Вышневецкий Глеб: другие произведения.

Рассказы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Было время, страдал графоманством на одном весьма уважаемом форуме. Все рассказы направлены на поражение одного из форумчан (каждый раз разного), чей ник скрыт под звездочками. От графомании с тех пор не излечился, более того, она перешла в более тяжелую и хроническую форму, но рассказики остались.

  За *** мчалась огромная толпа. Разгневанные жители Зазеркалья, ведомые Алисой, скандировали:
  - Виновен! Виновен! - и все пытались догнать ***.
  Сперва тот еще пытался что-то прокричать в свое опрвдание, но глас толпы был громче, и очень скоро *** понял, что лишние звуки только сбивают ему дыхалку.
  Вопли начали раздаваться ближе и *** понял, что ему крайне желательно найти какое-нибудь укрытие.
  Спустя некоторое время он выбешал на полянку на которой, о чудо!, стояла небольшая избушка. *** заскочил в избу, дверь за ним мгновенно захлопнулась и тут, о ужас!, изба начала подниматься.
  Глазам изумленных жителей Зазеркалья предстало весьма странное, никогда прежде не виданное сооружение. Кто-то вдруг прошептал:
  - Это избушка на курьих ножках!
  На него зашикали:
  - Да ты что! Они же давно вымерли.
  - Значит, не все вымерли - возразил первый.
  - Так! Все заткнулись - мягко и нежно промолвила Алиса. - Эту сволочь мы все равно достанем и допросим!
  Некоторые представили себе процедуру допроса и тихонько упали в обморок. Более крепкие задрожали и шепотом попросили:
  - Может, просто назначим его виновным, без допроса, а?
  - Ну, если вы так настаиваете, можно и колесовать, у нас же все-таки демократия - мило улыбналась Алиса. От этой улыбки задрожали даже призраки, которым по идее, было уже все равно.
  Под мудрым и чутким руководством Алисы и её волшебного тесака, жители соорудили пирамиду, по которой Алиса поднялась до самой двери.
  - ***, открывай, гад! - вежливо попросила Алиса.
  - Ни за что! - столь же дипломатично ответил ***.
  - Открывай дверь, давай поговорим! - начала выходить из себя Алиса и ударила дверь тесаком.
  - А мы и так неплохо разговариваем - ответил *** и еле успел отскочить от пробившего дверь тесака.
  Алиса, обратив внимание на некоторый успех, начала вырубать дверь тесаком, но к сожалению, инструмент быстро затупился. к тому же, не выдержав сотрясения, пирамида развалилась и Алиса с матом рухнула вниз. *** полусил некоторую передышку.
  Некоторое время Алиса восстанавливала порядок среди мирных при помощи волшебных пендалей, ругательств и угроз применения тесака.
  - Ну что же, если *** не идет к огню, то огонь идет к ***,-процитировала известную фразу Алиса и вежливо попросила всех собравшихся:
  - Живо дрова тащите!
  Спустя полчаса, вокруг избушки была навалена огромная куча дров и Алиса спросила второй раз:
  - ***, зараза, ты дверь откроешь или нет?
  Так и не дождавшись ответа, Алиса поднесла к факел к дровам.
  
  Избушка быстро занялась, на полянке расстелили скатерть-самобранку, все ели, пили, призрак Сони заварил чай, откудо-то появились грибы, в общем пикник удался на славу.
  
  ***
  *** не спалось. Он видел кошмарный сон, один и тот же кошмарный сон, что приходил ему на протяжении уже нескольких дней. Во сне он оказывался замурованным внутри огромного яйца и варился в нем. Его кожа постепенно краснела, краснела и начинала потихоньку сползать с рук. А его подельники безучастно наблюдали за этим. И именно эта безучастность была самой ужасной в его кошмаре.
  Потом *** обращал внимание на глаза своих товарищей. И следующее, что приводило его в ужас было то, что это были НЕ ИХ глаза. Он мучительно не мог вспомнить, чьи же это глаза, а потом его засасывал в себя таившийся в глубине зрачков мгла.
  Обычно на этом он просыпался и долго затем не мог уснуть.
  Проснувшись, *** знал чьи, это глаза. Этот взгляд преследовал его постоянно, он угнетал его, заставлял вздрагивать из-за каждого легкого шороха. Поразительно, его не особо беспокоил шум с улицы, вопли из подвалов, крики раненных и умирающих. Но мягкий шорох заставлял *** сжимать голову в плечи и поминутно озираться.
  Этот взгляд преследовал *** с того памятного дня, когда они потеряли своего Короля. Нет, он не особо переживал из-за этого, но то, что случилось до этого, заставляло его снова и снова сожалеть о том, что именно ему пришлось выполнять приказ своего дона.
  ...
  ...
  26. : Bxe5
  - Умница. Шах.
  27.Qxe5+ f6
  - Еще один. Только не подумай, что я пожертвовал тебе туру.
  28.Rxh7+ Kxh7
  - Твоя песенка спета.
  29.Qh5+ Kg7. 30.Qg6X
  - Мат!!!- победно вскричал ***, и Фигура сраженного короля с грохотом опускается на доску, сбивая с ног стоявших рядом туру и коня.
  - Увидимся в другом мире - крикул *** ему вслед.
  
  Но за миг до этого он поднял глаза и, увидев выражение лица проигравшего, так и остался с открытым ртом. Его поразило то безмятежное спокойствие, царившее на лице соперника. И тут *** понял, что так и не победил. Он выиграл партию, но проиграл поединок! Он понял, что проигравший знал, на что он шел, знал, что ему не суждено выйти из Белой Цитадели, знал, но пришел. И еще *** вдруг так четко и остро осознал, что чем бы не окончилось это смутное время, он, лично он, проиграл.
  ...
  ...
  Прошло несколько дней. Белые похоронили Короля и *** с тревогой ждал будущего. Он хотел знать, что ждет лично его и не грозит ли ему опасность. Для этого он первый раз за много лет спустился в замковую библиотеку.
  -Господин *** что-то желает? - спросил его сторож.
  -Да, пожалуй, скажи, здесь есть книги про призраков?
  -Призраков? Ха-ха-ха,-рассмеялся старик,- да тут на каждая вторая полке этой чушью забита...
  *** его уже не слушал. Его внимание привлекла обложка нежно голубого цвета. Он вытащил книгу и прочитал название: "Возвращение ассасина".
  Увидев, на что именно обратил внимание посетитель, сторож сказал:
  -А-а, эту сказку я иногда домой беру, детям картинки очень нравится, особенно вот энта, где мужик с ножом нарисован...
  Взгляд *** остекленел. На него смотрел убийца Короля, человек, проигравший ему партию. Его сознание помутилось, его засасывало в таившуюся в глубине зрачков мглу. *** выронил книгу, схватился одной рукой за сторожа, другой рванул ворот рубашки. Стены перед глазами вдруг закружились и плавно перешли в потолок, который стал чуточку выше. А потом он услышал голос:
  -Ну вот и свиделись.
  
  ***
  Вечерело. Бурлящая Страна Чудес активно обсуждала последние события. Только ленивые не делали своих прогонозов относительно того, как будут развиваться события. Вовсю работал тотализатор, делались ставки.
  За столом у Сони собралась небольшая группа, грубо поправших покой призрака. Они были заняты очень важным делом и не отвлекались практически ни на что. А зря! Будь они чуть внимательнее, они бы обнаружили, что под одним из кустов тень была немного гуще.
  - Нам необходимо избавится от него,- сказал один из собравшихся.
  - Это очевидно и так! - ответили ему.
  - Что, как и тогда будем играть в демократию?
  - Надоела уже эта демократия! Даешь диктатуру!
  - Да ужь, никакого порядка с этой демократией, выборами и прочей чушью! Назначим *** нашим правителем, а всех недовольных - к стенке!
  - Правильно, только массовые расстрелы спасут родину!
  Тень под кустом, сделав из услышанного правильные выводы, поспешила растаять. Вновь она материализовалась уже далеко от лужайки.
  Постучав, как было условлено, 17 раз тень терпеливо дожидалась ответа. Неожиданно из-за двери донеслось:
  - Пароль.
  - Тридцатитрехметровый змей сьел шестнадцать кур, - произнесла тень, морщась при этом:"Какая, к черту конспирация, когда все Зазеркалье только и делает, что ставит на то, кто победит!"
  - Свет Зазеркалья не померкнет - сказал тем временем голос и открыл дверь.
  В домике было темно. "Опять вездесущая конспирация!" - подумала про себя тень, но вслух произнес только одно имя:
  - ***.
  - Ну что же, замечательно! Полагаю, на этот раз мы сможем о нем позаботится. Будем надеяться, что никто не проспит, как в тот раз! - Большинство из находящихся смутилось, они никак не могли забыть своего промаха.
  
  Поздним вечером *** прогуливался в саду своего дома, не подозревая, что за ним внимательно наблюдают из ветвей его любимой яблони. Единственной причиной, по которой он прожил так долго, было то, что наблюдатель не был до конца уверен в том, тот ли это чеовек, что ему нужен.
  И только в момент, когда *** уже возвращался домой, на него упало что-то тяжелое. Больше его никто никогда не видел.
  
  ***
  Ночь была долгой. Казалось, рассвет никогда не наступит. Однако, большинство жителей Зазеркалья такие мелочи уже не интересовали, они им были никчему. После того как Алиса избавилась от Брайдса, в стройном лагере мирных возник разлад. Никто не был доволен тем, что по её милости к смерти приговорили такого же жителя, как и они сами. Многие искали того, кто должен был ответить за эту фатальную ошибку.
  Никто не знал, на чью голову падет беспощадный тесак Алисы. Никто не знал, к чему будут стремится Бубны, когда расчистят себе дорогу. Жители собирались небольшими группами и обсуждали ситуацию, стремились прийти к единому мнению. Наконец, из одной группы выделился ***. Его отправили в Бубновый дворец: жители нехотели продолжения убийств.
  - Здравствуйте, Ваше Величество, - робко пролепетал ***.
  - Слушаю тебя, - лениво произнес Бубновый Король.
  - Ваше Величество, позвольте, пожалуйста, поросить вашей милости...
  - Он начал мне надоедать, - как-то безразлично сказал призрак Бубновой Дамы
  - Ваше Величество, не вели казнить, вели миловать! - в ужасе отшатнулся ***.
  - Дорогая, прошу, не надо так пугать человека, казнить, как ты говоришь, мы всегда успеем. Давай лучше послушаем, что этот болезный путного сказать нам сможет, - мило улыбнулся Король и продолжил:
  - Ну ты как, говорить будешь или сразу палачу отдать?
  - Ваше Величество, мы готовы помочь вам изловить Алису, - одним махом выпалил ***.
  - Вот как!? - немного удивился Король. - И как же это ты себе представляешь?
  - Ваше Величество, мы заманим Алису в ловушку. а стража её поймает! - гордый своей нехитрой выдумкой произнес ***.
  - У-у, как интересно, ну давай обсудим детали этой ловушки.
  
  Через некоторое время, доволный тем, что смог не только уйти живым с аудиенции, но и тем, что его план был все таки утвержден, *** выходил из ворот дворца. Выходя, он не обратил никакого внимания на проследовавшую за ним фигуру.
  Долгое время он не замечал, что фигурка его настигала, как вдруг прямо перед ним в воздухе появилась улыбка.
  - Привет, - произнесла улыбка.
  - Здравствуй, как дела? - ответил *** и забеспокоился.
  - У меня все нормально. А вот у тебя еще лучше, - загадочно сказала улыбка, полная, как успел заметить ***, очень острых зубов.
  - С чего ты взял? - удивился ***.
  - Ну как же, очень скоро тебя будет в два раза больше!
  - Откуда ты...
  - Ну что же ты, Алиса!? Так невежливо оборвала его на середине слова! И главное, так неаккуратно, - попенял девочке Чеширский Кот и слизнул с зубов остатки того, что разлетелось из головы ***.
  - Ну, а я так тебе приятное хотела сделать, - обиделась Алиса.
  - Ну да ладно, забудь - ответил Кот, и улыбка и девочка пошли в сторону леса.
  
  ***
  В ДК им. Путина было многолюдно. Огромная толпа собралась сегодня, чтобы послушать лекцию о вреде алкоголя. Лектор *** говорил складно и умело, приводил большое количество фактов и доказательств. Толпа волновалась:
  - это как это "склеивает электрощиты"!?
  - Почему вредно для мозговых хлеток!?
  - Какие еще кастриты и язвы!?
  - А ты вообще институты кончал!?
  Шум грозил перерасти в грохот, как вдруг негромкий голос произнес:
  - Пожалуста, граждане, успокойтесь.
  Зал немедленно стих. Этого элитного собаковода знали и опасались многие. Её познания в области волкодавов создали ей большую известность как в городе, так и районе.
  - Скажите нам, пожалуйста, милый человек, чего это вы так на обыкновенную водяру взъелись? Ну, эритроциты, ну, мозговые клетки. Вам-то какое дело до этого? Не поверю, что бы вы занялись этим просто так, из чистого альтруизма. Значит, кому-тот эти лекции выгодны. Вы не возражаете, если мы вместе подумаем, над тем кому же это выгодно? Нет? Вот и замечательно! Значит, алкоголь вреден для организма? Появляется закономерный вопрос: у кого есть надобность в здоровых человеческих организмах?
  С этими словами собачница медленно обвела зрительный зал.
  оттуда донеслась робкая догадка:
  - Может тем, кто на заводах работает?
  Собачница рассмеялась тому в лицо:
  - Какая работа? Ты о чем вообще говоришь, все заводы стоят давно! У кого еще есть версии?
  В зале весела мертвая тишина. На самом деле у всех версия была только одна, но никто не решался огласить ее вслух. Как вдруг какая-то толстая тетка в переднем ряду, видимо, не выдержав нервного напряжения, визгливо крикнула:
  - Вампииирам!
  *** резво сбежал с помоста, однако далеко убежать не успел. Разьяренная толпа набросилась на него и со словами: "Получи, вампирий выкормыш!" - принялась наносит ему травмы тупыми тяжелыми предметами. Скоро все было закончено. Кроме *** на улице лежало еще несколько тел. Но это уже никого не интересовало. Лишь на узких губах фигуры, наблюдавшей за избиением с крыщи дома, заиграла зловещая улыбка.
  
  ***
  На крышу небоскреба "прикрышился" вертолет. Один из охранников с опаской приблизился к нему и отдал внутрь конверт. Вертолет взлетел.
  
  - Он справится? - спросил Бруха.
  - Он лучший - ответил Ганрел.
  - Посмотрим - закончил беседу Бруха.
  
  К особняку Рикардо одна за другой подъезжали роскошные машины. Поэтому "Хаммер" *** ни у кого не вызвал никакого удивления. Телохранитель угодливо открыл перед *** дверь. Он вышел из машины и пошел к особняку. Вежливые охранники проводили его до входа. *** знал, что именинник страдает паранойей и во всех видит врагов и предателей. Поэтому охранники не просто сопровождали его, они еще и просвечивали его во всем частотном диапазоне, а один, скорее всего прикрывавший спину, должен был пристрелить его, если бы проверяюшие дали знак. *** вошел в дверь.
  Рикардо был выходцем из второстепенного клана, однако смог добиться очень многого среди людей и был очень влиятельным "человеком". Поэтому его дружбы искали многие люди. И даже некоторые вампиры.
  *** прошел в гостинную. Кричащая роскошь говорила о полном отсутствии вкуса у именинника. "Странно,-подумал ***, ему же уже столько лет! Неужели он такой дурак? Что же он всякий хлам набирает".
  Недавно полученный конверт давно сгорел в пепельнице "Хаммера", но *** обладал исключительной памятью и помнил все, вплоть до точки. Вся информация о Рикардо Беруччи была им отфильтрована, оценена, разложена по полочкам и дожидалась своего выхода.
  *** подошел к виновник торжества.
  - Господин Беруччи, позвольте поздравить вас с днем рождения и преподнести вам этот скромный подарок, с этими словами *** протянул Рикардо великолепную китайскую вазу.
  - Благодарю тебя, э-э...
  - ***, поспешил ему на помощь ***.
  - ..да, ***, еще раз спасибо. Проходите в зал, я скоро буду.
  "Этот идиот, очевидно, подумал, что я какой-нибудь из его служащих! Да уж, как сильно он будет разочарован".
  Задача его была практически выполненной. Осталось только покинуть торжество. Но до его окончания было еще очень долго. *** развлекался вместе с гостями, пил, танцевал, временами бросая взгляды на хозяина дома.
  Ваза на самом деле вовсе не была такой тонкой, как казалась. Да и сделана она была совсем не из фарфора, а из очень мощной взрывчатки.
  Наконец праздник закончился и гости стали расходится. *** сел в свой "Хаммер" и поехал домой. Настроение его было великолепным. Он включил радио.
  - ... А еще я хочу передать привет моему другу *** и поблагодарить его за его подарок. Вы не представляете, какую чудесную вазу он мне подарил. Конечно, я никак не мог остаться в долгу перед ним. Это было бы слишком не по-дружески. ***, привет...
  Побледневший *** его уже не слушал. Он прыгал из машины. Но было уже слишком поздно, "вазочка" рванула.
  - И, специально для ***, по просьбе не представившегося звонившего мы ставим "Реквием".
  
  -А он и в самом деле не плох, - Отметил Бруха.
  
  ***
  Микроавтобус остановился у скромного особняка в Даун-Тауне. Сегодня здесь собирались члены тайного общества. И сегодня там должна быть Лили. Нет, не в виде привычной голограммы, а во плоти. Подручные Лили вышли из машины, вслед за ними микроавтобус покинул ***. Он остановился и осмотрелся. Все выглядело, как обычно. Охрана пропустила всех без проблем - их ждали.
  В доме все было, как *** и рассказывали его сопровождавшие, точнее конвоиры. Подошедший к группе дворецкий жестом пригласил их внутрь особняка.
  *** шел, оценивая убранство особняка. "Да уж, внутри он выгдядить намного невзрачнее". На самом деле, изнутри дом подавлял своими масштабами и красотой. "Держу пари, раньше здесь обитал какой-нибудь кровосос. Наверняка, старый, а не новообращенный."
  Дворецкий привел *** в библиотеку и передал его молодому человеку приятной наружности.
  - Прошу вас, следуйте за мной, - сказал юноша и повел его вглубь библиотеки. Дворецкий закрыл за ними дверь.
  - Все остальным - ждать, - сказал дворецкий приведшим *** в дом людям.
  Подойдя к одному из книжных шкафов, юноша начал вытаскивать какую-то книгу.
  - Осторожнее, - сказал он и повернул шкаф. Открылся проход.
  Спустившись подвал, они прошли по коридору.
  - Госпожа Лили не желает никому зла, но вынуждена постоянно скрываться. Сами понимаете, вампиры только и ждут, что она совершит какую-нибудь ошибку.
  - Вампиры ждут не этого, - возразил ***.
  - А чего же?
  - Пока Лили убивает нормальных людей, они её терпят.
  - Ну знаете ли... - хотел возразить провожатый, но они уже пришли. - Обудите этот вопрос ней самой.
  С этими словами словами он пригласил *** внутрь кабинета.
  Его уже ждали.
  - Ну, здравствуй, охотничек! - просто произнесла Лили, - присаживайся.
  - Здравствуй, коли не шутишь, - ответил *** и сел в роскошное кресло.
  - Какие-же тут шутки, на кону чья-то жизнь стоит. Не догадываешься, чья?
  - Твоя, конечно же, разве тебя будет чья-то жизнь еще интересовать?
  - Меня интересуют жизни всех нас!
  - Ну да, конечно, заливай дальше.
  - Зря ты так, ***, мог бы быть послушным мальчиком, делал бы, что тебе говорят, болтал бы поменьше, глядишь, и пожил бы подольше, - улыбнулась Лили
  - Ага, щазз! - ухмыльнулся ***.
  - Ты же в курсе, что этого разговора зависит твоя жизнь.
  - Ну и что?
  - Я устала спорить с тобой. В общем расклад таков. Ты отдаешь все, что у тебя есть, и взамен остаешься в живых. Если нет, то ты умрешь. Поверь, много вопросов задавать никто не будет.
  - Хорошее предложение, - ответил ***, - но у меня есть еще лучше.
  - Внимательно слушаю тебя, - обрадовалась Лили.
  - What if I give you a finger? and you give me my phone call?
  - You dissapointed me, mister Anderson (так ведь ваша настоящая фамилия?). Say me, what do you want to say, if you can not speak?
  *** забился в судорогах, а Лили внимательно смотрела на него. Через несколько минут тело *** перестало дергаться.
  Лили позвенела колокольчиком. В кабинет вошел давешний молодой человек.
  - Я вас слушаю.
  - Уберите его и подгоните к черному входу машину. Я уезжаю. Дом законсервировать, думаю, я здесь еще не скоро появлюсь.
  - А как же все? - удивился юноша.
  - Кто "все"? - свою очерердь удивилась Лили.
  - Ну, те кто ждет вас наверху.
  - Скажите, я занята.
  - Но, они ждут вас!...
  - Пускай ждут, они мясо и ничего более. Я не буду тратить на них своего времени.
  
  ***
  Городу был необходим порядок. К несчастью недавние события сильно ослабили Камариллу, но Принцесса Елена Вентру не складывала рук.
  Уход в небытие двух сильных членов не мог не отразится на настроении клана. Многие слабые хотели уйти затаится. Елена этому не препятствовала. "Зачем оставлять слабаков? - думала она. Пользы от них все равно никакой, а вреда своими действиями в критический момент принесут больше." Но наблюдения за такими отколовшимися она не снимала. И это принесло свои плоды.
  Один из отколовшихся привел следящих за ним наблюдателей к небольшому магазинчику на окраине города, торгующему противовампирскими принадлежностоями. Было установлено, что магазин это принадлежал некоему ***. Поиск по базе данных не дал ничего. Поэтому за магазином и за самим *** было установлено очень плотное наблюдение. Через некоторое время прослушивание разговоров четко установило, что *** является членом одной из многочисленных группировок, заполонивших в последнее время город. К какой именно группировке он принадлежал доподлинно установить не удалось. Поэтому Елена Вентру дала санкцию на задержание.
  - Моя принцесса, мы готовы - подал голос селектор.
  Это был Антонио Гонзалес, командир боевой группы, окружившей магазин.
  - Приступайте - приказала Елена.
  
  В магазинчик к *** зашел очередной покупатель. *** поднял глаза и спросил:
  - Чего изволите?
  - Мне, пожалуйста, вон тот ультрафиолетовый фонарик.
  - Да, конечно, с вас 10 э.
  - А можно его бесплатно взять? - сказал Антонио и схватил *** за руки.
  Услышав условную фразу, в магазин ворвалась остальная группа.
  - Дневной дозор, всем выйти из сумрака, - продекламировал Антонио и добавил, - шутка.
  - Я-я н-ничего, н-не п-понимаю, - пролепетал ***.
  - Ну конечно же не понимаешь. У тебя есть ровно одна минута, что бы все понять и еще одна, что бы объяснить мне, почему мне не стоит тебя высушать.
  - Я не виноват, меня заставили! - завопил ***
  - Верю, - ответил Антонио - кто?
  - Не знаю, они мне не представлялись!
  - Не верю.
  - Честное слово, мне предложили соотрудничество, я долго отказывался, но меня заставили!
  - Кто?
  - Я не заааююю! - Заплакал ***. - Они пришли сюда и сказали, что если я не буду сотрудничать с ними, мне крышка. Я забоялся и согласился.
  - Почему не сказал об этом нам?
  - Меня запугали!
  - Ну, что же, времени у нас много, продолжим, - Флегматично ответил Антонио, - Знаешь, по моему у тебя нечто вроде склероза, нам надо пригласить Доктора, Думаю он поможет тебе все-все вспомнить.
  
  Следующим утром магазин так и не открылся.
  
  ***
  *** шел по улицам родного города спокойно, не озираясь. И только очень внимательный взгляд смог бы определить, что на самом деле над головой *** нависла смертельная опасность. Сам *** об этом, естественно, знал. Поэтому, не смотря на все внешнее спокойствие, он очень внимательно следил за всем, что происходило на улице. Однако даже он был не в силах что-либо изменить: слишком могущественныым силам он перешел дорогу, слишком многие хотели от него избавиться. Поэтому *** не питал особых иллюзий по поводу своей судьбы, по поводу того, что с ним произойдет, когда он попадет в руки своих преследователей. Все, что у него оставалось, это возможность пустить как можно больше крови своим врагам.
  *** давно уже обратил внимание на человека(?), следовавшего за ним. Желая собрать как можно большую толпу, он сел в такси и попросил шофера покатать его по городу. Шофер некоторое время недоумевал, однако вид купюр убедил его не задавать лишних вопросов. Попетляв по городу и собрав достаточный "хвост", *** попросил шофера ехать в трущобный район - ему не нужны были лишние жертвы.
  *** вышел у заброшенной стройки. "Как символично," -подумал ***, "мы строили-строили, но так ни фига и не построили :( . Интересно, они меня долго будут по этим корпусам искать?". С такими мыслями *** исчез в громаде недостроенного завода.
  Через несколько минут у него остановилось три микроавтобуса. "Хм, полвзвода, пожалуй, наберется", - подумал ***, наблюдая за высыпавшими из них людьми (?), "интересно, они все добровольцы, или кого-то силой приволокли, а то неудобно получится, замочишь кого-нибудь, а он невиноватым окажется."
  "Рабиться на тройки! Приготовить оружие! Стрелять на поражение! Принесшему голову - специальная награда!"- раздавал указания старший. "Как, сразу на поражение?" - удивился один из них. "А как же допросить, вдруг он не виноват?". Раздался хлопок выстрела. "У кого нибудь еще есть сомнения в вине ***?" - ледяным тоном осведомился старший. Возражавших не нашлось.
  "Жалко парнишку,"- отметил ***,"одним союзником меньше. Ну что же, давно я в прятки не играл. Эти товарищи, которые нам совсем нне товарищи, чувствуется тоже."
  
  Тэй и Воланд, сжав в руках оружие, крались по темному коридору к выходу из завода. Вдвоем. Командир их группы пропал там, в сердце завода. Его так и не нашли. Да толком и не искали: мрачные своды заводской коробки, беспорядочные выстрелы, дикие крики крики умиравших заставили бы запаниковать и более закаленных людей. Тэй же был изнеженным юнцом, которому сказали, что *** виновен в каких-то немыслимых преступлениях и что его следует немедленно казнить. Воланд был более опытным в таких делах человеком, поэтому когда шедший позади них в трех шагах командир бесследно исчез, он приказал возвращаться. Они подходили к проходной, когда Воланд насторожился. "Подожди здесь десять минут, я схожу на разведку,"- сказал он змеей заскользил вдоль стены и повернул. Все стихло. Прошло десять минут, двадцать, а Воланд так и не поаявлялся. "Вот урод!"- разозлился Тэй, "скотина, пойду на разведку, пойду на разведку! Да тут до выхода пять минут! А он на разведку! Тоже мне, коммандос хренов, разведчик нашелся!". Взбешенный Тэй быстрым шагом шел по коридору, думая о том, что он скакжет Воланду, когда выйдет. Коридор повернул и Тэй остолбенел. На него смотрел Воланд. Точнее, на него были направлены глазницы Воланда, потому что глаза находились отдельно и смотрели куда-то вглубь коридора. Также отдельно были разложены все фрагменты тела Воланда.
  Зрелище расчленённого трупа напарника и осознание того, что за все это время он не удалялся от него больше, чем на несколько шагов добило Тэя. Побросав все, что у него было, он с дикими воплями понесся к выходу. Тэй не видел, куда он бежит, пока крепкая рука не схватила его за шиворот. Это был один из внешнего оцепления. Они подошли уже после того, как первая группа вошла в здание завода. "Повезло тебе, парень, последний ты,"-сочуственно сказал он Тэю,"мало кто выбрался, человек пять, наверное"
  Старший мрачно посмотрел на Тэя и продолжить орать в трубку:"Да, все оцеплено! Нет, он не мог выбраться! Я туда больше никого не погоню! А мне плевать! Да клал я большой и толстый! На все! Вам нужно, вы и идите!"
  Через пять минут дипломатических уговоров мэрия разрешила использовать военную технику. Еще через пятнадцать на месте завода была только груда развалин. Тело *** так и не было найдено.
  
  ***
  *** нервничал. Ему страшно не нравился ни этот мрачный дом, ни собравшаяся в нем компания. Кроме того, ему было непонятно, как и зачем он здесь оказался.
  желая развеяться, да и просто устав от вынужденного безделья, *** решил осмотреть дом.
  Поднявшись на чердак здания, *** осмотрелся. Его удивило то захламление, что царило на нем. "Странно,"- подумал *** - "в целом дом выглядит вроде ухоженным, а на чердаке полный кавардак".
  *** побродил некоторое время по нему и уже хотел спускаться, как обратил внимание на один из углов, мусор в котором выглядел погуще. Он присмотрелся к нему, но не обнаружил ничего подозрительного. *** повернулся и побрел к лестнице, ведущей вниз.
  Когда он спускался, у него в голове кружилась какая-то мысль, но *** никак не мог уловить её. Тем не менее эта мысль поселила в нем какую-то безотчетную тревогу.
  Он бродил по дому, но нигде не мог найти покоя. Устав от бесплодных терзаний, *** присел на диван. Его глаза гуляли по комнате, время от времени останавливаясь на старом столе. Прекрасная работа, четкие, вывереные линии, благородный материал успокаивали ***, принося какую-то стабильность. Вот из ящика вылезла рука с салфеткой, которая принялась бережно протирать поверхность стола, полируя его до блеска...
  И тут *** пронзила мысль! Он понял, чем ему показался странным тот угол. На некоторых предметах не было пыли!
  *** вскочил с дивана и помчался наверх, не обращая внимания на окружающих. Примчавшись на чердак, он подбежал к подозрительному углу и принялся раскидывать мусор. Потратив несколько минут на расчистку, он обнаружил люк!
  Схватив первый попавшийся под руку предмет, *** дрожащими руками откинул крышку и спустился по недлинной лестнице.
  Каморка под чердаком оказалась небольшой. Она вся была уставленна различной аппаратурой, в основном мониторами. Приглядевшись повнимательнее, он понял, что на мониторах показывали внутренности дома, в которм они находились.
  "Скрытые камеры,"-осенило *** - "черт, это все снимают на камеру какие-то уроды!"
  Однин из снимающих сидел за мониторами и не шевелился. Со своего места *** видел только макушку коротко стриженной головы.
  -Эй, ты, а ну-ка, подними руки вверх и вставай! Учти, я стреляю без промаха и без предупреждения!
  Оператор не реагировал. Тогда *** сам развернул кресло и оцепенел от ужаса: на него гладел изуродованный труп. Вырезанные глаза мирно покоились на коленях, а вместо улыбки у него были вырезаны губы.
  Неожиданно сверху раздался шум. *** обернулся и увидел спускающихся людей.
  -Ага, вот он где! - сказал один из них.
  -Ни фига себе он сотворил! - удивился второй.
  -А ну живо бросил нож! - приказал третий.
  *** посмотрел на свои руки и обнаружил, что держит в своих руках окровавленный тесак.
  -Это не мой! - испуганно сказал *** и бросил его на пол.
  -Ну-у, - протянул кто-то, - это ты скажешь этому парню. За что ты, кстати, своего подельника так, а?
  -Я его в первый раз вижу! - продолжал оправдываться ***.
  -Ну да, конечно! - хмыкнул первый спустившийся.
  -Предлагаю, в целях укрепления дружбы между оператором и этим провокатором, оставить его здесь, - предложил второй.
  -Я за, - ответил третий.
  -оставить, оставить! - поддержала их толпа.
  -Нет! - завопил ***.
  Но силы были слишком неравны. *** оставили в тесной каморке наедине с трупом. Люк вновь забросали мусором, и все забыли об этом проишествии.
  Все, кроме тихого, неприметного человечка.
  
  ***
  Шоу "Дом 666" било все рекорды популярности. Судьбы участников, зарождающиеся связи, рушащиеся союзы - все это привалекало внимание зрителей, служило лакомым куском для рекламодателей. Какая-то фирма уже наладила выпруск столиков, аналогичных разгромленному ночью. Общество защиты дикой природы показывало ролики с расчленением орангутанга для привлечения внимания к проблемам окружающей среды. А особой популярностью пользовались чёрные майки с вопросительным знаком и вопросом: "КТО ОН?"
  Нравилась зрителям и процедура выбывания участников.Бурноое, иногда переходящее в драку обсуждение кандидатуры "народного избранника", минуты, часы томительного ожидания того, кто же в конце концов покинет шоу - все это щекотало нервы зрителям, вынуждая их проливать буквально золотой дождь на тотализаторе.
  На в самом домеатмосфера была далеко не такой, как в первый день. Если раньше у участников еще были какие-то иллюзии, то с последней ночи иони испарились окончательно. Обитатели дома собирались мелкими группами в укромных уголках, в маленьких комнатах Все старались находиться на виду, иметь алиби на каждю секунду своего пребывания. Но каждый, тем не менее, опасался поворачиваться спиной к кому-бы то ни было. Все вместе собирались только один раз, во время раздачи пищи. При этом они волком смотрели друг на друга, стремились сесть спиной к стене, тщательно наблюдая друг за другом.
  *** очень серьезно относился к собственной жизни. Это было практически единственным, к чему он относился серьезно. Спатиь он ложился всегда один и всегда в запертой наглухо комнате. Этой ночью он лег рано. Проверив, плотно ли захлопнуты ставни и убедившись, что засовы прочны, он с чистой совестью лег. Единственным, что его раздражало, был шум веселившейся в общем зале компании. Громкий смех, грохот посуды, топот танцующих - все это доносилось через вентиляцию, мешая ему уснуть.
  А обитатели дома, уставшие от напряжения последних дней, веселились от души. Человек всегда остаётся человеком, и найденная в подвале травка, выданный заботливой домохозяйкой спирт сделали свое благородное дело: люди расслабились, растаяли и отдыхали по полной программе.
  "Идиоты!"-презрительно думал ***, медленно засыпая:"завтра точно кого-нибудь не досчитаются."
  А внизу, в высокой столовой медленно разгорались косяки, спустя некоторое время дым стоял коромыслом, но никто ничего не замечал, поскольку великолепная вентиляция старого особняка вытягивала все наверх.
  *** спал и не замечал, каксладкий дым заполняет его убежище. Ему снились чудесные сны, он, пусть даже и не подохзревая об этом, все-таки принял участие во всеобщей вечеринке. И, как он и предсказывал, с утра не досчитались только одного участника её - его самого.
  
  ***
  Наступила ночь и в доме погасли огни. Все стихло, однако даже ночью дом не переставал жить своей собственной, неясной и зловещей жизнью. Самые разные звуки раздавались в ночной тишине: скрип рассохшихся половиц, мерные удары часов, царапанье птичьих когтей по крыше, удары капель воды - все это вносило некую тревогу в обитателей дома, казалось, предупреждая о какой-то опасности.
  Но что это!?
  В столовой горел тусклый свет, за столом сидело двое и тихо переговаривались.
  -Вот и я том же. Сам подумай, неужели по ящику будут показывать, как тут друг друга убивают? Конечно же, нет! А раз так, то существуют зоны, не просматриваемые камерами.
  -Да уж, а мне в голову это почему-то не приходило.
  -Ничего странного, о том, что есть такие места, знает очень немного людей, а где они, еще меньше.
  -А почему?- удивленно спросил второй.
  -Хе-хе, в этом же вся фишка,- удовлетворенно ответил первый.- Понимаешь, если все будут знать, где нет камер, то в этих местах постоянно будет кто-нибудь тусоваться. Тогда никто никого не сможет убить.
  -Выходит, если знать, где нет камер и сесть в засаду, мы быстро поймаем всех убийц. Надо быстрее рассказать всем!
  -Э, нет, тут торопиться не надо, а вдруг ты эту тайну убийце расскажешь, что тогда?-возразил ему первый
  -Гхм, baranov@azovmash.com об этом я как-то не подумал,- смутился второй.
  -Да ничего, бывает, - утешил его превый
  -Как же быть?
  -Ну как самим посмотреть, конечно же. Видишь ли, проанализировав места скопления трупов, я определил, где находится одно из таких мест. Устроим там засаду и дело в шляпе.
  -Ух ты, какой ты умный!- восхитился второй.
  -Ну, высшее образование не пропьешь, - улыбнулся первый.
  Идя по одному из коридоров, первый сказал второму:
  -Почти пришли, сейчас, повернем и...
  *** рухнул во внезапно раскрывшийся под ним пол.
  Второй спокойно смотрел на медленно встающую на свое место плиту и думал:"Ты, конечно, очень умный, ошибся всего на десяток метров, но мало определтьб, где нет камер, надо еще знать, с кем туда не надо ходить". С холодной улыбкой на губах он вернулся. Впрочем, когда он входил из коридора в комнату, на его лице уже застыло привычное, испуганно-тревожное выражение лица.
  
  ***
  "А у нас в прямом эфире опять реалити-шоу "Дом 666" О, нет, как с моего языка могла слететь такая ересь - назвать ЭТО реалити-шоу! Нет, назвать его простым реалити ни у кого не повернётся язык! Потому что это не реалити, это - РЕАЛЬНОСТЬ! Только в нашем проекте вы видите не играющих на публику кукол, а живых людей! Посмотрите на них! Как они переживают смерть товарищей, как они терзаются сомнениями, как они парализованы страхом! Еще вчера о них никто не знал, а сегодня о них говорит вся страна! Ведь всех, всех интересуют только чужие страдания, все смакуют чужое горе, а мы даем им это!
  Как обычно в ходе вчерашнего голосования мнения участников разделились. Но, результат голосования вплоть до последних минут остётся неопределенным. Очень, очень большую роль сыграют вброшенные снотворные, заблокированные голоса "мертвых"(роль которых, мы напомним, играют симпатизирующие тому или иному участнику зрители).
  Итак, свершилось! Ведущий, наконец-то, выкладывает результаты голосований! Самым подозрительным звеном был выбран ***! Посмотрите на него! Ха-ха-ха! Как он побледнел! О,да! Не хоьел бы я сейчас оказать ся на его месте. Да что я! Никто не хотел бы! На экранах вы видите частоту его пульса. Ого-го! Смотрите, 260 ударов в минуту! Это новый рекорд волнения!
  По правилам, *** может покинуть лом только ногами вперед. А сейчас он обязан покинуть егго. откроем зрителю еще одну маленькую тайну - в аорту каждому участнику вшита микрокапссула с цианидом калия. Если в течении получаса признаный винновным не покинет дом, то ведущий нажмет на кнопку, и капсула у какого-то произвольного участника лопнет. Все участники это уже знают, Остаётся только один маленький вопрос - решаться ли они дожидаться этого сладостнгого момента или все-таки сами распорядяться судббой ***.
  О, мы видим, что в доме стало шумновато. Конечно, эти решительные парни не хотят отдаваться на волю случайностям. Зачем рисковать своей жизнь, когда уже есть приговоренный?
  Дом не очень велик для нескольких мужчин, которые хотят жить. *** быстро догоняют и вяжут. Вот решается его судьба. Давайте подслушаем, что хотят сделать с несчастным..."
  -Да @#$% эту %#^%, и $#*&^ с ним!
  -Можно на мясо пустить...
  -Заточку в сердце ^*#& и пусть дохнет!
  -#@%, не делайте этого, я невиновен!
  -Молчи, %#%!
  -...
  "Итак, они решили! Взрослые, уберите детей от телеэкранов! Сейчас будет зрелище не для слобонервных! Взмах табуреткой, еще один, и еще! Вот его принялись бить ногами! Ха, они сломали табуретку! Да, вы воочию увидели, что человек бывает крепче железа! Сейчас нам покажут замедленный повтор. Вот, вот, вы видите сами, как она разламывается!
  Все кончено. Заметим, что в этот раз обитатели дома не повысили свой лучший результат, однако, все же успели уложится в отведенный срок.
  Как мы видим, экстремальные условия быстро превращают изнеженных обитателей города в суровых, беспощадных мужчин, готовых принимать самые тяжелые и трудные решения.
  Что? Вы тоже желаете проверить себя? Хотите испытать тот приток адреналина, который бодрит дух и тело? Не боитесь возможных трудностей? Тогда "Дом 666" ждёт Вас! И не забывайте, это - не реалити-шоу, это - реальность!
  
  ***
  Двое шли по мрачному, еле овещенному тусклыми лампочками коридору и с тоской разглядывали стены, пол, потолок. Им не хотелось тут находиться, но положение, в котором они оказались не оставляло им выбора.
  -Черт, это мне напоминает, как мы в пионерлагере одну девочку намазали обычной зубной пастой, а вторую - "Блендаметом", и обоих бросили в кислоту.
  -Да ладно тебе, не дрейфь, все будет как в лучших домах Парижа.
  -Ага, тебе легко говорить. Ты-то не раз этим делом занимался, вон, говоришь, банки ломал. А я-то, в первый раз.
  -Слушай, хорош уже бояться, можно подумать, что у тебя в роду очковые кобры были.
  -А причем тут змеи? - спросил боящийся и тут же замолк: до него дошло.
  -Все, кажись пришли. Готовь инструмент.
  -Погоди, ты уверен, что мы уже покинули пределы дома? Не хотелось бы вылезти в каком-нибудь сортире.
  -Будь спок. У меня план всего дома уже давно в мозгах отложился. Мы примерно под канализацией.
  -Что!? В фекалии нырять еще придется!?
  -Ну, если не желаешь, можешь здесь остаться. А с меня хватит! Этот контракт, эти деньги, этот дом, все надоело. Валю я отсюда! И ты тоже проваливай!
  -Нет, нет! Ты уж извини, нервничаю я просто. Страшно мне...
  -Да не боись, хорошо продуманный план, учитывающий все мелочи всегда исполниться. Так что еще чуть-чуть, и нас тут не будет. И все будет хорошо.
  -А нас не услышат?
  -Нет, не должны. В таких домах очень хорошая звукоизоляция.
  Инструментов было не очень много: два отбойных молотка, один лом, пара кувалд и прочая мелочь, необходимая для проведения успешного побега. Очень скоро в подвальном коридоре загрохотал отбойный молоток, а на работающих посыпалась с потолка бетонная крошка. Двое трудилось не покладая рук в течении нескольких часов, когда старший объявил:
  -Кажись, совсем немного осталось.
  -Ты уверен?
  -Конечно, я такие вещи всегда чувствую.
  -Ну слава тебе Господи! Если выживу, никогда под такую фигню больше не подпишусь!
  -Хорош разговаривать, давай отбойный молоток. Как там, запас газа остался?
  -Есть немного, буквально на один рывок.
  -Ну больше нам, думаю, и не понадобиться. А если что, кувалдами добъем.
  В коридоре опять раздался грохот молотка. Наконец он неожиданно легко подался наверх. Тут же на беглецов полилась вода, и то, что называется отходами жизнедеятельности человека. К счачтью, поток быстро прекратился. Они взобрались наверх и огляделись. Их разочарованному взору предстал разгромленный унитаз и развороченное тело ***, еле подававшее слабые признаки жизни.
  -Черт! Твою маму через плечо и на оглобле! ...А я тебя еще спрашивал: мы в каком-нибудь сортире не окажемся! Нет, это надо же! Точно в унитаз вылезли!
  -Спокойно, - властно отрубил старший. У меня есть план...
  
  ***
  По пустому коридору далеко разносились гулкие шаги надзирателей. Несмотря на то, что до сих пор с тюрьмы не было ни одного успешного побега, до охраны доносились смутные слухи об подготовке очередного. Поэтому и ужесточился режим, увеличилось число патрулей, участились обходы.
  Неожиданно охранников привлекли звуки, доносящиеся из камеры Љ131313. Факт того, что звуки доносились из-за трехдюймовых дверей, сам по себе был очень удивителен, но то, что эти звуки вызывали даже в видавших видах охранников какое-то странное чувство.
  -А может не надо,- робко спросил ***, стоящий у самого входа.
  -Не дрейфь, все равно рано или поздо все помрем,- "ободрил" его старший обхода.
  -А я не хочу рано,- упрямо возразил ***,- я хочу ка можно позже и не здесь.
  -Прекращай спорить с начальством, - усмехнулось начальство.
  На этих словах третий патрульный открыл дверь камеры.
  Как оказалось, в самой камере, откуда доносились эти страшные звуки, они уже никого не волновали. Крайне скудную обстановку украшали только небольшие кучки мусора, образовывашие аккуратный прямоугольничек. Вторым украшением служил гуманоид с не менее аккуратно перерезанным горлом. На груди у трупа была нарисована ехидно ухмыляющаяся рожица.
  ***почуствовал, как у него запотели руки и оружие начало выскальзывать из ослабевших пальцев. Обративший внимание на неуставное состояние своего подопечного старший резко окрикнул его:
  -Эй ты, хорош раскисать! Что, трупов ни разу не видел?
  -Нет, я тут вообще по другой статье,- пробормотал ***,- ...
  Но он не успел договорить. Внезапно из отверстия в потолке выскользнуло тело, присело, и резко выпрямившись, нанесло снизу вверх удар отрезком трубы в горло старшему. Затем заключенный в развороте нанес удар той же трубой в поясницу второму охраннику, только-только начавшему поднимать оружие. От боли тот выронил свой пистолет и сразу после этого получил удар торцом трубы в лицо.
  Взиравшийу на это избиение *** начал медленно отходить от шока, когда убийца посмотрел на него. вопль ужаса застыл у него в груди и последнне, что тот увидел был когтистый палец, входящий ему в глаз.
  
  ***
  Жестокое убийство несчастного Ванька привело начальство в некоторое замешательство. Конечно, за долгую историю тюрьмы, в ней произошло не одно убийство, немало стали инвалидами, но каждый раз служба безопасности знала мотивы. На этот же раз все было непонятно и запутанно. Что бы найти убийцу, начальник СБ послал за одним из своих лучших соотрудников, якобы на допрос.
  -Заключенный *** на допрос явился!- бодро отрапортовал тот и вытянулся перед начальником.
  -Оставьте нас,- приказал начальник охране.
  Через десять минут инструктажа охрана увела *** с новым заданием.
  ...
  В качалке собралась небольшая группа.
  -Вот, а потом он как напрыгнет на него и как даст. Да там мозги по всей камере растеклись!
  -А ты откуда это знаешь?
  -Да я убирался в этой камере!? Там трое потолок замазывали, а мы вдвоем стены отскребали!
  -Ааа, вот оно что. А что правду говорят, что оттуда трое рецидивистов сбежало?
  -Ну, не знаю. Может и правда. Там уже никого ни было. Но камера на 4-х была, это точно.
  -Может даже знаешь, почему они именно в этот обход сбежали?
  -Ну, когда Ванек был. Он же совсем безобидным был, никому не мешал, никому не угрожал, за что его-то убили?
  -Даже и не знаю. Может, он что-то знал, что-то лишнее, за что уши отрезают, вместе с головой.
  -Что же это может быть?
  -Понятия не имею, а тебя, что, это так сильно интересует?
  -Да нет, я просто так спрашиваю,- пошел на попятную ***.
  Он собрался уходить, почуствовав, что над его головой сгущаются тучи. Однако, почувствовав, что за его спиной кто-то стоит, он остановился.
  *** оглянулся. На лицах его собеседников была написана мрачная решимость и готовность прикончить любого, кто не вписывается в их представление о нормальном заключенном.
  -Я просто интересовался, странное все-таки происшествие...
  -Да, происшествие страннее некуда, только вот кажется нам странным, что это тебя так сильно интересует.
  -Да нет же, нет!- начал оправдываться ***.
  -А вот это мы сейчас и узнаем,- неприятно улыбнулся его собеседник,- заодно и подкачаешся чуток.
  ...
  На следующее утро начальнику тюрьмы на стол легло следующее сообщение:
  "Специальный агент *** был найден мертвым во время вечернего обхода в спорт зале. Он был раздавлен грузом для тренажеров"
  
  ***
  А вашему вниманию предлагаются очередные бои без правил.
  Правил нет абсолютно никаких. Возможны любые удары и любые способы достижения победы. "Удары в пах и подкуп судей" - вот единственный девиз участников турнира.
  А на ринге в этот раз не два, а три участника, что в полной мере отражает название турнира: "Бои без правил". Но одно правило все же есть, и соблюдается оно неукоснительно: один из участников всегда покидает ринг ногами вперед. С кем же мы распрощаемся на этот раз, вот тот вопрос, котрый занимает очень и очень многих.
  Пока никто не знает, кто из участников победит. Но ставки высоки. Многие, очень многие крайне заинтересованы в победе "своих" конкурсантов.
  Итак, все же представим их, наших заечательных спортсменов.
  Катамаунт. Этот весьма уважаемый зек, склонный к перемене кличек, на этот раз выступает под наиболее известным и привычном публике ником. Он явно играет на победу "желтых", лидер которых, ныне пребывающий в карцере особо строгого режима уже пообещал награду судьям, если они присудят победу его бойцу.
  Дракониан. Еще один из ветеранов Дэлэктора. Именно против него выступают "желтые", однако и он, похоже, выступает далеко не в одиночестве. Он был замечен в связи с небезызвестный Спасителем, который уже пообещал пристально присмотреться к тем из судей, которые не отдадут ему своих симпатий. Но, кто знает, на что способны простые зеки ради денег. Возможно, многие рискнут своей репутацией и проголосуют против него.
  Кадфаэль. И опять перед нами один из зеков, приговоренных к очень длительному сроку. Он снискал почет и уважение в глазах многих узников Дэлэктора, однако мешает возможной победе кандидата от Спасителя.
  Итак - гонг, бой начался.
  мы видим, что перед нами настоящие бойцы. как они молотят друг друга локтями. Вот против Катамаунта проведен удар в пах... ну, полагаю, мужчины меня понимают, куда именно был нацелен удар. Отметим, что в этом сезоне особым спросом пользуются кевларовые гульфики от Divov inc.
  Вот попытка ударить локтем в висок Кадфаэлю. Но каски от NATO enterteinment делает свое черное дело и отводит удар от него.
  Вот тройной по коленям Дракониану. Но и здесь уже стоит защита. Какая-то засекреченная версия valenok.
  Я думаю, нет смысла описывать весь ход боя. Однако, стоит отметить что в этот раз все прошло без правил. Победителей оказалось двое. А проигравший ***...
  Но, впрочем, забудем о неудачниках.
  
  ***
  -Ну что, еще по 100 грамм?
  -Да, что уже не хочется.
  -Ты меня уважаешь!?
  -Уважаю, но пить уже не могу!
  -Да ладно, чё там, 100 грамм не объем!
  -Ну, у меня норма-0.2 литра в день, а мы уже 2.5 выкушали!
  -Ну вот, где 2.5, туда и 0.1 поместиться!
  -Не-е-е скажи!
  -Почему это?
  -А сам подумай, ты 1.5 литра пивасика в 1.5ти литровую бутылку нальешь?
  -Налью
  -А если еще кружку нальешь, что будет?
  -Отпить придеться.
  -А если все-таки надо будет налить?
  -Да чё ты ко мне пристал!? Вон, у тебя стакан полный стоит!
  -Ну ладно, но это последний.
  -Базар-вокзал! конечно, последний, больше нет!
  -Слушай, а как тывообще столько выпить можешь?
  -А что, это так важно, что-ли?
  -Да не, не важно. Первый раз просто героя вижу, что бы он столько мог выпить.
  -А-а! Тут, знаешь, секрет один знать надо.
  -Да ты что!? А не поделишься?
  -Поделюсь, конечно. Первым делом берешь паек, да побольше, побольше. И съедаешь всё.
  -А если жрачки мало?
  -Как мало, ты мужик или нет!? Если мало, у других одалживаешь!
  -А если не дают?
  -Гы-гы-гы! Это уже твои проблемы! Всех, кто мне отказывал, уже нет! Что, продолжать?
  -Да-да, конечно!
  -Э-э, постой чуток, это я тебе на ушко шепну. А то, вон, чье-то ухо из-за угла такими большими гллазами смотрит!
  ...
  -Ни фига себе!
  -И после этого можешь смело начинать. Сперва небольшими дозами, потом увеличиваешь.
  -Да, вот это фокус. Ну, спасибо тебе.
  -Да незачем благодарить-то.
  -Как не зачем, вон какую хитрую штуку рассказал!
  -А ты что, всерьез думаешь, что этим секретом воспользуешься?
  -Не понял.
  -А что тут непонятного-то?
  С этими словами на голову *** обрушилась бутылка, которая разбилась и оставила в руке у напавшего хищно поблескивавшую острыми гранями "розочку".
  -Вот так-то,- усмехнулся убийца и вонзил "розочку" в горло ***.
  
  ***
  - Пульс нормализуется, давление в норме...
  "Где я? Что со мной?"
  - Он в сознании, блокада действует...
  "Кто это говорит? О ком? Что за блокада?"
  - Давай, вставай, ишь, разлегся! Конвой уже ждет!
  "Толкаются. Значит, ко мне обращаются. Но кто я? И зачем конвой?"
  Белый потолок и стены ярко освещенные люминисцентными лампами, резко ударили в глаза пациента тюремного лазарета. На него смотрели угрюмые охранники. Миловидная медсестра протянула ему пакет с робой.
  - Одевайся,- приказал ему охранник.
  "Я заболел? Была авария и я пострадал? Черт, что же случилось? Почему они молчат?"
  Заключенный под конвоем шел по узким тюремным коридорам. Вопросов он не задавал: пара ударов по почкам отбили у него эту охоту.
  "Куда меня ведут? Может, хотят освободить?"
  Но в лифте охранник нажал на кнопку со стрелкой, направленной вниз.
  "Еще ниже!? Это что, прямой лифт в ад?"
  Наконец лифт остановился и его повели по коридору, покрытому зеленой ковровой дорожкой.
  "Нет, на ад не похоже. Хотя, что мы о нем знаем? Может, он именно так и начинается. А ведут меня черти! Нет, это уже полная бредятина! Почему я ничего не помню!?"
  Они вошли в комнату. Подконвойного посадили на странного вида стул и начали подключать к нему электроды.
  - Познакомься со Старой Замыкалкой. Она тебе понравится. Ее еще никто до конца жизни забыть не смог!
  "Должно быть, какая-то очень красивая женщина. Но где же она? Пока только эти гориллы маячат! Уф, наконец-то уходят!"
  Перед его глазами зажегся экран, с которого на него холодно смотрело несколько пар глаз.
  "Кто эти люди? Чего это они на меня уставились? Может, хоть они мне что-нибудь объяснят?"
  Конвоиры вышли, захлопнув за собою дверь. В комнате повисла напряженная тишина, которую грубо разорвал включившийся динамик.
  - Заключенный ***...
  "Да, точно! Меня зовут ***! Они знают меня! Но почему лицо того хмыря кажется мне знакомым?"
  ...за многочисленные нарушения режима...
  "Нарушения режима? Я нарушал режим. Но что, что я сделал? Убил? Украл? Хотел бежать? ЧТО!?"
  ...вы приговариваетесь к смертной казни!...
  Завершенная кодовая фраза сняла блокаду с воспоминаний ***.
  "Нееет! Меня подставили! Я не виноват! И это лицо. Это же ОН! ОН сидит среди вас!"
  ...Приговор в исполнение привести немедленно!
  - Стойте! Послушайте, я все объясню! Он меня подставил!...
  Но толстое стекло не пропускало звуков. Судьи не слышали ни воплей приговоренного, ни его обвинений, ни предсмертного хрипа. Они лишь бесстрастно наблюдали за тем, как *** сгорал заживо на электрическом стуле.
  
  ***
  Наконец-то наступил день, которого все ждали. Множество убийств всколыхнули тюрьму, вселили в зеках неуверенность и заставили их подняться на защиту своих жизней. Начался бунт, жестокий и бессмысленный. И как и в любой другой неразберихе, сразу нашлись любители ловить рыбку в мутной воде, желающие подняться на волне, достичь каких-то своих целей или, на худой конец, свести счеты.
  На 84 уровне таким авантюристом оказался невысокий плюгавенький мужичонка в драных лохмотьях, которые он носил с таким апломбом, будто был, как минимум, принцем крови. Протянув над собравшейся толпой ручонку с зажатым в ней ключом на 12, стоя на груде мусора, он провозглашал:
  - Товарищи! Дело нашего восстания - защита ваших интересов! Мы добиваемся улучшения условий жизни в тюрьме, равноправия всех заключенных и свободу от постоянного наблюдения! Мы хотим, что бы каждый зек мог чувствовать себя свободным от постоянного контроля со стороны надзирателей и стукачей! Мы за то, чтобы любой мог получить доступ к образованию и медицине! Мы за объединение всех заключенных, ибо только все вместе мы сможем сделать наш прекрасный Дэлэктор еще прекраснее!
  К сожалению, некоторые товарищи, которые нам совсем не товарищи, не понимают наших высоких целей! Они спрашивают, а где мы возьмем деньги, расходные материалы, продукты, медикаменты? Они не понимают, что их более сознательные соратники будут работать, работать и еще раз работать, чтобы наш Дэлэктор расцвел! Ну ничего, наш пример и карцер быстро объяснит им, чей путь самый прямой и верный! Поэтому сейте разумное, доброе, вечное! Наносите пользу и причиняйте добро! Наше дело правое! Мочи козлов!
  Экзальтированная толпа с жадностью ловила каждое его слово, кивала и дружно поддакивала. Услыхав "Мочи козлов!", многие вспомнили про торговца "весельем", жившего на этом же уровне. Поскольку денег почти ни у кого не было, а организм требовал своего, беспорядочная толпа, ведомая плюгавым, медленно, но неотвратимо потекла к его камере.
  Гоша-фармацевт тем временем был занят очень важным делом: он отходил от испытаний нового наркотика, который должен был стать делом его, пока еще не слишком длинной жизни. Этот наркотик, не ослабляющий организм, но требующий постоянного применения сулил гигантские барыши: ведь человек мог прожить намного дольше, почти столько же, сколько нормальный человек. И все это время он бы носил деньги в кассу.
  *** предавался сладостным мечтам, когда услышал жуткий шум, сопровождаемый криками. Он еще не совсем адекватно воспринимал окружающее, однако, различенное сквозь грохот скандирование: "Гадом буду, не забуду мирного Ванька!", заставило его похолодеть.
  Постнаркотическая расслабленность стремительно исчезала, вымываемая мощными волнами адреналина. Он вскочил с кровати и достал из-под нее то, что уже давно дожидалось своего часа, а именно, металлический чемоданчик.
  - Ну, привет, дружок. Как бы я хотел тебя не открывать, но ничего не поделаешь,- вздохнул *** и откинул крышку. Его взору предстали несколько ампул, два заправленных шприца, необходимых для вот такого, аварийного случая и заботливо уложенный мешочек с припасами.
  *** еще раз вздохнул, но первый шприц, наполненный сверхмощным катализатором диффузии. Так как камеры не запирались изнутри, то *** равномерно выдавил его в щель между дверью и косяком. Понаблюдав, как дверь и косяк становятся одним целым, он взял второй шприц и поежился. Тот был наполнен "акробатом", мощной смесью, быстро приводящей организм в порядок и даже, более того, усиливающему его возможности. Но позднее он с лихвой брал свое. Однако, выбирать не приходилось, в дверь уже ломились страждущие, и *** ввел себе стимулятор.
  Почувствовав прилив сил, он легко снял уже открученную решетку с вентиляции и запрыгнул в трубу, не забыв прихватить мешочек и ампулы. Последние он кинул на пол и пополз. Содержащаяся в разбившихся ампулах очень текучая жидкость быстро смешалась и растеклась по полу. *** заторопился: реакция уже началась и очень скоро находится вблизи камеры будет очень небезопасно. Он рассчитывал незаметно добраться по вентиляции до лифтовых шахт и, вызвав лифт, ускользнуть на более спокойные уровни. Донесшиеся до него грохот и крики подсказали ему, что двери уже нет, а вспышка и еще более громкие вопли - что реакция протекла успешно и сейчас в его камере ад открыл свой филиал.
  Но, к сожалению, судьба любит вносить в любой, самый тщательно разработанный, план, свои коррективы.
  Не рассчитав силы удара, *** вместо того, чтобы по тихому снять решетку, с шумом выбил ее. Чертыхаясь, он выпрыгнул из вентиляции и побежал к лифту. Оставшиеся в коридоре зеки обернулись на грохот и, конечно же, заметили его. Добежав до лифта, *** судорожно нажал на кнопку и, повернувшись лицом к толпе, начал ждать.
  Разъяренне зеки быстро приближались, как *** спиной почувствовал, что дверь, наконец, открылась, и не глядя, шегнул назад.
  К сожалению, из-за с бесорядками, лифт не останавливался на этом и еще многих уровнях, однако внешняя дверь исправно открывалась. Поэтому, *** летел в бездну и не знал, что его ждет внизу: спасение или смерть?
  
  ***
  Усталый, изможденный человек полз по трубе, поминутно останавливаясь и заглядывая в решетки. Его руки были расцарапаны, волосы спутаны, одежда изорвана. Наконец, выбрав подходящее помещение, он аккуратно, почти бесшумно снял решетку и спрыгнул вниз. Осмотревшись, он криво усмехнулся: ему впервые повезло и он оказался в комнате охранников. Она пустовала, так как все были на подавлении бунта. Отобрав подходящие вещи, он вернулся в вентиляцию и приладил за собой решетку. Теперь его движения несколько затруднял пакет с вещами, поэтому он проплутал по трубам еще полчаса, прежде чем достиг очередной цели, а именно душевой.
  Горячий душ снял с него грязь, пот и усталость, а холодный - взбодрил и придал сил.
  Гоша вытерся позаимствованным полотенцем и надел поношенную, но чистую форму и вышел в коридор.
  Дэлэктор кипел. В коридорах сновали охранники, бегали посыльные, орали офицеры.
  Беглец напустил на себя озабоченный вид, ускорил и принялся суетливо пробиратся к лифтовой шахте. Попутно он внимательно вслушивался в разговоры окружающих и
  приглядывался к ним, выискивая того, кто бы мог ему помочь.
  Подходя к лифту, Гоша уже знал, что тюрьма разрезана слоем неподконтрольных охране этажей, что зеки контролируют часть коммуникаций и поэтому нельзя просто перекрыть подачу им воздуха, что космопорт все еще в руках охраны. Заметив у лифта офицера, проверяющего пропуски, Гоша свернул в боковой коридор и пошел по нему, надеясь по пути решить эту проблему.
  Наконец Гоша увидел подходящего человека, которым оказался еще молодой рядовой, и четким строевым шагом подошел к нему.
  - Фамилия, имя?- резко спросил он у того.
  - ***,- несколько опешил рядовой, но тут же взял себя в руки:
  - А вы кто, сэр?- робко спросил *** и тут же смолк, натолкнувшись на взгляд Гоши.
  - Для тебя я капрал Веймер! Давай сюда свой пропуск, хватай тот ящик и бегом за мной!
  Убедившись, что солдатик с ящиком идет за ним, Гоша направился к лифту. К его счастью, на самом пропуске не было карточки и он надеялся, что ему удастся пройти по чужому.
  Проведя им по щели считывающего устройства, Гоша замер, но то ли в самом деле все было в порядке, то ли офицер просто устал за день и не заметил подвоха, но и Гоша, и *** безприпятственно прошли в лифт.
  Походя взглянув на номер этажа, Гоша тихо ужаснулся, увидев цифры 137.
  Наконец лифт поднялся на последний удерживаемый охраной этаж.
  - Дальше лифт не ходит, пока беспорядки не кончатся,- сказал седоусый охранник,- пошевеливайтесь, мне вниз пора.
  Гоша вышел из лифта и направился к уже ставшими привычными вентиляционным решеткам, как вдруг его внимание оказалось привлечено кашляющим звуком сзади. Он насторожился, но, обернувшись, расслабился: это был ***, согнувшийся под тяжелым ящиком.
  - Ставь сюда,- указал Гоша на место у стены под решеткой.
  - Молодец,- похвалил он его, после того, как ящик оказался на месте. Порывшись, Гоша не обнаружил в нем ничего или полезного. Поэтому развернувшись, он резко ударил *** кудаком в горло.
  Тот рухнул и забился в предсмертных судорогах, но мучался недолго и скоро затих.
  А Гоша уже лез по очередным трубам: ему надо было наверх.
  
  ***
  Трупы, трупы, трупы...
  *** шел по залитым кровью коридорам, шатаясь и придерживаясь за стены. Десятки убитых, сотни раненых и покалеченых: только таким был промежуточный итог бунта. И никакого успеха
  "Зачем!? Зачем все это? Кому это понадобилось? Вырезали желтых, прикончили вертухаев-ренегатов, угрохали авторов...Тогда нафига понадобились все эти трупы? Что, переделили власть и все? Как не прорвались наверх к космопорту, так и до сих пор топчемся на месте. А я не хочу умирать! Зачем оно мне? Я лучше нормально поживу, никуда не торопясь. Зачем мне куда-то бежать? Что я на Земле потерял? Ну, ограблю я на ней еще пару старушек, ну, поймают меня, накостыляют, так ведь сюда же и посадют за рецидив?
  Глубоко погруженный в свои мысли *** шел по коридорам Дэлэктора, время от времени спускаясь вниз по пожарным лестницам. Он стремился покинуть этот хаос, уйти туда, где спокойнее, где не убивали. Понимая, что озверевшие зека будут рваться наверх, он счел разумным отправиться вниз, туда, откуда наступала охрана.
  Наконец дорвавшись по последнего удерживаемого зеками уровня, *** осторожно начал красться еще дальше вниз. Только сдавшись охране, он мог чувствовать себя в безопасности.
  Преодолев все препятствия в виде завалов и патрулей, *** затаился. Его раздирало желание встать и побежать вперед, но какая-то часть разума не позволяля ему этого сделать. Он понимал, что тюремному патрулю покажется лчень подозрительным вид бегущего прямо на них заключенного, и что последний рискует получить немало пуль, прежде чем рухнет на бетонный пол Дэлэктора.
  Поэтому он медленно шел по центру коридора с открытыми руками. Сердце его билось все сильнее и сильнее, как вдруг он услышал долгожданный окрик: "Стой! Кто идет!?"
  - Не стреляйте, я сдаюсь,- завопил ***, поднимая руки еще выше и немного прикрывая ими голову.
  - Стой, не шевелись,- донеслось с той стороны.
  *** стоял, зажмурив глаза. он слышал, как к нему подходят, чувствовал, как его грубо обыскивают, но очнулся лишь от сильного тычка под ребра дулом автомата. Это, почти родное ощущение вызвало в нем такие эмоции, что он без чувств рухнул на пол. Последней его мыслью было: "Спасен!"
  Очнулся *** привязанным к какому-то столу. "Опять допросы!"- с грустью и тоской подумал ***, но это были чистая и легкая грусть, так скучают по дому, когда до него остается совсем чуть-чуть. И даже звероподобное лицо начальника службы безопасности показалось ему в этот миг таким добрым и родным, что ему захотелось обнять этого милого человека, по слухам, сосланного в тюрьму за жестокость при допросах.
  - Очнулся, касатик?- действительно по доброму спросил безопасник. В этот момент *** почувствовал, что его ногам теплее, чем голове.
  - А я уж боялся, что такой дорогой гость будет греться, так и не приходя в сознание. И чего это нам в Дэлэктор каких-то слабаков присылают? Теряют сознание от легкого ударчика по почкам!
  Осмотревшись по сторонам, *** увидел, что находится в тюремной котельной. Все еще не веря в то, что его ждет, он начал вытягивать голову, пытаясь разглядеть: что-же там такое теплое.
  -Ну ладно, дружок, прощай, у меня дел и без тебя много!- С этими словами стол с привязанным к нему пока еще живым *** начал свое медленное движение к топке тюремного крематория, где сжигали трупы.
  Начальник службы безопасности вышел, охрана захлопнула за ним дверь. Что чувствовал *** никто не знал.
  
  ***
  Седой старик сидел в позе лотоса и размышлял о превратностях человеческой судьбы.
  когда-то, давным-давно, он был весьма уважаемым человеком, имел под своим началом сотни людей, ворочал миллиардными суммами, решал о жизни и смерти десятков человек.
  И вот теперь он сидит на этой, Богом забытой, планетке и не способен даже защитить свою жизнь.
  *** сидел напротив двери с закрытыми глазами и поглаживал длинную белую бороду. Он знал, что другие решили его судьбу, и что неправый суд уже вынес ему смертный приговор. Ну, что же, он сделал достаточно и был готов, наконец, получить вечную свободу.
  Сопротивление было бессмысленным и унижало его достоинство. Палачи не должны были наслаждаться его мольбами о пощаде, не могли видеть его слабости. В конце концов, он сам сделал свой выбор и с самого начала знал о возможных последствиях. Поэтому сейчас *** наслаждался последними минутами жизни и хитро усмехался в густую бороду.
  Из коридора начал доносится гул. "Наконец-то, что-то они задерживаются, никак случилось что у бедняжек!?"- подумал ***.
  О том, что он обречен *** знал уже давно. В самом начале, когда побег еще только планировался, его пытались убить. Однако, его "заклятый" друг из "желтых" взял всю вину на себя и погиб на ринге вместо него. Последним же звоночком послужила попытка убить его вчерашней ночью. Его старый знакомый Джонни попытался подкараулить его и прирезать своим зловонным ножом. К счастью, в этот вечер он задержался у Миража и, поэтому, покушение не удалось. Но то, что на одного из виднейших деятелей криминала осмелились напасть, говорило о многом. Кроме того, сам
  Мираж после этого погиб довольно странной смертью. И всем было понятно, что это месть за неудавшееся покушение. Поэтому, *** уже не пытался оправдываться и метать бисер. Вместо этого он решил уйти не прощаясь, по-английски: тихо, скромно, без лишнего шума.
  Гул в коридоре превратился в беспорядочный гвалт и дверь в камеру, наконец, открылась. Беснующаяся толпа начала стихать. Вот в ней появилось движение. Люди расступались, давая дорогу невысокому человечку с жиденькой бородёнкой. Размахивая ключом на 12, он расчищал дорогу перед собой, пробираясь к ***.
  - Вот он!- провозгласил человечек.- Вот виновник всех наших бед, вот тот, кто хотел сбежать и оставить здсь нас всех! Хватайте его, бейте его, пусть он умирает долго и мучительно.
  *** лишь усмехнулся в ответ. Почуяв неладное, человечек начал пробиваться через толпу обратно, не забывая впрочем, призывать зеков обрушить на голову осужденного все кары.
  *** медленно встал и распахнул халат. Увидев, что безобидный старичок оказался увешан гранатами объемного взрыва, толпа подалась назад. В несчастью для передних, задние продолжали напирать, желая увидеть сцену расправы.
  Прогремевший взрыв заставил многих навсегда расстаться с мечтами о побеге.
  
  
  Выстрел
  
  Гоша лежал на спине и тяжело дышал. Он уже начал ненавидеть канализацию, вентиляцию, теплотрассы и все то остальное, что названо очень емким словом "коммуникации". Конечно, он и раньше знал, что воздух, вода, тепло, связь не рождаются из воздуха, а где-то вырабатываются и как-то доставляются потребителю. Но он никогда не думал, что лабиринты этих самых коммуникаций сами по себе создают очень сложную систему, в которой человеку совсем нет места. За долгие дни, что он провел в вентиляции и теплотрасах, он основательно поднаторел в открытии решеток, вертикальных подъемах по трубам, но никак не мог привыкнуть к тому, что человеческая жизнь и цивилизация зависит от таких мест, где места для самого человека совсем не предусмотрено.
  За долгие дни, что он скрывался от всяческих нескромных взглядов, Гоша основательно изучил схему тюрьмы и теперь вполне мог незамеченным добраться до самого космопорта. Однако спешить он не хотел. Припасов у него было достаточно, оружия тоже, и ему не терпелось навестить одного старого знакомого.
  С начала бунта зеки сильно продвинулись в сторону космопорта и даже смогли захватить часть административных уровней. Штаб Риддика постоянно перемещался с места на место, так как этот параноик сильно опасался покушений. Но отслеживание некоторых кабелей связи позволяло, тем не менее, определить место, откуда истекало большинство приказов.
  Ползя по кабелю, Гоша внимательно вслушивался в звуки, доносившиеся спереди. По ним было легко определить, где проходит патруль, где тащят ящики со снаряжением и оружием.
  Добравшись до нужного ответвления, Гоша заколебался: поворотов было два и кабель тоже раздваивался. Решив, наудачу, свернуть налево, он сильно рисковал: этот поворот он изучил недостаточно хорошо, но, зная, что при повороте направо он непримерно попадет в туалеты, риск был оправдан.
  Он добрался до комнаты, в которую вел провод, заглянул через решетку и, увидев довольную физиономию ***, установил взрывчатку.
  Отползя на безопасное расстояние, Гоша вылез из воздуховода, забежал в пустющую камеру и замкнул контакты. Сила взрыва была таковой, что даже в ней он почувствовал ударную волну.
  Успокоив таким образом свою совесть, Гоша неторопливо направился наверх, к космопорту.
  
  ***
  Наступила тихая, безлунная ночь. В пригороде погасли все огни и только очень наметанный глаз смог бы различить, как из маленького неприметного домика вышло двое. Вместе они дошли до ближайшего перепутья, после чего их пути разошлись: один свернул налево, а второй пошел направо.
  Свернувший налево шел боязливо. Он был еще не стар, и его очень беспокоило то, что ему предстояло идти за город, особенно, после сказанных в домике слов: "...только немногим суждено увидеть рассвет. Братья, будьте осторожны. Враг не дремлет и над всеми нами уже нависла опасность!..."
  Тени преследователей мерещились ему на каждом шагу, глаза соглядатаев казались направленными отовсюду.
  Его путь шел через лес. Обычно чувствовавший себя в нем в полной безопасности, путник не мог больше полагаться на лес, как раньше. Он запутывал следы, замирал в засадах, но преследователей не обнаруживал.
  "Что за паранойя!?"- разозлился на себя ночной путешественник и дальше пошел спокойно, соблюдая, тем не менее, осторожность.
  Дойдя до небольшой деревушки, стоящей неподалеку от города, он подошел к одному из домов и постучал. Несмотря на поздний час, ему открыли и очень обрадовались.
  
  А тем временем по ночному лесу стремительно двигалась огромная черная тварь. Распугивая перед собой всех хищников, она выискивала неощутимые следы ауры, не обращая ни малейшего внимания на следы. Каменное тело существа проламывало все, что стояло у нее на пути, поэтому она намного быстрее, чем человек, пересекла лес. Мощные лапы порождения злого Ремесла вынесли её на опушку. Проследив путь жертвы, нечеловеческие глаза уперлись в крышу одного из домов деревеньки. Ей было приказано не поднимать шума и не показывать себя, поэтому она не могла просто разнести дом со всеми его обитателями. Тварь уселась и принялась обдумывать ситуацию.
  
  Человек проснулся от тихого поскребывания в дверь. Все его страхи мигом вернулись и он затрепетал. Выбрав свой лучший амулет, хозяин дома прокрался к двери. Поскребывание прекратилось. Он рывком распахнул дверь и, протянув перед собою амулет, выглянул наружу. Никого. Выйдя из дома, он недоуменно осмотрелся. По прежнему не видя источника поскребывания, *** развернулся. В этот момент его взгляд упал на дверь, на которой виднелись глубокие свежие царапины. *** оцепенел.
  тут сверху, с крыши к его голове протянулись жуткие обсидиановые когти, сомкнувшиеся на шее. Легкий рывок, и голова *** полетела в сторону, а его тело мешком опустилось на порог.
  
  Химера с удовлетворением отметила, что её зверек стал намного смышленнее. Успешно проведенные полевые испытания сильно улучшили её настроение и она могла позволить себе немного помечтать.
  "Ну что же,- подумала она,- ход сделан. Теперь твой черед, Гонориус"
  
  ***
  Наступила тихая, безлунная ночь. В пригороде погасли все огни и только очень наметанный глаз смог бы различить, как из маленького неприметного домика вышло двое. Вместе они дошли до ближайшего перепутья, после чего их пути разошлись: один свернул налево, а второй пошел направо.
  Ушедший влево был молод, весел и беспечен. Его быстрый и легкий шаг, то и дело срывавшийся на припрыжку, явно говорил: вот человек, который абсолютно доволен жизнью.
  Принадлежа к богатому и знатному роду, юноша с младенчества получал все, что ему хотелось. Неудивительно, что со временем старые развлечения потеряли свою остроту. А тут он участвовал в самом настоящем тайном собрании и ему даже дали задание!
  Несмотря на поздний час и то, что большая часть города уже спала, в центре жизнь по-прежнему кипела. Молодой человек направился к одному из самых роскошных ресторанов города. Там он и рассчитывал справится со своим заданием.
  Он зашел в богато украшенный холл. Его в ресторане хорошо знали и сразу же посадили за его любимый столик. Сделав свой обычный заказ, он начал внимательно и даже несколько напряженно осматривать зал в поисках своих знакомых, подходящих для поставленной перед ним цели. Наконец, увидев знакомое лицо и улыбнувшись каким-то своим воспоминаниям, молодой успокоился.
  
  А тем временем по подвалу стремительно двигалась огромная серая крыса. Блестящие глаза-бусинки внимательно обшаривали все вокруг, нос на длинной морде, казалось, жил своей собственной жизнью, тщательно вбирая в себя и отфильтровывая все запахи. Крыса промчалась через кухню и принялась забираться на стену. Её острые коготки цеплялись за малейшие трещинки, поэтому она очень быстро оказалась на поперечной балке. По ней она прошла в зал.
  Голова крысы медленно поворачивалась, а ее глаза всматривались в лица посетителей. Наконец она обнаружила того, за кем была послана. Его запах проник ей в ноздри и затуманил мозг. Верхняя губа крысы приподнялась в оскале, обнаружив за собой острые и крепкие зубы. Но строгий приказ пославшего её запрещал ей убивать кого-бы то ни было. Пока.
  Поэтому животное лишь наблюдало за тем, как человек весело с кем-то беседовал.
  
  ...
  - А вот и та милая безделушка, о которой я тебе говорил, - сказал юноша, протягивая собеседнику коробочку с активированным "Глазом Василиска".
  Тот открыл коробочку и замер. Артефакт притягивал к себе взгляд, погружал куда-то далеко вглубь себя и не было никакой возможности сопротивлятся могучей силе, вложенной в него. *** чувствовал, как чужая воля затягивает его внутрь артефакта и понимал, что если он окажется там, то его ожидает участь, худшая, чем смерть. Он изо всех сил противился могуществу "Глаза", но постепенно его сознание "уплывало" все глубже и глубже.
  Хозяин артефакта с упоением и восторгом наблюдал за агонией ***. Он ловил каждое движение искаженного мукой лица, ибо это было единственным проявлением того, что жертва еще жива.
  Наконец все кончилось. *** сидел с каменным лицом, его полузакрытые глаза смотрели куда-то вдаль.
  
  Бальтазар, наблюдавший за произошедшим через крысу, с удовлетворением заметил, что неофит в точности выполнил данные ему инструкции.
  "Ну что же,- подумал он,- ход сделан. Теперь твой черед, Гонориус"
  
  ***
  Над деревней сгущались тучи. Древние силы были привлечены противниками для того, что бы одержать окончательную победу над своими врагами. Хрупкое равновесие неотвратимо нарушалось. Требовались очень энергичные меры, чтобы мир не изменился необратимо. И такие меры были приняты.
  На старом погосте постепенно собирались жители деревни. Мало кто остался в стороне от этого важного события. Никто не сомневался, что и Ремесленники, и Инкизиторы присутствуют на ритуале и наблюдают за могучим некромантом. Но сделать что-либо никто не решался, слишком уж велики были силы, привлеченные Гонориусом, чтобы можно было безнаказанно вмешаться в ход ритуала.
  Люди или звери, существа из плоти и крови или порождения Ремесла - все обитатели деревни собирались и вставали на места, указываемые помощниками мага. Мало кто знал, как он выглядит на самом деле, но все чувствовали его незримое присутствие; нити древнего заклинания постепенно опутывали всех, но только один управлял ими, только один мог контролировать ход ритуала и каждый в этот миг чувствовал себя неуютно, ибо в этот миг жизнь каждого висела на волоске.
  Заклинание постепенно набирало силу. Воля и сила многих собравшихся питала его, позволяя могучему некроманту вызывать все новые и новые силы. И только в этот миг враги Гонориуса могли бы помешать ему в его замысле. Ослабив силу заклинания, они смогли бы погубить его. И, конечно, они не преминули воспользоваться им.
  В центре фигуры появился невидимый для простого взгляда вихрь. Он постепенно ширился, щедро питаемый некромантом. Этот вихрь развеивал туман древних сил, сгустившихся над деревней. Он бешенно сопротивлялся, но искусное заклинание, ведомое опытной рукой делало свое дело.
  Неожиданно мощь вихря ослабла. Кто-то перекрыл потоки силы, питающие заклинание. Наоборот, эти ручейки поили другое заклинание, вовсем не запланированное Гонориусом. Почувствовав слабину, древний туман усилил свой натиск. Вихрь стал ослабевать и таять. Казалось, еще немного и ненавистный многим маг будет разорван на куски вызванными им силами.
  Но столь великого некроманта нельзя было переиграть на его любимом кладбище. Он начал плести новое заклинание, которое должно было "подпереть" прежнее. И, когда оно было готово, он обратился с беззвучным вопросом ко всем: "Кого вы принесете в жертву?". Один за другим собравшиес произносили имя ***.
  Он был вытолкнут к помощникам Гонориуса, которые сноровисто связали его. На какой-то миг все замерли, дожидаясь сигнала. Наконец, когда всем казалось, что сигнала не будет, и что Гонориус сдался, его помощник задрал голову *** и острым серпом перерезал ему горло, практически отделив голову от тела.
  Черная кровь *** фонтаном брызнула к небу и камнем падала на землю. Принесший щедрую жертву некромант, получив новый приток силы, выпрямился и закончил плести заклинание. Вызванный им вихрь разметал враждебное заклятье и развеял туман древних сил. В этом короткий миг каждый из участников ритуала почувствовал всю огромную сложность его и величайшее умение и решительность, необходимое для его проведения. Вызванный им вихрь разметал враждебное заклятье и развеял все, способное поколебать мироздание.
  Ритуал закончился и кладбище опустело, лишь нелепая фигура *** украшала пейзаж. Но находящийся непостижимо далеко и в тоже время очень близко маг криво ухмылялся, наблюдая за происходящим в кристалльно чистый источник.
  
  ***
  *** шел по темному сырому коридору. Факел в его руке нещадно чадил, но давал достаточно света, что бы он мог различить путь. А было это очень важным, ведь идти по скользкому, залитому непонятной жидкостью, полу было очень трудно. Ноги *** то и дело попадали в ямы, задевали за выступающие из кладки камни, раздвигали черепа и кости тех, кто проходил по этому коридору до него. Но куш того стоил. Святая святых Инквизиции, здание, котором размещались ее лаборатории, архив и хранилище, охранялось так тщательно, что то, что он смог проникнуть незамеченым в него, само по себе являлось чудом. *** шел и беззвучно благодарил Гонориуса за наложенные заклинания, позволившие ему зайти так далеко.
  Неожиданно он заметил, что жидкость разъедает его купленные за большие деньги сапоги и заторопился: не иначе, Инквизиторы залили все кислотой.
  Путь *** преградила массивная железная дверь. Она была покрыта ржавчиной и плесенью, такой же, которой заросли стены рядом с нею. "Видно, до сюда никто не доходил," - горделиво подумал ***. Он увлеченно работал над замком и не замечал, как плесень проникала в его разъеденные сапоги, обволакивала ноги, поднимаясь все выше и выше по его телу. Только тогда, когда дверь, наконец, открылась, *** неожиданно понял, что не может сделать и шага: последний страж цитадели все-таки сработал, несмотря на все его ухищрения.
  Он долго ждал своей участи, понимая, почему не было никаких следов в этой части коридора, и сходил с ума от мысли, что все его тело пронизано мельчайшими живыми нитями. Он несколько раз слышал, как неподалеку проходил патруль и хотел окрикнуть их, но его рот был "зашит" нитью плесени, а в горле уютно разместился целый комок ее. Прошла целая вечность, прежде чем *** услышал приближающиеся шаги. Его сердце было готово выпрыгнуть из груди из-за волнения: "А вдруг опять не дойдут!?". Когда же он увидел стражников и понял, что его наконец-то обнаружили и сейчас отведут в темницу, от радости потерял сознание.
  Очнувшись, *** понял, что лежит, привязанный к столу в явно пыточной камере. Но самым важным открытием было то, что он был свободен от того, что так долго сковывало его! Повернув голову, он увидел, что кроме него в камере присутствуют еще двое.
  Образованный тем, что он наконец может говорить, *** открыл рот и долго не умолкал. "Собеседники" слушали его молча, не перебивая. Лишь время от времени, когда *** слишком отвлекался от интересующей Инквизиторов темы, тот, что был постарше, поправлял ход его монолога наводящими вопросами.
  Когда *** выдохся и умолк, дознаватели вышли. Идя по сухому и ярко освещенному коридору, молодой восхищенно сказал старшему:
  - Господин Сановарола! Я просто преклоняюсь перед вашим искусством вести допрос! Мы же даже пыток никаких не применяли! Ну, если не считать этого стояния в коридоре, конечно. А что прикажете с ним делать?
  - Мне он больше не нужен, - ответил Инквизитор, - придумай что-нибудь на свое усмотрение.
  
  ***
  Большой дом на окраине деревни издавна считался "проклятым". В нем никто никогда не селился, а провести там ночь считалось проявлением мальчишеской доблести. Но еще никто никогда не смог сделать этого в новолуние. Те очень немногие, которые с криком выбегали уже после полуночи, с трепетом рассказывали о непонятных тихих шорохах, от которого стынет кровь в жилах и о леденящих душу воплях, из-за которых в волосах добавлялось седин.
  Но, несмотря на это, дом не сносили. Все попытки сделать это неизменно оборачивались трагедией. Два года назад, когда его пытались разобрать, большой пожар уничтожил половину деревни. Десять лет назад вся семья торговца, купившего дом и вздумавшего перестроить его, погибла жуткой смертью в руках разбойников. Сам торговец, узнав об этом, повесился на центральной площади деревни.
  В ней считали, что дом принадлежит какому-то могучему колдуну, который не пожелал, чтобы с его собственностью что-то случилось.
  Но предприимчивый староста нашел-таки способ, как сделать деньги и на таком неликвидном имуществе. Дом был обнесен забором, а у входа стал привратник, взымавший плату за вход в него. Толпы желающих "проверить свое мужество" пролили в сундуки старосты золотой дождь, что сильно не нравилось всем остальным. Они считали, что рано или поздно, но хозяин дома вернется и сильно разгневается, узнав об этом.
  Многие знали о жадности старосты и о том, что за деньги он пойдет на все. Поэтому по деревне прошел шепоток, что он уже давно продал душу неизвестно кому, вот и не боится никого. Прошел и затих. Но следы его остались в вечерних разговорах за рюмкой чая, в сплетнях, передаваемых бабами у колодцев, в страшилках, рассказываемых ночью у костров.
  Начавшаяся череда смертей тотчас же возродили все деревенские легенды и на старосту вновь начали косо смотреть.
  А два последних убийства окончательно убедили всех жителей, что хозяин "проклятого дома" вернулся и начал собирать свою кровавую жатву. Не зная, кто будет следующим, деревенские также продолжали собираться по вечерам, но обсуждали уже не самого старосту, а то, как им избавится от него, чтобы отвести гнев волшебника.
  Поэтому, одной, далеко не самой прекрасной и тихой ночью, у дома старосты собралась большая толпа с кольями, рогатинами и факелами. Стремительно преодолев забор, прикончив при этом трех сторожевых псов и раздавив самого сторожа, взбешенная толпа оказалась у стен дома. Закинув факелы в окна и двери, люди подперли их кольями и отбежали.
  Добротный дом, построенный из хорошо просушенного дерева, мигом занялся как спичка. Жар заставлял людей отходить поджигателей все дальше и дальше от гигантского костра, но никто не уходил. Сквозь гул огня и треск падающих бревен и досок еле доносились вопли сжигаемых заживо людей. И даже когда крики ***, наконец, стихли, они все еще стояли в ушах собравшихся. Постепенно опьянение от убийства спало, вместе с этим, в сознание людей начало проникать ощущение того, что они совершили жуткую и непоправимую ошибку, и что череда смертей на этом не прекратится.
  К сожалению, дальнейшие события показали, что они были правы.
  А тем временем могучий маг, наблюдавший за смертью *** из своего тайного убежища, лишь усмехался над наивностью смертных, полагавших, что какая-то жалкая развалюха способна настолько заинтересовать его, что они сожгли своего односельчанина.
  
  ***
  Сановарола откровенно скучал.
  Чисто по человечески, старого Инквизитора радовало, что еретики так ослабли, но как профессионала - это его безмерно огорчало. Очень немногие могли выдержать допрос третьей степени, не говоря уж о четвертой и, тем паче, пятой. Поэтому он все чаще и чаще доверял допросы молодежи: "Пускай тренируются",а сам уединялся в своем кабинете и занимался любимым делом: редактировал "Пыточный канон", лучшее учебное пособие для специалистов в этой области знания.
  Он как раз заканчивал главу, посвященную пыткам огнем, когда до его чуткого слуха донесся стон. Сановарола поднял голову и замер. Ноздри его раздувались, как у хищного зверя, почуявшего добычу. Звук был очень знакомым и он радовал душу любого дознавателя. Это был стон отчаяния, который издавал излишне гордый подозреваемый в тот момент, когда его гордость оказывалась сломленной. Стон повторился и Инквизитор понял, что он означает. Осознание этого сильно обрадовало Сановаролу, он вскочил со стула и подбежал к панели, закрывавшей проход в потайную комнату.
  Зайдя в прекрасно оборудованный зал, Сановарола привычно осмотрелся. Зал был пуст, все инструменты и приспособления были аккуратно сложены, лишь к одному был прикован человек. Над его жестко зафиксированной головой висела капельница, из которой равномерно вытекала капля за каплей, падающие на бритую голову узника.
  Инквизитор уселся на стул рядом с капельницей, открыл журнал регистрации и задал привычный вопрос:
  - Как тебя зовут?
  Узник с ненавистью посмотрел на своего мучителя, но продолжал молчать.
  Сановарола огорченно вздохнул и закрыл журнал. Но, вместо того, чтобы как обычно встать и уйти, он сказал ему вкрадчивым голосом:
  - Видишь ли, мой молчаливый друг, ты сейчас стоишь на пороге бессмертия. Твое имя будет навеки внесено во все учебники по пыткам водой и временем. Ты даже не представляешь, сколько людей уже прошло через этот зал и скольким это еще только суждено! Поверь, у меня нет ничего личного, ты страдаешь исключительно во имя науки, которая, как известно, требует жертв. Я не просто тупой палач, которым меня считает большинство моих собеседников! Да и коллег, к сожалению, тоже. Я истинный жрец науки! Это - мой алтарь! А ты - та самая жертва, которую требует наука и педагогика!
  Закончив свою тираду, Сановарола встал и уже начал выходить, когда услышал за своей спиной хриплый шепот:
  - ***, меня зовут ***. Я все скажу.
  Долго длился допрос, и много интересного узнал Инквизитор. И понял он, что время его, как профессионала еще не прошло и обрадовался он этому.
  
  ***
  Дул сильный ветер и дверь постоянно хлопала о косяк. Стук раздражал Гонориуса, но ничего поделать он не мог. Слишком много сил он потратил на ритуал, чтобы сейчас он был способен пошевелить хоть пальцем. В последнее время его преследовали частые неудачи и промахи, но он не отчаивался, а продолжал бороться. Мало кто знал, чего это ему стоило, однако, чужими руками уже было повержено немало врагов, и могучий некромант надеялся, что это продолжится и далее. Но слепо полагаться на других было бы смертельной ошибкой, которой Гонориус допустить никак не желал. Поэтому и работал он, не покладая посоха, поэтому и лежал сейчас, обессиленный, не способный даже дверь закрыть, чтобы она не хлопала.
  Враги нанесли он нему сильный удар и смогли-таки сбить его защиту. Более того, после проведения ритуала, Гонориус узнал, что кто-то создал могучее заклинание, чтобы окончательно покончить и с ним и с горячо любимой им деревней. Заклинание постепенно набирало мощь и некромант понимал, что если не установить того кто запустил его, он сам присоединится к создаваемой им армии мертвых.
  К счастью, проведенный им ритуал дал ответ и на этот вопрос и ответный удар Гонориуса уже был готов.
  ...
  Дверь хлопнула еще раз и на этот раз некромант насторожился. Каким-то странным показался ему последний звук. Превозмогая слабость, он встал со своего ложа и бесшумно прошел к двери. Встав за ней, он затаился и напряг все свои чувства. Ничего не происходило и Гонориус уже начал было успокаиваться, как вдруг дверь в его комнату начала открываться. На пороге возникла неясная фигура, которая метнула в заботливо уложенную в кровать "куклу" три серебряных стилета.
  качественно сделанная кукла, как и положенно, издала предсмертный хрип, побилась в судорогах и затихла. В эту же секунду *** получил удар серпом в спину. Лезвие разрубило ему позвоночник и он рухнул, потеряв по пути сознание.
  Но в этом блаженном невединии *** пробыл недолго. Очнулся он уже привязвнным к какому-то камню. Кровь уже не текла, и *** чувствовал странный холод во всем теле.
  - Что со мной? - прошептал он, не надеясь, впрочем, на ответ.
  К его удивлению, ответа он дождался:
  - Видишь ли, голубчик, серебро вредно для здоровья моих кукол, и ты ее сломал,- услышал *** донельзя огорченный голос Гонориуса. - Но ты так не переживай, я уже нашел замену, так что исков за порчу имущества не будет.
  - Очень рад - тоскливо ответил ***, - а со мной что будет?
  - Как что будет? - удивился некромант. - Что, еще не понял? ТЫ заменил мне куклу!
  
  ***
  Дверь громко хлопнула и все присутствующе в комнате вздрогнули. Но не от неожиданности, а от страха. В последнее время только у одного человека появилась такая малоприятная привычка, как подойти сзади и, обхватив шею, вкрадчиво прошептать: "А не согрешил ли ты, брат мой по вере, не хочешь ли ты мне исповедоваться?".
  ...
  После трагической гибели многих святых братьев в предательской ловушке, Савонарола стал как сам не свой. Ему всюду мерещились заговоры, он практически не появлялся дома, проводя все свое время в застенках. Очень скоро одно присутствие сильно огорченного Инквизитора побуждало допрашиваемых как можно лучше сотрудничать со следствием. Но Савонарола не успокаивался. Он жаждал найти и покарать убийц, тех, кто погубил его соратников. Он подозревал, кто именно расставил свой злодейский капкан, но был бессилен найти его: слишком тот был осторожным и мало кто мог похвастаться, что видел его, несмотря на то, что методы дознавателя раскрывали такие тайники памяти, о которых допрашиваемые и не подозревали. В Инквизицию одно за другим шли благодарственные письма за раскрытые преступления, но воспаленный разум Сановаролы продолжал изобретать еще более изощренные пытки. Он часто приводил на свои "сеансы" молодых, что бы те получили "мастер-класс", и только самые стойкие могли выйти после них на своих ногах, пусть даже и трясущихся. Мог он и зайти в любую другую камеру, чтобы посмотреть, как идут дела у его коллег и, если видел в этом надобность, помогал не только словом, но и делом. Савонаролу начали бояться не только допрашиваемые, но и допрашивающие. За малейшее проявление жалости к узнику можно было самому очутиться на его месте, не говоря уж о том, чтобы проявить собственную слабость воли.
  ...
  Никто не обернулся, так как все уже выучили одно из главных правил дознавателя: "Ничто не должно отвлекать его от выполнения должностных обязанностей", но все чувствовали, как в воздухе запахло смертью, долгой и мучительной.
  Избитый заключенный побледнел, увидев, КТО явился его допрашивать.
  - Здравствуйте, друзья, - невинным голосом произнес Савонарола, - я тут придумал одну новую штучку. Можно, я опробую её?
  При этих словах побледнели все остальные: по тюрьме давно ходили байки о тех "счастливичиках", которым довелось первыми увидеть новые методы допроса. Лишь один явно обрадовался от такой перспективы, что также не укрылось от внимательного взора Инквизитора, который уже давно приметил этого молодого дознавателя, и по достоинству оценил его как равного себе. "Растет смена,"- успокоенно подумал Савонарола и извлек из-за пазухи набор ножей, крючков, лезвий и щипцов.
  - Итак, приступим. Самое главное, не торопиться с повреждением нервов. Они должны жить как можно дольше, что бы смогли передать как можно больше информации в мозг нашего пациента. В тоже время, необходимо тщательно регулировать уровень боли, так как путем долгих опытов я установил, что при превышении определенного порога, боль просто блокируется, что сводит на нет все наш усилия. Начнем, пожалуй, с удаления кожного покрова. Волосы предварительно сожжем...
  Проявляя недюжинные познания в анатомии, он долгие три часа аккуратно, волокно за волокном, нерв за нервом, удалял живую ткань допрашиваемого. Так как органы, необходимые для жизни и речи, не были повреждены, тот смог рассказать много ценного, хотя от него и остался практически только костяк.
  Когда же Савонарола узнал все, что ему было нужно, он встал и вышел из пыточной. Все вздохнули с облегчением, хотЯ и были бледными как полотно. В воздухе повис тяжелый вопрос: что же делать с еще живыми остатками ***?
  
  ***
  Тихий стук в дверь заставил всех присутствующих в комнате вздрогнуть. Ужас последней ночи сказывался: у людей погибло столько соседей, которые, к ужасу многих, оказались Инквизиторами; на кладбище появился зомби, не иначе, как поднятый магией Гонориуса, поэтому люди предпочитали как можно меньше покидать родной дом. Но даже дома никто не мог чувствовать себя в безопасности. Все помнили о безумных поджогах, унесших столь много жизней.
  Но вошедший в комнату человек снял капюшон и у всех вырвался вздох облегчения: это был именно тот, ради кого они все собрались в этот неурочный час, и кого они прождали так долго.
  - Ну, что, как ты добрался?
  - Ты принес Весть?
  - Ты виделся с Ним?
  - За тобой не следили?
  Вошедший промолчал и сказал:
  - У меня плохие новости...
  В комнате повиса напряженная пауза.
  - Великий Гонориус в опасности!
  Все вскочили с мест, в комнате сразу стало тесно и шумно. Люди позабыли о грозящей лично им опасности и стали беспокоится о том единственном, который еще мог как-то помочь им. Вестник тем временем со скукой на лице разглядывал комнату. Наконец, чей-то властный окрик:
  - Заткнитесь все, пожалуйста! - перекрыл общий шум.
  Гвалт стих и собравшиеся успокоились.
  Тот же властный голос спросил:
  - Что же, все-таки, произошло, что случилось с Гонориусом!?
  - Он сильно ослаб. Какое-то злое колдунство лишило его защиты, а Инквизиторы - убили Травника. К счастью, есть средство помочь ему, но оно есть только у одного человека. Свыше мне был указан его дом.
  Шумная толпа, в которой каждый чувствовал себя в безопасности, пошла по улице деревни. Благодаря факелам она напоминала сильно растянувшуюся змею, грозную и смертельно опасную. Каждая частичка этой массы сама по себе была слаба и беззащитна, но все вместе это была великая сила, способная на величайший или омерзительнейшей поступок.
  Вестник привел людей к дому, в которм люди узнавали место последнего обитания ***.
  Из толпы начали донгосится крики:
  - ***, открывай, медведь пришел!
  - Шо це за медведь такой, позвольте полюбопытствовать, - ответил *** из-за плотно закрытых ставен, при этом лихоралочно собирая пожитки.
  - Разговор есть серьезный...
  - А сколько вас там?
  - Ну, есть немного - уклончиво ответила толпа.
  - Ну, сами с собой поговорите - получила она резонный ответ. В ответ полетели угрозы:
  - ***, не откроешь, к тебе придет не медведь, а другой пушной зверек, с ценным белым или серебристым мехом.
  Но из дома не доносилось не звука, и толпа привычно пошла на приступ. Длм на этот раз не сжигали, видимо поняв, что жилплощадь не резиновая. Масса людей мигом заполнила все комнаты в поисках, уже не средства для Гонориуса, а наживы. И никто не обратил внимания на разбитый сундук.
  А маг в своем убежище видел столь греющий душу хаос и радовался успеху своего провокатора.
  
  ***
  За окном темнело, а в скромном кабинете Сановаролы горела единственная свеча. Сам Инквизитор сидел за столом, неотрывно глядя в ее пламя, и размышлял.
  "Во что же я превратился!? Впалые щеки, ввалившиеся глаза, мешки под ними, спутанные космы... Этого ли я хотел? А что это за кислый запах? Боже мой, сколько же я не мылся!? А это что? "Пыточный канон". Да, я закончил его. И что это мне дало?
  - Как что!? Ты обессмертил свое имя!
  - Как кто!? Палач, садист, убийца, маньяк!.. И это только малая доля того, как меня называют!
  - Эти мелкие людишки не понимают все величие твоего труда!
  - Моего труда? Гхм, да уж, потрудился я на славу. А кому это будет нужным через сто лет?
  - Тем, кто придет после тебя, для кого ты будешь вечным учителем!
  - Мучителем? Да, многие недобрым словом помянут мое "учение". Какой интересный эффект: при свете огня чернила кажутся кровавыми. При свете огня... Огня.
  - Ты что делаешь!? Зачем сжигаешь ее!?
  - Стираю память о себе.
  - Впустую столько труда!..
  - ...бессмысленного и бесплодного.
  - Ты мог обрести вечную память!
  - Меня забудут очень скоро. Нет, я ухожу.
  - Уйти значит УЙТИ!
  - Это не значит умереть. Я сотру память о себе и отправлюсь в безвестность. Меня никогда не было. И не будет"
  Савонарола неторопливо шел по коридору, небрежно скидывая горящие факелы на пол. Принятое решение возродило в нем жизнь. Походка обрела прежнюю упругость, в глазах засиял огонек, плечи расправились. Ему требовалось закончить еще одно дело, прежде чем он мог окончательно исчезнуть.
  Сановарола спустился в подземелье и закрыл за собою дверь: все, кто остался в здании, были обречены.
  Сановарола поднес к двери факел и прочел ее номер: 131313. "Здесь все началось, здесь все и закончится", - усмехнулся он и вошел в камеру.
  Ее узник затравленными глазами смотрел на довольного Инквизитора, боясь даже предположить, что могло развеселить вечно хмурого дознавателя.
  - Скажи, ты веришь в справедливость? - задал неожиданный вопрос Сановарола.
  - Да, господин коммисар... Хотя, не очень - неуверенно ответил заключенный.
  - Ну вот и хорошо, - загадочно улыбнулся Сановарола и продолжил:
  - Я предлагаю тебе сыграть в одну игру. У меня есть две пилюли : принявший одну из них проснется через пятнадцать минут, вторую - через час. Но слышишь гул? Это пожар. Очень скоро он будет здесь. Поэтому тот, кто проснется через пятнадцать минут будет жить, а тот, кто через час - нет. Все понял?
  - Да, господин коммисар, но...
  - Сейчас мы оба примем эти пилюли и ты мне все расскажешь безо всяких пыток. Если здесь останешься ты, то тебе все равно нечего терять, зато умрешь во сне и ничего не почувствуешь. Если здесь останусь я, то твои тайны останутся вместе с тобой. Согласен?
  - Согласен, - твердо ответил *** и проглотил одну из пилюлей. Сановарола съел вторую, после чего узнал все, что таил ***.
  Скоро он почувствовал сонливость и подумал: "Интересно, а сможет ли *** найти выход из катакомб, если он уйдет первым? И не прикончит ли он меня спящим?"
  
  ***
  "А теперь, дети, мы с вами отправимся в увлекательное путешествие в нашу историю. Мы уже познакомились с началом "войны Трех". А теперь вы увидите одно из самых глупых событий этой войны: казнь ***.
  Долгое время для историков являлось загадкой, как человек, не оказавший абсолютно никакого влияния на весь ход войны, умудрился погибнуть, в то время, как один из главных её зачинщиков благополучно выжил. Как позже оказалось, это был как раз тот случай, когда "лучше молчать, чем говорить". В архивах того времени есть запись:
  "Был выбран заведомо мирный, потому что его легче повесить. А за клановца бы вступились."
  Для злодейского убийства *** был избран костер... нет, не кастрат, а все таки костер, излюбленное оружие борьбы с прогрессивными деятелями того времени.
  Вы видите площадь, на котором собралась огромная толпа...кто сказал "майдан"? На ней перемешались все: и маги, и простые смертные. Все они кричат: "Виновен ***", и это называется "свободным голосованием"...нет, не сованием, а голосованием.
  Но не все так просто! Позже было установлено, что Чернокнижники заплатили немало денег за эти голоса...да, в наше время это называется "пиаром". Также стало известным, что приложила сюда свою грязную руку и продажная Инквизиция...ну, аналогия с административным ресурсом весьма условная.
  Вот, вы видите VIP-места для судей, отправивших *** на эшафот. И запомните, дети, в то дикое время термин "иметь закон" применялся в прямом смысле. Нет, не в том, в которым вы подумали, а в том, что имевший много денег, мог купить себе все, в том числе и освобождение от казни.
  Итак, дети, вот *** ведут на казнь. По пути ему под ноги кидают..., нет, не колючки, а обыкновенные шипы, нет, не для того, что бы его поранить. Это предсмертное взятие анализов.
  А вот и готовый костер. В то время еще не было электричества и газа, поэтому людей не казнили на электрических стулах и в газовых камерах, а просто заживо сжигали на открытом огне. Нет, шашлык на этом огне не готовили, это считалось не кошерным. И картошку не пекли!!!
  Вот *** привязывают к железному столбу... нет, не нанизывают на шампур! Судья зачитывает последнюю речь и палач подносит к костру огонь...Олимпиад в то время не было, поэтому и огонь не был олимпийским! Нет, это не похоже на газовую конфорку ХХ века!
  *** кричит от боли и толпа колбасится... ой, извините... упивается этими криками...да, как на ваших дурацких дискотеках!
  Все! Вы просмотрели учебный фильм по завершающему периоду войны! На следующем занятии - контрольная! И не дай вам бог облажаться, как в прошлый раз!"
  
  ***
  Все рухнуло в одночасье. Ничто не могло спасти проигранную партию и, все что осталось, уйти. Но уйти, не попрощавшись!? Призрак Оперы никогда так не поступал. Когда он прощался с Парижем, в честь его ухода был организован шумный фейерверк. "Что же оставить на память о себе в этот раз" - напряженно думал он, но, увы, долгие столетия бездействия не оказали положительного воздействия на него, и он не смог придумать ничего более лучшего, чем вульгарная месть, месть тому, кто погубил его. Но и тут возникла трудность: он не мог понять, кто же, кто же должен поплатиться за его раннее изгнание? На первый взгляд все было очевидным, но это обманчивое впечатление быстро развеялось, как сам Призрак.
  Не оставалось ничего, кроме как понадеяться на удачу, и попытаться убить ***.
  Но и тут он встретил, казалось, неодолимое препятствие: потеряв материальную оболочку, Призрак потерял и возможность устроить *** "несчастный случай". Но это досадное недоразумение разрешилось на удивление легко. Растерянную, паникующую толпу оказалось на удивление легко направить в нужную сторону: кто-то увидел вещий сон, кто-то услышал голос свыше, кому-то что-то показалось.
  *** был обречен, слишком большие силы смог собрать Призрак, слишком многие были заинтересованы в том, чтобы он исчез.
  ...
  На площади было шумно. Все смотрели на распятого *** и с нетерпением ожидали начали казни: всем уже надоели убийства и все хотели, наконец, покончить с ними. Гонориус завещал помочь Ведьмам, и у всех была надежда, что *** будет последним, кого казнят публично.
  Наконец вышел палач. Толпа настороженно утихла. *** обмер: за спиной палача он увидел Призрака, захотевшего лично понаблюдать за его мучениями.
  Палач начал казнь. Начал он со сдирания кожи, далее одна за другой отрубались фаланги, дробились суставы. Время от времени палач замирал, и *** видел, как Призрак что-то шептал ему.
  После этого пытки возобновлялись с новой силой и новой фантазией.
  ...
  Долго и мучительно умирал ***, но все рано или поздно заканчивается. И только после этого отомщенный Призрак исчез окончательно.
  
  "Продажная Газетенка" снова приветствует своих читателей!
  В этом номере мы публикуем эксклюзивный репортаж нашего спецкора, приглашенного наряду со многими другими деятелями искусства, культурки, науки и прочими замечательными людьми, на торжественный вечер к господину Д.
  "Одним из первых прибыли звезданутые нашей эстрады: Дмитрий Б..лан и некий поппевец, предпочевший скрыться под псевдонимом ФаК.
  Разумеется, не обошлось и без малой толики мордобоя. Приезжему художнику охрана расквасила нос, ей показалось подозрительным содержимое его чемоданчика.
  Появилась и довольно одиозная особа, известная своей заумью, а также весьма кретическим взглядом на мир. На данный момент малопонятно, какие именно фортеля она начнет выкидывать, однако поспешу заверить дорогих читателей, что скучать вам не придется: скандалы вам обеспечены.
  Широко известный в очень узком кругу Джулиан Энгри также непонятно как оказался в числе приглашенных. Во всяком случае, как показывает репортерская практика и чутье, человек, пытающийся сделать вид, что ему нечего делать, на самом деле замышляет очень крупную пакость. Возможно, мне удастся порадовать наших читателей еще одним журналистским расследованием."
  Итак, это был репортаж нашего спецкора с острова Пасхи. Мы с нетерпением будем ожидать от него очередных заметок.
  И реклама.
  Молодой, но многообещающий (иногда черезчур много) некромант познакомится с кем-попало с целью создания дружной шведской семьи. Приветствуются все желающие обоих полов, особенно богатые и/или работящие. Из мест л/с просим не обращаться.
  
  ***
  Наступила тихая ночь. Звезды в доме угомонились и не мешали сверкать истинным звездам.
  Эта ночь была особенно яркой и звездной, и здесь, на самом верху, не было слышно того беспокойного гула, охватившего старый замок. Да и кому была нужна вся эта шумиза в такую прекрасную ночь!?
  Маленький, тщедушный человечек поднялся на смотровую башню. Он редко покидал свое убежище, но старался никогда не пропускать вот такие от вечера, волшебные и полные таинственности. Это вносил покой в его душу, обычно смятенную и беспокойную, позволяло привести в порядок мысли, составить новые планы.
  Но человечек даже не подозревал, что не ему одному нравятся ночные прогулки.
  Высокий мужчина спортивного телосложения в элегантном смокинге мягко и практически бесшумно подымался по каменной лестнице на соседнюю башню. Выйдя на площадку он осмотрелся и усмехнулся: как он и рассчитывал, тот, кто ему был нужен был на месте. Похвалив себя за предусмотрительно проведенную разведку, атлет собрался и одним прыжком приодолел парапет. Правильно рассчитанное время позволило ему постоянно оставаться в тени зубцов, поэтому единственное, что беспокоило его, это то, что родовой перстень с рубином в виде черепа мог слететь с пальца. Наконец он добрался до первой башни и затаился: всем была известна психическая неуравновешенность любителя ночных прогулок и подвергать опасности столь тщательно разработанный план не хотелось.
  Дождавшись, когда человечек пройдет очередную сторону башню и повернётся к нему к нему спиной, атлет бесшумно перемахнул через второй парапет и остановился за сгорбленной спиной того. Человечек продолжал механически переставлять ноги, не обращая внимая на то, что у него за спиной стряхивали пыль с туфель.
  Высокий хищно усмезнулся, в темноте блеснула благородная сталь стилета. Маленький в испуге обернулся, в глазах застыл панический ужас и немой вопрос: "За что!?"
  ...
  Хищная фигура неслась по крышам замковых зданий, по островерхим башенкам и покатым казармам. К счастью для окружающих, никто не видел эту бессловесную песнь силы, мощи и грации. И даже мешковатый груз на плече не мог испортить общей картины. Неизвестный, хорошо ориентируясь в мешанине зданий, быстро достиг внешней стены и встал на один из зубцов. Прямо под ногами расстилалось безбрежное море, пенящийся прибой которого отчетливо выделялся на фоне темных скал. Широкий взмах, и тяжелый мешок камнем летит далеко от стены. Из мешка начинают доносится дикие крики, когда находящийся в нем человек осознает, что он уже летит. Но вопль прерывается, когда мешок всей массой обрушивается на камни. Даже со стены слышно, как дробятся кости друг о друга и камни. Острые осколки прорывают мешок и содержимое мешка вываливается в воду. Но что это!? Привлеченные запахом и вкусом крови акулы плывут к привычному месту, что бы убрать все следы.
  ...
  Наступил рассвет, и лучи солнца осветили пустую, унылую комнатушку, уже долгое время служившую пристанищем маленького убогого человечка. Единственное, что в ней было, это смятый, холодный матрас, на котором никто не спал этой ночью. Неожиданно дверь открылась и хозяин комнаты вошел внутрь. Усталый и бледный, он без сил рухнул на матрас. Последнеим, что было перед его глазами, был кроваво-красный череп, служивший прежде родовым символом ***.
  
  ***
  - Бооом! - раздался гулкий удар колокола со старой звонницы.
  Тревожный, беспокоящий звук взлетел в небеса, повисел там некоторое время и растаял в бездонной синеве. На душе у гостей было также тревожно. Погибло множество гостей и ничего не обещало, что убийства прекратятся. Наоборот, для многих это был последний удар, последнее, что они услышат.
  - Бооом!
  Аборигены острова знали, что колокол зонит, когда кто-то умирает, но глупые бледнолицые упорно не желали прислушиваться к их мудрым советам, считая их глупыми предрассудками.
  - Бооом! - повторился удар.
  Тяжелый бас колокола проникал сквозь стены, сквозь плоть и кровь людей. Казалось, что еще чуть-чуть, и от вибрации с костей сойдет все, что только может сойти. Но звук всего лишь предупреждал слабых существ о своей мощи и милосердно уходил вниз, в землю.
  - Бооом!
  Мистер Андерсен был одним из тех немногих, которые знали, что колокол никогда не звонит по пустякам. Старый колокол, котрый помнил еще тамплиеров, хотел жертвы. И, если он не найдет того, кто ему нужен, он прозвучит в полную силу.
  - Бооом!
  Требовательный звук не смолкал, привлекая к себе внимание окружающих, которые все еще наивно полагали, что это всего лишь развлечение, придуманное радушными хозяевами. Те, кто ЗНАЛИ, обливались холодным потом, так как того, что они знали, было достаточно, чтобы понимать: от этого звука никуда не уйти и не спрятаться.
  - Бооом!
  Над островом взлетели птицы, оставляя гнезда и птенцов. Рыбы торопились отплыть как можно дальше от этого ужасного звука, доносившегося отовсюду и достающего везде. Те животные, которые не могли покинуть остров в панике бежали прочь от замка в тщетной надежде, что их все же не достанет.
  - Бооом!
  С грохотом обрушилась часть стены. Вековые деревья с треском лопались, обнажая сердцевину. Громадные валуны покрывались трещинами и рассыпались в пыль под натиском этого звука
  - Бооом!
  Наконец-то все поняли, что могучий колокол звучит вовсе не по жалкой прихоти звонаря и не под напором ветра. Все поняли, что колокол ВЫБИРАЛ. Выбырал того, кто должен был ответить за все непотребство, творившееся на острове.
  - Бооом!
  Все живое корчилось в муках, не в силах вынести этой пытки, которой, казалось не будет конца. Из ушей и носов людей текла кровь, самые слабые теряли сознание, немногие смогли просто удержаться на ногах.
  И всех, всех в этот момент интересовало только одно. Ни власть, ни богатство, ни слава, а только одно: когда же это, наконец, прекратиться, все хотели узнать, кого выберет колокол.
  - Бооом!
  С костей начало сходить мясо, люди руками раздирали кожу, пытаясь ногтями выцарапать звук из голов. Очертания предметов потеряли четкость, глаза выходили из глазниц. Звук сводил с ума, находясь и снаружи, и внутри. Казалось, еще чуть-чуть, и все, что находится в замке, рассыпется в прах.
  - Бооом!
  И в этот момент *** услышал нежный детский шепот, произнесший у него над ухом:
  - Не спрашивай, о ком звонит колокол. Ибо он звонит по тебе.
  - БОООМ!
  
  ***
  "Продажная Газетенка" снова с вами, дорогие читатели!
  Как всем уже известно, оценки уважаемого Knukles'a, относительно невозможности вступления некра в альянс с якудзой, оказались неверными: его рупор открыто подержал выгодную якам кандидатуру на вешалке! Некру, очевидно, пригрозили, что с ним что-то может случится и он предал мирных! Действительно, единственное, что ему может реально повредить - это ками. Как стало известно из достоверных источников, старейшина сотрудничает с некром и, следовательно, не будет травить его. Ну, а чтобы заставить мирных повесить некра, нужно потратить очень много денег. Редакция полагает, что нужной суммы не наберется ни у одного из кланов. К тому же, далеко не все мирные продадутся! Таким образом, всем ясно, что некр вместо ликвидации угрозы, некр предпочел сменить ориентацию... своей деятельности.
  К сожалению, в эту трудную минуту, когда некр предает мирных, некоторые мирные до сих пор следуют за ним. Пожелавший остаться неизвестным источник предоставил в редакцию материалы, наглядно свидетельствующие об этом.
  
  Шаман: ладно, как только день начнётся, на Негра наеду. Посмотрим, что он отпишется....
  Шаман: странно, кто же вообще меня так НеГру подставил? Узнаем, узнаем... Ведь Сириус написал же , что я при просветке мирный
  Инт: Скажет, что ауру укреплял, естественно.
  Шаман: ну а нафига тогда в теме говорить, что я 100% мафояк
  Инт: А кто же против тебя тогда проголосует? Мирные народ жадный, им же все экспу подавай.
  Шаман: Ну вот он себя и подставил. Теперь я свободный. Время много, буду на него наезжать: Нужно было мирного дедхедить.
  Шаман: Вот и получилось, что НеГр просто подставил всех мирных, на бабки. Теперь уж точно бабла не получит :P
  Нашёл кого вешать. Нужно было у меня разрешения попросить
  Теперь я ему устрою, хаду
  Инт: Да ладно тебе, будто в первый раз
  Шаман: Не, мне не жалко: Но игра есть игра.
  Чтоб в следующий раз другим неповадно было
  Инт: Думаешь, в самом деле так получится?
  Шаман: попробую.
  Не знаю, получится или нет.
  Но нервы помотаю
  Инт: нафига проблеммы, если можно без проблемм новичка повесить?
  Шаман: А так я могу устроить, что Негр просто проиграет...
  Посмотрим, что мне Алекс ответит и что НеГр в теме напишет...
  Инт: А чем ты лучше новичка?
  Шаман: а у меня есть определённые знакомые, которые могут меня поддержать :P, если я захочу против НеГра начать играть
  
  Как стало известно, лицо, участвующее в диалоге, было вполне удовлетворено объяснениями, несмотря на всю их натянутость. Но более всего редакцию возмутило то, что, оказывается, все игроки равны, но некоторые равнее! И люди с такими взглядами входят в некрокоманду!
  На взгляд редакции, оставшиеся мирные должны хорошенько подумать, прежде чем проголосовать, и решить, что им дороже: что их используют в качестве грязи под ногами, или возможность выиграть партию вопреки лживому некру.
  
  ***
  Темные, давно не вентилируемые тоннели мрачными змеями вились под "Ульем". Мало кто представлял себе сам факт их существования, и совсем уж единицы знали об их истинном предназначении. Тем не менее, тоннели имелись, и являлись местом обитания отнюдь не самых дружелюбных созданий на земле. Собственно, именно эти твари, результаты неудачных экспериментов "Улья" и были причиной появления этих тоннелей. Корпорация уже давно поняла, что лучшим средством испытания новых боевых образцов являются старые, признанные негодными экземпляры, которые, тем не менее, яростно сражались за свою жизнь... если можно было назвать жизню влачимое ими существование. Порою, именно эти, "негодные", "бракованные" продукты "Улья" заставляли корпорацию подымать архивы, сдувать пыль со старых лабораторных журналов, чтобы понять, а что же это, собственно, снесло взвод спецназа?
  Имели эти тоннели и вторую функцию, прямо вытекающую из первой. Лабиринт из вечных труб, водоемов, лестниц представлял собою уникальный по сложности прохождения полигон, на которм тренировался пресловутый спецназ. Причем, зачастую, тренировался он в условиях, максимально приблеженных к боевым, когда привлеченные теплом и шумом, на них выходили твари тоннелей.
  Сейчас, когда "Улей" был временно парализован, в тоннелях было спокойно. Лишь иногда в чьих-то когтях или клыках трепыхалась очередная жертва. Поэтому спокойно бредущий по воде человек не мог заметить, что вот уже долгое время за ним наблюдала пара чьих-то фасеточных глаз. Внезапно *** остановился и в этот же миг что-то резко ударило его в спину. Он упал лицом в воду и уже ничего не мог предпринять, когда жуткая помесь стрекозы и паука склонила над ним свои жвала.
  
  ***
  В ресторане было темно. Мягкий полумрак, царивший в уютном заведении, тихая музыка - все способствовало отдыху для небольшой, но дружной компании. Особо выделялись местные жители: смуглй парень и невообразимая красотка. Великолепная кухня, благожелательная обслуга, полное отсутствие надоедливых туристов... Вообще, ресторан был для своих, посторонние о нем не знали и почти не допускались. Редко, очень редко кого-то, особо близкого приглашали в это святая святых место. И тогда, только тогда этот посторонний удостаивался чести познакомится с настоящими Гавайями.
  Парень угощал девушку всем, на что хватало его скудного заработка. Но алкоголя было на удивление для посторенного взгляда мало.
  После ужина они вышли на улицу. Поздний теплый вечер расслаблял и вносил в чуть хмельные головы самые бредовые и потом уже никто не смог сказать, кому же первому пришло на ум взять еще по пиву. А потом еще... А потом перешли и на более горячительные напитки. В итоге, в дупель пьяной паре начали приходить самые бредовые идеи касательно дальнейшего времяпровождения. Одной из таких идей было абсолютно невинное желание покататься на машине родителей парня, стоявшей во дворе их дома. С грехом пополам открыв двери и расселись. Двигатель неохотно завелся и старенький "Мерседес" медленно, даже величаво выехал в ночь...
  *** начала приходить в себя уже спустя полтора часа сумасшедших гонок по почти безлюдному острову, благо полностью опущенные стекла неплохо выветривали насквозь проспиртованный воздух. Осмотревшись, она обнаружил себя на пассажирском сиденье, на месте водителя сидел ни разу не управлявший машиной и вообще мало знакомый парень, который ничуть не стесняясь своего неумения, одновременно давил на газ, лихо вписывался в повороты, даже обсуждал что-то с ней, объясняя свои маневры на пальцах, бросая время от времени руль.
  - Эээ, - с трудом промычала ***, - парниша, может, по домам пора, а то мы что-то загуляли, а мне завтро рано вставать. Вообще-то ей никуда не надо было спешить, но ездить в машине с в хлам пьяным водителем, чей стаж равнялся от силы двум-трем часам было страшновато. - ОК, подруга - ухмыльнулся водила и резко свернул на набережную. Внезапно прямо перед капотом показался слабо фосфоренцирующий берег... И все дальнейшее потеряло для *** всякое значение.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"