Исуна Хасэкура: другие произведения.

Волчица и пряность. Том 23

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Черновая редакция, работа продолжается


0x01 graphic

ИСУНА ХАСЕКУРА

ВОЛЧИЦА И ПРЯНОСТЬ

Том 23

(Хроника купальни 6)

Перевод с японского на английский - Жасмин Бернард

Перевод с японского на китайский - У Суньчжень

Перевод с английского - Google, О.М.Г.

Интерпретация Google-перевода с китайского - О.М.Г.

Иллюстратор - Дзю Аякура

Волчица и морское сокровище

  
   Если стать птицей и взлететь над Саронией, этот процветающий за счёт торговли с внутренними частями страны город будет похож на россыпь грибов на золотисто-коричневом ковре.
   Давным-давно в это место, куда приходили окрестные крестьяне обмениваться продуктами и прочими товарами, пришёл странствующий священник и построил часовню, и с тех пор всё изменилось. Сюда стали приходить поклонники, чтобы поклониться новой святыне, окрестные жители начали приезжать сюда чаще, всё это привлекло торговцев, появились постоялые дворы, были проложены дороги, построены дома и, наконец, стена окружила новый город.
   Город Сарония прославился своими ярмарками, проходившими дважды в год, осенняя ярмарка этого год была оживлённой, как всегда. Однако за пределами самого рынка, в торговых домах, от которых зависело само существование ярмарок в городе, назревала крупная проблема, из-за которой некоторые люди даже попали в тюрьму.
   Но пока затянутые проблемой люди кричали друг на друга и ссорились, приехавшая в город пара путешественников нашла ей решение, состоявшее из двух-трёх действий, это решение так походило на чудо, что не могло не войти в летописи города.
  
   Необыкновенная пара путешественников появилась в городе, охваченном бедой, - так начиналась запись об этом событии.
   Мужчина, утверждавший, что в прошлом он был мелким странствующим торговцем, перед тем как приехать в Саронию разгадал тайну проклятой горы и убедил компанию Дива купить её по высокой цене. И он, в прошлом блестящий странствующий торговец, сумел погасить накопившиеся во всей Саронии долги, не потратив ни монетки.
   Тем не менее, этот незаурядный человек с редкостной проницательностью, похоже, не смел и головы поднять перед своей молодой женой, жители Саронии часто видели, как она вела его за собой. За каких-то, может, несколько дней по городу распространились слухи, что всеми торговыми штучками этот человек был обязан своей жене. Возможно, эти слухи породило её до странности вольное поведение этой очень юной на вид женщины. У неё были прекрасные волосы льняного цвета, янтарные глаза, говорила она с использованием устаревших слов и оборотов, говорила весьма мило и лукаво, но часто с глубоким смыслом.
   Ещё она оказалась невероятной выпивохой, заставлявшей валиться перед её юбкой цвета граната любого дюжего мужчину, осмелившегося бросить ей вызов. Немудрено, что ей удалость добиться такого послушания от своего торговца.
   Пара приехала в Саронию ранней осенью и, с блеском решив проблему города, они с упоением наслаждались пребыванием в городе. Да благословит их Господь...
  
   Когда Хоро прочла черновик записи столь памятных им недавних событий в Саронии, её ноздри раздувались от гордости.
   Лоуренс, пробегая глазами текст по мере того, как Хоро читала, мог лишь спросить с натянутой улыбкой:
   - Почему тебе отведено больше места, чем мне?
   - Я Хоро, мудрая волчица. Тот, кто это написал, хорошо знает, кто я.
   Хотя Хоро выглядела, как юная девушка, она была воплощением волчицы с парой остроконечных ушей на голове и хвостом, росшим от поясницы. В прошлом её почитали как богиню урожая, куда там Лоуренсу, владельцу купальни в деревне горячих источников равнять себя с ней. Она была очень гордой.
   В последнее время Хоро пристрастилась записывать свои повседневные события, но её записи были далеки от того, что бы написал о них кто-нибудь другой.
   - Не знаю, может, это тоже включить в картину?
   Похоже, фреска на стене в портовом городе Атифе заставила её войти во вкус такой роскоши как картины.
   - Люди не смогут передать твою красоту, сколько бы они ни рисовали, - ответил Лоуренс.
   Хоро на миг застыла от удовольствия, но тут же поняла, что Лоуренс её дразнит, и надула губки. Оба молча смотрели друг на друга какое-то время, а потом вместе рассмеялись.
   - Давай вернём черновик и заодно поедим, - предложил Лоуренс.
   - Мм. Неплохо иногда поесть рыбы.
   Хоро пристрастилась к свежей рыбе тоже в Атифе.
   Лоуренс взвесил в руке свой кошель и, заметив, как Хоро потянулась к деньгам, перехватил её руку. Она в ответ мило улыбнулась. При виде её улыбки ему оставалось только признать поражение.
   Это было одним из тех самых повседневных событий, и Лоуренс усмехнулся про себя, когда они выходили из комнаты на постоялом дворе.
  
  
   Лоуренс с Хоро подошли к церкви отдать черновик в тот момент, когда завершилась обеденная служба, и толпа повалила из ворот. Несколько торговцев, узнав Лоуренса, приподняли шляпы. Эта известность заставила Лоуренса смутиться, зато Хоро гордо выпятила грудь. Она, что, хотела сказать - ты такой большой дурень, твои успехи - это только благодаря мне, так что ли?
   Войдя в церковь, они встретили священницу, волосы которой были стянуты в тугой пучок, в руках у неё была тяжёлая на вид книга Священного писания.
   - О, господин Лоуренс.
   - Добрый день, Эльза.
   Эльза была их старым другом, они познакомились много лет назад, когда Лоуренс, встретив на своём пути Хоро, согласился отвезти её на родину.
   Они сблизились с Эльзой настолько, что пригласили её свидетелем на свою свадьбу. А прямота и искренность натуры Эльзы делали её второй после Хоро женщиной, перед которой Лоуренс пасовал.
   - Мы здесь, чтобы вернуть черновик летописи. Вообще-то, чем больше я его читал, тем большее смущение меня одолевало.
   - Ты это заслужил. Мне до сих пор с трудом верится, что получилось.
   Для решения долговой проблемы всего города не понадобилось ни единого медяка. Это могло показаться волшебством, но если развязывать узел за узлом, окажется, что никакого волшебства не было.
   Лоуренс протянул стопку бумаги с черновиком летописи, и Эльза взяла её рукой так осторожно, будто там всё ещё таилось нечто таинственное.
   - Но после этого дела тебе дальше будет труднее им помогать с подобными проблемами, так?
   После успешного решения одного дела с долгами Лоуренс, само собой, задумался, нельзя ли этот способ использовать в других аналогичных случаях. Долги являлись тем, что могло разобщить людей, и потому собор Саронии призвал разобраться с этой проблемой. Если в этом и можно было положиться на кого-то из служителей Церкви, так это на Эльзу, имевшей способности в счёте и делопроизводстве в сочетании с истинной верой.
   - Если серьёзно заняться, можно справиться в три дня, больших трудностей с этим быть не должно.
   Судя по её ясным медового цвета глазам, Эльза не пыталась храбриться. Когда Лоуренс восхищённо кивнул, она добавила:
   - Кстати, сегодня утром мне привезли кое-что интересное, что я хотела бы передать вам.
   Хоро, зевавшая за спиной Лоуренса, заинтересовалась, но Эльза раскрыла тяжёлую книгу и достала вложенную внутрь её тонкую книжку.
   - Это копия перевода на общий язык, сделанного Предрассветным кардиналом. Я думаю, что он перевёл очень хорошо.
   Слова "Предрассветный кардинал" прозвучали нарочито иронично. Она так любопытно отозвалась о переводе Священного писания не потому, что являлась служительницей, посвятившей свою жизнь вере. Просто под званием уже широко известного Предрассветного кардинала скрывался Коул, мальчишка, с которым Лоуренс встретился почти двадцать лет назад. А Эльза брала на несколько лет Коула к себе, она многому научила мальчика - и как следует есть за столом, и как надо прокладывать жизненный путь.
   Известность Коула сегодня не только вызывала Эльзы вполне понятные чувства, но и казалась немного забавной.
   Что же до Лоуренса, взявшего когда-то Коула с собой, то он был горд узнать, сколь значимым человеком стал тот мальчик, и испытывал лёгкую горечь, потому что Коул ушёл от него вперёд.
   Он со сложными чувствами взял тонкую книжку, и Хоро, тут же шумно обнюхав её, произнесла:
   - Что? Это не малыш отправил?
   - Верно. Я расспрашивала о нём проезжавших через город торговцев... Но они говорили разное. Одни - что видели в том или ином городе, другие - что боролся с определённой неправедной церковью, а ещё - что даже отстаивал веру на Святой горе, ну, просто герой из легенд, которому приписывают всё, что захочется. Быть слишком знаменитым - это и очень хорошо, и очень плохо.
   Коул решительно покинул деревню горячих источников Ньоххира ради своей мечты и своих убеждений. Так началось его великое приключение, всколыхнувшее весь мир. А Лоуренс отчаянно пытался узнать, где Коул и что ним и не только и не только волнуясь за него. Была у него ещё одна большая причина.
   - Это называется "нет новостей", что само по себе - уже неплохая новость. А раз у нас есть сейчас эта книга, значит, он снова заперся в комнате и грызёт лук, чтобы отгонять сон, - заявила Хоро, выхватывая у Коула книжку с переводом и тряся ею перед его носом. - Видишь рядом с ним большую дурёху, кричащую со скуки?
   Появившаяся на её лице озорная улыбка заставила Лоуренса пожать губы. Увидев это, Эльза тоже усмехнулась и произнесла:
   - Теперь люди прозвали её святой Миюри. Они говорят, что она всегда улыбается и излучает сочувствие подобно солнцу.
   Услышав это, Лоуренс не знал, плакать или смеяться. Его беспокоило, где они, не только потому, что он относился к Коулу как к сыну, но прежде всего потому, что его единственная дочь Миюри покинула родные горы вместе с Коулом и путешествовала вместе с ним.
  
   0x01 graphic
  
   Сначала письма от них приходили время от времени, но это происходило всё реже, а потом и вовсе оборвалось, что заставляло волноваться, уж не случилось ли с ними что-нибудь. Причём волноваться приходилось по двум причинам. С одной стороны они могли встретить в путешествии опасности, с которыми могут не справиться. А с другой - Лоуренс опасался, что их отношения брата и сестры, пусть и названных, могли измениться.
   - Этот дурень так и не смирился, - сообщила меж тем Хоро.
   - Хотя у нас и трое мальчиков, - ответила Эльза, - но если бы они сказали, что переедут с жёнами жить в другие города, мне было бы немного тоскливо.
   - Тут не о чем сожалеть. В таком случае ты смогла бы рассчитывать на заботу с их стороны, если довелось бы путешествовать в их краях, кроме того ты могла бы попросить прислать что-нибудь вкусненькое из тех мест, куда они уехали бы.
   - Звучит не так плохо.
   Взгляды строгой, прямодушной Эльзы и жизнерадостной древней волчицы Хоро были во многом противоположны, но они запросто могли болтать на такую тему.
   - Ты, давай, очнись, - хлопнула Коула книжкой по спине Хоро. - На нас лежит большая ответственность, мы должны подготовиться к церемонии закрытия.
   - Подготовиться?.. Ты же попросту хочешь пойти в таверну выпить.
   - Дурень. Я пью лучше любого в этом городе, поэтому мне придётся выбрать вино, которым будут всех угощать на этом празднике.
   Выбор вина и впрямь немаловажная часть подготовки праздника, и Эльза, вечно призывающая к воздержанности, не стала сейчас беспокоиться по этому поводу:
   - Верно, я слышала, они каждый год спорят без конца, чей винный погреб выбрать, а в этом году госпожа Хоро сможет сберечь много времени, если выберет сама.
   - Ты слышал, - гордо задрала подбородок Хоро.
   Лоуренсу оставалось лишь присоединиться к вздоху Эльзы.
   - Это не просто вино, его получили перегонкой перебродившей пшеницы. Будь осторожна, не пей слишком много.
   - Дурень. Разве я могу выпить слишком много?
   Как увещевания Лоуренса и Эльзы могли подействовать на Хоро, заявлявшее такое прямо в церкви?
   - Чем это лучше закусить? Мясо, прокопчённое так, кашляешь от одного духа, очень подойдёт... Но от сладостей на меду отказаться немыслимо.
   По беспокойному ёрзанью хвоста Хоро под одеждой можно было судить, насколько она разволновалась.
   - Ты, давай, идём.
   - Ладно, ладно, ладно. Сестра Эльза, до свидания.
   - Увидимся позже, - ответила Эльза и улыбнулась - немного раздражённо, но не без некоторой зависти при виде того, как Хоро тащила Лоуренса к выходу.
   Некоторое время спустя уже Лоуренс притащил на спине на постоялый двор Хоро с пьяной улыбкой на лице.
  
  
   Весной и осенью в Саронии проводят великолепные ярмарки, привлекавшие торговцев со всего мира. Завершение осенней ярмарки отмечают большим праздником урожая, на котором воздают молитву за благоприятную погоду в следующем году, этот праздник давал торговцам редкую возможность продвинуть своё дело.
   В свою бытность странствующим торговцем Лоуренс, конечно, нередко бывал на подобных праздниках во многих местах. Но он, в основном, был озабочен тем, чтобы, воспользовавшись общим оживлением, поднять цену на свой товар или добиться скидки на приобретаемый товар, не позволяя себе особо веселиться на празднике. В той жизни он смотрел себе под ноги, стараясь сделать побольше шагов и опередить других торговцев в очередном городе.
   Спешка в его путешествиях стала ослабевать, только когда к нему присоединилась Хоро. Именно тогда он начал ценить окружавшие его виды, чего не позволял себе прежде, ощутил по-настоящему вкус воздуха вокруг, на что не обращал внимания прежде.
   Подготовка к празднику не была исключением. Держа в ладони руку Хоро, он ощутил, что этот праздник люди действительно ждали с нетерпением.
   - Отличное место, здесь много разной пшеницы, - резюмировала Хоро вечером, когда её похмелье отступило.
   Она сидела с чашей вина в руке за столом под открытым небом, стоявшим у входа на постоялый двор. Но теперь это было слабое фруктовое вино, и пила его Хоро медленно, маленькими глотками, погружённая в свои мысли.
   - Люди, избавившись от долгов, похоже, почувствовали себя свободней, мой товар продаётся неплохо.
   - О-о! Та вонючая куча в повозке?
   После того, как они стали в этом городе настоящими героями, как было Лоуренсу не воспользоваться этим? И он за один выход на рынок продал половину привезённого из Ньоххиры серного порошка. Он услышал, что некоторые горожане в честь праздника захотели выкопать большую яму, чтобы наполнить её горячей водой и устроить некоторое подобие купания в горячем источнике, а потому порошок можно было даже продать немного дороже.
   - У меня, в самом деле, нет слов, - произнесла Хоро и, прикрыв глаза, позволила прохладному вечернему ветерку играть с её чёлкой, похоже, ей было очень удобно.
   До захода солнца оставалось совсем немного времени, но в преддверии праздника город не станет засыпать с наступлением темноты. Оставалось лишь молиться, чтобы Хоро, отоспавшись днём, не выпила слишком много вечером.
   Хозяин постоялого двора принёс теплого супа и ещё кое-какой еды.
   - Мм, вчера я многовато выпила, так что это сейчас в самый раз, - объявила Хоро и с наслаждением принялась жадно поглощать суп из грибов и овощей. - Впрочем, кое о чём можно пожалеть.
   - Мм?
   Хоро поставила миску из-под супа на стол, тряхнула головой, взяла жареную сардину и откусила половину её с головы.
   - О селёдке хотя бы. Кажется, в этом городе должно быть много всякой речной рыбы.
   В море сельди так много, что люди говорили: ткни меч в воду - вытащишь с нанизанной рыбой, поэтому селёдку можно было увидеть на обеденных столах далеко от моря. К тому же сельдь была достаточно дешёвой, было ненакладно есть её всю зиму, так что нередко даже не такие привереды к еде, как Хоро, к весне уже морщились при одном её виде.
   Речная же рыба, при всём её разнообразии, не плавает в воде в таких количествах, как сельдь, кроме того, чем дальше от моря, тем труднее приобрести соль, так что речную рыбу не солят, хранить её нельзя, и есть можно только на небольшом удалении от рек.
   - Я взглянула на реку у города и не заметила, чтобы там было много рыбы. Люди же часто говорят, что, как бы далеко ты ни был от моря, за тобой будут всегда следовать две вещи: луна и селёдка. Но тут всё равно лишь сардины, - и Хоро пожала плечами.
   Лоуренс тоже откусил кусок рыбы, горьковатый, хрустящий вкус заполнил его рот. Он подумал, что рыбу стоило бы прожарить посильнее, когда Хоро обратилась к нему:
   - Ты, вон то, еле видное, это не гора, которую видно из окна в нашей комнате?
   - Мм? Да, точно, - Лоуренс потянулся было за третьей сардиной, горьковатый вкус рыбы ему понравился, но Хоро хлопнула его по руке.
   - Как я слышала, по другую её сторону, не там, где мы ехали, есть особый пруд.
   - Особый? - равнодушно переспросил Лоуренс и махнул хозяину пустой тарелкой из-под сардин.
   - Там самая лучшая форель, но на рынке её в этом году нет, ни рыбки.
   - Ага, - откликнулся Лоуренс.
   Форель заворачивают в листья и жарят с грибами в соусе из сливок, рыба получается великолепной. Как владелец купальни он должен был заботиться о блюдах для гостей.
   - Люди рассказывали, что форель там выращивали со всем старанием, но в этом году был мор, какая-то болезнь вроде.
   - Пруд для речной рыбы, значит. Это не то, что в садках держать, это гораздо сложнее. Время от времени в Ньоххире находятся желающие попробовать, но у них не выходит.
   - И вот почему есть только селёдка с сардинами? - посетовала Хоро, продолжая уписывать сардины, которые Лоуренс заказал для себя.
   Если сочетать с элем, то, конечно, жирная форель подойдёт лучше.
   К тому же торговая жилка Лоуренса также не давала ему оставаться безучастным.
   - Говорят об этом, должно быть, в связи с праздником. Досадно.
   Раз пруд устроили у горы, он, вероятно, был важным источником дохода местных жителей. Если мор был связан с болезнью, новых мальков жители решатся запустить нескоро, а значит, их ситуация будет неизбежно продолжать ухудшаться.
   Ход мыслей Лоуренса метнувшийся в сторону взгляд Хоро, словно что-то привлекло её внимание. Проследив за взглядом, он увидел Эльзу, легонько махнувшую им рукой.
   - Надо что-то сделать? - спросила Хоро язвительно, ожидая, что Эльза, появившаяся во время еды, непременно скажет что-то неприятное.
   К тому же Эльза могла прознать, что Хоро, выбирая выпивку на праздник закрытия ярмарки, напилась до потери сознания.
   - Как верный слуга Господа я обязана убеждать вас придерживаться умеренности, - произнесла Эльза и посмотрела на Лоуренса с видом - "это бесполезно". - Но сейчас я искала господина Лоуренса, чтобы попросить помочь.
   - Искала меня?
   В этот момент хозяин постоялого двора принёс ещё жареных сардин. Хоро одной рукой схватила сардину, а другую крепко сжала на воротнике куртки Лоуренса.
   - У нас есть свои дела, если хочешь получить его в своё распоряжение, тебе надо предложить что-то взамен.
   Лоуренс, как об этом было написано в черновике летописи, даже не думал сопротивляться. Он лишь сжался, словно был готов разделить участь обезглавленных Хоро сардин.
   - Это будет выгодно и тебе.
   - Мм?
   - Хочешь жирной форели?
   Она соблазняла рыбой ту, которая ела рыбу.
   Лоуренс с Хоро переглянулись и приготовились слушать Эльзу.
  
   Гора, которую Хоро заприметила через окно комнаты на постоялом дворе, была частью епископата Раден, куда более скромного, чем Вуаран, в котором Лоуренс, Хоро и Эльза раскрыли тайну проклятой горы. В епископат Раден входила всего одна небольшая деревня. Эта деревушка занималась весьма редким занятием - разведением речной рыбы. В ближайших к Саронии реках водилась только рыба с землистым привкусом, например карпы, и потому жирную, крупную форель деревушки в городе очень хвалили, и её всегда не хватало.
   К сожалению несколько лет назад форель стала поражать какая-то болезнь, особенно разгулявшаяся в последний год - вся рыба в пруду передохла. Теперь оставалось лишь терпеливо ждать, когда вся вода в пруду обновится. Может пройти много времени, прежде чем форель деревушки снова вернётся в Саронию.
   Услышав про это, Лоуренс не сомневался, что дальше, скорее всего последует вопрос Эльзы - можешь использовать свою мудрость, чтобы вызволить их из беды?
   Однако найти другой, более быстрый способ восстановить жизненную силу пруда было сложнее его предыдущей работы. Если бы Лоуренс был бы способен на это, он давно стал бы владельцем самого крупного торгового дома. Однако когда они вместе уже шли к Церкви, Эльза сказала совсем то, что он ожидал.
   - Ты хочешь, чтобы я придумал, как им занять денег? - переспросил он, соображая, что для потерявших своё дело селян заём был бы естественным выходом. - Ты хочешь, чтобы я просил за них в каком-то торговом доме? Боюсь, это было бы непросто.
   Заём предполагает достаточно долгие отношения сторон после его осуществления, и мимолётный путешественник в качестве посредника выглядит неуместно. К тому же совсем недавно именно займы образовали паутину, чуть не парализовавшую всю торговлю в Саронии.
   Лоуренс помог им распутать паутину долгов, и теперь от него хотят помощи в создании новых долгов?
   Но Эльза покачала головой и сказала:
   - Совсем нет. Они сказали, что торговые дома отказались давать им в долг, им остаётся просить только у церкви.
   Лоуренс замялся с ответом, настолько странным было услышать такое из уст Эльзы.
   Пусть положение священника для Эльзы было временным, но священник - это священник. Кроме того, она сыграла свою роль в урегулировании проблемы города, следовательно, могла иметь большое влияние в своём положении священницы.
   Господь не оставляет людей без помощи, и желание Эльзы помочь им должно было встретить понимание у церкви.
   - Ты хочешь, чтобы я проверил, есть ли у них возможность погасить долг?
   Эльзу всегда отличала безупречная осанка, и пучок её густых волос на затылке остался идеальным после насыщенного делами дня.
   Сейчас же она ссутулилась и сказала:
   - Нет, с этим всё хорошо. Они испытывают трудности с прудом уже несколько лет, но благодаря своему трудолюбию они могут себя обеспечивать охотой на оленей и изготовлением кожаных верёвок и шнуров. Сарония - торговый центр, он купит сколько угодно верёвок и шнуров, так что заём им вроде бы не нужен. Другими словами... - Эльза посмотрела на Лоуренса, она, всегда такая сильная и непреклонная, казалась смущённой. - Другими словами я хочу попросить тебя найти способ для церкви одолжить им денег.
   Волнение на лице Эльзы делало её похожей на маленькую девочку, которая пыталась говорить на чужом языке. Судя по всему, она не знала, понимает ли её тот, к кому она обращалась.
   - Э-э, я имела в виду, что хочу тебя пригласить...
   - Нет, я всё ясно услышал. Не волнуйся.
   Эльза. Кажется, хотела что-то ещё объяснить, но послушно закрыла рот.
   Тем не менее, поняв каждое слово, Лоуренс не понимал смысла.
   - Но ведь жители деревни уже просили денег? - немного растеряно спросил он.
   Потом, после нескольких мгновений тишины заговорила Хоро:
   - Твоя церковь и сама не против одолжить? Как и остальные, так? Это разве не тот случай, когда желание натыкается на нежелание?
   Лицо Хоро выражало раздражение, потому что она знала, что очевидное может не являться таковым, всё могло оказаться намного более сложным.
   Эльза поднесла руки к груди, сделала несколько вдохов-выдохов, будто искала слова в своём сердце, и ответила:
   - Сама я сочувствую желанию селян занять деньги в их обстоятельствах. И думаю, что церковь должна одолжить их им. Но... - она повернулась к Лоуренсу с совершенно расстроенным лицом. - Но Церковь не одобряет заимствования, а в обществе набирает силу мнение, что пороки Церкви должны быть устранены.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"