Годына Сергей Владимирович: другие произведения.

Антицусима. Часть 4. Одиссея Небогатова и планы попаданцев.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.77*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отдых эскадры Рожественского на Бонине. Плавание отряда Небогатова. Очередное совещание в ставке царя.

  Архипелаг Бонин.
  
  После опьянения победой возникает всегда
  чувство великой потери: наш враг, наш враг мертв!
  Даже о потере друга мы жалеем не так глубоко, как о потере врага.
  Фридрих Ницше.
  
  Дни для русской эскадры текли крайне медленно. Большинство офицеров заметно нервничали, постоянно ожидая прибытия японского флота, и лишь Рожественский излучал спокойствие. Дни проходили однообразно. Эскадра постоянно ожидала угольщики, и стоило одному из них появиться, тут же начиналась перегрузка черного топлива на боевые корабли. После ее окончания пароход с опустошенными бункерами направлялся адмиралом в какой-нибудь близлежащий порт с целью закупки угля.
  Исходя из опыта похода эскадры через Индийский океан штаб эскадры полагал, что для преодоления расстояния до Владивостока намеченным маршрутом каждому броненосцу типа "Бородино" потребуется две тысячи шестьсот тонн угля. Время в пути займет приблизительно двадцать три дня. С ходу форсировать пролив Лаперуза эскадра не собиралась. Из этого и исходили при составлении плана перехода.
  Первым 23 мая к эскадре пришел транспортный пароход "Киев", который доставил пять тысяч двести тонн угля. Тут же была организована бункеровка, и спустя сутки это судно уже было полностью разгружено и отправлено в Сайгон за новой партией угля.
  24 мая к эскадре приплыли транспортные пароходы "Владимир" и "Тамбов", которые доставили пять тысяч двести и четыре тысячи пятьсот тонн угля соответственно. Спустя двое суток уголь из их трюмов перекочевал в бункера эскадренного транспорта "Анадырь", после чего оба эти парохода направились к Филлипинам на рандеву с немецкими угольщиками, которые исправно продолжали снабжать нашу эскадру.
  25 мая прибыл долгожданный водоналивной пароход "Граф Строганов", на борту которого стояли мощные опреснители, и теперь проблема с пресной водой была наконец-то полностью решена. Экипажам боевых кораблей был установлен график купания, благодаря чему удалось предотвратить различные инфекционные заболевания вызванные антигигиенической обстановкой.
  Так и проходили дни для экипажей - в постоянных погрузках угля. Русские же броненосцы даже стоя на месте вынуждены были жечь уголь для обеспечения работы своих механизмов. Средний расход топлива на кораблях первого ранга равнялся десяти-пятнадцати тоннам в день. Меньше остальных бункеровочными работами занимались команды миноносцев, на которые Рожественским были возложены дозорные обязательства. Рихтер же этим активно воспользовался, и принялся ежедневно устраивать маневры для своей маленькой флотилии. Вид постоянно снующих туда-сюда маленьких миноносцев ободряюще действовал на экипажи остальных кораблей. Ведь моряки, вкусившие уже крови врага рвались в бой, а их заставляли заниматься рутинными бункеровочными работами.
  В эти дни Рожественский часто посещал другие корабли эскадры, и вступал там в разговоры как с офицерами, так и с матросами, уже успевшими полюбить своего адмирала. Он частенько наблюдал за работой расчетов орудий и артиллерийских офицеров во время ежедневных учений. Русские броненосцы типа "Бородино" имели некий прообраз системы центральной наводки и командующий эскадрой всегда зорко следил за тем, чтобы офицеры и расчеты орудий научились ею правильно пользоваться. В то же время примерно треть всего процесса обучения тратилась на тренировку (групповой) плутонговой и одиночной стрельбы орудий на тот случай, если выйдет из строя старший артиллерийский офицер или производство централизованного управления огнем будет нарушено по какой-либо другой причине. По ночам на острове был организован клуб, куда мог прийти любой желающий матрос. В нем офицеры рассказывали о различных морских сражениях прошлого, пытаясь привить своим подчиненным любовь к морю. Частыми посетителями этого клуба были и все три попаданца во времени имевшиеся при эскадре. Из них чаще других выступал с рассказами Коломейцев, хотя даже сам Рожественский прочел морякам несколько лекций про морские бои, а так же по вопросам морской тактики.
  30 мая к эскадре пришел транспорт "Воронеж", который привез 4500 тонн угля, и неожиданные новости из далекого Петербурга. Рожественский тут же вызвал к себе на "Князя Суворова" своих современников чтобы поделиться с ними новостями и, заодно, откорректировать план дальнейших действий. Дольше всех пришлось ждать Рихтера, который в это время в очередной раз гонял свои миноносцы на двадцати двух узловой скорости.
  - Есть неожиданные новости от других наших попаданцев во времени, - открыл совещание адмирал
  - Во первых, хочу Вас поздравить! На "Воронеже" доставлен приказ о досрочном повышении Вас после Цусимского боя в звании. Господин Рихтер Оттон Оттонович - Вы теперь являетесь капитаном второго ранга Российского Императорского флота! Господин Коломейцев Николай Николаевич - а Вас разрешите поздравить со званием капитана первого ранга! Теперь хоть ваши звания соответствуют тем должностям, на которые я Вас назначил. Там еще сказано, что наше правительство решило одну десятую от стоимости утопленных нами японских кораблей выплатить нам, офицерам и матросам, сотворившим Цусимский разгром. Причем именно я должен разделить сумму премиальных.
  - Во вторых, в теле Николая II теперь живет и здравствует сам профессор Липовецкий. Видимо он и активизировал Михаила, который выкупил в Лос-Анджелесе три больших парохода с углем, и пригонит их в Петропавловск к двадцатому июня. Йессену дан приказ встречать нас именно там, поэтому на Бонин он не придет. В Петропавловске эскадру, кроме Йессена, будут ждать наши вспомогательные крейсера, и примерно тридцать тысяч тонн первоклассного угля. Расстояние отсюда до Петропавловска примерно равно две тысячи сто миль, и за двенадцать-четырнадцать дней мы его вполне способны пройти не особо напрягаясь. Мы можем выйти уже сейчас, так как эскадренные запасы угля вполне позволяют нам совершить этот переход. Единственное что не очень хорошо - это ситуация с отправленными за углем транспортами. Но и тут легко можно все разрешить оставив на Бонине одно из судов, которое соберет все транспорты и поведет их домой. Слушаю Ваши соображения, господа.
  Первым взял слово Коломейцев. Они с Рожественским были достаточно старыми форумными друзьями, и вместе написали ни одну альтернативку на тему русско-японской войны. С Рихтером в оставленной реальности оба друга познакомились около года назад, но дружба у них сразу заладилась, правда первую скрипку в их отношениях всегда играл Коломейцев. Уже попав в другую реальность всем пришлось долго привыкать, что теперь весь груз ответственности лежит на плечах Рожественского, и он теперь может принимать решения особо ни с кем не советуясь.
  - Зиновий Петрович, я полагаю, что нужно идти в поход немедленно! До 20 июня времени вагон, но с Бонина нужно уходить. Велик риск, что какой-нибудь из наших броненосцев получит поломку в машине не позволяющую ее ремонтировать в море, и тогда нам придется тащить его на буксире со сверхмалой скоростью до Петропавловска. А это значит, что вся эскадра понесет бешенный перерасход угля, и все наши планы и графики движения полетят к чертям. Нужно будет посылать угольщики еще в один рейс, а японцы далеко не идиоты, и вполне способны будут угадать место нашей стоянки. Мы же отлично понимаем, что если Того сейчас хотя бы с первым боевым отрядом придет сюда, то нам конец.
  - Я бы еще добавил, что и отряда Камимуры нам хватит за глаза! - вставил свои пять копеек Рихтер.
  - Это я отлично понимаю, - согласился с друзьями Рожественский, - но что прикажете делать с транспортами, которые я разослал по зарубежным портам в поисках угля для эскадры?
  - Вот именно об этом я и хотел поговорить, - неожиданно выдал Рихтер, - я тут несколько ночей провел на транспорте "Анадырь", как вы знаете. Так вот, оглядывая его бездонные трюмы мне в голову пришла интересная мысль: а не создать ли нам на Бонине базу для снабжения наших вспомогательных крейсеров? Помните как немцы в нашей реальности создали систему этапов?
  - При тех радиостанциях, что стоят сейчас у нас на кораблях создать прообраз системы этапов будет невозможно! - отрезал Рожественский. - уж слишком мала дальность действия этих примитивнейших приемников и передатчиков.
  - Ваше адмиральское ДОЛБОродие! Вот не перебивайте! Думаете я не в курсе дальности действия этих станций? Я что хотел сказать-то. Имея пять-шесть угольных транспортов мы можем уверенно снабжать наши рейдеры в море. Это я думаю всем понятно. Вопрос в другом - а как собственно организовать всю систему снабжения? После недолгих размышлений мне в голову пришла идея, простая как велосипед. Каждый из наших транспортов будет двигаться по индивидуально для него разработанному маршруту, от одной предполагаемой точки встречи, до другой. Например, угольщик совершает рейс по маршруту: бухта Ва-Фонг - Филиппины - Бонин. На всем пути следования должны быть точки предполагаемого рандеву с нашими рейдерами. То есть в точке с такими-то координатами транспорт должен быть двенадцатого числа определенного месяца, где он ждет ровно сутки. Если за эти сутки там ни один из наших крейсеров не появился, то этот транспорт идет в следующую точку, где так же сутки ожидает наших корсаров. Ну и так далее. В общем идею, судя по блеску ваших глаз вы уловили. Слабым местом этой системы является тот факт, что если японцы захватят наш транспорт, то смогут по его картам вычислить и крейсер. Поэтому у каждого транспорта должен быть строго индивидуальный график и маршрут движения, о котором не должны знать капитаны других наших угольщиков. Кроме того, каждому транспорту необходимо придумать свой, так называемый "порт приписки", то есть тот иностранный порт, где он должен будет загружаться углем. Это позволит нам через наших морских атташе передавать на эти угольщики приказы из Владивостока. Придя во Владивосток мы сможем менять им маршруты и точки рандеву. А капитанам уходящих в плавание рейдеров мы будем в запечатанном конверте выдавать несколько из возможных для них мест встречи с судами снабжения. То есть вся система будет строго секретной, и после возвращения рейдеров из плавания мы тут же будем менять места дозаправок, что позволит избежать утечки информации. Вот как-то так.
  - Мне идея очень понравилась! - с сияющими глазами, говорящими о чрезмерной заинтересованности к идее Рихтера, сказал Коломейцев. - А что? Мы так сможем контролировать гораздо большую часть околояпонских вод. Ведь не нужно будет постоянно обеспечивать выход в море, и проводку домой очередного вспомогательного крейсера.
  - Мне, в целом, тоже все понравилось. Посмотрим, что из этой идеи выгорит. Помните, господа, что инициативу проявлять наши капитаны не особо способны. Я тут после длительных разговоров с капитанами кораблей первого ранга тихо офигеваю. Представляю, что будет после бесед с капитанами вспомогательных крейсеров. В общем чистку офицерского состава нам предстоит еще провести.
  - Ну, в общем, я так понимаю, из нас никто не против того, чтобы выйти в Петропавловск как можно быстрее? Нет? Вот и славненько! - резюмировал Рихтер. - Тогда нам остается в течении ближайших пары дней создать план снабжения наших рейдеров и подготовить эскадру к походу.
  - А что там на счет премиальных? - задал неожиданный вопрос Коломейцев. -Какова общая сумма выплат?
  - Десять миллионов рублей на всю эскадру, - ответил несколько растерявшийся Рожественский, - а с чего это тебя вдруг заинтересовало?
  - А с того, что если правильно мотивировать матросов и офицеров, то они и воевать вдвое усерднее будут! Я бы на твоем месте распределил примерно так: три миллиона - на все корабли не принимавшие непосредственного участия в сражении, включая экипажи транспортов. Они-то через пол света тащились с нами бок о бок, и будет обидно не получить за это простым матросам ни копейки. А остальные семь миллионов разделить между матросами и офицерами воевавших кораблей в соотношении один к двум. Все офицеры, включая нас, получат всего лишь вдвое выше простого матроса.
  - Дельный совет, господин капитан первого ранга, - задумчиво произнес Рожественский. - Только я постараюсь, чтобы офицеры и матросы с этих сумм уплатили бы добровольно по половине в фонд помощи флоту. И я первым подам пример - сдам половину суммы в эту кассу.
  Вечером, все свободные от работы матросы и офицеры собрались на острове, где Рожественский выступил перед ними с речью, в которой он рассказал своим морякам о причитающихся им по прибытию в Россию денежным выплатам. По его расчетам для людей, участвовавших в бою выходило по семьсот рублей на рядового, и по тысяче четыреста рублей на офицера. Для всех остальных не принимавших участие в Цусимском сражении вышло по двести пятьдесят рублей на рядового, и пятьсот рублей на офицера. Для простых моряков, набранных в основном из обычных крестьянских семей центральной России это были астрономические суммы. Для примера среднерыночная стоимость коровы в те времена равнялась примерно пяти рублям. Теперь они точно знали во имя чего им пришлось в течении длительного времени терпеть ужасающие трудности перехода через половину земного шара. Кроме того, адмирал пообещал создать особый комитет из матросов, который будет следить за тем, чтобы эти деньги дошли до каждого адресата. Так же в обязанности этого комитета должно входить оказание помощи семьям матросов погибших в бою.
  На офицерском совете было решено покинуть Бонин с утра второго июня. Началась спешная подготовка боевых кораблей к длительному переходу через океан. Вновь все шлюпки были разобраны и сданы на транспорты, а на боевых кораблях остались по два паровых катера. Все броненосцы и крейсера взяли уже привычный для них перегруз угля, завалив оным почти все свободные места. Эскадра готовилась к заключительным двум отрезкам своего пути, и матросы, утомленные длительной разлукой с Родиной пребывали в приподнятом настроении. Многие надеялись в скором времени увидеть наконец-то родные берега. И ни у кого на всей эскадре теперь не возникало сомнений в благополучном завершении тяжелого похода. Каждый матрос верил, что здорово изменившийся за последнее время Рожественский без особых проблем приведет их домой. После того, как были разгромлены крейсерские отряды страны восходящего солнца японцев ни кто не боялся, так как отведывавшая крови эскадра наконец-то поверила в свои силы.
  
  
  Путь во Владивосток. Из письма мичмана с броненосца "Сисой Великий".
  
  Стоит ли читать чужие письма? Разумеется, стоит!
  Дмитрий Глуховский. Сумерки.
  
  
  Здравствуйте папенька. Вот только вчера броненосец "Сисой Великий", на котором я имею честь служить, бросил якорь во Владивостоке. Я сразу же решился написать Вам письмо. В нем я хочу рассказать о заключительном отрезке нашего путешествия.
  29 апреля командующий эскадрой адмирал Рожественский неожиданно для всех созвал совещание капитанов всех боевых судов эскадры. Вернувшись с этого совета наш командир приказал немедленно потушить все котлы, и заняться их чисткой и переборкой машин. Сочтя этот приказ очередной причудой адмирала мы направились его выполнять. После следующего совещания последовала новая серия приказов нашего адмирала, причем каждый новый был причудливее предыдущего. В результате этих распоряжений мы вынуждены были разобрать и сдать на "Иртыш" почти все спасательные паровые и гребные шлюпки и катера. Из плавсредств на нашем "Сисое" осталось только два разъездных катера. Затем мы демонтировали и пустые шлюпбалки. С броненосца были сняты, и сданы на тот же транспорт почти все орудия калибром в сорок семь и тридцать семь миллиметров. Мы с офицерами в кают-компании много обсуждали эти приказы, но к однозначному выводу так и не пришли. Кто-то говорил, что это очередная дурость адмирала, и мы теперь остались абсолютно голыми против атак миноносцев, а кто-то наоборот считал это прогрессивной мерой. К числу последних относился и я. Видите ли папенька, наш адмирал распорядился на каждом боевом корабле организовать центр борьбы за живучесть, и командиром этого важнейшего центра назначили меня. Только после того, как я немного освоился на новом месте я понял как же прав был наш адмирал. Сокращение всех этих мелкокалиберных скорострелок позволило выделить дополнительных матросов в пожарные команды, а так же в различные аварийные партии. Если до этого вопросами живучести и боевой устойчивости корабля по сути никто не руководил, и все сводилось лишь к созданию пожарных расчетов, которые действовали сами по себе, то теперь я мог спокойно проигнорировать мелкие возгорания, и собрать большинство расчетов у крупного очага пожара. Так же я мог своевременно подменять вышедших из строя матросов аварийных партий. Для компенсации крена мне было позволено самому, без распоряжения командира впускать забортную воду в отсеки противоположного борта.
  Папенька, я так мыслю, что благодаря центру по борьбе за живучесть наш корабль стал намного более сильным противником для японцев. Десять снятых мелкокалиберных пушек даже для миноносцев особой опасности не представляют, не говоря уже о более сильных кораблях. А вот увеличение аварийных партий теперь позволяло надеяться, что наш старый броненосец теперь сможет выдержать гораздо большее число попаданий.
  Весь путь от бухты Куа-Бэ к Цусимскому проливу наша эскадра проводила в постоянных дневных и ночных маневрах. Днем один из крейсеров отходил от эскадры на расстояние от одной до четырех миль и постоянно маневрировал, а наши наводчики учились наводить на него орудия. Эти упражнения мы уже регулярно выполняли по пути из Носи-бе к берегам французского Индокитая, но теперь что-то незримое поменялось в процессе обучения. По ночам же регулярно тренировались расчеты противоминной артиллерии. Наши миноносцы, которые возглавлял отряд лейтенанта Рихтера постоянно имитировали на нас минные атаки. А первый Броневой отряд вместе с "Ослябей" частенько отрабатывал какое-то не понятное маневрирование, резко разворачиваясь "все вдруг" и начиная погоню за нашими вспомогательными крейсерами.
  Хочу особо отметить, что своим отдельным циркуляром Рожественский запретил рукоприкладство по отношению к матросам. В этом же приказе говорилось, что любых агитаторов различных партий следует немедленно арестовывать, и доставлять на допрос к адмиралу. Мы с офицерами уже давно знали, что два наших матроса наверняка являются агитаторами, и потому сразу же их арестовали, и отправили к адмиралу на "Князь Суворов". Спустя два часа присланный на катере капитан второго ранга забрал из команды еще пятерых человек, и дальнейшая судьба этих людей мне не известна.
  Четырнадцатого мая наша эскадра с самого утра наблюдала за пристроившимся к нашей левой раковине японским разведчиком. Но, примерно в 09:40 утра из тумана начали вырисовываться несколько других крейсеров. Главных сил японского флота видно не было, и, судя по всему, наш адмирал решил воспользоваться возможностью нанести поражение части вражеского флота. В воздух взлетела серия красных ракет, сообщающая о выбранном Рожественским варианте дальнейших действий, и тут же начались перестроения судов эскадры. Пять наших лучших броненосцев (4 бородинца и "Ослябя") резко повернули на неприятеля, вместе с ними в атаку пошли "Аврора" и "Светлана". Три наших самых быстроходных бронепалубника - "Олег", "Жемчуг" и "Изумруд" пошли не прямо на неприятеля, а с таким расчетом, чтобы отрезать японцам путь отступления к предполагаемому месту нахождения главных сил. Почти все транспорты дружно развернулись, и в сопровождении "Алмаза", "Наварина" и "Нахимова" пошли прочь из Цусимского пролива. А наш "Сисой" вступил в кильватер "Адмиралу Ушакову" - последнему броненосцу в колонне Небогатова. Теперь нашему отряду предстояло самостоятельное плавание в обход Японии.
  Хочу рассказать подробнее о нашем отряде. Командующим отрядом у нас как и прежде являлся адмирал Небогатов на броненосце "Император Николай I". Перед наступлением темноты наш "Сисой Великий" занял второе место в кильватерной колонне пристроившись сразу за флагманом. Далее за нами следовало три броненосца береговой обороны: "Апраксин", "Сенявин" и "Ушаков". Примерно в 20 кабельтовых впереди нашей колонны броненосцев следовал вспомогательный крейсер "Урал", в задачу которого входила разведка. По флангам отряда, на траверзе флагмана шли два старых крейсера "Владимир мономах" и "Дмитрий Донской". Позади же нас отдельным отрядом двигались транспорт, "Иртыш", буксирный пароход "Русь" и госпитальное судно "Кострома". Их окружали миноносцы "Громкий", "Грозный", "Безупречный" и "Бодрый". Именно в таком составе наш отряд покинул Цусимский пролив и взял курс во Владивосток.
  Сразу после расставания с первым отрядом довольно длительное время была слышна артиллерийская канонада. Это наши броненосцы вступили в перестрелку с японскими крейсерами. Но спустя час звуки стрельбы постепенно угасли, и мы продолжили свое плавание в неспокойных водах дальнего востока. Остаток дня прошел спокойно, если не считать нескольких замеченных нами рыболовецких лайб. С заходом солнца наши корабли перестроились в ночной ордер, и со скоростью восемь узлов продолжили свое плавание. На следующий день после обеда на горизонте показались дымы. Не на шутку встревоженный наш командир приказал сыграть на "Сисое" боевую тревогу, а Небогатов, тем временем, повел эскадру на встречу неизвестным судам. Но по мере сближения выяснилось, что эти дымы принадлежат нашим транспортным пароходам известным нам еще по переходу из Балтики. Это были "Ливония", "Курония" и плавмастерская "Ксения" причем их трюмы были переполнены углем.
  Сблизившись наши отряды застопорили ход. Транспортные пароходы тут же взяли на буксир миноносцы, и наш отряд продолжил свой путь со средней скоростью 8 узлов. Еще спустя сутки к нашему отряду один за другим стали присоединяться вспомогательные крейсера "Терек", "Рион", "Днепр" и "Кубань", которые предусмотрительный Рожественский буквально завалил углем. Теперь наша маленькая эскадра двигалась как бы в завесе этих крейсеров, которые идя от нас на пределе видимости имели приказ тут же перехватывать все коммерческие суда, коими были так богаты воды в этой части Тихого океана. Таким образом наша эскадра осталась невидимой для японцев. На ночь все эти крейсера приближались к нашим кораблям, и следовали в отдельной колонне в двух кабельтовых справа от нас, а с рассветом они снова расходились в разные стороны оберегая эскадру от любопытных глаз.
  Долгий и муторный путь вокруг Японии не был наполнен какими-то запоминающимися событиями. Наш курс был проложен таким образом, чтобы проходить мимо японских портов в темное время суток. Отряд следовал на среднем удалении от береговой полосы страны восходящего солнца в ста - ста пятидесяти милях. Так как наши корабли были буквально завалены углем, то бункеровка нам пока не требовалась, и мы полагали, что ближайшая загрузка угля будет на Сахалине в Корсаковском посту. Несколько раз нам попадались коммерческие пароходы, на досмотр которых тут же отправлялся один из наших крейсеров. Два транспортных судна были потоплены, а еще два Небогатов топить не решился, так как их груз представлял из себя исключительную ценность. Первый американский транспортник названия которого я не запомнил вез рельсы, шпалы и различное железнодорожное оборудование и несколько локомотивов. Как нам позже разъяснил капитан, Рожественский на одном из советов дал строгий приказ все пароходы с железнодорожным имуществом не топить, а захватывать и конвоировать во Владивосток. Вторым же был немецкий транспортный пароход "Брауншвейг", который вез в Японию три тысячи пятьсот тонн превосходного угля марки Кардиф , и топить его было бы просто глупо. Всего же нашей эскадрой за время путешествия вокруг Японии было досмотрено шестнадцать пароходов, два из которых мы потопили, а еще два были захвачены.
  Но каково же было наше удивление, когда выяснилось, что мы идем во Владивосток не проливом Лаперуза, а малоизведанным путем между северными островами Курильской гряды Парамушир и Онекотан, а затем вокруг Сахалина Татарским проливом. Все офицеры отлично понимали, что угля нам хватает буквально впритык, и теперь все будет зависеть от действий каждого члена экипажа, ибо обратной дороги у нас нет. Со всеми матросами была проведена разъяснительная беседа. С этого дня начались постоянные погрузки угля прямо в море. Они происходили по ночам, если позволяла погода. В первую очередь мы разгружали захваченный нами немецкий транспорт. Как позже пояснил наш командир, Небогатов собирался после полной разгрузки затопить этот угольщик. Наши матросы еще были вынуждены возить уголь и на американский пароход, у которого запасы топлива не были рассчитаны на такой длинный путь.
  На тринадцатый день пути после расставания с основными силами эскадры мы достигли наконец Курильского острова Онекотан. Погода стояла достаточно туманная, и видимость не превышала сорока кабельтовых. Хотя как поговаривали другие офицеры, видимость для здешних мест вполне хорошая. После полудня наша радиотелеграфная станция стала принимать сигналы, и напряженность на корабле резко возросла. Но спустя уже пол часа стало ясно, что это сигналы отправляются одним из наших пароходов, так как текст этих радиограмм можно было разобрать лишь с помощью двухфлажного кода, используемого в русском флоте. Но командир нашего броненосца Мануил Васильевич Озеров не в какую не хотел верить что это свои, и полагал, что телеграфируют японцы. На "Сисое" на всякий случай сыграли боевую тревогу, и мы все разошлись по своим боевым постам. Но спустя еще два с половиной часа из тумана показался силуэт парохода средних размеров, в котором чуть позже мы опознали Владивостокский транспорт "Монгугай". С его помощью нам предстояло преодолеть остаток пути до русского порта.
  Достигнув северной оконечности Сахалина наша эскадра вошла в небольшую бухту расположенную в Северном заливе, куда командующий Владивостокскими крейсерами адмирал Йессен предусмотрительно согнал несколько угольных пароходов. Теперь нехватка угля нам не грозила. Наши корабли проводили бункеровку в течении двух дней, после чего эскадра вновь двинулась в путь. Нам предстоял предпоследний, и весьма опасный отрезок нашего путешествия.
  Дело в том, что самое узкое место в Татарском проливе - это пролив Невельского. Глубины в нем не превышают 7,2 метров, и это создает определенные трудности. Наши вспомогательные крейсера проводить этим проливом не стали, и они еще на десятый день после разделения эскадры покинули наш отряд. Куда они направились мне неизвестно. Поэтому самые большие сложности при прохождении мелководного пролива должны были возникнуть с проводом через него "Николая I" и нашего "Сисоя Великого" имевших наибольшую осадку. Такие крупные суда через Татарский пролив еще ни когда не проходили.
  К нашему превеликому удивлению начальник ближайшего русского порта - Николаевска сумел хорошо подготовиться к нашему прибытию. С помощью десятка малых и устарелых миноносцев, бывших у него в подчинении он поставил большое количество вешек на фарватере, и провел тральные работы. К нашему удивлению оказалось, что японцы минировали и эти воды. Как нам сообщил первый подошедший миноносец, по ту сторону пролива нас ждут Владивостокские крейсера с адмиралом Йессеном во главе. Так что форсировав пролив можно было рассчитывать на поддержку двух мощных броненосных крейсеров.
  Первыми прошли через узости наши миноносцы, заодно еще раз основательно протралив фарватер. За ними на следующий день, выждав прилива, один за другим пошли транспортные пароходы. В следующий прилив должны были двинуться наши броненосцы береговой обороны, но наши планы сорвал туман. Целых пять дней мы выжидали, пока навигационные условия позволят нам совершить переход. Уголь в наших трюмах стремительно таял, и многие офицеры уже заметно нервничали. И вот спустя пять долгих суток наконец туман немного отступил, и наши небольшие броненосцы тронулись в путь. Один за другим с часовым интервалом они растворялись в утренней дымке. Спустя несколько часов с того конца пролива пришла ободряющая радиограмма, сообщившая что все дошли успешно.
  Теперь дело было за нашими двумя самыми крупными броненосцами. Первым ушел "Николай I". Думаю нужно отметить тот факт, что мы за время вынужденного простоя успели капитально разгрузить наши корабли, сняв с них все лишнее, включая боекомплект. Еаш флагманский броненосец прошел вполне успешно, несмотря на сгущающийся туман.
  А вот "Сисою" пришлось ждать улучшения видимости еще трое суток. Едва развиднелось, благо был как раз почти самый пик прилива, мы тронулись в путь. Трижды за все время следования проливом Невельского мы чувствовали, как корабль буквально скребся днищем о морское дно, но каждый раз это оканчивалось успешно, и на мель мы так и не сели. Едва выйдя из пролива мы тут же попали в тесные объятия наших транспортов, и тут же началась очередная бункеровка. Одновременно с бункеровкой на наш броненосец передавались ранее снятые с него предметы, и заново грузился боекомплект. Трое суток кипела не простая работа. Немного поодаль от нас вольготно покачивались на волнах два стремительных силуэта, принадлежавших "России" и "Громобою".
  Теперь руководство эскадрой принял на себя адмирал Йессен. Для начала несколько транспортов, включая нашего старого знакомого "Монгугай", и оставшийся по ту сторону пролива "Иртыш" получили от адмирала особое задание, и эскадра дальше пошла без них. Миноносцы же наши были отпущены в самостоятельное плавание. Как нам рассказал офицер из штаба Йессена они должны были на большой скорости идти в бухту Америка , где их ждал уголь, добытый в Сучанском месторождении. После бункеровки им предстояло на максимальной скорости совершить прорыв во Владивосток самостоятельно. Этот же офицер мне поведал, что в этой бухте собрано несколько большее количество угля, и любой из наших отставших или потерявшихся кораблей сможет в случае опасности укрыться там. Наш офицерский совет в целом остался доволен принятыми Йессеном мерами. В случае неудачного боя, или обнаружения японцами наш адмирал так же планировал отойти в бухту Америка.
  Дальнейшее следование нашей эскадры из-за постоянного тумана было сопряжено с большим риском навигационных аварий. Туман стоял постоянный, и то сгущался до того, что видимость падала до двух кабельтовых, а то и ниже, то немного рассеивался, но и тогда видимость редко превышала две с половиной мили. Пока мы плыли в водах, в которых появление японцев было маловероятным Йессен разрешил пользоваться радиосвязью вместо флажных сигналов, а так же мы активно пользовались ракетами и прожекторами. Но все равно то одно, то другое судно регулярно отставало от эскадры, и тогда нам приходилось стопорить ход, а "Донской" с "Мономахом" отправлялись на поиски пропавшего. Благодаря энергичным мерам проводимых адмиралом Йессеном нам удалось избежать столкновений наших кораблей.
  По мере приближения к Владивостоку туман становился все слабее, и мы наконец-то набрали положенный нам восьмиузловый ход. Но так как у командующего был свой график движения, то в предпоследний день путешествия мы скинули скорость, а затем и вовсе застопорили машины и приступили к заключительной бункеровке. Радиостанции на наших кораблях то и дело улавливали отдаленные разговоры японцев. Я отлично себе представлял, что сейчас должен чувствовать адмирал Того, который потерял русскую эскадру. Ведь он ну никак не рассчитывал, что мы совершим настолько длительный переход, и наверняка полагал, что наша эскадра укрылась где-нибудь во французском Индокитае. Но все равно подходы к Владивостоку японцы сторожили, видимо надеясь поймать нас на выходе из пролива Лаперуза.
  Адмирал Йессен рассчитал наш путь таким образом, чтобы большую часть его завершающего отрезка мы преодолели в темное время суток. И вот, как только начало заходить солнце адмирал просемафорил, что скорость должна быть не менее десяти узлов. Наш "Сисой" весьма уверенно набрал скорость, и как привязанный держался за "Николаем I" следуя ему в кильватер. К моменту рассвета до Владивостока оставалось все еще около ста двадцати миль, а по нашему правому борту в отдалении был виден берег. Вид родных берегов континентальной России очень ободряюще подействовал на экипаж. С броненосного крейсера "Россия" просигналили семафором, что командирам наших судов пора вскрыть запечатанные конверты, розданные им во время нашей последней остановки.
  Наш командир Мануил Васильевич Озеров собрал офицерский совет, и прямо на нем распечатал конверт, и зачитал нам вслух текст приказа Йессена. Там был подробный план на оставшийся участок пути. Суть его сводилась к следующему:
  Если нас обнаружит японский вспомогательный крейсер, то предписывалось всем кораблям тут же забить радиоэфир мешаниной точек и тире, а "Россия" и "Громобой" идут на его перехват. Больше ни каких изменений в отработанном плане следования не предпринимать. Скорость по эскадре с момента вскрытия конверта поддерживать двенадцать узлов. Отставших ждать никто не будет.
  Если эскадру открывает крейсер неприятеля более быстроходный чем наши крейсера, то "Россия" и "Громобой" идут его отгонять, а все наши корабли форсируют ход, и на максимальной эскадренной скорости идут во Владивосток. Телеграфисты так же должны всячески мешать японцам отсылать радиограммы своему командованию. Неизбежно отстающие транспорты, кои все еще тащились за эскадрой, идут в бухту Америка, и ждут там особых распоряжений.
  Если эскадру открывает либо первый, либо второй боевые отряды японцев, то под прикрытием тех же "России" и "Громобоя" наши корабли разворачиваются, и пускаются на утек к северной оконечности Сахалина. Транспортам в этом случае надлежит поднять белый флаг, и тем самым задержать преследователей. Радиоборьба в эфире так же при этом обязательна.
  Если все будет благополучно, то к вечеру идя двенадцатиузловым ходом мы спокойно достигаем Владивостока.
  На всем пути следования наша телеграфная станция постоянно улавливала переговоры японцев, но ни одного вражеского корабля нам так и не попалось. Плавание наше завершилось очень благополучно, и около восьми часов вечера 05 июня 1905 года эскадра пришла во Владивосток. Тут же нам на корабли доставили большие пачки газет, из которых мы узнали, что Рожесственский разбил три отряда японцев в Цусимском сражении. Все-таки не зря он считался у нас талантливым адмиралом. Его очень рискованный план полностью удался. Судя по всему его эскадра идет следом за нами, так как буквально на следующий день адмирал Йессен вышел в море, взяв с собой "Россию", "Громобой" и еще не окончивший ремонт "Богатырь", на борту которого еще оставалось не мало мастеровых. Мы все единодушно решили, что он пошел встречать Рожественского.
  На этом папенька я заканчиваю свое письмо. Мое плавание через пол мира счастливо завершилось, и теперь нам предстоит готовиться к предстоящим сражениям.
  
  
  Санкт-Петербург. Дворец императора Николая II.
  
  Экономические эпохи различаются не тем, что производится,
  а тем, как производится, какими средствами труда.
  Карл Маркс. Капитал.
  
  Император собрал внеочередное совещание со своими современниками 07 июня 1905 года. Поводом для сбора послужил счастливый приход эскадры Небогатова во Владивосток. Теперь всем пришельцам из будущего надлежало еще раз просмотреть свои планы на войну, и в случае необходимости их подкорректировать. Открыл совещание Великий Князь Михаил Александрович.
  - Итак, отряд Небогатова счастливо достиг Владивостока. Я принял решение пока замолчать об этом факте в газетах, надеясь на то, что адмирал Того будет и дальше ловить эскадру Рожественского в проливе Лаперуза. Написать про приход эскадры в газетах я думаю где-то за пять дней до предполагаемого прибытия Рожественского. Причем газеты напишут, что ВСЯ наша эскадра стоит во Владивостоке придя туда через пролив Лаперуза, а японцы, мол ее так и не заметили. Тексты будущих статей уже готовятся у меня в ведомстве специально обученными людьми. Я полагаю сделать статьи максимально оскорбительными для японцев - мол всем своим флотом прозевали целую эскадру, куда же они смотрели, и так далее. Но это не более чем игра. От вражеской разведки такой факт, как прибытие целой эскадры не скрыть.
  Теперь далее. Я уже начал чистку наших флотских и армейских структур, о чем Вы уже наверное наслышаны. Все наше руководство флота забито престарелыми рамоликами, не способными мыслить адекватно. Вот приход отряда Небогатова нагляднейший тому пример. Я сейчас просто-напросто не представляю, что делать с этими устарелыми кораблями. Модернизировать их во Владивостоке весьма проблематично. Запаса стволов нет, и благодаря этому мы не в состоянии обучить комендоров нормальной стрельбе. Скорость хода у всех кораблей слишком низкая чтобы гоняться за слабыми японцами, или убегать от более сильных. Дальность плавания тоже не на высоте, благодаря чему отправлять в крейсерство эти устарелые постоянно ломающиеся реликты весьма опасно. Йессен прислал мне свой план отправить "Донского" и "Мономаха" в Тихий океан на самостоятельное крейсерство. Идея здравая, ведь в океане за ними японцы врядли будут гоняться.
  Итак, сразу после получения первой же телеграммы от Рожественского, которую он мне прислал напомню, еще до Цусимского боя, я начал думать что же нам делать с прибывающими кораблями эскадры Небогатова. Если со вспомогательными крейсерами все понятно - их довооружат орудиями снятыми с крепости, то вот вопрос что делать с основными боевыми единицами его отряда витал в воздухе. Но вот что мы совместными усилиями ГКО надумали:
  Броненосец "Император Николай I". Долго мы ломали голову над тем, как же наши горе-адмиралы собирались с этим старым корытом побеждать адмирала Того. Ведь для войны за господство на море это решительно неудачный корабль! Вооружение и бронирование заметно устарели. Но тут мне вспомнилось, как его систершипа "Александра II" во время первой мировой войны на Балтике перевооружили на современные восьмидюймовые орудия. Вот и мы решили сделать с ним то же самое. Только вот придется изготовить для него новую башню, по образцу "Осляби" и воткнуть туда два орудия калибром двести пятьдесят четыре миллиметра, А шесть восьмидюймовок будут раскиданы по бортам. В итоге мы будем иметь корабль вооруженный шестью восьмидюймовыми пушками и двумя десятидюймовыми. Правда в бортовом залпе только пять из них смогут участвовать включая две десятидюймовые, но лучше придумать ничего нельзя. Броню ему мы не поменяем, а вот улучшить его скорость мы вполне в состоянии. Для этого я уже заказал новые трубки к его котлам, которые позволят ему стабильно держать скорость пятнадцать узлов на протяжении длительного времени. Спасибо государю нашему Николаю Александровичу, который сумел буквально за пару часов нарисовать мне на бумажке подробнейшие инструкции для инженеров какой нужен сплав для этих трубок, и как его получить на их заводе в начале ХХ века.
  - Стоп! - прервал Михаила Император. - А может стоить попробовать оснастить сей реликт турбиной?
  - Ну, во-первых на корабли такого размера турбины еще никогда не ставились. Во-вторых - изготовление и транспортировка займут немало времени. В России с производством турбин плоховато обстоят дела...
  - Ну так давайте наладим этот процесс! На сколько мне известно знаменитый "Дредноут" с турбиной уже заложен, а это значит, что уже в ближайшие годы их строить предстоит и нам. Турбины уже сейчас активно устанавливают на миноносцы, но на большие корабли пока побаиваются, - как бы размышлял вслух Липовецкий внутри Николая II, - в общем принесите мне сегодня к вечеру подробнейшие чертежи этого броненосца, и несколько чертежей паровых турбин с миноносцев и других кораблей. Мы с Лебеденко ночью немного поколдуем над ними, глядишь что-нибудь дельное предложим.
  - А Вы случаем не заигрались, Ваше Техноимператорское Высочество! - шутливо ответил Ларин в теле Великого князя Михаила. - На коленке турбину не изобретешь. Да и не оборудованы еще наши заводы для изготовления турбин таких размеров.
  - Честно сказать, я тоже не в восторге от этого Вашего начинания, - неожиданно перебил всех доктор экономических наук в теле Солдатова, - потому как эти Ваши научные изыскания врядли будут иметь хоть какую-то ценность. Спроектировать что-либо существенное за несколько ночей невозможно, и тратить несколько миллионов рублей на эти Ваши забавы для казны накладно будет.
  - А Вы, Владимир Сергеевич полагаете что эту войну можно будет выиграть без существенных экономических усилий? - нахмурился глава государства Российского.
  - Да куда уж больше-то усилий? Все более или менее современные корабли уже сражаются, причем приличная часть из них уже лежит на дне гавани в Порт-Артуре. Докупили еще дополнительно два лайнера, кучу всякого снаряжения для флота, и для армии. Только недавняя покупка двадцати пяти гаубиц по вдвое завышенной цене у господина Круппа чего стоит! Я Вам ответственно заявляю - мы не сможем существенно модернизировать экономику, потому как для этой модернизации нужны ресурсы, а Вы их сейчас все истратите!
  - Модернизировать будем позже. А пока для хотя бы частичной компенсации расходов мы с Михаилом уже остановили постройку четырех броненосцев, и нескольких других кораблей на отечественных верфях. Со следующей недели, чтобы занять рабочих, на судостроительных заводах приступят к разборке этих боевых судов. В Англии мы решили не строить крейсер "Рюрик II", а все материалы, которые верфь уже накопила мы выкупили и скоро доставим в Россию. А пока мы объявили конкурсы на строительство полулайнеров - полутранспортов. Дабы заводы наши не простаивали - пусть строят хоть это, тем более нехватка вспомогательных крейсеров и эскадренных транспортов в нашем флоте самая серьезная. Убьем сразу несколько зайцев: займем заводских рабочих делом, сэкономим деньги которые пойдут на войну и на модернизацию этих же заводов, и сможем пополнить флот большим количеством вспомогательных судов, которые так необходимы для обеспечения его боевой деятельности. И запомните, Владимир Сергеевич - нам нельзя проигрывать эту войну! Расходы императорского двора тоже нужно урезать самым жестоким способом. А что касается турбин - Вы меня пожалуй убедили. Что-то я зазнался со своими послезнаниями..
  - Ну раз мы отговорили Вас от очередной авантюры - шутливым тоном вымолвил Великий Князь Михаил, - то я продолжу. А вообще, скажу я Вам, нужно аккуратнее быть с авантюрами. А то ведь местные хроноаборигены вполне могут Вам свой микроимпичмент устроить. Насильственная смена власти для России норма, не забывайте об этом. Но вернемся к нашим броненосцам. Для "Сисоя Великого" у нас тоже запланирована небольшая модернизация. Должен сказать что корабль достаточно паршивый получился у наших предков. Серьезно его не модернизировать, но тем не менее. Первое что мы сделаем -это увеличим количество шестидюймовок еще на четыре штуки, что позволит в бортовом залпе иметь пять таких орудий. Затем мы немного модернизируем котлы и машины. Не вдаваясь в технические подробности скажу, что эти меры позволят нам увеличить скорость до шестнадцати узлов, а новые трубки и подшипники дадут возможность держать ее на протяжении длительного времени.
  - Крейсера "Дмитрий Донской" и "Владимир Мономах" серьезно модернизировать мы не будем по экономическим соображениям. Рожественский в своей последней телеграмме указал, что собирается их использовать в качестве океанских рейдеров. В силу дефицита времени и денег мы пока решили ограничиться для них заменой пушек калибром сто двадцать миллиметров на шестидюймовые. Эта мера доведет мощь бортового залпа у "Донского" до восьми таких орудий, а у "Мономаха" до шести, в связи с чем они станут грозными противниками для любого японского крейсера.
  - Что же касается наших броненосцев береговой обороны "Апраксин", "Сенявин" и "Ушаков", то тут выбор не велик. Немного модернизируем им котлы и машины, чтобы они могли длительное время поддерживать пятнадцатиузловую скорость, ну и заменяем четыре орудия средней артиллерии на шестидюймовые пушки Канэ. Тяжеленные мачты с огромными боевыми марсами придется демонтировать, а вместо них поставим гораздо более легкие шестовые мачты. Большего сделать мы не сможем.
  Вспомогательный крейсер "Саратов" после нескольких совещаний было решено не гнать сразу во Владивосток. Он сначала зайдет в Геную, где ему заменят котлы и проведут небольшой доковый ремонт. Сейчас он уже прошел черноморские проливы и идет в Италию, куда другим транспортом будет доставлено для него вооружение состоящее из семи орудий калибром сто пятьдесят два миллиметра и длиной ствола в тридцать пять калибров. Орудия хоть и устаревшие, но для вспомогательного крейсера вполне годятся. К тому же у них вполне себе добротные снаряды, с нормальными взрывателями. После этого ремонта и перевооружения, приблизительно через два месяца, он превратится в первоклассный вспомогательный крейсер, и возьмет курс на Дальний Восток. А возглавит его наш новоиспеченный капитан второго ранга Сергей Захарович Балк. Для тех кто не в курсе этой исторической личности поведаю о его подвигах вкратце. В Порт-Артуре его начальство недолюбливало, и он служил на буксире. Но даже там он умудрился отличиться, причем неоднократно, за что получил целый ряд наград, включая Георгиевский Крест. После падения крепости он сумел на паровом катерке прорваться в Чифу. Сейчас его на одном из составов везут в Петербург, откуда мы направим его в Геную. В общем если кого-то интересует эта личность, то я после совещания Вам с удовольствием поведаю о его подвигах и похождениях. Этот морской хулиган будет идеальным капитаном рейдера. Жаль, что такими людьми не богат наш Российский Императорский флот.
  К отправке во Владивосток уже полностью подготовлены четыре миноносца типа "Сокол". Нам их пришлось разобрать на секции в рекордное время, а в данный момент идет подготовка к погрузке на железнодорожные платформы. Точно так же по железной дороге мы уже отправили во Владивосток двенадцать номерных миноносцев с командами, и их прибытие ожидается к пятнадцатому июня. Ожидать многого от этих корабликов не стоит, но тем не менее они могут быть очень полезны при проведении тральных работ, охраны рейда и для выполнения ряда других задач. Маленькие миноносцы мы планируем и в дальнейшем отправлять на Дальний Восток.
  Немаловажным фактором усиления действующей корабельной артиллерии стало упразднение Либавской крепости. Сейчас идет демонтаж установленных там орудий и подготовка их к отправке на дальний восток. К моменту прибытия эскадры Рожественского шесть орудий калибра шесть дюймов уже будут в его распоряжении. Этого конечно мало, но всего таких орудий в Либаве тридцать единиц. Остальные мы ему отправим только после перевооружения приобретенных в Германии вспомогательных крейсеров. В самом Владивостоке на береговых батареях стоит двадцать таких же орудий, плюс еще пятнадцать мы изымем из арсеналов и крепостей Черноморского флота. Уже на следующей неделе во Владик прибывают два орудия калибром восемь дюймов и одно калибра сто пятьдесят два миллиметра снятые с канонерской лодки "Храбрый".
  Михаил обвел взглядом сидящих в зале, отхлебнул воды из стакана, и набрав воздуха в легкие решил продолжать.
  - Это я рассказал о мерах принимаемых для флота. Теперь немного коснемся армии. Для нашей Манчжурской армии мы уже купили у господина Круппа двадцать четыре современных гаубицы. Так же все современные гаубицы со всей России мы сейчас доставляем сначала на полигон, проверяем их боеспособность, а затем отправляем в Манчжурию. Линевич просит доставить ему побольше артиллерии, и в первую очередь требует гаубицы. Пока он занят наведением дисциплины в войсках, и подготовкой плана наступления. Ему требуется огромное количество материального снаряжения, для чего мы начали изымать припасы из дивизий стоящих на границе с Германией. Так же мы дали заказы на большие партии пулеметов на многие отечественные и иностранные заводы. Форсировано производство патронов и снарядов. Необходимо отметить, что благодаря применению Офицеровым простейших логистических операций начала двадцать первого века мы сумели довести пропускную способность транссибирской железной дороги до двенадцати поездов в сутки. Из них десять решено отдать армии и два флоту. Кстати, когда эскадра Рожественского дойдет до Владивостока, то с броненосцев и крейсеров можно будет снять огромное количество разнообразного бесполезного для морской войны вооружения, такого как всякие ненужные им пушки калибром сорок семь и тридцать семь миллиметров. Каждый броненосец типа "Бородино" несет на себе по десять пулеметов системы "Максима", которые ему совершенно не нужны. Кстати, Рожественский тоже не дурак, и уже демонтировал все пулеметы. Они прибыли во Владивосток на борту транспортного парохода "Курония" из состава эскадры Небогатова, и в скором времени будут отправлены на сухопутный фронт. Благодаря этой простой как апельсин операции армия Линевича вот-вот разбогатеет на несколько десятков Максимов. С балтийских кораблей мы тоже сейчас снимаем пулеметы, и потихоньку отправляем в Манчжурию. Кроме того с кораблей Рожественского будет снято несколько десятков трехдюймовых пушек, которые мы тоже отправим Линевичу. Недавно мы разработали новый тип снарядов для них - фугасный и сейчас налаживаем их выпуск.
  Линевич запрашивает еще несколько кавалерийских полков, которые он переформировывает на месте в дивизии и корпуса. Он планирует провести быструю операцию, и для этого ему нужно большое количество мобильных войск. Мы еще готовим к оправке два армейских корпуса, в каждом по несколько гвардейских полков. Именно этим корпусам предстоит совершить прорыв линии японского фронта, а затем в образовавшуюся брешь пойдет кавалерия. Но кавалеристы не будут пытаться окружить группировку войск противника, а рванут сразу в глубокие тылы, с задачей захвата важнейших пунктов и организации в них круговой обороны до подхода главных сил.
  Кстати, в одном из рейдов отличился еще один наш с вами современник и участник операции "Десант в прошлое" Антон Иванович Деникин. В нашей прошлой жизни я его практически не знал, помню только что Тохой тоже звали, и что служил он много лет в десантно-штурмовом батальоне, и дослужился до майора. Но после ранения стал инвалидом и был списан. Сейчас профессор Липовецкий дал ему вторую жизнь, и он с радостью кинулся в самую гущу схватки. Там на него Линевич представление прислал в полковники. Думаю надо повышать товарища в звании, и поручать ему командование кавалерийской дивизией - пущай в тылу японцам пакостит уже по крупному.
  Но это еще не все. У меня весь Генеральный штаб стоит на ушах от идеи забрать у дивизий стоящих на границе с Германией большую часть артиллерии и снаряжения. Они полагают, что если немцы объявят нам войну, то последствия могут быть самыми пагубными для России. В чем-то они правы, но мы-то за счет своих послезнаний знаем, что Германия пока объявлять нам войну не собирается. Тем не менее мы с Николаем Николаевичем Духониным смогли набросать план перевооружения наших крепостей. Как Вам известно несколько поколений русских императоров смогли построить три защитных линии крепостей на наших западных границах. Сейчас они пребывают в плачевном состоянии, и это не есть гуд! Мы прикинули сколько устаревших орудий хранится во флотских арсеналах, и тихо офигели! Ведь их там тьма тьмущая! И если они для морских сражений уже явно устарели, то вот для сухопутных боев и для крепостной артиллерии они самое то! Не далее чем вчера я собрал несколько талантливых крепостных инженеров, и приказал им проехаться по крепостям и для каждой составить план перевооружения этими орудиями. Через пару месяцев мы сможем просуммировав их отчеты увидеть истинную картину, и грамотно распределить арсеналы. Напомню, что в эту эпоху наши западные крепости могут сыграть важнейшую роль в предстоящей войне.
  - Молодец Мишкин! - похвалил своего брата Император. - Думаешь не только об этой войне, но и планы наперед строишь. Это похвально! И самое главное - вполне здравая идея! Если армия морально не разложится, и если мы прочистим офицерский состав, то есть надежда что в случае войны с Германией эти крепости станут крепким орешком для немцев. В нашей старой реальности, как услужливо мне подсказывает память профессора Липовецкого, эти крепости капитулировали одна за другой едва завидев немцев. Теперь такого произойти не должно!
  - Спасибо Ваше высочество! Какие будут ко мне вопросы или замечания?
  - Что там с немецкими лайнерами, которые мы планируем переоборудовать во вспомогательные крейсера? - на правах старшего Николай II задал первый вопрос.
  - Мы уже отправили команды для приемки трех этих кораблей. Чтобы все понимали что именно мы приобретаем я в общих чертах обрисую наши покупки.
  Бывший немецкий лайнер "Дойчланд" имеет водоизмещение шестнадцать тысяч тонн, и может разгоняться до двадцати трех узлов, что делает его практически недосягаемым для японских крейсеров. В эксплуатации с середины 1900 года.
  Бывший лайнер "Кайзер Вильгельм дер Гроссе" водоизмещением тринадцать тысяч четыреста тонн и разгоняется до двадцати двух узлов. В свое время три года удерживал "голубую ленту Атлантики" в своих руках, пока ее не отобрал лайнер "Дойчланд". Этот факт говорит о том, что эти лайнеры способны весьма длительное время ходить на высокой скорости. В эксплуатации с сентября 1897 года.
  Эта пара лайнеров может здорово нам помочь в японских водах. Все попытки их поймать будут заранее обречены на провал, так как во флоте страны Микадо попросту нету кораблей способных догнать их. Оба корабля находятся в превосходном состоянии, и ориентировочно через неделю прибудут в Санкт-Петербург к стенке завода Новое Адмиралтейство, где на них установят пушки. Нам вполне достаточно будет орудий снятых с батарей Либавской крепости, так что кораблям не придется долго ждать пока заводы изготовят и установят на них пушки. Подготовка к походу и установка орудий займет примерно три недели. То есть примерно через месяц мы сможем их направить на театр военных действий. Названия для этих кораблей по старой традиции должен придумать император, - при этих словах Великий Князь заговорщицки подмигнул Царю, - так что намедни Николай Михайлович поломайте голову над именами этих вспомогательных крейсеров. Еще вопросы есть?
  - А как же, - съязвил с довольной улыбкой Солдатов, - конечно будут. Планы перевооружения кораблей это хорошо. На сколько я знаю, Вы буквально завалили Обуховский и Пермский заводы заказами на производство орудий. Может поведаете нам какие орудия мы будем иметь в итоге, и куда они предназначаются?
  - С превеликим удовольствием поведаю! Я разместил крупный заказ на большое количество орудий этих заводах. Сейчас Вам поведаю куда они предназначаются.
  Восемь орудий калибром триста пять миллиметров (двенадцатидюймовых) я заказал для замены расстрелянных стволов на наших броненосцах, и для установки двух пушек в береговой обороне Владивостока. Нужно иметь хотя бы минимальный запас стволов на войне, иначе невозможно будет произвести их замену. Так, например, нам уже известно что бородинцы расстреляли более тридцати поцентов ресурса живучести своих стволов у носовых башен. А ведь предстоит проводить в обязательном порядке обучающие стрельбы для комендоров, что так же понижает живучесть стволов. Да и сколько сражений еще ждет их в будущем?
  Двенадцать орудий калибром двести пятьдесят четыре миллиметра (десятидюймовые) с усиленными стволами, такими же как на броненосце "Победа". Эти пушки пригодятся для установки на "Ослябю", броненосцы береговой обороны и для установки на "Николае I" и "Александре II" вполне сгодятся. Правда при этом для последних потребуется весьма значительная модернизация. Но не будем отменять наших послезнаний. Мы-то знаем, что броненосцы береговой обороны пошли в бой с изрядно расстрелянными стволами.
  Шестнадцать орудий калибром двести три миллиметра (восьмидюймовых) я заказал на Обуховском заводе. Вообще должен сказать, что эти пушки являются весьма удачными артиллерийскими системами, и очень жаль что у нас нет абсолютно никакого запаса по ним. Два таких орудия сняты с канонерской лодки "Храбрый" и уже едут во Владивосток. Их установят на броненосном крейсере "Россия". А что касается заказанных мною орудий, то куда их девать решит лично Рожественский после прихода своей эскадры. Одно могу сказать точно - этой партии будет мало, и наверняка придется заказывать еще одну такую же. Обуховский завод, в силу ограниченности своих мощностей, не может выпустить сейчас большее число этих отличных пушек. Придется повторить заказ через полгода. Спектр их применения очень широк. Можно установить по одному орудию в башнях "Богатыря" и "Олега", можно так же по одному за щитами использовать в качестве средней артиллерии броненосцев типа "Бородино". То есть демонтировать башни с двумя шестидюймовыми орудиями, и установить на их место одну отличную восьмидюймовку. Только если на одних бородинцах менять средний калибр то потребуется двадцать четыре таких орудия, и это не считая замену орудий на стоящем пока на Балтике броненосце "Слава", где тоже шесть таких же башен. Эти орудия я планирую установить на броненосцах "Николай I" и "Александр II". Так же можно ими перевооружить престарелый крейсер "Адмирал Нахимов", установить по одной на носу и корме у "Авроры", а возможно и у "Светланы". Планов много, но сдерживает их реализацию нехватка орудий. В общем сейчас наш флот ощущает острейший дефицит в этих пушках.
  - Раз у нас есть острейший дефицит, то может быть стоит заказать эти орудия и за границей? - задал неожиданный вопрос Николай II. - где и сколько мы смогли бы заказать, а главное - какова их цена?
  - Об этом я, если честно не думал, - пробормотал Михаил, - но идея, должен признать, хорошая! Цена орудий вряд ли будет сильно отличаться от той, которую запрашивает Обуховский завод. А вот где их заказывать... Я в ближайшее время более подробно разузнаю, но пока могу сказать весьма приближенные данные. Во Франции наверняка можно заказать дюжину орудий. Так же десятка два нам запросто сможет сделать Крупп по нашим чертежам. Если удастся разместить эти заказы, то спустя полгода огневая мощь наших кораблей вырастет процентов на пятнадцать. Как всегда профессор Липовецкий выдал отличную идею! Браво! А теперь разрешите продолжить.
  Еще я разместил заказ на восемьдесят два орудия калибром сто пятьдесят два миллиметра (шестидюймовые). Это вообще универсальные пушки которые еще очень долго будут актуальны. В оставленной нами реальности советские войска их использовали даже во время Великой Отечественной войны. Этими пушками мы будем вооружать вспомогательные крейсера, перевооружать, если получится, купленные за границей корабли. Все наши корабли первого ранга имеют этот калибр на борту, а как нам известно, живучесть стволов не вечная. Для качественной подготовки артиллеристов нам придется провести не одну учебную стрельбу. Соответственно расстрелянные стволы придется заменять на новые. Да и просто напросто довооружить наши крейсера не помешало бы. Например "Аврора" несет всего восемь таких орудий, в то время как ее можно немного оттюнинговать, и она будет вооружена четырнадцатью-шестнадцатью пушками калибра шесть дюймов. Орудия других калибров я пока заказывать не стал, так как острой нужды в них пока не имеется. Еще вопросы по этой части доклада?
  Михаил обвел взглядом собравшихся за столом первых лиц государства. Его доклад был разбит на три части, и он успел рассказать только первую из них. Вторая часть была посвящена покупке у Чили и Аргентины броненосных крейсеров. Третья же часть доклада была посвящена подготовке Четвертой Тихоокеанской эскадры к отправлению на Дальний Восток.
  - Тогда переходим ко второй части доклада. С Чили и Аргентиной нам удалось договориться о покупке нескоольких броненосных крейсеров, и бронепалубника "Буэнос-Айрес". С характеристиками этих кораблей Вы все можете ознакомиться из лежащей на столе брошюры, специально подготовленной для этого случая. От себя добавлю, что целесообразность приобретения даже не обсуждается! Воевать с японцами нам практически нечем! Нужно срочно усиливаться, и в отечественных водах ценных кораблей осталось не так много. Следовательно, раз вопрос с покупкой решен, то остается решить лишь "небольшую" проблемку с посредническим флагом. Дело в том, что большинство стран с началом русско-японской войны поспешили объявить о своем нейтралитете. А раз они нейтральны, то, соответственно, не имеют права продавать оружие воюющим сторонам. Кроме того с Чили у нас до сих пор не установлены дипломатические отношения. А раз сложилась такая ситуация, то у нас возникла необходимость в посредниках, которые смогут предоставить свой флаг для перегонки крейсеров, и затем перепродать эти корабли России. Поле для деятельности тут чрезвычайно широко. Предыдущие владельцы наших тел вели переговоры с огромным количеством различных фирм и людей, которые были готовы предоставить свои посреднические услуги. Кроме того велись переговоры о предоставлении флага с Грецией и даже с Венесуэлой.
  - Точно, с Грецией! - перебил Михаила Николай II. - А я-то думаю, чего это у меня в памяти засело? Помню как ко мне приезжали родственники, и мы кое-какие моменты обговаривали.
  - Ага! - подтвердил Михаил. - Только вот в тот раз переговоры закончились не чем. Но в этот раз их мы провели по высшему разряду! Задействовав кучу дипломатов и много других различных агентов влияния мне удалось договориться с греками на следующих условиях.
  Мы выдаем им кредит, необходимый для покупки трех аргентинских крейсеров, и они перегоняют эти корабли под своим флагом в бухту Суда. Там наши команды принимают "Экзотические крейсера" и над их мачтами взвиваются Андреевские флаги. Для того, чтобы избежать сейчас оплаты за посреднические услуги мы заключаем с греками тайный договор, по которому после окончания войны Россия отдает им два броненосных крейсера на сумму в двадцать миллионов рублей. Как известно у Греции есть серьезные взаимные претензии к Турции, и усиление их флоту совсем не повредит. Так же Греция не объявляла о нейтралитете в русско-японской войне, соответственно она имеет полное право на продажу нам любого оружия, включая крупные боевые корабли. Не стоит бояться передачи этих крейсеров после окончания войны. Уже через несколько лет тип броненосного крейсера окончательно и безвозвратно устареет, и особой ценности они представлять не будут. Зато нам не придется платить лишние миллионы рублей за услуги посредника. Если с этим планом все согласны, то прошу высказываться.
  - А почему только три крейсера приобретаем через Грецию? Почему не все сразу? - задал вопрос молчавший до сего момента начальник утвержденного три дня назад КГБ Империи Владимир Иосифович Гурко.
  - А потому что если Греция купит сразу шесть или семь броненосных кораблей, то тут и ежу будет понятно, что это она выполняет волю России, и скоро передаст нам свои приобретения. Возможны крупные провокации со стороны Англии. Не нужно думать, что на Даунинг-Стрит сидят полные идиоты. Они вполне могут даже напасть на перегоняемые крейсера, отлично понимая, что Греция им войну за перегоняемые для России покупки объявлять не станет.
  - Логично! - согласился Гурко. - Но тогда резонен другой вопрос. А как Вы планируете приобретать оставшиеся корабли?
  - Один корабль купит для нас Венесуэла. Этот вопрос уже практически решенный. Они приобретут Чилийский крейсер уже в ближайшее время. Завтра выходит в Каракас наш пароход на борту которого присутствует 350 человек перегоночного экипажа.
  Бронепалубный крейсер "Буэнос-Айрес" нам удалось купить через посредническую фирму, и перегоночный экипаж уже в пути. Кстати, там вместе с моряками мы отправили на пароходе пятьдесят рабочих с верфи Галерного островка. Задача - демонтировать орудия в пути и подготовить крейсер к установке отечественных пушек. Интересный эксперимент с рабочими, скажу я Вам. Посмотрим что из этого получится.
  А остальные корабли мы приобретать не будем. У нас нет достаточного количества подготовленных экипажей для них. Кстати, по снарядам. Нам удалось договориться, что крейсера будут продаваться с двойным запасом снарядов. Так что снарядного голода можно не опасаться.
  - И во сколько сия авантюра обойдется бюджету? - задал вопрос бывший экономист.
  - По десять миллионов за каждый броненосный крейсер, плюс три миллиона за бронепалубник, и около семи миллионов посредникам. Плюс перегонка, снаряды и прочее. Итого цена сделки Пятьдесят пять миллионов рублей.
  - Тогда следующий вопрос, - вдруг оживился Солдатов, - а где гарантия, что оставшиеся крейсера не купит Япония? Ведь после нашей аферы японцы наверняка предпримут нечто похожее.
  - Финансовое состояние Японии на много хуже нашего. Фактически ресурсов для продолжения войны у Страны Восходящего солнца нет! Новые кредиты им брать практически не под что. Я сомневаюсь, что они изыщут денежные средства для покупки нескольких крупных боевых кораблей. К тому же сейчас в Англии для них строятся два больших и сильных броненосца, достройка которых скоро войдет в заключительную фазу. Отказаться от них японцы не могут. Если бы они находились в более ранней степени готовности, то можно было бы рассмотреть вариант с отказом от их достройки и покупки южноамериканских крейсеров.
  - Я бы не был столь категоричен, - вступил в дискуссию Царь, - финансы для них могут предоставить и Англия, и США. Их можно предоставить хотя бы под покупку на слом наших броненосцев захваченных японцами в Порт-Артуре. А что? Этим англо-саксы убьют двух зайцев: помогут Микадо опять перетянуть чашу весов в морской войне на свою сторону, и не дадут флоту Японии после войны чересчур усилиться. К тому же там большого кредита не надо. Нужно срочно разработать операцию с покупкой еще хотя бы двух крейсеров.
  - А если мы попросту заплатим Аргентине и Чили несколько миллионов за то, чтобы они с оставшихся крейсеров демонтировали несколько важнейших механизмов и сняли с них все вооружение до конца войны? Такой вариант по моему существенно выгоднее чем покупать не нужный нам хлам. И от перекупки этих крейсеров Японцами он спасет. - Выдал внезапную мысль Гурко.
  - Идея мне нравится! - тут же согласился Император. - Только нужно получить от латиносов гарантии того, что они не смогут ввести эти корабли в течении ближайшего времени в строй. То есть нужно снять с кораблей самые труднопроизводимые детали и увезти их в Россию до конца войны. Замки от затворов пушек тоже нужно забрать все до единого. Великий Князь Михаил - вступайте в переговоры с Аргентиной и Чили по этому вопросу немедленно!
  - Хорошо, - Ларину идея тоже определенно понравилась. С решением вопроса по оставшимся в латинской Америке трем броненосным крейсерам эту часть доклада Великого Князя можно было считать законченной, - позвольте перейти к третьей части моего доклада?
  - А что у нас на десерт? - потер руки извечный весельчак Гурко.
  - А на десерт у нас подготовка Четвертой Тихоокеанской эскадры к отправке на Дальний Восток. Вопрос сложный, и пока нет Рожественского и Йессена во Владивостоке мне посоветоваться особо не с кем. Пока мы приняли решение максимально подготовить уже имеющиеся корабли к бою. Итак, что же у нас уже делается.
  Броненосец "Слава" подвергнут небольшой модернизации. Убираются все боевые марсы, усиливается бронирование рубок, уменьшаются смотровые щели в боевой рубке. Все порты для трехдюймовых орудий заделываются наглухо, а сами трехдюймовки частично выносятся на верхнюю палубу. Все мелкокалиберные скорострелки демонтируются, и отправляются в армию Линевича. Убирается все дерево, все пожароопасные материалы и т.д.
  Броненосец "Александр II" неспешно модернизируется. Дело в том, что орудий для его перевооружения у нас попросту нет, а оставлять его артиллерию без изменений тоже ни в коем случае нельзя, потому что с ней он будет кораблем околонулевой боевой ценности. Ждем производства заказанных мною орудий калибра двести три миллиметра.
  Крейсер "Память Азова" сейчас тоже стоит у нас на модернизации. Пока что идет частичная замена котлов и переборка механизмов. После этого он будет вооружен новенькими только что заказанными шестидюймовками в количестве двенадцати штук, что сделает его грозной боевой машиной. Проектную скорость в шестнадцать узлов он тоже будет давать. Я, если честно, ума не приложу как его использовать в современном бою, но Часовских в теле Рожественского настоял на том, что он ему необходим, и именно такая модернизация этого корабля будет самой лучшей.
  Крейсер "Адмирал Корнилов" сейчас стоит у стенки завода и ждет инструкций Рожественского. Корабль довольно старый, и как его модернизировать для современного боя я не представляю. Поэтому ждем когда придет во Владивосток наш друг и выдаст нам необходимые инструкции.
  Вспомогательный крейсер "Дон" на этой неделе выходит в Геную, где соединится с "Саратовом" и они вместе возьмут курс на Дальний Восток. Сейчас "Дон" уже перевооружен и несет на себе десять шестидюймовых орудий с длиной ствола в тридцать пять калибров и шесть трехдюймовок, что делает его грозным противником для любого японского бронепалубника.
  Из крупных кораблей имеемых на Балтике это все. Остальные слишком уж ветхие, и их нельзя посылать громить Того. Дальше будем ждать прибытия южноамериканских крейсеров, совместно с которыми мы и отправим эскадру.
  - Тьфу ты блин! Чуть не забыл! - хлопнул себя по лбу Михаил. - На данный момент мы сможем отправить с эскадрой 4 эсминца типа "Доброволец", это: "Войсковой", "Украина", "Трухменец" и "Эмир Бухарский". Последний немного отличается от первой тройки, но не значительно. Пока я приказал всех их вооружить тремя орудиями в семьдесят пять миллиметров, что делает их сильнее своих японских противников. Вообще хочу сказать, что я остановил или отменил постройку почти всех кораблей, которые не успевают достроиться в течении года, ибо строить корабли бессистемно, не имея четкой программы развития флота это высшая глупость на которую мы способны.
  - Согласен, - кивнул Николай II, - о финансах тоже нужно подумать. Правда эти эсминцы строятся на добровольные пожертвования, но лучше сберечь эти деньги, и пустить их на более насущные нужды. Что там с Черноморской эскадрой?
  - Англия переговоры как бы ведет, но добро на проход нашего флота давать отказывается. Видимо возможности вывести наш черноморский флот через проливы у нас нет! Все наши предложения они обсуждают, но подписывать соглашение категорически отказываются.
  - Ну и дьявол с ними! - резко оборвал брата Император. - Не хотят нам немного помочь - еще пожалеют! Ни какой Антанты им тогда не видать. Начинайте переговоры о союзе с Германией, и придайте это гласности. Англичане тогда точно занервничают, и вынуждены будут идти на уступки! А если нет, то им же хуже! В союзе с Германией мы Францию сомнем вмиг, а Англия продержится не намного дольше... Поэтому продолжайте подготовку к походу Черноморских кораблей - благо время у нас пока есть. Попробуем поиграть на противоречиях. И в обязательном порядке начните переговоры с Францией по поводу продления союзного договора! Если мне не изменяет память моего предшественника, то они нам уже отказывали в выдаче кредитов. И это во время войны! Основная позиция на переговорах должна сводиться к получению кредита на максимально мягких условиях с возможностью досрочного погашения. Объясните их дипломатам, что если наша армия потеряет престиж в войне с Японией, то немцы уж точно сомнут нас в пыль в кратчайшие сроки. И Император Всероссийский рассматривает эту войну как проверку своего союзника - Франции, которую она пока не выдерживает. Если так будут идти дела и дальше, то зачем нам класть жизни своих солдат в возможной войне против Германии? Не лучше ли нам объединиться? Когда мы мощно надавим на Францию, и одновременно вступим в переговоры с Германией то Англия вынуждена будет уступить.
  Царь обвел взглядом собравшихся за столом, ненадолго остановив глаза на Солдатове. Он уже был в курсе того проекта, который сейчас должен предложить его друг, доктор экономических наук. Но важно было добиться согласия остальных современников.
  - Под занавес совещания давайте послушаем нашего главного экономиста. Владимир Сергеевич - Вам слово.
  - Спасибо Ваше Высочество! - неуверенно выдавил Солдатов. Для него, человека из XXI века принятые в царской России формы обращения давались все еще тяжело. - Я тут немного подумал над тем, что же может существенно усилить нашу экономику. Без привлечения на нашу сторону каких-либо новых факторов добиться роста заметно превосходящего тот, что был в действительности нам не удастся. И в один из вечеров меня как будто кувалдой по голове стукнули! Я вспомнил Китай конца ХХ века! Это же рекордные сроки индустриализации! И их опытом мы просто обязаны воспользоваться, тем более что мы знаем про наступающую Первую Мировую Войну.
  Я пока детальный проект не подготовил, но в очень общих чертах попробую Вам рассказать свой план.
  Во-первых нужны сумасшедшие денежные инвестиции из-за рубежа. Для привлечения последних есть два пути. Первый - это уменьшение налогов для предприятий расположенных на нашей территории. А второй - это дешевая рабочая сила. Обе эти проблемы решить нам вполне по силам! В самых густонаселенных районах мы разрешаем иностранцам строить определенные заводы с налогообложением вдвое меньшим чем у них на родине, и с оплатой труда в семьдесят процентов стоимости от принятой и них. Обязательным условием будет то, что рабочими на этих предприятиях должны быть только наши подданные. Этим мы сможем занять население и уберечь его от голода, а так же подготовим кадры потомственных рабочих. То есть начнем выкачивать людей из села в город. В тех районах где получить дешевую рабочую силу не удастся можно предоставить еще большие налоговые послабления. Просто хочу чтобы Вы все поняли, что если грамотно руководить этим процессом, то мы сможем создать мощнейшую промышленность уже через десять-пятнадцать лет. Если Крупп построит свой завод в России, то денег на строительство аналогичного в Германии у него уже не будет. В случае большой войны мы легко национализируем все предприятия страны-противницы, а у страны-союзницы мы их спокойно выкупим после наступления мира. Я смогу разработать методику по привлечению в жизненно-важные отрасли нашей экономики огромных капиталов в кратчайшие сроки. То есть наибольшие налоговые послабления нужны в химической, энергетической, металлургической и тяжелой промышленности. Все поступающие налоги мы сможем использовать для осмысленного строительства нашей военной экономики. Подчеркиваю - именно экономики, а не армии! Мы будем строить заводы двойного назначения, которые в мирное время выпускают, например, плуги и косилки, а в военное - пушки и винтовки.
  Во-вторых, мы форсируем политику переселения. Центр страны явно перенаселен, в то время как многие потенциально плодородные районы совсем пустые. Нужно создавать какие-то государственные общины, в которых люди под эгидой государства смогут делать то же самое что и в сельской общине, но уже на новых землях. Вообще всю закупку зерна нужно брать под свой контроль. Зерно пока что стратегически важный для нас продукт экспорта, и не хорошо, что на нем наживаются частные лица. Лучше на этом наживаться государству, тем более нам предстоит пройти множество испытаний.
  В третьих, пора пересмотреть и немного изменить финансовую политику. То, что каждый рубль обеспечен золотом - это хорошо. Пусть все и дальше так думают. А мы начнем эмиссию денег по новому принципу. На будущий год мы планируем необходимые нам мероприятия, и под них выпускаем денежные средства. На пример мы планируем за три года построить завод стоимостью в три миллиона рублей. Так вот - мы не копим три этих миллиона, а тупо их печатаем, по одному миллиону в год сверх бюджета. Таким образом к моменту сдачи этого завода выпущенные денежные средства оказываются полностью обеспеченными материальными ценностями. Так делалось для примера в Третьем рейхе. Это позволит нам создавать мощнейшие промышленные предприятия без какого-то либо напряжения для бюджета и финансовой системы страны.
  Ну и в четвертых, ни о какой серьезной промышленности нельзя и мечтать в аграрной стране. Нам нужна урбанизация населения. Нужно разработать программу по выкачке людских ресурсов из деревни в город. А для этого нужно отстраивать эти самые города со всей необходимой инфраструктурой: парки, больницы, детские сады, школы, магазины и т.д.
  - Вот и составляйте план подробных мероприятий. - дал указание Император, и все друзья весело заулыбались. Совещание уже подходило в концу, и наши современники смогли себе позволить немного расслабиться.
Оценка: 6.77*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Альянс Неудачников. Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) NataliaSamartzis "Стелларатор"(Научная фантастика) А.Светлый "Сфера: один в поле воин"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Тайный паладин 2"(Уся (Wuxia)) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"