Глущенко Александр Григорьевич: другие произведения.

Майя и Родя здесь были

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    О некоторых моральных аспектах т. н. «творческой элиты».



Александр ГЛУЩЕНКО

МАЙЯ И РОДЯ ЗДЕСЬ БЫЛИ

Из цикла «Перелицованная история»



"— С чем Вы не можете смириться?
— С неискренностью... Это часто встречается. Особенно в сфере искусства очень много людей, которые что-то изображают из себя."


 Карен Суренович Хачатурян "Мне в жизни очень повезло..."1


"— Что может вас вывести из себя?
— Неправда."


 Из интервью Майи Плисецкой2.

Супруги М. Плисецкая и Р. Щедрин.

    Всё же попахивает чем-то несвежим от так называемой "российской творческой интеллигенции" — который раз в том убеждаюсь. К примеру, про виолончелиста с автоматом уже и вспоминать не хочется — его уже и Бог прибрал. А вот вдовствующая певичка с презрительно скривленными губами и барскими замашками — вполне ещё держится, коптит небо. Ну да ладно, не о них речь...

    Взял нечаянно в руки октябрьский номер "Комсомолки"3 (нечаянно — это потому что порою при чтении некоторых материалов уважаемой газеты хочется резиновые перчатки надеть — чтобы не замараться), гляжу — интервью обширное: "Родион ЩЕДРИН: "Быть Майей Плисецкой нелегко. Да и мужем Майи Плисецкой сложно". И хорошо так материал начинается, душевно: "Сегодня, 2 октября, золотую свадьбу (50-летие совместной жизни) отмечают звезда мирового балета Майя Плисецкая и композитор Родион Щедрин..." Казалось бы, только порадоваться можно: в богемной среде по нынешним временам — событие почти невероятное. Ай, да старички (Майя, напомню, 1925-го года рождения, Щедрин — 1932-го), ай, да душечки-люшечки!

    Вот Родион Константиныч по этому поводу и разоткровенничался:
    "Лично встретились мы в 1955 году. Но только через три года, когда я увидел её в балетном классе, куда балетмейстер Радунский водил меня образовываться по хореографии, сердце мое забилось чаще. Я сильно влюбился. Она ответила взаимностью. Начался бурный роман..."
    Однако, любовь-морковь бурлила на совершенно кошмарном фоне:
    "В те годы советская власть отчаянно мучила Майю, большой балет уезжал на заграничные гастроли, а Майю с собой не брали... За ней несколько лет следил КГБ, и кагэбэшная машина "доглядала" все её городские маршруты...
    ...На неё в КГБ, как нам недавно рассказал бывший чин
(в одном из интервью Плисецкая уточняла: "Хрущевский зять Виктор Гонтарь, который был директором Киевского оперного театра, говорил, что на меня написаны целые горы доносов. Писали все кому не лень..." Хотя причём здесь, спрашивается, Киевский оперный театр?! — А. Г.), была целая гора доносов. ...У нас в спальне был вмонтирован подслушивающий (так в тексте! — А. Г.) микрофон... Конечно, мы предполагали, что нас подслушивают. Но прямо в спальне?.. Молодоженов?.."
    Ух ты! Надо же! За 33-летней балеринкой целый день "гэбистская" машина раскатывает, а по ночам "глубинные бурильщики" в кованых калошах порнуху на магнитофоны пишут! И за что же, я интересуюсь, такое внимание?

    В общем, покряхтел, покряхтел да и полез в интернет — таки узнать, чем это молодая танцовщица столь насолила нашему чуткому органу. Любимый поисковик, покопавшись недолго в своих архивах, выкатил не менее сотни тысяч ссылок, из которых по крохам стал я собирать Майины воспоминания и обиды.
    "Отец будущей балерины, далёкий от мира искусства, занимал вполне земные администраторские должности. В 1932 году его назначили начальником угольных рудников на Шпицбергене... Майе было одиннадцать, когда отца исключили из партии и уволили с работы. Утром 1 мая 1937 года в дом ввалились чекисты и увезли с собой Михаила Плисецкого. Его расстреляли через год после ареста (о судьбе отца Майя Михайловна узнала спустя много лет из справки о реабилитации). Рахиль, недавно родившая третьего ребенка, была заключена вместе с младенцем в Бутырскую тюрьму. Её арестовали прямо в Большом театре, во время представления "Спящей красавицы" (вот, тоже вопрос: то ли она Большой театр с грудничком посещала, то ли ребёнка потом в Бутырку привезли, хотя я такой практики что-то не припоминаю. Естественно, позже выяснилось, что этот пассаж мало соответствует действительности4. — А. Г.), в которой танцевала Суламифь Мессерер — тётка маленькой Майи."5
    Ну, понятно: раз "чекисты", так, разумеется, "ввалились". К "вполне земному администратору"...

    Вполне, говорите? К земному?? Администратору??? Ну, мягко говоря, не совсем...

    Майя Михайловна "родилась в Москве в известной семье советского хозяйственного деятеля Михаила Эммануиловича Плисецкого и актрисы немого кино Рахили Михайловны Мессерер. С 1932 по 1936 годы жила на Шпицбергене, где её отец сначала работал первым руководителем 'Арктикугля', а впоследствии — и Генеральным консулом СССР..."6

    Ничего себе — "вполне земной администратор" — в ранге Генерального консула СССР! Я, конечно, незаконные репрессии не одобряю, тем более что, по сведениям Википедии, М. Э. Плисецкий в марте 1956 года был реабилитирован, однако вполне допускаю, что за Генеральным консулом СССР на Шпицбергене всё ж могли водиться определённые грешки, за которые в 37-ом к стенке прислоняли и более "земных администраторов" по вполне "суровым, но справедливым" советским законам7.

    Теперь немного о матери знаменитой балерины. Из воспоминаний Майи Плисецкой8:
    "Характер у мамы был мягкий и твёрдый, добрый и упрямый. Когда в тридцать восьмом году её арестовали и требовали подписать, что муж шпион, изменник, диверсант, преступник, участник заговора против Сталина и пр., и пр., — она наотрез отказалась. Случай по тем временам героический. Ей дали 8 лет тюрьмы."
    Тему продолжает Википедия9:
    "Рахиль Мессерер первоначально была заключена в Бутырскую тюрьму вместе с родившимся (так в тексте. — А. Г.) третьим ребёнком, а после приговора как жена врага народа этапирована в Акмолинский лагерь жён изменников Родины..."
    И что, отсидела Рахиль Михайловна "от звонка до звонка" аж до 46-го года? Опять же, не совсем... "...В результате многочисленных хлопот и прошений прославленных брата и сестры — Асафа и Суламифи Мессерер, в конце лета 1939 года Рахиль была переведена на вольное поселение в Чимкент. В Чимкенте Мессерер работала учителем танцев в одном из клубов.
    Вернуться в Москву Рахиль Мессерер-Плисецкой удалось лишь за два месяца до начала войны в 1941 году. После освобождения её актерская карьера была навсегда прекращена"
.

    То есть, не 8 лет лагерей, а только 1 год — тоже, конечно, не мёд, но всё же... "Героизм" слегка тускнеет. И почила в бозе старушка аж в 1993 году в возрасте 91 года. В московской, между прочим, квартирке, имея трудовой стаж аж ...3 года — с 1925 по 1928-й, не считая полутора лет "работы" учителем танцев "в одном из чимкентских клубов". А Майя об этих фактах как-то скромно умалчивает.

    Однажды израильская журналистка спросила Майю:
    "— Любите вы советскую власть?
    — У меня только одна мечта — чтобы коммунизм сдох. А когда эта сбудется, помечтаем и о другом."
10
    Что ж, не очень, конечно, интеллигентно, зато — вполне откровенно...

    Понятно, что ей, "пострадавшей" от "сталинских чисток", особо любить советскую власть не за что. Ну, не за то же, ей богу, что в том же 1938 году её, дочь "врага народа", приняли в Московское хореографическое училище! (По другим сведениям11, в училище Майю приняли ещё в 1934 году. Но даже если и так, — в 1938-ом не выгнали же.)

    После начала войны, при подходе немцев к Москве Мессереры рванули на Урал (как утверждается12, "благодаря заботам всё тех же энергичных Суламифи и Асафа"), якобы "получив ошибочную информацию о том, что Большой театр будет эвакуирован в Свердловск". "Но ни театр, ни училище в Свердловск эвакуированы не были. В течение года Майя Плисецкая не имела возможности заниматься балетом."13 Маленькая, но характерная, на мой взгляд чёрточка: как мы видим, семейство Мессереров сыграло в судьбе Плисецкой не малую роль: и приютили после ареста родителей, и проблемы с училищем решили, и в вопросе эвакуации "энергию проявили". Как же это расценивала в последствии балерина? Скажем так: неоднозначно.
    "С тётей Суламифью отношения складывались непросто. С одной стороны, Плисецкая обязана ей очень многим: все-таки не попала в детдом, по-прежнему занималась любимым делом... С другой стороны, Суламифь '...в расплату за добро каждый день, каждый день больно унижала меня', — признавалась Майя Михайловна."14
    Ну да ладно, чужая душа — потёмки, не моё дело, в конце концов, в семйных делах Мессерер-Плисецких копаться. Вернёмся лучше к танцам.
    Из воспоминаний Майи Плисецкой15:

    "Мало-помалу меня охватила паника. Еще такой год - и с балетом надо распрощаться. В попавшейся на глаза заметке было написано, что остававшаяся в Москве часть труппы показала премьеру на сцене филиала Большого. Сам Большой был закрыт. Потом дошли вести, что и часть училища не уехала. Занятия продолжаются. Меня как током ударило. Надо ехать в Москву."
    "В Москву, не имея специального пропуска, она пробиралась тайком (что в 42-м году смахивало скорее не на подвиг, а на нарушение законов военного времени, за что могли Майю вполне и за цугундер взять. Вот бы потом обид было! — А. Г.). И сразу же по приезде возобновила занятия. К тому времени когда надо было сдавать выпускной экзамен, она уже выступала на сцене филиала в нескольких сольных партиях. Экзамен был сдан на 'отлично'. И 1 апреля 1943 года Плисецкую приняли в труппу Большого театра."16
    Странно как-то с Маей советская власть обходится: война, Москва, а её, дочь недавно расстрелянного "врага народа", принимают на службу в лучший театр страны, который, как можно догадываться, являлся режимным объектом, поскольку посещали его и депутаты, и члены ЦК, и даже наркомы, случалось, бывали.

    Однако, как бы то ни было, "27 апреля 1947 года Майя Плисецкая впервые танцевала партию Одетты—Одиллии в 'Лебедином озере' (балетмейстер Е. И. Долинская, восстановление 1—3 актов по А. А. Горскому и Л. И. Иванову, новая постановка 4-го акта А. М. Мессерера). ...В 1951 году отмечалось 175-летие со дня основания Большого театра. Как и положено в таких случаях, артистам щедро раздавали звания. Майя Плисецкая стала Заслуженной артисткой РСФСР."17

    Я не берусь судить о творчестве Плисецкой — не видел, не знаю, не понимаю... Пусть творчеством занимаются авторитеты. А они утверждают, что в балете Майя действительно преуспела изрядно. Меня же в большей степени интересует иной, моральный аспект её жизни. Так вот, в вышеприведенной цитате обращает на себя внимание утверждение: "в таких случаях звания раздаются щедро". Вот и поди, пойми, заслужила Майя "Заслуженную" или просто "попала под раздачу" в свои 26 лет? Но, похоже, именно с этого момента вспыхивает в балерине крайнее тщеславие и честолюбие, которое не угасает и по сей день.
    "Плисецкая объездила, почти без преувеличения, весь мир. Однако в начале её карьеры будущего разнообразия гастролей ничто не предвещало. В составе делегаций советских артистов балета она съездила на три Всемирных фестиваля молодежи и студентов и на гастроли Большого театра в Индию (всего-то! — А. Г.). В стране вот-вот должна была начаться хрущевская 'оттепель', а перед Плисецкой словно опустился её личный железный занавес: на шесть лет она стала 'невыездной'."18
    Считать себя "невыездной", съездив на третьем десятке лет, минимум, в четыре государства? Однако... Причина обид, очевидно, заключалась в том, что "в октябре 1956 года основная часть балетной труппы отправилась в Англию на первые в истории Большого театра крупномасштабные зарубежные гастроли. Плисецкой ехать не разрешили."19

    Понятно, есть от чего обидеться: уже 31 год, а в Англии побывать так ещё не доводилось! Тут кого хочешь обида задавит. Не ценят!! Преследуют!!! За что?! Трактовка столь печального события в разных источниках разнится.

    Так, один из источников утверждает:
    "В 1953 году балерина стала "невыездной": "мешали" репрессированный отец и родственники за границей (непонятно, а почему до того, при Сталине "выездной" была — при тех же факторах? — А. Г.). Парадокс состоял в том, что всех именитых иностранных гостей непременно вели на "Лебединое озеро" с Плисецкой в главной партии, но из страны её никуда не выпускали. Театр пробовал вступиться за неё, коллективное письмо в защиту балерины Плисецкой подписали Галина Уланова, дирижер Файер. Оно не возымело действия..."20
    В то же время, по мнению англоязычной Википедии:
    "Несмотря на популярность Майи, руководство Большого театра обращалось с ней плохо. Она была еврейкой в антисемитски настроенном обществе, её семья в период сталинизма подвергалась репрессиям, а вела себя она вызывающе, поэтому после поступления в Большой театр ей в течение шести лет не разрешали выезжать за пределы страны."21
    Полёт фантазий широк. А что там на самом деле было-не было, кто ж вам сегодня скажет...

    Добавлю ещё одну конспирологическую версию — от себя лично. В 1957 году на экраны вышел фильм-балет "Лебединное озеро" с участием Плисецкой. Знать бы, когда его снимали? И не связана ли "обструкция" 1956 года именно с занятостью Плисецкой на киностудии? Не любят ведь драматические режиссёры, когда актёр "на два фронта" работает. А в балете, что, иначе?

    Но "в деле" снова обнаружился "грязный след КГБ":
    "Оставшись в Москве, она выразила протест своим танцем, показав максимум того, на что была способна. Никто бы уже не поверил, что её не взяли на гастроли из-за болезни. Верные поклонники не скупились на цветы и овации. Самых верных потом вызывали в КГБ. Вызывающий успех балерины был расценен как акт гражданского неповиновения и её самой, и её поклонников...
    ...В конце концов дело дошло до открытой слежки: куда бы она ни направлялась, за ней следовала машина с гэбистами, а ночью дежурила под её окнами. Как потом стало известно, председатель КГБ И. А.Серов объявил её английской шпионкой."
22
    Писавший (или озвучивавший) данный бред, очевидно, считает, что в 1956 году председателю КГБ больше заняться было не чем и не кем, кроме как актриской пусть даже самого Большого театра и её "верными поклонниками". Мне же отчего-то сдаётся, что небезызвестные венгерские события 1956-го заботили его гораздо в большей степени. Кроме того, смею предположить, что, если бы председатель КГБ "объявил" кого-то английским шпионом, то не гулять бы тому гражданину (или гражданке) на свободе и одного дня после того. Впрочем, ладно, предположим, объявил. Но с какого перепугу в том же 1956 году Верховный Совет республики присваивает "английской шпионке" звание Народной артистки РСФСР?! Здесь моей фантазии не хватает. Разве что, Серов перевербовать попытался. И с той же целью, знать, "подслушивающие" микрофоны как раз в спальню Народной артистки и подсунул.

    Но не на ту Иван Александрович нарвался! Майя, как оказалось, была вполне своим человеком в кабинетах на Старой площади (какого только беса ей там палки в "выездные" колёса совали?!). Так, в своих мемуарах она пишет:
    "...Потом от Фурцевой звонок. Она тогда членом Политбюро была.
    — Майя Михайловна, с Вами будет говорить Екатерина Алексеевна Фурцева. Соединяю.
    Когда я звонила по всем проклятым приемным, секретари да секретарши холодили, морозили голоса. На заседании Совета Министров. Сегодня уже не будет. Очень загружен. Тяжелые дни. Готовится к докладу. Принимает делегацию. Завтра уезжает. И Фурцева тоже трубку не брала. А теперь — задёргалась
(вот это круто! — так и "задёргалась" "член Политбюро" — в преддверьи-то встречи с нашей танцовщицей! — А. Г.). Нашла время. И секретарша — такая приветливая...
    — Майя, нам надо повидаться. Посоветоваться. По-женски. Ваш завтрашний спектакль обсудить. Приходите ко мне к пяти. Сегодня. На первый подъезд ЦК. На Старую площадь. Пропуск Вам выписан. Не забудьте паспорт взять. До встречи.
    И вот я в цековском чистилище
(о, как! Спасибо, хоть не во "влагалище". — А. Г.). Первый раз переступаю порог партийного улья. Все основоположники марксизма с серебристых стен глаза на меня пялят. Ленин. Сам Маркс, Хрущев, Булганин, опять Ленин...
    Из-за заваленного бумагами широкого стола поднимается и идёт ко мне навстречу миловидная, статная женщина. Средних лет. С усталой, чуть скошенной улыбкой. Тщательно причесанная. С тугим светлым пучком на затылке. В сером аскетичном костюме.
    — Так вот Вы какая. Наша прославленная балерина...
    ...На самый послед она сощурила свои серо-голубые глаза и, напрягшись, в упор спросила:
    — Вы говорили, что в партию у нас вступают не из убеждений, а ради карьеры.
    — Не помню. Но раз у Серова это написано...
    Фурцева вздрогнула. Моё упоминание всемогущего имени было ей в неприязнь. Она бегло оглядела углы кабинета. Может, и там тоже микрофоны?.."
23
    Смешная историйка, улыбнуло, как говорится. Но постараемся всё же определить самый момент происходящего.

    Серов — председатель КГБ до декабря 1958 года, Булганин — его портрет, как "основателя марксизма" (??? — А. Г.) видит Майя в "цековском чистилище" — Предсовмина до марта 1958 года, Фурцева — член Президиума ЦК КПСС (а никакого не Политбюро! И совсем пока ещё не Министр культуры, которым она стала лишь в 1960 году.) — с июня 1957 года. То есть, похоже, речь идёт о конце 57-го — начале 58-го года. Майе — 32 года, она недавно вышла (или только собирается выйти) замуж за Щедрина. И вот её-то приглашает член Президиума ЦК КПСС (впоследствии, действительно, реформированного в Политбюро ЦК КПСС), которая старше балерины на 15 лет, "повидаться и по-женски посоветоваться"?! М-да... Верится, но с о-очень большим трудом. И, надо же, не оробела танцовщица в здании ЦК — в "улье" — вишь ты, заметила, как на неё "глаза пялят" "основоположники марксизма", чуть не ногой дверь в кабинет Фурцевой распахнула.

    Однако, хоть и "посоветовалась" с ней Фурцева "по-женски", но с заграницей всё ж не помогла. Пришлось Майе искать другие пути — в напоре даме не откажешь.
    "При помощи генерала Е. В. Питовранова, на которого "вышел" Щедрин, Плисецкая попала на приём к новому председателю КГБ А. Н. Шелепину, написала по его совету письмо Н. С. Хрущеву и в результате была выпущена на гастроли в США.
    ...Весной 1959 года она разделила судьбу своих счастливых коллег и отправилась в 73-дневное турне по крупнейшим городам Соединенных Штатов.
    С Большим театром Майя Плисецкая гастролировала в США ещё несколько раз — в 1962 году, в 66-м и 68-м."
24
И опять же, что-то заставляет усомниться: "Щедрин 'выходит' на Питовранова..." Щедрину в 1959 году 27 лет, он аспирант (или только-только окончивший аспирантуру) Московской консерватории, все значимые музыкальные произведения пока впереди... Е. В. Питовранов — генерал-лейтенант, начальник 4-го Управления КГБ СССР (антисоветское подполье, националистические формирования и враждебные элементы), 44 года... Каким образом могли пересечься их пути? Ну, разве, учесть, что в 1951—1952 годах Питовранов был арестован "по ложному обвинению"25. Так тут тоже, как посмотреть, — ожегшись на молоке, зачастую на воду дуют. А "контора" слишком серьёзная, чтобы сомнительными контактами себя отмечать, да ещё ходатайствовать за кого-то с небезупречной биографией... Хотя... Логика у генералов КГБ тоже своеобразная, понять её не каждому дано.

    Вот и в нашем случае — КГБ вдруг сменил гнев на милость, и с этого времени заграничные турне стали для Майи обычным делом. В том же 1959 году она побывала в Пекине, где "собрались все народные артисты СССР — и из Большого, и из Кировского, все было очень представительно. И мне надо было танцевать 'Лебединое' с ленинградцем Константином Сергеевым. Кстати, он меня завалил на поддержках несколько раз — ну что, ничего не поделаешь"26, в 1961-м побывала в Париже — её и Н. Б. Фадеечева пригласили в "Гранд-опера" исполнить главные партии в "Лебедином озере".

    Отметим, что опять-таки в 1959 году Плисецкой присвоено звание Народной артистки СССР. Ну мало похож этот период жизни на опалу, хоть убей, мало!

    Вернёмся, однако, в 1958-й год — год создания счастливого брачного союза. Щедрин, которому на тот момент исполнилось 26 лет, в упомянутом выше интервью говорит:
    "На репетиции одного из концертов ко мне подошел Б. М. Ярустовский. Он был заведующим сектором музыки ЦК КПСС.
    — Нам сообщили, что у вас роман с Майей Плисецкой. Это так? — спросил он меня неожиданно.
    — Она замечательная женщина. И зря её так...
    — Надеюсь, вы не собираетесь на ней жениться, — перебил меня Ярустовский. — Вы испортите себе репутацию. Подумайте об этом.
    Но предостережение Ярустовского оказало на меня обратное действие. Моя нежность к 'зачумленной' Майе усилилась. Мы стали встречаться каждый день."
    Определённо, нехорошая личность — этот Ярустовский. Но как-то уж странно звучит его должность — "заведующий сектором музыки ЦК КПСС". Покряхтел я, покряхтел и опять полез в интернет — "копать компру" на Ярустовского.
    "Ярустовский Борис Михайлович [2(15).5.1911, Москва, — 12.7.1978, там же], советский музыковед, заслуженный деятель искусств РСФСР (1966), доктор искусствоведения (1952). Член КПСС с 1941. В 1937 окончил историко-теоретический факультет Московской консерватории, в 1941 там же аспирантуру (руководитель В. Э. Ферман). В 1946—58 заведующий сектором культуры ЦК КПСС. С 1948 — преподаватель Московской консерватории (с 1956 — профессор). С 1959 — старший научный сотрудник института истории искусств министерства культуры СССР (ныне Всесоюзный научно-исследовательский институт искусствознания). Основные труды посвящены проблемам классического и современного музыкального театра, развитию советского симфонизма, исследованию творчества П. И. Чайковского и И. Ф. Стравинского. Редактор сборника 'И. Ф. Стравинский. Статьи и материалы' (1973). Неоднократно представлял СССР на международных конгрессах, конференциях и симпозиумах. Секретарь правления Союза композиторов СССР (1968-1974). Награжден 3 орденами, а также медалями."27
    Та-ак, сектор культуры ЦК — это уже на что-то похоже. И наконец:
    "Ярустовский Б. М. (р. 1911) — в 1953—1955 гг. зам. заведующего сектором Отдела науки и культуры ЦК КПСС, в 1955—1959 гг. заведующий сектором Отдела культуры ЦК КПСС."28
    Вот, оказывается, чем заведовал Б. М. Ярустовский. А Щедрин уважаемого профессора бог знает кем числит.

    В принципе, я ничего особо предосудительного в совете Ярустовского не нашёл: 20-летняя разница в возрасте и немалый, как видно из биографии, жизненный опыт давали, на мой взгляд, право на совет даже в столь деликатном вопросе, как женитьба.

    Вообще же, личность Ярустовского, исходя из интернетовских публикаций, — также неоднозначная. Ему даже приписывают авторство известного Постановления ЦК ВКП(б) от 10 февраля 1948 года "Об опере Вано Мурадели 'Великая дружба'", в котором — заодно — досталось на орехи Шостаковичу, Прокофьеву, Хачатуряну и другим. Но расстрелять — таки никого не расстреляли.
    "...Неприятности, которым подверглись после "композиторского" постановления Прокофьев, Шостакович и прочие, были далеко не столь фатальны, какими их принято подавать в традициях либерально-перестроечной журналистики. Несмотря на начальственный окрик, в том же самом году в Большом театре состоялась премьера оперы Прокофьева 'Повесть о настоящем человеке', а пару лет спустя — его балет 'Каменный цветок'. Его последующие сочинения (Седьмая симфония, Виолончельный концерт, увертюры и кантаты 'на случай' и проч.) благополучно исполнялись лучшими оркестрами и солистами в лучших залах. Шостакович в следующем же 1949 г. получил Сталинскую премию за 'Песнь о лесах', написал музыку к фильму 'Падение Берлина' и отправился в США как один из 3-х делегатов от Союза Композиторов СССР. В 1950-м г. он написал песню 'Родина слышит', ставшую самым большим советским 'хитом'. В 1951-м г. вышли его 24 прелюдии и фуги для фортепиано и их тогда же с большим успехом исполнила Татьяна Николаева."29
    Да и сам Мурадели, помнится, получил вторую по счёту Сталинскую премию уже в 1951 году.

    Однако, тот же источник пишет: "В отличие от него (Т. Хренникова. — А. Г.), человека во все времена весьма вегетарианского (а правил он Союзом Композиторов больше 40 лет!), среди музыкальных бонз были субъекты не в пример гаже. Например, Кабалевский — настоящий Суслов от музыки. (Типичный 'злой следователь'.) Настоящими подонками были личности вроде Коваля, Ярустовского и проч. (Последний был настоящим МГБ-шником в штатском: он-то, по ряду источников, и написал текст ждановского постановления)."

    Это мнение частного лица — что ж, имеет право. Но, с другой стороны, как пишет Виктор Лихт30, "Борис Михайлович Ярустовский работал в аппарате ЦК с 1946 года. ...Конечно, он сыграл свою не очень приглядную роль в истории рождения постановления 1948 года, да и потом долгое время был ревностным партийным чиновником, но зачем на него всех собак-то вешать?"

    А на сайте Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко и вовсе пишут:
    "25 ДЕКАБРЯ 1976 г.

    П. И. Чайковский 'ПИКОВАЯ ДАМА'

    Музыкальный руководитель постановки и дирижер — Д. Г. Китаенко...

    После премьеры в газете ЦК КПСС 'Советская культура' была опубликована статья 'Нужно ли улучшать Чайковского?'
    В защиту спектакля выступили известные музыковеды Б. М. Ярустовский и Л. З. Корабельникова.

    "Новая постановка 'Пиковой дамы' с известным приближением её звучания к современности, — факт примечательный в нашей оперно-театральной жизни".
Б. Ярустовский

    Спектакль удалось отстоять и сохранить в репертуаре"
31.
    Так может, действительно, не надо на Ярустовского всех собак вешать — от Постановления ЦК до попыток воспрепятствовать семейному счастью Роди и Майи (что-то мы про них подзабыли)? А может, ещё шире взять, — и перестать вешать всех собак на советскую власть?
    "Падение социалистического строя в одной отдельно взятой стране Плисецкая переживала как собственное торжество. К тому времени она, словно личного врага, ненавидела советскую власть, которая, с одной стороны, воздавала ей почести, а с другой — тиранила, годами не выпускала за границу, шпионила и пыталась ей помешать танцевать то, что хотелось."32
    Ах, как она ненавидела советскую, социалистическую власть! До того, что позволила себе принять звание Героя Социалистического труда (1985), получить Ленинскую премию (1964) и периодически не забывала без малейшего зазрения совести подставлять куриную грудку под ордена имени всё того же ненавистного ей Ленина (1967, 1976, 1985). Это, разумеется, не считая всех остальных благ и почестей. Затиранили, мать-перемать!

    Ну ладно, власть — на то и власть, чтобы её не любили. Но может всё же пора и "на себя оборотиться", как рекомендовал дедушка Крылов?

    Брезгливо отбросив малейшую скромность, как битую молью балетную пачку, Майя даёт интервью:
    "— Ну, уж вам-то наверняка завидуют?
    — Еще как! По чёрному, по страшному. Причём, подчас без всяких на то оснований. К сожалению, люди, главным образом, состоят из зависти. Поэтому врагов у меня хватает, некоторые просто с удовольствием поприсутствовали бы на моих похоронах. А если и поплакали бы — то от радости. Я знаю авторов 'анонимных' писем, желавших мне переломать ноги. Плисецкая всегда была костью в горле для всех ведущих балерин.
    — Для всех? Вы уверены?
    — Пожалуй, кроме Максимовой, так же, как и я, никому не завидующей и никогда не интригующей."
33
    Ах, поторопилась! Ах, не прикусила язычок! Вот уж промашка вышла! Поэтому в другом интервью пришлось корректировать сказанное ранее:
    Совсем недавно мои друзья дали мне прочесть главу обо мне в книге Екатерины Максимовой 'Мадам нет'. Написанное Максимовой огорчило меня, не скрою. Сказав в мой адрес много добрых слов, она горько обидела меня, утверждая неправду. Мне особенно неприятно услышать такое из уст Кати, которую я всегда держала за кристального человека...34
    "Я держала Катю...", — как вам нравится? Жаль, не нашёл я книжки Максимовой, — было бы интересно точки зрения сопоставить.

    А в тот раз Майя жаловалась:
    "— <Щедрин> и благороден, и умен, и это притом, что завистников у него ещё больше, чем у меня. Он был председателем Союза композиторов после Шостаковича — и этого Родиону до сих пор не могут простить. Распустили слухи, что он был советским партаппаратчиком. Что за чушь! Да он даже в партии не состоял.
    — И вы привыкли к такой жизни?
    — Так и не смогла — поэтому меня всю жизнь сопровождали скандалы.
    ...Полное, стопроцентное рабство. Крепостное право — детский лепет, игра; даже когда оброк собирали, крепостные получали пять процентов, а я — полтора."
35
    Понятное дело: Щедрин — благороден, Плисецкая — не интриганка, а остальные... Дык, что, остальные! Завидуют...

    И как-то так, мимоходом не забывает Майя всё ж процентик дохода прикинуть, исключив из него, надо полагать, свои и супруга Ленинские да Государственные премии. И что же выходит? Да кошмар выходит: не крепостная даже — рабыня, блин, Изаура!
    "— А где сегодня ваш дом, Майя Михайловна?
    — Мой дом — это, прежде всего, Москва, вот эта квартира. Когда я еду сюда, то всегда думаю: вот я еду домой. Мы с Родионом живем также в Мюнхене и в Тракае
(Литва. — А. Г.), в маленькой деревушке, — везде хорошо. В Тракае работается идеально, там Щедрин столько всего написал. А в Германии — лучшее в мире издательство Шотт, которое имеет авторские права на произведения Бетховена, Шумана и других композиторов и которое издает произведения Щедрина. Была у нас ещё и дача под Москвой, в Снегирях, но, когда не стало матушки Родиона, там некому стало жить, и мы с дачей расстались. Жаль... но куда четыре дома?"36
    Вот я и говорю: Изаура... Хотя подобную публику в конце 1940-х — начале 1950-х было принято называть "безродными космополитами". Так, может, всё-таки был в том определении некий рациональный подход? Однако, в нашем случае, с этническим подтекстом "космополитизма" середины XX века, как выясняется, не всё в порядке. Нет, с "пятой графой" как раз недоразумений не наблюдается. Нестыковочка в другом. Приведём ещё один фрагмент из интервью израильской журналистке:
    "Потрясло меня больше всего не то, что удалось взять интервью у великой Плисецкой, и даже не то, что кроме меня пообщаться с Майей Михайловной не пришло в голову ни одному (!) израильскому журналисту. Самое неожиданное заключалось в другом: из трёх заявленных ранее концертов два пришлось отменить. Зрители на Плисецкую не пошли...
    — Майя Михайловна, как вы думаете, почему так случилось?
    — Разные ходят слухи, но слухов я не люблю, а что произошло на самом деле — не знаю.
    — А мне говорили, что билеты просто не покупают.
    — Возможно.
    — Если так, почему?
    — Наверное, потому, что Израиль — не слишком балетная страна, и публика здесь не самая театральная. Кроме того, не так давно здесь гастролировала балетная группа Максимовой и Васильева, а мы приехали почти сразу же, "по горячим следам". Сколько же можно ходить на балеты?"
37
    Странное, согласитесь, для балерины заявление: "скоко можно: на балет да на балет?!" И в то время, когда "не слишком балетная страна" на Максимову и Васильева валом валят, смотреть Плисецкую почему-то не пошли... Чую, кривит душой Майя, ох, кривит, хотя о каких-то слухах всё же упоминает. В чём тут дело?

    В "Электронной еврейской энциклопедии" написано:
    "В 1967 г., после Шестидневной войны, Плисецкая в числе других евреев — советских общественных деятелей приняла участие в заседании, транслировавшемся по телевидению и осудившем израильскую агрессию против арабских стран. Впоследствии Плисецкая не принимала участия в подобных акциях, а во время первого визита в Израиль (1989) заявила, что её подпись под антисионистским письмом советской интеллигенции появилась вопреки её отказу."
    Ну, надо же, целка-невидимка — "честь соблюсти и капитал приобрести"! На заседании сидела, Израиль ругала, а подпись — "вопреки отказу"... Постыдилась бы, ей богу!

    М-да... Подзабыла Майя, а я ту передачу прекрасно помню: участвовали в ней и генерал армии Драгунский, и Элина Быстрицкая — шолоховская Аксинья, и кто-то там ещё. Обругали тогда Израиль всякими нехорошими словами (причём, я считаю, правильно обругали, за дело!). Но вот ожидать, что после этого израильтяне на майины высупления валом повалят... М-м-м... У тех-то евреев память оказалась подлиннее, чем Плисецкой хотелось бы. Поэтому и интервьюировать лишний (?) раз не пожелали. И хотя жутко это Майе не нравится, а те евреи "держат" её таки за советскую балерину.

    Вот и получается: прожила свою некороткую жизнь Майя Михайловна тривиальной конформисткой, как, впрочем, и супруг ея — Родион Константинович. Пока было выгодно — лизали, как выгода прошла — лягают. Примитивно-холопский подход. И, возвращаясь к началу этих заметок, должен с глубоким сожалением констатировать, что подавляющее большинство нынешней "российской творческой интеллигенции" — такой же породы.

    А что доносов и "стуков" касаемо, так эта порода всегда стучала столь оглушительно, что африканские там-тамщики в углу только бамбук потихоньку курили. И чтобы не одним Щедриным-Плисецким-Мессерерам здесь обидно было, приведу образчик документа, из которого вполне видно: г...нюков в творческой среде во все времена хватало. И не только еврейского рода-племени.
    "17.03.1949
    СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) тов. МАЛЕНКОВУ Г. М.

    Уважаемый Георгий Максимилианович!

    Ни в одной области искусства у нас нет такого нездорового положения с критикой, как в музыке. Групповщина, теоретический разброд, укрывательство космополитов и формалистов, беспринципность, интриганство — вот что характеризует в значительной мере нынешнее состояние музыковедения и музыкальной критики. Причём положение здесь, на мой взгляд, настолько серьёзно, что выступлением одной лишь печати ограничиться нельзя. По всей вероятности, потребуется вмешательство и административных органов.
    В чём же суть дела?
    Среди музыковедов и критиков существует группа, видимо организационно связанная между собой, которая последовательно в течение ряда лет проводит вредительскую работу на идеологическом фронте. К этой группе относятся:
    Либединский Л. Н. — бывший активный вожак РАПМ, троцкист.
    Белый В. А. (он же Давид Аронович Вейс) — бывший активный вожак РАПМ, троцкист.
    Штейнпресс Б. С. — бывший оргсекретарь РАПМ, троцкист.
    Шлифштейн С. И. — бывший секретарь троцкиста Д. Авербаха, воинствующий формалист и безродный космополит.
    Келдыш Ю. В. (он же Калдыньш) — бывший активный вожак РАПМ, формалист и космополит, имеет родственников в Америке и брата, осуждённого за вредительство.
    Нестьев И. В. — бывший рапмовец, воинствующий формалист, торговал своими 'трудами' за границей.
    Житомирский Д. В. — бывший 'теоретик' РАПМ, воинствующий формалист и космополит, враг русской и советской культуры.
    Шавердян А. И. — бывший активный 'деятель' РАПМ, сделавший сомнительную карьеру, пользуясь связями с рапмовским и троцкистским охвостьем.
    Пекелис М. С., Мазель Л. А., Шнеерсон Г. М., Коган Г. М., Гринберг М. А., Брук М. С., Шерман Н. С., Цуккерман В. А., Бернанд Г. Б. и ряд других "деятелей", пока не разоблачённых до конца.
    Любопытно, что в 1924 году чистку Московской консерватории проводила комиссия под председательством О. Д. Каменевой (она же сестра Троцкого). Членами комиссии были нынешние активные работники Союза композиторов — Л. Н. Либединский и В. А. Белый.
    Следует особо отметить Клару Ароновну Вакс, жену Тихона Хренникова, через которую вся эта группа космополитов в той или иной степени оказывает своё влияние на руководство Союза композиторов.
    Келдыш, Шавердян и Белый взяли в свои руки разработку всех теоретических и организационных вопросов Союза композиторов и являются авторами текстов важнейших документов, которые оглашались на съезде композиторов, на пленумах правления Союза композиторов, на партийных собраниях, творческих совещаниях и т. п.
    Все доклады и выступления Хренникова также готовят они. Статью в 'Культуре и жизнь', опубликованную к II Пленуму Союза композиторов за подписью Хренникова и Захарова, писали Келдыш и Шавердян.
    В силу такой тесной творческой и организационной связи с представителями этой группы, тт. Хренников, Коваль, Захаров и другие товарищи из нового руководства ССК не только не разоблачают их, но даже защищают.
    Я не раз предупреждал тт. Хренникова и Коваля о том, что они, опираясь на Шавердяна, Келдыша и Либединского, совершают грубейшую ошибку. Но они, видимо, не придали этому серьезного значения и продолжают безоговорочно доверять им.
    Одним из покровителей группы Шавердян — Келдыш — Нестьев является Б. М. Ярустовский. Когда я пытался критиковать Келдыша на страницах газеты 'Советское искусство', т. Ярустовский всегда защищал его. Такую же позицию он занимал и в отношении Шавердяна, Нестьева и некоторых других. Поднятый мною вопрос о выводе Шавердяна из редколлегии за групповщину, беспринципность и развал работы в отделе музыки — не был решён в Отделе Пропаганды ЦК ВКП(б) в течение двух месяцев. Нет сомнений в том, что задержка решения этого вопроса произошла по вине т. Ярустовского, у которого находилось дело Шавердяна на заключении. Что же касается Нестьева, то т. Ярустовский везде и всюду рекомендовал его на самые ответственные посты и считал его лучшим партийным музыковедом. Как теперь выяснилось, Нестьев является не только формалистом и космополитом, но и родинопродавцем.
    Сообщая обо всем этом, я не думаю, что приводимые мною здесь факты являются для Вас новостью. Очевидно тт. Рюриков, Хубов и Ярустовский подробно и своевременно информировали секретарей ЦК о состоянии музыковедения и музыкальной критики. Тем не менее я просил бы Вас лично со своей стороны дать указание о срочном расследовании изложенных в настоящем письме фактов и принять соответствующие меры оздоровления музыкальной среды.
    Одновременно прошу учесть, что в Союзе советских композиторов нет ни одного по-настоящему партийного человека, который бы сумел во всем трезво разобраться, ликвидировать имеющиеся недостатки и направить всю деятельность музыковедов и критиков по пути, указанному партией.
    Судя по тому, что происходит в Союзе советских композиторов в течение продолжительного времени, можно с уверенностью сказать, что ни т. Хренников, ни т. Коваль, ни т. Захаров, одни, без серьезной партийной поддержки не в состоянии справиться с этой задачей.

    С коммунистическим приветом,
    В. ВДОВИЧЕНКО

    17 марта 1949 г.

    На первом листе документа в верхней части текста слева направо рукописные резолюции: "т. Суслову. Г. Маленков. 30/III"; 'т. Шепилову. Вдовиченко валит всех в одну кучу. М. Суслов. 31/III'.
    Рукописные пометы: слева вверху - 'Ст — 1639', слева внизу — '11878'.
    Вверху справа над текстом штамп: "'Ц.К. В.К.П.(б). 11878. 21 мар[та] 1949. 22.3'. Подлежит возврату в Техсекретариат ОБ". На первый штамп наложен второй — 'Снят с учета'.


РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 132. Д. 244. Л. 36—39. Машинопись. Подпись-автограф."



Магадан, октябрь 2008 г.



* * *



Примечания




1 Ноев ковчег. Информационно аналитическая газета армянской диаспоры стран СНГ, 2005 г.

2 Шамина Лидия Майя Плисецкая: Ни при какой власти я не скажу, что Сталин был золото. Сайт "Люди" со ссылкой на сайт "Известий".

3 Комсомольская правда, 2 октября 2008 г.

4 Во всяком случае, жена М. Плисецкого и мать Майи — Рахиль Мессерер в своих воспоминаниях говорила: "Мы жили в Чертовском переулке. Оттуда забрали и Мишу и меня. Моя сестра Мита танцевала в Большом театре 'Дон Кихот'. ...Меня отправили в тюрьму вместе с новорождённым Азариком."( Сайт Анны Плесецкой — внучки Р. Мессерер).
    При этом на той же интернетовской страничке приводятся воспоминания брата Рахили — А. М. Мессерера: "Выездная комиссия Верховного суда (над М. Э. Плисецким. — А. Г.) состоялась 8 января 1938 года в Лефортовской тюрьме, 'суд' длился 15 минут: с 16:30 до 16:45. Зачитали 'обвинительное заключение' и 'приговор', что одно и то же, и сразу расстреляли.
    А через полгода, в начале марта, Рахиль арестовали и с маленьким шестимесячным Азарием отправили в тюрьму. В Бутырке она провела неделю, а после 'приговора' этапировали в АЛЖИР
(Акмолинский лагерь жён изменников родины — А. Г.)."
    Трагедия семьи понятна. Но отчего же такие нестыковки?

5 Майя Плисецкая. Биография на сайте "Люди".

6 Плисецкая Майя Михайловна на Википедии.

7 Выясняется, в частности, ещё одна примечательная деталь. А. М. Мессерер говорит: "Мы раньше думали, что Михаил Плисецкий пострадал из-за своего американского брата Лестера Плезента (Израиль Плисецкий), ведь раньше все писали 'родственников за границей не имею', но, когда я занимался реабилитацией, ходил в КГБ и Военную коллегию Верхового суда, то стало ясно, что при всей вездесущности НКВД бывало, что его правая рука не знала,что делает левая. Следователи Решетов и Ярцев, пытавшие Михаила Эммануиловича Плисецкого, очевидно не знали, что его родной брат американец, поэтому ни в одном допросе (я читал дело) не шла речь о связи с американцами. 'Шпионаж' выколачивали из командировки Плисецкого в Берлин в 1927 году, где его, якобы, завербовал родственник Троцкого, 'агент германской спецслужбы'. Так же ни в одном партийном разбирательстве, где Плисецкому тыкали связями с Пикелем и другими, о родственниках за границей не было сказано ни слова. Не знали!
    Михаила Плисецкого расстреляли не потому, что кто-то ложно донёс. Плисецкого уничтожил Сталин потому, что он много знал, работая в Кремле. Знал, что Сталин поначалу был последней спицей в колеснице и сам со своими подручными сделал себя 'величайшим'. Сталин уничтожил миллионы людей, которые могли бы передать правду о нём грядущим поколениям, и в их числе Плисецкого."
( Сайт Анны Плесецкой).
    Разумеется, это Сталин крови возжаждал! Подумаешь, Генеральный консул о родственниках за границей НКВД не уведомил! А мне всё же представляется, что у НКВД и помимо этого были вполне обоснованные претензии к гражданину М. Э. Плисецкому.

8 Плисецкая М. М. "Я, Майя Плисецкая..." М.: Новости, 1996.

9 Мессерер-Плисецкая Рахиль Михайловна на Википедии.

10 Полина Капшеева (Лиора Ган) Она еще танцует? на сайте "Люди". — С сылкой на сайт "Обнажённая натура".

11 Плисецкая Майя Михайловна на сайте Международного объединённого биографического центра.

12 Майя Плисецкая. Биография на сайте "Люди".

13 Плисецкая Майя Михайловна на сайте Международного объединённого биографического центра.

14 Майя Плисецкая. Биография на сайте "Люди".

15 Плисецкая М. М. "Я, Майя Плисецкая...". — Цит. по: Плисецкая Майя Михайловна на сайте Международного объединённого биографического центра.

16 Плисецкая Майя Михайловна на сайте Международного объединённого биографического центра.

17 Там же.

18 Там же.

19 Там же.

20 Майя Плисецкая. Биография на сайте "Люди".

21 Maya Plisetskayaна сайте Wikipedia. — Со ссылкой на Eaton, Katherine Bliss Daily Life in the Soviet Union. Greenwood Publishing Group, 2004.

22 Плисецкая Майя Михайловна на сайте Международного объединённого биографического центра.

23 Плисецкая М. М. "Я, Майя Плисецкая..." — М.: Новости, 1996. — С. 194—197.

24 Плисецкая Майя Михайловна на сайте Международного объединённого биографического центра.

25 Питовранов Евгений Петрович на Википедии.

26 Шамина Лидия Майя Плисецкая: Ни при какой власти я не скажу...

27 Ярустовский Борис Михайлович. — Статья из БСЭ на сайте "Яндекс. Словари".

28 Указатель имен на букву ЯР на сайте "Хронос".

29 Комментарий блогера aesaf на блоге avmalgin.

30 Виктор Лихт Шостакович и Волков / Заметки по еврейской истории, Nо 5 (54), май 2005 г.

31 Московский академический Музыкальный театр им. К. С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко. Хроника.

32 Плисецкая Майя Михайловна на сайте Международного объединённого биографического центра.

33 Полина Капшеева (Лиора Ган) Она еще танцует?..

34 Шамина Лидия Майя Плисецкая: Ни при какой власти я не скажу...

35 Полина Капшеева (Лиора Ган) Она еще танцует?..

36 Александр Шундрин Нельзя держать зад веером. — Сайт "Люди" со ссылкой на сайт Sem40.ru.

37 Полина Капшеева (Лиора Ган) Она еще танцует?..

37 Плисецкая Майя в Электронной еврейской энциклопедии.

37 Записка главного редактора газеты "Советское искусство" В. Г. Вдовиченко Г. М. Маленкову о положении в области музыкального искусства. — Фонд Александра Н. Яковлева, документ Nо 124.



©  Александр Глущенко, 2012.

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Флат "Полуночный бал. Игры богов"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) А.Емельянов "Мир Карика 12. Осколки"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Светлый "Сфера: эпоха империй"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Светлый "Сфера: герой поневоле"(ЛитРПГ) В.Февральская "Фавориты. Цепные псы "(Антиутопия) Т.Кошкина "Академия Алых песков. Проклятье ректора"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"