Глюк Ольга: другие произведения.

Автограф для crazy baby

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 6.34*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация: МГПИ. Московский гумманитарно-политехнический институт. В нем механик может стать актером, а будущий певец с легкостью будет работать слесарем. Тут сочетаются самые несочетаемые профессии. "Silver Wolf". Знаменитая британская рок-группа. Пять активных парней со своими проблемами, мрачный фронтмэн, море фанатов. И я. Громова Эльвира Геннадьевна. Идиотка с сумасшедшим окружением, которой "посчастливилось" связать свою жизнь с этими двумя составляющими. Мыла и веревки не найдется?
    ОБНОВЛЕНИЕ: 23.05.13, 17:00 по московскому времени. Приятного аппетита ;)
    В ПРОЦЕССЕ, ЧЕРНОВИК.

  Я сжимала в руке маленькую бумажку, широко открытыми глазами смотря на неё.
  Зачем? Зачем я пошла вчера на этот концерт? Вот оно мне надо было, а? Я же ненавижу все разновидности рока, а этих парней с безумными глазами, прыгающих как перепившие энергетика зайчики из рекламы батареек, и того более боюсь! Но нет! Меня потащило на эту идиотскую площадь, к этой идиотской сцене, чтобы встретиться с этим идиотским... однокурсником. Ну что вы так смотрите на меня? Да, я пошла на этот концерт не потому, что я помешанная фанатка этих готоподобных придурков (и кстати, я не такая), а потому что меня туда пригласил мой однокурсник. Пригласил - и не пришёл.
  Вчера... Ну точнее уже сегодня, приблизительно в час утра по местному времени, я решительно обходила сцену, времени от времени хлюпая носом и пытаясь уделять побольше внимания всякой ерунде, которая валялась под ногами и прямо-таки норовила устроить мне романтическое свидание с поверхностью нашей драгоценный планеты. Так как мои серые очи были устремлены вниз, темный силуэт с сигаретой я заметила не сразу. Размышляя на извечную тему "Все мужики - козлы", я обнаружила новое действующее лицо только когда зашла в облачко дыма и закашлялась от горького запаха.
  "Ненавижу сигареты" - пронеслась у меня в голове раздраженная мысль, а после накатил страх. Разве адекватный нормальный человек будет за час ночи стоять в одиночестве за сценой, беззаботно покуривая сигарету неизвестной марки? Я медленно приподняла голову и прямо встретилась с зелеными кошачьими глазами опасного хищника. Изо рта вырвался непонятный писк, а тело параллизовало. Черт, черт, черт! Попала ты, Элька, так попала.
  Не успела я мысленно составить завещание, как низкий хрипловатый голос с легким британским акцентом презрительно усмехнулся:
  - Смотрите-ка, даже тут нашли... - я еле сдержала визг, услышав тянущиеся и, как мне показалось, угрожающие нотки в ленивом голосе, - Автограф, детка?
  Я растерянно захлопала ресницами, открывая и закрывая рот, как покусанный пираньями карасик, а в глазах почему-то появились слёзы. Ну вот, меня сейчас убьют, а я даже не помыла дома за собой посуду. А ведь сегодня моя очередь...
  - Ты чего, обкуренная? - без всякого интереса спросила моя смерть, выдыхая мне дым в лицо и вызывая тем самым новый порыв кашля. "Сам ты обкуренный" - ответила бы я, если бы была чуть посмелее, - Нет... Значит просто сумасшедшая. Или немая. Или просто помешанная на мне и на остальных музыкантах из "Silver wolf".
  Я престала кашлять и заинтересованно-неверяще одарила незнакомца подозрительным взглядом. Да неужели это и есть тот самый Граф - солист группы, надрывно орущей на сцене пять минут назад? А что, вроде похож... Такое же бледное надменное лицо, презрительные хищные глаза, черные растрепленные волосы, самые длинные прядки которых касаются выступающих скул, просто до безумия высокий рост...
  - Нет, не сумасшедшая, - растроенно покачал головой Граф, прерывая моё мысленное сравнение его настоящего с ним плакатным, - У сумасшедших не бывает такого осмысленного взгляда. Ты просто онемевшая от счастья фанатка...
  Я серьёзно испугалась за его психическое здоровье, от которого в данный момент на прямую зависела моя жизнь. Столько раговаривать с самим собой в присутствии постороннего человека - и не каждый шизофреник сможет!
  - А знаешь, я дам тебе автограф, - вдруг улыбнулся он такой угрожающей улыбкой, что не сорваться с места и не зарыться самостоятельно на ближайшем кладбище было очень сложно. Парень достал из кармана маленький листочек и, пару раз черкнув что-то на нём, вручил мне в руки глянцевую бумажку, на которой под росписью стояла надпись, выполненная изящным каллиграфическим почерком.
  "Я буду ждать тебя, моя маленькая crazy baby"
  - Эх жизнь моя жестянка, - прогудела я себе под нос, возвращаясь в реальность из прошлого дня и судорожно сжимая подушку, не желая расставаться с ней. Вставать не хотелось совершенно.
  Пятница, последний день первой учебной недели после знойного лета, а на пары-то идти по любому надо. Чует моя пятка - сегодня наш пацифист-философ опять раскрутит очередной монолог на тему жизни и... жизни. Сидя у него на занятиях, начинаешь чувствовать себя членом какой-то секты - хорошо хоть, что благодаря его близорукости лекции можно не писать, а спокойно переговариваться со своими соседями.
  Я с кряхтением подняла свою бренную тушку с толстого огромного матраса, заменявшего мне кровать, и, натыкаясь на все углы, побрела в ванную. По длинному коридорчику я уверенно направлялась к белой двери, маячившей на горизоне, и привычно пронеслась мимо зала, кинув туда мимолетный взгляд. Вкопанно замерла на месте и сделала несколько шагов назад, вновь повернув голову.
  Там, на мягком ворсистом ковре коричневого цвета, заказанном папой из Шотландии, хлопая глазами, сидела моя младшая пятнадцатилетняя сестренка, пожирая глазами парней, прыгающих в телевизоре с микрофонами. Очень долго я пыталась понять почему же не слышно звука, пока мой взгляд не наткнулся на массивные розовые наушники, надетые на голову подростка. Нет, всё-таки Валера сумасшедшая - вставать в такую рань, чтобы просто включить музыкальный канал - и это при живом-то интернете!..
  Чувствуя себя именно такой, какой меня назвал вчера фронтмен "Серебряных волков" - обкуренной - я подошла к сестре и стянула с черных кудряшек аппаратуру от моего компьютера.
  Валера. Не Валерия, а именно Валера. Просто когда-то мама, ушедшая от нас к какому-то крутому бизнесменчику, безумно хотела мальчика. Врачи рьянно утверждали, что родится здоровый представитель мужского пола, способный в будущем защищать родину и содержать семью... А родилось вот оно. Сумасшедшее, способное самостоятельно содержать только свой левый мизинец правой руки, на котором на спор вытатуировано одно слово, полностью описывающее образ моей сестры: "Бездельница".
  - Земля вызывает, - сонно зевнула я, потягиваясь. Лера закусила губу, осматривая меня с ног до головы, и весело хихикнула.
  - Слушай, Эль, тебе нельзя гулять по ночам. Ты выглядишь...
  - Обкуренной. Знаю, знаю, сообщили уже, - подавила я очередной зевок и зачем-то поправила свою и без этого вытянутую, но такую любимую старую футболку до колена, не знаю зачем купленную мной в мужском отделе, - В общем, вот тебе автограф от твоего Кристиана, можешь повесить его на стену в рамочке, где угодно кроме моей комнаты.
  Я кинула бумажку Валере, та с громким счастливым визгом поймала её и прижала к груди.
  - У меня есть автограф от самого Графа! - восторженно крикнула она мне в ухо, из-за чего я недовольно нахмурилась - нет, она в самом деле считает, что сообщила мне что-то новое?
  Пробурчав что-то по поводу сумасшедшей молодежи и почувствовав себя семидесятилетней пенсионеркой, я поставила перед собой цель: добраться, наконец, до этой проклятой ванной.
  Видимо, сегодня не мой день.
  - Доброе утро, Эльвира, - выскочил передо мной из комнаты мужчина и закрыл за собой дверь, чтобы я не успела увидеть его комнату.
  - С какой стороны оно доброе? - в который раз распахнула я пасть в зевке.
  Этот мужик с длинными черными волосами, перетянутыми в тугой хвост на затылке - мой папа. Байкер с замашками хиппи, как бы это смешно не звучало. Да, он постоянно одет в кожаные черные вещи с множеством заклепок, таскает на голове симпатичную бандану с черепами и ключик от байка в заднем кармане джинс, но в тоже время не устает твердить о мире во всем мире и гигантской любви. Ему не плевать, где ходят его дети, но в тоже время он разрешает нам с Полиной гулять где угодно, во сколько угодно и почти что с кем угодно. Наверное именно поэтому я и не пользуюсь этими возможностями - что за жизнь без запретов?
  - Со всех, ведь мир прекрасен! - патетически воскликнул отец, воздвигнув руки... нет, не к небесам - к потолку. Я закатила глаза и привычно буркнула, не отличаясь многословностью:
  - Угу.
  - Ну что ты "угу-угу", как сова? - возмутился мой родитель, облокачиваясь спиной об дверь и теребя тунельку в ухе, - Ты же не сова, Элечка?
  - Угу, - через пару секунд шевеления мозгами подтвердила я и отодвинула отца с прохода, продолжив свой путь к верной подруге - зубной щетке.
  Сзади раздался облегченный выдох и я решила, что не помешало бы еще раз пообщатся с младшим поколением, дабы узнать все подробности о новых событиях, произошедших в нашей квартире.
  Зайдя в ванную, я сумела споткнуться об мохнатый коврик для блох белоснежного цвета с ядовито-фиолетовыми пятнами и, растянувшись на полу, начала размышлять о смысле жизни. Это был четвертый и последний обитатель нашего психиатрического санатория для душевно-больных, самый адекватный и понимающий член нашей семьи.
  - Квадратик, ты не поверишь, как я тебя люблю, - пробурчала я себе под нос, обхватывая шею далматинца, павшего жертвой химических атак под руководством моей младшей сестрицы.
  Два года назад Лера притащила с улицы продрогшего щенка - страшного, тощего, практически лысого - и приказала мне накормить его. Приказы от сестренки приходилось слышать более, чем часто: не смотря на то, что я вроде как была старшей сестрой, мой характер немного вредного ангела был известен всем членам семьи, чем те нагло и пользовались. Отец - просил приготовить еду, пёс - "шрэковыми" глазами молил о еще одной сосиске, а Валера каждый раз придумывала новую прихоть. К моему шоку, она "приболела" желанием быть не такой, как все, и обозвала кутенка не старым-добрым Шариком, а... новым-модернизированным Квадратиком. Породистую геометрическую фигуру я выходила, а тот привязался ко мне: все животные относились равнодушно, а этот решил таким оригинальным способом отблагодарить меня за заботу. Однажды я имела глупость разрешить сестре "поиграть с собачкой". Из комнаты Нервный Тик, как я его любила называть за таинственные, как у воришки, желтые глазки, вышел не с черными кругляшками на шерсти, а с аккуратными фиолетовыми звездочками. Правда, после первого же дождя они превратились в простые пятна, но цвет не хотел вымываться никакими шампунями.
  Не вставая с прохладной плитки, я потянулась за щеткой и мятной пастой и задумчиво уставилась на Тика.
  Почистить что ли ему зубы?..
  Словно угадав мои мысли, противная псина как-то по-человечески фыркнула и удалилась в коридор, мотнув огромной головой.
  Поев зубной пасты и спустив в трубы еще пару десяткой литров воды, я прошла на кухню, подозрительно покосившись на запертую снаружи на задвижку дверь в комнату, и, включив горелку под чайником, плюхнулась на стул рядом отцом.
  - Что нового в школе? - решил поинтересоваться жизнью старшей дочери мой драгоценный родич, закидывая ступню сорок четвертого размера на коленку, обтянутую кожаными штанами.
  - Не знаю, - пожала я плечами, хватая из вазочки сушку, - Я там три года не была, с выпускного. Попытка номер два?..
  Отец на мгновение завис, переваривая новую информацию, и задумчиво подергал тунельку в левом слуховом органе.
  - Что нового в колледже? - наконец, перепрограммировался он, выдав широкую улыбку.
  У дорогого папеньки нередко бывали приступы отеческой заботы и он мог часами распрашивать про нудных преподов и студенческую жизнь, а после на несколько месяцев забыть про свои обязанности, честно считая их выполненными.
  - Отвыкшие от режима студенты, море визгов от долгой разлуки, пьянки по поводу долгожданных встреч, ушедший в загул куратор и сумасшедшие однокурсники. Всё как обычно, - заметив страстное желание родителя вставить какое-то несомненно умное изречение, я добавила, - Нет, я в загул не хочу и поэтому сейчас допиваю свой кофе и иду в универ.
  Гордо улыбнувшись, папа потрепал меня по собранным в кособокий хвост иссиня-черным волосам, испортив тот шедевр, который я целых пять минут воздвигала на голове, и удалился в свою комнату, не забыв запереться изнутри.
  В нашей трехкомнатной квартире единогласно был утвержден твердый закон: какой бы дружной и сплоченной семьей мы не были, у каждого есть своя территория: в мою комнату можно было заходить только под угрозой смертной казни, в папину - не разрешалось вовсе. Разумеется, мы с Валеркой не один раз бывали в этом запретном месте, но ничего интересного там не обнаружили: многочисленные плакаты уже ушедших в никуда рок-групп, оставшиеся с юного возраста, старенький компьютер и горы грязной одежды, которая раз в месяц загружалась в стиральную машинку, переодически ломая несчастную технику. У малолетней сестры своей комнаты не было, но она полностью окупировала зал, удобно расположившись на раскладном диване. Раньше Лера жила со мной, но как только мы достигли конфликтного возраста, вся "братская" любовь пропала и младшенькая с небольшим скандалом выселилась в зал. После этого ссориться мы стали намного реже, цапаясь скорее по привычке. Сестры, что от нас еще ожидать.
  На ходу натягивая белое вязаное платье, я завернула в зал и с ногами залезла в кресло, поставив кружку в кофе на журнальный столик. Можно сказать, что в нём я провела практически всё своё детство. А если не заработаю на собственную квартиру, то останусь тут до пенсии.
  На жидкокристаллическом экране надрывали свои голосовые связки молодые парни года на три старше меня, подпрыгивая и безумно мотая головой. Пепельноволосый музыкант старался больше всех, а я искренне испугалась, что думательный орган может отвалиться, и, покачав головой, перевела взгляд на солиста.
  По адской коробке показывали документальный фильм, в котором рассказывалась история создания группы. Валера с восторгом вникала каждому слову ведущей и время от времени тихо попискивала от восторга, а я, отпивая кофе, с недовольным прищуром рассматривала солиста, который стоял на незнакомой набережной, облокотившись о фонарный столб, и лениво выкуривал сигарету. На кадрах из личного видео-архива группы он выглядел точно таким же, каким и показывал себя на сцене - надменным, пропитанным презрением и вечно скучающим. Тут он бросил сигарету на асфальт, погасив её носком ботинка, и устало взглянул прямо в камеру, прямо сквозь экран пронзив меня зеленым взглядом.
  - Сам ты обкуренный, - буркнула я, невольно вздрагивая. Я отвернулась от телевизора и слегка дотронулась до плеча сестренки.
  - Что еще? - воззрила на меня свои темно-синие очи мелкая. Не смотря на холодный оттенок, через минуту общения с Лерой можно было понять, что это ошибочное мнение. Глаза у Валеры были слишком выразительными, что иногда играло даже против неё: даже если сестра сохраняла абсолютно серьезное лицо, в глазах плясали задорные смешинки и искорки предвкушения.
  - Что-то наш папенька опять мудрит... Кого он там в комнате прячет, неужели опять страуса привел?
  Где-то два года назад отец притащил домой маленького птенца. Серый, с торчащими со все стороны перьями и огромным клювом, он постоянно обижал Квадратика, только вошедшего в нашу "дружелюбную" семью и клювал тапочки. Где он его взял, папенька не говорил, но когда Валерка разозлилась и собралась отнести страусенка в зоопарк, только обрадовался и заставил меня проконтролировать, чтобы младшенькая по глупости не сделала себе на ужин страус-гриль. Отнести-то мы его отнесли, но сказать, откуда у нас взялась экзотическая птица так и не смогли - по причине незнания.
  - Нет, на этот раз всего лишь курицу, - нехотя ответила Лера, поворачивая голову ко мне, - Какая-то крашеная блондиночка с мозгами на два байта.
  Я скептически хмыкнула: на взгляд моей сестры, абсолютно все спутницы жизни непутевого папочки страдали недостатком разума.
  "Они точно дуры с опилковым и силиконовым наполнителем, раз им взбрело в голову, что этот волосатый монстр с ненормальными замашками советсткого хиппера - романтический и крутой мужчина, достоинства которого опережают даже основной его недостаток - двух взрослых дочерей"
  В силу своего юного возраста, Валера как-то не подумала, что главным достоинством является трехкомнатная квартира в элитной части города, а я не поднимала темную завесу тайны - не удивлюсь, если она до сих пор считает, что дед мороз существует.
  - Он привел её с рок-концерта в четыре часа ночи, - продолжал безжалостно палить отца этот неугомонный ребенок, даже отвлекшись от любимой группы, - И они сразу пошли в комнату. Наверное, кроссворды разгадывали, - Лера многозначительно приподняла брови и ехидно улыбнулась, за что и получила от меня подзатыльник, - Эй, оборзела?! - взвизгнула она, чуть не подлетев в воздух, - Тебе, кстати говоря, стоило бы взять пример с папочки! А то вообще достала: поскорей бы уже вышла замуж и сбежала куда подальше! - девочка показала мне язык и отвернулась, снова вернувшись к просмотру телепередачи. К четвертому уроку ей, как же!
  Поставив грязную кружку в раковину, я извлекла с высокого холодильника шоколадную конфетку и, чмокнув Квадратика между ушами, вылетела из квартиры.
  ***
  МГПИ был самым ненормальным универом столицы нашей необъятной Родины, аналог которого существует на данный момент лишь в городе с интересным названием Находка. Открылся он сравнительно недавно - всего лишь четырнадцать лет назад. Поступала я туда только из-за своей ужасной лени: цифры внушали мне ужас - путь экономиста закрыт, дети не больно-то умиляли своим бешеным характером, усидчивости не хватало для офисных профессий, энергии - для активных... В общем, когда на "ярмарке профессий" симпатичный русоволосый парень вручил мне листовку с приглашением в московский гумманитарно-политехнический институт, я поняла, что это мой шанс.
  С раннего детства меня привлекали разные проводки и технические внутренности. Будучи скромным и тихим ребенком, я любила разбирать магнитофоны, телевизоры, системные блоки от старых компьютеров и всё в этом роде. Сначала папа не знал, куда прятать технику от своей старшей дочери, а после понял, что это и не нужно: на удивление всем папиным друзьям, я умела не только ломать, но и собирать электронику обратно.
  Что говорить, профессия техник-технолог была для меня оптимальным вариантом.
  Увидев нужную специальность, я вышвырнула листочек, так и не дочитав его до конца, схватила документы и рванула подавать заявление на поступление. Когда приемная комиссия увидела результаты ЕГЭ, они приняли меня не раздумывая. Кстати говоря, я не представляю, как мне удалось сдать госэкзамены на оценку отлично - хотя подозреваю, что этому способствовала фотографическая память... ну и микронаушник, по которому умница-сестренка диктовала мне все ответы.
  В первый же день учебы, когда я получила расписание на первый семестр, я поняла, как крупно попала.
  - Гумманитарный!! - орала я тогда, носясь по квартире и устраивая во всегда убранном мной доме полный беспорядок, - Нет, вы понимаете? ГУММАНИТАРНЫЙ ВУЗ! Как я могла так лохануться?! - я сунула бумажку с расписанием прямо в нос родственникам, ошалело взирающих на меня, - Актерское мастерство! Уроки вокала! Народный и современный танец! Живопись в мировом искусстве! Чертова экспериментальная программа!!!
  Это был первый и, надеюсь, последний раз, когда я вышла из себя и повысила голос.
  Экспериментальная программа МГПИ подразумевала собой обучение не только по основной специальности, но и по общему направлению института. Направление у него было самым несовместимым, какое только можно было придумать.
  В гумманитарно-политехнический институт поступали слесари и танцоры, электрики и певцы, машиностроители и художники. В конце обучения архитектор без труда мог бы поступить в любой танцевальный колектив, а сварщику легко открывался путь в мир шоубизнеса.
  Нет, конечно, всё это было просто чудесно, но... Я ненавидела гумманитарию в любом её проявлении. Я даже музыку слушала только ту, которая "цепляла", а другую напрочь отвергала!
  К сожалению, из МГПИ меня отпускать не захотели. Статистику я им видите ли могу нарушить! Да, что тут таить, и отец не больно-то хотел, чтобы я исключилась из одного из самых рекомендуемых ВУЗов страны.
  Осталось вытерпеть еще два года - и дольше меня задержать не сумеют.
  ***
  Закусив губу, я на цыпочках прокралась в кабинет, пройдя на самый последний ряд и облегченно выдохнула, приземлившись на скамью.
  - Так... Сорок шестая группа в полном сборе? - седой преподаватель подслеповато прищурился, оглядывая аудиторию, - Молчим, юнцы? - пару человек вяло угукнуло, шурша конфетными обертками, - Опять вы едите... Только не работающий человек способен есть. Слова Валерия Афонченко, - блеснул пенсионер заумной фразой и открыл наш новенький журнал. Воспоминание о предшественнике синей папочки заставило улыбнуться - в конце прошлого года журнал мы сдали немного в потрепанном виде: с рваными страницами, рожицами на задней корочке и подпаленной зажигалкой обложкой - сразу видно, что в группе шесть парней с адским характером и одна маленькая я.
  Да-да, в моей группе мне выпала просто потрясающая роль - а если честно, я вообще была единственной девушкой на этой специальности конкретно в МГПИ. Мне просто потрясающе везло.
  - Громова, доброе утро, - ехидно проскрипел препод, - А ты знала, что у нас уже перекличка?
  - Правда? - пискнула я, смущенно поднимая глаза с тетрадки, на которой был изображен бородатый чертик с милым длинным хвостиком, на Эдуарда Сергеевича. А что, похожи. В списке я была третьей, а потому немного удивилась, что успела прокараулить первых двух одногруппников, - Ну тогда я тут.
  - Еще бы ты не была тут! Тебе, как единственной прекрасной составляющей этой группы, просто положено быть на месте.
  Я раздраженно закатила глаза, приглушенно фыркнув. В нормальных группах в пример выставляют старост, а тут крайней нашли меня.
  Телефон, находящийся в стилизированном заднем кармане обтягивающего платья до колен, щекотно завибрировал, от чего я нервно вздрогнула. Пока Эдик, как его ласково называли все студенты, рылся в многочисленных бумагах, в ужасающем множестве наваленных на его столе, разыскивая необходимую тему, я вытащила телефон и недовольно посмотрела на принятое сообщение.
  "Женя" - скромно значилось в строке отправителя.
  "После третьей пары, на крыльце"
  На крыльце, так на крыльце, Женечка. Заодно объяснишь, почему же ты не пришел вчера на концерт, на который пригласил меня. Будет интересно выслушать твою версию.
  Широко зевнув - недосып сказывался на мне уже с первой недели учебы - я открыла тетрадку на новой странице, поставила дату и сонно началась выводить скачущие между строк буквы, диктуемые профессором Ждановым.
  "Основные направления в философии. Материализм и идеализм. Повторение"
  
  ПРОДА ;)
  
  - Эльвир...
  - Афанасьев, - я поджала губы и присела на ступеньку, возмущенно уставившись снизу-вверх на парня. По его словам, только я могла так уничтожительно смотреть на собеседника, сидя практически на земле, - Ты...
  - Знаю, я урод, - он виновато сложил брови домиком и присел рядом со мной, заглядывая в глаза. Я с укором посмотрела в голубые очи, обиженно мотнув головой, - Я самый уродливый урод среди всех уродов этого уродского мира. Но ты же меня простишь?
  - Афанасьев, ты понимаешь, какого мне было там, одной, в незнакомом месте?..
  - Неправда, ты уже была на этой площади! - решил хоть чуть-чуть защититься Женя, приобнимая меня за плечи и с улыбкой дергая за хвост. Умный пятикурсник, чтоб у него быстрее практика началась, понял-таки, что я уже его простила. А как можно не простить вот такого обаятельного блондинчика со светлыми добрыми глазками?
  - Я днем там была, - воззразила я, складывая руки на груди, - Ночью - это совершенно незнакомая для меня площадь, - Женька положил голову мне на плечо, прикрыв глаза, и, судя по всему, уплыл в страну воспоминаний.
  Афанасьев Евгений Александрович и был тем самым русым придурком, вручившим мне бумажку со списком специальностей в МГПИ. Можно сказать, подарил мне билет в ад.
  В декабре первого года обучения у нас был конкурс самодеятельности, в котором студентов распределяли по парам с однокурсниками. Из-за Валерки, которая неправильно поставила будильник, я проспала само распределение и, только проснувшись и обнаружив, что на улице уже давно светло, рванула в универ.
  В дверях в актовый зал я столкнулась с каким-то парнем. Буквально врезавшись лбами друг в друга, мы упали на пол и, приземлившись на пятую точку, ошарашенно уставились друг на друга.
  - %Запрещено цензурой%, - автоматически выругался Женя тогда абсолютно спокойным голосом и протянул мне руку, поднимаясь сам.
  - А это ты виноват, - таким же немного растерянным тоном произнесла я, принимая помощь. Парня, которого за первые несколько дней я в мыслях успела обвинить во всех своих неприятностях, я запомнила хорошо, а девичьей памятью или старческим склерозом не страдала.
  - А это еще почему? - удивился блондин, приподнимая брови в недоумении.
  Я раздраженно посмотрела ему в глаза, уперев руки в бок.
  - Ты дал мне ту листовку на "Ярмарке профессий", - с губ сорвался удрученный вздох, - Надо было тогда предупреждать, что институт гумманитарный.
  Я снова скромно уперлась взглядом в стенку, чувствуя привычное смущение по отношению к красивому парню. Я слышала про него от своих одногруппников, Евгений был талантливым второкурсником с гениальными идеями. Архитектор от бога, смазливый, общительный и дружелюбный, староста своей группы, обладатель отличных оценок, любимчик преподавателей и сын ректора - прямо-таки идеал.
  - Женя Афанасьев, - после тихого смешка протянул он мне руку, подмигивая.
  - Эльвира Громова, - смущенно улыбнулась я, пожимая протянутую ладонь.
  Уже тогда мы поняли, что сможем подружиться.
  Когда мы зашли в аудиторию, заведущая отделением, Виктория Аристарховна, налетела на нас с обвинениями в опоздании. Высокая статная женщина сорока семи лет с длинной каштановой косой внушала невольное уважение всем студентам, которые под её бешеным напором сразу чувствовали себя виноватыми во всех смертных грехах.
  - ...Тогда вы, прогульщики, будете в конкурсе участвовать вместе! - обвинительно тыкнула она пальцем в нашу сторону, проигнорировав то факт, что учимся мы на разных курсах.
  Сказано - сделано. Скромная первокурсница и сын ректора со своим юмористическим номером, где девушка играла на синтезаторе, собственноручно собранном ею, а парень пел песню про тяжкие будни архитекторов, заслуженно заняли третье место из шестнадцати, безумно обрадовавшись своей маленькой победе.
  Спустя полгода попытка Жени перевести дружбу во что-то большое не удалась, и мы единогласно приняли решение, что между нами останутся только братско-сестринские чувства. Что, в принципе, нас обоих устраивало.
  - Афанасьев, а чего ты не приперся-то? - решила я всё-таки узнать, кого я могу отблагодарить (причем отблагодарить где-нибудь в нелюдном месте... на кладбище, например) за встречу с солистом "Серебряных волков".
  - Мальвина, - жалобным тоном произнес он только одно слово, зная, что объяснения не потребуются.
  Бойко Мальвина Федоровна, моя ровесница, для удобства называемая Малей, была одной из самых экстравагантных личностей МГПИ и полностью оправдывала свои имя и фамилию. Дерзкая, наглая и самоуверенная девушка с копной голубых кудряшек, спускающихся до бедер и по длине чуть ли не опережающих экстра-короткую юбку. Если Мальвина ставила перед собой цель - она её добивалась любой ценой. Училась героиня сказки на актрису, но говорила, что пока что не хочет славы и желает побыть в низах шоубизнеса. "Еще успеется!" - радостно подмигивала она окружающим.
  А на втором курсе мисс Бойко стукнула в голову очередная затея, от которой она так же не собиралась отступать: завоевать любовь одного небезызвестного сына ректора.
  Ооо, что только не делал этот монстр в юбке, чтобы добиться Афанасьева: и в ресторан насильно водила, и мне пыталась тёмную устроить, по ошибке приняв за его девушку, и в любви признавалась на глазах у всего универа - Мальвина была лучшей на своём факультете, а потому чувства показывать у неё получалось идеально, многие даже поверили. Зато Женька не вникся, продолжая держаться против "девочки с голубыми волосами" и по сей день.
  - Как сходила-то? - мечтательно протянул парень, снова блаженно прикрывая глаза, - "Волки" были в ударе?
  - Лохи твои "Волки", - фыркнула я, не причисляя себя к разряду фанаток. Слишком громковато они, на мой взгляд, играли.
  От возмущения Женька даже выпрямился, смешно надув губы.
  - Ничего ты не понимаешь в колбасных обрезках! Они боги! БО-ГИ!
  А ты, придурок, помешанный на своих кумирах фанат!
  - Вот-вот, именно! Колбасные обрезки - это лучшее слово, которое подходит к их творчеству.
  - Элька, ты не понимаешь! - воскликнул он, а я в которой раз мысленно восхитилась его смелостью. Другой бы парень, боясь насмешек, ни за что не признался в своем поклонении какой-то группе - по крайней мере, не так явно. А этому хоть бы хны: Афанасьева вообще не волнует мнение других, - Ты просто не стояла рядом с ними, энергия просто сумасшедшая!
  - А ты типа стоял? - скептически хмыкнула я, умолчав о том, с кем я столкнулась за сценой этой ночью.
  - Нет, - поник пятикурсник, печально вздохнув, словно он - маленький ребенок, потерявший конфетку, - Но обязательно поговорю с ними, у меня есть пара вопросов к их барабанщику, - Женя расплылся в предвкушающей улыбке, которая всегда заставляла меня мысленно сравнивать его с Мальвиной. В чем-то они похожи. Может, одинаково целеустремленные? ...Или оба психи, - Тебя подвезти? - вопросительно полуулыбнулся друг.
  - Нет, я с Илькой встретиться обещала в кафешке, - я встала с лестницы и, вяло попрощавшись, направилась в типичное место сборища студентов, где меня сейчас должна была ждать подруга.
  А всё-таки в одном я с Афанасьевым была согласна - энергия у "Серебряных волков" сумасшедшая. Даже не так...
  Она пугающая.
  ***
  - Козёл он, - уже в сотый раз за этот час повторила Иля, лениво листая меню, - Почему тут не продают водку, а? Хочу напиться с горя и забыться в туманном бессознанье, но приходится проливать хрустальные слезинки отчаяния, давиться капучинно, отмораживать свою задницу на подоконнике...
  Я сделала глоток персикового сока из высокого бокала, с насмешкой смотря на Илону.
  - И думать о нём, - логически завершила я мысль, покачивая носком балетки в ритм музыке, играющей из какой-то машины.
  - В точку, солнышко.
  Общаться с моей лучшей подругой можно было вечно. Поначалу её характер мог безумно раздражать, но после первых десяти минут общения начинаешь замечать, что с нетерпением ждешь, что на этот раз выдаст странная девчонка.
  Илона Потапова внешне была просто истинным образцом "ванильной девочки": выпрямленные темно-русые волосы с косой челкой, огромные темные очки на половинnbsp;- Ты чего, обкуренная? - без всякого интереса спросила моя смерть, выдыхая мне дым в лицо и вызывая тем самым новый порыв кашля. "Сам ты обкуренный" - ответила бы я, если бы была чуть посмелее, - Нет... Значит просто сумасшедшая. Или немая. Или просто помешанная на мне и на остальных музыкантах из "Silver wolf".
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
&
nbsp;- Доброе утро, Эльвира, - выскочил передо мной из у лица, сантиметровый слой тональника на коже, футболка "I love NY", узкие штаны, зеркальный фотоаппарат (которым она практически не пользовалась), кофе, тонкие сигареты... Да, именно такой она показывала себя всем окружающим. На самом же деле эта милашка ругалась, как невыспавшийся водитель, курила толстый "Винстон" (выслушивая в это время мои лекции) и могла, даже не моргнув глазом, легко опрокинуть парочку рюмок старой доброй водки отечественного производства. Училась Илька на третьем курсе медецинского института, осваивая профессию педиатра, и, стоит сказать, училась из рук вон плохо. Временами она даже начинала жалеть, что не поступила по стопам отца на механика - тогда жить было бы намного проще.
  - Урод, - Илька задумалась, почесав розовым ноготком подбородок, и выдала еще несколько не очень цензурных определений её парня (уже половину дня, как бывшего), - Он разорвал моё сердце на мелкие кусочки, изрезал его ножницами предательства и выкинул в ближайший мусорный бак, чтобы крысы растащили эти лоскутки по своим норам, - девушка погрызла мизинец и со скорбным лицом начала по одному загибать пальцы на правой руке, монотонным голосом лектора перечисляя свои "чувства", - Я не хочу больше жить с осознанием предательства самого любимого мне человека, которого я никогда не смогу забыть; я больше никогда не выйду замуж; я уродина, раз он посмел бросить меня; я замкнусь навсегда в себе; я прочитаю сегодня же все самые душераздирающие философские романчики современности; я прикопаю его под окнами МГУ... Ой, нет, это из другое оперы, - Илона протяжно вздохнула, с печалью смотря в окно, и, разогнув большой палец на левой руке, с фразой "Я хочу слушать звуки дождя, но буду слушать капающие капли из сломанного крана" взглянула на меня.
  - Закончила? - с улыбкой поинтересовалась я, ехидно смотря на подругу.
  - Ага, - широко улыбнулась Потапова, мгновенно засияв, и кивнула на барную стойку, - Смотри, какой у них симпатичный барменчик появился. Правда, он няшечка? Такого бы на денечек в личное пользование...
  Да-да, это именно она "не сможет забыть самого любимого ей человека". В этом вся Илька.
  - Да ну... - протянула я через десяток секунд, когда оценила внешний вид очередного смазливого паренька, чем-то похожего на Женьку, - Ему же лет двадцать, мелковат для меня.
  - Так я его себе присмотрела, - расхохоталась девушка, а потом спохватилась и, шмякнув руку под шею, пропела, - Ах, в моих внутренних органах затрепетали бабочки... Сердце выпрыгнет сейчас из груди!
  Две девочки лет пятнадцати, сидевшие за соседним столик, начали оглядываться на нас, тихо хихикая.
  - Оно же у тебя вроде как того? - подколола я Илону, отламывая от своего пирожного кусочек бисквита.
  - Так мне его "Почтой России" выслали в конвертике цвета морской пены, я его уже склеила и через глотку засунула за ребра, кишками для прочности закрепив.
  О несчастны те люди, которые знают Илю! Моё почтение им: я бы ни за что не смогла сохранять мозги в цельном состоянии, выслушивая такие речи. На моей черепной коробке стоит очень прочная броня - я знаю Илону Максимовну уже очень и очень долго, а потому привыкла к её закидонам с самого младенческого возраста.
  Расплатившись, мы вышли из огороженной летней беседки с множеством столиком и направились к машине гражданинки Потаповой.
  Машинка была скромненькой, непримечательной... Всего лишь Тойота Капра Солара темно-красного цвета. Только не ляпните это случайно при Иле, а то она красочно распишет вам, чем отличается грязный, страшный, блеклый, грубый и скучный красный от яркого, насыщенного, привлекательного, сочного, интересного бургундового оттенка.
  Забравшись в автомобиль, Илона сразу же откинула крышу. И я её понимала - при тридцати восьми градусах выше нулевого уровня в машине царила ужасная духота, от которой в кипящем сознании начинали бродить полумертвые мысли о зимних морозах.
  - Сейчас в магазин, убивать мою депрессию от расставания, - веселым и наигранно деловым тоном начала подруга составлять план ближайшего времяпровождения, заводя машину, - Помотаемся там, сделаем мне маникюр... Эльк, ты не хочешь постричься?
  Я нятянула иссиня-черную прядку, близко пододвинула её к глазам и уставилась на кончики волос, сведя глаза в кучку.
  - Неа, рановато, - подвела я итог осмотра, затягивая хвост потуже. Иля одарила мою прическу недовольным взгляд, но на этот раз промолчала.
  - О, смотри, какой няшный гаишник! - воскликнула она спустя минут десять ловких маневров по забитой магистрали. На метро было бы быстрее! - Давай на встречку выедем, он нас тормознет, а мы познакомимся с кавайчиком!
  Закусив губу и смотря на появившегося на горизонте стража порядка на дорогах, я быстренько натянула ремень безопасности, спокойно защелкнув крепление. Что поделать, я постоянно забывала одевать его, когда залезала в любую машину - а особенно, в машину красивую и породистую.
  - Нет уж, - отозвалась я, беспардонно открывая крышку и разглядывая содержимое бардачка, - Кто меня возить будет, если у тебя права отберут?
  - Как кто? А Женёк на что?
  "Делай равнодушное лицо, когда проезжаешь мимо ГАИ. Ты абсолютно чиста перед законом, ты не везешь в багажнике пять килограмм наркотиков и два трупа..."
  Я потрясла головой, пытаясь вытряхнуть все бредовые мысли, которые по объему превосходили мозги. Глаза невольно скосились на заднее сидение, словно там и вправду лежали бездаханные тела.
  Отлично, я сошла с ума!
  - Я не самоубийца, - фыркнула я, поморщившись, - А перед тем, как залезть на пассажирское сидение к Афанасьеву в обязательном порядке надо составить завещание, не забыв поставить подпись нотариуса, и... и, пожалуй, заказать гроб.
  Каким бы талантливым и умным мальчиком Евгений не был, своими "умениями" в области вождения он славился на все ближайшие районы. Не было такого правило, которое еще не успел нарушить сыночек ректора. Пожалуй, заоблачные штрафы - это единственная вещь, средства на которую Афанасьев брал у отца, а не зарабатывал собственноручно.
  - Ну зачем же ты так? Женя заботится о тебе, как о родной сестре, а ты, сволочь неблагодарная, даже не хочешь это принимать, - Илька взмахнула руками, но тут же быстро вцепилась в руль, чуть не свернув на обочину. Они друг друга стоят, - А я тебе говорила тогда: Элечка, смотри, какой кадр! Не упусти его, соглашайся, раз он предлагает тебе встречаться... А ты, балбеска, отказалась! Вот и сиди теперь в старых девах до пенсии, потом, может, дедка себе какого-нибудь найдешь.
  - Раз тебе он так нравиться, то сама и встречайся, - отмахнулась я от подруги, двумя пальцами извлекая из бардачка розовые пушистые наручники. С губ сорвался ехидный смешок и я спрятала компромат обратно, - Главное от меня отвали.
  - Нееет, - в ужасе вытаращила глаза Илона, - Мне своих баранов хватает, - она остановилась на красном сигнале светофора, откашлялась и тонким голосочком мечтательно прошептала, "устремив взгляд на далекие горизонты шумного мегаполиса", - ...Ведь моё сердце не выдержит еще одной жестокой раны от любви, а боль окончательно разъест мою тонкую и ранимую душу... Я больше не хочу быть жертвой своих чувств, а поэтому...
  - Езжай давай, - легонько толкнула я в плечо увлекшуюся подругу, уже было задумавшую речь на полчаса, - Ванильная жертва обстоятельств.
  ***
  С горем пополам вытеснив себе место на парковке огромного торгового центра, мы походкой от бедра зашли в главный вход. Не верите? Правильно делаете. С шиком явила себя свету только Илона, которая с упорством ослицы тащила меня за руку на прицепе. Нет, я не сопротивлялась, просто всего лишь навсего не успевала за своей скоростной подругой, всегда мчавшейся куда-то со скоростью света.
  Этот молл был одним из самых любимых магазинов для всей Москвы. Казалось бы, он ничем не отличался от остальных, но народу всегда тут присутствовало в избытке, а устроится здесь на работу считалось чем-то невероятным. Сложнее, наверное, только стать директором ООН.
  Пятиэтажное здание составляло собой огромную махину, которую невозможно было обойти даже за неделю. Огромное количество бутиков с одеждой и обувью, спортивные и игровые отделы, магазины техники и электроники, салоны красоты и фитнес-центры, кинотеарты и ресторанчики, места отдыха и сауны... В общем, тут было всё, что душе угодно. Но разумно предположить, что тут не было того, что угодно душе леди Потаповой.
  - Черт, и это еще столица называется! - возмущалась девушка, плотоядно скользя взглядам по вывескам магазинов. Пока что, как назло, попадались только отделы для мужчин, детей и беременных женщин. Если ко второй категории нас с натяжкой, а к последней - после некоторого рода усилий, можно было причислить, то тратить бесценные деньги на операцию по смене пола только из-за того, что мы не можем найти нужный бутик, мы не собирались, а потому упорно бродили по просторам магазина, пытаясь найти преследуемую цель.
  - Как сходила-то на концерт симпапулек? - вспомнила Илька, натягивая очки на голову в качестве ободка, и одернула белую футболку.
  - Тебе вроде как по стутасу ими восхищаться не положено, - снова не удержалась я от подкола. Пожалуй, Илька и Женька - единственные два человека, с которыми я могла общаться свободно. Даже с родственниками я так не раскрывалась в общении, как с этими двумя психами. Хм... Может, из-за их душевного состояния и раскрывалась, - Я вообще сомневаюсь, что тебе подобные слушают тяжелый рок.
  - Я восхищаюсь симпатичными парнями, заставляющими трепетать мою душу, как птичка колибри в хрустальной клетке, а не их дебильной музыкой. Нет, ты слышала, как они хрипят? Такое ощущение, что их солист прокуренный насквозь.
  - Точно! - согласилась я, заинтересованно глядя на новую вывеску приятного черно-шоколадного оформления, висящую буквально в десятке метров слева от нас, - Он еще такие сигареты курит крепкие, я только от дыма этого чуть не задохнулась.
  "Ретро-бутик" - гласила вывеска, привлекшая моё внимание, и я целенаправленно направилась к ней. Как ни странно, Иля по-прежнему шла чуть впереди, как будто это она вела меня, а не наоборот. Может, у неё с детства выработалась привычка: неосознанно защищать скромненькую непримечательную девочку, которая была старше её на год.
  - Стоп, - резко остановилась на месте Потапова, из-за чего я врезалась в неё и задрала голову, смотря на подругу. Нет, надо отучивать её от каблуков, а то я себя рядом с ней карликом чувствую, - Он что, так сильно дымил со сцены, что до тебя дым долетел?
  Упс.
  - Да нет, просто когда этому психу в голову ударила идея мне автограф дать, там.. за сценой, он курил и я тогда в этот дым зашла... и в глазах даже помутнело.. Наверное, не просто сигареты курил... - с каждой секундой, по мере искривления лица Илоны в злобной гримасе, мой голос становился тише и подавленней, - Ильк, не смотри на меня так, - взмолилась я, упираясь спиной в витрину.
  - Дура ты, - раздраженно рявкнула девушка, дав мне легкий подзатыльник. Я обиженно насупилась, заправив выбившуюся прядку за ухо, и зашла в приглянувшийся магазинчик, - Нет, не уйдешь! А ну, быстро рассказывай всё в мельчайших подробностях!
  Иля схватила с манекена жуткую шляпку цвета фуксии и напялила её мне на голову. Я тут же поспешила снять сей ужасный аксессуар, пока меня не заметил кто-нибудь из знакомых.
  Пока мы рылись в огромной корзине с уценнными вещичками, я в паре слов пересказала события сегодняшней ночи, скривившись от одного воспоминания ярко-зеленых глаз, которые ярко выделялись на лице даже не смотря на то, что за сценой не было прямого освещения.
  - Счастли-и-ивая, - восхищенно протянула подруга, закатывая глазки, и мило сложила ладони в замочек на груди. Для закрепления результата она простояла в такой позе еще несколько секунд, словив на себе взгляд какого-то парня, зашедшего в магазин вместе со своей девушкой. Илона презрительно скривилась и вернулась к разглядыванию широкой черной юбки длинной примерно до колена в белый горошек. Девушка всегда крайне отрицательно относилась к любому, даже самому незначитетельному проявлению измены со стороны парней.
  - Ты не понимаешь, - нахмурилась я, поднимая с нижней полки милые сапожки без каблука темно-коричневого цвета, обшитыми по кругу нарезанными полосками кожи посветлее на пару тонов, - Он... внушает ужас.
  - Неужели такой страшный? - поразилась Илька, одобрительно кивая при взгляде на обувку. Получить одобрение от госпожи Потаповой казалось чем-то сверхъестественным, и я невольно загордилась собой.
  - Скорее пугающий, - поправила я, понимая, что как бы я не хотела назвать этого Кристиана горбатым уродом с кривым носом и перекосившимся лицом, в самом деле он таковым не был, - В любом случае я рада, что мы точно больше никогда не столкнемся. Еще одной такой встречи я не выдержу.
  - Вот так вот мечты из розового хрусталя разбиваются о чугунную задницу реальности, - прокомментировала девушка мои слова и, взяв за руку, потащила к кассе, - Ты просто обязана купить эти замечательные сапожки, они чудесно подойдут к твоим джинсам!
  - Эй-эй, - я вцепилась в прилавок, не желая продвигаться вперед, - Тебе не кажется, что при такой жаре мне будет немного некомфортно в осенней обуви?
  Илона закатила глаза.
  - Боже, не ломайся! Знаешь, как у них вырастет цена к холодам? Никакой в тебе экономии нет!
  Переговариваясь на тему политики (и это Иля еще ни грамма не выпила!) и больше не возвращаясь к неприятной сценке с солистом "Серебряных волков", мы расплатились за покупки и вышли из отдела, поднявшись вверх по травалатору.
  Третий этаж этаж радовал нас множеством кафешек и ресторанчиков, в числе которых было и наше кафе-мороженое. Ну как "наше"? Разумеется, нам оно не принадлежало, но так как мы там были постоянными клиентами на протяжении многих лет, то считали это место практически своим вторым домом.
  Маленькая территория, огороженная полупрозрачными панелями салатового цвета, привлекала внимание проходящих уже около пяти лет. По нашему с Илей мнению, тут подавали самое вкусное на свете мороженое. Сколько кафешек мы не обегали по всей Москве, менять свои вкусы мы не собирались и каждую недели радовали это замечательное место своим присутствием.
  - Здравствуйте, Нина, - хором поздоровались мы с седой женщиной, стоявшей рядом с кассой и разговаривающей с одной из своих сотрудниц. Она по-матерински улыбнулась нам и приветственно помахала карандашом, которым только что-то записывала у себя в блокноте.
  - Эля, Иля, рада вас видеть, девочки, - то что обе "девочки" уже успели отпраздновать своё двадцатилетие, её не волновало совершенно, - А ваше любимое место сегодня свободно, проходите.
  Мы радостно просияли и быстренько, чуть ли не наперегонки кинулись в уголок этого своеобразного зала, где стоял столик на двоих, занавешенный шелковыми шторками того же ненавязчивого зеленого цвета. Приходя в это место даже зимой, мне всегда казалось, что я попадаю в маленькое царство знойного лета: теплый желтый свет с потолка, улыбчивые официантки и неизменно потрясающее мороженое.
  - Привет, сладкоешки, - раздалось веселое приветствие, и мы с Илькой дружно перевели взгляд на подошедшего к нам официанта. Это был единственный парень в чисто женском коллективе, единственный работник, который был с этом кафе с самого открытия, и одновременно внук хозяйки, - Вам, естественное, как всегда: клубничное для Илоны, шоколадное для Эльвиры.
  - Привет, Дим, - поприветствовали мы своего старого знакомого. Илька усмехнулась, поправив челку, падающую на лицо, - Ты как всегда прав.
  Тот весело отсалютовал нам и отправился за заказом. Переглянувшись, мы с подругой тихо хихикнули: этот парень был обаянием в наиточнейшем его проявлении, но имел один существенный недостаток для его многочисленных малолетних поклонниц - безумную влюбленность в свою девушку.
  Илона облокотилась локтями об столик и поставила подбородок на ладони, задумчиво надув губки "уточкой".
  - Ску-у-учно, - протянула она, вздыхая, - Чего-то давненько мы с тобой никуда не вляпывались, подруга.
  Я испуганна пискнула: Потапова просто обожала приключения, а потому постоянно искала на свою.. голову море проблем. Мне, как человеку, приближенному к ней, обычно попадало больше всех, ибо выкапытаться из той ямы, в которую Иля закапывала нас, приходилось мне. А проблемы наши всегда начинались со слова "скучно" в исполнении одной особы с сиреневыми глазами.
  Да, вот такая у меня подруга-индивидум: этот цвет считается каким-то сдвигом в цветовых пигментах организма. Первые два года жизни Ильки у неё были совершенно обычные темно-голубые очи, но буквально за несколько месяцев они сменили свой цвет до интересного фиалкового оттенка. Я называю это отклонением, Илона - "знаком свыше, предвещающим рождение девушки, которая спасет этот мир от похоти и разврата при помощи светлейшего разума и бензопилы фирмы "Дружба". Ну да, наши мнения немного расходятся.
  - Буквально две недели после твоего "скучно" нас чуть не арестовали в магазине. Зачем тебе надо было похищать ту игрушку?
  Илона усмехнулась и мило пожала плечами:
  - Недостаток адреналинчика в крови. И вообще, это было скромно - я хочу чего-нибудь повеселее...
  Я скептически фыркнула, высказывая своё отношение ко всему этому абсолютно серьезным и деловым тоном:
  - Слушай, а давай свергнем власть в стране? А что? Тут до Кремля не так уж и далеко идти...
  Новенькая официантка, которая только что подошла к столику с нашим заказом, растерянно икнула и, поставив поднос на стол, поспешила скрыться. Да, девушка, тебе еще и не к такому в нашем исполнении придется привыкнуть! В начале этого лета Иля устроила в этой кафешке целую развлекательную программу. Причем развлекалась в основном она: приставала в парням и опять же по разумной, как она считает, причине: ей было скучно.
  - Нет, это развлечение тоже отпадает. Там политика, а политика - это... Короче, сама знаешь, - Потапова ковырнула мороженое ложечкой и быстренько съела маленькую клубничку, пока я не начала покушаться на эту ягодку, - Тут требуется что-то другого рода...
  Когда мы доели холодную сладость и уже просто сидели за столиком, беззаботно обсуждая каких-то студентов по обмену, приехавших к нам в институт на полгода, к нам подсел Дима.
  - Чего отлыниваешь от работы? - укоризненно погрозила я ему, доставая из кошелька деньги, - Вот сейчас не получишь чаевых и...
  - И кранты тебе будет, - показала язык Иля и невинно улыбнулась, снова став пай-девочкой. Димка рассмеялся и протянул нам два листка из черной глянцевой бумаги, притягательно поблескивающей и привлекающей взгляд.
  - Что это? - взяла я в руки один из листков, исписанный серебрянными буквами разных размеров.
  - Приглашения на концерт. Мне друзья дали, а я с Маришкой сходить не смогу. Терять такие деньги жалко, а ради такой группы грех не сходить. Да и тем более в "Башню", элитнейший клуб!
  При взгляде на расплывающуюся улыбку подруги, подозрение волнами начало затапливать мой разум. Ой, не к добру это всё, не к добру...
  - А что за группа? - с обреченностью в голосе поинтресовалась я, уже зная ответ. Парень не стал разочаровывать мою интуицию, восхищенно произнеся:
  - "Silver wolf", - голубые глаза блаженно закатились, - Они лучшие в своем жанре, да и вообще их голоса считают...
  - Дима, - возмущенно воскликнула Нина, хозяйка магазина и бабушка нашего хорошего знакомого, - Это почему ты рассиживаешь тут с нашими лучшими клиентками? Ну-ка быстро пошел работать!
  - Ну бабу-у-уль, я между прочем делаю подарок этим самым лучшим клиенткам, - мы с Илей гордо переглянулись, ехидно усмехнувшись.
  - Дмитрий, я расскажу Мариночке, что ты заигрываешь с симпатичными девушками, - тыкнула в самое яблочко талантливая манипуляторша.
  - Но я же... - твердый взгляд пожилой женщины пресек все возражения на корню. Дима повернулся и с улыбкой произнес, - Увы, дамы, мне пора бежать, иначе мне светит лишение премии, - парень подмигнул нам и молниеносно рванул к следующему столику, сидевшему с неоформленным заказом, - До встречи, поделитесь потом впечатлениями!
  Я без всяких комментариев спрятала лицо в ладонях, зная, что даже пытаться возражать бесполезно, ведь тогда меня может постигнуть та же судьба, что и официанта - бесцеремонное затыкание.
  - Эльвирк, - с явной предвкушающей улыбкой произнесла Илона, - А я в "Ретро-бутике" видела та-а-акие потрясающие чулки в сеточку и кожаную мини-юбку...
  Я осторожно раздвинула пальцы, посмотрев одним глазом на хитрую мордочку подружки.
  - Гулять так гулять? - полуутвердительно вопросила я с непередаваемым обреченным тоном.
  - Скучно не будет, - "успокоила" меня Иля.
  ***
  Я стояла в ванной и смотрела в зеркало. Из отражающей поверхности на меня смотрела... моя мама. Густые черные волосы с начесом, отливающие синим цветом, серые глаза, густо обведенные черной подводкой, черная рубашка, узлом завязанная на талии, короткая кожаная юбка, чулки в сеточку. Руки до локтя были обмотаны фиолетовой лентой, а на ногах красовались высокие туфли того же цвета.
  - Я не выйду из дома, - тихо прохныкала я, облокачиваясь о стиральную машину. Мало того, я не выйду даже из ванной, потому что мне будет стыдно показываться на глаза родственников, что уж говорить о походе в какой-то там клуб...
  О "Башне" я была наслышана. Клуб для элиты, билеты туда было невозможно купить - их получали от организаторов или дарили. Некоторые пытались подделывать, но еще не было такого человека, проникшего в клуб "зайцем". Хотя... думаю, Илона просто еще не пыталась.
  Двухэтажное здание без окон, покрытое черными пластиковыми панелями, в самом деле было в два раза выше. Крышу продолжала высокая башенка, сияющая разноцветными огнями и привлекающая внимание даже издалека. Если ты в первый раз шел в этот клуб, то спрашивать дорогу бесполезно - тебя просто высмеют и ткнут пальцем в яркие огни, рассекающие черное небо. Там были самые строгие охранники, самые знаменитые звезды, самые лучшие трэки и самые головокружительные коктейли. Да, "Башня" прославилась не только за счет музыкального репуртуара.
  - Элька, ты там утонула что ли?! - возмущенно заверещала Лера за дверью. Да уж, так много время в ванной я не проводила с моего первого свидания в восьмом классе. В общем, после того первого свидания я вообще перестала заморачиваться по поводу внешности.
  - Ага, утопла в своем отражении, - мрачно отозвалась я, отодвигая щеколду и выбредая в коридор с целью побыстрее пройти до ближайшего кресла, дабы рухнуть в него и никуда не идти.
  - Элечка, моя любименькая и единственная сестренка, страдальчески умоляю тебя, погуляй с Квадр... - голос Валеры резко пропал. Я поправила сползший чулок, широко зевнув, и устало перевела взгляд на сестру. Та, уже переодевшаяся ко сну в длинную белую сорочку с милым розовым привидением на груди, пялилась на меня, одной рукой держа полузаплетенную и уже уверенно разваливавшуюся косичку, - Эльк?.. - пропищала она, медленно опуская руку и чуть ли не носочках подкрадываясь ко мне, - Ты чего?
  Я повела плечами, неопределенно мотнув головой, и легко потрепала по голове подбредшего ко мне Тика. А я сама-то знаю, что со мной? Ну, согласилась на эту бредовую затею, это да. Я постоянно соглашаюсь на всякую ерунду, придуманную подругой, уж больно Илона убедительная личность с безразмерным обаянием. Стоит только вспомнить тот случай, когда я согласилась целую неделю встречаться с каким-то тридцатилетним панком с фигурно выбритой лысиной, чтобы он отвязался от "милой ванильной девочки". Но вот зачем мне на этот концерт, тем более в одиннадцать часов ночи, я понять не могла. Я же домашний ребенок, поспать хочу, тортик поесть, горячий шоколад на ночь выпить, да булочкой закусить... Вздохнув, я взяла поводок со стола и поднялась, пошатнувшись на убийственной платформе головокружительной высоты.
  - Я сегодня не приду домой, переночую у Ильки, - произнесла я, пробираясь к двери по линолеому, стараясь избегать ворсистого ковра в страхе, что я тут же отправлюсь в далекий полет задом к потолку.
  - У Ильки? - высоким пищащим голосом вопросила сестренка, у которой брови безвозвратно взлетели наверх. Я кивнула, между делом не забыв мысленно поразиться немногословности сестры, - Но... Эльвир, ты сошла с ума?
  Несколько секунд раздумий помогли мне родить на свет достоверный ответ, точно определяющий ситуацию.
  - Да.
  Застегнув карабинчик на ошейнике Тика, радостно виляющего крысячим хвостиком, я вышла из квартиры, совсем не подозревая, что думушки юной малолетки, помешанной на романтических историях, в данный момент заняты одной очень и очень глупой мыслью, плотно переплетающейся с бешеной радостью и удивлением.
  "Неужели хладнокровная и бессердечная Элька наконец-то влюбилась?!"
  К величайшему моему сожалению, далеко уйти я не успела, споткнувшись о ступеньку и вцепившись всеми конечностями в перила. С возмущением углядев на коленках царапины, я горестно простонала, схватившись за голову, и извлекла из заднего кармана юбки свой родненький телефончик, перетерпевший столько полетов и падений. Однажды мы с Валеркой ради эксперименты даже скинули его из нашего родного одиннадцатого этажа. Когда техник, которому мы отнесли наш несчастный мобильник, увидел это расплющенное всмятку чудо, он обозвал нас идиотками... но сей полезный аппарат всё-таки восстановил, на всякий случай укрепив ему корпус.
  - Где ты шляешься, о свет очей моих суровых? - проворковала наигранно ласковым тоном Илона. Я сглотнула, узнавая знакомые нотки в голосе подруги. Таким тоном обычно от скуки говорят мясники с мясными тушами, которые им предстоит разделать, - Моя ранимая душа от таких бессовестных поступков в мгновение ока может сдохнуть, как грандиозные планы на сегодня.
  - Тика выгуливать иду, - честно призналась я, нажимая на кнопку для открытия тяжеленной двери подъезда и вываливаясь на улицу.
  - В половину одиннадцатого?! - взревела Потапова, а я красочно представила, как она взмахивает руками, чуть не располосывая ближайшего человека длинными наманикюренными ногтями.
  - Лера попросила, - вздохнула я, догадываясь, что сейчас последует. Длинная-длинная тирада, направленная на мое отчитывание по поводу того, что ни в коем случае не стоит потакать сестре, иначе в будущем она сядет мне на шею. К удивлению, подруга сегодня решила отличиться и промолчала, всего лишь возмущенно фыркнув в трубку, - Иль, тут близко мне дойти, тем более если дворами. Я только Квадратика домой закину...
  - Не сметь! - приказным тоном рыкнула девушка, оглушив меня на правое ухо, а потом ангельским голоском пропела, - Возьмешь этого милого песика с собой, благо в клуб пускают со зверьем. Боже, ты просто не поверишь, как я люблю животных - этих пушистеньких, миленьких, хорошеньких тварей с морем недостатком и необъятным...
  Чем именно "необъятным" я так и не узнала - далматинец со всем своих собачих сил дернулся к ближайшему дереву, заставив меня как можно быстрее закончить разговор и вцепится в поводок уже двумя руками.
  Более-менее выровняв свою походку (до этого она была немного перекосившаяся, а потому я была похожа на перепевшую девицу), я развернулась и направилась по новому мысленно проложенному маршруту - если до этого я хотела выгулять пса в лесопарке, то теперь мне приходилось сворачивать во дворы, проходившие между длинной вереницы гаражей. Здравомыслие немного повозмущалось, но через несколько минут звонкого цоканья по раздробленному асфальту решило, что все маньяки сами разбегуться при виде таких ненормальных инопланетных существ, решивших прогуляться ночью по криминальному на вид райончику.
  Я подняла голову, устремив свой хмурый взгляд на линии света, рассекающие небо во все стороны.
  - Направо, - вздохнула я и повернула в соседний "коридор" из железных бункеров. В этих гаражах надо ужастики снимать, или мистические трейлеры - в них заблудиться раз плюнуть!
  Тик боязливо прижался ко мне, неудачно завершив свою операцию под названием "Вырвись из рук хозяйки" и тихонечко заскулил, прижав уши к голове. Я шикнула на него, но шаг сбавила, стараясь идти как можно тише. Почему-то внезапно стало не очень по себе, в прохладном воздухе повисло напряжение под двести вольт, а я поёжилась, сдерживаясь от практически неудержимого желания развернуться и отправиться обратно домой. Нет, я понимаю, что через гаражи дойти до клуба намного короче, но можно было бы и потратить эти жалкие восемнадцать рублей, объехав пару кварталов на автобусе. В общем, выражаясь словами Афанасьева, я лох.
  Резкий свет фар, ослепивший меня на несколько секунд, стал чертовски неприятной неожиданностью. Мягко говоря. Не знаю как вы, но я не считаю хорошим знаком внезапное появление посторонних мне личностей в глубине нелюдимого квартала.
  Мамочки, сейчас они схватят меня, повяжут и отвезут в лес! Хотя стойте, зачем в лес? Прикопают прямо тут, в нескольких сотнях метров от родного дома. Это так романтично... И глупо. Очень.
  Итак... я-хочу-передать-привет-папе-и-Лерке-я-вас-правда-очень-люблю-Квадратик-я-прощаю-тебя-за-ту-лужу-у-меня-в-комнате-Валер-прости-меня-за-то-что-я-случайно-порвала-твои-плакаты-папа-ты-ни-в-чем-не-виноват-так-что-ты-в-пролете-но-все-равно-тебя-тоже-на-всякий-прощаю.
  Звонкий голос был для меня если не громом с неба, то шоком уж точно.
  - Я не могу больше видеть это опечаленное тоской лицо, озаренное бледным сияньем туманной луны. Элька, шевели батонами и неси свою задницу в машину! - подруга, вылезшая с пасажирского сидения, уперла руки в бока и, видя мою нолевую реакцию, добавила, - Быстро!
  Ослушаться разгневанную головорезку, притворяющуюся пай-девочкой, было бы глупостью, и потому я поспешила как можно активней забраться в автомобиль на заднее сидение. Илона удовлетворенно кивнула и махнула рукой, приказывая водителю трогаться с места. Не удержавшись от немного детского желания, я переползла на середину сидений и с любопытством уставилась на парня, уверенно заворачивающего руль и совсем не обращающего внимания на ухабы, в множестве присутствующие на дороге. Низкий (хотя я могла ошибаться, всё-таки он сидел) паренек с тонкими губами и темными волосами терпеливо слушал все указы девушки, даже не думая раздражаться.
  - Это кто? - шепотом поинтересовалась я, просунув голову между стеклом и сидением. Иля несколько секунд раздумывала над ответом и в конце концов решила меня не бить - а её мысли точно были о этом!
  - Не знаю, просто подхватила какую-то заблудшую душу. Зная твоё везение, ты можешь утонуть в луже и быть увлеченной в гараж серийным убийцей, коллекционирующих экстравагантных дамочек. Кстати, тебе идет, - Тик довольно гавкнул у меня на коленях - пятнастая псина просто обожала кататься в автомобилях, автобусах, поездах и прочих консервных банок на колесах. Если бы не правила провоза животных в общественном транспорте, я бы уже давно сожгла намордник, после которого у далматинца наступала затяжная депрессия, из которой по силу вывести было только килограмму сосисок, - Правда, мальчик симпотулечка, так и хочется затискать и спать лечь в обнимку, как с любимым плюшевым мишкой, подаренным на день рождение? - мне ничего не оставалось, кроме как закатить глаза и откинуться на спинку сидения. Подругу не изменить, пробовала уже. Приходится привыкать.
  - Если вы не заметили внимание, у меня еnbsp;сть уши, - вежливо сообщил нам потрясающую новость водитель.
  - Правда? - Илона ахнула и прикрыла рот ладошкой, - Как же я вам сочувствую! Наверное, сложно с этим жить?.. - девушка сочувствующе положила руку на предпечье, напрягшееся на руле. Парню оставалось только посочувствовать.
  - Вы не обращайте на неё внимание, - искренне посоветовала я, но ему не очень-то это и помогло.
  В конце концов, через пять минут развеселившаяся Илона, равнодушная я и стоящий на грани убийства парень под именем Витя подъехали к "Башне", по счастливой случайности урвав удобное место на стоянке. Илька чмокнула водителя в щеку и уверенно направилась к входу, минуя громадную очередь, которая, по моему скромному мнению, не закончится и к завтрашнему дню.
  - Ах, когда я вижу его, в моем животе трепещут бабочки, радужными крыльями задевая все жизненноважные органы! Моя печенка не выдержит такого издевательства!
  - Ты о ком? - отстраненно поинтересовалась я, больше беспокоясь о том, как мы проберемся в клуб. Толпа людей, подозрительно оглядывающихся на нас, меня немало смущала - у них были такие взгляды, как будто каждый из них готов разорвать нас на малейшие кусочки за проход вне очереди.
  - Вообще-то о Ангеле, - подруга посмотрела на меня, как на идиотку, но через секунду, видимо, решила, что душевнобольным разрешено тормозить, и радужно улыбнулась.
  - Не заблуждайся, это был падший ангел, - пожала я плечами, покрепче перехватывая поводок Тика, про которого я уже успела забыть. Сам пёс забывать о мне отказывался, продолжая прижиматься к моим ногам и чуть не сшибая мою тушку с высоты каблуков, - После смерти ты не могла попасть никуда, кроме ада.
  Терпения у подруги хватило ненадолго.
  - Дура ты, - не очень-то обиженно, но довольно-таки раздраженно буркнула Илона, - Ангел - это клавишник SW. Кстати, его имя подходит и той божественной музыке, льющейся из под его пальцев, как прекрасные переливы трелей весенних птенцов, и его чертовски ангельской внешности.
  - Оксюморон... - тихо прошептала я себе под нос.
  - Я тебе врежу, - беспечно заявила подруга и резко дернула меня за руку, приказывая остановиться. Я послушно замерла на месте, покачнувшись и вцепившись в плечо подруги рукой. К величайшему сожалению, плечо не помогло, а потому я с красочным визгом на самой высокой ноте, которую я не могла выдавить даже на уроках вокала, грохнула на асфальт, добавив к уже присутствующим царапинам еще парочку, - Нифига себе! - выдала подруга, на пару секунд забыв про свой "ванильный" образ.
  - Вот это голос, - выдохнул кто-то их притихшей толпы. Я передернула плечами и с трудом поднялась. Восторженных взглядом со всех сторон я не ожидала - адекватней я бы восприняла ситуацию, если бы все рассмеялись и начали издеваться и подкалывать, как и бывало чаще всего.
  Как всегда, быстрее всех сориентировалась именно Потапова.
  - Так, не глазеем на звезду, - замахала она руками, хватая меня под руку, - Сеньорита Эльва не настроена сегодня на общение с фанатами, она пришла развлекаться, - разумеется, ответить девушка мне не дала, снова затараторив, - Сеньорита, прэго*1, молчите, вы можете сорвать голос, а у вас послезавтра в Италии концерт!
  - Си*2, - выдавила я, и на этом мои богатые познания в итальянском закончились.
  - Надеюсь, вы не заставите сеньориту ждать эту огромную очередь? - настойчиво произнесла Иля, глядя вышибале прямо в глаза. Тот нервно сглотнул, да и я его прекрасно понимала. Я знаю подругу черт знает сколько и до сих пор не всегда могу выдерживать её сиреневый взгляд, а уж какого новичку - и представить страшно, - Тут холодно, она может простыть и потерять голос. Вы же не хотите этого?..
  На месте мужика я бы согласилась тут же. Похоже, он прочитал мои мысли, так как цепочка тут же была отодвинута, а сам "шкаф" даже склонил голову в знак уважения. Господи, какая честь! Осталось только понять, кому это уважение было: мне или подруге?
  - Вот класс, даже билетов показывать не пришлось, - обрадованно воскликнула подруга, деловито оглядываясь по сторонам. Сцена сразу привлекла наше внимание: на ней метались около десяти человек в серых неприметных костюмах, проверяя оборудование перед концертом, - Слушай, ты что, всё-таки сходила на дополнительные по вокалу, как куратор твой и просил?
  - Я дура что ли? - фыркнула я, представив себя, делающую распевку. Ух, терпеть не могу петь! Подруга закивала, полностью согласная с моей неаккуратно сказанной фразой.
  - Слушай, может, тебе постоянно молчать? Оказывается, это очень выгодно!
  Я одарила Илю пронзительным взглядом, нахмурив брови.
  - Если ты не заметила, я только и делаю, что молчу.
  - Продолжайте в том же духе, сеньорита, - подмигнула она мне и танцующей походкой направилась к бару. Разумеется, мне ничего больше не оставалось, кроме как последовать за ней.
  Внутри "Башня" казалась самым обыкновенным клубом, без каких-то выделяющихся особенностей: активная зона черно-красной расцветки с прилегающим баром и зона отдыха, разделяющаяся на две части: для курящих - серебристого цвета, для некурящих - белого.
  Я недовольно покосилась на парня, чем-то похожего на Илону (ага, такой же женственный, длинный и тощий), чуть не задавившего Квадратика и удрученно вздохнула. Ну, и что я тут делаю? Илька вон, опять с барменем заигрывает, на меня с Тиком опять косятся люди... всё как всегда.
  Похожий случай произошел на пляже, год назад. Илонка, пребывающая тогда в крайне веселом настроении, выложила у меня на спине мокрым песком мой телефон. Очень уж ей хотелось тогда меня пристроить в какие-нибудь крепкие и загорелые руки. Я тогда задремала, прибалдев от прохладного ветерка и припекающего солнца, и не обратила внимание на то, что спина у меня загорела, оставив кожу под песком белой. К превеликому сожалению, я это поняла не сразу и несколько дней ходила в своей любимой шелковой кофте с открытой спиной. Подозрения начали одолевать мои думы, когда мне очень настойчиво начали названивать незнакомые парни разных национальностей и возрастов, да и хихиканья Валерки не способствовало спокойствию. В общем, совесть решила нанести визит к госпоже Потаповой, и девушка рассказала мне о своей шалости. Тогда мы поссорились... часа на два. А потом дружно разыгрывали звонивших кандитатов на руку и сердце.
  - Сеньорита Эльва? - я еле сдержала горестный вой и медленно крутанулась на стуле, повернувшись к парню приблизительно моего возраста, улыбающегося так, что по его гениальному плану меня должно было как минимум сшибить с ног.
  - Си? - выдавила я максимально приветливую улыбку. Непонимание изображать не пришлось - у меня на лице его и так было в достатке. Я не могла понять, когда он умудрился услышать эту идиотскую сценку? Народу там, конечно, было много, но вроде Иля не так громко говорила: её могли слышать человек десять, не больше. Хотя... слухи распространяются быстро. Даже очень.
  - Это ведь вы так элегатно упали у входа буквально несколько минут назад?
  Смущенный взгляд в очередной раз вышел сам собой, а длинные ресницы прикрыли глаза.
  - Си...
  Беззаботное щебетание Илоны внезапно притихло, и девушка заинтересованно посмотрела на меня, тут же забыв про бармена. Конечно, она просто обожает наблюдать, как я пытаюсь выпутаться из неловкой ситуации. И никогда не поможет, только поржет! В такие моменты я не могла понять, как так получилось, что Илька родилась позже меня на один год - рядом с ней я всегда чувствовала себя глупой малолеткой.
  - Эльва, можно я вас так буду называть? - улыбка на губах загорелого ловеласа стала еще шире и увереннее.
  - Си, - кивнула я, начинаю чувствоваться себя не только малолеткой, но и дауном, словарный запас которого состоит из одного слова.
  - Вы меня вообще понимаете? - тоже заподозрил неладное приставучий незнакомец. Не сказать, что красивый, но симпатичный уж точно.
  - Си, - мило выдавила я после секундной паузы, растерянно закусывая губу и поближе притягивая к себе далматинца.
  Парень чуть помрачнел, видимо, подозревая, что "звезда" не хочет общаться и просто издевается над ним. Разумеется, ему тут же взбрело в голову это проверить.
  - Милая, - чуть понизил он голос, но Илька тут же напрягла слух и приблизилась, чтобы не упустить ни одного словечка. Вникая этому психу, я мысленно копалась по своим мозгам, пытаясь вспомнить хотя бы одну более-менее длинную фразу на итальянском, которую я могла слышать в фильме, в песне, на улице или же просто от знакомых, - Не хочешь ли ты провести со мной эту ночь у меня дома, в романтичной обстановке? Ты, я, свечи, медленная музыка, несколько суши...
  - Комэ арриво алла спьяджа сэнца эссер инвестито да уна маккина?! Комэ си фа ад арриварэ а пиацца сан Пьйетро?! Нон соно стато ио а спинджерэ ла торрэ ди Пизза, э кадута да сола!!
  Парень шокированно захлопал глазами, икнул и развернулся, удрученно вздохнув.
  - Наверное, она просто не любит суши, - разочарованно пояснил он бармену, который сам еле сдерживал хохот, и скрылся в танцующей толпе.
  - Что это было? - сквозь смех выдавила Илона, когда поняла, что конкретно в этой ситуации держать статус загадочной дамы не получится, - С каких пор ты так на старом-добром итальяно шпаришь? И да, вообще, что это было?
  - Я спросила как пройти на пляж, чтобы не попасть под машину, и как дойти до площади Святого Петра, - искренне рассмеялась я, покрепче перехватывая вырывающегося Тика, - И еще какую-то фразу, перевод которой я не знаю, но видела в том же итальянском буклетике, который нам с тобой дали месяц назад в парке.
  - А мой непутевый разум запомнил оттуда только здрасте-до свиданья и спасибо-пожалуйста, - еще громче захохотала подруга. Я чуть повернула голову и заметила бармена, который чуть нагнул голову, чтобы мы не заметили, что ржет он еще похлеще нас. Я приподняла бровь и даже не подумала отводить взгляд, когда он случайно заметил, что я смотрю на него.
  - Третья фраза была "Я не роняла Пизанскую башню, она упала сама", - произнес он чуть сиплым голосом.
  Мы переглянулись. От бара на весь зал раскатился дружный хохот.
  ***
  Я поморщилась, еле сдерживая зевоту. За что мне такое наказание? Не понимаю, сколько грехов я совершила в прошлой жизни, что в этой я должна так страдать, а? Нет, конечно, это хорошо, что я урвала себе диванчик в уголке, опередив какую-то милую девушку с розовыми ресницами до лба и ногами от ушей... Но толку-то? Сижу я тут одна, глазею по сторонам и мучаюсь от оценивающе-подозрительных взглядов со всех сторон. Вы думаете, они поражаются моей неземной красотой? Уф, боюсь, больше их внимание привлекает труп, валяющий у меня в ногах.
  ...Ладно, не совсем труп. Просто неизвестный мне человек в бессознательном состоянии. Но, думаю, тут стоит рассказать поподробнее.
  Радостно плюхнувшись на диван около получаса назад, я удержала свой порыв снять "хрустальные башмачки" и довольно вздохнула, с прикрытыми глазами опустив затылок на мягкую подушечку для головы. Громкая музыка была для меня, любительницы тишины и спокойствия, настоящим адом. А огромная толпа незнакомых людей, постоянно норовящих столкнуть тебя на пол, добила окончательно - именно поэтому сейчас я ушла в медетацию, предварительно убедившись, что подруга еще цела и в данный момент позирует на камеру какому-то малолетнему пареньку, неизвестно как пробравшемуся в этот клуб. Я всегда поражалась, как у подруги получается изгибаться под таким невероятным углом и строить отвратительные гримасы, которые в кадре начинали крайне мило смотреться. Наверное, это на это способны только заядлые хипстеры, которые живут в таком образе жизни с рождения. В общем, нам, низшему слою общества, не понять.
  - Здравствуй, малыш, - ласково прошипел мне кто-то на ухо. Я медленно повернула голову и уставилась в глубокие черные глаза. Почему-то стало страшно - в последнее время моя психика вообще ослабла - и я на всякий случай отползла поближе к краю дивана.
  Я вежливо кивнула в приветственном жесте, даже в такой ситуации не забывая о правилах приличия. Я же не Илька - сама подруга в любой удобный момент готова попсиховать, приоткрыв на пару минут свою истинную сущность.
  В противовес окружающим, широкоплечий парень был одет в официальный костюм, а на его голове красовался строгий черный котелок из "чаплиновской" эпохи. Только я хотела удивиться такому выбору, как вспомнила, что сейчас сижу на концерте британской группы, где удивляться не стоит вообще ничему, дабы не быть обсмеянной. Лицо подошедшегобыло рассмотреть сложно из-за мигающих огней, но угадывался нос с горбинкой и губы, растянутые в улыбке. Из-за резких теней казалось, что глаз нет вовсе - только два черных провала. Это вызывало нервную дрожь, из-за чего мне пришлось как можно скорее сцепить подергивающиеся пальцы.
  - Скучаешь в одиночестве? - доброжелательно улыбнулся он. Почему-то сейчас я была уверена, что эта самая улыбка была добрая - не опасная, не самодовольная, а именно распологающая. Хотя кто знает, может, он могучий психолог и сейчас пытается ввести меня в заблуждение?
  Я неопределенно мотнула головой, ища глазами куда-то пропавшую Илону. Неужели она опять решила вляпать меня в какую-то нелицеприятную ситуацию? Может, это вообще она подослала ко мне этого "Чарли Чаплина"?
  Я подозрительно перевела взгляд на парня, внезапно поняв, что он страше меня года на три-четыре. А почему я это поняла?.. Правильно, потому что он сел ко мне практически вплотную, панибратски положив руку на плечо, и доверительно взглянул прямо в глаза, чуть наклонив голову.
  - Малышка, ты что, немая?
  Провести параллель с ситуацией, произошедшей буквально на днях, особого ума не требовалось. Передернувшись от скрытого отвращения (или от активной работы кондиционера надо мной), я вскочила на ноги, изо всех своих немалых сил, регулярно поддерживающихся на нередких уроках физкультуры, оттолкнув руку парня.
  Руку я оттолкнула удачно. Более чем. Сейчас я пытаюсь понять, как у меня получилось так заехать по макушке приставучего самоубийцы его же ладонью, что он отлетел на пол, стукнувшись о угол столика и потеряв сознание. Понимается как-то с трудом.
  Вздохнув, я в очередной раз глянула на постанывающего парня. Нет, вы не думайте - я не кровожадная! Я даже пульс у него проверила, вроде был. Просто я ждала, пока кто-нибудь подойдет, чтобы убрать его отсюда. Почему-то никто не подходил и мне становилось всё больше не по себе.
  Да правда, не убила же я его!
  Моё внимание перехватило происходящее на сцене. Люди в сером заметались по сцене с удвоенноенной скорость, попеременно не забывай кричать друг на друга. Один из них выделился из этой стаи и подбежал к микрофону, легонько постучав по нему пальцем. Это волшебное действие не помогла - техника предательски молчала, сохраняя свою партизанскую сущность. На лице горе-проверятеля появилась обреченная физиономия и он медленно направился к краю сцены с видом великого мученника, идущего на эшафот. Я закинула ногу на ногу и с большим интересом продолжила наблюдать за служащими клуба. Уже знакомый мне мужчина подошел к приоткрытой двери и что-то сказал, неотрывно смотря пол. Крик я услышала даже сквозь музыку, но не смогла понять, что именно кричал этот человек. В порыве гнева он открыл дверь шире, открыв мне себя в полной красе. Это оказался до жути высокий - кажется, его голова упиралась в потолок - парень с белоснежными волосами чуть ниже плеч, сваленными в плотные пряди, обычно называемые дредами. Гориллоподобное лицо, накаченные руки-ноги-прочее и огромный кулак, который рвался в бой против этого несчастного, придавали ему сходство со снежным человеком. Я ухмыльнулась от странного сомнения. Когда он замахнулся для удара, внезапно появилось еще одно действующее лицо. Сначала появилась рука, резко перехватившая кулак. Парень с дредами обернулся и нахмурился, глядя на помешавшего ему совершить "черное дело".
  Когда хозяин этого самого мощного кулака вышел на сцену, предварительно несколько секунд посмотрев в глаза "снежному человеку", после чего тот первым отвел взгляд, я потрясенно выдохнула.
  Хоть я и знала, что он будет на концерте, встреча со своей личной смертью на несколько секунд поразила меня.
  Граф прошел в центр сцены и слегка приподнял руки, заставляя зал сначала обрадованно взреветь, а после плавно замолкнуть. Если честно, это меня тоже немало удивила - всё-таки в Росии видеть такое смирение перед звездой как-то непривычно, это вам не запад. Кристиан медленно обвел взглядом притихшую публику и еле заметно хмыкнул. Сомневаюсь, что это вообще кто-нибудь заметил; даже я сомневаюсь, что мне это не показалось.
  - У нас ЧП, - громким, хорошо поставленным голосом произнес парень, смотря на всех и на кждого одновременно. Знала я этот фокус - взгляд чуть выше зала по центру и замечательный визуальный эффект у вас в кармане. Тем не менее мне не удалось не вздрогнуть от ощущения прожигающих насквозь, чуть прищуренных ярко-зеленых глаз. Народ закопошился, но стоило губам недовольно поджаться, как на уши снова надавила непроницаемая тишина. Вот это власть... Не только слова, но и взгляда. Малейшее изменение позы, слегка приподнятая бровь - и мир уже в его руках. В чем-то это даже похоже на страх.
  Нет, я не завидовала. Я сочувствовала. Никогда не вынесла бы на себе стольких взглядов, смотрящих с презрением, восхищением и желанием. Мне привычней быть среди той серой массы, бесшумно носящейся по сцене и спасающей этих "звездочек" от разных неприятных обстоятельств вроде этого.
  - Во-первых, наша аппаратура сломалась, - спокойным и даже равнодушным тоном продолжал в то время солист. Черные волосы легко развевались от работы кондиционера, чем раздражали Графа, хоть он и старался этого не показывать. Почему-то я не сомневалась, что первым делом уйдя со сцены, он схватится за свои сигареты, - Сейчас с этой проблемой разбираются... специалисты, - он чуть притормозил перед последним словом. Было видно, что он с легкостью продирался сквозь дебри незнакомого языка, но всё-таки подзабывал некоторые редко используемые слова. Из-за этого его акцент иногда проявлялся ярче, не оставляя сомнений, что перед нами чистокровный англичанин. Или американец?.. Я еще раз скользнула взглядом по подтянутому телу, достоинства которого не скрывал даже строгий официальный костюм - и снова странный выбор, не правда ли? - и посмотрела на породистое лицо. Нет, всё-таки именно англичанин: это выдает идеально-выточенное лицо и своеобразный разрез глаз. В этот раз мне показалось, что он реально (!) посмотрел мне в глаза и невольно отвела взгляд, хотя и понимала невозможность этого.
  - Во-вторых, у нас пропал соло-гитарист, - на этот раз зал зашумел громче и уверенней, причем в гомоне часто повторялось слово Март. Подозреваю, что это и есть прозвище (или же имя: кто их, англичан, знает) пропажи, - Если кто-нибудь встретит Марта, прошу привести его к нам в гримерку. Вся группа "Silver Wolf" будет вам премного благодарна.
  Я с подозрением уставилась на "труп", замечая подозрительное сходство между костюмами. Простое совпадение, не более...
  - Думаю, описывать его не стоит? - с легким сарказмом поинтересовался Граф. Фанаты взревели, не желая соглашаться с этим риторическим вопросом: видимо, им настолько нравилось слушать детали о любимой группе, что их интересовали даже прописные истины. Кристиан дождался, пока в "Башне" снова восцарится тишина, - Ладно, только если вы просите: низкий рост, черные глаза, настойчиво-веселый характер. Возможно, немного нетрезвое состояние. И конечно же... - солист замолчал и криво улыбнулся, выдерживая напряженную паузу. И чего тянет, всё равно все знают этого гитариста - да скорее всего он сам сбежал куда-нибудь от этой шумной толпы, - И конечно же, главная примета - фиолетовые волосы. Март, без тебя и твоей гитары мы не справимся, срочно в гримерку.
  Плавно развернувшись, Граф скрылся за занавесом. Сама я в этот момент, еще раз оглянувшись в поисках Ильки и не обнаружив её, нацепила на себя как можно более пофигистичный вид и, нагнувшись, чтобы поправить пряжку на туфлях, легко приподняла черную шляпку.
  На выдохе я резко распрямилась и облокотилась на спинку дивана, зажмурив глаза. Не везет мне сегодня даже больше, чем всегда.
  Такого цвета волос я еще никогда не видела.
  
  (От автора: думаю, для читателей "Максимума" было очень легко провести параллель? ;) Да, мир до жути тесен :D)
  
  - Так, и куда тут идти? - устало спросила я себя, кривясь от алкогольных паров, исходящих от разыскиваемого Марта. Держать его получалось с трудом, но зато теперь я поняла, что в его бессознательности виновата не я, а несколько бокальчиков веселительно-горячительного. Стоит признать, что когда он только подошел ко мне, это было совершенно незаметно. Видимо, удар об стол пробудил в нем нормальную реакцию на "истинно русский напиток".
  Любезный охранник, узрев музыканта из SW и чуть не расцеловав меня от счастья, - радостно показал в правый коридор и сказал идти "Прямо, потом два раза налево, потом в третий коридор направо, а там в шестнадцатую дверь с левой стороны". Попросив повторить его еще раз и всё равно ничего не запомнив, я решила положится на собственную интуицию и потащила эту пьяницу к его коллегам.
  И вот теперь, проклиная свою самоуверенность в вопросе ориентации в пространстве, я угрюмо оглядывалась по сторонам. И куда? Какой коридор из этого лабиринта мне надо выбрать? Можно было вообще этого охранника не ставить, всё равно к "звездам" дойти невозможно по этому аду. Разве только привидению удасться, оно-то сквозь стены ходить умеет.
  Плюнув на всё, я скинула хрюкнущего Марта на пол и, зайдя за угол, оперлась спиной о стенку. Авось кто-нибудь будет мимо проходить, подберет его. А мне хватит только убедиться, что с этим музыкантишком всё в порядке, и я с чистой совестью смоюсь в зал - тем более, что там меня скорее всего уже давно ищет Илона.
  - Девушка, вас кто сюда пустил?
  Незамеченной остаться не получилось. Блондин, ненамного выше меня, идеальный до кончиков несекущихся (не то что у меня) волос, немного удивленно посмотрел на меня, обреченно закатившую глаза. С чего такая реакция? Просто я уже устала от этих официальных костюмов и милых котелков. На Ангеле (а что это именно тот клавишник, описываемый Илькой, я не сомневалась - британский акцент был тому подтверждением) был одет белоснежный костюм, четко подчеркивающий все его достоинства. Среди SW не было никого, кто не следил за своей внешностью - это прямое обязательство для звезд мирового масштаба.
  - Охранник, - честно ответила я, сожалея, что сразу не убежала из этого лабиринта. Сейчас не возникало никакой неловкости и страха, как перед Кристианом - зная, что это клавишник из "Silver Wolf", я все равно чувствовала себя свободно. Наверное, так же, как с Женей: непринужденно и спокойно. Парень обвел меня сомнительным взглядом, в котором даже прочиталось какое-то непонятное уважение.
  - И как же ты его убедила? - легко перешел он на ты, добродушно улыбнувшись, - Я не верю, что даже под угрозой увольнения, служащий пропустил тебя без всяких распросов.
  - У меня была весомая причина, - слабо улыбнулась я, рассматривая небесно-голубые глаза парня. Интересная радужка - вроде бы и голубые, но ближе к зрачку появляются желтые точки, а к краю - синие прожилки. Пожалуй, такие глаза могут сравниться даже с сиреневыми очами Илоны.
  Не дожидаясь ответа, я зашла за угол, безмолвно заставив Ангела последовать за собой - господи, как это странно звучит! - и встала рядом с Мартом, который сложил ладони лодочкой и положил на них голову, тихонько посапывая.
  - Да, очень весомая причина, - засмеялся музыкант, присаживаясь на корточки рядом с напарником, - Килограмм на восемьдесят живого веса потянет. Как ты его дотащила-то?
  - С трудом, - поморщилась я, усмехнувшись, - Как он выступать-то будет? - вылетел сам собой в принципе не очень нужный вопрос, пока Ангел с пыхтением поднимал друга с пола. И вот чего лезу не в свои дела? Была бы умной - уже давно бежала к Иле. Нет, вообще сидела бы дома!
  - С трудом, - парировал блондин и рассмеялся, - Ничего, окатим ледяной водой, дадим волшебную таблеточку... Да и пару слов Криса отрезвят его в один миг. Не завидую я Марту, - я поймала себя на мысле, что считаю точно так же: уж кому не повезло, так это горе-пьянице - впереди ему предстоит выслушивать короткую, но проницательную речь, наполненную презрением и недовольством. Черт, неужели этот Граф не может себя нормально вести даже со своими друзьями? Хотя другого отношения от него ожидать и не стоило... - А вот ты, наверное, хотела бы оказаться сейчас на его месте? - внимательно взглянул мне в глаза парень.
  - Нет, - поспешно замотала я головой, поежившись от мысли, что мне может выпасть шанс снова побыть рядом с этим монстром, - Спасибо, конечно, но лучше я пойду...
  - Стой! - схватил он за руку меня, уже рванувшую к выходу. Я испуганно пискнула, не к месту подумав, что все члены "Серебрянных волков" знают русский чуть ли не лучше, чем свой родной. И теперь стало понятно, что на сцене Граф только играл на публику - тогда, за сценой, он разговаривал вполне себе приемлимо, - Может, всё-таки зайдешь? Всё-равно с аппаратурой сейчас технические неполадки, а ребята будут благодарны тебе за помощь, - я отрицательно мотнула головой, слабо потянув руку на себя. Ангел не собирался отпускать меня и вымученно улыбнулся, - Хотя бы скажи свое имя.
  - Эльвира, - представилась я, прекратив сопротивляться. Что за детский сад? Не съет же он меня!
  - Приятно познакомиться, Эльвира, - засиял искренней улыбкой Ангел, мгновенно став еще красивее, и чуть сильнее сжал мне руку, слегка качнув её. Теперь я поняла, почему его считают самым красивым членом группы. Хотя других, кроме Марта и Графа, я еще не видела, но сразу поняла, что блондин из всех них - самый честный, а потому и самый привлекательный, - Я Никоэль.
  - Никоэль? - удивленно приподняла я брови, поразившись какому-то эльфийскому звучанию. Как со страниц фэнтези сошел, честное слово.
  - Бабушка была писательницей, настояла на выборе оригинального имени, - весело засмеялся парень, поудобнее перехватывая Марта, - Но лучше просто Ник.
  - Рада знакомству, но меня в зале ждет подруга, - я выдавила виноватую улыбку, оглядываясь на коридор, ведущий к выходу, и спешно попрощалась, уже набирая скорость, - Пока, Ник.
  - До скорой встречи, Эльвира, - ухмыльнулся Ангел, смотря вслед милой девушке, с которой его совершенно случайно свела судьба, - Всё-таки правду ты говорил, Алекс, - обратился к храпящему Марту блондин, - Русские девушки - самые загадочные существа во вселенной.
  Что-то ему подсказывало, что с ней они еще не раз встретятся. Более того, Никоэль был уверен, что она внесет огромный вклад в характер каждого члена группы из "Silver Wolf". Только вот не ожидал он, что их встреча настанет так скоро.
  ***
  - Ты куда пропала, подруга моя безмозглая? - налетела на меня Илона, чуть не сбив с ног охранника, метнувшегося мимо нас к развязывающейся посреди зала драки.
  - Твоя работа? - кивнула я в эпицентр буйных рокеров. Девушка невинно пожала плечами и еле заметно улыбнулась, - Иль, - с укором произнесла я, припомнив любимое развлечение Потаповой, - Так нельзя.
  - Но они так мило и красиво выбивают друг другу зубы, - расплылась в счастливой улыбке она с видом девочки, получившей бесплатное эскимо от мороженщика, - Я не могу лишить себя удовольствия просмотра мутузящих друг друга парней.
  - Извращенка с маньячными наклонностями, - сообщила я своё мнение о лучшей подруге. Та отмахнулась, согласно кивнув - подозреваю, что ей просто было лень противиться, - Мужа тебе не хватает, - добавила я и приготовилась наслаждаться эффектом от фразы. Эффект не заставил меня долго ждать.
  - Чтоооо?! Какой к черту муж?! Я похожа на идиотку?!
  Близстоящие люди отвлеклись от незапланированного бокса и чуть опасливо уставились на странных девушек. У меня уже давно вычислилась интересная теория: если я стою рядом с Илоной, значит меня уже считают заочно ненормальной. Другие с госпожой Потаповой не выживают.
  - Похожа, - не стала отрицать я, легко пританцовывая какой-то музыке. Вот странно: рок я люблю, но не представляю, как под него можно танцевать. К удивлению, местный диджей умудрялся ставить песни, подходящие и для прослушки без презрительных замечаний, и для танцев, - Тебе нужно постоянство.
  - Я еще не нагулясь! - строго отрезала Илона, на секунду став серьезной, но тут же опомнилась, начав крутить в руках прядку волос, - Я хочу романтики, хочу погулять под лучами закатного солнца, поесть мороженого с любимым и горько поплакать в подушку от безответной любви. А потом одеть безразмерную футболку цвета белоснежного снега... и напугать своей потекшей косметикой соседа, который уже вторую неделю что-то сверлит у меня за стеной, козел первобытный с садисткими замашками!! ...Так куда ты пропадала, пока я развлекалась?
  - Неважно, - хмыкнула я. Мы стояли прямо рядом со сценой и меня почему-то пугал задумчивый сиреневый взгляд, который направился на аппаратуру, рядом с которой была настоящая истерика у молодого паренька-техника. Он чуть ли не рвал на себе волосы: до нас донеслись обрывки фраз, общий смысл которых четко угадывался - его уволят, если он сейчас же не починит всю аппаратуру, внезапно решившую целиком и полностью полететь.
  - Жалко красавчика... - протянула Иля, пожирая глазами страдающего парня, - Правда ведь, Эльк?
  - Мне не жалко.
  - Ты бесчувственная стерва, которой далеки такие нежные чувства! - со вкусом выдала подруга. Такое чувство, что она эту фразочку уже давно готовила, только все случая не было сказать её мне.
  - Да, спасибо за такую лестную оценку, - фыркнула я, привычно потянувшись рукой к глазу, чтобы почесать его, но вовремя вспомнив о туши и подводке. Ладонь обреченно опустилась обратно.
  - Ну Эльвирочка! Эленька! - под моим недовольным взглядом запищала девушка, - Ты же любишь меня?
  Парень на сцене взревел еще громче, словно подвывая причитаниям Илоны. Из них надо дуэт сделать и отправить галопом по Европе с концертами. Черт, у меня уже не в первый раз эта идея в голове мелькает, надо её как можно скорее привести в исполнение!
  - Конечно же я тебя не люблю, - ласково произнесла я, забыв улыбнуться, из-за чего мои слова приобрели угрожающий подтекст. В прочем, Потапова как всегда проигнорировала отрицательную частицу во фразе и кинулась мне на шею.
  - Элькаааа, не губи паренька, помоги ему! Ты же такая умная, так хорошо умеешь чинить всякую фигню! Да я бы без тебя экзамены не сдала! - я хотела перебить Илю, но та, разумеется, не потерпела бы такой наглости, а потому завопила с утроенной силой, - Громова, моя самая любимая бесчувственная ледышка, выполни моё предсмертное желание! - бармен (ага, тот самый, что в совершенстве знает итальянский) проскользнул где-то в толпе, с улыбкой покосившись на нас. Илона очаровательно помахала ему и, заметив что я расслабилась, толкнула к меня к лесенку, ведущей на сцену, - Иди!
  Понятно, что это была не просьба, а жесткий приказ.
  - Слабохарактерная идиотка, - с чувством обозвала я себя, на негнущихся ногам поднимаясь на сцену. Мной даже лучшая подруга командует, как ручной собачкой. Когда я уже научусь самостоятельно принимать решения... ну, или хотя бы давать отпор?
  И вот куда лезу? Что мне там делать? Раз уж профессионал не может справиться, то что тут делать студентке четвертого курса?
  Я с сомнением взглянула на профессионала, подозрительно надвигающегося к проводам с занесенным ножом, и легко тронула его за плечо.
  - АААААА!!!
  Я увернулась от ножа и с трудом перехватила руку, уже начавшую лететь на меня острием в грудь. На меня уставились испуганные серые глаза, на которые упала каштановая прядка из челки. Ужас какой, да он младше меня года на три минимум!
  Малолетка (как оказалось позже, ему было семнадцать лет, но четыре года разницы на сцене почему-то казались огромной пропастью) приоткрыл рот, хлопая длинными ресницами и ошарашенно пялясь на меня, словно на демона, решившего его прикончить.
  - Хороший голос, - похвалила я парня, вокал которого и правда чуть не оглушил меня. Мощный, звучный, пронизывающий, даже странно, что такой голосище скрывается в таком тощем мальчишке.
  - Правда? - в глазах засветилась надежда и губы расплылись в несмелой улыбке, сразу прибавившей недоучке несколько баллов обаяния.
  - Правда-правда, - серьезно кивнула я, присаживаясь на корточки. Юбка чуть не задралась до пояса, но я быстро ухватила её за подол и натянула обратно, краем уха услышав обиженный свист из зала, - Так, давай посмотрим, что тут у тебя.
  Длинные пальцы привычно заскользили по проводкам, продвигаясь к генератору. Огромная коробка, собирающая в себя все проводки и соединяющая их в один, должна бы была напугать своим размером, но я мне приходилось подрабатывать и на заводе, где генерирующий центр был раза в четыре больше этого. Просто шкаф и тумба для одежды, если сравнивать по объему.
  Я вытащила из чемодана паренька паяльник и пододвинулась поближе к входу микрофонов. Из черного провода диаметром около сантиметра торчали несколько стальных проволок, которые при соприкосновении с голой кожей неприятно кольнули легким разрядом.
  - Нож, - протянула я руку, даже не смотря на "спасаемого". Холодное оружие не спешило ложиться мне на руку, и мне пришлось оторвать взгляд от места ранения связующего провода, - Я не собираюсь никого тут зарезать, - доброжелательным тоном произнесла я, натянуто улыбнувшись. Разделочный нож лег мне на ладонь. Где он его взял, у мамы с кухни стащил?
  Проверив заточку - она оказалась превосходной и теперь на указательном пальце красовалась наливающаяся кровью царапина - я начала отскабливать черную резину, оставляя на виду только серые порванные проволоки, за которыми прятался белый проводок. Когда на небольшом участке в два сантиметра совсем не осталось черного материала, я случайно кинула взгляд на парня и чуть нахмурилась. Он смотрел на мою работу с искренним восхищением, словно я на его глазах превращала лед в чистое золото. Поморщившись - не люблю пристальное внимание - я нагнулась к проводу и начала аккуратно спаивать тонкие проводки, послушно "склеивающиеся" под моими руками.
  - А?.. - хотел что-то спросить мой зритель, но я тихо шикнула, на секунду отвлекаясь от работы.
  - Никогда не говори под руку.
  - Но...
  - Молчи!
  - Хорошо, - угрюмо согласился парень. Я вздохнула и продолжила "творить чудо". На несколько минут тишина, нарушаемая только выкриками из толпы и ненавязчивой музыкой (для констраста диджей включил спокойный грандж), приятно грела слух, но это не могло долго продолжаться, - А как ты научилась так делать.. кхм... всё это? - рука дернулась, чуть не проткнув палец. Мастер-недоучка виновато ойкнул, но свой вопрос не отменил, внимательно прожигая меня взглядом.
  - Профессия у меня такая, - проигнорировала я немного обидное обозначение моих способностей. Только "всем этим" мою работу еще не называли. Схватив черную изоленту, я туго обмотала провод, сделав "место ранения" совсем не отличимым от прочих участков.
  - Теперь надо проверить, - подсказал мне паренек с умным видом.
  - Правда что ли? - проснулась во мне язвительность. Я мысленно достала пистолет и застрелила её. А потом подумала и еще раз застрелила. Не нужны мне такие черты характера, я тихая и спокойная девочка.
  - Да, - не увидел сарказма юнец. Я случайно повернула голову, оглядываясь, и замерла, почувствовав как дыхание прервалось, а сердечный ритм увеличился на несколько десятков ударов.
  В проходе той самой двери, ведущей на сцену, стоял Кристиан, напряженно смотрящий на меня. За ним стоял Ангел, что-то с улыбкой рассказывающий солисту и тоже кидающий на меня воодушевленные взгляды. Граф поймал мой взгляд и в его ярко-зеленых глазах появилось открытое презрение. Он отвернулся и скрылся в глубине коридора.
  - Вот сам и проверяй, - буркнула я, резко поворачиваясь спиной к двери и делая глубокий вздох. Что это за приступы ненависти ко мне от звезды? Странный он какой-то...
  - Я стесняюсь.
  - Что?! - я уперлась вглядом в смущенно опускающего глаза парня. Боже, что за фрукт мне попался? Как можно с такой потрясающей, можно даже сказать голливудской (для его возраста) внешностью быть таким невинным ангелочком? - Так, как тебя зовут?
  - Максим, - с милой улыбкой представился этот святоша. Да по сравнению с ним я чувствую себя исчадием ада!
  - Я Эльвира, - я вздохнула и покачала головой. В этом клубе все странные! - Итак, Максим, я тут вообще никто. Ты у нас техник, так что ты не должен боятся сцены. Это твоя работа, пора привыкать к ней.
  Максимка (а по другому этого ребенка называть и язык не поворачивается!) как-то странно замялся, опуская глаза себе на ботинки и неловко потоптался на месте.
  - Ну... Дело в том, что я не техник.
  - Что?! - ох, повторяешься, Элька, повторяешься...
  - Меня спросили, починю ли я... А я сказал, что попробую. Как-то так, - спокойствие, только спокойствие. Я аккуратно положила паяльник с ножом на место, примостила сбоку изоленту и закрыла чемоданчик, щелкнув маленькими замочками. Только после этого мне удалось снова подняться на ноги и спокойно посмотреть на это чудо в перьях, - Пожалуйста, Эльвира... Я сцены не боюсь, я только микрофонов боюсь, - зачем-то добавил он, виновато смотря на меня исподлобья.
  Ничего не ответив, я слизнула кровь с пальца, поморщившись от железного привкуса, и подошла к микрофону. Здоровая рука уверенно легла на микрофон, поправляя его до уровня моего роста, а свет дальнего софита случайно прошелся по мне.
  Я вздрогнула, почувствовав, как по коже пробегают холодные мурашки, а руки пугающе леденеют.
  ...
  - Громова! Ты хотя бы одну ноту выдавишь? Давай, начиная с ре-минор! Ииии...
  - Я не могу, Алексей Александрович, - первокурсница МГПИ отвела глаза, не выдерживая прямого взгляда преподавателя по вокалу. Пальцы мужчины раздраженно дернулись, так и не коснувшись клавиш рояля.
  - Зачем тогда вообще сюда поступала? - недовольным голосом поинтересовался он, внимательно смотря на черноволосую студентку, - Раз ни голоса, ни слуха, ни желания...
  Эльвира улыбнулась краешком губ, что заметил только второкурсник Евгений, сидящий на последнем ряду заполненного актового зала. Он тоже невольно расплылся в улыбке. За эти пару месяцев он уже успел понять, что улыбку вызвать у Эльвиры трудно. Смех - и то легче, но он не будет искренним. Эта девушка талантливо демонстрирует фальшивые эмоции, но совсем забыла, что это такое - показывать свои настоящие чувства.
  - Я поступала в политех, Алексей Александрович, - произнесла она, поднимая на него глаза цвета мокрого асфальта. Взрослый мужчина почему-то смутился, а студенты зашептались, по ошибке приняв вежливость девушки за насмешку. Не одни они так подумали.
  Мелодичный звук как-то резко вылетел из-под длинных пальцев преподавателя.
  - Не сдашь экзамен - вылетишь отсюда, Громова. Вперед, в тональности ре-минор!
  ...
  - Эльвира?
  Я вздрогнула и резко оглянулась, упершись взглядом в Ангела. Нет, я не умерла - просто это Никоэль под рев фанатов вышел на сцену, взолнованно смотря на меня. Я почувствовала его руку на спине под лопаткой и попыталась разогнуть окоченевшие пальцы, сцепившиеся в микрофон, но со страхом поняла, что у меня не получается это сделать.
  - Ник.. - испуганно прошептала я, с паникой поднимая взгляд на клавишника SW. Тот осторожно дотронулся до моей руки.
  - Осторожно, давай... - по одному пальчику он начал отлеплять мою ладонь, разговаривая со мной на отвлеченные темы и заглядывая прямо в глаза, - Еще чуть-чуть. Не волнуйся, Эльвира, всё хорошо. Ты молодец, справилась с работой, которую поручили Максу. Откуда ты такая отзывчивая взялась? Даже Кристиан удивился, когда тебя увидел... Вот и всё, - Ник улыбнулся и на секунду сжал в руке мою ледяную ладонь. Из толпы раздались завистливые женские выкрики.
  - Я пойду, - хрипло выдавила я, на что Ангел с улыбкой кивнул, двинувшись к своему законному синтезатору.
  Я развернулась и направилась к лестнице, чуть не споткнувшись о провод, который буквально только что саморучно паяла. Кто-то придержал меня за плечо, и я уже хотела поблагодарить этого доброго человека, как уже в который раз за этот вечер столкнулась с прямым взглядом зеленых глаз. На этот раз ближе, намного ближе. Пальцы разжались и я поспешила убраться со сцены.
  Этого довольно-таки продожительного зрительного контакта между мной и Кристианом мне хватило на всю жизнь. И повторять этот опыт как-то не хотелось.
  - Four, - ровным голосом произнес в микрофон Граф, одергивая дорогой пиджак, в котором он явно чувствовал себя не очень уютно, - Three, - Ангел улыбнулся, ловя на себе многочисленные взгляды надоевших поклонниц и занес пальцы над синтезатором, - Two, - высокий парень с белоснежными дредами под псевдонимом Йети скривился от мысли, что дизайнеру все-таки удалось напялить на него белый костюм и крепче сжал в пальцах медиатор, - One, - Март широко улыбнулся залу, на самом деле страдая от яркого света, и успокаивающе положил пальцы на гриф гитары, - Forward! - ударник задорно подмигнул мне, довольно усмехнулся и резко ударил палочками по барабанам, задавая ритм.
  - Стесняется он! - воскликнула я вслух, еле удержавшись от порыва кинуться на парня и придушить его прямо на глазах многочисленных поклонников, - Сволочь ты малолетняя, Макс!
  Не смотря на свои личные проблемы, играли Silver Wolf на высшем классе. Ведь этого хотел зал.
  Остальное не важно.
  ***
  - Теперь ты понимаешь, что это простое совпадение? - закончила я пересказ моих встреч с музыкантами из группы. Сначала Граф, потом Март, Ангел, Макс... Только с Йети я еще не общалась - и хорошо, а то меня пугает эта гора мышц и убийственные желтые глаза. С такой внешностью только маньяком подрабатывать или в фильмах ужасов сниматься.
  - Дорогуша, я с тобой не разговариваю, - оскорбленно напомнила Илона, швыряя на диван мою пижаму, всегда лежащую на верхней полке. За столько лет общения шкаф в квартире Ильки обогатился несколькими моими вещами на случай ночевки и поэтому теперь я не боялась остаться раздетой. На крайний случай, Потапова могла одолжить мне свою одежду, благо у нее имелись приличные вещички в гардеробе, да и размеры у нас были одинаковыми.
  Я с наслаждением стянула с себя надоевшую одежду и одела серую пижамку, состоящую из простой футболки и коротких штанишек со смешными, немного детскими кружавчиками. Ткань была мягкая, приятная для кожи и еле уловимо пахла свежестью.
  - Да ладно тебе, - блаженно прикрыла я глаза, плюхнувшись на разложенный диван. Приятная усталость растеклась по всему телу, угрожая вырубить сознание в ближайшие несколько минут. Судя по скрипу, подруга так же упала на свою кровать, глубоко вздохнув, - Всё равно я с ними точно уже никогда не встречусь.
  Я открыла глаза и посмотрела на потолок, узор на котором слабо виднелся через темноту. Сон пропал, как и бывало всегда при получении желанной горизонтальной поверхности.
  - Между прочем, в своем интервью они говорили, что задержатся тут. Всё-таки родина Марта и... - тут Иля звонко хихикнула, - И Макса. Ну, прикольнулся над тобой мальчик, что тут еще сказать.
  Я фыркнула, закидывая руки за голову. Нельзя верить вот таким милым, даже на первый взгляд наивным мальчишкам. Выпендрежник!
  - А строил из себя святую невинность. Зазведившаяся малолетка с раздувшимся самомнением.
  - Да не успел он еще зазведиться, - перебила меня подруга, даже присев в кровати. Всё, Потапова встала на свою почву - сейчас начнуться горячие диллемы до самого утра, - "Silver Wolf" недавно исполнилось уже целых три года, не мог же он начать играть в четырнадцать лет!
  - Говорю же, малолетка, - согласно кивнула я, даже не утруждая себя поворотом головы в сторону разгорячившейся девушки, - Ты тоже хороша, могла бы и сказать, что передо мной ударник рисуется.
  - Он только два месяца назад в группу причалил, - проигнорировала моё обвинение Илона, мечтательно сложив ручки в замочек, - А он даже без музыкального образования, самый младший в группе... но играет всё равно замечательно. Так романтично, не правда ли? - мне пришлось на несколько минут примолкнуть, чтобы попытаться найти в этой истории романтику. Поиски оказались безуспешными, а перенапрягшийся мозг решил дать команду "Отбой". Так как Илька эту команду себе еще не давала, она решила помешать уснуть и мне, - Эль, - окликнула она уже задремавшую меня. Я распахнула глаза и с легким недовольством уставилась на нее.
  - Что еще?
  - Ты сильно испугалась? - сиреневые глаза, которые в темноте казались густого фиолетового оттенка, взволнованно смотрели на меня. Она знала о том случае на первом курсе, хотя и старалась не напоминать мне о нем, - Тогда, на сцене... - зачем-то добавила Илона, хотя и знала, что я сразу же поняла, что она имеет в виду.
  - Я сама толком не поняла, - я тоже села в кровати и устало убрала мешающиеся боковые прядки за уши, - Сколько я тогда простояла так?
  - Около минуты, - девушка вздохнула, - У тебя уже давно такого ступора не было, я чуть не собралась к тебе на сцену поскакать. Я для того и нужна, чтобы спасать твою задницу от неприятностей.
  Я тихо засмеялась, качая головой.
  - А мне казалось, что ты только и делаешь, что вляпываешь меня в эти самые неприятности, - Илона хитро прищурилась и зашвырнула в меня свою подушку. Я не стала отвечать тем же, а засунула её под голову и откинулась назад, снова закрывая глаза, - Вот, теперь в самый раз. Мне как раз второй не хватало.
  Уснуть нам удалось только через пару часов, когда мы вдоволь настучали друг другу по голове, станцевали танец маленьких утят и спели песенку мамонтенка в стиле рэп.
  ***
  - Распахни свои чудесные очи цвета мокрого асфальта туманного города, спрятанного вдали от крупных мегаполисов, мерзавка бессовестная!
  - За что? - тихо прохныкала я, переворачиваясь на другой бок и прикрывая голову своей подушкой. К сожалению, вторую вчера отвоевать так и не удалось, а потому остатки ночи мне пришлось досыпать практически в полном одиночестве. Нет, не поймите меня неправильно - просто я привыкла по ночам оходится в окружении трех, а то и четырех огромных подушек, без которых я не представляю свою жизнь.
  - Было бы за что, убила бы! - эмоционально выдала девушка мне в ухо. Я вяло пнула её ногой в живот, но подруга перехватила ногу и потянула меня с кровати.
  - Илькааа, - возмущенно просипела я, цепляясь за спинку кровати и щурясь от яркого света. Такое чувство, что солнце решило работать на полную мощность, совсем позабыв, что сейчас уже неделю как вступила в свои права осень. Вроде и листья желтеют, и дожди время от времени вспоминают о своих сезонных обязанностях, но вот солнце перепутало сентябрь с серединой лета.
  - Иди нафиг, - добродушно отмахнулась Потапова и от души дернула меня на себя. С хриплым визгом я слетела на пол и закашлялась, вцепившись в горло. Илона присела рядом и сочувственно погладила по плечу, строя из себя идеальную подругу, - Элечка, кофе уже готово. Как и твои любимые шоколадные круассаны.
  На секунду я даже задумалась: а может, Илька и правда может носить это гордое звание "Идеальной"?.. Но вот единственный взгляд на прикроватную тумбучку разрушил все мои добрые мысли.
  - Семь часов, - отточенным театральным жестом хлопнула я себя по лбу, растекаясь по мягкому ковру печальной лужицей, - Суббота.
  Поспать я любила. Более того, я просто не умела вставать рано - подъем к первой паре всегда был для меня настоящим адом и в универ я приходила с чудесными синяками под глазами в лучших традициях Эла из "Тетради смерти". Утром я всегда была похожа на вялый овощ, которого зачем-то нарядили в женскую одежду и заставили учиться. Однажды я даже случайно ошиблась и села на другой автобус, который ехал совершенно в противоположную сторону от МГПИ. То, что я села не на тот транспорт, я сообразила только когда мы приехали на конечную остановку и кондукторша вежливо попросила меня покинуть салон автобуса.
  А вот Илона, в отличии от некоторых, была пташкой ранней. Самое натуральное проявление жаворонка: она могла проспать всего лишь несколько часов и проснуться с замечательным настроением. В будние дни она просыпалась не позже пяти часов и с удовольствие просиживала свободное время в интернете, в душе, на кухне или же просто перед зеркалом, нанося на свою кожу многочисленные слои тональника. В выходние дни она не изменяла своим принципам, в то время как я готова была проваляться в мягкой кроватки хоть до обеда.
  - Солнышко, это я тебе еще поспать дала, я сама в четыре встала, - широко улыбнулась девушка. На голове сейчас у нее красовалось розовое полотенце, из которого выпадало несколько темных вьющихся прядок, а на носу и щеках радовали глаз бледные веснушки. Да, у госпожи Потаповой были просто милейшие веснушки, которые она ненавидела всей душой и усердно замазывала каждое утро. Иногда меня одолевали смутные сомнения, что я вообще единственный человек, который знает про эти пигментные пятна на лице подруги.
  - Что ты столько делала? - сонно промямлила я, стаскивая с кровати подушку и накрывая ей свою голову. Черные волосы полезли в рот и мне пришлось активно начать отплевываться от них.
  - Между прочем, дорогуша, я составляла план этого дня, - гордо произнесла Иля, усаживаясь на компьютерный стол, предварительно сметя прямо на пол многочисленные безделушки. Компьютера у моей подруги не было - она вполне довольствовалась своим ноутбуком, который можно было найти где угодно, но только не на столе. Под кроватью, в шкафу, на балконе; один раз Илона даже обнаружила его в холодильнике и долго убеждала она, что тут виноват домовой - она никогда бы не стала так издеваться над своей любимой техникой.
  - Какой еще план? - устало подняла я голову, переворачиваясь на спину и прищуренно уставившись на хозяйку квартиры.
  - Хороший план, - довольно помала она каким-то пестрым листочком, плотно испещренным печатным шрифтом самого миниатюрного размера. Я выразительно кашлянула, а Илона посчитала это восхищением и кинулась мне на шею, - Я всегда знала, что ты меня поддержишь! - радостно заверещала она, включив свой режим сигнализации. На секунду замолкнув, девушка чуть понизила голос и добавила в него таинственной угрозы, - Потому что если не поддержишь, я тебе кадык вырву.
  Мне ничего не оставалось, кроме как выдавить обреченную улыбку висельника, шествующего на эшафот.
  С боем отвоевав у Потаповой листочек с красным (я бы даже сказала кровавым) заголовком "Распорядок дня на субботу", я поудобнее уселась в угол комнаты и, отпинывая ногами разгневшуюся подругу, сыпавшую в мою сторону изящными угрозами, углубилась в чтение.
  Распорядок дня на субботу.
  1) Разбудить объект. Объект может неосознанно сопротивляться, пытаться применить физическое насилие или просто не будет обращать никакого внимания (что просматривалось ранее). При неудачных попытках рекомендуется принять крайние меры, а точнее:
  а) облить объект холодной водой;
  б) фальшиво спеть песню "В лесу родилась ёлочка"
  в) включить на полную мощность любое творчество группы "Silver wolf" (желательно, при этом поднести колонки как можно ближе к ушам жертвы объекта.
  До моего еще не до конца проснувшегося сознания внезапно дошло, что этим самым объектом была именно я, а потому я возмущенно вскинула голову, зло уставившись на невинно улыбающуюся девушку, уже закончившей попытки отнять у меня её творение.
  - Это еще лучшая подруга называется, - обиженно буркнула я себе под нос, оскорбленно отворачивая голову.
  - Да ладно тебе, Эльвирочка, ты же знаешь, как я тебя люблю, - елейным голоском пропела Илона, складывая ручки в замочек. Сейчас она была похожа на шестнадцатилетнюю девчонку, а не на студентку третьего курса солидного медицинского университета.
  - Ага, знаю как. До гроба, - мрачно отозвалась я, с подозрением смотря на еще мемь пунктов, расписанные на несколько абзацов каждый. Почему-то мне было страшно читать дальше - кто знает, что могла придумать еще моя придурковатая подруженька, - Знаешь что?
  - Пока не знаю, - просияла Илька, не подозревая о моих коварных мыслях по отношению к ней, в которых я уже прятала труп и скрывалась от доблестной полиции. Вздохнув и несколько секунд поразмышляв насчет моего ближайшего будущего, я решила, что разумней будет не читать список (потому что если последующие пункты будут такими же, как и первый - у меня будет нервный срыв раньше времени), а разбираться с неприятностями по мере их поступления.
  - Ничего, - пробурчала я, передумав говорить обвинительную речь в адрес Илоны. Да и говорить-то я их особо не умею, у меня вообще эффектная речь никогда не удавалась. Не быть мне ни политиком, ни оратором. Придется дальше быть техником-технологом с гумманитарным уклоном. Смешно звучит, правда? А у меня вот так даже в дипломе записано будет - мне уже заранее интересно, какая будет реакция у моего работодателя. Потому что сомневаюсь, что кому-нибудь потребуются работники, контролирующие технический процесс на производстве и параллельно с этим поющие акапелло, пересказывая по памяти "Гамлета" в оригинале.
  - Вот и славненько, - пропела Потапова хорошо поставленным голосом. Она была на год младше меня, и уже третий год жалела, что не поступила в МГПИ, а пошла по наставлению родителей, на врача. У Ильки был замечательный голос, она даже раньше ходила на курсы вокала, но недавно ей пришлось их бросить - училась девушка и без того отвратительно, а теперь ей и вовсе приходилось отдавать все силы на учебу - хотя бы для того, чтобы её просто не отчислили. Кроме того, подруга с детства умела играть на гитаре и наверняка могла дать фору даже этому Йети, который оставался единственным "волком", с которым я не общалась вживую.
  Илона заметила мой взгляд, направленный на стену, и искренне улыбнулась. Она знала, как я любила, когда играла на этой бас-гитаре, которая сейчас висела рядом с окном, притягивая взгляд. Темно-красного цвета (подозреваю, что это вообще был любимый цвет Илоны: кроме машины и гитары, крышка нетбука так же гордо сверкала этим оттенком, да и половина гардероба была заполнена бургундовыми тонами), с белоснежными всполохами и грифом из благородного темного дерева, она досталась ей от матери, погибшей больше десяти лет назад. Как и я, Потапова воспитывалась только отцом, но вот с единственным отличием - моя мать была жива и даже иногда навещала нас, приезжая из Германии. Иногда - ключевое слово, потому что это "иногда" наступало очень и очень редко. Но мы с Валеркой и не жалуемся.
  - Правильно смотришь, правильно, - промурлыкала Потапова, подплывая к окну и аккуратно снимая любимый музыкальный инстурумент, - Наш сегодняшний день будет связан именно с ним.
  - И как же? - приподняла я бровь, пытаясь найти связь гитары с обычным субботним днем. Хотя с виду я, может быть, уже и была похожа на адекватного человека, но мозги мои по-прежнему не хотели просыпаться, а потому я немного тормозила.
  - Дурында, - подарила мне сомнительный комплимент девушка, аккуратно пряча гитару в чехол, а после с головой залезая в свой огромный шкаф, - Иди в душ, а потом я дам тебе какую-нибудь подходящую одежду, - с кухни раздался возмущенный лай и я только сейчас вспомнила про Квадратика, которого мы чудным образом умудрились не потерять в течении долгой ночи. Сейчас обиженный далматинец сидел рядом с холодильником и время от времени возмущенно гавкал, не в силах понять, почему все поднялись в такую рань, но до сих пор не отвели его на улицу.
  - Зачем нам идти в такую рань куда-то, все магазины же еще закрыты, - зевнула я, нехотя поднимаясь на ноги и потягиваясь, пытаясь дотянуться кончиками пальцев до потолка.
  - Нам еще твоего пса домой надо закинуть, он на целую ночь свою скулилку включил, да и еще утром меня за ногу цапнул. А ты еще говоришь "мирный", как же!
  Я строго посмотрела на Илону, тем не менее мысленно улыбаясь - Тик просто обожал кусать всех по утрам, это у него было что-то типа сигнала хозяевам. Выразительный "гавк", в котором так и читалась команда "Гулять!", а после небольный, но неприятный укус за лодыжку. Папа с Валерой уже привыкли, но вот остальные не понимали странных причуд далматинца. Пожалуй, я была единственным человеком, которого Квадратик не кусал ни при каких ситуациях: в нашем случае гулять он меня звал меня другим способом. Эта псина просто подходила ко мне и начинала молча смотреть жалобным-жалобным взглядом, словно говоря: "Мы с тобой так похожи. Пошли, побазарим о жизни нашей горемычной".
  - Лерка не проснется в такую рань, она всё-таки моя сестра как никак, - разглядывая одежду, которую мне предложила девушка. Спустя несколько минут изучения обновок, я решила не возникать и спокойно согласится с предложенным ассортиментом: светло-голубые, почти белые джинсы (немного узковатые, на мой взгляд, но тем не менее пригодные для выхода в народ) и свободная белая футболка со схематично нарисованной девушкой, которая держала в вытянутой руке американский флаг. В стиле Ильки - на что-то другое я даже и не рассчитывала.
  - А как же родитель? - довольно кивнула подруга, одобряя моё мгновенное согласие с её выбором. А что противиться?.. Я-то знала, что она в любом случае настоит на своем.
  - А родитель на гонки умотал, денежки зарабатывать, - ухмыльнулась я, слегка пожимая плечами. Наверняка снова вернется с переломанной рукой. Или ногой. У него вообще было любимым развлечением регулярное ломание своих конечностей, после чего он радостно раскрашивал гипс флюоресцентной яркой краской, не забывая пририсовать пару окровавленных черепов. Молодые медсестры в травмпункте моего отца просто обожали, более пожилые и консервантивные - опасались. Они даже один раз ему встречу с психиатром устроили, но им оказалась молоденькая девушка, тут же павшая жертвой обаяния престарелого байкера. Конечно, сорок один год - это не предел старости, но вот папа всегда любил строить из себя старика, постоянно желая свалить на пенсию. "Пенсионер-байкер, это же круто! Я стану мировой легендой и меня занесут в книгу рекордов Гиннеса - вот тогда-то я и направлю этот мир на путь истинный".
  - Ненормальный он у тебя. И сестра тоже ненормальная. В кого ты только таким ангелком уродилась? В мамочку? - Илона еще ни разу не видела приезда моей матери, а потому даже не представляла, какой у нее характер. К счастью, я не видела бывшую жену моего отца уже с пятнадцати лет, а потому довольствовалась спокойной и почти адекватной жизнью.
  - Обязательно, - хмыкнула я, доставая полотенце из шкафа и направляясь в ванную комнату.
  Характером я пошла в двоюродного дядю, в четвероюродную тётю, в брата своего дедушки и в троюродную сестру прапрапрабабушки по стороне отца. В кого угодно, но только не в неё.
  Скоро я еще раз пойму это.
  ...
  В темном кабинете находилось двое. Темно-зеленые шторы из плотного материала не пропускали лучи утреннего солнца и поэтому в воздухе висел тяжелый, практически осязаемый мрак. В субботнее утро на улице было тихо, а потому приглушенное тиканье стрелки на массивных круглых часах не нарушалось никакими посторонними звуками. Тишина, казалось, давила на уши, но двух собеседников это не волновало. Они не любили отвлекающего шума.
  - Семь утра. Меня убивает твоя пунктуальность, - произнес мужчина с небольшой модной бородкой, весело посмотрев на своего посетителя.
  - А меня убивает тот факт, что даже в выходной день ты находишься на работе, дорогой кузен, - в голосе того проскальзывала легкая язвительность - ему так хотелось отдохнуть в это утро, но пришлось ехать на другой конец города, чтобы всего лишь поговорить со своим родственником. Впрочем, стоит сказать, что разговор был важным. Даже очень.
  - Называй меня братом, всё-таки у нас один отец, - появилось еще больше веселья в голосе темноволосого мужчины. Парень изогнул бровь и, ухмыльнувшись, обошел стол. Длинные руки резко распахнули шторы, пропуская в кабинет яркий свет.
  - Ты мне сам в отцы годишься, - ответил он, присаживаясь на кожаный диван светло-бежевого цвета и расслабленно прикрывая глаза. Как же он устал... - Давай к делу, внизу нас уже ждет водитель.
  Мужчина щелкнул пальцами, согласно кивая, и закопошился, начав рыться в многочисленным бумагах на столе. Через несколько секунд он выудил толстую папку, на которой было жирным шрифтом написано единственное слово "Проект", и улыбнулся.
  - Итак, дело, - он открыл её и достал первые несколько листов, - Бойко Мальвина Фёдоровна, двадцать один год...
  - Мальвина?
  - Да, именно Мальвина, - довольно улыбнулся хозяин кабинета - он рассчитывал произнести впечатление экстраваганым именем и был счастлив, что ему это удалось, - Ты видел её вчера на улице - с голубыми волосами, постоянно в окружении множества поклонников. Актриса, что с неё взять. Уверенная в себе и других, целеустремленная и упертая.
  Гость взял бумаги и быстро пролистал их, задумчиво потерев подбородок. Краткая биография, оценки, привычки, ближайшие друзья... Фотография. "А она ничего", - с ухмылкой подумал парень.
  - Она ведь что-то может, я прав?
  - Ты всегда прав, - не стал отрицать мужчина, сортируя листки в папке, и, подняв взгляд, многозначительно выдал, - Она играет просто божественные мелодии на синтезаторе, даст фору многим в МГПИ, - в голосе на секунду послышалась гордость, заставляя второго собеседника вскинуть голову и приподнять брови, - Нет, никаких личных отношений, я никого не проталкиваю. Бойко действительно хороша.
  Парень слабо кивнул и, что-то черкнув в своей тетрадке и написав пару слов на деле девушки, устало вздохнул. Этот день для него потерян, но результат стоит жертв.
  - Я еще посмотрю на неё в работе. Дальше.
  ***
  ***
  - Привет, Пусечка, - просюсюкала Илона, звонко чмокая телефонную трубку. Я обреченно посмотрела на подругу и начала как можно активнее делать вид, что не знаю её и вообще стою рядом с ней чисто в декоративных целях. Кто знает, вдруг за нами соседи в глазок подсматривают? Мы стояли напротив двери моей квартиры уже около получаса. Так как на бесконечную трель в дверь никто, кроме Тика, ненавидящего этот звук, не реагировал, то методом дедукции можно было понять, что дома никого нет. Как и ключей у меня. "Как и мозгов", - добавила Потапова, когда я сообщила ей о своих умозаключениях, и потянулась в сумку за своим айфоном, - Да, Пусечка, я тоже очень-очень-очень по тебе соскучилась. Пусечка, а ты сейчас дома?
  Пусечкой был знакомый моей подруги, а по совместительству её бывший парень и пеnbsp;рвая любовь - Пусечник Павел Михайлович. От разлуки с ним Илона больно-то не страдала, потому что расстались они по обоюдному согласию. Согласитесь, немного трудно встречаться, когда сильная половинка находится в тюремном заключении сроком на два года. С самого детства Павлик увлекался очень интересным хобби - угоном машин, взломом квартир и вскрытием сейфов. Проще говоря, он был опытным медвежатником, за что и загремел однажду в колонию общего режима. Парень был веселым, позитивным, немного грубоватым, но тем не менее заботливым и ценящим старую дружбу.
  - Где ему еще быть, у него подписка о невыезде, - еле слышно заметила я, заслужив укорительный взгляд девушки.
  - Павлуш, слушай, не зайдешь сейчас в соседний дом, к Эльвирке? Только инструментики захвати... Ну, ты сам понял какие. Элечка забыла ключи дома, а нам подзарез надо закинуть туда одно инопланетное существо, - Квадратик обиделся еще больше, а я сочувствующе погладила его по голове - не в первый раз его так оскорбляли, но он же не виноват, не сам в коварные руки моей сестры кинулся.
  Как только Илька договорила с Павлом и небрежно бросила аппарат в сумку, я возмущенно закатила глаза. Мало того, что она распоряжается моей жизнью, так теперь еще и это. С этого дня буду оставлять запасные ключи у соседей - от круглосуточного провисания их на гвоздике за дверью нет абсолютно никакого толка.
  - Если потом из квартиры пропадет что-нибудь ценное, я буду знать, на кого писать заявление.
  - Пусечка - добропорядочный вор, - Илона с наигранной оскорбленностью прижала ладошку ко рту и улыбнулась, смотря на мой ненастроенный на веселье вид. Разумеется, её не волновало, что я хочу делать, ибо подружка уже расписала этот день от и до и нарушать его ни в коем случае нельзя. Об этом она и напомнила мне, пока мы ехали на метро до моего дома. Минимум, раз пять.
  - Сама-то послушай, как это звучит, - прыснула я. Черная прядка, отливающая в синеву, снова посчитала, что будет просто замечательно, если она залезет мне в рот, что тут же и сделала. Волосы вообще очень своевольные существа, - Надо постричься, - с легким раздражением произнесла я, перекидывая волосы на спину и нервно передергивая плечами.
  - Не смей! - завизжала девушка, накидываясь на меня и перекрывая пути к отступлению. Я снова больно-то и не сопротивлялась, понимая настрой подруги, - Ты уже месяц назад испоганила этот прекрасный водопад блестящих волос цвета бархатистой ночи, откромсав их до лопаток, так что теперь я не позволю тебе сделать свои лохмы еще короче!
  - Они мешаются, - угрюмо насупилась я, но с Потаповой спорить не стала. Повторюсь - это абсолютно бесполезно.
  - Мешается третий ряд зубов, а волос много не бывает, - сказала Илона, словно была не двадцатилетней девушкой с густой шевелюрой, а пятидесятилетним мужиком с блестящей лысинкой на затылке. По её мнению, ничего лишнего вообще практически не существовало - она даже умудрилась найти применение старому колесу от своей машины, обтянув ее паролоном и яркой тканью. Получилось вполне себе симпатичное кресло, уже год стоящее в углу комнаты под грудой прочего хлама, который не поместился в шкафы. Она могла бы стать хорошим дизайнером, но не считала это серьезной работой - да, иногда и в Иле просыпался разумный человек, который произносил вполне разумные вещи. Подозреваю, что именно он составлял моей подруге планы на будущее, которые она усердно старалась игнорировать.
  - Доброе утро, дамы, - раздался веселый бас, когда створки лифта на одиннадцатом этаже медленно распахнулись. Я морально приготовилась к психической нагрузке, которая всегда появлялась рядом с Пашей - он как-то неуловимо давил на психику, задавливал своим присутствием. На мой взгляд, ему нужна была такая девушка, которая смогла бы противостоять его ненормальной энергетике. Наверное, его женой в будущем будет такая же криминальная особа, как и он сам.
  - Пуууусечка, - обрадованно протянула девушка и, подплыв к ухмыляющемуся парню парящей походкой, нежно чмокнула его в щечку, - Как дела, мой хороший? - улыбнулась она самой милой улыбкой, на которую была способна.
  - Можешь даже не пытаться строить из себя хорошую девочку, стерва, я еще не забыл о твоем истинном облике, - подколол ее парень, легко отстраняя от себя. Илона не обиделась, как, на мой взгляд, следовало бы ей сделать, а только расхохоталась, панибратски закинув одну руку за мощную шею Паши, - Здорово, детка, - "вор в отставке" заметил скромно жмущуюся в уголке меня и хохотнул, - Твою квартиру что ли взломать надо?
  - Мою, - смущенно кивнула я, отводя взгляд. Говорил бы хоть потише, а то еще кто услышит и сразу вызовет добрых дядечек-участковых, - Только аккуратно... Пожалуйста.
  Видя моё стеснение, Паша снова расхохотался, а его смех жутковато отражался от стен подъезда, заставляя меня еще сильнее съеживаться. Всё-таки я его до ужаса боялась, чем не мало веселила Ильку. Когда она только начала с ним встречаться, а Валерка протрещала мне все уши про многочисленные "подвиги" знаменитого в определенных кругах Пусечки, я пришла в благовейный ужас и усердно пыталась отговорить подругу от такой кандидатуры для первой любви. Тогда я еще не знала, что просто бесполезно отговаривать Потапову от выбранной жертвы для торжественного звания второй половинки - она в любом случае будет встречаться с тем, с кем хочет.
  - У вас на сколько оборотов замок закрывается? - уже сидел на корточках рядом с дверью Павел, с деловым видом роясь в своем коричневом чемоданчике. Неизвестным мне образом он уже успел определить, что замок был заказан из Германии и сменен не более двух лет назад, а сейчас смотрел на меня, ожидая ответа.
  - На три, - отозвалась я, чуть нахмурившись. Мне, не представляющей даже примерную технологию взламывания дверей, почему-то стало страшно - вдруг он сейчас возьмет топор и разнесет проход к чертовой бабушке? А что? Мы же тогда сможем зайти в квартиру! - Но мы обычно закрываем на один, - поспешила добавить я, видя звереющее выражение лица.
  - Замечательно! - чуть не прослезился от счастья Паша, откидывая какой-то страшный даже на вид инструмент и хватая в руки обыкновенную отмычку. Откуда я знаю, что это отмычка? Да без понятия, просто ничем другим эта странная штука быть не может.
  Видя, как незнакомый человек шурует в замочной скважине, Квадратик не потерпел такого издевательства над его психикой и запустился в истерическом лае, угрожая расбудить им самым соседей. Я со вздохом опустилась на корточки и зажала ладонями челюсть псу, который тут же зарычал от возмущения.
  - Молчи, Нервный Тик, а то больше не буду тебя кормить, - пригрозила я далматинцу и тот испуганно затих. Видимо, его реально напугала такая перспектива - остальные члены нашего немногочисленного семейства постоянно забывали про тот факт, что по нашему дому ходит домашнее животное, которому хотя бы изредка необходимо насыпать в миску съедобного корма. Подчеркиваю: съедобного! Один раз сестренка умудрилась положить в темно-синюю глубокую тарелочку измельченный на куски пенопласт - нам чуть не пришлось вести Квадратика к ветеринару, чтобы тот вылечил его измученный желудок.
  - Укротительница, - снова не удержался от подколки Паша. По-моему, ему доставляло искреннее удовольствие издеваться надо мной - я была чем-то вроде внештатного клоуна, - А по виду и не скажешь.
  - Она вообще такой подозрительный человек... - таинственным тоном произнесла Илона, понизив голос. "Подозрительный человек" угрюмо вздохнула и страдальчески отвела взгляд от взламываемой квартиры, - Я сама её иногда боюсь. Да ты её еще вчера не видел, когда мы в "Башню" ходили!
  - Гонишь, - с уважением протянул Пусечкин, даже на несколько секунд отвлекшись от работы. Я бы и сама не поверила: как я уже говорила, этот клуб был лучшим в городе, - Как вы вообще умудрились туда пробраться?
  - Билетики по знакомству подкинули, - отмахнулась Илька и перешла на более интересную тему. Если говорить понятней, то она просто начала пересказывать весь вчерашний вечер от и до: как мы прошли в клуб, как мы сделали из меня какую-то "Сеньориту Эльву", как надо мной издевался ударник Максик и как мне пришлось выйти на сцену. В общем, к концу этого сумасшедшего пересказа, в котором подруга не забыла преувеличить некоторые подробности, я от стыда уже готова была сбежать в другую страну, предварительно сменив имя. И пол - так, на всякий случай.
  - Долго еще? - вяло поинтересовалась я, потирая переносицу. Подозреваю, что если он будет работать дольше, то мне придется просто позвонить кому-нибудь из моего семейства и сообщить, что к нам в квартиру ломится вор. Прилетят в два счета.
  - Уже вообще-то давно всё, - отозвался парень, легким пинком распахивая дверь. Увидев мой укорительный взгляд, он снова засмеялся. Он вообще слишком много смеется, как будто и не сидел на зоне, - Да ладно тебе, киска, твою подружка просто очень интересно рассказывает, да и мне было интересно узнать, чем всё закончилось.
  - Санта-Барбару посмотри, - тихо пробурчала я. Большего мне сказать не удалось - только задремавший Тик увидел, что доступ в квартиру открыт и рванул домой, дернув меня вместе с собой. Вот я иногда не понимаю, для чего нужны поводки: чтобы хозяева выгуливали собак или наоборот?
  Как только я прошла в зал, у меня появилось непреодолимое желание кого-нибудь убить. Человеком я была спокойным с самого детства, а потому, чтобы довести меня до такого состояния, надо было как следует постараться. А причина тому была очень и очень весомой - на своем любимом месте посреди зала сидела мой малолетняя сестренка, вожделенно пялящаяся на экран телевизора. Думаю, уточнять, что на ней были надеты наушники, не стоит.
  Вот теперь-то я в первый раз в жизни пожалела о том, что пару лет назад подарила Валере этот замечательный аксессуар. Раньше она смотрела телевизор на полную мощность в любое время суток и ее совершенно не волновало то, что в три часа ночи остальные люди могут спать. И ладно, если мы с папой мучились от бессоницы - к нам приходили соседи, жалуясь на непонятные звуки по ночам. Подозреваю, так они называли любимый тяжелый рок Валеры и, надо сказать, я их понимала.
  Распрощавшись с Пусечкой, Илона зашла в квартиру и так и замерла в коридорчике. Фиалковые глаза метнулись от Леры ко мне и снова на мою непутевую сестренку. Внезапно мне стало страшно за ближайшую родственницу и я встала рядом со спиной Валерки, совсем не подозревающей, что ей сейчас угрожает. Я замотала головой, почему-то опасаясь повышать голос, а Илона приглушенно рыкнула сжимая руки в кулаки. Нарощенные ногти с изящным французским маникюром впились в ладони, оставляя несколько побелевших полукругов.
  - Твоя сестренка - идиотка! - разъяренным шепотом заорала Илька и я даже удивилась, что Лера не услышала её. Лично на ее месте я бы уже давно шуганулась и улетела в угол комнаты, боязливо зажавшись в углу.
  - Она не идиотка, она просто глухая, - снова решила я заступиться за Валеру. А кому еще её защищать? Не Тику же!
  - Глухая идиотка, - компромиссно подтвердила Потапова, предварительно не забыв пару секунд поизображать умственную деятельность и показательно дотронувшись пальчиком до подбородка. Не могла она без игры на публику, даже если этой публикой являлась я одна. Не сумев дальше стоять на месте, Илона резким движением, которая я даже не успела заметить, рванула к моей сестре и сдернула с нее наушники.
  - Ой, а вы уже вернулись? - радостно воскликнула Валера, с каким-то любопытством уставившись на меня. Я не поняла плотоядного взгляда сестренки и непонимающе приподняла брови, но та, обведя меня изучающим взглядом, только еще радостнее мотнула головой, - А представляете, я сегодня ночью с кровати упала, да и еще с Василиской мега-фотосет забабахали... Стоп, а как вы вообще в квартиру попали?
  - Слушайте, а там пока в замке ковырялся, что-то там переклинило... Короче, вам бы дверь сменить.
  "К нам приехал ревизор..." - только и оставалось мысленно закончить мне, глядя на виноватую мордаху сестренки, внимательно разглядывающей залетевшего в квартиру Пусечку.
  ***
  
  - Когда-нибудь я точно съеду с этой квартиры, - сдавленно выдавила я, поджимая губы. Илона искренне забавлялась моим видом и с жалостливой мордочкой сунула мне под нос огромный вафельный рожок с ванильным мороженым, - Я вообще-то крем-брюле люблю, - чуть обиженно выдавила я, недовольно хмурясь. Подруга виновато сдвинула брови.
  - Элька, ну прости, подруженька моя любимая! - пролепетала Илька, перекладывая грецкие орехи со своего мороженого на мое. Не потому что она пыталась извиниться таким образом за свое поведение и взлом двери, а скорее только потому, что сама не любила их. Не знаю, в любом случае - особой искренности я в её голосе не заметила. Мы сидели в парке, на нашем любимом месте - сбоку от огромной сцены, на которой все желающие могли исполнить любую песню. Каждые выходные тут собиралось немало народу - не только желающие покрасоваться на публике, но и многочисленные слушатели молодых талантов. Стоит сказать, что весьма часто тут попадались и такие, у кого не было ни слуха, ни голоса - в такие минуты народный концерт превращался в настоящее представление, а таких исполнителей иногда ждали чаще, чем талантливых.
  - Может, всё-таки споешь? - спросила я у Ильки, которая просто обожала зажигать публику на сцене. Когда-то она организовала настоящий флешмоб, спев энергичную песню собственного сочинения, аккомпанируя себе на бас-гитаре, а после того случая у нее даже появилось несколько настойчивых поклонников и малолетних поклонниц, желающих взять у нее пару уроков.
  - Нет, я стесняюсь выступать перед такой толпой, под таким количеством взглядом... Они же будут заглядывать в мою душу, а я не хочу...
  Я привычно отключилась от патетических восклицаний Ильки. Разумеется, она хотела и совсем даже не стеснялась. По-моему, она просто не могла петь при мне - зная, что я ненавижу сцену, подруга пыталась не напоминать мне о том, что произошло в "Башне". И правильно, это легче просто забыть.
  У вон той девочки лет тринадцати - потрясающий вокал. Высокий, хорошо поставленный голос, я его запомнила еще с позапрошлого месяца. А тот парень в прошлый раз устроил целую клоунаду на сцене: практически не пел, но было весело, плюс ко всему заработал немало почитателей. Я знала больше половины из той толпы, находящейся тут, но практически ни с кем не была знакома лично. Следить за ними со стороны было интересно: думаю, что если бы я не попала в МГПИ и имела желание учиться, я бы пошла на психолога, чтобы иметь шанс понимать людей. Невыполнимая мечта детства - в космонавты и то легче податься, чем стать настоящим - подчеркиваю, настоящим! - психологом, способным понять о человеке все только лишь по его внешнему виду и действиям.
  - Не зависай, - щелкнула меня по носу Илона и звонко рассмеялась, когда я чуть не свалилась со скамейки, резко подпрыгнув на месте, - Ну ты и дурашка, Громова!
  - Сама идиотка, - меланхолично отозвалась я, передергивая плечами. Это странно звучит, но меня заинтересовал парень, который с отстраненным видом сидел на ступеньках и подтягивал струны простой акустической гитары, внимательно прислушиваясь к их звучанию. Именно меня, а не Ильку. У него были ярко-рыжие волосы, но нельзя было сказать, что этот парень выделялся из толпы, я даже не сразу поняла, что именно в нем меня привлекло. Он был абсолютно обыкновенным, не привлекал внимания, но... Что-то в его карих глазах было не так, сверкала какая-то задорная искорка. Разумеется, на таком расстоянии я цвет его глаз рассмотреть не могла, а вот... Стоп, да я же его знаю!
  - О, смотри, тот симпатюлечка из "Башни"! - неожиданно воскликнула Илона, начав активно обмахиваться рукой, словно температура воздуха повысилась на несколько градусов, - Ах, держите меня, я не могу больше сдерживать себя, - патетически вздохнула подруга, зачем-то потянувшись руками к проходящему мимо парню. Тот приостановился, словно желая выполнить просьбу Потаповой, но я тут же одарила его мрачным взглядом из-под нахмуренных бровей.
  - Громова, ты мне такими темпами всех парней распугаешь! - с наигранной обидой воскликнула девушка, складывая руки на груди и усаживаясь на скамейке в позу лотоса. Сейчас ей и правда приходилось сохранять равновесие, чтобы не слететь на пыльную землю, а потому на хорошеньком личике появилось до неприличия сосредоточенное выражение лица.
  - Если будешь так сидеть, то мне даже стараться не придется, - беззаботно парировала я, заставив Ильку своими словами тут же расплести руки и степенно положить ручки на коленки, - Ты похожа на постоянную обитательницу детского сада.
  - На вахтершу бабу Любу? - выдала ослепительную улыбку девушка, снова поймав мой ответный хмурый взгляд. И вот так вот всегда! И откуда в этой ванильке, которая, по закону жанра, должна страдать хронической депрессией, столько оптимизма? - Эльвир, ты просто не представляешь, какой ты станешь ворчливой бабулькой, когда постареешь!
  Я оскорбленно насупилась и выразительно отвернулась от захохотавшей девушки. Тема возраста для нас была одной из самых обсуждаемых - мы постоянно мечтали, какими станем, когда выйдем на пенсию и чем будем на ней заниматься. Почему-то Илона всегда была за ту версию, где мы стали звездами сцены и в свои сто тридцать семь лет (да, моя подруга слишком уж оптимистична) зажигали на танцплощадках в клубах, а в перерывах между дискотеками резались в компьютерные игры на своем личном интерактивном планшете.
  Взгляд снова автоматически вернулся к ступенькам, где сидел тот бармен из "Башни". "Когда-то сидел" - удрученно констатировала я, отмечая, что небольшая лестница, ведущая с земли на сцену, уже пустует. А вот на сцене, в свою очередь, началось очередное оживленное копошение. Один из диджеев недовольно орал на какую-то высокую девушку, с высокомерным выражением лица свысока смотрящую на него.
  - Ты когда-нибудь перестанешь задирать новеньких?! - прислушалась я к крику парня. Это был Вова, его я запомнила хорошо еще со своего первого прихода в этот парк. Тогда у него были первые дни его работы и он, перепутав все композиции, поставив неподходящие фонограммы и чуть не поломав пульт, жутко опозорился, словив с того момента немало насмешек и издевок. Позже парень исправился, стал лучшим диджеем из тех шести человек, постоянно подменивающих друг друга в рабочие дни, и именно с тех пор стал главным защитником неудачников.
  - Но если она и правда пела отвратительно, - поджала губы девушка с серебристо-платиновыми волосами, шикарными волнами спадающими до талии. Я её видела в первый раз - думаю, такую контрастную особу у меня удалось бы запомнить.
  - Вот ведь стерва, да? - с презрением выдохнула Илону, со злостью смотря на необращающую никакого внимания на Вову девушку. Мне не оставалось ничего делать, кроме как кивнуть - тем более, что я была полностью согласна с мнением подруги, - Это Юля, его сестра, недавно вернулась из Франции.
  Я не стала спрашивать, откуда она знает и это - Илона всегда была в курсе всех сплетен. Так, на всякий случай.
  Сестра? Надо же. При первом взгляде на этого харизматичного паренька и ледяную снежную королеву, стоящую рядом, я бы даже не подумала, что они являются родственниками, а тем более такими близкими. Наверное, все родные братья и сестры не похожи друг на друга, уже сколько умудряюсь в этом убеждаться. Стоит только взять в пример меня и Лерку - нас редко принимают за родственников, если нам приходится вдвоем выходить в свет. Иногда у меня случались такие приступы сестринской любви, и я выводила Валеру в свет. Мы ходили в кинотеатры или кафешки, и после этих походов я снова честно забывала о том, что это вредное существо приходится мне сестрой.
  Тем временем, рыжий бармен снова непонятно откуда подскочил к спорящим родственникам и обаятельно улыбнулся, что-то если слышно шепнув им. Не знаю, что это были за слова, но девушка резко покраснела и, возмущенно отвернувшись, ушла со сцены, всем своим видом показывая, что ей больше нечего делать среди так называемых отбросов общества. Сев в белоснежную машину, терпеливо ждущую её на прилегающей к парку парковке, она завела мотор и резко сорвалась с места, взвизгнув тормозами на повороте.
  - Терпеть не могу таких бессердечных стервозных существ, которые не понимают, что другие бессердечные ванильные существа могут вырвать им их белокудрые локоны, - фыркнула Илона, чуть потягиваясь. Солнечные лучи скользнули по лицу девушки, и она довольно улыбнулась. Все-таки испортить настроение Потаповой в выходной день было в принципе невозможно. Скорее уж она испортит его всей столице, а сама станет довольно скалить зубы, смотря на хмурые лица вокруг.
  К счастью, я тоже невольно заразилась хорошим настроением и теперь с любопытством рассматривала, как бармен подтягивает струны на простой акустической гитаре, любезно предоставленной ему кем-то из шумящей толпы. Все беспечно переговаривались, и пока что никого не интересовало, что происходит на сцене. Илона спрыгнула со скамейки, подскочив к какой-то компании, уже с самого утра распивающей пиво из полулитровых бутылок, и расцеловала всех парней в щеки - не уверена, но кажется, это были её однокурсники из медицинского университета.
  - Так, все заткнулись, - беспечным тоном произнес Вова в микрофон, помахав рукой в воздухе. Десятки взглядов мгновенно уставились на него, и парень обаятельно улыбнулся. С какими бы оскорблениями он не относился к толпе, все понимали, что он только шутит и продолжали его любить, - Сейчас специально для вас выступит Антон. Он первый раз в нашем парке, поэтому слезно молю вас, - парень сделал вид, что вытирает слезу и умоляюще сложил руки, - Чтобы ни одного звука не вырвалось из ваших замечательных пастей!
  Видимо, Вова уже не так сильно переживал от ссоры с сестрой - в любом случае, сейчас он выглядел уже куда более бодрым и веселым. В общем, именно таким, каким он и старался быть при зрителях.
  - А динамики на что, мы не услышим что ли? - задорно выкрикнул кто-то из толпы. Диджей расплылся в улыбке и подмигнул восторженно взвизгнувшим школьницам, сидящим прямо рядом со сценой.
  - А в том и вся загвоздка - Антон решил петь под живую музыку и без микрофона. Когда-то так уже пела известная нам Илона, - напомнил он, и многочисленные взгляды тут же устремились в нашу сторону. Илька послала воздушный поцелуй Вове и хмыкнула, с наслаждением купаясь в заинтересованных взглядах. Все-таки она обожала внимание даже больше, чем свою собственную машину.
  Десяток человек из всех присутствующих обрадованно взревели - судя по всему, это были именно те люди, которые присутствовали при последнем выступлении Потаповой. Остальные же отнеслись к новости несколько скептически - чаще всего, новички показывали себя не с лучшей стороны.
  - К сожалению, барабанов тут нет, - громко произнес Антон веселым голосом, и толпа послушно замолчала. Всё-таки в этом парке всегда царила дружественная атмосфера, и старожилы всегда помогали новеньким, пусть и относились к ним без должного уважения, - Именно поэтому я попрошу вас чуть-чуть помочь мне. Хлопаем в следующей последовательности, - Антон выпустил гитару, прислонив её к ноге и продемонстрировал, по-прежнему обаятельно улыбаясь и не обращая внимания на скептические посвистывания, - Раз, два, три. Раз-два. Раз, два, три. Раз-два. Раз, два, три. Раз-два. Раз. Два. Три. Разумеется, гораздо медленнее, но думаю, вы сами подстроитесь, - он снова поднял гитару и перебросил ремень через плечо, - Ну что, поехали?
  ...И Антон ударил по струнам, задавая веселую, заводную мелодию.
  - Мы познакомились с тобой давным-давно.
  Ты, детка, стервою была, а я хорошим.
  Пошел с тобой на задний ряд тогда в кино,
  А ты так страстно мне дала... по роже.
  
  Мне посоветовали быть оригинальней.
  Повел тебя я в романтический круиз.
  А ты мне сообщила, что банально,
  Что ночь на кладбище - ужаснейший сюрприз.
  
  Купил тебе букет цветов красивых,
  Рассвета цвета, на шипастом стебельке.
  Ах, подобрал бы я тогда альтернативу -
  Не получил бы кактусом я по руке.
  
  Любовь моя, люблю тебя я больше жизни.
  Ответь же, детка, мне взаимностью быстрей.
  Не отрицаю, кактус был немного лишним,
  Но уверяю, нет любви сильней моей.
  
  Зачем мне варежка, ты требуешь ответа?
  И почему же так мутны мои глаза?
  И что усердно прячу я в пакете этом?..
  Не бойся, детка, тут лишь сердце и рука.*3
  
  К концу песни недовольных не осталось. Я не была меломаном, но даже мои скудные познания в музыкальных исполнителях подсказывали, что авторство этой чудесной песни принадлежит самому Антону - только автор песни мог так сердечно, с таким задором исполнить её. После последнего слова толпа разразилась аплодисментами, а бармен скромно заулыбался, взлохматив и без того растрепанные рыжие волосы.
  Из незамеченной прежде тонированной машины, которая незаметно примостилась за сценой, с водительского сидения выполз солидный мужчина в темных очках и подозвал к себе Антона, который отдавал гитару обратно. На смуглом лице проскользнуло удивление, а после этого парня загородило несколько человек, которые спорили, кто следующий будет выходить на сцену. Вова схватил микрофон, чтобы разрешить спор, а Илька напрыгнула мне на шею со спины, восторженно запищав на самой высокой ноте.
  - Я влюбилась, Элька! - девушка оседлала скамейку рядом со мной и горящими глазами уставилась на меня. Я покосилась на машину, в которую усаживали немного растерянного Антона, и снова глянула на быстро обмахивающуюся ладошкой Илону.
  - В кого? - хмыкнула я, фокусируясь на подруге. Девушка прищурилась и от души сцепила тонкие пальчики на моей шее.
  - Почему тупость не преследуется по закону, Эль?! Вы бы тогда с Пусечкой на зоне подружились, и из вас получилась бы замечательная пара! - она посильнее сжала пальцы, а я показательно вытаращила глаза, показывая, что мне не очень-то приятно ощущать острые коготки в своей шее.
  - Ты меня сейчас задушишь, - просипела я, а Илона выразительно фыркнула, тем не менее, отпуская руки.
  - Ах, ты еще и дышишь? Ох уж эта моя доброта, - Потапова закатила глаза, не обращая никакого внимания на мой злобный взгляд, чуть отползла в сторону по скамейке, спрятала лицо в руках и громко заревела, привлекая к нам еще больше внимания. Я удрученно простонала, сообразив, что подруга снова включила в себе актрису. Или клоуна, что еще вероятней, - Даже лучшая подруга не понимает мою чуткую и ранимую натуру, - вещала она громким голосом, с любопытством подглядывая за зрителями через щелочку между пальцев, - Я больше не могу жить в этом жестоком мире, в котором меня никто любит. Всё! - она резко вскочила на скамейку ногами и протянула руки в небо, - Заберите меня отсюда, я не создана для этой грешной земли! Зачем жить, если меня некому согреть холодными ночами? А он меня предал! Раньше мы любили друг друга целыми ночами, а потом... - Потапова сделала торжественную паузу, а толпа затаила дыхание, ожидая продолжения. Девушка подавила хитрую улыбку и еще громче завопила, - На кого же ты меня покинул, обогреватель?!
  Я медленно выпустила воздух сквозь сжатые зубы и только хотела угомонить буйную подружку, как помощник сам вышел из толпы, сдернув Ильку за ногу в свои крепкие объятья.
  - Я пойду в качестве батареи? - ехидно улыбнулся Женя, а я облегченно вздохнула. Ну, наконец-то!
  - Афанасьев, ты не мог раньше появиться, а? - недовольно пробормотала я, пользуясь тем, что Потапова молчит, ошарашенно пялясь на необычайно довольного парня. Я знала, что сегодня он собирался зайти в парк, и уже давно выискивала его в толпе. До недавних пор - безуспешно.
  - Тут слишком много желающих посмотреть на эту психопатку собралось, - хмыкнул он. Отношения между этими двумя были немного странными. Держась на расстоянии, они то и дело нахваливали друг друга. Илона уверяла меня, что лучше друга мне не найти, что стоит ценить дружбу с сыном ректора, что не стоит так наплевательски относиться к нему. Женя же, в свою очередь, говорил, что мне очень повезло с такой подругой, с которой совершенно нереально соскучиться. Зато когда они оказывались рядом, в них просыпался то ли сопернический дух, то ли чистая вредность - пух и перья летели во все стороны.
  - Это ты кого назвал психопаткой, хороший мой? - угрожающе прищурила глаза девушка и, лягнув Афанасьева по ноге, спрыгнула на землю.
  Уже тогда я заподозрила, что этот день будет необычайно насыщенным. Но я не ожидала, что настолько.
  ...
  Машина плавно остановилась рядом с парком.
  - Смотри-ка, а я его уже где-то видел, - задумчиво произнес парень, смотря на сцену в парке через тонированное стекло автомобиля. Ему не нравилось в такую погоду находиться в замкнутом помещении, и только огромное количество папок, лежащих на коленях и на заднем сидении, останавливало его от порыва выйти из машины. Ну, и конечно же, кондиционер играл немалую роль - на улице царила истинно летняя жара.
  - Конечно, это же тот бармен из "Башни", - фыркнул мужчина с переднего сидения, почесав бородку. Взгляд его тоже был притянут к рыжему парню, который задорно напевал какой-то незамысловатый мотивчик, - Голос так себе, зато что вытворяет с гитарой... Словно не в парке, а на сольном концерте играет. Жаль, что он теряет свой талант на работе...
  Парень ухмыльнулся, посмотрев на кузена, а потом снова перевел взгляд на рассмеявшегося паренька, у которого голос чуть не сорвался на последней строчку. В руках как раз лежала папка с досье на профессионального соло-гитариста. Да, он был идеален, играл замечательно, умел и петь, и общаться с людьми, но... Не было в нем той искры.
  - А почему бы нам с тобой не направить его в нужную сторону? - произнес он и растянул губы в улыбке, игнорируя удивленный взгляд старшего "братишки", - Вадим, ты знаешь, что делать, - кивнул он водителю, и мужчина поспешно вылез из автомобиля, чтобы успеть перехватить принимающего благодарности талантливого парня.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  *1) Пожалуйста (итал.)
  *2) Да (итал.)
  *3) Собственноручно написанный автором бред :D
Оценка: 6.34*15  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Оболенская "Как обмануть босса" (Современный любовный роман) | | Л.и "Хозяйка мертвой воды. Флакон 1: От ран душевных и телесных" (Приключенческое фэнтези) | | С.Суббота "Ведьма и Вожак" (Юмористическая фантастика) | | С.Волкова "Похищенная, или Заложница игры" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | О.Гринберга "Отбор для Темной ведьмы" (Приключенческое фэнтези) | | В.Крымова "Возлюбленный на одну ночь " (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Приключенческое фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"