Глущенко Александр Григорьевич: другие произведения.

К вопросу о всякого рода «воспоминаниях»

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:

Александр ГЛУЩЕНКО


К  ВОПРОСУ  О  ВСЯКОГО  РОДА  «ВОСПОМИНАНИЯХ»

(Из цикла «Перелицованная история»)



О чём вспоминали «магаданские мальчики»

   Газета «Труд» в номере за 4 мая 2005 года опубликовала «воспоминания» бывшего магаданца Канифа Хакимова, озаглавленные «Потёмкинские деревни строили и в Магадане» и посвящённые краткому визиту американского вице-президента Г. Уоллеса в Магадан, состоявшемуся в мае 1944 года. И в который раз возникает вопрос, можно ли всецело, безоглядно доверять «глазам очевидца»? Возьмём небольшой фрагмент «воспоминаний»:

   «О том, что американец посетит нашу школу, мы, конечно же, знали. Когда мистер Уоллес в сопровождении комиссара госбезопасности 3-го ранга генерал-лейтенанта Никишова и управляющего трестом “Колымснаб” генерал-майора Корсакова появился в школе, ему навстречу, как бы нечаянно, попался наш физик Константин Николаевич, блестяще знавший английский. Когда американец через переводчика спросил его о чем-то, тот ответил на его родном языке, добавив, что также владеет французским и что в школе многие знают по два-три иностранных языка. Тут, словно рояль в кустах, возник преподаватель немецкого языка, с которым гость также свободно поговорил на английском. Если бы знал он, что его собеседник, профессор-полиглот из Ленинграда, осужденный в 1937 году, жил здесь без права выезда!»

   Понятно, бухнул «бывший магаданец» в колокола, в святцы не глянув.

   Во-первых, с 1939 по 1946 год управляющим гостреста «Колымснаб» был Георгий Яковлевич Комаров, получивший звание генерал-майора лишь в июне 1945 года. Во-вторых, фамилия Корсаков, действительно, встречается среди руководителей Дальстроя. Однако бывший начальник Управления морского транспорта по Дальстрою Георгий Аркадьевич Корсаков (Цейтлин) с марта 1940 года был назначен заместителем начальника ГУ СДС НКВД СССР «Дальстрой», оставаясь на этой должности до 1946 года. На момент назначения имел звание лейтенанта госбезопасности, к сентябрю 1944 года — подполковника госбезопасности, а звание генерал-майора получил в июле 1945 года. Ну, а о диком словосочетании в воинском звании И. Ф. Никишова — «комиссар госбезопасности 3-го ранга генерал-лейтенант» я уже писал и раньше.

   Оно бы и ничего, если бы эту и прочую подобную чушь не понесло бы дальше «по городам и весям» (см., например, Золотой слиток Победы : Геологи Северо-Востока в годы Великой Отечественной войны, освещение в СМИ их вклада в победу : Хроника 1941–1945 гг. — Магадан, «Охотник», 2015. — С. 221 и др.) — вплоть до забугорного голоса — светоча демократии «Радио “Свобода”». Зачем же плюсом ко всему ещё и наших американских товарищей в блуд вводить?!

   Но сейчас меня более заинтересовал «рояль в кустах» — преподаватель немецкого языка, осуждённый «профессор-полиглот». Из текста может сложиться впечатление, что Магаданская средняя школа во время войны была прямо-таки наводнена профессорами. И вот почему такое впечатление складывается.

   Другой «магаданский мальчик», Лёня Титов, в своих мемуарах «Записки магаданского мальчика» (Москва : Зебра Е, 2005) пишет, вспоминая тот же 1944 год:

   «Лучшим нашим учителем в 5-м классе был Абрам Евсеевич Ходоров, учитель английского языка... Абрам Евсеевич был очень добрым человеком и умелым педагогом...»

   Ну и что, — спросите вы, — причём здесь учёное звание? А вот, причём.

   В 1990 году газета «Магаданский комсомолец» в нескольких номерах публиковала большую документальную повесть журналистки Тамары Смолиной, основанную на материалах дела № 17777 из архивов Омского УКГБ, — «13 томов из прошлого». В одном из фрагментов, где речь шла о судебном процессе в Хатыннахе (1940 год) над членами так называемой «Колымской подпольной антисоветской правотроцкистской террористической организации», мне и повстречалась знакомая фамилия:

   «...У подсудимых светлели лица, легче становилось на душе, когда они слушали таких свидетелей, как Раковский, Заперецкий, Заборонок. Но все же больше было таких, как Эпов. Например, Абрам Евсеевич Ходоров. До ареста он занимал пост ученого секретаря ВАСХНИЛ, преподавал в вузах столицы, имел много научных трудов. Как СОЭ (социально-опасный элемент) ему дали пять лет и привезли на Колыму. Ему, геоботанику, при Берзине предоставили возможность продолжать научные исследования, он изучал физиологию оленя и кормовые ресурсы оленеводства. При Павлове его упрятали в тюрьму. Его срок подходил к концу, когда в УНКВД ему предложили сексотить, то есть доносить. Видимо, ученый боялся, что ему добавят еще пять лет, а то и больше, поэтому отказаться не посмел. Его подсадили в камеру, он подслушивал разговоры Абрамовича, Грунвальда и доносил следователю.

   Профессор Ходоров освободился 19 мая 1941 года, всю войну работал преподавателем английского языка в первой магаданской школе. В 1948 году покинул Магадан...»

   Вот здесь почти всё сходится: фамилия, имя-отчество, преподавание английского (а не немецкого) языка.

   Казалось бы, можно поставить точку, — кому же ещё поверить, если не журналистке, изучившей материалы уголовного дела?! Ан, нет!

   Чуть позже мне дали ссылку на сетевую версию биобиблиографического словаря репрессированных востоковедов «Люди и судьбы», где была приведена статья о А. Е. Ходорове:

   «ХОДОРОВ (псевд.: Дельта) Абрам Евсеевич (1886–1949).

   Bостоковед-экономист; историк Китая; журналист. Род. в г. Одесса. Ок. ЮФ Новороссийского ун-та в 1912; участвовал в студ. движении. В 1917 на журналистской работе во Владивостоке. Работал в Китае (возглавлял отд. РОСТА) в 1919–22, оттуда прислал Г. В. Чичерину экз. своей книги "Раскрепощающийся Китай", привлекшей внимание В. И. Ленина. По возвращении в Россию зам. предс. Торговой палаты, преп. ВА РККА (с 1923), МИВ (1924–35), ЛИЖВЯ/ЛВИ. Активно участвовал в деятельности ВНАВ. Писал по полит., эк. и ист. проблемам стран Бл., Ср. и Дальнего Востока; вост. яз. не знал, пользовался источниками на европ. яз. Предметом его особого внимания была история Китая (гл. обр. револ. движения). Работы Х. не имеют серьезного науч. значения, принадлежа скорее к жанру полит. и эк. публицистики, однако в 1920-е они весьма приветствовались как первые марксист. иссл-ния о странах Востока. Осужден ОСО при НКВД СССР 26 июня 1936 как "соц. вредный элемент" на 5 лет ИТЛ. В лагере на Колыме; до 1944 работал в Магадане в школе без права выезда. С 1945 преп. МГПИ, с 1947 МГУ. Второй арест в марте 1948. Умер в заключении. Реабилитирован в 1989»».

   Поясню аббревиатуры: ЮФ — юридический факультет, РОСТА — Российское телеграфное агентство, ВА РККА — Военная академия Рабоче-Крестьянской Красной армии, ЛИЖВЯ/ЛВИ — Ленинградский институт живых восточных языков (Ленинградский Восточный институт), ВНАВ — Всероссийская (позднее Всесоюзная) научная ассоциация востоковедения, МГПИ — Московский государственный педагогический институт им. В. И. Ленина, МГУ — Московский государственный университет.

   К той же ссылке присовокупили ещё две — не лишённые некоторой доли ёрничанья часть 1-ю и часть 2-ю статьи блогера ALTER_VU «Русско-китайские зигзаги Абрама Ходорова». При всём сарказме автора статьи в ней приведены факты и, более того, фотокопии титульных листов двух книг А. Ходорова, не допускающие сомнения в том, что до ареста был Абрам Евсеевич специалистом-китаеведом, возможно даже, и профессором (о чём в ссылочных материалах не упоминается).

   Да, учёный, но не «полиглот» и даже не «геоботаник», а китаевед. Но, с другой стороны (которую, впрочем, «магаданский мальчик» мог и не знать даже в пору публикации своих мемуаров), «добрый человек и умелый педагог» в силу стечения определённых обстоятельств стал тюремным «сексотом», то есть, попросту говоря, «стучал» на своих сокамерников, что, в некотором роде, «педагогу» не к лицу... Так, во всяком случае, получается, если верить магаданской журналистке Тамаре Смолиной.

   Вот вам и «нюансики», которые порождают сомнения в правдивости и искренности воспоминаний (и некоторых журналистских «расследований») в целом. Ну, а если не нюансы, но откровенные выдумки? К слову, у «магаданского мальчика» (даже не мальчика уже, а вполне себе взрослого юноши) и такие встречаются.

   Например, описывает он свой выпускной вечер, состоявшийся 22 июня 1950 года (подчёркиваю: 1950-го!). И вдруг:

   «В самый разгар веселья, когда все уже выпили шампанского, неожиданно явился начальник Дальстроя генерал Иван Федорович Никишов с адьютантами и охраной. Генерал был навеселе, говорил резко, командирским голосом, и наша директриса, которая, видимо, и пригласила его, внимала с напряженным, улыбающимся лицом...»

   Вот ведь, учуял подпивший шампанского отрок, что «генерал был навеселе». Но не заметил, правда, главного: в 1950 году генерал-лейтенанта Никишова в Магадане и близко не было. Уехал он, несколько раньше уехал — ещё в декабре 1948 года, передав свою должность начальника Дальстроя генерал-майору И. Г. Петренко, который в июне 1950 года тяжело болел, а в августе, увы, скончался, из чего следует, что вряд ли и он мог присутствовать на июньском выпускном балу «мальчика», будучи «навеселе». Здесь, знаете ли, клеветой попахивает...

О чём вспоминала «магаданская школьница»


Я пишу воспоминания не пользуясь никакими документами...
Инна Клейн.

А жаль! (Хорошо бы ещё было и учебник русского языка между делом пролистнуть.)
Александр Глущенко.


   На одном из интернетовских сайтов, посвящённых истории Магаданской средней школы № 1, опубликованы «Воспоминания Магаданской школьницы», принадлежащие перу выпускницы этой школы 1951 года Инны Клейн. И поскольку история Магадана, Дальстроя, Магаданской области составляет особый предмет моих интересов, прочитал я «Воспоминания» довольно внимательно — возможно, даже чуть более, чем было бы нужно.

   Ну, воспоминания — и воспоминания. Мало ли, кто и что помнит, а что позабыл или перепутал! И я, наверное, никогда бы и не затронул этот текст, если бы вдруг мне не стали приводить отдельные его фрагменты в качестве безусловных, не подлежащих сомнению аргументов в обоснование тех или иных аспектов колымской истории. Кроме того, в 2015 году «Воспоминания», хоть и в усечённом виде и малым тиражом, но вышли в «твёрдой», бумажной копии — их опубликовали в сборнике «Магаданский краевед» (Магадан : Охотник, 2015). Теперь уже можно уверенно сказать: «что написано пером, того не вырубишь топором»; вольно или невольно искажённая история «пошла в народ».

   Поэтому и решил я прокомментировать некоторые «факты» из электронного первоисточника, чтобы, во-первых, устранить замеченные искажения, а во-вторых, намекнуть будущим «мемуаристам», что их воспоминания таки будут читать и изучать. Возможно даже, с пристрастием. Оставляя в неприкосновенности стилистику, орфографию и пунктуацию электронного первоисточника, я позволил себе поменять цитируемые фрагменты местами — в тематическом, так сказать, порядке.

   И первый фрагмент — в продолжение затронутой выше темы о начальнике Дальстроя И. Ф. Никишове.

   «Получается, что мы приехали в Магадан почти одновременно с Никишовым...»

   Нет, не получается. Никишов приступил к обязанностям начальника Дальстроя 19 ноября 1939 года (прибыл в Магадан, очевидно, несколько раньше), а семья Клейн оказалась здесь в конце октября 1940-го. Почти год разницы. Хотя, конечно, слова «почти одновременно» можно понимать по-разному, для кого-то и год ничего не значит.

   «...Пока Никишов разбирался в своём хозяйстве, а организационный опыт у него, я думаю, был большой, началась Война и в Москве о нём позабыли, не было наверно решения, что с ним делать, так он и остался работать на Колыме, так далеко он был уже никому не опасен, та вина, за которую он был сослан на Дальний Восток, а затем на Колыму, призабылась и жизнь у судьбы он выиграл.»

   В биографии Ивана Фёдоровича Никишова ничто не указывает на то, что на Дальний Восток он был «сослан»: после службы начальником пограничных и внутренних войск НКВД Азербайджанской ССР (1937–1938 гг.) его назначили начальником Управления пограничных и внутренних войск УНКВД Ленинградской области, и спустя девять месяцев, — начальником НКВД Хабаровского края (1938–1939 гг.).

   Надо полагать, И. Клейн даже не пыталась выяснить, с чем было связано это назначение, а уточнить стоило бы, чтобы не нести ахинею.

   13 июня 1938 года совершил побег в Маньчжурию, а затем к японцам бывший начальник управления НКВД по Дальнему Востоку комиссар государственной безопасности 3-го ранга Г. С. Люшков. Сменивший его на этом посту старший майор государственной безопасности Г. Ф. Горбач недолго продержался в должности — уже вскоре он был уволен из НКВД и 28 ноября 1938 года арестован по обвинению в «участии в заговоре в НКВД и подготовке государственного переворота», а спустя несколько месяцев — расстрелян. Напомню к тому же, что именно на этот период пришёлся вооружённый конфликт в районе реки Халхин-Гол.

   Таким образом, назначение 29 ноября 1938 г. Никишова начальником НКВД Хабаровского края (разделение Дальневосточного края на Хабаровский и Приморский края произошло 20 октября того же года) можно расценивать как вполне обоснованное усиление сил НКВД в дальневосточном регионе. Добавлю, что 19 февраля 1939 года И. Ф. Никишову было присвоено очередное специальное звание — комиссар госбезопасности 3-го ранга (приравненное позднее к воинскому званию генерал-лейтенант). А уж назначение Никишова начальником Дальстроя — это безусловное повышение его должностного статуса: Дальстрой являлся уникальным в своём роде образованием и значимость этой организации и её руководителя была исключительно велика. Разумеется, нигде не упоминается о какой-либо «вине» Никишова, относящейся к этому периоду.

   Сам Никишов так рассказывал газете «Советская Колыма» о своём назначении:

   «ЦК ВКП(б) и лично тов. Сталин послали меня в Хабаровск в органы государственной безопасности. Работа была тяжелая и серьезная. Надо было ликвидировать последствия вражеского руководства — крепить и восстановить органы НКВД, очистив их от врагов народа, сделать боеспособными для охраны интересов советского народа. По-видимому, и с этой работой я справился неплохо. В связи с болезнью товарища Павлова меня вызвал нарком тов. Берия, и вскоре я был принят лично товарищем Сталиным. Товарищ Сталин спросил меня:
   — Поедешь на Колыму?
   — Поеду, товарищ Сталин.
   — А с охотой поедешь?
   Я подумал, как бы ответить так, чтобы не показалось напыщенным:
   — Я, товарищ Сталин, охотно выполню всякое партийное задание. Меня интересует всякое большое дело, поэтому я и поеду охотно».
Советская Колыма. — 1939. — 5 дек. (№ 281). Цит. по: Гребенюк П. С. Колымский лед. Система управления на Северо-Востоке России. 1953-1964 / П. С. Гребенюк — М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2007. — С. 35–36.

   Этот рассказ показывает отношение руководства страны к колымской земле и колымским управленцам. Сталин лично принял И. Ф. Никишова — он всегда беседовал с руководителями, отправляющимися на Колыму. И уж, разумеется, «Москва» и «лично товарищ Сталин» никогда не забывали ни о Дальстрое, ни о его начальнике.

   Далее — эпизод о Никишове и новогоднем вечере в Магаданской средней школе:

   «И вот в разгар Новогоднего вечера к нам в школу приехал Никишов И. Ф., с ним ещё несколько человек из руководства "Дальстроя" и один из знаменитых лётчиков на Колыме Фастрицкий А.».

   Вопрос: о праздновании какого Нового года идёт речь? По хронологии изложения событий — 1948-го. Но как на нём мог присутствовать А. С. Фастрицкий, если он вместе с двумя другими лётчиками — Н. А. Крыловым и В. Н. Бордовским — погиб в авиационной катастрофе 5 мая 1947 года? Ну а если, по элементарной забывчивости, речь идёт всё же о новогоднем вечере 1947 года, то, по утверждению самого автора, быть на нём она, ученица 7-го класса, ещё не могла...

   И далее, в воспоминаниях о том же вечере, автор сообщает:

   «У Никишова было очень много наград, но на кителе в тот вечер была только звезда Героя. Я о нём в то время мало что знала, нет, кто он и что Герой Советского союза - это конечно, мы все знали...»

   Не знал этого только сам И. Ф. Никишов, поскольку Героем Советского Союза он никогда не был, зато в январе 1944 года был удостоен звания Герой Социалистического Труда.

   О Никишове и ГУЛаге:

   «Отставка Никишова И.Ф. была не просто большим событием, это было величайшим событием колымской жизни, менялся не только "хозяин", но и начальник ГУЛАГа.»

   Типичное заблуждение — отождествление Дальстроя и Севвостлага с ГУЛАГом!

   Севвостлаг НКВД (МВД) СССР или УСВИТЛ в состав ГУЛага никогда не входил, являясь лагерно-производственным подразделением ГУС ДС «Дальстрой». Одним из заместителей начальника Дальстроя был начальник УСВИТЛ. При И. Ф. Никишове их сменилось несколько (см. здесь).

   Впрочем, нелепости в «Воспоминаниях» касались не только личности Никишова, ими пестрит всё изложение:

   О Берзине:

   «Сразу в памяти встает судьба недавнего начальника "Дальстроя" Яна Карловича Берзиня, создателя отдела иностранной разведки СССР, одного из лучших руководителей в мире (Зорге, Красная Капелла и пр.) расстрелянного в июле 1938 года, если я не ошибаюсь, Берзиня Я.К. на Колыме и расстреляли.»

   Я. К. Берзин (Берзиньш, не путать с комиссаром охраны Первого ревкома Чукотки Августом Берзинем и первым генеральным директором объединения «Северовостокзолото» Валентином Платоновичем Березиным!) никакого отношения ни к Колыме, ни к Дальстрою не имел (а расстрелян был на полигоне «Коммунарка» в Подмосковье).

   Первым директором (не начальником!) Государственного треста «Дальстрой» был Эдуард Петрович Берзин, с краткой биографией которого можно ознакомиться здесь.

   О С. Н. Гаранине:

   «...много было рассказов про начальника "Дальстроя" Павлова, при котором начальником НКВД был полковник Гаранин, особой жестокости человек, который ходил всегда с наганом в руке и мог убить любого заключенного, который на него не так посмотрел, очень многим самолично добавлял сроки, очень многим.»

   Именно, «много рассказов», в которых, к сожалению, мало правды. Полковник Степан Николаевич Гаранин не был «начальником НКВД» — при нём (в 1938–1939 гг.) начальником УНКВД по Дальстрою был старший лейтенант госбезопасности Сперанский В. М. Что касается Гаранина и явления, получившего «в народе» название «гаранинщина», то с этим можно ознакомиться здесь. Увы, в легендах о Гаранине автор оказалась в одних рядах с Солженицыным, утверждавшим: «Знаем вот "гаранинские расстрелы" — а о самом Гаранине не знаем. Только знаем, что было ненасытно ему одни подписи ставить; он, по лагерю идя, и сам из маузера стрелять не брезговал, чья морда ему не выходила».

   О Ф. Э. Дзержинском:

   «...труды Дзержинского об экономике, во Всероссийском Совете Нархоза он был главным экономистом с 1923 года по день своей смерти 8 июля 1924 года...»

   Феликс Эдмундович Дзержинский скоропостижно скончался в Москве в 16 часов 40 минут 20 июля 1926 года.

   Мне трудно понять, что такое «Всероссийский Совет Нархоза» и что за должность в нём — «главный экономист»... Если речь идёт о ВСНХ СССР, то это Высший Совет Народного Хозяйства — был такой центральный государственный орган в 1923–1932 годах. (Был, правда, и ВСНХ РСФСР, но к каким-либо должностям в нём Дзержинский отношения вообще не имел.) И 2 февраля 1924 года Первая сессия ЦИК Союза СССР второго созыва утвердила Ф. Э. Дзержинского председателем ВСНХ СССР — по совместительству, кстати, с работой в ОГПУ (с 15 февраля 1924 года — председатель ОГПУ при СНК СССР). А в 1923 году был он наркомом путей сообщения СССР, затем наркомом внутренних дел РСФСР. И причём здесь «главный экономист»?!

   О Л. П. Берии:

   «С 1943 года, когда "Дальстрой" вошёл в систему НКВД... ...а потом когда вместо НКВД стало МВД и министром МВД стал Берия...»

   Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР № 260 государственный трест «Дальстрой» передан в ведение Наркомата Внутренних Дел СССР с преобразованием в Главное управление строительства Дальнего Севера (ГУСДС) НКВД СССР («Дальстрой») 4 марта 1938 года. НКВД был переименован в Министерство внутренних дел (МВД) СССР 22 марта 1946 года. Л. П. Берия был наркомом внутренних дел СССР с 25 ноября 1938 года по 30 декабря 1945 года, а министром внутренних дел СССР — с 5 марта по 26 июня 1953 года.

   О П. П. Поспелове:

   «...племянник того самого Поспелова из Политбюро...»

   Как я понимаю, речь идёт о «том самом» Петре Николаевиче Поспелове — в 1940–1949 гг. главном редакторе газеты «Правда». В 1953–1960 гг. П. Н. Поспелов являлся секретарём ЦК КПСС, в 1957–1961 гг. — кандидатом в члены Президиума ЦК КПСС (1957–1961), который был повторно переименован в Политбюро лишь в 1966 году. Членом Политбюро Поспелов никогда не был.

   О Генри Э. Уоллесе:

   «...И вот летом 1948 года по дороге в Москву к нам прилетел Генри Уоллес, кандидат от демократической партии в президенты С.Ш.А...»

   М-да, читать главку далее просто невозможно — столько чуши в ней наворочено...

   Легенд о визите вице-президента США Генри Э. Уоллеса на Колыму я за время жизни в Магадане (а это не одно десятилетие) наслушался предостаточно — их пересказывали со многими вариациями, постоянно дополняя самыми нелепыми подробностями. В конце концов я не выдержал, собрал различные более-менее достоверные материалы и обобщил их здесь — желающие могут ознакомиться. Однако никто из прежних рассказчиков не уходил так далеко от истины по срокам, ошибиться могли в числах, в крайнем случае, в месяце визита, но уж никак не в годах. Для любителей быстрого чтения сообщу, что Генри Э. Уоллес прилетал в Магадан по пути в Китай, на встречу с Чан Кайши, в мае 1944 года. Подробности — по указанной ссылке. Здесь же коснусь только партийной принадлежности вице-президента. Изначально Г. Уоллес, как и его отец, был республиканцем, но при президенте Рузвельте присоединился к Демократической партии. Однако, будучи членом этой партии, кандидатом в президенты он не выступал. А вот на выборах 1948 года свою кандидатуру на пост президента выдвинул, но не от Демократической, а от созданной им самим Прогрессивной партии. Выдвинул и проиграл...

   О Л. В. Варпаховском:

   «...главным режиссером в (магаданском. — А. Г.) театре был бывший главный режиссёр московского театра им. Ермоловой Леонид Варпаховский... Позже в году 54 я с мамой была в театре им. В. Маяковского на спектакле, поставленном Л.Варпаховским и после спектакля мы с цветами зашли к нему в кабинет...»

   Да, Леонид Викторович Варпаховский, действительно, работал в Магаданском театре в 1944–1947 годах. Но «главным режиссёром» он не был, а был режиссёром-постановщиком девяти спектаклей, в том числе единственной на магаданской сцене оперы «Травиата». «Главными режиссёрами», а точнее — художественными руководителями театра в то время последовательно были Г. Н. Кацман, К. А. Никаноров и А. Н. Бендерский. И кроме того, почему вдруг Л. Варпаховский — «бывший главный режиссёр московского театра им. Ермоловой», если стал он таковым только в 1957 году, а до Колымы служил в театре русской драмы им. Лермонтова в Алма-Ате? С 1953-го по 1955-й год Варпаховский находился в Тбилисси, в театре им. Грибоедова, а по возвращении в Москву, уже после театра им. Ермоловой, был режиссёром Малого театра (с 1962 года) и главным режиссёром театра им. Вахтангова (с 1970-го). Театр им. Маяковского в творческой биографии Л. В. Варпаховского не значится.

   Об Е. И. Ишине:

   «...танцовщик из Мариинского театра оперы и балета им. Кирова...»

   Здесь следовало бы оставить что-нибудь одно: либо Мариинский театр, либо Ленинградский театр оперы и балета им. С. М. Кирова.

   А вот как рассуждает автор о Зое Космодемьянской в связи с просмотренным фильмом:

   «...Был ещё один хороший фильм, назывался он "Таня", посвящённый Зое Космодемьянской. С ним произошла такая история: после показа его сразу по радио станции "Свобода" была большая передача о том, что партизанку при попытке поджога избы поймала хозяйка избы с односельчанами, а не немцы, так как в округе уже были случаи, когда поджигались и сгорали избы и женщины и дети оставались без крыши над головой, без всего. Я помню, что в воззваниях Партии и правительства были призывы к борьбе с оккупантами, сжигать запасы хлеба, оставлять немцев без крыши над головой и т.д., правда, немножко позабыли о судьбе советских людей, живших в этих избах и о судьбе 17, 18 летних партизан с бутылкой керосина в руках и коробкой спичек. В школе мне очень подробно рассказали эту передачу...»

   (Я не случайно выделил здесь и в других цитатах слова «мне сказали», «мне рассказывали» — к этому моменту мы ещё вернёмся позже.)

   Оставляя на совести автора её рассуждения о морально-правовом аспекте методов ведения партизанской войны и, конкретно, подвига З. Космодемьянской, отмечу другое: художественный телефильм «Таня» был снят в 1974 году режиссёром Анатолием Эфросом по одноимённой пьесе Алексея Арбузова. Фильм, как говорится, «про любовь»... О Зое Космодемьянской режиссёром Лео Арнштамом был снят другой фильм — «Зоя» — в 1944 году. Тогда о радиостанции «Свобода» «за бугром» ещё даже не помышляли, а «Голос Америки» начал русскоязычное вещание лишь в 1947 году (более подробно о «голосах» чуть ниже) — к тому времени актуальность темы для американского вещания, надо полагать, поисчерпалась.

   О писателе В. Ажаеве и его книге:

   «...я прочитала повесть В. Ажаева "Золото" 1939 или 1938 года издания про колымские прииска. Как её могли напечатать?! Правда, издание, кажется, было не Московское, а Дальневосточное...»

   Действительно, «как могли?», если 19-летнего Василия Николаевича Ажаева репрессировали в 1935 году и отправили «на долгий срок да на Дальний Восток», где он трудился на строительстве нефтепровода. Сборник рассказов (не повесть!) «Золото» был издан Хабаровским издательством в 1948 году. Говорилось ли в нём о колымских приисках, не знаю, — признаюсь, не читал. Но вспоминается некая эпиграмма: «Хоть имя автора и уважаемо, не всё то "Золото", что у Ажаева»...

   С такой же лёгкостью автор интерпретирует и известные исторические факты.

   Об образовании:

   «В 47 году уже было введено обязательное семилетнее школьное образование...»

   Но вот что пишет по этому поводу Российская педагогическая энциклопедия (М. : Большая рос. энцикл., 1993–1999) в статье «Всеобщее образование»:

   «В 1933–37 в Рос. Федерации и др. республиках осуществлено обязат. 7-летнее обучение в городах и рабочих посёлках. Предусмотренное планом 3-й пятилетки введение ср. всеобуча в городах и завершение 7-летнего всеобуча в сел. местности было прервано нападением фаш. Германии на СССР. Обеспечение всеобуча было гл. задачей сов. школы в годы Вел. Отеч. войны. По пост. СНК СССР (1943) начато шк. обучение детей с 7 лет. С 1943 открывались ШРМ, с 1944 — ШСМ, дававшие образование в объёме семилетки. В 1950–56 в СССР осуществлено 7-летнее, а в 1958–62 — 8-летнее В. о.».

   Лишь 2 сентября 1950 года газета «Советская Колыма», цитируя выступление заведующей городским отделом народного образования Е. М. Кесслер на учительском совещании, констатировала: в прошедшем учебном году в магаданских школах «закон о всеобщем обязательном семилетнем обучении полностью осуществлён...»

   О денежной реформе 1947 года:

   «...мне обидно, что не могу вспомнить, какого числа по радио объявили "Постановление Партии и правительства об отмене карточной системы и проведении денежной реформы". ...В постановлении нам всё разъяснялось, почему и зачем и т.д. "Всё на благо народа и во имя народа!" - И.В. Сталин. Особенно хорошо это звучало в Магадане после такого несчастья (очевидно, речь о взрыве пароходов в бухте Нагаева. — А. Г.), да и вообще, денежная реформа, я думаю, был подарок всему Советскому народу к Новому году. Гулять - так гулять. Условия проведения реформы следующие: срок проведения - неделя. Деньги обменивались так: за 1 рубль выдавался 1 рубль - это до 3000 руб., с 3000 руб. до 10000 руб. - за 3 руб. выдавалось 2 руб., а если у вас больше 10000 руб. - за 2 руб. давали 1 рубль, безразлично принесли вы деньги в сберкассу из дома или они находились в сберкассе. Кроме того, купюры в 30 руб. и в 3 руб. отменялись и вводились купюры 25 руб. и 5 руб. Не хочу описывать, что творилось в сберкассах, все эти дикие толпы и пр. и пр.

   Очень хорошо помню, как вышла из библиотеки Дома Культуры и ветер по снегу метёт красные купюры по 30 рублей, я сразу же за ними побежала, схватила сколько поймала и так не хотелось их из рук выпускать...»

   Не знаю, в каком из источников автор нашла приписываемую ею И. В. Сталину цитату, мне таковая в работах Сталина не встречалась. Похожая фраза: «Всё во имя человека, для блага человека» — прозвучала в «Введении» к Программе КПСС, принятой XXII съездом КПСС в октябре 1961 года.

   В данном контексте мне также непонятна ирония рассказчика: «гулять так гулять». Послевоенная (!) денежная реформа 1947 года — в отличие от «реформ» 1990-х годов — была мерой вынужденной и проводилась по вполне объективным причинам (которые, кстати говоря, в Постановлении изложены вполне. Желающие могут ознакомиться с данным документом хотя бы здесь). Порядок обмена денег описан автором неполно и частично неверно — в том можно убедиться, заглянув в указанное Постановление.

   Отменяемая реформой банкнота (купюра) образца 1937/1938 гг. имела номинал не «30 рублей», а «3 червонца». Трёхрублёвый номинал никто не отменял (хотя новенькая «трёшка» вышла, разумеется, в новом оформлении), а кроме купюр в 5 и 25 рублей была введена в оборот ещё и банкнота номиналом в 50 рублей. И конечно, осталось загадкой, почему «купюры по 30 рублей» «по снегу мело»? Почему их не обменяли хотя бы в отношении 10:1? Разве что кто-то не успел (?) сделать этого до 29 декабря, и деньги потеряли свою платёжную силу. Загадка...

   Ну и, коль уж скоро разговор зашёл о реформах, позволю себе напомнить мемуаристке следующий исторический факт. В ночь на 21 июня 1948 года (то есть спустя полгода после проведения денежной реформы в СССР) западные немцы узнали, что старые рейхсмарки объявлены недействительными, а вместо них введены новые деньги — дойчемарки. Каждый житель Западной Германии получил по 40 новых марок. Заработная плата и пенсия подлежали выплате в новых марках в отношении 1 : 1. Что же касается наличности и сбережений, то половину этих сумм можно было обменять в отношении 1 : 10, а половина замораживалась для последующего обмена по курсу 1 : 20... Ничего не напоминает? Да и вообще, я думаю, это был подарок оккупационных властей Тризонии всему западногерманскому народу к 7-й годовщине начала Великой Отечественной войны...

   О Магаданской области:

   «Магаданская область входила в Хабаровский край и административно ему подчинялась.»

   Магаданская область, образованная 3 декабря 1953 года, никогда не входила в Хабаровский край. Государственный же трест, а впоследствии — Главное управление строительства Дальнего Севера (ГУС ДС) НКВД-МВД СССР, «Дальстрой», обладал своего рода «экстерриториальностью» — районы, в которых Дальстрой вёл свою деятельность, по обычному административно-территориальному делению страны находились в Хабаровском крае, Якутской АССР и Камчатской области. На географической карте 1940-х годов Ольский и Среднеканский районы Хабаровского края обозначены как «районы, непосредственно подчинённые крайисполкому». Однако такое «подчинение» являлось чисто формальным — практически, всей производственной и административно-хозяйственной деятельностью здесь руководил Дальстрой.

   Ну и понятно: коль в «Воспоминаниях» речь идёт о Магадане, Колыме, Дальстрое, как же миновать здесь тему репрессий и заключённых?!

   «Я запомнила, что папа был в командировке то ли на острове "Пёстрая дресьва", то ли это прииск, о котором никто ничего не знал и никто оттуда никогда не возвращался, люди там были прикованы к тачкам и на поверхность их никогда не выводили. Всё я это услышала обрывками из тихих разговоров папы с мамой, ну, а про другие урановые рудники, на которых срок жизни во время войны был полгода, и "командировки", о которых писала Евгения Гинзбург, об этом знали...»

   Пёстрая Дресва — залив (по другому — бухта) в заливе Шелихова, юго-западнее устья р. Вилига в Омсукчанском районе. В 1940 году началось строительство автодороги Пёстрая Дресва – Галимый – Омсукчан — единственно возможной в то время транспортной схемы, связывающей побережье (а стало быть, и «материк», и Магадан) с оловоносным районом и Омсукчанским РайГРУ. Понятно, что портобазу на берегу Охотского моря и дорогу строили, в основном, заключённые. Но никаких приисков или рудников, тем более «урановых», на Пёстрой Дресве никогда не было.

   Действительно ли о Пёстрой Дресве «никто ничего не знал»? Ещё в 1941 году газета «Советская Колыма» сообщала: «Неплохих результатов добилась и команда парохода “Дальстрой”. Она получила от Главного управления задание перевезти на Омсукчан партию рабочих, продуктов и оборудования. Грузы и людей необходимо было доставить в бухту Пёстрая Дресва. Коллектив парохода с огромным воодушевлением взялся за выполнение этого задания. Приняв на борт необходимый груз, пароход “Дальстрой” снялся с якоря. Через несколько дней, преодолевая штормовую погоду, он прибыл к месту назначения. Предстояло произвести выгрузку на рейде, так как шторм не давал возможности подойти ближе к берегу. В тяжелых условиях, когда сила ветра доходила порой до 4–5 баллов, команда приступила к разгрузке парохода. В первую очередь экипаж парохода выгрузил для горняков Омсукчана продовольствие, зимнюю одежду и промтовары. Затем команда приступила к выгрузке тяжеловесов...» [Козлов А. Г. Магадан: предвоенное и военное время. Ч. 2. (1939–1945). — Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2002. — С. 155]. Вот такая «великая тайна» — о которой и в газетах писалось.

   Ну, а «прикованные к тачкам» люди — это нечто, полная... «фишка» для фильмов ужасов, снятых по мотивам чеховского «Остров Сахалин» конца XIX века.

   О спецпереселенцах:

   «...Стасик Белобрагин... мне рассказал, что их выслали в Магадан, что они спецпереселенцы... Да, спецпереселенец - это человек сосланный в Магадан, когда его вина ещё не доказана, если органы найдут доказательства его вины, то его посадят, если не найдут - то могут уезжать. Спецпереселенцам работа и жилье не предоставляется.»

   Если говорить вообще, безотносительно к конкретной семье Белобрагиных, то спецпереселенцы или спецпоселенцы — это категория репрессированных граждан, без каких-либо судебных процедур высланных из мест постоянного проживания, как правило, в отдалённые районы страны — не только в Магадан. Понятие это появилось ещё в начале 1930-х годов, когда основу спецпереселенцев составляли кулаки. Позднее к ним добавились спецпереселенцы, определённые по национальному признаку, — поволжские немцы, крымские татары и т. п. После Отечественной войны значительную долю спецпереселенцев составили прошедшие через фильтрационные лагеря солдаты-репатрианты и граждане, сотрудничавшие во время войны с фашистскими оккупантами, — в частности, бандеровцы, «лесные братья» и т. п. В Постановлении СНК СССР от 8.01.1945 № 35 «О правовом положении спецпереселенцев», в частности указывалось: «1. Спецпереселенцы пользуются всеми правами граждан СССР, за исключением ограничений, предусмотренных настоящим Постановлением. 2. Все трудоспособные спецпереселенцы обязаны заниматься общественно-полезным трудом. В этих целях местные Советы депутатов трудящихся по согласованию с органами НКВД организуют трудовое устройство спецпереселенцев в сельском хозяйстве, в промышленных предприятиях, на стройках, хозяйственно-кооперативных организациях и учреждениях...»

   Таким образом, выясняется, что спецпереселенцы и трудоустраивались в обязательном порядке, и жили на Колыме, определённо, не «на улице».

   1947 год. 19 декабря. Взрыв пароходов «Генерал Ватутин» и «Выборг» в бухте Нагаева:

   «...Всё было ужасно: взорвался один из 2 пароходов с динамитом, привезённым для взрывных работ на приисках, эти пароходы недавно пришли в караване с ледоколом. Взорвался пароход, который стоял ближе к берегу, и ожидали взрыва второго от детонации, но второго взрыва не произошло...

   ...18 (! — А. Г.) декабря девочек привлекли к работе с раненными и пострадавшими...

   ...вскоре Инна Кулеш мне сказала, что у её папы большие неприятности на работе — он был начальником Магаданского морского порта...

   ...1 января умер папа Инны Кулеш. ...Вскоре Инна мне рассказала, что папа застрелился сам, а телефон у них сразу отключили и номер забрали. Я полезла к папе с разговорами, дипломатично пытаясь поговорить о взрыве и связи с ним смерти папы Инны Кулеш. Папа мне ещё раз сказал, чтобы на эти темы не разговаривать ни с кем, стараться при этих разговорах не присутствовать. Объяснил, что могут посадить за то, что слышала что-то и не сообщила в М.В.Д., и караются люди за недоносительство уже с 12 лет.»

   Оставим утверждение о том, что карали за недоносительство с 12 лет, на совести папы Инны. Документальных подтверждений это заявление не находит. Допускаю, что могла девочка перепутать 19-е18-е17-е декабря. Но достоверно известно, что в Нагаевском порту 19 декабря 1947 года взорвались два парохода со взрывчаткой — «Генерал Ватутин» (первый взрыв) и «Выборг» (второй взрыв), а начальником порта в это время являлся Герман Ухов. Кто такой «папа Инны Кулеш», мне неведомо, возможно, он и застрелился под Новый 1948-й год. Но вот начальника Нагаевского порта Г. Ухова сняли с должности приказом министра внутренних дел СССР С. Круглова только 29 апреля 1948 года — покойников, надо полагать, приказом министра с должностей не снимают. (К слову, подробности о взрывах пароходов в бухте Нагаева можно прочитать здесь.)

   «Морскую тему» автор своеобразно расширяет за счёт упоминаний о ленд-лизе:

   «Когда по ленд-лизу стали заходить (44г.?) к нам американские пароходы, на базаре у американских торговых моряков можно было кое-что купить: поштучно продавали картошку и яблоки...»

   Вообще говоря, на Колыму завоз грузов по ленд-лизу из США начался в 1942 году. В тот год из всех грузов, доставленных в Нагаево, 80 тыс. тонн (48 %) составляли импортные, в том числе: 47 тыс. т продовольствия, 6700 т оборудования, 3300 т взрывчатки, 29 900 т нефтепродуктов и пр. (И. Бацаев, А. Козлов. Дальстрой и Севвостлаг НКВД СССР в цифрах и документах. Ч. 2. — Магадан : СВКНИИ ДВО РАН, 2002. — С. 11). Перевозки осуществлялись крупнотоннажными судами флота Дальстроя, к которым позднее добавились суда Морфлота. Какие-либо достоверные сведения о прибытии в Магадан американских судов отсутствуют; магаданские историки таких данных не приводят. К тому же, следует помнить, что с декабря 1941 года США находились в состоянии войны с Японией, и американские торговые суда были бы прекрасной мишенью для японских кораблей и подводных лодок, а конвоев — по типу известных нам атлантических — на Дальнем Востоке не было. Но в любом случае было бы странно, если бы американским морякам, которых, как сообщается в повествовании, «...на базаре было полно», дозволили свободно разгуливать по режимному, по сути, городу и торговать на базаре картошкой...

   И ниже, в продолжение темы:

   «С 47 года, когда стали поступать поставки по ленд-лизу, помимо всякой техники и продовольствия, американцы, простые люди, стали собирать и посылать нам в Россию одежду и обувь — секонд хенд — теперь это понятно, много было просто новых вещей, прямо с ценниками...»

   Так, по мнению автора, «ленд-лизовские» грузы стали поступать в Магадан в 1944 или всё же в 1947 году? С началом поставок, вроде бы, выяснили — в 1942-м. А вот конец поставок, как и действия договора ленд-лиза в целом, пришёлся на май 1945 года, лишь затихли залпы войны в Европе (хотя, заметим, для СССР предстояла ещё война с Японией, о сроках начала которой США были уведомлены Сталиным на Потсдамской конференции). И другое: «секонд-хенд» — это вещь, бывшая в употреблении, никак не «новая, прямо с ценником».

   Но коли уж затронулась тема американских поставок, автор и её раскрывает пошире, вторгаясь в область американской техники.

   О судах типа «Либерти»:

   «...Весной 48 года к нам в Магадан пришли сначала 2 парохода типа "Либерти", потом ещё стали поступать постоянно. У парохода типа "Либерти" корпус не сварной, а клёпаный и поэтому срок эксплуатации небольшой, зато и затраты на изготовление меньше. Это не я такая умная, а это то, что у меня осталось в моей детской памяти из папиных лекций...»

   И на этот раз — то ли память подвела, то ли лекции не вполне качественными были.

   Во-первых, что означает: «сначала пришли, а потом стали поступать постоянно»? Суда типа «Либерти» (Liberty, проект EC2-S-C1) начали сходить с американских верфей в 1941 году. Часть из них поступила по ленд-лизу в Дальневосточное морское пароходство (ДВМП) ещё в 1943 году. Какие-то из судов этого типа работали на линии Владивосток – Магадан. В частности, взорвавшийся в декабре 1947 года в бухте Нагаева «Генерал Ватутин» был из той же серии. Когда и сколько именно пароходов типа «Либерти» приходило в Нагаево, сейчас сказать сложно. Но со всей определённостью можно утверждать, что в состав флота Дальстроя суда «Либерти» не «поступали».

   Во-вторых, конструктивной особенностью судов типа «Либерти» являлось как раз то, что корпус их был не клёпаный, а собирался из сварных секций. В этом вопросе автор запуталась с точностью до наоборот. И хотя строились «Либерти», по образному выражению, как «суда на пять лет», большая их часть была списана с эксплуатации только в 1960-х годах. К слову, можно вспомнить, что в июле 1956 года в Магадан по призыву ЦК КПСС и ЦК ВЛКСМ на пароходе «Иван Кулибин» прибыла группа комсомольцев-москвичей. «Иван Кулибин» — судно типа «Либерти».

   Немного об американских автомобилях:

   «...К тому же мы туда ездили на "Виллисе", это машина типа "Джип", но намного шире и длиннее...»

   И опять путаница. В рамках ленд-лиза в СССР поставлялись автомобили модели Willys MB — «Виллисы». Как сообщает владелец торговой марки «Jeep», компания Chrysler Motors, «прозвище "джип", согласно одной из версий, ведёт своё начало от GP (General Purpose или "общее назначение"). Так сокращенно маркировались Willys MB в интендантской документации». То есть, «мы говорим "виллис" — подразумеваем "джип", мы говорим "джип" — подразумеваем "виллис"». У Инны иначе...

   Не получилось об автомобилях — можно поговорить о колымском ширпотребе:

   «...жили мы очень скромно: мебель Магаданского промкомбината, кастрюли тоже...»

   Многое выпускал магаданский промкомбинат — от чертёжной туши и пуговиц до валенок и топливной аппаратуры, но вот кастрюли не выпускал никогда. Надо понимать, что для выпуска такого простого изделия как кастрюля требуется как минимум совершенно непростое штамповочное оборудование, которого на Магаданском промкомбинате не было.

   Но совершенно изумительные подробности приводятся в отрывках, посвящённых передачам «вражьих голосов».

   1948 год... Исходя из того, что автор пошла в 1-й класс в 1941 году, с большой долей уверенности можно утверждать, что в 1948-м ей исполнилось 14 лет. В тексте на этот период приходится интересный пассаж:

   «В Магадане прекрасно ловились: Америка, Гавайские острова и многие ещё какие-то радиостанции, мы слушали прекрасную музыку с Гавайских островов, какие-то концерты на английском языке, но была радиостанция которая вела передачи на русском языке, по моему называлась она "Свобода", но не уверена. Эту передачу слушать запрещалось и на шкале радиоприёмника была такая штучка, ограничивающая ход стрелки, чтобы станцию "Свободу" поймать было нельзя, это проверялось, да и папа меня предупредил - нельзя, значит не буду. Да и честно говоря днём без родителей мне было некогда, да и не к чему там что-то искать запрещённое, а вечером мы все вместе слушали Гавайские острова или американские радиостанции, передающие концерты, но там были какие то конферансье ведущие концерт, которые говорили с пулеметной скоростью взахлёб, они несли такую чушь, что смеяться над такими шутками мог только идиот, а из приёмника неслись просто раскаты хохота. Сначала моему переводу не верили ни мама, ни папа, но потом они убедились, что то, что я им переводила, называется "американский юмор".

   Один раз папа пошел на перевязку и я совершенно случайно увидела, что шкала приёмника стоит на запрещенном месте, ну и... Это было так интересно то, что я услышала в передаче на русском языке и, что вы думаете они передавали!? Они передавали про историю с американскими подарками в ГОРОДЕ МАГАДАНЕ!!!»

   В коротеньком фрагменте нас подстерегает целый ряд несуразностей. Оставим «за скобками» вопрос о том, следует ли понятийно разделять «Америку» (США — ?) и аннексированные Штатами ещё в 1898 году Гавайские острова, — не в том суть. Я, к сожалению, не знаю и не могу однозначно утверждать, можно ли было в 1948 году обычным бытовым радиоприёмником поймать в Магадане радиоволну станции с Гавайских островов или из континентальных США. Не знаю, но сомневаюсь. Например, газета «Аргументы неделi» 24 февраля 2015 года писала по аналогичному поводу: «Необходимо пояснить, что советские радиовещательные приемники по качественным параметрам делились на 4 класса. К 1-му классу относились наиболее сложные конструкции многоламповых радиоприемников. 2-й класс составляли аппараты попроще — это были 6–7–ламповые приемники. В 3-м классе шли малогабаритные недорогие устройства, ну а дешевые массовые модели максимум с 4 лампами относились к 4-му классу. Так вот, устойчивость приема («вражеских голосов». — А. Г.), то есть способность аппарата на длительное время сохранять настройку на выбранную станцию и установленную громкость, в достаточной мере обеспечивали приемники 1-го класса, очень редко 2-го». Разумеется, никаких «штучек», «ограничивающих ход стрелки», на приёмниках не было — в них попросту отсутствовал необходимый диапазон. Но допустим всё же, что папа Инны являлся счастливым обладателем приёмника именно 1-го класса, без всяких «штучек». Но здесь возникает другой вопрос: где находился ведущий передачу на СССР ретранслятор? На Аляске? Кому и для чего было бы необходимо столь дорогостоящее сооружение там? Вещать на немногочисленное население Колымы, Чукотки и Камчатки? Маловероятно... А мощный ретранслятор на Тайване, который должен был «покрыть» всю восточную часть территории СССР, был построен гораздо позже, в 1950-х уже годах.

   Следующий вопрос: рискнул бы папа Инны, счастливо избежавший репрессий перед войной и небезосновательно опасавшийся таковых в связи со взрывами в порту (а шёл, напомню, 1948 год — время послевоенной волны арестов), так вот, рискнул бы он слушать вечерами «забугорные» радиостанции, да ещё в присутствии других членов семьи, включая дочку-школьницу? Уже одно это внушает мне сомнения...

   А вот относительно радиостанции «Свобода» никаких сомнений нет. Историю свою р/с «Свобода» ведёт от частной организации, называвшейся Амкомлиб — Американский Комитет по освобождению народов Советского Союза от большевизма, созданной в Нью-Йорке в 1951 году. Идею негосударственного радио Амкомлиб перенял у сходного комитета, незадолго перед тем открывшегося в Мюнхене (ФРГ), — «Радио "Свободная Европа"». Мюнхен находился в американской зоне послевоенной оккупации Германии и был самым удобным местом для размещения ещё одной станции, получившей название «Освобождение». Первую передачу р/с «Освобождение» провела 1 марта 1953 года, а название «Радио "Свобода"» она получила лишь в мае 1959-го.

   Возможно, автор перепутала р/с «Радио "Свобода"» с р/с «Голос Америки», впервые вышедшей в эфир в феврале 1942 года и начавшей вещание на русском языке в феврале 1947-го — кстати, всё из того же Мюнхена. Но уже с февраля 1948 года «вражьи голоса» на территории СССР начали активно «глушить» при помощи генераторов электронных шумов, и чтобы слушать их передачи, требовалось большое напряжение и внимание, что вряд ли могло заинтересовать 14-летнюю девочку. Возможность же переводить беглую американскую речь соответствующего качества и с «пулемётной скоростью» ученицей 7-го класса, на мой взгляд, не выдерживает ни малейшей критики — не каждый выпускник «иняза» на такое способен.

   Ниже автор продолжает тему:

   «Вот тут-то нам радиостанция "Свобода" и рассказала, что когда в Магадане на склад поступили одежда и обувь (прибывшие из США. — А. Г.) и жены начальников получили свои подарки, то на складах с подарков стали обрезать пуговицы и продавать на рынке, и назывались фамилии людей, кто это разрешил и делал. Вот это я и услышала по приёмнику и рассказала родителям.

   Должна сказать, что эта радиостанция не раз в своих передачах рассказывала о том, что происходило у нас в Магадане и, главное, очень оперативно и конкретно, с подробностями и фамилиями».

   А вот, что сказано в упомянутом выше номере «Аргументов неделi»: «Самые ранние передачи русской редакции "Голоса Америки" были весьма сдержаны в идеологическом плане. Главное внимание в них уделялось собственно американским новостям, однако в программах говорилось и о событиях международной жизни, попадались и сообщения западных корреспондентов из СССР». Являлась ли тема «отпоротых пуговиц» актуальной для «вражьего голоса»? Сомневаюсь... Но откуда же эта тема появилась в «Воспоминаниях»? Газета и здесь даёт подсказку: «...мир уже вступал в эпоху масс-медиа, и по Москве и Ленинграду поползли слухи об американской радиостанции, будто бы передающей анекдоты о Сталине и его верных соратниках, а также транслирующей модную джазовую музыку. Эти слухи создавали гротескную и явно опасную реальность: сам голос почти никто не слышал, но наслышано о нем становилось все больше и больше народу» (выделено мною. — А. Г.). Вот и сама Инна пишет: «...сообщению запрещённой радиостанции все поверили, потому что все передачи её до этого были правдивыми», отчего, в частности, после взрыва пароходов «очень много было наказано и снято сотрудников М.В.Д. в Магадане». Здесь, на мой взгляд, и следовало бы уточнить: поверили не передаче (если даже предположить наличие таковой), поверили слухам о передаче (помните: «мне сказали», «мне рассказали»?), поскольку ни «все», ни подавляющее большинство и даже ни значительная часть населения Магадана — в силу самой банальной причины отсутствия у них радиоприёмников 1-го класса — слышать эту передачу не могли.

   Ну и не смешно ли: сотрудников МВД снимали на основании передач «вражьего голоса»...

   А история о «торговле пуговицами» в «Воспоминаниях» звучит вот как:

   «...Как жили люди тогда, страшно сказать и к нам в Магадан тоже поступали эти подарки (собранные американскими гражданами. — А. Г.). Сначала на рынке появились необыкновенной красоты пуговицы по 10, иногда по 5 штук или по 7 связанные ниточкой. Они были разной формы: то всякие цветочки, то даже фигурки животных и т.д., мы даже не знали, из чего они сделаны. В то время иголки, кремни для зажигалок, пуговицы были на вес золота, и вдруг - такая красота! Знаете, сначала некоторые думали, что перед стиркой их надо отпарывать, а потом снова пришивать, боялись испортить. Вот так! Позже выяснилось, что они из пластмассы и их хоть бей молотком, ну, вот такие, как сейчас, а это был 47-48 год! Как это был лозунг у Никиты Сергеевича? - Догоним и перегоним Америку!!!»

   Для начала: лозунг «Догнать и перегнать!» появился несколько раньше времени повествования, и автором его был вовсе не Н. С. Хрущёв. В Политическом отчёте Центрального Комитета XV Съезду ВКП(б) 3 декабря 1921 года И. В. Сталин указывал: «Ленин был прав, говоря ещё в сентябре 1917 года, до взятия власти большевиками, что мы, установив диктатуру пролетариата, можем и должны "догнать передовые страны и перегнать их также и экономически"». Лозунг получил такую популярность, что в 1926 году в СССР был даже выпущен политический плакат «Догнать и перегнать!», а московский завод «Красный пролетарий» с 1932 года начал выпускать токарные станки «ДиП» — «Догоним и перегоним!». Хрущёв же лишь повторил эти слова, но случилось такое только в 1957 году и относилось лишь к вопросу производства мяса, молока и масла на душу населения.

   Далее. Не знаю являли ли из себя в то время какой-то особый дефицит кремни для зажигалок, но производство швейных иголок было освоено под руководством И. Я. Гольдфарба в мастерской точной техники Магаданского промкомбината ещё перед войной; за выполнение этого «особо важного» задания группа работников мастерской промкомбината была награждена медалями «За трудовую доблесть». Между прочим, тот же промкомбинат в 1941 году произвёл и 3 088 тыс. пуговиц. Да, это были не безделушки «необыкновенной красоты» — здесь пуговицы штамповали из металла. Но потребительским требованиям они вполне удовлетворяли. Ну и наконец: пластмассовые пуговицы, даже американские, бить молотком я всё же не рекомендовал бы...

   ...Чтение закончено. Получит ли кто-либо из читателей какую-то — помимо, разумеется, милых бытовых описаний — полезную, познавательную и, главное, правдивую информацию? Не уверен... А потому призываю я вас, друзья мои: мемуары и всякого рода воспоминания, не говоря уж о так называемых «журналистских расследованиях» событий давно минувших дней, составляют обязательную и высокоценную часть нашего исторического наследия. Читать и изучать их надо. Однако не следует впопыхах каждое лыко в строку ставить, относитесь к мемуарам вдумчиво и критично — иначе как бы чего не вышло...

  

Магадан, 2 декабря 2017 г.

* * *

   P. S. Материал написан, поставлена точка. Мнение моё ушло на суд читателей. И вот пришёл отзыв от племянницы, волею судеб живущей и работающей в Лондоне. А в нём, в частности, сказано:

   «...Вот что меня огорчило до глубины души — так это воспоминания об истории с Зоей Космодемьянской. Ну, правда, надо очень аккуратными быть с такими воспоминаниями. Вы, наверное, представить себе не можете, сколько мифов мне пришлось выслушать от моих иностранных студентов, знакомых, соседей и даже друзей о Великой Отечественной войне, о той роли, которую во Второй мировой войне сыграл СССР, о «бедных замерзающих под Сталинградом немцах» — полной противоположности «отменно вооружённым и экипированным морозоустойчивым русским», о «массово изнасилованных немках» и безнаказанных советских солдатах — сколько всякой дряни о Советском Союзе! И самое обидное, когда иностранцы говорят: «Мы это прочли в книжках ваших советских авторов...» И называют фамилии пишущих и заголовки книг, переведённых на английский. А следом — как бы невзначай, но уже по определению — прямая ложь либо искажённые «слегка» воспоминания приводятся как неоспоримый факт.

   Для меня, как для человека, который чтит память защищавших СССР в годы войны, отрывок о Зое прозвучал откровенным оскорблением. Понятно, не всё было гладко в обороне страны, но об этом хорошо сейчас рассуждать: сидя на диване, в тёплой комнате, с чашечкой кофе, — в повседневной жизни, вроде бы, об ужасах войны забываешь. Но вот раз в году на День Победы ездим мы с братьями и племянниками на новгородскую землю поклониться Братским Могилам наших солдат — и там как-то всё становится по-другому:

   Вот в этой Братской Могиле покоится почти шесть тысяч бойцов...

   А вот мой практически слепой дядюшка спустя 70 лет нашёл захоронение своего отца — моего деда: после длительной поездки на машине, переправы через реку, десять километров шёл с нами через лес, с палочкой, а теперь встал перед этой могилой на колени, на общей каменной плите своими старческими пальчиками нашёл выбитую на плите фамилию своего отца — он же слепой, наощупь фамилию определил. В последний раз он видел своего отца, когда самому был всего годик...

   И ведь там не только захоронения бойцов. Город Холм был в оккупации, потому много захоронений и местных жителей — они похоронены семьями. Вот могила — 18 человек, 2 семьи. Родители, дети... Фашисты собрали всех и сожгли в домах, поскольку те помогали партизанам. А партизаны, к слову, были из местных. Большой ли выбор был у этих людей? Конечно, остаться с детьми без избы, без крыши над головой — хреново (хотя в те времена совершенно обычным было приютить у себя погорельцев). Но ведь фашисты могли и расстрелять, и изнасиловать, и над детьми поиздеваться. Так что местное население, в основной своей массе, помогало партизанам, несмотря ни на что.

   Очень неприятно прозвучало, что Зоя была схвачена своими же односельчанами. Ну, да, были сволочи-ренегаты. Могу даже поверить, что и она была схвачена таким уродом, но уж точно — не толпой односельчан.

   Прожив восемнадцать лет «за бугром», могу представить, как, узнав о таком событии, трактовали бы его иностранцы, — сколько я такого слышала от них за эти годы. Первое время объясняла, доказывала, а потом стало появляться совсем нехорошее желание растолковать им всё физически...

   Как-то была я на одной встрече в пабе...

   Вообще, бываю я в пабах редко — раздражают громкие нетрезвые разговоры посетителей. Но иногда, если работаешь или учишься с группой людей, встреча в пабе — что-то типа «обязаловки». Паб — таки часть общей английской культуры. В течение рабочей недели на рабочем месте англичанам полагается быть более, чем сдержанными, держать все эмоции «в кулаке». А потому и «развозит» их от пива в пятницу вечером — по полной программе. Тем более, что закусывают не все, — предполагаю, что экономят на закуске.

   ...Ну вот, подкатывает к нам какой-то нетрезвый джентельмен. И далее — разговор по обычной схеме: «Откуда вы? Россия? Как же-как же, читаем-знаем... Холодно. Немцы под Москвой и Сталинградом замёрзли насмерть. Русским-то морозы — пофигу! — вы, наверное, и спать на снегу можете. Ха-ха-ха!..»

   И когда ты всё это слышишь в сто двадцать пятый раз, то ...сами понимаете.

   Проследила я, когда джентельмен стал спускаться в подвальное помещение к туалетам — там коридорчик у-узенький! Он — вниз, я — за ним. Как-то даже и не сильно раздумывала — догнала в лестничном пролёте, к стеночке прижала (зная «фактуру» племянницы — типично русской женщины, вполне себе представляю. — А. Г.): «Ты, — говорю, — скотина облезлая, что сейчас про русских солдат сказал? Ты хоть понимаешь, что сейчас ты лично меня и мою семью оплевал? Ты сам-то снег давно жрал? Закопаю тебя сейчас, сукин сын, в твоих пяти сантиметрах снега у паба (а дело как раз зимой было), посмотрим, что ты, падла, к утру вякать будешь...» Уж не помню, дошёл ли мэн до туалета, но культурный шок, надеюсь, испытал, гадёныш.

   Извините, конечно, за грубость, но это очень литературный перевод моего монолога. И вот понимаю, что мужик просто газетки местные почитывает, да киношки местные посматривает — его точка зрения ими и сформирована. Однако ж... А кто ж ещё за моего деда и его боевых товарищей заступится здесь и сейчас, когда их прах уже как семьдесят пять лет под Старой Руссой покоится?! Согласна, не самые изящные выражения подобрала... Sorry...»

©   Александр Глущенко, 2017.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Деев "Я – другой 4"(ЛитРПГ) Б.Батыршин "Московский Лес "(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) Eo-one "План"(Киберпанк) М.Эльденберт "Бабочка"(Антиутопия) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Я.Малышкина "Кикимора для хама"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) С.Росс "Апгрейд сознания"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"