Голованов Сергей Петрович: другие произведения.

Меморандум Громова часть пятая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Издавай на SelfPub

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Последний выстрел убитого патриота.

   Часть пятая.
  
   Последний выстрел убитого патриота.
  
  Глава 76. Плацдарм для высадки.
  
  Он сидел на берегу китайской речки с позабытым названием, пытаясь выудить кого-то на уху. Света неподалёку разжигала мангал, с ехидиной во взгляде иногда поощряя его старания. В холодильнике джипа мариновались куски форели для речного шашлыка, если мужу не повезёт. А ему не везло. Да и с чего? Рыбалка - дело умное, надо и наживку знать, и рыбу водоёма, и снасти подходящие, но когда, если всё время некогда? Этот выходной вообще свалился снегом на голову, а точнее - сам Юра его и сдёрнул, ошизев сидеть у погасшего Джерри. Все попытки стать прежним патриотом ни к чему не привели. Нельзя же войти в одну реку дважды - вода течёт, и далеко не вспять, прежнюю воду уже не вернуть. Китайцы тоже это поняли, потому что перестали за ним приезжать, чтобы везти на работу. Сам выходил, раз уж деньги платят. Но в этот раз заплатили вдвое меньше, и он решил вдвое меньше не работать, раз уж это теперь его работа. Ну, и взял выходной. Дня на три, у речки с ночёвкой, ухой и загаром.
  Пятнадцать миллионов долларов на счету в Китайском Народном Банке поневоле сами по себе начинали строить всякие планы в его голове. Так что было чем занять голову и кроме рыбалки на этой рыбалке. Но и торговля, и сервис, и производство - всё как-то не в тему и не по душе ..., потому что в Китае, который он совершенно не знал.
  Это место возле китайской деревушки, что виднелась в полукилометре, порекомендовал для отдыха товарищ Хо, по профессии контрразведчик, который появился сразу после демонстрации Светику шила в дамском туалете. Их больше появилось, но остальные с Юрой не контактировали, из подчинённых, а этот вообще ухитрился пролезть в приятели. Обещал подъехать, научить ловить китайскую рыбу, но запаздывал, и пришлось учиться самому.
  Вообще-то Юра лучше бы дома повалялся, с книжкой и Светой, раз уж выходной выдрал, но товарищ Хо уговорил на природу. В китайских интонациях Юра не вполне ещё разбирался, но и нажитого умения хватило, чтобы понять - не спроста китаёза уговаривает, реку и рыбу рекламирует, и припас чего-то для откровенного разговора. А где ещё говорить, как не у реки? Вся цивилизация прослушивается.
   Товарищ Хо приехал как раз к шашлыку из форели, которую Юра так и не поймал. Тем более, тут не водилась. Попалась какая-то рыбка столь страшного вида, что Света отказалась экспериментировать на здоровье. Но бутылку коньяка товарищ Хо привёз. Даже дагестанского, страшно дорогого в Китае. Под неё и начал секретный разговор, изредка оглядываясь на охрану поодаль. Света унесла к реке посуду, бутылка опустела, и товарищ Хо начал жалобиться.
  Он был хороший контрразведчик. Работал от души - Юра осознал это постепенно из нудных бесед во время дежурств, где товарищ Хо интересовался всем не подозрительным из его окружения - подозрительное и сам видел. Короче, нервы потрепал. И вот теперь товарищ Хо грустно и с безнадёгой начал признаваться, что обстановка - в смысле интереса вражеских спецслужб к работе Юры - очистилась до полной безоблачности. А ведь ещё недавно товарищ Хо выявлял по одному вероятному агенту противника в неделю. Короче говоря, интерес стремительно скатывается к нулю. Удивительного мало, проект Джерри закрыт. Пентагон свернул проект Медуза Горгона, заморозил Кобру, и усиленно ищет фирмы, которые возьмутся соорудить суперскоростной комп уровня Джерри. Желающих заработать пока нет. Как взглянут в список технических требований, так и увядают. Лет через ...дцать возьмёмся - реакция у всех одна. А первого Джерри китайское руководство решило передать учёным - для исследований. Так что буквально на днях Юрку и с работы выкинут, свобода! И товарища Хо выкинут, потому что был отозван специально с пенсии, как самый заслуженный контрразведчик. Так что есть у товарища Хо одно предложение...
  - Юра, подозреваю, что бизнесом в Китае ты заниматься не хочешь.- - Какой смысл? Я же русский, на хрен мне ваш Китай? - Искренне ответил честный дагестанский коньяк.
  - В самом деле. А мне предложили перебраться в Россию, помочь китайцам захватывать Дальний Восток. Поехали со мной, а? Будешь им пакостить. - Весело сказал товарищ Хо.
  - Я не понял. Пакостить? -
  - Ну, они же Россию захватывают. Надо перехватить её у них, и захватить как можно больше. Короче, давай займёмся бизнесом. Лес, рыба, торговля, там видно будет. У тебя миллионы, а у меня только зарплата, но я тебе здорово помогу, потому что за мной великий Китай. Идёт? -
  Юра вспомнил о своей давней - по событиям, а не по времени -задумке о речке с красной икрой. Кажется, сама богиня Судьба говорила словами товарища Хо. И ничего в душе не поднялось и не взъерепенилось, наоборот, возликовала она даже, крылья расправила. Интерес поднял голову, принюхался, и вскочил на лапы. Вперёд? Вперёд! Слава товарищу Ельцину, который снял порчу неправильного детдомовского детства. Он действительно излечился. Он будет захватывать Россию, пока кремлёвские уроды, дегенераты и просто сволочи окончательно её не продали. Свобода - это предательство. Наконец, он стал свободным.
  - Хо, ты совершенно неправильно поставил задачу. Хватит хитрить. Пакостить китайцам я не собираюсь. А Россию пусть её президент защищает. Мы просто будем хапать и богатеть.- Решительно заявил Юра. -
  Плана у товарища Хо не имелось, зато в машине имелся очень хороший ноутбук, который мигом высветил им карту будущих боевых действий - а экономика и война в наше время одно и то же - на Дальнем Востоке.
  Юра отыскивал самую на вид перспективную речку, краем уха выслушивая фантазии товарища Хо, окрашенные совершенно ненужным китайским интересом. Речек много, все рыбные, и это его единственное условие экспансии заставило товарища Хо то и дело показывать пальцем вероятные места десанта. Но Юркин указательный каждый раз словно кто-то уводил в сторону. Ну, не глянулось место глазастому пальцу. Он ближе, ему виднее - так думал Юрка, каждый раз подчиняясь своему пальцу, пока тот сам собой не ткнулся в самую не замусоренную населенным пунктами речку. Кругом расстилалось лишь зеленое море тайги.
  - Высаживаемся на плацдарме вокруг неё. - Палец прополз по экрану ноутбука. Китаец раскрыл рот и молчал - возражения так столпились в глотке, что ни одно не могло пролезть первым на китайский язык.
  - Всеми пятнадцатью миллионами. - Добавил Юра, и рот закрылся, никого не выпустив. Сам же хвастал, что с такими деньгами можно высаживаться без спроса даже в российских городах. Разрешения покупают на месте высадки, у предателей из местных властей. А в тайге и платить некому.
  
  Глава 77. Подпись президента.
  
   Директор звонил Президенту ещё позавчера, доложить, что ситуация с первым Джерри, наконец, прояснилась, но Президент, против ожидания, назначил его доклад только через день. Да и по тону было понятно, что он вовсе не рвётся подписывать План стратегических инициатив, уже порядочно истрёпанный, кстати. Настолько, что Директор, матерясь и злобясь, почти весь день перепечатывал его на раздолбанной пишущей машинке, которую помощник доставил из антикварного магазина. Некоторые клавиши западали, приходилось бить по ним несколько раз, чтобы пропечатать букву, но эта машинка была всё же лучше прежней, которую Директор, не выдержав, пристрелил. Буквально - разрядит в неё всю обойму пистолета - только брызги железные по всему кабинету! И ноутбук пристрелил - его по ошибке счёта. В обойме Глока шестнадцать патронов, ну, и ошибся малость. Думал - всё, ан нет - и последняя пуля разворотила и личный комп. Жесткий диск, к счастью, уцелел, так что рана не смертельна. А нечего было усмехаться над хозяином, который колотил по машинке, как последний дурак, с тоской поглядывая на запретное электронное устройство. Правда, информация из Китая и России позволяла использовать компы, но Президент об этом пока не знал, и Директор не хотел невольно кинуть лишнюю гирьку не на ту чашку весов в голове Президента, где взвешивается подпись. А она необходима - этот тяжёлый вагон подтолкивали все президенты, и он должен добавить своё усилие. Иначе вагон остановится, а это невозможно - он катит к мировому трону, везёт к нему всю страну, можно сказать... Так откуда у него это нежелание? Или снова разглядел что-то впереди на путях, новое препятствие, которое придётся убирать Директору?
  Эти сомнения и некоторая неуверенность и заставила Директора посмотреть на сейф в Овальном кабинете, куда он явился в назначенный срок. После приветствия и рукопожатия, усевшись за стол против Президента..., всё, как в прошлый раз, во время отложенной беседы. Только бутылки не хватало..., впрочем, Директор со стыдом увидел в глубине души и радость от встречи с палладиевой водкой, и опасение - не выпил ли её этот тип, сидящий напротив? Смешно - это же не русский президент, тот бы выдул уже давно. Везёт же этим русским управленцам - вечно пьяные, причём все настолько привыкли, что их принимают за трезвых, и они лепят спьяну, что хотят и как хотят, не особо напрягая соображалку и вообще не думая о последствиях..., невольно позавидуешь.
   Видимо, Президент тоже тосковал по палладиевой водке, потому что этот короткий взгляд на сейф заставил его невольно улыбнуться. - Продолжим совещание? Всё, как тогда? -
  - Конечно, сэр. Как же без неё, родимой? - Директор понимающе усмехнулся в ответ, и от сердца отлегло. Не выдул, всё-таки. Не зря народ выбрал. Он знает, кого выбирать.
  После первого принятого стаканчика, когда волна просветления прошла по всему организму, Директор позавидовал русским управленцам и вовсе до стиснутых зубов. Вот же сволочи...
  - Итак, Директор, - Сказал Президент, - надеюсь, вы прояснили темноту вокруг похищенного Джерри? - Его хмурость позволяла предположить, что он тоже возненавидел русских. Хотя бы на миг. И есть за что. Эти падлы кремлёвские тупо балдеют..., а тут работать приходится. Головой. В поле лица. Народ избрал. Ответственность. Какая уж тут пьянка...
  -- Как уже докладывал, сообщнику Новикова, некоему Громову, удалось передать Джерри китайцам. После усиленной работы агентуры удалось выяснить и подробности. Ваши опасение по допуску оправдались - этот Громов поделился с китайцами и своим допуском к Джерри, Однако потом нами было точно установлено, что китайцы вскоре утратили право на активацию. Возможно, им удалось что-то узнать из наших секретов, но это ручеёк по сравнению с водопадом Палмера в сторону русских. Когда доступ окончательно погас, им удалось заполучить к себе самого Громова. Его допуск ещё действовал, однако без регулярного подтверждения Палмера тоже начал затухать. Громову с трудом удалось поработать пару месяцев. Когда допуск исчез окончательно, Громов вернулся в Россию, а Джерри был передан китайским электронщиком для препарирования. Таким образом, можно считать, проблема с первым Джерри окончательно снята.-
  - Вашими устами только амброзию пить. - Сказал мрачно президент, и в тоске по амброзии выпил стаканчик палладиевой водки.
  - А что вас обеспокоило в моём докладе? -
  - Пока насторожило. -
  - Что именно? - Директор встревожился, и тоже опрокинул стаканчик, от беспокойства.
  - Странности с этими паролями. Или допусками. -
  - Ах, это... Их заметили ещё во время первых экспериментов с Джерри. Тогда никто не мог и представить, что Джерри использует магнитное поле планеты. Корневой допуск или собственное биомагнитное поле как пароль имелся только у Палмера. Джерри активировался при его приближении на десяток ярдов, дистанционно. Все прочие пароли рано или поздно начинали исчезать без регулярного подтверждения Палмера. Магнитное поле человека постепенно меняется, и поэтому требовалась новая корректировка с первоначальными характеристиками. Правда, меняются и они, но Палмер-то работал с Джерри ежедневно, и у него эта корректировка не замечалась. -
  - Вот-вот. - Президент насторожился. - С чем корректировалось биополе самого Палмера? -
  - Единственный ответ - с первичным отпечатком Палмера в магнитном поле земли, точнее...-
  - Стоп! - Президент резко вскинул руку. - Я человек верующий. Недаром что-то мне не понравилось. Хотите сказать, что в магнитном поле планеты, пока проклятый шпион дрыхнул или ходил по магазинам, - словом, пока он занимался другими делами - существовало нечто похожее на его личность, разумное в определённом смысле? -
  - Ну...так выходит. - Директор несколько растерялся. - Этот аспект проблемы я как-то не замечал.... -
  - Видимо, и сейчас... ОНО существует? -
  - Возможно..., хотя... магнитное поле планеты тоже меняется. Этот отпечаток...э-э... постепенно растает..., исчезнет... должен потухнуть... -
  - Должен? Хорошо бы...- Президент в сомнении мрачно покачал головой. - А пока... Последний, который с ним контактировал... этот ваш...э-э...-
  - Громов. Юрий Громов. Тоже вроде Палмера, патриот.-
  - И он вернулся в Россию...-
  - Так точно... -
  Обе правые руки обоих собеседников словно по команде одновременно потянулись к бутылке, по первым налил себе, конечно, Президент. Потом и директору плеснул. Оба молча выпили, и оба принялись молчать дальше, обдумывая на свежем горючем очень тухлую проблему, которую, словно гнойник скальпелем, вскрыла президентская настороженность. В поднявшейся вони они никак не могли рассмотреть её источник - заразу, что пряталась в этом гное.
  - Да-а...- С отрешённой злостью сказал, наконец, Президент, не в силах увидеть причину тревоги, и директор, встрепенувшись, неуверенно заговорил: - Мне на память пришла недавняя развединформация... от Палмера... на похожую тему...-
  - От Палмера? - Губы скривила усмешка.
  - Источник надёжный, Его новая жена Ирина... - Директор не удержался от самодовольной улыбки. - Работала на русских, теперь и на меня...э-э... подрабатывает... Раньше я не придавал значения её рассказу, но теперь... Короче, речь о сне Палмера...-
  По мере рассказа Директора, который тянулся минут пять, тусклое лицо президента и вовсе потускнело, и Директор поторопился свернуть свой рассказ: - ...странный сон, согласен, и невольно приходит в голову, что наши предки к снам относились куда серьезнее. Я узнаю подробности, если хотите. -
  - Пока я хочу другого... - Мрачно, с пьяной решимостью заявил Президент..- Но что это с вами? -
  Последний вопрос вырвался сам собой - лицо Директора, уже малость оплывшее и походившее несколько на рожу, которая наливалось здоровой помидорной спелостью, вдруг стремительно побелело и снова стало лицом. Директор молчал.
  - Да что с вами, в самом деле?! Вам плохо? -
  Директор по прежнему молчал, но покосился в сторону бутылок.
  - Может, это палмеровская водка виновата? Налить виски? - Президент схватил так и не распечатанную бутылку "Айлельский туман", но Директор мотнул головой, по прежнему не в силах сказать хоть слово. Потрясение от мелькнувшей мысли было слишком сильно.
  - Нет? Тогда палладия, да? -
  Директор кивнул, в глазах стыла тоска утопающего. Президент не мог не подать руку помощи с полным стаканом стеклоочистителя.
  Только опрокинув его в себя, и похрустев арахисом, пакетик которого Президент вытащил из карманы со словами "Закусывать надо...", Директор вновь обрёл дар речи.
  - И вот ещё... Громов подал заявку на землю Дерюгина... - Потерянно произнёс он.
  - Как это понять? При чём тут какой-то Дерюгин? - С любопытство спросил Президент, наливая уже себе, раз уж закусь появилась.
  - Раньше я считал это диким совпадение, и только теперь до меня дошло - это куда больше похоже на доказательство! -
  - Доказательство чего? - Президент насторожился.
  - Вашей гипотезы. О существовании...- Директор потыкал пальцев в потолок, и почти шёпотом закончил: - Это ОНО ему посоветовало!
  ОНО - действительно существует! -
  Президент потребовал подробностей, и по мере рассказа Директор малость пришёл в себя. Опомнился. Не стоит сгущать страхи, это помешает делу. Паника улеглась, и он закончил уже совершенно спокойно: - Таким образом, я вполне допускаю даже версию о полном раскладе происходящего, что получил Громов в своём сне. Но я не думаю, что его планы имеют для нас решающее значение. -
   Замолчав, он налил стаканы себе и Президенту, с досадой заметив, что палладиевая водка закончилась. Неужели придётся отрывать этот "Айлельский туман"? Пятьдесят лет выдержки, отборный сорт пшеницы и прочая рекламная мутотень..., которую - пожалуйста! - скармливайте всему прочему миру, но ему не надо. Стеклоочиститель даже стекло чистит, не то, что мозговые извилины. Тем более - палладиевый. Он в рекламе не нуждается.
  - Не думаете, значит... - Президент посмотрел на виски, и Директор со вздохом взял в руки полную бутылку. Открутив пробку, и налил снова... дорогущего, противного, цвета детской неожиданности, американского пойла... куда ж деваться, раз кончился стеклоочиститель?
  - Да, не думаю. - Тем не менее твёрдо сказал он, подвигая стакан с виски Президенту.
  - А следовало бы. - Сказал Президент, не решаясь взять в руки спиртовую пакость. - Думать иногда полезно. Если учитывать, что план, который требует моей подписи, направлен, в перспективе, на расчленение России. И что этот Громов - чёртов оголтелый патриот. Который знает, что делает. И знает, что собираемся делать мы. Который..., короче, он всё знает. И он вернулся в Россию. -
  Пластиковая папка с треском захлопнулась, и отлетела к Директору.
  - Короче - выясните, что собирается делать этот Громов? Иначе я вообще никогда не подпишу этого документа. -
  - Не думаю, что планы Громова имеют такое решающее значение. Кто он такой, в конце концов, чтобы нам помешать? - Осторожно возразил тот, укладывая папку в сверхпрочный кейс.
  - А вот мне всё больше кажется, что русские заманивают нас в ловушку. В капкан. Если б не этот... как его....- Президент поморщился, - не могу вспомнить, у русских трудные фамилии... который подписал Меморандум Громова. Ну, Президент ихний, тот предатель...-
  - Я тоже не помню. Да и хрен с ним. Я понимаю. Если б не он, Россия двинулась бы по китайскому пути развития, придерживаясь идеологии коммунизма. -
  - Да. И нас к этому времени, возможно, уже вышвырнули бы из Европы. Какой уж Ирак тогда..., или Украина... Вот что может натворить один единственный человек. Мы наступаем, но победа по прежнему висит на волоске. Так что собирается делать этот Громов?! А вот кто он такой, этот мутный тип - это не наш вопрос, а специалистов. Срочно закажите исследование - кто он такой и чем может помешать? -
  - В двух агентствах. Нет, даже в трёх. - Поспешно сказал Директор.
  - Лучше в пяти. Или денег жалеете? Так не жалейте - мировой финансовый кризис здорово поднимет курс доллара, хотя к нему мы нашлёпаем ещё, сколько успеем, зелёных бумажек. Если Громов не собирается нам мешать. Это начало нашей атаки на мир, и на Россию. Это сразу поймут везде - и в Европе, когда упадёт курс евро, и в России, когда упадёт курс рубля, и в Китае..., не говоря о прочих странах. А если он...- Президент на миг словно заглянул в бездну - лицо словно заледенело, - короче, вы поняли... -
  Директор помрачнел. - Так точно. Это будет самым тяжёлым заданием. Придётся хорошенько подумать. Но я это узнаю. -
  
  
  Глава 78. Тупое задание для тупого агента.
  
  Стояло чудесное утро. Довольно позднее для завтрака, раннее для ленча, но идеальное для похмелья. Зелёное поле для игры в гольф пустовало, если не считать единственного игрока с разболтанностью в движении. Стальная клюшка в его руках промазала по мячику, вырвалась, и попыталась осуществить мечту всех клюшек для гольфа - стать бумерангом и отомстить хозяину за битьё о мячик.
  Она походила на русский народ, втайне мечтающий наколотить по толстой харе своих начальников. Не получилось, плюхнулась в траву метрах в десяти, и Майкл Болтон поспешил за ней, не удержавшись от рысцы. Директор ЦРУ, отправивший клюку в полет, его угодничества не заметил, потому что был пьян, к тому же задумался над странной, дикой даже ассоциацией, мелькнувшей в голове при виде улетевшей клюшки. И в белой горячке вряд ли возможно понять - чем похожа клюшка для гольфа на русский народ? Разве что революцией 17 года, которая так ударила по всей планете, что звон до сей поры то нарастает, то затихает. Что ж, теперь появился шанс его окончательно заглушить. Но Болтон не должен понять идиотизм этого задания, иначе не справится. Как объяснить?
  Директор задумался.
  А Майкл испытывал беспокойство - состояние, впрочем, уже достаточно привычное. Проект Джерри закрыли, сотрудников Центра отправили на улицу, и некоторое время Майкл находился в полной растерянности относительно будущего. Поскольку сотрудников Центра набирал Палмер, поначалу Майкл на него и работал, пока его не завербовал Директор. Но Майкл недолго гордился доверием уважаемой в Америке организации, ибо скоро осознал, что все прочие сотрудники Центра тоже внештатно работают на ЦРУ, контролируя Палмера, единственного кадрового работника ЦРУ, который на него не работал. Правда, ни у кого не получалось - довольствовались тем, что проворачивали свои делишки. Но Майклу удалось выполнить крайне щекотливое задание Директора, и после ликвидации проекта он оказался востребованным - посоветовали не спешить в поисках работы - кадровые работники ЦРУ ищут её только в рамках нового задания. В доказательство Майкл несколько месяцев получал чеки на зарплату, а вчера был, наконец, и телефонный звонок, с приглашением партии в гольф от Директора ЦРУ.
  Узрев накрытый столик на краю поля, где стояла бутылка водки, Майкл ощутил дрожь в позвоночнике - кажется, операция проводилась в России - единственном регионе мира, который требовал тренированному мозгу Директора алкогольный допинг. Россия..., не дай Бог. Как говорил Палмер - легче жить среди озверевших туземцев, чем среди одичавших на свободе начальников. Майкл не вполне понимал - почему, однако вполне понимал, что тут без водки не разобраться.
  - О, Болтон! - Обрадовался Директор, получая обратно улетевшую клюку. - Кажется, я забыл вас поздравить с официальным вступлением в славные ряды нашей организации? -
  - Ну что вы, сэр, уже поздравили. Ещё вчера, по телефону. -
  - Тогда могу сразу перейти к заданию. Оно исключительной важности, и потому я с небывалой тщательностью разработал многослойное прикрытие повышенной сложности, хотя само задание просто, как чихание...-
  Директор чихнул, покачнулся, но устоял, ухватясь за бутылку на столе.
  - Задание в России, сэр? - дрожь в голосе скрыть не получилось.
  - А как вы догадались?! - Изумился Директор, разглядывая бутылку, которая спасла от падения. Ну, и налил себе полстопочки, раз уж в руки прыгнула.
  - Стараюсь, сэр. -
  - Да, в России. - Директор помрачнел, осушил стопочку, и снова задумался. Как задание может быть идиотским, если оно получено от Президента? Правда, они тогда литру предварительно усидели..., ну и что? Потому он и додумался. Но этот Болтон совершенно трезвый. Надо исправить, а то не поймёт.
  Пока Директор наливал, Майкл почтительно ждал, отгоняя непочтительные мысли.
  Ходили слухи, что Президент скоро снимет Директора. А не успеет, снимет новоизбранный. Алкоголизм у того проявился недавно и неожиданно, сотрудники строили разные версии о причине, которая для Болтона загадки не составляла - его сломал скотина Палмер, проклятый, вечный и неуязвимый российский шпион. Директор уже давно махнул на него рукой, примирился и даже подружился - частенько ездил к нему в гости в Вермонт, в его новенький особняк в цветах российского флага, который Палмер отжал у бедняги Рукавишникова, по славной привычке российского руководства, которое стремится отжать всё, что можно, у всех, до кого руки доходят. Неудивительно, что бизнес в России не расцветает, удивительно, что не зачахнет совсем. Пока алкоголизм Директору не мешал - может, оттого, что очень редко занимался российским сектором, ссылаясь на мифический Меморандум Громова. Мол, он работает в нашу пользу куда эффективнее всей конторы. Многие сотрудники считали Меморандум пьяным бредом, но Россия и впрямь не вызывала опасений.
  - Но почему я? - решился спросить Болтон, увидев протянутый стакан. Полный. Неразбавленная водка. Это ужас. - Языка не знаю, страну не знаю, да и вообще..., я не вытяну... - Обречённо добавил он, взяв стакан и невольно примерившись.
  - Вытянешь. Это приказ. За родину, вперёд! -
  Болтон сообразил, что это, видимо, последний тест, и понуро кивнул: - Ну, если за родину... - И как в воду прыгнув - ухнул выдох и выпил залпом. Пищевод и желудок зажглись, в голове стукнула мягкая кувалда, и мир пошатнулся.
  Директор одобрительно кивнул и почти шепотом сообщил: - Недавно в России произошло совещание. Архиважнейшее. Все ООНы, Белые Дома и Конгрессы с президентами ему в подмётки не годятся. Паханы собирались, не чета нынешней шелупони..., были Ленин, Сталин, Гитлер и прочие помельче, но ни Рузвельта, ни Черчилля не приглашали. Понимаете, Болтон? Там, наверху, против нас что-то замышляют! - Директор поднял глаза к небу и потыкал туда пальчиком.
   Болтон подумал, что Директор спятил, но напоминание о смерти этих исторических деятелей так и не вылетело с языка. Надо привыкать к российской действительности, где даже свихнувшийся начальник всегда прав, ...
  - Агент Болтон, - Грозно повысил голос Директор, переведя блёклые голубые глаза на него, - я в своём уме. Если сомневаешься, считай всё фантастикой, хотя..., в Бога веришь? -
  - А как же! - радостно соврал Болтон.
  - Хорошо. Тебе будет куда легче понять. Дело в том, что активация первого кристалла Джерри создала в магнитном поле нашей планеты нечто похожее на Бога. Возможно, проявила, связалась с ним, если наш вид "гомо сапиенс" создали какие-нибудь пришельцы с иных миров заодно со следящей за нашим развитием системой, которую многие чувствуют и называют Богом, Аллахом, Буддой, Кришной и прочими именами. И вот доказательство - известный тебе Юрий Громов подал заявку на землю, которой владел покойный Дерюгин! -
  - А кто такой... - Ошарашенный Болтон даже не смог выговорить русскую фамилию.
  - Это фамилия вожака волчьей стаи в сибирских просторах, на которого ты наводил Кобру. Что волк на двух ногах тогда понять было невозможно. А Дерюгин оказался владельцем одного из крупнейших заводов по производству никеля и прочих редких металлов. Надеюсь, Майкл, тебе известно, что никель относится к стратегическому сырью, без него не выплавить броню танков, стволы орудий и корпуса авианосцев и субмарин, не говоря о стрелковой мелочёвке. Его бизнес душил тамошний губернатор, и в критический момент мы протянули Дерюгину руку помощи, предложив заём с условием оплаты акциями завода. А он нас кинул, хотя формально придраться было не к чему. На эти деньги построил обогатительную фабрику, которая спасла предприятие от банкротства, оформил отдельной фирмой и расплатился её акциями. -
  Директор вздохнул, и добавил: - Но цель операции была в контроле за сбытом стратегического сырья, и она оказалась проваленной. Нам неинтересно, чтобы никель попадал в Китай или Индию, он нужен и Америке, и Европе. И выстрел Кобры был естественным шагом в продолжение операции, хотя тогда я просто воспользовался подвернувшейся удачей, когда Палмер привязывал Кобру к пространству новой орбиты. Наш информатор в охране Дерюгина сообщил его координаты, я передал их тебе, и всё - результат налицо. Дело в том, что имелась одна загвоздка в праве аренды на землю, а заводом уже давно заинтересовался тамошний губернатор. Он мечтал наложить лапы на комбинат. Или нагреть руки. Короче, вы понимаете. И вообще, Болтон, имейте в виду - все чиновники в России работают косо, потому что на самом деле смотрят, где можно навариться, нахапать и урвать, короче, только обналичивают свой административный ресурс, потому что Сталина на них нету, к нашей удаче. Поэтому я был уверен, что мы с ним легко договоримся, но тут... -
  Директор всхлипнул - так показалось - и отвернулся к столику. Позвякал стеклом, запрокинул голову, словно получил удар снизу по челюсти, содрогнулся, и крякнул по утиному. Болтон успел нацепить на рожу выражение собачьей преданности, когда Директор быстро обернулся к нему.
  - Представьте моё изумление, Майки, когда я узнал, что в игру влезает Юрий Громов! Это ли не доказательство промысла Божия? Или Аллахово, не важно. -
  - Я не совсем понимаю...- промямлил Болтон.
  - Ты тупой, Болтон. - С горечью констатировал Директор. Он решил было подкатить мячик на исходную, но замечание нового сотрудника заставило остановить процесс и дать разъяснения. - Для этого задания и необходим тупой агент. Все прочие хитромудрые сломали о Громова зубы. Он же простой, как булыжник. Тут нужна кувалда, не так ли? У вас лоб именно такой формы, справитесь. -
  - Буду стараться. - Тупо сказал Майк, оправдавшись, что на кадровую цереушную зарплату это самое малое, что можно делать. Однако откровенность Директора, если по совести, только казалась оскорбительной. Майк и сам понимал, что "слишком гениальный программист", как называл его Палмер, имело синонимом "тупой по жизни".
   - Божий или не Божий, но промысел в таком совпадении легко просматривается, если вспомнить, что Громов до сих пор сохраняет связь с Джерри. Как доложила китайская агентура, она резко ослабела. Кристалл уже не реагирует. Видимо, под влиянием жизненных обстоятельств биополе Громова сильно изменилось, однако во сне порой возвращается к исходному. Как и у Палмера, от которого поступила эта развединформация. Тоже получил её во сне, в виде обрывков сна Громова. -
   Директор вновь начал толкать мячик клюшкой. Упоминание о Палмере сбило мысли в сторону, и он пожаловался: - Пришлось выцеживать её по каплям, расходуя литры, за счёт дикого ущерба здоровью, но для родины ничего не жаль. Палмер ведь пьёт редко, но метко, и когда Рукавишников валится под стол, агент Сапожкова тут же вызывает меня. Роберт к тому времени вряд ли соображает, с кем чокается своими знаменитыми гранёными стаканами, и хитрыми вопросами удалось кое-что разузнать. Его рассказ о совещании в верхах... - Директор снова потыкал пальчиком в небо - поначалу показался пьяным бредом. После пробуждении Палмер сумел записать только обрывки разговоров. Мне-то он всё наврал - протрезвел, видать, - но Иришка записи сфотографировала и передала. Джерри транслировал Палмеру, в основном, визуальную картинку, а вот со звуком были проблемы, да. Как он понял, там несколько вопросов разбирали, даже расстреляли какую-то непонятную бабу..., неважно, главное - все Юрке что-то советовали..., Гитлер науськивал в Германию переселяться - только это и удалось понять..., и тут я здорово призадумался..., когда протрезвел, конечно. Но ничего не придумал..., информации не хватало.-
  Болтон изображал рожей понимание, хотя пьяный поток сознания грозил утопить мозги, которые запросто и вылететь могли, если б не увернулся от пьяного удара железной клюкой. Директор по мячику стукнул, конечно, но промахнулся, как и по Болтону, а клюка опять улетела. Болтон на этот раз остался на месте. Начал раздражать невнятный инструктаж и проблемы с равновесием. В Россию не хотелось всё больше..., может, стоит поискать другую работу?
  Но искать не пришлось - улетевшая клюка больше не отвлекала, и Директор вспомнил о новом сотруднике и архиважном задании.
  - Так вот - спустя неделю после этого совещания Громов вернулся в Россию. Купил лесопилку, несколько тракторов, валит лес с китайцами, богатеет, и хрен бы с ним, если б не заточил зубы на никель. Правда, он пока этого не знает, но это знаю я, потому что он валит лес на землях нашего обогатительного комбината, Болтон. Поначалу это меня только насторожило, посчитал случайностью. Но когда он подал на них официальную заявку, тут меня и осенило! Вот с чего он пасть разинул, а?! - В голосе мелькнуло бешенство. Или истерика. - Ну, не бывает таких совпадений! Почему Громов?! Почему на наш пирог?! Почему?! -
  - И почему? - тупо спросил Болтон.
  - Ему посоветовали... - Нервно присев и затравленно озирая голое поле, свистящим шепотом ответил пьянчуга. И вновь потыкал в небе пальчиком.
  - Ему вроде в Германию звали... - Тоже прошептал Болтон.
  - Неважно - там все ему что-то втирали. А важно, что решил сделать этот мерзавец. А он...-
  Директор резко развернулся к столику, стал вытряхивать из бутылки остатки, и Болтон решил помочь: - А он пасть разинул и зубы заточил... -
  - Вот именно. - Сказал Директор, поглядел на дозу в стакане - примерно три четверти, вздохнул, и поставил на столик. Что значит - дисциплина. Дело прежде всего. - А вы знаете, кто такой Громов? -
  - Редкостный негодяй, сэр. - Сказал Болтон. Поскольку Директор молчал, добавил: - Террорист. И вообще скотина..., бегает слишком быстро...-
  - Это мелочь. Главное - он железный патриот своей страны. А для нас - контрольная точка для прогноза по России. Необходимо выведать его планы. Иначе - крах, мрак и потёмки. Вы разве не видите - я спиваюсь? А вы знаете, что Президент уже не может заснуть без стакана?! Он не знает, что делать. И спрашивает у меня - куда? Куда направить излишки сил и средств, что производит страна?! Он плачет, Болтон! Вот вы не поверите, а я сам видел..., правда, мы тогда литру сожрали, но это мелочь, раз он захныкал, как подросток. Вдумайтесь, Болтон - его выбрал американский народ, чтобы спокойно заняться своими делами в полной уверенности, что лидер поведёт страну к процветанию, а он... запил, как последний сапожник. Он не знает, куда вести. Не знает, чего бояться. Или кого. Но я-то знаю. Он испугался Громова...-
  Директор пытливо уставился в глаза Болтона и напряжённо спросил: - По прежнему думаешь, что я спятил? -
  - Может, тогда лучше грохнуть этого типа, сэр? - Предложил Болтон, чтобы избежать очевидного ответа.
  - Ну, тупой. - Директор так изумился, что дисциплина на миг отступила, чем и воспользовалась правая рука, которая мигом опрокинула в пересохшую от разговоров глотку стакан водки. Понюхав свой рукав, Директор покачал головой. - Ты ещё тупее, чем ожидалось. Как можно грохнуть контрольную точку? Это же абстракция, кретин! Таких Громовых в России как собак, но показательный - только он, потому что допёр своими куриными мозгами до Пакта Капитуляции. Поскольку мозгов у него, судя по всему, вообще нет, можно допустить, что Пакт ему надиктовал Джерри. Это предположение превращается в уверенность, если вспомнить, что Пакта из-за небывалой секретности вообще не существует в письменном виде. Он в пространстве. В людях и отношениях. Итак, что имеем? Есть патриот России, он имеет связь с Джерри, который в данный момент худо-бедно, примитивно и временно - замещает Аллаха, Бога, Кришну, Вишну и прочих того же рода. Он выдал Громову полный расклад происходящего на планете, и насоветовал всякого выше крыши - в смысле, что ему делать. Так какую пакость задумал этот негодяй для спасения страны? Или он ничего не делает? Зачем лезет к никелю - драться собрался или просто хочет разбогатеть, раз удачно подвернулся. Или..., короче, ты должен узнать его планы - вот главное задание. Ещё секрет новой водки постарайся выудить. Китайские агенты докладывают, что голова утром не болит, и вообще... новое слово в кулинарии. Всё остальное для тебя только прикрытие - ну, завод оттяпать, с губернатором закорещиться, экологов задавить, взятки раздать, и прочее по мелочи, из бизнеса, потому что ты такой деловой человек, акционер никелевого завода, который озабочен скорым его банкротством и хочет спасти свои доходы. Всё понял? -
  - Частично. Вопрос можно? -
  - Валяй. - Директор нетвёрдой походкой направился в сторону клюшки.
  - Я всё равно не понял - зачем это нужно? - Беспомощность в голосе заставило остановиться, а беспомощное оправдание Болтона - Я же тупой...- изменить направление за край поля, где стоял форд Директора. Довольно далеко, и он это понял, когда добрался, потому что вернулся на машине.
   Выбравшись с заднего сиденья с бутылкой водки, велел водителю поставить машину на место, проводил Форд подозрительным взглядом, вздохнул и тихо попросил: - Возьмите на себя роль бармена, если не трудно. -
  Майк разлил водку по стаканам. Себе поменьше, но Директор сунул ему свой со словами: - Тебе нужнее.-
  Принятая доза так достала Майкла, что предложение присесть на сочную зелень травы - в белых брюках, и что? - показалось удачным, да и проблемы равновесия выросли до шатания. Присели, опершись спинами на хлипкий столик, и Майкл засмотрелся на выстриженную зелень поля, которая слилась бы с синевой неба, если б не мешала кленовая рощица между ними.
  - Наверняка думаешь, что я пьяница,... - Директор вздохнул. - Но ты не о том думаешь...-
  Майкл вообще-то уже ни о чём не думал, но слова заставили задуматься - зачем вообще думать, если так хорошо сидят...
  - А с чего запил - подумал? Я вчера свалился на Совете Безопасности, и захрапел- и что? А почему наш Президент над таким вопросом не задумывается - подумал? Потому что он знает причину. И пьёт, может, похлеще моего... -
  -И почему? - Болтон решил показать хоть какой интерес к болтовне, которая уже не интересовала. Захотелось добавить. Грамм сто. И колбаски. Копчёненькой.
  - ... потому что наши планы под угрозой. Ты слышал про самую грандиозную операцию всех времён и народов под наименованием Алый Рассвет? Нет? И не удивительно, это самая засекреченная операция от всех народов. Настолько засекреченная, что о ней не знали даже мы с Президентом, хотя именно мы её и проводили, представляешь? -
  - Легко. - Болтон мотнул головой. Убеждение, что Директор спятил, таяло на задворках сознания, и последней судорогой оно вытолкнуло вопрос: - А как же вы тогда узнали? -
  - Думаешь, ты один тупой? - Буркнул Директор. - Нас долго обманывали русские. Мы были уверены, что Алый Рассвет - их рук дело, и боролись с ним изо всех сил. -
  - А зачем они обманывали? -
  - Думаешь, одни мы тупые? Они сами обманывались. Но когда их операция окончательно провалилась, мы прозрели. Понял? -
  - Понял. - Сказал Майкл, и громко сглотнул голодную слюну.
  Директор аж вздрогнул, и достал из кармана какую-то коробочку в серебристой фольге.
  - Зажуй - вот плавленый сырок, вчера стащил у Роберта. Фирменная русская закуска.-
  Слушая шелест фольги на зубах нового агента, он поморщился, но решил не отвлекать замечанием, что сырок надо распечатать. Переварится.
  - И теперь повнимательней, Майк. Операция Алый Рассвет должна поставить под наш контроль всю планету. Это неизбежность, и мы с Президентом её чётко осознаём. По сути, это война, а простой подлец американец её не любит, вот и приходится секретничать. Но идиотка Европа тоже хочет диктатурить над планетой. А ещё и Китай зубы точит, представь! Короче, идёт тихая и культурная драка за мировой трон, и всё вроде ясно, Соперники чётко определены, как и территории под расколбас и делёжку - Африка и Россия. Ну, с первой всё настолько ясно, что схватка там уже в полном разгаре - китайцы влезли недавно, европейцы влезли ещё во вторую мировую, а теперь и мы решили ввязаться. На революции и перевороты в Африке выделены огромные деньги, там успешно заваривается каша, расхлебывать которую пригласят нас. Больше некого, и мы её слопаем, уже ложки приготовили...-
   Директор тяжело вздохнул. - А вот с Россией всё куда сложней. Пакт Капитуляции - а мы с Президентом свято верим в его реальность - так вот, большинство статей Россия соблюдает. Тамошний класс управленцев состоит в основе из бывшей советской номенклатуры с прихлебателями. Они бешено делят заработанные народом деньги, понимают, что это не вечно, и переправляют деньги нам. Это наши люди, предатели, но они постепенно уходят со сцены. Конечно, на смену они стараются тащить такую же сволочь, но её всё труднее найти. Глядя на них, народ вздыхает по Сталину, потому что новых управленцев не сажают даже за воровство и убийства. Взятки среди них - просто язык общения между собой, они всегда договорятся. Короче, эти жирные ублюдки уверенно ведут страну к пропасти. Если честно, уже привели, но остановились, суки, потому что сталкивать её в пропасть им уже невыгодно. Эти паразиты жируют на России, и будут торчать на краю до бесконечности..., если мы не подтолкнём. И мы с Президентом, наконец, решились. Составили план мирового финансового кризиса, всё подсчитали - Президенту осталось лишь отдать мне распоряжение, и деньги хлынут в Грузию... -
  Увлечённая речь внезапно оборвалась. Директор подозрительно уставился на своего нового агента. - Кажется, я малость увлёкся. Этого ты не слышал, понятно? -
  - Чего не слышал? Про Грузию или про мировой кризис? А когда он запланирован? Неужели с долларом случится что-то плохое? - Забеспокоился Болтон.
  - Обязательно, только не с долларом, а с проклятым евро и треклятым рублём. Мы их здорово обесценим, так что не беспокойся. Ты про другое не слышал. Про что? -
  Свирепый интерес в глазах начальника заставил Болтона на миг протрезветь.
  - Я...я не знаю. Я же не слышал. -
  Директор с облегчением заулыбался, и похлопал Майкла по плечу. - Мы сработаемся. На чём мы остановились? -
  - Ну, Россию пора колбасить. Или там... в пропасть толкать. -
  - Вот именно. Пора. А он Громова боится, представляешь? -
  - Кто? Президент? -
  - Не я же. Я боюсь ещё больше, но я много чего боюсь, это роли не играет. -
  - Может, тогда не колбасить Россию? - Робко спросил Болтон. - Фиг с ней. Сама свалится, а? -
  - В Россию тебе не хочется, понимаю. - Директор сочувственно кивнул. - Да и ни к чёрту эта Россия не нужна, она далеко, и нас не касается, но... всё не так просто, потому что эта вредная страна самим Господом предназначена диктатурить в Европе. Значит, и во всём мире. Ты этого хочешь? -
  - Нет, конечно. Но с чего вы это взяли? - Изумился Болтон.
  - Главным образом, с географии. История только подтверждает. - Доверительно сказал Директор. - Ты не сиди истуканом, товарищ бармен, стаканы мёрзнут. А я расскажу, пока наливаешь, о пяти миллионах долларов, которое заплатила наша контора пяти независимым аналитическим агентствам. Мы так делаем в особо сложных случаях. Вывод у всех один - удивительно, что Россия ещё не командует в Европе, потому что она неизбежно будет ею управлять по своему географическому положению и логике своего исторического развития. Если мы её не развалим, конечно. А когда взглянешь на глобус, сразу увидишь, что Россия висит на его плечах, как бобровый воротник на советском дипломате. Символика, а? В СССР её понимали. Теперешние придурки в ихних посольствах таскают позорные пальтишки от всяких...- Директор поперхнулся, тормознув явно не корректное словечко, - ...Версачи, бобровых воротников уже не увидеть. Страна разлеглась на два континента, и за тысячу лет никто её не расчихвостил по кусочкам, только росла и крепла. Разве не удивительно, если вспомнить тысячу лет непрерывных европейских войн и перекраивания границ? С тыла её защищает Ледовитый океан, и дальше Москвы ни один агрессор заходить не рисковал, сопли морозить себе дороже. Россия с древности была смирительной рубашкой для исторических буянов вроде Чингиз-хана, Гитлера и Наполеона, не считая мелочи, и всегда гасила их вдохновенные порывы. Или морозила, не важно. Она всегда гарантировала мир и стабильность для Европы, а после второй мировой - и для всей планеты. Это странно звучит, если вспомнить многочисленные мелкие войны, перевороты и революции по всему земному шарику. Просто всё относительно - и стабильность тоже. Это для понимающих, в Европе таких сволочей много...-
  - Почему сволочей? - Болтон пьяно ухмыльнулся. Ему было хорошо. Даже застрявшая в зубах фольга нравилась.
  - Потому что это мы должны гарантировать мир в Европе, а вовсе не Россия. Зря, что ли, понастроили там невесть сколько военных баз и понатыкали ракет? В конце концов, это бизнес по охране порядка, и конкуренты нам не нужны. -
  - Я думал, ООН следит за порядком. -
  - Ты ошибаешься. Теоретически - да, пытается, а вот практически... Решения этого сборища мечтателей практически обеспечиваем мы. Или не обеспечиваем. Или просто делаем, как хотим. Захотели - вошли в Ирак, наколотили Саддаму, и наплевать на ООН. Пусть они против, а что сделают? Разве плохо? -
  - Хорошо. - Согласился Болтон.
  - Вот именно. Так и должно быть, если... если только....- Директор замотал головой и скрипанул зубами.
   - Громов? - Болтон икнул от приступа необъяснимого страха.
  - Вот именно! - Заорал Директор. - Что он задумал, гад?! Выясни его планы! За любые деньги, но узнай! -
  - Я узнаю. - Поспешил успокоить шефа Майкл. - Если за любые деньги, то проблем нет. Палмер жаловался, что этот Громов за цент удавится. -
  - А ты не удавишься? - Подозрительно прищурился Директор.
  - Может, и удавлюсь. - Подумав, признал Болтон. - Но уж не за паршивый цент! -
  - Это правильно.- Одобрил Директор. - Но мы с тобой нормальные люди, а Громов - патриот, и в этом вся сложность. Гады этого сорта родину даже за несусветные деньги не продадут, хотя и удавятся за грош. Вот ты, Майки, продашь родину за хорошие деньги? -
  - А то! - Брякнула водка, и Болтон поспешил её поправить. - Если только за очень хорошие..., словом, в России таких не наскребут, не беспокойтесь. Я выполню задание. Но мне всё равно непонятно, чем может помешать нашим замыслам какой-то Громов. Ну, тупой я! -
  - Тогда наливай.- Скомандовал Директор.- Надо с мыслями собраться. -
  И после бульканья, глотания, сопения и кряхтения, собравшись с мыслями, продолжал: - Понимаешь, Майки, важность этого гадёныша в том, что будущее России именно за такой вот сволочью - тут все пять агентств единодушны. Он мелкий или теперь уже средний, но бизнесмен, то есть, управленец. Как я говорил, сейчас класс управленцев в России почти полностью состоит из предателей. Это наши сволочи, настоящие упыри, но их становится всё меньше, а сволочей вроде Громова, которые не наши, всё больше, хотя наши сволочи душат и давят их всеми силами. -
  - Я в сволочах запутался. Нельзя ли пояснить разницу? - Попросил Болтон. -
  - Ну, ты ту..., впрочем, я это уже говорил. -
  - И не раз. -
  - Те сволочи, которые наши, они по натуре сволочи, а которые не наши - нормальные люди, но они же не наши, потому и сволочи. Понял? -
  - Нет.-
  - Что за высшие управленцы были в СССР по своим человеческим качествам? Сплошное дерьмо, и доказательство этому - как они дружно и без свары разделили страну, как дружно и слаженно сдали партийные билеты, и как недружно, со сварами и стрельбой, до сих пор делят всё, что можно, переправляя нахапанное в наши надёжные банки. А почему они такими оказались? А потому что они пролезли на свои высокие посты через долгое лизание толстой начальничьей задницы, У них у всех были коричневые зубы, Болтон! У всех воняло изо рта. И это человеческое отребье считалось элитой страны! Да и сейчас считается. От них требовалось только врать в отчётах и лизать задницу - вот такими были тогда критерии естественного отбора наверх.
  А Пакт Капитуляции запустил в экономике два процесса - один ведёт к неизбежному расколбасу страны, а второй - к неизбежному управлению всем миром. Третьего не дано, а Россия болтается на распутье и никак не определится, по какому пути двигаться - в пропасть или на гору? Узнай, куда этот Громов намыливается, потому что затолкать страну на гору может только эта сволочь. Если ты не выполнишь задание, Президент не отдаст приказ о наступлении, понимаешь? Этот Громов невероятно тупой. Ты рядом выглядишь светилом интеллекта. Он узнал истинное положение вещей только благодаря невероятному стечению обстоятельств, и он что-то задумал. А в России уже подрастает поколение нормальных людей. Пока он один точно знает, что стране согласно Пакту предписан распад и поглощение, но остальные тоже чувствуют процесс, а рано или поздно эту неизбежность осознает большинство..., и что они будут делать? Это мы и выясним, когда ты узнаешь планы Громова. Если этот негодяй решил сохранить страну, лучше не мешать китайцам и Европе качественно получить по морде, наша целее будет. Ну, боится наступать наш Президент, но его можно понять. Ведь только на первый взгляд кажется, что наши упыри в России успешно готовят территорию к расколбасу. Они уничтожают свою промышленность и сельское хозяйство, эту основу любого сопротивлению, а заработанные страной капиталы вкладывают в европейскую, да и в нашу промышленность, но у светлой этой медали есть и обратная сторона. Словно щупальца осьминога, вползают эти денежные потоки в европейское хозяйство, и ждать мы не можем. Если Европа не хочет врастать в Россию, то рано или поздно Россия врастёт в Европу, и что тогда нам делать? Загибаться? И бросить все свои завоевания? Ведь мы маленький, никому не нужный, забытый Богом островок, который все ненавидят. На Америку наткнулись всего пятьсот лет назад, Европа отлично обходилась без неё невесть сколько лет, и прекрасно проживёт и дальше под неизбежным руководством России, если мы остановимся. А наш бедный зачуханый островок с нашим бедным заброшенным народом так и зачахнет...-
  - А вы не еврей, сэр? - Внезапно для самого себя спросил Болтон.
  Директор задумался. - Может быть. Если Адам был евреем, а Еву синтезировали из его ребра..., то все люди евреи, друг мой, так выходит. А почему ты спросил? -
  - Сам не пойму. Уж очень вы плакались, какие мы бедные. -
  - Всё относительно, Майки. Если будем сидеть и ждать, всё наше богатство будет выглядеть свалкой мусора по сравнению с жизнью в Европе. Не забывай, что русские первыми вышли в космос. Догнать нас пара пустяков. Если б не Пакт Капитуляции, мы давно бы уже глотали пыль за их сапогами. Ну, наливай. Выпьем за то, чтобы этого не случилось. Судьба Америки в твоих руках!-
   Спустя полчаса оба мирно сопели на зелёной травке, наплевав на судьбу Америки. Окажись здесь представители пяти аналитических агентств, дуриком срубившие по лимону за очевидные всем, кроме тупой американской администрации, вещи, при виде этой идиллической картины среди пустых бутылок, они пришли бы к более решительному прогнозу насчёт неизбежной диктатуры России. Но вместо них на поле выехали два форда охраны Директора, из которых выскочила эта самая охрана во главе с мужчиной в лётной форме.
  Загружая в машины тела, бормочущие о судьбе Америки, он ругался.
  - Мне его в Россию везти! Как выгружать, если не протрезвеет? Я лётчик, а не грузовая лошадь! -
  - Сбрось с парашютом.- Посоветовал кто-то из охранников.
  - Можно и без. С такими способностями он из России всё равно не вернётся. - Сказал пилот, запихивая ногу Болтона.
  
  
  Глава 79. Наш человек.
  
  С парашютом Болтона не сбросили. Может, потому, что во время полёта успел очухаться. Или пилот был трезвым. Только пробурчал что-то непечатное в спину, когда Майкл скатывался с лесенки самолёта.
  В аэропорту встретил консульский представитель. Чернявый и вертлявый, он походил на Иуду с картины Рембрандта. Его слова как-то не зацепились в сознании, потому что проблемы равновесия по прежнему занимали куда сильнее порученной миссии, а голова трещала Германией в 45 году. Ноги не слушались, Иуде пришлось наполовину тащить его до машины. Прошли мимо таможенного контроля, и Болтона это малость удивило, что говорило о постепенном просветлении в мозгах. В ответ Иуда пробурчал, пыхтя и толкая в спину, что все тут продались, и за мелкую взятку долларов продадут и маму родную. Что Иуда не врал про "всех", Болтон понял после встречи с двумя офицерами ФСБ, которые ждали в машине, и которых он поначалу принял за офицеров ЦРУ только по отвратным мордам. Они показались, правда, вдвое противнее обычных, что он отнёс в счёт последствий вчерашнего. Однако водка оказалась не виновата, как всегда, хотя люди вечно твердят обратное.
  Они представились офицерами ФСБ, назвались майором Иваном Иванычем - тот постарше и покрупнее, и лейтенантом Ивановым, а затем сходу взяли быка за рога. Иван Иваныч сунул в карман Болтона пакет с белым порошком, а потом "изъял у подозреваемого пакет с героином", как было написано в протоколе обыска гражданина США Болтона, который был заранее написал более мелким Ивановым. Протокол подписали все, включая посольского Иуду, кроме водителя машины - тот был не при делах, видимо. Он возмутился и заикнулся о правах человека. Оба Ивановых сделали стойки, как охотничьи собаки, Иуда посоветовал не кочевряжиться. Первый Ивонов вежливо поинтересовался, где борец за права человека видит людей? А второй ехидно добавил: - Люди в Кремле заседают. Ну, и везде, где заседают. А все остальные сидят, даже если об этом не догадываются. Причём догадливые сидят молча и делают, что им скажут.-
  Водила, как и его машина, отличался поздним зажиганием, и начал читать протянутый протокол. Тогда крупный Иванов для ускорения разъяснил, что это не доклад, которые читают, а отчётная единица для сводки происшествий, и у водилы есть полная свобода выбора - в какую рубрику вписаться - для легких телесных повреждений или тяжких. Водителю такая свобода не понравилась, и он подписал, рабская душа. Свободный Болтон подписал, не пытаясь читать - всё равно по русски не умел. Оба Ивановых сразу заулыбались, похлопали его с двух сторон по двум плечам, а потом первый, постарше, сказал, что если Болтон не станет работать на Россию, то она будет его новой родиной, ну и могилой заодно в каком-нибудь местном лагере, где только и место наркобаронам вроде него. Но если выполнит одно задание, Россия не только простит, но и вообще забудет про этот незабываемый для Болтона - и многих других в прошлом и будущем - пакет с героином. Посольский Иуда им поддакивал, но припудренный синяк под левым глазом, который разглядел Болтон, рождал слабые надежды, что тот продался русским не до конца.
  - Мы всё знаем про твоё задание, врать бесполезно. - Авторитетно подытожил первый.
  - К тому же торопимся. - С угрозой пробормотал второй, который что-то строчил на коленке, пристроив кейс для удобства. Машина куда-то мчалась, обгоняя другие авто.
  - Башка трещит. - Пожаловался Болтон.
  Первый всмотрелся в лицо, как надеялся Майкл, ощущая его опухшей мордой, и радостно выдохнул: - Чего ж молчал, гад?! Вроде наш человек? Договоримся. - И снова хлопнул по плечу, но уже сильнее. Перед лицом возникла открытая бутылка пива, и Болтон припал к ней всей пересохлой глоткой.
  Лечебный эффект не заставил себя ждать. Если раньше происходящее вокруг доходило смутно, смазано и отрывочно, теперь мир на глазах наливался яркими красками, а время замедляло ход.
  - Короче, давай подписывай. - Второй протянул свой листок.
  - А что это? - Оживший Майкл осмелился на любопытство, но его быстро пристудили: - По тюряге заскучал? Должен спрашивать - где ручка? Вот она. Нам для отчёта, согласие на сотрудничество. Подписывай, и начнём. -
  - Что? - Только теперь дошло, что русские говорят на отличном английском.
  - Сотрудничать. Цель у нас общая - Громова расколоть. Врать бесполезно, мы всё знаем. -
  - Даже как зовут мою жену? - От неожиданности он растерялся.
  -Мэри. - Терпеливо ответил первый. - И мы слишком спешим, чтобы тратить время на болтовню. -
  Второй ткнул кулаком в бок. - Не выпрашивай синяк под глазом, как у коллеги, тебе не положено. Почку опущу, если ещё раз пасть раззявишь... Подписывай. -
  - А пива больше нет? -
  - Точно, наш человек. - С досадой сказал первый. - А тогда на кой хрен тебя пивом поить? -
  Второй сильно пихнул, примериваясь, и дело сразу пошло - рука вывела какие-то каракули. На подпись они не походили, но русские не были формалистами.
  - Как расколешь Громова, сразу звонишь мне. - Сказал первый, протягивая визитку. - И всё, свободен, как птичка. Что сложного? -
  Видимо, пиво в кровь всасывается не так быстро, как водка, потому что у Майкла только теперь возникло желание поупрямиться, хотя душа давно возмущалась хамским обращением.
  - Я не знаю никакого Громова. - Не уверенно заявил он. - И...-
  - Слушай, друг. - Совсем не по дружески сказал первый. - Мы торопимся, самолёт уже закончил погрузку, а я не хочу испортить товар. Но пять минут выкроим. Туфли от Гуччи не пожалею, но эти минуты покажутся твоим рёбрам и ливеру долгими часами, которые будешь помнить до конца жизни. -
  - Хочешь на таблетки работать? - Второй сунул от души, и так точно, что почка неслышно взвыла, заставив взвыть и Болтона: - Нет! Только помочь! Просто решил, вы шутите, про Громова. Давно бы сами спросили...-
  - Так он и скажет, урод...- Первый скривился.
  - Нам соврёт, гад... - Поддакнул первый.
  -Но вам-то это зачем? -
  - Приказ. - Коротко сказал первый, вновь тыкая в нос визитку с номерами телефонов.
  - С самого верха.- Сказал второй.
  - А им зачем? - Болтон сунул визитку в карман, и зверство на рожах конвоиров тут же сменилось улыбками.
  - Нас предупредили про тупость. - По приятельски сказал второй. - Только поэтому ты ещё жив. А наверху тоже хотят знать - что вообще со страной происходит, на самом-то деле? И когда сдёргивать? Им есть, с чем, но всего на запад не утащишь. Может, за страну и пободаться стоит, а? Как Громов считает?-
  - Дай проще объясню. - Перебил первый. - В СССР всё было заточено на войну за мир, и не будет большой натяжкой сравнить страну с армией рядовых во главе с вождём. Всех кормил вождь страны, в эту армию нищих деньги шли только сверху, так? А теперь появились лейтенанты вроде Громова, которые малость разбогатели, и сами платят своим солдатам, заразы. На вождя им уже немножко наплевать. Понятно? Поэтому твой Директор слил тебя, едва взлетел самолёт. Никто ж не хочет большой драки, и всех всё устраивает - и наших, и ваших. Меморандум Громова читал? -
  - Нет. -
  - А наши прочитали, и не хотят, чтоб им его вставили. Этих Громовых душат и давят всеми силами государства, чтоб сидели и не мешали хапать и сдёргивать, но это они теперь реально командуют людьми, а вовсе не вождь. Гражданскую войну красные почему выиграли? Потому что на их стороне воевал младший офицерский состав. Все полковники и генералы были на стороне белых. Так что... запросто могут вставить. Вот чего в Кремле боятся. А ты Меморандум Громова видел? -
  Майкла передёрнуло. - Нет! -
  - Значит, видел. Мало не покажется. Ещё вопросы есть? Если да, спросишь у Громова, а то мы уже подъехали. -
  Машина тем временем ворвалась через едва успевший взлететь шлагбаум возле полосатой будочки, где стоял солдат с автоматом, и покатила, сбавляя скорость, по бетону аэродрома, где рядами стояли боевые самолёты. Один из них ревел моторами в начале взлетной полосы, начиная свой разбег, но тут же прекратил его и остановился при виде мчащей наперерез машины. В борту распахнулась дверца, высунулся человек в форме, и заорал что-то на русском, протестующе маша рукой. Первый Иванов, выскочив из тормознувшей машины, тоже заорал что-то в ответ, и замахал руками. Пока они спорили, второй Иванов переводил сцену всё ещё пьяному Болтону.
  - Мест, у них, видишь ли, нет! Это ж надо! Ну, все только хапают, все - и никто работать не хочет, а? А ещё удивляются, почему в России бардак, ты прикинь! Да если б не мы, этот самолёт вообще бы сюда не полетел. Да если б не мы, этот летун и не знал бы, что у Громова можно по дешёвке икрой затариться. Мы ж и ему место для икры оставили, когда свою привезли. Так нет, мало! Он и наши места банками забил, вот же сволочь жадная! А нам теперь что? Попутный борт ловить, пока нашу икру в Москве начальнички растаскивают? -
  - А Громов разве икрой торгует? Мне говорили, лесом...-
  - И лесом, и бесом, и что подвернётся. А сейчас сезон. Кстати, только у Юрки икру покупай, всегда свежую продаёт, все остальные - жулики. - Иванов стукнул в почку совсем по дружески, на прощанье, и вылез из машины. Его товарищ уже поднимался по железной лесенке, спущенной с борта самолёта.
  Болтон тупо наблюдал, как он пытался протиснуться внутрь, как запихивал его подошедший Иванов, а, затолкав, сам принялся пропихиваться, причём его явно тащили изнутри. Цереушник, похожий на Иуду, не выдержал издевательства над нервами, выскочил из машины, и подбежал с самолёту помогать. Это удалось, когда он пустил в ход голову и кулаки, и дверца, наконец, захлопнулась.
   Самолёт взлетел, а они без помех выехали с лётного поля, если не считать горсти долларов, которые пришлось отдать Иуде часовому возле шлагбаума. Аэродром, оказалось, был военным, стратегическим и засекреченным, и ...пусть вообще спасибо скажут, что не пристрелил..., как выразился на прощанье часовой.
  И тут Иуду прорвало. - Вы видите этот бардак, мистер Болтон? - Взвизгнул он, оборачиваясь к Майклу.
  - Где? -
  - Да кругом! Как работать, если дипломатов запросто можно схватить, избить и завербовать? -
  - Меня не били. - Возразил водитель.
  - На кой чёрт ты нужен? - Бушевал Иуда.- Даже вербовать не стали, придаток рулевого колеса... Стукнуть ленились, когда, как дурак, о правах человека заикался. А я по полной огребу, если не справлюсь! -
  Он обернулся к Болтону всем корпусом. - А вы хоть поняли, чего хотят эти уроды? -
  -А то. - Тот легкомысленно пожал плечами. - Справлюсь. Мне бы только в себя прийти...-
  Выяснив, что для этого требуется, Иуда велел водителю везти Майкла в гостиницу через винный магазин, и решил перенести визит к губернатору на завтра. Или послезавтра..., словом, когда Майкл закончит процедуру "хождения в себя". По дороге ныл и жаловался. Директор ЦРУ сдал Болтона русским ещё позавчера. Правда, позвонил и ему, Иуде, предупредил, что завербуют, и велел завербоваться. И что побьют, тоже предупредил, и жаль, что он не поверил - тот ведь по пьяни звонил..., впрочем, он всегда в Россию только так и звонит. И почему - объяснил. Задание у Болтона исключительной важности для всех верхов - и русских, и американских, тут уже не до секретности, лишь бы Болтон справился. Приказано помочь всеми силами и финансами. В его распоряжение передали всю местную агентурную сеть в пять человек и разрешили раскурочить, если потребуется, весь оперативный денежный фонд в полмиллиона долларов. Успел договориться о встрече с губернатором, от которого зависит аренда участка. Будет переводчиком, если потребуется. Словом, приходите в себя, мистер Болтон, к операции "Громов" всё готово. Русские тоже обещали оказать любую помощь, но в реальности могут только ограбить, ну, и отколотить кого, если понадобится, поэтому лучше обойтись своими силами. Всё понятно, мистер Болтон?
  - Всё. - Мистер Болтон икнул. - Кроме одного - где моё пиво? -
  
  Глава 80. Визит к губернатору.
  
  - Я его обломаю, мистер Болтон, увидите. - Круглую морду губернатора ухмылка преобразовала в грушу. - Давайте выпьем. За успех.-
  Оказалось, губернатор неплохо говорил по английски, и Майк, собираясь к нему на приём, решил не брать Иуду. Надоел. Впрочем, тот лишь обрадовался, и пожелал удачи.
  Болтон с отвращением в душе и с непроницаемой рожей опрокинул следом за собеседником стопку водки. Трёхдневное промывание родной Кока-колой в гостиничном номере устранило проблемы равновесия и головную боль, и Майкл твердо решил сдерживаться с неизбежными тут пьянками, но сейчас, ощутив в желудке приятное тепло, осознал хлипкость своего решения.
  За эти дни в светлеющей голове начали проявляться непонятки из прошлого, которые вставлялись в странности настоящего, хоть как-то их объясняя. К примеру, почему-то вспомнил, как во время обстрела Коброй развалин дота, где прятался Громов, он отключил сервер от Джерри-2. Но Палмер не заметил обрыва связи, продолжая удивительно точно направлять снаряды в цель. Каким путем передавались команды, Болтону выяснить не удалось - в начале маршрутов зияло белое пятно, после которого стояли разные адреса, но чаще всего ай-пи адрес личного компьютера Директора ЦРУ. Это долго сбивало с толку, заставляя подозревать его в работе на русскую разведку, более того, после его доклада сам Директор ЦРУ стал подозревать в этом себя самого, в чём и признался, греша на раздвоение личности. Теперь Болтон начал догадываться, что Директор окончательно в этом убедился, и принял кардинальные меры. Вот чем объяснялась ликвидация проекта Джерри.
  Болтон не мог знать, что выстрел шокера в дамском туалете доказал преданность Директора Америке и его высокий патриотизм, и потому мучился - на кого он работает на самом то деле? И Директор, и соответственно, Болтон? Знакомство с Ивановыми камнем в болото подняло вонь прежних подозрений. Выручал лишь Меморандум Громова, утверждающий, что все русские шпионы в Америке при наличии тотального предательства руководства России работают, по сути, на благо Америки. Даже матёрый русский шпион Роберт Палмер - и тот понял. При таком положении вещей и Директору, и Болтону не только можно завербоваться к русским, но даже нужно. Одну страну разваливают.
   - А что за претендент позарился на земли комбината?- Спросил Майкл, хрустя огурчиком.
  - Какой-то бизнесмен из Москвы, Юрий Громов. - Губернатор целил вилкой в маринованную оливу, и не заметил, как дернулось лицо собеседника. Хотя фамилия ожидалась, нервы подвели - начинается! Теперь у Майкла есть законный повод для встречи с Громовым. Но поначалу следует успокоиться. Мало ещё выпил.
  Он торопливо плеснул в стопку водки.
   - А велики его шансы заполучить землю? -
  Губернатор вытер жирные губы салфеткой, причмокнул, и безразлично бросил: - Если формально, то... десять миллионов шансов против одного вашего. Именно такую сумму он готов выложить на тендере по аренде земли. Кстати, единственный участник, кроме вас, других претендентов нет. Он подставное лицо, скорее всего. Кому, кроме китайцев, могут понадобится гиблые таёжные джунгли, без дорог и электричества? Но если у китайцев там и появился какой-то интерес, знать его совершенно неинтересно, потому что мой интерес всегда интересней. - Губернатор в довольственном смехе заколыхался всем телом от своего словесного хитросплетения. - А он совпадает с вашим, мистер Болтон, не беспокойтесь. -
  Однако Болтон забеспокоился только сильнее. Это Громов - подставное лицо?! Да он и притащил за собой китайцев. Кажется, задача усложняется.
  - И что вы сможете сделать? Как помешаете? Насколько понимаю, он всё делает по закону. -
  - Не могу, вы правы. Помещаете вы, подав заявку на разработку месторождения. Оно расположено как раз в районе реки. Ваш спор с Громовым может разрешить только суд, а вот в чью пользу - это уже в моих силах. -
  Кока-колу эти три дня притаскивал Иуда, заодно с материалами дела - вводил в курс. Это получилось только на третий день, но теперь Болтон более или менее ясно представлял сложности вокруг земель никелевого комбината.
  Предприятие полностью зависело от рудного месторождения, на карте похожго на повисшую соплю, открытого сорок лет назад и почти истощённого. В восьмидесятые разрабатывали её нижний конец, самый богатый никелем и прочими редкими металлами вроде кобальта, марганца, иридия и палладия, оставив прочую территорию на будущее. Тогда всё было государственное - и завод, и земля с залежами руды, но приватизация в начале девяностых сделала простое и ясное дело тёмным и запутанным.
  Управленцы во главе с директором хапнули львиную долю акций и стали собственниками, а предприятие преобразовалось в акционерное общество закрытого типа Как водится, новые хозяева тут же разбились на два лагеря - "урвать и сдёрнуть" и "расти и развиваться". В течение девяностых между ними шла тихая борьба, в которой по мере истощения основного месторождения закономерно побеждали первые. Бывший снабженец комбината Дерюгин не примыкал ни к одному из лагерей. Он по-деловому совместил их сильные стороны, что и позволило победить.
  Оставаться конкурентоспособным на мировом рынке никеля позволяло только собственное сырьё, поэтому он за бесценок скупал земли под "соплёй", пока из ее толстого окончания усиленными темпами выкачивали повышенную прибыль. Когда она закончилась, акции завода упали так стремительно, что Дерюгин скупил их по ценам чуть дороже бумаги, на которой напечатаны. Таким образом он стал владельцем. И взял кредит в американском банке под залог четверти акций, на который построил обогатительную фабрику в середине длинной "сопли" прочего месторождения, без неё совершенно нерентабельного. Обогащенный концентрат возродил гаснущее никелевое производство, и поднял цену акционерного общества, которое пришлось сделать открытым, потому что акции, которыми Дерюгин расплатился по кредиту, банкиры продали неизвестному частному лицу. Тогда Дерюгин на правах владельца контрольного пакета немедленно преобразовал предприятие на две части - завод и обогатительная фабрика, оформив их отдельными юридическими лицами. Скромное умолчание Дерюгина, что всё месторождение принадлежит ему, в будущем грозило американцам неизбежной потери обогатительной фабрики, поскольку Дерюгин наложил лапы в начало и конец производственной цепочки.
  Собственности на землю в том виде, как до революции 17 года, в России так и не вернули. Земля осталась за государством, а все новые собственники только арендаторы на пятьдесят и более лет. Называются хозяевами по факту владения, но формально -всё-таки арендаторы. Что тому причиной - или у Кремля хватило ума не развязать гражданскую войну, или у американцев денег на это не хватило - здесь не так важно. Главное другое - при смерти арендатора аренда во многих случаях не наследуется, а возвращается к государству - в распоряжение его представителя в лице губернатора. Земельная "сопля" подходила как раз под такой случай. После смерти Дерюгина она перешла в юрисдикцию местной власти. Раньше её аренда пополняла областной бюджет, и губернатору надо было подыскивать нового арендатора, чтобы залатать возникшую прореху. Покойный Дерюгин скупал землю за бесценок у всех, кто имел на неё хоть какие-то права - у бывших колхозов, лесхозов, промхозов и промлесхозов, разваленных, преобразованных невесть во что новое, но неизменно разорённых и разворованных. Впихнуть эти земли - в основном, глухую тайгу - бывшим владельцам удалось бы только угрозой расстрела. На них оставались два претендента - ЗАО "Росникель", которое унаследовала семья Дерюгина и ЗАО "Обогатитель". Его и представлял Болтон, являясь по легенде "многослойного прикрытия" тем самый неизвестным, которому банк продал акции обогатительной фабрики.
  Поначалу Росникель, сунувшись в областной арбитражный суд, на землю не претендовал. Там объяснили, что земля отойдёт Обогатителю, потому что фабрика и построена ради неё. Если Росникель может покупать обогащённую руду где угодно, то Обогатитель без месторождения вообще исчезает, как юридическое лицо. Областной арбитраж примет именно это решение, обжалование выше тут не пройдёт - случай уж очень очевидный. Даже взятка не поможет.
  Возить руду из других мест выходило накладно, однако обогатительной фабрике тоже было затруднительно продавать её куда-то далеко, и семейство Дерюгиных верняком успокоилось бы, но в намечавшуюся свару между собственниками влез Юрий Громов.
  Цереушный Иуда изображал тут нанятого генерального директора Обогатителя. Он не зря жрал высокооплаченный цереушный хлеб, и весьма основательно просветил Болтона насчёт громовских резонов. Московский подлец предприниматель валил лес как раз на территории "сопли", причём на законных основаниях. Вообще-то, как подлецу и полагается, он валил его поначалу на незаконных основаниях, заодно с основным своим делом, которым был небольшой заводик по воспроизводству лосося в верховьях реки с названием, которое даже тренированный мозг Иуды запомнить не сумел.
  Где основное занятие, а где нет, у российского бизнеса понять трудно, потому что лес он начал валить ещё по пути к реке, на закладку рыбзаводика. Но кедрач был хорош, грех пропустить - для бизнесмена, во всяком случае. Да и сосны с лиственницами не хуже. Настоящие таёжные джунгли без дорог и цивилизации, где браконьерили местные, китайцы и местные китайцы. Они и лес валили - с него навару больше, чем со шкуры сдохшего тигра - но помаленьку, потому что чем крупнее добыча, тем легче попасться. Им не приходило в голову, что количество неизбежно переходит в новое качество, и при массовой вырубке браконьерство становится законным бизнесом. Им и занялся Юрий Громов, когда отстроил свой сарай с чанами для разведения малька лосося, которого нещадно уничтожают проклятые браконьеры. Он тоже нещадно уничтожал, но заводик не только прикрывал от уголовной статьи за браконьерство, но и восполнял поголовье лосося. Насколько - вопрос спорный, но полное истребление ценной рыбе, во всяком случае, не грозило. Так же случилось и с лесом, когда несколько тракторов и трелевщиков, лесопилка, а также мощеная кедровыми плахами дорога от неё до железнодорожной станции стали проявляться для местной власти даже через заклеенные долларами и юанями глазёнки. Был бы бизнес, с которого можно отщипывать, а уж власти всегда найдут, как отщипывать больше. Они вспомнили про договор, заключённый покойным Дерюгиным с одним почившим леспромхозом, который продал ему право аренды, но трепыхался ещё последними судорогами, надеясь на лучшее. И потому продал с условием валить лес на правах субарендатора. Громов разыскал этого несостоявшегося нового русского, и перекупил договор о субаренде участка..., ну, а если его лесопильные бригады часто сбивались с арендованного участка, ну, так это уже мелочь, всякому можно заблудиться.
  По сведениям Иуды, поначалу Громов просто взвыл после легализации своего лесного промысла. Если раньше на него наезжали только отдельные лесники, когда у них не было на опохмелку, то теперь - все, у кого была хоть какая тень от закона. Так, в штабеле леса один лесовод нашарил пару личинок древоточца и потребовал опылить весь участок с вертолёта мерзостной химией. Цена вопроса была два миллиона рублей, так что цена самого лесовода - всего в сто тысяч - показалась божеской. Громов уже подумывал уйти обратно в лесное подполье, да на беду Директора, один из управленческих шишек Росникеля попался его китайцам на браконьерстве. В тех краях этим словом называли тех, кого хотелось так назвать, остальные охотились. А этого захотелось, потому что китайцы валили лес, сами охотиться во время работы не могли, и потому считали вообще всех охотников браконьерами. Сцапали, побили малость, и притащили к хозяину. В завязавшейся разборке этот тип наверняка в ответ тоже назвал Громова браконьером лесов, на что возмущённый бизнесмен, естественно, возразил, что он в законе. И про субаренду пояснил. Тут у заводской шишки, скорей всего, и родилась идея, которой он поделился с семейством Дерюгиных, когда с морды исчезли синяки.
  Наши заумные законы ещё мало побиты практикой, немудрено, что бизнес предпочитает объезжать эту колдобистую дорогу по обочине, не ленясь, однако, и по ямам порой прокатить, если это выгодней. Как раз такой случай и разглядел любитель пострелять - если купит, конечно, новое ружье, потому что возмущенные китайцы старое отобрали. Эти колдобины гласили, что субарендатор имеет преимущественные права на аренду, если они утрачены основным арендатором. Дерюгины оживились, обкашляли дело с юристами, и отрядили к Громову переговорщика. Если Громов подаст заявку, шансы выиграть землю повышаются до реальных, а проклятый Обогатитель из неизбежного партнёра превращается в добычу. Прижать к ногтю ценами на сырьё и аренду, обанкротить, и вернуть в свою собственность за бесценок. Нормальная бизнес - схема. А Громову достаётся, как в песне - "зелёное море тайги", которое при карьерном способе добычи руды всё равно не уцелеет. Обе стороны заключили договор, где закрепили свои интересы, и Громов подал заявку на землю. Правда, тут же в него вцепились экологи. Если ни плавильный комбинат, ни обогатилка им были не по зубам, то лесопромышленник, который этой заявкой вынырнул из тени под дневной свет, показался добычей по плечу, потому что Иуда резко позеленел, и начал щедро подкармливать их сочными долларовыми листьями. В местной и даже областной прессе появились статьи про уникальные кедры, которые требуют оформления в заповедник. Статьи пытались поднять на это дело общественность, но если она и появилась в России, то денег на её подъём не хватило. Экологов в кедраче вылавливали китайцы, окунали в реку, и обещали вообще утопить, если ещё хоть раз..., в общем, мелочь, которая лишь немного трепала нервы. Вот генеральный директор Обогатителя, наверняка числился врагом номер один, поэтому Болтон на третий день своего вытрезвления перестал настаивать на вопросе - почему Иуда до сих пор не встретился с Громовым. Если основной закон российского бизнеса и в городских джунглях - остаться в живых, чего уж говорить о таёжных? Неудивительно, что Иуда отказался корчить из себя собственника Обогатителя, и Директору пришлось послать в огонь новобранца. Впрочем, время подниматься в атаку ещё не пришло, и Майкл продолжил, говоря военным языком, "продвигаться на исходную позицию".
  - Значит, он предложил десять миллионов. Но вы готовы отказаться от денег, если я просто подам заявку? В чём же тогда ваш интерес? - Уточнил он.
  - При чём тут деньги, не понял. Или вы полагаете, Громов лично мне предложил эти миллионы?- Сожаления в голосе скрыть не удалось. - Думаете, в этом кабинете всё за взятку можно решить? -
  Болтон был уверен, что не только в этом, но и в прочих кабинетах России вопросы решаются за взятки - и потому с возмущением замотал головой.
  - С чего вы взяли? Я помню, вы говорили про конкурс..., или тендер, открытый, раз знаете заявленную Громовым сумму. Но в чём ваш интерес, всё равно не понимаю. - Возмущение требовалось показать не только голосом, и Майк возмущенным жестом налил себе стопку и возмущенно её выпил.
   - Это плохо. - Грустно сказал губернатор, и водка в голове тупого американца растворила засов с клетки, где сидели мысли, осуждённые американской жизнью. И Болтон вдруг понял. Если губернатор сможет склонить суд в пользу Болтона, так же легко он повернёт его симпатию к Громову. Вот и весь интерес..., которого у губернатора пока не видно. Болтон и впрямь тупой. Спасибо водке. Майкл торопливо налил себе ещё стопку.
  - Кажется, я понял, господин губернатор. - Водка скользнула в глотку, как родная, но заставила вилку в руке промахнуться по огуречку на тарелочке. - Ваш интерес дружеский. Хорошо. Позвольте мне - тоже в знак дружбы,- пожертвовать... м-м, вашей партии, скажем, миллион долларов.. -
  - При чём тут партия?- Губернатор нахмурился. - Меня Москва назначила на должность. -
  - Ну, тогда... э-э, на благотворительность...какую-нибудь... местную. Вы лучше знаете. - Поскольку губернатор стал походить на обиженную грушу, поспешил добавить: - Это первый взнос. А после суда я ещё пожертвую...-
  Все американские способы взяток кончились, а как их давать в России, он не знал. Два Ивановых его попросту ограбили, пока ехали в аэропорт. Дорогой вывернули карманы, но потом вернули документы и бумажник. Естественно, пустой. Может, когда выйдет, его ограбит охрана? Надо было прихватить у Иуды побольше налички...
   Губернатор молчал и жевал уже седьмую оливку, но вовсе не от голода. Болтон понял, что его разглядывают... до того пристально, что челюсти работают в автономном режиме, без контроля головы. И что-то высмотрел, раз уж заговорил по деловому напористо: -Взяток я не беру, мистер Болтон. Кто губернатор и кто какой-то судья? Это не ваша Америка, где он может своевольничать. Так что земля будет ваша. Если договоримся. А мы... договоримся. - Челюсти прекратили работать.
  - О чём? -
  - Я вам землю, вы мне - фабрику. Точнее, продадите моему человечку. За символические деньги. Но вы ничего не теряете. У вас будет земля с никелем, и Дерюгины будут вынуждены передать вам часть своих акций.-
  Глаза губернатора немножко с любопытством, словно у сытого кота, зажавшего мышь в углу. Интересно, куда дёрнется?
  Болтон ошарашился. Вот тут какие аппетиты..., среди одичавших на свободе начальников... Сталина на них нету...
  Он мгновенно понял, что план вполне рабочий. И даже обоим выгодный. Но потом этот жирный чиновник, который в реальности и есть российский закон, опять отберёт аренду так или иначе. И всё повторится..., пока он не подгребёт под себя всё...
  В голове ни одной идеи... зря напился. Пора завязывать. А то по пьяной лавочке и впрямь на минуту ощутил себя собственником родной фабрики, которую просто забирают... Но обидно стало до чертиков, и каждый из них потребовал выпить.
  Майкл снова налил стопку и молча влил им в глотки. В голове слова вперемешку с ругательствами, но построить их в осмысленную фразу не успел - голос секретарши из селекторного аппарата на столе сообщил о прибывшем к назначенному времени господине Громове.
  - Пусть подождёт, я занят. - Губернатор отпустил клавишу селектора. И улыбнулся. - Ну что, согласны? -
  Болтон оглядел комнату, не замечая обстановки, потому что в умственной черноте тупика увидел неясное пятно света. Только что... проявилось.
  - Я... должен подумать. - Промямлил он. - Слишком неожиданное предложение. -
  - Что ж, несколько минут есть, не тороплю. Но нельзя же заставлять посетителя ждать? Он может решить, что губернатор не способен планировать встречи. Так что думайте быстрее, у него пятнадцать миллионов шансов против вашего одного. -
  А вроде десять было. Ошибся? Сознательно оговорился? Болтон не мог понять русских намёков.
  - Нет, мне нужно время... хотя бы до завтра...-
  - Хорошо. - Рожа губернаторская снова изобразила силуэтом грушу. - Давайте встретимся завтра. Но позвольте напомнить, что произойдёт, пока думаете. Сейчас приму Громова, и сообщу ему, что конкурс на землю откладывается. Обогатитель в вашем лице тоже подаёт заявку на землю, и решение о тендере может быть принято только после решения суда. Не знаю, что мне предложит Громов, но возможно, завтра я не смогу гарантировать даже стоимости той бумаги, на которой напечатаны акции вашей фабрики. -
  - Простите, но мне надо подумать...- Болтон отбросил вежливость, поднялся, и пошёл к выходу, тут же забыл о губернаторе.
  В приёмной сидел угрюмый, заросший щетиной мужик в штормовке и сапогах, в окружении трёх таких же неприветливых и небритых китайцев. Мужик посмотрел на него, как на врага народа. Болтон не узнал бы Громова, если б в своё время не мозолил глаза на его фото с мониторов Кобры. Он едва сдержал радостную улыбку. Конечно, Громов кажется опасней голодного медведя, но этому парню хотя бы можно верить... Той сволочи, что осталась за дверьми кабинета, поверить может только такая же сволочь, сидящая выше. Отнять его родную фабрику! Да и плевать на эту фабрику, Громов уже рядом...
  Напротив здания областной администрации обнаружился неплохой наблюдательный пункт - небольшое, но уютное кафе. Для маскировки пришлось заказывать обычное в этих краях, крепко-градусное, и даже водой не разбавлять, так что отъезд Громова Болтон едва не проворонил, от души увлёкшись маскировкой. Хорошо, заплатил водителю такси заранее и неплохо в виде аванса, и тот оставался у выхода из кафе. Догнали машину Громова уже на выезде из города - заляпанный грязью джип не утруждался смотреть на светофоры и соблюдать скоростной режим. К сожалению, последствия чрезмерной маскировки теперь догнали Болтона, и он только глупо улыбался, когда его выдернули из машины и прижали к дверце. Сначала они шофёра выдернули, но тот перевёл стрелку на пассажира, который велел остановить ихний джип. Китайский литой кулак взметнулся в воздух перед пьяной рожей американца, но его остановил радостный вопль Болтона.
  - Юрий! -
  Подошедший мужик в штормовке сумрачно поинтересовался, откуда пьяный автохулиган знает его имя и вообще ведёт себя настолько давним знакомцем, что лезет обниматься? Болтон не настолько окосел, чтобы удариться в охотничьи воспоминания перед ускользнувшей некогда добычей, но придумать правдоподобное уже не мог, и потому рассказал правду - как облапошил губернатор, который и рассказал про Громова, единственного претендента на земли его фабрики...
  - Так это ты! гад американский... - Юрка заулыбался, словно и впрямь узнал родственника, и китаец радостно нацелил кулак, который стремительно вырос, заслонив весь пейзаж вспышкой темноты.
  
  Глава 81. Операция Гром.
  
   Болтон очнулся... или проснулся? в какой-то грязной каморке, где со стен свисали плесень, паутина и связки засохших веников. Свет проникал в небольшое оконце, пахло сыростью и берёзами.
  Всё-таки проснулся - решил Болтон - свет явно дневной, а вырубили его вечером, когда начинало темнеть. Голова болела, но уже привычно, с похмелья. В "наблюдательном пункте" угостили самодельщиной, и скверной...
  Майк пошарахался по углам и через распахнувшуюся со скрипом дверь вывалился наружу, в солнечный свет, где узрел большой бревенчатый дом и сновавший вокруг людей китайской, в основном, нации. Они чего-то таскали, копали и приколачивали, словом, занимались строительными и прочими работами, не обратив на Болтона особого внимания. Вот собаки непонятной породы, что тоже бродили по двору с загнутыми хвостами в виде бубликов, те сбежались знакомиться, помахивая бубликами. Тявкнула только одна псина, и то вопросительно. Рядом с домом торчал голый по пояс человек, привязанный к столбу, и слабо рычал что-то по русски, явно неласковое. На кого - непонятно. То ли на гнус, густо облепивший его тело, то ли на стоявшего рядом китайца. Рядом валялась фуражка с кокардой и смятый форменный китель с погонами. И кобура с пистолетом. Китаец лениво обмахивал его веточкой, держа перед лицом, видимо, стакан с водкой - полупустая бутылка стояла у ног.
  Болтону хотелось в туалет, который представлялся в виде американской сверкающей кафелем мечты, но мудрый инстинкт, наплевав на фантазии хозяина, быстро вывел его к неказистому небольшому строению - наверняка по запаху - где он смог избавиться от накопившейся нужды - большой и малой. Внутри, к удивлению, висел на гвоздике рулон туалетной бумаги - словно привет получил с родины. Облегчённый и почти счастливый, он вывалился наружу, и инстинкт снова ткнул носом в висящий на столбике рукомойник. Он смыл паутину с рук и лица, ощутив под пальцами отросшую щетину. Инстинкт промолчал, а глаза подсказали, что электробритвы тут излишество - строительные рабочие тоже не могли похвастаться гладкостью подбородков.
  Заеденный комарами мученик что-то сказал китайцу, и тот влил стакан ему в рот, после чего взял другую ветку, погуще, и начал разгонять комаров. Дороговато здесь трезвость обходится.
   Болтон тут же убедился в правильности этой мысли - из дома наглой походкой манекенщицы приближалась блондинка в полувоенной одёжке камуфляжной расцветки с подносиком в руках, где стояла стопка и лежал бутерброд с красной икрой.
  - Доброе утро, мистер Болтон. - Промурлыкала по английски - приветливо, но с казённой интонацией. - Думаю, это не помешает. Меня зовут Света. Юра скоро выйдет. Уверена, вы договоритесь. -
   - Спасибо, киса..., то есть, Света. - Промямлил Болтон, поднимая стопку. Отказаться - себе дороже. Ну их, комаров. Их много, он один. - Ваше здоровье. -
  Спустя минуту солнышко стало перестраиваться с сибирского на калифорнийский накал, девушка - напрашиваться на конкурс Мисс Америка, а голова стала работать, генерируя вопросы, задать которые помешал именно тот, кому и следовало их задавать.
  - Ты чё, плесень, на мою землю заришься? - Миролюбиво сказал подошедший Громов. Он был умыт, побрит, и выглядел лет на десять моложе. - Товарищ Хо предлагал тебя сразу закопать, чтоб не мешал землю оформить. Но я же не китаец. Всегда пытаюсь договориться. - И показал китайцам, куда вкопать новый столб - против первого - Болтон как-то сразу понял, кому придётся кормить на нём комаров. Но ему, пожалуй, больше наливать не будут. Великая вещь - интуиция. Она и заставила поторопиться.
  - Я не зарюсь, нет. Я с предложением, мистер Громов. Зачем вам выкладывать губернатору за аренду 10 миллионов, если...-
  - Чего? - Удивлённо перебил Громов. - Всего сто тысяч. -
  - И зачем? - Осуждающе сказала Света. - Мы и так здесь живем. -
  - Ну, для порядка, Свет. Закон требует... вроде... А мы здесь живём. - В голосе парня мелькнула виноватинка.
  - Какой закон? Этот, что ли? Давно бы в болоте утопить..., одни расходы... - Света кивнула на кормильца комаров,
  - Свет, ну, ты совсем оборзела! Закон надо уважать... - В голосе парня не хватало уверенности.
  - А деньги на это где взять? - возмутилась мисс Америка. - Я дом в Шанхае никак не отремонтирую, а тут ещё этот урод в погонах чего-то требует...-
  Она пошла к дому, размахивая пустым подносом. Громов нахмурился, поглядел на Болтона, который улыбался по американской привычке без всякого смысла, потом на китайцев вокруг столба, и нахмурился ещё больше.
  - Нас перебили, извини.- Заговорил он. - Чего ты там говорил? -
  - А можно ещё стопочку? - Это сказалось само собой, помимо сознания, и только тут Майкл понял, что в голове реально посветлело, а похмельная ломота улетучивается из тела на глазах.
  - Зачем выкладывать за аренду сто тысяч долларов, если...-
  - Каких ещё долларов? Рублей обычных. - Опять перебил Громов, оборачиваясь вслед кисе: - Свет! Повтори америкашке! Только бутерброд побольше! -
   Болтон облизнулся, и часто закивал: - Тем более. А губернатор нацелился меня ограбить. Родную обогатилку отнимает, представляете? -
  - Обычное дело. Обналичивает административный ресурс. Все чиновники только этим и заняты, сволотня. -
  - Сталина на них нету! - Взвизгнул Болтон, надеясь вызвать симпатию. Кто ж в России Сталина не уважает?
  - Это точно. - С симпатией согласился Громов. - Нашему Президентишке до Сталина как до Эвереста. -
  Он почесал затылок и остановил хмурого китайца с верёвкой, который начал примериваться к собеседнику.
  - Странный ты американец. - Задумчиво сказал Громов. - Но это к делу не относится. А оно у тебя простое - подарить свою фабрику губернатору, и поклясться мне, что работаешь на ЦРУ.-
  - А если даже работаю, что плохого? - С обидой спросил Болтон, отодвигаясь от китайца.
  - Неужели я зря не верю телевизору? - Удивился Громов. - Быть не может. Первый же встречный - и шпион? -
  -А чем вам шпионы не нравятся? Работа как работа.-
  - Я просто пошутил неудачно, извини. Чего тут шпионить? Идём поговорим, вон за столик. -
  Тот был вкопан под навесом у крыльца дома - из распиленных сосновых плах. Едва уселись на вкопанные чурбаки, с крыльца соскользнула Света с подносиком, и Болтон сглотнул голодную слюну. Он чувствовал себя почти прекрасно..., только стопочки не хватало. И толстого ломтя чёрного хлеба с толстым мерцающим слоем янтарной зернистой икры. Булькнул, глотнул - водка необыкновенно мягкая - и жадно зачавкал, давясь слюной. Если эликсир жизни существует, его вкус именно такой. Голова наполнялась мыслями, душа вздувалась парусом, а мышцы наливались бодростью.
  Пока дожирал закуску, до сознания дошёл смысл негромкого диалога, который по инерции начался по английски, хотя мог неприятно задеть пленного гостя. Громов поинтересовался икрой на бутерброде - не из того ли чана, в котором нежилась Света целый час с утра?
   Оказалось - нет, из другого, где после посола икра ожидала расфасовки по банкам. Правда, заминка перед ответом и быстрый взгляд на Болтона заставили Громова перейти на русский. О чём они говорили, Болтон не понимал, но каким-то непостижимым образом начал догадываться. Может, по тону и мимике разговора, но в голове четко проявилась картина - чан с оранжевой икрой, из которого торчит очаровательная головка Мисс Америки Светы. Она беззаботно чего-то напевает, закрыв глаза, счастливо улыбается, вся такая расслабленная..., такая..., настолько расслабленная, что и не заметила, как опустел её мочевой пузырь..., нет, пузырёк, ма-а-ленький такой... Ну, подумаешь, девчонка малость забылась в икре и немножко пописала..., бывает... гость и не заметил. Да и вообще, от этого вкус наверняка улучшается ...
  На вкус Болтон и впрямь пожаловаться не мог, и предпочёл выбросить из головы навязчивую картинку. Привиделось. Показалось. Глупости. Икра действительно объедение..., ещё бы слопал... под стопочку...
  Громов прекратил, наконец, препирательства, махнув рукой, и повернул к нему голову, бросив напоследок уже по английски: - Ладно, всё, тему закрыли. Но нельзя так. Это люди, всё - таки. -
  - Это москвичи люди? - Возмутилась Света. -Феесбешники? И вообще, хоть жалоба одна есть? Мы и так самую свежую икру продаём, кругом одно жульё. -
  Она посмотрела на Болтона словно в поисках поддержки, и он не смог обмануть ожиданий девушки неописуемой красоты... или писаной? Описанной? Короче, очаровательной писуньи..., то есть,.., надо скорее гнать из головы идиотские домыслы...
   - Икра замечательная. - Заверил он. - А водка ещё лучше. Это что-то необыкновенное. Честно. Никогда такой не пробовал. Правда, я раньше никогда и не пил.-
  Бросив признательный взгляд, девушка взяла подносик и вспорхнула по ступенькам. Может быть, за более материальной благодарностью, понадеялся Болтон, облизываясь.
  - Ты не ошибся. - Громов заулыбался не без гордости. - Видал, как китайцы шустро работают? Каждому по стакану утром, в обед, и в ужин - пашут, как на термояде, и без похмелья. А почему? А потому что водяра настоящая... -
  Спиртовая тема была Громову куда привлекательней прочих, как давно бы понял кадровый и обученный понимать такие вещи агент ЦРУ, но Болтон, по сути своей нештатный и необученный, начал понимать только теперь, когда его столб установили в яму и принялись закапывать. Не забывал, косился на ход работ, потому и не хватило ума задать пару вопросов по теме, чтобы усилить симпатию, но она всё равно возросла, потому что не перебивать ума хватило. И Громов увлечённо прочитал целую лекцию о новом способе производства настоящей водки.
  Болтон узнал, что молекулы воды к спиртовым молекулам прилипают быстрей, прочней и больше количеством, если процесс производить при повышенном давлении. У него есть учёный, профессор Серёгин, он и занимается экспериментами. Специальную барокамеру из Японии привезли, во-о-н в том сарае, за домом, отсюда не видно. Эксперименты проводятся на китайцах, добровольцы в очередь выстраиваются. Группа на водочном допинге даёт более высокую производительность на физической работе вроде копания траншей. Умственные возможности тоже резко повышаются, поэтому бригадирам уже не наливают - начинают воровать, да так, что и не поймать...
  Громов по мере россказней помягчел лицом, глаза засверкали, руки увлеклись жестикуляцией, даже брызги слюны долетали - а умственные способности Болтона на допинге и впрямь повысились. Он вспомнил о задании. Секрет водки - тоже вещь, но оно важнее. Ведь России всё равно конец, ею управляют предатели, и больше её некому защищать..., кроме вот этого, последнего солдата... лейтенанта Громова..., который сидит перед ним... Только он ещё может спасти страну...
  По мере рассказа в пьяной голове одна за другой растворялись предохранительные заслонки. Не без помощи второй стопочки высококачественной водки высокого давления, бутылку которой по просьбе Громова принесла чем-то недовольная северная красавица. Но как подступиться к заданию? Ничего не придумывалось, и он брякнул первое, что пришло: - Интересно. Но всё равно алкоголь - зло. Все учёные убеждены.-
  Громов перестал улыбаться и ликовать лицом, но возразил ещё достаточно живо: - Ну и что? У него есть и сильная сторона. Энергию даёт? Ещё какую! Храбрость повышает? Да войну с немцами только водка выиграла! Разве под танк с гранатой трезвый полезет? Ведь почему немцы Москву чуть не взяли? Потому что в Генштабе сухой закон был, мне рассказывал один. Ну, и тупили. А потом напились генералы с горя на прощальных поминках по Москве - и сразу дело в руках загорелось. До конца войны уже не просыхали, и такие планы военных компаний выдавали, что немцы не знали, что делать. По трезвой разве угадаешь, где русские надумают наступать. -
  - А потери? -
  Громов погрустнел. - Да, есть минусы. Вот и хочу их убрать. Даже больше - плюс добавить, и какой! Жалко, Серёгин в город угнал, он бы лучше объяснил...-
  И Болтон узнал, где профессор нащупал этот плюс. Серёгина ещё в Москве зацепил один секрет китайской медицины, связанный с водкой и особым Женьшенем. Достать его невозможно, и профессор решил заменить его обычным женьшенем, предположив, что водка высокого давления компенсирует утерянные свойства. К сожалению, смелая научная гипотеза не вполне оправдалась, поэтому он решил добавить в состав вытяжку из икры. По традиции настоящих учёных профессор проверял новое зелье на себе, и оно сработало - после десяти лет заболевания алкогольной импотенцией вдруг стали навещать мысли о проститутках. Оставалась самая малость, чтобы они материализовались. Вот в поисках этой малости он и решил добавить к икряной вытяжке последнее, чего не хватает - особые гормоны, которые выделяет, согласно последним научным исследования, кожа молодых девушек. Он недолго уговаривал Свету принести себя в жертву науке. Теперь девчонка ежедневно купается в икре и чего-то туда выделяет, конечно...-
  Тут рассказ Громова споткнулся, и потерял вдохновенность.
  ...- но главное, покупатели не жалуются - ведь основная часть икры идёт на продажу. А Серёгин не ошибся - уже вторую неделю через день гоняет в областной центр, для экспериментальной проверки на опытном материале. В смысле, на шлюхах. -
  Это Болтона не интересовало. Как же выполнить задание? А пока...секрет водки прояснить, что ли?
  - А не скажете - при каком давлении эти молекулы прилипают? - Спросил он.
  Громов насторожился, но нехотя ответил: - При высоком, говорил же.-
  - А если конкретно, в цифре? -
  - Зачем тебе? Я на этой водяре озолочусь... или и впрямь шпион?
  Тогда почему - владелец обогатилки? - Усмехнулся Громов.
  Болтону больше ничего не приходило в голову, и он вспомнил про тупость. Чего ж усложнять задачу? Скорее бы домой. На лечение.
  - Это же прикрытие. - Брякнул Болтон.
  -Да ну? - Усмехнулся Громов. - Ты и впрямь настоящий собственник? -
  - Только по документам. Покойный Дерюгин вернул займ акциями предприятия, а я купил их у банка. Точнее, за меня купили. -
  - Нехилое прикрытие..., лимонов в пятьдесят. Евро. -
  - Шестьдесят восемь, если точно. Долларов, правда. - Уточнил Болтон, поглядывая то на столб, то на крыльцо.
  - Тогда... есть возможность как-то договориться. Для шпиона главное - задание выполнить. Так? А прикрытие - дело второстепенно, можно и пожертвовать..., хотя..., - Громов на миг задумался, - это какое задание должно быть под такое прикрытие? Хватит врать, американ. -
  - Ну, такое..., вся Америка на ушах стоит. - Болтон вздохнул.
  - Да ладно. - Не поверил Громов.
  - Нет, страна не знает, что на ушах стоит. В курсе только Директор ЦРУ. А на самом деле на ушах стоит президент. - Болтон подумал ещё.- Но он же президент, и не может..., значит, это Америка на ушах. -
  - Логично. Чего ж тогда пьяницу прислали? -
  - Я... не пьяница. Я в доверие втираюсь.-
  - Плохо втираешься. Вранье тебе не поможет. - Насупился Громов. - Давай, признавайся, что не работаешь на ЦРУ. Если не признаешься, будешь кормить комаров. Как вот этот...-
  Болтон знал, что не герой, и едва широкоплечий китаец толкнул его в сторону вкопанного столба, тут же признался, что не работает на ЦРУ, но к столбу его всё равно прикрутили.
  - Я и так знал, мог бы и не признаваться. - Сказал Громов. - А теперь признавайся - на кого работаешь. -
  И жестокие китайцы содрали с Болтона последнюю рубашку. Комаров в воздухе вроде не густо - но все патриоты родной страны, так и кинулись на чужеземца. Болтон завопил, что работает на ЦРУ, потом - что на ЦРУ не работает, потом... словом, старался изо всех сил угодить жестокому любопытству русского, который выходил из себя от упорства пленного.
  Жирная от гамбургеров кровь пришлась комарам по вкусу. Казалось, его туго завернули в крупнозернистую наждачную бумагу, и медленно в ней проворачивали. Спустя минуту пытки, которые растягивались часами, Громов вклинивал в вопли несчастного беспощадный вопрос - На кого ты работаешь? -
  - На ЦРУ. - Хрипел честный Болтон.
  - Ах, так? - Громов разъярился. - Света, разбуди товарища Хо! Он специалист по американским шпионам.-
  Бесконечную муку прекратило появление широкоплечего, в годах, китайца с электропылесосом. Он включил его и мощной струёй воздуха смёл комаров, застегнул на нём рубашку и пиджак, и принялся внимательно рассматривать. Майкл перестал вопить, но скулил про ЦРУ, не переставая.
  - Вроде не врёт. - Сказал неуверенно китаец. - Но он не может работать на ЦРУ. Он тупой. -
  - Да, тупой! Потому что задание ещё тупее! Меня специально подбирали! - Завопил Майкл.
  - Не может быть. - Устало сказал Громов. - Хо, скажи, что ему в России делать? -
  - Нечего тут ЦРУ делать. - Уверенно согласился товарищ Хо. - Жирные ублюдки в Кремле продали страну Европе, Америке и Китаю, её захват - только вопрос времени. Неужели в ЦРУ этого не понимают? -
  - Они просто не верят! - В отчаянии завопил Майкл. - Ваши управленцы не настолько жирные и тупые ублюдки, чтобы продать им страну! -
  - Они ещё жирнее! - Завопил Громов. - Ты что, губернатора не видел?! -
  - Я видел! А они нет. Вот и не верят! -
  - Он просто издевается над нами, товарищ Хо. -
  - Да, крепкий орешек. И как изощрённо издевается! Не верят они! Мы уже в рабочем порядке заселяем Дальний Восток и Сибирь. Если потом потребуется, оформим Китаем. Главное - поставить под контроль. Это ж элементарно. Страну продали, надо брать, раз предлагают. Всё просто. А они в ЦРУ не верят! Да он просто садист. На кого работаешь, гнида?! -
  И больше Болтону не товарищ Хо распахнул на нём пиджак.
  - Я работаю на ЦРУ! - Болтон заплакал. Его организация ещё не видела такого стойкого и упорного агента.
  - Докажи. Где пистолет? Где передатчик? Где ампулы с ядом? -
  - Нету! Зачем мне?! Я же тупой! -
  - А как тогда докажешь? Ты обычная акула капитализма, которая хочет захапать мою землю под свою паршивую обогатилку. Причём в сговоре с жирным ублюдком губернатором. -
  - Пусть про задание расскажет. Может, чего прояснит. - Предложил товарищ Хо.
  - Какое задание, если он не шпион?! Надоело вранье. -
  - Может, у ЦРУ план по шпионам? - Усомнился товарищ Хо. - Он же тупой. Как раз для России сгодился. -
  -С таким прикрытием?! Ты рехнулся, Хо. -
  Громов рассказал о прикрытии в 68 миллионов долларов, и Хо тут же включил электропылесос. Запелёнутый в пиджак Болтон перестал голосить и благодарно чихнул комарами на снова товарища Хо.
  - Ну, давай, ври. А мы послушаем. - Поощрил Громов.
  - Крови не осталось. Хоть стопочкой подлечиться?-
  - И мне не помешает. - Сказал товарищ Хо. - А то разбудил, а не наливаешь. -
  - Исправим. - Заверил Громов, и они отошли к столу, где хозяйничала хмурая северная красавица, делая бутерброды на этот раз с бужениной, хотя стеклянная банка с икрой желтела под боком.
  Протянутая к стопке рука получила шлепок, и Болтон, наслаждаясь покоем, из небольшого семейного скандала, вспыхнувшего возле стола, уловил лишь антиалкогольную направленность в сторону Громова, который сдался и понурился. Ругались на русском, товарищ Хо только посмеивался, выпивал да закусывал. А потом стал вдвойне товарищем, вспомнив о пленнике. Влил в него живительную влагу, и весело сказал: - Ну, шпион, давай. Продавай Америку. Всё равно купить денег не хватит. -
  Но продать её Болтон не успел, хотя тут же с готовностью распахнул рот.
  К дому подкатил вынырнувший из тайги заляпанный грязью милицейский внедорожник, оттуда выбрались люди в сине-серой форме, такой же, как у его "кровного брата" напротив. Надежда, что пришло спасение, угасла, едва вспыхнув, от сердечного рукопожатия Громова с рослым стражем порядка в погонах, что выбрался из-за руля. Следом, с автоматами, вылезли ещё двое.
  - Могу поработать переводчиком.- Ехидно сказал дважды товарищ Хо. - А то у тебя глазёнки загорелись. Напрасно, нет тебе спасения, пока не расколешься березовым поленом. -
  - Я расколюсь. - Заверил Болтон.
  - Ну-ну...- Сказал китаец, и начал переводить не с русского на английский, а просто всю сцену на английский.
  - Этот прикрученный взяток не берёт, представляешь? Пятый раз приезжает, и чего-то с Юрки требует. То ли налоги, то ли сертификаты, Может, лицензии какие, не знаю. Тут начальства до хрена, все разрешениями торгуют. Обналичивают административный ресурс себе в карман. А этот - взятку не берёт, прикинь. Вот урод. По хорошему не понимал, и у Юрки терпение лопнуло. Он и в речке разок чуть не утоп, и об корягу побился, и о сосну лоб расшибал. Всё по пьяни. А сегодня. для разнообразия просто свалился в тайге пьяный, и заснул. Если б наши китайцы опять не наткнулись, точно б комары сожрали. Сколько раз они его спасают, хоть бы спасибо сказал..., тварь неблагодарная. А это их начальник приехал, за его взяткой. Ну, и пьянчугу своего заберёт. И спасибо за его спасение скажет, хороший начальник, не гордый. А эти двое с автоматами - силовая поддержка, алкаш выпросил, от китайцев, обижают мол, во клеветник. Опять в тайге заблудились, пока начальник не приехал. Рыбы копчёной ящик наловили, сейчас им загружают, видишь? Ну, икры , само собой. Хорошие рыбаки...,, хотя тоже не трезвые. Пить с умом надо, понял? -
  - Понял. - Сказал Майкл. - Если наливают, отчего не выпить? -
  - Наш человек. - Одобрил китаец трижды товарищ Хо, и пошёл к столу за стопкой.
   Пока загружали в машину собрата по несчастью, нахлобучив на упрямую бестолковку его форменную фуражку, Громов препирался с их командиром, не менее упрямо крутя головой. Подошедший "по гроб жизни" товарищ Хо пояснил следом за проглоченным стопарём, что начальник опять просит уволить этого идиота - ездить ему, видишь ли, надоело. Но просит для порядка. Цену набивает. А Юрка уволить не даёт. Может, образумится? По человечески хочет. В общем, непонятно, зачем Юра с этим недоумком валандается, но ему видней, в конце концов... Да и не наше это дело, не так ли? А наше сейчас вот начинается, когда эти кровососы уедут, а другие, которые звенят от злости, останутся.
  Машина с ментами, действительно, развернулась и укатила в тайгу, переваливаясь на ухабах, а недовольный своей трезвостью Громов вернулся к пленному.
  - Товарищ созрел. Раскаивается. Готов дать чистосердечные показания. - Доложил ему весело китаец.
  - Посмотрим, какой он товарищ. Ну, давай, излагай своё задание. - Угрюмо сказал Громов, становясь в позу эсэсовца в концлагере перед приговорённым зэком - ноги на ширине плеч, руки за спину, набычился, словно бодать нацелился. Китаец тоже встал рядом в позе надзирателя, только руки не назад, а в бока упёр. И Света подскочила мучить за компанию - скрестила руки на груди и изогнув фигурку до "глаз не отвести". Болтон и не отвёл бы, да нужда заставила, потому что вопрос требовал ответа вовсе не от этой красотки.
   - Что ты собираешься делать?! - Выпалил Болтон, чувствуя себя идиотом. Было б легче нести это бремя, просвети Директор хоть краешком бездну, куда пришлось заглянуть им с Президентом, упасть туда хотя бы в воображении, получив такую степень умственной ушибленности, при которой даже 68 миллионов... пусть из кармана налогоплательщиков, хрен с ними, переживут... не кажется слишком дорогой платой за обретение прежней уверенности в себе. Но его не просветили, естественно, и он скорчился от мучительного стыда, и покраснел бы даже, если б раньше не подкрасила водка высокого давления.
  - В смысле? - Озадачился эсэсовец. - Вот про задание расскажешь, там и поглядим, что с тобой делать...-
  - Нет. Ты вообще скажи. Планы свои. А? - Жалобно уточнил Болтон, а уже снова не товарищ Хо с пожеланием не тянуть резину безжалостно распахнул пиджак.
  - Зачем? - Эсесман озадачился ещё больше. - Где задание? -
  Болтон понял, что его зажрут заживо, если брякнет, что это оно и есть. Просто из-за непонимания. Не поверят. И выкрутился, тем более комары очень помогали процессу кручения.
  - Нет, сначала ты расскажи! А потом я! -
  Громов начал было выходить из себя, но два подручных запихнули его обратно призывом - Да расскажи, чего хочет! - и укором: - Тебе жалко, что ли? -
  - Не жалко. Только нет никаких планов. Живу, работаю, деньги делаю. И всё. -
  - А на фабрику зачем зубы точишь? -
  - На фиг мне фабрика? Я на землю. Хватит крутить! - Громов повысил голос. - Чего с губернатором замышляете, говори! -
  - Может, в речке его прополоскать, а? - Предложил снова не товарищ Хо.
  - Про совещание расскажи! - В отчаянии взвизгнул Болтон. - В верхах! Что тебе посоветовали?!-
  - Про какое такое...- Голос пресёкся от невероятной догадки. Потому что Болтон взглядом, лицом и всем прикрученным телом указывал в небо.
  Подручные с любопытством уставились на пахана, лицо которого словно замёрзло. Или застыло. Заледенело, короче..., чтобы спустя небольшое время оттаять стремительным половодьем восторга и восхищения.
  - Вот это ЦРУ! - Прошептал в потрясении Громов. - Хо, ты понял?! Они уже сны подсматривать научились!!! Ну, Америка... Ну, ты даёшь.... Что ж молчал, гад, что на ЦРУ работаешь?! -
  - Я не молчал. - Возразил Болтон, но Громов его не слушал, отвязывая и радостно хлопая по комарам.
  - Главное, сколько раз спрашивали - молчит, как партизан! - Радостно орал Громов, таща его к столу. Болтону смутно припомнился главный совет Иуды, если хочет вернуться - молчать. И делать, что скажут. Не спрашивать, если не понимаешь, Спросишь - всё равно не услышат. Ответят - всё равно не поймёшь. Просто делай, что скажут, пока не скажут, что ты идиот, и делаешь не так. И скажут, как надо делать, пока опять не скажут, что ты идиот, опять делаешь не так, и скажут..., короче, в России очень много бессмысленной работы, потому что делать приходится тебе, и ты всегда идиот... ещё короче, тут слишком много дураков. То есть, много начальников.
  - Вот это я понимаю! - Радовался Громов, от души наливая гостю. - Вот это разведка! Значит, тебя прислали узнать про совещание? А я думал, тупые только в Кремле. Зачем вам? -
  - Не сказали. У меня приказ. - Буркнул Болтон, торопливо чавкая ветчиной. - Узнать, чего там решили. То есть, тебе насоветовали. Что...-
  Громов его уже не слышал. Поворотив морду к китайцу, он возбуждённо ударился в воспоминания. Болтон узнал, что ещё в Китае они жрали шашлыки из форели на какой-то рыбалке, и выбирали плацдарм в России, где высадить денежный десант Громова. И как китаец тыкал пальцем в одно место, рекомендованное всей китайской разведкой, и как Громов пытался поставить туда свой указательный, да всё что-то мешало. Словно невидимая сила уводила палец в эти джунгли, и... так и тянуло застолбить именно эту, без дорог и посёлков, глухую тайгу. Потому что река рядом. С красной рыбой. Откуда он мог знать, что место окажется настолько удачным? Как раз на границе между двумя областями, куда у тамошнего руководства слева и справа так долго не доходили руки, что они тут забыли, что начальники вообще существуют, злые и вечно голодные? Как мог Громов предвидеть, двигая свой палец в это забытое людьми место, что под ногами рассеяно месторождение? Что всё так удачно сложится? Это Джерри подсказал, вот откуда. Ему было видней...
  - Что видней? - Спросил Болтон.
  - Что мы отберём у тебя фабрику. - Сказал китаец.
  - А потом и у Дерюгиных оттяпаем, куда денутся? - Добавил кровожадно Громов. - Гони фабрику. А то ничего не скажу.-
  - Но это не я решаю! - Завопил Болтон. - Мне надо позвонить начальству! -
  - Так звони. Свет, где его телефон? -
  Девушка шустрой пылинкой ушмыгнула в дом, а Болтон вспомнил, что не помнит номер Директора ЦРУ. И телефон не помнит, потому что чужим оказался. И почему так получилось - опять не помнит..., водка проклятая... низкого давления..., она его и погубит. Болтон обречённо влил в себя водку высокого давления... с очень положительным плюсом, потому что прикосновение северной красотки во время передачи предсмертного телефона вызвало странный прилив крови и желания... Жаль, оно невозможно даже в реестре последних желаний перед казнью.
   Болтон тупо уставился в телефон, и наугад потыкал в клавиши. Тянуть время бессмысленно. Он нажал кнопку вызова, поднёс сотик к уху, и открыл рот для признания, да так и оставил его открытым, потому что барабанную перепонку прострочил истеричный тенорок Директора ЦРУ.
  - Ты тупой, Болтон! И пьяница вдобавок. Нормальный агент давно бы сообразил, что любой номер на этом телефоне соединит со мной... -
  - Здравствуйте, сэр...- Растерялся Болтон.
  - Да пошёл ты! Немедленно пообещай этому типу хоть Луну вдобавок к долбанной фабрики! -
  - А откуда вы знаете... -
  - Ты ещё тупее, чем я решил. Нормальный агент давно бы сообразил, что на нём больше микрофонов, чем блох на собаке. Я слышу всё! И вижу, кстати, тоже. Погляди на девять часов - там над лесом вроде ястреб парит, так? -
  - Да. А откуда вы....-
  - Так это не ястреб, а дрон новейшей конструкции в виде ястреба. На чемпионате мира по тупости ты занял бы второе место! -
  - А почему не первое? -
  - Потому что ты тупой! На пятнадцать часов ещё один летает, а прямо на ближайшей сосне дятел стучит. Да не просто так, он мне стучит, понял? -
  - Понял, сэр. А в телефоне кто стучит? Или послышалось? -
  - Это Президент! Мне. По голове. Третьи сутки не просыхаем, все на нервах, он уже говорить не может..., да, и захвати водку высокого давления. Обязательно. А то мы из штопора никак не выйдем, представляешь? - Директор икнул, заглушив чей-то всхлип.
  - Есть, сэр. А кто тогда страной управляет? -
  - О двойниках ничего не слышал? Всё. Я устал говорить, кто ты - сам догадайся. Исполняй! -
  - Слушаюсь, сэр. -
  Отключив телефон, наткнулся на три пары настолько требовательных глаз, что немедленно доложил: - Начальство согласно. Фабрика ваша. -
  - А откуда оно знает? Ты же ничего не сказал про неё? - Подозрительность превратила глазв товарища Хо в две амбразурные щели.
  - ЦРУ всё знает! - Восторженно сказал Громов. - Туда же ФСБ всё докладывает! Кстати, шпион, а почему тебя наши не завербовали? -
  - Как это? Едва с самолёта слез. - Обиделся Болтон. - Дал подписку всё продать. А то в лагеря обещали, за кокаин. -
  - Я всегда верил в ФСБ. Даже продавшись, не продаются. - Гордо сказал Громов, поворачивая голову к Свете. - А ты им икры навешала...-
  - А ты что хотел за их копейки?! - Возмутилась Света. - Чёртовы грабители. Я раньше и не знала, что можно грабить, пихая деньги. -
  - Давайте не отвлекаться. - Предложил китаец, и перевёл разговор на обогатилку. Его интересовали формальности с документами купли-продажи и прочие технические мелочи, которые разрешились неожиданным для тупого телефонным звонком от Иуды. Тот доложил, что получил приказ переоформить фабрику в собственность Громова, немедленно приступает, и готов завтра же передать Громову документы. На жалобную просьбу подвезти их сюда Иуда истерически захохотал.
  - Ладно. - Выслушав Болтона, Громов великодушно пожал плечами. - Могу и подъехать. Устраивает. Значит, вас совещание интересует... -
  Он задумался на долгую минуту, погрузившись в воспоминания.
  - Так что там тебе посоветовали? - Осмелевший Болтон налил ещё стопарь. Почему нет? Похмелья с этой водки не бывает. Так хорошо он себя ещё никогда не чувствовал.
  - А что тут советовать? Нечего советовать, России конец. - Сказал Громов. И мигом перехватил стопку у Болтона, опрокинув её в пасть с такой быстротой, что Света только рот успела открыть. Но промолчала. Выпить на поминках по России Громову помешала бы только пуля в лоб.
  - Вот чего мне так не хватало... - Счастливо выдохнув, он быстро сменил на лице выражение блаженства на выражение печали и озабоченности.
  - Короче, там разборки устроили. Искали, кто Алый Рассвет провалил. И назначили виновного. Ну, коммунисты, они такие. Расстреляли его, гады. - Он вытащил из нагрудного кармана помятую фотографию и бережно разгладил её на столе перед тарелкой с бутербродами. - Такого человека! Зверюга! Настоящее животное! Мой идеал... -
  В голосе звенело такая скорбь, что Болтон, наливший себе другую стопку, нерешительно подвинул её Громову. Светины глаза на миг пронзили Болтона лазерами, но их хозяйка снова промолчала, только подвинула скорбящему тарелку в бутербродами.
  - Можно? - Одной рукой Болтон перевернул фото, а второй налил ещё стопку, и воспользовался секундой замешательства, подвинув оба предмета, один из которых выпил, глянув мельком на второй. -Что за баба? -
  - Старенький просто. Лицо помятое. Водку неправильную пил. - Оправдал Громов своего кумира. -И вообще, как ты мог это увидеть? Тут мозгами смотреть надо, а ты же тупой. -
  - Это не я, а Директор. Он Палмера подслушивает! -
  - А-а, Роберт... Да, он глазастый..., в смысле мозгов. Он ещё шпионит на Россию, кстати? -
  - Не, завязал. То есть, лопает. -
  - Лопает? Значит, и впрямь завязал. Классный мужик. Вымирающей породы. - Громов вздохнул. - Не передашь ему водяры? Скучает, наверно. -
  - Конечно! - Обрадовался Болтон. - Хоть канистру! Так что там дальше было, на совещании? Чего посоветовали? -
  - А что тут посоветуешь? Россию-то продали. - Громов печально махнул рукой.
  - А Гитлер что тебе сказал? - Не отставал Болтон.
  - Мало ли что? Стану я слушать всяких Гитлеров. - Громов насупился, машинально покусывая бутерброд с ветчиной. - Он разве по делу? Нет. Только ради Германии, гад. А на хрена мне Германия? Только поиздевался, фашист... - Он выпил ещё стопарь, даже не посмотрев на Свету. И плотина сдержанности затрещала под напором воспоминаний и размышлений.
  - А ведь Гитлер мужик с головой! Разве он стал бы вкладывать деньги в американскую экономику, когда немецкие заводы загибаются? Он же не предатель. Война же. Прикинулась миром, но никуда не делась. А нашим кремлёвским выродкам это запросто. Разве стал бы он уничтожать свою промышленность? Да никогда. Это ж Гитлер! Это ж не московские недоноски! Ты представь, Майкл, наше правительство денег накопило на целый годовой бюджет! Долларов! Про запас! И вложило всё в Америку, мол, там не только целее будут, но и прибыль гарантирована. Бред! Гитлер мог бы от хохота сдохнуть, но он хитрый, только посмеивался. И чего вражина посоветует? Стану я слушать...-
   - Да забудь ты про Гитлера! - Света в сердцах стукнула кулачком по столу. - Человек тебе фабрику отдаёт, а ты... Давай, рассказывай, что ему надо! -
  Показалось? Или водка сделала взгляд северной красавицы вполне южным и горячим? Болтон несмело улыбнулся.
  - Короче, американ. Чего бы там мне не советовали, в голове у меня одно - драть отсюда бабки изо всех сил, пока страна не загорится или власти душить не возьмутся. Переправлять за границу всё, что надрал, и удрать туда, едва запахнет жареным. -
  - Молодец! - Одобрила Света. - Давай домик под Парижем купим.-
  - Не, под Парижем..., нет. Там Штеменко где-то обосновался. На лимон меня уже ограбил. Хватит.-
  - Тогда в Америке, а? Там уже коммунизм, сам говорил. Можно к вам в Америку, мистер Болтон? - Южная красотка подмигнула? Или опять водка? Болтон неуверенно мигнул в ответ, и солидно ответил: - Разумеется, киса..., то есть, Света. Если с деньгами, то без проблем. -
  Телефон в кармане Болтона вновь зазвонил. В ухо ввинтился визгливый голос Директора: - Мы ему не верим, Болтон! Он же проклятый патриот! Он самый патриотский патриот из всех патриотов! Он нас обманывает! Пусть правду скажет! А то фабрику не получит. -
  - Не верят.- Покачал он головой. - Давайте правду. А то никакой фабрики! -
  - Юра! - Встрепенулась северная красавица. - Давай поубедительней. Люди просят.-
  - Фабрика - вещь, сам понимаешь. - Веско молвил китаец. - Придумай что-нибудь. -
  Первым сообразил Болтон. Он то и дело почёсывал зудящее тело под рубахой, и это натолкнуло на интересную мысль, пусть не вполне христианскую, что для атеиста простительно. - Тебя бы на мой столб! - Визгливо сказал он. - Всю бы правду рассказал! -
  - А это идея. - Заинтересовался товарищ Хо.
  - Вы чё, охренели? - Возмутился Громов.
  - Юра! Ну, пожалуйста. - Замурлыкала киса. - Фабрика, Америка, ну давай! -
  - Да не пошли бы вы все! - Обозлился Громов, наливая себе ещё стопку. - Буду я ещё тут комаров кормить из-за паршивой фабрики! -
  - Юра, она не паршивая. - Товарищ Хо заволновался. Его китайская физия сначала пошла морщинами, потом разгладилась и закаменела. - Это ключ ко всему, так получается. Иди к столбу. По хорошему прошу. Как друга. -
  - Да пошёл ты. -
  - Тогда сделаем по плохому. - Угрожающе сказал товарищ Хо.
  - Да пошёл ты ещё дальше. - Злорадно усмехнулся Громов. Китаец покраснел, и громко зачирикал. Или замяукал. Только через секунду сомнений - не рехнулся ли товарищ Хо? - Болтон сообразил, что слышит китайский язык. Все китайцы в пределах слышимости мигом побросали свои лопаты, носилки, молотки и рубанки, и спустя минута перед столом с пьяницами и одной трезвенницей стояла молчаливая толпа. Рожи китайцев дышали вниманием и почтением к товарищу Хо. Тот повелительно замяукал, указывая на Громова, который наливал очередную рюмку, и ещё усмехался. Толпа задвигалась, но как-то на одном месте, а китайские морды изобразили некоторую растерянность. Они переглядывались, чего-то бормотали, и кидали взгляды на Громова, а тот невозмутимо чавкал ломтём красной рыбы. Товарищ Хо повысил голос, и толпа задвигалась ещё оживлённее, но опять на месте. Товарищ Хо поднялся на ноги, повысил накал голоса до грозовых раскатов, и начал тыкать пальцем в отдельных китайцев, но ближе подошли всего трое, остальные прятались за спины товарищей. Эта троица нерешительно приблизились к Громову, который с интересом на них уставился. Они начали топтаться, хотя голос товарища Хо обогатился визгливыми нотами. Наконец, Громову надоело разглядывать храбрецов, и он недовольно что-то рявкнул. Спустя минуту все китайцы дружно и торопливо копали, стучали молотками и строгали рубанками.
  - Хо, кто им деньги платит, интересно? Ты или всё-таки я? - Лениво спросил Громов товарища Хо, который огорчённо наливал себе стопку. - А интересно, тебя к столбу привяжут? -
  - А смысл? - Буркнул Хо. - Лучше давай отложим этот вопрос на ближайшее будущее. Тогда и без нас выяснится - тут уже Китай или ещё Россия. Ты знаешь ответ.-
  Громов перестал улыбаться, понуро уставился в стол, и Света этим воспользовалась. Подняла лицо, и накапала из пустой бутылки в зажмуренные веки. Опустив и распахнув серые глазищи, заплаканные водкой, она очень натурально всхлипнула, и жалобно попросила: - Юрочка, я в Америку хочу-у-у...-
  Болтон при виде её печальной рожицы готов был сам встать на место Громова у пыточного столба, но русский увалень закочевряжился.
  - Свет, ну что ты, в самом деле...,- Громов заёрзал. - Будет тебе Америка, никуда не денемся. -
  Девушка всхлипнула, и Громов закряхтел. - Да хватит ныть. Блин, глупость какая-то... Да чёрт с тобой, не жалко помучиться! Только перед кем тут распинаться? -
  Однако напрасно он обводил рукой горизонт и окрестности, показывая вселенскую пустоту. Коршун, что парил на три часа, вдруг повернул в их сторону, круто спикировал, взмыв над их головами так резко, что все шарахнулись от стола, и плавно опустился в его середине, Он гордо поднял голову, обхватив когтистой лапой пустую бутылку, и проклекотал по английски: -Передо мной, мистер Громов. -
  Все распахнули рты и замерли, как прибитые молотком. Даже китайцы словно замёрзли, хотя пасти так и не раззявили. Просто они стояли дальше и не видели в упор одной особенности этого ястребы - это был белый орлан, точная копия американского на их официальной символике.
  - Ни фига себе...- У Светы получилось сипение, голос сорвался.
  - Ну, блин, Америка...- Ошарашился Громов, пятясь к пыточному столбу. - Ну, блин, молодцы..., слов нет...-
  - Быстро распинайся! - Визг товарища Хо снял заторможенность с Громова. Пальцы торопились расстегнуть пуговицы на рубашке, а ноги пятились прямиком к цели, словно ими управляли глаза на затылке. Рубаха полетела в траву, а голый по пояс Громов прижался спиной к столбу, и комары, помедлив на миг, словно не веря своим глазам, всё-таки поверили - и ринулись пить русскую кровь. Или еврейскую. Или ещё какую детдомовскую. Российскую, это уж точно.
  Громов заскрежетал зубами и сказал он души непонятно в чей адрес: - Все вы сволочи! -
  Орлан пьяно покачнулся и сказал: - Мистер Громов, Президент никак не решается подписывать сверхсекретный стратегический план ? 835. который направлен на захват контроля над миром. Согласно ему, вашей страны больше не будет. Вы собираетесь её защищать? -
  - Я что? Больной? Да ты рехнулся, друг! - Завопил Громов, ёрзая спиной по столбу, дёргаясь и притоптывая. Но руки в ход не пускал, пытался честно, держась ими за столб. Комары окутали его серым живым одеялом.
  - А что же вы собираетесь делать? -
  - Блин, говорил же! Нахапать побольше, и сдёрнуть! - Вопил Громов. - Все наши управленцы этим заняты! Все предатели, вам ли не знать?! -
  Орлан посмотрел в небо, и все следом подняли головы. Второй точно такой же снижался неровными кругами, пока не попытался сесть рядом. Он скорее плюхнулся возле первого. Или шмякнулся. Он явно был пьян. Покачнулся и упал бы, но первый орлан поддержал его крылом.
  Громов извивался по столбу, как стриптизёрша у шеста. Рвчал, мычал и поскуливал. А его дружно грызли.
  - Сами видите, господин Президент. - Сказал первый орлан, поддерживая второго. - Ему можно верить. Он не похож на ту блевотину из ихнего Кремля, с которой вы встречаетесь на официальных визитах.-
  - Да, пока можно. Когда ему и защищать-то, по сути, нечего, кроме пары дрянных тракторов. А когда он получит никелевый комбинат? - Второй орлан икнул, покачнулся, и собрался упасть, но первый, что потрезвее, опять вовремя поддержал.
  - Да, Юра, а когда захапаешь производство, тебе будет за что драться, не так ли? Нас не обмишуришь! -
  - С кем драться? С губернатором? Да вы сдурели! Вам же и продам это чёртову фабрику, пока губернатор не отобрал! -
  Орланы переглянулись.
  - А нам продадут? - Спросил пьяный орлан.
  - Ни хрена не продадут. - Мотнул головой более трезвый, и покачнулся. - Это ж стратегическое сырьё! Юра, не финти! -
  - Да вы оба сбрендили! - Завыл Громов, ёрзая спиной по столбу. -
  - Что мне делать с этой махиной, если жирная сволочь губернатор глаз на неё положил?! От него отобьюсь, так другая сволочь кабинетная отыщется! Какая-нибудь падла столичная- их там целая Москва! Пока Россию не распродадут, не уймутся! Я к вам хочу! Я ваш, буржуинский! -
  Орланы запереглядывались, словно не решаясь поверить, и менее пьяный, наконец, решительно сказал:
  -Слышали, мистер Президент? Это не бульканье московской канализации, а голос настоящей российской элиты. Подписывайте, решайтесь. Этому парню можно верить. России конец. Её некому защищать. -
  - Считайте, уже подписал. - Второй орлан икнул. - Значит, наступаем, Директор? -
  - Так точно, господин Президент. Замочим всех, кто против нашего коммунизма. Будем диктаторами. Но гуманными -
  - Ессесьвенно. - Согласился второй. - И замочим гуманно. Мы же не дикари. Забирайте фабрику, мистер Громов. Хрен с ней. У нас под ногами вся планета. Ура! Давайте за это выпьем! -
  Орланы изобразили крыльями процесс распития спиртных напитков, по утиному крякнули, и отдышались.
  - Ну, полетели? - спросил первый. Второй кивнул, и мощно, словно ракета, стартовал ввысь. Первый тоже присел было, но чуть задержался, торопливо сказав напоследок: - Мистер Громов, будьте добры, водочки литров пять, не зашлёте, а? Оплачу отдельно. -
  - Нальём десять! - Заверила его Света, потому что Громов катался по земле, давя комаров, и ничего не слышал. Орлан стартовал и принялся догонять первого, а с ближайшей сосны сорвался пёстрый дятел, который пристроился ему в хвост, бешено треща крылышками.
  Скоро до предела разъярённый Громов, закутанный Светой в плотную камуфляжную куртку, взахлёб пил целый стакан водки, тряся головой и почёсываясь. Света гладила его по голове, и всячески успокаивала, не забывая подгонять товарища Хо, который снаряжал Болтона в дорогу.
  - Нечего ему тут рассиживаться. Загостился. Уже глазки строит. -
  Скоро вчерашний джип, загруженный рыбой, банками с икрой и пьяным Болтоном в обнимку с двумя канистрами водки, под пьяным управлением товарища Хо, развернулся и исчез в лесной чаще.
  - Больше ни капли. - Твёрдо сказала Света, когда стакан опустел. - Хорошо? -
  - Завтра. - Не менее твёрдо сказал Громов. - Надо в себя прийти. -
  - Подумаешь, событие! Фабрику хапнул. Надо и завод оттяпать. - Возразила Света. - И вообще всё, что подвернётся. Какая тут пьянка может быть? -
  - При чём тут фабрика...- Громов тяжело вздохнул. - Надо с собой разобраться..., я стал предателем, ты понимаешь? Странное чувство. -
  - Чего странного? Все кругом - предатели. -
  - Я не о том. Ответь я орлану по другому, для России ничего бы не изменилось. Словно в невесомости себя чувствую. Наверно, это и есть свобода? -
  Он тяжело вздохнул, достал фотографию своего кумира, и разгладил её на столе. - Вот он себя так же ощущал. -
  - Как? -
  - Предателем. Свобода - это предательство. Хотя... вряд ли - в нём больше от животного, а не от человека. Такие чувствуют только кровь на зубах. Политики. Иначе наверх не пробиться. А знаешь, кстати, почему я этого придурка в погонах уволить не позволяю? -
  - На тебя похож. Такой же пень упрямый. -
  - Ну да, обречённый. На смерть или победу. Хочу его в политику двинуть, когда малость поумнеет. Окажись такой во главе ГКЧП, страна бы сейчас процветала. Правда, и Москва бы кровью умылась, и чиновников, как в Китае, штабелями на кладбище. Но... это никогда не поздно. Кто-то должен прекратить распродажу страны. Почему не он? В депутаты выдвину, денег теперь хватит. -
  - Он тебя первым посадит. -
  - Поумнеет. А если нет - всё равно, мы к тому времени в Америку сдёрнем. -
  Бережно пряча в нагрудный карман фото своего идола, он с недоумением спросил жену: - Свет, одного никак не пойму - с чего они ко мне с этим пришли? -
  - А у кого ещё спрашивать? Всем же наплевать. - Резонно ответила Света.
  - Ну и что? -
  - А то и скажут. Что наплевать, и сбежать мечтают. -
  - И я так сказал. -
  - Тебе можно верить. А им нет, правды не скажут. -
  Юрка наморщил лоб. Что-то в голове упорно не сходилось. Он же предатель. И как раз ему верить уже нельзя... а все прочие его сограждане, которым наплевать, и которым нельзя верить, будут драться за свою страну..., так выходит? Неужели американцы настолько окосели, что этого не понимают? Зачем же прилетали? Фабрику отчего подарили?
  Рука сама собой по старой привычке зашарила по столу, словно разведчик крался в поисках языка, но десяток часовых в блестящих касках маникюра мигом оседлали лазутчика.
  - Это последняя!!-
  Во вспыхнувшей словесной перестрелке, однако, упорство и обречённость преодолели стойкость защитников стеклянной крепости, где томилась истина. И когда целый её стаканище - пусть и последний - заплескался внутри, Юрка понял - зачем приходили американцы...
  Они всё знали. А не знали, так поняли. Или поймут потом. Они за ней и пришли, за обречённостью... Ведь никому не хочется ни драться, ни умирать, ни воевать. Им тоже не надо. Ни Директору, ни Президенту. Можно спокойно пересидеть срок на своём посту..., но они напились вдрызг, и притащились... за ней, за обречённостью - и на войну, и на победу...
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Юраш "Принца нет! Я за него!" (Юмористическое фэнтези) | | М.Боталова "Леди с тенью дракона" (Любовное фэнтези) | | А.Федотовская "Академия магических секретов - 2" (Любовное фэнтези) | | К.Лазарева "Магия чувств" (Городское фэнтези) | | А.Олефир "Знак змея" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Самсонова "Помолвка по расчету. Яд и шоколад" (Приключенческое фэнтези) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 2" (Любовное фэнтези) | | М.Мистеру "Прятки с Вельзевулом" (Юмористическое фэнтези) | | А.Кувайкова "Варвара-краса или Сказочные приключения Кощея" (Современный любовный роман) | | А.Довлатова "Цифровая рабыня. Книга первая: пустоши" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"