Головачёва Анастасия Олеговна: другие произведения.

Мир одного бога

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я не жду хороших отзывов и оценок к этому произведению, просто прочитайте, если Вас это интересует.))

  Мир одного бога.
  Большой город содержит в себе разнообразнейшую палитру людей: богатые, нищие, жестокие, наивные, дельцы, простофили. Жизнь каждого из них несёт в себе интересную историю, возможно трагичную, возможно веселую, часто поучительную. Кусок из жизни одного жителя Нью-Йорка можно узнать лишь для того, чтобы понять и запомнить: ты можешь подчинить деньги себе, но не подчиняйся им, иначе жизнь превратится в дурдом.
   Сайман Джексон в прошлом сын Нью-Йоркского миллионера, в настоящем сам миллионер. С рождения получает всё, жестокий, жадный, слегка сумасшедший, но талантливейший бизнесмен и любимец зелёного мира долларов, провозгласивший себя богом, благотворительность - его лучшая реклама! Но то, как он лихо расправляется с жизнями подчиненных, конкурентов и просто тех, кто ему не понравится - это его другая сторона, которая не подлежит огласке.
  Однажды, выйдя из своего офиса на улицу, где его ждала машина, чтобы уехать на очередную деловую встречу, он заметил на углу своего здания грязного подростка, который сидел, свернувшись калачиком. Джексон разозлился, как же так, какого черта этот нищий бродяжка трется возле одного из известнейших бизнес центров Нью-Йорка! Озверевший, Сайман быстро подошел к нему, позабыв о машине возле входа, схватил его за рукав и прорычал, брызгая слюной в лицо оборванцу:
  -Эй, сопляк, иди отсюда! Не смей побираться возле места, где работаю я!- сказав это, Сайман швырнул мальчика к стенке. Тот испугался, но медленно встал и побрел прочь. Сайман уехал.
  По окончании деловой встречи мистер Джексон вернулся на свое рабочее место, как и ожидалось, мальчика он не увидел.
  Сайман поднялся в офис, заказал кофе, пока секретарша готовила его, он перебирал бумаги, читал документы.
  Этот человек настоящая акула бизнеса - жесток, коварен, беспристрастен. Его нельзя назвать даже эгоистом - это эгоцентрист до мозга костей, с самого глубокого детства. Если дело касается его желаний, он не видит различий в плохом и хорошем. Его боятся, но не уважают. А он доволен этим.
  Секретарша прервала его дела, постучав в дверь кабинета, поспешно внесла поднос с чашкой, наполненной ароматным кофе, и вышла. Сайман стал пить горячий крепкий кофе, бродя по своему кабинету. Он подошел к окну, его взор блаженно окидывал уже ночной город, верхушки небоскребов, темно-синее небо в звездах, полную луну. Вдруг его взгляд обратился вниз. Он увидел у мусорных баков под фонарём какого-то человека. Это привело Саймана в ярость. Схватив с вешалки пиджак, он быстрым шагом направился к выходу, через несколько мгновений лифт привез его на первый этаж. Он выбежал из здания, помчался на задний двор. На секунду разъяренный Сайман остановился, глядя на человека под фонарем. Тот, видимо спал, он не заметил, что кто-то находится рядом. Сайман подлетел к нему, схватил за грудки, начал нервно кричать на сонного оборванца:
  -Какого черта ты здесь развалился, засранец! Молись, чтобы полиция приехала до того, как я забью тебя здесь!!
  Он продолжал кричать на человека и трясти его, все, что мог сделать нищий - это сжаться калачиком и прикрыть голову в страхе, что мужчина ударит его. Наоравшись, Сайман швырнул хрупкое тело к бакам, человек упал, также пряча голову руками. Джексон пнул его легонько по ногам и фыркнул:
  -Убирайся, пока можно!!
  Запуганный, человек вскочил с грязного асфальта и хотел было уже бежать, но Сайман схватил его за руку, чтобы вглядеться в лицо уходящего, оно показалось знакомым Джексону. Это был грязный парень с большими темными глазами, взъерошенными волосами и узким подбородком. Джексон сразу узнал его - это тот парень, который сегодня сидел у фирмы. Когда Сайман Джексон понял это, его лицо покрылось багряной краской от злости, глаза вылезли из орбит, он впал в ярость, ведь его кто-то посмел ослушаться, Сайман не мог осознать, как такое произошло, почему мальчик не ушёл по его приказу.
  -Никуда ты не пойдешь, - сказал он мальчишке и поволок его за собой.
  Тот последовал за ним, еле-еле волоча ногами. Они зашли в здание, Сайман отвел его в свой кабинет и закрыл там. Выйдя, Джексон осмотрелся, прошелся по этажу - никого, кроме секретарши не было. Он подошел к ней и настоятельно рекомендовал идти домой, та послушно собралась и удалилась.
   Убедившись, что больше на этаже никого нет, хозяин офиса вернулся в кабинет, мальчик по-прежнему был там. Он стоял в углу у горшка с огромным фикусом и робко смотрел в пол, пальто лохмотьями свисало до щиколоток, грязные ботинки чуть заступали на дорогой ковер, руками он нервно перебирал замызганный свитер. На вид ему было лет 14, он был похож на бездомного и голодного ребенка, каких полно в подворотнях Нью-Йорка.
  Сайман смотрел на него несколько секунд взглядом сумасшедшего маньяка, потом ударил своей тяжелой рукой по его детскому личику. Мальчишка упал под натиском страха и силы удара, уронив горшок с фикусом, земля рассыпалась по ковру, хозяина это разозлило еще больше. Он сел на корточки перед лежащим на полу парнишкой и, смотря ему в глаза, зарычал:
  -Маленький поддонок, тебе было сказано сегодня, не приближайся к моему зданию!!- он въедливо впивался взглядом в испуганные глаза ребенка,- теперь ты будешь платить за это! Это здание - моя собственность!
  Мальчишка начал извиняться, заикаясь от страха перед неадекватным мужчиной, нависшим над ним с озлобленной физиономией. Тот даже и не думал слушать извинения, вместо этого он поднял парня за шкирку и швырнул на стол. Ребенок испуганно заморгал и побледнел, вцепившись потными руками в край стола. Сайман, потеряв рассудок от гнева, стал срывать с мальчика одежду, когда тот сопротивлялся, он ударял его легкими ударами по нежному детскому лицу.
  Через несколько минут ребенок стоял перед Джексоном в одних ботинках и драных штанах. Кожа обтягивала его худые руки и ребра, впалый бледный живот производил ужасное впечатление, любой нормальный человек, увидевший перед собой такого ребенка, пожалел бы его, отогрел, накормил.... Но только не Сайман.... Он же стал раздеваться на глазах у ребенка, еще больше напугав его. Когда мальчик попытался сбежать, озверевший Джексон схватил его за руку и кинул на пол:
  - Будешь убегать - покалечу!! Бесполезно!! Никто не услышит!! Кабинет закрыт!
  Он крепко держал мальчика, до боли сжимая его запястья. Тот попытался вырваться, но у него не хватало сил, кричать ребенок боялся, да и смысла в этом не было, он прекрасно понимал, что слова этого мужчины о безвыходности - чистая правда.
  Сайман уже лежал на этом ребенке голый и вспотевший, он лапал, нет скорее терзал обнаженное тело мальчика. Ребенок только и мог, что тихо молить о пощаде:
  -Нет, не надо, пожалуйста!
  Джексон, казалось, его не слышал, было похоже, что он не в себе. Он смотрел сквозь тело жертвы безумным взглядом, кричал, брызгая слюной:
  - Плати по счетам! Да, я хочу этого! Плати!!
  За дверью кабинета слышались детские крики на весь этаж - обезумевший бизнесмен насиловал мальчика, но помощи ждать было не от кого, вокруг ни души, ребенок полностью находился во власти безумца.
  Спустя полчаса на этаже наступила тишина, Сайман уже одевался, поправляя галстук, он набрал номер своего охранника и вызвал его к себе. Мальчик лежал на полу голый, он дрожал и плакал, все тело ныло, от резкой боли он не мог пошевелиться.
  Хозяин кабинета подошел к нему и потормошил движением ноги по худому измученному телу.
  -Одевайся,- холодно и грубо заговорил он, - сейчас ты уедешь. Ты будешь находиться в том месте, куда тебя увезут до тех пор, пока я не пожелаю тебя отпустить. Ты связался с самим господом богом, мальчишка.
  Сайман чинно уселся в свое кресло в ожидании охранника, Не прошло и пяти минут, как тот постучался в дверь кабинета. Джексон открыл дверь, высокий и хорошо сложенный мужчина в костюме и чёрных очках зашел внутрь, он смотрел на хозяина с уважением, частично со страхом. Сайман стал объяснять охраннику суть дела:
  -Вот этого мальчишку, - он указал пальцем на неодетого ребенка, задыхающегося от страха, слюны и слез,- отвези в отель Томпсон, сними такой номер, чтобы мне было там приятно находиться, а людей в округе должно быть как можно меньше. Не дай ему вырваться, он должен заплатить мне долг, не позволяй ему кричать, буянить, привлекать внимания. Если что-то пойдет не так, тебе же голову с плеч.
  Охранник внимательно выслушал хозяина, не возразил ему, не усомнился в правильности его приказа, он явно восхищался своим боссом. Вот такой уж человек Сайман Джексон: покоряет всех, властный, умный, волевой, никто не обращает внимания на его недостатки, их просто не видят - за этой грудой власти их невозможно заметить. Подчиненные, коллеги, конкуренты - все они восхищены Сайманом, как предпринимателем и человеком, все, без исключения, оказываются у него под колпаком, даже не замечая этого, а если заметят - сопротивляться не станут. Его охранник Патрик был в числе тех, кто чуть ли не молился на него. Подчинённый Джексона вывел мальчика из кабинета и направился вместе с ним на выход, чтобы выполнить приказ начальника. Сайман остался в кабинете, чтобы доделать некоторые дела, для него работать допоздна - это обыкновение и один из ключей к успеху.
  Пока босс заканчивал свой рабочий день, его охранник повез мальчика в отель. Как только они вошли внутрь, множество удивленных, и даже презрительных взглядов упало на них, еще бы, ведь мальчик с охранником был одет в лохмотья, а это не допускается в таком престижном отеле. Но стоило подчиненному произнести имя своего хозяина при заказе номера, всё сразу урегулировалось - Сайман Джексон был большой шишкой известной во всем городе. Патрик заказал нужный номер и направился с ребенком к лифту, за их спиной шептались любопытные, но охранник не обращал на них никакого внимания, а вот мальчику было до ужаса стыдно и страшно. Они поднялись в номер на последнем этаже в самом конце коридора, Патрик завел ребенка , зашёл сам и закрыл дверь на ключ, после прошел и сел в кресло, мальчик же остался стоять на пороге.
  -Эй, парнишка, что ты там стоишь?? Пройди, присядь, - заговорил мужчина, на удивление мягко и ласково. Это был первый раз, когда Патрик обратился к ребенку, и, почему-то, эти слова вызвали в нем доверие к мужчине в черных очках и строгом костюме. Мальчик робкими мелкими шажками подошел к креслу, сел напротив охранника, смотря в пол, он перебирал дрожащими пальцами кончик своего грязного пальто. Патрик решил с ним заговорить:
  -Эй, парень, ты откуда? Как тебя звать?? Что сделал хозяину?- он говорил все так же мягко.
  Мальчик приподнял голову, посмотрел на мужчину из-под челки, в его глазах был испуг, но он все же ответил:
  -Меня зовут Доминик, я не знаю, как сказать, откуда я, просто у меня нет дома, мой отчим алкоголик выгнал меня, точнее, я сам ушёл. А что я сделал Вашему боссу, я не знаю, я просто ютился возле мусорных бачков его компании. А он так разозлился, бил меня, - мальчик не мог сдержать слезы, его губы дрожали, - что мне теперь будет? Я больше не хочу, чтоб меня насиловали, - тут Дом не смог сдержаться, он начал рыдать, охранник наблюдал за ним, но не смел подбадривать или утешать. От рыданий Доминик начал задыхаться, его состояние перешло в истерику, он рыдал, кричал, повторяя только одно слово: "почему". Охранник же сидел на месте и просто наблюдал, чувствуя свою беспомощность. Вдруг раздался телефонный звонок, Патрик вскочил, подлетел к мальчику и закрыл ему рот:
  -Тсс,- произнёс слегка нервно и дико Патрик,- это звонит начальник.
  Мальчик нервно затрясся. Он не слышал, что говорил босс своему подчиненному, но видел, что лицо Патрика серьезно, а голос решительный. Всё, что говорил охранник, это "да, как скажете". Когда телефонный разговор закончился, Дом вцепился в рукав охранника и начал кричать, заикаясь и не проговаривая до конца слова:
  - Не отдавай меня ему!! Он псих!! Он меня изнасилует!! Снова!
  Патрик отцепил мальчишку от своего рукава и ответил грубее, чем говорил раньше:
  -Это дела мистера Джексона - что с тобой делать! Будь благодарен ему за то, что жив еще. Понял, негодник?
  Дома удивила реакция подчиненного Саймана Джексона, он упал на пол и, сидя, попятился назад, от Патрика. Его глаза были переполнены слезами, пальцы въедались в ковер, он уперся спиной в кресло и задрожал, осознавая, что здесь ему не сделают ничего хорошего, Патрик сидел в кресле, как ни в чём не бывало, он просто смотрел сквозь очки на слёзы мальчика, такого беззащитного, несчастного. Так они просидели около получаса, пока не приехал сам хозяин. У него уже был ключ, он открыл дверь и вошёл в номер, Патрик мгновенно вскочил с кресла и начал семенить перед своим боссом, что-то подшептывая, тот же отодвинул его в сторону и приказал ждать внизу. Патрик моментально удалился, Сайман и Дом остались наедине. Ребёнок упирался в кресло, видя, что безумный подходит к нему, раздевается, скидывает вещи на пол. С детских губ нервным шёпотом слетали слова: "Нет, нет, пожалуйста, не надо! Пожалуйста, не надо", но Сайман его не слышал или, может быть, просто не хотел слышать, не намеревался, он снова налетел на ребенка, раздел его и повторил тоже, что и в кабинете. Дом кричал, вырывался, но ничего не получил, кроме пощёчин и синяков, этаж был почти пуст, а Сайман слишком силён для него. Закончив своё зверство Джексон оделся, сел в кресло, набрал номер своего охранника. Он вызвал Патрика и еще несколько подчинённых, через 5 минут Патрик был в номере, так как ждал всё это время внизу, осталось дождаться других охранников. Ребёнок сидел на полу, прижавшись к креслу, на него не обращали внимания ни Сайман, ни его верный пёс, они лишь обсуждали, куда девать Дома дальше. Мальчик вслушивался в каждое слово, ужас выедал его изнутри, всё тело дрожало, он хотел бежать, но не мог, ему никто бы не позволил.
  Через 15 минут в дверь постучали, Джексон открыл, в номер вошли еще три его охранника, одетых так же как Патрик. Мальчик уже знал, что с ним будет, исходя из разговора Саймана с Патриком. Двое мужчин подошли к Доминику и схватили его. Они держали мальчика так, что он и пошевелиться не мог. Третий достал из кармана футлярчик черного цвета в, нём было два шприца размером полмиллилитра, наполненных прозрачной жидкостью - усыпляющим наркотиком. Он ввёл две инъекции подряд, Доминику резко стало плохо до тошноты, тело расслабилось, голова закружилось, давление упало, он начал падать в обморок. Охранники Саймана связали Доминика и по приказу закрыли его в шкафу в спальной комнате номера.
  Сутки спустя Сайман приехал, разбудил мальчика и повторил тоже, что и прошлой ночью, после пришли охранники и снова напичкали его снотворным, подобное продолжалось еще некоторое время, Сайман ездил уже не каждый день.
  Две недели спустя здоровье мальчика ухудшилось, он стал еще худее, чем прежде, соображал он хуже, двигался еле-еле. Кормили его плохо и мало, аппетита почти не было, он не чувствовал голод из-за снотворного, которое вкалывали ему после каждого визита Саймана. Джексону было глубоко наплевать на это, он лишь продолжал развлекать себя детским телом, неважно живое оно или мёртвое.
  Однажды, совершив очередное изнасилование над телом Доминика, он покинул номер, приказав Патрику и другим охранникам усыпить мальчика и запереть, как обычно. Неожиданно Патрик казал остальным:
  -Отправляйтесь домой, я всё сделаю сам.
  Те не очень поняли, что происходит, но не стали спорить с главным и просто ушли. Патрик остался один на один с мальчиком. Дом был в очень плохом состоянии, кости ломило после лекарства, грязного секса и ударов Саймана Джексона, голова кружилась и не соображала. Вопреки приказу начальника, Патрик отнёс измученное дитя на кровать, накрыл пледом и тихим заботливым голосом сказал:
  -Подожди, сейчас я принесу тебе нормальной еды.
  Мальчик расслабился и закрыл глаза, в надежде, что на сегодня плохого с него уже достаточно, что больше никто зверствовать над ним не будет, Патрик вышел, тихо закрыв за собой дверь. Двадцатью минутами позже он вернулся с подносом дорогой и вкусно пахнущей еды. Мальчик лежал на том же месте, он не сбежал, потому что знал, что смысла нет, он боялся, что его поймают, а затем убьют, эта жизнь, хоть в мучениях, была настолько дорога, что он не мог предаться смерти. Он с удивлением раскрыл глаза, когда увидел, что Патрик поднёс все эти яства ему. Ребёнок уселся на кровати и спросил:
  -Неужели это мне?? Так приказал твой хозяин??
  На что Патрик ответил ему:
  -То, что сейчас происходит, должно быть в тайне. Я просто не хочу, чтобы ты скончался. Сейчас поешь, отлежись полчасика , а затем мне придётся снова тебя запереть. Теперь я буду помогать тебе, кормить, не будет больше уколов, если хочешь, прими ванну, но ты должен вести себя тихо.
  Патрик стал кормить ребенка с ложки горячим картофельным пюре, он был очень добр и заботлив к мальчику, но спасти его, отпустить, он не мог, иначе Сайман и бровью не поведёт, расправляясь со своим лучшим охранником.
  Покормив Доминика, Патрик сказал:
  -Можешь принять ванну, если хочешь, я подожду.
  Дом согласился, Патрик бережно взял его под руки и повел к ванной комнате.
  Пока Доминик купался, Патрик терпеливо ждал его, сидя в кресле, бессмысленно переключая каналы телевизора, Патрик почти уже дремал.
  В ванной Дома посещали страшные мысли: резать вены, топиться, бежать. Но ничего из этого он не выполнил - жизнь-то дорога, поэтому, искупавшись, он вернулся к Патрику, который в полудрёме сидел на кресле. Дом сел рядом с ним на полу и тихо сказал:
  -Спасибо Вам, теперь мне надо возвращаться в тот тесный шкаф?? Скажите, я всегда там нахожусь, пока сплю??
  Патрик кивнул, глаза заблестели от влаги, которая неожиданно покрыла их. Он встал с кресла и сказал мальчику:
  -Пошли, я вынужден тебя связать. Тебе придётся терпеть до завтра. Днём в свободное время я приеду к тебе. Вечером тоже. Если хозяин приедет, то после него, если же нет, то сразу после работы.
  Они уже сидели на полу возле большого шкафа-купе, Патрик явно без особого желания обвязывал запястья Доминика верёвкой, он завязал веревку и на ногах.
  -Я не буду затыкать твой рот, чтобы дышать не так трудно было,- сказал Патрик Доминику и взял его на руки.
  Дом молчал, на глаза накатывались слёзы, он вцепился слабыми связанными ручками в черный пиджак Патрика и заплакал, уткнувшись носом в его сильное плечо. Патрик тоже чуть не заплакал, но приказ он не выполнить не мог, он сел на корточки перед открытым шкафом и медленно опустил туда Доминика. Охранник встал и смотря мальчику в блестящие от слёз глаза, закрыл дверь шкафа, ребёнок не переставал плакать, не в силах выносить звуки рыданий Доминика, Патрик выбежал из номера.
  Дом лежал в шкафу всю ночь, практически неподвижно, лишь когда части тела начинали затекать, он шевелился, менял положение, насколько это было возможно в тесном пространстве. В голове он прокручивал разные мысли: бежать, полночи растирая верёвки об стенку шкафа, чтобы освободить руки, а затем и ноги, кричать о помощи, просто сидеть и молчать, ожидая очередных мучений. Он думал о прошлом, настоящем и будущем, понимая, кто каждая грядущая секунда несёт ещё большую тяжесть и боль, чем предыдущая, он боялся жить дальше, но ещё больше он боялся умирать. Этот мальчик видел смерть младшей сестры от рака крови, неизбежную смерть, девочку даже не спасали, потому что в семье не было денег; он видел смерть родной матери год назад, которая вскрыла себе вены кухонным ножом, после измены отчима; он видел смерть лучшей подруги, которую изнасиловали и порезали всё тело, как будто мотыгой вспахали землю. Конечно, эти смерти произошли не на его глазах, но трупы родных он видел отчётливо: сестру, которая бледная, исхудавшая лысая умерла с перекошенным застывшим лицом на больничной койке; мать, лежащую на кухне в луже собственной багряной крови; лучшую подругу, чей труп он нашёл сам у помойки дома, в котором она жила вместе с ним, в соседней квартире. Эти смерти осадком остались на его детском сердечке, заставляли всю жизнь бороться за возможность просуществовать лишнюю секундочку, они породили в Доминике страх перед уродством и концом, которые несёт с собой смерть.
  И вот сейчас он сидел и думал, как же отвоевать очередное мгновение, дающее право на жизнь. Ночь близилась к концу, светало, но Доминик не видел этого, окутанный темнотой в узком шкафу, он задремал. Во сне его брови дергались, губы тряслись - Дому снился очередной кошмар. Вдруг грохот и шорох шагов пронзились сквозь его сон, он приоткрыл глаза, но не увидел ничего, кроме темноты. Он прислушался: тонкий женский голос напевал слова популярной песни, был явно слышан шелест ткани, запах сладких духов добрался до ноздрей мальчика даже через толстые двери шкафа. Дом понял: скорее всего, это горничная, она пришла убраться, она может помочь - вызвать полицию и спасти Дома!
  То, что Патрик не вколол снотворное, не заклеил рот, сыграло Доминику на руку. В его детской головке даже промелькнула мысль: а вдруг охранник сделал это специально? Он заплакал от счастья, хотя было еще рано радоваться, и закричал:
  -Помогите!! Спасите! Я здесь, в шкафу!!
  Конечно же, уборщица его услышала, она мигом открыла створки и вытащила мальчика, развязала верёвки.
  -Подожди, я схожу за помощью! Вызову полицию!- в панике крикнула она и выбежала из номера.
  Через некоторое время в помещении скопилась толпа людей, составляющая персонал отеля, приехала полиция, скорая помощь, мальчика стали допрашивать, врачи назначили лечение. Естественно, на Саймана Джексона завели уголовное дело, но как нам всем известно, деньги решают всё, он бежал, про его преступление никто не услышал, но нашли другого виновного. Патрик Льюис, охранник Саймана, пошёл под суд в роли соучастника, его посадили на 10 лет, хотя Доминик долго кричал о том, что Патрик спас его, но суду это не было интересно, ведь нужен был другой козёл отпущения, вместо Саймана Джексона. Самого Доминика оформили в приют. Он прожил там не долго, примерно полгода, ему невероятно повезло - одна пожилая женщина усыновила мальчика.
  Как только Доминик прижился у неё, освоился, он сделал то, о чём думал уже год, о чём думал с момента суда - он поехал к Патрику на свидание в тюрьму.
  Бывший охранник бизнесмена-извращенца отсидел от положенного срока год, он осунулся, похудел, лицо покрыла щетина, тюремная роба висела на его когда-то мощном теле, серые синяки покрывали веки.
  Мальчик и Патрик долго молча смотрели друг на друга, пока с глаз заключенного не скатилась скупая мужская слеза, они заговорили, говорили о многом, Доминик тоже плакал.
  После этого свидания Дом стал навещать своего спасителя при каждой возможности с разрешения своей приемной матери, потом он вырос, устроился на работу, но не прекращал ездить к Патрику в тюрьму. За 10 лет Дом не нашёл себе подружку, не создал семью, не получил достойного образования, а Патрика не забыл и не бросил, благодарность в своём сердце он лелеял до самого конца. Когда заключенного освободили из тюрьмы, Дом был единственным, кто его встретил, помог ему вернуться в суматошную жизнь Нью-Йорка и не потеряться, не бросил. Они общались и дальше, до самого конца, до самой смерти, но о подробностях история умалчивает. Так же неизвестно, что стало с Сайманом Джексоном, да и не нужно об этом знать, ведь чем меньше знаешь, тем крепче спишь.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"