Глущенко Александр Григорьевич: другие произведения.

Аццкое творение бывшего журналиста Андреева

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О современной конъюктурщине на тему советского атомного проекта.

Александр ГЛУЩЕНКО


АЦЦКОЕ ТВОРЕНИЕ БЫВШЕГО ЖУРНАЛИСТА АНДРЕЕВА

Из цикла «Перелицованная история»




«Дискуссия на тему „Советское атомное оружие” оживлённо и порой излишне пристрастно идёт в отечественной и зарубежной прессе и научной литературе. Те, кто следят за ней, хорошо понимают, что появление основательной источниковой базы было бы делом принципиальной важности для реконструкции подлинной истории создания советского атомного оружия.»

В. Мальков, Четыре плюс четыре.


«Общественная молодежная палата Москвы разработала законопроект по патриотическому воспитанию граждан. Документ предполагает введение ответственности главредов СМИ за размещение материалов, направленных на подрыв авторитета государственности, пишут «Известия».

  За фальсификацию истории в материалах СМИ предложено ввести уголовную ответственность, хотя здесь ещё ведётся дискуссия о санкциях. Документ будет внесён на рассмотрение Госдумы в конце 2013 г. В октябре в Совете Федерации по нему состоятся слушания.»

Сообщение агентства «РБК», 6 июня 2013 г.1


  ВНИМАНИЕ, АНОНС!

  «В печать выходит книга, которая раскроет последние тайны жизни отца термоядерного взрыва.»2


 []
 
  «Комсомолка» пообещала, что вот-вот некий «писатель и бывший журналист» Николай Андреев осчастливит человечество своей 800-страничной «литературной версией биографии великого физика» — «Жизнь Сахарова», и отвела под главы «версии» аж две полосы — «Адское творение академика Сахарова».

  Хотя в отрывке из нетленки не указывается конкректная дата событий, по контексту изложенного и подписи к одной из прилагаемых фотографий можно понять, что речь идёт об испытании термоядерной бомбы РДС-37, произведённом 22 ноября 1955 года. Интересная тема? Безусловно! Историческое событие? Вне всякого сомнения!

  Что ж, почитаем...

  В тему входим легко и незамысловато: «возникнув» над головой молодого академика, бомбардировщик с «адским творением» на борту устремился к испытательному полигону.

  «...Сжалось сердце: вот и всё! Через пятнадцать минут он увидит результаты своих умственных построений. «Произойдёт то, для чего я создан, — думал Андрей. — К чему готовился. Без этого жизнь осталась бы незавершённой. И бесполезной...»

  Ну да, кто о чём, а вшивый, как говорится, — о бане3. О чём бы ещё размышлял молодой учёный во время испытаний, за пятнадцать минут до взрыва? Но... Не верю! «Die Leiden des jungen Werther», как сказал бы бессмертный Иоганн Вольфганг Гёте.

  Впрочем, мало ли о чём и как мог думать в тот момент (не в бане — на полигоне!) наш «jungen Andrei», — я в его переживания вхож не был... Возможно, и о том, возможно, что и так:

  «...Термоядерная реакция покорна его воле. Вот она! Свободно ветвится на его письменном столе! Это круто. Но — только теоретически. На бумаге. Виртуально. В горле пересохло от страстного желания, как реакция будет выглядеть в реале...» (здесь и далее выделено мною. — А. Г.)

  Прикиньте, пацаны, реальный базар конца 40-х – начала 50-х годов!

  «...Теоретики выкатили расчёты: мощность ядерного заряда в тротиловом эквиваленте — три миллиона тонн тротила...»

  Ну так, каждый выкатывает, что может. К примеру, наш писатель-практик и не заметил, как начал масло масляным называть. При этом похлопывая снисходительно по плечику действительного члена Лондонского Королевского общества:

  «Хитрый Капица не пожелал заниматься бомбой, заложил зигзаг в сторону...»

  Так и вспоминается: «Ну что, брат Пушкин?..»

  А дальше «писатель и бывший журналист» выкатывает и вовсе несуразное:

  «Вспомнилось: с уральского завода привезли плутоний. Теоретики пошли глянуть: как же выглядит заряд их изделия. Ничего особенного — заурядные на вид куски обработанного металла. Зельдович сказал тогда страшную по своей сути фразу. «В каждом грамме этого, — взял в руки один из кусочков, — запрессованы тысячи, а может, и миллионы человеческих жизней».

  Мало того, что «теоретики» — с подачи Андреева — попёрлись поглазеть на ядерный заряд, прибывший с завода почему-то в виде «кусков» и «кусочков», так доктор наук ещё и лапает его, словно сахар-рафинад.

  Кстати, вот что пишет о «кусках обработанного металла» Википедия:

 []

Плутоний в пакете.
 
 
 []

Кольцо чистого, электрорафинированного оружейного плутония (99,9 %).

Фото «Википедии».

 
  «Плутоний, как и большинство металлов, имеет яркий серебристый цвет, похожий на никель или железо, но на воздухе окисляется, меняя свой цвет сначала на бронзовый, затем на синий цвет закаленного металла и после превращается в тусклый чёрный или зелёный цвета из-за образования рыхлого окисного покрытия. Также есть сообщения об образовании жёлтого и оливкового цвета оксидной плёнки.»4

  В той же статье приводится фотоснимок «чистого, электрорафинированного оружейного плутония (99,9 %)», более чем отдалённо напоминающий «обработанный металл». А чуть выше изображено как раз то, как с этими «кусками» обращаются знающие люди, к которым, судя по андреевскому тексту, профессор Зельдович не относится. Дык! Вот ещё фрагментик, не попавший на печатную страницу (кстати, в конце газетного варианта честно указано: «Печатается с сокращениями». Видать, и в редакции не все ещё стыд потеряли):

  «— Пора, — сказал Зельдович.

  Он уже побрился, от него несёт назойливым запахом «шипра». Возможно, он и не ложился: вчера гладил ниже спины официантку в столовой. Та хихикала, но не отстранялась.»

  Тут, наверное, вполне бы к месту пришлись слова автора: «Падла буду — сам видел...» Почитать его — так, чего, собственно, ещё можно ожидать от будущего академика, а к описываемым событиям — профессора МИФИ (вам, Андреев, эта аббревиатура о чём-нибудь говорит?) и дважды Героя Социалистического Труда?!

  «— Вот бы чем заняться. А мы какой-то ерундой... Ну взорвём. Ну разнесём все к... — он полоснул матерным выражением. Андрея всегда огорчала натужная и нарочитая матерщина Зельдовича, в ней проскальзывало желание показать генералам: я — ваш! мы одной крови!»

  Далее по тексту сайта следует светская беседа двух представителей советской научной интеллигенции:

  «— Древний человек, скорее всего, был как мыши — такой же интуитивно чувствительный, — очнулся Зельдович.

  — Что вы имеете в виду? — повернулся к нему Андрей.

  — Тоже получал какие-то указания. Свыше. Человек каменного века шестым или десятым чувством ощущал ход космических процессов. Он не мог выразить, что именно ощущает, потому истолковывал их как действие неких высших сил, управляющих Вселенной. И потому если вдруг на него нисходило: надо немедленно покинуть обжитое место, то объяснял это волей Неба — и уходил. Биологи сказали мне, что животные, — собаки, куры, змеи — заранее знают: будет землетрясение. Или наводнение. Или цунами. Знаете, что такое цунами?

  — Нет.

  — Цунами — это гигантские волны, высотой метров десять, накатывающие с океана на сушу. Японцы с этим явлением постоянно имеют дело, потому слово японское. Обезьяны за несколько часов до прихода цунами поднимаются на возвышенность. Кто-то даёт им сигнал. Такие сигналы получал и древний человек. А мы потеряли такую ценную способность — предвидеть будущее. Потому и занимаемся этой ёбаной бомбой.

  Андрей поморщился от матерного слова...»

  Я тоже...

  Тем временем учёный-ядерщик Зельдович развивает мысль:

  «— ...Земля, в сущности — это пороховая бочка. И ведь какой-нибудь умник в далёком будущем придумает спичку, которой можно поджечь всю материю. Вы знаете, что это элементарно сотворить: четыре атома водорода в морской воде соединить с одним атомом гелия — и сгорит Земля.»

  Меня уже не коробит, меня колбасит! Зачем? Зачем соединять четыре атома водорода с одним атомом гелия?! Типы термоядерных реакций практически исчерпывающе описаны в той же Википедии5, и нет там подобной якобы озвученной Зельдовичем!

  ...Ладно, ну её к богу (Зельдович, по-Андрееву, тоже через слово к Богу отсылает), науку. И без того понятно: «Это гады-физики на пари раскрутили шарик наоборот...»

  Перейдём к, типа, документальным описаниям. Тем более, что и «физики» Сахаров и Зельдович уже, похоже, подъезжают к месту:

  «...Через два с половиной часа физики добрались до наблюдательного пункта — в 40 километрах от предполагаемого эпицентра взрыва.

  И в тот же момент подкатил чёрный сверкающий лаком „ЗИМ”, из него вылез председатель Государственной комиссии маршал Неделин. За ним показались Курчатов, Ванников, Харитон.»

  Интересно, а что по этому поводу пишет в своих «Воспоминаниях»6 сам «виновник торжества» — Андрей Дмитриевич Сахаров? Читаем:

  «Штаб испытания находился в здании одной из лабораторий на окраине того городка, в котором мы жили и работали. Большинство наблюдателей располагалось на так называемой „половинке” — на половине расстояния от центра испытательного поля до городка. В 1953 году я тоже наблюдал испытание оттуда, но в этот раз мне, Зельдовичу и ещё нескольким сотрудникам объекта и институтов, которые могли понадобиться руководителям испытания, было предложено находиться поблизости от штаба. Во дворе лаборатории был устроен невысокий помост, и мы разместились на нём.»

  Два с половиной часа добирались до окраины городка, в котором жили7? Или Андреев не читал этих «Воспоминаний»? Или не доверяет памяти мемуарствующего академика? Читал и, местами, очень даже доверяет! Доказать?

  Сахаров:

  «Сразу за забором, окружавшим лабораторию, начиналась степь. Она была покрыта тонким слоем снега, сквозь который торчали кое-где сухие ковыльные стебли

  Андреев:

  «Степь покрыта тонким слоем снега, сквозь который торчат сухие ковыльные стебли.»

  Сахаров:

  «За час до момента взрыва я увидел самолёт-носитель; он низко пролетал над городком, делая разворот. Самолёт, видимо, только что взлетел и ещё не успел набрать высоту. Ослепительно белая машина со скошенными назад крыльями и далеко вынесенным вперёд хищным узким фюзеляжем, вся — движение и готовность к удару, производила зловещее впечатление.»

  Андреев:

  «В густой синеве неба, оставляя расплывчатый след, возник бомбардировщик. Ослепительно белая машина со скошенными к хвосту крыльями, свирепым хищным фюзеляжем, вся — от носа до хвоста — готовность к удару... От белоснежной машины дохнуло мощью. И ужасом.»

  Ну, не знаю, чем там на Андреева дохнуло, а на меня лично засмердило откровенным плагиатом — ведь не заковычивает НиколЯ ни слова, да и положенных в подобных случаях ссылок не ставит. В приличном обществе за такое морду бьют...

  Правда, следует признать: у Сахарова самолёт появился за час до взрыва, у Андреева — за 15 минут. Алиби, алиби, алиби...

  Далее начинаются странные для дословного почти пересказа нестыковочки.

  Так, ни из какого другого источника мне не известно о присутствии на этих испытаниях первого заместителя министра среднего машиностроения СССР Б. Л. Ванникова, которого Андреев с какого-то перепугу окрестил «руководителем всего атомного проекта».

  Вообще говоря, Ванников, действительно, в течение восьми лет — с 1945 по 1953 гг. — возглавлял Первое главное управление (ПГУ) при СНК (затем — СМ) СССР, которое осуществляло непосредственное руководство научно-исследовательскими, проектными, конструкторскими организациями и промышленными предприятиями по использованию атомной энергии и производству атомных бомб8. Однако помимо ПГУ при СНК (СМ) СССР, а до того — при Государственном комитете обороны существовал так называемый Специальный комитет № 1, возглавляемый Л. П. Берией. В состав Специального комитета входили Г. М. Маленков, Н. А. Вознесенский, Б. Л. Ванников, А. П. Завенягин, И. В. Курчатов, П. Л. Капица, В. А. Махнев, М. Г. Первухин. Именно на Специальный комитет была возложена организация всей деятельности по использованию атомной энергии в СССР: научно-исследовательских работ, разведки месторождений и добычи урана в СССР и за его пределами, создания атомной промышленности, атомно-энергетических установок, разработки и производства атомных бомб. При этом последняя задача являлась ключевой, которой были подчинены все остальные9. По мнению историков темы Г. А. Гончарова и Л. Д. Рябева, «Специальный комитет стал подлинным штабом советского атомного проекта... Он рассматривал все наиболее принципиальные вопросы, возникавшие в ходе осуществления советского атомного проекта»10. Ну, а кто возглавлял этот штаб, мы уже видели. Что же касается ПГУ и его руководителя, так, в подписанном Сталиным постановлении ГКО СССР № 9887 от 20 августа 1945 года в частности предписывалось: «Для непосредственного руководства научно-исследовательскими, проектными, конструкторскими организациями и промышленными предприятиями по использованию внутриатомной энергии урана и производству атомных бомб организовать при СНК СССР Главное Управление — „Первое Главное Управление при СНК СССР”, подчинив его Специальному Комитету при ГоКО.»11 (Вы, Андреев, в состоянии сопоставить иерархию подчинённости упомянутых структур? Я уж не говорю о том, что научным руководителем «атомного проекта» являлся академик Игорь Васильевич Курчатов — факт, надеюсь, общеизвестный, не требующий ссылочных доказательств.) Так что, при всём моём уважении к Борису Львовичу Ванникову, назвать его «руководителем всего атомного проекта» я бы не смог.

  Кстати, об уважении. Андреев на него плевать хотел — с высокой трибуны. Доказать? Легко! Апологет «литературных версий» излагает:

  «На трибуну (про эту «трибуну» сам Сахаров пишет: «Во дворе лаборатории был устроен невысокий помост...» — А. Г.) поднимается маршал Неделин. Рядом с ним Ванников, руководитель всего атомного проекта — низенький, жизнерадостный и очень веселый толстячок...

  Неделин бросает на учёных высокомерный взгляд. Поворачивается к Ванникову:

  — Борис Львович, повесили народ анекдотом.

  — Что? — Ванников непонимающе смотрит сверху вниз (? — А. Г.) на Неделина. — Ах, анекдот! — радостно сообразил он. — Извольте. Толпа разъярённых мужчин врывается в кабинет директора фабрики резиновых изделий. «Ваши презервативы рвутся!» — кричит здоровенный громила, возглавляющий группу недовольных. Из-за его спины высовывается щуплый старикашка с палочкой и добавляет жалобным голосом: «... И гнутся!»

  Неделин поощряюще хохотнул. Генералы и полковники поддержали маршала жизнерадостным гоготом.»

  И вправду, Ванников не отличался могучей фигурой. Но, во-первых, говорить в подобном тоне о трижды Герое Социалистического Труда, лауреате двух Сталинских премий — со стороны «бывшего журналиста» есть скотство большое, неприличное. А во-вторых, мне не совсем понятно, почему, собственно, заместитель одного министра должен «прогнуться» перед заместителем другого, генерал-полковник инженерно-технической службы — потрафить маршалу артиллерии? Пусть даже «красавцу-мужчине в отличной физической форме», «на широкой солдатской груди» которого «позвякивают ордена, чуть выше — звезда Героя». Позволительно, думаю, также поинтересоваться у Андреева: а что, Неделин на все полевые испытания являлся в парадном мундире, с так вот прямо и «позвякивающими» орденами? Но тогда уж можно было бы заметить, что на правой стороне груди маршала хоть и не «позвякивали», но таки имели место быть ордена (и все — 1-й степени!) Суворова, Кутузова, Богдана Хмельницкого, Отечественной войны12. Слышь, Андреев, ты когда-нибудь слышал, за что и кому такие награды вручались?

  «А был ли мальчик» вообще? — имею ввиду «позвякивающего орденами» маршала. Я вновь перелистал «Воспоминания» Сахарова и в главе за номером 11, названной академиком «1953 год» (у Андреева, напомню, описанное событие происходит в ноябре 1955-го), прочитал13:

  «Через два с половиной часа я приехал на наблюдательный пункт в 35 км от точки взрыва, где уже собрались молодые теоретики нашей группы и группы Зельдовича, а вскоре приехали руководители испытаний, начальники оперативных групп, также Игорь Евгеньевич. Я должен был наблюдать взрыв вместе с теоретиками. Игоря Евгеньевича пригласили пройти в блиндаж начальства. Я подошёл обменяться с ним несколькими словами взаимного ободрения. Не только мы, но и начальники заметно нервничали. Малышев, обращаясь к Борису Львовичу Ванникову, попросил, стоя на первой ступеньке блиндажа:

  — Борис Львович, экспресс-анекдот.

  Тот тут же „выдал”:

  — Почему ты такой грустный?

  — Презервативы плохие.

  — Что, рвутся?

  — Нет, гнутся.

  Малышев коротко засмеялся:

  — Молодец, пошли.

  Я вернулся на поле...»

  Андреев, вы — пошляк! Вы нахально тырите не принадлежащие вам тексты и одновременно искажаете их не только по содержанию, но и по смыслу. Повторяя замшелый анекдотец, вы не в состоянии понять разницу между солдафонским юмором и «экспресс-анекдотом», «выданным» для снятия напряжения в нервной атмосфере испытаний. Да оно бы и бог с ним! Но вы ещё и беспардонно подменяете реально существовавшего министра Малышева не менее реально существовавшим маршалом Неделиным, навесив на последнего чужие слова и невесть откуда взятую хамовитую манеру поведения. Некрасиво, батенька, некрасиво...

  Вернёмся, однако, к Ванникову. После реорганизации в 1953 году ПГУ и Спецкомитета № 1 в Министерство среднего машиностроения СССР, в котором было сконцентрировано руководство важнейшими предприятиями атомного комплекса страны, новым министром был назначен В. А. Малышев (ранее прямого отношения к разработке атомного оружия не имевший), а Б. Л. Ванников стал первым заместителем министра. 12 августа 1953 года были проведены испытания первой советской водородной бомбы РДС-6, в которых Ванников, действительно, принимал активное участие, как один из руководителей ведущего оборонного министерства. По итогам испытаний Б. Л. Ванников был удостоен третьей Золотой Звезды Героя Социалистического Труда. А вот об участии Ванникова в испытаниях РДС-37, за исключением «свидетельств» самого Андреева, ничего неизвестно.

  В мае 1955 года В. А. Малышева на посту министра среднего машиностроения СССР сменил А. П. Завенягин — не так давно бывший заместителем Л. П. Берии в советском атомном проекте, а затем — заместителем министра Малышева. Завенягин присутствовал при испытаниях и РДС-6, и РДС-37 — об этом пишет Сахаров. О Ванникове в 1955-ом Сахаров не упоминает. А вот Андрееву отчего-то пренепременно захотелось, чтобы Ванников в описании этих испытаний фигурировал. Так или иначе Андреев пишет:

  «[После взрыва] из блиндажа выходят Неделин, Курчатов, Ванников, Харитон, военное, административное и партийное начальство. Ванников трогает рукой лиловую шишку на бритом черепе. От сотрясения в блиндаже обрушилась штукатурка, и отвалившийся кусок угодил прямо на министра. На лице Ванникова радость...»

  Господи! В первый и последний раз Ванников был министром — сельскохозяйственного машиностроения СССР — три месяца — в 1946 году; читайте, Андреев, Википедию.

  Но что интересно, похожий сюжет описан и у Сахарова:

  «Через несколько минут из здания штаба вышли руководители — военный руководитель испытания маршал М. И. Неделин, командующий ракетными войсками СССР, Курчатов, Завенягин, научный руководитель объекта Харитон, военное, административное и партийное начальство (в том числе начальник оборонного отдела ЦК Сербин), руководители служб испытания. Завенягин растирал рукой огромную шишку на лысой голове. От ударной волны в штабе треснул потолок и обрушилась штукатурка. Завенягин выглядел возбуждённым, как все, и счастливым.»

  И хотя Андреев привычно «содрал» у академика абзац почти полностью, но по каким-то, лишь ему ведомым, причинам вновь подменил одну историческую фигуру другой, заодно перепутав по недомыслию должности.

  И после этого НиколЯ хочет, чтобы я поверил следующему псевдофакту?

  «Курчатов нашел глазами Сахарова, подошёл и неожиданно склонился в глубоком поклоне:

  — Тебе, спасителю России, благодарность!

  Естественно прозвучала эта напыщенная фраза. Ненатуженно. Искренне...»

  Не верю!

  Г. А. Гончаров в работе «Основные события истории создания водородной бомбы в СССР и США»14 пишет:

  «25 июня 1955 года был выпущен отчёт, посвящённый выбору конструкции и расчётно-теоретическому обоснованию заряда РДС–37.

  Авторы отчёта: Е. Н. Аврорин, В. А. Александров, Ю. Н. Бабаев, Г. А. Гончаров, Я. Б. Зельдович, В. Н. Климов, Г. Е. Клинишов, Б. Н. Козлов, Е. С. Павловский, Е. М. Рабинович, Ю. А. Романов, А. Д. Сахаров, Ю. А. Трутнев, В. П. Феодоритов, М. П. Шумаев. На титульном листе отчёта указаны фамилии всех физиков-теоретиков, принимавших участие в разработке темы (31 человек). Кроме авторов отчёта — это В. Б. Адамский, Б. Д. Бондаренко, Ю. С. Вахрамеев, Г. М. Гандельман, Г. А. Дворовенко, Н. А. Дмитриев, Е. И. Забабахин, В. Г. Заграфов, Т. Д. Кузнецова, И. А. Курилов, Н. А. Попов, В. И. Ритус, В. Н. Родигин, Л. П. Феоктистов, Д. А. Франк-Каменецкий, М. Д. Чуразов. Как отмечено во введении к отчёту, написанном Я. Б. Зельдовичем и А. Д. Сахаровым, разработка нового принципа, заложенного в основу конструкции РДС–37, „...является одним из ярких примеров коллективного творчества. Одни давали идеи (идей потребовалось много и некоторые из них независимо выдвигались несколькими авторами). Другие более отличались в выработке методов расчёта и выяснения значения различных физических процессов. В длинном списке участников разработки, приведённом на титульном листе, существенной оказалась роль каждого. В обсуждении проблемы на ранней стадии (1952 год) весьма плодотворным было участие В. А. Давиденко”. Во введении подчёркнуто, что разработка опытного заряда РДС–37 потребовала больших конструкторских, экспериментальных и технологических работ, проводившихся под руководством главного конструктора КБ–11 Ю. Б. Харитона. В отчёте названы имена многих участников этих работ, а также имена руководителей коллективов математиков, внёсших неоценимый вклад в расчётно-теоретическое обоснование РДС–37. Это И. А. Адамская, А. А. Бунатян, И. М. Гельфанд, А. А. Самарский, К. А. Семендяев, И. М. Халатников. Общее руководство математическими расчётами, которые проводились в основном в Отделении прикладной математики Математического института АН СССР, осуществляли М. В. Келдыш и А. Н. Тихонов.»

  Но ведь помимо участников выбора конструкции и расчётно-теоретического обоснования заряда к созданию водородной бомбы имели отношение десятки, сотни, тысячи других людей — граждан СССР. Не думаю, что в описываемой ситуации Курчатов столь однозначно стал бы кланятся Сахарову, признавая в нём «спасителя России (? — А.Г.)».

  А тут снова маршал Неделин — ну точно, как политрук-засранец в штампах современных фильмов о Великой Отечественной войне:

  «Неделин торжественным голосом прокричал:

  — Товарищи, поздравляю вас с успешным испытанием изделия. Только что звонил первый секретарь нашей партии Никита Сергеевич Хрущёв. Он поздравляет всех участников создания водородной бомбы — учёных, инженеров, рабочих, всех, кто принимал участие в создании и испытании изделия. Особо Никита Сергеевич просил меня поздравить, обнять и поцеловать Сахарова за его огромный вклад в дело обороноспособности нашего великого Советского Союза.

  Маршал обнял Сахарова и впился поцелуем в щёку (каково, а?! — А.Г.).

  Сахаров не знал, куда деваться от неловкости. Не любил быть в центре официального внимания. Маршал вопросительно уставился на него, будто ожидал чего-то важного. А ждал он по военной привычке, что Сахаров, вытянувшись в струнку, поедая глазами начальство, отрапортует: «Служу Советскому Союзу!»

  Не дождался.»

  (Эх, Андреев... Добавил бы ещё несколько слов про то, как «академик сжал в кармане фигу» — пуще бы проняло...)

  На меня опять накатило неудержимое дежавю. Ну да, конечно! В той же сахаровской главе 11, «1953 год», читаем15:

  «Из блиндажа вышел Малышев, поздравил с успехом (уже было ясно, что мощность взрыва приблизительно соответствует расчетной). Затем он торжественно сказал:

  — Только что звонил Председатель Совета Министров СССР Георгий Максимилианович Маленков. Он поздравляет всех участников создания водородной бомбы — учёных, инженеров, рабочих — с огромным успехом. Георгий Максимилианович особо просил меня поздравить, обнять и поцеловать Сахарова за его огромный вклад в дело мира.

  Малышев обнял меня и поцеловал. Тут же он предложил мне вместе с другими руководителями испытаний поехать на поле, посмотреть, „что там получилось”.»

  Ну и где здесь Неделин? Где Хрущёв? Где, в конце концов, заявленный 1955 год? Ась, журналист ты наш несостоявшийся? Похоже, окончательно заврался парень. Но здесь уже не просто плагиатом, не обычным враньём — клеветой за версту разит. На заслуженного-то маршала... Ах, Андреев, до чего же неаккуратно! Так ведь можно не только в морду, но и срок по некрасивой статье схлопотать.

  А что же собственно испытания? Ну как же! — прошли. Здесь, правда, Андреев снова либо передёргивает цитаты из Сахарова, либо откровенно «лепит горбатого».

  Сахаров:

  «...из установленного около помоста репродуктора мы услышали слова диспетчера (как всегда, с какой-то торжественной интонацией, почти „левитановской”):

  — Внимание! Самолёт на боевом заходе...»

  Андреев:

  «Из репродуктора падают слова диспетчера, который с драматической модуляцией, на манер левитановской, докладывает:

  — Внимание! Самолёт на боевом заходе...»

  Сахаров:

  «В этот раз я, по описанию проведения испытаний в американской „Чёрной книге”, не надел чёрных очков (сняв их потом, уже ничего не видишь из-за ослепления, а в них видно плохо).»

  Андреев:

  «— Надеть предохранительные очки! – приказал репродуктор.

  Сахаров сунул руку в карман, где лежали чёрные очки, достал их, натянул на лоб.»

  Самое же интересное начинается дальше, после того как, по словам Андреева, «Андреева идея вырвалась на свободу», — уж, извините за каламбурчик. Здесь я позволил себе пронумеровать очерёдность событий «по-Сахарову», а потом проставить соответствующие номера в опус г-на Андреева, отметив «не замеченные» Сахаровым явления вопросительными знаками.

  Итак, Сахаров:

  «...я встал спиной к точке взрыва и резко повернулся, когда здания и горизонт осветились отблеском вспышки (1). Я увидел быстро расширяющийся над горизонтом ослепительный бело-жёлтый круг, в какие-то доли секунды он стал оранжевым, потом ярко-красным; коснувшись линии горизонта, круг сплющился снизу (2). Затем всё заволокли поднявшиеся клубы пыли, из которых стало подниматься огромное клубящееся серо-белое облако, с багровыми огненными проблесками по всей его поверхности. Между облаком и клубящейся пылью стала образовываться ножка атомно-термоядерного гриба (3). Она была ещё более толстой, чем при первом термоядерном испытании. Небо пересекли в нескольких направлениях линии ударных волн, из них возникли молочно-белые поверхности, вытянувшиеся в конуса, удивительным образом дополнившие картину гриба (4). Ещё раньше я ощутил на своём лице тепло, как от распахнутой печки, — это на морозе, на расстоянии многих десятков километров от точки взрыва (5). Вся эта феерия развёртывалась в полной тишине. Прошло несколько минут. Вдруг вдали на простиравшемся перед нами до горизонта поле показался след ударной волны (6). Волна шла на нас, быстро приближаясь, пригибая к земле ковыльные стебли. Я скомандовал:

  — Прыгай! — и прыгнул с помоста сам (7). Большинство последовало моему примеру, кроме младшего из „секретарей” (он в этот день был дежурным и, видимо, постеснялся). Волна ударила нас по ушам (8), толкнула, но все, кроме „секретаря” на помосте, остались на ногах; он упал и получил какие-то, правда незначительные, ушибы. Волна ушла дальше, и до нас донёсся треск, грохот и звон разбиваемых стёкол. Зельдович подбежал ко мне с криком:

  — Вышло! Вышло! Всё получилось! — и стал обнимать (9)

  А вот последовательность событий по версии Андреева (несущественные лирические отступления я опускаю):

  «Сахаров краем глаза отметил: Зельдович прильнул к земле, прикрыл лицо рукавом. И тут же в Андрея проникло тепло (5), налилось с затылка в глаза — они сами собой зажмурились. Раздался короткий резкий треск, будто электропровода замкнуло (?). И откликнулась трепетом земля (?).

  Открыл глаза, но ничего не увидел. Испугался: не ослеп ли?! В тот же миг так грохнуло, что залп пушечной батареи над головой показался бы выстрелом из охотничьего ружья. Больно, как доской, ударило по ушам (8). Хорошо, что после вспышки он непроизвольно зажал их меховыми рукавицами... (Стоп, Андроп! Какой «вспышки»? О вспышке ещё речи не было, о ней ниже сказано! — А. Г.)

  — Смотрите! Смотрите! — прокричал Зельдович, протянув руку в сторону взрыва.

  Было на что смотреть: по степи бежит ударная волна, отчётливо выделяющаяся в воздухе в виде призрачной полусферы (6). Добежала и небрежно толкнула Андрея в грудь, свалила с ног (7). Через несколько секунд накат новой волны, но он уже слабее, это возвратился в пустоту мятый воздух, по-научному — волна сжатия.

  ...И тут хлёстко ударила вторая взрывная волна, раздался грохот, напоминающий выстрел мощнейшего орудия, и над степью прорычал гром (?).

  ...Над горизонтом сверкнуло зарево (1), из которого возник расширяющийся белый шар. Сахарова ослепила мгновенная смена темноты на свет, но он ухватил глазом пузырящееся огромное облако, под которым растекалась багровая пыль. Нарисовался пылающий бело-жёлтый круг, в доли секунды он пооранжевел, потом обратился ярко-красным, коснулся линии горизонта, сплющился (2). И тут же всё заволокли тучи пыли, из которых поднимается гигантский клубящийся серо-белый шар — с багровыми огненными проблесками по всей поверхности. Между шаром и клубами пыли разбухает ножка гриба (3). Небо пересекли линии ударных волн, из них возникают молочно-белые полотна, вытягиваются в конуса, пронзительным росчерком дописав законченную картину гриба (4).

  ...Зельдович подбежал к Сахарову, ликуя и пританцовывая:

  — Вышло! Вышло! Всё получилось! — и кинулся обнимать (9)...»

  Что тут скажешь... Ну, во-первых: традиционный привет плагиаторам! — некоторые предложения «содраны» с Сахарова от первой буквы до последней. Во-вторых, интересуюсь: так надевал Сахаров чёрные очки или нет? Сам с помоста спрыгнул или таки был сбит ударной волной? В-третьих: да сколько ж можно из Зельдовича деревенского дурачка строить?!

  И наконец. Порядок пронумерованных событий у Сахарова, в точности соответствует классическому описанию поражающих факторов ядерного взрыва из учебника «Основ безопасности жизнедеятельности» для средней школы. Единственно, пункт 5 — о тепловом излучении — стоит не совсем на своём месте. Но Сахаров и предупреждает, что тепло он «ощутил раньше» — очевидно, ещё в момент вспышки — классика!

  А вот у Андреева с ОБЖ, как впрочем и с физикой, и с химией, и с прочей арифметикой, полная ерунда получается: сначала приходит тепловое излучение, потом — неизвестно что электрически «коротит» (пытаюсь угадать: электромагнитым импульсом спалило проводку на КП?), отчего «трепетом откликается земля» (опять же угадываю: сейсмическая волна, что ли? Так она, распространяясь со скоростью 5–8 км/сек, вообще-то должна была бы прийти от места взрыва через пяток–другой секунд, не менее). Тут же «вдарило» по ушам — ну, это, допустим, Зельдович академика в ухо двинул, бо до ударной (то же — звуковой) волны ещё о-ох как неблизко. А отвесив Сахарову оплеуху, Зельдович ткнул пальцем в небо — оттуда, мол, прилетело... Ну да, прилетело, налетело, столкнуло и улетело. И только через несколько секунд повторный звуковой удар — буквально, как гром с ясного неба... И вот тут-то — оп-паньки! — как раз световое излучение поспело, и «всё смешалось в доме Облонских»...16

  Небезынтересным представляется мне и описание Андреевым «ядерного гриба»:

  «Постепенно шар оформился в виде шляпки — с землей её соединяет ножка, неправдоподобно толстая по сравнению с тем, что Андрей видел на фотографиях обычных атомных взрывов. У основания ножки продолжает подниматься пыль, но быстро расстелилась по поверхности земли.

  ...Через несколько минут шар занял полгоризонта, набрал чёрно-синий цвет, отчего вид его стал зловещим. Верховым ветром его сносит на юг, в сторону пустыни

  А вот как это же явление описано в отчёте сотрудников Семипалатинского полигона:

  «По данным визуальных наблюдений экипажей самолётов, нижняя граница облака в конце его подъёма располагалась на высоте 1200–1400 метров.

  ...Из-за облачности в районе испытаний, к сожалению, не удалось полностью пронаблюдать развитие облака взрыва, которое представляло собой исключительно грандиозную картину даже в сравнении с облаком такого мощного взрыва, как взрыв бомбы РДС-6с в 1953 году...

  Из всего облака взрыва длительное время была видна его нижняя часть — пылевой столб и клубы пыли. Масштабы этого явления также не идут ни в какое сравнение со взрывами ранее испытанных зарядов. Пыль, поднявшаяся над опытным полем до естественных облаков, перемешавшись с ними, образовала свинцово-чёрную тучу. Гонимая ветром, туча медленно надвигалась на лабораторный корпус и жилой городок полигона17

 []
 
  Замечу к слову: «жилой городок» — впоследствии город Курчатов — находится к северо-востоку от испытательного поля18. То есть и здесь Андреев несёт полную отсебятину, мало чего общего имеющую с событиями в реале...

  Стоит ли после такого удивляться высосанной из авторского пальца дурости участников испытаний, которые надевают противогазы на контрольно-пропускном пункте и снимают их сразу же по прибытии в эпицентр ядерного взрыва, где середь поля валяется «танковое орудие, а самой боевой машины нет»?

  ...Я с ужасом подумал, что таким же бредом заполнены ещё без малого восемьсот страниц анонсируемой книжки, и перевернул газетный лист...



Вместо эпилога



  «...Что отличает фальсификатора и пропагандиста от историка? Не диплом, не чин, не количество изданных книг.

  Историк исходит ИЗ ФАКТОВ. И даёт им то объяснение, которое МЕНЕЕ ВСЕГО им противоречит.

  Фальсификатор-пропагандист исходит ИЗ СВОЕЙ ЦЕЛИ. Из того, что ему нужно доказать. И не отступает от неё ни на йоту, напрочь отрицая все иные толкования, плюя на нестыковки, недостаток и косвенность доказательств, не гнушаясь полуправдой, преувеличениями и враньём. Он приходит пусть к шаткому, противоречивому, одностороннему выводу, но зато к тому самому, который ему ПРОПЛАТИЛИ.

  И неважно как: дяди в пиджаках — деньгами, или больная совесть — недолгим удовлетворением.

  Ему говорят — да вы же сами себе противоречите! А он в ответ — да ладно, это не важно, ты выводы-то мои давай глотай, глотай. Я уж задним числом там подштукатурю, увяжу. Это отдельная большая тема, в общем, потом расскажу. Аргументы — чепуха. Главное — ВЫВОДЫ!»


Владимир Грызун, Как Виктор Суворов сочинял историю. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. — 608 с. — С. 16. (За псевдонимом «Владимир Грызун» стоят авторы: А. М. Лоханин и М. Б. Нуждин.)

  Как мне представляется, очень точная характеристика и в применении к нашему «бывшему журналисту»!


Магадан, 8 сентября 2013 г.


Примечания

1 За фальсификацию истории в СМИ накажут по Уголовному кодексу. — РБК. Проверено 08.09.2013.

2 Адское творение академика Сахарова // «Комсомольская правда», 7 сентября 2013, ? 120. Проверено 08.09.2013.

3 А про баню-то, как позже оказалось, я к месту упомянул — стоило только сравнить текст в бумажной газетке и её электронной версии, где обнаружился не попавший в отпечатанный текст фрагмент:

  «Идея снизошла к нему, как ни забавно, в коммунальной бане. Ополоснул кипятком каменную лавку, сел, опустил ноги в таз — попарить. Блаженство. И вдруг, не спросившись, без предупреждения в голове сложилась формула, о которой он и близко не думал. Высветился будто на экране потрясающий по простоте эскиз её доказательства. Вслед возникает изумительная в своей доступности идея... Сурово-сдержанная, лёгкая, но налитая мощью. Изящная. Проста как правда, а значит — гениальна. В бане жарко, но Андрея пробил холод: неужели так элементарно? Школьнику расскажи — на лету поймёт...»

  На Архимеда, говорят, тоже в бане озарение снизошло — вот где, братцы, научные открытия творить надо!

4 Плутоний — «Википедия». Проверено 08.09.2013.

5 Термоядерная реакция — «Википедия». Проверено 08.09.2013.

6 А. Д. Сахаров. Воспоминания: в 2 т. / ред.-сост.: Е. Холмогорова, Ю. Шиханович. — М.: Права человека, 1996. Т. 1. — 912 с. Глава 13. Испытание 1955 года.. — Музей и общественный центр «Мир, прогресс, права человека» имени Андрея Сахарова. Проверено 08.09.2013.

7 Кстати говоря, сам городок находился в 70 км от места взрыва. — Ю. Б. Харитон, В. Б. Адамский, Ю. Н. Смирнов. О создании советской водородной (термоядерной) бомбы // Успехи физических наук, выпуск 2, 1996 г. — Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики, г.Саров. Текст статьи. — «Всякая всячина» — библиотечка журнальных статей и иных публикаций, заинтересовавших составителя. Проверено 08.09.2013.

8 Ванников, Борис Львович. — «Википедия». Проверено 08.09.2013.

9 Г. А. Гончаров, Л. Д. Рябев. О создании первой отечественной атомной бомбы // Успехи физических наук, выпуск 1, 2001 г. — Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики, г.Саров. Текст статьи. — «Всякая всячина» — библиотечка журнальных статей и иных публикаций, заинтересовавших составителя. Проверено 08.09.2013.

10 Там же.

11 Ядерное разоружение, нераспространение и национальная безопасность. / Кол. авторов под рук. В. Н. Михайлова. — Саров; М., 2001. Глава 1. Создание ядерного оружия. 1.2. Основные этапы советского атомного проекта. — ФГУП «Институт стратегической стабильности» Минатома России и Аналитический центр по проблемам нераспространения при Российском Федеральном ядерном центре — ВНИИИЭФ. — (Интернет-версия). Проверено 10.09.2013.

12 Неделин, Митрофан Иванович — «Википедия». Проверено 08.09.2013.

13 А. Д. Сахаров. Воспоминания. Глава 11. 1953 год. Проверено 08.09.2013.

14 Г. А. Гончаров. Основные события истории создания водородной бомбы в СССР и США. // Успехи физических наук, выпуск 10, 1996 г. — Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики, г.Саров. Текст статьи. — «Всякая всячина» — библиотечка журнальных статей и иных публикаций, заинтересовавших составителя. Проверено 08.09.2013.

15 А. Д. Сахаров. Воспоминания. Глава 11. 1953 год. Проверено 08.09.2013.

16 Сравните, Андреев, означенную чушь хотя бы с описанием взрыва из отчёта, подготовленного сотрудниками Семипалатинского испытательного полигона:

  «Исключительно большая мощность взрыва, а также обусловленные ею значительные размеры светящейся области и длительное свечение позволили отчётливо пронаблюдать весь процесс развития светящейся области от небольшого шара до сферы значительных размеров, деформацию её ударной волной, отражённой от поверхности земли, и образование больших областей конденсации содержащихся в воздухе водяных паров. ...Наблюдатели, находившиеся в 35 километрах от эпицентра, в специальных очках, лёжа на поверхности грунта, в момент вспышки ощутили сильный приток тепла, а при подходе ударной волны — двукратный сильный и резкий звук, напоминающий грозовой разряд, а также давление на уши.

  ...Здесь прошла ударная волна, вызвавшая многочисленные разрушения остекления, дверей, рам, лёгких перегородок и т. п. и сопровождавшаяся сильным многократным звуком...»

  (Ядерные испытания СССР, в 3-х томах. / Кол. авторов под рук. В. Н. Михайлова. — Саров, РФЯЦ-ВНИИЭФ. Т. 1. — 1997, т. 2 — 1998, т. 3 — 2000. — Том 1. Цели. Общие характеристики. Организация ядерных испытаний. Первые ядерные испытания. Глава 5. Испытания первых термоядерных зарядов РДС-6с и РДС-37. 5.12. Создание РДС-37 открывает дорогу к современному термоядерному оружию. — Институт стратегической стабильности Росатома и Российский Федеральный ядерный центр — ВНИИЭФ. Проверено 10.09.2013.)

17 Там же.

18 Семипалатинский испытательный полигон — «Википедия». Проверено 10.09.2013.



©   Александр Глущенко, 2013.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Женский роман) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | В.Мельникова "Жених для васконки" (Любовное фэнтези) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | Н.Волгина "Ночной кошмар для Каролины" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список