Головина Любовь Геннадьевна: другие произведения.

Пчёлы подколодные

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Пчёлы подколодные
  
  Летом Лопухов приезжал погостить к своим дедушке и бабушке, как и большинство нормальных детей. Хотя Пашка-то как раз нормальным не был. Не в том смысле, что Лопухов был ненормальным, ну то есть идиотом. Нет, конечно. Просто не таким, как все. Зато пашкины папа-мама были очень нормальными и считали, что ребёнок должен летом жить на свежем воздухе. Поэтому и отправляли сына в деревенскую ссылку.
  
  Прародители Лопухова жили в своем частном доме за городом. Пашка любил к ним приезжать, потому что там было полно "экзотики" для современного подростка, привыкшего видеть мир с экрана монитора. Дедушка с бабушкой держали своё хозяйство: корову, поросят, куриц. А ещё у них была своя небольшая пасека, на которой Пашкин дед Лаврентий Иваныч проводил очень много времени.
  
  Компанию Пашке составлял любимый кот Шекспир. Родители были рады сложить с себя сразу две обузы - сына и его питомца. Кормить кота они не очень-то хотели, потому что тот был гурманом и не хотел есть кошачьи корма и пить молоко. Ему бы только мясца или рыбки, да пожирнее. Поэтому-то, согласно постановлению, вынесенному на семейном совете Лопуховых, Пашка был отправлен к бабушке на откорм, а Шекспир - на похудение. "Там никто не будет нянчиться с этим жиртрестом. Пусть мышей ловит и в траве ковыряется", - авторитетно сказал лопуховский отец. Так Шекспир на пару с хозяином попал из городских джунглей в деревенскую экзотику.
  ... Лаврентий Иваныч всячески старался пристрастить Пашку к пчеловодству, но тот просто панически боялся пчёл.
  
   - Да что ты их пугаешься, дурень? - разводил руками дед. - Больно охота пчёлам тебя жалить. Они ведь сразу после того, как ужалят, сами погибают. Думаешь, пчёлам очень хочется из-за тебя умирать?
  - А мне, думаешь, хочется умирать из-за них? - парировал Пашка.
  
  В отличие от своего хозяина, Шекспир не выражал никакого беспокойства - ему, как городскому коту, были неведомы опасности, которые могли подстерегать домашнее животное на лоне дикой природы. В первый же свой приход на пасеку он, первоначально обнюхав всё по периметру забора, побежал прямо к ульям. Возможно, его привлёк запах мёда, который, будучи гурманом, Шекспир не мог не уловить, а, может, ему просто не терпелось познакомиться с новыми существами, которых он никогда прежде не видел.
  
  Но пчёлы-то котов за свою деревенскую жизнь уже перевидали достаточно, и никакого зоологического интереса Шекспир у них не вызывал. Поэтому лопуховский кошак тут же был занесён в категорию потенциальных налётчиков на родной улей и атакован его обитателями. Пашкино сердце остановилось при виде нападения на его любимого зверя. Забыв всё на свете, даже свой пчелиный страх, мальчик кинулся на выручку коту.
  Лаврентий Иванович в это время вынимал рамки с сотами из других ульев и не видел развернувшейся картины. Он обернулся только на истошные крики внука о помощи.
  
  - Ах вы черти полосатые, а ну брысь от моего кота, - орал и размахивал руками Пашка.
  Пчёлы сначала остолбенели от такой наглости на их собственной территории, а потом с удвоенной силой ринулись в атаку уже на двух "городских налётчиков".
  - Ложись. Я сказал, ложись живо, - кричал дедушка, как будто на Пашку с Шекспиром сейчас обрушится автоматная очередь или прилетит граната. Уж он-то понимал, что бороться с пчелами всё равно, что с ветряными мельницами - бессмысленно.
  Когда Лаврентий Иваныч подоспел к месту сражения, пчёлы уже буквально облепили его внука и Шекспира. Быстро схватив сушившееся на заборе одеяло, дед бросил его поверх Пашки и кота.
  - Вот два дурня - шерстяной и белобрысый, - разорялся дедушка. А ну марш в дом.
  Одеяло что-то пробурчало в ответ и умчалось в названном направлении.
  
  - Зина, давай быстро пинцет и аспирин.
  - Что случилось, Лавруша? - заохала бабушка.
   - Пашку пчёлы покусали. Сколько раз ему говорил, не соваться на пасеку в шортах и без кепки. И сетку на голову надевать, говорил.
  - А где Пашка-то?- запереживала бабушка.
   - Да вот же он, - и дед кивнул на стоящее рядом одеяло.
  Внука раздели и уложили на постель.
  - Шекспира ко мне положите, он больше меня пострадал, - ныл опухший от укусов Пашка.
  - Ага, щаз. Не хватало того, чтобы этот дармоед у меня в доме на перине лежал. Мало того, что мышей не ловит, так ещё и всех пчёл моих перепугал. Как я работать буду, не знаю. Сейчас придётся их только успокаивать полдня.
   - Шекспир хороший, деда, - продолжал защищать четвероногого друга Лопухов-младший.
  Кошак жалобно мяукнул из-под кровати в подтверждение пашкиных слов.
  - Ну пожалуйста...
  - Подожди. Дай я сначала тебя обработаю, а потом уже бери своего Вильяма к себе.
  - Деда, а его обработать?
  - Я что тебе, ветеринар что ли? Чай, не подохнет твоя скотинка. Поспит и выздоровеет.
  Пашка завыл: то ли от начавшего действовать в организме яда, то ли от жалости к "скотинке".
  - Чё ревёшь, больно? - спросил Лаврентий Иваныч.
  - Нет, Шекспира жалко.
  - Жалко ему... Жалко у пчёлки, - попытался пошутить дед, но был атакован бабушкой, которая подоспела с пинцетом и аспирином:
  - Хватит уже ребёнка травмировать, тиран. Пусть возьмёт кота на руки.
  - О женщины, - вздохнул "Лавруша".
  
  Шекспир как будто понял, что в лице бабушки он приобрёл защиту, и, осмелев, сам запрыгнул к хозяину в кровать.
  Увидев такое, дед сказал: "Ну этот точно выживет. Поэтому на ветеринара тратиться не стану".
  Лаврентий Иваныч осматривал внука и аккуратно доставал пинцетом пчелиные жала в области укусов. Пашка мужественно терпел.
  - Ну вот и всё, пять жал... Пятерых пчёл ты меня лишил сегодня. А сколько погибло из-за твоей шерстяной скотины, я вообще боюсь даже думать. Пали смертью храбрых, защищая родной улей, - с выражением глубокой скорби на лице произнес дед. - Куда ты полез без скафандра? Пчёлы терпеть не могут всё лохматое. Я же тебе говорил. Надо будет обрить тебя налысо, пока у меня живёшь. Во-первых, всё равно жарко летом в волосах ходить. А во-вторых, так будет безопаснее.
  - Деда, а ты Шекспиру жала вытащишь? - спросил Пашка, который так переживал за кота, что даже не очень испугался перспективы быть остриженным под призывника.
   - Как я их вытащу? У него же шерсть. Тогда мне и его тоже налысо придётся обрить. Представляешь, будет у тебя настоящая лысая кошка. Якобы породистая и с родословной, - засмеялся густым басом дед.
  - Ты чё, старый, ребёнка пугаешь, - вмешалась Зинаида Петровна. - Давай уже вытаскивай скорее и иди к своим летающим монстрам. А я аспирином натру.
  - Ничего я не пугаю. У кошек - 9 жизней. Этого шерстяного дармоеда ещё 8 раз ужалить можно, и то жить останется.
  Бабушка уже растворила шипучую таблетку в тазике с водой и намочила ею марлю. А затем и Пашку, потому что обтирала его этим раствором, чтобы обеззаразить место укусов. Шекспир сидел рядом с хозяином и зализывал раны.
  - Лавр, посмотри кота.
  - Чё я котов что ле не видел? - ехидничал дед. Зинаида глянула на мужа испепеляющим взглядом.
   - Ох, ладно. Сэр Уильям, дайте-ка мне ваши лапы.
  Из организма Шекспира были извлечены три жала - два из лапы и одно из носа. Глянув на распухший "пятачок" кота, дед назидательно подытожил: "Не будешь теперь его совать, куда не следует"...
  К счастью, всё закончилось хорошо. И Пашка, и его литературный кот к вечеру следующего дня были уже здоровы. Опухоль спала, и в их организмы вернулась жизнь. И даже пчёлы снова пришли в расположение духа. Правда, деду для этого пришлось до вечера окуривать их дымом. Он, оказывается, действует на пчёл, как успокоительное.
  
  ***
  После этого случая Шекспир с Пашкой держались подальше от пасеки. Они предпочитали наслаждаться уже готовыми продуктами с неё, чем непосредственно участвовать в работе. Кот больше не изъявлял желания познакомиться с пчёлами, которые так не галантно его отвергли в первый раз. И Лопухов перестал переживать за своего питомца, который к тому же, вопреки ожиданиям Пашкиных родителей, стал ещё пушистее и толще.
  
  Удивительное дело, но Шекспир прибавлял в весе, даже несмотря на то, что Зинаида Петровна и Лаврентий Иваныч вместо еды предоставили Шекспиру почётное право кормиться самому, то есть ловить мышей. Но тонкая душевная организация кота не позволяла ему заниматься столь низменными вещами. И тогда Пашка, жалевший своего зверя, просто втихую отдавал ему часть своей порции или таскал с кухни колбасу и отварное мясо. Брал, как будто для себя, а на самом деле подкармливал Шекспира. Сам же мальчик худел на глазах: чтобы не вызвать подозрений, почему он так часто ест, он отказывался от добавки в обед и ужин. При этом Пашка делал такое равнодушное к пище лицо - дескать, я столько раз уже перекусывал колбасой, что сыт по горло. На такие титанические муки приходилось идти Лопухову ради любимого кота.
  
  Однако и такая тотальная Пашкина забота не уберегла Шекспира. Однажды утром, зайдя в беседку на огороде, мальчик заметил кота лежащим под столом без признаков жизни. Пашка завыл с горя:
  - Шекспирушка, что с тобой? Ты что умер что ли?
  Он попробовал его реанимировать, сделав коту массаж сердца, как учили их на уроках ОБЖ. (В смысле, на уроках ОБЖ не учили делать это котам, но откуда ж знать, на ком именно придётся применять полученные знания). Но все манипуляции были тщетны. Убитый горем, Пашка пошёл к "прародителям" и сообщил о смерти Шекспира. Бабушка и дедушка сочувственно отнеслись к горю внука, хотя кота-дармоеда и недолюбливали.
  
  - Не поминайте его лихом. О мёртвых либо хорошо, либо ничего, - изрёк Пашка. - Я же могу сказать о Шекспире только хорошее. Он был хорошим другом. И я должен похоронить его останки, как подобает.
  Вдвоем с дедом они отправились в близлежащий лесок, чтобы проводить кота в его последний путь. Лаврентий Иваныч хотел положить Шекспира в мешок, но Пашка не дал, сказал, что понесет на руках. Дед не стал возражать, взял лопату, и они пошли.
  
  Вырыв яму под черёмухой, Лопухов-старший бережно опустил в неё кота. Начал забрасывать землёй. И вдруг... из могилки послышалось жалобное мяуканье. Лаврентий Иваныч с Пашкой остолбенели. "Померещилось", - подумал дед. Но мяуканье становилось всё громче. И тут Пашка закричал: "Деда, он живой. Шекспир воскрес. Ура, ура. Шекспир воскрес". Теперь уже не могло быть сомнений, что кот, каким-то чудом, действительно ожил.
  Вытащив его из ямы, немедленно отправились к ветеринару. Врач сделал коту анализы, после чего сообщил ожидавшим в приёмной "родственникам покойника", что кот просто-напросто был в усмерть пьян.
  - Ах, мало того, что он мышей не ест, так он ещё и алкоголик, твой кот, - кричал дедушка.
  - Неправда, Шекспир ведёт здоровый образ жизни, - спорил Пашка.
  
  Разговор с ветеринаром помог Лаврентию Иванычу понять, откуда у зайца уши растут. Ну в смысле, откуда берутся коты-алкаши. Картина произошедшего выглядела примерно так. Оказалось, что вчера к деду приходил сосед - на дегустацию медовухи. Сидели они с ним в беседке и душевно так дегустировали чудесный продукт, который доставляют дедушкины пчелы. Пили-пили, но чуть-чуть не допили. И остатки медовухи остались стоять в кружке на столе. Ночью Шекспир, который вообще любит совать куда не просят свой нос, сунул его в кружку. Не зная, как городской кот, меру пьянству и не умея пить по-деревенски, кот наклюкался медовухи до потери сознания. Здесь же, на месте преступления, его бездыханного и обнаружил утром Пашка.
  
  На этот раз у Лаврентия Ивановича не получилось сэкономить на "скотском враче", как в случае с пчелиными укусами: пришлось заплатить не только за анализы, но и за капельницу, которую в срочном порядке поставили Шекспиру. После этого больного выписали и отпустили домой с предписаниями соблюдать постельный режим и лечиться от похмельного синдрома компрессами.
  
  Вечером в доме Лопуховых-старших был праздник. Бабушка к приезду мужа с внуком испекла рыбный пирог. Изначально, это должен был быть поминальный пирог. Но раз уж обстоятельства так резко изменились, то пришлось пирог переквалифицировать в праздничный и налепить на верхнем слое завитушек из теста. И даже виновнику торжества Шекспиру достался кусочек. Он томно лежал на крыльце с большой холодной грелкой на голове и тщательно вылизывал рыбные консервы из пирога, испеченного к его несостоявшимся похоронам. А дед даже налил ему немного медовухи - "чтоб голова не болела". Ну то есть от того самого похмельного синдрома, который для Шекспира оказался поШМЕЛЬным, ведь именно пчёлы опять стали виновниками его несчастья.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Гринберга "Жена для Верховного мага"(Любовное фэнтези) Д.Хэнс "Хроники Альдоса"(Антиутопия) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) М.Боталова "Этот демон будет моим!"(Любовное фэнтези) П.Роман "Ветер перемен"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Эльденберт "Бабочка"(Антиутопия) К.Леола "Покорители Марса"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"