Голобокова Мария: другие произведения.

Король Мёртвых - общий файл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Работа над книгой временно приостановлена!

    Когда-то существовала Империя, которой правили сильные и мудрые сирии. Только вот людям не нравилась их власть, хоть и хорошо жилось при них, пусть и научили сирийцы людей магии. И началась охота за тёмноглазой сволочью, которая длится и по сей день. Но есть, есть надежда у народа, ведь Богиня ещё не забыла о своих детях.

    7 августа 2012 года - Пролог, Действие I
    19 августа 2012 года - Действие II
    6 сентября 2012 года - Действие III
    16 октября 2012 года - Действие IV
    1 ноября 2012 года - Действие V


   Пролог
  
   Боль. Тягучая боль, разливающаяся по мышцам. Она пропадает, а на её место приходит сладостное чувство, но и оно уходит через несколько секунд. И хочется закричать, хочется, чтобы краткий миг боли повторился, а потом ему на смену пришло блаженство.
Голоса вокруг бубнили что-то странно, непонятно. На первый взгляд это могло показаться полнейшей белибердой, но что-то это, да значило.
- Попробуйте снова! - резко, хрипло прокаркал кто-то.
И снова боль разливается по всему телу. Только на этот раз она длится дольше, а спасительный миг наслаждения никак не приходит. С губ сорвался слабый стон, тело выгнулось дугой, но ему помешали стальные тиски.
Сколько это будет повторяться? Почему, раз за разом, они мучают его? Он же, в конце концов, ребёнок!
- Почти, - лёгкий шёпот над ухом, неслышный, еле различимый, не сулящий ничего хорошего.
Убьют?
Не убьют?

Библиотека горела. Жарко, скоро и красиво. Около неё уже начал собираться народ, но людей не подпускали ближе маги в разномастных мантиях и плащах. Они, по идее, могли бы затушить этот пожар, но зачем тратить толики той магии, что была у них, если скоро приедет пожарная бригада?
С верхних этажей, куда жадный огонь только добрался, раздался крик. Пронзительный, высокий, детский, молящий о помощи. Но вдруг он резко оборвался, будто натянутая струна.
Из толпы, ловко миновав магов, вылетела фигура в чёрном балахоне. За доли секунды она сориентировалась, увернулась от подбежавших стражников и мигом оказалась на верхних ступенях. Всполохи огня, давно пожравшие и дверь, и дверной косяк, подняли жаркую волну воздуха, и капюшон балахона слетел.
Маги вдруг резко остановились, в толпе как-то разом замолкли крики. Все молчали, и только огонь бушевал за спиной человека в балахоне, всполохами освещая лицо. Лицо уже немолодое, гордое, с холодным взглядом иссиня-чёрных глаз.
- Сирий! - ахнули люди.
Толпа разбежалась, кто куда, стремясь оказаться подальше от горящей библиотеки, от богомерзкого сирия и от магов, которые вот-вот должны были начать драку. Но чародеи стояли, замерев. Стражники не смели даже пошевельнуться, молча сжимая клинки в руках.
Сирии! Ненавистный и богомерзкий народ. Но как? Ведь правитель сказал, что их всех, всех до последнего младенца, истребили.
Обладатель тёмных глаз резко развернулся на пятках. Балахон поднялся за его спиной волной. Уверенным широким шагом сириец вошёл в горящее здание.

Он передвигался скоро, мелкими перебежками, поплотнее закутавшись в свой балахон. Огонь, казалось, не трогал его, а, наоборот, указывал путь, расступался перед ним, помогал. Но чего ещё можно ожидать от богомерзкой твари?
Ловко взбежав по лестнице, минув коридор, другой, сирий дошёл наконец до своей цели. Рука с тонкими длинными пальцами легла на ручку двери, повернула и открыла её. Ступив в комнату, сириец вывернул руку в странном жесте, а потом, мягко ступая, затанцевал. И там, где ступала нога его, огонь будто бы взрывался изнутри и исчезал. Мужчина развёл руки в стороны и резко сомкнул их над своей головой. С хлопком невообразимый танец кончился. Огонь покинул эту комнату по воле черноглазого мужчины.
За странным гостем наблюдала пара глаз. Это был тот самый ребёнок, крик которого слышали с улицы люди. Мальчик сидел в углу, забившись, надеясь, что его не найдут. Только внимательные чёрные глаза пришельца не оставили ребёнка без внимания. Мужчина, взяв со стола чёрный талмуд, подошёл к мальчику и сел перед ним на корточки. Вглядевшись в его лицо, он отшатнулся, не удержал равновесия и упал назад. Глаза!.. Ребёнок смотрел на сирийца чёрными омутами глаз, в которых проскальзывал и интерес, и недоверие.
  
   Акт первый. В поисках драконов
  

А за горами, за морями, далеко, 
Где люди не видят, и боги не верят. 
Там тот последний в моём племени легко 
Расправит крылья - железные перья, 
И чешуёю нарисованный узор 
Разгонит ненастье воплощением страсти, 
Взмывая в облака судьбе наперекор, 
Безмерно опасен, безумно прекрасен. 
И это лучшее на свете колдовство, 
Ликует солнце на лезвии гребня, 
И это всё, и больше нету ничего - 
Есть только небо... вечное небо!

Мельница - Дракон

  
   Действие I
  

Почему девушки всегда ждут принца на белом коне? Не лучше ли король на чёрном?

  
   Противный моросящий дождь, сыплющийся с неба мелкими каплями, даже не думал прекращаться. Запрокинув голову и придерживая рукой капюшон, путник улыбнулся небу благодарно, слегка ехидно.
   Из-за дождя на улицах города не было ни души. Все сидели по домам или в корчмах. А редкие прохожие столь быстро спешили по своим делам, что просто не обращали внимания на одинокую фигуру в плаще. Странник же, похоже, даже радовался тому, что никто не замечает его. Впрочем, ему надоело мокнуть под дождём, и он свернул к ближайшей таверне.
   На вывеске, изогнув спину дугой, стоял то ли рыжий кот, то ли до жути неправильный пёс. Скорее второе, потому как заведение так и называлось: "У рыжего пса". Скорее всего, владельцем этой таверны был офицер в отставке. Хоть путник и мог ошибиться, ему, в общем-то, было всё равно, лишь бы место было приличным и сухим.
   Он вошёл внутрь, огляделся и тяжело вздохнул. Народу было больше, чем он ожидал, и свободный столик нашёлся не сразу, в самом углу, куда ещё требовалось добраться. Мрачно усмехнувшись, пришелец вскочил на ближайшую столешницу и, ловко перескакивая с одного стола на другой, достиг своей цели. Мягко спустившись на пол, он шутливо раскланялся ошарашенным посетителям и сел, но ни промокшего плаща, ни даже капюшона не снял.
   К новому посетителю подбежала молоденькая девица в заляпанном передничке. Непонятного цвета волосы были собраны под чепец. Странно посмотрев на пришедшего человека, она выслушала его заказ и удалилась. Он же откинулся на спинку стула и стал ждать, прислушиваясь и приглядываясь ко всему вокруг.
   - А я тебе говорю, что королевна наша, получившая власть недавно, совсем с ума спятила! Отец её хворает, а она в свои руки власть загребла да сняла с сириев все обвинения. Мол, мы не в праве были их судить!
   - Тёмноглазые сволочи! - мгновенно откликнулся, зашипев, второй голос.
   - Им ещё звания высокий дают, земли и деньги! - фыркнул первый.
   Пришелец с интересом повернул голову в сторону говоривших. За соседнем столиком сидело две детины с широченными плечами. Оба со светлыми волосами, подстриженными под горшок. Более плечистый увлечённо рассказывал о том, как новая правительница не права, считая сирийцев добрыми, милыми и пушистыми. И насколько она глупа, рассчитывая, что тёмноглазые забудут про месть.
   - Вы считаете свою новую правительницу идиоткой? - холодным голосом вопросил новоприбывший, полностью оборачиваясь к мужчинам. - Это уловка. На деле за сирийцами охотятся всё так же.
   - Ты-то откуда знаешь? - усмехнулся в ответ светловолосый.
   Путник молча сдёрнул капюшон. Зал замер. В полнейшей тишине тёмные волосы опустились на плечи. Прямой нос его вздёрнут кверху, как и гладко выбритый подбородок. А глаза... тёмные глаза смотрели прямо, холодно. В них бились друг о друга льдинки высокомерия, призрения. К кому? Конечно же к тем, кто истребил его народ, к жалким людишкам. К жителям королевства, которое стоит на костях и крови Империи. Разве плохо правили сирии? Разве не хуже стало с приходом к власти людей? Пусть! Пусть редко пускали смертных в армию, в правительство. К власти! Но сирии были прирождёнными властителями. Справедливыми, пусть где-то жёсткими или даже жестокими. Для чего ещё создавала их Богиня?
   Ропоток пробежался по рядам посетителей. Сирий же спокойно повернулся ко всем спиной и взял со стола кружку. Никто почему-то не спешил звать стражу или магов. Почему? Они и сами не могли понять, с чего вдруг им сделалось стыдно. Одного взгляда сирия хватило, чтобы весёлые крики, разговоры, смех, шутки - всё стихло.
   И в этой неестественной для такого места тишине раздался, словно гром среди ясного неба, крик:
   - Попалась, чертовка!
   Пинком ноги дверь открыл высокий плечистый мужчина. Извиваясь, за ним шёл подросток, которого мужик тащил за волосы. Вцепившись маленькими тонкими пальцами в лапищу детины, ребёнок изо всех сил пытался освободиться. Увы, сил на то ему не хватало.
   Сириец, привлечённый шумом, обернулся. Присмотревшись, он понял, что это был никакой не мальчик, а девчонка. Поняв, что сопротивляться бесполезно, она замерла, испуганно стала глядеть по сторонам, ища помощи.
   - Что, опять бежать вздумала? - хохотнул кто-то из посетителей, и его поддержали остальные.
   - Ах, Нинэр! Как тебе не стыдно-то?
   К высокому детине засеменил толстенький лысый мужичок, всплеснул руками, запричитав. Девчонка дёрнулась от него, как от огня. В поисках защиты она стала лихорадочно шарить взглядом по залу и наткнулась на тёмные глаза сирийца. Молодой мужчина, лет, наверное, тридцати, с чёрными волосами ниже плеч, худой, но высокий, с бледной мраморной кожей, он, в свою очередь, разглядывал плоскую как доска девчонку. Русые с еле заметной рыжиной волосы были неровно и коротко острижены, а зелёные, словно летняя трава, глаза искали помощи. Именно из-за фигуры и длины волос он и принял её поначалу за мальчугана.
   Она, несомненно, знала, кем является обладатель тёмных омутов глаз, но рассчитывать на подмогу кого-то другого не могла. Высмеют, начнут издеваться, ехидничать.
   Сирий приподнял уголки губ и еле заметно кивнул. Но почему он продолжает сидеть? Почему не встанет и не разбросает всех их в разные стороны? Почему? Ведь о силе сирийцев ходили легенды!
   Впрочем, зря она стала сомневаться в нём. Отставив кружку, мужчина взмахом руки убрал чёрные волосы за спину, склонил голову к плечу и стал странно и выжидающе смотреть на толстячка.
   - Господа, - холодный голос сирийца резанул звенящую тишину. Он пугал и завораживал одновременно. - Что сделала эта несчастная?
   - Сударь, - как можно вежливей ответил мужичок, - это не ваше дело.
   - Не моё? И всё же. - Он изогнул бровь дугой, вопросительно поглядывая то на держащего девчонку детину, то на лысого мужика.
   - Её отец задолжал нам кругленькую сумму. И подох год назад. Она должна теперь отработать долг, но вечно сбегает.
   - А вы отдадите её мне? - странным, шипящим голосом спросил он, вставая.
   Оправив полу плаща, сирий резкой вскинул руку и стал внимательно смотреть на толстяка, перебирая пальцами воздух и беззвучно шевеля губами.
   - Да! Забирайте!
   Хмыкнув, мужчина мигом оказался рядом, схватил девчонку за руку и, спрятав под плащом, вывел на улицу, где дождь уже перестал идти. Тучи давно разошлись, выпустив яркое солнце. Щурясь, сирий накинул на голову капюшон и крепче вцепился в плечо спасённой.
   - Сможешь быстро идти?
   Она кивнула.
   - Только не беги. Нам сейчас не нужно лишнее внимание. Хорошо?
   Девчонка снова кивнула.
   Быстрым шагом они пошли по улице, по направлению к воротам. Придерживая её за плечо, он периодически приподнимал девочку над землёй, нёс некоторое время, а потом опускал. Так она меньше уставала и поспевала за его широкими уверенными шагами. Правда, чуть ли не через каждые пять шагов она сбивалась и почти что падала, но он помогал ей.
   Они вышли к городской стене, беспрепятственно прошли ворота, а потом он вдруг резко свернул вправо с дороги. Наконец, они дошли до небольшой рощицы.
   Сирий поднял голову, щёлкнул языком, цокнул и присвистнул. В кустах левее затрещало, и оттуда выпрыгнул чёрный конь. Огромный, похожий на монстра зверь подошёл к сирийцу и ткнулся носом в его плечо, косясь карим глазом на девчушку.
   Мужчина снял плащ, накинул его на девчонку и ловко вскочил в седло. Развернув коня, он собрался было уехать, только резко вдруг обернулся.
   - Я тебе помог. Теперь можешь идти куда угодно. Только, как я понимаю, идти тебе некуда. Так ведь?
   Хитро блеснув из-под капюшона зеленью глаз, она протянула тонкую ладошку.
   - Меня зовут Нинэр, но можно просто Эни или Эн.
   Сирий дёрнулся, вперив тёмный взор в весело улыбающуюся девчонку. Но через миг он вернул на лицо маску высокомерия. Спрыгнув, провёл рукой по гриве коня и повернулся к Нинэр.
   - Нужно торопиться.
   - Зачем? - искренне удивилась Эн, придерживая длинную полу плаща рукой.
   - Затем, - раздражённо бросил мужчина, а потом всё же соизволил пояснить: - Это был гипноз. Через минуту-другую они кинуться за нами. Не знаю, как ты, а я бы предпочёл оказаться подальше от этого города.
   И, не дождавшись ответа, он схватил её за шкирку и закинул в седло, а потом взобрался сам.
   - Держись! - привстав в стременах, велел он впередисидящей, щёлкнул языком.
  
   Вечерело. Солнце медленно опускалось за их спинами. Конь бежал быстро - то ли рысью, то ли галопом, то ли ещё как. В лошадиных аллюрах Нинэр не разбиралась, а спросить у сирия немного боялась. Тот, держа повод, молчал, и было видно, что на разговоры настроен он не был. Вдруг мужчина натянул поводья. Свернув с дороги, он спрыгнул и повёл коня в поводу. Эн хотела было тоже слезть, но сирий остановил её.
   Спустя несколько минут они выехали на небольшую поляну. Велев девчонке собрать хвороста для костра, он стал разбирать седельные сумки. К тому времени, как он достал котелок, Нинэр уже сложила хворост. Вручив ей тяжёлую посудину, сирий рассказал, в каком месте находится родник. Пока она ходила за водой, мужчина развёл костёр.
   После ужина, состоявшего из непонятной - по крайней мере Нинэр такой никогда не пробовала - каши и хлеба, сириец расстелил для Эни одеяло, сказав перебраться туда, а сам остался на голой земле, запрокинув голову, глядел в небо.
   - А вы...
   - Меня зовут Мор, - перебил её сирий. - И обращайся ко мне на "ты", хорошо?
   Нинэр кивнула, притягивая колени к груди.
   - Держи. - Он протянул ей флягу. - Только не больше двух глотков.
   Девчонка молча приняла из его рук флягу и сделала ровно два глотка. Там оказался напиток, чем-то напоминающий вино.
   - Ты чего такая молчаливая? - Лицо сирийца вдруг разгладилось, а из глаз исчез холод. Он позволил себе улыбнуться. - Боишься?
   Она покачала головой. Почему-то Мор не казался ей страшным и ужасным, хоть мать и рассказывала много историй, доводящих до нервной дрожи. Матушка любила рассказывать о том, какие сирии подлые, злые и жестокие. А этот, мало того, что спас, так ещё и взял с собой. Зачем? Может, лучше было идти своей дорогой?
   - Когда-то давно, - начал вдруг Мор, - существовало множество разрозненных государств. Но люди поняли, что противостоять существам из морских глубин могут лишь все вместе. Тогда они и объединились, создав Империю. А во главе был поставлен народ, благословлённый самой Богиней. И люди покорились Её воле. Но потом они вдруг захотели править сами. Понимаешь, о чём я?
   Нинэр, получше закутавшись в плащ, исподлобья посмотрела на сирия и покачала головой.
   - Властителями были сирии. Люди сами захотели, отдали нам право на власть. А мы получили слово Богини и дар от неё. Сирийцы правили справедливо. В Империи было лучше жить, чем сейчас в королевстве.
   Задумавшись, Эн смотрела в тёмные глаза Мора и не могла понять, зачем он всё это ей рассказал. Надеялся вызвать жалость? Фыркнув, она встряхнула головой.
   - А сейчас ложись спать. Завтра нам предстоит длинный путь.
  
   Утром она проснулась раньше. Сходила до родника, привела себя в порядок, набрала воды в котелок... Не зная, чем ещё можно заняться, она уселась на одеяло, подтянув колени к груди. Напротив безмятежно спал Мор. Он отдал ей своё одеяло, поэтому лежал сейчас на траве. Хорошо ещё, что конец лета и было достаточно тепло. Впрочем, что сделается богомерзкой твари?
   Нинэр вдруг вспомнились сказки матери о прекрасных принцах. Всё же не только пугать родную дочь россказнями об ужасных монстрах. Нужно и меру знать! Порой, мама рассказывала маленькой Эн о принцах на белых конях, об их подвигах и спасённых ими принцессах. О таком, наверное, мечтает каждая девочка. Чтобы её спас принц и увёз в свой замок. Только Нинэр сомневалась, что спасший её - принц. И был ли у него хотя бы дом? Да и конь у него чёрный! И сама Нинэр ну никак не походит на принцессу. Мрачно усмехнувшись, она отогнала от себя подобные мысли.
   Проснувшийся Мор во второй раз заставил Нинэр жалеть о том, что она поехала с ним. Как только они позавтракали, спокойная жизнь кончилась. Сначала сирий гонял девчонку по поляне, потом заставил выполнять какие-то странные упражнения, а в конце ещё окатил холодной водой. Мокрая одежда тут же облепила тело, губы Эни задрожали, но никак не от холода или обиды. От простой и банально злости, которая в этот момент её переполняла!
   - Ничего, солнце греет, высохнешь. Если хочешь поехать со мной, то тебе придётся стать сильной.
   - Я сильная!
   Возмущение Эн только позабавило сирия. Он, хитро прищурившись, подался вперёд и заговорил:
   - Слушай, девочка...
   - Я не девочка! Мне в сентябре исполняется восемнадцать!
   - Да-а-а? - удивлённо протянул Мор, но его чувства казались наигранными.
   Девушка обиженно отвернулась, топнув ногой. Слегка повернув голову, Нинэр наткнулась на насмешливый взгляд тёмных глаз и, фыркнув, гордо задрала нос, отвернувшись обратно. Сколько бы лет ей не было, вела она себя всё равно как ребёнок.
   "Как-то я позабыл о том, что драконы медленно стареют," - мысленно вздохнул мужчина, взъерошив волосы на голове.
   А Нинэр запоздало пришло на ум, что Мор может запросто развернуться и уехать, бросив её одну. Но извиниться ей не позволяла гордость.
   - Ладно. - Тон сирия шуток не предполагал. - Прости меня. Прощаешь?
   Искренне недоумевая, она повернулась к мужчине. По виду сложно было судить, что у него на уме. Нинэр чуть запоздало кивнула. Мор улыбнулся в ответ.
   Вдвоём они быстро собрали вещи. Подсадив Нинэр, он взобрался в седло следом за ней. Тронув поводья, мужчина присвистнул. Конь послушно тронулся лёгким шагом.
  
   На этот раз они ехали много дольше. Без привалов и остановок. Если же Нинэр просила пить, Мор молча протягивал ей флягу с водой. Девушка первое время дулась, но потом, увидев, как опасливо косится мужчина за свою спину, она поняла, что он боится, как бы их не нагнали.
   Ближе к вечеру сирий свернул с дороги, направив коня в лес. Из-за низких веток ему пришлось наклониться вперёд. Одной рукой он придерживал за талию Эн, другой дёрнул поводья, и конь побежал резвей.
   "Ну и пусть он не принц и конь у него чёрный! - мысленно фыркнула Нинэр. - Зато красив!"
   Безумно, безумно красив. Той нечеловеческой красотой, которой можно любоваться хоть вечность - никогда не надоест. В полумраке таверны трудно было разглядеть его лицо, а утром было просто не до этого. Но сейчас, подняв голову, можно увидеть его близко-близко, совсем рядом. Правда, впечатление портили холодные, буквально ледяные глаза, взгляд которых пробирал до костей. Но, с другой стороны, эти тёмные омуты влекли за собой, манили...
   Вдруг он скосил чёрный глаз на неё. Девушке показалось, что Мор откуда-то знает, о чём она думает. Отведя взгляд, Нинэр почувствовала, как сзади медленно и спокойно бьётся его сердце.
   - Не ёрзай! - раздался ровный голос прямо над ухом, заставивший её вздрогнуть. - Скоро приедем!
  
   Надежды не оправдались. Это не был ни белоснежный дворец, ни старый замок, ни даже деревянная крепость. Обычная изба-пятистенка, сложенная из брёвен.
   Откуда не возьмись, перед конём появился парень лет двадцати. Широко улыбаясь, он положил ладонь на мощную шею коня, заставляя того остановиться. Серые глаза лучились добротой и лишь на миг остановились на Нинэр. Чёрные волосы с редкой проседью коротко острижены. Странно, что у такого молодого юноши уже появилась седина в волосах.
   - Ваше величество! - счастливо поприветствовал он Мора.
   Сирий спрыгнул с коня, помог слезть Эн и бросил поводья парню.
   - Киер, не смешно, - поморщился мужчина, сердито глядя на юношу.
   - Ну, ты ж король! - радостно ухмыльнулся тот, а его слова заставили Эни дёрнуться. - Или не король? - продолжил сероглазый, прищурившись.
   - Иди к дракону в пасть! - зло рыкнул на него Мор. - Это всего лишь детская игра была, а ты из неё Бог знает что делаешь! Идём! - последнее предназначалось уже для Нинэр.
   Эни, провожаемая внимательным и заинтересованным взглядом серых глаз Киера, поспешила за Мором.
   - Нас здесь точно не найдут, - заверил её он.
   Молча кивнув в ответ, Нинэр стала смотреть себе под ноги. Всё-таки не принц. И не король.
   - Мор! - раздалось из приоткрытой двери.
   Изба была небольшой и старой. К двери вела лестница из пяти низеньких ступеней, а в окнах стояли настоящие стёкла! Даже в богатых домах города они не везде были. Сириец вошёл, легко взбежав по ступеням. Нинэр, замешкавшись, побоялась идти за ним, но голос, позвавший Мора, велел ей войти.
   За столом сидел седовласый старик в просторном светлом балахоне. Он, с улыбкой доброго дедушки, смотрел на Нинэр. И всё бы ничего, только чёрные провалы глаз смотрели так же холодно, как и глаза Мора.
   - Да, ты прав, - медленно произнёс старик, поворачиваясь к рядом стоящему Мору. А потом он снова повернулся к Эни, только взгляд его потеплел. - Ты, Нинэр, знаешь, что такое магия?
   Девушка пожала плечами. В их городе работал патруль из магов, только пользовались они своими способностями редко и неохотно. Но, что такое магия, в общих чертах знал, наверное, каждый селянин, не то что городской.
   - Говоришь, тебе восемнадцать будет? - подался чуть вперёд старец.
   - По крайней мере, она мне так сказала, - влез Мор.
   Старик, недобро на него посмотрев, задумчиво огладил бороду.
   - Ничего. Откормим, приоденем, будет у нас соответствовать возрасту! - и он весело и задорно подмигнул Нинэр.
  
   Вечером, когда солнце уже начало клониться к горизонту, её накормили, выдали чистую одежду и отвели в сарай, находившийся за домом. Наполнив бочку тёплой водой, Мор сказал, что она будет ночевать в комнате наставника, и что лучше ей поторопиться с мытьём.
   Окунувшись с головой, она только сейчас поняла, как устала за день. Вначале эта странная тренировка с утра, потом целый день в седле... Мышцы ныли, но тёплая вода позволила расслабиться. Прикрыв глаза, Эн вспомнила колыбельную, которую ей частенько пел на ночь отец. И она запела. Тихонечко, еле слышно. О том, что в мире не должно быть зла, что жизнь - самое ценное, что есть у людей.
   - Потому что главное это... - уже заканчивала петь она.
   Скрипнула дверь, оборвав песню. Нинэр опустилась в воду по подбородок, сжавшись.
   - Прошу прощения, - холодный голос Мора заставил поёжиться, несмотря на то, что вода была ещё тёплой. - Тебе пора выходить!
   Дверь снова скрипнула - Мор поспешил выйти, чтобы не смущать девушку. Хотя, что можно было разглядеть в этом полумраке?
   Нинэр, поняв, что не стоит искушать Богов, торопливо вылезла и быстро оделась в новые тунику и бриджи. Полюбовавшись на своё дрожащее отражение в бочке с водой, она свернула старую одежду и вышла из сарая.
  
   Проснулась она поздно, когда солнце уже давно встало и лучи начали пробиваться сквозь щель между тёмными занавесками. Её поселили в комнату старика. Тот же забрался на печь, сказав, что его старые кости греть нужно и летом. Киер и Мор, переглянувшись и пожав плечами, отправились в сарай, где в углу ещё лежал небольшой стог сена, на котором можно вполне комфортно разместиться. Вот и вышло так, что Нинэр ночевала в кровати. Правда, она так и не поняла, кому та принадлежала. Скорее всего, именно старику. Девушке было неудобно притеснять хозяев дома, но все её возражения они пропустили мимо ушей.
   Подойдя к двери, она замерла, услышав голос старика:
   - Говорят, что на островах ещё остались драконы. Возьмёшь Киера, девочку и отправитесь туда.
   - А как же вы, наставник? - убитым голосом поинтересовался Мор, не желая оставлять пожилого сирийца одного.
   - Я нормально проживу и без вас, - уверил его учитель.
   - Вы уверены, что они будут преследовать её? - смирившись, спросил молодой сирий.
   - Они знали тайну её отца. Или догадывались. Так просто они её не отпустят. Либо заберут, либо убьют, поняв, что уж лучше она никому не достанется.
   - Но почему именно она?!
   - Так захотела Богиня, - спокойно ответил старец. - Думаешь, почему ты встретил на своём пути?..
   Закончить фразу ему не дал крик с улицы:
   - Охотники!
   - Мор, книга! - бросил старик своему ученику.
   Молодой сирий влетел в комнату, чуть не сбив с ног Нинэр. Схватив её за руку, он открыл сундук в изножье кровати, достал оттуда кожаную сумку и короткий меч. Таща за собой мало что понимающую девушку, он выскочил во двор, где, нервно переступая с ноги на ногу, стоял уже засёдланный конь. Но добежать до него они не успели - из-за угла, им наперерез, вывалилось десятка два рыцарей. Все, как один, в сверкающих начищенных до блеска доспехах. Они двигались легко, будто бы не было на них нескольких килограммов железа.
   Вперёд, заслоняя собой сирия и девчонку, выпрыгнул Киер. Он держал в руках длинный, слегка изогнутый меч. Счастливая, слегка дурашливая улыбка никак не вязалась с опасной ситуацией.
   - Вечный оптимист! - беззлобно выкрикнул ему Мор, пряча за свою спину Эн.
   - Уходите!
   Сирий подтолкнул Нинэр в сторону коня, подходя ближе к своему другу.
   - Я же сказал, уходите! - зарычал на него Киер.
   - Иди к дракону знаешь куда? - зашипел на него сириец. - Вот туда и иди!
   Шаг, другой, третий... и вот он уже окружён людьми в доспехах, но на помощь вовремя успевает его друг. Они дрались плечо к плечу, продолжая переругиваться. Мор старался ударить мечом в щели доспехов, ловко уворачивался и продолжал бой. Киер, ставя блоки, защищал его спину, но ему не хватало скорости. Пропустив удар, он получил неглубокую, но длинную и оттого болезненную царапину на плече. Сирий хотел было помочь, но неосторожно повернулся спиной, и один из Охотников тут же направил свой меч в него. Оттолкнув в сторону мужчину, Киер встал на пути смертельного удара. Мор, недолго думая, выхватил кинжал из-за голенища сапога и всадил тонкое лезвие в щель шлема.
   Сероглазый, медленно осев на землю, со странно смесью страха и непонятной радости смотрел на лужу крови вокруг. Его собственной крови.
   Между рыцарями и сирийцем, готовым драться до последней капли крови, но отомстить за друга, пролегла вдруг полоса огня. Вспыхнула, весело заплясала, заставив отступить нападавших.
   - Мор! - выкрикнул старик, показавшись в дверях.
   Но мужчина его не слышал. Он вообще не обращал внимания ни на что вокруг, лихорадочно соображая, чем же он может помочь своему другу. Как остановить кровь? Как залечить рану?
   - Я рад, что умер за своего короля, - хрипло рассмеялся сероглазый.
   - Ты ещё не умер, - ровным, но почему-то тихим голосом ответил сирий.
   Киер молча покачал головой, откинулся на спину и закрыл глаза. Нет, он ещё дышал. Только каждый новый вдох давался ему с преогромным трудом.
   - Мор! - вновь крикнул старик, вскинув руки вверх.
   Огонь взметнулся выше, обдав жаром молодого сирия. Мор, будто бы очнувшись, вскочил, перекинул сумку через плечо, мигом оказался рядом с Нинэр и влез на коня вместе с ней. Девушка снова оказалась впереди, почувствовав стук его сердца. Только на этот раз бешенный и безумный ритм выбивало оно. Мор, развернув коня, легонько ударил пятками по его бокам. Чёрный сразу пустился галопом.
   Они быстро выбрались на дорогу и час или два ехали в полнейшей тишине. Мор стиснул в руках поводья, постоянно одёргивая себя. Ему до безумия хотелось повернуть назад. Только вот наставник дал ясно понять, что книга и дело намного важнее всего остального. Встряхнув головой, он отогнал мрачные мысли от себя, стараясь сосредоточиться на дороге.
   - Ты как? - неожиданно для себя спросила Нинэр.
   - Как? Я только что потерял дом, лучшего друга и наставника. И ты спрашиваешь, как я? - мрачно усмехнулся мужчина, но потом он снова одёрнул себя. - Извини. Видимо, я действительно неважно сейчас себя чувствую.
   - А что это за книга?
   Девушка не знала, как отвлечь Мора от грустных и тяжёлых мыслей. Но попытаться всё-таки стоит?
   - Книга? Обычная книга.
   - Зачем ты врёшь? Даже ребёнок понял бы, что из-за обычно книги старик бы просто так не переживал. Или у него начался маразм?
   Сирий дёрнулся, но быстро взял себя в руки.
   - Я не вру, - хмыкнул он. - Лет этак пятьсот назад эта книга действительно была бы обычной.
   - А что в ней? - не унималась Эни.
   - Давай мы сначала отъедим на безопасное расстояние, устроим привал, и я тебя всё расскажу. Договорились?
   Ей ничего не оставалось, и она согласно кивнула.
  

***

   Передёрнув плечами, Она облокотилась на перила балкона. Точнее, не совсем балкона...
   Комната представляла собой огромный зал, где в центре был сине-зелёный шар с белыми мазками. Кое-где виднелся серый или жёлтый, но таких мест было мало. Именно этот шар по кругу огораживали ажурные перила. Несмотря на кажущуюся беззащитность, проникнуть за них ещё никому не удавалось.
   Прекрасная девушка с тёмно-синими глазами подняла голову вверх, дотронувшись тонким пальцем до белого мазка, перетащила его в другую сторону. Белоснежные волосы волнами спадали вниз, почти скрывая светло-голубое одеяние.
   - Опять вмешиваешься? - раздался недовольный голос от дверей.
   Она вздрогнула и обернулась, ехидно прищурившись.
   - Я имею право. В конце концов, это моё дитя, - перебросив волосы на одно плечо, обворожительно улыбнулась Она.
   Молодой мужчина с такими же белоснежными волосами и короткой бородой смотрел на Неё своими фиолетовыми глазами и не мог оторваться. Миг, и вот Он уже стоит рядом, обняв Её за плечи. Она, кажется, не возражала, излучая удовольствие от близости... кого? Наверное, Он был для неё... любимым, так, вроде бы, это слово звучит у смертных.
   - Ты ведь поможешь? - Она провела ладонью по Его щеке.
   - Ты же знаешь, что я могу появиться только в конце.
   - Как всегда, - вздохнула Она, а потом хитро прищурилась. - Тогда пообещай, что не будешь мне мешать.
  
   Действие II
  

Воет свора:

"Держи вора!"

Дорога Водана - Беглец

  
   Фигура в плаще стояла рядом с кроватью, на которой лежал седой и бледный старик. Гость, немного подумав, присел на край и снял капюшон. Под ним оказалось молодое загорелое лицо с янтарными глазами и вертикальными зрачками, а ярко-алая чешуя спускалась от висков по скулам к подбородку. Неровно остриженные рыжие волосы были собраны в хвост. Одна прядь выбилась, и пришелец убрал её за длинное ухо, чтобы не мешалась. Он улыбнулся, продемонстрировав острые зубы.
   - А, Киа, - прохрипел старик, с трудом открывая глаза. - Ты всё-таки пришёл.
   - Думал уже поминать меня? - хмыкнул рыжий, наклонив голову слегка вперёд. - Не хорошо вы поступаете, Вашество, вздумав вдруг смертельно заболеть.
   Король каркающе рассмеялся.
   - Мне уже и поболеть нельзя?
   - Болеть можно, но только не смертельно, - хищно оскалился гость.
   - Киарис, зачем ты пришёл? Тебе снова нужна защита?
   - На этот раз они изгнали меня навсегда. Сказали, что опыты мои бессмысленны, а покровительствовать людям - ниже драконьего достоинства, - передёрнул плечами изгнанник. - Скольких вы поймали для меня?
   - Ни одного, - после секундной заминки ответил старик.
   Дракон остался абсолютно спокойным, и лишь слегка дёргающаяся щека выдавала его с головой.
   - Ты понимаешь, что на людях, пусть и владеющих Даром, я такого повторить пока не могу? Ты сам говорил, что тебе нужно бессмертие! - мигом вспылил Киарис, вскочил и начал шарить взглядом по сторонам, ища, чего бы разбить, уничтожить, раскрошить...
   - Впрочем, я всё равно не успею до того, как ты подохнешь, - резко успокоился дракон.
   - Но для моей дочери...
   - Заткнись! - вскричал изгнанник, проведя когтистой лапой по стене. На пол посыпалась мелкая крошка, а на камне остались отчётливые четыре полосы. - Твоя дочь знаешь что удумала? Она спасает сирийцев! Помогает им! Какого?!
   Старик прикрыл глаза, понимая, что успокоить разгневанного дракона не каждому по плечу, и стал ждать, когда же тот придёт в себя сам.
   - Попробуй сам с ней об этом поговорить, - еле слышно прошептал король.
   Киарис замер, озадаченно поглядывая на правителя. В самом деле, а почему бы ему не поговорить с ней? Кто знает, может девчонке придётся по душе вечная молодость. Его губы сами расплылись в самодовольной кривой ухмылке. Накинув капюшон, шумный гость покинул покои короля, отправившись разыскивать королевну.
  

***

   Нинэр уже добрых пять минут ходила рядом с Мором, который задумчиво смотрел в огонь, видимо, позабыв о своём обещании всё ей рассказать. Девушка, обиженная до глубины души, плюхнулась на одеяло рядом с ним, скрестила руки на груди и стала косо и недовольно поглядывать на мужчину. Тот, похоже, даже не заметил всех её манёвров, продолжая смотреть на всполохи костра.
   - Рассказывать-то будешь? - всё-таки не выдержала Эн.
   Мор, улыбнувшись, посмотрел на Нинэр, прищурил один глаз и стал внимательно изучать, будто бы видел впервые. Эни, фыркнув, гордо задрала слегка курносый нос, смерив мужчину холодным взглядом. Она попыталась скопировать этот взгляд у своего нового знакомого, но, будем с вами честны, у девушки получилось лишь жалкая тень того, что умел сирий.
   - Тебе очень хочется знать?
   Нинэр, пожав плечами, пододвинулась ближе, обняв руками колени и положив на них голову.
   - Это не вопрос жизни и смерти. Просто, если я буду видеть полную картину, то смогу тебе чем-то помочь. И получается, что я лишь обуза для тебя. Как думаешь, сможет ли слепец чем-то помочь? Поэтому я и хочу всё узнать. Чтобы не быть слепцом. В конце-то концов, ты же помог мне. И я должна вернуть долг! - Нинэр говорила серьёзно. Отец всегда говорил ей, что нельзя долго ходить в должниках. Уж лучше сразу отплатить своему спасителю, чем тянуть с этим долгие годы. - Я так понимаю, мы направляемся на острова, к драконам?
   Дёрнувшись, Мор в упор посмотрел на девушку и, вздохнув, начал рассказывать:
   - Сирии получили Дар от Богини. Они обучили этому Дару людей, считая, что несправедливо, если только они одни будут управлять магией. Но ни сирийцы, ни люди не подозревали даже о том, что смертные, используя магию, разрушают магический план мира. Понимаешь, из-за этого погибает мир. Из меня, конечно, маг аховый и вряд ли я тебе скажу, сколько времени нашему миру осталось... А ведь люди продолжают использовать волшебство! Уже намного меньше, ведь они и сами понимают, что с каждым разом им всё сложней и сложней добраться до Силы. В общем, в этой книге есть пророчество. Если создать определённую цепь событий, откроется способ. Какой именно и в чём он будет заключаться - я понятия не имею. Я даже не знаю точно, что нужно делать. Книга написана на маэлите. Это один из языков драконов. Его знал наставник, а я могу прочитать только пару-тройку слов.
   - И драконы нам нужны, чтобы прочитать это пророчество? - догадалась Нинэр.
   - И для этого тоже, - кивнул Мор, задумчиво накручивая прядь волос на длинный палец.
   Девушка подалась слегка вперёд, заглянув в тёмные глаза мужчины, и ткнула его под рёбра.
   - Говори давай, что там у тебя ещё? Причём ещё драконы, помимо книжки этой?
   Мор молчал, искоса поглядывая на ждущую Нинэр. Тяжело и обречённо выдохнув, он понял, что рассказывать всё же придётся.
   - Дракон - часть пророчества. Сирий, наследник, дракон и мертвец. Четверых нужно собрать вместе.
   Заслышав про мертвеца, Эн икнула, вытаращившись на тёмноглазого. Дети, да и взрослые тоже, обожали истории про оживших мертвецов. После некоторых из них Нинэр не спала ночами, опасливо косилась на дверь и шептала молитвы Богу-отцу. Она почему-то была уверена, что если хоть один в доме не спит - мертвец ни почём не зайдёт.
   А сейчас она твёрдо знала, что россказни об упырях, гулях и прочих не-мёртвых существах - попросту сказки, в которые только дети и верят. Некромантия была запретным разделом магии. И каждый, кто хотел постичь её, обязательно сходил с ума. Да и мертвяки всегда выходили полуразумными. А тут, похоже, нужно именно такой, который может мыслить и разговаривать.
   - А я кто?
   Мор, вздумавший в это самое время сделать глоток из фляжки, поперхнулся водой и уставился на девушку.
   - Нет, ну правда? На ожившего мертвеца я не похожа, - рассуждая, она стала загибать пальцы, - сирий из меня тоже никакой. На дракона я как-то тоже не особо похожа. А наследник... наследником чего я могу быть? Разве что папа от меня скрыл какую-то ужасную тайну. А пятого точно нету? Тогда я склоняюсь к тому, что я - наследник.
   - С чего ты взяла, что ты вообще являешься частью пророчества? - хмыкнул Мор.
   - Ну, во-первых, я слышала ваш разговор с наставником...
   Мужчина нахмурился.
   - Продолжай.
   - Во-вторых, - глядя в упор на сирия, как ни в чём не бывало заговорила она, - я для чего-то тебе нужна. Вряд ли для приготовления завтраков или обогрева твоей постели. Ты, если бы не наставник и это нападение, скорее всего оставил меня у него. Если бы я тебе для чего-то не нужна была. И, наконец, в-третьих, мои "работодатели" хотели меня продать одному человеку. По виду он был похож на мага, и просто так я его заинтересовать не смогла бы.
   - А тебе палец в рот не клади! - От этих слов Нинэр гордо выпятила грудь, вызвав улыбку на лице мужчины.
   С виду она была похожа на девчонку-простушку, вылезшую из глухой деревни. На деле оказалось, что за этим невзрачным и провинциальным видом скрыт острый ум.
   - Ну, так кто я? - не унялась девушка.
   - Ладно, скажу. Ты - дракон.
   - Весело! А ты у нас мертвец, да? - ехидно склонила голову к плечу Эн.
   - Как догадалась? - издевательским тоном вопросил мужчина, передразнивая девушку.
   - Нет, а если по-честному? - обиженно выпятила нижнюю губу Нинэр. - Какой из меня дракон? Я, по-твоему, похожа на гигантскую крылатую ящерицу, плюющуюся огнём?!
   Мор, повертев рукой в воздухе, прикрыл один глаз, придирчиво оглядывая свою спутницу.
   - По мне, так очень даже.
   Она вскочила, сжав кулачки, и стала глядеть на мужчину сверху вниз. Но, несмотря на то, что он сидел, а она стояла, ей всё равно казалось, что это Мор смотрит на неё сверху вниз. Под взглядом чёрных омутов Нинэр, еле сдерживая злость, опустилась обратно.
   - Понимаешь, крылатая, как ты выразилась, ящерица - только один из обликов драконов. Драконы - перевёртыши. О том, что они имеют и второе обличье, помимо истинного, в древности знали практически все. А сейчас лишь единицы знают о том, чем драконы выделяются из толпы в человеческом облике.
   - И чем же? - Злость с неё как рукой сняло. Она стала заинтересованно глядеть на сирия. Вот откуда он столько всего знает?
   - У драконов, как правило, неестественный цвет волос и глаз.
   - Тогда я точно не дракон! - фыркнула девушка, заваливаясь назад, на траву.
   Звёздное небо в это время года было необычайно красивым. То тут, то там мелькали серебряными росчерками падающие звёздочки, на которые Нинэр взирала с равнодушием. Она знала о том, что если видишь падающую звезду - нужно загадывать желание, но никогда в это не верила.
   Пока Эн любовалась ночным небом, Мор продолжал что-то самозабвенно рассказывать. И только ближе к концу своего повествования мужчина заметил, что его совершенно не слушают.
   - Нинэр! - Мор дёрнул её за руку, рывком заставляя сесть.
   Девушка, зевнув, уставилась на мужчину сонными глазами.
   - Ну что ещё? - тоном, полным негодования вопросила она.
   - Ты же сама просила, чтобы я тебе всё рассказал!
   - Я просила, чтобы ты рассказывал правду. А на дракона я ни капельки не похожа!
   - Если бы ты меня слушала, то поняла, какой из тебя дракон, - недовольно пробурчал себе под нос сирий, вздохнул и начал всё заново: - Понимаешь, ты не чистокровный дракон. Только чистокровки выделяются экстравагантным цветом глаз и волос.
   - И как же ты тогда понял, что я дракон?
   - Это из-за имени. Понимаешь, твоё имя переводится с маэлита как Летящая. Обычно, такие имена дают своим детям именно драконы.
   - Но у моего отца были нормальные волосы и глаза! И у матери тоже...
   - Значит, в тебе четверть или чуть больше драконьей крови. И, если ты в чём-то ещё сомневаешься, то могу сказать, что у людей не бывает настолько ярких зелёных глаз. Это ещё одно подтверждение.
   - Тогда почему именно я, а?
   - Я то же самое спрашивал у наставника, - вздохнул Мор. - Просто ты ещё ребёнок, - при этих словах Нинэр оскорблёно вздёрнула носик, - и ещё слишком мала для таких путешествий. Похоже, Богиня другого мнения о тебе. И поэтому свела меня с тобой.
   - Но ведь в пророчестве...
   - А в пророчестве и не сказано, что дракон должен быть чистокровным. Главное условие, чтобы он умел перевоплощаться. А если в тебе есть хоть одна четвёртая драконьей крови, в чём я лично не сомневаюсь, то ты определённо сможешь. Только нам нужно узнать у драконов, как пробудить в тебе драконью сущность.
   - И для этого нам нужны драконы, так?
   Мужчина, улыбнувшись сообразительности Эни, кивнул.
   - А какими именно цветами выделяются драконы? - зевнув, спросила девушка.
   - Так, похоже, уже пора ложиться спать и...
   - Не увиливай от ответа! - требовательно посмотрела она на сирийца.
   Вздохнув, он ответил:
   - Обычно красные или фиолетовые глаза. Иногда янтарные или ещё какие в этом роде. А цвет волос может быть абсолютно любым.
   - Красные говоришь, - пробормотала себе под нос Эн, задумчиво теребя ворот рубашки.
   Мор вопросительно изогнул бровь. Нинэр, оторвавшись от своих раздумий, соизволила пояснить:
   - Тот маг, который хотел меня купить... У него были ярко-алые глаза и белоснежные волосы. Я думала, что такая внешность нормальна для мага, но, судя по всему, выходит, что он является драконом. Может, нам вернуться? Я примерно помню, куда меня водили. Скорее всего, он ещё не покинул Шатера.
   - Сначала доберёмся до Таморана. А то провизии и снаряжения у нас никакого. И тебя в таком виде узнают. А потом уже вернёмся в Шатер. Договорились?
   Нинэр, немного подумав, кивнула и легла рядом с мужчиной, укрыв их обоих плащом.
   - Ты чего это?
   - Чего, чего... - пробурчала без пяти минут драконица. - Холодно уже становится. А плащ и одеяло у нас одни.
   Над её головой раздался тихий смех, но Эни, недолго думая, заехала сирию под подбородок макушкой, перекинула руку через его грудь и притворилась спящей. Сирий взвыл, тут же успокоился, начиная бухтеть себе под нос по поводу несносных дракониц, но его прервал недовольный голосок Эни:
   - Спи давай!
  
   Впереди показались каменные башни города Таморан. Спустя несколько минут из-за поворота дороги показались и городские стены, и ворота. У ворот стояла стража, решающая, кого пропускать, а кого гнать в шею. Эти строгости были связаны с тем, что вскоре должна была начаться ярмарка, а туда, где много денег и людей, обычно стекается много воришек и жулья.
   Мор спрыгнул с коня и повёл его в поводу, в сторону от основной дороги, к стенам города, где расположилось много народу в ожидании своей очереди. Проверка была тщательной, поэтому поток людей и караванов продвигался медленно.
   - И как ты планируешь проникнуть туда? - наклонилась вперёд Нинэр, шепнув ему на ухо.
   Мужчина, загадочно ухмыльнувшись, достал из кармана чёрный бархатный мешочек. Остановив коня, он огляделся по сторонам и высыпал себе на ладонь несколько небольших прозрачных кристаллов в форме капельки с горошину размером. Нинэр, уже выпрыгнувшая из седла, стояла рядом на цыпочках, рассматривая блестящие капельки, искрящиеся на солнце.
   Взяв один из них, сирий вернул остальные в мешочек, подцепил девушку за подмышки и вернул на коня, попросив наклониться к нему так, чтобы её глаза были на уровне его. Нинэр пожала плечами и выполнила то, о чём попросил её мужчина. Тот же, сжав капельку в кулаке, несколько секунд смотрел в глаза драконицы-полукровки. Кивнув чему-то своему, он закрыл свои тёмные очи и положил кристальчик на язык.
   - И для чего всё это? - не поняла Эни.
   До неё дошло только в тот момент, когда Мор открыл свои глаза и они оказались... ярко-зелёными, точно такими же, как и у самой Нинэр! Недоумевая, девушка уставилась на своего спутника.
   - У меня их мало осталось. Кстати, заодно прикуплю ещё в городе таких, - и подмигнул изумрудным глазом.
   Сейчас они были похожи на брата с сестрой. Даже, скорее, на двух братьев. Нинэр, вцепившись тонкими пальцами в плащ, скрежетала зубами, выслушивая проникновенную речь Мора. Глава отряда кивал, сочувствующе поглядывая на Эн. Замаскированный сирий, сопровождая эмоциональными взмахами рук свою речь, рассказывал о том, что у них недавно умерла мать, а сейчас они едут к единственному родственнику - доброй тётушке, которая живёт в этом замечательном городе.
   - Я уже решил, что в наёмники подамся. Всё-таки нехорошо сидеть на шее у тётушки. Она у нас такая добрая, такая добрая! А брата я, наверное, оставлю у неё. Он у меня так замечательно готовит! От плиты его порой не оттащить! Я ему обещал сковородку купить в подарок. Чугунную.
   Лицо девушки просветлело, как только она услышала про чугунную сковородку. Нинэр уже представила, как она этот замечательный "подарок" совершенно случайно роняет на ногу мужчине. Посмеиваясь про себя, она не обратила внимания на то, что их уже пропустили в город.
   Нинэр теперь ехала сзади, и за спиной Мора трудно было что-либо разглядеть. Ей пришлось наклониться в сторону, но так она только чудом не выпала из седла. Судорожно вцепившись в сирия, Эн чуть было не уронила и его. Благо, с равновесием у Мора всё было в порядке. Слегка повернувшись к ней, мужчина велел держаться и не вертеться. Только вот слова сирия на неё никак не подействовали, и девушка продолжила вертеть головой в разные стороны и хлопать зелёными глазищами.
   - Рот закрой, а не то ворона залетит! - нравоучительно посоветовал ей сириец.
   Девушка, захлопнув рот, клацнула зубами прямо под ухом Мора, заставляя того вздрогнуть и дёрнуться.
   - Драконица! - фыркнул, еле сдерживая смех, мужчина.
   Не обратив на это никакого внимания, Нинэр стала разглядывать улицу, по которой они ехали. Здания были в основном каменные, в один-два этажа. У двухэтажных внизу чаще всего располагалась лавка, а перед ними были выставлены лотки, где под присмотром торговца лежали разномастные вещи. В большинстве своём, конечно, оружие, но изредка встречались и различные инструменты, и предметы одежды, и недорогие украшения, и пища.
   Первым делом они отправились на поиски трактира, где можно остановиться. Но в преддверии ярмарки всё было забито до отказа, и лишь на пятом постоялом дворе Мор отыскал свободную комнату. Одну, с большой двуспальной кроватью, но зато свободную. Нинэр поначалу долго бухтела, но потом, когда мужчина заявил, что собирается спать на полу, девушка успокоилась. В конце концов, где она раньше спала? Её только недавно переселили из холодного подвала в конюшню, на сено, боясь, что девчонка может и простудиться.
   - Я тоже буду спать на полу! - заявила она Мору.
   - А кто же тогда будет спать на кровати? - заломил бровь мужчина.
   Нинэр пожала плечами.
   - Ты. Но точно не я.
   - Какой мужчина будет спать в кровати, если девушка довольствуется жёстким полом? К тому же у нас только одно одеяло, которое можно постелить, и только один плащ, которым можно укрыться.
   - Я могу и просто так на полу спать, - снова пожала плечами полукровка.
   - Кто где будет спать, мы решим потом. Сейчас нам следует поторопиться на рынок, пока не перевалило за обед. А то будет потом такая давка и толпа...
   Немного подумав, девушка согласно кивнула.
  
   - Держи мальчишку! - разорался широкоплечий мужик на весь торговый ряд.
   Мор уже целый час таскал за собой Нинэр по торговым рядам, что-то ища. Девушка безропотно следовала за своим спутником, порой даже помогая ему. Было видно, что сирий большую часть своей жизни прожил в лесу, и такая толпа вокруг была ему непривычной.
   Услышав крики, Эн быстро оттеснила мужчину в сторону, чтобы он не напоролся на детину, погнавшуюся за рыжим пареньком. На мужика Мор не наткнулся, зато ему в живот заехала голова рыжика. Мальчишка с тёмно-коричневой повязкой на глазах сориентировался быстрей, чем хлопающий глазами Мор, обогнул замаскированного сирийца и скрылся среди людей.
   - Нам надо бы его догнать, - задумчиво сказала Эни, глядя рыжему вслед.
   - С чего это? Я, по-твоему, каждого сирого и убогого должен спасать?! - зашипел в её сторону Мор.
   - Нет, спасать ты его не должен. А вот догнать мы его должны. Дурень, говорила я тебе, сумку в комнате оставь!
   Сирий уж было открыл рот, чтобы ответить, что он думает о всяких девчонках, смеющих обзывать его, но потом до мужчины дошли слова Эн. Похлопав себя по телу, Мор заметил наконец пропажу кожаной сумки, в которой лежал талмуд с пророчеством.
   - Чего замер? Быстрей, а не то упустим же! - выкрикнула драконица, схватила за руку и потащила за собой.
   Волочить за собой высокого, хоть и худого мужчину было сложно. Уже через минуту Эн отпустила его руку, и погоня пошла быстрей. Поначалу Мор отстал на десяток шагов, но когда он отошёл от того, что его - не абы кого, а именно его! - обокрали, мужчина быстро оказался рядом. Он полностью доверился Нинэр, прекрасно видя, что девушка и в городе лучше него ориентируется, и, похоже, знает, в какую сторону побежал парнишка.
   Наконец, она остановилась около одноэтажного дома, несколько секунд что-то высматривала в окнах, а потом попросила Мора:
   - Подсадишь до крыши?
   - Зачем? - недоумевая, он всё-таки выполнил её просьбу.
   Отряхнув коленки, девушка встала в полный рост на крыше, радостно вскрикнула и велела сирию залезать следом. Когда же тот взобрался к ней, Нинэр соизволила пояснить:
   - У них тут, скорее всего, база. Похоже, наш воришка в одиночку не работает. Ладно, ищи люк.
   - А разве нельзя через дверь? - продолжая недоумевать, полюбопытствовал сириец.
   - Во-первых, дверь нам не откроют наверняка. Во-вторых, выбить мы её не сможем - они позовут стражу, а тогда арестуют уже нас. В-третьих, мальчишка залезал именно через крышу.
   Люк был найден под какой-то странной ветошью. Причём, судя по всему, закрывался он изнутри, а открыть снаружи мог лишь тот, кто знал, как это делается. Поэтому в вопросе открытия лаза девушка уступила дорогу мужчине. Мор, пожав плечами, без затей и фантазии выбил хлипкий деревянный люк ногой, за что получил недовольный взгляд со стороны Эн. Снова пожав плечами, сирий спрыгнул вниз. Эн уже свесила ноги вниз, наклонившись слегка вперёд, как вдруг вспомнила, что внизу темно, и она запросто может сломать себе шею, неудачно приземлившись.
   - А ты меня поймаешь? - поинтересовалась Нинэр, размышляя, высоко ли ей падать.
   - Тут темно, так что вряд ли, - ехидно отозвался мужчина. - Впрочем, подожди, сейчас...
   Секунда ожидания, и внизу вспыхнул небольшой тёмно-зелёный вперемешку с чёрным огонёк. Под ним стоял широко улыбающийся Мор. Девушка, до того удивлённая, не сразу заметила, что она уже очутилась на руках сирия. Тому, похоже, было не тяжело с Нинэр в качестве дополнительного груза, и он стал оглядываться по сторонам.
   - Знаешь, - задумчиво выдала она, - ты кое-что забыл.
   - М? - посмотрел на неё Мор, ожидая ответа.
   - Ты забыл меня поставить на пол! - так рявкнула Эн, что мужчина даже испугался.
   Оказавшись на полу, она сразу же стала вертеть головой по сторонам, ища среди наваленной горой мебели паренька. Чего тут только не было! И роскошные кресла, и резные столы, и стулья, обшитые дорогой тканью, и огромный платяной шкаф... Глаза так и разбегались, не давали остановиться на одном месте дольше секунды.
   - Слушай! - пощёлкала пальцами в воздухе девушка, обращаясь к Мору. - А можно мне такого же светлячка над головой? А то неудобно!
   Мор сделал рукой странный жест, и в воздухе над головой Нинэр появился ещё один шарик света. Сделав шаг в сторону, чтобы проверить, будет ли огонёк следовать за ней, девушка, удостоверившись в этом, продолжила поиски. С светлячком стало намного легче и уже через минуту поисков она схватила мальчугана за шкирку. Рыжий, ловко извернувшись, хоть и был с повязкой на глазах, отпрыгнул в сторону, но Эн успела схватить сумку.
   - Дай сюда!
   - Да на! - как-то легко отпустил он сумку, а Эни полетела прямо в Мора, чудом не напоровшись на меч, который он держал в руках.
   Сирий и девушка кубарем прокатились по полу и угодили в гору мебели. Тумбочка над их головами раскрылась, и оттуда грациозно спланировала вниз чугунная сковорода. И прямо на голову мужчине. Мор мгновенно отключился. Светлячки погасли, ибо сирий их больше не поддерживал.
   - Чёрт возьми! Мор, вставай! - проорала ему на ухо Нинэр, но, поняв, что это бесполезно, подобрала из ослабевший руки меч и стала вглядываться в темноту вокруг. Правда, темень была не такой уж кромешной - люк, который выбил сирий, открывал кусочек краснеющего неба.
   В противоположном углу появилась полоска света, скрипнула дверь. Вскочив, драконица издала торжествующий вопль, заставивший мужчину прийти в себя, и бросилась в сторону двери, через которую бежал воришка. Оставлять его безнаказанным она не собиралась.
   Мор бы, наверное, остался на месте, да только сумку вместе с талмудом забрала с собой Нинэр. Боясь, что девушка в ярости может запросто потерять драгоценную книгу, сирий вскочил и, несмотря на кружащуюся голову, поспешил следом.
   Пришёл он как раз вовремя. Нинэр, занеся меч над головой, рассказывала мальчишке, что она с ним сделает за все его грехи. Повязка с глаз воришки уже куда-то делась, и он смотрел на девушку испуганными глазами цвета тёмного мёда. Мужчина замер, как только его взгляд встретился с мальчишеским.
   - Молись и кайся! - безумно загоготав, закончила Эни свою речь.
   - Нинэр, - чуть хриплым голосом позвал Мор свою спутницу.
   Девушка, мигом успокоившись, посмотрела на сирия. Перевела взгляд на воришку, и только тут до неё дошло.
  
  
   Действие III
  

Усы, лапы и хвост - вот мои документы!

Кот Матроскин из м/ф "Каникулы в Простоквашино"

  
   Нинэр, осознав, что с воришкой не всё так просто, как казалось, передала меч его законному владельцу, подошла ближе к мальчишке и нависла над ним. Несмотря на то, что выглядела драконица на три года младше своего настоящего возраста, она была на целых полторы головы выше рыжего сирия.
   Возможно, будь у Эни чуть больше времени, она бы и сама сообразила, что глаза у мальчишки тёмные неспроста. Мор, впрочем, не дал ей этого времени, опасаясь, что девушка может воплотить все свои обещания в жизнь. Говорила она очень убедительно, поэтому и у мужчины, и у подростка пропало всякое убеждение в том, что это всё пустые обещания.
   Никаресс - так, оказалось, звали воришку - как только понял, что убивать его не собираются, а, возможно, даже помогут, согласился выслушать странный дуэт, состоявший из коротко остриженной русоволосой девчонки и черноволосого мужчины. Цвет глаз одного и другого заставил мальчишку подумать, что они брат с сестрой.
   Подросток вывел их обратно к дому, заполненному всевозможной мебелью. На все расспросы по поводу этого рыжик загадочно блестел глазами, но молчал. Оставив всякую надежду, Мор смирился с тем, что разговорить мальчишку удастся только после того, как они сами расскажут о себе. Нинэр же и не думала оставлять попыток. Она пыталась подойти то с одной, то с другой стороны, но Никаресс на все вопросы отвечал односложно либо кивал головой, а поддерживать ту или иную тему не особо-то стремился. Вздохнув, Эн сделала вид, что тоже сдалась.
   Когда все расположились в центре комнаты, где было более-менее чисто, Нинэр первым делом поинтересовалась у Мора:
   - С чего ты взял, что этот воришка - сирий?
   Мужчина вздохнул, искоса поглядел на Никаресса и ответил:
   - Ты думаешь, что у сирийцев только чёрные глаза, так? - Утвердительный кивок. - На деле же у сириев не только чёрные глаза. Понимаешь, наше общество делилось на касты - это такие группы, из которых невозможно осуществить переход в другую. То есть если ты родился в касте воинов, то ты навсегда будешь воином. Но обычно Богиня не ошибалась. Так вот, самой многочисленной кастой являлась каста воинов. Именно у них были чёрные глаза. Дальше следовала каста магов - они имели тёмно-синие глаза, доставшиеся им от Богини. И, наконец, самая малая каста - властители. Как раз вся верхушка империи имела тёмно-коричневые глаза, которые поэты зачастую называли цветом тёмного мёда.
   - А как же купцы? Кузнецы, менестрели, владельцы таверн и прочие-прочие? Кто занимал все эти должности? - Нинэр непонимающе замотала головой.
   - Эти роли занимали люди. Правда, случалось такое, что ребёнок рождался с тёмно-фиолетовыми глазами. Тогда он попадал в касту Неприкасаемых и имел право делать всё, что душе его угодно. Такой ребёнок считался отмеченным не только Богиней, но и Богом-отцом.
   - Хм. А если, к примеру, у родителей-воинов вдруг рождался властитель?
   - Нельзя было точно предугадать, с какими глазами родится ребёнок. На всё воля Богини.
   - То есть от родителей не зависело, кем станет их дитя?
   - Именно так, - согласно кивнул Мор.
   Никаресс внимательно следил за разговором двух зеленоглазых.
   - Вы подозрительно много знаете о нас, - подал он, наконец, голос.
   Несмотря на то, что выглядел рыжий воришка от силы лет на четырнадцать, он был довольно смышлёным, да и глава гильдии многому обучил своего приемника. В первую очередь - умению слушать и делать правильные выводы, знать, когда следует говорить, а когда - молчать.
   - Потому что я сам сирий, - незамедлительно последовал ответ.
   У вора отвисла челюсть. Как этому человеку хватает наглости называть себя сирийцем? Ведь по глазам же всё видно! Опасно клацнув зубами, рыжик недовольно фыркнул и скрестил руки на груди, выжидающе уставившись на черноволосого мужчину.
   - Стоп! - вскрикнула Нинэр, ударив кулачком по тонкой ладошке. - Ты же владеешь магией, хотя относишься к этой... касте воинов!
   - Сирии все наделены магическими способностями, вне зависимости от того, к какой профессии их отнесла Богиня, - тяжело вздохнул Мор.
   - Так вы владеете магией? - изумился Никаресс, тут же позабыв о том, что решил не доверять этому странному человеку, выдающему себя за сирия.
   Никс с детства мечтал обучиться магическому ремеслу, но находившиеся в гильдии маги мало чем ему могли помочь. Рыжий воришка был сирийцем, а их магия сильно отличалась от человеческой, пусть и обучили тёмноглазые людей владеть Даром. А других сириев поблизости было очень и очень мало.
   Прикрыв глаза, Мор кивнул. А когда черноволосый мужчина открыл их, Никаресс понял, что ошибался с самого начала. Перед ним действительно был сирий, причём опытный, если он так умело скрыл свои чёрные глаза.
   - А вы...
   - Я вряд ли смогу тебе чем-либо помочь, - оборвал его Мор. - Дело в том, что ты уже имеешь определённые способности. Ведь ты прекрасно ориентируешься с закрытыми глазами, так? - Получив утвердительный кивок Никаресса, мужчина продолжил: - Это одно из направлений нашей магии. И я вряд ли обучу тебя пользоваться твоим Даром в полной мере. Я таких способностей не имею и никогда уже не получу. Мой удел - стихийная и амулетная магия. Да и то, с последней я не очень хорошо знаком. Наставник так и не сумел передать мне все свои знания.
   Рыжий воришка грустно вздохнул, но ничего отвечать не стал. Зато он узнал, что его способность чувствовать всё вокруг, даже если глаза закрыты, - его Дар. Значит, теперь Никс попробует сам разобраться во всём.
   - Такая магия очень близка к драконьей, - продолжал тем временем Мор. - Мы как раз разыскиваем их. Может, присоединишься к нам?
   Никаресс, не задумавшись ни на секунду, замотал головой. Покидать город, где он вырос, рыжик не хотел. К тому же, Никс был приемником главы гильдии. Ему ещё многому следовало научиться, чтобы принять это должность.
   - Вам есть, где переночевать? У нас в главном здании была пара свободных комнат. - Никсу хотелось сделать хоть что-то, помочь хоть как-нибудь своему сородичу.
   - Не беспокойся, - улыбнулся мужчина. - Мы остановились на постоялом дворе. Ты точно уверен, что не пойдёшь с нами?
   - Точно, - твёрдо кивнул подросток.
  
   - Зря ты его отпустил, - пробухтела Нинэр, плюхаясь на кровать в их с Мором комнате.
   Мужчина, стоявший у окна, держал в руках кружку с крепким вином и о чём-то старательно размышлял. Оторвавшись от своих мыслей, он посмотрел на Эн и улыбнулся.
   - Думаю, найдётся человек, который его быстро переубедит. Такой шанс выпадает раз в жизни. А разыскать нас он сможет, если захочет, конечно. - Рассуждая, сирий смотрел не на саму девушку, а чуть выше её головы, слегка расфокусированным взглядом, продолжая свою мысль уже в голове.
   Девушка же, вздумавшая переодеться в новую рубаху, только сейчас заметила, что Мор повернулся в её сторону.
   - Отвернись! - Нинэр метко кинула в голову сирийца подушку.
   Воспользовавшись тем, что мужчина отвлечён, она повернулась носом к стене и стянула рубаху через голову. Уже пришедший в себя Мор собрался было кинуть мягкое оружие обратно, да так и замер с занесённой рукой. На выпирающих лопатках девушки виднелось несколько прямых тонких шрамов от плетей. Пытаясь скрыть замешательство, мужчина отвернулся обратно к окну.
   - И откуда у тебя такие метки? - не удержался он.
   - От "работодателей", - безразлично пожав плечами, ответила Эни.
   В конце-то концов, с чего ей переживать? У неё теперь был замечательный телохранитель в лице воина-сирийца, она узнала, что имеет часть драконьей крови и что в будущем, возможно, сама сможет постоять за себя. Ведь у драконов была своя, необычайная и неповторимая магия!
   - И всё-таки зря ты его отпустил! - вздохнула Эн, а заметив, что мужчина исподтишка на неё поглядывает, взревела: - Да отвернись же ты!
  
   Стоило странной парочке покинуть складское помещение, как Никаресс сразу открыл потайной люк в полу, спрыгнул вниз и в полнейшей темноте побрёл по тайному ходу к гильдейскому зданию.
   Мысль о том, что он так просто отказался от, возможно, единственного в жизни шанса научиться управлять своим Даром никак не покидала его. Он продолжал крутить в голове разговор, размышляя, что бы случилось дальше, согласись он. Никс бы покинул гильдию. Перед воображением подростка вновь и вновь вырисовывался упрекающий взгляд учителя. Нет, он никак не мог оставить главу. Ведь рыжий воришка был обязан главе гильдии жизнью.
   Кромешная тьма вокруг нисколько не мешала Никарессу идти вперёд. Он прекрасно чувствовал, где находится стена, куда следует повернуть и сколько ещё осталось до конца тоннеля. Возможно, не имей он такого Дара, ему пришлось бы носить с собой переносные светильники, как у всех остальных в гильдии. Или же запоминать дорогу и идти на ощупь, держась за стену, как делали это другие.
   Впереди замаячил светло-сиреневый огонёк. Никс прекрасно знал, что до конца пути оставалось ещё, как минимум, пара поворотов. Он остановился в десятке шагов от огонька, но поняв, кто замер впереди, радостно вскрикнул и помчался вперёд.
   Ирис Неллар. Наверное, единственный друг на всём белом свете. Учитель и друг. Возможно, он стал для Никса даже отцом. Ирис всегда был строгим, но справедливым, понимающим. Он никогда не наказывал маленького Никаресса зазря. И не требовал большего, хоть подросток и хотел изо всех сил помогать ему.
   Рыжий воришка с разбегу повис на шее своего наставника, чуть не опрокинув и его, и стоящую чуть в отдалении Мирет. Ирис был невысоким мужчиной среднего, даже слегка худощавого, телосложения, поэтому уронить его не составляло большого труда. Глава гильдии имел простую, ничем не примечательную внешность и при этом одевался так, что мало кто обращал на него внимание в толпе. Мирет же, наоборот, являла собой картину "видит око, да зуб неймёт". Длинные волнистые светлые волосы и яркие голубые глаза вкупе с эффектной фигурой заманивали, только вот холод, которым веяло от Ледяной девы, как её прозвали втихомолку Никс и Ирис, заставлял ёжиться. Но когда Никаресс, Ирис и Мирет оставались наедине, Ледяная дева переставала быть такой уж неприступной. Она была частым вечерним гостем в комнате Никса и каждый раз рассказывала ему множество интересных и захватывающих историй.
   - Тише ты, Лисёнок! - хохотнул мужчина, взъерошив рыжий вихор на голове мальчишки.
   - Какой уж там Лисёнок! - притворно возмутилась Мирет. - Он по весу уже перерос даже лиса. Медведь он уже, медведь.
   Обиженный "медведь" слез с шеи наставника, развернулся на пятках и скрестил руки на груди, изображая обиженного и избалованного ребёнка, которому родители вдруг не купили новой игрушки.
   - Ну, ну, - развернув подростка к себе, Мирет потрепала его по щеке. - Не дуйся, а то надуешься и улетишь. Ты где был? Ты хоть представляешь, как переволновались мы из-за тебя!
   Никаресс было открыл рот, чтобы возмутиться по поводу телячьих нежностей, но тут же его захлопнул, виновато потупив взор. Если Ледяная дева начинала строить из себя мамочку, то Мирет действительно сильно переживала.
   - Ты ещё концерт устрой, - уперев руки в бока, наклонился вперёд Ирис, заглядывая в глаза своего подопечного. - Где был, спрашиваю? Я слышал, что тебя заметили на рынке. Месяц больше туда ходить не будешь, понял?!
   Никс тяжело вздохнул. С одной стороны, это было не только вполне ожидаемое наказание, но и своеобразная защита. С другой, рынок - самое прибыльно место, особенно во время ярмарки. А ведь Никаресс был одним из лучших учеников Ириса!
   - Где был?! - рявкнул, словно дракон, на притихшего ученика глава гильдии Воров. Впрочем, по гильдии уже давно ходили слухи, что то ли дед, то ли прадед Ириса был наполовину дракон. Такой вывод можно было сделать и из фамилии гильдейского главы. Неллар - один из сильнейших драконьих родов. А то, что перед названием рода в имени главы гильдии не было приставки "зу", указывало, что Ирис был нечистокровным драконом.
   Лисёнок, ещё раз тяжело вздохнув, начал свой героический рассказ с того, как случайно столкнулся с зазевавшимся мужчиной в торговых рядах и чисто автоматически стянул у него сумку...
  
   Нинэр уже целых полчаса стояла рядом с Мором, держащим за узду коня. Он продолжал всматриваться в толпу вокруг и не отвечать на все вопросы и подначки девушки. Вот второе было действительно странным. Раньше Мор охотно пояснял всё, казалось, ему нравиться выглядеть умным и объяснять что-то. Сейчас же он что-то периодически бурчал себе под нос и упрямо высматривал кого-то в толпе народу.
   Наконец, он, видимо, увидел этого "кого-то", помог взобраться в седло Эни и повёл коня в поводу.
   - Ну и зачем было кого-то ждать, чтобы сразу, его увидев, уехать? - недоумевая, поинтересовалась драконица.
   - Увидишь, - посулил ей сирий, бросая беглый взгляд за спину.
   - Эй, господин воин! Господин воин! - орала прекрасным голоском впереди женщина лет тридцати с длинной светлой косой. Она была одета в простое светлое платье, а голубые глаза так и глядели лукаво на черноволосого сирийца.
   Мор усмехнулся, но подходить ближе не стал. Женщина, немного постояв, махнула кому-то за своей спиной и скрылась в потоке людей. Сделала она это столь мастерски, что Нинэр даже усомнилась в том, что секунду назад на этом самом месте стояла женщина.
   - Я так понимаю, вы и есть тот сирий, который сделал моему ученику очень интересное предложение, - раздался совсем рядом голос.
   Эн потребовалось несколько минут, чтобы понять, кто произнёс эти слова. Это был невысокий мужчина, казавшийся совсем непримечательным, на вид лет тридцати пяти с короткими тёмными волосами и серо-зелёными глазами, смотревший на Мора прямо, ожидая ответа.
   - А вы, как понимаю я, глава воровской гильдии? - также пристально посмотрел на мужчину сирий.
   - Вы неплохо осведомлены, - качнул головой глава гильдии. - Меня зовут Ирис Неллар.
   Мор кивнул каким-то своим мыслям, ответив:
   - В этом городе почти каждый знает, чьим учеником является мальчишка с повязкой на глазах. Нужно лишь правильно выуживать информацию. Моё имя Мор, а мою спутницу зовут Нинэр.
   - Я пришёл к вам по делу, господин воин-маг по имени Мор, - усмехнувшись, ответил мужчина. - Видите ли, мой ученик ответил не подумав. Он не сразу сообразил, что его способности могут быть полезны гильдии. Да и сам он хотел бы научиться чему-нибудь этакому. Я его неволить не стану. Но он вдруг изъявил желание вернуться ко мне по окончанию обучения.
   - Я уже говорил ему, что из меня учитель не ахти.
   - Знаю, вы ищите драконов, которые как раз смогут ему помочь в обучении. Но дело в том, что Никс - мой любимый ученик и приемник. Будет очень скверно, если он не вернётся. Конечно, он жуть какой непослушный, надоедливый и непоседливый, но мне он дорог. Я к нему привязался. Чуть-чуть. - Улыбка Ириса говорила об обратном. Нет, к мальчику он действительно привязался, только вот не чуть-чуть. Никаресс буквально стал для него сыном.
   - Даже так? - заломил бровь Мор, встряхнул головой и кивнул главе гильдии Воров. - Постараюсь помочь ему. В конце концов, мы же одной крови.
   - Да-да, - замахал руками Ирис, - я знаю как у вас ценится вся эта дребедень, связанная с кровью. Главное, чтобы вы мальца привезли обратно живым и по возможности здоровым. Ну и помогли ему.
   - Дело, я так понимаю, не столько в обучении, сколько в?..
   - Да, - тяжело вздохнул мужчина. - Я хотел бы оказаться неправым, но да, да и ещё раз да. В городе становится небезопасно. Не нравится мне эта акция королевны. Почему она вдруг решила помогать сирийцам? И ведь против их воли! Специальные отряды просто хватают всех с тёмными глазами и забирают с собой.
   - И непонятно, что с захваченными случается дальше, - согласно вздохнул сирий. - Вы думаете, с нами будет безопаснее?
   - По крайней мере лучше, чем в гильдии Воров. Да и замаскировать вы его сможете лучше меня. Повязка на глазах более чем подозрительна. Особенно в нашем городе. Вы ведь сами это понимаете. Слухи, слухи... Эй, Лисёнок!
   Из переулка на свет вышел Никс в дорожной одежде и с заплечным мешком в руках. Он виновато посмотрел на наставника, выловил взглядом в толпе Мирет, издал протяжный вздох полный горечи и подошёл к Мору и Ирису.
   - Я готов, наставник.
   - Точно всё взял?
   - Да, наставник.
   - Деньги?
   - Да, взял, наставник.
   - Запасную одежду? Еду?
   - И это взял, наставник.
   - А?..
   - Наставник!
   - Что же это я, в самом деле, - пробормотал Ирис, спохватившись.
   - И после этого вы утверждаете, что привязались, но совсем чуть-чуть? - ехидно прищурился Никс, смешно сморщив нос, на что глава гильдии лишь развёл руками.
   - Ну точно Лисёнок, - хихикнула себе под нос Нинэр, наблюдая за этой картиной со стороны.
   - В общем, жду вестей. Но пока обучения не закончишь, только попробуй сунуться сюда. Понял?!
   Никаресс закивал, что всё понимает, но выглядело это так, будто он скорее хотел отвязаться от переживающего Ириса. Мужчина и в самом деле волновался. Одно дело, когда дорогой тебе мальчишка всё время на виду, под присмотром и всегда можно узнать, что с ним да как. И совершенно другое, когда этот самый дорогой тебе ребёнок отправляется неизвестно куда с малознакомым сирийцем. Повода не верить Мору у него не было, ведь сирийцы чтили Закон Крови, как они сами это называли, но... Ну не мог Ирис так запросто отпустить мальчика, ставшего ему сыном!
   - А пара лошадей им не помешает, - вынырнула из толпы голубоглазая блондинка, ведущая в поводу сразу двух скакунов: гнедую и серую в яблоках кобылиц.

***

  
   Высокий звонкий визг девушки заставил дракона поморщиться и тихо заскрежетать зубами, ибо вой становился уже невыносимым.
   - Харе орать убиенной вампиршей! - возмутился изгнанник, взмахивая рукой.
   Оказалось, зря он это сделал. Пола плаща откинулась в сторону, открывая чудесный вид на... самый настоящий хвост, покрытый красновато-ржавой чешуёй! Девушка, зажмурившись, снова заголосила, а потом попросту бухнулась в обморок, сползая по стеночке на пол. Киарис, проводив её задумчивым взглядом, невозмутимо пожал плечами.
   - Подумаешь, хвост! Можно подумать, они тут в замке не знают, кто с хвостом вечно ходит. Эх-х, и почему меня так не боятся, как моего хвоста? - философствовал себе под нос дракон, переступая через распластанное на полу тело.
   Первая комната в покоях королевны Киарису сразу пришлась по душе. Просторный светлый зал был выстлан коврами по полу. В центре, около невысокого круглого стола из орешника стояли несколько высоких мягких кресел. На стрельчатых окнах витиеватым узором висела ажурная серебряная решётка, которую можно было разглядеть сквозь полупрозрачные воздушные занавески, покрытые россыпью мелких камешков и расшитые золотой нитью. А под потолком была подвешена огромная люстра, которая, несмотря на свои размеры, казалась лёгкой и невесомой.
   Дракон никогда ещё не был в покоях королевны, да и наткнулся на них совершенно случайно. Покинув короля, Киарис не сразу отправился на поиски её высочества, рассудив, что разговор не столь важный и может подождать. Недавно пойманный беглец интересовал изгнанника куда больше, чем девчонка, вздумавшая вдруг помогать тёмноглазым. Впрочем, откладывать встречу надолго Киарис тоже не планировал.
   Еле слышно ступая по мягкому ковру цвета персика, гость и не думал шуметь или привлекать к себе внимание. Дракон прикрыл глаза и использовал Дар, чтобы проверить пространство вокруг. Королевны в покоях не наблюдалось, что даже было на руку Киарису. Кривая безумная усмешка сама собой выползла на его лицо. В самом деле, почему бы не проверить, чем интересуется юная наследница? Киа ещё ни разу не встречался с ней лично, да и слухам особо не верил. Он вообще редко кому доверял. Разве что своему единственному живому врагу изгнанник мог верить как самому себе. Лиар, если подумать, был в некоторой степени очень даже честным. Как известно, честный враг лучше, чем трусливый друг. Впрочем, о своём лучшем противнике дракон уже давно ничего не слышал.
   Недолго думая, Киарис приоткрыл белоснежную дверь, ведущую, как он думал, в личную комнату королевны. Дракон не угадал. За дверью находилась никакая не спальня и даже не рабочий кабинет. Комната с низким потолком была заставлена книжными стеллажами, а в углу виднелась гора подушек и несколько пледов. Проходя мимо полок с книгами, дракон удивлённо присвистнул, - Киа даже не подозревал, что во дворце есть подобные книги. И он был слегка ошарашен тем, что эти книги нашлись в покоях Тиарэни. Изгнанник ожидал увидеть избалованную девчонку, а тут на тебе - залежи книг, которые, в своё время, Киарис понимал с большим трудом. Конечно же, ничего нового древний дракон для себя не нашёл. Но ведь сам факт!
   Наконец, Киарис вышел к другой двери. Она вела в спальную комнату, в которой изгнанник не увидел особой роскоши. Простая кровать с неброским балдахином, мягкий однотонный ковёр на полу, невысокие потолки, как и в библиотеке, а также ещё две новых двери. Дракон, по-хозяйски осмотревшись, со всего маху плюхнулся на кровать. Особого пиетета к придворным манерам и прочей мишуре, которую так любили знатные особы, Киа никогда не испытывал. Конечно, он сам был наследником одного из благороднейших родов, но... Во-первых, он оставался единственным законным наследником, ибо младший брат, отправившийся в путешествие по миру около пятисот лет назад, уже давно не подавал никаких признаков жизни. А во-вторых, Киарис теперь являлся изгнанником. Все другие потомки рода Айхарен канули в небытие. Самыми живучими оказался именно этот рыжий индивидуум, которому в детстве больше нравилось резать живых кошек, чем учиться этикету и манерам.
   Повалявшись немного на кровати, Киарис чуть не задремал. Его разбудили шаги в первой комнате, и всё благодаря чуткому слуху драконов. Изгнанник быстро поднялся, сделал неуловимое движение бровью, и кровать тут же вернулась в свой изначальный вид, будто бы и не валялся на ней только что некий бесцеремонный рыжий дракон.
   Девушка, вошедшая в комнату, ничуть не удивилась, увидев рядом с кроватью фигуру, закутанную в непонятного цвета плащ. Возможно, когда-то давно он сиял белизной или был, наоборот, иссиня чёрным, но сейчас предмет одежды, ассоциировавшийся в замке у всех с тайным советником короля, изгнанником драконов, носившим имя Киарису зу Айхарен, представлял из себя пятнистую ткань, описать цвет которой было затруднительно.
   Не спешивший снять капюшон гость разглядывал королевну, вздрогнувшую, как только янтарного цвета глаза вперились в неё. Дракон лучезарно улыбнулся, счастливый от того, что его всё-таки боятся. Да и как не испугаться существа, о котором уже не один век ходили легенды? Большинство распускал сам Киарис, но некоторые из них, поражавшие кровожадностью и жестокостью, могли быть истинной. Почему-то никто не торопился проверить правдивость слухов на себе.
   Изгнаннику её высочество понравилась сразу. Среднего роста девушка, выглядевшая лет на шестнадцать-семнадцать, имела тёмные волосы, завитые в локоны, и приятного цвета зелёно-оливковые глаза с золотыми искорками. Гордая осанка, тонкая шейка, милый носик, вздёрнутый сейчас кверху, плавный абрис слегка пухленьких губ, миниатюрная фигурка, которую подчёркивало светлое платье с простой прямой юбкой, идущей прямо от лифа, расшитой мелкими драгоценными камушками, серебряной и золотой нитью, - абсолютно всё выдавало в ней кровь аристократки. Киарис, быть может, и влюбился бы в Тиарэни, если не существовало бы одно-единственное "но", заключавшееся в том, что дракона высокие чувства нисколечко не интересовали. Обычно про таких людей говорят: "Женат на своей работе".
   - Чем обязана? - Голос девушки был приятен и довольно мелодичен.
   - Видите ли, сударыня, - скромно потупил взор дракон.
   Королевна недовольно фыркнула. Отец, рассказывавший её о том, что Киарис - совершенно невоспитанный хам, говорил полнейшую правду. Обращаться "сударыня" он мог к какой-нибудь крестьянке или горожанке, но уж никак не к наследнице престола, которую можно было называть только "ваше высочество". Даже по имени редко кому разрешалось звать венценосных особ.
   Киарис, напротив, прекрасно знал, что неправильно обратился к Тиарэни. Сделал он это из вредности, решив вдруг позлить венценосную особу. Понять логику драконов не так уж и легко. А понять логику древних драконов, которым уже перевалило за третий десяток веков, не могут даже сами древние драконы. Впрочем, Киа нередко действовал по воле своей интуиции, совершенно ей доверяя, особенно в вопросах, касающихся общения со смертными.
   - Вы ведь знаете, кто я такой, вашество? - перешёл сразу к делу Киарис.
   - Догадываюсь даже, что именно вас привело ко мне. - Лёгкая мимолётная улыбка коснулась губ королевны. - Вы не могли бы снять капюшон? Всё-таки как-то непривычно общаться с собеседником, скрывающим своё лицо.
   Древний безразлично пожал плечами, сделав даже больше, расстегнув пряжку плаща. Перед девушкой стоял относительно высокий медноволосый мужчина в просторных тёмных штанах, малиновой тунике и тапочках на босу ногу. К уже известным приметам - хвост, чешуя на лице, глаза с вертикальными зрачками, все как на подбор острые зубы и когти - добавились рога на макушке, имевшие длину чуть больше ладони и загнутые назад. Получил дракон их совсем недавно, продвинувшись ещё дальше в экспериментах над собой любимым. Рога, как и прочие прелести этих исследований, Киарису очень нравились - они предавали ему ещё более грозный и "уж-жасный", как он сам любил говорить, протягивая букву "ж", вид.
   Увидев, каким тайный советник является на самом деле, Тиарэни слегка отшатнулась, оперлась на дверной косяк, вдохнула, задержала дыхание и подняла взгляд на обладателя столь экстравагантной внешности.
   - Ну-с, будем общаться дальше так или мне вернуть плащ на место? - прищурив янтарные глаза с вертикальными зрачками, полюбопытствовал дракон.
   Девушка отрицательно качнула головой. Она час назад посещала покои отца и выслушала все его наставления. Поняв, что дракон может стать полезным не только в излечении короля, но и в дальнейшем будущем всего королевства, Тиарэни твёрдо решила заполучить такого союзника любым способом. Конечно, такое решение она приняла после того, как узнала, что ни власть, ни деньги, ни женщины этого дракона нисколько не интересуют. Жертвовать собой королевне как-то не улыбалось.
   - Я вас внимательно слушаю, - ровным тоном ответила девушка, глядя прямо в янтарные очи Киариса.
   Дракон улыбнулся в ответ, поправляя выбившуюся прядь волос из рыжего хвоста.
   - Вы ведь понимаете, зачем и почему мне нужно то, что мне нужно? - склонил голову слегка набок Киа, разглядывая королевну с получившегося ракурса.
   - Я понимаю всю необходимость меры.
   - Вы отзовёте своих людей?
   - Может, лучше...
   - Нет, - резко оборвал её изгнанник. - Мы отправимся на охоту сами.
  
   Действие IV
  

И когда одиночество через край переполнит уставшее сердце,
Нам снится кем-то обещанный рай,
Место, где мы бы смогли отогреться.
Островок покоя
Среди хаоса и круговерти
Там, где кто-нибудь нас укроет от ледяного дыхания смерти.

Flёur - Тёплые Воды

   Белое безмолвие. Кругом, на лиги и лиги пути, простирается снежная равнина. Небо, настолько белое, настолько слепящее, на горизонте сливается с искрящимся покрывалом земли. И среди этой тихой белизны сильно выделяется фигура в чёрном. Длинные, под стать снегу, волосы свободно спадают до талии. Он ждёт. Ждёт, пока придёт кто-то очень важный.
   Наконец, вспышка, оглушительный грохот, свист, вой. На секунду всё перестало существовать для мужчины в чёрных одеждах. Но вот прошла ещё секунда, и он увидел перед собой того, кого ждал всё это время. Он звал его каждую свободную секунду, и только сейчас важный для него человек соизволил явиться. Невысокий, с волнистой гривой ярко-рыжих волос, одетый в простую тунику и свободные штаны. Но, несмотря на внешний вид, неимоверно важный.
   - Мда-а-а, - выдал этот "важный" человек, оглядываясь кругом.
   Когда он был здесь в последний раз? Много, очень много времени назад. Он поёжился, но не от холода, - здесь просто не существовало такого понятия, как температура, - нет, не от холода. Что-то другое заставило обладателя рыжих волос передёрнуть плечами, тяжело вздохнуть и сделать шаг назад. Босая нога увязла в снегу. Рыжий, запнувшись, повалился назад, сел и стал смотреть на мужчину в чёрном так, будто бы впервые видел его. Немного подумав, "важный" взмахнул рукой, и рядом появилось неимоверной чистоты зеркало, сделанное, казалось, из кристалликов льда. Осмотрев себя, рыжеволосый недовольно встряхнул головой.
   - Что, Киа, отвык уже от своего нормального вида? - ухмыльнулся одетый в чёрное, подавая руку, чтобы помочь встать.
   - Зачем ты это сделал? - Он встал сам, на секунду забыв, как дышать. - Зачем ты сделал это со мной?
   Киарис склонился перед зеркалом, положил ладони на щёки и подвигал их вверх-вниз, продолжая, но на этот раз куда придирчивее, осматривать себя. Он снова встряхнул головой, выругался себе под нос и повернулся к вызвавшему его мужчине.
   Тот нисколечко не изменился с их последней встречи. Разве что бледность кожи стала куда как заметнее, да и синяки под глазами сильно портили всю картину. А ещё глаза... ставшие ещё ярче кроваво-алые глаза смотрели с нотками вызова, с каким-то неприятным, непонятным чувством. Так смотрит только враг. Злейший враг, но никак не друг, не товарищ, не союзник.
   Но вот наваждение спало. Приветливо улыбнувшись, мужчина протянул руку, желая поздороваться с очень "важным" человеком. Вернее сказать, драконом.
   - Брат...
   - Молчи! - зашипел на него Киарис, еле сдерживая себя, чтобы не кинуться вперёд.
   Да. Брат. Вот, что это был за мужчина. Злейший враг, брат... Лиар! И друг, и враг в одном лице. В полнейшей тишине раздались странные звуки - это от плохо скрываемой злости скрежетал зубами Киа, сверля взглядом Лиара. Тот смотрел в ответ с некоторой нежностью, добротой, лаской... Но нет! Изгнанник не мог поверить ему ни на миг. Это был тот, кто виноват в смерти родителей. Тот, кто бежал, осознав свои ошибки. Тот, кто не помог, не выручил, не поддержал в нужный момент, хотя мог! Мог...
   Киарис ещё раз встряхнул головой. К чёрту это жалкие человеческие чувства! Пусть говорят, что сердце должно быть горячим, а ум - холодным. Не так! Сердце - вот что заставляет людей алкать недозволенного, быть страстными. Оно должно быть холодным. И сейчас, как самый честный судья, Киа должен был избавиться от всех эмоций. Стать беспристрастным. Но как? Ведь Лиар, пожалуй, единственный на всём белом свете не давал Киарису скрываться под маской. Он каким-то странным образом заставлял его быть настоящим, вызывал самые яркие, пусть и плохие, эмоции.
   - Что тебе нужно, Лиа? - голосом, лишённым всяких красок, спросил Киарис, поднимая янтарные глаза на брата.
   Его щека еле заметно дёрнулась. Трудно. Боги, как же трудно держать себя в руках! И это после стольких лет взаимной вражды? После всего того, что он сделал? Точнее, не сделал. Лжец, обманщик, трус, подлец!.. Киа резко выдохнул, скрестил руки на груди и, слегка наклонив остроухую голову к плечу, стал изучать Лиара внимательнее.
   Брат был на полторы головы выше, не такой худощавый, более бледный. Черты лица вообще заставляли завидовать - немного женственные, но не портящие, а, наоборот, завлекающие, плавные, мягкие, утончённые. Наверное, в тайне Киарис всегда завидовал своему младшему брату. Тот пошёл в отца, вырос достойным наследником и внешне, и внутренне. Киа же был не высок ростом, чересчур худой, а волосы не поддавались никаким расчёскам - всегда растрёпанные, взъерошенные и спутанные раньше, теперь, в реальном мире, они были не такими длинными, чтобы быть столь непослушными. Нет, рыжий дракон никогда не признается в том, что завидует брату. А ведь когда-то...
   - Я долго звал тебя...
   - К чёрту лирику, Лиар! - оборвал его Киарис, прикрывая глаза, но тут же их резко распахнув. - Ты прекрасно знаешь, что я знаю, что ты знаешь. Переходи к делу.
   Младший брат на секунду впал в ступор, а потом, растянув улыбку до ушей, ответил:
   - Ты знаешь, что я знаю, что ты знаешь, что я знаю о чём?
   - Ты знаешь, что я знаю, что ты знаешь, что я знаю, что ты знаешь о королевне и сирийцах. И, наконец, ты приступишь к делу или мне покинуть тебя?
   - Брат...
   Киарис дёрнулся всем телом, заставив Лиа отступить на шаг. Не возможно догадаться, как отреагирует изгнанник на то или иное слово. Но именно на это Киа всегда отвечал одинаково.
   - Я помню, наследник Айхарен. Я всё помню.
   - Вот и отлично, - пробурчал себе под нос наследник Айхарен, искоса поглядывая в зеркало.
   В кого он превратился там, в реальной, настоящей жизни? Зачем он сделал с собой все те чудовищные вещи? Кому он хотел доказать? И что именно? Эти вопросы всегда оставались без ответа. Но где-то внутри Киа прекрасно знал, кем стал, зачем это сделал, кому и что хотел доказать. Где-то там, внутри...
   - Ближе к делу, - напомнил Киарис, отрываясь от отражения.
   - Ты ведь знаешь, за что тебя изгнали?
   - Мне популярно объяснили, можешь не переживать. И да, совсем забыл. Меня изгнали снова, веришь, нет? Теперь уже на совсем. Второго шанса не будет, увы. Впрочем, он уже был. Значит, третьего не будет. И четвёртого, раз уж третий того. И пятого, шестого, седьмого, восьмого, девятого, десятого и дальше по списку. Я исчерпал все попытки в этой игре.
   - И начал играть в другую? - холодно вопросил Лиар, стараясь не смотреть в янтарные глаза брата.
   - Не-е-ет, я играю в ту же самую. Просто перенёс её на другой уровень, с другими условиями, с другим призом, - хищно оскалился в ответ Киарис. Правда, без клыков этот оскал выглядел не так угрожающе.
   - Ты помнишь? Помнишь тот стишок? - вдруг, после затянувшийся паузы, спросил Лиар.
   - Из той книжки, что ли? - удивлённо захлопал глазами старший брат, а потом закрыл уши ладонями, в надежде защититься на случай, если Лиа вдруг начнёт читать детский стишок. - Боги, только не напоминай мне про него. И не начинай!
   - Но ты его помнишь? - с какой-то безумно счастливой улыбкой поинтересовался младший брат.
   Киарис плотнее зажал уши, начиная напевать себе под нос что-то очень надоедливое, чтобы Лиар поскорее переключился на эти, сплошь фальшивые и гнусавые, звуки.
   - Ты никогда не отличался хорошим голосом, - покачал головой Лиар, а потом, немного помедлив, продолжил: - Киарис, я всё знаю. Знаю, почему ты подстроил всё так, чтобы тебя изгнали. Ты был всеми уважаем, любим... а потом вдруг будто с цепи сорвался. Ты всегда умел держать себя в руках. Послушай, Киа, я знаю, что ты сотворил с собой!
   Изгнанник вдруг замер, не веря, посмотрел на своего младшего брата глазами, в которых плескалась такая ненависть, такой гнев и ярость! ЕГО тайну знает Лиар! Как, откуда, почему?!
   - Киарис, прошу тебя, давай встретимся. Я помогу тебе. Или хотя бы буду рядом, пока...
   - Замолчи! - резко развернувшись на пятках, выпалил Киа. - Знать тебя не желаю!
   - Брат, ты не должен оставаться один. Не сейчас, не в таком положении, не...
   Белые просторы вокруг начали таять. Киарис вдруг очнулся в своей лаборатории, резко оттолкнулся руками от стола и упал, перевернув табуретку и прихватив за собой часть исписанных листов. Кто-то присел рядом на корточки, начиная их собирать. Но изгнанник никого и ничего не видел рядом.
   - Ты кричал во сне, - раздался тихий девичий голос. - Я зашла, а ты что-то кричал на непонятном языке. Это драконий, да? Что тебе снилось?
   - Ничего, - коротко бросил в ответ Киарис, поспешив закрыть глаза, чтобы королевна не увидела блеснувших где-то на грани слёз. - Ничего, Гвен...
   - Как ты меня назвал? - переспросила девушка, подползая на корточках ближе.
   - Говорю, ничего не случилось, сударыня! - совершенно другим голосом ответил Киа.
   Тиарэни, вздохнув, аккуратно сложила все записи обратно на стол и, улыбнувшись, протянула руку дракону, желая помочь ему встать. Киарис, продолжая не замечать её присутствия, поднялся самостоятельно, оперся ладонями на стол и склонил голову вниз, будто бы размышляя о чём-то тяжёлом. А потом вдруг резко развернулся, прыжком сел на стол, подмигнул королевне и предвкушающе оскалился.
   - Ну что, готова к Охоте?
  

***

  
   Нинэр наклонилась вперёд в седле, нахмурилась и повернулась к Мору, который ехал чуть в стороне и позади. Никаресс продолжал что-то весело щебетать, рассказывая о своих подвигах в гильдии Воров. Где-то в самом начале Эн потеряла нить повествования и предпочла, дабы не обидеть мальчика, делать вид, что это всё занимательно и интересно, что она очень внимательно слушает и не отвлекается. А тем временем девушка размышляла совсем о другом. К примеру, о странном настроении, которое с самого утра не покидало Мора.
   Вчера вечером они посетили дом старика. Впрочем, от дома там не так уж и много осталось. Избу и сарай сожгли, предварительно, наверное, обыскав и забрав всё, что только можно. На Мора тогда было страшно смотреть, но уже через час он, казалось, пришёл в себя. А теперь был хмур и молчал всю дорогу.
   - Эй, а как зовут твоего коня? - поравнявшись с ним, спросила Эни, пихнув сирийца в бок. - А то как-то не удосужилась узнать.
   - Зовут? - каким-то неживым голосом откликнулся мужчина.
   - Ага, мне тоже интересно, как зовут этого монстра! - согласно закивал Никс, пристраиваясь с другой стороны.
   - Да что вы привязались?! - не выдержал сирий. - Зачем лошади имя?
   Вороной под ним резко встал, из-за чего Мор чуть не вылетел из седла. Нинэр и Никаресс понимающе переглянулись, обменялись ухмылками и в голос ответили:
   - Нельзя так! У боевого товарища должно быть имя.
   - Ну, будет тогда Монстром, - вяло отмахнулся воин, пытаясь заставить коня сдвинуться с места.
   Тот недовольно мотнул головой, дёрнул ухом и угрожающе покосился на своего хозяина тёмным глазом.
   - Ему не нравится! - заулыбались Никс и Эн.
   - Бред, лошади не могут понимать человеческой речи! - Мор встряхнул головой, уставившись на своих младших товарищей.
   - Это ты так считаешь, а он другого мнения, - фыркнула девушка, больно ткнув Мора под рёбра.
   Мужчина, пытаясь уклониться, свалился с седла. Безымянный конь отошёл подальше, к кустам, и стал недобро смотреть на сирийца.
   Ловко спрыгнув вниз, Нинэр осторожно подошла к вороному монстру, подмигнула Никсу и Мору и напевно стала говорить коню всякие приятные слова. Тот, прислушиваясь, подался чуть вперёд.
   - Мор, подумай хорошенько, как бы ты его назвал? - крикнула Эни мужчине, поглаживая мощную шею чёрного коня.
   - Гр-р! - отозвался сириец, но вдруг замер, слегка прикрыл глаза, будто бы прислушиваясь к себе. - Рэд. Его имя - Рэд.
   Вопроса или предложения в интонации не чувствовалось. Это просто... была констатация факта, как такового. И вороной, будто бы откликнувшись на это имя, подался вперёд, к Мору.
   - Рэд? Это что-нибудь значит? - поинтересовался Никаресс.
   - Да. С маэлита переводится как...
   - Водопад, - закончила за него Нинэр, почёсывая Рэду за ухом.
   - Водопад? Но почему именно это?
   - А ты знаешь, насколько сильной может быть вода? И в то же время, она принимает любую форму, может быть спокойной, тихой и уже через секунду яростной, быстрой, смертельной. Наставник говорил мне, что любой водопад, рано или поздно, разрушает ту скалу, с которой падает.
   Троица ожидающе уставилась на коня, ибо решающим голосом был, как бы абсурдно это не звучало, именно конь. Он подошёл к своему хозяину и упёрся головой в его плечо, косясь тёмным глазом.
   - Рэд, - ласково произнёс Мор, проводя рукой по гриве.
   - На-а-арод! - радостно протянул Никаресс, привставая в стременах. - У меня для вас новость. Впереди я чувствую большое скопление людей. На разъезд не похоже, на караван - тоже. И двое прямо за поворотом, но ощущаются как-то по-другому. Что будем делать?
   - Разбойники? - предположила Нинэр, оглядываясь на Мора.
   - Вполне возможно, - пожал плечами мужчина. - А вот двух путников, что идут не так далеко от нас, я бы, наверное, предупредил. Не просто же так они отличаются? Никс, как думаешь?
   Подросток замотал головой и пожал плечами, показывая, что понятия не имеет, кто это может быть. Своим Даром он пользовался интуитивно, совершенно в нём не разбираясь.
   - Этарка риста харт.
   - А вот и ещё одна причина, почему Ирис отослал тебя из гильдии! - хохотнув, перебил его Мор.
   - Что? - не поняв, удивлённо захлопал глазами Никаресс.
   - Постыдился бы так выражаться при девушке! - укоризненно посмотрел на него мужчина. - Или ты не знаешь перевода?
   Никс развёл руками, тут же поинтересовавшись, что именно означает сие предложение.
   - Что они тебе наплели?
   - Не знаю точно, но сказали, что переводится... Человек, не рискующий, подобен кому-то там. Но этот кто-то точно не хороший, - сморщив лоб, попытался вспомнить Никаресс.
   - Ну, если подумать, то похоже по значению, - криво усмехнулся Мор, дав рыжему мальчишке подзатыльник. - Впредь думай, прежде чем повторять за старшими!
   - Есть, командир! - вытянулся в струнку Никс. - И да, они уже бли...
   - Посторонись! - Этот вопль издал человек, по уши закутанный в непонятного цвета мантию. Он держал за руку девушку лет семнадцати с длинной тёмной косой, мотающейся где-то позади. Одета она была по-походному.
   Перепрыгнув кусты на противоположной стороне дороги, человек в мантии через секунду вылез из них и стал отряхиваться. Хотя, это было совершенно бесполезно, ибо грязь, похоже, въелась довольно сильно. Следом вылезла девушка, на ходу доставая из волос сухие веточки и листочки. Она приветливо улыбнулась троице, пихнула в бок своего спутника и заговорила:
   - Доброй дороги! Знаете, я бы не советовала вам идти дальше. Там разбойники засаду поставили.
   - Мы зна... - заговорил рыжий мальчишка, но, получив знак Мора, замолк.
   - И вам доброй дороги, - наклонил голову вперёд мужчина. - Благодарим вас за информацию. Видимо, их придётся объежать? Вы знаете дорогу?
   - Дороги нет! - хихикнул обладатель замызганной мантии, скрестив руки на груди и встав на пятках, подавшись вперёд. - Мы тут всё излазили, нас даже пару раз чуть не заметили. Если отъехать чуть-чуть назад, то там была тропинка к трактиру. Не боитесь, если я вас отведу туда?
   Мор и Нинэр незаметно, как им казалось, переглянулись. Сейчас они советовались, верить этому дуэту или всё-таки поостеречься.
   - Ну, если хотите, можете попасть в засаду. А мы пойдём, пожалуй, в трактир, где есть тёплая кроватка. - Мужчина, взяв девушку за руку и пройдя мимо, махнул рукой. - Бывайте!
   - Погодите... - попыталась остановить его Нинэр, но парочка, казалось, их больше уже не замечала.
   - Да погодите же вы! - рявкнул Мор.
  
   До вечера им всё-таки удалось найти этот трактир. Пришлось порядочно поплутать по лесной чаще, но зато удалось поближе познакомиться.
   Мужчину в плаще звали Кайх, девушку - Тиар. Они представились учениками знахарки, живущей где-то неподалёку. Причём Кайх так и сказал, "где-то неподалёку". Видимо, он плохо ориентировался на местности. По крайней мере, так подумал доверчивый Никс. А вот Эн и Мор сразу заподозрили неладное, как только увидели этих двоих.
   Трактир - небольшое двухэтажное здание - стоял рядом с протоптанной тропинкой. При этом, из чуть приоткрытой двери доносились весёлые голоса, шум и гомон. Мор и Нинэр сразу поинтересовались, отчего здесь столько народу. Ведь, когда они проезжали по дороге, никого не было.
   - Вообще, к нему лучше подъезжать с другой дороги, которая идёт чуть севернее Шатера. Да и, если я не ошибаюсь, тут неподалёку стоит деревушка. В общем, скучно точно не будет! - Кайх, похоже, всегда искал во всём положительные стороны и был оптимистом по натуре. Тиар же, наоборот, сомнительно косилась на не очень чистое сооружение, но молчала. Видимо, не хотела спорить со своим спутником.
   Посмотрев, как устроили лошадей, компания зашла внутрь. Звуки как-то разом утихли, все уставились на вошедших. Вперёд протиснулся Кайх, весело махнул рукой, поздоровался и направился прямиком к трактирщику, договариваться о комнатах. Через полминуты его недовольные возгласы можно было легко расслышать даже через гомон голосов.
   - Не беспокойтесь, - улыбнулась Тиар и спокойно присела за ближайший столик, кивком подозвав к себе слугу, - он сумеет найти нам хотя бы две комнаты.
   - Что значит, все комнаты заняты?! - в который раз взревел Кайх. - Мне плевать, что у вас всё занято. Да иди ты дракону знаешь куда? Ага, точно угадал!
   Через пятнадцать минут, когда немаленький заказ уже был расставлен перед голодными путниками, вернулся Кайх, радостно сообщив, что ему удалось выбить целых три комнаты. И тут же заявил, что, раз уж платит за всех он, одна, целиком и полностью, - по праву его.
   - Простите, но мы в состоянии...
   - Послушай, парень, - плюхнувшись на лавку рядом с Тиар, мужчина снял капюшон, - ты ведь не будешь спорить со мной, да? Плачу я, точка!
   Увиденное зрелище заставило Мора и Эни распахнуть рты. Никс же уже давно ковырялся деревянной ложкой в тарелке, выискивая кусочки повкусней.
   Длинные острые уши были ещё не самым интересным! Полностью янтарные, без белка, глаза с вертикальными зрачками, ржавого цвета чешуя, спускающаяся от висков по щекам, прямые рога, направленные назад, и радостно оскаленный рот, полный острых зубов, - всё это заставило Нинэр и Мора впасть в ступор. Но девушка пришла в себя намного раньше, чем сирий.
   - Так вы дракон! - тихим шёпотом прокричала она. - Но почему на вас никто не обращает внимания? Магия, да? Или вы навели иллюзию специально для нас? А вы точно дракон? Правда?
   - Так, стоп, тише! - яростно замахал руками Кайх, пытаясь остановить поток вопросов со стороны Эни. - Я понимаю, к чему все эти вопросы, - и он подмигнул ей.
   Юная драконица вновь впала в ступор, начиная открывать-закрывать рот, словно выброшенная на сушу рыба.
   - Да, я использовал магию, чтобы на меня не обращали внимания. И ты не забывай, что я-то дракон. Я вижу, что ты на часть тоже. Ты, наверное, знаешь, что можешь научиться превращаться, да? Отлично! Могу помочь, если хочешь.
   - Хочу! - не раздумывая, выпалила Нинэр, подскакивая на месте от нетерпения.
   - Нинэр, послушай...
   - Мор, ты же сам говорил, что нам нужно найти дракона! Вот тебе дракон. И даже готовый помочь. Так ведь, Кайх?
   Обладатель рогов утвердительно кивнул, задумчиво поглядывая на Мора. Обратно одев капюшон, он через стол наклонился к нему.
   - Боишься за свою подругу? Ты можешь находиться рядом с ней, когда я буду её обучать. Увы, учеников я не беру, но одно Слияние провести могу. Не смотри на меня так! Слияние - ритуал, в котором взрослый дракон и молодой сливаются сознаниями, чтобы помочь обучению. - Дракон встал из-за стола. - Тиар, оставайся пока здесь. Или, лучше, договорись, чтобы всю эту еду отнесли в комнату. Какую - на твой выбор. Никарес, так ведь? Помоги, пожалуйста, Тиар. Мор, Нинэр, прошу в мою комнату.
   Эни, поднимаясь по лестнице вслед за Кайхом, дрожала от нетерпения, вцепившись тонкими пальцами в локоть рядом идущего Мора. Сирий же недоверчиво косился на дракона, ожидая от того какой-либо подлянки.
   Комната, которую забрал себе Кайх, оказалась довольно просторной, чистой и светлой. Две кровати по краям, кувшин на столе у окна, а рядом - окованный железом сундук. Зайдя в комнату, Кайх скинул мантию, под которой оказался недорогой, но добротный дорожный костюм. И, в отличие от мантии, чистый. Кинув верхнюю одежду на кровать, он сел, скрестив ноги, на вторую и кивнул на место рядом с собой. Нинэр послушно опустилась рядом, скопировав позу дракона. А сирий, замерев у двери, недоверчиво осматривал всё вокруг. Как такое помещение может оказаться в подобном трактире? - этот вопрос начал мучить его с того момента, как они вошли сюда.
   - Дай руку. - Кайх взял ладонь Нинэр, переплёл пальца и сжал. Другую руку он опустил на колено. - Сейчас закроешь глаза, попытаешься почувствовать меня, договорились? Просто почувствовать. Не осязанием, не слухом, не обонянием. Той штукой, которую люди называют Даром. Сила должна быть у тебя, ведь ты на две трети дракон.
   Нинэр мгновенно произвела в голове простые расчёты. Либо её отец был чистокровным драконом, а мать - на треть, либо и у матери, и у отца было по две трети крови драконов. Но как? Ведь они нисколько не отличались от людей!
   - Этим вопросом будешь задаваться потом. И да, вряд ли бы у обычных крестьян было такое образование. Ты же дроби знаешь! Так, всё, мы отвлеклись. Попытайся почувствовать меня! - голос Кайха доносился откуда-то издалека и отдавался эхом в голове Нинэр.
   Вдруг темнота перед глазами пропала. Вместо этого вокруг появилось множество сверкающих огоньков. Звёзды! - догадалась Эн. И, помимо ярких точек, были какие-то полупрозрачные туманности разных цветов, завихрения... а над головой висел огромный синий шар, покрытый белыми росчерками.
   - Г-где мы? - спросила Нинэр, оглядываясь вокруг.
   - Это Астрал. По крайней мере, так его называют. То место, которое есть у каждого мага. Это внутренняя точка опоры, представляющая собой то место, которое дороже всего волшебнику. Или ты про то, что это за место? Это космос. Мне его показала одна моя знакомая, так я пленился этой красотой навечно. Впрочем, мы снова отвлеклись.
   Нинэр смотрела на длинноволосого рыжего мужчину и не узнавала его. Невысокий, худощавый, со слегка длинноватым кривым носом и тонкими губами, он был одет в малинового цвета тунику и тёмно-зелёные бриджи. Только, спустя несколько минут, до неё дошло, что этот человек - это...
   - Да, это я. Точнее, моя человеческая форма.
   - Н-но...
   - Долго объяснять. Но таким я был. А теперь не могу избавиться от этого облика, благодаря моему братцу. И мы опять отвлеклись, не находишь?
   Нинэр молча кивнула в ответ, делая шаг к дракону. Такой Кайх ей нравился куда как больше, нежели то страшное рогатое чудище.
   - Киарис, - смеясь, сказал мужчина.
   - Что? - не поняла она.
   - Это моё настоящие имя. И спасибо! - Киарис подмигнул ей. - Мне приятно, что такой я тебе нравится больше. Дома на мой такой вид все смотрели, презрительно фыркая.
   - Не за что! - улыбнувшись, подмигнула в ответ Эни. - А когда я смогу становится драконом, обязательно покажешь мне тех, кто смеялся над таким тобой. Я их покусаю!
   Киарис расхохотался в ответ, запрокинув голову. Отсмеявшись, он вмиг стал серьёзным.
   - Тебе ведь восемнадцать? Ну, через два годика ты обретёшь крылья. Тогда, кстати, сможешь звать других драконов в свой Астрал. Вспомнишь обо мне? Вместе покусаем! - непроизвольно хихикнул дракон. - Но начнём ли мы обучение или где?..
  
   Мор беспокойно вышагивал рядом с кроватью, на которой уже полчаса неподвижно сидели Кайх и Нинэр. Он остановился, потопал ногой, заложив руки за спину, и тут же продолжил свои хождения туда-сюда. В комнату уже пару раз заглядывали то Тиар, то Никс, спрашивая, чего это он тут так громко топает. Сирий в ответ отмахивался, раздражительно дёргая бровью. Наконец, его ожидания оправдались. Первой открыла глаза Эни, тут же вскочившая, чтобы размять затёкшие ноги. Кайх, открывший глаза вторым, устало прислонился к стене, улыбаясь, словно счастливый родитель.
   Поблагодарив дракона, Нинэр сказала, что пойдёт тренироваться в свою комнату, чтобы не мешать ему приходить в себя, назвав при этом его Киарисом. Сирий решил задержаться - ему хотелось задать несколько вопросов этому странному существу.
   - Драконы выглядят не так, да? Ты всегда был твёрдо уверен, что нас сложно отличить от людей? Я не совсем обычный дракон. Долго объяснять, сколько всего со мной случилось, но... Ты хочешь узнать, почему? - Казалось, Кайх читает Мора как раскрытую книгу, даже не глядя на него. - У вас, сирийцев, есть... Закон Крови, так вроде он называется? Так вот...
   Кайх, пошатываясь, встал, но, не удержавшись на ногах, рухнул обратно на кровать пластом, не в силах пошевелить и пальцем.
   - Это побочный эффект. Эни только не говори. Она ведь не полный дракон, с полукровками сложней. Ну так вот... Она моя пра-пра-пра... не знаю, сколько раз "пра", да и знать не хочу. Главное, что она моя внучка в каком-то там колене. И я, не поверишь, без понятия, зачем тебе всё это рассказываю! Но если с ней что-то случится... - Блеск янтарных глаз заставил Мора вздрогнуть. - Вижу, ты всё понял. Ей - ни слова. Рано пока. Никаких вопросов больше. Попроси Тиар зайти. А теперь на сто восемьдесят градусов развернулся и пошёл отсюдова!
   Мор, услышав явную угрозу в голосе дракона, вышел, на секунду замерев у двери и услышав тихие слова:
   - Гвен, я скоро. Жди...
  
   Действие V
  

...и когда слышал слово "красное", то представлял не прекрасный цветок, а кровь.

Фрэнк Херберт "Дети Дюны"

   Комната с низкими потолками была погружена в полумрак. Вокруг стояла приятная прохлада, но сырость отсутствовала. Помещение было буквально пропитано магией. Стоило хозяину этой комнаты со стеллажами, полными книгами, свитков и различных папок, захотеть и свет либо включался, либо выключался в разных её частях, температура менялась от одного лишь желания мужчины с длинными каштановыми волосами и тёмно-синими, отдалённо напоминающими ночное небо, глазами. Глазами, доставшимися от Богини, от прародительницы Сиреи.
   Молодой на вид сирийец сидел в удобном низком кресле, вытянув ноги. Свет от небольшого огонька за его правым плечом падал на ровные строчки букв в книге, что держал в руках мужчина. Перевернув очередную страницу, он подпёр щёку рукой, тяжело вздохнув. Пока посланцы не вернуться с Охоты, время обещает тянуться медленно, словно тягучий кленовый сироп. И скука. Скука занимала всё это время без остатка.
   - Они похитили Ольху! - В комнату с низким потолком не вбежал - влетел мальчик.
   По голосу и сложению можно было определить, что ему было лет двенадцать-тринадцать. Красный худ скрывал его лицо наполовину, а на нижнюю часть лица от него падала тень, но эта тень не могла скрыть звериный оскал острых, прямо как у рыбы-кариллы (прим. автора: карилла - рыба, обитающая в южных морях и отдалённо напоминающая акулу), зубов.
   - Йош, сколько тебя раз я уже просил? Не влетай ты так! - Мужчина, оторвавший взгляд от книги, не сразу понял смысл слов, сказанных мальчиком. А когда понял - вскочил, запнулся о стопку книг у своих ног и повалился вперёд, чудом не разбив носа. Поднялся, схватил Йоша за плечи и начал трясти.
   - А ну повтори!
   - Йа-а-а н-не-е м-мог-гу, к-ког-да-да м-мен-ня-ня-ня т-так-ак-к тряс-ут-ут-т!
   Сирий остановился, отошёл на несколько шагов назад, вцепился тонкими пальцами в волосы и, поминая драконов, попытался успокоиться.
   - Что произошло? - взвыл он.
   - Охотники, - коротко, но ясно отрапортовал мальчик, снимая капюшон.
   Под худом оказалось лицо с обсидианово-чёрной, будто бы слегка присыпанной пеплом, кожей. Остроконечные длинные ушки выглядывали из-под неровно остриженных волос, чёрных, как смоль, спускающихся к плечам. А в тёмно-фиолетовых глазах затаился кислотно-зелёный огонёк гнева, ярости, ненависти и чего-то ещё, граничащего с безумием. Внешний вид не выдавал в этом ребёнке сирийца, но именно им Йош и являлся. Как и все остальные в старом доме на отшибе, где нашли себе приют многие сирийцы, бывшие одновременно с тем химерами, пострадавшими от...
   Размышления мальчика прервал взрослый сирийец.
   - Ийошар, что случилось? - слегка осипшим голосом спросил мужчина, опускаясь обратно в кресло.
   Мальчик выждал, пока сирий не будет готов слушать. Он, похоже, прибывал в странном состоянии неверия.
   - Трое. - Йош, увидев, что мужчина готов слушать, начал рассказывать. - Трое Охотников подошли к нам сзади. Я не смог отбиться, ведь мой меч сломался при прошлом разе. И Оль это прекрасно запомнила. Она посчитала, что без оружия я бесполезен.
   - Аккуратнее будешь в следующей раз полосовать врагов, - буркнул себе под нос мужчина.
   Ийошар обиженно замолчал, сжав губы в тонкую полоску. Впрочем, он понимал, что время для обид и шуток неподходящее, поэтому, переждав несколько секунд, чтобы удостовериться, что в этот раз его не будут перебивать, мальчик продолжил:
   - Ольха впихнула мне Добычу и оттолкнула в сторону, привлекая всё внимание к себе. Добычу я принёс, она уже на кухне. Но Оль... Они почему-то не использовали телепорта. Я проследил. Дом стоит на отшибе.
   - Есть шанс?
   - Есть, - кивнул остроухой головкой Ийошар, оправив на себе тёмно-зелёную курточку.
   - Кто-либо ещё из наших знает?
   - Нет, - усмехнулся мальчик. - Я, по-твоему, совсем, что ли, бурундук?
   - При чём тут бурундук?! - взревел мужчина, встал, распахнул шкаф и стал искать подходящий костюм. - Впрочем, - мгновенно успокоившись, продолжил он, - не так уж и важно. Я иду один, а ты остаёшься за старшего. Особенно следи за мальками, они вечно лезут за старшими на Охоту.
   - Рей...
   - Что ещё?! - Перекинув перевязь меча через плечо, оглянулся сирий.
   - Рейнол, я иду с тобой. И точка!
   - У тебя ведь оружия нет! - криво усмехнулся в ответ Рей. - И ты разве не помнишь, что было в прошлый раз, в тот день, когда ты утратил его?
   - Кровь, кишки и прочие составляющие человека. Что в этом такого? - беззаботно пожал плечами подросток, накинув худ на чёрные волосы. Глаза при этом сверкнули опасным зеленоватым огнём. - А насчёт оружия... Как насчёт этого? - Ийошар вынул из-за спины огромный кухонный нож для мяса.
   - Это, конечно, хуже меча, который у меня был, но, как говорится, выбирать не приходится. Рей, я знаю, тебе нужна помощь. Один ты ну никак не справишься.
   - И где только достал? - покачал головой Рейнол, накидывая капюшона.
   - Так я ж говорил, что посещал кухню! - широко улыбнулся острыми зубами в ответ малец. - И, к тому же, у меня есть план.
  
   Они выбрали не самое подходящее время для прогулки по городу. Пришлось забираться на плоские крыши городских зданий. Но по-другому, не привлекая к себе ненужного сейчас внимания, Йош и Рей не могли пройти к дому. На мальчика в пёстром шутовском костюмчике с лицом, покрытым белой краской и двумя чёрными полосками, рассекающими глаза перпендикулярно, обратил бы внимание даже слепой. Уж слишком громко позвякивали бубенчики на шутовском колпаке при каждом неосторожном движении Ийошара.
   - Я их сейчас отрежу! - прошипел мальчик, нервно передёрнув плечами и тем самым снова вызвав позвякивания.
   С крыши напротив они следили за домом, куда привели Ольху. Йош неуверенно ёрзал на месте, каждую секунду дотрагиваясь и одёргивая пальцы от ручки тесака, спрятанного под плащом за поясом сзади. Нож грозился в любой миг упасть. Поэтому, чтобы не рисковать, следовало поторопиться. Не вовремя упавший нож мог сорвать весь план мальчонки.
   - Это твой план! - хмыкнул Рей, отползая к краю.
   Они слезли с крыши, огляделись по сторонам. Вокруг дома и на улице никого не наблюдалось. Быстро подбежав к двери, они переглянулись и кивнули друг другу. Рейнол встал так, чтобы открывший дверь заметил его лишь мельком. Потом, по идее, Йош должен был отвлечь всё внимание на себя, а Рей тем временем проник бы вовнутрь, проскочил мимо и отправился на поиски Ольхи.
   Ийошар постучал в дверь. Небритая физиономия, открывшая её, встретила их недовольным взглядом. Мальчик, широко улыбнувшись, клацнул зубами и юркнул внутрь. Рей пока оставался за дверью, благо та открывалась наружу и смогла скрыть его присутствие.
   - Налейте чашу мне вина, тогда... тогда спою вам я! - срифмовал Йош, раскинув руки в стороны, счастливо скалясь небритой роже.
   Оглядевшись по сторонам, он присвистнул, упёр руки в бока и начал недовольно топать ногой. Захламленный коридор, покрытый десятисантиметровым слоем пыли, грязи и паутины вперемешку, вызывал если и не отвращение, то хотя бы неприятно ощущение, с нотками сочувствия. Как можно жить в подобном месте?
   - А это что, не свадьба благородной Кьрали и сэра Рильхата? (прим. автора: Кьрали и Рильхат - известные герои детской сказки, повествующей о том, как благородный рыцарь спас даму от ужасного, как вы могли догадаться, дракона. Сию историю знает любой деревенский. Здесь Йош назвал первые имена, пришедшие ему на ум. То есть, по идее, можно было сразу понять, что он попросту пудрит мозги) Просто я, как бы, актёр, вызванный на праздник. Видите, даже принарядился по случаю. - Ийошар озадаченно почесал щёку, снова оглядевшись по сторонам.
   - Какая, к дракону, свадьба?! - пришёл в себя амбал, хватая подростка за шкирку.
   Йош отцепил плащ, за который его схватили, кубарем откатился в сторону и раскинул руки, ухмыляясь и пожимая плечами. Амбал, озадаченно поглядывая первые несколько секунд на тряпку в своих руках, взревел. Он в несколько шагов оказался рядом и навис над мальчиком, угрожающе разминая пудовые кулачища.
   - Всё! Всё, я понял. Свадьба отменяется, да? А по каким причинам, известно?
   - Малый, слушай...
   - Ась? - послушно затрепетал белыми, от краски, покрывавшей лицо, ресничками Йош, весь обращаясь в слух. - Я таки слушаю вас. Ах нет, постойте, я сам догадаюсь! Та-а-ак, так, так... Благородная Кьрали оказалась не такой уж... кхм, благородной? (прим. автора: Здесь Йош намекает на оригинальную версию истории, где девушка переспала с драконом. И открылось это только на свадьбе Кьрали и Рильхата) О нет. Горе, горе жениху и семье невесты. Они опозорены на века!
   - Слушай, шалопай, что ты несёшь?
   - А ведь и вправду! - спохватился Ийошар. - Тогда, получается, сэр Рильхат сбежал? (прим. автора: А здесь идёт "краткий" пересказ, опять-таки, оригинальной версии сказки, где рыцарь, узнав о похождениях девушки, нашёл себе другую невесту) Ах бедная и несчастная Кьрали!
   - Малой, ты чего? Эй, а где этот, второй?
   Про себя Йош начал припоминать все знакомые ему ругательства, под конец перейдя даже на маэлит. Драконы, сколько бы не хотели показать себя в лучшем свете, имели самые интересные и витиеватые ругательства. Вызвать весь удар на себя с помощью яркого наряда не удалось. Похоже мельком, но амбал всё-таки обратил внимание на прошмыгнувшего внутрь Рея.
   - Какой второй? - Йош склонил голову к плечу, звякнув бубенцами.
   - Ну, тот, что с тобой пришёл!
   - Я был один! - замотал головой подросток, вызывая непрерывную песнь колокольчиков на колпаке. - Сударь, так свадьба была вчера! Ах, я опоздал. А вы, как видно, слишком много выпили, да? Вот вам и мерещится вместо одного меня - два.
   Детина начал медленно оседать на пол, схватившись за шею. Кровь из раны хлестала только первых несколько секунд, а потом стала выходить толчками, в такт биению сердца. Под Охотником стала появляться и неспешно расползаться в стороны кровавая лужица. Йош отошёл на шаг назад от неё, поднеся незаметно вынутый из-за пояса сзади тесак к лицу. Руки мальчика дрожали, но не от страха или боязни крови. Нет, наоборот, от жажды. Жажды битвы, запаха смерти и крови, льющейся повсюду. Это чувство приходило к нему из той, старой жизни, когда он ещё был нормальным сирийцем, а не химерой. Когда у него ещё была жизнь. Но были ли она лучше нынешней? Йош не знал, не помнил. Да и не хотел знать или помнить.
   Кислотно-зелёный огонёк в его глазах, скрывавшийся до этого, вдруг разгорелся ярче, заполняя всю тёмно-фиолетовую радужку глаз. В полумраке, царившем в коридоре, очи Ийошара светились мягко, чуть заметно, но всё-таки были видны на расстоянии.
   Йош растянул на губах безумную улыбку, дотронулся языком до крови, оставшейся на тесаке, и с места рванул вверх по лестнице. Рей, скорее всего, сейчас уже проверяет подвал. Подросток видел краем глаза, как минуту назад за спиной ещё живого стража тихо, на цыпочках, прошёл Рейнол, видимо, не найдя Ольхи на втором этаже. И, похоже, командир Стаи оставил Охотников на своего напарника.
   Добравшись до половины своего пути наверх, Йош услышал грохот тяжёлых сапог. Сверху уже спускались горе Охотники. Ийошар кубарем скатился вниз по лестнице, подпрыгнул на несколько метров и с нечеловеческой силой опустил тесак, раскроив шею первому подоспевшему от уха до уха. Мальчик махнул ножом ещё раз, и голова мужчины отлетела в сторону, сея на пути кровавый дождь. Безголовое тело простояло лишь миг, а потом завалилось вперёд, на мальчонку в костюме шута. Но Йош успел увернуться, обошёл тело и уставился на остальных Охотников, отступивших назад на шаг или два. Ийошар покачнулся на мысках вперёд, на людей, опасливо косящихся на демона, о котором давно уже ходили слухи. Мальчик-демонёнок со светящимися зелёными глазами, с безумной улыбкой и жаждой крови. Крылья носа мальчишки возбуждённо вздымались, кислотно-зелёный огонёк в его глазах мигнул, лишь на секунду пропадая.
   Рейнол и Ольха появились к тому моменту, когда Йош расправился с последним. Охотник не верящими глазами смотрел на глубокую кровавую полосу поперёк своего живота. По лестнице вниз стекала уже целая река крови. Воины так и не рискнули спуститься вниз или подняться наверх, где у демонёнка в костюме шута было бы больше места для манёвров. Но они проиграли бой в любом случае.
   - Вы, - усмехаясь, сказал Ийошар и встал в позу, наставляя тесак на Охотника, - сударь, убиты. Так отчего ж не падаете?
   Мужчина, будто бы только и ожидая этих слов, послушно повалился на пол, в лужу собственной крови, давно уже перемешанной с чужой.
   - Йош! - вскрикнула женщина в неброском, простого покроя, платье, имеющая тёмно-синие волосы и такие же глаза, - Ольха.
   Сирийка закрыла лицо ладонями, поворачиваясь к Рею, который тут же обнял её и начал успокаивающе гладить по волосам.
   - Опять, опять у него этот взгляд. Почему это с ним сделали? Он же мальчик! - всхлипывала Ольха. - Совсем ещё ребёнок! Мало того, что они изуродовали его, так ещё...
   Йош, услышав тихий шёпот женщины, моргнул. Он выпустил из рук тесак, глухо ударившийся о пол. Кислотно-зелёный огонёк, заполнявший всю радужку, отступил, спрятался, затаился где-то в уголке глаз.
   - Оль! Оль! - Мальчик подбежал, дотронулся до её плеча. - Что случилось? Они обидели тебя? Почему ты плачешь?
   - Всё в порядке, Йош! - Женщина прижала подростка к себе, сняв заляпанный в крови шутовской колпак, который за время кровавого боя почему-то не слетел. - Только не смотри, не оборачивайся, ладно?
   - Я... что, опять? - спросил, слегка отстранившись, Ийошар.
   Побелка с его лица перекочевала на платье женщины. Ольха дотронулась до тёмной, покрытой пятнами белой краски, кожи мальчика. Длинные уши еле заметно дрогнули, Йош дёрнул щекой, закрыв глаза и отвернувшись.
   Как же он ненавидел того, кто сделал его таким! Конечно, зачем просто так переводить пригодный материал? Проще переделать его в оружие, которым можно будет сражаться против ему подобных. И их тоже переделать. Но в чём-то создатели химер ошиблись. Эксперимент не всегда выходил удачным. И тогда химеру... уничтожали, предавали огню. Так говорил Рей. А командир Стаи не имел привычки врать или недоговаривать. Лишь единицам удалось сбежать. И Йош примерно представлял, какой ценой удался его побег от магов.
   - Фи, какая гадость! - Хриплый голос послышался откуда-то сверху.
   Раздался звук, будто бы кто-то пнул мяч для игры в ральш (прим. автора: ральш - детская игра, мяч для который делают из кожи, набитой шерстью. Напоминает смесь волейбола и футбола. В игре присутствуют и ворота, и сетка) и тот скатился вниз по лестнице. Но Йош сразу догадался, чем был этот "мяч" на самом деле. И от своей догадки внутри него всё похолодело.
   Но голос казался знакомым. Где же Ийошар мог уже слышать его? Развернувшись на пятках, мальчик совершенно спокойно обозрел картину боя, кровь и шесть трупов, валяющихся в живописных позах. А на самом верху лестницы тёмный силуэт с парой рогов и хвостом в придачу.
   - Киа! - радостно воскликнул мальчик, подпрыгнув на месте, успев уже позабыть, что секунду назад он устроил кровавую мясорубку.
   - Ой, Йоша! - Фигура в непонятного цвета балахоне быстро спустилась вниз.
   Этой фигурой оказался не кто иной, как Киарис зу Айхарен. Йош всегда считал его, как и себя, химерой, правда сам Киа это напрочь отрицал. Наверное, он тоже не хотел считать себя чудовищем, созданным магами для охоты за сирийцами.
   - Ты! - вдруг почему-то взревел Рейнол, кидаясь вперёд, но поскользнулся в луже крови и только благодаря не дюжей ловкости сумел устоять на ногах.
   - Ну я, - безразлично пожал плечами Киарис, смерив темноволосого мужчину изучающим взглядом. - Это, как я понимаю, командир... Стаи, да, Йоша?
   Йоша - не Йош. Только Киарис называл его так. И никак иначе. Мальчик кивнул в ответ.
   - Ийошар, разве ты не помнишь? Именно этот... это существо сделало нас такими! - подала голос Ольха, уже успев создать огненный шар и направив его на человека с рогами и хвостом.
   - Разве? - Мальчик озадаченно похлопал всё ещё белыми ресницами. - Он, наоборот, нам помогал. Пару раз давал еду, когда я не успевал найти Добычу. А иногда и деньги.
   - Зачем? - прошипел Рейнол, беря Йоша за руку и отступая вместе с ним и Ольхой к выходу. - Зачем? - чуть тише повторил он.
   - Заче-е-ем? - протянул Киа, оставаясь спокойно стоять на месте. - Рано тебе ещё знать, зачем.

***

  
   - Зачем? - взвизгнула королевна, наступая на дракона. - Зачем мы так скоро покинули постоялый двор, да, к тому же, ещё и ночью? Зачем мы оставили того сирийца? Зачем ты привёл меня в этот загаженный дом? Зачем мы третий день здесь находимся?
   - Тише, сударыня, тише, - усмехнулся Киарис, выставляя руки вперёд, дабы хоть как-то, но защититься. - Тот сириец нам не подходил, а вчера я послал за Охотниками. Сегодня нам привели женщину, сирийку, но она тоже не особо подходила. Поэтому её отпустили.
   - А что сталось с Охотниками?! - вскрикнула девушка, топнув ногой. - Почему весь первый этаж полон запахом крови? Стоило мне отлучиться на несколько часов, чтобы посетить городской рынок...
   - Это приходили друзья той сирийки, чтобы её забрать.
   - А запах?
   - Ну, они немножко поспорили с... Ой, смотри, мой гонец уже прибыл. Так, топай-ка ты в свою комнату. Я сейчас переговорю с человеком, а потом мы отправимся обратно, домой. Достаточно с нас уже Охоты.
   Девушка обернулась. Действительно, у двери стояла низенькая фигурка в плаще. Глубокий капюшон скрывал лицо. Фыркнув, королевна задрала нос и отправилась в свою комнату. Стоило ещё успеть уложить покупки.
   - Можешь снять капюшон, - кивнул своему гонцу Киарис. - И что ты с ним сделал?
   - Не беспокойся, я оставил его в живых. Лежит в канаве, в соседнем переулке. - Звонкий голос гонца походил на совсем ещё детский, мальчишеский, который даже не начал ещё ломаться.
   Человек в плаще исполнил приказ. Только вот под плащом оказался не человек. Йош в два прыжка оказался рядом с Киарисом и посмотрел на него долгим, пронизывающим до костей взглядом снизу-вверх.
   - Кто ты? - сквозь зубы выговорил мальчик.
   - Я-то? Дракон. А ты кто?
   - Я... Рейнол мне всё рассказал. Я ничего не помнил. Ни своей прошлой жизни, ни первых дней новой. Но теперь я знаю, кто ты. И что ты сделал со мной и с остальными в нашей Стае.
   Изгнанник тяжело вздохнул, подошёл к окну, провёл пальцем по пыльному подоконнику, опустил голову.
   - И что? Хочешь теперь покончить со мной?
   Ийошар разжал руку. Кухонный тесак врезался в деревянный пол, да так и замер.
   - Я хочу? Да, сначала я хотел уничтожить тебя, пытать, издеваться, искромсать на мелкие кусочки. Но потом я понял, что это желание принадлежит не мне. Но кому? Кому оно принадлежит, если не мне? Кому?! Киа, скажи, прошу тебя! Кто я?! Почему я?! Почему так?! Почему?! - Йош опустился на колени рядом со своим оружием, скрыл лицо в ладонях. На пол упало несколько больших капель, просочившихся сквозь пальцы мальчика.
   Киарис опустился на корточки рядом с ним, дотронулся до плеча, а потом вдруг порывисто прижал к себе.
   - Я не знаю, кем ты был. Я встретил тебя... оружием. Да, оружием. Это сделали маги. Другие, не я. Можешь мне не верить. Я лишь... попытался изменить тебя. Веришь, нет? Я хотел как лучше, но вышло... - Дракон криво усмехнулся, сильнее прижимая дрожащего подростка к себе. - Получилось как всегда, Йоша. Я уже ничего не могу сделать, прости. Не хватает знаний, опыта. Я знаю того, кто может тебе помочь, но Она... Она вряд ли будет это делать. Но ты особенный, я верю, что справишься.
   - Справлюсь?! - Ийошар оттолкнул от себя дракона, отчего тот упал назад. - И убью ещё кого-нибудь? Я! Не! Хочу! Так! Жить! Слышишь?! Скажи, скажи мне, кто тот человек, что за Она?! Как её имя, Киа, скажи мне!
   Дракон отвернулся в сторону, тихо перебирая губами.
   - Скажи! - Йоша подался вперёд, вытащив нож из деревянной доски. - Ну же!
   - Сирея... - почти неслышно прошептал Киарис. - Её зовут Сирея.
   Имя. Это имя! Йоша вцепился пальцами в волосы, ладонями закрыв глаза. Богиня! Киа прав. Вряд ли Она будет помогать. Она не помогла, когда её детей только начали истреблять. Она не помогла, когда их осталось не так уж и много. Она не помогла, когда Йош стал... кем? Кем в итоге он стал?
   - Я погиб, - пробормотал, мелко хихикая, Ийошар. - Всё кончено для меня! Я снова, снова потеряю над собой контроль. С каждым разом это безумие длится всё дольше. Когда-нибудь... когда-нибудь я вырежу весь этот город! Ты слышишь, Киа?! Весь этот город!!!
   - Киарис, - после недолгого молчания вновь, но уже на порядок спокойнее, заговорил мальчик. - Киарис, прошу, прикончи меня, пока... пока не поздно. Я не хочу снова видеть смерть, слышать стоны умирающих, чувствовать солёный привкус крови на губах... Чего ты усмехаешься? Ну чего? Да, я, быть может, говорю чересчур поэтично, но... Киа, прошу, пожалуйста.
   - Нет! - расхохотавшись в голос, Киарис снова попытался притянуть к себе мальчонку, но тот опять его отпихнул.
   - Чего?! - опасно прищурился Йош, толкнув дракона локтём. - А ну повтори!
   - Я говорю, что нет, я тебя убивать не буду. Но хочешь скажу, почему? - хитро подмигнул янтарным глазом изгнанный дракон, беря в руки кончик хвоста.
   - Хочу, - тряхнул головой подросток, скрещивая руки на груди. - Почему ты не хочешь убивать меня, такую потенциальную угрозу?
   - Ишь, какой вумный. И где только слов таких набрался?
   - Где надо, там и набрался. Говори давай, в чём причина твоего отказа.
   - Йоша... Я никогда не догадывался, почему вдруг начал называть тебя так. Может, Судьба? А может и воля Сиреи. - Дракон расхохотался, запрокинув голову. - Йоша... Йоша в переводе с маэлита означает Наследник.
   - И?
   - У тебя тёмно-фиолетовые глаза, что означает, что ты не только дитя Сиреи, но и Фариока - Бога-отца.
   - И? - снова ничего не понял Ийошар.
   - Это значит, что убив тебя, я обреку весь этот мир на гибель. Видишь ли, наш мир катиться в пропасть. И ты - один из тех, кто сможет его оттуда вытащить.
   Йош вздохнул, покачал головой, фыркнул в сторону таинственно улыбающегося дракона, а потом всё-таки подполз ближе.
   - Говори! - потребовал обладатель тёмной кожи и острых ушей. - Всё с самого начала, с того момента, как ты создал первую химеру. И не забудь рассказать о тех, кто наш мир будет тащить на закорках, дабы его спасти от пропасти. И если что-то упустишь...
   - Ладно-ладно! - поднял руки вверх Киарис, сдаваясь. Выждав несколько минут и собравшись с силами, он начал рассказ: - Вначале, давным-давно, я недолюбливал всех обладателей тёмных глаз. Видишь, моя жена, дочь и её муж, а также мой внук - все они погибли при перевороте, когда люди получили власть. Как ты можешь понять, погибли они по вине сирийцев. Но, если подумать, вина людей тоже в этом присутствует, и нисколько ни меньшая, чем вина тёмноглазых.
   - Ты говоришь о сирийцах так, будто бы меня к ним не относишь, - фыркнув, убрал с глаз несколько непослушных прядей Йош и уставился на дракона.
   - Ты - не они. Ты не виноват в гибели нескольких сотен моих сородичей. И не перебивай, мне и так трудно говорить.
   - Я понимаю, что ты чувствуешь, - издал сопереживающий вздох мальчик, подтянув коленки к груди.
   - Дело не в чувствах, малыш! - Киарис махнул рукой, а на его щеках заиграли желваки. - Ты хоть представляешь, сколько лет назад всё это было?
   - О, не знал, что ты такой древний! - За усмешкой Йошу удалось скрыть искреннее удивление.
   - Помолчи, вот ей Богу, сил нет ещё и твои комментарии выслушивать! Так вот... После того, как люди всерьёз занялись магией, сирийцам почему-то передались людские болезни, такие, как, к примеру, туберкулёз, рак и ряд других, излечить которые трудно. Именно тогда, наткнувшись впервые на такой феномен...
   - А... Извини, молчу.
   - Ну что там у тебя?
   - Что есть феномен? - поинтересовался мальчик.
   - Феномен есть явление. Я, надеюсь, ты знаешь, что такое явление? - Получив утвердительный кивок Йоша, дракон продолжил: - Так вот, когда я впервые увидел такой феномен, мне в голову пришла идея, как излечить сирийцев от подобного. Но для этого приходилось смешивать вашу кровь с кровью здоровых особей другого вида или семейства. Кровь здоровых сириев почему-то не особо помогала. В ходе этих исследований и получилась первая химера. А дальше...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"