Головина Оксана: другие произведения.

Академия Арфен. Отверженные

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


  • Аннотация:
    Самиздат Lit-Era
    Академия Арфен принимает отверженных, тех, кто стал неугоден королевству и собственным семьям, становясь для учеников и тюрьмой и крепостью.
    Когда новый ученик - дракон, который не умеет контролировать свою силу, это всего лишь головная боль для академии. Когда же рядом с ним в одной комнате оказывается девчонка, которая притворяется парнем, прячась от расправы собственной семьи,- это уже беда. Но, видимо, судьбе было угодно, чтобы эти двое оказались соседями.
    Им предстоит научиться доверять друг другу, раскрыть множество тайн, пройти через испытания и познать первую любовь. Приобрести книгу в Лабиринте
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
    contador de visitas счетчик посещений

  
  Оксана Головина
   Академия Арфен. Книга I
  
  2015
  
  
  
  ГЛАВА 1
  
  Рейн поднял взгляд. Прямо перед ним в небо взмывали башни, заканчивающиеся остроконечными крышами. Солнце ослепляло его, играя бликами на окнах. Арфен был большим старым замком, расположенным на берегу реки Орвы, на стометровом скалистом утёсе. Он будто висел вертикально над рекой, и именно это расположение дало ему второе название - 'Орлиное гнездо'. Изначально замок выполнял только оборонительную функцию. Для этого он был построен на скале, имел высокие неприступные стены и мощные бастионы.
  Состоял Арфен из трёх отдельных построек-уровней. Строился замок сверху, то есть самый древний - верхний уровень. Эта часть состояла из двух этажей, огромных и длинных. По всему периметру тут располагались окна для обороны и света, а также небольшие углубления в толстых стенах, похожие на альковы, оборудованные скамьями и креслами.
  Второй и третий уровни замка строили гораздо позже и это заметно. Они не такие суровые, всюду лестницы и подъёмы. Это уже можно было назвать жилым дворцом, хотя везде есть и всё те же небольшие башни с пушками, и склады для оружия. Даже вполне уютные внутренние дворы, однозначно были созданы с учётом обороны.
  Арфен в своё время имел важное стратегическое значение и стерёг торговые пути. Много было стремящихся завладеть этой неприступной крепостью, но за всё время своего существования, замок так никогда и не был захвачен врагами.
  Когда же надобность в нём отпала, после единения близлежащих земель, их правителями было принято решение реконструировать заброшенный верхний уровень, а к западной башне среднего замка пристроили ещё одну часть. Здесь были расширенны и добавлены залы, а также всё необходимое, позволившее превратить суровую крепость в академию...
  Следуя к деревянному мосту, по которому можно попасть в замок через главные ворота, Рейн Броган последний раз оглянулся назад. Он не знал зачем, но что-то словно вынудило это сделать. Наверное, хотелось попрощаться с тем, что оставалось там, за вековыми деревьями, уходившими своими кронами к небесам, или глянуть на пыльную вьющуюся дорогу, на которой ещё были различимы следы его ботинок. Идти к академии полагалось пешком. Исключительно на своих двух ногах. Даже для тех, кто мог использовать в случае необходимости и все четыре...
  Таков был порядок и по неизвестным причинам он чтился. Брогану вдруг нестерпимо захотелось проверить, что произойдёт, если попытается обратиться. Чёрная чешуя в мгновение ока покрыла всё тело. Расправляя свои крылья, Рейн рискнул подняться в небо, намереваясь в два счёта очутиться во внутреннем дворе. Самодовольную улыбку сложно отобразить на 'морде' дракона, но она у юноши, несомненно, была именно такой. Ползите, неудачники! Рождённый летать... Проклятье! Стоило пересечь крепостную стену, как в панике Броган понял, что глядит на собственные руки. Трансформация не действовала!
  - Проклятье!! - Рейн камнем упал вниз и через мгновение впечатался в сухую землю, как мешок картошки.
  Поднимая столб горькой пыли и сплёвывая её, юноша уже слышал смешки за своей спиной.
  - Ещё один умник... - потянул чей-то гнусавый голос и снова грянула вспышка хохота.
  Значит, выставлен щит, не дававший применять какую-либо магию со стороны внешних стен академии. Умно. Интересно, а если попробовать обратно, то выйдет? Рейн поднялся, стараясь держаться с достоинством. Во дворе уже собралась толпа новоприбывших и, судя по одежде половины из них, а также по шишкам на лбу каждого, он не был одинок...
  Сломанные рёбра срастались, вставая на место, через минуту свистящее дыхание успокаивалось и больше не мучило болью. Признаться, юноша ожидал худшего. Место это давно обросло слухами, и даже упоминание об академии для 'отверженных' считалось оскорбительным. Горите вы пламенем... Двор был чист, а постройки добротными. Он и не привык к роскоши, живя почти всю жизнь вдали от родового замка, так что обстановка была ему почти родной.
  Рядом послышался рык. Рейн оглянулся и заметил одного из Ладвиков. Он не знал волка, хотя в каком-то роде они соседствовали. Уго Ладвик прислал одного из своих сыновей? Да не могло такого быть! У этих 'собак' принято всю стаю держать под контролем. От собственной догадки Рейн оскалился, не хуже оборотня. Бастард...
  Чуть поодаль, задирая свои никчёмные носы, ютились люди. Хоть убейте, для него они все - люди. Будь то маг или очередная ведьма, возомнившая, что может сварить суп из пары мышиных хвостов и ложки жирной сметаны, в надежде, что это варево вознесёт её на вершину власти.
  - Да ты хоть по ступенькам поднимись. Глянь, каблучищи-то какие? - молодой человек хмыкнул.
  Девушка утопала ими по самые пятки в утрамбованную сотнями ботинок землю. Теперь она обернулась к нему и принялась откровенно разглядывать. Дракон ответил тем же. Гладкие, иссиня-чёрные волосы ведьмы спускались ниже пояса. Чертовка кончиком языка провела по пухлым губам и сложила руки на груди, тем самым подчёркивая и без того внушительный размер. Ветер принялся трепать такие же чёрные волосы Рейна, и он расстегнул свою накидку, подбитую тонким мехом. Здесь климат был мягче, чем в родных горах. Намного мягче.
  Подружки ведьмы зашелестели губами, нашёптывая девице свои впечатления. Только ухмыльнуться и оставалось. Она уже готова была пересечь двор и подойти ближе, как Брогану в грудь врезалась чья-то голова. Рейн схватил наглеца, легко поднимая за ворот куртки, и немедленно окунулся в негодующий ледяной взгляд.
  Почти прозрачные голубые глаза пытались обратить его в сугроб, в придачу малец шипел что-то насчёт того, что некоторым стоит убраться с пути. Признаться, Броган растерялся. Вот это наглость! Рейн встряхнул его, как следует. Щенок снова зашипел и взмахнул рукой, едва касаясь подбородка дракона. Ладно, не станет он в первый же день ломать чьи-то кости. Этого, поди, пни и ноги протянет.
  Рейн кинул мальчишку на землю, демонстративно отряхивая руку о штаны. Поток отборной брани не заставил себя ждать. Дракон оскалился, и его глаза опасно сузились, заставляя сокурсника умолкнуть. Так бы и раньше. Чей он? На вид лет тринадцать, но разве этих 'пушных зверьков' поймёшь? Волос под капюшоном не видно, хотя край белоснежной чёлки Броган успел разглядеть. Плюс этот взгляд. Это мог быть один из мальчишек Тайернака, что соседствовал с его родом со стороны гор, где собственно, окружённый вечными снегами, и высился замок князя Нолана.
  Больше Рейн не приглядывался. Заводить друзей или свиту, по подобию аппетитной ведьмы Файоны, (острый слух дал расслышать имя, которое многократно повторяли девчонки) из рода вообще ему не известного, дракон не собирался. Одному спокойнее. Если не доверяешь никому, то и не приходится разочаровываться.
  Но расслабился он зря. Ладвик повёл носом, шумно вдыхая воздух, и Рейн проследил за взглядом оборотня. Так и есть! Ирс Эллгар. Этой скотине, а по совместительству старшему сыну, но от первого, неугодного короне Эллгаров брака, не позавидуешь. Отца обезглавили, саму же леди Эллгар отдали в жёны принцу-регенту Дарему, объединив таким образом земли. Родившийся наследник потеснил бедолагу Ирса, от которого поспешили избавиться. Но ввиду малолетства нового претендента, голову этому грифону не снесли. Не ладили они с самого детства. Свидетельством этому был заметный шрам на предплечье Ирса, оставленный когтями молодого дракона, такие заживают, но оставляют след.
  Теперь они заперты в стенах Арфен. Рейн заскрипел зубами. С тех пор как он был рождён, на его виске красовалась печать неугодного. Сколько раз пытался содрать её и собственными когтями, и ножом, но эту магию ему не одолеть. У его матери, Айлы Броган, хозяйки земель Раегдана, родились сыновья близнецы. Но вот Рейна угораздило появиться на пять минут позже... что и стало его проклятьем. Чтоб не спутать ненароком младенцев, его и заклеймили. Юноша рос, зная, что родня считает дни до того момента, как он окажется здесь.
  Ирс заметил своего врага и моментально его тело напряглось, как перед прыжком. Если бы грифон умел воспламенять взглядом, Рейн уже давно превратился в кучку пепла. Вот только облачко чёрного дыма, срывавшееся с губ дракона, немного охладило пыл Эллгара. Если кто из них двоих и мог подпалить крылья, так это неудачник Броган. Ирс брезгливо сплюнул в сторону, выказывая своё отвращение к дракону, что только вызвало усмешку у Рейна. Он предпочитал быть единственным, кого могли поднять в небо крылья. Проклятый грифон украл и это преимущество. Ну, ничего, ему тоже придётся поджимать хвост, чтоб его не подпалили ненароком.
  Во дворе прошёл гулкий ропот, и все почти одновременно притихли, толкая друг друга в бок. Широкие двойные двери центрального входа академии распахнулись, и к ним вышел мужчина. Шёл он размеренно, с ленцой, будто и не глазели на него несколько десятков пар глаз. От белизны одеяний проректора, заслезились глаза. Вот вырядился... Рейн скептически поглядел на чистенький низ белоснежной мантии, которая волочилась по пыльной дороге. Она моментально станет тряпкой. Ну не дурак ли? Рядом хрипло заурчал Ладвик, видимо мысли их совпали. Вот только ожидаемое не происходило. Проректор достиг небольшой площадки, установленной для приветствия студентов, при этом так же сверкая чистотой.
  - Маг...
  - Маг...
  Произнесли юноши оба и переглянулись. Рейн фыркнул, возвращаясь взглядом к мужчине, ожидавшему их внимания.
  - Во-первых, приветствую вас в этих стенах.
  Проректор развёл руки, вяло изображая радушные объятья, хотя всем своим видом выдавал желание послать их всех к чертям, и вернуться в свой кабинет:
  - Я - Аристакес Вардван, проректор этого... замечательного заведения. Во-вторых, проверим, не потерялся ли кто по дороге...
   Вардван щёлкнул ухоженными пальцами и в воздухе перед ним повис свиток, который немедленно развернулся, представляя список зачисленных на первый курс.
  Маг начал называть учеников одного за другим, и Рейн старался не пропустить важных имён, поскольку одного он едва не упустил. Дракон кинул взгляд на Ирса, хищно глядевшего в его сторону. Зрение у этого птицеголового отменное, пусть пялится...
  - Файона Макдара, - сонным голосом пробубнил Вардван и на секунду поглядел на ведьмочку, кокетливо приподнявшую один палец к небу, показывая, что она на месте.
  - Гварен Ладвик...
  Оборотень коротко отозвался, и Рейн услышал, как зашептались за их спинами. Ладвик заскрежетал зубами, но с завидным хладнокровием сдержался. Надо же. Большего позора для такого пса, как быть неперерождённым, не посвящённым в круг клана или рода своего отца, пожалуй, не существовало. При этом всём держался волк достойно и давал фору своим клыкастым сородичам. Не в отца пошёл, это точно...
  - Рейн Броган!
  - Ты оглох, последыш? - голос Ирса заставил дракона очнуться и прислушаться к словам Вардвана.
  Кажется, его имя назвали уже не первый раз. Рейн поднял руку. Взгляд проректора на какое-то время задержался на нём, и юноша по привычке поглядел Аристакесу прямо в глаза.
  - Эй... - вскрикнул от неожиданности Броган, когда к виску, словно кто калёное железо приложил.
   Проклятая метка! Маг едва приметно усмехнулся, и боль прошла. Так значит?! Дракон немедленно почувствовал, как на правой руке вытянулись мощные когти, и та до локтя покрылась чешуёй. Вечная проблема с контролем... стоит выйти из себя, как он буквально в прямом смысле это и делал. Рейн тряхнул рукой, возвращая ей человеческий вид.
  - Келейр Тайернак.
  - Я! - мелодичный голос, будто серебряный колокольчик.
  Рейн оглянулся, натыкаясь на две голубые льдинки, сверкавшие на лице мелкого лиса. Расплодилось щенят... бедняга Нолан, вожак клана снежных лис, был весьма плодовит. Теперь его наследники пытались перегрызть друг другу глотки. Этого мелкого за стены Арфена сослал. Видать, самый проблемный был. Тут Броган был согласен, вспоминая, как мальчишка налетел на него. Вот только, сколько же ему лет? Не меньше восемнадцати должно быть. Хотя, какое ему дело? Самому Рейну шёл девятнадцатый.
  - Лекимор Юган...
  Рейн успел заметить только рыжие волосы, щедрой волной мелькнувшие в толпе. Больше он ничего не разглядел. Проректор закончил проверку, и стоило ему договорить, как свиток исчез.
  - В нижнем центральном зале вы можете найти Устав академии, который, конечно же, обязаны знать наизусть. Копия его находится и в каждой комнате. Общежития для учеников расположены в западном крыле, непосредственно в башне. Каждая комната рассчитала на два человека. Форму, расписание занятий, как и необходимые учебники, вы получите вечером, после ужина.
  Ректор академии, Элазар Саргон, передаёт вам свои пожелания успехов и поздравляет с началом вашего пути в качестве учеников академии. К сожалению, он не смог лично присутствовать сегодня и поприветствует вас через пару дней, когда вернётся из Ксабира, где находится на коронации.
  Вардван сошёл с площадки, расправляя мантию.
  - Прошу учесть тот факт, что распорядок дня в стенах Арфен строг и требует точного соблюдения. А так же маленький факт из истории... - проректор обвёл притихших учеников тяжёлым взглядом, - из академии Арфен никогда не отчисляли, не оставляли на второй год и не выпускали досрочно. Ибо все прекрасно знали, ЧТО их ждало, если они вылетят...
  Мрачная тишина нависла над двором, и были слышны только шаги удалявшегося Вардвана. Конечно, они знали, ЧТО их ждало! У них, у каждого из них, было гарантированные четыре года жизни, и стены Арфен служили последней бронёй, хоть как-то защищавшей от посягательств 'родственничков'. Вылети отсюда - и тебе снесут голову.
  Мелкий лис очнулся первым, бурча себе под нос, он шустро взбежал по ступенькам, намереваясь отыскать комнату и застолбить хорошее место. Рейн ухмыльнулся. Ну, ну! Повезёт же кому-то с соседом. Он подался вперёд, немедленно ударяясь о плечо Ирса, возникшего, словно из ниоткуда. Янтарные глаза грифона сощурились, и черты лица исказились от ярости.
  - Интересно, все ли дожили до окончания, последыш? - прошипел светловолосый юноша у самого лица Рейна.
  - Так боишься за свою шкурку, птицеголовый? - белозубо улыбнулся дракон, - за умеренную плату, так и быть, пригляжу, чтоб никто тебя не ощипал ненароком.
  Дожидаться ответа грифона Броган не стал. Толкая его в ответ своим плечом и, смешиваясь с ожившей толпой сокурсников, юноша направился в здание. Рейн огляделся в большом нижнем зале, замечая и одну из колонн, на которой был размещён Устав академии. Уже зная, что найдёт дубликат в комнате, он не стал отвлекаться на чтение оригинала. Следуя по галерее замка, украшенной старыми каменными и деревянными узорами, Рейн рассмотрел винтовую лестницу, ведущую в башню. То, что нужно. Быстро взбегая по истёртым ступеням, юноша поднялся на последний этаж. Ему вовсе не нужен был первый, на который так ломились люди. Нет, тут открывался отличный обзор, тут чувствовалась свобода. Чем ближе к небу и подальше от всей людской возни, тем лучше...
  Юноша уже слышал раздражающую возню за спиной, а также выкрики споривших сокурсников, и ускорился, перескакивая через несколько ступеней. Толкая ногой самую дальнюю дверь, Рейн ввалился в комнату, немедленно закрывая её перед носом Ладвика, польстившегося на этот уединённый уголок. Оборотень только усмехнулся его действиям, качая тёмной головой, и отошёл.
  Рейн довольно ухмыльнулся и огляделся. Комнатушка оказалась достаточно просторной. Стены не были оштукатурены, но тёплый оттенок камней, из которых была выстроена башня, создавал впечатление уюта. Деревянная двухъярусная кровать была устроена в небольшой нише в стене. Несколько перекладин на лестнице, позволявшей подняться на второй ярус, было сломано, одна вообще отсутствовала. Но ему какое дело? Он не собирался лезть наверх.
  Посреди комнаты стоял стол. Он был узкий, но достаточно длинный, чтоб уместить пару книг и тетрадей, для него и соседа. Соседа... Рейн лелеял надежду, что свободных комнат хватит с лихвой и ни одно живое существо не вторгнется на его территорию. Отличнейшим завершением было большое окно с широким низким подоконником, на котором отлично можно было пристроиться и...
  - Брысь отсюда! - разозлившись, велел Рейн.
  Наконец он заметил притихшего мальчишку, нагло умостившегося на вожделенном подоконнике.
  - Сам уходи! - заявил нахальный лисёнок, сверкая глазами, складывая руки на груди и поигрывая носком ботинка, - я сюда первым пришёл!
  - Убирайся, - двинулся на нежданного гостя Рейн, - или вышвырну в окно!
  Молодой человек бросил свою тощую дорожную сумку на кровать, не сводя синего взгляда с мальчишки.
  - Попробуй! - язвительно выкрикнул Тайернак.
  - Щенок... - оказываясь перед лисом, Рейн замахнулся кулаком.
  К его немалому удивлению, Келейр мгновенно среагировал, отпрянул назад, и едва не врезаясь головой в стекло, ушёл от его руки. Внезапный удар в солнечное сплетение моментально парализовал Брогана, перехватывая дыхание и заставляя яростно хрипеть.
  - Убью...
   Дракон оправился от удара, не показывая этого, и пока мальчишка от души веселился, глядя на его 'мучения', рывком стянул лиса за ногу с подоконника. Тайернак зло брыкался, рассыпая проклятия и хватаясь за ножку стола, он пытался удержаться.
  - Пусти-и-и!.. - тонкий голос резанул по ушам, и Рейн оскалился, довольно оттаскивая его дальше.
  Удар свободной ногой под колено заставил дракона вскрикнуть и остановиться. Они схватились, рыча, и таская друг друга за рубашки, когда за ними скрипнула дверь.
  - Слышь ты, чешуйчатый! - окликнули Брогана из коридора, - если тебя сосед не устраивает, меняю на своего...
  Молодой человек оглянулся, натыкаясь угрюмым взглядом на одного из сокурсников. За его спиной, в комнате, он увидел угловатого широкоплечего орка. Тот принялся стягивать второй сапог, и чувствительного обоняния Рейна достиг ужаснейший смрад, исходивший от его ног. Идиотски улыбаясь, орк принялся хрипло и бездарно распевать, шевеля грязными пальцами. Броган нервно перевёл взгляд на притихшего лиса, поджимавшего от обиды губы и потиравшего ушибленный зад, которому досталось при падении с подоконника.
  - Нет... себе оставь... - дракон захлопнул дверь, на которой покосилась деревянная рамка с Уставом, перед носом у оторопелого юноши.
  Минуту выжидая, и решая что-то в голове, Рейн повернулся к мальчишке:
  - Так, слушай... будут правила и их придётся соблюдать!
  Лис деловито натянул свой свалившийся ботинок на ногу и поднялся с пола. Отряхиваясь, мальчишка презрительно поглядел на дракона.
  - Это само собой, чешуйчатый. Во-первых, каждый оставит свои кулаки при себе. Я намерен спокойно учиться, и никто не смеет мне мешать!
  - Чего?! - выкрикнул Рейн.
   Он подошёл к лису и сдёрнул с него капюшон. Пальцы Рейна утонули в белоснежном шёлке волос. Неровные пряди, едва прикрывавшие шею, рассыпались в беспорядке. Пухлые губы мальчишки презрительно изогнулись.
  - Не смей прикасаться ко мне... - прошипел мелкий и тряхнул головой.
  Рейн очнулся и убрал свою руку. Чего это он и в самом деле?! Проклятье... пальцы до сих пор ощущали прохладную мягкость, и он спрятал руки в карманы штанов.
  - Больно надо! Сиди тихо, не мозоль глаза! Так и быть, разрешу оставить твой тощий зад в этой комнате. Будешь пыль хвостом сметать. Хоть какая польза от тебя будет... - проворчал Броган, теперь подходя к своей кровати и принимаясь вытаскивать из сумки вещи.
  - Эй...
  Рейн не обернулся на голос, только замер, стоило лису подёргать его за рубашку.
  - Не смей прикасаться ко мне... - передразнил он своего беспокойного соседа.
  - Я не полезу наверх! - дрогнувшим голосом заявил мелкий.
  Броган довольно ухмыльнулся.
  - Что, щенок, высоты боишься?
  - Нет! - губы поджал, глаза огромные, как блюдца.
  Рейн вздохнул: боялся до чёртиков, не притворялся.
  - Я наверх не полезу, мелкий, - видя, как лис бросил тревожный взгляд на лестницу, дракон сжалился, - я починю, не ной!
  За его спиной вздохнули. Минуту погодя скрипнули дверцы небольшого шкафчика. Похоже, мальчишка смирился. Хотя расслабляться не стоило. Броган был бы не против соседствовать с Ладвиком. Кажись, волк был спокоен как пробка, а лис, шуршащий словно домовой, выводил его из себя. Рейн бросил на кровать пару рубашек и запасные штаны. То, что форму здесь выдают, было хорошей новостью. Значит, про сменную одежду вообще можно было не беспокоиться. У его соседа пожитков оказалось и того меньше. Келейр накинул на вешалку великоватую рубашку, затем аккуратно поставил пару начищенных ботинок на нижнюю полку своего шкафа.
  - Эй! - окликнул его Рейн, - сколько тебе лет, мелкий?
  - У меня есть имя, Броган Раегданский! Потрудись его запомнить. Или мозгов не хватит? - лис прошагал к двери и выровнял покосившуюся рамку с Уставом академии.
  Он действительно не запомнил проклятое имя, но вовсе не от слабоумия, как посмел выразиться лис! На кой ему было запоминать имя этого мальчишки?! Рейн нахмурился, удивляясь, как лису удалось запомнить, что Броганы правили Раегданом.
  - Назови его, - потребовал дракон.
  - А поможет? - издеваясь, потянул мальчишка и принялся усердно читать пункты Устава, бормоча себе под нос.
  Рейн только покачал чёрной головой.
  - Значит, будешь просто 'мелкий'.
  
  ГЛАВА 2
  
  Столовая оказалась слишком большой. Вообще в академии всё было слишком большим, и вызывало у неё желание немедленно забиться в самый дальний угол уютной комнатки, на последнем этаже. Поднос с едой дрогнул в руках. Полная крикливая женщина в переднике, щедро рассыпая ругательства и кашу по глиняным мискам, размахивала длинным половником.
  - Что же ты тощий такой? - пробормотала она, насыпая в протянутую миску большую порцию.
  Келейр благодарно кивнула, молча ожидая, пока сверху кинут кусок мяса, затем развернулась и оглядела расставленные по залу столы. Конечно, проще всего было подсесть к девушкам, которые сидели яркой клумбой, бурно обсуждая своё расселение. Но кто бы из них принял её в компанию, учитывая этот нелепый маскарад? Лиса обречённо побрела к единственному пустовавшему столу, мысленно молясь, чтоб он остался свободным, пока она заставит свои ноги доковылять до него.
  Конечно же, ей не повезло! Стоило сделать ещё шаг, как Келейр поняла, что летит на пол, перецепляясь через чью-то бессовестно выставленную ногу. Ещё немного, и обнимать ей каменный пол, но грубо хватая за капюшон, ей не позволили свалиться и порадовать голодную толпу сокурсников.
  Угрюмый волк, кажется, его звали Гварен Ладвик, подхватил поднос, спасая еду, и поставил его на стол. С шумом отодвигая стул, её отвратительный сосед по комнате, особо не церемонясь, усадил девушку и отпустил перетянутый капюшон.
  - Слово 'незаметно' и 'тихо' тебе не знакомо, мелкий? - проворчал Рейн, теперь глядя в свою миску, и принялся жевать недожаренный кусок мяса.
  Ладвик придвинул к девушке её поднос, пожелал приятного аппетита и взялся за ложку. Келейр недоверчиво поглядела на свою компанию. Юноши продолжали спокойно есть, как ни в чём не бывало. Уже который раз внутри всё сжималось от волнения. Раскрой они её обман, и тогда ей конец. Но казалось, этот дракон настолько глуп, что никогда не догадается. Возможно, она зря переживала о его соседстве. Конечно, идеальным вариантом было прекрасное одиночество, вот только лиса точно знала, что свободных комнат не оставалось. А значит, подселение в любом случае.
   Келейр вяло ковыряла ложкой в вязкой каше и украдкой поглядела на волка. Волосы у юноши были тёмно-каштановыми, короткими, в отличие от грубияна Рейна. У растрёпанного дракона пряди чёрных как ночь волос доходили до плеч. Даже сейчас, в столовой, он не додумался подвязать их. Одна прядь упрямо норовила упасть Рейну на лицо и не давала нормально есть. Келейр поморщилась.
  - Время на ужин ограничено, мелкий. Так что кончай полировать мою физиономию своим взглядом и жуй! - Броган ткнул пальцем в её миску.
  Этот мальчишка зазря на картинку в рамке пялился? Или кроме имён ничего запомнить был не способен? В Уставе чётко прописано, что время на еду полчаса. Причём никого не интересовало, первым ты вошёл в столовую или последним.
  Лиса хотела было зло огрызнуться, но присутствие невозмутимого волка, от которого просто исходило некое благородство, не дало ей и рта открыть. Гварен кинул на беспокойную компанию быстрый взгляд и согласно кивнул:
  - Ты быстр. В этом твоё преимущество. Запомни это хорошенько Тай и никогда не забывай, если действительно хочешь продержаться до выпуска.
  Келейр растерянно поморгала длинными ресницами и благодарно кивнула, осыпая вспыхнувшее лицо белоснежными прядями.
  - Тайернак - не Тай, - поправила Ладвика девушка.
  - Не люблю длинных имён. Пока произнесёшь, забудешь, зачем звал, - волк потянулся к своей кружке и за раз выпил горячий напиток.
  Рейн прикончил всё, что было принесено на подносе и с вожделением поглядел на тарелку лисы с развороченной едой.
  - У тебя там бездонный колодец? - кинула небрежно Келейр и пододвинула дракону свою порцию.
  Ослепительная улыбка была так неожиданна, что девушка оторопела и откинулась на скрипнувшую спинку стула. Этому юноше так мало было нужно для счастья...
  - С кем ты делишь комнату? - поинтересовалась она у Гварена, теперь окидывая взглядом зал.
  Через несколько столов от них расположились несколько девушек. Внимание Келейр привлекла яркая брюнетка, впившаяся взглядом в жующего дракона. Тот так самозабвенно разбирался с очередным куском жёсткого мяса, что и не замечал её.
  - Юган, - Гварен кивком головы указал на рыжеволосого юношу, в одиночестве сидящего за столом в углу зала.
  - Почему он один, не с тобой? Вы не ладите? - продолжила расспрашивать Келейр, наблюдая за ведьмой.
  Файона Макдара. Было время, когда одно упоминание имени Макдаров сеяло панику среди окрестных племён. Взять хоть ту ворке-кухарку, что продолжала бранить всех присутствующих. Племя ворке, коренастых приземистых людей, жило неподалёку. За умеренную плату и крышу над головой, они соглашались работать по хозяйству. Этот народец не обладал и каплей магии или какой-либо силой, кроме той, что подарила мать природа их простому человеческому телу. Ворке миролюбиво обрабатывали землю и рыбачили на берегах Орвы.
  Но на сегодняшний день, даже эта старуха не вспомнила бы род Макдаров. Келейр не знала причины, по которой они были разорены и утратили былую силу, как и причину, по которой их единственная дочь находилась в стенах Арфен. Эта девица стыда не знала? Келейр сощурилась, глядя, как Файона поднялась с места, оставляя своих шумных подружек, и направилась к их столу. Проклятье!
  - Не ладим? Нет, Юган не разговаривает, сидит молча, не захотел его беспокоить, - ворвался в её сознание голос Ладвика.
  Келейр встрепенулась. Она поняла, что совсем отвлеклась из-за ведьмы. Кем был этот рыжий молчун, лиса понятия не имела. Но навряд ли Юган представлял для неё значимую угрозу.
  - Кажется, осталось целых две минуты, - покачивая округлыми бёдрами, Файона подошла к стулу и опустила на него своё роскошное тело.
  - Для чего? - Рейн кинул на девушку синий взгляд.
  Ведьма перегнулась через стол, при этом открывая обзору внушительный бюст, окаймлённый чёрным кружевом платья.
  - Чтобы ты мог закончить то, что начал во дворе, Броган, - потянула Файона, подпирая голову рукой.
  Рейн нахмурился, искренне пытаясь припомнить, что же это он такое начал, но пожал плечами, так и не поняв её слов. Девушка фыркнула, униженная подобной реакцией. Ну да ладно, не сейчас, так потом, когда рядом не будет этой серьёзной псины и смазливого мальчишки.
  - Тебе стоит жевать стебли мелька для лучшей памяти, дракон! - Файона резко поднялась, отодвигая стул.
  Ответить Рейн не успел, поскольку понял, что просто не может поднести ложку ко рту. Он сделал ещё одну попытку, но и та провалилась.
  - Время вышло, Броган, - разглаживая ладонями складки платья и стуча каблуками, Макдара направилась к выходу из столовой.
  Келейр хмыкнула. Бедняжка так надеялась, что этот дурень продолжит обшаривать её выпуклости взглядом? Кажись, Броган ещё во дворе слюну пускал, а тут при виде еды и забыл про неё.
  - Ты к нему с пирожками приди, тогда точно глаз не отведёт... - девушка поднялась, накидывая свой капюшон.
  Для неё напротив, внимание было лишним. И нужно было запомнить тот факт, что еды из столовой не стащить. Ровно через полчаса заклинание начнёт действовать и ко рту её не поднести. Сейчас стоило поторопиться, чтобы получить форму, своё расписание и учебники. Келейр на секунду оглянулась, кидая быстрый взгляд на Рейна и Гварена. Юноши молча шли к выходу.
  Не дожидаясь сокурсников, лиса поспешила выйти в коридор. Следуя по нему, девушка попала в широкую галерею, теперь вдыхая свежий вечерний воздух. Ветер срывал мелкую листву с лемистрии, которая щедро оплетала многочисленные колоны. Мозаичный пол под ногами лисы был треснут, и местами мелкая плитка потеряла свою краску. Келейр вздрогнула, когда с верхушек высоких деревьев сорвалась стая птиц, затем теряясь в темневшем небе. Кажется, она выбрала не самый короткий путь к нужному залу.
  Наконец девушка пересекла холодную галерею и снова попала под крышу. В этом крыле, в одной из башен, и находилась нужная ей библиотека академии. Собственно она и занимала всю Белую башню. Отчего 'Белую', лиса не поняла, поскольку камень, из которого она была выстроена, лишь на пару оттенков отличался от остальных построек. Народ уже столпился, шумно обсуждая полученные вещи. Ей с трудом удалось протиснуться через сокурсников и оказаться перед дверьми библиотеки. Как выяснилось, впускали туда по одному и только когда имя студента громко называлось, отдаваясь эхом в коридоре.
  Келейр проследила взглядом за одной из девушек-магичек, которая выскользнула из-за приоткрывшейся двери: лицо, белое как полотно, несколько книг к груди прижала и молча побежала по коридору в сторону лестницы. Только коса мелькнула. Келейр почувствовала, как её начала охватывать паника. Чего бы ни испугалась та девушка, сама она боялась одного - быть раскрытой. Потому, когда её имя прозвучало где-то над их головами, лиса вздрогнула. Она немедленно ощутила, как чья-то тяжёлая рука подтолкнула её в спину. Девушка обернулась, замечая Брогана.
  - Иди, мелкий. Чего мнёшься? - как обычно проворчал дракон.
  Келейр фыркнула и опустила обе ладони на высокую дубовую дверь, толкая её. Тяжело, бесшумно та поддалась, впуская девушку в сокровищницу познаний. Стоило лисе сделать пару шагов, как она едва не задохнулась, понимая, что стояла на небольшом узком мостике. Пола не было, как не виден был и потолок. Башня словно колодец уходила вниз темнеющей бездной, и различить что-либо там, даже при свете зачарованных, плавающих в воздухе огней, она не могла. Все стены по кругу были уставлены книгами. Их были тысячи. Девушка подняла голову вверх, боясь пошевелиться и прислушиваясь к каждому шороху.
  - К-келейр Тайернак-к... - прошелестел сухой тихий голос.
  Существо возникло так внезапно, падая откуда-то сверху, от самой крыши башни, что лиса едва не вскрикнула. Эльб был старым, древним, как и фолианты, находившиеся в этих стенах, уходивших в небеса. Он удерживался на своих кожистых крыльях, доставая нужные книги, и опустился к ученице. Серая морщинистая кожа отливала серебром при свете бледных огней, мерцающими шарами освещавших библиотеку. Выступающие надбровные дуги эльба нависали над маленькими красными глазами. Келейр никогда раньше не сталкивалась с представителями этого рода. Только слышала о них. Ростом с пятилетнего ребёнка, тяжело паря, эльб вознёсся за следующей книгой.
  - Держи к-крепк-к-ко... - прошептал он тонкими, едва приметными на сером лице губами, при этом, не скрывая острых клыков.
  Девушка приняла книги и задержала дыхание, стоило её пальцам соприкоснуться с холодной кожей существа. Стыдясь своих чувств, она быстро от души поблагодарила эльба, склоняя для большей уверенности голову.
  - Внешнос-сть ник-когда не пок-к-казывает Сущ-щность - она вс-сего лишь играет роль, К-келейр, - проговорил над её головой хранитель башни и тот час же взмыл ввысь, теряясь в темноте.
  Лицо лисы вспыхнуло от неловкости, и она попятилась к дверям, боясь и глянуть вниз. Одна мысль о том, что могла оступиться, заставляла сжиматься всё внутри. Высота не для неё... Келейр на ощупь нашла ручку двери и выбралась на свободу, моментально встречаясь взглядом с оборотнем. Губы Гварена едва приметно дрогнули, будто юноша сдерживал улыбку.
  Очередное имя прозвучало над их головами, и девушка поспешила отойти от двери. Чему улыбался этот волк? Что в ней было смешного? Лиса молча протиснулась к свободной части коридора, твёрдо намереваясь получить весь необходимый набор вещей, и преспокойненько вернуться в свою 'нору'. И лучше сделать это до того, как туда вернётся глупый дракон!
  - Гварен Ладвик...
  Услышав своё имя, волк вошёл в библиотеку и Келейр как-то мигом сделалось одиноко. Ей не должно быть дела до этого оборотня, но юноша оказал ей поддержку, неожиданно ничего не требуя взамен. А она умела ценить такие вещи. Так размышляя, девушка двинулась вперёд, не успевая пройти между несколькими сокурсниками, стоявшими посреди коридора. Келейр врезалась в них и рассыпала вручённые эльбом учебники. Да что же этот такое? Сегодня она на всех натыкалась!
  - Глупый щенок! - процедил сквозь зубы Ирс, с отвращением глядя на её попытки поднять книги.
  Его свита загоготала, стоило их 'предводителю' наступить ногой на одну из книжек, за которую девушка держалась рукой.
  - Убери свою ногу... курицеголовый... - отрывисто бросила ему Келейр.
  Грифон задохнулся от подобного заявления. Юноша намеревался пустить в ход ту самую ногу, которая так удобно находилась совсем рядом с лицом нахального лиса, но отчего-то отпрянул. Он убрал свой ботинок, резким движением разрывая старую обложку.
  - Зря ты мне на глаза попался, щенок, - Эллгар отошёл, а за ним и парочка его приспешников.
   Девушка быстро собрала всё добро с пола, выровнялась во весь рост, и оглянулась, ища причину такого странного везения. Она увидела его сразу. Белоснежную мантию невозможно было не заметить среди тёмных камней. Вардван молча, не говоря и слова, развернулся и пошёл по тёмному ответвлению от главного коридора.
  Ну не дурочка? Лиса, конечно же, направилась за ним. Поблагодарить? Келейр и сама не знала зачем. Она осторожно выглянула из-за угла и нахмурилась, удивляясь тому, как проректор с удивительной проворностью уже добрался до конца коридора. Внезапно мужчина словно уменьшился в размерах. Очертания его таяли, и девушка только успела заметить рыжие волосы, мелькнувшие в темноте.
  - Что за ерунда?.. - здравый смысл заставил немедленно вернуться к несмолкающей группе сокурсников, что она и сделала.
  - Рейн Броган!..
  Дракон, недолго думая, толкнул двери и прошагал внутрь. Останавливаясь на мостике, юноша с удивлением принялся рассматривать библиотеку.
  - С ума сойти! - эхо подхватило его громкий голос, что привело Рейна в ещё больший восторг.
  Он даже не обратил внимания на пристально глядевшего из темноты эльба. Ещё миг и огромные чёрные крылья взметнулись и едва не сбили книги с бесконечных полок.
  - Рейн-н Броган-н! - зашипел хранитель от гнева и его красные глаза засверкали углями.
  Но его не слышали и не видели. Дракон воспарил, несясь вверх, к самой крыше башни, и принялся разглядывать книги.
  - Вы только гляньте на это! А тут что? А это зачем? - доносился сверху громкий голос Брогана.
  - Юнош-ша, извольте прекратить транс-с-сформацию! - когти эльба заскребли по одной из полок.
  За этим последовала ультразвуковая волна, которая заставила дракона моментально обратиться и по счастливой случайности свалиться именно на мостик. Тот завибрировал под весом его тела и, потирая ушибленное мягкое место, Рейн поднялся.
  - Воз-змутительн-но! - эльб вручил любопытному ученику, наверно первому, кто за многие годы нарушил спокойствие библиотеки, стопку книг.
  Броган принял их, взвешивая в руке, кивая каким-то своим мыслям, и не дожидаясь ответа хранителя, вышел из библиотеки.
  ***
  - Что это?! - возмутилась Файона, брезгливо поднимая двумя пальцами простую рубашку.
  Н-да, не батистовая сорочка, к которой так привыкло её изнеженное тельце, подумалось Келейр. Она заставила себя не смеяться, глядя, как ведьма пучила глаза. Бедняжка понимала, что носить ей придётся те же штаны и высокие ботинки, которые полагались всем ученикам академии, независимо от пола.
  Лису это устраивало до такой степени, что в пору было счастливо пищать. Удача была на её стороне. Затеряться среди такой толпы дело нехитрое. Грузная кастелянша Ибтихаль так походила на свою коллегу-кухарку, что Келейр сначала показалось, будто это один и тот же человек. Тяжко дыша от усилий, женщина потянулась к верхней полке и достала для лисы штаны поменьше. Ибтихаль оглядела девушку ещё раз и поморщилась. Затем она покачала головой, на которой скудным венком уложена была пегого цвета коса, и снова взобралась на лестницу, намереваясь отыскать ещё более подходящую одежду.
  - Не кормили совсем? - кряхтела ворке, - что за родители?.. Хотя все вы здесь горе-горестное...
  Перед девушкой сложили стопку необходимой формы и поставили пару тяжёлых ботинок. Келейр благодарно кивнула женщине, схватила своё добро и поспешила отойти от широкого стола, за которым кастелянша продолжила выдавать одежду. Лиса подошла к высокому окну и сложила все вещи на подоконник. Она разулась, кинула новые ботинки на пол и решила примерить их. К огромному сожалению, обувь оказалась слишком велика.
  - Проклятье!
  В таких не побегаешь. Келейр расстроенно сложила руки на груди и прислонилась к холодной стене длинного коридора. Каково было её удивление, когда внезапно ботинки принялись уменьшаться и через мгновение мягко охватили бедные ноги.
  - Эй ты! Лис! - раздался рядышком знакомый голос.
  Келейр повернула голову, замечая Файону, рука которой ещё оставалась выставленной вперёд, в сторону её обуви, заканчивая своё колдовство. Решила помочь? Да никогда она не поверит в это!
  - Что надо? - сухо кинула ей лиса.
  Блестящая бровь ведьмы взлетела вверх, выражая неподдельное удивление, а затем и возмущение.
  - Неблагодарный мальчишка! - она поджала полные губы, тут же растягивая их в медовой улыбке, которая ни на минуту не обманула Келейр.
  - Кто тебя просил помогать? - огрызнулась она.
  - Ты ведь в одной комнате с Броганом? - снова выдавливая дружелюбную улыбку, потянула Файона.
  - Ну да... - скептически глядя на ведьму, отозвалась Келейр, - что надо-то?
  Макдара замялась, затем закусила губу и подошла к лисе, уверенная, что сейчас та падёт под её чарами. Великие Боги... Келейр сощурилась, ожидая продолжения представления. Что понадобилось этой ведьме от глупого дракона? Не то чтоб она переживала за Брогана, но как-никак, а сосед.
  - Мне нужно кое-что. Так, на память. Ты же меня понимаешь, малыш? - Файона провела пальцем по щеке Келейр.
  Девушка скривилась, мотнула головой и отступила прочь:
  - Да говори ты уже толком!
  - Достань мне одну из вещей Брогана. Я в долгу не останусь, поверь, - сокурсница снова потянула к лисе руки, но та ловко увернулась.
  Вещь, значит, понадобилась? Она конечно мало с ведьмами знакома, но прекрасно знала, для чего те могли использовать личные вещи, да к тому же ещё и принадлежащие мужчине. Вот дрянь! Решив подыграть Файоне, Келейр задрала подбородок, сверля ведьму холодным взглядом:
  - Сделаю, что смогу!
  - Спасибо! - неожиданно ведьма звонко чмокнула её в щёку, оставляя след от своей помады.
   Лиса сердито зашипела и принялась оттирать лицо.
  
  ГЛАВА 3
  
  Вардван провёл ладонью по своим гладким чёрным волосам, спускавшимся ниже плеч, и задумчиво поглядел на стоявшего перед ним студента. Рейн, теряя терпение, ожидал, когда проректор закончит изучать его своим пронзительным взглядом. Глазищи чёрные, как ночь. Жуть. Броган подёрнул плечами. От этого мага его в озноб бросало. Когда Вардвану надоело испытывать терпение юноши, он бросил на край своего стола небольшой свиток. Тот звякнул концом умбилика, выполненного из тонких ветвей дерева Ияр, и отточенного в форме рожков.
  Рейн поднял своё расписание и развернул свиток. На нём немедленно принялись проявляться витиеватые буквы, сливаясь в слова. Одно из них привлекло особое внимание дракона. 'Контроль трансформации'. Яркая линия подчеркнула предмет, заставляя Брогана низко зарычать и поглядеть исподлобья на проректора. Издевался? Ведь не мог не заметить его частичное обращение во дворе! Считал, что он не способен контролировать себя?! Так и было... Рейн вздохнул, заставляя себя остыть. Он почувствовал, что едва не сломал проклятый умбилик к которому крепилось его расписание.
  - Хотите совет, Броган? - Аристакес поднялся и подошёл к окну, закладывая руки за спину.
  - Можно и совет... - мрачно отозвался дракон.
  - Вы, конечно же, ознакомились с Уставом академии, - в голосе проректора сквозила ирония.
  - Да.
  - Тогда вы помните девиз Арфен.
  Рейн помнил его. И надо признаться, слова казались ему довольно глупыми и непонятными.
  - 'Учиться дозволено и у врага'.
  - Верно, Броган из Раегдана. Запомните эти слова. Однажды они спасут вам жизнь, как я полагаю.
  - Почему вы так полагаете? - возмутился юноша, снова выходя из себя.
  - Уж больно вы беспокойный.
  Вардван не ответил прямо, чем только раздразнил дракона. Молодой человек затолкал свиток за пазуху и угрюмо покинул кабинет проректора.
  - Ты только посмотри на него... советы он раздаёт... пафоса столько, что на троих станет... - продолжая ворчать себе под нос, Рейн остановился в очередном просторном коридоре.
  Он был таким широким, что больше походил на бесконечный зал. По обе стороны поддерживался многочисленными колонами, а все ниши между высоченными окнами были уставлены старыми, в большинстве своём повреждёнными доспехами. Броган щёлкнул пальцами по одному из шлемов, забрало на нём немедленно отвалилось, и следом гулко зазвенело на каменном полу.
  - Проклятье... - юноша наклонился, чтоб поднять его и вознамерился прикрепить обратно, как взгляд упал на шумевшие за окном деревья.
  Довольная ухмылка озарила его лицо. Стволы ияра уходили к небу, которое скоро вспыхнет блестящей крошкой звёзд. Ветки тонкие, упругие, но проклятье, на самой макушке. Рейн подошёл к окну и подёргал ручку. От его усилий старая рама хрустнула. Юноша проворчал, приподнял её и с силой распахнул. Он шумно вдохнул вечерний воздух и проворно вскочил на широкий каменный подоконник. Третий этаж. Ерунда. Дракон оттолкнулся подошвами ботинок и свободно упал вниз. Своими неожиданными действиями он заставил зазевавшихся внизу учениц визжать от ужаса, а затем у самой земли расправил крылья и вознёсся к макушкам деревьев.
  ***
  Келейр бережно сложила вещи в шкаф и посмотрела на разбросанные по кровати рубашки своего соседа.
  - Нет... - велела она сама себе, - стоять!
  Идиотская, маниакальная надобность, чтоб всё лежало, как положено, заставила её снова покоситься на беспорядок.
  - Нет! - лиса заскрипела зубами, но не сдвинулась с места, - и где спрашивается, его носит?
  Отбой у них через полчаса. Дракон так и не появился, хотя все положенные вещи были выданы первокурсникам ещё час назад. Келейр поглядела на небольшой свиток с расписанием. Они и правда, собирались преподавать им 'Политику правления'? Какая ирония, если учесть их положение.
  Особенно положение девчонки, которой предстояло стать жалкой наградой для Симмерского князя Ворлака. Негодяй пожелал таким образом заручиться поддержкой её отца, князя Нолана Тайернака, из рода снежных лис. Келейр фыркнула, продолжая мысленно рассуждать. Она была лишь четвёртой, и это после трёх крепких молодых братьев. Что и говорить о её возможности рассчитывать на победу. У Нолана имелось ещё несколько дочерей и от прошлых двух браков. Девицы были старше её, и все как одна мечтали заполучить в мужья кого поприличнее и обличённого достаточной властью.
  - Вот пусть и грызутся за Ворлака!
  Её, поди, отец и не кинется... ну, некоторое время точно. Драгоценное время, чтоб придумать план действий. Стены академии были тем, что надо. Здесь лиса могла получить необходимые знания, которые были под запретом в её роду. Место женщины с шитьём у камина, и рот открывать она должна лишь, когда ей велят. Кукла и есть кукла, в полной власти мужчин.
   Вот он её шанс что-то изменить. Только нужно сохранить в секрете, что она девушка. Ну, с таким соседом, в этом большой проблемы не будет. Так и до выпуска дойдёт, пока Броган что-нибудь заподозрит. Келейр ухмыльнулась, присаживаясь на полюбившийся подоконник, и подышала на стекло. Немедленно оно покрылось тонким слоем морозных узоров, закрывая обзор. Девушка провела по льду пальцем, оставляя мокрую дорожку, которая слезой потекла вниз.
  - Скоро отбой. Где его носит? - она не договорила, поскольку Рейн вломился в комнату, стряхивая с себя землю.
  - Ты не мог сделать это во дворе? - возмутилась лиса, глядя на грязный пол, - глупая ящерица!
  Броган кинул к кровати несколько толстых веток, явно перекушенных его зубами. Остатки коры дракон стряхнул с рубашки. Он сел у кровати и молча принялся чинить лестницу. Ножом Рейн срезал лишнее и связывал ветки притащенными откуда-то шнурками. Затем прикрепил их к крючкам, вбитым по обоим краям двух досок, на которых раньше крепились повреждённые перекладины. Келейр притихла и от неловкости растерялась. Решил-таки починить? Как и обещал. Не забыл, значит?
  - Спасибо.
  - Угу... - Рейн дёрнул лестницу, проверяя крепость новых перекладин.
  Затем поднял синий взгляд на своего соседа: мелкий, такого и ветром унесёт. Чего переживать, что эти палки не выдержат?
   - Ты мылся, мелкий? - Броган поднялся, и устало потянулся.
   При этом его вытащенная из штанов рубашка задралась, открывая взгляду девушки тонкую полоску живота.
  - Да... - её щёки вспыхнули, и Келейр поспешно отвернулась к окну, разглядывая сиреневые сумерки.
  Ещё одной отличнейшей новостью было наличие своего собственного душа и туалета. Для неё это было подарком небес. Ранее, пока была одна, лиса заскочила в маленькую комнатку, в которой находился небольшой умывальник, и в углу, укрытый потёртой шторкой, тот самый душ. Вода отдавала шмелькой, побеги береговой травки зачастую использовали для очищения воды и во избежание 'цветения' оной.
  Вкус был горьковатый, и немного раздражал её чувствительное обоняние, но восторг от довольно тёплой воды превысил все неудобства. Теперь она, быть может и пахла как береговая утка, устроившая в зарослях своё гнездо, но была чистой, и это главное. Но самое главное, что успела до возвращения беспокойного мальчишки. Завтра нужно будет подумать над защёлкой для ванной, ибо таковой не имелось, предполагая, что в комнате обитают двое учеников одного пола.
  - Отлично! - донёсся сквозь её мысли голос Рейна.
  Юноша уже скинул ремень, который валялся среди помятых рубашек, а ту, что была на нём, поднимая руки, попытался стащить через голову. Несколько секунд, Келейр не моргая глядела на грудь дракона, покрытую тёмным загаром и замысловатыми чёрными татуировками, принадлежавшими его роду. Одна из них спускаясь по плоскому животу, и уходила куда-то под пояс расстёгнутых штанов. И тут, внезапно осознавая, что откровенно пялилась на полуголого мужчину, Келейр взвизгнула, и запустила в него первое, что попалось под руку. Этим оказались книги, до этого момента идеально уложенные с одной стороны стола.
  - Сдурел, мелкий?! - мрачно проворчал Броган.
   Отпихивая учебники ботинком, он скомкал рубашку и поглядел на лиса, явно сомневаясь в его рассудке. Келейр, пунцовая, отвернулась к окну, лихорадочно царапая оставшийся на стекле лёд, который скрипел под её ногтями. Дракон покачал чёрной головой и прошёл в ванную, громко захлопывая за собой дверь. Уже едва тёплая, горькая, вода потекла по его спине, когда он встал под душ. Рейн упёрся руками в стену, стряхивая с волос лишнюю влагу.
  - Значит, учиться и у врага дозволенно?
  Слова Вардвана снова всплыли в памяти. Броган фыркнул, скрипя зубами.
  - Чему я могу научиться у этого куреголового Эллгара?!
  Внезапно вода стала почти ледяной, и погасли парившие у самого потолка зачарованные сферы, которые дарили необходимый свет.
  - Какого ярна?! - хрипло выкрикнул Рейн, едва не сваливаясь, когда ноги не устояли на мокром полу.
  - Отбой, Броган! Стоило побыстрее тереть свою тушку... - проворчала с верхней койки Келейр.
  Она спряталась под колючим одеялом с головой, стоило юноше появиться из ванной, на ходу застёгивая штаны. Рубашку дракон так и не потрудился надеть, теперь его спина блестела от оставшейся воды при неясном свете луны. Но её зрение, к сожалению, позволяло разглядеть куда больше простого смертного, и в этот раз Келейр пожалела об этой возможности.
  Если бы не обстоятельства, она могла себе признаться, что Рейн Броган довольно привлекательный. Особенно сейчас, когда не говорил глупостей, а просто хмуро глядел в окно. О чём он думал? Девушка рискнула высунуться из-под одеяла, но рука дракона немедленно развернула её голову, заставляя уставиться в потолок и не смотреть на него.
  - Эй! - лиса обиженно стряхнула с волос его ладонь, а Рейн и сам был рад отодвинуться дальше.
  Опять это чувство... Проклятый мальчишка! Пахло от него слишком приятно, да и волосы эти... как вода в ручье у Оберонского замка, в который его отправили ещё по исполнении четырёх лет, под надзор дяди Фелана.
  - Надеюсь, ты не храпишь, - кинул ей Рейн.
   Он стянул небольшое полотенце, перекинутое через плечо, наспех обтёрся, затем кинул его на открытую дверцу шкафчика. Вот гад... он превращал их уютное жилище в конуру! Так, не укрываясь, Рейн завалился на скрипящую койку, заложил руки за голову и прикрыл глаза.
  - Не храплю я! - надулась Келейр.
  Чуть позже она услышала, как юноша ровнее задышал, видимо заснул. К ней сон так и не шёл. Проклятье, подъём в полшестого! Девушка покрутилась, устраиваясь удобнее, и чуть не свалилась вниз, когда не удержалась на краю. К немалому счастью, что-то твёрдое подпёрло её пятую точку, и не дало произойти неизбежному. Лиса испуганно пискнула и развернулась, замечая босую ногу дракона, которую тот выставил вверх, останавливая её падение. Не спал, значит!
  - Я что, теперь и спать не могу, мелкий?! - пробасил снизу Броган.
   Он сердито сверкал сапфировыми глазами, что вообще являлось редкостью у этих существ, но девушке сейчас было не до любования.
   - Или мне привязывать тебя на ночь?!
  - Нет! - возмутилась Келейр, - ещё чего удумал! Подумаешь, вышло так. Спи, давай!
  Она отодвинулась подальше к холодной стене, упираясь обеими ногами в край кровати, лишь бы снова не повторить своей глупой ошибки. Через несколько бесконечных минут лиса поостыла, и вспомнила, что не поблагодарила дракона за очередное спасение. И отчего она всё время попадает в эти нелепые ситуации рядом с ним?
  - Эй ты, - девушка свесилась вниз и поглядела на дракона, - спит? Неужели не холодно?
  На дворе заканчивалась весна. Точнее завтра начинался первый день лета. Погода в этих краях хоть и была мягче, чем в родных горах, но была весьма переменчива. С утра можно было продрогнуть до костей, а к обеду вариться и в тонкой рубахе...
  - Ладно, закрываем глаза, и ни о чём не думаем... - Келейр подтянула одеяло к подбородку, глубоко вздохнула, и вдруг зашлась кашлем, наглотавшись горького дыма.
  Горит? Что-то горит?! Она испугано села и огляделась. Темно, тихо. Почти... девушка снова свесилась вниз и посмотрела на своего соседа. Он тревожно метался во сне и дышал дымом.
  - Решил спалить комнату?! - лиса быстро соскочила на пол, забывая про то, как боялась высоты, и немедленно склонилась над Рейном.
  - Эй, чешуйчатый! Проснись! - она рискнула прикоснуться к его плечу, - эй, Броган!
  Рейн и не думал просыпаться. Когда еле слышный стон вырвался из его груди, Келейр тихо выдохнула, и опустились рядом с ним на колени.
  - Что тебя так мучает? - она убрала ладонь от плеча своего соседа, и положила её на лоб юноши.
  Он был горячим. Вполне возможно, что это было нормальным для подобного существа. Температура дракона всегда выше, чем у других. Недаром огонь кипит в их груди. Девушка осторожно провела рукой по влажным волосам юноши, успокаивая его.
  - Тш-ш-ш... - она уже смелее погладила Рейна, спускаясь тёплой ладонью к колючей от щетины щеке.
  Молодой человек задышал немного спокойнее, но всё равно судорожно сжимал в руках края простыни. Келейр обратила внимание, как внезапно вспыхнула странная метка на его виске, и осторожно обвела её пальцем.
  - Эй... - словно ток прошёл по её руке, и девушка поджала губы.
  Магия... не она ли мучила дракона? Но не её это дело. Ведь главное, чтоб успокоился и не мешал спать. Именно, и больше ничего... Келейр устало вздохнула. Она устроилась удобнее на полу и, продолжая гладить голову Рейна, тихо запела колыбельную, которую напевала её няня, ещё в детстве:
  - Лёгкий ветер присмирел,
  Вечер бледный догорел,
  С неба звёздные огни,
  Говорят тебе: "Усни".
  Не страшись перед судьбой,
  Я, как няня, здесь с тобой,
  Я, как няня, здесь пою
  Песню добрую свою.
  Тот, кто знает скорби гнёт,
  Тёмной ночью отдохнёт.
  Всё, что дышит на земле,
  Сладко спит в полночной мгле,
  Дремлют птички и цветы;
  Отдохни, усни и ты,
  Я всю ночь здесь пропою
  Песню добрую свою...
  ***
  Очнулась она от страшного рёва. Будто раненый фейнир издал свой последний крик, оповещая стаю о приближающейся опасности...
  - Что происходит?.. - простонала Келейр, заставляя свою голову подняться с подушки, что никак не удавалось.
  Неизвестная тяжесть придавила её шею не позволяя встать, оставалось только возмущаться и сопеть от злости.
  - Боги... что происходи-и-ит?.. - взмолилась девушка и только тогда начала понимать, что звук рога возвещал о том, что было время подъёма.
  - Ещё немного, только одну минутку... - раздался рядышком мужской сонный голос.
   Келейр замерла, в ужасе припоминая, каким образом провела эту ночь. Проклятье на её бедную голову! Она так и заснула на полу возле этого мальчишки! И именно его тяжёлая рука не давала ей возможности подняться. Лиса ещё раз попыталась освободиться, но пальцы Рейна зарылись в её волосы и дракон, находясь в полусонном состоянии, принялся перебирать белоснежные пряди. Ещё мгновение и он повернул голову, заставляя их едва ли не сталкиваться лбами. Какое-то время Броган просто смотрел на девушку, явно не понимая, кто перед ним. Её лицо обдавало его тёплым дыханием и лиса поняла, что снова заливается краской.
  - Глупый дракон! - возмутилась Келейр, отталкиваясь от юноши руками, но он и не думал отпускать её шею.
  Глаза дракона сузились, когда он наконец узнал соседа по комнате.
  - Какого ярна ты тут делаешь, мелкий? - прогремел голос Рейна в её бедной голове.
  - Я... я обувался, а ты дурень хватаешь спросонья, ещё и объяснений требуешь! - так же громко прокричала Келейр.
  В дверь постучали, но они так увлеклись, что не заметили, как она приоткрылась, и в комнату заглянул Гварен. На лице волка застыло неподдельное удивление. До сих пор раздетый, Броган валялся на своей кровати, прижимая к себе голову шустрого мальчишки, своего соседа, отчего-то стоящего у той самой кровати на коленях. Ладвик забыл, что хотел спросить и деликатно прокашлялся в кулак.
  - Я лучше в другой раз... - юноша бесшумно прикрыл дверь, и Келейр услышала его торопливые удаляющиеся шаги.
  Проклятье! Что он там себе напридумывал?! Понимая, что Рейн и не думал отпускать её, лиса больно укусила его за руку и наконец вырвалась на свободу.
  - Ты укусил меня! - дракон подорвался с места, но девушка замахнулась в него ботинком и он притормозил.
  - Говорю ж тебе, обувался я! Мне до тебя дела нет! Опоздаем из-за твоей тупости на занятия в первый же день, и влетит! - проворчала Келейр, не спуская с него взгляда.
  - Ладно, - сдался Рейн и взъерошил свои чёрные волосы, - поверю на первый раз!
  - Радость-то, какая... - девушка прихватила зачарованные самовлюблённой ведьмой ботинки, сгребла в кучу свою форму и прошмыгнула в ванную.
  Быстренько одевшись, она умыла холодной водой лицо, желая придать ему привычной бледности. Келейр тряхнула головой и поглядела на отражение в небольшом поцарапанном зеркале. Синяки под глазами делали её похожей на урлаха (ожившего мертвеца). Полночи она успокаивала мальчишку и вот благодарность! Келейр конечно понимала, что тот просто не помнил её самоотверженного подвига и наверняка это к лучшему, ведь объяснить свой поступок девушка не могла и себе самой. Но было ужасно обидно, что сосед достался ей совершенно неблагодарный и глупый...
  Лиса сама себе согласно кивнула и гордо вышла обратно в комнату. Она прошествовала мимо уже одевшегося дракона и потянулась за своими учебниками. Обложки на книгах были бессовестно испорчены. Одну из них порвал отвратительный отпрыск королевских кровей. Келейр припомнила ногу Эллгара, которой тот наступил на её драгоценный учебник, и поджала губы от обиды и злости. Вторую по глупости порвала сама, когда запустила книгу в своего соседа.
  Девушка осторожно проследила за драконом, и её глаза расширились от неожиданности. Форма-то на нём сидела как влитая. Хоть картину пиши... Чёрные штаны и короткая куртка-камзол с серебристыми пуговицами в два ряда, делали его ещё стройнее и выше. Волосы Рейн стянул тонким кожаным шнурком, и только одна прядь, выдавая беспокойный характер юноши, упрямо выбилась, падая на синие глаза.
  - Я пошёл, - деловито кинул Броган, на ходу хватая со своей кровати книжку.
  Дверь за ним громко захлопнулась, а рамочка с Уставом печально покосилась. Келейр туже затянула ремень, поправляя великоватые штаны, и направилась следом.
  - Можно подумать, это из-за меня задержка вышла! - она осторожно поправила рамку, - он, видите ли, пошёл ...
  Завтрак её точно ждать не будет! Лиса выскочила в коридор и побежала к лестнице ведущей вниз, туда, где находилась столовая. Помня, как пришлось добираться до стола в прошлый раз, Келейр пристально следила за тем, чтоб ни одна проклятая нога не преградила ей дорогу. Дракона в столовой лиса не заметила. Да и вообще тут было пустовато. Видимо, все уже успели прикончить еду и убраться в поисках нужных аудиторий.
  Девушка увидела Гварена, спокойно попивавшего чай из кружки. Он щурился от поднимавшегося с неё пара, или от того, что увидел приближавшуюся лису. Келейр решила, что лучше всего сделать вид, что утреннего инцидента не было вовсе. Она решительно водрузила свой поднос на край стола и села на свободный стул рядом с сокурсником.
  - Приятного аппетита, Тай, - волк пальцами пододвинул к ней деревянную миску с парой кусков чёрного хлеба.
  - Благодарю, - девушка растерянно принялась жевать, искоса поглядывая на молчаливого рыжеволосого юношу, в компании которого до её прихода сидел Ладвик.
  - Вы соседи, верно? - спросила она в надежде разрядить неловкую тишину.
  - Верно, - вместо Югана ответил волк.
  Почему этот юноша молчит всё время? Келейр ещё ни слова от него не услышала. Черты лица его были мягкими, почти женственными. Длинные до талии волосы ещё больше сбивали с толку. Кем он был? Явно не из существ. Их лиса чуяла сразу. Маг? Ведьмак? Кто его знает... Понимая, что может запросто остаться голодной, Келейр быстро уплетала оставшуюся со вчерашнего ужина кашу, которую им преподнесли и на завтрак, украсив небольшим куском рыбы. Её наверняка выловили неподалёку у берега Орвы.
  Сегодня первый курс выглядел иначе, распознать девушек можно было только по волосам, которые они в протест распустили, некоторые даже умудрились завить и уложить. Лиса вздохнула, вспоминая свои кудри, безжалостно отрезанные при побеге. Её коса, ещё несколько дней назад по полу за ней тянулась. Теперь стоило позавидовать даже соседу по столу, с его медной шевелюрой.
  Келейр повернула к Югану голову, намереваясь снова спросить у него хоть что-то, в надежде услышать его голос. Ложка зазвенела, ударяясь о тарелку, поскольку юноша смотрел на неё, молча и так пронзительно, что холодок пробежал по спине у лисы. Его зелёные глаза медленно бледнели, приобретая голубоватый оттенок, а рыжие пряди белели, укорачиваясь.
  - А... - она очнулась, неловко пытаясь притронуться к его волосам, но тут и сам Юган встрепенулся.
  Он резко отодвинул стул и быстро покинул столовую.
  - Как он это делает? - не выдержала Келейр, обращаясь к волку.
  - Лекимор Юган принадлежит роду даланей. На непродолжительное время они могут принимать облик другого человека.
  - Любого-любого? - взволнованно переспросила лиса.
  - Да. Каков тот есть по своей сути, в такого и обращается, - Ладвик поднялся и взял с края стола пару книг, - есть какие-то проблемы, Тай?
  Есть ли проблемы?! Келейр несчастно поникла. Если этому даланею взбредёт в голову обернуться ею, как он недавно пытался, то ей конец! Её тайне конец!
  
  ГЛАВА 4
  
  Рейн тряхнул свиток и раскрыл своё расписание. Первые два часа их занимали политикой правления. Он так сильно сжал умбилик, что тот хрустнул, хвала Богам не пополам, а только покрылся мелкими трещинками. Дракон выругался сквозь зубы, сворачивая листок и засовывая расписание во внутренний карман форменной куртки. Следующим занятием стояла 'защита', а ниже было помечено 'от физического воздействия'.
  - Собираются учить, как давать друг другу по мордам? - хмыкнул Броган, выходя во внутренний двор.
  Припекало, появилось желание расстегнуть куртку или снять её вовсе. Рейн потянулся к пуговицам, но рука так и замерла возле воротника. Напротив, у широкой клумбы с бледными цветами, стоял Ирс. Янтарные глаза грифона блеснули и, не разбирая дороги, юноша пошёл к Рейну. Тот опустил руку, сжимая обе ладони в кулаки, и приготовился, зная обычное поведение Эллгара. Опальный принц подошёл к дракону вплотную, глядя прямо в глаза и не скрывая переполнявшей его неприязни.
  - Ещё немного и ты кинешься ко мне в объятья, пернатый, - открыто усмехнулся Рейн, заставляя Ирса часто задышать от злости.
  - Вторым занятием у тебя 'защита', последыш, - Эллгар склонил голову набок, позволяя тёплому ветру свободно играть прямыми прядями светлых волос, достаточно длинными, чтоб скрывать шею, - за мной должок...
  Только принц согнул ногу в колене, намереваясь нанести Брогану удар, как что-то противное и холодное врезалось в его щёку, затем рассыпаясь по плечу и тая. Рейн удивлённо поглядел на сокурсника, а затем рассмеялся, довольный растерянностью Ирса. Радоваться долго не пришлось, поскольку второй комок грязного снега впечатался ему в лоб, стекая противной мутной влагой по лицу.
  - Какого ярна?! - дракон принялся отряхиваться, и искать диким взглядом обидчика.
  Он знал только одного, способного в такую тёплую погоду баловаться снежками. В доказательство своим догадкам, Рейн разглядел белоснежную голову своего соседа, маячившую у каменной скамьи. Лис сердито сощурился и снова зачерпнул грязной воды из небольшой лужи у собственных ног. Стоило поднять пригоршню и сжать в руке, как та леденела, обращаясь мутным снегом.
  - Остыли или ещё добавить? - выкрикнула Келейр, приподнимая подбородок.
  Драться удумали во дворе? Это перед первым же занятием? Два дурня! Кажется, пункт о наказании по случаю нарушения Устава, никто из мальчишек не удосужился прочитать.
  - Я тебя прибью мелкий... - Рейн тряхнул головой, разбрызгивая грязную воду.
   Досталось и Ирсу, зло ударившему его в грудь кулаком. Принц в ярости направился в сторону Келейр. Немедленно переключаясь с вредного лиса на своего врага, Броган ударил Ирса по ноге, вынуждая не удержаться и упасть на колено, стискивая зубы от боли.
  - Я же сказал, что сам его прибью. Не напрягайся, - проходя мимо Эллгара, Рейн придал себе невозмутимости.
   И только достигая нужной части замка, убеждаясь, что его не видят, схватился за грудь, растирая место удара. Юноша расстегнул одну пуговицу и вытащил расписание. Несчастный умбилик рассыпался, с тихим звоном падая на каменную плиту.
  - Вот дрянь... - бормоча проклятия, дракон сложил листок вчетверо и снова затолкал его в карман.
  Зал Парсфаль ранее предназначался для парадного сбора рыцарей, а теперь использовался для занятий. Оттуда от греха подальше было убрано всё оружие, которыми украшались стены, теперь оставляя лишь пустые черневшие крепления. Уж не знал Броган, что из него вообще собирались делать или спешили вовсе, но было здесь печально пусто. Рейн прошёл в помещение, останавливаясь у одной из высоких колон.
  Зал был впечатляющим по размерам и круглой формы. Старый пол выложен мозаикой, изображавшей некие рунные знаки. Но когда Броган пригляделся, то понял, что разноцветные завитки вовсе не были таинственными письменами, а являлись символами тех самых Орденов, к которым относились пребывавшие в этих стенах рыцари. Парсфаль был двухъярусным с длинными рядами бело-серых колонн. Девять ступеней из такого же кардамского мрамора вели к круглому помосту, сооружённому в самом сердце зала. Там должно было находиться что-то важное, по мнению Брогана, но ничего кроме пыли не было.
  Сокурсники собирались кучками по три-четыре человека и переминались с ноги на ногу, то поглядывая на помост, то переводя взгляд на стеклянный купол, сверкавший у них над головами. Ветви ияра мерно покачивались, создавая на мозаичном полу причудливые тени. Рейн заметил Гварена: волк в одиночестве листал вручённый эльбом учебник, как будто это было самое интересное и захватывающее чтиво в его жизни. Дракон собрался подойти, но тихий ровный голос в центре зала остановил его.
  - Я приветствую вас в Парсфаль. Прошу сесть и не тратить попусту драгоценное время.
  Чёрные брови Брогана поползли вверх, а в зале послышался недовольный ропот. Куда сесть-то? Пусто ведь! Друт - хранитель истории, пригладил скудную бороду, спускавшуюся к поясу. При этом действии рукава его серой мантии колыхнулись, будто он действительно был призраком, как часто и складывалось мнение о них. Мастер молчал, не повторяя своего требования, только присел на пол, скрещивая ноги. Он опустил ладони на колени и обвёл выцветшим взглядом собравшихся молодых людей.
  - Приветствую вас, Мастер, - Келейр вышла из тени колон и уселась перед Друтом у помоста, на котором тот устроился.
  Каменный пол оказался на удивление тёплым, прогретый щедрым солнцем, лившимся сверху, проникая через стеклянную крышу. Ладвик усмехнулся, закрыл свою книгу и, постукивая ею по ладони, последовал примеру лисы, садясь неподалёку. Рейн вздохнул, направляясь туда же, намереваясь занять место поудобнее, если это вообще могло быть.
  Едва ученики расселись, под стоны недовольных девиц, которые платками оттирали пол, прежде чем рискнули опуститься на него, Друт поднял голову выше и развёл костлявыми руками. Вообще никто никогда не встречал молодых Друтов. Ходили слухи, что эти создания рождались уже с бородой и старческим кряхтением...
  Так вот, стоило хранителю истории махнуть руками, как стало понятным отсутствие предметов мебели в зале. Перед юношами и девушками сидящими полукругом, возникла призрачная карта их мира, который они привыкли звать Грахеймн. Она жила своей жизнью, менялась, возводила дворцы, перекидывала мосты через реки, тёкшие, словно живые. Келейр даже удалось разглядеть стайку птиц над королевским дворцом, снявшуюся с остроконечных крыш.
  - С воцарением рода Даремов, в Грахеймн настала эпоха глубоких внутренних перемен, - принялся повествовать Друт, полностью погрузившись в недра истории, которые им воспринимались как собственные воспоминания, - последние события вынудили переписать некоторые моменты.
  Мастер повёл рукой, изменяя границы, прорисовывая новые земли и возводя города.
  - Для укрепления своего политического могущества, принц-регент Дарем, а ныне король Грахеймн, ввёл новую систему владения землями. Что вызывало всем известные восстания, которые подавлялись твёрдо и без сожаления.
  Рейн услышал, как часто задышал позади него Ирс. Конечно, не хотел бы он быть сейчас на месте принца. Бородатый старец решил затронуть слишком болезненную тему. Друты хранили все факты истории, сухие и точные, не поддаваясь чувствам. Они их попросту не испытывали. Не стоило удивляться и тому, что Мастера попросту не трогала ненависть ко всему сказанному опального Эллгара, которому на собственной шкуре довелось узнать всю горечь поражения в вышеуказанном восстании.
  Именно леди Эллгар, его мать, не так давно носила под сердцем ребёнка того, кто лично приказал казнить предыдущего правителя Грахеймна, отца Ирса. По мнению короны, Иллес Эллгар был слишком мягок к 'неугодным' и слишком 'самодостаточен' чтоб принимать 'нужные' советы. Вот и поплатился...
  - Соединение десяти земель, проведённое ранее Иллесом Эллгаром едва ли могло считаться приращением политического могущества Грахеймн, так как оно повлекло за собою распри в королевской семье, продолжавшиеся в течение многих лет. Старший сын Иллес был казнён, а корона досталась второму сыну - Дарему. В истории Грахеймн это первый случай.
  Чтобы найти опору в народе, который продолжал благоволить казнённому Иллесу, новым королём была издана хартия. В ней он обещал восстановить некоторые законы и облегчить многие повинности. Впрочем, королевская власть очень мало потеряла от этого. Так как единственный сын Иллеса был лишён права наследования, наследником престола был объявлен малолетний сын Дарема и Шейны Эллгар, бывшей в то время во втором браке за новым королём.
  Ирс медленно поднялся, глядя исподлобья на Друта, невозмутимо продолжавшего свои речи. Конечно же, последние полчаса грифон стал центром всеобщего внимания. Присутствующие принялись шептаться, и только некоторые молчали, понимая, что завтра могли оказаться на месте опального принца.
  - Король Иллес Эллгар был слаб и проиграл. Всё могло бы...
  - Мой отец не был слаб! - хрипло выкрикнул Ирс, сжимая кулаки в бессильной ярости, - он сражался достойно и до конца!
  Друт поглядел на раскрасневшегося юношу, добивая того очередной фразой:
  - В таком случае он бы не проиграл Дарему.
  - Он сдался, чтобы спасти меня! - Эллгар швырнул к ногам Мастера учебник, - он спасал меня! Этого нет в твоих записях, проклятый Друт?!
  Голос Ирса сорвался, и юноша просто выбежал из зала. На какое-то время воцарилась тишина. Мастер поднял брошенный учебник, оттёр его от пыли сухой морщинистой ладонью и положил рядом с собой.
  - Надо искать свою суть, свои человеческие истоки, свои внутренние силы, свои потенциалы. Высота человека зависит не от его физического роста, а от грандиозности его мечты. Открывающиеся ему горизонты очерчиваются не горами, - тихо проговорил Друт. Моментально карта ожила, снова меняясь, согласно времени, - не горами - а его верой в себя. Если человек имеет сердце, он - носитель и хранитель надежды, он обладает вечной силой, позволяющей сохранять способность исполнить то, к чему стремится. Истинным же поражением является добровольное отречение от своей веры. Помни это каждый живущий.
  Потом Мастер замолк. Глаза его были прикрыты, и Келейр пододвинулась ближе к Гварену, толкая его локтем в бок.
  - Заснул что ли? - прошептала лиса.
  Волк оторвался от чтения, поворачивая к девушке голову. Глаза у него были интересные, то карие, как шоколадная крошка, которой матушка Муль, работая у них на кухне, любила посыпать своё печенье, то переливались тёмным янтарём. Особенно сейчас, когда Гварен глядел на неё.
  - Тай, чем очерчиваются твои горизонты?
  Этот юноша умудрялся читать и при этом слушать мудрёные речи Мастера? Келейр скривилась. Оборотень - заучка!
  - Ты странный. Ты это знаешь? - проворчала она, усаживаясь поудобнее.
  Ноги затекли, хотелось последовать примеру Эллгара и сбежать из этой обители дурных воспоминаний.
  - Ты встречал тут хоть одного нормального? - белозубо улыбнулся Ладвик.
  - И то, правда!
  Тишина продолжала терзать слух сильнее грома. Потихоньку все стали перешёптываться, обсуждать свои впечатления от пребывания в стенах академии и гул от голосов учеников становился всё громче.
  - Грех таким шансом не воспользоваться...
  Келейр неожиданно задохнулась от навалившейся на неё тяжести. Узнавая голос дракона, девушка попыталась развернуться, но Рейн только удобнее умостился, прислоняясь спиной к её спине. Он сложил руки на груди, опустил голову, и закрыл глаза.
  - Ты совсем сдурел?! - возмутилась лиса и снова заёрзала, пытаясь оттолкнуть соседа от себя.
  - Тебе ночи не хватило, Броган? - окликнул его волк.
  - Нет. Кто-то спать не давал. Выл под окнами. Не твоих рук дело, а Ладвик? - ухмыльнулся дракон, не открывая глаза.
  Волк покачал головой, возвращаясь к своей книге. Зато Келейр буквально закипела от услышанного. Не спал ночью?! Под окнами выли?!
  - Ах ты ж ящерица песчаная... спать тебе не давали?! - лиса со всей силы ударила Рейна своей головой по затылку, от чего в глазах её потемнело.
  Дракон резко поднялся, зарычал и схватил своего мелкого соседа за грудки, с лёгкостью поднимая перед собой.
  - Не нужно творить историю, мелкий! Иначе этот Друт смастерит на своей карте твоё жалкое надгробие... - грозно заявил юноша.
  - Приглядись, глупая ящерица! На нём твоё имя! - Келейр снова воспользовалась тем, что её ноги оказались свободны и стукнула Рейна по коленке.
  Пока дракон хватался за ногу, девушка проскользнула между сокурсниками, которые принялись подниматься. Она успела выбежать из зала раньше, чем до неё добрался разгневанный сосед. Своевременный перерыв между занятиями спас её. Лиса отдышалась в коридоре и, смешиваясь с толпой шумных учеников, поспешила выйти на улицу. Во внутреннем дворе тоже было людно, а хотелось именно уединения.
  Девушка осмотрелась, увидела пустую каменную скамейку, рядом с которой блестела на солнце её знакомая лужа и поспешила к ней. Пускай тут и не было тени, да и грязь под ногами разгоняла брезгливых девиц, но ей не грозила компания ненужных обитателей Арфен. Келейр с ногами забралась на скамью, улеглась и зажмурилась от яркого солнца. Она закинула ногу за ногу и принялась помахивать грязным ботинком. Красота... почти идиллия. Внезапно тень заслонила солнце, и лисе пришлось приоткрыть один глаз, чтоб проверить, что за туча повисла над ней.
  - Ты сделал то, что должен был, мальчик? - Файона сложила руки на своей пышной груди и нетерпеливо постукивала по рукавам пальцами.
  Сегодня ведьма не была так свежа. На жёсткой койке сильно не наспишься. Это тебе не роскошная кровать в родительском доме. Погодите-ка. Что значит 'должен'? Келейр недовольно поморщилась. Эта девица вздумала указывать ей?
  - Я сказал, что подумаю над этим. И ничего не обещал! - фыркнула лиса, закрыла глаза и демонстративно продолжила качать ботинком.
  Сбоку зашипели, девушка едва приоткрыла глаза, из-под длинных ресниц наблюдая, как разгневанную ведьму обволакивал чёрный туман. Файона скрючила длинные пальцы, злобно вставляя руку над головой Келейр и явно намереваясь оглушить при помощи одного из своих заклинаний. Ну-ну... лиса ухмыльнулась краешком губ, даже не сдвигаясь с места. Таких штучек она знала как облупленных. Если Макдаре так не терпелось забраться в койку к глупому дракону, то она, как его вынужденная соседка, была для этой ведьмы лучшим вариантом.
  - Послушай, - елейный голосок у её уха, и волосы, которые мигом накрыли лицо, заставили Келейр подскочить и сесть на скамье.
  Файона отпрянула от лисы, но только лишь затем, чтоб присесть рядышком.
  - Послушай, - девица поджала длинные ноги, боясь испачкать ботинки, - мне очень, очень нужна твоя помощь.
  Ещё бы! Келейр скривилась, стараясь глядеть на несколько маленьких фонтанчиков, которые удивительным образом били чистыми струйками прямо из большой, высеченной из монолитного камня чаши. Ей немедленно захотелось пить. Файона призывно улыбнулась лисе, накручивая длинную прядь волос на палец.
  - Пообещай, что сделаешь это. Ты должен мне помочь.
  - Почему бы тебе не подойти к Брогану и не сказать самой? - нетерпеливо кинула ей Келейр.
  Ведьма захлопала длинными ресницами. Почему не действовало? Хотя... этот мальчик наверняка и не интересовался девушками. Выглядел совсем юным. Файона поскрипела зубами, но заставила себя быть терпеливой. Иначе ей не заполучить нужную вещь! Но как же выводил из себя этот щенок!
  - Я не готова...
  - К чему? - скептически поглядела на неё лиса.
  Девушка принялась водить по поверхности лужи носком ботинка, этим действом заставляя ведьму едва ли не до подбородка поджимать колени. Как она вообще по земле ходила? Не понимала Келейр этих людей. Что плохого в чистоте самой природы? Земля священна, нужно быть благодарным за то, что имеешь возможность ходить по ней!
  Старый Юх, живший в древней хижине у подножья гор, где начиналась земля её рода, говорил им, поучая: 'Возьмите горсть земли, почувствуйте её в руках. Мы все сделаны из земли. Это наша мать, это мы сами'. Келейр могла слушать старика часами, чумазая и босая сбегая из дома, пока нянька отвлекалась. Именно он привил жажду к знаниям, жажду свободы, позволил понять, что у неё свой путь и она сама себе хозяйка. Как и каждый живущий на этой земле. Нолан Тайернак не мог тронуть Юха, поскольку старец почитался как одна из реликвий у местного народа, но ненавидел мудреца люто...
  - Я тебе не ворке, мальчик! - меж тем ведьма продолжила строить из себя недотрогу, - я не могу открыто заявить о своих чувствах!
  - Боишься, что чешуйчатый тебя отошлёт куда подальше? - сощурилась лиса, продолжая действовать на нервы черноволосой девушке.
  - С чего мне быть неуверенной в собственной силе и красоте, глупый лис?! - Файона резко поднялась, тут же ощущая, как ботинки наполнялись противной холодной водой.
  - Ну да... ну да... - вздохнула Келейр, - какие могут быть сомнения и неуверенность?
  Ведьма часто задышала, снова окутываясь гневным чёрным облачком. Лиса сжалилась над беднягой, она наклонилась и опустила указательный палец в лужу. Сразу же вода принялась замерзать и превратилась в кусок льда.
  - Что ты делаешь?! - взвизгнула Макдара, с громким хрустом ломая лёд и пытаясь вытащить из него ноги.
  Те озябли, заставляя девушку трястись от холода.
  - Тебе не угодишь! - возмутилась Келейр и пожала плечами.
  Их перерыв подходил к концу, и пора было убираться со двора. Следующее занятие грозило стать для неё настоящим испытанием. В отличие от разгневанной ведьмы, лису ожидала 'защита'. Приписка 'от физического воздействия' только усугубляла волнение. Это означало личный контакт, а Келейр его нужно было избегать как огня. Она поднялась, кидая на ведьму последний взгляд.
  - Сделай это сегодня, лис! - потребовала Файона, пытаясь привести свою обувь в порядок.
  - Возможно! - кинула ей девушка, отфутболивая кусок льда.
  Взлетая вверх, он замечательно засверкал на солнце.
  ***
  Площадка для следующего занятия была обустроена на одном из нижних дворов за академией. Она была прямоугольной и занимала достаточно большое пространство, позволяя не наталкиваться каждый раз на высокую каменную ограду, огораживающую её. Эти занятия предполагались лишь для юношей и Келейр не торопилась попасть туда, лихорадочно соображая, как избежать тренировки, и остаться простым наблюдателем.
  Это оказалось невозможным, поскольку грубый громкий голос повелел им выстроиться в ряд на сухой, утрамбованной ботинками земле. Солнце припекало, а тени никакой... девушка успела встать между Рейном и Ладвиком, пытаясь скрыть свою радость по этому поводу. Она уже привыкала считать их 'своими' хоть и сама не понимала, в каком качестве.
  Мастер находился на противоположном краю площадки. Слепившее солнце не позволяло толком разглядеть высокую, широкоплечую фигуру. Человек выставил перед собой руку, на которой сидел, судя по очертанию крыльев - ястреб. Птицу погладили тыльной стороной ладони по крылу, и она взметнулась в ясное небо с пронзительным кличем.
  - Ну, цыплята... - пробасил Мастер, широким шагом направляясь к первокурсникам, переминавшимся с ноги на ногу.
  Чем ближе он подходил, тем ниже отвисала челюсть у лисы, а рядом и у дракона. Только Гварен едва улыбнулся, поглядывая то на девушку, то на Рейна. Подошедшая женщина была не менее двух метров ростом. Свободная белая рубашка делала её плечи ещё шире. Перепачканные в пыли штаны были заправлены в высокие зашнурованные ботинки. Келейр приняла бы её за мужчину, с этой короткой стрижкой светлых взъерошенных волос и резкими чертами лица, пусть по-своему и привлекательного. Но значительная выпуклость в области груди не позволяла усомниться в том, что перед ними 'леди'.
  - Она - женщина... - глухо пробормотал Броган рядом с Келейр.
  - Да что ты говоришь? - фыркнула лиса.
  По ряду прошёл гул, видимо все пребывали в некоторой растерянности. Затем послышались смешки, и недостойные дамских ушей реплики. Мастер упёрла кулаки в бока и обвела присутствующих новичков ясным взглядом.
  - Будем знакомиться! - громко заявила великанша, белозубо улыбаясь и игнорируя глуповатых учеников.
  - Я бы не прочь... - потянул кто-то из мальчишек, - поближе познакомиться...
  Гварен покачал головой.
  - Поближе, говоришь... - улыбка Мастера стала ещё ярче. Казалось, слова собравшихся 'цыплят' только забавляли её, - можно и поближе.
  Великанша поманила пальцем наглеца, и тот вальяжно прошёлся к ней, вставая напротив.
  - Таль Мозар, - юноша насмешливо поклонился, протягивая одну руку к Мастеру, - к вашим услугам, миледи.
  - Мастер Токум, - представилась великанша и моментально захватила протянутую руку в области локтя.
   Отшагивая правой ногой назад, Токум скрутила ту самую руку, запрокидывая мальчишку плашмя на землю. Маг закряхтел, поднимая облако пыли и попытался подняться.
  - Кто ещё желает представиться Мастеру? - поинтересовалась великанша без тени злости и превосходства.
  Она протянула руку Талю, помогая ему подняться, затем обвела взглядом ряд своих 'новобранцев'. Остановившись на Югане, Мастер нахмурилась.
  - Больше не смей являться на занятия с этими кудрями, - Токум упёрла руки в бока, ожидая его ответной реакции.
  Рыжеволосый юноша молчаливо глядел на неё, затем его волосы принялись укорачиваться и светлеть, в итоге точно копируя причёску самой Токум. Женщина рассмеялась, одобрительно кивая головой.
  - Всегда завидовала способностям даланей к метоморфности. Мне подвластна лишь одна трансформация, да и той в людном месте не попользуешься...
  - Великанша - перевёртыш? - шёпотом поинтересовалась Келейр у Рейна.
  Дракон кивнул и поглядел поверх её белоснежной макушки на Ирса, который мрачной тучей наблюдал за ним.
  - Я хочу увидеть, на что вы цыплята способны, чтобы в дальнейшем знать какой план работы подобрать для каждого из вас, - продолжила Мастер, - ты и ты!
  Токум ткнула пальцем сначала в Ладвика, потом, к ужасу Келейр, в её сторону. Девушка услышала еле слышный рык волка, когда он сделал мимо неё шаг вперёд, и уважительно склонил голову перед Мастером.
  - Гварен Ладвик.
  Токум ответила на приветствие, пальцем указывая на землю перед волком, и велела девушке встать рядом. Скрипя зубами, лиса подчинилась.
  - Келейр Тайернак, Мастер, - она повторила приветствие волка, вставая к нему лицом к лицу.
  - Советую следить за ногами этого мелкого, - ухмыльнулся дракон, когда увидел, как его сосед по комнате зло зашипел в ответ.
  - Где же дружеская солидарность, Броган? - глаза Гварена налились золотом, сверкая на солнце.
  Рейн только сложил руки на груди, всем своим видом показывая безразличие к судьбе мелкого мальчишки. Келейр поняла, что обидный снежок ей не простили. Стоило признаться, что сама бы поступила так же, на месте дракона. Но, не смотря на это, намеревалась отыграться позже. Сам Броган был спокоен, так как не сомневался, что волк не обидит лиса. Другое дело Эллгар... тут бы ему пришлось вмешаться, но никогда он не сознается в этом вредному мелкому щенку.
   - Давай, Тай. Смелее, - с лёгкой улыбкой проговорил Ладвик.
  Келейр собралась, мысленно пожелала себе удачи и сделала выпад, намереваясь нанести удар рукой, но волк отбил его. В мгновение ока юноша скользнул рукой вдоль её руки, неожиданно обхватил Келейр за шею и подставил подножку. Левой рукой он обнял девушку за талию и сильно наклонил её голову к себе. Лиса задохнулась, понимая, что сейчас упадёт. Но этого не происходило, Гварен только смотрел на неё сверху с неизменной улыбкой.
  - Ещё попытка, Тай?
  Лиса сердито сощурилась и тихо зарычала, выворачиваясь. Пользуясь 'заминкой' Ладвика, девушка перехватила его руку, потянула на себя, одновременно ладонью второй руки ударяя волка в подбородок. Не успел юноша опомниться, как ловкая подножка вывела его из равновесия, и он встретился с пыльной землёй. Келейр победно ухмыльнулась, сдувая криво отрезанную прядь волос со лба. Гварен поднялся, отряхнул штаны и одобрительно похлопал девушку по плечу. По его сдерживаемой улыбке она поняла, что мальчишка просто позволил ей выиграть! Вот уж волк...
   Считал её таким жалким противником, что не хотел ранить? Или он каким-то образом смог догадаться? Взгляд Келейр быстро опустился на собственную грудь, которая в данный момент была вовсе плоской, перетянутой куском полотна. Да и без того самого полотна она была не так уж приметна... Нет, не мог! Точно, просто пожалел. Добрый он, этот пёс... и только.
  - И так, - пробасила Мастер, - что вы все заметили?
  - Что этот мелкий прыщ почти уделал волка? - пробормотал чей-то голос из толпы сокурсников.
  - Глупейший ответ! - деловито заложив большие руки за спину, заявила Токум, и начала прохаживаться вдоль площадки, - каждое существо имеет свою тактику, свои повадки. Мозги на то, чтоб ими пользоваться!
  Великанша поравнялась с ответившим ей ранее студентом, и дала ему звонкого щелбана. Юноша потёр лоб, кривясь от обиды и саднившего синяка.
  - Лис низкий и вёрткий. Он использует это преимущество. Но если бы ученику Ладвику не вздумалось поддаваться ему и драться вполсилы (что было выполнено весьма недурно), то лису никогда не одолеть его. Без магии - никогда!
  - Мой отец не проигрывал Уго Ладвику ни единого боя! - звонкий голос Келейр заставил Токум остановиться и развернуться к девушке.
  Лиса от обиды закусила пухлую губу.
  - Верно, малыш, - кивнула Мастер, - потому как в отличие от тебя, Нолан Тайернак предпочитал пользоваться всеми преимуществами, которыми его наделила мать природа. Ты же, прочитав приписку 'от физического воздействия', решил использовать только кулачки. Похвальная прилежность. Но пометка означает, что вы можете использовать свою силу как физическое оружие, не подчиняя сознания. И жалость к сопернику непростительна. Благородство Ладвика не распространяется на других волков. Запомни это лисёнок.
  Токум щёлкнула пальцами, затем снова указала на Гварена и Келейр.
  - Ещё раз!
  Ещё раз не вышло, поскольку за их спинами зарычали и схватились, поднимая в воздух облако сухой пыли и песка.
  - Проклятый последыш! - Ирс схватил Рейна за грудки, пытаясь ударить головой, но дракон увернулся, и уже дышал чёрным дымом.
  Лиса закатила глаза. Ну да... как неожиданно-то!
  - Береги свой зад, куреголовый, пока его не подпалили! - хрипло отозвался Броган.
   Через мгновение оба обратились. Келейр впервые видела своего соседа в истинном обличии. Чёрная чешуя дракона переливалась на солнце, а синие глаза зверя горели гигантскими сапфирами. Зрелище завораживало, и она тряхнула головой, приходя в себя. Этого ещё не хватало! Гварен вовремя схватил девушку за плечи, отодвигая в сторону. На это же самое место тяжело опустился длинный чешуйчатый хвост, задевая руку волка и оцарапывая её. Рейн виновато заурчал, тут же получая по огромной морде лапой грифона. Когти попытались сорвать чешую, но дракон едва не сомкнул ужасного размера клыки на лапе. Эллгар издал пронзительный клич, снова ловко вцепившись в своего соперника.
  Сначала Токум только одобрительно кивала, наблюдая за действиями драчливых мальчишек, но с каждой новой минутой, беспокойство всё отчётливее читалось на её загорелом лице. Ученики не соревновались, они просто напросто намеревались прикончить друг дружку, да ещё во время её занятий!
  - Прекратить бой! - выкрикнула Мастер.
   Но никто из юношей не обратил внимания на её громкий голос. Они уже не видели и не слышали никого. Ирс ощущал такую злость, что готов был разорвать любого, кто подвернулся ему под руку. Выплёскивая свою ярость, он наносил один удар за другим, получая в ответ не менее ощутимые от дракона. Они покатились по пыльной земле, сминая крылья, заставляя блестящие золотисто-коричневые перья подниматься в потоках жаркого воздуха. Одно из них мягко опустилось на ботинок Келейр, и она стряхнула его, с волнением наблюдая за схваткой.
  Рейну удалось перевернуться и оказаться сверху. Он поставил лапу на грудь грифона, пытаясь вдавить его в землю. Ирс издал пронзительный клич, пытаясь скинуть с себя противника. Чёрный хвост дракона молотил по земле, из пасти вырывался дым, и уже показывалось пламя, которое грозило опалить светлую шерсть грифона.
  Эллгар изловчился, задними ногами ударяя по незащищённому животу Брогана. На мгновение дракон потерял равновесие, ослабляя хватку. Грифон вывернулся, расправил крылья и тяжело взлетел над ним. Рейн взметнулся в синее небо чёрной стрелой, и теперь бой продолжился над площадкой.
  - Прекратить! - снова пыталась воззвать к ним Токум.
  Мастер потянулась к висевшему на шее шестигранному медальону, собираясь активировать защиту, не позволяющую 'непослушным' ученикам использовать силу обращения. Однажды проходя за стены Арфен, каждый из них автоматически попадал под данное действие, впоследствии позволявшее преподавателям контролировать подобные ситуации. Но кто-то активировал защиту раньше Мастера, не рискнувшего сделать это, пока глупые мальчишки находились в небе.
   Со стоном оба юноши рухнули на землю, скрываясь из вида за облаком пыли. Келейр ахнула от волнения, намереваясь подойти к Рейну и убедиться, что тот жив, когда из этого самого облака раздалось незнакомое рычание. Оно заставило вздрогнуть и отступить назад. Мягко, бесшумно, огромные белоснежные лапы ступали по песку, через мгновение, представляя их взглядам великолепного льва. Белые крылья существа сложились за спиной, и он мотнул головой, заставляя шёлковую гриву играть на солнце оттенками серебра. Снова издавая оглушительный рык, лев обратился.
  Взмокшие грязные мальчишки задыхались и пытались подняться с земли. Они растерянно смотрели на возвышавшегося над ними мужчину. Элазар Саргон, ректор академии, кинул на них гневный взгляд с высоты своего немалого роста:
  - Вымыться и явиться ко мне в кабинет.
  
  ГЛАВА 5
  
  - Вы тоже, Токум, - мрачно уточнил Саргон.
  Мастер отрывисто выдохнула и покорно склонила голову. Келейр в очередной раз удивилась тому, как реагировала великанша. И без слов было ясно, что осуждала она лишь свою не профессиональность на сегодняшнем занятии, которая едва не привела к непоправимым последствиям. Токум даже не упрекнула юношей, пытавшихся отряхнуть грязными руками форму.
   Рейн поморщился, вправляя вывихнутое плечо. Адская боль отпустила, и он смог выровняться. Остывая, дракон заметил, что вовсе не Мастер вынудил их с Эллгаром обнимать землю. Ректор! Разве он не должен был вернуться завтра?! Проклятье... заставляя себя нервно улыбаться, Броган поприветствовал Саргона и кивнул чёрной растрёпанной головой. Его проигнорировали.
  Ректор нахмурился ещё больше, когда его взгляд остановился на Ирсе. Опальный Эллгар умудрился отличиться в первый же день занятий. Юноша приподнял свой подбородок, сверкая янтарными глазами. Светлые волосы липли к мокрому лицу, и он тряхнул головой, пытаясь их убрать.
   Да, он так похож на отца. Только Иллес Эллгар был намного сдержаннее. Характером мальчик больше походил на младшего Дарема, ныне короля Грахеймн. Элазар проследил за полётом лёгкого пера, которое взлетело куда-то в небо, теряясь в слепящем солнце. Он еле выдержал все эти мероприятия, касающиеся коронации и был откровенно рад вернуться раньше. До тех самых пор, пока не увидел, как над площадкой для занятий сцепились двое глупых мальчишек.
  Он жалел, что пропустил день прибытия и не мог лично поприветствовать первокурсников. Размышляя об этом, Саргон прошествовал мимо ряда притихших юношей, бросая на них беглый взгляд. Все как один склонили головы, молча приветствуя своего ректора. Мужчина покачал головой в ответ и направился дальше, к выходу с площадки.
  Ректором Арфен Саргон был уже более десяти лет. Одиннадцатый год, если быть точным. Ветер подхватил его белые волосы, собранные шнурком в хвост. Элазару было тридцать семь. Хотя, что это значит для чистокровного потомка львиного рода Саргонов? Это даже не четверть от отмеренного ему срока.
  Род Саргонов в прошлом был довольно могущественным и приравнивался по влиянию к нынешнему королю. Но ещё во времена правления его деда, когда путём захвата власти род Эллгаров получил корону, многое изменилось. Боясь конкуренции и попытки переворота, король Ламон Эллгар, который являлся дедом мальчишке Ирсу, начал истреблять то, что по его мнению несло опасность короне... Так был возведён и Арфен. Так итогом оказалось, что он, Элазар Саргон, ныне последний из своего рода.
  Ректор сощурился, замечая в небе ястреба. Птица сделала круг над площадкой, возвращаясь к своей хозяйке. Мужчина постоял так минуту, чувствуя, как щедрое солнце припекало даже через ткань белоснежной рубахи. Он расстегнул пуговицу на воротнике и прошёл в тень, направляясь к галерее, которая вела в нужную ему часть замка.
  Его кабинет находился на втором этаже, а окна открывали вид на внутренний двор. Когда ректор поднялся к себе, то распахнул одно из них, впуская пусть и слишком тёплый, но всё же свежий воздух. Проветрить кабинет в его отсутствие никто не додумался. Документы так и остались лежать на столе в беспорядке, брошенные им ещё несколько дней назад.
  Вардван тоже не наведывался сюда. Саргон опёрся руками о подоконник, выглядывая на улицу. Его внимание привлёк один из первокурсников, который отрешённо стоял, глядя на небольшой фонтан. Юноша склонил набок голову. Его светлые волосы принялись темнеть, наливаясь яркой медью, затем удлиняясь, пока не укрыли всю спину, спускаясь к талии.
  Лекимор Юган, если ему не изменяет память. Хотя она редко ему изменяла - всех своих учеников ректор помнил по именам наизусть. Даланей. Метаморфность исключает у этих созданий смешанные браки. Но отец Югана запреты эти отмёл напрочь, обручившись с простой женщиной. Мать юноши умерла при родах, оставив в дар своему полукровному сыну такие же как у неё медные волосы. А ещё жизнь, которая становилась испытанием каждый день, неся с собой неизвестные последствия. Одним из таких была немота Югана.
  ***
  Келейр опомниться не успела, как её накрыло чем-то непонятным, лишая всякого обзора. Лиса зло сорвала с себя чёрную тряпку, понимая, что ею оказалась чья-то форменная куртка.
  - Занесёшь в комнату, мелкий, - проворчал дракон, затем подмигнул девушке, отчего она малость растерялась, - можешь и почистить.
  Рейн нагло ухмыльнулся, запихивая грязные руки в карманы испорченных землёй штанов. Белая рубаха облепила его спину, и лиса различила едва слышный запах шмельки, исходивший от молодого человека. Вода в комнатах скоро всех их заставит источать подобный аромат. Но именно проклятый Броган вдруг вздумал волновать её не к месту. Лиса решила было зашвырнуть куртку подальше, с яростью скомкивая одежду, но передумала, натыкаясь на удивлённый взгляд Ладвика. Волк подошёл к девушке, неожиданно протянул руку и принялся приводить её волосы в порядок.
  - Ты это... что это... делаешь? - Келейр тряхнула головой, убирая руку юноши.
   В его глазах плясали чёртики. Сам волк закусил губу, отворачиваясь от девушки и глядя вслед виновникам очередного срыва занятий.
  - Интересно, на остальных уроках сегодня так же весело будет? Или это предел? - Гварен расстегнул две верхние пуговицы на куртке, потом подумал, и вовсе стащил её с себя.
  Он довольно потянулся, позволяя тонкой ткани рубашки облегать превосходные мышцы на его спине.
  - Кажется, все дурни уже разбежались... - проворчала лиса.
  - Не хочешь снять куртку, Тай? - волк невинно улыбнулся, закидывая свою одежду себе на плечо, - сегодня такая жара, сваришься в этой одёжке. В принципе, на это занятие позволительно и с голым торсом являться.
  Он наслаждался ярким румянцем, заливавшим её щеки. Лиса тихо зарычала, глядя на юношу диким зверьком. Нетушки! Лучше она сварится заживо в этой одежде, но не снимет её и под страхом смертной казни!
  - Мне не жарко! - солгала девушка, задирая свой подбородок.
  Волк только рассмеялся в ответ.
  ***
  Рейн обогнал угрюмого Ирса, первым достигая двора и вожделенного фонтана. Юноша склонился над каменным бордюром, набрал в обе пригоршни холодную воду и принялся умываться. Затем Броган просто опустил в огромную чашу голову, ныряя по плечи, и через мгновение поднялся с хриплым довольным выкриком. Вода стекала по его волосам и рубашке.
  Подошедший Эллгар молча остановился с другой стороны фонтана и принялся приводить свою одежду в порядок. Принц опускал ладони в воду, а затем обтирал ими испачканные штаны. Грязи от этого действия только прибавилось, что вызвало приступ ярости у юноши.
  - Никак пёрышки не почистишь, куреголовый? - поддел его дракон.
  - Заткнись, последыш... - прошипел Ирс.
  Они едва не сцепились вновь, когда голос над их головами вынудил умолкнуть.
  - Извольте явиться в кабинет ректора, юноши.
  Рейн краем глаз увидел трепетавшую на ветру белоснежную мантию, тут же понимая, кого они удосужились разозлить на этот раз. Вардван окинул их чёрным взглядом, вынуждая подняться и умолкнуть.
  - Марш! - он указал в сторону замка пальцем, увенчанным перстнем с каким-то зелёным камнем, показавшимся Брогану булыжником.
  Ученики молча развернулись и поспешили выполнить приказ. Ни у одного из них не было желания проверять на себе силу гнева этого мага. К галерее они вылетели одновременно, толкаясь, и обгоняя друг друга. Но чем ближе подходили к северной башне, самой большой в академии, где на втором этаже располагался кабинет ректора, тем больше замедлялись их шаги. Под конец, перед самыми дверьми, они и вовсе остановились, перекидываясь сверкавшими взглядами.
  - Входите, - резкий голос заставил юношей вздрогнуть.
  Видимо сердце в груди стучало так сильно, что Саргон умудрился почуять их через двери. Или это Ирс скрипел зубами слишком громко? Вот именно, это всё грифон. Рейн прокашлялся в кулак и сделал шаг вперёд, заставляя себя взяться за медную дверную ручку. Стоило ему открыть дверь, как сквозняк заставил трепетать занавески на окнах и его лёгкую рубаху. Ректор стоял у стола, сложил руки на груди и глядел на провинившегося ученика.
  Рейн почувствовал болезненный пинок в спину. Эллгар вынудил его отойти в сторону и следом вошёл в кабинет, тихо прикрывая за собой дверь. Занавески успокоились и перестали виться, словно крылья беспокойной птицы. Оба юноши молчаливо склонили головы. Дракон попытался проследить за действиями Элазара, поглядывая из-за завесы спутанных мокрых волос, но не решился выровняться.
  - Рейн Броган из Раегдана, - медленно проговорил ректор.
  Юноша утвердительно кивнул чёрной головой. Наконец Рейн стал ровно и неподвижно, словно на него кто оковы окоченения наложил.
  - Я встречал леди Айлу при дворе. Она была представлена королеве, - Саргон не сводил золотого взгляда с дракона, изучая его реакцию.
  - Рад слышать, - выдохнул Рейн и почувствовал, как в висках застучало.
  Отчего их просто не накажут? Или это и есть часть 'воспитательного процесса'?
  - Ивар Броган справлялся о ваших успехах, - продолжил беседу Элазар, - что вы сами думаете о них?
  Проклятье! Рейн тихо зарычал. Брат интересовался им? Последний раз он видел Ивара на их пятнадцатилетие. Мать позволила дяде Фелану привезти его из Оберонского замка на один день. Близнецы не сказали друг другу ни слова. Было до жути странно видеть свою точную копию, хотя волосы у брата были короткими, и не было у него проклятой печати...
  Они ходили кругами, будто дикие зверьки. Изучали, пытались запомнить. Тогда дядя Фелан потрепал его по голове и сказал: 'Пусть весь мир будет кричать, что братья и сёстры - естественные враги, вам надлежит стоять друг за друга'. Рейн часто не понимал его слов, опекун всегда говорил мудрёно, но в тот день они показались юноше оплеухой. У Ивара было достаточно верных людей, готовых сражаться за своего господина и охранять его. Зачем ему клеймёный брат? Элазар всё ещё ожидал его ответа. Дракон не выдержал и ухмыльнулся:
  - Передайте ему, что Рейн Броган полностью оправдывает звание последыша...
  Сбоку было подозрительно тихо. Рейн даже решил удостовериться, что Эллгар жив и здоров, не понимая, отчего тот не съязвил по привычке. Но принц молчал, устало глядя на ректора. Синяки под глазами грифона делали его кожу ещё бледнее. Регенерация у этих существ гораздо слабее, чем у драконьего рода. Кажется, Ирс ещё толком не отошёл от приземления на площадке. Белая бровь ректора приподнялась.
  - Я вижу, вы довольны собой, Броган, - пальцы Саргона сжали ткань рубахи на рукавах, - кто начал драку?
  - Я!
  - Я!
  Они действительно выкрикнули одновременно?
  - Превосходно! - уголок губ ректора дрогнул то ли от улыбки, то ли Саргон попросту терял терпение, - могу я поинтересоваться, какова причина?
  Оба юноши угрюмо потупили взгляд.
  - Молчим? Хорошо, это уже неплохо.
  Неплохо? Что хорошего он тут усмотрел? Рейн и Ирс растерянно переглянулись, тут же отворачиваясь.
  - Первый раз вы получите обычное наказание. Но... - ректор замолчал и поглядел, как почти бесшумно в кабинет вошёл Вардван.
  Проректор обошёл юношей, достиг стола начальства, и положил на край то, что заставило Брогана поморщиться от непонимания. Кажется, то же самое выражение лица сейчас было и у Эллгара. На столе лежали два ошейника, поблескивая металлическим боком. Кольца были шириной в два пальца и исписаны неизвестными ему рунескриптами.
  - Но, учитывая тот факт, что вы оба, - Аристакес обвёл пальцем юношей, продолжая вместо ректора, - своим глупым жалким мальчишеством подвергли опасности остальных глупых жалких...
  - Мастер Вардван пытается сказать, - прервал его Саргон, понимая, что проректор слишком увлёкся, сердясь на нерадивых учеников, - что ваше наказание удвоится, если не убедите Мастера Токум простить вас.
  Глаза мальчишек округлились. Пусть уж удваивается. Что там может быть страшного? Рейн снова ухмыльнулся. Его и пороли, и запирали в башне с куском хлеба на два дня. Конечно, племянник перед этим спалил лучший экипаж дяди Фелана. А во второй раз так увлёкся подглядыванием за леди Блёр, которая на свою голову к ним погостить приехала, что подпалил той юбки, на самом её очаровательном заду. А нечего было своими бёдрами туда-сюда... эта женщина не ходила, а восьмёрки ножками писала. Попробуй в свои пятнадцать устоять!
  Вардван поднял принесённый ошейник, и на шее дракона сомкнулось тяжёлое кольцо. Та же участь постигла и грифона. Сначала Рейн не понял, в чём наказание. Их решили опозорить, посадив на цепь как щенков? В чём подвох? Затем он почувствовал, как холод металла, который в первые мгновения дарил лишь приятную свежесть, морозом пронизывал его тело, спускаясь от шеи к плечам, по груди вниз, доходя до самых ног. Юноша замер, глядя на проректора остывавшими глазами. Синее пламя в них угасало, как и рык, рвавшийся из груди.
  - Три дня вы будете лишены вашей силы. Полностью. Советую беречься, ибо о регенерации придётся забыть. Теперь вы ничем не отличимые от ворке, - растягивая слова, проговорил Вардван, - правда, в отличие от вас, эти люди заслуживают глубокого почтения. Многие из них своим трудом облегчают ваше жалкое существование в этих стенах.
  - Проректор прав, насчёт блокирования вашей силы. Кольца смирения невозможно снять или разрушить. На территории Арфен они неподвластны никакой магии, - Элазар обвёл притихших юношей взглядом, - если Мастер Токум до отбоя не подтвердит тот факт, что вы оба извинились, именно 'оба', надеюсь, я чётко поясняю, то ваше наказание умножится вдвое. Теперь ступайте.
  Рейн заставил своё тело слушаться, что далось с трудом. Ощущение было отвратительным. Он вышел из кабинета, вслед за ним и Ирс, не менее его оглушённый произошедшим.
  - Элазар, ты опять используешь Беллу? - проворчал Вардван, - она вообще не умеет сердиться. Эти идиоты чуть языки не поприкусили от страха.
  Ректор улыбнулся:
  - Ты их слышал?
  - Да, - потёр свой подбородок маг, - обвинять друг друга не стали. Ты действительно считаешь, что мальчишки стоят траты времени?
  - Нет тех, кто его не стоит, Арис.
  В коридоре всё ещё были слышны шаги. Саргон прислушался: не разговаривали друг с другом. Конечно, ещё не вкусили всей прелести своей слабости и бессилия. Броган сердито остановился у лестницы и опёрся спиной на перила. Извиниться и всё? Если с него снимут ошейник, он согласен! Есть разница - три дня или шесть... Но почему они должны делать это вдвоём? Рейн заскрипел зубами, глядя на безуспешные попытки Ирса стащить кольцо с шеи. Сказано же, что снять нельзя! А хотя... дракон обхватил ошейник обеими руками и со всей силы потянул. Чуть шея не хрустнула.
  - Проклятье!
  Эллгар кинул на него презрительный взгляд, будто до этого сам не проделал того же. Рейн хмыкнул и пошёл прочь по коридору, собираясь вернуться во двор. Желания сверкать 'обновкой' у него совершенно не было, но все попытки подтянуть выше воротник рубахи ничего не дали. На солнце кольцо переливалось серебром, и было видно до самой деревни ворке...
  Народа во дворе было подозрительно мало. Пустой живот подсказал причину. Уже обед. Отлично! Они упустили возможность поесть, а следующая только через несколько часов. Голодный дракон - злой дракон. Броган закашлялся. Вместо привычного рыка раздалось мычание телёнка, а горло запершило. Он подошёл к фонтану, зачерпнул ладонью воды и выпил. Собственная слабость была в высшей степени противна, но делать что-то совместно с грифоном было ещё более отвратным. Рейн поглядел на ректорские окна. Занавески на открытом окне мягко вились, но он не разглядел никого. Как простые люди вообще могут что-то видеть? Он был слеп как курица!
  - Нет, Броган. Ты не будешь просить этого грифона идти с тобой к великанше... скорее небо рухнет!
  Юноша хлопнул себя по животу ладонью, будто так он мог унять голод. Ладно, единственное, что помогает в борьбе с голодом - это сон. Если проспать до ужина, можно и продержаться. Рейн развернулся и побрёл к башне, где располагались их комнаты. По дороге ему попалось несколько учеников со старших курсов и пришлось делать вид, что он подавился от зависти и восхищения, заходясь кашлем и прикрывая руками шею.
  Его проводили взглядом, в котором читалось неожиданное сочувствие. Один из ведьмаков кинул вдогонку исцеляющее заклинание, пожалев бедолагу. Но Рейн даже не почувствовал прикосновение магии. Это было более чем странно, о чём тихо поведал своему товарищу ученик, использовавший заклинание. В другой раз Броган непременно бы заинтересовался подобным чудом, но сейчас уже взбегал по лестнице на нужный этаж.
  Кто-то окликнул его в коридоре. Дракон поднял руку и махнул не оборачиваясь. Бурча себе под нос о том, с чего всем так надобен именно тогда, когда хотел, чтоб все сгинули, юноша зло захлопнул двери комнаты. Рамочка с Уставом свалилась и с тихим стуком упала на пол. Рейн не удосужился наклониться и поднять её, а прошёл к своей койке и лёг.
  Сердито складывая руки на груди, он поднял взгляд, замечая собственную куртку, аккуратно висевшую на вешалке в открытом шкафу. Мелкий мог быть полезен. Юноша ухмыльнулся, подумывая, к чему ещё можно было приспособить вредного лиса. Затем он закрыл глаза, надеясь заснуть. Но Рейн не смог толком расслабиться, мысли его мешались в поисках хоть какого-нибудь выхода из сложившейся ситуации.
  ***
  - Ты постоянно крутишься, Тай. Что случилось? - Гварен отложил ложку, поскольку уже опустошил свою тарелку.
  Келейр вяло перекусила и теперь снова вела взглядом по столовой. Броган так и не явился на обед. Не было видно и заносчивого грифона. Их до сих пор пытал ректор? Девушка отодвинула от себя почти полную тарелку. Есть расхотелось. Неужто из-за дракона? Лиса фыркнула собственным мыслям. Просто не было аппетита и всё. И ни при чём тут глупый мальчишка.
  - Волнуешься за Брогана? - улыбнулся волк.
  Теперь лиса его расслышала, вырываясь из собственных мыслей.
  - Делать мне больше нечего, как о нём беспокоиться. Просто он вечно голодный. А мне с ним в одной комнате ютиться. Покою не даст!
  Келейр поглядела на несколько кусков хлеба, которые лежали на плетёной тарелке. Может, у неё получится, пока не вышло время обеда? Девушка поднялась и быстро рассовала хлеб по карманам. Когда услышала, как волна возмущений пронеслась по столовой, она поняла, что много кто ещё не приспособился быстро шевелить ложкой. Ладвик покачал головой, наблюдая за тем, как лиса направилась к выходу, и стряхивала крошки с ладоней. Он пододвинул к столу свой стул и пошёл следом, ожидая её дальнейших действий. Толпа учеников на какой-то момент скрыла девушку от его взгляда, но звонкий сердитый голос лисы подсказал волку, что всё пошло не так, как ожидалось.
  - Что у тебя в карманах? - раздался неизвестный голос.
  Гварен поспешил к лисе, желая удостовериться, что у неё всё в порядке. Его немедленно остановили щитом, не давая приблизиться. Волк тихо зарычал, глядя на незнакомого мужчину, но сдержался, понимая, что тот вполне мог оказаться очередным преподавателем.
  - Все свободны! - повысил голос незнакомец, стоило ученикам столпиться вокруг, наблюдая за происходящим.
  Повторять не пришлось. Воздух в коридоре наэлектризовался, заискрился, и последующая вспышка молнии заставила зевак рассыпаться горохом, скрываясь с глаз мага. В коридоре пахло грозой. Ладвик отступил лишь на шаг, оставаясь за спиной девушки. Она превратилась в одуванчик, сердито пытаясь пригладить наэлектризованные волосы, которые всё равно поднимались вверх. Испуга маг не заметил. Но казалось, что мужчина был только доволен этим фактом, как и присутствием волка. Он поглядел поверх головы лисы и внезапно заявил:
  - Прекрасный самоконтроль, эм-м... - он щёлкнул пальцами, припоминая имя ученика.
  - Гварен Ладвик, Мастер, - волк коротко склонил голову, приветствуя преподавателя.
  - Сегодня у тебя 'зачёт'. Если твоя выдержка - это результат, полагаю, упорной тренировки, - Мастер вернулся взглядом к Келейр, - то ты используешь лишь собственное упрямство. Что ж, своеобразное оружие. Всё время забываю представиться - Хьюго Эверет. Вынужден преподавать в этих стенах 'Контроль трансформации'.
  Мужчина склонил тёмную голову набок, изучая лицо девушки. Та с последних сил выдержала его взгляд, так и не имея возможности сдвинуться с места. Проклятая магия не позволяла, а всему виной несчастные куски хлеба в карманах куртки.
  - Ты решил стоять тут до ужина? Что в твоих карманах? - голос Эверета стал холоднее.
  Келейр сдалась, вытащила руки из карманов и разжала ладони. Мастер удивлённо приподнял брови. Одна из них была рассечена тонким шрамом.
  - Не хватило времени на обед? Подобная попытка расценивается как воровство. Полагаю, этот пункт Устава известен тебе?
  - Известен, - тихо отозвалась лиса, чувствуя себя полной дурочкой с этими кусками в протянутых руках.
  - Наказание тебе так же известно?
  - Известно, - Келейр поджала губы.
  - Верни хлеб на место. До утра у тебя будет время подумать над своим поведением. В следующий раз пересмотри своё отношение к еде. Стоило ли ради лишнего куска хлеба лишать себя ужина. Ступай! - Эверет кивнул головой в сторону столовой, веля выполнять приказ.
  - Он взял его не для себя, - вмешался Гварен, как только девушка вернулась к столу.
  - Преступление всегда таковым остаётся, и причины не имеют значения, Гварен Ладвик, - маг расстегнул верхние пуговицы своей дорожной куртки, - в Арфен нет исключений из правил.
   Юноша замолчал, понимая, что вступать в спор было глупо. Правила были озвучены чётко, и лисёнку нужно быть шустрее, если уж решил пренебречь ими. Эверет удалился, оставляя волка в одиночестве наблюдать за действиями Келейр. Гварен сложил руки на груди, размышляя о том, что могло вынудить девушку притворяться мальчиком. Он почуял её ещё в первый день, и этот факт вызывал в нём всё больший интерес, буквально скрашивая будни в академии.
  - Интересно, как долго ты сможешь дурить голову Брогану, Тай?
  Гварен усмехнулся, представляя себе реакцию дракона. Этот добряк её не обидит. Девушке повезло оказаться с Рейном в одной комнате. За остальных он не мог поручиться.
  - От кого же ты прячешься?
  Келейр меж тем зло пинала ножку стола своим ботинком.
  - Вот гад! Так, значит? - возмущалась девушка.
  Ладно, её сосед сам виноват. Нечего было кулаки в ход пускать! Эверет пусть не думает, что она обрыдается и потратит остатки дня, а может и предстоящую ночь, в мыслях о котлете! Лиса развернулась и намерилась подняться в свою комнату. До следующего занятия оставался почти час, и Келейр хотела воспользоваться возможностью немного освежиться под прохладной водой. После двух часов на палящем солнце, она сама себе казалась котлетой...
  Лиса мрачно прошествовала мимо волка. Ладвик и не пытался остановить её, только поглядел вслед. Келейр прибавила скорости, радуясь ощущению недолгой свободы, и добежала до ступенек лестницы. Ей почти удалось, когда чья-то изящная рука ловко ухватила за воротник куртки и не позволила подняться. Лиса обернулась, пытаясь освободиться.
  - Ты! - она сердито обтянула куртку и поглядела на ведьму.
  - Я устала ждать, мальчик, - угрожающе потянула Файона, подходя к ней вплотную и сверля чёрными глазами.
  - Сказал же, что достану. Чего всё время подкрадываешься?! - проворчала Келейр.
  Откуда она взялась?! Время шло, его и так мало, а тут ещё проклятая ведьма! Но, кажется, иначе от её общества не отделаться, придётся пообещать.
  - Я буду преследовать тебя до тех пор, пока не получу желаемое, лисёнок! И не смей обманываться на мой счёт, Я - Файона Макдара, могу быть не только обворожительно мила, я могу стать твоим ночным кошмаром! - прошипела ведьма.
  Келейр постаралась выглядеть безмятежной и ни в коем случае не показать тот факт, что слова этой девицы её взволновали. Конечно, при желании Макдара могла бы сильно подпортить её существование в академии. Тягаться с ведьмами не в правилах снежных лис. У рода Нолана не было вражды ни с магами, ни с ведьмами. Он скорее придерживался нейтралитета, по разным причинам, знать которые Келейр не особо было интересно, разве что хотелось избавиться от назойливой сокурсницы.
  - Перед отбоем достану. Надоело нытьё твоё слушать, - кинула лиса.
  - Не вздумай меня обмануть, мальчик! - ведьма крутнулась на месте.
  При этих действиях её длинные косы хлестнули по лицу Келейр. Затем Файона направилась во двор.
  - А это уж как получится... - девушка хмыкнула и взбежала по ступенькам на свой этаж.
  Счастье, какое... стены не давали жаркому солнцу прогреть замок, и сейчас здесь ощущалась вожделенная прохлада. Лиса быстренько прошмыгнула за дверь комнаты и едва закрыла её за собой, как растянулась во весь рост, поскользнувшись на непонятной вещице, валявшейся у входа.
  Рассыпая проклятия, Келейр попыталась встать. Кое-как ей это удалось. Потирая ушибленный локоть, она разглядела на полу разбитую рамку с Уставом. Лиса зарычала, кидая взгляд на двухъярусную кровать. Её сосед даже не проснулся. Рейн безмятежно развалился на одеяле, и не удосужился снять ботинки. Келейр прошагала к кровати и остановилась перед Рейном, сердито тряся треснувшей рамкой.
  - Какого ярна ты её не поднял с пола?! - потребовала девушка объяснений, но юноша только удобнее устроился, так и не открывая глаза.
  - Вот это наглость... - Келейр положила Устав на свою кровать и помахала ладонью над лицом дракона.
  Никакой реакции. Притворяется? Девушка склонилась над Рейном, пытаясь удостовериться в том, что он действительно спит и не помешает ей искупаться. Она так и не придумала из чего смастерить защёлку на дверь, а присутствие в комнате этого дурня ей совсем не нужно было! Рубаха так противно липла к спине, что лиса просто не могла стерпеть и соблазнилась возможностью встать под душ.
  Келейр выровнялась, решаясь на свой страх и риск идти в ванную, когда заметила блеск под воротником рубашки рейна. Она протянула руку и осторожно отвернула край одежды. Её глаза сузились. Ошейник. Лиса вздохнула. Теперь понятно, отчего Брогана сморил сон. Лишённый сил, он ощутил прилив такой усталости, что наверняка проваляется до вечера. Нужно будет разбудить глупого мальчишку до ужина, иначе их животы будут урчать дуэтом всю ночь.
  - Почему ты такой глупый, а? - Келейр поправила его воротник и не удержалась, убирая пряди волос со лба.
  Её внимание привлекла чёрная печать на виске Рейна. Трогать метку она не стала, помня, как та откликнулась своей магией, ударяя её по пальцам. Сейчас он спал спокойно, может оно и к лучшему. Девушка принялась расстёгивать куртку и аккуратно положила её на свою кровать. Затем сняла ботинки и поставила их рядышком со шкафом. Осталось прихватить сменную рубаху и спешить.
   Времени совсем мало, пропускать занятия ей совсем не хотелось. Келейр забрала всё нужное и побежала в ванную. Девушка прикрыла дверь, поскрипела зубами, глядя на неё, и рискнула сбросить всю оставшуюся одежду. Лиса дрожала от волнения, но желание добраться до воды было гораздо сильнее. Стоило прохладным струйкам душа потечь по её усталому телу, как всё остальное выветрилось из головы. Немного подумав, девушка решилась намочить и волосы, надеясь подольше сохранить чувство свежести.
  - Боги, хорошо-то как... - Келейр блаженно вздохнула и закрыла глаза.
  Ему снился дождь. Он любил его с детства. Любил носиться в небе, теряясь в грозовых тучах. В этом было особое для него удовольствие. Рейн перевернулся набок и свалился с узкой кровати.
  - Проклятье... - плечо загорелось от удара.
  Молодой человек поднялся, сердитый и взъерошенный. Опираясь рукой о верхнюю кровать, Рейн увидел злополучную рамку, лежащую рядом с курткой его соседа, и ухмыльнулся.
  - Мелкий вернулся, - Броган повертелся, ища взглядом беспокойного лиса, затем услышал, как шумела вода в ванной.
  Может, у мальчишки найдётся какая-нибудь идея, как выпросить прощения у великанши? Небось, безмерное количество раз просил его у своей мамки. Должен он знать, как с женщинами в такой ситуации разговаривать. Рейн был почти уверен, что его природное обаяние не сработает по отношению к Мастеру Токум. Не то, чтобы он в себе был неуверен, просто... просто и времени мало, да и желания напрягать голову придумыванием плана ему надоело.
   - Мелкий, хорош полоскаться, - сонно проворчал Рейн, подходя к ванной и открыл дверь.
  Первой мыслью промелькнувшей в голове было то, что он до сих пор спит. Иначе Броган не мог объяснить её присутствие в этой комнате. Девушка стояла, подставив спину под струи душа. Она подняла руки, отжимая короткие белые волосы.
  Рейн скользнул взглядом по телу незнакомки. Боги, она была прекрасна, как речная дева ломмерит, по крайней мере, со спины... Броган повернул голову и увидел висящую на вешалке одежду. Из кармана штанов торчал край умбилика. Юноша бесшумно вытащил его и глянул на расписание. В висках противно застучало, и синий взгляд снова устремился к девушке. Рейн заставил себя вернуть свиток на место и вышел из ванной, затем тихо прикрывая дверь. Он так и остался стоять, стискивая ручку с такой силой, что пальцы побелели.
  - Мелкий - девушка?..
  
  ГЛАВА 6
  
  Оглушённый неожиданным открытием, Рейн едва не пропустил момент, когда в ванной стало тихо и вода перестала течь. Он отпрянул от двери, бегом вернулся к кроватям, и упал на свою постель со всего роста, едва не расшибая голову о перекладину. Молодой человек тут же зажмурился, сложил руки на груди и отчаянно делал вид, что крепко спал.
  Через пару минут Келейр вышла из ванной, промокая мокрые волосы небольшим полотенцем. Дракон вдруг понял, что задержал дыхание и в висках жутко застучало. Какого ярна?! Подорваться и вытрясти из девчонки всю правду? Что-то его останавливало и не давало подняться. Рейн злился с каждой минутой всё больше, отчего стискивал пальцами ткань рубашки на рукавах до треска.
  Что она делала? Любопытство донимало. Открыть глаза Броган не решался, поскольку не был уверен, что сейчас достаточно безопасен для мелкой самозванки. Так значит?! Так, да?! За дурака его держала? Вдоволь натешилась?! Ну ничего... зря ты лиса свой хвост распушила!
  Келейр с удивлением смотрела на то, как её сосед по комнате, с грозным видом морщил лоб и хмурил брови, при этом усердно изображая, что спит. Руки на груди сложил... ну что за дурень?
  - Эй, чешуйчатый. Ты часом не ушибся сегодня? Может, ненароком голову повредил? - лиса подошла ближе, не удержалась и щёлкнула юношу по носу.
  - Эй! - Рейн открыл глаза и зло зарычал.
  Но стоило увидеть склонившуюся над ним девушку, как он замолк в растерянности. Куда девалась проклятая ярость и желание открутить лгунье голову? Ещё влажные пряди мягко обрамляли лицо лисы. Глядя на линию её губ, вспоминая, какие мягкие её волосы на ощупь, Броган понимал, что только идиот мог не разобрать, что перед ним женщина. Да. Он - идиот...
  - Надолго? - Келейр кивнула головой, указывая на кольцо вокруг его шеи.
  Рейн очнулся и потянулся к своему ошейнику.
  - Три дня, - сухо кинул юноша и сел на кровати, - если...
  - Если что? - нахмурилась лиса.
  Чего выспрашивает? Надеется, что он будет бессилен все эти дни и негодяйка сможет творить, что пожелает? Броган недоверчиво поглядел ей в глаза.
  - Тебе какое дело?
  В его голосе действительно прозвучала обида? Келейр от удивления поджала губы. Да что с этим мальчишкой не так? Расстроился из-за наказания? Или того, что был голоден? Наверняка так и есть. И чего её это беспокоило?
  - Хочу знать...
  - Ну? - Рейн исподлобья поглядел на соседку.
  Она машинально протянула руку, запустила пальцы в его волосы и откинула пряди со лба. Да так и замерла. Глазищи-то у него синие-синие и такие большие! Чего смотрит так? А она что творит? Келейр немедленно отскочила от дракона и для пущей уверенности спрятала руки в карманы штанов.
  - Хочу знать, как долго будет наказан Эллгар... так... нужно мне, просто... чтоб... - что она несла?!
  - Чтоб что? - внезапно проревел Броган, поднимаясь с кровати.
  Он подошёл к девушке и навис наю нею грозной тучей.
  - Какого ярна происходит, мелкий?!
  - Какого ярна... - знать бы ей самой. Келейр вздохнула, задирая голову, и поглядела на дракона, - мне с грифоном не тягаться. Я, знаешь ли... слабее...
  Она что, сейчас пожаловалась ему? Лиса закусила губу, да так больно, что слёзы выступили. Рейн видно всё понял по-своему, так как внезапно прерывисто вздохнул, а затем обтёр рукавом её лицо.
  - Знаю! Всё потому... что мелкий ты! - он прокашлялся в кулак, развернулся и быстрым шагом покинул комнату.
  - Что это было? - Келейр тряхнула головой.
  Её спутанные волосы так и высохли беспорядочными прядями. Теперь с ними ничего не поделать. Умирать от жары она не собиралась, и ещё раз, как ранее в ванной, приложила обе ладони к своей груди. Перетянутая полоской плотной ткани, она была больше похожа на мужчину, чем сутулый здоровяк орк из соседней комнаты. Значит, можно выйти в рубахе.
  - Да, так и сделаю...
  Через пару минут, проклиная сама себя, лиса вышла в коридор, застёгивая куртку на все пуговицы.
  ***
  Очередным занятием был 'контроль трансформации'. Рейн фыркнул. Он засунул руки в карманы мятых штанов и наблюдал за тем, как сокурсники, толкались и проходили в зал. Нет. Вот уж куда не явится он до того, как с него снимут чёртов ошейник, так это занятия по контролю!
  - Три дня... - Броган застонал, зло ударяясь затылком о каменную стену.
  На этот раз всё вышло вовсе не так, как он привык. Голова загудела, а в глазах потемнело, причём немедленно захотелось кого-нибудь убить. Нет, три дня он не выдержит... Дракон потёр ушибленную голову, припоминая, что чуть ранее едва не снёс ею перекладину в комнате. Молодой человек прошёлся по коридору, яростно сверкая глазами.
  - Ну, мелкий... ну... - Рейн замолк, поскольку две девичьих руки обняли его со спины, удерживая на месте.
  Через мгновение дракон почувствовал, как к спине прижалась мягкая грудь.
  - Ты тоже решил не идти, Броган? - жаркий шёпот у самого уха заставил его вздрогнуть.
   Щекотки Рейн всегда боялся. Руки девицы он бесцеремонно разнял и отлепился от пышных форм. Файона не сдалась. Теперь, когда до её ушей дошла суть наказания подравшихся на сегодняшнем занятии мальчишек, она готова была прыгать от восторга. Три дня без силы! Хвала небесам! Ей ничего не будет стоить очаровать этого мальчишку. Сейчас, пока остальные тупицы сокурсники мучаются, слушая очередного нудного Мастера, счастье просто плыло в её руки.
  Последний час ведьма потратила на приготовление необходимого зелья. Она уже приняла его, и оставалось только поставить печать поцелуем. Сейчас момент идеальный, им никто не мешал, и приворот был, так легко осуществим.
  - Рейн, - девушка знала, что сокурсник уже должен был поддаться чарам.
  Ведь именно так обычно и происходило, уж она-то прекрасно помнила. Броган недоверчиво поглядел на неё, пробормотал что-то нечленораздельное и побрёл прочь. Да как такое вообще возможно?! Файона задохнулась от ярости и унижения. Даже не изволил ответить! Он просто ушёл?
  - Стой, Броган! Не смей уходить, пока я говорю с тобой! - голос Макдары прозвучал слишком громко в пустом коридоре, и ей пришлось немедленно умолкнуть.
  Желания привлечь лишнее внимание у ведьмы не было. Рейн скривился, слушая гулкий звук её шагов за спиной. Что этой девице от него нужно?
  - Чего пристала? - раздражённо спросил юноша.
  - Я?! - возмутилась Файона, затем умерила свой пыл, понимая, что может запросто упустить великолепную возможность.
  Она не могла взять в толк, отчего действие чар никак не смущало разум дракона, но отступать не собиралась.
  - Я просто очень испугалась, когда... когда ты дрался с Элгаром, - Файона искусно принялась изображать тревогу, прижимая ладонь к груди, - я просто не могла дышать.
  - Может тебе стоит слабее корсет шнуровать? - предположил Броган, - и ещё, тебя не было на площадке. Ты была на других занятиях, так что не могла видеть, как я с Ирсом... не могла, короче!
  Рейн снова отвернулся от девушки и побрёл дальше.
  - Ты несправедлив ко мне! - услышал он за спиной.
  - Отчего же? - дракон даже притормозил от удивления.
  - Ты же видишь, как я стараюсь. Я делаю больше, чем следовало бы благопристойной девушке. Но ты так жесток, - Макдара повела плечами и подняла на него тёмный взгляд.
  - Тебе не нужно стараться, - мотнул головой Рейн.
  - Ты издеваешься надо мной? - пискнула Файона, - ты ведь нарочно притворяешься. Ты же понимаешь прекрасно, что нравишься мне!
  - Я?..
  Впереди, за одной из колонн, промелькнуло что-то белое, и Рейн вздрогнул. Он пригляделся и почувствовал, как закололо где-то под лопатками. Мелкий? Теперь ему мерещилось? Молодой человек чертыхнулся и, забывая о своей собеседнице, быстрым шагом пошёл прочь. Никого он так и не нашёл, отчего стал ещё злее, сам не понимая причины. Скоро ужин, а там и до отбоя недолго осталось.
  Рейн не заметил, как вышел на открытую смотровую площадку одной из башен. Солнце пряталось за рваными тучами. Дождя в воздухе дракон не чуял, если он вообще мог что-то чуять в таком состоянии! Хотя бы перестало припекать, как в аду. Он опёрся обеими ладонями о шершавые камни и поглядел вниз. Вид открывался отличный. Буйство зелени на фоне старых каменных стен замка, придавало Арфен некоторую уютность. Не стоило обманываться насчёт академии, но ему тут определённо нравилось. Всё лучше, чем в замке дяди. Вот только проклятый грифон портил удовольствие. Броган заскрипел зубами. И ещё неожиданный сюрприз, устроенный его соседом. Или соседкой.
  - Ну, мелкий! - дракон снова часто задышал, чувствуя, как поднималась волна гнева.
   Что заставило эту девушку притворяться мальчишкой? На что она вообще рассчитывала с этим маскарадом? Он это обязательно выяснит! Какой-то шум у зарослей розовых кустов привлёк внимание Рейна. Он пригляделся, сильно зажмурился и ещё раз попытался рассмотреть происходившее. Трое старшекурсников решили разобраться с кем-то из новеньких? Не любил он подобное. Не по-людски это. Броган чувствовал, что должен был вмешаться, по причине, которую никогда не понимал, да и не пытался особо. Он забрался на самый край борта смотровой площадки и приготовился прыгнуть, желая сократить путь.
  - Проклятье... - юноша уже подался вперёд, когда в последний момент схватился руками за ограждение.
  В висках застучало. Ненавистный ошейник! Едва не превратился в отбивную! Нет, он должен был добраться до Эллгара, и хоть за ногу, но притащить его к Токум. Стоило Рейну снова глянуть вниз, как он ухмыльнулся. Кажется с поисками грифона вопрос уже был решён. Дракон развернулся и побежал вниз, перелетая через несколько ступеней. В небе загремело, едва он выбежал во внутренний двор. Кажется, всё-таки дождь завершит этот день. Молодой человек на миг поднял взгляд, наблюдая за грозовыми тучами, заволакивающими небо, затем посмотрел в сторону зарослей.
  - Трое на одного?
  Бледно-розовые мелкие цветы теряли свои лепестки, устилая свежую траву. Оцарапываясь об острые шипы куста, Рейн бросился в драку. Если это избиение вообще можно было назвать дракой. Один из старшекурсников, не ожидая подобной атаки, не успел увернуться от удара, который пришёлся под рёбра и дракон вынудил его свалиться в траву. Зато двое других уже были готовы.
   Ирс сплюнул кровь, стирая её с разбитого лица рукавом рубашки. Взгляд грифона был совсем диким. Рыжий маг выставил вперёд свою руку, собираясь отбросить нежданного противника заклинанием, но Рейн быстро сообразил, что либо этот парень усердно прогуливал занятия, либо сегодня удача была на его стороне. Магия не подействовала. Эллгар попытался подняться, и Броган сердито толкнул его обратно в траву, поскольку видел, что ещё пара ударов добьёт опального принца.
  - У этого тоже ошейник, - хмыкнул один их студентов.
  Он наблюдал за тем, как их товарищ поднимался с земли и отряхивал форму.
  - Не лезь не в своё дело, дракон, - маг был довольно серьёзен, - этот грифон заслужил наказание.
  - Заслужил! - рыкнул их товарищ.
  Утратив быстроту реакции, Броган не смог толком увернуться, когда его захватили со спины. Третий нападавший был орком. Силище у него как у быка. Рука всё сильнее сдавливала горло, и Рейн вцепился в неё пальцами, пытаясь освободиться.
  - Ты идиот, последыш... - глухо пробормотал Эллгар, глядя на него исподлобья и снова пытаясь подняться.
  Удар ботинком в живот, заставил Ирса сипло застонать и снова упасть лицом вниз, хватая воздух.
  - Три дня! - рыкнул Рейн, снова пытаясь освободиться, - три дня... три дня и я вернусь... я вернусь, клянусь...
  - У тебя есть друзья, Эллгар? - искренне удивлённо потянул рыжий, - кому-то есть дело до такой падали как ты?
  - У... меня... нет... - кашель сдавил горло, и Ирс замолчал, снова пытаясь встать.
  - Эй!! - выкрикнул Рейн, едва третий старшекурсник замахнулся ногой для очередного удара, - он не может регенерировать. Вам нужны такие проблемы? Вам это нужно?
  Негодяй остановился, обернулся к Брогану и оскалился в усмешке. Ну конечно - оборотень. Можешь себя поздравить, Броган! Это тебе не Ладвик...
  - Я последний раз говорю тебе - убираться отсюда, дракон, - глухим голосом проговорил маг, - это дело тебя не касается.
  - Катись, последыш! - прорычал грифон, наконец подымаясь.
  Шатаясь, принц расставил ноги шире и пытался устоять.
  - Бить тебя - моя привилегия, куреголовый. Не желаю ни с кем делиться... - фыркнул Броган.
  Дракон изловчился, повернул голову в противоположную от захватившей руки сторону, и нанёс удар локтем в область солнечного сплетения. Орк взвыл от боли, не имея невозможности толком вдохнуть и ослабил хватку. Рейн воспользовался этим, высвобождаясь из захвата его мощных рук. Подошва ботинка врезалась негодяю в колено, заставляя хвататься за него и рычать на весь двор, рассыпая проклятия.
  По глазам троицы дракон понял, что так просто их не выпустят. Он ушёл от удара волка, подныривая под его рукой. На бегу хватая за руку опешившего Ирса, Броган потащил его за собой прочь. Догонять их не стали. Не пристало таким как они, гоняться за первокурсниками и терять своё достоинство.
  Рейн это прекрасно знал и понимал, что выглядел в их глазах полным идиотом. Но живым идиотом. Этот факт не мог не радовать. Он ещё отыграется, времени предостаточно. Когда они пересекли двор, добегая до полуразрушенной стены какого-то заброшенного строения, то просто рухнули в высокую траву и долго лежали, раскинув руки. Вскоре небо опрокинулось дождём, вымачивая их одежду, смывая грязь и кровь. Но, ни один из юношей не шевельнулся.
  - Ты идиот, - подвёл итог Ирс.
  - Ты тоже, - белозубо улыбнулся Рейн, наслаждаясь свежестью.
  В воздухе пахло мокрой землёй, которая непременно измажет всю форму. Глаза Брогана хитро сощурились. Он уже знал, кто займётся ею сегодня вечером... но пока, его интересовало другое.
  - Предлагаю перемирие на сегодня, - небрежно заявил дракон.
  Ирс фыркнул. Рейн что-то невнятно проворчал и сел, упираясь руками в мягкую землю.
  - Ты же знаешь, что я не отстану, Эллгар. Будет проще, если мы решим 'нашу' проблему и можешь кудахтать, сколько тебе влезет.
  - С чего ты взял, Броган Раегданский, что я захочу этого перемирия? - грифон задрал подбородок, на котором уже чернел синяк и поджал разбитые губы.
  От этого действия на ране снова выступила кровь. Юноша почувствовал это и обтёрся рукавом.
  - Наверное, нужно было позволить им прибить тебя, - процедил сквозь зубы Рейн и тяжело поднялся с земли.
  Штаны и рубашка облепили тело, до дрожи противно.
  - Кажется, тебя об этом не раз предупреждали, последыш... - Ирс попытался встать следом за товарищем, но боль в животе не позволила ему это сделать.
  - Если бы я тебя не знал, - угрюмо проговорил Рейн, - то решил, что ты желаешь сдохнуть раньше срока!
  Эллгар ухмыльнулся. Затем, стискивая зубы, он сумел встать. Грязной рукой принц провёл по своим светлым волосам, убирая мокрые пряди с лица. Теперь те были и в земле, но этого Броган не собирался сообщать своему врагу. Глупый грифон! Всё шло отлично. Неужели действительно хотел позволить избить себя до смерти? Нет. Что-то тут не так. Но ему нет дела до причуд этого опального принца!
  - Мастер Токум ждёт, птицеголовый! - рыкнул дракон.
  - Нет! - огрызнулся в ответ Эллгар.
  - Да что с тобой не так?! - взревел Рейн, - как может Ирс Эллгар, сын Иллеса Эллгара, позволять вытирать о себя ноги каким-то людишкам?!
  Броган упёр руки в бока, не хватало только внушительного плаща за спиной и бравого ветра в лицо. Ирс сразу подтянулся, кидая на дракона короткий взгляд, и снова поглядел куда-то в сторону, лишь бы не на врага.
  - Не собираюсь я... позволять... - юноша прокашлялся в грязный кулак.
  - Никто не смеет цеплять ошейник на шею того, чья кровь правила этим народом многие века! И никто не смеет усомниться в том, что...
  - Броган, тебе в менестрели нужно! Пиши песни и дури голову кому-нибудь другому! - Ирс развернулся и побрёл в сторону тренировочных площадок.
  Рейн довольно ухмыльнулся. Нужно будет, он и песню сложит, главное получить результат. Невелика проблема сказать Эллгару то, что он в душе считал истиной. У Рейна не было причин не уважать покойного Иллеса. Тот был щедр душой, а он даже на могилу не мог прийти. Дядя Фелан знал, где казнённый король был похоронен, но это место держалось в тайне. Рейн был уверен, что даже мать Ирса не знала это. Он сглотнул ком, подступивший к горлу. Проклятье... Где она, высшая справедливость, не позволившая доброй жене оплакать мужа, а сыну произнести над могильным камнем свою первую клятву?
  - Занятия кончаются через час. Она может запросто покинуть академию и всё! Думаю, это должно быть что-то вроде.... Эм-м... - Рейн почесал голову, догоняя Ирса, - что ей сказать-то?
   Грифон и сам притормозил неподалёку от фонтана, понимая, что на ум не приходило ничего путного.
  - Скажешь, что был идиотом и тебе жаль, Броган. Идеальное извинение. А я подтвержу каждое твоё слово, - хмыкнул Эллгар.
  Рейн зарычал в ответ и поглядел через двор. У небольших клумб собралось несколько девиц, щебетавших, словно птицы от первой весенней капели.
  - Точно! - широко улыбнулся юноша.
  - Ты согласен? - удивлённо приподнял брови Ирс.
  Затем он проследил за взглядом дракона и скептически поморщился.
  - О чём ты думаешь?! - понял его по-своему грифон и ударил кулаком в плечо, - нашёл время слюни пускать!
  Броган вернул удар, отчего Ирс едва не полетел в фонтан, и мрачно доложил:
  - Это у тебя голова туго соображает. Цветы!
  - Цветы? - скривился Ирс.
  - Да. Все девицы любят цветы. Я почти уверен... - юноша прикусил обветренную губу, - Токум ведь девица...
  - Не уверен на этот счёт... - проворчал Эллгар, - ты серьёзно хочешь явиться к этой бабе с букетом?!
  - У тебя есть план получше, птицеголовый?! - не выдержал дракон.
  - Нет! - вынужденный согласиться, принц вздохнул.
  Он ещё раз размазал рукавом грязь по разбитому лицу и угрюмо побрёл в сторону клумб:
  - Я их отвлеку, а ты хватай цветы...
  - По-твоему они могут убежать? - направился следом Рейн, - чего их хватать? Сорву малость, и идём на площадку.
  Занавески на ректорском окне дрогнули, и показалось сосредоточенное лицо Вардвана. Проректор даже сощурился, подавшись вперёд и пытаясь понять происходившее внизу, во дворе.
  - Боги, что эти двое творят?.. - мужчина подтянул широкие рукава своей мантии и опёрся на подоконник обеими руками.
  - Видимо, помогают мне получить три золотых, Арис, - Саргон похлопал товарища по плечу и тоже глянул во двор.
  С визгом несколько девушек кинулись врассыпную, стоило одному из юношей приблизиться и что-то коротко выкрикнуть. Второй виновник беспорядка опустился на оба колена и с остервенением пытался вырвать из земли стебли малинии. Соцветия осыпались, укрывая землю кроваво-красными пятнами лепестков.
  - Да никогда не поверю! - фыркнул Вардван, - не поверю, что они договорились!
  - Ири золотых, Ари-и-ис, - с довольным видом потянул ректор, прикрываясь кулаком и сдерживая смех.
  Проректор процедил сквозь зубы какое-то заклинание, щёлкнул ухоженными пальцами, и на столе со звоном рассыпались блестящие монеты. Элазар приподнял белоснежную бровь, глядя как они поблескивают и замирают.
  - Настоящие, Вардван. Только настоящие! Это ты можешь трактирщику в Ксабире предлагать.
  Аристакес тихо заворчал и полез в карман, извлекая оттуда небольшой замшевый мешочек с тиснённым родовым гербом Вардванов. Проректор поджал губы в тонкую линию, дёрнул за шнурок и развязал своё сокровище. Взывая к совести Саргона, маг смотрел ему прямо в глаза, надеясь устыдить, но безрезультатно. Пришлось доставать по одной монете и выкладывать их на протянутую ладонь ректора.
  - Не пройдёт и часа, как они снова вцепятся друг другу в глотку, Элазар! - подвёл итог проректор и аккуратно спрятал мешочек в карман мантии.
  - Потрачу на новую клумбу... - усмехнулся Саргон, подкидывая монетки на ладони.
  Сверкая, они вернулись обратно к нему в руку, которую мужчина сжал в кулак. Тем временем Рейн одолел упрямые стебли. Хотя выдернуть пришлось с корнями, которые теперь напоминали куриные лапы, скрюченные и покрытые комьями мокрой земли. Дракон перехватил 'букет' удобнее и постучал корнями по ближайшей скамье, пытаясь сбить грязь с цветов.
  - Будь я девицей, то заставил бы тебя съесть этот веник, Броган! - Ирс попытался привести в порядок испорченную одежду.
  - Хм... будь ты девицей, то не заслужил бы такого счастья... - Броган бережно расправил лепестки малинии и покрутил букет перед собой, любуясь на свою работу.
  Нормальный букет. Что не нравилось этому грифону? Не розы, которые предпочитают благородные девицы, но от души. А что может быть главнее в цветах, как не вложенный смысл? Уверенный в победе, дракон прихватил травинку по дороге на площадку, и принялся жевать её край, ощущая горьковатый привкус. С проблемой почти покончено. Да и один день наказания прошёл. Отлично!
   Ирс нагнал своего врага у ворот, наталкиваясь на его спину, когда Рейн внезапно остановился и свободной рукой пригладил свои волосы, убирая их со лба. Придерживая травинку зубами, юноша довольно ухмыльнулся и толкнул ворота.
  - Вперёд, куреголовый!
  Страшный рёв заглушил голос юноши, и Ирс украдкой выглянул из-за его плеча. Расширенными глазами принц смотрел на громадного бурого медведя, который привстал на задних лапах.
  - Поганый ярн... - Рейн приоткрыл рот, и травинка выпала, а он так и не мог сдвинуться с места, рассматривая чудовищного зверя.
  Медведь наклонил голову набок, изучая нежданных гостей, и снова сотряс округу своим рыком.
  - Бежим? - непослушными губами прошептал Эллгар, вцепившись в рукав дракона.
  - Не успеем... - отозвался Рейн, не сводя синего взгляда со зверя.
  Солнце уже садилось, оно золотило шерсть медведя, когда тот опустился на все четыре лапы и приблизился к юношам. Броган выставил перед собой букет, будто тот мог защитить их и нервно улыбнулся.
  - Хороший медведь... хороший... - он осторожно отступил, толкая спиной товарища по несчастью.
  Зверь подступал - они отходили. Так и передвигались, пока Ирс сдавленно не выдохнул, придавленный драконом. Они упёрлись в закрытые ворота.
  - Почему я должен умереть вместе с тобой, Эллгар? Где справедливость?.. - пробормотал Рейн.
  Над их головами раздался пронзительный клич птицы, и они подняли головы, замечая в небе ястреба.
  - Это птица Мастера Токум, - сипло отозвался Ирс.
  Ястреб камнем упал вниз, у самой земли расправляя крылья и садясь на протянутую руку женщины. Рейн зажмурился и снова открыл глаза. Мастер. Так этим зверем была Токум?
  - Вы перевёртыш, Мастер? - глухо поинтересовался Броган, глядя, как Белла спокойно приласкала птицу.
  - Что с вами двоими произошло? - казалось, женщина только сейчас заметила их, отпуская ястреба в очередной полёт.
  Белла с тревогой оглядела гостей, а когда Ирс встал рядом с драконом, появляясь из-за его спины, то вовсе разволновалась.
  - Что произошло? - она хмуро ждала объяснений, - вы снова подрались?
  - Нет!
  - Нет!
  Оба закачали головами.
  - Мастер, - начал говорить Ирс, надеясь как можно скорее закончить этот момент, - я здесь затем, чтоб просить прощения за свою несдержанность.
  - Клянусь, что не стану бить его на ваших занятиях, - Рейн склонил голову, вытягивая вперёд руку с цветами.
  Белла растерянно перевела взгляд с мальчишек на помятый букет.
  - Значит, извиняться пришли? - сощурилась женщина.
  - Угу.
  - Угу.
  - Ну что же, зная, чего вам обоим стоил этот альянс, я принимаю извинения, - Токум приняла малинию, печально поникшую своими тяжёлыми цветами.
  Она постаралась не рассмеяться.
  - Мы это... пойдём! - Броган подёргал Эллгара за рукав, коротко кивая головой в сторону выхода.
  - Ступайте, - отпустила их Мастер.
  Стоило мальчишкам скрыться за воротами, она тактично выждала, едва сдерживаясь, пока они удалялись, затем её смех разлился по округе.
  
  ГЛАВА 7
  
  Рубаха принялась подсыхать, отчего ещё противнее липла к телу, как и штаны. Рейн попытался отлепить одежду от себя, но фыркнул и сдался, понимая бесполезность этого занятия.
  - Занятия... Скоро закончатся!
  А ещё скоро ужин! Броган хлопнул ладонью по пустому животу. Пропустить возможность поесть он не мог. Дракон поглядел на башню, в которой располагалось их общежитие. Наконец он отделался от компании принца и решил вернуться в комнату, чтобы переодеться. Благо сменная форма им полагалась. Интересно, думал Рейн, поднимаясь по ступеням наверх, руководство выдало второй набор одежды, предполагая подобные выходки? Он хмыкнул, ускорился, перешагивая через пару ступенек, и достиг конца лестницы. В комнате дракон торопливо скинул грязную как тряпка рубаху, бросил её на пол и потянулся за ремнём на штанах.
  - Вот уж... - Рейн посмотрел на двери и зло прошагал к ним.
  Проклятье! Ведь переодевался при чертовке в прошлый раз! Хорошо хоть голой задницей не сверкал! Он закрыл дверь на замок и с остервенением принялся скидывать остатки одежды.
  - Ну, мелкий... - зафутболив ногой штаны, да так, что они отлетели к самой кровати, молодой человек вошёл в ванную.
  Вода уже полилась, когда снова раздались хриплые ругательства, и Рейн вернулся обратно в комнату, шлёпая по полу босыми ногами и оставляя мокрые следы. Он тряхнул головой, убирая волосы, которые не давали нормально видеть и распахнул шкаф. Как мог забыть о сменном белье?! Как было удобно до того как... как...
  Пронзительный писк раздался у входной двери и в него посыпался град кирпичей. Броган зарычал и обернулся, понимая, что его атаковали учебники. Виновник уже успел смыться, а на полу молодой человек заметил блеснувший серебром ключ.
  - Да какого ярна?!
  Как он мог забыть и про них?! Дракон зажмурился и со стоном несколько раз ударился лбом о дверцу шкафа, приговаривая:
  - Я спокоен... я спокоен...
  Затем он схватил нужную одежду и злой побрёл обратно в ванную. Наспех побросав вещи на вешалку, Рейн снова встал под лившуюся воду.
  - Сама виновата, - ухмыльнулся он.
  Знала ведь на что шла! Нужно было плести кружева вместе с остальными девицами! Довольный нелепой местью, Броган принялся намыливать руки, по которым стекала смешанная с грязью вода. Затем в его голову пришла другая мысль, которая теперь не давала покоя. Рейн перестал растирать мыло и закусил губу.
  - Всё ведь разглядела?.. - он снова закрыл свои синие глаза.
  Не то, чтобы ему было на что жаловаться. Природа была щедра с ним, да и женщины не скупились на ласку и внимание. Но почему-то именно эта мелкая пакость заставляла заливаться краской и рычать.
  ***
  Перед самым ужином им велели выстроиться в главном дворе у центрального входа в замок. Все знали о возвращении ректора и его намерении приветствовать своих учеников. Теперь они переминались с ноги на ногу, ожидая, пока Элазар Саргон выйдет к ним. Поскольку все новички глазели на главные двери, то не обратили внимания, как ректор подошёл совсем с другой стороны, совершая свой привычный вечерний обход.
  Вид у мужчины был вполне умиротворённый, но Келейр не обманывалась на его счёт. Ещё до прибытия в стены академии она подробно выспрашивала у Старого Юха о нраве последнего из рода Саргонов. Он был справедлив, но иногда мог быть весьма суров. И если бы старик не одобрил намерения сдаться на волю Арфен, то ноги бы её здесь не было. Ректор встал перед учениками, упирая руки в бока, и обвёл их взглядом:
  - Я вижу, вы не можете скрыть свою радость от пребывания в этих стенах.
  Они смолкли, недоверчиво глядя на Элазара. Мужчина задумчиво прошёлся по выложенному тёмной брусчаткой двору и снова заговорил, будто думая вслух:
  - Один политик сказал: 'Дети опасны тем, что они имеют привычку мыслить'. Он считал, что одна из главнейших задач учения состоит в том, чтоб избавить их от этой пагубной привычки. Власти всегда будет выгода в этом. Но здесь вам выпала возможность мыслить, видеть, слышать, БЫТЬ. В этой академии в ваших руках окажется великолепное снадобье - наука! Как вы решите пользоваться им - это ваш выбор.
  Какими вы выйдете за ворота Арфен, покажет время. Погонитесь за славой и властью? Прольёте родную кровь или чужую? Или же захотите поощрять добро, подталкивать нерадивых, искоренять зло и вознаграждать честность - и это будет только ваш выбор. Ваш путь. Эти стены могут стать для вас домом или же тюрьмой. Всё в вашей голове! А теперь ступайте есть! Запах жаркого сводит с ума... кухарка сегодня решила переплюнуть в мастерстве королевского повара...
  Саргон задумчиво вздохнул, как будто учеников тут не было. Затем он поднялся по ступеням и вошёл в замок. Они же, как муравьи разбежались во все стороны, намереваясь скорее добраться до столовой. Запах еды и в самом деле кружил голову. Келейр фыркнула, засунула руки в карманы форменных штанов и осталась во дворе. Что толку носиться? Сама виновата! А всё ради кого? Ради этого дурня! Уж теперь она никогда не сотрёт из памяти его голой задницы и не придётся больше гадать, где заканчивается татуировка, спускавшаяся вниз живота...
  Келейр со всей силы зажмурилась и потрясла кулаками. Кому угрожала, она сама не поняла, но полегчало. Подумает об этом позже, сейчас было идеальное время для преступления! Именно это и задумала лиса, тихонько прошмыгнув обратно в общежитие. Пока сокурсники уплетали свой ужин, она на цыпочках прокралась к соседней комнате, находившейся как раз напротив их с драконом берлоги. Тонкий слух подсказал, что мальчишки покинули её. Лиса ещё с утра приметила, что комната не запиралась. Надеясь не нарваться на ловушку-заклинание, Келейр тихо толкнула дверь. Та поддалась и к облегчению лисы, её не ранили и не превратили в жабу. Иногда беспечность некоторых субъектов приносит большую пользу делу...
  Девушка огляделась. Полнейший беспорядок! Кажется, ей ещё повезло с соседом. Она остановила взгляд на двухъярусной кровати. То, что ей было нужно, находилось где-то неподалёку. Едкий запах усиливался по мере приближения. Вставая на одно колено, Келейр приподняла край мятой простыни и заглянула под кровать. Он лежал там, среди вековой пыли. Девушка задержала дыхание и зажала нос пальцами одной руки, второй рукой доставая носок.
  - Это смертельное оружие... этот орк вообще никогда их не стирал?!
  Лиса достала из кармана куртки мятую бумажку и завернула в неё 'сокровище'. Затем она быстро покинула комнату, не дожидаясь, пока явятся хозяева. Теперь оставалось отправиться на женскую половину общежития и вручить вожделенную вещицу ведьме. Келейр ухмыльнулась. Оглядевшись, как самый настоящий воришка, она побежала по коридору.
  Возле входа в крыло, где располагались комнаты девушек, ей пришлось притормозить. Пара девиц уже успела отужинать и теперь принялась строить ей глазки. Лиса задрала подбородок и прошла мимо них. Одна из магичек протянула руку и коснулась её волос. Раздался восхищённый вздох, Келейр тихо зарычала и оглянулась.
  - А когда сердится, то ещё милее... - продолжили ахать девушки.
  Она почти прошла мимо, но учуяла запах... он вынудил лису притормозить и деланно улыбнуться. Шоколад! У этих девиц был шоколад! Р-р-р-р! Хорошо быть магичками! Она кроме льда ничего не могла сотворить, но они могли... Счастливые от оказанного им внимания, девушки принялись виться вокруг лисы, рассыпая комплименты. Келейр решила немного расслабиться и подыграть им. В конце концов, кто виноват в том, что они непроходимо глупы? Через пару минут она сидела на подоконнике в центре общежития, измазанная разноцветной губной помадой и уплетала очередную горсть шоколадных сладостей.
  Восторженные поклонницы обступили её вокруг, стараясь привлечь к своей персоне внимание прекрасного снежного 'принца'. Лиса с полным ртом что-то бормотала в ответ, время от времени хихикая над их шутками, чем приводила ещё в больший восторг. Кажется, голодная смерть в Арфен ей не грозила...
  - Пошли вон! - прошипели ядовито за спинами девушек, заставляя их расступаться.
  Келейр закатила глаза, когда заметила ту, что испортила всё веселье. Файона часто задышала, переполненная гневом, затем выкрикнула ещё раз. Нехотя сокурсницы разошлись, видимо зная характер ведьмы и не желая связываться с нею. Лиса поглядела на бумажный пакетик, в котором оставалось несколько конфет. Шоколадные сердечки манили прикончить их, но с чего-то вдруг она решила приберечь их для своего соседа. Всё потому, что нужно было вернуть долг за починенную лестницу. Вот именно! Девушка закачала головой, сама с собой соглашаясь, и у ведьмы лопнуло терпение.
  - Нарочно игнорируешь меня?! - взвизгнула Макдара.
  За спиной зашептались, и она заскрипела зубами, поскольку расслышала каждое слово. Эти девицы обсуждали то, что её, Файону Макдару, игнорирует уже второй парень! И она, Файона Макдара, видимо совсем стыд потеряла, раз так откровенно выражает свои чувства.
  - Коровы... - зашипела ведьма, скрываясь за чёрным облачком, - только что мычали хором, тупицы... смеете обсуждать меня?!
  Она развернулась, намереваясь швырнуть заклинание в первую же попавшуюся негодяйку, но коридор был пуст. Ладно, разберётся с ними позже. Девушка пригладила волосы и вернулась взглядом к Келейр.
  - Как ты посмел сюда заявиться, мальчишка?!
  - Разве не ты желала этого так неистово, что грозила расправой, если я не явлюсь? - фыркнула лиса, соскакивая на пол с подоконника.
  Файона умолкла, и ей пришлось согласно кивнуть.
  - Да. Ты принёс?
  - Возможно, - Келейр пошарила по подоконнику рукой, не отводя взгляда от ведьмы, и нащупала скомканную бумажку, - кажется, сегодня у тебя счастливый день, Макдара.
  Девушка кинула свёрток в руки Файоны.
  - Что это? - ведьма поморщилась, учуяв запах, - что это такое?!
  Она рискнула развернуть бумагу и с писком швырнула носок на пол.
  - Это омерзительно!
  - Ты ожидала шёлковый платок? - скривилась Келейр, - ничего более подходящего не было, иначе этот дурень заметил бы пропажу. Я выполнил твою 'просьбу'. Наслаждайся...
  Пользуясь тем, что ведьма застыла над зловонной вещью, лиса ретировалась из коридора.
  - Проклятье... эти мужчины никогда не моются?! - Файона перестала дышать и присела рядом с носком.
  Не желая к нему прикасаться, она брезгливо повела пальцем в воздухе, заставляя бумагу свернуться, затем скривилась и подняла её.
  - Боги... как ужасно... - Файона быстро пошла к своей комнате, кидая по дороге нервные взгляды на двери.
  Те захлопывались по мере её приближения. Боялись? Она усмехнулась, уверенная в этом. Тряситесь, глупые гусыни! Род Макдаров ещё заявит о себе. Вы все вспомните былое величие и забьётесь в те щели, из которых посмели нос показать! Файона торопливо вошла в комнату, закрыла за собой двери и глянула на свою соседку. Девушка окинула ведьму недоверчивым взглядом и отложила в сторону свою книгу, на которой блеснула золотом защитная пентаграмма.
  - Что у тебя там? - магичка Таис Шемулль встала с кровати и с любопытством подошла к Файоне.
  - Я наконец получила то, что хотела, - хмыкнула ведьма и положила скомканную бумажку в центре стола, - конечно, не то, что ожидалось, но сгодится и это.
  Таис поправила аккуратные очки и придержала длинные серебристые волосы, вздумавшие волной улечься на стол. Она склонилась над свёртком.
  - Фу-у-у... ты притащила дохлую крысу? - девушка отпрянула и обмахнулась ладонью.
  - Если бы, - вздохнула ведьма, - закрой дверь, я не желаю ждать и минуты!
  Файона подошла к шкафу и распахнула дверцы. Интересующие вещи лежали в большой чёрной бархатной сумке, украшенной её родовым гербом. Ведьма бережно достала её, убедилась, что Таис выполнила её поручение и принялась выкладывать всё необходимое на стол.
  - Опусти шторы!
  - Толку в них? Прозрачные ведь, - пробормотала сердито магичка, но выполнила и эту 'просьбу'.
  Глядя, как ведьма достала небольшой алтарь, сделанный собственными руками, она закатила глаза.
  - В самом деле? Ты серьёзно? Если узнают о том, что ты используешь чёрную магию, да ещё и на своих сокурсниках, тебя накажут! Ты ведь понимаешь это, Макдара? - возмущённо проговорила Таис.
  - Не скажешь и не узнают, - сверкнула глазами ведьма и положила две красные свечи рядом с круглым алтарём, выполненным из гладкого орешника, - а расскажешь, пожалеешь...
  Соседка только покачала головой и вернулась на свою кровать, принимаясь читать дальше. Сама Файона спала наверху, полагая, что обитающие в замке мыши и крысы не доберутся до второй койки. Таис была только рада этому глупому заявлению, имея отличную возможность не лазить туда-сюда по шаткой лестнице. Меж тем вонь в комнате всё усиливалась, а стоило ведьме развернуть бумажку, как у Таис заслезились глаза от смрада.
  - Боги! Немедленно убери этот ужас! - девушка закрыла лицо книгой и застонала, а затем подняла руку, выглядывая и намереваясь уничтожить зловонный носок заклинанием.
  - Только посмей! - прошипела ведьма и звонко чихнула, укрывая своё лицо рукавом.
  - Ты дура, Макдара... - зло кинула магичка и снова встала.
  Находиться в этом кошмаре она не намерена. Хоть до отбоя, но будет дышать чистым воздухом! Таис надела ботинки, прихватила книгу и быстренько выбежала из комнаты, нарочно громко хлопая дверьми.
  - Катись! - Файона закрылась на замок и вернулась к столу.
  Всё необходимое для приворотного обряда у неё было. И две красные свечи, вызывающие страсть, и пучок вербены. А ещё носок... Она снова чихнула и принялась за дело. Пытаясь перебить дурной запах и начать обряд, ведьма положила на алтарь благовония, именно те, что так безупречно подходили бы Нармине, самой богине любви. Вонь осталась, с этим пришлось смириться. Ведьма искренне надеялась, что этим не вызовет божественного гнева. Она постаралась сосредоточиться на своём деле. Потянувшись к волосам, Файона вытащила из них одну заколку и положила её в центр алтаря. Она олицетворяла предмет-связку с 'возлюбленным'. Рядом девушка брезгливо водрузила носок.
  Затем ведьма взяла две свечи, сжала их в правом кулаке так, чтоб они от её тепла немного подтаяли и прилипли друг к другу. Пока их держала, другой рукой Файона взяла пучок сухой вербены и принялась крошить его в центре алтаря, там, где лежали вещи. Когда свечи слиплись, и вся вербена была измельчена, Макдара поставила свечи над своей заколкой. Ведьма зажгла их длинной спичкой, чиркнув ею по столу, и принялась читать заклинание. Глаза её сделались вовсе чёрными. Когда закончила, девушка закрепила ритуал своей печатью-знаком и оставила свечи догорать.
  Терпеливо дожидаясь пока они погаснут, Файона глядела на подрагивающее пламя. Оставшееся от ритуала, ведьма завернула в красную шёлковую ткань, обвязала красной шерстяной нитью пять раз, и завершила узлом со словами 'да будет так'. Осталось закопать свёрток рядом с замком, под окнами 'возлюбленного' и готово.
  - Спи дракон, эта ночь будет самой сладкой. А завтра ты будешь мой.
  ***
  Гварен попивал чай из надколотой кружки, прижмуриваясь одним глазом, когда горячий пар поднимался с неё. Юноша усмехнулся, глядя на довольное лицо дракона, уплетавшего содержимое своей тарелки. Броган умудрился дважды выклянчить прибавку у ворчливой кухарки, которая не могла отказать бледному 'дитяти'. Продолжая работать ложкой, Рейн в который раз обводил взглядом столовую, и этот факт не укрылся от глаз волка. Гварен улыбнулся, понимая, что тревожило его соседа по столу. Конечно же, Броган спросит, и он ответит дракону, но сначала даст ему наесться. Ладвик прекрасно знал, что юноша бросит ложку, как только услышит ответ. Голодный дракон - плохой дракон. Маленькая самозванка должна быть ему благодарна.
  - Где мелкий? - нахмурился Рейн, отчего-то чувствуя ненужную тревогу.
  Куда девалась девчонка? Не могли они разминуться. Он влетел в столовую одним из первых, как только было дозволено. Её так и не увидел.
  - Тай наказан, - с глухим звуком глиняная кружка опустилась на стол, и Ладвик откинулся на спинку стула.
  Броган усмехнулся.
   - Значит, мелкому досталось?
  Есть капля справедливости на этом свете. Видать кого-то достала похлеще его самого. Но еда сразу сделалась невкусной, и Рейн кинул ложку в тарелку, пальцами отодвигая её от себя.
  - Кто наказал? - спросил юноша, хмуро глядя на волка.
  - Мастер Эверет, - ответил Гварен, ожидая следующего вопроса.
  Тот не заставил себя ждать, но был вовсе не тем, что молодой человек ожидал услышать.
  - Кто это?
  - Преподаватель 'Контроля трансформации'. Если бы ты не решил прогулять последние два занятия, то знал это.
  - Какой смысл его посещать с этим ошейником? - зло прорычал дракон, но видя, что на них стали оглядываться, умолк.
  - У всего есть смысл, Броган.
  - За что? - внезапно спросил Рейн.
  - Ты нарушил половину Устава и ещё спрашиваешь? - возмутился волк.
  - Я спрашиваю, за что наказали мелкого! - теряя терпение, дракон ударил кулаком по столу, переворачивая свою кружку и разливая горячий чай.
  Гварен небрежно кинул несколько салфеток, останавливая лужицу, не давая чаю стечь на пол и поднялся. Рейн встал следом, нетерпеливо ожидая ответа.
  - Он пытался вынести хлеб из столовой, по окончанию отведённого времени, - ответил волк.
  Броган скептически поморщился, не понимая, к чему лисе это понадобилось. Сколько еды нужно, чтоб её прокормить? Ей и пары крошек хватит...Ладвик воздел очи к небу, потеряв всякую надежду. Ну, давай же Броган, шевели мозгами, неужто не догадается сам?
  - Какого ярна он это сделал? Завёл себе зверушку и хотел покормить?
  - Угадал, - просиял улыбкой волк.
  - Вот дурень! - хмыкнул Рейн, - и что за существо?
  - Ну, у него есть хвост, - задумчиво пояснил Гварен, - пара крыльев, немного чешуи и немного мозгов. Дымом пыхтит иногда...
  Дракон перестал ухмыляться и мрачно посмотрел в глаза сокурсника. Волк понял, что до него дошло, для кого лиса хотела стащить еду.
  - Мелкий взял его для меня? - глухо спросил юноша.
  Ладвик кивнул, следя за его реакцией. Рейн больше ничего не сказал, резко отпрянул от стола и быстро побежал в сторону выхода из столовой, расталкивая медливших учеников. В коридоре ему пришлось притормозить, поскольку сильный удар ладонью в грудь заставил отлететь к одной из колонн и удариться об её угол спиной. Плечо адски запекло, и молодой человек кинул яростный взгляд на обидчика. Оборотень, один из троицы, которую он потревожил во дворе, когда оттаскивал Эллгара.
  - С закрытыми глазами бегаешь, Броган? Ай-ай-ай... - потянул хрипло волк, засунул кулаки в карманы штанов и медленно пошёл в столовую.
  - Чтоб тебя блохи загрызли, щенок... - зло проворчал Рейн, потирая болевшее плечо, - ничего, два дня. Только два дня...
  Он быстро пошёл по коридору, хмурясь и размышляя. Какого ярна она это сделала? Ей было дело до того, что он не ел? Как лиса вообще узнала, что его не было в столовой во время обеда? Рейн задумался и остановился на ступенях.
  - Значит, заметила... - он сделал пару шагов и опять замер, - заметила, значит...
  Обдумывая что-то, дракон взъерошил волосы и спустился обратно. Мастерская старого ворке, у которого можно было позаимствовать пару подходящих железяк, находилась в небольшой пристройке за кухней. Брогану пришлось выйти из замка и потратить время на то, чтоб обойти его кругом. Проклятое бессилие! Он мог бы достичь цели за мгновения, сделать всё голыми руками, а теперь приходилось совершать столько лишних усилий!
  Молодой человек угрюмо поглядел на выложенную потемневшими камнями каморку. Окна в ней были нараспашку, и из мастерской вкусно пахло свежим деревом. Прислушиваясь к мерному стуку, дракон открыл округлую дверь и заглянул внутрь помещения. Размером оно было невелико, но видимо, сутулому седовласому мужчине в вытертом длинном фартуке, этого хватало. Он удивлённо приподнял лохматые брови, замечая нежданного гостя.
  - Надо чего? - хрипло проворчал ворке и, не дожидаясь ответа, снова принялся вколачивать очередной гвоздь в доску.
  - Вот это! - ткнул Рейн на руки плотника и широко улыбнулся.
  Мужчина хмыкнул и с любопытством оглядел его.
  - Ты хоть в руках его держать умеешь, сынок? - сказал без иронии, так просто, что Рейну пришлось подавить подступивший к горлу ком.
  Так его никто и никогда в этой жизни не звал, даже шутя. Простое слово, но его словно отхлестали по щекам, сбивая с толку.
  - Что там уметь! Взял да бей! - небрежно кинул дракон.
  Плотник ухмыльнулся шире и протянул гостю свой молоток. Рейн подошёл к мужчине и принял инструмент.
  - Что, и в самом деле мастерить собрался? - недоверчиво спросил хозяин мастерской.
  - Угу, - Рейн повертел в руке молоток.
   Рукоять была гладкой, вытертой и сохранила тепло рук мастера, только что работавшего с ним. Чему этот ворке удивляется? За ним стая слуг не бегала, как за Эллгаром и многими здешними обитателями. Да и дядя Фелан этим избалован не был. С малого возраста учил самому о себе заботиться, приговаривая, что руки из нужного места должны расти...
  - Вернуть не забудь, - мужчина кивком головы указал на деревянную коробку с гвоздями.
  Рейн набрал их пригоршню и высыпал в карман куртки.
  - Утром. Отбой скоро.
  Молодой человек вышел из мастерской и поглядел на небо. Оно всё хмурилось, но воздух был таким свежим. Он тоскливо проводил взглядом облака, неистово желая взмыть к ним и ощутить свободу.
  - Два дня...
  Рейн быстрым шагом вернулся обратно к центральному входу и вошёл в замок. Сокращая путь, он вскоре добрался до нужной двери. Рука потянулась к ручке, но юноша снова застыл. Вот уж... после сегодняшней идиотской ситуации, он просто не знал, как себя вести! Броган тряхнул чёрной головой.
  Да когда такое было, чтоб он не знал?! Молодой человек сердито толкнул двери, да так, что они едва с петель не слетели, и с деловым видом вошёл. Лиса сидела на подоконнике, рисуя пальцем морозные узоры на стекле. Что за интерес в этом занятии? Она немедленно повернулась на раздавшийся грохот и сердито заворчала:
  - Только вздумай ещё раз так войти, чешуйчатый! Я не собираюсь чинить рамку каждый раз, когда ты решишь дверь лбом открывать! Для этого руки есть, а у головы другое назначение! - Келейр фыркнула и соскочила с подоконника. Затем хитро сощурилась, - если захочешь, разъясню какое...
  Рыча, они сошлись на середине комнаты, впиваясь друг в друга взглядом.
  - Будешь шипеть, за хвост оттаскаю... - пробормотал сердито юноша.
  Келейр что-то хотела ответить, но только залилась краской и молча выдохнула. Рейн хотел продолжить поддевать её, но сам молчал, чувствуя, что впервые не находил слов. От его соседки пахло шоколадом, и Рейн удивился, с чего бы это. Затем повернул голову и его взгляд остановился на собственной кровати. На покрывале, в вырванном неизвестно откуда листке, лежало несколько конфет. Дракон удивлённо и недоверчиво поглядел на девушку.
  - Это что? - он указал молотком на свою постель.
  - Что? - Келейр выглянула из-за его плеча.
  Чёрт её дёрнул притащить своему соседу эти сладости! И что теперь сказать?
  - Это тебе Макдара передала... - пробормотала она первое, что пришло на ум, не понимая, почему врала.
  Броган моментально скривился, и Келейр поняла, что зря приплела ведьму.
  - Или кто-то другой...
  - Кто-то другой? - чёрная бровь Рейна приподнялась, и он покачал головой, - кто бы это мог быть?
  - Мне почём знать? Очередная девица, которой ты покоя не даёшь! - надула пухлые губы Келейр.
  Проклятье! Теперь он поймал себя на мысли, что желал узнать, каковы они на вкус. Ведь мелкая пакость наверняка уплела остальной шоколад, а то, что не влезло в неё, пожаловала ему. Не признается ведь! Рейн немного наклонился вперёд, вынуждая девушку отклоняться, пытаясь удержать равновесие.
  - Покоя, значит, не даю? - потянул Броган.
  Лиса глядела на него почти с испугом, и юноша отступил, затем нахмурился и потёр болевшее плечо. Спать придётся на животе, а этого он не любил! Келейр заметила, что ему больно и гадала, во что опять вляпался. Но спросить не решалась. Да и Рейн этой возможности не дал.
  - Никогда так больше не делай! - глухо заявил юноша, кидая на неё странный взгляд, затем быстро направился к своей кровати.
  О чём он? Неужели всё из-за конфет? Ну и ладно. Больно надо! В следующий раз сама всё прикончит. Ещё пожалеет, что отказался! К её удивлению, Броган закинул в рот одно из шоколадных сердечек и полез в карман, следом высыпая на покрывало горсть гвоздей. Келейр и раньше приметила, что дракон притащил молоток, теперь оставалось гадать, что этот дурень задумал.
  С любопытством следя за его действиями, лиса вернулась на подоконник. Она согнула ноги в коленях и обхватила их руками. Рейн прикончил ещё одну конфету и принялся расстёгивать куртку. Он поморщился о боли и сердито кинул одежду на её койку. Девушка уже собралась возмутиться, но дракон сгрёб гвозди и направился прямиком к ванной.
  
  ГЛАВА 8
  
  Лиса большими глазами наблюдала за действиями своего соседа, вытягивая шею, наклоняя голову из стороны в сторону и пытаясь разглядеть происходящее. Но за плечами Рейна ничего толком не было видно. Не выдерживая, девушка тихонько спрыгнула на пол и подкралась сзади.
  Броган сдул со лба непослушную прядь, закусил губу от усердия и пытался придать гвоздям форму петли. У него так ловко выходило, что Келейр забылась, нависая над юношей и заглядывая ему через плечо. Дракон так увлёкся, что не почувствовал её присутствия. Рука ныла, а плечо болело и не давало закончить быстрее. То, на что в другой раз ушла бы пара минут, сейчас заняло более получаса.
  Оставалось приладить петли к самой двери и готово! Рейн решил подняться, когда натолкнулся на неизвестную помеху. За его спиной запищали и словно клещами схватились за несчастное плечо. Юноша взревел, отбрасывая негодяя и только когда обернулся, увидел на полу свою соседку. Лиса прошипела проклятия и поднялась, потирая ушибленный зад.
  - Чего толкаешься? - обиженно кинула девушка.
  - Чего вздумал подкрадываться? - возмутился молодой человек, хватаясь за плечо.
  Келейр хотела было возмутиться, но увидела, как он снова поморщился от боли. Она рискнула подойти ближе, но Рейн остановил её, выставляя вперёд руку с молотком.
  - Стой, где стоишь, мелкий! От тебя одни неприятности, - дракон сердито отвернулся и принялся вбивать самодельные петли.
  - С чего это удумал замок делать? - раздался за спиной вкрадчивый голос.
  Броган поджал губы. Ещё спрашивает!
  - С того, что мой сосед не имеет ни стыда, ни совести! - пробурчал он, проверяя на крепость своё творение.
  - Я-я?! - выкрикнула Келейр.
  - А то кто же? - повернулся к ней Рейн, - врывается, всю мою добродетель глазищами своими обшаривает...
  - Это у кого добродетель-то?! - вспыхнула лиса, - это кто обшаривает?! Да там и обшаривать-то нечего!
  Девушка пригрозила ему обоими кулаками, но стоило молодому человеку приблизиться, как проскользнула между ним и стеной. Рейн поймал её за воротник рубашки, вынуждая остановиться.
  - Нечего, говоришь? - зарычал дракон.
  Келейр ехидно ухмыльнулась. Обиделся, значит. Так ему и надо! А за защёлку на ванной - спасибо. От всей её перепуганной души - спасибо. Конечно, этого она ему не скажет, но всё же...
  - Пожалуйста, - внезапно кинул Броган и отпустил её.
  Да не может такого быть, чтоб она это вслух произнесла! Девушка хотела ответить очередную колкость, но увидела, что её сосед совсем побледнел и зубы стиснул. Не от злости, скорее терпит. Больно ему.
  - Ты это... что у тебя со спиной? Или с плечом? Что с тобой? А? - спросила лиса как бы между прочим, чтоб не заподозрил в заботе.
  - Ничего, - продолжая сердиться, заявил дракон.
  Только он хотел продолжить, как сферы над их головами погасли, говоря о том, что подошло время отбоя. Отлично! И это пропустил. А всё она. Чего смотрит так жалобно? Что опять задумала?
  - Рубашку сними, - потребовала Келейр, храбрясь от того, что в комнате уже стемнело и можно было не переживать насчёт того, что щёки горели.
  Без своей силы дракон ничего не разглядит, зато ей отлично всё видно.
  - Это ещё зачем? - сощурился Рейн.
  - Делай, что говорят, - уже более твёрдым голосом заявила лиса.
  - Зачем? - упрямо повторил молодой человек.
  - Что я там не видел?! Как девица, в самом деле... - проворчала лиса, заливаясь краской от воспоминаний.
  Он прорычал что-то в ответ и с сомнением подчинился, просто желая знать, что у неё на уме. Его соседка повертела пальцем перед самым его носом, веля поворачиваться. Рейн встал к ней спиной и немедленно услышал, как девушка ахнула. Подумаешь, синяк! Что там такого? Но тот факт, что лиса оставалась неравнодушной, был приятен и он довольно ухмыльнулся.
  Келейр в ужасе смотрела на его спину. Вся лопатка до самого плеча припухла, расплываясь чёрным синяком, величиной с две её ладони. В самом центре синяка кожа была содрана, он явно налетел на что-то острое и без посторонней помощи тут не обошлось. Это лиса прекрасно понимала. Кто-то имел зуб на её соседа? Решил воспользоваться тем, что силы Брогана были блокированы?
  Это было бесчестно. Келейр подняла руку и осторожно прикоснулась к его плечу. Она почувствовала, как юноша вздрогнул, и напряглись его мышцы. Рейн ощутил прикосновение, затем блаженный холод охватил всё проклятое плечо, даря успокоение, убирая прочь боль. Пальцы лисы творили свою магию, становясь ледяными, это именно то, что сейчас было нужно. Он расслабился, благодарно позволяя ей продолжать.
   - Два дня. Ты можешь потерпеть два дня без того, чтоб влезть в неприятности?
  - Нет, - честно признался Рейн.
  Облака на небе разошлись, и полная луна высеребрила комнату, будто снова зажглись сферы. Летом долго не темнело, а в ясную погоду можно было отчётливо всё видеть до самого рассвета. Даже если ты просто человек. Как он сейчас.
  - Скажи, мелкий... - дракон немного повернул голову, желая видеть своего беспокойного соседа, - почему ты здесь?
  Рука Келейр замерла на его спине, и Рейн замолчал, ожидая ответа.
  - Я четвёртый из сыновей! - проворчали позади него, - и должен сам о себе позаботиться.
  Броган нахмурился. Странные слова для девицы.
  - Ты считаешь, что Арфен научит тебя о себе заботиться?
  - Знания всегда нужны. Арфен даёт не только их, он даёт...
  - Время... - закончил за неё дракон.
   Академия давала им время. Передышку. Шанс. Тут он не мог не согласиться с лисой. Но что она собиралась делать по окончанию академии? Проклятье! Зачем загадывать так далеко? Что она вообще собиралась делать? Считала, что сможет продержаться, скрываясь в мужском крыле, ряженая в мальчишку? От кого? Кто за ней гнался? От кого бежала, чтоб быть настолько отчаянной?
  - Ты один из немногих, кто пришёл сюда добровольно, мелкий.
  - Да! - гордо фыркнули рядом с его плечом.
  Лиса сама не замечая, принялась поглаживать раненую спину кончиками прохладных пальцев, заставляя Рейна путаться в мыслях.
  - Почему? - спросил он, придавая своему голосу небрежности.
  - Свободу люблю... - выдохнула устало девушка и зевнула.
  - Лезь на свою койку. И спи! - молодой человек отошёл от греха подальше и принялся делать вид, что наводил порядок в шкафу, давая соседке возможность забраться под одеяло.
  Келейр с минуту наблюдала, как Броган переворачивал всё вверх дном на своих полках, потом сдалась и послушалась его. Ночь тоже выдалась беспокойной. Рейн принялся крутиться во сне, неосознанно ища себе удобное место, пока не улёгся на живот, свесив одну ногу и руку с кровати. Лиса прекрасно понимала, что при резком движении дракон просто свалится на пол и опять же повредит спину. Но думать о том, чтоб переворачивать его, Келейр себе запретила.
  Это сколько же сил нужно? Да и не хватало ещё, чтоб сосед проснулся. Объясняй потом, с чего это она к нему подобралась. Так они и промучились до утра. Рейн всё время крутился, пугая её, ударяясь то головой, то ногами об опоры кровати, а она всё порывалась вскочить и удержать его на месте. Или придушить. С рассветом второй пункт казался лисе всё соблазнительнее...
  ***
  Сегодня особый день. Она проснулась намного раньше, чем звук рога возвестил о том, что было время подъёма. Ведьма долго смотрела на своё отражение, усердно водя по длинным волосам гребнем. Он был непростым. Достался ей от бабки. Выполнена вещица была из цельной кости фейнира, магического существа, славившегося своей неувядающей красотой. Конечно, при добыче заветной кости существо было убито, но теперь его сила служила ведьме, поддерживая в ней красоту и юность.
  Файона посмотрела на гребень, блеснувший алыми камнями. Скоро его придётся заменить... Сила почти истощена. Но сейчас её волновало иное. Утро. Тот час, который приблизит её к осуществлению желаемого. Не зря же она терпела это унижение, находясь рядом с противной гусыней-магичкой, и прочими недостойными отпрысками. Теми, кто был зачат по причине похотливости своих отцов и слабоумию девиц, желавших таким образом добиться внимания знатных мужей.
  - Что тебе не спится? - раздался из-под одеяла сонный голос Таис.
   Файона полуобернулась к соседке и её глаза восторженно загорелись.
  - Утро, утро которое сделает меня, Файону Макдару, полнокровную ведьму, законнорожденную дочь своих родителей...
  - Да-да... поняла уже, - зевая, пробормотала девушка и нырнула под одеяло с головой.
   Вот воображала! Строит из себя принцессу. Даже опальный Эллгар, хоть и самовлюблённый, но не мнит из себя столько, сколько эта ведьма! А ведь мог бы. Ему-то было что терять. Эта же из древнего, пусть когда-то и значимого рода, но давно растерявшего своё величие и власть. Стоило бы придержать свой язык. Не оказалась бы в стенах позорной академии, будь хоть на четверть той, кем себя мнила!
  Таис вздохнула и просунула руку под подушку. Там, пальцы с благоговением нащупали маленькую безделушку, пуговицу, оброненную Ирсом ещё вчера, после возвращения с тренировочной площадки. Конечно же, юноша и не подозревал о существовании своей сокурсницы, но девушка, закусив губу, погладила пальцем своё сокровище, мечтательно улыбнулась, и устроилась поудобнее на кровати.
  Файона последний раз провела гребнем по волосам и осталась довольной результатом, глядя на блестящие шёлковые пряди. Стены Арфен сотряс противный трубный звук, и Таис несчастно застонала, накрывая голову подушкой. Затем она поняла, что смысла в подобных действиях нет, поскольку не было силы, способной этот звук уменьшить или заглушить.
  Шеммуль была откровенно рада, что её соседка уже воспользовалась ванной и не придётся ждать своей очереди. Стерва постоянно оккупировала умывальник первой, не позволяя соседке опередить себя. Ведьма разгладила невидимые складки на форме и, покачивая бёдрами, поспешила на выход. Она распахнула дверь, вышла в коридор и собралась её закрыть, когда буквально подпрыгнула на месте.
  - Какого ярна?! - Файона заморгала длинными ресницами, затем кривясь от удушливого запаха.
  - Доброе утро, детка, - пробасил здоровяк орк, поиграл бровями и почесал свою поросшую буйной растительностью грудь, - Орсо ждал, когда ты проснёшься, цветочек!
  - Цветочек?! - зарычала Файона, отталкивая молодого человека и пытаясь пройти в коридор.
  Что этот идиот делал у её дверей?! Не его она ожидала увидеть. Не этот жалкий орк должен был приползти к её ногам. Где Рейн Броган?! Уйти ей не дали. Орсо перегородил ведьме дорогу, протягивая повядшую малинию. Широкая ухмылка озарила небритое лицо молодого человека. Казалось, ему не было дела до яростно сгущавшегося чёрного облака вокруг Макдары.
  - Ты воняешь, как куча навоза! Не смей приближаться ко мне!!! - завопила ведьма, своим звонким голосом заставляя любопытных сокурсниц выглядывать из-за приоткрытых дверей.
  Она уже видела их довольные лица и слышала смех. Будь проклят мальчишка! До неё дошло, кому принадлежал злосчастный носок.
  - Ты поплатишься, ты поплатишься, Тайернак... - зашипела Файона.
  Цветок в руке орка почернел, осыпаясь пеплом. Ведьма зло оскалилась и, держась гордо, не позволяя посторонним насладиться своим поражением, покинула общежитие. Недолго думая, очарованный Орсо Витэшна поспешил за своей возлюбленной. Обтряхивая прах с рук о мятые штаны, он даже не удосужился застегнуть свою рубаху. Всё, что юноша видел, была красавица, словно несравненная дева ломмерит, которая бежала впереди него.
  Файона всё прибавляла шагу, спотыкаясь, и наконец оказалась во дворе. Девушка дико оглянулась, надеясь, что противный орк не последует за нею. Но удача окончательно покинула ведьму, поскольку Витэшна одним махом преодолел ступени крыльца и воскликнул, заставляя оглядываться учеников:
  - Любимая! Твоим ножкам не стоит мараться об эту недостойную землю! Орсо позаботится...
  Не успела ведьма ретироваться, сгорая от стыда и ярости, как её подхватили, словно жалкий мешок зерна и перекинули через плечо.
  - Отпусти, пока жив... - зло прошипела Макдара, но её не слушали.
  Широким шагом юноша направился прямиком через двор, намереваясь позавтракать. Ведьма без жалости припечатала его спину болевым заклинанием, заставляя вскрикнуть и разжать руки. Файона соскочила на землю и опрометью бросилась к замку.
  - Детка! Орсо любит играть в прятки. Орсо тебя найдё-ё-ёт!! - прохрипели ей вслед.
  Ведьма заставила себя не слышать вспышки хохота, последовавшей за этим заявлением во дворе.
  - Будьте все вы прокляты! Тупицы... - девушка чёрной тучей прошла по коридору в направлении столовой.
  Благо сюда вести о её позоре не донеслись. Возможно, у неё оставалось несколько минут на завтрак. Файона быстро схватила поднос, растолкала зазевавшихся учеников и протиснулась к столу. Кухарка поглядела на неё, как на старую плесень, но не жалея наполнила тарелку дымящейся кашей.
  Не удосужившись поблагодарить женщину, ведьма развернулась, желая добраться до своего стола. Он не был занят. Хвала Богам, эти идиоты выучили то, что лучше им держаться подальше от неё! Файона быстрым шагом достигла своего места и опустила поднос. Она нервно оглянулась, убеждаясь, что её не преследовали, и схватила ложку. Давясь, и не разжёвывая толком горячую еду, девушка перебирала варианты мести, а ещё понимала, что так просто приворот ей не снять.
  - Проклятье!.. - она закашлялась и бросила на стол ложку.
  - Не спеши, время ещё достаточно, - спокойный голос раздался над её головой, и чья-то рука заботливо похлопала по спине.
  Ведьма подняла голову, разглядывая того, кто посмел указывать ей. Волк. Ладвик уже садился за соседний стол, на ходу умиротворённо читая книгу, и потянулся рукой к кружке с чаем.
  - Пф... знаю я, сколько времени осталось! - проворчала Файона.
  К её стыду, юноша преочаровательно улыбнулся, не отрываясь от своего чтения, затем щурясь, отпил горячий напиток. Слышал, значит! Нечего свои уши вострить! Оставьте её все в покое! Ведьма едва не зарычала, понимая, что испорчено не только утро и не только завтрак. Её репутация, словно последний весенний снег, что лежал у обочины, всё больше облеплялась комьями грязи.
  Но отступать нельзя. Она была тверда в своём решении. Именно так! Девушка кивнула чёрной головой, осыпаясь роскошными косами. А решение её отца и матери было ещё твёрже... при воспоминании о собственном доме и наказе родителей перед отъездом, Файона совсем поникла, замирая над тарелкой с остывающей едой.
  - Следующий за своей звездой не меняет убеждений... - прошептала она сама себе, - главное не потуплять взор.
  - Взор проясняется, когда заглянешь в собственную душу. Тот, кто смотрит вокруг, видит лишь сон. Кто заглянет в себя - пробуждается, - так же тихо проговорил волк, снова сдерживая улыбку, и поставил пустую чашку на деревянный стол.
  Ладвик даже не глянул в её сторону, но Файона прекрасно расслышала его и готова была поклясться, что слова адресовались именно ей. Решил поучать?! Жалкий пёс... Бастард! Как он вообще посмел обращаться к ней? За что такое наказание?
  - Не будет и мгновения, чтобы ты не пожалел о том, что перешёл мне дорогу, Тайернак... - ведьма резко поднялась и, отталкивая свой стул, пошла прочь со столовой.
  Карие глаза Гварена недобро сверкнули. Он услышал каждое слово.
  - Во что ты вляпался, Тай? - молодой человек кинул короткий взгляд на своего соседа.
   Юган молчаливо рассматривал жующих сокурсников и вздрогнул, словно до этого крепко задумался, когда волк встал из-за стола. Кивком рыжей головы юноша спросил, куда тот собрался и провёл пальцем между своими бровями, интересуясь, с чего товарищ так сердит. Ладвик заставил себя улыбнуться, чем надеялся успокоить мнительного даланея, но тот был не так наивен, понимая притворство.
  - Мой друг попал в неприятности. Я должен убедиться, что он будет в безопасности.
  Юган немного воодушевился, поднял свою руку и сжал ладонь в кулак, словно веля Ладвику дерзать, желая успеха. Волк вышел из столовой и огляделся. Он повёл головой, вдыхая воздух. Но столпившиеся неподалёку девушки пахли каждая на свой лад, щедро побрызгав свои одежды духами, и он запутался в запахах. Гварен нахмурился, постучал корешком книги по ладони и прошёл немного вперёд, выглядывая в коридор.
  Первыми двумя часами у них шёл контроль трансформации с Мастером Эверетом. Это значило, что беспокойная парочка должна была явиться в зал Кабриум, где собственно проводилось занятие. У ведьмы было своё расписание. Вместе их соберут лишь перед самым обедом, на 'исцеление и травологию', проводимую колдуном Мастером Бродиком.
  - Что тебе понадобилось от Тая?
  Ладвик прекрасно видел, что Макдара увивалась за драконом и прекрасно понимал, что никаких феромонов влюблённости над ведьмой не витало. Это были пустые слова и уловки. Лишь желание привлечь его внимание. Спрашивается, зачем? Молодой человек решил подняться в зал, намереваясь убедиться, что лиса благополучно добралась до него, или же предупредить её встречу с разозлённой ведьмой.
  Кабриум находился в верхнем замке, в отдельной башне и занимал два этажа, позволяя свободно трансформироваться любой сущности, не причиняя вреда окружающим. В нём даже дракону было, где расправить крылья и не бояться полыхнуть пламенем. Гварен пробежал по пустому длинному этажу. По всему периметру тут были расположены окна, в прошлом необходимые для обороны, сейчас же лишь для света, а также небольшие углубления в толстых стенах, похожие на альковы, оборудованные скамьями и креслами.
  До него донёсся чей-то смех, и волк повернул голову, замечая парочку, воспользовавшуюся для уединения одной из скамеек. Юноша отвернулся, делая вид, что не приметил их. Вход в башню был перед ним, когда Гварен услышал ещё что-то. Он замер и снова оглянулся. Шум доносился снизу, со двора замка.
  Волк торопливо подошёл к одному из окон и посмотрел вниз. Парочка присоединилась к нему, любопытно вглядываясь в происходившее во дворе из соседнего окна. Волк разглядел с десяток учеников. Нашёл и ведьму. Макдара, сложа руки на груди, стояла за одной из колонн, обвитой лемистрией, недалеко от Белой Башни. Девушка осторожно выглядывала из-за щедрой листвы, желая видеть то, что происходило во дворе.
  - Проклятье... - Ладвик зарычал в тот момент, когда заметил Келейр.
  Не подозревая об опасности, она жевала очередную сладость, врученную сокурсницами. Через мгновение девушки кинулись врассыпную. Вместо них, ревя как бык, возник Витэшна, налитым кровью взглядом воззрившись на лису.
  - Ты! - взревел орк, - ты посмел вредить моей госпоже, моей прекрасной Файоне!!
  Он кинулся к Келейр, отбрасывая её на середину двора чудовищным ударом в грудь.
  - Тай... - Ладвик не мог спрыгнуть, чтобы сократить дистанцию и успеть вовремя.
  Юноша бежал со всех ног, перелетая через несколько ступеней, спускаясь вниз и проклиная свою суть. Необращённый, он бы попросту убился, упади с такой высоты. Трансформироваться Гварен не смел. Как и любой волк, он должен быть признан стаей, её вожаком, лишь перед ним должно пройти обращение и обряд посвящения. Но рождённый бастардом, Гварен Ладвик лишился возможности предстать лицом к лицу перед отцом. У него оставалась надежда, но обратившись, волк был обречён признать себя одиночкой. Вне клана, вне стаи.
  В глазах Келейр потемнело, когда она спиной врезалась в землю, а грудь обожгло в месте удара. Словно умалишённый, орк кинулся к ней снова, и девушке пришлось обернуться, принимая вызов. Лапы мягко коснулись земли, и лиса тряхнула прекрасной белоснежной головой, устремляя на противника прозрачные голубые глаза. Ударом лапы она откинула юношу, но тот упорно вставал, нападая снова и снова, будто был одержим демонами.
  Келейр зарычала и принялась молотить по земле пушистым хвостом. Этим она подняла снежную бурю, заставляя орка укрывать лицо от острых ледяных осколков, которые больно впивались в кожу. Давай, остывай, дурень! Она не собиралась носить ошейник из-за какого-то очередного идиота! Когда выбежал во двор, Гварен заметил черноволосого Брогана. Дракон нёсся к дерущимся, расталкивая на бегу зевак.
  - Витэшна, убью!! - прорычал Рейн, влетая в драку и сбивая орка с ног.
   Они покатились по земле, немедленно остывая, и ощущая под тонкой тканью рубах снег, укрывавший двор тонким слоем.
  - Не смей трогать! Не смей, не смей! - Броган бил наотмашь по небритому лицу Орсо, до тех пор, пока Гварен не оттащил его от поверженного противника.
  - Что происходит? - раздался на крыльце голос проректора.
  - Снежками балуемся... - запыхался Рейн, ногой ударил по коленке лежащего Витэшну и тот заурчал согласно.
  Келейр со всей силы приветственно замахала хвостом, стоило Вардвану спуститься к ним, при этом заметая побитого орка в чистенький белоснежный сугроб.
  - Какая прелесть... - процедил сквозь зубы маг и направился через двор, к одной из тренировочных площадок.
  Двигался проректор как-то уж необычно, стараясь не поворачиваться к ученикам спиной, при этом явно пряча за этой же спиной нечто ценное. Провожая Вардвана натянутыми улыбками, троица облегчённо вздохнула, когда странный мужчина скрылся за каменной стеной. Кажется, им сказочно повезло! У начальства было некое секретное дело, поважнее их проделки. А может и того хуже - сам Аристакес Вардван учудил что-то и теперь скрывался от ректора... фантазия бурлила в их головах, заставляя отвлечься ненадолго. Первым очнулся Рейн. Он развернулся на месте, немедленно налетая на девушку, которая успела обратиться обратно в человека.
  - Ты! - ткнул он в соседку обоими указательными пальцами, - чего лезешь с кулаками?!
  - А не приходило в твою пустую голову, что этот орк, - Келейр зло махнула головой, указывая на поднимавшегося Орсо, - что он первым полез?!
  - Моя Файона... - Витэшна потряс взъерошенной головой, стряхивая с неё снег и шатаясь, побрёл в направлении колонн.
  Разломанная плитка, которой был выложен пол галереи, блестела на солнце и слепила глаза. Гварен проследил за орком, замечая край одежды девушки, которая по-прежнему пряталась там. Он хотел было отправиться следом, но услышал плач и понял, что ненужное сейчас благородство не позволит разбираться с ведьмой, ревущей в два ручья. Файона надавала своему 'поклоннику' пощёчин и с визгом убежала прочь, растирая слёзы. Келейр проводила её сердитым взглядом.
  - Чем ты не угодил ведьме, Тай? - мягко поинтересовался Ладвик, осматривая девушку на предмет внешних повреждений.
  Видя, что лиса вполне здорова, юноша немного успокоился.
  - Так вы из-за Макдары сцепились? - спросил Рейн.
  Не церемонясь, дракон положил руки на плечи девушки и повертел её из стороны в сторону, проверяя, цела ли. Она должна была скинуть его ладони, но отчего-то стало так тепло. Хоть и выглядел Рейн сердитым, а в глазах оказалось столько тревоги. Испугался, значит? Келейр ухмыльнулась своим мыслям, но её хорошенько встряхнули, возвращая к реальности.
  - Что за дела, мелкий?
  - Макдара из-за тебя последних мозгов лишилась, чешуйчатый! - фыркнула она, - всё просила вещь твою принести. Ну, я и... и принёс...
  Лиза закусила губу, сдерживая смех. Ладвик покачал головой.
  - Броган, она хотела сделать приворот.
  Смех девушки серебристым колокольчиком разлился по двору.
  - Она так... так спешила, что даже не подумала о том, что ещё два дня на тебя не подействуют никакие чары! - щёки лисы раскраснелись.
  - Она приворожила Витэшну вместо Брогана? - серьёзно спросил волк.
  Келейр заставила себя успокоиться и согласно кивнула в ответ.
  - Я стянул носок у орка и подкинул ей.
  - Она будет мстить, Тай, - ещё серьёзнее продолжил говорить Гварен.
  - Он прав, мелкий, - согласился с ним Рейн.
  - Я знаю, - Келейр обиженно поджала губы, - просто так сложно было удержаться...
  - Ещё меня пытался поучать, - хмыкнул дракон и неожиданно потрепал соседку ладонью по взъерошенной голове.
  Гварен прокашлялся в кулак, скрывая улыбку при виде того, что Броган уже в который раз тянулся к девушке. Он мог поклясться, что сокурсник каким-то образом узнал секрет лисы. А та, в свою очередь, неосознанно принимая грубоватую ласку, и не подозревала, что попалась.
  - Нужно рассказать о случившемся ректору, - неожиданно встрепенулась Келейр, - Орсо в беде, пока находится под чарами ведьмы. Он не виноват ни в чём.
  - Ты тоже в этом участвовал мелкий, - проворчал Рейн, в кои-то веки, говоря что-то верное, - и тебе от Саргона попадёт. Ты ведь притащил этот носок, хоть и знал, что Макдара собралась с ним делать!
  Лиса поникла, глядя, как последние снежинки тают на солнце.
  - Ты прав, Броган, - отозвался волк, - Тая накажут, как и ведьму. Нужно заставить её снять приворот, взамен пообещаем не рассказывать о том, что она сделала. Тогда и не влетит никому.
  Ладвик только теперь перевёл взгляд с девушки и увидел валявшийся в грязи учебник. Он поморщился, понимая, что книга пришла в негодность.
  
  ГЛАВА 9
  
  Вардван сегодня не надел свою привычную мантию. На мужчине красовалась чёрная лёгкая рубаха, не менее мрачные штаны, которые были заправлены в высокие сапоги и завершали его 'мужественный образ'. Маг собрал длинные волосы в хвост и повязал его кожаным шнурком. Теперь, полностью готовый, он уже больше десятка минут топтался возле ворот.
  - Проклятье! - чем он отличался от зверинца первокурсников, если не мог решиться войти?!
  Мужчина толкнул ворота и оказался на знакомой тренировочной площадке. Мага интересовал её противоположный край. Там, среди высокой, не вытоптанной ботинками травы, стояла одинокая скамья. Даже имелось жалкое деревцо, кидавшее скудную тень. Вардван направился именно туда. Высоко в небе раздался знакомый клич, и Аристакес поднял взгляд к небу. Ястреб наслаждался полётом. Ему можно было позавидовать.
  - Арис?
  Голос прозвучал у него за спиной, и мужчина оглянулся. Он тут же полностью развернулся к подходившей женщине и скрыл обе руки за спиной.
  - Доброе утро, Белла, - Вардван расправил плечи, стараясь казаться выше рядом с этой великолепной великаншей.
  Благо с его немалым ростом, магу это удавалось, но они были равны.
  - Что это у тебя за спиной? Что ты прячешь? - Белла улыбнулась, пытаясь заглянуть проректору через плечо и разглядеть, что тот таил от неё.
  Мужчину обдало ароматом луговых цветов, стоило ей податься к нему, почти соприкасаясь. Аристакес с жаждой вдохнул этот запах, но Белла отступила от него, теперь ожидая, что он объяснит цель своего визита.
  - Мальчишки приходили к тебе вчера? - он спросил, хоть и знал ответ.
  Затем Вардван снова поглядел, как парила в безоблачном небе тёмная птица.
  - Да, - кивнула в ответ Белла.
  - И ты простила наглецов, - с лёгким возмущением констатировал факт проректор.
  - Верно, тебе и это известно. Могу я...
  - Ты слишком добра, Белла. Твоё сердце... оно... - Аристакес опустил взгляд на её грудь, - такое... большое...
  - Арис... - с укоризной проговорила Токум, и щёлкнула мага по носу, как одного из своих учеников.
  - Прости... - Вардван почувствовал себя идиотом.
  Почему с этой женщиной он всегда себя так чувствовал? Слова шли не те, всё не то!
  - Ты слишком привязываешься к людям, Белла. Не хочу, чтобы ты страдала. Ты помнишь, как было в прошлый раз?
  Зачем он это упомянул?! Вардван мысленно застонал. Токум напряглась всем телом, но смолчала, глядя на проректора исподлобья. Он знал этот взгляд. Снова задел за живое, и так каждый раз! Может ему дать обет молчания? Но тревога за подругу не дала мужчине остановиться.
  - Ты ведь знаешь, какова судьба большинства из этих детей. Не повторяй своей ошибки.
  Вардван сделал к ней шаг и протянул руку, в которой лежала небольшая бумажная коробочка.
  - Что это? - спросила Белла, принимая подарок.
  Коробка была почти невесомой в её мозолистой ладони.
  - Это... - Арис прочистил горло и хрипло продолжил, - откроешь её вечером.
  - Вечером?
  - Когда будешь одна! - уточнил маг, скрывая за хмуростью своё смущение.
  - Спасибо, Арис, - Белла тепло улыбнулась ему, и мужчина почувствовал, как застучало в висках.
  Он что-то хотел добавить, но Токум повернулась, глядя в небо, на своего любимца. Вардван проследил за её взглядом. Ястреб. Красивое создание. Почти совершенное. Но он не мог видеть тоски в глазах подруги, когда она смотрела на эту птицу.
  - Уже третий год, как его нет. Пора отпустить, Белла.
  - Никогда, - глаза великанши вспыхнули тёплым светом, - он должен знать, что его ждут. Всегда.
  - Ты действительно веришь, что это его душа парит в небесах? Ты так веришь в это, Белла? - глухо спросил маг.
  Хмуро он глядел, как одно перо кружилось и опускалось в воздухе.
  - Не верю - знаю, - твёрдо отозвалась Токум.
  - Арис! - громкий сердитый голос заставил обоих обернуться.
  Широким шагом к ним направлялся сам ректор. Саргон сощурился от яркого солнца и поглядел на Вардвана.
  - Где Хьюго? Почему ученики до сих пор болтаются по двору? Где его носит?
  - А я тебе говорил, не приглашать Эверета в академию, - проворчал в ответ проректор.
  - Я не приглашал его! - возмутился Элазар, - он мне должен. И обязан отработать!
  - Чем это он тебе обязан? - хитро сощурился Вардван.
  Саргон не стал распространяться перед своими товарищами о том, как совсем недавно совершенно 'честно' обыграл Эверета в карты, во время празднования в честь коронации в Ксабире. Спорили на то, что в случае проигрыша Хьюго обязывался год преподавать в Арфен. Если бы проигрался он... Ректор не захотел даже представлять то, как пришлось бы прохаживаться по центральной площади, обряженным в дамское платье...
  - Я видела, как Хью покинул замок ещё перед рассветом, - вмешалась в их разговор Токум.
  - Что значит, покинул?! - Саргон яростно сверкнул глазами.
  - Я уже велел Бродику сместить свои занятия и принять вторую группу учеников, которым полагалось заниматься в Кабриуме. Охотник всегда остаётся охотником, Элазар. Хьюго не место в Арфен, - сухо проговорил Аристакес.
  - Он отличнейший специалист. Не являясь, по сути, двуликой сущностью, он как никто знает нашу природу. Он нужен этим детям! И он отработает положенный год! - ректор прошёлся по площадке, затем снова поглядел на своих подчинённых, - раз ушёл, значит не всё спокойно в Ксабире.
  Многим при дворе стала мешать корона на голове Дарема Эллгара. Поздно спохватились! Саргон нахмурился, продолжая размышлять, и покинул площадку. Он был почти уверен, что скоро правлению всего рода Эллгаров придёт конец. Новые законы, новый порядок... люди начинают ценить только то, чего уже нет и невозможно вернуть. Столетия сменяют друг друга, но ничего не меняется в человеческих умах. А значит, быть перевороту.
  Мужчина тяжело вздохнул и остановился в опустевшем дворе, глядя на замок. В этих стенах опальный принц в безопасности. Но ровно до тех пор, пока королём не будет отдан соответствующий приказ. Если Ирса Эллгара обвинят в измене, то даже Арфен окажется бессилен. Саргон поглядел на разорённые клумбы и покачал головой. Эти дети как цветы малинии - яркие, упрямые, цепко держатся своими корнями. Гнутся, но не ломаются. Пока кто-либо не додумается взять нож и с лёгкостью срезать их. Из груди ректора вырвался приглушённый рык.
  - Надеюсь, ты вернёшься с добрыми известиями, Хью.
  ***
  Порядок занятий неожиданно был изменён, и теперь они следовали по тёмному коридору, где-то под самим замком. Келейр поёжилась, прижимая к груди книгу. Было достаточно жутко и оставалось надеяться, что ни один паук или другое многоногое безобразие не додумается спуститься на её макушку с черневшего над головами потолка.
  - Трусишь? - Броган ухмыльнулся и по-братски закинул руку ей на плечи, - не трясись мелкий.
  Она уж было вздумала немного расслабиться, ведь от юноши исходило чудесное тепло. Келейр почти улыбнулась, но дракон продолжил загадочным голосом:
  - Эти твари чуют испуг, - он потянул носом сырой воздух, - выходят из своих логов, почёсывают свои мохнатые лапки и как кинутся!
  Он внезапно сжал пальцы на её плече, и только услышав чей-то противный визг, лиса поняла, что этот звук исходил от неё.
  - Оставьте все свои волнения и страхи. Мы пришли, - глубокий умиротворённый голос Мастера Бродика позволил чуть-чуть успокоиться и проникнуться его словами.
  Ведьмак распахнул высокие решётчатые ворота, которые совсем потемнели от времени и тихо скрипнули, поддаваясь его рукам.
  - Места на всех не хватит в зале, отведённом для занятий, поэтому в подобных случаях я предпочитаю проводить его здесь. Башня 'Не бойся' покажет вам сам принцип сосуществования человека и природы. Смысл доверия, - Мастер прошёл вперёд, вынуждая учеников следовать за ним.
  Келейр ступила шаг и замерла с раскрытым ртом. Рейн не ожидал, что она остановится и налетел на девушку, толкая в спину. Здесь не было крыши, она давно рухнула. Щедрое солнце, пробиваясь сквозь листву высоких деревьев, немедленно согрело их.
  Корни ияра так облепили истрескавшиеся серые камни старой башни, что теперь она, полуразрушенная, буквально находилась на исполинской ладони самой природы. С одной стороны башня примыкала к скалам. Теперь оттуда, тихо журча, тёк ручей, теряясь тонкой блестящей лентой где-то за потемневшими от влаги камнями. Когда ученики шли, то земля пружинила под их ногами. Казалось, ещё шаг и сорвутся вниз, падая к подножью скал, туда, где плескалась полноводная Орва.
  Келейр схватила Рейна за руку, до боли стискивая его пальцы. Он позволил девушке эту вольность, припоминая, как она боялась высоты. Да, для мелкой пакостницы это было испытанием. Броган потянул лису за собой, понимая, что недаром эти развалины чудаковато назвали 'Не бойся'. Без крыльев ему не взлететь. Быть человеком - отвратно... но своей тревоги он соседке не собирался показывать. Они расселись на старые брёвна, которые видимо, использовались здесь как скамьи.
  - Исцеление тела невозможно без исцеления души. В этом ошибка многих. Не все раны видны взору. Вас научат видеть. Научат слышать и понимать. Вы будете учиться чувствовать.
  Ведьмак был высок, широкоплеч. Гладкая кожа головы покрыта чёрными татуировками, уходившими куда-то за воротник его простой рубахи. Большие ладони мужчины также были исписаны неизвестными им знаками. Он окинул учеников спокойным взглядом:
  - Я - Мастер Бродик. Сегодня в качестве первого ознакомительного занятия, я расскажу вам о способах исцеления, которые применимы в тех случаях, когда ваша вторая сущность блокирована, либо вы не имеете возможности применять магию.
  Ведьмак посмотрел на Рейна, отвлечённо постукивавшего ботинком по бревну.
  - Стоило бы обратить внимание на мои слова. У меня есть подозрение, что данные методы будут тебе довольно часто полезны.
  Дракон одёрнул воротник своей рубахи, скрывая ошейник, и угрюмо поглядел на Мастера. Эти методы понадобятся кое-кому другому, по истечению времени его наказания.
  - Я бы не рекомендовал, - внезапно проговорил Бродик.
  Рейн поёжился. Что-то было во взгляде этого ведьмака... он не мог понять, что это. Только на какое-то мгновение юноше показалось, что даже время вокруг застыло и остались лишь они двое. Мужчина прошёлся по небольшой природной площадке, ограниченной несколькими брёвнами. Проклятье! Броган нервно ухмыльнулся, понимая, что оказался прав. Как этот ведьмак делал это? Ловко у него выходило. Ему бы точно пригодилось! Особенно когда...
  - Местью ничего не решить, Броган Раегданский, - Бродик остановился перед молодым человеком, заложил руки за спину и глядел на ученика с высоты своего роста.
  - Не лезьте в мою голову! - сердито потребовал дракон, - я - Рейн Броган. Это имя мне дал отец. Но не стоит прибавлять ко мне земли, которых нога моя не касалась!
  Юноша глядел на ведьмака исподлобья, ожидая ответного выпада, но его не последовало.
  - Ты добр. Но пламя, которое рождает твоя грудь, вот здесь, - ведьмак протянул руку и коснулся пальцами середины груди Рейна, - оно причиняет тебе боль.
  - Я из драконьего рода! Огонь - моя суть!
  - Я говорю не о драконе в тебе. Я говорю о человеке. Страх потерять то, что становится тебе дорогим, заставляет терять самого себя. Смею утверждать, что и контроль обращения даётся с трудом. Тебе кажется, что ты ненавидишь тех, кто причинил или смеет причинить боль, вред. Но это только страх.
  - Я не боюсь! - рыкнул юноша, - просто ненавижу, когда так!
  Рейн не удержался и кинул короткий взгляд на свою застывшую соседку. Затем заметил, как сидел Ирс, прислонившись спиной к дереву. Яркий синяк на весь его подбородок, заставил Брогана зло сощуриться.
  - Ненавижу, когда так!
  - Война из ненависти - она лишь порождает новую ненависть. Ты считаешь, что должен ответить на каждый удар. Но так теряются бесценные жизни, Рейн Броган. Это порочный круг. Нужно иметь мудрость, разорвать эту цепь.
  - Что же тогда справедливость? - глухо спросил юноша.
  - Восстановление порядка, а не поддержание хаоса, - не меняя спокойного тона, ответил ведьмак.
  - Вы точно учитель 'Травологии'? Уж больно нотации любите читать... - проворчал Рейн, - что вы знаете об этом? О таких, как я.
   Молодой человек отвернулся и сложил руки на груди. Ветер подхватил пряди его волос, открывая чёрную метку на виске. Губы Бродика отчего-то дрогнули, то ли от улыбки, то ли от того, что пожелал сдержать слова. Ведьмак снова протянул руку и коснулся печати. Он моментально ощутил исходившую от неё магию. Вязкая, сильная, она обволакивала его ладонь, устремляясь по руке всё выше. Мастер отстранился от ученика.
  - Однажды Мастер Друт расскажет о Рейне Брогане. История запомнит тебя. Не дай страху указать тебе неверную дорогу.
  - Мне не нужно, чтоб некий старец рассказывал обо мне небылицы, - дракон тряхнул чёрной головой, пряча своё клеймо.
  Бродик ничего не ответил, он вернулся на середину площадки и продолжил занятие, будто и не было этого странного разговора. Время пришло в движение, словно сон растаял. Ученики загудели, зашевелились, а птицы принялись носиться в ярком небе, теряясь среди густой листвы над их головами.
  - Приступим. Поговорим о ядах. Путешествуя по лесам Грахеймн, вы рискуете столкнуться со многими их обитателями, использующими в целях обороны, а также охоты - яд.
  - Раньше, чем эта тварь посмеет подумать о том, чтоб пообедать мной, я обращу её в пепел, - фыркнул один из учеников.
  Остальные бурно поддержали мальчишку, уверенные каждый в собственной силе. Бродик потёр большим пальцем свой гладкий подбородок.
  - Тогда с удовольствием послушаю, как ты собираешься обратить в пепел айку, - проговорил ведьмак, глядя на веселившегося юношу.
  Тот притих, поджимая тонкие губы. Скорость передвижения вёрткого существа была так высока, что человеческий глаз едва мог заметить его. В гуще леса - это становилось просто невозможным. Небольшой хищный зверёк доставлял много проблем местным охотникам. Нападая внезапно, даже осознавая, что добычу такой величины ему не одолеть, он действовал словно из какой-то неведомой подлости. Айка впускал яд своими острыми зубами, покусывая незащищённую кожу, и даже взрослый здоровый мужчина умирал в муках, в течение следующего часа.
  - И так, мало кто знает, что яд айки можно нейтрализовать более чем на сутки, используя помёт верещуна лесного и листья шемшеля. Затем всё же придётся искать опытного знахаря, так как яд продолжит разъедать тело изнутри.
  - Уж лучше умереть от яда айки... - кривясь, проворчал кто-то из учеников.
  Рейн покосился на свою соседку. Келейр постукивала носками ботинок, явно уйдя в свои мысли. О чём задумалась? Как же вытащить из неё всю правду? Дракон закусил губу, сам ударяясь в размышления. Ведь если прячется, то кто-то же её ищет? Семья? Враги? Нужно выбрать подходящий момент и просто поставить мелкую притворщицу перед фактом. Рейн ухмыльнулся, предвкушая реакцию лисы. Он насладится моментом. О да...
  Дракон перевёл взгляд на дальний угол разрушенной башни и заметил, как Гварен тихо поднялся, стараясь не привлекать лишнего внимания Мастера и сел рядом с ведьмой. Решил поговорить с Макдарой о привороте? И с чего он сдался этой девице? Чего удумала привораживать?! Броган скривился при мысли, что стонать бы ему под окнами этой ведьмы и держаться за подол, умоляя о капле внимания, словно жалкий орк. Тьфу! Отвратительно!
  Пожалуй, стоит поблагодарить лису за то, что его мозги не превратились в кисель. Рейн снова посмотрел на девушку. Келейр склонила голову набок, теперь слушая Мастера. Юноша засмотрелся на её лицо. Ветер трепал белоснежные пряди криво обрезанных волос. Рейну захотелось прикоснуться к щеке своей соседки и ощутить гладкость нежной кожи под пальцами. Девушка казалась прозрачной под ярким солнечным светом, на какой-то миг осветившим её и ослепившим молодого человека. Рейн зажмурился и тряхнул головой. Когда открыл глаза, то замер, поскольку Келейр смотрела ровно на него. Дракон не мог понять, что происходило, пока лиса не начала хмуриться.
  - Что? - коротко кинул юноша, ощущая, как его кидает в жар от этих удивительных глаз.
  - Да бери уже! - сердито прошипела девушка, и тогда Рейн обратил внимание на её протянутую руку.
  В ладони лиса держала новёхонький умбелик. Броган с удивлением принял его, вспоминая, что помятое расписание валялось где-то в грязной форме.
  - Спасибо... - растерянно проговорил дракон, - где взял-то?
  - Где взял, где взял! Носил вещи отдавать в мастерскую. Там, у плотника, и увидел его. Ты же вечно всё ломаешь, вот и стащил. Пригодится!
  Он совсем забыл отдать инструменты, хоть и обещал. А всё от того, что увидел, как Витэшна кинулся на девушку. Лиса отнесла молоток? Позаботилась в ответ. Было весьма приятно, но Рейн услышал и ещё что-то, что ему не понравилось.
  - Снова стащил? - нахмурился дракон, - ты тянешь всё, что плохо лежит, мелкий!
  - Какого ярна, чешуйчатый? У ворке их целый ящик! Он для того их и делает, чтоб такие дурни как ты, ломали вещи каждый день. К тому же, я ему плату оставил... так-то! - Келейр снова важно приподняла подбородок.
  Рейн подавил желание схватить её и хорошенько встряхнуть.
  - Какое вознаграждение?
  - Луна с утра целый платок сладостей принесла. Отсыпал половину... - проворчала неловко девушка.
  - Луна, значит? - сощурился Броган, - и кто эта Луна? Кто такая?
  - А тебе что за интерес? - хитро спросила лиса, - завидуешь, Броган?
  - Чему? - удивился дракон.
   Он и сам не понимал, почему ощутил дурацкую ревность, когда услышал, что этого мелкого воришку подкармливал кто-то из учеников.
  - Тому успеху, что я имею, - нараспев пояснила Келейр, - на тебя одна ведьма глаз положила, а у меня же...
  Ей пришлось в срочном порядке умолкнуть и вцепиться руками в сухую кору бревна, на котором они сидели. Поскольку Рейн тихо зарычал, и ей, несмотря на ошейник дракона, почудился дым. Разозлился? Точно, завидовал...
  Броган сдержался. Стискивая зубы так, что те заболели, он посчитал себя достойным высшей похвалы и Божьего благословения, за такое терпение. Его начинало всё больше и больше раздражать то, что лиса говорила о себе как о мужчине.
  - Сегодня... - пробормотал дракон и затолкал врученный умбилик во внутренний карман куртки, - я сделаю это сегодня же...
  - Что это ты сегодня делать собрался? - будь Келейр сейчас в своей звериной сущности, то наверняка бы её белоснежные уши приподнялись от любопытства.
  - Всё-то тебе скажи, - передразнивая свою соседку, потянул Рейн, - но чему быть, того не миновать...
  Он сокрушённо покачал своей чёрной головой, вздохнул для пущей убедительности и краешком глаз наблюдал за реакцией лисы. Девушка заёрзала на месте, разволновавшись и теряясь в догадках. Что удумал этот дракон? Ну что же? Что?!
  - Скажи, что задумал, чешуйчатый! - зло проворчала Келейр.
  - Скажу. Я-то скажу... - сверкнул глазами-сапфирами Рейн, - после отбоя. Когда все уснут. И никто...
  - Никто? - испуганно прошептала девушка.
  - Никто-никто... - таким же таинственным шёпотом отозвался молодой человек.
  - Никто? - пискнула лиса.
  - Не помешает нам...
  В голове Келейр зашумело. Восхитительная улыбка так неожиданно коснулась губ негодяя, что её бедное сердце заколотилось, и она поспешно отодвинулась, царапая ладони о шершавое дерево.
  
  ГЛАВА 10
  
  Гварен склонил голову набок, глядя на ведьму. Та сидела ровно, сложила на коленях свои ухоженные руки и со всех сил делала вид, что его рядом не было. Волк слышал, как часто забилось сердце девушки, как только он пододвинулся ещё ближе.
  - Почему полнокровная дочь рода Макдаров почтила нас, неугодных, своим присутствием? - поинтересовался молодой человек.
  Плечи ведьмы тут же напряглись, а блестящие волосы осыпали их шёлковой волной.
  - Держись от меня подальше, пёс! - фыркнула Файона, отодвигаясь от Ладвика.
  Юноша позволил ей это, но его тихого голоса было достаточно, чтоб не привлекать внимания остальных сокурсников и быть слышимым ею.
  - Есть что-то в этом замке, что нужно тебе. Это вовсе не знания. Повышенный интерес к Брогану заставляет меня прийти к выводу, что твоя цель, так или иначе, связана с ним.
  - Он посмел игнорировать мои чувства, не более того! - возмутилась ведьма, приглаживая волосы, которые подхватывал ветер, - не ищи тайн там, где их нет.
  - Ты натравила Витэшну на Тая? - глаза волка сузились, он пристально глядел на лицо девушки, когда она решала, что ответить ему.
  Он прочитал ответ до того, как Файона принялась лгать. Этого было достаточно.
  - Нет! Я что, должна отвечать за всех идиотов в академии? Я пряталась от вонючки-орка в галерее, а что он там себе вообразил, это не мои проблемы! - щёлкнула аккуратными пальцами девушка.
  - Ты должна снять приворот.
  Сначала глаза ведьмы расширились, словно она не ожидала подобного заявления, но затем едко рассмеялась. Её голос был заглушён загалдевшими сокурсниками, которые принялись бурно обсуждать полученную от Мастера Бродика информацию, возвещая тем об окончании занятий. Они поднимались, расходились и покидали разрушенную башню. Но Ладвик не дал ведьме уйти, его рука крепко перехватила её запястье. Подтягивая девушку к себе, волк повторил своё требование. Файона ощутила прилив злости. Пёс безродный! Он посмел касаться её! Она дёрнула руку, но пальцы юноши сжали запястье сильнее. Боли не причинял, скорее она сама, пытаясь освободиться.
  - Пусти! - зашипела ведьма, окутывая их чёрным туманом.
  - Мы не закончили, - совершенно спокойно ответил волк.
  - Да с чего ты взял, что я?..
  - Не буди во мне зверя, - Гварен склонился к лицу Файоны, обдавая тёплым дыханием.
  - Это ложь...
  Он был так близко, что девушка замерла, пугаясь того огня, что увидела в глазах волка.
   - Я не предполагаю, я лишь озвучиваю факты, - проговорил Ладвик.
  - Никогда Файона Макдара не снимала приворота и не станет, - прошипела ведьма в ответ, отчего-то не сводя взгляда с губ оборотня.
  Они дрогнули в лёгкой улыбке, взбесившей девушку сильнее того, что до сих пор была захвачена рукой сокурсника.
  - Ты не можешь его снять, - сделал свой вывод Ладвик.
  - У меня нет нужных ингредиентов, волк! - Файона снова рассмеялась, - можешь не угрожать мне тем фактом, что расскажешь об этой небольшой шалости ректору. Ваш ручной лисёнок тоже поплатится. Интересно, как Саргон отнесётся к тому, что Тайернак пробрался в чужую комнату и украл вещь, пусть и жалкий носок орка? Сколько протянет мальчишка без своей силы? Я не дура, ничего вы не скажете.
  - Есть вещи более ужасные, чем трёхдневное наказание, Файона Макдара. Ошейник будет снят, а вот репутация... такая хрупкая вещь, - Ладвик склонился ещё больше, теперь почти касаясь губ девушки, - ты ведь понимаешь, о чём я? Говори, что тебе нужно и как снять приворот, иначе узнаешь каков безродный пёс на вкус. Это ведь будет первый?
  Молодой человек улыбнулся, заставляя ведьму кинуться в краску. Этот мерзавец смел угрожать ей тем, что похитит её первый поцелуй и лишит репутации?! Файона часто задышала, вдруг понимая, что теперь прижималась к нему грудью. Если их увидят, если кто-либо из учеников донесёт родителям о том, что она так просто позволяла касаться себя оборотню, да ещё и жалкому бастарду, ей конец!
  - Я скажу... я скажу! - выкрикнула Файона в лицо Гварену.
  Она почувствовала, как рука волка разжалась, отпуская её. Ощущение странной пустоты охватило ведьму, заставляя растеряться на мгновение, и исчезло, развеваясь вместе с чёрным туманом.
  - Нужна священная свеча и соль, - она отступила от Гварена, приводя в порядок свою одежду и с опаской озираясь по сторонам.
  Только бы никто не увидел!
  - Как у тебя может не быть таких элементарных вещей? Ты же ведьма! Не верю, - молодой человек недоверчиво покачал головой.
  - Свечи - их сгрызли мыши в первый же день! - зло рыкнула Файона.
  Потому она и забралась на самый верх ненавистной двухъярусной кровати. Могла бы нежиться на нижней койке, но приходилось терпеть подобное! Отвратительные существа!
  - Ну а соль? - хмуро спросил Ладвик.
  - Я швырнула в эту тварь пузырёк! Он разбился... - Файона перекинула роскошные волосы на одно плечо.
  Они так блестели на солнце, что волку впору было зажмуриться. Хороша негодница...
  - Можно было аккуратно собрать...
  - Файона Макдара не ползает по полу, и не пачкает свои руки в грязи, волк! - фыркнула ведьма и прошла мимо него, намереваясь ускользнуть из башни.
  Ладвик перехватил её за руку раньше, чем побег удался.
  - Мы достанем тебе всё нужное. Совершишь свой обряд.
  - Тогда вам придётся очень постараться. Обряд нужно провести в полдень. Осталось не так много времени. Если соль ещё можно раздобыть, то свечи...
  - Мы достанем их.
  Она вздохнула полной грудью, обмахиваясь ладонью.
  - Если ты вознамерился красть соль из столовой, то учти - у тебя не более получаса, затем она исчезнет.
  - Это у тебя не более получаса, Макдара. Ты должна успеть снять приворот. Не вынуждай меня повторять свои угрозы, - глаза Ладвика блеснули золотом и девушка напряглась.
  - Поспеши! От тебя зависит, начну ли я, - она освободилась или он отпустил, этого Файона не помнила.
  Ведьма поспешила покинуть площадку, с силой распахнула тяжёлые ворота и, не замечая мрачного коридора, побежала к лестнице. Неужели удача благоволила ей, и эти недотёпы раздобудут для неё свечу? Она мысленно поблагодарила своего покровителя, прижимая к груди медальон. Нужно продержаться пару часов и как следует подготовиться! Файона решила пропустить следующие занятия. Старый Друт утомлял своими монотонными речами. Она вернётся в жалкую комнатушку, запрётся там и займётся тем, чем и должна.
  Гварен услышал, как её шаги стихли в коридоре. Он был почти уверен, что бедовая парочка дожидалась его во внутреннем дворе замка. Волк видел, как во время занятий Броган наблюдал за его беседой с ведьмой, и непременно пожелает знать, до чего они договорились. Про любопытную лису и говорить нечего. Юноша улыбнулся и пошёл прочь с башни.
  Орва так притягательно шумела внизу, у подножья скал, что Гварен ощутил острое желание искупаться. Скоро выходные. В это время им дозволялось покидать Арфен и спускаться в деревню ворке, немного отвлечься. Естественно, не было и единого случая, чтоб кто-то из учеников не вернулся... Вот тогда он первым делом и отправится к реке. Размышляя, Ладвик добрался до первого этажа замка. Сырые подвалы остались позади, он вдохнул, расправляя плечи и потягиваясь.
  Лето, жаркое, полное великолепных ароматов, полное самой жизни - это его любимая пора. Иногда Гварену казалось, что именно в эту пору он и жил, либо чувствовал себя живым. Волк оглядел двор и увидел спорящую парочку. Что лиса пыталась втолковать своему соседу? Молодой человек пошёл к ним, под тень деревьев. Пытаясь защититься от её кулаков, Рейн положил свою ладонь девушке на макушку, не подпуская её к себе ближе. А лиса зло рычала, не имея возможности дотянуться до соседа, и упиралась головой в его руку.
  - Тебе удалось поговорить с этой девицей? - Рейн отвлёкся на волка и получил ощутимый удар под рёбра.
  Довольная, Келейр отскочила от юноши, прячась за волком.
  - Нужно раздобыть кое-что. Тай, понадобится твоя помощь.
  - Что, нужно что-то стянуть? - хмыкнул дракон, - мелкий по этой части мастер!
  За спиной у Гварена сердито заворчали. Он улыбнулся.
  - Красть не нужно. Всё, что необходимо - это твоё обаяние, Тай.
  Келейр широко улыбнулась, выглядывая из-за плеча молодого человека.
  - Этого добра у меня хватает, - негодяйка сдула с лица белую прядь и сверкнула глазами-льдинками в сторону дракона, - что бы вы без меня делали оба!
  Броган уже набрал воздуха, чтоб высказать всё, что думал, но Ладвик остановил товарища взмахом руки, сам едва сдерживаясь от смеха.
  - Да поганый ярн тебя возьми! Без тебя, мелкий, у нас бы и проблем не было! - не выдержал Рейн.
  - Без меня, ты бы давно тянулся за юбкой Макдары! - бросила ему в ответ лиса.
  Дракон фыркнул и умолк. Права, но бесит!
  - Что нужно-то? - угрюмо поинтересовался Броган.
  - Нужна пригоршня соли из столовой и одна священная свеча, - пояснил Ладвик, - всё это нужно раздобыть до обеда. В полдень ведьма проведёт обряд и снимет приворот. Нужно поторопиться. Кое-кто уже проверил - можно вынести из столовой еду раньше отведённого времени. Она пропадёт только тогда, когда выйдет половина назначенного часа.
  - Понял, - взъерошил волосы Броган, - принесу...
  - Тай, тебе нужно будет выпросить у одной из ведьм свечу, - Ладвик глянул себе через плечо, подмигивая Келейр, - такому милому парню они не посмеют отказать. Верно?
  Загордившись собой, лиса засветилась от счастья.
  - Разумеется!
  - Спасибо, - Броган хлопнул волка по плечу.
  Ближе к обеду спина дракона опять разнылась. Пожалуй, стоит поостеречься резких движений, иначе к вечеру вообще будет беда и снова придётся спать, как попало. Рейн скривился и повёл плечами.
  - Как тебе удалось убедить эту ведьму? - поинтересовался он у Ладвика.
  - Просто повезло.
  - Что тебе за выгода вмешиваться в это дело? Не то, чтобы я был против, но... ладно, просто спасибо, - махнул рукой Рейн.
  - Люблю, когда вокруг спокойно и ничего не отвлекает. Наши комнаты рядом, не хотелось бы всю ночь слушать, как ты поёшь любовные послания, - волк засунул руки в карманы штанов и прошёлся под деревьями, - буду ждать вас здесь. Затем отнесу всё Макдаре.
  Рейну не нужно было повторять дважды. Он побежал в сторону главного входа в замок. Келейр вышла на середину двора и осмотрелась. Звонкий смех учениц раздавался у кустов роз, а также рядом с фонтаном. Девушки дурачились, обрызгивая друг дружку холодной водой. Одна из них повела рукой над своей головой, тут же вода описала дугу и засверкала радугой. Келейр усмехнулась, и только щёлкнула пальцами, как 'радуга' обратилась в лёд, вызывая у пищащих девиц неописуемый восторг.
  - Ещё! - воскликнула другая ученица.
  Без меры довольная, лиса прошлась к фонтану и расставила руки, затем медленно поднимая их ладонями вверх. Хрустальным великолепием к небу из чаши поднялись огромные цветы, изгибая прозрачные стебли и склоняясь перед восторженными девушками.
  Ахи и вздохи окружили Келейр. Дело было почти сделано. Но по истечению почти целого часа она поняла, что удача решила оставить её сегодня. Каждая из ведьмочек, а их в замке оказалось не менее десятка, отдала бы и родовую печать покровителя, но, ни у одной не нашлось заветной свечи. Ну не было необходимости у этих несчастных девиц ворожить и плести заклинания такого уровня. Благородные и душевные оказались, чтоб их тибрун по двору гонял!
  Лиса в который раз обходила замок, поднималась в женскую часть общежития и даже заглянула к старой портнихе, что распевала прокуренным басом похабные песни в своей каморке. И у той не нашлось нужного. Целых две коробки свечей, разных цветов и размеров, но все обычные, самою ею и смастерённые.
  - Да как же быть? - шмыгнула носом девушка.
  - Да на что они тебе сдались, свечи эти? - женщина откусила нитку пожелтевшими зубами.
  - Дело у меня есть. Хорошее! - надула губы Келейр, - где ж её взять, священную?!
  - Тьфу, проблема... - проворчала ворке и со скрипом поднялась с табуретки, которая до этого полностью скрывалась под широкой юбкой портнихи.
  Причём лисе померещилось, что скрипела вовсе не мебель.
  - Бери любую из коробки! - потребовала женщина.
  Девушка печально вздохнула, но подчинилась. Она подтянулась, вставая на цыпочки, и снова стянула пыльную коробку с одной из многочисленных полок, расположенных вдоль стены. С грохотом поставив её на край стола, который уже освободила хозяйка каморки, Келейр схватила первую попавшуюся свечу. Но потом закинула её обратно, и выбрала самую большую, для верности. Вдруг не хватит для обряда?
  - И что с ней делать? Она не имеет силы! - печально заявила лиса.
  - Глупая ты голова! Считаешь, что для этого обязательно в Храм идти?
  - Как же иначе? - возмутилась Келейр.
  Ворке принялась тихо бормотать себе под нос и вытащила из-за высокого корсета шнурок со священной печатью, которую надевают каждому при рождении, согласно вере его. Ворке верили в единого Бога, считая дурнями всех, кто сомневался в этом самом едином Покровителе и Хранителе. Женщина отобрала у лисы свечу и, прошептав свою молитву, припечатала священный знак к восковому боку.
  - И дел-то всего... - свечу Келейр вернули, а печать снова скрылась меж пышных форм портнихи.
  - Всё? - девушка недоверчиво повертела в руке кусок воска.
  - Стану я врать! Ступай, под ногами не мешайся... - прочистив горло, портниха снова взялась за шитьё, начиная хрипло голосить с последнего недопетого куплета.
  Келейр благодарно поклонилась женщине и быстро выскочила на свежий воздух, попадая под лучи полуденного солнца. Приставив ладонь ребром ко лбу, она глянула на небо. Времени мало.
  - Надеюсь, этот дракон справился... - лиса поспешила во двор, желая отыскать Ладвика и передать своё сокровище.
  Триумфального возвращения не вышло, поскольку с самодовольной ухмылкой, Рейн уже прохлаждался под тенью деревьев. Девушка только молча хмыкнула и вложила свечу в протянутую руку волка. Ладвик благодарно кивнул и побежал к входу в замок.
  - Как только всё будет готово, я предупрежу! - юноша скрылся с глаз, оставляя своих товарищей нежиться в тени.
  - Как успел так быстро? - не удержалась лиса.
  Обед только начался, а он ужом прополз быстрее её!
  - Не у одного тебя, мелкий, обаяние имеется! - потянул Броган.
  Не станет он объяснять занозе, что состроил такую несчастную физиономию кухарке, что та прослезилась, отсыпая ему пару пригоршней соли, из огромного потресканного горшка. Пришлось соврать сердечной ворке, что бедному дитяти мыша изловить нужно, чтоб с голоду не помереть. Без соли есть-то никак, какой-никакой, а вкус добавит...
  Келейр хотела возразить, придумывая очередную колкость, но прикусила язык, вдруг осознавая, что дракон был прав. Имелось у него обаяние. Если бы измерялось мешками, то не один бы такой набрался. Не дразнил бы постоянно, и растаять ей, как снег по весне. Келейр тряхнула головой. Лишнее это! Нельзя таять! Вот ещё! Так и видела его самодовольную ухмылку, если бы узнал о её мыслях.
  - Чего молчишь? - поинтересовался Броган.
  Он удобнее опёрся о ствол дерева и поморщился от боли. Глаза девушки расширились от воспоминания о его раненой спине. Скорее бы завтрашний день прошёл. Её невезучему соседу без своей силы не продержаться. Не умеет он иначе. Рождён таким, и в этом его особенность, а возможно, то самое очарование, которое не давало ей последнее время покоя.
  
  ГЛАВА 11
  
  Убирайся прочь! - раздался за дверью звонкий голос ведьмы, и его немедленно отбросило остаточной волной её защитного заклинания.
  Гварен тряхнул головой, поднимая с пола оброненную свечу. Кажется, Макдара ожидала совсем не его, видимо беднягу продолжал доставать 'поклонник'.
  - Открывай двери, - потребовал волк.
  Девушка притихла, и вскоре послышался скрип поворачивающегося в замке ключа. Файона осторожно выглянула в коридор, натыкаясь взглядом на сердитое лицо волка.
  - Я думала это Витэшна... - пробормотала ведьма и открыла дверь шире.
  Она протянула руки, принимая от Гварена принесённые вещи. Он передал ей свечу и соль, завёрнутую в платок.
  - Где вы её достали? - шёпотом поинтересовалась девушка, чувствуя исходящую от воска энергию.
  - Это имеет значение? Время пошло, Макдара. Действуй! - Ладвик бесцеремонно захлопнул дверь перед её вздёрнутым носом, не давая ответить на его слова. Прекрасно зная, что Файона слышит его, волк добавил, - ты придёшь ко мне и скажешь, как всё прошло. Буду ждать тебя в галерее.
  - Как смеешь ты требовать, чтобы я шла за тобой? Проклятый пёс! - зашипела ведьма за дверью.
  Гварен улыбнулся:
  - Ты придёшь, Макдара. Смирись с этим.
  Она готова была истратить все оставшиеся силы на то, чтоб испепелить отвратительного оборотня, но он уже покинул общежитие, а время поджимало. Файона решила погодить с местью и взяться за то, в чём нуждалась больше всего в этот час. Она должна была избавиться от преследования смердящего орка!
  Ведьма поспешила к своему алтарю, который уже был приготовлен на столе. Ритуал совершался независимо от фазы Луны, поскольку делать его следовало в полдень. Из длинной коробки она достала спичку и зажгла свечу. В ритуальную ложку, выполненную из прочнейшей чешуи прадии, обитающей исключительно в диких Кришновельских болотах, ведьма зачерпнула соль, и принялась греть на пламени свечи. Пока же соль грелась, Макдара стала читать заклинание для снятия приворота.
  - Соль белая, да чистая, забери грязь. Впитай тоску злую, горемычную, мысли порченные, порочные, чувства отравленные... - шептала ведьма, - сними всё наведённое. С питьём выпитое, да с едой съеденное, дурным словом посланное... Забери, пусть пропадёт, камнем белым да чистым обернётся. Слово моё крепкое, да будет так!
  Закончив читать, Файона потянулась за белым блюдцем и расстелила на нём принесённый волком платок, в середину его высыпала разогретую соль. Само блюдце потом придётся разбить, а осколки закопать, чтоб земля всё в себя вобрала. Поверх соли ведьма положила ещё один платок, свой собственный, и уж поверх всего пуговицу, оторванную ею лично с формы Витэшны. Поскольку снова требовалась вещь того, кому приворот был сделан. В этот самый момент и происходило снятие. Глаза ведьмы вспыхнули, и она вновь принялась читать заклинание...
  Когда завершила своё действо, опустошённая девушка поникла, прислонившись к спинке стула. Густые волосы завесой скрыли её лицо, отгораживая от яркого солнца, пробивавшегося через лёгкие занавески. Файона убеждала себя, что должна была чувствовать облегчение, но вместо этого, её грудь сдавливало тревогой.
  Она поглядела на дверь. Эта троица... она должна была себе признаться, что завидовала им. Тому товариществу и взаимопомощи, которую они с таким пылом оказывали друг другу. На кого могла рассчитывать она, в случае, подобном этому? Да в любом ином случае! Приближались выходные, неделя шла к концу, а она так и не продвинулась в своём деле. Что скажет Жевнону, посланнику своего отца, когда тот явится, чтоб выведать у дочери своего господина, чем она могла порадовать самого Силлага Макдара? Отец будет в гневе. Девушка вздрогнула, словно от порыва холодного ветра и поднялась.
  - Файона Макдара достойная дочь. Она не подведёт своего отца, - убеждая саму себя, ведьма для пущей уверенности кивнула головой и быстро пошла к двери.
  Она спешила, бежала, всё скорее приближаясь к заветной галерее. Каблуки её ботинок глухо стучали по расколотой разноцветной плитке, так здорово переливавшейся на солнце блеклыми красками. Почему так спешила? Этого ведьма не знала, но когда заметила знакомый силуэт у одной из колонн, то перестала дрожать, расправляя плечи и наконец ощущая окружавшее тепло полудня.
  Но, по мере приближения Файона замедлила шаг, придала своему виду небрежности и с важным видом направилась к волку. Этот пёс ни в коем случае не должен был догадаться о её непонятном волнении! Она просто желала скорее покончить с этим делом, вот и всё. А вовсе не спешила выполнить его дурацкий приказ! Ладвик усмехнулся, он прекрасно слышал, как девушка пыталась успокоить дыхание, а её сердце буквально выскакивало из груди. Но, когда Макдара приблизилась, не стал дразнить её и состроил серьёзное лицо.
  - Я завершила обряд, волк! - ведьма повела плечами, убирая волосы за спину.
  - Не сомневался в этом. Умница, - только и сказал молодой человек.
  - И? - нахмурилась Файона.
  - И? - приподнял бровь Гварен.
  - И это всё? Для этого ты меня звал? Для этого хотел меня видеть? - возмутилась девушка.
  - Разве я звал? Я точно помню, что велел тебе явиться в указанное место и отчитаться в проделанной работе. И я не говорил, что желал видеть тебя, Макдара.
  - Ах, ты! - гневно выдохнула ведьма, - несчастный бастард!
   Она развернулась на каблуках, ударяя его по лицу длинными прядями, и стараясь не терять достоинства, пошла прочь.
  - Отчего же несчастный? Обычный я... - волк прислонился спиной к колонне и только тогда понял свою ошибку.
  Прочные лианы, обвивавшие её, моментально потянулись к его шее, рукам и груди, оплетая, не давая отступить.
  - Проклятье... - Гварен дёрнулся, пытаясь разорвать живые оковы, но те только сильнее обхватили его.
  Файона оглянулась на мгновение, и улыбка вспыхнула на её алых губах. Юноша рванулся сильнее и смог освободиться, отшвыривая куски лианы на плитку. Те, словно живые змеи, принялись извиваться и ползти обратно к нему, но волк отбросил их носком ботинка. Стоило Ладвику обрести свободу, как ведьма стёрла свою улыбку и опрометью бросилась к замку, пытаясь укрыться от мести, которая, несомненно, должна была последовать. Но ничего не происходило. Никто не гнался за ней, не кричал проклятий и не пытался свернуть её благородную шею.
  Девушка не удержалась и вернулась к входным дверям. Она приоткрыла их и выглянула на улицу. Дыхание перехватило, когда ведьма встретилась взглядом с волком. Глаза молодого человека блеснули тусклым золотом, и Файона почувствовала, как прилил жар к щекам. Он опять посмел смутить её! Девушка фыркнула и резко захлопнула двери.
  Ладвик покачал головой и решил вернуться к ожидавшим товарищам. Келейр была полна такого нетерпения, что выбежала к нему навстречу, затем притопывая ногой, от невозможности устоять на одном месте. Рейн подошёл следом, нехотя выходя из замечательной тени деревьев.
  - Готово? - поинтересовался он у волка.
  Ладвик кивнул, улыбаясь, когда лиса облегчённо вздохнула. Дракон хмыкнул:
  - Везучий ты, мелкий! Скоро вся академия вокруг тебя вертеться будет. Мелкий же, а всех на уши поднял!
  - К этому тоже талант иметь нужно! - важно заявила девушка, - но где гарантия, что Макдара не повторит попытку после того, как с тебя снимут кольцо?
  - Точно знаю, что должна быть защита от приворота, - отозвался Гварен, - тебе стоит поискать в библиотеке книги по ведьминским заклинаниям, Броган.
  - Мне не нравится летучая мышь, которая всё время ворчит и не даёт ничего толком разглядеть! - возмутился дракон, припоминая крылатого альба, - он выгнал меня в прошлый раз. Не думаю, что поможет, если снова приду.
  - Я схожу, - тихо проговорила Келейр, тут же чувствуя, как в груди похолодело от предстоящей необходимости снова оказаться на узком мосту Белой Башни.
  Рейн понял, отчего лиса побледнела, и поспешил небрежно отмахнуться рукой.
  - Оставь. Сам разберусь... - он нахмурился, когда увидел, что девушка всё равно собралась отправиться в библиотеку.
  - Ну, вы тут продолжайте спорить, а я, пожалуй, попытаюсь отстирать свой учебник, пока Мастер Эверет не призвал молнию на мою голову, - Ладвик деланно тяжко вздохнул, отвесил им короткий поклон и пошёл по одной из дорожек в сторону главного крыльца.
  - Я сказал, что сам разберусь! - рыкнул Броган, как только они остались одни.
  - Он не даст тебе нужные книги, чешуйчатый! Не сомневаюсь, что в прошлый раз ты едва не развалил Башню! - Келейр задрала подбородок, упрямо глядя на молодого человека.
  - По-твоему я только ломать умею? - возмутился Рейн.
  - В основном - да, - поджав губы, покачала головой лиса, - но, случаются моменты, когда ты используешь свои мозги и руки в созидательных делах.
  ***
  Вечер выдался немного душным и тихим. Белла расстегнула ворот рубахи и устало потянулась.
  - Ултан, ты сегодня беспокоен, - великанша поглядела на ястреба, сидевшего на одной из засохших веток старого поваленного дерева, - я видела, ты следил за дорогой. Мы ждём гостей?
  Птица в мгновение ока снова взмыла в вечернее небо, оставляя свою хозяйку. Женщина нахмурилась, глядя ей вслед. Кто-то приближался. И не свой и не чужак. Саргон ожидал кого-то? Белла опустила взгляд на траву, на которой сидела, и подняла в руке подаренную Вардваном коробочку.
  - Что ты придумал на этот раз, Арис? - Токум усмехнулась и покачала головой.
  Осторожно, стараясь не помять своё 'сокровище', она приоткрыла крышку. Немедленно Мастер отпрянула, опираясь спиной о поваленное дерево. Оставляя за собой искрящийся след, в небо над нею вспорхнули призрачные светлячки, кружась теперь над её головой и озаряя мягким светом восторженное лицо женщины.
  - Как красиво... - ахнула Токум, к собственному сожалению наблюдая, что магия иссякала и таяла, вскоре оставляя её в сиреневых сумерках.
  Затем Белла резко обернулась, поскольку мимо ограды проехал всадник. Ворота пропустили его, значит 'свой'. Мастер торопливо поднялась, узнавая тёмную накидку Эверета. Зачем так спешить? Саргон всё равно устроит головомойку. Но тут женщина припомнила слова ректора и нахмурилась. Уехал, значит к Ксабире не всё спокойно... плохие вести из столицы? Или этот мужчина как всегда голоден, словно зверь, потому и загонял свою лошадь? Их не понять...
  Хьюго спешился около конюшни, оставляя свою лошадь торопливо вышедшему конюху. Маг был так сосредоточен на своих мыслях, что даже не поздоровался. Бросил поводья в протянутую руку мужчины и вскоре уже взбегал по старым ступеням на центральное крыльцо замка. Эверет всё больше хмурился, отчего шрам на брови становился темнее и отчётливее. Воздух искрился вокруг него, заставляя одиноких учеников расступаться или вовсе скрываться с глаз. Широким шагом Хью достиг нужного этажа и направился прямиком к кабинету ректора.
  Келейр услышала его присутствие, ещё в главном зале первого этажа. Отойдя от сокурсников, она втянула носом воздух и тревожно напряглась. Этот запах был ей знаком. Знаком с самого детства. И его не должно быть здесь. Девушка часто задышала и заставила себя идти на этот запах. Он вёл её наверх, к башне, в которой располагался кабинет Саргона. Теряясь в догадках, лиса слышала тяжёлые шаги впереди, и лишь успела увидеть край накидки, которая скрылась за дверью кабинета.
  Кто принёс с собой этот запах? Кто-то прибыл в замок. Кто? Девушка торопливо, бесшумно подошла к двери и остановилась рядом с нею, превращаясь в сам слух. По голосам Келейр разобрала, что Элазар говорил с тем самым отвратительным типом, который поймал её на выходе из столовой. Мастер Эверет! Почему от одежды этого мага пахло дымом, тем самым, которым пахли травяные свечи в хижине Старого Юха?! Откуда он знал старика? Келейр запретила себе паниковать и стала слушать.
  - Ты в курсе, что один из твоих учеников выдаёт себя за мальчишку? - раздался нервный голос Хьюго.
  - Разумеется, - спокойно ответил Саргон.
  Келейр приоткрыла рот, задохнувшись от неожиданности, но немедленно зажала его ладонью.
  - Разумеется?! - не поверил своим ушам Эверет.
  Ещё бы! Тут она с магом солидарна. Разумеется?! И как давно ректор был в курсе её жалкой лжи?
  - Ну, это всё же лучше, чем в прошлый раз, когда Тиль Пелламб вырядился девицей. Бедняга решил, что таким образом запутает злой дух, который якобы преследовал весь его род по отцовской линии, ослабляя мужскую силу... - Элазар усмехнулся и встал из-за своего стола.
   Затем он налил в высокие кубки вина, себе и своему уставшему с дороги товарищу.
  - Но она нарушила Устав! - сухо отозвался Хьюго.
  - Покажи мне пункт, Хью, в котором сказано, что запрещено выдавать себя за мужчину, - казалось, ректор просто забавлялся замешательством мага.
  - Пф! Ты слишком балуешь их! - Эверет не выдержал и расстегнул свою накидку, следом кидая её на хозяйское кресло.
  Он принял полный кубок у Саргона и залпом опустошил его.
  - Да ну! - потянул Элазар, в отличие от Мастера, неспешно потягивая свой напиток, - многие из них, да почти все, не согласятся с твоим утверждением.
  - Элазар! - Хьюго звонко поставил пустой кубок на край стола, - меня наняли отыскать эту девицу! Это мой заказ. Нолан ищет её.
  Глаза Келейр расширились от ужаса. Её нашли... бежать! Снова бежать! Но она вцепилась пальцами в дверной косяк, желая дослушать мужчин. Она должна была знать, что они собирались предпринять. Затем - бежать!
  - Как ты мог принять этот заказ, Хью? - ректор возмущённо повысил голос.
  - Я охотник, ярн тебя побери! Ты забыл это? То, что я обещал отработать здесь, не означает, что я брошу дело, которым занимаюсь всю свою жизнь! И мне нужны были деньги!
  - Я мало тебе плачу?!
  - Ты вообще мне не платишь, Саргон! - возмутился Хьюго, - я не знал, что речь идёт о твоей ученице, до того, как принял этот заказ. Если бы ты потрудился предупредить меня, этого бы не случилось!
  - Теперь я во всём виноват? - проворчал ректор.
  - Кто же ещё! - таким же тоном прорычал в ответ Эверет, - как ты понимаешь, я не могу не выполнить этот заказ. Моя репутация не может пострадать. Это слишком лёгкое задание, чтоб я не справился. Нолан Тайернак не поверит в это. Я должен сказать ему, где его дочь.
  - Так почему же ты пришёл ко мне, Хью? Почему не закончил дело? - глаза ректора сузились.
  - Сначала я считал, что это очередная девица, вздумавшая сбежать со своим любовником из-под венца.
  - Что же тебя вынудило изменить своё мнение? - сухо поинтересовался Саргон.
  - Он убил старика. Решил, что тот помогал дочери скрыться. Я уверен, что это Тайернак подослал своего человека расквитаться с Юхом. Я нашёл его тело в хижине. Похоронил, как положено...
  Хьюго прокашлялся в кулак и схватил начатую бутылку, теперь отпивая с горла. Келейр сильнее зажала рот ладонью, чувствуя, как покрывается инеем дверной косяк, а по щекам текут горячие слёзы. Это её вина! Если бы не пожелала проститься с Юхом перед побегом, то и не привела в его дом беду! Девушка села на пол у двери и согнула ноги в коленях, обхватывая их руками. Нужно слушать, заставить себя дослушать этих мужчин.
  - Девушка попытается сбежать, если до неё дойдут эти известия, - продолжил ректор.
  - Ей не выйти из академии. Как только она покинет Арфен, её жизнь не будет стоить и гроша. Она уже приговорена, Саргон, - Хьюго поставил на стол полупустую бутылку, - я лично знаком с Симмерским князем Ворлаком, женой которого Келейр Тайернак предстояло стать. Князь, таким образом, намерен был заручиться поддержкой её отца. Ворлак та ещё сволочь. Девушка опозорила свою семью. Это можно смыть только кровью, это ты и без меня понимаешь. Нолан не допустит войны между снежными кланами. В лучшем случае дочери сохранят жизнь и отдадут несостоявшемуся жениху в качестве утешительного приза. Только я не думаю, что это лучший случай, Элазар.
  Эверет глухо выругался и, по всей видимости, пнул стул, который отлетел через весь кабинет, врезаясь в стену.
  - Не смей ломать мою мебель, - возмутился Саргон, - ответь, пару дней потянешь?
  - Да.
  - Тогда нужно действовать... - ректор задумался на минуту, - в прошлый раз вышло, должно сработать и теперь...
  В коридоре послышались шаги, и Келейр была вынуждена резко подняться с пола, лихорадочно оглядываясь в поисках пути отступления. Затаив дыхание, она попятилась в конец коридора, туда, где спасительно чернела лестница. Стоило ей суметь скрыться, как лиса бросилась по ступенькам вверх. Нужно было собрать свои жалкие пожитки и бежать прочь из замка. Больше никто не должен пострадать. Она понятия не имела, куда отправится, но подставлять Саргона не собиралась. Келейр влетела в комнату, немедленно подбегая к шкафу. Она встала на колени, удобно расправила небольшую сумку и принялась скидывать туда вещи.
  - Что ты творишь, мелкий? - раздался над её головой сердитый голос Рейна.
  Келейр испуганно подняла к нему взгляд. Вода с его мокрых волос Брогана капнула на её раскрасневшуюся щёку, стекая теперь по шее за воротник. Лиса вздрогнула и, не отвечая, снова продолжила хватать одежду.
  - Я ведь задал простой вопрос... - прорычал дракон, одним рывком поднимая девушку за плечи с пола и разворачивая к себе лицом.
  Он был в одних штанах, с мокрым полотенцем, перекинутым через плечо. Скоро отбой, видимо был в душе. Но сейчас Келейр не волновала близость полуголого молодого человека. Её пробирала дрожь, Рейн ощутил это, отчего помрачнел ещё больше. Она порадовалась тому факту, что кольцо на шее соседа не давало ему использовать свою силу.
   - Ты что, собрался бежать, мелкий?! - Броган встряхнул Келейр и его глаза опасно сузились, - отвечай!
  - Тебе что за дело?! - огрызнулась девушка.
  Обидные слёзы сдержать не удалось, и лиса разрыдалась, чувствуя, что обращаясь льдом, прозрачные слезинки мелкими кристаллами падали на его босые ноги.
  - Ну и дурёха же ты... - Броган внезапно привлёк её к себе и крепко обнял.
   Он позволил вымачивать горькими слезами свою грудь, и неловко поглаживал Келейр по голове, каждый раз, когда девушка принималась что-то невнятное бормотать. Бедняжка была так напугана и расстроена, что даже не осознала, когда её раскрыли. Всё твердила о том, что скоро все умрут и виной всему именно она, и что ему, пустоголовому дракону, надобно держаться от такого проклятия подальше.
  - Хватит ныть! - потребовал Рейн и отстранил Келейр от себя, по-прежнему крепко удерживая за плечи, - говори толком, во что снова вляпалась!
  Он нарочно обратился к ней, как к девушке, давая лисе понять, что этот факт ему давно известен. Она наглым образом отобрала у него возможность заявить об этом и насладиться моментом! Ярна с ним... видеть Келейр в таком состоянии ему ещё не доводилось. Что-то произошло, и это 'что-то' заставило его соседку потерять остатки благоразумия и кинуться наутёк.
  Пока Броган размышлял, то отвлёкся и только теперь понял, что в комнате воцарилась тишина. Келейр смотрела на него и её глаза распахивались всё больше, по мере того, как до девушки доходил смысл сказанного драконом. Так он знал! Знал! От обиды лиса поджала губы, и попыталась освободиться. Рейн сжал пальцы сильнее, вынуждая девушку смириться и оставаться на месте.
  - И как давно ты знаешь? - глаза его соседки сверкнули льдинками.
  - Да буквально с первого дня! - хмыкнул Рейн.
  - Врёшь... - Келейр снова предприняла попытку вырваться из его рук.
  Молодой человек привлёк её к себе, заглядывая в глаза. Девушку окутало его тепло и снова захотелось плакать. Её нижняя губа дрогнула, и Рейн сам не успел понять свой порыв, как его большой палец уже проводил по ней, будто желая таким образом остановить.
  - Рассказывай, что случилось. С твоим притворством разберёмся позже, - Броган отпихнул ногой её сумку и отпустил девушку, веля сесть на его койку.
  Келейр ошеломлённо подчинилась, не понимая, отчего на неё так успокаивающе действовали его слова. Рейн не выказал поддержки, грубовато отдавал распоряжения, но она ощущала себя в безопасности рядом с этим драконом. Неужели она сошла с ума? Это же Рейн Броган! Тот самый, который не давал ей покоя.
  Дракон сложил руки на груди и смотрел на девушку с высоты своего роста. Пытаясь сосредоточиться, Келейр уткнулась взглядом в одну из татуировок на его плече. Но затем, к собственной глупости, проследила за узором, который спускался к его ремню и залилась краской, припоминая свой внезапный визит в комнату. Рейн так же проследил за взглядом лисы, отчего-то шумно вдохнул воздух, прокашлялся в кулак и отвернулся к окну. Затем ломающимся голосом дракон заявил:
  - Говори уже!
  
  
  

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  У.Михаил "Ездовой Гном -1. Росланд Хай-Тэк" (ЛитРПГ) | | М.Эльденберт "Девушка в цепях" (Любовное фэнтези) | | Р.Навьер "Эм + Эш. Книга 2" (Современный любовный роман) | | Д.Антипова "Близкие звёзды: побег" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | А.Черчень "Джентльменский клуб "Зло". Безумно влюбленный" (Романтическая проза) | | А.Россиус "Ковен Секвойи" (Любовное фэнтези) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | А.Красников "Забытые земли. Противостояние" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"