Глюк Ольга: другие произведения.

Выше максимума (Мир Лирика - 2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.94*33  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Аннотация: Подвернуть ногу, притвориться неженкой, горестно постонать на руках у рыцаря, решившегося помочь... Да, без сомнений, это жутко романтический способ знакомства. Только вот косить под неженку у Кати как-то не получилось, да и непечатная песенка на плач не очень похожа. Даже спаситель подкачал... на первый взгляд. Увы, у этого знакомства далее следует немного отрицательный исход: Кейт и Кир оказались соперниками, похожими характером и упорством, как две капли воды. Смогут ли эти двое взлететь выше максимума, если ни за что в жизни не согласятся действовать заодно?.. На этот вопрос смогут ответить только они.
    ОБНОВЛЕНИЕ: 20.11.14, 20:43 по московскому времени.
    ЗАКОНЧЕНО, ЧЕРНОВИК.
    Пссс, можно читать, абсолютно не зная сюжета "Темноты", честное слово!

Ольга Глюк

"Выше максимума"

  
  
  Я сидела на пыльном бордюре и, вытирая рукавом толстовки мокрые от слез щеки, временно всхлипывала. От смеха. Только я могла после пяти лет занятий на скейтборде, вывихнуть ногу на самом простом мэнуале. Боль в лодыжке неприятно напоминала о моих первых месяцах занятий, когда я буквально выкладывалась по полной и не могла на следующий день встать с дивана. Истерика уже прошла и теперь я только времени от времени икала, пытаясь дотянуться до скейта, откатившегося от меня. Каждое малейшее движение причиняло мне ужасную боль и поэтому приходилось продолжать тянуть свои руки вперед, попутно отмечая, что мне не помешало бы снова научится садится на шпагат.
  В следующую секунду доска на колесиках подкатилась ко мне. К сожалению, не сама, а с помощью чей-то ноги. Я с равнодушием отметила лакированные ботинки и, закатив глаза, пробубнила благодарность дрожащим - всё еще от смеха - голосом.
  - Мерси.
  Ответа мне не было - в принципе, я его и не ожидала - но "официальчик" не отходил. Я подняла голову повыше и начала анализировать моего "помощничка". Вышеобозначенная обувка, отглаженные брюки и черный пиджак, из-за которого выглядывает белая рубашечка. Не смотря на его "наряд", незнакомец мне почему-то понравился. Глазами. Светло-зелеными, смеющимися, задорными, пусть и скрытыми за идиотскими очками... Светло-русый блондин с прилизанной каким-то гелем прической - это раздражало, терпеть не могу всяких интеллигентов! Я скривилась и снова сделала попытку встать, но пискнула и недовольно уставилась вдаль. Как назло, телефон остался дома, а ноут я решила не брать, чтобы не заморачиваться с вечной проблемой из серии "куда деть сумку?".
  - Помочь? - хмыкнул он как ни странно красивым и приятным голосом.
  - Ты? - я деланно рассмеялась, - Хлюпик, ты даже скейт не дотащишь до моего дома! Увы, два района тебе не по силам.
  Парень приподнял бровь и присел рядом со мной на корточки, показательно больно сдавив мою ногу. Я завизжала и попыталась стукнуть его по голове.
  Черт возьми, что за маньяк мне попался!
  - Вы не пройдете даже пары метров, что уж говорить о другом конце города... - он покачал головой и вопросительно посмотрел на меня, - Моя квартира находится вот за этим домом. Сестра учится на хирурга и сможет с легкостью вправить тебе сустав.
  Я с подозрительным прищуром всмотрелась в абсолютно спокойные и серьезные глаза. Вроде на серийного убийцу не похож, но... Кто их знает, этих серийных убийц? Наверное, только Дарья Донцова! Такие сначала с невинным видом заманивают невинных девиц к себе домой, а потом...
  - Ааа, поставь меня на место! - завизжала я, когда взлетела в воздух на мощное (как ни странно - не устану это повторять) плечо ботаника, - Ты же себе руки поломаешь, официозик чокнутый! - пока этот ненормальный не успел унести меня от места моей трагической травмы, я цапанула скейт в свои ненаглядные лапки и удобно устроилась на плече, здраво рассудив, что до дома я все равно самостоятельно не дойду.
  - Неси, - приказала я и начала насвистывать не слишком глубокомысленную песенку, смысл которой состоял в том, что "маньяки на свете водятся", конец цитаты. В принципе, песня была собственного сочинения и поэтому не блистала особой музыкальностью, чем не мало действовала на нервы моему "такси" и проходящим мимо прохожим. Какая-то бабулька, увидев нас, возмущенно ахнула и почему-то перекрестилась. Ну подумаешь, интеллигентный парень в костюме несет у себя на плече девушку, одетую в ядовито-оранжевую одежду, помахивающую доской на колесиках того же цвета и громко поющую фальшивым голосом матную песню... Что тут такого, обычный будний день.
  - Зачем ты катаешься, если все равно не умеешь? - ровным голосом со слабой ноткой раздражения спросил "официозик", - Чтобы поломать себе все кости? Посмешить народ?
  Я возмутилась, ударив его кулачком по спине, прикрытой пиджаком.
  - Эй, не знаешь - не говори!
  Меня резко поставили на землю, развернув к себе, и мне пришлось поджать под себя одну ногу.
  - Баб... Девушкам нельзя влезать в опасный спорт, а тем более в скейтбординг! - сверкая зелеными глазами, сквозь зубы начал говорить парень, а я невольно удивилась его злости. С чего это вдруг у него так "поднялось" настроение? - Вы думаете, что будете такими крутыми, если встанете на доску, но не понимаете, что это не пафос. Это спорт! - он сделал глубокий вздох и снова плавно поднял меня на руки, - Вот мой подъезд. Квартира на последнем этаже.
  Мой новый знакомый занес меня в лифт и нажал на выженную кнопку с номером 14, опустив меня и прислонив к стене, как какую-то куклу.
  - Вот Аринка поржет... - протянул он себе под нос, скашивая глаза к носу, на котором удобно примостились очки. Понимание этой фразы ко мне придет еще очень и очень не скоро... А пока я просто с сомнением косилась на крякающую дверь лифта.
  - А он не заест? - приподняла я бровь. Всегда опасалась замкнутых помещений. Клаустрофобией это назвать сложно, но мне было просто физически неприятно находится в тесных узких комнатках, названных каким-то придурком простым словом "кабинка".
  - Зажует, - кивнул мне парень с серьезным выражением лица, - Насмерть.
  Буквально через минуту меня уже занесли через дверь, окрашенную "под дерево", в огроменную квартиру и небрежно бросили на диван.
  - Так, детка, снимай штаны иначе сестренка не сможет вправить тебе твою лапку на место. Больше я таскать тебя не намерен, так что попрыгаешь сама. %Запрещено цензурой%, как же меня %запрещено цензурой% эта %еще десять раз запрещено цензурой% одежда! Никогда в жизни больше не соглашусь на спор!
  К концу этой тирады я уронила свой скейт на пол, с открытым ртом смотря на этого абсолютно незнакомого парня, являвшегося полной противоположностью его же образа, бывшего пять минут назад. Я даже оглянулась, пытаясь найти его брата-близнеца, которого не было в принципе.
  - Нефиг бухать с пацанами! - раздался звонкий голос из соседней комнаты и в зал влетела девушка в коротком красном платье с пышной юбкой, ярким мейк-апом, шпилькой во все пятнадцать сантиметров и густой блондинистой шевелюрой, - А это твоя очередная "любимая девушка на всю жизнь"? - она внимательно оглядела меня с ног до головы и заключила, - Не твой типаж. Раньше тебе были присущи кто-то из уровня моих подружек... %Запрещено цензурой%!!! - девушка медленно осмотрела своего брата и... громко засмеялась, осев на пол, - Ахах, Кир, тебя обокрали?.. А ты в отместку ограбил какого-нибудь несчастного бюджетника из универа?..
  Парень раздраженно махнул рукой и резко стянул с себя белую рубашку и пиджак. Я удивленно захлопала глазами, когда увидела в меру накачанное загорелое тело.
  - Черт, поспорил с Серым, что буду всю дорогу от его до своего дома примерным пай-мальчиком, помогающим всем людям и несущим добро миру. %Запрещено цензурой%, я бабулек семь через дорогу перевел.. Арина, хватит ржать! - он прыгнул к тумбочке (я еле сдержала восторженное ругательство, когда увидела на спине огромную татуировку в виде огненного дракона) и швырнул в девушку ручку, но та ловко угнулась от летяшего предмета, - Зато теперь они мне должны десять штук. Но еще ты теперь должна спасти от смерти эту лохушку, вздумавшую встать на борд совершенно без подготовки.
  - Заткнись, чмо, - фыркнула я, сдувая челку со лба, - Я катаю на уровне Лирика, это тебе просто не по зубам.
  Ну да, приврала чуть-чуть, но мне простительно - нервный стресс от общения с этим козлом!
  Лирик - известный на всю Россию скейтер, проживающий в моем городе. Его стиль очень тесно пересекается с паркуром и еще никто не мог подделать его. Вживую я его ни разу не видела, но всегда мечтала лично познакомится с таинственным и неуловимым парнем. Почему "таинственным"? Потому что его лица никто не видел, а настоящее имя неизвестно никому. Записи с парнем в капюшоне ярко-зеленой толстовки и натянутой на лицо банданой появляются в интернете регулярно, но даже самым опытным программистам не удавалось расшифровать "айпишник", по которому можно было бы найти адрес обладателя видео. Он катается по улицам города уже более десяти лет, поражая людей немыслимыми трюками и неимоверной скоростью. Именно благодаря Лирику я стала заниматься скейтингом, уровня выше его нет. И стремится мне к нему еще очень и очень долго... Хотя меня уже сейчас называют его женским прототипом - у нас даже скейты одинаковые, только разных цветов. В отличие от него, я не скрываюсь от спортивной публики, но и манией величия не страдаю - просто катаю для себя, а снимать меня или нет - это личное дело только поклонников скейтбординга.
  - На уровне Лирика? - Кир расхохотался, плюхнувшись в кресло и закинув ноги на стол, - Девочка, не смеши меня! Только вчера встала на доску и уже считаешь себя самой крутой и всемогущей. Для фотки в сеть купила скейт, ага? - он снова заржал, довольный шуткой, и вскочил, убежав в другую комнату со словами "%Запрещено цензурой%, мне же Темыч должен был позвонить!".
  Сестра ненормального парня села рядом со мной на диван и закатила глаза.
  - Не обращай внимание на этого придурка, Кирилл всегда и со всеми такой, - она задумалась, прищурив такие же как и у брата глаза, и протянула мне руку, - Кстати, я Арина.
  - Катя, - пожала я ладонь с идеально-наманикюренными ногтями, - Я тут ногу вывихнула...
  - Ваааа, - восторженно взвизгнула девушка, широко улыбнувшись, и внимательно уставившись на "боевую травму", - Мне как раз практики не хватает, у меня одни только трояки в зачетках из-за этого! Ты только не бойся и громко не кричи, если я тебе нечаянно ногу сломаю, когда вправлять буду... Эй-эй, ты чего так побледнела? - Арина осторожно дотронулась до моей лодыжки, словно осваивая незнакомую территорию, - Слушай, не дрожи, я, если что, знаю телефон скорой... Эмм... Шесть семерок?..
  Я зло зыркнула на девушку, а та заразительно засмеялась и резко дернула меня за ступню. Я заорала и чуть не свалилась с дивана. Черт, сумасшедшая девка!
  - Ринка, не убивай эту умалишенную, у неё у самой это отлично получается, - раздалось громкое фырканье из комнаты. Я прожгла вглядом дверь, отделяющую этого "спасителя" от меня и пожалела, что нога всё еще побаливает.
  - Слушай, - доверительно нагнулась я к уху девушки и прошептала, - Вы семья чокнутых?
  Арина серьезно посмотрела мне в глаза и медленно кивнула, прошептав в ответ:
  - Верно, сумасшедший ученый вживил нам мозги обезьян.
  - Я так и думала, - покачала я головой и заметила, как Арина тихо хихикнула. Кислая улыбка вылезла на мою мордашку от воспоминания о словах этого белобрысого идиота. "Это не пафос, это спорт"... Фу, аж самой тошно! Идиот, чего он понимает! Занудный ботани... кхм, ботанишка.
  Я с искренней ненавистью и любопытством уставилась на парня, вышедшего из комнаты. Темно-зеленая бандана с черепами на голове, черная футболка, обтягивающая солидную мускулатуру, и черный скейт под мышкой. В другой руке был мой.
  - Конфискую, - он приподнял мою оранжевую доску, ни на секунду не переставая язвительно улыбаться, - Чтобы больше не смела кататься, я не Спайдермэн, чтобы постоянно спасать всяких идиоток вроде тебя. Да и тем более, добрым мальчиком я уже побыл.. - он подошел ко мне и вынул листик из моего растрепанного вороньего гнезда черного цвета и заправил прядку, нагнувшись прямо к лицу, - Скажу честно, детка: мне больше нравится быть плохим, - я на секунду замерла, а потом резко выдернула свой скейт из цепких рук, отпихнув парня в живот. Тот чуть покачнулся назад, но устоял, криво усмехнувшись, - Какая слабенькая, а?
  - Иди на... Ммм! - я возмущенно замычала и попыталась цапнуть зубами ладонь, зажавшую мой рот.
  - Еще чего не хватало, чтобы какие-то малолетки в моем доме матерились, - я добавила ярости в мычание. Какая я ему малолетка! Наконец-таки вырвавшись из захвата, я заехала локтем в пресс парня (как-то уж особо приглянулась мне эта часть тела, надо вырезать - и в рамочку) и, углядев гневные молнии в светло-зеленых глазах, рванула в комнату, где козел перевоплощался из ботана в мачо несколько минут назад.
  - Мне девятнадцать лет! - зло выкрикнула я, закрыв дверь и упершись ногами в пол. Плоскость за мной ощутимо дрогнула, тихо трескнув, - Дверь сломаешь, дебилоид!
  - Идиотка, быстро вынесла свою симпатичную задницу из моей комнаты!
  - Перебьешься, шизофреник маразматичный! - избиение двери прервалось на несколько секунд - видимо, уж больно покорил парня мой красочный эпитет - но после возобновилось с удвоенной силой, - Быстро закончил насиловать дверь, дятел придурочный!
  - Иначе что? - с сочным сарказмом поинтересовался этот баран. Мои глаза заметались по комнате, которая чем-то смахивала на обиталище моей напарницы по командному соревнованию - Ланы. Я проскользнула взглядом мимо ноутбука, разбросанной одежды, пустых бутылок и медленно остановилась на одной очень и очень занимательной вещи, стоящей прямо перед моими глазами, на самой чистой и практически пустой полочке. На губах расползлась удовлетворенная улыбка, - Ну что, фантазии не хватает?
  - Иначе я разобью твою "Хрустальную доску" с прошлого года, Кир.
  Только увидев эту награду, я сразу вспомнила его, победителя прошлогоднего турнира в личном зачете. Он опередил меня: сначала согнал со второго места, а потом и вовсе перепрыгнул на первое, забрав приз, который я так рассчитывала выиграть! Нет, тогда я не возненавидела его - просто завидовала чернющей завистью и восхищалась его умениями. Но сейчас... Этот урод с офигенным телом меня бесит!
  - Только посмей, чертовка.
  - Посмею, ангел мой небесный, - задвинув удобную щеколду, присутствующую тут как нельзя кстати, я под аккомпанемент ритмичных ударов проплыла к полке, - Я уже совсем-совсем рядом с ней, - промурлыкала я томным голоском, пальцем проводя по краю полупрозрачной небольшой доски.
  - Убью! - раздался рык за дверь и звонкий смех Арины.
  - Моя пре-е-е-елесть, - пропела я, расширившимися зрачками смотря на столь желанную когда-то награду.
  - Руки убрала от частной собственности!
  - Считай меня юридическим лицом, - прошептала я, мечтательно вздыхая и представляя, как мне торжественно вручают "Хрустальную доску", все кидают цветы (почему-то в моей фантазии это были гвоздики - хорошо хоть не кактусы) и дружно апплодируют. Увы, домечтать мне не дал оглушительный треск вылетающей из петель двери и влетающий за ним настоящий владелец награды.
  - А-а-а-а! - заорала я, когда он, буквально насильно вырвав из моих рук хрупкий хрусталь и аккуратно вернув его на законное место, привычно закинул мою тушку себе на плечо, - Баран, я уже могу самостоятельно ходить!
  - Ты не можешь самостоятельно летать! - угрожающе прошипел он и распахнул . Я увеличила громкость и без того не тихого крика, когда Кирилл резко положил меня на подоконник и чуть пододвинул так, что моя голова повисла без опоры на высоте четырнадцати этажей.
  - Отпусти, орангутанг!! - заверещала я, крепко обхватив ногами пояс парня и потянула его на себя. Падать, так вместе! - Сейчас ты у меня полетишь вниз, как Кинг-Конг! И я рыдать не буду!
  - Тебе не кажется, что ты немного не в том положении, чтобы угрожать?! - рыкнул он, чуть тряхнув меня и я чуть дальше сползла за окно, теперь вцепившись в "хлюпика" еще и руками за шею. Чтобы я не придушила его окончательно, ему пришлось нагнуться ниже и практически лечь на меня, прижавшись носом к шее, - Детка, да ты экстремалка! - смеясь, хрипло мурлыкнул он мне в воротник оранжевой кофты. Я горестно застонала и напряженно замерла, уставившись в светло-зеленый глаз, внимательно наблюдающий за мной. Кажется, правый.
  - Сними меня отсюда, придурок, - приказала я, еще сильнее обхватывая его за шею руками. Кир закашлялся, а мне пришлось чуть ослабить хватку. Осознание того, что подо мной больше тридцати метров свободного падения немало пугало, а потому одной рукой продолжив держаться за шею, второй мне пришлось крепко вцепиться в жесткие волосы, сжав их в кулаке, - Немедленно!
  - Знаешь, а мне и тут неплохо, - улыбнулся он, медленно скользя губами по шее. Вот тут вот я и не выдержала...
  - Насилуют!!! А-а-а-а-а, спасите, люди, помогите!! Маньяк-извращенец!! Помоги-и-и-и-ите-е-е-е-е!!! - глаза рядом с моим лицом удивленно расширились. Ха, кажется, кому-то не нравиться, что я не посвятила себя ему прямо тут, на высоте четырнадцати этажей! И правда, вот я дура, чего не согласилась, это ж такой шанс! Всё, я этого не переживу, пойду топиться! Я удовлетворенно заметила, как на балконе слева от "нашего" окна появилось чье-то лицо, - Мужчина, мужчина, помогите, меня... Ммм! - одна накаченная рука была подсунута под мою спину, а вторая уже во-второй раз заткнула рот.
  - Дядь Стёп, не обращайте внимания, - радостно подмигнул этот монстр соседу, в глазах которого появилась явная зависть, - С девушкой миримся.
  Мужчина понимающе кивнул и под мои протестующие завывания удалился с балкона.
  - Уро-о-о-о-од! - завопила я вновь, когда рука была убрана, - Какая я тебе девушка?!
  - И правда, какая? - с интересом раздался звонкий вопрос из глубины комнаты, где Арина с наблюдательским интересом наблюдала за столь... интимной сценой. Двойное убийство, интимней некуда!
  - Моя! - нагло было заявлено мне в лицо, - Я тебя спас от смерти? Спас! Значит ты теперь - моя собственность!
  Даже так? Так я же всех жуков, которых обходила стороной, себе домой не забираю, а иначе у меня там настоящий муравейник был! Нашел он тут себе собственность!
  - Мечтай, мальчик! Я с таким лохом встречаться не намерена! - парировала я и сделала, наконец, то, что должна была сделать сразу же - резко пнула его в... скажем так, самое чувствительное место. Арина восторженно пискнула и заапплодировала, смотря как её брат со сжатыми зубами сползает на пол, а я спрыгиваю с подоконника и равнодушно прохожу мимо него, "случайно" наступив ногой на живот, - Прощай, козлина, - пропела я и также "нечаянно" задела полочку с наградой. "Хрустальная доска" как будто бы в замедленной съемке долетела до пола и со звоном разлетелась на множество осколков, рассыпавшихся по всей комнате и не подлежащих обратному сбору.
  - Беги, - искренне посоветовала мне девушка, посмеиваясь. Я весело кивнула и, послав воздушный поцелуй непобедимому Киру, пока что в шоке пребывавшего среди осколков, рванула из квартиры.
  Знаете, а больную ногу я даже не почувствовала. Неожиданно, правда?
  
  - %Запрещено цензурой%, %запрещено цензурой%, %запрещено цензурой%! %Запрещено цензурой%!!!
  - Ага, я тоже считаю её миленькой, - беспечно согласилась Арина, помогая брату собирать осколки по всей комнате, - Такое обояние, такие глаза...
  - %ЗАПРЕЩЕНО ЦЕНЗУРОЙ%!!!
  - Ага, а как вы смотритесь вместе, я когда в комнату зашла, даже смутилась, вас увидев, - гневно-скептический взгляд последовал в сторону девушки, - А потом, когда поняла, что происходит, испугалась, - удовлетворенный кивок, - ...За тебя.
  Кирилл яростно зарычал и пнул кровать, отодвинув её на десяток сантиметров от прежнего места.
  - Ринка, ты издеваешься?!
  - Вы очень похожи, - кивнула Арина, даже не обращая внимания на пышущего гневом брата, и продолжила говорить сама с собой, - Одинаково вспыльчивые, целеустремленные и самоуверенные. Два бешеных урагана. Вы подошли бы друг другу, - она мечтательно вздохнула, блаженно закатив глазки, - Эх, какая бы пара получилась...
  Кирилл резко подскочил к сестре и схватил за плечи, встряхнув и пылающими глазами смотря на неё.
  - Я ненавижу её! Я и эта стерва?.. - парень передернулся, представив возможное будующее от такого союза, - Ни за что!
  
  - Тим, ты издеваешься, да?! У меня с этим козлом нет ничего общего! Да и вообще я его ненавижу!
  - Да я и не...
  - Он урод, понимаешь?!
  - Понимаю, - вздохнул брат, понимая, что спорить со мной бесполезно, и улыбнулся, - Но всё-таки ты дурочка, Кейт. Пять лет занятий - и такой глупое падение. Нога сейчас-то хоть прошла?
  Тимофей - мой старший родной брат, с которым я честно и бескорыстно делю пополам квартиру. Живем мирно, что удивительно при моем (ангельском, между прочем!) характере. Наверное, его спокойствие и абсолютная неконфликтность играют тут бОльшую роль - если я и собираюсь завязать какую-то перепалку, то Тим как-то незаметно её сворачивает и мне приходится идти искать другую жертву для выброса эмоций.
  - Да прошла, что с неё станется, - отмахнулась я, пытаясь достать с высоченного шкафа заначку в виде шоколадной конфеты в красивой золотистой обертке. Тим улыбнулся, подошел ко мне, достал конфету и... увидев, как я просяще тяну ручки, быстро развернул и съел её, - Э-э-эй, отдай!!
  - Тебе выплюнуть? - мило удивился брат, спокойно хлопнув ресницами. Я простонала и полезла в холодильник за кефиром, за неимением лучшего, - Тебе вредно конфет много есть, растолстеешь и "Хрустальная доска" снова достанется не тебе, - тут я подавилась кефиром и громко рассмеялась, осев на пол, - Катенька, сестренка, что с тобой? - удивился Тимофей, присаживаясь рядом со мной на корточки и сочувствующе глядя по голове. Язвительности в действиях - тонна, вот противный тип! И это мой наилюбимейший братик!
  - Я разбила его "Хрустальную доску", - выдавила я и снова захохотала. Тим довольно рассмеялся вслед за мной.
  - Вы друг друга стоите, - заметил брат, но увидев мои глаза, решил как всегда быстренько исправить ситуацию одним предложением, - Кать, ты в курсе, что на работу опаздываешь?
  Громкий визг - и я уже на полных парах мчусь вон из кухни, квартиры и этого мира в целом.
  ***
  Работа у меня интересная. Увлекательная. Даже более чем. Правда, как раз-таки на этой работе я и шифруюсь, строя из себя Бетмэна и прячась под маской. Ну ладно, маску заменяют у меня черные очки, а плащ - непривычная для меня одежда, но всё равно, во время похода на работу я чувствую себя шпионом.
  А всё потому, что ради развлечения несколько месяцев назад я согласилась на одну авантюру, полностью изменившую мою жизнь.
  Шла я себе из универа, домой. Счастливая-пресчастливая: сессия сдана, больше с меня никто ничего не потребует, впереди два месяца отдыха... Красота, одним словом! Радостно пялясь на прохожих и еде удерживаясь от желания расцеловать всех подряд, я беззаботно мурлыкала себе под нос веселенькую песенку. Да уж, не знала я тогда, кого я встречу через несколько минут. Купив себе большое шоколадное мороженое, я вцепилась в него зубами и окончательно решила, что сегодня эти шесть остановок пройду пешком, ибо торопиться особо некуда - дома только Тимошка с Муркой, парень меня бросил... Вспомнив своё "трагическое расставание", я засмеялась, понимая, что настроение поднимается до потрясающих высот.
  Парень мой последний по внешности был прямо-таки идеалом всевышним: высокий, брюнетистый, смазливый. Познакомились мы с ним в интернете, когда он добавился ко мне в друзья с просьбой, чтобы мы поставили семейное положение друг на друга. От балды я согласилась, а уже через неделю мы встретились в каком-то жутко дорогом ресторане, собственноручно выбранном Костантином. Увы, он оказался жутким снобом и занудой и десять раз мне сделал замечание по поводу моей внешности и моего поведения. Разумно решив, что характер я потерплю - при такой-то внешности! - я провстречалась с ним еще полтора месяца, придерживаясь всех правил при общении влюбленной пары... советских времен. Да, принципиальным оказался Костенька, очень принципиальным. Несколько дней назад, когда я сидела у него дома, положив ноги на стол и лениво переключая многочисленные каналы, он снова завел тему про мою непорядочность. Видите ли, его будущая жена не должна быть такой распущенной и непокорной.
  - Тогда я тебя бросаю, - заявил он после моего небрежного замечания, что женой я ничьей становиться не собираюсь, ибо не нагулялась еще. Я медленно повернула голову в сторону парня, - Только не расстраивайся, Катерина. Ты чудесная девушка, но меня ты не стоишь.
  Я только рассмеялась ему в лицо. Когда вернулась домой к Тиму, честно попыталась откопать в себе хоть какую-то толику сожаления и разочарования, но нашла только абсолютное равнодушие и даже легкую радость.
  А к сегодняшнему дню радость и вовсе подскочила выше отметки "максимум".
  - Ты!! - вдруг выпрыгнула из остановившейся передо мной машины девушка, которая показалась мне смутно чем-то знакомой. Одетая в черные лосины и длинную розовую тунику, она казалась бы образцом барби, если бы не темные волосы, локонами падающие до талии, - Я тебя уже давно приметила, но не знаю твоего имени, и поэтому не могла найти! Но сейчас... Наконец-то! - она подскочила ко меня и сдернула с моего любимого высокого хвоста оранжевую резинку и, длинными пальцами разворошив волосы, внимательно уставилась мне в лицо, - Накрасить, переодеть и... - она довольно причмокнула, - Шикарно.
  С водительского места вылез мужчина лет тридцати и шокированно уставился на нас, переводя взгляд с меня на незнакомку и обратно.
  - Кать... - протянул он, а я нахмурилась, пытаясь понять откуда он меня знает.
  - Да?
  Девушка резко перевела на меня взгляд, а я непонимающе посмотрела на неё. А всё дело в том, что это сказали мы одновременно: только она довольным тоном, а я - чуть удивленным.
  - Да вы одно лицо! - с заметным французским акцентом обрадованно воскликнул мужчина, делая шаг ко мне, - У вас даже голос одинаковый! А я-то сначала не поверил, что ты видела на улице девушку, похожую на тебя.. Мало того вы практически одинаковые, так у вас и имя одно!
  Неожиданно до меня дошло, где я её видела. Каждый день, да еще и не один раз. Я же каждое утро пялюсь на эту мордашку... Я её видела в собственном зеркале!
  Новым взглядом я осмотрела своего двойника: такие же неуловимые восточные черты, высокие скулы, длинные темные волосы по талию, хрупкая фигурка и прямой взгляд. Только лишь цвет глаз был другим - темно-карие, заместо моих серо-голубых.
  - Ты тоже Катя? Да ладно, неважно, теперь ты Катрина Риск!
  - Это кто еще такая? - нахмурилась я, возмущенно сложив руки на груди.
  - Теперь это ты! Я уматываю с Пьером с Париж, на ПМЖ. Но не хочу, чтобы Катрина Риск пропадала с Экстрима-FM, а потому ты обязательно должна заменить меня там. Но так, чтобы никто не мог узнать, что ты - это не я! А тебя я заметила уже давно-давно... а нашла только сейчас, за два часа до вылета! У меня нет совсем времени, а поэтому прочитаешь инструкцию по всему-всему-всему вот тут, да и Женька тебе поможет...
  - Стопэ! - резко прервала я поток слов, выставив руку ладонью вперед прямо перед носом девушки, - Почему ты вообще думаешь, что я соглашусь?
  - Если я все правильно поняла, то ты полная моя копия... - загадочно улыбнулась девушка, залезая в машину, - Ты согласишься только потому, что это интересно.
  Вот так вот я и стала Катриной Риск, ведущей радио Экстрим-FM.
  Залетев в здание и привычно пошатнувшись на непривычно высоких шпильках жуткого розового цвета, я с воплем поскакала к закрывающимся створкам лифта, успев протиснуться в него в последнюю секунду. Невинно улыбнувшись и поздоровавшись с секретаршей, я поправила разлохатившиеся волосы. Ненавижу ходить с распущенными, от них лишь одни проблемы.
  Доехав до шестого этажа, я быстро зацокала в конец коридора, время от времени хватаясь за стену, чтобы не свалиться с такой головокружительной пятнадцатисантиметровой высоты, и удерживаясь на ходу только благодаря балансированию с безразмерной черной сумкой. Как ни странно, если на доске я каталась уверенно, падая только в исключительных случаях, то уже за первую неделю ходьбы по мукам успела раз двадцать поздороваться с отполированным паркетом коридора. Видимо, конкретно в этой ситуации моё чувство равновесия напрочь отключалось.
  - Привет, Женек, - с боевым воплем напрыгнула я парню на шею.
  - Катрина! - заорал он, тут же оглушив меня на несколько секунд, и скинул мою тушку со своей спины, - Уже семь минут, как твой эфир, я замучился подряд композиции ставить!
  Я выдала дежурную ослепительную улыбку.
  Женя, единственный диджей радио Экстрим-FM, был единственным человеком, знавшим о тайной подмене кадров. Он научил меня как говорить, что говорить, когда говорить, научил пользоваться пультом управления и подбирать подходящую музыку. Он научил меня вести так, как его подруга детства и на время работы становиться ею. Только благодаря этому парню Катя Леонтьева превратилась в Катрину Риск.
  - Женчик, ну не обижайся, это в первый и последний раз! - я скромно опустила глаза, вспомнив еще как минимум пять предыдущих опозданий, - Я, правда, эфир забыла подготовить, но ничего сымпровизирую что-нибудь, не в первый раз, - я рванула "за стекло", к моему родному микрофону,который так полюбился мне за эти месяцы, чтобы не получить на мозгам за мою безответственность, - Ну какая ты глупая, я просто в шоке! Ну какая ты глупая, ейее, - весело прыгая вокруг стола, начала подпевать я словам песни, стоящей в эфире, смотря как наш милый шатенчик быстро начинает оттаивать от моих кривляний, - Какая ты глупая, я просто в шоке. Я в шоке, я в шоке, я в шоке, - я выгнулась под невероятным даже для меня углом и на протяжной, почти не фальшивой ноте закончила, - Ейеееее... (Прим. автора: песня группы Нервы - "Глупая")
  - Три, два, один, - с улыбкой произнес одними губами Женя за звуконепроницаемым стеклом, загибая по одному пальцы, - Эфир.
  - Привет, народ, - веселым и чуть поддразнивающим тоном пропела я в микрофон, плюхнувшись на свой розовый (в ад! в ад! в ад!) крутящийся стул, - Как настроение? Лично у меня - как всегда, всё замечательно! - я вспомнила Кира и на несколько секунд замолчала, опомнившись только тогда, когда увидела перекошенное от гнева лицо Евгения, - Только вот мой любимый диджей как всегда кривит свою мордаху за стеклом, смеша меня, а в голове пляшут безумные мысли, которыми я так хочу с вами поделиться, но, к сожалению, не могу, а то не видать мне карьеры знаменитой радиоведущей, - я выразительно вздохнула, - Я даже не буду вас обманывать, а честно скажу, что я не готовилась к эфиру, сейчас опоздала на работу, ибо меня спасал замечательный рыцарь с отвратительным характером. Но это тоже не важно. А важно то, что сейчас у нас четыре часа веселого настроения с Катриной Риск на Экстрим-FM, после стол заказов и вечерняя болтовня ни о чем. Разумеется, со мной же, так как только я, такая добрая и невинная, соглашаюсь работать в выходной день, когда надо как можно больше гулять. Диджей опять гневно цыркает на меня, так что не буду отвлекаться от темы эфира, - Женя сверкнул глазами, - Ох да, тема эфира! Тема эфира - это столь любимый мною вид спорта, под замечательным названиееем... - я выдержала таинственную паузу, - Скейтбординг!
  Парень удрученно простонал, опустив голову на пульт и несколько раз постучавшись об него. А я пропала. Пропала еще на несколько часов, полностью погрузившись в родной мир.
  ***
  - А теперь, дорогие наши радиослушатели, до следующей встречи. С вами были Экстрим-FM и ваша постоянная спутница - Катрина Риск. ...Я ненавижу свою работу! - сразу же после знака от диджея заорала я хрипящим голосом, но резко заткнулась, отглотнув кофе из кружки Женьки. Ужас, только что нnbsp;ормально говорила, что это за вопли зомби?
  - Кать, ты её ненавидишь каждый ночной эфир, - ухмыльнулся друг, которого я, казалось, знала уже не один год. По окончанию работы он, как всегда, выглядел жутко изможденным, лохматым и сонным.
  - Потому что я не могу притворяться счастливой жизнью тогда, когда в глаза впору спички вставлять и кофеном под завязку накачиваться! - воскликнула я, уже в сотый раз широко зевая. За эти несколько месяцев я так и не смогла привыкнуть к новому спутанному режиму.
  - Ты сидела и больше, - напомнил Женя, выбирая песни для нового плейлиста на эту ночь для автоматического воспроизведения, - Стоит только вспомнить тот эфир с дайверами в гостях. Стоит уточнить, что он шел до шести утра.
  Я возмущенно перевела взгляд на парня, задрав ноги на пульт управления и чуть покачиваясь в такт музыки, играющей из наушников, висящих на шее у парня.
  - Они были такими симпати-и-ичными, - восторженно протянула я, вытянув свободную руку вверх и чуть не грохнувшись назад, - Особенно их главный тренер, как его там...
  - Кирилл вроде, - растерянно произнес Женя, что-то печатая в ноутбуке. Я тут же подавилась, громко закашлявшись, когда светло-зеленые веселые глаза настойчиво прыгнули в моё сознание, вытеснив всю усталость.
  - Ненавижу это имя!! - гневно выкрикнула я и на приподнятые брови парня только показала язык, не заботясь о том, как сейчас выгляжу, - Ну да, раньше оно было любимым, но сейчас... - по коже пробежали мурашки от воспоминания тридцатиметровой высоты и я передернулась, перекосив мою мордашку. Ненавижу высоту, - А сейчас я всех Кириллов и подобных повесить готова на их же внутренностях!
  - Какая ты злая, - восхищенно прочмокнул Женя и наконец-таки повернул ко мне голову, обнаружив в руках его черную кружку с китайскими иероглифами, - Эй, руки от частной собственности! - воскликнул он и потянул свои требовательные руки ко мне. Взвизгнув, я оттолкнулась от пульта и отъехала назад... красиво перевернувшись на спину и вылив на себя горячий напиток.
  - %Запрещено цензурой%!! - завизжала я, вскакивая на коленки и чуть оттягивая розовую ткань платья от своей кожи, - Твою же бабушку, что мне сегодня так не везет?! Ненавижу розовый цвет!
  Женя на секунду нахмурился, а потом слабо улыбнулся, протягивая мне мою огромную сумку, которую я ласково называла Черной дырой.
  - Переоденься в свою одежду, всё равно никого в офисе нет уже, никто тебя не запалит, - Я знала, что он скучал по своей подруге детства. Возможно, он был даже влюблен в неё по уши, а потому находится рядом со мной, практически полной её копией, ему было очень тяжело. Но он привыкал - всё-таки это Женя, который может приспособится к любой ситуации. Чем-то он был похож на Тимофея, только, пожалуй, не такой спокойный и неконфликтный. Моего брата невозможно перебороть по этим параметрам, - Не бойся, я не буду подсматривать, - подмигнул он, заметив мою заминку.
  - Камышов, издеваешься что ли? - ехидно подколола я его, - Я же знаю, что ты не по девушкам - за наше знакомство я ни разу не видела тебя с какой-нибудь симпатичной цыпочкой, я с твоей внешностью не воспользоваться этой возможностью - грех!
  Я повернулась спиной и, обернувшись через плечо, под музыку, играющую из наушников, стянула мокрое платье.
  - Да иди, ты.. домой, - со смехом ответил он, абсолютно спокойно смотря на меня, - Меня не соблазнишь вот этими вот костями, - он ткнул меня под лопатку, заставив завизжать и ускорить одевание, чтобы поскорее накинуться с кулаками на этого мерзавца, - Тем более, Павлову, близняшечку твою, я видел без одежды не один раз, все-таки мы друг друга с раннего возраста знаем и росли вместе.
  Переодевшись и повернувшись к парню, я тут же отложила его избиение на неопределенный срок, заметив грустно опущенные в пол глаза. Я подняла стул, подкатив его поближе к другу, и, усевшись поудобнее, положила руку на плечо в джинсовой куртке.
  - Женек, - проникновенно произнесла я, чуть "споткнувшись", когда он скептически глянул на меня, - Хватит тут пессемизмом заражать меня, я же тогда стану злой и противной.
  - А когда ты в хорошем настроении - миру вообще лучше бежать куда подальше, - удрученно хмыкнул диджей, дергая проводок от наушников.
  Я поджала губы, почему-то снова вспомнив "недоботана". Вот кого в хорошем настроении и стоит опасаться, так это его. Убьет - и не заменит, мутант трехглазый!
  - Женьк, она вернется, - улыбнулась я, пристально взглядываясь ему в глаза.
  - Не вернется, - прошептал он, с грустью постукивая по краю пульта, - Она втюрилась в этого своего Пьера, - имя избранника подруги он произнес с явным отвращением, - А Павлова никогда бы не стала влюбляться в кого попало, - он поднял взгляд, всматриваясь в мое лицо, - Знаешь, вы совершенно не похожи. Ты... какая-то другая. Вроде бы одно лицо, один характер, но в тоже время совершенно разные.
  Я перекинула волосы на одну сторону и скрепила их резинкой, превратив лохматую шевелюру в кособокий хвост, вместе с тем снова став собой.
  - Мы не разные, - мягко поправила я Женю, поднимаясь на ноги, - Просто я - не она, иначе бы мы уже давно занимались бы совершенно другими вещами.
  Весело усмехнувшись и поправив мой любимый оранжевый спортивный костюмчик, я улыбнулась и выскочила из студии, оставив друга разбираться с собственными чувствами.
  Всё здание и правда пустовало. За все время работы я еще ни разу не ходила тут одна темной ночью, а потому сейчас опасливо оглядывалась, вглядываясь в особо глубокие тени, выделяющиеся своей чернотой. Если обычно меня провожал Женька, а с ним ужастики-то больно не вспомнишь - просто времени нет на самокопание, то теперь в голове одна ужасающая кровавая картинка тут же сменяла другую. Я дала пинок мысли, где на меня нападает маньяк и перерезает горло, наполняя ритуальный кубок моей кровью и рисую ей же пентаграмму на полу, и нажала кнопку вызова лифта, через плечо оборачиваясь на пустующий коридор, в конце которого тускло мигала холодным белым цветом лампочка.
  Оглушительный визг разрезал здание, в котором на данный человек было только четыре человека: я, усердно старающаяся сейчас сорвать свои голосовые связки; Женя, сидящий в наушниках и потому ничего не слышащий; охранник, сидящий в своей каморке на первом этаже и мирно посапывающий, и...
  Я резко замолкла и вежливым тоном поинтересовалась:
  - Ты кто такой?
  Парень приблизительно моего роста, но по виду старше меня лет на пять как минимум, усмехнулся, растрепав фиолетовую макушку и с широкой улыбкой протянул руку.
  - Леша, - черные глазки весело сверкнули.
  - Чего тут делаешь? - строгим голосом спросила я, нахмурив брови и уперев руки в бока, - Ночью! Пугаешь тут невинных беззащитных дев.
  Алексей весело рассмеялся, выходя из лифта и уверенно поворачиваясь в том направлении, откуда я только что пришла. Я перегородила ему дорогу, прикидывая свои шансы перед этим странном пареньке с фиолетовыми глазами.
  - Я к брату, не бойся, - уверил меня Леша, доверительно взглянув в глаза. Нет уж, ни за что не поверю, что у Женьки есть брат. Хотя, конечно, почему бы и нет?.. Но нет! - Да хватит так на меня смотреть, я не маньяк-извращенец! Я приехал к Евгению из Великобритании, решил после работы заскочить в гости - подарочек ему вот принес, - парень помахал какой-то плоской квадратной коробочкой, - Пропусти, а? - он мило улыбнулся.
  Я ухмыльнулась, отступая с его дороги, и зашла в лифт.
  - Ну, смотри мне! Если завтра найду его хладный труп, точно буду знать, что это ты. Приметы у тебя заметные... Да и тем более, где-то я тебя уже видела. Вот вспомню - и тебе точно не отвертется.
  - Думаю, ты сильно удивишься, когда вспомнишь это, - весело посмеиваясь, крикнул на прощание в закрывающиеся створки лифта Алексей.
  - Посмотрим, - с улыбкой пробормотала я себе под нос, нажимая на кнопку первого этажа. Спать уже как-то не очень хотелось, да и тем более этот паренек явно повысил мне настроение в разы, а потому, когда я пробегала мимо охранного пункта, я радостно воодрузила на лысинку похрапывающему охраннику самодельный бумажный колпачок, размашисто расписавшись прямо на лбу. Крепко спит, красота! Даже не дернулся, когда я точку ему чуть на глаз не поставила.
  К сожалению, в ночной работе был один очень серьезный минус - как бы ты далеко не жила, тебе в любом случае придется топать пешком по темным дворам. Конечно, можно было бы вызвать и такси, но после того, как однажды мне попался таксист-извращенец, сего вида транспорта я упорно избегала.
  Мурлыкая себе под нос что-то из репертуара нашего радио, я катилась на скейте по относительно ровному асвальту, время от времени отталкиваясь ногой. Я понимала, что помимо таксистов, в мире есть еще много-много опасностей, но в данный момент даже как-то не представляла, что они могут меня настигнуть. Столько гуляла по ночам - и ничего не было. Не полезут же сейчас из всех подвалов кровожадные мостры с бензопилами "Дружба" наперевес?
  ***
  Небольшое лирическое отступление. Далее следует отрывок, над которым я очень долго думала - оставлять его в "Максимуме" или нет, писать его или не стоит? Этот отрывок из "Темноты", поэтому я не хотела его описывать... Но читатели, не читавшие её, могут просто не понять, откуда взялся тот или иной персоонаж. В общем, после напряженных раздумий, я решила, что можно его оставить. Итак, продолжаем.
  ***
  Заглядевшись на подвальное окошко, я перенесла вес на другую ногу, заворачивая за угол дома, и одарив ночную тишину переулка своим оглушительным вокалом, грохнулась на землю.
  - Что за черт?! - возмущенно проревела я, потирая копчик, и подняла взгляд на виновницу моего падения. Ругательство сорвалось с моих губ автоматически, честное слово. А всё потому, что это был истинный кошмар - платиновая блондинка. Ладно, стоит уточнить, что у этой самой блондинки были крутые преимущества, в сотни раз повышающие её интеллект и улучшающие моё к ней отношение: волосы пестрели многочисленными зелеными и бирюзовыми прядками, широкие штаны дополняли серебристый топ, а на ногах красовались - мать моя женщина! - замечательные найки эксклюзивной работы, которые я уже у кого-то видела, но сейчас почему-то не могла вспомнить. ТАКУЮ обувь может носить только божество!
  Я гневно уперлась взглядом в подведенные черным карандашом смеющиеся глаза насыщенного зеленого цвета, чуть виновато смотрящие на меня.
  - Ох, извини, - хихикнула она, протягивая мне ладонь. Я оценивающе оглядела руку без наличия длинных ногтей и разумно убедилась, что с этой девчонкой можно иметь дело. На маньячку вроде не катит, и на том спасибо.
  - Ну, что такое, второй раз за день падаю! - пожаловалась я, поднимаясь на ноги, не забыв второй рукой захватить скейт. Еще подумает сейчас, что я какая-нибудь неуклюжая идиотка, блуждающая по ночам оранжевым привидением, и в шоке убежит. Хотя... Не похожа эта блонди на пугливую дуру. Даже странно, если честно. Какой-то у неё уж слишком умный взгляд; даже, может быть, немного стеснительный, - Катерина, - представилась я, но, нахмурившись, решила поправиться. Как-то уж слишком сухо звучало мой полное имя, - Но лучше просто Катя, - я коротко улыбнулась, чтобы не спугнуть девушку своим гневным выражением лица. Всё-таки общение с бывшим кумиром круто сказалось на моей психике.
  - Аннет, - медленно произнесла свое имя ночная незнакомка, с легким прищуром внимательно осматривая меня. Она закусила губу, напряженно смотря на меня, а в следующую секунду уверенным тоном, не терпящим никаких выражений, твердо заявила, - Катрина Риск. Экстрим-FM.
  - КАК?! - закричала я, даже не пытаясь сдерживать удивление. Это... Кто она? Она за мной следила? Если она расскажет директору о мне, то я подставлю и Женьку, и настоящую Катрину! Видя моё испуганное выражение лица, сразу же перекосившиееся под неимоверным углом, Аннет довольно рассмеялась, чуть ли не подпрыгивая на месте от осознания своей правоты, - Я... Я не могла нигде засветиться! - воскликнула я, еле сдерживаясь, чтобы избавиться от лишнего свидетеля, дав этой девчонке по голове, - Черт, как ты узнала?!
  Аннет нагнулась близко ко мне мне и тихо прошептала, словновходя ко мне в доверие:
  - Голос похож, - она весело улыбнулась, с задором в глазах смотря на меня.
  Голос похож. Похож голос... Черт, и правда! Как мы могли упустить такую деталь?! Ладно, внешность вернулась моя, но вот голос... его-то мы и не меняли.
  Неудержавшись, я рассмеялась, чувствуя, что меня потряхивает от этого небольшого пережитого стресса. Боже, меня чуть не расскусили! Будем надеятся, что эта девушка умеет держать язык за зубами, иначе мне придется его оторвать.
  - Надо же, ты первый человек, так легко раскусивший меня! - восхищенно произнесла я, смотря на девушку и пытаясь понять, что она делает тут так поздно ночью. На ум никаких разумных вариантов не приходило, а об остальных даже думать было страшно.
    - А для этого понадобился всего-то один коктейльчик, - деланно скромно пропела Аннет, опустив глаза в землю, и рекламным тоном продекламировала, - "Леди Киллер" - незабываемые ощущения.
  Услышав знакомое название, я усмехнулась. Помимо своей постоянной работы, мой братик имел любимое хобби. Надо сказать, что хобби это было вполне оплачиваемое, а поэтому не менее полезное. Со временем высокий бармен с ужасающе добрыми серыми глазами стал любимым работником клуба, а потому у меня всегда был туда свободный доступ, независимо от графика работы Тимофея. Опять братик взялся за своё, очаровывает клиенток своим бархатным тихим голосом, прочно закрепляющимся в сознании.
    - Тимка из "Сезона" готовил? - решила я всё-таки уточнить, хотя точно знала ответ, - Понимаю, это его фирменный коктейль. Практически всем девушкам, понравившимся ему, готовит...
  Зеленые глаза насмешливо сверкнули и мы хором пропели, не забыв добавить в голос легкую ехидцу:
  - Всем девушкам.
  Уже через полчаса мы сидели на крыше обнаруженного новой знакомой шестнадцатиэтажного здания, окруженные несколькими бутылками пива, и жаловались на горькую судьбу. К сожалению, Аннет не вникла моим горестным взвываниям о том, какой же этот шовинист всё-таки козел. Даже под конец рассказаза я не опровдала её ожиданий - экстравагантная блондиночка всё надеялась, что он окажется маньяком. Увы и ах - он был намного хуже этого скромного звания.
  - А у тебя что? - с улыбкой спросила я, после признания, что у этого сволочного урода всё-таки просто-таки офигенное тело и не менее замечательные глаза.
  - Банальнее, - печально вздохнула Аннет, оказавшаяся простой семнадцатилетней Аней. Я махнула рукой, приказывая продолжать и открыла новую бутылку, чувствуя, что эти жалкие проценты алкоголя уже ощутимо вдают в голову. Расслаблюсь хотя бы: дожила - пью пиво с незнакомой девкой на крыше незнакомого здания и жалуюсь на жизнь. Стареешь, Катя, стареешь, - Первого сентября я перешла на первый курс СИЖа, где уже учился мой брат со своими друзьями. Вместе со мной перешли несколько моих школьных подруг, в том числе и лучшая - Света, - Аня подергала себя за волосы и ухмыльнулась, - В тот же день, на уроке физкультуры наш препод с довольной мордахой показал мне листочек с моей росписью, в котором значилось, что я добровольно соглашаюсь на какой-то-то там конкурсный поход. В общем, я с двумя подругами и мой брат со своими одногруппниками отправились в это чертово путешествие, - девушка икнула, а в глазах появилась такая искренняя злость, что даже я прониклась, - Я успела перепутать палатки, напиться, посидеть на дереве, упасть в расщелину, поцеловаться с этим синеглазым идиотом, проиграть всем по желанию в карты и... - дыхание закончилось, и Аннет, пока я сгорала от нетерпения, сделала глубокий вдох, - И случайно! Выйти! Замуж!!! (Прим. автора: подробнее о этой истории в книге "Темнота - враг молодежи")
  Я расхохоталась, а Аня, с минуту попрожигав меня взглядом, тоже рассмеялась, закончив строить озлобленную на весь мир особу.
  - Если это ба... банально, - еле выдавила я сквозь приступы нервно-истерической икоты, - То не представляю, как у тебя будут выглядеть сильные впечатления, - хотя, конечно, потрясения сильнее случайного замужества быть не может уж точно. Только если она так же случайно родит ребенка - вот тогда уж поржем... Всё-таки странная она, эта Аннет. С ней как-то неестественно легко общаться - как будто это личный идеал общения. Хоть и выглядит она дерзко, говорит уверенно и смотрит прямо, но все равно создает образ скромной девочки-подростка. Странное чувство, путающее... - Пошли в "Сезон", я Тима уже так давно не видела, уже соскучилась! - я вскочила на ноги, чуть пошатнувшись. Вы не поверите, как я обожаю своего братика - вот не встречались с обеда, а уже жить просто без него не могу!
  Мы спустились с чердака и зашли в лифт, по счастливой случайности находящийся у нас на этаже.
  - А как вы с ним познакомились? - с искреннем интересом в глазах поинтересовалась девушка, хлопая чуть затуманенными, как и у меня, глазами.
    - Ооо, это было так волнительно... - томно промурлыкала я, чуть прикрывая глаза и облокачиваясь о стенку, - Я открыла глаза и увидела его. А потом он крепко обнял меня и... отшлепал. За то, что я смыла в унитазе его любимую машинку, - тонкие брови девушки взлетели наверх, а в глазах прочно поселилось недоумение, - Он мой брат, дурында! - расмеявшись, поспешила пояснить я, пока Аннет не надумала себе ужасающих подробностей, - Старше меня на три года, ему сейчас... - я закусила губу, пытаясь вспомнить сей немаловажный факт и, подняв указательный палец к потолку, закончила, - Двадцать два.
  Мы вышли из подъезда, остановившись, чтобы моё высочество зашнуровало шнурки, дабы не полететь носом об асфальт.
  - Офигеть, - выдала блондинка, почесав макушку и внимательно оглядывая меня, скорее всего мысленно сравнивать с Тимом, - Как тесен мир.
  - Более чем, - я распрямилась, попищав от ноющей боли в спине, и огляделась вокруг, пытаясь уговорить ближайший столб, чтобы он перестал качаться и размножаться, - Слушай, а мы где? В какой стороне клуб-то?
  Аннет смешно закрутилась на месте, согнав глаза в кучку, и наугад тыкнула указательным пальцем в сторону переулка, сфокусировав взгляд на нем.
  - Мне кажется... Кажется, туда.
  - Уверена? - переспросила я, пытаясь найти плечо Ани, дабы вцепиться в него и не отпускать больше никогда.
  - Нет, конечно! - фыркнула она, доброжелательно подставляя мне свою руку, и чуть не грохнулась на землю, ощутимо качнувшись.
  - Значит, пошли.
  Далеко уйти нам не удалось. Своим хихиканьем и визгами после спотыканий об неопознанные лежащие на земле объекты, мы разбудили половину города, а так же, бормоча себе под нос какую-то белиберду, похоже, умудрились вызвать тех самых кровожадных мостров из подвала, которых я так опасалась по дороге домой.
  Четыре фигуры встали у нас на дороге, на их головах были натянуты черные капюшоны, которые сейчас мне казались их второй кожей, а длинные тонкие пальцы походили на зловещие когти, способные распороть даже самый прочный материал.
  Так как теория о монстрах казалась мне неправдоподобной даже в не очень трезвом состоянии, я захихикала, во все свои два глаза пялясь на новых действующих героев. Маньяки, ура, наконец-то мы встретили настоящих маньяков!
  - Они... - я снова засмеялась, обнаружив, что на меня смотрят четыре Аниных глаза. Ох, с прибавлением! - Гопники что ли?
  Почему гопники? Не знаю, честное слово! Сколько раз я не задавала потом себе этот вопрос, ответить на него так и не смогла.
  - Не знаю... - протянула Аннет, "незаметно" подкрадываясь на цыпочках к смотрящим на неё, как на идиотку, парням, - У всех гопников есть биты и семечки! - осенило вдруг её, и девушка прямо-таки засветилась воодушевлением, что я даже поразилась этому искреннему восторге, - Парни, у вас семки есть? - она вежливо подождала ответа и неожиданно громко выдала, - Они, наверное, глухонемые!
  - Глухонемые гопники? Какой интересный случай... - я обошла одну из парней и с исследовательским интересом тыкнула его в плечо. Не дергается вроде. Это случайно не статуи, внезапно упавшие с неба посреди квартала?
  - Ага. А биты у них отняли злые скинхеды, - Аннет жалостливо всхлипнула, еле сдерживаясь от рыданий и сочувствующе похлопала одного из "моснтриков" по плечу.
  - А разве гопники и скинхеды - это не одно и то же? - пребывая в полной прострации, спросила я, разглядывая эту мрачную компашку. Внезапно мне показалось, что под всеми капюшонами прячется этот ботанический идиот и я чуть на настучала всем им скейтом по голове. Ух, уродище, везде мне мерещится, гад ползучий!
  - Да нет вроде... - протянула девушка, - Скинхеды - это такие зверушки, которые обижают добрых глухонемых гопников, - на полном серьезе произнесла эту глубокомысленную фразу, достойную цитирования. "Гопники" дружно прыснули, и только один, стоящий чуть поодаль, остался более-менее невозмутимым, хотя и плечи его чуть подрагивали.
  - Ура-а-а-а, - радостно бросилась я в объятия к своей новой подруге, чуть не придушив тут в порыве счастья, - Они нас слышат, они просто немые! А давай, научим их говорить?
  Аня одобрительно глянула на меня и, схватив двоих под ручки, повела их по этой подворотне, тоном гида с многолетних опытом показывая на окружающие на "достопримечательности".
  - Вот это машинка, - показала девушка на замызганное "Жигули", - Би-би! А вон там сидит кошечка, - я звонко мяукнула и сзади раздался какой-то звучный шлеп. Оглянувшись, я обнаружила пятнистую кошку, видимо, впечатлившуюся и сбросившуюся с окна.Та глянула на меня и с ошарашенным шипением скрылась прочь, - Собачка, - показала на следующего представителя фауны, а я тут же произвела озвучку, чуть ли не доведя "гопников" до сердечного приступа. Ничего, у нас еще все впереди!
  - Куда вы, мальчики?! - покрепче схватила я активно вырывающихся парней, - Собачка хорошая, она вас не обидит.
  Видимо, наших сердечный друзей сейчас волновал не песик, а что-то другое.
  Когда мы вышли на улицу из темного переулка, "немальчики" ощутимо обрадовались человеческому социуму, но, как они поняли чуть позже, слишком рано.
  Аннет певучим голосом показывала на проходящих мимо людей, уверяя их в том, что они очень плохие, показывала на заброшенные дома, на магазины, на ларьки, на деревья... Но, к сожалению наших любимых глухонемых гопников, ставших для нас родными за эти минуты, приключения на этом не закончились.
  - А вот это еще один магазин. Ю-ве-лир-ный, - по слогам прочитала я, воодушевленно загораясь при взгляде на брюлики, поблескивающие за стеклом. Никогда не питала слабость к украшением, но почему-то сейчас мне показалось, что без лишнего колечка или бриллиантика я не проживу и минуты, - А вон там, под потолком, красненький огонек - это сигнализация.
  - Если мы разобьем чем-нибудь окно, то она будет кричать, - хитро улыбнулась Аннет, практически повиснув на одном из парней, в которого были красные волосы. Я постоянно восхищенно косилась на него, порываясь потискать, но тот зачем-то вырывался, - Вот так: вау-вау-вау-вау!
    - А потом приедут дяденьки на машинках, которые будут делать вот так: виу-виу-виу-виу!
    - А потом они нас заберут на экскурсию по достопримечательностям нашего города на машинке, которую все боятся!
  - Слушай, а давай попробуем? - обрадовалась я, отпуская парней и подходя к тротуару, с кряхтением пытаясь поднять тяжеленный булыжник. Тот не поддавался, а потому я, как следует отругав его и сообщив о вреде непослушания, схватила другой, более мелкий, и несколько раз подкинула его в руке, - Какой хороший камешек, - восхищенно прошептала я, краем глаза замечая, что и Аня тоже подобрала себе подходящее по размеру орудие.
  Парни с расширившимися глазами смотрели на нас, не в силах понять, серьезно мы говорим, или же придуриваемся, - Мы - деловые дамы, - строго произнесла я, укорительно погрозив пальчиком и встала в боевую стойку, которая тогда казалась мне ужасно крутой, - Насчет три.
  - Раз, два... три!
  Звон стекла, вау-вау-вау, красные огоньки...
  - Красота, - слаженно выдохнули мы с Аней, удерживая вырывающихся парней.
  - Мальчики, - с укором произнесла я, когда один из гопников чуть не заехал мне по лицу, - Давайте, вы не будете так сильно дергаться. Мы вас сейчас просто познакомим с красивыми дяденьками в форме, они очень-очень хорошие. А потом покатаемся на машинке...
  - Правда, будет интересно! - подговаривающе подмигнула Аннет. В общем, после они почти не вырывались. Наверное, тоже заинтересовались - хотя у меня есть странном сомнение, что они просто понял, что бороться с сумасшедшими бесполезно в принципе.
  В итоге, когда дяденьки приехали и познакомились с нами, мы успели объяснить, что добрые гопники не виноваты, что мы учим их говорить и что добросердечные сотрудники правоохранительных органов просто обязаны нам помочь. Бывшие глухонемые гопники от шока заговорили, после чего чуть не были задушены обрадовавшимися нами, а честные дяденьки-полицеские пообещали покатать нас на машинке. До участка.
  ***
  Кирилл резко завернул на повороте, чуть не врезавшись в шикарный внедорожник отвратительного розового цвета. Блондинка, сидящая за рулем, изящно оттопырила пальцы в нелицеприятном жесте, за что получила целую лекцию, состоящую из отборного мата, и скрылась за домом.
  Парень нещадно зевал, пытаясь не вывихнуть себе челюсть. Ночь была просто сумасшедшей, ибо он тренировался всю ночь напролом, пытаясь не думать о проблемах на работе. Уволят его, как же! Да пусть только попробуют, он с них такую неустойку трясет, что еще не один год будут из ямы выкапываться. Нельзя всё-таки он поступил в юридический, как и советовали ему родители.
  Мотнув головой, он раздраженно впечатал кулак в центр руля, из-за чего машина издала отчаянно-обреченное бибиканье, жалуясь на своего хозяина. Все собратья синего автомобиля тут же подхватили "песню", превратившись в дружный хор, взрывающие мозги. А всё потому, что Кир со своей " небесной малышкой" попал в очередную пробку.
  - Какого?! - взревел он, привлекая внимание молодой девушки из соседней машины, тут же заметно побледневшей. Покосившись на своё отражение и углядев в нем разъяренного дьявола, он зло зарычал и попытался как можно дружелюбнее улбнуться "товарищу по несчастью". Та почему-то не одобрила сей искренний жест, окончательно сравнявшись по цвету со своей белоснежной машиной. Парень простонал и слегка постучался головой о руль, из-за чего машины еще раз издала несколько похоронных гудков, - Что там происходит? - спросил он у мужчины лет сорока, сидящего в своем пассажирском автобусе с другой стороны.
  Водитель чуть приподнялся в сидении, пользуясь своим высоким (в самом прямом смысле этого слова) положением и нахмурился.
  - В ювелирном, кажется, стекло разбили. Полиция, три машины... Еще бы отряд ОМОН вызвали. %Запрещено цензурой%, они не могут побыстрее что ли?
  Лебединский тихо выругался себе под нос и, заглушив машину, вышел из неё, не забыв поставить на сигнализацию. Сейчас он был очень зол, а потому хотел как можно вежливее попросить ментов быстрее закончить своё дело и пропустить его на работу, где уже буквально с минуты на минуту должно было начаться важное заседание. И ему плевать, хоть конец света сейчас нагрянет, до офиса он добраться в ближайшие пятнадцать минут!
  - Уважаемые, - сквозь зубы прошипел он с приторной улыбкой, - А что тут происходит?
  Мужчина в форме, что-то заполняющий в своей папочке, время от времени сравнивая записи с местом преступления, не отрываясь от работы, пробормотал:
  - Разбойное нападение, молодежь шалит... Две девки с четырью парнями ночью побаловаться решили.
  Кирилл медленно расжал стиснутые кулаки, пытаясь не сорваться. Какое ему дело до каких-то малолеток, когда он опаздывает на работу!
  - А как скоро вы закончите? - все таким же елейным тоном поинтересовался он, безуспешно пытаясь привлечь к себе внимание пронизывающим взглядом, - Утро как никак, семь часов - люди по делам торопятся, - видимо, у мужчины был по истине огромный опыт, так как он даже не обратил внимание на злого парня, готового разнести всё по щепкам, а только развернулся и направился к разбитому стеклу, чтобы оглядеть осклолки, - Просто скажите, сколько мне тут еще торчать?! - рыкнул парень, потеряв контроль над собой, и тут же споткнулся о что-то лежащее на земле, чуть не грохнувшись на асфальт. Только Кирилл хотеть отпинуть злосчастную вещь, чуть не сделавшую его инвалидом, как взгляд упал на неё прежде, чем подошва ботинка, - А куда отвезли задержанных? - обманчиво спокойным тоном поинтересовался он.
  - В пятый участок.
  Лебединский ухмыльнулся и, подняв дорогой оранжевый скейт, натертый до блеска, направился к своей машине.
  - Проедем дворами, - произнес он сам себе, косясь на доску, лежащую на соседнем сидении, и осторожно подал задний ход, - Честное слово, идиотка, а не баба.
  ***
  - Катерина Леонтьева, значит, - задумчиво произнес молодой паренек, внимательно осматривая меня с ног до головы. Ну, как молодой? Он был приблизительно возраста Тима, но по сравнению с только что ушедшим лейтенантом Коноваловым, казался по меньшей мере, грудным младенцем.
  - Она самая, - развязно закинула я ноги на стол, облокотившись о спинку сидения. Почему сразу пьянь? Нет, алкоголь уже давно выветрился из моего организма, но почему-то хорошее настроение к утру только прибавилось - даже ночь в обезьяннике почему-то не подействовала на меня. Наверное, после общения с Киром напрочь отключается чувство самосохранения.
  - Вашу подругу забрали её родственники...
  - Муж, - беспрекословно вежливым тоном поправила я, степенно кивнув и поправив свой воротничок.
  - ...А остальных граждан отпустили после допроса, после которого выяснилось, что во всем виноваты именно Вы, - я приподняла брови. Вот те на! Я чуть не ограбила ювелирный магазин, - Следовательно, мы имеем полное основание Вас задержать, тем более, что видео-съемка с места преступления сейчас лежит прямо передо мной, - он кивнул на флешку, улыбнувшись.
  Я выпрямилась, заметив удовлетворение в глазах юного следователя, и чуть облокотилась локтями на свою сторону стола, исподлобья смотря на него.
  - Не дашь свой номерок? - ухмыльнулась я и с радостью пронаблюдала интереснейшую картину - смущение незнакомого парня. Так тебе!
  - Вы что творите?.. - неуверенно пробормотал он, а я снова облокотилась о спинку, вернув ступни на полированную поверхность стола. Мне нравилось ставить людей в неловкое положение.
  - Как вас зовут? - снова вернулась я на светскую тональность, с улыбкой потянувшись кончиками пальцев к потолку. Почем-то сейчас я сама себе напомнила маленького хищного рысёнка с пушистыми кисточками на кончиках ушей, очень талантливо притворяющегося простым котёнком.
  - Матвей, - заикаясь, представился парень, вызвав у меня тягучую довольную улыбку, - Так, не отвлекаемся! - тут же спохватился он.
  - Не отвлекаемся, Матвей, - медленно произнесла я, смакуя его имя с чуть прикрытыми глазами. Издеваться над ним почему-то нравилось в особенности - конечно, я понимала, что тут больше подойдет образ Катрины Риск. К сожалению, так явно палить свою двойняшку я не собиралась, - Кажется, ты хотел дать мне свой номер?
  - Нет! - отрицательно замотал он головой, густо краснея.
  - Ох, точно! Мы договорились встретится завтра в шесть вечера в кино?
  - Нет.. - уже более неуверенно пробормотал он, чуть откачиваясь на стуле назад. Я чуть приоткрыла рот, добавив приличную порцию удивления.
  - Неужели?.. - я облизнулась и блаженно прищурилась, - Тогда я люблю ароматические свечи с запахом сирени и заводную музыку. Ты предпочитаешь стандартное или кружевное бельё?
  - Катерина! - воскликнул он, разворачиваясь и открывая окно, чтобы кабинет хоть чуть заполнился прохладным воздухом. Видя, что я снова хочу ответить, он резко перебил меня, - Продолжаем! Раз ночью ты отказалась звонить, то, может быть, теперь ты вспомнила телефоный номер кого-нибудь из знакомых, способных забрать тебя?
  Перевожу для непонятливых: знакомых, способный заплатить хороший выкуп.
  - Нет, таковых не имеется, - невинным тоном пропела я, словно единственной моей мечтой на всю жизнь было желание оставаться тут как можно больше. Матвей заметно помрачнел, удрученно опустив голову. Видимо, чего он не хотел, так это моего дальнейшего присутствия в его кабинете. Но его ожиданий я оправдывать даже не собиралась, - Конечно, ты, красавчик, можешь выкупить меня?.. - слегкой вопросительной информацией произнесла я, приподнимая брови. Парень снова закашлялась, а я горестно вздохнула. Слабые, однако, мальчики стали у нас нынче.
  Я плавно поднялась, обогнув стол, и, мягко пружиня шаг, подошла к Матвею.
  - Я вызову охрану, - с какой-то выпросительной интонацией произнес он, что я даже не нашлась, что ответить, и поэтому просто чуть потянула его на себя за галстук.
  - Я могу побыть охраной, - мурлыкнула я, стягивая резинку с волос, и, чуть взлохматив их, прикусила губу, после проведя языком по контуру своих губ и еще чуть ближе придвинувшись к парню.
  - Катерина, - снова повторил он моё имя, чуть затуманившись в глазах. Ах, я коварная соблазнительница! - радостно взвизгнула я в мыслях, заапплодировав себе.
  - Ууу..- покачала я головой, укорительно сложив губы трубочкой и оттолкнула этого хилячка к стенке, от чего тот приглушенно охнул. Люблю таких невинных мальчиков-паинек, ими удобно командовать, - Просто Катя, дорогой, - прошептала я и приблизилась к его губам.
  - Мне доложили, что у вас тут одна идиотка допрашивается, я за ней при... Твою ж бабушку, что за бесплатная порнография?
  Услышав подозрительно знакомый голос, я медленно опустила ногу, обхватившую парня за бедро, и повернулась лицом к новоприбывшему, восхищенно присвистнувшему.
  - Вышел за дверь, - ласково промурлыкала я, довольно облизнувшись. В принципе-то, я была бы только рада вернуться в теплый родной дом, но упущенное развлечение было жалко. А еще почему-то появилось странное желание подразнить своего "дважды-спасителя", который сейчас, надо признать, выглядел на все двести с половиной процентов: белая рубашечка навыпуск, темно-синие джинсы и белые кеды.
  - Не будь идиоткой, - раздраженно бросил Кир, подходя ко мне и хватая за шкирку, оттаскивая от еще более растерявшегося Матвея, - Чего ты творишь в участке, суккубка чертова?
  Я задергалась, пытаясь отцепить крепкую ладонь от своего воротника.
  - Завидно? - игривым тоном поддразнила я его, проводя рукой по щеке с чуть отросшей щетиной, - Тоже хочешь, мой милый придурок? Могу устроить...
  - Ты накурилась что ли?! - взревел он, выводя меня из кабинета и таща к выходу. Я чуть растерялась, оглянувшись на лейтенанта, спокойно (и даже с облегчением) смотрящего на скрывающуюся за дверью меня. Разобрались? Ну, и ладненько.
  - К твоему сведению, я даже не курю, - гордо заявила я, по-прежнему пытаясь вырваться, но его рука только переместилась на плечо, до боли сжав его.
  - Колишься? - широко раскрыл он глаз, запихивая в синюю, жутко шикарную машину. Я восторженно пискнула и, сразу же забыв про противного субъекта, перевела свое внимание на приборную панель, дизайн салона и нежную черную кожу сидений.
  - Красота-а-а, - тихо протянула я, скользя пальцами по чуть теплому пластику. Уродище промолчало, но в глазах промелькнуло еле заметное удовлетворение. Спохватилась я только тогда, когда мы выехали на главную дорогу, о чем мне услужливо сообщил знак в виде желтого перекосившегося квадратика, - Ты куда меня везешь, чмо?
  - На работу, - невозмутимо отозвался он, плавно поворачивая руль и явно наслаждаясь дорогой.
  - А она мне нужна, твоя работа? - грубо огрызнулась я, замечая молниеносную скорость и тут же пристегивая ремень безопасности. Как бы ни так, но жить мне еще хотелось.
  - Она мне нужна! - прорычал он, подпрыгивая на кочке и от того еще больше раздражаясь, - Между прочем, я из-за тебя теперь опаздываю еще больше - остается только молиться, что пробка рассосалась.
  Я зловеще расхохоталась, схватившись за живот:
  - А не надо было ехать за мной! И вообще, как ты меня умудрился найти?
  - Потому что одна безалаберная девчонка оставила дорогущий скейт практически на проезжей части! А если его сломали?! - он сжал руль, отчего мышцы на его руках привлекательно напряглись, чуть ли не заставив меня заглядется. Я бы и загляделась...
  - Где моя доска?! - заорала я, чуть ли не выпрыгивая на ходу из машины.
  - Сиди, идиотка! В багажнике борд, но я его тебе не отдам, - одной рукой продолжая рулить, он под моим ошарашенным взглядом открыл бардачок и швырнул мне несколько тысячных купюр, - Вот деньги за него, но такое сокровище нельзя доверять малолетке-любителю, которая и стоять-то на нем не может.
  - Ты дебил?! - снова сорвалась я на крик, запихивая деньги обратно на их место, - Я ни за что не отдам скейт, он мой! - видя, как Кир снова рвется отдать мне деньги, я резко врезала его по руке, из-за чего он дернулся и чуть не выехал на обоичину.
  - Чокнутая, я за рулем, если ты не заметила! - оглушительно проорал он мне на ухо, чуть не принудив к ношению слухового аппарата, - Я тебе его не отдам, забирай деньги!
  - А %запрещено цензурой% они мне нужны? - практически спокойно произнесла я, поворачиваясь вполоборота к парню. Тот покосился на меня, приглушенно простонал и припарковался на стоянке какого-то офиса.
  - Пошли со мной на заседание, - вышел он из машины, не потрудившись открыть "прекрасной даме" дверь. А в правильных книгах так всегда делают, между прочем! Я презрительно фыркнула и вылезла из автомобиля, наконец, разглядев марку и тихо ахнув, - Во-первых, оставлять тебя одну я не собираюсь - вообще, мне все равно, куда ты вляпаешься, но, если судить о моей "везучести", то мы обязательно с тобой еще пересекемся. На моё горе. А во-вторых, ты - моя живая объяснительная о моем опоздании. Нужные документы я в участке взял, а для подтвердишь их именно ты.
  - Даже не надейся, - хлопнув ресницами, произнесла я.
  Зря ты это сделал, козлина, очень зря.
  
  
  
  ***
  - Аааааааааа! Отпусти меня, маньячина, идиот! Дебил, псих, уро-о-од! Ой, здрасти, господа! ...Я тебя ненавижу!!!
  Наконец-таки меня вернули на землюшку родную - а если быть точнее, то на удобное кресло рядом со стеной. Я разлеглась на своем новом лежбище, раскидав ноги-руки во все стороны, и огляделась. Уютный кабинет, со светлыми стенами и двумя дверьми, в одну из которых мы зашли, был угловым, а потому пропускал свет с двух сторон. За столом, стоящим прямо по центру комнаты, восседали ужасающе хмурые люди, которые в данный момент с недоумением смотрели то на меня, то на этого белобрысого урода.
  - Лебединский, кто это такая? - поинтересовался мужчина лет тридцати, сидящий в главе стола. Рядом с ним было свободное место, куда Кир и поспешил плюхнуть свою тушу.
  - Идиотка, из-за которой я опоздал, - буквально выплюнул он, сверкнув на меня прожигающим взглядом, - Пока что побудет некоторое время под моим присмотром, чтобы больше никуда не вляпалась. И она будет молчать!
  Я решила исправить сложившееся обо мне немного отрицательное мнение и широко улыбнулась, весело помахав всем ладошкой.
  - Меня Катей зовут, - увидев, мою сияющую физиономию, парень повернулся ко мне спиной, обреченно спрятав лицо в ладонях. Я пожала плечами подмигнула седому мужику, сидящему ближе всех от меня. Тот икнул и схватился за сердце, заставив меня выпустить огорченный вздох. Последний раз взглянув на меня и покачав головой, блондинище повернулся к расслабившимся было коллегам и начал разговор.
  Прослушав сей бред сивой кобылы не дольше пяти мянут, я почувствовала, как жутко болят у меня мозги. Всё-таки хорошо, что я не пошла на юриста, как планировала по началу.
  - Но если он и в самом деле никого не убивал? А все эти серийные убийства - простое совпадение?
  - Кирю-ю-юш, - елейным тоном протянула я, а парня аж передернуло от количества меда в моем голосе. Он медленно повернулся и, пылая глазами, вопросительно уставился на меня, - Может, выйдем? А то мне чего-то душно... - я хлопнула ресницами, строя из себя слабенькую девицу семнадцатого века, и показательно помахала рукой перед лицом. Светло-зеленые глаза обреченно устремились к потолку, а потом снова гневно уставились на меня.
  Попытка сделать невинные глазки не удалась, и поэтому Кирилл вскочил и, чуть виновато взглянув на директора (а это, похоже, был именно он), вытащил меня из кабинета.
  - Чертовка, ты мешаешь мне работать! - зарычал он, приперев к стенке и прожигая прямым взглядом. Я не смутилась и только еще наглее задрала подбородок, самоуверенно ухмыльнувшись. Нашел тут себе девочку...
  - Отдай мне борд, и ты меня больше никогда не увидишь, обещаю, - я облокотилась одним локтем о его плечо и провела указательным пальцем по шее. Он раздраженно дернул плечом, сбрасывая руку и приблизился ко мне еще ближе, не отрывая угрожающего взгляда.
  - Он в машине, - пожал плечами этот блондинище, слепив довольную гримасу.
  - Достань его из машины, - приказным тоном пропела я, чуть отталкивая парня от себя, - И хватит на меня так пялиться, я невкусная, горькая и противная!
  Кир сделал вид, что задумался, почесав массиввный подбородок.
  - Противная - это да, но не горькая. Скорее острая, - пристальный взгляд исподлобья, способный пронзить до самых кончиков пальцев, - ..пикантная, - легкая ухмылка на жестких своевольных губах, - ..и жгучая.
  Когда теплое дыхание коснулось щеки, я, презрительно расхохотавшись, выбралась из зажима между стеной и мускулистым орангутангом.
  - Мальчик, что за детсадовский флирт? - фыркнула я, щурясь от солнца, ослепляющего через стекло огромного окна. Если мой ненавистный скейтер и растерялся, то виду не показал, удрученно сложив брови в наигранно печальную линию.
  - Слушай, тебя вообще реально соблазнить? - обиженно спросил он, как будто я только что оскорбила его мужское достоинство.
  - Нет, обычно это моя привилегия, - причмокнула я губами, безобидно улыбнувшись, - Ты же сам все прекрасно видел - вот поганец, не дал мне завершить дело до конца.
  - Суккубка ты развратная, - расхохотался парень, мотая головой, словно пытаясь утрясти мысли в голове, - Черт, давно я не встречал таких стерв.
  Я невинно изогнула брови и, приблизившись к "интиллигенту", еле слышно прошептала ему на ухо:
  - Привыкай, милый.
  
  Парень с расстерянностью смотрел на удаляющуюся хрупкую фигурку девушки, уверенно шагающей к выходу из здания офиса. Темные волосы забавно пружинили, а тонкие запястья радовали глаз наличием многочисленных разноцветных фенечек.
  Нет, как такая милая девчонка может быть такой %запрещено цензурой%? - удивленно спросил у себя Кирилл, но не смог дать ответа. Хотя он бы не отказался узнать эту тайну странной девки с потрясающим умением вляпываться в неприятности на ровном месте. В конце концов, она разбила ЕГО хрустальную доску и должна быть наказана в любом случае!
  Тем не менее, наказывать её почему-то не больно-то и хотелось. Просто парня пугала одна только мысль о том, какой ответ может последовать от её стороны при приложении хоть маленькой доли сумасшедшей фантазии этого ребенка. Сколько ей лет? Девятнадцать? Кирилл так не считал. По внешности - лет семнадцать максимум. По словам и действиям - больше двадцати. По характеру - пять. А уж о взгляде и говорить нечего - такое чувство, что в ней скрывается хищная пантера, готовая сожрать своего самца с потрохами и ни кусочка не оставить соперницам.
  Скейтер передернулся от своих мыслей, поняв, какой бред сейчас твориться в его голове,и направился в кабинет, в котором сейчас ждали только его. Куда уж они без своего заместителя...
  Тот факт, что девчонка так быстро сдалась, не давал ему покоя: не стала бы эта бесовка уходить без своего. Что-то тут не чисто. Странное чувство подсказывало, что они еще не раз успеют встретится, и причем в ближайшее время.
  Прямо перед дверью Кира переловила молодая девушка-секретарь. Симпатичная шатенка с огромными карими глазами и всегда чуть дрожащей улыбкой.
  - Валентина, - вежливо улыбнулся безукорительно галантный замдиректора, легко прикоснувшись губами к запястью смутившейся работницы офиса. Вопреки устоявшемуся мнению, Кирилл Лебединский помнил имена не только своих бывших, но и любой девушки, хотя бы как-то приглянувшейся ему. Только вот что странно - имя ненавистной стервозной девчонки напрочь выскочило из головы, - Вы что-то хотели?
  - Кирилл Андреевич, - как-то странно улыбнулась секретарша, протягивая парню миниатюрный подарочный пакетик, - Вам попросили передать.
  - Кто? - нахмурился Кир, подозрительно смотря на "подарочек", как будто там по меньшей мере была бомба.
  - Она сказала, что вы сами догадаетесь, - произнесла Валентина и, чуть настороженно кивнув на прощанье, торопливо скрылась за углом, пряча за ладошкой насмешливую улыбку.
  - Убью, чтобы это не было, - прошипел себе под нос скейтер и кончиками пальцев извлек из пакета... ключи от своей собственной машины, - Ах ты мерзавка! - прорычал он на весь пустующий коридор, быстро хватая маленький листочек, вырванный из простой тетрадки, на котором размашистым, прыгающим почерком были аккуратно выведены ехидные слова.
  "Не бойся, козлятко, ничего кроме моего ненаглядного мальчика из твоего драндулета я не брала. И да, советую внимательнее следить за своими карманами, следующие воры могут быть не такими добросердечными.
  До нескорой встречи, с любовью, твоя Катерина Леонтьева"
  
  Милая девушка эта Валентина. Понимающая, наивная... Сразу поверила, что этот дебилоид обыкновенный преподает уроки пикап-мастерства, пропагандируя этот метод в массы. Если честно, не ожидала, что она так быстро поверит мне - видимо, эту милую секретаршу еще в детстве уронили, потому она и стала такой добренькой. Лично я, буду на её месте, ни за что бы не стала помогать такой кровожадно ухмыляющейся брюнетке. Даже если бы и помогла, то все равно заметила, что дело тут нечисто: ведь на двести процентов странная девушка либо создает план по захвату мира, либо собирается взять в заложники замдиректора этой юридической фирмы. Хмм... А неплохая ведь идея.
  "Айсберг" - гордо значила красочная надпись на визитке, бессовестно прихваченой с бардачка моего личного Бэтмэна. Вот это название! Они титаник потопили, так еще и утверждают, что смогут спасти меня от любой проблемы, хоть как-то связанной с законом. Хотя тут я даже спорить не буду: вон как примчался спаситель заблудших душ в участок, вон как обломал мне игру с мальчиком. И правда, а вдруг он мне будущее сломал? Была бы я крутой женой какого-нибудь... майора? Хм, совсем не разбираюсь в этих должностях. Ну, и ладно - главное мой мальчик снова со мной.
  Я умилительно погладила скейт по колесикам, блаженно смотря на него, как на всевышнее чудо, и попутно пытаясь вспомнить одну немаловажную вещь: закрыла я машину Кира или всё-таки нет? Совесть попыталась возопить какую-то долгую и нудную триаду, но вспомнила, что я нагло подкормила её конфетами и успокоилась, снова тихо-мирно захрапев.
  - Ну, угонят его машину, - вслух произнесла я, не обращая внимание на то, что какой-то парень, стоящий на остановке чуть поодаль, удивленно уставился на меня, - И что? Не я, так значит кто-то другой. Судьба, дорогой, просто судьба.
  Укорив себя за безалаберность (надо было самой автомобильчик спереть, а не ждать общественные консервы на остановке почти полчаса), я залезла в подошедший трамвай, радостно поздоровавшись с кондукторшей - женщиной лет шестидесяти, знающей меня с младенческого возраста. Она относилась ко мне, как к дочери, постоянно кормила конфетами, не обращая внимание на то, что мне уже давно не десять лет, и выслушала не одну историю в моем исполнении. Благо, ехать мне всегда надо было практически до конечной - времени хватало с достатком. Добрая и красивая (не смотря на свой возраст) женщина с черными глазами всегда вызывала во мне какое-то странное восхищение и благовение - она чем-то неуловимо напоминала ведьму-сказочницу, готовую в любое время порадовать занятной волшебной историей. И имя у неё было подходящее - Шехаризада.
  - Здравствуй, суматошница, - с улыбкой произнесла женщина, принимая у меня деньги и протягивая маленькую конфетку, талантливо обернутую в только что оторванный от рулона билетик.
  - Смеетесь, Шеха? - не удержалась я, смотря на шесть шестерок на номере маленькой бумажки, - Двойное число дьявола, - я таинственно прогудела в сложенные ладони, подражая привидению и привлекая внимание немногочисленных в это время пассажиров.
  - Рина, - как всегда назвала меня по другому сокращению моего полного имени ведьма-кондукторша, - Сколько раз я тебе повторяла, что в самом деле это самое счастливое число...
  - Просто люди живут по принципам и слухам, - заученно закончила я любимую фразу Шехаризады, - Я знаю. Мне как всегда просто "случайно повезло". Именно мне, из более, чем миллиона жителей Самары.
  Она довольно расплылась в белоснежной улыбке, замечая заходящих в переднюю дверь трамвая людей и поднимаясь со своего места, и, как всегда ничего не ответив, направилась обилечивать новых пассажиров. Обычная женщина-кондуктор, я о ней практически ничего не знаю: только лишь имя, возраст и начиональность. А вот сама Шехаризада знает обо мне всё, даже больше меня самой. И вот чем вам не волшебство?
  Когда она вернулась в "мой" конец трамвая, я немного рассказала о своей жизни, о работе, семье, помянула "ласковыми" словами Кира и свои последние приключения.
  Через несколько остановок в трамвай залезла девочка лет девяти-десяти с милыми каштановыми косичками, забавно торчащими в разные стороны. Проигнорировав просьбу мамы не бегать, а сесть рядом с ней, она проскакала в мою сторону и села на сидение рядом со мной, так же как и я развернувшись к Шехаризаде.
  - Здравствуйте, - вежливо поздоровалась она, тем не менее чуть ли не прыгая на месте от нетерпения, - Шехаризада, а вы расскажете мне сказку?
  - Почему бы и нет, Аля... Когда-то в одном королевстве жила юная крестьянка, - медленным, певучим голосом заговорила женщина, а я машинально перестроилась на новую историю, полностью обратив все свое внимание на нее. Давно она при мне не рассказывала сказки, очень давно... В детстве я всегда верила, что сказанные этой женщиной слова обязательно сбудуться. Почему-то сейчас во мне снова проснулось это детское чувство, - Эта девушка была красивая, общительная, веселая. Среди своих друзей она была знаменита наглым характером, среди родственников - несерьезностью, но в тоже время потрясающей ответственностью. Деревенские дурачки-поклонники думали, что она самоуверенная и холодная, немногочисленные враги считали безпринципной и целеустремленной. Сама она считала себя сильной и независимой. В самом же деле девушка была самой слабой в этом огромном королевстве. Как бы она не желала это признавать, ей хотелось честной и искренней любви, идеального принца на белом коне. А когда принц внезапно появился, она испугалась, пытаясь спрятать свои чувства за наглыми словами и смелыми поступками.
  Я глубоко вздохнула, окончательно утвердившись, что женщина внимательно запомнила всё, что я рассказала, переделав правду на свой манер. Разумеется, Катерина Леонтьева не была бы Катриной Риск, если бы ей не было свойственно столь родное желание дозы адреналина в кровь. И я просто не могла не вмешаться.
  - Только вот принц этот был таким козленочком, что юная крестьянка не удержалась и решилась проучить этого тирана и деспота, - перевела я взгляд на кондукторшу в милом оранжевом жилете, - Она разнесла на все королевство новость о том, что принц обманул уже половину невинных девушек, и собирается сотворить это и с остальными. Принц был таким невоспитанным придурком, что девушка просто не смогла смотреть на это спокойно. Он был таким сволочным гуммано...
  - Прямо под стать крестьянке, верно? - подмигнула женщина Але, а та обрадованно закивала, во все уши слушая меня.
  - Нет! - возмущенно возразила я, окончательно разворачиваясь лицом к младшему и старшему поколению, - Крестьянка была умной и хитрой, а он был самым настоящим бабником! И крестьянка решила собрать своих многочисленных друзей со своего королевства и устроить грандиозную игру со злым и коварным принцем...
  - И что она сделала? - вытаращила на меня глаза Аля, абсолютно не обращая внимания на зовущую её маму.
  - Продолжение следует, - загадочно произнесла женщина, улыбаясь матери, устало тянущей дочь на выход. Их остановка подошла, следующая - моя. Надо же, еще никогда так быстро не проходила моя дорога.
  - Понятно, откуда вы берете все ваши сказки. Всё, что вы рассказывали мне в детстве, это тоже реальные истории? - я поднялась, вцепившись в поручень, чтобы не грохнуться на не очень чистый пол.
  - Все до единой, - улыбнулась Шехаризада, протягивая мне шоколадную конфету в блестящей обертке, - До скорого свидания, доченька. Буду ждать тебя, твои сказки особенно интересны.
  "Они слишком напоминают мне мою собственную жизнь" - додумала женщина, смотря, как чуть растерянная девушка выскакивает из трамвая, крепко держа в руках свою доску.
  ***
  - Девушка, девушка!
  - Какая я вам девушка?!
  - Эмм... А кто, парень?
  Я серьезно задумалась над этим вопросом и посмотрела на свою грудь, чуть выпятив её вперед.
  - Да нет вроде, - немного неуверенно пробормотала я, глубокомысленно хмурясь, - И вообще, молодой человек, хватит меня заговаривать, я с незнакомцами на улице не разговариваю!
  Парень в милой черной кепке, сдвинутой набок, возмущенно фыркнул, взмахнув руками.
  - У тебя вообще мозги бум-бум? - вежливым тоном поинтересовался тот, легко постучав костяшкой по моему лбу. От такого беспардонства я чуть нагнула голову, скосила глаза на лоб, и, ничего там не увидев, зло уставилась на приставучего маньяка, - Нет, я конечно бы мог тебя затащить в подъезд, раз тебя не устраивают разговоры на улице... - точно маньяк, точно! - Но вообще-то, милая, ты меня знаешь, - я еще раз одарила парня оценивающим взглядом и отрицательно покачала головой, - Да что ж такое! - воскликнул он и сдернул с себя кепку, явив миру фиолетовые лохмы.
  - Так ты вчерашний грабитель со студии! - обрадованно воскликнула я, осененная догадкой.
  - Кэп, - буркнул Леша, снова нахлобучивая кепочку себе на голову и заправляя вылезающие прядки, - Не ожидал я, что ты такая тугодумка. Крутит всю жизнь моим братишкой как хочет, потом сматывается волк знает куда и волк знает с кем. А потом еще и возвращается и...
  - Эй-эй, приостановись! - замахала я руками, чуть подрастерявшись, - Ты вообще о чем?
  - Это я о чем?! - громко возмутился парень, привлекая к нам внимание прохожих. Я яростно зашипела на него и, схватив за руку, утащила в первый попавшийся двор, дав ощутимый пинок по направлению к беседке.
  - А теперь слушай меня внимательно, - прорычала я, наклоняясь над парнем, растерявшимся от такой наглости, - Запомни раз и навсегда и не смей никому об этом рассказывать: я не крутила твои братом - раз! Я никуда ни с кем не сматывалась - два! Я не Екатерина Павлова - три!
  Алексей наигранно расхохотался, как будто бы перед ним сейчас была не одна я, а целая публика зрителей.
  - Девочка, ты кому мозги пудришь? Если я тебя вчера не узнал по старческой памяти, то теперь уж точно помню, что я тебя в детстве из ложечки кормил, когда тетя Люда приказала присмотреть за тобой и Женькой. Нет уж, Катюша, теперь не отвертишься! Ты не представляешь, как братик страдает из-за тебя!
  - Да я вижу тебя в первый раз! - взвилась я, начиная рыться в сумке, чтобы гордо вручить ему свой паспорт. К сожалению, искомого документа там не обнаружилось и я тихо застонала. Где я его могла оставить?! Видя, как странный парень с морем не менее странных претензий не желает успокаиваться, я глубоко вздохнула, пытаясь успокоится и ровным тоном спросила, - У тебя есть номер Кати?
  - Какой? - раздраженно произнес он.
  - Павловой, какой же еще! - с нарастающим бешенством зарычала я.
  - Идиотка с раздвоением личности, - взревел брат Жени, оказавшийся полной противоположностью моего знакомого, - Конечно же у меня есть твой номер! А еще у меня где-то есть номер психиатра, не одолжить?!
  Я сделала очередной вздох, чуть прикрыв глаза, и доброжелательно улыбнулась. Да, было у меня в арсенале такое выражение лица, которое я могла одеть в любой момент: невинная улыбка на губах, ангельская доброта в глазах, умиротворенные черты лица в целом.
  - Леш, позвони мне, а то я, кажется, телефон где-то оставила.
  - Наконец-то опомнилась, - буркнул он себе под нос, доставай из кармана тонкий айпод, при взгляде на который у меня чуть ли не загорелись глаза, - Курить меньше надо... Но даже не надейся отвязаться от разговора! - он поставил вызов на громкую связь и беседку затопили равномеренные гудки. Через несколько секунд он ухмыльнулся, - Ну, что, потеряла телефон, клуша?
  - Камышов-старший, какого черта тебе нужно?! Я, наверное, работаю!! - неожиданно раздался недовольный крик из трубки. Далее последовало несколько злых фраз на французском языке, несколько слов из которых я с приятным удивлением узнала. Чуть позже я вспомнила их перевод и чуть смутилась, даже испытав легкую зависть - так изысканно я не ругаюсь даже в самом плохом настроении, - Ну, говори быстрее!! - еще яростнее заорала она, чуть не оглушив бедного Алексея, переводящего взгляд с трубки на меня и обратно, - Что слу?.. - она на секунду замолкла, а потом дрогнувшим голосом еле слышно прошептала, - Что-то с Женей?
  - Нет-нет, ты чего! - опомнился от шока парень и замотал головой, - Просто мне надо задать тебе один очень важный вопрос... Ты сейчас где?
  - Придурок!! - снова завизжала моя близнец-противоположность, - Я на работе, между прочем! И меня уволят, если я буду отвечать на такие бесполезные и глупые звонки! Париж - это тебе не Россия, тут всё серьезно! Всё, раз никаких вопросов больше нет, я отключаюсь. И... - она прервалась на полуслове и тихо добавила, - Привет Камышову-младшему.
  - Ну, как? Убедительно? - пропела я, слушай мелодичные гудки, - Кстати, этот звонок скорее всего тебе очень дорого обошелся - всё-таки до Франции звонить ой как далеко.
  - Не волнуйся, денег у меня более чем, так что расплатится смогу, - пробормотал Алексей, внимательно осматривая меня с ног до головы, - Но как? Я же сам видел, что ты выходила со студии...
  - Конечно, я там работаю, - ухмыльнулась я, поняв, что скрываться дальше бесполезно, - Катрина Риск, к вашим услугам.
  - Но...
  - Потрясающее сходство, не правда ли? Она буквально поймала меня на улице и заставила подменить её. Так я еще никогда на работу не устраивалась.
  Леша привычным жестом потянулся к голове, чтобы взлохматить волосы, но вспомнил, что там кепка, нервно рассмеявшись.
  - В её стиле, - он еще раз недоверчиво посмотрел на меня, взглянул в глаза и окончательно расслабился, обнаружив серо-голубые радужки, - Так какое твоё настоящее имя?
  - Катя, - представилась я, снова вогнав парня в недоумение, - Не думай, это вредно, - не удержалась я от ехидного замечания. Увидев, как Алексей собирается снова убрать свой айпод в карман, я не смогла противостоять любопытству. А что? Когда я еще подержу в руках такое чудо последней версии? - Слушай, я на самом деле забыла телефон, но мне надо кое-куда позвонить. Это очень важно, правда, - попытка сделать умилительные глазки удалась и парень расстаял под моим взором, протянув драгоценный аппаратик. Черт, никакого номера, кроме 03 не помню! Ладно, пороемся в сумке - может, найдем какой номерочек счастья.
  Номерочек счастья не нашелся. Нашлись цифрки, совершенно ему противоположные.
  - Кирилл Лебединский, - по слогам прочитал Леша и коротко хохотнул, - Юрист! Все-таки похожи вы с Павловой, у обоих проблемы с законом.
  - Вообще-то я допропорядочная гражданинка, - не очень-то уверенно возразила я, воинственно задрав подбородок. Камышов-старший глубокомысленно покивал. Ах так! Ладно, сейчас сам всё поймет! Я быстро набрала номер, мимолетно пробежавшись взглядом по меню и восхитившись функциональности айпода. Гудки нехотя запищали, прося хозяина подойти к телефону.
  - Юридическое агенство "Айсберг", Кирилл Лебединский к вашим услугам, - раздался из динамика вежливый и чуть усталый голос. Я даже растерялась, забыв приготовленную речь. Слишком уж незнакомым для меня был говорящий, - Слушаю вас, - настойчивее проговорил мой многократный спаситель.
  Твердым тоном я отчеканила свой домашний адрес и, хмыкнув, произнесла:
  - Я знаю, что мой паспорт у тебя. Всё-таки это ты забирал меня с участка. Так что, дорогой мой придурок, я жду тебя у себя дома, с моими документами. Только посмей не придти - у меня есть старший барт и немалые связи, - я вспомнила своих многочисленных друзей по скейтбордингу и искренне улыбнулась.
  - Опять ты, сумасшедшая! - воскликнул Кир, мгновенно превратившись из добропорядочного работника в бушующего уголовника, - Да, твой паспорт у меня, но я тебе его не отдам - мало ли во что еще вляпаешься.
  - Ты сбрендил?! Козел, чтобы мой паспорт был у меня дома, сегодня в шесть часов вечера!! - заорала я, чувствуя, как горло обжигает неприятной болью. Ой нет, пожалуйста, только не это! Я закашлялась, понимая, что на глаза выступили слезы, и еле сдержалась от отчаянного стона. Да, лет в десять я так же громко наорала на Тима и сорвала голос, чуть ли не разорвnbsp;Перевожу для непонятливых: знакомых, способный заплатить хороший выкуп.
ав связки. С этим чмошником я кричала так уже не в первый раз... Вот и докричалась! - Разговор окончен, - прошептала я, сжимая своё горло рукой, чтобы хоть чуть-чуть приглушить ощущение, как будто связки режут тупыми ножницами. Я протянула добросовестно послуживший мне мобильник, который и мобильников-то назвать грех, и слабо улыбнулась Леше. Почему-то после этого разговора весь гнев мгновенно испарился, как будто за эту минуту у меня выпили всю энергию, а на сознание накатилась жуткая усталость. Черт, да я же уже сколько не спала!
  - Твой парень? - подарил мне понимающую улыбку брат приятеля, выnbsp;звnbsp;
&ав у меня возмущенное шипение, - Ладно-ладно, - замахал он руками и показал, как будто бы закрывает рот на замок и выкидывает ключ, - Будь осторожнее. Ведь есть куда более приятные способы выброса энергии в споре мужчины и женщины... - он подмигнул мне и, заметив яростный взгляд, со смехом вышел из беседки, - Было приятно познакомится, Катя.
  ***
  Я дошла до дома, поднялась в квартиру, поздоровавшись с соседом с первого этажа, и переоделась. После включила музыкальный канал и спокойно послушала новый хит какой-то незнакомой мне иностранной группы. К вечеру я легла спать и уснула без всяких мучительных сновидений, давяющих на психику.
  Если бы! Разумеется, такого идеального дня мне никто не даровал, а потому уже у порога дома меня поджидали очередные приключения.
  - Нет, я не могла потерять ключи! - сорванным голосом прорыдала я, попутно подыскивая подходящую ветку во дворе, чтобы повесить на ней свою бренную тушку. Не обнаружив таковой, я села на скейт и вывалила на нагревшийся асфальт всё содержимое безразмерной сумки. Пакет с одеждой, эта идиотская косметичка, не менее идиотская визитка, куча мелочи, конфетки, ручка, карандаш, кошелек, несколько неизвестных мне бумажек. Взвыв, я прощупала на всякий случай еще и подкладку, но и там ничего не обнаружила.
  - Тиииииим! - очередной раз хрипяще позвала я брата, задрав голову и уставившись в наше окно. Взгляд невольно переместился на крышу и там я обнаружила свою наглую и крайне ободранную кошку Мурку. Страшила с белыми пятнышками, конечно... но любимая, что тут поделать. Да уж, она мне ключи запасные с тумбочки не принесет.
  Вот оказывается, где эта мерзавка проводит всё своё время! Не ожидала, не ожидала.
  И уж совсем я не ожидала, что это самое время она проводит там не одна.
  Я приглушенно ахнула, когда рядом с облизывающейся Муркой появился еще один шокирующий персоонаж, заставивший мои глаза увеличиться раза в два, став похожими на анимешные зеницы в половину лица.
  Парень в зеленой толстовке подошел к краю крыши, держа в руках зеленый скейт. На голову был натянут капюшон, а на лицо - черная бандана, оставлявшая на обозрение только верхнюю половину лица, и без того скрытую в тени. Это мог быть только лишь один человек.
  - Да, я Лирик, если ты сейчас об этом думаешь, - уж совсем нежданно для меня прозвучал хриплый голос, пропитанный сочным сарказмом, - А думаешь ты именно об этом.
  - Вовсе нет, - как можно беспечней попыталась отозваться я, хотя внутри бушевали совсем другие эмоции. Лирик на моей крыше гладит мою кошку. Дайте мне холст, я зарисую это зрелище!! И плевать, что меня уже можно назвать профессионалом в мире скейтбординга, он - мой кумир! - Думаю, что ты мог бы подрабатывать вором. Не поможешь своровать ключи из моей квартиры?
  - Нет, - беспечно отозвалась звезда из моего родного мира. Я говорю с Лириком!!! - Эти противозаконно, солнышко. А я не могу внедряться в квартиру к такой симпатичной даме
  - К кому? - растерянно промычала я, захлопав глазами.
  - К тебе, - терпеливо пояснил парень, почесав бровь, и неожиданно.. спрыгнул с крыши! Я взвизгнула, совсем забыв, что Лирик - не только скейтер, но еще и трейсер, и уже успела попрощаться со своим ненаглядным, но он перекатился по асфальту и, подмигнув мне, скрылся за соседним домом.
  Я в растерянности захлопала глазами, держа под мышкой свой скейт. У меня глюки. Точно, глюки! По другому это оправдать никак нельзя - ну не мог Лирик разговаривать только что со мной, да и еще мимо пробежать.
  Я попыталась счастливо взвизгнуть, но внезапно воспомнила, что у меня "какбэ" пропал голос, и с новой силой закашлялась. Анастезия после встречи с самим Лириком прошла, а горло опомнилось от шока и снова начало жутко болеть. Я вздохнула, с сожалением понимая, что денег на проезд больше нет, а Тим работает в клубе на другом конце города. Хотя стоп, какой клуб? Сейчас только день!
  - Тем более... - пробурчала я себе под нос. Он мог уйти куда угодно и искать его по всей Самаре просто бесполезно.
  Идти не к кому: Светка мотается где-то со своим новым парнем, других подруг просто нет в принципе. Значит, остается только одно место...
  - Кейт, неужели ты всё-таки решила почтить нас своим присутствием?! - обрадованно воскликнул Алекс, хлопнув меня по спине и чуть не уронив на асфальт. Я возмущенно прожгла его взглядом, но улыбнулась и пожала руку в ответ. С парнями из скейт-парка я всегда была наровне, они не воспринимали меня как девушку. В прочем, я и не давала повода. Конечно, поначалу ныла, как и полагает начинающим девчонкам, но со временем это выветрилось: пару подзатыльников от старших наставников только способствовали этому.
  - Дела, работа, учеба, - пожала я плечами. "Недоботан" - ехидно добавило сознание, - И сейчас -то на площадку вырвалась только потому, что ключи от дома забыла. Неизвестно, когда бы еще пришла сюда.
  - И всего-то? - обиженно воскликнул блондин, - Может, есть что-то более достойное для пропуска тренировок?
  - Учеба, работа, дела, - со смехом парировала я. Черт, сколько же я его знаю?.. Наверное, с самого детства. Хотя более старшие скейтеры и рассказывали, что раньше он был хиленьким мальчишкой в очках, мне всегда было трудно поверить в это, глядя на накаченного парня. Я медленно перевела взгляд на его волосы и в голове мимолетно пронеслась картинка: четырнадцатый этаж, светлые короткие волосы, моя рука в них, наглые светло-зеленые глаза... По телу пронеслась злая дрожь, я пискнула, внезапно сообразив, на кого так похож мой ненавистный враг, и отшатнулась в сторону. Леша (уже второй за этот день) удивленно уставился на меня.
  - Ты чего, Кейт? У тебя совсем крыша съехала за время отсутствия? - парень хлопнул светлыми ресницами, не отрывая от меня недоуменного взгляда. Кто-то прошел мимо, поздоровавшись со мной, но я только рассеянно кивнула головой, сама смутившись от своего поведения.
  - Ничего, всё нормально.. - хрипло пробубнила я, передернувшись. И чего со мной твориться, и правда уже мозги совсем набекрень, - Просто отвыкла немного.
  Алекс несколько секунд пристально разглядывал меня, словно пытаясь уличить во лжи, но тут же ослепительно улыбнулся:
  - Надеюсь, от доски ты не отвыкла, подруга?
  - Обижаешь, - тихо хохотнула я, кидая свой скейт на асфальт. Как тут отвыкнуть, когда почти каждый вечер обязательным пунктом стоит прогулка на скейте по городу. А вот знать про то, что я ногу вывихула на мэнуале, дорогому другу знать вовсе необязательно.
  Я сжала зубы, когда сообразила, что Кир так же часто тренируется на этой площадке. Несколько раз я даже видела его мельком, но постоянно не могла уловить шанса поболтать со "звездой". И слава богу! Неизвестно, как бы всё сложилось, познакомься мы иначе.
  - Новички и старички скейтбординга, только сегодня, только сейчас, - на всю глотку заорал друг, - Знаменитая Кейт из команды "Кейтлан" покажет вам мастер-класс! Смотрим, завидуем и запоминаем!
  В любом случае, сейчас встречать этого козла не очень-то и хотелось. Совсем не хотелось.
  Вперед!
  ***
  - Тим, гад ползучий, ты где?! Я из-за тебя весь день в скейт-парке торчу, у меня уже ноги отваливаются: я хочу домой и в душ!
  Из трубки послышался чуть виноватый голос, в котором эта самая вина практически не угадывалась.
  - Я сегодня не приду домой.
  - Ты не мой брат, ты идиот!!! - завопила я, привлекая к себе внимание людей на остановке. Парень, который повелся на мои умоляющие глазки и фразу "Пожалуйста, один звоночек!", сглотнул, видимо, уже попрощавшись со своим телефоном, который я до жалобного хруста стиснула в руке, - Где я по-твоему, буду ночевать?!
  - Ты что, не взяла ключи? - и ни капли сочувствия в голосе, - Погостишь у Светы.
  - Она не дома! - зло прорычала я прямо в динамик, - И я тоже, представляешь? А всё из-за кого?!
  Маленькая девочка, стоящая вместе с мамой на остановке, показала на меня пальцем и громхо всхлипнула. Дожили, меня уже дети боятся!
  - Тогда поспишь на скамеечке возле дома, - ангельским тоном отозвался брат, а в трубке послышался какой-то не то скрежет, не то хохот. Нет, точно в клубе! С друзьями открыли здание и тусуют там одни. Хотя у него и друзей-то толком нет... Сразу понятно, что он мой родственник.
  - Тим!
  - Не хочешь у дома, я могу тебе предложить вокзал. Туда пускают в любое время суток.
  - Леонтьев!!
  - Катенька, я тебя жутко люблю, но давай ты сегодня побудешь взрослой девочкой, а?
  - Не смей бросать трубку!!!
  - Пока, сестренка!
  С ревом раненного бизона я захлопнула раскладушку и резко протянула её парню. В восемь часов вечера на остановке было до неприличия много народа, а потому не меньше десяти укорительных взглядов снова уставились на меня, как на душевнобольную. Хорошо хоть психиатра вызывать не стали. Пока что.
  - Спасибо, - сквозь зубы выдавила я, попытвшись благодарно улыбнуться. Похоже, что именно в тот момент он передумал брать у меня номер телефона. Эх, я же так замуж никогда не выйду...
  Я устало села на скамейку и облокотилась спиной о прохладный пластик, на котором висело ужасающее множество объявлений из разных областей. Тут можно было найти всё: и работу, и премьеру фильма, и трогательную бумажку с фотографией потерянного щенка рыжей окраски, за которого хозяева обещают заоблачное вознаграждение. Потерев боевую рану (царапину на скуле, которую я заработала при неудачном падении прямо на угол ступеньки после неудобного скольжения по перилам), я прикрыла глаза, чувствуя, что голова начинает неминуемо раскалываться на две ровные половинки. Отлично, только заболеть мне еще не хватало. Хотя до командного соревнования еще почти два месяца... Но всё-таки не хотелось бы расслабляться.
  Под мирный грохот машин и пыхтение проезжающих мимо остановки автобусов я даже чуть задремала, решив наплевать на общественное мнение и построить из себя тихого мирного бомжа. Жалко, что подушечки нет... и душа горяченького... и чего-нибудь вкусненького... и...
  
  Кирилл раздраженно сткнул по рулю. Опять! Как он опять умудрился попасть в пробку?! Уже половина одиннадцатого вечера, его давно ждут на шашлыках, а тут как назло очередной автомобильный запор!
  GPS-навигатор виновато тренькнул и вежливый женский голос механически сообщил:
  - К сожалению, на улице *N* (Прим. автора: не будем раскрывать такую великую тайну, как название улицы) пробка. Оставайтесь на месте.
  - Да ты что?! Правда что ли пробка?! - заорал он на бедную технику, вжавшуюся в стекло, - А я-то думал, что тут просто водители тусовку решили организовать по доброте душевной!
  Телефон осторожно завибрировал в кармане рубашки, словно опасаясь, что гнев хозяина будет направлен на него.
  К этой самоуверенной дуре заехать не получилось, совсем на работе замотался с этим новым клиентом-идиотом, не способным даже ситуацию внятно изложить. Какое уж тут терпение?
  - Кир, только тебя ждем! - недовольный голос в трубке заглушали заигрывающие визги девушек. Лебединский поморщился, представив, сколько головной боли свалится на него по приезду. Но на что не пойдешь ради дня рождения лучшего друга, - Ты где застрял?
  - Колян, начинайте без меня, тут жуткая пробка уже минут двадцать рассосаться не может, опять походу авария на кольце. Надеюсь, через полчаса причалю уже в "Охотничий".
  - Смотри мне, а то шашлыка не оставлю, - насмешливо произнес Коля, судя по звукам стараясь отбиться от очередной желающей поздравить именниника.
  - Примчусь на крыльях аппетита, честное пионерское!
  Кирилл отключился и приглушенно рассмеялся, покачав головой.
  Николая Самойлова он знал с самого детства. Их родители общались, они общаются, да и их дети тоже наверняка будут неразлей вода. Николай был спокойным и сосредоточенным человеком - то есть абсолютной противоположностью Киру, как и стоит почти всегда по закону жанра среди лучших друзей. Он мог справедливо разрешить любой спор за несколько минут, угомонить разбушевавшуюся толпу и разрулить безвыходную ситуацию. А еще он был единственным непьющим человеком в своей дружной компании. Именно он развозил потом пьяных друзей по домам и оправдывался перед их женами. Причем оправдаться у него удавалось при помощи пары слов, при этом не оставив виноватым ни себя, ни самого виновного. И профессия у него была подходящая к его внешности, действиям и характеру: высококвалифицированный психолог.
  Задумчиво побарабанив пальцами по обивке руля, Лебединский опустил голову на спинку сидения и чуть повернул её. Его взгляд случайно упал на пустую остановку, где в темноте сверкнуло подозрительно знакомое оранжевое пятно. Кирилл по инерции отвел взгляд, посмотрел на забитую машинами дорогу впереди него, вздохнул и настороженно замер. Глаза медленно-медленно вернулись обратно на яркий объект.
  - Опять эта мерзавка! - не удержался он от эмоционального вскрика. Какого черта она собирается куда-то умотать на ночь глядя? И почему это она такая грязная вся, в пыли? И что это за ободранная кожа на лице?.. И вообще, почему она такая бледная?!
  Кир резко отвернулся, достав из бардачка пачку сигарет. Вот сейчас, он докурит, пробка разъедется и он спокойно уедет праздновать день рождение друга. А эта идиотка пусть спит себе дальше на остановке, надоело её спасать.
  Парень прикурил и выпустил дым из легких в приоткрытое окно. Вздохнул. Медленно выдохнул. И так в течении пяти минут. На очередном вздохе он не удержался и, оправдывая себя тем, что пробка не сдвинулась ни на метр, снова посмотрел на девушку, которая даже не сменила позы.
  - И правда спит.. - удивленно произнес он, не в силах поверить в это. Если предположить, что она живет где-то поблизости, то всё равно остается непонятным, с чего она вдруг решила вздремнуть на скамеечке под пластиковым навесом.
  Лебединский еще несколько раз стукнул по рулю, случайно задев середину, из-за чего машина обрадованно взревела гудком, заразив все в округе стоящие, и резко выдернул ключи из замка зажигания, с эффектным хлопком двери вылетев из машины. Автомобили с водителями-женщинами даже притихли, зачарованно провожая взглядом накаченного парня в черной борцовке и белой рубашке, накинутой сверху.
  Когда его рука была уже рядом с плечом девушки, уже готовый потормошить её Кирилл замер, смотря на практически белое лицо, тускло озаренное мигающим флюоросцентным фонарем на крыше остановки. Черные ресницы ярко выделялись на лице, а резкие тени еще выше подняли и без того высокие скулы. Угольные волосы, собранные в лохматый хвост спадали с одной стороны, а губы были чуть приоткрыты.
  Надо сказать, завораживающее зрелище...
  Парень раздраженно махнул головой и, даже не думая будить спящую Катерину, подхватил её на руки.
  - Сам себе маньяка, похищающего невинную девушку, напоминаю, - пробормотал он себе под нос, закидывая девушку на переднее пассажирское сидение. Взгляд в очередной раз упал на случайно расстегнувшуюся во время транспортироки верхнюю пуговицу, и Кирилл сжал зубы, а после пяти минут такого "соседства" не выдержал и всё-таки аккуратно застегнул воротник на оранжевой рубашке девушки, случайно коснувшись пальцами до горячей кожи, - Да ладно тебе, Кир, ты такой же маньяк, как она невинная! - вслух подбодрил себя Лебединский и закатил глаза. Дожил, сам с собой разговаривает. Глянув на машины, начавшие медленно продвигаться вперед, он застегнул ремень безопасности на этой спящей мерзавке, которая не соизволила даже проснуться, и завел машину.
  Надо же, прямо не бунтарка, а талисман удачи какой-то.
  ***
  - Думаешь, я рад, что тебя пришлось забирать, бомжик малолетний?
  - А кто просил меня забирать?! - хоть и возмущалась я вполне себе искренне, в сознании непонятно откуда появилась странная жалость к этому чмо, так бесцеремонно забравшему меня с моего места обитания. Он мне помогать пытается, а я только противлюсь. И как уснуть умудрилась?.. - Может, мне нравилось на скамейке? Может, я ждала кого-нибудь, а? А ты испортил моё свидание!
  Лебединский притормозил на светофоре и упер в меня раздраженный взгляд:
  - Свидание с кем? С патрульными? Да тебе похоже понравилось в участке! Могу устроить повтор и выкинуть тебя прямо на этой трассе, и добирайся как хочешь!
  Я посмотрела за окно, где быстро проносились высокие сосны, пугающие своей мрачностью и величием. Казалось, что из-за куста вот-вот выпрыгнет волк, чтобы разодрать глотку любому заблудившемуся в этой темной чащобе.
  - Обойдусь, - пробурчала я, сложив руки на груди. Так же внезапно, как и всегда, пропал бешеный настрой на ссору, захотелось просто расслабиться и продолжить спать - тем более, почему бы не воспользоваться таким прекрасным положением, когда в салоне витает приятный древесный аромат, а за спиной присутствует до неприличия мягкое сидение.
  Как ни странно, уснуть не удавалось. Не могу я спать рядом со своим врагом, и всё тут! Тем более, до сих пор вспоминаю его взгляд после того, как я разбила "Хрустальную доску". В этих противных светло-зеленых глазах читалось обещание найти, расчленить и убить. Нет, убить и расчленить. В общем, не важно: в любом случае, было немного не по себе.
  - Выключи кондиционер, - буркнула я, растирая продрогшие руки. Конечно, можно было пропросить нормально, но мои принципы не разрешали так быстро изменять своё отношение. А как они взревели после его ответа!..
  - Нет, - я из под нахмуренных бровей уставилась на Кира. Голос был абсолютно спокойным и уравновешенным. Я уже второй раз ехала с ним, и второй раз замечала, что в машине он ставился сосредоточенным и ответственным. Нет, он не становился паинькой - мог так же дерзко отвечать и даже прикрикнуть, но в действиях появлялась какая-то взрослая собранность. В машине он выглядел именно на свой возраст, - Чего пялишься? - в голосе появилась насмешка, сразу искоренив из моих мозгов все положительные мысли, - Даже не надейся, девочка, тебе ничего не светит.
  - А оно мне надо? Знаешь ли, у меня парень есть, - попыталась я заметить как можно более равнодушно. Чем пофигистичней говоришь, тем правдоподобней получается - закон, используемый мной на протяжении всей жизни. Кстати, советую записать это на самом видном месте и никогда не забывать: срабатывает безотказно.
  - Да? - недоверчиво протянул Кирилл, одаряя меня сомнительным взглядом, - Что-то не видно.
  - Ну... Скоро будет, - решила я подлить масла в огонь. Он уже сообщил мне, что мы едем на день рождение его друга, а я не собиралась скучать. Опозорю Лебединского по полной программе, пусть ему будет стыдно за свою спутницу, - Там ведь выпивка будет? - скромный взмах ресницами получился на высшем классе, лучше только в Голливуде.
  - Не смей, мерзавка, - прошипел парень, сбавляя ход и заворачивая к дому, украшенному многочисленными разноцветными гирляндами. На поляне, вокруг большого костра уже стояло много столиков, за которыми по компаниям сидели многочисленные гости еще неизвестного мне Николая. От обилия вкусностей, разложенным на столе, мой живот просительно заурчал, заставив улыбнуться.
  - Извини, милый, но ты мне не указ.
  Только я хотела открыть дверь, как жесткие пальцы больно сжали мне плечо.
  - Ты ведь знаешь, что я могу сделать без всяких шуток? - задал риторический вопрос Лебединский, внимательно смотря мне в глаза.
  - Знаю, - нагло ухмыльнулась я ему в лицо, насмешливо прищуривая глаза, - Я люблю экстрим.
  Не зря всё-таки я Катрина Риск.
  Во второй раз мне опять помешали выполнить столь привычное действие самостоятельно. Виновник торжества - почему-то я сразу поняла, что это он - галантно открыл дверь, приветственно улыбнувшись мне. Его глаза внимательно прошлись по мне, подмечая мелкие подробности, но уже через несколько секунд ощущения рачленения моего сознания по кусочкам пропало, и Николай повернулся к другу, чуть нагнув голову.
  - В пробку, говоришь, попал?
  - Именно, - прямо встретил ехидный взгляд товарища Кир. Я ухмыльнулся, сразу воспылав уважением и чуть ли не любовью к другу моего врага. Поставить Лебединского на место - это надо уметь.
  - И правда в пробку, - после пристального взгляда удивленно произнес Николай, но тут же спохватился и улыбнулся, словно сожалея о своей ошибке, - Представишь свою сопровождающую?
  - Сама пусть представляется, - зло сплюнул Кирилл - вне машины он снова стал обыкновенным моральным уродом - и подошел к другу, хлопнув его по плечу, - С днем рождения, Колян.
  Николай удивленно проводил взглядом Лебединского, направившегося к одному из столов, чтобы поздороваться с остальными друзьями.
  - Коля, - протянул он ладонь мне, сложившей руки на груди и недовольно смотрящей вслед этому козлу. И это так он с другом общается?! Да как Николай вообще тогда терпит его столько лет! Я бы уже давно убила такого!
  - Катя, - остраненно произнесла я, прожигая взглядом ненавистного парня. Вот ведь придурок! И продолжает делать вид, что он тут непричем! Я бы на его месте вообще не рискнула оставлять меня одну. Ну, ничего, он еще пожалеет о своем безответственном поступке...
  - Не надо, - тихо засмеялся Николай. Я удивленно посмотрела на этого телепата, который не мог успокоится, смотря на меня, - Давай мстить ты ему будешь где угодно, но только не на моем дне рождении, хорошо?
  - Как ты догадался? - восхищенно уставилась я на "мистера Холмса".
  - Да тут даже ребенок бы понял, что ты его убить хочешь. Искренний мой тебе совет: ты хоть пыхти потише, а то у тебя такими темпами пар из ушей пойдет.
  Я уважительно обвела взглядом Николая и пожала всё еще протянутую руку, искренне подмигнув:
  - С днем рождения.
  - Тему не переводи, - засмеялся он, чуть отодвигаясь и показывая рукой на стол, - Присоединяйся к любой компании, которая тебе приглянется. Предупреждаю, что у всех сложные характеры - с такими людьми интересней дружить, поэтому среди этой компании никого адекватнее меня не найдется. Но я не сомневаюсь, что у тебя получится найти общий язык с кем угодно.
  - Смотри, ты сам дал мне разрешение, - улыбнулась я в ответ, довольно прищурившись, если что, потом не жалей.
  - Приятного празднования, - усмехнулся Николай, легко подталкивая меня к бушующим компаниям.
  Говоришь, трудные характеры? Любой столик? Тихо прочитав себе под нос считалку, незаметно указывая пальцем на каждую компанию, я остановилась на крайнем столике и, несколько секунд поглядев на над чем-то смеющуюся молодежь, уверенной походкой направилась к ним.
  ***
  - Ух, - выдохнула я и, стукнув третью рюмку о стол, радостно рассмеялась. Вокруг нашего столика собрались уже почти все гости и компания из семи человек увелечилась почти в пять раз. Те немногие, что остались вдали от нас, уже давно с любопытством поглядывали в эту сторону, где с каждой минутой разгоралось всё большее веселье.
  - Аеее, бэйба, я не жалею, что поставил на тебя! - радостно возопил Марат - жутко веселый кавказец с сумасшедшим характером, - Я верил в тебя! Господа, деньги моему секретарю! - он кивнул на Кристину - не менее позитивную девушку, которая приходилась ему двоюродной сестрой по маминой стороне, и содержала в себе ядерную примесь кровей разных национальностей.
  - Гоним бабло, - нетерпеливо пританцовывая, заявила она, удовлетворенно посмеиваясь. Она была одной из немногих, кто ставил на меня. Верить в низкую брюнетку с детским личиком многие просто боялись, а вот зря - я же живу со старшим братом, а он уж научил маленькую сестренку пить так, чтобы и наслаждение получить, а не запьянеть быстро.
  - Так не честно! Она жульничает! - не очень-то возмущенно вскрикнул Лёва (ведь того симпатичного шатенчика ведь Львом кличут, да?), смотря на меня с безграничным уважением.
  - Ага, у меня два желудка, - не стала возражать я, мотая ногами. Сидеть на столе мне нравилось, да и негде больше было - все места заняты! - И вообще, все вкусовые рецепторы напрочь отключены.
  - Я знал, что ты мошенница, - рассмеялся другой, его брат, которого мне представили Вовой. На самом деле его звали Вольдемар, но так как своё имя он категорически отрицал, привычное "Володя" можно часть было услышать в его сторону.
  - Да, а еще я сумасшедшая, - весело кивнула я, косясь на следущую рюмку, которую по-братски наполнил мне Марат. Какая это? Пятая вроде... Или шестая.
  - Седьмая, - заметил мою мыслительную деятельность именниник. Он сидел на стуле прямо передо мной - и всегда ставил на меня! Красавчик! В порыве благодарности и нагнулась и чмокнула в щечку парня, счастливо пискнув.
  - Ты такой хороший, Коль, - доверительно сообщила я ему на ухо, - Может, хотя бы шампанского?
  - Кать, я же сказал уже, - улыбнулся он, припомнив все мои просьбы за этот вечер. Началось всё с водки, а сейчас я уже начала сдаваться, снижая градусы с каждым предложением, - Я еще ни разу за всю жизнь не пил, - я села в позу лотоса на центр стола и моляще сдвинула бровки "домиком", чуть надув дрожащие губки. Через секунд семь зрительного контакта я эффектно шмыгнула носом и увидела, как глаза начинают постепенно оттаивать, - Ладно, только один бокальчик.
  Все резко замолкли и шокированно уставились на виновника торжества. Радости моей не было предела, и бокал из чьих-то рук мгновенно перекочевал сначала в мои цепкие лапки, а потом уж и к Самойлову. Кстати, как я узнала его фамилию, то тут же вспомнила рекламу, постоянно крутящуюся на ТВ. Психологическая помощь от Самойлова пользовалась популярностью и только теперь, после личного знакомства с ним, я поняла почему.
  - Ну, как? - почему-то шепотом поинтересовался Лёва у друга.
  - Гадость, - усмехнулся Николай, мотнув головой, - Но разве откажешь этой?.. - он махнул рукой, словно показывая, что тут не о чем говорить.
  Я издала радостное "Уааа", чуть не свалившись со стола, и, залпом выпив протянутую Маратом рюмку, на выдохе требовательно произнесла:
  - Еще!
  - Ей хватит, - раздался ледяной голос за гомонящей толпой. Все притихли, удивившись такой резкому контрасту, и повернулись к посмевшему помешать веселью. Разумеется, это был Лебединский. Я почему-то думала, что он ушел. Нет, я была в этом уверена! Мне казалось, он обязательно влез бы раньше, если бы был тут. Значит, он уходил, а сейчас вернулся?.. Бред!
  - Кир, ты не в настроении? Чего на девочку-то срываешься? Она тут не при чем, - вступился на защиту Вова, получив мой благодарный взгляд.
  - Да какая она девочка? - сорвался на рык Кирилл, резко стукнув кулаком по столу. Все, кроме Коли, вздрогнули, чуть отойдя от разъяренного психа, - Она ненормальная!
  Я заметила заинтересованный взгляд Николая, который ни на секунду не отрываясь, смотрел на своего друга, как всегда, подмечая детали. Его взгляд воодушевленно горел, словно он обнаружил что-то невозможное, - Пришла, и сразу завоевала любовь всех, сразу своя стала! Да вы разве не видите, какая она стерва?!
  - А ты, значит, завидуешь? - не выдержала я, спрыгивая на землю и протискиваясь между столом и самим парнем. Как у него так получается, парой предложений целиком и полностью портить настроение?! Я схватила его за воротник и притянула еще ближе к себе, зло выкривая прямо в лицо, - Может, тебе стоило тогда не везти меня сюда? Может, ты еще скажешь, что я ломаю себе ноги, бомжую на улице, сижу круглосуточно в участке и соблазняю всех подряд? Ах да, еще ворую ключи от машины!
  - С тобой сейчас бесполезно разговаривать, - как-то устало произнес Лебединский, отводя взгляд, - Протрезвеешь - обсудим твоё поведение.
  Выпей я на пару стопок меньше, сейчас бы спокойно разжала пальцы и продолжила веселится. Но Марат постарался, не давая мне сидеть без дела, и поэтому сейчас сознание помутнело, и весь выпитый алкоголь разом ударил мне в голову. Эх, говорил мне Тим, что в идеале, к этому моменту я должна уже лежать в кроваткеи спокойненько себе сопеть... Вот, не послушалась братика - оказалась в крайне неудобном положении: вплотную к симпатичному парню, еще и вздумавшему мне сопротивляться, с рукой, вцепившейся в его короткие светлые волосы... Стоп, руки же вроде там не должно быть? А ладно, гулять так гулять!
  - Точно, я еще и пьяница, - приглушенно мурлыкнула я, аккуратно положив и вторую руку на плечо Кира. Кто-то присвистнул и восторжено загудел, смотря на нас. А может, и не на нас... Мало ли, кто там еще балуется. Я медленно провела носом по шее парня, глубоко вдыхая древесный запах, который чувствовался в машине. Сейчас к нему добавился аромат дыма от костра и чего-то горького, но будоражущего сознание не меньше спиртного.
  - Леонтьева, хватит, - сдавленно произнес он, автоматически поглаживая пальцами мою спину. Мрр, была бы кошкой - сейчас бы урчала, как трактор.
  - Надо же, ты даже запомнил мою фамилию? - еле слышно прошептала я без особо удивления, прикрывая глаза, и мягко поцеловала Кирилла в шею. Судорожный вздох вырвался у нас одновременно.
  - Так, доигралась! - с нежданной яростной злостью произнес он и подхватил меня на руки. Я обхватила его ногами и игриво провела пальцем по щеке, задорно улыбнувшись. То, что сейчас вокруг нас почти полсотни человек, меня совсем не волновало.
  Лебединский крепко сжал зубы и спешным шагом направился к своей машине.
  Кажется, я перестаралась.
  - Как вы думаете, он пошел продолжать начатое Катей или убивать её? - с интересом задал вопрос Марат, обращаясь ко всем и к каждому.
  Все начали выдвигать свои версии, а под конец с ожиданием уставились на Николая. Тот еще никогда не ошибался в своих словах, да и любые отношения между людьми были для открытой, сто раз прочитанной книгой без всяких секретов.
  - Понятия не имею, - честно ответил Самойлов, смотря на срывающуюся с места машину, - Надеюсь, хоть пристегнулись.. - пробормотал он себе под нос, под недоуменными взглядами наливая себе еще один бокал шампанского.
  Если отношения для него были книгой, то такого непредсказуемого сюжета он не видел еще никогда.
  ***
  Ноги, максимально согнутые в коленках, расслабленно облокачивались вправо на мягкую спинку дивана. Или не дивана... Ох, да неважно! Подушка под затылком была немного жестковатой, но всё равно удобной. А еще она была теплой, как будто в неё засунули грелку. А вот одеяло было странное. Его длины не хватало на весь мой рост, да и какие-то непонятные карманы мешали спокойно наслаждаться приятно пахнущим постельным бельем. Где-то я уже чувствовала этот запах. Наверное, Тимка из запасов старый порошок откопал.
  Я боялась открывать глаза. Нет, лежать было вполне себе удобно, солнце практически не мешалось - похоже, было только утро, а потому светило оно очень и очень слабо, словно через плотную штору. А вот в глубинах головы притаnbsp;илась головная боль. Такая безобидная, слабая... и знакомая. Я знала, что при малейшем резком жесте она вырастет со зверской мощью.
  Похмелье - это страшное слово, сопровождающее род людской на протяжении многих сотен лет.
  После минутного диагноза организма я поняла, что помимо всех имеющихся прелестей, горло разрывает жуткая, саднящая боль. Она была чуть ли не сильнее самnbsp;- И всего-то? - обиженно воскликнул блондин, - Может, есть что-то более достойное для пропуска тренировок?
&ого похмелья, а потому доставляла жуткий дискомфорт. Воспоминания о бронхите, настигшем меня лет пять, только еще больше омрачали мои мысли.
  Вспомнить события прошедшего дня по законам жанра не получалось. Перед глазами только вспыхивал Лирик, которого забыть было в принципе невозможно.
  Я вздохнула и слегка приоткрыла глаза, тут же захлопнув их. Солнце, за что ты так? Мои мозги не готовы к такой светотерапии. Пострадав еще несколько минут и дождавшись, пока солнце хотя бы чуточку скроется за сомнительными облаками, я резко распахнула глаза и, щурясь, начала привыкать к освещению.
  Первым делом мне в глаза кинулось солнце, прячущееся за громадной черной тучей. Ух ты, и правда "сомнительно". Какой колдун наколдовал это чудо природы? Дайте, я его расцелую! Мысленно порадовавшись тучке, я сфокусировала вгляд на пару сотен километров ближе и начала рассматривать плоскую ёлочку. Уставшее сознание никак не могло вспомнить, где я видела эту вещичку, да и для чего она вообще предназначена.
  Не додумавшись до разумных выводов я чуть повернула голову налево и задумчиво уставилась на мигающий значок красного цвета. Бензин закончился. Фи, вот я бы никогда не попала в такую ситуацию, потому что, в отличии от некоторых, я ответственная, предусмотрительная... и вообще...
  Взгляд резко метнулся к "ёлочке" - ароматизатору, который обязательно красуется в машине каждого уважающегося себя водителя. Вот что это за запах был, так пахло в машине у Лебединского!
  Я сделала глубокий, успокаивающий вдох и чуть запрокинула голову, уставившись на посапывающего Кира. Моя голова покоилась на его правой коленке, заботливо прикрытой каким-то одеялком, а сама я лежала под его курткой, поначалу показавшейся мне странным предметом постельного белья. И спала я, как оказалось, не на диване, а на заднем сиденье автомобиля.
  Как только я набрала побольше воздуха в легкие, чтобы закатить истерику, Кирилл поморщился, что-то невнятно пробормотал и слегка дернул пальцами, запутанными у меня в волосах. Дыхание мгновенно сорвалось, потому что внезапно во мне проснулось столь редкое для меня чувство, как жалость.
  Он тут для меня подушкой подрабатывал, спал целую ночь сидя... Да и еще я неизвестно что ему наговорила, когда вчера Марату бюджет поправляла, на спор заливая в себя рюмку за рюмкой.
  Я тихо простонала, вспомнив, что творила вчера перед целой толпой и медленно поднялась, сев рядом с парнем. Тот даже не шелохнулся - видимо, слишком уж вымотался со мной вчера. Морально, я имею в виду, морально!
  Зевнув, я выбралась из машины и чуть походила вокруг машины, махая руками и разминая затекшие мышцы, одновременно пытаясь прогнать неприятную головную боль. Вокруг стоял тяжелый воздух, предвещающий ливень.
  Осень, что ты еще хотела? Если ты, Катерина Юрьевна, не знала, то сообщу тебе, что дождь в сентябре - это совершенно нормально.
  Машина стояла на обочине пустой трассы: с одной стороны было поле, а с другой - небольшой прилесок, за котором скрывалось неизвестно что. Если мне правильно подсказывал мой внутренний навигатор, то там так же было поле.
  - Отлично! - с наигранной радостью произнесла я вслух и вздрогнула от пророкотавшегося прямо надо мной грома, - Я посреди поля, в эпицентре грозы, без бензина и... - мимолетный взгляд на палочки в уголке экрана телефона. Вернее, на их отсутствие, - ..и без связи. Со мной ненормальный придурок, которого стоит убить и прикопать, а я жалею его непонятно за какие заслуги.
  Подумаешь, спас несколько раз... - самостоятельно додумалась мысль, - Сам виноват, надо было думать, когда хромых незнакомок на улице подбираешь!
  Устремив взгляд в ту сторону, где, по моему представлению, должен быть город - там небо было чуть более светлым - я несколько раз обмахнула лицо руками. Не смотря на надвигающуюся стихию, воздух был до безумия душным: стало ужасно тяжело дышать, как будто грудную клетку сжимали под тисками.
  Или, может, это всё из-за паники? Страхи детства имеют вредную привычку не проходить десятилетиями...
  Когда я была в нежном возрасте второклашки, мы всей семьей отправились на Урал, в город с милым названием Новая Ляля (Прим. автора: город реально существует, я там один раз была - у родственников. Спокойное, даже райское местечко, на мой взгляд ^^). В глубине тайги, неподалеку от Уральских гор, этот маленький городок не имел никаких достопримечательностей, но почти каждые каникулы (а иногда и чаще) мы ездили туда. Я там родилась, и даже после переезда не смогла распрощаться с крошечной "лялькой", которую не на каждой карте найдешь. Там у меня осталась подруга детства, которую на тот момент я даже могла назвать лучшей.
  Ехали в тот год не на поезде, а на папиной машине. Ехали весело, с песнями и анекдотами; по ночам родители менялись, поочередно перенимая руль, а мы с Тимкой большую часть времени дрыхли на заднем сидении. В середине путь, ночью, когда температура из-за капризов природы упала почти до нулевой отметки (и это в начале лета!), мы с братом толком и не заметили, что началась гроза.
  Молния ударила в нашу машину, когда всё дружное семейство Леонтьевых зашло в придорожное кафе, погреться. Выжили мы, можно сказать, по чистой случайности.
  Тяжелая капля дождя капнула мне прямо на нос, вызвав нервный смешок, плавно переросший в истерический смех.
  Люблю дождь, но ненавижу оказываться за городом во время грозы. Не просто ненавижу, а жутко боюсь. Какой есть шанс, что молния попадет в машину с этим идиотом, а не в меня?
  Последняя мысль ударила по нервам, словно я засунула пальцы в розетку.
  - Не хочу вытаскивать обгорелый труп, - простонала я, чуть ли не плача. Ситуация, в которой я больше не желала оказываться, повторялась. И, хоть машина тогда горела без наличия в ней людей, увидеть повторное пожарище, сейчас буквально стоящее у меня перед глазами, мне не хотелось.
  - Ты собралась поджечь машину и сбежать?
  Тело чуть ли не рвануло на шею к парню, а я еще раз напомнила себе, что в экстремальных ситуациях стоит быть хотя бы чуточку собраннее. Увы, я понимала, что сейчас становлюсь самым натуральным ребенком, который плачет от грохота грома и прячется под кроватью от сверкающих молний.
  - Отвянь, - проскулила я, вытирая с лица капли воды. К счастью, пока что это были не слезы, а всего лишь редкий дождь. Лебединский странно притих и я уже понадеялась, что он реально отстал от меня, но когда куртка опустилась мне на плечи, поняла, что рано понадеялась. Понимание вспышкой сверкнуло в сознании, после чего я тихо хихикнула. Он подумал, что я плачу... Господи, как это мило!
  - Слушай, пошли в машину, сейчас дождь начнется, - когда рука успокаивающе легла мне на лицо я всхлипнула и окончательно рассмеялась. Истеричка! - Идиотка, - презрительно фыркнул парень в унисон с моими мыслями и полез в машину. Похоже, лелеет надежду о шансе уехать без меня. Что же, сейчас его ждет разочарование.
  Звучный мат подтвердил мои размышления. Через несколько секунд ругательства повторились - видимо, он посмотрел на телефон и не обнаружил сети. Может, он полезет на машину, пытаясь поймать "волну"?
  Просунув конечности в рукава и застегнув молнию, я натянула капюшон. Дождь как будто только этого и ждал - мощный поток ливня чуть ли сбил меня с ног. Хорошо хоть без града, как тогда...
  Я покосилась на небо, а потом на машину под ним.
  - Иди сюда, дура, простынешь!
  - Уже простыла, - ответила я Киру, пряча ладони в карманах. Куртка была чуть велика, но почему-то от этого была не менее комфортной, - Я не сяду в машину.
  - Ну и стой там, мне плевать, - раздраженно бросил мне парень и захлопнул дверь. Окна без тонировки начали медленно запотевать, не давая мне шанса даже краем глаза разглядеть Лебединского. Стоп, а зачем мне вообще его разглядывать?
  С каждой минутой воздух свежел, вместе тем становясь прохладнее и пробираясь под неплотно сидящую на мне куртку. Я поёжилась и чуть ссутулилась, неосознанно пытаясь сжаться в комочек и сохранить тепло.
  Всё равно буду стоять тут, пусть хоть снег пойдет! Я ни за что не полезу в машину, пока эта гроза не уйдет отсюда.
  
  "Да пусть хоть в снеговика превратится, мне всё равно!" - Кир закурил, чуть не подпалив себе ресницы. Черт, он опять забыл отрегулировать огонь, что ж такое!
  Лебединский открыл пассажирскую дверь, а не находящуюся рядом с собой, только чтобы удержаться от соблазна, тревожащего его сознание уже почти полчаса. Уже в первые же минуты он еде держался на месте, порываясь насильно затащить эту девчонку в машину. Причем на этот раз он хотел сделать это из лучших побуждений, а не как вчера...
  Какие запасы силы воли вчерашней/сегодняшней ночью Кириллу пришлось откопать, чтобы не сделать с наглой демоницей всё, что желало его затуманившееся сознание на тот момент! И она ведь практически ничего не делала, когда он притащил её в салон и швырнул на заднее сидение. Просто сидела и молча смотрела своими чуть ли не молящими серо-голубыми глазами, в которых читалось неприкрытые желание. И она ведь не отдавала себе отчета в своих действиях, потому что была в свое нелучшем состоянии. Только это и удержало Кира от действий: каким бы уродом он не был, но воспользоваться беспомощной девушкой не мог.
  И сейчас она стояла посреди пустынной утренней дороги, под проливным дождем, плотно закутавшись в его осеннюю куртку и вздрагивая от порывов пронизывающегося ветра. А он сидел в теплом и сухом салоне своего автомобиля.
  - Я опять смотрю на нее, - тихо прорычал он, сжимая кулаки и как-то по-детски зажмуривая глаза, словно это могло отградить его от этого хрупкого тельца за полузапотевшим стеклом, - Ты взрослый человек, успокойся!
  "Ты взрослый человек, она взрослый человек... Почему бы не позвать её в машину и?.."
  Лебединский привычным успокаивающим его жестом сткнул кулаком по рулю, как всегда, задев "гуделку".
  Катя вздрогнула от резкого сигнала, оглянулась на машину и на её растерянном, бледном лице блеснули прозрачные капельки.
  - Это просто дождь, - напомнил сам себе парень, доставая вторую сигарету, - Она вообще не плачет, только издевается надо мной, соблазнительница чертова.
  Последнее определение снова напомнило ему о вчерашних событиях, подсказывая, что за второй сигаретой пойдет третья, а за ней и четвертая.
  Когда Кирилл кинул "последний" взгляд на девушку, он понял, что этой пачки ему не хватит и на час.
  Эта наглая, своевольная, соблазнительная мерзавка сидела на коленках прямо на асфальте, пряча лицо в руках и сотрясаясь от крупной дрожи.
  Не думая, Кирилл резко открыл дверь.
  ***
  - Бронтофобия... (Прим. автора: боязнь грозы) - задумчиво произнес Кирилл, размеренно постукивая пальцами по рулю. Я вздрогнула, не ожидая услышать его голос и прижала ледяные пальцы к горящему лицу, - Извини, надо было тебя как-то успокоить, - безразлично произнес он, задумчиво смотря на капли, стекающие по стеклу.
  Из горло вырвался нервный вздох - привет от закончившейся истерики. Так давно не плакала, а сейчас прорвало. И где? Прямо на глазах того, с кем я меньше всего хотела бы находится.
  А вот Лебединский повел себя не так, как я ожидала. Почему-то мне казалось, что парни теряются при виде женских слез. Об этом пишут в романах, в "умных" журналах, в научных статьях - везде. Я думала, что он будет так же, как и все, мямлить, топтаться рядом со мной или на крайний случай хотя бы попытается обнять. Сейчас я со странным чувством признавала, что была бы совсем даже не против такого поворота событий. Нет, ничего подобного он даже не думал делать.
  Просто подошел и молча залепил пощечину.
  - Спасибо, - тихо прошептала я и закашлялась, морщась от неприятного привкуса во рту. Кир глянул на меня, растирающую ладони и уже в четырнадцатый раз за последние семь минут глянул на телефон. Я считала. Сети не было, да и похоже, что она и не собиралась появляться.
  - Сними кофту, а то еще больше простынешь, - отстраненно заметил парень, щелкая кнопкой блокировки на мобильнике. Я молча уставилась на него, рассеянно думая, что сейчас мне, как приличной девушке, надо сделать: закатить истерику, смущенно покраснеть или проигнорировать предложение?
  Пока размышляла над столь важным вопросом, засмотрелась. Случайно, правда.
  Резкие, агрессивные черты лица. Смуглая кожа - в противовес моей, бледной от природы. Чуть сведенные в постоянной недовольной гримасе брови. Своевольные губы, сейчас крепко сжатые. Жесткие волосы - я до сих пор помню, с каким наслаждением вчера путала в них свои пальцы. Светло-зеленые глаза, так понравившиеся мне при первой встрече. Тогда они смеялись, сейчас же недоуменно смотрели на меня.
  ..На меня?
  Отводить взгляд было уже поздно, но из головы вылетели все разумные оправдания. Как-то успешно забылась гроза, а так же тот факт, что мы сидим в машине посреди поля. Хотя нет, вот как раз то, что мы сейчас совершенно одни, я прекрасно понимала.
  Он тоже.
  На несколько секунд задержав взгляд на лице, Кирилл нагнулся и осторожно коснулся моих губ. Не знаю, что он рассмотрел в моих глазах, но результат мне понравился. Запах сигарет не оталкивал, только придавал какую-то странную горечь, переплетающуюся с растерянными мыслями. Я оторвалась от губ и с легким восторгом пронаблюдала, как моя рука медленно проскользила по груди, обтянутой борцовкой, по плечам и дотронулась до колючей щетины. Кирилл неверяще взглянул мне в глаза и...
  И прошло десять минут с окончания моей истерики. Ровно столько мне всегда хватало, чтобы отойти от первого шока, всегда каким-то оцепенением накатывающего на меня.
  - Лебединский! - воскликнула я, растерянно облизываясь. Этот козел, нагло воспользовавшийся моим положением, завороженно смотрел на мои губы чуть затуманенными глазами с расширившимися зрачками. Наркоман чертов! - Выйди из машины! Я переоденусь. Правда, у меня с собой только испачканная одежда, но красоваться не перед кем. Зато сухая... Ты еще тут?! - Кир несколько секунд с пугающе-серьезным выражением лица посмотрел мне в глаза и вышел под дождь, громко хлопнув дверью, - Придурок... - пробурчала я, перелезая на заднее сидение. Черт, не мог что ли окна тонированными сделать? Не дай бог посмеет капли стереть и подсмотреть за мной, убью нафиг.
  Я достала платье Катрины Риск из сумки, которую "ботан" перетащил тогда с остановки вместе со мной, и скептически посмотрела на небольшое пятно от кофе на подоле. И всего лишь? Так это даже не страшно. Почти незаметно... Если бы не два НО: краю платья явно далеко до колена и оно розового цвета!
  Напялив на себя эту тряпочку, я не стала одевать слетевшую резинку и натянула её на руку. Кеды пришлось снять и залезть с голыми ногами на сидение, поджав их под себя. Фу ты, как мокрая курица в наряде от Гуччи или кто там еще крутой? От Юдашкина, блин!
  Чуть взбив волосы, чтобы те не казались сосульками, я облокотилась о спинку и расслабилась, насколько можно было это сделать в моем положении. После пережитой истерики я совсем забыла про свою бронтофобию, которая теперь мне казалась детской боязнью темноты. Подумаешь, молния ударит. Да у нее что, дел поважнее нет? Тут такой выбор: деревья вот эти вот сбоку, Кир, стоящий рядом с ними...
  Поймав себя на том, что дотрагиваюсь до своих горящих губ, я в панике замотала головой.
  - Как будто горчицы объелась! - подобрала я опеределение, больше всего подходящее к этому чувству. Сердце кольнуло, но я попыталась прогнать это ощущение теплоты. Нет-нет-нет, мне было противно и вообще даже ни капельки не понравилось!
  Лебединский залез на водительское место, даже не глянув на меня. И слава богу, а то я убила бы его тут же! Его правая рука привычно легла на руль, а я обратила внимание на ободранные костяшки с еще не засохшей кровью.
  С кем он там за эти пять минут подраться успел? Не дерево же он избивал?
  "А что же еще?" - настойчиво подсказал внутренний голос, - "Кроме вас тут никого нет".
  Я закусила нижнюю губу, пытаясь угомонить растущее чувство вины. Довела парня, называется...
  Но я вообще тут не виновата! Он сам полез, так что пусть теперь даже не давит на жалость! Светит тут своими ранениями!
  Достав свой телефон, я разлеглась на всю длину "диванчика" и посмотрела на сеть. Это уже стало привычным жестом, и я хотела убрать телефон обратно, как поняла, что в голке мигает две палочки. Не четыре, как в городе, но хотя бы столько!
  Радостно возопив, я подпрыгнула и ударилась головой о потолок, возмущенно заскулив.
  - Что ты там твор?.. - начал разворачиваться Лебединский, с растущим раздражением в голосе, но наткнулся на мой наряд и замолк. Медленно проскользнул взглядом по обнаженным ногам, глубокому декольте, вьющимся от влаги распущенным волосам на обнаженных плечам и хрипло откашлялся.
  - Сеть появилась, - как можно более дерзким голосом попыталась произнести я, но все равно чуть не сорвалась не середине слова. Кажется, он не заметил.
  Резко вырвав из моих рук телефон, он набрал короткий номер и прижал трубку к уху. Я случайно глянула на зеркало заднего обзора и пошла заказывать киллера для мурашек, заносившихся по коже. Светло-зеленые глаза неотрывно смотрели на меня.
  Кирилл передернулся и резко отвернул зеркало от меня, проводя ладонью по своим волосам. Мои пальцы напряженно дернулись, сильно напугав меня. А вот вы сами подумайте, что бы вы чувствовали, если бы ваши части тела начали жить отдельно от ваших мозгов?!
  - Да, доброе утро. Не могли бы вы эвакуировать легковую машину? ... Да, прямо сейчас. ... Да, срочно. ... Да, девушка, ОЧЕНЬ срочно! Можете даже прекратить со мной флиртовать и немедленно начать спрашивать информацию по делу! Сразу говорю, чтобы вы не спрашивали: я женат, у меня сорок детей двадцать пять внуков и четырнадцать правнуков!!! ...%Запрещено цензурой%, и какого %запрещено цензурой% она бросила трубку?!
  - И правда, с чего бы это вдруг? - язвительно отозвалась я, прожигая взглядом парня, находящегося на грани срыва. Боюсь, что он не будет плакать, как я, а просто убьет первого попавшегося под руку человека. Как вы думаете, кто это окажется?..
  - Звони сама, раз такая умная! - прорычал он, не глядя швыряя мой телефон ко мне в руки. Я с неприязнью посмотрела на макушку Лебединского и набрала последний номер.
  - Доброе утро, - бодрым, самым дружелюбным голосом из репертуара Катрины Риск пропела я.
  - Здравствуйте, вы позвонили в службу эвакуации, - дрожащим голосом пролепетала девушка из динамика. Я еще с большей ненавистью посмотрела на этого неандертальца, который смог обидеть особь с таким милым голоском. Вот же урод!
  - Как тебя зовут? - с улыбкой до ушей произнесла я. Проффесиональная привычка - соответствовать своему голосу. Краем глаза я заметила, зеркало снова повернулось ко мне, а в нем сверкнули недоуменные глаза Кира.
  - Виктория...
  - Вик, у меня к тебе есть одна очень важная просьба перед тем, как я воспользуюсь услугами твоей фирмы. Пообещай, что выполнишь её, - я добавила в голос доверительных ноток. Обычно таким тоном рассказывают о своих тайнах.
  - Я...
  - Просто пообещай, - я улыбнулась, смотря в окно, по которому текли капли воды. За пределами машины устрашаюшая гроза и серое небо, а своим голосом я научилась создавать отдельный мир: со своей погодой и своими правилами.
  - Х-хорошо, - произнесла девушка, чуть заикаясь, - Обещаю.
  Я поправила простое кольцо и тихо произнесла, на пару секунд прикрыв глаза:
  - Улыбнись.
  - Что? - кажется, не поверила в серьезность моей просьбы, моя единственная слушательница на данный момент. Нет, не единственная. Кирилл тоже слушал меня: возможно, даже внимательнее, чем сама Виктория.
  - Просто улыбнись, Вик, я больше тебя ничего не прошу. Когда мы договорим, возьми зеркало, посмотри на себя и улыбнись своему отражению. Уверяю, оно всегда улыбнется тебе. Делай так всегда, когда чувствуешь себя плохо. Сквозь слезы, разрываясь от боли... Просто смотри на мир с улыбкой.
  - Как тебя зовут? - еле слышно прошептала девушка.
  - Трасса М5, чуть ближе аэропорта, черная Тойота у обочины по направлению к Самаре, - с улыбкой прочитала я то, что молча настрочил Кир на блокноте и протянул мне.
  - Ожидайте через полчаса, - официальным ровным голосом произнесла Вика, словно ничего и не произошло, - Спасибо за воспользование услугами нашей фирмы.
  Я отключилась, снова пряча телефон в боковом кармане сумки, угрюмо посмотрела в светло-зеленые болотца этого обидчика невинных девиц и закрыла глаза, намереваясь вздремнуть до приезда эвакуатора.
  Не смотря на грозу, истерику и поцелуй Лебединского, на душе было по-летнему тепло.
  В прощальной фразе девушки слышалась искренняя, солнечная улыбка.
  ***
  - Это тот самый Кир? - поддразнивающе произнес Тим, смотря в окно, как будто мог увидеть удаляющегося Лебединского.
  - Нет, это умалишенный псих, - отозвалась я через запертую дверь. Комнату свою я любила, если не сказать обожала: квадратная, без окон, с кроватью вместо пола и колонками, вмонтированными в мягкие стены. Мы с братом сами делали её, не допуская в святую обитель никаких "ремонтников".
  Я отшвырнула платье в кучу грязного белья - да, фору мои привычки могли дать множеству мужиков - и вышла в зал, подойдя к бару, за которым стоял Тим, микшером перемалывающего клубнику с йогуртом, листиками мяты и льдом.
  - Если ты мне дашь этот нектар богов, я больше не буду брать твои запасы коньяка, - вожделенно уставилась я на нежно-розовый напиток. Пожалуй, это единственный розовый оттенок, который я просто обожала.
  - Ребенок, - спокойно отозвался Тимофей, вылил густую массу в бокал и протянул мне.
  - А зонтик? - обиженно протянула я, надувая губы. В душ я уже успела сходить, там же чуть вздремнула в теплой ванне с пеной запаха белого шоколада, а теперь мне нужна была приличная порция витаминов - и мы с миром снова обожаем друг друга.
  - Ты уже все зонтики обмуслякала, - с десткой жадностью притянул к себе коробочку с бумажными зонтиками-украшениями.
  - Не все! - возразила я, протягивая руки, - Ну Тимушка, какой коктейль без зонтика, ты вообще себе это представляешь?
  - С лимоном, - попытался предложить альтернативу братик, но я посмотрела на него, как на идиота. Тимофей печально вздохнул, поняв, что младшую сестру провести не удалось.
  - Текила с лимоном, коньяк с шоколадом, водка с огурцом,- заученно проговорила я, сиятельно улыбнувшись, - Ты меня сам учил, так что теперь даже не отнекивайся, - я цапнула красный зонтик из коробки, одела его на край бокала и завалилась на практически всегда незаправленный диван, - Как же всё-таки хорошо, что ты - крутой бармен.
  - А вот я уже начинаю жалеть, - вздохнул брат, пряча дорогую его сердцу коробку под стойку, - Стоп, что значит не будешь брать мои запасы коньяка? Так это из-за тебя он регулярно опустошается?! А ну, быстро отдавай коктейль!
  - Неееет, - завизжала я и, ловко балансируя между разбросанными вещами, скрылась в комнете, заперевшись на замок.
  Мы с Тимофеем жили в квартире одни, а потому нам никто не приказывал убираться каждый день. Вещи лежали там, где им было удобно, убирались мы тогда, когда надоедало дышать пылью. Жизнь без родителей была самостоятельной и ничуть не скучной, как бы они не пытались нам это внушить.
  - У тебя есть два пути, - зловеще проухал в щель между дверью и стеной Тим. его голос слышался приглушенно - всё-таки не зря мы разорились на звукоизоляцию, - Остаться навеки в комнате и стать жалким скелетом...
  - Или выйти и стать скелетом, обглоданным кровожадным братом! - со смехом парировала я, потягивая коктейль через трубочку.
  Через пять минут, когда "нектар" был допит и больше не рисковал быть отобранным, я чуть приоткрыла дверь и обнаружила Тима, копающегося во внутренностях системного блока. Заглянув обратно к себе, я с радостью поняла, что в чужом.
  - Хочешь знать, где я был? - показал чудеса проницательности брат, напомнив мне Колю. По ассоциям мысли пробрались к Лебединскому, из-за чего я случайно прикусила язык.
  - Хочу, еще как, - кивнула я и начала активно рассматривать кончик своего языка. Он мне понравился: такой красивый, в маленькую пупырушку, с красненькими точками. Хихикнув от своих бредовых мыслей, я пропустила фразу Тима и рассеянно переспросила, - Что?
  Брат недовольно посмотрел на меня.
  - Ты вообще меня слушала или занята мыслями о своем парне?
  - Что?! - я вытаращила глаза, вскинув взгляд на Тимофея, - Да какой он мне парень, ты чего, вообще офигел?!
  
  - Ты свои мозги оставила на практическом задании, в качестве материала для исследования?! Какая она мне девушка?!
  Арина рассмеялась, довольная реакцией брата. Кто бы его не доставал прежде, таких яркий эмоций у Кира не было еще ни разу.
  - Видимо, хорошая девушка, раз оставляет такие памятные впечатления.
  Кир перестал колотить самодельную грушу и уставился на сестру, с искрящимися глазами смотрящую на него. Девушка чуть приподняла брови и наклонила голову, улыбнувшись еще шире.
  - Вот только не смотри на меня так понимающе! Откуда тебе знать, о чем я думаю?!
  Кирилл снова повернулся к снаряду, обтянутому синей кожой и начал наносить тому серию ударов, чувствуя каждой напряжение своих мышц.
  - Да ты сам себе противоречишь, - усмехнулась Арина, ловко извлекая пилочку из косметички, - То ты её знать не знаешь, то утвеждаешь, что я права в своих домыслах.
  - Я такого не говорил!! - на выдохе выкрикнул Лебединский, чуть не сбивая дыхание.
  - Зато думал! - тоном, которому невозможно противоречить, заявила блондинка, подтачивая коготки. Парень не удержался и со всей силы ударил по снаряду, сбившись с ритма и чуть не отлетев на пол от ответного удара, - Вот! - довольно воскликнула Рина, подскакивая к брату, - Ты жив? - оттянула она ему веко и со смехом отскочила в сторону, когда тот клацнул зубами рядом с её только нарощенным ногтем.
  - Зря я тебя когда-то с Коляном познакомил, - язвительно произнес Кирилл, кидая в сестру боксерскую перчатку, - Он плохо на тебя влияет.
  - Я вообще-то психологию на отлично защитила! - встала на защиту своих умственных способностей Арина. Кроме того, ей было не очень приятно, что брат так сразу скинул всю вину на своего друга.
  - Да-да, защищай своего любимого Коленьку... - девушка возмущенно завизжала и кинулась на Кира с целью "расцарать одну очень умную морду", конец цитаты. Арине уже давно нравился интересный парень с потрясающими способностями разоблачить каждого при помощи одного лишь разума. Разумеется, обсуждать это с Кириллом она не хотела.
  Брат с сестрой не стали убивать друг друга, просто привычно подравшись подушками и распотрошив несчастных на составляющие.
  Убирая у себя в комнате, где и развернулось поле битвы, Лебединский думал, что у него крайне удачно удалось перевести тему.
  Ведь чтобы обсуждать свои чувства к кому-то, надо для начала хотя бы разобраться в них самому.
  ***
  Помните, я говорила, что у меня нет подруги? Признаюсь вам честно, я соврала. Подруга у меня была, но я нечасто последнее время о ней вспоминаю: мы были знакомы с раннего детства, но вот лет десять назад она уехала в Питер со своей семьей - её отцу предложили прибыльную работу и все семейство, не думая, рвануло в северный город с вечными дождями.
  Саша Васильева была практически незаметной девочкой со сложным психическим заболеванием - социофобией. Пожалуй, я была единственным человеком, который не являлся ее родственником, но тем не менее близко общался с этим зашуганным ребенком. В школе Александра пыталась скрывать свою болезнь, но обильная скромность привлекала внимание задиристых одноклассников, а потому её постоянно обижали, только больше обостряя фобию. Нам было всего по девять лет, но уже тогда я приняла взрослое решение: всегда защищать тихую девочку, боящуюся людей. Обещание сдержать не удалось - сотни километров явно мешали этому.
  Сейчас, увидев бледную девушку с белоснежными волосами, растрепанно обрамляющими чуть острое лицо, я не могла поверить своим глазам.
  А началось всё намного банальнее, с ситуации, которая стопроцентно бывает по несколько раз на дню в любой уважающей себя семье.
  - Тим, сходи в магазин, нам жрать нечего, - заорала я на весь дом, разглядывая содержимое холодильника - несколько помидорок, соленые огурцы, мешок лимонов и многочисленные бутылочки с сиропами для безалкогольных коктейлей, про регулярное опустошение которых братик даже не подозревал. Нормальной еды, разумеется, в белой техники не было - подозреваю, что для своих коктейлей он использует любые исходные материалы, включая сырую курицу и малосольные грибы.
  - Ты серьезно думаешь, что мне нечего делать? - безукоризненно вежливым тоном поинтересовался Тимофей, отрываясь от тыкания отверткой в материнскую плату. Как я поняла, таким образом он показывал, что он занят и не собирается никуда идти: подозреваю, что от бесцельных действий запчастям лучше не стало.
  Перестав с подозрением коситься сквозь арку между залом и кухней на брата, я поджала губы и, захлопнув дверцу холодильника, открыла шкаф. К сожалению, там было еще меньше содержимого - любимая банка с кофе и голубенькая коробочка с сахаром-рафинадом. Если бы отец или мать (что еще хуже и разрушительнее) увидели бы "обилие" продуктов в нашей квартире, то тут же вернули бы нас обратно домой, дабы их дети не погибли от голодной смерти.
  - Абсолютно, - с довольным видом ответила я и звонко хлопнула створкой. Створка обиделась и оскорбленно повисла на одной петле, вылетев из пазов, - Упс.
  - Молодец, - счастливо рассмеялся Тим, обрадованно глядя на мебельную травму. Вид у брата был такой, как будто ему только что сообщили, что он победил в выигрышной лотерее на миллион долларов. Или, как минимум, купили новую барную стойку, - Теперь будешь сама чинить, на мне только техника.
  - Ага, я же единственный мужик в доме, - буркнула я, пытыясь приподнять дверцу. Та протестующе заскрипела, не желая пострадать от моих рук еще больше. Бросив эту глупую затею и посчитав, что так кухня смотрится вполне оригинально и экстравагантно, я отошла на несколько шагов от висящего над тумбой шкафа и задумчиво осмотрела результат, - Хм... Еще бы не помешало для симметрии вторую створку изуродовать. nbsp;- У тебя есть два пути, - зловеще проухал в щель между дверью и стеной Тим. его голос слышался приглушенно - всё-таки не зря мы разорились на звукоизоляцию, - Остаться навеки в комнате и стать жалким скелетом...
  - А потом нас точно предки домой заберут, когда в гости придут, - улыбнулся ближайший родственник, ехидно приподнимая брови. Видимо, не одна я вспомнила про родителей.
  - Надо бы сходить к ним, уже месяц не виделись, - без особого энтузиазма промычала я. Ведь и в самом деле, лучше прийти самим, чем ждать неожиданного визита от них.
  - А ты не переводи разговор, - подмигнул брат, роясь в инструментах, ровным полукругом разбросанных по полу, - Я желаю отпотчевать.
  - Огурцами потчевай, - показала я ему язык, кивнув на холодильник, в котором прятались от обжор-хозяев зеленые маринованые овощи, - Они так и ждут, чтобы ты съел их, так хотят...
  - Они лежат там с нашего переезда.
  Мой запал как-то сразу пропал и я беззаботно улыбнулась, словно только что и не заставляла брата съесть закисшие овощи. Он многозначительно кивнул и выразительно провел пальцем по шее.
  nbsp;;- Нееет, - протянула я, отрицательно качая головой. Идея сразу как-то перестала мне нравится, - Я еще завещание не написала и мужа себе не нашла, я не готова умирать. Давай-ка мне деньги и пойду я в магазин.
  Тим посмотрел на меня, ни на секунду не изменяясь в лице, но всем своим видом говоря "Вот это наглость!". Ему вообще надо с такой мимикой в покер играть: мы разбогатеем, он попадет в книгу рекордов Гиннеса. Все счастливы, хэппи энд!
  - Кажется, кто-то недавно получал зарплату? - ровным тоном произнес брат, поднимаясь на ноги и хищной походкой подкрадываясь ко мне. Я на секунду пожалела, что в кухню нет двери, а путь до комнаты закрыт.
  - Ты получил зарплату? - радостно воскликнула я, строя из себя дурочку. Мне даже понравилось, надо почаще так делать. Тот факт, что моя зарплата сейчас бережно хранилась на карточке, я успешно проигнорировала. Деньги копить я умела, только вот до сих пор не придумала на что. Скорее всего на новую доску - как эта треснет, так и куплю себе новую верную подругу. Желательно подороже, чтобы хватило на более долгое время, а не на месяц - как всегда.
  - Катерина Юрьевна, - безукоризненно вежливым тоном с ноткой укора произнес брат, тем не менее доставая кошелек из кармана куртки, висящей в прихожей, - Ты не моя сестра.
  - Твоя, еще как твоя. Не отрекайся от родственников, тебе со мной еще жить, - проигнорировав мои слова, Тим торжественно вручил мне тысячу рублей. Сначала он хотел дать в два раза больше, но подозрительно прищурился, вспомнив мой потрясающий дар транжирить деньги, и спрятал вторую бумажку обратно в тонкий кошелек, - Мааало, - протянула я, с жалобным видом рассматривая зелененькую купюру. Подрисовать что ли пару ноликов?..
  - На еду хватит, - строго произнес Леонтьев и протянул руку, - Если не хочешь, давай обратно.
  Разумеется, я мгновенно передумала и со счастливым видом направилась в магазин. Если говорить на чистоту, то я вообще думала, что он даст мне рублей триста. Как оказалось, деньги у братца имелись, что было мне только в плюс. Сейчас меня абсолютно не волновало, откуда у него внезапно появились такие деньги, но вот гораздо позже я думала, что не помешало бы и задуматься на этот счет.
  Ближайший магазин находился через целых два квартала от дома, что в столь крупном городе казалось просто невероятным. Но вот ближе был только крошечный зелененький ларек со скудным ассортиментом, который меркантильные продавщицы предлагали по заоблачным ценам. Разоряться мне не хотелось, а потому я с чистой совестью решила прогуляться до крупного магазина самообслуживания, который преданно снабжал несколько близлежащих кварталов продуктами уже несколько лет.
  Вежливо пропустив кряхтящий трамвай вперед, я, занятая думами насчет одного определенного гражданина с потрясающей татуировкой дракона на спине, которого я уже не видела почти неделю с той памятной поездки в грозу, перешла через рельсы и тут же замерла на месте, неверяще уставившись в небольшой закоулок между двумя домами, ведущий к гаражам. Именно тут я увидела мою старую подругу, про которую за столько лет я уже успела и забыть.
  Сначала я даже не узнала её - за десять лет Саша успела повзрослеть и, стоит сказать, похорошеть. Если раньше, со своими короткими волосами и нескладным телом, она была похожа на мелкого мальчишку, то сейчас девушка скорее походила на хрупкого ангела, зачем-то спустившегося на землю. Да, звучит пафосно, но вы просто не видели её сейчас - в нежно-голубом платье с длинными рукавами, белоснежными волосами, падающими на плечи, и испуганными глазами. Цвет их на таком большом расстоянии разглядеть было трудно, но я до сих пор помнила ярко-голубые глаза с еле земетным зеленым оттенком.
  А понять, что это именно та Александра Васильева, не составило особого труда: так же, как и в детстве, она плотно прижалась к кирпичной стене, до боли прижав правую руку к сердцу и панически закрыв рот другой. Моя подруга всегда делала так, когда её унижали, чтобы не разрыдаться прямо на глазах у обидчиков, показав им свою слабость. Ссутуленные плечи, чуть согнутые в коленках ноги и страх. Безумный страх, который окружал её со всех сторон и буквально разрывал изнутри.
  Я сама не поняла, как так быстро добежала до этого переулка.
  - Привет, мальчики, - выдала я самую широкую и самую наглую улыбку из своего репертуара, резко выпрыгивая прямо между Сашей и двумя мужчинами подозрительной наружности. На секунду я даже почувствовала себя суперменшей, а потом пришел страх - даже при большом желании я не справлюсь с двумя здоровыми мужчинами, - Вы что-то хотели?
  "Мальчики", приближающиеся к сорокалетней отметке, желтозубо ухмыльнулись, переглянувшись. Видимо, их только обрадовало появление нового действующего лица. Тем более, что это лицо было женского пола.
  - Познакомиться с этой симпатичной девкой, - мотнул головой за мою спину тот, что казался более пригодным для общения, - Пардон, с девушкой, - как-то пошловато хихикнул он, плотоядно рассматривая меня. Руки сами собой чуть одернули футболку, стараясь натянуть её ниже - то, что на мне надеты еще широкие рваные джинсы, я благополучно забыла. А какие бы ваши действия были после такого раздевающего взгляда?!
  - Кажется, девушка не очень желает знакомится, - наставительно произнесла я, делая маленький шажок назад. Только сейчас я заметила в руках второго пустую пивную бутылку, которую он вполне воинственно держал за горлышко. Надеюсь, он не пойдет с ней на двух беззащитных незнакомок? Ведь не пойдет?
  - Ну, на крайний случай я знаю одну смелую цыпочку, которая сама проявила инициативу для нашего знакомства, - выдал заумную фразочку первый мужчина, который в тот момент казался бывшим профессором, пропившим всё свой состояние. Масляный взгляд снова прошелся по мне. Интересно, что он там разглядел за этой одеждой, достойной звания мешка - для похода в магазин я не собиралась наряжаться, - Горячая, скажу тебе, штучка...
  Как всегда, тот факт, что сейчас уже девять часов вечера и никто даже не подумает помочь двум незнакомым девушкам неопределенного возраста, я осознала только в тот момент, когда поворачивать обратно было уже поздно.
  - Да? - мило улыбнулась я и, сделав еще один шаг назад, подхватила растерянную Сашу под руку. Она несильно дернулась, желая отшатнуться от странной незнакомки, но я только крепче перехватила её. Она не узнала меня и это немного неприятно задело меня. Совсем чуть-чуть. Просто привыкла, что в детстве я была для Александры лучшей подругой и единственным человеком, чьи прикосновения не были для нее неприятными, - Вот и желаю вам хорошо провести с ней время, а мы с подругой пойдем, очень уж спешим. Правда, Саша? - я пристально заглянула в глаза девушке, на секунду прищурившись.
  Давай, Санька, узнавай меня, свою спасительницу! Зря я тебя что ли с первого по третий класс спасала от этих придурков-одноклассников?
  Голубые глаза непонимающе расширились: похоже, она даже не собиралась меня узнавать. В сознании на секунда поднялась обида, но я тут же отбросила глупую эмоции. В самом деле, мы десять лет не виделись - она уже давно забыла меня.
  - А вы не хотите поразвлекаться с нами? - внезапно решил поучаствовать в разговоре второй мужчина. Не смотря на непрезентабельную внешность, голос у него оказался просто чарующим - таким только сказки на ночь рассказывать. Я чуть заинтересованно подняла взгляд, чтобы еще раз убедиться, что спортивные треньки и рваная олимпийки на обладателе завораживающего баритона мне не померещились, - Обещаю, будет интересно.
  - Нет, спасибо, - степенно кивнула я и начала пятится в сторону людной улицы с включившимися фонарями, не забывая при этом тянуть Сашу вслед за собой. Странные нынче грабители-насильники пошли.
  - Эй, крошки, вы что, отказываете нам? - угрожающе произнес тот, которого в мыслях я обозвала Профессором, - Да мы вас...
  К моему удивлению, Сказочник легко тронул его за плечо, мгновенно заставляя своего напарника замолчать и покорно опустить голову. Это казалось неожиданным - именно Профессор, на первый взгляд, был главарем в этой небольшой преступной банде из двух человек. Но вот глаза не обманывали меня мужчина в дырявом черном пиджаке с многочисленными заплатками недовольно качнул головой и развернулся, удаляясь в сторону гаражей. На мгновение - всего лишь на мгновение! - я встретилась глазами с криво ухмыляющимся Сказочников, чуть приподнявшим голову, на которой красовалась фиолетовая кепка с квадратным козырьком.
  - Мы еще встретимся, - негромко произнес он, а пустой переулок услужливо донес до меня эти многообещающие слова.
  ***
  - Кто вы? Мы знакомы? - тонкие брови до сих пор были испуганно изломлены, Саша не могла успокоится после встречи с этими ненормальными мужчинами, которые искренне не понимали странной реакции девушки, которая едва не пустилась в истерику. Ага, наверное, они привыкли, что жертвы этого города более смелые и наглые, а тут приехала такая нежная питерская штучка со слабым психическим здоровьем и поставила опытных маньяков в полную растерянность.
  Путем долгих уговоров мне всё-таки удалось затащить девушку в круглосуточное кафе. Я сразу же выбрала место, находящееся в углу от прочих столиков, за которыми, не смотря на позднее время, так же сидела многочисленная молодежь. Уверенно подойдя к стойке и заказав два горячих шоколада с простым крем-брюле, которое в детстве Васильева просто обожала, я поставила заказ перед всё еще не отошедшей от шока девушкой и плюхнулась перед ней на стул, подперев лицо руками.
  - Санёк, я сейчас обижусь, если ты прямо сейчас не узнаешь меня, - с наигранной оскорбленностью произнесла я, весело смотря на подругу детства. Глаза расширились еще больше, придав девушке окончательное сходство с героинями японских мультиков. Как их там называют?.. Аниме, кажется. Пару лет назад я увлекалась этим делом и даже побывала на нескольких косплей-фестивалях, напялив на себя ядовито-зеленый парик и короткую юбку того же цвета.
  Саша неверяще проскользнула по мне взглядом, отмечая сходство между теперешней и девятилетней мной. Угольно-черные волосы, собранные в кособокий хвост первой попавшейся под руку резинкой, большие серые глаза - сейчас они были хитро прищурены, чуть обветренное от постоянных тренировок лицо и маленькая родинка, которая при улыбке чудным образом пряталась в ямочке, появляющейся на щеке.
  - Катя? - еле слышно тонким голоском выдохнула Александра, на что я обрадованно всплеснула руками, довольно рассмеявшись.
  - Так что ли изменилась? - я ехидно взглянула на подругу, - А вот ты ни капельки - всё так же попадаешь в неприятности. Как тебя в Самару занесло-то?
  Она качнула головой, до сих пор не в силах совладать со своим собственным голосом. Похоже, ей не верилось, что её снова спасла та самая Катюха Леонтьева, которая доставала своей вредностью многих, но смогла стать лучшей подругой для беловолосой девчонки, шугающейся людей.
  - Меня сюда работать отправили, - прошептала Васильева, испуганно смотря на меня.
  "Отвыкла", - с горечью подумала я, опуская глаза, - "Столько лет прошло, теперь она снова считает меня чужой"
  - На кого выучилась? Как и хотела, на экономиста? - мягко улыбнулась я, проницательно заглядывая в глаза подруге. Считать её бывшей не хотелось даже в мыслях. Раз она уже работает, значит поступила в колледж, а не стала учиться все одиннадцать классов. Не смогла, наверняка просто не выдержала давящего коллектива.
  - На учителя вокала для младших классов, - приятно удивила меня девушка, у которой с самого детства был сильный голос. Жаль только, что она редко его использовала.
  - Помнишь, как я вытащила тебе на сцену во втором классе, на новогоднем концерте? - ностальгически улыбнулась я, вспоминая такие давние события, крепко отложившиеся у меня в голове.
  - Я тогда так боялась, - передернула плечами Саша, но на её лице появилась столь редкая улыбка. Всё-таки помнит! - А ты меня еще и петь заставила, я думала, что прямо там в обморок упаду.
  - Зато как мы зажгли зал! - рассмеялась я, обрадованная тем, что Васильева всё-таки оттаяла. Может, надежда снова возобновить нашу дружбу еще не настолько потеряна.
  - Ты жутко фальшивила, - выдавила тихий смешок Александра, отпивая первый глоток из чашки и перемешивая ложечкой подтаявшее мороженое. Почему-то я обрадовалась еще больше - лично я ничего такого не помнила: да мне вообще тогда казалось, что я пою на высшем классе. Когда Сашка уехала в Санкт-Петербург, мне пришлось продолжить ходить на вокал. Без подруги, вместе с которой я тогда и поступала в кружок, я продержалась только один год.
  - Мне было восемь лет, - ловко выкрутилась я, тут же подобрав подходящее оправдание.
  - Между прочем, мне тоже, - улыбнулась девушка, окончательно расслабившись, - Нет, ты совсем не изменилась, - ответила она мне на вопрос, про который я уже успела забыть.
  - Просто у кого-то дырявая память, - с удовлетворенным видом кивнула я, потирая озябшие руки. Всё-таки осенним вечером в одной футболке было довольно прохладно, о чем мне сообщили мурашки, забегавшие по всей поверхности моего бедного тела.
  - А ты сейчас работаешь или учишься? - вновь проявила чудеса вежливости Саша, напомнив мне о бесконечных попытках тихой первоклассницы научить свою подругу банальным правилам приличия. Совсем распустилась я без неё.
  - Работаю, но не по профессии, - беззаботно махнула я рукой. Проучившись на программиста четыре года, я забросила эту профессию - и Тима с его бесконечной аппаратурой в нашей семье хватает, - Всё-таки, программирование - это не моё, я на радио сейчас просиживаю.
  - Катрина Риск, - тихо шепнула Васильева, предусмотрительно понизив голос. Если в случае с Аней, той сумасшедшей (в самом хорошем смысле этого слова) девчонкой, с которой мне посчастливилось попасть в обезьянник, я удивилась, то сейчас даже заранее ожидала чего-то подобного, - Я практически сразу узнала знакомые нотки в твоем голосе.
  - Ты слушаешь Экстрим-FM? - неподдельно удивилась я, приподня брови. Мой голос звонко прозвучал в небольшом зале, привлекая внимание большей половины посетителей. Увидев, как Саша вжала голову в плечи, затравленным взглядом оглянувшись по сторонам, я чуть качнула головой (всё-таки такую болезненную боязнь людей в девятнадцатилетней возрасте нужно искоренять), но громкость в голосе понизила, - Просто не ожидала - это радио слушают люди, как-то связанные с эктремальным спортом.
  - Ты просто не знаешь, насколько опасно учить правильно петь этих мелких чертят, - почти ласково улыбнулась девушка. Не смотря на свою фобию, она, как и полагалось небесному ангелу, просто обожала детей и всяческих животных самых разных семейств и подвидов. От пушистых котят до склизких и противных земноводных, которых даже я не жаловала.
  - Да уж, и замечательно, что мне не посчастливится это понять, - на всякий случай перекрестилась я, передернувшись. Как только вспомню дочь одного из моих старших троюродных братьев, так в дрожь бросает, - А то еще встретится такая же оторва, как и я, что мне с ней тогда...
  Мой голос оборвался на середины фразы, а я так и замерла с открытым ртом, растерянным взглядом уставившись в противоположный конец зала, где только что хлопнула на несколько секунд отворившаяся дверь.
  Кир зашел в кафе, хозяйским жестом обнимая за талию звонко смеющуюся девушку с темными волосами, чуть отливающими в красный оттенок. Она оглянулась ища свободное место и тем временем слушая что-то, что нашептывал ей на ухо парень, нежно отодвинув прядку с лица. На плечах у неё была накинута куртка Лебединского.
  Как вы уже догадались, та самая, которую он доблестно одолжил мне во время памятной грозы.
  - Катя, что-то случилось? - слегка дотронулась до моего предплечья Саша, заставляя на этот раз меня вздрогнуть от неожиданного прикосновения. Я резко опустила голову, закрывая уже давно отросшей челкой (которая, кстати говоря, успешно потеряла это гордое звание) лицо, но не переставая следить за этим моральным придурком, делающим заказ у стойки, в то время как девушка прошла и села за соседний столик. Прямо рядом с нами! Я выругалась и начала тут же искать пути к отступлению. Интересно, тут черного хода нет? - Это твой парень?
  - С чего ты взяла?! - панически воскликнула я громким шепотом, успокаивающе прикусывая ноготь на мизинце правой руки. Детская привычка, которую так и не удалось искоренить.
  - Ты занервничала, когда он зашел с этой девушкой, - подруга проследила за моим нервным взглядом, а я неожиданно вспомнила, что как бы являюсь самоуверенной наглой девчонкой, которую не волнует чужое мнение. Вот именно, что "как бы". Под удивленным взглядом Васильевой, я откинула волосы обратно, резким жестом забрав их за лоб, и как-то уж слишком натянуто улыбнулась.
  - Я вообще его в первый раз вижу, - чуть дрогнувшим голосом произнесла я, сама испугавшись внезапных перемен в своем характере. И когда я это стала такой степенной девочкой? Это точно я только что спасла подругу детства от подозрительных личностей? Может, это мой двойник-Павлова вернулась из Франции, чтобы совершить пару добрых дел?
  - Я пока еще не решила, сколько я тебя знаю - три года или тринадцать лет, но в любом случае, точно знаю, что ты бы не стала так реагировать на незнакомого парня, - я удивленно перевела взгляд на Александру. Это была самая длинная фраза, сказанная ею. Всё-таки девочка изменилась, выросла. Сомневаюсь, что та молчаливая третьеклассница Санька смогла бы сформулировать такое длинное предложение. Только когда я вдоволь поудивлялась над переменами, произошедшими в подруге, до меня дошел смысл фразы и я, удержавшись от желания пристыженно опустить глаза, нагло задрала подбородок, вызывающе прищурившись.
  - Никак я на него не реагировала, - резко ответила я дерзким тоном и, противореча собственным словам, вновь напряженно замерла, плотно сжав губы, чтобы с них не слетело очередное едкое замечание.
  В своё оправдание скажу, что причина у меня была более, чем уважительная: Кирилл, поставивший поднос с двумя чашечками перед своей спутницей, нагнулся, чтобы поцеловать её, и столкнулся с моим пристальным взглядом.
  Шах и мат. Трехэтажный мат.
  
  Лебединский скользнул губами по щеке девушки, которая явно ожидала большего, а потому обиженно уставилась на парня, недовольно нахмурившись. Мне не удалось сдержать самодовольной улыбки: только убедившись, что Кирилл заметил меня, я перевела взгляд на чуть растерявшуюся Сашу.
  - Где ты жить будешь? - с вопросительной полуулыбкой спросила я девушку, мысленно проклиная себя. Меньше всего меня сейчас волновал этот вопрос, а вот зато других было целое море. Замечу, что были они совсем к иному человеку, но вот задавать я их не собиралась. В ближайшее время. Нет, вообще не собиралась! Или...
  - В старой квартире, в ней эти десять лет родственники жили, а сейчас съехали, - Васильева окончательно раскрепостилась (насколько это можно сказать в её отношении) и говорила свободно, практически не запинаясь на каждом слове. А вот во взгляде любопытство увеличилось - от проницательной девушки не скрылось то, что я стараюсь вести себя как можно более беззаботно, время от времени явно переигрывая. Правильно сделала, что не пошла в театральное - с такими способностями меня отчислили бы на первый же семестр.
  - То есть в моем старом дворе? - искренне улыбнулась я, даже на миг забыв про соседний столик. А вот сам соседний столик про меня забывать совсем не хотел - всей своей левой стороной я чувствовала взгляд Лебединского и его спутницы, заметившей, куда пялится её суженный. Быстро же он себе девушку нашел. Всего шесть дней не виделись, а уже успел подсуетиться. Бабник.
  - Не похож он на бабника, - почему-то вдруг тихим голосом заметил Александра и до меня дошло, что последнее слово (а может, и не только его) я произнесла вслух. Я эмоционально хлопнула ладонью по губам, мысленно уже прикидывая, красиво ли будет смотреться зашитый толстыми нитками рот и каким образом мне тогда придется продолжать работать на радио.
  - Похож, еще как похож! - возмущенным шепотом начала защищать "профессию" этого придурка, чуть нагнувшись к подруге, чтобы мой голос слышала только она, - Ты посмотри на него! Какая фигура, внешность, глаза... А голос! Нет, ты послушай этот голос! Натуральный бабник! Да, у него еще на спине татуировка такая, в виде... - что я мелю?! Причем тут татуировка? - А еще он целуется, как бабник, - мстительно добавила я, случайно повысив голос. Пусть я сделала это и не специально, не результат стоил того: острые нарощенные ноготки девушки впились в руку парня, заставив его отвлечься от меня. Мелочь, а приятно.
  - Ты уверена, что видишь его в первый раз? - серьезным тоном, заботящимся о моем психическом состоянии, произнесла Саша. Из-за её слов я не услышала, что прошипела красноволосая девка в лицо Лебединскому, но по интонации было легко догадаться, что что-то не очень приятное. На щеках у него заходили желваки, которые всегда появлялись, когда он злился, бесился или раздражался.
  "Извини, девочка, но больше у тебя нет никаких шансов. Абсолютно", - с каким-то кровожадным удовлетворением подумала я, широко ухмыляясь. Внезапно в сознание влетела напугавшая меня мысль: мне не хватало этих немного детских войнушек. Общение с этим чмошником напоминало мне игру "Кто кого первый доведет до ручки?", и я успела соскучиться по этим "состязаниям".
  - Козёл, - прошипела я себе под нос, после чего Саша окончательно повеселела, напомнив мне нормального человека, а не зашуганную социофобку.
  - Видимо, всё-таки не в первый, - улыбнулась она и с ехидством прошептала мне на ухо, заранее предвкушая мою реакцию, - Потому что он не отводит от тебя взгляда. По-моему, он тебя хочет, - неожиданно произнесла девушка и спустя две эффектные секунды добавила слово, коллосально меняющее дело, - ...убить.
  - У нас это взаимно, - зло вырвалось у меня, когда я снова не успела прикусить язык.
  - Прямо как в детстве, - рассмеялась Александра, весело качая головой, - В начальной школе ты тоже постоянно дралась со старшеклассниками.
  Да, и такое тоже было в моей бурной молодости. Раньше я постоянно искала приключения и всегда их находила. Любовь влезать в неприятности у всего семейства Леонтьвых была на подсознательном уровне - стоит заметить, мы всегда этого добивались, причиняя немало неудоств окружающим нас людям. Наверное, именно поэтому ни у кого из моих родственников не было огромного количества друзей: слишком уж сложно держаться рядом с теми, кто постоянно ищет способ посуматошней прожить свою жизнь.
  - Они сами лезли ко мне, не верили, что их сможет побить какая-то девчонка, - с наигранным возмущением начала защищаться я и весело скривила рожицу.
  - Но она их успешно побивала - бедные мальчики с позором уходили в свой родной класс, под дружные смешки одноклассников, - рассмеялась Саша, с веселым прищуром смотря на меня. На секунду её взгляд метнулся в сторону и девушка с каким-то материнским укором посмотрела на меня. В тот момент она мне напомнила какой-то гибрид Тимофея и моей мамы, такой у него взгляд был в тот момент, когда створка шкафа повисла на одной петле.
  - Что? - нахмурилась я, чуть закусив губу и борясь с желанием посмотреть на... В общем, туда, в сторону.
  - У него такой взгляд... - неуверенно произнесла подруга, еще больше разжигая во мне любопытство. Да не интересно мне, ни капельки! Совсем-совсем не интересно.
  - Страдающий? - немного радостно предположила я, успокаивающе настукивая костяшками пальцев похоронный марш по тарелке, столу и салфетке, чуть приглушающей звук. Если бы это услышал кто-то другой, то он ничего бы не понял, но Васильева, с детства занимающаяся музыкой, сразу разобрала ритмичный стук и тихо усмехнулась.
  - Убийственный, - окончательно разочаровала меня она и посмотрела на меня с каким-то выжидательным нетерпением. Я удержала в себе очередное "что?", потому что знала, чего она от меня ожидала. Что я встану и украшу его морду парочкой фиолетовых синячков за одни только отрицательные мысли, направленные в мою сторону.
  - Я даже свои силы на этого козла не буду тратить, больно много чести, - презрительно фыркнула я и резко допила шоколад, мечтая о чем-нибудь более крепком, - Пошли.
  Саша даже не думала возмущаться и следом за мной поднялась из-за стола, почему-то улыбаясь. Меня пугала её слишком добрая улыбка, не слезающая с губ последние несколько минут.
  Только сейчас я задалась вопросом, почему испытываю такую злость к этому блондинистому придурку? Потому что он мой соперник? К остальным я отношусь вполне дружелюбно. Потому что он меня притащил к себе домой? Так он только помог мне этим. Прямо в этот момент мне пришлось с недовольством признаться самой себе, что злилась я только из-за того, что он не выходил последнее время из моей головы, а когда появился в кафе, я на несколько секунд испытала странную радость. А сейчас злилась - он обратил на меня внимание, но не сделал ничего, чтобы завести разговор, которого мне не хватало.
  Только открывая дверь на выход, я обернулась через плечо, чтобы посмотреть на Лебединского, и только тогда поняла, что не хочу снова расставаться с ним.
  И просто ушла. Пора взрослеть.
  ***
  - Долго ты чего-то ходила за продуктами, - упрекнул меня брат, как только я перешла порог квартиры. Я рассеянно зашвырнула сумку на кухню и, не включая свет, выглянула в окно, облокотившись локтями о подоконник и вглядываясь в непроглядную темноту на улице. Фонари почему-то отключили раньше обычного и теперь не было видно даже дерева, стоявшего прямо рядом с нашим окном. Мурка подлизывающе потерлась о ногу, но я раздраженно оттолкнула её от себя, задумчиво смотря на сигареты. Родственник курил редко, только когда его нервы натягивались до предела, угрожая порваться. Как правило, такого практически не случалось - Тим был самым спокойным человеком, которого я знала.
  Тимофей зашел на кухню, когда я достала сигарету из пачки, и тут же резко вырвал её из моих рук. Я разочарованно отбросила зажигалку и развернулась кругом, доставая из того самого пострадавшего шкафчика со сломанной дверцей бутылку чего-то горячительного.
  - Встретила своего парня? - точно определил причину моего настроения брат, разбирая огромный пакет. В магазин я всё-таки сходила, сразу после того, как обменялась телефонами с Александрой и проводила её до остановки, убедившись, что подруга села на нужную маршрутку.
  - Я не поэтому поздно вернулась, - хмуро отозвалась я, пыхтя над бутылочной пробкой, - Санька из Питера вернулась, я спасла её случайно от каких-то уродов. Как всегда, она притягивает к себе разных бандитов, - воспоминание о подозрительных мужчинах еще больше испортило мне настроение и я активней начала дергать деревянную затычку в стеклянном горлышке. Увидев мои действия, Тимофей не потерпел такого издевательства над сосудом и мягким движением отобрал у меня свой рабочий материал. Возражать я не стала, опускаясь на стул и устало закрывая лицо ладонями, - Я его ненавижу, - зачем-то сказала я брату, смотря на него сквозь пальцы. Тот ухмыльнулся, ставя бутылку на место, - Он меня бесит. Урод, - я прикусила щеку и как-то дерганно отодвинула руки от лица, подняв опечаленный взгляд на Тима, - Когда я успела стать такой безвольной мямлей?
  - Я был там, - неожиданно произнес он, смотря мне в глаза и облокачиваясь о кухонный стол, - На дне рождении у Самойлова, - видя непонимание с моей строны, пояснил брат, - У лучшего друга твоего Кирилла, раз уж тебе будет так легче.
  - Он не мой, - шокированно прошептала я, неверяще смотря на Тимофея. Он был на дне рождении у Николая?.. Откуда они вообще знакомы? Может, он еще и Лебедиского знает?!
  - Коля - наш троюродный брат по папиной линии, - с удовлетворением произнес брат, отрезая кусок колбасы большим ножом для разделки мяса. Его радовали мои серо-голубые глаза, расширяющиеся еще больше с каждой секундой, - Странно, как ты умудрилась не заметить меня, я сидел за соседним столиком.
  Так вот где он был ночью! Черт, а не мог сразу сказать?!
  - Почему ты меня не остановил?! - вырвалось у меня и я вскочила на ноги, гневно сжимая руки в кулаки, - Еще брат называется, мог бы и запретить Киру тащить меня в машину! А вдруг он что-то сделал со мной, пока я была в не очень трезвом состоянии? Тем более, что я была совсем даже не против!
  - Он бы не стал, не в его стиле, - с наигранным равнодушием произнес Тимофей, проигнорировав последнюю фразу и сдерживая улыбку. По-моему, складывающаяся ситуация его только веселила, - Он любит добиваться неприступных девочек.
  - Так какого ты не говорил мне ничего?! - громко закричала я, наступая на брата.
  - Тише, тише, соседей разбудешь, - низким успокаивающим голосом произнес Тим, перехватывая мои руки и аккуратно отводя их от своей шеи. Ну, привычка у меня такая - душить людей, не удивляйтесь. У всех своё хобби, - Рано было.
  - А теперь почему стало можно? - безразлично прошептала я, отходя назад и закрывая глаза. Наверное, как раз-таки именно потому, что "я стала безвольной мямлей".
  - А он ведь сильно затронул тебя, - облегченно рассмеялся брат, откусывая выроненный прямо на тарелку кусок колбасы. Похоже, он реально подумал, что нервная я тут его убивать собралась, - Иначе бы ты уже на следующий день забыла про него.
  - Мне вообще на него плевать, - тихо отозвалась я, выходя из кухни, - Разбудишь в шесть, мне завтра на работу к восьмичасовому эфиру.
  
  Тимофей с улыбкой посмотрел на дверь, за которой скрылась его сестра. Такой он её не видел давно: Катерина всегда была веселой и позитивной девушкой, но вот в последнюю неделю она словно резко повзрослела, став более серьезной. Парень не просто подозревал, он был уверен в том, что в этих изменениях как-то замешал Лебединский, друг его дальнего родственника. Тим с Николаем были похожи друг на друга характерами - кто знает, если бы Леонтьев пошел на психолога, то тоже смог стать таким же профессионалом с большими планами на будущее.
  Когда Тимофей увидел сестру, выбравшуюся из машины Лебединского, он не поверил своим глазам. Что она тут делает? Неужели она решила провести ночь вместе с Кириллом, которого она на дух не переносит? Или... может быть, она не так уж его и ненавидит?
  Сейчас он только еще больше убедился в этом. Младшая сестрица не стала бы так эмоционально реагировать, будь к нему равнодушна. Катя скорее бы расхохоталась от такого предположения, а не краснела, сразу же начиная защищаться.
  - Осталось только ей самой понять это, - улыбнулся Леонтьев, что-то печатая в телефоне. Мурка мяукнула и повторно сделала жалобные глазки, чуть шевельнув белыми усиками, - Сейчас, животное, - ласково отозвался парень, легко погладив кошку по голове. Та подалась вперед и довольно замурлыкала, предвкушая предстоящий поздний ужин.
  Через несколько минут, когда Тим уже покормил Мурку и ушел спать, на столе засветился экран телефона. "Сообщение доставлено" - было написано на черной табличке белыми буквами.
  Понять свои чувства сестренка должна сама... А вот помочь ей это сделать не помешает.
  ***
  Обхватив руками обнаженные плечи, я покачивалась из стороны в сторону на стуле, не забывая дрожать от холода и зевать каждые пятнадцать секунд. И кто придумал свитера с такими огромными вырезами?
  Посмотрев на Женю, сидящего за своим пультом, я ухмыльнулась: он на несколько секунд приподнял белую бумажку с яркой надписью "Ты бы еще купальник одела" и приподнял брови. В очередной раз раскрыв пасть и продемонстрировав дружку свои идеально белые зубки, я рассеянно махнула рукой и подвинула ближе к себе микрофон.
  - Вы на Экстрим-FM, с вами Катрина Риск, а у нас всё еще утренний эфир и топовые хиты этого года. Делайте заказы на сайте, звоните нам и продолжайте скалить свои очаровательные улыбки всем будним неприятностям.
  Как назло, Камышов поставил какую-то медленную и практически мгновенно усыпляющую композицию, заставив меня приглушенно зарычать на него и резким движением снять с себя наушники, приложив об стул.
  - Опять скандалишь, - утвердительно ухмыльнулся Женя, качая головой на тот факт, что я опять ушла со своего рабочего места, - Такими темпами вылетишь отсюда.
  - Не вылечу, - самоуверенно ухмыльнулась я, заглядывая в плей-лист диджея. Половину песен можно было смело назвать колыбельными, - Только если ты оденешь вот этот чудесный розовый пуловерчик и будешь высоким сопрано вещать в эфир позитивные речи.
  Отпихнув меня от монитора, Женя оценивающе оглядел мой прикид и скептически поджал губы.
  - Вот если бы на пару размерчиков больше... - углядев моё зверское выражение лица, парень расхохотался и впихнул мне в руки банку энергетика, - Возьми, тебе кофе уже не помогает. Ты что по ночам делаешь, дитятко?
  Сделав глоток и поморщившись от противного вкуса, я откинула на спину мелкие завитушки, в которые сегодня превратились мои волосы, и удрученно вздохнула.
  - Понимаешь, тут такое дело...
  - Пока не понимаю, - парировал диджей, который с самого утра прибывал в пугающе-приподнятом настроении.
  - Да я тоже пока что не до конца соображаю, что происходит, - со вздохом натянув юбку пониже, я пожалела, что сегодня не взяла с собой сумку с повседневной одеждой и скейтом. Больше всего мне сейчас хотелось сходить на площадку и немного потренироваться: меньше, чем через два месяца, намечалось командное соревнование, в котором мы с Ланой претедентовали на одно из первых мест, - В общем, я взяла отпуск.
  Женя, отвечающий кому-то в социальной сети, резко замер и перевел на меня взгляд. Его рука медленно потянулась к моему лбу, и, когда ледяные пальцы коснулись моей кожи, я резко отшатнулась назад.
  - Катенька, ты заболела? - тоненьким голосочком поинтересовался он, словно уже начиная входить в роль Катрины Риск. Правильно-правильно, пусть готовится!
  - Около месяца меня будет заменять Дианка, - угрюмо продолжала я, не обращая внимания на мрачнеющего Женю, начинающего понимать, что я говорю серьезно. Ди Психея - наш внештатный ведущий, которая приходила только тогда, когда мне чисто по человеческим причинам хотелось отдохнуть. Так как свою новую работу я любила, девушка практически никогда не появлялась на радио и спокойно училась себе на своем факультете журналистики, абсолютно не заморачиваясь насчет своей работы, - Женечка, мне правда надо отдохнуть, - чуть ли не плача от обреченного вида друга, промямлила я, легко обнимая его за плечи и щенячьим взглядом всматриваясь в глаза.
  - И кто он? - хмуро спросил Камышов, избегая моего взгляда. Успокаивающе вздохнув, я уткнулась лбом в плечо парня, напряженно замершего по стойке смирно.
  - Да нет никого, просто устала очень. Предков навещу, на дачу к родственникам съезжу, - как раз сегодня утром брат сообщил мне новость, что кто-то из наших многочисленных тёть приглашает нас к себе в деревню, только еще больше подтолкнув к мысли об отпуске, - Готовить, в конце концов, научусь.
  Над головой раздался смешок, и я улыбнулась, чувствуя себя жутко виноватой. Оттаял всё-таки.
  - Смотри не там, не спали дом, - с улыбкой произнес диджей, заглядывая мне в глаза.
  - Обязательно спалю, - еле слышно произнесла я, уже заранее зная, что сейчас произойдет. За такое короткое время я уже успела изучить ход мыслей этого парня. Он был предсказуемым, милым и... и безумно влюбленным в свою подругу дества - Катю Павлову.
  Женя осторожно коснулся моих губ, несмело обнимая меня за талию. Мне пришлось ответить ему. Я просто не могла не ответить.
  Он был нежным, аккуратным, заботливым... Он был полной противоположностью Лебединскому - грубому козлу с отвратительным характером, о котором я почему-то вспомнила даже сейчас. Чёрт.
  - Прости, - мягко отстранила я Камышова от себя, качая головой, - Ты не хочешь этого.
  Я даже точно знаю, кого именно он представлял на моем месте - тут особых дедуктивных способностей не требуется.
  - Не извиняйся, - ухмыльнулся Женя, отходя от меня на пару шагов и переключая композицию, - Я знал, что ты так скажешь... И вообще, иди и заканчивай свой эфир, - он сдавленно рассмеялся, избегая моего взгляда.
  Закусив губу, я натянуто улыбнулась и растерянно кивнула, заходя обратно в студию и одевая наушники.
  - И наш утренний музыкальный час завершает группа Muse. С вами была Катрина Риск, встретимся через месяц на Экстрим-FM. Пока!
  
  
  - Катенька, пожалуйста, не уходи! - чуть ли не рыдал тучный мужчина с заплывшими маленькими глазками, - Хочешь, на колени встану?!
  - Виктор Павлович, не надо! - испуганно замахала я руками, сообразив, что начальник реально может выполнить свою угрозу. Он еще и не на такое способен.
  Подстлеповатый пятидесятилетний мужик с кругленькой залысиной, седыми висками и щетиной как минимум недельной давности совсем не был похож на директора прибыльного радио, остающегося на хитпараде уже более полутра лет. Его можно было принять за бомжа, алкоголика, разорившегося семьянина - за кого угодно, но только не за одного из самых богатых людей города.
  - Что тебя не устраивает, Павлова? - прохныкал он, протирая лицо хлопчато-бумажным платочком. Разумеется, он тоже понятия не имел, что перед ним сейчас стоит абсолютно другой человек, - Зарплата маленькая, график плохой? Давай, я тебе премию выдам? Не уходи, рыба моя, пожалуйста!
  Я закатила глаза и медленно вздохнула, ногой захлопнув приоткрывшуюся дверь, из-за которой доносились хихикания двух секретарш.
  - Виктор Павлович, я хочу просто отдохнуть.
  - Так отды...
  - Отдохнуть, зная, что мне не надо выходить на работу! - рыкнула я, стукая по столу рукой и резким движением присаживаясь на стул напротив мужчины. Тот вздрогнул и дерганно сграбастал в кучку разлетевшиеся бумаги.
  - Катенька... - тоненьким голосочкой просюсюкал начальник, плаксиво скривившись.
  - Катенька уже девятнадцать лет Катенька, - раздраженно передернула я плечами и кивнула на заявление, аккуратно лежащее поверх всех бумаг, - Подписывайте. Со слушателями я всё равно уже попрощалась.
  Виктор печально вздохнул и нехотя взял ручку. Не представляю, как с таким слабым характером он умудрился достичь таких высот в бизнесе. Наверняка огромное наследство дедушки имело тут немалую роль.
  - А как же?.. - мужчина не оставлял попыток оставить меня в эфире.
  - Диана заменит, мы с ней уже договорились.
  И вот так всегда - шеф только начинал фразу, а у его подчиненных уже был готов на неё положительный ответ. Кто знает, может, именно благодаря этому он и стал таким успешным человеком.
  Я глянула на разные носки на ногах "успешного человека" и ухмыльнулась, поймав смущенный взгляд.
  - Торопился на работу, - оправдывающе произнес он, ставя аккуратную подпись на нужном месте, - Отпускные заберешь у Лидоньки и Майюшки. И да, попроси их, чтобы они мне кофе налили, - я вопросительно изогнула бровь, забирая заявление себе, пока шеф не додумался разорвать его или выкинуть в окно. Неужели он не в состоянии дотянутся до трубки и приказать секретаршам выполнить их работу, - Я боюсь их, - таинственно прошептал мужчина, косясь на дверь.
  - Виктор Павлович! - укоряюще воскликнула я. И это взрослый мужик!
  - Чтооо? - протянул он, упирая глаза в пол и водя носочком ноги по ковру, растеленному под столом, - Ты не представляешь, какие это трещотки, их угомонить только ты сможешь. Ты же всё равно уходишь пока что. Ну Катенька, пожалуйста!
  Фыркнув, я вылетела из кабинета, не забывая высоко задирать голову и звонко цокая каблуками по полированному полу. С секретаршами у Павловой были напряженные отношения, относящиеся к категории "Волосы повырываю, стервы крашеные!" и, стоит сказать, я с наслаждением их поддерживала, время от времени срываясь на девушках.
  Две блондинки с выпрямленными лохмами и бледно-розовыми губами синхронно выдали ядовитую улыбку, как только я встретилась с ними взглядом.
  - Прощайте, девочки, - ласково пропела я, от души припечатывая перед их носом листок, испещренным моим размашистым почерком, - Я в отпуск.
  Голубые и карие глаза расширились, в следующую секунду подозрительно прищурившись.
  - Наконец-то, - хором протянули они.
  - Я тоже вас люблю, - кивнула я, внимательно следя, как Лидия перечисляет деньги мне на карточку. Это нововведение мне нравилось - если раньше девушки только и делали, что искали способ нагадить мне (или же настоящей Павловой) и прикарманить мои денежки, то теперь они не могли сделать это чисто физически - зарплата, премия и отпускные перечислялись напрямую ко мне.
  - Что же ты такое пообещала, что тебя отпустили? - презрительно протянула Майя, с отвращением смотря на меня.
  - Пообещала, что вырву вам язык, - сорвалось с моих губ разъяренное шипение, из-за которого девушки отшатнулись назад.
  - Идиотка, - передернулась Лидия, швыряя чек солнечно улыбающейся мне.
  - Кофе с тридцатипроцентными сливками в кабинет Виктора Павловича, пожалуйста, - послала я воздушный поцелуй блондинкам и на максимально возможной скорости вылетела в коридор.
  Ну что же, привет, отпуск. Надеюсь, мы хорошо проведем с тобой время.
  ***
  Как бы я не хотела отпуск, эта наглая тварь явно не хотела меня, усердно уворачиваясь от моих любвеобильных объятий.
  - Как не работает?! - возопила я на весь торговый центр, чуть ли не оглушив бедного паренька, проходящего мимо меня. Тот ошарашенно покосился на меня, вздрогнул и поспешно перешел на другую сторону улицы. Где-то я его уже видела... Стоп, а не у него ли я брала телефон, чтобы дозвониться до пропавшего братика? Судя по сверкающим пяткам и скорости улепетывания в противоположную сторону - именно он. Жаль-жаль... А вдруг это судьба всей моей жизни? "Судьба", по-видимому, так не считала, а потому активно скрылась за ближайшим углом.
  Банкомат совершенно не хотел принимать мою карточку с законной зарплатой, брезгливо выплёвывая её при каждой попытке. Я уже успела несколько раз проклясть Лидочку с Зоечкой, но, видимо, секретарши тут были не причем - соседний аппарат точно так же возмущался, не давая какому-то милому мужичку в сером деловом костюме получить его ненаглядные "мани-мани". Незнакомцу, видимо, не понравился мой пристальный взгляд и он так же поспешно, как и предыдущий кандидат на "судьбу всей жизни" скрылся в дверях торгового центра.
  Не поняла, неужели я такая страшная, что меня уже люди начали шугаться? Вроде до этого раньше не доходило... Старею, старею.
  На всякий случай глянув в отражение витрины, я пожала плечами и полезла в кошелек, пошатываясь на месте. Мне не в первый раз приходилось гулять по улице в образе Катрины Риск, но к многочисленным взглядам я привыкнуть никак не могла. Видимо, моя двойняшка-Павлова много дел намутила в нашем городе...
  Кошелек "радовал" взгляд своей пустотой. Нет, бомжом я не была - дома, под матрасом валялась целая заначка, не доставаемая мной уже на протяжении нескольких месяцев. Конечно, при условии, что Тим не заглядывал в мою комнату... Хм, кажется, денег у меня уже нет.
  - Катя? - неожиданно раздался напыщенный голос, а ветер пригнал мне аромат до жути приторных духов. Я ее удержалась то того, чтобы не скривиться в гримасе отвращения, и с ослепительной улыбкой повернулась кругом, - Привееет! Сколько лет, сколько зим! Как дела, как жизнь, как семья?
  На меня резко кинулось что-то восторженно-визжащее с явным намерением придушить меня до смерти. Запах духов задурманил мой сознание, и в голове на секунду промелькнула почти серьезная мысль - надо спросить у этой дамочки их название, чтобы в грядущей войне использовать их для газовой атаки. Победителей не будет - задохнуться все.
  Схватив незнакомку за плечи, я отстранила её от себя на расстояние вытянутой руки и внимательно осмотрела с ног до головы: примерно моего возраста, в короткой мини-юбке, розовой кожаной куртке и малиновых сапогах выше колен. Надутые силиконом губы, огромные голубые глаза и золотистые локоны с милой розовой заколочкой. ПрЫнцесса, ни дать, ни взять!
  - Привет, да, Катя, дела нормально, жизнь потрясающе, семья посредственно, - на выдохе протараторила я и, шагнув еще на метр от девушки, изогнула бровь, - А ты вообще кто?
  Чудо в перьях (и я не шучу - она, наверное, на шарфик, красующийся у нее на шее, целое стадо страусов ощипала!) возмущенно ахнуло и поспешно глянула в своё отражение в телефон с погашенным экраном.
  - Вроде как я не вселилась в другое тело и не сменила пол, - с неподдельной обидой в голосе заметила она и сложила руки на груди, надув губы. Выглядела она, надо сказать, вполне мило - чем-то напоминала эта дамочка те маленькие фарфоровые куколки с живыми глазами, что продавались раньше по запредельной стоимости, - Павлова, ты что, не узнаешь свою лучшую подругу?!
  Я стукнула себя по лбу, покачав головой. Что ж, это многое объясняет. У меня уже скоро раздвоение личности начнется!
  - Пардон, но вы меня с кем-то перепутали, - поджала я губы, обходя девушку на расстоянии метра. Не хватало мне только еще одной "верной" подруги без мозгов. Чувствую, это просто какое-то подобие так "обожаемых" мною секретарш.
  - Стоять! - неожиданно оглушительно гаркнуло "подобие" и вскочило прямо передо мной. В этот момент блондинка почему-то напомнила мне сестру Лебединского, понизив мне настроение еще на пару делений. Неприятности преследуют меня, - Ты точно не Катя?
  - Я точно Катя, - еще больше запутала я девушку, сделав акцент на своем имени. Мамма миа, история с Алексеем Камышевым повторяется, - Катерина Леонтьева, - протянула я руку и испуганно пискнула, когда в нее вцепились острые коготки, профессионально вывернув под невообразимым углом. Я взвыла от боли, - Ты что делаешь?!
  - Да, ты не Павлова, - удовлетворенно кивнула эта монстриха, отпустив меня и довольно оскалившись. Я еще раз неверяще оглядела хрупкую фигурку. Это она только что меня в захвате скрутила?! - У моей подруженьки татуировка на запястье, вот такая же! - мне под нос сунули надушенное запястье с какими-то темно-синими завитушками, скорее всего являющимися надписью на модной нынче латыни, - Мы в пятнадцать вместе сделали, в знак нашей дружбы! - незнакомка восторженно похлопала в ладоши и, прищурившись, обошла несколько кругов вокруг меня, - Как же ты похожа на неё... Прямо точная копия! Может, вас в детстве разлучили?
  - Пф... - началось... Я закатила глаза и резко развернулась, направившись совершенно в противоположную сторону. В принципе, мне всё равно, на какую остановку идти - расстояние примерно одинаковое, а транспорт ходит тот же самый.
  - Эй-эй, стой, подожди! - мгновенно догнала меня блондиночка и спокойно засеменила рядом со мной. Если честно, я даже позавидовала такой скорости - лично я сейчас чуть ли не сваливалась на асфальт, обходя каждую малейшую ямку. Очень сильно захотелось зайти в ближайший магазин спортивной обуви, купить кроссовки и спокойно пробежать пару кварталов, отвязавшись от приставучей особы, - Я Венера, приятно познакомиться.
  Я резко замерла на месте, и девушка с писком пролетела дальше меня на несколько метров. Споткнувшись, она быстро вернула телу равновесия и нахмурено уставилась на меня, с подозрением осматривающую её подозрительным взглядом.
  - Венера? - переспросила я, новым взглядом смотря на девушку. Волосы выпрямить, убрать в хвост, стереть макияж, напялить вместо всей этой дорогущей одежды старые бриджи и мужскую куртку... Я сложила руки на груди и ухмыльнулась, - А во всей этой обертке так сразу и не скажешь, что ты столько за раз выпить можешь.
  - Катя? - выдохнула блондинка и с еще более радостным визгом кинулась на меня, - Ух ты, так это ты! Я тебя вообще не узнала, хотя вроде и не так много времени прошло!
  На дне рождения у Николая я познакомилась с огромным количеством новых людей, умудрившись при этом не заметить своего братца. Венера, которая была одной из немногих, кто болел за меня, представляла собой образец пацанки - в капюшоне, с растрепанной челкой, занавешивающей глаза, и широкой улыбкой от уха до уха. Уже тогда девушка сообщила мне, что работает тренером в секции женской борьбы без правил - не удивительно, что сейчас даже на каблуках у нее получилось так профессионально меня скрутить.
  Как же меняются люди, стоит только им чуть сменить свой стиль...
  - Если честно, ты тоже на себя совсем не похожа, - призналась я, искренне улыбнувшись. Дурацкая привычка - судить только по внешности - чуть не подвела меня. Надо избавляться от неё и начать относиться ко всем людям дружелюбным, пусть это и является чистым самоубийством.
  - Да я как бы на свидание шла, - мило смутилась Венера, заставив меня озадаченно ойкнуть. И правда, что это я тут девушку задерживаю... Хотя это еще надо хорошо подумать, кто кого тормозит!
  - О, ну удачи, - чуть печально промычала я. Домой идти не хотелось - пусть отпуск уже и начался, я внезапно сообразила, что делать мне совершенно нечего. И это я еще даже до дома не дошла!
  Венера чуть наклонила голову, закусив губу, и неожиданно солнечно улыбнулась. Честно слово, я такой яркой улыбки даже у моей напарницы Ланы не видела! А уж она улыбаться умеет и любит, пусть и практически постоянно находится в мрачном черно-белом гриме.
  - Ты пойдешь со мной, - выдало это недоразумение и схватило меня под руку, потащив за собой. Несколько метров я автоматически проследовала за ней на буксире и только потом сообразила, что в разворачивающейся ситуации что-то выглядит немного неправильно.
  - Стооой! - завопила я, затормозив каблуками, скрипнувшими по асфальту. Я задрала ногу и, убедившись, что набойка до сих пор жива, шокировано уставилась на Венеру, - Я же себя третьей лишней буду чувствовать!
  - И что? - искренне удивилась девушка, мило улыбнувшись. Нет, она реально не понимает или, как всегда, придуривается?
  - И то! - протестующе выдала я, вырывая руку из цепких пальчиков, - Что, если ему вдруг захочется тебя поцеловать или что-то в этом роде?
  Венера на секунду зависла с недоуменной мордочкой, а потом громко рассмеялась, схватившись за живот и слегка согнувшись в коленях. Её смех был настолько искренним, что я снова невольно почувствовала зависть. Я рядом с ней - просто очаг мрачного сарказма, хотя всегда и считала себя позитивным человеком. Да я даже в образе Катрины Риск буду просто лохушкой смотреться по сравнению с этой красоткой.
  - Ох, уж поверь, целовать меня он явно не собирается, - как-то чересчур весело заявила Венера, снова хватая меня под руку.
  - Я стрёмно выгляжу, - выдала я последний аргумент, стараясь не спотыкаться об трещины на родной землюшке. Блондинка летела настолько быстро, что у меня буквально заплетались ноги. Она точно занимается скоростными забегами на каблуках, другого оправдания я подобрать не могу!
  - Стрёмно выглядела я у Коляна, так что ты - просто отпад, - парировала она, резко заворачивая в гостеприимно распахнутую дверь какого-то дорогого ресторана и отпуская мою руку. Проклиная законы физики, я по инерции пробежала еще несколько шагов вперед и больно ударилась о чью-то накаченную грудь. Вот мужики ходят в качалки, а нам страдать от этого приходится! - Стой-стой, не уходи, я же пришла! Ну, подумаешь, опоздала на полтора часа, в первый раз что ли...
  Слушая тараторящую Венеру, я подняла голову вверх на моё препятствие, оказавшееся кавалером девушки... и со стоном отвернулась, по-детски спрятав лицо в ладонях. Может, если я его не вижу, но и он меня тоже не увидит?
  - Леонтьева?.. Какого черта ты тут делаешь? - прошипел Кирилл, и я красочно представила, как перекосило его лицо. Ох, ну хотя бы свидание ему испортила, и то приятно!
  - Лебединский, - сквозь зубы процедила я, между пальцев смотря на эту козлоподобную гориллу с накаченной грудью. Черт возьми, еще никогда гориллы не выглядели так хорошо - в классических черных джинсах и серой майке он выглядел просто потрясающе, - Неужели мне нельзя погулять с подругой?
  Вот так вот у меня появилась новая подруга. В одно мгновение! Теперь-то стало понятно, почему Венера так веселилась, когда я предположила теорию о "третьем лишнем" - сомневаюсь, что у него хватит совести поцеловать её прямо на глазах. Да пусть только посмеет!
  - Можно, но не обязательно это делать, когда я рядом, - зло отозвался Кир, сжимая кулаки, из-за чего зеленоватые венки явно проступили на его руках. Ох, нельзя столько пропадать в спорт-зале, однозначно нельзя. Я поспешно отвела взгляд и отступила на шаг назад, внезапно сообразив, что до сих стою практически вплотную к прожигающему меня светло-зелеными глазами парню.
  Лебединский ухмыльнулся, заметив мою реакцию, и кивнул на стол, сразу становясь примерным джентльменом.
  - Ну что же, проходите, дамы. Придется откормить вас обоих.
  - Чтобы потом зарезать и съесть на новый год, - мрачно закончила я, первой проходя в глубину зала.
  Усаживаясь за стул рядом со мной, Венера еле слышно хихикнула:
  - Похоже, тут именно я буду чувствовать себя третьей лишней.
  Столкнувшись с пристальным взглядом Кирилла напротив меня, я не смогла не согласиться с ней. Будет весело.
  На несколько минут за нашим столиком повисла напряженная тишина. Я зло смотрела на Лебединского и с презрением думала о том, что я всё-таки скучала по его глазам. Лебединский смотрел на меня, крепко сжимая зубы, и думал неизвестно о чем. Хотя я начинаю сомневаться, есть ли у него вообще способности к мыслительной деятельности. Венера смотрела то на меня, то на Кирилла и периодически весело хихикала, забавляясь нашим поведением. Несмотря на её немного подростковый характер, я подозревала, что она считала нас маленькими, надувшимися друг на друга детьми. Не зря всё-таки она в друзьях у Самойлова.
  Обстановку с искрящимся от напряжения воздухом разрядил официант в милом белом фартучке, подошедший к нашему столику. Я усмехнулась, смотря на него - он держался так гордо, как будто, как минимум, был президентом, решившим ради развлечения поработать в его же личном ресторане.
  Кирилл уверенно назвал заказ с какими-то мудреными названиями на французском, и я тут же поняла, что они с Венерой уже не в первый раз были в этом ресторане. Интересно, интересно...
  Когда официант ушел, я широко улыбнулась, обрадовав девушку, только и ожидавшую представления, и напугав Лебединского, который вздрогнул, посмотрев на меня.
  - Что еще? - буркнул он, косо осмотрев на меня.
  - Ты такой красивый сегодня, - с наигранным восхищением протянула я, мечтательно закатывая глазки. К месту вспомнилась известная поговорка "в каждой лжи есть доля правды", но произносить её вслух я не собиралась. А то еще подумают на меня, что я втюрилась в этого зеленоглазого козла! Вот чего мне не хватало, так это глупых заблуждений. Венера снова рассмеялась, а Кир приглушенно зарычал. Ему явно не нравилось, когда я начинала над ним издеваться, и в таких моменты он как никогда хотел прибить меня. Или утопить. Или придушить. Или повесить. Или расчленить. Или... - Какой ты зверь! - воскликнула я, еле удержав сарказм, - Рычишь, живешь одними инстинктами... Извиняюсь, эмоциями. Орёшь, один день встречаешься с одной, на следующий - уже с другой... Молодец!
  Лебединский прищурил глаза, словно пытаясь предугадать мои следующие слова. Зря старался, я сама толком не понимала, что несла сейчас. Но прорвало так прорвало, и ничего я с этим поделать не могла. Даже Венера притихла, сообразив, что я говорю серьезно. Умная она всё-таки девочка... Пусть и пользуется такими противными духами.
  - Солнышко, ты не будешь против, если... - Кир притих, так и не закончив фразу. Я даже не сразу поняла, что он обращался к Венере, так как смотреть на меня он не прекратил даже на мгновение.
  - Нет, милый, я только за, - настолько же невинным голоском ответила блондинка, снова начав радостно улыбаться. Да, конечно же, эти двое понимают друг друга с полуслова! И что это только что было?
  - Отлично, - небрежно бросил Лебединский, резко вскочил, схватив меня за плечо, и практически поднял со стула, чуть не вывернув сустав.
  - Ты сдурел?! - заорала я, привлекая внимание немногочисленных клиентов ресторана. Парень проигнорировал мой вопль и только поудобнее перехватил меня, потащив на выход. Псих, придурок, умалишенный, какого черта он творит?!
  - А как же заказ? - недоуменно протянул пришедший с заказом официант. Наверное, не мог поверить, что из его шикарного ресторана вообще можно уйти, не попробовав еды.
  - Не волнуйся, красавчик, я-то тут остаюсь... - донесся до меня заигрывающий голос Венеры, и уже в следующую секунду Кир насильно выпихнул меня на улицу.
  Ну всё, мальчик... Ты заигрался.
  Да начнется третья мировая война!
  ***
  - Открой дверь, - прошипела я сквозь плотно сжатые зубы. Кир усмехнулся, но, разумеется, слушаться меня не желал - даже не дернулся, продолжив спокойно давить на педаль газа, - Я выпрыгну на ходу, - пригрозила я, еле удерживаясь от того, чтобы не заорать во весь голос - последнее время мне просто потрясающее везло на срыв голосовых связок. Парень чуть скосил на меня взгляд, сверкнув зелеными глазами, но опять промолчал. Меня просто убивало его спокойствие в машине, так резко контрастирующее с взрывным характером на улице или в помещении, - Останови машину, иначе я разобью тебе лобовое стекло! - зло зарычала я, сжимая в руках ремень безопасности.
  - Чем? Головой? - хмыкнул чуть повеселевший Лебединский. По-моему, он был настоящим энергетическим вампиром - ему доставляло настоящее наслаждение издевательство над людьми.
  - Да. Твоей! - не удержалась я, усердно хмурясь. А вот Кир явно забавлялся - опыт в похищении меня у него уже был, и чувствовал он себя увереннее. Хотя... по-моему, этот козел всегда чувствует себя так.
  - Злючка, - с веселящимися интонациями пропел он, нарочито вытягивая гласные. Я невольно отметила, что голос у него неплохой, и недовольно поморщилась: так нечестно! - Испортила мне свидание, так что теперь отрабатывай моральный ущерб.
  Я надулась, сложив руки на груди и избегая взгляда парня. Слишком уж яркими были воспоминания всех происходящих в машине... глупостей.
  - Разворачивай машину! - прикрикнула я, специально повысив голос на несколько тонов. Куда он меня везет? Опять к кому-то на день рождение? К себе на работу? За город, чтобы утопить меня в Соке? (Прим. Автора: реальная река Сок проходит в Самарской и Оренбургской областях на протяжении 364 километров. Немаленький ручеек, надо сказать), - Мы с Венерой договаривались сходить после твоего "свидания"... ммм... в клуб!
  - Да? - усмехнулся Кирилл, а я мстительно потерла плечо, на котором начинал наливаться синевой синяк, - Надо же, как интересно... А я-то думал, что у нее нет времени ходить по клубам.
  Я с трудом удержала радостный визг. Он повелся, повелся!
  - Да-да, - поспешно закивала я и ослепительно заулыбалась, - Это она тебе так специально говорила, просто не хочет с таким уродом, как ты, ходить по публичным местам. Еще чего, позориться что ли? - я гордо приосанилась, поведя плечами, - А вот на свою подругу у нее всегда находится время!
  Кирилл резко завернул вправо, из-за чего я больно стукнулась о стекло и сразу же обласкала Лебединского своим богатым словарным запасом.
  - Вы, наверное, с Матвеем в клуб собирались? - бодрым голосом спросил Кир, на секунду глянув на меня. Что-то в его глазах мне не понравилось, но я проигнорировала этих странных чертят, зажигающих ламбаду в чуть расширенных зрачкам. Накурился что ли?
  - Конечно-конечно! - обрадовалась я. Вот, он сейчас сам и составит мне правильную историю, главное только вовремя поддакивать. Учитесь у мастера! - Матвей - такой импозантный молодой человек, такой вежливый, правильный...
  - Матвей-то? - издевательски изогнул бровь Кир, плотно сжимая губы, - Что-то не замечал прежде...
  - Ну да, - виновато закусила я губу. Чёрт, чуть не прокололась - а вдруг это какой-нибудь грубиян-рокер? - Хотя по нему, конечно, не скажешь... Но у всех людей бывают свои странности! Вон ты вообще псих, но тебе об этом каждые пять минут не напоминают. А Матвей мне очень понравился, он мне даже телефончик оставил.
  - Когда успел? - еще более саркастически поинтересовался Лебединский. Черт, вот прикопался к этому Матвею! Знать бы еще, как хотя бы примерно выглядит этот фрукт.
  - Да в клубе в прошлый раз, он тогда всех угощал как раз, - как можно беспечнее отозвалась я, стараясь не нервничать и, наконец, отпуская из рук ремень, который я уже успела истискать до чуть ли не помятого состояния. Я же такими темпами спалюсь!
  - Чем угощал? - задал очередной прямой вопрос парень, который с каждой секундой почему-то веселел всё больше и больше. Ох, ну так это легко!
  - Всех по-разному, вот лично мы с ним вдвоем текилу пили, - я довольно прищурилась, чуть потянувшись, - Ммм... такая вкусняшка. Он мне посоветовал, просто обожает её.
  Кирилл покосился на мои попытки разблокировать ремень и ухмыльнулся. Черт, у него тут прямо как в кабинах вертолета! Даже при большом желании не выпутаться, в случае аварии будем сидеть, как живые.
  - Ммм, - промычал Лебединский, не скрывая торжествующую ухмылку. Я непонимающе нахмурилась, перестав копаться в этой мудрёной системы защиты, - Не знал, что в свои полтора года сын Венеры уже является таким ценителем алкоголя, - я на мгновение замерла, а в следующую секунду под звучное ржание этого подкольщика со стоном занавесила лицо кудрявыми волосами, не забыв сползти вниз, чуть ли не забравшись под сидение, - Учись врать, Катенька.
  - У неё есть сын? - просипела я, спрятав еще сильнее покрасневшее лицо в ладонях. С каких это пор я начала так смущаться? Значит, в участке с тем симпатяшкой, заигрывала на раз-два, а тут изображаю переспелый гранат буровато-красного цвета от одного произнесенного моего имени?!
  Никогда больше не буду лгать, ни за что!
  - И дочь Мирослава, четыре года, - от шока я забыла о том, что только что смущалась, и отвела руки от лица. Так сколько же ей лет тогда? Я думала, что она моя ровесница, но теперь понимаю, что что-то немного не сходится. Видимо, Кир понял меня сразу же - то ли на лице было написано, то ли ему не в первый раз задавали этот вопрос, - Да, ей девятнадцать. Муж погиб, но... - видя мою заинтересованность, он усмехнулся и замолчал, - Это не моя история, я не буду раскрывать чужие тайны. Это ваша бабская привилегия. Твоя "подруга" расскажет тебе сама, если захочет.
  Я обиженно замолчала, нахмурившись. Разумеется, она мне не расскажет - виделись мы с ней всего два раза, считая этот... Да и сомневаюсь, что увидимся в дальнейшем будущем. А жаль, всё-таки интересный она человек, с интересной историей... и со сладкими духами.
  Через неопределенное время я спохватилась и вспомнила, что Лебединский уже в третий раз меня везет куда-то без моего желания. Нет, это надо завершать!
  - И куда мы едем? - сложила я руки на груди, упрямо смотря на уравновешенного парня. Если честно, непривычно было видеть его таким спокойным - я привыкла, что он является синонимом нескончаемой энергии, и из-за этого терялась, не понимая, как мне себя вести. Хотя и знала, что только он отпустит руль, так сразу снова превратиться в сумасшедшего психа, способного ударить девушку и наорать на незнакомого человека. Что за ненормальный мне попался, а главное, за что?
  - Туда, - неопределенно кивнул он на темно-зеленую Ниву, мчащуюся прямо перед нами. Я оглянулась и заметила, что мы снова находимся на дороге, ведущей прямо из города.
  - А поточнее, пожалуйста? - ядовито произнесла я, постукивая пальцами по крышке бардачка. Лебединский недовольно скривился, но замечание делать не стал. Заметив полупустую бутылку минералки, я без спроса открыла её, в тайне надеясь, что там не окажется водочки про запас.
  - К моим родителям, - наверное, спустя минуту ответил Кир, а я подавилась газированной водой, громко закашлявшись. Парень наигранно сочувствующе похлопал меня по спине, еще больше усугубив положение. Нет, он серьезно думает, что мне стало от этого лучше?
  - Зачем? - еле сумела выдавить я, непрерывно кашляя, из-за чего на глазах уже выступили слезы. Лебединский подозрительно покосился на меня.
  - Ты болеешь что ли? Как с тобой не встречусь, постоянно надрываешься.
  Я прожгла его убийственным взглядом, но решила ближайшее время испепелять его - надо хотя бы подождать, пока машина не остановится.
  - На тебя аллергия, - мрачно отозвалась я, пытаясь извлечь из порвавшейся подкладки сумки вибрирующий телефон и постоянно сдувая с лица падающий волосы. Рука, отведшая мои неаккуратные кудряшки, павшие жертвой химической завивки, появилась неожиданно, заставив меня шокировано замереть на месте и насладиться вибрацией сотового аппарата.
  - Не могу слушать, как ты пыхтишь, - насмешливо отозвался Лебединский, даже не поворачивая голову в мою сторону, - Ты была похожа на астматика, я не удержался.
  Я промычала что-то невнятное и, наконец-таки, достала телефон, тут же зажав его между ухом и плечом.
  - Да? - как-то неуверенно ответила я и тут же откашлялась, поморщившись от сдавившей грудь боли. Меньше кашлять надо, тогда и болеть ничего не будет! - Да, слушаю, - уже более твердо повторила я.
  - Надеюсь, ты помнишь, что мы сейчас едем на дачу к тете Люде? - безупречно ровным голосом произнес мой любимейший брат, скорее всего уже уверенный, что я забыла про все наши планы.
  - Ой, - немногословно выдала я, удивленно заморгав, - Серьезно? Ты же вроде говорил, что завтра...
  - "Завтра" я говорил вчера, - хмыкнул Тимофей из динамика, а я виновато изогнула брови, словно надеясь, что братец может меня увидеть, - И да, это обязательно, - добавил он, заранее зная примерный ход моих мыслей, - Она изверг и замаринует нас, если мы не придем. Тем более, что тебя она просто обожает.
  - Тимушка... - промямлила я и обреченно запыхтела, снова словив чуть напряженный взгляд Кирилла, только увеличившего скорость, - Я приеду чуть позже, езжай пока что без меня. Скинешь адрес смской, я на такси приеду, - в очередной раз покосившись на моего личного водителя, я ухмыльнулась. Ну, или такси придется побыть кое-кому другому.
  - Хорошо, - после минуты размышлений согласился брат, хотя в голосе слышалась явная неохота. Сразу понятно - ему не очень-то хотелось ехать к черту на куличики одному, - Кстати, там будут и наши драгоценные и любимые родители... В общем, тебе лучше не задерживаться.
  Я страдальчески простонала и еле удержалась от желания выкинуть телефон из окна, как ядовитую змею. Только этого мне еще и не хватало!
  Тим отключился, оставив меня наедине с этим монстром, а я снова задумалась.
  Уже столько человек знают, что я - это Катрина Риск. Вдруг кто-то из Лебединских тоже знает Павлову? Не хотелось бы, чтобы этот круг расширялся - как никак, не хотелось раскрывать свою "двойняшку", которую я видела всего лишь один раз в течение пяти минут, но, тем не менее, знала так же хорошо, как и себя саму.
  - Кириллушка, а у тебя совершенно случайно нет лишней одежды?..
  Лебединский глянул на меня и неожиданно широко улыбнулся.
  - Есть, - с хитрой улыбкой произнес он и, глянув в зеркало заднего вида, притормозил у обочины.
  ***
  Еле удерживая смех, я вышла из машины. Впервые у нас с Кириллом нашлась общая тема - более удачный способ напакостить его родителям. Как я поняла, они были немного ненормальными: вместо того, чтобы пытаться поженить его на более выгодной дамочке, что и стараются делать большинство предков, Лебединские-старшие строго запрещали ему приводить домой девушек, а так же стараться связать с ними свою судьбу. Нет, маленьким они его не считали, но вот никакие кандидатуры их не устраивали. Со временем он выбирал себе девушек всё более экстравагантных, а потом это превратилось для него в интересную игру. Кстати говоря, последнее меня на секунду даже задело - со сколькими он уже так перевстречался только ради мести родителям?
  На ногах по-прежнему были напялены черные туфли на огромном каблуке. Если честно, я на них уже смотреть не могла, но ради образа пришлось оставить их на месте. Сам Лебединский пожертвовал своей серой майкой, которая спадала у меня с одного плеча, открывая обзор на лямку кружевного нижнего белья. Талию я перетянула черным кожаным ремнем, нагло снятым с Кира. Надо было видеть его лицо и морды проезжающих мимо водителей, когда я подошла к нему и начала расстегивать пряжку на его джинсах. Ну, ничего, зато я повеселилась.
  Подразумевалось, что это будет такое оригинальное платье... но, если честно, больше это напоминало именно чужую майку не по размеру.
  Так как Кирилл остался без верхней одежды, ему пришлось достать со дна багажника его потрепанную кожаную куртку, которая была ему мала, как минимум, размера на два и никак не хотела застегиваться.
  Я откопала в сумочке ярко-алую помаду, которой я пользовалась всего лишь один раз и ярко накрасила себе губ. Уловив момент, когда Лебединский отвернулся от меня, я легко чмокнула его в шею, оставив там яркий след и словив ошарашенный взгляд. Реакция мне понравилась и я едва удержалась от повторения. Не поймите неправильно - только для того, чтобы увидеть открытый рот и выпученные зеленые глаза.
  В общем, вид у нас был настолько расхристанный, словно мы только что провели бурную ночь после сумасшедшей дискотеки и, разумеется, где-то оставили мою одежду. Как же без этого!
  Вышли мы в каком-то элитном массиве, в котором я, честно говоря, была в первый раз. Дома возвышались к небу, как минимум, на два этажа и мне, если честно, стало немного не по себе - сколько же денег нужно иметь, чтобы жить тут?
  Нет, я, конечно, знала, что Кирилл небедный мальчик... но не настолько же!
  - Не пугайся сильно их, - ухмыльнулся он, заметив моё волнение, - Просто веди себя так, как всегда - и всё будет потрясающе, любовь моя.
  Я молчаливо изобразила рвотный позыв и внимательнее огляделась вокруг. Трехэтажный дом из темного кирпича был красивым, но... каким-то слишком уж большим. Мне почему-то было неуютно уже при одном взгляде на эту махину, и я поёжилась, внезапно вспомнив, что вроде бы на улице уже давно правит осень.
  Почему-то меня смутили, как минимум, штук пять машин, стоящих на площадке перед домом.
  - У вас гости? - приподняла я бровь, смотря, как Кир роется в карманах и поисках ключей.
  - Без понятия, - фыркнул он, снова став вредным и противным красавчиком с потрясающей татуировкой дракона, которую я успела тайком еще раз рассмотреть до того, как парень натянул куртку, - Я с родителями уже давно не живу, только изредка приезжаю к ним поесть.
  - Солнышко, какой ты у меня обжора, - ехидно протянула я, легко потрепав Лебединского за щеку. Тот не растерялся и больно ущипнул меня за... в общем, ущипнул. Не обратив внимая на мой злой рык, он, к моему шоку, куснул меня за нос (нет, вы, наверное, не поняли! Повторю еще раз: он укусил меня! За нос!) и, приобняв за талию, втолкнул из прихожей в зал.
  - Здрасте, теть Люд, - автоматически брякнула я, столкнувшись со статной женщиной с густыми темно-русыми волосами, и только в следующую секунду сообразила, кого вижу перед собой. Стоит сказать, что сказали эту фразу мы с Киром одновременно и практически с одинаковой интонацией.
  Тетя Люда, она же Людмила Самойлова - родная мать Николая Самойлова, лучшего друга Кирилла, а следовательно, всей семьи Лебединских.
  Только столкнувшись взглядом со своим братом, который не мог определиться, что ему делать - удивляться или ржать - я поняла, как сильно я попала.
  Пора делать ноги.
  Мои родители были обыкновенными среднестатистическими родителями, уж простите за тавтологию. Чуть шебутная мамочка, чуть угрюмый отец, оба старадающие померной заботой о своих чадах. Нельзя сказать, что они любили кого-то больше: и я, и Тим получали одинаковые порции нотаций и подзатыльников даже несмотря на то, что я была девочкой. Они были абсолютно нормальными... до тех пор, пока не выходили в свет.
  Дело в том, что мои любимые родичи когда-то давно принадлежали к неформальным субкультурам, в частности к панк-рокерам. О их веселом прошлом постоянно напоминали голубые волосы с синими прядками, пирсинг в брови и татуировка в форме горящего черепа у мамы и широкая тоннелька в ухе и многочисленные наколки на папе. Где-то у меня даже хранится компроматирующая фотография моего строгого отца, где на голове у него красуется ярко-красный ирокез. Когда родители были дома, мама надевала фартук и суетилась и плиты, а папа брал газету с новостями из области спорта и одевал на нос смешные очки. Но стоило им только встретитится со своими друзьями, они словно выпускали наружу свои восемнадцатилетние копии. В общем, становились стандартными психами. Иногда я даже подозревала, что семейная жизнь для них была какой-то забавной игрой с бонусами в качестве двух детей. И это, если честно, немного пугало меня.
  - Понятно, в кого ты такая боевая, - шепнул мне на ухо до сих пор толком неотошедший от шока Кирилл, смотря как моя мама уже который раз побеждает его отца в искусстве армреслинга.
  А вот родители Кирилла меня не удивили, так как являлись практически полной копией моих, с той лишь разницей, что активом в отшениях была его мать - отец не был щупленьким мужчинкой в очках, но тем не менее, передавал управление делом в надежным руки жены. Нет, у них не было пирсинга или татуировок (по крайней мере на видном месте, кхм), но общий характер и задор в светло-зеленых глазах - точь в точь таких же, как и Кира - придавали им сходство с моими родителями.
  - Заткнись, - обреченно простонала я, еле ужерживаясь от того, чтобы не сбежать отсюда куда подальше, - Зачем ты меня сюда привез? - Кирилл, который чуть не выдрал себе волосы, когда наши с ним родители радостно возопили что-то из серии "Да вы вместе?! Какое счастье, тяжелого рока вам, дети наши! Внука назовем Аристархом, а внучку Перпетуей!", угрюмо поморщился, мрачно смотря на бутылку водки, - Нельзя! - шлепнула я его по рукам, когда он потянулся за рюмкой, - Тебе еще меня везти обратно из этой психушки.
  Я подняла взгляд и столкнулась с ухмыляющимися рожицами Тима и Коли. Не удивительно, что я не узнала его тогда - мы виделись всего лишь один раз, и то, только тогда, когда мне было четыре года.
  Кстати говоря, тетя Люда была единственным более-менее уравновешенным взрослым человеком в этой компании, но только вот характер у неё был ой-ой-ой. Если говорить коротко и понятно, то с ней нельзя было спорить, иначе вам грозилось умереть в ближайшие пару минут.
  - Ты посмотри только на своих довольных братцев, дура, - лестно обратился ко мне Лебединский и больно сжал мою ладонь, пытаясь пробудить совесть, - Надо было сразу спросить адрес - тогда, может, мы и не попали бы сюда, - Николай, не отрывая заинтересованного взгляда, что-то сказал Тиму, а я, отчаянно мучаясь от желания услышать эти слова, чуть подалась вперед, чуть не грохнувшись с дивана, - Психопатка, ты кости себе поломать решила?
  - Кто бы говорил, гумманоид, - на автомате отозвалась я, напрягая слух. Видимо, отозвалась я слишком громко, потому что на нас резко уставились все семь человек с умильно-восторженным взглядом, - Миссия "не понравиться предкам провалена", - опечаленно прошептала я так, чтобы меня услышал только Кир. Ему не оставалось ничего делать, кроме как согласиться.
  - И давно же вы начали встречаться? - вежливо спросила тетя Надя, мама моего "недосуженного", приглаживая лохмы после шутливой драки подушками со своим мужем. Нет, хотя бы посмущалась ради приличия дочки своих друзей-психопатов.
  - Мы не...
  - ...не можем точно вспомнить эту замечательную дату, - резко зажал мне рот рукой Кирилл, с постной миной смотря на свою мать. Видимо, не мог простить ей того, что я именно я понравилась обоим родителям, - Мы виделись так часто, что тот день просто выветрился из памяти.
  Я сцепила зубы на ладони Лебединского, из-за чего тот громко выругался. Все почему-то вместо того, чтобы ругать его - обрадовались. Точно психушка! Где врач в белом халате?
  - Они такие милые, - весело заметила мать, наклонившись к уху моего отца. Тот хмыкнул, но согласно кивнул на это замечание, - Почему ты не говорила, что общаешься с Кириллом? Мы вроде оберегали вас друг от друга до последнего, но, видимо, это всё-таки судьба.
  Я непонимающе нахмурилась, а Кирилл крепко сцепил зубы. Так, похоже, его начинало это раздражать... В прочем, тут я была с ним солидарна.
  - Всмысле? - еле сдерживая злость, поинтересовалась я, вжимая ногти в ладонь. Так как Лебединский до сих пор не выпустил мою руку, страдать пришлось именно ему, о чем он мне и сообщил на ухо яростным шепотом, обдав горячим дыханием шею и заставив передернуться от теплой дрожи.
  - Да в прямом, - басовито расхохотался дядя Женя, отец Кира, - Вы в детстве виделись один раз, когда тебе, Катя, было два года. Чуть уши друг другу не поотгрызали. Вот мы и решили, что из вас получилась бы сумасшедшая взрывная парочка.
  - Но вот сводить вас насильно не хотелось, а то бы вы нас возненавидели, - снова влезла в разговор тетя Надя, - И надо же, всё равно нашли друг друга, кто бы мог подумать!
  - Так что Юрчик, ты должен мне теперь триста баксов, - довольно похлопал по животику дядя Женя и протянул руку, довольно скалясь.
  Я, наконец, вырвала свою руку, спрятав её за спиной, и уставилась на Кира с каким-то странным чувством, похожим на ненависть, обреченность и что-то еще. Что-то непонятное. Кстати говоря, его взляд не сильно отличался от моего.
  - Всем привет, - вдруг раздался веселый голос и все, кроме меня и одного определенного козла резко повернулись ко входу, - О, Катенька, привет, как твоя нога, я тебе её тогда не слома... - голос Арины, а это была именно она, как не сложно было догадаться, резко затих и я чуть повернула голову в её сторону, глубоко дыша. Хотелось кому-нибудь оторвать голову только за то, что мир оказался одной большой деревней, в которой все поголовно знают друг друга через общих знакомых, - Тааак, братец, нам срочно надо поговорить! - воскликнула она и молнией метнулась к нашему дивану, потянув брата за шкирку.
  К моему удивлению, Лебединский даже не стал сопротивляться, а просто прожег меня напряженным обещающим взглядом и направился за сестрой.
  - Пожалуй, нам с тобой тоже надо кое-что обсудить, - прищурился Тим и кивнул мне, чтобы я последовала за ним на второй этаж.
  Только поднявшись по лестнице и опершись на стену в коридоре, я поняла, как сильно я была сейчас зла.
  - Это что такое только что было?! - взревела я, когда эмоции, наконец, нашли свободный выход из сознания. Брат не расстерялся, а только восхищенно улыбнулся, из-за чего я почувствовала себя чокнутой истеричкой.
  - Да вы хотя бы в зеркало смотрелись, а? - задал он странный вопрос, запутав меня. Я скривилась, сложив руки на груди.
  - Не хочу даже смотреть на этого чмошника.
  - Не видно чего-то, - рассмеялся Тимофей, весело смотря на меня. Психолог тут мне нашелся! - Да вы как будто отражаете друг друга, у вас даже настроение меняется синхронно. Причем вы как будто заражаетесь друг от друга эмоциями, как каким-то вирусом гриппа - только ты начала злиться, у него желваки заходили. А за неимением лучшей кандидатуры, вы хотите поубивать друг друга, даже не подозревая, что причина этому - вы сами.
  Меня перекосило от такой речи, и я нервно заходила туда сюда по коридорчику, даже не обращая внимания на красивые обои и пафосные светильники в виде подсвечником на стенах.
  - Что ты за бред несешь, братюня? Мне этого урода хватает с его сумасшедшими идейками!
  Меня передернуло от одного воспоминания - и правда, чего я так сильно разозлилась, когда только посмотрела на него.
  - Коля сказал, что это называется...
  - Да мне плевать, что сказал твой Коля! - заорала я, так и не расслышав главное в словах брата. В принципе, это являлось главным только для него, лично мне в этот момент абсолютно плевать. Тем не менее, первый запал уже прошел и я повела плечами, с полуприкрытыми глазами делая глубокий вздох, - Ты не поверишь, как он меня бесит...
  - То ли еще будет, - как-то туманно отозвался Тим, загадочно ухмыляясь. Криво улыбнувшись, я первой развернулась и спустилась вниз, сев на своё место. Практически сразу же следом за радостной Ариной в зал зашел хмурый Кир. Подозреваю, что ему только что не менее упорно пытались вынести мозги - не сомневаюсь, что блондинка на это способна. Не обратив внимание на то, что я развалилась на весь диван, чтобы Лебединский не мог сесть рядом со мной, он грубо скинул мои ноги и свободно уселся, вытянув ноги вперед.
  - Всё, семейная ссора закончилась? Когда дата свадьбы? - весело спросила моя мама, заслужив сдвоенный пессемистический взгляд.
  - Не торопи детей, пусть привыкнут друг к другу, - одернула её тетя Люда, отрываясь от горячего обсуждения какой-то увлекательной темы со своим сыном. Сам Николай подбадривающе подмигнул мне, вызвав у меня улыбку. Кир покосился на лучшего друга и немногословно показал ему кулак, хозяйским движением притягивая меня ближе к себе.
  - Грабли убрал, - с приторной улыбочком процедила я, но Лебединский словно не слышал меня.
  - Да, кстати, - спустя несколько минут вспомнила моя мама, как-то кровожадно ухмыляясь, - Надеюсь, все в курсе, что завтра мы поедем за грибами?
  - Нет! - взревели хором мы с Кириллом. Не знаю, чего он так возмущался, а вот лично мне как-то не желалось идти в его майке по густой нелюдимой чаще. А вдруг там волки?
  Они же покусают мои почти не кривые ножки!
  - Отрицательные ответы не принимаются! - гаркнул дядя Женя, швыряя в сына ложку. Хорошо хоть нож не швырнул, а ведь он, как я подозреваю, мог, - Значит, так. Вся молодежь сегодня переночует в большой комнате наверху. Кирилл, ты забираешь свою даму к себе, так как на нее места не хватает, - сообразив, что я снова хочу возмутиться, Лебединский-младший повторно зажал мне рот крепкой ладонью, наверное, позабыв, как хорошо я умею кусаться. Разумеется, я тут же ему об этом напомнила, - А завтра утром едем, главное, не напиваться, - все расхохотались, оценив шутку. Шутку мужика с такими огромными кулаками вообще сложно не оценить.
  - Рано подниматься не будем, всего лишь часиков в пять, чтобы к утречку успеть доехать до леса, - жизнерадостно добавила тетя Надя, кровожадно улыбаясь.
  - Понятно, в кого ты такой добрый, - издевательски притянув Кира к себе за волосы, прошептала я.
  Мы снова удостоились любопытным взглядом, и мне пришлось с сожалением отпустить его. Черт, а если бы мы и в самом деле встречались? Почему-то от такой мысли стало чуть жарко и я напряглась, внезапно почувствовав близкое присутствие Лебединского каждой клеточкой тела. Тяжело вздохнув, я отодвинулась как можно дальше от парня, а тот как-то напряженно глянул на меня и противиться не стал. Что там Тим говорил про "заражение эмоциями"? Надеюсь, это не правда.
  - Пошли, найдем тебе одежду на завтра, - неожиданно появилась между мной и Киром веселая мордочка Арины. Вот кто из них точно пошел в мать, так это она, - Ты же не собираешься идти в этом?
  - Я...
  - Я дам ей свою одежду, ей не привыкать, - прищурился Кир, с подозрением смотря на сестру и на всякий случай перехватывая мою руку, видя, что я уже собралась подниматься.
  - Она не может постоянно ходить в мужской одежде, она всё-таки девушка, - беззаботно парировала девушка, со всей силы отцепляя пальцы брата от моей ладони, и утягивая меня с дивана, - Не ревнуй, братишка, я на жизнь твоей подружки не претендую, убивать не собираюсь. Как-то в прошлый раз ты не боялся оставлять её со мной наедине.
  Я припомнила, как Арина вправляла мне ногу, и передернулась от воспоминаний. Неужели с тех пор что-то изменилось?
  Парень снова как-то странновато напрягся, но через секунду размышлений расслабился и фыркнул.
   - Да я и не собирался. Забирай, пожалуйста, - пренебежительно отозвался он, закидывая ступню на коленку другой ноги.
  Николай понимающе улыбнулся и сел на моё место, как-то многозначительно уставившись на своего друга, словно ожидая от него оправдания. Дальнейшего развития событий я уже не видела - Арина утащила меня на уже знакомый мне второй этаж, запихнув в свою комнату.
  Девушка подскакала к шкафу и распахнула его, тут же начав выкидывать из него вещи во все стороны.
  Комната была просто огромной, но больше всего меня поразила громадная кровать в форме ананаса, стоящая посередине комнаты. Я несмело уселась на неё, не найдя другого сидячего места, и уставилась на замершую Лебединскую, весело смотрящую на меня.
  - Как же вы с ним похожи, - восхищенно покачала она головой, держа в руках какое-то розовое платье.
  - Не надо только снова про Его Козлячество, - чуть ли не проныла я, страдальчески закрывая лицо ладонями. Арина радостно расмеялась и, к моей радости, откинула платье в сторону, чуть ли не с головой забравшись в шкаф.
  - Вот! - спустя какое-то время закричала она и швырнула в меня симпатичный спортивный костюм темно-синего цвета из бархатной ткани. Я критически оглядела эту пижамку с капюшоно, в которой я не представляла себя в лесу, но в целом осталась довольна, - Думаю, даже примерять не надо будет, у нас с тобой примерно один размер. В крайнем случае, штаны подвернешь.
  - Это был намек, что у меня ноги короткие? - ехидно подколола я девушку, но та, разумеется, совершенно не растерялась.
  - Нет, скорее на то, что я лошадь, - подмигнула она и плюхнулась рядом со мной на кровать, - Когда вы успели с ним встретиться?
  Я улыбнулась - разумеется, Кир не удовлетворил любопытство Арины, и теперь она решил до полусмерти допросить меня. Но я не доставлю ей такого удовольствия - тут и надо-то всего лишь без всяких недоговорок рассказать всё, что произошло со мной за ближайшее время.
  Без всяких недоговорок, да. Упустив всего лишь, свои чувства, свои мысли, поцелуй, наши слова, наши действия и... и, пожалуй, всё.
  - Ничего нового ты мне не рассказала, - угрюмо заметила Арина спустя какое-то время. Наверное, бедняжка-Кир там уже волнуется за меня. Или за сестренку, которая и черта достанет, - Вы что, с ним сговаривались, что будете говорить при случае допроса.
  Я натянуто улыбнулась и отрицательно покачала головой, поднимаясь с кровати. А после этого еще очень долго думала над словами Тима.
  Мы отражаем друг друга. Хм, надо же. Возможно, слова братца были и не настолько бредовыми.
  Надо бы проверить теорию.
  
  ***
  - Дамы вперед, - шутовски поклонился Кир, распахнув дверь в свою спальню. Дверь с виду была совершенно обыкновенной - из светлого дерева с редкими темными прожилками, а вот то, что скрывалось за ней, таило в себе много... сюрпризов. Я подозрительно покосилась на парня, с расслабленной ухмылкой смотрящего на меня.
  - Солнышко, - слащаво пропела я, нацепляя на лицо счастливую улыбку дауна, - Только не говори, что ты повесил над дверью ведро с водой, а на полу разлил подсолнечное масло.
  Лебединский состроил наигранно-оскорбленное выражение лица.
  - Неужели ты думаешь, что я опущусь до такого? - практически искренне возмутился он. Я бы даже поверила... если бы не успела достаточно хорошо узнать его за это время. Хотя, если так подумать, что я о нем знаю? Фактически, ничего: имя, фамилию, место работы, семью... А еще знаю, что у него потрясающие глаза и отвратительный характер.
  Задрав нос куда-то к потолку, я гордо прошла в комнату и с тщательно скрываемым весельем осмотрела комнату. На потолке висели самолетики из картонных деталей, тщательно склеенными чьими-то умелыми руками, а на обоях (с голубыми нарисованными ракетами) висели многочисленные плакаты популярных лет пятнадцать назад групп.
  Я прыснула и плотно сжала зубы, сдерживая безумное ржание. Он же меня из дома может выгнать, как никак!
  - Если с твоих чудесных губ сорвется хоть одно слово по поводу этого... интерьера, я не знаю, что я тебе сделаю, Леонтьева, - угрожающим голосом прошипел Кирилл мне на ухо. По закону жанра, после этого мне стало еще смешнее и соблазн подколоть этого успешного скейтера и не менее успешного юриста повысился в несколько раз.
  - Угу, - не открывая рта, промычала я, опасаясь, что стоит только мне издать хоть один звук, смех прорвется наружу. Лебединский еще несколько секунд пристально смотрел мне в глаза, а потом отмер и отошел в другой конец комнаты, к шкафу.
  Если сначала меня напрягал тот факт, что мне придется ночевать с этим ненормальным в одной комнате, то теперь я не могла даже просто на него посмотреть - становилось смешно.
  - Спать будешь в кресле, - Лебединский кивнул на объемный бесформенный пуфик в углу комнаты. Я нацепила на лицо миленькую улыбочку и кивнула, смотря как парень стягивает с себя куртку, которая до сих пор была одета на нем. Мне, кстати говоря, в его майке было вполне комфортно, и я даже подумывала насчет оприходования сей прелестной одежки. Например, надо уронить на нее ложку малинового варенья, забрать домой постирать и не вернуть. Гениальный план, не правда ли? Огненный дракон на спине снова привлек мое внимание, и я уставилась на него, как на восьмое чудо света.
  В четырнадцать лет в мою буйную головушку пришла первая мысль о татуировке. Я, простая душа, заявила об этом предкам: и в самом деле, почему им можно, а мне нельзя? Они повозмущались, но я начала выразительно перечислять "рисуночки", в большинстве своем не очень приличные, на теле родителей, наслаждаясь их краснеющими лицами. Разрешения я добилась. Схватив моего тогдашнего парня под ручку, пошла в тату-салон с желанием наколоть себе огромного феникса на лопатке... но меня хватило только на одно огненное перышко. Как же я тогда пищала! В общем, все воспоминания о тех неприятных ощущениях напрочь отсекали во мне подобные желания, возрождающиеся время от времени. До этого момента.
  - Хочу... - с придыханием произнесла я, с приоткрытым ртом вожделенно смотря на мастерски выполненную наколку. Лебединский замер и осторожно перевел взгляд на мои помутневшие глаза. Дракон исчез из моего поля зрения, и кратковременное замешательство прошло, заставив меня снова состроить из себя пай-девочку. Я чуть опустила глаза и узрела в руках Кира большое пуховое одеяло. С синими динозавриками.
  Знаю, это не хорошо, и вообще приличные люди так не поступают... но я позорно заржала во весь голос, зажав рот ладонями.
  - Подожди, - всхлипнула я под пристальным взглядом, вытирая выступившие от смеха слезы, - Еще минутка - и я спокойна, - закусив костяшки пальцев зубами, я глубоко вздохнула и так же медленно выдохнула, последний раз хихикнув, - Кирилл, у меня к тебе только один вопрос.
  От волнения и сосредоточения на сохранение серьезного выражения лица, я даже назвала этого урода по имени. Наверное, обстановка способствовала - иначе, как Кирюшей, его назвать было проблематично.
  - Слушаю, - почти не злым голосом произнес Лебединский, не без подозрения смотря на меня. Почти - ключевое слово.
  - Почему именно динозаврики? - выдавила я сиплым голосом и снова расхохоталась, отваливаясь на спинку кресла. Парень швырнул в меня одеялко, вызвав у меня еще более громкий ржач, который теперь уже остановить было абсолютно невозможно. Хмурое выражение лица только способствовало повышению громкости - такая злая гримаса совсем уж странно смотрелась в окружающей обстановке.
  - Я тут ночую раз в пять лет, а предки просто не хотят убирать всё это, - попытался оправдаться Кирилл, обводя руками комнату, но эта попытка развеселила меня еще больше. Закусив угол потешного одеяла, я продолжила беззвучно хихикать, с ногами забравшись на кресло и занавесив лицо спутанными волосами.
  Через некоторое время скосив взгляд в сторону Лебединского, я озадаченно ойкнула, обнаружив, что его там нет. Аккуратно повернув голову в сторону, я нашла его сидящим на кровати и мрачно взирающим на меня. Смеяться почему-то резко расхотелось - настолько серьезным был его взгляд. Прямо как тогда, в машине - после моей истерики и до нашего...
  - Подушку дай, блонди, - буркнула я, отводя взгляд от Кира на динозаврика. Симпатичный, кстати. Синенький такой, с острыми зубками и длинным хвостиком. Динозавр, разумеется, а не Лебединский. Почему он был именного такого цвета - тайна, покрытая мраком. В любом случае, живых представителей этой чудесной звериной нации больше не осталось и придется верить фантазии художников.
  В меня прилетел требуемый предмет и только благодаря его мягкости на моем лице не появился шикарный фиолетовый синяк.
  - Идиотка, - зачем-то тихо бросил Лебединский и отодвинул край одеяла, залезая под него. Картинно хлопнув два или три раза, он погасил свет в комнате и уставnbsp;- Пошли, найдем тебе одежду на завтра, - неожиданно появилась между мной и Киром веселая мордочка Арины. Вот кто из них точно пошел в мать, так это она, - Ты же не собираешься идти в этом?
ился в потолок. Свет фонаря с улицы хорошо освещал его лицо, а вот я оставалась в тени и могла беспалевно рассматривать парня. На односпальной кровати он смотрелся не так как всегда, как-то слишком необычно... по-детски. Сколько ему? Лет двадцать семь, не меньше. Сейчас он был похож на шестнадцатилетнего подростка. Красивого подростка, стоит заметить...
  Я поудобнее устроилась в кресле и поняла, что тут не так уж и неудобно. Спинка чуть откидывалась назад, а руки удобно лежали на подоконнике. Думаю, тут даже удобнее, чем в кровати - у меня была такая в глубоком детстве: жесткая, со скомканным матрасом.
  Не смотря на то, что я безумно устала за этот день, мгновенно уснуть на новом месте мое сознание упрямо отказывалось, и даже мысль о том, что завтра придется подниматься в несусветную рань, не помогала мне отключиться.
  - Хватит на меня пялиться, - раздался раздраженный голос, прозвучавший в темноте пугающе громко. Я даже побоялась, что нас могут услышать мои родители, а потом устроить мне очередную лекцию на тему "хорошие девочки не делают первый шаг". А как в наше время иначе, если мужики такие мямли?
  - Хочу и... - я заткнулась на середины фразы и поспешно отвела взгляд от проницательных глаз, смотрящих на меня. Нет, я конечно, знала, что меня в такой темени не видно, но всё-таки... - Ничего я не пялюсь, - невнятно пробурчала я, пряча замерзший нос под одеяло.
  - Конечно, - самоуверенно хмыкнул Лебединский, а я почему-то улыбнулась, уставившись на чуть покачивающийся на ниточке самолетик.
  - Кирюшенька, спокойной ночи, - ехидно прошептала я и чуть прикрыла глаза, - И кошмарных снов.
  Теперь была моя очередь ощущать на себе чужой взгляд. Я чуть поворочалась в кресле, поджимая ноги под себя, и улеглась на подлокотник. Полоса оранжевого света с улицы осветила моя лицо, заставляя чуть поморщиться и снова распахнуть глаза. Похоже, не поспать мне этой ночью.
  Растерянно бродя взглядом по комнате, я понимала, что Лебединский сейчас смотрит на меня и из-за этого воздух становился еще тяжелее. Стало душно, и я, облизав пересохшие губы, столкнулась взглядом с Киром. Не буду говорить, что после этого стало легче.
  Это было так непривычно: просто смотреть на него и не пререкаться; даже напротив, ощущать какое-то спокойствие. Кирилл тоже не спешил отводить взгляд, и я нагло пользовалась этим, словно впитывая его эмоции. Отражения друг друга?.. Скорее энергетические вампиры.
  Я смотрела на Лебединского и понимала, что он сейчас чувствует тоже самое. Не знаю, откуда. Просто знала.
  Но больше всего пугало лишь одно. Это пугало так сильно, что мне хотелось закрыть глаза или побыстрее уйти из этой комнаты.
  Мне было мало всего этого. Я хотела большего.
  ***
  - Ты спишь?
  - Сплю.
  - Точно?
  - Точно.
  - ...И сейчас спишь?
  - И сейчас сплю.
  - ...А сейчас?
  - Леонтьева, скоро утро, засыпай немедленно, иначе я сам тебя вырублю!
  Я угрюмо насупилась и окончательно сползла с кресла на прохладный пол, блаженно закатив глаза. Чем больше я думала, тем тяжелее становился воздух в комнате, тем больше мне хотелось под ледяной душ. Не смотря на ответы Лебединского, он тоже не спал и, хоть сейчас был уже четвертый час, никто из находящихся в комнате даже не сомкнул глаз.
  Сейчас фонарь освещал меня полностью: от растрепанной башки до кончиков пальцев с черными ногтями. Кир без всякого смущения рассматривал меня, лежа на одном боку, а я без всякого стеснения выставила голые ноги на обозрение, поставив локти на коленки и подперев подбородок.
  Я не менее внимательно пялилась на край татуировки, выглядывающий из-за чуть опущенного плеча.
  - Мне скучно, - проныла я, откидывая голову на кресло позади себя и сонно потягиваясь.
  - Предлагаешь развлечься? - как-то уж слишком выразительно усмехнулся Лебединский, делая вид, что хочет подняться с кровати.
  - Нет, спасибо! - поспешно вскрикнула я, стягивая одеяло с кресла и прикрывая обнаженную кожу. Я облегченно вздохнула с каким-то затаенным разочарованием, когда он послушно прекратил свои действия, и чуть повела затекшими плечами, - Я хочу...
  - Меня?.. - перебил меня блондинище, еле сдерживая смех. Я швырнула в него свою подушку, выражая свое отношение к этой идеи.
  - Почти. Твою татуировку.
  В зеленых глазах проявилось понимание с так знакомым мне разочарованием. Неужели его не устраивают девушки с татуировками? Тогда я ему уж точно не подхожу, ибо татуировка в виде горящего в огне перышка у меня уже имеется. Облом, родители, ваша заветная мечта не исполнится: свадьба отменяется.
  - Не ты одна, - поддразнивающе произнес Лебединский, растянув на губах язвительную усмешку, - Все мои девушки так говорили.
  - Иди на %запрещено цензурой% со своими девушками, - зло фыркнула я, отворачиваясь от него и складывая руки на груди. Кир тихо рассмеялся, чтобы не разбудить родителей, спящих в соседней комнате прямо за стеной. Этот факт меня радовал, потому что спасал меня от коварного соблазнения. И еще не факт, кто кого соблазнил бы... Тьфу ты! Я передернулась от своих мыслей и прижала руки к пылающему лицу. Надеюсь, в темноте это не так сильно заметно.
  - Так сделай себе наколку, - неожиданно произнес Лебединский чуть ленивым голосом. Я повернула голову в его сторону и столкнулась со спокойным взглядом, - В чем проблема?
  - Больно, - поморщилась я, снова вспомнив о неприятных ощущениях. До сих пор перед глазами встает вид огромного бугая с полностью раскрашенным телом, тоннельками в ушах, пирсингами и довольным оскалом на морде. Кажется, ему доставлял эстетическое наслаждение вид пищащей от боли малолетки.
  - Так откуда тебе знать, если ты не делала татуировок? - изогнул бровь парень, криво ухмыляясь. Я отогнала навязчивые мурашки, потерев кожу на руках, и поежилась.
  - Кто сказал, что не делала? Вообще-то у меня есть наколка. Маленькая, - пасть распахнулась в широком зевке, дав шанс Киру пересчитать все мои зубы несколько раз.
  - Боюсь спросить, где, - снова рассмеялся он, теперь еще более заразительно.
  - Пошляк! - возмущенно воскликнула я, взмахнув руками. Да мне даже представить стыдно, что он так подумал. А меня, надо заметить, смутить очень и очень трудно!
  - Пошлячка! - скопировал меня этот возмутитель спокойствия, деланно оскорбленно расширив глаза, - Я вообще-то подумал, что она у тебя на пятке! Или на подмышке, - еле сдерживая улыбку, добавил он.
  - Вообще-то на лопатке, - невольно улыбнулась я при взгляде на Лебединского на фоне детских обоев. Так и хотелось достать телефон и сделать парочку компрометирующих фото.
  - Не-ве-рю! - по слогам произнес блондин, широко улыбаясь. Днем он улыбается не так часто. А на людях вообще образец мрачности, можно сказать. В груди что-то кольнуло, заставив меня вздрогнуть. Эмм... межреберная невралгия, наверное. Надо бы сходить к врачу, провериться.
  - Я её в четырнадцать лет наколола, между прочем. Мучилась минут пятнадцать, - встала я на защиту рисуночка, въевшегося в тело навечно.
  - Конечно-конечно, - абсолютно непоколебимым тоном проговорил Лебединский, - Я всегда знал, что ты плохая девочка.
  - Достал! - рыкнула я и... и повелась на уловку этого наглого провокатора! Как какая-то малолетка! Фыркнув, я резко вскочила с пола, откинув одеяло со злополучными динозавриками, и села на край кровати напрягшегося парня, спиной к нему, - Вот! - гордо воскликнула я и максимально оттянула рукав майки, обнажив плечо и лопатку за компанию. И лямку черного нижнего белья, ага.
  Я не видела его лица, но что-то подсказывало мне, что Кир этого не совсем ожидал. Даже можно сказать, совсем не ожидал.
  Когда чуть шероховатые пальцы коснулись кожи, я вздрогнула, закусив губу.
  - Какой же ты всё-таки ребенок, - хрипло произнес он, чуть оттянув лямку. Я сглотнулась и больно прикусила внутреннюю сторону щеки. Леонтьева, ты чего творишь?! Хватит! А ну, быстро врезала ему и отошла от кровати на пять метров!
  - Я так не думаю, - еле нашла я в себе силы прошептать эти слова, млея от медленного поглаживания разгорячившейся кожи. Кирилл аккуратно откинул мои волосы на одно плечо и сел в кровати, откинувшись на стену и подтянув меня к себе, - Лебединский, не смей, - прохрипела я уже более уверенно, - Если ты хотя бы что-то сделаешь со мной, мои братики тебе голову оторвут, - я снова вздрогнула, когда горячие губы коснулись шеи. Крыша, держись, пожалуйста, ты мне еще очень нужна! - Кастрирую, - откинула я голову ему на плечо, изо всех сил сжимая ладонь этого чертовского инкуба, - И ты больше никогда не сможешь...
  - Леонтьева, заткнись, - приглушенно прорычал Кирилл, чуть прикусывая чувствительную кожу. Меня перетряхнуло с ног до головы, а совесть решила, что ей нечего делать в теле хозяйки и ушла в долгосрочный отпуск.
  - А ты не отвлекайся, - зло ответила я и, выгнувшись, жестко поцеловала Лебединского. Плевать, что будет утром. У меня есть еще пара часов до подъема.
  Надежды не оправдались. Нам не помешали ни родители за стенкой, ни обои с ракетами, ни одеяло с динозавриками.
  А это уже хронический случай.
  ***
  - Я не поеду с ним, - сонно промычала я, опасаясь, что могу не сдержаться в машине и избить Лебединского от всей души, после расчленив его на составляющие.
   Сегодня утром, когда я проснулась от восхищенного крика Арины, общий смысл которого заключался во фразе "Я так и знала!", мне пришлось около получаса убеждать девушку, что я совершенно случайно оказалась раздетой в кровати Кирилла под одним одеялом с ним. Видимо, во мне не было заложено даже основ ораторского красноречия - госпожа Лебединская глазом не моргнула, слушая все мои красочные оправдания, а потом только самодовольно хмыкнула и вышла из комнаты. Стоило только Арине скрыться, как я сразу же съежилась в кресле, на которое поспешно перелетела чуть ранее, и еще сильнее закуталась в одеяло, неумолимо краснея от смущения.
   - Давай... Давай забудем всё это? - неловко пролепетала я спустя несколько минут, касаясь холодными пальцами горящих щек. Почему-то в этот момент я показалась сама себе какой-то героиней бразильского сериала, и из-за этого еще больше смутилась.
   - Наивная рабыня, - расхохотался Кир, а я возмущенно вскинула голову. Парень пожал плечами, складывая руки на груди, - Нет, девочка, такое не забывают.
   - Я забуду, - упрямо заявила я, отводя взгляд от потягивающегося Лебединского. И это я! Я, чуть не соблазнившая того симпатичного паренька из участка! Почему-то, чем больше я узнавала Кирилла, тем больше понимала, что он для меня совершенно незнакомый человек. С посторонними людьми я готова была общаться как угодно, иногда даже переходя границы дозволенного, а вот когда эти самые посторонние люди становились для меня более близкими, приходило и смущение, и осторожность, и вежливость, и корректность, и прочие абсолютно ненужные и непривычные для меня чувства.
   Кирилл медленно подошел ко мне, ехидно смотря на то, как я еще больше вжимаюсь в спинку кресла, и хищно наклонился ко мне, приподняв лицо за подборок.
   - А ты уверена, что я дам тебе забыть?
   Именно поэтому я сейчас всячески старалась избегать его крайне настойчивого общества, родители искренне забавлялись нашим странным отношением друг к другу, а Тим, Арина и Коля понимающе хмыкали, ехидно переглядываясь друг с другом. Как будто все понимают!
   - Кать, мест в других машинах не осталось, - с улыбкой произнес Самойлов и внес добродушное предложение, - Хотя Арина может сесть за руль, а ты поедешь у меня на коленках.
   Я только обрадованно подалась вперед, как была перехвачено за предплечье чей-то надежной и очень уж наглой рукой.
   - А потом тогда кое-кто поедет в морг, - прорычал Лебединский у меня за спиной, грубовато толкая меня в свою машину, на заднее сидение. Я зло посмотрела на него, но взгляд тоже не произвел никакого эффекта. Как только Кирилл сел за руль, я резко перегнулась через сидение.
   - Я не твоя девушка, чтобы ты так говорил! - раздраженно произнесла я, с трудом сдерживая крик. Парень молча тронулся с места и пропустил мои слова мимо ушей. Но я не была бы собой, если бы не прикопалась к нему как следует, - Ты вообще никто, какого черта ты таскаешь меня за собой? Ты не имеешь на меня никакого права, даже после... - я резко замолчала, чувствуя столь непривычную неловкость.
   - Я могу остановить машину и доказать, что у меня есть права на тебя, - ленивым тоном с какими-то угрожающими нотками протянул Лебединский, чуть повернув голову и заглянув мне в глаза. Я сглотнула и откинулась назад, устало прикрывая глаза и понимая, что жутко хочу спать.
   - Смотри на дорогу, - сипло произнесла я и забралась с ногами на сидение. Надо было взять кого-нибудь к нам в машину, слишком уж велика опасность резкого изменения настроения этого козлоподобного лебедя.
   Дорога была длинной, и, смотря на неменяющийся однотипный пейзаж за окном, я постепенно задремала, свернувшись калачиком на задних сидениях.
   Казалось, я просто на несколько секунд закрыла глаза, но когда я их открыла, мы уже были на месте, а Лебединский склонялся надо мной, чтобы разбудить или сделать что-то более нежелательное. Я испуганно отшатнулась от теплых рук, коснувшихся моего лица, и больно ударилась головой об стекло, громко выругавшись.
   - Идиотка, поаккуратней нельзя? - раздраженно произнес Кир, усаживаясь рядом со мной и аккуратно касаясь пальцами ноющего затылка. Я невольно замерла под пристальным взглядом медленно приближающихся ко мне светло-зеленых глаз, но в последний момент спохватилась и открыла дверцу у себя за спиной, мешком вывалившись на землю. Сухую, и на том спасибо.
   - Нельзя, - как можно более злобно произнесла я, успокаивая внезапно заколотившееся сердце.
   - Вы идете там? - раздался где-то насмешливый крик моей мамы, которая прекрасно все поняла. Догадливая какая, а!
   - Идем, - усмехнулся Кирилл и, нагло перешагнув через меня, направился ко всем нашим, скучковавшимся вокруг Лебединского-старшего, с ответственным лицом раздававшего ножи всем желающим и нежелающим.
   - Мог бы и помочь подняться девушке, урод! - крикнула я вслед, поднимаясь с земли. Нет, это было не столь принципиально, но вот обида все равно решила подать голос.
   - Ты пока что не моя девушка, и сама встанешь, - беспечно заметил Кирилл, когда убедился, что я иду вслед за ним, и выразительно усмехнулся, - Если, конечно, не хочешь изменить своё мнение...
   - Не хочу. Ночью ты был не убедителен.
   Я врала. Нагло врала прямо ему в лицо. Он был убедителен, и очень даже. Мне остается только надеяться, что родители не слышали нас, а Аринка еще не растрепала новость всему городу.
   - Не волнуйся, обязательно повторим, - уверенно поставил меня в известность Лебединский, уже когда мы подошли к нашим семействам, а сам он сумел справиться с негодованием, явно читающемся на его лице. Нашего мальчика обидели, надо же.
   Дядя Женя несколько секунд подозрительно смотрел на меня недоверчивыми глазами, а потом медленно протянул нож, спрятанный в чехол. Видя, как я горю желанием забрать себе холодное оружие, он быстро отдернул руку и прищурил глаза.
   - Срезаешь у ножки, мухоморам и бледным поганкам оставляешь их никчемные жизни, а все остальные грибы показываешь Кириллу - а то знаю я вас, баб, все нормальные грибы оставите в лесу, а отраву домой притащите. Так, что еще...
   Мужчина задумался, а Арина, пытающая отобрать свой нож у Николая, ехидно усмехнулась, буквально спародировав ухмылку своего брата.
   - Кирилла не зарезаешь, он тебе еще пригодится холодными ночами.
   Я возмущенно уставилась на девушку, а та невинно пожала плечами и показала большой палец Киру, весело рассмеявшись. На мой недовольный взгляд, теперь уже направленный на него, парень только пожал плечами и направился к моему отцу, начав увлеченно убеждать его в чем-то. Стало не по себе - с него станется ляпнуть про меня что-нибудь не очень приятное.
   - Так, куда все разбежались?! - оглушительно гаркнула тетя Люда, и все мгновенно собрались в одну кучку. Я немного растерялась, уже отвыкнув от этой могучей тетушки с ее командным тоном, но Кирилл не оставлял меня в покое, неожиданно оказавшись сзади меня и подтолкнув ко всем, - Внимание-внимание, говорит Россия. Разделяемся на четыре группы - Я и Лебединские-старшие; Леонтьевы-старшие; Николай, Тимофей и Арина; Кирилл и Катерина. Никого не забыла?
   - Я не хочу идти с этими высокообразованными придурками, - капризно протянула девушка, строя из себя блондинку, которой, в принципе, и являлась. А вот глупо хлопать глазками и надувать губки - это не ее.
   - А я - не хочу с Леонтьевой, - неожиданно произнес Кирилл и широко ухмыльнулся, - Она меня изнасилует.
   - Чтооо?! - взревела я и кинулась на парня с открытым желанием придушить его. Лебединский заломил мне руки, выгнув меня в неудобное положение и рассмеялся.
   - Вот, смотрите, уже начинает! - моему искреннему возмущению никто не поверил, а тетя Люда легко дала подзатыльник Кириллу, обиженно охнувшему и мгновенно уставившемуся на женщину, - Тетя, я же твой любимый племянник! - в его блондинистой голове никак не могла сформироваться мысль о таком предательстве. Я медленно отпустила руки от шеи парня, задумчиво уставившись на него. Еще никогда не видела Лебединского настолько веселым и искренним - со мной чаще всего он бывал хмурым и чересчур самоуверенным.
   - Раз уж на то пошло, ты мне вообще не племянник! - не растерялась женщина, приземляя тяжелую руку мне на плечо. Я беззвучно ойкнула, на всякий случай, зажмурившись, а в стороне раздался тихий смешок Тима. Нет бы помочь! Братом еще называется, - В отличие от Катеньки.
   - Дискриминация! - Кир вытянул меня за руку и целенаправленно повел в глубину леса, игнорируя тропинки.
   Врезаясь во все встречающиеся деревья, а тут их было немало и отфыркиваясь от паутины, растянутой между ветками, я абсолютно точно поняла, что грибником мне не быть. Я не успевала смотреть себе под ноги, не говоря уже о том, чтобы разглядеть наличие грибов под деревьями и прочими листочками. Последний раз такая вылазка у меня была лет в десять, когда родителям внезапно взбрело в голову оригинально провести вечер. Все пришло к тому, что мы заблудились и полночи провели в лесу, пытаясь выйти на трассу и поймать хоть какую-нибудь машину, когда нам это всё-таки удалось, я поклялась больше ни шагу не ступать в лес. Видимо, клятва оказалась бесполезной.
   - Да не несись ты так! - раздраженно рыкнула я, вырывая свою руку. Кир медленно повернулся и угрожающе уставился на меня, попятившуюся назад и чуть не свалившуюся прямо на муравейник.
   Кирилл обреченно закатил глаза, когда я огласила отнюдь не темную чащобу оглушительным криком, и хотел было пойти спасать меня от кровожадных монстров, которых так ненавидит большинство девушек, населяющих нашу мирную планету, но неожиданно вкопано замер на месте и недоверчиво изогнул бровь.
   Уж чего-чего, а насекомых я точно не боялась. Отломив с низкого кустарника тонкую палочку, я склонилась над шевелящейся норкой и тыкнула в нее своим оружием, радостно попискивая от восторга.
   - Сумасшедшая, - убежденно произнес Лебединский, подходя ко мне. Я резко развернулась и, оказавшись вплотную к парню, гордо поднесла ему к глазам палочку с ползающими по ней муравьями, - Ты в курсе, что ты ненормальная, малышка?
   - В курсе, малыш, - чарующим тоном прошептала я, чуть поддавшись вперед, и проскочила под рукой Кира, легко толкнув его в спину.
   Не ожидала я, что окажусь настолько сильной...
   ***
   - Аааа, отвали от меня, - верещала я на весь лес, наматывая круги вокруг машины Кирилла и на каждом кругу пытаясь открыть запертую дверь машины. Зачем я это делала во второй, третий и последующие раза я даже не подозревала, но, видимо, надеялась на чудо. Бегали мы так по одному маршруту уже минут пятнадцать и, на удивление, даже совсем не устали. Думаю, нашему бодрствованию способствовали постоянные ругательства, которые просто-таки подпитывали нас друг от друга, не давая утомиться. Энергетические вампиры же, как никак!
   - Беги быстрее, а то поймаю тебя и отлюблю по полной, - ничуть не сбившимся голосом произнес Лебединский, резко останавливаясь у пассажирской передней двери, и достал из кармана трезвонящий мобильник, - Да? Да, конечно, встретим. Мы у машины, Кате плохо стало, у нее голова закружилась. Что?.. - парень чуть отвел трубку от лица и выразительно спросил, не снимая с лица ехиднейшую улыбку, - Твоя мама спрашивает, не тошнит ли тебя?
   - Дай-ка трубочку! - нахмурилась я, подходя к Лебединскому и, разумеется, совсем не ожидая никакой подставы. А вот он, похоже, уже давно все распланировал, потому что тут же сжал меня в железных объятиях, выронив телефон на землю. Мобильный аппарат тут же радостно залетел под машину, а я снова заорала. Не сомневаюсь, что моя мамочка слышала все мои отнюдь не счастливые выкрики, - Уйдиии, на тебе муравьиииии!
   Да, я не боялась насекомых. До тех пор, пока они не начинали ползать по мне.
   - Да нет их уже давно! - рассмеялся Кирилл, еще крепче сжимая меня и разворачивая к себе лицом.
   - Есть! - плаксиво простонала я, напрягаясь и буквально чувствуя, как сотни жучков пробираются мне под кофту. А, нет, это кое-чьи пальцы... - Лебединский! - уже без всяких усилий отпрыгнула я в сторону, пытаясь уговорить размякшее тело вновь повиноваться мне. На всякий случай, облокотившись о машину, я максимально сурово свела брови на переносице.
   - Что, опять? Почему какому-то там следователю можно, а мне?..
   - Эй! - перебила я неожиданно ставшего злым Кира, глаза которого потемнели до темно-зеленого цвета, - Там я была инициаторам, там другое, я просто прикалывалась.
   - Значит, тебя нравятся сопротивляющиеся парни? - выразительно усмехнулся Кирилл, касаясь моих ладоней. Я не нашла в этом ничего опасного, но все-таки подозрительно прищурилась, поведя плечами и мысленно подготавливая путь к отступлению.
   - Мне не нравятся давящие парни, - переиначила я его слова, невольно чувствуя, как начинаю медленно расслабляться.
   - Ночью мне так не казалось, - тихо произнес Лебединский, делая шаг ко мне и касаясь своим лбом моего. Дыхание предательски сперло, а я в очередной раз поразилась тому, как он странно на меня влияет. Я никогда и не была особо невинной девочкой, но сейчас... - Моя, - прошептал Кир и, чувствуя мое полное повиновение, прикоснулся к чуть приоткрытым губам.
   Как всегда, мысли абсолютно вышибло из головы. Остались только лишь руки и твердые губы, к которым я уже начинала понемногу привыкать. Эффект получался не хуже, чем прошлой ночью, и самое ужасное - мне начинало это безумно нравится.
   Мы так увлеклись, что даже потеряли счет времени. Так, что не услышали шорох шин приближающейся машины. Не увидели, как из нее вышла низкая девушка с темными волосами, отливающими в насыщенно-красный цвет.
   Зато прекрасно услышали её фразу, сказанную спокойным, но чуть угрожающим голосом.
   - Убрала руки от моего парня, мразь.
  Я вздрогнула и медленно перевела взгляд на нового персонажа в нашей криминальной драме. Кирилл неожиданно резко отстранился от меня и устало уставился на девушку, прищуренными черными глазами взирающую на меня.
   - Ульяна, - как-то натянуто улыбнулся он, а я внезапно поняла, что эта та самая девушка, с которой я видела Лебединского в кафе. Алый оттенок волос не оставлял никаких сомнений, и я тихо хмыкнула, складывая руки на груди и переводя взгляд на Кирилла. Интересно, как он выпутается из подобной ситуации?
   Разумеется, у него есть девушка. Иначе быть и не могло. Просто пока я не знала этого, совесть не трогала моё помутневшее сознание, а теперь я уж точно даже не подойду к нему. И мне совсем не обидно. Ни капельки.
   - Кирилл, - таким же тоном протянула Ульяна, крутя на пальце ключи от своей машины. Приличной, надо сказать, машины - даже я, абсолютно не разбирающаяся в автомобилях, испытала какой-то восторг при взгляде на это творение дерзкого вишневого оттенка, - Ничего не хочешь мне сказать?
   Молчание затянулось, а я раздраженно закатила глаза, подходя к девушке и с самой обаятельной улыбкой протягивая ей руку.
   - Я Катя. Я сама его поцеловала - Кир рассказывал, что приедет его девушка, просто захотелось проверить твою реакцию, - я пожала плечами, деланно скромно опуская ресницы, чтобы скрыть раздражение. Ты мой должник, Лебединский. Какого черта я сейчас спасаю твою задницу?
   Отвечать на этот мысленный вопрос мне никто не собирался, но вот Ульяна неожиданно расхохоталась, покачав головой.
   - Ну ты и сволочь, - сквозь смех выдала она и, когда я уже была готова выдать ответное оскорбление, добавила, - Кир, какая же ты все-таки сволочь. Тебе девушку не жалко? Она так самоотверженно взяла на себя всю вину, а ты даже слова сказать не можешь. Разве я так тебя учила?
   Вот тут я окончательно потеряла суть и недоуменно перевела взгляд на раздраженно закатившего глаза Лебединского, а после и на ухмыляющуюся Ульяну.
   - Так, кто-нибудь объяснит мне, что тут происходит? - я отошла в сторону от этих двух психов и сложила руки в карманы, приподняв брови, - Я жду.
   Ульяна улыбнулась и небрежным жестом стянула волосы в хвост, весело блеснувший красным оттенком в солнечных лучах. К моему удивлению, никакого раздражения она у меня не вызывала, в отличии от разворачивающейся ситуации, которая еще больше путала меня в мыслях. А вот Лебединский, напротив, все понимал, но жутко раздражался при одном только взгляде на девушку. Он взглянул на меня и в зеленых глазах неожиданно сверкнул отголосок вины. Неожиданно.
   - Да ладно вам, голубки, не стесняйтесь. Как будто я не видела, как вы переглядывались тогда в кафешке. Представляешь, - девушка обратилась ко мне, - Я тогда его уговаривала подойти к тебе, уговаривала, а он уперся, как осёл, и упрямо сидел на месте!
   - Почему "как"?.. - риторически протянула я, пребывая в своих мыслях и пытаясь самостоятельно разобраться в ситуации. Лебединский, заметив мою напряженную работу извилин, не выдержал и раздраженно дернул головой.
   - Ульяна - моя бывшая одноклассница, ужасное существо, которое просто обожает ради развлечения притворяться моей девушкой, и просто моя подруга. Теперь уже бывшая! - с рыком добавил он, доставая из кармана пачку сигарет.
   - Я уже который год пытаюсь сделать из этого бабника нормального человека, но его просто невозможно сломить, - весело произнесла девушка, выхватывая у Кира уже прикуренную сигарету и глубоко затягиваясь, - Хотя за последнюю неделю он стал на удивление задумчив...
   - Заткнись, - мрачно произнес парень, щелкая зажигалкой. Я автоматически почувствовала желание взять в руки сигарету и заломила пальцы, сжимая зубы и ловя на себе чуть обеспокоенный взгляд Кирилла, - Чего приехала-то?
   - Так мама твоя пригласила, - неожиданно тепло улыбнулась девушка, - Тетя Надя уже давно хотела встретиться со мной, пожаловаться на своего сынка, который забывает посещать своих любимых родителей!
   - Какой ты всё-таки нехороший малый, - саркастически хмыкнула я, более-менее отойдя от такого странного знакомства с одноклассницей моего... друга? Кем приходился мне Кир я пока определиться не могла, поэтому будем условно называть его другом, ибо к категории "враг" он навряд ли относится.
   - Ты вообще молчи, женщина, - фыркнул Лебединский, чуть расслабляясь. Ульяна заинтересованно глянула на нас, загадочно улыбаясь.
   - Не затыкай меня, мужчина, - последнее слово я ехидно проблеяла, не удержавшись от сего порыва. Искривленная гримаса стоила того, честное слово!
   Напряженная остановка резко сменилась на расслабленную, а я вновь подошла к машине, выхватив у Кира из заднего кармана ключи от машины и быстро открыв пассажирскую дверь. Парень дернулся, но сбегать я даже не собиралась, а просто с приторной улыбочкой достала с сидения бутылку минеральной воды.
   - И как давно вы переспали?
   Я подавилась и громко закашлялась, вцепившись в своё горло пальцами. Вопрос, заданный таким безобидным, можно даже сказать светским тоном, вышиб из меня воздух, а я в очередной раз поразилась высокому интеллекту окружающих меня людей. Лебединский не в счет.
   - С чего ты взяла? - сквозь зубы прошипел Кирилл, моментально подскакивая ко мне и одним хлопком по спине вышибая из меня весь оставшийся воздух. Я захрипела и поспешно замахала руками, видя, что парень собрался добавить еще один удар, который точно стал бы для меня смертельным.
   - Ваши переглядки сложно не заметить, - усмехнулась Ульяна и чуть более ехидным тоном добавила, - А еще она хочет тебя убить, что только подтверждает мою догадку.
   Кирилл заметил мой кровожадный взгляд, направленный на него, но в ужасе убегать даже не собирался, молча приобняв меня за талию. Я хлопнула его по руке и с каменным лицом подняла руку и вылила на него всю оставшуюся воду из бутылки. Отнюдь не теплую воду.
   - А теперь беги, - процедил он, и я с визгом кинулась за Ульяну, как самую надежную преграду в данный момент.
   Звонок телефона прервал нас от увлеченного наматывания кругов вокруг печально вздыхающей девушки. Мы с Лебединским синхронно уставились под его автомобиль, а я с превосходством усмехнулась.
   - На колени, холоп!
   В следующую секунду мы с Ульяной имели честь наблюдать, как Его Высочество, сдерживая злость, опускается на земле и с мрачнейшим лицом лезет под машину. Я повеселела еще больше, смотря на обтянутую джинсами.. ногу, и широко улыбнулась, довольно складывая руки на груди.
   - Ничего себе ты его выдрессировала... - восторженно протянула девушка, - У меня за столько лет не получилось, а ты... Ай, больно! - она потерла голову, в которую только что метко прилетела небольшая шишка, и зло посмотрела на своего друга. Впрочем, долго злиться всё равно не получилось, и она ухмыльнулась, смотря на рассевшегося прямо на земле Лебединского.
   - Да? Да, приехала, - раздраженность в голосе Кира подпрыгнула выше максимума, а я удовлетворенно хохотнула. Так тебе! - Познакомились ли? - взгляд парня устремился на нас с Ульяной, стоящих плечо к плечу, - Да не только познакомились, но и спелись! Что?.. Да, хорошо. Ага. Да. Да. Нет! Да. Пока, мам. Мама! Я сказал "ПОКА"! - Лебединский отключился и кивнул на приоткрытую дверь машины, - Вперед, бабы. Босс приказал организовать пикник вон на той полянке, - три взгляда устремились на болото, талантливо замаскированное каким-то подобием травы, - Ну... Или на какой-нибудь другой.
  ***
  Я сидела между Николаем и Тимом, ковыряясь вилкой в пластиковой белой тарелочке и изредка ловя на себе пристальный взгляд Лебединского или веселые усмешки Арины и Ульяны, которые явно были знакомы уже очень давно.
   Будучи под защитой братьев, я была даже готова терпеть их заумные переговаривания о каких-то психологических приемах, абсолютно неинтересных мне, потому что я подозревала, что Кир не оставит меня в покое, если я nbsp;внезапно останусь без присмотра. К моему удивлению, без доставаний Лебединского было как-то... скучно что ли?
   - Ешь быстрее, невестушка, - хмыкнула тетя Надя, заметив мою задумчивость и взгляд, направленный на белобрысого придурка, который воодушевленно спорил о чем-то со своим отцом. Я поспешно отвернулась и попыталась наткнуть на пластиковую вилку кусок зажаристого мяса. После пятой попытки я забиnbsp;ла на эту безрезультатную деятельность и взяла его прямо пальцами, порадовавшись тому, что я успела помыть руки.
   - Свинья, - не смог не прокомментировать мои действия Кир, ехидно ухмыльнувшись. Активно работая челюстями, я прожгла его пристальным взглядом, но промолчала. Знаю же, что ему скучно - потому и пытается как-нибудь подколоть меня. Если ему не отвечать, то он загнется от скуки уже в ближайшие полчаса и пойдет пытать счастье где-нибудь в глубине леса, - Не подавись, - добавил он, пытаясь добиться от меня какой-нибудь реакции, но я молчала, аки советский партизан.
   - Вы кnbsp;огда успели поссориться? - заметил наши переглядки Лебединский-старший.
   Кир в ожидании уставился на меня и приподнял брови, требуя ответа, а я ехидно ухмыльнулась и заткнула себя сочной половинкой помидора.
   - У них просто nbsp; - Да нет их уже давно! - рассмеялся Кирилл, еще крепче сжимая меня и разворачивая к себе лицом.
любовь такая, - ответила за нас Арина, довольно улыбнувшись. Как и всегда, ситуация ее искренне забавляла и помогать кому-либо она даже не собиралась. После непродолжительного молчания и мирного пожирания еды под вопли какого-то попсового солиста из машинного радио, я решила немного развлечь себя и, растянувшись на прохладной траве, начала рассматривать собравшихся.
   Переговариваясь с Ульяной, Арина то и дело косилась в сторону Николая. Я невольно улыбнулась, будучи уверенной, что Николай знает о этой симпатии со стороны девушки, но по какой-то причине просто игнорирует её. Ульяна пару раз оценивающе глянула в сторону Тима, но, заметив мой ревнивый взгляд, подмигнула мне и больше в его сторону даже не поворачивалась. Все-таки еще с самого детства я не подпускала к своему старшему братику незнакомых баб - наверное, именно из-за этого девушки у него надолго не задерживались, а потом и вовсе перестали появляться. Похоже, тут во мне просыпалась собственница - Тимофей всегда защищал свою младшую сестренку, и я до сих пор подсознательно боялась, что его внимание перестанет падать только на меня.
   Словно услышав мои мысли, Тим уселся рядом со мной на траву и молча протянул оливки, которые искренне ненавидел. У меня к этим зеленым господам были чисто противоположные эмоции, и поэтому я с радостью перехватила из пальцев брата.
   - Руки мыл? - подозрительно прищурилась я.
   - Ты еще не разучилась разговаривать? - таким же тоном парировал парень, глядя на радостно щурящуюся под солнышком меня, и вложил мне в руки огромный мухомор, словно вытащенный из детских картинок. Я восхищенно закрутила в руках гриб, попыталась засунуть его в рот брату и после этого швырнула его себе за спину. Сзади раздалось хриплое ругательство.
   - Не матерись при дамах, - вяло упрекнул сына дядя Женя, довольно поглаживая надувшийся животик, и отпил пиво из бутылки, - Хорошо...
   - Я хотел его законсервировать нам на черный день, - меланхолично протянул Тим, заметив, как Кир злобно выкинул ядовитый гриб в радостно зашипевший костер.
   - Сам бы его и ел, - пробурчала я, косясь на Лебединского и задумчиво крутя в руках свой ножик. Папа заметил его и конфисковал холодное оружие, погрозив пальцем, а я снова угрюмо вздохнула.
   Еще через несколько минут тетя Люда озвучила наши дальнейшие действия: идем в лес на второй заход, после этого еще немного отдыхаем и отправляемся по домам.
   Немного поныв о своей усталости для проформы, я сбагрила отчего-то мрачного Кирилла своим братьям, а сама схватила под руки Арину и Ульяну, отправившись вглубь леса, как можно дальше от компании Лебединского. Пусть Тим начинает общаться с нормальными людьми, не все же ему в клубе коктейли мешать.
   Я только что назвала этого белобрысого урода нормальным? Немедленно беру свои слова обратно. Он псих!
   - Он от тебя прется, - хохотнула Ульяна, проводив взглядом бывшего одноклассника, удаляющегося в другую сторону от центральной тропинки.
   - Я же говорила, - Арина удовлетворенно заулыбалась, с царским видом топая по земле. У меня появилось странное чувство, что в лес Лебединская ходила не для того, чтобы собрать грибов, а для того, чтобы протестировать свои новые фирменные сапожки на низком и очень широком каблуке.
   - Кто бы сомневался, что вы обсуждали меня, - со смешком протянула я, поднимая небольшую палку, и начала рыскать ей в старой листве, аккуратно вороша траву.
   - Выглядишь, как опытный грибник. Странно, что ты не собрала целую корзину при первом заходе, - ехидно подколола меня Ульяна, наворачивая круги вокруг огромного пня, под которым росло огромное количество поганок.
   - Может, потому что я ходила с этим придурком? - хмыкнула я, с довольным лицом срезая несколько грибов сразу. Надеюсь, нормальных - вроде выглядели вполне по-человечески. В смысле, по-грибному.
   - Точно, вам же было не до этого, - протянула Арина понимающим тоном, подмигивая подруге. Я хохотнула, не скрывая злорадства.
   - Да, особенно Кириллу. Все-таки именно он барахтался в муравейнике.
   Арина с Ульяной на секунду замолчали, а после с воодушевлением расхохотались, схватившись за деревья, оказавшиеся к ним ближе всех.
   - И он тебя не убил?
   Я задумчиво оглядела смугловатую кожу на ладонях - чем ближе время года приближалось к зиме, тем больше я напоминала мулатку - и коварно улыбнулась.
   - Да вроде пока зомби не напоминаю, даже отдаленно, - ответила я хохочущим девушкам, откидывая палкой лист с понравившегося мне пня и срезая очередной гриб. Ульяна восхищенно покачала головой.
   - Да если бы я так сделала, то он бы уже давно уже меня побил, а тебе все сходит с рук.
   - Он просто втрескался в нее по уши, - махнула рукой Арина, а я почему-то разозлилась, зло пиная попавшуюся под ногу бледную поганку, - Да и она в него...
   - Не выдумывай, - раздраженно произнесла я, передернув плечами и чувствуя вибрацию в кармане. Достав телефон, я открыла значок сообщения и взбесилась еще больше, - Вот посмотрите на это, - я ткнула телефон под нос девушкам, - "Уже скучаю по моей детке"! Слова типичного бабника, получившего вещь, которую он хотел!
   - Ну, я же переспала когда-то с Кириллом, и сейчас все нормально, мы друзья, - беспечно рассмеялась Ульяна, а я чуть не подавилась воздухом.
   - А что, если я не хочу быть с ним просто друзьями?! - мы все ошарашенно замолчали, а я испуганно прижала пальцы к губам. Это только что я сказала? Нет, реально, слова, прозвучавшие только что, реально принадлежали мне? - Чего-то мне нехорошо, пойду, посижу немного в машине, - приглушенно пробормотала я и быстро сорвалась с места.
   Сейчас мне хотелось всего лишь одного. Покататься на скейте.
   ***
   - Он же меня не убьет? - прошептала я сама себе, сидя на заднем сиденье машины Кира и косясь на пару колесиков, торчащих из багажника прямо за мной. Скейтборд я заметила не сразу, но зато узнала практически мгновенно - сложно было не запомнить знаменитую доску, обставившую меня на соревнованиях. Тогда я была в гриме, и он наверняка не запомнил безобидную Кейт, занявшую второе место после него.
   Скейт лег в руки, как родной. Я ласково погладила его по шершавой поверхности и вылезла из машины, включив сигнализацию и спрятав ключи в карман. Может, мне стоит стать воровкой? Уже второй раз получается незаметно стащить ключи из кармана Лебединского.
   Мысли о наглом придурке не подняли мне настроения, и я, зло кинув скейт на асфальт, вскочила на него.
   Такое чувство, что я не каталась уже полгода. От легкого ветерка, шуршания колесиков по асфальту и приятного ощущения доски под ногами, меня затопил бешеный восторг, и я с воодушевлением сделала тот самый мэнуал, неудавшийся у меня когда-то, катясь по легкому склону.
   Под напором ветра все ненужные мысли выветрились из головы, а я на целый час смогла забыть о всех своих проблемах.
   Вдоволь накатавшись, я уселась на доску и тыльной стороной руки вытерла пот со лба, подставляя лицо солнцу. Сейчас я была абсолютно счастлива и спокойна, и даже воспоминания о Лебединском не портили моего подскочившего настроя. Я решила, что сегодня увижу Кирилла в последний раз, пусть он этого еще и не знает. Все-таки ничего такого особенного не произошло - думаю, для него это абсолютно нормально. Раз он переспал даже со своей одноклассницей...
   Я подавила возрастающую неприязнь к Ульяне, понимая, что не любить мне её не за что. Из-за этого придурка у меня меняется отношение к невиновным людям, так что с этим нужно срочно завязывать.
   - Тебя убить медленно или очень медленно?
   Я издала невнятный звук, подразумевающий под собой обреченную отчаянность, но даже не стала поворачиваться к Лебединскому, продолжая смотреть на асфальтовую дорогу, идущую к горизонту под небольшим наклоном. И как он вообще меня умудрился найти - я откатилась, по меньшей мере, на километр от места нашей стоянки.
   - Гуляй отсюда, - лениво послала я парня, которому подлые дамы наверняка уже успели рассказать о том, что психанула я практически сразу же после нашего отступления на второй заход. Надеюсь уж, что Арина не добавила всяких ненужных подробностей, в истинности которых сомневалась даже я сама.
   - Ты хотя бы понимаешь, что ты прикоснулась к тому, к чему нельзя даже подходить никому, кроме меня! - прошипел Кир, грубо вырывая скейт прямо из-под меня. Я грохнулась на асфальт, больно ударившись копчиком, и злобно ругнулась.
   - Око за око, - язвительно выдала я в ответ. Кайф после катания на доске начал проходить, и злость снова начала затапливать мою голову, - Ты не раз лапал мой скейт, так что я просто восстановила баланс во вселенной.
   - А если бы ты поломала себе ноги? - Лебединский как-то странно замялся и с еще большей агрессией выкрикнул, - Или еще хуже - доску?! Да я бы тогда тебя...
   Через несколько минут я с трудом оторвалась от Кира, поняв, что моя злость перетекает в какую-то другую эмоцию, и прикусила припухшую губу.
   - Пошли уже к остальным, - устало прошептала я, первой поворачивая по направление к месту нашего привала.
   Сегодня последний день общения с этим козлом, так что можно вести себя так, как хочется.
   Чужие пальцы легко сжали мою ладонь, останавливая меня, а другая рука осторожно легла на талию. Я прямо посмотрела в светло-зеленые глаза и поднялась на цыпочки.
   Так будет легче потом отвыкнуть от него. Ведь правда?..
  ***
  - Черт, мне бы такой порядок, - я восхищенно обвела взглядом комнату с нежно-голубыми обоями и парящими занавесками белого цвета. Если её сравнивать с моей безоконной каморкой, то сразу был виден контраст между нами, двумя совершенно противоположными людьми, - Последний раз, насколько я помню, у тебя были розовые обои, - усмехнулась я, присаживаясь на светло-бежевое кресло и с удивлением смотря на пепельницу на журнальном столике. Саша поймала мой взгляд, смутилась и аккуратно присела на край дивана, прямо держа спину, словно была на приеме у английской королевы.
   - Много что изменилось за все это время, - под моим ошарашенным взглядом Васильева достала толстую сигарету и закурила, протянув мне пачку, - Будешь?
   Я медленно покачала головой - командные соревнования неумолимо приближались, так что я старалась вести как можно более здоровый образ жизни. Вот отыграю их с Ланкой - и сразу же напьюсь до потери пульса. И никто мне не помешает.
   - Непривычно тебя видеть с сигаретами, - нервно хохотнула я, забираясь с ногами в кресло. Саша тоже более-менее расслабилась и откинулась на спинку, рассеянно смотря куда-то в зашторенное окно, - Все-таки это именно ты отобрала у меня мою первую сигарету после первой же затяжки.
   - Ты была во втором классе, - упрекнула меня девушка и защелкала кнопками на телефоне, набирая сообщение. На утонченном лице появилась улыбка, а я заинтересованно заерзала на месте. Дождавшись, пока подруга отложит телефон в сторону и вновь посмотрит на меня, я нацепила на лицо дежурную улыбку.
   - И с кем же ты там переписываешься?.. - поддразнивающим тоном пропела я, с отстраненным видом разглядывая свои ногти, из-под ресниц следя за реакцией девушки. Та чуть смутилась, но не стала так бурно возмущаться, как я нафантазировала у себя в мыслях.
   - Со своим питерским психологом, - голос Саши остался на удивление спокойным, но на щеках заалел легкий румянец.
   - Умный-молодой-красивый? - протараторила я, засмеявшись и покосившись на свой замигавший телефон, лежащий на краю тумбочки за спиной у Саши. Какое счастье, что я успела выключить звук.
   - Есть такое дело, - опустила глаза Васильева и пожала плечами, - Но питерский.
   Больно расстроенной она не выглядела, так что я решила, что если влюбленность у нее и начала намечаться, то сильно болезненным это расставание не было.
   - Есть у меня один умный-молодой-красивый психолог... Колей зовут, - я расплылась в улыбке, а Саша испуганно вжалась в спинку дивана.
   - Нет, пожалуйста, не надо заниматься сводничеством! Я на твоем фоне буду как бедная овечка, которая только мычать и умеет. Куда уж мне до такой наглой и своевольной бунтарки...
   Я подняла руку ладонью вперед, прерывая взволнованное бормотание девушки.
   - Он мой брат.
   Саша растерялась, фокусируя на мне недоуменный взгляд, и светлая бровь метнулась вверх.
   - Так у тебя же вроде Тимофей брат.
   Надо же, до сих пор помнит. А я-то думала, уже за десять лет успела позабыть о моем излишне тихом в то время родственнике. Тогда я как раз-таки и занималась тем самым сводничеством, желая свести две таких тихих и скромных личности, как братик и подружка. Но что-то не сложилось: подружка до мурашек боялась моего взрослого брата, а тот как-то не горел желанием общаться с второклассницей.
   - Тим родной, а этот троюродный, - махнула я рукой, заехав себе по синяку на коленке и коротко взвизгнув. Пару дней назад приходила на площадку, ввязалась в ссору с каким-то новеньким пацаном и чуть не вышибла мозги. И себе, и ему. Несмотря на то, что парня этого на площадке видели в первый раз, катался он вполне себе качественно, что искренне возмутило меня. Именно потому я и подлейшим образом наехала на него, столкнув на землю, прокатившись пару метров на боку и ударившись головой о его доску. Пареньку повезло - он был в защите, а вот я расшибла себе бровь, коленки и локти и теперь красовалась с пластырями по всему телу.
   - А как поживает твой не-парень? - вежливым голосом поинтересовалась Саша, ловко переводя тему.
   - Не знаю, я с ним уже где-то полмесяца не виделась, - равнодушно пожала я плечами и поймала себя на том, что задумчиво смотрю на пачку с сигаретами.
   С того памятного похода за грибами прошло больше двух недель. До самого вечера, на удивление всем, мы вели себя, как самая обыкновенная парочка. За нас успели порадоваться, успели распланировать дату свадьбы, подарок на золотую свадьбу и имена правнуков, а так же чуть не отвезли в загс для подачи заявления. Остановило только одно - в тот день он не работал. Мы попрощались, как и следовало прощаться только начавшей встречаться парочке - целуясь под окнами моего дома чуть ли не больше часа, договорились на встречу через сутки... А на следующий день я уже была дома у Алекса, который поймал меня ночью на площадке и по-братски утащил к себе домой. Надо отдать ему должное, ко мне он приставать даже не пытался.
   - Что-то тогда произошло, да? - проницательно заглянула ко мне в глаза Саша, опершись локтями о коленки, - Он на тебя накричал? Или ударил? - в глазах промелькнул искренний ужас, а я нервно рассмеялась. Какая же она все-таки еще наивная...
   - Мы переспали, - хрипло произнесла я, вяло улыбнувшись. Глаза Васильевой расширились в немом шоке, а я с сожалением добавила, - Но лучше бы он меня ударил.
   В комнате повисла напряженная часа, а я снова уставилась на беззвучно зазвонивший телефон. Мог бы уже и успокоиться, а не названивать каждый день.
   Разумеется, я постаралась действовать адекватно и, запершись в своей комнате в один из дней, попросила все прекрасно понявшего Тима передать Кириллу, что я не хочу с ним общаться, но с того момента Лебединский словно озверел и стал звонить еще чаще прежнего.
   - А почему ты не хочешь с ним встречаться? - внезапно спросила Саша. Я от нее ожидала совершенно другого вопроса, а потому немало удивилась, но быстро справилась со своими эмоциями.
   - Потому что он урод! - не думая, ответила я. Девушка как-то по-взрослому улыбнулась, словно укоряя меня за показ характера, а я ощутила себя первоклассницей.
   - Не скажи, по-моему, вполне себе симпатичный. Даже, пожалуй, красивый - я-то видела его в кафе с той девушкой.
   Я почему-то снова помрачнела, снова дернувшись к сигаретам, но в последнюю секунду остановив себя.
   - Это его одноклассница бывшая. Они переспали и решили остаться друзьями, - язвительно протянула я, удивляясь количеству яда, скопившемуся у меня. Чего-то последнее время я стала какой-то излишне саркастичной - и куда подевалась та добрая девочка Катя? Это отсутствие работы на меня так действует!
   - Тогда все с тобой ясно, - хмыкнула Александра, поднимаясь с дивана, - Чай будешь? - я кивнула, следя через дверной проем за девушкой, наливающей кипяток из вскипевшего чайника. Она принесла чашки, поставила их на журнальный столик , уселась на своё место и только после этого многозначительно добавила, - Только вот если бы он действительно хотел остаться с тобой просто друзьями, то не стал бы названивать так часто.
   Теперь настала моя очередь смущаться.
   - Да ладно, он не так часто звонит...
   Саша усмехнулась и протянула мне мой телефон, который незаметно успела взять по пути из кухни.
   - И правда, совсем редко. Всего лишь тридцать восемь пропущенных.
   ***
   Я ни разу не ходила с подругами по магазинам. Сейчас эта прогулка была для меня какой-то странной, излишне веселой и слишком непривычной. Наверное, впервые Саша чувствовала себя в народе лучше и комфортней, чем я.
   - Здравствуйте, - поздоровался с нами парень-консультант в форменной желтой рубашке, стоило только нам зайти в магазин одежды в одном из огромных супермаркетов.
   - Нет, спасибо, нам ничего не надо показать, мы просто смотрим, - протараторила я, припоминая свои одиночные походы по спортивным магазинам.
   - Ну, я вообще-то просто поздороваться хотел... - обиженно протянул он. Саша хихикнула, а я ойкнула, поднимая взгляд на консультанта. Тот оказался воистину симпатичным, только вот немного лопоухим. Как ни странно, это придавало ему свой собственный шик.
   - Эмм... Здравствуйте, - улыбнулась я, уловив неловкость ситуации.
   - До свидания, - пробурчал он и скрылся за дверью с гордой надписью "Только для рабочего персонала".
   - Какие мы обидчивые, - насмешливо фыркнула я, а Саша засмеялась, прикасаясь кончиками пальцев к легкому шифоновому платью ярко-изумрудного цвета. Через несколько секунд она разочарованно отвернулась, а я, кажется, даже поняла причину - оно было слишком ярким для Александры, придерживающейся как можно более невзрачных цветов.
   - Давай вот это, - я воодушевленно сунула в руки подруге короткое джинсовое платье с махровым подолом и ярко-розовыми карманами из непонятной ткани.
   - Смешно тебе, да? - удрученно произнесла она, с опаской разглядывая его, словно оно могло кусаться. Я радостно закивала, подумав, что дети очень обрадуются, если увидят свою учительницу в таком наряде.
   - Хотя бы померяй, а? Тебе жалко что ли?
   - Надо было оставить тебя дома, - хмыкнула девушка, поведя плечами, - Хорошо. Но это в первый и последний раз! - быстро договорила она до того, как я успела радостно кинуться к ней на шею. Молча запихав Сашу в раздевалку, я подмигнула тому самому консультанту, скучающему рядом с кассой и поскакала к разделу с джинсами, пытаясь вспомнить, какой у меня размер.
   Джинсы мне не понравились ни одни. Они были либо слишком элегантными, либо слишком широкими - ни то, ни то меня не устраивало. Все-таки все эти дорогущие магазины для выхода свет абсолютно не подходят к моему стилю. Ну, или наоборот.
   Я задумчиво посмотрела в конец зала, облокотившись о стену, а на следующее мгновение уже грохнулась на пол, порадовавшись тому, что помыли его, судя по кристальному блеску, совсем недавно.
   А причина моего внезапного падения была в том, что буквально несколько секунд назад в зал зашла Арина, которая активно помогала братику в моих поисках. Один раз она даже чуть не поймала меня и начала промывать мозги по поводу Лебединского фразами из серии "он тебя по всему городу ищет", но я вовремя успела прыгнуть на трамвай и молниеносно скрыться за поворотом, пару раз хлопнув глазками водителю.
   - Девушка, вам плохо? - решил все-таки побеспокоиться о моем психическом состоянии обиженный парень. Я зашипела и, видя недоумение в карих глазах, притянула ошалевшего консультанта к себе в укрытие.
   - Быстро иди к вон той девке и пудри ей мозги всеми возможными словечками из твоего лексикона, - рыкнула я, стиснув воротник в кулаке. Парень удивился, но неожиданно понятливо закивал - видимо, и не такое случалось в этом магазине, - Можешь даже взять у нее телефончик, она свободна, - шепотом прокричала я вдогонку и ползком доползла до раздевалок, юркнув под шторку.
   - Твою мать, - басом выругалась Саша, которая оказалась совсем не Сашей, - Ты кто такая, девочка?
   Я задрала голову и уставилась на высоченного мужика с рыжими волосами и на удивление умными глазами. Он с деловым видом примерял костюм тройку до того момента, как я ворвалась прямо к нему в кабинку. Как оказалось при ближайшем рассмотрении, мужик был вполне молодым, зато по внешность напоминал гопника и совсем уж не смотрелся в официальном костюме.
   - Катя, - с ослепительной улыбкой пожала я громадную ладонь, словно все было абсолютно нормально. Да, я же каждый день путаю коридорчики в мужские и женские раздевалки.
   - Вася, - с каким-то насмешливым уважением протянул он, восхищаясь моей наглостью, а в следующий миг я уже вылетела из раздевалки и теперь уже забежала в правильный коридор.
   - Там сестра Лебединского в зале, - выдохнула я, плюхаясь на табуретку в углу небольшой кабинки, - О, тебе идет, - оценивающе осмотрела я Сашу, завороженно смотрящую на платье в отражении.
   - Как я понимаю, Лебединский - это твой преследователь? - как-то заторможено спросила она, а, получив мой кивок, усмехнулась, - Похоже, скоро за тобой будет гоняться весь город.
   - Не сомневаюсь в этом, - закатила я глаза, опираясь затылком о стену и закрывая глаза, - А в мужских раздевалках даже табуреточек нет. Дискриминация!
   Васильева на мгновение замерла, перестав пытаться выпутаться из платья.
   - Я даже не буду спрашивать, откуда тебе это известно.
   - Когда ты стала такой пошлой? - засмеялась я, открывая глаза и с еще большим удивлением отмечая пирсинг в пупке у подруги. Вот чего уж не ожидала, - Вообще-то я сейчас заблудилась просто немного. Познакомилась с обаятельным гопником Васей, - я восхищенно присвистнула под веселый смех Александры, - Чудо, а не мужчина. Слушай, а пошли в кино? А то хочется еще тут побыть, а наткнуться на Арину не хочется...
   - Пошли, - согласилась с моей идеей девушка, натягивая на себя свою одежду, - Только учти: я люблю ужастики.
   Кажется, мою подругу детства подменили.
  ***
  Фильм оказался интересным. Впечатлительная я тряслась под креслом, вжавшись в спинку и смотря на экран между пальцев, а Саша время от времени посмеивалась надо мной. На протяжении всего фильма весь зал замирал в напряжении, а на особо жутких моментах в ужасе охал. В какой-то момент я дезориентировалась в пространстве и вместо Сашиной руки схватила руку длинноволосого мрачного парня, сидящего по другую сторону от меня. Тот стиснул зубы, но промолчал.
   - Стой, - прошипела я, когда мы уже выходили из зала, и резко дернула подругу за руку, затащив в небольшую подсобку со швабрами и половыми тряпками. Васильева чихнула и недоуменно приподняла брови, когда захлопнула дверь и щелкнула выключателем, врубив свет, - Арина. Она что, преследует меня? - недовольно пробормотала я, смотря в коридор сквозь замочную скважину. Эффектная девушка в ярко-розовом платье, облегающем точеную фигуру, недовольно сложила руки на груди и глянула на наручные часы.
   - Ты не думала, что она просто тоже пришла в кинотеатр?
   - Одна? - я саркастически хохотнула, но тут же увидела знакомый силуэт, скользнувший к девушке со спины и мягко дотронувшийся до ее плеча. Николай рассмеялся, заметив, как усиленно Арина пытается состроить хмурое лицо, то и дело расплывающееся в улыбке. Даже я могла это заметить, так что говорить о высококвалифицированном психологе... - А вот и мой братик-Коленька... - протянула я, невольно улыбнувшись, когда девушка притянула Самойлова к себе за галстук и довольно поцеловала. Еще с похода за грибами было заметно, что между ними мелькала какая-то искорка любопытства и чего-то еще странного.
   - А ты волновалась, - пожала плечами Александра, - Может, теперь все-таки выйдем отсюда?
   - Сидеть! - гаркнула я, отпихивая Васильеву назад, - Сейчас, они зайдут, а мы выйдем. Сколько время?
   Подруга глянула на экран телефона и нахмурилась.
   - Половина одиннадцатого... Поздно уже.
   - Переночуешь у нас с Тимом, тут пройти всего-то пару-тройку кварталов, - беспечно отмахнулась я и, последний раз оглядев обстановку через замочную скважину, выпрыгнула наружу. Саша вовремя схватила меня за шиворот и заставила идти медленным неспешным шагом, который привлекал гораздо больше внимания, чем мои перебежки от одной кучки народа к другой.
   - Нервная ты стала без своего Кирилла, тебе просто энергию некуда девать, - заметила она вдруг, когда мы повернули в парфюмерный магазин, решив на время затеряться среди витрин. Я схватила первые попавшиеся духи в красивом светло-зеленом флаконе, брызнула их на специальную полоску бумаги и громко закашлялась. Аромат огурцов распространился по всему салону, а в глазах защипало от такого странного аромата свежести.
   - Ничего, откатаюсь на площадке пару часиков - и стану, как новенькая. Раньше же как-то жила, - я побрызгала другими, островато-сладкими духами в воздухе и прошла через это облачко, пока продавцы-консультанты не заметили моего баловства. Запах мне понравился, но заоблачная стоимость на неприметном ценнике заставила с сожалением вздохнуть и поставить флакон на место, - Придешь ко мне на соревнование через две недели? Скейтбординг.
   Саша задумалась, но тут же огорченно нахмурилась.
   - Нет, никак не получится. У меня в ту неделю как раз начнутся частные уроки с богатыми детьми, так что, скорее всего, мне придется день и ночь писать технологические карты, - девушка заметно погрустнела. Даже я, абсолютно не знавшая о смысле сказанного, заразилась унынием. Обнявшись со столбом, я удрученно вздохнула и чихнула от обилия разнообразных запахов. Саша сочувствующе посмотрела на меня и протянула баночку с зернами кофе, предназначенными перебить все прочие ароматы.
   Я расчихалась еще сильнее прежнего.
   Когда мы вышли из огромного молла, над городом уже сгустилась ночь, а где-то вдалеке лениво бабахал салют, празднуя день рождение какой-то шишки. Я вдохнула чуть влажный воздух, закашлялась от выхлопных газов проезжавшего мимо автомобиля и нервно отшатнулась в сторону. Спину между лопатками неприятно закололо, и я оглянулась назад, столкнувшись взглядом с тем самым длинноволосым парнем из кинотеатра, которому я чуть не раздавила пальцы. Он стоял за стеклом, озаренный голубоватым светом витрины и больше всего напоминал какого-то вампира. Темные волосы обрамляли аристократически бледное лицо и падали на кожаную куртку.
   - Ты чего? - окликнула меня Саша, тоже оборачиваясь на парня. Тот одарил нас презрительным взглядом и повернулся спиной, словно показывая, что ему нет до нас никакого дела. Я фыркнула и закатила глаза, Александра улыбнулась и промолчала.
   - Пошли, - скомандовала я и завернула в дворы общежитий. Чтобы пройти до моего дома, надо было пройти пару дворов, перейти одну дорогу и пробраться по лабиринту из гаражей. Раньше, когда мы только переехали сюда, я опасалась ходить в одиночку даже в светлое время суток. Сейчас я уже привыкла и совершенно не опасалась сего развлекательного аттракциона ужасов.
   - А может?.. - неуверенно пробормотала Васильева, но я замотала головой.
   - Нам тогда лишний километр придется обходить, а я уже спать хочу, - в подтверждение своим словам я широко распахнула рот в зевке и потянулась.
   Пару раз споткнувшись о разбросанные пивные банки, я недовольно пнула одну из них. По пустому двору раскатился грохот, а на втором этаже соседнего дома распахнулось окно.
   - Тут вообще-то люди спят!
   - Не волнуйтесь, тут тоже, - еле слышно хмыкнула Саша. Кажется, её даже услышали - таинственный собеседник замолчал и спрятался в комнате. Мы с Сашей переглянулись, тихо рассмеялись и, перешагнув через низкую скамейку, продолжили путь.
   Я достала из сумки бутылку минералки и в который раз пожалела о скором соревновании - Лана, которая излишне принципиально относилась к скейтбордингу, приказала мне сидеть на строгой диете, а сама в это время поглощала все подряд, чтобы догнать до моего веса. Миниатюрная девушка была идеальным скейтером, но не могла достигнуть абсолютной синхронности со мной при недостатке пары килограммов веса.
   Сначала я противилась вынужденной диете, но когда от Ланы поступило интересное предложение - просто не смогла отказаться. Я знаю её не один год, но еще ни разу не видела без грима. Если я малевалась в черно-белую краску только во время выступлений, то партнерша по команде никогда не выходила из образа. Даже когда мне посчастливилось побывать у нее дома, девушка спрятала все свои фотографии, закрасила лицо, напялила на голову бандану, спрятав абсолютно все волосы, и ехидно лыбилась на мои возмущенные вопли. Всего один раз я спросила у нее, почему она не хочет показать настоящую себя работу. Тогда Лана серьезно посмотрела на меня и произнесла те слова, которые навсегда закрепились в моем сознании. "Если реальность проникнет в мою жизнь, я никогда не смогу почувствовать настоящую свободу"
   Судя по всему, совсем недавно мировоззрение девушки целиком и полностью изменилось - на тренировках она все чаще загадочно улыбалась, мечтательно смотря вдаль, а пару дней назад оnbsp; - Потому что он урод! - не думая, ответила я. Девушка как-то по-взрослому улыбнулась, словно укоряя меня за показ характера, а я ощутила себя первоклассницей.
на поставила любопытное условие.
   - Если мы с Кейт победим, - вскочила она на скамейку, привлекая внимание толпы, - Тогда я перестану шляться повсюду с гримом. Он так портит кожу, - капризным голоском протянула она и расхохоталась.
   - А как же закон несовместимости реальности со спортом? - ехидно подколола я её, выливая остатки воды из бутылки себе на голову и довольно облизываясь.
   - Пора менять взгляды.
   Я почесала нос и прищурилась, пытаясь понять, является ли темная тень между гаражами старым выброшенным одеялом или чем-то более опасным. Может, и мне стоит поменять взгляды? Чего-то не нравится мне это ощущение. Такое чувстnbsp;
&во, что тот парень пошел за нами.
   Саша тоже чувствовала себя неуютно, то и дело оглядываясь по стороны и пытаясь находиться как можно ближе ко мне.
   - Будь здорова, - произнесла вдруг девушка, а я медленно перевела взгляд на нее, осторожно остановившись.
   - Я не чихала, - настороженно отозвалась я и сделала шаг назад. Светлые глаза испуганно расширились, и Саша резко оглянулась, чтобы столкнуться с масляным взглядом.
   - Благодарю, крошка, nbsp;- насмешливо произнес мужчина в профессорском костюме, подмигивая окаменевшей Александре, схватившей меня за руку.
   - Я же говорил, что мы встретимся, - раздался сзади меня сказочный голос профессионального рассказчика, а еле сдержала отчаянный стон.
   Надо же, а я уже успела забыть про таинственное обещание Профессора и Сказочника. Надо отдать им должное, обещание мужики держать умеют.
  ***
  Меньше всего сейчас я ожидала увидеть этих двух мужчин подозрительного вида, от которых я несколько недель спасла Сашу. Конечно, "спасла" - это слишком смело сказано, скорее, в каком-то роде переняла их внимание на себя.
   - Вы за нами следили что ли? - как можно более дружелюбнее произнесла я, чувствуя, как девушка прячется за меня и еле заметно тянет за подол водолазки, призывая к скорейшему отступлению. Но только вот, в отличии от Саши, я успела подумать, что стоит только нам сорваться с места, так эти двое ринуться за нами. Если натренированная я в теории еще как-то могла убежать от неподготовленных маньяков, то у Саши шансов не оставалось.
   - Мы за вами давно уже следим, цыпочки, - хохотнул Профессор, подмигивая Сашке. Она в отчаянии глянула на меня, но я даже не могла ничего придумать. Если тогда до освещенной улицы бежать было не больше пары десятков метров, то сейчас нам было некуда податься. В гаражах, как правило, людей не водится.
   - Зачем же так грубо, Гамлет? - покачал головой Сказочник, щербато улыбаясь. Я нервно хохотнула над милым именем, но тут же подавила смех удрученным вздохом. Жаль, что мы ничего не выпили. Когда мы с Аннет умудрились попасться на "глухонемых гопников", было хотя бы не так страшно, хотя ситуация при близком рассмотрении казалась куда более опасной, чем нынешняя.
   - Тебя что-то не устраивает? - заметил мой смех обладатель официального потрепанного костюма и двинулся на меня, грозно насупив густые брови.
   Нервно сглотнув, я сделала шаг назад и расплылась в улыбке.
   - Нет, что вы, мальчики, все просто замечательно. Всегда мечтала наткнуться на грабителей в подворотне, - значительно тише добавила я и замерла, сообразив, что только что ляпнула.
   Похоже, что удача сегодня была на нашей с Васильевой стороне - мужчина не заметил оговорки и сделал шаг назад, складывая руки на груди.
   - Кать, поб-бежали, - нервным тонким голосом произнесла Саша, заикаясь. Несмотря на то, что говорила она даже тише меня, тональность ее голоса не дала нам оставить свои планы незамеченными.
   - О, нет-нет-нет, дамы, - ласковым голосом протянул Сказочник и, одернув грязную олимпийку, неожиданно резко подскочил ко мне, схватив за предплечье. Несмотря на сильную хватку, его тон продолжал оставаться добрым и участвующим, как будто он был добрым дядюшкой-психологом, - Сейчас вы пойдете с нами.
   Я молча попыталась вывернуться из захвата, но мужчина ловким движением перекрутил меня спиной к себе и зажал рот грязной ладонью. Наплевав на санитарию, я цапнула его зубами и с некой затаенной радостью выслушала злобный мат. Так тебе, сволочь!
   Я не могла повернуться, чтобы посмотреть, что происходит с Сашей, но всхлип и вскрик Профессора помог мне убедиться, что все пока что относительно хорошо. Конечно, если это слово можно применить к нашему положения.
   - Не рыпайся, а то вырежу тебе твои замечательные глазки, - он добавил еще пару выражений, а Сказочник, ведя меня куда-то, развернул лицом к Александре, которая еле дышала, смотря на острие ножа, замершего у нее перед носом.
   Наверное, вот тут я и поняла, что положение-то наше действительно отвратительно, и если мы прямо сейчас не примем мер, то наши невинные жизни могут покинуть этот грешный мир. Я дернулась и скривилась от резкого холода, пронзившего руку над локтевым сгибом.
   - К тебе это тоже относится, милая, - шепнул мне на ухо мужчина, дыхнув алкогольными парами. Черт, только этого мне не хватало! Если бы они были трезвыми, то еще как-то можно было вызвать у них порывы совести, то сейчас... Я чуть искривила губы в улыбке. Хотя может, так будет даже легче. Все-таки координация у пьяных куда хуже, чем у скейтера с пятилетним опытом катания. Холод на руке постепенно сменился на жар, и я автоматически опустила взгляд. Почти полностью правый рукав светло-оранжевой водолазки пропитался темно-бардовой жидкостью.
   - Катя... - слабым голосом протянула Саша, которую грубо швырнули на землю рядом с одним из гаражей. Профессор направился открывать дверь в него, а мы с подругой заметно побледнели, поняв, что сейчас с нами будут делать. Темные от шока глаза на белом лице, светящемся в темноте, еле заметно расширились, - У тебя кровь.
   - Молчать! - одновременно прикрикнули на нас мужчины, а я все пыталась понять, почему я практически не чувствую боли. Припоминание одного из фильмов помогло мне припомнить, что есть такая чудесная вещь, как адреналин, который первое время позволяет не чувствовать раздражения от ранения.
   - Даже не смей бежать, все уже поняли, какая ты у нас буйная девочка, - с елейной улыбочкой протянул "мой личный" насильник и подкинул в руке ржавый нож. Отлично, теперь у меня и рана еще с толпой радостно попискивающих микробов, - Но ты же будешь хорошей девочкой?
   Ответить я не могла, и потому мне только и оставалось, что неуверенно кивнуть, а потом уставиться на крыши гаражей, странно отсвечивающих красно-синим цветом. Пока что ни Саша, сотрясающаяся в рыданиях на земле, ни маньяки, пытающиеся растрясти заржавевший и жалобно поскрипывающий замок, не заметили этих странных огней. Зато они обратили на них внимание, когда с обеих сторон небольшого проезда появились машины полиции и тут же радостно заорали сигнализацией.
   - Руки за голову! - заорал один из мужчин, а Саша проявила реакцию и резко дернула меня к себе на землю, оттащив в сторону и испуганно рванувших, но тут же пойманных мужчин.
   Я резко выдохнула и снова рассмеялась, зажимая рану на руке.
   - Эй, командир, - раздался надо мной незнакомый мужской голос, - Тут девчонка раненная, вызови скорую.
   Я подняла голову и столкнулась с пронзительно-черными глазами на вытянутом аристократическом лице. Длинноволосый присел рядом со мной на корточки и мрачно оглядел нас.
   - Ты видел их, да? - дрожащим голосом спросил Саша сквозь слезы, подрагивая от стресса и холода.
   - Догадливая девочка, - ухмыльнулся он, поднимая нас обеих на ноги. Я попыталась отстраниться, но пошатнулась, внезапно ощутив потерю крови, а наш загадочный спасительно зло зыркнул на меня. Мне ничего не оставалось, кроме как повиснуть на его локте всем весом, - Они следили за вами от самого супермаркета. Не знаю, как вы их не заметили - наверное, на этих бомжей обратили внимание все, кроме вас.
   - Уж извини, нам не до этого было, мы домой торопились, - язвительно фыркнула я, не в силах удержать сарказм. Какой-то полицейский пробежал мимо на нас, резко затормозил и попятился назад, близоруко глянул на мою руку.
   - Скорую вызвали? - деловито поинтересовался он, на что парень резко кивнул. Я закатила глаза, не понимая, почему все так суматошатся - боли-то почти не было. Словно из вредности рану больно защипало, а у меня на глаза выступили слезы от жутких ощущений.
   - Как тебя зовут-то? - просипела я, пытаясь отвлечься от боли.
   - Ренат, - все так же мрачновато ответил спаситель, одергивая кожаную куртку и с каким-то сомнением смотря на меня. Наверное, не хотел, чтобы я грохнулась в обморок прямо с его рук.
   - Это Катя, а я Саша, - прошептала подруга каким-то странным отдаляющимся от меня голосом.
   А больше я ничего не помню.
   ***
   - Дура! - Тим отвесил мне душевный подзатыльник, а я болезненно поморщилась от неприятных ощущений, лежа под капельницей и сонно взирая на брата, пытаясь понять, когда его успели подменить. Я впервые видела, чтобы он так орал, - Ты вообще своими мозгами думала, когда тащилась через гаражи? Не могла что ли мне позвонить и сказать, чтобы я вас, двух идиоток, встретил?!
   - Тим...
   - Радуйся, что я ничего не сказал родителям! - не дал мне слова парень и устало плюхнулся рядом со мной на стул. Через его черные спутанные волосы было видно садящееся солнце, и я еле слышно простонала. Я пролежала в отключке почти сутки и умудрилась пропустить тренировку. Черт, как я кататься-то через две недели буду?! - Твой Кирилл звонил, - утомленно произнес Тимофей, потирая переносицу. Я подняла взгляд с иголки, идущей мне в вену, на брата и насторожилась, - Нет, я не сказал ему, что случилось, - понял он ход моих мыслей.
   - Спасибо, - облегченно выдохнула я. Еще чего, с него станется прибежать и воспользоваться моим беспомощным положением, - Только давай ты не будешь играть роль заботливого старшего братика, а лучше скажешь, когда меня выпустят из этих стен цвета тошнотинки?
   - Дура, - уже беззлобно улыбнулся Тим и потрепал меня по макушке, - Завтра в пять часов. Хотя не помешало бы тебя оставить тут на недельку в качестве профилактики, чтобы неповадно было. Мужика тебе надо, сестренка, мне надоело тебя контролировать.
   В голове промелькнула мысль о Лебединском, который только и делал, что вытаскивал меня из разных передряг.
   - А тебе баба лишней не будет, а то напоминаешь старого ворчуна, - не осталась я в долгу, тряхнув головой. Мозги отозвались на излишне резкое движение ноющей болью, а Тим, заметивший мои помутневшие глаза, поднялся на ноги.
   - Ладно, пошел я, мне на работу пора, а завтра приду за тобой. Отдыхай, из больницы сбегать не смей, манную кашку утром покушай, - брат хохотнул над еще более помрачневшей мной, все еще помнившей вкус гадкого больничного завтрака, - Не скучай, Катюх, - чмокнул он меня в лоб и вышел за дверь.
   Я уставилась на стену и фыркнула. Еще братом называется - мог бы и посидеть с больной сестренкой одну ночь, а он оставил меня в этой противной больнице. Такое чувство, что меня насквозь прострелили, а не просто немного порезали ножичком - врачи могли бы и отпустить меня домой сразу, а не держать тут целую вечность.
   Раздался аккуратный стук и в дверь зашел симпатичный молодой человек в белом халате. Я натянула на лицо обаятельную улыбку.
   Впрочем, может, эта вечность будет и не такой скучной.
   ***
   Из больницы меня выпустили на следующий день, как и обещали. Тим приехать за мной не смог, зато удивила Лана, пришедшая в качестве замены брата и напугавшая медперсонал своей черно-белой раскраской.
   - Привет, подстреленыш, - садистки расхохоталась напарница, чуть не задушив меня в объятьях. На хрупких плечах, как всегда висел рюкзак со скейтом, временно спрятанным в убежище. Миниатюрная девушка отцепилась с меня и задрала голову, пялясь на меня - со своим достаточно высоким ростом я чувствовала себя гигантом рядом с ней.
   - Меня не подстреливали, а только задели ножичком, - протянула я милым голоском, а девушка снова заулыбалась, словно только радуясь моему беспомощному положению. Рука неприятно ныла, словно я не просто поцарапала её, а сломала в нескольких местах одновременно.
   - Ты жутко напоминаешь мою лучшую подругу - только и делаешь, что влипаешь в неприятности, - подмигнула мне Лана, хватая под руку и махая рукой тому моему лечащему врачу. Тот загляделся на странную девушку, похожую на героя черно-белого кино, и приветственно улыбнулся.
   - У него жена, - хмыкнула я, показав невежливый жест нудному докторишке, который успел прочитать мне много-много лекций, а напарница снова рассмеялась.
   - Нет, у меня есть Димочка, так что мне принципиально плевать на всяких там женатиков, - она так и светилась от радости, а я невольно порадовалась за девушку. Хотя бы у нее все замечательно на личном фронте, - А как там твой Кирюша?
   Разумеется, я рассказала ей про свои проблемы. Лана похмыкала, обозвала меня дурой и уверенным тоном сообщила, что он прирежет меня, стоит только нам встретиться. А вот я искренне надеялась, что эта встреча произойдет как минимум лет через пятнадцать, к тому времени, как я успею встретить любовь всей своей жизни, нарожать кучу детишек и забыть про наглого бабника с удивительными зелеными глазами.
   - Больше не звонит, - ответила я, на всякий случай еще раз проверив телефон. Похоже, что Тим как следует вправил ему мозги, предварительно пообщавшись с Николаем на тему психологического воздействия.
   - Кажется, ты даже сама расстроена этим фактом, моя придурошная коллега? - хохотнула Лана, вытаскивая из рюкзака скейт и вскакивая на него. Я с завистью посмотрела на покатившуюся по небольшой горке девушку и пожелала, чтобы к соревнованиям у меня успела зажить рука.
   - Ни за что, я просто счастлива, - презрительно фыркнула я, целиком и полностью выражая свое мнение по отношению к Лебединскому. Сердце страдальчески заныло, решив, что у него тоже есть право голоса.
   - Ты вообще сама-то понимаешь, на что обиделась? - спросила минут через десять Лана, сидя на лавочке и задумчиво смотря в удивительно солнечное небо. Погода по-прежнему радовала нас почти летней теплотой и безоблачным небом, - Подумаешь, переспал он когда-то со своей подругой. Тебя-то он отнюдь не подругой считает. И не говори мне всякую муть про то, что ты считаешь его бабником, который кинет тебя после третьей ночи - ни за что не поверю, что ты так мучаешься именно из-за этого!
   Я выругалась и уселась рядом, задрав одну ногу на вторую и поймав любопытный взгляд проходящего мимо парня. На что смотрит-то? На меня, красивую, или на мои синяки от недосыпа?
   - Он не знает, что Кейт - это я, что мы будем с ним соревноваться на командных соревнованиях друг против друга, а так же искренне ненавидит всех баб в скейтбординге, считая меня начинающей выпендрежницей.
   Лана несколько секунд молча смотря на меня, а потом расхохоталась истинно дьявольским хохотом, из-за которого даже я невольно заразилась этим настроением.
   - Ну, ты и попала, подруга! - радостно воскликнула она, показательно аплодируя мне, - Таких неудачниц, как ты, надо еще поискать. Он же тебя на куски порвет, когда поймет, что ты все это время дурила ему голову, да еще и хрустальную доску разбила.
   - Спасибо за поддержку, - простонала я, откидываясь на спинку скамейки и закрывая глаза. Поскорей бы вернуться на радио, там у меня хотя бы получается отвлекаться от посторонних мыслей. Зайти что ли к Женьке в гости, чего-то давненько я его не видела.
   - Слушай, тебе надо развеяться, - вдруг подскочила девушка и затормошила меня за плечи, не давай даже сфокусировать взгляд на восторженно горящих глазах, - Помнишь, я тебе рассказывала про мою подругу, Аньку? У нее через неделю свадьба и день рождение в одном лице. Парень у нее офигенный, брат тоже ничего... - на этом моменте девушка на какую-то секунду мечтательно прикрыла глаза, загадочно улыбнувшись, - Так что они приведут море своих не менее симпатичных дружков, развеешься как раз. Там будет море трейсеров, - Лана мурлыкнула и, заметив мой заинтересованный взгляд, расхохоталась, - Давай, смелее!
   - Окей, - махнула я рукой, сдаваясь под умоляющим взглядом напарницы, - Но только потому, что мне уже давно хочется посмотреть на дамочку, которую ты так рьяно сравниваешь со мной. Ладно, пошла я, мне надо еще до дома доковылять. Увидимся через пару дней, на тренировке.
   Я первой поднялась с площадке и, дождавшись прощальных обнимашек, направилась в сторону трамвайной остановки.
   Жаль, что тогда я не успела увидеть предвкушающего взгляда хитро улыбающейся Ланы...
  
  
  - Ты чего такая печалька? - заулыбался Тим, когда зашел на кухню и, усевшись на стул, засек мою крайне мрачную физиономию. Я угрюмо вздохнула и в очередной раз покосилась в окно. Прямо под окнами соседнего дома стоял Лебединский, что-то обсуждая с мужиком солидной наружности.
  - Он преследует меня, - прошипела я себе под нос и сложила руки на груди. Припомнив нашу встречу несколько часов назад, я разозлилась еще больше.
  Распрощавшись с Ланой и дождавшись своего трамвая, я довольно уселась на сидение, воткнула в уши любезно одолженные девушкой наушники от плеера и уставилась в окно. Шехаризада в этот раз мне не попалась, а потому поговорить оказалось не с кем и пришлось поддаться своим собственным мыслям.
  Меньше чем через две недели мы с Лебединским столкнемся на командных соревнованиях. Встреча эта неизбежна - сомневаюсь, что он по какой-либо причине откажется от соревнований, а уж я этого делать и вовсе не собираюсь. Ожидать, что Кир кинется на меня с любвеобильными объятиями маловероятна - скорее он убьет меня уже одним взглядом, за то что скрывала от него свою принадлежность к рядам скейтеров. Только вот шанс на положительный исход событий все-таки есть: он может меня просто не узнать. В черно-белом гриме, таком же, как и у Ланы, облегающем черном костюме и бандане я просто становилась другим человеком. Сомневаюсь, что ему удалось за какую-то одну ночь запомнить мою фигуру до малейшего изгиба. Тем не менее, есть один большой минус - при нашей победе Лана пообещала впервые за свою скейтерскую жизнь смыть грим и явиться нам в своем... скажем так, натуральном виде. Разумеется, мне тогда тоже придется повторить за ней, тем более меня и так будет знать в лицо половина присутствующих. Лебединский в их число не входит.
  Мои мысли прервал знакомый голос прямо у меня за спиной.
  - Да я на трамвае с первого курса не ездил, ты издеваешься что ли? Хочешь, чтобы я сегодня целый день так по городу мотался? - в голосе проскользнула усталость пополам с раздражением. Еле удержавшись от того, чтобы повернуть голову, я замерла на месте, боясь даже вздохнуть. Какого черта он тут делает?! - Да я случайно врезался в эту бабу, она прямо из-за угла вывернула. Или хочешь сказать, что мне надо было на встречку выехать? - Лебединский еле слышно рыкнул и стукнул кулаком по спинке моего сидения. Я сглотнула и чуть сжала кулаки. Лишь бы не узнал, гад! Как его вообще занесло в общественный транспорт? - Ладно-ладно, солнышко, не ори. Я сейчас еду к Игорю Семеновичу по поводу...
  Отключившись от ненужного для меня потока информации, я сжала зубы. Солнышко? Это кого он там солнышком называет, когда должен по мне... Черт, нет, конечно же не должен! С чего это я вообще решила, что для этого бородатого козла имеют место однодневные отношения? Он постарался немного, поговорил с моим братиком, отстал от меня и начал снова общаться со своим "солнышком". Ведь именно этого я и хотела, да?
  Терпеливо досидев до своей остановки, я аккуратно сложила наушники, размышляя, как можно незаметно пройти мимо Лебединского. Если он увидит мое лицо, то точно узнает; если я пойду спиной к нему, то на меня обратят внимание все пассажиры, включая Кира. Дождавшись, пока двери откроются, я быстро вскочила со своего сидения и метнулась на улицу, по пути поймав удивленный взгляд и медленно затихающую фразу "Да-да, милая, я тоже тебя безумно люблю". Спрыгнув со ступенек трамвая и чуть не рухнув под машину, я оглянулась и с удовлетворенной ухмылкой показала крайне неприятную комбинацию пальцев. Кирилл было кинулся к двери, но та уже закрывалась. Когда трамвай тронулся, я успела увидеть, как Лебединский злобно стукнул по стеклу рукой, не в силах сдержать эмоции. И кажется, в этих самых эмоциях радости от встречи со мной было маловато...
  А сейчас этот урод с самым невинным видом разговаривал с незнакомым мне мужиком под окнами моего дома, вовсе не заботясь о том, что я могу тут кипеть от злости.
  - Сталкер! - прорычала я самое подходящее к Лебединскому определение и крепко сжала губы, исподлобья смотря на Кира, даже не поворачивающего голову в мою сторону.
  - По-моему, больше всего на сталкера сейчас похожа именно ты, - заулыбался Тим, тоже подходя у окну и находя глазами одетого в светлую рубашку парня. Я еле слышно простонала, отворачиваясь и пряча лицо в руках.
  - Полмесяца не виделись, а тут за полдня уже второй раз сталкиваемся! Он точно установил за мной слежку и теперь отслеживает меня по навигатору, - я уставилась на свой телефончик и, на секунду прикусив губу, снова глянула в окно. Лебединский смотрел прямо на меня.
  Зло фыркнув, я резко задернула штору.
  - Самара не такая большая, как ты думаешь, - апатично пожал плечами Тимофей, ставя на плиту чайник и доставая из сушилки две чашки, - Это абсолютно нормально, что вы случайно столкнулись пару раз. Он же не успевал поговорить с тобой?
  Я шмыгнула носом, лениво насыпая кофе и перемешивая его с сахаром.
  - Не успевал... - еле слышно пробормотала я, доставая из коробочки кусочек рафинада. Маленький кристаллический кубик мгновенно отправился ко мне в рот с целью повысить настроение хотя бы на немного, - Но ты не видел, какой у него взгляд злой был - и тогда, и сейчас... Кстати, почему он так разозлился? - Я вскинула голову, озаренная догадкой. Вот, что меня смутило еще при встрече в трамвае! Моя тушка моментально взлетела в воздух со стула, кинувшись на шею к брату, - Тимка, ты же мужик, скажи мне, почему этот козел разбунтовался? Нифига не понимаю эту чертову мужскую логику! Он же даже не знает, что я - Кейт!
  Тимофей неожиданно громко рассмеялся, с трудом отрывая меня от своей шеи и вновь усаживая на стул. Тяжелая рука плюхнулась на мою голову, окончательно растрепав жалкое подобие прически.
  - Ты тоже такая интересная, Катерина, - покачал он головой, улыбаясь, как маленькому ребенку, - Дала парню надежду, вела себя, как его личный идеал девушки, пусть и с жутко вредным характером, а потом просто без всяких объяснений пропала. Так еще и брата своего подослала, чтобы тот как следует объяснил, что у его сестренки плохое настроение и она внезапно поняла, что "не хочется". Ты же в его глазах типичная капризная принцесса, коей он тебя совершенно не представлял поначалу. Взяла и разрушила его идеал, мадам. Если сначала Кирилл хотел от тебя объяснений и не верил, то теперь и вовсе возненавидеть тебя должен.
  Я в ступоре хлопнула ресницами, смотря на Тима. А я ведь и не думала о ситуации со стороны Лебединского. Ведь если так подумать...
  - Ты так говоришь, словно я сериальная злодейка, совратившая милого и невинного девственника, - пробормотала я, качая головой, - Все-таки мужская логика - взрывная вещь.
  Брат тепло улыбнулся, наливая в кружки кипяток, тут же окрасившийся в насыщенно-коричневый цвет.
  - Кто бы говорил, - тихо заметил он, подмигнув мне.
  
  ***
  - Сашка, меня выпустили, - обрадованно завыла я в трубку. Я не уверена в своих догадках, но, кажется, подруга мгновенно отпрянула от трубки и пожалела, что вообще нажала на кнопку вызова. К моему удивлению, голос у Александры звучал вполне радостно и ни капли не наигранно.
  - Наконец-то! К тебе приехать? - я задумчиво покосилась на приоткрытую дверь, за которой Тим ласково ругался на процессор, угрожая его запереть навечно в морозильной камере.
  - Да, конечно, приезжай, мне как раз скучно. Сходим, прогуляемся немного...
  - На улицу не вытащу, - флегматично заметил Тимофей, тихо хмыкнув. Я возмущенно вскинула голову и на несколько секунд отстранила его от голову, на всякий пожарный зажав динамик рукой.
  - Я больной человек, мне нужен свежий воздух! - совершенно искренне воскликнула я, для эффекта ударив кулачком по мягкой кровати. Разумеется, сработал закон подлости и я промахнулась, ударив ровно по своему старому скейту, на котором я сейчас как раз меняла треснувшее колесо, - Твою мать!
  - Ни мать, ни воздух тут уже не помогут, - тут же отозвался Тим, а я раздраженно швырнула в его сторону подушку, в последний момент удержав телефон от полета в... ремонт.
  - На улице все равно плохая погода, посидим дома, - подбодрила меня Саша, когда услышала мое угрюмое пыхтение в трубку, - Я принесу печенье. Твоё любимое.
  Я умиленно расплылась в улыбке и смилостивилась.
  - Ладно, приноси свое печенье. С меня чай, - договорившись о встрече, я схватила подушку, тихо подкралась к брату, сидящему на полу и ковыряющемуся в видео-карте, и от души ударила его по голове, - Тим, у нас гости. Сбегай в киоск, купи чаю?
  Тимофей с непоколебимым спокойствием подлым ударом с обратной стороны коленок уронил меня на пол, дернул за нос и в завершение торжественно вручил мне бумажную купюру. Я ошалело хлопнула глазами, не в силах понять, что это только что такое было.
  - Сбегай и купи, - ехидно улыбнулся он и, пока я не опомнилась, быстро рванул в туалет, - Ой, чего-то в ванной резко захотелось понежиться. Часика два, как минимум!
  Когда я вскочила на ноги, было уже поздно - дверь захлопнулась, и за ней раздался звук наливающейся в ванную воды.
  - Эй, мне же нельзя гулять, я же как никак больна! - за дверью сохранялась гробовая тишина, нарушаемая бульканьем воды, - Тебе что, совсем сестру не жалко?
  - Тебе нужен свежий воздух, иди проветрись, - раздался довольный голос Тима, который явно обрадовался своей проделке. Как ребенок маленький! Он в детстве точно так же надо мной издевался, да и сейчас ничего не изменилось.
  Я прислонилась лбом к двери и таинственно провыла:
  - Ты все равно не высидишь тут вечность, и тебе придется выйти наружу...
  - Тут есть туалет и вода. Продержусь как-нибудь, - прагматично заметил Тимофей, - Иди, а то не успеешь к приходу... А кто это был, кстати?
  - Сашка это была, глухомань ты деревенская, - обиженно пнула я дверь и нехотя вернулась в свою комнату, чтобы попытаться найти хотя бы какую-то одежду. К моему величайшему сожалению, я обнаружила только пошлую юбку до середины голени. Почему пошлую? Да пожалуй, потому, что она состояла из одних полупрозрачных кружавчиков розового цвета. Разумно решив, что мне стоит сегодня вечером закинуть всю свою одежду в стиральную машину, я натянула ненавистную одежду Катрины Риск, схватила деньги, врученный мне Тимофеем, и вышла из квартиры, даже не забыв закрыть дверь на ключ.
  - Алло, Сашк, давай встретимся в "Московском", который в трех кварталах от меня? - быстро проговорила я в трубке, бодренько шагая по асфальту в родных кедах. И в розовой юбке, натянутой до груди и тем самым переделанной в платье. Ну да, косятся на меня... А что, если одежды больше никакой нет? А юбка, между прочем, очень мило пересекается с розовыми шнурками, так что пусть даже не смеют вызывать психиатрическую клинику!
  Быстро пояснив подруге мои планы на ближайшее время, я в очередной раз попрощалась с ней и, мимолетно погладив по голове пробегавшую мимо собаку, быстро зашагала по направление к огромному моллу, в котором мы с Сашкой совсем недавно как раз и гуляли по магазинам.
  Надеюсь, в этот раз маньяки нам не попадутся.
  - Катя? - окликнули вдруг меня, прервав мой мысленный позитивный настрой. Я оглянулась через плечо и тут же повисла на шее у позвавшего меня человека.
  - Женька! - радостно завопила я, поцеловав диджея в щеку. Тот заулыбался, даже не отцепляя меня от себя. Видимо, в таком образе на Павлову я была похожа меньше всего, - Камышов, ты даже не представляешь, насколько я соскучилась по тебе и по Экстрим-FM в целом! Никогда не думала, что буду так хотеть на работу, - приглушенно фыркнула я в завершения, но ни на секунду не прекращая улыбаться.
  - Нам всем без тебя тоже очень скучно, - засмеялся парень, приобнимая меня за талию и мягко подталкивая в спину. Мы неспешно пошли вперед, легко обнимая друг друга. Я мысленно порадовалась, что от той неловкости, которая сопутствовала нашему расставанию, не осталось и следа, - Когда планируешь вернуться?
  Я неопределенно пожала плечами.
  - Соревнования откатаю и снова буду мучать тебя своими завываниями, - я довольно улыбнулась и игриво приподняла брови, - Как там Павлова? Возвращаться еще не собирается?
  Евгений мгновенно сник, опустив взгляд.
  - Нет, - пробормотал он. Мы остановились на красном сигнале светофора, ожидая, пока все машины проедут мимо нас, - Она мне даже ни разу не звонила всё это время. Всё чудесно у нее, наверное, со старыми друзьями теперь не общается, не нужны мы ей... - я спрятала улыбку, припоминая, как она разволновалась при звонке Камышова-старшего. Не нужны, как же.
  - Не волнуйся, Женьк, всё будет хорошо, - чуть крепче сжала я руки, еще сильнее обнимая чуть ли не захрипевшего от таких объятий диджея и смотря на дорогу, на которой почему-то встало на своем зеленом сигнале желтое такси, - Найдешь ты любовь свою. Или любовь найдет тебя, - я чуть нахмурилась, пытаясь понять, где мне уже приходилось видеть эту руку, свисающую из окна пассажирского сидения. Подняв взгляд чуть выше, я столкнулась со злющими светло-зелеными глазами, - Черт! - выругалась я и дернула Женю за руку, быстро перебегая дорогу прямо на запрещенный сигнал светофора. Раз им можно стоять, значит, нам можно идти.
  - И кто же это был? - с подначивающей улыбкой поинтересовался повеселевший Евгений, когда мы остановились в одном из дворов, а я плюхнулась на скамейку, чтобы как следует отдышаться. Фух, чего-то старею я последнее время? Непонятно еще, чем это меня в больнице накачали, что мне теперь малейшие физические нагрузки так тяжело даются. Чертовы витаминки! - Любовь, которая решила тебя найти?
  Я резко вскинула голову и злобно рыкнула:
  - Сталкер это был! Преследует меня везде, где только можно... Я его уже боюсь, еще подкараулит меня в темном переулке, - я неловко стушевалась, почему-то подумав, что и сама была бы не против такого исхода событий.
  - Не похож он был на сталкера, - подмигнул мне Женя, явно не поверив моим горячим словам, - Скорее на обманутого человека, который увидел свою девушку в обнимку с незнакомым парнем.
  Я искренне рассмеялась над таким предположением.
  - Шутишь что ли? Только не говори, что ты его тоже жалеешь. И вообще, он не мой парень, он просто хочет меня убить, - последние слова я произнесла еле слышно. Да, и хочет он убить как раз за то, что я его так отшила, можно сказать. Черт возьми...
  - По-моему, убить он хотел как-раз таки меня, - пожал плечами диджей, ласково погладил меня по голове, - Так что пойду я в свой бункер, буду продолжать скрываться от общественности. Тебя проводить до дома?
  - Я в "Московский" иду, мне тут близко, - рассеянно пробормотала я, ковыряя песок под скамейкой носком кед. Женя посnbsp;ледний раз посмеялся над моей угрюмой мордашкой и, махнув рукой, вышел из двора через арку соседнего дома. Я угрюмо вздохнула и раздраженно пнула темно-зеленую бутылку, стоявшую прямо тут.
  - Так, хватит тут бомжам сидеть и пиво распивать! - закричала какая-то бабулька со второго этажа, махая руками.
  - Это не моё, - оскорбленно крикнула я. Еще чего, не хватало мне еще пиво под окнами чужих домой распивать. На первом этаже раскрылось еще одно окно и к первой бабусе присоединилась вторая.
  - А ну, пошла вон отсюда!
  - Иначе я на тебя ведро воды вылью! - появилась поддержка с третьего. Не желая быть облитой, я послушно встnbsp;
&ала и, еле перебирая ноги, поперлась по направлению к моллу, - И побыстрее, побыстрее пошевеливайся.
  В последний момент задержавшись, я обернулась к окну, послала бабулькам воздушные поцелуи и, полюбовавшись на их ошарашенные лица, быстро рванула прочь. Все, решено, буду нести сегодня только любовь и обожание!
  И пусть мир перевернется вверх тормашками.
   ***
  - На свидание? Да ты гонишь, - недоверчиво протянула я, довольно чеканя шаг рядом с подругой. Когда я кинулась ей на шею и завопила на весь магазин о том, как же я по ней соскучилась, Александра окончательно удостоверилась в том, что больничные стены отрицательно повлияли на мою психику. Пришлось состроить опечаленную мордашку и заявить о том, что сегодня я намерена любить весь мир. Насмешливый вопрос "весь-весь?" я скромно проигнорировала.
   - Меня что, не могут пригласить на свидание? - смущенно опустила глаза Саша в асфальт, споткнувшись на ровном месте. Я насмешливо улыбнулась, подхватив девушку под руки.
   - Нет, вот кого могут пригласить на свидание, так это тебя, - наставительным тоном протянула я, поднимая вверх указательный палец. Васильева проследила за ним взглядом и приподняла брови, не в силах понять, что я пытаюсь этим сказать. - Дело в том, что тебя не может пригласить на свидание этот чудик!
   - Его Ренатом зовут, - вступилась за парня подруга. Я припомнила кожаную куртку, длинные темные лохмы и шипастый напульсник. Нет, он именно чудик, хочет она это признавать или нет. Даже у меня при взгляде на этого то ли металлиста, то ли гота, по коже пробежали пугающие мурашки. Может, Сашка просто приняла их за признак симпатии?
   - Ты видела его морду? - фыркнула я. Сама-то я рассмотреть его не успела - слишком уж рана мешала сфокусировать взгляд, но похоже, что моей напарнице по несчастью сделать это удалось. - Он же истинно преступный элемент, еще наверняка маньякам этим помогал, сообщник их. Вместе по ночам жертвы на кладбище приносят.
   Васильева подняла на меня возмущенный взгляд, а я едва сдержала улыбку. Какая она все-таки забавная. Неужто и правда влюбилась?
   - А по-моему, вполне аристократическое лицо, - возразила она, легким движением руки разворачивая меня к крыльцу, полностью выкрашенному в зеленый цвет. Такие в нашем городе встречались буквально на каждом углу, да и не удивительно - медицинские препараты всегда пользовались популярностью, явно преобладая над традиционными средствами.
   Пройдя в прохладное помещение с противным запахом лекарств, я сморщилась, поймав неодобрительный взгляд бабульки из небольшой очереди. Ох, похоже, сегодня романтические отношения со всем миром у меня не складываются, придется возвращаться на сторону зла.
   - Зачем тебе аптека? - я оглянулась на Сашу, внимательно разглядывающую что-то на дальней витрине. - К свиданию готовишься? - не стала удерживать я сарказма. В тишине это прозвучало неожиданно громко, и Александра тут же покраснела, зло взглянув на меня. Надо же, она умеет злиться?
   - Зуб болит, - сдавленно протянула подруга, и только сейчас до меня дошло, что с самого момента встречи она ходит какой-то подавленной и излишне раздраженной. Черт, и когда это я перестала обращать внимание на собеседника? С тех пор, как мысли стали заняты кем-то другим?
   Вместо того, чтобы извиниться и пожалеть Сашу, я взяла её за руку и вывела из аптеки, не обратив внимания на слабую попытку упереться и остаться на месте.
   - Тут не в аптеку надо, а в стоматологию, - упрекнула я её, потянув за собой. За соседним домом я недавно видела хорошую и достаточно дешевую стоматологию - именно её визитки Тим раздаривал всем желающим у себя в "Сезоне". Чаще всего желающими оказывались горе-любовники, падшие от рук ревнивых мужей. Вот это совпадение, не правда ли? - У тебя деньги есть?
   - Есть, но...
   - Никаких но! Я прекрасно помню, что ты терпеть не можешь стоматологов - даже еще больше, чем людей.
   Саша искоса поглядела на меня, как на злейшего предателя своей родины, и печально вздохнула. Вздох получился настолько трогательным, что я чуть было не прониклась, но вовремя успела совладать с эмоциями. Столько общения с психологами тоже не проходят даром - у подруги получалось не только понимать людей, но и ненавязчиво влиять на них.
   Зайдя в клинику, мы на удивление быстро записались на срочный прием у дружелюбной секретарши. Саша неуютно топталась у меня за плечом, пока я уверяла девушку за стойкой, что больной зуб - это очень серьезное дело, а потому не может быть отложено на несколько дней. В конце концов, она смирилась и впихнула нас в "окно" через пятнадцать минут.
   - По коридору последняя дверь, там как раз рядом есть удобные диванчики, - вежливо улыбнулась она. - Ожидайте.
   Потянув Васильеву за руку, я уверенно прошла вперед и плюхнулась на диван рядом с парнем, заинтересованно покосившимся на меня. Ох, надеюсь, что хотя бы его я не знаю.
   - Может, все-таки не надо? - Саша села рядом со мной, не отрывая взгляд от двери, за которой слышалось еще слышное гудение знакомого прибора. Подруга сглотнула и незаметно втянула носом запах больницы, страдальчески изогнув брови.
   - Мы уже заплатили, так что поздно бежать, - я потрясла в воздухе чеком и положила на обнаженную коленку, закинув ногу на ногу. Все синхронно посмотрели на мои конечности, торчащие из-под розовых рюшей: мы с Сашей, разглядывая желтые полузажившие синяки, а сосед по дивану явно с какой-то другой целью.
   - Правда, как настоящие? - с гордостью вопросила я, поднимая взгляд на парня и чуть приподнимая вверх одну ногу. Саша тихо хихикнула, аккуратно прикрыв рот ладонью, а сам товарищ по несчастью не растерялся и выдал милейшую улыбку, чуть обнажив ровные белоснежные зубы:
   - А потрогать можно? - светло-голубые глаза задорно сверкнули из-за прозрачных стекол очков, а я невольно улыбнулась в ответ. Интеллигент смотрелся забавно, но совершенно не был похож на затрепанного ботаника - одежда явно была из дорогого магазина, да и сам он держался крайне уверенно. Везет мне чего-то последнее время на таких фальшивых интеллигентиков. Черт, и зачем я снова его вспомнила?
   - Но мы же не знакомы, - наигранно возмутилась я, в сомнении сведя брови на переносице. Парень намек понял и тут же протянул ладонь, чуть наклонив голову набок.
   - Никита.
   Я пожала руку, в мыслях чуть разочарованно заметив, что по коже не пробежало даже самого маленького разрядика. И превосходно. Все-таки он не человек-электрик, в отличие от некоторых обладателей хрустальных досок.
   - Это моя подруга Саша, - я махнула рукой себе за спину и случайно подняла взгляд за плечо своего нового знакомого, - а я... Арина?
   Сестра Кирилла стояла прямо посреди коридора, удивленно и как-то недоверчиво смотря на меня. На девушке вместо привычных ярких и эффектных нарядов был одет скромный белый халатик, но на ногах красовались неизменные шпильки. Во взгляде затаились обида и разочарование, благодаря которым мне стало немного не по себе. Я неловко выдернула свою ладонь из руки Никиты.
   - Арина? Какое красивое имя... - начал было парень, но я только отмахнулась от него, поднимаясь на ноги и смотря, как девушка, одарив меня холодным взглядом, скрывается в кабинете, куда Сашке и предстояло зайти в ближайшее время.
   - Арина! - окликнула я её, но девушка даже не приостановилась. Хоть все это время я и избегала её, сестра Кира мне понравилась - она была веселой, понимающей и крайне проницательной. И, кажется, теперь она очень и очень сильно обиделась на меня.
   - Их две Арины что ли?.. - услышала я растерянный вопрос Никита, когда вбегала в кабинет, но в следующую секунду дверь уже захлопнуть, отсекая меня от коридора и не давая услышать ответ Саши.
   На меня уставился испуганный взгляд долговязого пациента лет пятнадцати, который чуть не откусил палец молодой девушке-стоматологу, недовольно сверкнувшей большими карими глазами.
   - Написано же, что без очереди не входить, - раздраженно буркнула она, отводя жужжащее сверло от лица панически моргающего паренька. Взгляд переместился на меня, а потом на Арину, которая с отсутствующим видом прошла за стол в другом углу кабинета, начав с деловым видом копаться в бумагах. - Ариш, выпроводи даму, сама же мне помочь сегодня с бумажками обещала.
   Лебединская поджала губы, мрачно смотря на листок в своих руках, и посмотрела на меня.
   - Мариш, да ты же сама прекрасно знаешь, что я терпеть не могу эту твою стоматологию, - произнесла Арина, обращаясь к девушке, но не отрывая от меня пристального взгляда. - Просто дома сейчас совершенно невозможно находиться - у братика две крайности: или он крушит квартиру, или апатично пялится в стенку, запивая горе коньяком.
   Мне в срочном порядке потребовалось нащупать рукой стену и облокотиться об нее - коленки подозрительно затряслись, а в теле поселилась странная слабость. Марина снова вернулась к печально вздохнувшему пациенту, которого не радовало даже глубокое декольте стоматолога.
   - А чего он так? - она на секунду глянула на Лебединскую, на лице которой появилось какое-то злорадствующее выражение. - Вроде бы Кирилл не похож на страдальца, насколько я его помню.
   - А ему девушка одна понравилась до одури. Да и он ей, насколько я поняла, - в голосе появилось еще больше язвительности, а я побледнела еще сильнее. - Только вот она смылась, отшила его через своего брата и теперь только и делает, что избегает его.
   Марина фыркнула и с ласковой улыбкой попросила трясущегося парня сплюнуть лекарство в специальную ванночку.
   - Ну и дура, - лестно подвела итог она и приземлила руку на плечо подростку. - Шесть часов не есть, без надобности не говорить. До встречи, Максим, - девушка с недовольством повернула ко мне голову и вздохнула. - Ладно, девушка, проходите, я уже закончила.
   - Нет, я не на прием, - хрипло произнесла я, удивившись своему голосу курильщика с многолетним стажем. Во взгляде Лебединской скользнуло неприкрытое удивление. - Арина, мне надо с тобой поговорить.
   - С Киром поговори, - с горечью усмехнулась она, смотря на меня уже без прежней злости. - Катька, зачем ты так с ним? Это из-за Ульяны?
   Марина на секунду замерла, но быстро поняла, в чем дело, и с ухмылкой крикнула выходящему Максиму:
   - Следующего позови! Тут концерт намечается... - чуть тише добавила она, с насмешкой покосившись на непривычно печальную Арину, кивнувшую мне на стул рядом с собой. Я неловко прошла в кабинет, усевшись на стул и рассеянно скользя взглядом по кабинету. Чувство вины ни на секунду не пропадало, продолжая давить на сознание. Если на Кирилла я была просто зла без веского на то повода, то его сестра оказалась совершенно случайно впутана во все это и совершенно не понимала, почему я внезапно начала избегать все семейство Лебединских.
   - Да не при чем тут Ульяна, - дернула я плечом, смотря на Никиту, который недоуменно покосился на меня. Судя по тому, с какой уверенностью он уселся в кресло, его зубки были белыми отнюдь не от природы, но в данный момент это меня не больно-то волновало.
   - То есть тебя совершенно не волнует то, что твой парень без всякой задней мысли переспал со своей лучшей подругой, и ты не боишься, что он сделает так еще раз? - с легкой насмешкой спросила Арина.
   - Да он не мой парень! - рявкнула я, начиная злиться. - И плевать, если он считает иначе, нифига твой брат не понимает!
   - Женская логика, она такая, - довольно подтвердил Никита, обаятельно улыбнувшись Марине, на что девушка заявила, что после изучения его ротовой полости вдоль и поперек у нее совершенно исчезло желание знакомиться. Никакой загадки!
   Арина окончательно отложила в сторону бумаги, видимо, решив, что теперь бесполезно притворяться занятым человеком, и подложила руки под подбородок, сверкнув глазами.
   - Ну, Катенька, я слушаю твою предсмертную исповедь, - я покосилась на врача и пациента, которые активно делали вид, что разговор их не интересует, но явно заинтересовались чужой личной жизнью, навострив уши. - Да-да, прямо при них. Больше свидетелей будет на случай убийства. Давай, с самого начала.
   Я прикрыла глаза, пытаясь вспомнить, с чего все это началось. Хотя что тут вспоминать - этот день до сих пор стоит перед глазами.
   - Однажды я каким-то непонятным образом умудрилась подвернуть ногу на самом простом мэнуале. И это после пяти лет-то занятий...
   ***
   - Ты должна ему рассказать, - снова истерически заржала Арина - у нее начался новый приступ неудержимого хохота. Девушка сидела на полу в обнимку с бутылкой вина и забавлялась надо мной, раздумывающей, стоит ли обидится на такие навязчивые предложения. - Когда он узнает, что ты из Кейтлан, ему просто голову снесет - он даже при мне пару раз восторгался вашей командой.
   - А я почему-то уверена, что голову снесет мне, - фыркнула я, пытаясь прогнать розовый алкогольный туман из глаз. - Причем сам Лебединский, причем моим же бордом. Он же был уверен, что я и скейт - вещи совместимые только в декоративном виде. Я его, получается, столько дурила, правду не рассказывала, да еще и его доску хрустальную разбила!
   - А потом переспала с ним, обнадежила и на следующий день сбежала, - удовлетворенно закончила Марина, уже более-менее вникшая в ситуации после ее третьего повтора. Выпускница медицинского вуза, а по совместительству близкая подруга Арины, валялась в стоматологическом кресле, закинув ноги на специальную стойку для инструментов.
   Я рассказала им все. И о нашей первой встрече, и про его недоверие ко мне, как ко скейтерше, и о наших постоянных встречах, некоторые из которых заканчивались очень и очень интересно. А после третьего бокала призналась, что он мне "немножко нравится". Совсем чуть-чуть, да.
   - Не говорите так, как будто я зверь какой-то, - вяло возмутилась я, разглядывая неприглядного вида щипцы. - Между прочим, он сам виноват - так бы он первым кинул меня, и мы расстались бы друзьями. И я стала бы для него такой же, как и Ульяна, - зло хлюпнув носом, я сжала кулаки и воинственно посмотрела на Арину. - Поэтому я и ушла. А сейчас этот гад меня начал преследовать, как какой-то сталкер!
   - Да? - Арина удивленно глянула в темное окно, как будто за ним стоял предмет обсуждения. Я не выдержала и, чуть шатаясь, встала со стула, чтобы проверить, не прицепился ли там к стенке сам Кирилл. Лебединского не было. - Странно, а он мне говорил, что за последнее время несколько раз на тебя натыкался, думает, что ты на него сезон охоты открыла, вернуть хочешь. А Кирюшка гоооордый, - с улыбкой протянула девушка. Брата своего она любила, и это было видно даже в полутрезвом состоянии. - И вредный, ага. Никогда не пойдет мириться первым. Либо ты сделаешь этот шаг, либо вы оба одновременно. Скажи, Кать, ты хочешь с ним помириться?
   Я поджала губы, вспоминая волшебную ночь в окружении картонных самолетов и обоев с ракетами.
   - Нет, - задрала я подбородок, отвернувшись от заулыбавшихся девушек, чтобы не видеть их умиляющихся лиц.
   - Хочет, - чуть ли не впервые подала голос Саша. Она скромно сидела в мягком кресле и разглядывала на свет красный напиток - ее первый бокал еще не успел опустеть даже наполовину. - И он тоже хочет помириться. Просто они настолько похожи друг на друга, что никогда не уступят. Остается только надеяться на судьбу.
   После слов подруги почему-то вспомнились слова Тима. Он говорил, что мы заражаемся друг от друга эмоциями - если он начинается злиться, то второй тоже не может поступить иначе. Лично я считала, что такие отношения заранее обречены на провал, а потому и рисковать не стала. Даже если очень сильно хочется...
   - А сколько там времени? - зевнула Аринка, задирая голову к круглым часам над дверями. Все остальные тоже синхронно перевели туда взгляд, чтобы иметь честь убедиться, что часовая стрелка уже успела перевалить за девять. Губы Лебединской расплылись в счастливой улыбке. - О, скоро дома уже буду, в мягкой постельке. Вот, сейчас только братик приедет...
   Сашка еле слышно хмыкнула, Марина улыбнулась, а я побледнела, вцепляясь пальцами в свой стул.
   - Какой братик, Аришечка? - настороженно произнесла я, чуть не подавившись от особо большого глотка терпкого вина.
   - Кирюша, - довольно выдала она и тихо ойкнула. Напряженная тишина повисла на несколько минут, а я побелела еще сильнее под пристальными взглядами девушек. Мы молчали до того момента, пока в дверь настойчиво не постучали. - Прячься, - практически беззвучно прошептала Арина.
   А я поняла, что мне сегодня вообще не стоило выходить из дома.
  ***
  - Алкоголичка, - фыркнул Кирилл и искренне дал подзатыльник икнувшей сестре, выглядевшей подозрительно тихо. Более того, Арина даже не огрызнулась на такое беспардонное отношение к своей белобрысой макушке и только аккуратно поправила волосы, скромно опираясь боком о спинку кресла.
  Лебединский был зол. Очень зол. Этот день начался с фееричного утреннего "поцелуя" его автомобиля с жуком какой-то крашеной стервы. Нет, ладно, если бы Кир был виноват сам, он бы даже не вякнул ни слова в сторону этой дамочки - выглядела она вполне испуганно и виновато, но вот какого черта она вывернула на главную дорогу, даже не подумав пропустить его? Там же знак прямо перед её носом стоял, это же насколько близорукой надо быть, чтобы не увидеть его?!
  Если на тот момент он просто испытывал презрение ко всему женскому роду, то дальше он его буквально возненавидел: адвокат Леночка из "Айсберга", верно помогающая ему с самого начала карьеры, нагло заявила, что сегодня ему придется покататься на трамваях, отказавшись подвезти его на своей машине. Злиться долго на молодую женщину, которая явно относилась к нему, как к младшему брату, Лебединский не мог, но вот зато чуть ли не взорвался, когда увидел вылетающую из трамвая Катерину, явно не испытывающую к нему никаких светлых чувств. Стерва малолетняя, вздумала с ним играться, как с мальчиком!
  Доехав до места и заплутав в дворах, Кир с удивлением понял, что дом, который желал выкупить Игорь Семенович под один из филиалов банка, находится прямо рядом с жилищем Леонтьевой. А потом зло прожигал окно квартиры девушки, вместо того чтобы внимательно вникать в разговор с важным человеком.
  Взорвался Кирилл во время последней встречи с девушкой, когда сам ехал на новое место встречи со своим личным таксистом, до которого ему с превеликим трудом удалось дозвониться. Эта мелкая сволочь в умопомрачающем прикиде стояла на светофоре, обнимаясь с каким-то незнакомым парнем. В общем... через пару минут шокированному водителю пришлось пообещать купить новый GPS-навигатор. Взамен старого, разбитого в приступе ярости.
  А сейчас еще и эта дамочка напилась в хлам и, кажется, снова впала в задумчивое состояние.
  - Пошли домой, быстрее, - заторопилась Арина внезапно, стягивая с себя халатик, под которым оказалось привычно короткое платье. - Я уже хочу сесть в теплую машинку и как следует поспать...
  - Никакого спать, - насмешливо прервал сестру Кир, оглядывая собравшуюся компанию девушек. - Машина в ремонте, такси я уже отпустил, так что едем по старинке, на трамвае.
  Арина выразительно скривилась, выражая свое отношение к подобному виду транспорта.
  - Экзотика, - протянула она с презрением, обводя скучающим взглядом кабинет и на секунду останавливая взгляд на столе. Столе, из-под которого торчал носок кеда с розовыми шнурками. Марина тоже заметила сию экзотическую обувь и, переглянувшись с подругой, резко кинулась на шею Лебединскому, показывая себя в более нетрезвом виде, чем пребывала на самом деле.
  - Кирилл, а ты чего такой устаааалый? - тонким голосом протянула девушка, повисая на шее парня и трепля его за щеку. Лебединский чуть отшатнулся назад, но мужественно устоял, только чуть закатив глаза. В мыслях он поразился сам себе - еще месяц назад Кир только воспользовался бы таким состоянием подруги Арины, но вот сейчас почему-то испытывал только раздражение. Интересно, были бы такими ясными его мысли, если бы на месте Марины оказалась бы немного другая девушка?.. Вопрос девушки парень решил просто проигнорировать, разумно решив, что все равно она не сможет запомнить ответа. Стоит заметить, что играть неадекватную особу у Марины получалось просто замечательно.
  Лебединская тем временем незаметно наступила на обувь, тут же ловко спрятавшуюся под столом. Кирилл сего действия, к общему счастью всех четырех девушек, заметить не успел, в данный момент пытаясь оторвать от себя хихикающую Марину, которая уже мысленно подсчитывала, сколько бы содрать со своей новой знакомой за такие жертвы.
  - Арин, давай быстрее, у меня сегодня сумасшедший день, я хочу уже напит... поспать, - быстро поправился Кир под убийственным взглядом сестры. Саша, скромно сидящая в кресле, не удержала тихого смешка и вздрогнула, когда парень посмотрел на нее.
  В голове Васильевой панически заметались испуганные мысли, и она замерла, чтобы никак не выдать то, что она волнуется за подругу, но из-за этого стала выглядеть еще подозрительнее.
  - Эмм... - промычала Арина и поспешно схватила сумку со стола, подскочив к Александре и со всей дури приложив своей рукой по хрупкому плечу. - Бро, знакомься, это вот новая ассистентка Марины, Сашка. Она сейчас до сих пор под впечатлением от первого дня работы, ей пациент такой запущенный попался, просто ужас.
  Все рассмеялись, заглушив сдавленный хохот из-под стола, а Саша скромно улыбнулась, панически думая о том, что Кирилл мог запомнить её при встрече в кафе. Конечно, тогда его внимание целиком и полностью приковала Катя, но все-таки риск был.
  - Я Кирилл, - коротко кивнул Лебединский и перевел взгляд на сестру, перестав пытаться вспомнить, где он уже видел эту хрупкую и воздушную девушку. - Так, мелкая, пошли уже. Алкашня, до свидания, приятно было с вами пообщаться.
  Кирилл первым вышел из кабинета, а Арина последовала сразу за ним, в последний момент замерев у двери и погрозив кулаком хихикающей Леонтьевой, выглядывающей из-под стола. Уже через несколько секунд девушка снова догнала брата и вцепилась ему в рукав, повиснув всем своим телом.
  - Брааатик, - с довольной улыбкой протянула она, пребывая в крайне солнечном и добродушном состоянии. Арина была довольна удавшейся проказой. Конечно, Катя ей очень и очень нравилась и свести суматошную девушку со своим братом было бы замечательной мыслью, но вот им надо было еще хотя бы немного отвыкнуть друг от друга. Да и кабинет стоматолога - не самое лучшее время для романтического воссоединения влюбленных... Предметов много опасных. Еще воткнет кто-нибудь щипцы в глаз или дырку во лбу при помощи бор-машины просверлить попытается. - А чего ты такой злой, а? Катьку что ли видел?
  - Да, - рассеянно отмахнулся Кирилл, таща Арину за руку к остановке. В глубине души он лелеял надежду, что им удастся дождаться автобуса, но тот в такое время ходил еще реже, чем постоянно катающиеся трамваи. Вызывать такси не хотелось. - Стоп, - только дойдя до остановки, сообразил парень и резко отцепился от себя сестру, схватив её за плечи. - Я не говорил, что видел Леонтьеву. И чего это ты так добро о ней отзываешься, еще вчера её материла же? - Арина вжала голову в плечи и попыталась вырваться, но Кир удерживал её достаточно сильно, зная норов родственницы, которая могла и врезать чуть ниже пояса, чтобы приобрести желанную свободу. Если бы девушка не пила, то она бы лениво ответила на прямое обвинение, но вот сейчас мысли не успели вовремя сформироваться, и она не успела оправдаться перед братом.
  - С чего ты взял? - слишком поздно попыталась отозваться Арина, но Лебединский уже успел все понять. Более того, не только понять, но еще и вспомнить, где он видел эту тихую девушку со светлыми, почти белыми волосами.
  - Эта ваша Саша была с Катей, - прорычал Кирилл и дернулся по направлению к стоматологической клинике, поэтому теперь пришла очередь Арины удерживать брата. - Она была там, да?
  - Да, была, была, только успокойся, - моментально сдала девушку Лебединская. - Но уже бесполезно идти туда - Катя наверняка уже успела сбежать. - Кирилл на некоторое время замолчал, сжимая зубы и пустым взглядом смотря на трамвайные рельсы. Конечно, а он-то думал, чего все девушки были какими-то слишком... подозрительными что ли? Еще и эта Марина внезапно кинулась обниматься, хотя он помнил её как более спокойную и уравновешенную девушку. - Кир, ну прости, - попыталась подлизаться к брату Арина, жалобно приподняв брови и положив голову ему на плечо. Парень чуть поморщился и вздохнул, погладил девушку по голове.
  - Была бы братом, врезал бы, - устало произнес он.
  Лебединская только молча улыбнулась.
  ***
  - Ты идиот, да? - взревела я, раздраженно швыряя свою кепку в тринадцатилетнего паренька, который уже, наверное, в двадцатый раз подряд не мог выполнить самый банальнейший трюк. - У тебя же час назад получался олли, а сейчас что, ноги атрофировались?
  Мальчишка виновато опустил голову, разглядывая носки собственных кед, а я удрученно простонала в полный голос. До свадьбы подруги Ланы оставался какой-то жалкий день, а я торчала на скейт-площадке, объясняя прописные истины какому-то малолетке.
  - Я не могу, скейт не взлетает, - прохныкал он, откидывая с лица длинную светлую челку. Наверное, она ему и загораживает весь обзор, потому и не получается ничего.
  - А ты хотел, чтобы он без щелчка взлетел? - рыкнула я, едва не кинувшись на непонятливого Гришу, но меня успел вовремя остановить Алекс, перехватив за плечо и притянув к себе. Лана, сидящая на лавке, как и всегда, в полном гриме - сегодня была одна из последних репетиций перед конкурсом - подло захихикала, смотря на мое неприкрытое раздражение.
  - Не ори на ребенка, - пожурил меня парень, дав легкий подзатыльник, а я едва удержалась от желания лягнуть его и скинула руку.
  - Он просто тупо прыгает на доске - щелчка задом не делает, а на нос замахивается зачем-то! - обвинительно ткнула я пальцем в обидевшегося на меня Гришу, хлюпнувшего носом. - Еще и ноет, - презрительно фыркнула я, поднимая с холодного асфальта кепку и возвращая ее на свою голову.
  - Я не ною, - тихо пробормотал он. - Просто у меня подошва соскальзывает...
  Лана хмыкнула, разглядывая свое отражение в маленьком оранжевом зеркальце, и замазала белым гримом смазавшееся пятно на левой щеке и крошечное черное пятнышко на правой стороне лба.
  - Лучше молчи, Гриш. После твоих оправданий она еще больше озвереет.
  Я молча кивнула, подтверждая слова напарницы. Глупо говорить о том, что соскальзывает обувь, когда поверхность доски именно ради таких трюков покрыта наждачкой.
  Мальчишка появился в нашем скейт-парке совсем недавно, но успел достать своей настойчивостью всех поголовно. Больше всего он хотел заполучить в напарники Алекса, как человека, который пребывал на площадке практически все время, но парень только посмеялся над ним и сказал, что пока он не научится выполнять простейшие трюки, учить его ничему не будет. Так Гриша и попал ко мне - человеку, который, по общему голосованию всех присутствующих скейтеров, лучше всех ладит с детьми.
  Как выяснилось к обеду, дети и я - несовместимые вещи.
  - Как ты только ходишь постоянно в этом гриме? - вздохнула я, когда случайно рукой смазала краску с носа. Усевшись рядом с Ланой, я отобрала у нее зеркало и тоже начала замазывать "проплешины". С удовольствием не стала бы мазать лицо, но вот напарница настояла на полном соответствии общей репетиции с самим соревнованием, так что пришлось поддаться на ее уговоры. - От него же кожа жутко чешется.
  - Так она и не постоянно ходит, - подмигнул мне Алекс, оторвавшись от крайне "увлекательного" дела - он все-таки смилостивился и решил показать новичку, как правильно ставить ноги. Глупости, я это ему десять раз показывала и все равно не дошло. - Я вот, например, видел её без грима.
  - Да ладно? - я замерла и возмущенно перевела взгляд на девушку, чуть пожавшую плечами. - Ты офигела, да? Когда успела?
  - Не дуйся, хомячка, - она с хохотом нагло закинула ноги мне на колени и растянулась на скамейке, раскрыв пасть в зевке. - Просто нам с ним пришлось недавно пересечься на одной слетке от универа, так что я просто не могла не раскрыться.
  - Ничего, вот победим, так ты покажешь своё лицо всем, - насмешливо напомнила я напарнице, не позабыв о её спонтанном обещании. Лана со смешком отсалютовала мне.
  На некоторое время в нашей стороне скейт-парка наступила относительная тишина, нарушаемая лишь приглушенной музыкой из чьего-то телефона, хохотом отдыхающих парней, распивающих пиво в глубине бетонной ниши в окружении скейтбордов, и редкими комментариями по поводу правильной стойки для Гриши. Девушка убрала ноги с меня, усевшись на них и загнула длинные рукава обтягивающей черной кофты. Между прочим, она была жутко неудобной и сковывающей движения, хотя и смотрелась довольно-таки эффектно, лишь подчеркивая то, что мы - чисто женская команда, несмотря на все предубеждения сумевшая достичь кое-каких высот. На меня устремился хитрый кареглазый взгляд, и в следующую секунду Лана звонко заголосила:
  - Ааалекс, а чего Кир не пришел сегодня?
  Я прикрыла глаза, буквально чувствуя на себе смешливый взгляд девушки. Ей лишь бы поиздеваться. Так и знала, что не стоило рассказывать о тревожащих меня мыслях - ведь встретимся мы с Лебединским уже через пять дней, на командном соревновании, и уже сложно понять, кто кого и каким образом убьет.
  - Да у него какие-то проблемы там, что-то с сестрой случилось, - отмахнулся Алекс, выполняя идеальный олли. Приземлившись на землю, он оглянулся на Гришу. - Видел, как я делал щелчок? Повтори. Опор на заднюю ногу, а потом только прыгаешь.
  Я сдавленно выдохнула, наверняка сильно бледнея - к счастью, этого не было видно под толстым слоем специальной краски для кожи.
  - А что с ней случилось? - подняла я заледеневший взгляд на своего бывшего наставника, который теперь, похоже, стал учителем для этого неудачника с косой челочкой - удачно выполнив трюк, он едва не кинулся обниматься со всеми присутствующими, радостно повизгивая.
  - Да с каким-то наркоманом, кажется, связалась, а Кир потащил их к своему другу-мозгоправу в клинику на недельку, я подробностей не знаю. С девчонкой вроде все нормально, но она переживает же за своего дружка, а Кир уже сегодня вернется.
  Я облегченно вздохнула, услышав, что с Ариной все в порядке, и отглотнула минеральной воды из бутылки. Надо будет завтра после гулянки на свадьбе зайти в стоматологию и взять у Марины номер Лебединской и узнать, как у нее дела. Конечно, все наверняка нормально, связаться с кем-то душевно больным для общительной девушки было абсолютно в порядке вещей, но я все равно почему-то волновалась за Арину. Все-таки это она защищала меня от своего брата-психопата. Внутренний голос несмело напомнил, что я так же претендую на звание психопатки в свете последних событий, но я поспешно послала его в глубины извилин.
  - Ладно, - вскочила я со скамейки и дернула Лану за руку, подняв её на ноги. - Пошли, повторим все еще раз, а то я видела, что на втором хилфлипе тормозишь.
  - Эй, не надо гнать, это ты слишком торопишься! Как и на первом, между прочим, и кикфлип у тебя смахивает на...
  Все присутствующие печально прикрыли глаза во всенародном фейспалме. Если члены команды "Кейтлан" начинали спорить насчет синхронности, меньше, чем на пару часов, это не затягивалось.
  ***
  - Так, я тупица, - страдальчески простонала Лана в трубку, оторвавшись от крика на таксиста с просьбой ехать еще быстрее. - Какой толк будет в нашей победе, если ты все равно увидишь меня сегодня без грима?
  Спускаясь по лестнице, я чуть не споткнулась, даже несмотря на то, что при выборе одежды откинула в сторону свои каблуки, отдав предпочтение привычным для меня кедам. Насколько я знала по описаниям подруги, грандиозная свадьба планировалась в безумно свободном стиле, а потому моя спортивная одежда совершенно никого не смутила бы. Соблазн взять с собой скейт в рюкзаке я подавила усилием воли, решив, что на свадьбе это будет выглядеть по меньшей мере странно.
  - Ты дура что ли? - прикрикнула я на напарницу, останавливаясь, чтобы запихнуть вылезшие шнурки обратно в кеды. - Победа - это самое главное, независимо от того, когда я увижу твой фейс! Главное - опередить этого чмошника, который даже не...
  Хохот в динамике телефона, зажатого между плечом и ухом, прервал меня, заставив замолкнуть и обиженно замолчать.
  - Извини, Кейт, но ты, кажется, втюрилась в Кира, - выдавила Лана через неудержимые приступы смеха. Я сжала зубы, с трудом сдерживая рык. Я? В этого урода с огромным самомнением? В этого бабника? Да ни за что!
  - Куда мне подойти, чтобы я подсела к вам? - вздохнула я. Свадьба проходила на какой-то турбазе далеко за городом, а потому на обычном транспорте добраться было в принципе невозможно. К счастью, таксист любезно пал под умоляющим взглядом и согласился заехать по пути в старую часть города, чтобы захватить еще одного человека.
  - Дим, а она тему переводит, - хихикнула девушка, а после этого послышался ехидный мужской голос. Из-за шума слова разобрать было проблематично, но мне не составило труда догадаться, что это новоприобретенный парень напарницы, про которого она уже успела прожужжать мне все уши на тренировке. - Ладно, мы к твоему подъезду подъедем, подожди там. Мы уже скоро, давай, готовься увидеть мою блистательную морду, - поспешно протараторила Лана и отключилась, оставив меня в гордом одиночестве.
  Я с печальным вздохом уселась на забор, распахнув пасть в зевке. В рюкзаке вместо скейта у меня был конверт с деньгами - купить-то подарок я купила, но потом решила, что мне и самой пригодится переносной музыкальный центр, оказавшийся на удивление качественным. Про встроенные в стены моей комнаты колонки я попыталась забыть.
  - Привет, - я подняла взгляд на крышу, откуда и прозвучало приветствие, и не удержала улыбки. - Мы здесь разговариваем, а тут ты, - Лирик, сидящий на краю крыши, чуть поправил бандану на лице и погладил Мурку, блаженно растянувшуюся у него на коленях. Предательница, а ко мне даже не подходит последнее время.
  - Понятно, с кем котэ мне изменяет, - довольно-таки громко протянула я, чтобы парень мог услышать мой голос. Кажется, с его стороны раздался удовлетворенный смешок.
  - Прости, но она сама, - произнес Лирик со смешинками в голосе. Сбросив кошку с колен, он забрался обратно на крышу с ногами и улегся прямо на живот, подпирая подбородок руками. - Кейт, а куда это ты собралась такая красивая?
  Он знает мое имя... Я смутилась, как невинный подросток, получив комплимент от своего кумира, и опустила взгляд на носки кислотно-оранжевых кед, купленных мной пару дней назад на распродаже за сущие копейки. К счастью, разваливаться они по-прежнему не спешили, и я искренне надеялась, что они продержаться и до конца этого дня, и хотя бы до соревнований.
  - На свадьбу, - беспечно протянула я, поднимая взгляд и пытаясь разглядеть глаза парня. Глаза-то видны были, но вот ни их цвета, ни их формы разглядеть не получилось из-за тени от капюшона, высоты и таланта Лирика в отношении маскировки. Конечно, уж опыт-то есть.
  - Да? А чего меня не дождалась? Я, между прочим, уже готов был сделать тебе предложение, - рассмеялся Лирик, пытаясь отогнать от себя пристающую к нему кошку. Я бы на его месте уже давно скинула её с крыши.
  - Так я не к себе на свадьбу, - усмехнулась я, доставая из кармана белых джинсов вибрирующий телефон и читая сообщение от Ланы.
  "Мы уже подъезжаем, готовься вопить от моего обворожительного фейса. P.S: можешь даже включить торжественные фанфары"
  - Значит, у меня есть шанс? - раздался отдаляющийся насмешливый голос, но когда я подняла голову, чтобы ответить, Лирика на крыше уже не было.
  Приглушенно завизжав в приливе эмоций, я спрыгнула с заборчика и немного поскакала на месте, пощипав себя за кожу на тыльной стороне ладони. Это же Лирик! Лирик не только дважды разговаривал со мной, но он еще и знает мое имя, и намекнул на то, что мы можем встретиться еще раз.
  - Это ты так заранее радуешься, что увидишь меня без грима? Или тебе подарили ящик с деньгами? - раздался позади меня смеющийся знакомый голос.
  Я развернулась и кинулась на шею Лане, повиснув на ней всем своим весом и восторженно запищав. Так как я была намного выше напарницы, это смотрелось немного забавно, о чем и сообщил надрывающийся мужской хохот.
  - Я видела Лирика! - радостно загудела я в ухо девушке, чуть отстранилась от нее и удивленно икнула, дернув девушку за свисающую у виска челку. - Я всегда знала, что ты рыжая, - как-то не очень уверенно добавила я. Лана расхохоталась, а после демонстративно покрутилась вокруг себя, чтобы я могла её как следует разглядеть, и присела в шутливом реверансе.
  Ну... Что же, она выглядела практически так, как я ее себе и представляла - только сейчас грим не скрывал чуть бледноватую кожу, карие глаза казались больше раза в три, а улыбка - шире раз в пять.
  - Если ты забыла, то ты его уже видела, склерозница, - заулыбалась девушка, потащив меня на заднее сидение, на котором у окна уже сидел незнакомый мне (что странно) парень, почему-то ржущий над нами. Хотя тут сложно не засмеяться от одного только понимания той ситуации: я вижу впервые в жизни Лану, с которой катала командные уже не один год.
  - Но тогда мы с ним не так долго разговаривали, - многозначительно приподняла я брови.
  - Да ладно? - неэтично приоткрыла пасть девушка, вытаращившись на меня. Надо сказать, её парень взирал на меня не с меньшим удивлением. Осталось только для полного счастья еще и таксисту повернуться.
  Когда молчание затянулось, мне пришлось его прервать, деланно скромно опустив взгляд на приглушенно играющее радио, изрыгающее завывания русского шансона.
  - Он сделал мне предложение, свадьбу играем в апреле, - я подтянула носки и развернула узкие джинсы, беспечно отряхивая с них серые волоски от Мурки, просто обожающей полежать на свежевыстиранной одежде.
  - Да ну тебя, - рассмеялась девушка, а парень прыснул, когда до него дошло, что я придуриваюсь. Он чуть наклонился к уху девушки и, не стараясь понижать голос, весело произнес:
  - И правда похожи, как ты и говорила.
  Я приподняла брови, смотря на хихикающую подругу. Та невинно пожала плечами, широко улыбаясь, а я почему-то подумала, что она ничем не отличается от той Ланы, которую я знаю на протяжении всей нашей командной работы.
  - Просто вы с Анькой последнее время стали очень похожими, прямо разлученные в детстве сестры, - выдавила напарница сквозь приступы смеха. - Дииимочкааа, у тебя появилась новая сестренка.
  - Это ты её сестрой моей назвала, чтобы меньше повода для ревности было? - иронически переспросил Дима, закидывая руку на плечо девушке и с улыбкой заглядывая ей в глаза. Не знаю, как им, но со стороны мне показалось, что всегда такая гиперактивная Лана как-то восхищенно обомлела, стоило только парню пододвинуться к ней чуть ближе, и готова была растечься подтаявшим желе по сидению.
  - Не к кому ревновать, её сердце занято другим, - патетически воскликнула рыжая, вскидывая руки к темно-серому потолку автомобиля. Я от души дала ей подзатыльник, утробно зарычав.
  - Хватит о Лебединском!
  Лана хитро улыбнулась:
  - Вообще-то я говорила о Лирике, но раз уж ты сразу подумала о Кире...
  Я только обреченно вздохнула, спрятав лицо в ладонях под громкий хохот неугомонной парочки.
  ***
  Замечание от автора: сейчас будет описываться довольно-таки большая сценка, которую читатели "Темноты" уже имели честь наблюдать. Описываться она будет, само собой, от лица Кейт, но я очень постараюсь, чтобы вам не скучно было читать то, что вы уже видели. Те читатели, которые о "Темноте" даже не слышали, расслабьтесь и читайте дальше :D
  
  Турбаза "Волжская" была просто шикарной, и турбазой, на мой взгляд, именоваться не могла по той причине, что сейчас больше походила на комплекс элитных коттеджей для высшего общества. Лана по секрету сообщила мне, что все это великолепие принадлежит отцу жениха, а потому все вопросы мгновенно отпали. Где бы мне отхватить такой кадр, чтобы был умный, талантливый, богатый, веселый, разделяющий мои интересы?.. Я задумалась и разозлилась, на этот раз уже на свои мысли, подсовывающие мне в мужья совсем уж нежеланных кандидатов. Хотя...
  Я фыркнула и схватила любезно подсунутый мне официантом бокал с шампанским, отойдя чуть в сторону от двух кучек, которых я определила как друзей невесты и друзей жениха. Сами молодожены почему-то появляться не спешили, хотя Дима с Ланой уверяли меня, что они должны уже вот-вот подъехать. Оставив меня в одиночестве, они смылись из-под фиолетового навеса, видимо, решив встретить виновников торжества прямо у входа.
  Пристроившись у просто огромной вазы с букетом шикарных фиолетовых цветов, я вздохнула и потихоньку начала вершить разбой, оторвав лепесток у пышного бутона и начав рвать его на мелкие кусочки.
  Взгляд то и дело возвращался к друзьям жениха, среди которых были все красавчики, как на подбор. Он их что, в модельном агентстве набирает? Решив, что это будет все увлекательнее, чем просто стоять и пялиться на стол с закусками, слушая урчание своего желудка, я уже открыто перевела взгляд на увеличивающуюся компанию. Как оказалось при ближайшем рассмотрении, не все уж они были такими красавцами. У одного запястья хрупкие, как у бабы, другой какой-то излишне смазливый, третий в спортзале переупражнялся, с таким и ночью в переулке страшно встретиться... А вон тому щуплому блодинчику, к которому только что обратились как к Леше, волосы бы покороче, мышц чуть побольше и глаза... какого-нибудь зеленого цвета. Светло-зеленого, да.
  "И имя сменить. На Кирилла" - мысленно закончил за меня ехидный внутренний голос, а я поперхнулась шампанским, едва не выронив полупустой бокал на пол.
  Наконец, откашлявшись, я невинно улыбнулась все тому же официанту, который смотрел на меня с таким видом, словно метался в сомнениях: не стоит ли вызвать скорую или все-таки оставить гостью со стороны... со стороны подруги невесты мучиться в приступе кашля.
  Нет, ладно, этот урод (хотя с этим еще можно поспорить) преследует меня в реальности, так он еще и в мои мысли каким-то образом умудрился пробраться!
  Подняв злобный взгляд на толпу парней, словно те были виноваты в этом, я замерла и резко сжала ножку бокала. Мне показалось или она реально захрустела?
  - Ты?! - рявкнула я, автоматически делая шаг вперед. Подозреваю, что в данный момент мои глаза напоминали не то что пятирублевые монеты, а скорее крышки из-под трехлитровых банок, любезно окрашенных кем-то в темно-серый цвет, постепенно темнеющий все больше и больше. Конечно, не знаю, как это выглядело со стороны, но мне почему-то казалось, что еще мгновение - и я задымлюсь. Какого черта он здесь делает?!
  Кир несколько секунд смотрел на меня, аналогично пытаясь понять, откуда я тут взялась, и пытаясь определиться с манерой своего поведения, а потом медленно ухмыльнулся, чуть наклоняя голову каким-то хищным движением. И именно в этот момент я поняла, что сейчас он начнет играть на публику. Еще ни разу мы не оказывались в такой огромной компании незнакомых людей, но я откуда-то точно знала, что сейчас начнется самый натуральный концерт.
  А все почему? А все потому, что в этой ситуации я собиралась поступить точно так же.
  - Малышка, - мурлыкнул он, чуть насмешливо смотря на меня, а я поняла, что еще слово с его стороны - и я взорвусь. Разорву его на мелкие кусочки, чтобы даже больше не смел появляться у меня на глазах. Пусть со своими милыми милуется, а ко мне даже не подходит! Лебединский ухмыльнулся, заметив, что я опираюсь на одну ногу, стараясь не касаться второй земли - я умудрилась споткнуться, вылезая из такси, и чуть не устроила себе горячие объятия с асфальтом. - Как твоя нога? Или на этот раз ты сломала себе шею?
  И он улыбнулся. Улыбнулся так, словно я была малолеткой, которая повисла у него на шее. Как будто он уже не одну неделю пытался избавиться от меня. Как будто он и не названивал десятки раз мне на мобильный, и не разговаривал с моим братом, и не просил Арину поговорить со мной. Как будто не было ночевки в машине и последующей грозы, похода за грибами всеми семьями и ночи в комнате, обклеенной смешными обоями с голубыми нарисованными ракетами.
  - Тебе крышка, чмо, - как можно спокойнее выдохнула я и кинулась к Лебединскому. Будем пользоваться тем, что девушек не бьют. Никто же не говорил, что девушки сами не могут побить парней?
  - Кейт, Кейт! - завопила Лана, выскакивая откуда-то из-за моей спины и перехватывая на половине пути. Парень ухмыльнулся, с насмешкой разглядывая меня, а я только рванула посильнее. К сожалению (а не к счастью ли?), хватка напарницы оказалась гораздо мощнее, чем мне казалось, и у нее удалось удержать меня на месте. - Стой, не трогай Кирюшу!
  - Кирюшу? - прошипел Дима, внезапно пробудивший в себе собственника, делая шаг к Лебединскому. Где-то в глубине сознания у меня промелькнуло волнение за этого гада: все-таки брат невесты казался куда мощнее, хоть и был младше Кирилла.
  Я снова попыталась вырваться. Нет уж, если кто и будет бить Лебединского, то только я.
  - Лана, отпусти меня! - прикрикнула я на подругу, которая проявила в себе недюжинную физическую силу. И это она хотела в качалку ходить, жалуясь на то, что она стала какой-то слишком слабой? Наверное, так общение с Димой сказалось, на его фоне кто угодно хиляком покажется.
  - Лана?! Ты реально Лана? - взгляд Лебединского переместился с меня на рыжеволосую бодибилдершу, коей она казалась мне сейчас, а я поняла, что это отличный повод открыть все карты.
  - Да, она та самая Лана! - я злорадно ухмыльнулась, даже перестав вырываться. Девушка за моей спиной облегченно вздохнула, отпуская мои руки, до этого момента удерживаемые железной хваткой. - А я - Кейт, её напарница. А ты, Кир, самое натуральное чмо, - подвела я итог, поджимая губы и с превосходством приподнимая подбородок. Что, милый, не ожидал, что я и правда окажусь кем-то достойным?
  - Кир, какого черта? - жених - а это точно был он - подошел к Лебединскому и приподнял брови, чуть настороженно косясь на меня. Я гордо сделала лицо аля "я сумасшедшая и горжусь этим".
  - Да эта ненормальная психопатка преследует меня, - прорычал парень, начиная понимать, что все это время я водила его за нос. Более того, разбила его хрустальную доску, прекрасно зная, что она дня него значит. Хотя что я? Я ничего - между прочим, я сразу сказала ему, что в скейтбординге я не новичок, мог бы и подумать, а не довольствоваться своими идиотскими стереотипами. - Последнее время только и делаем, что сталкиваемся с ней - не удивлюсь, если у нее вся комната обвешана моими фотографиями.
  - По крайней мере, у меня нет одеяла с динозавриками, и я уже вышла из того возраста, чтобы играться самолетиками, - ввязалась я в объяснение, в ответ прожигая Лебединского взглядом. Лана молча положила руку мне на плечо, видимо, чувствуя, что я снова готова сорваться.
  - По крайней мере, - злобно передразнил меня Кирилл, - я не разбивал чужие награды только из-за того, что сам не сумел добиться её.
  - Да ты!..
  - Всем молчать! - раздался звонкий голос с командными нотками, и девушка в фиолетовой фате и безумно коротком светлом платье, из-под которого выглядывали лосина, медленно выпрямилась из стойки. Думаю, стоит заметить, что до этого она буквально перелетела через стол, едва заметно коснувшись его ладонью.
  Я едва удержала жалобный стон, когда поняла, кто передо мной стоит. Аннет, собственной персоной. Та самая Аннет, с которой нам пришлось поймать Банду Лирика и случайно попасть в участок. Насколько же тесен этот мир, что я только и делаю, что сталкиваюсь со своими знакомыми?
  Уже буквально через несколько минут под пристальным взором виновницы торжества, оказавшейся лучшей подругой Ланы, мы все сидели за столом. Я молча прожигала взглядом сидящего напротив Кира и удовлетворенно хмыкнула, когда Аня дала мне честь ответить первой.
  - Этот урод меня преследует, - твердым голосом заявила я, воинственно прищурив глаза. Разумеется, Лебединский не дал мне продолжить речь, чуть приподнявшись со своего места, словно готов был точно так же, как и невеста, перепрыгнуть через стол и собственноручно придушить меня.
  - Это кто еще кого преследует! Я пришел на свадьбу к другу.
  - Я пришла на свадьбу к подруге, - скопировала я его голос, взглянув на почему-то довольно улыбающуюся Аннет. - Правда, я не знала, что иду именно к ней на свадьбу, меня Лана пригласила.
  Лана решила, что слишком долго молчала, и тоже вмешалась в разговор, не давай Киру что-то ответить мне.
  - А если бы я знала, что между этими двумя такая страстная... ненависть, - напарница чуть не подавилась под моим уничтожающим взгляд, обещающим долгую и мучительную расправу, - то совсем не стала бы приводить Кейт. Просто она уже давно просила познакомить ее с моей лучшей подругой, которую я постоянно так нахваливала.
  Я не стала отрицать последнее утверждение, хотя это скорее сама Лана горела желанием сравнить нас между собой - сейчас я совершенно не жалела о том, что подругой напарницы оказалась именно Аннет. Только вот Лебединский радость от этой встречи как-то приуменьшал, пытаясь уничтожить меня один только взглядом, так как придушить через стол было как-то проблематично. Я опасливо посмотрела на острые столовые приборы, примеряясь, куда мне лучше увернуться, если в меня метнут ножик.
  - Мы с Ланой побеждаем в парных соревнованиях по скейтбордингу уже третий год подряд. Неплохо для "бабы, только вставшей на борд", не правда ли? - приподняла я брови, довольно ухмыляясь. Не могу похвастаться личным зачетом, который постоянно держался ниже первых мест, так почему бы и не поставить в пример заслуги "Кейтлан"?
  Аннет дала слово Кириллу, которому явно больше нравилось просто молча убивать меня своими пылающими глазами. Кажется, только от меня не укрылось, как он на секунду задержал дыхание и набрал воздуха в легкие, нацепляя на лицо наглую ухмылку. Мой пыл даже как-то приугас, когда до меня дошло, что он фальшивит и даже как-то переигрывает, показывая такую явную злость и раздражение.
  - В общем, я пришел на свадьбу к другу. А тут эта малышка выпучила на меня свои глазенки. Вообще не понимаю, чего она так на меня кинулась... - Кир на мгновение опустил взгляд, словно пытаясь понять мои мотивы, а после резко вскинул взгляд на меня, уже который раз пригвождая меня к стулу. - Я не узнал в тебе Кейт, в командных мы ни разу против друг друга не участвовали, а я общался только с Ланой. Ты же такая занятая, постоянно сматывалась после выступлений.
  - А вот тут поподробнее. Как ты общался со Светой? - влез Дима, опасно прищуриваясь и поближе пододвигая к себе пискнувшую Лану.
  - С кем? - мы с Кириллом одинаково недоуменно уставились на девушку, уже в который раз проявив слаженность в эмоциях. Он посмотрел на меня, а я отвела взгляд, закусывая губу.
  - Это моё настоящее имя. Дим, это мой друг, мы с ним уже знаем друг друга лет пять, он учил меня...
  Лана, оказавшаяся Светланой, что было вполне предсказуемо, но от этого не менее удивительно, начала убеждать Диму в том, что Кир всего лишь учил кататься её на борде и между ними не может быть никаких отношений, кроме дружественно-деловых. Аннет с Артемом на правах молодоженов начали шептаться о чем-то во главе стола, не обращая внимания на подозрительные взгляды Светы, изредка бросаемые в их сторону. Свадьба снова стала походить на адекватное торжество без разборок взрывных психопатом с морем претензий и вопросом друг ко другу.
  Когда я в следующий раз посмотрела в сторону Лебединского, от меня не утаился взгляд на меня и короткая улыбка, мелькнувшая на его губах.
  ***
  
  - Тебя ничего не смущает, нет? - я честно старалась, чтобы голос у меня был как можно более спокойным и уравновешенным, но, судя по ехидным смешкам Лебединского, у меня ничего не получалось. Если как следует подумать, то сделать свой голос ангельским мне было особенно проблематично даже не из-за того, что я была безумно зла, а скорее из-за того, что этому козлу взбрело в голову снова перебросить меня через плечо, словно я была каким-то мешком с картошкой!
  - Нет, все абсолютно нормально, - произнес он, саркастически хмыкнув. Я едва удержалась, чтобы не цапнуть его зубами, и уже в который раз замолотила его руками по спине - впрочем, на этот раз уже молча. Косые взгляды в нашу сторону со стороны прохожих увеличились.
  - Грабят! Насилуют! Убивают! - после недолгих раздумий начала я скандировать совершенно банальные фразы, которые внимание в нашей стране уже практически не привлекали. Особенно если их выкрикивают таким скучающим голосом, нараспев и практически мелодично. Ну, относительно мелодично - конечно, голос у меня какой-никакой был... в отличие от слуха. - Куда мы идем, кстати?
  - Ко мне на квартиру, - произнес Кирилл, резко ставя меня на землю и прислоняя к стене. Кровь резко отлила от мозга, в глазах потемнело, голова закружилась... А через пару секунд кружилась она уже немного по другой причине - меня целовали, да целовали так, словно мы не виделись по меньшей мере пару лет.
  Отстранить Лебединского я догадалась не сразу, но через пару минут поддавков все-таки мстительно согнула ногу в колене, заставляя Кирилла охнуть и отшатнуться на шаг назад. Он практически беззвучно выругался сквозь зубы, а я автоматически облизнулась, но бежать куда-то не спешила.
  - Нефиг было меня со свадьбы подруги уносить! - прищурилась я, заметив безмолвное обещание мести в глазах Кира. - Может, она обиделась, когда увидела, что меня нет, а?
  - Между прочим, я из-за тебя со свадьбы друга ушел, - процедил он, резко хватая за руку и таща меня за собой. Чтобы не упасть, мне приходилось быстро-быстро перебирать ногами, что со стороны наверняка смотрелось еще более забавно, чем мне казалось. Я невольно улыбнулась, но поспешно подавила улыбку. И нечего радоваться! И ничего я не рада его видеть, совсем-совсем не рада. И ни капельки я по нему не соскучилась, ведь так?.. Твою мать.
  Я попыталась выдернуть руку, но Кир только сильнее сжал пальцы. Шаг он все-таки приубавил, но только после того, как я трижды чуть не пропахала землю носом.
  - Так, может, вернемся? - почти шепотом предложила я. Лебединский остановился, повернувшись ко мне и внимательно заглядывая в глаза. Где-то между ребрами что-то кольнуло, и я отвела взгляд, чувствуя, что становится как-то жарко, несмотря на холодный осенний ветер и позднее время.
  Неминуемый серьезный разговор приближался, и избежать его было просто нереально. На то он и был неминуемым.
  - Я знал, что некоторые бабы любят сбегать после первой ночи, но после первого дня...
  - Заткнись, - понуро прервала я наглого блондина, который как-то даже потемнел за все это время. Не такой уж он и блондин, как оказалось - скорее всего, волосы просто успели выгореть за лето, а сейчас постепенно возвращались к своему натуральному цвету.
  Не-блондин притянул меня к себе, и я с судорожным вздохом уткнулась носом ему в шею, сжимая рубашку в подрагивающих пальцах.
  - Мелкая, противная, вредная девчонка, - прошептал Кир куда-то мне в затылок, до боли сжимая руки на талии. Я едва удержала жалобный скулеж, только сейчас сообразив, как все-таки сильно по нему скучала. Ведь можно поддаться ему еще на пару минуток? Еще успею и позлиться, и поогрызаться, и, может, даже пореву ради приличия - все-таки баба я или нет? Но пока что отходить не хотелось совершенно, впрочем, как и бить Лебединского.
  - Я не мелкая, мне девятнадцать, - буркнула я, коснувшись губами шее и еще сильнее вцепляясь в него. На этот раз была очередь Кирилла судорожно вздыхать.
  - А мне двадцать четыре.
  - Двадцать четыре? - поперхнулась я воздухом, резко открывая глаза и чуть отстраняясь от парня. Дальше отстраниться мне просто не дали. - Я думала, что тебе лет двадцать семь, как минимум!
  - Я так старо выгляжу? - фыркнул он, возмущенно взглянув на меня.
  - Да мне вообще казалось, что тебе лет сорок, когда в первый раз встретились... - ярко приукрасила я действительность, окончательно отходя от Лебединского. В общем, именно на этом наше краткое перемирие было закончено, и я была вновь закинута на плечо. - И кто еще тут мелкий! Ты, малолетка про... Ауч! - с губ сорвался возмущенный рык, и я поерзала на плече, с трудом потерев ноующий зад. - Подонок...
  - Я тоже тебя люблю, милая.
  ***
  Когда вместо знакомой выжженной кнопки четырнадцатого этажа была вжата кнопка двадцать второго, ощущение дежавю пропало. Появилось какое-то другое ощущение, настолько подозрительное и сомнительное, что я даже перестала на весь дом верещать матом на Кирилла и подняла на него взгляд с характерным недоверчивым прищуром. Лебединский, кажется, даже удивился тому, что я замолчала, потому что в ту же секунду отзеркалил мои эмоции.
  - Что-то не так?
  - Кроме того, что ты похитил меня в очередной раз и везешь к себе в пещеру, чтобы принести в жертву на ритуальном столе?
  - Да, и кроме того, что ты дурила мне голову, разбила мою доску, сбежала от меня после первого же дня совместного времяпровождения, обнималась на улице с каким-то парнем, сговорилась с моей сестрой, ни разу не ответила на мой звонок, а в завершении всего еще и на глаза мне то и дело попадалась.
  Я заметно смутилась после такого подробного объяснения моих "достижений". И правда, какое-то там похищение по сравнению со всем этим и правда меркнет. Попытавшись сделать выражение лица как можно более наглым, я гордо задрала подбородок и поджала губы, складывая руки на груди:
  - А не надо было ставить под сомнение мои способности! Вот посмотришь, мы с Ланой сделаем вас с Джемом и в шестой раз подряд, - убежденно добавила я. Все-таки "Ангелам Ада" не хватало синхронности, хоть они и владели гораздо большим опытом, нежели "Кейтлан". Если Кир с напарником делали напор на технику и профессионализм, то мы со Светой уже пять лет подряд брали кубки в командном зачете с помощью своего женского обаяния и невероятной слаженности в действиях. Сколько диет мне ради этой синхронности пришлось перетерпеть...
  - Но в личном зачете тебе меня все равно не одолеть, - с превосходством усмехнулся Кирилл. Лифт остановился, и я, дав искренний подзатыльник Лебединскому, вылетела на площадку последнего этажа. Впрочем, далеко убежать не получилось. - Вот видишь, ты слишком медленная, чтобы одержать победу. Тебя спасает только Лана, но в одиночку тебе не справиться, - рассмеялся он, удерживая меня за руку. Выругавшись, я в очередной раз попыталась его пнуть, но Кир резко развернул меня к себе спиной, подтолкнув к незнакомой квартире и доставая ключи из кармана. - Какой же ты еще ребенок, Кейт.
  - А ты, судя по всему, слишком старый для того, чтобы запомнить, где находится твоя квартира. А находится она на четырнадцатом этаже, скажу по секрету.
  - Скажу по секрету, - парировал Кирилл, перегораживая мне рукой дорогу, когда я попыталась метнуться к лестницу, - что на четырнадцатом этаже находится наша с Ариной квартира, а на последнем - именно моя. И в эту квартиру нельзя заходить никому, кроме меня.
  - Но я, разумеется, исключение?
  - С чего ты взяла? - ухмыльнулся Лебединский, распахивая дверь. - Может, я просто тебя с собой потащил, потому что мне страшно было по темноте до дома идти от "Сезона"?
  Празднование свадьбы продолжалось в клубе, до которого нас любезно довезли на больших удобных автобусах. Судя по размаху торжества, денег у жениха было просто предостаточно. Так уж совпало, что мы оказались в одном автобусе с Кириллом, и он успел вытрепать все мои нервы одним обыкновенным взглядом. Я скрипела зубами, фыркала, но терпела. Впрочем, терпеть получилось недолго - уже в клубе, где-то спустя час полнейшего игнорирования этого наглого козла, я в очередной раз сорвалась и накричала на него, перед этим предусмотрительно отведя в курилку, чтобы количество свидетелей уменьшилось хотя бы ненамного. Как оказалось чуть позже, свидетели были нужны, потому что Кир просто схватил меня и вынес из клуба прямо через черный вход.
  - Да пошел ты, - обиженно произнесла я, но в следующую секунду парень все-таки реабилитировался и буквально затянул меня в квартиру. - И что ты теперь собираешься делать, а? Зачем меня вообще надо было приводить в свою холостяцкую обитель?
  - Может, чтобы она перестала быть холостяцкой? - беспечно усмехнулся Кирилл, захлопывая за мной дверь на ключ и включая свет. Пока я стояла и давилась словами, не зная, что даже ответить на такое щедрое предложение, Лебединский умудрился снять с меня толстовку и с сожалением обнаружить под ней еще и футболку.
  - Эй, маньяк, не лапай меня, - фыркнула я, погрозив ему кулаком. Кирилл хмыкнул и показал мне раскрытые руки, словно говоря, что ничего такого особенного он и не делал. Стянув обувь, я неуверенно прошла в комнату и замерла на пороге, ошалело смотря на блестящие кубки и медали на стенде во всю стену. Нет, я, конечно, знала, что он крут, но... не настолько же!
  - Эй, давай ты только не будешь бить все подряд, хорошо? - насмешливо попросил Кир, обходя меня и вставая перед полками. То ли чтобы оградить свои награды от моего пагубного влияния, то ли наоборот. Я с трудом попыталась приглушить зависть, овладевшую мной при взгляде на эти богатства. Это же сколько работы, сколько стараний...
  - Так чего ты тогда так из-за хрустальной доски скандалил? - обозлилась я, смотря на четыре аналогичные копии разбитой статуэтки, отличающиеся разве что выгравированным годом.
  - Так та за прошлый год была, и досталась мне с огромным трудом, в отличие от этих, - утрудился ответить Лебединский. Я гордо приосанилась, решив, что это только из-за того, что на прошлом соревновании была я, и он только после громадных страдальческих испытаний сумел все-таки завоевать первое место. - Просто у меня тогда была травмирована нога, меня собака бешеная куснула.
  - Судя по всему, бешенство это еще не выветрилось, - огрызнулась я и прошла на кухню, старательно игнорируя блестящий стенд, который просто замечательно смотрелся бы у меня в комнате.
  - Ну, по крайней мере, я не выворачиваю себе ноги, - пожал Кир плечами. Сколько сил мне пришлось воздействовать, чтобы не метнуть в него стоящую тут же пустую кружку - не передать. - Кстати, о боевых травмах, - он коснулся моей руки, все еще плотно забинтованной. Сейчас она мне уже практически не мешала тренироваться, надо было только изредка менять повязки и смазывать рану какой-то вонючей травяной мазью. - Откуда?
  - Оттуда, - невнятно промямлила я, усаживаясь на стул и раздраженно постукивая пальцами по столешнице. - Поцарапалась.
  - Неудачница, - ехидно произнес Лебединский, и тут я даже не стала с ним спорить - ведь и правда неудачница, раз умудрилась непонятным образом наткнуться на то ли грабителей, то ли насильников, да еще и пострадать от их руки. Похоже, что эмоции отразились на моем лице, потому что Кирилл на своем стуле подвинулся чуть ближе, сжав расслабленную ладонь в своих руках. - А если серьезно? - я поджала губы, всем своим видом показывая, что молчать буду до последнего. - Я знаю, что ты лежала в больнице, мне Тим рассказал, но подробности как-то утаил.
  - Теперь я буду знать, что мой брат - подлый гад, - насупилась я. А ведь мне сказал, что ничего и никому не говорил, а на самом деле рассказал тайную информацию моему, можно сказать, самому злейшему врагу на тот момент! - Мы с Сашей, той самой, которая в стоматологичке была, попали под руку добросовестных уличных разбойников, которые добросовестно хотели изнасиловать нас в заброшенном гараже, а один из них случайно зацепил меня своим ржавым ножичком.
  - Про стоматологичку мы с тобой еще поговорим отдельно... Стоп, как вы умудрились вообще?! - прикрикнул Лебединский. Я выдрала у него руку, парень вскочил и резко достал сигареты из кармана, открывая окно. Рама жалобно хрупнула, но все-таки поддалась, запуская на кухню холодный воздух. Я задумчиво глянула на открытую пачку, но отвернулась практически сразу. Еще чего, буду я курить, как же!
  - Как умудрились найти насильников в ночное время суток в преступном квартале? - с сарказмом переспросила я. - И правда, как это у нас только получилось?
  - Не ёрничай, - одернул меня Лебединский. - Как у вас получилось уйти от них?
  Я мечтательно улыбнулась, восторженно устремляя взгляд куда-то за окно, мимо хмурого парня.
  - Ооо, нас спас очаровательный молодой человек, он вовремя позвонил 02, так что нас спасли замечательные дяденьки на машине с мигалками. Такие услужливые, приятные, красивые... - мое мурлыканье прервал беспардонный подзатыльник, и я возмущенно уставилась на Кирилла. - За что?!
  - Этот не тот молодой человек, с которым ты там на улице обнималась? - поинтересовался парень, и я готова поклясться, что в его голосе прозвучали собственнические нотки, что я тут же и поспешила обозначить.
  - Ревнуешь?
  - Это тебя что ли? - презрительно фыркнул Кирилл и выразительно добавил спустя пару секунд: - Да, ревную. Довольна?
  - Довольна, - удовлетворенно кивнула я и замолчала, разглядывая батарею под окном. На некоторое время мы оба притихли, думая каждый о своем, но сильно подозреваю, что мысли наши плотно пересекались, закрепляясь друг на друге. Лично я думала насчет того, что было бы неплохо прямо сейчас свалить из этой квартиры от греха подальше, пока я не совершила какой-нибудь глупости. До соревнования оставалось еще всего лишь около пяти дней, и если бы я сейчас сбежала, то это было бы лучшим вариантов развития событий: мы бы успели остыть друг от друга и со свежей головой сразиться друг против друга. Но... только вот уходить отчего-то не очень и хотелось.
  - Я тебе постелю в своей комнате, - произнес Лебединский, вырвав меня из своих мыслей. Я возмущенно охнула, состроив из себя невинную девицу перед первой брачной ночью, Кира эти кривляния не подкупили, но все-таки он решил пояснить свои действия: - С наградами я тебя не оставлю, с тебя станется их из окна выкинуть.
  - Не надо гнать, ничего я такого не собиралась делать, - оскорбленно заявила я, мысленно оставляя затею спереть пару медалей "не память". Он что, мысли мои читает? Как только умудряется угадывать практически все мои действия? - Но и с тобой спать я тоже не буду, даже и не надейся.
  Кирилл усмехнулся, глянув на меня сверху вниз.
  - Да я и не надеялся, больно-то ты мне нужна.
  - Вот гад, а! - восхищенно рассмеялась я, стараясь скрыть обиду. Бабник хренов, я ему и не нужна уже, значит? А ревнует он меня, получается, просто так, для галочки? - Ну, значит, пойду к Женьке, ему-то я уж точно больше нужна, чем тебе, - чуток приврала я. Ему нужна была Катя, но немного другая, Павлова. Но Кирилл-то об этом не знает.
  - Стоять! - оглушил меня на оба уха бешеный скейтер, увидев, как я начинаю подниматься со слуха. В обычное время я даже не подумала бы ему подчиняться, но тут меня буквально снесло звуковой волной, не иначе, и я плюхнулась обратно на стул. - Никуда ты не пойдешь, будешь спать у меня, а я в зале на диване подремлю.
  Я недоверчиво изогнула бровь, ставя под сомнение уверенной заверение Кира. Чтобы он, да на диване спал, да когда кровать свободна... наполовину? Я мысленно рыкнула на свой внутренний голос, который, кажется, сам горел желанием свести меня с наиболее пригодным для общения мужским индивидумом. Пф, что только за мысли в голову лезут?
  - Серьезно что ли?
  - Абсолютно, - честно кивнул Кирилл и добавил: - Просто диван гораздо удобнее кровати. Сама ко мне придешь.
  Я расхохоталась дьявольским хохотом, запрокинув голову.
  - Наивный смерд, неужели ты считаешь, что я опущусь до такого?
  - Спорим? - изогнул бровь Лебединский. Я поспешно замотала головой, уже заранее убежденная в том, что споры - это не моё. Независимо от предмета спора, я практически всегда проигрывала, даже если была на сто процентов уверена в своей победе. Это был пресловутый закон подлости, и я уже смирилась с ним, а потому даже перестала злиться на этот счет. Боюсь, что даже если бы я поспорила, что на улице не пробежит мамонт с Петром Первым вместо всадника, то они бы точно проскакали по всем главным улицам города. Чисто из принципа.
  - Нет уж, я лучше просто посплю на этой твоей кровати. Спокойно, нормально и... без тебя! - на последних словах я взвизгнула, когда Кирилл подхватил меня на руки, фактически заставляя вцепиться ему в шею, чтобы не грохнуться на пол. - Ты понял? - добавила я угрожающих ноток, строго поднимая взгляд на светло-зеленые глаза. В общем... Зря я это сделала.
  - Понял, - обезоруживающе улыбнулся Кир, куда-то направляясь, но не отрывая взгляда от моего лица. - Жду тебя ночью, - шепнул он и, нагло кинув меня на скрипящую, визжащую и стонущую кровать, тут же впившуюся в мое тело острыми пружинами, вышел из комнаты.
  Чертов скейтер! Видимо, мне все-таки придется воззвать к остаткам своей силы воли, чтобы не остаться в этой комнате до утра.
  ***
  Кирилл не спал. Нет, диван был просто потрясающим - по крайней мере, гораздо удобнее его противной кровати, к которой он, тем не менее, уже успел привыкнуть и даже в какой-то мере полюбить. Прямо как Леонтьеву.
  Разумеется, сравнение своего отношения к дивану с чувствами к девушке было по меньшей мере глупой затеей, но парня это не так уж и трогало, потому что сами по себе чувства были для него вообще незнакомым зверем. Зверь кусался, приобретал личину неприступной и капризной чертовки Кейт и упрямо не соглашался подпускать к себе на близкое расстояние. А что Кириллу оставалось делать? Он привык, что эти "звери", которых в приличном обществе принято называть девушками, сами ластились к нему, только изредка делая вид, что им никто не нужен. Но вот Катя была не такой. Она раздражала Лебединского, выводила его из себя, игралась и даже в моменты "поддавков", все равно оставалась свободной, не желая подчиняться никому и никогда.
  Наверное, именно поэтому Кирилл выделял ее от остальных.
  Он поднялся с дивана и прошел на кухню, открыв окно, чтобы запустить в комнату холодный сквозняк, но перед этим плотно закрыв дверь в коридор. Не хватало еще, чтобы эта мерзавка заболела на соревнования. За себя Лебединский не боялся: последний раз он болел больше пяти лет назад, зато болел весело: с надрывным кашлем, температурой и обаятельными медсестрами в больнице, которых не смущало даже воспаление легких у больного пациента. Сам виноват: не надо было на спор нырять в прорубь посреди зимы. Тем более семь раз подряд.
  Кирилл было потянулся к пачке сигарет, но телефон на столе вдруг едва слышно завибрировал. Он только скользнул по нему взглядом и хотел достать сигарету, но внезапно замер, не отрывая взгляд от высветившегося на экране имени звонившего.
  - Женька?.. - задумчиво пробормотал он, взяв в руки телефон Кати. Конечно, у нее может быть подруга по имени Евгения, но что, если это какой-нибудь Евгений? Какого черта он звонит ей посреди ночи, да еще и так настойчиво. В такое время люди спать должны, а не доставать других своими назойливыми звонками.
  Человек, имеющий представление хотя бы о правилах вежливости, никогда бы не стал отвечать на чужой телефонный звонок. Только вот Кирилла вежливым было назвать очень сложно: он всегда прямо говорил людям то, что он о них думает.
  Именно это Лебединский и собирался сделать сейчас.
  ***
  Разумеется, ночью я с кровати не вставала - более того, даже не шевелилась, опасаясь, что кусающиеся пружины заколят меня до полусмерти, стоит мне только перевернуться на другой бок и принять более удобное положение. За бессонную ночь я успела подумать обо всем, о чем только могла - о гадском скейтере, спокойно дрыхнущем за стенкой и даже не представляющим, как я тут мучаюсь, о предстоящих командных соревнованиях, которые должны были наступить уже совсем скоро, и, конечно, о смысле жизни. Последний, впрочем, волновал меньше всего, но случаем не воспользоваться я не могла: очень уж вдохновляла на философию эта кровать пыток.
  К моему превеликому счастью, под утро уснуть мне все-таки удалось, но только после того, как как на улице полностью рассвело. На время я не смотрела, ибо телефон под рукой не оказался, но по внутренним ощущениям было уже около семи часов, и перед тем, как окончательно отключиться от бренного мира, я успела отметить одну любопытную мысль - если Кирилл разбудит меня где-нибудь через час, я ему не просто голову оторву. Я его убью. Жестоко и беспощадно.
  
  Проснулась я от жуткого холода, от которого спрятаться под тонким одеялом упорно не получалось. От приоткрывшейся двери ощутимо тянуло мерзлым сквозняком, так что мне пришлось неохотно выскользнуть из кровати, к которой за ночь я успела даже притерпеться, и протопать босыми ногами в коридор, кутаясь в одеяло.
  Бесснежная Аляска на кухне меня не воодушевила, и я захлопнула окно, трясясь от холода и ставя чайник на огонь. Этот идиот совсем что ли охренел, жарко ему стало? Я потом его из ложечки лекарствами не буду поить, пусть даже не надеется! Кстати, о баранах...
  Не удержавшись от соблазна, я схватила ножик из подставки под посуду и с сумасшедшей улыбкой маньяка-психопата скользнула в зал, для удобства сбросив одеяло в зале, чтобы оно не мешалось при совершении моего злодейства. Этого просто нельзя было не сделать, оказавшись в этой квартире. В футболке и трусах абсолютно не жарко, поэтому рука с ножом немного дрожала как у алкоголика со стажем.
  Я прокралась на цыпочках к стойке с наградами и медалями, на секунду задержавшись у дивана, чтобы посмотреть на умиротворенного Лебединского, который, кажется, и не собирался просыпаться. Всю ночь спал, сейчас спит... Он вообще хотя бы когда-нибудь собирается бодроствовать? Все-таки, как никак, сам сюда притащил, а я, значит, теперь скучать должна?
  Хотя как раз-таки скучать я и не планировала...
  Лезвие ножа сверкнуло в солнечном свете из окна, и я ловко отрезала от подушечки, на которой лежала медаль за первое место в личных соревнованиях, светло-золотистую кисточку из мягких волокон. Конечно, у меня была мысль насчет того, чтобы стащить шнурок от медали, но после недолгих раздумий я решила, что с него хватит и разбитой хрустальной доски. Все-таки понимание тех стараний, которыми он завоевывал эти награды, не давало мне совершать свое идеальное преступление.
  Положив ножик на полку, я с зевком потянулась и радостно помахала кисточкой в воздухе, едва не попискивая от восторга. Такая пушистая, мягкая, прохладная: просто создана для того, чтобы щекотать ей некоторых наглых личностей, не желающих просыпаться. Я аккуратно нависла над скейтером с хитрой улыбкой, облокотившись одной рукой о спинку дивана, и легко провела кисточкой по его лицу, ехидно хмыкнув, когда Кирилл чуть поморщился, но не проснулся. Его сложно было назвать идеальным, потому что даже в его внешности были изъяны, только вот чем дольше я его разглядывала, тем быстрее количество этих самых недочетов приближалось к нулю. Зато всегда оставался один, самый огромный минус - характер эдакого собственника, желающего подчинить себе весь мир.
  А собственно, чего это я его вообще разглядываю?
  Кисточка медленно прошлась по широким скулам, коснулась границы челюсти и шеи. Я невольно вздохнула, припоминая то, что передо мной сейчас лежит не просто знакомый балбес, а мой противник, с которым мне ровно через четыре дня придется сражаться. И я сама убью себя вперед Ланы, если посмею отвлекаться на Кирилла во время соревнования. Еще чего, я просто обязана победить!
  Чуть прищурившись, я чуть приподняла взгляд от его губ (Леонтьева, хватит пялиться!) на лоб и нахмурилась, смотря на взмокшие пряди. Не поняла, ему что, действительно жарко?.. Пальцы автоматически коснулись его лба, отводя волосы в сторону, и я удивленно выдохнула, а через мгновение, когда светло-зеленые глаза неожиданно распахнулись, вскочила, отшатнувшись подальше от кровати. ...Только вот я немного не рассчитала, что прямо у меня за спиной стояла стойка с наградами, великим трудом завоевываемыми на протяжении долгих лет.
  Грохот, треск, звон!
  Когда кубок со сломанной ручкой откатился в сторону, негромко стукнувшись о дверь, я обнаружила себя посреди развалившегося стенда и вжала голову в плечи. Голос мой прозвучал как-то визгливо, надрывно и очень-очень тихо:
  - Кажется, у тебя жар...
  Кирилл глубоко вздохнул, не отрывая от меня убийственного взгляда.
  - Беги, Леонтьева. Беги.
  Отказаться от такого радушного предложения я не смогла, но утренние (хотя, судя по времени, все-таки дневные) "приятности" на этом еще не закончились: стоило мне только вылететь на подъездную площадку из квартиры, как я столкнулась с кем-то, явно излучающим позитивную ауру. Только два человека могли делиться своим хорошим настроением с такой радостью: Лана и... ее лучшая подруга.
  - Опаньки! - радостно воскликнула я, немного нервно оглядываясь на дверь. Открываться она вроде бы не собиралась, что явно вселяло в меня оптимизм. - А ты чего тут делаешь?
  Аннет выразительно скользнула по мне взглядом, проигнорировав мой вопрос. Я потопталась голыми ногами по бетонному полу, чуть одернула футболку, чтобы хоть как-то прикрыть нижнее белье, и попыталась как можно более очаровательно оскалиться.
  - Что, пришла в гости к своему... - девушка выразительно задумалась, коснувшись подбородка пальцем, - как ты его тогда назвала?.. чмо?
  Я попыталась состроить невинный вид и поскребла пяткой пол. Придется ноги теперь мыть, эх. Или вообще идти прямо в таком виде домой... по холоду... Передернувшись, я кивнула на дверь.
  - Этот придурок снова притащил меня к себе домой. Насильно!
  - Думаю, ты не так уж и сильно сопротивлялась? - хохотнула девушка, настолько демонстративно посмотрев на кисточку от подушечки у меня в руках, что даже я не удержалась и смутилась. Дожили: с каких это пор я научилась смущаться? Раньше меня как-то такие замечания совершенно не смущали. Я гордо вздернула подбородок и набычилась. Так, не оправдываться, главное - не оправдываться!
  - А ты чего тут вообще делаешь, а? - обвинительно воскликнула я, ткнув в нее пальцем.
  - Да так, по крыше только что гуляла, - беспечно отмахнулась Аня, но, обратив внимание на мои приподнятые брови, весело рассмеялась. - Шутка, шутка. Просто у меня там подруга над квартирой Кира живет, представляешь?
  - Какое же совпадение! Как тесен мир! - я хлопнула в ладоши и приложила руки к груди, пряча усмешку! - Ну, я передам ему привет от тебя. Надеюсь, этот урод уже остыл.
  ...Хотя бы до температуры здорового человека.
  Распрощавшись с Аннет и дружелюбно пожелав ей счастливой семейной жизни, я присела на корточки у стены, прикрыв глаза и тяжело вздохнув. Да уж, чего это она после первой брачной ночи шляется не пойми где, а не общается с мужем? Хотя совершенно не удивлюсь, если они уже умудрились поцапаться.
  Я усмехнулась, поднимаясь и задумчиво хватаясь за дверную ручку. А теперь надо вернуться в квартиру и желательно постараться выжить.
  - "Подруга над квартирой Кира живет", ага. А то, что мы сейчас на последнем этаже, её совершенно не волнует.
  Когда я распахнула дверь, Кирилл с мрачным видом сидел на диване, взирая на художественные развалины, возведенные мной без приложения особых усилий. Я тоже посмотрела на это безобразие и искренне ужаснулась, не понимая, почему мне в грудь еще не воткнут уже знакомый мне нож, валяющийся сейчас где-то под диваном. Если бы кто-то разбил мои награды, лично я бы простым взглядом не довольствовалась, а убила бы этого проклятого вандала всеми возможными способами, начиная с удушения.
  Впрочем, еще рано было надеяться на доброту Лебединского.
  - Слушай, ты сам виноват, да и вообще... - самоуверенно начала я, остановившись в метре от парня, но была остановлена пробирающими насквозь светло-зелеными глазами.
  - Изыди, Леонтьева, - как-то устало произнес Кир. Вся моя бравада мгновенно испарилась, и я неловко потопталась на месте, опуская взгляд. Совесть проснулась, хотя её совсем не ждали и, более того, были уверены, что её и вовсе не существует.
  - Ухожу, - пробормотала я, разворачиваясь к комнате, чтобы одеться, но Кирилл ловко перехватил меня, притянув к себе на колени и молча уткнувшись носом в шею. Пришлось остаться. Не стану врать, что мне этого не хотелось. - Тебе не кажется, что проблематично будет "изыйти", когда ты меня так держишь?
  - Твои проблемы, - хмыкнул Лебединский. Я коснулась пальцами его лба, печально вздохнула и, не удержав своего порыва, дала ему подзатыльник. Нет, чем он вообще думал, когда оставлял окно открытым? Явно не головой.
  Выбравшись из стальной хватки, я встала, сложив руки на груди и гордо задрав подбородок. И чего это он так смотрит на меня? Извинений ждет? Да ни за что, я ни капли не виновата в случившемся, не надо было меня вообще домой к себе приводить, а то вон, чего удумал...
  - Градусник есть? - деловым тоном поинтересовалась я.
  - Откуда? - издал невнятный скептический звук Кир, мрачно взирая на меня. Кажется, он был чем-то недоволен. Интересно, чем именно?..
  - Жаропонижающее?
  - Нет.
  - Другое лекарство?
  - Нет.
  - Мёд?
  - Нет.
  - Травки?
  - Извини, коноплю не развожу. Но могу дать телефончик одного знакомого...
  Я хмуро взглянула на ухмыляющегося Кирилла и поняла, что еще немного - и я сама убью его, и все мне за это будут только благодарны.
  - Я в магазин, - дернула я плечом, уже в который раз направляясь в комнату. Вот чего мне уж точно не хотелось, так это исчезновения своего самого талантливого соперника. Если его не будет на командных соревнованиях, то не будет просто совершенно никакого смысла катать идеально: зачем, если остальных мы и так сможем победить без особых усилий? Мы с Ланой побеждали год за годом, но в этот раз все было гораздо сложнее. Я знала Лебединского близко - ближе, чем хотела - и хотела показать ему, что я лучше, ведь его слова, сгоряча сказанные при нашей первой встрече, до сих пор не давали покоя.
  Наконец, одевшись, я вышла из комнаты, натягивая на спину рюкзак и автоматически скользя взглядом по горизонтальным поверхностям. И где я оставила телефон? Еще удивительно, что мне еще никто не позвонил.
  - Сбегаешь, - поморщился Кир, лениво приоткрывая один глаз. Рука лежала тыльной стороной ладони на лбу, пряча усталые глаза от света. Во мне зародились небольшие сомнения по поводу его "спокойного" сна этой ночью. Он вообще хотя глаза закрывал?
  - От тебя, лебедь умирающий, грех не сбежать, - прикусила я губу, пальцами расчесывая запутавшиеся волосы. - Я же сказала, что в аптеку.
  - Конечно, - с сарказмом протянул Лебединский, поднимая взгляд на меня. Да уж, учитывая все наше предыдущее общение, я бы даже сама себе не поверила. - Я более чем на сто процентов уверен, что ты не вернешься.
  - Вот теперь точно вернусь. Из принципа, - фыркнула я. Впервые голос Кирилла мне не понравился - болезненно хриплый, как у алкоголика с сорокалетним стажем. Кажется, он реально неслабо заболел, а учитывая, что соревнования были уже через три дня, его надо было быстро и упорно лечить, чтобы он не распугал всех на площадке своих бешеным кашлем. Черт, и как теперь тренироваться будет?.. Хотя я более чем уверена, что он превосходен и без тренировок.
  Ааа, Леонтьева, хватит нахваливать своего врага!
  Измотанный Кирилл только хмыкнул, сонно прикрывая глаза, а я озадаченно огляделась, думая, как мне теперь выходить, если я даже не представляла, где находятся ключи.
  - Лебединский. Лебединский, черт возьми! - убедившись, что простыми окликами парня не растрясти, я бесцеремонно тряханула его за плечо. На меня уставились злые зеленые глаза. - Мне квартиру открытой оставить?
  - Да, только постарайся не попасть под машину.
  Я хотела было огрызнуться, но неожиданно мягкая улыбка заставила меня обессиленно вздохнуть и молча направиться в коридор - обуваться. Вслед мне раздался тихий смех.
  ***
  - Катя? Ты что делаешь в России? - я удивленно вытаращила глаза, когда из машины с привычными "шашечками" на крыше выскочила девушка, которая приблизительно полгода назад изменила мою жизнь, заставив притворяться собой же. Сейчас она выглядела все так же замечательно, хотя какие-то ошалелые покрасневшие глаза без малейшего намека на макияж немного вселяли в меня сомнение в то, что у нее все так же чудесно, как и прежде.
  Во мне прочно закрепилось чувство дежавю - когда-то Павлова точно так же выскочила из машины и предложила мне стать Катриной Риск.
  - Женька пропал, до него никто не может дозвониться, - она утомленно потерла переносицу, и я только сейчас заметила под карими глазами темные тени от недосыпа.
  - То есть "пропал"? - я недоуменно нахмурилась, автоматически хватаясь за телефон и заходя в последние звонки, чтобы проверить, не было ли пропущенных. Пропущенных не было - был принятый. Ночной. - Черт, Лебединский! - прорычала я, раздраженно топнув ногой. Какого черта он поднял трубку? Мог хотя бы разбудить меня!
  - Он позвонил мне, мы разболтались, я пригласила его к себе на свадьбу, а он кинул трубку и больше не поднимал её, - смотря, как я слушаю длинные гудки при звонке Жене, девушка махнула рукой таксисту, спрашивающему, может ли он ехать, и попросила еще минутку ожидания. - Катя, пожалуйста, поехали в студию, он там с Дианой ведет эфир, но трубку упорно не берет. Он со мной не захочет разговаривать сразу, ты его хоть подготовишь!
  - Стой! - я подняла руки в защитном жесте, когда девушка рванула меня в машину. - Я все правильно понимаю? Ты буквально сбежала от своего жениха и прилетела в Россию, стоило только Жене перестать брать трубку? А Пьер...
  - Плевать на Пьера вместе с этой гребаной свадьбой и Францией! - едва ли не прокричала Павлова, у которой глаза уже точно были на мокром месте. - Я Пьера меньше года знаю, а с Женькой мы с детства знакомы, я не хочу его терять.
  Я невольно улыбнулась, залезая в машину. Какие же они все-таки идиоты.
  - Так какого черта ты сбежала от него? Ты не видела, как он страдал тут без тебя, первые недели вообще выглядел прямо как ты сейчас - брал и ночные, и дневные эфиры, не спал целыми сутками, - машина тронулась с места, а Катя молчала, попеременно сжимая и разжимая тонкие нервные пальцы. Я автоматически повторила её жест, в очередной раз подмечая, что у нас даже руки были практически идентичны. Надо спросить маму, не приемный ли я ребенок. - Ты вроде не глупая, могла бы и понять, что он в тебя влюблен до невозможности, - Павлова вздрогнула, а я невольно громко расхохоталась, на этот раз заставив вздрогнуть водителя от такого громкого звука. - Серьезно? Не замечала? Да ведь это же очевидно! Сейчас ты уедешь, преспокойненько выйдешь замуж за этого Пьера, а Камышову придется страдать от невзаимных чувств... Хотя кто сказал, что невзаимных? - я хмыкнула, снисходительно улыбнулась, обласкав Катю совершенно неласковым взглядом, и жестко припечатала: - Вдвоем страдать будете: ты во Франции, а он тут.
  На некоторое время в салоне автомобиля настала тишина: я наслаждалась произведенным триумфом, Катя мучилась от угрызений совести и волнения за диджея, а таксист просто продолжал вести машину, ловко объезжая дворами многочисленные пробки. Причем ехал он подозрительно ровно, да еще и самым коротким путем, из-за чего у меня появилось подозрение в том, что Павлова дала ему, по меньшей мере, столько денег, сколько он не зарабатывает и за целый день.
  - Я не поеду обратно, - внезапно заявила девушка уверенным голосом. Я хмыкнула, показывая свое недоверие к подобному решению. Почему-то не верилось, что она сможет так резко изменить все за какие-то несколько секунд размышлений. Я бы не смогла. Сначала долго бы мучилась в сомнениях, по сто раз перебирая все минусы и совершенно не обращая внимания на все плюсы, которых было гораздо больше, а после просто бы пришла к выводу, что легче просто не рисковать и отказаться от своей затеи: слишком уж она бы изменила все, выбив меня из привычного размеренного течения. Так я и жила: несмотря на занятия скейтбордингом, я привыкла оставаться в одном темпе, боясь сделать лишний прыжок в сторону.
  ...Но, судя по всему, Екатерина Павлова была гораздо лучше меня - Катерины Леонтьевой, больше всего на свете боящейся принимать важные решения и делать шаги первой. Наверное, мне стоило многому поучиться у настоящей Катрины Риск, прежде чем называть себя этим именем.
  
  Мы зашли в студию вместе и синхронно замерли под удивленными взглядами Дианы и Андрея - сменщика Жени.
  - Сегодня же смена Женьки, - побледнела Катя, неосознанно вцепившись мне в плечо, чтобы не упасть. Я тоже почувствовала, как у меня подкашиваются коленки и становится страшно. Вдруг с ним что-то случилось?
  - Он попросил подменить его на пару дней, сказал, что приболел... - растерянно произнес Андрей, сдергивая наушники и удивленно переводя взгляд с Павловой на меня и обратно.
  - Вы... И давно? - предварительно выругавшись, пораженно выдохнула догадливая ведущая, сразу поняв, что тут что-то нечисто. Сложно было не догадаться, когда тут прямо перед глазами такое живое раздвоенное подтверждение.
  - Полгода где-то, - отозвалась я, поворачиваясь к Павловой. - Ты у него дома была?
  - Была, разумеется! - возмутилась она. Я фыркнула, пожав плечами - мол, мало ли? - Я у его родителей была, и Лешке звонила, но он сейчас вообще в Германии на гастролях и не в курсе о том, что тут происходит.
  Я припомнила забавного фиолетововолосого "грабителя", которого я видела дважды в жизни, и изумленно изогнула бровь.
  - На гастролях?
  - На гастролях, на гастролях, - послушно повторила девушка, в очередной раз набирая Женю с моего телефона - мы единогласно решили, что мой звонок он еще может взять, раз звонил сам этой ночью. Черт, почему же я не взяла телефон с собой в комнату? - Ты что, не знала? Он из британской группы "Silver Wolf" или что-то такое, не помню точно, я такой тяжелый рок не слушаю. Только, разумеется, он больше знаменит в качестве Марта, а не... Эй, Кать?
  - Охренеть, - нервно выдохнула я, наконец, вспоминая, где я видела брата Женьки - известная на весь мир группа совсем недавно приезжала в Москву, и их клипы то и дело крутили по всем каналам во время рекламы, а низкий позитивный соло-гитарист с фиолетовыми волосами вытворял черти что на фоне мрачного солиста. - Ох, окей, - я глубоко вздохнула, стараясь не больно удивляться и собраться с мыслями. - Так, теперь быстро вспоминай, были ли у вас такие места, в которых вы проводили много времени. Я более чем уверена, что Женька - стопроцентный романтик - сразу же поедет туда ностальгировать и беситься на свою подлую подружку.
  - Нет, откуда? Мы всегда проводили время либо у него в частном доме, либо у меня, - девушка с силой зажмурилась и вдруг едва ли не подпрыгнула на месте. - Точно, мы в детстве часто бегали на крышу моего дома, это было наше секретное место - понимали, что взрослые по голове не погладят, если узнают.
  - А сколько там было этажей?.. - настороженно поинтересовалась я, хмурясь.
  - Семнадцать... - растерянно отозвалась Катя. Мы обе замерли и, вновь проявив удивительную синхронность, рванули на выход, на ходу вызывая новое такси.
  
  - У меня в глазах двоится, да? - обескураженно произнес Андрей, смотря на дверь, в которую только что вылетели две девушки: одна определенно была уставшей Катриной Риск, а вот вторая, с большим рюкзаком за спиной, была похожа скорее на её копию в спортивной одежде.
  Ди Психея медленно кивнула, пораженно усмехаясь.
  - Это коллективные глюки, определенно, - произнесла она и, чуть погодя, добавила. - Полгода... Невероятно.
  ***
  Мне не надо было быть Павловой, чтобы хорошо понимать Женю. Он был неисправимым романтиком со всех сторон: такие обычно становятся главными героями исторических романов, хватают в руки копье с щитом, а в зубы - розу, натягивают на хлипкое тело самодельные доспехи и скачут на коне (или же без него) прямо в пасть дракону, чтобы принцесса позже могла вдоволь порыдать над преждевременной кончиной своего обожателя. Камышов и правда был каким-то подобием рыцаря: с удовольствием помогал всем и был просто замечательным другом. Мы с Дианой пару раз поспорили, что на нем чьей-то доброй рукой было наложено какое-то проклятье: все девушки, с которыми ему приходилось общаться, без разговоров отправляли его во френдзону. Не сказать, что Женя как-то особенно страдал от этого: казалось, ему нужна была только одна Павлова, с которой он общался всю жизнь. До того момента, как ей не взбрело в голову подсунуть вместо себя меня, а самой свалить во Францию.
  Как мне казалось, даже если бы она не сообщила бы ему про это, заставив меня притворяться Катриной Риск и перед диджеем, то он все равно бы раскусил меня уже в первые же секунды общения: Павлову он знал наизусть, до малейшего движения и взгляда.
  Он сидел на краю крыши. Я не стала окликать его - просто подошла и села рядом, заметив, как он вздрогнул при взгляде на меня.
  - Что, прыгать собрался, романтик несчастный? - с улыбкой мягко поинтересовалась я, кивая вниз, и поерзала на краю. В нахождении в семнадцати этажах от земли было мало приятного, но Женю это, кажется, не волновало совершенно - он наслаждался высотой и бьющим в лицо ветром.
  - Дура что ли? - беззлобно буркнул он, вздыхая и медленно болтая ногами в воздухе. Выглядел он подавленно и, скромно говоря, как-то болезненно, как будто вел все ночные и дневные эфиры без секунды отдыха, а теперь хотел только одного - уснуть как можно скорее. - Она замуж выходит, Кать... - выдавил он сиплым голосом, прикрывая глаза.
  - Что, равнодушным к Павловой притворятся уже не получается? - я не стала скрывать улыбки и опустила голову на плечо Жене, подтягивая к себе одну ногу. - Не волнуйся, ты не один такой одинокий.
  - Это ты на себя намекаешь? - с легкой иронией поинтересовался Камышов. - Кажется, твой парень, который ночью сказал мне много всего веселого, тебя одинокой не считает.
  - Стрелки не переводи, - фыркнула я, думая, что Лебединский еще получит за это - такие важные звонки ему брать нельзя никак. Что, если бы мы сейчас не смогли найти Женю? Совесть аккуратно попыталась напомнить о том, что я бросила парня с температурой одного дома и в очередной раз сбежала, но я поспешно заткнула её. - И что ты теперь собираешься делать?
  - А что делать? - Женя горько усмехнулся. - Продолжу работать, к тебе попристаю немного, попереживаю твой посыл, найду себе какую-нибудь скромную девушку, которая даже не подумает к какому-нибудь идиоту во Францию улететь... Только вот сначала слетаю к своей ненаглядной подружке на свадьбы и скажу все, что о ней думаю, - сцепил зубы парень, сжимая кулаки. Я невольно удивленно приподняла брови и пораженно озадаченно хмыкнула. Надо же, неужели все парни открывают в себе запертых собственников, стоит им только влюбиться?
  - А где деньги раздобудешь?
  Я вздрогнула, когда этот вопрос задала Павлова, стоящая за нашими спинами, а не ждущая чуть поодаль, как планировалось поначалу. К счастью, Женя и вовсе не заметил подмены, пребывая в своих мыслях - голоса-то у нас были похожи куда больше, чем внешность.
  - Я откладывал, хотел как-нибудь сюрприз устроить ей... Что же, теперь уж точно устрою.
  - Или она тебе, - загадочно улыбнулась я, убирая голову с плеча парня. А то еще приревнует кое-кто, а мне потом с крыши лететь, размахивая всеми конечностями на манер вывалившегося из гнезда птенца. - Когда поедешь? - поспешно перевела я тему, надеясь, что Женя сегодня особенно невнимателен, и не заметит и этого моего прокола. Хотелось еще немного повести игру.
  - Сегодня. Я уже и билет купил, вот, сижу, жду, - Женя взглянул на наручные часы и хмыкнул. - Надо бы уже выезжать, а то не успею, - он поднялся на ноги, продолжая смотреть на крыши домов, а мы с Павловой невольно расплылись в одинаковых улыбках. Она-то понятно, почему - вон, как он кинулся к ней, а я чего лыблюсь, как будто это ко мне парень собрался в другую страну ближайшим рейсом лететь?
  - У меня для тебя плохая новость, - с самым скорбным видом произнесла я, взглянув в глаза Камышову. Тот неуловимо побледнел, глядя на мою печальную гримасу, и на мгновение мне даже стало совестно.
  - Что-то случилось с Катей? - едва ли не беззвучно прошептал он, неосознанно дернувшись, как будто прямо сейчас готов был сорваться пешком до Парижа. Как же они все-таки похожи. Оба волнуются друг за друга сильнее, чем за себя, оба срываются за границу, лишь бы убедиться в том, что все нормально.
  Я хотела было ответить что-то из серии "да... любовь у нее случилась", но подумала, что у диджея может оказаться и слабое сердце, и высокая впечатлительность - еще сиганет с крыши, а нам с Павловой потом что с его трупом делать?
  - Нет, все в порядке, - я мягко улыбнулась, стараясь успокоить парня, который уже успел напридумывать невесть что только за время моего короткого молчания. - Она просто сейчас не в Париже.
  Женя на секунду замер и тут же поник.
  - А, да, она говорила, что у её урода есть где-то там за городом дача...
  Я оценивающе хмыкнула, припоминая Пьера. Ну, не такой уж он и урод, если так подумать. Вполне симпатичный себе мужчина, хотя, на мой придирчивый взгляд, все-таки немного староват. И для критичной меня, и для Павловой.
  - Нет, она не у своего француза, - беспечно бросила я, отмахнувшись одной рукой. Глаза тем временем жадно пожирали парня глазами, стараясь не упустить ни одной детали. Появилось острое желание достать из кармана телефон и быстренько нацелить объектив на пока что еще ничего не подозревающего парня, чтобы успеть заснять его реакцию.
  - А где? - настороженно выдавил Женя, явно не понимающий, что тут вообще происходит. Я загадочно промолчала и, подмигнув диджею, обошла его, направившись к лестнице в подъезд мимо почему-то виновато топчущейся на месте Кати.
  - Разговаривайте, голубки, - бросила я им на прощание, мгновенно определив по ошарашенно-радостному виду Жени, что трупов не будет, и спрыгнула в люк.
  Лишь бы у этих двоих все было хорошо.
  ***
  Странная пора эта осень... Вроде бы и солнце светит, и небо голубое, и птицы полухриплым простывшим карканьем надрываются где-то среди голых ветвей, серой паутиной растянувшихся вокруг черного силуэта ствола, а все равно что-то не так. Холодный ветер оставляет мурашки на привыкшей даже к самым жутким морозам коже, люди - там, внизу, где-то далеко от любимых крыш - идут с хмурыми лицами, словно у всех поголовно умер любимый таракан, и ты сам невольно заражаешься этим унынием.
  Лирик мотнул головой, пытаясь вытряхнуть из головы сумбурные мысли, и оттолкнулся ногой, позволив скейтборду покатиться по крыше, а после взлететь и через секунду оказаться на крыше соседнего дома. Во время выполнения рискованного грэба зеленый капюшон слетел с головы, и парень не сразу заметил этого - у него в кармане завибрировал телефон.
  - Слушаю и повинуюсь, босс, - Лир приложил трубку к уху и только тогда обратил внимание, что капюшон свободно висит за спиной поверх рюкзака. Рука с выделяющимися синеватыми жилками торопливо надернула его обратно.
  - Язва, - хмыкнул Вий, втайне порадовавшись тому, что у скейтера сегодня хорошее настроение, несмотря на плохую погоду. - Слышал про командные соревнования?
  - Ты меня совсем за отшельника не считай, - неодобрительно, но все еще довольно-таки добродушно протянул Лирик, одной ногой неспешно катая скейт по ровной поверхности крыши. - Весь город объявлениями завешен. Как же, там и "КейтЛан", и "Ангелы Ада" - предсказываю, битва будет потрясающая.
  Парень практически услышал, как Василий закатил глаза на "том конце провода", хотя это, конечно, было абсолютно невозможно.
  - Молчи, Ванга, - промолвил мужчина, беззвучно посмеявшись над явно оживившимся парнем. - Промелькнешь там где-нибудь за толпой, капюшончик?
  - Нет, рискованно слишком, - покачал головой Лирик. Вий вновь ухмыльнулся: странно было слышать слова о риске от человека, который по крышам со скейтом прыгает. - Но там появлюсь, хочу посмотреть на кое-кого.
  - Дон Жуан хренов, так и скажи, что девок клеить будешь, - расхохотался Василий. Лир выразительно вздохнул и ударил ногой по тэйлу, позволив доске подлететь прямо ему в руки. Палец прошелся по прозрачному пластику с нанесенным под ним цветом, и скейтер чуть поморщился: слик опять был весь исцарапанным, словно Лирик не по перилам скользил, а по ножам. На рампах дека никогда не травмировалась так сильно, как на улицах, но в скейт-парках в своем образе он предпочитал не появляться. - На кого ставить будешь, кстати? - после недолгой паузы поинтересовался Вий.
  - Ты же знаешь, я не делаю ставок. Я всегда точно знаю, кто победит, - самодовольно улыбнулся небу Лир и отключился, не дав Василию задать очередной вопрос.
  ...В соседнем доме, на подъездном балконе, куда нередко выходят покурить жители, нежелающие дымить в квартирах, парень еще пару раз беззвучно сделал несколько кадров скейтера, прячущего телефон в карман, и открыл фотографию, на которой четко и ясно было видно лицо легенды скейтбординга и паркура.
  - Кто бы мог подумать... - пораженно протянул он вполголоса и, справившись с удивлением, зловеще ухмыльнулся. - Вот и пришел тебе конец, звезда.
  Таинственный фотограф положил простой тонкий цифровой фотоаппарат в карман джинсов и громко хлопнул дверью балкона, позволив Лирику услышать резкий звук, обернуться на него, но не обнаружить ничего, кроме мелькнувшего за мутным стеклом силуэта.
  ***
  Наверное, впервые в жизни я знала, что сегодня мне грядет смерть. Будет она до соревнований или после, я определить не могла, потому как реинкарнацией Ванги не являлась, но вот нежданно-негаданно пробудившиеся дары восточной предсказательницы писклявым голоском настойчиво пророчили мне скорую гибель.
  - Кейт, бестия моя, чего грустишь? - прервал мои скорбные размышления задорный голос. Я чуть не свалилась с края рампы, в последний момент зацепив носком скейт, возжелавший улететь к подножью сооружения, которое вычистили до блеска только ради соревнования. В обычное время шероховатая поверхность рампы была покрыта трещинами и разрисована красками из баллончиков, но в этом году мэрия предоставила довольно-таки большую сумму на ремонт скейтпарка и его рекламу.
  Я недовольно оглянулась на главного ловеласа нашего парка - тринадцатилетнего рыжеволосого Костю, который был дальним родственником Лебединского.
  - С тобой тут погрустишь, - беззлобно огрызнулась я, доставая из кармана зеркало и проверяя, не смазался ли грим, разделяющий мое лицо на две половины символом инь-янь. Как оказалось, не смазался - стойко держался до последнего, пользуясь ледяной погодой и отсутствием солнца. На этом хоть спасибо - не придется выступать в солнечных очках, как в прошлом году. - Слышала, ты сегодня будешь заводить толпу? Поздравляю. - Я весело подмигнула мальчишке, тут же гордо приосанившемуся - микрофон кому попало на таких мероприятиях не вручали, и организаторы пошли на огромный подвиг, доверив ведение соревнований несовершеннолетнему пареньку, пусть и торчащему круглосуточно в кругу скейтеров.
  - А вы опять с "Ангелами Ада" будете соперничать? - не смутился Костик. Я невольно поежилась от упоминания команды Кирилла и скользнула взглядом по огромной территории, пользуясь высотой центральной рампы. Лебединского нигде видно не было, а вот Джем, его партнер по команде, стоял у края площадки, скучающе болтая с регистратором. - Я видел тренировки, они припасли парочку неожиданных сюрпризов - жюри оценит.
  Несмотря на волнение, я дерзко ухмыльнулась, автоматически забывая про свой потаенный страх перед своим главным соперником.
  - А мы флип на триста шестьдесят между шов"итом и фронтсайдом впихнули, но не орем же об этом на каждом углу. - Мы с Ланой и правда пошли на рисковый шаг, не демонстрируя этот трюк на показательных тренировках, отрабатывая его лишь поодиночке, но были уверены, что во время выступления он у нас должен получиться достаточно синхронно для того, чтобы никто не заметил отсутствия привычно-идеальной отточенности. Судя по удивленно вытаращенным глазам Костика, он мои слова оценил. - И вообще, не снимай со счетов "Козырей" - там, как никак, твой наставник.
  Рыжий отмахнулся от меня, чуть скривившись.
  - Алекс офигенный, но Джокер не дотягивает до него по уровню. Все-таки это командные соревнования, и тут важна синхронность. Такая, как у команды "Кейтлан", до которой пацанам далеко. Может, слышала про такую? - ехидно подмигнул мне мальчишка и поспешил смотаться, пока не получил очередной подзатыльник - шутливые удары надоедливому мальцу приходилось получать нередко.
  - Да идем мы уже, идем! - завопила в трубку Лана, когда я набрала её номер. Напарница решила притащить с собой Аннет, которой я в данном случае была искренне рада, чтобы потом дружной компанией отправиться ко мне - или праздновать нашу победу, или праздновать наш же проигрыш - других вариантов не было, а мысли о грусти не появлялось вовсе.
  - Давайте быстрее, - скомандовала я, как-то опасаясь наткнуться на Кирилла - в конце концов, он уже выздоровел, так что был полон сил и готов убивать и мстить за мою пропажу в тот день. Да, обещала вернуться, принести лекарства... Черт возьми, я не забыла про него даже после насыщенного общения с Женей и Павловой, хотя в глубине души это сделать очень и очень сильно хотелось! Но, к сожалению, после такой оптимистичной встречи двух влюбленных идиотов я побаивалась, что моё хладнокровное сознание не выдержит и сдастся под первым же взглядом Лебединского. Как и всегда, мое личное весеннее обострение почему-то приходилось исключительно на осень.
  Словно просканировав мою голову, главная мысль в лице наглого скейтера материализовалась на краю площадки, заставив меня чувствовать себя незащищенно. Пришлось спрыгнуть на землю и спрятаться за препятствием, глубоко и боязливо дыша.
  - Вы познакомились поближе, да?
  Я подняла взгляд на Алекса, облокотившего рядом со мной о стенку рампы. Он находился в таком месте, что мог видеть и меня, и Кира, подошедшего к Джему и оглядывающегося по сторонам. Товарищ выглядел расслабленно, словно ему сейчас и не нужно было откатывать выступление, к которому они готовились целый год.
  - Ты о ком? - состроила я дурочку. Алекс не повелся и снисходительно ухмыльнулся. Пришлось с деланной беспечностью пожать плечами и неохотно признаться: - Да, познакомились. Случайно, еще когда ногу подвернула.
  Парень оценивающе хмыкнул и пошло улыбнулся.
  - Переспали?
  Я возмущенно фыркнула, состроила вид типа "ты за кого меня принимаешь?" и ушла в противоположную сторону, гордо задрав подбородок. Только оказавшись вне его поля зрения, я позволила себе смутиться, приложив ледяные руки к горящему лицу. Ужас какой! Когда только успела стать такой невинной малолеткой?!
  С той точки, на которую я прибежала, довольно-таки хорошо было видно Кирилла, который скатился на скейте в углубление в асфальте, десятки лет назад бывшее городским фонтаном, и через пару секунд взлетел вверх, закрутив скейт в идеальном кикфлипе. Презрительно фыркнув - красуется перед бабами ведь, поганец! - и передернув плечами, я шагнула к стойке регистрации, рядом с которой уже появилась Лана, тянущая за руку Аннет, и... столкнулась взглядом с Лебеденским. Доска не докрутила свою "мертвую петлю", ударилась ребром о ноги Кирилла, громко впечаталась хрупнувшей подвеской в бетонную поверхность бассейна и откатилась в сторону, дав скейтеру неловко грохнуться и в последний момент поджать едва не пострадавшую лодыжку.
  Упс, кажется, я ведьма. Да и Лебединский, судя по его злобному прищуру, явно планирует податься в инквизиторы.
  Кирилл подался было в мою сторону, причем не с самыми благими намерениями, но в последний момент остановился, многообещающе ухмыльнувшись. Он тоже понимал, что скандал сейчас не поможет никому - только разгорячимся, а выступить нормально не сможем. Не для того я его столько игнорировала, чтобы в последние минуты перед выступлением пустить все свои труды насмарку. Я высокомерно вздернула подбородок и, любезно скривившись, повернулась к отчего-то хихикающим девушкам. Да пошел к черту этот придурок, который ни слова не сказал мне про ночной звонок Жени! Думал, что заставит совесть пробудиться - мол, я, такая нехорошая, забыла про больного маленького мальчика? Как бы ни так!
  Его-то забудешь...
  
  - Никита, значит? - обаятельно улыбнулась я. Парень, с которым меня быстро познакомила Аня, вернул мне столь же обворожительную улыбку, заставив чуть скривиться от такой приторной гримасы. Пришлось повиснуть у своего нового знакомого на шее с приветственным деланно-радостным писком, чтобы не видеть его фэйс. К сожалению, наткнулась я из-за этого на другую ухмылку - не столь ослепительную, зато более злобную и проницательную. Впечатлилась. - А ты тут с кем, Ник? - настроилась я на долгий рассказ о любимой девушке, которая отошла за мороженым или воздушными шариками, все еще продающимся на входе в парк, но парень обламывать меня не стал.
  - С теми двумя придурками, - махнул он рукой на скачущих вокруг Алекса светловолосых близнецов. Выглядели они чуть младше меня, но, судя по невозможно бешеному энтузиазму, я бы с уверенностью предположила, что искренности и любви к миру в них было еще больше, чем в пятилетних малышах.
  - Значит, ты не занят? - задумчиво протянула я, снова глянув ему за плечо на Лебединского, стоящего возмутительно близко. Боюсь, что он находился бы и еще ближе, если бы не Джем, удерживающий его за плечо. Чужие пальцы доверительно коснулись моей ладони, и, кажется, где-то неподалеку скрипнули чьи-то зубы. Глюки? Я искренне задумалась насчет того, как быстро Кир добежит до меня, а как долго мой собеседник в таком случае будет лежать в больнице. Интересно, меня признают виновной?
  - Телефончик оставишь?
  - Нет, он поцарапанный, тебе не понравится, - на автомате отмахнулась я, а потом вспомнила, что вроде бы начинала заигрывать с Ником. Тьфу ты, Лебединский, из-за тебя я даже искусство флирта позабыла! Если еще из-за этого козла и выступить не смогу, тогда ему точно конец. Самое главное - после оглашения результатов быстренько схватить девок и сбежать отсюда. На какой-то момент мне захотелось проиграть намеренно, чтобы меня никто не заметил, но я с испугом отогнала эту мысль - еще чего, не хватало только таких ненормальных размышлений. Кирилл умудряется плохо влиять даже на расстоянии.
  - Знаешь, у меня такая счастливая аура, - доверительно прошептал мне на ухо Никита, пока я недовольно щурилась, смотря на сжимающего кулаки Кирилла, - что у любой девушки почему-то всегда оказывается крайне ревнивый муж, находящийся где-то у меня за спиной. Вы с Аннет давно знакомы, да?
  На этот раз растерялась я абсолютно искренне.
  - То есть?
  Никита улыбнулся куда более приятно, чем прежде, и поспешил пояснить:
  - Несколько месяцев назад на твоем месте была Аня, а потом её муж наглядно объяснил, почему не стоит подкатывать к его жене. И почему мне кажется, что ты не просто так кидаешь многозначительные взгляды куда-то за меня? - парень демонстративно попытался оглянуться, но я испуганно зафиксировала лицо ладонями, сплющив его щеки. По скейт-парку уже раскатывался усиленный в десятки раз веселый голос Костика, заводящего толпу и знакомящего зрителей со всеми командами.
  - О, а ты так на хомячка похож, - поспешно перевела я тему, максимально мило улыбнувшись. Ник страдальчески закатил глаза - кажется, у него маленькие грызуны вызывали немного другие ассоциации. Впрочем, заостряться на этой теме я не стала и, быстро схватив его за руку, утащила за одну из самых высоких рамп - тех самых, на которых и мы с Ланой, и "Ангелы ада" планировали выступать в ближайшее время. Разумеется, только лишь ради победы. - Так, Ник, ты потрясающий, офигенный и классный, пусть и немного невезучий, но видишь того парня? - я бесцеременно ткнула пальцем в Кирилла, которого отвлек от поисков внезапно пропавшей меня Костик, что-то сказав ему прямо в микрофон.
  - Конечно, это же Кир, - усмехнулся Никита, потом еще раз улыбнулся, потом нервно рассмеялся, а только после этого как-то странно побледнел.
  Затем сменила цвет на бледно-голубой уже я.
  - Что, правда все настолько серьезно? - как-то виновато поинтересовалась я, глубоко вздохнула и перебила растерянно приоткрывшего рот парня: - В общем, просто не показывайся ему на глаза и молись, что он не увидел твоего лица.
  - Спасибо, а то мне прямо скучно жить было, - закатил глаза Никита. Я невинно пожала плечами и направилась обратно, чтобы присоединиться к ним для подготовки к конкурсу. - Кейт? - окликнул он меня, заставив чуть притормозить и оглянуться через плечо. - Буду болеть за тебя.
  - Я и не сомневалась, - весело усмехнулась я и, перехватив поудобнее доску, побежала вперед, попеременно задевая всех подряд.
  - Шоу начинается! - донесся до меня радостный вопль Костика, и новички, открывающие соревнование на "разогреве", сорвались с края рампы под музыку, грохнувшую на ближайшие несколько кварталов.
  
  Мы с Ланой выступали последними. "Козыри" провалились сразу же: на перекрестном прыжке Джокер задел ногой скейт Алекса, и отлетевшая в сторону доска едва не убила подростка из толпы, подошедшего ближе разрешенной линии. К сожалению, все обошлось только лишь его испугом - кто знает, если бы шишку на лбу получил, тогда бы больше и не стал правила нарушать.
  Кирилл с Джемом откатали... идеально. Казалось, я не дышала, когда они взлетали над гладкой поверхностью рамы или синхронно приземлялись на колеса, ни на мгновение не отставая друг от друга. Только когда их выступление закончилось, а толпа взорвалась аплодисментами, Кирилл встретился со мной взглядом, несколько секунд не отводя глаз, чтобы каждый успел обратить на нас внимание, а после послал издевательский воздушный поцелуй. Многочисленные его поклонники взревели: парни одобрительно, девушки - протестующе. Лично я взревела особым предсмертным воплем страдания, но гораздо тише остальных - так, что услышала только ехидно захихикавшая Аннет и Светочка, который, впрочем, было не до этого. Именно от нашей возможной победы зависела её судьба в мире скейтбординга: когда она покажет всем свое настоящее лицо, ей можно будет участвовать в личном зачете - ведь только из-за грима её прежде не пускали в борьбу за хрустальную доску: кто знает, может, в следующий раз не я смещу Кира с пьедестала, а именно Лана? Думаю, тогда мое торжество будет не менее сильным.
  Как назло, перед нашим выступление организаторам вздумалось устроить небольшой перерыв, чтобы то ли дать зрителям отдохнуть от напряжения, то ли, напротив, ввести их в еще более желанное ожидание развязки: увидеть Лану без грима хотелось если не всем, то многим. Боюсь, что если бы я не увидела её на свадьбе Аннет, то сейчас не удержала бы своего нетерпения и просто обмакнула бы девушку лицом в фонтан, чтобы ни себя не держать в ожидании, ни прочих людей.
  - Да уж, еще никогда Кирилл не катался так старательно. Уж не из-за тебя ли, Кейт?
  Я напряженно катнула скейт по асфальту туда-сюда, придерживая его ногой и чувствуя, как нога фиксируется о наждачную поверхность доски. Голос Джема звучал, как и всегда, уверенно, но не так как у его напарника - если Кир был самодовольным придурком, то Джема я назвала бы скорее... надежным что ли? Признаюсь, пару лет назад он мне жутко нравился, а дома на ноутбуке где-то в старых запакованных архивах до сих пор хранились его фотографии, которые я с восхищенным попискиванием разглядывала редкими одинокими вечерами. Неизвестно по какой причине, но мне почему-то всегда было жаль портить бедному парню нервные клетки, а когда эта странная жалость пропала, он уже перестал появляться на нашей площадке, переехав куда-то в другой район, так что моя влюбленность прошла быстро и без всяких страданий.
  Отметив взглядом недлинные темные кудри, почти полностью скрывающиеся под серым капюшоном, я чуть склонила голову набок, хитро прищурившись.
  - Конечно. Мы с Ланой достаточно сильные соперники для того, чтобы он старался - а то последние годы как-то слишком легко стало побеждать.
  Джем с беззлобной насмешкой изогнул брови, перестав сосредоточенно сверлить взглядом стойку судей, которые совещались о чем-то между собой, копаясь в своих бумажках.
  - Ты прекрасно поняла, о чем я, - он как-то по-отечески усмехнулся, а я отчего-то почувствовала себя ребенком, хотя парень и был ровесником Лебединского, и подняла скейт с асфальта, проверяя подвески. Где-то с другой стороны рампы тем же самым занималась Света. - В любом случае, спасибо тебе. Ты такой дух соперничества возродила в Кире, что теперь победа у нас в кармане.
  Пальцы, шатающие крепления, замерли, на мгновение так сильно сжав колеса, что кожа на косточках натянулась и чуть побелела.
  - Даже не надейтесь, - резко выпрямилась я по струнке, больно ткнув Джема пальцем в грудь. Неожидавший парень пошатнулся, но не обиделся, на прощание подарив мне усмешку.
  - Твой выход, Кейт.
  ***
  Лебединский с улыбкой посмотрел на Леонтьеву, которая уже встала на изготовку напротив Ланы и сейчас самоуверенно-дерзко осматривало толпу взглядом свысока, на все сто процентов уверенная в своей победе.
  - Перестань улыбаться, Кир, иначе выпадет снег, - Джем шутливо ткнул парня кулаком в плечо и тоже улыбнулся, переводя взгляд на Кейт, туго завязывающую узел банданы. В гриме она совершенно не была похожа на себя, демонстрируя абсолютную копию Ланы, и теперь у "Ангелов ада" не было никаких сомнений в том, что девушки откатают выступление, скопировав друг друга до мелочей.
  - Спасибо, скуластый, - искривил губы Кирилл в довольной ухмылке. Теперь-то уж она точно будет выступать в полную силу, не отвлекаясь ни на что - а то смотрите-ка, расслабилась девчонка! Так долго готовилась к соревнованию, столько игнорировала главный раздражающий фактор (в том, что эта роль была отведена ему самому, скейтер не сомневался ни капли), а в последний момент готова была едва ли не сдаться. - Только вот ты же знаешь, что они теперь победят?
  - Знаю, - беспечно пожал плечами Джем, имя которого было известно только его личным документам да близким родственникам. - Если уж ты вспомнил о справедливости и решил помочь своей главной сопернице, я уж точно больше ничему не удивлюсь.
  - А когда ты чему-нибудь удивлялся? - закатил глаза Лебединский и, слыша знакомое начало мелодии из выступления "Кейтлан", устремил на них взгляд.
  Понять бы еще, когда он перестал злиться на эту противную девчонку?..
  Губы девушек беззвучно проговорили единственное слово, и два темных силуэта сорвались с места. Вперед!
  ***
  - Психопатка.
  - Идиот.
  - Сумасшедшая.
  - Придурок.
  - Чокнутая.
  - Дебил.
  - Ненормальная.
  - Кир, показываешь свой богатый лексический запас? - весело рассмеялась Аннет, которую явно забавлял мой глубокомысленный диалог с Лебединским. Наслаждалась представлением, к слову, не только она, но еще и добрая половина зрителей, замерших в напряженном ожидании результатов соревнования. Расслабились, наверное, только мы с Кириллом - теперь можно было не игнорировать друг друга в страхе отвлечься, а в полную силу включать всю свою язвительность. - Слушай, ты не по адресу немного - она технарь, а не гуманитарий; от столь богатых синонимов в эстетическом припадке биться не будет.
  - А ты будешь? - обаятельно ухмыльнулся Лебединский. Я хищно прищурилась, но тут же заметила, как он удовлетворенно глянул на недовольную меня, и высокомерно отвела взгляд.
  - Может, и буду. - Аня гордо вздернула подбородок и гораздо тише добавила с нескрываемыми страдальческими нотками в голосе: - Только тогда будет биться кое-кто другой. И я понятия не имею, кто победит.
  Пока девушка печалилась, Кирилл незаметно обогнул её, явно намереваясь приблизиться к объекту. Объект в моем лице этого не желал совершенно, а потому отзеркалил шаги Кирилла, двинувшись вокруг Аннет, словно та была елочкой на новогоднем празднике, а мы с Лебединским - детьми, решившими поводить хоровод. Маленький мальчик Кирюша заметил мои попытки к отступлению и опасно сверкнул глазами.
  - Не хочешь отпраздновать победу "Ангелов ада"? - усмехнулся он, вздергивая бровь. Я тоже вздернула. Лебединского. Мысленно. На виселице.
  - Кажется, ты хотел сказать проигрыш? - с наимилейшим оскалом полюбопытствовала я. Не лукавила, ничуть - если Кир с Джемом откатали идеально, то нам с Ланой удалось не только не допустить ни единой ошибки, но и выполнить все рискованные трюки, парочку из которых вынужденно пришлось вводить прямо перед самым выступлением под мои вопли о том, что "я не могу продуть этой самодовольной индюшатине!", конец цитаты.
  - А если и так? Пойдешь со мной отмечать свою победу или... снова сбежишь?
  - Сбегу. А то мало ли, вдруг ты от меня захочешь скрыть еще какой-нибудь важный звонок? - напомнила я о Жене, который так нуждался в моей псевдо-психологической помощи ("хватит ныть, тряпка!") той ночью, и дернула Аню за руку, потащив её ближе к сцене, на которой уже подскакивал от нетерпения Костик, не меньше участников ожидающий, когда жюри подведет итоги.
  - Радость моя, - ядовито прошипел Лебединский, буквально выдергивая меня от Аннет, по инерции прошедшей дальше (надеюсь, что именно по инерции, а не из-за того, что ей внезапно захотелось оставить меня наедине с соперником). - Знаешь, друзьям-парням не верю - особенно, когда они названивают моей девушке в любое время суток.
  Я дернула рукой, в которую Кирилл вцепился, как утопающий в мечту о жабрах. Расставаться с мечтой он не хотел, и с моих губ сорвался нервных вздох, когда пальцы сжались особо сильно.
  - Солнышко, - ласково произнесла я, привставая на цыпочки. - Ты - садист. И, кстати говоря, я не твоя девушка. Ну, подумаешь, помиловалась немного с тобой... Осеннее обострение, понимаешь ли, да и пара поцелуев не считается.
  Скейтер усмехнулся, коснулся пальцами моей щеки и настойчиво прижался к губам, притягивая к себе, пока я не успела одуматься. Как и в большинстве случаев, он надеялся на эффект неожиданности, понимая, что с моим вредным характером иначе и нельзя.
  Эффект неожиданности сработал. Спустя пару минут где-то слева от нас восхищенно присвистнули, напомнив, что пора бы мне и отстраниться, и я послушно последовала на поводу у общественного мнения, медленно отодвинувшись от Кирилла и незаметно набрав в легкие побольше воздуха, словно перед криком.
  - Через сколько поцелуев ты сможешь признать, что влюблена в меня? - поинтересовался Лебединский.
  - Только после того, как ты научишься ценить других, идиот, - вежливо произнесла я, под конец немного испортив впечатление от пафосной фразы, неосознанно облизнулась и под задумчивой улыбкой Кира скользнула к Свете, которая уже, как и я, смыла с себя весь грим и пока что совершенно не узнавалась никем, кроме пары-тройки человек, посвященных в сию тайну. Практически желтые глаза облондинившаяся Лана обвела черным карандашом и сейчас отчего-то напоминала пятнадцатилетнего взбалмошного подростка, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу.
  - Помирились, голубки? - она беспечно повисла на руке Ани, едва ли не отрывая ей конечность, и забавно стрельнула глазами в сторону Кирилла, видимо, решившего объявить перемирие и больше не приближающегося ко мне.
  - Да мы и не ссорились, - отмахнулась я. Это и правда был какой-то своеобразный стиль общения под названием "кто кого быстрее доведет до нервного стресса?". - Для того чтобы поссориться, надо для начала помириться, чего мы делать не собирались с самого же первого дня знакомства, - передернув плечом, я оглянулась, но Кирилла на месте уже не увидела. И совсем не расстроилась его пропаже, между прочим. Ни капельки! - Кстати говоря, чего это ты вышла уже без грима? Так уверена в нашей победе?
  - В ней уверены все, кроме судей, - весело рассмеялась Лана и спрятала руки в карманы. - Просто я еще с самого начала решила, что откроюсь в любом случае, а то мне уже начинало казаться, что грим скоро втянется в мое лицо, и я навсегда останусь пародией на кособокое инь-янь! - она в притворном ужасе вытаращила глаза, пока я с глубокомысленным выражением переводила взгляд с нее на сцену и обратно. Света подозрительно прищурилась. - Кейт?.. Чего-то мне не нравится твоё выражение лица...
  Не выслушивая сомнений напарницы, я схватила её за руку и потащила к возвышению, на котором Костик сейчас постукивал по выключенному микрофону, явно скучая. Некоторые из зрителей тоже начинали потихоньку расходиться, не дожидаясь подведения итогов, и я добросердечно решила, что пора разряжать обстановку. В конце концов Катрина Риск я или кто?
  Запрыгнув на сцену и задорно подмигнув Косте, я выхватила у него микрофон, щелкнула кнопкой, включая звук, скользнула взглядом по нескольким камерам местного телевидения, появившегося тут для того, чтобы заснять городские развлечения, и широко улыбнулась.
  Павлова с сегодняшней ночи возвращалась на пост радиоведущей в качестве моей соведущей. Виктор Павлович, которому она рассказала про то, как долго мы его дурили, долго ныл, обзывая нас плохими девчонками, но все-таки невольно восхитился провернутой нами авантюрой, приказав запостить на главный сайт новость о нашем внезапном раздвоении ("Рыбы мои, Катеньки, это же сенсация, это же рейтинги! Не смейте оставлять эту историю в тени!") и как можно эффектней оповестить об этом как можно большее количество народа. Павлова высокомерно отмахнулась от директора, и взять на себя заботу об этом пришлось мне - через пару дней в ночном эфире мы впервые появлялись вместе в качестве соведущих, и до этого времени надо было успеть заявить о себе.
  Так почему бы не сделать этого сейчас?
  - Всем привет, скучающие! - весело начала я, облокачиваясь локтем о плечо Ланы. Нормальный человек уже давно засмущался бы, но она вела себя так, словно все было запланировано с самого начала, сияя улыбкой во все стороны и посылая шутливые воздушные поцелуи радостно взревевшей толпе, которую радовало подобное оживление. Несмотря на тайные сомнения, мне сразу же удалось настроиться на свою привычную волну, на которую я попадала только при ведении эфиров. - Экстрим-FM, родная волна для любого из нас, последнее время обходился без меня, но сегодня я любезно устрою вам массу приятных сюрпризов - да к тому же совершенно бесплатно.
  - Ты - Катрина Риск?! - удивленно воскликнула догадливая Света практически в самый микрофон. Шепоток прошелся по толпе, которая после пары секунд молчания вновь взорвалась радостным свистом.
  Я не выдержала и рассмеялась - ткнуть фактом в лицо планировалось ближе к концу моей тирады, но напарница умудрилась поднести это более эффектно, мгновенно убедив в этом каждого из присутствующих.
  - Тссс, Лана, чего ты меня палишь? - демонстративно громким шепотом произнесла я, и мой голос, усиленный мощными колонками, услышал каждый. Света замерла, стрельнула глазами по многочисленным скейтерам, которые едва ли не с открытым ртом пялились на нее, и старательно попыталась упасть в обморок, чтобы избежать столь пристального внимания. - Не хотела я этого говорить да придется: знакомьтесь, господа, со второй составляющей "Кейтлан" - Ланой в полной её красе.
  Парк вновь взорвался громкими аплодисментами и одобрительным свистом. Внешность Ланы для всех долгое время оставалась в секрете и за какое-то время даже стала своеобразной легендой - конечно, не такой, как Лирик, но схожей с ним в чем-то. Наверное,
  но тут их перекрыл оглушительный голос Кости, который явно сжульничал и добавил громкости на свой микрофон.
  - Думаю, самое время сделать контрольный выстрел, - обаятельно расплылся мальчишка в улыбке, приветственно помахав рукой. Все молниеносно замолчали, словно в каждого из них уже выстрелили, и на какие-то мгновения воцарилась непоколебимая тишина, благодаря которой было слышно, как где-то вдалеке проезжают автомобили, а на другом конце парк дети счастливо на аттракционах. Костя специально выдержал долгую паузу, не произнося ни слова, а потом перевел взгляд на нас с Ланой, скромно стоящих в уголке сцены. - В общем, дамы, правильно, что вы сюда поднялись. Поздравляю с победой!
  Два парня, стоящие рядом в тени дерева недалеко от площадки, с довольной ухмылкой переглянулись.
  - А я знал, - довольно заметил Лирик.
  - Заслужили, - кивнул второй с улыбкой, скользнув мимолетным взглядом по победительницам, и развернулся к выходу. - Значит, договорились? Поможешь, Лир?
  - Помогу по старой дружбе, - беспечно рассмеялся парень и махнул рукой удаляющемуся товарищу.
  Отчего бы и не помочь, коли это будет так интересно?..
  
  ***
   Каждый раз, когда я вспоминала о Кирилле, противоречия начинали суетливо копошиться где-то в районе поджелудочной железы. Судя по всему, лицо у меня изменялось настолько выразительно, что драгоценные подруги тут же заливались веселым хохотом, не забывая отпускать ехидные подколки. У них были свои проблемы, Аня так и вовсе терзалась в вечных сомнениях относительно своего суматошного муженька, с которыми она в данный момент пребывала в ссоре, но Светочка ни на секунду не давала нам повязнуть в унынии.
   Скромно отпраздновав победу "Кейтлан", я выпроводила девушек из квартиры, растянулась на кровати в позе звезды и попыталась уснуть. Сон упорно не шел. Радость от победы теплилась где-то в груди рядом с воспоминанием о поцелуях Кирилла, а на губах то и дело появлялась глупая улыбка. Я раздраженно замотала головой и перевернулась на живот. И откуда взялось это ненормальное желание сдаться? Зря что ли столько носилась от него, чтобы теперь так легко приглушить свою вредность?
   Я включила старенький ноутбук, чтобы впервые за несколько недель зайти в социальную сеть, и охнула - столько непрочитанных сообщений у меня не было еще ни разу.
   На дальнейшие несколько часов я с головой погрузилась в мир интернета, переписываясь со знакомыми, которые в один голос дружно поздравляли с победой. Такое чувство, будто весь город был на соревнованиях, и теперь был знал о победе команды из двух девушек и разоблачении Катрины Риск. Последнее время не находилось ни минутки, чтобы проверить личную страницу, а теперь я не могла выбраться оттуда до поздней ночи, пока постучавшийся в комнату Тимофей не оторвал меня от игры в одну популярную нынче игрушку.
   Вырубив орущую из колонок музыку, я подцепила носком щеколду и пнула дверь пяткой. Та глухо заскрипела и отворилась, явив мне насмешливое лицо брата, в руках которого маняще поблескивали два высоких прозрачных стакана. Я невольно облизнулась.
   - Ваш чай со льдом, мэм, - картинно поклонился он, вызвав разочарованный вздох. Светло-серые глаза хитро блеснули. - И капля коньяка в честь победы. Только тссс!
   Признавшись Тиму, насколько сильно я его люблю, я все-таки вылезла из своей берлоги, рассеянно потирая шрам на руке, и присосалась к бокалу. Коньяка там было явно чуть больше капли - видимо, Тим решил, что сестричка заслужила сегодня маленькой поблажки, хотя и не забыл любезно обозвать алкоголичкой.
   Пока я обсасывала кусочек льда, тающий во рту, легкая грусть, в свою очередь, догладывала мою гордость. Хотелось позвонить Киру и позвать его прогуляться по прохладным улицам, посмотреть на ночной город и, черт возьми, хотя бы просто подержаться за руки. Или совсем немного больше.
   Со страдальческим видом поменяв свое положение в кресле, я под снисходительным взглядом Тима залпом допила холодный напиток и поскакала в свою комнату, хлопнув дверью. Впрочем, буквально через секунду она снова открылась.
   - Чего сидишь? Одевайся, пойдем в "Сезон"!
   Из кучи одежды было извлечено художественно измятое красное платье в обтяжку, косметичка Павловой и плойка. Через десять минут я пропорхала через всю квартиру к шкафу, чтобы извлечь оттуда давно позабытые красные босоножки на головокружительном каблуке. Они остались у меня еще со школьного выпускного и надевались всего лишь пару раз на особо торжественные мероприятия.
   - Сестричка, ты же не любишь клубы, - весело заметил Тим. На нем красовалась черная толстовка с кровавыми брызгами на рукавах, при взгляде на которые я только лишь хмыкнула.
   - Ты тоже не любишь, но, тем не менее, работаешь там. А я хочу развлечься, понимаешь?
   - Не понимаю, - с улыбкой качнул головой Тимофей и подставил мне локоть. - Такси подъехало. Не навернись со своих ходулей, - добавил он. Вот как в воду глядел, честное слово! Едва я переступила порог квартиры, как ноги подвернулись, и я полетела целоваться с бетоном. К счастью, Тим вовремя вспомнил о своем человеколюбии и успел подхватить меня под руки, как ребенка, и вернуть в обратное положение.
   - Ненавижу каблуки, - буркнула я тихо.
   - Каблуки тоже тебя ненавидят, - иронично отметил брат, едва не вводя меня в тоску. Нацепив на лицо жизнерадостную улыбку, я схватила посмеивающегося Тимофея за рукав и бодренько потащила его вниз.
   - Вперед! Отработаешь свой отгул на прошлой неделе.
  
   До "Сезона" мы добрались быстро, вовнутрь попали тоже без проблем - охранник поздоровался с Тимом и пропустил нас без очереди. Я воодушевленно озиралась по сторонам, оценивая обновленный дизайн клуба - соответствуя своему названию, осенью они добавили ярких красок в центральный зал.
   - Круто, очень круто! - показала я большой палец бармену, крайне обрадовавшемуся, что к нему пришла подмога в лице Тимофея. Парень радушно отвесил какой-то комплимент, неуслышанный мной из-за громкой музыки, и вручил незнакомый коктейль с кубиками льда. Благодарно улыбнувшись, я протанцевала в вип-зону, куда музыка доносилась не так сильно, и достала набрала первый попавшийся номер из телефонной книжки.
   - Катя? - послышался удивленный голос Арины из трубки.
   - В "Сезон" нахаляву не хочешь? - сразу перешла я к делу. Группа с соседнего диванчика покосилась на меня - судя по всему, они отгрохали приличную сумму за это место и хотели бы, чтобы и им кто-нибудь выдвинул подобное предложение. Я не выдержала и показала язык, тут же отвернувшись.
   - Хочу, да кто пустит, - весело рассмеялась Лебединская. - Нет, конечно, сила моего обаяния просто невероятна, но я сомневаюсь, что на него поведутся.
   - На мое обаяние - точно поведутся, - хитро улыбнулась я, закидывая ногу на ногу. За мной снова пронаблюдали - на этот раз уже молодые парни, отжигающие на танцполе. Я пару раз с видом невинной девицы махнула ресницами и отвела взгляд, сделав вид, что безумно занята телефонным разговором.
   - А ты ходишь по клубам? - явно отразилось сомнение в голосе Арины. Она помнила, как я выглядела в большинство наших встреч.
   - Не хожу, я по ним бегаю, - я весело рассмеялась и услышала на заднем плане голос Кирилла. Что он говорил, было не слышно, но сердце все равно по привычке пропустило удар. - Что говорит?
   Послышалось многозначительное хихиканье девушки. Я так и представила ее выразительный взгляд.
   - Передает привет.
   - И что даже не напрашивается с тобой? - почти оскорбленно вопросила я, а только после этого прикусила язык. Хихиканье перешла в истерический хохот. Не менее многозначительный.
   - А нафига ты ему нужна? - саркастично поинтересовалась она. Послышался какой-то стук, а после шипение девушки. Хлопнула дверь, и Арина продолжила: - Ты же его отшила. Кирюша уже практически готов делать предложение Ульяне, она вон давно замуж хотела, - на фоне послышался грохот и возмущенное "Открой дверь, стерва, я тебе язык вырву!"
   - Я всеми ногами за, - фыркнула я скептически, хоть в груди недовольно заворочалось что-то, явно несогласное с таким ответом. - Тебе такси вызвать?
   - Не надо, меня Коля подвезет, - как-то неловко пробормотала девушка. Я снова заулыбалась. - У входа встретишь через сорок минут?
   - А у меня есть выбор?
  
   Арина приехала через тридцать девять минут, минуту прощалась с Самойловым и была выкинута из машины ровно в назначенное время. Николай с улыбкой отсалютовал мне и сорвался с места. Я несколько удивленно проводила машину взглядом, а после с радостью отметила жизнерадостную улыбку Лебединской.
   - И чего так долго? Я тут чуть не уснула, пока ждала, - подмигнула я девушке в эффектном темно-синем платье. Та одарила меня взглядом с головы до ног, словно сомневаясь, что это действительно была та самая бешеная Катя Леонтьева, умело поглощающая рюмку за рюмкой на дне рождение ее любимого психолога. Я скромно улыбнулась, в очередной раз пошатнулась на каблуках и прикрыла пальцем рот Арине.
   - Офигеть, - выдала она и кинулась обниматься. - Кирилл на тебя положительно влияет. Что же будет, когда вы будете жить вместе?
   - Эй, что значит "когда"? Не собираюсь я с ним жить! - охнула я, отмахнувшись от подобного предположения. На меня ехидно взглянули, заставив смутиться, и пришлось схватить Арину за руку и потащить ее к входу мимо огромной очереди. - Здрасьте, - бросила я солидному дяденьке, осматривающему сумки на предмет алкоголя или оружия, и прошмыгнула в зал. От очереди раздалось недовольное гудение, а кто-то даже попытался повторить сей трюк.
   У барной стойки Арина поздоровалась с Тимом, который тут же угостил ее своим фирменным коктейлем, и уже через пять минут ускакала танцевать.
   - Не боишься, что она рассказала про тебя своему братику? - поинтересовался Тимофей, закрутив в руках бутылку. Где-то слева раздался восхищенный писк явно несовершеннолетних дамочек. Я отрицательно замотала головой и под сдержанные смешки брата схватила еще один коктейль и ускакала обратно в вип-зону.
  Не боюсь. Я надеюсь на это.
  Эпатажного брюнета в кожаной куртке я заметила сразу, как он только зашел в зал. Он, со своими длинными волосами, пирсингами и шипами на браслете, выделялся из толпы, как страус в стае фламинго, а за собой тащил мою подругу детства, затравленно озирающуюся по сторонам. Глаза у меня округлились, и я подскочила на месте, чуть не разлив коктейль. Вот ведь придурок, нашел, куда притащить социофобку!
  Ругая вполголоса ненормального неформала, я поставила бокал на низкий столик и поспешила спасать Сашку от ее фобии и готического психопата по имени Ренат. Когда мне уже оставалось только лишь обогнуть двух дрыгающихся девушек, меня дернули за руку и вытащили из толпы прямо к большим, вибрирующим от музыки колонкам.
  - А ты еще кто такой? - изумленно вопросила я, уставившись на широко улыбнувшегося блондинчика. Из-за моих десятисантиметровых каблуков он был на пару сантиметров пониже меня, но это не помешало ему подвинуться к моему уху и проорать, что меня неслышно.
  Фыркнув, я выдернула свою руку и модельной походкой пингвина прошла в заполненную пустующую курилку со звукоизоляцией. Здесь было тише и спокойнее - люди растеклись по тучкам, дымили и негромко переговаривались. Поморщившись от дыма, я прошла в более-менее пустой угол и уже там оперлась о стену, глянув на проследовавшего за мной и вставшего рядом незнакомого парня с весело сверкающими серыми глазами.
  - И чего дергаем из толпы занятых своими делами девушек? Маньяк? - прищурилась я, наклонив голову к плечу.
  Парень деланно печально вздохнул и состроил тоскливую мордашку.
  - У девушек в этом году, кажется, фетиш на маньяков, меня только за него и принимают, - произнес он и тут же ослепительно улыбнулся, протягивая руку в приветствии: - Я Макар. Привет.
  - Ясно, - буркнула я, проигнорировав выставленную ладонь. Макар не растерялся и душевно обнял меня с таким видом, словно мы были разлученными в детстве близнецами, заставив онеметь от подобной наглости.
  - А ты прикольная, Катя.
  - А ты странный, Макар, - вернула я комплимент, немного опасливо косясь на этого психопата. Другого объяснения подобной жизнерадостности найти не удавалось, и я пришла к выводу, что он просто сбежал из какой-нибудь ближайшей психушки. Надо будет спросить у Тимофейчика, нет ли тут по близости никаких клиник для душевнобольных. - И чего ты меня выхватил? - задала я логичный вопрос, между делом напрягая мозг, чтобы понять, откуда он знает мое имя. Может, меня снова с Павловой перепутали?
  - Чтобы ты не мешала своей подружке преодолевать страх перед толпой. Я еле уговорил Рена на эту идею, он всеми конечностями упирался!
  - Что?..
  - ...Он ведь и сам клубы не любит настолько, - беспечно продолжал тараторить этот кадр, - что мне иногда кажется, что у него тоже социофобия. Я уже был даже практически уверен, что он так и будет без девушки всю жизнь, а потом уйдет в восточный гарем и станет евнухом - ан нет, приметил вас тогда и все - любовь, морковь и помидоры.
  - Но...
  - ...Я, как лучший друг Рена, разумеется, не мог оставить двух социофобов социофобами, а то они на меня своим видом прямо-таки тоску нагоняли!
  - Макар.
  - Ага, я вот тоже себе сказал: "Макар, надо помочь!" и купил им билеты сюда, чтобы у Редиски этой совесть проснулась, что я деньги потратил, и он даже не посмел противоречить этому гениальному плану. Конечно, он до сих пор не знает, что я тут, ведь я владею искусством ниндзя-маскировки. Куда уж этому холопу до меня?
  Безумный "ниндзя" замолчал и улыбнулся, только теперь сделав глубокий вздох. Невольно очарованная излишне детским поведением казалось бы взрослого парня, я невольно хмыкнула и покачала головой. Он старше меня, одуреть. А старше ли?
  - А меня-то откуда знаешь?
  - Да Сашка рассказала, - отмахнулся Макар и многозначительно закивал: - Хотя тебя, Катрина Риск, после эффектного появления теперь половина города знает, да-да.
  - Безумно рада, - не проявила я особого энтузиазма от подобного замечания, в очередной раз уныло вспомнив, что скоро мне придется вести эфир в паре с Павловой. Страшновато было делить с кем-то родной микрофон, да и показываться всем остальным на глаза - не хотелось объяснять, что я продолжительное время внаглую дурила их, притворяясь другим человеком. - Значит, Макар, куда твой друг, туда и ты? Он не похож на человека, который может попасть в неприятности, - снова невольно вспомнила я пугающий прикид неформала.
  Парень выразительно расхохотался, и я сама невольно почувствовала себя глупой малолеткой.
  - Если ты не заметила, он сам ходячая неприятность, - впервые у Макара в глазах промелькнул его истинный возраст, не прикрытый шелухой придурковатости. - Не волнуйся, он приглядит за твоей подружкой, а за ним пригляжу я.
  - А кто же приглядит за тобой? - задала я каверзный вопросик. Макар весело отсалютовал мне и, обогнув двух дымящих парней, двинулся к выходу.
  - А ты на что? - задорно рассмеялся он и скрылся за плотно прикрывшейся дверью. Ха, да мне что, делать нечего что ли? Машинально скользнув взглядом по курилке и не отметив знакомой темно-русой макушки, я приструнила тоскливо вздохнувшее настроение и тоже вышла в зал, чтобы отправиться на диванчик, уже ставший практически родным.
  Лебединский не пришел. План, неосознанно предложенный подсознанием, провалился уже на начальной стадии его выполнения.
  ***
  - У меня двоится в глазах. Рыбы мои золотые!
  - Виктор Павлович... - попыталась состроить я нечто, хотя бы отдаленно похожее на дружелюбную улыбку. Директору Экстрим-FM до моего зубоскальства было, как до лампочки, поэтому он громко восхищался, тыкая пальцем то меня, то Павлову. Последняя явно желала отцапать ему руку по локоть, как минимум.
  Когда наша маленькая подмена открылась, а моя мама увидела, как выглядела настоящая Катрина Риск, я решительно обвинила её в сокрытии от меня сестры-близнеца. Эта жестокая женина громогласно расхохоталась и сказала что-то о том, что она заметила бы, если бы родила еще одного ребенка. Папа предложил версию о клеточном клонировании, и я едва ли не согласилась, выслушивая заверения истинного поклонника фантастического жанра.
  - Он действительно считает, что это остроумно? - прошипела Катя, склонившись к моему уху. Я покосилась на камеру, транслирующую наш эфир на сайт радио, едва не полетевшего от феноменального количества посещений, и хитро улыбнулась - наверняка со стороны казалось, что я, как минимум, только что придумала мега-гениальный план по захвату мира. - Мы же даже одеты по-разному!
   - И ничего не по-разному! - продемонстрировал Виктор свой сверхъестественный слух. - У тебя кофточка, у тебя кофточка...
  - Это пуловер!
  - Эта зеленого цвета, эта зеленого...
  - Это лазурный!
  - У тебя юбка, у тебя юбка... Все одинаково!
  Мы с Катей синхронно взглянули на свои шорты и решили не спорить с этим упертым коз... человеком. В конце концов, директор - еще уволит. Хотя кого я обманываю? Он и слова лишнего боится сказать, лишь бы не потерять рабочие кадры. Потеряет он когда-нибудь станцию, потеряет - уже сейчас накопилось куча долгов из-за его неумелого руководства.
  ...И это говорит человек, который пару дней потратил все свои деньги на починку ноутбука и... новый скейт!
  Старая доска у меня ломалась эпично, со скрежетом, треском и моим паническим воплем - не хватало только пафосной музыки и красивого атомного взрыва на заднем плане. В действительности все оказалось куда проще и символичней: в нашей невероятно логической стране поле первого выпавшего снега власти решили, что будет неплохим решением положить асфальт чуть ли не в паре метров от скейт-парка. Именно под асфальтоукладчик моя горемычная доска на колесиках и закатилась, выскочив из-под ног после эффектного падения с рампы.
  Я страдальчески ревела. Остальные истерически ржали.
  Встав за спиной у директора, я не поленилась покривляться под музыку, на жестах объясняя зрителям - Женька поднял бумажку с многозначительной надписью "+50000 просмотров" - насколько же сильно мне хочется, чтобы музыкальная пауза закончилась, а Виктор Павлович был съеден кровожадными гарпиями, телепортированными из какой-нибудь новомодной хоррор-игры с крутыми спецэффектами. Не ручаюсь, но, кажется, меня поняли если не все, то очень и очень многие.
  Видимо, в какой-то момент я начала напоминать настоящую немую истеричку, и Камышов смилостивился над своей верной подругой дубль 2 и свернул плейлист, включив заставку. Я на полных правах выпихнула мужчину из комнаты записи, плюхнулась на свое новое кресло, взамен розового убожества, возвращенного истинной хозяйке, и резко поддернула к себе микрофон.
  - Надеюсь, никто не соскучился, пока мы зажигали под классику рока? Все живы? Никто не спит?
  - Кейт, открою большой секрет: тебе никто не ответит! - интригующим шепотом произнесла Павлова, а я демонстративно упала в обморок, что девушка тут же поспешила озвучить. - А пока моя незаменимая коллега валяется в обмороке, перейдем к другим новостям. Сегодня в мэрии случилось настоящее...
  - Ты серьезно? Политика на Экстрим-FM? - бессовестно решила я очнуться из миниатюрной комы. В запланированном тексте этого не было, но сегодня эфир больше напоминал абсолютную импровизацию, что, судя по многочисленным звонкам, просто невероятно устраивало нашу публику. Связка "Кейт и Катрина Риск" отчего-то заставила активность слушателей подпрыгнуть до невиданного прежде уровня, и мы почуяли свободу и безнаказанность и начали вести себя так, словно на студии где-то был разожжен миниатюрный костер из марихуаны.
   - Это более чем экстремальная политика: сын мэра, пропавший без вести семь лет назад, вернулся в семью, - Павлова подтащила к себе валяющийся чуть в отдалении листок, активно косясь в него. - Чуть подробнее про тот страшный случай: семь лет назад Сергей Толмачев возвращался с семьей и девушкой сына домой, машина перевернулась. Толмачева Галина и Дарья Майская погибли, Макар Толмачев бесследно пропал. Как оказалось, Макар потерял память и лишь совсем недавно вспомнил свое прошлое и решил вернуться в свою семью.
  - Надеюсь, у нас получится договориться на интервью с ним, чтобы наши слушатели первыми узнали все подробности этого происшествия, - скучающе произнесла я, а после опустила взгляд на листок в руках Павловой и едва не подавилась воздухом. С фотографии на меня смотрели знакомые насмешливые глаза моего недавнего знакомого из клуба.
  - Но для начала мы дадим Макару спокойно пройти курс восстановления: экстрим экстримом, а курс восстановления после потрясения никто не отменял. Хотя что ты знаешь о потрясениях? - перешла на насмешливый тон радиоведущая. Я с трудом прикрыла рот, думая о том, как бы психологу не пришлось самому записаться на прием к квалифицированному специалисту после общения с этим комком чистой жизнерадостной энергии.
  - Эй, а зачем я тебе весь предыдущий час рассказывала о поломке моего ненаглядного...
  - ...А у меня вопрос к нашим слушателям: как вы только терпели эту невозможную поганку, пока она меня тайком замещала?
  ***
   - Мы связались с той пятнадцатилетней видео-блоггершей из Москвы. Родители отпустили девочку к нам в город, тем более у нее тут родственники живут... - рассеянно тараторила особо мирная сегодня Майя. Без своей пираньи по имени Лида секретарша не была настолько бойкой, а потому послушно пыталась выполнять все требования директора, пока напарница прохлаждалась на больничном.
  - Майюшка, давай к делу! - поторопил девушку Виктор Павлович. Мы с Павловой с превосходством переглянулись, но никак комментировать происходящее не стали, хотя и язык, честно говоря, чесался. - Приедет?
  - Приедет! - отрапортовала Майя, картинно улыбнувшись. - На следующей неделе она...
  - Отлично, в бланках ставь её на эфир к Катенькам, - снова перебил девушку мужчина. Катеньки его выкрутасом остались довольны, хотя внеплановый эфир брать не очень-то и хотели. Дождавшись, пока секретарша закончит, Виктор Павлович самостоятельно налил кофе, не забыв позаботиться обо мне и Павловой. - Он уже пришел?
  - Кто? - подозрительно поинтересовалась Катя, смотря на мечтательную улыбку Майи, которая закивала головой настолько активно, что едва не лишилась всех своих накладных ресниц. Я невольно заморгала, пытаясь понять, не тяжело ли бедной девушке с таким слоем косметики на лице. У меня самой сегодня макияжа не было вовсе - хотелось этим только подчеркнуть свое различие с Павловой, которая без мейк-апа даже мусор выносить не желала.
  - Я встретился со своим коллегой с самарской станции, и он посоветовал мне юриста, чтобы разобраться с бумажками и вами всеми, солнышки мои.
  Майя согласно и как-то печально кивнула, а я мигом поняла причину ее нынешней усидчивости и покорности - только нагрянула возможность скорого увольнения, так сразу шелковой стала. В голову, как назло, полезли воспоминания с сегодняшнего эфира, где мы откровенно нарушали всевозможные правила. Ох, остается только надеяться, что этот горе-специалист не будет толком разбираться во всех тонкостях нашей работы: а то доверчивый Виктор Павлович не только премии лишит, но еще и штраф заставит выплачивать под чужим давлением: с него станется!
  В голове тревожно зазвонил крошечный колокольчик, стоило только мне сделать шаг в сторону кабинета начальника.
  - А что за юрист? - неуверенно спросила я, недоверчиво косясь на дверь, невинно поблескивающую темным лакированным покрытие. - Хороший?
  - Очень хороший! - гордо ответил мужчина, словно на другой экземпляр ей разновидности зверей он и наткнуться не мог. - Даже крутую должность занимает в одной популярной фирме...
  - Все они крутые должности занимают сейчас: какую в визитке распечатали, такую и выбрали, даже если дворниками работают, - наплевательски махнула рукой Павлова, не ощущая никакой опаски перед неизвестным человеком.
  - В "Айсберге" идиоты не работают, девочки, разве вы их рекламные ролики не смотрели? - протянул Виктор Павлович, закатывая глаза. Понимание того, что ему удалось отхватить неплохой кадр, повышало настроение мужчине в разы, и он то и дело возбужденно топтался на месте, сгорая от нетерпения.
  "Юридическое агентство "Айсберг". Кирилл Лебединский к вашим услугам" - пронеслось в голове, а я попятилась назад, словно поняла, что в кабинете скрывается древний динозавр, испытывающий ко мне чисто гастрономический интерес. Несмотря на недавнее желание встретиться с Киром, внезапная материализация желаемого заставила меня пойти на попятную. Я не готова сейчас! Как истинная женщина, я не подчинялась законам логики и могла изменять свое мнение каждый несколько минут на законных правах - и странным это уже давно перестало считаться.
  - Ты чего? - зашипела вполголоса Катя, хватая меня за локоть. Острые ноготки впились в кожу, чуть отрезвляя, и я натянуто улыбнулась.
  - Кажется, там мой... знакомый. Дальний, - главное - самой верить в сказанное. Судя по всему, говорила я не очень убедительно - Павлова прищурила умело накрашенные глаза, и даже мне стало не по себе от такого пристального взгляда. - Что? - повысила я голос, принимая возмущенный вид. Я искренне задумалась насчет позорного побега. Сейчас у меня было примерно такое же состояние, как и перед получением аттестата в школе: вроде уже и хочется поскорее разобраться со всем этим, кажется, даже понимаешь, что впереди тебя ждет что-то невероятное и неизведанное, - но страшно прямо-таки до чертиков!
  - Я бы на твоем месте не стала лгать, Кейт Риск, - сладко улыбнулась Павлова. Виктор Павлович, расписывающийся в каких-то бумагах, покосился на нас, но решил не вмешиваться. Гнев эмоциональной девушки пугал его куда больше какого-то там юриста, пусть и очень хорошего. - Взяла себя в руки, Леонтьева, и потопала на встречу приключениям - в конце концов, не подводи меня, иначе...
  - Эй-эй, всё, не расходись, - хохотнула я. После примирения с Женей к Павловой вернулось хорошее настроение вместе с её привычной стервозностью, которую мне так нравилось изображать в моменты пребывания Катриной Риск. Как бы это не было странно признавать, но я была миролюбивой (раньше я думала, что это принципиально невозможно), а после последних месяцев еще и начала думать над своими словами. Старею, наверное?
  - Дальний знакомый? - чуть мягче улыбнулась Катя.
  Я вздохнула как можно скорбнее, чтобы выразить тем самым всю его "дальность" от меня. Павлова оказалась понятливой и уточнения не потребовала - иногда "дальние знакомые" находятся куда ближе, чем остальные.
  В кабинет я прошла с самым равнодушным видом, невозмутимо плюхнулась на диван напротив кресла, в котором с царственным видом восседал "крутой-крутой юрист", и отсалютовала ему двумя пальцами. Виктор Павлович побагровел от такой наглости, но никак не прокомментировал мои действия.
  Костюм Лебединскому шел.
  - Кирилл Андреевич, извините за задержку, девочки заканчивали эфир, не могли подойти к назначенному времени, - виновато зачастил наш начальник, едва ли не кланяясь в ноги Киру, как-то слишком уж насмешливо смотрящему на меня. Надеюсь, он не слышал через дверь, как я ломалась перед тем, как зайти сюда?
  - Ничего, Кириллу Андреевичу не привыкать ждать.
  Не удержалась.
  - Не волнуйтесь, я никуда не тороплюсь, - медленно произнес он каким-то низким и особенно проницательным голосом. Сразу стало понятно, почему он занял такую высокую должность - человеку с такими интонациями просто нельзя не доверять. Я сразу обрадовалась, что он не говорил со мной так сразу же - если в нашу первую встречу мне его голос просто понравился, то в такой тон я вообще влюбилась бы по уши, сразу забив на отвратительный характер и врожденную наглость. Павлова, усевшаяся рядом, ткнула меня локтем в бок и незаметно показала большой палец. Лебединский, разумеется, заметил, и подавил усмешку.
  - Извините Катеньку, она у нас особа с характером, - ослепительно улыбнулась моя коллега. Кир вернул ей улыбку, а я почувствовала, что мне это не нравится. Вот не нравится - и всё тут. И чего он лыбится?
  - Мы с Катей уже немного знакомы, так что эта черта её характера мне прекрасно известна, - выразительно посмотрела на меня эта наглая сволочь. Я только открыла рот, чтобы возразить, что характер у меня замечательный, как Павлова заботливо засунула мне в рот конфетку. Прямо в фантике. Видимо, её забота загрузилась не на все сто процентов, и где-то произошел небольшой сбой. И почему я не удивляюсь? - Виктор Павлович, я успел просмотреть вашу документацию и отметил пару моментов...
  Раскрыв конфету, я засунула фантик за шиворот Кате, и мы сцепились в нешуточном сражении - она активно пыталась отомстить, я прикрывалась тяжелым рюкзаком, в котором ждали своего часа длинные штаны для тренировки и новый скейт. Я никак не могла дождаться, когда же я смогу как следует испытать обновку: перед магазином на заснеженном тротуаре мне не удалось испробовать его на все двести процентов. Сейчас снег подтаял, и я надеялась в последние разы насладиться хорошей тренировкой перед долгим зимним сезоном, когда я отложу доску на балкон и впаду в депрессию, время от времени пытаясь кататься по квартире под недовольным взором Тимофея.
  Отбившись от Павловой, я загрустила и постаралась прислушаться к словам Кира, задумчиво катая во рту леденец.
  - ...сократить Леонтьевой количество часов...
  - Какого черта, а? - прорычала я, оживившись. - Не надо мне сокращать количество часов.
  - Ты перевыполнила план почти в два раза, несмотря на свой отпуск, - Лебединский ухмыльнулся, и никто, кроме меня, не заметил в его глазах дьявольских отблесков. - Думаю, ты заслуживаешь смягчения режима, чтобы оставалось время на... даже не знаю, на личную жизнь, например?
  - А чего это вас так заботит моя личная жизнь, Кирилл Андреевич? - ехидно хмыкнула я, когда до меня дошел смысл сего хитрого плана. Хочет до меня добраться через работу? Не дождется!
  - Катя, - с укором произнес начальник, единственный не до конца понимающий, что за цирк тут происходит. - Наверное, Кирилл Андреевич лучше знает, что...
  - Да нифига он не знает, - отмахнулась я. - Нет, конечно, в бухгалтерии разобраться он может, приготовить нас к приезду налоговой тоже, но мои часы пусть даже не трогает - может быть, это единственное, что спасает меня от некоторых наглых скейтеров?
  - Некоторые наглые скейтеры, между прочим, не бегают от своих проблем, как некоторые своенравные радио-ведущие, - вздернул бровь Лебединский, неосознанно заражаясь моим раздраженным состоянием. Мы по-прежнему отражали друг друга.
  - Я рада, что ты признал, что ты - моя проблема, - рыкнула я, подскакивая на месте, но меня тут же утянули обратно на диван за ремень на шортах. Павлова поднялась вместо меня и схватила за предплечье Виктора Павловича, недоуменно хлопающего редкими ресницами.
  - Совсем забыла сказать, Женька просил вас подойти, у него там что-то с пультом случилось.
  - Опять?! - моментально купился доверчивый директор. - Солнышко, да у меня никаких денег не хватит на вашу технику, если она будет так часто ломаться! Может быть, можно... - дверь хлопнула и голоса постепенно затихли и вовсе замолкли. Возмущение мужчины было оправданно - время от времени мы с Женей по моей инициативе бессовестно хитрили, отключая питание у пульта и заявляя, что он у нас сломался. Виктор в технике разбирался просто отвратительно и поэтому без сомнений отвешивал нам пачку бумажных на починку. Деньги шли в карман к нечестным сотрудникам, а пульт "магическим" образом вдруг начинал работать. Вот чем не чудо?
  В тишине оглушительно тикали настольные часы в виде симпатичного кораблика, подаренного нашему радио одним спортивным яхт-клубом, у которого я брала интервью пару месяцев назад. Часы Виктору Павловичу дико понравились, и он утащил их из студии, решив, что скучных электронных цифр в уголке монитора нам будет вполне достаточно. Я противиться не стала - тиканье стрелок меня отчего-то чертовски раздражало, и поэтому сейчас злобно пыталась воспламенить их взглядом. К сожалению, пирокинезом я не владела и понимала, что рано или поздно придется поднять взгляд на Лебединского.
  - И чего молчим, сказать нечего? - нагло вскинула я подбородок, решив, что борзеть - так по полной программе. - Может, мне вообще уволиться?
  - Можно, - невозмутимо кивнул Лебединский, хотя явно хотел выругаться в голос. - Зачем тебе работать, когда есть я? Я неплохо получаю с вот таких вот идиотов, как ваш директор.
  Во мне проснулся благочестивый сотрудник, и я чуть не кинулась на защиту Виктора, но вовремя угомонила этот неуместный порыв. Еще чего, защищать его - это как раз-таки мой начальник, между прочим, виноват, что его как-то в "Айсберг" занесло. Титаник чертов.
  - Может, ты мне еще и предложение сделаешь? А то вон как разошелся - уже хочешь запереть меня в своей холостяцкой пещере и заставить жить за твой счет, как какую-нибудь содержанку.
  - Я похож на самоубийцу? - Кирилл скептически хмыкнул, поднимаясь с места. Я попыталась слиться с диваном. - Свадьба с тобой, Леонтьева, - это самый оригинальный и беспощадный способ суицида.
  - Значит, ты мелочный мазохист, - то ли обиделась, то ли обрадовалась я. Замуж уж точно не хотелось, но профессиональная гордость все-таки взыграла - а какой девушке будет приятно, если ей заявят, что на брак с ней способны только сумасшедшие? - Вот и ищи кого-нибудь, на ком будет приятно жениться, а от меня отстань, мутант дефектный.
  - Ты где таких выражений понабралась, мелочь? - закатил глаза Кир и шагнул к двери, заметив, что я начала медленно продвигаться к краю дивана, чтобы вскочить и сбежать к Майе в приемную. Вставленный ключ в замок повернулся в замочной скважине, был извлечен и спрятан в заднем кармане Лебединского. Я фыркнула.
  - Это все исключительно моя богатая фантазия, - гордо заявила я, поднимаясь и медленно подходя к окну. Взгляд печально скользнул к земле, и тоскливый вздох вырвался неосознанно. Шестой этаж - не четырнадцатый, но сбежать этим путем тоже не получится. Я на всякий случай открыла окно и выглянула в поисках малейших выступов в стене, оказавшейся идеально гладкой. Здание стояло на открытом месте, и меня тут же обдало порывом холодного ветра, вызвав поток мурашек по спине.
  - Даже не надейся, - издевательски пропел Кирилл где-то слишком близко ко мне. Пальцы скользнули по плечам, и я пожалела - нет-нет, то есть обрадовалась! - что сейчас у меня длинные рукава и полностью закрытые руки. Одна ладонь переместилась на бедро, заставив мысленно выдавить пару проклятий в адрес создателей коротких шорт. В контрасте с холодным воздухом пальцы были почти горячими.
  - Конечности поотрываю, - прошептала я, прикрывая глаза. Ох, фальшивишь ты, Кейт, фальшивишь. Кажется, поняла это не одно мое подсознание.
  - Обязательно, мелкая бестия, - Лебединский шагнул ближе, практически вплотную прижимаясь ко мне, и аккуратно коснулся губами кожи над высоким воротом. Я глухо вздохнула, а воздух практически затрещал от напряжения. Что-то мне подсказывает, что виной тому был совсем не осенний воздух, заполняющий эти жалкие квадратные метры кабинета. - Может, перестанешь играть неприступную девочку? Все уже устали от этого.
  Я откинула голову назад. С моим достаточно высоким ростом рядом с Лебединской я не переставала чувствовать себя маленькой и одновременно чертовски взрослой - как будто он был той границей, которая разделяла мою затянувшуюся подростковую жизнь от неизбежного взрослого будущего. Может, именно это и заставляло меня всегда отступать от него?
  Горячие пальцы неторопливо выводили какие-то узоры на открытой коже.
  - Дай мне еще немного времени, - повернулась я, опираясь о подоконник. Снова тоже самое положение, как и в первый день нашего знакомства - так и кажется, что Кирилл сейчас вновь будет пугать меня четырнадцатью этажами, а я начну вопить всякие безумности в надежде пробудить совесть у равнодушных соседей.
  - Ты не сбежишь. Я всегда знаю, где ты находишься. Я слежу за тобой, - усмехнулся Кирилл, поглаживая меня указательным пальцем где-то за ухом. Я вздернула брови, рассматривая светло-зеленые глаза. Когда я последний раз смотрела на него так пристально? Наверное, в ту памятную ночь в его комнате, в доме его родителей. Будто прошло несколько лет, а не пара месяцев.
  - Я даже не буду спрашивать - не хочу знать обо всех твоих грязных методах слежки.
  Кирилл засмеялся. Я поцеловала его.
  Да, сама. Да, без сомнений. Нет, не без тайной выгоды.
  Немного увлекшись - черт возьми, как же сложно оторваться даже в такой ответственный момент! - я отстранилась, только вспомнив о том, что мы находимся в чужом кабинете, а сплетница Майюшка за дверью уже наверняка успела надумать невесть чего.
  - Сдаешься? - улыбнулся Кирилл. Я ласково коснулась губами его щеки, схватила рюкзак, молча дошла до двери и открыла её. Внимательнее надо смотреть за своими карманами, когда целуешься с некоторыми непокорными скейтершами.
  - Не дождешься, - самодовольно заявила я, кинула ключ на диван, и выбежала в холл, рванув в открывающийся лифт. "Ты не сбежишь", ха! Кажется, кто-то меня явно недооценивает. Под смущенным взглядом пожилого мужчины с офиса на последнем этаже, я прямо в лифте быстро натянула штаны поверх шорт, достала скейт и вернула рюкзак за спину.
  Кусая покрасневшие губы, одна глупая девочка по имени Катя выскочила из здания.
  С каждым разом уходить было все сложнее.
  ***
  Лирик - это Кирилл. Эта безумная мысль не давала мне покоя с того самого момента, как я вскочила на скейт и в первый раз заметила зеленый капюшон на крыше соседнего дома. А потом еще раз. И еще. И еще раз десять.
  Это было единственное логичное объяснение того, что он обещал следить за мной. Мозг взрывался, не мог уложить это среди извилин полушарий и всячески отрицал это утверждение, а я ехала, то и дело спотыкалась на малейших кочках и всячески пыталась делать вид, что не замечаю силуэт с доской на крыше.
  Кирилл не мог быть Лириком. Я бы узнала его голос тогда, когда разговаривал со мной. Пусть он и говорил достаточно тихо, но... черт возьми, да не мог быть этот поганец моим кумиром! Просто не мог! Я всегда считала Лирика едва ли не за божество, а Лебединский был скорее дьяволом, решившим немного поиграться в этом мире. Ох, как бы он обрадовался, если бы услышал эти слова!
  В очередной раз грохнувшись с рампы, я отлетела в сторону и разодрала ладони об асфальт. Звучный мат прокатился по тихой сегодня площадке.
  - Кейт, что случилось? - Алекс присел рядом на корточки и отвел мои руки от лица. Я еще раз глубоко вздохнула и замотала головой, только сейчас заметив, что причина необычной тишины - именно я. Наверное, все посчитали, что у меня напрочь отключилось чувство равновесия. - Ты сегодня падаешь чаще, чем в день нашего первого знакомства. Я не узнаю нашу звезду. Пока ехала сюда, свалилась раз десять.
  В голове что-то перещелкнуло, и я резко вскинула голову, подозрительно прищурившись.
  - А откуда ты знаешь, что я падала?..
  - У меня дом рядом с твоей работой, шел на другой стороне улицы, - отмахнулся парень - уличный стиль ему не нравился, а потому до скейт-парка обычно он добирался пешком, - и прикоснулся к моему лбу пальцами. - Ты не заболела? Совсем странная сегодня.
  Я оттолкнула чужую руку и поднялась на ноги, отряхивая покарябанные руки о штаны. И правда, нервная какая-то. Я что, теперь в каждом своем знакомом буду Лирика видеть? Паранойя, Катенька, никого до добра не доводила.
  - Все в порядке.
  - Только не говори, что это из-за Кира, - раздался веселый смешок, а я невольно вздрогнула, тут же выдав себя. - Так и знал, что между вами не все чисто, - самодовольно заявил Алекс, а я не удержалась и дала другу подзатыльник.
  - Причем тут вообще Кир? Я просто еще в состоянии шока пребываю - Лирика видела, он такой... такой... - восхищенную мордочку удалось состроить без труда - я не перестану восхищаться им, даже когда узнаю, кем он является на самом деле. А рано или поздно тайной это для меня точно перестанет быть - зуб даю!
  - Врешь, - протянул скейтер, катая одной ногой свой борд. Как-то равнодушно. Отключайся, паранойя, отключайся же! Скоро я начну думать на всех - от далекого от спорта Тима до вредного соседского дедка, изредка занимающегося пробежкой по утрам в профилактических целях.
  - Честное пионерское, - отрапортовала я и не удержалась от хвастовства. - Я с ним даже несколько раз разговаривала.
  Запрыгнув на доску, я вновь забралась на самый верх рампы и с упорством начала откатывать неудающиеся трюки. В команде всегда было работать легче - там синхронность и четкость исполнения была важнее, чем сложность или высота полета. Когда же я катала одна, стоило мне только отойти от привычного режима и попытаться закрутить что-то новое, более сложное, как меня выкидывало с рампы. В какое-то время я даже хотела окончательно перейти на флэтленд-лайт - свободный стиль, в котором ты никуда не уходишь с ровных поверхностей и катаешься только лишь в свое удовольствие, - но достижения других скейтеров вдохновляли, и я раз за разом возвращалась к верту.
  Между двумя липами я вновь задумалась, и рука соскользнула с края рампы, еще сильнее содрав кожу. Я скатилась вниз на заднице, перехватила катающийся туда-сюда скейт и постучалась головой о деревянную поверхность.
  - Знаешь, в чем твоя ошибка? - прозвучал спокойный самоуверенный голос. Я приоткрыла глаза и уставилась на голову Джема, нависшую надо мной.
  - Чего тут делаешь? - буркнула я, не приветствуя напарника Кира. Нет, он по-прежнему мне нравился, но сейчас он мне загораживал потрясающе унылое серое небо. - Кажется, дождь собирается... - заговорил вдруг во мне Пятачок.
  - Ты выворачиваешь руку, - парень улыбнулся, спрыгнул ко мне и уселся рядом. Любого другого скейтера я прогнала бы, но Джем был не с нашего парка, и я всегда ценила его мнение. Наверное, он чем-то был похож на Тима. - Когда-нибудь ты вывихнешь себе сустав из-за того, что выкручиваешь запястье.
  - Я не обращаю внимания на руки, доска важнее. На руки никто не смотрит, а вот если доска на пару градусов не докрутится, то баллы снимают, - не растерялась я - практически на любое действие у меня всегда находилось оправдание. По крайней мере, во всем, что касалось скейтбординга или работы.
  Джем усмехнулся, будто разговаривал с маленьким непонимающим ребенком.
  - Хочешь, я скажу тебе небольшой секрет? - я машинально кивнула, и парень приблизился ко мне ближе, отведя от уха выбившиеся и хвоста прядки и понизив голос. - В этом и заключаются твои главные ошибки. Ты обращаешь внимание на кого угодно, но только не на себя - поэтому в команде у тебя получается откатывать лучше. Попробуешь еще раз? - отстранился он и улыбнулся.
  - Только если обещаешь не смеяться, - закатила я глаза, поднимаясь. Почему-то сейчас я чувствовала себя так, будто у меня и вовсе не было никакого опыта, а это был мой первый выход перед крутым скейтером.
   - Я даже буду смотреть лишь одним глазом, - интригующе произнес Джем, вызвав у меня смешок.
  Под редкими хлопьями мокрого снега я поднялась наверх, встала на доску на самом краю и перенесла вес на ведущую ногу, приказывая борду соскользнуть вниз. Все выполнялось привычно, по заученным траекториям, но только лишь изредка я старалась закручивать доску на большее количество оборотом или подлетать выше, совсем немного выше привычной зоны своего комфорта. Вот и неудавшийся лип. Перевернувшись в воздухе, я машинально задержала доску ногами, позволяя ей повиноваться инерции, и на долю секунды замерла на руке - в этот раз я поставила её почти правильно.
  Появившуюся улыбку погасил тихий голос Лебединского, которого я услышала уже тогда, когда съезжала вниз и набирала скорость при взлете и интуитивном грэбе - доска полетела не туда, куда должна была из-за того, что я вновь отвлеклась.
  - Пересекаешь границы, Джем.
  Задев колесом угол рампы, я попыталась ухватиться за её край и предсказуемо навернулась, свалившись на асфальт с приличной высоты. Оставалось только всей душой надеяться, что хруст был от моих костей, а не от доски; конечности за зимний сезон заживут, а вот две сломанные доски за одну неделю - это уже перебор.
  Высокая травмоопасность - главная причина, почему нам с Лебединским нельзя было тренироваться в одно время. Мне нужно было понять это уже в день нашего близкого знакомства.
  Сейчас "чокнутым официозиком" я его не смогла бы назвать даже при большом желании.
  ***
  Конец?..
  ***
  - Чокнутый официозик, - я рассмеялась, глядя на отглаженный костюм Лебединского. Черт, конечно, того, что Кирилл шикарно выглядел, не признал бы только больной человек... И я уже не первую неделю была именной такой, доставала всех в больнице и восхищаться Киром не собиралась. По крайней мере, вслух. - Ты на свадьбу?
  - На похороны, - беззлобно огрызнулся Лебединский, вызвав у меня новый приступ хохота, и кинул в меня апельсином. Заторможенная от избытка обезболивающего, я не успела поймать фрукт, и он прокатился по кровати и ускакал куда-то под соседнюю койку.
  После неудачного падения я решила не показывать чудеса сдержанности и выпустила все внутреннее напряжение, наорав на Кирилла, оказавшегося ближе всех и, к слову, перепугавшегося куда больше меня. В этот раз мне не повезло, и оказалось, что лодыжку я все-таки сломала. Плюсом было то, что кричала я на Лебединского настолько убедительно, что он даже сам поверил в свою вину и каждый день приходил ко мне в больницу, соглашаясь выполнять малейшие прихоти. К сожалению, Кир оставался Киром, и мои требования он выполнял с присущим ему ехидством. Например, когда я приказала ему перевести меня из палаты на двоих в более комфортабельную, он добился моего перевода в шестиместку (потом, к счастью, мои суматошные родители прибежали и решили, что их дочь достойна жизни только в одноместной палате - дочь не была против). Однажды вместо ноутбука ("Мне скучно, я хочу поиграть во что-нибудь интересное!") бессовестный скейтер притащил тетрис и домино. На моё капризное "не хочу никого видеть!" он завязал мне глаза и привел целую толпу желающих выразить свое сочувствие.
  Тем не менее, я понимала, что без него я бы тут просто загнулась. Кир таскал мне нормальную еду, первые дни вообще не уходил из больницы, защищал от гнева врачей, у которых просто не хватало терпения на капризную больную - я хотела домой и всячески старалась, чтобы меня выгнали отсюда, - и проигрывал мне в домино. Подозреваю, что он поддавался.
  Нынешний его внешний вид - и есть результат очередного его проигрыша в игре на желание.
  - Я больше никогда в жизни так не оденусь, поняла? - Лебединский ткнул пальцем в мой лоб, вызывая очередной приступ смеха.
  - Поняла-поняла, не ори, а то опять прибегут, посчитав, что ты несчастную Катеньку избиваешь.
  Я перехватила руку, а он зажал запястье между своих ладоней. Спорить я не стала - это была практически запретная тема. Ни разу за все это время в больнице Кир не позволил себе большего, словно постепенно приучал меня к себе. Не резко, не через постоянные похищения и ссоры, а аккуратно, бережно, заставляя меня все больше и больше доверяться ему. Поначалу я противилась, а потом поняла, что это бесполезно - он все равно никуда не денется.
  И не скажу, что меня это прямо так уж сильно не устраивало.
  - Кто-нибудь приходил, пока меня не было?
  Я задумчиво покусала губу. Каждые несколько часов забегала Арина, проходившая в этой больнице практику, и мешала мне страдать, повышая настроение, пока её не замечал какой-нибудь врач и не утаскивал на распределенное рабочее место. Лебединская корчила высокомерную моську, уходила, а через некоторое время снова возвращалась, нередко за компанию притаскивая с собой парней-практикантов. Один раз Кирилл случайно просек это и надавал подзатыльников и несчастным парням, и невозмутимой сестре. С того случая Арина приходила исключительно одна.
   - Светочка с Алексом и еще парой ребят из парка, - выдала я после недолгим подсчетов.
  - Жопу надо надрать этому Алексу, - выругался Лебединский и прилег рядом, пользуясь моей беспомощностью. Я, как истинная Леонтьева, тут же попыталась его столкнуть, и мне это почти удалось сделать.
  - А почему только ему? - полюбопытствовала я, пытаясь отползти в стороны. Нога с такими действиями явно была не согласна и тупо заныла. Конечности ломать мне приходилось часто, но привыкнуть к этому я по-прежнему не могла.
  - Он к тебе больше всех пристает, - выдал аргумент Лебединский и пристально-пристально посмотрел на меня взглядом из серии "только-посмей-вякнуть". Я радостно оскалилась.
  - В таком случае разворачивайся, будем драть задницу тебе - ты точно взял первое место по приставаниям.
  - Ты где таких выражений понабралась, детка? - Кирилл мощной лапищей придвинул меня к себе подальше от края кровати, и мне ничего не оставалось, кроме как уткнуться носом в его плечо и глухо вздохнуть.
  - От тебя детка выражений понабралась. Я, между прочим, раньше была молчаливой и скромной девочкой... - попыталась я надурить наглого скейтера, пыхтя ему в шею. К сожалению, ему по специальности надо было уметь вовремя разоблачать мелкую ложь и подмечать детали.
  - Вспомни нашу первую встречу, - издевательски шепнул он на ухо. Я вспомнила и попыталась напеть под нос песенку нецензурного содержания, придуманную мной, когда "официозик" тащил меня к себе в пещеру.
  Видимо, в официальном костюме Кир не терпел мата и потому поспешил заткнуть меня древним, как мир, способом. Я решила ненадолго стать покорной девочкой и даже не сопротивлялась - более того, сама липла к парню, как какая-то впечатлительная малолетка.
  Именно в подобной компрометирующей ситуации нас и застал Тимофей, по привычке зашедший в палату без стука.
  - Нашли общий язык? - двусмысленно кашлянул он, маскируя смешок. Я воспользовалась всеобщей растерянностью, сильным толчком столкнула Кирилла с кровати, а сама смущенно спряталась под одеялом под уже не скрываемый хохот брата. Откуда-то снизу Лебединский рыкнул что-то о вредных и противных девчонках. Я мысленно с ним согласилась, но смолчала. - Кать, совсем забыл сказать... - я аккуратно оттянула одеяло вниз, оставив открытым один любопытный глаз. Тим с удобно рассевшимся на полу Кириллом переглянулись, и оба как-то заговорщически улыбнулись. Я заподозрила неладное. - У меня для тебя плохая и хорошая новость. Тебе какую сначала?
  - Не нравится мне, когда ты так начинаешь, - фыркнула я, демонстративно надуваясь. С таких слов обычно в детстве начинались мои безумные приключения. "Катя, у меня для тебя две новости: хорошая и плохая, - говорил девятилетний Тимошка своей сестренке. - Плохая: я сказал родителям, что телевизор разбила ты. Хорошая новость - ты младшая в семье, и никто тебя бить не будет". Сейчас было точно такое же предчувствие грядущего нагоняя. - Давай с плохой.
  - Нас затопили.
  - Что?! - завопила я, не постеснявшись тут же выбраться из-под одеяла, и забарахталась в кровати, как перевернувшийся на спинку жук. - Мы живем на последнем этаже, нас соседи снизу затопили?!
  - Трубы прорвало... - попытался объясниться Леонтьев, но я его перебила.
  - Какого черта?! - Кирилл поднялся с пола, сел рядом и молча положил руку на мой живот, прижимая к кровати. Я замерла, мгновенно успокоилась и один раз хлопнула ресницами. - А хорошая новость?..
  - Есть еще очень плохая новость, - невинно улыбнулся Тим, - больше всего воды пришлось на твою комнату.
  - И почему я даже не удивлена? - уныло прогудела я, вытаскивая подушку и водружая её к себе на голову. Пора немного придушить себя.
  Голос брата доносился несколько глухо, но сейчас мне было интересно, к чему он ведет, и поэтому я слышала буквально каждый слог. Кажется, я понимаю, на что он намекает.
  - Хорошая новость заключается в том, что у тебя есть выбор: пожить у родителей, пока я восстанавливаю комнату, делаю ремонт и все дела или же...
  - Выбираю второй вариант, - протараторила я, откидывая в сторону подушку. - Что угодно, но только не родители - они мне мозг скушают китайскими палочками, не подавятся, да еще и добавки попросят! - и я не шутила - драгоценные предки и в самом деле были поклонниками азиатской кухни, а на мои просьбы приготовить домашние пельмешки заказывали в онлайн-магазине пару сетов роллов на любой вкус. На любой вкус, кроме моего.
  - Отлично, значит, сейчас идем за выпиской, заезжаем к вам домой, забираем вещи и едем ко мне. Тим, ты пригнал машину?
  - Конечно, Кир, - улыбнулся брат, шагнул в мою сторону и с довольной усмешкой дал пять не менее довольному Кириллу. Мне оставалось только ошарашенно открывать рот и жалобно переводить взгляд с одного заговорщика на другого.
  - У меня всегда есть план, - шепнул Лебединский.
  - Ненавижу твои планы, - бессовестно соврала я ему.
  ***
  Конец?.. [дубль 2]
  ***
  Тим смотался в неизвестном направлении, любезно разрешив мне трогательно попрощаться с любимой комнатой. Она была и правда полностью залита водой, до сих пор капающей откуда-то с потолка, хотя я не исключала возможность того, что Лебединский специально ради этого забрался на крышу и проткнул трубы, чтобы подстроить все под "обыкновенную случайность", "ход судьбы" или еще нечто в этом роде.
  Не скажу, что мне не было жаль уходить из полюбившейся квартиры. За то время, что мы с Тимом прожили тут, произошло невероятно много событий - я закончила колледж, пыталась работать по специальности, попала на Экстрим-FM, победила в командном соревновании, нашла подругу детства, побывала жертвой каких-то безумных извращенцев, познакомилась с огромным количеством замечательных людей и даже умудрилась влюбиться. Жизнь казалась каким-то сумасшедшим круговоротом событий, ни на миг не останавливающим свой ход, и расставаться со всем этим было жалко.
  Я уходила не навсегда, всего лишь на какое-то время, но, наверное, уже сейчас знала, что мой временный отъезд затянется надолго - не думаю, что Кирилл сможет довольствоваться парой месяцев вынужденной совместной жизни. Если, конечно, мы раньше друг друга не прибьем от особой любви.
  Пока я, поднявшись на цыпочки, разглядывала свою пострадавшую комнату через чужое плечо, Лебединский стиснул меня еще крепче - до чертова хруста в ребрах.
  - Раздавишь, мутант, - протянула я, рассеянно сжимая пальцами рубашку и пряча улыбку где-то рядом с его колотящимся сердцем.
  - Тебя-то раздавишь, - отозвался Кирилл, целуя куда-то в висок - ниже не мог дотянуться, потому что я впечаталась лицом в мягкую ткань, отказываясь поднимать лицо и сотрудничать. - Сама кого хочешь в гроб загонишь.
  - Всегда знала, что ты обо мне высокого мнения, - закрыла я глаза, невольно улыбнувшись. Вот оно, превращение ехидной Кейт в непонятное черт-знает-что. Всё-таки плохо на меня Лебединкий влияет, однозначно плохо - еще немного, и я начну постить в социальных сетях романтичные статусы про любовь-морковь-помидоры и прочие причуды сельскохозяйственной промышленности.
  Сумки были собраны и стояли у порога, я была фактически готова к первому шагу в эту странную взрослую жизнь, но по-прежнему стояла посреди квартиры и, как мелкая идиотка, обнималась со скейтером, все-таки добившимся своего.
  Кирилл еще раз коснулся губами виска, заправив мои вьющиеся длинные прядки за уши, и усмехнулся. Я всё-таки осмелилась, взглянула на него и в очередной раз почувствовала прилив непривычной (и, к слову, совершенно глупой!) радости, которая казалась мне совершенно дикой - рядом с этим ненормальным скейтером куда логичнее было бы испытывать подъем наглости и вредности.
  - Мелочь, а я и не думал, что ты так легко сдашься.
  "Легко"?!
  - Я могу передумать и снова сбежать, - совершенно неискренне пригрозила я, понимая, что теперь оторваться от своего личного энергетического вампира у меня не получится. По крайней мере, не сегодня, не завтра, не в ближайшие пару месяцев или даже не в течение нескольких лет. Хотя, конечно, с последним - это уже перебор: думаю, уже через год последняя капля превысит отметку "максимум" в чаше моего терпения. - Признайся, ведь не было никакого плана? Импровизация - это твой конек, Лебединский.
  - Обычно - да. Но в этот раз мой запасной план стоит за дверью. Ты бы просто не смогла меня не простить после его уговоров. - Я скептически фыркнула, как-то не очень впечатленная таким убеждением. Сомневаюсь, что в мире найдется человек, которого я послушаюсь безоговорочно: такого влияния не имеет ни Кирилл, ни родители. - А ты открой, - насмешливо подмигнул мне Кир, коснулся губами щеки и отступил назад, легко подталкивая меня к двери.
  Подобное поведение, само собой, внушало только еще больше подозрений. С сомнением покосившись на Лебединкого, я щелкнула замком и подняла взгляд. Не знаю, почему это он так уверен в том, что меня поразит человек, стоящий за дверью, но...
  - Кир, я, конечно, всегда с удовольствием готов последить за твоей девочкой с крыш в качестве шпиона, - раздался насмешливый знакомый голос, - но вот вашим семейным психологом становиться не буду, - держа на руках мою Мурку, Лирик улыбнулся и... снял с головы зеленый капюшон толстовки, весело подмигнув. - Привет, Кейт.
  
  Конец.
  
   ***
   Спустя пять лет.
   ***
  - ...Ты хотя бы в курсе, что у тебя раздвоение личности? - Василий покачал головой, смотря на сидящего на соседнем сидении парня и усмехнулся. Машина мчалась по ночному городу, ловко огибая редкие встречные автомобили и несильно подпрыгивая рельсах трамвайных путей. Если бы добросовестные гаишники работали и в ночное время суток, они бы имели шанс получить приличные деньги от хозяина огромного внедорожника, которому, казалось, не были страшны никакие препятствия.
  В салоне раздался веселый смешок.
  - Разумеется. В конце концов, я сам придумал его себе.
  Вий вздохнул, покачав головой и чуть придавив педаль тормоза. Автомобиль послушно притормозил на повороте, ровно вписавшись в узкий переулок. Идеальная управляемость этого монстра приводила фотографа с криминальным прошлым в детский восторг, заставляя его семью - жену и ребенка (маленькую обаятельную девочку, почему-то просто обожающую игрушечные пистолеты) - раз за разом обреченно закатывать глаза. Вроде взрослый мужчина, а радуется, как ребенок.
  - Веселишься? Настроение хорошее? - мужчина раздраженно дернул головой, недовольно морщась. - А тебя, между прочим, по всему городу полиция ищет - в городе появился грабитель, который невероятным образом залезает в окна на любом этаже. Ничего не напоминает?
  - Сам же знаешь, я стараюсь не светиться, - парень равнодушно взглянул в окно. За эти годы он сильно изменился, но по-прежнему оставался Лириком. Зеленая толстовка была заброшена в дальний ящий, сайт с личным блогом, в котором фотографии раньше обновлялись едва ли не каждую неделю, закрыт. Теперь о неуловимом трейсере со скейтбордом вспоминали только лишь тогда, когда нужно было обвинить кого-нибудь в ограблении квартиры, находящейся выше третьего этажа. - Я хочу вернуться, - глухо произнес он, когда машина замерла на светофоре.
  - %Запрещено цензурой%? Совсем умом тронулся? - более цензурно добавил Василий, уставившись на Лирика, пока сигнал светофора отбрасывал на машину красные блики. - Значит, тебе мало было того %запрещено цензурой%, вздумавшего шантажировать тебя твоими же фотками? Нет, %запрещено цензурой%, до их пор не понимаю, как тебя тогда угораздило так глупо открыть лицо! - ударил мужчина по рулю и снова выругался.
  Лирик пропал пять лет назад - вот он был, а вот его не стало, словно парень в зеленом капюшоне испарился в никуда. Он знал, что если его фотографии сдадут полиции, то та сразу же повесит на него все нераскрытые ограбления. Лирик послушно исчез, когда неизвестный шантажист пригрозил разоблачением, но теперь...
  - Мне плевать, - произнес парень, едва заметно прищурив глаза, и медленно растянул губы в улыбке. - Что я, не справлюсь с каким-то там общественным мнением, если меня раскроют? Мы не слышали ни слова от того идиота - может, он уже давно удалил те фотографии? Мне наскучило отсиживаться в тени, Вий. Пора Лирику возвращаться.
  - Вот ведь упертый придурок... - покачал головой Василий и нажал на газ. Снаружи салона раздался испуганный вопль, грохот и какое-то заковыристое ругательство на английском.
  Лирик замер, смотря, как мужчина выскакивает из машины и подбегает к перепуганной девчонке, в окружении дорожных сумок сидящей на асфальте перед бампером.
  - Куда прешь на красный, дура? - грубо гаркнул мужчина, легко приподнял девушку, словно весила она совсем ничего, и поставил её на ноги. В руках рыжеволосая жертва небольшой аварии судорожно сжимала камеру. - Цела? - мягче спросил Василий, сообразив, что бедная девушка не может говорить от потрясения. В следующую секунду та словно отмерла, быстро осмотрела фотокамеру со всех сторон и зыркнула на мужчину так злобно, что тот невольно отшагнул назад.
  - К вашему счастью, да, дяденька. Но если флэшка помялась или на объективе появилась малейшая царапина, я найду вашу чертову машину, выпотрошу из нее все содержимое, а потом заставлю вас съесть каждую детальку! Каждую. Деталь. Без исключения, - членораздельно произнесла она, а потом широко улыбнулась самой искренней на свете улыбкой и дружелюбно протянула руку. - Я Лиза. Лиза Комарова. А как вас зовут?..
  Лирик предвкушающе улыбнулся.
  
  От автора.
  
  Пам-парам, невероятно, но факт: "Максимум" закончен. Пожалуйста, не бейте бедного-несчастного автора за нераскрытые тайны - я знаю, многие из вас точно надеялись узнать личность Лирика в этой части и наверняка разочаровались, когда не узнали долгожданного имени. Обещаю, в последней части под названием "Ворчание - знак согласия" раскроются все секреты "Максимума", все секреты "Темноты" и, конечно, главный вопрос - кто же такой этот неуловимый парень, стихийно совмещающий в себе два стиля и две личности?
  Спасибо всем и каждому за поддержку во время написания "Максимума", я безумно рада, что вы дотерпели до последнего обновления, несмотря на мои внезапные и необъяснимые пропажи.
  Режим "В ожидании ""Ворчания""" включен.
  До встречи,
  Ваш Автор.
Оценка: 6.94*33  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Лайм "(по)ложись на принца смерти" (Приключенческое фэнтези) | | Е.Мелоди "Пат для рыжей стервы" (Современный любовный роман) | | Е.Ночь "Я научу тебя летать" (Романтическая проза) | | Л.Ред "Акула недвижимости" (Короткий любовный роман) | | В.Богатова "Невинная для дракона" (Любовное фэнтези) | | К.Ши "Жена на день" (Современный любовный роман) | | В.Елисеева "Черная кошка для генерала. Книга вторая." (Любовное фэнтези) | | N.Zzika "Любовь по инструкции" (Любовное фэнтези) | | К.Кострова "Невеста из проклятого рода 2: обуздать пламя" (Любовное фэнтези) | | О.Райская "Магическая штучка" (Городское фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"