Головчук Александр Данилович: другие произведения.

Почему и нет? Прода.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прода от 06.06.2012 Вставка в первую часть. Перед Главой 9. Набросок доработки текста первой книги.

  После содержательной лекции Глеба еще больше укрепился в своем решении. Я - ярый фанат шпаги, но даже если и не являлся им, то мальчишка меня по-любому заразил бы фехтовальной бациллой. Эк из него слова-то, будто из пулемета вылетали, целый фейерверк эмоций на собеседника обрушил, а ведь не слишком говорливый паренек.
  Интересно с фехтмейстером познакомиться, что эдакие кадры готовит. Таким энтузиазмом ученика пропитать, знаете ли, уметь надо. Уважаю мастерство учителя.
  
  Вечером я опять обратился к Кабанову за официальным разрешением свободных выходов вне службы. Он сегодня как раз заступил дежурным офицером по батальону. Удачно.
  Унтера дворянского звания, разумеется, имели свободу несравнимую с солдатской и за небольшую отлучку мне ничего бы и не было, но наглеть не хотелось. Вопрос решился стандартно - две 'синицы' якобы в долг (ассигнация в пять рублей) в руки прапорщика и полная свобода после обеда до вечернего развода в течение ближайших месяца-двух. Если служба иного не потребует, конечно. А и опоздаю - не страшно. Но за опоздания - отдельная такса.
  Нет, Кабанов не злостный взяточник-хапуга, просто общепринятая практика в тогдашней армии. Традиция еще от времен Елизаветы Петровны. А у меня 'мзду малую' прапорщик брал с особым удовольствием. Он понтировал жестоко - игрок азартнейший, что вовсе не редкость в среде офицеров гарнизона. Кроме того, как любой игрок суеверен. Почитал ассигнационные бумажки, взятые у меня 'счастливыми'. Так уж ему выпадало, если в банке лежит хоть одна бумажка, взятая у унтера Горского, то выигрыш наверняка в кармане. Поэтому вопрос решили полюбовно и к общему удовольствию.
  
  На следующий день сразу после обеда я переступил порог манежа. На занятиях присутствовал сам гуру. Фехтмейстер губернский секретарь Отто Генрихович Штауф являлся человеком видным. Несколько полноватый, крупный мужчина в годах с суровым лицом, громадными с проседью бакенбардами, но при этом с легкой походкой и подвижностью, которой позавидовал бы и юноша. Глаза строгие, но вот чопорности сверх положенной для такой должности я в нем не наблюдал.
  
  После взаимных приветствий и представлений я попросил о возможности заключения договора на посещение манежа, а также дерзнул обратиться к мэтру с просьбой, проэкзаменовать мои скромные познания в высоком фехтовальном искусстве.
  - Прошу, прошу. - Отто Генрихович подошел к просьбе вполне по-деловому. Финансовый вопрос мы решили на второй минуте нашего общения, а вопрос с небольшим экзаменом - на третьей.
  - Господин монитор, - он обратился к своему помощнику. Мой вчерашний знакомец Глеб сегодня занимался сам у мишеней, а роль монитора исполнял другой кадет-старшекурсник, - обеспечьте господина адепта всем, чем положено и проведите пробный бой.
  
  Ну, вот и первый экзамен. Кадет подвел меня к аккуратной стойке с оружием и снаряжением.
  Пестренько. Чего тут только нет. По всей вероятности здесь находилось снаряжение и оружие посетителей манежа, адептов и мониторов.
  Я сразу поинтересовался вопросом приобретения колета, рапиры и маски, так как пользоваться без спроса чужим оружием почитаю неправильным.
  Заработал неопределенное 'хм' от фехтмейстера и ослепительную поощряющую улыбку от монитора.
  
  - Разумеется. - Кадет протянул руку к стойке и вытащил небольшой сверток.
  - Выбор есть, подберете для себя. Мы вернемся к вопросу об оплате позже, а пока не побрезгуйте воспользоваться моим прежним колетом. Заменил на днях. - Кадет окинул меня взглядом, смущенно улыбаясь.
  Я - не особо высок, рост средний для конца двадцатого века. В веке девятнадцатом тоже не слишком отличался ростом - стал несколько выше среднего, все-таки предки были пониже нас. Но и исключения случались. Вроде этого кадета. Акселерат, понимаешь. Уже под метр восемьдесят пять, а то и повыше. При возрасте максимум семнадцати годков. Еще растет. Не удивительно, что пришлось колет сменить.
  А что? Вполне приличная снаряга, видно парень не из бедных. Не стеганка дешевенькая, а прошитая кожа и конский волос. Вроде мадьярской выделки. Вещь. И как по мне...
  Откуплю, если продаст.
  Теперь маска. Это уже из того, что можно приобрести у фехтмейстера.
   В 1776 году француз Ля Буасье изобрел фехтовальную маску. К 1810 году занятия без нее уже даже не представлялись возможными. Поглядим. Чего тут у нас есть?
  Ха! Здравствуй детство золотое. Что-то подобное в захламленной кладовке валялось при ДЮСШ. Памятник прежних времен. Тяжеленькая штукенция, но ничего. Ремешки подрегулируем. Наденем. Нет, давит. Еще подтянем, а тут отпустим. Так. Меряем. Самое оно. Перчатка? Или берем пару?
  Не эти, и не эти... Во! Это мое. Как влитые, краги удобные невысокие. Берем. Теперь оружие.
  Выпендриваться нечего, возьмем среднюю учебную рапиру.
  Ох, как не по руке. Еще смотрим. Так, а вон в том уголке что? Ну-ка, ты как, железка? Получше, и много. Рукоять доработаю. А вместе с перчаткой как? Ага. Годится.
  Балетные туфли у меня свои. Штаны, чулки, полотняная рубаха - все уже есть, заготовил заранее. Пять минут на переодевание и я готов.
  
  Момент истины. Выходим на дорожку. Моим соперником вызвался сам Глеб. Вот у него как раз снаряжение богатством не блещет, колет-стеганочка, хотя все аккуратно и ладно сидит на кадете. Обмято и привычно.
  Я не против боя с ним, хоть с его стороны это несколько самонадеянно. Конечно, он не знает моего уровня подготовки, но сейчас парень не в лучшей форме для спаринга с взрослым дядькой. И искусство фехтовальщика здесь абсолютно не причем. Просто в этом возрасте идет перестройка организма, что сказывается на качестве боя. Но посмотрим, посмотрим...
  
  В манеже такого понятия как дорожка еще нет. Есть поле боя, отчерченная белой краской часть зала. За линию наблюдения заступать не имеет права никто, кроме участников поединка. Фехтмейстер с монитором имеют право заступить черту, но судят они из-за линии.
  Команды подавались на русском языке.
  На русском! Во всем мире на французском и итальянском, а в этом зале - на русском. И кто мне будет утверждать, что русская школа фехтования это тра-ля-ля, бла-бла-бла и вообще такой нету? Теоретики, блин. А оно - вот оно.
  Я понимаю, что все больший отказ от французского языка в 'рапирной науке' и переход на русский зародился как своеобразная фронда иностранцев, учителей фехтования из разных стран, попавших в Россию после европейских потрясений, как протест против захватов Франции. Да и наши - молодцы. В кои веки не стали поддерживать иностранщину, да и своих русских кадров уже наковали не мало. Вот мелочь вроде, а приятно. Естественно в фехтовальном сленге остались и французские и итальянские слова, но это уже просто профессиональный жаргон. Но к делу...
  
  - Салют! - команда сегодняшнего, долговязого помощника фехтмейстера. Он проводит наш бой в качестве судьи.
  Не зря я вчера запоминал движения малого салюта. Корявенько, но отработал.
  - В позицию!
  - К бою!
  
  Глеб стремительно сокращает дистанцию. Атака!
  Нет, дорогой. Ты мне не соперник... Зашита! Ответ! Есть!
  Одно касание оружия. Один укол. Классика...
  - Стоп! По местам. В позицию!
  
  Расходимся на исходные точки, а монитор в роли судьи, продолжает монолог. Анализирует для зрителей бой голосом и рукой, указывая на участников, подчеркивает отточенным судейским жестом каждое свое слово.
  - Атака! - рука в сторону моего противника.
  - Защита! Ответ! - в мою сторону.
  - Поражение! - рука обратно к противнику и вниз. Лаконично и точно.
  - К бою! - второй раунд. Моя очередь - атакую.
  
  - Стоп! В позицию! - даже касания оружия не было. Парень, как я и думал, просто не успевает. И не удивительно. Растет сейчас как бамбук во Вьетнаме, а рефлексы не перестроились. Надо после ему сказать, чтоб не комплексовал. Что арбитр?
  - Атака!
  - Поражение!
  
  - К бою! - ну, это не интересно. Хоть я и ограничил поражаемую зону и даже несколько тормознул укол, но победа опять абсолютно несложная, хоть и пришлось прибегнуть к дополнительной атаке. Слушаем судью.
  - Атака!
  - Уход! Страховка! Попытка разрыва дистанции!
  - Повторная атака!
  - Поражение! - после рука не опускается как обычно, а опять в мою сторону.
  
  - Безусловная победа! - Рука вверх.
  - По местам! Салют! Сбор, господа. - Мы снимаем маски.
  - Поклон! - рапира переходит в небоевую руку, за клинок под чашку. Маску держу той же рукой за боковой ремень, прижимая к сердцу. Наше с Горяиновым 'мерси' звучит синхронно, военный поклон, словно отражение в зеркале. Пожимаю руку сопернику. А он вроде и не расстроен.
  
  - Смирно! Мэтр? - долговязый монитор повернулся к фехтмейстеру.
  - Вольно. Подойдите ко мне, господа. Вас, господин монитор, благодарю за отлично проведенный бой. - Последняя фраза обращена к судье.
  - Господин адепт, господин монитор, - это уже к нам с напарником по дорожке, - вас также благодарю за доставленное удовольствие. Чудесно! Господин монитор, вам понятны ваши ошибки?
  - Да, мэтр. Как вы и говорили, я сейчас не успеваю за действием. Тело не успевает. На четверть такта примерно. Вы говорили, это будет где-то полгода?
  - Может и меньше. Просто следует увеличить интенсивность тренировок основ. Да, да, господин монитор. Именно то, с чего начинали. Ваше искусство осталось при вас, просто его мы должны поднять на более... Хм. Я подчеркну, юноша, на гораздо более высокий уровень. Скорость вернется, скорее всего, даже несколько возрастет, но сейчас вы ее прекрасно компенсируете тем, что вам дает природа. при переходе от отрока к мужчине. Шаг, рука, выпад, оружие - вы во всем выигрываете благодаря росту и силе, которые сейчас вам даются Господом. Тренируйте скорость и помните. Больше тело - больше инерция. Сегодня вы меня порадовали. Не растеряйте свой потенциал, господин монитор.
  
  Ай да Отто, ай да Генрихович. Так похвалить за поражение. И все толково парню по полкам разложил. Ну, Макаренко прям. Все это с суровой мордой лица. Теперь понимаю, за что его так уважают. Мужик силен как сенсей - однозначно. У такого заниматься - крупное везение. Что-то мне сейчас скажет?
  
  - Теперь вы, господин адепт. Да! По одному бою судить трудно. Но я уже несколько озадачен. Школа... Вот именно, школа... М-да. Это чувствуется. Но и стойка и движения у вас несколько..., нет все правильно, но - необычно. Я - знаток и это без излишней скромности. Но кто вас учил, определить не возьмусь. А учил хорошо... Хм. Вы не устали?
  - Нисколько, мэтр.
  - Чудесно! Не возражаете провести еще один бой. Вот с нашим судьей, например. Вольный бой? Сабля?
  - С удовольствием. Позвольте подобрать по руке.
  - Прошу...
  
  Ну, что? За что боролся... Хожу на занятия уже полторы недели.
  Вторым пробным боем с саблистом дело не ограничилось, пришлось выдержать еще два экзамена. С адептом, уже зрелым мужчиной и достаточно сильным бойцом - рапира.
  На втором занятии, фехтмейстер наш поединок и устроил. Адептом оказался преподаватель корпуса. Прекрасный фехтовальщик, он искал партнера на учебные бои и парные занятия. Для меня очень нужный контакт, надо бы в будущем свести с ним знакомство поближе.
  А уже на четвертом, когда занятия окончились, сошлись с самим Штауфом, также рапира. Все бои, кроме боя с фехтмейстером я выиграл. Где с большим напряжением, как с монитором-саблистом, не мое оружие все-таки. Где - с меньшим как с Глебом, с ним нам через пару-тройку месяцев будет интересно. Где - просто в удовольствие от хорошего боя, как с корпусным преподавателем. По полной не выложился ни разу. А вот с Отто Генриховичем - сложней.
  
  Бой происходил без свидетелей при закрытых дверях зала. Три схватки, до пяти.
  Пять-три. Два-пять. Пять-четыре. По боям победил фехтмейстер, по очкам - паритет.
  А вот форма у меня, оказывается не ах. Выезжал в основном на способностях организма. Даже и не скажешь, что подзапустил, хоть и это тоже присутствует. Просто не совсем приспособился еще, все-таки отличий от моего зала более чем достаточно. Благодаря лекции Глеба явных ляпов не делаю, но среди местной публики еще числюсь в новиках.
  Мнение обо мне Отто Генрихович, по-моему, так и не сложил до конца. Еще продолжает присматриваться. Но вопросы по моей школе корректно не задает. Не принято-с. Да и я свое мнение о нем...
  Что сказать - мастер. И как тренер и как фехтовальщик. Работает от обороны и в атаке одинаково хорошо. Конечно, выносливость и скорость уже не те, но мастерство - на высоте. Реакция - как у молодого. Финты любит. Хитрить умеет. Три укола чисто на обмане взял. Был бы помоложе, мог разделать меня под орех. Боец. Тактик. Упрям и осторожен. Хитер и яростен. Недоверчив.
  О! Характеристика все же сложилась в образ - Старый ягуар. А че? Лицо с бакенбардами кошачью морду напоминает. Крупного такого котика, с сединой на морде. К фехтмейстеру подходит идеально.
  
  А вообще-то в манеже я отдыхал душой... Нет, не правильно. Я просто нагло балдел попадая в зал. Как бы это объяснить...?
  Это - красиво. Это будоражит кровь. Это, наконец, просто здорово, испытать чувство схватки и чувство победы. Даже проиграть сильному противнику - и то в кайф. А еще классно чувствовать, как по капельке возвращается былая техника.
  Рапира - только условно спортивный снаряд. Ни на долю секунды, ни один фехтовальщик не забывает, что в руке у него оружие несущее смерть и сохраняющее жизнь. И это заставляет работать серьезно, без шутовства. В конечном итоге фехтование готовит тебя к смертельной схватке. Что завораживает... Наверное, наш хищный предок незримо сидит в каждом человеке.
  Учебный бой, конечно, не дуэль и тем более не боевая рукопашная на поле сражения. Скорее их проекция, содержащая лишь намек, слабый запах боя и пролитой крови.
  
  Кто держал в руках разряженное боевое оружие, тот ощущал сходные чувства. Просто увесистая железка в ладонях, а сквозь запах масла пробивается еле слышный, но никогда не исчезающий запах пороха и опасности. Так и здесь.
  
  А красота...? Движения фехтовальщика сходные с движениями танцора внезапно взрываются стремительным броском клинка, который невозможно отследить глазом. Фехтовальщик все время подвижен, ноги и корпус не останавливаются ни на миг, танец - на противника или от него, а рапира в руке, словно голова змеи находится в движении постоянно. Острие ищет цель. Грозит. Пляшет. Вяжет свое кружево боя. Во всем этом присутствует извечная гармония, как в музыке.
  Что в фехтовании самое важное? Да все... Я не зря о музыке вспомнил. Именно гармония реакции, силы, пластики, техники и стратегии. Да и коварство присутствует. Шахматная партия, сыгранная в доли секунды. Где всеми фигурами одного цвета и игроком в одном лице являешься ты сам и твой клинок.
  Человек, впервые попавший в фехтовальный зал, может и не понять моих чувств. Даже наверняка не поймет, как можно получать удовольствие от бесконечного повторения связки движений или уколов по мишени. Но это надо, как гаммы и репетиции в музыке, распевки оперного певца или работа у станка в балете. Да как разогрев движка родной бибики зимой, в конце концов.
  Фехтование не терпит пренебрежения к себе. Опять-таки - свойство любого искусства. Все же не езда на велосипеде - раз научился и навсегда. Нет. Фехтовальщик - вечный школяр, учится и оттачивает свое умение постоянно. И труд, труд, труд без остановок, но ведь в какое же удовольствие.
  
  Проработав связку, я обратился к монитору с просьбой о передышке и подгонки снаряжения. Сорочка под колетом сбилась в ком, а как брать, так и класть в пирамиду оружие можно только по разрешению монитора. Дисциплина в манеже находится на должной высоте, что мне нравится.
  Получив разрешение от Глеба, он сегодня ведет занятие, отсалютовал и направился к стойке для клинков. Фух... Взопрел слегка. Но это еще не работа, а так. Восстановление нормального тонуса. Пожалуй, еще пара-тройка посещений зала, чтобы пообтереться в местной среде и начнем наращивать нагрузки.
  
  - Не возражаете, господин адепт? - Мой недавний противник-адепт, а также преподаватель фортификации и математики в кадетском корпусе коллежский асессор Борацич Степан Петрович тоже решил передохнуть по соседству со мной. Смуглый худощавый шатен, крепкий, хоть с виду и не скажешь, при этом гибкий как ивовый прут мужчина. Несколько застенчивый в обществе человек. Возраст вполне зрелый, а улыбка - мальчишеская.
  Сам Степан Петрович был из черногорцев, хоть родины и не помнил. Его грудным ребенком вывезла мать, спасая последнего в семье мужчину из рода Борацичей от мести кровников на греческой фелюге. На Балканах скрыться не удалось, судьба гнала беглецов все дальше. Занесло их аж в Крым аккурат во время восстания татар в 1781 году. Там мать и погибла, а мальчишку приняла под опеку семья русского офицера в прошлом балканца Эздемировича. Он тогда многим выходцам из Балкан помог обустроиться в России. Поскольку у мальчишки были все сохраненные матерью бумаги, подтверждающие его положение как наследника воеводы и господаря небольшого черногорского селения, а Россия всеми силами поддерживала черногорцев, то после присоединения Крыма к России в 1783 году паренька зачисли в Шляхетский корпус на государственный кошт. Отдав службе военной четверть века, Степан Петрович Борацич больших чинов не выслужил и ушел на гражданскую должность с повышением на один разряд. А поскольку капитан артиллерии Борацич являлся человеком грамотным и имел склонность к преподаванию, ничего удивительного нет, что судьба привела его в Смоленский кадетский корпус. В возрасте под сорок лет он и на гражданской службе сохранил прекрасную выправку, а физическую форму поддерживал, посещая фехтовальный манеж. Все это мне по моей просьбе перед занятием рассказал кадет Горяинов, который как раз сейчас нас и муштрует. Темп занятий сегодня Глеб задал неслабый. Не мне одному требуется передышка.
  
  - Извольте, Степан Петрович. Мне заочно вас представили наши наставники, фехтмейстер и молодой монитор, а мне позвольте отрекомендоваться самому. Горский Сергей Александрович, помещик, а ныне - в службе гарнизона. Только начал свою военную дорожку, но думаю достичь большего.
  Хотя, право-слово, о таком желание вы, наверное, от своих питомцев раз по десять на дню слышите. Надоело, наверное?
  - Что вы, Сергей Александрович. Напротив, рад. Весьма. И от кадетов рад слышать и от вас. Все же армейской службе больше половины жизни отдал. Кабы не заманчивое предложение, так бы и тянул лямку дальше. Военная служба, она в крови. Тут в корпусе и полегче и жалованье не в пример, а все равно скучаю...
  
  Мы разговорились. Вот этот коллежский асессор мне бы помочь мог конкретно, но... Не судьба.
  Как раз сейчас решался вопрос о его переводе в Санкт-Петербург на повышение. Во второй кадетский корпус на деканскую должность. Вроде и радоваться надо, но Степан Петрович находился в печали. Там, в корпусе этом, директором был генерал-лейтенант по слухам полный отморозок, а в Смоленске вроде все знакомое и родное. Но с другой стороны - повышение, чин равный чину подполковника то есть надворный советник. А ведь еще выслуги может добавиться, и кроме того - столица.
  Я, чтобы подкинуть дровишек в не слишком-то шибко горевший оптимизм будущего декана, позавидовал его возможности заниматься у Ивана Ефимовича Сивербика. Он являлся в то время главным фехтмейстером, как первого, так и второго кадетского корпуса Санкт-Петербурга. Ничего против Штауфа не имею, отличный тренер, но Иван Ефимовимович - это глыба. По его учебникам и в двадцатом веке учились, именно он вывел русскую фехтовальную школу в тройку мировых лидеров. Короче, в будущем - отец-основатель, а пока вполне живой и общительный человек.
  
  Вроде оптимизм укрепили. Степан Петрович несколько воспрял духом. Даже шутить начал на тему протекции мне, если судьба забросит меня в столицу.
  Ну да. Где я, а где славный город Петра. Не светит мне пока такая лафа, уважаемый Степан Петрович, но все равно спасибо. Хотя, как знать...
  
  Передышка закончена и мы, по команде монитора стали в паре с господином Борацичем на немой урок, который он чуть раньше попросил у меня. Уж больно ему понравились мои уходы корпусом во время нашего тестового поединка.
  Для непосвященных поясню. Немой урок - вид индивидуальных занятий, где один из пары молча производит некоторые фехтовальные действия, заставляя своего напарника делать ответные действия. Причем темп постепенно возрастает. Отличный способ. Человек сам нащупывает наилучший, то есть правильный вариант ответного приема. А иногда находится очень интересный и необычный ответ. Анатомия-то у всех чуть отлична, да и вообще люди разные сами по себе, возможны очень интересные варианты. Кто-то берет скоростью, кто-то силой, кто-то длинной рук или хитростью - вариантов масса. В общем, увлекательная штука. Мы отрабатывали вольт, уход корпусом от укола из классической четвертой позиции до конца занятий. А после я получил приглашение на ужин в компании Степана Петровича и еще пары адептов, сыновей местных помещиков.
  
  Славно посидели в том трактирчике, что мне Глеб показал. Немного выпили, даже слегка повздорили с какими-то пьяненькими личностями, но до драки не дошло. Вмешались и не допустили безобразия работники общепита половые. К счастью. Для тех типов - к счастью. Уж что они им нашептали, не знаю, но пьяная компания быстро протрезвела и испарилась. И с чего бы? А вот глянул на Степана Петровича и понял с чего.
  Холодный огонь. Или горящий лед в карих прищуренных глазах. Тут не разобрать, как правильней соединить несоединимое, но с этим мужчиной я бы не советовал связываться. Эк подобрался весь как пружина. И лицо такое спокойное стало, умиротворенное даже. Только глаза горят.
  А ты, Степан Петрович - воин. Подтвердил фамилию, ведь Борацич наиболее вероятно происходит от 'борац' - боец. Вон как к драке готов был, а развели так и тоже не расстроился. Разве что самую малость. Не забияка, но и трогать тебя опасненько. И ребята-половые это знали. Хм. Откуда-то...
  Ха! Вот теперь верю, что Борацич в столице не пропадет. Тихий такой, вежливый, начальства побаивается, почти ботаник, а как до драки стало добираться - другой человек. А чему собственно удивляться? Черногорец он и выросший в России черногорец, только русский. Турки так и не смогли их завоевать. И не смогут.
  Нет, Степан Петрович, быть тебе еще при пушках. Не с твоим характером отказаться от возможности встретить картечью да ядрами как дорогого гостя Бонапартия.
  Даст Бог свидимся мы с тобой через пару лет, скорее всего на бранном поле. Вот это более реально, чем в учебной аудитории.
  
  К вечернему разводу я естественно не успел, стало быть, у Кабанова будет еще одна синица в руках как раз за третье мое опоздание. За три - пятерка. Придется платить. Уговор дороже денег, хотя можно было бы и подешевле сговориться, но уж слово сказано - куда деваться. Хоть я не в претензии. Благодаря разрешению Кабанова, три дня в течение недели, правда, только после обеда, полностью в моем распоряжении. Их и посвятил тренировкам без остатка. Целых полторы недели... Пять занятий...
  
  Со следующего посещения манежа вплотную займусь восстановлением формы. До этого больше присматривался, стараясь особо не выделяться, притирался помаленьку. А теперь можно и поработать. Партнеры в пару есть, Глеб, Борацич, пока не уедет, и мои вчерашние собутыльники, помещичьи недоросли. Вроде по три года уже в манеж ходят. Приличный уровень. Пока с ними пили, так и уговорились.
  У Глеба, правда, какие-то затыки, может пару занятий пропустить. Что-то с учебой не ладится, усиленно грызет гранит науки. То ли сдает, то ли пересдает - я так и не понял. Короче - весь в зубрежке. От помощи отказывается напрочь. Сурьезный парнишка, никаких себе поблажек не хочет. На следующей неделе должен освободиться. Попрошу Отто Генриховича поставить меня и Борацича к нему в мониторскую группу на постоянно. Вот как раз завтра и попрошу.
  Но назавтра все планы были сломаны истошным криком дневального:
  - Рота! В ружье!
  Вот как чувствовал, не зря в казарме сегодня заночевал.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"