Годунов: другие произведения.

Обновление от 12.06.18

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$


LXX

   Заполненный европеанской водой бак занял своё место, двигательный блок исчез на фоне Юпитера, и Хатимаки отвернулся от иллюминатора. Через полтора витка начнётся его работа, а пока что можно попрощаться с Юпитером...
   Да, он сделал глупость, ввязавшись в эту гонку - но если бы не ввязался, то так и остался бы вздорным дураком с нелепой мечтой. Действительно - как глупо мечтать о том, что у тебя уже есть... Но ничего, когда "Фон Браун" вернётся, он уйдёт из исследовательского крыла и снова будет работать на привычном DS, пусть и новой серии. Вместе с Ай, вместе с Юрием и Эдель, с новичками... Лучший экипаж Солнечной, вот уж точно.
   Но для этого надо вернуться. И поэтому через полтора витка он займёт своё кресло, запустит цикл подготовки реактора - и останется за пультом на тот невероятный случай, если автоматика откажет. Правда, всё, что он мог бы сделать в этом случае - вернуть корабль на прежнюю орбиту... Хотя и этого достаточно, если уж на то пошло.
  
   - Ключ на старт!
   - Есть ключ на старт, - отзывается Хатимаки, щёлкая переключателями. - Готовность два. Готовность один. Таймер активирован.
   "Фон Браун", набирая скорость, мчится к Юпитеру. Там, над самыми облаками, включится двигатель, бросив корабль в узкое - меньше часа - стартовое окно. Домой.
   Время тянется мучительно медленно. Облака - бурые, рыжие, багряные - обманчиво-медленно пересекают поле зрения, горизонт неспешно поднимается всё выше и наконец исчезает...
   - Зажигание!
   Удар перегрузки.
   Облака медленно уходят вниз, снова появляется горизонт. Дрожат зелёные линии на экране, дрожат пальцы на рукоятках управления, дрожит корпус...
   Хлопок пироболтов - сброшен первый бак. Горизонт выгибается всё круче, облака убегают назад всё быстрее и быстрее.
   Горизонт проваливается вниз и уплывает назад.
   Хлопок пироболтов - сброшен второй бак. Зелёные линии на экране ползут навстречу друг другу, пальцы всё также дрожат на рукоятках, капля пота стекает к затылку...
   Зелёные линии на экране сливаются в одну. Ускорение исчезает, оставив болезненную лёгкость. Хлопок пироболтов.
   - Есть отсечка!
  
   Выдохнув, Хатимаки осторожно разжал пальцы, вытер рукавом комбинезона мокрый лоб и расстегнул ремни, всплыв над креслом.
   - Мы на траектории, - доложил он. - Ками-сама, мы возвращаемся!
  

LXXI

   Дрон судорожно дёрнулся, закрутился на одном месте, а затем разогнался и врезался в стену. Проводив взглядом падающие обломки, Клэр вздохнула и вернулась к докладу - приближались выборы, и у министерства прибавилось работы. Очень сильно прибавилось - как обнаружилось, привести избирательную систему в четырёх провинциях к общему знаменателю никто не удосужился. Это было серьёзной недоработкой самой Клэр - но сперва были куда более важные дела, а потом вопрос посчитали не первоочередным... И очень зря.
   Вот только сожаления никак не могли исправить ситуацию - до старта избирательной кампании оставалось всего четыре месяца, а работы хватило бы и на четыре года. И что с этим делать, Клэр представляла довольно смутно.
   Нет, закон, разумеется, был один для всех, но вот организация самого процесса... Достаточно сказать, что в Эквадоре до самого объединения использовались бумажные бюллетени. Которые подсчитывали вручную - и это под конец двадцать первого века! И, хотя в других Провинциях дела обстояли лучше, там хватало своих проблем. Устаревшее оборудование, разные стандарты данных, абсолютно несовместимые между собой, разная территориальная организация - и всё это надо было привести в порядок за четыре месяца.
   Всего-то и надо, что сделать невозможное.... В очередной раз.
  
   Как обычно, работа затянулась, и из-за стола Клэр выбралась уже в сумерках. Прошлась по кабинету, распорядилась готовить машину и подошла к окну, любуясь вечерней Лимой. Интересно, если бы юной, наивной и горячей Клэр Рондо в тот день, когда она пришла в "Текнору", показали бы её же спустя шестнадцать лет - чтобы она тогда сказала? Что бы она могла сказать сама себе? Пожалуй, только одно: "Следуй за сердцем", ведь именно так она оказалась в этом кабинете...
   О бронестекло окна разбился очередной дрон.
  
   Дома Клэр обнаружила слегка ошалевшего супруга, попрятавшуюся прислугу и Карменситу Ибанез, чей визит и был виной всему. Карменсита решила проверить защиту не только министерства, но и жилья министра, и принялась за это со всей своей энергией и паранойей, абсолютно не считаясь с реальностью...
   Реальности, как обычно, пришлось смириться.
   - Сеньорита Ибанез... - Клэр рухнула в кресло. - Только один вопрос - когда вы успели?
   - Сразу после совещания и отправилась, - Карменсита сняла очки дополненной реальности и тряхнула головой. - Разумеется, я предупредила сеньора Умала, и он любезно разрешил мне работать...
   - Я надеюсь, ты не добавила ничего нового? - вздохнула Клэр, массируя виски. Вопрос был далеко не праздным - глава службы безопасности министерства подходила к её обеспечению с едва ли не большей страстью, чем к написанию низкопробных порнографических рассказов, так что сюрпризов опасаться стоило...
   - Есть несколько идей, но без вашего одобрения я, разумеется, ничего не сделаю, - заявила Карменсита. - Как и всегда.
   Вообще-то Клэр могла припомнить несколько случаев, когда о нововведениях сеньориты Ибанез узнавали только столкнувшись с ними, но все они относились к её собственному кабинету... А собственной безопасностью сеньорита Ибанез не пренебрегала вдвойне.
  
   Утро началось в половине шестого со звонка Искаю - что-то случилось на одном из заводов, и ему пришлось отправиться разбираться лично. Ложиться спать уже не было никакого смысла, и Клэр после тройной дозы кофе позвонила в министерство, предупредила охрану и отправилась на работу.
   Мимолётный взгляд на почти пустую улицу - и Клэр, разложив ноутбук, с головой ушла в работу. Четыре месяца - и пропасть работы, хорошо хоть, какое-то дно в этой пропасти имелось... Где-то. И, разумеется, когда они до этого дна доберутся, снизу постучат.
   Скривившись, Клэр принялась за эквадорскую проблему - прежде чем делать что-то ещё, необходимо было навести порядок там. О каких стандартах может идти речь, если там даже нет электронной избирательной системы, в конце-то концов?!
  
   Поднявшись в кабинет, Клэр включила компьютер и снова закопалась в документы. Надо было как-то решить эквадорский вопрос. Надо было подвести хоть какую-то общую базу под этот бардак. А ещё надо было выяснить, что там вчера придумала Карменсита, и решить, нужно ли ей это. А ещё...
   Этих "ещё" было столько, что разобраться даже с имеющимися было почти нереально, а ведь каждая решённая проблема порождала ещё пачку - и это только грядущие выборы, а ведь всего остального никто не отменял! Дороги, например - зря русские считают дороги и дураков своими национальными проблемами. Или школы - кстати...
   Клэр сняла трубку, набрала номер и осведомилась:
   - Сеньор Гонсалес, известный журналист вам, случайно, не родственник? Нет? Тогда будьте добры объяснить, почему ваш последний доклад выдержан в его стиле и к тому же противоречит предыдущим. Да, чем раньше, тем лучше.
   Бросив трубку, она снова попыталась навести хоть какой-то порядок в избирательном процессе и даже успела найти наметки для создания нормальной системы, когда явился Гонсалес.
   - Присаживайтесь, - кивнула Клэр, - и объясняйте.
   - Да тут и объяснять нечего, - махнул рукой Гонсалес. - Помните историю с учебниками? Так вот, теперь всплыло всё то же самое, только с учителями. Кто куда, каждый своё - и никакой системы, а кое-кто, похоже, ещё и пакостит потихоньку. Ну а министр образования не делает ничего, чтобы это исправить - ничего разумного, по крайней мере.
   - Полагаю, он попросту решил оставить решение большинства проблем преемнику, - пожала плечами Клэр. - В конце концов, было ясно с самого начала, что надолго старик на своём посту не задержится. Кстати говоря, не хотите на это место?
   - Если слух, что вы возглавите правительство, не лжёт, то я подумаю, - хмыкнул Гонсалес. - Хотя предпочёл бы этого не делать. И в любом случае, проблему, о которой мы говорили, мой отдел так или иначе решит... Поэтому, с вашего позволения, я вернусь к работе.
   - Да, конечно, - кивнула Клэр, тут же выбросив из головы эту историю. И без неё было чем заняться, да ещё и письмо, пришедшее только что...
   Письмо было от Танабе - то есть, теперь Хатирота - Ай. Вот уж последний человек, от кого она ожидала бы подобного... Но она прислала письмо - самое обыкновенное, хотя и написанное несколько велеречиво. Ай извинялась за то, что так и не посетила её в тюрьме и вообще почти забыла о её существовании, поздравляла со свадьбой и интересовалась, имеет ли смысл их дальнейшая переписка. Всё это было любопытно, однако никак не объясняло, откуда взялась подобная идея... А, вот: "Полагаю также нужным отметить, что волей случая имею честь состоять в подобной переписке с известным вам Хакимом Ахмадом, каковой факт, несомненно, может повлиять на ваше решение."
   - Уаси... - проворчала Клэр. - Да, это многое объясняет...
   Это действительно объясняло почти всё - способность Хакима выкидывать абсолютно неожиданные номера ей была известна едва ли не лучше всех. И подбивать на подобное окружающих, причём неосознанно, ему тоже всегда удавалось... Это объясняло даже стиль - похоже, влияние Али могло быть и косвенным. Не объясняло это только одно - что со всем этим делать, а главное - когда? Вечером, что ли, попробовать ответить...
  
   День прошёл на редкость плодотворно - и даже не потому, что Клэр разобралась с проблемой, а потому, что сообразила, кого ей озадачить. В конце концов, не боги обжигают горшки - это за них делают майоры... И в результате Клэр удалось разобраться со скопившимися мелкими проблемами, оценить предложения Карменситы и часть их одобрить - и даже написать ответ Ай. И отнюдь не отписку - знать, что происходит во Внеземелье, из первых рук было необходимо. И не только ей самой, но и многим другим - Мендосе, например. Да и дружбу с Хекматьяр не стоит сбрасывать со счетов... Определённо, Хатирота Ай была весьма полезным знакомством. К тому же письмо навело на кое-какие полезные идеи - и Клэр теперь была уверена, что четырех месяцев вполне хватит.
  

LXXII

   Издав дикий вопль, Ал пронёсся по пляжу и плюхнулся в воду. За ним с не менее диким улюлюканьем последовали брат и сестра Уильямс и полдюжины разнообразных собак. Фи, развалившаяся на шезлонге, проводила компанию ленивым взглядом, поправила тёмные очки и вернулась к блаженному ничегонеделанью.
   - Красота!.. - высказалась Ай, заняв соседний шезлонг. - Как всё-таки здорово, что вы этот дом купили...
   - Ага... Пляж под боком, порт под боком, для собак места предостаточно, соседи нормальные - не то, что эти уроды, - Фи закинула руки за голову и блаженно улыбнулась. - Урезанный отдел, как же... Кстати, хочешь анекдот? "Текнора" пытается отдел расчистки восстановить.
   - Идиоты, - припечатала Ай. - Можно подумать, мы их пустим... Это если допустить, что всё нормально сделают, а не как тогда. Ребятам ещё не рассказывала?
   - Забыла, - отмахнулась Фи. - Вернёмся - расскажу... Интересно, Ал фрисби утопит или нет?
   - Собаки выловят, - приподнявшись на локте, оценила диспозицию Ай. - Или Джеки отберёт и по голове настучит - тарелка-то её...
   - А наш тогда где?
   - Возможно, уже утопили, - предположила Ай. - Слушай, да забей ты на него - отпуск только начался...
   Фи молча закурила. Да, она с чистой совестью считала себя лунатиком - но всё же её дом так и остался на Земле. Её дом и её чокнутая семья - под стать ей самой. И Ай точно такая же, да и Хатимаки тоже... Другое дело - Юрий и Эдель, да и Дина, скорее всего, тоже. Их ничего не держит на Земле, именно они - настоящие хозяева Внеземелья... Но даже и они уступят поколению Ноно, родившемуся вне Земли, для кого Космос - родной дом.
   Философские рассуждения прервал горестный вопль детей - тарелку всё-таки утопили. Вторую за неделю, а до того - ещё штук пять, и Фи не могла понять, как это Алу вообще удаётся - тарелка, по идее, должна быть легче воды. Тем не менее, топили её регулярно. Впрочем...
   - Дина, ты же, кажется, неплохо ныряешь?
   - Ну да, а что?
   - Сможешь выловить фрисби? Эти деятели его опять утопили...
   - Где? И Как? - Дина поднялась с брошенного на песок полотенца и эффектно потянулась.
   - Где-то там, - ткнула Фи сигаретой. - и меня не спрашивая - я сама не понимаю, как им это удаётся.
   - Попробую, - Дина прищурилась, глядя на море, подошла к переругивающимся детям и попыталась уточнить, где именно утонула тарелка.
   Результат получился даже хуже, чем у Фи - было выдано три абсолютно разных места.
   - Бестолочи, - буркнула Дина, отправляясь на поиски.
   - Как думаешь, найдёт? - осведомилась Ай, проводив её взглядом.
   - Думаю, да, - Фи отправила окурок в пепельницу. - Если ты заметила, у неё вообще талант по этой части - находить всякое... И не только трупы, между прочим.
   - Ты когда-нибудь забудешь про этого жмурика, а?
   - Ай, а ты, случаем, не заметила, что мы сейчас общаемся на русском? - Фи выбила из пачки новую сигарету, однако закуривать не торопилась. - И воспринимаем это совершенно нормально?
   - Ты так говоришь, как будто это что-то плохое, - фыркнула Ай. - И раз уж речь пошла о языках - по-японски ты говоришь с ужасным акцентом.
   - А пишу ещё хуже. Так себе из тебя учитель, и педагогический талант ты явно не унаследовала...
   - Было бы от кого, - вздохнула Ай. - Я же подкидыш, и кто мои биологические родители, никто так и не выяснил, хотя расследование было. Кое-кто вообще утверждает, что меня подбросили лисы, и я на самом деле наполовину кицунэ... Ух ты, она её нашла!
   Дина, вынырнувшая куда дальше от берега, чем кто-нибудь ожидал, взмахнула над головой тарелкой и поплыла к берегу, где присоединилась к компании детей и собак.
   - Ну, теперь её хотя бы ещё на один вечер хватит, - вздохнула Фи, наконец-то затягиваясь. - Интересно, где все остальные?..
   - Кстати, зачем ты за Фрисайдом этот контейнер повесила? - спросила Ай, вытащив стакан из ведёрка с подтаявшим льдом. - Решила пособирать на кого-нибудь из коллег компромат?
   - А ты не слышала про операцию "Фрисби"? - удивилась Фи. - Про неё только ленивый не сморозил что-нибудь.
   - Ты удивишься, но не слышала. В чём там дело?
   - Про астероид слышала? Двадцать-двадцать два-что-то-там-ещё?
   - А то! Стометровый кирпич и так близко от Земли - да про него только глухой не слышал.
   - Ну так вот, его решили сбить. Вроде как с Землёй он столкнуться не сможет ни при каких условиях, так что мы ничем не рискуем, кроме одной ракеты "Урал-А".
   Характеристики всего, что можно хоть как-то выкинуть в космос, Ай, разумеется, знала хотя бы в общих чертах. "Урала" это тоже касалось... И поэтому Ай чуть не уронила стакан.
   - Да там же двадцать килотонн! - воскликнула она. - Двадцать грёбаных килотонн!
   - Вот и я так сказала, когда услышала, - согласилась Фи. - Астероид почти наверняка порвёт, но сколько при этом спутников навернётся... И прикинь, сколько нам будет работы!
   - Это да, - Ай задумчиво посмотрела на стакан. - Когда подрыв-то?
   - Завтра в четырнадцать по координированному.
   - То есть, в девять по местному... - Ай выудила из брошенной на песок сумки телефон и полезла в эфемериды. - Ага... Мы его не увидим - рванёт над Сибирью. Станции эвакуируют?
   - Нет. IPSV, несмотря на вид, неплохо защищены, а по Фрисайду надо вообще бить в упор, чтобы его поджарить. А вот всех остальных загонят как минимум в тень, а то и вовсе на Землю или Луну спустят. Может даже, кого и посадят - сама знаешь, публика тут весёлая...
   - Да мы как бы сами из этой публики, - заметила Ай. - Ладно, ты как хочешь, а я, пожалуй, домой пойду.
  
   - Мать вашу, да что за раковый корпус?! - Юрий сдёрнул наушники, вышел из игры и приложился к кувшину с лимонадом. - Вот как так можно? А, ну их всех к чёрту! Как насчёт покера, народ?
   - Миссис Симонс обещала зайти, так что подождём, - отозвалась Фи. - Старушка расстроится, если мы начнём без неё.
   - У тебя талант собирать вокруг себя всяких чудиков, - заметила Эдель, развалившаяся на диване.
   - Включая вас, - отозвалась Фи.
   - Ну да, - согласилась Эдель, - мы тоже люди своеобразные. О чём я и говорю... Кстати, это не она?
   - Она, - подтвердила Фи, открыв дверь. - Добрый вечер.
   Миссис Симонс была элегантной пожилой леди, любительницей собак и хорошей компании. Ещё она была заядлой курильщицей, предпочитавшей папиросы на длинном мундштуке из слоновой кости - Ай впервые видело такое живьём, а не в историческом фильме.
   Само собой, от партии в покер и стопочки коньяка она не отказалась...
  
   - Пас, - миссис Симонс пригубила коньяк.
   - Удваиваю, - Ал выложил стопку фишек.
   - Рискуешь... - Фи взяла карту и добавила свои фишки. - И ведь блефуешь наверняка...
   - Ему почти четырнадцать, - заметила миссис Симонс. - Самое время рисковать... Да и лицо он держать умеет. Ваша наука?
   - Моя дурная наследственность, - вздохнула Фи. - Вскрываемся?
   Собственный фулл-хаус из двух дам и трёх десяток её вполне устраивал... До того, как Ал с всё тем же невозмутимым видом перевернул свои карты.
   - Джа милосердный, ну зачем я научила это мелкое чудовище играть в покер?.. - вздохнула Фи, разглядывая бубновый роял-флеш. - И как будто этого мало, у него ещё и подружка есть...
   - Кто?
   Фи пару секунд полюбовалась выражением лица супруга и сообщила:
   - Джеки Уильямс, естественно. Ходячий ядерный взрыв... Кстати, инструкцию все помнят? В прошлый раз нам повезло, но теперь шансов схватить дозу куда как больше.
   - Знаете, - миссис Симонс ловко перетасовала карты, - я ещё застала те времена, когда любые ядерные взрывы в космосе были под запретом... И мне страшно. Пока что это мирные взрывы, но... Боюсь, если это продолжится, ядерное оружие станет чем-то привычным, его опасность покажется преувеличенной - и найдётся кто-то, кто решит пустить его в ход. Сперва в космосе, потом на Земле, на поле боя...
   - Сомневаюсь, что это возможно, - возразил Юрий. - Именно потому, что один ядерный удар потянет за собой ответный, и всё это почти неизбежно выльется в глобальную катастрофу. Я очень хорошо помню Тайваньский кризис, помню рассказы родителей о Корейском, и разницу представляю очень хорошо. Тайваньский кризис... Да, ядерная война в тот момент казалась неизбежной, и было известно, что США и Китаем дело не ограничится. Но ведь договорились же!
   - Один раз договорились, второй - а на третий может и не найтись чудака с пистолетом, ворвавшегося к министру иностранных дел, - вздохнула Ай, раздавая карты. - И давайте про взрывы не будем, а?
   - Джеки Уильямс, - напомнила Фи. - Кстати, Ал, ты бы её к нам, что ли, пригласил... Так, поехали, ставлю десять.
   - Удваиваю, - немедленно отозвалась Ай.
   О политике за столом больше не вспоминали.
  
   Как и всё на свете, отпуск закончился, и "Тойбокс" снова шёл по орбите. Кто-то уже успел пройтись здесь, но мусора на орбите по-прежнему оставалось предостаточно. Куда больше, чем желающих его собирать - кто-то не имел нужного оборудования, кто-то боялся радиации, а кто-то и вовсе ухитрился подставить корабль под электромагнитный импульс и теперь судорожно ремонтировался. На ближайшие сутки околоземное пространство почти целиком принадлежало "Тойбоксу", и, что самое прекрасное - "Интерстеллар" скупал абсолютно всё, что команда сможет собрать. А если учесть, что в деловых партнёрах кластера числились разведки стран БРИКС, которые никогда не скупились...
   Впрочем, связи с разведками были теорией, а вот весьма приятные суммы, оседавшие на счетах - очень даже практикой... Ай тряхнула головой, отбрасывая мысли о деньгах, и посмотрела на дозиметр - стрелка подбиралась к жёлтой зоне.
   - Доза!
   - Принято, - отозвалась Фи, включая двигатель.
   Короткий рывок ускорения - и корабль сошёл с орбиты на гомановскую траекторию, возвращаясь к Фрисайду. Увы, но ближайшую неделю придётся работать вот так - урывками, по несколько часов в сутки максимум... Но выхода нет - никому не хочется заработать лучевую болезнь, и команда "Тойбокс" здесь не исключение...
  

LXXIII

   Остановившись перед большим - во всю стену - экраном, Хаким усмехнулся. Дело сделано, Арабский Халифат возродился, объединив под знаменем Махди всех арабов... И из этого никак не следует, что проблем у него стало меньше. Скорее уж наоборот - всем стало ясно, что сам по себе халифат не развалится, и тем, кто этого желает, придётся напрячься - и, соответственно, напрячь его службу.
   Против чего Хаким абсолютно не возражал - кое-кто из его подчинённых уже собрался расслабиться, а подобную ересь следовало пресекать в зародыше. Собственно, Совет Мудрецов и собрался в очередной раз именно за тем, чтобы решить, что пресекать необходимо, а что можно не трогать...
   Здесь были самые разные люди - политики, учёные, деятели искусства, священнослужители, рабочие. Всех их объединяло только одно - преданность Халифату и готовность указать халифу на ошибку, нередко даже до того, как она была совершена. Они не имели никакого официального статуса - и всё же были важнейшей частью Халифата...
   - Мир вам, - произнёс вошедший Али. - Итак, милостью Аллаха мы завершили создание страны - теперь же нам предстоит понять, как сохранить созданное.
  
   Совещание затянулось до глубокой ночи и прошло на повышенных тонах - но мудрецы сделали своё дело. Общий план был готов, ну а его реализацией займутся уже специалисты.
   - Да, не ожидала я, что всё будет так утомительно, - вздохнула Аниса, выйдя на улицу и с наслаждением вдыхая прохладный воздух.
   - Просто совет при тебе не собирался в полном составе, - Хаким открыл дверь, - обычно в этом нет нужды.
   - Что меня удивляет, - заметила Аниса, устраиваясь в машине, - так это то, что на тебя ещё ни разу не покушались...
   - Покушались, - усмехнулся Хаким. - Неоднократно. Просто ни разу не успевали довести дело до собственно покушения... Я ведь не просто так Уаси.
   - Значит, мне бояться нечего?
   - Не больше, чем мне, жена моя, - ответил Хаким, глядя на проносящийся за окном машины ночной Багдад. - Такова жизнь политика, тем более - политика, неудобного самозваным властителям мира... Пора бы и привыкнуть.
   - Пора, - согласилась Аниса. - Но как же не хочется...
  
   Рабочий день Хаким решил начать с совещания - начальников управлений пора было как следует проработать, кого за дело, а кого - профилактически. Затем надо было пересмотреть структуру разведки - контрразведку можно было не трогать - и как-то эти изменения реализовать, причём создав минимум дополнительного бардака.
   Имеющегося было более чем достаточно...
   - Итак, господа, - начал Хаким, сцепив пальцы перед лицом и внимательно изучая подчинённых, - вы, как я имел несчастье заметить, расслабились. И сейчас мы будем это исправлять... Господа, где сводки по присоединённым территориям? Кто-нибудь вообще знает, что там происходит? Идёт передача материалов? Это, конечно, прекрасно, но почему никто не воспользовался нашими собственными данными? Почему ваши подчинённые, господа, проявляют здоровую инициативу, налаживают контакты и организуют работу на местах... координируя её через ваши головы? Неужели не ясно, что сейчас не время для строгого соблюдения всех бюрократических тонкостей? Всё, что сейчас действительно требуется - позволить бывшим спецслужбам Египта и прочих работать, как раньше, взаимодействуя с ними, пока они не вычистят агентуру? Учтите, сейчас прекрасный момент не только для того, чтобы затеряться, но и для того, чтобы попасться... И попадаются, если уж на то пошло. Поэтому, уважаемые господа, будьте добры наладить эффективнее взаимодействие... И на этой печальной ноте перейдём к разведке. Реорганизация управления "Африка" - вопрос важный, но не прямо сейчас и не настолько, чтобы я занимался этим лично... Или вы этого хотите?
   Подчинённые определённо не хотели.
   - В таком случае, - продолжил Хаким, - я жду общую сводку. Реакция основных игроков, какие-то непонятные телодвижения - вообще всё. На чём-то сосредотачиваться пока не следует... Хотя за США стоит приглядывать внимательнее, чем обычно. И последнее: надеюсь, багдадский эпизод никому не надо напоминать? Нет? Прекрасно...
  
   Распустив подчинённых, Хаким прошёлся по кабинету, щёлкнул по носу бронзового шакала, стоявшего на столе, и вернулся кресло. Настроение определённо улучшилось, и даже необходимость писать отчёт для халифа перестала вызывать раздражение...
   Хаким повернулся к большому - во всю стену - экрану, почти копии того, что был в конференц-зале, несколько мгновений полюбовался на охваченное зелёным полукольцом Средиземное море и принялся за работу. Наше море, говорите? Вот именно, наше. Арабское... Полумесяц, охвативший Средиземное море с востока и юга, снова пугал самодовольную Европу - и совсем не факт, что зря. Халиф недвусмысленно дал понять - пока его не трогают, он не собирается ни с кем враждовать, но если тронут - получат джихад. Настоящий, а не то убожество, которое почему-то именовалось этим словом в угоду самозваным защитникам веры и их хозяевам с реки Потомак. Джихад не трусливого шакала-моджахеда, но бесстрашного волка-гази...
   И тогда самовлюблённая Европа вновь увидит мавров под стенами Пуатье - вот только Карла Мартелла уже не будет.
  

LXXIV

   За новостями Куруруги следил внимательно - за любыми, но космонавтике, по старой памяти, уделял особое внимание. И уж тем более не мог не заметить подрыв астероида - вопрос не столько технический, сколько политический. Очень уж вовремя он подвернулся - в Вашингтоне снова задумались о военных базах в космосе, и стоило всем напомнить, что они не будут в безопасности, где бы их ни разместили. Траекторию "Урала" видели все... И знающие люди легко могли оценить энерговооружённость ракеты.
   Но вот какие выводы сделали эти самые люди - вопрос... Те ли, на которые их предполагалось навести, или какие-то другие - по мере своего безумия? Что они предпримут?
   Ответов премьер-министр не знал - но зато знал, кому они известны.
   - Пригласите Арамаки, - распорядился он, утопив клавишу селектора. - Да, когда ему будет удобно.
  
   Разумеется, Арамаки не заставил себя ждать. И появился минут через сорок - как раз столько занимала дорога от его конторы.
   - Полагаю, что вас интересует моё мнение о недавнем пуске, Куруруги-сан? - осведомился он с порога.
   - Именно так, - согласился Куруруги. - Присаживайтесь...
   - Благодарю, - Арамаки устроился в кресле. - вы правы, разговор отнюдь не телефонный... Как, впрочем, и все наши беседы. Для начала скажу, что больше всех довольны учёные - взрыв подтвердил их расчёты и обеспечил данными на несколько лет исследований. Довольны русские - по сути дела, это были испытания новой версии ракеты, и они прошли успешно. Вы, думаю, тоже будете довольны - по неофициальным каналам русские пообещали организовать "зонтик" всем союзникам. А вот наши бывшие "друзья" крайне недовольны - и на самом деле изрядно напуганы. У них были весьма интересные и очень дорогостоящие планы, на которые уже выделены средства - и тут вдруг появляется ракета, способная их полностью перечеркнуть. Энергетика "Урала" такова, что она может перехватывать любые искусственные цели и большинство природных объектов... И она достаточно компактна, чтобы её можно было без проблем доставить на орбиту, а оттуда она свободно добивает до Луны и точек Лагранжа.
   - Значит, проект "Форт Нокс" схлопнулся? - уточнил Куруруги. - Да, вы правы, это радует... Есть ещё что-то, что не может подождать очередного доклада?
   - Пожалуй, нет, - покачал головой Арамаки. - Больше ничего срочного нет... Но может появиться.
   - Что ж, не смею вас задерживать...
   Проводив Арамаки взглядом, Куруруги снова принялся за документы - в парламенте взрыв наверняка вызовет повышенный интерес, и стоит прикинуть, что будут спрашивать и как на это отвечать...
  
   Парламент действительно весьма заинтересовался взрывом - в основном в плане того, какая от этого польза и есть ли она вообще. Польза была, хотя и довольно условная, о чём Куруруги и сообщил, обрадовав депутатов. Особенное удовольствие всем доставила реакция США, и после недолгого оживления в зале Куруруги обратился к изначальной повестке своего выступления.
   Отчёт правительства не был пустой формальностью - по крайней мере, для Куруруги. Политика Японии стремительно менялась, решения приходилось принимать моментально, посвящая в них очень немногих - и в результате получалось, что правой руке неизвестно, что делает левая. И потому Куруруги не отделывался общими фразами, а подробно докладывал парламенту - что было сделано и что сделать не удалось, чего ожидают в правительстве и что планируют...
   Поэтому, естественно, пресса на эти выступления не допускалась. Пресс-служба парламента публиковала некоторые выдержки из отчёта - но короткие и мало что значащие, поскольку остальное было, в лучшем случае, для служебного пользования.
  
   - И на этом, уважаемые парламентарии... - Куруруги на мгновение отвлёкся - пришло сообщение наивысшего приоритета. - ...Я вынужден сообщить, что чуть более часа назад Тэнно-сама был госпитализирован с инфарктом миокарда. В настоящий момент его состояние оценивается как стабильно тяжёлое, однако прогноз благоприятен.
   В зале воцарилась мёртвая тишина, мгновение спустя нарушенная самим премьером:
   - И на этой прискорбной ноте я позволю себе завершить выступление. Благодарю за внимание, уважаемые парламентарии...
   Куруруги спокойно покинул трибуну, вышел из зала - и только после этого схватил помощника за плечо и осведомился:
   - Какова реальная ситуация?
   - Официальное сообщение полностью правдиво, Куруруги-сама, - ответил помощник. - КОРА своевременно вызвала врачей, поэтому, насколько я понял, некроз захватил небольшую область... Но, сами понимаете...
   - Понимаю, - Куруруги отпустил помощника. - Прошу простить моё неподобающее деяние...
   - Тэнно-сама хотел видеть вас, - помощник предпочёл сделать вид, что ничего не случилось. - Я договорился с врачами, что вас известят, как только будут разрешены посещения, Куруруги-сама.
   - Чем заметено упростили мне жизнь, - вздохнул Куруруги. - И отдохните хотя бы два-три часа - вам это определённо необходимо.
  
   Посетить тэнно врачи позволили следующим вечером, ограничив время разговора несколькими минутами. Куруруги не возражал - врачам виднее, и, похоже, для него сделали исключение. Поэтому он, стараясь не раздражать лишний раз медиков и клятвенно заверив, что ограничится пятью минутами, вошёл в палату.
   Даже на больничной койке, подключённый к многочисленным приборам и с кислородной трубкой, уходящей в ноздрю, Хисахито, сто двадцать восьмой император Японии, ухитрялся оставаться величественным.
   - Тэнно-сама... - Куруруги на мгновение застыл в поклоне. - Мне нет прощения...
   - Оставьте церемонии, Куруруги-сан, - тихо произнёс тэнно. - Сейчас нет ни времени, ни нужды в них. Я прекрасно понимаю вашу настойчивость и ценю верность долгу, поэтому перейду сразу к делу. Я ухожу, Куруруги-сан. В этот раз клинок Шинигами миновал меня, но даже излечившись, я не смогу нести бремя власти. Поэтому я оставлю престол и удалюсь в монастырь, как и собирался... Куруруги-сан, я прошу вас пока не предавать это решение огласке, но начать подготовку к коронации Тэцухито. Будьте ему столь же надёжной опорой, что и мне, Куруруги-сан...
   - Я сделаю это, - вновь склонился в поклоне Куруруги. - Тэнно-сама, время нашей беседы истекает, и я прошу позволения оставить вас.
   - Конечно, - тэнно шевельнул рукой. - Итак, о моём желании оставить престол пока умолчим, всё остальное я оставляю на ваше усмотрение...
  
   Вспыхнула алая надпись "Эфир", и Куруруги заговорил:
   - Я имею честь сообщить, что состояние тэнно-сама, оставаясь стабильно тяжёлым, проявляет тенденцию к улучшению, и непосредственная угроза жизни миновала. Сохраняя бодрость духа, тэнно выражает свою признательность всем, кто присылал пожелания скорейшего выздоровления и уполномочил меня сообщить, что выступит с обращением к нации, как только врачи позволят ему предстать перед телекамерами. Умолчав о содержании этого обращения, он, однако, отметил, что считает его весьма важным.
   Секундная пауза - и он снова заговорил:
   - Такова ситуация на текущий момент, и в случае её изменения последуют новые сообщения правительства. Благодарю за внимание.
   Табличка "Эфир" погасла, и Куруруги зажмурился и сжал пальцами виски. Ками-сама, как же всё это не вовремя... Да еще и непонятно, как воспримут отречение тэнно от престола - не девятнадцатый год и не Акихито, вряд ли всё будет так же гладко. Хорошо хоть, что наследник ничуть не уступает отцу и будет продолжать его курс... А если попытается с него свернуть, лейбористы позаботятся о том, чтобы эта попытка провалилась.
   Куруруги Гэнбу вернулся в свой офис, так и не узнав, что кто-то из журналистов в беседе с коллегой наградил его прозвищем "Сёгун" - к счастью, поскольку этот факт не улучшил бы его настроения...
  


РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Калина "Прогулки по тонкому льду" (Любовное фэнтези) | | А.Минаева "Королева драконов" (Любовное фэнтези) | | Р.Ехидна "Мама из другого мира. Чужих детей не бывает" (Попаданцы в другие миры) | | Ф.Вудворт, "Особые обстоятельства" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Бархатная Принцесса" (Романтическая проза) | | Я.Ясная "Игры с огнем" (Любовное фэнтези) | | Э.Грант "Пари на девственность " (Современный любовный роман) | | Я.Безликая "Мой развратный босс" (Современный любовный роман) | | Vera "История одной аренды" (Современный любовный роман) | | А.Мичи "Ты мой яд, я твоё проклятие, книга 2" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"