Голиков Леонид Геннадьевич: другие произведения.

Экскурсия

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Чаще всего всем нам нехватает главного - понимания, что мы живем на одной земле и дышим одним воздухом и подчиняемся одним законам.

  Экскурсия.
  
   - Филовея, следующая остановка Беловятский скит, - монотонным сонным голосом объявил кондуктор.
  Старенький 'Лиаз' нерешительно дернулся и начал медленно подниматься в гору.
  Шла середина лета, как и в прошлый год, стояла неимоверная жара, наступление которой никого уже не удивляло. Голос из магнитолы в кабине водителя обреченно пел: 'Лето, я изжарен как котлета:.' Стоящие и сидящие пассажиры ловили ртом воздух. Рубашки, блузки, платья давно уже пропитались потом, и лишь небольшое колыхание воздуха при движении автобуса, облегчало им участь. Небольшая группа пассажиров вблизи задней площадки начала суетиться и продвигаться к выходу.
  После мучительного подъема, автобус пророкотал старым заезженным двигателем и, два раза чихнув, остановился. Из металлического нутра ветерана советских и постсоветских дорог вышли две набожные женщины, одетые в длинные сарафаны, головы которых были покрыты платками. Рядом шел мальчик нездорового вида, ведомый ими под руку и явно имеющий проблемы с координацией движений. Следом за ними по автобусным ступенькам спустились девушка с пшеничными волосами, в джинсах в обтяжку и в джинсовой куртке и молодой человек, у которого на лице проступали черты кавказских предков. Последним вывалился румяный парень двадцати лет с 'залихватским' выражением лица.
  - Так вот ты какой, северный олень! - произнес 'залихватский', почесывая свою голову с курчавыми русыми волосами и оглядываясь по сторонам. А на 'сторонах' находились:
   - слева монастырская стена из красного кирпича со следами недавней реставрации, на угловых башенках которой, отражая солнечный свет, стояли плоские металлические фигурки трубящих ангелочков;
   - подальше и правее были видны церковные купола с такими же ярко отражающими солнечный свет крестами на них;
   - позади вышедших из автобуса, через асфальтовую дорогу, находился классический русский лес, в тени которого чувствовалась влажная живительная прохлада.
  Увидев купола, женщины стали суетливо креститься и пытаться заставить мальчика последовать их примеру. Проходя мимо них под руку с 'джинсовой', 'кавказец' брезгливо поморщился, было видно, как у него 'заиграли' желваки.
  - Ну, Тимурчик, ну не злись, пожалуйста, они не виноваты, он больной, сейчас покрестятся и дальше пойдут, - проворковала его подруга.
  - Ладно, идем. Экскурсия так экскурсия. Только побыстрее - мне еще по делам кое-куда нужно. А вообще-то машину все-таки надо было взять. На этой развалине обратно ехать не очень хочется, - без единого намека на ожидаемый акцент ответил 'кавказец'.
  - Это моя Родина, Тимурчик. Я сейчас москвичка, но поностальгировать хочется. Дашь мне поностальгировать? Конечно же, дашь! - ответила 'джинсовая', лукаво прищурившись и прижавшись к его небритой щеке.
  - Ладно, ладно, идем, - пробормотал 'кавказец'.
  Следом за парочкой бодро вышагивал 'залихватский'.
  Все они шли по неширокой дорожке, идущей вдоль стены. Наконец дорожка привела их к широким и открытым воротам. Над воротами дугой стояла великолепная арка.
  Пройдя через ворота, процессия оказалась на площади, в середине которой находился пятиглавый храм. За храмом была видна высокая колокольня с белым циферблатом часов, которые показывали полдень.
  Женщины с мальчиком сразу же направились к храму и, перекрестившись у входа, вошли в него.
  'Джинсовая' сжав руку 'кавказца' и умоляюще глядя в его глаза, почти прошептала:
  - Тимурчик, я пойду свечку поставлю и вернусь?
  - Иди, ставь что хочешь! Я тебя не держу, только поторопись, пожалуйста, - вполголоса ответил Тимур с мученическим выражением на лице. Он нервно перебирал потными пальцами в кармане рубашки смятую пачку 'Mallboro' - было видно, как жутко ему хотелось курить. 'Джинсовая' быстрым шагом подошла к входу в храм и, оглянувшись на своего спутника, вошла внутрь.
   'Залихватский' прошел мимо 'кавказца', скосив несколько неприязненный взгляд в его сторону, так же исчез в глубине храма.
  Через десять минут из входа появились сначала женщины с мальчиком, потом 'джинсовая', за ней появилась типичная московская семейка - папа, мама, и великовозрастное дитя в образе угловатого подростка лет четырнадцати. Последним был улыбающийся 'залихватский'.
  Все вышедшие из храма подошли к сооружению похожему на колодец. Со стороны колокольни к ним шел священник, одетый в черную рясу, с непременным цепью и крестом.
   - Ну что ж, экскурсию можно начинать. Меня зовут отец Вадим. Сейчас мы пройдем в нижнюю подвальную часть храма. Очень большая просьба далеко всем друг от друга не отходить. Во-первых, мы потратим время, собираясь и ожидая отставших, а во-вторых, в некоторых местах еще ведутся восстановительные работы, где неподготовленным людям находиться нежелательно, - строгим голосом объявил священник. Стоящие вокруг него закивали головами, среди рядов экскурсантов пробежал негромкий утвердительный ропот.
  Священник решительным шагом направился к массивной металлической двери, которая находилась на правой стене храма. Ближе всех к нему стоял 'залихватский', который с интересом разглядывал узоры на двери.
  - Подержите замочек, пожалуйста, - попросил парня священник.
  - Без проблем, - беря из рук священника замок, ответил он.
  Священник неторопливо раскрыл дверь и зафиксировал её с помощью металлического колышка, воткнув его в отверстие в земле, у самого края двери. Затем он левой рукой стал щупать что-то в темноте за дверью и, наконец, раздался щелчок, и темнота внизу была рассеяна электрическим освещением. От двери вниз спускались каменные ступени, ведущие в просторный зал. На стенах зала отчетливо были видны темные контуры нескольких входов.
  'Залихватский' вежливо посторонился и, отдав замок священнику, принялся разглядывать еще одни монастырские стены, которые находились неподалеку от этого храма на невысоком холме. За стенами было видно несколько зданий с зелеными крышами, явно современного стиля. На крышах находились непонятные конструкции, похожие на антенны, некоторые из зданий выглядели заброшенными, выбитые стекла, обшарпанные стены - все говорило о том, что ими уже не пользуются. Хотя стоявшие ещё дальше постройки имели вполне сносный вид.
  Подождав пока все не спустились по ступенькам в зал, 'залихватский' оглянувшись ещё раз на холм и стены, тоже стал спускаться.
  - Опять ты последний, Василий, - негромко сказал он себе.
  Экскурсанты уже собрались в центре зала вокруг священника, когда в дверном проёме показались две фигуры, которые стали суетливо спускаться по ступеням. Это были женщина преклонных лет с юношей. Родство между ними выдавала форма носа и слегка навыкате темно-карих глаз.
  - Нам можно присоединиться? - торопливо проговорила женщина, обращаясь к священнику.
  - Хорошо, присоединяйтесь, - нахмурив брови, ответил священник.
   - Отец Вадим, можно задать один вопрос? - вдруг бросил 'залихватский'.
  - Задавайте, - наклонив голову, произнес священник.
  - Я видел напротив вашего скита ещё одну стену, мне показалось, что когда-то и там что-то было.
  - До революции 1917 года там находился Лиофанский скит, впрочем, физически он просуществовал до 1956 года. По указу Советского правительства он был уничтожен, но стены оставили целыми, и все было отдано в ведомство Министерства Обороны.
   - Понятно, спасибо.
  - Ещё вопросы? Если вопросов пока нет, то давайте начнем.
  С этими словами отец Вадим двинулся к одному из входов в галерею, которая была так же освещена, хотя свет был гораздо тусклее, чем в зале. В воздухе стоял запах сырости и перепревшей древесины.
  Переходя из одной галереи в другую и иногда выходя к маленьким комнатам, экскурсанты иногда останавливались, чтобы послушать отца Вадима, который рассказывал историю Беловятского и Лиофанского скитов.
  Одна из комнат была полузатопленной, но вода была прозрачной и чистой. В центре находился колодец, стены которого были выложены кирпичом. Было отчетливо видно, как из глубины колодца бьет родник. От места входа к колодцу была положена широкая толстая доска. Такая же доска опиралась противоположным концом на второй вход. Тут же на стенке колодца стояли металлический ковшик и две кружки.
  - Можете попить воды из источника, - тихо произнес отец Вадим.
  Все стали по очереди добираться по доскам к колодцу и набирать воду ковшиком. У многих были с собой кружки и пластиковые бутыли, в которые они не преминули налить воды.
  - Тимурчик, я хочу сфоткаться, во-о-он там, - показывая пальцем на темный овал второго входа, просила 'джинсовая'.
   И тут же перебралась туда, ловко балансируя на доске. 'Кавказец' неохотно последовал за ней.
  - Тимурчик! Смотри здесь что-то нарисовано! - восторженно воскликнула 'джинсовая'.
  На стенах были видны потускневшие от времени изображения, в контурах которых угадывались сцены из жизни каких-то святых.
  Тимур уже было вынул из футляра китайскую 'мыльницу', как позади раздался голос 'залихватского':
  - А мне посмотреть можно?
  - Если осторожно, то можно - парировал 'кавказец'.
  - Руками экспонаты трогать не будем, - криво улыбаясь и входя в галерею, сказал 'залихватский'.
  А в это время все остальные экскурсанты уже собрались в центре большого зала, с которого она и началась.
  - Ну, вот, пожалуй, и все. Со временем мы, конечно, восстановим большую часть храма, - произнес отец Вадим, обращаясь к собравшимся около него и продолжил, - все собрались?
  - Троих не хватает, они, наверное, у источника воду берут, - ответил кто-то из группы.
  - Молодой человек, позовите, пожалуйста, отставших, время экскурсии закончилось, поторопите их на выход, - обратился к юноше, который вместе с матерью стоял рядом.
  - Мишенька, недолго, я жду наверху, - негромко произнесла женщина с умоляющим выражением лица.
  'Кавказец' уже успел несколько раз сфотографировать свою пассию на фоне изображений.
  'Залихватский' упорно обследовал конечную часть галереи, и с интересом изучал что-то наподобие двери.
  - Ого! Здесь есть за что зацепиться! - удивленно воскликнул 'залихватский', хватаясь рукой за кольцо, висевшее на двери. Раздалось кряхтение, за ним последовали звуки, в которых угадывалось трение металла о камень.
  - Вот это да! Экскурсию можно продолжать! - раздался уже приглушенный голос 'залихватского'.
  - Тимурчик! Пойдем посмотрим что там! - с округлившимися от любопытства глазами произнесла 'джинсовая'.
  - Здесь темновато, но можно подсветить, - прокомментировал 'залихватский', неторопливо продвигаясь вперед и чиркая зажигалкой.
  Дрожащее пламя освещало сужающейся проход: справа он был ограничен кирпичной стеной, слева попадались горы мусора, смешанного с кирпичными обломками, высотой почти до потолка.
  - Тимурчик, может, пройдешь за ним, посмотришь, а я подожду здесь. Если крысок-мышек не будет, то придешь за мной - капризно выпятив нижнюю губу, просила 'джинсовая'.
   - Девушка, извините, но вас там ждут на выходе, экскурсия уже кончилась, - раздался голос, и в проеме двери показалась фигура посланного отцом Вадимом юноши.
  - А я здесь не одна. Там еще два молодых человека, они что-то нашли, наверное, клад, сундук что ли? - c хитрым выражением глаз и, указывая рукой на двигающиеся неясные тени, проговорила 'джинсовая'.
  Юноша нерешительно двинулся по направлению к вспыхивающим и гаснущим поочередно двум мерцающим точкам. В воздухе пахло кухонным газом, впереди слышались щелчки, издаваемые одноразовыми зажигалками.
  - Извините, вас ждут на выходе, - опять подал голос юноша.
  - Сейчас посмотрим, что тут и выйдем, - где-то впереди ответил 'залихватский'.
  - Тут смотреть нечего, мусор один, - послышалось поближе.
  Юноша сделал еще три шага вперед, в пугающую и изредка прерываемую слабыми вспышками темноту. Четвертый шаг пришелся на небольшой выступ в полу, похожий по форме на металлический 'уголок'. Раздался звук, похожий на сползание огромной железобетонной плиты с другой, откуда-то сверху посыпалась крошка неизвестного происхождения, затем, где-то сзади возник ускоряющийся шум падающих кирпичных обломков. Шум прекратился также неожиданно, как и начался. Наступила глухая тишина:
  - Круто ты попал на 'ти ви', ты звезда! - раздался голос 'залихватского'.
  Раздалось чирканье, и в темноте вспыхнул огонек зажигалки, который осветил фигуру 'кавказца', сидящего на корточках у стены, с угрюмым выражением лица, а так же испуганного юношу, прижавшегося к противоположной стене. На месте выхода находилась куча из обломков кирпичей, мусора и досок.
  - Надо выбираться отсюда как-то, и чем быстрее, тем лучше, - выдохнул 'кавказец'.
  - Надо-то надо, только побыстрее наверно не получится, - усмехнулся 'залихватский', подходя к завалу.
  Он нагнулся и начал руками разгребать кучу хлама, завалившего вход.
   - Бесполезно, - вдруг заговорил юноша, - там кусок плиты упал, я видел.
  - Как звать-то тебя, умник? - спросил 'залихватский'.
  - Михаил, - ответил юноша.
  - Меня Василий, а вас Тимуром?- распрямляясь и указывая на 'кавказца', сказал 'залихватский'.
  - Да, Тимур, - выдавил из себя 'кавказец'.
  - Ну, вот и познакомились, теперь можно подумать, как отсюда выбраться, проговорил Василий и продолжил, - освещение у нас одни зажигалки?
  - И сигареты, - мрачно добавил Тимур.
  - Да, не густо, - заметил Василий, - у нас пока один вариант - разгрести завал, на сколько это возможно, а потом может щель где-нибудь найдем и попытаться пролезть.
  Василий и Тимур начали энергично выгребать из завала обломки и складывать у стены, периодически освещая поле деятельности зажигалками. Михаил достал из кармана брюк мобильник и попытался набрать несколько номеров.
  - Не берет, зараза, - раздраженно сказал Михаил, убирая телефон опять в карман. Затем он пристроился около Василия с Тимуром и неловкими движениями стал им помогать, складывая обломки и мусор аккуратной кучкой.
  Вдруг он выпрямился и с удивлением произнес:
  - Здесь сквозняк! Дует!
  - Что дует? Какой сквозняк? - спросил Василий.
  - Пламя от зажигалки. Отклоняется. В сторону завала. Здесь где-то еще выход, - отрывисто проговорил Михаил.
  - Да ты что! Откуда? Я светил здесь повсюду, ничего не заметил, - сказал Тимур.
  - Тогда откуда сквозняк? - с уверенностью произнес Михаил.
  - Давай еще раз обойдем все стены, терять нам все равно нечего, а? - предложил Василий.
  - Ладно, давай, - скривив лицо, принял Тимур.
  Через десять минут поиска послышался радостный крик Василия:
  - Е мое! А здесь дверца оказывается!
  На крик тут же подбежали Тимур и Михаил. Осветив стену сразу двумя зажигалками, они увидели контуры двери, которая была заложена кирпичами явно уже в наше время.
  Двух кирпичей не хватало. Из выемки образованной отсутствующими кирпичами дул довольно ощутимый ветерок. Ещё через полчаса с помощью обломков покрупнее кладка была полностью разобрана, и перед троицей предстала массивная и изъеденная ржавчиной, железная дверь. На краю двери угадывалось что-то наподобие кольца, а чуть пониже замочная скважина. После нескольких неудачных попыток открыть дверь с помощью подручных средств, троица села отдохнуть.
  - Кусок проволоки здесь можно найти? - спросил Тимур, вытирая пот со лба.
  - Где-то я видел, - ответил Михаил, - сейчас поищу.
  - Зажигалку возьми, - подавая оную, сказал Василий.
  После непродолжительной возни около завала, Михаил принес кусок толстой стальной проволоки и с довольным видом отдал его Тимуру. Тимур тут же начал выгибать проволоку, используя все щели между стеной и дверью. Наконец кусок проволоки оформился во что-то наподобие отмычки выглядевшей как знак вопроса, но не совсем с идеальными формами.
  - Попробуем, - пробормотал Тимур, вставляя 'отмычку' в замочную скважину.
  После нескольких неудачных попыток, при которых 'отмычка' упираясь во что-то внутри замочного механизма, в очередной раз сорвалась, Тимур с остервенением вставил её в скважину, и, что-то сказав вполголоса на каком-то языке, резко повернул. Раздался громкий металлический щелчок, звон от которого, эхом прошел по двери.
  - Теперь дернем! - обрадовался Василий.
  Уцепившись втроем в кольцо на двери и, упершись ногами в стену и пол, все трое что есть силы дернули дверь на себя. Раздался жуткий скрежет, и дверь приоткрылась.
  - Ну, ещё раз, три, четыре! - скомандовал Василий.
  Дверь открылась наполовину, издав такой же зловещий звук.
  - Да её лет пятьдесят не открывали! - удивленно проговорил Михаил.
  - Ну что, пойдем что ли, - держа в руке зажженную зажигалку и махнув головой в сторону приоткрытой двери, предложил Василий.
  - Темно и сыро, совсем как в ... -, недоговорил Тимур, кивнув головой и щелкая зажигалкой.
  - А ты братец случайно не багдадский вор? - спросил его Василий, шагая рядом.
  - Да нэт дарагой, нэ багдадский. - изображая кавказский акцент, ответил Тимур.
  - Ладно, я не в претензии, - улыбаясь успокоил Василий, - хотя твоих в Коломне только вчера видел.
  - А вот молодой человек, навэрно из эмигрантов, - обратился к Михаилу, повернув голову назад , Тимур.
  - Почти, - раздался голос сзади.
  - Почти - нэ бывает.
  - Бывает.
  - А-а-а! Навэрно двойное гражданство?
  - Вы догадливый, однако.
  - Мужики! Коридорчик-то вниз идет! - прервал диалог Василий.
  Коридор и впрямь стал уходить в глубину. Потолок и стены были на удивление сухими. Через десять минут ходьбы галерея повернула налево, а через десять шагов привела к маленькой комнате. В ней оказалось ещё два входа.
  - Куда теперь двинем? - обратился Василий к остальным.
  - Откуда ветер дует, - предложил Михаил.
  - Да он отовсюду дует, - ответил Тимур, и щелкнув зажигалкой, поднес пламя сначала к одному входу, а затем ко второму. У обоих пламя явно отклонялось.
  - Смысла кому-то оставаться здесь нет. Будем бродить вместе, - сказал Василий.
  - Пометим вход крестом на всякий случай - опять предложил Михаил и, не дожидаясь ответа, куском кирпича начертил жирный крест на стене рядом с входом.
  Пройдя двадцать шагов, компания почувствовала, что ход поворачивает налево. Через пять минут они вошли ещё в один коридор и : оказались опять в той же комнате, откуда начинали!
  Вход с жирно начерченным крестом опять был перед ними!
  - Давай в следующий! - скомандовал Василий.
  - У меня в зажигалке скоро газ кончится - упавшим голосом отозвался Тимур.
  - Ничего, прорвемся! - приободряясь, произнес Василий и двинулся в следующий вход.
  Поход во второй коридор закончился тем же, что и в первый: вся компания оказалась в злополучной комнате!
  - Но сквозняк должен идти откуда-то! - не вытерпел Михаил, - прямо мистика какая-то!
  - Ладно, давай перекурим, подумаем, что будем делать дальше - предложил Тимур, садясь у стены на корточки и доставая сигарету из пачки. Василий тоже потянулся рукой в карман.
  - Сюда кто-то идет! - испуганно заметил Михаил.
  - Где? Откуда? - вращая головой, спросил Василий.
  Шаги послышались совсем рядом. Из одного входа появился незнакомец. Одет он был в неопределенного цвета длинную рубаху, на босых ногах одеты сандалии. Длинные волосы до плеч и борода такого же неопределенного цвета, как впрочем, и глаза, которые излучали спокойствие и доброту. Возникло ощущение, что незнакомец видит тебя насквозь и знает о тебе всё: что было, что есть и что будет.
  - Курить вредно, Василий, - негромко и спокойным голосом произнес незнакомец, - и вам, Тимур:
   Тимур дернулся, посмотрел на незнакомца, его взгляд затуманился и он произнес несколько слов на, скорее всего, азербайджанском.
  - Ну что же, идите за мной, - пригласил незнакомец, повернулся к одному из входов и вошел.
  Михаил, немного постояв со странным взглядом, прижав руки к груди и что-то быстро бормоча себе под нос, первым вошел за ним. Тимур с Василием не сговариваясь последовали за ними.
  Все дальнейшее напоминало полусон-полубред. Они несколько раз сворачивали, потом шли прямо, потом опять сворачивали. Впереди была видна только спина незнакомца, причем пространство впереди него как будто освещалось ровным голубоватым светом.
  - Ну, вот мы и пришли, - улыбаясь, обратился ко всем троим незнакомец.
  Тимур опять проговорил по-своему, Михаил беззвучно шевелил губами, по-прежнему держа руки сложенными у груди.
  - Больше не стоит ходить в незнакомые места, это опасно для вас и хлопотно для ваших друзей, - сказал незнакомец и шагнул в темноту прохода.
  Полусон внезапно кончился. Василий очнулся первым и обнаружил себя неистово крестящемся в небольшом помещении, освещенном тускло горящей электрической лампочкой, висящей на потолке. Справа находилась обыкновенная кабина лифта, ещё старого образца, с сетчатой дверью и грубыми формами. Рядом, в двух шагах, на коленях стоял Тимур и , судорожно сгибая спину, отбивал поклоны, доставая лбом до самого пола. При этом он что-то яростно, и растягивая слова, говорил на своем 'наречии'. У самого лифта, повернувшись к стене, стоял Михаил, и мелко-мелко кланялся в стену.
  - У-ух, - выдохнул с трудом Василий, - мужики завязывай! Надо выбираться!
  Подойдя к согнувшемуся в поклоне Тимуру, он стал дергать его за плечо:
  - Тимур вставай, пора выходить, очнись ё-моё!
  Тимур вдруг перестав кланяться, посмотрел на Василия и начал медленно подниматься на дрожащих коленях.
  - Что это было? - спросил он у Василия с безумным выражением глаз.
  - Не знаю, потом разберемся, - тяжело дыша, ответил Василий.
  Они подошли к кабине лифта. Около кабины на стене блестела, отсвечивая металлом, кнопка, в предназначении которой можно было не сомневаться.
  - Михаил пошли, - произнес, запинаясь, Василий и беря за руку Михаила.
  Юноша медленно и неуверенно повернулся и сделав пару шагов, задумчиво спросил:
  - Куда? Зачем? Не понимаю.
  Откуда-то сверху был слышен звук работающего механизма и опускающейся кабины лифта.
  Наконец показалась сама спускающаяся кабина, которая плавно остановилась. Зайдя в кабину, закрыв двери и нажав кнопку пуска, все трое вздохнули с облегчением. Лифт медленно пополз вверх.
  - Вообще-то, в скиту лифтов, по-моему не было, - первым нарушил молчание Василий.
  - Тогда где мы? - спросил слабым голосом Михаил, и сколько времени мы здесь находимся?
  - У меня часы ещё при завале встали, - мрачно заметил Тимур.
  Сверху шум подъемного механизма стал слышен громче. Когда все поняли, что конец подъема близок, и затаив дыхание слушали приближающийся механический шум, вдруг прозвучала громкая трель мобильного телефона. Выпучив глаза и вынув мобильник из кармана брюк, Михаил выдохнул:
  - Заработал!
  Включив прием вызова и поднеся телефон к уху, он дрожащим голосом произнес:
  - Алло!
  В ответ в трубке громко зашуршало.
  - Да, да, это я, мама! Где? В лифте, поднимаюсь наверх. Я? Здоров. Цел. Кто? А, Тимур и ещё один? Со мной конечно. Наверно. Сколько? Полдня? Ладно мама, скоро будем не волнуйся, все в порядке, уже наверх поднялись, все пока!
  - Ну и дела! Нас МЧС уже полдня ищет, все копаются! - оторвавшись от телефона воскликнул Михаил.
  - Кажется, я догадываюсь, где мы, - задумчиво сказал Василий.
  Но договорить он не успел - лифт остановился. Не успев протянуть руки к двери лифта, как, она сама открылась. В дверном проёме стоял прапорщик, по обе стороны которого находились два бойца с 'калашниковыми' наперевес. На кителях у бойцов были погоны и петлицы красного цвета. В руке у прапорщика была отвертка с кривым жалом.
  - Ну вот и приехали, голубчики. Выходи по одному, руки за голову, - с металлическими нотами в голосе приказал прапорщик, - в караулку их!
  Всех троих отконвоировали в караульную комнату. По пути они проходили через залы с непонятными устройствами, приборами, пультами. Стены были увешаны кабелями разной толщины и цвета. Иногда попадались конструкции как будто изуродованные взрывом.
  А в караулке их уже ждал высокий сухощавый капитан.
  - Документики ваши, - коротко спросил капитан.
  - Пожалуйста, - ответил Василий и выложил паспорт.
  - Демобилизовались недавно?
  - Два месяца назад.
  - Ладно, следующий!
  - Вы как здесь оказались? - удивленно поднял брови капитан, раскрыв паспорт Михаила.
  - В гости к тёте приехали, решили на экскурсию сходить:- ответил бледнея Михаил.
  - Что-о-о-о! Экскурсия, мать вашу! - багровея, закричал капитан, и повернувшись к Тимуру - и ты на экскурсию?
  - В общем так ребятки, ну-ка рассказывайте всё по порядку - куда шли, зачем, когда. Ты первый, - указал пальцем на Василия капитан.
  Сбиваясь и путаясь, Василий рассказал всё капитану с самого начала, но когда он дошел до описания незнакомца, его прервал Тимур:
  - Клянусь чем угодно Василий, но он был одет в арабский халат, я даже видел арабские письмена на нем! А волосы черные, борода тоже, глаза темно-карие, клянусь! Говорил по-арабски, это точно - точнее быть не может!
  - Тэ-э-кс это уже интересно, - произнес сквозь зубы капитан и обратился к Михаилу - а ты кого видел?
  - Я? Ну, это, как, белый халат такой, в руках книга...- начал говорить Михаил.
  - Ха! И говорил на идише? Или иврите? Ха! Ха! Ха! - начал смеяться капитан.
  - Ну да... - замялся Михаил.
  - Ладно, все ясно с вами, ребятки. Сейчас мы вас отправим в комендатурку, на медэкспертизу, а потом поймем кто вы - или нарки, или... или дурдомовцев стали водить на экскурсии - вздохнув проговорил капитан.
  - Левчук, отведешь их в комендатуру, - приказал капитан, кивнув прапорщику.
  Когда в караулке остался один капитан, он достал из ящика стола диктофон, вынул кассету, и немного помедлив, снял трубку стоящего на столе телефона.
  - Капитан Олейников. Полковника Ющенко. Да. Товарищ полковник? Есть. Передам сейчас же с посыльным. Так точно, - и после непродолжительной паузы уже неофициальным тоном продолжил - Алексеич, тут белиберда полная, чепуху какую-то несут, ни хрена не пойму. Да наш говорит,видел Христоса, тот, небритый, - своего Магомета, а этот, лупоглазый, понимаешь ли, этого, как его,хмм, Моисея что ли? Послушаешь, может быть чего-нибудь поймешь. А? Да конечно, документы тоже.
  Двумя часами позже в кабинет коменданта, где находилась измученная допросами и медэкспертизой троица, вошел стройный военный в чине подполковника. Погоны и петлицы у него были уже темно-зеленого цвета. В руке у него была папка, в которой угадывались документы и какие-то бумаги.
  - Ну-с, молодые люди, мы вас проверили, как говорится, по всем статьям и, как сейчас говорят в детективных сериалах, состава преступления не нашли - улыбаясь начал полковник, и посерьезнев продолжил - Но! Есть одно 'но'! Прежде чем мы вас отпустим отсюда, вы подпишите эти бумаги - это своего рода обязательство, что вы сохраните в тайне, все что видели и слышали, хотя уже настоящих тайн там уже нет. Обо всем, что с вами произошло, рекомендую забыть и не распространяться. Согласны? Конечно, согласны.
  И не дожидаясь ответа, он вынул из папки документы ребят и несколько незаполненных бланков с цветными гербами вверху каждого бланка. Через полчаса все формальности были улажены и, попрощавшись, полковник удалился, взяв с собой заполненные и подписанные бланки. В кабинет вошел прапорщик Левчук и в сопровождении всё тех же бойцов, вывел порядком уставшую троицу из комендатуры, отдал документы и исчез за воротами комендатуры.
  - Это сладкое слово свобода! - глядя на вечернее звездное небо, восторгался Василий.
  Они спускались по асфальтовой дороге, от которой еще веяло теплом, а навстречу им вдалеке бежали две фигуры, в которых угадывались полная женщина и 'джинсовая' девушка.
  - Слушай Тимур, а тебе глаза 'полкана' не показались знакомыми? - вдруг спросил Василий. Михаил и Тимур одновременно обернулись к нему.
  - Хватит безумия, Василий, - ответил Михаил.
  - У тебя телефон мой есть? Есть. Звони если что. У Михаила 'электронка' имеется, пиши тоже, - присоединился Тимур и, кивнув в сторону бегущих навстречу, добавил - Нам пора, нас уже ждут.
  - Опять ты последний, - хрипло и со вдохом произнес Василий, глядя на обнимающиеся вдали фигуры.
  
  
  25 - 29 августа 2003 года.
  г. Курск.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"