Голованова Наталья Владимировна: другие произведения.

Всякому овощу - свое место

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa

  Кот Барсик протиснулся в чуть приоткрытую дверь и мяукнул.
   Брысь, - сказала Лена, не открывая глаз. - Иди спать, еще рано.
  Но Барсик не хотел спать. Он хотел молока и колбасы.
   Мяу, - призывно повторил он.
   Ладно, ладно, чудовище. Ты и мертвого поднимешь, - проворчала Лена.
  Родители ушли на работу, десятилетний брат Пашка - в школу. А она, семиклассница Лена, училась во вторую смену, поэтому просыпалась позже всех в доме. Стрелки часов напоминали задорно вздернутые усы Сальвадора Дали - десять часов десять минут. Еще спать бы и спать. Эх. Ладно, накормлю животное и еще подремлю.
  Она сунула ноги в тапочки и побрела на кухню. Барсик бодро потрусил впереди. Дорогу показывает, усмехнулась Лена, а то вдруг я за ночь успела забыть. По пути глянула в трюмо, стоящее в коридоре.
  И тут же забыла про Барсика, молоко, колбасу и школу. Остатки сна мгновенно улетучились. Лена стояла возле зеркала и холодела от ужаса. Потом подняла руку и ощупала лицо. Жесткая шершавая поверхность щеки не оставляла сомнений - то, что Лена видела в зеркале, соответствовало действительности.
  На том месте, где вчера была голова, сегодня красовалась средних размеров тыква. Глубоко посаженные глаза глядели из узких щелочек. Рот и нос тоже потерялись где-то в глубине противного овоща.
  Этого не может быть, прошептала Лена, я, наверное, сплю. Барсик, которому надоело ждать, цапнул когтем голую ногу. Лена ойкнула - нет, не сплю.
  Ага, это Пашка пошутил. Пока я спала, вычистил тыкву изнутри и нахлобучил мне на голову.
  Лена попыталась стянуть тыкву. Больно! А если разрезать ножом?
  Сбив возмущенно мякнувшего Барсика, Лена бросилась на кухню. Взяла нож и осторожно потыкала кончиком в щеку. Тоже больно. Да что же это такое?! Слеза выкатилась из глаза и медленно поползла по тыквенной щеке. Лена ощущала, как капля прокладывала влажную дорожку, значит - это действительно ее, Лены, щека, твердая и гладкая, толстая и кошмарная.
  Так. Успокоимся и будем рассуждать логически. Отчего это могло произойти? Что такого случилось - и не далее, как вчера?
  
  Ох. Вчерашний день вспоминать не хотелось. Тяжелый он был, тяжелый.
  
  Ну, во-первых. Вчера вечером Лена отказалась есть тыквенную кашу. И не просто отказалась - заявила маме, что вот эту противную кашу она не будет больше есть ни разу в жизни. За что, конечно, была наказана - Лену не пустили гулять, и подруга Танька напрасно прождала ее в сквере до десяти часов.
  
  Во-вторых. В школе во время обеда Лена съела не только свое пирожное, но и Танькино. У Таньки на носу выскочил здоровенный прыщ, и от расстройства она ничего не ела, а только ныла - как она с таким прыщом пойдет на осенний бал. Вот и отдала Лене пирожное. А Лена эти школьные пирожные страсть как любит, ну просто хлебом не корми. Женька Буторин, конечно, не упустил возможности поржать - у тебя, мол, Перова, потому щеки такие толстые, что ты запасы на зиму делаешь. Лена не стерпела и запустила в Женьку ложкой, за что была выставлена классной Анной Григорьевной из столовки с условием - прийти после уроков и вымыть все столы. Спасибо Таньке - осталась вместе с Леной и помогла убраться. Конечно, Танька, пока убиралась, ныла про свой прыщ , но Лена за семь лет успела привыкнуть к Танькиному нытью и не особо обращала на него внимания.
  
  В третьих. Вредный Женька, оказывается, ждал их возле школы. Потом плелся за ними и всю дорогу дразнил. Сперва Лену - за толстые щеки. Хомяк, хомяк, хомякадзе, кричал он на всю улицу, и это было обидно до ужаса. И Лена в тот момент ненавидела Женьку всеми фибрами души, а заодно ненавидела свои толстые щеки. Потом Женька добрался до Танькиного прыща - у тебя, мол, Сорокина, он во все лицо разрастется, и будет не лицо, а одна большая красная свекла. Девчонки, конечно, не выдержали. Пошептались, а потом одновременно развернулись , чтобы треснуть Женьку сумками по башке.
  До сих пор Лена не может понять, как это вышло. Женька куда-то исчез, а на его месте оказалась маленькая сухонькая бабка. Будь она повыше ростом, ей бы досталось сильнее, а так - сумки лишь слегка задели ей макушку. Но она все равно долго ругалась визгливым голосом, сыпала проклятьями им вдогонку, да еще обещала пожаловаться родителям. Лена силилась вспомнить - было ли среди проклятий что-либо похожее на "голова твоя ровно в полночь станет тыквой", но, увы, не смогла.
  
  Барсик тем временем атаковал Ленин тапок. Открыв холодильник, Лена достала пакет молока и в очередной раз ужаснулась - тыквы, которая лежала вчера в отсеке для овощей, сегодня не было! Нет, она, конечно была, но не в холодильнике, а на голове у Лены.
  
  А самое ужасное, что вот с этой самой тыквенной головой надо идти в школу.
  Лена опять попробовала стянуть тыкву, под которой - она была уверена - пряталась ее настоящая, замечательная, прекрасная голова - два уха, прическа-каре, голубые глаза и толстые щеки. Теперь- то они не казались такими толстыми - эти, тыквенные, были раза в три толще. И что с ними делать - было совершенно непонятно, потому что снять тыкву снова не получилось.
  
  Телефонный звонок вывел Лену из раздумий. Трубка всхлипывала Танькиным голосом.
   Тань, не реви. Ну, говори, что там у тебя? Опять прыщ? Замажь его тоналкой, и все дела.
   А-а-а... Если бы прыщ... У меня теперь вся голова - один сплошной прыщ!
   А у меня - одна сплошная тыква, - Лена старалась сказать это шутливо, но вышло почему-то жалобно.
   Ты еще и издеваешься, - Таня заревела в голос, - а мне что делать? В таком виде в школу идти, да? Ни носа, ни рта, ни глаз - один сплошной прыщ!
   Эй, Танька, - сказала Лена тихо, - так у тебя тоже...
   Что - тоже?
   Вместо головы... нет, не тыква. А что?
   Да говорю тебе - один большой прыщ. Бордовый, с небольшим хвостиком на макушке. Слышь, подруга, ты не знаешь, такое вообще лечится?
   Не лечится, - мрачно отозвалась Лена, - но, говорят, что ампутация головы должна помочь.
   Издеваешься? - взвизгнула Танька.
   Нет. Ты бы видела какой прыщ на моей голове... Слушай, - вдруг осенило Лену, - а похож твой прыщ... ну, скажем, на свеклу?
  Танька помолчала, наверное, изучала себя в зеркало, потом неуверенно сказала:
   В общем, да. Похож.
   Ага. Так это и есть свекла! - торжественно заключила Лена.
  Танька замолчала надолго. Лена поалёкала в трубку и уже хотела ее повесить, как Танька тихо сказала:
   И что теперь делать?
   Приходи, подумаем.
   А как в таком виде идти-то?
   Капюшон надвинь поглубже, - твердо сказала Лена и повесили трубку.
  
  В дверь позвонили минут через десять. Молодец, Танька, оперативно собралась, восхитилась Лена и открыла дверь.
  И тут же снова ее захлопнула.
  Потому что это была никакая не Танька.
   Тебе чего, Буторин? - спросила Лена из-за закрытой двери.
   Лен.
  Голос у Женьки был виноватый. Лена глянула в глазок. Да и весь Женькин вид был подозрительно смирный.
   Чего тебе? - нарочно сердито спросила Лена. Ой, а ведь сейчас Танька должна прийти. Надо Женьку как-то по быстрому спровадить.
   Я извиниться хотел.
   Хотел - извиняйся.
   Лен, ты меня прости за то, что я вчера тебя дразнил. Не знаю, что на меня нашло.
   Первый раз, что ли?
   Ну... да, не первый. Но раньше я беззлобно дразнил, ты же знаешь. А вчера - как будто...
  Женька замялся.
   С цепи сорвался, - подсказала Лена.
   Ага. Лен, так ты простила?
   Простила. Ты иди, Женька, мне уроки надо делать.
   Я подарок тебе принес.
   Спасибо, не надо, - холодно сказала Лена. Ну что за наказание этот Женька? Никак от него не избавишься.
   Даже не хочешь узнать, что это такое? - Женька похоже, расстроился.
   Не хочу.
  Шаги Женьки затихли, и Лена наконец-то с облегчением вздохнула.
  
  Танька ревела не переставая уже минут десять.
   Перестань, глаза опухнут, - сказала Лена.
   Какие глаза? Лен, ну какие глаза?! Где вот на этом - Танька ткнула пальцем в то, что еще вчера было головой - ты видишь глаза? А я-то, дура, из-за какого-то прыща убивалась!
   Все равно не реви, давай лучше думать, что делать будем.
   Лично я умру, - твердо заявила Танька.
   Всегда успеется.
   Тоже верно.
  Девочки помолчали.
   А я только вчера тушь для ресниц купила, - Танька, кажется, опять готова была зареветь.
   Тань, а тебе не кажется, что нас ну... это... сглазили. Или порчу навели.
   Ох, кажется. И я даже догадываюсь, кто.
   Кто?
   Буторин, кто же еще?
   Ой, вряд ли. Он сегодня извиняться приходил.
   И ты ему поверила? Поверила, да? Он же специально, чтобы замести следы!
  Лена очень сомневалась, что Женька мог оказаться таким коварным злодеем.
   Может, на меня тыква обиделась? - рассуждала она вслух. - Вчера я отказалась есть тыквенную кашу. Она и...
   А я? Я никакую свеклу есть не отказывалась...
  Танька задумалась и нерешительно добавила:
   Хотя... хотя да...
   Что?
   Мама вчера сказала, что на выходные поедем к бабушке овощи убирать. Морковь там, свеклу, картошку. А я сказала, что свеклу убирать не буду. Ни за что. Морковь и картошку - еще куда ни шло,а свеклу - нет.
   За что же свекле такая немилость?
   Вспомнила, как Женька говорил - у тебя, мол, большая красная свекла вместо головы будет. Ну и вот, пожалуйста. Нет, Лен, ты как хочешь, а виноват все равно Буторин.
  Он же не со зла, хотела сказать Лена, но вспомнила - Женька ведь как раз со зла, он сам говорил - не знаю, мол, что на меня нашло.
   А если это та самая бабка? - сказала Лена. - Та, которой мы сумками по башке... Бабки - они как раз порчу и наводят.
   Может, и бабка, - согласилась Танька. - Но только на пару с Буториным.
  
  Решено было надеть парики, замазать лица толстым-толстым слоем тонального крема, приклеить пластилином темные очки и идти искать сперва Женьку, потом бабку. Женьки не оказалось ни дома, ни в секции борьбы, куда Женька ходил уже третий год. Тренер как-то очень подозрительно смотрел на странных девочек, и им пришлось быстренько убежать.
   Где мы вчера бабку стукнули? - спросила Танька.
   Кажется, возле магазина.
   Ага, точно. А потом она вон туда пошла, - Танька махнула рукой в сторону частного сектора.
   Вы не знаете, где живет бабушка, такая маленькая, худенькая? - прокричала Лена через забор толстой тетке, копавшейся на огороде.
   Здесь в каждом доме по бабушке живет, - отозвалась тетка, не поднимая головы, - и почти все маленькие да худенькие. Пенсия-то у них маленькая, не зажиреешь.
  
   Да... так мы ее никогда не найдем, - Танька опять чуть не плакала. - Уже почти все дома обошли, все бешеные собаки нас облаяли, а бабка как сквозь землю... А скоро в школу, опоздаем - влетит.
   Тебе что важнее - в школу вовремя прийти или голову вернуть? - сердито спросила Лена.
   Голову, - пролепетала Таня.
   Тогда пошли искать дальше. Может, кто-то эту бабку все-таки знает.
  Лена опять попыталась вспомнить, как эта бабка выглядит. и ей почему-то показалось, что она очень хорошо ее знает, но вот откуда....
   Помочь?
  Девочки оглянулись. Позади них стоял Женька Буторин.
  
   Не верю я тебе, - бурчала Таня. - Сознайся лучше, это ты нас заколдовал, да?
   Да не умею я колдовать, - в отчаянье крикнул Женька. - Если бы и умел, то сперва Крысу Петровну заколдовал бы!
  Крыса Петровна - это самая противная учительница в школе, англичанка Лариса Петровна. У нее был визгливый голос, остренький длинный нос и даже небольшие усики под носом, так что она всем своим видом походила на крысу. Вот есть же нормальные учителя, хотя бы Анна Григорьевна - хоть и ругается, но всегда по делу. И не обидно ни капельки. А Крыса как начнет верещать - тошно становится. Лена подумала, что она бы точно Крысу Петровну заколдовала первой.
   Последний дом остался. Наверняка она там живет. Так что - идем за мной. Ну вы чего, девчонки? Не киснете!
  
  Дом, к которому они подошли, был на самом отшибе. Старенький, покосившийся, он одним краем крыши касался земли. В дальнем углу огорода приютилось такое же покосившееся чучело - старые рваные тряпки мотались на перекладине, а на дырявой кастрюле восседала ворона.
   Нет никого, - шепотом сказала Таня.
   Давайте постучим,- предложила Лена.
  На стук никто не отозвался, только ворона каркнула пару раз и, взмахнув крыльями, неспешно улетела.
   Вон там, в заборе, еще одна калитка, - сказал Женька. - Давайте заглянем, может, бабка там, на дальнем огороде работает.
   Не нравится мне здесь, - сказала Танька и поежилась. - Домой хочу.
   С твоей свеклой? И с моей тыквой? - спросила Лена. - Нет, ты как хочешь, а я - на дальний огород.
  
  Лена решительно распахнула калитку и тут же отпрянула назад, чуть не сбив Таню. За калиткой стояли два человека. Невысокие, коренастые, в холщовых рубахах.
  И с картофелинами вместо голов.
   На осенний бал? - спросили они.
   Ага, - от неожиданности согласилась Лена.
   Походите. Вас двоих пропустим, а его, - они кивнули на Женьку, - нет.
   Это еще почему? - возмутился Женька.
   Потому что ты - человек. На бал можно только овощам.
   Мы вместе. Я тоже овощ. Мы с ними одного огорода овощи, - затараторил Женька.
   Нет, - упирались картошки.
   Ах, так?
  Женька разозлился, подскочил к картошкам и стукнул их головами.
   Так что? - зловеще спросил он.
   Проходи, - прохрипел левый.
   Если спросят - скажешь: мы тебя не пропускали, - добавил второй. - Вынуждены были подчиниться грубой силе.
   Заметано, - сказал Женька и кивнул девочкам - пошли, мол.
  
  Перед ребятами лежало поле. Огромное поле, разделенное на гряды - морковные, свекольные, картофельные, капустные... Справа от поля темнел лес, слева - горы. Посередине же поля возвышалось строение. Небольшой замок или дворец, он был странного ярко-красного цвета, с зеленой крышей. Когда ребята подошли поближе, стало понятно, откуда такие цвета - стены дворца были сложены из помидор, а крыша - из огурцов.
   Ничего себе, - прошептала потрясенная Таня.
   Заходим, - скомандовал Женька.
  В большой зале толпились овощи. Вернее, человечки с головами вместо овощей.
   На осенний бал? - к ребятам подскочила морковь в оранжевом платье. - Вы вовремя. Сейчас будет выбрана королева бала. Тише, тише, уже начинается.
  В дальнем углу возвышался трон, сплетенный из трав и цветов. На помост возле трона вскочил зеленый горошек и закричал:
   Дорогие наши сладкие овощи! Начинаем церемонию выбора королевы бала! Итак, я вскрываю вот этот стручок, в котором находится имя нашей избранницы. Прошу тишины!
  Овощи затихли. Горошек вскрыл стручок, вынул оттуда горошину и, глядя на нее, закричал:
   Королевой бала единогласно избрана тыква Лена! Королева, прошу вас занять свое место.
   Это я, что ли? - потрясенно прошептала Лена
   Вы, вы, - закивал горошек. - Прошу вас, сюда, сюда! Дайте пройти королеве!
  Лена, все еще ничего не понимая, подошла к трону. Тут же к ней подскочили редиска и укроп и водрузили на голову - то есть, на тыкву, - корону из желтых и красных кленовых листьев.
  Лена села на трон, оказавшийся мягким и удобным - прямо как для нее делали - и поискала глазами Таню и Женьку.
  Они стояли там же, возле моркови, у самого входа. Морковь приветственно махала рукой. Женька улыбался и показывал большой палец. Таня же, напротив, была мрачной - ее свекла пошла темными пятнами.
  Завидует, что ли, - удивилась Лена.
  Тем временем горошек, извиваясь всем телом, продолжал щебетать над ее ухом:
   Итак, сладкие мои овощи, королева избрана! По нашим законам, она правит бал до наступления холодов, точнее - до первого снега!
   А потом что? - спросила Лена.
   Как - что? - удивился горошек. - Потом вас съедят.
   Съедят? - ужаснулась Лена.
   Ну конечно! - горошек кивнул. - Вы же овощ. Что еще с овощами делают? Вас будут есть долго, почти всю зиму, отрезая по кусочку в неделю. Такая честь выпадает только королеве! Ура!
  И он захлопал в ладоши. Все овощи тоже захлопали.
   Я не хочу, чтобы меня ели! - завопила Лена. - Я не хочу быть королевой на таких условиях! И вообще, я не овощ, а человек!
  Она поднялась с трона и попыталась убежать, но тут же к ней подскочили стражи - хрен и чеснок - и схватили ее за руки. Вырваться из их цепких рук Лена не смогла.
   Женя-а-а! - в отчаянье закричала она.
  Женька уже прорывался к трону. "Человек, человек!" - в ужасе кричали овощи, расступаясь перед Женькой. Откуда-то из недр дворца появились охранники - картофелины и бросились наперерез Женьке. И если с теми двумя у калитки он справился играючи, то против толпы оказался бессилен. Лена укусила хрен за руку и тут же с отвращением сплюнула - горечь какая! Покосившись на чеснок, она уже почти покорилась свое участи - быть съеденной. Но тут Женька изловчился, последним усилием оттолкнул охранников, достал что-то из кармана и запустил прямо в помидорную стену.
  Красные струи, похожие на кровь, брызнули из стен, заливая придворных. Овощи завизжали и бросились вон. Дворец кренился, помидорная кладка лопалась, орошая красным всех и вся. Будет из вас рагу, усмехнулась про себя Лена. Ишь чего придумали - съесть меня. Да еще и по кусочкам. Вегетарианцы несчастные.
  Хрен и чеснок потащили Лену в глубь дворца.
   Отпустите меня, вы, вонючки! - вопила Лена.
   А ну заткнись, - крикнул Хрен. - У нас приказ - доставить тебя к хозяйке. И уж будь покойна - мы тебя доставим. Брат Чеснок, а не заткнуть ли ей рот?
   Дело говоришь, брат Хрен, - согласился Чеснок.
  Они становились в каком-то дальнем коридоре, куда еще не дошла помидорная канонада, замазали Лене рот жутко вонючим липким составом и поволокли девочку дальше. Лена задыхалась - и от быстрого бега, и от "аромата", которым был пропитан кляп. Женька, Женечка, ну где же ты?
  
  Ее потащили куда-то вниз, в подвал. Потом вытащили кляп и швырнули в темную комнату, где сквозь запах чеснока и хрена пробивался еще один - отвратительный запах гнилой картошки.
   Ай-ай, девонька, - раздался ласковый женский голос. - Кто же учил тебя так себя вести? Кричишь, кусаешь моих слуг, дворец разваливаешь.
  Это не я разваливаю, а Женька, хотела сказать Ленка, но вовремя прикусила язык. Ябедничать на товарища?! Не дождетесь!
  Глаза скоро привыкли к темноте и Лена ахнула - перед ней на табурете, положив ногу на ногу, сидела Крыса Петровна! Тут ее осенило - вот кого ей та бабка напоминала. Крысу Петровну!
   Здрасьте, - выдавила Лена. - Это вы меня... нас заколдовали?
   Я. А разве я хотела для вас плохого? Тебя, например, выбрали королевой, - ласково продолжала Крыса Петровна, - а ты хулиганишь. Нельзя, нельзя.
  Крыса Петровна погрозила Лене пальцем.
   Они хотели меня съесть! - крикнула Лена.
   А что еще делают с тыквой? - притворно удивилась Крыса Петровна. - Едят, моя сладкая, едят. Так что - тебя съедят все равно. Вот только в первом случае тебя бы съели с почестями, как полагается. Но ты сама не захотела. А теперь - не обижайся.
  Крыса Петровна щелкнула пальцами, и из дальнего угла, из-за кучи с гнилой картошкой, показалась крыса. Натуральная противная серая крыса. За ней показалась еще одна, и еще, и еще...
   Ну, милые мои, - обратилась к ним Крыса Петровна, - вот вам еда. Не голодайте.
   Нет! - закричала Лена.
   Не вопи, - гаркнула Крыса Петровна, - никто тебя здесь не услышит. И никого ты не напугаешь. А что отказалась от трона - еще пожалеешь. Когда эти милые создания вонзятся своими зубками в эти пухлые щечки...
  Крыса Петровна противно захихикала и вышла из подвала. Щелкнул замок. Крыса - та, что выползла из угла - подошла к Лене и обнюхала ногу.
   Брысь! - завопила Лена, сняла туфлю и стукнула крысу по голове. Крыса ощерилась и укусила Лену в лодыжку. Мама дорогая, так они же и правда меня съедят, с ужасом подумала Лена, отбиваясь от усатого полчища.
  Вдруг из той дыры за кучей гнилья, откуда лезли мыши, показалась голова. Лена заорала и метнула в голову вторую туфлю.
   Ленка, ты чего? Убьешь ведь, - раздался знакомый голос.
   Женька, - охнула Лена. - Ты как меня нашел?
   Как-как... Случайно. Посадили меня в такую же каморку, тут крысы полезли. Да я их не боюсь в общем-то... Решил их жилище обследовать, вот так и дошел до тебя.
   Молодец. Ай! они кусаются!
   А ну давай сюда. Не бойся.
  Но Лена все не решалась, в ужасе глядя на шевелящийся пол.
   Быстро иди ко мне, тупица! - заорал Женька.
   От тупицы слышу, - огрызнулась Лена, разозлилась и, схватив табуретку, на которой сидела Крыса Петровна, запулила ее в самую гущу крыс. Крысы на мгновение разбежались, и этого мгновения Лене хватило, чтобы прыжком перелететь к Женькиной голове.
   Спускайся, - скомандовал Женька, подавая Лене руку. - Да туфли-то, туфли не забудь!
  
  Подземный крысиный ход имел множество разветвлений. Встречались одинокие крысы, но Женька так свирепо на них цыкал, что те в испуге шарахались в стороны. Некоторые ответвления вели в такие же каморки, но пустые, другие заканчивались тупиком. Лена задыхалась от нехватки воздуха, к тому же она так устала, что ей хотелось сесть на землю прямо здесь, в крысиных коридорах, и пусть ее даже съедят.
   Вперед, вперед, - Женька упрямо тянул ее за собой, то подбадривая, то поругивая.
   Слушай, а где Танька? - вдруг вспомнила Лена.
   Понятия не имею. Выберемся - поищем.
  Наконец один из коридоров вывел их на поверхность - как раз на то поле, где стоял помидорный дворец. Сейчас вместо дворца лежала огромная куча давленых помидоров. Огурцы, побитые при падении, валялись вокруг кучи.
  Лена подбежала, схватила один из разбитых огурцов и с хрустом откусила. Свежая влага оросила язык и небо - ах, какое блаженство!
   Ты что?! - закричал Женька.
   Есть хочу.
   Они ж немытые. А тут крысы всякие.
   Плевать.
   Ну ты, мать, даешь...
  Тут куча зашевелилась, и из-под нее выбралась... нет, не крыса, а та самая морковь, которую они встретили в самом начале.
   Извините, - почему-то сказала она. - Я вас, наверное, испугала.
  Женька смутился.
   Нет, это вы нас извините. Разрушили вам дворец...
   Ничего, - успокоила морковь. - Он ведь только на один день строится. Для осеннего бала. А потом его все равно разбирают по кирпичикам. И продают.
   Кому подают?
   Людям. Таким, как вы. Для засолки. Для салатов. А теперь вот на томатный соус пойдет. Не пропадет, вы не волнуйтесь.
   А вы случайно нашу подругу не встречали? - спросила Лена. - С которой мы сюда пришли. Свеклу.
   Встречала, а как же. Сперва она очень огорчалась, что не ее королевой выбрали. А потом...
   Что потом?
   Потом, когда все началось, побежала кому-то жаловаться. Решила любым путем королевой стать.
   Она что, не знает, что королеву съедают?!
   Знает, как же нет. Про это все знают. Но она сказала, что открыла какой-то секрет, и ее не съедят.
   Вот глупая... Где ж ее искать-то?
   А вы идите через лес. Туда, наверное, она и пошла. Там дом нашей хозяйки стоит.
   Спасибо, - сказала Лена. - Так мы пойдем.
   Погодите. Возьмите вот.
  Морковь сунула Лене в руку мешочек.
   Что это?
   Семена моркови.
   Да зачем они нам?
   Не простые семена это. Быстрорастущие. Если трудно будет - киньте на землю.
   Спасибо!
  Ребята помахали морковке и побежали в сторону леса.
  
  Лес оказался темный и неприветливый. Ветки царапали по щекам, ногам и рукам, и Лена уже не раз поблагодарила Женьку за то, что он велел ей взять из подземелья туфли, иначе она давно бы сбила все ноги. Тропинка была узкая, поэтому шли по одному - впереди Женька, сзади Лена. Ты, если что, кричи, - сказал Женька. Лена кивнула и потрогала карман джинсов, в котором лежали волшебные семена - с ними она чувствовала себя безопаснее.
  Но все равно вздрагивала от каждого незнакомого звука - то птица какая-то заухает, то послышится жуткий вой, то померещится, что их провожает чей-то очень внимательный взгляд.
  
   Кажется, дошли, - сказал Женька. Он остановился так внезапно, что Лена ткнулась в его спину.
  Они стояли на опушке, в центре которой находился очень уютный деревянный домик с соломенной крышей. Женька сделал два шага по направлению к домику и сказал:
   Избушка, избушка....
   Ну. Чего?
  Лена обомлела. Избушка, только что крепко стоявшая на земле, быстро взметнулась вверх.
   Ух ты, - восхитился Женька, - избушка на курьих ножках.
   Не на курьих, между прочим, а на страусиных.
  Избушка с гордостью продемонстрировала ножки - сперва одну, потом другую. Огромные грязные ногти были покрыты ярко-красным лаком.
   Видали? Стройные, длинные, от самой крыши растут! Куда там вашим инкубаторским.
   Красивые, - льстивым голоском сказал Женька. - А скажи, красавица длинноногая, хозяйка твоя дома?
   Нема.
   Где ж она? Когда будет?
   Мне не докладывают.
   В школу пошла, детей учить, - прошептала Лена. - Крыса противная.
   Вы чего там шепчетесь? - подозрительно спросила избушка.
   Педикюр твой обсуждаем, - сказал Женька. - Ты знаешь, красным-то лаком сейчас уже никто не красится.
   А у меня другого нет, - огорчилась избушка.
   Мы тебе принесем, - ласково сказала Лена. - Синий. Или зеленый.
  Она представила, сколько лака понадобится для этих ногтищ и охнула про себя.
   Давайте, - избушка качнула крышей. - И синий, и зеленый, и еще какой-нибудь. И пилку для полировки.
   Хорошо. Но это потом. а сейчас пусти нас, пожалуйста, внутрь, мы так устали.
   Не велено, - избушка сразу посуровела и отвернулась.
   Тогда и лака не будет, - решительно сказал Женька, взял Лену за руку и сделал вид, что собирается уходить.
   Гм. - Избушка колебалась, слегка покачиваясь из стороны в сторону. - Ну ладно, только ненадолго. Немного отдохните, так и быть.
  
  В избушке было темно и тихо.
   Есть кто? - спросил Женька.
  Из-под крыши каркнули.
   Ворона, - сказала Лена. - Та самая, что на пугале сидела.
  Ворона расправила крылья, да только лететь ей было некуда - и окна, и дверь ребята предусмотрительно закрыли. Птица села на подоконник и стала долбить клювом в стекло.
   Даже и не думай, - сказал Женька. - Доносчик противный. Поймаем - ощипаем, ясно?
  Ворона с карканьем взлетела на печь.
   Танька должна быть где-то здесь, - сказала Лена.
  Судя по обстановке, спрятать ее было негде - лавка, стол да пара табуретов.
   В подвале? - спросил Женька.
   Какой тут подвал? - удивилась Лена. - Изба-то передвижная.
  Они прислушались. В промежутках между карканьем им послышался какой-то шорох.
   В печке, - сказал Женька.
  
  Таня, черная от копоти, ревела и ревела. Слезы бежали по свекольным щекам ручьями, вымывая темно-красные дорожки. Наконец Женьке это надоело.
   Хватит! - рявкнул он.
  Танька тут же замолкла.
   Быстро рассказывай, что знаешь.
  Танька, все еще всхлипывая, стала рассказывать. По ее словам выходило, что как только разорвалась граната (Женька хмыкнул), началась жуткая суматоха, а ее, Таньку, связали несколько картофелин, принесли вот в эту самую избушку и засунули в печку. Кто хозяин избушки - она не знает. Женька снова хмыкнул. Ворона явственно каркнула "вррет", но все сделали вид, что не слышали.
   А нам сказали.... - начала было Лена, но Женька приложил палец к губам, к чему-то прислушался и сказал:
   Давайте отсюда линять по быстрому. А то Крыса Петровна явится.
   Крыса Петровна? - переспросила Танька.
   Ты хочешь сказать, что не знала, да?
  Наверное, свекле довольно трудно покраснеть, но даже в темной избушке Лена заметила, как запылали Танькины щеки. Женька снова прислушался. Избушка довольно чувствительно закачалась.
   Так, быстро отсюда.
   Не так быстро, - раздался ласковый голос. Крыса Петровна стояла в дверном проеме и улыбалась. Так приторно она улыбалась, что у Лены побежали мурашки. А все-таки хорошо, что у меня вместо головы тыква, подумала Лена, и не видно, насколько я побледнела.
  
   Лена, бросай семена! Уходим через окно!
  Лена достала горсть семян и кинула прямо в лицо Крысе Петровне. Та страшно заорала, потому что морковь сразу же начала прорастать - на полу, на лавке, на платье Крысы Петровны и даже на крашеных волосах. Ребята попрыгали в окно и побежали к лесу.
   Лак не забудьте, - прокричала им вслед избушка на страусиных ножках.
  
  Теперь лес казался еще страшнее. Наверное, потому что ребята ожидали погони.
  И когда сзади раздался визгливый голос "Сожрите сначала тыкву, потом свеклу", все поневоле оглянулись.
  За ними неслись огромные зайцы. Прямо через кусты, не разбирая дороги, совершая гигантские прыжки.
  Конечно, зайцы не такие уж страшные животные.
  Но только в том случае, если ты не овощ.
  И если зайцы не ростом с волка.
  
   Кидай семена! - снова закричал Женька. Лена и сама успела сообразить, что делать. И бросила горсть семян, когда ближайший заяц клацнул зубами над самым ее ухом.
  
  Погоня смешалась. Зайцы набросились на прорастающую морковь и оставили беглецов в покое. Ребята выбежали из леса и остановились, переводя дыхание.
   Я не понимаю, зачем все это Крысе Петровне, - сказала наконец Лена. - Нас заколдовала, заманила в помидорный дворец, съесть хотела...
   А зачем она на уроках орет? И унижает прилюдно? И указкой дерется? - спросил Женька и сам же ответил: - Садистка потому что. Натура такая.
   Но есть - это уже чересчур!
   Да никто не собирался вас... нас есть, - сказала Танька. - Отпустили бы все равно. Поигрались и отпустили.
   Ты в подземелье не была, - сказала Лена.
   Ага, а ты все успела, - заорала вдруг Танька, - и королевой побыть, и в подземелье потомиться. Еще скажи, что тебя прекрасный принц выручил.
  Лена посмотрела на покрасневшего Женьку и засмеялась. Нет, все-таки хорошо, что тыквы не краснеют. Или краснеют?!
   Выручил, да? - в голосе Таньки слышалась нескрываемая зависть.
   Слушай, ну чего ты злишься?
   Ничего, - теперь в Танькином голосе полоскалось злорадство. - Я знаю, как вернуть нам человеческий вид. Знаю, а тебе не скажу.
   А ну, говори, - Женька схватил Таньку за грудки. - Эх, была б ты парнем, я бы тебе так врезал. Ну чего ты такая завистливая? В подземелье страшно и крыс полно, ясно?
   Все равно не скажу. Хоть режьте, хоть ешьте.
  
   Съедим, съедим, не беспокойся.
  У Лены от этого ласкового голоска... были бы волосы на голове - они бы встали дыбом. А так - только ноги подкосились. Женька заметил и крепко схватил Лену за локоть.
   Ну до чего ж ты, свеколка, дурочка. Поигрались, отпустили.... хи-хи... Впрочем, тебя я съем в последнюю очередь. Тебя, тыковка, в первую. А мальчишку отдам моим лесным серым братьям.
  Лена увидела, как из леса вышли серые волки и сели за спиной Крысы Петровны, ожидая команды. Она охнула.
   Ленка, бросай семена, - шепнул Женька. Лена сунула руку в карман и опять охнула.
   Кончились, - выдохнула она с ужасом.
   Дубина, - ругнулся Женька и обратился к Крысе Петровне: - А у вас такая избушка изящная. Ножки у нее стройные. Где лак для когтей берете?
   Ты мне зубы не заговаривай, - ухмыльнулась Крыса Петровна. Волки оскалили зубы.
   А скажите, - дрожащим голосом начала Лена, - нас ведь все равно съедят... Мы ведь могли бы стать нормальными девочками, правда?
   Хе. Могли бы. Да только ты, тыковка, оказалась такой дурочкой, что упустила свой шанс.
   Как это? Когда? - Лена терялась в догадках.
   Только одна вещь могла вернуть тебе истинный вид. Тот самый подарок, который тебе принесли утром. Если бы ты взяла его до конца дня, пока не погаснет последний солнечный луч... Но ты ведь его отвергла, правда?
  Фу. И правда дура.
  Лена покосилась на Женьку. Интересно, подарок все еще у него? Но Женька, похоже, не слушал, он не отрываясь смотрел на волков.
  А какая теперь разница? Даже если бы сейчас Лена стала нормальной девочкой, ее бы все равно сожрали - не Крыса Петровна, так волки. Прощай, мама, забормотала Лена, прощай Пашка, прощай, родной класс...
  
  Волки поднялись и медленно двинулись на ребят. Крыса Петровна достала огромный нож. Танька заревела в голос.
  Сзади послышался шелест. Лена оглянулась.
  К ним шла та самая морковь в оранжевом платьице. А позади нее прямо из земли вылезали ее сестры - морковки. С соседней грядки выбирались свеклы - много свеколок. Слева подтягивалась капуста. Справа - кабачки.
  Овощи выстраивались перед ребятами, загораживая их от Крысы Петровны и волков.
   Это что? Бунт? - заорала Крыса Петровна. - А ну марш обратно! Всякому овощу - свое место!
   Наше место - здесь! - твердо сказала морковь. - Королева, рыцарь и их подруга! Бегите, мы их задержим. Быстрее!
  
  Ребят не надо было долго уговаривать. Лена бежала так, что, казалось, ноги не касались земли. Вот позади остались развалины помидорного дворца - они за это время значительно уменьшились, наверное, частично перекочевали на рынок -, вот и калитка с картофельными стражами. Стражи узнали Женьку и шарахнулись в разные стороны. Уже открыв калитку, ребята остановились и бросили на поле прощальный взгляд.
  Волки отбивались от овощей, кромсая их острыми клыками и огромными когтями. Крыса Петровна бросила свой нож, и, под напором моркови и капусты, бежала к лесу. Женька дернул Лену за руку и захлопнул калитку.
  
  Танька даже не оглянулась на ребят. Просто пошла домой - медленно, сгорбившись. Лена открыла был рот, чтобы окликнуть подругу, но Женька ее остановил.
   Жень, - сказала Лена. - А ты утром что мне хотел подарить?
  Женька смутился, потупился и тихо сказал:
   Стеклянный шарик. С сердечком внутри.
   А он сейчас у тебя? Дай мне его, пожалуйста.
   Да ты что? - Женька поднял глаза. - Я ж именно им разгромил помидорный замок. Сам не ожидал такого эффекта.
   Мне надо вернуться к развалинам замка, - решительно заявила Лена и потянулась к калитке.
   Ты с ума сошла?!
   Жень... Понимаешь, твой шарик - это и есть талисман, который вернет мне прежний вид. И найти его надо до конца дня.
  Лена посмотрела на небо. Солнце неуклонно опускалось за горизонт. Еще пара часов - и все...
  Женька кивнул и приоткрыл калитку. Клацнули зубы. В щель высунулась серая лапа.
   Дай палку быстро! - крикнул Женька, долбанул по лапе палкой и с трудом закрыл калитку. - Не реви, придумаем что-нибудь. Не может быть, чтобы больше не было способов. Завтра в школе припрем Крысу Петровну к стенке и выпытаем...
  Но Лена почему-то знала, что выпытывать больше нечего. Что если сегодня не найдется этот шарик - то все. Тыква навсегда останется на ее плечах.
  Она так же, как Танька, опустила голову и побрела в сторону дома.
  Возле подъезда сидела Танька.
   Что, не получилось? Не отдал тебе Женька подарок? - злорадно просила она. Потом вдруг вскочила и убежала. Выклянчивать у Женьки талисман, что ли? Что ж, может ей повезет больше.
  
  Мама была дома, на кухне, готовила ужин. Барсик мяукнул и потерся об ноги. Лена показала ему кулак и тихонько прокралась в свою комнату.
   Лена, - вдруг позвала мама, - я ведь слышала, как ты пришла. Не прячься. Иди сюда.
  Как показаться маме в таком виде? Но не идти тоже нельзя. Заподозрит неладное.
  В комнату заглянул Пашка.
   Мам, а Ленка тыкву на голову надела, - закричал он и покрутил пальцем у виска.
   А ну помолчи, - цыкнула Лена на брата.
   Лен, смотри, что я нашла, - опять закричала мама. - Я сегодня мятые помидоры купила для томата, а в них - шарик стеклянный.
  У Лены перехватило дыхание. Солнце вот-вот скроется за горизонтом. Неужели это тот самый шарик?
   С сердечком внутри? - спросила Лена, боясь услышать "нет".
   Да, с сердечком. Иди сюда, а то Пашке отдам.
   Да-да, отдай мне, - заорал Пашка, - она не хочет, не хочет!
  Лена бросилась на кухню. Вот он - шарик, Женькин подарок, который должен вернуть ей нормальный вид... Она схватила шарик, но не удержала - шарик упал, разбился. Лена ахнула. Сердечко выпрыгнуло на пол, потом поднялось на уровень Лениных глаз. Коснулось щеки...
  
   Лена, - строго сказала мама, - разве можно быть такой растяпой?
  Исчез последний солнечный луч. Ну и пусть. Раз уж так суждено...
   Хотя бы осколки подбери.
  Странно. Почему мама ничего не говорит про тыкву?
   Ну вот, сняла уже.
  В голосе брата чувствовалось разочарование.
   Что сняла? - не поняла мама.
   Да тыкву. С головы.
  Лена бросилась к зеркалу.
  Ах, с каким наслаждением гладила она свои толстые щеки. Гладила и напевала - хомячок, хомячок, хомякадзе! Самые ужасные щеки казались ей сейчас лучше тыквенных. И пусть даже прыщи, пусть! Их можно замазать, да в конце концов, они ведь рано или поздно пропадут.
  А щеки останутся!
  Лена снова бросилась на кухню. Обняла маму. Потом брата. Потом подняла сердечко и положила его в карман. Заглянула в холодильник. Тыква лежала там, как ни в чем ни бывало. Лена погрозила ей пальцем. Всякому овощу - свое место, вспомнила она.
   Сумасшедшая, - сказала мама. - Лучше помоги.
  На столе лежали хрен и чеснок.
   Мам, я вот их буду резать, ладно?
  Лена с удовольствием взяла большой нож.
  
  Утром явился Женька.
   Лен, - сказал он из-за двери упавшим голосом, - я тебе новый подарок принес.
   Он не поможет, - ответила Лена.
   А вдруг. Ну давай попробуем!
  Лена распахнула дверь.
   Мне он уже не нужен.
  
  Они прыгали по комнате, орали, пели, а Женька даже несколько раз кувыркнулся на ковре.
   Слушай, - вспомнила Лена, когда восторги поутихли, - мы ведь обещали избушке лак для ногтей! Вот только где взять так много?
   А мы возьмем эмаль для стен! - предложил Женька. - У нас дома от ремонта как раз полбанки осталось.
   А пилка для когтей?
   Напильник ей в самый раз будет, - ухмыльнулся Женька и вдруг помрачнел. - Вот как мы все это донесем - другой вопрос.
   Ты про волков, да? А если взять твоего Полкана?
   Можно и Полкана, - задумчиво произнес Женька, - а еще можно потихоньку от папы взять его охотничье ружье.
  
  Вооруженные до зубов - Полканом и ружьем - Лена и Женька пошли к старому домику на окраине. На месте домика была лишь груда старых бревен, которые экскаватор огромным ковшом сгружал в самосвал.
   Эй, охотники! - закричал водитель самосвала - А ну посторонитесь!
   А где жильцы? - спросила Лена.
   Жильцы? Да почитай месяц как в новую квартиру переехали.
   А... здесь был забор, а в нем калитка, - продолжала Лена. - Где она?
   Да вон, в самосвале. Извините, ребята, мне ехать надо. Так что если калитка эта вам сильно понадобится - ищите ее на городской свалке.
  
  Ребята обошли экскаватор. За тем местом, где находились домик и забор, не было никакого поля. И леса не было. Был лишь пустырь, поросший сорняками.
   Вот это да... - протянул Женька. - Слушай, Ленка, а может, нам все это померещилось?
   Обоим сразу? Нет, вряд ли. Боюсь, что та калитка вела в другой мир.
   Ага. Параллельный.
   Ну и параллельный. Вот где теперь избу на старусногах искать... Ну зачем, зачем я только пообещала?
  
   А-а-а-а! - услышали они истошный рев из кабины грузовика.
  Да, картина могла свести с ума кого угодно. Из кузова, как раз из-под калитки, торчала огромная птичья нога и призывно шевелила красными когтями. Увидев лапу, Полкан зашелся в лае.
   Быстро! - скомандовал Женька. Он добежал до стоящего грузовика, вскочил на заднее колесо, схватил у подоспевшей Лены банку с краской. Сунул ее куриной ноге. Потом напильник. Нога схватила банку и пилку для когтей и скрылась за дверью.
   А чем она красить будет? - спросила Лена. - Мы же не узнали, есть у нее кисточка или нет.
   Хватит! - рявкнул Женька. - Найдет, чем покрасить! Ворону ощипает! Ты ей кисточку обещала? Нет. И все, и пошли, а то Полкан с ума сойдет.
  
  По дороге домой они заметили старушку, сидевшую на табуреточке возле тротуара. Старушка торговала нашинкованными овощами.
   А ну-ка, подойдем - сказал Женька.
   Уже не те ли это овощи, что волки покромсали? - спросила Лена старушку, когда они подошли поближе.
   Какие волки? Где покромсали? - ласково спросила бабка. - Обознались вы, деточки. Идите себе, идите, куда шли.
   А мы в милицию шли, - сказал Женька. - Они как раз бабку разыскивают, которая детей в тыквы превращает.
  Старуха вдруг перестала улыбаться и зашипела:
   Ничего не докажете. Ни-че-го. Быстро пошли вон отсюда, не то волков напущу. Или опять в тыкву превращу, да так, что обратно никто и никогда...
  
   И с чего мы взяли, что она - это Крыса Петровна? - недоумевал Женька, когда они отошли от бабки. - Ну, похожа. Ну, такая же противная. Но не она - это точно.
   Ой, Женька. Не просто похожа...
  
  Ребята увидели, как к бабке подошла натуральная Крыса Петровна, их англичанка, обняла бабку и та зашептала ей что-то на ухо. Обе оглянулись, внимательно посмотрели на ребят.
   Да они сестры, - охнула Ленка. - Ну все, теперь по английскому больше тройки нам не видать.
   А вот это ты зря. Погоди, раньше времени не паникуй, ладно?
  
  Перед уроком английского Женька рассыпал что-то на учительском столе. Крыса Петровна, войдя в класс, хотела было, как всегда, заорать, но, взглянув на стол, присмирела и тихонько попросила:
   Буторин, убери, пожалуйста, вот это.
   Я уберу, - сказал Женька, - пожалуйста. Не жалко. У меня ведь вот этого - полные карманы. И еще в сумке есть.
   Ага, - сказала Крыса Петровна. И весь урок была какой-то неестественно тихой и задумчивой.
  
   Что это было? - спросила Лена после урока.
  Женька усмехнулся.
   Семена моркови. Ага, те самые, быстрого прорастания.
   Откуда? - удивилась Лена.
   Да ведь морковь не только тебе семена дала, но и мне.
   Ах, ты... А меня ругал, что я быстро все растратила!
   У меня был неприкосновенный запас! - возразил Женька. - Вот пригодился же!
   Я тебе дам неприкосновенный! Скажи честно, что забыл!
   Не забыл! Не забыл!
  
  На первом этаже, на доске объявлений появилось приглашение на осенний бал. Сегодня, в 17 ноль-ноль.
   Ты пойдешь?
   Пойду. А ты?
   Идите, идите, голубки, - проворчали сзади.
  Это была Танька. Лена сразу поняла, что дела у той хуже некуда. Парик, темные очки, багровые щеки, которые даже тоналкой не взять.
   Все-таки отдал ей сердце? - спросила Танька. - Мне пожмотничал, а ей отдал?
   Я сама его нашла, - ответила за Женьку Лена.
   Ха. Сама нашла. Так я тебе и поверила. Ты ведь снова королевой бала хочешь быть, да?
   С чего ты взяла...
   А я все равно буду королевой! А потом меня освободит принц! И подарит сердце в хрустале! Да, не в стекле, а в хрустале, вот!
  
  В горле у Таньки хлюпали слезы. Но Лене почему-то не было ее жаль. Ни вот столечко.
   Я знаю, расколдоваться можно только в день осеннего бала... И если не сегодня, то... Я пойду в поле на следующий год. И стану королевой.
   Да ведь домик-то старухин снесли. И забор тоже. И калитку. Нет больше прохода на то поле.
   Я найду, - упрямо сказала Танька.
  
  На осенний бал собралась вся школа. В актовом зале было не протолкнуться. Столы ломились от обилия овощей. Тут были и огромные помидоры, и гигантская морковь самых причудливых форм, и кабачки, из которых школьные умельцы соорудили несколько башен и дворцов. Лена бродила от стола к столу, гладила морковины, с благодарностью вспоминая их спасительницу в оранжевом платье. Удалось ли ей избежать волчьих когтей? Наверное, нет... И только один стол Лена обходила стороной. На этом столе разместилась гигантская тыква с вырезанными глазами носом и ртом. Внутри тыквы горела яркая свеча.
  
   А теперь выбираем королеву бала!
  Трон, стоящий на сцене, был поскромнее, чем в помидорном дворце - просто стул из учительской, покрытый зеленым плюшем. Зато корона была шикарная - вырезанная из золотистого картона и украшенная стразами и пайетками.
  
   Выберите меня, - раздался жалобный голос.
  Это была, конечно же, Танька. Ведущий очень удивился и подал ей руку. Танька забралась на сцену и уселась в кресло. Сама себе надела корону. Зал, наблюдая за ней, притих. Кто-то хихикнул.
   Королевой бала избрана... Девушка, снимите, пожалуйста, очки.
  Танька помотала головой.
   Но... Мы должны знать имя королевы. Снимите очки, - настойчиво повторил ведущий.
   Я... не могу. - выдавила Танька.
   Да пусть в очках сидит, если нравится, - крикнул кто-то.
   Точно! Пусть сидит! - закричали с разных сторон. - Давайте танцевать! Танцы, танцы!
   А сердце в хрустале мне кто-нибудь подарит? - жалобно спросила королева.
   Подарит, подарит! - опять закричали из зала. - И это будет знаешь когда?
  Но тут заиграла музыка, и королева так и не услышала, когда же ей должны подарить сердце в хрустале. Так и просидела она весь вечер на троне, пока вся школа веселилась, танцевала и угощалась осенними дарами. Потом, когда бал закончился, занавес закрыли, и все разошлись по домам, забыв про королеву.
  
  Кое-кто говорит, что она сидит там до сих пор - ждет своего принца. Другие утверждают, что она скитается по всем балам и везде стремится стать королевой. Третьи настаивают на том, что она ищет какую-то дверь в поле и все никак не может найти. Так что если вы увидите когда-нибудь девушку со свеклой вместо головы - знайте: это наша Танька. Правда, с тех пор утекло много воды, и она научилась маскироваться так, что ее от обычной девушки почти не отличишь. Но все-таки, если вдруг вы ее заметите - подарите ей наконец сердце. И непременно в день осеннего бала, пока последний солнечный луч не скрылся за горизонтом. Ну пожалуйста!
  

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Алиев "Проклятый абитуриент"(Боевое фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) Е.Флат "Похищенная невеста"(Любовное фэнтези) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"