Вышневецкий Глеб: другие произведения.

Гирум. Действие 1. Главы 1-12.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 6.62*32  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    [12.01.08] внесены косметические изменения и дополнения по замечаниям. Почти все вошло в 11 главу, которая распухла почти вдвое, но делить ее все равно не стал, чтобы не исправлять всю нумерацию.

  Интерлюдия 1.
  В кабинете одного известного московского здания, покрытого, несмотря на известность, сплошной завесой тайн, секретов, слухов и легенд, сидело несколько человек в строгих костюмах, нисколько не соответствовавших жаркой погоде, царящей за окном. Они собирались уже не в первый раз, но впервые обстановка напоминала не кружок закадычных друзей или, скорее, заговорщиков, а собрание совета директоров компании в период ее "недружественного поглощения" конкурирующей фирмой. Хозяин кабинета (во всяком случае, сидел он именно за "хозяйским" столом), невысокий тучный мужчина с заметной лысиной постоянно вытирал голову носовым платком, да и остальные, хоть и были намного моложе, чувствовали себя не очень комфортно. И причиной тому была отнюдь не жара.
  - Да вы хоть представляете себе, каковы были масштабы работы!? - плевался слюной толстячок. - Были проверены военные, милиционеры, спортсмены, врачи, пенсионеры, призывники, школьники, учителя - все, чей медосмотр не вызвал бы никаких подозрений! И ведь даже такая малость некоторых заинтересовала! Все эти совершенно ненужные разбирательства, утрясания, торги! Ведь было проверено свыше тридцати шести миллионов человек! И вы выудили из них лишь восемь! Это же полный провал!
  - Вы забываете о девятом, - робко возразил ему высокий худой мужчина, на котором дорогой костюм от известного кутюрье смотрелся как, очевидно, куда более привычный для него лабораторный халат.
  При этих словах толстячок будто поперхнулся и разъяренно воззрился на осмелившегося перебить его наглеца. Еще один присутствующий, среднего роста и атлетического телосложения блондин посмотрел на худого с долей сочувствия, но с таким выражением лица, будто в свое время этот неведомый девятый однажды добавил ему в чай даже не соль, а, по меньшей мере, серную кислоту.
  - О да, конечно! - с сарказмом ответил толстячок. - Это существенно улучшает статистику! Вместо одного человека из четырех с половиной миллионов мы имеем одного из четырех миллионов! Какое облегчение! Вы меня утешили. И, будьте так добры, объясните мне, что там за бойня произошла!? Не поверю, что там не замешана ваша рука...
  - Издержки производства - жестко отрезал наиболее свободно чувствовавший себя человек, на котором даже сшитый по заказу у элитного портного костюм сидел как привычный мундир. - Пока вы там рассусоливали, мне пришлось закатать рукава и поработать по-старинке! Так что хватит ныть! И без этого забот хватает! Если вы полагаете, что законсервированный научный комплекс нигде не учтен, то вы глубоко ошибаетесь! Все, кому надо, обо всем хорошо помнят. Радует одно, список лиц довольно короток, и те, кто не с нами, не с нами вообще! И вообще, мы уже по уши влезли в это дерьмо. Если не глубже. Так что будьте спокойны, для нас не будет даже военно-полевого трибунала!
  А военный, убедившись, что полностью овладел вниманием присутствующих, продолжил:
  - Кроме того, по-моему это даже к лучшему, - нам и один доставляет столько хлопот, что диву даешься. А представьте, что было бы, если их окажется не девятеро, а, скажем, сотня? - Блондин с ужасом посмотрел на военного, как будто лишь сейчас оценил всю прелесть их положения, а худой - с нескрываемой благодарностью. Толстячок как-то стушевался, очевидно, ранее не принимая во внимание это обстоятельство.
  - Полагаю, мы несколько подзабыли о том, что открыли для себя довольно-таки необычную область знаний, и что, на данный момент, чем меньше людей посвящено в нее, тем лучше. Пока, подчеркиваю, пока, чем меньше число испытуемых, тем. Возможно, в ходе исследований, нам удастся понять, от каких факторов зависит имеющиеся свойства объектов и придать требуемые качества людям, изначально лишенных таких качеств. Но лично меня бы устроило самое минимальное влияние человеческого фактора, проведенная нами операция и так привлекла слишком значительное внимание к проекту. Если бы это было возможно, то я бы вообще запретил бы набор дополнительного контингента в проект, но, увы, - с этими словами он косо посмотрел на худого, как будто он был лично виновен в произошедшем, - наука не способна обойтись без человека.
  - Микроэлектроника слишком грубый инструмент для этого, - посетовал худой, впрочем, ничуть не сожалея об этом, - лишь живая природа способна эффективно фильтровать излучение, я об этом говорил неоднократно, и повторю еще раз!
  - Мы вам верим, Профессор, - примирительно сказал хозяин кабинета, - в конце концов, мы полностью контролируем ситуацию, не так ли? - в этот момент все посмотрели на доселе старавшегося оставаться незаметным блондина.
  - На данный момент техническая блокада надежна на все сто, - уверенно начал он. - Но предшествующий опыт показывает, что абсолютной защиты не существует. Моему отделу потребуется постоянный поток информации от свежих объектов, чтобы мы могли своевременно реагировать на все изменения. И, разумеется, нельзя прекращать работу с объектом номер один.
  - Хорошо, - подытожил военный, - действуем согласно плану. Обо всех изменениях докладывать мне немедленно.
   Все разошлись, оставив толстяка в одиночестве. Он встал, в очередной раз вытер лысину и с ненавистью посмотрел на закрывшуюся дверь. Слова генерала о необходимости доклада ему задели его, бывалого подковерного бойца, за живое. "Да что этот тупой солдафонишко возомнил о себе!". Попытка оттеснить его, человека, который фактически организовал все, от руля проекта, и, как следствие, ото всех открывавшихся поистине головокружительных перспектив, расценивалась как однозначное предательство. То, что первым "замутил тему" как раз генерал, и уж после предложил ему, уже успешному политику долю в участии, роли уже не играло. Он покусился на святое, на инвестиции, а инвестиции следовало защищать...
  
  Глава 1.
  Виктор Рогожин проснулся от резкой трели поставленного на половину шестого будильника. Он рывком поднялся с койки и замер, прислушиваясь к ощущениям. Ему было тревожно в этом комнате, в этом здании. Ему не нравился ни дотошный медосмотр, по результатам которого его сосватали на это задание, ни человек, в присутствии которого нервничал даже непробиваемый Дед. Такие же ощущения у него были, когда его группа впервые отправилась на короткую командировку в небольшую республику, возжаждавшей независимости. Ту неудачу штабисты объясняли "просчетами в планировании, допущенными из-за недостаточных разведывательных данных" и все шишки опять посыпались на ГРУ. А то, что на своей территории разведка по профилю, вообще-то, не работает, опять как-то незаметно прошло мимо кассы. Спасла от трибунала только предупреждение Деда, что он не задержится ни на секунду в случае, если на ребят вздумают катить бочку. Разбрасываться столь ценными кадрами не хотелось, а потому все спустили на тормозах. Но начиналось все с таких же неприятных ощущений...
  Небольшая комната, в которой он провел эту ночь, была какой-то невзрачной, но, как ему вчера сказал провожатый, в ней ему предстояло провести довольно длительное время, поэтому у него будет и время, и возможность привести ее в соответствие со своими вкусами. Когда же Виктор задал ему вопрос относительно длительности исследований, ничего определенного тот сказать не смог, сославшись на незнание планов начальства, с которым Виктору и прочим предстояло встретиться на следующий день. Рогожин взглянул на часы и, справедливо предположив, что научный комплекс еще не проснулся, выполнил обычные утренние упражнения, после чего отправился в душ.
  Как и было обещано, в восемь утра в дверь номера вежливо постучались.
  - Минутку! - крикнул Виктор через дверь, заканчивая переодеваться в выданную ему униформу.
  - Как пунктуально, - очаровательно улыбнулась ему девушка, когда он открыл дверь.
  - О, приношу свои глубочайшие извинения за то, что заставил ждать столь прекрасную даму за порогом, - распелся соловьем Виктор, профессиональный военный в котором вмиг капитулировал перед ловеласом. Впрочем, как неоднократно отмечали и начальство и товарищи, ловелас имел шансы проснуться лишь в сугубо мирной обстановке и никогда бы не помешал капитану на задании. - Конечно же, я был обязан открыть сразу же, не обращая внимания на такие мелочи, как рубашка.
  - Вы всем так говорите, - то ли утверждающе, то ли обвиняюще сказала девушка, оценив статного капитана, и продолжила: - если вы готовы, то прошу следовать за мной. - Она развернулась, вздернув носик, и, цокая низкими каблучками, пошла по ярко освещенному коридору. "Ах, какая фигурка, какие ножки", - только и успел подумать Рогожин, закрывая за собою дверь.
  - А что такая красавица делает в таком скучном месте? - продолжил он.
  - Скучном? - удивленно переспросила она, - вы ошибаетесь, здесь довольно интересно, особенно на нижних уровнях. Но вы и сами все скоро узнаете.
  - А чем вы занимаетесь?
  Девушка лукаво улыбнулась и, широко распахнув глаза, прошептала:
  - Это большой-большой секрет.
  - А чем вы занимаетесь вечером? - сделав такие же огромные глаза, так же шепотом спросил Виктор.
  Девушка звонко рассмеялась. Так, за ничего не значащим трепом, они добрались до конференц-зала.
  В небольшом полукруглом помещении, рассчитанном на человек двадцать-двадцать пять, было пусто. Виктор сел на предложенное провожатой место и начал привычно оценивать местность с точки зрения возможности отражения нападения и обеспечения отступления. Результаты получались неутешительными и Рогожин успокоил себя тем, что им ничто здесь не угрожает.
  Тем временем в зал вошли еще два человека. Высокий худощавый юноша, в котором капитану показалось что-то знакомым, и невысокая, полноватая, жизнерадостно улыбающаяся девушка с лицом, густо усыпанном веснушками. Юноша представился Александром, матросом срочной службы с далекого Севера, а девушка была Юлией - медсестрой из Новосибирска. Следом прибыли Роман Филатов, учитель математики из Астрахани, Игорь Иевлев, частный охранник из Москвы, следователь саратовской прокуратуры Марина Клугина. Последней прибыла пара, Вика, воспитательница из детского садика и Олег, выпускник школы, которому предложили обменять армию на науку.
  Вслед за ними в зал вошли трое, одного из которых Виктор сразу же узнал: именно он сидел в кабинете Деда, как за глаза называли полковника Седова, непосредственного начальника Рогожина. Видимо, и остальные также его знали, поскольку все сразу оживились, и начали задавать вопросы. Вместо ответа он попросил тишины и начал объяснять:
  - Добрый день, меня зовут Владислав Григорьевич, я научный руководитель проекта "Метроном". Мои помощники - Роман Николаевич, ответственный по режиму, и Леонид Валерьевич, заведующий техническим отделом. Проект занимается изучение излучения Маркова, первооткрывателя этих в высшей степени интересных волн. Вы набраны в группу полевых операторов, то есть именно вам и предстоит управлять этим излучением. Да-да, вы не ослышались, именно управлять. Дело в том, что человек, как вам должно быть известно, является самой настоящей антенной, способной принимать излучения самых разных длин и отправлять их. Разумеется, мы вам все объясним и поможем, но основная работа ляжет именно на ваши плечи.
  - Эээ, а что это за излучение такое, можете объяснить? - спросил Игорь.
  - Все в свое время, - улыбнулся Владислав, - а пока слово помощникам. Роман?
  - Итак, господа, вы находитесь на территории научного комплекса "Метроном", на котором проводятся исследования в рамках одноименного проекта. Проект секретный, поэтому вы подпишете соглашение о неразглашении. Затем, кое-какие правила. Во-первых, на территории комплекса действует система кодового опознавания, то есть каждому из вас присвоен определенный код, который является ключом к вашей комнате, и всем прочим доступным, помещениям. Для входа достаточно набрать код. Не пытайтесь войти куда-либо в неположенное время или туда, куда у вас нет допуска. Во-вторых, все контакты за пределами комплекса ограничены, а выход за его территорию запрещен. В третьих, у каждого из вас есть индивидуальное расписание, которому вы и должны следовать. Оно вложено в эти карты, и это в четвертых. Карты являются универсальным средством идентификации и хранения индивидуальной информации. Они предназначены для входа в помещения, находящихся за пределами жилого сектора, сохранения результатов программы исследований, расписания, можете их использовать даже в качестве дневника и многого другого. Для доступа к памяти карты у каждого в комнате имеется терминал. Не пытайтесь попасть в защищенную часть карты, поверьте, ничего из этого не выйдет. А открытую часть можете использовать, как заблагорассудится. В случае каких-то вопросов, вы всегда можете связаться со мною или моим заместителем по внутренней связи. Леонид Валерьевич, прошу вас.
  -Я руковожу техническим отделом, то есть на мне лежит бесперебойная работа всего комплекса. И, помимо этого, я занимаюсь разработкой технических средств на основе открытых и более-менее исследованных эффектов поля Маркова. В частности, индивидуальные карты - это продукт нашего отдела. Как и эти браслеты, - с этими словами он извлек из дипломата несколько тонких полосок с миниатюрными кнопками, - несмотря на их весьма скромные размеры, весьма эффективны и очень многофункциональны. Они работают как датчик состояния организма и предназначены для постоянного мониторинга всех основных параметров, а также, в случае необходимости, способны подать сигнал тревоги на пульт медицинской службы. Оденьте их, пожалуйста, и носите, не снимая. Также они работают как голографические указатели, достаточно набрать на них номер комнаты, куда вам надо попасть, вот так, - глазам удивленной аудитории предстал вырвавшийся из браслета лучик, который уперся в дверь, - и вы получаете натуральный "луч" Ариадны, который покажет вам, в какую сторону идти. Как видите, он указывает не направление к комнате, а путь, которым вам нужно следовать, так что, думаю, не заблудитесь. Помимо этого у них еще много полезных функций, с которыми вы вполне можете ознакомиться сами, прочитав вот эту брошюрку, - Леонид вытащил пачку книжечек и раздал их присутствующим. - У меня вроде все, Владислав Григорьевич.
  - Хорошо, спасибо большое. На данный момент вы свободны, можете ознакомиться с жилым сектором. На нем имеется столовая, спортивный зал, рекреационный комплекс, библиотека и многое другое, посмотрите все сами. Да, и еще, куда вам пока не полагается проходить, вы пройти не сможете, можете не беспокоится. Так что смело пробуйте пользоваться и картой, и браслетом. Браслет, кстати, если мне не изменяет память, имеет встроенную карту помещений, что также должно помочь вам узнать комплекс получше. Так что, не смею задерживать.
  
  Глава 2.
  ...
  - О, молодой человек, вы очень кстати спросили об истории открытия Марковым излучения. Видите ли, изначально он занимался физикой высоких энергий и, наверное, даже не помышлял о том, что станет основателем целого направления в физике. В ходе одного из весьма высокоэнергетических экспериментов он обнаружил какое-то постороннее воздействие на облучаемый объект. То есть, были весьма неожиданные отклонения от теории. Он начал изучать и вот, спустя пять лет работы излучение Маркова было выделен им как отдельный подвид электромагнитного излучения. У вас, простите, какое образование? Ах, неоконченное высшее!? Что же это вы так, Александр, с неоконченным высшим и в армию попали? Хотя, уверен, что более чем долгая история, так что, можете не рассказывать - у нас у всех есть такие истории.
  ...
  - Да, дети - цветы жизни, а вы, Вика, значит, их выращиваете. Да, достойное занятие, не каждая в наше время согласится на такое. Вы очень самоотверженная девушка. А теперь попробуйте представить себе эти волны. Да хотя бы как самые обыкновенные морские волны. Поверьте, после того, как было доказано, что излучением Маркова обладают абсолютно все природные объекты, ваши отговорки неубедительны. Кроме того, вас же выбрала специальная комиссия, а мне один знакомый по большому секрету сказал, что отбиралось много народу, что-то около трех тысяч, как он мне сказал. И живые объекты куда как легче управляют этими волнами.
  ...
  - Товарищ капитан, скажу по секрету, что до набора вашей группы исследования велись при помощи электроники, однако цифровая аппаратура слишком дискретна и не может обеспечить той точности и плавности изменения поля, которой достигает аналоговые живые объекты. Сперва, как водится, ставились опыты на животных, но животным ведь не скажешь, что именно надо делать, а они не могут рассказать о своих ощущениях. Тогда и принялось решение о наборе вашей группы. Так, давайте попробуем другую серию волн.
  ...
  - Мариночка, у вас превосходно получается. Что именно вы делаете? Ага, продолжайте, я записал. Все понятно, видимо, вы резонируете с данным набором волн, что и позволяет с большой легкостью модулировать их. Что такое модуляция? Да не обращайте внимания, просто говоря, это изменение. Этот аппарат выдает несущую частоту, а вы ее модулируете опорной. Очевидно, при каком-то значении несущей частоты наступает ее резонанс с опорной, но, впрочем, это не столь важно.
  ...
  - Гхм, думаю, стоит снять браслет, Игорь. Леонид Валерьевич предупреждал о возможных помехах в проведении исследований, связанных с его ношением. Так, руку сюда, эту сюда, вот, браслет не помеха, продолжаем. Говорите, что начали ощущать облегчение? А что, до этого были какие-то сложности? Просто дискомфорт? Ну, что же, бывает. Нет, по инструкции вы обязаны носить браслет постоянно, не будем ее нарушать. Займемся, лучше отработкой поиска резонансной частоты. Ваша, если мне не изменяет память...
  ...
  - Юленька, не плачьте, я прошу вас. Браслет обязан оставаться на вас, невзирая ни на что. Это для безопасности всех, кто находится вокруг вас и вашей же собственной: неконтролируемый выброс энергии способен не только созидать, но и разрушать. Вам интересен принцип работы? Ну, что же, исключительно ради ваших прекрасных, хоть и немножко заплаканных глазок. Все волны Маркова, или М-излучение, синфазны, то есть в любой момент времени любая две волны одной длины будут иметь одну и ту же фазу или угол. А ваши браслеты, помимо многих других полезных функций, излучают интенсивные противофазные М-волны во всем диапазоне длин, нейтрализуя таким образом природное М-поле.
  ...
  - Роман Аркадиевич, волну любой формы можно представить суммой синусоидальных. Для этого достаточно разложить ее в ряд, скажем, Фурье. Вы какой предмет преподаете? Математику? Ну, что я вам-то объясняю!? Сами все прекрасно знаете. Так вот, излученную вами волну мы попробуем представить в виде именно такой суммы и получим прекрасную формулу, с которой уже смогут работать ваши товарищи. Необходимо проверить, воспроизведим ли будет результат этого эксперимента. Замечательно!
  ...
  - Виктор Васильевич, теперь сосредоточьтесь на этой формуле. Недостаточно сосредоточенности! Вы хотите, что бы вас подстегнули депрессивным полем!? Действуйте! Вот так. Вам задание: на основе этого уравнения разработайте собственное, которое бы потребляло энергии меньше на тринадцать процентов при сохранении того же уровня на выходе. Терминал, как обычно, в полном твоем распоряжении.
  ...
  - Лапочка-Юлечка, ты же не хочешь, чтобы я позвал своего коллегу? И я этого не хочу. Поэтому, будь доброй, не нервируй меня своими жалобами на то, что тебе, видите ли, сложно создать голема! У тебя же не просят, чтобы он был как живой человек! Всего лишь навсего выполнение простейших команд! Как же, сломать браслет четвертого класса тебе по силам, а голема создать - не по силам!? Работай!
  ...
  - Марина, вы неплохо потрудились, такого уровня контроля над средой резонанса не достиг еще никто из вашей группы, мои поздравления. Полагаю, что все структуры, подобные воде, подчинятся вам с такой же легкостью. Но! По нашим расчетам вы можете еще боле сузить используемый интервал частот, а максимальная степень экспоненты у вас может достигать сорока семи, а не тридцати пяти, на которых вы топчетесь. Вам следует самостоятельно определить длину резонансной волны. Можете идти.
  ...
  - Олег! Ты прекратишь заниматься ерундой!? Немедленно прекрати это! Энергоинформационная оболочка живого объекта слишком хрупка, чтобы к ней можно было прикладывать такое большое количество энергии! Еще раз не рассчитаешь количество выходной энергии, будешь наказан!
  ...
  - Да-с, Александр Дмитриевич, не зря, не зря вас отчислили из института. Выдавать лишь десятую степень, когда почти вся группа имеет нижний уровень не менее сорока! Вы, кажется, не понимаете, что ваша полезность проекту определяется исключительно уровнем ваших способностей.
  ...
  - Роман, вы весьма неплохо работаете с газами, но мы получили более точную аппаратуру, которая позволит пройтись по всему спектру со значительно меньшим шагом для определения дополнительных диапазонов, в которых вы могли бы работать. И не надо так страдальчески вздыхать, применение новых методик позволило выявить ранее необнаруженные резонансные частоты у многих из вашей группы. Так что, за дело.
  ...
  - Игорь, вы же были охранником, не так ли? И, наверняка, вам приходилось оказывать первую медицинскую помощь, или, по крайней мере вас учили оказывать ее. Так что сами можете представить, какое значение имеет, к примеру, неуязвимость от легкого огнестрельного оружия? Или независимость от аптечки? Так что вы обязаны участвовать в проектах как по упрочнению эпидермиса человека до уровня легкой брони, так и по усилению регенеративных способностей человека. Если руководство будет довольно вашими успехами, возможно, вы сможете рассчитывать на внеочередную прогулку наверх. Но, я вас очень прошу, не надо глупостей.
  ...
  - Виктория Владимировна, ваш вклад в работу технического отдела сложно переоценить. Ваши исследования в области создания источников депрессивного поля, а также нейтрализаторов М-поля позволяют нам предоставить прошение руководству о снятии некоторых ограничений на свободу вашего передвижения. Однако, нам бы хотелось получить некоторые консультации по проблеме создания аккумуляторов М-энергии для полных гарантий вашей лояльности.
  
  Глава 3.
  "Докладная записка по проекту Сезам
  Первый вариант предусматривает серьезную перестройку энергоинформационной структуры человека и достижение более активного ее влияния на физическую оболочку. Для этого перестраивается конфигурация энергетических каналов, направление потоков и многое другое. Кроме того, в "изделии" незначительно расширен и исходный генотип. А именно, к существующему набору генов добавлены дополнительные аллели - варианты одного и того же признака. Целью всех изменений является получение солдата о сильно увеличенными реакцией, скоростью, силой, расширенным диапазоном зрения и слуха, высокой тактильной чувствительностью, регенеративными способностями, низким энергопотреблением, что, на мой взгляд, особенно важно при нахождении в тылу противника, выносливостью, устойчивостью к химическому оружию и иммунитетом к бактериологическому и многими другими весьма полезными свойствами. Полный перечень можно узнать в спецификации к "изделию". Кроме того, научно-исследовательской группой изменено энергопотребление "изделия", основное влияние на которое оказывает активность. В состоянии анабиоза "изделия" за счет азотных бактерий способны синтезировать белки и тем самым практически не нуждаются в пище. Единственным условием будет их содержание во влажной среде, что бы вода все же попадала в организм. При активных же боевых действиях и усиленной регенерации, что наблюдается при ранениях, энергия расходуется довольно быстро. При желании такой солдат может включать и отключать сверхбыстрый режим, что увеличивает скорость прохождения сигналов на порядки, но, к сожалению, вызывает огромный расход энергии, так как импульсы проходят не через нервную систему, а напрямую через энергоинформационную оболочку. В "изделии" содержится запас на примерно час боя с равным противником в таком режиме, что является очень значительной величиной, так как даже в обычном режиме обычный человек не может конкурировать с "изделием". По истечении этого срока наступает переистощение и автоматическое впадение в анабиоз. Если бой не будет завершен, то, вероятно, это означает смерть или плен бойца. Однако предусмотрен механизм, позволяющий экстренно возместить энергопотери. Он заключается в прямом поглощении питательных веществ, переносимых кровью человека. Для этого попавший в тяжелое положение солдат выпускает специальные, полые внутри клыки-иглы, которые соединены с чрезвычайно быстрой помповой системой, позволяющей выкачать всю кровь из организма донора за считанные секунды. Однако это лишь аварийный вариант. В обычных условиях им вполне достаточно обычного рациона.
  Но у "изделия" есть и очень серьезный недостаток, который напрямую связан с его достоинствами. Так как у них идет некоторое преобладание энергоинформационной составляющей над физической, то многие энергетические воздействия весьма пагубно отражаются на их состоянии. В частности, им губителен ультрафиолет, что ограничивает применение изделия лишь ночным временем. Ток, даже безопасной для человека силы, может вызвать серьезный ожог. Открытое пламя способно убить. Поэтому, несмотря на то, что свет, как естественный, так и искусственный в виде ламп электрического освещения или факелов, им не вреден, им следует держаться подальше от таких источников. Как, в общем-то, и человеку самому, но в случае нормального человека это не приведет к его гибели, а вот "изделие" может выйти из строя. Вторым недостатком является его очень высокая стоимость и время производства, что ограничивает скорость пополнения. Поэтому, с учетом всех преимуществ и недостатков, мы можем рекомендовать его использование в качестве небольших, в две-три единицы, диверсионных отрядов, находящихся на острие удара по особо защищенным целям типа правительственных бункеров, шахт ядерных ракет и тому подобных.
  Второй вариант предусматривает значительно меньшее вмешательство в энергоинформационную оболочку, которая оставлена почти человеческой, и значительное - в генотип. Основной упор в "изделии два" сделан на увеличение физических возможностей и автономность, при сохранении приемлемой цены. Результатом изменений является небольшое по сравнению с человеческой увеличение силы, скорости, реакции, и весьма значительное - выносливости, кроме этого, расширен диапазон оптической и акустической различимости. Но основным достоинством этого варианта является уникальная автономность. Он способен обойтись без пищи более недели, при сохранении активности. Это достигнуто за счет более активного использования азотных бактерий и внедрения в верхние слои кожи хлорофилла. Поэтому даже во время перехода происходит синтез как углеводов, так и белков. Кроме того, последние модели за счет внедренного в кишечник "букета" бактерий, позволяющего расщепить почти любую органику, отличаются всеядностью. Правда, это занимает довольно длительное время, что на наш взгляд, является недостатком, и мы работаем над сокращением этого времени. В целом же "вариант два" немногим отличается от человека. Однако разнородный отряд, составленный из него, будет отличаться от человеческого однородностью физических кондиций. С учетом вышесказанного можно дать рекомендацию по использованию разведывательно-диверсионных отрядов в составе десяти-пятнадцати единиц "изделия два" преимущество в пустынных и степных климатических зонах, хотя по климату ограничений и нет".
  ***
  Александр имел непосредственное отношение к этому проекту, но ни малейшего - к составлению записки. После того, как он ознакомился с ней, у него возникло жгучее желание уничтожить хоть что-нибудь, а желательно весь комплекс, дабы никто никогда не смог повторить подобное. Особенно его вывело из себя бездушное "изделие", что заставляло думать, что и их группа где-то проходит как какое-нибудь "изделие", "средство" или что-то в этом роде. Он, не имея никаких особых талантов к управлению полем, как остальные, неожиданно проявил себя в управлении сложными органическими цепочками. Помогала и его увлеченность биологией в школе, и интерес, вызываемый таким неожиданным применением М-поля. Он даже заочно сдружился с одним из таких же, как и он молодых здоровых парней, которым не повезло оказаться в жерновах военной исследовательской машины. Кроме того, и Смолин, и Игорь, еще один оператор, участвующий в исследованиях, понимали, что им в их побеге никак не помешают союзники, а потому основные споры между ними в форуме возникли лишь в способе реализации идеи: Александр предлагал небольшое количество дорогих элитарных бойцов, а Игорь настаивал на массовом производстве недорогих солдат, которые бы немного превосходили человека по своим возможностям. Рассудил их Виктор, который просто предложил работать по обоим вариантам, тем более что все велось за счет "Метронома", руководство которого пока не подозревало о наличии организации среди тех, кто не мог видеть друг друга.
  К тому же, он никогда не забывался относительно своей, пусть и невольной роли в том, какое будущее уготовано этим ребятам в случае неудачи, а потому старался изо всех сил, чтобы их не "забраковали". О том, что с ними будет, если такие бойцы просто окажутся никому не нужными, как и многое из уже сделанного, он старался не думать. Но полностью отказаться от таких мыслей не мог, а потому стремился дать им как можно больше неучтенных никаким спецификациями козырей.
  Одним из таких козырей, который был к тому же и личным козырем самого Александра и был тайной ото всех, являлся интересный эффект, о котором ничего не было известно ни подопытным операторам, ни научникам "Метронома". Он заключался в том, что при особом желании Александр мог перемещать предметы, не прилагая к ним М-поле. Более того, эта способность никак не зависела от наличия М-поля, а была индивидуальной особенностью самого Александра. Во всяком случае, никто из сотен людей, чью энергоинформационную оболочку он видел за долгие месяцы пребывания в комплексе, не обладал такой способностью. Он долго разбирался, что с ним не так, пока, наконец, не махнул рукой и не оставил все как данность. Однако после того как он при помощи этой способности смог вывести из строя браслет, Александр призадумался. Путем сложных манипуляций на форуме, ему удалось получить слепки аур всех своих коллег и сравнить их как между собой, так и со своей. В результате выяснилось, что, в принципе, способность к телекинезу присуща каждому, но вот что бы получить хоть небольшой, но ощутимый эффект, требовалось долго и упорно тренировать ее, что было смешным для человека, который мог сделать то же самое, затратив минимум времени и сил. Он недоумевал, как же так получилось, что у него способность к телекинезу проявилась, но был рад получить такое сильное оружие, и приложил все усилия, чтобы передать эту возможность своим предполагаемым союзникам.
  
  Интерлюдия 2
  - Как вы думаете, мы не слишком сильно давим на них? Все же, живые люди...
  - Люди? Вы так думаете? Серьезно?
  - Ну, не совсем обычные, конечно...
  - Что!? Вы это называете не совсем обычным? Что же тогда, по вашему, совсем необычное?
  - Вы меня прекрасно поняли! То, что они получили определенные способности, не без нашего участия, кстати, не отменяет того, что они родились людьми и воспитывались ими же!
  - Бросьте, майор! Не вам предаваться излишнему морализаторству! Лучше вспомните, чем вы обязаны генералу и продолжайте делать свое дело.
  - А если они вырвутся на свободу?
  - А вот на этот случай и есть мы с вами. Как раз на этот!
  - Но ведь это мы сделали их такими, что опасаемся встречаться лишний раз!
  - А что делать? Человек такое животное, что понимает лишь две вещи: наказание и поощрение. Но наказание дешевле. Или вы полагаете, что они бы так прогрессировали на сытных харчах?
  - Стоит ли оно такого? Мы же своими руками выращиваем своих убийц! На меня даже воспиталка зверем смотрит, не говоря уж об этом психованном убийце!
  - Нам приходится рисковать, ставки слишком велики. Это ведь как раз тот случай, когда победителей не судят! Никто ведь не предполагал, что все будет настолько успешно. Проект стабильно развивается, еще год-два, и нужда в этих монстрах отпадет, после чего они тихо-мирно перестанут нас тревожить.
  
  Глава 4.
  - Ну что, чем похвастаетесь, каковы успехи? - сухо и без видимости симпатии спросил "мундир" у "халата". - Все же, проекту исполняется уже год, мы должны выдавать реальные практические результаты, иначе его прикроют... Вместе со всеми участниками...
  - Поймите, Евгений Федорович, - заволновался "халат", - мы вторгнулись в абсолютно неизученную ранее область знания! Все, что мы делаем, никем и никогда ранее не делалось и даже не предполагалось возможным! Пошедший не так полтора года назад эксперимент Маркова привел к поразительным результатам, коренным образом меняющим все представления об окружающем мире. Поэтому требовать от нас немедленных успехов просто нереально! Конечно, есть какие-то подвижки, но на полную мощность проект выйдет не ранее чем через десять лет...
  - Что!? - рявкнул "мундир" - Владислав Григорьевич, у нас считанные недели! А вы мне тут говорите о годах! Демонстрация успехов заказчикам должна пройти через три месяца, так что потрудитесь сообщить немедленно, что мы можем!
  Перстов побледнел так, что цвет немногим отличался от его любимого белого. Тем более что генерал-полковник Лапин ранее не особо интересовался ходом проекта и не вникал в ход исследований, ограничиваясь лишь прикрытием со своей стороны. Это было с одной стороны неплохо, так как не мешало любимым исследованиям, а с другой стороны, в данном конкретном случае грозило страшными карами со стороны сильно рискующего и совсем не местом начальства.
  - П-поверьте, пока испытуемые смогут продемонстрировать что-то действительно впечатляющее, а ведь вас в первую очередь интересует именно военное применение эффекта, не так ли, - с явным осуждением и неодобрением произнес "халат" - пройдет немало времени. Они ведь даже не полностью контролируют себя, а мы не сможем дать гарантии, что полностью контролируем их...
  - Это в самом деле так, - добавил доселе незаметный Золеев. - Демонстрация на открытом воздухе, вне комплекса просто недопустима. Достаточно одному взломать генератор депрессивного поля, как он отключит их у остальных, можете мне поверить.
  - Как же так, Леонид Валерьевич, мне говорили о высокой надежности ваших браслетов - с неудовольствием произнес Лапин. - Что же это за дезинформация такая, а?
  - Браслеты с генератором надежны, это так, - не стал отпираться Дожнев. - Но, необходимо учитывать растущие возможности объектов. Выяснилось, что нейтрализация М-поля объектов депрессивным полем вызывает отрицательное воздействие, по сути, напоминающее ломку у наркоманов.
  - Видите ли, - перебил Дожнева Перстов, - наши исследования, показывают, что у них происходит сильное изменение энергоинформационной оболочки, происходит изменение внутренних энергетических потоков и энергообмен с окружающей средой. В общем, состояние объектов оптимизируется под управление М-полем. Депрессивное поле, находясь в противофазе к М-полю и будучи намного сильнее, вызывает нейтрализацию всех его составляющих, в том числе и тех, которыми управляет тот или иной подопытный, что и приводит к подобному состоянию.
  - Можете объяснить проще - поморщился Лапин от обилия терминов
  - Депрессивное поле подавляет способности М-оператора, что вызывает его острую негативную реакцию. Это то же самое, что вам дать ядерную кнопку и запретить нажимать на нее. Только у них это все проявляется и на физическом уровне.
  - Ясно, но как это мешает запланированной демонстрации?
  - Видите ли, - взял слово Дожнев, - наркоман, которого "ломает", стремится получить наркотик любым путем. Наши подопытные ведут себя так же. Но, так как путь к их наркотику закрывает вполне определенное устройство с вполне определенными характеристиками, самой важной из которых является мощность генератора, то основные усилия, достойные лучшего, они тратят на его преодоление. И это им удается с завидной регулярностью...
  - Что же это, Роман Николаевич, мы не можем их проконтролировать? - приподнял бровь генерал. - И на кой нам тогда вообще этот проект?
  - Все не так уж и плохо, Евгений Федорович, - поспешил успокоить его Золеев, - просто ситуация в самом деле непростая. Рост возможностей подопытных несомненен, это факт. Но, как выяснилось, все изменения отражаются на пресловутой оболочке, которую с чьей-то легкой руки назвали аурой, - недобро посмотрел на Перстова полковник, как будто ученый был лично в этом виноват. - На основе этого эффекта отделом Леонида Валерьевича, при непосредственном участии одного из объектов уже разработаны и изготовлены приборы, позволяющие регистрировать и текущее состояние оболочки, и все ее изменения. На основании этих данных мы по возможности своевременно меняем портативные генераторы депрессивного поля. Кроме того, эти устройства служат и для обеспечения контрольно-пропускного режима на всех объектах комплекса, а благодаря довольно высокому радиусу действия, и в качестве охранной сигнализации. Кроме того, разработаны и созданы иные образцы переносных генераторов депрессивного поля. Они, в отличие от браслетов объектов, создают поле, защищающее от внешних воздействий М-поля. Однако и в этом случае защищенность носителя подобного прибора зависит от мощности генератора и сложности воздействующей М-волны и поэтому отнюдь не является панацеей. Единственным же действенным средством являются стационарные генераторы депрессивного поля особо высокой мощности, установленные во всех активных помещениях комплекса, лабораториях и коммуникациях. Поэтому все демонстрации возможны исключительно внутри "Метронома".
  - Гхм, - задумался Лапин, - а что вообще представляют собой эти М-поле и ваши подопытные, можете объяснить простыми словами?
  - Гхм, - смутился Перстов от подобного, - М-поле - это особое высокоэнергетическое поле, нерегистрируемое обычными методами, представляющее собою набор волн с частотами, от близких к нулю до близких к бесконечности. Данное поле является, как было твердо установлено, одной из характеристик абсолютно всех природных объектов, как живых, так и неживых, некоторые из которых способны управлять им, несмотря на невещественность этого поля. Управление осуществляется путем модуляции М-волн. Как удалось установить, лучше всего модуляции подвергается та часть спектра М-поля, которой обладает и сам объект. По довольно грубой аналогии с теорией механических и электромагнитных колебаний такая частота получила название резонансной.
  В ходе работ с отобранной группой выяснилось, что почти каждый человек, способный модулировать М-поле, способен резонировать с определенной полосой частот М-поля, и чем уже эта полоса, тем сильнее резонансный эффект. Зависимость одного от другого довольно сложная, однако при первом приближении ее можно считать обратной. Таким образом, энергетический эффект от операции равен, повторюсь, весьма грубо равен частному от приложенной силы и ширины частного диапазона. Как вам должно быть известно, - с еле заметной издевкой произнес Перстов, - чем меньше делитель, тем больше частное, поэтому один из наших наиболее способных операторов, управляющий волнами в весьма узком диапазоне, получает энергетический выигрыш в десятки тысяч раз превышающий вложенное количество. Нами разработана чисто эмпирическая шкала от минус до плюс пятидесяти, которая способна хоть как-то отразить возможности людей к управлению М-полем. Порядковый номер в шкале при этом это степень экспоненты. Абсолютное большинство людей находятся в глубоком минусе этой шкалы, примерно минус сорок, минус пятьдесят. Двое из имеющейся группы не проявили каких бы то ни было особых склонностей, уровень одного примерно десять, второго - пятнадцать. А вот показатели остальных весьма и весьма неплохи. Самое меньшее тридцать семь, самое большое - сорок пять.
  По этой же шкале оцениваются и количества энергии, затраченные или произведенные в тех или иных процессах. Повторюсь, что по ней можем определить лишь порядок энергии, но никак не точные значения. К сожалению, до этого мы пока не добрались. Но и это совсем даже неплохо.
  - Замечательно, - с кислой миной сказал Лапин, - теперь объясните, неужели все... эээ... "объекты исследования" "Метронома" настолько опасны, что их нельзя выводить на открытый воздух? Скажите, в каких еще областях вы проводите исследования?
  - Оружие, защита, системы охраны, наблюдения и обнаружения, маскировка и мимикрия, универсальные лекарства, средства полевой и госпитальной хирургии, рекреационные препараты, различные сыворотки, в общем, аналоги всех имеющихся образцов армейской продукции и продукции специального назначения, - четко отрапортовал полковник Золеев.
  - И есть рабочие образцы? - спросил Лапин, и, получив утвердительный ответ, который, судя по скупой улыбке, его явно обрадовал, продолжил:
  - Ну, что же, раз есть что показать, то покажем, не ударим в грязь лицом, верно, профессор? А вот скажите мне, дорогой Владислав Григорьевич, насколько мне помнится, в некоторых отчетах говорится о перспективах создания суперсолдатов специального назначения. Что с ними, они так и остались лишь в перспективах, или что-то уже есть? - со сталью закончил он.
  Улыбка на его лице стерлась, будто полярное солнышко, на секунду выглянувшее из-за облаков и тут же скрывшееся обратно. Полковник и майор переглянулись и дружно посмотрели на профессора, заранее открещиваясь ото всех возможных криков и обвинений. Перстов смутился и пробормотал:
  - Работы, конечно, ведутся, но говорить о каких-то результатах пока рановато...
  - Бросьте, - резко перебил его генерал, мгновенно уловивший весь этот обмен взглядами, - докладывайте, что вы там намудрили, аж не хотите делиться?
  - Эээ, видите ли, работы ведутся в нескольких направлениях, и наиболее перспективными являются два из них. Первый основан на принципе тесной связи энергоинформационной и физической оболочек человека, и изменения одного отражается на втором. Второй основан на манипуляциях с существующим генным материалом человека и иных живых существ. Благодаря привлечению операторов М-поля, а точнее оператора номер пять, который специализируется как раз на этом, все изменения находятся под строгим контролем...
  - Гхм, понятно, почему вы предпочли не акцентировать на этом внимания, - задумчиво протянул Лапин, неожиданно для всех оставаясь странно спокойным. - Мутации. Что же, ваши опасения мне вполне понятны. Более того, они абсолютно оправданны. Товарищ полковник, позаботьтесь о немедленном уничтожении всех материалов по исследованиям в этой области - ледяным голосом приказал генерал.
  - Есть, - коротко ответил Золеев, внутренне порадовавшись, что Лапин, кажется, только этим и ограничится.
  - Товарищ майор, позаботьтесь об отсутствии любых накладок и неполадок в демонстрируемых образцах. Полагаю, двух недель вам хватит.
  - Так точно, товарищ генерал-лейтенант, - ответил Дожнев, а Перстов недоуменно спросил:
  - Как две недели, Евгений Федорович? Вы же говорили о трех месяцах.
  - Срок. Две. Недели - прямо в лицо профессору четко, по слогам выговорил генерал. - Еще вопросы есть? Вопросов нет. Все свободны.
  ***
  - Он что, спятил? Уничтожать готовые образцы!? - уже привычно для полковника вопил толстячок.
  - Я думаю, вам пора вмешаться в процесс, выбранное направление сулит просто баснословные прибыли, а он хочет зарубить их на корню.
  - Что вы предлагаете? - вернул себе способность здраво рассуждать политик, понимающий, что исполнитель, куда лучше него разбирающийся в заваренной кухне, предложит более удачный вариант.
  - Устранить его крайними мерами не выйдет, слишком много. Остаются лишь варианты с отставкой, увольнением, а уж потом можно выбирать, что делать с отработанным материалом.
  - Хорошо, - чуть поразмыслив, произнес толстячок, - я решу, что можно сделать. Можете идти.
  
  Глава 5.
  Александр растянулся на кровати и попытался расслабиться. С проклятым браслетом это получалось не очень хорошо, но именно это сейчас требовалось молодому человеку, что бы предпринять очередную попытку избавиться от него. Все члены их группы, которых он уже давно не видел вживую, втихую занимались этим и некоторым, время от времени, удавалось обманывать чуткую аппаратуру и обретать краткие дни свободы. К сожалению, долго обманывать ее не получалось, в отделе у Дожнева работали умные люди, которые отнюдь не зря получали свои зарплаты, и противостояние с которыми сделалось каждодневной задачей каждого оператора. Кто-то брал грубой силой и напором, кто-то терпеливым ожиданием удобного момента, а Александр выводил его из строя, используя ничтожные по амплитуде и энергии М-волны, которые не блокировались браслетом, но сложнейшая форма которых позволяла достичь требуемого результата без вливания дополнительной энергии. Но вот достичь этого было очень сложно. К тому же, нередко, решив задачу по освобождению от одного браслета, ему тут же приходилось искать противоядие от следующего. Особо его взбесил пятый браслет, который он "ломал" больше месяца, и который оказался сменен буквально через день после того, как уже не мог доставлять неприятности. Как он позже узнал из оставленных посланий, его опередила Марина, успевшая до того, как браслет оказался активированным на ее руке, внести в его структуру кое-какие изменения, которые уже не позволяли ему генерировать депрессивное поле, но, к сожалению, эти изменения не остались незамеченными, а потому, по инструкции, генераторы поменяли у всех. Зато с шестым ему повезло, техотдел не успел придумать ничего кардинально нового, и разница между ним и пятым была минимальной, лишь в мощности генератора, поэтому уже через три дня он щеголял абсолютно бесполезной железякой. И длилась его свобода довольно долго, почти три месяца, до тех пор, пока очередной бешеный оператор не раскрылся. Кажется, на этот раз это был Роман...
  Телекинезом же ему не хотелось пользоваться лишний раз, так как это всегда требовало безумного напряжения всех сил и совсем не гарантировало результат: ему всего один раз удалось избавиться от Д-поля браслета. Кроме того, работа с браслетом требовала завершения за один раз, а манипуляции М-волнами можно было проводить столько раз, сколько нужно для достижения эффекта.
  Александру удалось сосредоточиться на задаче, и он принялся в очередной раз осматривать треклятый браслет. Как говорили его коллеги по несчастью, каждый ощущал его излучение как какую-то тяжесть, не дающую нормально дышать, двигаться, вызывающую дискомфорт, головную боль и прочие неприятные эффекты. При этом, как высказывался умник Игорь, чем сильнее у человека способности к управлению М-полем, и чем больше его внутренний энергетический запас, тем сильнее на него действует депрессивное поле. Поэтому многие зоны, перекрытые Д-полями огромной мощности, были абсолютно безвредными для простого человека, и могли довести сильного М-оператора, захоти он пересечь их, до состояния совершенного нестояния. Поэтому-то, говорил Игорь, они воспринимались как обычные браслеты в первые дни их пребывания в "Метрономе" и начали восприниматься как особо изощренная пытка в настоящем.
  Но теоретические изыскания Александра волновали мало. Он вовсю подбирал различные сочетания волн, которые могли пройти сквозь структуру браслета и внести в него нужные изменения. К сожалению, с каждым разом задача становилась все сложнее и сложнее, так как техотдел тоже не стоял на месте, постоянно экспериментировал с материалами, стремясь получить абсолютный изолятор, с абсолютно стабильной энергоинформационной структурой и абсолютной устойчивостью к М-полям. К счастью, своей цели они еще не достигли, да и не могли достичь, хотя Александру частенько казалось, что все уже напрасно. Вот и сейчас, десять дней назад казавшийся неприступным браслет начал потихоньку раскрывать свои тайны. Смолин удалось определить частоты и амплитуды волн, формирующих депрессивное поле, что означало долгожданную возможность "вплести" в уже не казавшимся сплошным клубок волн парочку своих, которые бы уже не оказались погашенными браслетом.
  Волны он видел в виде разноцветных тончайших линий, а прежде казавшееся сплошным Д-поле браслета - в виде серого пятна, в котором уже выделялись ниточки М-волн. Он принялся аккуратно продолжать начатую работу, стремясь коснуться материала браслета, но неведомые умельцы из техотдела отнюдь не спешили облегчить ему задачу. И раз за разом все усилия Александра нейтрализовывались браслетом. Спустя почти час работы он, не продвинувшись ни на шаг, уснул.
  ***
  А тем временем Виктор шел по коридору. Сегодня эксперименты затянулись допоздна, и он, обладая великолепным чувством времени, удивлялся, как это обычные люди, пусть и ученые, выдерживают такой сумасшедший ритм исследований. Он направлялся в свою комнату и попутно считывал окружающее пространство. Когда он впервые обнаружил, что способен, несмотря на браслет-подавитель, оставлять следы своего пребывания в виде деформированных М-волн на окружающих предметах, он удивился и долго не мог придумать, как же подать об этом знак остальным из его группы. Как выяснилось позднее, не он один не был дураком, и на эту особенность обратили внимание почти все. Разработать же азбуку общения было уже делом времени, а опознавание осуществлялось автоматически. Как выяснилось, след, оставляемый каждым оператором, был сродни отпечаткам пальцев и являлся индивидуальной особенностью. Поэтому все подопытные, а ничем иным они и не являлись, знали, что "Метроном" это огромный, и в основном, подземный комплекс, что на каждого человека из их группы приходится не менее кубического километра пространства, напичканного лабораториями, Д-генераторами и охраной, и что больше всего руководство проекта волнует вопрос, как бы удержать столь ценные, но опасные кадры в повиновении.
  Кроме того, из этих посланий каждый мог узнать, какими исследованиями занимаются его товарищи по несчастью, что они узнали о своих возможностях самостоятельно. Обсуждался на этом своеобразном форуме и вопрос побега. Но эта идея каждый раз признавалась несостоятельной - после того как Игорь однажды попытался бежать, разрушив при этом лабораторию, в которой проходил один из экспериментов с ним, вся группа узнала о существовании генераторов депрессивного поля огромной мощности. Настолько огромной, что даже простой человек безо всяких способностей ощущал себя в нем неуютно. А что уж говорить об одном из сильнейших операторов их группы? Игорь надолго вырубился и каждый раз с содроганием вспоминал свои ощущения от попадания под удар Д-полем.
  Виктория, специализировавшаяся на создании предметов с измененным энергоинформационным полем, потом смогла выяснить, что Д-генераторы, расположенные в лабораториях, не самые мощные из имеющихся на комплексе. Оказалось, что полковник Золеев весьма предусмотрительно разместил еще больших по габаритам и мощности монстров в ключевых точках "Метронома", а потому возможность выйти на поверхность, используя предусмотренные проектом туннели и шахты было практически невозможно. Создать же дополнительные технологические отверстия было также крайне сложно, так как в лабораториях смогли получить материал, который не поддавался М-излучению. После вопроса Олега, как такое возможно, последовала убедительные объяснения Романа Филатова и аналогии со свинцом, материале, экранирующем от радиоактивного излучения. Еще одной сложностью было разделенное по времени освобождение от браслетов, из-за чего невозможно было одновременный рывок к свободе всех. Напротив, как оказалось, если хотя бы один выходил из-под контроля, то внешние генераторы включались во всем комплексе.
  Единственная реальная возможность для побега появилась лишь недавно, после того как Юля Пяльцева и Вика Жаворонкова начали заниматься вопросом мгновенной транспортировки. Но для успешного побега требовалось очень многое, поэтому Виктор, неформальный лидер группы, попросил всех временно отложить попытки освободиться от браслетов, дабы не беспокоить охрану.
  Сейчас он внимательно вчитывался в сообщения от Юлии, которые она регулярно оставляла для него. Сейчас именно ее успех решал очень многое. Каждый хотел обрести свободу, так как все понимали, что вероятность получить ее из рук руководства исчезающе мала, но пока ничего обнадеживающего не было. На переброску даже весьма небольшой массы требовалось огромное количество энергии при соблюдении весьма сложных условий, как с передающей стороны, так и с принимающей. Понятно, что об их выполнении, особенно с принимающей, которая располагалась в этом же комплексе, не могло идти и речи. Виктор устало вздохнул и опустил голову. Сопровождающий взглянул на него с интересом и сочувствием, но промолчал. Ему, лишь недавно прибывшему на расширяющийся "Метроном", многое казалось в новинку, и особо странным казалось столь огромное внимание к этим, внешне ничем не примечательным восьмерым человекам.
  
  Глава 6.
  Александр очнулся с ужасной головной болью, вызванной депрессивным полем огромной мощности. Она зарождалась где-то в глубине черепа и проходила через весь череп, гигантским гидравлическим прессом выдавливая все образы и чувства, оставляя после себя лишь исковерканные обрывки мыслей. Он не выдержал и застонал, прикусив губу. Пытаясь хоть как-то унять боль, Александр рефлекторно попытался приложить руку к раскалывающейся голове, но с удивлением и неприятием обнаружил, что неспособен пошевелиться. Те ощущения, которые с трудом проходили сквозь сплошную болевую завесу показали, что он находиться в вертикальном положении и надежно прикреплен к четко чувствовавшемуся столбу. Металл неприятно холодил спину, что отнюдь не способствовало ни поднятию настроения, облегчению головной боли.
  Собравшись с духом, он, наконец, открыл глаза. Яркий свет ослепил не привыкшие глаза и Александр тут же закрыл их снова. От этого резкого движения пресс превратился в молот и исступленно застучал изнутри черепа. Наконец, спустя долгие минуты он смог унять боль и совершить вторую попытку осмотреться. Осторожно приоткрыв глаза, Александр огляделся. Перед ним стоял Виктор, печально и предупреждающе смотревший прямо в глаза. Оглядев Рогожина, Александр удивился: из одежды присутствовали лишь множество трубок и проводов, начинавшихся иглами и электродами и завершавшимися где-то внутри полуметрового постамента, на котором, собственно и стоял бывший капитан, прикованный к столбу так, что не мог пошевелиться ни руками, ни ногами, ни шеей, а наголо бритую голову фиксировал обруч. Понять, что и он сам находится в аналогичном положении, особого труда не составило.
  - Что проис..., - начал было он, невзирая на предупреждающе взметнувшиеся брови Рогожина и тут же взвыл от боли, резко пронзившей все его тело.
  - Полагаю, излишне пояснять, что иногда лучше помалкивать, чем открывать пасть, - раздался прямо за ухом голос Золеева.
  - Но..., - хотел было продолжить Александр, и тут же замолк, сжав зубы, терпя куда более сильный и продолжительный удар.
  После того, как пытка закончилась, он, обессилено обмяк на столбе, удерживаясь лишь на ремнях и наручниках. Желания выяснить что-либо исчезло, выжженное током высокого напряжения. Остались лишь усталость и желание, чтобы все поскорее закончилось.
  Придя в себя, он обнаружил, что в этом бункере, который из-за царившей в нем темноты казался просто необъятных размеров, находится, скорее всего, вся их группа. Слева от Виктора в таком же виде висела на ремнях Марина, а справа - уже очнувшийся Игорь, который как раз в этот момент проверял на себе меры, предпринятые полковником Золеевым для обеспечения режима тишины. Кто стоял дальше, а также рядом с ним, он видеть не мог, так как обруч мешал повернуть голову, а расстояние между постаментами было все же достаточно большим, чтобы можно было скосить глаза.
  ***
  Никто из уже бывших операторов не сомневался, что их карьера в качестве подопытных кроликов закончилась, и что от отработанного материала решили избавиться. Они не знали, что длительное противостояние в стане главарей "Метронома" закончилось не в пользу Лапина, которому припомнили все мнимые и реальные неудачи, и который боролся уже даже не за почетную отставку, а за жизнь, что группа "М-альфа", в которой они числились, была сочтена слишком опасной и плохо контролируемой, что бы ее можно было выпустить на рынок и еще очень многих вещей. Но главное было понятно: им отказали в праве на жизнь и свободу, и они получили право не обращать внимания на эти условности.
  Но проблема была в реализации этого права. Ведь во многом их спасло, то, что никто не мог предугадать поведение умерщвленных операторов такой силы. Вполне вероятным был такой вариант развития событий, при котором кто-то из них не умирал без лишних вопросов, а оставался на Земле в виде освободившейся от физического носителя энергоинформационной оболочки. Возможность такого отнюдь не равнялась нулю, что и привело их всех в камеру пожизненного заключения.
  Однако Золеев, который был вынужден нарушить неписаное правило "Метронома": "Один оператор на один кубический километр", торопился расселить их по одиночным камерам. В семи равноудаленных друг от друга и от камеры точках уже началась прокладка дополнительных шахт, которым впоследствии предстояло превратиться в отдельные хорошо защищенные камеры.
  ***
  А в общей камере, тем временем, царила безвестность. Александр, очнувшийся одним из первых, безуспешно пытался проникнуть в Д-поле обруча, и время от времени отвлекался, услышав непременный тихий стон, означавший, что очнулся еще один пленник. И непременно после этого шел резкий вскрик, говоривший, что Золеев внимательно наблюдает за ними.
  - Ой, что это..., - раздался вдруг жалобный голос Юли и тут же прервался, грубо оборванный. В душе Александра все оборвалось, когда он представил всегда улыбающуюся жизнерадостную девушку, которая в конце каждого сообщения на форуме оставляла веселый смайлик, которая была символом надежды их компании. Внезапно он вспомнил, какие именно чувства испытывал, когда снял первый браслет. Боль от бессилия, ненависть к заключавшему его суть высокотехнологичному куску железа, безумная жажда свободы и многие другие эмоции сформировали в прямом смысле взрывной букет, который и подарил ему тогда краткие недели свободы. Ах, если бы тогда он мог представить, что все обернется так плохо, разумеется, и на секунду не стал бы раздумывать, как поступить с нею! А что, если?...
  - Сволочь, прекрати это! - прокричал он в пустоту, прекрасно зная, что будет услышан. И ответ не замедлил себя ждать, проявившись в виде резкой вспышки боли. Впрочем, Смолин был готов к ней, поэтому она не помешала ему продолжить:
  - Безумный палач, остановись! Моральный урод, как ты можешь!? - продолжал провоцировать он Золеева. И добился своего.
  Голова, казалось, намертво упертая в столб сзади, откинулась еще дальше, сминая сталь. Виктор непонимающе смотрел на Александра, который нечеловечески выл от боли. А Смолин, широко раскрыв глаза и рот в беззвучном крике, невидяще смотрел ввысь, в неимоверную высоту бункера. Он уже был не в себе, в прямом смысле этих слов, и не обращал внимания на страдания физической оболочки. Наоборот, выделявшаяся энергия питала его, наделяя невообразимой даже в пределах "Метронома" силой. Он осмотрел камеру и присвистнул от удивления: полковник так высоко ценил их, то не пожалел по одному сверхгенератору на каждого. Множество датчиков фиксировали все мыслимые и немыслимые параметры, и должны были среагировать на малейшее изменение М-поля, на малейшее проявление М-составляющей в энергоинформационных оболочках пленников. Смолин с любопытством присмотрелся к "своим" показаниям и с удовлетворением обнаружил, что реагировали только те, которые фиксировали физические параметры. И фиксировали они резко возросшую мозговую активность вкупе со столь же резко упавшим метаболизмом.
  Александр вознесся над комплексом, видя одновременно все и всех: и камеры, где томились в ожидании высокого решения созданные не без его участия бойцы, арсеналы с жутким оружием, склады с совершенным обмундированием, контейнеры с самыми разными веществами, все, что увидело свет благодаря их стараниям и страдания, и разом постаревшего Лапина, не сумевшего справится с машиной высоких интриг и сдающего дела, и безмятежного Перстова, который будет нужен любой власти, и мгновенно напрягшегося Золеева, понявшего, что что-то пошло не так, и замершего от предчувствия непоправимого Дожнева. Он усмехнулся: "Да уж, иногда, в самом деле, лучше молчать, чем говорить, товарищ полковник, спасибо за науку". Он видел всех и все, и ему, так и не доучившемуся энергетику, не составило особого труда найти слабое звено их тюрьмы: три защищенных от всякого мыслимого и немыслимого физического и магического воздействия многожильных кабеля, питающих генераторы депрессивного поля, три тоненьких ниточки, отделяющих их от свободы. Он приблизил их к себе, недоуменно рассматривая какую-то мелочь, которая удерживала их в плену... и в мгновение ока разорвал ее телекинезом. В тот же миг его швырнуло обратно в тело, которое обвисло на наручниках.
  
   Глава 7.
   Внезапно Виктор почувствовал неслыханное облегчение и услышал вырвавшийся вздох облегчения, впрочем, тут же сдавленный, очевидно, в страхе перед скорым на расправу Золеевым. Он насторожился, но прошло мгновение, второе, а ничего так и не происходило. За одним исключением. Он впервые за два года пребывания в комплексе "Метроном" почувствовал в себе всю скрытую мощь, почувствовал и понял, чего так страшился полковник. Чего так страшился и что, ненароком спровоцировал. В помещении запахло М-излучением. Рогожин повернул голову и увидел, как с постамента, чуть пошатываясь, спускается Роман. Следом за ним оковы разомкнулись на Игоре, который, разминаясь, спустился со своего.
   "Черт! Это же неповиновение приказу!" - возмутился было Виктор, но тут же усмехнулся своим мыслям: "Надо же, мое чувство юмора никуда не делось, я еще думаю о присяге. А вот о парнишке подумать бы совсем не мешало! Что он, интересно, такого намутил?". Откуда-то у него была полнейшая уверенность, что все произошедшее с ними - полная правда, и что они, наконец, получили возможность сыграть в игру по своим правилам.
   Одновременно со своими размышлениями о неотвратимости трибунала, Виктор автоматически снимал с Александра наручники, освобождал его от множества прочих ненужных дополнений и сканировал окружающее пространство на предмет выхода и непременных препятствий на пути к свободе.
   - Что он сделал? - задала вполне закономерный вопрос Юлия.
   - Хороший вопрос, - похвалил ее Виктор, подсознательно ждущий подобных слов хоть от кого-нибудь. - Одно плохо, не очень своевременный и уж совсем не по адресу. Кстати, ты ведь, если мне память не изменяет, медсестрою раньше была, вот и помоги ему прийти в себя, глядишь, и узнаем чего.
   А тем временем Игорь уже взламывал выход. Обесточенные двери, не снабженные никакой защитой, не представляли из себя никакой преграды, а потому он, переполненный энергией, просто толкнул их от себя, отправляя массивные створки в свободный полет.
   Как оказалось, весьма кстати за ними располагался готовый к стрельбе отряд. Очевидно, Золеев, не обладая всей информацией, правильно решил перестраховаться, но, как оказалось, объем принятых мер был совершенно недостаточным. Извиняло его только то, что такая ситуация была впервые и что он предпринял, казалось, все меры для ее недопущения.
   Как бы то ни было, но почти полутонные створки без помех пронеслись по воздуху, сметая на своем пути всех, кто имел несчастье поторопиться с выполнением приказа, и врезались в стенку, отмахав почти сотню метров и оставив после себя два десятка изувеченных тел. Тех, кто успел занять позицию для стрельбы сидя, впечатало в стену воздушным прессом, посланном проследовавшим вслед за Игорем Романом. Им еще не приходилось действовать совместно, но ситуация заставляла быстро учиться и в реальности набирать требуемые практические навыки: слишком хорошо они знали, на что способны некоторые "изделия" "Метронома".
   ***
   А тем временем обстановка на КП накалялась. Дожнев, мгновенно понявший, что произошла катастрофа, которой он так опасался, и которую невольно вызвал его шеф, не позволил себе впадать в панику, а действовал строго по разработанной инструкции и, не взирая на субординацию, поднял тревогу. А Золеев медленно отходил от шока. Впрочем, понимание того, что с ним произойдет, когда до него доберутся восемь сильно недовольных и очень опасных человек, быстро мобилизовало его и он принял бразды правления в свои руки. Но самодеятельность Дожнева оценил вполне по заслугам, подумав, что рядом с ним растет очень опасная смена.
   Вся же мимика и невербальные жесты признанного опасным помощника говорили: "Какого черта!?". Но оба были в одной лодке, и потому было не время для упреков, тем более бесполезных, что после отстранения генерала жаловаться было уже некому.
   Разумеется, мгновенно активировались все генераторы Д-поля, но ситуация осложнялась тем, что питание в камере не было, а все генераторы на этаже спалила Виктор, практически мгновенно уничтоживший все, что могло причинить им хоть какой-то вред. Поэтому непосредственно в само Д-поле вырвавшиеся на свободу операторы попасть уже не могли, если только не заманить их под направленный удар.
   А маховик подавления бунта раскручивался все сильнее. По тревоге поднялись команды, вооруженные специально предназначенными для подобной ситуации направленными генераторами М-излучения, которые эмулировали действия оператора, но были, во-первых, чрезвычайно дорогими для массового производства, во-вторых, требовали аккумуляторов, зарядить которые можно было только от оператора, а в-третьих, создавали волны, описываемые только одной функцией и потому не отличавшиеся сложностью. Поэтому полноценной заменой операторам они не являлись, но суррогатом в их отсутствии были неплохим. Но только в их отсутствие. Защиту же им обеспечивали доработанные за последние месяцы портативные генераторы, искажавшие М-поле или нейтрализовывавшие его.
   ***
   А на нижнем этаже в это время Виктория и Юлия смогли привести Александра в сознание. Расспросы о том, что же он сделал, по умолчанию перенеслись в отдаленное светлое будущее, тем более что в их ситуации каждая единица автоматически превращалась в боевую и не могла отвлекаться на пустяки, вроде ненужных пока расспросов. Единственное, что отметила про себя Юлия, и не укрылось от Вики, так это его чрезвычайно сильное нервное истощение, которое, впрочем, быстро проходило.
   Девушки, поддерживая его за плечи, провели Смолина по коридору к шахте лифта, где уже собрались и молча стояли остальные. Александр уловил легкое излучение, прислушался к своим ощущениям и обнаружил, что все остальные связаны друг с другом волной одной частоты. Он попробовал "настроится" на нее и с удивлением обнаружил, что в этот момент решался очень важный вопрос: попытаться подняться на лифте с риском попасть под какую-нибудь скрытую ловушку, или группе лучше подниматься самостоятельно, без применения подручных средств. В том, что они смогут подняться, сомнений не было, но вот сверху запросто могли скинуть какую-нибудь гадость, а экспериментировать с собственной живучестью радости и желания было мало.
   - Как ты, Саня? - мысленно обратился к нему Виктор.
   - Ну, хреновато, вообще-то, но уже легче - ответил Смолин, так же мысленно передавая кадры терминатора, выходящего из огня.
   В ответ он получил теплый душ из ободрения, поддержки и благодарности.
   - И все же, что думаете, коллеги? Там сорок метров, мгновенно мы не перенесемся, - возобновил Виктор прерванное обсуждение.
   - А что, если поднять лифт и заблокировать его там, что бы никто не вылез из шахты. В самой шахте вплоть до площадки отверстий нет - предложила Марина.
   - Выхода другого все равно нет. Через всю толщу бурить все равно не сможем. И еще, попрошу поаккуратнее дозировать энергию, запас кармана не потянет, - произнес Рогожин.
   - Кстати, о карманах..., - сказал Олег и густо покраснел. Все поняли, что именно он имеет в виду, и группа разошлась по коридору в поисках подходящих по размерам трупов. В принципе, для них наличие или отсутствие одежды особой роли уже не играло, но изменять устоявшимся привычкам никому не хотелось. Тем более что униформа была совсем непростой, с измененной энергоинформационной структурой, что придавало ей свойства, недостижимые для обычной. Как уверяла Виктория, человек в такой одежке вполне мог выдержать выстрел в упор из крупнокалиберной винтовки, игнорируя кинетическую энергию пули. Ей, как специалисту, доверяли, поэтому появление дополнительной защиты, на которую не надо было тратить собственные резервы, было воспринято более чем радостно. Также подобрали и оружие, которое, пусть и не было четой собственным способностям магов, зато на него не требовалось тратиться.
   Тем временем быстрее всех собравшийся Виктор уже стоял возле лифта и сосредоточенно накладывал что-то на створки. Остальные подошедшие с интересом наблюдали за его действиями, в которые никто не вмешивался. В принципе, такое мог повторить каждый, но только у Рогожина был необходимый опыт участия в боевых действиях вообще, и, в частности, в помещениях. А лифт, который после его действий остался без пола, начал быстро подниматься вверх. Роману никто не мешал, благодаря постоянно поддерживавшейся связи все знали свои быстро распределившиеся обязанности и занимались своим делом. А вслед за кабиной начала подниматься сама площадка, на которой и стояла восьмерка, готовая в любой момент закрыться щитом и ответить огнем. Но, как ни странно, им все еще везло. Шахту не залили бетоном, в нее не подали газ, не успели сделать ничего. Поэтому, когда кабина поднялась до уровня этажа, ее всего лишь насквозь изрешетили из крупнокалиберного оружия. Ответный удар Виктора был немногим изящнее, но куда более эффективнее. Внутренние створки лифта, вместо того, чтобы просто открыться, прогнулись внутрь коридора, отгибая наружные створки, и брызнули тысячами мельчайших осколков, разогнанными до звуковой скорости. Убийственная шрапнель ураганом пронеслась по заслону, оставив после лишь растерзанные тела. Не помогла даже броня, не рассчитанная на столь массированный обстрел. Убедившись, что проход свободен, Роман поднял площадку до конца, и вся группа вышла в окровавленный коридор. Искать трофеи было бессмысленно, поэтому все направились к очередному подъему. В этот момент Олег подал сигнал к остановке и указал направление на ничем непримечательную панель. Приглядевшись к ней внимательнее, все замерли от отвращения и злости: за ней таился готовый к активации генератор Д-поля. Скривившись, Виктор метнул в него плазменный шарик, который мгновенно прожег пластик и надежно вывел из строя проклятое устройство. Дальше пошли осторожнее, памятуя о том, что Золеев не остановится ни перед чем, что бы остановить их.
   Подойдя к первому встреченному перекрестку, отряд остановился.
   - Гхм, - пробормотал вслух Роман, - а куда дальше?
   Мало кто знал полное устройство комплекса, так как "Метроном" постоянно расширялся, обрастая все новыми и новыми подразделениями и отделами, а вся группа прежде бывала лишь в одном из многих его отсеков.
   Олег набрал координаты выхода на все еще оставшемся браслете, однако ничего не происходило.
   - Странно, - пробормотал он, - вроде все работает, а карты нет.
   - Браслет лишь передатчик. Видимо, их отключили от приемника, - ответила Виктория, - но, все же, что будем делать?
   Поиск также ничего не дал, из-за обилия помех и просто мест, недоступных для М-излучения.
   - Необходимо разделиться, - неуверенно произнес Игорь, - а то ведь так долго будем возиться.
   Виктор согласно кивнул и, бросив взгляд на прислонившегося к стене обессиленного Александра, добавил:
   - Разделимся. Я и Юля пойдем направо, Роман с Мариной - налево. Игорь, Олег, Вика - вы прямо. Оставляем маячки, чтобы не заплутать. Саня, жди здесь, восстанавливайся.
   Тот устало кивнул головой и сел на пол, вытянув ноги.
   А тем временем Виктор продолжал инструктаж:
   - На лишние двери не отвлекайтесь, просто блокируйте их, встретите заслон - позади живых не оставлять, пленных брать не обязательно, достаточно одного-двух языков. Вперед идти внимательно, кто знает, сколько здесь всего понапихано, лифтами старайтесь не пользоваться.
   Спустя пару минут, обговорив варианты действий на самый разный случай, группа разделилась.
  
   Глава 8.
   Смолин виновато следил за ними, но, как только Вика, замыкавшая группу Игоря, скрылась за первой встреченной дверью, легко поднялся на ноги и крадучись, пошел вслед за Романом.
   В отличие от остальных, он точно знал, где выход, и что прочие его еще не скоро найдут. А потому он вполне мог успеть заглянуть в одно очень интересное помещение.
   Он быстро добрался до нужной створки и осмотрел ее. Как и был сказано, в нее никто не входил. Да и если бы зашел, все равно бы ничего не понял, если бы не присмотрелся к содержимому очень внимательно. Для того чтобы заподозрить что-то неладное, нужно было знать, что это за помещение. Александр, за время своего пребывания вне тела, узнал.
   Быстро, но аккуратно сняв блокаду с двери, Смолин открыл ее и, сделав шаг вовнутрь, оказался в небольшом коридорчике. Единственное, что ему пришлось сделать - это отключить сигнализацию и подачу какого-то нервно-паралитического газа. Но увиденное его не впечатлило. На первый взгляд, обычное, немного захламленное техническое помещение, небольшая комнатка с множеством шкафов, ящиков, стоек, какой-то мусор на полу. Он подошел к терминалу у противоположной стенки и осмотрел его. Ничего необычного, что говорило бы о важности этой комнатки. Единственное, что выбивалось из привычного образа терминала, это ряд небольших кристалликов, вставленных в панель терминала. Присмотревшись к ним, он обнаружил в них небольшое количество М-энергии. "Это что, конденсаторы такие?" - подумал он: "странно, ничего серьезного. Что же они здесь спрятали?". Ведь огромное количество входящих кабелей, усиленная даже по меркам "Метронома" защита от обычного проникновения, прямая линия тревожной сигнализации упрямо твердили о чем-то ценном.
   Внезапно раздавшийся шорох сзади заставил его обернуться, но полностью среагировать он не успел. Сильный удар швырнул его на терминал, с которого он свалился на пол. А неведомый повторил удар. К счастью для себя, Александр успел перекатиться, поэтому он пришелся на бетонный пол, с которого брызнула крошка. А Смолин в перекате выпустил воздушное лезвие, тончайшую пленку сжатого до твердого состояния воздуха, пронесшуюся в десяти сантиметрах над полом. Пятившийся к выходу мужчина, испуганно сжимавший в руках какую-то коробочку, выронил ее, неловко взмахнув руками, и упал на спину.
   Александр поднялся с пола, подозрительно оглядываясь по сторонам. Впрочем, раскрытый шкаф он увидел сразу. Но почему же он ничего не почувствовал? Подойдя к мужчине в привычном белом халате, пытающегося одновременно уползти на локтях в коридор и нащупать выроненную коробочку, он поднял орудие нападения и, хмыкнув, осмотрел ее. Вещица оказалась очень занятным эмулятором М-излучения, довольно слабеньким, но все же, способным причинить ущерб тому, против кого направлена, особенно если это не будет подсознательно готовый к нападению М-оператор, но никак не объясняла причину, по которой мужчина оставался до сих пор невидимым в М-диапазоне.
   Впрочем, причина обнаружилась в нагрудном кармане: им оказался куда более хитрый приборчик, делающий своего обладателя невидимым практически во всем диапазоне частот, исключая лишь оптический. Александр еще раз хмыкнул, и перевел взгляд сперва на ученого, а потом на его отрезанные ноги. Прикинув, что тот еще понадобится ему живым, он присел на корточки провел ладонью над обрубками. Мужчина хотел было закричать, но невидимые пальцы сжали ему горло, и не отпускали, до тех пор, пока поверхность раны не покрылась аккуратно запекшейся корочкой.
   - Будем молчать, будем терпеть боль, понятно? - хмуро спросил Смолин, и, не дожидаясь ответа, спросил:
   - Как зовут?
   - Дмитрий, - испуганно закивал головой мужчина, очевидно, отвечая сразу на оба вопроса. - Не убивайте меня, пожалуйста, прошу вас, не уби... - и захрипел, после того как поток воздуха в легкие прекратился.
   - Такого вопроса не было, - нахмурился Смолин и отпустил его дыхание. Дмитрий еще сильнее закивал головой, не спуская взгляда, полного ужаса с Александра.
   - Слушай меня внимательно, Дима. Я точно знаю, что это очень важное помещение. В этом отсеке это только одно такое помещение, за исключением нашей бывшей камеры. Ты, - помахал Смолин перед его глазами карточкой-ключом, - имеешь сюда доступ, значит, знаешь, что тут находится. Без этой фигни, - кивнул он на маскирующее устройство, - я точно знаю, правду ты говоришь или нет. У тебя тридцать секунд, что бы начать свой рассказ.
   От услышанного Смолин прибалдел. Нет, он, конечно, знал, что место тут важное, но чтобы до такой степени!...
   Если в трех словах, то, по словам Дмитрия, выходило, что тут располагалось "Резервное хранилище данных", одно из мест, куда стекалась вся информация о проводимых на "Метрономе" исследованиях. После объявления тревоги и начала эвакуации, Дмитрий должен был забрать данные, но, не успел извлечь карту памяти, как на уровне появились операторы и смели охрану. Он активировал маскировку, чтобы его не засекли, и спрятался в шкафу, откуда выгреб все содержимое. "Вот откуда этот беспорядок", - подумал Смолин, скептически оглядываясь вокруг.
   - Где карта? - спросил он у Дмитрия.
   Тот побледнел:
   - К-какая карта? - пролепетал он. Смолин широко улыбнулся:
   - За дурака-то меня не держи.
   А Дмитрий уже ничего не мог с собою поделать. Он широко дышал, в ужасе глядя на Александра, пятился назад, не замечая, что уже уперся в стенку, но не мог произнести ни слова.
   Смолина посетила ужасная догадка, и он, на шаг отойдя от представлявшего жалкое зрелище мужчины, оценивающе окинул его взглядом. "Так и есть", - подумал он, заметив исходящее от него слабенькое М-излучение.
   - Проглотил? - безразлично спросил он, приблизившись вплотную к его лицу.
   Дмитрий испуганно закивал, а Смолин задумался. Потом отошел к терминалу и, уже не чинясь, извлек один из кристалликов.
   - Похож? - спросил он у ученого.
   - Да, - по-прежнему испуганно, но уже поняв, что убивать его не собираются, ответил Дмитрий.
   - Почему именно кристалл? - продолжил допрос Смолин.
   - Пока неизвестно, теория еще не разработана. Есть лишь эмпирические данные, что емкость подобного аккумулятора зависит от числа связей в монокристалле. Есть версия, что М-энергия запасается в этих связях и может быть высвобождена при их разрушении или наоборот, связь разрушится при высвобождении энергии, - продолжал бомбардировать он информацией, догадываясь, что чем больше он заинтересует этого оператора, тем выше его шансы прожить лишний часок. А ноги... ну, что же, бывает.
   А Смолин, уже не обращая внимания на ученого, извлек остальные кристаллы, рассчитывая разобраться с ними позже. Выбрав кристаллик поменьше, он сосредоточился и, собрав всю имеющуюся информацию по плану "Метронома", отправил ее в кристалл. Осталось решить последний вопрос, тот, за которым он, собственно, сюда и пришел.
   Он снова подошел к ученому и внимательно поглядел на него. Источник М-излучения никуда не делся, а значит...
   Тело Дмитрия выгнулось, крепко удерживаемое невидимыми путами. Изо рта вырывалось лишь сипение, все более громкие звуки просто не проходили фильтр. Впрочем, его муки продолжались недолго, очень быстро окровавленный кристалл размером с небольшой грецкий орех вырвался из тела мужчины и оказался в руке Александра. Он, прищурившись, осмотрел его, как ювелир, выискивающий изъян и, удовлетворенно усмехнулся: больше его ничего не удерживало.
   Проходя мимо зажимающего рану Дмитрия к двери, он присел на корточки и еще раз заинтересованно осмотрел его. Потом, придя к каким-то выводам, встал и вышел из хранилища, предварительно активировав защиту и очистив базу данных допущенных в это, оказавшимся очень важным помещение.
   Обратный путь не занял много времени. Усевшись на пол, Александр прикрыл глаза и расслабился. Никто из разведчиков еще не прибыл, поэтому у него было время еще немного облегчить задачу по прорыву из комплекса. Он сосредоточился и начал представлять себе Владислава. Точно зная его местоположение, он не сомневался, что найдет его скоро, главное было убедить его, что это не его крыша начала потихоньку собираться в более уютные края, а абсолютно нормальное явление. Если хоть что-то в этом безумной месте можно было назвать нормальным.
  
   Глава 9.
   Владислав со своей группой находился на тренировке, когда занятия неожиданно отменили и всех распустили по комнатам. Поэтому сейчас он сидел, скрестив ноги, на своей кровати и размышлял. Краем сознания он четко фиксировал обстановку, а потому знал, что каждый занимается своими делом и не желает особо разговаривать. Даже балагур и весельчак Петр был как никогда серьезен и молча лежал на кровати, лениво перелистывая конспект. Никакой нужды в этом не было, так как с недавних пор каждый мог в любую секунду в любой обстановке извлечь из самых потаенных закоулков своей памяти любой кусочек, но ведь надо же было хоть чем то заняться. Третий, Николай, сидел за компьютером, и что-то искал в обширнейшей библиотеке комплекса. Четвертая кровать, на которой отдыхал лучший друг и напарник Владислава Георгий, пустовала, и именно это было сейчас предметом размышления всей группы.
   ***
   Прошедшие три назад учения закончились великолепно. Хотя втихомолку их все больше называли испытаниями, слишком уж мрачным выдался финал, что не могло не говорить об отношении к ним.
   Четыре группы по двенадцать диверсантов за неполные полчаса преодолели тридцатикилометровый участок тайги, заполненной большим количеством сигнальных ракет и простых растяжек с тонкими шнурами, растянутыми самой разной высоте и сходу, в течение считанных минут захватили построенный по всем правилам бункер. Точнее, это и был резервный штабной бункер на случай неблагоприятного течения войны. Но ни чуткая сигнализация, ни бдительная охрана не смогли не то что сдержать, а просто обнаружить неуловимых диверсантов. Роль охраны, кстати, играли, как было рассказано на инструктаже, приговоренные к пожизненному зеки, которым был дан шанс выжить, поэтому и патроны у них были боевыми, и мотивация соответствующей. Оружия у диверсантов, за исключением ножей и некоторого количества взрывчатки, не было вообще. Тем не менее, это ничуть не помешало одной за другой четырем группам захватить и зачистить объект.
   ***
   ...
   - Весьма, весьма впечатляет!
   - А вы не боитесь этих, этих... существ? А что, если они выйдут из-под контроля?
   - Не волнуйтесь, никуда они не денутся. Они обладают некоторыми весьма значительными уязвимостями, благодаря которым у нас полный контроль над этими "изделиями".
   - Что за уязвимости?
   - А вот это, извините, пока коммерческая тайна. Впрочем, кое-что можем продемонстрировать прямо сейчас. Есть у нас один кандидат на эту фазу испытаний. Основной недостаток этих солдат в зависимости от постоянного ношения браслетов. А они радиоуправляемые. Иными словами, мы прямо отсюда можем отключить любой из них. Что сейчас и продемонстрируем...
   ***
   И в этот момент произошло то, что никто из них никогда не забудет. Выстроившиеся группы замерли на расстоянии полукилометра от наблюдателей, которые разместились в небольшом, но комфортабельном домике. Конечно, никто не предполагал, что спецификация к "изделию" окажется неполной и то, что разработчики утаили такую особенность, как сверхострый слух, а точнее, регулируемый слух. И потому, все, что говорилось в фургончике, не осталось не услышанным. И тут Владислав понял, о ком говорилось в доме.
   В этот момент Георгий, никогда не любивший куратора и имевшего неосторожность насолить ему, закричал. Браслет в самом деле был очень важен, так как теперь уже все убедились, что между энергоинформационной оболочкой диверсантов и высокочастотным ультрафиолетовым излучением, столь губительно действующем на нее, есть только неведомое М-поле.
   ***
   - Потрясающе!
   - Да, вы видите, какая выдержка! У них только что погиб боевой товарищ, а они даже не пошевелились!
   - Вы не боитесь, что они сейчас бросятся на нас? После бункера меня ни один охранник не устроит.
   - Не волнуйтесь, если у кого-то не выдержат нервы, что очень маловероятно, то при приближении к этому месту у них отключится браслет, и они повторят судьбу того неудачника.
   - Я так понимаю, что это действует в дневное время, а ночью?
   - Ночью через этот же браслет можно подать команду на уничтожение его носителя
   ***
   Все это еще раз пронеслось в голове Владислава, и он еще раз подумал: а куда он попал? Куда его сосватало родное командование? Во что их превратили? Кто за это ответственен? Что сказали их родным? Много вопросов, но нет ответов. И именно это бесило Владислава больше всего.
   Внезапно ему почудилось, что кто-то позвал его по имени. Он насторожился, как зов повторился, но стал сильнее и ближе. Владислав осмотрел комнату, но никаких странностей не было. Для проверки вышел в коридор, но и он пустовал. Товарищи заинтригованно наблюдали за ним, но пока ничего не спрашивали: все знали, что они с Георгием были дружны и мало ли что может произойти даже с таким психически уравновешенным человеком как Владислав.
   Но зов не унимался, и Владислав, наконец, ему ответил:
   - Что?
   - Рад, что ты все же ответил, - раздался в его голове тихий шепот, - прошу тебя, не перебивай меня, у меня не так много сил, как хотелось бы. Ты уже понял, что попал в серьезную переделку. И тебе, и твоим друзьям суждено выйти отсюда лишь рабами, или не выйти вообще. Вас готовили как диверсантов до того, как вы попали сюда. Здесь же вы к идеальному содержанию получили идеальную форму. Но вы носите в себе слишком много секретов, а поэтому - обречены. Наверное, ты уже догадался, что в этом месте нет государства. Те, кто правят здесь, сами государство. А если они закончат то, что начали, то они получат свое собственное. У вас есть шанс помешать им. Вас не зря отпустили с занятий. Сейчас идет подавление бунта и у них на счету каждый солдат. У нас тоже. Если вы хотите получить жизнь и свободу, то вам придется поработать.
   И в голове у Влада возникла схема комплекса с указанием выхода.
   - Но браслет!? - вслух воскликнул он, не обращая внимания на удивленных Петра и Николая.
   - А вам не говорили, что у вас повышенная регенерация? Кстати, кровь её ускоряет, - Влад был готов поклясться, что в тихом шепоте прозвучала насмешка.
   - Но свет!? - прекрасно понял его Влад.
   - До рассвета еще больше пяти часов. Выбирайте, - шепот слабел с каждой секундой. - И помни, активатором очень многих ваших способностей является кровь. Извини, но проект не доработан...
   - Ублюдок! - яростно прошипел Владислав, поняв, кто разговаривал с ним. Но голос умолк.
   Влад в бешенстве сидел на кровати, желая встретиться с обладателем этого голоса вживую... что бы прекратить его существование. Но что бы встретиться с ним, надо было бы самому остаться живым. И крайне желательно, свободным.
   Он припомнил схему. Кажется, там был указан путь к еще одному жилому отсеку, где обитали жертвы еще одного эксперимента. Что же, в компании будет веселее...
  Он извлек из ножен "Коготь" и, лаская его взглядом, осмотрел оружие. Подняв взгляд, он увидел Петра и Николая, напряженно смотрящих на него, после чего одним резким движением отсек себе запастье:
  - Я собираюсь на прогулку, наверх. Кто со мной?
  ***
  Александр обессилено откинулся к стенке и устало прикрыл глаза. Все-таки, подобные сеансы были слишком затратными, использовать магию было намного проще. Хотя в таких случаях как этот, никакой козырь не бывает лишним. Александр усмехнулся: зато теперь проблем у Золеева изрядно прибавится, а если Владислав не окажется дураком, в чем Смолин ничуть не сомневался, то, освободив солдат Игоря, они получат дополнительное преимущество.
  Вскоре появились разведчики, а состояние Смолина вполне соответствовало его виду, поэтому он, ничуть не играя, с некоторым трудом поднялся и поплелся вслед за обнаружившими выход Олегом и Викой.
  Конечно, выход они отыскали не сами, а нашли одного из тех, кто не успел покинуть отсек, который и привел их к шлюзовой камере. Спустя пятнадцать минут вся группа уже стояла у входа в длинный, тускло освещенный коридор, в конце которого была видна очередная дверь, и тщательно осматривала его на предмет различных взрывных устройств. Несмотря на заверения их невольного провожатого, что "отсек сравнительно новый, и ничего еще не успели заминировать", - Рогожин предпочел перестраховаться, чем оказаться погребенным под завалом. Тем не менее, слова проводника были похожими на правду, и после короткой пробежки отряд вскрывал дверь в следующий отсек.
  
  Глава 10.
  Быстрое сканирование показало, что за дверьми никого не было, тем не менее, Виктор приказал всем усилить щит и быть готовыми нанести ответный удар. Дверь не стали выбивать, как обычно, а, тщательно проследив цепочки управления и питания, подключились к сети и медленно приоткрыли тяжеленные створки.
  Как оказалось, предосторожности были напрасными, прямо на площадке их никто не ждал. Но все чувства опытного диверсанта буквально вопили об опасности. Тем более что как им сказал их невольный проводник, до центрального отсека, где и располагалась шахта лифта, ведущего наверх, оставалось всего ничего: лишь два отсека, включая и тот, в который они только что проникли, поэтому времени, да и места у Золеева оставалось не так уж и много, а ведь он не мог не понимать, что когда они вырвутся наверх, их нельзя будет остановить.
  Но до сих пор путь им преграждали лишь редкие активные или неработающие генераторы Д-поля. Конечно, они являлись серьезной
   опасностью, но лишь до тех пора, пока Виктор не начал их обстреливать плазменными шариками, чью стабильную форму удерживало лишь М-поле. Разогнанные до огромной скорости, они врезались в депрессивное поле генератора, которое снимало М-поле и ничем не сдерживаемая плазма буквально выстреливала во вредный источник.
  Засада их встретила неожиданно, когда они прошли уже больше половины пути. Первым почуял неладное Олег, по, как он позже выразился, какой-то странной напряженности поля. И, как только он передал образ смутной тревоги остальным, грянул залп.
  Все происходило без лишних звуковых и оптических эффектов. Просто прямо перед их лицами появились сгустки М-энергии, которые превращались в разноцветные пятна на пленке защитных полей и превратили фигуры в радужные коконы.
  Немедленный ответный удар в направлении источника угрозы создал такую же пленку вокруг на щите нападавших, и позволил определить направление до них.
  - Олег, разберись с источником энергии, Вика, что они сделали? Алекс, прощупай, что можно сделать с невидимостью. Юля, Марина, держите щит. Игорь, надо снять их щит. Роман, атакуем - в мгновение ока пронеслась команда Виктора. Возражать или медлить никто не стал, поэтому уже следующий залп, который последовал спустя доли секунды после первого, встретила единая пленка общего щита. Девушки напряглись, но сдержали удар. А по мыслесети, в которую объединились маги, уже шли обсуждения:
  - Они много экспериментировали с передачей М-энергии на расстояние и возможностью управления М-полем, без участия оператора. Вероятно, есть какие-то разработки...
  - Да, тут есть внешний источник, - тут же откликнулся Олег. - Сейчас переключу на нас канал и они останутся без штанов.
  А через считанные секунды каждый почувствовал могучий приток сил. Оставшийся же без защиты отряд охраны в мгновение ока был сметен куда меньшими по вложенной энергии, но куда как более эффективными по результату ударом Виктора и Романа.
  Когда всё успокоилось группа, по-прежнему находясь под прикрытием щита, внимательно осмотрелась в поисках прочих странностей. Но, очевидно, на этот раз все было кончено, и Виктор первым подошел к трупам и поднял странного вида ружье. Вслед за ним подтянулись и остальные.
  Больше всего странное оружие напоминало дробовик, снабженный, по странной прихоти конструктора магазином, но в котором слесарь, по пьяной лавочке, забыл высверлить ствол. Сняв магазин, Рогожин привычным жестом отстегнул магазин и выщелкнул из него небольшой кубик белого цвета. Недоуменно приблизив его к глазам, он спросил:
  - И что это за чудо?
  - Обычная поваренная соль, только что не йодированная, - ответил взявший и уже рассмотревший успеть находку Смолин
  - Что за соль? - нахмурил брови Виктор
  - Мне тут недавно один знакомый по имени Дмитрий рассказывал, что они научились сохранять подобных кристаллах энергию и информацию, а точнее, в монокристаллах. Видимо, это массовое практическое воплощение такой технологии, поскольку соль является самым простым из доступных и доступным из простейших кристаллов. Не будут же они алмазы использовать в качестве боеприпасов. Ведь, как мне сказал Дмитрий, при разрядке кристалл разрушается. - С этими словами он поднял ладонь с одиноко лежащим на ней кристалликом на уровень глаз и внимательно посмотрел на него. Под взглядом Смолина кристаллик начал рассыпаться, пока не превратился в пыль, а все остальные почувствовали слабый импульс М-излучения. Он сдул с ладони пыль и пальцем провел по прорези на правой стороне "дробовика", убирая похожее белесое вещество. - А вот это видимо что-то вроде экстрактора. Точно, солено, - попробовал он на вкус пыль. Думаю, стоит кристаллики эти с собою взять, нам тоже пригодятся.
  К вооружению группы прибавилось по "дробовику", но, к общему удивлению, особой тяжести никто не ощутил, видимо, материалом, пошедшим на изготовление оружия, явно не было простое железо. А на ворчание Олега, мол "чего зря таскать ненужные тяжести" резонный ответ, что своя ноша кармана не тянет, и что оружие лишним не бывает.
  Самой же важной "находкой" оказался кристалл с картой комплекса, "обнаруженный" Александром на теле командира засадного отряда и наполовину разрушившиеся кристаллы-фильтры, найденные в переносном М-излучателе, который, будучи запитан от какого-то стационарного источника, и обеспечил засаде скрытность и защиту.
  Отягощенные добычей маги начали было движение к выходу, как в очередной раз были остановлены Смолиным:
  - Тут, в этом отеке есть еще один пленник...
  Спустя считанные минуты после того, как Александр указал местонахождение камеры на плане, группа оказалась возле уже знакомой двери. Выбивать ее не стали, опасаясь повредить того, что был заключен за ней. Вместо этого Роман уже привычно подключился к цепям управления и отключил сигнализацию, множество устройств, призванных затруднить жизнь возможным освободителям и самому пленнику, причем, в прямом смысле этого слова, а также генераторы депрессивного поля. После этого створки двери медленно отошли в сторону. И первым делом в глаза бросился высокий измученный старик, без сил висевший на ремнях. Девушки подбежали к нему и принялись снимать ремни, придерживая мужчину, а остальные принялись осматривать камеру. Ничего особенного в ней не было, но лишь сейчас они смогли оценить, какие усилия прилагал Золеев, что бы удержать их в плену. Игорь отделился от остальных и подошел к девушкам, хлопотавшим возле все еще бессознательного старика. Положив руки на его виски, он прикрыл глаза и произнес:
  - У него сильное истощение, необходимо вынести его отсюда, иначе он загнется от недостатка энергии.
  А Виктор обратил внимание на странное покрытие стенок, панели стояли под углом в ней, как будто не успели закрыться. Он подошел к ней и прикоснулся рукой, но тут же отдернул ее, будто прикоснулся к чему-то отвратительному. Он скривил губы в отвращении, от него отделился светлячок, который, впрочем, потух, как только прикоснулся к панели.
  - Уроды, - прошипел он, - уходим отсюда быстрее.
  Остальные заинтересовались поведением командира, и вскоре на их лицах также появилось недоуменно-брезгливое выражение. Они поспешили вынести старика, и их настрой сменился на куда более бодрое.
  - Хотел бы узнать, что это они еще придумали! - воскликнул Рогожин, когда они шли к выходу, таща на себе спасенного старика.
  - Это универсальный поглотитель, молодой человек, и его придумал ваш покорный слуга и вечный должник.
  - Вы!? - неверяще воскликнул Олег, - но как вы могли!? Вы же, - присмотрелся он к старику, - вы же один из нас! Как вы могли создать такое!?
  - Мальчик, поверь, я и помыслить не мог, что они так извратят мое открытие, что создадут такие ужасные вещи!
  - Так вы и есть, - воскликнула пораженная общей догадкой Марина, - профессор Марков? Но говорили, что вы погибли в ходе эксперимента.
  - Так и есть, мадам, доктор физико-математических наук, профессор кафедры физики высоких частот Марков погиб, безвозвратно уступив место первооткрывателю М-физики Маркову.
  Старик оживал на глазах и мог передвигаться уже самостоятельно, одновременно рассказывая захватывающую сказку:
  - В ходе одного из экспериментов по прохождению высокочастотного электромагнитного излучения через кристаллическую решетку синтетического алмаза я оказался наблюдателем весьма интересного явления. А именно, резкого снижения температуры у приемного экрана. Меня это заинтересовало и начал экспериментировать с различными алмазами из этой же партии. И каждый раз эффект был другим. Я бы никогда не смог, понять в чем дело, если бы не несчастный случай. Один из кристаллов после многократного пропускания сквозь него излучения взорвался. К счастью, в области взрыва оказался один лишь я. И, спустя некоторое время я стал замечать за собою некоторые странности, и в частности, я стал видеть ту самую составляющую излучения, которая, собственно, и отвечала за все странности. Однако исследования я продолжать не мог, так как лаборатория была разрушена, и мало кто был готов оплачивать ее восстановление. Тогда я и обратился к своему старому другу, генералу Лапину. Я, как смог, объяснил ему важность моих исследований, и он пообещал помочь мне. Уже через неделю я работал в новой лаборатории, а через примерно три месяца переехал в это проклятое подземелье. Но мне, как никому другому было понятно, что область исследований слишком широка, и что я один не справлюсь. Кроме того, улучшенный мною излучатель имел слишком маленький кпд, что бы можно было всерьез рассматривать его в качестве полноценного источника излучения. Человеческий организм же, работая фильтром, способен куда быстрее накапливать и отдавать куда большее количество энергии. Тогда мною и был разработан комплекс, позволяющий выявить способность человека к фильтрации этого излучения...
  - Погодите-ка, - перебил его Роман, - получается, мы всего лишь фильтры?
  - Уже нет, молодой человек, уже нет. Но, принципиально, да. Понимаете, М-поле, как и любое другое, есть везде, если конечно, не создавать ему искусственных преград. И, как и любое нормальное поле, оно, проходя через объекты, каким-то образом взаимодействует с ним. Так, электрическое поле, проходя через металлический объект, заряжает его, вызывая перераспределение электронов. М-поле, проходя через энергоинформационную оболочку человека, тоже каким-то образом заряжает ее, вероятнее всего, отфильтровываясь ею, но, в отличие от электрического, эффект продолжается не только в момент действия поля, что позволяет хранить и переносить накопленную энергию. И, что самое важное, человек способен осознанно тратить часть запасенной энергии на осуществление того или иного действия, до тех пор, пока несет в себе какой-то заряд. После полного разряда он вынужден вновь заряжаться, и тем выше будет скорость, чем выше напряженность М-поля.
  Но, когда узнал, с какими людьми связался Женя, мне стало не по себе. Я пришел к нему и сказал, что не могу больше работать на этих беспринципных негодяев, видящих лишь собственную выгоду, и что я, как бы мне не было неприятно бросать исследования даже не на половине пути, а в самом их начале, прекращаю работу. Он лишь горько усмехнулся, и после этого я очутился в той ужасной камере.
  - А что за поглотитель, о котором вы говорили? - спросил, беспокойно обдумывая какую-то мысль, Рогожин.
  - Это как раз случай искусственного экрана для свободного течения М-энергии, - тут же ответил Марков. - Если заметили, пластины просто не успели закрыться до конца. Если бы успели, то через помещение прекратился бы поток М-излучения...
  - И что в этом плохого? - с опаской спросил Олег.
  - То, что все живое и неживое создает энергоинформационное поле планеты, а может и Галактики, и всей Вселенной, мы просто не успели выйти на этот уровень. И что любой объект, отделенный от этого общего поля, потерявший с ним связь, постепенно гибнет. Увы, это экспериментально подтвержденный факт. В такой камере постепенно, конечно, очень медленно, разрушается даже вещество, не говоря уж о живых существах. Самые неприхотливые насекомые и бактерии, не имеют шанса выжить. Сперва гибнут наиболее слабые, потом приходит черед и более сильных. Так что я перед вами в неоплатном долгу.
  
  Глава 11.
  А когда они подошли к предпоследнему шлюзу, их встретили.
  Похоже, Золеев собрал в этом месте все, что мог. Охрана в спецкостюмах, больше напоминавшие средневековые латы, вооруженные уже знакомыми "дробовиками", автоматы, стреляющие молниями, генераторы защитных полей, все самое разрушительное, что мог предоставить "Метроном".
  Разумеется, место засады было прикрыто невидимостью, но наученная прошлым опытом команда обращала внимание на каждую подозрительную мелочь, а потому и застать врасплох их не получилось. Поэтому весьма неприятным сюрпризом для самих засадников оказалась самая обыкновенная граната наступательная граната, взорвавшаяся у их ног. К сожалению, она на пару метров не докатилась до них, зато осколки, даже не заметившие поставленный против магического воздействия щит, представляли собою весьма серьезную угрозу. Конечно, существовали щиты и от физического воздействия, но на поддержание в постоянной готовности одновременно двух, а, учитывая невидимость, трех защитных сфер, требовалось намного больше энергии, чем могли себе позволить техники, обеспечивающие засаду. Разумеется, они могли подключиться с какого-нибудь стационарного источника, но гарантировать защиту от финта с перехватом каналов поступления энергии никто не мог, а потому вся аппаратура питалась от энергокристаллов.
  Осколки впивались в латы охранников, но были лишь первой фазой прорыва. Вслед за ними заговорили бесполезные доселе автоматы. Они не могли пробить сами латы, но пули прошли специальную обработку, а потому каждое прохождение сквозь щит, попадание в броню вызывало уменьшение уровня энергии. Марков и Виктория держались позади, подбирая ключики к защите охраны, Виктор и Роман привычно атаковали противника, обстреливая его огнем и молниями в попытке продавить его щит, а остальные защищали всю группу от опомнившейся засады, удары которой были ничуть не слабее. Пожалуй, они вкладывали в свои удары куда больше мощи, однако из-за их однообразия магам удавалось быстро нейтрализовывать их.
  Все кончилось очень быстро. Просто в какой-то момент Олег, не переставая стрелять из автомата, выкрикнул в запале: "Сдохните все!", - и все стихло.
  Внезапная опустившаяся тишина оглушила. Все в изумлении посмотрели на Олега, а он, неверяще смотрел на опустившиеся трупы охраны и медленно отступал назад, выронив из рук автомат.
  - Гхм, юноша, а вы полны загадок, - произнес Марков.
  - Я не хотел, - дрожащим голосом произнес Олег, - не хотел, понимаете? - почти выкрикнул он.
  - Все в порядке, Олежка, - прижал его к себе Виктор. - Неизвестно, сколько бы мы тут простояли, сильные, заразы.
  Олега била дрожь и он продолжать, как заведенный говорить:
  - Я не хотел, не хотел...
  - И что же все-таки произошло? - мрачно произнес Роман.
  - А вы не смотрели? - удивленно ответила Юлия, уже подошедшая к телам, - он нанес сильный удар напрямую по аурам, смотрите, какие исковерканные.
   Тут подошли и остальные, которые смогли убедиться, что, несмотря на то, что энергоинформационные оболочки убитых стремительно таяли, они и в самом деле были буквально разорваны со страшной силой, обычно легкая ажурная паутинка каналов и связей была не просто перепутана, а превращена в какие-то клочки и обрывки.
  - Молодой человек, - ласково потрепал Олега Марков, - учитесь контролировать себя...
  Неизвестно, что еще хотел сказать профессор, как до них донесся звук отдаленного взрыва. И еще один, и еще. Вслед за этим погасли лампы
  Рогожин замер от предчувствия непоправимого. Он подбежал к двери и, не скупясь, рванул створки на себя. В коридор посыпалась пыль и мелкие камни: переход в главный отсек был подорван.
  Но не это было самым страшным. Внезапно каждый ощутил, что пусть и скудный, но непрерывный поток энергии, который проходил через них и к которому каждый уже привык, начал истощаться.
  - Что происходит? - кинулся к Маркову Рогожин.
  - Они запустили последнюю защиту. Отсеки "Метронома" представляют собою практически замкнутое пространство. Если его покрыть пластинами из поглотителя, то можно закрыть доступ М-излучения. Для нас это означает что-то вроде смерти. Вероятно, мы сможем перебиваться некоторое время на кристаллах, но это не поможет. Очевидно, тут такой же механизм, как и в моей камере: пластины на вращающейся оси.
  - А если пробить эту чертову пробку? - спросил воинственно настроенный Роман.
  - Молодой человек, вы плохо меня слушали, отрыв от энергоинформационного поля Земли означает смерть. Мы имеем некоторые запасы энергии в себе, что дает нам некоторую отсрочку, но не более. Как только наши внутренние запасы будут исчерпаны, а при предлагаемом варианте это произойдет очень скоро...
  Он не договорил, но и без этого было понятно, что их участь незавидна.
  - Собираем все кристаллы, что тут есть и возвращаемся назад, возможно, нам удастся пробиться наверх их другого отсека, - скомандовал Виктор.
  Назад возвращались практически в темноте, при свете одного фонарика, найденного у одного из охранников, осматривая по пути все помещения, которые можно было назвать складскими. Было найдено много оружия, обмундирования, продуктов, медикаментов, и группа превратилась в полноценный хорошо снаряженный и вооруженный отряд, но, к сожалению, самого важного в их положении, энергокристаллов и боеприпасов к М-оружию было найдено очень мало.
  Переход в предыдущий отсек не оправдал их ожиданий. Очевидно, изолятором была покрыта вся наружная поверхность комплекса, из-за чего М-излучение практически не проходило внутрь. Пробиваться же к внешним помещениям комплекса, чтобы попробовать физически разрушить экран не давали множество неотключенных Д-генераторов.
  - А почему они не отключились? - со злостью спросил Игорь, когда они в очередной раз возвращались назад из-за депрессивного поля, в которое никому не хотелось соваться.
  - Аварийные генераторы, резервные линии, мало ли что, - пожал плечами Александр.
  - А когда у них резерв кончится? - не успокаивался Игорь.
  - Мы же не знаем, как они устроены, какая потребляемая мощность, да ничего о них толком не знаем, так что как тут можно судить. Может быть через час, а может - только тогда, когда начнет разрушаться сам материал.
  - То есть, после нашей смерти, - криво ухмыльнулся Игорь. - Слушай, командир, а может нам просто пойти к выходу и дождаться, когда они начнут раскапывать его?
  - И когда это произойдет? - скептически спросил Рогожин. - Если Золеев не дурак, то он не сунется сюда до скончания века. К тому же, раз это, как ни крути, частная лавочка, то и вспоминать об этом месте никто не будет. Так что выход искать отсюда лишь нам самим.
  - Да нет тут выхода, нет! - вскрикнул Олег. - Как вы не понимаете, они нас тут похоронили, заживо!
  - Олег, успокойся, - начал было Виктор.
  - А ты тут что раскомандовался? - еще больше взвился Тофин, как обмяк, удерживаемый Игорем.
  - Извините, - смущенно произнес он, - я просто подумал, что ему неплохо бы отдохнуть. Вот и усыпил его.
  - Да нам всем пора отдохнуть, - устало произнес Рогожин, - да и перекусить тоже не помешало бы.
  Найти подходящую комнату проблемы не составило. В каждом отсеке имелись жилые комнаты, рассчитанные на самое разное количество проживающих. Заняв одну из таких комнат, люди наскоро перекусили и разошлись по комнате, подбирая удобное место для сна. Спать после такого бурного дня никому не хотелось. Напротив, в абсолютной тишине велась весьма оживленная дискуссия, весьма заметное место в которой принадлежало Маркову.
  - Скажите, Анатолий Александрович, - спросил его Игорь, - а что же это за место все же такое? А то ведь о вашем излучении мы уже знаем больше, чем о самом комплекс.
  После этих слов в комнате повисла тишина и все заинтересованно посмотрели на профессора. Марков виновато кашлянул, обвел собравшихся взглядом и, тяжело вздохнув, сказал:
  - Как я уже говорил, после сомнительного завершения эксперимента более чем трехлетней давности, лаборатория оказалась разрушенной...
  - Почему сомнительного? - недоуменно спросил Олег, - вы же совершили потрясающее открытие?
  - Потому что его ход оказался абсолютно непредсказуемым, а результат - непредвиденным. Да и разрушения оказались слишком значительными. Безумно дорогой излучатель, большое количество прочего, не менее ценного оборудования, компьютеры, все погибло. Меня спасло лишь чудо, я до сих пор этого не пойму. Как бы то ни было, мои исследования оказались под угрозой закрытия. Наш институт все еще бюджетная организация и денег на хотя бы восстановление полуразрушенного корпуса не предвиделось, не говоря уж о дорогостоящем и, в основном, импортном оборудовании.
  Лапин же помог мне как с местом для проведения исследований, так и с оборудованием. Все, что ни заказывалось, поставлялось просто в совершенно нереальные сроки. Это все было так не по-русски, так оперативно, что я диву давался. Но, я не мог не нарадоваться подобной оперативности, я надеялся, что наконец-то появились люди, способные не просто проводить время за работой, а работать. Как я узнал позднее, Лапин привлек к проекту какого-то высокопоставленного чиновника, кого-то из своих знакомых.
  - Вы не знаете, кого именно, - с профессиональной заинтересованностью спросила Марина.
  - Нет, это мне неизвестно, важно другое, за спиной этого третьего лица стояла и стоит мощная транснациональная группировка корпораций...
  - Опять эти амеры подсуетились, - сварливо пробурчал Иевлев.
  - Молодой человек, я бы не стал обобщать и приплетать к делу и США. Разумеется, я не в восторге от ее действий, но эту страну уже давно контролирует не правительство, а большие деньги, которые иногда принимают конкретный облик. А, как известно, движущей силой капитализма является прибыль. Получить больше при тех же затратах, уменьшить расходы при сохранении доходов, вот что объединяет торговцев собачатиной в подземном переходе и директора корпорации в офисе на сотом этаже. Важное значение при этом скорость имеет и скорость получения результата. К сожалению, именно мои исследования привели к столь печальным для вас последствиям. Я обосновал теоретическую зависимость скорости роста способностей к управлению М-полем и усиления резонансного эффекта от условий, в которых происходит развитие. Я доказал, что в экстремальных условиях рост куда интенсивнее, чем в состоянии покоя. Более того, я смог доказать это в ходе эксперимента на самом себе. Генераторы депрессивного поля предназначалось именно для того, что стимулировать процесс развития, чтобы подготавливаемый оператор постоянно имел стимул для роста. Ведь результаты исследований в самом деле впечатляют. М-поле практически неисчерпаемый источник энергии, и скорость ее извлечения зависит лишь от подготовки оператора и их количества. Это также огромный потенциал для развития всей цивилизации в целом. Но, увы, эти исследования попали в руки людей, которые на первое место ставят прибыль, а обнародование результатов моих и уже ваших работ - это серьезный удар по всему миру, и в первую очередь, по мировой экономике, которая базируется лишь на одном, на дефиците тех или иных ресурсов. Представьте, что произойдет, если дефицит вдруг исчезнет. И ведь помимо всего прочего, для них это не только удар по миру, это удар по ним самим, по их позициям в этом мире, наконец, это удар по их власти над этим миром. Когда наши работы станут известны всему миру, он изменится, изменится окончательно и бесповоротно. А потому и содержали нас в глубокой тайне, поэтому и разработки велись в основном военной направленности.
  - Как грустно, - пробормотал Роман. - А почему они вас держали в камере?
  - Пока нет аппаратуры, способной излучать строго определенный набор М-волн. Это в лучшем случае полный набор волн в этом частотном диапазоне, либо волна с совершенно случайными характеристиками. Практически вся существующая аппаратура основана на фильтрации М-поля, а М-операторы способны излучать волны двумя способами. Это и фильтрация внешнего М-поля, которая проходит намного мягче и быстрее, и излучение собственной М-энергии, запасенной ранее. Да и по многим иным причинам мы способны управлять М-полем намного эффективнее, чем любая аппаратура...
  - Зачем же они захотели нас убить!? - воскликнул Тофин. - Если мы можем делать что-то лучше, чем их машины!
  - Мальчик мой, они, наоборот, очень не хотели нашей смерти. Любое иное состояние - это да, но не смерть. В случае смерти умирает лишь физическая, внешняя оболочка человека, а его суть остается. Она либо растворяется в общем М-поле мира, полностью теряя осознание себя, и перестает существовать как личность, либо "зацепляется" за какой-нибудь "якорь" и остается в этом мире, сохраняя различную степень самосознания и памяти. С этим связаны легенды о различных призраках трагически погибших людей, полтергейстах и многих иных явлениях. Ведь любая смерть, особенно мучительная и трагическая приводит к отделению души от тела, что сопровождается выбросом М-энергии. Вероятно, именно этот выброс и способствует появлению и закреплению "якоря". И поэтому, как говорят в народе, неуспокоенный призрак очень часто просто не может покинуть этот мир, пока якорь не будет тем или иным образом устранен. Поэтому убить нас они просто боялись. Ведь никакой гарантии, что мы стопроцентно покинем этот мир, не было.
  - А как же "устранить якорь"? - спросил помрачневший Смолин.
  - Неизвестно, что явилось бы якорем, - ответил Марков. - Это может быть и весь комплекс, и какая-то конкретная личность, скажем, Золеев или Дожнев... Кроме того, вполне возможно, что сильный М-оператор в состоянии "заякориться" самостоятельно, при этом не потеряв самосознания... Представляете, какого это было бы жить Золееву и тем, кто стоит над ним, в постоянном понимании того, что по их души вполне могут прийти в самый неожиданный момент....
  - Господа-товарищи, - раздался тут голос Рогожина, - возможно, Анатолий Александрович сможет провести столь увлекательную лекцию в несколько иной обстановке.
  ***
  Утро не принесло ни перемен, ни света. Наскоро позавтракав, все собрались в одной комнате, что бы решить, что же делать дальше. Всем, и, в том числе и самому Олегу было понятно, что вчерашняя вспышка была лишь началом, и что в будущем от подобного не застрахован никто.
  По второму кругу обсудили возможные варианты выбраться из ловушки или, по крайней мере, протянуть время в активных поисках выхода, аргументировано разнесли все предлагаемые версии в пух и прах и замолчали в поисках невысказанного. Молчание затягивалось, и Виктор, которому казалось, что все варианты уже рассмотрены и исчерпаны, собрался уже предложить проголосовать хоть за какой-нибудь ход действий, как вдруг Марина спросила Юлю:
  - А что там с вашим телепортом?
  Все смолкли, так как это еще и в самом деле не обсуждалось. Юлия и Виктория переглянулись, и Пяльцева начала говорить:
  - Работы по переброске были в самом разгаре, мы открывали порталы на расстояние до полукилометра и переносили грузы весом до ста килограммов, но перенос всегда велся в лаборатории, находящиеся в этом же комплексе, мы открывали портал в уже известную точку, в которой были не раз, да и приходилось лишь направлять потоки энергии, создавать два связанных портала. К открытию портала в произвольную точку мы еще даже не приступали, а потому результат никем не может быть гарантирован. К тому же, - тут она смутилась, - не знаю, хватит ли той энергии, что у нас есть.
  Виктория высказалась более кратко и обнадеживающе:
  - Это возможно, но очень рискованно, скорее всего, у нас будет лишь одна попытка. Если не получится, то быстрая и не факт, что безболезненная смерть. Однажды портал был открыт немного неправильно, прямо в стене, честно говоря, и переносимую обезьянку замуровало прямо в ней... Так что, это очень рискованно.
  Но в гробнице, пусть такой огромной, никто не хотел оставаться, а потому решение рискнуть было принято единогласно.
  ***
  - Всего есть четыре площадки, одна пусковая или входная, три финишных или выходных, - объясняла Юля. - Пуск мог происходить с любой из них. После подачи энергии мы, используя уравнение, в которое вводились координаты места выхода, открывали в заданном месте выход. Если все сделано правильно, то появлялось что-то вроде облачка, в которое запускался переносимый объект, если экспериментировали на животных.
  - А если нет? - осторожно поинтересовался Олег.
  - А если нет, то они включали Д-поле, - зло ответила Виктория, и Олег предпочел замолчать.
  - А вы не переносили объекты без открытия портала? - поинтересовался Марков.
  Вика и Юлия задумались.
  - Ведь, насколько я понимаю из любезно предоставленного вами уравнения, - продолжил Марков, - то вы создаете две точки, связанные друг с другом посредством общего энергоинформационного поля Земли. При этом все объекты, попадающие во входной портал, переносятся во второй. Но вот о механизме переноса вы, насколько понимаю, не задумались. А ведь он в высшей степени интересен и возможно, наши затраты на переноску могут существенно снизится. Ведь фактически, в момент переноса происходит считывание информации о переносимом объекте и замена координат местонахождения этого объекта на иные, те, которые предварительно определены. То есть, создается непрерывная связь, на поддержание которой и требуется так много энергии. А что, если не создавать такой канал, а непосредственно менять координаты переносимого объекта, а еще лучше, объема?
  Тут уже задумались все: разница в методах была очевидна, разница в результате - тоже. И если первый вариант позволял всем после переноса оказаться в одном и том же месте, так как однажды введенные одним человеком координаты не менялись раз от раза, то во втором случае все было иначе. Ведь перенос каждого по отдельности само по себе вносит свои погрешности, даже при точных координатах, да и гарантии, что две точки, найденные по одним и тем же координатам, но двумя разными людьми окажутся в одном и том же месте, не было никакой. Но и выигрыш в энергии был очевиден, что в их положении было никак не лишним.
  - Можно ли создать портал прямо отсюда? - спросил Виктор, когда вопрос с прыжком был уже решен.
  - Можно, конечно, но в лаборатории есть резервный преобразователь, так что там открыть портал будет намного проще.
  - И далеко до нее?
  - Гхм, - ответил Александр, который уже нашел лабораторию на карте, - если судить по ней, то почти десять километров, это с учетом лестниц, аварийных переходов и прочего...
  ***
  Они прошли уже большую часть пути, когда им в лицо ударил резкий свет фонарей и суровый голос спросил:
  - Кто вы такие?
  Яркий свет, впрочем, никак не помешал всем разглядеть помеху: трое в форме, по фонарику у каждого на плече плюс по еще одному на стволах. Автоматы вполне обычные, никаких прочих премудростей тоже не наблюдается. Один, видимо, старший чуть спереди, автомат наведен, палец на спусковом крючке, готов открыть огонь, при этом не закрывает сектор обстрела тем двоим, что страхуют его по сторонам. При полном энергозапасе никакой проблемы не представляют. Обнаружили просто: они расслабились, ничуть не таились, шли, вовсю освещали путь, переговаривались, не таясь, конечно, не орали, но этого и не требуется, в мертвой тишине комплекса каждый шорох и так слышно. Все эти реплики, мгновенно перенесенные М-излучением, остались за кадром, как и столь же быстро принятое решение. Старший встреченной тройки даже не успел насторожиться по поводу затянувшегося молчания и повторить вопрос, как все трое внезапно обмякли и осели на пол.
  И тут раздался выстрел.
  К сожалению, Виктор, чисто рефлекторно догадавшийся зафиксировать указательный палец старшего, не сделал этого же и с остальными, и поэтому один из них, крайне неудачно упав, уже мертвым случайно нажал на спусковой крючок. Все замерли и прислушались к своим чувствам.
  - Черт, они тут совсем не одни! - мысленно воскликнул Олег.
  - Да уж, а мы то все гадали, где остальные, где остальные, - саркастично усмехнулась Вика.
  - Поздно гадать, ноги пора делать! Ладно хоть спереди никого нет, - прервал их Роман уже на бегу.
  - Да уж, это ведь их пока нет, - вздохнул Игорь.
  - А до цели еще больше четырех километров, - предупредила всех Юлия.
  А позади уже поднималась тревога. Как оказалось, обнаружили их уже давно, но все берегли энергию, а потому не сканировали лишний раз окрестности. Теперь было поздно каяться, но Виктор все равно клял себя за то, что позволил поддаться всеобщему чувству расслабленности. Постепенно группа вытянулась в цепочку: впереди был Роман, которому бежавшая за ним Юлия говорила путь. За нею бежали остальные девушки и Марков. Замыкали цепочку Александр и Виктор, которые время от времени останавливались и давали одну-две коротких очереди по преследователям.
  В темноте длинных коридоров им удалось задеть нескольких, что заставило прочих быть намного осторожнее и замедлило темп преследования, что в свою очередь здорово помогало убегать, так как Марков, еще не до конца оправившийся после заключения, да и толком неотдохнувшие девушки уже начали выбиваться из сил. Еще в начале пути они равномерно распределили груз и поделили кристаллы, чтобы в случае, если им придется разделиться, каждый мог выжить при попадании в неблагоприятные условия или постоять за себя, и теперь Виктор начал жалеть об этом решении, видя, что груз, не смотря на равный вес, явно по разному влияет на скорость. Он остановился и, разрушив один из своих кристаллов к "дробовику", установил простенькую ловушку, после чего продолжил бег, быстро нагнав группу. Спустя минуту за ними полыхнуло, раздались жуткие крики, а Рогожин кровожадно улыбнулся обернувшемуся Смолину.
  Тем не менее, когда до лаборатории оставалось меньше километра, их догнали. Не привыкшие к нагрузкам такого рода девушки и профессор бежали все медленнее и медленнее, пока, наконец, бег не превратился в быстрый шаг.
  В середине длинного коридора, в месте, где начинались двери каких то кабинетов, Виктор остановился:
  - Рома, Игорь, Саня, Олежка, помогите им. Я вас догоню, если дадут или уйду через портал, уравнение есть, координаты тоже.
  - Мы тебя не бросим!
  - Не говорите глупостей, - бросил Рогожин, сваливая на пол и выдвигая в коридор какой-то шкаф.
  - Если тут зажмут всех, то Золеев только порадуется. Так что не дайте ему такой радости.
  Роман кивнул, четко развернулся и, подхватив за плечи Вику и Юлию, быстрым шагом пошел в заветной лаборатории. Следом за ним развернулись и остальные.
  - А тебя что, это не касается? - жестко спросил Виктор Александра.
  - Не наезжай, Витя, ты все-таки мне обязан если не жизнью, то свободой точно, - ухмыльнулся Смолин. - Так что дай мне самому решить, где находиться. Тем более что у тебя со сложными уравнениями, требующими точности, всегда проблемы были. Да и в условиях острой энергетической недостаточности редко приходилось работать, не так ли? Так что не гони... меня, я тебе пригожусь.
  - Черт с тобою, но не вздумай под ногами путаться!
  - Яволь, герр гауптман! - дурашливо козырнул Смолин и занял позицию в дверях противоположного кабинета.
  Вся заминка продолжалась не больше тридцати секунд, бежавшим последним Олег еще не успел скрыться за дверями, как на повороте показались преследователи, тут же скрывшиеся за ним, попав под обстрел. И если Смолин палил просто для шума, то Рогожин бил точно в цель, благо Роман успел подвесить над их головами прожектор, светивший точно в начало коридора, ослепляя, таким образом, преследователей.
  Виктор уже надеялся, что им удастся ускользнуть вслед за остальными, но когда на линию огня вышел один из латников, он резко погрустнел. Латы не пробивала пуля, и в них не было слабых мест, поэтому и нечего было надеяться на то, что ему удастся выковырять содержимое из подобной скорлупки, но вот задержать можно было попробовать. Видимо, Алекс думал также, поскольку в латника понесся тяжелый сейф, обнаруженный им в "своем" кабинете. Тот попробовал было уклониться, что ему отчасти удалось: сейфу пришлось менять траекторию движения и врезаться в него не на полной набранной скорости, а на не очень большой. Тем не менее, и этого хватило, чтобы бронированный солдат врезался в капитальную стену, оставив на ней солидную вмятину. Что в свою очередь помешало ему увернуться от второго снаряда, уплотненной до твердости бетона тумбочки, которая унесла латника на исходную позицию.
  А Виктор считал время: "Девушки, старик: нетренированные, устали. Преодолеют стометровку секунд за двадцать, километр за двести. Запуск преобразователя, минуты три. Итого нам их тут держать примерно шесть с половиной минут. Плохо". Он прикрыл глаза и отдал команду Роману, как наиболее ответственному и готовому ради успеха пожертвовать не только своей жизнью, но и чужой.
  А погоня тем временем не спешила. Виктор начал надеяться, что, может быть, им и удастся уйти, как тихими хлопками прозвучавшие взрывы тут же разубедили его в этом.
  - Надо уходить, - мысленно обратился он к Смолину, и показал ему, что нужно сделать. Смолин скорчил зверскую физиономию и с видимым удовольствием исполнил указание, пока Рогожин прикрывал коридор. Потом они поменялись местами, и Смолин с неменьшим удовольствием и азартом перестреливался с преследователями.
  - Хорош играться, - осуждающе покачал головою Виктор и Александр со смешинками в глазах понурил голову. - Ладно, уходим.
  Они выскочили в коридор и, поливая его начало, попятились назад, предварительно прикрывшись щитом. Как оказалось, бывший диверсант очень точно рассчитал время, потому что как только они заняли позицию в ста метрах от предыдущей, та буквально взорвалась огнем. Проломившиеся прямо сквозь стену преследователи в упор приблизились к месту заслона и уже собирались подрывать стену со своей стороны, как сработали мины, оставленные магами. Александр ободряюще улыбнулся Виктору и показал ему большой палец, а тот продолжил считать: "Итак, минута прошла, уже хорошо, если будем сдавать по сто метров в минуту, то все успеют уйти. Гхм, что это? Никак уже преобразователь запустили? Что-то рановато... Видно, кто-то специально оторвался, чтобы время не тратить. Что же победителей не судят, но если бы там была засада или Д-поле активное, то он бы всех крупно подвел. Что же, осталось три минутки продержаться тогда..."
  Неожиданно спереди, со стороны погони раздался крик:
  - Они в транспортной лаборатории и могут уйти через несколько минут!
  "Ох, и кто же это тут такой горластый?" - подумал Виктор, но ему тут же стало не до раздумий, так как преследователи поперли на огонь, не считаясь на потери. Было ясно, что тот, горластый, знал о проделках Золеева и очень красочно описал им их возможную судьбу, потому и атаковали, предпочитая быструю смерть длительным мучениям.
  ***
  Их прижали к самой двери, когда Виктор, наконец, досчитал до окончания выделенного срока. Он кивнул Смолину и, заняв его место, начал прикрывать и дверь, и своего напарника, который привалился к стене кабинета, зажав в руке один из самых крупных кристаллов.
  В эту же секунду в воздухе разлилось знакомое М-излучение, и раздался надоедливый голос, переходящий в визг:
  - Они уходят, уходят!
  На Виктора навалились с новой силой, а он по-прежнему продолжал считать секунды и прикрывать дверь. Его щит уже трещал от попаданий автоматов и "дробовиков", и держался лишь на кристаллах. То, что его напарник справился со своею задачей, он понял, не в силах отвлечься, лишь по аналогичному разливу излучения и потому, что рядом с ним загрохотал еще один автомат. Внезапно он почувствовал пульсацию М-поля, и еще одну, и еще...
  "Уходят", - догадался он: "...четыре..., пять..., шесть..., семь, пора и нам"
  - Уходим, - бросил он Александру и поставил щит от физического проникновения в кабинет.
  Они застыли перед облачком тумана синеватого цвета.
  - Боязно, - прошептал Смолин.
  - Мне тоже, - абсолютно серьезно сказал Рогожин и, внезапно обхватив Александра, сделал шаг в портал. "Черт, сейчас же преобразователь заминированный рванет!" - запоздало подумал он, как волна М-излучения настигла их портал, и они провалились в безызвестность.
  
  Глава 12.
  И все-таки Александр немного промахнулся. Еще на стадии обсуждения все дружно пришли к мнению, что лучше выходить из портала на большой высоте, чтобы можно было успеть смягчить падение, чем на очень низкой или совсем под землей. Смолина и Рогожина же выбросило из портала на примерно полутораметровой высоте. К счастью, упали они на склон поросшего травой холма, а потому, обнявшись, покатились вниз. В руке Александра с жалобным звоном рассыпался кристалл, и облачко портала, оранжевое с этой стороны, рассеялось.
  А снизу оказывался то Рогожин, то Смолин, то закинутый за спину "дробовик", больно врезавшийся в спину, к счастью, холм был довольно низок, не больше тридцати метров, а потому беглецы очень быстро очутились у его подошвы, врезавшись в заросли какого-то кустарника. Остановившись, Рогожин резко вскочил и осмотрелся. Кусты, в которые они упали, были частью подлеска. Не обнаружив опасности, он, переполненный эмоциями, издал дикий вопль и подпрыгнул на несколько метров. Этот прыжок позволил на краткий миг осмотреть окрестности, и тут же притяжение потянуло его обратно. Опьяненный свежим воздухом и переполненный энергией он, не в силах сдержать себя, сформировал простейший огненный шар, но закачал в него немыслимое по меркам "Метронома" количество энергии, и запустил в небо. Мощный взрыв салютом ознаменовал освобождение от Золеева, и вместо опьянения пришла приятная усталость, как после тяжелой, но нужной и качественно выполненной работы.
  Вместе с усталостью пришло и понимание неправильности происходящего. Он допустил ошибку, которая могла им дорого обойтись. Знакомое чувство опасности, всегда выручавшее его в прошлом, обострилось и мгновенно прочистило мозги. Он по-иному взглянул на свои выходки и ужаснулся. Бросив взгляд на Смолина, он ужаснулся еще больше: тот уже закончил бесноваться и начал развлекался накладыванием каких-то замысловатых фигур, которые складывались из модулируемых волн. Он уже заканчивал свое творчество, и Рогожин успел посмотреть результаты своих собственных "художеств". Увиденное заворожило его и напугало. В радиусе ста метров потоки М-излучения были беспощадно исковерканы и перепутаны, а пятачок диаметром в тридцать метров был полностью очищен от какой бы то ни было энергии. "Черт, а ведь это мы все высосали!" - молнией пронеслась мысль Рогожина: "а что я дальше натворил? И ведь это я простенький шариком так все исковеркал, что же будет, если этот "маляр" свое закончит?". Волосы у него стали дыбом. Закончив свое "творчество", Смолин отошел на пару метров и полюбовался на законченное кружево.
  Но активировать его не успел. Рогожин коршуном налетел на него, сбив с ног.
  Удерживая голову Смолина, он кричал ему в лицо:
  - Саня, очнись! Очнись! - Но безумный взгляд Смолина ясно сказал ему, что кричать бесполезно. Тогда он хлестко несколько раз ударил его по щекам. Безумие в глазах Смолина сменилось бешенством, и он резко оттолкнул Рогожина от себя. Виктор пролетел почти тридцать метров, сломав собою по пути несколько стволов и, врезавшись в очередной, осел на землю и безжизненно замер. Бешенство мгновенно сменилось раскаянием, и Смолин, по-прежнему лежа, оторопело посмотрел на дело своих рук и растерянно спросил:
  - Витя, ты чего?
  Но Рогожин не отзывался. Александр в панике вскочил и подбежал к безжизненному телу Виктора:
  - Витя, что с тобой, Витя? - кричал он, тряся его за плечи.
  - Придурок, слезь с меня, - сквозь зубы прошипел Рогожин, открыв глаза. - Кто же так первую медицинскую оказывает, идиот? Я, конечно, знал, что современная армия и флот мало куда годятся, но что бы до такой степени!
  - С тобой все в порядке? - то ли спросил, то ли констатировал Александр. - А какого ты тогда в дурочку играл!? - разозлился он.
  - А ты посмотри, что мы с тобой натворили! - в таком же тоне ответил Виктор. - Да если хоть какой-то из приборчиков Золеева тут поблизости есть, сюда уже опергруппа летит! Опять под землю захотел, да!?
  Озадаченный Смолин, потеряв напор и воинственность, лишь молча рассматривал открывшуюся его глазам картину.
  А Рогожин, тем временем, активировал радар, одну из "домашних" заготовок, уравнение, описывающее волну, действующую на примерно тех же принципах, что и обычные радиоволны, но куда более функциональную и начал осматривать окрестности в поисках возможных неприятностей. В радиусе дальности радара не было никого разумного, но Виктор не расслаблялся.
  - И что будем делать? - раздался за его спиной деловитый голос Александра, без малейшего признака опьянения в нем.
  - Держи, - протянул Рогожин Смолину один из кристаллов, - избавься от излишков, пока не опять чего не учудил.
  При закачке энергии в кристалл его грани служили своеобразными экранами, которые блокировали выход энергии, а молекулярные связи граней являлись носителями информации. Именно по этой причине сложные кристаллы ценились больше простых, в них можно было сохранить намного больше данных при том же объеме, а благодаря меньшей площади граней проще избежать лишней утечки энергии. Сейчас Смолину не требовалось сохранять данные, а потому он просто заполнил объем кристалла энергией, и, наконец-то расслабился.
  - А ты? - запоздало спросил он.
  - А не видишь, что ли? - бросил Рогожин, кивнув на холмик. - Я пуст, пока, но с этим надо что-то делать, мы заполняемся слишком быстро, напряженность поля слишком высокая. Надо уходить, маскироваться. А кристаллов у нас не так уж и много. Да и то фонят, - добавил он, обратив внимание Смолина на еле-еле заметную утечку энергии
  - Ну, с маскировкой-то проблем не будет, - убежденно произнес Смолин. - Сколько прятались от дожневских датчиков, обманем их и сейчас. А вот энергия это и в самом деле проблема. Хотя..., есть у меня одна идейка, - перешел он на более быстрое общение посредством М-волн. - Как знаешь, профессор считает, что энергоинформационная оболочка состоит из нескольких слоев. Нам нужно прятать лишь один из них, что облегчает задачу.
  - Это какие же?
  - Ну, первая, собственно электромагнитная. Вторая всем известна под названием "аура". Она определяет характер человека, его привычки, наклонности и прочее. Повреждение этой оболочки ведет к психическим расстройствам. А вот третья и является той самой оболочкой Маркова или М-оболочкой. Она определяет склонность к управлению тем или иным диапазоном частот, накапливает М-энергию, отфильтровывая ее из общего М-поля, определяет скорость накопления энергии и все остальное. По мнения Маркова, есть еще и другие оболочки, но до них мы пока не добрались. Все вместе они образуют душу. Так вот, Дожнев отслеживал изменения именно третьей оболочки, которую легко замаскировать. Достаточно сформировать ложную структуру, имитирующую требуемую, а истинную перенести на более глубокий уровень, притопить, что ли? Не знаю, как объяснить, - смутился Смолин. - А для защиты от переизбытка достаточно выделит эмоциональную составляющую души и защитить ее от воздействия М-поля. Тогда и следов не будет, и никаких эксцессов не произойдет.
  А Рогожин зачарованно наблюдал, как яркая желто-зеленая кружевная паутинка энергетических каналов, разноцветные активные точки, точки поглощения энергии постепенно тускнеет, тончает, заменяясь блеклой картинкой с преобладанием фиолетовых и синих цветов.
  - Теперь ты, - сказал он Рогожину, когда превращение лебедя в гадкого утенка состоялось. Теперь перед Виктором стоял ничем не примечательный высокий паренек двадцати лет с хитрым прищуром карих глаз.
  - Гхм, - пробормотал Рогожин, - у тебя это получается намного лучше, правде, медленнее, но лучше, с этим не поспоришь.
  Спустя считанные мгновения яркая оранжевая аура Виктора сменила свой цвет на глубокий синий.
  - Вах! - не сдержал восклицания Смолин, - красота-то какая! А что со следами будем делать? Все-таки слишком уж он явный.
  - Ты натворил, тебе и убирать, - в таком же ключе ответил Виктор, кивая на "художества" Смолина.
  - Ну, - смутился тот, - честно говоря, я не помню, что творил. Да и ты ничем не лучше, - возмутился он.
  - Можешь как-то это исправить? - хладнокровно спросил Рогожин.
  - Нет, но...
  - Раз нет, то давай исправим, что можем.
  - А стоит ли? Может, заминируем здесь все нахрен, первый кто сунется - огребет по самое не могу, остальные будут знать, что лучше нас оставить в покое, а не нервировать понапрасну.
  - Тоже вариант, конечно, - осклабился Рогожин, и, немного подумав, махнул рукой, - только сделай так, что рвануло лишь в том случае, если действительно будут нами интересоваться, а не из-за первого встречного грибника.
  - Нет проблем, - ехидно улыбнулся Смолин и принялся выстраивать хитромудрую и крайне неустойчивую комбинацию, которая должна была выйти из равновесия в случае проявления источников М-поля. Таким образом, если бы на месте оказались лишь простые "грибники", то ловушка бы осталось нетронутой. А вот появление достаточно сильных источников или их активация на месте выхода парочки из портала... Это бы вызвало бы взрыв такой силы, что взрывом бы уничтожило даже молекулы воздуха, не то что людей или механизмы.
  Оставив мину взведенной, они скрылись в лесу.
  
  Интерлюдия 3.
  А в это время в комнату одной из съемных квартир города Москвы вошел элегантный господин в белом костюме. Весь его вид казался настолько чужеродным обстановке данного места, что его присутствие казалось очень странным. Белоснежный костюм, вышедший из-под руки известного лишь очень ограниченному кругу лиц во всем мире портного, такие же белоснежные ботинки, легкий золотистый загар, идеальная прическа так дисгармонировали с окружающей обстановкой, что обшарпанные стены, прикрытые кое-как наклеенными желтенькими обоями, должны были провалиться сами в себя от стыда. Однако одежда была не более чем декорацией, красивой упаковкой для того, кто мог бы стать продуктом высшей евгеники, образцом для всех бывших и будущих творцов сверхлюдей. Поэтому, за столь явное несоответствие места и человека, сами в себя должны были провалиться не только стены квартиры, но и сама несчастная хрущевка. Да что это чудовищное порождение советской дизайнерской мысли, даже самый роскошный офис постеснялся бы принимать в себе столь яркую во всех смыслах личность.
  Ждал же его, усевшись на стул и облокотившись на его спинку, куда более мрачный собеседник. И, если внешний облик вновь вошедшего можно было охарактеризовать как аристократ на выходе, то второй был одет куда как незаметнее: потертые синие джинсы, берцы, свитер, кожанка. Но вот хищное выражение загорелого до черноты лица могло вполне конкурировать с первым по своей выразительности и какой-то звериной красоте. Именно таких мужчин женщины называют "мачо", именно они разбивают женщинам сердца, и именно из таких никогда не получаются примерные семьянины.
  - Ты опять опоздал! - тут же выговорил он вошедшему хрипловатым голосом.
  - Никто же не умер. Пока, - парировал "аристократ", и уселся в невесть откуда взявшемся в этом гадюшнике кресло.
  - Никогда тебя не понимал, - устало вздохнул "мачо", - мы на пороге серьезных проблем, а ему все ни почем. Или у тебя есть что в запасе, а, наблюдатель? - недобро посмотрел он.
  - Тут ты не прав, меня очень беспокоит сложившаяся ситуация, но поделать мы пока ничего не можем, нужны соответствующие санкции руководства. Заметь, и твоего, и моего. Так что нас ждут очень нелегкие времена.
  - И какого хрена мы просто не спалили все дотла!? Нет ведь, вам понадобилось оставить все как есть, вам захотелось узнать, чем же все закончится! Может, и эту фигню вы спровоцировали!?
  - Не мели ерунду, смотрящий, - раздраженно ответил белый. - Наше начальство пришло к обоюдно выгодному решению. Заметь, все было сделано с ведома и согласия твоих старших. Так что твои предьявы совершенно необоснованны. А вот то, что мы несколько расслабились нам никак в плюс не идет. Ты уже сообщил о происшествии своим?
  - Да, конечно. Сюда уже отправляется комиссия, будут рыть и рвать.
  - Да уж, вы только рвать и умеете...
  - Это верно, сколько раз сами на своей шкуре ощутили, - съехидничал смотрящий.
  Лицо наблюдателя превратилось в каменную маску, из-под которой никто не смог бы прочитать его эмоции, но смотрящий недаром знал его столько лет, чтобы не знать, что удар попал в цель.
  - Что верно, то верно, - неожиданно легко согласился "аристократ", - только это ведь вы пришли к нам с предложением о перемирии.
  - Идиот! - в свою очередь прорычал смотрящий. - Это было взаимовыгодное решение...
  - Ну да, - усмехнулся наблюдатель, - скажи, что силенки кончились, вот и прибежали с "взаимовыгодным решением"... Впрочем, оба встретившихся конкурента знали, что произошло в действительности и пикировались больше по привычке, дабы не потерять квалификацию. И оба знали, что прежняя жизнь кончилась.
Оценка: 6.62*32  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Е.Вострова "Дракон проклятой королевы"(Любовное фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"