переделывать... Я, крепко зажав банку с вареньем, медленно шла вдоль дома. Одна мысль не давала мне покоя: спальня Лады находится на третьем этаже, как туда могли забросить водоросли? Я остановилась и принялась разглядывать фасад дома. Вот окно Лады, через два окна слева находится флигель, где сейчас поселился Родион и где в ту ночь был мальчишник. Вот только гостиная, где они собирались, имеет окна на другую сторону, а сюда выходят окна спальни и буфетной, а на втором этаже находится библиотека и малый кабинет. Далековато, но круглый флигель несколько выступает вперед, и окна находятся под углом. Так, а что у нас с другой стороны? Апартаменты, где поселились Маковские старшие, и очень удобный широкий балкон вдоль всех их окон. Хм, при некоторой сноровке, с этого балкона тоже можно было зашвырнуть ту пакость в окно... Христина и Боня занимали комнаты этажом ниже. Интересно, а Боня был на мальчишнике?
   - Доброе утро, Кери! - неожиданно раздался голос у меня над ухом, я вздрогнула и обернулась.
   - Владимир! Разве можно так пугать! Я чуть варенье не уронила!
   - Кери! Я уже пять минут топчусь около вас! Что вы так увлеченно разглядываете?
   - Владимир, а Бонифаций Маковский был на мальчишнике?
   - Да, а почему вас это интересует?
   - Подождите, ответьте еще на один вопрос!
   - Всегда к вашим услугам.
   - Вы никому не рассказывали про наше гадание?
   - Нет, я же обещал, - мое сердце сжалось и куда-то рухнуло, - но к началу нашего банкета об этом уже все знали. И даже через некоторое время, - Владимир усмехнулся, - кто-то предложил подшутить над вами... Мы даже сначала, когда услышали ваши крики, решили, что кто-то опередил нас...
   - Владимир, только ответьте мне честно, вы не замешаны в этой истории?
   - Нет, Кери, - его губы улыбались, но глаза были абсолютно серьезны, - и хотя у меня польская фамилия, я никогда не был в Польше. И предки мои покинули ее еще в царствование Петра Алексеевича и с тех пор верно служили своей новой родине. Но это был уже второй вопрос, - его губы разъехались шире, а в глазах загорелся шаловливый огонек, - мне положен за него бонус.
   Я огляделась:
   - Вот, - протянула ему банку с вареньем, - больше мне нечего вам предложить. Придется пожертвовать вареньем, предназначенным для подкупа двух важных свидетелей.
   - О, нет! - расхохотался Владимир, - Я не готов к таким жертвам с вашей стороны!
   - Чего же вы хотите?
   - Мне будет достаточно, если вы согласитесь, сегодня после обеда прогуляться со мной, и если поделитесь своими мыслями по поводу этого дела... Ведь я же вижу, что вы что-то придумали...
   - Хорошо, я согласна. А сейчас, позвольте, я пойду, навещу бабушек.
  
   Варенье не сработало. Вернее, оно сработало, бабушки были довольны и пригласили меня испить чаю, и охотно ударились в воспоминания... Но ничего нового я не узнала... Бабушка Несса знала от деда только то, что сокровище было и что с ним что-то было нечисто, а бабушка Дия вообще в то время еще училась в Смольном институте. Но она обещала поискать дневник своей матери... Когда-то давно она читала его, и вроде там что-то было про их польскую родню.
   Вот и все, что мне удалось узнать этим утром. Заканчиваю, маман зовет обедать.
  

Июля, 18, вечер.

   Сегодня вечером столько всего произошло! Во-первых, я впервые... О, нет... Об этом не буду...
   Я, как и обещала, рассказала Владимиру о своих подсчетах окон. Он похвалил меня за наблюдательность и сообразительность и сказал, что еще никогда не встречал такой умной девушки. Интересно, это был комплимент или?.. А потом он рассказал, что по ближайшим деревням поползли какие-то слухи про предсказание цыганки, да к тому же еще и табор по соседству встал. А я рассказала про сегодняшнее происшествие с кувшином и про "утопленницу", которую снова видела Лада. Владимир обещал подбить Дениса покараулить ночью у озера, дабы мы могли спать спокойно.
   - Владимир, меня вот еще что интересует... Во время мальчишника кто-нибудь выходил из гостиной?
   - Кери, - улыбнулся он своей необыкновенной улыбкой, - конечно, выходили. Все, и не по одному разу... Хотя, вы, скорее всего, даже примерно не представляете, что такое офицерская гулянка...
   - Так просветите меня!
   - О, нет! - притворно ужаснулся он, - Дорогая Кери, такие вещи не для ваших ушек! Могу только сказать, что количество выпитого... чая, вынудило нас покидать общество не по одному разу, да и за свежим чаем ходили...
   Я не сразу поняла, про какой чай он говорит - у меня в ушах звучало только одно! Он назвал меня дорогой! Потом я на какое-то время затормозилась на этом чае... Всегда считала, что собираясь вместе, офицеры пьют совсем не чай...
   - А вот в тот момент, когда мы закричали, вы ведь слышали, как мы кричали? В тот момент кого не было в гостиной?
   - Право, затрудняюсь вам ответить... Незадолго до этого Бонифаций ушел в туалетную освежиться, поручик пошел в буфетную за свежим чаем, а мы с Денисом спустились вниз покурить. На момент нашего ухода Родион и Парамон оставались в гостиной, но что они делали дальше, не знаю. Мы с Денисом стояли на крыльце, где нас и застал ваш призыв о помощи, только Денис сразу побежал в дом, а я обежал флигель и ловил преступника во дворе.
   - Поймали? - он так забавно показывал, как именно ловил преступника, что я невольно рассмеялась.
   - Нет, ушел... - мотнул он головой, откидывая падающую на глаза прядь. А мне очень захотелось дотронуться до нее и отвести назад, чтобы она не закрывала его лоб.
  
   Мы уже возвращались к дому, когда на заднем дворе увидели мальчишек, которые что-то увлеченно мастерили из коромысла и какой-то белой тряпки. И, конечно, Богусь и Коленька были там! Я присмотрелась... Уж больно подозрительной мне показалась эта тряпка, да и разводы на ней какие-то зеленые... Боже, да это же ночная рубаха!
   - Коленька! Богусь! Откуда вы это взяли?!
   Мальчишки брызнули врассыпную, но мои братцы были пойманы Владимиром и доставлены на место преступления.
   - Коленька! Я тебя спрашиваю! Где вы это взяли?
   - Я не знаю, я только что подошел!
   - Богусь?!
   - Под крыльцом...
   - Под каким крыльцом? Зачем ты туда полез?
   - Под этим, - кивнул мальчишка на крыльцо, ведшее на кухню.
   - И что ты там забыл?
   - Вот это... Его Туся там прятала... Вы только родителям ничего не говорите... А то они меня опять накажут, что я с дворовыми играл...
   - Хорошо, не скажу. А когда ты видел, как она это прятала?
   - Да утром еще, я из окна увидал, - он показал на окно черной лестницы, которое выходило на задний двор.
   - А на черной лестнице что ты делал? - усмехаясь, спросил Владимир.
   - От папа прятался... - вздохнул Богусь, - он опять меня поймал, когда я в спальню подглядывал...
   - О, нет! Богусь! Ну, что ж ты за ребенок-то такой! Ну, разве можно за родителями подглядывать?!
   - Да я не в родительскую подглядывал! - возмутился этот малолетний правонарушитель, - Что я там не видел! Я в Христинкину!
   - Час от часу не легче!
   - Должен же я был узнать, зачем ей водоросли понадобились?
   - Так, а с этого места подробнее... - ласково так попросил его Владимир.
   - А я что? Я ничего... - и глаза такие правдивые, - Это не я, это Кузя, Туськин брат, за водорослями в пруд лазал, а потом Христинке отдавал... А Христинка ему два медяка за это дала, - сдал любимую сестру с потрохами.
  
   А ближе к вечеру пропала Туся... Я в это время как раз была у Лады. Должна же я была узнать, как прошла примерка свадебного туалета! Крики Христины, звавшей горничную, были слышны, наверное, во всем поместье, но, когда она вся всклокоченная без стука рванула дверь спальни Ладочки, мы поняли, что что-то действительно произошло.
   - Ладомира Варфаломеевна! Почему я не могу дозваться вашей горничной?!
   - Христина Яновна! - Ладка явно проглотила что-то похожее на "стучаться надо", - Туся ваша горничная, ее наняли специально для вас. И в нашем доме вопросами прислуги ведает управляющий Карп Матвеевич, его кабинет на первом этаже, он сейчас должен находиться там.
   Громко хлопнувшая дверь была вместо ответа.
   - Хм, Смольненское воспитание... - пробубнила я себе под нос.
   - Скорей, Варшавское, - так же тихо ответила мне Лада.
   Спустя некоторое время в доме началась беготня, а потом к нам заглянул Родион:
   - Вы Тусю тоже не видели? - мы дружно покачали головами, - Кери, пойдемте, я провожу вас. В имении явно становится небезопасно. Лада! А ты чтобы носа не смела из комнаты высовывать!
   А внизу нас поджидал Владимир.
   - О, Владимир? Вы еще здесь? - непроизвольно вырвалось у меня.
   - Но я же обещал вашей матушке вернуть вас в целости и сохранности?
   - Пойдемте, Кери! - напомнил о себе Родион и шутливо подставил мне руку, я, смеясь, ухватилась за нее. И тут же с другой стороны мне так же была подставлена рука. На секунду замешкавшись, я приняла и это предложение. И мне очень понравилось чувствовать под рукой надежную опору.
  
  

Июля, 19-е.

   Ох, я иногда начинаю жалеть о тех днях, когда ничего не происходило! А сейчас столько всего происходит каждый день! И все такое тревожное!
   Тусю так и не нашли. Обыскали все поместье, даже в деревню, откуда она родом, посылали. Но она, как в воду канула! Ой! Не дай Бог!
   Ближе к обеду приехал Орест Павлович, привез записку от папа, что тот вынужден еще на несколько дней задержаться на службе. Я расстроилась, и не только потому, что соскучилась, но и потому, что очень хотелось задать папа несколько вопросов, все-таки он служит в Департаменте полиции...
   А после обеда Владимир опять пригласил меня на прогулку. Мы дошли до самого края парка, где на высоком берегу над озером стояла увитая каприфолью беседка. Парковая дорожка почти доходила до беседки, потом резко сворачивала и шла вдоль ограды парка. Мы с Владимиром сидели в беседке, когда на дорожке послышались голоса. Да, мы сидели очень тихо, и за безудержно разросшейся жимолостью, нас было не видно... А голоса приближались, и говорили они по-польски. Я посмотрела в просвет между растениями - по дорожке шли и о чем-то довольно оживленно беседовали Ян Гославович и Орест Павлович. Но я ни слова не понимала! Я посмотрела на Владимира. Он, поняв мой немой вопрос, развел руками. Голоса приблизились, миновали беседку и стали удаляться.
   - И о чем они говорили? - шепотом спросила я.
   - Понятия не имею. Я не говорю по-польски! Что-то про какие-то деньги - это единственное, что я разобрал.
   - Может, проследим за ними? - вскочила я.
   - Нет, Кери! Что вы! - удержал он меня за руку, - там совершенно прямая дорожка, спрятаться негде, а по кустам в ваших юбках...
   Я огорченно вздохнула... Такая возможность что-то разузнать и вывести преступника на чистую воду! Вот, все-таки из всех "подозреваемых" Маковский самый подозрительный!
  
   Когда мы вернулись к дому, то застали на заднем дворе толпу слуг, окруживших управляющего, держащего за шкирку плюгавенького мужичка цыганской наружности. Рядом с ними стоял дядя Вара и что-то грозно выспрашивал у мужичка, тот только отрицательно мотал головой и не переставал божиться. От толпы отделился Денис и подошел к нам.
   - Что здесь происходит? - спросил его Владимир.
   - Да вот мы с Ладой только с прогулки вернулись, а здесь управляющий вора поймал, Варфоломей Филиппович допрашивает его.
   - А Лада где? - огляделась я.
   - Ее Ольга Николаевна домой увела. Вам бы, Кери, тоже не следовало бы здесь находиться...
   - Сейчас уйду, только расскажите, почему цыгана вором посчитали? И что он на все вопросы отвечает?
   - Управляющий поймал его на рынке, когда цыган кольцо из пропавших сокровищ продавал. Сюда притащил. А цыган уверяет, что сокровищ в глаза не видал, кольцо на дороге нашел.
   - И вы ему верите?
   - Кери, ну подумайте сами? Откуда цыган мог узнать про эти сокровища? И записку, написанную по-польски подкинуть? Да и проникнуть на территорию имения, а тем более в дом не просто...
   - Нет, я не это имела в виду! Вы верите, что он нашел кольцо, а не получил его в уплату за какие-то услуги?
   К нам подошел Родион:
   - Молчит, поганец! Заладил "нашел на дороге", и больше ни слова!
   - А на какой дороге? Где именно нашел?
   - На дороге, что в имение Парменовых ведет, - кивнул на Дениса Родион, - а вот где именно, не говорит, путается... - он оглянулся на начавшееся в толпе слуг шевеление, - Кери, идите к Ладе, пожалуйста, она уже давно про вас спрашивала...
   Кто-то из слуг притащил длинную широкую скамью... Они что, собираются пороть этого цыгана?
   - Идите, идите, - подтолкнул меня к черной лестнице Родион и быстренько затворил за мной дверь. Кипя от негодования, я стала подниматься по лестнице, на уровне второго этажа выглянула в окно - цыгана уже привязали к скамье и кто-то из слуг размахивал прутом, пробуя его на прочность...
   - Барышня! Что вы здесь делаете? - сверху спускалась Фекла.
   - В гости иду! - фыркнув, прошла я мимо нее...
   Лада сидела в своей комнате и дулась. Я уселась рядом.
   - Ты что-нибудь знаешь? Что там происходит?
   - По-моему, допрос с пристрастием. Они цыгана этого выпороть решили.
   - Зачем?
   - Чтобы признался, что это он сокровища украл.
   - Фу, ерунда какая! Да как он в дом-то мог попасть? Никто ж почти не спал еще! Я, когда выглядывала, видела, что полно окон еще светится.
   - Лада, а ты случайно не знаешь, в чем сокровища были?
   - В сейфе...
   - Нет, я имею в виду в шкатулке или в мешке?
   - А... Родион говорил, что небольшой сиреневый бархатный мешочек. И, вроде, папа говорил, что он в углу порван был.
   - Значит, кольцо вполне могло из него выпасть... Лада, но если украл кто-то из своих, то сокровища должны быть еще где-то в имении. Ты не знаешь, особняк не обыскивали?
   - Кери, ну что ты такое говоришь! Обыскать этот особняк! Да тут знаешь, сколько потайных мест!
   - Да, с этим я поторопилась... Даже я знаю несколько таких местечек... Надо их, кстати, будет проверить...
  
   Гусары были приглашены на ужин, и по этому случаю, ужин был накрыт в большой столовой. Хм, как выяснилось, поручик Неведомский проявил интерес к Натали и теперь все время тоже проводил в нашем имении... И только Христина осталась не у дел... Она попыталась кокетничать с Родионом, но он так на нее посмотрел... Лада мне потом по секрету сказала, что у него есть невеста в Москве, только он родителям еще об этом не говорил...
   После ужина мужчины пошли, как они выразились "шары погонять", маман с тетей Лелей и тетей Милой отправились на кухню - "проверять качество варки "Царского варенья" из крыжовника". Но мы-то с девчонками знали, что там, рядом с кухней, есть маленькая комнатка, где в буфете хранятся разные наливки... Мы и сами их еще в прошлом году все перепробовали... Пока нас не засекли и не стали закрывать буфет на ключ... Христину забрала Ульяна Филипповна - они усиленно учили немецкий, который никак не давался Христине. Натали заявила, что у нее не дочитан просто потрясающий любовный роман, и умчалась к себе в комнату, а мы с Ладой опять уединились в ее спальне.
   - Я по твоей просьбе спросила у папа, кто мог видеть драгоценности в сейфе, - Лада поправила несколько цветов в вазе, загадочно замолчав.
   - И что он ответил?
   - Что практически все... Родион про них и так знал, Денис вместе с Неведомским в кабинете какие-то бумаги, связанные с моим приданным подписывали - Неведомский свидетелем со стороны Дениса, а с нашей стороны - Ян Гославович. Бумаги папа при них из сейфа доставал... А мешочек за что-то зацепился и выпал. Так что видели его все твои подозреваемые, ну или могли рассказать тем, кто при этом не присутствовал.
   - Опять тупик...
   Солнце уже клонилось к горизонту, легкие сумерки окутывали сад. Я сидела на подоконнике и смотрела на солнечную дорожку, бегущую по озеру, потом перевела взгляд на садовника, который заканчивал поливать цветы на большой клумбе, разбитой перед центральным входом. Вот он выдернул какой-то сорняк, затесавшийся между благородными цветами, подхватил лейку и какой-то свой инструмент, еще раз придирчиво оглядел клумбу и направился в сторону заднего двора. С другой стороны клумбы остались валяться забытые им грабли. Я раздумывала послать кого-нибудь убрать их, или, уходя, подобрать самой, когда около дома мелькнула какая-то тень, я спряталась за занавеску и постаралась рассмотреть, кто это идет вдоль дома, стараясь спрятаться за кустами роз. Ян Гославович, еще пару раз воровато обернувшись, завернул за угол дома и направился по аллее к главным воротам.
   - Ладка! Быстрее! - Соскочила я с подоконника и, схватив за руку сестру, потянула ее к лестнице.
   - Что?
   - Там Маковецкий! Он куда-то направился! Мы не должны его упустить!
   Почти бегом мы спустились по боковой лестнице и попали на крыльце буквально в объятия Владимира и Дениса.
   - Стоп! Вы куда?
   - Там Маковецкий! Он сейчас уйдет! - указала я в сторону ворот.
   - Здесь сидите! Мы сами! - рванули мужчины в сторону ворот.
   Сейчас! Они там преступника ловить будут, а мы тут на лестнице сидеть! Переглянувшись, мы с Ладой осторожно отворили дверь и только собрались спуститься с крыльца и отправиться в погоню, как были схвачены Родионом.
   - Куда! - придержал нас братец, обернулся к спускавшемуся за ним по лестнице Моне, - Этих двоих наверх и беречь как Полковое знамя!
  
   Мужчины вернулись часа через полтора, мы видели, как они направились во флигель к Родиону. Попробовали с Ладой прорваться туда, но Моня стоял насмерть. Минут через десять дверь отворилась, явив нам ехидную физиономию старшего брата:
   - Ну что? Умираете от любопытства?
   - Родька! Так не честно! - накинулись мы на него.
   - Хорошо, хорошо. Пойдемте со мной, так и быть расскажем вам о наших приключениях. А то ведь не заснете...
   Нас усадили в удобные кресла в гостиной флигеля, а сами герои, иногда перебивая друг друга, начали рассказ о своих похождениях.
   Яна Гославовича они преследовали до самого цыганского табора, где, как оказалось, пряталась Туся. Спрятал ее там сам Ян Гославович, прознав, о проделках своей Христины. То ли по дурости, то ли со зла, но узнав о том, в каком виде нашли Марфу, Христина подговорила Тусю продолжить пугать Ладу. Да еще Туся рассказала ей про предсказание цыганки... И кольцом с цыганом, оказывается, Ян Гославович расплатился. Про кольцо, что оно в уплату шло, мужчины, уже знали, просто нам сказать не успели. Цыган все-таки сознался, что не находил кольца. Но человека, давшего ему кольцо в оплату за некую услугу, о которой он так толком и не рассказал - якобы что-то спрятать надо было - описать не мог, темно было, не видел он его. Мужчины как раз собирались в табор узнать, что же прятал цыган, когда мы налетели на них на крыльце.
   На вопрос, а откуда у него это кольцо, Ян Гославович стал утверждать, что нашел его на дорожке около пруда следующим утром после кражи. Хотел отдать, но испугался, что подумают на него, и решил, расплатившись, избавиться от улики.
  
   И вот сейчас, описав все сегодняшние события, я подумала, а почему, собственно, все решили, что Маковский не причастен к краже? Ведь он мог придумать про то, что нашел кольцо, а на самом деле...
   Да, сегодня во время прогулки я поинтересовалась у Владимира, откуда родом поручик Неведомский? Не может ли он оказаться "тем самым поляком"? Владимир сказал, что знает Неведомского еще с кадетского корпуса, правда учился он вместе с Денисом, а сам Владимир на несколько классов старше. Отец Неведомского погиб в русско-турецкую кампанию, а мать живет где-то в Тамбовской губернии.
   Но это тоже ничего не исключает...
   И есть еще один вариант. Настоящий преступник вообще не попал в мой список подозреваемых.
  

Июля, 20-е.

   Сегодня утром ходили в церковь. Почему-то никто даже не вспоминает про Марфу, как будто это она была преступницей... Только мы с Ланой втихаря поставили ей свечки за упокой. И я так и не знаю, где и когда ее похоронили. Праскева сказала, что знать ничего не знает и быстренько куда-то ушла, а у маман лучше вообще об этом не спрашивать, она считает, что я еще маленькая и не должна интересоваться такими вопросами.
   Лана после церкви уехала вместе с родителями с визитом к Парменовым, Натали с тетей Милой поехали в город к портнихе, а я вот сижу одна и пытаюсь что-то еще написать в дневнике. А вечером у Лесовских ожидается прием, и надо будет быть веселой и обаятельной. А на душе просто кошки скребут... Да и спала я сегодня плохо. Всю ночь снилось, что где-то что-то пилят, а когда проснулась, оказалось, что ночью поднялся ветер и ветка старого клена стучится и скребется в окно ванной. Надо позвать садовника, чтобы отпилил ее. Нет, сначала схожу, посмотрю, какая именно ветка мешает.
  
   Ничего не понимаю. Сбегала вниз, все ветки на клене далеко от окна... Что же тогда стучало ночью? Я даже поднялась по боковой лестнице и оглядела все вокруг окна. Ветки не достают, а вся рама поцарапана, и какие-то щепки на ступенях валяются. Вообще-то, эта боковая лестница была пристроена к дому, чтобы можно было подняться на чердак. Он в нашем особнячке большой, и хранится на нем много всяких нужных и не очень вещей. А еще на нем сушат белье во время дождя, да и Праскева отвоевала себе уголок для сушки трав, которые добавляет в чай. Но меня чердак всегда мало интересовал, в отличие от боковой лестницы, которая так удачно проходит рядом с окном моей туалетной комнаты. Я часто пользуюсь этой лестницей, чтобы незаметно покинуть дом, выходя на нее через окно.
   Ой, кто-то свистит. Владимир! А сказали, что его до вечера сегодня не будет! И даже на званый ужин он может опоздать!
  

Июня, 20-е. Ночь.

   Сегодня был чудесный вечер! Еще "сегодня", потому что часы еще не пробили полночь, но осталось совсем чуть-чуть.
   За ужином Владимир сидел рядом со мной, и его рука, как бы невзначай, иногда касалась моей... А потом был бал, и мы танцевали. Кроме всех наших и Парменовых были еще... Да, какое значение имеют их имена... Были еще гости из трех соседних имений. А после бала молодежь затеяла игру в фанты. Первым водить выпало Владимиру. Он подходил ко всем игрокам и быстро-быстро задавал вопросы, на которые нельзя было отвечать "да" или "нет". И я, конечно же, сбилась... Владимир подошел ко мне, задал несколько вопросов, на которые я успешно ответила, а потом спросил:
   - Вы позволите вас проводить после вечера?
   - Возможно...
   - Вы точно позволите вас проводить? - и я утонула в его глазах и зачарованно прошептала:
   - Да... - и тут же рассталась со своей фибулой!
   А потом началось самое веселое! Фанты выполняли задания. Моне досталось быть зеркалом, и он причесывался, строил рожи, оправлял оборочки на платье, повторяя все действия игроков. Ладин фант должен был станцевать с пятью партнерами пять разных танцев, потом выпал фант Неведомского. Он должен был обойти всех игроков и, не задумываясь, назвать ассоциацию к предложенному ему слову. Ох, уж и повеселились мы! Я была последней, к кому он подошел.
   - Зеркало!
   - Подсолнухи!
   - Следующий фант! Что сделать этому фанту?
   О, моя фибула, тут же отвлеклась я, хотя что-то меня задело в его ответе. Мне выпало так же обходить всех игроков и задавать вопрос со словом "похитить", при этом нельзя было повторяться...
   - Как похитить красавицу?
   - Поперек седла и в галоп, - лихо подкрутил ус Денис.
   - Кто похищает яйца?
   - Лиса.
   - Кто похитил ваше сердце?
   - Прекрасная незнакомка.
   - Что похитил вор?
   - Мешок муки.
   - Кто похитил сокровища? - я стояла напротив Неведомского, его глаза чуть расширились, а потом он скорчил страшную рожу и страшным голосом сказал:
   - Пираты.
   Все рассмеялись, и какая-то мимолетная напряженность развеялась.
   А потом Владимир провожал меня, и мы шли вдоль сверкающего под луной пруда, и долго стояли у нашего особнячка, прощаясь в тени клена, пока из окна маман не раздалось совсем недвусмысленное покашливание... Я такая счастливая...
  

Июля,22-е.

   Вчера весь день помогали дворовым собирать ягоды. Погоды установились жаркие и ягода стала осыпаться... И тетя Леля всех подрядила на сбор ягод и варку варенья. Устала так, что еле-еле доползла до постели.
   Правда, "тяжелый труд" не помешал нам с Ладой выспросить у Натали про ее роман с Неведомским... После некоторого сопротивления, она все-таки сдалась и поведала, что безумно влюбилась в него... И знаете, что сыграло решающую роль? Он читал ей стихи! На польском! Натали ничего не поняла, но ей очень понравилось!
   А сегодня я нанесла очередной визит бабушкам, визит в сопровождении баночки свежего черносмородинного варенья...
   Дневник Эвы-Катажины Лесовской бабушка Дия так и не нашла, но кое-что вспомнила. Родилась Эва-Катажина в предместье Варшавы в довольно богатой дворянской семье. И по традиции семьи была просватана почти с самого рождения за сына "сюзерена", и не важно, что он был почти ровесником ее отца, зато брак был очень выгодным. С Демидом Лесовским, моим прадедом, они познакомились случайно. Молодой красавец ротмистр, с лихой отчаянностью остановивший понесшую лошадь, сразу привлек внимание юной полячки, а ее колдовские зеленые глаза и белокурые локоны не оставили равнодушным русского богатыря. Сколько времени они были знакомы до того момента, когда прадед попросил руки Эвы-Катажины и был выгнан, бабушка Дия не помнила. Свадьба с нареченным женихом была передвинута на ближайшие дни, и тогда влюбленные решились на отчаянный шаг. Прадед просто выкрал нашу прабабку.
   Бабушке Дие было тринадцать лет, когда однажды зимним утром ко входу Смольного Института, где она обучалась, подкатили сани. А потом начался кошмар - длинная зимняя дорога, умирающая мать, разом постаревший отец... Маман бредила и все твердила о каком-то приданном, о фамильном кольце, которое оберегает женщин их рода... К вечеру приехал Филипп, он еще успел застать мать в живых, попрощаться с ней. А потом все рвался в Польшу...
   - Деточка! - Прервала грустные воспоминания своей подруги еще с институтских лет бабушка Несса, - Не могла бы ты принести нам из библиотеки какой-нибудь новый роман? Эти мы уже прочли, - указала она на довольно внушительную стопку книг на подоконнике. Надо заметить, что несмотря на почтенный возраст, а во прошлом годе бабушки отпраздновали свои семьдесят вторые именины, любовные и приключенческие романы пользовались у них отменным спросом. И дядя Вара специально для своей матери и тетки выписывал из Петербурга все новинки.
   Я предложила отнести прочитанные книги в библиотеку, но мне велели не утруждаться, этим уже был озабочен другой внук, а именно Бонифаций. Его-то я там и встретила. Только занимался он не расстановкой принесенных книг в шкафу, а поисками чего-то в старинном секретере, где, как я знала, хранились всякие семейные "раритеты", а именно наши первые школьные тетради, рукописи папа, когда он в молодости вообразил себя поэтом, мемуары деда... Стоп! Мемуары! Как же я о них забыла! Вот только внимание Бони к ним привлекать не стоит...
   - А что это ты там делаешь? Бабушки уже заждались твоего возвращения за остальными книгами! - довольно вредным голосом спросила я.
   Боня вздрогнул и что-то запихнул в секретер поглубже:
   - А, это ты... Да я тут тетрадку одну искал... Маман просила. А ты что? Никак почитать решила? - и столько ехидства было в его вопросе, что он мне сразу разонравился окончательно.
   - Да нет. Бабушки уж волноваться начали, что ты их романами зачитался... - не осталась я в долгу, взяла со столика недавно пришедшую посылку с книгами и направилась обратно во флигель, с порога обернулась:
   - Пойдем, потом все сразу изучать будешь!
   Шепнула бабушкам, чтобы задержали Бонифация, а сама бегом вернулась в библиотеку. Мемуары деда нашлись почти сразу, я мельком пересмотрела остальные "сокровища", но больше ничто не привлекло мое внимание. Обернула для конспирации не очень толстую тетрадь в журнал мод и поспешила в свою комнату, мне не терпелось ознакомиться с воспоминаниями деда. Но моим мечтам не суждено было сбыться, потому что по дороге меня перехватила тетя Леля и велела сходить за маман, так как сегодня обед переносился на час раньше - дядя Вара собирался проверять сенокосы... Я успела только спрятать тетрадку под подушкой, как пришлось уже возвращаться в большой дом.
   А после обеда Ладка утащила меня на озеро, заявив с таинственным видом, что у нее есть новые сведения. Мы расположились с ней на нашей любимой полянке, со всех сторон окруженной высокими и густыми кустами.
   - Кери! Мне Фекла такое рассказала, я тебя все утро искала! Где ты была?
   - У наших бабушек. Сведения добывала.
   - Какие?
   - Про нашу прабабушку, Эву-Катажину. Только не очень много узнать удалось, про сокровища - вообще ничего.
   - Рассказывай, потому что у меня тоже про нее сведения.
   Я пересказала рассказ бабушки Дии, добавив от себя, что забрала из библиотеки мемуары деда и сегодня ночью займусь их изучением.
   - А теперь слушай, что Фекле рассказала ее бабка. Сама она старую барыню, нашу прабабушку, не застала, но ее мать как раз состояла при ней в последние годы ее жизни. Так вот какую нашу семейную легенду она ей поведала. Будто бы со стародавних времен, чуть ли не рыцарских еще, хранилось в семье Эвы-Катажины кольцо-оберег. Передавалось оно первому ребенку - то есть либо жене старшего сына, либо дочери, если она рождалась первой. Заговорила это кольцо настоящая ведьма, чтобы уберечь семью дочери от несчастий, когда та выходила замуж. А потом эту ведьму, то ли утопили, то ли сама она утонула, но когда кольцом пытался завладеть кто-то, кому оно не должно было принадлежать, начинала ему являться утопленница и требовать справедливости... В роду нашей прабабушки первенцами до нее рождались мальчики, она была первой старшей дочерью. Так вот, очень она перед смертью переживала, что не смогла кольцо-оберег своей новой семье передать...
   - Ты думаешь, что дедушка ЭТО кольцо из Польши привез?
   - После твоего рассказа, почти уверена в этом. Во всяком случае, стремился он туда именно за ним.
   - А почему тогда бабушке не отдал?
   - Не знаю, поосторожничал, может быть... Эй! Кто там! - резко обернулась Лада к кустам у нас за спиной, но мы никого не увидели, лишь качнулись ветки вдали.
   - Опять, небось, мальчишки подглядывали, - отмахнулась сестра, потом повернулась ко мне, - В дедушкиных мемуарах на всякие подарки обрати внимание...
   - Да уж поняла... - вздохнула я.
   Вроде все в доме затихло, сейчас схожу в буфетную за чаем и примусь за изучение мемуаров Филиппа Демидовича Лесовского.
  

Июля, 23-е.

   Всю вчерашнюю ночь изучала мемуары деда. Причем, пришлось обойтись без чая, по сухой погоде опять перекосилась дверь моей комнаты и начал захлопываться замок в двери, да так, что изнутри его никакими силами не открыть. Такие мучения и все зазря - дед подробнейшим образом описывал всякие военные баталии, в том числе и во время Польской кампании, и ни словом не обмолвился про сокровища и семейные легенды!
   Встала я невыспавшаяся и злая, и мы чуть не поссорились с Владимиром. Я рассказала ему семейную легенду про кольцо-оберег, а он сказал, что это все женские глупости, и ни один здравомыслящий мужчина не поверит во все эти заговоры. Правда потом согласился, что среди похищенных сокровищ, могло быть и то древнее кольцо.
   А после завтрака мы с Ладой опять пошли на берег озера, звали с собой Натали, но она сказалась ужасно занятой... Знаем мы эту ее занятость, опять, небось, на свидание к Неведомскому собралась...
   - Вот знаешь, чего я не могу понять, - начала я, растянувшись в тенечке на травке и глядя в безумно-синее небо, - почему никто не ищет пропавшие сокровища?
   - А как ты предлагаешь их искать? Сама знаешь, в нашем доме уйма потайных мест.
   - Лада, ты так уверенно все время говоришь про то, что сокровища еще в доме... А может, их уже давно вынесли из имения?
   - Не... Мне Родион рассказал, что после кражи управляющему и нескольким доверенным слугам было велено внимательно следить за всеми посторонними, которые приходят в имение. А в тот день вынести мешочек с сокровищами не было никакой возможности, он, оказывается, довольно объемный...
   - Слушай, а давай обыщем хотя бы те тайники, про которые мы знаем?
   - А это мысль... - поддержала меня сестрица, падкая на всякие авантюры, - В коридоре на третьем этаже два...
   - Три, - перебила я ее, - еще в постаменте вазы в углу, мне Моня в позапрошлом году показывал.
   - На балконе в колонне и под лепниной...
   - Туда не попасть, там Маковские живут... Слушай, а давай составим план, а то мы так запутаемся...
   - Давай, только сначала искупаемся...- вскочила Лада, стягивая с себя легкое ситцевое платье, которое позволяла себе носить в деревне.
   - Ах вы, поганцы! - запустила она вдруг камнем в кусты. - Опять подсматривали! Прямо, хоть Лукича с берданкой ставь!
   - А его не боишься? - рассмеялась я, - Вдруг тоже подсматривать будет?
   - Кто? Лукич? Да он старый... Пусть смотрит, все равно уже почти ничего не видит!
  
   А потом мы с Ладочкой до самого вечера, только прервавшись на обед, трудились в поте лица - составляли поэтажный план особняка, помечая крестиками известные нам тайники. Трудились мы в библиотеке, каждый раз при появлении кого-либо, маскируя наши рисунки журналами мод. А все просто как сговорились! Один за другим заходили в библиотеку, да еще и не по одному разу! Мы уже почти закончили, когда заглянувшая Фекла доложила, что господа Парменов и Соболевский ожидают барышень на прогулку. Мы с Ладой забежали к ней в комнату, по мере сил привели себя в порядок, наши записки Лада спрятала под подушку, я одолжилась у нее кружевным зонтиком и перчатками... На поиск сокровищ мы решили отправиться завтра.
  

Июля, 24-е.

   За завтраком только и обсуждали, что ночное происшествие. Оказывается, ночью в доме опять был переполох! А началось все с того, что Ульяне Филипповне понадобилось зачем-то выйти ночью из своей комнаты. И вдруг в полутемном коридоре она видит белое привидение... Оно неторопливо вешает на стену портрет Филиппа Демидовича и снимает портрет по соседству. И тут Ульяна Филипповна отмирает и выдает такой вопль! Привидение роняет портрет и скрывается на боковой лестнице, а разбуженные домочадцы спешат на помощь!
   И теперь все усиленно обсуждали призрака, который пришел за похитителем кольца! Наша болтушка Фекла успела поделиться рассказом своей бабушки абсолютно со всеми!
   А после завтрака Лада отвела меня в сторонку и сказала, что поиски сокровищ отменяются, вчера кто-то пробрался в ее комнату и украл наши схемы.
   - И сдается мне, что это и было "ночное привидение"! Помнишь, мы знаки вопросов у портретов поставили, потому что не знали за которым тайник, только слышали, что за одним из портретов?
   - Да, и не проверили, когда узнали, потому что сил не хватило портрет снять... Послушай, но ведь это тогда кто-то из живущих в доме...
   - Кристинка или Боня...
   - Почему?
   - Потому что, когда похитили наши схемы, Витковские еще не вернулись из города, Коленька ездил с ними, а Ульяна Филипповна выходила из спальни Яна Гославовича!
   - Значит, Боня... Только он заглядывал в библиотеку и мог видеть, чем мы занимаемся... Да и потом нам в коридоре попался... И, значит, он не может быть похитителем сокровищ и убийцей Марфы, иначе, он бы знал, где спрятан мешочек...
  

Июля, 26-е.

   Вчера писать было совсем некогда. Я бы и сегодня не нашла времени, если бы не приболела. И главное, так обидно... Все на балу веселятся у Парменовых, а я тут сижу... Не стоило мне вчера купаться в озере, да еще в том месте, где холодные ключи бьют... Но вчера так жарко было! Как, впрочем, и всю неделю.
   Вчера после завтрака я с Ладой ездила в город к портнихе. Ох, какое у Лады красивое платье... И сама она в нем просто необыкновенная... Я ей даже завидую немножко...
   Потом пришлось опять помогать собирать ягоды, пока они по жаре не осыпались... Потом мы бегали купаться, потом вечерняя прогулка с Владимиром... В общем, весь день был занят...
   А сегодня утром приехал папа! Он специально выехал в ночь, чтобы успеть сопроводить нас на ежегодный бал по случаю именин Антонины Кирсановны Парменовой, матери Мартына Гавриловича и бабушки Дениса. Я так обрадовалась приезду папа, что даже забыла и про саднящее с утра горло и про ноющую голову. К тому же папа привез, заказанные нами с маман еще перед отъездом, платья для венчания и для последующего бала. Пока мы с ней все перемерили, пока выбрали, что надеть сегодня, было уже пора отправляться.
   А на балу, когда я танцевала с Владимиром, мне вдруг стало совсем нехорошо, и закружилась голова. Владимир поддержал меня, когда я оступилась, и незаметно вывел на балкон.
   - Кери, что с вами? - он осторожно дотронулся до моего лба, - Да вы вся горите!
   - Я, похоже, все-таки простыла вчера. Вы не могли бы позвать маман?
   - Да, конечно, - ухватил он за руку одного из младших Парменовых, которого еще не успели отправить спать, и велел привести Таисию Карловну.
   Маман пришла вместе с папа, и тут же засобиралась домой, но Владимир остановил их, сказав, что не стоит привлекать внимания к моему недомоганию. Он сопроводит меня до дома, убедится, что мне оказана необходимая помощь и тут же вернется. Папа прикоснулся губами к моему лбу, сказал, что ничего страшного и он полностью согласен с Владимиром, и что они с маман еще несколько часов покрутятся среди гостей, а потом вернутся домой.
   Мне только сейчас пришло в голову, что поведение папа было несколько нетипичным для него, и то, как он быстро согласился с Владимиром... Они, что, были знакомы раньше? А почему они тогда это скрыли от меня? Но это все мне вот только что пришло в голову, а тогда мне было просто плохо и очень хотелось домой. Нет, почему все-таки папа так поступил, да еще и с Владимиром переглядывался?..
   Владимир усадил меня в бричку, поднял у нее верх, сам вскочил на своего коня. По-моему, я в дороге задремала... Во всяком случае, я плохо помню, как добралась до своей комнаты. Меня немного привела в себя охающая и суетящаяся Праскева, а потом она напоила меня своим травяным чаем и, уже засыпая, я слышала, как Владимир под окном выпытывал у нее о моем состоянии.
   Проснулась я от жуткого грохота, за окном бушевала гроза. Закрыла окно, накинула халат и дошла до спальни родителей, но их еще не было. Наверное, гроза началась давно, и гости побоялись пускаться в путь в такую непогоду. А когда я возвращалась к себе, опять захлопнулся замок моей двери, как уже было несколько раз. Теперь придется ждать, когда кто-нибудь придет и "спасет" меня. Я выспалась, и спать больше совсем не хочется... Вот я и пишу свой дневник.
   Да, только сейчас вспомнила. Родион на днях обмолвился, что бабушки вспомнили девичью фамилию нашей прабабки, матери Филиппа Демидовича. Так вот она была Ведомская. Ведомская - Неведомский... Не стоит ли что-то за этим совпадением? Какой-то этот поручик странный все-таки... И польский знает... Да, и почему ассоциация к зеркалу - подсолнухи?
   А еще Фекла рассказала, что одна из поварих, которая водила дружбу с Марфой призналась, что накануне своей гибели Марфа хвасталась, что один человек обещал ей заплатить очень большие деньги, если она поможет ему разыграть его приятеля. И, что с этими деньгами она сможет бросить службу горничной и вернуться к своему жениху. Но, кто этот человек, она не призналась.
   Разыграть приятеля... У Яна Гославовича здесь не было приятелей... Да и у Бонифация тоже... Остаются Неведомский и... И Владимир... Нет, только не он!
   Что-то стукнуло в туалетной комнате, и я сходила посмотреть, не распахнулось ли от ветра окно. С тех пор, как я обнаружила на нем царапины, я больше не открывала это окно, несмотря на жару. Поправила шпингалеты, задернула занавеску на окне, потом ополоснула лицо и по привычке протянула руку за полотенцем, но его на месте не оказалось. Открыла глаза, оглядываясь в поисках его, и мой взгляд упал на чуть приотворившуюся зеркальную дверцу шкафа. За мной в зеркале отразились нарисованные над ванной подсолнухи... Зеркало и подсолнухи... Неведомский... А когда он мог их видеть? Он никогда не был в моей туалетной комнате... Если только не залезал через окно... Но зачем? Марфа? Он встречался в моей комнате с Марфой? Нет, бред... У Марфы был жених... И вообще, она не такая... Была... Ой, что-то опять стучит в туалетной комнате, и вроде как стекло разбилось, надо пойти посмотреть.
  
   Я все поняла! Все! Когда я подошла к двери туалетной комнаты и осторожно заглянула туда, чья-то рука, просунувшись в разбитое оконце шарила по стене над ванной. И я все поняла. Там в стене было углубление, когда-то, до того, как дед решил делать водопровод, там крепился бак для воды. Бак убрали, водопровод не доделали, всю стену зашили досками, и только мы Марфой знали, что одна доска там плохо закреплена и отодвигается, открывая доступ в тайник. Значит, это все-таки Неведомский, и он видел подсолнухи в зеркале, когда прятал украденные сокровища, и кольцо он потерял, когда шел их прятать... И деньги Марфе пообещал он, а потом убил ее, потому что она могла его выдать... Поэтому ее и нашли в пруду, а не в озере, потому что это происходило вблизи нашего дома...
   Я не могу выйти из комнаты, замок моей двери опять защелкнулся, я заперта. Я закрыла дверь туалетной комнаты на ключ и задвинула комодом, но это не сможет надолго его удержать. Он знает, что я видела его, он захочет меня тоже убить... Я попробую сейчас спуститься из окна, но, если у меня не получится... Я хочу, чтобы все знали, Марфу убил Станислав Неведомский.
  

Августа, 15-е.

   Сегодня мы с маман уезжаем, возвращаемся в Петербург. Я решила не брать эту тетрадку с собой, не хочу выставлять все скелеты нашей семьи напоказ. Но историю закончить надо.
   В тот страшный день, когда преступник ломился в мою комнату, я спрятала этот дневник в своих вещах в шкафу, надеясь, что когда-нибудь его найдут, если со мной что-нибудь случится. Уже были разорваны и связаны простыни и привязаны к спинке кровати, и окно уже было раскрыто, а я примерялась, как половчее в него вылезти, когда в коридоре послышался топот ног, и кто-то подергал мою дверь.
   - Кери! Открой, это я! - послышался взволнованный голос Владимира. Одновременно в туалетной комнате стук наносимых в дверь ударов сменился шумом драки.
   - Я не могу, она захлопнулась.
   В следующее мгновение дверь просто слетела с петель, а Владимир сгреб меня с окна в свои объятия.
   После всех волнений у меня опять начался жар, и я пришла в себя буквально за пару дней до свадьбы Ланочки. Первое, что я сделала, это сползла с постели и отправилась вынимать из тайника сокровище. Но меня ждало горькое разочарование - в туалетной был сделан ремонт и все доски были крепко-крепко приколочены.
   Свадьба Ланочки и Дениса была просто великолепна! Очень жаль, что за время болезни я так ослабла, что совершенно не могла танцевать! Но Владимир не отходил от меня ни на шаг. Тогда же он и поведал мне все неизвестные детали этого страшного дела.
   Оказывается, еще в ту ночь, когда похитили сокровища, Родион обмолвился, что мой папа, Кирилл Филиппович служит в Департаменте полиции, а так же, что мы с Ладкой жутко любопытные и везде суем свой нос. И когда я действительно начала свое расследование, они вместе с Родионом написали папа письмо... Так что, к моменту своего приезда, папа заочно был знаком с Владимиром и был в курсе всех происходящих событий. И пока мы с маман крутились перед зеркалом, папа с Владимиром имели продолжительную беседу. Они так же, как и мы с Ладочкой пришли к выводу, что сокровища спрятаны где-то в особняке, и что сегодня, когда все уезжают на бал в соседнее имение, а слугам дается выходной, похитителю представляется замечательный шанс незамеченным пробраться в имение и изъять сокровища. Мое недомогание было более чем на руку сговорившимся мужчинам, так как развязывало им руки, устраняя досадную помеху в моем лице. Вот только то, что разразится такая гроза, и то, что тайник окажется в нашем доме они просчитать не смогли. Тайника они, кстати, тоже не нашли, а я еще раньше решила, что эти сокровища, принесшие столько несчастий, лучше пусть остаются замурованными в стене.
   Преступником, действительно, оказался Неведомский, но допросить его не удалось, так как он смог вывернуться от задержавшего его Мони и скрыться. Погром в моей туалетной комнате и покореженные доски были восприняты, как следы проникновения, никто даже и не подумал, что за досками скрывался тайник. А еще через два дня Владимир и Денис вернулись в полк, Ланочка уехала с мужем, а меня Владимир обещал обязательно навестить в Институте.
   Ах да... Я все-таки выспросила бабушку Нессу, не дарил ли ей дед кольцо на свадьбу? И, оказалось, что дарил, и не только на свадьбу, но и на помолвку.
   - Принеси-ка, деточка, мне вон ту шкатулку, - указала бабушка на подзеркальный столик, - да, да, вот эту из слоновой кости. Когда у меня руки начали отекать, еще дед ваш, да будет земля ему пухом, жив был, я сняла все свои колечки, да в шкатулочку эту и сложила, - она раскрыла шкатулку, пошевелила, разыскивая что-то, пальцем в ней, потом вытащила и подала мне кольцо с большим сапфиром, - Вот это Филипп Демидович мне на свадьбу подарил, а вот это, - она вынула еще одно кольцо, серебряное с тремя маленькими разноцветными камушками, - на помолвку. Но я его очень мало носила, боялась камушки потерять, вот этот средний однажды выпал, насилу нашла.
   Я покрутила в руках кольцо с розовым, синим и желто-зеленым камушками, по внутренней поверхности ободка шла какая-то надпись, сделанная древними готическими буквами, но прочесть мне ее не удалось.
   - Знаете, бабушка, мне кажется, что это - то самое кольцо, про которое легенда...
   - Которое настоящая ведьма заколдовала? - озорно подмигнула мне бабуля. - Тогда я должна его отдать Родиону для его невесты.
   - А вы откуда про нее знаете? Он же еще никому не говорил?
   - Родителям, может и не говорил, а от меня скрыть не смог. А ты-то когда замуж собираешься?
   - Бабуля, о чем вы? - смутилась я.
   - Да ладно тебе, что ж я не видела, как этот гусар за тобой ухлестывал? Хороший молодой человек, не потеряй его... А вот будешь замуж выходить, я тебе свое свадебное кольцо и подарю. Наша кровь Лесовских в тебе, да в детях Варфоломея течет, а Ульянка, да Милада - отрезанный ломоть. Не хочу, чтобы семейные реликвии из семьи уходили!
  
   Вот и вся история. Сейчас спрячу эту тетрадку и пойду, попрощаюсь с бабушками и остальными родственниками, совсем скоро мы отправляемся, Микитка уже запряженную бричку перед нашим домиком поставил, Праскева ругается с ним по поводу крепления багажа.
  
   * * *
  
   Я закрыла синюю тетрадь. За окном уже светало. Керосиновая лампа давно потухла, хорошо, что я догадалась приготовить свечи... Это ж надо! Настоящий детектив! И моя прапрабабка в роли сыщика! На столе, пришедшей СМС-кой, блямкул телефон. Муж сообщал: "Приеду в воскресенье ближе к обеду. Сторговался со строителями, протеже Стаса - отказывай". Вот в этом весь Лисовский! Две строки распоряжений, и крутись, как хочешь!
  
   Но расслабляться особенно было некогда. Набрала воды из старого колодца и расставила тазики греться на солнце - надо окна на втором этаже вымыть... Пока занималась чисто механической работой, все вспоминала дневник прапрабабушки. Ну, судя по тому, что прабабушку мою звали Екатерина Владимировна, замуж за Владимира Соболевского она все-таки вышла. Жаль, что меня не особо интересовала история семьи, да и рассказывать про давние дворянские корни никто особо не стремился. Баба Паня больше про свою комсомольскую юность, да про войну рассказывала... Про то, как ее мать, будучи учительницей, организовала в нашем доме библиотеку и школу для деревенских детишек - так и дом сохранила. А баба Паня, похоронив в войну своего единственного сына, брала на воспитание сирот... Про то, что наша семья до революции была большой, я тоже от нее слышала... Но, как-то все растерялись...
   Хм, и что-то про то, чтобы кто-то находил сокровища, я не слышала... А может?.. Намывая очередное окно, я постаралась просчитать, которая из комнат была спальней моей прапрабабушки. Наружной лестницы уже давно не было, и в какой из стен чердака была дверь, тоже было не определить. На втором этаже было пять комнат и чуланчик. Но в чуланчике не было никаких окон. Интересно, а внутри дом перестраивался? Если нет, то комнатой Кери с имевшейся при ней туалетной, могла быть только вот эта, где я сейчас домывала окно. И выходила она окнами в сторону сада, хотя у меня почему-то сложилось смутное впечатление, что окна Кери выходили в сторону крыльца и пруда за подъездной дорогой.
   Я торопливо дотерла окно и поспешила в соседнюю, совсем маленькую комнатку. Никакой ванны или умывальника здесь, конечно не было, но зато имелось окно в боковой стене и довольно большой простенок справа от него... Я прикинула размеры комнаты - ванна вполне могла поместиться... Отодвинула от стены у окна этажерку и кресло и попробовала эту стену простучать. Как же! Это только в фильмах у главных героев получается так клады найти - на этой стене было наклеено столько слоев обоев, что они глушили любой звук... Расковырять сейчас или дождаться мужа? Нет, сначала надо дом покупателям показать, а потом можно будет уже и расковыривать...
   Я домыла оставшиеся окна, стараясь не думать о возможном кладе, потом доела привезенную из дома еду, Павел Михайлович любезно принес мне в термосе кипятка, предложил разжечь плиту у нас на кухне, но я побоялась не справиться с ней и отказалась. Завтра приберусь на чердаке и доеду до Валдая - пообедаю, да продуктов куплю... А сейчас - спать! Бессонная ночь и свежий воздух сделали свое дело - я вырубилась просто моментально!
   В субботу поковырялась немного на чердаке, да рванула до города. А на обратном пути, слушая любимые песни, я вдруг неожиданно поняла, почему мне казалось, что окна комнаты Кери выходят в сторону крыльца! В тот день, когда ее приболевшую Владимир привез с бала домой, она слышала через окно, как он расспрашивал служанку о ее самочувствии. Служанка могла выйти только на крыльцо, с другой стороны дома дверей не было! И маловероятно, чтобы Владимир поджидал известий, вытаптывая газон под окнами возлюбленной... Значит... Значит на месте туалетной комнаты теперь чуланчик... Я прибавила газу.
   Заставила себя не торопясь аккуратно запереть ворота, проверить, закрыта ли машина и почти бегом рванула по дорожке к дому - мне не терпелось проверить свою версию! В лучах заходящего солнца можно было, приглядевшись, увидеть, что на месте гладкой каменной стены когда-то было окно... Просто камни были уложены мастерски, но вот цвет и чуть другая обработка камней, видимая в косых лучах... В доме было уже темновато, я зажгла керосиновую лампу и поднялась на второй этаж. А вот и чуланчик. И ванна в нем вполне могла поместиться, особенно, если учесть, что этого громадного шкафа, занимавшего всю противоположную стену, здесь не было. Я приоткрыла дверцу шкафа... Ох, мамочки... Да тут и недели не хватит, чтобы все разобрать... А не освободив шкаф, этого монстра от стены не отодвинуть... Ладно, завтра приедет Антон, все ему расскажу, и пусть он сам решает, что и как делать!
  
   А в воскресенье я решила устроить себе выходной и расположилась перед домом на солнышке, поджидая покупателей. Звук клаксона у ворот раздался даже раньше, чем я ожидала. Высокий светловолосый мужчина, может чуть постарше меня, закрыл дверцу "Вольво" и пискнул сигналкой.
   - Гликерия Кирилловна?
   - Да. А вы?
   - Разрешите представиться - Полянский Вадим Николаевич, по рекомендации Станислава Олеговича.
   - Проходите, Вадим Николаевич, боюсь только, я должна вас огорчить, наш дом уже продан. Я была уверена, что вас успели предупредить, мне очень жаль, что вам пришлось ехать в такую даль. Пойдемте, я вас хоть кофе напою. Правда, - усмехнулась я, - мы четвертый день без электричества, и кофе я вам могу предложить только из термоса...
   - Как же так - продан? Еще в четверг Станислав Олегович уверял меня, что я могу приобрести этот особняк.
   - Мне очень неловко, но от мужа вчера пришло сообщение, что он подписал договор со строительной фирмой.
   - А сколько они вам предложили? Я могу предложить больше!
   - Ах, Вадим Николаевич! Всеми такими делами у нас в семье ведает муж, но не думаю, что вы сможете его переубедить... Он очень не любит менять свои решения...
   - Но позвольте хотя бы осмотреть дом? Когда-то один из моих предков бывал в этом доме... Там была какая-то романтическая история, и мне очень любопытно посмотреть на этот дом...
   - Извольте, - пригласила я его в дом. И почему меня не насторожило упоминание романтичного предка?
   Вадим Николаевич довольно бегло осмотрел первый этаж и устремился наверх. Пробежав по комнатам второго этажа, он остановился в комнате с окнами в сад и дополнительной комнатой, подождал, когда я подойду, обернулся:
   - Может, все-таки, передумаете? Я, действительно, могу заплатить очень хорошие деньги.
   - Вадим Николаевич, я еще раз повторяю, по всем этим вопросам обращайтесь к моему мужу.
   А в следующее мгновение я оказалась сидящей на стуле в углу комнаты и плотно задвинутая там довольно тяжелым дубовым столом.
   - Вадим Николаевич! Что вы себе позволяете?! - вскрикнула я, сморщившись и потирая руку за которую он меня схватил - наверняка теперь синяк будет.
   - Сиди и не рыпайся! - на противоположный край стола лег пистолет, - Мне абсолютно не нужна эта ваша развалюха, я только пришел забрать то, что мне принадлежит по праву, то, что оставил здесь мой прадед!
   - Прадед? Вы правнук Станислава Неведомского?
   - А вы откуда про него знаете? - некоторая заинтересованность мелькнула в его взгляде, - Хотя, какое это теперь имеет значение, не мешайте мне, я заберу то, что мне принадлежит, и уйду - он решительно рванул обои со стены.
   - Станислав Неведомский украл эти драгоценности, почему вы считаете, что они принадлежат вам? - немного придя в себя, я решила тянуть время и отвлекать Полянского, что-то мне совсем не верилось, что он просто уйдет. Особенно, когда обнаружит, что никаких сокровищ в этой стене нет.
   - Только сначала ваш предок украл их у моей семьи! Фамилия Ведомские вам ни о чем не говорит?
   - Почему же, говорит. Это девичья фамилия Эвы-Катажины, одной из моих прабабок. А якобы украденные у вашей семьи драгоценности, на самом деле, были ее приданым, - пошла я ва-банк.
   - Приданым! - взорвался вдруг Полянский, и я не на шутку перепугалась, - Приданое дают при честном заключении брака! А вы Лесовские сначала украли Катажину, пустив мою семью почти что по миру, а потом и за остатками пришли! Мы лишись всего! Родового замка, чести, даже имени!
   Он внезапно успокоился и принялся целеустремленно отдирать обои со стены. Я прикинула, не смогу ли дотянуться до пистолета... Вот та штучка, вроде, предохранитель, ее надо опустить вниз... Не, не достану, и не вскочить, слишком сильно стол задвинут... Мне послышался шум подъехавшей машины, только бы это был Антон! И только бы он не вздумал кричать! Следующие длинные-длинные минуты я настороженно прислушивалась, но, кроме звука отдираемых обоев, ничего не было слышно. Если это Антон, надо подать ему какой-нибудь знак... Я лихорадочно перебирала в голове варианты...
   - Вадим Николаевич! - начала может чуть громче, чем это требовалось, - А что же вы так долго за сокровищами ехали?
   - Хм, - усмехнулся он, - я бы и раньше приехал, да дед только месяц назад перед самой смертью все рассказал и дневники Станислава Неведомского да Катажины отдал. Вот я как их изучил, так и приехал... А тут такая удача - дом-то продается! Выйти через одних знакомых на других, и быть рекомендованным вашему мужу было совсем не сложно. И тут вдруг, вы все переигрываете! Но ничего, я все-равно заберу то, что принадлежит моей семье!
   Последние фразы он уже договаривал, когда мой муж тихо возник на пороге, приложил палец к губам, призывая меня к тишине, как будто я сама не понимала... Быстрый, обманчиво-легкий прыжок, и Полянский уже лежит на полу, а Антон связывает ему руки его же ремнем... Хм, спецназ в действии...
  
   Мы с мужем, обнявшись, сидели на крыльце дома. Заходящее солнце вызолотило лужу пруда и отражалось в намытых мной окнах... Полянского давно увезли, оказалось, что это довольно известная в криминальных кругах личность, и фамилия его в действительности была Неведомский... Антон заподозрил что-то, еще, когда Стас очень настойчиво рекомендовал этого покупателя, и все эти дни собирал про него информацию. Вот только вычислить местонахождение псевдо-Полянского в большом городе не удалось, и тогда была организована засада на дороге к нашему особнячку. И опять промах - не ожидали, что поедет он не к обговоренному часу, а намного раньше...
   - Антон, а когда мы будем доставать клад? - спросила я мужа, вкратце пересказав прочитанную мной историю.
   - Ликочка, а ты считаешь, что они еще там?
   - А где же? Что-то я не слышала об особом богатстве в нашей семье...
   - Да их еще после войны муж Прасковьи Федоровны нашел, когда окно в комнате заделывал.
   - А ты откуда знаешь?
   - Да твоя баба Паня рассказала, еще три года назад, когда я ее к нам уговаривал переехать.
   - И куда оно делось? - недоверчиво спросила я.
   - Лика, а как ты думаешь, на какие деньги они все эти годы такую махину содержали?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"