Гнитиев Михаил Юрьевич: другие произведения.

Нога героя. Глава 3, в которой рассказывается кое-что о британских коммандос, а Грег Бернофф слегка теряет идеалы и знакомится с капитаном Желязны.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 8.47*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кое-что о британских коммандос...


   Глава 3, в которой рассказывается кое-что о британских коммандос, а Грег Бернофф слегка теряет идеалы и знакомится с капитаном Желязны.
   С самого начала существования британских коммандос отличали две вещи: незаурядная отвага парней, добровольно согласившихся выполнять рискованные (а то и просто сумасбродные) задания и незаурядная бездарность тех, кто эти операции часто планировал.
   Инициатива создания подразделений специального назначения в британской армии принадлежала премьер-министру Уинстону Черчиллю. Черчилль был потрясен легкостью, с которой в апреле-мае 1940 года немецкие десантники генерала Штудента и солдаты батальона спецназначения "Бранденбург" захватили стратегически важные объекты в Дании, Норвегии, Голландии и Бельгии, а также считавшийся неприступным мощный форт Эбен-Эмаэль -- основной узел обороны города-крепости Льеж.
   Однако консерватизм и ограниченность британских военных было трудно пробить даже энергичному Черчиллю. Лишь к началу августа 1940 года после неоднократных напоминаний Черчилля и его обвинений в саботаже в адрес военных, наконец были созданы двенадцать подразделений специального назначения. Подразделения комплектовались исключительно на добровольной основе, а принципы комплектования были исчерпывающе изложены в меморандуме генерала Дьюинга (начальника управления оперативного планирования Военного министерства): "Конечная цель: собрать вместе некоторое количество индивидуумов, натренированных сражаться самостоятельно... По этой причине отрядам коммандос не полагается постоянная боевая техника, они не нуждаются в постоянных базах."
   Не дожидаясь завершения формирования подразделений, Военное министерство (находившееся под непрерывным давлением Черчилля) провело две операции: на французском побережье и на Нормандских островах. Операции завершились провалом, но были признаны "успешной пробой сил".
   К чести Черчилля, он изначально понимал необходимость планирования операций с учетом специфической тактики коммандос и с этой целью назначил своего друга и единомышленника адмирала Роджера Кейса руководителем Объединенных операций. Показательно, что сыновья Черчилля и Кейса стали офицерами коммандос.
   В начале ноября 1940 года подразделения коммандос реорганизовали в Бригаду специального назначения. В результате непрерывной реорганизации в соответствии с потребностями войны появились четыре структуры британского спецназа: собственно коммандос, Парашютный полк, Специальная Корабельная Служба (Special Boat Service) СБС и Специальная Воздушная Служба (Special Air Service) САС. Кроме того, в январе 1941 года подполковник Лэйкок сформировал на базе четырех отрядов коммандос и взвода СБС подразделение численностью в 1600 человек, ставшее известным под кодовым наименованием "Лэйфорс". Подразделение Лэйкока отправили в Египет под командование генерала Уэйвела. Зачем? Этого не знал никто, даже сам Уэйвел, с холдной вежливостью сообщивший обескураженному Лэйкоку: "Я не знаю, почему вас сюда прислали".
   В армии Уэйвела имелось три собственных отряда коммандос, однако генерал рассматривал их не как специальные подразделения для выполнения десантно-диверсионных операций, а просто в качестве опытных солдат. А функции коммандос в армии Уэйвела исполняло странное подразделение под странным названием "Пустынная Группа Дальнего Действия" (Long Range Desеrt Group) ЛРДГ и действовало оно, -- как ни странно --, весьма эффективно. Создал ЛРДГ как мобильное разведывательное подразделение майор инженерных частей Багнолд, обнаруживший, что по пескам Сахары на джипах можно передвигаться ничуть не хуже, чем по дорогам. Получая благословение Уэйвела, Багнолд четко сформулировал, чем будет заниматься ЛРДГ: "пиратство в горной пустыне". К лету 1941 года ЛРДГ совершила сотни разведывательных и диверсионных рейдов на вражеской территории, проникая на глубину до 800 миль. Между тем, "Лэйфорс" были распылены по разным фронтам и стремительно таяли, так что к августу оказались на грани расформирования. Лэйкок ринулся в Лондон: спасать своих коммандос. А когда он вернулся, заручившись поддержкой Черчилля, то ему фактически нечем было командовать. В его распоряжении остались: отряд "L" (САС под командованием лейтенанта Дэвида Стирлинга), сотня коммандос из разных рот и 6-я рота (СБС под командованием лейтенанта Роджера Кортни).
   Между тем в марте 1941 года состоялась боевое крещение оставшихся в Англии коммандос: рейд на Лофотенские острова для уничтожения фабрик по производству рыбьего жира и нефтехранилищ. Впрочем, в ходе операции коммандос не встретили какого-либо сопротивления, а единственной боевой потерей был офицер, случайно простреливший себе ногу из своего собственного кольта.
   Первой серьезной операцией британских сил специального назначения стал взрыв акведука Трагино в Италии в феврале 1941 года парашютистами под командованием майора Причарда. Акведук являлся стратегическим объектом: он снабжал питьевой водой базы итальянского флота Бари и Таранто. Для уничтожения акведука необходимо было взорвать три пролета, но взорвать удалось только один один: вопреки "точным" данным разведки акведук оказался бетонный, а не кирпичный. К тому же все участники операции попали в плен и командование ВВС и ВМФ сочло ее неудачной.
   К чести полковника Лэйкока, он не сдался. В середине 1941 года он убедил командование наконец использовать коммандос по их прямому назначению: для проведения операции по ликвидации командующего германскими войсками в Африке генерала Роммеля. Операцию готовили лично Лэйкок (к этому времени уже получивший звание бригадира) и его заместитель подполковник Кейс (сын упоминавшегося адмирала Кейса), поэтому она была избавлена от типичных недоработок и верхоглядства.
   План был дерзок и прост. Пятьдесят девять коммандос, разделенных на четыре группы, должны были: высадиться с подводных лодок; встретиться на берегу с бойцами из так называемой "пустынной группы дальнего действия" (ЛРДГ), которые должны были подойти со стороны пустыни; уничтожить штаб Роммеля, находящийся (по данным разведки) в городке Беда Литтория, а также три запасные цели -- итальянский штаб, разведцентр в Аполлонии и узлы связи.
   В ночь с 16 на 17 ноября 1941 года состоялась операция, которая должна была войти в историю Второй мировой войны как образец правильного планирования и использования сил специального назначения. В последний момент в качестве резиденции Роммеля разведка назвала виллу не в Беда-Литтория, а в Сиди-Рафа и направление атаки пришлось изменить.
   После 18-ти мильного марша по территории противника штурмовая группа из семнадцати коммандос под командованием подполковника Кейса атаковала объект. Коммандос за считанные минуты забросали гранатами и расстреляли из автоматов всех немецких офицеров, находившихся на вилле, после чего успешно оторвались от погони и пришли в назначенную для сбора точку.
   Но операция не вошла в историю как триумф коммандос. И не потому, что во время штурма Кейс погиб, а его заместитель капитан Кэмпбелл был ранен по ошибке своим же слишком нервным соратником и попал в плен. Коммандос сработали на пять с плюсом! Просто разведка в очередной раз ошиблась. Это не был штаб Роммеля. Роммеля не было ни в Беда-Литтория, ни в Сиди-Рафа. В момент атаки он находился в Риме. Коммандос перестреляли личный состав главного квартирно-хозяйственного управления "африканского корпуса".
   Естественно, что при всем героизме бойцов Лэйкока и ЛРДГ полное истребление интендантов корпуса Роммеля не могло сколько-нибудь значительно повлиять на ход войны в Северной Африке.
   Беда не приходит одна: подводные лодки из-за высокой волны не смогли принять на борт коммандос и Лэйкок повел своих людей на прорыв вглубь Африки. До позиций английской армии после шести недель блужданий добрались только Лэйкок и сержант Терри. Чтобы не спятить от блужданий по пустыне, Лэйкок читал вслух найденную им перед высадкой детскую книжку "Ветер в ивах". Когда после скитаний по пустыне Терри увидел британских солдат, он радостно завопил: "Спасибо, Господи! Теперь я больше не услышу ни слова о мистере Жабе!"
   Пока Лэйкок проводил неудавшуюся "операцию века", состоялось боевое крещение САС. Создавалась САС для высадки на парашютах вблизи аэродромов противника. Одновременно с остальными коммандос из "Лэйфорс" САС проводили отвлекающую операцию: атака аэродромов в районе Газали. После высадки бойцы САС должны были заминировать самолеты, заправщики и аэродромные сооружения минами замедленного действия, после чего направиться в сборные пункты, откуда их эвакуируют патрули ЛРДГ. Таковы были первоначальные задачи САС.
   Боевое крещение САС состоялось на следующий день после штурма злополучной виллы группой Лэйкока. И в то время, когда группа Лэйкока проклинала ветер, мешавший их эвакуации на подводных лодках, этот же самый ветер разбросал людей Стирлинга по пустыне. Менее половины из них добрались до сборного пункта и эвакуировались на машинах патрулей ЛРДГ.
   Однако с этого момента началось восхождение САС. Теперь операции с участием коммандос планировались при активном участии Лэйкока на основе новых тактических концепций. Жизнь коммандос драгоценна, так как он один стоит сотен солдат противника, поэтому на сохранение жизни каждого бойца обращалось самое пристальное внимание. В частности, для обеспечения эвакуации с минимальными потерями джипы ЛРДГ ожидали теперь бойцов САС не в удаленных сборных пунктах, а непосредственно вблизи целей. И результаты оказались поразительными. За короткий срок люди Стирлинга уничтожили на аэродромах около четырехсот(!) самолетов противника.
   Поворотным моментом в отношении к коммандос стал захват Крита немецким воздушным десантом в мае 1941 года. Когда немцы захватили форты, то оказалось, что мощные крепостные орудия, которые могли смести весь немецкий десант своим огнем, развернуты в сторону моря: английское командование считало высадку с воздуха лишь прикрытием немецкого морского десанта. Черчилль просто взбесился и категорически приказал начальнику штаба ВВС обеспечить в течение года подготовку пяти тысяч парашютистов.
   Черчилль был настроен решительно. Он отстранил от руководства офицеров с консервативными взглядами. Вместо не пользовавшегося авторитетом среди генералитета адмирала Кейса Черчилль назначил руководителем Объединенными операциями лорда Маунтбэттена.
   Биограф фельдмаршала Монтгомери Найджел Гамильтон дал такую характеристику Маунтбэттену: "мастер интриги, ревнивый и неквалифицированный, который как капризный ребенок играет человеческими жизнями... что объясняется его ненасытным, даже психопатическим самолюбием". Ой ли? Посмотрим...
   Лорд Маунтбэттен действительно отличался авантюризмом и неуемной тягой к саморекламе: несмотря на то, что корабль под командованием Маунтбеттена стал посмешищем в глазах военно-морского флота, его "подвиги" легли в основу патриотического фильма "Там, где мы служим" и бездарный вояка мгновенно превратился в героя морских сражений. Причин назначения лорда было две. Во-первых, авантюризм Маунтбэттена генерировал множество планов, в которых так остро нуждались коммандос. Но главной причиной была вторая: Маунтбэттен приходился двоюродным братом королю и мог добиться почти полной самостоятельности.
   Маунтбэттен резво взялся за дело.
   В декабре 1941 года коммандос совершили рейд на норвежский порт Ваагзее совместно с ВМФ и ВВС. Англичане потопили в порту немецкие суда общим водоизмещением 16 тысяч тонн. Потери англичан составили 79 человек против 209 убитых, раненых и взятых в плен немцев.
   Рейд на Вагзее доказал необходимость самой серьезной специальной подготовки коммандос. И в феврале 1942 года в шотландском замке Ахнакэрри был создан Центр базовой подготовки коммандос.
   Еще более впечатляющим выглядел рейд группы "Коммандо С" под командованием майора Фроста из 2-го парашютного батальона на французский населенный пункт Брюневиль, где находились новейшие немецкие радары. Коммандос демонтировали и унесли часть секретного оборудования, а остальное сфотографировали и взорвали. Потери: два человека попали в плен. Теперь успех коммандос никто не мог оспорить. И им решили поручить очень ответственную операцию.
   Адмиралтейство сильно беспокоила перспектива возвращения в строй серьезно поврежденного немецкого линкора "Тирпиц". Поэтому было решено уничтожить единственное место на французском побережье, где можно было отремонтировать линкор -- сухой док в Сен-Назере. На основании опыта итальянских диверсантов 10-й флотилии МАС был срочно заказан взрывающийся катер по образцу итальянских. Бойцу следовало направить катер на цель и попытаться спастись самому.
   Но жалкий катерок претил масштабам Маунтбэттена. Вот если взрывчаткой начинить авианосец или, на худой конец, крейсер! Можно не сомневаться, что пробивной королевский кузен раздобыл бы для такой цели авианосец. Но авианосец вряд ли смог бы ночью пройти вверх по Луаре и Маунтбэттену, скрепя сердце, пришлось ограничиться старым эсминцем "Кэмпбелтаун". Его замаскировали под немецкий миноносец и начинили шестью тоннами взрывчатки.
   Мартовской ночью 1942 года "Кэмпбелтаун" под ураганным огнем немцев протаранил ворота дока и прочно застрял в них. Высадившиеся с эсминца и сопровождавших его десантных катеров коммандос подорвали насосы дока. Но это было только начало. Когда утром четыре сотни немецких солдат и технических специалистов осматривали намертво впечатавшийся в пробитые ворота дока корабль, в забетонированном трюме эсминца взорвалась смертельная начинка. Чуть позже сработали лежавшие на дне гавани торпеды с взрывателями замедленного действия, выпущенные с сопровождавших эсминец катеров.
   Из 242-х коммандос, участвовавших в операции, погибли 59 и 112 попали в плен. Кроме того, моряки экипажей десантных катеров и "Кэмпбелла" потеряли убитыми 85 человек и 106 --  пленными. Впрочем, потери немцев оказались еще больше, а главное: повреждения дока были столь велики, что его удалось отремонтировать уже только французам после окончания войны.
   Воодушевленный успехом Маунтбэттен замыслил десант, который до сих пор оценивается весьма противоречиво: рейд на Дьепп.
   6100 человек были высажены на берег в районе Дьеппа 19 августа 1943 года. Основу десанта составили 5000 человек 2-й канадской пехотной дивизии. Кроме них, в десанте участвовали: полк танков "Черчилль", 50 американских рейнджеров, а также британские коммандос из различных подразделений, в том числе и морская пехота.
   Как и в предыдущих случаях, британская разведка сработала безобразно: МИ6 доложила о том, что немцы отводят войска из района высадки. Между тем, за 9 дней до рейда командующий немецкой 15-й армией издал приказ о подготовке к отражению готовящегося вторжения. Немцы лихорадочно укрепляли побережье, что также осталось незамеченным британской разведкой. В довершение всех бед Монтгомери настоял на лобовой атаке Дьеппа. Обещанная Маунтбэттену бомбардировка Дьеппа так и не состоялась, а поддержку огнем с моря вместо крейсеров осуществляли лишь эсминцы. Десантно-диверсионная операция превратилась в войсковую операцию, поскольку ядром десанта должны были стать канадцы, которым штаб Маунтбэттена в своем плане отводил лишь вспомогательную роль.
   Фактическое отстранение штаба Маунтбэттена от планирования операции привело к закономерному результату: одни только канадцы потеряли на пляжах Дьеппа убитыми, ранеными и пленными 3367 человек. Вспомогательные войска потеряли почти 3000 человек. Потеряны были 28 танков, 106 самолетов, 300 десантных судов и 1 эсминец.
   Однако Черчилль получил несомненную выгоду: опираясь на опыт Дьеппа, он доказал своим союзникам необходимость тщательной подготовки к вторжению союзников на континент и обоснованность отсрочки вторжения.
   Между тем армейские стратеги упорно продолжали рассматривать коммандос лишь в качестве сил поддержки и при планировании высадки союзников в Нормандии решили выбросить САС вблизи пляжей, являвшихся целью морского десанта. Результат нетрудно предугадать -- коммандос оказались бы между фронтом врага и его резервами и были бы обречены на уничтожение, отвлекая на себя силы противника. Таким образом, элитное подразделение погибло бы полностью и совершенно бездарно, что до недавнего времени являлось печальным правилом для бойцов специального назначения.
   Опыт Дьеппа не пропал даром: тщательную разведку побережья в районах предполагаемой высадки проводили подчиненные Маутбэттену подразделения Лоцманских Отрядов Объединенных Операций (Combined Operations Pilotage Parties) КОПП. Штаб Маунтбэттена теперь опирался на реальные сведения своих людей, а не сомнительное мифотворчество МИ-6. Но по-прежнему приходилось вести борьбу с генералами, упорно видевшими в коммандос лишь штурмовые подразделения. Даже САС собирались бросить штурмовать первую линию обороны немцев.
   САС спас их командующий, генерал Уильям Стирлинг, который в знак протеста подал в отставку. В итоге ему удалось добиться правильного использования своих коммандос: САС выбрасывали с самолетов далеко во Франции, где они вместе с партизанами громили немецкие коммуникации и линии связи. Результат был впечатляющ: хаос в немецком тылу, тысячи убитых и раненых солдат вермахта. Потери же САС во Франции составили около двухсот человек.
   ***
   Именно во Франции Желязны и столкнулся впервые с бойцами САС. После провала в Чехии ему удалось добраться до Франции и там примкнуть к местным партизанам-маки. Однажды его и еще двух партизан схватили гестаповцы и уже собирались казнить, как вдруг появились люди на джипах и расстреляли немцев из пулеметов. Это и были коммандос из САС.
   Желязны глубоко уважал опыт и выучку бойцов САС. Но операцию планировала МИ-6 и явно без участия штаба САС. И еще он подозревал, что операция спланирована МИ-6 со всем набором типичных ошибок. А ответственность за людей будет лежать на нем, капитане Желязны. Если бы группа была обычная -- три-пять человек, то он знал бы, для чего их выбрасывают, что делать в любой нештатной ситуации. А тут -- сорок один человек! И все -- ради одного немецкого профессора? Какой смысл устраивать гонку за немецким ученым за месяц-полтора до конца войны? Ведь сейчас любому дебилу понятно, что больше месяца Гитлер не продержится! Да этот профессор сам, наверное, спит и видит, как бы сдаться англичанам или американцам! Нет, здесь явно что-то не так!
   Чем больше размышлял Желязны, тем больше обуревали его мрачные предчувствия. И когда он вышел на Пикадилли из подъезда дома номер 134, то был твердо убежден: история про профессора -- липа; вся операция -- прикрытие какого-нибудь очередного "судьбоносного" наступления и всю группу "Циклоп" с вероятностью 99 процентов ждет геройская смерть!
   В это же время в кабинете майора Джонсона окончился аналогичный инструктаж. С одним маленьким исключением. Изложив все то, что Моравец довел до сведения своих людей, Джонсон добавил:
    -- А теперь то, что ваши чешские и английские коллеги не знают и знать не должны. Борн должен улететь на американском самолете, который прибудет на несколько часов раньше. Вам ясно?
   Грегу показалось, что он ослышался и переспросил:
    -- То есть, сэр, для англичан и чехов прибытие нашего самолета явится сюрпризом?
    -- Именно так!  -- подтвердил Джонсон.
    -- А если они воспрепятствуют этому?
   Джонсон улыбнулся.
    -- Боюсь, что рация капитана Желязны окажется неисправной, поэтому связь пойдет через вашу личную радиостанцию. Радисты знают ваш почерк, передачи будут идти вашим личным шифром, так что все козыри -- на ваших руках. Скажете, что Центр сообщил: самолет РАФ не смог пробиться к цели и американцы прислали свой самолет. Командиром объединенной группы будет чех капитан Желязны, а ему все равно, кто эвакуирует Борна: мы или англичане. Соответствующая договоренность уже достигнута с начальником Желязны -- шефом чешской разведки. Командир английских коммандос в оперативном плане подчинен Желязны, так что тут все в порядке. Кроме того, не забывайте -- нам удалось добиться, чтобы вы являлись официальным заместителем командиры группы "Циклоп". В случае выхода из строя Желязны именно вы оказываетесь полным хозяином группы. Так что проблем не будет!
   Однако Грег так не считал и задал следующий вопрос:
    -- А если английский самолет все-таки прилетит первым?
   Однако Джонсона нелегко было застать врасплох.
    -- Тогда он вообще не улетит из Чехии! -- невозмутимо сообщил Джонсон.
   До сознания Грега наконец дошел коварный замысел УСС. Видно, большие британские и американские боссы не смогли поделить дефицитного немецкого профессора и УСС решило просто присвоить плоды чужого труда. Поэтому он мрачно спросил:
    -- Это так надо понимать, что я должен взорвать английский самолет?
   Джонсон поперхнулся ядовитой жидкостью, которую отхлебывал в этот момент из стакана. Откашлявшись, он махнул рукой:
    -- Господь с тобой, сынок! Это же наши союзники. И вообще это не твоя забота. Там у нас есть свой резидент, он сам все сделает как надо. Скажем так: англичане просто не смогут запустить двигатели самолета -- и все! Кстати, резидент окажет вам помощь в случае необходимости. В день вылета вы получите адреса явок, пароли и информацию для резидента. Вопросы еще есть?
    -- Да, сэр! Как я могу являться заместителем командира группы коммандос, если не имею никакого боевого опыта? Любой рейнджер справился бы с этим гораздо лучше!
   Джонсон усмехнулся и ответил:
    -- Здесь ты попал в точку, сынок! В принципе, лучше бы было послать туда целую дивизию парашютистов "Орущие Орлы" во главе со стариной Биллом Ли. Впрочем, я лично более высоко оцениваю боевые качества 1-го батальона рейнджеров, хотя это, наверное, потому что их командир Билл Дерби -- мой старый приятель! Но у них всех вместе взятых нет того качества, которое есть у тебя! Знаешь, какого?
    -- Нет, сэр.
    -- Ты человек УСС -- вот в чем все дело! Нам нужен там свой человек, способный держать обстановку под контролем и знающий, что провал -- это конец всей его карьеры. А что для рейнджеров какой-то профессор?! Командирам рейнджеров и САС наплевать на УСС и МИ-6. У них за плечами десятки подвигов, им простят все! Вот почему группой "Циклоп" командует человек полковника Моравца, -- ни для кого не секрет, что Моравец и его люди существуют на деньги МИ-6. И вот почему его заместителем назначен необстрелянный парень из УСС, а не ветеран коммандос. Какова будет судьба никому неизвестного Грега Берноффа, обгадившегося в первом серьезном деле? Незавидная! Все ветераны будут пожинать после войны сладкие плоды победы, а ты будешь чувствовать себя неуютно среди обвешанных наградами напористых и уверенных в себе парней, -- словно голый квакер на банкете у Президента! Так что прояви старательность и помни главное: ты человек УСС! А вояк в группе и без тебя хватает. В ратном деле и САС, и люди Моравца знают толк. Только не дай им обвести себя вокруг пальца! Что повесил нос? Чего у тебя там еще, спрашивай!
    -- Получается, сэр, что я никому не должен доверять,  -- честно признался Грег.  -- И мне это не нравится!
    -- Ну-ну, что за мизантропия?!  -- отечески пожурил его Джонсон.  -- Ты можешь доверять. И ты обязан доверять! Например, мне. Ну и, конечно, полковнику Уэверли.
   Однако это мало улучшило настроение Грега. Он вышел от Джонсона такой же мрачный, как капитан Желязны -- от Моравца. Хотя причины их мрачности были разные.
   На следующий день Джонсон поразил его еще больше. Когда Грег прибыл к Джонсону по срочному вызову, то не упал от удивления только потому, что в кабинете Джонсона просто не было для этого места.
    -- Понимаешь, сынок, тут такая накладка вышла,  -- сказал Джонсон, роясь в залежах бумаг на столе.  -- Дерьмо! Да где же она? Ведь только час назад положил... А вот! Читай!
   Грег несколько раз прочитал протянутый листок бумаги и не поверил своим глазам. Это был приказ о присвоении второму лейтенанту Грегу Берноффу... внеочередного звания капитана!
    -- Тут такое дело. Командир английских коммандос, которые входят в группу "Циклоп"... он, оказывается, в звании капитана и он может почувствовать себя оскорбленным, если вдруг ему придется выполнять приказы второго лейтенанта!  -- объяснил ситуацию Джонсон.  -- Наш "Дикий Билл" вдруг решил, что не стоит лишний раз дразнить "томми" и подмахнул этот приказ на очередном докладе у президента. Поздравляю, сынок!
   Джонсон достал из ящика стола капитанские погоны и вручил их Грегу.
   В тот день Грег впервые в жизни напился. Он сам не знал -- с горя или с радости.
   Едва Грег протрезвел, как получил приказ: убыть для прохождения специальной подготовки в учебном центре Акнакэрри.
   Учебный центр размещался в старинном шотландском замке Камерон оф Лох Эйл. Там проходили подготовку британские коммандос. Программа подготовки была похожа на ту, что уже прошел Грег и он вначале был удивлен: зачем все заново?
   Однако через пару дней он понял, что их учебная группа сформирована не просто так. В ней был сорок один человек и почти половина из них, судя по акценту, были иностранцы. И хотя все были одеты в одинаковые комбинезоны без знаков различия и обращались друг к другу по номерам, Грег уже на третий день понял, кто здесь старшие по званию. Это были плотный англичанин с пушистыми ушами и высокий худощавый иностранец с мрачноватым взглядом черных глаз из-под густых черных бровей.
   Основными тренировками для группы были: лазанье по стенам замка, отработка приемов схватки на узких замковых лестницах и переходах, а также атака движущихся колонн с техникой. И когда через неделю группу отвезли на учебную базу парашютистов в Рингвэе, догадка Грега превратилась в уверенность. Это и была группа "Циклоп".
   В Рингвэе группа отрабатывала захват и оборону аэродрома, а также выброску в ночных условиях. После прыжка Грег приземлился недалеко от черноглазого иностранца. Собрав парашюты, люди получили разрешение перекурить. Подойдя к черноглазому, Грег попросил прикурить и спросил:
    -- Как вы думаете, сэр, следующей ночью нас в порядке тренировки выбросят в поросших лесом горах?
   Черноглазый внимательно посмотрел на Грега и тому показалась, что суровом взгляде черных глаз промелькнули искорки смеха.
    -- Вряд ли,  -- ответил он.  -- Еще не хватало, чтобы вы или я свернули себе шею на столь рискованной тренировке. Нашему усатому британскому коллеге еще успеют найти замену, а вот нам с вами -- вряд ли.
   Капитан Желязны (а это был именно он) вежливо козырнул Грегу и тот тоже резво вскинул руку к виску. Они явно понравились друг другу.
   Ну, а пока Грег в поте лица в двадцатый раз лезет на замшелые стены древнего шотландского замка, я расскажу вам про загадочного профессора Борна, из-за которого и затеялась вся эта кутерьма. Хотя... похоже, что кое-кто уже задремал под грузом нудного описания подвигов коммандос. Эй, там! Проснитесь! Сейчас я сделаю небольшое лирическое отступление. Итак...
  

Оценка: 8.47*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | И.Смирнова "Проклятие мёртвого короля" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | Е.Ночь "Умница для авантюриста" (Приключенческое фэнтези) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Эйджи "Пятнадцать" (ЛитРПГ) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"