Гнездо Кукушки: другие произведения.

Кор-13: Исполняя долг

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Ртутно-глянцевая поверхность стены отразила нахмуренные брови над раскосыми зелеными глазами и напряженно сжатые яркие губы. Пшеничные волосы, на скорую руку перехваченные заколкой, добавили облику отраженной девушки небрежности, но не убавили привлекательности. Специалист по системам жизнеобеспечения космического корабля, инженер СЖО первого разряда Мария Василевская мерила температуру стен отсека с заключенным. Разница между показанием ручного прибора и данными, выдаваемыми центральным компьютером, вызвала у девушки недоуменное раздражение. Что за странные баги в Системе регулирования температуры и влажности атмосферы? И только в ней ли? Температура стен отсека на несколько градусов ниже нормы, а при условии нормальной работы Общей системы терморегулирования такого в принципе не должно быть. Придется вручную сверять все показатели в обеих Системах и выяснять причину ошибки. Хотя, учитывая времяпрепровождение на 'Звездном Атланте', перспектива непредвиденной работы скорее радовала, чем огорчала.
  'Звездный Атлант' был обычным космическим транспортником, перевозившим между колониями абсолютно всё, начиная от продовольствия и медикаментов и заканчивая представителями флоры-фауны и заключенными. Для Марии это был первый рейс на нем, и она искренне надеялась, что он же станет и последним. Специфическая атмосфера всеобщего наплевательского отношения экипажа к работе, к дисциплине и к мерам безопасности в первую неделю безмерно удивляла дисциплинированную и ответственную девушку. А со второй недели она уже привыкла. 'Звездный Атлант' совершал грузовые рейсы между самыми дальними колониями. Отдаленность его маршрутов от Солнечной системы была напрямую связана с отсутствием руководящего контроля за деятельностью экипажа.
   Василевская отрегулировала температуру стен отсека и задумчиво покосилась на анабиозную камеру. Камера вызывала у инженера СЖО глубокую неприязнь одним своим архаичным видом вкупе с обшарпанными боками. 'Звездный Атлант' вообще относился к устаревшим моделям транспортников. А уж анабиозной камере на его борту мог дать фору любой столетний старикан с язвой желудка и маразмом. К тому же Мария не понимала, зачем истязать людей последствиями анабиозного сна, если длительность рейсовых космических полетов редко превышала несколько месяцев.
   Но Управлению космогации проще было пожертвовать поврежденными клетками тканей заключенных, чем деньгами на их вооруженное сопровождение. Поэтому Василевской и приходилось контролировать работу анабиозной камеры, которая относилась к ее епархии. Но что касается контроля, то тут проще сказать, чем сделать. Да, любая современная камера - очень самодостаточный и надежный аппарат, на который не влияют любые внешние условия, кроме, разве что, энергопитания. Но тот потрепанный жизнью сундук, который каждодневно раздражал инженера СЖО фактом своего существования, был не более современным, чем салфеточки из синтетического кружева ее бабушки. Поэтому конкретно данная анабиозная камера весьма чутко реагировала на любые внешние условия, приспосабливаясь под них с искусством вирусов. Охладели стены отсека - камера тоже солидарно снизила температуру внутри саркофага. Вот только человек, спящий внутри нее анабиозным сном, не может быть способным к такой адаптации.
   Мария села возле монитора камеры и стала наблюдать, как по мере повышения температуры стен отсека растет и температура внутри саркофага. Процесс был долгим и лишенным какой-либо резвой динамики. Но уж лучше дождаться, когда камера восстановит условия своей работы естественным путем, чем механически вторгаться в ее патриархальное устройство с риском привезти заключенного не в тюрьму, а сразу в тюремный морг.
   Когда скука достигла своего апогея, инженер СЖО решила почитать информацию о самом заключенном, ради благополучия которого ее пятая точка уже утратила свою рельефность.
   Итак, Зак Миллер... 34 года... вес и рост неинтересно... а, хотя нет - вот же бык здоровый. Место рождения - Земля, ого! А чего ж тебя так далеко за решетку везут? Место работы - Тэйл II... а-а-а, ну тогда понятно - из этого великого космического замухрынска и впрямь ближе перевезти заключенного в другой космический замухрынск. Должность - пилот межпланетарного шаттла. Осужден за нападение на научного сотрудника ТКОМ 'Южный Крест', за оказание сопротивления вооруженной охране корпорации и за убийство трех охранников при исполнении ими своих служебных обязанностей. Ну, диагноз ясен. Даже если этот Зак Миллер и потеряет часть клеток своего мозга из-за плохо работающей анабиозной камеры, едва ли это сильно скажется на его и так весьма спорной дееспособности. Напасть на охранников одной из крупнейшей и богатейшей транспланетной корпорации ничем иным, как безумием, и не назовешь.
   Марию заинтересовало, как выглядят безумцы вообще и этот конкретный в частности. Поэтому она вывела голограмму с его изображением и покрутила туда-сюда, чтобы оценить внешний вид заключенного с разных ракурсов. Н-да, этот тяжелый прищуренный взгляд, не предвещающий ничего хорошего вообще никому, и впрямь мог принадлежать жестокому убийце. Крупный хищный нос лишь усиливал ощущение исходящей от Миллера опасности. А обросшее щетиной угрюмое лицо и давно не знавшие стрижки слипшиеся волосы отнюдь не повышали градус доверия к заключенному. После визуального знакомства с его обликом Марии даже стало немного легче примириться с доисторической анабиозной камерой.
  
  ***
   По окончанию всех рабочих дел Мария заглянула на капитанский мостик. Регламент обязывал ее сообщить капитану о сбоях в работе любой из систем жизнеобеспечения.
   Капитан Юргис Вилкас совершенно неожиданно для девушки оказался на своем рабочем месте. Это было везением. Обычно его можно было найти где угодно, кроме капитанского мостика. Чаще всего в баре или в кают-компании.
  Два хмурых неприветливых взгляда прошили насквозь худощавую фигуру девушки, едва она оказалась на мостике - скользнули так, словно видели не ее, а стену за ее спиной. Мария привыкла. И капитан, и его старший помощник Джеро - с эфиопскими корнями, иссиня-черной кожей и непроизносимой фамилией - испытывали к инженеру СЖО глубокую неприязнь. Словно это она виновата, что их предыдущего инженера зарезали в баре в пьяной драке, и Управление космогации назначило ее на 'Звездный Атлант' на один рейс.
   Василевская приблизилась к пахнувшему дешевым виски капитану:
   - Капитан, возник сбой в Системе регулирования температуры. Я устранила. Буду выяснять причины. Как выясню, сразу укажу в отчете.
   Вилкас напрягся. Так, что даже не донес до рта флягу. Уже цепко посмотрел на подчиненную.
   - Где ты выявила сбой?
   - На третьей палубе в отсеке QP-37. Где содержится заключенный.
   - Он... - капитан запнулся. На одутловатом лице с маленькими заплывшими глазками возникло странное выражение замешательства.
   - Он в порядке, - поспешила уточнить Мария. - Работа анабиозной камеры немного сбилась. Но незначительно. И я быстро вернула показатели ее работы к нормальным параметрам.
   - Прекрасно, - выцедил Вилкас из себя, словно сплюнул тягучую слюну.
   Девушка отнесла его недовольство на свой счет и быстро добавила:
   - Такого больше не повторится. Я проведу полный анализ всех систем, чтобы устранить любые возможные баги. А в отсеке с заключенным буду ежедневно проверять все параметры, поскольку его камера очень ненадежна...
   Капитан обменялся со своим помощником быстрым многозначительным взглядом, который Мария перехватила, но расшифровать не смогла.
   - Молодец, инженер, - вдруг похвалил ее Вилкас, что насторожило Василевскую даже сильнее, чем его привычная ругань. - Ты хорошо потрудилась. Завтра где планируешь работать?
   - В приборном отсеке, - немного обескуражено ответила Мария. - Займусь проверкой системы автоматического контроля.
   - Хорошо... Можешь идти.
   Взгляды капитана и его могучего старпома жгли девушке спину между лопаток, когда она покидала капитанский мостик.
  
  ***
   Начало нового трудового дня вновь застало Марию на третьей палубе. Едва она открыла герметичную дверь в отсеке QP-37 с заключенным, в лицо ей ударила душная волна воздуха. Температура явно была около 30 градусов по Цельсию. И это при максимуме допустимой нормы в 24 градуса. Девушка бросилась к ближайшему пульту ручного управления системами корабля и отрегулировала температуру воздуха. Тут же проверила данные, выдаваемые системой автоматического контроля. Согласно ним, все параметры в отсеке QP-37 были в норме с самого начала полета и до настоящего момента. За свою карьеру Мария впервые столкнулась с такой странной системной ошибкой. И она была странной настолько, что девушка была даже готова допустить версию намеренного саботажа. Но кроме нее самой доступом к управлению и регулированию любых параметров систем жизнеобеспечения обладал лишь капитан корабля. Зачем Вилкасу устраивать на собственном корабле диверсии? Абсурд какой-то. Значит, ошибка системы, и ее надо немедленно устранить.
   Анабиозная камера нагрелась как внутри, так и снаружи. Совсем немного, но все-таки. Настроение потяжелело и грузно опустилось до уровня пола. Пока Мария мерила шагами площадь отсека в ожидании нормализации работы камеры, ей пришла в голову очередная гадкая мысль. А что, если терморегуляция этого отсека сбоит из-за какого-то постороннего предмета в вентиляционной шахте или ее повреждения? Это, конечно, не объясняет глюков в центральном компьютере, но все равно надо проверить.
   Лезть в шахту не хотелось просто до умопомрачения. От тесноты у Марии всегда возникало хоть и ложное, но все-таки ощущение удушья, нехватки кислорода. В общем, постыдная паника. Девушка решила противопоставить ей кислородный баллончик. Ведь если избавиться от иррационального страха задохнуться в длинной металлической кишке, то всё может оказаться не так уж и ужасно. Но прихватив баллончик, она все же малодушно решила начать работу с приборного отсека.
   Неразговорчивый бортмеханик Ганс в этот раз не встретил Марию своим привычным: 'А-а, это ты...'. Девушку всегда удивляла эта его разочарованная реплика, обращенная к мигающим приборам. Словно кроме них двоих здесь еще кто-то шастает.
   Василевская вошла в помещение с оборудованием, которое отвечало за автоматический контроль и регулирование всех параметров систем жизнеобеспечения. Сначала надо проверить его физическую целостность и корректную работу всех датчиков...
   На пределе слышимости раздался звук мягких, словно крадущихся шагов. Из коридора принесло едкий паленый запах. Мария резко обернулась. Поздно. Ей в ноги упала горящая ветошь. Герметичная дверь захлопнулась с лязгающим звуком.
   Девушка бросилась тушить тряпку, полыхающую огнем. От черного бесформенного комка, вылизываемого языками пламени, валил густой едкий дым. Стоило его вдохнуть, легкие отреагировали натужным кашлем. Глаза защипало. Ветошь не прекращала гореть, сколь бы яростно Мария ее не затаптывала. Система автоматического пожаротушения почему-то не активировалась. Василевская задрала форменную водолазку и натянула ее себе на нижнюю часть лица.
  Накрыть источник огня, чтобы ограничить доступ к нему кислорода, было нечем. Ограничить доступ кислорода! Точно! Инженер СЖО метнулась к оборудованию и попыталась вручную остановить циркуляцию воздуха в помещении - чтобы без доступа свежего кислорода огонь угас естественным путем. Система выдала ошеломивший девушку ответ: 'Доступ к управлению циркуляцией воздуха отсека ЕС-13 занят. Подождите, пожалуйста.' Ждать?! Занят?! Кем он может быть занят? Ответ пришел сразу, как только возник вопрос. Капитаном. Кроме него, больше никто на транспортнике не обладает такими правами доступа. Значит, прямо сейчас ее пытаются убить по приказу капитана и при его непосредственном участии.
  В подтверждение этой догадки монитор сменил уведомление: 'Циркуляция воздуха отсека ЕС-13 усилена. Приток кислорода составляет 60 м3/час.' Из вентиляционной решетки повеяло чистым свежим воздухом. Слегка приунывшее пламя, получив свежую пищу, столбом взметнулось к самому потолку. Жар стал нестерпимым. Кислород сгорал с отчаянной скоростью. Вместо него отсек наполнялся удушливым угарным газом. Мария попыталась вручную привести в действие систему пожаротушения, но и к ней доступ оказался занятым. Всё управление было перехвачено.
  Пол начал расшатываться под ногами от головокружения. Натянутая на нос водолазка пропиталась слезами. Кашель разрывал легкие, но не приносил облегчения. Девушка от слабости опустилась на колени и поползла к двери. Она понимала, что дверь заблокирована с наружной стороны, но больше ничего не оставалось делать.
  В удушливом дыму ей в руку ткнулся гладкий продолговатый цилиндр. Спутанное от отравления угарным газом сознание не сразу сообразило, что это такое. Кислородный баллончик! Мария жадно прижалась к его дыхательной маске. От доступа свежего кислорода мысли чуть прояснились. Ей надо срочно забраться в вентиляционную шахту и убраться отсюда, пока ее не добили. Но двигательный паралич от отравления угарным газом пригвоздил ее к полу высушенной энтомологом бабочкой. Всё, что Василевская смогла сделать, это спрятать прижатый ко рту и носу кислородный баллончик под полой задранной к лицу водолазки и прикрыть его сверху разметавшимися волосами.
  
  ***
  Сознание проступало откуда-то из дурмана тошноты и муки головной боли. Слух уловил сухой мужской кашель. Потом еще один, уже более сочный. Из тумана собственного сознания стали проступать чужие голоса. Они доносились словно издалека, но Мария понимала, что невидимые ей собеседники совсем близко от нее. Буквально в паре шагов.
  - Ну и смрад теперь. Надо срочно вентилировать, - проворчал недовольный голос Вилкаса.
  - Зато от дряни этой избавились, - оптимистично заметил Джеро.
  Пинок под ребра стал для Марии неожиданностью. Если бы не головная боль, перетягивающая на себя все ощущения, едва ли ей удалось задавить вскрик. А так сдержалась.
  - Э! Ты чего творишь, шмурак? Не хрен ее лупить по батареям. А то сам будешь с медэкспертами разбираться, чего это у жертвы несчастного случая ребра поломаны.
  - Прости, кэп, сорвался, - виновато пробасил старпом.
  - Дурень стоеросовый. Всё в рост ушло, на мозги не хватило, - пробурчал капитан. - Прежде, чем будешь снимать видеоголограмму для отчета, не забудь пачку сигарет на столик кинуть.
  - Не беспокойтесь, кэп. Я помню.
  - Василевская хоть сдохла?
  - Конечно, кэп. Столько дышать угарным газом и не помереть от этого никто не сможет.
  - А ты дока из бара вытащил?
  - Да, еще вчера. Он уже отоспался. Сейчас опохмеляется.
  - Надо срочно найти этого забулдыгу, пока он лупетки продрал. Без его подписи акт о несчастном случае и заключение о причине смерти столь же действенны, как и твои мозги.
  - А с Миллером что? Сразу его шваркнуть или обождем?
  - А чего ждать-то?
  - Ну... сразу две смерти подряд. Не подозрительно?
  - А-а, бросай этот гнилой базар. Не твоего ума дело. Инженер СЖО спровоцировала курением возгорание и в панике нажимала все кнопки подряд. Сбила работу систем жизнеобеспечения в отсеке с заключенным. Его анабиозная камера стала некорректно работать, в результате чего Зак Миллер отбросил копыта. Вот наша версия.
  - Ну, вроде гладко звучит, - одобрил Джеро.
  - Да по хрену. Если что, всё равно 'Южный Крест' нас всех отмажет. С их-то связями и деньжищами... А нам останется только барыш попилить. Так что займись пока видеоголограммой для отчета. А я пойду восстанавливать параметры СЖО после этого пожара.
  Некоторое время Мария ничего не слышала, кроме удаляющегося топота капитана. Громкий окрик Джеро познакомил ее с новыми оттенками головной боли:
  - Ганс, тащи сюда свою задницу! И принеси мне видеоголограф!
  - А у самого ноги, что ль, отсохли? - донесся приглушенный стенами ответ бортинженера.
  - Мне еще свидетель нужен! И голограф!
  - А где ты его сбросил?
  - Не помню!
  - Ну так бёбики раскрой и найди. Нашел шестерку, голографы ему искать.
  Джеро выругался и вышел из отсека. Вскоре его шаги стихли. Помещение накрыла тишина, робко нарушаемая едва слышимым ворчанием Ганса. Мария открыла глаза и пока несмело отодрала голову от жесткого пола. Как она и ожидала, вокруг никого не было.
  Девушка поднялась на нетвердые ноги. Стало ясно, что долго в вертикальном положении она не продержится. Но долго ей и не надо. Несколько покачивающихся шагов донесли ее тело до стула. Залезть на него отказалось трудно. А не свалиться с него - еще труднее. Звон в ушах не позволял толком прислушиваться к окружающим звуком. Пол и потолок головокружительно менялись местами. Но Мария все-таки сумела открыть люк в вентиляционную шахту, спустить раскладную лестницу и, хватаясь за нее мокрыми потными ладонями, затащить свое тело в бесконечный узкий лаз. Сейчас даже смешно было вспомнить, что совсем недавно она так не хотела сюда лезть. А сейчас это ее единственный путь к спасению.
  Инженер СЖО поползла по шахте, стараясь делать это бесшумно. Громкие крики Джеро подстегнули резвость ее тела и скорость мыслей. Мозг постепенно отряхивался от остатков дурманящей сонливости и выдавал невеселые мысли. Самая грустная из них заключалась в том, что она не сможет спрятаться на корабле, в котором почти каждый угол просматривается видеоголографами. Надо отключить всю систему. А кроме капитана это может сделать только инженер-связист - член экипажа, отвечающий не только за связь с внешним миром, но и за любые средства связи на борту транспортника. Надо торопиться, пока капитан не нашел его раньше нее.
  ***
  
  Инженеру СЖО удалось проложить маршрут по хитросплетениям вентиляционной шахты до четвертой палубы, на которой находились каюты членов экипажа. Иногда она слышала возбужденные крики ищущих ее людей. Но пока она не высунется наружу, найти ее не проще, чем совесть у политика. Выкурить ее тоже не удастся. Если запустить газ в систему вентиляции, может погибнуть и гидропонный сад, и живой груз. Капитан на это никогда не решится. Ведь от процветания гидропонного сада зависит весь блок фотосинтеза корабля.
  Мария выбралась наружу в мужской душевой, предварительно убедившись в отсутствии в ней людей. Как только она выйдет в общий коридор, видеоголограф тут же ее зафиксирует. А наверняка активированная капитаном поисковая система доложит об ее обнаружении. Счет будет идти на минуты.
  Девушка сделала глубокий вдох и шагнула в коридор. Перебежала к герметичной двери, разделяющей длинную палубу на две половины - мужскую и женскую. Переключилась на ручное управление дверью. Включила режима блокировки. Защита, конечно, так себе. Капитан может снять блок двери. Но сейчас-то он уж точно на капитанском мостике. А мостик - на первой палубе. Итого, семь-десять минут в запасе в зависимости от прыткости тучного коротконогого капитана.
  Василевская заблокировала и вторую герметичную дверь, расположенную рядом с лифтом. Отрезок коридора с несколькими каютами хотя бы на некоторое время оказался изолирован. И что самое прекрасное, здесь был пульт ручного управления системами корабля. Подобные пульты вообще много, где размещались на транспортнике. На случай любой экстренной ситуации - от моровой эпидемии среди экипажа до атаки пришельцев. Очень удобно.
  Девушка воспользовалась своим повсеместным допуском инженера СЖО, чтобы открыть каюту инженера-связиста, и облегченно выдохнула. Как она и надеялась, изучив образ жизни всего экипажа, Якоб де Йонг мирно отсыпался в кровати после очередной дозы легких наркотиков. Мария за ноги стащила его на пол и поволокла в коридор. Адреналин придавал ей силы и решимости. Якоб сонно бормотал что-то невразумительное, выражая свой робкий протест против такого бесчеловечного с ним обращения.
  Дотащив сухопарого мужчину до пульта ручного управления, девушка приложила его ладонь к сканеру, под острым углом вывернув плечо. Под аккомпанемент возмущенного крика на экране приветственно мелькнуло: 'Добрый день, мистер де Йонг. Приготовьтесь к сканированию сетчатки глаза.' Василевская с натужным кряхтением отлепила связиста от пола и кое-как поставила его на колени, придерживая одной рукой сзади за спину, а другой раскрывая ему веки на правом глазу. Как только экран любезно сообщил: 'Добро пожаловать в систему, мистер де Йонг', Мария перестала удерживать мужчину. Со звонким стуком его голова встретилась с полом. А девушка запустила сканирование системы управления видеоголографами, в качестве причины указав недостаточную синхронизацию изображения. Теперь порядка пяти часов о видеонаблюдении можно было не беспокоиться.
  Инженер СЖО удовлетворенно залезла обратно в вентиляционную шахту и поспешила убраться с места должностного преступления.
  
  ***
  Следующей целью дерзкого налета стал медпункт. Где бы сейчас доктор не опохмелялся, но на рабочем месте его, к счастью, не оказалось. Мария сгребла нужные ей лекарства и поспешила вместе со своей добычей покинуть отсек. Впереди предстоял следующий решительный и отчаянный шаг.
  Отсек QP-37 привычно встретил девушку повышенной температурой. Очевидно, Вилкас сразу же вернулся к своим попыткам уморить заключенного прямо внутри анабиозной камеры.
  Инженер активировала панель управления и настроила камеру на досрочное пробуждение заключенного от анабиозного сна. Устало села рядом на стул. Адреналин схлынул, хоть и преждевременно. Апатия от стресса, угарного отравления и усталости навалилась тяжелым грузом на плечи. Потянуло в сон. Пока камера в своем нутре отсоединяла мужчину от систем жизнеобеспечения и вводила ему инъекции, позволяющие вернуться к нормальному метаболизму и жизнедеятельности, Мария приняла украденные лекарства. Теперь оставалось только ждать.
  Наконец, верхняя часть камеры с мягким шипением приподнялась и отъехала в сторону. Лежащий внутри нее Зак Миллер с явным трудом принял сидячее положение и удивленно осмотрелся. Взгляд остановился на ссутуленной фигуре сидящей рядом девушки. Надолго остановился. Очень надолго. Наконец, он сказал севшим от длительного неиспользования голосовых связок голосом:
  - А я думал, только мне сейчас хреново.
  Мария равнодушно покосилась на гладкую стену. В ней отразилось ее кипельно-белое лицо с бескровными губами и равномерно красные от лопнувших сосудов глаза. Украшение любого Хэллоуина.
  - Чего это я жив? - спросил Миллер, не дождавшись от собеседницы никакой реакции.
  Мария заинтересовалась.
  - Это не входило в твои намерения?
  - Кому интересны мои намерения, когда есть чужие планы? - вопросом на вопрос ответил мужчина. Он флегматично почесал свою голую грудь и недовольно посмотрел на черные обтягивающие лосины - стандартную одежду при погружении в анабиозный сон.
  - За что тебя пытаются убить? - в лоб спросила его Василевская.
  - А тебя?
  - Передо мной не отчитались. Но думаю, из-за того, что я слишком беспокоилась о нормальной работе этого сундука.
  Девушка зло пнула камеру. Зак равнодушно покосился на ее воинствующую конечность.
  - Ясно, - хладнокровно констатировал он и еще раз внимательно осмотрел отсек. - А где одежда?
  - Чего?
  - Одежда... Ну знаешь, там футболки, штаны всякие. Тапки какие-нибудь.
  Мария изумленно уставилась на Зака взглядом своих карминно-красных воспаленных глаз.
  - Да ты вообще обнаглел?!
  - Чего это я обнаглел? Просто не хочу быть похожим на танцора балета.
  - А ты и не похож! Если только на очень смешного...
  - Ага, обхохочешься. Ты чего злишься?
  - Загибай пальцы. Я кудахтала над твоей камерой, хотя у нее постоянно сбивались параметры. Меня за это попытались убить. Я кое-как унесла ноги, отключила видеонаблюдение и по вентиляции доползла до тебя, чтобы предотвратить еще одну попытку твоего убийства. Разбудила тебя, в конце концов. А тебя интересует только, принесла ли я тебе одежду!
  - Сразу бы призналась, что не принесла, чем так долго оправдываться.
  Девушка гневно швырнула в Миллера таблетками. Он на лету их поймал, мимолетно вчитался в название и с готовностью запихнул в рот сразу полпачки. Заглотив их одним мощным движением горла, невозмутимо сказал:
  - Раз нет штанов, благодарствую хотя бы за таблеточки.
  Мария закрыла глаза и отвернулась от заключенного, чтобы не броситься на него с кулаками. Запас целых нервных клеток был на исходе, и очень хотелось сорвать на ком-нибудь всю свою злость.
  - Я так понимаю, отсюда надо убираться? - поинтересовался Зак.
  - Да.
  - Пошли тогда.
  Инженер СЖО апатично наблюдала, как Миллер выбрался из камеры, немного пошатался, восстанавливая координацию, и направился к выходу из отсека.
  - Ты куда? - окликнула его девушка.
  - На выход.
  - Корабль прочесывают люди и роботы. Выйти в коридор - плохая идея.
  - А куда тогда?
  - В вентиляцию.
  - Вряд ли я пролезу.
  - Тогда застрянешь и прикроешь своим мощным телом мое бегство.
  - Как гуманно с твоей стороны.
  - Ну не зря же я тебя будила.
  
  ***
  С трудом протискиваясь в узкий лаз вентиляционной шахты и обдирая себе плечи, Зак мужественно сдерживался от выражения своих эмоций в словесной форме. Но громко пыхтел, как целый выводок недовольных ежиков.
  Обессиленные спутники практически вывались из осточертевшего лаза в маленькое помещение вентиляционного колодца. Более уединенного места трудно было придумать. А даже если кто их и обнаружит, в колодец выходило сразу несколько шахт, каждую из которых можно было бы использовать в качестве маршрута бегства.
  Зак тяжело отдышался и потер ладонями свои широченные атлетичные плечи. Они были исцарапаны в кровь. Длинные до плеч волосы слиплись от пота. Цвет лица приблизился к палитре голубого неба.
  - Тяжело-то как, - признался он.
  - С учетом качества твоей камеры, странно, что ты вообще можешь передвигаться.
  - Спасибо, - вдруг неожиданно сказал мужчина. - Я ведь понимаю, сколько ты для меня сделала...
  Марии стало неловко.
  - Не стОит. Я из практических соображений. Нас обоих пытаются убить. Чем не повод для союза?
  - И как тебя зовут, союзница?
  - Мария. Твое имя я знаю. Если оно, конечно, настоящее.
  - Разумеется. Во всяком случае, одно из них, - беззастенчиво заявил Миллер. - Какое сегодня число?
  - Число? Э-э...
  - Да, календарная дата. По земному календарю.
  - Двадцать пятое июня.
  Зак заметно оживился.
  - Отлично! Еще можно успеть.
  - Куда успеть?
  - Куда-нибудь. Неважно. Важно, что надо сделать, когда мы куда-нибудь успеем.
  - Зак, чего-то ты таблеточек многовато хватил...
  - Нет. Я сейчас тебе историю расскажу...
  - Вот болезный, - простонала девушка. - Ты еще песню спой. Патриотическую.
  - Мария, я серьезно. Мне надо тебе рассказать на случай, если ты выживешь, а я - нет. Это очень важно.
  - Придумать план действий тоже важно.
  - Согласен. Ты тогда придумывай, а я буду рассказывать.
  Инженер СЖО обхватила голову руками и обреченно приготовилась слушать важную историю.
  - Я на самом деле не пилот межпланетарного шаттла...
  - Да ты издеваешься, что ли? Твоя настоящая профессия меня сейчас волнует не больше, чем чирей на жопе моего капитана!
  - Нет, это важно.
  - Ну так обсуди это с капитаном.
  - Да я не про чирей! Слушай давай. Пилот - это было мое прикрытие ради шпионажа против транспланетной корпорации 'Южный Крест'. Я работаю на их конкурентов. На корпорацию 'Бакстер'.
  - Они конкуренты? А я думала, у 'Южного Креста' основной доход с производства и продажи оружия.
  - Так было раньше. А сейчас их сильно теснят в этом секторе. Поэтому фармацевтика становится для 'Южного Креста' одним из основных источников доходов.
  - Ну а мне-то что?
  - Мои наниматели из 'Бакстера' имели непроверенную информацию, что 'Южный Крест' испытывает все свои новые лекарства на людях. Причем чуть ли не с самых первых испытаний, чтобы сократить сроки исследований. И якобы, в том числе, дело доходило до скверных последствий для испытуемых. Я должен был найти доказательства этому.
  - И что, нашел? - заинтересовалась девушка.
  - Нашел. Сколько угодно. Весь Тэйл II - это одно сплошное доказательство. Корпорация специально разместила свою основную лабораторию на этой бедной планете, где живут только семьи горняков, проститутки и беженцы. Там люди за ничтожные суммы готовы продаваться в рабство и продавать своих детей. И никому нет до них дела... Не хочу об этом... Мерзко вспоминать. Короче, я насобирал чертову уйму доказательств и направил их в 'Бакстер'.
  - И как это связано с нашей текущей ситуацией?
  - Напрямую. Руководство 'Бакстера' передало подготовленную мною информацию во все возможные инстанции - от правительства до общественных организаций. Очень быстро назначили проверку. Проверяющие аж с Земли. Вот только назначили-то быстро, а перелет с Земли на Тэйл II не такой уж и быстрый. У 'Южного Креста' появилась фора во времени. И, само собой, они решили замести все следы.
  - Как? Если ты сам говоришь, что там вся планета - одно сплошное доказательство.
  - А вот так. Они решили ее взорвать к чертям собачьим вместе с миллионным населением.
  - Взорвать планету? Но они же этим подпишут себе смертный приговор.
  - Нет, если это будет казаться лишь несчастным случаем. Дело за малым - придумать несчастный случай космического масштаба. Но там парни головастые работают, они придумали.
  - Ну, удиви меня.
  - Ты знаешь, что у планеты Тэйл II есть спутник - Тэйл III?
  - Само собой. Ради спутника эту планету и колонизировали.
  - Верно. На Тэйле III добывают оганесон. Весь спутник изрыт шахтами и скважинами, как норами. Руководство 'Южного Креста' решило искусственно в шахтах создать такие условия, которые привели бы к взрыву. Очень масштабному, подкрепленному взрывоопасностью самого оганесона. То есть сначала их люди среди работников шахты нарушили бы все возможные правила безопасности, что привело бы к высокой концентрации газа. А потом дистанционно устроили бы какое-нибудь замыкание.
  - Зак, при чем тут взрыв спутника, если 'Южный Крест' якобы хочет уничтожить саму планету, а не ее спутник?
  - А при том, что если устроить взрыв в тот момент, когда спутник окажется максимально близко от планеты, она тоже взорвется.
  - Тэйл II - газовый гигант, - ошеломленно произнесла Мария. - Возникнет термоядерная реакция.
  - Верно... 'Южый Крест' с удовольствием подорвал бы шахту на самой планете, да вот незадача. Особо ценных газов на планете нет. Вот и приходится им начинать подрывную деятельность со спутника. А теперь слушай еще внимательнее.
  Мария вскинула взгляд на мужчину.
  - Взрыв запланирован на второе июля по земному календарю. Времени в обрез, но есть шанс успеть. Надо предупредить 'Бакстер'. А они уже поставят всех на уши, чтобы либо взрыв был предотвращен, либо население Тэйла II эвакуировано.
  - Так вот почему тебя пытались убить...
  - Ну да. 'Южный Крест' расстарался. Я и не надеялся проснуться от анабиозного сна. И, кстати, по этой же причине меня пытались устранить, как только выяснили, что я в курсе их планов.
  - Тебя пытались устранить? Так ты сам не убивал трех охранников?
  - Убивал. Только это были не охранники, а наемные убийцы, специально для моего убийства принятые на должность охранников. Я успел тогда добежать до полицейского участка, а с полицией 'Южный Крест' решил не конфликтовать. Чуть изменили картину преступления, мол, я напал на какого-то там их ученого. И вуаля, суд, приговор, погружение в анабиоз. Дальше тебе всё известно. Но главное, время пока есть. Надо предупредить 'Бакстер' о готовящемся взрыве.
  - Как?
  - Нам надо остановить корабль.
  - Зак, ты в своем уме? К управлению кораблем имеют доступ капитан, старпом и штурман, а не инженер СЖО и сбежавший заключенный.
  - Так придумай, что можно сделать, чтобы капитан прервал маршрут. Чтобы весь полет оказался под угрозой. Чтобы он стал искать помощи извне. Надо сделать его уязвимым.
  Девушка задумалась, но ненадолго.
  - Можно уничтожить гидропонный сад. В изолированной системе корабля без естественного притока кислорода его быстро станет не хватать.
  - А разве не предусмотрены... ну, как бы запасные растения для сада на случай гибели остальных?
  - Предусмотрены. Но их я тоже могу уничтожить.
  - Да уж, тебя опасно иметь во врагах. Почему капитан не отрубит тебе доступ?
  - Не может. Программой не предусмотрено лишение доступа инженеру СЖО. Как бы это смешно не звучало с учетом ситуации, но после капитана я второй по важности член экипажа корабля.
  - Через сколько времени после уничтожения сада станет не хватать кислорода?
  - Неправильно ставишь вопрос.
  - А как?
  - Сколько времени будет у капитана, чтобы успеть восстановить сад и он уже начал участвовать в фотосинтезе без существенного перекоса всех параметров жизнедеятельности?
  - И сколько?
  - Часов пять-шесть, за которые можно будет всё более ли менее исправить. Если больше, то нужна будет срочная стыковка с ближайшей космической станцией. Иначе есть шанс экипажу просто не дожить до конечного пункта назначения.
  - Звучит вполне оптимистично, - одобрил Зак. - Пошли займемся прополкой.
  
  ***
  Следующие пять часов прошли практически в беззаботной неге. Дистанционно ошпарить гидропонный сад кипятком с растворенными в нем солями, получаемыми от преобразования мочи в воду, получилось быстро и незаметно. Также удалось случайно найти позабытую кем-то бутылку с водой. Так что жажда тоже не донимала. Оставалось только ждать, хоть Мария и не совсем понимала, чего именно они ждут.
  Но дождались они явно не того, чего хотели.
  Им буквально на головы из вентиляционной шахты свалился робот. Зак его разбил об стену и тут же вскочил на ноги.
  - Нас обнаружили! Вставай быстрее!
  Инженер СЖО проворно полезла в шахту. Из-за спины раздался голос Зака:
  - Нам надо разделиться. Я полезу в другую.
  - Но ты не знаешь корабля!
  - Я слишком медленно перемещаюсь по этим норам. Не буду тебя задерживать. Главное, помни, что я тебе рассказал.
  Мария вновь осталась в одиночестве. Она старалась запутать следы внутри переплетений металлических червей и совершать непредсказуемые повороты. Непредсказуемые хотя бы потому, что она сама сворачивала уже наугад, перестав ориентироваться.
  Но у капитана теперь было большое преимущество. Отследив беглецов в конкретной точке, он точно знал, куда они могут отправиться. Поэтому девушка не удивилась, услышав из-за спины звуки преследования. За ней кто-то полз по шахте. Миновав очередную развилку, она также различила звук погони и из правого ответвления. Петля на ее шее затягивалась все сильнее. Еще через пару отсеков в люк скользнул Ганс прямо перед носом Василевской.
  - Вот и попалась, птичка, - злорадно ухмыльнулся он, крепко схватив ее за шиворот.
  Девушку грубо выдернули из шахты, влепили звонкую оплеуху и тут же сковали руки обручами. Вскоре к месту поимки подоспел капитан со старпомом.
  - Хорошая работа, - одобрил Вилкас. - Больше эта гнида нам ничего не испортит.
  - Когда уже можно будет ее шваркнуть, кэп? - в предвкушении уточнил Джеро.
  - Эх, мы уже отчетец наклепали, что она угарным газом отравилась. Придется его переписывать, - обеспокоился капитан. - Джеро, тащи ее в предшлюзовой отсек. Там подождем и Миллера, и наших помощников. Леджер, кстати, на месте?
  - Да, готовится к стыковке с 'Космическим искателем'.
  Мария насторожилась. Леджером звали штурмана. Выходит, сейчас он занят расчетом стыковки с каким-то неизвестным космическим кораблем. Судя по названию, пиратским. Так это и есть те помощники, о которых упомянул капитан? И в чем они помогут? Неужели Вилкас так быстро решил проблему с заменой сада?
  Джеро грубо тащил девушку за собой, впиваясь в ее руки своими сильными пальцами будто сразу до костей. Мария терпела, закусив губу. Капитан беззаботно шел рядом. Он вел себя, как человек, решивший все проблемы, какими бы они ни были. А учитывая, что Вилкас был скверным актером, у инженера СЖО были все основания предполагать, что он близок к истине.
  В предшлюзовом отсеке собралась почти вся команда. Это окончательно убедило Марию, что они ожидают встречи с пиратами. Поэтому так напряжены и при оружии. Но несмотря на риск, встреча необходима, чтобы купить новые растения для сада.
  Но пока пираты еще не ступили на борт 'Звездного Атланта', Вилкас приказал сухопарому де Йонгу:
  - Включи громкую связь на весь корабль.
  Когда инженер-связист выполнил команду, капитан громко произнес, зная, что его слова будут услышаны в любом закоулке корабля:
  - Миллер, ты покойник. И ты знаешь это. Тебя приговорили к смерти гораздо раньше, чем ты оказался на этом корабле. Да, ты опять сумел побарахтаться за счет помощи моего незадачливого инженера. Но разве это к чему-нибудь привело?.. Нет. Всё, что ты делаешь, бессмысленно. Силы слишком неравны. Этой мой корабль, и ты на нем никто. Мы очень скоро найдем тебя. И в этом случае и ты, и твоя новая подружка умрете очень мучительной и долгой смертью. Или у тебя есть другой вариант, который я предлагаю из милосердия. Ты приходишь ко мне сам. Прямо сейчас. И тогда я вас обоих убиваю быстро и безболезненно. Если ты мне сейчас ответишь, я услышу. Жду.
  Секунды упрямо отсчитали минуту ожидания. Сердце Марии успело отплясать за это время несколько чечеток подряд. Ответа не поступило.
  - Ладно, - тяжело проговорил Вилкас. - Миллер, ты сам сделал такой выбор. Джеро, приступай.
  Под ногтевую пластину Василевской глубоко вонзилось острие ножа. Боль разорвала мир в клочки. Девушка закричала, срывая голос.
  - Это только начало, - зловеще пообещал Вилкас.
  - Я сейчас приду, - раздался измененный динамиками голос Миллера. - Не причиняйте ей боль. Отыграетесь на мне.
  Капитан обменялся со старпомом предвкушающими улыбками. Мария едва стояла на ногах, опираясь на башенноподобного Джеро.
  Зак появился в предшлюзовом отсеке через десять минут. Внешне он был совершенно спокоен. Только скользнул по Марии взглядом, полным тревоги. Его руки были подняты, ладони пусты. Оружие всех членов экипажа было направлено ему в грудь и в голову.
  - Не стреляем, - предупредил Вилкас своих подчиненных. - Он должен сдохнуть в анабиозной камере.
  Напряженную тишину разорвал донесшийся из динамиков голос штурмана:
  - Капитан, стыковка прошла успешно. Экипаж 'Космического искателя' сейчас выйдет к вам в отсек.
  - Они вооружены?
  - Если и вооружены, то этого не видно. В руках у них растения. Вроде, всё согласно уговору.
  - Понял, Леджер. Ребята, убираем оружие. Миллер, без глупостей. Девчонка по-прежнему в руках у Джеро.
  Члены экипажа 'Звездного Атланта' неохотно попрятали оружие. Предстоящая встреча с космическими пиратами никому не добавляла благодушия.
  Герметичная дверь, ведущая из шлюзового отсека в предшлюзовой, распахнулась. Пираты неторопливо и настороженно стали заходить, неся в руках пышные зеленые стебли. Вилкас с неудовольствием наблюдал, как пятнадцать плечистых молодцов заполнили своими спортивными фигурами помещение отсека. Его собственным людям пришлось потесниться ближе к стенам.
  - Чего вас так много? - подозрительно уточнил Вилкас. - Неужель трава такая тяжелая, что еле допёрли?
  - Это гарантия получения денег, - холодно пояснил высокий брюнет приятной аристократичной наружности.
  - Джеро, отдай им в обмен на растения.
  Старпом небрежно швырнул пленницу, отчего та чувствительно встретилась со стеной и сползла на пол. Джеро стал приближаться к главарю пиратов, протягивая крупную сумму в денежных пластиковых купюрах. Аристократичный брюнет неуловимым движением вскинул из-за стебля дуло бластера и снес старпому верхнюю половину черепа. Это послужило сигналом для остальных пиратов. Бластеры, нехитро спрятанные среди разлапистой листвы, метко и быстро разряжались по экипажу 'Звездного Атланта'. Преимущество внезапности и военная подготовка явно были на стороне коварных гостей. Поэтому вскоре пол предшлюзового отсека был устлан шестнадцатью трупами, лишь один из которых не относился к экипажу транспортника.
  Миллер во время перестрелки благоразумно отскочил назад, чтобы не оказаться на линии огня. Мария испуганно жалась к стене, гадая, что лучше - пытка от Джеро или сексуальное рабство у пиратов. Впрочем, выбора уже не осталось. Ни один из членов экипажа 'Звездного Атланта', находившихся в этом отсеке, не выжил, включая Вилкаса.
  - Мисс, позвольте вам помочь, - услышала Мария у себя над ухом приятный баритон пиратского капитана и несмело подняла взгляд. Он склонился над ней и с удивительной бережностью помог подняться с пола. К ним спешил Миллер.
  - Филипп, ты чего так долго? - возмущенно набросился он на брюнета. - Моя прабабка и то бы тебя обогнала.
  Тот, кого назвали Филиппом, обхватил Марию за плечи, не давая ей упасть, и небрежно возразил:
  - Это не я, а ты долго. Я уж и не надеялся, что ты сможешь хоть что-то предпринять для собственного же спасения.
  - Я спал в анабиозной камере!
  - Решил выспаться на всю жизнь вперед?
  - Вы друзья? - решилась робко спросить Мария.
  - Вот еще! - тут же открестился Филипп.
  - Мы коллеги, - улыбнулся Зак. - Этот напыщенный болван работает вместе со мной на 'Бакстер'. Теперь всё будет хорошо, Мария. Мы все добросовестно исполнили свой долг.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) А.Тополян "Механист"(Боевик) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"