Глазова Алина Евгеньевна: другие произведения.

Школьный детектив

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:


  

Глава первая "В заключении"

  
   Когда я просыпалась, на улице шёл дождь, капли тихо постукивали по оконному стеклу. На часах было уже двадцать минут восьмого и я, потянувшись последний раз, встала. Быстро собралась и без десяти восемь была полностью готова к выходу.
   Этот день обязан был быть прекрасным! Уроки лёгкие, настроение супер. Общую картину портила лишь тематическая аттестация по истории средних веков. Тема ужасная - образование государств на территории Европы в период средневековья (и, кажется, что-то ещё хуже). Учитывая то, что предыдущую контрольную я написала на тройку - скромно и с позором, обольщаться не стоило. В общем, мысль об этом явилась "ложкой дегтя", хотя я даже и не подозревала, что меня ожидает в этот день.
   Я уже собралась выходить, как вдруг вспомнила, что на физику надо срочно сдать деньги. Как назло, не хватало каких-то десять копеек, и мне пришлось выворачивать карманы. Через пять минут я оказалась на улице без зонта и малейшей мысли вернуться домой и взять его. Однако на полпути к школе я сильно пожалела о этом. Противные капли падали за шиворот, а проезжавшая мимо машина обрызгала меня с ног до головы. Мои бедные джинсы! Из светло-голубых они превратились в грязно-болотные. Теперь меня можно было спокойно показывать в рекламе стирального порошка. Я еле доплелась до школы, вся грязная и мокрая. Предвкушая момент входа в теплое здание, медленно тащилась по лестнице. И тут меня осенило. Ключи! Как я могла забыть их дома? Не помню, когда в последний раз я так быстро бегала. Теперь меня не волновали ни лужи, ни грязь, ни машины, ни даже маленькая вредная собачонка, которая увязалась за мной.
   Ворвавшись в квартиру, я молниеносно схватила ключи и уже хотела убегать, как мама вдруг взяла с моего стола дневник (неужели я и его забыла?) и спросила, взяла ли я физкультурную форму. Ну вот, а я хотела просидеть на лавочке... Но мама не стала ждать моего ответа. Она быстро сунула вещи в пакет и выпроводила меня за дверь. На улице все еще продолжал лить дождь, но мне было все равно. В какой-то момент мне захотелось встать и стоять на месте до самой старости.
   Когда я наконец-то входила в школу - прозвенел звонок. Но я не собиралась идти на физкультуру. У меня был план: в раздевалке, кроме дверей для входа и выхода была еще одна дверь, как мне тогда казалось, всегда открытая. План заключался в том, чтобы пройти в раздевалку, оставить там свои вещи и шмыгнуть в ту комнату. В ней-то я и должна была просидеть, пока учительница не закроет дверь.
   Сначала все шло, как по маслу. Я забежала в помещеньице, бросила в угол рюкзак и сменку. Меня никто не заметил: мои подруги переписывали домашнее задание по географии, Лолита и Сандра - наши "красавицы" - красили друг другу губы, а все остальные носились по залу.
   Я шмыгнула в ту дверь. Маленькая комната оказалась чем-то вроде кладовки. В углу стояли метлы, у стены - старый шкаф, на полках которого стояли банки с неизвестной мне черной и серой жидкостью; под высоким потолком было узкое окошко; с другой стороны один на другом лежали ящики и валялся небольшой мешочек.
   Раздевалка опустела, и Надежда Ильинична (наша учительница физкультуры) закрыла дверь. Только я хотела выйти, как послышались шаги: кто-то явно передвигался внутри. И тут в двери повернулся ключ и вход закрылся. Некто удалился.
   Мамочки мои! Как я перепугалась! Теперь я сидела взаперти. А вдруг дверь не откроют? Вдруг я просижу тут целый день? А может, про меня вспомнят, когда я буду совсем старой? Тогда я напишу множество книг, которые будут всемирно известны: "80 лет в заключении", "Как выжить в компании мышей и тараканов", Книга о вкусной и здоровой пище из самых аппетитных насекомых" и т.д. А может мне придется посвятить жизнь изучению зоологии? Тогда мои научные труды про насекомых войдут в учебники для средней школы. Какой кошмар! После таких мыслей мне стало не по себе. Я присела на корточки. Прямо перед моим носом на тоненькой паутинке спустился безобидный паучок и остановился на уровне моего подбородка. Никогда я не любила насекомых, а увидев такую "страшную" картину, заорала изо всех сил. Меня было слышно за километр. Интересно, что все подумают? Если бы я не знала причину этого крика, то подумала бы, что в школе ходит гусеницеобразный крокодил с очень большими ушами.
   Как мне тогда хотелось оказаться в спортзале вместе со всеми! Лучше уж получить единицу по физкультуре. Но зато здесь, в кладовке, я чувствовала себя настоящим Шерлоком Холмсом, сидевшем в засаде.
   Интересно, что они сейчас делают? Наверно, глупо кидают мяч в кольцо или того хуже - отжимаются от пола. Надо бы проверить. Сказано - сделано. Я посмотрела на то узкое окно под самым потолком, из него должен хорошо просматриваться спортзал. Высоковато, но если постараться, можно залезть. Я поставила под окно ящики. И цель достигнута. Вон там Наташа, почему-то без одного кроссовка, бегает за кем-то по залу; Аня обсуждает что-то очень важное с Катей. Сандра с Лолкой хихикают. И, кажется, я знаю почему. Тут Надежда Ильинична просвистела в свисток и началась эстафета. Я так болела, что подпрыгнула на ящиках и с грохотом свалилась на пол. Не успела я опомниться, как ко всему прочему с верхней полки на мою голову свалился какой-то кубок.
   Когда я очнулась, в зале прозвучали радостные крики "ура!". Так и не удалось мне узнать, какая из команд победила. Я взяла в руки кубок, свалившийся мне на голову, и прочитала надпись: "Награду за занятое первое место...". Все остальные буквы стёрлись и прочесть их было не возможно. Да и позолоченная краска, когда-то придававшая кубку вид доброй вещицы, поблекла. Голова моя гудела и я изо всей силы швырнула его в угол...
  

***

   И тут послышались шаги. В раздевалку явно кто-то вошёл:
  -- Где она? - спросил взволнованный женский голос
  -- От нее почти ничего не осталось...- всхлипнул собеседник и высморкался - Бедняжка! От Алисы остались одни косточки. Я собрал их в мешочек...
   Я ни на шутку испугалась. Это что, розыгрыш? Какая Алиса, какие косточки? С ужасом я отодвинулась от мешочка. Неужели это тот самый, тот самый...с костями...
  -- Давай быстрей! - раздражалась женщина. - Ты уверен, что женская раздевалка - хорошее место для того, чтобы спрятать ее останки? А вдруг какой-то девчонке взбредет голову забрать их!
  -- Нет, нет, это исключено, - растеряно бормотал мужчина. - Это...у меня все ключи, все ключи от кладовок. Директор сам назначил меня.
   О боже, эти люди прячут кости в кладовке! Стоп, секунду...Я сижу в кладовке! Я! Что же мне делать? Куда я денусь?! Они ведь придут сюда! И, конечно же, увидят меня. Веселенькая выйдет картина... Я прислушалась. Люди снова заговорили.
  -- Вот ключи, - рассеяно произнес мужской голос, - не та дверь, вот та, я постоянно путаюсь в них, их тут две, всегда забываю, да, всегда...
  -- Хватит нюни распускать! Открывай быстрее! - женщина была явно не в себе.
   В двери заскрежетал ключ, я побелела от страха. Что сейчас будет? Ключ повернулся, но почему-то застрял.
  -- Ах, я взял не ту связку. Это от подвалов, как я мог перепутать...Моя бедная Алиса - она была моей любимицей, лучшей из учениц...Несчастная, как они могли тронуть ее? - он снова высморкался.
  -- Идем быстрее отсюда. Разве можно тебе довериться? - хмыкнула женщина, и они ушли.
   Я задрожала, ноги подкосились сами собой, и мне пришлось сесть. Я все еще не могла опомниться от происшедшего. Кто эти люди? Зачем той женщине кости бедной девочки? Ничего не понимаю. Всегда пыталась впутаться в историю, детективов начиталась. Здравствуйте, приехали! Оказывается, быть свидетелем на самом деле куда страшнее, чем это описывается в книгах. Хотя...Меня ведь никто не видел. А вот я слышала их разговор, это плохо! Была бы я глухая, спокойно сидела бы сейчас и не боялась.
   Прозвенел звонок. Надо было срочно действовать. Я схватила какую-то проволоку и принялась ковырять в замочной скважине, не особо надеясь на успех. Но, видимо, сегодня мне везло, и дверь открылась...
  

Глава вторая "Раскрытие всех тайн"

  
   Ура! Я на свободе! Просто выпорхнув в раздевалку, я уселась на лавочке. Вот это да! Вот это приключенье! Надо обо всем забыть, но как? Мои размышления прервали одноклассницы:
  -- Слушай, а как твой рюкзак и все вещи оказались здесь до урока? - поинтересовалась Аня, - Среди прогульщиков тебя не было.
  -- А никак, - вспомнила я "веселенькое" времяприпровождение в кладовке, - никак, просто...я потом вам все расскажу. Послушай, Наташа, - решила я переменить тему разговора, - а почему ты бегала в одном кроссовке?
  -- Да это я так просто, - покраснела подруга, - постой, а откуда ты знаешь?
   Девочки с любопытством уставились на меня. Это было ужасно. Создавалось впечатление, что они разглядывают новый музейный экспонат.
  -- Придется рассказать вам правду, - я фальшиво вздохнула, - я - колдунья! - мои руки поднялись перед хохотавшими.
  -- А где же твоя волшебная палочка? - загадочным голосом произнесла Наташа.
  -- Она тут, - я указала на свой рюкзак, и мы все дружно засмеялись.
   Словно терминатор, расталкивая толпу, ко мне приблизилась Юля Куцкая. Она пожала мне руку, поздоровалась и спросила, не видела ли я...меня. С этим же вопросом она обошла остальных. Это выглядело немного странно, особенно, если учесть, во что она была одета. Рука только в одном рукаве синего свитера, черные колготки и джинсы, одетые лишь до колен, но именно в дни занятий по физкультуре она вела себя так, пребывая в хорошем расположении духа.
  -- И все же, откуда ты узнала про кроссовки? - серьезно спросила Наташа, когда мы вышли из раздевалки, - Только честно.
  -- Я не только это знаю! - меня переполняла гордость, сейчас расскажу все, что видела, и тогда они точно поверят в то, что я - ясновидящая. Вот смеху-то будет! - Знаю, что в этот момент, ты, Катя, и ты, Аня, обсуждали что-то! А потом Надежда Ильинична свистнула в свой свисток ...- мои подружки замерли в ожидании, на их лицах застыл немой вопрос, - и потом началась эстафета, - я хотела что-то еще добавить, но тут услышала почему-то знакомый мне голос.
   Я обернулась. Возле стены со школьными газетами стояла невысокая худая женщина с тонкими губами и впалыми щеками. У нее была короткая стрижка и слегка подрагивающие руки, в которых она держала какие-то бумажки. Женщина увлеченно с кем-то разговаривала, но в то же время успевала "пробегать" выпученными рыбьими глазами по школьному коридору.
   Где-то я ее видела. Но где? Ну да, как я могла забыть. Я ее видела в младшей школе. Она иногда заходила в соседний класс...
  -- Ну? - Катя перебила мои глубокие размышления, - Кто же все-таки победил?
  -- А, ну, в общем, потом...
   Какая неприятная женщина, и чего это меня угораздило ее разглядывать? За разговорами и размышлениями я не заметила, как мы дошли до кабинета географии. Заняв первые парты и разложив учебники, дожидались учителя - Марию Григорьевну. Входя в класс, она всегда произносила одну и ту же фразу и заставляла читать нудные параграфы. А сама куда-то уходила. Но в тот день она повела себя несколько странно: продиктовала название новой темы и целый урок в задумчивости просидела в классе.
   Первые минуты урока я никак не могла сосредоточиться и принялась рассматривать класс. Прямо над дверью расплывалось серое пятно - время от времени в этом месте с крыши капала вода. Потрепанные географические карты, глобус...Поняв, что хорошего занятия мне так и не удастся найти, я открыла тетрадь и записала сегодняшнее число.. Кто-то ткнул мне в спину пальцем, и я повернулась. Конечно! Ведь я никому еще не рассказала о происшедшем.
  

***

  -- ...А ты уверена, что все это правда? Ну, я, - Наташа понизила голос, - насчет костей?
  -- Да, конечно, Я открывала тот мешочек! - мне пришлось немного соврать, на самом деле я и не думала его вскрывать, - в нем лежали кости и череп! Я видела!
   Прозвенел звонок и мы вышли в коридор. Сквозь толпу пробирался очень высокий человек с бородой - это был школьный дворник. Сейчас великан, видимо чем-то взволнованный, шел по направлению к кабинету директора. Я никогда не видела этого человека в здании школы, и поэтому его появление показалось мне странным. Сказав, что у меня развязались шнурки, остановилась прямо напротив кабинета директора. Из-за шума в коридоре мне удалось услышать только отдельные фразы. Голос дворника звучал разочаровано, даже не верилось, что такой великан может оказаться таким несчастным:
  -- Вчера история повторилась...Они опять...опять, - дворник всхлипнул, - как в ту ночь, когда Алиса...Ну, Вы понимаете...Мне говорили, что я что-то путаю, забыл, куда положил их, но я-то помню! И точно знаю, что положил ту связку в баночку. А сегодня обнаружил к...
   Дальше я ничего не услышала. Сзади приближались мои "лучшие подруги" - Сандра и Лолита. Эти модницы одеваются по последнему "писку". Сандра вышагивала в черных туфлях, носки которых достигали в длину около километра. На ней были джинсы в облипочку с девяточкой и синий свитер с отвратительными блестками. На плече висела квадратная сумка (мне кажется, что уж лучше бы я носила сумку своего девяносто четырехлетнего прадедушки Василия). Ко всему прочему этот чемодан блестел на солнце.
   Под ручку с Сандрой плыла её лучшая подруга Лолка. Эта "симпатичная" блондинка вышагивала в точно таких же километровых туфлях. Она была в коричневых джинсах, которые сидели на ней, как мешок, и цветом напоминали мне детское недержание. Из джинс вылезал "небольшой" живот, накормленный мороженым и всяческими сладостями. Лолкин свитер был ничем не лучше чем у Сандры. Они мило шли мимо меня. Услышав, что в беседе упоминается Катино имя, я увязалась за ними.
  -- Почему все сваливают на меня? - своим противным голосом ныла Лолита, - а, может быть, я не специально попала ей по голове...
  -- Конечно же нет, - вступила я в разговор совершенно серьезным тоном, - конечно же не специально, - нарочно!
  -- Я не специально попала! - Лолита была явно не в себе, раздувалась, как закипающий чайник.
   Но я и не собиралась уступать:
  -- Может быть, завтра тебе не специально попасть 2 раза?
  -- Не лезь, - вступила в разговор Сандра, - ты не видела! Нет!
  -- Ах, да, я, кажется, все поняла! - все еще с иронией продолжала я. - Катя сама подставила свою голову под твой мяч.
   После этих слов я удалилась, хотя "милые подружки" выкрикивали в мой адрес далеко не лестные слова. Но мне было все равно. Я была горда тем, что смогла вывести их из равновесия.
   В кабинет Натальи Владимировны (следующим уроком была литература) я вошла, сияя изнутри. Но урок был не из легких. У нас принимали стих. Пушкина "Узник". И после пересказа класс задавал вопросы по биографии писателя. И эти две "гюрзы" заваливали меня по полной программе, задавая самые сложные и каверзные вопросы. Тогда я в первый раз в жизни пожалела о перебранке. Хотела, как лучше, а получилось, как всегда.
   Больше в тот понедельник не произошло ничего интересного. На алгебре была аттестация. А на физике удалось кое-как повторить историю. В голове перепутались понятия совершенно разных предметов. Я зубрила какую-то чепуху. В 717 году стая молекул окружила Константинополь. Муть... На что же я напишу историю?
   Но, не смотря ни на что, контролка прошла довольно удачно, а если учесть, что этот урок был последним, настроение мое явно поползло вверх. Попрощавшись с подругами, я пошла домой. Только тогда я вспомнила о том странном разговоре. Интересно, как наш школьный дворник связан с тем человеком, голос которого я слышала, сидя в кладовке? Аааа! Кажется, все понятно! Объект А, то есть человек, который прячет чьи-то кости в женской раздевалке, у... убил некую Алису и при объекте В, то есть той женщиной, притворился невиновным... Но зачем? Я кажется еще сильнее запуталась... Если я права насчет того человека, значит дворник... А что дворник? Повторилась какая-то история, что-то перепутали... Точно! Это что-то помещается в баночку и начинается на букву "к". Знать бы еще количество букв в этом слове... Я вспомнила свои утренние приключения. Конечно же, это была связка ключей! Как я не догадалась! Эти ключи были, были... неизвестно от чего! Преступник - тот мужчина, чей голос я сегодня слышала в раздевалке! Он думал, что эта связка ключей от кладовки, в которой ему пришлось спрятать кости своей жертвы. Поэтому история повторилась! В ту ночь преступник тоже украл те ключи, а Алиса, наверное, просто встала на его пути! А та женщина... Она, скорее всего, учительница, но зачем же ей кости? Точно! Это учительница преподаёт анатомию! Кости нужны были ей для элементарного - составления человеческого скелета! Всё сходится. Как же все оказывается просто! Я думала это какое-то сложное, запутанное дело... А оказалось? Ерунда. Нет, я способна на большее и... и обязательно докажу это!
  

Глава третья "Тайна вторая"

  
  -- А это оказалась так - чепуха! Тут даже и думать не надо! - на следующее утро я заканчивала рассказывать свою детективную историю очередной слушательнице.
  -- Я разгадала тайну так быстро! Честно говоря, я сразу догадалась, что тот человек в раздевалке, говорил неправду!
   Не помню, сколько раз мне пришлось рассказывать эту историю, но, честно говоря, мне это нравилось. Все (и я в том числе) считали меня настоящим Шерлоком Холмсом и умельцем дедуктивного метода.
  -- Обожаю детективы! - высказала своё мнение Ира Рубежанская, она была очень любезна, одалживая мне учебники по разнообразным предметам (особенно по зоологии).
  -- А страшно было тебе сидеть в кладовке? Наверно ужасно.
  -- Нет! Ни капельки! - я сильно приукрасила свою историю, наполнив её какими-то отвратительными, устрашающими событиями: в кладовке сплошь и везде ползали тараканы (хотя на самом деле я увидела только одного), с потолка мне на голову постоянно спускались пауки, а крысы норовили укусить меня за ногу. Никакого крика не было (не буду же я рассказывать, что испугалась какого-то маленького паучка, мило спустившегося на паутинке перед моим лицом), но был вой. Оказывается, что в кладовке со мной сидела огромная чёрная собака, охранявшая кости, и постоянно выла. Я не падала с ящиков, а яростно и мужественно сражалась со злобной псиной и под конец мне удалось накрыть её ящиком. Даже не знаю, как такое вообще могло прийти в голову!
   Только после второго урока мы сменили тему разговора.
  -- Сегодня день лицеиста, - медленно протянула Наташа и задумчиво уставилась в потолок.
   Похоже, она даже не догадывалась о теме нашего разговора и не собиралась обсуждать, сколько червей может поселиться на одном квадратном метре почвы, а уж тем более придумывать, как хирурги смогут рассоединить сросшиеся головы египетских близнецов.
  -- Сестра сейчас сидит в актовом зале, а я тут торчу...,- продолжила Натка.
   Прозвенел звонок. Наиля Исламовна впустила нас в кабинет немецкого. Она дала нам задание тематической аттестации и за чем-то вышла в коридор, оставив нас наедине с запахом сильно пахнущих духов. Мы уже давно привыкли к такой обстановке. На уроке учительница обычно пила кофе и заедала его черным шоколадом; одевалась же она изысканней и стильней всех учителей, а ее кабинет всегда блистал чистотой и порядком.
   Я с любопытством уставилась на доску: задания были несложные. Да, я определенно все знаю (конечно, не без помощи словаря и тетрадки). Только я начала списывать задание первого уровня, как дверь кабинета открылась. Все прекратили разговоры и замерли. Но это была не Наиля Исламовна. В кабинет поспешно вошел какой-то мальчишка и, видимо, обрадовавшись отсутствию учительницы, положил на стол некий лист. Очень любопытно (особенно если учесть, что с этого дня я стала обращать внимание на всякие мелочи - теперь все казалось подозрительным)! Кто такой? Что это за листочек в клеточку? Почему этот некто так поспешно удалился? Постоял бы и подождал. Ведь урок же сейчас! По-моему, прогулять хотя бы пару минут - милое дело! Я понимаю, на перемене так торопиться, у каждого свои дела, всем надо обсудить свои дела и проблемы. Ну, может что-то списать, повторить...
   Дверь тихо открылась, но на этот раз в кабинет вошла учительница, почему-то очень довольная. Я прекратила свои размышления и продолжила работу. Подняв на доску глаза, мельком взглянула на Наилю Исламовну, которая в этот момент как раз разворачивала ту самую записку. Глаза учительницы немецкого быстро бегали по строчкам, чем дальше она читала, тем сильнее менялось выражение ее лица - из счастливой улыбки в какое-то странное, напуганное.
  -- Я сейчас вернусь, - голос Наили Исламовны слегка подрагивал.
   Она встала из-за тола и быстро удалилась. В тот момент мне было не до контрольной. Что произошло? Что же к конце концов было в той записке, до такой степени встревожило учительницу? Ничего не понимаю.
  -- Интересно, что же все-таки произошло? - Аню, похоже, тоже заинтересовало столь странное поведение учительницы. Не помню, когда Наиля Исламовна так необычно... эээ... вела себя.
  -- Да, это действительно очень, очень странно. Что же было в той записке? Не думаю, что её написал кто-то из учителей.
  -- Почему?
  -- Неужели ты не догадываешься? - после этих моих слов Аня помахала головой
  -- Нет? И я тоже. Просто мне... ну как тебе объяснить... интуиция, кажется мне так.
   В кабинет неожиданно вошла Наиля Исламовна. На её лице было выражение ярости и даже, может быть ужаса.
  -- Кто принес эту записку?! - вышедшая из себя учительница просто кричала на наш класс. Причем тут мы? - Вы его видели?
  -- Да. Мальчик в джинсах и таком... эээ... синем свитере. И в кроссовках - неудивительно, что Сандра сумела запомнить его одежду. Кто ещё разглядывает первого встречного (я не в счет - улики надо искать все-таки).
   Наиля Исламовна села за стол. Она каким-то пустым стеклянным взглядом смотрела сквозь стенку.
  -- Можно выйти? - я явно не выдерживала подобной обстановки.
  -- Иди, - учительница даже не посмотрела в мою сторону, она все еще сидела с отсутствующим лицом.
   Ну и хорошо, по крайней мере, в коридоре не водятся нервные учителя! Но когда я закрыла дверь кабинета, то, как мне кажется, снова влезла не в свое дело. Из мужского туалета доносились голоса:
  -- Этот дворник снова все обнаружил...Я поторопился... Зря.
  -- Это не так важно. Его никто всерьез уже не воспринимает, ну показалось старику...
  -- Да, действительно... Но самое ужасное - директор ему доверяет. И в этот раз он поверил, хотя, хуже всего то, что мы допустили такую ошибку с училкой немецкого. Это может провалить все дело.
  -- А может и не провалить. Я слышал, как она называла его сыном, ладно идем отсюда.
   Я быстро шмыгнула за дверь. Послышались шаги, и эти двое удалились.
  

***

  -- Аня, ты представляешь, - не выдержала я и спешно прямо на уроке стала рассказывать все услышанное подруге.
   Мы не успели обсудить происшедшее, так как до конца урока осталось всего ничего, а мне надо было дописать задание. Прозвенел звонок и мы вышли из кабинета.
  -- Да, уж, - Аня смотрела на меня самым серьезным взглядом, какой можно было себе представить, - В последнее время ты постоянно успеваешь куда-то вляпаться. Не нравится мне это.
  -- Да ладно тебе! Это же так интересно, я бы даже сказала - увлекательно...
  -- Что интересно? - Катя с Наташей явно слышали наш разговор и уже через пару минут они узнали все, что произошло за этот урок.
  -- У меня есть план, - Натка смотрела прямо в окно, где кто-то подметал школьный двор от осенних листьев, - Завтра после уроков идем прямо к дворнику!
   Трудно было с ней не согласиться, ведь это единственная ниточка, которая ведет к разгадыванию какой-то тайны, пока нам неизвестной. Тем более именно у дворника можно разузнать, что же все-таки случилось с Алисой.
   Мы поспешным шагом добрались до нашего кабинета и до звонка простояли в коридоре, разговаривая о каких-то глупых вещах. Но потом пришла наша "классная" - Светлана Анатольевна, - запустила всех в кабинет, сказав, что вернется через пару минут и убежала. Да что же это за беготня целый день!
   Пока мы сидели в классе, на улице начался снег. Просто буря какая-то! Мы тут же принялись считать снежинки - удалось различить целых семь штук! Но это, не всё, что мы успели сделать за этот урок! С помощью Викиного календаря, удалось узнать, в какой день мне исполниться девяносто девять лет - в понедельник, а из этого следует, что свой столетний юбилей я буду праздновать во вторник! Жаль что не в субботу.
   За пять минут до окончания урока, в кабинет наконец-то вошла Светлана Анатольевна, чем-то очень довольная:
  -- Сегодня видимо, вам повезло! Радуйтесь, что меня позвали в актовый зал. Надеюсь, вы помните какой сегодня день? - когда класс что-то промямлил про день лицеиста, учительница продолжила
  -- В этот день, как вы знаете, у восьмых классов проводят уроки, такие же, как были у лицеистов во времена Пушкина. В следующем году мы тоже дорастем до восьмого класса, и уже мы будем сидеть в актовом зале! Кроме того, у нас сегодня гости - директор одной из польских школ, а уже наш директор - Владимир Владимирович - завтра же отправляется в Польшу. Директора наших школ заключили договор. Вот...Домашнее задание по литературе остается тем же.
  
  

Глава четвертая "Две истории"

  
  -- Вы помните, к кому мы сегодня идём? - поинтересовалась Наташа, когда мы на следующий день вчетвером стояли в коридоре перед первым уроком.
  -- - Да уж...А я и забыла... надо ж ведь придумать, как мы к нему подойдём.
  -- А чего в этом такого?
  -- Как чего? - я с недоумением посмотрела на Аню - Ты себе представляешь, мы подходим к дворнику и просто так просим его предъявить... эээ... нужную информацию.
  -- Да, действительно...- Аня не стала возражать - Ну и что мы ему скажем?
  -- Ну... например, что мы родственники Алисы...
  -- Ага, а дворник должен нам поверить! А может быть мы... мы... какие-нибудь мошенницы!
  -- Но ведь мы никакие не мошенницы...
  -- А откуда дворнику знать кто мы такие?!
  -- Это видно по нашим честным лицам!
  -- Ты думаешь, что он будет смотреть на наши лица!? Ха!
  -- Девочки! Хватит спорить! - Наташа, единственная, не участвовавшая в споре, пыталась нас разнять - Мы просто поставим дворника перед фактом, что знаем, где он прячет кости!
   На том и порешили. Уроки в этот день пролетели со скоростью света, и только занудная алгебра никак не кончалась. Я уж думала, что покроюсь плесенью, как учительница - Светлана Богдановна - попросила Катю отнести журнал девятого "Б" в кабинет биологии, который находился на первом этаже. Кате явно не хотелось куда-либо идти и она, ссылаясь на незнание месторасположения кабинета, отказалась от подобного похода.
  
   - Я знаю! - обрадовавшись появлению возможности хотя бы на минуту покинуть душный кабинет, подняла руку. Как ни странно, Светлана Богдановна отправила в путь нас обеих.
   Мы шли настолько медленно, что до нужного кабинета дошли минут за семь-восемь. Из класса доносились громкие крики, на которые были не менее тихие ответы. И мы, почувствовав в себе инстинкт настоящих шпионов, прижались ушами к слегка приоткрытой двери.
   - Как ты посмел?! - учительница кинула в собеседника каким-то тяжёлым предметом, но тот, видимо увернулся, и послышались звуки разбитого стекла - Позорище!!!
   - Я не писал эту записку!!! - школьник отвечал с той же яростью - Не писал!!! НИ-КОГ-ДА-В-ЖИЗ-НИ!!!
   -Смотри!!! Это твой почерк!!! Я не слепая!!! - учительница зашуршала бумажкой - Не ври!!!
   - Да, это мой почерк!!! Но я не писал!!!
   - Точно так же ты врал, когда разбил стекло в светлице!!! А кто украл линзы из микроскопов?!
   - А кто приказал мне сделать это?! А? Это ты забыла?!
   - Враньё!!! Я ничего тебе не говорила!!! - учительница снова что-то кинула - И не спорь со мной!!!
   Мы так увлеклись беседой, что даже и не заметили, как из кабинета кто-то вышел.
   - А подслушивать нехорошо! - мы вздрогнули от неожиданности и обернулись. Перед нами стоял какой-то мальчик в очках, видимо на год или два старше нас.
   - А мы... просто принесли журнал... - Катя начала оправдываться.
   - Нет, вы подслушивали. Я бы тоже так поступил на вашем месте. Нечасто удаётся услышать от учителей подобное.
   - А почему... - я даже не успела закончить вопрос, как послышался ответ.
   - Не знаю. Показывает мне какую-то бумажку, где моим почерком написана какая-то ерунда...
   - А орёт то почему? - мы ничего не понимали.
   - Не знаю. Ей принесли записку, которую я, якобы, написал. Потом она пошла к директору... И вот. Стоит и орёт. Да ещё и кинулась в меня банкой с засушенной крысой... Чуть не убила.
   - А зачем было так на неё орать? - я задала несколько нагловатый вопрос.
   - Действительно, - Катя была полностью со мной согласна - Учитель может спокойно вышвырнуть из школы любого непонравившегося ученика!
   - Ааа! Это уже не страшно. Меня и так скоро выгонят. Очень скоро - после короткой паузы он добавил - Вы, кажется, должны были занести журнал? Я отнесу.
   - Нет, мы сами! - мне жутко захотелось посмотреть на взбесившуюся учительницу.
   - Несите, но если она кинет в вас банкой... эээ... - очкарик изобразил задумчивое лицо - например, с сушёной лягушкой - я не виноват. Мать в полном бешенстве.
   - Она твоя мать? - Катины глаза значительно увеличились - Я бы не решилась так разговаривать с собственной мамой!
   - Да она так, неродная. Забрала меня в начале шестого класса. Почему-то меня в первый же день, как я пришёл, начали обзывать, но потом, правда, перестали. Это она, наверное, так подстроила. А в этом году вообще...Требует от меня самые высокие баллы - десять, одиннадцать, двенадцать... А я всегда был хорошистом и, по некоторым предметам, троечником.
   - Ну и что! - я заступилась за учительницу зоологии - Все родители требуют высших оценок!
   - Но никто из родителей не мстит. А она... Говорит, что это я разбил стекло в светлице. Конечно, ведь её любимый Гришенька не мог так поступить!
   - Это не месть! - на этот раз за учительницу заступилась Катя.
   - Ха! Это не месть! Месть - другое! Мать рассказывала, что я, якобы, подложил в учительскую огромную крысу, украл что-то... На следующей неделе совет профилактики - будут решать оставлять меня в школе или нет. А уж мать постарается, чтобы меня поскорее выгнали! Ну? Где журнал? Пойду, отнесу - очкарик взял у нас журнал и скрылся за дверью. Преподавательница опять начала визжать.
   - Какой кошмар! - Катя опомнилась только когда мы поднимались по ступенькам
   - Эта учительница - не учительница, а какая-то ... эээ... ненормальная! - я была полностью согласна с Катей - Так орать! Да ещё и кидаться стеклянными банками!
   - Интересно, почему она так ненавидит своего сына?
   Когда мы подошли к двери кабинета алгебры, я поняла, что нормальные люди так долго журнал не носят. Пришлось придумывать оправдательную историю нашего долгого отсутствия. Как же нам повезло! Прогуляли пол-урока и успели прийти как раз к звонку!
   - А почему вы все-таки задержались? - поинтересовалась Наташа, когда мы вышли в коридор
   - А как ты догадалась? - мы с Катей были поражены ее догадкой
   - Ну, сама подумай, зачем учительнице задерживать вас из-за журнала? Она бы сказала положить его на стол и уйти! Вы прогуливали? - Натка внимательно посмотрела на нас, - Да?
   - Нет! - похоже, ни Аня, ни Наташа не ожидали такого ответа. Теперь наш черед объяснять.
  

***

  
   После шестого, последнего урока, мы оделись и вышли на улицу.
  -- Идем, - Аня тихо вздохнула и мы зашагали в сторону пристройки к школе, в которой, на сколько нам было известно, проводил днем свое свободное время дворник.
   В домике горел свет - значит он внутри. Мы постучались. Тяжелая дверь распахнулась и на пороге показался очень высокий человек с длинной бородой и заросшими волосами. Одет он был несколько неопрятно.
   Катя пихнула меня локтем. Именно я, по идее, должна была на полном серьезе сказать, что знаю, где дворник хранит косточки бедной Алисы, но на меня вдруг нахлынули чувства жалости и я стала молоть какую-то чушь:
  -- Эээ...здравствуйте! - произнесла совершенно глупую фразу и изобразила некое подобие улыбки.
  -- Привет, - дворник не отличался многословием, - Аааа, кто вы?
   Я совершенно не ожидала такого вопроса и поэтому ответ пришлось придумывать на ходу:
  -- Мы из газеты...
  -- Странно, такие маленькие, а уже в газете работаете...
  -- А мы работаем в школьной газете, - быстро нашлась Наташа.
  -- Да, в школьной, - Аня продолжила Наткину мысль, - мы пишем о событиях там всяких, разных...которые произошли в нашей школе.
  -- А ко мне-то зачем пришли? - дворник явно не понимал намека
  -- Ну, вообще-то спросить про... - я замешкалась, - про Алису.
  -- Проходите, - великан открыл пред нами вход в каморку. В ней была всего одна комната. Старые табуреты и стол - вот вся нехитрая обстановка.
   Дворник разлил по чашкам горячий чай и сел за стол:
  -- Меня зовут Корнелиус или Корней. Так меня назвали в честь дедушки. Он был родом из Англии.
  -- А Алиса?
  -- Оооо...Алиса была моей любимицей, лучшей ученицей. Такие трюки проделывала, я сам ее научил! А какая она была смышленая! Только я уйду а кто-то чужой к двери подходит, она сразу гавкать начинает!
   Моя челюсть отвисла и я чуть сама громко не залаяла:
  -- А разве Алиса не ... - но я не успела закончить фразу, как Катя больно наступила мне на ногу и, глупо заулыбавшись, продолжила с притворным удивлением:
  -- А разве Алиса не кошка?
  -- В Англии сейчас культ кошек. Их называют, то есть им дают человеческие имена, - вступила Аня
   Я поразилась изобретательности подруг так быстро придумывать подобные истории
  -- Да, я тоже из Англии, - теперь мне стало понятно, на что мне намекают. - То есть...Я не из Англии...ааа...я...я...просто иногда езжу туда. К бабушке. В Англии живет моя бабушка Шарлотта, истинная англичанка. У нее домик в Лондоне. А еще у бабушки есть кот. Его зовут... - я призадумалась, оказывается, врать не так уж и легко. Как же все-таки назвать кота англичанки? Не Васькой же!... - Кота зовут Мюнгхаузен. А еще у бабушки есть пес Граф. Но он сейчас болен. У бедняжки воспаление правых легких в районе кишечно-полостного желудка. Бабуля часто пишет мне о состоянии Графа...А еще у бабушки есть два хомяка - Ирме и Аристотель! Вот!
   Корнелиус, видимо, заинтересовался моим рассказом и со вздохами жалости (бедный, бедный Граф!) дворник вытащил откуда-то большой альбом с фотографиями и стал нам показывать снимки, где вместе со своими любимцами он стоял на фоне пейзажей.
  -- Вот это Гамлет...хороший пес. А это и есть Алиса, - Корнелиус всхлипнул, - вы себе не можете представить, целый день проспала, но потом оказалось, что она мертвая. Я позвал школьную медсестру... Она сказала, что собака просто умерла. Но я-то точно знаю - сама просто так умереть Алиса не могла. Я в это уверен.
  -- А, понятно, - на самом деле мне ничего, совершенно ничего было непонятно.
  -- Представляете, - дворник продолжал свой рассказ, - я закопал собачку, ну, Алису, на том самом месте, где бедняжка погибла...Это случилось в середине сентября. А когда кто-то из учителей узнал, что на школьной территории зарыт труп... В общем, мне пришлось откапывать ее кости и прятать в другом месте...не на школьной территории...Но куда я их дену? Пришлось пойти на хитрость...Я сложил косточки в мешочек и положил его в кладовку на первом этаже...- я погрузилась в воспоминания о понедельнике, - ...ведь директор сам доверил мне хранить ключи! - эту фразу Корнелиус произнес с особой гордостью, - Владимир Владимирович меня очень уважает... Просто меня выгнали с работы, обвинив в воровстве, а директор взял меня. - Корнелиус замолчал, но уже через несколько секунд продолжил. - Вы себе не представляете, Алисины косточки даже в кладовке не оставили в покое. Как-то пришла ко мне учительница и потребовала их! Как она узнала...не знаю. В этот понедельник я повел ее в кладовку и специально взял не те ключи, но она заставила меня вернуться. Я так удивился, когда увидел, что дверь в кладовке открыта. Но мешочек лежал на месте! Пришлось отдать.
   Я совершенно запуталась в мыслях. Значит, мои дурацкие догадки - это просто глупости. Конечно! Ведь я не задумывалась над целью визита неизвестного! Стоп! Секунду. Учительница! Какая это была учительница?
  -- Что за учительница? - мое сердце бешено билось, - что за учительница забрала кости?
  -- Да я не помню, - Корнелиус задумался, - кажется, с первого этажа, может по биологии?
  -- Биологии? - Катя удивилась - Это она так кричала, помнишь?
  -- Помню. Но ничего не понимаю. Зачем ей так срочно понадобились кости бедной Алисы? - я окончательно во всем запуталась. - Ах, да. Какие ключи? Ну, то есть, что случилось с теми ключами?
  -- Ооо... - Корнелиус вздохнул, - я совершенно не понимаю этого...я всегда проверяю, все ли ключи на месте, когда я прихожу и ухожу. В тот день, когда Алиса умерла...Ну, в общем, вечером ключи лежали не на месте...Они...эээ...сдвинулись в сторону на несколько сантиметров. И в понедельник тоже, и вчера... Глупость какая-то...
  -- А от какой двери были ключи? - поинтересовалась Наташа
  -- От кабинета директора...Это я точно помню...
  
  
  
  

***

  
   Мы медленно возвращались. Я опустила голову. Мне было стыдно за мои глупые догадки.
  -- Давайте думать, - Аня первая начала разговор, - что такого особенного могло храниться в кабинете директора?
  -- Не знаю, - я все еще не поднимала головы.
  -- У него там одни папки, документы...Кому они нужны...
   Наташа остановилась:
  -- Документы! Там хранятся личные дела учеников. Понимаете? Помните, нам говорили про совет профилактики? Помните? Дела учеников будут, которые будут рассматриваться на этом совете, помещены в специальную папку!!! Остальные в алфавитном порядке лежат на полках!!! Теперь поняли?!
  -- Точно! - Катя продолжила Наташину мысль, - точно! Надо лишь проникнуть в кабинет директора и переложить их!
  -- Это все, конечно, правильно, но кто на такое решится? При директоре?
  -- Не знаю, - я задумалась, - но в этот кабинет проникли явно за этим. Наверно, в первый раз они не успели сделать намеренное. Поэтому пошли во второй раз. А Алису...
   Я не успела закончить фразу, как из-за спины раздался громкий крик. Прямо к нам подбежал взволнованный Корнелиус:
  -- Представляете, опять! Ключи снова не на месте! Сейчас же иду к директору!
   Дворник убежал, оставив нас, стоящих в полном ступоре. Мы раскрыли рты, не в силах промолвить хоть одно слово.
  -- Ну, - нарушила я молчание, - мне пора, наверно, ах да, - я повернулась в сторону подруг, - пока.
   Я медленно тащилась домой. Мне казалось, что я - гигантская креветка, застрявшая в трехлитровой банке с солеными огурцами. Непонятно, как там оказавшейся.
  

Глава пятая " Расследование и догадки"

  
   Утром следующего дня я проснулась с жуткой головной болью. Было ощущение, что всю ночь стучала этой головой обо что-то твердое. Об стену, например, или шкаф.
   Как все-таки не хотелось идти в школу! Сидела бы дома, никому не мешала бы... Ведь в этой школе так много народа. Отсутствие одного человека мало что изменит. Так рассуждает любой школьник в здравом уме. Но взрослые всегда казались мне странными, может даже подозрительными. Маму не убедили ни мои намеки на плохое самочувствие, ни падение в прихожей (якобы у меня кружится голова), ни полное отсутствие аппетита. Даже после того, как я разлила на себя горячий чай, мама стояла на своем. С трудом дойдя до школы и нехотя переодевшись на физкультуру, я села в гордом одиночестве на облезлую лавку. Весело! Никогда не думала, на сколько интересно сидеть одной в обществе лишь одного паука-отшельника. Хотя... Если смотреть на все с оптимизмом, то у меня в запасе есть несколько свободных минут на размышления о своей нелегкой жизни.
   Тишину нарушил грохот. В раздевалку свалилась Натка, причем, в прямом смысле слова. Она вошла в раздевалку, задев ногой одну из лавок, в следствие чего сейчас валялась на полу и хохотала. За ней стояла Аня. От громкого смеха ее лицо напоминало мне вареную свеклу.
  -- Что с вами? - похоже я была единственным серьезным человеком во всей комнате.
  -- П...ха-ха-ха, п...ха...ри..ри...хи-хи...ве...хо-хо...т...ха-ха-ха, - Наташа встала с пола и отряхнулась. Что сказала - не понятно
  -- Так в чем дело? - задала я вопрос, когда девчонки наконец успокоились. - В твоем падении нет ничего смешного... И вообще, за... то есть сегодня отвратительный день, просто ужасный.
  -- Почему? - Аня не скрывала своего удивления, - очень даже хороший день
  -- Со среды на четверг снятся вещие сны...- я задумчиво наблюдала за ползущим по стене пауком.
  -- И что тебе такого приснилось, что смогло испортить весь день? - Наташа напяливала на себя шорты, - надо же...задом наперед!
  -- Большая, жирная крыса..., - паук все еще был в моем поле зрения.
  -- Очень странный сон...,- без выражения промямлила Аня.
  -- Не вижу тут ничего странного! - Натка разглядывала разные носки на своих ногах, - мне тоже иногда изочка снится!
   Я в первый раз за все утро улыбнулась. Ведь о вредности и противности училки по ИЗО можно писать легенды. А стоит увидеть ее, так целый комплект ужастиков вам обеспечен. Только представьте себе колобка, особо крупных размеров, стоящего на маленьких кривых ножках. На голове изочки располагается живописная лысина, которую та тщательно скрывает старушечьим пучком, собранным из остатков своих, вечно не мытых волос. Короче это кошмар во всех смыслах этого слова.
  

***

   Моя "любимая" занудная физкультура наконец-то закончилась. Мы переоделись и втроем вышли из душной раздевалки по направлению к кабинету зоологии.
  -- Кстати, у нас сейчас аттестация, - напомнила Наташа, усевшись за парту.
   Я раскрыла учебник и уставилась на гигантского осьминога, строившего домик из камней. Мне совершенно не хотелось повторять зоологию. Вообще, зачем мне это надо? Не буду и не буду, то есть не хочу и все тут!.
   Прозвенел звонок. Сейчас скажут приготовить двойной листок и закрыть учебник с тетрадкой. Ничего нового. Опять подписать контрольную, написать дату...
  -- Итак, диктую первый вопрос первого варианта, - я подняла голову, - назвать представителей типа молюсков.
   Типа молюсков? Ну да! ...Я вытащила из ящика небольшого кальмара:
  -- Красавец!
   Я обернулась. Предо мной стоял высокий мужчина в темных очках. Какое знакомое лицо. Точно! Это же Шварценеггер! Арнольд Шварценеггер.
  -- Красавец, не правда ли? - снова повторил эту фразу Терминатор и обвел взглядом десятки ящиков с кальмарами, которые занимали большую часть судна. - Тут просто замечательно!
   Я осмотрелась. Корабль окружало прозрачное синее море, из которого время от времени выпрыгивали дельфины. По ярко-голубому небу плыли легкие облака... Действительно, тут замечательно!
  -- А что мы тут делаем? - спросила я резонно, хотя вокруг была такая красотища, что на этом корабле можно было провести всю жизнь.
  -- Мне сказали, что я стану президентом Америки, если вывезу из Австралии всех кенгуру.
   И тут из каюты, как по команде, выскочили сумчатые зверушки и стали поедать кальмаров. Сколько их было! Даже и не сосчитать!!!
  -- Даааа, - протянул Шварценеггер, - они просто обожают кальмаров! Поедешь в Америку?
  -- С удовольствием! Меня уже давно ждут в "Белом Доме".
   Доев последних молюсков, кенгуру стали вразнобой прыгать по палубе. "Терминатор" сел за рояль и стал играть вальс. Обрадовавшись, я решила потанцевать. Вдруг, ко мне подошел один из кенгуру и спросил мое имя. Я, конечно же, ответила.
  -- Алина! Алина! - голос кенгуру доносился все громче и, взбесившись, австралиец стал теребить меня за плечи. - Просыпайся!!!
   От неожиданности я открыла глаза. Учительница зоологии яростно ткнула пальцем на листок, где было написано лишь одно слово - кенгуру. Единица была мгновенно выведена в двух экземплярах: в дневнике и журнале.
   Покраснев от стыда, я выскочила из класса, разглядывая позорную оценку. Еще больше единицы меня поразило замечание "Спала на контрольной". Но я же не виновата. Надо было будить раньше! И вообще, у меня ночью была бессонница, почти. Крыса все же мне приснилась...
   Мне стало стыдно появляться перед классом, хотя с чего это? Не с чего. И я, ускорив шаг, подошла к кабинету труда.
  -- Ну, как тебе сновидения? - "милая подруга" Лолита проплыла мимо меня с противной ухмылкой, - что молчишь?
  -- Не люблю разговаривать с гигантскими каракатицами! - моментально среагировала я и уселась за первую парту. - Контрольная сложная? - обратилась я к подругам.
  -- Так себе, - Наташа дожевывала бутерброд, - я написала где-то на 9-10, а ты?
   Ожидая подобный вопрос, я вытащила дневник. Натка поперхнулась. Аня застыла с открытым ртом
  -- Да, я уснула. Не вижу здесь ничего удивительного.
  -- А я вижу, - Наташа с сочувствием посмотрела на меня, - неужели ты не понимаешь? Теперь у тебя по зоологии оценки будут самые...
  -- Ну и что? - мое настроение все сильнее ухудшалось. - Я не ходячая энциклопедия!!! И пусть все не думают, мне надоело!
   Я отвернулась и уставилась в зеркало, оттуда на меня смотрело заспанное лицо. Устрою бойкот! В голове проносились глупые мысли. Всем назло. Для устрашения я помрачнела, задумываясь о целях жизни, но мои раздумья уже в который раз были нарушены.
   В кабинет с грохотом вошла Юлька Пехтерева - самая высокая девочка в классе. Если не знать, сколько ей лет, то можно подумать, что она учится не в седьмом, а в девятом классе. За ней тащилась еще одна Юлька - Куцкая, крепко вцепившись в руку первой. Юля номер один обвела всех присутствующих страдальческим взглядом, а номер два все еще, не выпуская руки, лишь выкрикивала одну и ту же фразу:
  -- Отдай, отдай!
   Мы в недоумении уставились на двух Юль. Ситуацию прояснила Пехтерева:
  -- У нее приступ, - она указала на второй номер. - Я в самом начале перемены вышла в коридор. Куцкая увязалась за мной... Вцепилась за руку. Я от нее бегала, пряталась - бесполезно. Говорит, что я украла у нее руку, хочет, что бы я ее вернула...
   Я совершенно забыла про бойкот и повернулась к героиням дня. Меня разбирал смех. После короткой паузы Пехтерева продолжила:
  -- Самое главное, бежала от нее по ступенькам на тетий этаж, хотела смешаться с толпой, но нет! Эта прилипала вцепилась намертво. Отпусти же! Юля... - Пехтеревой наконец-то удалось освободиться от смеявшейся в тот момент Куцкой. - Ух, как я замучалась. Представляете, какая странность! Убегала я от нее, смотрю - с третьего этажа спускается Гаврилкин ..., ну из "А" - класса, тот, который "Золушка в хрустальных кулечках", он еще, когда мимо меня проходит, обзывает "Бармалеем". В последнее время он какой-то странный, недавно перекрасил волосы в зеленый цвет! Как вам это нравится?..
  -- Погоди, - вмешалась я в рассказ, - чего такого необычного, что этот Гаврилкин спускался с третьего этажа? По моему, это вполне нормально.
  -- Так я еще не закончила, не перебивай! Так вот, иду я, такая, по лестнице, а с третьего этажа спускается Гаврилкин. Еще посмотрел на меня, как на инопланетное существо. А у самого на голове - мокрое пятно. Промчался мимо, как ракета! Но самое главное, поднялись мы с Юлей на третий этаж, смотрю - возле кабинета директора стоит... Ну вааще!
  -- Да кто, кто стоит-то? - задала Аня интересующий всех присутствующих вопрос. - Можешь рассказать поточнее?
  -- Неужели не понятно? Около кабинета директора стоял этот Гришка со всей своей компашкой. К нему еще географичка подошла, что-то спросила и ушла к завучу. Но это неважно. Когда я мимо их проходила, а эта...- Пехтерева указала в сторону гордо кивающей Куцкой, - хм, Юля бежала сзади меня, то Гаврилкин со всеми почти хором: "Бармалей идет"! И как только он так быстро успел туда-сюда сбегать? Не понимаю.
  -- А тет ли у него брата-близнеца? - высказала я свои догадки.
  -- Нет у него никаких братьев, а тем более близнецов, - Юлька была явно другого мнения.
  -- А мы проверим, - Наташа вмешалась в разговор, - После этого урока большая перемена. Обойдем седьмые классы и поспрашиваем.
  -- Как хотите, - Юля пожала плечами, - но я уверена - у него нет никаких братьев.
   На этом наша дискуссия вместе с уроком труда закончилась. Мы вышли в коридор для проверки наличия "загадочного близнеца" по параллелям. Единственное, что мы знали - это фамилия "ашки" и то, что он в нашем, седьмом "Б" не учатся ни какие Гаврилкины.
   Сначала нам повезло: мы встретили сразу двух девочек из параллельных классов и узнали, что и у них такого мальчика нет. Значит, Пехтерева была права, а мы проспорили. Но это не важно. Главное другое. Надо обязательно выяснить причину загадочного исчезновения ключей из каморки Корнелиуса, причину такой странной перемены настроения Наили Исламовны и причину столь громкой брани учительницы зоологии на, хоть и неродного, сына.
   Мы вернулись в кабинет труда и я, усевшись на свое место, погрузилась в раздумья. А что, если все эти загадки как-то связаны между собой? Но как - еще одна загадка. Начнем с пропажи ключей. Допустим, некто проникает к Корнелиусу, убив при этом Алису, крадет ключи от кабинета директора... Затем ему нужно переложить свое личное дело из особой папки на полки шкафа. Но это же такой риск! Директор может прийти в любую секунду! Здесь нужен сообщник, который следит за продвижением нашего Владимира Владимировича и в случае опасности сообщить, но как? Наверно, по мобилке... Надеюсь, я на верном пути! Почему же ключи снова исчезли? Интересно...Может, это месть? Скорее всего неизвестный провел обратную операцию, то есть переложил дела...ммм...своих врагов...в особую папку!!!
  -- Я, кажется, что-то поняла! - своими догадками я поделилась с подругами.
  -- Да, именно так все и произошло! Я почти уверена! - Наташа на время замолкла, но потом продолжила - нам нужно отыскать "жертв", ну...то есть тех, кого шантажировали!
  -- Но как мы узнаем, кто это были? - справедливо заметила Аня
  -- Вот в этом и загвоздка, - я призадумалась, - только если мы узнаем, кто будет рассматриваться на "совете школы".
  -- Ты намекаешь на то, чтобы мы...
  -- ...Проникли в кабинет директора? - Анюта и Натка продолжили мою мысль.
  -- Ну, это единственный способ...Просто мы знакомы с Корнелиусом.
  -- Ну и что? - на меня смотрели, как на ненормальную, - мы с тобой не пойдем!
  -- Сама справлюсь! Напугали! Тем более сегодня Кати нет, она более рисковый человек...
  -- Алина, не надо, - пыталась отговорить меня Наташа, - пожалуйста, тебя ведь могут выгнать из школы, зачем тебе это?
  -- Даже и не думайте меня отговаривать! Я просто обязана знать. Завтра же попытаюсь пробраться в кабинет, - я совершенно не шутила. Выйду из школы, порошу у Корнелиуса ключи и проберусь к директору и, наконец-то узнаю, в чем тут дело. Подругам не удастся меня отговорить. В конце концов, должна-же я хоть раз в жизни рискнуть!
   Урок закончился. Я побежала на третий этаж. Встав напротив кабинета Владимира Владимировича, мне удалось понаблюдать за посетителями. И тут я увидела невысокую женщину с мешочком в руках. Она быстро прошла мимо и скрылась за дверью завуча. Это была та самая учительница по зоологии! Это она так громко кричала и это ее голос я слышала, когда сидела в кладовке! А в руках у нее - мешочек с костями Алисы...
   Я подошла к кабинету и прижалась ухом к двери.
  -- Теперь Вы мне верите? - женщина надрывала голос, - смотрите! Что я говорила?
  -- Да, да, я верю, только не надо высыпать содержимое мне на стол. Когда директор приедет, то он сам все выяснит.
  -- Да, пока он приедет, этот гаденыш много чего натворит. И Вы хотите ждать? Я этого не потерплю!
  -- Поймите, что я не обладаю полномочиями выгонять из школы учеников. И почему только Вы его ненавидите?
  -- Я уже перечисляла Вам множество поводов! - зоологичка, видимо, стучала по столу кулаком, - Этого мало?! Я могу перечислить еще!
  -- Не кричите так в моем кабинете! Иначе из школы придется уволить Вас за столь неподобающее учителю поведение!
  -- Ладно, я помолчу, - учительница притихла.
  -- Замечательно, надеюсь, теперь я могу продолжить? - завуч держалась спокойно. - Откуда у Вас столько ненависти к сыну?
  -- Он мне не сын...Мой сын давно умер...
  -- Умер?..
   И тут за моей спиной послышались шаги. Похоже, не одну меня интересовал этот разговор. Я повернулась. Передо мной стоял приемный сын орасной учительницы. Выглядел он неважно. Под глазом красовался кровавый синяк.
  -- Чего приперся? - умней мне в голову ничего не пришло, особенно, если учесть, что я сама подслушивала.
  -- Вообще-то там обсуждают МОЕ пребывание в школе...А вот зачем этот разговор понадобился некоторым любопытным?...
   Меня осенило, а вдруг:
  -- Послушай, а что ты такого натворил?
  -- Ну, во-первых, я убил Алису...
  -- Ты убил несчастную собачку? - я ничего не понимала. - Зачем?
  -- Я ее не убивал. Просто так думает моя "любимая мама"...Она вошла в кабинет с мешочком?
  -- Думаю, да.
  -- Так вот, там косточки...
  -- Это я и так знаю. В понедельник мне пришлось сидеть целый урок в компании этих самых костей, бр... А больше не было причин?
  -- Были и немало. В последнее время меня вообще обвинили в том, что я, якобы, пробрался в кабинет директора и переложил документы.
  -- И это доказано?
  -- Доказано. У мамули есть записка, где я чистосердечно признаюсь во всем, что, якобы, сделал.
  -- А зачем же ты написал ее? - поразилась я тупости собеседника.
  -- А почему это я должен отвечать на твои вопросы, кто ты вообще такая?
   И не дожидаясь моего ответа, мальчишка развернулся и ушел.
   Да уж, похоже, что уже бесполезно пробираться в кабинет директора. Или наоборот? Все-таки решено, я иду!
  
  

Глава шестая "Подозреваемые"

  
   Прозвенел звонок, и я быстрым шагом направилась к кабинету географии. Мне повезло - учительница еще не вернулась из столовой, поэтому мне беспрепятственно удалось прошмыгнуть внутрь и сесть на место.
  -- Надеюсь, ты передумала? - шепотом спросила Наташа. - Ты ведь завтра не пойдешь, туда, куда собиралась?
  -- Конечно! Конечно же я не пойду! - мне пришлось соврать. Ведь, если бы я посвятила подруг в свои планы, то все оставшиеся уроки слушала бы их отговоры.
  -- Наконец-то, ты одумалась, - Аня вздохнула с облегчением, - это была очень глупая идея.
   В кабинет вошла Мария Григорьевна и еще какая-то неизвестная нам учительница. Они встали около доски, увлеченно беседуя. Я стала одним большим ухом:
  -- Да, да, я полностью с Вами согласна. Пока отсутствует уважаемый Владимир Владимирович они разгромят всю школу. А на нас им наплевать!
  -- Да с каждым годом ученики все больше портятся, - после короткой паузы Мария Григорьевна продолжила. - Ну от Леночки я такого не ожидала! Она у меня такая умная, добрая. Разве она могла так поступить?
  -- Не расстраивайтесь! Я думаю, Вашу внучку обязательно оправдают. Ведь она была отличницей с первого класса. А как хорошо знает историю, лучше всех в классе. Кстати, а когда назначили "совет профилактики"?
  -- На 17 октября. Это следующая пятница.
  -- Так скоро. Это, наверно, ужасно. Что ж , у Вас урок. Я пойду. Зайдите ко мне после шестого, в кабинет истории.
   С этими словами незнакомая учительница ушла, а Мария Григорьевана села за стол и, продиктовав нам тему урока, стала заполнять журнал. В общем, география, как обычно, оказалась на редкость нудной.
  

***

   Весь вечер я обдумывала свой план действий. Без помощи подруг было действительно не так просто все провернуть, поэтому, если кому-то, кроме меня, взбредет в голову посетить кабинет директора, то мне не сдобровать. Но, как говорится, кто не рискует, тот шампанского не пьет.
   Главной моей целью было пересмотреть особую папку и выписать фамилии нескольких подозрительных учеников. Но есть трудность: ключи от кабинета. Их нужно всеми возможными и невозможными способами выпросить у Корнелиуса. Как же это сделать? Да просто взять и сказать, что надо и дело с концом! Главное, чтобы меня никто не заметил. Не думаю, что утром кого-то будет интересовать директорский кабинет. Тем более Владимира Владимировича сейчас нет в школе.
   На следующий день я почти бегом добралась до каморки дворника. Еще рано, у меня куча времени. Хоть бы он оказался на месте. Хоть бы...Я постучала в дубовую дверь и, к счастью, она отворилась. Предо мной стоял Корнелиус.
  -- Понимаете, - я нагло шагнула внутрь, - мне нужны ключи от кабинета директора! - дворник ошарашенно посмотрел на меня. - Ах да, привет!
   Дворник с недоумением достал связку ключей и задал мне вопрос, слышать который я совершенно не хотела:
  -- А зачем они тебе?
  -- Нууу, - в моей голове пронеслись всевозможные отговорки, - так надо. Завуч потеряла ключи иии... попросила меня забрать их у Вас.
  -- Потеряла ключи? - дворника явно шокировала моя новость. - И она тоже? Какой кошмар! В школе кто-то постоянно крадет их! На, держи, - Корнелиус протянул мне заветную связку, - только не потеряй!
   С криком благодарности я мигом выскочила их каморки, но, опомнившись, вернулась:
  -- Можно мне оставить здесь свои вещи? Просто с ними бегать не удобно.
  -- А зачем... - дворник не успел закончить фразу, как от меня последовал ответ:
  -- Я сегодня же их принесу. После уроков.
   Через минуту я бежала в школу без куртки, хотя, должна признаться, в даже легкий мороз это не самое приятное ощущение. Промерзнув до костей, ворвалась в теплое помещение и понеслась на третий этаж. О боже! Уже восемь ноль два! На все про все у меня есть только 22 минуты! Итак, отсчет пошел...

***

   Очутившись перед нужной дверью, я огляделась по сторонам и слегка подрагивающими руками открыла замок. Вот я уже в кабинете... Где же папка? Ее поиски не отняли к меня ни минуты. Папка, как оказалось, лежала на столе среди, очевидно, очень важных бумаг. Я в нетерпении открыла ее и сразу же обнаружила там фотографию очень противной физиономии: маленькие поросячьи глазки на круглом, как блин, лице смотрели на меня. Это был Хомяков Николай Владимирович из 9-го "Б". Так, так...
   Достав из кармана блокнот и ручку, я стала быстро переписывать проступки некоего Хомякова. Итак, первого октября подрался с Урусовым и оставил ему на "добрую память" синяк под глазом. Третьего октября с помощью пачки питард подорвал туалет на первом этаже. Шестого была еще одна драка, но на этот раз с Федотовым Александром Сергеевичем. Прямо "датнес" какой-то! В тот же день отрезал Логвин Елене Ивановне косу... Седьмого этот Хомяков еще раз подрался с Урсуловым. Да уж. Восьмого обманул продавщицу в хлебном ларьке, украв у нее несколько булочек... Вчера подрался, и опять с Урсуловым...
   Я напрягла слух. Что-то тут не так... В замочной скважине поворачивали ключ...Куда же, куда мне спрятаться? Вот, за шкаф! В комнату кто-то вошел. Это завуч. Сейчас меня найдут и , как говорится, прощай, родная школа, прощай, мой милый класс. Мамочки! Вплотную прижавшись к шкафу, на всякий случай закрыла глаза. Почему я не послушалась подруг? Почему я сую всюду свой нос? Теперь действительно было над чем поразмыслить...
   И тут тишину нарушил звонок мобилки. Неизвестный посетитель ответил и, к моему глубочайшему удивлению, это был голос не завуча, а мальчика:
  -- Где?- нетерпеливо спросил он. - Ладно, сейчас выхожу....
   Неизвестный удалился, закрыв за собой дверь кабинета. Я вздохнула с облегчением, но так как времени у меня оставалось совсем немного, быстро выскочила из-за шкафа к столу. Во все еще раскрытой папке уже не хватало листов на этого Хомякова... Значит, наши догадки правильны. Хм...Странно. Кто же это все-таки только что входил? Может, этот самый Хомяков? Я взглянула на следующую фотографию. О, знакомое лицо! Это же сын зоологички! Ну, и как же его зовут? Урсулов Сергей Григорьевич...А не он ли подрался с этим Хомяковым?. Точно, он. Кроме того, этот Урсулов разбил стекло в кабинете, украл линзы от микроскопов, несколько раз дрался с Беловым и еще что-то. Незаконно проник в кабинет директора с целью переложить свои документы. Это случилось восьмого октября, в среду. Что еще такого могло произойти в этот день? Ах, да, учительница очень сильно кричала на него, когда мы с Катей относили журнал. Все сходится. Значит, это Урсулов только что был тут!
   Я убрала все документы и уставилась на фотографию ученицы . Рыжие волосы, натянутая улыбка, огромные глаза и веснушчатое лицо. Совсем не похожа она на хулиганку, странно. Логвин Елена Ивановна...Ага, ей Хомяков косу отрезал... Так...отличница с первого класса, примерная ученица...в общем, редкостная зануда. Но почему-то в этом году резко изменилась. Подложила в учительскую крысу, намеренно разбила окно в коридоре, содействовала Хомякову во взрыве в туалете. Интересно, какой из туалетов они взорвали? Кроме того, Логвин Елена пробралась в кабинет директора девятого числа. Вот это уже интересно.
   Следующая фотография, вернее человек, изображенный на ней, был чем-то знаком. Где-то я его видела. Кажется, что-то припоминаю. Это он приносил ту странную записку Наиле Исламовне. Так, Федотов Александр Сергеевич...тра-та-та...всевозможные драки...с Хомяковым (опять этот грызун!)... Седьмого числа пробрался в кабинет директора. Господи! Да что же это за замкнутый круг! Не кабинет, а прогулочная площадка какая-то! Я вообще запуталась. Все эти люди - ученики одного 9-го "Б" класса. И каждый из них дрался с Хомяковым (кроме Логвин, хотя, кто знает) и ходил в кабинет директора.
   Прозвенел звонок. Я закрыла папку и, захлопнув за собой дверь, выбежала в коридор. Хорошо, что кабинет украинского языка и литературы, где у нас проходил первый урок, находился недалеко от директорского, так что я довольно быстро туда добралась, забыв забрать свои вещи у Корнелиуса. С опозданием на пять минут я подошла к классу и, постучав в дверь, зашла внутрь. Светлане Анатольевне было явно не до меня. Не смотря на больное горло, она надрывала голос, громко крича на наших "отличников"- Уварова и Уланова. Этим ученикам Светлана Анатольевна почти каждый урок уделяла по несколько минут для всяческой критики.
   Меня учительница упорно не замечала, и я спокойно уселась на своё место, вернее на первое попавшееся - к Ане. В тот момент меня интересовала причина столь громких криков.
  -- А где твои вещи? - Аня осмотрела меня с головы до ног - Ты была у директора? Да? Ну и как? Тебя засекли?
  -- Обещаю, что на перемене я всё тебе обязательно расскажу, - мне не хотелось говорить о происшедшем - А что, собственно говоря, произошло?
   Аня указала на Уланова с Уваровым. Я обернулась и сразу же всё поняла - у "героев" дня под глазами набухали огромные "фонари", волосы были взъерошены, а по полу возле них были разбросаны какие-то карточки. Значит, ещё одна драка...
  -- Так вы собираетесь мне сказать, кто из вас начал первым? - Светлана Анатольевна уже выходила из себя.
  -- Это он! - Уваров пальцем указал на сидящего возле него товарища - Это он первым начал! Он... он... он играл нечестно! Он сказал, что выигрывает! А...а... а это я выигрывал! Он нечетно играл в карточки... а... а ещё... ещё он обгрыз мою ручку!
  -- Ага, а ты мне в сентябре машинку в туалет закинул... а...а...а мне, может, неудобно было доставать её из унитаза...да, у меня, эта, рука застряла...- Уланов не отступал.
  -- Замолчите оба! Это получается, что ты стукнул Уланова за нечестную игру?
  -- Да, уж, - я еще раз оглядела одноклассников, - хорошо они друг друга...это еще на долго им запомнится...
  -- Еще бы, - Аня с усмешкой наблюдала за "спектаклем" - всю перемену дрались, дураки. Светлана Анатольевна сегодня очень злая... Да не только она, в последнее время в нашей школе все какие-то злые, - после короткой паузы Аня продолжила, - представляешь, что творится? В школе пропадают все ключи от кабинета директора! Кому они нужны?
   Я с довольной ухмылкой вытащила из кармана связку ключей и, помотав ею перед носом Ани, положила на стол.
  -- Одни лежат перед тобой, а вот кто взял вторую связку, нам ещё предстоит выяснить...
   Аня открыла рот, не зная что и говорить.
  -- Так ты была там? - она смотрела на меня с восхищением.
  -- Я же уже говорила, - мне пришлось перейти на шёпот - что только что вернулась оттуда. И, между прочим, небезрезультатно!
  -- А я думала- ты шутишь... Если бы я знала, что ты действительно собираешься идти туда... то, наверное, решилась бы пойти с тобой... - Аня немного разочаровалась.
  -- А зачем же ты тогда отговаривала меня?
  -- А... это я так... за компанию с Натой...
   Светлана Анатольевна наконец-то перестала кричать и повернулась в мою сторону:
  -- А ты как тут оказалась, а?
  -- А...я...я...ааа...ну в общем... - Я не могла придумать никакой подходящей легенды, которая могла бы оправдать моё опоздание на урок.
  -- Кто тебе разрешил пересаживаться к Мельниковой? - не дождавшись ответа, Светлана Анатольевна продолжила - А ну-ка быстро на своё место!
   Я вздохнула с облегчением и уселась на свою законную третью парту.
  

***

  
   Только после третьего урока мне наконец-то удалось рассказать подругам о своих приключениях в кабинете директора.
  -- Наши версии, в основном, правдивы, но в одном мы ошибались - документы перекладывались из папки, а не в неё, - я пыталась строить догадки на счёт случившегося.
  -- Да, но выходит, что это было полезно и для Урсулова, и для этой Логвин, и для Федотова...
  -- О чём это вы тут болтаете? - в наш разговор неожиданно вмешалась Юля Куцкая - Да, представляете, она поставила мне за аттестацию восемь баллов только за то, что я четыре раза пользовалась корректором! А ведь ни одной ошибки...
  -- Постой, - Ната перебила Юлины рассуждения - о ком ты говоришь?
  -- Ну конечно же о Наиле Исламовне! - после короткой паузы Куцкая добавила - Сами всё повторяете: Федотова, Федотова...
  -- Она что - ненормальная? - произнесла Катя, когда Юля удалилась.
  -- Нет, она -то как раз и нормальная! - до меня только сейчас дошло, почему Куцкая сморозила такую фразу - Какая у Наили Исламовны фамилия? ФЕ-ДО-ТО-ВА!
  -- Так что же получается, что этот Александр Сергеевич Федотов - сын Наили Исламовны?
  -- Нет, он ей не сын, - я вспомнила тот странный разговор, который слышала во вторник, но она называет его сыном.
  -- Так, так. Давайте-ка думать: седьмого числа этот странный Федотов принес учительнице немецкого какую-то записку. Что же там было написано?
  -- Не знаю. Ты не могла задать вопрос попроще?
  -- Кажется, я знаю. Вчера я встретила Урсулова около кабинета завуча. Так вот, он сказал, что у его сумасшедшей мамаши есть записка, где его почерком написано, что это он был в кабинете директора, что это он перекладывал документы...Что, если то же самое написано и в записке для Наили Исламовны?
  -- Возможно. Но зачем надо было признаваться в том, чего не совершил.
  -- Почему это не совершил? - Аня высказывала свое мнение. - Федотов пошел и переложил свои документы, но потом ему стало стыдно, поэтому он решил во всем чистосердечно признаться. Урсулов, наверно, был его лучшим другом. Федотов решил помочь ему и рассказал план действий. Вот и все.
  -- А я так не думаю. Мне кажется, что все эти походы к директору совершал один и тот же человек
  -- Ну и кто же это? - Аня не отступала, а с упорством отстаивала свое мнение.
  -- Пока не знаю. Хотя... - я задумалась, - мне кается, что это все Хомяков. Подумайте сами, ни для кого из этих трех фокус с перекладыванием хорошо не закончился - обман был обнаружен.
  -- А зачем же тогда Хомяков переложил свои документы?
  -- Ну, не знаю... Это скорее всего был не он. Наверно, это Федотов...он...ммм...мстил Хомякову...
  -- А почему не Урсулов? - на меня со всех сторон нападали с вопросами.
  -- Я слышала его голос. Если бы это был Урсулов, то я бы узнала его...
  -- Ладно, - Аня отступила, - твоя версия действительно правдоподобней моей. Но проверить не мешало бы. Нужно поспрашивать Федотова, Урсулова, Логвин и Хомякова, чтобы узнать их друзей и врагов. Только не думаю, что это так уж просто...девятый класс все-таки...
   На том и порешили.
  

***

   Четвертым уроком у нас было ИЗО, так что все сорок пять минут можно было посвятить всевозможным рассуждениям. Но, к великому сожалению, наша изочка в этот день бушевала. Она, явно, желала нам всем отомстить. С огромным трудом встав со стула, она, подобно депутату государственной думы стала произносить устрашающую речь:
  -- Сейчас я пройдусь по рядам и соберу у вас работы, которые я вам на сегодня задала!
   Я сидела в третьем ряду, так что изочка, прежде чем подойти ко мне, успела раздать кучу единиц.
  -- Вот, класс! - учительница указала на меня. - Единственная ученица, которая выполнила мое задание - сделала графическое изображение на кусочке линолеума. Давай, достань свою работу, пусть всем будет стыдно! - после этих слов по классу пробежал смешок.
  -- А я не выполнила задание! - этой фразой я поразила изочку прямо в сердце.
  -- Как не выполнила? Дневник! Дневник! Единица! Бессовестная! - с выпученными глазами учительница орала на всю школу. - Почему ты не выполнила задание?
  -- Аааа, мне было лень... - свой ответ я старалась растянуть, тем самым еще сильнее "достать" изочку.
  -- Дневник! Дай мне сюда дневник! - учительница была уверена, что единица по ИЗО будет для меня самым большим поражением в жизни. Она сильно ошибалась.
   Я вытащила дневник и стала искать страницу сегодняшнего дня. И тут мой взгляд упал на фамилии учителей...Мищинская, Агибалова, Логвин...Стоп. Логвин! Дневник упал из моих рук. Как же я раньше...
  -- Ага, не хочется единицу получать? Да? - злорадно улыбаясь, изочка аккуратно вывела надпись в моем дневнике: на уроке без линолеума...Это же надо так придумать!
   Учительница удалилась и я "нырнула" в свои размышления. Так вот кто эта Логвин Елена Ивановна - внучка преподавателя по географии Марии Григорьевны... Получается, что только у Хомякова в семье нет учителей... Странно... чрезвычайно странно...Хотя...Что-то проясняется Если это всё Хомяков... Может он хотел... ммм...опозорить учителей? Скорее всего...
  -- Это ещё что? - визг учительницы заставил меня прекратить размышления. Я обернулась. Перед моими глазами во "всей красе" предстала изочка, держащая в руках альбомный лист, на котором было страшное чудовище, смешавшее в себе крокодила с бегемотом. Было нетрудно догадаться о причине ярости учительницы, так как в левом углу шедевра аккуратными буквами было выведено одно слово - изочка. Должна признать сходства между рисунком и нашей учительницей изобразительного искусства.
   Уже через несколько секунд после изъятия, "великий художник" был в буквальном смысле вышвырнут за дверь, чего, собственно говоря, и следовало ожидать.
  

***

  
  -- Что ж, - после шести уроков мы медленно шли по улице - теперь ясно, что все эти подвиги совершил Хомяков. Раз уж все остальные "подозреваемые" родственники учителей...
  -- И всё же это надо проверить, - Аня с некоторыми сомнениями посмотрела на Катю - Нам ещё не всё известно...
  -- Это ещё чего нам не известно? - я не понимала, что именно она имеет в виду.
  -- Разве вы не помните, что произошло в середине сентября? - после короткой паузы Аня продолжила - А как же Алиса? Зачем было проникать в кабинет директора тогда? А?
  -- Как это зачем? - Катя хмыкнула и, пробурчав что- то, сказала - В сентябре тоже перекладывали бумажки ... По-моему это и ежу понятно!
  -- Но почему же тогда документы перекладывают с промежутком в месяц? - Ната была явно одного мнения с Аней.
  -- Какая нам разница? - я раздражённо вступилась за Катю - Это не имеет никакого значения!
   Попрощавшись с подругами, я быстро зашагала домой.

***

  
   Выходные пролетели настолько быстро, что идя в школу, я призадумалась, были ли они вообще. Даже обидно стало, что всю субботу и воскресенье я тупо смотрела телевизор.
   В школе мне удалось повстречать Нату, чем-то очень довольную. Из сумки она достала несколько бумажных карточек, к которым крепились булавки. Одну из бумажек Ната, с сияющей улыбкой, сунула мне в руки.
  -- Что это такое? - я покрутила карточку, прочитав надпись на ней - Школьная комиссия... Что всё это значит?
  -- Неужели ты не поняла? - подруга немного помрачнела - Мы - школьная комиссия!
  -- Это ещё почему? - я смотрела на Нату, как баран на новые ворота.
  -- Нуууу... как бы тебе объяснить... - подруга немного призадумалась - В общем, на большой перемене я собираюсь подойти к кому-то из девятого "Б" и спросить про друзей, врагов...
  -- Понятно... А комиссия тут при чём?
   Ната немного обиделась.
  -- Как это при чём? Мы же не можем подойти к ним просто так...нужен повод. Теперь понимаешь?
  -- Да, конечно... - я так и не поняла до конца смысл Натиных задумок. Похоже, Аня с Катей тоже не совсем их осмыслили, в общем, мы не придали им особого внимания, думая, что все эти неимоверные планы скоро выветрятся из головы подруги. Мы крупно ошибались.
   По окончанию третьего урока Ната подбежала к нам и торжественно вручила заранее приготовленные карточки.
  -- Если ты намекаешь, - Катя приложила "школьную комиссию" к кофте - что я должна прицепить её...
  -- Знаешь, а может не стоит? - я грустно взглянула на карточку.
  -- Мне кажется, что будет лучше без них... - Ане удалось окончательно переубедить Нату.
  -- Ладно. Сейчас мы идём к 212 кабинету, где будет проводиться четвёртый урок у девятого "Б" - Ната гордо поведала нам свой план - Вам не надо ничего говорить. Вы должны только поддакивать, я всё сделаю.
   Мы спустились на второй этаж и стали глазами разыскивать нужных нам лиц. Первым был замечен Федотов Александр Сергеевич. Пробравшись через толпу, мы подошли к девятикласснику. Весь разговор взяла на себя Ната:
  -- Мы из школьной комиссии, от завуча. Сейчас решается пребывание некоторых учеников девятого "Б" класса в школе...
  -- Ну и? - девятиклассник лениво взглянул в нашу сторону, типа того: чего надо, малявки?
   Ната продолжила:
  -- Если ты хочешь признаться, что был в кабинете директора, то тебя могут оставить в школе... - Федотов отрицательно махнул головой - Нууу... а зачем надо было писать записку Наиле Исламовне? Ведь там было чистосердечное признание, не так ли?
  -- Не писал я никаких записок... это Хомяк... - девятиклассник удалился. Мы разочарованно поплелись на уроки.
  -- Ничего нового... - Ната грустно уставилась в пол - Теперь уж точно ясно - все эти "фокусы с перекладыванием" устраивал Хомяков. И ничего больше мы не выясним...
  -- Да, уж... - Аня задумалась - Пока директора нет в школе, в кабинете ещё не раз успеют "навести порядок"!
   Я остановилась. Только сейчас ко мне в голову пришла сумасшедшая мысль. Это глупо... не проверено... но всё же попробовать стоит. Я быстро бежала коридором, по направлению к кабинету Светланы Анатольевны. Сзади шли ничего не понимающие подруги. Добравшись до нужной двери, я буквально ворвалась в класс. Светлана Анатольевна, как на зло, разговаривала с какой-то учительницей и, похоже, беседу прекращать не собиралась. Нервно переминаясь с ноги на ногу, я стала ждать. Какая всё-таки глупая идея пришла мне в голову! И потом... зачем мне всё это нужно?
   В кабинет вошли мои подруги и стали задавать вопросы, но я и не собиралась раскрывать свой безрассудный план, ещё не всё известно, ведь я могла ошибаться...Светлана Анатольевна, наконец, закончила разговор и обратилась в нашу сторону. Я сразу же задала так сильно интересующий меня вопрос:
  -- Светлана Анатольевна, скажите, пожалуйста, когда вернется директор? - ...и замерла в ожидании ответа.
  -- В эту среду. А что? Вас что-то интересует?
   Девочки обменялись взглядами. Они даже и не догадывались, зачем мне нужна была эта информация.
  -- А Вы во вторник всем классам рассказывали о Дне лицеиста, договоре с польской школой и отъезде нашего директора?
   Учительница кивнула. Теперь осталось узнать самое главное...
  -- Светлана Анатольевна, - сердце бешено билось, - а Вы случайно не помните классы, в которых были Ваши уроки во вторник?
  -- Да, конечно, - наша "классная" явно не понимала, почему меня так интересует этот вопрос - седьмой "А", пятый "В", ваш, седьмой "Б" и девятый "Б".
   Значит, я была права... Прозвенел звонок и, поблагодарив учительницу, удалилась.
  

***

  -- Ну, и зачем тебе нужны ответы на такие странные вопросы? - спросила Аня по окончании урока.
  -- Обещаю все тебе объяснить. Но с одним условием...- я сделала короткую паузу. - Если вы сейчас сходите вместе со мной к дворнику.
  -- А Корнелиус тебе зачем?
  -- Увидишь, - я оделась и вышла на улицу.
   Быстрым шагом мы дошли до каморки и постучали. Послышалась какая-то возня, шаги, и Корнелиус раскрыл дверь:
  -- А...это вы. Наверно, пришли за этим, - дворник поднял перед собой перчатку. - Я не понимающе замахала головой.
  -- Разве это не ты забыла ее в прошлую пятницу? - услышав отрицательный ответ, Корнелиус швырнул находку в свою хижину.
   Не трудно было заметить, что обстановка внутри сильно поменялась: везде разбросаны вещи, на столе - огромный чемодан.
  -- Что произошло? - вопрос так и напрашивался сам собой.
  -- Я ухожу из школы, - поняв, что нас интересует повод такого необычного решения, дворник добавил, - из меня плохой "хранитель ключей". Я постоянно путаюсь... у меня постоянно все пропадает! Нет уж сил терпеть...- Корнелиус задумался. - Сначала ключи пропали в сентябре. В этом нет ничего особенного, но, когда ключи пропадают каждый день... В понедельник, во вторник, потом в среду, в четверг, в пятницу, - дворник вздохнул, - и сегодня тоже.
  -- Это не повод покидать школу! - я хитро усмехнулась. - Думаю, что ты можешь остаться, но только, если чуточку нам поможешь.
  -- Чем? - Корнелиус растерянно смотрел в сторону.
  -- Ты на один день одолжишь нам ключи от кабинета директора.
   Такого не ожидал никто: дворник стоял, как вкопанный, подруги смотрели на меня, как на сумасшедшую. Но я знала, что говорю и не собиралась менять просьбу.
  -- Да, ключи от кабинета директора, - и посмотрела Корнелиусу прямо в глаза, - уже завтра с точностью в 100% скажу, кто же все-таки так часто крал ключики!
  -- Это и так понятно, - Наташа обиженно на меня посмотрела, - Хо-мя-ков!
  -- Да, но завтра мы понаблюдаем за этой особой! - вспомнив о просьбе, я добавила - Ну что? Даешь нам ключи?
   Дворник, пожав плечами, достал из шкафа связку. Поблагодарив "великана", мы вышли из каморки.
  -- Так что же ты все-таки затеяла? - опустив голову спросила Катя, будто разговаривая со своим ботинком.
  -- План прост. Завтра, около восьми утра, собираемся около школы и идем на третий этаж в кабинет директора. Там прячемся за шкаф и ждем, - я задумалась, "переваривая" все сказанное. - Но есть одно "но". Одна из нас не пойдет в кабинет.
  -- Это еще почему? - Аня с намеком на претензию смотрела мне в глаза.
  -- Кто-то из нас должен занять пост около, то есть следить, кто туда войдет.
  -- Зачем?
  -- Нуууу...чтобы в случае проникновения Хомякова внутрь, можно было сообщить об этом завучу, то есть сказать ей, что нужно срочно подойти к директору, в его кабинет. Она войдет и застукает Хомякова на месте преступления!
  -- Понятно, но вот зачем тебе понадобилась информация о том, какие классы были у Светланы Анатольевны во вторник...
  -- Все очень просто! - я хитро улыбнулась. - Наша "классная" доложила 9-му "Б", и в том числе Хомякову, что директор уезжает. Поэтому этот разбойник знал, что возможность быть обнаруженным ему не грозит!
  -- Но ведь и во вторник кто-то был в кабинете, а тогда директор еще был в школе! - Натка попыталась мне возразить.
  -- Ха! Во вторник , если мне не изменяет память, был день лицеиста. Значит, на протяжении этого дня директор находился в актовом зале вместе с учителями.
  -- Да уж. Можно было спокойно расхаживать по кабинету без всякого риска, - словно прочитав мои мысли, Аня продолжила фразу.
  -- Что же касается Корнелиуса, - я стала прояснять поход к дворнику, - то, раз ключи вновь пропали сегодня, то почему бы им не исчезнуть завтра?
   Мы все замолчали. Я нарушила тишину:
  -- Идем? - обменявшись взглядами, девчонки кивнули. - Тогда завтра, без четверти восемь, возле главного входа в школу! Пока!
   Быстрым шагом я пошла домой, предвкушая момент раскрытия преступления.
  

***

  
   В этот день должно было решиться все! Интересно будет посмотреть на выражение лица Хомякова в момент его разоблачения! С такими мыслями я бежала в школу. Подруги уже поджидали меня около главного входа, когда я подошла. Переминаясь с ноги на ногу, они что-то пробормотали на счет моего опоздания, хотя я пришла раньше времени. В нетерпении были все! Вчетвером мы вошли в школу и, оставив свои вещи в раздевалке, вышли в коридор. Нам нужно было срочно выяснить, кто из нас не пойдет в кабинет, а будет сторожить дверь.
  -- Я думаю, - Наташа взглянула на меня, - что ты не должна идти в кабинет. Во-первых, ты уже там была, а мы - нет...
  -- Вот и неправда! - я возмутилась столь несправедливому решению. - Вы тоже были у директора. Кто ходил звонить? И потом, ведь я ориентируюсь внутри, знаю, за каким шкафом лучше прятаться...- чтобы окончательно убедить подругу мне пришлось добавить факт, против которого Натка не смогла противиться.
  -- И все же, я считаю, что ты, Алина, должна сторожить дверь, - Аня была заодно с Наташей. - Ведь только ты знаешь, как выглядит Хомяков, ты одна его видела на фотке...
   Я растерялась и даже немного обиделась...
  -- Эй! - мы обернулись на знакомый голос. - Меня подождите! - к нам подбежала Юлька Пехтерева.
  -- А чего это ты так рано сегодня? - почти в один голос с Катей спросила Аня.
  -- Ай, часы на зимнее время забыла перевести. Встала с будильником. И самое главное - вспомнила, что не перевела те дурацкие часы, когда подходила к школе! - Юля осмотрела нас с ног до головы. - А кстати, где ваши вещи?
  -- Неважно...да, у нас тут небольшая проблема возникла...не хочешь помочь? - к счастью, Пехтерева кивнула в ответ на мое предложение. - От тебя почти ничего не требуется, - соврала я , - всего лишь постоять возле кабинета директора. Когда туда войдет какой-то ученик, возможно, с бандитской рожей, ты должна пойти в учительскую и сказать завучу, что ей срочно надо пройти в кабинет директора. Вот и все!
  -- Ну, я не знаю...- Пехтерева призадумалась. "Миссия" ей вовсе не казалась легкой.
  -- Огромное спасибо! - не дождавшись точного ответа, я схватила Юлькины вещи и повесила их в раздевалке. Та, с недоумением посмотрев на меня, пошла за нами на третий этаж.
   Юля заняла свой "пост", а мы, открыв дверь, вошли внутрь. С прошлой пятницы здесь ничего не поменялось. На столе по-прежнему лежала злополучная папка. Натка остановилась возле нее, "сверля взглядом" документы, но я схватила подругу за руку и мы все вчетвером спрятались за шкафом. До сих пор удивляюсь, как мы все туда поместились. Теперь оставалось ждать прихода Хомякова.
   Прошло минут 15... Мы все еще ждали. Я разнервничалась ни на шутку. А вдруг никто не придет? Тогда я окажусь в очень неловком положении: позвала подруг, убедила их, а теперь...еще пару минут и можно будет покинуть кабинет, ни с чем, к сожалению.
  -- А вам не кажется, что...- я напрягла слух, - что кто-то открывает дверь?
   После резкого щелчка, в комнату вошли...
  

***

Глава седьмая "Преступники"

   Сердце просто выскакивало из груди. Как же в этот момент хотелось на всю школу закричать "Ура!" Ведь я сама раскрыла преступление! Вернее, это, конечно, не преступление, а, скорее, небольшая детская шалость...
   Я прекратила свои размышления, прислушавшись к разговору неизвестных:
  -- Ну что, как договаривались, или, может, кого-то другого?
  -- Не думаю, что есть смысл менять наши планы...
  
   Как странно... создаётся впечатление, что кто-то нас просто дурит... эти голоса так похожи... словно кто-то разговаривает сам с собой... Я повернулась к Ане. Судя по выражению лица она тоже размышляла над этим вопросом. А что, если кто-то знает о нашем присутствии в кабинете? Хотя нет... вряд ли... Ведь сейчас придёт завуч... придёт завуч... Так придёт или нет? Скорей бы, иначе это может провалить все мои "великие" планы...
   В двери, вот уже во второй раз за последние несколько минут, заскрипел ключ. В кабинет вошла завуч Раиса Владимировна и, увидев "преступника, ахнула. Мы, как по команде, выскочили из засады. Я посмотрела на лицо Хомякова. То есть, нет... это не он... С той фотографии на меня смотрело совершенно другое лицо... кто же это такой? В памяти пронеслись образы всех пострадавших... или подозреваемых? Так... передо мной явно не Урсулов... и не Федотов... и уж точно не Логвин ... Волосы, выкрашенные в ярко-зелёный цвет, ленивый взгляд, выражение полного безразличья и пофигизма...
  -- Да уж...- Пехтерева кисло посмотрела на "преступника" - ...один Гаврилкин - это плохо, а два...
   Только после этих слов я увидела, что в глубине кабинета стоит копия...Гаврилкина. "Близнецы", не замечая присутствия завуча, громко ржали. Юля, изобразив некое подобие ухмылки, подошла к ним:
  -- А ведь тогда вы были правы, у этого идиота действительно есть близнец. Умом он абсолютно не отличается от своего братца...- Пехтерева замолчала, наблюдая за поведением завуча, которая в этот момент рассеяно смотрела то на нас, то на близнецов. - Кстати, ты была права на счет бандитской рожи.
  -- Ага, - я вздохнула. Почему перед нами стоят Гаврилкины, а не Хомяковы? При чем здесь эти близнецы? Откуда они взялись? Ничего не понимаю.
  -- Так, - завуч закрыла дверь кабинета на ключ. - Пока я все не выясню, никто из этой комнаты не выйдет! Присаживайтесь, - она указала нам на стулья, стоявшие возле стола. - Итак, начнем. Кто-то из вас, - она обвела нас взглядом, - расскажет мне всё, касающееся того, что я только что видела...
   После этой несуразной фразы воцарилось молчание.
  -- Я все объясню, - Натка нарушила тишину, - эти двое, - подруга кивнула на близнецов, - уже в который раз перекладывают чужие документы. Мы все это дело разнюхали и решили устроить засаду. Ее, - Наташа указала на Юлю, - мы посылали за Вами, чтобы Вы сами все видели своими глазами.
  -- Что ж, постараюсь вам поверить, девочки. А вы, - завуч пристально посмотрела на братьев Гаврилкиных, - молодые люди, не хотите мне что-нибудь рассказать?
  -- Да пожалуйста, - один из близнецов зевнул, - мы можем все вам рассказать, если это так нужно. Все равно нас из школы выгонят...
  -- Подождите, - сама того не заметив, я влезла в разговор. - Только в "А" классе из параллельных седьмых учится Гаврилкин. Один близнец. Куда, в таком случае, девается второй?
  -- Ха! В этой дурацкой школе, похоже, скоро не останется ни одного умного человека! Неужели это так сложно, догадаться, что два брата могут быть под разными фамилиями!
  -- Если вы, молодой человек, еще хоть раз повысите голос, то прямо сейчас полетите из школы! - невозмутимо заметила завуч.
  -- Вот и замечательно! - близнецы встали из-за стола. - Откройте, пожалуйста, мне вот то окно, я предпочитаю вылететь с восточной стороны.
  -- Сядьте на места, - завуч вздохнула, - я думаю, что вам будет лучше рассказать мне все по порядку, с самого начала и до конца.
  -- Уговорили, расскажу все с самого начала, - протянул один из кривляк, словно делая большое одолжение. - Вообще, быть близнецами - круто! Когда предки отправили нас в первую школу, у нас тогда была одна фамилия, то училка даже не подозревала о существовании в ее классе двух Гаврилкиных: мы ходили в школу по очереди. Все было гладко. До первого родительского собрания. Ну, в общем, школу мы поменяли где-то в октябре. Предки попросили, чтобы нас распределили в разные классы. Не помогло. Мы доставали "липовые" справки о переломах и травмах. Ну, когда я "лежал в больнице" с четвертым по счету сотрясением мозга, училка решила посочувствовать матери и позвонила домой. Вскоре выяснилось, что мой брат постоянно "ломает правую ногу". Нас снова выгнали. В третьей школе мы проучились целый год, уроки прогуливали редко - два, три раза в неделю. Ничего особенного мы не натворили. Если не считать подправленных четвертных оценок в журнале да кнопок, подложенных самым противным училкам на стулья. Ну, подумаешь, затопили кабинет музычки. Это была шутка, но нас все равно выгнали. В четвертой школе мы проучились до конца третьего класса. Там было слишком нудно. К счастью, в мае мы раскопали рецепт изготовления бомбы. Как же все-таки красиво взрывался кабинет английского! Короче, нас перевели сюда. Предки развелись и дали нам разные фамилии: я остался Гаврилкиным, а брат стал Беловым...
  -- Замечательно, - завуч была удивлена рассказом, - ваши родители почему-то утаили, что наша школа уже пятая по счету.
  -- Здесь прикольней, чем в остальных четырех, - Белов продолжил рассказ брата, - по крайней мере, существует закон, что учеников можно выгонять из школы, если они учатся хотя бы в седьмом классе. Поэтому на многочисленные уговоры вышвырнуть нас отсюда почти не обращали внимания. До этого учебного года. Уже второго сентября наши личные дела лежали в особой папке. К счастью, у одной из училок мы были любимчиками. Она преподавала зоологию. Училка изо всех сил уговаривала директора - уверяла, что мы не сделали ничего плохого...В общем, "вешала лапшу на уши". Это не помогло. Поэтому нам пришлось действовать самим. И мы придумали план. Для начала мне пришлось подорвать один из туалетов на третьем этаже, чтобы это видели свидетели, желательно учителя. Меня, естественно, вызвали в этот кабинет. Ну, я немного поболтал с директором о дисциплине в школе...В это время мой брат старательно расписывал стены младшей школы ругательными словами про учителей. Директора быстро позвали полюбоваться на это. Я остался один. Раскрыл эту папку, уже почти достал наши документы, как вошла зоологичка. И в приказном порядке попросила покинуть кабинет. Ну, я и ушел.
  -- Да, наш первый план оказался провальным, - протянул Гаврилкин, - к тому же меня заставили мыть стены...Но у нас был план "Б", более опасный, но попробовать стоило. Пока директор был на "Празднике букв" в актовом зале, мы пробрались в каморку дворника и...
  -- Подождите, подождите, - я перебила рассказ близнецов, - в тот день умерла Алиса, собака Корнелиуса. Я не считаю это странным совпадением...
  -- А это и не было совпадением, - Белов насмешливо посмотрел на меня, - мы дали собаке снотворное, чтобы она не орала. Переборщили немного, вот она и сдохла...Короче, из каморки этого дворника мы забрали ключики от этого кабинета. Я перекладывал документы, а братец рыскал по коридорам в поисках учителей, которым зачем-то нужно было в кабинет директора. Кроме того, если кто-то видел, как я захожу или выхожу отсюда, это сразу же опровергалось, так как вскоре свидетель видел моего брата.
  -- Но ведь вы же близнецы, - вмешалась Натка, - многие это знают...
  -- Немногие. Зоологичка, директор и мы сами. И потом, у нас была справка о том, что мой брат - Белов Григорий Алексеевич лежит в больнице с серьезной травмой головы...В общем, план "Б" сработал.
   Воцарилась тишина. Я не выдержала:
  -- Ну и..?
  -- Чего еще? - Гаврилкин раздраженно откинулся на спинку стула. - Этот дурак, ну, Федотов, из 9-"Б" каким-то образом догадался, что мы были в кабинете директора. Надо было поскорее от него избавиться. У нас, как обычно, возник план. Сначала мы напросились в друзья, затем подставили. Ну, всякие там гадости за него устраивали, прикалывались над учителями. Принудили его подраться с Хомяком...Зоологичка нам помогала, и поэтому вскоре его документы оказались в папке.
  -- Затем у нас появился еще один враг, - продолжил Белов, - и похуже первого. Сынуля зоологички...Он ей, правда, неродной. Ее настоящий умер от бешенства - собака укусила...А этот Урсулов оказался страшно похожими на родного. Вот она и взяла его к себе...Противный, гад...В драку со мной постоянно лез...Мы за него и стекла разбивали, и стены разрисовывали, и взрыв устроили в кабинете физики, затопили кабинет немецкого...Д а еще и мамашке его пожаловались. Она его с тех пор терпеть не может...Короче, документы тоже попали в папку.
  -- Но этого нам оказалось мало. Мы узнали, что Урсулов и Федотов учатся в одном классе, да к тому же оба - сыновья учителей. Кроме того, в их 9-"Б" есть еще одна препротивнейшая личность, дочура училки географии. Рыжая, страшная, как обезьяна...Отличница, примерная такая ученица...Помните? - Гаврилкин обратился к завучу, - такую жирную крысу в учительской? Все думали, что это рыжей дочуры рук дело. А как же все-таки красиво взорвался туалет! Где доказательство, что это сделали мы? Их просто не существует!
  -- Вскоре и ее документы появились в папке, - Белов усмехнулся, - нам круто повезло, так как у этой "волшебной" троицы оказался один враг - Хомяков. Все его знают, как Хомяка. Тут и подстраивать ничего не надо - его документы уже давно подлежали рассмотрению. Единственное, что пришлось - устроить пару-тройку драк...Именно из-за наличия общего врага у нас и созрела идея. А почему бы не устроить небольшой скандальчик и не свалить все на Хому?
  -- Да, именно так и случилось, - я мрачно посмотрела на противных близнецов, которые оказались куда хитрей меня.
  -- Хомяков был нужен именно для таких любопытных, как вы, - Белов обвел нас взглядом, - так вот, нашей целью было обмануть учителей, тем самым повергнуть в недоумение их чад, - близнец сделал паузу, - Да, мы решили переложить их документики...У нас был замечательный ход. Для начала пришлось на время стать лучшими друзьями этих полудурков. Таким образом, мы смогли разузнать их почерки, чтобы скопировать.
  -- Но не все было так гладко, - продолжил Гаврилкин, - этот Урсулов откуда-то узнал часть наших планов...Проворней, как гадюка, все слышит, все видит. Как мы только не напрашивались в друзья - бесполезно. Но почерк нам все же удалось узнать, - близнец призадумался, - хотя Урсулов не единственная наша загвоздка...Думаете было очень приятно знакомиться с этой рыжей обезьяной? Но для дела стоило рискнуть. И мы сделали это.
  -- К понедельнику мы подготовили три записки - для Федотова, Урсулова и Логвин, - Белов погрузился в воспоминания недавних событий. - В записках их почерками было чистосердечное признание, - рассказчик скривил лицо и тоненьким голосом стал передавать содержание записок, - Мамочка, извини меня, пожалуйста, но мне пришлось предпринять крайние меры. Ты, конечно, понимаешь, о чем я? Целую, твой любимый сынуля. - близнецы разразились громким хохотом, - в понедельник мы предприняли попытку проникнуть в этот кабинет. Но, не смотря на все наши старания, директор и не собирался покидать свое кресло и идти куда-то...И все же мы не отчаялись! Фортуна улыбнулась нам. Во вторник Владимир Владимирович все уроки проторчал в актовом зале. В коридоре - ни души. Короче, я переложил документики Федотова и удачно смылся...
  -- Во вторник нам действительно круто повезло, - Гаврилкин усмехнулся, - на большой перемене я подошел к Федотову, отдал ему записку, сказал, что это ему Хомяк передал, просил училке немецкого отдать. И в чем самый прикол: этот лох мне поверил! Он был полностью уверен, что Хома подставил его, хотя прекрасно знал, что в сентябре я был в кабинете директора и далеко не просто так. Но на этом день не закончился. На шестом уроке училка по литературе сообщила нам, что директор уезжает. Лучшей новости просто не придумаешь!
  -- Следующий день был не менее удачным. Нашей жертвой был Урсулов...Наконец-то мне удалось хорошенько отомстить ему, - лицо Белова расплылось в улыбке, - он, конечно же, знал, что мы его подставили...Но зоологичке рассказывать это и не собирался. Урсулов вовсе не плакса, однако, это не избавляет его от комплексов полного идиота...Запудрил всем одноклассникам мозги...
  -- Чем? - я не скрывала любопытства.
  -- Не твое дело, - Белов не обратил внимания на мой вопрос и продолжил рассказ, - Урсулов хотел, как можно скорее, покинуть школу. Ему здесь, наверно, надоело. Что ж...у него была такая возможность
  -- Короче, всё шло, как по маслу... Лишь в четверг мы допустили оплошность, - Гаврилкин посмотрел на Пехтереву - Как-то некрасиво получилось: ты идёшь по лестнице, а мимо бегу я, да ещё и с мокрой головой... Странно, не правда ли? На самом деле всё проще пареной репы... Думаете, что мы перекрасили волосы просто так? Неэээт! Это было одной из наших хитрых уловок. Мы решили поприкалываться над преподами - представьте, идёт по коридору какая-то училка, а навстречу ей бежит кто-то из нас и показывает язык. Немного удивившись, она продолжает свой путь... Вы бы видели её лицо, когда "процедура" повторяется во второй, а затем в третий и даже четвёртый раз... Ведь такие причёски, как у нас не у каждого встречного... - погрузившись в воспоминания, Гаврилкин замолк, но не прошло и минуты, как он продолжил - Подобным образом мы обманули географичку. В четверг я отнёс ей записку. Прочитав её, училка пошла проверять правдивость написанного, а меня попросила подождать. Когда она скрылась я, конечно, убежал
  -- Прикол получился - что надо! - продолжил Белов - Училка чуть не упала, когда увидела меня возле кабинета завучки! Это было нереально добежать сюда из её класса незамеченным. Географичка спросила меня, как я тут оказался... Короче, когда она услышала, что мы с друзьями стоим здесь вот уже минут пятнадцать и никаких братьев-близнецов у меня нет, училка, наверное, подумала, что у неё глюки... - Белов засмеялся - На следующий день, увидев меня на своём уроке, а затем моего братца, но уже в коридоре, географичка, кажется, начала пить валерьянку, а ведь это же была всего лишь шутка! Трудно жить без чувства юмора, каждый урок рассказывая один и тот же анекдот про умственно отсталых! Конечно, географичка любит шуточки о себе подобных!
   Близнец замолчал, и мы погрузились в полную тишину, пока её не нарушила Пехтерева:
  -- А почему ты бежал по лестнице с мокрой головой? - обратилась она к Гаврилкину.
  -- Краску подсунули галимую А мы в то утро как раз перекрасились. Голова намокла и краска поползла, - близнец задумался, - в кабинете географии прямо над дверью с потолка вода капает...Ну я туда и встал...Целый день потом по туалетам прятался.
  -- Понятно, - я вздохнула. Теперь мне стали известны все ответы на многочисленные вопросы, которые так неожиданно появлялись.
  -- Что ж, - вступила Раиса Владимировна после минутного молчания, - я надеюсь, молодые люди, вы осознали, что уже завтра вам будет незачем идти в школу. Мы с учителями посовещаемся, и вы сегодня же покините это здание! Навсегда!
  -- Ну и замечательно, - Белов привстал со стула, но, словно забыв что-то важное, сел на место. - Максик! Максик! - после этих слов из сумочки завуча выползла небольшая лабораторная мышка. Раиса Владимировна брезгливо посмотрела на "милое существо" и отложила сумочку в сторону.
  -- Не бойтесь, - Белов издевательски взглянул на Раису Владимировну, - Максик очень умный, он всегда выполняет наши команды и не делает ничего лишнего...
  -- Если эта тварь, - завуч указала на свою сумочку, - и...испачкала что-нибудь каким-то образом, я обещаю, что обеспечу вам двоим "светлое будущее". И в этой ситуации ничто вам уже не поможет, - подобно змее, прошипев эту фразу, Раиса Владимировна обратилась к нам, - а вам, девочки, я искренне благодарна за то, что вы помогли нам избавиться от этих...- она запнулась, выбирая выражение, -...малолетних хулиганов. И вы можете идти на уроки, а я тут пока пообщаюсь с молодыми людьми...
  
  

***

  
   Немного потрясенные всем происшедшем мы медленно тащились в класс. Гордо открыли дверь и даже не подумали стучать. Увидев пятерых девчонок, в наглую вошедших в кабинет без какого-либо извинения за опоздание, Романа Романовна - преподаватель зоологии - пришла в ярость:
  -- Почему вы вошли в класс без разрешения? Где ваши извинения? Где ваши вещи? - целая куча вопросов посыпалась на наши головы.
   Училка зря старалась - все равно мы не будем отвечать, ведь ни один здравомыслящий человек не поверит тому, что мы сидели в засаде, да еще и в кабинете директора. Так что если мы расскажем правду, то нас в начале хорошенько осмеют, а потом влепят по единице в придачу. Остается только врать - это единственный выход из сложившейся ситуации. Что ж, врать так врать...
  -- Почему вы опоздали? - Романа Романовна гневно осмотрела нас, - только не говорите, что маршрутка долго не приходила или поломалась сразу у всех...Со мной это не проходит!
  -- Нет, машины тут ни при чем, - я на ходу придумывала оправдания, - мы вообще не опаздывали на урок...
  -- Ах, не опаздывали? - учительница усмехнулась, - думаете, я не умею пользоваться часами? Урок идет уже около двадцати минут! Последний раз спрашиваю, где вы ходили?
  -- А мы...- Катя задумалась, - мы в столовке дежурили...
  -- Впятером?
  -- Нет, вдвоем! - соврала Натка.
  -- Но остальные трое все же опоздали! - Романа Романовна допрашивала нас, как будто мы сейчас находились в милиции.
  -- Остальные трое тоже не опоздали...- оправдание было настолько тупым, что даже мы сами не могли поверить в сказанное.
  -- И что же делали "остальные трое"? - училка уже "выходила из себя".
  -- А они...- у меня чуть не вырвалось "дежурили в другой столовой", но заранее опомнившись, я придумала другую, не менее глупую версию, - они пришли сделать небольшое объявление.
  -- Ладно, объявляйте, что вы хотели, - зоологичка успокоилась.
   Катя наступила мне на ногу, что, мол, ты придумала. Ты и объявляй.
  -- Объявление...- господи, что же сказать? Мне нужно в срочном порядке что-нибудь придумать. В голову пришла лишь одна более менее пригодная идея, - ...завтра, после шестого урока, в актовом зале будут показывать фильм... Если кто-то хочет пойти, то поднимите руки...
  -- Какой фильм? - класс, как назло, был заинтересован в этой новости. Вот тут-то оправдаться не получится - обман обнаружится...
   И тут в кабинет неожиданно вошла Раиса Владимировна и объяснила Романе Романовне, что это она нас задержала, а потом вызвала в коридор и сообщила:
  -- Я немного поговорила с близнецами и окончательно убедилась, что просить их о чем-то бесполезно. Они оба самые обыкновенные лодыри и разгильдяи...Но это не самое главное. Я спросила у этих бездельников, в каком классе вы учитесь, и закрыв их внутри кабинета, пошла извиняться перед преподавателем за ваше опоздание. Вспомнив про мышь, я вернулась обратно, чтобы забрать сумочку. И что вы думаете? В кабинете никого не оказалось! Но ведь у них не было ключей! Куда же они делись? Выпрыгнуть в окно они не могли - третий этаж все-таки!
  -- Ну и хорошо. В школе не будет никаких происшествий, а прошлое можно забыть.
  -- И все же интересно, куда пропали близнецы? - Аня задумчиво обвела нас взглядом.
  -- Мы обязательно разгадаем это. В следующий раз. Не будь я новым Холмсом!
  
  
  

13 декабря 2003 год.

Алина Глазова

  
  
  
   1
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) В.Пылаев "Пятый посланник"(Уся (Wuxia)) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Легион"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"